Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
index
        Неизвестно



        Ефименко Дмитрий Евгеньевич
        Не лишний
        Книга первая


        Выяснилось, что даты нашего календаря не бьют со староземельским. Позже чуть-чуть переделаю самое начало. Зима, однако, должна быть. :-)


        Город Энск, 8 октября 2005 года.


        Суббота не задалась с самого утра. Сначала позвонила Лиза и заявила, что едет к маме и поэтому запланированная “приятная” суббота накрылась медным тазом. Макс пожал плечами - бывает. Альтернативой были более тесные отношения, но Лизавета совсем не та девушка, которую Максим Виноградов был готов допустить в свой дом надолго.
        Следующий звонок был от хозяйки “однушки”, снимаемой Максимом. Тетка проинформировала жильца, что в связи с инфляцией квартплата повышается. Именно так, в связи с инфляцией. И снова Максим пожал плечами - ожидаемо и, пока, не критично.
        И последней каплей стал звонок матери. Не приведи вам бог быть сыном учительницы не оправдавшим надежд матери! И ничего, что четыре года назад именно с подачи родителей Макс не смог оплатить учебу по контракту, ради успешного поступления младшей сестры. Положа руку на сердце, он признавал, что сам виноват в вылете с “бюджета” и что сестра будет лучшей студенткой. НО! Сестренка могла бы годик подождать, а вот для девятнадцатилетнего парня вылет из института и отсутствие денег на “медицину”… “Здравствуй юность в сапогах”!
        Теперь же, поняв, что у сына имеются свободные средства, мать, раз за разом предпринимала “атаки” с целью заставить непутевое чадо вернуться на “генеральный курс”. При полном “одабрямсе” со стороны никогда не прекословящего жене отца и “заучки” сестры. Максим не винил родню, но четко дал понять, что теперь жизнь будет планировать самостоятельно. Не помогло…
        Настроение было окончательно испорчено, и Максим задумался, чем бы таким заняться, чтобы исправить плохо начавшийся день. Как ни парадоксально, но самым эффективным был признан поход на работу. Никаких срочных заказов не было, и была надежда часам к двум пополудни побаловаться с мужиками пивком. Особенно если Макарыч расщедрится на рыбку.
        Потирая в предвкушении руки, Максим быстро собрался и уже через сорок минут вылезал из такси неподалеку от автомастерской, в которой уже восемь месяцев работал. Открыв своим ключом калитку, Макс оказался по ту сторону забора. Во дворе обнаружился достаточно навороченный “Крузак” около которого беседовали трое. Двоих Максим знал: хозяин и главный мастер Петр Филиппыч и главный поставщик клиентов Сергей Иванович. Третьим, суда по всему, был клиент.
        “Нет, не клиент”, - тут же поправил самого себя Максим, - “Джипяра и так неплохо подготовлен, вряд ли стоит что-то менять или переделывать. Похоже, это клиент Сергея Ивановича”.
        Внимательно присмотрелся к незнакомому мужику. Лет тридцать пять, неплохо упакован в стиле “сафари”, на правом боку еле прикрытая курточкой кобура…
        “Точно клиент Сергея Ивановича!” - порадовался собственной наблюдательности Максим. - “Интересно, а на кой они сюда заехали?”
        Все разъяснилось, когда Максим попал в раздевалку и на вопрос попивающего чаек Макарыча какого черта он припёрся на работу, а если приперся, то чего так поздно, только махнул рукой:
        - Та ну их нах!
        - Понятно! - Покивал Макарыч. - Значит, будем сегодня пить пиво!
        - А Филиппыча уговоришь? - Задал совсем не праздный вопрос Максим.
        - А-то! Счаз клиента проводим и сгоняем.
        - Так не наша же тачка?
        - Не наша, - согласился мастер, - резину поменяли. Машина-то у мужика вполне, а вот резина больше для комфорту была.
        - Ясненько! - Покивал головой Максим. - Ну, какие ЦУ?
        - Делаем так, ты, давай, начинай раздербанивать япошку. Миха закончит варить дуги на “козла” и поможет тебе. А там и мы с Петром вернемся. С пивом и рыбкой. - Макарыч отсалютовал Максиму кружкой.
        - Макарыч! - Радостно вскричал Макс. - Ну, почему у тебя нет еще одной дочери?! Блин, такой тесть и не мне достался!
        Пинок мастера цели не достиг, все-таки, двадцать три это вам не пятьдесят три! Посмеиваясь, Максим прошел в цех и принялся за работу.
        Минут через сорок рядом с “Хайлюксом” уже лишившимся кресел и внутренней обивки дверей появился Миха.
        - Ну, ты, блин, трудоголик! - Вытирая пот, приветствовал он друга. - Какого тебе дома не сидится? Че, Лизка не дала?
        - И это тоже. - Отмахнулся Макс.
        - Предки…, - понимающе покачал головой Миха. - Слушай, пошли перекурим, а то я совсем упрел.
        Парни прошли в дальний конец бокса и уселись под старой вытяжкой, так и не демонтированной после переноса покрасочной камеры. С удобством расположившись на, специально для этих целей приспособленном, диване от двадцать первой “Волги”, приятели молча закурили.
        Собственно, Миха или, если официально, Михаил был сыном босса и Максу сильно повезло, что сначала в армии Миха признал парня из параллельного класса, а потом и на гражданке порекомендовал Максима отцу и, что гораздо важнее, Сергею Ивановичу. Максим невольно ухмыльнулся, вспомнив, как через месяц работы ему таки раскрыли секрет всех непоняток, творящихся в автомастерской.
        Максим откинул голову назад и ткнулся затылком о заднюю стену бокса, за которой, оказывается, находились ВРАТА.
        - Че головой об стенку бьешься? - Поинтересовался Миха. - Так достали?
        Макс пожал плечами. Михе, в отличие от многих, не было нужды изображать из себя своего парня, он именно таким и был. Поэтому, Максим и рассказал случайно встреченному бывшему соученику и сослуживцу о неприятностях с семьей. Но, в данный момент, никакого желания обсуждать перипетии сегодняшнего утра не было. Не получив ответа, Миха не обиделся и, хмыкнув, хлопнул приятеля по колену.
        - Прорвемся! - Жизнерадостно заявил он и вскочил с дивана. - Ну, что, айда трудиться?!
        Максим собрался последовать примеру приятеля, но затылок пронзила странная дрожь, и раздался звук наподобие комариного писка, только раза в два громче. Миха тоже услышал и изумленно оглянулся на Максима. Спросить он уже ничего не успел. Писк резко сменился на протяжный басовитый “бо-ом” и серебристый пузырь, вырвавшийся из бетонной стены поглотил обоих парней.


        Где-то, день первый, утро.


        Максиму повезло. Сильный удар сзади частично погасил волговский диван, а голова врезалась во что-то достаточно мягкое, чтобы вызвать лишь легкий шок. Потом мир в очередной раз накренился и сбросил парня на колени. При этом ветки кустарника больно хлестнули по лицу.
        - Мать! - Заорал Максим, вскакивая на ноги, и потрясенно добавил. - Твою мать!
        Кустарник, хоть и довольно густой оказался высотой всего по грудь Максу и совершенно не мешал любоваться на колышущееся разнотравье, среди которого то тут, то там торчали могучие деревья с раскидистой кроной. Словно завороженный, Максим оглянулся и обалдел окончательно. Прямо перед ним красовалась задняя половинка “Лендкрузера” сюрреалистически притулившаяся у подножья поросшего все тем же кустарником холма.
        - Ну, ни хрена себе! - Выдохнув, пробормотал Максим. Тут его внимание привлек стон и шевеление радом с останками машины. - Миха!
        Михаилу не повезло значительно больше. Тот же толчок, который бросил Максима вместе с диваном на заднее сидение бывшего джипа, впечатал стоявшего Михаила головой в крышу машины. И сейчас, парень тяжело ворочался в кустах, пытаясь перевернуться на живот и вытереть кровь с лица. Максим продрался сквозь куст к приятелю и принялся помогать. Он попытался усадить Миху на сиденье, но оглушенный парень все пытался с него сползти, так как лишившись передней половины и, соответственно колес, остатки “Круизера” располагались с существенным наклоном. Отчаявшись устроить раненого на сидении, Максим усадил его на землю и прислонил к остаткам волговского дивана.
        - Миха, ты как? - Лихорадочно соображая, чем же остановить кровь, поинтересовался Максим.
        - Ё-ё-ё..! - Только и смог простонать Миха.
        - Потерпи, брат! Сейчас что-нибудь придумаю! - Максим с сомнением расстегнул спецовки и оценил состояние футболки.
        Решив, что более чистую ткань он вряд ли найдет, максим быстро вылез из рукавов и стянул футболку. Поломанные ветки царапали оголенный торс и парень потратил несколько секунд, чтобы снова накинуть спецовку. Отведя руки раненого приятеля, Максим осторожно вытер тому лицо и попытался сделать повязку на разбитый лоб.
        - Ой, б…, голова моя! - Простонал Миха.
        - Да, ладно! Не самый важный для тебя орган! - Неуклюже попытался пошутить Максим.
        - Юморист, тля! - Уже тверже ругнулся Миха.
        - Так симулянт, прижми тряпку ко лбу, а я покопаюсь в багажнике, - Скомандовал Максим, - не на переднем же сиденье он шмотки держал.
        - Ты о чем? - Прижимая пропитанную кровью бывшую футболку ко лбу, Михаил попытался повернуться. Удалось ему это не полностью, но и увиденного через плечо хватило, чтобы пораженно выдохнуть. - Ёперный театр!
        - Ага! Вместе с балетом! - Хохотнул Максим. И хотя, ноги слегка дрожали, Макс сноровисто полез внутрь “урезанного” джипа. - Блин, как тут сидушка складывается! Ага, вот!
        - Урод, блин! - Пытаясь увернуться от выпавших после складывания сидения мешков и ящика, заорал Миха.
        - Упс! - Максим, все-таки, сумел удержать самый большой тюк от падения на многострадальную голову приятеля. - Прошу пардону!
        Два вывалившихся мешка были родственниками не раз виденных Максимом РД-54тых, только более навороченными. А поймать ему повезло здоровенную и очень тяжелую камуфлированную сумку. Мелькнуло воспоминание, как с подобными сумками садились в автобус спецназеры, отбывающие на “большую землю”. Ну, по крайней мере, так ему шепнул один “знающий” прапор. Максим заглянул в багажный отсек и тихонько порадовался: еще одна сумка и два деревянных ящика застряли за не откинутой частью сиденья.
        - Да-а, не хило тип затарился! - Пробормотал он.
        - Ты о чем? - Снова попытался оглянуться Миха.
        - Это же тот “Круизер”, которому вы резину поменяли сегодня. - Пояснил Максим. - Ну, что бы туда…
        Только произнеся эту фразу, Максим понял, вернее, окончательно осознал, случившееся. Судя по обалделому взгляду приятеля, до Михи тоже дошло. Выпустив сумку, которая с металлическим лязгом вывалилась в кусты, Максим выполз из остатков джипа и уселся рядом с приятелем. Машинально вытерев о спецовку окровавленные руки, он прикурил две сигареты, одну из которых сунул в рот Михе. Тот, сделав пару затяжек, попытался ухватить сигарету, но так и замер, глядя на свою окровавленную руку.
        - Вот-так влипли…! - Пробормотал Миха и принялся ожесточенно вытирать правую руку.
        Максим не ответил, машинально обламывая ветки кустарника, чтобы они не мешали сидеть. Оба парня знали, ЧТО находилось за стеной и КУДА отправляются люди на подготовленных в автомастерской внедорожниках, но… Вот так, внезапно, оказаться ТАМ…
        Докурив одну сигарету, не сговариваясь, достали еще по одной. Никто не решался первым нарушить молчание. Докурив и вторую сигарету, Максим в сердцах пнул сумку. Снова раздался металлический лязг. Словно прячась от окружающей действительности, Макс присел на корточки и открыл сумку.
        “Ну, ни хрена себе!” - уже в который раз мелькнуло у Максима в голове, - “Как он с этим не боялся ехать по городу?!”
        Сверху знакомых зеленых металлических ящичков, аккуратно в количестве трех штук уместившихся на дне сумки, лежали два чехла вполне узнаваемой оружейной формы. Кроме того, в сумке находился алюминиевый кейс пятьдесят на пятьдесят сантиметров. Непонятно зачем, Максим попытался поднять сумку и изумленно подумал: “Как же я ее удержал-то?!”
        - Ну, - поторопил приятеля Миха, - что там?
        - Три цинка, два ствола и какой-то ящик. - Не поворачиваясь сообщил Максим.
        - Охренеть! Хотя…, - Миха замолчал.
        - Ага, - подтвердил Макс, - Сергей Иванович, помнится, так и объяснял, что без стволов тут никак.
        Снова помолчали. Потом Максим вытащил чехол поменьше и начал его распаковывать. Появилась смутно знакомая конструкция.
        - Это что, “калаш”? - Изумился Миха.
        В отличие от Максима Михаил не особо интересовался оружием. Так, в рамках интереса любого нормального мужика. Максим не ответил, разглядывая странный “ствол”. И только при взгляде на переводчик/предохранитель его осенило.
        - “Сайга”! Но, какая-то хитровы…тая. - Поделился Максим с приятелем. - Приклад как у америкосов, рукоятка тоже тюнингованая, цевье… А вот цевье и ствол, похоже, охотничьи. Хотя, на хрена охотнику планка Пикатинни…
        - Во, блин, странный! Уже “каклаш” бы тюнинговал. - Удивился Миха.
        - Не скажи. Если мужик охотник и толково умеет стрелять…, - Максим покачал головой. - Понимаешь, “Сайга” изначально качеством получше, а еще и тюнингованная. Причем, он даже автоматический режим не стал восстанавливать.
        - Что, только одиночными?
        - Знаешь, парни говорили, что уже на сотню метров очередями пулять, только для огневого подавления. А так или одиночными, или тройками. - Ответил Максим, вынимая из чехла снаряженный магазин. - Семь шестьдесят два, кстати.
        - Тебе виднее. - Миха прекрасно знал непонятную для него самого страсть приятеля к огнестрельному оружию.
        Максим присоединил магазин, кстати, стандартный армейский, отщелкнул предохранитель и передернул затвор. Попытавшись приложиться к оружию, потратил еще какое-то время, чтобы понять, как регулируется приклад.
        - Ну, все, дорвался. - Хмыкнул Миха.
        Немного сконфузившись, Максим снова поставил оружие на предохранитель и отложил в сторону. На очереди был второй чехол. И снова, добытое оружие сначала вызвало недоумение. Тем более, что оно было в разобранном состоянии.
        - Тигр!
        - Что? Где?! - Вскинулся Миха.
        - Э-э-э, вот это “Тигр”. - Максим потряс винтовку без приклада.
        - Кретин! - Миха попытался пнуть приятеля ногой. - Я чуть не обделался!
        - Прости, брат! - Покаянно склонил голову Максим.
        Под продолжающееся бурчание Михи, он попытался приладить на место приклад, но быстро понял, что с наскока этого сделать не получится. Вздохнув, парень стал упаковывать винтовку обратно.
        - А что, ты этого “Тигра” собирать не будешь? - Удивился приятель.
        - Это возиться надо. Тем более, видишь, тут обычного прицела совсем нет. Наверное, где-то лежит оптика, но пока ее найдешь… - Максим махнул рукой. - “Тигр” - это СВД-ха, только, снова таки, вылизанная и отлаженная. А, уж, судя по ложе, вылизана она будь здоров.
        Упаковав “как было” гражданского родича снайперской винтовки СВД, Максим потянул алюминиевый кейс. К счастью, кроме обычных защелок, других замков не оказалось. Откинув крышку, Максим присвистнул и показал содержимое приятелю. Миха издал аналогичный звук. Этот “ствол”, явно, не был охотничьим. В поролоновых гнездах покоился такой себе джентльменский набор: короткий, не больше полуметра, автомат со сложенным скелетным прикладом, пара достаточно длинных магазинов, толстый черный цилиндр, оптический прицел и какая-то коробка.
        Максим потянул автомат и удивился его легкости. Почти отрешившись от окружающего, особенно, от ехидного хихиканья Михи, он стал приводить оружие в боевое состояние. Черный цилиндр оказался глушителем, а странная конструкция цевья объяснялась возможностью выдвинуть штурмовую рукоятку. Парень, даже, вскочил на ноги, чтобы опробовать оптику. Кажется, это был обычный ПСО, но в оптических прицелах Максим не разбирался. По субъективным ощущениям, со всеми наворотами автомат был не тяжелее “калаша” и с учетом глушителя не особо длиннее. Удалось найти и маркировку - СР-3М. Хмыкнув, Максим выщелкнул из второго магазина патрон и снова присвистнул. Судя по всему, у него в руках находился небезызвестный СП-6, патрон для знаменитых “Винтореза” и “Вала”. Доснарядив запасной магазин, Макс извлек из кейса ремень и прикрепил к автомату.
        - Закончил? - Весьма ядовито поинтересовался Миха. - Тут друг, можно сказать кровью истекает, а он играется. Давай рюкзаки потроши, может аптечка найдется.
        - Наверняка, - бодрым голосом ответил Максим, - мужик собирался со знанием дела.
        - Чего ты так решил?
        - Ну, смотри, два, явно, ухоженных и пристрелянных “ствола” для дальней и средней дистанции, - потроша первый рюкзак, принялся объяснять Максим, - и интер-р-ресный такой автоматец для ближней. Оп-па! А я что говорил!
        Максим вытащил из бокового “кармана” импортного РД аптечку. Опять-таки, импортную. Бинты и тампоны опознавались легко, но найти банальную перекись водорода среди импортных наворотов не удалось.
        - И чего ждем? - Нетерпеливо поинтересовался Миха. Он уже пришел в себя, но до сих пор текущая кровь мешала активно участвовать в процессе потрошения чужих вещей.
        - Ну-ка, запрокинь голову и убери тряпку. - Скомандовал Максим. - Так, кровь почти не течет. Умыть бы тебя и рану промыть, а то не понятно ничего.
        Максим отложил аптечку и из второго “кармана” рюкзака достал здоровенную флягу. Содержимое пахло обычной водой. Сделав небольшой глоток, Макс понял, на сколько у него пересохло во рту и основательно приложился к “бидончику”. Довольно крякнув, он напоил приятеля и принялся очищать рану. Рана оказалась обширная и рванная. Пришлось использовать два пакета. При этом Миха ругался, чтобы Максим не заматывал ему глаза.
        - Потерпишь! - Категорично заявил Макс. - Хрен его знает, как правильно наматывать! А так, точно не слезет.
        - Ты гляди, буржуи, даже, ножницы положили! - Восхитился Миха.
        - Ну, дык! Вот ранят тебя, так пока с тебя одежку и все прибамбасы снимешь, ты и кровью истечешь. - Закрепляя бинт, объяснил Максим. - А так, разрезал где надо, обработал рану и бинтуй поверх штанов.
        После умывания приятели сошлись на том, что с водой они погараячились. И, хотя, во втором рюкзаке нашлась подобная фляжка, было решено воду экономить. И принялись уже в четыре руки исследовать доставшееся богатство.
        После получасового рыскания по сумкам, рюкзакам и ящикам, приятели согласились, что пресловутый Робинзон Крузо был экипирован не в пример хуже. Так как, солнце поднималось все выше и становилось все жарче и душнее, Максим с Михой переоделись в легкие камуфлированные костюмы из рюкзака. Макс еще и надел легкие ботинки с высоким голенищем на шнуровке, явно импортный аналог обычных “берцев”.
        - Красавцы! Жаль девки не видят. - Констатировал Миха.
        - Слышь, герой любовник, я, кажется, понял, почему нас еще никто скушать не пытался. - Максим попытался в небольшой, но мощный бинокль осмотреть окрестности. - Получается, что мы сюда с утреца угодили. Ночные зверушки уже спать пошли, а дневные - еще не проснулись.
        - И что?
        - И то! Кровью пахнет? Пахнет! Так что, держи-ка ты автомат, а я возьму “Сайгу” и выберусь на холмик с биноклем.
        - Может не стоит разделяться? - Передернув плечами, спросил Миха.
        - Ну, осмотреться то надо. А куда тебе, калечному, по кустам продираться.
        - Сам калечь ходячая! - Возмутился Миха. - Ладно, топай. А я “сейф” открыть попробую.
        - Давай-давай. - Оживился Максим. - Если это оружейный ящик, то чего же он в него “стволы” не сложил? Ты, только, не шуми сильно.
        - Топай уже, советчик. - Отмахнулся приятель.
        Максим повесил винтовку на плечо стволом вниз, прицепил на пояс мачете в ножнах и подсумок с биноклем. Крутую “разгрузку” парень надевать не стал, во-первых, из-за жары, во-вторых, из-за непонятных креплений подсумков. Одного запасного магазина, на всякий случай, должно было хватить, что называется “за глаза”. Макс не собирался воевать, а совсем, даже, наоборот.


        Где-то, день первый, час спустя.


        Продирание сквозь кустарник оказалось не столь сложным как представлялось, и Максим решил не пользоваться мачете, чтобы не оставлять следов. Холм оказался не очень высоким и достаточно пологим, чтобы спокойно добраться до вершины. Здесь кусты росли совсем редко. Парню пришлось поломать голову, где устроиться, чтобы незаметно осмотреть окрестности.
        А посмотреть было на что! По другую сторону холма, километрах в полутора-двух, красовался военный городок. Какой-то карявоватый, но, несомненно, военный. И дело было не в кривом заборе из колючей проволоки, не двух вышках по дальним углам. Максим быстро достал бинокль и жадно приник к окулярам. Через пару минут парень отложил бинокль и задумчиво пробормотал:
        - Мать-перемать, негры! И стремные какие-то негры.
        И, действительно, все виденные на территории люди ходили с оружием, но одетые, кто во что горазд. Нет, преобладал стиль милитари, но какой-то уж очень вольный. Да, и поведение коренным образом отличалось от воинской части: ну, где это видано, чтобы пятеро бойцов развалились в тенечке от домика и передавали друг другу что-то дымящееся. Впрочем, понятно что. Максим снова прильнул к биноклю.
        В этот раз он обратил внимание на два крытых грузовика и четыре пикапа, выстроившихся в жалкое подобие колоны недалеко от ворот. В кузове каждого пикапа был установлен пулемет. Максим не мог рассмотреть, какой именно, но судя по размерам, два из них имели совсем не маленький калибр. Парень снова стал шарить биноклем по территории.
        Именно в этот момент из дверей самого большого дома вылетел человек и безвольно распластался на земле. Прежде чем Макс смог понять, что ему кажется странным в этом человеке, из той же двери показался очередной негр. Этот был одет, можно даже сказать, щеголевато. Подойдя к лежащему на земле, новый персонаж достал пистолет и выстрелил в упор.
        - Б..дь! - Только и выдохнул Максим. А в следующее мгновение до него дошло, что именно его смущало в лежащем человеке. Это была обнаженная женщина и цвет ее кожи был значительно светлее чем у окружающих. - Ни х… себе!
        Тем временем, палач махнул кому-то рукой и все вокруг засуетились, смещаясь в сторону машин. Из дома показалась новая троица персонажей. Максим вдавился в бинокль еще плотнее. Эти были белыми! Более того, два полностью “упакованных” шкафа были вооружены “калашами”, тоже “упакованными” по самое немогу. Третий тип, одетый, скорее, в стиле “сафари”, брезгливо обошел труп и направился к камуфлированному “Хаммеру”, выехавшему из-за дома. Не смотря на камуфляж, Максим был уверен, что машина именно “Хаммер”, а не армейский “Хьюмви”. Трое белых и главный негр погрузились в недра внедорожника, а остальные совершенно хаотично принялись набиваться в грузовики и пикапы. Через пятнадцать минут бардака, колонна тронулась в путь.
        “Вот это мы попали!” - лихорадочно соображал Максим. - “Банда какая-то. Ну, человек сорок уехало… А куда, когда вернуться? И что нам с Михой делать?”
        Переведя бинокль с территории базы бандитов на уходящую колону, Максим стал свидетелем ее короткой остановки. После чего колона перевалила за гребень холма и скрылась.
        “Или местность разведывали, или там пост”. - Решил Макс. - “Нужно прикинуть, сколько их осталось. Машину я, вроде, вижу, а то, пешком отсюда хрен выберешься. Та-ак… Минимум десяток уродов есть. Двое на вышках, двое у ворот, двое на крыше с пулеметом и еще пяток бродит по территории. И как нам до машины добраться? Что-то не верится, что нас таких красивых и упакованных гостеприимно встретят и сопроводят в цивилизацию. Блин, надо с Михой советоваться”.
        Спрятав бинокль, Максим отполз от гребня и, пригибаясь, отправился к “лагерю”. В кустах что-то шуршало и это совсем не предавало парню уверенности. От остатков машины раздавалось странное ритмичное звяканье.
        - Миха! - Позвал Максим.
        Звяканье на мгновенье прервалось и отрешенный голос приятеля ответил:
        - Туточки.
        Миха сидел на земле и подбрасывал два каких-то блестящих куска металла. Автомат валялся где-то около левой ноги. Не успел Максим что-либо сказать, как приятель без предупреждения кинул Максу один из кусков металла. Максим автоматически поймал. Он открыл рот, чтобы высказать приятелю все, что думает о его умственных способностях, но тут же снова закрыл. Потому, что понял чем именно был этот кусок металла.
        - Килограмм двадцать. - Также отрешенно проинформировал Миха.
        - П…ц! - Выдохнул максим и уселся рядом. - И банда негров с той стороны.
        - Попали…! - Сообщение приятеля вывело Миху из отрешенности. - А чего ты решил, что банда?
        Максим пересказал все увиденное. Приятели снова закурили.
        - Валить отсюда надо. - Вынес вердикт Миха.
        - Пёхом?
        - Та ну нах! Даже без барахла мы далеко не уйдем, а со всем этим…. - Миха махнул рукой.
        - И что? Пойдем, всех перестреляем и заберем машину? Блин, их там десяток или больше. Все при “стволах”, минимум пара пулеметов. - Максим махнул рукой.
        - Ну-у, у нас, вроде, снайперка есть.
        - Ага! А стрелять ты будешь? Мы, даже, не знаем какой прицел к какому стволу. Тем более, отсюда, - Максим махнул рукой в сторону вершины холма, - вообще стрелять бесполезно. А подбираться… Нашел, блин, одиноких рейнджеров!
        Еще через час оба приятеля вдоволь наразглядывались замершую базу бандитов. Оба устроились под тем же кустом. Миха с биноклем, а Максим со здоровенным оптическим прицелом, на котором нашлась надпись “MakSnipe 7-23x50SFE”. Кроме того, сложная система переходников, позволялай присоединить его к обычному советскому креплению. Про себя Максим решил, что это прицел от “Тигра”. Как ему казалось, не было никакой необходимости ставить такую здоровую и мощную штуку на “Сайгу”.
        Спустя еще один час, Максим отложил оптику и удобно устроился на боку.
        - Поспать решил? - Угрюмо спросил Миха.
        - Не-а. Довести до личного состава диспозицию.
        - Ну-ка, ну-ка! - Миха тоже улегся на бок и заинтересованно уставился на Максима.
        - Значит так, боец…!


        Где-то, окрестности бандитской базы, день первый, два часа спустя.


        Гребень холма изгибался под вполне заметным углом и именно в месте перегиба Максим пристроил приятеля с обеими винтовками. Правда, на “Тигр” пришлось одеть не навороченный импортный прицел, а ПСО-3. Не факт, что он был пристрелян на баллистику “Тигра”, но, так как, ни Максим, ни Миха не умели стрелять со снайперским прицелом, то разницы не было ни какой. Договорились, что Миха, в случае чего, попробует стрелять в район цели. Так сказать, беспокоящий огонь. Авось, охладит пыл бандитов. Сам Максим, навернув на автомат глушитель, отправлялся к блокпосту на дороге. Пройти предстояло метров восемьсот, причем по узкой траектории между краем гребня, чтобы не увидели с базы, и краем стены блокпоста.
        Когда до блокпоста осталось метров двести, Максим сместился в сторону и притаился в группе густых кустов. Отсюда можно было попробовать заглянуть внутрь. Конечно, четырехкратный ПСО-1 не шел ни в какое сравнение ни с импортным прицелом, ни с биноклем, но, как говорится, даренному коню… Людей заметно не было. Максим рассмотрел только спаренную установку крупнокалиберных пулеметов ДШК. У парня мелькнула мысль, что он видел такую на фотографиях времен Великой Отечественной - зенитная установка.
        Следующие сто метров он продвигался еще аккуратнее. Пару раз до него доносились голоса. Потом смолкли и они. Тихий шелест кустов и травы абсолютно не мешал, но с блокпоста не доносилось сколь-нибудь значимых звуков. Весь обливаясь потом, пригнувшись, пристально всматриваясь в мельтешение теней от масксети и моля бога, чтобы уродам не приспичило, Максим подобрался метров на тридцать. “Гранату бы!” - мелькнуло у него в голове. Но гранаты не было.
        Едва успокоившись и собравшись перед очередным этапом пути, Макс похолодел. Ему вспомнились рассказы о минах и растяжках вокруг блокпостов в Чечне. Сначала лихорадочно, а, затем, более планомерно, он осмотрел через оптику все кусты и землю на своем пути. Никаких бугорков или веревок заметно не было. Мысленно перекрестившись, Макс снова двинулся в путь.
        С этой стороны кусты подступали к блокпосту метров на пять. Стоя на коленях за одним таким кустиком, Максим решал, с какой стороны заглянуть внутрь. Можно было обойти еще чуть-чуть левее и заглянуть через вход. Или, наоборот, сместиться вправо и заглянуть со стороны сектора обстрела. Влево идти было дольше. Решив, что если, даже, столкнется лицом к лицу с охранниками блокпоста, то будет иметь преимущество внезапности, Максим пошел на право. Стараясь не задерживать дыхание и держа приклад автомата у плеча, парень подошел к самой стене из мешков, обтянутых маскировочной сетью. Буквально по миллиметру, Максим стал выдвигаться еще правее.
        Первый бандит попался на глаза только тогда, когда Макс полностью выдвинулся из-за края стены. Очередной негр сидел в некогда роскошном кресле, уложив ноги на какой-то ящик. Глаза его были закрыты, левая рука придерживала полупустую пузатую бутылку, стоящую на подлокотнике, а в правой дымилась, явно, не стандартная сигарета. Осторожно принюхавшись, Максим уловил в воздухе характерный сладковатый запах.
        “Драп с коньяком? Охренеть вояки! Ну, а мне что делать? Стрелять сразу или поискать второго?”
        После секундного раздумья, Макс оторвал взгляд от бандита и перевел его дальше, вглубь блокпоста. К счастью, второе тело обнаружилось тут же. Второй негр лежал на какой-то грязной дерюге у самой стены. Суда по струйке слюны, вытекающей изо рта, этот уже был в нирване. Максим снова перевел взгляд и ствол автомата на сидящего. Мелькнула мысль взять обоих живьем, но тут же пропала. С некоторым усилием (одно дело изображать уверенность перед Михой, а совсем другой хладнокровно пристрелить человека) Макс перевел прицел на грудь бандита и быстро дважды нажал на спуск.
        Два глухих удара и звон упавшей бутылки никак не повлияли на второго бандита. Стараясь не смотреть на окровавленную грудь и левое плечо убитого, Максим перенес прицел на еще живого. Словно боясь опоздать трижды нажал на спусковой крючок. Тело дернулось дважды и замерло. Вытирая испарину, Максим запрыгнул внутрь блокпоста. Только сейчас Максим заметил, что у сидящего бандита в ушах наушники от плеера. Парня отпустило. Да так, что едва не подкосились ноги.
        - Сука! - Прошипел Макс и с силой ударил ногой по креслу.
        Это не была истерика. Как и ожидал Максим, кресло перевернулось и оба трупа оказались рядом. Удовлетворенно хекнув, парень начал осматриваться. На шатком столе, среди объедков и пустых бутылок, валялись два автомата. Даже на вид раздолбаный АКМС и что-то явно немецкое. На рукоятках спарки ДШК висели два пояса с кобурами и тесаками в ножнах. Максим извлек пистолет из кобуры побольше. Вполне ожидаемо это оказался знаменитый Кольт М1911, тот самый с калибром почти как у стоящих тут же ДШК. Сразу вспомнилась шутка про размер, который имеет значение. На удивление, пистолет выглядел вполне ухоженным. Вторым пистолетом оказался банальный ТТ, еще и китайского производства.
        Картина стала проясняться. Один из бандитов имел более высокий статус. Ему и принадлежали Кольт и немецкая винтовка Г3 (маркировка обнаружилась на горловине магазина). Грязные разгрузки валялись в углу. Гранат в них не обнаружилось. Зато, обнаружилась обшарпанная рация “Моторола”.
        Осталась последняя часть осмотра, но Максиму категорически не хотелось к ней приступать. Одно дело пристрелить двух мерзавцев, а в том, что оба негра мерзавцы, Виноградов себя убедил, и совсем другое хладнокровно лазить у них по карманам. Тут Макса осенило, что он давно уже должен был дать знать Михе, что все в порядке. Обрадованный таким неотложным делом, он снова перескочил через переднюю стенку блокпоста. Миха среагировал мгновенно. Согнутая фигурка приятеля попятилась от края гребня, выпрямилась и припустила в сторону Максима. Винтовки Миха держал в руках. Виноградов поежился, представив, сколько ласковых слов для него приготовил приятель.
        Миха, однако, ограничился только весьма выразительным взглядом. А заглянув внутрь, вообще, забыл о провинности Максима, тратя все силы на борьбу с тошнотой. Когда же, Виноградов, все-таки, решил обыскать трупы, Миха не выдержал. Он успел только перевесится через край блокпоста, как его вырвало. Сам Максим к своему удивлению почти не испытывал никаких чувств. Так, легкую брезгливость. “Насмотрелся на Мишкину кровь”, - мелькнула мысль. К счастью, карманов у негров не оказалось, а были на теле у обоих поясные сумки. Тут-то и пригодились ножницы из аптечки, которую тоже притащил Миха.
        - Миха, иди глянь. - Позвал Максим, высыпая содержимое сумок на землю.
        Миха подошел закручивая флягу и угрюмо уставился на кучку разноцветных пластиковых пластинок.
        - Что за хрень?
        - Ну, вот это, похоже, или кредитка, или документ. - Максим продемонстрировал приятелю две пластиковые карточки, но без магнитной полосы на обороте, а со штрих-кодом. На лицевой стороне карточки была напечатана фотография, снизу было написано по-английски “Джон Браун” на одной и “Джозеф Браун” на другой, еще ниже стояла дата двухгодичной давности. Над именем, как на кредитке, был шестнадцатизначный номер, разбитый на четыре группы по четыре цифры. В правом верхнем углу имелась радужно переливающаяся голограммка с изображением пирамиды с глазом — точь-в-точь как на обороте однодолларовой купюры. На обратной стороне карты во всю ширину была изображена такая же пирамида в круге.
        - А это, местные тугрики. Скорее всего. - Максим поворошил кучку чего-то напоминающего игральные карты из очень тонкого, но прочного и упругого пластика. Напоминающего и формой, и размером. Одна сторона была у них полностью голографической, переливающейся блуждающими цифрами номинала, с другой стороны голограммы были маленькие и по углам, а номинал напечатан в центре банкноты. Кроме того, номинал был выдавлен рельефно. Были здесь и какие-то точки, вызвавшие у Максима смутную ассоциацию со шрифтом для слепых.
        После подсчета “тугриков” оказалось, что их семьсот шестьдесят пять. Больше ничего не обнаружилось. Не сговариваясь, парни вышли из блокпоста и устроили очередной перекур. Они еще не успели докурить сигарету, как Миха вскинулся:
        - Слышал?
        - Что? - Максим насторожился и поудобнее ухватил автомат.
        - Движок где-то завели. Аж зазвенело, видать убитый в ж-пу. - Вынес диагноз потомственный автомеханик.
        - Где-то? Блин! Расслабились! - Прорычал Максим и, схватив бинокль, высунулся из-за гребня холма.
        Как раз вовремя, чтобы увидеть, как к большому дому подъехал, чуть ли не “Виллис”. По крайней мере, выглядела машина именно так, как и должен выглядеть ветеран Второй мировой. Водитель, почесывая причинное место, выбрался из-за руля и с еще одним негром забросил в “кузов” труп женщины, до сих пор лежавший на земле. Неспешно беседуя оба бандита влезли на передние сидения и машина тронулась к воротам. Охранники у ворот не пожелали выбираться из-под навеса. Пришлось пассажиру “Виллиса” самому открывать ворота. Минута, и ветеран запылил по дороге к блокпосту.
        Максим с Михаилом переглянулись и, не сговариваясь, бросились внутрь блокпоста. А там… А там особо-то и спрятаться не где было.
        - Миха! Быстро сажаем этого урода обратно в кресло! - Воскликнул Максим. Уже не обращая внимания на кровь, приятели поставили кресло на место и взгромоздили в него труп. - Выбирайся наружу и заляг под передней стенкой. Только не у самого края! Стреляешь только в крайнем случае!
        Уронив “Тигр” на землю, Миха выпрыгнул из блокпоста. Максим прижался к левой стенке, рассчитывая, что бандиты сначала увидят ноги лежащего, потом сидящего в кресле и, только после этого, его, Максима. Минут десять спустя звук мотора раздался совсем близко и в проеме входа показался “Виллис”. Как и ожидал Виноградов, машина остановилась так, чтобы и водителю и пассажиру было удобно заглянуть внутрь. Мельтешение теней от маскировочной сети сыграло с бандитами плохую шутку. Глядя на фигуру в кресле, водитель что-то прокричал, все еще не замечая Максима. Тому как раз хватило времени, чтобы и прицелиться и начать стрелять. Парень нажал на спусковой крючок. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Водитель только успел отшатнуться назад, тем самым облегчив Максиму задачу. Ему, даже, не пришлось переносить прицел на новую цель. Отдача сделала все сама. Тяжелая пуля попала прямо в голову, практически полностью снеся ее. Максим оторвался от стенки и, не опуская автомат, подошел к машине. Пассажир, получивший четыре пули в разные части туловища еще дергался, но кровавая пена изо рта не оставляла сомнений в исходе. Про
водителя и говорить было нечего.
        - Миха! - Хриплым голосом позвал Максим.
        Сжимая в руках винтовку, Миха выскочил из-за блокпоста почти мгновенно. Увидев Максима, стоящего с автоматом наизготовку, он остановился и, тоже, приложил приклад “Сайги” к плечу. Рассмотрев, что творится в машине, Миха изумленно опустил винтовку и пробормотал:
        - Ну, ты монстр! Спецназ, мля, отдыхает!
        Только после этого Максим заставил себя опустить автомат и укоризненно взглянул на приятеля. Но в словах Михи не было никакого осуждения. Парень и, правда, смотрел на Максима с восхищенным удивлением. Стараясь при этом, не очень смотреть на машину. Убедившись, что приятель в норме, Максим перенес свое внимание на базу бандитов. С того места, на котором он стоял, едва-едва виднелась верхушка навеса над пулеметом на крыше дома. Максим с облегчением вздохнул. Даже, если кто-то специально следил за машиной, понять что именно случилось не сможет.
        - Вытягиваем трупы, пока они всю машину кровью не залили.
        Не глядя на своих “клиентов”, парни почти одновременно выдернули бандитов из “Виллиса”. При этом машина снялась с тормоза и, дребезжа холостыми оборотами, покатилась вперед. Михе ничего не оставалось, как запрыгнуть на место водителя и снова остановить драндулет. Выскочил он из машины еще быстрее.
        Пока Максим обыскивал очередные трупы, Миха занялся машиной. Судя по его матам, ничего хорошего он там не находил. Виноградову же достались очередной АКМС, правда, на этот раз в хорошем состоянии, и пара пистолетов-близнецов “Таурус”. Кроме того, две то ли кредитки, то ли документа, и еще полторы тысячи “тугриков”. Разгрузок, ножей, гранат у этих бандитов не было.
        - Макс, это ж…па! - Позвал приятеля Миха. - На этой колымаге мы никуда не уедем. У нее даже рулевое погнуто!
        - Знаешь, друг Миха, а давай-ка взглянем на базу еще разок. Что-то там такое мелькнуло, за что-то глаз зацепился… А что именно, не соображу. - Предложил Виноградов.
        Парни снова заняли наблюдательный пункт, и припали к оптическим приборам. Буквально спустя пару минут оба синхронно воскликнули:
        - Бардак!
        Это означало не состояние дел на бандитской базе, а стоящий за одним из домов БРДМ. Приятели переглянулись. Глаза у обоих блестели огнем предвкушения.
        - А, если, он еще и комплектный! - Протянул Миха.
        - Да, уж! Доводилось видеть последствия попадания из КПВТ в движок “жигуля”. - Хмыкнул Максим. - Ну, какие идеи?
        Миха враз поскучнел. Основная идея была понятна - пробраться на базу. Но ее практическое воплощение оставалось в тумане.
        - Ладно, поползли назад. Думаю, полчаса у нас есть точно. Будем думать. - Подбодрил приятеля Максим.
        Парни вернулись к блокпосту. Уселись так, чтобы не видеть трупы и, по традиции, закурили.
        - Думаю, - принялся рассуждать вслух Максим, - они ехали, чтобы выбросить труп подальше в савану. Или в прерию? Нет, наверное, в савану…
        - Фиолетово! - Прервал географо-лингвистические изыскания приятеля Миха. - Дальше что?
        - Ну, да. Так вот, на первый взгляд все просто, садимся в машину, подъезжаем к воротам и снимаем охрану. С вышек не увидят в принципе, а пулеметчикам на крыше помешает солнце и навес. Но! - Максим поднял указательный палец. - Есть проблема. Мы белые! И если какая-нибудь сволочь хоть мельком взглянет в нашу сторону…
        - Его очень заинтересует, от чего это черные братья так побледнели. - Закончил Виноградова Миха.
        - И где успели постираться. - Подхватил Максим.
        - О-о-о! Это гораздо более невероятная вещь!
        - Эх, жаль, гуталина нет. - Вздохнул Максим.
        - Гуталина нет, - встрепенулся Миха, - а “маски-шоу” есть! Точно, блин! Там в шмотках точно была “маски-шоу”, черная.
        - Хм-м! А, что, вариант. Только, их две нужно.
        - Фигня! Там еще черная майка была. - Миха вскочил на ноги. - Я мигом!
        - Стой, придурок! Ствол возьми!
        Максим с тяжелым сердцем отпустил приятеля - очень, уж, Миха увлекающаяся натура. Сто пудов, по сторонам смотреть не будет. А планета-то дикая! Загадочный Сергей Иванович рассказывал о целой куче хищных тварей. Максим быстро высунулся с биноклем из-за гребня, чтобы убедиться, что на базе все без изменений. Тяжело вздохнув, Виноградов направился к машине. Предстояло вытащить труп женщины. Прикасаться к обнаженному трупу, несколько часов пролежавшему на жаре категорически не хотелось. Максим отправился внутрь блокпоста, чтобы найти, чем накрыть убитую. К его огромному облегчению, нашелся кусок грязного засаленного брезента. Судя по всему, когда-то это было чехлом от спарки.
        Заворачивая труп в брезент и выталкивая его через борт машины, Максим, волей-неволей, разглядел женщину подробнее. Убитая оказалась совсем не негритянкой, а, скорее, как решил Виноградов, арабкой. Перед смертью женщину или пытали, или просто сильно избили. Смотреть было неприятно, да и появившийся запах энтузиазма не добавлял, но мандраж по поводу убитых бандитов окончательно отступил. Максим преисполнился решимости и дальше “мочить гадов”.
        Таскать трупы, прикрытые брезентом, оказалось не так противно. Максим заканчивал “устраивать” последнего из мертвецов внутри блокпоста, когда вернулся Миха. Миха принес не только шапку-маску для Максима и черную футболку для себя, но и протянул приятелю черные тактические перчатки без пальцев.
        - Ну, что, меняем расу? - В голосе парня слышался нездоровый ажиотаж.
        - Меняем-меняем. - Подтвердил Виноградов. - Только ты сначала “козлика” заведи, развернись и подними стекло.
        - А на кой стекло поднимать? Через него и так ничего не видно, а я еще и в этой фигне буду. - Миха потряс футболкой.
        - Не увидишь ты - не увидят тебя. - Нравоучительным тоном выдал Максим. - Как-нибудь доедем. Чай, не в городе.
        Озадаченный, как в прямом, так и в переносном смысле слова, Миха, отправился возиться с машиной.
        Процесс превращения в “негра” прошел для Максима быстро и просто. А вот с Михаилом пришлось повозиться. В конце концов, удалось завязать футболку на затылке и прикрыть узел грязной панамой одного из бандитов. Подумав, Виноградов и себе нацепил подобранное кепи. Он понадеялся, что бандиты не обратят внимания на то, что два их сообщника уезжали без головных уборов.
        Уже садясь в машину, Максим досадливо хлопнул себя по лбу и заменил магазин в автомате на полный.
        - Едем спокойно. Останавливаешься носом на пост. - Напомнил напарнику Максим. - Оружие достаешь, только если начнется громкая стрельба. В случае чего… Не геройствуй.
        - Макс, а может, ну его? Закинем шмотки в этот тарантас и ходу. Сколько-то проедем, а там, может еще что подвернется! - Замандражировал Миха.
        - Не ссы в компот! - Бодро хлопнул приятеля по плечу Максим. - Прорвемся!


        Где-то, бандитская база, день первый, три часа спустя.


        И они поехали. К немалому огорчению Максима, клубы пыли оставались у них за спиной. Но у ворот все было спокойно. Да, и на крыше рядом с пулеметом тоже. Уже у самых ворот до Виноградова дошло, что на крыше маячит только один бандит. “Блин! Где второй?” - мелькнула паническая мысль, - “Хотя… Так, даже, лучше!”
        Не смотря на судорожно сжатые на руле пальцы, Миха остановил машину как надо. Максим, еле сдерживаясь, вылез из машины и только теперь посмотрел под навес с охраной. Охрана резалась в карты. И было их трое! Мысленно поминая известную мать и всех падших женщин сразу, Виноградов выдернул из-за спины автомат и потратил несколько мгновений на то, чтобы поставить переводчик в положение автоматического огня.
        Максим вскинул автомат к плечу и буквально глаза в глаза столкнулся взглядом с одним из караульных. Тот, явно, еще не осознал происходящее, но, остальные бандиты уже обратили внимание на ошарашенный вид “коллеги”. Виноградов нажал на спусковой крючок. Он старался удержать автомат на одном уровне и одновременно переводить его влево. Когда же ствол автомата, все-таки, задрался выше лини тел охраны, Максим с трудом отпустил палец. Очередь, непонятно на сколько патронов, успела поразить двоих негров. Третий, последний, огромными, абсолютно белыми глазами уставился на Виноградова из-за треноги с пулеметом.
        Одновременно матерясь и моля бога, чтобы не кончились патроны, Макс снова открыл огонь. Если “чпокание” автоматной очереди полностью терялось за тарахтеньем мотора, то звон попаданий пуль в металлические конструкции, заставил сердце Максима упасть еще ниже. Ко всему прочему, последний бандит дико закричал, прежде чем упасть бездыханным.
        - Макс! - Закричал Миха.
        Взгляд Максима заметался по базе бандитов. И, только спустя пару секунд, парень догадался посмотреть в сторону поста на крыше. Что собирался сделать бандит, о чем он думал, Макс так и не понял. В тот момент, когда Виноградов перевел взгляд на него, бандит, как раз, закончил поднимать оружие и, попытался выстрелить.
        Максим напряг ноги, готовясь отпрыгнуть в сторону. Но бандит, вдруг, начал что-то делать со своим автоматом и Виноградов решил не мешкать. Макс вскинул автомат и поймал в прицел живот бандита. Одновременно с тем, как парень нажал на спуск, послышался звук выстрелов бандита.
        Потом все произошло одновременно. Фигура бандита исчезла из оптического прицела, прекратилась его стрельба и автомат Максима сухо щелкнул. Стараясь унять дрожь в руках, Максим опустил автомат. На крыше никого не было видно.
        - Ма-акс! - Напряженный голос приятеля вывел Виноградова из ступора.
        - Давай, быстро! - Максим подбежал к машине. - Бежим к тому дому.
        Пока Миха выбирался из машины и подхватывал “Сайгу”, Макс успел перезарядить автомат и закинуть за спину бандитский АКМС. “Мля! сколько же патронов осталось? Какого хрена не посчитал?!” - мысленно отвесил себе оплеуху Виноградов.
        Едва успев проскочить в ворота, приятели увидели очередного негра, который выбежал из-за угла. На удивление, первым среагировал Миха. Естественно, не попал. Михаил успел выстрелить еще три раза, а Максим дострелять неполный магазин автомата. Бандит, выронив оружие, скрылся за углом.
        - За ним! - Крикнул Максим. - Кажется, попали!
        С оружием наперевес, парни выскочили на площадку перед главным зданием. Раненый бандит, как раз, подбегал к крыльцу. На крыльце стояли двое: негр в одних штанах, но с автоматом, и негритянка в шортах и рубашке навыпуск. Девица сжимала в руках большой блестящий револьвер.
        В этот раз, Максим выстрелил первым. Очередь на бегу из АКМС зацепила только “подранка” и заставила остальных броситься внутрь дома. Причем, первой успела девица.
        - Стой! - Заорал Виноградов. - Миха, бей в дверь!
        Сам же Максим, остановился и принялся короткими очередями стрелять в стены рядом с дверью. На ум парню, почему-то, пришли американские фильмы, где дома пробивались пулей едва ли не на вылет. Этот дом оказался не лучше. По крайней мере, изнутри раздался душераздирающий крик и, следом, многочисленный женский визг.
        Парни смогли остановиться только, когда закончились патроны.
        - Миха, посматривай за окнами. - Скомандовал Максим после перезарядки. - Подходим сбоку и осторожно!
        В тени коридора почти ничего нельзя было разглядеть. Максим задержался перед входом, чтобы дать глазам привыкнуть. Полуголый бандит валялся почти рядом с входом и дергался в агонии. Было похоже, что он пытался спрятаться в простенке рядом с дверью. Виноградов покосился на стенку: тонкие дощечки пестрели дырками и торчащими щепками.
        - Один готов. - Сообщил Макс. - Девки не вижу.
        - Этот тоже. - Ответил Миха, имея в виду бандита, лежавшего у крыльца.
        - Заходим.
        Налево от входа оказалась большая комната с несколькими столами, на которых лежало оружие. Направо - две смежных комнаты без двери. Комнаты напоминали помесь кабинета, штаба и кабака. Иным образом объяснить присутствие рации, письменного стола с кучей бумаг и большого количества бутылок, Максим не смог. Оба помещения были пусты.
        Двух пролетная деревянная лестница вела на второй этаж. Именно оттуда доносились женские крики. Но Максим решил первым делом проверить дверь в глубине коридора первого этажа. Оттуда доносились непонятные шорохи и металлическое звяканье. Осторожно приоткрыв дверь, Виноградов уперся взглядом в необъятную женскую задницу, которая безуспешно пыталась втиснуться под кухонный стол. Верхняя часть бабищи, уже, была там. А, вот, для нижней, места не хватило. Металлическое звяканье издавали несколько мисок и сковородок, когда стол содрогался от очередной попытки вместить под него “необъятное”. Хмыкнув, Макс прикрыл дверь.
        - Кухня. - Ответил Виноградов на вопросительный взгляд напарника. - И кухарка спрятаться пытается. М-да.
        Перед Максимом встала дилемма: где-то наверху прячется девка с револьвером и, судя по крикам, не одна, но есть еще часовые на вышках. Что им придет в голову, не понятно. Идеальный вариант, если они там и останутся сидеть. Видеть ничего они не могли, кроме, разве что, падения охранника на крыше. Значит… “Ничего это не значит!” - оборвал сам себя Максим, - “Вполне могут слезть и пойти посмотреть, что случилось! Блин!”
        - Миха, дай мне “Тигр”, а сам следи за лестницей. Никому не давай спуститься!
        - Ты куда? - Переполошился Михаил, протягивая приятелю винтовку.
        - Гляну, что часовые на вышках делают. - Ответил Максим, забрасывая “снайперку” за спину. - Миха, не геройствуй, просто держи лестницу!
        Выскочив на улицу, Максим, не оглядываясь, рванул через “площадь” наискосок, к углу еще одного дома. Запоздало прозвучала автоматная очередь. Помня про ненадежность местных стен, Макс присел на корточки. А подумав, вообще, лег на землю. Очень аккуратно выглянув из-за угла, Виноградов увидел, что его пожелания исполнились ровно наполовину. Одна из вышек была пуста, а на второй был виден тип с автоматом.
        Второй часовой обнаружился на половине пути от своей вышки до домов. Бандит залег “в чистом поле” и целился в сторону Максима. Похоже, что бандиты не заметили парня, лежащего в тени дома. Стараясь не делать резких движений, Виноградов отложил АКМС и потянул из-за спины “Тигр”. Ему пришлось пережить несколько неприятных мгновений, когда винтовка зацепилась за, висящий там же, СР-3М, но хватило выдержки не дергаться.
        В конце концов, “снайперка” оказалась в руках и Максим попытался прицелиться. Первой целью он выбрал залегшего бандита. Тому и увидеть Максима было легче, и стрелять удобнее. Трава прыгнула прямо в объектив прицела. Виноградов выматерился. Наблюдая за бандитами, они с Михой, естественно, выставили оптику на максимальное увеличение. Теперь же, на расстоянии тридцати метров найти в этот прицел цель было не реально.
        Пока Максим настраивал оптический прицел, бандиты о чем-то перекрикивались. С вышки раздалась короткая очередь. От угла дома полетели щепки, а залегший бандит вскочил на ноги. Успел он увидеть Максима или нет, осталось неизвестным, Виноградов успел-таки отрегулировать увеличение прицела и поймать бандита в перекрестие. При выстреле рука, все-таки, дернулась и пула попала не в грудь, как целился Максим, а куда-то в район ключицы. Но бандиту хватило и этого. Тело отлетело в одну сторону, автомат - в другую.
        В ответ, с вышки раздалась автоматная очередь. Снова полетели щепки, несколько пуль подняли фонтанчики пыли, но все это достаточно далеко. Прижимаясь к земле, Максим краем глаза увидел, как последний бандит принялся перезаряжать автомат. Не надеясь на точность выстрела из неудобного лежачего положения, Виноградов вскочил на колени. Поспешность, в этот раз подвела. Первый выстрел Максим смазал. Но на нервы бандиту свист пули подействовал. Часовой нырнул за ограду вышки. Здраво рассудив, что плетеную загородку пуля “Тигра” пробьет “на раз”, Макс чуть опустил прицел и пару раз выстрелил. Потом немного подождал и дострелял обойму, перенося огонь по всей площади загородки. Часовой так и не показался.
        Максим бросил винтовку прямо на землю и подхватил “калашников”. Из дома, где остался Миха, усилились крики. Не успел Макс подняться на ноги, как раздался неразборчивый крик Михи и последовательно грохнули два выстрела. Не заботясь ни о чем, Виноградов сломя голову бросился обратно.
        Влетев в дом с автоматом наперевес, Максим буквально налетел на стоящего на коленях друга. Миха издавал непонятные звуки, а его плечи содрогались. Виноградов не успел испугаться, как Миху вырвало. Только теперь Максим увидел на лестничной площадке, сидящую в неестественной позе, негритянку с револьвером. Вернее, револьвер валялся двумя ступеньками ниже.
        - Ясно. - Буркнул Максим.
        Наверное, нужно было помочь приятелю, но Макса больше волновало, не осталось ли на втором этаже еще какой-нибудь вооруженной бабы. Стараясь держать поворот лестницы на прицеле, парень поднялся вверх.
        Планировка второго этажа повторяла первый. Только дверей было четыре. Истеричные женские голоса раздавались из-за правой, ближней к фасаду. Примерившись для удара ногой, Максим вспомнил советы опытных людей никогда ТАК не пытаться ворваться в помещение. Чертыхнувшись про себя, Виноградов стволом вскинутого к плечу автомата толкнул дверь. Та легко поддалась. Поверх прицела Максим увидел пятерых, ну очень, фигуристых негритянок. Они что-то эмоционально доказывали друг другу. Чуть в стороне, жалась к стенке смуглая девушка в простом длинном платье неопределенного цвета. Максим опустил автомат и шагнул в комнату.
        Женщины его заметили и завизжали. А одна из них выхватила откуда-то здоровенный тесак и, не переставая визжать, бросилась к парню. Не успел Макс, даже, осознать факт нападения, как худенькая девушка запрыгнула на спину нападавшей и вцепилась той в волосы. Визг усилился в несколько раз. На помощь тетке с тесаком бросились остальные негритянки, но Максим уже пришел в себя. Автоматная очередь в потолок и дикий вопль: “А ну, лежать, суки!”, принесли поразительный эффект. Пять грохнувшихся на пол весьма упитанных (хотя и не дотягивающих до габаритов кухарки) тел, ощутимо сотрясли дом. Худенькая смуглянка отлетела в сторону и, сидя на полу, настороженно смотрела на Максима.
        Максим подобрал тесак, оказавшийся натуральным мачете, и приглашающее кивнул девушке себе за спину. Та проворно воспользовалась приглашением, но держалась на определенной дистанции. Мучительно напрягая все свои познания английского, Максим рявкнул на негритянок:
        - Даун! Донт мув! - И, пнув ближайшую задницу, добавил по-русски. - Суки!
        Развернувшись, Максим подтолкнул новую союзницу к выходу в коридор. Девушка продолжала смотреть на Максима как-то странно. И только теперь до того дошло, что он все еще в маске. Хохотнув, Виноградов стянул маску-шапку и вытер вспотевшее лицо. Девушка облегченно вздохнула.
        - Хау мени бандитс? - Обратился к ней Макс.
        Как это ни удивительно, но девушка поняла. Обведя руками дом, показала три пальца. Потом, тыкая рукой в разные стороны, показала несколько раз по два пальца. Если Максим правильно сосчитал, бандитов должно было быть тринадцать. Чертова дюжина. “Два на блокпосту, еще два там же,” - принялся про себя считать Макс, - “трое на воротах. Семь. Трое здесь и двое на вышках. Один на крыше. Вроде, все сходится!”
        Успокоившись по поводу бандитов, Макс озаботился тем, как закрыть дверь в комнату с ошалелыми бабами. Поняв его затруднения, девушка презрительно махнула рукой и что-то прокричала внутрь комнаты. Скулеж затих, зато, послышался возбужденный шепот. Максим вопросительно вздернул бровь. Девушка снова пренебрежительно махнула рукой и произнесла по-английски:
        - Бандитские подстилки. Будут сидеть тихо.
        (Так как, автор знает английский еще хуже, чем главный герой, то все реплики будут даваться по-русски)
        Максим понял только “бандиты” и “тихо”. Решив, что девушка лучше разбирается в местных реалиях, парень махнул рукой. Внимательно присмотревшись к новоявленной помощнице, Виноградов решил, что рановато присвоил той почетное звание девушки. Скорее, девочка-подросток. Худая и не очень чистая. Девочка, тем временем, ухватила Макса за рукав и потащила вниз, говоря на ходу:
        - Мистер, пойдемте, нужно выпустить пленных. Пойдемте, мистер.
        Слова “мистер” и “гоу”, Максим понял и последовал за девочкой. При виде мертвой негритянки на лестнице, девочка удовлетворенно кивнула головой и, как ни в чем не бывало, продолжила спуск. Максим хмыкнул, отводя глаза. Похоже, девочка и не такое видела.
        Миха сидел в проеме двери в большую комнату, спиной к лестнице. Он механически вытирал лицо черной футболкой. Максим порадовался, что приятель успел сорвать свою “маску” до того, как его стошнило.
        - Ты как? - Макс присел на корточки рядом с Михой.
        - Хреново. - Каркающим голосом ответил тот.
        Максим повернулся к девочке и спросил: “Где вода?”. Помощница махнула рукой в сторону кухни. Виноградов жестом попросил принести. Глянув куда-то наружу, девочка вздохнула, но пошла за водой. Спустя несколько секунд из кухни раздался ее звонкий голос с, явно, повелительными интонациями. Что-то загремело. Максим представил, как кухарка пытается выбраться наружу и хихикнул. Миха искоса посмотрел на приятеля, но промолчал. Спустя пару минут, которые парни провели в молчании, девочка принесла воду.
        Миха припал к горлышку бутылки и не отрывался, пока не выпил две трети. Остатками он смочил футболку и тщательно вытер лицо. Отбросив футболку, Миха повернулся к Максиму:
        - Знаешь, там, пока трупы таскал, еще держался. А тут…. И выстрелил-то с перепугу. Как попал, сам не знаю.
        - Или ты, или тебя. - Вздохнул Максим. - У меня тоже такое было. Там, у нас…
        - И как? - Вяло поинтересовался приятель.
        - Никак. У меня это было в бою. Во втором.
        - А в первом? - Уже более живым голосом спросил Миха.
        - В первом? - Пришел черед Виноградова криво улыбаться. - В первом я, даже, не понял, кто меня под БТР засунул. И не обделался я только потому, что в ступор впал. И, знаешь Миха, так мне не понравилось чувствовать себя бревном, что я месяц приставал к десантуре на базе. Они мне много чего наговорили. Но самым главным стал совет одного старшины-контрактника. Штаны отстираешь на базе, сказал он мне, а пока, просто пристрели гада.
        - Н-да.
        - Так что, друг Миха, стираться будем вместе. - Максим ткнул приятеля в плечо.
        - Ага, и по количеству отстиранного определим кто круче. - Судя по всему, Миху отпустило. - Кстати, а это что за чудо?
        - А фиг ее знает. Ко мне там знойная негритянка приставала, а эта помогла отбиться. - Отшутился Макс и спросил у девочки по-английски. - Как тебя зовут.
        - Натали. - Ответила девочка и снова попросила. - Мистер, пойдемте.
        - Наташка, значит. - Констатировал Миха. - Слушай, а ничего так мулаточка.
        - Ты, педофил, блин! - Возмутился Максим.
        - Шучу! - Поднял руки Миха. - Хотя, куда это она тебя тянет, а? Не даром же она тебя у негритянки отбила! Если не врешь, конечно.
        - Не вру. Почти. - Улыбнулся Максим. - А куда тянет? Сейчас сходим, узнаем.
        Поскольку приятелю явно не хотелось возвращаться в дом за оброненным оружием, Максим решил сходить сам. К счастью, Миха отбросил “Сайгу” достаточно далеко в сторону и чистить винтовку не пришлось. Виноградов мимоходом заглянул в комнату с оружием и остановился как вкопанный. Его взгляд зацепился за очень характерные формы.
        - “Печенег”?
        Максим устремился внутрь. Теперь стало понятно, что комната представляет собой выставку “мечта милитариста”. На столах были разложены образцы оружия. Даже беглого взгляда, Максиму хватило, чтобы понять: все оружие было российским. На столах лежали и стояли модификации автоматов и пулеметов Калашникова. От АКМ до чего-то современного и от РПК до “Печенега”.
        - Все понятно, завис! - Раздался сзади голос Михи.
        Максим быстренько всучил приятелю автомат и винтовку и бросился к столам. Первым делом, он ухватил новенький “калашников”. По пластиковому “обвесу” и переводчику режимов огня с дополнительным положением “3”, было понятно, что автомат из 100-й серии. Рядом лежал металлический рожок и дисковый магазин. Даже не глядя на маркировку патрона, было понятно, что это семь шестьдесят два.
        - АК-103-2. - Пробормотал Максим. - Это мы удачно зашли!
        Патронов оказалась до обидного мало. Всего семь штук в рожке. “Банка” была и вовсе пустой. Метнувшись к Михе, Виноградов отсоединил магазин от трофейного АКМСа. Переснарядить магазины было делом нескольких минут. Тут Максим хлопнул себя по лбу и бросился к столу с РПК. Дисковый магазин и здесь оказался пуст, а вот большой рожок на 40 патронов порадовал полнотой.
        - Мистер! Мистер! - Девочка принялась с умоляющим выражением лица теребить Виноградова за рукав.
        Максим встряхнулся и виновато посмотрел на спутников. Миха хохотнул, а девочка настойчиво потянула Макса за собой. Нежно поглаживая приклад нового автомата, Максим дал себя увести.
        Проводница привела их к обратной стороне дома, из-за которого Макс воевал с часовыми. Тут обнаружились ступени в подвальное помещение, закрытое железной дверью. Девочка что-то затараторила и бросилась к двери. Максим едва успел придержать ее за плечо. Отодвинув спутницу за спину, он подошел к двери первым.
        - Есть кто живой? - Макс подкрепил вопрос ударом кулака по двери.
        - И чтоб мне таки провалиться на этом самом месте! - Раздалось приглушенно, но явно по-русски, из-за двери.
        - О! Рабинович, а вы что там делаете? - Схохмил Миха, первым узнавший акцент говорившего.
        - И что старый еврей может делать в запертом подвале? - Последовало в ответ. - Если вы не антисемиты, то, может быть, откроете эту дверь?
        - Вы один? - Прежде чем взяться за засов спросил Максим.
        - Таки нет. И у нас есть проблема. Среди девятерых, только пять приличных людей. Себя я, кстати, тоже посчитал.
        - А остальные?
        - Остальные, увы, это неудачливые коллеги тех личностей, которых вы, как я надеюсь, убили.
        - Вот б…дь! - Выругался Максим. - Миха приготовься! Делаем так, все отходят назад! Выходит только Рабинович.
        - Кройцман. Семен Маркович Кройцман, с вашего позволения. И если вы не возражаете, я таки переведу на английский.
        - Блин! - Смущенно ругнулся Максим.
        Кройцман что-то сказал по-английски. В ответ неразборчиво загомонили несколько голосов. Кройцман повысил голос и установилась тишина.
        - Ну, вот. Я стою здесь один одинешенек.
        Максим отодвинул засов и рывком распахнул дверь. В шаге от порога стоял мужчина лет пятидесяти совершенно не еврейской наружности. Свет с улицы ослепил его и мужчина прикрыл глаза рукой. Максим направил автомат в темноту за мужчиной. Сбоку-сзади раздалось сопение, и над плечом у Виноградова появился ствол винтовки.
        - Блин, Миха! Не вздумай стрелять у меня над ухом! - Обеспокоился Максим. - Семен Маркович, вы как с оружием?
        - С оружием я хорошо, - все еще щурясь, ответил Кройцман, - а вот без оружия, простите, плохо.
        - Миха, - позвал Максим, - достань из кобуры пистолет. Семен Маркович, разберетесь?
        - Молодой человек, - Кройцман, наконец-то, проморгался и рассмотрел “освободителей”, - даже, если бы я ТАМ был домашним мальчиком со скрипкой, то за пять лет ТУТ, я бы освоил и этот инструмент!
        Кройцман уверенными движениями привел оружие в готовность. Развернувшись в сторону подвала, Семен Маркович выразительно поиграл пистолетом и начал командовать по-английски. Из темноты не торопясь, но и не очень медленно, появились четверо. Первым был мальчик, появление которого вызвало бурную реакцию со слезами у Натали. Девочка чуть не снесла Миху, чтобы быстрее добраться до брата. Вторым появился ровесник Кройцмана, но более мелкий и худой. Следом вышел жилистый латинос. И последним - могучий негр в остатках камуфляжа.
        Кройцман в приказном тоне что-то сказал в глубину подвала. Судя по реакции, оставшиеся были не очень довольны. Максим, на всякий случай, шагнул вперед, все также, держа автомат наизготовку. Но его помощь не понадобилась. Семен Маркович произнес еще несколько фраз, в ответ на которые раздались недовольные, но утвердительные ответы. Не опуская оружия, Кройцман и Максим попятились и закрыли дверь.
        Только тогда, когда лязгнул засов, Виноградов опустил оружие и оглянулся. Диспозиция кардинальным образом поменялась. Растерянный Миха топтался перед лестницей, а на ступеньках расположился освобожденный негр. По его виду было понятно, что он в любой момент был готов прийти на помощь Максиму и Кройцману. Теперь же, здоровяк расслабился и, кивнув Максу, поднялся по ступенькам.
        - Молодой человек, заберите у меня свой револьвер. - Кройцман протянул Максиму пистолет. - И пойдемте, совершим знакомство.
        - Может, оставите себе? - Неуверенно спросил Максим.
        - Что-то подсказывает мне, что без стреляющих приспособлений я не останусь. - Усмехнулся Кройцман. - Думаю, вы не будете такими жадными, какими считают нас и хохлов, и позволите нам вооружиться их ваших трофеев.
        - Без вопросов! - Засовывая пистолет в кобуру и поднимаясь по лестнице, согласился Максим. - Оружие нам очень понадобиться, когда вернуться остальные полсотни бандитов.
        Для себя же, Виноградов отметил, что отношение Кройцмана к трофеям совпадает со смутными намеками Сергея Ивановича. Тот, как-то, упоминал, что жизнь в новом мире частенько проходит по принципам средневековых рыцарских традиций: кто победил, тот и обирает проигравших.
        - Так, господа, давайте соблюдем политес. - Семен Маркович приосанился. - Позвольте мне, как единственному человеку, понимающему обе стороны, выполнить процедуру знакомства.
        - Охренеть! - Обалдел от такой речи Миха.
        - Итак. Как зовут вашего покорного слугу вы уже знаете. А, если не запомнили, то переспросите. Потому что, в следующий раз за “Рабиновича” можно и обзавестись осветительным прибором под глазом. - Кройцман выразительно посмотрел на Миху, который чуть не подавился от смеха. - Продолжим. Наиболее темным цветом кожи, среди присутствующих, обладает мистер Мартин Айверсон. Мистер Айверсон в прошлой жизни был морским пехотинцем, сами угадайте, каких Штатов Америки.
        - Семпер фи. - Пробормотал тихонько Максим.
        Мартин стукнул себя кулаком в грудь.
        - Хм. Сеньор Мигель Родригес Эрнандес. Вы догадались, о ком я говорю? Или вам ткнуть пальцем? - Продолжил представление Кройцман. - Тоже из бывших американских вояк. Правда, говорит, что больше занимался техникой, чем стрелял.
        Латиноамериканец помахал приятелям рукой.
        - И наконец, месье Антуан Лафонтель. Строил дороги там, в старом мире, и пытается прокладывать направления здесь, на Новой Земле.
        - Где? - Вытаращил глаза Максим.
        - Вот сейчас, вы меня очень удивили, молодой человек. - После едва заметной паузы ответил Кройцман.
        - Знаете, Семен Маркович, а давайте мы с вами поговорим чуть позже. - Поморщился Максим, досадуя на свою оплошность. Судя по реакции Кройцмана, название “Новая Земля” являлось общеизвестным. - А пока, давайте представимся мы, и быстренько перейдем к вопросам выживания.
        - Как скажете, молодой человек, как скажете. Но, помните, вы должны мне задушевный разговор.
        - Это, Михаил Квашнин, потомственный автомеханик. Откликается на прозвище Миха. - Указал на приятеля. - А, я, Максим Виноградов, немножко автомеханик, немножко путешественник …
        - В общем, - влез Миха, - не пришей к … э-э-э, кобыле хвост.
        - Есть у меня такое чувство, что последнюю реплику перевести понятным для инородцев образом будет затруднительно. - Фыркнул Кройцман.
        Англоязычная часть “инородцев” тут же перекрестила приятелей в “Майкла” и “Макса”. Парни не возражали. Максим собрался было поднять вопрос о первоочередных делах, как его взгляд остановился на заплаканной девочке и независимо отвернувшемся пацане.
        - Минутку! Семен Маркович, а молодежь? Мы, правда, уже, знаем, что девочку зовут Натали. Но кто они и как здесь оказались?
        - Вы знаете, я имею не очень много информации. Если глаза меня не обманывают, а они таки не обманывают, молодые люди - родственники и у них в крови присутствует большая толика генов расы уважаемого мистера Айверсона. - Кройцман пожал плечами. - Юноша категорически не хотел говорить о своей семье. И этот юноша очень злой мальчик. Между прочим, девочка сейчас плачет из-за него и это не слезы радости. Нам удалось выяснить, что зовут мальчика Уэсли. Не нужно быть этнографом, чтобы предположить в одном из родителей этих детей европейца.
        - Ладно, разберемся. - Покачал головой Максим. - Давайте о насущном. Когда нам ожидать возвращения банды?
        Мужчины переглянулись и почти синхронно пожали плечами. А вот Натали, открыла, было, рот, но тут же смутилась и промолчала. Подобная пантомима не ускользнула от внимания Максима.
        - Натали, ты знаешь? - Спросил Виноградов и улыбнулся девочке.
        - Я слышала…, - девочка несмело подошла к Максиму.


        Новая Земля, бандитская база, день первый, пять часов спустя.


        Последующий рассказ девочки Максиму пришлось слушать в переводе Кройцмана. Получалось, что банда уехала за каким-то грузом, который им продал белый господин, плохо говорящий по-английски. Переводчиком выступал один из вооруженных телохранителей, тоже белый. И оружие привезли белые. Бандиты очень радовались и много из него стреляли. Банда поехала куда-то к морю и вернуться должна была через два-три дня.
        Выслушав перевод, Максим почесал в затылке и сказал:
        - Как всегда, есть две новости, хорошая и плохая. Хорошая, у нас есть целых два дня, чтобы отсюда убраться. Плохая, у нас есть всего два дня, чтобы придумать, как отсюда убраться ввосьмером.
        - Машины? - Коротко спросил Мигель Родригес Эрнандес.
        - Разбитый в хлам “Виллис” и БРДМ. Про БРДМ мы еще ничего не знаем. Если БРДМ на ходу, можно, конечно, попробовать в него влезть всем вместе, но…. - Максим поморщился. - Изображать из себя шпроты в банке…. Нет, если вы скажете, что кавалерия ждет за соседним холмом….
        Мартин Айверсон оглушительно расхохотался, услышав перевод.
        - Кроме того, у нас имеется пять знойных негритянок и что-то очень толстое на кухне. - Продолжил Максим. - Предлагаю, первым делом собрать все оружие и прошерстить жилища бандитов. Вам и переодеться не помешает, и патроны найти нужно. И еще… Что с трупами делать?
        - Бандиты выбрасывали трупы в сельву. - Сморщилась Натали.
        - Не по-людски это как-то. - Фыркнул от отвращения Миха. - Но и могилу копать….
        - В сельву. - Категорично заявил Мартин. - Это были, даже, не “грязные нигеры”, это были полные уроды!
        - Займешься? - Спросил Максим у бывшего морпеха, выслушав перевод. - Вместе с сеньором Мигелем. Миха, то есть, Майкл пойдет проверять “бардак”, мы втроем, соберем оружие и помародерствуем в домах. А молодежь, позаботится о еде. И помыться бы…
        - Окей! - Согласился Мартин, дождавшись кивка Мигеля. - Но, сперва, нужно взять оружие.
        - Хорошо. Миха, возьми Мигеля и пригоните драндулет. Заодно, соберете оружие у ворот.
        Миху передернуло, но он мужественно кивнул головой и поманил латиноамериканца за собой. Едва они отошли на несколько шагов, Максим тихонько сказал Кройцману:
        - Семен Маркович, крикните Мигелю, что Миха сегодня первый раз убил человека. Да, и трупы шмонать ему раньше не приходилось.
        Кройцман бросил на Виноградова еще один выразительный взгляд и прокричал что-то по-английски. Мигель на мгновение обернулся, покачал головой и показал “окей”.
        Оставшиеся направились к главному зданию. На подходе, мальчишка вырвался вперед и коршуном бросился на очередную немецкую автоматическую винтовку, совершенно не обращая внимание на труп хозяина. Мартин произнес что-то одобрительное. А Максим, наоборот, осуждающе покачал головой. Виноградов встал напротив мальчика и требовательно протянул руку. Тот, яростно сверкая глазами, прижал винтовку к груди.
        - Молодой человек, - попытался вмешаться в конфликт Кройцман, - уверяю вас, этот ребенок знает, с какой стороны держать автомат.
        - Осталось только, научить его какой именно автомат держать. - Максим покрутил пальцем у виска и поманил мальчика пальцем.
        Еще во время боя, Виноградов отметил несуразность пистолета-пулемета Неклер-Кох МП-5 Курц в руках бандита. Именно это оружие, Максим и собирался вручить пацану. По крайней мере, он его, хотя бы, держать сможет нормально. Мальчишка дураком не был и с легкостью согласился поменять винтовку на пистолет-пулемет. Винтовка досталась Мартину. Очередной “Таурус” вместе с поясом и кобурой достался месье Антуану. Француз, как и Кройцман ранее, показал, что знаком с огнестрельным оружием не понаслышке. Максим, все-таки, заставил Кройцмана взять у него пистолет, и вся компания оказалась вооружена.
        - Семен Маркович, помогите Натали с братом вразумить кухарку и этих…. - Максим ткнул пальцем в потолок.
        - Вы кого сейчас имели ввиду? - Улыбнулся Кройцман. - Местный пантеон богов, или бандитских б..ей на втором этаже?
        - А еще культурный человек! - Покачал головой Максим.
        - Ой, и не говорите! Что делает с культурным человеком пребывание в тюрьме! - Притворно всплеснул руками Кройцман.
        Поманив за собой Уэсли и Натали, Семен Маркович отправился решать хозяйственные вопросы. Максим повернулся к французу и жестом предложил тому заняться “штабом”. Месье Антуан кивнул. Оставшись вдвоем с Мартином, Виноградов заговорщицки поманил того за собой.
        Войдя в “выставочный зал” и рассмотрев его содержимое, бывший морпех, выразительно произнес: “О-о-о!”.
        - Мало патронов. - Огорченно сказал Максим по-английски. - Но я имею немного. Это лучший пулемет.
        Максим похлопал по ствольной коробке “Печенега”. Мартин отложил винтовку и сноровисто подхватил пулемет. Патронов в нем не оказалось. Досадливо крякнув, бывший морпех продолжил знакомство с оружием. Его очень заинтересовала конструкция ствола и Мартин вопросительно ткнул в него пальцем.
        - Это ноу-хау! Один. Не меняется. Тридцать тысяч выстрелов. - С трудом подбирая английские слов принялся объяснять Макс. - Тысяча выстрелов в час - идеально!
        Рекламируя таким образом изделие российского военпрома, Максим попытался найти патроны. Удалось найти лишь огрызок ленты с двадцатью патронами в соседнем ПК. Пару мгновений подумав, Мартин уверенно открыл пулемет Калашникова и извлек ленту. Покивав самому себе, бывший морпех переставил остатки ленты в “Печенег”.
        - Мало. - Констатировал он. - Это?
        Максим подвинул к себе указанный Мартином ручной пулемет Калашникова. Пулемет, кстати, оказался вовсе не старым РПК, а его современной версией с пластиковыми деталями и складным прикладом. Показав все это американцу, Максим развел руками:
        - Ноу аммо. Ай зен бринг (Нет патронов. Я потом принесу).
        - Где? - Удивился Мартин, сообразившись, что при общении с Максом нужно использовать простейшие слова.
        - Недалеко. Наши вещи. - От дальнейших расспросов Максима спасло дребезжание двигателя “Виллиса”.
        Бывший морпех покачал головой и сморщился. Максим пошел на выход. За рулем сидел Мигель. Он остановился у самого крыльца, едва не наехав на труп. Выпрыгнув, латиноамериканец ткнул пальцем в кучу оружия и лаконично спросил:
        - Куда?
        Подхватив несколько экземпляров, Максим приглашающее махнул рукой. Мигель с Михой вытащили остальное оружие и амуницию и занесли в дом. Мартин успел освободить один стол. Свалив все принесенное на этот стол, все четверо остановились и внимательно посмотрели друг на друга.
        - Мартин, Мигель, Майкл, Макс! - Неожиданно рассмеялся Максим, тыкая пальцем в каждого. - Четыре “М”. Великолепная четверка!
        Остальные улыбнулись и приступили к разбору оружия. В этот раз им достались три немецкие винтовки Г-3 в среднем состоянии и один АКМ, примерно в таком же состоянии. Патронов к “немцам” набралось двенадцать магазинов. А с учетом тех, которые уже были у Мартина - четырнадцать. К “калашникову” нашлось четыре магазина. Максим прикинул, что у него своих два магазина по тридцать патрон, и, пожалуй, пока достаточно. Отдав один “рожок” Михе, Виноградов велел дозарядить оба магазина “Сайги”. А Мартину указал на РПК и “банку” к нему.
        - Хм. - Американец потер лоб и согласился. - Окей.
        Пока Миха с Мартином занимались снаряжением своего оружия, Максим с Мигелем разобрали пистолеты. Это оказались четыре все тех же “Таурусов ПТ92” разной степени “убитости”. Мигель скептически покачал головой и жестом попросил у Михи его пистолет. Скривившись еще больше, он решительно пододвинул парню один из пистолетов, лежавших на столе. Еще из одного Мигель выщелкнул магазин и отложил пистолет в сторону. На остальные приглашающе махнул рукой: “Выбирайте”.
        Пожав плечами, Мартин взял ближайший. Максим поступил так же. Ремни оказались в разной степени заляпаны кровью, Мигель, видимо, умудрился их отчистить. Брезгливо поморщившись, Максим перепоясался и вложил пистолет в кобуру. Тут и Миха с Мартином закончили снаряжать магазины. Американец защелкнул диск в РПК и несколько раз приложился к пулемету, пробуя его ухватистость в разных положениях. Покачав головой, сложил сошки и приклад и снова попробовал. В этот раз результат удовлетворил бывшего морпеха.
        - Внимание. - Произнес Мигель и выложил на стол довольно большую пачку “тугриков”.
        - Сколько? - Спросил Мартин.
        - Пять тысяч двести.
        - Это много? - Решил уточнить Максим.
        - Хм. - Недолго думая, Мартин ухватил новый АКМ с соседнего стола. - Шесть сотен. Я, охрана, один месяц, три тысячи.
        - Нормально. - Констатировал Миха.
        - Ваше. - Подвинул к Максиму деньги Мигель.
        - Для всех! - Почти не раздумывая ответил Максим.
        - Нет! - Стал возражать Мартин.
        - Поговорим потом. - Взмахом руки остановил Мартина Мигель.
        - Ладно. Миха, дуй давай к БРДМу. На вас главная надежда. - Обратился к приятелю Максим.
        Миха помялся, не решаясь сказать. Максим догадался о мыслях приятеля, но не успел ничего сказать. Мигель, видимо, тоже понял нежелание Михи оказаться в одиночестве.
        - Я и он. Двое. - Латиноамериканец подкрепил свои слова жестами.
        Никаких принципиальных возражений, кроме нежелания возиться с трупами, у Макса не было. Он лишь кивнул в ответ. Прежде чем Миха с Мигелем ушли, Виноградов отцепил от “Сайги” оптический прицел и приладил его на свой автомат.
        - Идем? - Спросил он у Мартина.
        - Идем. - Согласился бывший морпех.
        - Один, два, три. - Ткнул пальцем в трупы Максим.
        Ни слова не говоря, Мартин направился в сторону лестничной площадки.
        - Сука. - Констатировал американец и спросил. - Ты?
        - Нет, Майкл. - Ответил Максим. Тут он заметил отброшенный в сторону револьвер. - “Кольт Анаконда”, сорок пятый калибр.
        - Сумасшедшая сука. - Пожал плечами Мартин.
        Примерившись, американец ухватил труп за руки и выволок на крыльцо. Туда же последовал и второй труп из дома. Он уже примерился было забрасывать все три трупа в машину, но Макс остановил.
        - Два. - Махнул рукой Виноградов в сторону караульных вышек.
        Мартин на мгновение задумался, а потом сделал рукой жест, словно перебрасывая что-то через преграду. Максим догадался, что бывший морпех предлагает, не мудрствуя лукаво, перебросить трупы через колючую проволоку.
        - Близко. Опасно? - Засомневался Максим.
        - Кровь. Если придут звери - не защита. - Мартин махнул рукой в сторону ограды.
        - Окей. Ты босс.
        Американец практически в одиночку забросил трупы в “багажник”. Максим сел за руль и попытался тронуть драндулет с места. Со второго раза ему это удалось. Борясь с управлением, Виноградов окончательно убедился, что ЭТО далеко не уедет. Судя по выражению лица, американец был с ним согласен.
        Проезжая между домами, Максим заметил валяющийся на земле “Тигр” и обматерил самого себя. Не глуша двигатель, он подобрал винтовку и пристроил рядом с сидением. Увидев очередной, третий, оптический прицел американец спросил:
        - Снайпер?
        - Нет-нет-нет! - Максим, даже, помахал руками. Тут он решил пошутить и добавил по-русски. - Рембат!
        - Что это? Специальные силы? - Американец кивнул на автомат с глушителем за спиной у Максима.
        - Ремонт техники! - Максим специально заглянул в лицо бывшего морпеха, чтобы полюбоваться на изумленно распахнутые глаза. - Да-да, ремонт техники.
        - Дэмит! Как Мигель?
        - Наверное, да. Раньше. Два боя. Первый, все стреляли, я…. - Максим изобразил трясущиеся руки и вжатую в плечи голову. - Второй. Все стреляли, я стрелял. Один убитый. Наверное.
        - Черт побери! - Повторил Мартин. - Сколько здесь?
        - Тринадцать. - Ответил Максим.
        - Черт побери! - Снова воскликнул бывший морпех, но тут машина подъехала к первому из убитых часовых, и разговор пришлось отложить.
        Очередной мертвый бандит принес в общую копилку американский М-4 и револьвер “Кольт Питон”. К карабину “прилагалось” два запасных магазина, а к револьверу - двенадцать патронов и один скорозарядник. Кроме того, нашелся нож, который Мартин опознал как “Ка-Бар”, и восемьсот “тугриков”. “Разгрузка” была основательно заляпана кровью и ее снимать не стали. Мартин с удовольствием сменил пистолет на револьвер. И, даже, пару раз выхватил его из кобуры в “ковбойском” стиле.
        - Ганфайтер! - Изобразил восхищение Максим.
        - Мечта! - Развел руками бывший морпех.
        Пристроив очередной труп, отправились к правой вышке. Залазить по хлипкой лестнице выпало Максиму. Почти не испытывая отвращения, Виноградов обыскал труп. Очередная Г-3 с одним не полным и одним пустым магазином, была дополнена знаменитой “Береттой 93Р”, легко узнаваемой по длинному магазину и дополнительной складывающейся ручке. Ножа не было, зато, нашлось целых тысяча двадцать пять денежных единиц. Весь обвешанный оружием, Максим сбросил труп и с определенным трудом спустился вниз.
        Переглянувшись, напарники сложили все оружие под вышкой. После чего, Мартин жестами показал, как именно нужно подогнать машину к ограде из колючей проволоки. Утвердившись на бортике кузова, американец с Максимом довольно быстро перебросили все пять трупов за ограду. Процедура не доставила удовольствия ни одному, ни второму. Быстро сложив на освободившееся место оружие, Максим с Мартином поторопились уехать.
        Они уже приближались к домам, когда раздались пистолетные выстрелы, сопровождаемые металлическим лязгом. Мартин ухватился за РПК, а Максим прибавил газу. Из-за другого дома с оружием наперевес выбежали механики. Однако, стоящие на крыльце, француз с мальчиком, не проявляли никаких признаков беспокойства и с интересом заглядывали куда-то внутрь. Оглянувшись на звук двигателя, месье Антуан успокаивающее помахал рукой. Мартин опустил пулемет и пробормотал что-то явно нецензурное.
        Оказалось, что обыскав “штаб” и вывалив на стол все более-менее ценное, француз наткнулся на запертый железный ящик. Подошедший в этот момент Кройцман, не смотря на национальность, поступил совершенно по-русски. Выгнав, мальчишку и месье Антуана из комнаты, Семен Маркович попытался отстрелить то ли замок, то ли петли. Выслушав гневную тираду бывшего морпеха, Кройцман философски пожал плечами и опять поднял пистолет. Изрыгая ругательства, Мартин вытолкал всех из комнаты.
        Ящик сдался на последнем, пятнадцатом патроне. Лицо Кройцмана, первым заглянувшего внутрь, выражало едва ли не блаженство. Впрочем, и у остальных лица расплылись в улыбках, когда в ящике нашлись их пластиковые карты. Тут же лежали еще десяток карт. На фотографиях были и белые, и арабы, и негры.
        - Нужно обязательно захватить их с собой. - Перебирая чужие карточки, вздохнул Кройцман. - Может быть, их кто-то до сих пор ждет.
        Тут же лежали двадцать девять тысяч “тугриков” и мешочек с золотыми украшениями. Максим выложил все собранные с трупов деньги и снова потребовал делить на всех. Мигель принес еще пять тысяч двести из соседней комнаты. Посчитав общую сумму, Кройцман потер переносицу:
        - Почти сорок тысяч экю. Неплохая сумма, скажу я вам. Не знаю, за сколько пойдет бижутерия, но по весу потянет тысяч на двенадцать. Минус проценты орденскому банку…. В общем и целом, можно рассчитывать на пятьдесят тысяч. И это, заметьте, я не считаю оружие.
        - Сомневаюсь, что за это барахло много дадут. - Махнул рукой Максим, пока Кройцман переводил свои рассуждения на английский.
        - Э-э, молодой человек, десяток стволов хотя бы по триста экю, уже выходит несколько тысяч!
        - Как считает, как считает! - Громким шепотом “восхитился” Миха.
        - Юноша, вы, случайно, не антисемит? - Прищурился на Миху Кройцман.
        - На сухую? Да, ни в жисть!
        - Ха, юноша, после некоторой дозы алкоголя, евреев начинают ругать все! Даже сами евреи. - Отмахнулся Кройцман. - Кстати! Вы увидели эту прекрасную фото-видеотехнику? Вот вам еще несколько тысяч экю.
        - За фотик, что ли? - Изумился Миха.
        - За головы бандитов. - Ответил Кройцман и, снова, взглянул на Максима. - Орден платит за голову убитого бандита тысячу экю. Нет, саму голову можно не приносить, достаточно фото-видеоматериалы. Особенно, если есть свидетели.
        - Охренеть! - Миха в изумлении повернулся к Максиму. Тот лишь поморщился, понимая, что вопросов к ним у Кройцмана все больше и больше.
        - И у меня есть одна мысль. Только не нужно радоваться, что она только одна. - Семен Маркович погрозил пальцем Михе. - В эти неудачные экспедиции мы отправились наемными сотрудниками. Теперь, когда нашлись АйДи, можно утверждать, что наши деньги при нас. Думаю, мы подели наличность на четверых. Вы, молодые люди, и эти симпатичные детишки. Про оружие и как поделить бандитов - решайте сами.
        - По-моему, мы не тем занялись! - Сменил тему Максим. - Сначала нужно придумать, как отсюда смыться! Миха, что там с БРДМом?
        - Макс, ты не поверишь! БРДМ дизельный, без дополнительных колес, зато, с дверцами! Пулеметы на месте. И по паре жестянок с патронами для обоих есть.
        - Но…. - Выразительно поторопил приятеля Максим.
        - Но, эти уроды, умудрились посадить аккумулятор!
        - Господи! Что они с ним делали? - Изумился Максим.
        - Понятия не имею! - Развел руками Миха. - К тому же, он грязный, как… Как…
        - Ладно-ладно, я понял. От драндулета аккумулятора, конечно, не хватит? А с толкача?
        - Че-ево?! - Миха уронил челюсть на пол. - БРДМ с толкача? Ты охренел?
        - Пять человек. Ну, и Мартин… Как бы это сказать…
        Давясь от смеха, Кройцман перевел. Мартин показал Виноградову кулак. Мигель похлопал чернокожего здоровяка по плечу, а Кройцман что-то сказал. Мартин окончательно возмутился.
        - Я вам не губернатор Калифорнии, танки тягать. - Посмеиваясь, перевел Семен Маркович.
        - Н-да… А что же делать будем? - Спросил Максим.
        - Юная леди рассказывала, что у бандитов есть дизель-генератор. - Высказал предложение Кройцман.
        - А что? - Оживился Миха. - Надо посмотреть. Мигель, айда?
        Перевести последнюю фразу было бы затруднительно, но Мигель понял Миху и так. Оба механика отправились искать дизель.
        - Нет, ну, скажите мне, почему молодежь настолько нетерпелива. - Воздел руки вверх Кройцман. - Ведь стоило позвать Натали, и она привела бы их прямиком туда, куда нужно. А теперь они будут шляться по территории в бесплодных поисках!
        - Семен Маркович! - Укоризненно покачал головой Максим. - Чтобы два механика по косвенным признакам не нашли дизель? Да, они его по запаху солярки найдут.
        - Хм. Признаю свою излишнюю горячность.
        - Ладно, - вздохнул Максим, - пора и нам с Мартином заняться делом.
        Но сразу уйти не получилось. Кройцман вручил Мартину видеокамеру, а Максу фотоаппарат. Он потребовал заснять трупы бандитов. Никакие возражения, что трупы уже обобрали и нет доказательств их бандитизма, Кройцман отмел.
        - Загляните в ящик, молодой человек. Меня терзают большие сомнения, что на этих дисках записаны индийские мелодрамы. Я, даже, сомневаюсь, что там, извините, порнография. Поверьте моему жизненному опыту, на этих дисках вы найдете все необходимые доказательства.
        Кройцман произнес эту фразу и по-русски, и по-английски. Максим и бывший морпех переглянулись и одинаковыми жестами пожали плечами. Подхватив фото-видеотехнику, они вышли из дома. На улице Мартин сделал жест в сторону того места, где они чуть раньше перебрасывали трупы через колючую проволоку. Максим кивнул.


        Новая Земля, бандитская база и окрестности, день первый, семь часов спустя.


        Потратив минут десять на съемки, напарники отправились к воротам. Там, Мартин, первым делом, осмотрел пулемет. Если Максим правильно вспомнил, это был американский крупнокалиберный М2. Древняя машинка, которую американцы все никак не могли заменить на что-то более современное. Мартин сделал неопределенный жест рукой. Максим для себя перевел этот жест как - не так плохо, как думалось, но не так хорошо, как хотелось.
        Погрузив предварительно сфотографированные трупы, Мартин взмахнул рукой в сторону блокпоста. Максим вел машину не торопясь и у него оказалось достаточно времени, чтобы подумать как добраться до места их с Михой появления в этом мире. Кроме того, Виноградова все чаще посещала мысль дождаться возвращения бандитов и разжиться у них техникой. Имея спарку ДШК, крупнокалиберного американца и “Печенег”, можно, даже без БРДМа, устроить бандитам “теплый” прием. Главное не уничтожить все машины.
        Максим хотел притормозить около блокпоста, но чернокожий напарник махнул рукой вперед. Макс оглянулся на “кузов” и согласно кивнул головой. Засунуть в “виллис” еще пять трупов было бы проблематично.
        - Где? - Спросил Максим, отъезжая от блокпоста.
        - Дальше. Я смотрю. - Ответил Мартин.
        Проехать пришлось километра два, прежде чем Мартин хлопнул Максима по плечу и указал на полосу невысокой травы вдоль рощи. Основная дорога в этом месте огибала рощу справа, а Мартин предлагал объехать ее слева. Максим понял рассуждения напарника: невысокая трава быстрее распрямиться, а пыль от машин бандитов окончательно не позволит рассмотреть следы.
        Пока Мартин выбрасывал трупы, Максим развернулся и, не вылезая из машины, поднял к глазам прицел. Виноградов попытался придумать, как устроить засаду.
        - Что? - Обеспокоенно спросил американец.
        - Машины. - Максим рукой показал на дорогу. - Пулемет. Большой калибр. Там. Второй пулемет. Там или там. Пулемет. Маленький калибр. Там.
        По корявым фразам и размахиванию руками напарника, бывший морпех понял, что ему описывают диспозицию засады на бандитов. В принципе, Мартин считал, что засада могла получиться, но его интересовал вопрос:
        - Зачем?
        - Банда. Не маленькая. Плохие бойцы. Много оружия. Почему? - Попытался объясниться Максим. - Им нужно мы умереть. Это первое. Нам нужны машины. Одна или две.
        Максим пытался выстроить логические цепочки. Он подозревал, что попытка объяснить американцу что-то о предчувствии или интуиции, при столь скудном словарном запасе, обречены на провал. Макс представил себе, как он пытается перевести на английский фразу “чуйка сработала” или “ж..й чую”. Хмыкнув, и даже покрутив головой, Виноградов попытался придумать что-то более литературное. Почему-то всплыла фраза “кошки на душе скребут”. Максим мысленно перевел ее на английский и начал хохотать. Чернокожий американец удивленно уставился на Виноградова.
        - Катс он май соул из шкряб-шкряб! - Задыхаясь от хохота, озвучил свои лингвистические упражнения Максим.
        - Что?! - Сказать что Мартин обалдел, это значит сильно приуменьшить степень недоумения бывшего морпеха.
        - Шкряб-шкряб. - Повторил Максим, сопроводив свои слова характерным движением пальцев.
        - Сумасшедший русский! - Констатировал Мартин, качая головой. - Учи английский, парень.
        Кое-как успокоившись, Максим повел машину в обратный путь. Снова повторилась процедура фотографирования и транспортировки трупов. Возвращаясь во второй раз, Максим остановил машину метрах в трехстах перед блокпостом.
        - Здесь. Стрелять здесь.
        - Близко. - Возразил Мартин, ткнув пальцем в блокпост. - Опасно.
        - Мы стреляем плохо. Близко - хорошо. - Гнул свою линию Максим.
        - Нужен переводчик. - Махнул рукой американец. - Едем.
        На блокпосту задержались чтобы погрузить остатки оружия и амуниции. Кроме того, как можно тщательнее засыпали землей и пылью следы крови. Как догадался Максим, чтобы не привлекать животных и на утро иметь безопасный доступ на блокпост.
        Солнце ощутимо склонилось к горизонту. У Максима было полное ощущение, что день длиться бесконечно долго. Навалилась усталость. Но Виноградов решил, что до темноты нужно обязательно съездить за вещами к остатками “круизера”. Заодно, обсудить с Михой, что рассказывать Кройцману.
        База встретила “похоронную команду” звучным тарахтением двух дизелей: БРДМа и базового. Обменявшись удовлетворенными улыбками, Максим и Мартин подъехали прямо к БРДМу.
        Сидящий на башне Мигель с веселой улыбкой наблюдал, как Миха гоняет двух негритянок, заставляя прибраться в бронированной машине. Увидев подъезжающий “виллис”, латиноамериканец помахал рукой.
        Рядом с БРДМ высились три кучи вещей. В одной, Максим опознал патронные короба к пулеметам. Во второй - что-то из одежды. А, вот, содержимое третьей определению не поддавалось. Судя по тому, что кучи не пополнялись, Миха успел вытащить весь хлам и, теперь, заставил местных путан, отмывать внутренности машины.
        - Ну, ты монстр! - Приветствовал приятеля Максим.
        - Ха! Да, чтобы два квалифицированных механика не завели “бардак”?! Три раза “ха”! - Принял горделивую позу Миха.
        - У вас это надолго? - Спросил Максим, кивая на женщин.
        - Не, за часок управимся. Бабцы работают как звери! Еще и успевают “прелестями” потрясти! - Хохотнул Миха. - Я слышал, конечно, что в Африке любят “потолще”, но эти…
        - Шутки в сторону. Нам нужно смотаться за вещами. - Мотнул головой в сторону Максим. - Заодно, поговорим. А то, все некогда было.
        - Вдвоем? - Выразил сомнение Миха.
        - А ты хочешь ВСЕ вещи показать? - Криво улыбнулся Максим.
        - Б…дь!
        - Вот-вот! Помнишь мешочек с золотыми “цацкам”? Кройцман оценил его в двенадцать тысяч по весу. Миха, я примерился к мешочку, там около килограмма. Считать умеешь?
        - Б…дь! - Еще более проникновенно повторил Миха.
        - Мигель, извини. Ты. Один. Я и Майкл. Вещи. Недалеко. Быстро. - Повернулся к латиноамериканцу Максим. - Хорошо?
        - Помощь? - Вмешался Мартин. - Опасно. Животные.
        - Машина. Оружие. - Максим пожал плечами.
        Мигель спрыгнул с башни и что-то спокойно объяснил Мартину. Тот скептично взглянул на приятелей и махнул рукой.
        - Спасибо. - Поблагодарил Максим. - Миха, хватай “ствол” и поехали.
        - Не понял, кто из нас механик и водитель? - Делано возмутился Миха. - Отдай баранку!
        - На обратном пути. - Максим рассмеялся. - Я уже присмотрел как ехать, а тебе, тормозу, пока объяснишь…
        - Оп-па! Наезд! Совсем нюх потерял, бродяга? - Копируя “братковские” интонации, Миха плюхнулся на пассажирское сидение. - Гони, шеф!
        На счет “гони”, Миха явно преувеличил. Но по знакомой дороге до блокпоста добрались быстро. Сразу за блокпостом Максим свернул налево. Стараясь не выезжать на гребень холма, Виноградов “ползком” вел машину между кустами.
        Приблизиться к остаткам внедорожника вплотную не удалось. Метров сто пятьдесят предстояло пробираться среди кустов пешком. Подобная перспектива не радовала Максима, но делать было нечего. Оставалось, только, внимательно смотреть под ноги и по сторонам.
        До задней части “круизера” добрались без приключений. На месте, на не искушенный взгляд городских жителей, тоже, никаких следов животных не обнаружилось.
        Кое-как запихнув вещи, вываленные Михой из рюкзака, на место, парни по традиции уселись перекурить.
        - Что делать будем? - Озвучил основной вопрос Миха.
        - Что-что…. Кройцман нас “попалил” на раз. - Вздохнул Максим. - Придется ему правду рассказывать.
        - А какие проблемы?
        - Блин, Миха! Ты понимаешь, что наше попадалово, это авария с Вратами. Ты уверен, что хозяева Врат не захотят спрятать концы в воду?
        - Тем более, нужно рассказывать! Если об этом будет знать много народу, вроде, как и смысла нас ликвидировать нет. - Возразил Миха. - Подстава, конечно. Но можно его предупредить.
        - Хорошая мысль. Но, нас всего восемь. Если захотят зачистить…. - Максим махнул рукой. - Тут нужно искать кого-то посерьезней.
        - А без дяди Семы, мы никого не найдем. - Продолжал гнуть свое Миха.
        - Дядя Сема! - Хохотнул Макс и решил сменить тему. - А с золотишком, что делать будем?
        - А что, есть варианты?
        - Ну-у, понимаешь, я тут думал…. - Максим замялся. - Короче, не нравиться мне этот мужик. Он или сам крут не меряно, или вез золото кому-то. Прикинь, появляемся мы, такие красивые, а нас уже ждут с вопросом “а где наше золото, ребятки?”.
        - А если он того? - Миха сложил руки крестом.
        - А если его ждут? - В тон ответил Максим.
        - Да-а…. По любому, золото нужно забирать. Ну, не закапывать же его здесь. - Миха обвел кусты рукой.
        - Забирать! - Виноградов вздохнул. - Помнишь карточки с фотками? Кройцман сказал, что раз АйДи найдены, то и деньги на месте. Помнится, в каком-то америкосовском фильме “АйДи” называли документы. А у нас их, ни хрена, нету! Так и будем по городам и весям с четырьмя ящиками золота шариться?
        - Слушай, Макс! Чего ты все мне вопросы задаешь? У самого-то идеи есть? - Возмутился Миха.
        - Солнце почти опустилось. - Вместо ответа пробормотал Максим.
        Получилось как-то по киношному, так, что Миха нервно передернул плечами.
        - Давай-ка, хватаем патроны и шмотки и ходу отсюда. Золото зверью всякому без надобности, а люди…. - Максим покачал головой. - Кроме наших, вряд ли кто-то сюда заберется. А нашим - не резон.
        - А дальше? - Миха надел рюкзак и пытался ухватить сразу два цинка с патронами.
        - Если отобьемся от бандитов или решим сваливать, забрать успеем. Не хочу светить такую кучу золота перед малознакомыми людьми.
        - Ну, так тому и быть. - Миха, наконец-то, ухватил цинки. - Идем?
        - Ага, а стрелять ты чем будешь, блин? - Ехидно поинтересовался Максим. - Вот выпрыгнет кто-нибудь!
        - Не, ну ты достал!
        - Ладно, не злись. - Примирительно поднял ладони Максим. - Патроны второй ходкой заберем. Часть сложим в сумку и за плечи. Если тяжело будет, то и третий раз сходим.
        - Ходок, блин! - Оставил за собой последнее слово Миха, но цинки опустил на землю.
        Так и оказалось - пришлось сделать три ходки. Возвращались тем же маршрутом, но за рулем теперь сидел Миха.


        Новая Земля, бандитская база, день первый, вечер.


        - И где вы устроили прогулку, молодые люди? - Встретил приятелей Кройцман. - Вы знаете, какие здесь неприятные животные? Они, почему-то, очень любят кушать глупых представителей нашего вида.
        - Спокойно, дядя Сема! - Максим выпрыгнул из машины. - Мы ни на секунду не выпускали оружие из рук.
        - Дядя Сема. - Задумчиво произнес Кройцман. - А вы знаете, это, даже, интересно. Правда, иметь таких племянников это не мечта моей жизни. Но у старого еврея обязательно должны быть племянники. Тут вы таки правы.
        - Дядя! - Делано шмыгая носом, Миха собрался заключить Кройцмана в объятья.
        Пока Семен Маркович пытался отбиться от дурачащегося Михи, Максим заметил удивленное личико Натали, выглядывавшей из двери. Максим подмигнул девочке и получил в ответ несмелую улыбку. Улыбнувшись в ответ, Макс обратил внимание на волосы девочки. Они были чистые!
        - Миха! Они тут без нас помыться успели!
        - А пожрать? - Тут же остановился Миха.
        - Божешь ты мой! И он еще спрашивает. - Возмутился Кройцман. - Только вас и ждем. Между прочим, здешняя кухарка оказалась женщиной, хоть и непривычных размеров, но очень порядочной.
        - Так, дядя Сема. Меньше слов, больше дела. - Прервал Кройцмана Максим. - Куда идти?
        - Вот там прячется Наташа, она вам и покажет.
        - Там, в машине, несколько цинков патронов…
        - Ах, идите уже. Сейчас придет этот чернокожий милитарист и занесет все патроны куда надо. - Махнул рукой Кройцман.
        Посмеиваясь, Максим прошел мимо Кройцмана в дом. Остановившись перед девочкой, Виноградов рассмотрел ее более внимательно и решил, что в отмытом и переодетом виде Натали, все-таки, вполне претендует на “звание” девушки.
        - Куда? - Улыбнулся девушке Максим.
        Смущенно дернув плечом, Натали махнула рукой и пошла на второй этаж. А там, при виде Натали и парней, две негритянки принялись что-то тараторить и весело смеяться. По взглядам шалав, по их жестам, по напрягшейся спине девушки, Максим понял: над Натали издеваются.
        - Свиньи. Жирные свиньи. - Отчетливо по-английски произнес Виноградов, кладя руку на плечо Натали.
        Негритянки завопили с удвоенной громкостью. Но напугать русского парня видом орущей толстой бабы? Смешно. Тем более, на этаж поднялся Миха.
        - Не понял? Чо они разоряются?
        - Похоже на Наташку наезжали, а я их жирными свиньями обозвал. - Выдал расклад Максим.
        - И?
        - Похоже, обиделись.
        - А вот, не хрен! - Миха сделал два шага мимо Максима с девушкой и, уничижительно оглядев негритянок, несколько раз хрюкнул.
        Не известно, чем бы закончилась эта перепалка, но тут из двери напротив вышел Мартин. Перевести на русский фразу бывшего морпеха Максим не смог, даже, приблизительно. Но шалавы поняли и резко исчезли за дверью. Максим победно подмигнул Натали и шепнул девочке на ушко:
        - Не переживай. Ты лучше.
        Натали покраснела. Мартин, усмехаясь, что-то ей сказал, от чего девушка зарделась совершенно. Максим рассмеялся и снова подмигнул девушке. Натали вывернулась из-под руки Максима и, буквально, побежала вглубь второго этажа. За ней, хихикая отправился Миха. Максим не успел увернуться от одобрительного похлопывания чернокожего здоровяка и последовал за провожатой, потирая плечо.
        Дальнее помещение, с той же стороны что и “б…ская комната”, оказалось душевой с “предбанником”. Парни потратили какое-то время, чтобы найти в рюкзаках вещи для себя.
        - Ты смотри, - вертя в руках упаковку с комплектом нижнего белья, подивился Миха, - все новье!
        - Ну, мужик в новый мир собрался. Не штопаные же носки ему с собой брать. - Пожал плечами Максим.
        - Носки не носки, - не сдавался Миха, - а любимую там футболку или курточку, я бы взял.
        - Твои любимые растоптанные кроссовки и так с тобой. - Максим ткнул пальцем в рабочую обувь приятеля. - Наконец-то будет повод их выбросить.
        - Это с каких? - Миха отодвинул обувку подальше от Максима.
        - Да с таких! Бегать в них паршиво. По высокой траве ходить стремно. К тому же, разваляться они быстро. - Перечислил Максим.
        - Блин! Все равно, не выброшу! Упакую вместе со спецовкой, может, пригодятся еще.
        Максим рассмеялся. Отец боролся с Михой очень просто: как босс, он, просто, приказывал сыну одеть приличную обувь и не позориться перед клиентами. У Максима таких рычагов воздействия на приятеля не было.
        - Ладно, тогда и мою спецовку упакуем. Эх, постирать бы их. - Качнул головой Максим.
        - А что, руки отсохли? - Миха махнул в сторону душевой.
        - Ты надеешься на горячую воду? - Поднял брови Максим. - Или собираешься масло отстирывать в холодной?
        - А… А купаться как? - Растерялся Миха.
        - Ну, я думаю, она не совсем холодная. Так, комнатной температуры. Или солнцем нагретая.
        - Вот это засада. - Горестно вздохнул Миха. - Но очень уж помыться хочется.
        - Ну, так вперед!
        Парни собрались было раздеваться, но тут до них дошло, что все это время у двери тихонько стояла девушка. Максим переглянулся с Михой и оба уставились на Натали. Девушка постаралась сохранить серьезное выражение лица, но, в конце концов, тихонько прыснула в ладошку.
        - Юная леди, что ты делаешь здесь? - Английские фразы давались Виноградову все лучше и лучше. - Брысь!
        Хихикая, Натали выскочила за дверь. Дождавшись, когда шаги девушки прозвучат на лестнице, приятели приступили к “омовению”. Вода, действительно, оказалась чуть теплее комнатной температуры. Поэтому, помывка произошла стремительно.
        Только искупавшись, Максим понял, как было жарко до того. Удивившись тому, что не замечал жару, Виноградов решил, что, просто, было не до того. Видимо, правы были утверждавшие, что при предельной концентрации, человек способен “не замечать” многие неприятные вещи, до сильной боли включительно. Чувствуя себя посвежевшими, приятели спустились по лестнице.
        Из “оружейной” комнаты доносились голоса остальной команды. Максим не сразу понял, что в голосах слышно какое-то напряжение. Только войдя в комнату, Виноградов понял, что все внимание взрослых сосредоточено на Натали и ее брате. Девушка стояла перед братом с опущенной головой и безвольно повисшими руками. А Уэсли, договорив фразу, демонстративно отвернулся от сестры.
        - В чем дело? - Максим быстро подошел к девушке и положил руку ей на плечо.
        Натали стремительно развернулась и, прижав ладони к лицу, уткнулась Максиму в грудь. Мальчик через плечо бросил на Максима и сестру такой взгляд, что Виноградов едва не поежился.
        - Н-да…. Это, как раз, тот случай, когда я не рад быть правым. - Покачал головой Кройцман. - Очень злой мальчик. Сейчас он обвинил свою сестру в смерти мамы. По его словам выходит, что бандиты пришли именно за Натали. А еще, он считает, что девочка должна была нас освободить. И раз она этого не сделала, то ей было хорошо с бандитами.
        - Офанареть! - Изумился Максим.
        Мартин что-то спросил у мальчишки. Выслушав перевод вопроса и ответа, Максим полностью “выпал в осадок”. Уэсли утверждал, что его сестра колдунья и именно поэтому бандиты явились в деревню. Девочка, не отрываясь от Максима, передернула плечами. Макс легонько погладил ее по спине. Такой “раздрай” в команде ни к чему хорошему привести не мог, и Виноградов уставился на Кройцмана.
        - И что вы на меня так смотрите, молодой человек? - Поинтересовался Кройцман. - Что я, по-вашему, должен сделать? Я геолог, а не психоаналитик.
        У Максима появились идеи. Вспоминая, опыт общения с младшей сестрой, Макс быстро сообразил, что нужно делать.
        - Дядя Сема, вам нужно объяснять, что получается из злых мальчиков с автоматом? - Криво усмехнулся Максим. - Нет? Тогда нужно срочно опустить пацана ниже плинтуса. Переводите!
        Максим повернулся к Уэсли и демонстративно рассмеялся.
        - Это она-то колдунья? И что она умеет? На метле летать?
        - Ты ничего не понимаешь! - Сверкая глазами, закричал мальчик. - Она может находить воду и всякое-прочее в земле! Бандиты захотели ее забрать, а мама не давала! Они убили маму!
        - О-о-о! Находить воду, это круто! - Едва дождавшись перевода, насмешливо продолжил Максим. - А откуда об этом узнали бандиты? Кто им рассказал?
        Мальчик передернул плечами и ничего не ответил.
        - Не знаешь? А я тебе скажу! Это был кто-то из твоей деревни, кто-то из твоих друзей. - Максим специально сгустил краски. - Без них бандиты не пришли бы. И почему они не защитили твою семью?
        - У бандитов оружие. - Начал оправдываться мальчик. - А в деревне только три винтовки.
        - А у нее?! - Едва дослушав перевод, Максим оторвал от себя девочку и слегка подвинул в сторону брата. - Или она должна была сама пойти с бандитами? А что сделал ты?
        - Я? - Мальчишка вскочил на ноги. - Когда убили маму, я бросился на них!
        - То есть, сестру ты готов был отдать? - Коварно поинтересовался Максим. - Твоя мама защищала дочь. А что делал ты?
        - Я ничего не мог сделать. - На глазах мальчика показались слезы. - Их было много и все с оружием.
        - А что могла сделать твоя сестра? Тут их было еще больше и тоже все с оружием. Знаешь, что с ней сделали бы?
        Едва сдерживая слезы, Уэсли схватил оружие и бросился к выходу. Не дав девушке броситься за братом, Максим яростно принялся жестикулировать Мартину, предлагая отправиться за мальчишкой.
        - Почему я? - Растерялся бывший морпех.
        - Ты воин. Ты сильный. Ты образец. - Быстро проговорил Виноградов.
        Пробормотав что-то про себя, Мартин встал из-за стола и отправился искать мальчика. После ухода чернокожего бойца, в комнате наступила тишина. Натали все также прижималась к груди Максима. А потом, тишину нарушили всхлипывания из коридора. Виноградов удивленно оглянулся. В комнату входила та самая кухарка необъятных размеров. Максиму сразу вспомнился какой-то американский фильм про войну Севера и Юга. Там был подобный персонаж: толстая негритянка кухарка, верно служащая своим хозяевам, но очень добрая и сочувствующая девушке-рабыне.
        Кухарка поставила на стол кастрюлю, погладила Натали по голове и, вытирая глаза передником, отправилась обратно на кухню. Девушка подняла голову и одними губами прошептала Максиму: “Спасибо”. Виноградов ободряюще улыбнулся и повел Натали к одному из разномастных стульев.
        - Так, молодые люди, - Кройцман быстрее других справился с неловкостью. - Давайте кушать. У нас еще много дел.
        - Это каких? - Возмутился Миха.
        - Накормить пленных и женщин, заглушить дизель-генератор, распределить дежурство. Вам еще перечислить или достаточно, молодой человек? К тому же, вы задолжали мне разговор. Серьезный, смею заметить, разговор.
        - Это не ко мне, это к Максу! - Тут же открестился Миха. - И, вообще, когда я ем, я глух и нем.
        Миха снял крышку и решительно насыпал себе из кастрюли макароны с мясом. Поискав глазами хлеб и не обнаружив его, парень буркнул себе под нос: “Счастье полным не бывает”. Глядя, на аппетитно жующего Миху, к кастрюле потянулись и остальные.
        Когда тарелки почти опустели, снова появилась кухарка. В одной руке она несла большой кофейник, а в другой несколько металлических кружек. Кухарка извинилась, что кружек мало и заявила, что еда скоро остынет, поэтому нужно звать “Большого Мартина” и мальчика. Максим решительно поднялся. Выходя из комнаты, он услышал, как Кройцман бормочет по-русски:
        - Если сравнивать с вами, мадам, то Мартин не кажется таким уж большим.


        Новая земля, бандитская база, день первый, глубокий вечер.


        Бывший морпех и мальчишка обнаружились рядом с “виллисом”. Мальчик сидел за рулем, а Мартин стоял, опираясь на капот, и курил. Максим прикурил свою сигарету, подошел и стал рядом. Мальчик вылез из машины и встал перед Максимом. Он собирался что-то сказать, но Виноградов опередил его:
        - Не я. Сестра.
        Уэсли обреченно посмотрел на Мартина. Чернокожий здоровяк утвердительно кивнул головой. Мальчик вздохнул и, загребая ногами пыль, отправился к дому. Максим показал Мартину большой палец. Тот что-то буркнул в ответ и заинтересованно уставился в сторону соседнего здания. Максим проследил за его взглядом и обнаружил несколько странных существ, кружащих в воздухе над крышей. Рассмотреть местных птиц было сложно и Виноградов задумался: чего они там кружат. И тут же хлопнул себя по лбу. Часовой на крыше, его-то труп они не вывезли.
        Максим виновато посмотрел на Мартина.
        - Мертвый бандит? - Сообразил тот.
        По виду чернокожего бойца было понятно, что снова возиться с мертвецом ему совершенно не хочется. Максим виновато развел руками.
        Ситуацию спасли Кройцман, Мигель и Лафонтель. Они вышли с оружием на крыльцо. Кроме того, в руках Мигеля была кастрюля. Мигель что-то сказал бывшему морпеху. Тот в ответ горестно махнул рукой в сторону крыши соседнего дома. Сочувствующие выражения лиц Кройцмана и Мигеля не вызывали положительных эмоций. А, вот, месье Лафонтель улыбнулся, постучал пальцем по кастрюле и произнес какую-то фразу. Разобрать что сказал француз Максим не смог, но просветлевшее лицо Мартина яснее всяких слов говорило о том, что решение проблемы существует.
        - Действительно, мы таки не сообразили поручить эту малоприятную, с позволения сказать, работу нашим пленникам. - Озвучил для Максима идею дорожного инженера Кройцман. - Вы, молодой человек, сейчас пойдете и соберете оружие. А чуть позже вам приведут тех, кому более привычно возиться с трупами. И я не думаю, что с ними будут проблемы. В крайнем случае, оставшимся придется возиться с несколько большим количеством мертвецов.
        Немного подивившись некоей “отмороженности” Семена Марковича, Максим изобразил взятие “под козырек” и отправился на крышу. По металлической лестнице в коридоре второго этажа, Виноградов вылез на крышу. Трупный запах чувствовался весьма ощутимо и Максим пожалел, что успел поужинать. Стараясь меньше принюхиваться, парень осмотрелся. На трех сторонах крыши были оборудованы небольшие укрытия из мешков с песком. Одно из них, с той стороны, где сейчас стоял БРДМ, а раньше, еще и машины, было прикрыто небольшим навесом. Убитый бандит лежал недалеко от края. Максим подумал, что он вышел из-под навеса, чтобы поговорить с приятелями у ворот. Парень покачал головой: был бы бандит под навесом, еще неизвестно, как все обернулось бы. Может быть он успел бы сориентироваться и расстрелял бы Максима с Михой в спину. Максим передернул плечами.
        Стараясь не испачкаться в засохшей крови и испражнениях, Виноградов занялся “мародеркой”. Очередная немецкая автоматическая винтовка удивления не вызвала. А, вот, пистолет, заставил Максима удивленно поднять брови. “Vektor SP1”. А надпись “Сделано в Южной Африке” привела в полное недоумение. Сколько Макс не напрягал память, он не смог вспомнить ничего про южноафриканские пистолеты. В конце концов, подумав, что не такой он и знаток оружия, Виноградов прекратил ломать голову над маркой пистолета и оценил его состояние. Выглядел “Вектор” лучше “Тауруса”, новее, и при этом, был похож словно родной брат. Убедившись, что патрон “южноафриканец” использует тот же самый, 9х19 Пара, Максим вложил именно его в свою кобуру. В который раз, возблагодарив бандитов за приверженность поясным сумкам, Макс стал обладателем очередного АйДи и тысячи двухсот экю. Заляпанную кровью разгрузку Максим снимать побрезговал.
        Под навесом обнаружилось пулеметное гнездо с американским М60 на треногом станке. Кроме присоединенной к пулемету ленты, рядом стояли еще три коробки. Максим попытался вспомнить сколько патронов в ленте к М60. Получалось сто или двести. Виноградов еще раз пожалел, что к “Печенегу” остался всего десяток патронов. Спаренный ДШК, крупнокалиберный М2, КПВТ и ПКТ на БРДМе, а теперь еще и М60. С такой огневой мощью можно смело встречать бандитов. И, пусть, стрелять почти никто не умеет, метров с трехсот-четырехсот можно так “причесать” колону, что отстреливаться будет некому. Жалко, только, что из БРДМа стрелять сразу из двух пулеметов в разные стороны нельзя.
        Едва подумав об этом, Максим досадливо поморщился, но, тут же, радостно потер руки: патроны к ПКТ и “Печенегу” одни и те же. Макс мысленно стал прикидывать, где разместить пулеметы и кто из них будет стрелять. Особенно из КПВТ. Максим подозревал, что никто из его сподвижников никогда раньше не стрелял из башенного пулемета, целясь через специальный прицел. К тому же, Виноградов вспомнил, что и башня, и пулеметы наводятся вручную.
        - Макс! - Крик откуда-то снизу отвлек Максима от размышлений о засаде.
        Подбежав к противоположной стороне крыши, Максим увидел стоящих перед входом в здание Мартина и Мигеля, конвоировавших двоих пленников.
        - Мы идем. Готов? - Задрав голову, спросил Мартин.
        - Да, я готов. - Ответил Максим и добавил. - Потом ты нужен здесь, Мартин.
        - Что случилось?
        - Здесь пулемет и …. - Максим попытался руками изобразить треногу. - Тяжелые.
        Бурча что-то себе под нос, бывший морской пехотинец махнул пленникам рукой. Все четверо вошли внутрь здания. Виноградов приготовил автомат и расположился так, чтобы не допустить пленников к оружию. Вскоре, из люка показалась первая голова. Никого не увидев, пленник начал оглядываться. Максим помог ему, негромко свистнув. Пленник вылез на крышу и отошел к убитому. Следом вылез и второй. Косясь на Максима, негры подхватили труп одного из своих бывших тюремщиков и подтащили к люку. Довольно быстро спустив труп внутрь, “похоронная команда” скрылась вслед за ним. Поставив автомат на предохранитель, Максим снова подошел к краю крыши.
        Спустя пару минут, из дома вышел Мигель, за ним носильщики с трупом и замыкал процессию Мартин. Показав Максиму растопыренную пятерню, что, видимо, означало “пять минут”, чернокожий боец отправился дальше. Посмотрев им вслед, Максим перевел взгляд на пулемет и боеприпасы. Сам пулемет, тренога и четыре короба с патронами, по прикидкам Максима, весили килограмм двадцать. Парень решил, что грузить все на Мартина это наглость.
        - Миха! - Заорал Максим, глядя на противоположное здание. - Миха, выползай, дело есть!
        Миха сначала показался в окне с кружкой в руках. Сквозь не очень чистое стекло и решетку он недоуменно осмотрел улицу, но кричавшего не увидел. Только после того, как Максим крикнул: “На крышу смотри”, Миха заметил приятеля. Максим несколько раз призывно махнул рукой. Миха отошел от окна и, вскоре, появился на крыльце.
        - Миха, сейчас Мартин подойдет, поднимайся с ним сюда. Тут куча барахла и мы сами не управимся.
        Михаил скривился в недовольной гримасе. Но из-за дома показался Мартин, и Миха направился к входу в дом. У входа они с Мартином встретились и бывший морской пехотинец что-то спросил. Самого вопроса Максим не услышал, но Миха в ответ похлопал по кобуре на поясе, и Виноградов догадался, о чем говорил Мартин. Очевидно, чернокожий боец интересовался, почему Миха без оружия. И спросил он таким образом, что, даже, Миха его понял. Макс, в который раз, подивился сообразительности, казалась бы, рядового вояки без образования. Заодно, Виноградов подумал, что и Мигель Эрнандес выбивается из классических представлений о шумных, импульсивных латиноамериканцах.
        Долго предаваться этнографическим размышлениям не пришлось. Бурчащие что-то себе под нос Миха и Мартин поднялись на крышу. Максим усмехнулся: хоть бурчали они на разных языках, но можно было поспорить, что смысл один. Мартин, ни слова не говоря, подошел к пулемету. Сноровистыми движениями разрядил М60 и бегло его осмотрел. Махнув рукой, чернокожий здоровяк отсоединил пулемет от станка-треноги и демонстративно взвалил на плечо. Максим помог Михе взвалить на плечо сложенную треногу, а сам постарался ухватить все четыре короба с патронами. В результате, Михе пришлось одеть на шею еще винтовку и пояс с пистолетом.
        Около люка, правда, пришлось все добро свалить в кучу, чтобы переправить его вниз. Нагрузившись по новой, трофейная команда отправилась в “штаб-квартиру”. Их встретили и частично разгрузили. А когда трофеи заняли свое место рядом с остальной добычей, все снова уселись за стол. Максим быстренько налил себе кофе. Кофе был еще теплым и имел немного странный привкус, но после столь долгого дня это было просто божественно. Виноградов прихлебывал из кружки и посматривал на своих товарищей. Те отвечали такими же взглядами. Даже Натали с братом уселись на одну табуретку и переводили взгляды с одного из старших на другого.
        - Ну-с, молодые люди. - Нарушил молчаливое переглядывание Кройцман. - И позвольте вас спросить, что мы дальше собираемся предпринимать?
        - Ну, мне нужно почистить оружие. - Вздохнул Максим. - Поэтому первая вахта - моя.
        - А вы не забыли, что должны мне очень интересный, как мне думается, разговор? - Мило улыбнулся Виноградову Семен Маркович.
        - Значит, с первой парой часовых мы определились. - Вернул Кройцману улыбку Максим.
        - Вот и чудно! - Кройцман перевел диалог для остальных.
        После непродолжительного обмена мнениями, было решено, что вторую смену составит Мартин и Уэсли, а третью - Мигель и месье Лафонтель. Миха возмутился тем, что ему не нашлось места в расписании несения стражи. В ответ, Мигель выразительно показал на перевязанную голову механика.
        - Видишь, Миха, даже Мигель уже понял, что у тебя непорядок с головой. - Улыбнулся Максим.
        - Может, я помогу с чисткой? - Мужественно предложил Миха.
        Судя по тому, что приятель не прореагировал на подколку, Максиму стало понятно, что Миха держится исключительно на “морально-волевых”. Виноградов, правда, чувствовал, что и сам недалеко ушел от приятеля, но твердо собирался сначала вычистить оружие и побеседовать с Кройцманом. И только потом вырубиться.
        Его несколько напрягало участие в ночном дежурстве мальчика, но поймав полный признательности взгляд, который Уэсли бросил на Мартина, промолчал.
        - Так, с ночными бдениями разобрались. А какие планы на завтра? - Подвел итог Кройцман.
        - Наполеоновские! - Рассмеялся Максим. - Дядя Сема, не парьтесь, будет день, будет пища. - Махнул рукой Максим. - У нас пол дня минимум. Успеем все обсудить и приготовиться.
        Кройцман перевел, и остальные согласно покивали головами. Только Мартин вдруг встрепенулся и что-то спросил у Кройцмана. Выслушав бывшего морского пехотинца, Семен Маркович подозрительно уставился на Максима.
        - Итак, молодой человек, что вы такого сказали нашему чернокожему друг, что он переживает за ваше душевное здоровье?
        - Э-э-э, в смысле? - Не сразу понял Максим.
        - Вы тогда были на дороге и, громко сказано, обсуждали планы встречи наших весьма неуважаемых хозяев.
        Тут Виноградов сообразил и, стараясь сохранить спокойное выражение на лице, небрежно ответил:
        - А-а-а! Ну, я процитировал ему одну из наших поговорок. Кэтс он май соул из шкряб-шкряб.
        Месье Лафонтель едва не подавился кофе, Уэсли широко раскрыл глаза и уронил челюсть, Натали принялась хихикать, прикрыв рот ладошками, Мартин развел руками: “А я что говорил”, Миха шепотом проговаривал фразу, пытаясь понять, что же это приятель такое завернул, Мигель, улыбаясь, качал головой, а Кройцман укоризненно посмотрел на гордо обозревающего товарищей Максима.
        - Ах, молодой человек, нельзя же так! Я, конечно, догадываюсь, что именно вы хотели сказать, но зачем же так дословно? - Всплеснул руками Кройцман. - Нет, я, конечно, попытаюсь объяснить смысл русского выражения “кошки на душе скребут”, но ваше “шкряб-шкряб”…
        Пока Кройцман собирался с мыслями и объяснял не понимающим русский язык что именно имел ввиду Виноградов, Миха уважительно взглянул на приятеля и сказал:
        - Силен бродяга! “Шкряб-шкряб” - это круто!
        - Ну дык, могем!


        Новая Земля, бандитская база, день первый, начало ночи.


        Выслушав перевод и объяснения, не русскоязычная часть команды едва ли не в один голос посоветовала Максиму учить английский и отправилась занимать спальные места. Оставшись вдвоем с Кройцманом, Макс впервые обратил внимание, что комната освещается двумя керосиновыми лампами. Прислушавшись, он не услышал шума дизеля. Максим покачал головой от огорчения: он даже не услышал, когда выключили дизель-генератор. Вокруг, конечно, свои, но нужно быть внимательнее, дал себе установку Виноградов.
        Максим разложил на столе оружие, требующее чистки. “Сайга”, “Тигр” и “Вихрь” попали в первую очередь. Новенький АК-103-2 и АКМ из “демонстрационной партии” были оставлены напоследок. Хоть бандиты и много стреляли, как говорила Натали, но автоматы после этого вычистили. Еще немного подумав, Максим добавил прилично выглядевший АКМС. Ведь, если Миху посадить за руль БРДМа, то с “Сайгой” ему будет очень неудобно залезать и вылезать, если, не приведи господь, придется это делать быстро. А еще, Виноградов с сожалением посмотрел в сторону “Печенега”: подходящие патроны появились, но лент было только три. Оставлять БРДМовский ПКТ совсем без патронов не хотелось. Конечно, и сто патронов к пулемету это не плохо, но очень мало для нормального боя. Особенно с неопытными пулеметчиками.
        Максим мысленно представил себе, как бандитская колона попадает под кинжальный огонь, фактически, трех крупнокалиберных пулеметов, а тут еще выезжает БРДМ, а с флангов два единых пулемета….
        Максим, даже, потер руки от удовольствия.
        - И что это было? - Вывел Виноградова из задумчивости голос Семена Марковича. - Вернитесь на грешную землю, молодой человек. И принимайтесь-таки рассказывать старому еврею свою историю.
        - Хм. Вы точно хотите услышать нашу историю целиком? Не подумайте, что я не хочу рассказывать, но…. - Максим замялся. - Понимаете, дядя Сема, у вас могут быть неприятности…
        - Божешь ты мой, Максим, - всплеснул руками Кройцман, - люди, которые бояться неприятностей, не оказываются здесь.
        - Ох, дядя Сема, не будьте так уверены! - Вздохнул Максим.
        - О-о-о! Я таки был прав, и эти загадочные Ворота сработали не так как нужно. Именно поэтому вы здесь?
        - Ну, ладно, слушайте. - Рассказ не занял много времени. Максим едва успел дочистить “Сайгу” и придвинуть к себе “Тигр”.
        - Вот такие дела. И как на это все отреагируют хозяева Врат…. - Максим покачал головой. - Может они захотят это скрыть, а лучший способ скрыть какое-то событие, как вы понимаете, ликвидировать всех кто о нем знает.
        - Ну-с, молодой человек, что-то такое я и предполагал. А что касается Ордена…. - Кройцман поморщился. - Не думаю что эти, не к ночи будь помянуты, кровососы будут иметь к вам претензии. Может быть они, вообще, поступят совсем наоборот. Они таки могут использовать вашу историю, чтобы показать всем, насколько сложен процесс перехода, и отбиться-таки от многих вопросов.
        - Дай-то бог. А, кстати, может объясните мне подробнее, что за Орден такой. А то, по тому, что мне рассказали, так мать Тереза нервно курит в сторонке. - Спросил Максим.
        - О, да! Рассказать эти господа умеют. - Начал Кройцман и озадачено умолк.
        Максим повернул голову и озадачился не меньше. В комнату, с горячим кофейником в руках, вошла Натали. Не поднимая глаза на удивленных мужчин, девушка подошла к столу и поставила парящий кофейник. Почему-то так получилось, что поставила она его значительно ближе к Максиму, чем к Семену Марковичу.
        Кройцман вышел из ступора и спросил:
        - Ты почему не спишь?
        Пока девочка отвечала, Максим с интересом рассматривал ее. Две лампы давали для этого достаточно света. Тем более что днем специально присмотреться к Натали как-то не получалось. И, чем внимательнее Максим рассматривал девушку, тем в большем недоумении он пребывал. На первый взгляд в Натали можно было безошибочно определить как мулатку. Но при более подробном рассмотрении Виноградов никак не мог четко сформулировать, из чего следовал такой вывод. Черные, чуть кучерявые волосы длиной до плеча? Не самый очевидный признак. Смуглая кожа, чуть широковатые крылья изящного носа, слегка полноватые чувственные губы? Получалось, что ни одна из черт лица по отдельности признаком присутствия негритянской крови быть не могла, но все вместе…. Максим обнаружил, что его первоначальное отношение к 0x08 graphic
        Натали, как к девочке-подростку, начинает коренным образом изменяться.
        (примерно так выглядит Натали)
        - Молодой человек! - Прервал свернувшие куда-то не туда мысли Максима Семен Маркович. - Вы так пристально смотрите на девушку, что совсем смутили ее.
        И действительно, Натали, склонив голову, смущенно водила пальцем по столу. При этом она нет-нет, да и посматривала на Максима.
        - Дядь Сема, вот вы сказали, что в ней течет негритянская кровь. Так? А теперь присмотритесь, и скажите, по каким признакам вы это определили. - Поделился Максим своим открытием.
        Теперь и Кройцман принялся внимательно рассматривать девушку. Чем окончательно смутил ее. Натали нервно поправила волосы, потом платье, потом не выдержала и воскликнула:
        - Что?
        - Мы спорить. - Серьезно начал Максим. - Он говорит ты симпатичная. Я говорю ты не симпатичная.
        Максим сделал паузу, наблюдая, как меняется выражение лица девушки. И прежде, чем смущение сменилось обидой, добавил:
        - Ты красивая.
        Кройцман хихикнул, а Натали с очаровательной смесью смущения, обиды и возмущения во взгляде, повернулась к Максиму. Девушка несколько раз набирала воздух, чтобы что-то сказать, но, видимо, не могла подобрать нужных слов, и каждый раз лишь вздыхала. Максим подмигнул. Судя по всему, это стало последней каплей. Натали повернулась к Кройцману и задумчивым тоном выдала несколько фраз. Максим разобрал едва ли четверть слов и смысл сказанного от него ускользнул. Зато, Семен Маркович согнулся пополам от хохота. Победно глядя на Максима, рассмеялась и девушка.
        - Ха-ха! - Возмутился Виноградов. - Может переведете, чтобы и я посмеялся?
        - Это милое создание поведало, что в детстве не понимала, почему мама начинает гоняться за папой и пытаться таки стукнуть его подушкой или полотенцем. - Продолжая посмеиваться, перевел Кройцман. - И только теперь она поняла. И даже более! У нее появилось желание сделать таки тоже самое.
        - Но-но! Вы переведите, что драка подушками, это любимое развлечение русских детей. Я буду защищаться! - Максим постарался принять самую гордую позу. И тут же коварно прищурился. - И, кстати, спросите, а чем заканчивались эти мамины попытки?
        Выслушав Кройцмана, Натали сначала улыбнулась, а потом ненадолго задумалась.
        - Они начинали целоваться. - Удивленно вспомнила девушка.
        - О-о-о! Может, сразу перейдем к этой части? - Максим широко раскинул руки и попытался обнять девушку.
        Натали и без перевода все поняла и смущенно прикрыла лицо руками. Оставив себе, впрочем, возможность поглядывать на Максима сквозь изящные пальчики. Макс рассмеялся и приобнял девушку за плечи. Не сопротивляясь, Натали позволила усадить себя на табуретку. После этого, она быстренько показала Максиму язык и отвернулась.
        - М-да. Э-э-э… О чем это мы говорили? - Попытался припомнить Виноградов.
        - Об Ордене, молодой человек, об Ордене. - Понимающе хмыкнул Кройцман.
        - Ну, тогда излагайте.
        Начал Семен Маркович с официальной версии. Максим кое-что слышал еще дома, но Кройцман очень интересно расставлял акценты в официальной версии. Виноградов и раньше не очень верил в бескорыстие финансовых и властных структур, а по мере рассказа дяди Семы прямо-таки почувствовал, что за “белым и пушистым” фасадом Ордена должна скрываться большая дурно пахнущая куча.
        Слушая Кройцмана, Максим продолжал возиться с оружием. А заметив, что Натали заскучала, слушая монолог на незнакомом языке, подсунул ей несколько деталей на протирку. Девушка благодарно улыбнулась.
        - И если вы спросите мое мнение, я таки вам скажу, что Орден что-то скрывает. - Закончил краткий обзор политики Ордена Кройцман. - И превратиться мне в чистокровного араба, если это не двухсторонняя связь со старой Землей.
        - Во как! - Вскинул голову Максим.
        - Не обольщайтесь, молодой человек. - Покачал головой Кройцман. - Даже, если я прав, а у меня есть такое чувство, то эта возможность доступна исключительно узкому кругу лиц.
        - То есть, домой нас не отправят?
        - Категорически в этом уверен!
        - Блин! - Максим криво усмехнулся. - Тогда рассказывайте об этом мире!
        - И что именно вы хотите узнать?
        - Ну, дядь Сема! - Укоризненно посмотрел на Кройцмана Максим. - Все, что я знаю об этом мире, укладывается в пару фраз. Дикий мир с опасной фауной и люди, живущие по законам Дикого Запада. Так что, все остальное должны будете сообщить мне вы.
        - Ох, молодой человек, я таки Семен Кройцман, а не Майн Рид с Фенимором Купером в одном флаконе. - Возмутился Семен Маркович, но хитро улыбнулся и добавил, вставая со стула. - Но я таки знаю, что может нам помочь!
        Подхватив одну из ламп, Кройцман вышел из комнаты. Максим пожал плечами и сосредоточился на окончании сборки “Тигра”. Установив на место крышку ствольной коробки, Максим потянулся за магазином, но обнаружил его в руках у Натали. Девушка вполне уверенно вставляла патрон за патроном и через несколько секунд протянула снаряженный магазин Максиму. Виноградов прищелкнул магазин на место и протянул винтовку Натали.
        - Умеешь?
        Девушка взяла винтовку немного неловко, но быстро нашла удобное положение. Попробовала вскинуть “Тигр” к плечу. Четыре килограмма массы и сто тридцать сантиметров длины оказались не совсем по плечу худенькой девушке.
        - Папа учил меня. - Вздохнув, Натали положила винтовку на стол. - Другая винтовка. Тяжелая. Эта легче.
        Максим удивленно вскинул брови. Пусть сейчас девушке лет шестнадцать, тогда из чего же учил стрелять свою малолетнюю дочь папа? Максим прикрепил прицел, и Натали снова взяла “Тигр” в руки.
        - Мне нравится. - Решила через некоторое время девушка.
        Максим не успел ни прокомментировать, ни задать вопрос. Размахивая на ходу какой-то брошюркой, в комнату вернулся Кройцман.
        - Таки память старого еврея еще на что-то годиться! - Торжественно провозгласил Семен Маркович и положил довольно неприглядного вида книжицу перед Максимом. - Перед вами, молодой человек, “Памятка переселенца”, такой с позволения сказать шедевр Орден выдает всем прошедшим Ворота.
        - Что, прямо в таком виде? - Максим брезгливо перелистнул страницу.
        - Хм. Ну, вы же видели, как они тут живут. Варвары. Никакого уважения к печатному слову. - Усмехнулся Кройцман. - Мне вообще удивительно, зачем это сохранили.
        - Бумага жесткая. - Ответил старой шуткой Максим.
        - Такая точка зрения таки имеет право на существование. - Согласился Кройцман. - Так, содержания этого опуса нам не интересно, но к нему прилагается комплект карт. И я не имею в виду принадлежности для преферанса. И не смотрите, что на ней грязи больше чем типографской краски. Общий контур более-менее населенных территорий рассмотреть можно.
        - Ну, в принципе…. - Вынужден был согласиться Максим.
        - Тогда я таки начну урок географии с элементами политинформации. - Кройцман в качестве указки решил использовать вилку.
        - И начну я с самого невероятного, что мне довелось увидеть за мою, поверьте, не бедную на события жизнь. В этом мире есть территория, где живут русские, но таки нет пьянства, воровства и раз-гильдяйства! Вы можете обвинить меня во лжи и будете не правы! Тут таки существует Протекторат Русской Армии. - Кройцман по-казал на карте. - Вы знаете, я впервые начал уважать военных. Когда они поняли, что и в этом мире собирается повториться история России во всей ее, не при дамах будь сказано, красе, они просто пе-реселились на еще не занятые земли. Там была еще какая-то история со старым зэком. Еще тем зэком, едва ли не сталинской закалки. И вы знаете, молодой человек, этот зэк оказался мудрее и порядочнее многих нынешних этих … Как их называют в телевизоре: демокра-тическая интеллигенция, слуги народа и другие женщины легкого поведения. Ну, вы таки понимаете, что я имею ввиду. Или здесь сыграла роль фамилия этого человека, а это был таки Демидов. Или пожилого человека замучила ностальгия по империи, которую три алкоголика развалили, спрятавшись в Беловежской пуще. Или одно из двух. В результате столь
странного союза, территория Русской Армии таки одна из самых сильных на Новой Земле. Демидов по-строил заводы, а военные их защитили.
        Семен Маркович развел руками, демонстрируя все степень своего удивления. После чего, скривился, словно съел лимон, и продолжил рассказ.
        - И вы, наверное, таки догадались, от кого пришлось защищаться в первую очередь? Правильно, молодой человек. Вот здесь лежит из-начальная русская территория. Угадайте, как называется столица? Да, таки Москва. - Семен Маркович снова обвел на карте немалый кусок земли. - Хотите верьте, хотите нет, но в Москве собрались те же люди, что и в той России. Как вы думаете, какими талантами они обладают? Что вы говорите? Хватательный рефлекс? Таки браво, молодой человек! Даже я не смог бы сказать лучше. Ну и что, что это не вы придумали. Проследите за речью любого из нас, и вы таки обнаружите сплошные цитаты. Но, мы отвлеклись от темы! Когда армия смогла сделать то, что не получалось в старом мире - привести свой сапог в соприкосновение с таки главной частью тела этих деятелей, они начали набирать новую, свою. Говорят, там со-бралось все, что вышло из внутренних органов. Молодой человек! Я таки говорил о милиции, внутренних войсках и прочих ОМОНах-шмомонах, а не о том, о чем вы подумали. Хотя, отдаю должное вашей проницательности. Этого там тоже хватает. Вы знаете, я раз-бираюсь в военном деле, если это
можно назвать делом, еще хуже, чем в балете. Но я слушаю, что говорят люди. А люди таки уважают Русскую Армию. Или боятся. Вы можете опять-таки мне не по-верить, но даже самые отъявленные бандиты не рискуют больше нападать на конвои Русской Армии. Представьте себе, молодой че-ловек, британцы, а вы, наверное знаете, как они любят русских, британцы зовут Русскую Армию сюда в Дагомею наводить порядок.
        Кройцман отхлебнул кофе, давая Максиму время осознать всю невероятность приведенных фактов.
        - Кстати о Британии. Эти деятели и тут отхватили себе таки остров. Даже два. - Кройцман ткнул вилкой в карту. - А если вы хотите со-всем посмеяться. То посмотрите севернее. Там вы увидите, как таки реализовалась мечта многих китайских товарищей. Теперь у Китая и Евросоюза есть общая граница. Гм. А вы знаете, молодой человек, о Китае я вам ничего таки не расскажу. Просто не знаю. Но еще смешнее, чем граница Китая с Евросоюзом, смотреть на то, что произошло с Америкой. Молодой человек! Ну, что вам этот Евро-союз? Вот он, да занимает всю эту территорию и что? Людей мало, порядку много. Они хотят устроить тут таки филиал своей ухожен-ной скучной Европы.
        Пожав плечами, Семен Маркович махнул рукой и поспешил пе-рейти к более интересным, с его точки зрения, фактам.
        - Вы таки лучше послушайте про Америку. И я имею вам сказать, что здешняя Америка это самая большая печаль Ордена. Они умудрились поделиться на три части! Мало того, умники из Ордена поместили Америку в такое место, где снова нет нефти. Вы будете смеяться, но и здесь нефть таки у русских и арабов! Однако, вер-немся к нашим баранам. Вот здесь, два острова, Манхэттен и Ко-лумбия. Здесь, хочу я вам сказать, больше Орден, чем Америка. Вот здесь, на этом полуострове штат Нью-Йорк. И, хотите смейтесь, хо-тите нет, но в нем есть федеральный округ Новый Израиль и столица всех Штатов - Зион. И я не удивлен, что остальные штаты не любят свое правительство. Я тоже не хотел бы жить в стране с такой столицей. Да, я еврей. Но мне таки хватило порядков в старом Израиле. Я советский еврей. Я хочу в субботу пойти с друзьями таки на пиво! Какая матрица? Ах, фильм. Это тот, где здоровенный негр кормит белого юношу разноцветными таблетками? Ну, что вы, молодой человек! Смотрите, не скажите такое в присутствии кого-нибудь оттуда. Вас сочтут таки богохульником и еще много кем. Но мы снова отклонились от темы. Все
вместе это называется АСШ - Американские Соединенные штаты. Никакой фантазии!
        - Остальные Америки? - Семен Маркович секунду собирался с мыслями. - Вы любите фильмы про Дикий Запад? Тогда вам сюда. Вот здесь Техас. Который не числится штатом Америки, и таки сам по себе веселая страна! Знаете, молодой человек, я постоянно нахожусь в состоянии полного недоумения, как могут жители этого штата иметь столько оружия и быть столь лояльными друг к другу. Вот посмотрите. Город Аламо. Если в этом городе вы выйдете на улицу без штанов, может быть, вам сделают замечание. Но, если вы выйдете без пистолета, вы станете потерянным для общества чело-веком! И при такой таки милитаризации они искренне уважают мэра и шерифа. Но, хватит про Техас. Если вы поедете на русские земли, вы сами все увидите, а ночь может скоро закончиться, и я не успею рассказать остальное.
        - Кстати! - Импровизированная указка, покинув Техас, остановилась на сопредельной территории. - По дороге на русские земли вы про-едете и еще одну Америку. Вот здесь, засели конфедераты. Это те, молодой человек, кто проиграл в войне Севера и Юга. Нет, вы только посмотрите, современная молодежь еще что-то знает. Да, южане. И флаг они взяли еще из той Конфедерации. Даже законы пытаются вводить те же. Поговаривают, хотя сам я такого не видел и не слышал, что в некоторых городах людям с кожей не белого цвета совсем не рады. Кстати, я едва не забыл о главной достопри-мечательности местных Америк. Если бы не грязь, то вот тут, у слияния двух рек с названиями Рио-Гранде и, только не удивляйтесь, Мормонская, расположился город с говорящим названием Нью-Рино. Столица Автономной Территории Невада и Аризона. И я вам скажу, что есть некая символика в том, что на этой карте в этом месте грязное пятно. Они умудрились таки всю грязь из старого мира пе-ретащить сюда и собрать в одном месте. Там можно все. Там можно такое, за что в другом месте вас просто повесят за шею на ближайшем дереве. И вы знаете, что
говорят про это место? Про этот большой притон говорят как о месте с очень строгими порядками. Я даже слышал, что всех тех, кто хотел отнимать деньги у людей не через кассу, а с помощью револьвера, они перестреляли сами.
        Кройцман покачал головой, одновременно выражая и осуждение и удивление поведением неизвестных деятелей из Нью-Рино.
        - Но давайте оставим этих наследников Содома и Гоморры. По-смотрите на север. Да, север это вверху. Как вы думаете, как назы-ваются эти горы? Эк, вы хватили, молодой человек! Кордильеры! Нет, всего на всего, Сьерра-Невада. А вот эти? И снова не угадали. Это тоже Сьерра-Невада. А эти? Вы как будто знали! Да, это тоже таки Сьерра-Невада. - Семен Маркович рассмеялся. - Нет, дальше идут Сьерра-Гранде. И трех Сьерра-Невад вполне достаточно. Так вот о севере. Видите эту весьма впечатляющую реку? Это Амазонка. И течет она через и Бразилию и …. Да, в этом мире Амазонка таки протекает по территории России. И Бразилия оказалась севернее русских земель. Веселая страна. Русские туда в отпуск ездят. И кофе бразильцы выращивают еще лучше, чем в старом мире. А вот правее Бразилии начинается полное черти что под названием Латинский Союз. Хотите верьте, хотите нет, но количество Боливаров, Кортесов, Чегеваров на душу населения там превосходит все разумные пределы. А что делают подобные вожди и герои? Пра-вильно, сколачивают банду и отправляются грабить. Ну, хорошо, не только грабить. Еще и создавать свое
собственное государство. Говорят, там даже ацтеки решили создать свое государство. Вы ду-мали ацтеки и майя вымерли? Какая разница, Ацтлан есть, а кто его населяет не столь важно. Так вот, насоздавали они там кучу своих государств и отправились куда? Грабить. А где грабить? Ну, не та-ких же соседей как сам. Конечно, гораздо интереснее грабить по другую сторону гор. Вот поэтому, северный Техас и северо-западная часть Европейского Союза не совсем безопасное место.
        - Время нас поджимает, а мы еще не добрались до мест, где нахо-димся сейчас. Но, прежде чем сказать где находимся мы, а находимся мы в, простите за прямоту, таки в том на чем сидят, полюбуйтесь на любимую шутку Ордена. - Кройцман постучал “указкой” по карте ниже русских земель. - Прошу любить и жаловать - Ичкерийский Имамат. И кого именно вы отнесли к категории падших женщин: Орден или…? Ах, и тех, и других! Вы бы слышали, молодой человек, как по этому поводу выражаются жители Протектората Русской Армии. Вот где простор для филологических исследований. Слов всего пяток, зато какие комбинации! И не забудьте, что снизу этот самый Имамат подпирает собой, и не только подпирает, но и всячески помогает “братьям по вере”, Великий Исламский Халифат. Вы смотрели фильмы про старый Восток? И не надо думать, что я таки вспомнил о своей национальности, и поэтому буду ругать арабов. Рабство, торговля людьми, я уже не говорю, что опийного мака они выращивают несколько больше, чем, скажем, хлопка. Некоторые вспомнили о славных предках, чтоб они в гробу перевернулись, бороздивших просторы Средиземного моря. И,
почему-то, торговцев среди них почти не нашлось. Кстати, и с сомалийскими пиратами здесь тоже все в порядке. Было. До тех пор, как гордые бритты не позвали Русскую Армию. Кажется, я вам об этом уже говорил. Мы уже почти подобрались к нашему сего-дняшнему местоположению. Осталось миновать территорию Аф-риканского Халифата Нигер и Судан…. И что, что они в разных местах Африки? Вы забываете, что здесь вам не та Африка. И хватит вам уже отвлекать меня, молодой человек!
        Семен Маркович укоризненно посмотрел на Максима.
        - Видите эти горы? Они отделяют всякие халифаты от еще одной с позволенья сказать страны. Дагомея. То же самое, что и Латинский Союз, но с черным таки цветом кожи. А может и хуже. Все что тво-риться в той Африке, умножьте на три и получите местную Африку.
        0X08 GRAPHIC
        - Теперь вы понимаете, почему я говорил, что мы находимся в … в очень нехорошем месте? - Вздохнул Семен Маркович. - Географи-чески, мы где-то здесь. А фактически - на краю обжитых земель и я скажу, слава богу. Может быть, у нас получиться проскочить в ци-вилизованные земли незаметно. Какая Дагомея, что вы, молодой человек! Вот здесь на мысу, можно сказать в устье вот этой реки Замбези, находится Свободная Африканская республика с городом Кейптаун. Вот туда нам и нужно попасть! Нет, это не единственное цивилизованное место по эту сторону залива, но, как вы видите, Новая Индия и Базы Ордена находятся слишком далеко. Считайте, на другой стороне материка.
        (Карта, сделанная читатетем под ником Som, в миру - Меннибаев Самат Маисович - архитектор. Обо всех достоинствах и недостатках карты можно прочитать в соответствующей ветке cruzworlds.ru)


        - Н-да. Весело. Спасибо, дядя Сема. - Максим с сожалением посмотрел на недочищенное оружие. - Очень познавательно. Кстати, а что у нас со временем?
        Кройцман потянулся к единственным трофейным часам, лежавшим на столе, и тут же стукнул себя по лбу.
        - Нет, таки склероз подбирается. Я, конечно, знаю, что это самая приятная болезнь, - ничего не болит и каждый день новости, - но это печально. - Покачал головой Семен Маркович. - Я вам, молодой человек, забыл сказать, что здесь в сутках здесь почти тридцать старых земных таки часов. И чтобы совсем запутать нормальных людей, в последнем часе суток семьдесят две минуты.
        - Ох, ёптыть! - Изумился Максим. - Значит, не показалось. А я было решил, что это из-за нервов день такой бесконечный.
        - Таки все взаправду. И нам еще почти час предстоит охранять мирный сон наших товарищей. - Кройцман, все-таки, посмотрел на часы. - Кстати, вы не хотите объяснить мне, почему эта девочка держит в руках большое ружье?
        - Вам по Фрейду или по жизни? - Невинно поинтересовался Максим.
        - Кгхм! - Поперхнулся Семен Маркович. - Таки лучше будет спросить саму девочку.
        Пока Семен Маркович разговаривал с Натали, Максим дочищал еще не обработанные “стволы”. Автомат СР-3М был вычищен и уложен в кейс. С прицельной дальностью стрельбы двести метров в деле встречи банды он не помощник. Максим прикинул, что АКМом можно вооружить Кройцмана, у Мартина уже есть РПК, АКМС пойдет Михе, а Мигель и месье Лафонтель подберут себе наиболее приличные Г3. Пистолеты Виноградов рассматривал, скорее, как деталь имиджа, а не реальное оружие. Ну, и последний, так сказать, шанс. До которого лучше не доводить.
        - Ну, вот не нравится мне, когда женщина, тем более в столь юном возрасте, берет в руки оружие! - Снова заговорил по-русски Кройцман. - И пусть эта девочка не первая фемина с ружьем, встреченная мною в обоих мирах! Не должно так быть!
        - Кухня, дети, церковь? - Ехидно усмехнулся Максим.
        - Ах, оставьте! Я таки не какой-нибудь замшелый ретроград…
        - Дядь Сема. - Перебил Максим. - Выберемся из этой задницы, и я буду первым, кто отправит Натали с братом в какое-нибудь спокойное место, где они смогут ходить в школу, кушать мороженное и т.д. Я, даже, Миху постараюсь пристроить в какой-нибудь защищенной мастерской. Но здесь и сейчас…
        - За вашего друга я ничего не могу сказать. - Неожиданно ухмыльнулся Кройцман. - А вот планы одной юной особы вас таки могут удивить.
        - С этого места поподробнее. - Поднял брови Максим.
        - Нет-нет! - Взмахнул руками Семен Маркович. - Думаю, таки плохая примета - загадывать заранее. Придет время и наша юная воительница сама вам все расскажет.
        - Ох, Семен Маркович, кажется, это попахивает любимым занятием всех еврейских родственников. - Максим погрозил Кройцману пальцем.
        - Вы, простите, какое именно имеете ввиду? Иначе я таки затрудняюсь в выборе. - Сдерживая смех, ответил Кройцман.
        - Есть у меня такое впечатление, что вы уже присмотрели “девушку из приличной семьи” и вместе с ней распланировали мою дальнейшую жизнь. Учтите, я от подобного, вон даже, в другой мир сбежал.
        - Ах, ну что вы, молодой человек, наговариваете на старого еврея. - Всплеснул руками Кройцман. - Никого я не присматривал. Девушка таки сама вас присмотрела.
        Пришла очередь Максима поперхнуться от возмущения. Он несколько раз набирал воздух, чтобы высказать все, что думает по этому поводу, но в результате махнул рукой.
        - Ну вас!
        Натали с интересом смотрела на эту пикировку. Ангельски невинное выражение лица Кройцмана и бессловесное возмущение Максима вызвали у девушки улыбку. Но разузнать подробности Натали не успела. На лестнице раздались шаги и в комнату вошел Мартин. А за бывшим морским пехотинцем, отчаянно зевая и протирая глаза, появился Уэсли. Три пары глаз с одинаковым скептическим выражением пропутешествовали с мальчика на чернокожего здоровяка. Мартин развел руками и пробурчал: “Так нужно”.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день первый, 22 год, 3 день 9 месяца, 29 часов.


        Виноградов был очень признателен Мартину. Нет, он бы высидел оставшийся час. Но осознание факта, что можно пойти спать на целый час, ну, может чуть меньше, раньше, приятно грело душу. Натали и Кройцман тоже не горели желанием спорить о времени окончания “вахты”.
        Сразу лечь спать не получилось. Оказалось, что спальных мест только два. В темной комнате выражения лица Натали видно не было, а вот руку Кройцмана, чешую затылок, можно было рассмотреть. Как выяснилось, изначально девушка собиралась спать рядом с братом. Максим хмыкнул. Укладываться с Кройцманом или двигать спящего, что называется, “мертвым сном” Миху никакого желания не было. Желание улечься вместе с Натали может и присутствовало, но было мгновенно задавлено как недостойное и несвоевременное. К счастью, Виноградов быстро вспомнил о небольшом диванчике в “кабинете” на первом этаже. Семен Маркович и девушка пытались благородно уступить Максиму нормальное спальное место, но были остановлены пафосным шепотом о недопустимости подобного отношения к старикам и женщинам.
        Вскоре, Максим устроился на диванчике и длинный-предлинный день для него закончился.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 7 часов.


        Начинать новый день с голоса Михи, который решил вспомнить армейскую юность и заорал “Рота подъем!” - еще то удовольствие. Но Максим подавил желание воплотить старую армейскую мечту и пристрелить “дневального” (благо теперь такая возможность имелась). Макс лишь пробурчал пару нелестных эпитетов в сторону приятеля.
        - Нет, я бы, конечно, мог позвать одну из знойных негритянок или симпатичную мулатку, чтобы разбудить тебя, - задумчиво произнес Миха, - но решил, что голос старого друга…
        Максим взял в руки автомат.
        - О-о! Я вспомнил! - Попятился к выходу Миха. - Дела не ждут.
        Через двадцать минут, по завершению обязательных утренних процедур, Максим приветствовал остальных товарищей. В комнате не оказалось только Натали и месье Лафонтеля. Максиму объяснили, что они помогают на кухне.
        Все, и даже Уэсли, выглядели бодрыми и отдохнувшими. Появление нового кофейника и пары сковородок, на которых шкворчало что-то неузнаваемое по виду, но аппетитно пахнущее, встретили почти синхронным алчным потиранием рук. Словно сговорившись, за завтраком обменивались лишь дежурными, ничего не значащими фразами. Потом необъятная кухарка, откликающаяся на имя тетушка Афуна, выдала подогретые остатки вчерашнего ужина для кормежки “арестантов”. Пришлось потратить еще около часа, чтобы накормить и “выгулять” сидящих в подвале бандитов. Слава богу, “знойные негритянки” обслужили себя сами.
        В конце концов, все собрались вокруг стола с кофейником. Максим отметил, что Натали втихаря завладела “Тигром” и постаралась сесть так, чтобы не привлекать внимание. Макс подмигнул девушке, за что был удостоен демонстрации языка с соответствующей гримасой.
        - Что будем делать? - Вернул Виноградова к серьезному настроению вопрос Мартина.
        - Готовиться к войне. - Криво усмехнулся Максим. - На БРДМе мы все не уедем. Тем более, нужно будем взять с собой запасы минимум на два-три дня. Ведь, как я понимаю, мы юго-западнее Кейптауна, ближе к горам и границе с Халифатом. А это километров пятьсот по враждебной территории. Так?
        Все согласно покивали головами. А месье Лафонтель уточнил, что максимум через сто километров начнутся настоящие джунгли и передвигаться станет возможным только по дорогам. А они контролируются или местными племенами, или бандами. Что, впрочем, практически одно и то же.
        - Можно было бы прорваться в Кейптаун вдвоем-втроем и рассчитывать на спасательную экспедицию. - Скептически усмехнулся Максим. - Но и для этот нужно безопасное место для остающихся. Что возвращает нас к необходимости уничтожить банду.
        - Отдаете ли вы себе отчет, что бандитов около четырех десятков? - Перевел Семен Маркович вопрос французского инженера.
        - Да. Но у нас преимущество внезапности, бронемашина с пулеметом из которого танки подбивать можно, - слегка преувеличил Максим, - спаренные крупнокалиберные пулеметы на блокпосту, еще один крупнокалиберный пулемет и два единых пулемета. Если мы все сделаем по уму, то бандиты и мявкнуть не успеют. Главное, только, все машины не перекалечить.
        - Я - за. - Высказался Мартин. - Мы не знаем местность, а значит спрятаться в ожидании помощи не получиться. Да и помощь получить…. Нет среди нас таких персон, ради которых организуют спасательную экспедицию. Нужно все решать самим!
        Месье Лафонтель заявил, что он думает точно так же, но пытается играть роль, как говорится, “адвоката дьявола”. Позицию француза одобрили и Максим продолжил:
        - Они уехали вчера утром, но не очень рано. Чтобы доехать триста кэмэ до побережья им нужно часов шесть…
        - Думаю, что даже больше. - Прервал перевод Кройцман и его поддержали остальные.
        - Тем более. Не думаю, что груз уже был на берегу. Я бы держал его на корабле, пока покупатели не приедут. - Предположил Максим. - Даже, если они начали выгрузку немедленно, то управились бы к такому времени, что обратно ехать уже поздно.
        - Значит, - подхватил бывший морпех, - сейчас они только собираются отправляться в обратный путь. И ожидать их можно примерно к обеду. В лучшем случае.
        - Я бы сказал, что вы чересчур хорошо думаете о бандитах, но придерживаясь выбранной роли, скажу, что начинать готовиться нам нужно немедленно. - Улыбнулся месье Лафонтель.
        - Значит, нужно ехать к блокпосту. - Заключил Максим. - И продолжать обсуждение, так сказать, на местности.
        - На чем поедем? - Оживился Миха.
        - На всем. - Усмехнулся Максим. - Нам еще три пулемета, два станка и кучу патронов куда-то пристроить нужно.
        - Все поедем? - Едва ли не тритий раз за все время знакомства спросил Мигель.
        - Э-э-э. - Максим почесал щетину на подбородке. - Получается, что нужно ехать всем.
        Тут все взрослые не сговариваясь перевели взгляды на брата с сестрой. Уэсли моментально начал возмущаться, а Натали поежилась. И девушка, и ее брат очень хотели поехать со всеми.
        Никто не боялся, что местные путаны могут взяться за оружие. Но оставалась возможность, что они выпустят пленных бандитов, а те, уж, точно возьмутся за оружие. Пытаться разрядить все “стволы” и увезти патроны с собой было можно, но хлопотно. Еще раз переглянувшись и посмотреть на Натали с братом, мужчины взялись разряжать трофеи. Младшие члены команды поняли все правильно и стали энергично помогать. Попутно, Максим вручил Михе АКМС, а Кройцману - АКМ. Мигель и месье Лафонтель тоже выбрали себе по винтовке. По ходу, снарядили еще одну “банку” и оба сорока патронных магазина для РПК. Посомневавшись, Мигель сменил “Таурус” на “легенду”, “Кольт М1911”, решив, что хорошее состояние важнее.
        На всякий случай, снарядив магазины для “Вихря”, Максим окончательно закрыл кейс и вместе с цинком СП-6 отнес его в БРДМ. После чего, забрал у Натали “Тигр”, взамен вручив “Сайгу”. С помощью Мартина разобрался с креплением подсумков к “разгрузке” и укомплектовался подсумками под четыре магазина АК и два для “Тигра”. Остальным пришлось довольствоваться “разгрузками”, снятыми с бандитов, а Мартину под свой боезапас пришлось приспособить маленький рюкзак.
        Вся эта возня заняла довольно много времени, поэтому пулеметы в “виллис” грузили уже торопясь. Получилось, что из-за пулеметов, пулеметных станков и коробов с лентами для второго человека в “виллисе” места не нашлось. Воспользовавшись тем, что Мигель вместе с Мартином отправился проводить воспитательную работу с “бойцами сексуального фронта”, Виноградов узурпировал место водителя развалюхи. Миха, разбирался с управлением БРДМа, а Кройцман, месье Лафонтель и Натали с братом пытались устроиться в “салоне” броневика. Пришлось американцам по возвращению устраиваться на броне.
        Вполне уверенно, хоть и матеря вполголоса конструкторов, Миха направил БРДМ к воротам. Растолкав носом незапертые ворота, “бардак” выехал на дорогу. Виноградов дождался пока створки ворот остановятся и отправился следом.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 10 часов.


        В считанные минуты мини колона достигла блокпоста. Мигель спрыгнул с брони и заглянул внутрь. Убедившись, что никаких неожиданностей нет, латиноамериканец дал команду выгружаться.
        - Были звери. - Мигель показал на следы в пыли. - Но ушли. Нужно быть внимательными. Они могли уйти недалеко.
        - Хорошее место. Дорога как на ладони. - Став за рукояти управления “спарки” констатировал Мартин.
        Каждый посчитал своим долгом подойти и потрогать ручки управления “спарки”, одобрительно кивая головой. Только Натали не торопилась внутрь блокпоста, а с веселым изумлением наблюдала за странной пантомимой в исполнении Виноградова. Девушка жестами подозвала Семена Марковича и шепотом спросила:
        - Что он делает?!
        Кройцман с не меньшим удивлением смотрел, как Максим то замирает с прикрытыми глазами, то медленно поворачивается, то делает странные жесты руками. После одного из таких “извилистых” жестов, Семен Маркович догадался соотнести жест с тем, как проходит дорога. Судя по всему, молодой человек пытался воочию представить себе диспозицию предстоящего боя.
        - О! Я вижу, вы решили заняться шаманством. И это правильно! Помощь потусторонних сил нам не помешает. Только, где ваш бубен, молодой человек? Шаман без бубна, это таки неполноценный шаман. - Ухмыльнулся Кройцман.
        Максим удивленно посмотрел на Кройцмана и хихикающую девушку. Потом, представив, как выглядел со стороны, усмехнулся и сам.
        - Мне кажется или у вас есть план? - Спросил Семен Маркович.
        - Ну, план не план, а кое-какие идеи и вопросы точно есть. - Еще раз обведя взглядом окрестности, ответил Максим.
        По зову Кройцмана все вышли из блокпоста и уставились на Максима. Виноградов принялся спрашивать и объяснять.
        - Скажите, господа, а что вы вообще думаете о возможностях банды? Насколько они подготовлены?
        - Сброд. - Кратко ответил бывший морпех и пояснил. - Оружием, конечно, пользоваться умеют. Как-никак, с детства к нему привычны. Но дисциплины и выучки - никакой! Они, даже, не понимают, что оружие чистить нужно! Только и умеют, что палить изо всех стволов и бросаться толпой вперед.
        - Но, вас-то они захватили. И местное население держат в страхе. - На всякий случай решил уточнить Максим.
        Кислое выражение лица Кройцмана, после перевода было подкреплено энергичным ругательством Мартина и гневной тирадой месье Лафонтеля.
        - Ах, не сыпьте соль на раны, молодой человек! У каждого из нас таки своя печальная история. - Вместо перевода принялся рассказывать Кройцман.
        По его словам выходило, что делание дел через ж…у не является чисто славянской чертой, а вполне интернационально.
        Так, месье Лафонтеля начальство отправило проверить участок дороги буквально километрах в двадцати от Кейптауна. При этом в сопровождение ему выделили всего троих бойцов вспомогательного отряда из местных. От осознания принадлежности к власти у тех сорвало крышу. Вместо того чтобы просто постоять рядом, пока инженер будет делать свое дело, эта троица принялась “наводить порядок” на дороге. Умудриться создать пробку на дороге в мире, где людей едва ли не меньше чем в одном Нью-Йорке нужно уметь. В отчаянно ругающуюся мини толпу и въехала колона из “Хаммера”, пикапа и двух пустых грузовиков с десятком бандитов “на борту”. Может быть, все могло бы пойти и по-другому, но из “Хаммера” выскочила сумасшедшая девица с огромным револьвером и начала орать на толстяка сержанта. Тот попытался схватиться за оружие. Под одобрительные вопли свидетелей инцидента “солдаты” были избиты, а попытавшийся вмешаться инженер оказался связанным в багажнике “Хаммера”. После чего все спокойно поехали по своим делам. Никто и не подумал связаться с патрулем.
        Пока главарь банды с сопровождением ездил в Кейптаун за грузовиками, еще два десятка бандитов ожидали начальство на стоянке в дневном переходе от города. Естественно, им стало скучно. Пятеро бандитов на двух машинах отправились в соседнюю деревню то ли за выпивкой, то ли за женщинами, то ли за всем сразу. Там они стали свидетелями ссоры местного князька с белым геологом.
        - Как вы понимаете, молодой человек, этим белым геологом был таки я. - Развел руками Кройцман. - Я до сих пор нахожусь в недоумении, какое затмение разума заставило меня согласиться на участие в этой с позволения сказать экспедиции. От нее пахло тем, что бывает после соленых огурцов с молоком, с самого начала. Мой наниматель хотел подтверждения, что люди здешнего сатрапа нашли нефть. Для этого он нанял немолодого еврея, дал ему в сопровождение двух бывших военных и отправил в джунгли Дагомеи. Нет, сначала все было кошерно. Нас встретили, отвезли на место. И уже там начались грязные танцы. Никакой нефти, только желание получить много денег даром. Когда я таки отказался участвовать в столь наглой афере, местные бандиты просто передали нас бандитам заезжим.
        - Да-а. - Протянул Миха. - А говорят у нас в России бардак.
        - Хм. Получается, в реальном бою вы банду не видели? - Уточнил Максим.
        - Макс, я дослужился до сержанта Корпуса Морской Пехоты. - Терпеливо объяснил Мартин. - Мне не пришлось участвовать в боях, но и без этого я могу оценить боеготовность подразделения. Достаточно посмотреть, как они обращаются с оружием, как несут караульную службу, как собираются, как отдаются приказы. Это - сброд. Если они почувствуют за собой силу, то нападут. Если противник будет сильнее - убегут. Если застать их врасплох - начнется паника.
        - Верю-верю! - Поднял руки Максим. - Я примерно так и думал, но сомневался. Может на базе оставили самых никчемных, а уехавшие - крутые бойцы.
        - Даже главарь боец так себе. А о тактике не имеет ни малейшего представления. - Гнул свое Мартин.
        - Значит, если мы нападем внезапно…
        - Начнется паника и ни о каком организованном сопротивлении речи не идет. - Закончил Мартин.
        - Отлично! Тогда смотрите сюда. - Максим широким жестом обвел пространство перед блокпостом. - Видите, какой зигзаг делает дорога? Если они будут возвращаться в том же порядке - два пикапа с пулеметами впереди, за ними “Хаммер”, потом оба грузовика и еще два пикапа замыкающими, - то на этом участке и передние, и задние машины будут практически в одном секторе обстрела из “спарки”. - Все внимательно следили за жестами Виноградова и слушали перевод. - Причем, задние пикапы будут, практически, повернуты боком.
        0X08 GRAPHIC
        Мартин, как и давеча Максим, прикрыл глаза и поднял руку, водя е. словно стволом пулемета. Не смотря на серьезность ситуации, Натали прыснула в кулак. Чернокожий морпех открыл глаза и утвердительно кивнул.
        (что-то такого типа)
        - Когда первая машина доезжает до этого места, - Максим ткнул пальцем в воображаемую точку, - из-за гребня показывается БРДМ и, практически в упор, долбит по передним машинам. Там много не понадобиться - пара выстрелов из КПВТ и машина в хлам. Доводилось видеть. Одновременно с этим, “спарка” начинает обстреливать арьергард. Тут расстояние побольше, но для ДШК - прямой выстрел.
        Максим сделал паузу, чтобы убедиться, что все представили себе описанные события. Дождавшись согласных кивков, Виноградов продолжил:
        - Для колоны получится, что стрельба ведется спереди-слева. Так? Значит куда они кинуться? Вправо. Значит, где-то там, на гребне поставим М2, М60 и “Печенег”. И встретим разбегающихся из трех пулеметов в лоб!
        - Хм. Ты точно был ремонтником в армии? - Подозрительно посмотрел на Максима бывший морской пехотинец.
        - Один пулемет нужно поставить поближе. - Вмешался Мигель. - Он прикроет бронемашину и блокпост. На всякий случай.
        - Чуть не забыл! - Воскликнул Максим. - Пикапы и джип раздалбываем в щепки. А грузовики нужно беречь!
        - А не лучше будет, все-таки, пикап захватить? - Приподнял бровь Мартин. - И скорость больше, и вооружение уже стоит.
        - Не-а. Во-первых, боязно. Вдруг успеют стрельбу открыть? Даже, если случайно попадут, нам от этого не легче. - Максим покачал головой. - А, во-вторых, вам напомнить, куда они поехали?
        - Блин, Макс! - Первым сообразил Миха, так как ему не нужен был перевод. - Куда тебе два грузовика оружия?!
        - Мани-мани-мани! - Негромко напел Максим старую песенку.
        - Ё! - Возмущенное выражение лица Михи сменилось на удивленно-заинтересованное.
        - Плюс, сами грузовики. Их, похоже, банде именно под эту сделку передали. Или продали. Кстати, а что за машины? - Спросил Виноградов.
        - Двух- или трехтонные “Унимоги”. Старые, но в хорошем состоянии. - Ответил Мигель. - Я видел такие в Ираке. Надежная машина. Полный привод. Кажется, модель 1300Л.
        - “Унимог”! - Теперь выражение лица Михи стало мечтательным. - Если они еще и в армейской комплектации! М-м-м, конфетка!
        - И кто тут больной на голову фанат? - Толкнул приятеля в бок Максим.
        - Господа! Не рано ли мы начали считать трофеи. - Прервал веселье приятелей месье Лафонтель. - У нас может оказаться не так много времени. Господин Макс высказал план, вот и давайте займемся конкретным обсуждением. Вот вы, Мартин. Вы наиболее подготовленный в военном деле человек из всех нас. Это хороший план?
        - Нормальный. - Решительно ответил Мартин. - И у нас неплохие шансы, действительно, уничтожить банду. Хотя…. Для этого нам потребуется большая удача. Слишком их много, а мы не бойцы специальных сил.
        - Друг. - Мигель положил руку на плечо бывшему морскому пехотинцу. - Наверняка, мы убьем многих. И совершенно точно, оставшиеся разбегутся. Сумеют они, потом, собраться и доставить нам неприятности или их сожрут звери, это уже совсем другая история.
        - Вы, уж, великодушно простите, но у меня таки вопрос. - Внес свои “пять копеек” Кройцман. - А кто стрелять-то будет из всех этих ваших швейных машинок?
        0X08 GRAPHIC
        - Ну, Мартину, как мне кажется, придется взять на себя “спарку”. А Мигель с М60 будет прикрывать дорогу. Они, действительно, самые подготовленные из нас. - Предложил Максим. - Месье Лафонтель, наверняка, справиться с прицелом на БРДМ. Не теодолит конечно, но …. Миха, то есть Майкл, понятно, за рулем “бронника”.
        (Прицельная сетка БРДМовского прицела)
        - И хотелось бы мне знать, что вы приготовили для меня. По родственному, так сказать. - Поинтересовался Кройцман.
        - А мы с вами, дядя Сема, как раз и будем тем засадным полком, который завершит разгром супостата! - Усмехнулся Максим. - Вы с крупнокалиберным М2, а я с “Печенегом” засядем где-то там на холме поодаль.
        - А я?! - Воинственно выпятил грудь Уэсли.
        - А ты, сначала, будешь дежурить на рации. Ты же знаешь их язык? - Дождавшись утвердительного кивка, Максим продолжил. - А потом, вместе с сестрой будешь в броневике помогать месье Лафонтелю.
        - Отвечать по рации плохая идея. - Нахмурился Мартин. - Да и с М2 лучше пойти мне. Не обижайтесь, мистер Кройцман, но если что-то пойдет не так, у меня будет больше шансов оттуда выбраться.
        - Ты прав по обоим пунктам. - Не дал Кройцману ответить Максим. - Но! “Спарка” тяжелая, а может понадобиться быстро переносить огонь на разные цели. Твоя сила и подготовка должны помочь в этом. Именно первые минуты боя решат все! У мистера Кройцмана будет больше времени прицеливаться по растерянным врагам. Ну, и промахи будут не так критичны.
        - А, если ты не хочешь пользоваться рацией, то тебе сам бог велел оставаться здесь. - Поддержал Виноградова Мигель. - Разденешься до пояса, нацепишь на голову панаму, выйдешь на дорогу и будешь махать бандитам руками. Без подтверждения по радио, они, наверняка, будут в бинокль смотреть. Вот и примут тебя за своего.
        Мартин поморщился. Ему не очень пришелся по вкусу намек коллеги. Но спорить с очевидным чернокожий боец не стал.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 12 часов.


        По молчаливому уговору было решено быть полностью готовыми к сегодняшнему обеду. И началась безумная гонка со временем. Одна только переноска и установка крупнокалиберного М2 достойна отдельной саги. Пристроив “американца”, Мартин привел его в боевую готовность и пообещал Кройцману, если будет время, потренировать в смене ленты. Оставив Семена Марковича приноравливаться к пулемету, “три М” отправились помогать месье Лафонтелю осваивать должность башенного стрелка. Потом, стуча себя кулаком по лбу в досаде на собственную недогадливость, с помощью жестов и русского мата, объяснили Михе, как он должен будет переместить БРДМ, чтобы стрелку было проще вести огонь. Оставив “экипаж машины боевой” тренироваться, ввалились на блокпост и занялись “спаркой”. Тут-то и выяснилось, что пулеметы вовсе и не ДШК, а их китайские клоны, “тип какой-то там”. С одинаковыми выражениями лиц - смеси брезгливости и крайнего недоверия - принялись, в меру разумения, проверять каждую деталь. На вид и на ощупь, выглядели “китайцы” нормально, но тень сомнения осталась.
        Оставив Мартина обживать огневую точку, Максим и Мигель взвалили на плечи “свои” пулеметы и разошлись выбирать позиции.
        Сгрузив “Печенег” рядом с задумчиво водящим стволом пулемета по саванне Кройцманом, Максим отправился в обратный путь за коробами с лентами и личным оружием.
        Подходя к дороге, Максим стал свидетелем выполнения БРДМом упражнения “вперед-остановка-вращение башни-на исходную”. Контролировавший процесс Мартин сложил пальцы в знак “окей”. Виноградов подошел ближе и сделал Михее знак вылезти наружу.
        - Миха, я тут вспомнил, что мужики говорили, будто стекло БРДМ “держит” только кирпич. Не даром “реснички” делали. - Максим изобразил руками бронещитки на окнах БРДМ. - Тут их нет. То ли стекло усилили, то ли сэкономили…. Короче, ты поосторожнее как-то.
        0X01 GRAPHIC
        (с сайта brdm2.ru)
        - Ну, вот скажи мне, чего у нас все так? Через ж…у. - Вздохнул Миха. - Машина четкая! Но, блин, обязательно что-нибудь недодумали. Я всего полчаса тут поездил и уже сочувствую тем, кому приходится рулить “бардаком” целый день. По-моему, управление делалось по эту, как ее, ну, тетку с шестью руками.
        - Богиня Кали. - Усмехнулся Максим.
        - Во-во. Ладно, вали куда шел, а мы еще потренируемся.
        Максим помахал рукой приятелю и отправился за второй партией груза. “Тигр” отправился за спину, “сто третий” устроился на груди, а руки ухватились за патронные короба к пулемету. По непонятному выверту судьбы, из трех коробок с лентами для ПКТ одна оказалась “двухсоткой”. Волоча увесистые короба, Максим порадовался, что одну из “соток” было решено, все-таки, оставить на штатном месте. Стрелять из КПВТ по незащищенной пехоте как-то не очень эффективно, а так, можно и из ПКТ долбануть.
        Шутливо поручив Семену Марковичу приглядывать за “багажом”, а то мало ли кто тут бродит, Виноградов отошел еще метров на двадцать дальше по гребню холма и стал искать удобную позицию. Оказалось, что лежать в разгрузочном жилете за пулеметом, это не совсем одно и то же, что сидеть в нем в машине. Тут же выяснилось, что сошки на самом конце ствола это, может и устойчиво, но очень неудобно при попытке перенести огонь в сторону. Особенно для пулеметчика впервые держащего пулемет в руках. Но, вскоре, Максим понял, что суетится излишне. Видимо, так проявлялся мандраж перед предстоящим боем. Заставив себя успокоиться, парень решил, что сделал все что мог и остается только ждать.
        Разлегшись под кустом, Виноградов почувствовал, что на него навалилась жаркая духота. Глотнув воды из фляжки, Максим взглянул на солнце. Судя по всему, светило стояло если не в зените, то где-то близко. Сразу же заурчало в желудке. Максим грустно усмехнулся - когда еще удастся пообедать. Захотелось хотя бы водой обмануть желудок. Но очередная мысль вызвала короткое ругательство и резкий подъем. Максим вспомнил, что фляг с водой взяли всего две. Одна у него самого, а вторая осталась на “броне”. Получалось, что Семен Маркович с самого утра сидит без воды, а на вторую флягу приходится аж шесть человек. Тихонько ругаясь от стыда и досады на собственную глупость, Максим рванул к Кройцману.
        Семен Маркович сидел, прислонившись к пулемету, и меланхолично жевал травинку.
        - Дядя Сема, простите, совершенно из головы вылетело! - Покаялся Максим, протягивая флягу.
        - Ну, что вам сказать, это таки лишний раз подтверждает одну старую мудрость. - Кройцман сделал несколько глотков. - Все что ни происходит, происходит в свое время. Не раньше, но и, заметьте, не позже. Спасибо, молодой человек.
        - Я тут подумал, получается, что моя позиция самая бесполезная. Так, может, я быстренько смотаюсь привезу воды и, даст бог, еды? - Предложил Максим.
        - Ну, положим, еды даст не бог, а таки тетя Афуна. Но, мне нравится ход ваших мыслей. - Оживился Семен Маркович.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 14 часов.


        Козырнув, на американский манер, Максим отправился воплощать свою задумку. Остальная команда восприняла идею с не меньшим энтузиазмом. Но было решено совсем уж не расслабляться и отправить в помощь Максиму только младших членов команды.
        Пока младший брат колебался между желанием остаться и осознанием важности порученного дела, Натали быстренько заняла пассажирское сидение “виллиса”. Максим сел за руль, а Уэсли пришлось забраться в “кузов”. Виноградов вел машину медленно и на недоуменные взгляды девушки коротко ответил: “Пыль”. Так и добрались до базы.
        В окнах второго этажа промелькнули физиономии негритянок, но выражения лиц Максим не разобрал. Зато, на крыльце, уперев руки в бока, грозно возвышалась тетя Афуна. Едва машина остановилась, повариха обрушила на Максима водопад праведного гнева. В речи негритянки было столько экспрессии, что Виноградов не всегда понимал, даже, на каком языке та говорит. Видя, что собеседник ее не понимает, тетя Афуна перешла на язык жестов, а в качестве наглядного пособия под руку попалась Натали. С трудом Макс начал понимать, что достойная повариха возмущена тем, что детей морят голодом. Натали с трудом отбивалась от попыток наглядно продемонстрировать свою худобу, а Уэсли хихикал откуда-то из-под машины.
        - У женщины должно быть тело. - Произнесла, наконец-то, фразу понятую Максимом тетя Афуна.
        - Она имеет красивое тело. - Возразил Максим.
        - Ты уже видел? - Оживилась повариха.
        Хихиканье Уэсли переросло в похрюкивание, а Натали от возмущения словно рыба, вытащенная из воды, только и могла открывать и закрывать рот, не в силах ответить на такое.
        - Нет. - Вздохнул Максим. - Но у меня хорошая фантазия.
        - Пф! - Пренебрежительно махнула рукой тетя Афуна.
        Не давая девушке излить свое возмущение, кухарка ухватила ее за руку и потянула внутрь дома. Уже на пороге она через плечо что-то скомандовала Уэсли. Тот, все еще хихикая и вытирая слезы, отправился вслед за сестрой. Максим, на всякий случай, показал пацану кулак.
        На кухне Максим с первого взгляда понял, что пока “дети” не будут накормлены, получить паек на остальных не реально. Испытывая некоторый стыд перед оставшимися на позициях товарищами, Виноградов не отказал себе в удовольствии освежиться. Даже пропотевший камуфляж после этого не вызвал особого отторжения.
        Попутно Максим заглянул в “б…довник” и продемонстрировал обитательницам кулак, подкрепив резким взмахом ладони поперек горла. Кажется, его поняли.
        На кухне его встретил умоляющий взгляд Натали, которую тетя Афуна, похоже, решила откормить до своих габаритов за один раз.
        - Тетя Афуна. - Обратил на себя внимание поварихи Виноградов. - Там пять голодных мужчин. Может быть война. Голодным - плохо.
        Негритянка всплеснула руками и принялась что-то энергично втолковывать Максиму, тыкая пальцем поочередно в то в Натали, то в ее брата. Девушка с братом начали наперебой отвечать, одновременно пытаясь бочком выскользнуть из кухни.
        - Дурдом. - Пробормотал Виноградов и гаркнул во весь голос. - Тихо!
        Как ни странно - подействовало. Обведя суровым взглядом замолкшую троицу, Максим принялся раздавать указания, для наглядности тыкая пальцем:
        - Ты - вода, много вода. Ты еда. Пять человек. Ты посуда. - Поочередно были озадачены Уэсли, тетя Афуна и Натали. - Быстро!
        Кухарка посмотрела на Максима с толикой уважения и принялась за дело. Уэсли кинулся наполнять фляги. А Натали с независимым видом фыркнула, но посуду собрала. Вдобавок к кастрюле, тетя Афуна выставила на стол большой термос, при виде которого Максим испытал умиление вездесущестью китайского ширпотреба. Убедившись, что все необходимое собрано, Максим решительно указал своим спутникам на выход. Брат с сестрой шустро выскочили из кухни. Максим, в свою очередь, подхватил кастрюлю и подмигнул поварихе. В ответ прозвучала непонятная фраза с непередаваемой ворчливо-заботливой интонацией.
        Поручив кастрюлю заботам Уэсли, а термос - Натали, Виноградов занял место водителя и направил машину к воротам. Сзади раздался громкий облегченный вздох мальчишки. Натали не позволила себе столь явных проявлений чувства облегчения. Но по тому, как девушка заерзала на сидении, занимая более расслабленную позу, было понятно, что и ее напряг напор тети Афуны.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 15 часов.


        - Почему долго? - Встретил “продотряд” нахмуренный Мартин.
        Максим вылез из машины встал в позу оратора и назидательно провозгласил:
        - Женщина должна иметь много тела.
        Не ожидавшая подобного коварства Натали едва не уронила термос. По ее прожигающему взгляду было понятно, что Максиму очень повезло находиться по другую сторону машины. Зато, не повезло хихикающему брату, который получил подзатыльник.
        - Не понял? - Помотал головой Миха.
        - Наша повариха решила, что Натали не отвечает местным канонам красоты. - Пояснил Максим. - И решила ее срочно откормить.
        - Бр-р-р! На фиг, на фиг! - Передернулся Миха.
        Пока Максим ходил за Кройцманом, остальные организовали в куцей тени от БРДМ импровизированный стол. Виноградов вручил Уэсли бинокль и отправил мальчишку на гребень холма. В дозор, типа. Под задавленные смешки взрослых, раздувшийся от важности поручения, Уэсли убежал на пост. Проводив брата взглядом, Натали отошла в сторонку и принялась осваивать “Сайгу”.
        Мартин вопросительно посмотрел на Максима и кивнул в сторону девушки.
        - Она говорить папа учить ее. - В полголоса пробормотал Максим.
        Чернокожий сержант пожал плечами.
        После обеда решили, что нет необходимости непрерывно сидеть на позициях. Кто-то остался дремать в тени, кто-то возился с оружием, кто-то беседовал. Максим забрался на место башенного стрелка БРДМ и попытался понять, насколько эффективна будет стрельба. С первого раза получилось совсем плохо. Со второго - не лучше. Максим решил, что надежда только на неожиданность. Если первый удар получиться, то потом у стрелка появиться некий запас времени на исправление ошибок.
        После БРДМа, Виноградов поворочал “спарку”. Здесь получалось лучше, да и надежд на силу и опыт отставного сержанта морской пехоты было больше.
        На позиции Мигеля все было идеально. Спокойный и уравновешенный латиноамериканец с единым пулеметом на станке должен был просто выкашивать деморализованного противника. Даже, если раньше ему не приходилось стрелять из пулемета.
        Поигрался Максим и с М2 Кройцмана. Лишние метров двести до дороги и запас времени перед вступлением в бой, делали задачу Семена Марковича проще, чем у основной засады. Оставалось надеяться, что дядя Сема сумеет воспользоваться этим преимуществом.
        В конце концов, Максим оказался на своей позиции. Но теперь он взялся не за пулемет, а за “Тигр”. Возникла мысль попытаться застрелить водителей грузовиков. Виноградову приходилось постоянно бороться с мыслью о “всемогуществе”, навеваемую мощным оптическим прицелом. И сколько он себя не останавливал рассуждениями о том, что из “снайперки” еще нужно уметь стрелять, многократное увеличение прицела прямо-таки требовало: стрельни, стрельни.
        Максим так увлекся “играми” с оптикой, что негромкое “хай”, раздавшееся за спиной, прозвучало как гром с неба. Парень засуетился, роняя винтовку и пытаясь схватить автомат.
        - Натали, блин! - Наконец повернулся Максим. - Так человека заикой можно сделать!
        Выражение лица у девушки было одновременно и чуть виноватым, и немало ехидным. Словно опытный наставник, делающий выговор провинившемуся ученику, девушка покачала головой и, старательно подбирая простые слова, сказала:
        - Опасно. Смотреть по сторонам. Там, Уэсли видел львов. - Последовал взмах рукой в сторону саванны.
        - Действительных львов? - Удивился Максим и, видя, что Натали его не поняла, пояснил. - Львов с Земли?
        - Нет-нет. - Замахала руками девушка. - Их так назвали из-за …. - Натали произнесла непонятное слово, для наглядности изобразила вокруг головы что-то очень объемное. После чего ущипнула себя за кожу на руке и добавила. - Здесь - как змея.
        - Ну, надо же! - Удивился Максим.
        - Смотреть кругом. - Погрозила пальчиком девушка.
        - Йес, мэм! - Лихо отдал честь Максим.
        В разговоре наступила пауза. Оба не знали, что еще можно сказать. “Мля! Надо учить английский!” - решил про себя Максим. Он похлопал по земле рядом с собой. Натали уселась и аккуратно расправила подол платья, едва прикрывавший колени. Она положила карабин рядом с собой и искоса посмотрела на винтовку. “Тигр” привлекал девушку больше, чем “Сайга”. Вопросительно взглянув на Максима и дождавшись кивка, Натали ухватила винтовку. Девушка достаточно сноровисто улеглась на позиции и приникла к оптическому прицелу.
        У Максима мелькнула даже крамольная мысль устроить Натали со “снайперкой” где-нибудь неподалеку. Мотнув головой, Виноградов отмел мысль как недостойную. Мало ли что произойдет. В БРДМе у девушки будет больше шансов. Максим еще раз взглянул на “снайпершу” и в голову полезли совсем другие мысли. Дабы устранить их причину и спрятать кое-что “выдающееся”, парень лег рядом и принялся изучать местность перед позицией.
        - Я могу помочь. Я стреляла раньше. - Не поворачивая головы, произнесла девушка.
        - Нет. - Максим удивился созвучию мыслей, но быстро сориентировался. - Ты помочь там. Патроны. Большой вес. Уэсли один нет.
        Натали поняла, что хотел сказать Максим. Она отложила винтовку и вздохнула. Теперь оба, молча, смотрели куда-то вдаль.
        Первым вернулся к действию Максим. Он вскочил на ноги и подобрал автомат. Натали села и вопросительно посмотрела на парня.
        - Пойдем. - Максим протянул девушке руку.
        Девушка с удовольствием приняла помощь и не торопилась забирать руку. Максим нагнулся за “Сайгой”. Натали повесила карабин на плечо, и молодые люди пошли в сторону остальных товарищей.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 18 часов.


        День тянулся бесконечно. Даже неугомонный Уэсли, наигравшись всеми видами вооружения отряда, притих в кресле командира БРДМ. Договорились сниматься с позиции на закате. Пулеметы решили оставить на месте, только чем-нибудь накрыть от лишней пыли и росы.
        Максим поймал себя на том, что время от времени посматривает на светило, проверяя, не приближается ли оно к горизонту. Проследив за товарищами, Виноградов тихонько рассмеялся. Словно цепная реакция охватывала людей, стоило кому-нибудь посмотреть на светило. Тут же взгляды остальных проделывали аналогичный путь.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день второй, 22 год, 4 день 9 месяца, 25 часов.


        Но, в конце концов, закат наступил! Все сразу оживились. Мартин с Мигелем съездили на базу и привезли несколько одеял, чтобы завернуть в них пулеметы. Затем все расселись по транспортным средствам и с облегчением отправились на базу.
        База встретила отряд суетой тети Афуны, косыми взглядами б…ей и привычной уже процедурой “выгула” и кормежки пленников. Во время ужина снова распределили ночные дежурства.
        Максим снова успел “забить” первую вахту. На что Кройцман заявил, что, так как все равно одна всем известная особа будет находиться рядом, имеет смысл поделить ночь не на три, а на четыре смены. И он, Семен Маркович Кройцман, согласен на компанию второго племянничка. Которого таки нужно поучить уму разуму. Упомянутая особа очень мило смутилась, но, ни словом не возразила. На том и порешили.
        Когда все разошлись по комнатам, Максим вышел на крыльцо и уселся покурить. Натали тут же оказалась рядом. Ночь выдалась светлая. Похоже, где-то сзади, за домом на небе можно было увидеть местную “Луну”. Но Максиму было лень вставать. Ему хватило и вида совершенно незнакомого звездного неба.
        Натали подвинулась ближе, так, чтобы касаться плеча Максима. Девушка обхватила коленки руками и подтянула их к подбородку. Еще спустя пару минут, она уткнулась головой в колени и принялась подозрительно шмыгать носом.
        Истерика или, просто, реакция на усталость, но девушку нужно было успокоить. Правда, в отличие от авторов американских боевиков, знавших только один способ успокоения девушек, Максим пошел другим путем. Нет, начал он со стандартного приема. Виноградов обнял Натали за плечи и прижал к себе. Дождавшись очередного шмыгающего звука, парень шмыгнул носом в ответ. И следующий раз. И следующий тоже. На пятый раз, Натали шмыгала, уже искоса посматривая на Максима. Максим ответил. Девушка подняла голову и пристально уставилась на парня. Не отрывая взгляда, Натали, скорее демонстративно, чем по необходимости, шмыгнула снова. Невинными глазами, глядя в ответ, Максим передразнил. Натали, сжав губы и сверкая глазами, попыталась оттолкнуть Виноградова. Макс рассмеялся и прижал девушку к себе.
        - Нос выше. Все будет хорошо. Может я рыцарь в ярких доспехах. Я спасать принцесс. - Максим постарался принять как можно более значительную позу.
        - Я не принцесса. - Проинформировала Натали и с интересом стала ожидать, как парень будет выкручиваться.
        - Да-а-а? Жалко. - Разочарованно протянул Максим, за что и получил локотком по ребрам.
        Девушка обхватила руку Максима и прижалась к его плечу. Не сказать, что она сразу же стала весела и беззаботна, но подозрительные шмыганья прекратились. Молодые люди просто сидели и прислушивались к звукам ночи.
        Несмотря на молчание, а может благодаря нему, время дежурства пролетело быстро. Мартин с не проницаемым выражением лица и, зевающий, но ехидный, Уэсли выглянули из дверей. Парень и девушка поднялись с крыльца. Младший брат ехидно произнес какую-то фразу. Судя по ритмике фразы и ситуации, английский аналог русского “тили-тили тесто”. Но Уэсли спросонья не рассчитал расстояние, почему и не смог увернуться от подзатыльника.
        Максим демонстративно выставил локоть, а Натали манерно подала свою руку. Под обиженное сопенье мальчишки и смешок Мартина, парочка прошествовала на второй этаж. Там Натали вмиг растеряла всю манерность и принялась хихикать. У самых дверей в комнату, девушка обернулась и чмокнула Максима в щеку. Максим улыбнулся в ответ и пожелал спокойной ночи.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 7 часов.


        Утро встретило Максима сосредоточенными и хмурыми лицами товарищей. Все понимали, что сегодня бой состоится. Понимал это и Виноградов. Но, то ли “романтическая ночь”, то ли сны, совершенно не запомнившиеся, но оставившие в душе ощущение чего-то светлого, наполнили парня уверенностью. За завтраком у Макса возникло жгучее желание по-хулиганить.
        - Что сниться нашим ворогам, нам глубоко без разницы. Мы так ударим по врагу, что дым пойдет из задницы! Эгей, эгей, на бронетранспортере. Эгей, эгей, что дым пойдет из задницы. - Довольно громко принялся напевать Максим.
        Миха заржал, Кройцман подавился, а англоговорящее большинство уставилось в недоумении.
        - Русская боевая песня! - Гордо возвестил Виноградов.
        Семен Маркович снова закашлялся. А Миха с удовольствием подхватил:
        - На их мировую истерику ответим мы дружным строем. Колумб открыл Америку, а мы ее закроем! Эгей, эгей, на бронетранспортере. Эгей, эгей, и танки наши быстры!
        - Молодой человек! - Прокашлялся Кройцман. - Ну, вот что вы творите? От меня же сейчас потребуют перевод. А я еще после вашего “шкряб-шкряб” таки не пришел в себя.
        Семен Маркович оказался провидцем. Пришлось ему переводить песенное народное творчество на английский. Выслушав перевод, Мартин с серьезным выражением лица и смеющимися глазами заявил, что первый куплет очень даже, а второй подкачал. Остальные просто весело хмыкали.
        Как бы то ни было, цели своей Максим достиг. Лица товарищей хоть и не перестали быть сосредоточенными, но хмурость исчезла. Появилось что-то вроде здорового азарта и уверенности в своих силах.
        Когда все собрались рядом с машинами, на крыльце появилась тетя Афуна и, размахивая разделочным ножом, принялась выкрикивать что-то очень экспрессивное. Судя по покрасневшей Натали, отвалившейся челюсти у мальчишки и сконфуженным мужчинам, выражения женщина не выбирала. В ответ на требование перевода, Семен Маркович только промямлил, что достойная женщина пообещала сделать много чего интересного, если с детками что-нибудь случиться.
        - Эта может! - Уважительно взглянул на повариху Миха.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 9 часов.
        На позиции еще раз обговорили план, пожали друг другу руки и разошлись по своим местам. Одеяла, в которые были закутаны пулеметы, если и намокли от росы, то уже успели высохнуть. Чрез полчаса все были готовы. Даже вода на этот раз была у всех.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 15 часов.


        Бандитская колона появилась, словно по расписанию. Заметив пылевое облако, Максим вздохнул облегченно. Раз им удалось просчитать время появления бандитов, то есть надежда, что и остальное оценено правильно. Со стороны блокпоста раздался автомобильный сигнал. Там тоже услышали.
        - Ну-с, шоколадные зайчики, готовьте ваши попчики! - Зло пробормотал Виноградов.
        Вскоре колону удалось рассмотреть и в оптику. Машины подъезжали все ближе, и Максим радовался все больше. Колона ехала именно в том порядке, на который и рассчитывала засада.
        Преувеличенно спокойно Максим отрегулировал оптический прицел, проверил, не стоит ли на предохранителе пулемет. Прикрыл на мгновение глаза и постарался успокоить дыхание.
        - Спокойствие, только спокойствие. - Пробормотал Максим, даже не заметив, что цитирует известного мультяшного героя.
        Машины приближались к намеченной точке. Максим краем глаза следил за передовым пикапом, но основное внимание уделил грузовикам. И, хотя момент остановки был ожидаем, все равно, вздрогнул, когда колона начала останавливаться.
        Если бы бандиты были настороже, может они и успели бы остановить машины на достаточном для маневра расстоянии. А так, каждая останавливалась с опозданием и едва не втыкалась в зад передней.
        - Ду-дут! Ду-дут! Ду-дут! - Уже выцеливая кабину первого грузовика услышал Максим.
        Тут же раскатился грохот “спарки”. Руки Виноградова дрогнули и выстрел пропал даром. Подавив раздражение и азарт, Максим выстрелил еще раз. В лобовом стекле “Унимога” появилась дырочка, а из дверей выскочили трое бандитов. “Не попал” - как-то очень спокойно констатировал парень. Выстрелив еще раза три или четыре, Максим отбросил винтовку и подвинулся к пулемету.
        Судя по всему, Мартин побоялся задеть задний грузовик, и поэтому предпоследний пикап уцелел. Его замыкающий собрат получил по полной программе и валялся на боку выброшенный с дороги. Стрелял КПВТ, раздавались очереди “спарки”, иногда удавалось расслышать стрекот М60.
        Максим перевел взгляд на голову колоны и облегченно вздохнул. Техника бандитов была выбита подчистую. Теперь пулеметы давили разбегающуюся живую силу. Это отвлечение внимания стоило Виноградову пропущенного рывка последнего пикапа. Едва не врезавшись в грузовик, машина вывернула как раз в нужную сторону. Семен Маркович, похоже, тоже “проспал”. Заполошливо ударили два пулемета, но спешка никогда до добра не доводит.
        Максим глубоко вздохнул и, в отличие от Кройцмана, так и не отпустившего гашетку и пытающегося догнать пикап очередью, сначала заново прицелился. Результат очереди поверг Виноградова в шок. Пикап взлетел левым передним колесом в воздух и, словно на съемках трюкового кино, стал ввинчиваться в воздух. Четверка бандитов вылетела из кузова как пробки из бутылок шампанского. Тут же Максим получил объяснение столь неожиданному эффекту. С диким визгом что-то серое бросилось в сторону от поверженной машины.
        - Бля! - Воскликнул Виноградов и выпустил несколько коротких очередей в сторону разлетевшихся из кузова бандитов.
        Одна из копошившихся фигур дернулась и замерла. Но Максим уже переключил внимание на колонну. Зачистка передней части была завершена. Теперь короткими очередями стрелял только Мигель. Несколько бандитов пытались прятаться за разбитыми машинами. Злорадно улыбаясь, Максим дал очередь в их направлении. Бандиты попробовали броситься врассыпную, но нарвались на очереди и Мартина, и Мигеля.
        Неподалеку от грузовиков начала шевелиться трава. Кройцман тоже это заметил, и в место шевеления прилетело сразу две очереди. И здесь у бандитов не выдержали нервы. Несколько человек бросились сквозь траву в ту сторону, откуда приехали. Максим взял небольшое упреждение и повел пулеметным стволом, выбрасывая с полсотни пуль за одну очередь. Пулемет Кройцмана замолчал через пару-тройку выстрелов. А бандиты исчезли в траве. Не надеясь на то, что срезал одной очередью всех, Максим принялся методично расстреливать короткими очередями тот район.
        Неожиданно, из-под одного из грузовиков ударила автоматная очередь. Пули прошлись по кустам метрах в десяти ниже Максима. В ответ снова несколько раз “гавкнул” пулемет Кройцмана. Фонтанчики попаданий возникли прямо между колес машины.
        - Дядя Сема! - Едва не вскочил на ноги Максим.
        То ли Кройцман услышал этот вопль, то ли сам понял, что чуть было, не натворил, но стрелять перестал. Не стреляли и со стороны бандитов. Максим еще немного пострелял по траве, потом “добил” ленту в сторону едва не убежавшего пикапа. После перезарядки, Виноградов долго вглядывался во все возможные места нахождения бандитов через оптику “Тигра”. Нигде ничего не шевелилось.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 16 часов.


        Пришла пора приступать к самой неприятной и опасной части операции. Решительно поднявшись, Максим поудобнее перехватил “калашников” и направился к дороге. Громче зарычал двигатель БРДМ, и броневик начал объезд разгромленной колоны, с другой от Макса стороны. На дороге показался Мартин с РПК наперевес. Бандиты молчали. В стороне от Мартина появилась фигура Мигеля. Зачистка началась.
        Идти сквозь высокую густую траву было тяжело. Максим едва не забыл об осторожности, торопясь успеть на место одновременно с остальными. В чувство его привел двойной выстрел КПВТ. Перевернутый пикап у дороги дернулся. Из-за него выскочил бандит и начал стрелять в сторону БРДМ. Не успел Максим вскинуть автомат, как свое слово сказал Семен Маркович. Попадание из крупнокалиберного пулемета унесло бандита далеко в сторону.
        Это послужило последней каплей и в разных местах, почти одновременно, поднялось пять бандитов. Они держали оружие высоко над головой и испуганно озирались по сторонам. Из-под грузовика не вылез никто. Подойдя метров на пятьдесят, Максим вскинул автомат к плечу и дал трехпатронную очередь чуть позади грузовика.
        Он уже собирался повторить намек, когда на дорогу вылетел автомат, а следом выбрался бандит.
        От головы разгромленной колоны раздался рев Мартина. Максим сумел разобрать только “бросить оружие”, но бандиты поняли все правильно. Разоружившись прямо на месте, они достаточно живо направились на голос бывшего морпеха. Только визави Максима слегка задержался. Но увидев отрицательное покачивание головой поверх автоматного ствола, зло сплюнул на землю и пошел туда же, куда и все.
        Убедившись, что бандита “приняли”, Максим направился к лежащему у дороги пикапу. Три трупа рядом и один в кабине. Запах крови вызывал рвотный спазм. Но еще хуже стало Виноградову, когда он обнаружил в кабине живого бандита. Весь в крови, то ли своей, то ли убитого водителя, негр, молча, смотрел на Максима абсолютно белыми глазами. Скрежеща зубами, парень надавил на спусковой крючок.
        О том, что раненных бандитов придется добить, Мартин, Мигель и Максим договорились только между собой. И не потому, что не надеялись на понимание товарищей. Этот мир был жесток. У Максима было подозрение, что, даже, Натали была бы не особо шокирована. Нет, они не захотели перекладывать часть кровавой вины на остальных, которые, хоть и не нажимали на спусковой крючок, но одобрили бойню. Не давая себе времени на мысли, Максим направился к грузовикам.
        Один. В кузове никого, под машиной никого, в кабине никого. Второй. В кузове никого, под машиной никого, в кабине никого. Кроме дырки в лобовом стекле грузовики повреждений не имели. На очереди “Хаммер”. Машина стоит чуть боком. Левую сторону не видно. Изнутри чудом сохранившееся стекло все в крови. Из последних сил сдерживая себя, Максим распахнул заднюю дверцу.
        Очереди пришлись спереди-слева. Превратив троих пассажиров внедорожника в месиво, пули чудом не задели четвертого. Максим посмотрел внимательнее на белого пассажира в странно знакомом обмундировании серого цвета. Автомат задрожал в руках. Крупнокалиберная пуля попала в левую ногу чуть выше колена. Максим поспешно поднял глаза. Раненый оказался чертовски крепок. Рядом валялась распотрошенная аптечка и три пустых тюбика противошокового препарата, а обрубок ноги был перетянут жгутом.
        Раненый открыл мутные глаза и с минуту смотрел на, едва стоящего на ногах, Максима.
        - Белый. - Прохрипел раненый. - Не так погано помирать будет.
        - Б…дь! - Выругался Максим, едва до него дошло, что умирающий говорит по-русски.
        - Кха-кха-кха. - То ли закашлялся, то ли засмеялся раненый. - Еще лучше. Зёма. Слышь, зёма, добей пока я под наркотой. Один хрен не жить.
        Максим растерянно топтался рядом. Не дождавшись ответа, раненый снова открыл глаза.
        - Ну, чего ждешь? Или допросить хочешь? Так не повезло тебе, парень. Хрен я что знаю. - Раненый судорожно втягивал воздух. - Это полковник Гололобов дела крутит. А я английский неплохо знаю. Вот и попал. Даже не знаю, где эта сука оружие взяла. Что молчишь, думаешь, не понимаю, что сам такая же сука? Все я понимаю парень. Об одном жалею, нужно было в Русскую армию. Сразу как понял все расклады.
        Раненый закрыл глаза. Максим столбом замер перед открытой дверью “Хаммера” не в силах пошевелиться. Отдышавшись, раненый снова сфокусировал взгляд на собеседнике.
        - Добей, парень, Христом богом прошу. Или зассал? Зассал салага. Я бы и сам. Кх-кх. Говорят грех это. А мне лишнего не нужно, и так хватает.
        Из обрубка ноги ударила струйка крови. Видимо сил затянуть жгут у раненого не хватило. Словно во сне, Максим поднял автомат.
        - Спасибо, брат! - Прошептал раненый и Максим нажал на спуск.
        Дальнейшее Виноградов помнил плохо. В себя он пришел только около пленных бандитов. Мартин хлопал его по плечу, а Виноградов никак не мог понять, как он здесь оказался. Рядом появился землистого цвета Мигель. Латиноамериканец странно взглянул на Максима и стал рядом.
        - Дальних проверили? - Прохрипел Максим.
        Мартин сунул ему в руки флягу. Максим сделал несколько глотков и передал воду Мигелю. Парень сообразил, что задал вопрос по-русски. Махнув рукой, он развернулся и пошел к БРДМ. Издали было заметно, что Миха высунулся в свой люк и смотрит в сторону товарищей. “Придурок! Пулемету ж мешаешь” - беззлобно подумал Максим, и призывно махнул рукой. Миха увидел, скрылся в люке и БРДМ резко тронулся с места.
        Дождавшись броню, Максим не стал лезть в боковой люк, а взобрался наверх. Сделав знак выглядывающему снизу мальчишке посторониться, свесил ноги в люк командира.
        - Давай по дороге назад. Я скажу, где влево повернуть.
        - Что там? - Не удержался Миха.
        - П…ц. - Пробормотал Максим. К счастью, Миха уточнять не стал.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 17 часов.


        Чтобы не повторять ошибку приятеля и не заслонять пулеметчику сектор обстрела, Максим повел БРДМ по дуге. От пятна выстриженной пулями травы никаких следов не отходило. Макс дал команду остановиться, поднялся на ноги и несколько минут вглядывался в траву. Так и не заметив шевеления, спрыгнул вниз.
        Бандитов оказалось пятеро. Четверо лежали почти рядом, а один, видимо, пытавшийся ползти уже раненым, метрах в пяти. Контроль не требовался, но нужно было собрать все ценное, чтобы не возвращаться еще раз. Максим повернулся к БРДМу. Надеясь, что месье Лафонтель видит его в прицел, Виноградов указал на свои глаза и сделал круговое движение рукой. Так в фильмах спецназовцы давали указание напарникам следить за округой. Месье Лафонтель, видимо, тоже видел эти фильмы, потому что башня тут же стала поворачиваться.
        После всего пережитого сегодня, “мародерка” уже не вызывала у Максима былого отвращения. Недаром говорят, что все познается в сравнении. “Улов” оказался скудным. Автомат нашелся только один - бельгийская винтовка ФН ФАЛ с укороченным стволом и складывающимся прикладом. Остальные, похоже, с перепуга побросали оружие в машинах. Пистолеты были у всех. Все те же “Таурусы”. Гранат не было. Деньги Максим не считал. АйДи не рассматривал.
        Трофеи никак не удавалось ухватить в охапку. Максим решил было, что придется сделать две ходки, но услышал крик Михи:
        - Макс, погоди!
        БРДМ тронулся с места и затормозил совсем рядом от Максима. Открылась боковая дверь, и показалось озабоченное лицо Натали. Девушка попыталась несмело улыбнуться. Но у Виноградова не нашлось сил ответить на эту улыбку. Он быстро забросил внутрь БРДМа все трофеи и снова полез на броню.
        - Миха, видишь перевернутый пикап? Давай к нему. Только, так же как и сюда. Объезжай, чтобы он был слева.
        Месье Лафонтель, хоть и не мог понять указания Максима, но общий принцип понял прекрасно. Башня развернулась в нужную сторону. Здесь Максим рассматривал местность еще дольше. Перед глазами так и стояла серая тень, ставшая причиной переворота машины. Обнаружились и два следа в траве. Один вел в ту сторону, куда бросилось животное, а второй под прямым углом к первому.
        - Встать! Бросить оружие! - Заорал Максим по направлению второго следа.
        В ответ из травы раздалась автоматная очередь. Кто-то выпустил в сторону Виноградова весь магазин. И, если свист первых пуль Максим еще услышал, то следующие ушли в белый свет, как в копеечку. Башня развернулась и стала плеваться огнем из ПКТ. Даже не подумав пригнуться или спрыгнуть с брони, Максим поддержал пулеметчика из автомата. Пока Максим перезаряжался, месье Лафонтель продолжал “стричь” траву.
        Когда закончились патроны к пулемету, Максим с какой-то яростью крикнул:
        - Вперед помалу!
        - Б…дь, Макс, давай внутрь! - Заорал в ответ Миха. - Убьют на…й!
        - Вперед, Миха, вперед!
        С трудом балансируя на движущейся броне, Виноградов внимательно высматривал стрелка. Едва завидев два тела среди травы, Максим скомандовал остановку и выпустил по пять трехпатронных очередей в каждое из тел. Были бандиты до этого живы или нет, стало не важно.
        Картина вырисовывалась следующая: двое раненых бандитов на чистом адреналине бросились бежать, но раны одного оказались слишком серьезными, а у второго оказалась повреждена нога. И стрелял хромой бандит от безысходности.
        Очередными трофеями стали приличный АКМС, очередной “Таурус”, китайский ТТ, какая-то сумма денег и два АйДи. Закидывая трофеи внутрь, Максим обратил внимание на притихшего Уэсли. Мальчишка сидел, словно пришибленный и, время от времени, тер руку о штанину. Присмотревшись, Максим понял, что штанина испачкана в крови. Похоже, Уэсли полез к оружию и вляпался в свежую кровь. Макс перевел взгляд на Натали. Девушка была бледна, но держалась уверенно. Ее взгляд был полон тревоги за Максима. Невесело усмехнувшись, Виноградов скомандовал подъезжать к пикапу.
        Саму машину в трофеи занести не получилось. Скорее, уж, в металлолом. Пулемет, установленный на пикапе, не получилось даже опознать - из-под земли торчал неестественно выгнутый ствол. Внутрь смятой кабины Максим не полез. Даже в его теперешнем состоянии это было бы чересчур. Оставшиеся два бандита “подарили” еще одну укороченную ФН ФАЛ и два АКМСа. Причем, один из “калашниковых”, предварительно отсоединив магазин, Максим выбросил. Сбитая вбок мушка послужила достаточным поводом для этого. К надоевшему “Таурусу” добавился ухоженный “Браунинг Хай Пауэр” с деревянными накладками на рукояти. И снова деньги и АйДи. Магазины с патронами Максим ссыпал кучей на пол БРДМ.
        - Возвращаемся. - Занял место в люке командира Максим. - Миха, давай ко второму пикапу.
        БРДМ резво побежал в обратный путь, прокладывая новую колею в высокой траве. “С высоты своего положения”, Максим заметил непонятное шевеление среди разбитых машин. Присмотревшись, он криво ухмыльнулся. Кто-то из товарищей оказался сообразительным и, теперь, обиранием трупов занимались двое пленных бандитов. Мартин, Мигель и, подтянувшийся к остальным, Семен Маркович плотно контролировали бандитов с трех сторон. Тем не менее, Виноградов не стал вносить коррективы в маршрут.
        Со второго пикапа толку тоже оказалось мало. Машина была разбита вдребезги. Крупнокалиберный М2 “порадовал” повернутым под прямым углом стволом. И снова Виноградов не стал лезть в кабину. “Коллекцию” пополнили три немецких Г3 и один АКМ. Набор пистолет оказался разнообразнее. Кроме “штатного” “Тауруса”, Максим обнаружил тяжеленный “Кольт Дабл Игл” сорок пятого калибра, “Браунинг Хай Пауэр” с деревянными же накладками на рукояти и экзотический испанский “Стар мод.Б” 1951 года выпуска.
        Для кого-то это может показаться отвратительным, но именно разглядывание испанского “раритета”, немного привело Максима в чувство. Парень с силой потер лицо и помотал головой. Появилась слабость в коленках.
        - Ну нафиг! - Пробормотал Максим. - Пусть негры пашут.
        Быстро забросив оружие и запасные магазины в БРДМ, Виноградов не стал доставать деньги и документы у мертвецов. Еще раз оценив “диспозицию”, Максим решил, что грузовики нужно отогнать подальше. Но Миха сидел за рулем БРДМ, а Мигель контролировал пленных бандитов. В своих способностях вот так сразу справиться с чудом немецкой техники Макс сомневался. Значит, нужно было кардинальным образом перегруппироваться.
        - Миха, вылезь на минутку. - Позвал Максим приятеля.
        - Ну? - Появился в люке водителя Миха.
        - Совсем вылезай. Нужно грузовики проверить. Вроде и не попали мы по ним, но ….
        - Понял, сделаем. - Миха вылез на броню и в два приема спустился на землю.
        - Стой, урод, мля! - Рявкнул Максим. - Когда до тебя уже дойдет?!
        Максим залез в “салон” БРДМ и вытащил из кучи трофеев АКМС. Сняв автомат с предохранителя и передернув затвор, Максим буквально впихнул оружие в руки приятелю.
        - И только так! - Еще и погрозил пальцем.
        Фраза, произнесенная в ответ Михой, на любой другой язык могла быть переведена и как извинение за забывчивость, и как сомнение в необходимости таскать с собой лишнюю железяку, и еще в двух-трех смыслах как минимум. При этом, фраза полностью соответствовала классическим канонам - цензурными были только предлоги и союзы.
        Не обратив внимания на возмущение приятеля, Максим первым направился к грузовикам. Махнув Михе в сторону кабины, сам Виноградов решил подробнее осмотреть груз. К его немалому удивлению, кузов на две трети оказался заполнен ящиками кустарного производства безо всякой маркировки. Максим почесал затылок. Получалось, чтобы разобраться с грузом, придется открывать каждый ящик.
        Парень заторопился ко второму грузовику. Когда он пробегал мимо кабины, Миха сообщил:
        - Все пучком! Ща заведемся и поедем.
        - Погоди ехать. - Притормозил Максим. - Там в кузове еще места полно. Сразу забросим все трофеи, чтобы пешком не таскать.
        - Ну, так давай я на “бардаке” подкачу поближе - сразу и перебросаем.
        - Ну-у, давай. - Пожал плечами Максим.
        Приятели разошлись в разные стороны.
        В кузове второго грузовика картина повторилась. Максим совсем приуныл. Хотя, по здравому размышлению решил, что все объяснимо. Ну, не хотелось продавцу светить армейским происхождением груза. А в таких объемах спереть оружие можно только в армии. Ящики одинаковые по размеру, доски достаточно свежие, значит, упаковывали, скорее всего, на Новой Земле. Максим задумался. Если вспомнить все то, что рассказывал дядя Сема и соотнести с городским камуфляжем убитого русского….
        Тут Максим передернулся. Почему-то возникло желание не дать бандитам обыскивать труп земляка. Своеобразная дань уважения, может быть и не очень хорошему, но, однозначно, сильному человеку. Словно преодолевая невидимое сопротивление, Максим вылез из кузова и пошел к “Хамеру”.
        Негры до внедорожника еще не добрались. Мельком взглянув на них, Максим злорадно усмехнулся. Этих, похоже, тоже проняло. Читая в книгах о том, как бледнеют чернокожие, Виноградов никак не мог представить это себе воочию. Теперь довелось увидеть. Предположить, что эти землистого цвета трясущиеся создания способны схватиться за оружие и оказать сопротивление, мог только отчаянный пессимист.
        - Максим, у вас все в порядке? - Крикнул Кройцман.
        - Нормально. - Словно гипнотизируя закрытую дверцу “Хаммера”, ответил Максим.
        - Вам не нужно туда лезть. - Продолжил Семен Маркович. - Сейчас эти сделают все что нужно.
        - Там русский. - Не поворачивая головы, ответил Максим.
        - О чем-то таком я и думал! - Воскликнул Кройцман. - Но вы таки уверены?
        - Я с ним разговаривал. - Максим решительно взялся за ручку.
        Кройцман только охнул. Виноградов рывком распахнул дверь. Стараясь не замечать ничего вокруг, парень сосредоточился на правой руке мертвеца. Ухватить за ткань куртки и потянуть на себя. К счастью, труп выпал из машины лицом вверх. К счастью, из трех пуль в голову попала только одна. К счастью, из-под подсумка на разгрузке торчала сложенная панама.
        Прикрыв лицо мертвого, Максим сосредоточился на его вещах. Снаряжение, “по номенклатуре”, оказалось стандартным. А по конкретному содержанию, очень интересным.
        Универсальная тактическая кобура на левой стороне “разгрузки” подарила легко узнаваемый по непривычным обводам ГШ-18. Подсумки с большими клапанами явили на свет две пары черных “калашниковских” пупырчатых магазинов. Магазины были соединены парой пластмассовых муфт горловинам вверх. Еще один подсумок пополнил список трофеев двумя РГН. А на правом бедре нашлись ножны с хищного вида клинком. Максим никогда не увлекался холодным оружием, но эти формы узнал - “Каратель”. Лезть во внутренний карман “разгрузки” очень не хотелось, но Виноградов пересилил себя. Там оказалось настоящее портмоне. Максим лишь убедился, что АйДи на месте и спрятал портмоне. Оставалось сделать самое последнее: найти в машине автомат. Точнее, не столько найти, Максим хорошо запомнил, где тот лежит, сколько пересилить себя и вытащить оружие из лужи крови рядом с оторванной ногой.
        Максим сделал и это. Держа измазанный кровью автомат на весу за ремень, Виноградов, пытался сообразить, что же в нем не так.
        - АЕК, что ли? - С сомнением пробормотал парень. - Ну, точно, только у АЕКа приклад складывается на правую сторону.
        Пистолет отправился за пазуху, запасной магазин к нему - в карман. Нож - в другой. Автомат и магазины к нему, Максим отложил в сторону на дороге. Он не собирался возиться и отстегивать с разгрузки убитого подсумки. Тем более, что все они были черного цвета. Максим совсем было собрался сделать знак, что закончил и негры могут заняться “Хаммером”, как его осенило. Вряд ли человек мог ограничиться только теми вещами, которые были на нем.
        В багажнике внедорожника Максима ожидали два рюкзака типа РД и два зеленых ящика с маркировкой русскими буквами. Не успел Виноградов протянуть руку к запорам ящиков, как сзади раздался голос Михи:
        - Мент что ли? - Приятель стоял за спиной у Максима и смотрел на тело в городском камуфляже.
        - Скорее, какой-нибудь “омоно-собровец”. - Спокойно ответил Максим.
        Сейчас ему самому казалось странным желание лично “обшмонать” мертвого русского. Похоже, это был такой же “глюк” утомленного мозга, как и стояние на броне под огнем.
        - Ты чего пришел? - Максим снова повернулся к приятелю.
        - Трофеи мы перекидали, а что дальше? - Миха неуверенно переступал с ноги на ногу, косясь внутрь салона “Хаммера”.
        - Давай так, подгоняй грузовик сюда, перебросим ящики и будем думать, как их отогнать на базу.
        Миха ушел, а Максим крикнул Кройцману:
        - Дядя Сема! Скажите этим двоим, пусть подойдут сюда. Да и вы с Мигелем тоже.
        Зарычал двигатель дальнего грузовика. И тут же заглох.
        - Ага, “ща поедем”. - Передразнил Миху Максим.
        Но двигатель завелся снова, и грузовик показался из-за своего собрата. Машина съехала с дороги и с черепашьей скоростью приблизилась к “Хаммеру”. Миха, даже слегка развернулся, чтобы задний борт был поближе к месту погрузки.
        - Мигель. - Обратился к подошедшим товарищам Максим. - Отгоните первый грузовик. Возьмете “виллис”, чтобы было на чем вернуться. Только, по ходу, посмотрите, можно ли разобрать “спарку”.
        - Давай и эти трофеи сюда погрузим. - Выслушав перевод, предложил Мигель.
        - Давай. - Согласился Максим. - Ящики закинем и можно остальное грузить.
        - Хм. Минуточку! - Воскликнул Кройцман и перешел на английский.
        Мигель что-то резко ответил, но Семен Маркович не остановился. В конце концов, Кройцман стукнул себя в грудь, и Мигель махнул рукой.
        - И что это было? - Поинтересовался Максим.
        - Небольшой спор по поводу денег, что же еще? - Попытался увильнуть от ответа Кройцман.
        - Дядя Сема! Каких денег?
        - Тех, что валяются тут под ногами. И это таки не просто деньги. Это - определенный статус. - Кройцман взмахнул руками. - Я готов лично этим заняться. Тем боле, что толку от меня в паре с пулеметом было таки мало.
        - Вы хотите…. - Максим обвел рукой поле боя.
        - Да, я таки хочу это сделать!
        - Дядя Сема. - Криво ухмыльнулся Максим. - Не хотите начать прямо сейчас? Загляните в “Хаммер”.
        - Максим. - Семен Маркович второй раз назвал Виноградова по имени. - Я, может и жадный еврей, как вы могли подумать, но я таки не дурак. И все понимаю. Мы уже сделали это. Мы убили всех этих людей. И таки правильно сделали! Это там могли прибежать, простите за выражение, адвокаты, рассказать, какое у этих бандитов было тяжелое детство. Здесь вам не там! Здесь все просто: бандит - умри! И они таки умерли. Так давайте мы с этого дела получим не только моральное удовлетворение.
        - Ё! - Опешил от такого натиска Максим.
        - Вот-вот. Так что, занимайтесь своими делами, а о деньгах будет думать представитель нации, у которой это получается лучше всего. - Кройцман помолчал и со вздохом закончил. - А когда-нибудь потом, мы с вами дружно поблюем, потом выпьем водки и снова таки поблюем.
        Максиму осталось только развести руками. Впечатление от речи Семена Марковича окончательно вернуло Виноградову мозги на место. И, хотя, возня с трупами не стала приятнее, и рвотный рефлекс никуда не делся, это уже были реакции организма. С которыми можно было бороться усилием воли.
        Ящики и оба рюкзака скрылись в кузове, хоть и далось это пленным грузчикам не просто. Миха и Мигель полезли в кабину. Однако крик Мартина заставил их остановиться. Максим не понял, что именно кричал бывший морпех, но Кройцман и Мигель одинаково растерянно уставились в сторону БРДМ.
        - Вот ведь! - Поморщился Семен Маркович. - И что же мы за люди? Совсем забыли про детей и нашего французского друга. Нужно таки выпустить их из этой консервной банки.
        - Здесь? - Поднял бровь Максим.
        - Знаете, девушка с винтовкой и мальчик с автоматом будут в безопасности рядом с пятью женщинами легкого таки поведения. - Решил Кройцман.
        - Ну, тогда так. - Прищурился Максим. - Миха! Давай перегони “бардак” к блокпосту. Посадите Натали с братом в кабину и отвезете на базу. А месье…. Черт, месье может и здесь вылезти. Не фиг зря кататься.
        - А чо, “бардак” так и бросить?
        - Нет, блин, на сигналку поставь!
        Послав Максима по известному адресу, Миха отправился перегонять БРДМ. Мигель подъехал к сложенной на дороге куче оружия и боеприпасов. Негры-грузчики, под присмотром Максима, Кройцмана и подошедшего месье Лафонтеля, быстро перекидали все в кузов. Максим заметил, что кроме личного стрелкового оружия, им достались два пулемета: один незнакомого вида и еще один М2.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности бандитской базы, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 19 часов.


        Мимо проехал БРДМ. Несколько минут спустя, Мигель увел грузовик. Обе машины остановились около блокпоста. Проводив машины взглядом, Мартин махнул рукой в сторону троицы связанных бандитов, а сам отправился заканчивать со сбором трофеев. Виноградов успел крикнуть, что не обыскивал убитых около второго пикапа, только забрал оружие.
        - Молодой человек! - Ехидно поинтересовался Кройцман. - И что это было? Чего ради вы изображаете из себя Тарзана, зовущего Джейн, если я стою рядом. Или вы считаете, что если глупым иностранцам громко кричать по-русски, они быстрее поймут?
        - Н-да! Увлекся. - Покачал головой Максим.
        - Молодой человек, просто присмотрите за этим криминальным контингентом. А, если еще что-то вспомните, тихонько скажите дяде Семе. Дядя Сема таки порешает все проблемы. - Семен Маркович забросил АКМ за спину, словно в фильме “Человек с ружьем” и отправился за Мартином.
        Убедившись, что бандиты связаны надежно, и попыток развязаться не предпринимают, Максим впервые с самого утра расслабленно вздохнул. Хотелось сесть где-нибудь в тенечке, опереться спиной на что-нибудь не очень твердое и расслабленно вытянуть ноги. Но Виноградов одернул сам себя. Расслабиться можно будет только тогда, когда они все окажутся на базе, а бандиты будут заперты под замок. Не стоит забывать и про зверей. Как долго страх перед грохотом выстрелов будет пересиливать голод? Максим вздохнул и приник к оптическому прицелу. Да, ПСО не мог сравниться с импортным “девайсом” на “Тигре”, но винтовки под рукой не было, а бинокль, скорее всего, остался где-нибудь на блокпосту.
        Максим указал месье Лафонтелю на пленных, а сам полез на крышу переднего пикапа. Сделать это пришлось со стороны кузова, так как моторное отделение было разбито вдребезги. Крыша продукции не известно чьего автопрома, оказалась прочной. Металл хоть и прогибался под весом Максима, но совсем незначительно.
        По субъективным впечатлениям Виноградова, прошло не меньше сорока минут, прежде чем закончилась возня с останками в “Хаммере”. После короткого совещания, Кройцман повел пленных к основной группе, а Мартин потащил трофеи к грузовику. Максим поморщился, когда чернокожий боец скрылся из поля зрения. Но спустя минуту Мартин появился снова. Он решительно подошел к кабине “Унимога”. “Ну-ка, ну-ка!” - оживился Макс. И Мартин не подвел. Спустя еще несколько минут грузовик завелся.
        Одновременно с этим усилился звук мотора и у блокпоста. Оглянувшись, Максим стал свидетелем того, как машина скрылась за гребнем холма. Взглянув в оптику на блокпост, Виноградов с удовлетворением констатировал, что стволов “спарки” не видно. Переведя взгляд вниз, Максим увидел, как Кройцман сначала дал неграм напиться, а затем, связал руки за спиной. Тут и Мартин решил, что можно, наконец, трогаться с места.
        Двадцать метров, с учетом объезда разбитых пикапов, и грузовик начинает тормозить. Неожиданно, Кройцман принялся махать Мартину рукой: проезжай, мол. Сквозь лобовое стекло было видно, как Мартин пожал плечами и поехал дальше. Семен Маркович же, при помощи француза, развязал ноги троим бандитам, и поднял всех на ноги. Выразительный жест и бандиты, пошатываясь, бредут вслед за грузовиком. Кройцман и месье Лафонтель пристраиваются сзади, шагах в пяти, каждый со своего края дороги.
        - Логично. - Пробормотал Максим.
        Максим спрыгнул на землю и, в качестве арьергарда, двинулся по дороге.


        Если и были у бандитов какие-нибудь мысли о побеге, то вид могучего чернокожего бойца с РПК на груди, их моментально испарил. Пленных усадили внутри блокпоста, и Мартин произнес целую речь.
        - Вот замечательный пример ораторского мастерства. - Не смог удержаться от комментариев Кройцман. - Можно бежать туда, но там съедят. Можно бежать сюда, но тут застрелят. Лучше таки сидеть на месте.
        - Да, доходчиво. - Согласился Максим.
        Беседуя с Семеном Марковичем, Максим посматривал в сторону базы. Миха с Мигелем задерживались, и это было странно. Не выдержав, Макс жестом попросил бинокль и направил его в сторону базы. Найти грузовик оказалось делом не сложным. Только стояла машина как-то странно. Максим удивленно вскинул брови и протянул бинокль Мартину. Бывший сержант КМП рассматривал “диспозицию” считанные секунды. После чего сам себе кивнул головой и одобрительно произнес:
        - Молодцы, парни.
        Заинтересовавшийся Кройцман тоже воспользовался биноклем, после чего потребовал более развернутых комментариев. Выслушав бывшего морпеха, Семен Маркович тоже похвалил Миху с Мигелем.
        - Удивительная предусмотрительность! Как вы можете видеть, они таки загородили одно окно полностью и, даже, захватили часть второго. Они таки подумали о безопасности. - Пояснил Кройцман специально для Максима.
        - Это, точно не Миха. - Усмехнулся Максим. - О, кстати, едут!
        И действительно, “виллис” выехал из ворот базы. Заботиться об отсутствии пыли не было необходимости, поэтому машина двигалась со всей доступной ее дрынчащему нутру скоростью.
        - Оба-на! - Восхитился Миха, выпрыгивая из машины. - Вы, чо, уже все закончили?
        - И не мечтайте, молодой человек. - Ответил Кройцман, принимая из рук Мигеля фотоаппарат. - Мне нужно выполнить еще одну неприятную процедуру. И я таки хочу, чтобы меня сопровождал танк. Или как там называется этот железный гроб с большим пулеметом. И, само собой разумеется, не обойтись без шофэра этого агрегата.
        - А что делать будем?
        - Вы - крутить баранку. Я - зарабатывать грязные деньги. - Кройцман потряс фотоаппаратом под носом у Михи.
        Парень сморщился, но направился за Семеном Марковичем к БРДМ. Мартин что-то спросил им в спину, но ответил ему Мигель. Чернокожий боец тряхнул головой и решительно проследовал туда же.
        - Тоже верно. - Сам себе сказал Максим. - Из Мишки охранник никакой.
        Пока Максим следил за отъезжающим БРДМом, Мигель о чем-то беседовал с месье Лафонтелем. Результатом этой беседы стало то, что Мигель вывел троих пленных и поманил Максима за собой. Виноградов догадался, что латиноамериканец собирается забрать оставшееся на позициях оружие.
        - Позже? - С сомнением спросил Максим.
        Мигель жестами изобразил, что не собирается развязывать руки бандитам, а груз можно нести на плече, придерживая связанными руками. Максим согласился, что это нормальный вариант.
        Начали с самой дальней позиции. Максим повесил на плечо “Тигр”, которому довелось за два дня валяться брошенным, наверное, больше, чем всем его собратьям вместе взятым. Мигель погрузил на плечо одного из негров разряженный “Печенег”. Короб с лентой, после небольшого замешательства, взял Максим. Двум оставшимся неграм предстояло еще нести М2 и треногу от него.
        В результате, пришлось и Мигелю взять в руки короб с пулеметными лентами. Погрузив пулеметы в кузов грузовика, Мигель взял одного бандита и отправился на свою позицию за последним М60.
        Экипаж БРДМа отсутствовал, как показалось Максиму, очень долго. Невооруженным глазом, было видно, как броневик подолгу останавливается в разных местах и над ним вырастает могучая фигура Мартина. Фигурка Кройцмана, выбирающаяся через боковой люк суетилась внизу. Потом процедура повторялась.
        Наконец, БРДМ прямиком от дальнего пикапа направился к блокпосту. Лица экипажа, даже Михи, когда машина вернулась, были не радостными. Как оказалось, не только возня с трупами, повлияла на людей. Мартин с высоты БРДМ и своего роста заметил в траве подозрительное шевеление. Пока еще довольно далеко, но никто не сомневался, что пройдет не больше часа и падальщики окончательно осмелеют.
        Кройцман признался, что тоже не решился лезть внутрь кабин перевернувшихся пикапов, ограничившись снимками снаружи. Оглядевшись вокруг, команда пришла к выводу, что все дела закончены и пора отправляться на базу.
        Первыми отправились БРДМ и грузовик. А Максиму с Мартином выпала “честь” конвоировать пленных. Максим уселся за руль “виллиса”, а Мартин выставил РПК на капот с места пассажира. Бандитов пришлось пару раз поторопить грозными окриками бывшего сержанта. Но, в конце концов, импровизированный конвой достиг места назначения. Там пленным дали по очереди умыться и напиться воды, после чего проинструктировали о правилах поведения. Особенно доходчивой стала информация, что в случае драк, криков или еще чего-нибудь подобного, в подвал просто бросят пару гранат, не разбирая, кто прав, а кто виноват.
        Водители, тем временем, загородили “Унимогом” и вторую половину фасада. Миха пообещал на ночь подпереть входную дверь БРДМом. И, вдруг, стало понятно, что все основные дела закончены.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 21 часа.


        Топтавшиеся на крыльце и перед домом мужчины, как-то вдруг, осознали, что ПОБЕДИЛИ. Что разгромили хорошо вооруженную банду, в которой было раз в шесть больше людей. Что добыли транспорт. И, что самое главное, остались целы и невредимы!
        - Йес! - Первым заорал Максим, вскидывая руку с автоматом вверх.
        За ним мало связными возгласами выразили свои ощущения и остальные. Началось всеобщее похлопывание по плечам, хлопанье по ладоням и прочие проявления “скупой мужской радости”. На крики выбежали и тетя Афуна, и Натали с братом. Повариха лишь покачала головой и скрылась в доме, а Уэсли и Натали оказались вовлечены в процесс. Немного “выпустив пар”, бойцы осмотрели друг друга и отправились приводить себя в порядок.
        Максиму пришлось выложить все вещи и отправить всю одежду в стирку. Он оказался самым измазавшимся в крови. В рюкзаке, доставшемся от неведомого переселенца, нашлись спортивные штаны и камуфлированная футболка. Кройцман импозантно выглядел в костюме типа “английский колонизатор”, найденного в том же рюкзаке. Остальные ограничились тем, что почистили ту одежду, которая на них и была.
        Тетушка Афуна торжественно позвала всех на обед. Заговорщицки оглянувшись, повариха достала из-за спины бутылку. Старожилы Новой Земли принялись удивленно расспрашивать тетю Афуну, тыкая пальцами в бутылку. Максим взял посудину в руки. Нормальная бутылка вискаря. Этикетка, правда, несколько походила на кустарную, но чем вызван такой ажиотаж, ни Максим, ни Миха, определить не смогли.
        - Знаете, что я вам скажу? - Ответил на недоумение приятелей Кройцман. - Я все меньше и меньше понимаю, что здесь происходит. На первый взгляд, обычная дагомейская банда. А вот на второй! Вот возьмите это виски. Это же “Лоне Стар”, местное техасское виски. И я вас спрашиваю, где Техас, а где Дагомея? А оружие? Нет, вы мне скажите, зачем московским ворюгам продавать дагомейской банде два грузовика оружия? И откуда у этих отбросов общества столько денег?
        - Может пленные что-то знают? Завтра допросим. - Успокоил Семена Марковича Максим.
        - А лед есть? - Миха мыслил более приземленными категориями, и ему совсем не улыбалось пить теплое виски. - Ну, это, как его? Айс!
        Как ни удивительно, тетя Афуна поняла. Или ожидала такого вопроса. По ее команде, Натали убежала на кухню и вернулась с кастрюлькой, в которой было несколько разнокалиберных кусочков льда.
        - Вот это другой разговор! - Миха решительно “свернул голову” “одинокой звезде”.
        Получились почти стандартные “наркомовские” сто грамм на человека. Как отметил про себя Максим, спиртное выпили словно лекарство. И подействовало они примерно так же. Люди расслабились, словно распрямилась какая-то сжатая пружина внутри у каждого. Дальнейший обед прошел в умиротворенном молчании.
        После обеда, держа в руках кружки с традиционным кофе, Максим и Миха вышли на крыльцо покурить. Какое-то время спустя, к ним присоединился Мигель. От сигареты латиноамериканец отказался.
        - Я хочу спросить. - Нарушил молчание Мигель. - Вы называете мистера Кройцмана “диадиа Сиома”. Почему?
        Максим начал думать, как перевести объяснение на английский.
        - Он старше. Не родственник, но близкий человек. Дядя. Его имя Семен. Вы говорите Роберт - Боб. Мы - Семен - Сема. Сэм.
        - Дядя Сэм? - Встрепенулся Мигель.
        Максим неприлично заржал. Сквозь смех, он объяснил “фишку” Михе. Теперь ржали двое и тихонько смеялся Мигель.
        - Кройцман! - Заорал Миха.- Мы вывели вас на чистую воду!
        - И что таки тут происходит? Чего ради вы мешаете мне наслаждаться заслуженным отдыхом? - Появился в дверях Семен Маркович.
        - Ваше инкогнито раскрыто, дядя Сэм! - Поддержал друга Максим.
        - Тьфу, бестолочи! - Быстро сообразил всю цепочку рассуждений Кройцман. - И что бы у вас так мозги работали над чем-нибудь приличным, как вы придумываете всякие глупости!
        - А чо, прикольно! - Возразил Миха.
        Семен Маркович махнул рукой и скрылся в доме. Вместо него вышел Мартин. Посмеявшись над новым прозвищем Кройцмана, бывший морпех вернул всех к более насущным делам.
        - Будем смотреть? - Мартин указал на грузовики. - Когда?
        - Завтра? - Жалобно спросил Максим.
        - Наше оружие. Чистить сегодня. - Возразил Мартин.
        - Сегодня, так сегодня. - По-русски ответил Максим и поднялся с крыльца.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день третий, 22 год, 5 день 9 месяца, 23 часа.


        Свое оружие почистили быстро. Тем более что с крупнокалиберными пулеметами решили не возиться. Использовать их в ближайшее время не предполагалось. В комнату постоянно вбегали то Уэсли, то Натали, которых Кройцман, Миха и месье Лафонтель использовали для переноски магазинов с патронами. Представив, как потом придется разряжать все эти магазины, Максим вспомнил бабушку, шелушащую подсолнух. С легкой улыбкой парень вышел на крыльцо.
        Прямо в пыли перед крыльцом были разложены “стволы” бандитов. Максим поморщился. Часть оружия было вымазано в крови и лежание в пыли не делало работу по его чистке проще. Вздохнув, Виноградов присмотрелся к “ассортименту”.
        Первым его внимание привлек несколько необычный пулемет незнакомой конструкции. Понимая, что по интернету невозможно познакомиться со всеми видами вооружений мира, Максим принялся за изучение пулемета. Найденная маркировка “СС-77” и надпись “Производство Южной Африки” заставили задуматься. Вспомнился пистолет, лежащий у него в кобуре. Тоже южноафриканский. Удивление продлилось лишь до тех пор, пока Максим не вспомнил, что ближайший оплот цивилизации называется Кейптаун. Пулемет оказался слегка легче М60 и чуть тяжелее “Печенега”. Калибр 7.62х51. Лента подается слева на право, как у “американца”. Непривычно выглядело цевье, одиноким “кирпичом” расположившееся снизу на газоотводе. Приклад, чем-то похожий на приклад ПКМ, оказался складным. В целом, пулемет выглядел проще М60, а значит, надежнее. Но, это было внешнее впечатление, без разборки и стрельбы утверждать ничего было нельзя.
        Отвлекшись от юаровского пулемета, Максим обнаружил еще один М2, похоже, более новой модификации, чем захваченный ранее. Не заинтересовавшись крупнокалиберным американцем, Виноградов перевел взгляд дальше. Автоматы были разложены на три неравные кучи. Самая маленькая состояла из пяти бельгийских винтовок ФН ФАЛ, из которых три были с укороченным стволом и складным прикладом. Вторую кучку составляли “калаши”. Семь АКМов и три АКМСа. Немного большее представительство имели немецкие Г3, незначительно отличавшиеся друг от друга модификациями. И совсем отдельно лежали три “ствола”, не имевшие пары. АЕК-973 погибшего русского, судя по всему 104-й “калаш” с элементами тюнинга и, сначала оставшаяся неопознанной, американская М14.
        - Такая была у папы. - Со вздохом произнесла Натали, проследив за взглядом Максима.
        - Ты будешь иметь лучше. - Ответил Максим по-английски и добавил уже по-русски. - Только кровищу отмою…
        Пистолет тоже были разложены на несколько куч. Но тут безоговорочно выигрывал “Таурус” - 21 штука. Второе место, хоть и со значительным отставанием, было за Кольт М1911 - 6 штук. Можно ли назвать кучей пару Браунингов Хай Пауэр с деревянными накладками на рукояти, Максим не знал. Остальные пистолеты были “одиночками”: китайский ТТ, Кольт Дабл Игл и испанский “Стар мод.Б”.
        - Судя по пистолетам, их было тридцать два. - Посчитал Максим.
        - И еще четыре остались там. - Добавил Кройцман. - Тридцать шесть. И тринадцать были на базе. Без одного человека половина сотни.
        - Н-да. - Максим покачал головой. - А знаете что, дядя Сема, берите-ка вы бумагу, будем составлять опись имущества.
        Возиться с чисткой и, даже, переноской оружия никому не хотелось, поэтому все приняли самое деятельное участие в организации и проведении учета. Кройцман едва успевал отмахиваться от советчиков. В конце концов, дело пошло на лад и через некоторое время список трофеев был готов.
        “Спарка” китайских ДШК осталась с одним коробом патронов. Мартин пострелял от души, а нечетное число запасных лент к двум пулеметам, вызывало вопросы к здравому смыслу бандитов.
        Крупнокалиберные М2 имели четыре ленты на пятьдесят патронов на двоих. Снятый с разбитого пикапа пулемет выглядел новее.
        Из четырех лент к М60 остались две на сто патронов каждая. Правда, были еще три такие же, захваченные вместе с южноафриканским СС-77. С учетом того, что для “Печенега” осталось максимум две ленты, если забрать патроны с БРДМа, то М60 и СС-77 становились главной ударной силой. Максим в очередной раз досадливо покачал головой. Насколько он помнил, к ПКТ должны были идти ленты по двести пятьдесят патронов. Почему в БРДМ оказались сто- и двестипатронные ленты, было непонятно. Для себя Виноградов решил, что лучше пополнить боезапас ПКТ, а “Печенег” отложить до лучших времен.
        На 21 немецкую автоматическую винтовку Г3 в среднем приходилось по три магазина. Все винтовки выглядели достаточно ухоженными, но пластиковое цевье имели только девять. У остальных цевье было металлическим. Отечественный военпром был представлен восьмью АКМамаи, пятью АКМСами и одним АК-104. На каждый тоже приходилось по три магазина. Правда, Максим предложил выкинуть один АКМС, как доведенный предыдущим хозяином до плачевного состояния, но поддержки не встретил. Две обычных и три укороченных ФН ФАЛ на всех насчитывали семнадцать магазинов. К американской М14 прилагалось четыре магазина. И к совсем уж выглядевшему инородным в этой коллекции, карабину М4 - три магазина.
        РПК, заменивший Мартину автомат, комплектовался двумя “банками” по семьдесят пять патронов и еще двумя магазинами на сорок патронов.
        Для пистолета-пулемета МП5, который достался Уэсли нашлось еще два запасных магазина. И это был не предел, так как патронов 9х19 было много. Все “Таурусы”, Брунинги, испанский раритет и южноафриканский “Вектор” были рассчитаны на этот патрон. Для “американских легенд” нашлись в бандитском штабе, даже, несколько непочатых пачек патронов сорок пятого калибра. Хуже всего обстояли дела с патронами к револьверам. Но взять вторым оружием “Анаконду” мог лишь законченный псих, а “Питон” нужен был Мартину лишь для “форсу”. Китайские ТТ решили не рассматривать.
        Подбив итоги и основательно поспорив с Мартином и Мигелем, Семен Маркович объявил, что в зависимости от состояния оружия за все автоматы можно выручить от тринадцати до шестидесяти тысяч.
        - Ни фига себе разброс! - Изумился Миха.
        - Ах, молодой человек, вы не понимаете азов торговли. Нужно таки знать, где продавать, кому продавать, когда продавать. - Пояснил Кройцман. - А еще нужно уметь преподнести товар.
        - Понятно. - Прервал лекцию по маркетингу Максим. - А что по пулеметам?
        - Тяжело сказать. Наши военизированные друзья не особо интересовались ценами на такие изделия. Мы с господином инженером, как вы надеюсь понимаете, тоже. Могу сказать только одно - немало.
        Максим посмотрел на солнце. До темноты время еще было, но не на столько много, чтобы начинать возиться с ящиками в кузовах грузовиков. Виноградов с тоской осмотрел сложенное оружие, на глаз прикидывая, сколько автоматов придется основательно чистить. Не так уж и мало. Точно придется провозиться до вечера, еще и караульным на ночь останется.
        - А давайте, хотя бы, эти два зеленых ящика откроем. - Не удержался от искушения Максим.
        Видимо, любопытство донимало и остальных. Ящики были моментально добыты из кузова и открыты. Кто-то присвистнул, кто-то воскликнул “ого”. Максим радостно потер руки.
        В одном ящике лежали четыре автомата. Два АК-103-2, такие же, как и тот, что был у Максима, и два АК-104 - укороченная версия “сто третьего”. Еще одно место было свободно. Максим перевел взгляд на навороченный “сто четвертый” в куче трофейного оружия. Похоже, главарь банды не отказал себе в удовольствии сразу вооружиться новеньким автоматом. Откуда только “обвес” взял?
        - Миха, Мигель, бросайте в кучу свои “стволы”. - Скомандовал Максим. - Тут для вас интереснее игрушки есть.
        Максим взял из ящика оба “сто четвертых” и протянул обоим механикам.
        - А чо это нам “укороты”? - Миха спрятал руки за спину. - Все ж говорят, что из него на фиг никуда не попадешь.
        - То, брат, говорят про “ксюху”, а это АК-104. - Пояснил Максим. - Укоротили его не на много. И вообще, кроме длины ствола, полностью совпадает с обычным.
        - Да? Ну, тебе виднее.
        Максим вопросительно посмотрел на Мигеля. Тот демонстративно сравнил новенький автомат с б/у немецкой винтовкой и бросил “немку” в общую кучу. В отличие от Михи, Мигель сразу полез в ящик за магазинами, ремнем и прочими принадлежностями. Максим подтолкнул приятеля. Тихонько ругаясь, Миха последовал примеру латиноамериканца.
        - Дядя Сема, месье Лафонтель, ваша очередь. - Широким жестом указал Максим на ящик.
        Предоставив народу осваивать новое оружие, Максим сосредоточился на втором ящике. Рассматривавший его содержимое Мартин, ткнул пальцем и коротко произнес:
        - Радио.
        Максим почесал в затылке. Какой-то странный набор аппаратуры лежал в ящике. Наряду с двумя сумками явно армейского вида, присутствовало с десяток упаковок больше похожих на гражданские. К тому же, аксессуары к рациям были смотаны в пучки, и нужно было еще разобраться, что к какой рации относится. Переглянувшись с Мартином, Максим решительно закрыл ящик. Сегодня нужно привести оружие в порядок, а со всем остальным разбираться уже завтра.
        Озвучив эту мысль для всех, Максим первым подхватил навороченный “сто четвертый” и АЕК-973. Миха получил задание принести солярки, Натали было поручено найти достаточное количество тряпок, а Мартин назначен на сортировку оружия. Все остальные зачислялись в команду по чистке.
        Первым делом все занялись своим оружием. Благо, люди были достаточно грамотные и понимали, что новый автомат тем более нужно почистить, прежде чем стрелять. Миха, правда, может этого не знал, но взял пример старших товарищей. Максим же возился с трофейными автоматами главаря и русского. Со “сто четвертым” парня ожидал серьезный облом. Касательного попадания крупнокалиберной пули хватило, чтобы разбить, установленный на переходнике с бокового крепления на планку Пикатини, коллиматорный прицел, а сам переходник слегка вывернуть наружу. Зато, телескопический приклад, по типу американского М4, оказался в полном порядке. Приведя “калашников” в порядок, Максим с неким трепетом взялся за АЕК. Через несколько минут, Виноградов решил, что рассказы о чрезмерной сложности АЕКов полная ерунда. Правда, тут же он засомневался, об АЕКах это говорили или об “Абаканах”. “Об “Абаканах”. Это там тросики какие-то.” - вспомнил Максим.
        Завершив работу с АЕКом, Максим задумался. Перед ним лежали три автомата: тот АК-103, который он “прихватизировал” самого начала, и два сегодняшних трофея. Было две проблемы. Во-первых, Максим собирался вооружить Натали чем-то размерами поменьше, чем “Тигр”. Во-вторых, очень уж хотелось испытать АЕК. Если справедливы вся та информация, что ему довелось прочитать, АЕК должен быть круче “калаша”.
        - О чем задумался, детинушка? - Влез с вопросом Миха, а перехватив взгляд Максима, заржал. - Витязь на распутье! Макс, я уже говорил тебе, что ты маньяк?
        Не до конца вынырнувший из своих мыслей, Максим автоматически показал приятелю средний палец. И тут же испуганно завертел головой, не видела ли девушка. К счастью, Натали в этот момент в комнате не было. Мужчины прореагировали на “телодвижения” Максима короткими усмешками.
        Тут в комнату ввалились Мартин и Натали с новой партией оружия на чистку. Максим снова уставился на девушку, прокручивая в голове мысль: “укорот” или АЕК.
        - Чего это он на меня так смотрит? - Делано испугалась девушка.
        - И действительно, молодой человек, вы таки странно смотрите на бедную девушку. - Вместо перевода поинтересовался Кройцман.
        - Кхгм. - Вернулся к действительности Максим. - Так, Натали это тебе.
        Максим протянул девушке АЕК, решив что после установки телескопического приклада “сто четвертый” лишился основного преимущества - меньшей длины. Натали взяла в руки автомат и принялась его разглядывать со всех сторон. Остальные внимательно наблюдали за этим процессом. В конце концов, девушка вопросительно уставилась на Максима. Мол, и что мне с этим делать? Максим делано вздохнул и поднялся с места.
        - Пойдем. Я учить тебя.
        - Э! Вы видали?! - Возмутился Миха. - Мы тут с этим г…ом должны возиться, а он девушек обучать будет! Слышь, Виноградов, я, может, тоже обучаться хочу.
        - Во-первых, тебя в армии научили. А, во-вторых, тебя обучать не интересно. - Ответил Максим.
        - В армии! - Фыркнул Миха. - Тебе напомнить, сколько раз я вообще автомат в руках в этой армии держал.
        Тем временем, Мартин взял из рук девушки автомат и внимательно осмотрел.
        - Это не “калашников”. - Скорее утвердительно, чем вопросительно произнес он.
        - Нет. - Максиму не хватало английских слов, и он стал объяснять по-русски. - Это новый автомат. Говорят, их только малыми партиями выпускают. Автомат со сбалансированной автоматикой. Отдача гораздо меньше. При стрельбе очередью кучность в несколько раз больше, чем у АК.
        - Тогда и я хочу пострелять. - Улыбнулся Мартин.
        - Натали, ты дашь мальчикам играть с новой игрушкой? - Серьезно спросил на английском Максим.
        Девушка рассмеялась и забрала автомат у Мартина.
        - Только после меня.
        Теперь рассмеялись все. Грязное оружие было заброшено. Один лишь месье Лафонтель осуждающе покачал головой, но на улицу вышел вместе со всеми.
        Максим продемонстрировал девушке, как откидывается и убирается приклад. Затем объяснил, как работает предохранитель/переводчик. Показал, как вставлять магазин и передергивать затвор. Немного смущаясь из-за всеобщего внимания, Натали проделала те же операции самостоятельно. По совету Максима, девушка установила переводчик режимов огня в положение фиксированной очереди из трех патронов.
        И тут возник вопрос: а куда, собственно, стрелять? Все принялись вертеть головами, в поисках достойной мишени. В конце концов, Мартин махнул рукой и указал на стену дома напротив. Остальные пожали плечами и согласились. Максим, только, сбегал и нацарапал на стене некое подобие мишени.
        И вот, Натали на огневом рубеже. Под ехидный шепот Михи: “Так и знал, что он обниматься полезет!”, Максим помог девушке удобнее приладить приклад к плечу. Прозвучали первые выстрелы. Для первой стрельбы результат был не плох. А главное, было видно, что разброс попаданий очень незначителен. Чтобы понять разницу, Максим взял свой “сто третий” и выпустил такую же очередь рядом. Даже, с учетом того, что стрелял мужчина, было видно, что вторая и третья пуля ушли чуть выше и правее. На такой дистанции не критично, но все же. Перебросив переводчик огня на стрельбу очередями, Максим выпустил длинную, патронов на десять, очередь. Дав всем оценить результат, Виноградов предложил девушке сделать то же самое. Натали старалась изо всех сил. Даже с учетом ее неопытности и меньших физических сил, результат получился несколько лучше.
        Посмотрев на такое дело, Мартин решительно забрал у Максима “калаш”, а у девушки АЕК. В руках чернокожего здоровяка автоматы смотрелись не очень солидно. Бывший морпех быстро отстрелял по очереди из каждого автомата. Здесь разница результатов был не такой и существенной.
        - Интересно. - Провозгласил бывший сержант. - Новый автомат легче удерживать. Он не подпрыгивает, а почти ровно уходит назад.
        - С твоей силой и из М2 с рук можно стрелять. - Возразил Мигель. - Дай-ка сюда.
        - Мальчики, таки не ссорьтесь! Девочка всем разрешит пострелять. - Вставил свои “пять копеек” Кройцман. - А если вы будете хорошо себя вести, мы купим вам такую же игрушку.
        Мигель несколько смутился, но, все-таки, отобрал автомат и расстрелял свою долю патронов. К автомату потянулся Миха, но в этот момент кусок стены просто провалился внутрь дома. Все переглянулись и сконфуженно уставились на дыру в стене.
        - М-да. Как-то нехорошо получилось. - Пробормотал Максим. - Хуже бандитов, блин!
        Виноградов забрал АЕК из рук Мигеля и протянул Натали.
        - Идем. Я учить тебя чистить это. - Произнес он по-английски.
        Пристыженная компания без возражений последовала за Максимом и девушкой. Когда все расселись по рабочим местам, оказалось, что по-настоящему в чистке нуждаются всего шесть автоматов. Остальные можно просто отряхнуть от пыли и, для первого приближения, сойдет. Это извести резко подстегнуло “производственный процесс”. И, хотя, до темноты было еще далеко, всем хотелось быстрее закончить с делами и отдохнуть.
        В общем, вчерне закончили с чисткой и сортировкой как раз когда солнце коснулось горизонта. Прежде чем разбрестись в ожидании ужина, обговорили порядок ночных смен. Сошлись на мнении, что первую и последнюю часть ночи можно особо не волноваться, так как хищникам будет не до того. А, вот в середине ночи, стоит быть внимательнее. Сперва, первую смену решили отдать “старичкам”, последнюю Максу и молодежи. Но тут принялся ныть Миха.
        - Ну, блин, я ж свихнусь! Даже, поговорить не получится. Они же нифига по-русски не понимают. - Кивал он на Мартина с Мигелем.
        Поэтому, решили отправить Миху в пару к Семену Марковичу, а месье Лафонтеля - к Мартину с Мигелем. Максим промолчал, потому что, с одной стороны, ему было приятно дежурить вместе с Натали, а с другой, боевые возможности тройки из него самого, девушки и ее брата, вызывали определенные сомнения. В конце концов, Максим решил, что остальные должны понимать это не хуже него. И, раз народ так решил…
        Из расслабленного состояния пришлось выходить, когда пришла пора “обиходить” пленных. Их выпускали по трое, и контролировали всем взрослым составом. Потом, тетя Афуна, ругаясь, передала две кастрюли с ужином и потребовала вернуть их до утра. Таким образом, пришлось еще и после ужина общаться с пленными. Те, правда, проблем не доставляли. Наверное, их впечатлила продемонстрированная Мартином граната, которую он обещал забросить в подвал при малейших проблемах, созданных пленными.
        Уходя спать, вспомнили об обещании Михи подпереть дверь БРДМом. Миха это сделал, но оказалось, что влезть обратно в дом не так просто. Пришлось открывать окно, которое было закрыто “Унимогом” лишь наполовину. Под это дело, Максим вспомнил про рюкзаки из “Хаммера” и попросил Миху забросить их внутрь. Чтобы, если будет время и желание, покопаться в них.
        Наконец, все успокоилось.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 4 часа.


        Не смотря на все переживания прошедшего дня, спал Максим хорошо. Ни сны его не мучили, ни крики животных. Ко всему прочему еще и оказалось, что вторая смена решила слегка продлить свое дежурство и дать Максиму с напарниками поспать подольше. Максима хватило только на вопрос: “Зачем?”. На что лаконично ответил месье Лафонтель: “Это было необходимо”.
        Максим прихлебывал кофе, заодно, прикрывая чашкой ухмылку. Ухмылку вызывало поведение Уэсли. Мальчишка чувствовал себя не в своей тарелке, сидя напротив Виноградова. То ли он помнил о резких словах Максима, то ли просто не знал, как себя вести с типом ни слова не понимающим по-английски. Как бы то ни было, Уэсли ерзал, крутил головой, складывал руки на столе, убирал руки со стола. То есть, совершал все те движения, которые совершает человек, когда не знает как себя вести.
        Положение спасла Натали. Девушка, с самого начала, положила АЕК перед собой на стол и задумчиво его рассматривала. Спустя какое-то время, она подняла глаза на Максима и спросила:
        - Я могу взять винтовку тоже?
        - Зачем? - Удивился Максим. - Тебе не нравится это?
        - Это хорошее оружие. - Натали замялась, но продолжила. - Если близко, то страшно. Винтовка - далеко, не страшно.
        - Штурмовая винтовка тоже можно большое расстояние. Если взять прицел. - Максим указал на ПСО, присоединенный к его “калашу”. - Потом найдем тебе тоже.
        Натали недоверчиво посмотрела на Максима и поднялась, чтобы взять “Тигр” и положить его рядом с АЕКом. Почувствуйте, так сказать, разницу. Максим, напрягая все свои познания в английском, попытался объяснить.
        - Штурмовая винтовка - пятьсот ярдов. Винтовка - девятьсот ярдов. Девятьсот ярдов надо знать ветер, линию полета пули и другое. Много знать, много помнить.
        - Папа говорил. - Вздохнула Натали.
        - И еще. Если иметь винтовку, нужно второе оружие.
        - Зачем? - Удивилась девушка.
        - Возьми винтовку, пожалуйста. В окно большой зверь. - Максим изобразил монстра в детском стиле. - Что ты делаешь? Быстро.
        Натали попыталась быстро вскочить и навести “Тигр” на указанное окно. Вполне предсказуемо, у нее не так чтобы получилось. Девушка попыталась изобразить стрельбу от бедра. С тем же успехом.
        - Ты забыла - нет автоматический огонь. Тебя ам-ам первой. - Усмехнулся Максим.
        - Почему первой? - Не оспаривая результаты “тактического учения”, удивилась Натали.
        - Уэсли - мало мяса. Я - старое мясо. Ты м-м-м! - Максим мечтательно замычал и облизнулся.
        Уэсли начал хохотать в голос. Натали покачала головой и с видом умудренной жизнью женщины произнесла:
        - Мальчишки!
        Погрозив Уэсли кулаком и жестом призвав сохранять тишину, Максим уже серьезно сказал девушке:
        - Если хочешь, бери. Много-много учиться. Потом ты лучший стрелок - главная сила. Ты первая стрелять враг. Ты хочешь это?
        Натали с некоторой поспешностью положила винтовку. Взяла в руки автомат и навела его на окно. Получилось заметно быстрее, чем с винтовкой.
        - А я? - Решился-таки вмешаться в разговор мальчишка. - Мое оружие?
        Максим поднял из кучи патрон 9х19 и поставил на стол. За патроном 7.62х39 пришлось подниматься со стула. Жестом призвав зрителей сравнить оба патрона, Максим ткнул пальцем в пистолет-пулемет Уэсли.
        - Короткий, компактный, быстро на цель. На сто ярдов не дальше. Ты будешь иметь штурмовую винтовку позже.
        - Когда? - Оживился мальчишка.
        - Когда станешь жирнее и сильнее.
        - Что-о? - Почти в один голос удивились брат с сестрой. - Жирнее?
        - Э-э-э. - Максим досадливо поморщился. - Неправильно сказал! Больше вес.
        - А-а-а!
        Считая вопрос исчерпанным, Максим осмотрелся по сторонам. Все оружие было аккуратно разложено, патроны рассортированы по калибрам. На его долю работы, в общем-то, не осталось. Парень поискал глазами рюкзаки. Они так и лежали не разобранными под окном. Удовлетворенно кивнув самому себе, Максим подтянул их поближе.
        Дырку в меньшем из рюкзаков он заметил еще вчера, но только сейчас смог действительно оценить масштаб разрушений. Пуля калибра 14,5 мм прошла наискось почти по всей длине рюкзака. Максим философски вздохнул: чудо, что уцелели оба ящика и второй рюкзак.
        - Посмотрим? - Приглашающе кивнул Максим напарникам.
        Натали с братом подвинулись ближе и расположились по обе стороны от Максима. Виноградов открыл рюкзак. И первой на свет появилась коробка с сигарами. Судя по оформлению, местного производства. Максим понюхал и пожал плечами. Аромат был густой и приятный. Но Виноградов никогда не был знатоком табачных изделий. Он курил не много и, как правило, обычный ЛМ. Исключительно по той причине, что случаи, когда его не было в продаже, можно пересчитать по пальцам одной руки. Коробка легла в сторону.
        Следующий пакет сначала вызвал недоумение. Ну, не приходилось ему до сих пор видеть упаковку на двести пятьдесят презервативов. Разобрав, что именно держит в руках, Максим искоса посмотрел на Натали и ее брата. Уэсли застыл с немым “О-о-о!” на лице, а во взгляде девушки смешались смущение, удивление и брезгливость. Максим решил похулиганить.
        - Великолепно! - С гипертрофированным энтузиазмом воскликнул он. - Я буду использовать это сейчас!
        Брат с сестрой смотрели на него абсолютно “анимешными” глазами. Вдобавок, лицо Натали начало стремительно краснеть. Максим разорвал большой пакет и извлек непосредственно “изделие N 2”. Разорвав пакетик, Виноградов потянулся в сторону девушки. Не успела та среагировать, как Макс подхватил ее автомат и натянул презерватив на компенсатор. И хотя это был не совсем тот опыт, который имел Макс, но разница была незначительная, и получилось довольно ловко. Вернув все еще пребывающей в ступоре девушке оружие, парень проделал ту же операцию со своим автоматом.
        - Прекрасно. - Констатировал Максим, старательно делая вид, что не замечает реакцию Натали.
        - За-зачем? - С трудом справилась с речью девушка.
        - Защита. А ты что подумала? - Глядя ну совершенно невинным взглядом, спросил Максим.
        Натали покраснела еще гуще. Из-за спины послышалось хихиканье пришедшего в себя мальчишки. Натали догадалась, что над ней подшутили и обиженно отвернулась. В качестве извинения, Максим легонько погладил девушку по плечу. Натали не повернулась, но и плечо не отдернула.
        Максим достал из рюкзака следующий предмет. С языка невольно сорвались несколько фраз негативного содержания. Пощадив сигары и презервативы, крупнокалиберная пуля не миновала ноутбук. Не будучи специалистом, Максим, не мог сказать, фатальны повреждения или нет. Но о немедленном включении можно было забыть. Вслед за ноутбуком появились две половинки, когда-то бывшие рацией. Защитного цвета, но с надписями “Харрис”, “Мультибэнд” и “Фалкон” на разных частях корпуса. Тут и не специалист мог поставить однозначный диагноз - на запчасти. Нашлись еще несколько так же окрашенных коробочек с проводами, видимо, “прибамбасы” к рации. Максим подумал, что забыл спросить у Мартина, пришлось ли опознаваться по радио. Но, судя по тому, что рация была в рюкзаке, навряд ли.
        Не повезло и четырем тщательно завернутым в камуфляж бутылкам все того же “Лоне Стар”. В результате чего и камуфляж стал не совсем пригоден к использованию. По крайней мере, до основательной стирки и штопки. Как и легкие тактические ботинки, явно новые, но вымоченные в виски. Коробку с набором инструментов и приспособлений для ухода за оружием лишь слегка поцарапало. А вот, ночной прицел с латинскими буквами “NVRS” на корпусе выглядел не поврежденным. Максим хотел было его сразу включить, но вспомнил, что “ночники” не любят ярких источников света. К тому же, на этом прицеле оказалось несколько больше кнопок, чем на виденном в армии НСПУ-3. Решив сначала закончить с рюкзаком, Максим отложил “ночник”. Из мешка появилась стопка расколотых DVD-дисков. Обложек не было и о содержимом можно было только гадать. Затем последовала толстая записная книжка, больше похожая на ежедневник. Максим отложил ее в сторону - может быть пригодится. И последним оказался вполне канцелярского вида сегрегатор. В файлы были вложены семь сложенных вчетверо карт. Макс положил карты к записной книжке. Несмотря на оторванный
угол, он не сомневался, что старожилы Новой Земли разберутся, что за местность изображена на картах.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 5 часов.


        Проверив наружные карманы и убедившись в их пустоте, Максим поднялся и заговорщицки поманил Натали с братом за собой. Те, видимо, привыкнув к выходкам Виноградова, переглянулись и пошли за Максом. Стоя в коридоре, где было уже темно, но еще хватало света разглядеть кнопку включения, Максим включил “ночник”. Лишь прислушавшись изо всех сил, можно было услышать свист включившейся электроники, который, впрочем, сразу же прекратился.
        Потом они несколько минут, хихикая, ходили по темному коридору и соседней комнате. Максиму стало казаться, что выступ сбоку прицела это ИК-подсветка, но детальное знакомство с прицелом он решил отложить.
        Наигравшись и убедившись, что до утра еще есть время, Виноградов решил заняться большим рюкзаком. Он не сомневался, что это будет рюкзак русского, именем которого он так и не поинтересовался.
        Первым из рюкзака был вытащен шлем. Круглый, тяжелый, с чехлом городского камуфляжа. Внутрь шлема был уложен сменный чехол вполне нормальной камуфляжной расцветки. Максим надел шлем. Вспомнились забытые армейские ощущения. Разве что, этот шлем был тяжелее, чем старый добрый СШ-68. Но и форма шлема была гораздо продуманнее. По крайней мере, ощущения, что на голове у тебя стальная кепка-аэродром не возникало. Максим жестом попросил мальчишку стукнуть кулаком по шлему. Естественно, просьба была тот час исполнена со всем возможным энтузиазмом.
        - Лучше Мартин. - Хихикая, посоветовала Натали.
        - Нет! - В притворном ужасе вскинул руки Максим. - Против Мартина - танковая броня.
        Шлемом завладел Уэсли, который выглядел в нем донельзя комично и прилагал массу усилий, чтобы удержать голову, нагруженную лишними четырьмя килограммами, в вертикальном положении.
        Улыбаясь, Виноградов вернулся к содержимому рюкзака. Извлеченная наружу рация, вызвала у Максима острое недоумение. Всем своим видом - краской, формой, разъемами и регуляторами, номером вместо названия - она, казалось, просто кричит: “Я изделие советского военпрома!”. Но надписи на английском языке….
        Максим достал из рюкзака брезентовую сумку, в которой оказались дополнительные аксессуары к рации. Знакомый “штырь”, узнаваемая “куликовка”, намотанные на выпиленное из фанеры основание провода, гарнитура, все было до боли родное, не раз виденное у связистов. Виноградов пожал плечами и решил, что рация могла быть в экспортном варианте. Или, “шоб враги не догадались”!
        Следующий предмет вызвал у Максима почти истерический смех. Пухлая картонная папка “Дело N”. С завязочками. А вот содержимое папки было очень и очень кстати. То, что ныне называется модным словом “мануал”, иначе говоря, инструкции по эксплуатации. Бегло просмотрев названия книжек, Максим понял, что они стали обладателями двух армейских раций Р-392А, шести (то ли штатских, то ли ментовских) портативок “Гранит-П”, одной “гранит-В” и двух блоков для одновременной зарядки четырех аккумуляторов каждый. Максим мечтательно улыбнулся. Одних только портативок хватало, чтобы выдать каждому члену отряда. А, если военную рацию засунуть в БРДМ …. Потирая руки, Виноградов отложил “мануалы” в сторону.
        Упаковки белья и носков, электробритва и упаковка дешевых одноразовых станков, сменные подсумки для РПС, пара запасного камуфляжа нормальной, не городской, расцветки, облегченный спальный мешок. Все это было встречено с удовлетворением, но без особого энтузиазма. Разве что, ботинки с маркировкой “М-335 CORDURA”, заинтересовали своей сравнительной легкостью.
        Четыре упаковки ИРП-П, индивидуального рациона питания повседневного, вызвали любопытство у Натали и Уэсли. Но Максим не позволил заняться немедленной дегустацией. Пусть так и останутся в качестве НЗ.
        Основное “сокровище”, не считая “мануалов” на рации, оказалось у самого дня рюкзака. Аккуратно упакованные в отдельные полиэтиленовые свертки разного размера, там нашлись четыре пачки патронов к ГШ-18, три пары клипс для спаривания магазинов к “калашу” и очередной ПСО-1. Натали быстро сообразила, что прицел должен идти в комплекте с, теперь уже, ее автоматом.
        0x08 graphic
        0X08 GRAPHIC
        (Соединительные клипсы ProMag AK Mag Clamp для соединения двух магазинов АК калибра 7.63х39 и ПСО-1)


        Девушка, буквально выхватила прицел из рук Максима, и сосредоточенно пыталась приладить его к автомату. С помощью брата, ей это удалось. Натали победно посмотрела на ухмыляющегося Виноградова. Тому оставалось только отвесить почтительный поклон. После чего, Макс забрал у девушки автомат и отсоединил прицел. Затем снял со своего “сто третьего” ПСО-3 и переставил на АЕК девушки. Максим успел понять, что увеличение кратности в “третьем” ПСО привело к уменьшению угла зрения в два раза. Вот пусть, Натали и осваивает высокоточную стрельбу, а для себя Макс счел вполне достаточным увеличение ПСО-1.
        Вернув Натали автомат, Максим заставил девушку самостоятельно соединить две пары магазинов и потренироваться в их смене. Под завистливыми взглядами брата, Натали довольно ловко проделала все необходимое. Удостоверившись, что девушка, в достаточной степени, готова к использованию оружия, Максим занялся собственной амуницией. Он тоже соединил пару магазинов из оставшихся “пупырчатых” и вставил их в автомат. Еще пара старых железных магазинов отправилась в подсумок разгрузки. Пришла очередь и пистолета. Максим достаточно читал и слышал про ГШ-18, чтобы без раздумий выложить южноафриканский “Вектор” и пристроить на его место произведение конструкторов-артиллеристов. Не сказать, что ГШ “сел” в кобуру идеально, но, вспоминая обстоятельства, у Виноградова не мелькнуло и тени сожаления за оставленную штатную кобуру. Как, впрочем, и о ножнах. Хотя “Каратель” девать было некуда абсолютно.
        0X01 GRAPHIC
        (Боевой нож “Каратель”)
        Подумав, Максим попытался пристроить нож за голенищем ботинок, но, по здравому размышлению, отказался от этой затеи.
        Находясь в благостном настроении после успешной “мародерки”, Максим взглянул на своих напарников. Взглянул и нахмурился. Если штаны и рубашку Уэсли еще можно было считать подходящей одеждой, то “мешкообразное” платье Натали - нет. Максим опустил взгляд на ноги брата и сестры. Босые ноги в чем-то напоминающем домашние тапочки с задником. Виноградов растянул перед собой камуфляж из рюкзака русского. Пожалуй, если запихнуть обоих, то утягивать совсем не придется. На ум пришла психованная негритянка с большим револьвером. Если память Максиму не изменяла, то будучи “рельефнее” и упитаннее Натали, ростом бандитка не отличалась.
        - Натали. Где одежда женщина с пистолетом? - Спросил Максим.
        - Зачем тебе ее одежда? - Сделала большие глаза девушка.
        - Не мне. Для тебя. - Максим показал на одежду Натали. - Это не для пути и не для боя.
        Натали брезгливо скривилась, но здравый смысл взял верх. Девушка кивнула и пообещала поискать что-нибудь. Максим перевел взгляд на мальчишку.
        - Я ее одежду не одену! - Уэсли даже отодвинулся.
        Макс переглянулся с девушкой и расхохотался. Уэсли надулся и пробурчал что-то не лестное. Натали, хихикая, что-то ему ответила, в результате чего, мальчик подхватил оружие и отсел на другую сторону стола.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 7 часов.


        Веселье прервало появление тети Афуны. Максим взглянул на окно и понял, что рассвет уже близко. Приняв посильное участие в наведении порядка на столе, Виноградов поочередно выглянул из обоих, не заслоненных техникой, окон первого этажа. Обзор был хуже некуда. Макс, стараясь не шуметь, поднялся на второй этаж. Он посмотрел во все окна, кроме того, которое было в “женской” комнате. Из того, что удалось рассмотреть в рассветных сумерках, следовало, что на базе все в порядке.
        Когда повариха объявила “тен минитс” и для доходчивости показала две растопыренные пятерни, Максим пошел поднимать товарищей. Проснулись все легко, словно и не было ночных дежурств после тяжелейшего дня. Уже спустившись в “столовую” Мартин что-то пробурчал Кройцману. Семен Маркович ухмыльнулся и перевел Максиму:
        - Он говорит, что таки было большой ошибкой ставить вашу компанию на последнюю смену. И он спрашивает, так ли это было необходимо бегать по дому и смеяться? И я таки спрашиваю вслед за ним, чем вы тут занимались?
        - Придумывали, как использовать двести пятьдесят презервативов. - Максим махнул рукой в сторону надорванного пакета.
        Кройцман недоверчиво смотрел то на Максима, то на указанный пакет. Он, даже, проигнорировал вопрос Мартина. Зато Миха, тут же подколол Виноградова:
        - А ты, что, не знаешь, для чего эти штучки нужны?
        - Знаю. - Гордо ответил Максим. - И Натали теперь знает. И Уэсли.
        Теперь и Миха выпучил глаза.
        - Натали, покажи твой автомат. - Попросил по-английски Максим.
        Девушка продемонстрировала АЕК с надетым на компенсатор “изделием N 2”. Миха с Кройцманом почти хором и в очень сходных выражениях прокомментировали чувство юмора одного молодого человека.
        - Это дело пяти минут. - Выслушав перевод, объявил Мартин. - А остальное время?
        Переждав хохот и подмигнув покрасневшей девушке, Максим рассказал, как они баловались с ночным прицелом. Энергичная фраза Мартина перевода не потребовала.
        Зато, информация об инструкциях для раций и папке с картами, вызвали энергичное потиранье рук. Когда же Кройцман увидел в чем “мануалы” хранились, то долго умильно качал головой и цокал языком.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 9 часов.


        После завтрака, оставив Кройцмана и месье Лафонтеля разбираться с картами и “обиходив” пленных, Максим вместе с Мартином, Мигелем и Михой засели за настройку портативных раций. Максим с приятелем читая инструкцию и, переругиваясь, настроили первую “портативку” “Гранит-П”. Глядя на их манипуляции, американцы настроили еще по одной. Решили пока что не мучаться и поставить стандартные короткие антенны. Для проверки, Миха с Мартином вышли на улицу, откуда и связались с оставшимися в доме. Потом немного поругались из-за гарнитур, но сошлись на том, что пока можно обойтись и без. Настроили оставшиеся, рассовали все рации по чехлам и роздали всему взрослому составу команды.
        Кройцман и месье Лафонтель что-то тихонько обсуждали, перекладывая листы карт. Рядом пристроилась Натали, к которой оба “географа” время от времени обращались с вопросами.
        Максим жестами предложил пойти осмотреть содержимое ящиков в кузовах грузовиков. Выйдя на крыльцо, без раздумий повернули к левому грузовику. Тем самым подтвердив извечный тезис о стремлении любого мужика пойти налево. Максим с Михой залезли в кузов и стали подавать ящики второй паре, которая относила их в сторону и ставила на землю.
        Сняв, таким образом, пять ящиков, стали их открывать. Во всех оказались АКМы. По виду - совершенно новые. Ящики заколотили обратно и составили в маленький штабель.
        Так повторилось еще пять раз. Только в последних двух ящиках вместо АКМов лежали АКМСы. Все оружие обильно блестело смазкой и выглядело новым. Очевидно, кто-то хорошенько прошерстил склады длительного хранения.
        Оставшиеся ящики оказались значительно тяжелее. В одном обнаружился ПКМ, упакованный вместе со станком, а в другом - два станка. Все невольно посмотрели на дом, одновременно вспомнив и про ПКМ в комнате, и про “Печенег”. У Максима создалось впечатление, что оба ПКМа несколько “моложе” автоматов. Но что удивило его значительно больше, запасных стволов не было, ни к одному из “калашниковских” пулеметов. Максим подумал, что либо продавцы сами не были не в курсе, либо “развели” не разбирающихся в оружии негров.
        - Миха, а вы с Мигелем сможете закрепить один станок у заднего борта грузовика? - Обратился к другу Максим.
        - Чо, тачанку из “Унимога” сделать хочешь? - Сообразил Миха. - Попробуем.
        Загружали оружие в обратном порядке. Сначала ящики с АКМами, потом с АКМСами и в конце с пулеметами. Второй ПКМ тоже уложили в ящик на освободившееся от одного из станков место.
        - Слышь, Макс, я тут подумал, а на фиг ставить треногу в кузов, если ты сам жалился, что патронов к пулемету нет? - Почесал в затылке Миха.
        - Ну, две ленты-то есть. Это раз. А, во-вторых, думается мне, что во второй машине как раз патроны и лежат. - Ответил Максим.
        - Так что, погнали по второму кругу тяжести носить? - Скривился Миха.
        - Погнали. - В голосе Максима тоже не было энтузиазма, но деваться было некуда.
        Во втором “Унимоге”, действительно оказались боеприпасы. По приблизительным подсчетам Максима получалось, что на каждый автомат приходился штатный боекомплект из четырех магазинов на тридцать патронов, и еще патронов триста оставалось. Проводивший, видимо, подобные подсчеты Мартин кивнул на свой РПК. Максим пожал плечами. Он, вообще, не понимал, зачем в эту компанию затесался ручной пулемет. Тем более что обнаружились четыре двухсотпятидесятипатронные коробки и двадцать четыре стопатронные для ПКМ и “Печенега”.
        В качестве отдыха, полезли примерять большие короба в БРДМ. Оказалось, что четыре коробки на двести пятьдесят патронов, как раз, штатный комплект для ПКТ. Таким образом, тысяча патронов для “Печенега” уже снаряженные в ленты сняли все вопросы какой пулемет использовать. Все с сочувствием посмотрели на Мартина. Другой кандидатуры на должность пулеметчика, даже, не обсуждали.
        Вернувшись к еще не рассмотренным ящикам, товарищи оказались обладателями тридцати гранат РГН. Максим, как мог, объяснил американцам про взрыватель ударного действия. Мартин тут же вкрутил запалы в две гранаты и пристроил их на своей РПС. Остальные решили подготовить несколько гранат, но не таскать их с собой, а сложить в кабинах “Унимогов”.
        Но “хитом сезона”, стал последний ящик. Восемь мин МОН-50 с тщательно упакованными взрывателями ЭДП-Р и две подрывных машинки ПМ-4. Максим только развел руками. Он все больше и больше впадал в глубокое недоумение. Ему никак не удавалось объяснить, хотя бы самому себе, зачем обычной банде столько оружия и почему выбор этого оружия такой странный.
        - Ну, предположим. - Сидя на ящике и вертя в руках подрывную машинку, Максим стал размышлять вслух. - Портативные рации и эта, как ее, “Гранит-В”, подойдут для охраны базы. Четыре часовым, одну на блокпост, стационарную в штаб, еще одну про запас. А причем тут военные рации? На машины? А чего только две? Больше купить не смогли? Блин. Ну, хорошо. Пулеметы. Предположим, “Печенег”, вместе с “сотыми калашами”, подарок от фирмы оптовым клиентам. А ПКМы зачем. И сто пятьдесят АКМов со стандартным боекомплектом. Даже, если они поменяли бы все свое вооружение, автоматов еще осталось бы больше сотни.
        Мартин и Мигель с интересом наблюдали, как Виноградов разговаривает сам с собой. По его жестам и загибанию пальцев, американцы примерно догадались, о чем так напряженно думает их товарищ.
        - Мы думаем, они собирались набирать новых людей. - Подсказал идею Мартин.
        - Пф-ф! - Фыркнул Максим. - Здесь и пятьдесят много!
        - А если не здесь? - Предположил Мигель. - В Дагомее легко захватить власть. Нужно иметь больше оружия, чем соперник.
        - Мало гранат. Где гранатометы? - Возразил Максим.
        - Не-ет! - Покачал пальцем Мигель. - Гранатометы уничтожают трофеи.
        - Блин! - Поднял брови Максим и перешел на понятный американцам язык. - Нужно узнать о бандитском главаре.
        - Нужно погрузить все обратно. - Ухмыльнулся Миха.
        Подстегиваемые любопытством, товарищи загрузили боеприпасы обратно в “Унимог”. Оставили только ящик с гранатами и шесть коробок с пулеметными лентами.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 13 часов.


        Вытирая трудовой пот, все вчетвером ввалились в комнату. Там Кройцман о чем-то оживленно общался с тетей Афуной. Месье Лафонтель сидел рядом и, время от времени, вставлял свои фразы. Натали с братом не было. Сделав вошедшим знак не мешать, Семен Маркович продолжил разговор. По, навострившим уши, Мартину и Мигелю, Максим понял, что разговор действительно интересный. Понимая, что отвлекать Кройцмана на перевод идея не очень хорошая, Виноградов решил подняться на второй этаж и освежиться.
        На втором этаже обнаружился Уэсли. Мальчик стоял у дверей в душевую комнату и что-то говорил в приоткрытую дверь.
        - Натали? - Спросил Максим, тыкнув пальцем в дверь.
        В ответ мальчишка принялся хихикать и что-то кричать в дверь. За дверью раздался шум. Спустя минуту, на пороге появилась Натали. Мимо воли, на ум Максиму пришли кадры старых фильмов про беспризорников. Понимая, что при попытке улыбнуться, автоматная очередь будет самым приятным, на что можно рассчитывать, Виноградов серьезно кивнул головой.
        - Это лучше. Я могу помочь?
        Натали огорченно махнула рукой и продемонстрировала, насколько одежда бандитки больше, чем нужно. Девушка захватила кусок камуфляжных штанов и изобразила работу иглой. Максим задумчиво покивал головой. Еще раз, окинув девушку взглядом, он спросил:
        - Где другая одежда?
        Натали нервно взглянула ему за спину.
        - Я большой мальчик. Я видел женскую одежду. - Правильно понял смущение девушки Максим.
        Не обращая внимания на женское белье, Виноградов сосредоточился на утилитарных проблемах. С этой точки зрения, среди вещей ничего подходящего не было. Как говорится, при всем богатстве выбора…. Черные кожаные штаны и потертые джинсы имели настолько заниженную линию талии, что возникали сомнения в их способности хоть как-то прикрыть попу. Набор топиков относился к тому же классу - не прикрыть, а выставить. Вполне в стиле американских боевиков, но абсолютно противопоказано в реальной жизни. По странной прихоти ассоциаций, Максим вспомнил фэнтезийных героинь, как говорится, в титановых стрингах и бронелифчиках. Смотрится потрясающе, но на то и Голливуд.
        Представив Натали в таком виде, Максим тут же постарался отогнать видение и заняться делом. А для дела, он уже приметил новенькую РПС из чего-то напоминающего брезент. Было заметно, что “подвесная” не пользовалась благосклонностью у бывшей хозяйки. Максим взял ремни в руки и жестом попросил Натали подойти ближе. Одетая поверх камуфляжа, РПС дела не поправила. Тогда Максим приподнял полу куртки. Как он и надеялся, более пропорциональное сложение Натали позволило поясу камуфляжных брюк разместиться на “штатном” месте. А еще, Максим понял, что под курткой у девушки ничего нет. Из одежды, имеется ввиду. Отгоняя ненужные мысли, Максим решительно отодвинулся и сказал:
        - Я имею идею. Подожди.
        Когда он вернулся обратно, неся в руках последнюю камуфлированную футболку из земных запасов и подсумок для автоматных магазинов, Натали сидела на кровати и вертела в руках РПС. Виноградов подошел к девушке и протянул футболку.
        - Поменяй. - Попросил он, потрогав куртку.
        Максиму пришлось выйти, подталкивая перед собой Уэсли. Мальчишка с интересом следил за всем происходящим. При этом, он даже не понял, что сестра собралась переодеваться. Хотя, Максим подумал, что ничего не знает о семье Натали. Может они жили в однокомнатной хижине и мальчишка не раз видел, как сестра переодевается. Виноградов решил, что нужно поговорить с Кройцманом. Тот, вроде, расспрашивал девушку о ее прошлом.
        Наконец, Натали позвала их обратно. В футболке и камуфляжных штанах она выглядела лучше. Максим отстегнул плечевые ремни от РПС и продел ремень в петли брюк. Для этого ему пришлось практически обнять Натали. Ему это понравилось, а девушка легонько уперлась ладонями Максиму в грудь. Но не оттолкнула. Виноградов едва не забыл подвесить у правого бедра подсумок. К счастью, длины ремня хватило, чтобы проделать лишнее отверстие.
        Максим жестами показал, что нужно заполнить подсумок. Натали ойкнула и что-то сказала брату. Мальчишка выскочил из комнаты и через минуту вернулся, неся АЕК и спаренные запасные магазины. Натали мальчишеским жестом подтянула штаны и вопросительно посмотрела на Макса. Критически осмотрев девушку, Виноградов хлопнул себя по лбу. Максим снял с плеча чехол с рацией и попытался пристроить на поясе у девушки. Получалось так себе.
        Максим взялся за пряжку пояса. Натали посмотрела немного странно, но не отстранилась. Снимая, а потом и одевая ремень, Макс уже сознательно прижимал девушку к себе сильнее, чем того требовала необходимость. Натали покраснела, но попыток оттолкнуть парня не делала. До тех пор, пока не услышала какой-то вопрос брата, произнесенный донельзя ехидным тоном. Девушка попыталась отстраниться, но Максим удержал ее за плечи.
        - Леди, я могу взять ваш автомат? - Глядя на разрумянившуюся девушку, спросил Виноградов по-английски. - Я должен убить один мальчик, который много говорить.
        - О! - Изумилась Натали, но тут же включилась в игру. - Прекрасная идея! Я помогу тебе.
        Уэсли со смехом выскочил за дверь. Дождавшись, пока топот ног мальчишки стихнет на лестнице, Максим притянул девушку к себе. Натали доверчиво прижалась к его груди. Чувствуя, что еще чуть-чуть и может сделать что-то, в данные момент, очень глупое и неправильное, Максим отстранился.
        Стараясь не смотреть в глаза девушки, Виноградов помог ей застегнуть ремень и поправить подсумки. Пришел черед плечевых ремней. И Максим чуть не взвыл. Небольшая, но вполне рельефная грудь девушки, этими самыми плечевыми ремнями, обрисовывалась очень соблазнительно. Быстро закрепив и отрегулировав длину ремней РПС, Максим показал Натали надеть камуфляжную куртку. К счастью, ткань куртки оказалась не очень толстой, и у Виноградова получилось завязать полы куртки на пиратский узел поверх подсумков.
        Отойдя на шаг назад, Максим с удовольствием оглядел девушку и показал большой палец. Натали снова покраснела и побежала в ванную комнату смотреться в зеркало. После секундного раздумья, Максим пошел за ней. Он появился как раз в тот момент, когда девушка пыталась запахнуть куртку. Обняв Натали сзади, Максим осторожно отвел ее руки.
        - Не делай это. Красиво. - Глядя в зеркало, сказал он.
        В ответном взгляде девушки было много чего. Дабы не испытывать собственное терпение и судьбу, Макс снова отстранился и, даже, отошел на пару шагов. Натали повернулась и несмело улыбнулась, явно не зная, куда девать руки. Тут взгляд Виноградова опустился на ноги девушки и к всеобщему облегчению, нашлась тема для разговора.
        - Обувь? - Спросил Максим.
        Натали кивнула в сторону лавочки. Там стояли на вид совершенно не ношенные тактические ботинки. Правда, присмотревшись, Макс решил, что ботинки только прикидываются тактическими. Молния и каблук, пусть и небольшой, не вписывались в это понятие. Как оказалось, не все так плохо. Шнуровка, хоть и не играла основной роли, но и бутафорией не была. С ее помощью ботинки можно было подогнать по ноге. Натали показала парню две пары длинных носок, практически гольфов, сохнущих после стирки.
        - Идем? - Спросил Максим.
        Натали подала ему руку. Держась за руки, молодые люди спустились на первый этаж. Где и были встречены недовольным бурчаньем Кройцмана.
        - И чем вы, позвольте спросить, занимаетесь там, когда тут мы занимаемся таки вопросами мировой политики?
        - Дядя Сема, разуйте таки глаза! - В стиле самого Кройцмана ответил Максим.
        - И что вы этим хотели сказать? - Поднял брови Кройцман. - Что за те пять минут, когда прибежал этот хихикающий мальчик, вы успели еще и одеть девушку? Молодой человек, неужели вы никогда не слышали, что умеючи таки долго?
        - Кройцман! Вам никогда не говорили, что вы …. - Максим задохнулся, не находя нужных слов.
        - Да, я знаю все свои достоинства. - Под неприличный ржач Михи, поклонился Семен Маркович.
        Натали удивленно переводила взгляды с Максима на Семена Марковича, не обращая внимания на разглядывавших ее остальных мужчин. Удивленное выражение сменилось на смущенно-довольное, когда Кройцман обратился непосредственно к ней. Стрельнув глазами по остальным мужчинам, довольная девушка убежала на кухню. Проводив Натали взглядом, Максим сел за стол.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 14 часов.


        - Ну, и что вы тут наполитичили? - Обратился он к Кройцману.
        - Ох, вы не поверите, молодой человек, но, то гуано, в которое мы все влезли, таки значительно глубже, чем нам казалось. - Развел руками Семен Маркович. - Начнем с того, что главный в этом вертепе, некий Саймон Гобога, еще восемь месяцев назад был то ли правой, то ли левой рукой начальника большой банды с берегов озера Свободы. Почему этот самый главный бандит переселился в мир иной, наша достойная кухарка не знает. Она только знает, что однажды ночью, ее непосредственному хозяину, которого мы, кстати, застрелили в “Хаммере”, пришлось собирать вещи и таки почти в одиночку бежать из большого красивого дома на берегу озера.
        - Вторая, то ли правая, то ли левая рука подсуетился быстрее? - Ухмыльнулся Максим.
        - Мы пришли к такому же выводу. А если столько умных людей думает одинаково, то это таки похоже правду. - Кивнул Кройцман. - И, заметьте, молодой человек, мистер Гобога прямиком отправился сюда. И было при нем десять человек, если считать и нашу кухарку, мало денег и пакет, который он велел оберегать любой ценой. Пакет, заметьте молодой человек, перевязанный скотчем крест на крест, никогда не открывался. Если вы не заметили, то теперь никакого такого пакета таки нет.
        - Наркота? - Почти не удивился Максим. - И много?
        - Ну, молодой человек, разве почтенная женщина должна разбираться в пакетах с наркотиками? Но, если мы таки приложим свои головы, то получается, что этого содержимого хватило на два грузовика оружия и еще осталось восемьдесят тысяч наличными. - Кройцман кивнул на стопку денег, на которую Максим не обратил внимания.
        - Итого? - Поднял бровь Максим.
        - Мы посовещались и можем высказать предположение о трехстах тысячах. Естественно, орденских экю. Потому что, если вы не в курсе, другие деньги здесь таки хождения не имеют. Но, самое интересное, это здесь. - Кройцман похлопал рукой по картам. - Мы с месье Антуаном на этом свете видели много разных карт. И поверьте двум не молодым, но не страдающим маразмом людям - эти карты печатал таки Орден!
        - И что? - Максим не понял такого возбуждения со стороны Кройцмана.
        - Молодой человек! До чего же вы непонятливый! Вот вы мне таки скажите, вы понимаете разницу между топографической и туристической картой? Да? Так вот, считайте, что для своих служб Орден печатает топографические карты, а для простых смертных - туристические. - Эмоционально пояснил Семен Маркович. - И мы видим странную цепочку фактов. Загадочный пакет, который был, а теперь нет. Два грузовика с русским оружием, пусть старым, но таки новым. А сами грузовики, заметьте, снова-таки новые, из Кейптауна. И карты, напечатанные Орденом для внутреннего пользования.
        - Ну-у! - Махнул рукой Миха. - Дядя Сема, по-моему, все ясно. Этот тип толкнул заначенную наркоту, а кто-то из этого вашего Ордена срубил немного бабла, продав карты.
        - Нет, вы только подумайте, какой мудрый молодой человек. - С сарказмом воскликнул Кройцман. - Вот только, на картах сделаны четыре отметки. Одна - на побережье Большого Залива. Вторая - рядом с самой границей этих недоделанных Африканских Халифатов. Третья - это тот самый большой дом у озера, из которого и убежал мистер Гобога. Но, как вы понимаете, самое интересное я оставил таки напоследок. Четвертая точка, как совершенно случайно стало известно нашему французскому товарищу, это база Ордена, на которой изучают местную фауну.
        - Семен Маркович, насколько я понимаю, вы переживаете, что мы разрушили какую-то комбинацию Ордена? - Попытался резюмировать Максим.
        - Или таки да, или отдельных людей из Ордена. - Развел руками Кройцман.
        - И что? Чем это нам грозит? - Допытывался Максим. - Они, что, мстить начнут?
        - А вы меня озадачили, молодой человек. - После довольно продолжительного молчания, ответил Семен Маркович. - Если вы не возражаете, я вернусь к вашему вопросу через некоторое время таки позже.
        Кройцман повернулся к хмурым товарищам и быстро заговорил по-английски. Лица месье Лафонтеля, Мартина и Мигеля из хмурых поочередно становились задумчивыми, растерянными и, наконец, расслабленными.
        - Блин, нашли, чем пугать. Коррупцией в высших эшелонах власти. - Негромко хмыкнул Миха. - Ну, ладно эти…. Но Маркович-то, из наших.
        - К хорошему быстро привыкаешь. - Также тихо ответил Максим.
        - Нихренасе, к хорошему! - Возмутился Миха. - Это ты, мля, все вот это хорошим называешь?!
        - Миха, итическая сила! Ты что, реально, не понимаешь, насколько нам повезло? - Удивился Максим. - Блин, да у нас одного бабла столько, что пару-тройку лет можно вообще со стула не вставать. И, самое главное, если кто-то попытается у нас что-то отобрать, мы этого кого-то имеем полное право на ноль помножить! Еще и дополнительные бабки на этом поиметь. И учти, это я не считаю, того, что нас не размазало, не сожрали, не пристрелили, не захватили в рабы, что мы встретили порядочных людей.
        - Блин, Виноградов, не надо из меня делать тормоза! Все я понимаю. Ты, пойми, Макс! Мне и дома было неплохо. Ну, были свои заморочки. Но, так блин, и не нужно было в сортир с автоматом ходить! - Не сдержавшись, Миха заговорил во весь голос.
        - Вы извините, что я влезаю в вашу таки беседу. Но я не понимаю предмета вашего спора. Что вы спорите, если таки оба правы? - Кройцман поочередно укоризненно посмотрел на обоих парней. - Нынешняя ситуация, вы уж мне поверьте, даже для нашего чернокожего милитариста немного чересчур. И при этом, все нормальные люди в этом мире ни за какие блага не согласились бы переехать обратно. И вовсе не обязательно ходить, как вы говорите, в сортир с автоматом. Пистолета достаточно.
        Миха в сердцах сплюнул. Максим лишь ухмыльнулся и приготовился слушать, что дядя Сема скажет дальше.
        - Но вернемся к нашим, извините, баранам. Мы еще раз таки посовещались и хотим вам удивиться, молодой человек. Вы очень вовремя задали хороший вопрос. И вот вам ответ. Нет, Орден не будет нам мстить, если мы не станем на каждом углу кричать о его связи с торговлей этой гадостью! Вы ведь не имеете такого намерения?
        - На фиг! - Категорично мотнул головой Максим. - Нам бы “корочки” получить и видали мы ваш Орден. Хотя…
        - И только вот этого не надо! - Поднял палец Кройцман.
        - Дяденька, мы не будем, чесно-чесно. - Приложил руки к груди Миха.
        - Кстати, дядя Сема, а чего вы только нашу кормилицу расспрашивали? У нас, ведь, полный подвал, так сказать, непосредственных участников. - Спросил Максим.
        - И что? Даже, если среди них есть кто-то из того, самого первого десятка, вы и правда думаете, молодой человек, что он будет знать больше? - Кройцман покачал головой. - А всем остальным сообщалась только, как говориться, генеральная линия партии. Ну, знаете, что-то вроде - вы идете со мной, мы немного стреляем, у вас становиться много таки золота, женщин и выпивки. И не забывайте, что мы договорились не углубляться в эту таки тему.
        - Хорошо-хорошо! Я просто спросил.
        - Тогда и я просто спрошу. Что мы будем делать дальше? Может быть, таки пора уже подумать об отъезде? - Спросил Кройцман.
        - А чего вы у меня спрашиваете? Я как-то надеялся, что вы, ну, я имею в виду вас всех, местных, нам расскажите, что делать дальше. - Удивился Максим.
        - Я вижу, вы не понимаете простых таки вещей. - Кройцман повернулся к “местным” и заговорил по-английски.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 15 часов.


        Месье Лафонтель пожал плечами и поднялся с места. За ним встали и остальные. Они направились к выходу из комнаты, что-то обсуждая на ходу. Мартин еще успел похлопать Максима по плечу.
        - Ну, вот. Теперь мы имеем таки возможность спокойно беседовать. Без хихиканья из-за вашего английского, молодой человек, и без моего отвлечения на таки перевод. - Кройцман внимательно посмотрел на Максима с Михой. - Молодые люди, послушайте дядю Сему. Если бы речь шла только о нас четверых…. Ну, пусть шестерых. Мы, и это понятно каждому, не оставили бы здесь юную девицу и ее брата. Так вот, если бы речь шла только о нас, то мы прекрасно знаем, что нам делать. Вопрос в том, что делать вам.
        - Бр-р-р! Дядя Сема, а попроще нельзя? - Передернул плечами Миха. - Я-то думал, что у нас у всех одна задача: выбраться отсюда живыми.
        - Вы очень узко мыслите, молодой человек! Поймите, мы, как я уже однажды говорил, вышли из этой неприятной ситуации не только без потерь, но и с прибылью. Все наши деньги в Орденском банке в целостности и таки сохранности. Ваш друг презентовал нам хорошее оружие. Имеется неплохая сумма наличных и фотографии убитых бандитов. Это тоже таки деньги! - Семен Маркович убедился, что его внимательно слушают и продолжил. - Мы могли бы использовать один грузовик и добраться до цивилизованных мест. Хотя бы, до дороги, по которой ходят конвои.
        - То есть, вы предлагаете бросить все трофеи и лишнюю технику. - Перебил Максим.
        - Ну, куда вы торопитесь, молодой человек? Ничего такого я не предлагаю. Я описываю вам ситуацию с точки зрения четверых, как вы сказали, местных. Нам есть куда и зачем возвращаться. И есть на что жить. - Кройцман наставительно поднял палец. - Теперь поговорим о вас. И начнем с того, что большая часть, как вы говорите, трофеев таки принадлежит вам. И, если у вас есть желание эти трофеи сохранить, то мы, как порядочные люди, должны вам в этом помочь. Но, поймите меня правильно, довезти трофеи до тех мест, где найдутся люди, способные их купить, это только половина дела. И дело не в дележе денег. Я еще раз повторю, что мы и так имеем прибыль. Дело в вашем статусе. Вернее, если говорить прямо, в его отсутствии. Нет, мы, конечно, можем все продать и вашу долю превратить в таки наличные. Будете ходить с парой мешков таки денег.
        - Я понял. - Кивнул головой Максим. - Вы хотите знать, наши планы, чтобы понять, что делать вам. Дядя Сема! У меня не было много времени, чтобы продумать все детально, но я вам скажу одно: в мои планы входите и вы, и остальные, и вся техника, и деньги от продажи трофеев, и еще много чего. Более того, я согласен вам всем заплатить, чтобы вы свои планы скорректировали с моими.
        - Охренеть! У него уже и планы есть! - То ли удивился, то ли возмутился Миха. - А со мной когда ты ими собирался поделиться?
        - Так, Семен Маркович, вы тут поскучайте, а мы пойдем, покурим. - Внимательно посмотрев на приятеля, объявил Максим.
        Молодые люди вышли на крыльцо, но Максим сделал жест, приглашая Миху отойти подальше.
        - Миша, Ну, вот чего ты на меня крысишься, а? Можно подумать, у нас время было планы обсуждать. - Максим развел руками. - Или ты переживаешь, что я без тебя все решил?
        На удивление Миха ответил не сразу. Он закурил сигарету, сделал несколько затяжек. Только после этого спросил, не глядя на Максима:
        - Виноградов, только честно, ты же кайфуешь от всего этого, да?
        - Честно? - Максим криво усмехнулся. - Ну, если честно, то ты прав. Я, как узнал, для кого мы машины делаем, только и думал, как мне сюда…
        - Вот видишь! А мне оно и на юх не упало! Понимаешь? Какие на хрен планы? Тут, мля, только и думаешь, как бы с предками связаться и успокоить! А-а-а, что говорить! - Миха махнул рукой.
        - Мишка! Мы уже попали. Все, свершилось! С предками свяжемся, никуда Орден не денется. - Максим только сообразил, что его родные ни о каком Ордене знать не знают. - Блин, с твоими-то ладно: хоть понятно где ты. А моим что сказать? Да, и не в этом дело. Дальше что? Так и сидеть, блин, переживать?
        - Нет, мля, негров бегать мочить! - Миха отшвырнул окурок. - Всю жизнь мечтал!
        - Слушай, ну, вот давай, прям сейчас разосремся и все! Ты, хоть, выслушать меня можешь? - Тоже повысил голос Максим.
        - Ну? - Буркнул, не поворачиваясь Миха.
        - Значит так. Вопрос с Орденом не обсуждается. Они нам должны, поэтому и “корочки” сделают, и связь с родными обеспечат, еще и компенсацию какую-нибудь собьем. Тут все понятно. А дальше? Вот теперь смотри: у нас есть “бардак”, есть два грузовика, которые по проходимости не хуже БРДМ, есть геолог, есть два бойца. А еще есть нехилые “бабки”. Подтянуть еще несколько нормальных мужиков, и, зашибись, поисковая партия получается!
        - Всю жизнь мечтал баранку крутить. В особо криминогенном районе. - Саркастично хмыкнул Миха.
        - А вот и не угадал, дружище! Ты помнишь, как мы с тобой прикалывались, по поводу лучшей “тачки” для этого мира? - Усмехнулся Максим.
        - Ну. - Насторожился Миха, невольно оглянувшись на БРДМ.
        - Во-во! Она самая. Так что, сидеть тебе товарищ Михаил Петрович в уютной мастерской и клепать крутые джипы. - Максим кивнул на БРДМ. - Информацию и материалы твой батя подкинет. А за мзду малую, тот же Сергей Иванович уговорит кого-нибудь доставить посылочку бесплатно. А то, и людей подобрать толковых.
        - Я с тебя фигею. - Покачал головой Миха. - За всех подумал, даже, бате моему работу нашел. Ты, хоть, представляешь, сколько это денег нужно?
        - А ты представляешь, сколько их у нас есть? Лично я уже запутался! - Усмехнулся Максим.
        - Наших, как я понимаю, там не так много. Сам же кричал: поровну, поровну. - В голосе Михи не было ни раздражения, ни сарказма, одна усталость.
        - Ага. - Согласился Максим. - Только, если они согласятся, эти деньги все равно в деле будут. Ну, и хорошее отношение к нам…
        - Да-а. И пострелял, и девчонку закадрил, и бабла заработал, и о будущем подумал. Когда ты все успеваешь? - Похоже, Миха успокоился и вернулся к своей обычной манере разговора.
        Подавив желание ответить: “Меньше сопли жевать нужно”, Максим пожал плечами и попытался честно ответить:
        - Честно? Я полгода дома об этом думал. Нет, ТАКОГО я и предположить не мог. Но варианты рассматривал. Ладно, возвращаемся к дяде Семе?
        - Хороший он мужик, но утомил он меня по самое нехочу. - Вздохнул Миха. - Иди один. Я, лучше, пойду америкосам помогу.
        Парни пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны. Максим вернулся к Кройцману. Семен Маркович все так же сидел за столом и задумчиво водил патроном по карте.
        - Я так понимаю, что кризис удалось преодолеть? Признаюсь честно, мы удивлены, что вам удалось так долго быть такими таки спокойными. - Поднял глаза на Максима Семен Маркович.
        - Дядя Сема. Давайте расставим все точки над “ё”. - Максим уселся напротив Кройцмана. - Рано или поздно, я, все равно, оказался бы в этом мире. Я сюда хотел! Поэтому и думал, как здесь жить и чем заниматься.
        - И до чего дошли ваши мысли, если это не секрет? - Оживился Кройцман.
        - Вам как, мечты или более приземленные мысли? - Улыбнулся Максим.
        - А давайте начнем с полета фантазии? Мне интересно, о чем мечтает современная таки молодежь!
        - Легко! Мечтой было сколотить отряд для дальней разведки. Пять-шесть машин высокой проходимости, два десятка человек, среди которых специалисты по геологии и биологии. И айда “по долинам и по взгорьям”! - Максим рассмеялся. - А результаты - продавать заинтересованным лицам. Оптом или в розницу.
        - Вот, а говорят, что современная молодежь утратила дух первопроходцев и романтиков! - Умилился Семен Маркович. - И что вы скажете теперь, когда суровая действительность таки обрушилась на вашу голову?
        - Скажу, что моя мечта как никогда близка к воплощению. - Максим наставил указательный палец на Кройцмана. - Техника есть. Геолог есть. Два толковых бойца тоже.
        - Вот вы мне скажите, молодой человек, почему вы такой умный? - Похлопал в ладоши Кройцман. - Нет, я совсем не хочу сказать, что мы готовы немедленно отправляться таки в дикие земли. Но, зато, я знаю места, где найдется работа для таких людей.
        - Знаете, дядя Сема, я дома читал много фантастики, особенно, про “попаданцев”. Так в обсуждениях, даже, термин такой появился: рояли в кустах. Мне все происходящее здесь со мной напоминает эти самые рояли в кустах. Даже не рояли, а полноценный оркестр! - Максим развел руками. - С одной стороны меня это радует, с другой - пугает. Это же по закону жанра положено после череды пряников бочка д…ма.
        - Молодой человек, вы называете пряником то где, как и в каком виде, вы оказались?
        - А остальное? - Настаивал Максим.
        - Знаете, Максим, - Кройцман снова назвал Виноградова по имени. Похоже, таким образом Семен Маркович подчеркивал серьезность сказанного, - ответьте мне на один только вопрос. Если бы вместе с Михаилом оказались не таки вы, а кто-нибудь другой? Однажды один старый еврей сказал мне совсем по другому поводу одну умную мысль. Сема, сказал он мне, в мире вокруг нас все наполнено возможностями. Они только ждут человека, который их увидит и сможет воспользоваться. Вы увидели и воспользовались. Вы молодец!
        - Спасибо на добром слове, дядя Сема. Сказать, что вы меня совсем успокоили…. - Максим покачал головой. - Ну, и фиг с ним. Прорвемся!
        - Я все больше убеждаюсь, что вы попали таки по адресу. - Усмехнулся Кройцман. - Но, давайте на время отвлечемся от планов на таки будущее, и вернемся к таки настоящему.
        - Ну?
        - Молодой человек, откуда у вас замашки кучера? А, если по делу, то у нас есть два пути и оба имеют свои минусы. И давайте я покажу на карте, если вы пересядете таки ближе. - Кройцман похлопал по табуретке рядом с собой.
        Максим следил за импровизированной указкой и слушал Семена Марковича. При этом мысль, что упущено что-то важное не давала ему покоя. А рассказ Кройцмана, действительно, оставлял двойственное впечатление.
        На одном пути придется проехать мимо двух больших поселков и добраться почти до границы с Халифатом Нигер и Судан. И проделать все это нужно будет по одной из основных транспортных артерий Дагомеи. С двумя переправами через реки. Незатейливо названные Северным и Южным Конго и соединяющимися в просто Конго. Гарантий, что даже обычный торговец не захочет присвоить пару грузовиков с мизерной охраной, естественно, не было никаких. К тому же, у Виноградова возникали большие сомнения, что в этой части света существуют “просто торговцы”.
        Второй путь на первом этапе совпадал с первым. До крупного поселения, контролирующего перекресток. От дороги на Халифат здесь отходила “ветка” на Малколм-Экс и Мандела-Сити. Ездили по ней, в основном, те, кто не хотел приближаться к районам, контролируемым властями Кейптауна. Что тоже не внушало оптимизма. Зато, с этой дороги можно было свернуть в джунгли и около брошеной деревни переправиться через Конго. А там совсем рукой подать до основной прибрежной дороги южного материка. На этой дороге можно попытаться дождаться нормального конвоя или постараться проскочить самим. Такого беспредела, как в глубине Дагомеи, на прибрежной дороге никогда не было.
        Мимо двери прошла Натали и при виде девушки Максима осенило.
        - Дядя Сема, а когда детям АйДи выдают? - Перебил он Семена Марковича. - Я имею в виду во сколько лет?
        - Молодой человек, а вы не рано задумались над этим таки вопросом? - Изумился Кройцман. - Или вы хотите сказать …. Я старый таки дурак! Ну, почему мальчишка два дня как попавший сюда это заметил, а я, повидавший виды еврей, даже таки не подумал! Я скажу вам более того, нельзя забирать людей не дав им проститься с домом. В конце концов, дети должны сказать последнее прости на могиле матери!
        Кройцман вскочил и выбежал из комнаты. Максиму было слышно, как Семен Маркович зовет Натали. Парень покачал головой. Ему стало интересно, сколько еще ляпов они допустили. Первый, который приходил на ум, заключался в вопросе: а допросил кто-нибудь бандитов каким маршрутом они ехали или нет. Максим подвинул карту ближе.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 16 часов.


        Спустя несколько минут в комнату вошел Мартин. Бывший сержант прислонил РПК к столу и от души высказался на английском языке. Судя по паре-тройке понятых Максимом слов, высказался Мартин действительно от души.
        - Как ты это делаешь? - Спросил Мартин. - Я, сержант корпуса морской пехоты США, не успеваю за тобой. Ты такой же гражданский, как и те двое. Почему ты видишь, а я нет?
        Объяснить американцу, что в России многое делается не благодаря, а вопреки, и поэтому граждане должны быть в тонусе и быстро соображать, Максим не смог из-за малого запаса английских слов. Ему оставалось только пожать плечами и спросить в ответ:
        - Что мы делать?
        Мартин оперся кулаками на стол, нависнув над ним как гора, и улыбнулся типичной “сержантской” улыбкой. После таких улыбок рядовому сразу становилось ясно, что делать придется много и делать будет именно он. Мартин подхватил ручной пулемет со стола и поманил Максима рукой. Вздохнув, Виноградов пошел вслед за бывшим морпехом.
        Зычный рык Мартина заставил всю компанию собраться у крыльца. Бывший сержант что-то эмоционально объяснил взрослой англоговорящей части команды. На робкие попытки возразить он только резко махал рукой. Миха, как и Максим не понимающий о чем идет речь, вопросительно посмотрел на приятеля. Виноградов пожал плечами и, сделав “страшные глаза”, приложил два пальца к плечу, имитируя сержантские “лычки”. Миха понимающе кивнул.
        Тем временем, консенсус был достигнут. Мартин повернулся к Виноградову и, подмигнув, хлопнул по плечу. Не успел Максим перевести дух после такой встряски, как его окончательно добил Кройцман.
        - И вот категорически не знаю, поздравлять вас, молодой человек, или выражать сочувствие. - Задумчиво проговорил Семен Маркович. - Чтоб вы были в курсе, только что вас назначили главным.
        - То есть? - Изумился Максим.
        - Ну, что вам таки непонятно? Теперь вы главный в нашей команде. Нет, не подумайте, что кто-то был очень против, но, должен заметить, такое предложение из уст бывшего сержанта морской пехоты и чего-нибудь, а США, было неожиданным. Обычно, военные, а особенно, военные таких войск, очень пренебрежительно относятся к штатскому начальству. Но, мистер Айверсон, есть у меня такое впечатление, принял вас за своего. К тому же, и тут я с ним полностью согласен, вы таки, действительно, удачливый сукин сын.
        - Итическая сила! - Только и мог развести руками Максим. - Ох, я вам накомандую!
        Оставив реплику Максима без внимания и без перевода, Кройцман выжидающе уставился на парня. Остальные, впрочем, смотрели так же. Только Миха, вдобавок, показал большой палец. Поняв, что отвертеться не получится, Максим вздохнул и начал раздавать указания.
        Первым делом, он назначил дату отъезда - следующее утро. После этого, Мартин и месье Лафонтель получили задание во время кормежки расспросить пленных бандитов о том, каким маршрутом те добирались до побережья. Оба механика - закрепить в кузове “Унимога” с оружием не только “Печенег”, но и крупнокалиберный М2. Кройцман, Натали и Уэсли были назначены интендантской командой и отправлены позаботиться о продуктах на три-четыре дня и медикаментах. С подозрением глядя на новоявленного командира, Миха поинтересовался, чем Максим планирует заняться лично. Виноградов ответил, что планирует съездить к блокпосту и посмотреть, что твориться на равнине.
        Идиотом Макса не обозвали только Натали и ее брат. Все остальные высказались. В результате, месье Лафонтель был отправлен вместо Семена Марковича заниматься продуктами и медикаментами, а сам Кройцман вместе с Мартином отправились сопровождать Максима.
        - Придется рассказать. - Пробормотал Максим, проходя мимо Михи. - Сразу и заберем.
        - Уверен? - Глядя в сторону, переспросил приятель.
        - Нет, а что делать?
        - Ну, давай, удачи. - Кивнул Миха.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база и окрестности, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 17 часов.


        И снова, быстро уехать не получилось. Решили не искушать судьбу и ехать на БРДМ. Пришлось Михе подробно объяснять и демонстрировать особенности управления броневиком. Заодно, “напрягли” и месье Лафонтеля на предмет обмена опытом по стрельбе из башенной установки.
        Управлять БРДМом оказалось не очень сложно. При этом Максим отдавал себе отчет, что при спокойной неторопливой езде, и танком управлять не сложно. То ли дело, когда начнется бездорожье или резкие повороты. Как бы там ни было, БРДМ доехал до блокпоста без происшествий.
        Посмотрев на несколько групп чего-то похожего на диких свиней, но, явно, плотоядных, и мелькающие, то тут, то там спины местных львов, все дружно решили, что стрелять бессмысленно. По рассказам Кройцмана, “свинки” водились и в северной части континента, и были падальщиками. То есть, первыми практически не нападали. Но, если их задеть, то вся стая бросалась на обидчика, не считаясь с потерями. А с учетом того, что каждая “свинка” имела массу килограмм по триста-четыреста…. Не факт, что спасет автоподкачка колес БРДМ. Семен Маркович, улыбаясь, просветил Максима, что “свинки”-падальщики не самые большие и опасные хищники. Зоологический ликбез прервал Мартин, заявивший, что в целом все нормально и можно возвращаться.
        Забравшись внутрь БРДМ, Максим подпер подбородок кулаком и задумчиво уставился на Мартина. Чернокожий боец удивленно поднял бровь. Не дождавшись реакции Максима бывший морпех посмотрел на Кройцмана. Семен Маркович ответил столь же недоуменным взглядом.
        - Дядя Сема, а вы с ним разговаривали о планах на будущее? - Наконец поинтересовался Максим.
        - Ну, что вам ответить, молодой человек. Примерно в таком же ключе, как и с вами. Говоря дипломатическим языком: декларация о таки намерениях. - Ответил Кройцман.
        - Вы знакомы с ними дольше меня. Как вы думаете, они порядочные люди? - Продолжал допытываться Максим.
        - Пф-ф! Молодой человек, наши американцы принадлежат к той, с позволения сказать, категории переселенцев, которая в первую очередь ищет свободу и независимость, и только во вторую - материальные блага. - Кройцман пожал плечами. - Но, я могу напомнить вам старую мудрость, что у каждого человека есть своя цена. И она таки есть. И у меня, и у вас, и у них.
        - Ну, будем надеяться, что эта цена достаточно велика. - Принял решение Максим. - Мы сейчас заедем в одно место, так что, не волнуйтесь - я не заблудился.
        Максим тронул БРДМ с места. Мартин с Кройцманом чередовали взгляды наружу с взглядами на Виноградова. Правда, через пару минут Мартин засек остатки “ландкрузера” и спутники догадались, куда направляется Максим. Но даже на БРДМ Виноградов не смог подъехать вплотную просто повиснув в упругих зарослях. Прикинув оставшееся расстояние, Максим решил, что проще будет сходить пешком, чем искать подъездные пути.
        - Дальше придется пешком. Сколько тут, метров двадцать? - Прикинул Максим. - Нормально. Только, вам дядя Сема придется остаться и прикрывать нас сверху, с брони.
        - Будьте осторожны, молодой человек. Я не удивлюсь, если здесь обнаружатся змеи. Знаете ли, дагомейская гадюка считается самой ядовитой змеей на Новой Земле, а мы таки в Дагомее. - Напутствовал Кройцман.
        Мартин, догадываясь, что придется что-то нести, оставил РПК и взял в руку свой револьвер. Стараясь выбирать более широкие проходы в растительности, Максим с бывшим сержантом подобрались к располовиненому джипу. Покидав камешки и потыкав подобранной веткой, убедились, что внутри никто не свил себе гнездышко. Максим первый залез внутрь и поманил рукой к себе Мартина. Американец выжидающе уставился на непонятные ящики. Максим открыл один из них.
        - Срань господня! - Только и смог произнести Мартин.
        Максим хмыкнул и, давая время Мартину прийти в себя, достал сигареты. Достав зажигалку, Виноградов нахмурился и втянул носом воздух. Пахло бензином. Волосы на голове у Максима встали дыбом.
        “Господи! Мы с Михой идиоты! Бензопровод ведь тоже перерезало. Блин, а мы тут курили”, - Максим вытер испарину со лба. Хотя, по здравому размышлению, бензином воняло не так и сильно. К тому же, сколько парень не напрягал память, вспомнить был ли запах бензина два дня назад, он не мог. Заинтересовавшись, Максим попробовал разобраться. Оказалось, что днище перерубленной пополам машины зарылось на несколько сантиметров в землю. Виноградов покачал головой: повезло. Неизвестно, в том состоянии, в котором они с Михой были, почувствовали бы они запах бензина или нет.
        Тем временем Мартин пришел в себя. Он положил руку на плечо Максиму и внимательно посмотрел в глаза. Максим не отвел взгляд. Бывший сержант крепко сжал плечо парня и коротко сказал:
        - Я с тобой.
        При наличии Мартина, переправить двадцать килограмм золота в БРДМ оказалось не так уж и трудно. Там осталось только выждать пока, ругающийся на трех языках сразу, Кройцман не успокоится и не станет доступен для конструктивного диалога. Когда это произошло, Максим спросил:
        - Мигель с нами?
        - Этот латинос надежный товарищ. - Подтвердил Мартин.
        - А месье Лафонтель? - Продолжил перечисление Максим.
        - Я не сомневаюсь в порядочности нашего французского коллеги, но он имеет семью, не то что мы - перекати-поле. - Посоветовавшись с Мартином, ответил Кройцман. - И, если вы меня спросите, показывать ему ЭТО или нет, я таки отвечу, нет. И не потому, что месье Лафонтель способен на подлость. Я сильно переживаю, чтобы он не решил вспомнить молодость и не отправился на поиски приключений. На самом деле, он этого не хочет, но такое количество презренного металла способно затуманить мозги и немолодому дорожному инженеру.
        Максим пожал плечами, мол, вам виднее. Ящики с золотом закрыли и постарались пристроить так, чтобы они не бросались в глаза. Напоследок Максим еще раз сходил к месту “высадки”. На этот раз инициатором стал Семен Маркович, прихвативший фотоаппарат.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база и окрестности, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 17 часов.


        На обратном пути Максим позволил себе немного “погонять”, чтобы лучше почувствовать тяжелую машину. Посмотрев на такое дело, попросился за руль и Мартин. Виноградов не возражал: лучше потренироваться заранее, чем, не дай бог, пытаться разобраться под огнем, например. Заодно проверили связь. Стоя на башне БРДМ, Мартин достаточно уверенно общался с Мигелем. Попытки хоть с кем-то связаться сидя внутри, прогнозируемо, результата не дали. Это навело Максима на мысль установить в БРДМ одну из армейских раций. Штатный крепеж подходил мало, зато гнездо под антенну оказалось в порядке. Возникал вопрос, а предназначена ли рация для работы с такой вот, выносной антенной, но решить его было можно только экспериментальным путем.
        В общем, вернулись на базу довольные. На вопросительный взгляд Михи, Максим утвердительно кивнул головой. Приятель философски пожал плечами.
        Тут и время обеда подошло. А значит, снова нужно было организовать вывод бандитов на свежий воздух. В этот раз все происходило значительно медленнее, так как приходилось еще и допрашивать их о маршрутах передвижения банды. Но и с этим справились.
        Пообедав сами, остались в комнате и отчитались о проделанной работе. С продуктами все было в порядке и даже более. Тетя Афуна заявила, что ей надоело сидеть неизвестно где и кормить толпу придурков, которые ничего не понимают в нормальной еде. А значит, она уезжает вместе с уважаемым месье и остальными. Месье Лафонтель сконфуженно сообщил, что дал свое согласие. Его жене, оказывается, была нужна помощница для работы в кафе. Максим пожал плечами. Едет и едет, одним человеком больше, одним меньше.
        Отчет о допросе бандитов ясности в вопрос выбора маршрута не внес. Банда ездила по разным маршрутам, и как конкретно выбирался маршрут, оставшиеся в живых бандиты, не знали. Обсуждая и так, и этак, пришли к выводу, что нужно прорываться к повороту на брошенную деревню. По основным дорогам ездить опасно: слишком много желающих присвоить машины и груз может там оказаться.
        Максим обратил внимание, что Уэсли несколько раз дергал сестру за рукав и что-то шептал. Натали в ответ лишь отмахивалась. В результате, мальчишка надулся и, насупившись, замолчал. Виноградов вопросительно уставился на девушку и кивнул в сторону ее брата. Натали замялась, но ткнула брата в бок, кивая на Максима.
        - Нет, вы таки думаете, что перемигиваться с девушкой важнее? Потерпите, молодой человек. - Возмутился, заметивший немой диалог, Кройцман.
        Максим не успел ответить на необоснованные обвинения, потому что, смущаясь, заговорил Уэсли. Как понял из перевода Виноградов, в деревне Натали и Уэсли жил охотник, который исходил все окрестности на много миль вокруг. Якобы, этот охотник рассказывал о заброшенной дороге вдоль болот, которая выводила куда-то в район сожженной деревни. Натали тут же вмешалась, чтобы сообщить, что вышеназванный охотник рассказывал много всяких историй и не всем из них можно верить.
        - Интересно. - Оживился Максим. - Все равно мы едем в деревню, так кто нам мешает расспросить этого типа.
        - Вот, между всем прочим, народ интересуется, кто в какой машине поедет. - Выслушав вопрос Мигеля, перевел Кройцман.
        - Эт, как раз, понятно. Вы на БРДМе, вместе со старым экипажем. Мигель с тетей Афуной в кабине замыкающего грузовика. Мартин там же в кузове с пулеметами. А я посередине, во втором “Унимоге”. - Небрежно махнул рукой Максим.
        - И позвольте вас спросить, чем продиктовано такое решение? - Поднял бровь Кройцман. - И не кажется ли вам, молодой человек, что вы выбрали себе не самый безопасный транспорт?
        - Не преувеличивайте, дядя Сема. - Начал отвечать с конца Максим. - Патроны это не снаряды и не бомбы. Даже, если попадут, большого “бу-буха” не будет, будет много маленьких “бам-бамчиков”. А значит, время сделать ноги у меня будет.
        - Наш морской пехотинец говорит, что неплохо умеет управлять грузовиком. - Снова перевел Семен Маркович.
        - А еще лучше он умеет стрелять из пулемета! - Не позволил Кройцману закончить Максим. - Блин, главный я или не главный? Сами назначили.
        - А вам не кажется, что для одного бронированного ящика слишком много содержимого? Мне таки кажется, что я должен быть вместе с вами. - Настаивал Кройцман.
        - Не-а. Вы единственный, кто сможет нормально объяснить Михе куда ехать.
        - А вот у вас, молодой человек, радио не наблюдается. А наблюдается оно у одной девушки. Вы же не хотите взять ее к себе?
        - Не-е, я у Михи рацию заберу.
        - А че сразу у меня? - Возмутился Миха.
        - А на кой она тебе? Тебе дядя Сема все, что нужно скажет. - Пожал плечами Максим. - К тому же, я еще попробую армейскую рацию засунуть в “бардак”. А то, не дело, для связи наружу вылезать.
        - М-да, и возразить больше нечего. - Констатировал Кройцман и тут же мстительно ухмыльнулся.
        - Тогда давайте быстренько по остальным позициям и займемся делами. - Подвел итог Максим.
        С медикаментами дела обстояли так себе. Два десятка индивидуальных пакетов и все. Но месье Лафонтель обрадовал, что есть еще несколько бутылок виски, которое можно применять вместо обеззараживающего средства. Механики порадовали тем, что станок под крупнокалиберный пулемет уже установили и теперь пойдут заниматься станком под “Печенег”. Натали, смущаясь, поведала, что некоторый запас консервов уже уложен в машину, а остальное тетя Афуна соберет завтра утром.
        - Ну что, мы славно поработали - мы славно отдохнем? - Потер руки Максим. - Советую всем, кому нечем заняться, отдохнуть. Не забывайте про ночное дежурство.
        Когда все разбрелись то ли заниматься делами, то ли отдыхать, Максим подхватил армейскую Р-392А и направился к БРДМу. Первым делом он попробовал закрепить в штатном разъеме на крыле БРДМа одну из прилагавшихся к рации антенн. Недолго думая, он выбрал многозвенчатую гибкую антенну. Смутно вспоминалось, что армейские связисты называли ее “куликовкой”. Быстро сообразив, как привести антенну в рабочее состояние, Максим закрепил ее в гнезде. Полутораметровый гибкий хлыст болтался достаточно свободно, что абсолютно не радовало. Немного поразмыслив, Виноградов отправился на поиски. Через пять минут с несколькими стреляными гильзами он вернулся обратно. Сплющенная гильза послужила хорошим “клином” и, вроде бы, надежно зафиксировала “куликовку”. Оставалось надеяться, что и внутри машины обойдется без сюрпризов.
        Не обошлось. Кабель для соединения антенны с радиостанцией болтался, но разъем не подходил к Р-392А. Подумав, Максим решил, что если антенна представляет собой простой кусок проволоки, то если ее слегка обрезать и соединить с кабелем…. Благо комплектов было два и один из них испортить было не жалко. Сказано - сделано. Провозившись какое-то время, Виноградов скептически осмотрел “дело рук своих” и включил радиостанцию. Сверяясь с инструкцией, Максим попытался выставить нужную частоту и обнаружил, что плавные регулировки отсутствуют. Высказавшись по поводу конструкторов, Виноградов отправился за одним из “Гранитов-П” и инструкцией к нему. В результате, под руку попался Мартин. Переключатель на армейской рации стоял на 45,5 МГц и именно на эту частоту настроили рацию Мартина.
        Как ни странно, все сработало. Максим и Мартин слышали друг друга. Для проверки бывший морской пехотинец походил по территории базы, прячась за углами домов, и, залез в кабину грузовика. Связь работала. Осталось перенастроить остальные “портативки” и дело в шляпе.
        Выставив нужную частоту на рациях Мигеля и Михи, Максим отправился искать остальных. Кройцман и месье Лафонтель обнаружились в “штабе” на диванчике, где вели неспешную беседу. На требование предоставить рации для перенастройки, оба синхронно пожали плечами и протянули Максиму требуемое. Закончив, Максим отправился искать Натали, у которой была последняя портативная рация.
        Девушка обнаружилась на втором этаже. Она сидела на подоконнике и задумчиво смотрела куда-то вдаль. Тут же на кровати сопел Уэсли. Максим привлек внимание девушки и поманил ее к себе. Натали, похоже, обрадовалась, что кто-то отвлек ее от грустных мыслей, и с радостью пошла за Максимом. Виноградов жестом попросил рацию.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 19 часов.


        Закончив настройку, парень решил, что не дело снова оставлять девушку одну. Потыкав пальцем в автомат, Максим мотнул головой:
        - Идти стрелять.
        Натали с радостью согласилась. В этот раз Максим решил подготовиться к стрельбам основательнее. В комнатах, где раньше жили бандиты, были найдены несколько светлых рубашек. Именно они послужили мишенями, будучи закрепленными на дальней вышке. Максим отсчитал пятьдесят шагов, что примерно соответствовало тридцати метрам. Парень понятия не имел, на какое расстояние пристреляны автоматы, но подозревал, что наиболее логичной будет дистанция сто метров. Насколько он помнил, до ста метров пуля 7,62х39 летит практически прямо. Плюс-минус два сантиметра легко определятся при стрельбе.
        Сначала решили стрелять без оптического прицела. Чтобы Натали привыкла к открытым прицельным приспособлениям АЕКа, Максим посоветовал ей стрелять одиночными. Уже с четвертого выстрела девушка приловчилась, и пули стали попадать в мишень. Не сказать, что близко к центру, но дырки в рубашке появлялись. Тогда перешли на стрельбу очередью из трех патронов. К концу второго магазина все три пули в рубашку попадали. Вразброс, но попадали. Третий магазин Максим предложил израсходовать на стрельбу длинными очередями. При этом сам он, от греха подальше, стал позади девушки, готовый в любой момент подстраховать Натали. Слишком уж отчетливо возникли в памяти рассказы о смешных и не очень казусах в ситуации “девушка с оружием”.
        Даже сбалансированная автоматика не помогла Натали в первый раз. В мишень попало всего две-три пули. Девушка упрямо дернула головой и приготовилась стрелять снова. Максим положил руку ей на плечо. Потом направил автомат чуть ниже и левее. Натали, чувствуя поддержку Максима, расслабилась, и следующая очередь почти всеми двенадцатью пулями окончательно истрепала мишень. Натали повернулась к Максиму с торжествующей улыбкой на губах. Виноградов показал ей большой палец. Правда, следующим жестом он потребовал поставить оружие на предохранитель. Натали выполнила требование и заявила:
        - Теперь ты.
        Максим скинул с плеча свой “калашников”. Натали отрицательно замотала головой и потребовала установить новую мишень. Чертыхнувшись про себя, Виноградов отправился вешать новую рубаху. Вернувшись на “огневой рубеж”, парень откинул приклад в боевое положение и открыл огонь. Он приспособился быстрее, чем Натали, но кучность попаданий оставляла желать лучшего. Хотя, про себя Максим подумал, что не обязательно с первой пули попадать в голову. Две из трех пуль, попавшие в живот и грудь, даже, если третья ушла в “молоко” должны гарантированно вывести противника из строя.
        Разохотившаяся Натали потребовала снова сменить мишень и принялась пристраивать на свой автомат оптический прицел. Найдя удобное положение головы, девушка уже через несколько выстрелов уверенно поражала мишень одиночным огнем. Гораздо лучше стали и результаты стрельбы короткими очередями. Стрелять же длинными очередями Максим не дал. Ни малейшего смысла в стрельбе длинными очередями с оптическим прицелом он не видел. Используя весь свой словарный запас и язык жестов, Виноградов постарался донести до напарницы мысль, что автоматическая стрельба нужна на короткой дистанции, когда нет времени долго целиться. Кажется, Натали его поняла.
        Пришел черед и самому Виноградову пострелять с “оптикой”. Его ПСО-1 давал меньшее увеличение, чем ПСО-3 на автомате Натали. Зато поле зрения было шире. Результаты Максима оказались не хуже, чем у девушки.
        - Ты лучшая! - Максим обнял девушку за плечи. - Теперь чистить оружие.
        Так, почти в обнимку, они отправились обратно. Попавшемуся на глаза Мигелю, Натали принялась что-то с энтузиазмом рассказывать. Латиноамериканец ободряюще улыбнулся и показал большой палец. При этом он, правда, посмотрел на Максима. Так что Виноградов не совсем понял, жест относился к успехам девушки в стрельбе или к успехам Максима в отношениях с девушкой.
        Процедура чистки оружия успела уже стать привычной и много времени не заняла. Потом в четыре руки набили опустевшие магазины. В этот момент зашипела рация на поясе у девушки. Выслушав сообщение, Натали потянула Максима за собой. На улице она показала на грузовик, вокруг которого собрались оба механика и Мартин.
        Оказалось, что установка пулеметов уже завершена и теперь бывший морпех готовился принимать работу. Посмотрев, как высокий Мартин пытается пристроится поочередно то к крупнокалиберному, то к единому пулемету, Максим досадливо покачал головой.
        - Блин, не сообразил. Можно было наш диванчик от “волжаны” захватить. - Поделился он запоздалой мыслью с Михой.
        - Да, прикольно было бы. - Согласился приятель. - Хотя, подожди-ка….
        Миха почесал затылок и решительно направился в “штаб”. Спустя минуту раздался возмущенный голос Кройцмана. В ответ Миха принялся что-то пафосно объяснять. Максим особо не прислушивался, так как почти сразу догадался, что затеял приятель. И, хотя, получалось, что Виноградов лишается привычного спального места, удобство стрелка было несравнимо важнее. Вполне возможно, оно было жизненно важным.
        - Нет, вы мне скажите, почему едва успеют два немолодых человека, присесть поговорить за жизнь, как обязательно явится молодой нахал и сгонит их с этого места? - Появился в дверях Кройцман. - Идите уж, помогите вашему приятелю таскать мебель.
        Вынести из дома и забросить в кузов не самый большой диван при наличии четырех крепких мужчин, вернее, трех крепких и одного о-очень крепкого, задача не самая сложная. А еще через полчаса все по очереди опробовали удобство нового “пулеметного гнезда”. Особенно усердствовал проснувшийся Уэсли.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 22 часа.


        Ближе к вечеру наступил момент, который пережил, наверное, каждый, кто готовился к дальней поездке. Все вроде бы сделано, а энергии осталось еще много. Начались массовые поиски занятия. И, если старшее поколение нашло достаточно безобидный способ занять себя: разложив карты Дагомеи, Кройцман и месье Лафонтель что-то с жаром обсуждали. То Миху пришлось оттаскивать от БРДМа, в двигатель которого механик решил залезть. Дабы отвлечь приятеля от дурных мыслей, Максим потребовал от Михи немедленно заняться совершенствованием навыков стрельбы.
        Сказать, что идея была хорошей, значит несколько погрешить против истины. Вдруг сообразивший, что можно пострелять в свое удовольствие, Миха категорически отказывался стрелять нормально. Попытки же попасть в мишень очередью от бедра давали настолько плачевный результат, что Максим потребовал прекратить выбрасывать деньги, то есть патроны, на ветер. В ответ приятель заявил, что нечего было давать ему негодный автомат. Максим возмутился и, пользуясь неоспоримым преимуществом в “знании” английского, сколотил коалицию для наказания одного наглого механика. К коалиции примкнул Уэсли, которому было обещано дать пострелять после того, как “враг” будет повержен.
        Вот эта идея оказалась вполне на уровне. На возню троих балбесов пришли посмотреть все. Натали активно болела за брата и Максима, Семен Маркович с французом бурчали про молодежь, которой силы девать некуда, Мартин порывался вступиться за слабого, а Мигель удерживал бывшего сержанта.
        Потом Мартин продемонстрировал класс, стреляя из РПК короткими очередями от бедра. Посмотрев на результат, Максим заявил, что это хорошо, что Мартин на их стороне. А раз так, то ему поручается помочь Уэсли в освоении пистолета-пулемета. Приведя оружие в порядок, приятели какое-то время обсуждали планы на будущее. У Михи оказался целый ворох идей, как переделать БРДМ в суперджип. Максим лениво пытался опустить приятеля с небес на землю. Тем не менее, вырисовалось три разновидности переделок. Одна - чисто боевой вариант. Обычный БРДМ облагораживался до современных стандартов комфорта по тепло-шумоизоляции, обзорности и удобству сидений. Второй вариант превращал “бардак” в машину, в которой можно было несколько дней вполне автономно существовать. Для этого варианта наличие КПВТ было признано нецелесообразным и приятели остановились на турели с “Утесом” вместо башни. И, наконец, третий вариант - машина ближе к “премиум” классу. Здесь предполагалось разнообразное оборудование для охотников, рыболовов и прочих экстремалов. Собственно, БРДМ превращался в эдакий высокопроходимый кемпер.
        0x08 graphic
        0X08 GRAPHIC
        (Что-то такое. Подробности на brdm2.ru)


        Так, за разными делами, серьезными и не очень, удалось убить время до ночи. В этот раз ночные дежурства снова разделили на четыре пары. Первыми выпало дежурить Максиму и Натали. Сменить их должны были Кройцман и Миха. Затем наступала очередь Мартина и Уэсли. И, наконец, под утро вахту принимали Мигель с месье Лафонтелем.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база, день четвертый, 22 год, 6 день 9 месяца, 27 часов.


        Дежурство прошло тихо. Натали была задумчива и грустна, а Максиму в который уже раз не хватало словарного запаса, чтобы вывести девушку из такого настроения. Все что он мог сделать, это придвинуться ближе, чтобы Натали могла положить голову на его плечо. Какие-либо другие действия Максим себе предпринимать запретил. Хотя соблазн и был велик.


        Новая Земля, Дагомея, бандитская база и окрестности, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 7 часов


        Утром все были в приподнятом настроении. Быстро позавтракав и приготовив питье в дорогу, команда последний раз огляделась по сторонам. Ничего не забыли, оружие сидящим в подвале бандитам оставили. По этому поводу немного поспорили. Максим хотел оставить полноценное вооружение с учетом того, что бандитам останется лишь раздолбаный открытый “виллис”. Но Кройцман, поддержанный остальными, настоял на двух самых “убитых” автоматах и пятерке такого же состояния “Таурусах”.
        Когда грузовики выбрались с территории базы и добрались практически до блокпоста, Кройцман отпер подвал. Сопровождаемые поворотом башни БРДМа, бандиты нашли небольшую кучу оружия и поспешно вооружились. Естественно, все глупые мысли при виде движущего ствола калибром 14,5 мм мгновенно исчезали из голов даже самых отмороженных особей. Так что, бронемашина совершенно спокойно догнала “Унимоги” и заняла законное место во главе колоны. Связь что с БРДМом, что между грузовиками держалась устойчиво. В зеркало заднего вида Максим сквозь пыль мог разглядеть лицо Мигеля, настолько близко ехали машины.


        Новая Земля, Дагомея, дорога в саванне, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 10 часов


        Первое время, Виноградов очень переживал за управление непривычным транспортом. Но инструктаж Михи и спокойный ритм езды давали надежду, что все будет в порядке. Успокоившись, Максим получил возможность смотреть по сторонам.
        0x08 graphic
        0X08 GRAPHIC
        Если сначала местность вокруг выглядела именно так, как Максим представлял себе саванну по книгам, то спустя час, вид изменился. Отдельные деревья уступили место большим группам растительности, которая, в свою очередь, перешла в одну большую рощу. И хоть деревья стояли достаточно далеко, так что в случае необходимости можно было свернуть с дороги, но выглядели как единый лес.
        (спасибо GRIG’у с сайта cruzworlds.ru)


        Вскоре пришло сообщение от Семена Марковича, продублированное на двух языках, что скоро должна быть развилка. Колонне предстояло свернуть направо. Указанный поворот выглядел как едва заметная колея в густой траве, скрывающаяся среди неплотно растущих деревьев. Именно здесь Максим впервые заметил и сумел детально рассмотреть пятерку странных животных. Они чем-то напоминали носорогов, вот только рогов у них было значительно больше. На вопрос, заданный по рации, Кройцман пренебрежительно ответил, что это местная разновидность рогачей, которые значительно меньше своих северных собратьев, всего-то пару тонн весом.
        - Не хотел бы я с тобой встретиться, северный рогач. - Пробормотал Виноградов.
        Брод через речку не доставил машинам ни малейших проблем. Максим только успел рассмотреть мелькнувших в зарослях непонятных животных, которых спугнул БРДМ. “Унимог” шел уверенно, в кабине было комфортно. Про себя Максим подумал, что если чем и отличается западная техника от отечественной, так именно комфортом. Даже военный грузовик на, практически, бездорожье не вызывал у водителя негативных ощущений.
        А еще километров через сорок появились первые признаки присутствия человека. Дорога стала накатанее, появились участки каких-то посадок, огороженные заборчиками из веток. И без предупреждения Семена Марковича было понятно, что колонна приблизилась к первой точке своего маршрута.


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 12 часов.
        0x08 graphic
        0X08 GRAPHIC
        Деревня оказалась именно такой, какой Максим и ожидал ее увидеть. Кто-то, очевидно Орден, начал строить более-менее современные домики, но не довел затею до конца. А вот дальше, местные жители развернулись на свой вкус и возможности.
        (содрано из и-нета, сам не помню откуда)
        К единственному дому, который выделялся на общем фоне и подъехал БРДМ. Первым вылез Семен Маркович. Оглядевшись, он помог вылезти Натали и ее брату. Девушка и мальчишка остановились в шаге от “брони”, тесно прижавшись друг к другу. Оба оглядывались по сторонам. Местным жителям потребовалось еще несколько минут, чтобы рассмотреть, кто приехал в деревню. Наличие односельчан в компании с белыми людьми, похоже, привело к мысли, что это не банда.
        Первыми появились несколько негров в возрасте. За их спинами маячили женщины самых разных габаритов. Не остались в стороне и дети. Постепенно площадь перед домом стала заполняться народом. Натали с братом еще плотнее прижались друг к другу, обшаривая толпу бывших односельчан взглядами. Похоже, они искали кого-то конкретного, но не находили. Максим решил, что хватит уже сидеть в кабине, когда можно хотя бы морально поддержать девушку.
        Максим быстро отсоединил оптический прицел, переставил переводчик в режим автоматического огня и передернул затвор. Выпрыгнув из кабины, он повесил автомат на плечо стволом вниз и уверенно направился вперед. Подойдя к своим, Виноградов положил руки на плечи Натали и ее брату, развел их в сторону и встал между ними.
        - Ну? Чего стоим? - Спросил Максим по-русски, глядя в упор на ближайшего негра. Не дождавшись какой-нибудь реакции, спросил по-английски. - Кто главный?
        Главным оказался сосед того негра, на которого пялился Виноградов. По крайней мере, именно этот человек сделал шаг вперед. Он выглядел ровесником Кройцмана и, может быть, именно это подвигло Семена Марковича вмешаться. Максим не вслушивался в диалог, все равно не смог бы понять и десятой части, а внимательно осматривал толпу. Видимо, убедившись, что опасности нет, в первые ряды пробиралось все больше женщин. Послышались первые причитания. Максим невольно ухмыльнулся, представив точно такую же картину в русской деревни. И без перевода было понятно, что тетки завели жалостливую песню на тему бедных сироток и т.д.
        Взглянув на Натали, Максим тут же согнал улыбку с лица. Девушка едва сдерживала слезы. Недалеко ушел и Уэсли. Пальцы мальчишки, вцепившиеся в оружие, побледнели. Тут глава деревни сделал приглашающий жест и направился в обход большого дома. Натали с братом последовали за ним. Максим с Семеном Марковичем переглянулись и замкнули эту группу. Местные жители последовали за ними, словно вода за катером. Сзади хлопнула дверь грузовика. Максим оглянулся и увидел Мигеля и Мартина, занимающих позиции так, чтобы контролировать все подходы к машинам. Тут же из верхних люков БРДМа появились Миха и месье Лафонтель.
        Убедившись, что сзади все в порядке, Максим сосредоточился на том, куда их вел местный глава. Оказалось, что с обратной стороны дома расположилось деревенское кладбище. Отставив плетеный щит, заменявший калитку, в сторону, проводник посторонился, пропуская брата с сестрой вовнутрь. Когда причитающая и гомонящая толпа попробовала последовать за ними, Максим стал в “калитке”. Виноградов стоял, расставив ноги и сложив руки на груди. Люди остановились. Максим молча кивнул Кройцману и пошел вслед за Натали и Уэсли.
        Семен Маркович не стал принимать эффектных поз. Он, просто, посоветовал деревенскому главе отправить людей заниматься собственными делами. Какая-то часть народа послушалась. Оставшиеся продолжали заглядывать через плетень вглубь кладбища. А к главе подошли еще трое мужчин и все вместе они попытались добыть у Семена Марковича информацию.
        Максим же постарался как можно тише догнать ушедших вперед девушку и мальчика. Они двигались неуверенно. И не потому, что не знали куда идти, даже отсюда Максим видел свежий могильный холмик, а потому, что не решались сделать эти шаги и встретиться со столь жестокой реальностью. Максим снова вклинился между ними и обнял за плечи. С такой поддержкой брат и сестра почувствовали себя увереннее и через несколько мгновений уже стояли над могилой матери. Было видно, что за могилой ухаживают. На простом деревянном кресте было аккуратно вырезано “Сара Ван Гилан”, вокруг не было ни одного завядшего цветка, а могильный холмик был аккуратно выровнен.
        Не стесняясь, Натали уткнулась в плечо Максима и заплакала. Подозрительное сопение раздавалось и со стороны Уэсли, но мальчишка крепился. Виноградов потрепал его по голове. Хотелось сказать, чтобы мальчик тоже поплакал, но Макс не решился давать такие советы.
        Сзади послышались шаги. Максим взглянул через плечо. К ним приближался невысокий жилистый негр, из-за плеча, которого виднелся приклад винтовки. Виноградов слегка подтолкнул Уэсли. Мальчик оглянулся. Увидев подошедшего, он сделал несколько шагов в его сторону. Незнакомый Максиму негр прижал мальчишку к себе. При этом незнакомец не отрывал взгляда от Максима.
        - Дядя Огаст! - Встрепенулась Натали, вытирая слезы.
        Девушка тоже подбежала к мужчине. Из-за плеча названного Огастом появился Кройцман.
        - Этот человек говорит, что работал с их отцом, а после его смерти пытался присматривать за семьей. - Пояснил Семен Маркович.
        - Хреново пытался. - Буркнул Максим, понимая, впрочем, необоснованность обвинений.
        Пока Натали и Уэсли что-то рассказывали дяде Огасту, Кройцман подошел к могиле, прикоснулся рукой к земле и что-то прошептал. Максим просто постоял рядом с могилой молча.
        - Огаст М”Биа. - Негр протянул Максиму руку. - Я работал с Питером Ван Гиланом.
        - Максим Виноградов. - Макс пожал протянутую руку.
        Огаст М”Биа подтолкнул Натали и Уэсли к выходу с кладбища. Бросив последний взгляд на могилу матери, Натали всхлипнула, но последовала за мужчиной. Максим и Семен Маркович снова пристроились в арьергарде.
        Дядя Огаст решительно направился к большому дому, что-то говоря на ходу.
        - Он объясняет, что продукты пришлось раздать, а остальные вещи все на месте. - Вполголоса переводил Кройцман. - В общественные комнаты люди изредка заходили, а семейную половину он лично закрыл. Все ждет их, и они могут хоть сейчас занимать свои комнаты.
        - Он думает, что они собираются жить здесь и дальше? - Слегка опешил Максим. - Я так понял, что Натали и пацан едут с нами.
        - О, молодой человек, мы подошли к очень непростому вопросу. - Кройцман качнул головой. - Могу вам только сказать, что мнения остальных жителей деревни таки разделились. Большинство будет радо, если девушка уедет. Они боятся, что слухи о ней будут распространяться, и кто-нибудь снова за ней явится.
        - Слухи? - Переспросил Максим.
        - А говорят, что склероз приходит с возрастом! - Усмехнулся Семен Маркович. - Вы что, уже забыли, что она колдунья и умеет находить всякие полезные ископаемые?
        - Блин! Дядя Сема, только честно, вы в это верите? Нет, я, конечно, слышал про лозоходцев и так далее, но ….
        - Но встретить живую симпатичную девушку обладающую таким талантом не ожидали? Понимаю, понимаю. Вам проще было бы принять этот факт, если бы вместо нашей симпатичной девушки, такими талантами обладал, например, дядя Огаст? - Кройцман пожал плечами. - Молодой человек, столь устойчивые слухи не возникают на пустом месте.
        - М-да! Ладно, проехали. - Максим покрутил головой, пытаясь переварить информацию. - Вы сказали, что большинство хочет, чтобы Натали уехала, а меньшинство.
        - Ну, в открытую этого никто не говорит, но желание использовать девушку в, так сказать, корыстных целях читается. - Кройцман нехорошо прищурился. - Самое смешное, если это вообще повод для смеха, что они сами не представляют, как можно использовать такой талант.
        - Ну-ну! - Улыбка Максима тоже была далека от добродушия. - А ху-ху им не хо-хо?


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 13 часов.


        Максим решительно протолкался к Натали, которую окружили несколько одновременно говорящих женщин. И сделал это, надо сказать, вовремя. Одна из теток решительно ухватилась за автомат с явным намерением лишить девушку оружия. Сбитая с толку бабским напором, Натали слабо реагировала на эту попытку. Максим молча, ухватил женщину за запястье и с силой сжал. Однако, того эффекта, на который парень рассчитывал, не вышло. Привыкшая к каждодневному физическому труду, негритянка не взвыла от боли, а лишь зло посмотрела на Виноградова. Ее спутницы переключили внимание на Максима. Они что-то тарахтели, размахивая руками.
        - Брось. - Тихо, но отчетливо произнес Максим по-английски, глядя женщине в глаза.
        Тут и Натали пришла в себя и решительно потянула автомат к себе. Женщина нехотя отпустила оружие и с независимым видом отошла в сторону. Максим быстро огляделся в поисках Уэсли. Увидел и улыбнулся. Мальчишка стоял между Мартином с одной стороны и дядей Огастом с другой. Если тут и были попытки разоружить пацана, то с такой “крышей” они были обречены на провал. Виноградов решил, что и им с девушкой не помешает оказаться ближе к друзьям.
        Вместе с Максимом и Натали к мужчинам подошли и три женщины. Была среди них и та, что пыталась обезоружить Натали. С прибытием женщин, спор разгорелся с новой силой. Причем, Максим заметил, что Натали и ее брата никто ни о чем не спрашивает.
        - Дядя Сема! - Не выдержал Виноградов. - Что тут вообще происходит?
        - Хм. Вы можете видеть, молодой человек, как эти, с позволенья сказать, отцы, ну и матери, народа решают, кто должен стать опекуном девушки и ее брата. - Ответил Кройцман.
        - Э-э-э, так Натали, вроде, шестнадцать уже. - Озадачился Максим. - Совершеннолетняя как бы.
        - Не все так просто. - Неожиданно на лице Семена Марковича появилось неуместное в данный момент плутоватое выражение. - А вот кстати! Мы все время забываем обсудить один важный таки вопрос.
        - Ой, дядя Сема, не нравится мне ваша улыбочка! - Насторожился Максим.
        - И где вы увидели веселье на моем лице? Я же говорю, что вопрос серьезный. Вы понимаете, молодой человек, во всех цивилизованных землях сложилась такая традиция, что тот, кто спас детей оставшихся без родителей, должен заменить им семью. - Говорил Кройцман серьезно, но Максима не покидало ощущение, что Семен Маркович смеется.
        - То есть?
        - Ах, ну какой вы непонятливый! Вы теперь приемный папа для этих двух подростков. - Кройцман драматическим жестом указал на Натали и Уэсли.
        - Какой на хрен папа! - Едва не упал Максим. - Вы че, рехнулись?
        - Молодой человек, что вы такое говорите! - Всплеснул руками Семен Маркович. - Это, можно сказать, правило выживания в этом мире. И на тех, кто его не выполняет, таки смотрят косо.
        - Какой папа, блин? Меня бы кто усыновил!
        -Ну, дядя у вас уже есть. Для такого большого мальчика, я думаю, достаточно. - Кройцман улыбнулся и отвлекся на вопрос Мартина.
        Пока Семен Маркович, судя по всему, переводил содержание диалога для остальных, Максим ошарашено перевел взгляд на подошедшего Миху. Давясь от смеха, приятель лишь развел руками.
        - Зато, прикинь, дети сразу взрослые: не нужно с пеленками возиться. - Попытался утешить Максима Миха.
        - Вот именно! Какой, блин, папа, если у меня совсем другие мысли, блин, когда я ее вижу! - Невольно вырвалось у Максима.
        Спустя минуту, хохот нескольких человек возвестил, что Кройцман добросовестно перевел и эту фразу Максима. Одна только Натали пыталась спрятать покрасневшее лицо за ладонями.
        - Ну…. Ну…. Ну, блин, дядя Сема! - Беспомощно развел руки Максим.
        - А что, вполне удачное решение проблемы. - Кройцман откровенно забавлялся. - На девушке вы женитесь, а юношу, все-таки, придется усыновить. Вы не находите, молодой человек, что получится отменнейший родственный казус?
        - Какой блин казус? Кройцман, блин, такой подставы я от вас не ожидал! - Максим все никак не мог прийти в себя.
        - Ладно, давайте говорить серьезно. - Семен Маркович согнал улыбку с лица. - Как вы понимаете, здесь собралось то меньшинство, которое вынашивает планы таки использовать Натали. И, думается мне, что это не единственная причина их действий.
        - Что еще? - Стараясь не смотреть на девушку, попытался включиться в обсуждение Максим.
        - У меня складывается впечатление, что некоторые, особенно это касается женщин, хотят, ну, как бы это сказать, сделать вашу подругу такой как все. Ну, вы понимаете?
        - Кажется да. - Максим исподлобья посмотрел на деревенских жителей. - Девушка должна работать и готовиться замуж.
        - Вот-вот. А женщина - работать, рожать детей, ухаживать за мужем. Нюансы, касающиеся одежды и оружия, я думаю можно таки не упоминать. - Поддержал размышления Максима Кройцман. - Они считают, что находятся в своем праве.
        - Ага! А вот болт им в грызло! - Максим медленно приходил в бешенство. - Хоть бы у самой Натали спросили, чего она хочет.
        - Ну, что вы, молодой человек! Разве может столь молодая девушка сама знать, что для нее лучше. - Иронически возразил Семен Маркович.
        - Так! Говорите, я, как спаситель, имею определенные права и обязанности? - Максим дождался утвердительного кивка и продолжил. - Ну, так переведите им, что они могут идти на … Короче, домой пусть идут. Завтра им сообщат все что нужно. А увижу какую-нибудь …. Гм, короче, пусть лучше на глаза не попадаются!
        Впервые Максим увидел на добродушном, в принципе, лице Кройцмана столь жесткое выражение. Семен Маркович нашел нужные слова. Выслушав его, местные жители поспешно разошлись. При этом некоторые оглядывались, почему-то, на Максима. Виноградов не стал их разочаровывать и провожал пристальным недобрым взглядом. На месте остался только Огаст М”Биа. Он, сначала, уважительно хмыкнул, переводя взгляд с Максима на Семена Марковича, а затем, подтолкнул Натали с братом к дому. Все еще смущаясь, девушка пригласила своих спутников тоже войти в дом.
        - Минутку! - Остановил, направившихся было за Натали товарищей Максим. - Давайте-ка сначала с машинами что-то решим.
        Мартин сквозь зубы чертыхнулся и снова уважительно посмотрел на Максима. Мигель, после секундного раздумья, жестом показал, как он предлагает поставить машины. Максим кивнул. Получалось, что кузовом машину упрутся в стену дома, а кабины можно и запереть. Злоумышленники, если такие появятся, конечно, могли прорезать тент где-то сбоку, но это проконтролировать было проще.
        Сам Мигель и воплотил свой замысел в жизнь. Он настолько ловко притер оба “Унимога” к стене и друг к другу, что Максиму осталось только восхищенно покачать головой. Ну, а для пущей внушительности, Миха поставил перед грузовиками БРДМ. Оглядев получившуюся картину, все признали ее достойной уважения и отправились внутрь дома.
        Успевшая во время эволюций грузовиков извлечь из них запас продуктов, тетя Афуна потребовала проводить ее на кухню. Бегло осмотрев некое подобие медицинской амбулатории и молельного зала, мужчины прошли на “хозяйскую” половину. Большая комната совмещала в себе функции и столовой, и кабинета, и гостиной. Три двери из нее вели в спальни. Самая большая, явно, принадлежала родителям. Хоть и стояла там односпальная кровать. Максим решил, что мама Натали после смерти мужа отказалась от двуспальной кровати. Примитивный шкаф, тумбочка, зеркало и распятие на стене. Вот и весь интерьер. Следующая дверь привела в комнату Уэсли. Все то же самое, только вместо шкафа открытая вешалка на стене и нет распятия. Перед дверью в комнату Натали Максим приостановился. Но девушке было не до того, что кто-то войдет в ее спальню. Словно потерянная она ходила по дому и, на мгновение замирая, прикасалась к разным предметам. Виноградов заглянул в третью спальню. Здесь снова стоял шкаф, но не было распятия. По неуловимым ощущениям, чуть больше порядка, чем в комнате Уэсли. А спрятанная за подушкой мягкая игрушка, трудно
угадываемой породы, лишь подтверждала “девичесть” комнаты.
        - Слышь, Макс. - Дождавшись, пока Виноградов закончит осмотр, спросил Миха. - А эти козлы ничего не сделают? А то, рванет какой-нибудь хрен за подмогой, что будем тогда делать?
        - Не думаю. Если ты не слышал, то дядя Сема сказал, что большинство только обрадуется, если Натали уедет. - Максим скривился. - Так что, сделать нам какую-нибудь бяку своими силами - это может быть. А, вот, звать кого-то со стороны…. Бандитов, что ли? Так ты представляешь, что они устроят в деревне? Потом свои же сельчане объяснят, как он был не прав!
        - Думается мне, вы совершенно правы, молодой человек. - Вмешался в разговор Кройцман. - Тем более, как я понимаю, господина М”Биа в деревне уважают. По крайней мере, боятся связываться. Вон у него какая винтовка.
        Максим впервые присмотрелся к оружию “дяди Огаста”. Сначала парень недоуменно нахмурился, но затем память подсказала правильный ответ: американская снайперская винтовка М21. Вспоминая все, что он читал про эту винтовку, Максим подумал, что если у отца Натали была такая же, то понятно почему “Тигр” ей легким показался. Если Максим правильно помнил, то М21 с прицелом весила под шесть килограмм! Но “ствол” серьезный.


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 14 часов.


        - Макс, а пошли покурим. - Предложил Миха, как и все остальные чувствовавший себя немного скованно в чужом доме.
        - А пошли. - Согласился Виноградов.
        Вслед за приятелями потянулись и остальные. В доме остался только “дядя Огаст”. И на кухне гремела посудой тетя Афуна. Оказалось, что лавочки перед домом в “африканской” деревне не предусмотрено. Садиться на металлические части стоящей под солнцем техники тоже не хотелось. Поступили проще - отошли в тень и уселись прямо на землю.
        - Кстати, дядя Сема, вы так и не пересказали историю семьи Натали. - Закурив сигарету, обратился к Кройцману Максим.
        - Девушка и сама многого не знает о своей семье. В силу возраста, например. Думаю, что я могу высказать свои догадки. - Кройцман устроился поудобнее. - Я думаю, что мама наших юных товарищей родом из небогатой набожной семьи. Девушка и сама не знает, кто именно, бабушка или дедушка, был чернокожим. Мама получилась мулаткой с явными признаками негритянской крови. Если она и закончила колледж, то какой-то специфический. Скорее всего, таки под патронатом религиозной организации. Ее готовили немного как учительницу, немного как фельдшера, немного как проповедника. Конечно, миссионером они ни разу не была, но для работы в религиозной миссии где-нибудь в Африке вполне подходила. Уж, не знаю, как в эту миссию попал молодой южноафриканский геолог Питер Ван Гилан. Но задержался он там, на срок, достаточный для возникновения нежных чувств. И, вы знаете, эта пара наглядный пример того, что противоположности сходятся. Девочка сама этого не понимает, но при всей религиозности и, можно сказать, определенной наивности мамы, и прагматичности папы, жили они счастливо.
        - Ну, прям женский роман! - Фыркнул Миха.
        - Ах, молодой человек, вы можете мне не поверить, но от реальной жизни женские романы отличаются только наличием чрезвычайно гипертрофированных “соплей”. - Покачал головой Семен Маркович.
        - Да и фиг с ними. Рассказывайте дальше. - Поторопил Максим.
        - Дальше, а что, дальше? Как это часто бывает в Африке, в стране началась очередная гражданская война. Вот тут-то и появились в деревне, где жила семья Ван Гиланов, вербовщики Ордена. Как им удалось убедить всю деревню, Натали не знает. Она лишь знает, что папа с мамой много спорили. Папа был за, как говорится, двумя руками. А мама сомневалась по религиозным причинам. Как бы там ни было, восемь лет назад они оказались на Новой Земле. Девочка не знает, почему деревню устроили именно здесь. Да и переезд на новое место она помнит плохо. Понятно одно, Сара Ван Гилан помогала деревенским налаживать жизнь, а Питер Ван Гилан пропадал в экспедициях. Три года назад, по словам девочки, отец почти перестал уезжать из дома. Он занимался в основном ее обучением. А полтора года назад он уехал и не вернулся. Потом прибыли другие люди, которые рассказали, что Питер Ван Гилан погиб. И снова, подробностей Натали не знает. Подробности рассказали только маме.
        - Да-а, это уже не так весело. - Мотнул головой Миха.
        - Семен Маркович, а поговорите-ка вы с этим, как его, “дядей сентябрем”. - Максим потер переносицу. - Если он и правда работал с отцом Натали, то может пролить свет на многие вопросы.
        - А оно надо? - Удивился Миха.
        - Слушай, а если бы у тебя была возможность из первых рук узнать, ну, например, как твой дед фрицев метелил? Узнавал бы? - Спросил приятеля Максим.
        - Японцев. - Ответил Миха. - Ну, узнавал бы.
        - Вот и я о том. Я же не предлагаю заловить этого М”Биа и пытать. Можно вообще Натали на него натравить. Мол, уезжаю, не знаю вернусь ли, а расскажите-ка, дядя Огаст, мне о моих родителях. - Максим пожал плечами. - Или самому дяде намекнуть, что негоже детям уезжать, не узнав историю семьи.
        - Я поражаюсь вам, молодой человек. И откуда вам в голову приходят такие мысли? - Искренне удивился Кройцман. - И откуда у столь молодого человека такая тяга к семейной истории?
        - Отец когда-то рассказывал, что по семейным легендам, у нас в роду был герой Русско-Японской войны. Но проверить так и не получилось. - Усмехнулся Максим.
        - Это какой русско-японской, девятьсот пятого года? - Пришел в восторг Миха. - Значит и твои предки метелили узкоглазых? Круто!
        - Ну, насколько я помню историю, в той войне япошки нам наваляли. - Рассмеялся Максим.
        - Раз герой - значит метелил! - Безапелляционно заявил Миха.
        Из дома так никто и не вышел. Месье Лафонтель и Семен Маркович решили, что хватит сидеть на голой земле и пошли внутрь. А “четыре М” решили пройтись по деревне. Почти сразу за ними увязались вечные спутники любых гостей - детишки. И, хотя, было их немного, шума они создавали едва ли не больше, чем давешняя толпа взрослых. Максиму с Михой еще повезло, что они не понимали всех вопросов и требований негритят. Судя по лицам Мартина и Мигеля, они тоже понимали не все. Максим решил, что не все детишки знают английский и тараторят на каком-то африканском языке. Мелькнула мысль, что он не спросил, из какой страны “эмигрировала” деревня.


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 15 часов.


        Негритянская деревня, лишенная туристического колорита производила убогое впечатление. Нет, было заметно, что многие жители стараются если не улучшать, то, хотя бы, поддерживать свою жизнь на приемлемом уровне. Только вот, уровень этот, даже по сравнению с российской глубинкой не впечатлял. В общем, потратив меньше часа, товарищи обошли всю деревню и вернулись к дому Натали и Уэсли.
        Шуганув от машин детей постарше тех, что сопровождали четверку в прогулке, вошли внутрь. В большой комнате “дядя Огаст” что-то рассказывал брату с сестрой. Не менее внимательно его слушали и Кройцман с месье Лафонтелем. Чтобы не мешать, вся четверка направилась на кухню. Тетя Афуна визиту не обрадовалась и от помощников отказалась. Что оставалось делать? Устроиться дремать в молельной комнате посчитали неприличным, в амбулатории - тесно.
        Максим совсем было заскучал, когда в голову пришла великолепная идея. Обрадованный Виноградов бросился к БРДМу. Под завистливые взгляды остальных, Макс залез внутрь и принялся тренироваться в искусстве наводчика. Но, уже через пять минут идея не казалась столь хорошей. Как и рассказывали, БРДМ словно усиливал температуру “за бортом”. Если на улице жара - в нем еще жарче, если холод - еще холоднее. Вытирая пот, Максим подумал, что недаром при переделке БРДМа первым делом делают теплоизоляцию. Максим выдержал сорок минут. Глядя на мокрого и красного как после бани Виноградова, остальные не решились повторить его “подвиг”.
        Призыв на обед прозвучал для скучающих молодых людей, как откровение свыше. А когда ближе к концу трапезы Кройцман сообщил, что стали известны подробности о предстоящем пути, и снова нужно собраться для обсуждения маршрута, Виноградов окончательно пришел в благостное расположение духа. Бездельничать еще полдня, сидя на глазах у энного количества если и не враждебных, то уж точно чуждых жителей деревни ему совсем не улыбалось.
        У остальных настроение было подобным, поэтому, игнорируя стремление Кройцмана начать обсуждение как можно быстрее, и Мартин, и Мигель, и Миха заканчивали обед неторопливо.


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 17 часов.


        Но наступил момент, когда еда доедена, посуда убрана, кофе допито. Месье Лафонтель расстелил на освободившемся столе карту. Семен Маркович принялся рассказывать, дублируя английские и русские фразы. Неожиданно для себя Максим заметил, что из речи Кройцмана совершенно исчез характерный акцент. Макс заинтересовался этим явлением, но решил выяснить этот вопрос позже, а сейчас сосредоточиться на смысле сказанного.
        А по смыслу получалось, что старая дорога через джунгли действительно существует. Но, пользовались ею последний раз два года назад. Орденский то ли патруль, то ли маленькая экспедиция, отправились по ней с какой-то не известной Огасту М”Биа целью. Как прошло их путешествие, смогли ли орденцы проехать, тоже было не известно. Тем более, два года в джунглях это большой срок. За два года, учитывая, что год здесь длиннее земного, джунгли могли поглотить и автобан. На вопрос, зачем была проложена эта дорога и почему она оказалась заброшена, “дядя Огаст” ответил, что когда-то она планировалась как способ срезать большой угол, и прокладывали ее на совесть. Но близость болота привела к тому, что обилие всяких тварей и отсутствие стоянок вынудили людей предпочесть кружные пути.
        Вот и получалось, что перед командой стал выбор: сотня километров по, фактически, девственным джунглям или две сотни километров по приличным, по здешним меркам, дорогам. Правда, по словам Кройцмана, Огаст М”Биа был настроен предельно пессимистично и был уверен, что маленькую колону постараются захватить если не каждый встречный, то у большого поселка на перекрестке, точно. Возникла, было, идея нанять деревенских мужчин в качестве дополнительной охраны, но и она была забракована. Четверо-пятеро нормальных мужчин из деревни погоды не сделают. С остальными связываться бесполезно, если не опасно.
        Переваривая всю полученную информацию, Максим впадал в странное состояние. Голоса товарищей словно отдалялись, карта на столе расплывалась, зато, словно в кинотеатре, перед глазами проносились картинки то боя на дороге, то пробирающейся сквозь джунгли колоны. Максим отчетливо понял, что после первого же столкновения на дороге, они переполошат весь этот край. Значит, у поселка их точно будут ждать. Шансов прорваться через подготовленную позицию в месте, которое традиционно используется именно для остановки конвоев, не было. Шансы же никого не встретить на дороге, хоть и были, но, явно, стремились к нулю.
        Оставалась заброшенная дорога. Орденская экспедиция, по словам местных не выглядела специально подготовленной именно для поездки через джунгли и, все же, рискнула. Неизвестно, правда, выбрался хоть кто-то или нет. Максиму представился мрачный туннель, образованный переплетшимися ветками деревьев и густо сдобренный всевозможными лианами. Ветки бьют по стеклам грузовиков, срывают тенты.
        - Спишь, что ли? - Толчок в бок от Михи привел Виноградова в нормальное состояние.
        - Надо ехать по старой дороге. - Не отвечая на вопрос приятеля, вздохнул Максим. - Только машины подготовить.
        - Аргументируете? - Поднял бровь Кройцман.
        - Если верить карте, дорога проходила у самого гребня холма, так?
        - Скорее, водораздела. - Поправил Семен Маркович. - На холм это не тянет.
        - Без разницы. - Отмахнулся Максим. - Низовая поросль не может быть особо мощной. Значит, придется опасаться только верхних и боковых веток. То есть, закрывать лобовые стекла грузовиков и заранее распрощаться с тентами кузовов. Знаете, как по мне, так это лучше, чем сражаться с половиной всей этой Дагомеи. Нам круто повезло один раз, не стоит испытывать судьбу дальше.
        - А че с тентами прощаться? - Изумился Миха. - Если в кузове никого не будет, так и тент свернуть можно. А то, прикинь, проехали мы джунгли и светим полные кузова ящиков. Тогда нас точно на гоп стоп возьмут.
        - Мигель говорит тоже самое. - Выслушав латиноамериканца, сообщил Кройцман. - А еще, он предлагает этими самыми тентами плотнее закрепить ящики.
        - Ну, эт понятно. - Махнул рукой Миха. - Ты, Макс, лучше скажи, как лобовые закрыть хочешь.
        - Надежно. - С сарказмом ответил Виноградов. - Кто из нас механик и занимается внедорожниками, а?
        - Так. - Миха задумался. - Если тенты мы убираем…. А капот у “Унимога” коротенький…. Значит так! Мне нужен трос или крепкая веревка. Много!
        Максим без слов указал рукой на Огаста М”Биа. Дослушав перевод, местный житель принялся морщить лоб в раздумьях. Покривив губы, “дядя Огаст”, в конце концов, посмотрел на Максима и заявил:
        - Придется платить.
        - Деньгами или оружием. - Без раздумий уточнил Максим.
        - Вы готовы дать оружие? - Удивился М”Биа.
        - Действительно, мне кажется, что это не лучшая идея. - Уже от себя добавил Семен Маркович. - Если кому-то придет в голову отстреливаться от бандитов, то это может плачевно кончиться для всей деревни.
        - А так от бандитов деревне один кайф! - Фыркнул Миха.
        - Ну, ограбят, может кого-то изобьют, может кого-то изнасилуют, но деревня останется жить. - Цинично пояснил свою мысль Кройцман. - А, если начать стрелять, могут просто в наказание уничтожить всю деревню.
        Миха скривился. Максим мельком взглянул на тихонько сидевшую Натали и проглотил просящийся на язык ответ: “А нам какое дело?”.
        - НЕ думаю, что два-три “ствола” подвигнут их обладателей на подвиги. - Более обтекаемо ответил Максим. - Вот у господина М”Биа есть винтовка, но он же удержался от идиотской стрельбы. Думаю, и остальные не дурнее.
        Огаст М”Биа, выслушав перевод, закивал головой. Было решено, что в качестве платы пойдут бельгийские ФН ФАЛ с двумя полными магазинами и запасом патронов еще на два. Миха довольно потер руки и затребовав себе Мигеля и Кройцмана, поручил Максиму и Мартину начать снимать тенты с грузовиков.


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 18 часов.


        Работать - не отдыхать. Время пролетело быстро. “Торговая миссия” вернулась с двумя ржавыми тросами длиной метров пять каждый и чем-то, что с первого взгляда Максим опознать не смог. Лишь, когда непонятные веревки были свалены на землю, Виноградов понял, что перед ним ремни из переплетенной кожи. Причем, не просто ремни, а два аркана и четыре кнута.
        - Ща еще принесут. - Проинформировал Миха. - Думаю, должно хватить. Прикинь, Макс, никогда не думал, что кожаная фигня такая прочная.
        - А где ты настоящую кожу видел? - Улыбнулся Максим. - Или г..но второсортное, или кожзам. А тут - натурпродукт!
        - Ага, там обещал еще один натурпродукт принести. Веревку из волокон местной древесины. Как думаешь, что за хрень?
        - Слушай, Миха, ну откуда я знаю аборигенские технологии изготовления веревок, а? - Делано возмутился Максим. - Ты лучше скажи, сколько мы за все это богатство должны?
        - Эт к дяде Семе. - Величественно махнул рукой Миха.
        - Мы договорились на три винтовки и пятьсот экю. Винтовки с патронами, естественно. - Сморщился Кройцман и зыркнул на Огаста М”Биа.
        - Нормально. - Пришел черед отмахиваться Максиму.
        Видимо, пока ходили в поисках веревок, механики с помощью Семена Марковича успели все обсудить. Потому что, едва принесли оставшиеся веревки, Миха с Мигелем занялись первой машиной. Максим и Кройцман рассчитались с “продавцами” и были мобилизованы в помощь механикам. Как и Мартин. Месье Лафонтель благоразумно из дома не выходил и участия в усовершенствовании грузовиков не принимал. “Дядя Огаст” с интересом наблюдал за рабочим процессом, усевшись на корточки в тени дома и дымя небольшой глиняной трубкой. “Ну, блин, типичный негр-проводник из книжек!” - посмеялся про себя Максим.
        С руганью (в основном со стороны Михи), но дело двигалось. Кузовные дуги, на которых крепился тент, кроме первой, были сняты и переставлены на новое место. Одна оказалась привязана к бамперу перед коротким капотом, еще две связанными между собой ножками закреплены за кабиной. Чтобы закрепить оставшимися свободными “ноги”, пришлось варварским образом выломать несколько планок в решетках воздуховодов на обоих крыльях “Унимога”. Хвала немецким военным, решетки оказались металлическими, а не пластиковыми, как сделали бы на гражданской машине.
        Все это было стянуто-перетянуто тросами и веревками.
        Критически осмотрев результат переоборудования первой машины, Миха показал Мигелю на боковые стекла. Мигель в ответ лишь развел руками. Максим понял, что приятель боится как бы ветки отклоненные веткоотбойниками не ударили по боковым стеклам. Но, прав был Мигель, в таких условиях трудно придумать идеальную защиту. Но Миха придумал. Он прижал большие зеркала заднего вида вплотную к боковому стеклу.
        - Один хрен ветками собьет. - Пояснил Миха. - А так, хоть какая-то защита.
        Вторая машина была переделана быстрее, хоть и пришлось повозиться со связыванием веревок. Миха с недовольной миной на лице прохаживался вдоль машин. Он, то принимался дергать в разные стороны металлические дуги, то проверять крепость узлов на веревках. Это могло продолжаться еще долго. Поэтому Максим поторопился отвлечь приятеля.
        - А ничего так получилось. - Похлопал Виноградов приятеля по плечу.
        - Идея хорошая - исполнение …. А-а-а, что там говорить! Мне бы в нормальную мастерскую часов на шесть. Или, хотя бы, нормальные материалы. - Миха покосился на Кройцмана. - А то, некоторые, даже торговаться не стали!
        - Ах, молодой человек! Чтоб вы понимали в процессе торговли. - У Семена Марковича снова появился характерный говор. - Или вы думаете, что в Советском Союзе сидели глупые люди? Нет, сидели-то как раз глупые. А вот торговлей занимались таки не глупые люди. Или вы думаете, что они не знали истинную стоимость советского оружия?
        - Вы это к чему? - Несколько опешил Миха.
        - Некоторым странам, молодой человек, советское оружие доставалось практически бесплатно. - Кройцман поднял указательный палец. - И совсем не по глупости, а по соображениям политической таки целесообразности.
        - Каким концом это к нам относится? - Вскричал Миха.
        - Все тем же. Или у вас есть варианты? - Усмехнулся Кройцман. - Наш юный друг Уэсли, оказывается, не в курсе положения дел в деревне. И нас тоже ввел в заблуждение.
        - Короче Склихасовский! - Не выдержал Миха.
        - В деревне имеется немало оружия. - Не обращая внимания на возмущение парня, продолжил свою речь Семен Маркович. - Но, есть таки несколько но. Во-первых, этим оружием распоряжается староста деревни. Во-вторых, как мне объяснили, с этими винтовками американские солдаты еще против японцев воевали. В-третьих, патроны для этих винтовок уже не делают.
        - Гм, это им что, сбагрили какие-нибудь “Гаранды” что ли? - Изумился Максим.
        - Ах, молодой человек, ну, откуда я знаю. Если вам так интересно, поговорите с кем-нибудь из местных. - Пожал плечами Кройцман.
        - Блин! Вы че вообще несете! Причем тут оружие? Какая нах политическая необходимость? - Окончательно озверел Миха.
        - Э-э-э, в общем, мистер М”Биа попросил нас посодействовать вооружению некоторой части местного населения приличным оружием. Естественно, лояльной части населения. - Чуть торопливо пояснил Семен Маркович. - Так что, у противников местной власти теперь есть несколько весомых аргументов.
        - Е-мое! - Сделал больший глаза Максим. - Это мы что, гражданскую войну в отдельно взятой деревне провоцируем?
        - Как я понял, это лишь способ умерить амбиции местного, с позволения сказать, мэра. - Объяснил Кройцман.
        - Ну-ну, им виднее. - Покачал головой Максим. - Ладно, пошли приводить себя в порядок и обговаривать завтрашний день.
        Пока товарищи приводили себя в порядок, Максим рассматривал снайперскую винтовку “дяди Огаста”. Хоть и помнилось Виноградову, что ничем, кроме лучшего качества изготовления, снайперская М21 не отличалась от обычной М14, но было интересно. Огаст М”Биа заметил интерес парня и, видимо, правильно его истолковал. Он снял винтовку с плеча, отсоединил магазин и передернул затвор, показывая, что оружие разряжено. Только после этого М”Биа протянул винтовку Максиму. Винтовка, действительно, оказалась тяжелой. “Родной” оптический прицел, общая потертость и, даже, местами отсутствие воронения, заставили Виноградова поискать год изготовления. Найденное клеймо заставило парня почесать в затылке: 1972 год. Максиму помнилось, что принята на вооружение М21 была в 1975 году. Решив, что чего-то не так понял или держит в руках М14 с оптическим прицелом, Макс выкинул разночтение в датах из головы.
        Разглядывая винтовку, Максим искоса посматривал на “дядю Огаста” и от него не укрылись слегка завистливые взгляды, бросаемые чернокожим “родственником” на оружие группы. Виноградову пришла в голову интересная мысль.
        - Дядя Сема, как вам показался “мистер сентябрь”? - Спросил Максим у Кройцмана. - Хочу сделать ему подарок, но сомневаюсь, стоит ли.
        - Смотря какой подарок. - Осторожно ответил Семен Маркович.
        - Мы отдали каким-то левым типам три очень неплохих винтовки. А инициатор и посредник, тем более помогавший семье наших друзей, остался со старьем. - Максим потряс американской винтовкой.
        - И что же вы хотите ему подарить? У нас в трофеях нет ничего с оптическим прицелом. - Удивился Кройцман.
        - Зато, у нас есть “Сайга”. Да, сделана она красиво, но по сути это тот же “калашников”. - Пожал плечами Максим.
        - А прицел?
        - Заберем у Натали. Думаю, она возражать не будет. Вроде как не для чужого. - Максим поискал взглядом девушку.
        - И это будет равноценный обмен? - Поинтересовался Кройцман.
        - Во-первых, не обмен, а подарок. - Максим возвратил оружие хозяину. - А, во-вторых, нет, не равноценный. Для равноценного ему нужно было бы отдать “Тигр”, но на него уже положила глаз Натали.
        Максим встретился глазами с взглядом девушки и кивнул ей в сторону выхода. Натали удивилась, но вышла за парнем. Максим постарался объяснить, что он хочет сделать. Натали радостно захлопала в ладоши. Правда, когда она поняла, что придется расстаться с прицелом, ее радость несколько поутихла. Максим вернул прицел на его изначальное место и сунул “Сайгу” в руки Натали. Сам же, парень поднял сумку с оставшимися от бандитов патронами. Никто особо не считал, сколько их туда вошло, но за три сотни точно.
        Сама процедура дарения прошла, как и положено с речами, объятиями, пожиманием рук и так далее. Пока расчувствовавшийся Огаст М”Биа рассматривал новое оружие и что-то эмоционально рассказывал по-английски, Миха склонился к Виноградову и вполголоса спросил:
        - Ну, и на хрена?
        - А на кой она нам нужна? - Пожал плечами Максим. - Я бы, вообще, от всех вещей, что нам от неизвестного мужика достались, избавился бы. Но, жалко!
        - А че так-то? - Неподдельно удивился Миха. - Не, чего жалко, я понимаю. Чего избавился бы?
        - Очень уж не стандартное у него оружие. Легко узнаваемое. Если кто-то должен был мужика встречать, могли и про оружие знать. - Пояснил Максим. - Вещи - фигня. Думаю, такие и здесь купить можно. А вот оружие…. А так, прикинь, не видели, не знаем. Голые-босые неизвестно где оказались.
        - Ага, и голыми руками перебили кучу негров. - Съязвил Миха.
        - Ну-у, можно сказать, что оружие у “обдолбышей” по-тихому изьяли. Потом народ освободили и уж тут-то…! - Максим для наглядности постучал кулаком по ладони.
        - Хм. Так может, и правда, сбагрим стволы? - Задумался Миха.
        - Жа-алко. - Протянул Максим. - “Тигр”, считай, та же СВДха, да еще и с крутой “оптикой”. Самим нужна. А в чемоданчике, вообще, круть. Явно, какой-то спецназовский автомат. Где еще такой найдешь? Не-ет, нужно их припрятать и не светить. Хотя бы первое время.
        - Лады. - Согласился Миха. - Ни машины, ни “стволов” не было. Шмотками у бандитов разжились.
        - Знаете, молодые люди, что я вам посоветую? - Вмешался Кройцман. - В Кейптауне зайти купить одежду местного производства. С тем количеством денег, что мы взяли у бандитов, вы себе это вполне можете позволить.
        - Дядя Сема, а подслушивать не хорошо. - Язвительно заметил Миха.
        - Ах, можно таки подумать! И кто тут подслушивал? Вы так громко разговаривали, что скажите спасибо, если вас не слышали на другом конце деревни. - И снова у Семена Марковича прорезался характерный говор.
        Переглянувшись с приятелем, Максим выразительно посмотрел на Кройцмана и заявил:
        - Семен Маркович, вы уж решите, вы говорите с акцентом или нет. А то, мы как-то теряемся.
        - Черт, что так заметно? - Сморщился Кройцман.
        - Ну, не сказать, что очень, но если вы единственный, с кем мы можем нормально общаться, то, волей-неволей, обращаешь внимание. - Усмехнулся Максим.
        - Н-да. Максим, вы больше полугода провели в экспедиции. Как вы думаете, человек, который пятнадцать лет мотался по великой и необъятной с геологоразведочными партиями, может сохранить этот специфический говор? Который, кстати, к еврейскому никакого отношения не имеет. - Поинтересовался Кройцман. - Добавлю, молодой человек из интеллигентной советской семьи.
        - Тогда нафиг? - Изумился Миха.
        - Как у вас говорят - по-приколу. В книжках и фильмах евреи должны говорить каким-то таким образом. Вот и приходилось соответствовать. Особенно, когда переехал в “землю обетованную”. - Кройцман улыбнулся. - С ивритом у меня, как впрочем, и у многих наших, было так себе. Вот и изображали из себя “настоящих” евреев. Кстати, еще в Союзе по пьяному делу, тоже хорошо шло.
        - Ну, а тут-то чего? - Продолжал удивляться Миха.
        - А кто вам сказал, что, перебравшись в новый мир, люди оставили стереотипы в старом? Очень помогает в общении с нашими бывшими соотечественниками. - Губы Семена Марковича изогнулись в жесткой улыбке. - У некоторых непроизвольно на лице появляется соответствующее выражение. Нужно это выражение успеть заметить и правильно понять. Хотите верьте, хотите нет, но здесь я встретил не менее десятка человек, у которых с первых же слов была на морде написана брезгливость пополам с презрением.
        - Они выжили? - Усмехнулся Максим.
        - И неужели вы думаете, что все евреи такие кровожадные? Молодой человек, я, даже, не ударил их по лицу. Я просто не стал с ними таки общаться. - Изобразил возмущение Кройцман. - К тому же, их было больше.
        Максим с Михой рассмеялись. Посчитав объяснения завершенными, Семен Маркович переключил свое внимание на Огаста М”Биа. Задав вопросы и выслушав ответы, Кройцман перевел для Максима и Михи:
        - Документы наших юных друзей сохранились. Тут, правда, я не очень понял, но “дядя Огаст” как-то невнятно советует пореже ими пользоваться. Что-то тут не чисто! И, кажется мне, что девушка тоже не понимает.
        - А спросить прямо? - Поднял бровь Максим.
        - За кого вы меня держите? Я таки спросил. - Возмутился Кройцман. - Он пообещал рассказать все Натали. И уже ей предоставить право решать, что рассказывать остальным.
        - Фигасе! - Удивился Миха.
        - Вот-вот. Что же касается остального, то нам посоветовали ночью быть осторожнее. - Кройцман сморщился. - Он не исключает возможности, что староста пошлет своих людей, чтобы немного перераспределить ценности.
        - Они на нас нападут? - Не поверил Максим.
        - Нет, постараются тихонько утащить часть груза. - Пояснил Кройцман. - Достаточно будет им показать, что охрана есть, и они отступятся. А вот выезжать, нам советуют затемно. Так мы окажемся у перекрестка вскоре после рассвета, и у нас будет время спокойно пересечь дорогу из Лумумбы в халифат. Проводника у нас не будет. На всю деревню остались три машины, и никто не согласится гонять их, чтобы помочь нам найти старую дорогу.
        - И ладно. На словах пусть расскажут подробнее и хорошо. - Отмахнулся Максим. - А ночью подежурим. У нас очень кстати прибор ночного видения завалялся.


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день пятый, 22 год, 7 день 9 месяца, 26 часов.


        После ужина начали готовиться к ночлегу. Идею устроиться спать в кузовах “Унимогов” Огаст М”Биа зарубил на корню. Он пояснил, что ночью могут прилететь какие-то то ли птицы, то ли летучие мыши. Как правило, они не нападают на людей, но лучше не рисковать. К тому же, никто не отменял насекомых. Максим услышав о насекомых, удивился и принялся выяснять, почему до сих пор с ними не сталкивались. Оказалось, что бандитская база находится ближе к предгорьям, это во-первых, а во-вторых, Орден, когда использовал базу обрабатывал окрестности чем-то против насекомых. В других же местах этих тварей может быть видимо-невидимо. От аналогов земных клещей, до экзотических “новоземельских” многоножек. И это только ползающие. Летающее насекомье воинство тоже представлено очень широко и, преимущественно, совершенно бесполезными, но очень кусачими экземплярами.
        - Черт! А я-то радовался втихаря. - Расстроился Максим. - Терпеть не могу всю эту гадость.
        При распределении ночных дежурств, Натали категорично потребовала, чтобы и ей разрешили участвовать. При этом само собой подразумевалось, кто именно будет ее напарником. Естественно, Максим ничего не имел против. Тем более что после разговора тет-а-тет с “дядей Огастом”, девушка была несколько задумчива. Виноградов замечал, что ее взгляд время от времени “дрейфует” с Огаста М”Биа на него самого. Что-то Натали для себя решала и никак не могла решить. Пока же, они с братом собирали те вещи, которые хотели взять с собой. На удивление, вещей оказалось мало. Белье и пара простеньких платьиц у девушки и крепкие ботинки с новыми штанами у Уэсли. Гораздо больше места заняли всякие памятные вещи: несколько фотографий в рамочках, пачка старых писем, мамины бижутерия и тому подобное.
        Под вечер деревня стала заполняться людьми. Местные жители или прогуливались небольшими группами, или такими же группами собирались и обсуждали что-то свое. Миха поинтересовался, будут ли танцы. Ему объяснили, что электричество в деревне не просто дефицит, а стратегический ресурс. Включать генератор ради танцев никто не будет, а танцы в африканской деревне под народную музыку это для туристов. Или по большим праздникам.


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 1 час.


        Когда пришла очередь Максима и Натали заступать на дежурство, стояла уже глубокая ночь. Приняв от Мигеля и месье Лафонтеля пост и прибор ночного видения, Максим прошелся вокруг грузовиков. Ему подумалось, что с таким освещением никакого прибора ночного видения не нужно. Тут же пришла мысль, что он впервые ночью находится под открытым небом. Максим задрал голову вверх.
        Увиденное буквально ошарашило его. Усеянное звездами небо буквально ошеломляло. Миллионы звезд! Глаза лихорадочно метались по небосводу в поисках чего-нибудь знакомого, но огромное количество звезд подавляло. Куда там “небесной глубине” Северного Кавказа, считавшегося одним из наиболее удобных для астрономов мест. Не говоря уже об убогом небе большого промышленного центра.
        А, ведь, еще была “луна”. Огромная круглая “тарелка” висела градусов на двадцать севернее местного зенита. И снова Максим попытался найти привычные очертания лунных морей и кратеров. Увы! Моря и кратеры были, только вот складывались они в совершенно незнакомую картину.
        0x01 graphic
        0X01 GRAPHIC
        (не то, конечно, но где взять то?)
        Неизвестно сколько простоял бы Максим, переводя взгляд со звезд на местную Луну, если бы сзади к нему не прижалась Натали.
        - Это…. Это фантастика! - Только и смог выдохнуть изумленный парень.
        - Папа тоже любил смотреть на звезды. - Вздохнула девушка. - А мама - боялась.
        Максим развернулся и заключил девушку в объятья. Натали прижалась к груди Максима.
        - Я не хочу здесь оставаться. И я боюсь уезжать. А можно, дядя Огаст поедет с нами? - Натали подняла голову и взглянула Максиму в глаза.
        - Он не имеет семьи? - Спросил Максим.
        - Ну-у…. - Натали смутилась. - Он не из нашей деревни. У него не было дома. Он живет, ну, в доме… Ну, это не семья…
        Максим изумленно смотрел на мучительно подбирающую слова девушку. В принципе, ему и так было все ясно. Огаст М”Биа, явно снял жилье вместе с хозяйкой. И что тут такого? Банальная ситуация почему-то вызывала у Натали смущение. Немного подумав, Виноградов сообразил, что по-другому и быть не может. Мало того, что девушка никогда фактически не имела доступа к средствам массовой информации и интернету, так еще и ее воспитанием занималась весьма религиозная мама.
        Так и не закончив объяснения, Натали снова спрятала лицо на груди у Максима. Виноградов про себя только покачал головой. Ему еще не приходилось общаться с ТАКИМИ девушками. Парень похвалил себя за то, что не стал делать ничего такого, что можно было бы позволить себе с ранее знакомыми девушками. Натали ему нравилась, и оттолкнуть девушку, сделав что-то по ее мнению не правильное, не хотелось.
        - Я понял. Утром спросишь. - Максим крепче обнял Натали и поцеловал ее куда-то в макушку.
        - Спасибо. - Натали снова подняла голову.
        Это было уже выше сил Максима. И он легонько коснулся губ девушки. Натали замерла, но не отвернулась. Максим осторожно стал целовать лицо девушки. Глубоко вздохнув, она обхватила Максима за талию и еще крепче прижалась к парню, снова спрятав лицо. Виноградову оставалось только нежно гладить Натали по волосам.
        Идиллию разрушило что-то с криком пролетевшее над головами. Молодые люди оторвались друг от друга и огляделись по сторонам. У Максима мелькнула мысль, что с такими охранниками, аборигены могли пол грузовика уволочь. На всякий случай, он включил ПНВ и осмотрелся через него. Лунно-звездного света вполне хватало. Изображение в приборе было четким и ярким. Ничего подозрительного в округе не наблюдалось.
        Максим показал девушке на кузов одного из грузовиков. Натали подошла к машине и растеряно оглянулась. Макс подставил ей сомкнутые в замок ладони. С приглушенным айканьем, девушка вцепилась в борт и перебросила через него ногу. Еще через мгновение, она уже была внутри. Максим последовал за девушкой, используя в качестве подножки колесо “Унимога”.
        Сидеть на диване, даже закрытом брезентом, оказалось вполне комфортно. Устроившись, Максим снова запрокинул голову вверх. Помимо желания еще раз посмотреть на удивительное звездное небо Новой Земли, парень рассчитывал и на другой эффект от “астрономических наблюдений”. Во все времена, “посмотреть на звезды” было синонимом “пообниматься с девушкой”. Девушки об этом прекрасно были осведомлены, и только от них зависело, соглашаться или нет. Вот только, Натали, незнакомая в силу воспитания с подобными “приемами”, должна была попасться на эту незамысловатую уловку.
        И девушка попалась. Не смотря на то, что стена дома закрывала половину неба вместе с “луной”, девушка тоже запрокинула голову.
        - Их так много. Я помню совсем другое небо. - Прошептала она.
        Максим скосил глаза на соблазнительно изогнувшуюся фигуру Натали. Была бы рядом с ним обычная девчонка, это могло бы означать поощрение к дальнейшим действиям. Но сейчас …. Максим, после секундного раздумья, решительно улегся на спину. При этом его голова оказалась на коленях у девушки. Натали изумленно опустила взгляд вниз. Она так смешно хлопала ресницами, что Максиму стоило большого труда не улыбнуться. А еще, оказалось, что девушке некуда девать правую руку. Макс решил эту проблему, поймав зависшую в воздухе руку и положив ладошку себе на грудь. Казалось, что Натали боится вздохнуть.
        - Интересно, звезды и их группы имеют названия? - Как ни в чем небывало поинтересовался парень.
        Натали потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, о чем говорит Максим. Но, едва девушка собралась с мыслями, чтобы ответить, Виноградов начал гладить ее ладошку.
        - Папа говорил, что у каждой страны свои названия. - После продолжительной паузы, все-таки, ответила Натали. - Там, на юге есть созвездие, которое мы называем Глаз Змеи.
        Девушка махнула за спину правой рукой. Для этого ей пришлось высвободить ее из ладоней Максима. Словно испугавшись, что парень обидится, Натали быстренько вернула ладошку на место. Максим снова погладил ее. В ответ Натали положила левую руку на волосы парня и робко их погладила.
        - Мур-мяу. - Изобразил из себя представителя породы кошачьих Максим.
        Натали тихонько засмеялась и почесала парня за ушком. Максим собрался было замурлыкать, но в ночной тишине раздались приглушенные голоса. Виноградов аккуратно поднялся и поднял автомат. Рядом попыталась подняться Натали, но Максим ей не позволил, жестом велев спрятаться за грузом в кузове.
        Не потребовалось даже включать ПНВ, чтобы увидеть троих местных жителей. Словно прогуливаясь, троица вышла из-за домов, прошла мимо машин и скрылась на противоположной стороне “площади”. Только у одного из троих Максим заметил оружие.
        - Патруль? - Шепотом спросил он у Натали.
        - Не знаю. Раньше не было. - Помотала головой девушка.
        - Ур-роды! - С чувством произнес Виноградов.
        И не столько в этой реплике было возмущения возможной попыткой грабежа, сколько испорченной лирической обстановкой. Неизвестно, что подумала Натали, только после появления незваных гостей, девушка отодвинулась в сторону. Максим тихонько вздохнул, но дистанцию сокращать не стал.
        Вместо этого, Виноградов безуспешно попытался найти созвездие Глаз Змеи. Обилие звезд сбивало с толку. Оставалось просить Натали показать это созвездие. Девушка просьбу выполнила, но дистанцию продолжала держать. Оставалось Максиму, действительно, заняться созвездиями. С пятого или шестого раза он уверенно находил Глаз Змеи. При этом его не оставляли мысли о том, что именно он видит. Если “белок” и “радужка” вопросов не вызывали, мало ли скоплений звезд можно увидеть, то вертикальный темный овал “зрачка” приводил в недоумение. И правильностью формы, и расположением. Невольно закрадывались в голову какие-то метафизические мысли.
        Подобные глупости, тем более в своей голове, Максим терпеть не мог. Поэтому еще раз, непредвзято, посмотрел на созвездие. Посмотрел и рассмеялся. “Магия” названия сыграла свою роль. При внимательном рассмотрении оказывалось, что и форма темного пятна вовсе не эллиптическая, и не такое, уж, оно темное, и расположено не в центре скопления. Выкинув из головы всякие фантастические бредни и оставив только утилитарное назначение созвездия, Максим попытался узнать о других. Но, то ли Натали не интересовалась астрономией, то ли ее отец больше ничего не рассказывал. Выяснилось только, что местный спутник по привычке называют Луной.


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 3 часа.


        Так, за астрономическими разговорами их и застала смена. Максим помог девушке спрыгнуть из кузова, слегка задержав в объятьях. Натали не возражала, но и желания продлить объятья, тем более на глазах Михи и Кройцмана, не изъявила.
        Максим отдал прибор ночного видения и рассказал о проходивших мимо неграх. Зевающий Миха информацию проигнорировал, буркнув что-то наподобие: “Пошли они!”. Семен Маркович же, заявил, что нисколько не сомневался в попытке местных утянуть что-нибудь лежащее без присмотра. На этом сменщики, по примеру Максима и Натали, полезли в кузов, а сами парень с девушкой направились к дому.
        На пороге Натали повернулась к машине и начала хихикать. Максим тоже оглянулся, но ничего смешного не заметил. Под его вопросительным взглядом, девушка еще сильнее развеселилась, но никак свой смех не пояснила. Максим еще раз взглянул в сторону грузовика. Невольно ему представилось, как Миха укладывается на диван, пристраивая голову на коленях Кройцмана. Виноградов фыркнул и покачал головой: “Что за дурные мысли!”.
        Вместо пожелания спокойной ночи, Натали на мгновение крепко прижалась к Максиму и убежала в свою комнату. Вздохнув, Виноградов тоже отправился искать свободное “лежбище”.


        Новая Земля, Дагомея, деревня Натали и Уэсли, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 5 часов.


        Поднялись, как и планировали, за два часа до рассвета. Быстро перекусив и выпив кофе, отправились к машинам. Тут в предрассветной темноте, уже ожидал Огаст М”Биа. К нему подбежала Натали и принялась что-то эмоционально говорить. “Дядя Огаст” погладил девушку по голове и отрицательно мотнул головой. Он что-то негромко сказал Натали и девушка, тяжело вздохнув, отошла в сторону.
        Максим совершенно не расстроился такому повороту событий. Он не имел ничего против Огаста М”Биа, более того, понимал, что чем больше будет верных людей, тем лучше. Но, человек в один момент, сорвавшийся с насиженного места и бросивший тех, кто ему доверился, ответного доверия не заслуживал.
        - Похоже, молодой человек, вы совсем не удивлены. - Семен Маркович внимательно смотрел на Максима. - Я так понимаю, вы догадываетесь о сути произошедшего диалога?
        - Догадываюсь. И упреждая ваши упреки, хочу спросить. А я имел право ее отговаривать? - Усмехнулся Максим. - Я совсем не расстроен отказом “дяди Огаста”, но попытаться Натали должна была. Кстати, дядя Сема, спасайте Мартина, он пытается что-то объяснить Михе и, явно, безуспешно.
        Оказалось, что Мартин просит Миху на время поменяться оружием. Вполне логично, что с ручным пулеметом, пусть и со сложенным прикладом, в кабине грузовика очень неудобно. Ну, а “сто четвертый” как раз для таких целей и делался. Вот только Михе тяжелый РПК был абсолютно не нужен, а понять, что обмен временный, не позволяло незнание английского. С вмешательством Кройцмана недоразумение разрешилось.
        Еще какое-то время потеряли, уговаривая тетушку Афуну пересесть в машину к Максиму. Из-за габаритов бывшей кухарки и бывшего морпеха, попытка поместиться в кабину втроем заранее была обречена на провал. Женщине объяснили, что Мартин должен быть ближе к пулеметам. Правда, рассказывать, что ехать придется на машине полной взрывоопасного груза, не стали.
        Наконец, все было готово, со всеми попрощались и, ревя в утренней тишине тремя дизелями, отправились в путь.
        Максим почти не смотрел по сторонам, сосредоточившись на привыкании к “Унимогу”. Слишком мало времени он провел за рулем грузовика, и слишком многое зависело от того, насколько он сможет справиться с машиной. Почему-то вспомнилась стервозная теле-тетка, с садистским удовольствием приговаривавшая: “Вы слабое звено!”.
        - А вот хрен тебе! - Подбодрил сам себя Максим в традиционной русской манере.
        Тетушка Афуна вопросительно посмотрела на парня. Виноградов улыбнулся толстухе и показал большой палец.


        Новая Земля, Дагомея, дорога в саванне, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 7 часов.


        Дорога шла на восток, может, чуть забирая к югу. Не смотря на малоезженность, а может благодаря этому, она была достаточно ровной, чтобы амортизаторы грузовика легко справлялись с неровностями. Машина плавно покачивалась, в открытое окно дул легкий утренний ветерок. Этот же ветерок сдувал пыль от БРДМа в сторону. Впереди начал алеть небосклон. А потом, светило словно выпрыгнуло из-за горизонта. Максим только слышал о таком, видеть раньше тропический рассвет ему, естественно, не приходилось.
        Солнцезащитные козырьки не помогали - слишком уже низко было солнце. Приходилось щуриться и смотреть на дорогу лишь краем глаза. Зато, появилась возможность лучше рассмотреть просыпающуюся саванну. Максиму на глаза снова попалось небольшое стадо носорогоподобных зверушек с незатейливым названием рогач. Мелькнуло среди деревьев приземистое мощное тело какого-то хищника. В нескольких местах в воздух поднялись небольшие стаи птиц. В тени деревьев шевельнулось что-то массивное и неповоротливое. Глядя не все богатство фауны, Максим решил, что джип на базе БРДМ здесь точно не помешает. Как-то спокойнее себя чувствуешь, когда вокруг семь тонн, какой-никакой, а брони.
        Ехали уже почти полтора часа, когда от Кройцмана пришла команда на остановку. Машины сблизились вплотную.
        - По карте, еще километров пять и дорога. - Объяснил Семен Маркович. - Мы думаем, что никто еще не успел добраться до этого участка, слишком рано. Стоит рискнуть и ехать всеми машинами сразу.
        Максим вопросительно посмотрел на бывшего сержанта. Мартин кивнул, соглашаясь.
        - Вперед и с песней! - Хохотнул Максим.
        Местное “шоссе” показалось где-то через три километра. И надо сказать, на неподготовленного человека оно производило впечатление. Максим подумал, что вряд ли дорогу проложили местные, скорее, она наследие Ордена.
        0X01 GRAPHIC
        (ну, предположим, вот такая)
        Дорога просматривалась в обе стороны километров на десять, и можно было не бояться, что внезапно появятся чужие машины. Тем не менее, медлить никто не собирался. Пользуясь смутными указаниями “дяди Огаста”, экипаж БРДМа принял немного правее и медленно двинулся вдоль противоположной обочины. Проехав метров сто, “броневик” остановился, сдал чуть назад и вломился в разросшийся подлесок.
        - Это таки она. - Раздался через минуту голос Кройцмана.
        Стараясь вписаться в колею БРДМа, чтобы не оставлять лишних следов, Максим и Мигель направили свои машины в заросли. Максим торопливо закрыл окно.
        - Окна и двери. - На всякий случай напомнил он по рации.
        Ответом ему послужили заверения, что все в порядке на английском и русском языках.


        Новая Земля, Дагомея, заброшенная дорога в джунглях, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 8 часов.


        Первые несколько километров Максим начал думать, что не так страшен черт, как его малюют. Дорога почти не отличалась от той, по которой они приехали из деревни. Разве что, колеи не было совсем и приходилось ехать по высокой густой траве вперемешку с редкими кустами.
        0X01 GRAPHIC
        (да, не джунгли, но идея такая)
        Виноградов собрался было спросить у Семена Марковича, где хваленые джунгли, но не успел. Дорога пошла заметно под уклон. Стало более влажно, а растительность приблизилась вплотную к машине.
        0X01 GRAPHIC
        (только без кирпичиков)
        Техника, особенно БРДМ, вполне уверенно справлялась с “загустевшей” растительностью. Но Максим старался не терять бдительности. А после того, как какая-то особо упругая поросль, распрямившись после БРДМа, ударила по доморощенной защите от веток, Виноградом решил слегка отстать от головной машины. Сбиться с “дороги” он не боялся, даже когда корма “броневика” полностью скрывалась в зелени. Скорость упала до двадцати километров в час.


        Новая Земля, Дагомея, заброшенная дорога в джунглях, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 10 часов.


        Не смотря ни на что, машины ехали вперед уверенно. Изредка потряхивало, когда колеса попадали на скрытые в зелени кочки или корни. Частенько, испытывая на прочность самодельные веткоотбойники и нервы водителей, увитые лианами, ветки пытались ударить по кабине.
        - Осторожно, промоина! - Ожила рация голосом Кройцмана, тут же продублировавшего сообщение на английском. - Берите левее.
        Если бы не предупреждение, Максим мог бы и не обратить внимания на смятую и местами вывороченную БРДМом растительность. Промоина заросла полностью и, практически, не выделялась на фоне остальной растительности. Следуя совету Семена Марковича, Виноградов взял левее от следов БРДМа. Машина накренилась вперед и вправо. Максим чуть повернул руль и “Унимог” благополучно взобрался на противоположный край промоины. Преграда оказалась не такой и страшной. Когда ее видишь, естественно.
        Впрочем, Максиму стало не до рассуждений о том, что могло бы быть. Команды и предупреждения от передового экипажа стали поступать все чаще. Два часа такой езды вымотали Максима весьма основательно. Представив себе, как чувствует себя Миха, едущий первым и первым же влетающий во всякие неприятности, Виноградов взялся за рацию.
        - Может, остановимся и передохнем? - Вызвал он Кройцмана. - Пусть Миха хоть чуть-чуть расслабится.
        - Не уверен, что это хорошая идея останавливаться посреди таких зарослей. Пока что мы распугиваем живность шумом и движением. - Голос Семена Марковича был полон сомнений.
        - Ну, двигатели-то мы глушить не будем.
        - Что ж, вы, наверное, правы. - Вздохнул Кройцман. - Сделаем остановку.
        Пока Кройцман объяснял замыкающей машине причину остановки, Максим подогнал “Унимог”, практически, вплотную к корме БРДМа.
        - Отдых. - Пояснил парень остановку для тетушки Афуны.
        Женщина кивнула головой. Посмотрев, как Максим делает своеобразную зарядку, не вставая с места, бывшая кухарка достала термос и налила парню кружку своего фирменного кофе. Максим благодарно улыбнулся.
        Только теперь, прихлебывая горячий напиток, Виноградов обратил внимание, что башня БРДМ развернута в обратную сторону. Максим кивнул, признавая разумность такого решения. Он немного подосадовал на себя, что не догадался об этом раньше.
        Но долго заниматься самоедством ему не пришлось. Одна из лиан, висящих над БРДМом, внезапно зашевелилась. Максим едва не подавился, когда понял, что никакая это не лиана, а здоровенная змея. Чего вдруг пресмыкающаяся тварь решила проявить активность, парень понять не успел. Толщиной со школьный канат и не на много короче, змея не удержалась на ветках и упала вниз. Даже сквозь шум моторов был явственно слышен звук удара. К счастью, падение пришлось как раз на приоткрытые створки воздухозаборников. Идущий оттуда жар пришелся пресмыкающемуся не по вкусу. Скрутившись неимоверным образом, змея одним рывком скатилась куда-то на землю.
        Максим нервно сглотнул. Тетушка Афуна дрожащей рукой забрала у Максима кружку и сделала несколько больших глотков. В этот момент из рации раздался голос Михи:
        - Что это на нас грохнулось?
        - У-ужик. - Слегка заикаясь, попытался пошутить Максим.
        - Чего? Змея, что ли? - Продолжал допытываться Миха. - Так это скорее анаконда какая-нибудь - так грохнуло!
        - Миха, поехали, а? - Попросил Максим.
        - Макс, ты че? - Удивился Миха, но после паузы добавил. - Ну, поехали.


        Новая Земля, Дагомея, заброшенная дорога в джунглях, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 12 часов.


        И снова потянулось изматывающее продвижение сквозь заросли. При этом никаких особых препятствий пока не встретилось, и самодельная защита справлялась со своей задачей “на ура”. Но ожидание “каверз” от джунглей сильно напрягало водителей. Вспугнутые ревом двигателей и шумом сминаемой растительности в стороны разбегались мелкие животные. И делали это столь стремительно, что едущий вторым, Максим не успевал, не то что определить к какому виду они относятся, но, даже, посчитать количество лап. Несколько раз ему казалось, что он видел шестилапого зверька размером с рысь. Частенько на лобовое стекло падали совсем уж фантастические представители мира насекомых. Некоторые тотчас спрыгивали сами, а некоторых приходилось сбрасывать “дворниками”.
        Несмотря на усталость, об остановке никто и не заикался. Максим беспокоился за Натали и тетушку Афуну. Если женщинам вдруг приспичит…. Кустиков-то вокруг хватало. Но, вот, открывать двери машин и соваться в эти кустики…. Лучше, уж, под себя. За мужчин беспокойства было меньше. Анатомические подробности позволяли справить малую нужду, не выходя из кабины, в какую-нибудь емкость. Например, во фляги, одна из которых была у Максима, а вторая в машине Мигеля и Мартина. Виноградов не сомневался, что и Кройцман с месье Лафонтелем придумают что-нибудь похожее.
        Кроме нервного и физического напряжения, сильно донимала влажная духота. Кондиционера в военном “Унимоге” предусмотрено не было, а включать обычный отопитель, чтобы он гнал наружный воздух, Максим не хотел. Кто его знает, что попадет в кабину через фильтры. Понятно, что кабина и так не герметичная, но засасывать в нее всякую гадость специально…. Вот и приходилось ежеминутно вытирать лицо, шею и руки от влаги.
        На пятом часу движения рация голосом Кройцмана отдала отрывистую команду:
        - Стоп!
        После паузы, прошедшей в томительном ожидании, Семен Маркович снова вышел на связь:
        - Подъезжайте ближе. Мы кое-что нашли.
        Заинтригованный, Максим вплотную подъехал к БРДМу. Башня оказалась развернута вправо-назад, а пулеметные стволы слегка шевелились. Максим догадался, что стрелок пытается рассмотреть что-то в зарослях сбоку от “дороги”. Почти улегшись на колени к тетушке Афуне, Виноградов, в свою очередь, попытался рассмотреть, что же такое увидел экипаж БРДМа.
        - Машина. Скорее всего “Хамви”. - Пояснил Кройцман. - Вы ее видите?
        От Мартина с Мигелем последовало категорическое “нет”. А вот Максим, все-таки, увидел краешек характерной “морды” “Хамви”. Если бы Семен Маркович не сказал что именно нужно увидеть, Виноградов ни за что не разглядел бы брошенную машину.
        - Стоит передом к нам. Лобовое стекло разбито. Двери открыты. - Продолжал описывать брошенную машину Кройцман, причем, делал это по-английски. - Пулемета нет.
        - Едем дальше. - Вышел в эфир Мартин.
        - Да, поехали. - Подтвердил Кройцман.
        Но далеко уехать не получилось. Буквально через пять километров дорогу перегородил еще один “Хамви”. На этот раз перевернутый на бок. Судя по всему, машина пыталась объехать какое-то препятствие, приняла слишком влево и кувыркнулась на правый бок. Миха не стал долго раздумывать и ждать всеобщего обсуждения. БРДМ медленно уперся носом в днище патрульной машины и принялся ее выталкивать с дороги. При этом, Миха старался держать руль так, чтобы “Хамви” именно столкнуть, а не развернуть. Задача оказалась не из легких. Сам по себе американский военный джип имел массу не намного меньше БРДМа, а лежащий на боку и оплетенный растительность, вообще грозил стать непреодолимой преградой.
        Но, то ли мастерство водителя, то ли небольшой уклон почвы, привели к тому, что “Хамви” постепенно сдвигался с дороги. Когда Миха посчитал, что отодвинул препятствие достаточно далеко, он сдал назад и вырулил БРДМ на “дорогу”.
        Все машины проехали мимо без всяких приключений. Обменявшись короткими репликами, находку второго погибшего автомобиля обсуждать не стали. Слишком, уж, неприятные мысли она навевала. Невольно прибавили скорость. Машины стало потряхивать сильнее, но все молчаливо с этим смирились. Лишь бы быстрее выбраться. Правда, появилась опасность на большей скорости не заметить какое-нибудь крупное препятствие. Тут оставалось всецело положиться на надежность и проходимость советской военной техники.


        Новая Земля, Дагомея, заброшенная дорога в джунглях, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 17.30 часов.


        Еще час спустя, у Максима возникло ощущение, что дорога стала немного подниматься вверх. Это не замедлил подтвердить и Кройцман, сообщивший, что, суда по карте, болото осталось позади и можно ожидать не такую густую растительность. Услышавшая английскую версию этого сообщения, тетушка Афуна глубоко вздохнула и принялась что-то бормотать себе под нос. Максим невольно прислушался, но понял, что женщина бормочет на неизвестном ему языке. “Молится, что ли?” - удивился Максим, - “Хотя…. Тут впору и самому начать!”.


        Новая Земля, Дагомея, заброшенная дорога в джунглях, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 18 часов.


        Плоды излишней торопливости при езде по пересеченной местности стали воочию видны еще спустя полтора часа. Дорога уже километров десять как шла по гребню очень пологого холмика. Слева местность напоминала сильно заросшую деревьями и кустарниками саванну. Влажные же джунгли остались справа, в низине. И именно в том месте, где дорога окончательно сворачивала в сторону менее густой растительности, обнаружился третий автомобиль орденского патруля.
        Очередной “Хамви” стоял на дороге странно задрав заднюю часть вверх и уткнувшись передним бампером в землю. Машины снова сблизились вплотную. В этот раз Миха не стал сходу таранить преграду. В эфир вышел Кройцман и предложил обсудить ситуацию.
        - Посмотрите внимательно. - Продолжил Семен Маркович. - Не смотря на неестественное положение машины, двери закрыты, стекла целы.
        - Что же по-вашему тут случилось? - Дождавшись паузы, спросил Максим.
        - Майкл говорит, что такое впечатление, словно машину просто бросили. - Ответил Семен Маркович.
        - Сможете протиснуться вперед? - Перевел Семен Маркович вопрос Мартина и сам же ответил. - Сможем.
        Мартин сказал еще что-то. После непродолжительного молчания, Кройцман принялся спорить с бывшим сержантом. Из всех слов Максим только понял, что речь идет о выходе из машины.
        - Крыша и капот, вроде бы, у него чистые. - Вмешался в радиообмен Виноградов. - Если вы проедете вперед, то я поравняюсь с “Хамви” и просто перепрыгну на его крышу. Зарослей здесь почти нет, из кустов никто не кинется, сверху не упадет. Только, объясните мне, зачем это нужно.
        - Хм. Присмотритесь внимательно. Вы видите эти две большие антенны? Мартин когда-то упоминал, что видел на орденских машинах такие рации, каких не было даже у них, в морской пехоте. - Принялся объяснять Семен Маркович. - Как вы думаете, если машину бросили из-за технической неисправности, стали бы патрульные забирать с собой рации?
        - О-о-о, дядя Сема! Вы, наконец-то, вспомнили, кто вы по национальности? - Расхохотался Максим.
        - Болван! - Беззлобно ответил Кройцман. - Да будет вам известно, что орденцы стараются всегда иметь связь с ближайшей базой. Вот та рация, по которой я сейчас с вами разговариваю, она на какую дальность рассчитана?
        - По инструкции, с такой антенной - километров на десять-двадцать. Максимум. - Максим начал понимать, к чему клонит Кройцман.
        - Вот. - В голосе Семена Марковича слышалось удовлетворение. - Не знаю, где ближайшая база Ордена, но, думаю, до нее не меньше сотни километров. Пригодится такая вещь в хозяйстве?
        - Я - за! - Ответил Максим. - А что Мартин с Мигелем думают?
        Кройцман перешел на английский. Пока головная и последняя машины общались между собой, Виноградов мысленно стал примеряться к высадке.
        - Ты сумасшедший! - Верно оценила ситуацию тетушка Афуна. - Пусть Бог поможет тебе!
        - Спасибо. Все будет хорошо. - Ответил женщине Максим.
        Мартин и Мигель тоже не возражали, но Мартин настаивал на своем участии. Вдвоем, дескать, безопаснее. Пришлось Максиму напомнить бывшему сержанту, что не форма морского пехотинца США, а, едва ли, не обноски, слабо защищающие от мелких тварей и насекомых. В ответ бывший морпех заявил, что ботинки и штаны у него остались его собственные, поэтому копошащуюся в траве мелочь можно не опасаться. Пришлось Максиму согласиться.
        БРДМ медленно двинулся вперед. Поравнявшись с задней частью “Хамви”, бронемашина клюнула носом. Что-то зашевелилось под брошенным автомобилем и он стал приподниматься. Максим смотрел на это затаив дыхание. Со стороны казалось, что БРДМ разбудил какое-то чудовище, спавшее под покинутым “Хамви”, и сейчас оно вылезет наружу. Нос БРДМа пошел вверх, а “Хамви” опустился на место. Потом все повторилось, когда в ложбину на дороге опустились задние колеса “броневика”.
        - Фу-у-ух! - Выдохнул Максим, когда БРДМ выехал на ровное место.
        - Макс! - Ожила рация голосом Михи. - Не лезь пока в яму. Там, похоже, дерево лежит. А водила ничего не заметил и на скорости влетел.
        - Думаешь, “американцу” кранты? - Поинтересовался Максим.
        - Нет, блин, лениво им было его вытаскивать! - Съехидничал Миха. - Мне тут дядя Сема порассказывал про местную флору. Есть тут такое “каменное дерево”. Может они на него нарвались.
        - Ладно. Я пошел. - Максим осторожно, практически не нажимая на педаль газа, тронул “Унимог” вперед.
        Виноградов успел уловить момент, когда грузовик начал опускать нос, и остановился. Подождав несколько секунд, и убедившись, что сползать машина не будет, Максим заглушил двигатель. Он тщательно проверил, застегнута ли одежда, снят ли автомат с предохранителя, надежно ли держится рация. И только после этого распахнул дверь кабины.
        Оказалось, что расстояние до “Хамви” как раз на один большой шаг. Максим решительно поставил ногу на крышу джипа и резко бросил тело вверх. Одновременно с этим, он захлопнул дверцу кабины. Не смотря на уклон ноги не скользили и Виноградов прочно утвердился на крыше покинутого автомобиля. В кустах что-то шуршало, кое-где шевелилась трава, но, в целом, вокруг было спокойно.
        - Порядок! - Отрапортовал Максим по рации. - Мигель, давай ближе.
        Второй “Унимог” столь же медленно подполз к месту событий. Мигель поставил машину так, чтобы Мартину было удобнее и ближе выбираться из кабины. С некоторым внутренним трепетом, Максим спрыгнул в густую траву. Никто не бросился на него, никто не укусил за ноги, и, повеселевший, Виноградов двинулся ближе ко второму грузовику.
        Глядя на Максима, Мартин решительно открыл дверцу и тоже выпрыгнул в траву.
        - Сначала мы смотреть наши машины. - Сообщил бывшему сержанту Максим. Мартин согласно кивнул.
        Осмотр “Унимогов” показал, что самодельная защита с честью выдержала. Несколько стяжек ослабло, одна металлическая дуга слегка погнулась, но в остальном все было в порядке. А вот количество мусора - листьев, обломков веток, обрывков лиан - было много. Хорошо еще, что кроме насекомых среди этого мусора не оказалось ничего из живности.
        - Я думал, будет хуже. - Подвел итог осмотру Мартин.
        Оба развернулись к “Хамви”, прикидывая, как к нему подобраться. Лезть вниз, в заросли ложбины не хотелось. Мартин решительно снял с пояса мачете. Сделав Максиму знак “смотри вокруг”, чернокожий силач принялся прореживать заросли вокруг брошенного джипа. Максим покачал головой. Он предпочел бы быстро залезть внутрь “Хамви”, вытащить, если есть что, все самое ценное и сматываться дальше. Но Мартин так решительно взялся за “косьбу”, а вокруг было, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, относительно спокойно, что Виноградов решил не торопиться. В конце концов, светлого времени суток у них еще полно, а отдых не помешает.
        - Мне тут подсказывают, что зверя нужно обязательно добивать. - Сообщил по рации Кройцман. - И не трогать, если он не проявляет агрессии. Вы поняли?
        - Как еще определить, проявляет он агрессию или свалился на голову с перепуга. - Максим посмотрел вверх, на ветки деревьев.
        - И, вот еще что, если под машиной разлилось топливо, то, наверное, можно не опасаться, что кто-то под ней живет. - Продолжил делиться “охотничьими премудростями” Кройцман.
        Тем временем, Мартин добрался до ложбины. Чернокожий морпех так размахивал мачете, что Максим успокоился. Даже, если что-то и попытается сунуться к Мартину, богатырского удара ему не пережить. Оставалось прикрыть напарника от атаки сверху. Максим выбросил посторонние мысли и сосредоточился на слежке за окружающей растительностью.
        Минут через двадцать, отдуваясь и вытирая пот, Мартин закончил с вырубанием зарослей. Не убирая мачете, он взялся за ручку дверцы “Хамви” и рывком ее распахнул. Раздался скрип несмазанных петель. Мартин аккуратно заглянул внутрь и показал Максиму большой палец.
        - Дядя Сема, передайте Михе, пусть туда-сюда покатается, вытопчет заросли немного. - Максим смирился с потерей времени и решил использовать остановку по полной. - Нужно же и вас выпустить на прогулку.
        Миха умудрился не только поездить туда-сюда, но и развернуться на триста шестьдесят градусов на небольшом пятачке, основательно проредив заросли на дороге и примяв кусты на “обочинах”.
        Все это время из “Хамви” доносились чертыханья Мартина. Сзади хлопнула дверь кабины “Унимога”. Максим оглянулся. Мигель не выдержал и тоже выбрался на свежий воздух. Виноградов осуждающе покачал головой. Латиноамериканец успокаивающе похлопал парня по плечу и жестами послал на помощь Мартину, беря функции охраны на себя. Противостоять соблазну Максим не смог.
        Ругающийся сквозь зубы, Мартин полулежал на переднем сиденье и что-то делал под панелью приборов. На полу лежали три аккуратных блока на двух из которых крупно выделялись надписи “Фалкон II” и “Харрис” на английском языке. Были там еще какие-то буквы и цифры, но Максиму они ничего не говорили и он не стал присматриваться. Единственное что Виноградов для себя отметил, так это то, что у главаря бандитов была рация с такими же надписями. Только переносной вариант. Третий блок был выполнен в той же “стилистике”, но явных обозначений не имел. Судя по проводам, блоки соединялись между собой.
        Тут раздался громкий треск и Мартин выпрямился, держа в руках еще один блок и обрывок провода. Увидев насмешливую улыбку Максима, чернокожий здоровяк развел руками, дескать, так получилось. Максим махнул рукой - чепуха. Что бы там не оторвал Мартин, все равно никто в достаточной степени в радиостанциях не разбирается. А специалист, тот и поймет, и починит.
        В остальном, салон “Хамви” оказался пуст. Получалось, что машину, действительно, бросили, забрав все нужное и оставив лишний груз. Пока Мартин примеривался как отсоединить шасси, на котором крепились блоки радиостанции, Максим переместился к багажнику. Там обнаружились восемь полных канистр. Виноградов принялся вспоминать, дизель или нет стоит на “Хамви”. Так и не вспомнив, Максим открыл одну из канистр. Характерный запах дизтоплива снял все вопросы.
        - Миха, иди сюда, только аккуратно. - Позвал по рации Максим.
        Боковой люк БРДМ открылся и из него появился месье Лафонтель. Француз внимательно осмотрелся по сторонам, откинул приклад автомата и, только после этого, скомандовал что-то в открытый люк. Из люка вылез Миха. Он сжимал в руке пистолет и со смесью настороженности и бесшабашного удивления крутил головой по сторонам. Месье Лафонтель тронул парня за плечо и указал в сторону Максима. Миха кивнул и направился к приятелю.
        - Ну, ты ас! - Приветствовал Миху Максим, кивая в сторону БРДМ.
        - Ну, дык! - Без лишней скромности выпятил грудь Миха. - Чего звал?
        - Гляди, что я тут нашел. Как думаешь, годится или за столько времени прокисло? - Максим похлопал по канистрам.
        - Прокисло, блин! Специалист. - Фыркнул Миха.
        После тщательного осмотра и обнюхивания канистр, Миха сделал вывод, что ничего с соляркой произойти не должно было.
        - Это вам не бензин. Ну, на крайняк, отфильтровать через какую-нибудь тряпку. - Решил потомственный механик.
        - А что у нас, вообще, с горючкой? - Спросил Максим.
        - Хреновато. - Скривился Миха. - При такой езде расход ого-го! Блин, ну, почему у этих уродов на базе не было пары-тройки бочек, а?
        - Я думал, до Кейптауна нам хватит. - Всполошился Максим. - Или, хотя бы, до цивилизованных земель.
        - Эт, как ехать будем. По приличной дороге с нормальной скоростью - тогда хватит. А если как сейчас - хрена лысого! - Прояснил ситуацию Миха.
        - А с этим? - Максим кивнул на канистры.
        - Макс, блин, ты что, считать разучился? - Возмущенно взглянул на приятеля Миха. - Сто шестьдесят литров на три машины! Хм, ну, лишние километров восемьдесят у нас теперь есть.
        - Надо с Мигелем посоветоваться. - Решил Максим. - Может стоит к тебе залить побольше. Думаю, у нас, на “Унимогах” расход должен быть меньше.
        - У меня больше половины. - Раздался голос Мигеля, сообразившего о чем могут разговаривать приятели, стоя перед восьмью канистрами солярки.
        - У меня тоже. - Подтвердил Максим.
        - Тогда, четыре мне и по две вам. - Решил Миха. - Так, давайте выпускать остальных и займемся делом.
        Максим связался с Кройцманом и обрисовал тому ситуацию. Семен Маркович согласился, что раз такое дело, сидеть взаперти в машинах не стоит. В результате, сам Кройцман оказался на броне БРДМ, месье Лафонтель в кузове “Унимога” Мигеля, а оторванный от доламывания “Хамви” Мартин, на крыше этого самого джипа. Натали и тетушка Афуна, как и положено женщинам, принялись суетиться вокруг сумок с припасами. Первой их жертвой стал Уэсли, собиравшийся заступить в караул, а оказавшийся на подножке грузовика с бутербродом и кружкой.
        Миха, Максим и Мигель в шесть рук быстро перелили горючее, решив не возиться с фильтрованием. Они понадеялись на неприхотливость двигателей военной техники. Пустые канистры были спрятаны в кузов под брезент. Туда же отправились снятые с патрульного автомобиля антенны и железки из-под радиостанций. Выковырянную Мартином электронику аккуратно разместили в салоне.
        Можно было отправляться дальше, но пришлось потратить время на поочередный прием пищи и оправление естественных потребностей. При последнем действии картина получилась сюрреалистическая. Сначала шесть мужиков и один мальчик кольцом окружили место стоянки, повернувшись к нему спинами. Вся пунцовая от смущения Натали и бормочущая ругательства тетушка Афуна оказались в центре этого круга. Когда же женщины вернулись внутрь машин, мужики от души помочились на заросли.


        Новая Земля, Дагомея, заброшенная дорога в джунглях, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 19 часов.


        “Унимоги” преодолели ложбину с упавшим деревом не хуже БРДМа, и прежний порядок движения восстановился. Ехать стало с одной стороны легче, так как растительность стала не такой густой, а с другой стороны, стало больше именно деревьев с крепкими стволами. Помня о брошенном патрульном автомобиле, Миха ехал не быстро, беспокоясь, скорее, за грузовики, чем за свой “броневик”.
        Местность вокруг стала просматриваться достаточно далеко. Предупрежденные Кройцманом о том, что судя по карте до дороги остается километров десять, экипажи машин изо всех сил всматривались в просветы между деревьями. Но о приближении дороги возвестила стрельба.
        Первыми идентифицировали звуки выстрелов Мартин и Мигель. Тот час они потребовали остановить колону. Машины снова сблизились вплотную. Почти не опасаясь, экипажи собрались у БРДМа, вслушиваясь, не повторится ли стрельба. Стрельба не повторилась, но на границе слышимости удалось различить звук моторов.
        - Ну, что, подъедем еще или пешую разведку вперед пустим? - Обратился к бывшему морпеху Максим.
        - Далеко. - Покачал головой Мартин. - Нужно ближе. Тогда пешком. Ты и я?
        - Минуточку! А кто грузовик поведет? - Встрепенулся Семен Маркович.
        Не сговариваясь, Максим и Мартин ткнули пальцами в месье Лафонтеля. Француз с сомнением посмотрел на “Унимог”, но согласился.
        - Может, заодно, и тенты на место вернем? Или потом? - Спросил Максим.
        - Если быстро…. - С сомнением взглянул на клонящееся к горизонту солнце, ответил Кройцман. - Не забывайте, нам до темноты нужно успеть добраться до брошенной деревни. А вы уверены, что там дорога будет лучше?
        - Блин, не подумал! - Огорчился Максим. - Я, просто, подумал, что пулеметы могут пригодиться.
        - А что, брезент мешает? - Поднял брови Семен Маркович.
        - В принципе нет. Но светить пулеметчика сразу…. - Максим пожал плечами. - Ладно, потом, так потом.
        Месье Лафонтель решительно отправил Максима к БРДМу, заявив, что ему необходимо освежить навыки управления грузовиком и лучше это сделать сейчас, пока обстановка спокойная. Максим согласно кивнул и полез в душное нутро бронемашины. Подмигнув по ходу Натали, парень устроился в кресле стрелка.
        - Дамы и господа, а не открыть ли нам верхние люки? - Поняв, что в кабине немецкого грузовика гораздо комфортнее, чем в боевом отделении советской бронированной разведывательно-дозорной машины, спросил Максим.
        - А мне за шиворот ничего не свалится? - Сварливо, но с надеждой, спросил Миха.
        - А мы только над дядей Семой откроем. - Усмехнулся Максим.
        - И вы думаете я буду возражать? А вот и нет. Я поддержу-таки вашу идею. - Согласился Кройцман.
        - Тогда, вперед помалу! - Приникнув к прицелу пулеметов, скомандовал Максим.


        Наблюдавшие в оптические приборы, Максим и Кройцман одновременно увидели впереди движение и прокричали: “Стоп!”. Миха резко затормозил. Максим-то успел оторвать глаз от окуляра прицела, а вот Семен Маркович, судя по раздавшимся выражениям, нет.
        - А не фиг орать, мля. - Отозвался Миха. - Че там стряслось?
        - Вот сейчас и пойдем смотреть. Дядя Сема, хватит ругаться. Давайте Мартина вызывайте. - Скомандовал Максим.
        - Нет, ну, никакого сочувствия старому еврею. - Пробурчал Кройцман и взялся за рацию.
        Не дожидаясь результата переговоров, Максим подхватил РПК Мартина и вылез наружу. Мартин подошел через десяток секунд. Увидев в руках Максима ручной пулемет, бывший морпех сунул в открытую дверцу БРДМа “сто четвертый” и взял РПК.
        - Вы нас не вызываете и не отвечаете, если мы сами не попросим. - Перевел для Максима инструктаж бывшего сержанта Кройцман.
        - Разумно. - Согласился Виноградов. - А то будем мы лежать в засаде, а Михе захочется поболтать.
        - Пошел ты! - Раздалось из глубин БРДМа.
        - Иду.
        Одетый в камуфляж, Максим двигался первым в нескольких шагах от едва различимых границ старой дороги. Мартин, чья светлая рубашка в сочетании с черной кожей слишком бросалась в глаза, отстал шагов на десять и играл роль огневой поддержки. Максим четко слышал удаляющийся шум двигателей. Метров через двести он смог разглядеть и медленно оседающее облако пыль над дорогой.
        Наконец, стало возможным рассмотреть и саму дорогу и прилегающие территории. Само “полотно” выглядело менее наезженным, чем дорога из Лумумбы, которую уже приходилось пересекать. Но по обе стороны метров на двадцать были вырублены все деревья, да и кусты были основательно прорежены. Участок дороги, к которому вышла колона, был достаточно прямой, чтобы его можно было контролировать в обе стороны на несколько километров. Подыскав группу деревьев, Максим почти не скрываясь подошел к ним и сделал Мартину знак присоединяться.
        Мартин одобрительно покивал головой на выбор позиции и задал банальный вопрос:
        - Что дальше?
        - Ждем, смотрим, ищем. - Не менее банально ответил Максим.
        - Я - дорога. Ты - наш путь. - Решил Мартин.
        Мартину, в качестве наблюдательного прибора, достался прицел от “Тигра”, а Максиму повезло рассматривать заросли на противоположной стороне через бинокль. На дороге было тихо и пусто. Даже пыль от прошедших машин улеглась. Все больше нервничая, Максим никак не мог понять, где начинается дорога к заброшенной деревне. Ему казалось, что ни малейшего просвета, хоть чуть-чуть напоминающего дорогу, в зарослях нет. Виноградов хотел было обратиться к Мартину за помощью, но тут его осенило.
        Перестав рассматривать заросли, Максим перевел бинокль на дорогу и ее ближайшие окрестности. В этот раз его старания были вознаграждены достаточно быстро. Следы ответвления от основной дороги нашлись совсем недалеко. К тому же, машинам, практически, не пришлось бы никуда сворачивать, в каком направлении ехали в таком и нужно было продолжать. Оставался вопрос, что скрывается за зарослями.
        Максим показал Мартину найденный путь и ткнул себя в грудь, указав затем на дальние заросли.
        - Опасно. - Покачал головой Мартин.
        - Тогда зовем наших? - Спросил Максим по-русски и положил руку на рацию.
        - Да, так лучше. - Понял и без перевода Мартин.
        Максим вызвал Семена Марковича и передал тому инструкции. После этого Мартин с Максимом поспешили к “перекрестку”. Дорога было по-прежнему пуста. Контролируя каждый свою сторону, оба прислушивались к усиливающемуся звуку двигателей машин. Вскоре БРДМ был уже рядом, остановившись, чтобы принять Максима. Виноградов проворно скользнул в боковой люк. Внутри он обнаружил, что место стрелка занято Кройцманом и пролез на место командира.
        - Нормалек? - Поинтересовался Миха, не отрывая взгляда от приближающихся деревьев.
        - Мартин сел. - Раздался голос Семена Марковича.
        - Вот теперь, да! - Кивнул головой Максим и захлопнул верхний люк.
        Степень заброшенности этой дороги оказалась не в пример меньше. Даже, когда стало чувствоваться приближение реки, заросли не стали такими же непролазными, как на старой дороге.
        0X01 GRAPHIC
        Несколько раз мелькали остатки некогда возделанных участков. А потом из зарослей выступили следы сравнительно неплохой ограды и брошенные, полуразвалившиеся домишки.


        Новая Земля, Дагомея, брод на реке, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 20 часов.


        Будучи немного меньше, заброшенная деревня когда-то могла выглядеть, как близнец деревни Натали и Уэсли. Те же несколько домов орденской постройки и развалюхи местной “архитектуры”. Так же имелась “центральная площадь”. Но если в родной деревне Натали и ее брата, площадь располагалась перед местным центром цивилизации, то в этой деревне она возникла сама собой в месте соединения двух дорог. Одна из них продолжалась на север в сторону реки, а вторая отходила под прямым углом на восток. Насколько Максим помнил карту, там располагалось еще одно поселение и основная переправа.
        Не задерживаясь, машины проследовали к реке. Нужно было засветло оценить предстоящую переправу. Ближе к реке растительность взяла свое. Снова приходилось продираться через узкий зеленый тоннель. Под колесами начала чавкать грязь и Максим стал переживать, что так они просто вываляться прямо в реку и не смогут толком осмотреться.
        0X01 GRAPHIC
        Но судьба в очередной раз отнеслась к Максиму и его товарищам благосклонно. Заросли расступились и машины оказались на берегу. Немного топком, заросшем какой-то местной разновидностью камыша или осоки, но вполне уверенно позволяющем БРДМу и грузовикам передвигаться по нему.
        Река несла свои воды спокойно и неторопливо. Только прямо напротив выезда на поверхности воды можно было заметить небольшие завихрения и миниатюрные волны. Судя по всему, в этом месте и был брод.
        - Из машин не выходить, двери и люки не открывать. - Скомандовал по очереди на разных языках Семен Маркович.
        Максим присмотрелся к воде и зарослям на берегах. На первый взгляд не было заметно ничего особо опасного. Но вглядевшись лучше, Виноградов заметил тучи мошкары над “камышами”.
        - Да, уж. Без репеллента вылезать не стоит. - Вздохнул Максим. - А так хотелось взглянуть своими глазами, без оптики и не через эти щелочки, по недоразумению названные лобовым стеклом.
        - Вы еще скажите: пройтись по золотистому речному песочку, нагретому жарким южным солнцем и окунуть ноги в прохладные струи величественной реки. - Сказал, словно процитировал, Кройцман.
        - Ага! Которая неторопливо несет свои воды посреди бескрайней, открытой всем ветрам степи. - Подхватил в том же тоне Максим.
        Вытаращив глаза, Миха переводил взгляд с Максима на Семена Марковича и обратно.
        - Что это было? - Слегка дрожащим голосом спросил он, ни к кому конкретно не адресуясь.
        - Приступ лирического настроения. - Вздохнул Максим. - Слышь, водила, ты давай не отвлекайся, а думай, как ехать будем.
        - По воде, аки посуху. - Хохотнул Миха.
        0x01 graphic
        0X01 GRAPHIC
        (слоники с бегемотами, конечно не в тему, но, если их убрать и объединить две картинки, получится искомая река)
        Семен Маркович поднял руку, призывая к тишине, и прислушался к звукам в наушниках рации.
        - Нет. Я против! Это может затянуться. Ночевать в саванне - плохая идея. Что? Вы уверены? - Так как Кройцман говорил по-английски короткими фразами, Максим вполне улавливал их смысл.
        Дождавшись пока Семен Маркович посмотрит на него, Виноградов вопросительно поднял брови. Кройцман покачал пальцем, прося не отвлекать его. Поджав губы, Семен Маркович пару минут слушал, что ему говорили из других машин. Наконец, он отложил гарнитуру и покачал головой.
        - Они настаивают на переправе. Считают, что безопаснее переночевать в саванне, чем в заброшенной деревне. - Кройцман раздраженно потер щетину на подбородке. - Не понимаю!
        - А в чем проблема? Ну, рванем мы через речку сейчас, и что? - Миха выжидающе уставился на Кройцмана.
        - Молодой человек, у нас осталось очень мало времени до наступления ночи. Я считаю, что разумнее было бы потратить это время на организацию лагеря, чем лезть через неразведанный брод. Только представьте, что какая-нибудь из машин застряла! - Кройцман оглянулся и, за неимением дерева, постучал по пластиковому прикладу автомата. - На берегах Амазонки живут крокодилы метров по двенадцать. Как вы думаете, что будет, если такая тварь заинтересуется машиной посреди реки?
        - Местной Амазонки? - Уточнил Максим. - Давайте так. БРДМ не застрянет, в крайнем случае, перейдет на плавание….
        - Макс, блин! Ты уверен, что я смогу его заставить плавать? - Всполошился Миха. - Я, конечно, подозреваю, какими рычагами это делается, но…
        - Миха! - В свою очередь перебил приятеля Максим. - Разберешься, куда ты на фиг денешься! Суть не в этом.
        - Ну да, суть в унитаз. - Буркнул себе под нос Миха.
        - Суть в том, что в брошенной деревне не получится устроить безопасный лагерь. - Игнорируя реплику приятеля, продолжил Максим. - Влажные джунгли плюс близость реки. Сколько всякой гадости заползло в дома, и сколько ее придет с нами знакомиться - неизвестно. Дальше. Дядя Сема, вы же сами участвовали в допросе бандитов. Если они проезжали здесь на пикапах, то “броня” и грузовики пройдут “на раз”. Кстати, грузовики уже проходили.
        - Вы думаете, я этого не понимаю? Я понимаю таки. Но меня пугает перспектива застрять на реке на ночь. Поверьте старому новоземельцу, ничего в этом хорошего не будет. - Кройцман никак не хотел сдавать позиции.
        - Короче! - Максим протянул руку за микрофоном радиостанции.
        Семен Маркович заглянул в глаза Виноградову и протянул всю гарнитуру.
        - Господа, вы стоять на месте и смотреть. - На английском обратился к остальным машинам Максим. - Мы ехать один раз, потом еще разными путями. Вы смотреть и запоминать.
        - Окей. - Сообщил Мартин и добавил. - Учи английский, парень.
        Максим открыл рот, чтобы послать советчика, но вовремя вспомнил о сидящей рядом девушке. Возвращая Кройцману гарнитуру рации, Максим подмигнул Натали.
        - Ну, Миха, давая проедемся. Видишь, на том берегу, растительность немного реже? Похоже, это выезд с брода. Давай на первый раз прямиком туда. Только не газуй! Тихо и спокойно. - Максим похлопал приятеля по плечу и полез на место стрелка.
        Немного завязнувший, после долгого стояния на месте, в грязи БРДМ, рыкнув двигателем, медленно двинулся вперед. Миха четко выполнял указания и скорость едва достигала десяти километров в час. Со своего места Максиму было трудно понять глубину брода. Застопорив башню, Виноградов хотел протиснуться между креслами водителя и командира, но там уже торчала филейная часть Уэсли. Максим оглянулся на Натали и подумал, что тринадцатилетний пацан в такой позе выглядит почти нормально. А вот, двадцатитрехлетний молодой человек - будет просто смешон. Хмыкнув, Максим изменил свои планы и повернулся к смотровым приборам левого борта.
        - Тридцать секунд - полет нормальный! - Раздался Михин крик. - Макс, ты там смотришь, чтобы ничего не выпрыгнуло?
        - А толку? - Прокричал в ответ Виноградов. - Если выпрыгнет далеко, ты и сам увидишь. А вблизи….
        - И стрелять не хотелось бы. - Подал реплику Кройцман. - По воде звук разноситься далеко. А вы, надеюсь, не забыли, что ниже по течению есть вполне таки жилая деревня.
        - Ладно-ладно! - Мотнул головой Миха. - Набросились, блин! Еще немного!
        Максим снова перебрался на место башенного стрелка. В прицеле заросли противоположного берега казались на расстоянии вытянутой руки. Максим активно закрутил рукоятями поворота башни, пытаясь высмотреть возможные опасности. И высмотрел ведь!
        Что-то очень большое пробиралось через заросли “камыша” справа от БРДМа. А когда на чистой воде появилась огромная уродливая голова, четыре пятых которой составляла пасть, Максим оторвался от прицела, чтобы поторопить Миху. Он уже открыл рот, но натолкнулся взглядом на испуганно прижимающую ладони ко рту Натали. Девушка, явно, увидела в смотровые приборы тоже самое, что и Виноградов. Вид испуганной девушки тотчас привел Максима в нормальное состояние и заставил почувствовать себя большим и сильным. Прижав палец к губам, парень покачал головой и вернулся к пулеметам.
        Речной монстр неторопливо показался из зарослей и нырнул на глубину. Как показалось Максиму, в сторону, противоположную БРДМу. На всякий случай, Виноградов еще немного поводил пулеметными стволами по поверхности воды ниже по течению.
        - Опа! Кажется, вылазим. - Отвлек Максима голос Михи. - Ну, вот и все, а вы боялись!
        - Дядя Сема, свяжитесь с нашими. А ты, блин, капитан Немо, проедь чуть дальше, чтобы заросли промять. - Скомандовал Максим.
        - Промять, блин. А еще интеллигент. - Откровенно веселился после напряженных минут Миха.
        - Давай-давай. Потом, если не сможешь развернуться, сдашь задом и вернемся за нашими. - Остановил веселье приятеля Максим.
        - Они все видели и запомнили. Спрашивают, им ехать самим или мы вернемся? - Озвучил результаты переговоров по радио Кройцман.
        - Вернемся. - Ответил Максим.
        - Блин, я в этих зарослях чуть поворот на дорогу не просрал! - Пожаловался Миха. - Нужно будет всех предупредить, что после камышей нужно резко вправо.
        - Обратно-то выедешь? - Забеспокоился Максим.
        - Как два пальца! - Браво воскликнул Миха и добавил уже другим тоном. - Ты, только, башню разверни и корректируй.
        - Не вопрос. Давай, я готов, Сусанин. - Усмехнулся Максим.
        - Не, блин, Сусанин теперь ты. Тьфу черт! Привычка. - Чертыхнулся Миха.
        - Ты о чем? Так, нам левее. Не туда, блин!
        - Ептыть! - Ругнулся Миха, пытаясь вырулить куда нужно. - Ты, блин, учитывай, где у меня право, а где лево.
        БРДМ вломился в заросли “камыша” и водитель решился на лихой разворот. Максим на выделывания приятеля только усмехнулся, а Семен Маркович пробурчал что-то не лестное. Немного пробуксовав на толстом слое грязи и стеблей растительности, Миха решил прекратить лихачить и обратно на другой берег ехал спокойно и осторожно.


        Новая Земля, Дагомея, брод на реке, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 21 час.


        Сама переправа прошла буднично. Обговорив все вопросы по радио, машины медленно, с интервалом в двадцать метров, переправились на нужный берег. Теперь Максим смог оценить глубину брода. В самых глубоких местах вода закрывала колеса “Унимогов” на две трети. Получалось, что они выбрали не самый удобный путь. Раз бандиты переправлялись на пикапах, значит есть места еще более мелкие. Но эти мысли пришли в голову Максиму просто как фон, потому что искать чего-то лучшего смысла не было никакого. Все три машины уверенно преодолели брод и выбрались на берег.
        Вскоре “мокрая” растительность уступила место обычной “саванной”. Снова встал вопрос что делать и где устраиваться на ночевку. Судя по карте, до основной прибрежной дороги от переправы было не более тридцати километров. Сообща решили подъехать как можно ближе к дороге и, пока светло, осмотреться на местности.
        Здесь уже можно было почти без опаски открывать люки и окна. Поэтому Максим выбрался на броню, чтобы улучшить обзор. Но первым удобное место для стоянки заприметил месье Лафонтель. Максим тоже видел эту группу деревьев, стоящих несколько наособицу, но посчитал, что его могут облюбовать какие-нибудь “зверушки”. Более опытный в делах местной флоры и фауны, француз категорически потребовал не искать от добра добра, а отправляться обживать место.
        Место, и правда, оказалось удобным. Довольно плотно стоящие деревья неплохо скрывали машины с северной стороны, со стороны дороги. При этом, почти отсутствовала трава, лишь несколько кустов как бы очерчивали границы мини рощи. Машины остановились так, чтобы создать своеобразную стенку с другой стороны. Внимательно осмотрев окрестности и, после консультации с месье Лафонтелем, признав их достаточно безопасными, Максим и Мартин подали команду выгружаться.


        Новая Земля, Дагомея, в саванне, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 22 часа.


        Охая, потягиваясь, разминая затекшие поясницы и потирая отсиженные ягодицы, люди выбрались из кабин. Пока остальные приводили себя в порядок, Мартин показал Максиму бинокль и махнул рукой на север, в сторону большой дороги. Максим невесело усмехнулся и кивнул головой.
        - Дядя Сема. - Позвал Максим. - Мы с Мартином пройдемся до дороги, посмотрим что да как. А вы тут подумайте над спальными местами и костерком.
        - Нет, вы видели таких. Они пройдутся. И что вы хотите там увидеть? И таки посмотрите на небо. Вы видите где солнце? - Было непонятно, Семен Маркович возражает или просто брюзжит.
        - Надо, дядя Сема, надо. - Пожал плечами Максим. - Мы быстро. Глянем одним глазком и обратно.
        - А-а-а! Что с вами говорить. И охота вам бегать туда-сюда? - Махнул рукой Кройцман.
        Не отвечая, Максим махнул рукой Мартину. Оставив Кройцмана отвечать на вопросы, “разведчики” сначала шагом, а потом легкой трусцой, направились к цели. Бежать Максиму было тяжеловато. Но и показать американцу свою слабость не хотелось. Парень торжественно пообещал сам себе, что как только устроится, тут же примется за приведение своей физической формы к наивысшим кондициям.
        К счастью, долго бежать не пришлось. Мартин поднял руку в останавливающем жесте и показал на свое ухо. Максим, крутя головой, прислушался. Сначала он не услышал ничего, кроме собственного тяжелого дыхания и шума крови в ушах. Но, успокоив дыхание, Виноградов был вынужден согласиться с бывшим сержантом: где-то в отдалении слышался звук моторов.
        К расчищенной вдоль дороги полосе подошли, можно сказать, внезапно. Едва успев затаится в кустах, “разведчики” стали свидетелями прохождения колоны.
        Смотреть приходилось против солнца, поэтому Максим не сразу рассмотрел машину головного дозора. А когда рассмотрел, удивленно присвистнул. Этой машиной оказался БРДМ. Он имел только два отличия от их собственного “бардака”: имел камуфляжную расцветку и дверь не прямоугольной, а почти треугольной формы. А еще на борту красовалась надпись латинскими буквами “RA”.
        - Какого черта! - Довольно громко воскликнул Мартин. - Что они здесь делают?
        Максим не успел спросить кто именно, потому что показалась основная колонна. Здесь первым был БТР-70 точно такой же расцветки и с такой же надписью, как и БРДМ. Среди разнокалиберных грузовиков импортного производства, Максим заметил еще три машины с теми же отличительными признаками. Они напоминали вахтовые автобусы, но марку Виноградов определить не смог. И замыкал колону еще один БТР-70. Все с тем же камуфляжем и той же надписью. Не считая военных машин с надписью “RA”, Максим насчитал двенадцать грузовиков. Причем, примерно половина из них были грузоподъемностью, на глаз, эдак тонн шесть. Остальные представляли более легкий класс - что-то вроде их “Унимогов”.


        Новая Земля, Дагомея, около дороги в саванне, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 23 часа.


        Дождавшись когда скроется из глаз замыкающий БТР, Максим повернулся к задумчиво лежащему Мартину.
        - Кто это?
        - Русская армия. - Усмехнулся Мартин. - Твои соотечественники. Но я не понимаю, как они здесь оказались.
        - Твою мать, Мартин! - Ошарашено воскликнул Максим. - Какого ты сразу не сказал?
        Мартин, естественно, не понял экспрессивного возгласа на русском языке, но о смысле догадался. Отрицательно покачав головой, он махнул рукой в сторону лагеря.
        - Идем назад. Без переводчика мне будет трудно объяснить. - Тщательно подбирая слова, сказал бывший сержант.
        Все еще злой на чернокожего товарища, Максим порывисто вскочил на ноги. Обратно шли молча и не очень-то торопясь. Постепенно Максим успокоился. Ему пришла в голову очень простая мысль, что Мартин гораздо опытнее его в делах этого мира и, если говорит, что у него были резоны промолчать, значит так оно и есть. Виноградов представил себе, как он вскакивает и, радостно размахивая руками, бежит к колонне.
        “Ага! Интересно, они бы из КПВТ шмальнули по придурку с оружием, выскочившему из кустов или ПКТ ограничились бы?” - Поставив себя на место бойцов в колонне, подумал Максим. - “Одно точно - никто и не подумал бы остановиться. Попробовать выйти на связь? А хрен его знает, какие у них частоты! Бли-ин! Ну что за жопа! Думай, Макс, думай! Как к нашим присоседиться?”
        К моменту возвращения к месту ночевки, у Максима созрели наметки плана. Он понимал, что после обсуждения от этих наметок может ничего не остаться, но не думать не мог. Очень уж хотелось присоединиться к конвою Русской Армии. Вдобавок ко всему, по мере приближения к Кейптауну, Максима стали посещать мысли о том, как переправить технику и ценности на другую сторону Залива. Причем, желательно на территорию именно Русской Армии. Это обещало стать большой проблемой, так как плавсредства, способные принять на борт БРДМ и два грузовика, если и были, то у английских военных. И это не считая вопроса цены.


        Новая Земля, Дагомея, в саванне, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 24 часа.


        Временный лагерь встретил “разведчиков” запахом пищи и негромкими разговорами. За время их отсутствия, остальные товарищи успели поставить “Унимоги” задними бортами вплотную друг к другу и заканчивали разбирать импровизированную защиту от веток, чтобы снова натянуть тенты. Максим идею оценил. Но представив, как будет забираться в импровизированный кунг тетушка Афуна, не смог сдержать смех.
        - И, простите, над чем мы смеемся? - Поинтересовался Кройцман. - Или вам таки не нравится идея уважаемого Мигеля? Нет, я понимаю, что вы специально убежали от работы. Причем в прямом смысле этого слова. Я имею ввиду убежали.
        - Мы видели конвой Русской Армии. - Прервал Семена Марковича Мартин.
        - Простите, что вы видели? Вы там, случайно, не пытались кушать местные таки плоды? - Не поверил Кройцман.
        - Дядя Сема! Даже я, имея время на размышления, догадался бы кому принадлежит советская техника с буквами “РА” на броне. - Снова перебил Кройцмана, на этот раз Максим. - Если бы Мартин сказал об этом раньше, можно было бы попытаться привлечь их внимание. Хотя…. Я, кажется, догадываюсь, почему он ничего не сказал сразу.
        Кройцман мгновенно стал серьезным и принялся расспрашивать Мартина. Чернокожий морпех отвечал, изредка посматривая на Максима. Через пару минут Виноградов убедился, что был прав в своих размышлениях. Кройцман перевел, что Мартин боялся именно за Максима. Боялся, что тот выскочит из укрытия и попытается привлечь внимание колонны. Мартин, знакомый с порядками при проводке караванов, сразу понял, что это не только бесполезно, но и опасно. Хотя и у него самого был большой соблазн сделать что-то, чтобы присоединиться к колонне под охраной Русской Армии.
        - Так я и думал. - Кивнул Мартину Максим. - Только, такой шанс нельзя упускать. Надо думать, как к ним прибиться. Тем более, с учетом переправки через море. Ну, не думаю я, что они проехали через чеченов и весь арабский мир своим ходом.
        - Вы тоже задумывались над этим вопросом? - Делано удивился Кройцман. - Думаю, их переправили англичане. Я, помниться, вам рассказывал, что РА совместно с англичанами чистили арабский берег от пиратов. Так вот, англичане обеспечивали транспорт, а на берег высаживались части РА. Англичане вообще любят воевать чужими руками. Вот и для проводки конвоев могли нанять хорошо зарекомендовавшие себя части Русской Армии. И, даже, переправить их технику.
        - Так, мужики, хорош трепаться! - Влез в разговор Миха. - Ночь на носу. Давайте сначала закончим с домиком, а потом покалякаем за жизнь.
        - Хм. К словам молодого человека стоит прислушаться. - Развел руками Семен Маркович. - Пойдемте, Максим, поможем построить эту, как говорили во времена моего детства, халабуду.
        Когда дуги были установлены на штатные места, а тент натянут, все с сомнением посмотрели на закрепленные пулеметные станки. Они съедали слишком много и так недостаточного свободного места.
        - Нет. - Категорично заявил Мигель, заметив взгляды товарищей. - Завтра они могут понадобиться. Ставить снова - долго.
        - Ну, нет так нет. Кстати, Мигель, ты сам придумал эту идею с машинами? - Спросил Максим.
        - Нет! Так поступали и мои мексиканские предки и переселенцы на Дикий Запад со своими фургонами. - Улыбнулся латиноамериканец. - Опыт предков!
        - Так, молодые люди, давайте быстренько перекусим. - Семен Маркович выразительно скосил глаза в сторону небольшого костра, возле которого возилась тетушка Афуна. - И попытаемся загрузить нашу кухарку в замечательный домик, который мы сварганили.
        - Нет-нет! - Выставил вперед руки Мартин. - Лучше мы уступим ей кабину.
        Мужчины тихонько посмеялись, стараясь, чтобы крупногабаритная кухарка не поняла о чем идет речь. Выпрыгнув из кузова, они подошли к костерку. Там “кухонная команда” выдала каждому причитающуюся порцию и кружку с горячим напитком. Словно извиняясь за насмешки, сделанные за глаза, каждый счел своим долгом похвалить тетушку Афуну.


        Новая Земля, Дагомея, в саванне, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 26 часов.


        Максим ел наравне со всеми, но его не покидало неприятное ощущение чужого взгляда. Видимо, он или взглядами, или еще чем показал свое беспокойство, потому что Семен Маркович не преминул поинтересоваться:
        - Ну, что вам не сидится, молодой человек? Что вы все по сторонам глазеете?
        - Хрен его знает. - Пожал плечами Максим. - Такое чувство, что кто-то за нами смотрит.
        Выслушав перевод, каждый счел своим долгом оглядеть окрестные кусты и подвинуть оружие поближе. Один Кройцман, казалось, совершенно расслабился. Семен Маркович взял пустую консервную банку и со словами “Вот сейчас и проверим!”, запустил ее в кусты.
        - Мужик! Ты не прав! - Раздалось из кустов на чистом русском.
        Голос произвел эффект взрыва шоковой гранаты. Почти десяток секунд до всех доходило, что им не почудилось. Но едва, пришедший в себя первым, Мартин попытался вскинуть оружие, тот же голос со стальными интонациями скомандовал:
        - Так! Все остаются на местах! Оружие не трогаем. Учтите, вы на прицеле. Слышь, кидун, объясни нерусским чтоб не дергались!
        Пока Кройцман торопливо переводил слова неизвестного, Максим демонстративно убрал руки подальше от автомата.
        - Кофейку не хочешь? - Куда-то в темноту спросил Виноградов.
        В кустах что-то завозилось и на освещенное место вышел невысокий человек. В руках он держал бесшумный автомат “Вал”, вроде бы как и не направляя его на сидящих людей, но Максим не сомневался, что в случае чего человек успеет выстрелить первым. Человек подошел к костру и сбросил с головы капюшон лохматой накидки.
        - А у вас тут так, ничего. - По очереди рассматривая всю компанию, произнес незнакомец.
        Максим жестом показал Натали на кружку и кивнул в сторону незнакомца. Ошарашенная девушка робко подала требуемое. Человек отхлебнул глоток и удовлетворенно причмокнул.
        - Класс! Но, все это хорошо, только что я перед собой вижу? - Незнакомец сделал драматическую паузу. - А вижу я ни разу непонятную компанию из четырех белых, одного негра и одного латиноса, в нагрузку к которым идут толстуха, девица и дитё. А еще кое-кто из этой компании любит лежать у дороги и подглядывать за проходящими конвоями. Да-а, забыл добавить, трое из четырех бледнолицых, явно имеют отношение к матушке России. Ничего не забыл?
        - Забыл. - Максим вернул незнакомцу улыбочку. - Представиться забыл.
        - А вот нифига! - Возразил незнакомец. - В смысле, и не собирался, пока не пойму что вы такое.
        - А вот и зря! - В тон ответил Максим. - Представился бы, глядишь и узнал бы правду. А так, можно ведь и лапшу на уши получить. Лапша у нас вку-у-усная!
        - Уговорил, языкастый. - После паузы, сопровождаемой легким движением головы, согласился незнакомец. - Рядовой Грибов, отдельная рота мобильной пехоты, Русская Армия.
        - На ловца и зверь бежит! - Радостно потер руки Максим. - Не хочешь остальных пригласить? Не переживай, кофию на всех хватит.
        В кустах снова зашелестело и к костру вышел еще один незнакомец. На нем не было лохматой накидки, но оружие он держал тоже не совсем обычное. До сих пор Максиму еще не приходилось видеть “калашников” с ПБСом.
        - Старший лейтенант Возняк, командир группы. - Старший лейтенант неопределенно покрутил рукой, указывая на окружающую растительность.
        Инициативу, неожиданно, проявила Натали. Девушка выхватила из рук опешившего Кройцмана кружку, наполнила ее свежей порцией кофе и протянула офицеру. Не смотря на напряженность ситуации улыбнулись все. Слишком уж непередаваемое выражение лица было у Семена Марковича. Старший лейтенант скрыл улыбку, поднеся ко рту кружку.
        - Ну-с, я слушаю. - Отхлебнув глоток, обратился Возняк к Максиму.
        - Если коротко, то мы освободились из бандитского плена и пытаемся добраться до Кейптауна. - Тщательно подбирая слова, принялся объяснять Максим. - Вы для нас как манна небесная! Мы и сюда-то с трудом добрались, а, уж, через границу прорываться самостоятельно…. Ну, а за дорогой мы наблюдали чтобы разведать обстановку.
        - Вот там-то вас и срисовали. - Усмехнулся старлей и присел на корточки. - Видите ли, уважаемые, мы осведомлены об этой дороге. Осведомлены и о том, что по ней некоторые банды выходят на промысел и по ней же скрываются от своих собратьев, которым не нравиться беспредел под носом. Вот и обогнал колонну небольшой такой джипчик, с группой глазастых товарищей.
        Рядовой, оставшийся стоять за спиной офицера, коротко хохотнул. Максим подумал, что, наверное, он был в списке этих глазастых товарищей.
        - Так что, засекли вас еще когда вы приближались. И все время прохождения колонны держали на мушке. - Продолжил рассказ офицер. - А когда командир узнал обо всех непонятках с вами, то и приказал прогуляться и посмотреть.
        - Ночью, по саванне? - Искренне удивился Максим.
        - Не впервой. Но, что это мы все о нас да о нас. Хотелось бы подробностей о вас. - Сделал вид, что спохватился старший лейтенант.
        - Видите ли, товарищ старший лейтенант, подробности хотелось бы рассказать человеку, который может принимать решения. - Максим взглянул на Миху и на Семена Марковича, словно советуясь, правильно ли он поступает. - Может, ваше начальство и доверяет вам полностью, но, если не в вашей компетентности принять решение на месте…. Есть вещи, которые я хотел бы оставить, как говорится, за скобками.
        - Вау! - Восхитился старлей. - Лихо завернул. Ладно, мистер Икс, давай пройдемся.
        Максим поднялся вслед за офицером. Медленно протянув руку к автомату, парень вопросительно взглянул на Возняка. Тот не задумываясь кивнул головой. Максим поднял оружие. Старший лейтенант направился в противоположную от кустов сторону. Зайдя за БРДМ, Возняк остановился и повернулся к Максиму.
        - Не знаю, что ты себе возомнил, парень, но смотри! Если ты меня разводишь…. - Старший лейтенант не закончил и нехорошо улыбнулся. - Попробую тебе поверить. Короче, я действительно старший лейтенант Возняк, только основное мое место службы Разведуправление Русской Армии, а здесь я только временно прикомандирован. Как думаешь, мое мнение будет иметь вес?
        - Понял. - Кивнул Максим. - Но учти, старший лейтенант, если что, ни я, ни кто другой, тебе ничего не говорил.
        Максим достаточно коротко рассказал о своей эпопее в этом мире, не утаивая ничего, кроме информации о золоте. Лейтенант слушал внимательно, изредка задавая наводящие вопросы. Когда Максим закончил, офицер достал пачку сигарет.
        - Это дело нужно перекурить. Будешь? - Предложил он Максиму.
        - У меня свои. - Отказался было Максим, но быстро одумался. - Хотя, сигареты марки “Цюзие” всегда слаще.
        - Это да. - Улыбнулся одними губами Возняк.


        Новая Земля, Дагомея, в саванне, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 27 часов.


        Пару минут курили молча. Старший лейтенант переваривал информацию, а Максим с нетерпением ждал его решения. Наконец, Возняк тщательно загасил окурок и сунул его в карман. Поймав удивленный взгляд Максима, офицер коротко буркнул: “Привычка”.
        - Ну, вот что, парень. До Кейптауна мы вас однозначно доведем. Тут без вопросов. Если начальство даст добро, то может и оружие нашего стандарта выкупим. Информацию твою я, пока, только командиру доложу, но и вы рот на замке держите. Потом мы с тобой и этим вашим Кройцманом побеседуем подробнее. - Старший лейтенант еще секунду подумал и закончил. - До связи с ППД я тебе большего и не скажу.
        - ППД - это пункт постоянной дислокации что ли? - Уточнил Максим.
        - Сразу видно нашего, еще и послужившего. - Рассмеялся Возняк. - Иностранцы и штатские, пока не объяснишь, теряются в догадках. А на картах так и вообще пишут База Русской Армии. Ладно, парень, пошли к остальным. Да и моих ребят нужно подтянуть, кофе у вас и правда замечательный.
        - Ну, не даром же наш француз сразу на тетушку Афуну глаз положил. - Усмехнулся Максим. - Э-э-э, в смысле к жене в кафешку работать.
        Максим с лейтенантом вышли из-за машин и подошли к костру. Лейтенант нажал на кнопку рации, которую Виноградов и не заметил, и сказал:
        - Ребята, можете подходить.
        С разных сторон из темноты выдвинулись еще три фигуры. Одна в лохматом камуфляже, как и рядовой Грибов, и две в таком же “обвесе” как и офицер. Бойцы подошли молча и остановились, ожидая распоряжений командира. Старший лейтенант задумчиво посмотрел в темноту и вынес свой вердикт.
        - Так, товарищи бойцы, перекус, чем бог послал, перекур, чашечка кофе и организовываем дежурство. Да, Хохол, мне связь нужна будет.
        - От люблю я таки команды. А звьязок, це дуже просто. Бэрить радио и говорыть. Воно и на звычайну антенну дистанэ. - Ответил боец с густыми пшеничного цвета усами.
        - И чем здесь гостей кормят? - Поинтересовался второй, одетый в “лохматку”. - А кофе-то пахнет, ум-м-м!
        Третий из подошедших молча уселся между Мартином и Мигелем. Он оказался самым возрастным из всех, лет тридцать пять на вид. Пока тетушка Афуна суетилась, пополняя запас разогретой еды, Натали собрала у своих товарищей кружки и налила русским бойцам кофе. Единственным, кто остался с кружкой, оказался Максим. Самый возрастной боец это заметил и понимающе усмехнулся. Эта усмешка показалась Виноградову знакомой. Максим внимательно присмотрелся и пораженно воскликнул:
        - Мля! Так не бывает!
        - Что такое? - Вскинулся старлей, а тот, на кого смотрел Максим поднял бровь.
        Максим поднялся на ноги и, обращаясь к бойцу Русской Армии, произнес:
        - Ну, здравствуйте, уважаемый контрабас, спасибо за науку.
        Закончил свою речь Виноградов поясным поклоном. Семь изумленных взглядов стали результатом эскапады Максима. Остальные были просто удивленными, так как смысл фразы для англоговорящих остался непонятен.
        Боец, в свою очередь, присмотрелся к Виноградову и в напряженном раздумье наморщил лоб.
        - Так, я нэ пойняв, шо то було? - Спросил боец по прозвищу Хохол.
        - Подожди! - Поднял руку возрастной боец. - Кажется…. Приставучая мазута с базы под Н-ском?
        - Не-а, не мазута. Рембат. - Покачал головой Максим.
        - Ну, точно! Вы тогда пригнали из Ставрополя два БТРа с капиталки. - Обрадовался узнаванию боец. - Ну, что, салага, пригодились мои советы?
        - Спрашиваешь! - Широко улыбнулся Максим. - Я здесь и живой.
        - Я так понимаю, что вы знакомы еще со старого мира? - Все-таки уточнил Возняк.
        - Ну, знакомы - это слишком громко сказано. - Покачал головой боец. - Ни он, ни я, даже не знаем, как зовут друг друга. Просто однажды, один контрактник встретил одного салагу, который очень хотел научиться воевать, и немного с ним поговорил.
        - Так, давай хоть здесь познакомимся! - Рассмеялся Максим. - Максим.
        - Иван.
        Иван тоже поднялся и они крепко пожали друг другу руки.
        - Вот расскажи мне кто и я ему таки не поверил бы. - Восхищенно покрутил головой Кройцман, закончив объяснять ситуацию не говорящим на русском языке товарищам. - Как вы это называли, молодой человек, - рояль в кустах? Думаю, рояль это слишком банально для нашей таки ситуации. Это, я могу вам сказать со всей откровенностью, как шотландская волынка на еврейских похоронах. Столь же забавно, сколь и таки невероятно.
        - Слухай, а он шо, еврэй? - Громким шепотом обратился к Михе Хохол.
        - А вы что-то таки имеете против евреев? Или мне повезло и я встретил антисемита? - Тут же переключился Кройцман.
        - Та ты шо, дядьку! - Всплеснул руками Хохол. - Я ж практычно з самойи Одессы. Так не тоби ж розповидаты скильки там вашего брату! Це я просто радию, що хочь хтось крим тых клятых москалив е. Ну, нэ на негрив же мэни сподиватыся?
        - Братва! Мы пропали! Их теперь двое! - Сквозь смех вскричал рядовой Грибов.
        - Так, отставить хаханьки! - Скомандовал старлей. - Хохол, давай сюда рацию. Бур, определяйтесь с дежурством.
        Молчавший до сих пор боец в лохматом камуфляже так же молча кивнул головой. И только теперь Максим обратил на него внимание. А рассмотрев, присвистнул про себя. Безымянный пока что боец был снайпером. И, судя по оружию, не обычным стрелком ротно-батальонного уровня, а настоящим специалистом. Винтовка с камуфлированной ложей, имела дульный тормоз-компенсатор, что говорило о солидном калибре. Кроме того, насколько мог судить Максим, винтовка не была автоматической. Снайпер держал оружие на сгибе левой руки и у Виноградова была хорошее возможность его рассмотреть. Чем больше Максим рассматривал, тем больше проникался продуманностью смертоносного приспособления. Тут было все, о чем он читал раньше: и складные сошки, и упор под щеку, и, кажется, регулировка спуска. Максим перевел взгляд с оружия на его владельца и наткнулся на ответный, чуть ироничный взгляд.
        - Что, парень, понравилась моя красавица? - Негромко спросил снайпер.
        - С чисто познавательно-эстетических соображений. - Усмехнулся в ответ Максим. - Пару раз выстрелил бы с удовольствием, но тренироваться на снайпера - увольте!
        - А что так?
        - Темперамент не тот. - Честно признался Максим. - Хотя, несколько уроков обращения с оптикой, попроще, конечно, чем ваша, я бы взял. И Натали тоже.
        - У девчонки автомат не антураж? - Удивился Иван.
        - Как вам сказать. - Максим пожал плечами. - Теоретически необходимость защищаться и убивать сволочей, она понимает. А практически…. К счастью, возможности проверить не было. Знаете, зачем она “Тигр” себе вытребовала? Говорит вблизи страшно.
        - От молодэць, дивчына! - Одобрительно воскликнул Хохол.
        - А ты что? - Спросил снайпер.
        - А что я? Ее еще отец начинал на М21 учить. Я ей АЕК отдал. Поставим на него коллиматор с увеличителем. А “Тигр”…. Ну, хочется ей, лишним не будет. Только в качестве снайпера я ее использовать не позволю! В обороне или против живности - пожалуйста, а против бандитов…. Ай!
        Семен Маркович в очередной раз подложил Максиму свинью, переводя для Натали все сказанное парнем. Вот девушка и отвесила Виноградову подзатыльник. После чего, уперев руки в бока, разразилась гневной речью.
        - Э-э-э, если вкратце, то теперь она специально научится стрелять по-настоящему. - Ехидно ухмыляясь, перевел Кройцман.
        - Дядя Сема, мать вашу! - Прошипел Максим. - Ну, сколько можно!
        - Вы не правы, молодой человек. Если вы хотели оставить свои слова в тайне от юной леди, то так бы и сказали. Или вы думаете, что старый еврей должен сам догадываться? - Отмел обвинения Кройцман. - Нет, у меня таки есть жизненный опыт, но разве же вы, молодые, слушаете старших?
        Свидетели перепалки наблюдали и слушали с разной степенью веселья, от легких улыбок, до сдержанного хохота.


        Новая Земля, Дагомея, в саванне, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 28 часов.


        Веселье оборвало возвращение старшего лейтенанта. По его мрачному выражению лица можно было понять, что что-то случилось. Максим напрягся. Он верил словам офицера, что с его мнением будут считаться, но приготовился к чему-нибудь не очень приятному. Среагировали на командира и бойцы. Они моментально посерьезнели и вопросительно уставились на офицера.
        - Так. Все отменяется. Быстро привели себя в порядок и выдвигаемся. Там какие-то непонятки в деревне и командир приказал к утру разведать округу и быть готовыми прикрыть выдвижение колонны. - Протянув Хохлу рацию, Возняк повернулся к Максиму. - Извините, ребята, служба. Давайте сделаем так, если вы утром подтянетесь к стоянке и там будет порядок, мы вас через местный пост проведем и к колонне подключим. Ну, а если там будет заваруха….
        - Слушайте, товарищ старший лейтенант, может и нам стоит поучаствовать? Все-таки броня и два крупнокалиберных с двумя едиными пулеметами - весомый аргумент. Особенно, если с тыла. - Лихорадочно соображая, предложил Максим.
        - Сэр, я хотел предложить то же самое. - Вступил в разговор Мартин, едва дослушав перевод. - Если вы выведете нас на позицию, мы сможем оказать огневую поддержку.
        - Оцэ по нашому! - Хлопнул себя по коленям Хохол.
        Но Возняк не торопился принимать предложение Максима и Мартина. И Максим его вполне мог понять. Но Виноградову очень хотелось, чтобы старший лейтенант согласился. Нескольких секунд парню хватило, чтобы понять, как изменится статус их команды, даже, если не придется воевать. Из попутчиков, из которых можно потянуть немного не самой жизненно важной информации, можно было превратиться если не в соратников, то в союзников точно. Видимо, Мартин тоже это понял. А может у американца сработала цеховая солидарность. Как бы там ни было, двое предложили свою помощь самостоятельно и не задумываясь.
        - Я поддерживаю. - Сказал свое слово и Мигель.
        - Слышь, старлей, че тут думать. Поехали надерем кому-нибудь задницы! - Миха высказался не сразу, но, поймав взгляд Максима, высказался в своем стиле.
        - И как мне это не печально, но я вынужден признать, что молодые люди говорят таки правильные вещи. - Внес свою лепту Кройцман.
        - Я воздержусь от этой эскапады. К тому же, кому-то нужно управлять вторым грузовиком. - В переводе Семена Марковича, озвучил свое решение месье Лафонтель.
        Натали посмотрела на Максима и, поникнув плечами, тяжело вздохнула. В качестве извинения, Виноградов погладил девушку по тыльной стороне ладони.
        Старший лейтенант Возняк сначала переглянулся со снайпером, потом посмотрел на Ивана. После такого молчаливого обмена мнениями, офицер спросил:
        - Как вы себе это представляете технически?
        Максим жестом переадресовал вопрос Мартину. Бывший морской пехотинец с некоторой задержкой кивнул головой, признавая решение Максима.
        - У нас есть один прибор ночного видения. Думаю, и у вас найдется. - Начал говорить Мартин. - Бронемашина и грузовик с пулеметами на малом газу подбираются как можно ближе и высаживают вашу команду, сэр. Вы разведываете местность, определяете степень опасности, намечаете позиции и сектора обстрела.
        - Минутку, Мартин. - Запросил паузу Кройцман. - Я не успеваю.
        Мартин замолк, а Максим подумал, что, по крайней мере, Возняк и снайпер в переводчике особо не нуждаются.
        - Дальше, вам решать: или попытаться выдвинуть технику в указанные точки заранее, или дождаться определенного момента. Сейчас большего и не скажешь. - Мартин подумал и добавил. - Бронемашина не может стрелять из разных пулеметов в разные стороны. А в грузовике есть такая возможность. Я могу взять на себя крупнокалиберный пулемет. Это американская модель и я неплохо с ней управляюсь. Думаю, что на второй пулемет нужен кто-то из ваших бойцов. Макс не сможет стрелять столь же эффективно, как и опытный боец. А мистеру Кройцману лучше остаться со вторым грузовиком. Все-таки взрослый мужчина лучше, чем девушка и мальчик, мистер Лафонтель будет за рулем.
        - Толково. Хоть и очень общо. - Оценил старший лейтенант. - Ну, а башенным стрелком кто будет.
        - Наверное, придется мне. - Подал голос Максим. - Ваши будут полезнее, так сказать, в поле. В принципе, там ничего сложного. Если будет время определиться с ориентирами…. Да! Связь нужно настроить на одну волну.
        - Хохол, посмотришь! - Скомандовал Возняк и Максим понял, что лейтенант согласен. - Тогда слушайте подробности. Когда колона прибыла на стоянку, там уже расположилась какая-то банда. Шесть пикапов, четыре грузовика от полутора до трех тонн. Живой силы с полсотни душ. Самое паршивое - парни просекли от трех до четырех РПГэшек. Сначала подумали, что это местный конвой, но потом поняли - реально банда. Похоже, собрались к границам Кейптауна.
        - Ага, а тут и ходить никуда не нужно. - Зло хохотнул Грибов. - Сами приехали.
        - Чепуха! Даже, если они не слышали о нас, я имею в виду Русскую Армию, два БТРа, “бардак” и куча вооруженного народа должны их остановить. - Возразил Иван. - Ну, и местные не будут клювом щелкать, им с дороги еще жить и жить.
        - Тут тоже что-то непонятное. - Ответил лейтенант. - Кэп говорит вокруг Н”Гобы новые лица мелькают.
        - Боюсь, как вы его называете, Н”Гоба решил подмять под себя эту территорию. - Как лучше всех разбирающийся в местных реалиях, высказал свое мнение месье Лафонтель. - Очень может быть, что банда ни в какой набег и не собиралась. Это могут быть какие-нибудь родственники или просто наемники, которым пообещали место при “дворе”.
        - Если так, то совсем хреново. - Скривился лейтенант. - Ладно, не впервой, прорвемся! Хохол, давай мухой настраивай связь, а я свяжусь с кэпом.
        Уже никуда не уходя, старший лейтенант надел гарнитуру и включил рацию. Максим с удивлением понял, что в руках у лейтенанта точно такая же рация, как и та, что нашлась в рюкзаке убитого русского. Виноградов сделал отметку в памяти - обязательно узнать побольше об этой рации. Раз ею пользуется разведка, то “агрегат” должен быть стоящим.
        - Ну, что, давайте ближе посмотрим на ваши говорилки. - На чистейшем русском обратился к Максиму Хохол. - На “бардаке” штатная “раз-два-три”?
        - Э-э-э…. Это ты Р-123 имел в виду. - Не понял Максим.
        - Ее, родимую. - Улыбнулся Хохол.
        - Слушай, так ты тоже выделывался? - Не выдержал Максим. - Ну, когда на украинском разговаривал?
        - Тоже? - Удивленно переспросил связист, но быстро сообразил и с улыбкой посмотрел на Кройцмана. - Согласись, прикольно.
        - Ну, в общем….
        - Ладно, шутки в сторону. Командир уже заканчивает с кэпом разговаривать, давай быстренько связь налаживать. - Поторопил Виноградова Хохол.
        - Ну, на руках - шесть “Гранитов”. Если нужно, можно к ним гарнитуры подключить. - Перешел к делу Максим. - А на БРДМ Р-392А воткнули.
        - Экие вы молодцы. - Похвалил Хохол. - Частоты какие?
        - Сорок пять с половиной. Кажется. - Засомневался Максим. - Нет, точно. Мы сначала “Граниты” настроили, а потом оказалось что у 392-ой всего несколько фиксированных частот, вот мы на 45,5 и перестроились.
        - Хреново. - Поморщился Хохол. - Мы на другой. Ровно полтинник. Так, что-то нужно перестраивать. Блин, у триста девяносто второй 50 мегагерц есть?
        - Нет. Это я точно помню. - Покачал головой Максим.
        - Тащь лейтенант. - Обратился к командиру Хохол. - Броню к нашей частоте хрен подключишь.
        - У нас еще есть автомобильный “Гранит”. - Вмешался Максим.
        - Не-е, не вариант. Долго крепить и непонятно согласуется антенна или нет. - Хохол энергично замотал головой. - Нужно нашу связь перенастраивать. Быстрее будет.
        - Так чего стоишь? Забирай “Северок” и быстро все настраивай. - Поторопил Возняк подчиненного.
        Хохол небрежно козырнул и забрал из рук офицера радиостанцию. Пока связист копался у себя на поясе, настраивая подвешенную там рацию. Максим быстро нашел, как было написано в инструкции, “гарнитуру полевую” для “Гранитов”. Кое-как закрепив ее на головах, все обладатели раций попробовали связаться друг с другом. Все работало, а в конце к перекличке подключились и бойцы РА.
        Пока старший лейтенант со снайпером уточняли последние детали, Максим подвинулся ближе к Хохлу и тихонько спросил:
        - Слушай, это и есть знаменитый “Северок-К”?
        - Ну, да. А что? - Проверяя снаряжение кивнул Хохол.
        - Во-первых, много слышал и читал о ней, а, во-вторых, у нас среди трофеев такая же. Я еще не мог понять: вроде рация наша, а написано по-английски. - Объяснил Максим.
        - Хочешь совет? - Понизив голос, Хохол оглянулся на начальство. - Не свети особо свой “Северок”. Ну, или не отдавай задешево.
        Уточнить Максим не успел. Старший лейтенант Возняк закончил “совещание” и сделал приглашающий жест рукой. Бойцы РА поняли правильно и выстроились перед офицером в короткую шеренгу. С небольшой задержкой их примеру последовали и “штатские”. Семен Маркович решительно занял место в строю.
        - Я уже наловчился работать с рацией. Да, и перевод понадобится. - Ответил на недовольный взгляд офицера Кройцман.
        - Ну-ну. - Покачал головой Возняк. - Впрочем, не могу запретить. Ладно, слушайте. Кэп одобрил идею. Он считает, что ночью, на территории нападать не будут, а постараются подловить колонну утром, на выходе со стоянки. Наша задача: засечь скопление живой силы и техники противника, вывести технику на позиции для уверенного поражения с тыла, в случае возникновения боестолкновения уничтожить расчеты РПГ и поддержать наших массированным огнем. Вопросы?
        - С какого расстояния стрелять придется? А то, я так сказал, что не очень сложно, но со всякими поправкам я как-то не очень. - Спросил Максим.
        - У КПВТ прямой выстрел метров шестьсот, будешь работать по технике. Так что, ПКТ тебе не понадобится. - Махнул рукой Возняк. - А понадобится, ты парень сообразительный - разберешься.
        - Я кое-что подскажу. - Негромко вмешался снайпер.
        - Тем лучше. - Кивнул старший лейтенант. - Иван, ты с американцем сразу к пулеметам. Гриб и Хохол тоже на грузовике. Едем без фар и стопарей. Ночную оптику мы у вас арендуем. Водилам она, все равно бесполезна, а нам пригодиться уже на месте.
        Максим без разговоров отдал Возняку прибор ночного видения и прицел. ПНВ лейтенант оставил у себя, а ночной прицел протянул Хохлу. Рядовой Грибов и снайпер достали свои “девайсы”. У рядового прицел был похож на виноградовский как родной брат, а вот у снайпера - выглядел посолиднее.
        - Ну, выдвигаемся. - Скомандовал старший лейтенант.


        Новая Земля, Дагомея, в саванне, день шестой, 22 год, 8 день 9 месяца, 29 часов.


        Максим подошел к Натали. Девушка молча кусала губы, а в глазах у нее стояли слезы. Виноградов улыбнулся и подмигнул девушке.
        - Все будет хорошо. Вы должны думать о себе. Будь готова. - Максим указал на автомат. - Стреляй, бояться и плакать потом.
        Слезинки покатились из глаз Натали. Максим нежно взял ее лицо в свои ладони и поочередно поцеловал оба глаза. Резко отвернувшись от Натали, Виноградов ткнул пальцем в ее брата.
        - Береги ее. И помни - пятьдесят метров. - Максим для наглядности потыкал пальцем в пистолет-пулемет. - Героем будешь потом. Сейчас - кролик. Понял?
        Глядя на Максима круглыми глазами, Уэсли быстро закивал головой. Виноградов так и не решил для себя, понял его мальчишка, или кивал чтобы отвязаться от обзывающегося придурка. Показав для верности мальчишке кулак, Максим побежал к БРДМ. Лейтенант, что-то объяснявший месье Лафонтелю, запрыгнул на броню парой секунд позже.
        Максим даже не хотел представлять, во что обошлась эта поездка для Михи. Вглядываться из маленького окошечка БРДМа в шевелящиеся тени лунной ночи и ориентироваться по подсказкам сидящего на броне офицера в ПНВ - такого не пожелаешь и врагу. Немного легче стало, когда машины выбрались на большую дорогу. Напряженное молчание Михи сменилось на привычную ругань сквозь зубы. Максим усмехнулся понимая, если Миха принялся ругаться, значит худшее позади и дорога из невозможной стала просто плохой.
        Уловил этот нюанс и снайпер. Сидевший молча на боковом сиденье, боец дотронулся до руки Максима, привлекая его внимание.
        - Слушай, парень, я особо не знаком с прицелом для КПВТ, но пару советов попробую дать. - Напомнил о своем обещании помочь снайпер. - Про прямой выстрел на шестьсот метров лейтенант слегка загнул. Глянешь потом, какое деление идет по шкале вниз первым. Насколько я помню, там шкала с шагом четыреста метров.
        - И еще промежуточные. - Вспоминая вид прицельной шкалы, уточнил Максим.
        - Скорее всего, еще по двести метров. Совсем близко вас подводить смысла нет. Думаю, метров шестьсот-восемьсот будет достаточно. Вы и пострелять, в худшем случае, успеете и уйти. - В темноте боевого отделения БРДМ выражения лица снайпера было не разобрать. - Время у нас есть, поэтому мы промеряем дистанцию от тебя до основных целей, установим ориентиры и порядок переноса огня. Если будет такая возможность, поработай рукоятями башни. Нужно, чтобы у тебя механический навык выработался, как крутить. Хотя, у этого прицела поле зрения большое, проблем быть не должно. Главное, не суетись.
        - Понятно. Спокойствие, только спокойствие. - Процитировал любителя варенья Максим. - Слушай, а у них посты на дороге есть?
        - Есть. Но с нашей стороны небольшой холмик. Машины станут внизу, а мы прогуляемся до поста пешком. - Максим не услышал в голосе снайпера усмешки.
        - А как же смена караула? Или они тут тоже расп…дяи? - Встревожился Максим.
        - Пожалуй что и нет. По сравнению с другими бандами, конечно. До армейских порядков им очень далеко. Дорога это их хлеб. Нужно и конвой не пропустить без пошлины, и конкурентов вовремя заметить. - После паузы снайпер добавил. - Если честно, я не понимаю, чего местные к нашим прицепились. Даже, если Н”Гоба решил свое княжество устроить, то конвои, все равно, будут его главным доходом. Да, и о Русской Армии этот жирдяй наслышан. Разве что….
        Снайпер замолчал. Максим решил не уточнять, что за мысль пришла бойцу в голову. В конце концов, причины по которым местные в очередной раз проявили свою воинственность сейчас его интересовали мало. Пока снайпер раздумывал, Виноградов попытался присмотреться к его винтовке, благо она оказалась, что называется, под носом.
        - Ну, увидел что-нибудь? - Теперь в голосе снайпера явно слышалась усмешка. - Это финская “Сако”, калибра восемь и шесть на семьдесят лапуа.
        - Фигасе! - Восхитился Максим. - Это ты километра на полтора стрелять можешь?
        - Стрелять могу и дальше. А вот попадать, пожалуй, так и есть. - Поправил с усмешкой снайпер.
        В этот момент БРДМ плавно затормозил и остановился тихо урча дизелем на холостом ходу. Старший лейтенант скользнул внутрь.
        - Все, приехали. Двигатель не глушить, сидеть тихо и никуда не отлучаться. - Скомандовал он “штатским”, после чего обратился к снайперу. - Бур, бери Гриба и выдвигайтесь. Иван останется здесь, а мы с Хохлом подготовим спецсредства и подтянемся.
        - Есть. - Коротко кивнул снайпер и ловко выскочил из бронированного чрева БРДМ через боковую дверь.
        Возняк еще раз повторил инструкции для экипажа БРДМ и последовал за подчиненным. Максим попытался в прицел БРДМа разглядеть, что происходит снаружи. Увы. Ни многочисленные звезды, ни огромная луна не давали достаточно света, чтобы уверенно пользоваться обычным прицелом БРДМ. Если контуры деревьев еще можно было рассмотреть, то под ними все сливалось в одну непроницаемую тень. Максим озабоченно почесал затылок, но решил, что с рассветом ситуация измениться к лучшему.
        Виноградов вылез из БРДМ и подошел ко второй машине, где лейтенант и Хохол возились с непонятными футлярами. Старший лейтенант что-то перекладывал из одного футляра в другой. Прежде чем Виноградов успел подойти достаточно близко, они закончили свою возню. Один футляр отправился в рюкзак, а второй Возняк сунул в карман разгрузки. После этого Хохол протянул офицеру две трубки длиной сантиметров по двадцать.
        - Готово. - Констатировал старший лейтенант. - Ждем сигнала от Бура и выдвигаемся.
        - А что это? - Поинтересовался Максим.
        - Это? - С сомненьем в голосе переспросил Возняк. - Это спецсредство для снятия часовых. Не летальное.
        - А…. - Начал было Максим, но тут в наушниках раздалось несколько щелчков.
        Возняк сразу подобрался и махнул рукой напарнику. Бойцы РА скользнули в тень деревьев и пропали из виду. Максим завистливо покачал головой.
        - Что, завидно? - Раздался сзади голос Ивана.
        - И да, и нет. - Хмыкнул Максим. - Конечно, хочется уметь также, но я прекрасно понимаю, сколько для этого тренироваться нужно. Не-е, это не для меня.
        - Снайпером быть - у тебя темперамент не тот, разведчиком - тренироваться слишком много. А чего же ты вообще хочешь? - С насмешкой спросил боец.
        - Суметь выжить в этом мире, защитить себя и своих близких, заработать денег. - Серьезно перечислил Максим.
        - Э-э-э, брат! Кто ж всего этого не хочет? - Вздохнул Иван.
        - Слушай, а как ты здесь оказался? Ты же по контракту служил? - Решил сменить тему Максим.
        - Да, вот, оказался. - Вздохнул Иван. - Мне тогда еще год контракта оставался. А осенью нас направили на обеспечение маршрута очередных забугорных правозащитников. И чего им дома не сиделось, стервятникам? Ну, засекли мы, что в одно из сел начинают стягиваться женщины, старики и подростки. Доложили по команде, а нам сверху приказ: воспрепятствовать проведению несанкционированных акций. А-а-а, да что там говорить! Подставились мы по полной, с участием западных журналистов. Хорошо хоть крови не было.
        - Не повезло. - Сочувственно произнес Максим.
        - Ну, нас по-тихому и выперли. Кого куда-нибудь в глубинку, а кого на “гражданку”. Тут-то и выяснилось, что кое-кто меня давно на примете держал. А что, семьи нет, профессии нет, только воевать и умею. Вот и подкатил ко мне один товарищ. Если бы не рекомендации уважаемых мною людей, я бы точно его в психушку сдал! - Бывший старшина невесело рассмеялся. - А так…. Подумал-подумал и махнул на все рукой. Теперь здесь лямку тяну.
        - Как-то ты не радостно. - Осторожно заметил Максим.
        Бывший старшина-контрактник искоса взглянул на парня, но промолчал. Максим тоже решил не углублять тему. Некоторое время оба стояли молча, прислушиваясь к шорохам ночи. Максим достал сигареты и жестом предложил Ивану. Тот взял сигарету, покрутил ее в руках, прикурил и после нескольких затяжек тихо произнес:
        - Понимаешь, братишка, там, за ленточкой, мне и деваться-то некуда было. Либо в армию, либо в бандиты. Ну, еще охрана всякая. - Иван зло раздавил окурок. - А тут, мля, целый новый мир! А я опять в сапогах, равняйсь-смирно. И опять кто-то решает, где и с кем мне воевать. Эх, б..дь!
        - Мне, вроде, говорили, что здесь армия совсем не та, что в старом мире. - Осторожно сказал Максим.
        - Правильно говорили. - Хмыкнул Иван. - Бабка когда-то рассказывала, как в войну жили, как относились друг к другу. Тут примерно так же. Сволочи здесь долго не задерживаются. Даже в Москве их все меньше становиться. Только, понимаешь парень, армия, она ведь, инструмент, а пользуются им те, у кого деньги и власть. Вот ты думаешь, чего мы здесь в Дагомее забыли? Бабки зарабатываем? Чтобы там, в Демидовске и ППД народу легче жилось? Хрен тебе! Мы тут всем показываем, кто в этом мире самый крутой! С кем дружить и кого бояться нужно. Все как и там.
        Иван махнул рукой и достал из кармана собственный сигареты. Максим последовал его примеру. Снова стояли и курили молча. А когда докурили, Максим снова, аккуратно подбирая слова, спросил:
        - Так может стоило чем-то другим заняться?
        - На завод рабочим? Или на ферму? - Иван рассмеялся. - Так не умею я ни хрена. А у разнорабочего заработок не ахти. С нашим, армейским не сравнить. Нет, брат, придется мне и дальше армейскую лямку тянуть. Ты, это, не обращай внимания. Это я с устатку. Вот, через месяц сменят нас, съезжу в Бразилию в отпуск, оттянусь по полной…. Глядишь, еще и тебя агитировать в армию буду.
        - Не-е! Не пойдет. У меня другие планы. - Максим искоса взглянул в сторону БРДМ, где уже некоторое время виднелась фигура Кройцмана, явно, внимательно прислушивающегося к разговору. - Иван, ты мне считай что крестный. Скажи честно, можно вашим доверять? Не кинут?
        - Вот чего нет, того нет! - Категорично заявил Иван. - Выгоды своей, конечно, не упустят, но и кидать не будут. А что, крестничек, есть на что кидать? То-то я смотрю, что ты нашу разведку чем-то заинтересовал.
        - Так, дядя Сема, хватит уже ухо топырить. - Не выдержал Максим. - Идите сюда.
        - Ну, я вроде как на связи…. - Окончательно выбираясь из БРДМ, ответил Семен Маркович.
        - Ничего, если что, Миха свистнет, а у нас тут с товарищем серьезный разговор намечается. - Махнул рукой Максим.
        - Немного не ко времени серьезные разговоры заводить. - Поднял руку в останавливающем жесте Иван. - Серьезный разговор серьезных мыслей потребует. А я тебе как говорил?
        - Если начинаешь раздумывать, особенно, если о чем-то постороннем - ты труп. - Мгновенно ответил Максим.
        - Ты смотри, и правда запомнил. - Усмехнулся Иван. - Ладно, уговорил, будешь моим крестником.
        - Ну, вот, зря вылезал. - Огорчился Кройцман.
        - Не, не зря. Сейчас мы позовем еще Мартина, и будем моего крестного пытать. - Усмехнулся Максим. - На предмет того, что его начальство затеяло.
        - Сразу видно - “мазута”. - Пренебрежительно махнул рукой Иван. - Американец, как я понял, из морской пехоты? Думается, он и сам понимает, что наши хотят сделать. Жалко, блин, гранат маловато и мин нет.
        - Твою мать! - Хлопнул себя по лбу Максим. - Идиот!
        - Ну, наконец-то, вы научились адекватно себя оценивать, молодой человек. - Не упустил возможность съехидничать Кройцман. - Но с чем связаны столь эмоциональные высказывания?
        - С тем, блин, что у нас целый ящик гранат и еще один с МОНками! А мы, блин, про них забыли! - Максим еще раз постучал себя по лбу.
        - А взрыватели к МОНкам? - Прищурился Иван.
        - Восемь МОН-50, ЭДП-Р для каждой и две ПМ-4. - Отчитался Максим. - Ну, и РГНки. У нас здесь их штук десять. Остальные остались во втором грузовике.
        - Н-да, стоило бы об этом раньше сказать. - Поморщился Иван. - Теперь нужно ждать лейтенанта. Что он скажет.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 1 час.


        Лейтенант вышел на связь когда оставшиеся с машинами люди уже начали нервничать. Возняк коротко приказал не включая фар медленно выдвигаться к посту на дороге. Все быстро расселись по машинам. Причем, Иван заскочил на броню БРДМ. Стараясь не сильно “газовать”, чтобы не вспугнуть ночную тишину шумом моторов, БРДМ и грузовик медленно двинулись через гребень холмика.
        Саму деревню с вершины рассмотреть не удалось, но какие-то проблески, свидетельствующие о присутствии людей, уловить удалось.
        - Не спят, уроды. - Зло пробормотал Иван.
        Впереди, возле темнеющих построек блокпоста, несколько раз мигнул фонарик. И без подсказки Ивана, Миха направил БРДМ на этот сигнал. Когда машины подъехали, из тени показался старший лейтенант Возняк и жестами велел теснее прижать машины к деревянной стене постройки.
        - Двигатели не глушить. - Напомнил по рации офицер.
        Когда машины окончательно заняли указанные места, Возняк сделал приглашающий жест, призывая союзников к себе. Вслед за Иваном, все отправились внутрь. Максиму удалось мельком рассмотреть устройство здешнего блокпоста, отличавшегося определенной капитальностью.
        Низ стен был выложен из бетонных блоков. И уже поверх них укладывались традиционные мешки с песком. Венчало все это крыша из уложенных внахлест досок. Длинная сторона блокпоста имела две бойницы под крупнокалиберные пулеметы и несколько для обычного стрелкового вооружения и располагалась под небольшим углом к дороге. Стена, к которой пристроились машины, была частью бревенчатого сооружения, как потом выяснилось, казармы. На ее крыше виднелось что-то вроде пулеметного гнезда. Когда Максим смотрел вверх, там появилась человеческая фигура и что-то швырнула подальше в кусты. Судя по отсутствию лохматого камуфляжа, это был Хохол. Максим догадался, что боец занимается приведением оружия в не стреляющее состояние.
        Чтобы попасть внутрь, блокпост пришлось обойти практически кругом. Здесь обнаружились четыре тела. Присмотревшись, Виноградов с удивлением понял, что охрана просто спит. Сразу вспомнились слова лейтенанта о спецсредствах.
        - По ходу дела, давайте разоружим этих деятелей. - Слова Возняка напоминали приказ. - О “крупняке” Хохол уже позаботился, а мы займемся этими.
        - Йес, сэ-эр! - Изобразил неподдельное рвение Максим.
        Старший лейтенант не обратил на выходку Виноградова никакого внимания. А вот Иван, как показалось Максиму, понимающе хмыкнул.
        - Забираем только оружие. - Продолжал раздавать указания Возняк. - Трофеить ничего не будем. Если удастся решить все мирным путем, незачем нам обиженных оставлять.
        - А если таки нет? - Поинтересовался Кройцман.
        - Тогда, нам либо придется быстро ноги уносить, либо у нас будет о-о-очень много времени для сбора трофеев. - Невесело усмехнулся офицер. - Только, будет ли кому их собирать?
        - Тьфу-тьфу-тьфу! - Трижды сплюнул через левое плечо Семен Маркович.
        Каждый из охранников блокпоста оказался вооружен ФН ФАЛом с деревянным прикладом и итальянской Береттой 92 старой модели. Только увидев итальянские пистолеты Максим сообразил, почему “Таурусы” и “Вектор” бандитов казались ему такими знакомыми. Они как две капли воды походили именно на “Беретту”.
        Еще четверо охранников обнаружились спящими в казарме. Было похоже, что они и так спали, когда их усыпили уже с помощью спецсредств. Девятый, судя по всему, главный, в одних подштанниках спал привязанный к стулу. Максим сообразил, что бойцы успели провести допрос. По отсутствию повреждений на лице и теле охранника, было понятно, что рассказывал он все быстро и правдиво.
        - Заносите в ту комнату. - Махнул рукой старший лейтенант. - Единственная комната с замком. Там мы и этого типа спеленали. Типа, командир. В отдельной комнате спал.
        Максим вошел в “командирскую”. Тут уже лежали недостающие автоматические винтовки и пистолеты. Кроме того, на специальной подставке у стены обнаружился американский карабин М4 с коллиматорным прицелом и подствольным гранатометом. Воровато оглянувшись, Максим принялся снимать коллиматор с его законного места. Вошедший следом, Мартин понимающе кивнул и задержался в дверном проеме, перекрыв его напрочь. Кроме прицела Максиму очень хотелось “прихватизировать” и кобуру с семнадцатым “Глоком “, но парень пересилил себя.
        Сложив оружие и вернувшись в большую комнату, Мартин обратился к старшему лейтенанту.
        - Сэр, мне кажется, что помещение рассчитано на большее число людей.
        - Так и есть. - Старший лейтенант Возняк снова дождался перевода, хотя Максим и был уверен, что офицер понял все и так. - Это ночная смена. Днем их здесь два десятка и мобильный резерв из трех машин. Появляются они обычно часам к десяти. Так что, бояться смены караула нам нечего. К тому времени все решиться. Так или иначе.
        Мартин кивнул, принимая объяснения. Максим, в свою очередь, сел за стол и выжидающе уставился на Возняка. Тот достал из шкафчика лист не очень хорошего качества бумаги и в мгновенье ока набросал на нем схему.
        0X01 GRAPHIC
        (примерно такую)
        - Мы здесь. Стоянка транспорта - на противоположном конце поселка. Выезд из нее вот на эту дорогу. Казармы - здесь. Но в них живет лишь треть бойцов. Остальные - в самом поселке. На реке, у моста еще один блокпост. А на развилке - еще один. Тот, который на реке, нас не волнует. - Возняк внимательно обвел взглядом “штатских”, все ли слушают. - Бур с Грибом сейчас наблюдают за поселком, выясняют кто, сколько и где. У Н”Гобы было полтораста человек под ружьем. Плюсуем прибывших, а их, оказывается две партии, итого около двухсот тридцати человек.
        - Мать моя! - Ахнул Миха.
        - И все, как вы понимаете, не с пустыми руками. Хорошо, что не догадались или не захотели снять пулеметы с блокпостов. Но и так, минимум восемь “крупняков” и двенадцать единых. Учтем, что перед воротами стоянки три капитальных строения. Не бетон, конечно, но построены качественно. - Лейтенант ткнул карандашом и пояснил для новичков. - Кабак, бордель и магазин. Заправка внутри стоянки, и это хорошо. Вряд ли они будут стоянку штурмовать. В этом случае от нее нихрена не останется.
        - Вообще-то, странно как-то стоянка расположена. - Рассматривая схему, подал реплику Максим.
        - Изначально она делалась под дорогу вглубь Дагомеи. Это уже потом прибрежная дорога стала главнее. - Объяснил лейтенант. - Так вот, есть несколько вариантов нашего расположения. В идеале, пару пулеметов в эти дома и мы отрезаем казармы. Еще пару в эти заросли и все пространство за борделем и кабаком простреливается. Это даст нам возможность обеспечить выдвижение колоны.
        - Но? - Вопросительно склонил голову Максим.
        - Но! Нас мало и пулеметчиков, особенно на окраине поселка, прикрыть некем. Бур будет работать по гранатометчикам, Гриб его прикрывать. Остаемся мы с Хохлом. - Возняк развел руками. - К тому же, чтобы протащить сюда технику, нужно зачищать второй блокпост. Людей там сейчас не больше, чем здесь, а вот спецсредств осталось мало.
        - Да, что за спецсредства такие? - Не выдержал Миха.
        - Есть тут один паучок, так его яд отличное снотворное. Хоть внутрь, хоть в кровь. При нормальной концентрации засыпают голубчики мгновенно и спят часов восемь. - Объяснил старший лейтенант. - Но никто не думал, что мне его массово применять придется. Так, взял лишний комплект сверх штатного, на всякий случай. Метательных шприцов осталось только два. Еще есть достаточно такого, которое нужно в питье или еду добавлять. Но как это сделать?
        - Сэр, мне кажется, что нужно обе машины выдвигать в сторону стоянки. - Высказал свое мнение Мартин. - Длительного боя ни мы, ни конвой без больших потерь не выдержим. Значит, наша задача обеспечить беспрепятственное выдвижение конвоя. А вырвавшись из ловушки, ваши бронетранспортеры, сэр, и сами смогут охладить пыл возможной погони. Я так думаю, сэр.
        Старший лейтенант некоторое время молча крутил в руках карандаш, переводя взгляд с Мартина на Максима. По этим взглядам Виноградов понял, что только их двоих Возняк воспринимает как участников возможного налета на второй блокпост. Покосившись на свой автомат и на оружие остальных членов группы, лейтенант досадливо поморщился. Максим понял эту пантомиму так, что Возняк досадует на отсутствие у остальных бесшумного оружия.
        - Товарищ лейтенант, мы тут забыли вам сказать, что у нас есть десяток РГНок здесь и ящик во втором грузовике. Там еще восемь МОНок. - Максим слегка поколебался, но закончил свою мысль. - И автомат с глушителем под СП6.
        - Однако! - Поднял бровь Возняк. - Гранаты - это хорошо. А МОНки…. Установить их втихаря можно. А если дело миром обернется? Снимать? Может не оказаться времени на это. А оставлять такие мины этим….
        - Прикрыть пути отхода. - Посоветовал Мартин. - Тогда и снять время будет.
        - Так, у нас еще пять с половиной часов. Доставайте свой автомат с глушителем. Кстати, это “Вал” что ли? - Поднялся из-за стола офицер.
        - Нет, СР-3М на нем написано. - Ответил Максим.
        - Да? Интересно, у егерей СР-3 “Вихрь” на вооружении. А про “М” не слышал. И про глушители нам РАВовцы все больше басни рассказывают. Н-да…. Короче, ваших вызывать сюда до того как зачистим второй блокпост бесполезно. Отсюда до него пара километров, так что доберемся пешком. Мистер, поищите себе какой-нибудь камуфляж, а то очень уж демаскируете. - Посоветовал Мартину Возняк. - Оставляем тут водителей и товарища Кройцмана, а сами отправляемся. Иван, возьмешь мой автомат и с Максимом будешь прикрывать нас. На кого хватит - тех усыплю издали, а остальных придется глушить врукопашную.
        - Лейтенант, я бы, все-таки, связался со второй машиной сейчас. - Вмешался Максим. - Чтобы у них было время подготовиться. Если, это, конечно, не опасно. Я имею ввиду, на связь выходить.
        - Здесь все нормально. У них техника на других частотах работает. На гражданских. - Лейтенант махнул рукой в сторону незамеченной Максимом радиостанции.
        Максим присмотрелся к небольшой радиостанции с крупной надписью “Кенвуд”. Довольно большой экранчик, множество кнопочек, как на самой рации, так и на микрофоне. Судя по фирме и наворотам, радиостанция должны была быть неплохой. Максим поймал взгляд Кройцмана и одними глазами указал на радиостанцию. Семен Маркович понимающе смежил веки.
        Тем временем, старший лейтенант поменялся с Иваном оружием и скомандовал Хохлу спускаться с крыши.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 2 часа.


        Оставив все лишнее на попечение товарищей, трое бойцов РА и Максим с Мартином отправились в путь. Заскочив по дороге в БРДМ, Виноградов снова добыл из кейса бесшумный автомат. Приведя его под удивленными взглядами Ивана и Хохла в боевое состояние, Максим доложил о готовности.
        Впереди двигался Возняк. Лейтенант скользил тенью по самой кромке кустарника. Максим подумал, что если бы не знал, что там движется человек, то мог бы и не заметить его. Следом шел Хохол. Он двигался не так уверенно, но, все же, увереннее Максима. Который шел третьим. Четвертым шел Мартин, не очень уверенно поводивший плечами в куртке с чужого плеча. Замыкал группу Иван.
        Старший лейтенант забрал себе прибор ночного видения, одолженный Максимом. Его собственный ночной прицел остался на автомате, переданном Ивану. А к Виноградову вернулся трофейный “NVRS”. Стараясь производить как можно меньше шума, Максим невольно подумал, удастся ли Кройцману выйти на связь с месье Лафонтелем. Он сомневался, что кто-либо из команды второго грузовика сейчас спит, но мало ли. Хватит ли дальности рации, например? И, хотя Хохол заверил, что с “триста девяносто второй” вполне можно “докричаться” до второго “Унимога”, Максим переживал.
        И только споткнувшись, Максим выкинул из головы посторонние мысли. Есть задача - тихо и незаметно подобраться к противнику, вот на ней и нужно сосредоточиться. Тем более, что команда “диверсантов” почти добралась до места.
        По сигналу старшего лейтенанта рассредоточились за кустами и стали наблюдать. В ночной прицел Максим мог хорошо рассмотреть блокпост снаружи. Больше первого, этот блокпост прикрывал сразу три направления. Плюс опять-таки казарма с огневой точкой на крыше. Сквозь ближайшую амбразуру можно было заметить легкое шевеление внутри. Максим тронул Возняка за плечо и показал на кнопку сбоку прицела. Лейтенант в ответ ткнул пальцем в подобное устройство на своем ПНВ и несколько раз кивнул головой.
        После включения инфракрасной подсветки сразу на двух приборах, происходящее внутри стало видно лучше. Двое часовых стояли у крупнокалиберного пулемета и оживленно о чем-то болтали. Еще одного удалось засечь на крыше. Судя по длительной неподвижности фигуры, он подремывал. Сколько не искали четвертого часового, определить его местонахождение не удалось. Старший лейтенант покачал головой и энергично махнул рукой вправо. Судя по одобрительным кивкам бойцов РА и Мартина, они были полностью согласны с таким решением. Максим и сам понимал, что пересекать дорогу здесь, рискуя быть замеченными либо болтающими часовыми, либо так и не найденным их напарником, не разумно.
        Стараясь двигаться еще осторожнее и тише, прячась за кустами, вся пятерка двинулась вдоль дороги в направлении поселка и стоянки конвоев. Конечно, идти два километра до первых строений никто не собирался. Как только группа вышла из сектора, просматриваемого болтающими часовыми, лейтенант снова сделал знак остановиться. С этой стороны блокпоста кроме амбразуры, на этот раз пустой, присутствовали закрытые ворота. Четвертого часового так и не обнаружили. Оставалось надеяться, что он расположился так, что не сможет увидеть перебегающих дорогу людей.
        Старший лейтенант Возняк поднял руку чтобы дать сигнал, но Хохол резким жестом заставил его остановиться. Боец напряженно замер, медленно поворачивая голову и к чему-то прислушиваясь. Наконец, он немного расслабился, показал на свое ухо и махнул рукой вдоль дороги. Офицер вопросительно поднял бровь. Хохол так же молча постучал по рации и снова указал направление.
        - Уверен? - Одними губами прошептал Возняк.
        - Нет. Но показалось что слышал. - Виновато ответил Хохол.
        Старший лейтенант осмотрел свою команду и кивнул головой Ивану. Вдвоем они скользнули сквозь кусты, удаляясь от блокпоста и приближаясь к поселку. Стараясь не терять время зря, и хоть как-то отвлечься от ожидания, Максим продолжил наблюдение за блокпостом. Там все оставалось без изменений. Часовой на крыше казармы не шевелился, видимо, спал по-настоящему. Ни два его разговорчивых напарника, ни гипотетический четвертый охранник в поле зрения не появлялись. Хоть сейчас можно было перебираться на другую сторону дороги, под самые стены блокпоста. Оставалось только дождаться Возняка с Иваном.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 3 часа.


        Старший лейтенант вернулся один. По его лицу было видно, что ничего хорошего ожидать не приходится. Резким жестом он затребовал у Хохла рацию. Хохол отдал “Северок” и показал Максиму с Мартином подойти ближе, чтобы “поработать” своеобразными шумопоглотителями.
        - Змея Глазу. - Негромко но отчетливо произнес в микрофон старший лейтенант. - Кэпа быстро.
        Видимо ответ последовал мгновенно, потому что поза Возняка стала менее напряженной. В молчании прошло не больше трех минут. Потом офицер снова подтянулся и быстро произнес:
        - Дистанция пятнадцать замаскирована машина. Двое, предположительно белых. Радиостанция. - Выслушав невидимого собеседника, Возняк добавил. - Предполагаю наблюдателей или координаторов.
        Снова возникла пауза. Максим не смог разобрать то ли лейтенант внимательно слушает что ему говорят, то ли его собеседник взял паузу на обдумывание информации.
        - Такой возможности не имею. Только в ущерб основной операции. - Возняк невольно кивнул головой и уже вслух ответил. - Есть жесткий вариант.
        Отдав радиостанцию Хохлу, офицер снова оглядел свое воинство и на этот раз кивнул Максиму. Виноградов облизал враз пересохшие губы и отправился за старшим лейтенантом. Максим боялся не столько возможного боя, сколько того, что своей неуклюжестью всех выдаст.
        Но обошлось. Возняк опустился на колено рядом с Иваном, а Максим пристроился чуть позади. Иван отрицательно покачал головой. Виноградов понял, что этот жест должен означать: все по старому. Старший лейтенант сделал выразительный жест ладонью поперек горла. Бывший старшина-контрактник кивнул. Максим подосадовал, что не успел пока была такая возможность, почему лейтенант не хочет допросить неизвестных. Теперь, похоже, было поздно.
        Возняк положил на землю автомат. Взамен он достал откуда-то из складок камуфляжа сравнительно небольшой пистолет с толстым и длинным стволом. Жестом отдав Ивану команду двигаться вправо, а Максиму оставаться на месте и страховать, старший лейтенант выбрал для себя наиболее трудную задачу: подойти к машине со стороны дороги.
        До машины оставалось метров пятьдесят и Максим отчетливо видел в салоне два силуэта. Он тщательно прицелился и отрепетировал перенос огня с одной цели на другую. Подавив жгучее желание посмотреть, как старший лейтенант и Иван будут подкрадываться к машине, Виноградов сосредоточил все внимание на своих целях.
        Неожиданно в салоне что-то сверкнуло. До Максима долетел чей-то раздраженный голос. Потом один из силуэтов зашевелился и человек вылез наружу. У него в зубах вспыхивал огонек сигареты. Максим сообразил, что водитель выгнал курящего напарника из салона. Курильщик смачно потянулся и направился в сторону густых кустов. Ругаясь про себя последними словами, Максим сопровождал его движение. Парень не знал, где в этот момент находится Иван и сможет ли он поразить цель. Рация тоже молчала, что, впрочем, было понятно. Очень уж близко подобрались к противнику, чтобы позволить себе хоть что-то сказать, даже шепотом.
        Внезапно казалось сам куст вздыбился навстречу неизвестному. Тот и шелохнуться не успел, как получил удар в голову и начал падать на землю. Иван, а это именно он встретил неизвестного, повалился вместе с ним. И сделал это вовремя. Напарник сбитого с ног человека, видимо, не следил пристально за своим товарищем, но какое-то движение уловил. Едва Максим успел перевести прицел на машину, как водитель уже стоял у открытой двери и вскидывал к плечу свой автомат. Виноградов только и успел понять, что у противника нет ночного прицела, как раздались два хлопка. Не закончив движение, водитель выронил оружие и сполз по боковой стойке машины.
        Держа пистолет наизготовку, старший лейтенант скользнул к машине и заглянул внутрь. Убедившись, что внутри больше никого нет, он нагнулся к телу водителя. Спустя пару мгновений в наушниках раздался его голос:
        - Чисто. Статус?
        - Здесь Иван. Порядок. Снял чисто.
        - Э-э-э, Макс. Порядок.
        - Макс к машине. Иван, я иду к тебе. - Скомандовал лейтенант.
        Максим двинулся в сторону машины. Когда он приблизился, Возняка уже не было. Виноградов не стал выискивать глазами напарников, а, на всякий случай, отбросил в сторону оружие водителя и стал наблюдать за дорогой в направлении поселка. Минуту спустя послышался шум и к машине вышли Возняк с Иваном, неся взятого живым неизвестного.
        - Труп в машину. Этого пакуем со всем тщанием и туда же. - Скомандовал уже вживую Возняк. - Потрошить потом будем. И так много времени потеряли. И Бур с Грибом молчат!
        Последнюю фразу лейтенант произнес с явным беспокойством. Даже не думая о брезгливости, Максим подхватил тело водителя и кое-как запихнул его на сидения машины. Старший лейтенант с Иваном справились не на много позже. Но оказалось, что дверей всего две и передние сидения уже заняты трупом. Пришлось “языка” засовывать через заднюю дверь в багажное отделение. Максим хотел отключить радиостанцию в салоне машины, но не смог быстро сообразить как это сделать. Времени разобраться ему не дали.
        - Хрен с ней, не доберется. - Буркнул Иван, закрывая за оглушенным и связанным пленником дверь машины.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 4 часа.


        Лейтенант связался с Хохлом и, убедившись, что на блокпосте все без изменений, повел напарников едва ли не по дороге. Жестами он велел сначала Максиму, а потом и Ивану перейти на другую сторону. Сам Возняк добрался до Хохла и Мартина. Эта тройка перебралась через дорогу под самыми стенами блокпоста.
        Иван аккуратно потянул на себя калитку в воротах, но та не поддалась. Максим высунулся в амбразуру и осмотрел двор. Двое все также стояли на противоположной стороне у пулемета и болтали. Часовой на крыше с позиции Виноградова виден не был, но считать, что он вдруг проснулся и внимательно следит за обстановкой оснований не было. Напрягало отсутствие четвертого. О том, где этот четвертый и есть ли он вообще, можно было только гадать.
        Возняк решил действовать. По плану он должен был усыпить двоих часовых с помощью духовой трубки и стрелок со снотворным. После чего, Мартин и Хохол должны обеспечить быстрое проникновение внутрь Ивана и Максима. Проще говоря, буквально забросить их через амбразуры. Когда бойцы с бесшумным оружием будут контролировать двор, внутрь проникают остальные и продолжают зачистку уже подручными средствами: кулаками, прикладами, рукоятями пистолетов и т.д.
        Максим мельком подумал, как хорошо, что старлей прихватил два комплекта спецсредств. С одной духовой трубкой быстро поразить стоящих рядом часовых было бы делом нереальным. А вот с двумя! Все равно, что передернуть затвор у магазинной винтовки. Хороший стрелок делает это за считанные секунды.
        Возняк не подкачал. Не успел первый часовой вскинуть руку к тому месту, куда попала стрелка со снотворным, как тот же жест попытался совершить и второй. И оба так и упали с полуподнятыми руками. Выждав несколько секунд, в амбразуру скользнул Иван. Едва бывший старшина-контрактник утвердился внутри блокпоста и вскинул автомат к плечу, за ним последовал Максим. Использовав сложенные в замок руки Мартина как ступеньку, Виноградов практически перешагнул через край амбразуры. Через несколько мгновений он скопировал позу Ивана и, стоя на одном колене, водил стволом, контролируя свою часть двора.
        Еще через десяток секунд легкий хлопок по плечу возвестил о том, что и остальные бойцы уже внутри. Как и договаривались, Максим и Хохол оставались контролировать двор, а остальные двинулись к входу в казарму. Хохол указал Максиму направление обхода и первым двинулся осматривать все закоулки блокпоста. Задачей Максима было прикрыть товарища. Для этого Виноградову приходилось все время быть настороже и держать в поле зрения как можно большую часть двора. А тут еще Хохол решил сэкономить время и стал приводить оружие в негодность на первом же проходе. Максиму очень хотелось окликнуть напарника, но он опасался это делать и в живую, и по рации. Вот и приходилось Виноградову напряженно всматриваться в тени поверх прицела, который хоть и позволял видеть в темноте, но существенно уменьшал угол зрения.
        Изнутри казармы раздался громкий звук падения чего-то большого. Максим резко развернулся и взял дверь на прицел. Но вокруг снова наступила тишина. С облегчением выдохнув, Виноградов вернулся к своим обязанностям. На Хохла происшествие тоже произвело впечатление. К огромному облегчению Максима, боец бросил заниматься двумя делами сразу и быстро закончил осмотр двора.
        - Чисто. - Раздался в наушниках голос лейтенанта. - Хохол, крыша на вас.
        - Чисто. - Отозвался Хохол. - Понял, крыша наша.
        Максим подошел к лестнице одновременно с бойцом. Увидев это, Хохол покачал головой:
        - Держи край. Я иду первым. Если что, я тебе маякну.
        - Уверен? - Спросил Максим.
        Боец молча кивнул и взялся за перекладину лестницы. Максим, вскинув автомат, попятился назад. Через ночной прицел край крыши был виден отчетливо. Как и контур человеческого торса, появившийся в поле зрения. Виноградову понадобилось несколько секунд чтобы сообразить, что эта фигура принадлежит спавшему часовому. Шум в казарме, похоже, разбудил его и нарушитель устава не нашел ничего лучше, как подняться и посмотреть, что твориться во дворе.
        Все это молнией пронеслось в голове Максима. При этом, что-то, лежащее глубже сознания, послало мышцам сигнал и те сработали так, что перекрестие прицела совместилось с “грудной мишенью”. Тут и сознание пришло в себя. На спусковой крючок Виноградов нажимал вполне осознано.
        Хлопки выстрелов и металлический лязг затвора слились воедино. Фигура пропала из поля зрения, но Хохол понял все правильно и наплевав на осторожность и скрытность рванул вверх по лестнице. Теперь уже его фигура мелькнула на фоне края крыши и пропала в глубине.
        - Чисто. - Раздался его голос какое-то время спустя. - Глаз, у нас холодный.
        - Убрать следы сможете? - После непродолжительного молчания раздался голос старшего лейтенанта.
        - Темно, кровь. Без гарантий. - Немедленно ответил Хохол.
        - Тогда не трогать. Заканчивайте снаружи и заходите. - Скомандовал Возняк.
        - Понял.
        Хохол спустился через пару минут. Максим все это время так и простоял посередине двора. Разве что, автомат опустил. Боец подошел к Виноградову и хлопнул по плечу.
        - Я твой должник парень.
        - Блин, не возился бы ты так и стрелять не пришлось. - Резковато ответил Максим.
        - Мой косяк. - Легко согласился Хохол и примирительно добавил. - Меня Василием зовут.
        Максим глубоко-глубоко вздохнул и успокоился. Он протянул руку, наконец-то переставшему быть безымянным, бойцу, признавая инцидент исчерпанным. Василий с чувством ответил на рукопожатие. В четыре руки они быстро привели в нерабочее состояние все вооружение на блокпосте.
        Внутри казарма мало чем отличалась от аналогичного помещения на первом блокпосте. Разве что, была рассчитана на большее количество людей. В большой комнате напротив старшего лейтенанта сидел связанный командир охранников. Максим обратил внимание, что страха на его лице не было. Растерянность, досада, неуверенность, но не страх.
        Посмотрев на вошедших, старший лейтенант снова повернулся к пленнику.
        - Нам пришлось убить одного твоего человека. - На вполне приличном английском заговорил Возняк. - Он не вовремя проснулся.
        Взгляд пленного метнулся вглубь казармы, к комнатам, где спали его подчиненные.
        - Нет, часовой на крыше. - Пояснил офицер.
        - Не вовремя проснулся? - Переспросил пленный с сильным акцентом.
        - Да, он спал. Услышал шум и проснулся. Не вовремя. - Старший лейтенант покачал головой. - Мы не хотели крови. Мы не хотим стать врагами. Надеюсь Н”Гобе хватит разума не начинать войну.
        Пленный дернул плечом, но промолчал. Он не мог не понимать, что при желании эти бойцы могли легко вырезать весь гарнизон блокпоста. Взамен этого, они рисковали чтобы взять всех живыми. Один труп для командира полубандитского формирования ничего не значил. Тем более, подчиненного, который позволил себе спать, в то время, когда должен был охранять покой командира. Пленного смущало только одно: странный состав захватившей его группы. Он узнал форму старшего группы и еще одного бойца. В такой же была и охрана конвоя, про которую говорили, что это русские и дерутся они как черти. Но чернокожий верзила в куртке с чужого плеча, а теперь и белый парень в одежде совсем другого типа, сбивали с толку. Одно пленный уяснил точно - убивать его не будут и в войне, затеваемой начальством, ему участвовать не придется. Это радовало.
        - Иван, бери штатских и прикатите сюда машину. Руками! Думаю, справитесь. Так, Хохол, ты свяжись с БРДМом. Пусть тихо-тихо, на цыпочках едут сюда. - Старший лейтенант секунду помолчал и продолжил встревоженным тоном. - А главное, свяжись с нашими. Пусть они настроятся на частоты Бура. Может он просто до нас дозваться не может. Далеко ушел.
        - Он бы сообразил. - Возразил Хохол, прежде чем успел подумать.
        - Так! Боец, мля! Выполнять! - Вызверился на подчиненного Возняк.
        Василий-Хохол немедленно заткнулся. Он и сам понял, что лейтенант переживает, а его реплика спокойствия офицеру не прибавила. Четко, словно на плацу развернувшись кругом, Хохол выскочил из казармы. За ним, не так поспешно, но и не медля, последовали остальные. На улице Иван выразительно постучал ладонью по лбу. Василий сокрушенно развел руками, дескать виноват, ляпнул не подумав.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 5 часов.


        Оставив бойца налаживать связь, Максим, Мартин и Иван покинули блокпост через калитку. На всякий случай передвигаться решили не по самой дороге, а среди кустов. У Максима, правда, мелькнула мысль, что если их не заметят сейчас, то когда будут толкать машину, будут как на ладони. Но тут оставалось надеяться только на то, что все внимание боевиков сосредоточенно на стоянке конвоев.
        Когда перекладывали труп с сидений в багажное отделение, лежавший там пленник начал шевелиться. Иван быстро сунул ему под нос ствол автомата с глушителем. Качественно связанный пленник моментально все осознал и проблем больше не создавал. В процессе толкания машины, Максим все пытался определить ее марку. По некоторым характерным признакам получалось, что авто из “породы” ЛендРоверов. А судя по определенному минимализму в салоне и приборной панели, не очень новый, военный образец. В конце концов, Максим решил, что можно будет спросить у Михи. Машина оказалась довольно легкой и маневренной. Видимо за счет своей небольшой длины. Максим с Мартином легко сдвинули машину с места. Иван, как только машина оказалась на дороге, принялся им помогать, лишь изредка корректируя направление. Даже небольшой подъем перед блокпостом не заставил их сбросить скорость.
        Едва успели завернуть за угол блокпоста, как раздался шум моторов и из темноты появились БРДМ и грузовик. Они тоже “припарковались” так, чтобы блокпост скрывал их от возможного наблюдателя со стороны поселка. Вышедший навстречу машинам, старший лейтенант выглядел явно повеселевшим. На вопросительный взгляд Ивана он пояснил:
        - Бур вышел на связь с нашими. Они и правда далековато забрались, почти до реки дошли. Теперь он подбирает позицию, а Гриб направляется к нам.
        - Ну, слава богу! - Облегченно вздохнул Иван. - Лейтенант, время еще есть?
        - До рассвета два часа. Должно хватить на все. - Ответил Возняк.
        - Что будем решать со вторым грузовиком? Может пора уже их вызвать? Особенно, если решим мины ставить. - Спросил Иван.
        - Уже. Но их водитель опасается в темноте ехать. Говорит, что не так хорошо умеет управлять грузовиком, чтобы чувствовать себя уверенно. Предлагает подождать и проскочить с первыми лучами солнца. - Возняк пожал плечами. - Без мин-то мы обойдемся. А подвергать опасности штатских….
        - Лейтенант. - Влез в разговор Максим. - А чего бы ему фары не включить. До холма минимум. Теперь-то смотреть некому.
        - Хм. А ты, пожалуй, прав. - После небольшого раздумья согласился Возняк. - Некому теперь смотреть. Но, на всякий случай, нужно будет их перед холмом встретить и помочь добраться сюда уже без фар. Так что, давай, займись этим.
        - А вот скажите, что вы собираетесь делать с этой чудесной машинкой. - Совершенно не кстати вмешался Кройцман.
        - Ну вы и нашли время! - Возмутился лейтенант.
        Дальнейшего Максим не слышал. Он как раз залезал в БРДМ и выходил на связь с месье Лафонтелем. И только услышав голос француза в наушниках, с досадой стукнул себя по лбу.
        - Дядя Сема! - Рявкнул Максим в микрофон. - Бегом сюда!
        Кройцман появился так быстро, словно и правда проделал это бегом. Максим смущенно сунул ему гарнитуру.
        - Вы, это, объясните ему что делать.
        Семен Маркович не стал комментировать промашку Виноградова. Он лишь хмыкнул, принимая из рук Максима гарнитуру рации.
        - Я побежал. - Вылезая из БРДМ, сообщил Виноградов.
        - Осторожно. Зверья быть не должно, но мало ли. - Напутствовал парня Иван.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 5.30 часов.


        И “пробег”, и последующее ожидание обошлись без неожиданностей. Проблески фар среди деревьев Максим заметил почти сразу. Потом свет стал ярче. А еще спустя несколько минут, машина выехала на дорогу, и теперь пятно света было видно совершенно отчетливо.
        Максим встал так, чтобы его было видно сразу. Кроме того, он дал о себе знать по рации. Так что, его появление не стало для месье Лафонтеля сюрпризом. Кое как объяснив французу, что свет пора выключить и ехать дальше медленно и тихо, Максим запрыгнул на подножку со стороны водителя.
        Ехать, даже на подножке грузовика, это не бежать. Виноградов и не заметил, как машина приблизилась ко второму блокпосту. Показав французу как поставить машину, Максим спрыгнул с подножки и направился в сторону кузова. Там его уже ожидала Натали с братом. Максим протянул руку и девушка вложила в нее свою ладонь. Мальчишка сразу попытался вылезти наружу, но Максим свободной рукой остановил его.
        Подошел старший лейтенант Возняк. Глядя на офицера, Максим подумал, что для разведчика Возняк слишком плохо умеет скрывать свои эмоции. Вот и сейчас, на лице старшего лейтенанта была написана озабоченность и, даже, растерянность. Но, что удивительно, подобное же выражение лица было и у Мартина, идущего следом за офицером. Один Иван выглядел как обычно.
        - Что случилось? - Настороженно спросил Максим.
        - Нет, ничего. - Отмахнулся старший лейтенант. - Мы тут посовещались и решили с минами не заморачиваться. Так что, пусть ваши друзья отъедут на пару километров и там ждут. Если все пойдет плохо, мы им по рации сообщим. Да, и пусть помогут этому вашему Кройцману.
        Максим озадачено поискал глазами Семена Марковича. Кройцмана обнаружить не удалось, но Виноградов обратил внимание на Миху, стоящего возле водительской дверцы лендровероподобного автомобиля. Приятель что-то объяснял человеку, сидящему на месте водителя. Судя по тому, что говоря о Кройцмане, старший лейтенант махнул именно в эту сторону, Максим предположил, что в машине именно Семен Маркович.
        Максим легонько сжал и отпустил руку Натали. Подойдя к месье Лафонтелю, Виноградов указал ему на внедорожник. Француз кивнул. “Унимог” слегка взрыкнул двигателем и прополз требуемые десять метров. Максим подошел следом.
        - Дядя Сема, что вы задумали? - Без обиняков спросил Максим.
        - А вы когда-нибудь задумывались, как будете по городу ездить на БРДМ? - Вопросом на вопрос ответил Кройцман. - И это, если вас вообще пустят в город на бронетехнике.
        - И наши вот так просто согласились отдать вам машину? - С сомнением в голосе уточнил Максим.
        - Нет, не просто. - Поморщился Кройцман. - Нашей платой станет избавление от трупов и, вообще, всех следов. Не было здесь такой машины и никто из РА и в глаза ее не видел.
        - Блин! - Максим был слегка шокирован тем, что старший лейтенант прикончил взятого в плен белого незнакомца. - Он его допросил?
        - Да. И сразу скажу, что не знаю, о чем нашему лейтенанту поведал этот несчастный. - В голосе Семена Марковича тоже не было слышно энтузиазма. - Но! Пока грузили мертвецов, я немного к ним таки присмотрелся. Не знаю, в какого бога верил второй, но тот, которого вы привезли уже мертвым, явно был поклонником пророка Мухаммеда.
        - Араб? - Удивился Максим.
        - Мой жизненный опыт подсказывает, что все это затеяно именно против русских, а не против конвоя вообще. - Понизив голос сообщил Семен Маркович.
        - Для всех будет лучше, если вы забудете о своих догадках. - Раздался голос тихо подошедшего старшего лейтенанта. - Вам уже пора. Времени остается совсем мало и у нас много дел.
        Кройцман торопливо вылез из машины и подошел к месье Лафонтелю, чтобы объяснить ситуацию. Возняк, постояв несколько секунд, развернулся и пошел к блокпосту. У машины остались Максим и Миха. Миха стукнул ногой по колесу.
        0x01 graphic
        0X01 GRAPHIC
        (вот такой Land Rower XD 90)
        - Лэндровер ИксД 90. Его еще “Волком” называли. Проедет где хочешь. Классная машинка. - Не глядя на приятеля сказал механик. - Макс, ты вообще понимаешь, что опять втравил нас в какую-то ж..пу?
        - Эх, Мишка! - Тяжело вздохнул Максим. - Ну, не получается иначе! Участие в этой, как ты говоришь ж..пе, оно нам нужно больше. Думается, вояки наши и без нас справились бы. Так или иначе. Но теперь мы для них свои. Понимаешь? Только между нами, хорошо? Старлей этот, он не просто пехота, он из Разведуправления РА. Сечешь, какая крыша может быть?
        - Нахрен мы им нужны? - Сморщился Миха.
        Ответить Максим не успел, потому что вернулся Семен Маркович. Он обошел приятелей и уселся на место водителя “Лэнд Ровера”. Холодный дизель внедорожника зашумел особенно громко на фоне холостого хода прогретого двигателя “Унимога”. Максим с Михой поморщились. Кройцману хватило выдержки не пытаться немедленно трогаться с места, а выждать хотя бы пару минут. Семен Маркович сквозь опущенное боковое стекло внимательно посмотрел на приятелей.
        - Вот что, молодые люди, нам, конечно, очень нужна помощь, особенно такой фирмы как Русская Армия, но…. - Кройцман качнул головой. - Я надеюсь на ваше благоразумие.
        Миха хлопнул по крылу “Ленд Ровера”, езжай мол, а Максим вскинул руку в воинском приветствии на американский манер. Семен Маркович покачал головой и тронул машину с места. Максим дождался пока мимо проедет грузовик и вскинул сжатую в кулак ладонь к плечу, приветствуя Натали и Уэсли. Мальчишка махнул рукой в ответ, а девушка только выразительно посмотрела.
        Проводив взглядом машины, приятели молча отправились на блокпост. Возвращаться к прерванному разговору не хотелось ни одному, ни второму.
        У калитки их встретил Иван. Боец молча пропустил парней внутрь и вернулся к наблюдению за дорогой. Максим заметил, что Иван снова был со своим “родным” АК-103 и прибором ночного видения, одолженным у Максима. Лейтенант вернул себе привычный автомат с ПБСом, а значит, собирался влезть в саму гущу событий.
        В казарме блокпоста, кроме старшего лейтенанта, Хохла и Мартина с Мигелем, обнаружился рядовой Грибов. Боец сидел в расслабленной позе, вытянув ноги и откинувшись спиной на стену. Когда приятели вошли внутрь, все как по команде посмотрели на них.
        - Ну, вот, все в сборе. - Констатировал Возняк, возвращаясь к разглядыванию какой-то схемы. - Можно было бы и Ивана с наблюдения снять, но он мужик опытный, на месте все вкурит.
        Старший лейтенант подвинул лежащую перед ним схему так, чтобы рассмотреть ее мог каждый из присутствующих. Мартин и Хохол немедленно приблизились к столу и склонились над бумагой. Мартин подтолкнул замешкавшегося Миху. А Максим спокойно обошел стол и встал за спиной у офицера. Видно отсюда было не так чтобы очень, но парень больше полагался на слова Возняка, чем на вычерченную на коленке схему.
        - Как видите, выезд со стоянки направлен скорее в сторону реки, чем перпендикулярно нашей дороге. - Лейтенант махнул рукой куда-то в сторону. - Соответствующим образом развернуты и эти строения. Сейчас за ними сосредоточены шесть машин с пулеметами и до взвода личного состава. Они перекрывают и сам выезд и, в случае чего, северо-восточную стену. Юго-западная стена в особом контроле не нуждается. Там слишком близко дома поселка, чтобы колона смогла выйти на оперативный простор. Бур и Гриб обнаружили с той стороны только пятерых наблюдателей.
        - Пасут стену, чтобы никто из наших не прогулялся к ним в гости. - Не меняя позы и не открывая глаз подал реплику рядовой Грибов.
        - Вот именно. - Согласился старший лейтенант. - Интересной выглядит тыльная, она же северо-западная стена. Но и тут есть свои минусы. Если выбираться на нашу дорогу, то оказываешься под огнем основной группировки, а если пытаться проскочить в противоположную сторону, то оказываешься в поселке, еще и перед самыми казармами.
        - Ну, думаю, народу там будет немного. К тому времени. - Высказался Хохол.
        - Вполне хватит, чтобы задержать колону. А дать себя зажать среди построек…. - Старший лейтенант отрицательно покачал головой.
        - К тому же, куда оттуда ехать? - Скривился Максим. - Если объезжать вокруг, чтобы прорываться на Кейптаун, то встречного боя не миновать. А в другую сторону, какой смысл?
        - Соображаешь! - Одобрительно улыбнулся лейтенант. - Сейчас переведу диспозицию нашим друзьям и продолжим.
        Пока Возняк общался с американцами, Максим смог более подробно рассмотреть схему. Вроде бы старший лейтенант ничего и не сказал о планах командования, но Виноградова не покидало ощущение, что командир конвоя решил прорываться через главный вход. А если так, то на долю их группы выпадало расчистить дорогу для первой, ударной группы конвоя. Вот только, для этого нужно было или углубиться в заросли, или приблизиться метров на двести к позициям противника. По крайней мере, так решил Максим. Оба решения имели свои минусы и Виноградов стал дожидаться пока боевую задачу не озвучит профессионал.
        Беседа офицера РА и бывших американских военных несколько затянулась. Как понял Максим, Возняк, отвечая на вопросы Мартина, решил сначала довести диспозицию до американцев и только потом вернуться к русскоговорящей части команды. Виноградов сам для себя пожал плечами и огляделся в помещении. Неуловимый налет казармы чувствовался буквально во всем. Но одно место привлекло внимание Максима какой-то неправильностью. Сделав несколько шагов, Виноградов оказался около стола, стоящего вплотную к стене. Судя по следам пыли, на углу стола еще недавно что-то стояло. Максим оглянулся и наткнулся на насмешливый взгляд Хохла. Боец неторопливо подошел и просветил парня:
        - Радио у них тут було. Тепер немае. - Хохол выразительно похлопал по своему мешку. - А з вас высточыть и того, що той хытрый еврэй прыхопыв минулого разу.
        - Так, я разве против? - Тоже вполголоса ответил Максим. - А как начальство на это посмотрит? Вроде, была команда ничего не трогать?
        - Так то рэчи, гроши и все такэ инше. А це радио! А ну, хтось розвъяжеться и повидомыть тых гадив про нас? - Хитро прищурился Хохол.
        - Это - да! Не дай бог, как говорится. - Решительно закивал головой Максим. - Безопасность превыше всего! А что тут, кстати, было? А то, я в средствах связи так себе.
        - Неплохая гражданская машинка “Kenwood” на два диапазона. - Хохол снова перешел на русский язык, посчитав, видимо, что долг перед “ридной мовой” выполнен. - От FM и выше, как их, кажется, называют LPD и PRM.
        - Кажется? - Удивился Максим.
        - А ты что, думал я из этих, из оголтелых профи? - Улыбнулся Хохол. - Которые из консервной банки и пары батареек спутниковую антенну забацают? Не-е-ет, парень! Я обычный боец, которому в нагрузку выдали радиостанцию. Нет, я, конечно, кое-что шарю, но исключительно в рамках того, чему научили в учебке.
        - Эй, хватит болтать попусту. - Голос старшего лейтенанта отвлек Максима и Хохла от беседы. - У нас есть более важные занятия. Кстати, если вы думаете, что я не заметил, как исчезли две рации, вы глубоко заблуждаетесь.
        - Товарищ старший лейтенант! - Обиженно возмутился Хохол. - Это же для пользы дела!
        - Для пользы дела нужно было поступить так, как сделали с ручными рациями. - Возразил лейтенант. - Так, хватит! Быстро ко мне, теперь еще до вас расклад доводить. Заболтался немного с американцами, но мужики толковые оказались, подсказали кое-что.
        Задача для БРДМ оказалась довольно простой. Разогнавшись, насколько это возможно сделать тихо, и пользуясь небольшим уклоном местности, Миха должен был подкатиться как можно ближе к нынешнему расположению противника. Причем последнюю часть пути планировалось проделать по зарослям кустарника, как можно ближе к деревьям. Максим с сомнением посмотрел сначала на Миху, а потом на старшего лейтенанта.
        - Пытался я по кустам поездить, товарищ старший лейтенант, и, заметьте, с включенным двигателем. - С сомнением протянул Максим. - “Бардак” считай что завис на них.
        - Здесь растительность немного другая. - Успокоил Возняк. - Здесь главное не нарваться на что-нибудь скрипящее или трещащее.
        - Не боись, Макс, проедем. - Поддержал офицера Миха. - Если хоть что-то видно будет, проедем.
        - Будет-будет! - Кивнул лейтенант. - Это вот у грузовика задача посложнее. Понятно, что с выключенным движком они никуда не доедут. Прокатятся по дороге сколько смогут и станут. И придется Мигелю ухитриться завестись и развернуться по команде, буквально в считанные секунды. И сделает он это примерно вот здесь. Тут он сможет и выезд прикрыть, и заднюю стену. Все понятно? Тогда дальше. С тобой, Макс, мы определимся в порядке целей уже на месте. Дело в том, что Кэп дал четкое указание провернуть дело так, чтобы и рыбку съесть, и…. Короче, чтобы у местных к нам было минимум претензий. А жаль! Так бы ты из своего монстра кабак с борделем в щепки разнес бы. Но, увы!
        Услышав последние слова лейтенанта, Максим порадовался, что будет, если придется, стрелять под углом к стоянке конвоев. Сомневаясь в собственной точности и представляя пробивающую способность 14,5 миллиметровой пули, Виноградов побаивался ненароком попасть в технику конвоя.
        - Хохол. - Продолжил тем временем старший лейтенант. - На БРДМ ТПУ стоит?
        - Не-а. - Совершенно не по-уставному покрутил головой боец.
        - Тогда пойдешь на “бардаке” третьим. Твоя задача обеспечить получение стрелком команд от Кэпа или от меня. Понял? - Решил Возняк.
        - Понял, тащ лейтенант. - Кивнул Хохол. - Есть, поработать ТПУ!
        Все русские невольно усмехнулись. Старший лейтенант тоже, но сразу же стал серьезным.
        - Дальше. Все гранаты отдадите мне с Грибом. Мы продвинемся еще дальше и, в случае чего, достанем тех, кто окажется вне зоны обстрела. - Лейтенант помолчал и закончил свою мысль. - Если начнется всерьез…. Если сможете, присмотрите себе позицию где-то вот в этом районе. Вряд ли мы с двумя автоматами и десятком гранат сможем долго их сдерживать. Тут без пары пулеметов не обойтись. Понимаю, что прошу вас подставить свои головы, но…
        Старший лейтенант развел руками и взглянул в глаза Максиму. Максим молча кивнул в ответ. Он и сам понимал, что если начнется всерьез, им придется влезать в самую гущу. По крайней мере, пока русские БТРы не вырвутся на оперативный простор.
        - Тогда, давайте гранаты и мы пошли. Дайте нам минут тридцать и тоже начинайте. Лучше по очереди. Если что, мы маякнем по рации, когда вас станет слышно. Тогда сразу глушите движки. - Возняк обвел глазами свое воинство. - Ясно?
        Кивнули все. Даже Мартин с Мигелем догадались о чем идет речь и подтвердили понимание своей роли.
        Через несколько минут на столе перед Возняком оказалось четырнадцать РГНок. Лейтенант и, наконец-то оторвавшийся от стенки, Гриб быстро рассовали гранаты по подсумкам и петлям разгрузок. Выполнив традиционный ритуал подпрыгивания, офицер и боец направились к выходу. Остальные, чуть приотстав, гурьбой отправились их провожать. Рядовой Грибов скользнул в калитку едва Иван ее приоткрыл, а лейтенант на мгновение задержался и что-то Ивану сказал. Боец согласно кивнул и лейтенант скрылся в темноте.
        - Видал? - Миха ткнул Максима в бок. - Ты на сколько в армии гранату кидал? Метров на двадцать?
        - Где-то так. - Согласился Максим.
        - А теперь прикинь, если бы по тебе стреляли. - Миха покрутил головой. - Блин, я бы так не смог.
        - Припрет - и не такое сможешь. - Вмешался в разговор приятелей Иван. - К тому же, не забывай, они профи. Еще и из разведки.
        - А вы что, нет? - Удивился Миха.
        - Мы с Василием приданы для усиления. А так - мобильная пехота. Тоже крутизна не последняя, но с разведкой не сравнить. - Усмехнулся Иван.
        - Очень хорошо. - Вырвалось у Максима. Видя недоумение на лицах собеседников, Виноградов попытался исправить ситуацию. - Ну, я имею в виду, хорошо, что хоть кто-то из нормальных войск. А то, чувствуешь себя совсем уж неполноценным.
        Миху и Василия-Хохла такое объяснение, кажется, удовлетворило. Но Иван пристально взглянул на Максима и усмехнулся одними уголками губ. Максим досадливо поморщился, но тут же решил, что Иван и так не забудет про намечавшийся серьезный разговор. Так что, он прекрасно понял заинтересованность Виноградова в своей персоне. Теперь бы только найти время и укромное место для разговора. Иван ничего не сказал Виноградову, а повернулся к остальным.
        - Хохол, давай сразу на связь. А вы, господа водители, сходите посмотрите как ехать будете. Мистер Мартин вас прикроет. - Иван повторил фразу по-английски и получилось это у него лишь немногим лучше, чем у Максима. - Ну, а мы с тобой, крестничек, пройдемся немного вперед, на всякий случай.
        - А ты неплохо по-английски болтаешь. - Начал разговор издалека Максим. - Здесь научился или еще там, на Старой Земле?
        - Здесь, здесь. Ты мне зубы не заговаривай! Васька, конечно, свой мужик, но армейский в доску. - Иван вздохнул. - Как я еще полгода назад. К тому же мы договорились: разговоры после боя. Ты бы лучше оружие проверил и почистил. Или ты из тех, кто считает, что “калаш” и вывалянный в грязи стрелять будет? Так это - не “калаш”.
        - Ну, нет! - Даже замотал головой Максим. - Не настолько я бестолковый. Некогда было чистить. Тем более, я хочу поменять его именно на “сто третий”. Если что, “калаш” как-то надежнее. А бесшумность скоро и не нужна будет.
        - Пожалуй, разумно. - Согласился Иван. - А автомат у тебя интересный. Очень на егерские “Вихри” смахивает, только более навороченный.
        - Старлей говорил. - Согласно кивнул Максим.
        - А он тебе говорил, что оружие под 9х39 мы никому не продаем? Ни оружие, ни патроны. Даже эти уроды из Москвы. - Насмешливо взглянул на Максима Иван. - Вот увидишь, эту игрушку у тебя попытаются реквизировать.
        - Честно? Жалко, конечно, но если удастся выторговать что-нибудь полезное, то без проблем. - Пожал плечами Максим. - Тем более, если он такой приметный.
        - А что так? - Немного насторожился Иван.
        - Ну, скажем так, не хочется встречаться с его прежним владельцем или его друзьями. - Дипломатично ответил Максим. - Я-то считаю, что по всем местным законам мне все досталось по праву, а вот у кого-то может быть со-овсем другое мнение. Чреватое для моего здоровья.
        - Умеешь ты заинтриговать. - Усмехнулся Иван. - Ничего, закончится эта бодяга, обязательно поболтаем.
        Разговаривая, Иван и Максим дошли почти до места, где в прошлый раз обнаружили машину. Тут Иван решил, что дальше идти смысла нет. На предложение Виноградова дождаться машины здесь и запрыгнуть на ходу, Иван отрицательно покачал головой.
        - Глупо это, акробатикой заниматься. Не ленись, крестничек, давай-ка бегом назад. Чует мое сердце, с минуты на минуту лейтенант выдвигаться прикажет.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 6.30 часов.


        Приказ пришел чуть позже, чем ожидал Иван. Они с Максимом не только успели неспешным бегом добраться до машин и занять свои места, но Виноградов успел, как и собирался, сменить оружие. В эфире прозвучало только одно слово: “Начали”.
        Все сработали настолько синхронно и качественно, что у Максима невольно зародилась мысль, а получилось бы так же, если бы перед этим они пару дней тренировались. Миха с Мигелем умудрились разогнать свои отнюдь не легкие машины до нужной скорости без рева моторов. Старший лейтенант и Грибов заняли столь удачную позицию, что успевали отдать команду глушить двигатели буквально за пару секунд до того, как на шум обратил бы внимание противник. Хохол с Иваном без промедления довели команду до водителей. Миха умудрился проехать в темноте по кустам настолько далеко, что когда Максим с помощью ПСО определял расстояние до противника, то сначала не поверил сам себе. Получалось меньше трехсот метров. Не хуже сработал и Мигель. Латиноамериканец не только развернул грузовик с неработающим двигателем в нужном месте и под нужным углом, но и умудрился втиснуть его между разросшимся кустом и молоденьким деревом. Максим не знал, что чувствовал Мартин, который, как и сам Виноградов, оказался лишь зрителем на этом этапе операции, но он сам испытывал некую неловкость. Максиму только и оставалось что крепко сжать плечо
Михи, отдавая тому дань уважения.
        Впрочем, времени на рефлексию у Максима не оказалось. Едва Хохол и Иван доложили, что “Друг Один” и “Друг Два” заняли позиции, как “Змея” решительным голосом приказала распределить секторы обстрела, доложить о наблюдаемых силах противника и вероятности их поражения.
        Слушая ответ Ивана, ставшего теперь “Другом Два”, Максим лихорадочно пытался сообразить, как будет докладывать сам. В памяти всплывали отрывочные слова: “огневая карточка”, “директриса”, “дистанция уверенного поражения” и прочая чушь. Иван, к огромному облегчению Виноградова, ничего такого не говорил. Боец кратко описал куда могут стрелять оба пулемета и кто попадется под их огонь. Максим с надеждой посмотрел на Хохла, но то демонстративно протягивал парню гарнитуру радиостанции.
        - Друг Один. Ну…. Ну, короче, шесть машин вижу. Людей с десяток. Пожалуй, у дальнего дома за углом еще кто-то есть. Тех вряд ли достану. Остальных - пожалуйста. - Максим замялся. - Только, я еще ни разу из башенного не стрелял. Не знаю, как быстро смогу переносить огонь.
        Беззвучно хохочущий Хохол хлопнул Максима по руке, чтобы тот отпустил клавишу передачи. Максим, досадливо ругнувшись, тут же сделал это. Тем не менее, рация молчала еще несколько секунд.
        - Сынок, ты там не напрягайся особо. - Наконец раздался в наушниках тот же голос, но уже с какими-то другими интонациями. - Если что, мочи всех подряд, кого в прицел видишь. Но, перво-наперво, наведись-ка ты на вывеску второго от тебя дома. Если я дам команду “Демонстрация”, ты должен это убожество превратить в хлам. А теперь, дай-ка мне Журбенко.
        Максим едва не переспросил, кто такой Журбенко, но сообразил, что это Хохол. Возвращая бойцу гарнитуру, Максим буркнул: “Тебя”. Василий сразу подобрался и немедленно доложил о готовности. Из дальнейшего разговора Виноградов мог слышать только реплики Хохла. Из них стало понятно, что начальство, судя по всему, тот самый Кэп, которого все время упоминали бойцы, интересовался, насколько далеко просматривается дорога в сторону реки и смогут ли они долбить по подкреплениям, если те, не дай бог, появятся. Хохол доложил и, покосившись на Максима, добавил, что дорогу перекроют.
        Еще какое-то время Хохол слушал молча. Когда же он снял наушники, Максим только буркнул:
        - Ну?
        - Нормально. Раздавал указания кому и куда стрелять, чтобы страху на черномазых нагнать. - Махнул рукой Василий. - А ты знатно Кэпа развеселил. Давненько он таких докладов не получал!
        - Слушай, а чего вы его все Кэп, да Кэп? - Постарался соскользнуть с неприятной темы Максим.
        - Ну, официально-то у него звание капитан. Только вот, за ленточкой он подполковником был. Тут, ведь, у нас как, прибыл служить - просим на переаттестацию. Бывало после этого и посылали, и капитаны рядовыми становились. А с Кэпом еще веселее! Он-то переаттестацию прошел бы на раз. Только, он хитрый. Просек, что армия не такая уж и большая, командные должности все заняты, а штабов, как в той, с кучей лишнего народа нам и на фиг не нужно. Вот и закосил на чем-то, чтобы ему капитана дали. Только, наши тоже не дураки! Чай все из одной системы. Посмотрели на такое дело и решили, хочется вам в поле, товарищ Свиридов, ну, так нате вам отдельную роту легкой пехоты. Не полк, конечно, но тоже головняк еще тот. Думаете чего он с обычным конвоем ездит? Сбежал проветриться наш Кэп.
        - Так, а Кэп чего называете? - Вернул бойца к сути вопроса Миха.
        - Так я ж про то и кажу! Бач яки нетерплячи! - Делано возмутился Хохол. - Слухи-то разошлись про все эти дела. Ну и как нам его называть? Товарищем капитаном? Не, ежели официально, так никуда не денешься. Но мы же отдельная рота, самые крутые перцы самых крутых войск! Вот и зовем его Кэпом. Весомо и романтично, как выразился один наш товарищ.
        - Так уж и самых крутых войск. - Прицепился к словам Миха. - Сами же говорили, что разведка круче.
        - Так, то разведка! Сказал тоже. Нет, есть еще егеря. Тоже ребята не промах. Но, это все как спецназ. А из обычных вояк, точно, мы самые крутые. - Хохол гордо задрал голову. - Мы ж, считай, постоянно воюем. Тут и последний ишак научится.
        - А не научится…. - Максим не закончил фразу.
        - Правильно понимаешь, парень. - Жестко, враз растеряв благодушие и веселость, ответил Василий Журбенко. - Война, она везде дело жестокое, а тут, так тем более.
        - Господи! - Воскликнул Миха. - Когда же это все кончится?
        - Та нэ пэрэжывай ты так, хлопчэ. - В голосе Хохла снова зазвучали веселые нотки. - Тут, на Новой Земле, вполне хватает местечек, где о всяких войнах знают только из рассказов за стойкой бара.
        - Вот, ей богу, только все закончится, я сразу же в какое-нибудь такое местечко и отправлюсь. - Истово побожился Миха.
        - Тихо! - Вскинул руку Хохол, прислушиваясь к сообщению по рации. - Не, это не нам. Но, давайте-ка братцы по местам. Если Кэп объявляет побудку, то у нас на все про все чуть больше часа осталось.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 7 часов.


        Максим вернулся на место башенного стрелка. Как он успел заметить, подобно земным тропикам, здесь тоже рассвет наступал очень быстро. И, хотя, за бортом БРДМ стало светлее, Виноградову приходилось старательно вглядываться в прицел, чтобы различить в тенях людей. К счастью, технику он видел достаточно хорошо, чтобы быть уверенным в точном прицеле. В конце концов, Макс решил, что отдельные люди это не для его “пушки” и стал мысленно тренироваться выбивать машины с пулеметами. Один раз он, даже, рискнул и медленно повернул башню вживую. Проверил, насколько она поворачивается за один оборот рукояти, и, заодно, попытался высмотреть грузовик с товарищами. Выплывший из темного провала тени кузова светлый кулак Ивана, послужил Максиму наградой. Усмехаясь, Виноградов вернул башню в нужное положение.
        К тому моменту, как Хохол прорепетировал для напарников сообщение о получасовой готовности, количество живой силы значительно увеличилось. Максим оценил собравшуюся толпу человек в сорок. Успокаивало, что это действительно пока еще была толпа. Ее внимание было большей частью сосредоточенно на стоянке конвоев, а тем, кто смотрел в другую сторону, мешало появившееся солнце. Максим с облегчением подумал, что можно перестать опасаться быть замеченными.
        Минут через двадцать, среди противника началось осмысленное шевеление. Часть скрылась в помещениях домов, другие принялись возиться с пулеметами в кузовах пикапов. Но самое пристальное внимание привлекли гранатометчики со своими вторыми номерами. Их оказалось пятеро. Кроме уже заряженного РПГ у гранатометчиков, у каждого второго номера был стандартный подсумок на две гранаты. Хохол немедленно доложил об этом.
        - Если они не разойдутся, их работают Бур, лейтенант и Гриб. - Озвучил боец полученные указания. - Если начнут расходиться, тогда нужно запомнить все их позиции и произвести распределение целей. Гранатометчики - цель приоритетная!
        - Это понятно. - Пробормотал в ответ Максим. - Эх, влупить бы сейчас, пока они кучей стоят!
        Из не просматриваемой за домами зоны выехали еще четыре машины. На одной вместо пулемета оказался американский автоматический гранатомет МК.19.
        - Вот зараза! - Выругался Хохол, прежде чем выйти на связь и доложить об изменениях.
        В одной из машин, похоже, прибыло местное начальство. Приняв доклады подчиненных, высокий, но рыхлый негр взял в руки рацию и принялся что-то в нее говорить.
        - Все, началось! Команда - быть готовым к демонстрации. - Хохол откинулся на сиденье командира и на мгновение прикрыл глаза.
        - Всегда готов! - Едва не сорвавшимся голосом ответил Максим и про себя решил поменьше болтать, чтобы никто не понял, как он волнуется.
        Может потому, что битва с бандитами была чистейшей воды авантюрой, придуманной от безвыходности ситуации, или, потому что сегодня от Максима требовалось четкое выполнение чужих приказов, но волновался Виноградов значительно больше, чем три дня назад. Мелькнула у Максима и мысль о том, что, может быть, он только сейчас понял насколько все взаправду.
        Тем временем переговоры по рации продолжались. Главный что-то скомандовал свои подчиненным и двое гранатометчиков демонстративно не торопясь перешли на позицию за другим домом. Не заметить их со стоянки не могли. И ответ последовал незамедлительно. Раздался слышный даже через броню БРДМ выстрел винтовки Бура и автоматический гранатомет дернулся в руках наводчика. Негры засуетились и бегом переместили своего начальника за одну из машин. Максим едва успел подумать, что от винтовки Бура не всякая машина защитит, да и о ногах зачастую забывают, как прозвучал выкрик Хохла:
        - Нам демонстрация!


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 8 часов.


        Палец Виноградова уже лежал на кнопке спуска КПВТ и, ни секунды не медля, Максим надавил на нее. Совершенно рефлекторно, не задумываясь, он слегка повернул рукоять вращения башни. То ли от волнения, то ли от отсутствия опыта, но очередь получилась чуть длиннее, чем планировалось. Вывеска, как и было задумано разлетелась вдребезги, но могучие пули калибра 14,5 мм на этом не остановились и продолжили дырявить стены еще метра на два в сторону.
        - Ай! - Максим отдернул руки от рукояток.
        - Что? - Обеспокоенно выкрикнул Хохол.
        - Переборщил, кажись? - Виновато ответил Максим.
        - Твою мать! Шутник! - Выматерился Хохол. - Держи машину главного!
        Максим быстро навел пулеметы на нужную цель. Довольно большой угол зрения прицела БРДМ позволял, не отвлекаясь от цели, видеть, что происходит рядом с ней. А там нарастал бедлам. Машины лихорадочно пытались развернуться так, чтобы пулеметчикам было удобно стрелять в тыл, наводчик гранатомета, поминутно озираясь по сторонам, безрезультатно теребил свое оружие. Но самым неприятным оказались действия гранатометчиков. Те двое, которых мог видеть Максим заученно упали на одно колено и вскинули свои РПГ на плечи, выискивая цель. У Виноградова засосало под ложечкой. Тем большим шоком стало бормотание Хохла:
        - От же бараны! Хай стреляють, шо ли!
        Максим принялся соображать, что же вызвало такую реакцию опытного бойца. Ответ пришел на ум быстро. Изготовились-то к бою гранатометчики быстро и красиво, только, от страха или неожиданности совершенно забыли о “выхлопе” РПГ. Максим пытался вспомнить армейские наставления. Выходило, что у РПГ-7 опасная зона около двадцати метров. Прикинув, что попадает в эту зону, Виноградов почти согласился с бойцом РА.
        Тем временем, среди противников произошла новая паника. Словно тараканы они бросились врассыпную. Максим удивленно и растерянно наблюдал за таким поведением негров. Удивленно, потому что не понимал причины, а растерянно, потому что не знал куда теперь целиться.
        - Лови фашист гранату! - Радостно воскликнул Хохол, словно специально комментируя происходящее.
        Главный у негров оказался не робкого десятка. Держа рацию у уха, он демонстративно вышел из-за, оказавшегося таким ненадежным, укрытия на дорогу. Минут пять он стоял в одиночестве и, видимо, усиленно общался с Кэпом. Глядя на такое поведение главаря, Хохол снова прокомментировал:
        - Хоть и сволочь, а уважаю!
        Наконец, “высокие договаривающиеся стороны” о чем-то договорились. Повинуясь командам начальства, бойцы несостоявшегося противника стали покидать свои позиции.
        - Испугались? - Спросил Миха.
        - Ну, это вряд ли. - Протянул Хохол. - Думается мне, что Н”Гоба этот самый просто прикинул расходы и прибыль. И решил, что расходов много, а прибыли мало.
        - Думаешь? - Ошарашено спросил Миха.
        - Та шоб мэни тильки кэфир усе жыття пыты! - Стукнул себя в грудь Хохол.
        - Да-а-а, Миха, это серьезный аргумент. - Не отрываясь от прицела вступил в разговор Максим. - А как думаешь, подлянку не устроит?
        - Думаю нет. - Уже без юмора ответил Хохол. - Он же понимает, что если мы из этой мышеловки выберемся, то в случае чего мы кровью умоемся, но его самого и всех его людишек накажем до гробовой доски!
        - Репутация? - Даже опешил от такого заявления Максим.
        - Выживание! - Усмехнулся Хохол. - Ну, и репутация, конечно. Думаешь, была бы здесь англицкая охрана, они бы так легко отделались?
        - Думаю, наглы не стали бы себя так нагло вести. - Усмехнулся в ответ Максим.
        - Это да. А с нас, с русских, что взять? Дикари! - Судя по разговорчивости напряжение отпускало Василия.
        - Это ты-то русский? - Съехидничал Миха.
        - Ой, та хочь татарин! Жывэш у крайини, поважаешь йийи культуру, выконуеш законы - всэ! Ось тилькы терпиты нэ можу, колы мэни вказують за що и як “родину любить”. - Отмахнулся Хохол.
        - Это ты о чем? - Удивился Миха. - Это что, уже и тут такая бодяга?
        - Не, ты что! Это из прошлой жизни. Тут, как раз, все честно. Даже, если ты нохча, живи по-человечески и никто тебе слова не скажет. - Замотал головой Хохол и тут же сам себя прервал жестом руки. - Понял тебя Змея. Вместе с сестренкой выдвинуться к перекрестку и прикрыть прохождение колоны.
        Не дожидаясь пояснений, Миха развернулся в своем кресле и нажал кнопку стартера. Перекрикивая шум разогревающегося дизеля, Хохол довел до экипажа приказ начальства:
        - Как наш “бардак” появится, мы падаем ему на хвост и вместе держим перекресток.
        - Мы так и поняли! - Прокричал в ответ Максим.


        Новая Земля, Дагомея, окрестности поселка, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 9 часов.


        Когда появился БРДМ Русской Армии, Максим еще успел рассмотреть, как с брони спрыгнула кряжистая фигура в камуфляже и подошла к местному главарю. В этот момент Миха стал выбираться из зарослей и происходящее пропало из поля зрения прицела.
        - Кто это был? - Прокричал Максим Хохлу. - Кэп?
        - Он. Пошел авторитетом давить! Ну, и, типа, уважение проявить. - Прокричал в ответ Хохол. - Мол это не я тебя победил, а ты сам правильное решение принял.
        - И в кого ты такой умный? - Не мог не вставить свои “пять копеек” Миха.
        - В маму с папой. - Ответил Хохол.
        К перекрестку выехали практически одновременно с двумя, полными людей, пикапами местных. БРДМ Русской Армии начал притормаживать, стараясь занять выгодную позицию.
        - Миха, вперед! Мне нужно метров десять! - Заорал не своим голосом Максим.
        - Сдурел? - Попытался вмешаться Хохол.
        - Миха, делай! - Скомандовал Максим.
        И Миха послушался приятеля. Он лихо обогнул БРДМ военных и попер прямо на не собиравшиеся останавливаться пикапы. БРДМ, конечно, не производит впечатление бронированного гиганта, но когда он с каждой секундой приближается к тебе, а его страшный пулемет медленно опускается, чтобы уставиться тебе в лицо…. Пикапы встали как вкопанные. Чувствуя, что еще несколько метров и они окажутся в мертвой зоне, Максим снова заорал:
        - Стой!
        Матерясь самыми черными словами, Миха выполнил команду. БРДМ немного повело, но водитель справился. Два пикапа с полутора десятками человек и двумя крупнокалиберными пулеметами М2 и БРДМ со своей спаренной установкой КПВТ и ПКТ остановились напротив друг друга.
        - И шо дали? - Голос Хохла был почти спокоен.
        - А хрен его знает. - Едва удержавшийся при торможении на своем месте, Максим сполз с сидения стрелка. - Хотя…. Слушай, Василий Батькович, подмени меня на пулеметах, а?
        - Ты, мля, чокнутый придурок, что ты опять задумал? - Обреченно воскликнул Миха.
        - Курить хочу, спасу нет. - Ухмыльнулся Максим. - Пошли, Миха, покурим.
        - Ну, точно, идиот конченый. - Вздохнул Миха и потянулся к запорам люка водителя.
        Максим вылез через люк командира. Приятели уселись на броне и Максим протянул Михе сигареты. Дождавшись пока приятель возьмет сигарету, Виноградов достал и себе. Заглянув в пачку, словно оценивая, сколько там осталось сигарет, он, словно предлагая, протянул ее в сторону пикапов. Замершие, словно изваяния, негры в машинах зашевелились. Высмотрев, как ему показалось, самого представительного, Максим швырнул ему пачку сигарет и тут же, словно забыв, принялся прикуривать. Краем глаза, Максим увидел, как выбранный им негр поймал сигареты.
        - Миха, если что, прыгай внутрь и дави гадов. - Одними губами прошептал Максим.
        - Если что? - Шипению Михи могли бы позавидовать все змеи обоих Земель.
        Не отвечая, Максим перебросил ноги через край люка и в два приема оказался на земле. По хозяйски попинав колесо БРДМ, Виноградов сделал несколько шагов в сторону пикапов с неграми. Похоже, он угадал правильно. Выбранный им негр что-то буркнул остальным и тоже выпрыгнул из кузова. Встреча произошла примерно посередине между противостоящими сторонами. Не сговариваясь, оба взглянули на направленное на них оружие и перевели взгляды друг на друга. Виноградов не мог не признать, что его визави выглядит гораздо более внушительно, чем он сам. Но и негр, похоже, остался доволен увиденным, так как протянул сигареты обратно. Некоторое время курили молча.
        - Ты говоришь по-английски? - Первым нарушил молчание Максим.
        - Немного. - Сделал неопределенный жест рукой негр.
        - Это хорошо, потому что я тоже очень немного. - Улыбнулся Максим. - Значит, мы будем понимать друг друга.
        - А ты говоришь по-французски? - В свою очередь поинтересовался негр.
        - Нет. Я знаю только главные слова. - На английском ответил Максим.
        - Какие? - Не мог не заинтересоваться негр.
        - Шер ше ля фам. - Гордо произнес Виноградов.
        - Сумасшедшие русские! Ты же русский? - Выпучил глаза негр.
        - Да. - Подтвердил Максим.
        - Плохо, что ты не знаешь французский. Я его знаю очень хорошо. - После паузы сообщил негр.
        - С французами мы всегда дружить. Но с американцами и англичанами…. - Максим сморщился и покачал головой.
        - Знать язык врага? - Выказал понимание вопроса негр.
        - Тс-с-с! - Максим демонстративно приложил палец к губам и, со зверским выражением лица, методично ударяя кулаком в ладонь, проговорил. - Друзья, лучшие друзья!
        Негр расхохотался. Максим решил, что такую постановку вопроса его собеседник должен понимать прекрасно. Из того, что Виноградов читал об Африке, он уяснил только одно - рано или поздно, но негры всегда нападали на того, с кем дружили сегодня.
        Пауза снова затягивалась. Тогда уже негр достал из кармана две сигареты, а точнее, сигариллы. Правда, в отличие от виденных Максимом ранее, у этих фильтр отсутствовал. Парень изобразил на лице подобающий интерес. Правда, негр сообщил, что это местная поделка, а по-настоящему хорошие лучше брать у арабов. Поддерживая беседу, Максим ответил, что арабы далеко, а важно внимание и уважение. В целом, двое плохо говорящих на английском языке, прекрасно понимали друг друга, так как совершенно не заморачивались временами, падежами и прочими глупостями.
        Когда появилась колонна конвоя, новоявленные приятели рассматривали ее стоя рядом. Армейский БРДМ возглавил колону, полузнакомые “вахтовки”, как и раньше, рассредоточились на всем ее протяжении, а замыкали два БТРа.
        Первый из них, плавно качнувшись, остановился напротив Максима. Появившаяся из люка кряжистая фигура Кэпа утвердилась на броне широко расставив ноги.
        - Что тут происходит? - Глядя на окружающих с немалой высоты проревел бывший подполковник.
        Максим вытянулся по стойке “смирно”. Краем глаза он заметил, что и на негра рев Кэпа произвел впечатление. Тот тоже попытался вытянуться “во фрунт”.
        - Товарищ капитан, проводятся мероприятия по установлению интернациональных отношений с местным населением! Докладывает доброволец Виноградов. - Проорал с подобающими армейскими интонациями Максим.
        - Мероприятия говоришь? А где Журбенко?
        - У пулеметов, товарищ капитан. Следит, чтобы поза у местного населения во время отношений соответствовала интернациональным канонам! - Не особо вдумываясь в смысл, снова проорал Максим.
        Получилось, видимо, неплохо. Дружный ржач из открытых люков десантных отсеков и, на мгновение дрогнувшее, лицо Кэпа были тому свидетельством. Но командир на то и командир, чтобы в любой обстановке суметь сделать подчиненного виноватым.
        - Совсем охренели, граждане добровольцы? Кто разрешил вступать в интернациональные отношения с вероятным противником? А ну, быстро в машину и догонять колонну!
        Сцена разноса начальством нерадивого подчиненного настолько впечатлила негра, что он попытался утешительно похлопать Максима по плечу. Буркнув извинения и прощальные слова, Максим с расстроенным видом бросился к БРДМу. Свалившись на командирское место, Виноградов облегченно выдохнул.
        - От не розумию, чы то тоби морду быты, чы то горилкою частуваты? - Держась за спинки кресел водителя и командира, Хохол оказался рядом с Максимом.
        - В морду! Однозначно! - Радостно осклабился Миха. - А я помогать буду!
        - Можно и в морду. - Расслаблено ответил Максим. - Только, дайте сначала штаны отстирать.
        - И то пив биды, що командыр клизму вэдэрну пропыше. Мэни ж тэпэр жыття нэ будэ через твойи интернациональни видношення. - Продолжил выговаривать Максиму Хохол. - Ты чув, як иржалы ти кони з третього виддилэння?
        Что еще собирался поставить в вину Максиму Хохол узнать не удалось. С БРДМ поравнялся один из БТРов и разъяренный Кэп одной рукой грозил сводному экипажу кулаком, а другой, показывал на свое ухо.
        - Ой, б..дь! - Охнул Хохол и потянулся к гарнитуре рации.
        - Мой косяк! - Решительно оттолкнул руку бойца Максим. Надев наушники, он произнес в микрофон. - “Друг Один” на связи. Прием.
        - Что, партизаны хреновы, совсем от рук отбились? - Раздался рассерженный голос Кэпа. - А ну, быстро в чувства пришли! Увидите стоящую колонну, не останавливаться. Выдвигаетесь в голову колонны. Будем доигрывать ту хрень, что вы с разведкой придумали. Как поняли?
        - Понял хорошо. Выдвинуться в голову колонны, ждать указаний. - Ответил Максим.
        - Ты смотри, как быстро поумнел. - Хмыкнул Кэп и в эфире установилась тишина.
        Максим передал приказ Михе и принялся задумчиво крутить тангенту в руках. Очень хотелось вызвать, по меньшей мере, машину Мартина и Мигеля, чтобы убедиться, что у них все в порядке. Но останавливало опасение получить на орехи от грозного командира отдельной роты легкой пехоты РА. По здравому рассуждению, Максим решил, что вряд ли Кэп мог приказать всем своим бойцам перейти на частоту, как он их назвал, партизан. Оставалась та радиостанция, по которой с Максимом говорил сам Кэп. Но и тут Виноградов пришел к выводу, что командиру незачем оставаться на частоте “партизан”. Максим совсем было собрался вызвать Ивана, а потом, чем черт не шутит, и попробовать поговорить с Кройцманом, но пока он раздумывал, БРДМ пошел на обгон колоны.
        Решив, что через пару минут увидит всех собственными глазами, Максим сунул гарнитуру рации Хохлу и высунулся в командирский люк. Провожаемые взглядами, а кое-где и взмахами рук, БРДМ и БТР Кэпа объезжали вставшую колонну. Максим сразу заметил оба “Унимога” и группу людей рядом с ними. Чуть впереди расположился БРДМ РА. От передних машин колоны в том же направлении уже двигалось несколько человек. Не переставая гадать, что же за представление придумали Семен Маркович и старший лейтенант Возняк, Максим решил побольше держать язык за зубами, чтобы не испортить весь сценарий.
        Миха “припарковал” БРДМ рядом с грузовиком Кройцмана. БТР армейцев, высадив командира роты, выдвинулся в авангард колоны.
        - Ну, что, вылезаем? - Спросил Миха.
        - А куда деваться? - Вздохнул Хохол, предчувствуя головомойку от начальства.


        Новая Земля, Дагомея, дорога на Кейптаун, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 9.45 часов.


        Если бывший подполковник, а ныне капитан, Свиридов собирался что-то выяснять, обсуждать или просто наводить порядок, то “партизаны” снова сломали все его планы. Появление Максима и Михи вызвало шквал радостных эмоций с приветственными возгласами, похлопываниями по спинам, слезами и объятиями. Причем, когда тетушка Афуна попыталась обнять Максима вместе с повисшей у него на шее и хлюпающей носом Натали, Виноградов решил, что приходит его последний час. Оценив, видимо, энтузиазм и габариты эмоциональной негритянки, Кэп решил сначала построить своих подчиненных. Бура и рядового Грибова поблизости не наблюдалось, поэтому весь заряд “начальственного позитива” приняли на себя старший лейтенант Возняк, Иван и Хохол. Не выпуская Натали из объятий, Максим стал прислушиваться.
        - … и почему остановили колону? Вы что, не понимаете, что мы еще недостаточно удалились от враждебно настроенного к нам поселка? - Разносил старшего лейтенанта Кэп-Свиридов. Причем делал это так громко, что столпившиеся у одной из машин люди из колонны могли расслышать каждое слово.
        - Товарищ капитан! - Возняк “ел” глазами начальство и говорил столь же громко. - Головной дозор обнаружил одиночный грузовик и будучи предупрежден о возможности подобной встречи, предложил занять место в колонне. Но от личного состава грузовика поступила информация, что не далее чем в километре по ходу движения колонны был обнаружен спрятанный в кустах автомобиль. Опасаясь засады, гражданский персонал автомобиля принял решение отступить и дождаться прохождения нашей колонны с целью предупреждения о возможных осложнениях.
        Максиму стоило огромных трудов не дать челюсти упасть в пыль дороги. Давно ему не приходилось слышать подобных шедевров армейской речи. Особенно его умилили “личный состав грузовика” и “гражданский персонал автомобиля”.
        - Ваши действия? - Вопросил Кэп.
        - По информации гражданских, проведших предварительную разведку, автомобиль является небольшим внедорожником неустановленной марки. Людей внутри или рядом замечено не было. - Отрапортовал Возняк. - Опасаясь минирования объекта гражданский персонал не предпринимал попыток проникнуть внутрь. Мною в район расположения неустановленного транспортного средства была направлена усиленная разведгруппа. В данный момент, я ожидаю информацию от нее.
        - Одобряю, товарищ старший лейтенант. - Кивнул головой командир роты.
        Во время этого цирка, трое самых смелых “делегатов” от конвоя подошли вплотную. Интонации прозвучавшего разговора они уловили и без знания русского языка, поэтому просьба объяснить происходящее прозвучала достаточно робко. Кэп милостиво махнул рукой подчиненному, объясни, мол. А сам направился к Максиму, по дороге поманив пальчиком Хохла за собой. Видя приближение грозного командира, Уэсли принялся дергать сестру за рукав. Пропустившая представление, девушка недоуменно оглянулась. Нахмуренный вид и уверенная поступь Кэпа заставили ее отпустить шею Максима, но вцепиться в его руку.
        Стараясь смотреть на приближающегося Кэпа, Максим, все-таки, косил глазом в сторону старшего лейтенанта. Поэтому и не пропустил момент, когда в игру включился Семен Маркович. После какой-то фразы Возняка, Кройцман всплеснул ладонями и принялся что-то быстро говорить, апеллируя к собеседникам офицера. Но тут пришлось сосредоточить все внимание на Кэпе, который уже стоял рядом и с веселым любопытством рассматривал Максима.
        - Ну, партизан-интернационалист, что скажешь в свое оправдание? - Голос командира прозвучал хоть и сурово, но с долей усмешки.
        - Используя опыт старших товарищей, принял решение не углублять конфронтацию с местным населением, а предпринять попытку прийти к консенсусу. - Лихо оттарабанил Максим.
        - Это ты какой такой опыт старших товарищей имеешь ввиду? - С подозрением прищурился Кэп.
        - Ваше гениальное тактическое решение, товарищ капитан. - Выпучив глаза доложил Максим. - С восхищением наблюдал, как вы сначала запугали противника, а потом свели весь инцидент к дружескому общению с их предводителем.
        - Ну, хорошо хоть стратегическим решением не обозвал. - После паузы покачал головой Кэп. - А тебе не доводилось, парень, слышать такую пословицу: что дозволено Юпитеру….
        - Не дозволено быку. - Закончил за Кэпа Максим. - Ну, так я и не лез к главарю общаться. Так, считай, с командиром отделения поболтали.
        Хрюкнув, Хохол принялся отчаянно кашлять. Да так, что у него из глаз выступили слезы и покраснело лицо. Искоса глянув на бойца, Кэп бросил в пространство:
        - Стукните его хорошенько кто-нибудь. Подавился, видать, бедняга. Подскочивший с каменным выражением лица, Иван оттащил напарника в сторону и принялся хлопать по спине.
        - Знаешь, что они там вытворяют? - Понизив голос, Кэп едва заметно кивнул в сторону старшего лейтенанта и Семена Марковича.
        - Догадываюсь. Дядя Сема помогает лейтенанту, как говорится, отмазаться от паленой тачки, а, заодно, заполучить для нас хорошую машину. На халяву, естественно.
        - Совсем на халяву не вышло. - Появившийся из-за спины Максима Бур пояснил. - Он уже согласился оплатить услуги по проверке на наличие взрывных устройств.
        - Прапорщик, и ты туда же? - Возмутился Кэп. - Что-то общение с этими партизанами не идет на пользу дисциплине во вверенном мне подразделении.
        - Товарищ капитан! - Бур укоризненно покачал головой.
        - Ладно, не бухти. - Махнул рукой Кэп. - Что там? Подчистили?
        - Порядок. Без тщательного осмотра никто ничего не поймет.
        - Тогда, и правда, нужно двигаться дальше. Хоть мы с партизаном-интернационалистом и подружились с Н”Гобой и его подельниками, но береженного, как известно, Бог бережет. - Кэп взглянул на Максима. - Вот что, машину твои приятели заберут, когда будем мимо проезжать. В ваш БРДМ за пулемет я кого-нибудь из своих бойцов посажу, а ты, парень, со мной прокатишься, расскажешь, как до жизни такой докатился. Крайнев, проводи и скажи там Миронову, пусть бойцы рассредоточатся по другим машинам. Так, Журбенко! Если ты думаешь, что я про тебя забыл, то ты ошибаешься. В качестве первой части наказания, и дальше будешь с партизанами на “бардаке” кататься. И чтобы связь была как у “Билайна”!
        Крайневым оказался Иван. Он кивнул Максиму в сторону колонны. Виноградов хотел объяснить Натали, что ему нужно уйти, но его опередил Бур. Прапорщик-снайпер заговорил с девушкой по-английски и та нехотя отпустила руку Максима. Ободряюще улыбнувшись, Максим пошел за Иваном.
        Отойдя на такое расстояние, чтобы его не могли услышать, Максим спросил “крестного”:
        - Слушай, если Бур всего лишь прапорщик, то чего это он так вольно с Кэпом себя ведет? Или он тоже из бывшего старшего командного состава?
        - Хохол трепался. - С усмешкой констатировал Иван. - И когда только успел? А в дела Бура и Кэпа лучше не лезть. Болтают, что на Старой Земле у Бура и звание приличное было, и широкая известность в узких кругах. А вот, где они с Кэпом пересекались даже слухов не ходит.
        Разговор оборвался, потому что они подошли к одной из “вахтовок”. Максим с удивлением обнаружил на капоте машины легко узнаваемые “газовский” значок.
        - ГАЗ “Вепрь”. - Пояснил Иван, видя интерес парня.
        0X01 GRAPHIC
        (антураж, конечно, подкачал, но машина такая)
        Когда они обошли машину, открылась задняя дверь и из нее выглянул офицер, еще один старший лейтенант.
        - Товарищ старший лейтенант, товарищ капитан приказал, чтобы бойцы рассредоточились по другим машинам, а этот товарищ должен ждать его здесь. - Доложил Иван.
        - Так, орлы, слышали? Бегом! Прохоров, ты - задержись. И ты, Крайнев, тоже. - Офицер пояснил свое распоряжение. - Машину кто вести будет? Если Прохоров не подойдет, то придется тебе, Иван, за баранку сесть. Ты-то с этими гавриками самого начала знаком и секреты хранить умеешь.
        Оба бойца ответили традиционное “есть”. Иван безразлично, а названный Прохоровым водитель - немного обижено. Пятеро бойцов РА без слов выскочили из кунга и трусцой двинулись в хвост колонны. Максим заинтересованно рассматривал творение инженеров ГАЗа. В брутальных чертах “Вепря” Виноградов, наконец, рассмотрел знакомые черты “Садко”, пришедшего на смену знаменитой “шишиге”. Удивляло отсутствие у внедорожного автобуса боковой двери для пассажиров.
        У Максима хватило времени два раза обойти вокруг машины прежде чем появились Кэп и старший лейтенант Возняк. Бывшему подполковнику хватило одного взгляда, чтобы разобраться в ситуации. Он кивнул офицеру, выглядывающему из кунга.
        - Правильно, Миронов, пусть Крайнев баранку повертит. Прохоров, иди отдохни. - Скомандовал Кэп. - Прошу внутрь, господа офицеры и партизаны.


        Новая Земля, Дагомея, дорога на Кейптаун, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 11.30 часов.


        Максим пропустил старшего лейтенанта вперед и тоже забрался внутрь кунга. Пока Кэп, через лейтенанта Миронова отдавал колонне приказ трогаться, Виноградов бегло осмотрелся. Обе боковых стороны кунга по всей длине занимали весьма утилитарные кресла-диваны. Впереди, от левого борта до сиденья пассажира протянулся столик шириной около полу метра. Справа за спинкой пассажира, Максим успел рассмотреть внушительную стойку с радиоаппаратурой. Именно около нее и пристроился старший лейтенант Миронов, командовавший отправкой колоны. Кэп вольготно развалился напротив подчиненного, положив локоть на стол. Возняк пристроился рядом с командиром, а Максиму ничего не оставалось, как сесть напротив.
        Колонна тронулась в путь. Иван вел машину уверенно и при этом, Максим хорошо видел ухо “крестного” повернутое внутрь салона. Дождавшись команды рассказывать, Максим вопросительно взглянул на офицера Разведуправления. Дождавшись ответного кивка Возняка, Виноградов со всеми подробностями рассказал о приключениях двух нечаянных попаданцев на Новую Землю. Максим старался излагать только факты, привычно опустив информацию о золоте. За рассказом совершенно незаметно прошла короткая остановка, во время которой к конвою присоединился новый автомобиль Максима и его друзей. Слушали офицеры внимательно, вопросов почти не задавали. А когда Максим закончил, некоторое время сидели молча, переваривая информацию.
        - Ваше мнение, товарищи офицеры? - Нарушил молчание Кэп.
        - Пусть разведка скажет. - Перевел стрелки старший лейтенант Миронов. - Тем более, как я понимаю, он слышит об этом уже не первый раз.
        - Второй. - Подтвердил Возняк. - Но первый был без подробностей.
        - Действительно, Николай Григорьевич, ты доказывал, что народу нужно помочь, значит какие-то выводы по своей линии сделал. - Поддержал подчиненного Кэп. - Вот и излагай.
        Часть выводов Возняка совпадали с теми, которые Максим и Кройцман договорились никогда не озвучивать. Касались они участия Ордена в торговле наркотиками. Максим обратил внимание, что реакция офицеров была достаточно сдержанной и подумал, что это может быть не таким уж секретом, как думали они. А вот личность полковника Гололобова, который по словам умирающего русского “крутит дела”, всех очень заинтересовала. Тут Возняк вынужден был развести руками и сообщить, что он о таком не слышал, потому что Москва это не его профиль. По репликам, которыми обменялись офицеры, Максим понял, что их интересует вопрос: это была инициатива отдельного деляги или в этом замешаны московские власти.
        Кроме этого, старший лейтенант Возняк обратил внимание на бесшумный автомат Максима.
        - Вы понимаете, - горячился Возняк, - наша служба РАВ рассказывает, что к “Вихрям” ПБСов практически не бывает. А тут, явно модернизированный “Вихрь” с глушителем, встроенной тактической рукояткой. Вот и вопрос, то ли наши мышей не ловят, то ли за ленточкой наши люди чего-то не знают. Думаю, очень нужно установить личность этого мужика, от которого нашим партизанам досталось столько добра.
        Максим мысленно поддержал Возняка в этом его желании. Он-то был заинтересован узнать о незнакомце как можно больше и его радовало, что этим вопросом может заняться Разведывательное Управление Русской Армии. Организация, судя по всему, с немалыми возможностями.
        - Кстати, Макс, у меня к тебе будет предложение. - Обратился к Виноградову разведчик. - Может отдашь нам этот автомат? Тебе он, все равно, почти без толку. Патроны к нему ни мы, ни даже Москва никому не продаем. Опять же, не принято в этом мире с бесшумным оружием расхаживать. Можно на большие неприятности нарваться. А оно тебе нужно?
        - Отдать? - Выразительно посмотрел на старшего лейтенанта Максим.
        - Да, лейтенант, это ты чего-то не то сказал! - Рассмеялся Кэп. - Эти ребята умудрились почти новый “Лэнд Ровер” считай за две сотни экю выторговать, а ты - “отдай”.
        - Ну, в разумных пределах, у меня есть определенный лимит на оперативные нужды. - Осторожно заметил Возняк.
        - ПБС и пару цинков УСов. - Озвучил свою цену Максим. - Принято, не принято, а не было бы у меня бесшумного оружия, не сидел бы я здесь с вами.
        Старший лейтенант попытался отказаться от такого обмена, мотивируя это тем, что ПБС и патроны казенные. Возняк предлагал взять деньгами и дошел до трех с половиной тысяч экю, но Максим категорически отказался. Пришлось теперь уже ему объяснять, что реальную цену на автомат он не знает, но судя по ценам на обычное оружие, специальное должно стоить гораздо дороже.
        - Тебе-то он вообще на халяву достался! - Возмутился Возняк.
        - Не ссорьтесь, дети мои! - Голосом доброго дядюшки прервал перепалку Кэп и, став серьезным, спросил у Максима. - Ты нам веришь?
        - Судя по рассказам, да. - Кивнул Максим.
        - Тогда обещанное будет тебя ждать в ППД. Думаю, начальство нашего старшего лейтенанта захочет с вами, ребята, лично пообщаться. - Высказал правдоподобную догадку Кэп. - И, вот что, Николай, на стоянке постарайся докричаться до нашей базы в Кейптауне. Пусть шифруют и срочной почтой передают в Нью-Дели. Завтра Григорчук должен конвой вести. Нужно обязательно успеть о здешних непонятках сообщить. Заодно и о “партизанах” расскажешь.
        - Тогда, меняемся местами, товарищ командир. Я пакет набросаю, а вы потом просмотрите. - Предложил командиру Возняк.
        Пересев, Возняк достал откуда-то из-под стола странного вида ноутбук. Военной зеленой расцветки, толстый и угловатый, он даже на вид производил впечатление надежности и прочности. Максим с загоревшимися глазами уставился на невиданный им ранее “девайс”.
        - Первое слово дороже второго! - Вспомнил детское выражение лейтенант Миронов, увидев реакцию Максима.
        Виноградову ничего не оставалось, как со вздохом отвести взгляд.
        - Да, на кой тебе такое добро нужно? Ни поиграть, ни фильмы толком посмотреть. Это же военная модель - карты, ДжиПиЭс, сжатие и кодирование информации. - Продолжал просвещать Максима Миронов.
        - Миронов! А ты откуда знаешь, что ни поиграть, ни фильмы посмотреть? - Прищурился Кэп. - Пробовали, мерзавцы?
        - Что вы, товарищ командир! - Открестился от обвинения старший лейтенант. - Исключительно по паспортным характеристикам сужу!
        - Вот именно такой нам и нужен. - Поспешил вмешаться Максим. - Чтобы карты составлять и редактировать можно было, к разным устройствам подключать. Только вот, я насчет ДжиПиЭс не понял. Неужели работает?
        - Ни фига. - Махнул рукой офицер. - Представь себе, по старинке определяемся - по солнцу, по приводным радиостанциям. Курсовики на БРДМах вдруг очень полезны оказались!
        - А-а-а! - Немного разочарованно протянул Максим. - Все равно, такая машинка нам пригодилась бы.
        - Кому это нам? - Спросил Возняк не поднимая голову от компьютера.
        Немного поколебавшись, Максим решил что никакой беды не будет, если он поделиться с офицерами общими планами команды на будущее. Тем более, что ухо Ивана никуда не делось. Значит, перед обещанным серьезным разговором у бойца будет время подумать.
        - Неплохо придумали. - Оценил Кэп и то ли в шутку, то ли всерьез сказал. - А я уж собрался вам с приятелем предложить к нам, в армию идти.
        - Извините, командир, но нет. - Покачал головой Максим. - Хоть и хвалят здешнюю Русскую Армию…. Просто, хочется на новый мир посмотреть. Ну, и вы, уж, простите, хочется самому себе хозяином быть.
        - Каждому свое. - Философски пожал плечами Кэп. - А может ты и прав, сынок, “партизан” ты, конечно, хороший, а вот какой из тебя солдат получится, кто его знает.
        - Аминь. - Заключил старший лейтенант Миронов.


        Новая Земля, Дагомея, дорога на Кейптаун, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 13 часов.


        Как-то очень дружно все замолчали. Возняк еще возился с рапортом, офицеры думали о чем-то своем, а Виноградов попытался выглянуть наружу. Делать это оказалось неудобно, а лезть между офицерами, чтобы выглянуть в лобовое стекло - тем более. Как раз в этот момент у Максима в животе заурчало. Да так громко, что Кэп вышел из задумчивости и обратился к подчиненному:
        - А, давай-ка, брат Миронов, и правда перекусим.
        Старший лейтенант достал из-под стола несколько пакетов с английскими надписями.
        0X01 GRAPHIC
        (наверняка что-то более старое, но идея такая)
        - Угощайтесь, господа. Кому чего? У нас в меню, вегетарианская лазанья, бургеры с мясом, вегетарианский бургеры и много всякой прочей высококалорийной хрени. - Усмехнулся Миронов, перебирая пакеты. - Ну, Николаю - что-нибудь такое, что можно есть одной рукой. Вот, держи бургер-меню. Так, “партизан” на травоядного не похож. Держи омлет с беконом. Кэп?
        - В моем возрасте уже нужно о фигуре думать. Давай десерт и пирожок. - Буркнул Кэп.
        С помощью Миронова, Максиму удалось разогреть свой омлет. Молодой организм с удовольствием принял не только основное блюдо, но и пирожок, и десерт. Кофе старший лейтенант налил из металлического термоса. Сделав глоток, Максим поморщился. Его гримаса не прошла мимо внимания офицеров.
        - Миронов, отдай парню мой сахар. Вишь, как кривится. - Велел Кэп.
        - Спасибо, не нужно. С сахаром все нормально. - Поблагодарил Максим.
        - Это вы, товарищ командир, не пробовали какой кофе делает эта их толстуха. - Мечтательно закатил глаза Возняк. - Они нас из засады, можно сказать, на запах выманили. Вон, Иван подтвердит.
        - Кстати, Крайнев, тебе не говорили, что у тебя очень длинные уши? - Поинтересовался старший лейтенант Миронов.
        - Никак нет, товарищ старший лейтенант. - Немедля ответил Иван и позволил себе определенную вольность. - Мне говорили, что я очень молчаливый.
        - Молчаливый, это хорошо. Никакого Ордена, никаких русских, никаких аварий Ворот. Куча злобных негров и знойных негритянок. - Озвучил приказ-пожелание Кэп.
        - Товарищ капитан, авария Ворот пусть будет. В ночные события углубляться не стоит. - Оторвался от ноутбука разведчик.
        - Крайнев, слышал?
        - Так точно, товарищ капитан! - Донеслось с места водителя.
        Максим допил кофе и помог Миронову собрать остатки упаковок.
        - Кстати, у меня четыре ИРП-П лежат. - Вспомнил Максим. - Когда служил, я таких не видел.
        0x01 graphic
        0X01 GRAPHIC
        (думаю, тоже должна быть более ранняя версия)
        - По вкусу, не хуже. - Категорично заявил Миронов. - А вот возни с ними не в пример больше. Умеют буржуины удобные вещи делать.
        - Товарищ офицер, что за низкопоклонничество перед Западом? Эх, замполита на вас нету! - Пошутил Кэп. - Ладно, “партизан”, перебирайся-ка ты на переднее сидение. А мы тут с товарищами офицерами текущими вопросами займемся. И без обид. Ладушки?
        - Ноу проблем, товарищ капитан. Если лицезрение моей задницы не оскорбит ваших эстетических чувств, то я полез. - Привстал с места Максим.
        - А ты поворотись к переду задом, а ко мне передом. Вот и не придется мелькать перед боевыми офицерами своей филейной частью. - В военном стиле ответил Кэп.
        - И чего не сделаешь, ради уважаемого человека. - Пробормотал Максим, перелезая на пассажирское место.
        Иван покосился на “крестника”, но промолчал. Не стал заводить разговор и Максим. Устроившись в кресле, он оценил насколько кабина стала удобнее, чем в ГАЗ-66. Поглазев по сторонам, что оказалось не столь интересно из-за клубов пыли от впереди идущих машин, Виноградов достал рацию и вопросительно посмотрел на Ивана. Не отрывая взгляд от дороги боец пожал плечами. Максим решил, что если кому-то и помешает, то ему об этом непременно сообщат в эфире.
        Но суровая действительность в который раз вмешалась в планы Максима. Едва ему удалось дозваться Семена Марковича и услышать, что у того все в порядке, а Натали и Уэсли передают ему привет, как звук в рации начал плыть и затихать. Максим потряс свой “Гранит” не помогло. Попробовал высунуться в окно, но только наглотался пыли. Иван, наблюдая за Максимом только посмеивался, но скоро не выдержал и спросил:
        - Ты когда ее последний раз заряжал?
        - Бли-и-ин! - Стукнул себя по лбу Максим. - Ну, правильно, трам-тарарам, зарядили мы их перед выездом, день поработала, потом в деревне на ночь выключали и … И все! Утром включили и с тех пор я ее не выключал. Считай почти полтора дня прошло.
        - Значит, наслаждайся окружающими пейзажами. - Констатировал Иван.
        - Скучно, пыльно. - Скривился Максим. - Я, лучше, дреману немного.
        - Давай-давай. Часа два у тебя есть. Потом пограничный пункт проходить будем. Остановимся дозаправиться, размяться и оправиться. - Почти стихами просветил Максима Иван.
        - Скорее бы, а то у нас в машинах горючки совсем мало уже должно остаться. - Обрадовался Максим.


        Новая Земля, Дагомея, стоянка конвоев, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 15 часов.


        Виноградову действительно удалось задремать. Проснулся Максим от легкого толчка в плечо.
        - Проснулся? - Раздался сзади голос Возняка.
        - Ага. - Покрутив головой чтобы размять затекшую шею, ответил Максим.
        - Тогда слушай. Сейчас будет пограничный пункт. Он совмещен с заправкой, магазином и стоянкой. И расположена вся эта радость внутри форта. Командует здесь уже администрация Свободной Африканской Республики и, обычно, все проходит организованно и быстро. - Старший лейтенант Возняк покачал головой. - Но, раз пошла такая гулянка, то неприятности можно ожидать и здесь. Вы с приятелем будьте все время рядом с кем-то из наших. В перепалку с властями не лезьте. Пусть за вас это делают местный француз и этот ваш, Кройцман. Понятно?
        - Кристально! - Мотнул головой Максим. - Пусть, вон, Иван с нами и дальше будет. Мы к нему уже привыкли.
        - А отдохнуть ему не нужно? - Насмешливо поинтересовался Кэп.
        - Блин! Крестный, извини. - Максим повернулся к Ивану. - Хотя, сам видел, какой у нас в кузове диванчик пристроен. Наверняка получше, чем в БТРе или, даже, в таком автобусе.
        - Действительно, товарищ капитан. - Оживился Иван. - Есть такой диванчик. А там, гладишь, их кухарка чего-нибудь побалует, все лучше, чем сухпай.
        - Нет, Миронов, ты видел, какие у тебя во взводе ушлые бойцы? - Возмутился Кэп. - Отцы-командиры, значит, должны сухпаем давиться, а он деликатесами баловаться собрался!
        - Действительно, Крайнев, не обурел ли ты, вот так в наглую просить разрешения спать прямо на посту при исполнении служебных обязанностей? - Поддержал командира роты старший лейтенант Миронов.
        - Так я чё? Я ни чё! - Прикинулся валенком Иван. - Я товарищ командир, проявляю заботу о боевых товарищах! Чтобы, значитца, не стеснять их и не вводить в искушение.
        - Ладно, уговорил, черт языкатый. Доведешь “партизана”, дождешься архаровцев из третьего отделения и валите вместе с Журбенко отдыхать. - Распорядился Кэп. - Стоять будем, пока ответ из Кейптауна не получим. Думаю, часа три у вас будет. Потом, Журбенко возвращается на БРДМ, а ты, так уж и быть, будешь рядом с крестником. Все ясно?
        - Так точно, товарищ капитан! - Браво ответил Иван и незаметно подмигнул Максиму.
        Форт произвел на Максима двойственное впечатление. С одной стороны, слыша о пограничном форте, Виноградов ожидал увидеть что-то довольно монументальное. Конечно, он не рассчитывал увидеть фрагмент линии Мажино, но и деревянно-проволочно-мешочная конструкция вызывала разочарование. Единственными монументальными сооружениями были две башни метров трех высотой. Под их низкими крышами угадывалось присутствие чего-то крупнокалиберного.
        - А в башнях что? - Спросил Максим у Ивана.
        - Говорят, “Эрликоны”. - Ответил боец.
        - “Эрликоны”? Это, что немецкие зенитки? - Уточнил Максим.
        - Ага, автоматические пушки калибра 20 мм. Говорят, что эти откопали где-то на складах, где они лежали со времен Второй Мировой. - Подтвердил Иван. - Брешут, наверное. Их и позже делали.
        - Солидно. Такие и броню порвут! - Оценил Максим.
        С другой стороны, услышав о пушках, Виноградов по-новому посмотрел на обороноспособность форта. С фронта, прикрытый двумя скорострельными 20 миллиметровыми пушками и несколькими пулеметами в блиндажах из мешков с песком, форт был неприступен для обычной банды. Наверное, и армейскому подразделению пришлось бы повозиться, атакуя такую позицию в лоб. Что творится с других сторон Максим со своего места рассмотреть не смог, но то, что стоянка конвоев и хранилище горючего с трех сторон закрыты строениями увидел.
        Конвой привычно рассредоточивался по стоянке. Техника Русской Армии при этом расположилась компактной группой. Максим огляделся в поисках товарищей и с удовольствием заметил БРДМ и “Унимоги” поблизости.
        - Их, похоже, за конвойщиков приняли. - Заметив куда смотрит Максим, ухмыльнулся Иван.
        - И очень хорошо. - Раздался голос старшего лейтенанта Возняка. - Макс, ты все запомнил?
        - Николай Григорьевич! - Припомнив, как обращались к Возняку другие офицеры, возмутился Максим. - Не высовываться, держаться рядом с нашими бойцами. Делов на пять копеек, а инструктажа, блин, на миллион.
        - Ты не умничай, а, давай, выметайся из машины. Нам работать нужно. - Скомандовал Возняк.
        Максим без разговоров выпрыгнул из кабины “Вепря” и с удовольствием потянулся. Вокруг тем же самым занимались и бойцы РА, и их подопечные. Дождавшись Ивана, Виноградов сделал несколько шагов по направлению к товарищам, но был остановлен окликом Кэпа.
        - Виноградов! Подойди на минутку. - Когда Максим подошел, офицер сильно понизив голос очень жестко сказал. - Будешь еще кого-нибудь, кроме Ивана, агитировать, лично морду набью. И не делай такие удивленные глаза. Хреновый я был бы командир, если бы не знал, чем дышат мои бойцы.
        - А…?
        - Препятствовать не буду. И, даже, догадываюсь, как ты собираешься это провернуть. - Усмехнулся Кэп. - Небось будешь нашу разведку просить прикрепить к вам кого-нибудь? Проси. Один хрен, они это и без просьб сделают. А так и тебе польза, и Крайневу облегчение. А жаль. Хороший солдат, но перегорел, похоже. Так, ладно! Ты меня понял. Иди уж.
        Немного сбитый с толку и огорченный собственной “прозрачностью”, Максим догнал Ивана и они вместе подошли к “партизанской” технике. Не успел Максим поздороваться с товарищами и ответить на упреки за обрыв связи, как вокруг собрались около десятка бойцов РА. Может быть потому, что самый молодой боец был ровесником Максима, а самый возрастной - даже старше Ивана, но вели они себя совсем не так, как срочники на Старой Земле. Некая уверенная солидность, подтянутость и, как это не удивительно для до зубов вооруженных мужиков в камуфляже, доброжелательность.
        - Привет “партизанам”! - Воскликнул один из бойцов. - Признавайтесь, куда нашего Хохла дели? Не то чтобы он очень нужен был, но порядок есть порядок.
        - Хай тоби грэць, Фэдюнин. - Раздался от БРДМ голос Василия Журбенко. - И що тоби трэба вид людыны, яка усю ничь вытягувала ваши задныци з халэпы?
        - Так это был ты? Благодетель! - Боец с распростертыми объятьями бросился к Хохлу.
        Пока эти двое валяли дурака, привлекая к себе всеобщее внимание, остальные по-хозяйски, но не нагло осмотрели технику “партизан”, пожали руку мужчинам, уважительно кивнули тетушке Афуне. При всем при этом, чаще всего взгляды бойцов дрейфовали в сторону Натали. Но девушка, прижавшись к плечу Максима, лишь изредка посматривала в их сторону.
        - Ну, что земляки, колитесь, откуда вы такие красивые взялись. - К Максиму и Михе подошел самый возрастной боец. - А то, Гриб успел уже столько всего по-нарасказывать, что мозги выносит конкретно.
        - Этот может. - Усмехнулся Иван и, обменявшись взглядами с бойцом, добавил. - Пойду я вызволю Василия из лап братского третьего отделения и отправимся мы дрыхнуть. Кэп дал времени до конца стоянки.
        - Кстати, Миха, ты бы тоже отбился хотя бы на пару часов. - Повернулся к приятелю Максим. - Я-то покемарил немного, пока начальство свои вопросы обсуждало, а тебе еще рулить часа четыре.
        - Диван в кузове наш! Он нам первым предложил. - Сдал Максима Иван.
        - Друг называется! - Огорчился Миха. - Ладно, залезу в кабину “Унимога”.
        - Ты смотри, и правда диван в кузове! - Восхитился один из бойцов. - Вот что значит “партизаны”! Тачанку и то с мягкой мебелью сделали.
        - А в чем проблема? - Рассмеялся Максим. - Неужели нет умельцев, чтобы вместо стандартных сидушек присобачить в БТР чего-нибудь по-приятнее? Если что, обращайтесь, за разумные деньги Миха вам забацает высший сорт.
        - А потом придет командир и забацает марш-бросок километров эдак на надцать. - Помотал головой боец. - Нет уж, мы как-нибудь по-старинке.
        - Хорош болтать. Вам помощь какая-нибудь нужна? - Вмешался старший боец. - Кстати, я сержант Широков, командир этих архаровцев. Можешь называть меня Сергеич.
        - Максим. - Представился Виноградов. - Если бы вы рассказали нам, как организовать заправку и где можно приготовить пожрать…. А то, я смотрю тетушка Афуна совсем нашего француза затерроризировала.
        - Может она по какому другому поводу? - Под смешки приятелей предположил один из бойцов.
        - Дружище, тетушка Афуна - прекрасная повариха. - Повернулся к бойцу Максим. - И искренне переживает, что только Мартин имеет более-менее нормальное телосложение. А мы, все остальные, форменные дистрофики.
        Бойцы оценивающе осмотрели американца, который даже на фоне совсем не маленьких бойцов РА, выделялся могучим телосложением.
        - И девчонка тоже? - Прозвучал вполне ожидаемый вопрос.
        - Ха! Парни, мой главный подвиг не в том, что я освободил Натали от бандитов, а в том, что не позволил закормить до такого же состояния. - Максим с усмешкой кивнул в сторону тетушки Афуны.
        - Опа! Значит, не врал Гриб, были и бандиты, и прекрасные девушки! - Обрадовались бойцы. - Давай, давай с подробностями!
        - Тпру, ретивые! - Осадил своих сержант. - Проценко, как самый молодой, поможешь народу заправиться.
        - А чо я? - Возмутился боец.
        - А рано тебе еще о спасении девушек слушать. Сам знаешь, чем в фильмах это заканчивается. - Подначил кто-то из товарищей.
        - А в морду? - С улыбочкой поинтересовался Максим.
        - Упс, прости брат, неудачно пошутил. - Максим пожал протянутую руку.
        - Дальше. Хомяк, берешь толстую тетку…. Да, как у вас с деньгами? - Сам себя перебил сержант.
        - Что за вопрос? С деньгами не как, а сколько. - Обсуждавший что-то с Мартином и Мигелем, Семен Маркович подошел к соотечественникам. - А сколько, так это всегда меньше, чем хотелось бы. Вы хотите у нас таки занять или по другой причине интересуетесь?
        - А вот и бухгалтер! - Рассмеялись бойцы.
        - Моя фамилия Кройцман, а то что вы сказали, так это, даже, не профессия. Это состояние души.
        - Так вот о каком сюрпризе болтал Гриб. - Усмехнулся сержант. - Я-то думал, он девчонку имел в виду. Нет, уважаемый, я интересуюсь на предмет хватит ли вам и за топливо рассчитаться, и по магазинам прошвырнуться.
        - Не вопрос. - Вмешался Максим. - Только, дядя Сема, может и Мигелю пойти отдохнуть? Ему тоже еще за рулем сидеть.
        - И что бы вы делали без дяди Семы? Мы уже обо всем договорились. Мигель займет наше новое авто, а месье Лафонтель - кабину родного грузовика. Мартин выполнит роль сопровождения нашей впечатляющей поварихи, а мы с вами, молодой человек, заправим нашу технику. - Выдал программу действий Кройцман.
        - Хомяк, ты понял? Отведешь народ к Ахмеду, пусть у него затарятся. Симпкинс обойдется, наглая морда. - Вернулся к раздаче указаний сержант. - Проценко, в распоряжение … гм, дяди Семы. Тем более, я вижу капрала Ритмеера. Давайте быстренько с ним договаривайтесь, пока он скучает в одиночестве.
        Дождавшись, пока бойцы примутся за выполнение поставленных задач, сержант задумчиво взглянул на Натали и Уэсли.
        - Парень, я так понимаю, что девушка одета в трофеи, а малец - в то что было? - Получив в ответ утвердительный кивок, сержант предложил. - Тут есть небольшой магазинчик снаряги. Гарантировать, что там найдется что-то подходящих размеров не могу, но, как говорится, за спрос денег не берут.
        - Хм. Мне, в общем-то, рекомендовали не отсвечивать и по территории не шляться. - Максим оглянулся в сторону командного “Вепря”, над которым уже высилась мачта с антенной. - Мне и Михе.
        - Да? - Сержант посмотрел в ту же сторону. - Кир, у тебя брательник такого же возраста примерно, так? Отведи паренька к Робинсону и попробуйте экипироваться нормально. Девчонку, как я понимаю, кое-кто не отпустит.
        - И не мечтайте! - Категорично заявил Максим и перешел на английский. - Уэсли, возьми деньги у мистера Кройцмана и иди с этим человеком. Он поможет тебе с военной одеждой.
        Мальчишка загоревшимися глазами посмотрел на бойца РА и сорвался с места. Боец со смехом бросился вдогонку. Заинтересовавшаяся Натали робко поинтересовалась:
        - А для меня там ничего нет?
        - Нет, нет, нет! - Максим ухватил девушку за руку и прижал к себе. - Пока рядом много симпатичных парней, я тебя никуда не отпущу.
        Девушка засмеялась и показала Максиму язык. Но тут же спохватилась, что вокруг посторонние и смущенно спряталась Виноградову за спину. “Симпатичные парни” поняли все верно и сдержано посмеялись в ответ.
        - Широков, можешь не прятаться, я тебя все равно вижу. Про наряд не забыл? - Продолжил командовать сержант. - Нет? Вот и приступай. На тебе охрана здорового сна товарищей. Присмотри там, чтобы никто не лазил около машин. А мы, с той стороны БРДМ пристроимся и послушаем “партизанские” истории.
        - Что мы будем делать? - Продолжая держать Максима за руку, на ходу спросила Натали.
        - Они хотят слышать о наших приключениях. Я буду рассказывать. - Ответил Максим.
        - Да? А что ты расскажешь? - Заинтересовалась девушка.
        - О-о-о! - Максим воздел свободную руку к небу. - Много-много страшных бандитов. Я победил всех. Потом, много-много чернокожих красавиц около моих ног.
        - Да-а? - Прищурилась и поджала губы Натали.
        - Но я нет! - Торопливо добавил Максим. - Потому что, только одна девушка. Но…. Ты принцесса женщин-воинов или дикая девушка, как Тарзан?
        - Что-о-о? - Натали оттолкнула Максима и попыталась стукнуть его по плечу.
        - Эй, мы слушать истории пришли или, блин, на семейные сцены смотреть? - Возмутился кто-то из бойцов.
        - Тихо, не мешай. Они, как раз, обсуждают, какую лапшу нам на уши вешать. - Остановил товарища более подкованный в английском языке боец.
        Максим рассмеялся. Натали тоже сообразила, что устраивать “сцены” на глазах у такого количества посторонних не стоит. Девушка погрозила Максиму пальцем. Виноградов галантно распахнул боковую дверцу БРДМ и предложил Натали “козырное” место на пороге бронемашины. Остальные уселись прямо на землю, стараясь выбрать менее пыльные участки. Максим обратил внимание, что и безо всякой команды, бойцы РА остались профессионалами. Они расселись так, чтобы контролировать все подходы. При этом, даже не было необходимости подавать голос, чтобы привлечь внимание товарищей. Одного можно было незаметно толкнуть ногой, другого - “невзначай” задеть локтем, третьему - показать глазами. Максим завистливо вздохнул.
        - Ну, давай, начинай брехать. - Устроившись перед Максимом, скомандовал сержант.
        - Значится так. - Набрал побольше воздуха Максим и приступил к рассказу. - Началось все с того ….


        Новая Земля, Дагомея, стоянка конвоев, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 17 часов.


        Натали не видела лица Макса и не понимала ни слова из того, что он говорил. На первый взгляд, рассказывал парень не очень выразительно: не размахивал руками, почти не менял громкость голоса, да и интонации почти не выражали эмоций. Но, присмотревшись к сидящим напротив бойцам, девушка переменила свое мнение. Поднятая бровь, недоверчивое покачивание головы, сорвавшийся возглас, заинтересованные взгляды, говорили о том, что слушают Макса внимательно и рассказом заинтересованы. Натали постаралась не обращать внимание на то, что рано или поздно, взгляды мужчин останавливались на ней. Как когда-то учила мама, девушка старалась не замечать мужское внимание. Ей вспомнилось, как расчесывая дочери волосы и слушая жалобы на подглядывающих мальчишек, мама грустно улыбнулась и посоветовала привыкнуть к мужским взглядам. “Это удел всех красивых женщин”, - вздохнула мама тогда, - “А ты у меня красивая”. Натали стало грустно. Девушка подвинулась так, чтобы ногой коснуться плеча Макса. Парень, не прерывая рассказа, повернул голову и улыбнулся. Натали улыбнулась в ответ, а сама подумала, что очень плохо, когда не
можешь толком поговорить с человеком. Девушка не раз наблюдала, как парень ухаживает за девушкой. Происходило это по-разному, но не было похоже не то, как ведет себя Макс. Часто Натали казалось, что парень смотрит на нее, как на младшую сестру. Но, ведь, были же моменты, когда Натали казалось, еще чуть-чуть и произойдет то, что пугает и притягивает одновременно, то, что мама иногда называла грехом, а папа возражал и говорил, что если с любимым человеком, то это не грех, а счастье. Девушка задумалась, а что значит любимый человек? Вот, например, она любит Макса или нет? Подтолкнув парня ногой, чтобы он еще раз повернулся, и посмотрев на его улыбку, Натали так и не ответила на свой вопрос. Но сердце забилось быстрее и внизу живота растеклось приятное тепло.


        Задумавшись, Натали пропустила возвращение брата. Но восторженного мальчишку игнорировать было невозможно. Оглядев брата и едва сдержав смех, девушка представила себя со сторону и погрустнела. Хоть Макс и всячески показывал, что одежда с чужого плеча сидит на ней хорошо, но у Натали были вполне обоснованные сомнения в этом. Тем временем, боец, ходивший вместе с Уэсли получал нагоняй от своего начальства.
        - Кир, итическая сила! - Хлопнул себя по бедру сержант. - Тебе что было сказано, а?
        - Сергеич, блин, сам бы и пошел! - Возмутился боец. - Малец был готов нацепить камуфляж как на этого, на их американца. И так, самый маленький размер подобрали.
        - Да, ладно, сержант! Ты вспомни, как некоторые великовозрастные детишки себя ведут. А тут - малец из деревни! А вокруг сплошь героические личности в камуфляже. - Вступились за товарища другие бойцы.
        - Ладно, на вырост будет. - Махнул рукой сержант. - Но ты хоть обувь нормальную подобрал?
        - По размеру - да. А по качеству…. Слышь, “партизан”, как доберетесь до нормальных магазинов, купите что-нибудь полегче пацану. - Боец на мгновение замялся, но продолжил. - И это, на девчонку твою размеры найдутся.
        - Натали, может и ты сходишь в магазин? - Спросил у девушки Максим.
        - Я плохо выгляжу? - Пригорюнилась девушка.
        - Нет, что ты! - Отрицательно замотал головой Максим. - Но одеть твой размер будет лучше.
        - Тогда, я подожду до города. - Повеселела девушка. - Мистер Лафонтель рассказывал, что недалеко от его дома специальный женский магазин и его жена поможет мне выбрать все что нужно.
        - Э-гм! - Максим сглотнул, представив ЧТО может посчитать нужным для молодой девушки опытная француженка.
        Но полет фантазии был остановлен появлением Кройцмана с заправщиком. Пока баки БРДМ заполняли топливом, Семен Маркович поинтересовался у девушки, не скучно ли ей здесь, и не хочет ли она присоединиться к тетушке Афуне, которая развернула бурную деятельность чтобы накормить такую ораву мужиков. Натали рассмеялась и ответила, что с удовольствием, но хочет дождаться кем же представит ее в своем рассказе Макс, - принцессой женщин-воинов или девушкой дикаркой из джунглей, - чтобы знать, как сильно его бить. Семен Маркович пожал плечами и посоветовал девушке не заниматься чепухой, а побить Макса просто так, ради профилактики. Рассмеявшись, Натали сунула под нос мало что понявшему Максиму кулак и отправилась к тетушке Афуне.
        Те из бойцов, кто достаточно понимал по-английски, похохатывая объясняли остальным смысл произошедшей сценки. Максим с кислой миной посмотрел на Кройцмана.
        - Правильно. - Веско заявил сержант. - Это я вам заявляю как отец дочери такого же возраста.
        - Так, ладно, не отвлекаемся. - Вмешался еще один боец. - Давай, досказывай, а то я вижу, как местная администрация зашевелилась.
        У Максима противно засосало под ложечкой, но ободряющий взгляд сержанта заставил собраться и, даже, с улыбкой продолжить рассказ.
        Когда Максим закончил рассказывать свою историю, бойцы некоторое время молчали.
        - Слушай, парень, а ты часом не пиз…. э-э-э, не приврал? - Выразил, видимо, общую мысль один из бойцов.
        - Может саму малость. - Усмехнулся Максим, косясь в сторону соседних машин.
        Там штатский в сопровождении двух военных о чем-то беседовал с водителем и пассажирами. Люди из конвоя протянули штатскому свои АйДи и тот принялся что-то записывать в большую книгу. Максим поискал взглядом офицеров РА. На обозримом пространстве удалось увидеть только старшего лейтенанта Миронова, с которым о чем-то беседовали трое военных. По, как бы невзначай, прогуливающимся вокруг штабного “Вепря” бойцам Русской Армии, Виноградов предположил, что и Кэп, и старший лейтенант Возняк еще не закончили сеанс связи.
        - Да, парень, повезло вам знатно. - Вернул Максима к реальности сержант. - И вот хрен скажешь, обрадуется Орден таким известиям или огорчится. Они, ведь, всем говорят, или объект вышел из Ворот, или сгинул неизвестно где.
        - Сергеич, это ты что, имеешь в виду, что все пропавшее может вот так где-то валяться? - Изумился один из бойцов.
        - Нашел специалиста! - Отмахнулся сержант. - Я ж просто повторил что мне при переходе втирали. А там, кто его знает. Может эти козлы уже все давно знают. Мы ж о Воротах только из этой долбаной книжки и знаем.
        - А я ее и брать не стал. Карты взял, а книжку ну на фиг. - Поделился собственным опытом один из бойцов.
        - А “стволы” на Базе Россия все помнят? - Сплюнул еще один боец. - Так я потом поболтал с канадцами, которые через “Америку” шли. Вот там арсенал, так арсенал!
        - Опа! А куда это они? - Удивился сержант, глядя, как представители местной администрации направились куда-то в сторону.
        - На запах пошли! - Рассмеялся один из бойцов. - Там “партизаны” обед принесли.
        - Ну-ка, давайте посмотрим. - Сержант выдвинулся из-за корпуса БРДМ, чтобы улучшить обзор.


        Новая Земля, Дагомея, стоянка конвоев, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 18 часов.


        Максим последовал за сержантом. Со стороны встреча товарищей Максима и штатского с солдатами смотрелась забавно. Штатский остановился на пути у группы и решительно протянул руку. Мартин, несущий в руках большой котел, накрытый крышкой, невозмутимо обошел чиновника. Тетушка Афуна с корзинкой в руках и не подумала никуда сворачивать. Пришлось штатскому буквально отпрыгивать в сторону. Приостановившаяся было Натали, после жеста рукой месье Лафонтеля, тоже прошла мимо. Растерянные солдаты крутили головами, не понимая нужно ли задерживать эту троицу. А штатский не мог отдать им приказа, потому что враз приосанившийся француз что-то требовательно ему сказал.
        Диалог двух чиновников длился не долго. Авторитет месье Лафонтеля, как работника центральной администрации произвел впечатление. У Максима, правда, мелькнула мысль, что местный чиновник вполне может оказаться не так прост. И деньги через него могли проходить немалые, и отстегивать своему начальству он мог достаточно, чтобы не опасаться залетных чинов из центра. Тем более, из другого ведомства. Но, видимо, у месье Лафонтеля нашлись аргументы. Потому что, штатский прилежно открыл свою учетную книгу и долго в нее писал под диктовку француза.
        Закончив диктовать, месье Лафонтель буквально насильно потряс руку чиновника и пошел в сторону, уже развернувшей походную столовую, тетушки Афуны. Местный чиновник постоял глядя вслед французу, сплюнул себе под ноги и пошел в сторону строений.
        - А месье Лафонтель не так прост. - Скорее для себя, чем для стоящего рядом сержанта пробормотал Максим.
        - А я все больше убеждаюсь, что “простых” в этом мире и нет считай. - Негромко, со смешком прокомментировал сержант.
        - Сержант, видишь? - Спросил Максим, кивая головой в сторону направившегося к чиновнику человека из конвоя.
        - И не только я. - Усмехнулся сержант. - Расслабься, Максим. Преимущество работы в команде в том и состоит, что каждый может заниматься своим делом и не переживать за другие. Пойдем, отведаем, что ваша тетка приготовила. Нет, ну, вот скажи, почему эти африканцы так толстых теток любят?
        - Чтоб было кого в голодный год съесть. - Пошутил Максим. - Я где-то читал, что толстая жена - признак благосостояния.
        - Тогда, тот кому достанется такое “сокровище”, будет числиться самым богатым человеком во всей Дагомее. - Рассмеялся сержант.
        Тетушка Афуна и в этот раз не подкачала. Максим не стал вдаваться в подробности что именно было куплено у торговца по имени Ахмед и где было приготовлено. Ему, впрочем, как и всем остальным, оказалось достаточно результата. Бойцы Русской Армии попытались внести и свою лепту в меню, но на солдатские харчи повелся один лишь Уэсли.
        Идиллию испортили “Кэп” Свиридов и старший лейтенант Возняк. При появлении начальства, бойцы дружно поблагодарили повариху, похлопали Максима по плечу и ретировались. Возняк, за себя и за командира, отказался от обеда, но “тонко намекнул” на желание выпить кофе.
        - Сплошное черти что! - Сделав глоток и выразительно закатив глаза, сообщил Кэп. - Вот, кофе - единственное светлое пятно за сегодняшний день.
        - И вы хотите сказать, что встреча с нами тоже относится к темным сторонам бытия? - Удивился Кройцман.
        - Где-то так. - Невесело усмехнулся командир. - Пользы от вас не мало, это факт! Но и головняка вы мне задали ой-ей! И, судя по всему, не только мне. У нас в Кейптауне представительство совместно с Русским Промышленным Банком. Через него и вопросы на месте можно решать, и с Нью-Дели оперативно связываться. И сидит в этом представительстве, скажем так, младший командный состав. Старший командный состав, понятно, в Нью-Дели. Связь с ППД и Демидовском идет только через официальные каналы, поэтому многое они уполномочены решать на месте. А теперь, смотрите, что получается: мы переслали в Кейптаун информацию и о попытке нападения на конвой, и о вас, обо всем, короче.
        - А вместо стандартного рапорта о приеме и дальнейшей передачи по инстанции, приказ быть на приеме. - Подхватил Возняк, когда Кэп сделал паузу чтобы глотнуть кофе. - И подписан приказ, ну, скажем так, генеральским кодом.
        - В то, что здесь объявился кто-то из высшего руководства армии или Демидовска, я, естественно, не верю. - Снова вступил Кэп. - А, вот в то, что в Кейптауне оказался кто-то облеченный полномочиями…. Только вот вопрос: они тут по своим делам или по нашим? Если по нашим, то это какого ж уровня пушной зверек должен был подкрасться!
        - Одно утешает, не из-за нас. - Покачал головой Максим.
        - Ну да, этот вариант можно исключить. - Кивнул Возняк. - Если бы что-то стало известно о вашем случае, то стоило бы ожидать шевеление Ордена. Но, никак не нашего начальства.
        - Ладно. - Ставя пустую кружку и поднимаясь, сказал Кэп. - Это все лирика и философия. А конкретика вот в чем: приказано сидеть здесь и дожидаться приезда начальства.
        - А конвой? - Удивился Кройцман. - Или у вас нет конкретных сроков?
        - Знаете, уважаемый, вы, конечно, о многом догадываетесь, но и раскрывать перед вами все карты я не буду. - Покачал головой Кэп. - Скажу просто: это решаемый вопрос.
        Офицеры попрощались и пошли в сторону штабной машины. Но, отойдя на несколько шагов, старший лейтенант Возняк остановился и не возвращаясь громко сообщил месье Лафонтелю:
        - Месье, так как задержка с вашим возвращением происходит по нашей вине, наши представители в Кейптауне сообщили вашей жене, что вы живы и скоро будете дома.
        Офицеры окончательно удалились. Семен Маркович, нисколько не заботясь о Максиме, что-то живо обсуждал с месье Лафонтелем. Виноградов попытался уловить суть разговора, но собеседники говорили настолько быстро, что он махнул рукой. Убедившись, что все “козырные” места заняты, Максим устроился в тени грузовика. Опираясь на колесо, парень прикрыл глаза и расслабился.
        Сквозь дрему Максим продолжал слышать беседу Кройцмана и француза, бормотанье тетушки Афуны и наставления о чистке пистолета-пулемета МП-5 от Мартина, изредка прерываемые вопросами Уэсли. Остальные шумы стоянки сливались в единый гул и совершенно не идентифицировались дремлющим сознанием. Но какая-то мысль, скорее, ощущение какой-то неправильности, заставили Максима открыть глаза. С силой проведя ладонями по лицу, Виноградов осмотрелся еще раз.
        Его взгляд зацепился за фигуру Натали. Девушка сидела как бы рядом с Мартином и Уэсли, но было понятно, что их разговор ее не затрагивает. Получалось, что она сидит в одиночестве и думает о чем-то не особо веселом. Максим понял, что именно мысли о Натали не давали ему спокойно отдыхать. Прислушавшись к самому себе, парень понял, что испытывает к девушке странные чувства. В единую кучу смешались и плотское влечение, и “комплекс старшего брата”, и сочувствие, и не желание связывать себя обязательствами.
        Словно почувствовав взгляд, Натали повернула голову и улыбнулась глазеющему на нее Максиму. Улыбка у девушки получилась куда там Джоконде. Все сомнения вылетели из головы Виноградова и, улыбнувшись в ответ, он жестом позвал девушку к себе. Натали с готовностью подошла и устроилась рядом с Максимом, прислонившись не столько к колесу, сколько к плечу парня.
        - Отдохни. - Посоветовал Максим. - Ждать долго. Можно спать.
        Натали ничего не ответила, только поерзала, устраиваясь поудобнее. Максим снова закрыл глаза и провалился в дрему. В этот раз мыслей о неправильностях не возникало. Все было как нужно.


        Новая Земля, Дагомея, стоянка конвоев, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 18.30 часов.


        Проспал Максим полтора часа. Проснувшись, парень непроизвольно потянулся, в результате разбудив и Натали. Девушка трогательно терла глаза кулачками и отчаянно зевала. Кое-как распрямившись, Виноградов подал руку Натали и они отправились искать остальных. Компания обнаружилась с другой стороны грузовика и в обновленном составе. Иван, Мигель и Миха что-то негромко обсуждали на ломаном английском. Вернее, Иван пытался быть переводчиком между двумя механиками. А те, неудовлетворенные переводом, тыкали пальцами и водили руками вдоль “Унимога”.
        - Привет. - Приветствовал спутников Максим. - Вас, хоть, накормили?
        - А то. - Буркнул Миха. - Слушай, может у тебя лучше получится с переводом…
        - Не-не-не! - Замотал головой Максим. - На Ивана, вон, страшно смотреть, как вы его достали. А я человек нервный с тонкой организацией…
        - Пошел ты! - Перебил Миха. - Для вас же стараемся. Типа, рейдовый автомобиль обсуждаем.
        - Миха, чем херней страдать, возьми Мигеля и попроситесь осмотреть “Вепря”. - Усмехнулся Максим. - Глядишь, там и знатоки английского найдутся.
        - Это ты про переделанный “Садко”? - Уточнил Миха. - Читать читал, а видеть не доводилось. Только… “Унимог” с толковым кунгом, все равно, по-круче будет!
        Ни продолжить спор, ни, тем более, сходить посмотреть на внедорожный автобус не получилось. К штабному “Вепрю” подъехали два Land Rover в “гражданской” раскраске. Судя по тому, что встречать прибывших вышло все командование конвоя, прибыло именно то начальство, которое ожидал Кэп.
        0X08 GRAPHIC
        (наверное такие - Land Rover Defender 110 SW Special)
        Максим посмотрел на Ивана.
        - Ты, наверное, пока к своим? - Получив утвердительный кивок, Виноградов добавил. - Если все будет в порядке, возвращайся, на ходу поговорим.
        Иван отошел в сторону и присоединился к группе бойцов РА, по неистребимой солдатской привычке комментировавшей приезд высокого начальства.
        - Где Кройцман и месье Лафонтель? - Спросил у Михи Максим. - Нужно будить обоих.
        Спустя несколько минут и Семен Маркович, и француз уже стояли со всеми и смотрели в сторону штабного автобуса, в котором скрылись трое из прибывших. Еще пятеро, явные бойцы, стояли около своих машин и лениво посматривали по сторонам. Бойцы Русской Армии делали вид, что их происходящее нисколько не волнует и занимались своими делами.


        Новая Земля, Дагомея, стоянка конвоев, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 19.20 часов.


        Наконец, прибывшая троица, вместе с Кэпом и Возняком, закончили совещаться и вылезли наружу. И почти сразу направились в сторону “партизан”. Все трое были одеты в стиле “сафари” и имели оружие в кобурах. Но на двоих одежда и оружие смотрелись органично, а на идущем впереди всех невысоком полноватом мужчине лет пятидесяти - несколько инородно. У Максима мелькнула мысль, что тому больше подошел бы костюм и лакированные туфли. Сзади что-то сдавленно пробормотал Семен Маркович. Месье Лафонтель встал рядом с Максимом, но смотрел только на одного из прибывших. Тот, подходя, кивнул французу.
        Разговор, едва подойдя на достаточное расстояние, начал именно невысокий.
        - Здравствуйте, господа. - Начал он по-русски. - Меня зовут Борис Абрамович и я …
        - Чтоб я так жил! Меня не обманывают глаза и я не сошел с ума! - Радостно улыбаясь вперед выдвинулся Кройцман. - Сам Боря Коган, первый фарцовщик политехнического! Боря, ты зачем нацепил “пушку”? И, вообще, как ты оказался таки тут? Тетя Хоня…. Ты помнишь тетю Хоню? Так вот она рассказывал, что ты очень хорошо поднялся на средствах для безопасного, извините меня, секса. Неужели и здесь это востребованный товар?
        - Сема Кройцман. Позор еврейского народа и главная достопримечательность горно-геологического факультета. - Внимательно всматривавшийся в Кройцмана, Борис Абрамович всплеснул руками и совсем несолидно затарахтел. - Сема и почему я не удивленный видеть тебя здесь? И ты меня спрашиваешь, помню ли я тетю Хоню. Я тебя спрошу в ответ: можно ли забыть Хоню Лейбовну, человека, который знал больше, чем КГБ? И Сема, или ты таки давно не был дома, или забыл, как делается бизнес в той стране. Да, у меня таки был свой бизнес, который позволял кушать хлеб с маслом. Но, Сема, если бы ты знал, сколько было вокруг людей, которые хотели сделать со мной то же самое, что и с моим тезкой. Сначала я делился, а потом подумал, Боря, тебе нужно следовать по стопам тезки. Нет, я не собирался становиться президентом, но пожить в Лондоне был таки за.
        - Боря, это не похоже на Лондон. - Сделал жест руками Кройцман.
        Не ожидавшие ничего подобного, спутники Бориса Абрамовича сначала растерялись, а потом попытались вклиниться в диалог. Но им это не удалось. Кройцман и Коган тараторили вспоминая одним им известные факты, делясь воспоминаниями “из той жизни” и жизни в новом мире. При этом, привыкший к манере разговаривать Семена Марковича, Максим подметил, что взгляд у господина Когана остается цепким и холодным.
        Как-то незаметно собеседники обменялись ключевой информацией. Выяснилось, что господин Коган является представителем Русского Промышленного Банка и прибыл в Кейптаун для реализации некоего проекта, в котором появление команды “партизан” открывало новые перспективы. Семен Маркович, в свою очередь, рассказал несколько ключевых моментов, но многое оставил “за кадром”.
        Один из спутников господина Когана, явно оказавшийся из местных, тихонько беседовал с месье Лафонтелем. Эти двое тоже знали друг друга. Второй спутник сначала дергался, пытаясь перевести разговор в нужное русло, но потом сдался и спокойно ждал, когда все наговорятся. Максим присмотрелся к этому человеку. Не считая себя способным с первого взгляда определить профессию человека, в этот раз Виноградов готов был спорить на что угодно, что перед ним профессиональный военный. И дело было не в каких-то внешних проявлениях типа осанки или сурового взгляда. Достаточно было увидеть, как с ним разговаривали офицеры Русской Армии. Незнакомый офицер успел рассмотреть каждого из “партизан”, особое внимание уделив Максиму и Михе. Что он увидел и к каким выводам пришел, Максим не знал.
        Первой закончила диалог пара месье Лафонтеля. Видя, что все стоят и смотрят на них, пара Семена Марковича и Бориса Абрамовича тоже поторопилась закруглиться. Тем более, что самое основное эти двое друг другу сказали.
        - Да, господа, кажется мы немного увлеклись. - Без малейшего раскаяния в голосе констатировал Коган. - Я уже представился, так позвольте представить моих спутников. Мистер Самюэль Питерс представляет администрацию и деловые круги Кейптауна.
        Собеседник месье Лафонтеля кивнул на это представление, хоть оно и было сделано на русском языке.
        - Петр Сергеевич. - Самостоятельно представился русский. - В некотором роде представляю администрацию Демидовска и ППД.
        - Если вы не возражаете, я предпочел бы поговорить в более приватной обстановке. - Вернул себе инициативу Борис Абрамович. - Говорят, здесь есть что-то вроде кафе. Предлагаю переместиться туда.
        - Бар, Боря, бар. - Поправил Семен Маркович. - И это не самое лучшее место для деловых разговоров.
        - Я есть идея делать лучше. - На ломаном русском вступил в разговор Сэмюэль Питерс. - Ахмед имейт кофейня при свой магазин.
        - А кофе нам лучше сварит тетушка Афуна. - Вклинился в разговор Максим. - Во-первых, я уверен, что будет вкуснее. А, во-вторых, она точно не понимает ни слова по-русски.


        Новая Земля, Дагомея, стоянка конвоев, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 20 часов.


        Петр Сергеевич насмешливо посмотрел на Максима. Но, месье Лафонтель, выслушавший перевод Кройцмана, поддержал эту идею. На что его начальник просто пожал плечами. Аналогично поступил и Борис Абрамович. Не то чтобы Максим очень хотел вкусного кофе, просто, ему показалось, что с первых минут нужно внушить прибывшим мысль о равноправном партнерстве. Конечно, встреча с институтским знакомцем Семена Марковича была поистине счастливой неожиданностью, но было не очень понятно, кто в этой троице главный. Вполне могло оказаться, что голоса Бориса Абрамовича, если он, конечно, будет “за” Максима и его товарищей, окажется недостаточно.
        - А вы уверены, что мы все поместимся? Может не стоит идти такой … э-э-э, большой компанией. - Петр Сергеевич сделал небрежный жест рукой.
        - Можете не ходить. - Лучезарно улыбаясь, предложил Миха.
        Петр Сергеевич смерил Миху оценивающим взглядом и усмехнулся. После этого он сделал шажок в сторону, оставляя на первом плане Когана. Максим понял эту демонстрацию таким образом, что главный в предстоящих переговорах, все-таки, представитель банка. Борис Абрамович с сомненьем осмотрел всех присутствующих, словно взвешивая необходимость каждого.
        - Уэсли, ты поможешь мне с новой машиной? - Неожиданно вступил в разговор Мигель.
        Мальчишка удивленно посмотрел на механика, потом перевел взгляд на Мартина, появление которого Максим прозевал, и ответил согласием. Мартин тоже сделал движение, словно собирался отойти в сторону, но Кройцман его опередил.
        - Нет-нет, мистер Айверсон, вы будете нам очень нужны. - По-английски сказал Семен Маркович и перейдя на русский добавил. - И я таки не понял, почему мы еще здесь, а не там?
        Сэмюель Питерс сделал приглашающий жест рукой и первым двинулся в сторону строений. Вслед за ним отправились и остальные. Оглянувшись, чтобы предложить руку Натали, Максим увидел, как пришли в движение и пятеро бойцов у Лэнд Роверов. Еще раз оглянувшись, но теперь уже специально, Виноградов убедился, что и бойцы РА стали “прогуливаться” по стоянке в несколько ином порядке.
        Заведение с гордым названием “Кофейня” представляло собой навес, пристроенный к боковой стене магазина. Под крышей разместились шесть стандартных пластиковых столиков. Стульев у каждого столика почему-то было разное количество. Мистер Питерс замер на пороге, разглядывая помещение и прикидывая, как всем разместиться.
        С улыбкой глядя в спину замершему “кейптауновцу”, Максим подумал, что тот явно никогда не бывал в кафе с большой компанией русских. Кивнув Михе, Виноградов обошел Питерса. Через пять минут “конференц-зал” был готов. Попытка хозяина заведения вмешаться в процесс постройки из шести стандартных одного большого стола была пресечена мистером Питерсом. А когда в процесс включилась тетушка Афуна, бедный Ахмед и сам предпочел ретироваться, предоставив все, что от него потребовали.
        Вопреки опасениям Петра Сергеевича расселись все достаточно свободно. Получилось, что прибывшая троица уселась с одной стороны, напротив них разместились Максим, Миха и Натали, справа от Максима сели Кройцман, Мартин и француз, а слева - Кэп и старший лейтенант Возняк. И, если старший лейтенант чувствовал себя не совсем уверенно, из чего Максим сделал вывод, что Петр Сергеевич не просто “из военных”, а из вполне конкретных военных Разведупра, то бывший подполковник смотрел на происходящее с долей здоровой иронии.
        - Что ж, господа, пока мы ожидаем обещанный кофе, не расскажите ли вы о своих приключениях? В живую, так сказать. - Первым взял слово Петр Сергеевич.
        - А смысл? - Удивился Максим. - Вам же, наверняка, уже доложили обо всем. Зачем еще раз повторять?
        - Дело в том, молодой человек, что мистер Питерс знаком с вашими похождениями лишь в общих чертах. А ему, да, собственно, и нам, хотелось бы услышать подробности. Даже те, которые вы опустили в первом рассказе. - Четко произнес Петр Сергеевич.
        Максим намек понял и удивленно поднял бровь. Очень интересно стало парню, какие-такие отношения связывают руководство РА и Сэмюеля Питерса. Но быстро прокрутив в голове разные варианты и посмотрев на Кройцмана, Максим понял, что рассказывать придется. Обо всем, кроме золота. А о золоте они поговорят уже без местных. А может быть, и без Петра Сергеевича.
        - Ну, что, дядя Сема, вы или я? - Посмотрел в глаза Кройцману Максим.
        - Вы и только вы. Это был ваш таки бенефис. - Семен Маркович правильно истолковал взгляд Максима и отдал ему на откуп и сам рассказ, и его последствия.
        - Сема у тебя появились очень необычные родственники. - Усмехнулся Коган.
        - Ой, Боря, всему виной мое доброе сердце. - Словно давая Максиму время собраться с мыслями, Семен Маркович решил немного поболтать. - Боря, ты бы видел эти растерянные, умоляющие глаза. Они так и просили, дядя Сема помоги засра… э-э-э, молодым людям, которые попали.
        Миха обеспокоенно завозился на своем стуле, но промолчал. Максим вздохнул и, выразительно откашлялся. Кройцман приложил ладонь ко рту, словно сам себе закрывая рот. И Виноградов, в который уже раз, принялся рассказывать.
        Слушали Виноградова одинаково внимательно, но совершенно по-разному. Мистер Питерс, отказавшийся от перевода, напряженно. Петр Сергеевич - внешне невозмутимо. Борис Абрамович - со скукой.


        Новая Земля, Дагомея, стоянка конвоев, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 21 час.


        Когда Максим закончил, именно мистер Питерс первым взял слово.
        - Господа, после рассказа господина Виноградова я вижу три вопроса, по которым нам нужно прийти к общему мнению. - На довольно правильном русском заговорил он. - Это, собственно, тот вопрос из-за которого мы и приехали. Это вопрос невероятного попадания на Новую Землю молодых людей. И это вопрос участия Ордена в торговле наркотиками и поддержке банд.
        - Стоп! - Невежливо перебил Максим, опередив Кройцмана. - Третий вопрос снимаем сразу. Вам мы рассказали, информацией и картами поделимся, и это все. Не вижу смысла нам и дальше в это лезть.
        - Полностью согласен. - Поддержал Семен Маркович. - Этот вопрос, как и не упомянутый вами вопрос неприятностей русского конвоя, вы прекрасно обсудите и без нашего участия. К тому же, не исключено, что это звенья одной цепи.
        - Вот и остается узнать, чего же вы от нас хотите. Причем хотите настолько, что задержали весь конвой. - Максим по очереди посмотрел на прибывших.
        - Не обольщайтесь, юноша. - Встрепенулся Борис Абрамович. - Вы, не спорю, приятное, но, все же, случайное дополнение к тем, э-э-э, вопросам из-за которых задержали конвой. А дело у нас простое: мы хотим снять с вас головную боль и дать вам денег.
        - Ну, чисто мать Тереза. - Восхитился Кройцман. - Боря, давай уже конкретно.
        - Вы хотите конкретно? Пожалуйста. Мы собираемся оптом выкупить у вас все трофеи. - Выдал Борис Абрамович.
        - Фигасе! - Воскликнул Миха и обеспокоенно спросил. - Что и технику тоже?
        - А зачем перегружать груз, когда он уже находится в транспорте? - Вопросом на вопрос ответил Коган.
        - А БРДМ вам и вовсе никто не разрешит иметь. - Вступил в разговор Петр Сергеевич. - По крайней мере, с крупнокалиберным пулеметом.
        - Видите ли, господа. - Осторожно начал Семен Маркович. - Столько оружия нам, естественно, не нужно. А вот на технику у нас имеются далеко идущие планы. И расставаться с ней нам бы не хотелось. Хотя…
        - Сема, ты никогда не умел торговаться. Поэтому, говори прямо, чего ты хочешь. - Господин Коган скептично посмотрел на старого знакомого, когда тот взял драматическую паузу.
        - Все очень просто. - Развел руками Кройцман. - Мы собираемся перебраться через Залив. Вот там-то вы и вернете нам аналогичного качества машины.
        - Позвольте уточнить. - Спросил Петр Сергеевич. - Вы сказали “у нас есть планы”. Кого конкретно вы имели ввиду?
        - Исключая месье Лафонтеля и нашу впечатляющую повариху - всех остальных. - Ответил Кройцман.
        - И в чем эти планы заключаются? - Продолжал допытываться Петр Сергеевич.
        - Если коротко, то независимая кампания геологических изысканий, которая может заниматься не только вопросами геологии. Это раз. И второе, это мастерская по переделке БРДМ, а может и другой техники, в машины для рейдов по неизученным территориям, может быть, для охоты. - Ответил Максим.
        - Ого! - Заинтересованно воскликнул Борис Абрамович. - Юноша, и когда вы это успели придумать?
        - Переделка БРДМ? - В свою очередь удивился Петр Сергеевич. - А что в ней переделывать? По-моему, и так замечательная машина для названных вами целей.
        - Я, конечно понимаю, что с вашим званием не солидно по БРДМам лазить, но вы попробуйте в нем проехаться километров хотя бы сто. - Подпустил шпильку Петру Сергеевичу Максим.
        Миха одобрительно мотнул головой, а в глазах Кэпа заплясали веселые искорки. У самого же Петра Сергеевича на мгновение промелькнуло на лице большое желание сказать Максиму какую-то гадость, но он сдержался. Даже рассмеялся и приподнял руки в жесте признания поражения. Максим про себя облегченно вздохнул.
        - Я понимаю, что вы не против сделки, но хотите провести ее на определенных условиях? - Вмешался в разговор мистер Питерс.
        - В точку, мистер Питерс. - Воскликнул Максим. - Более того, мы очень рады, что встретили именно представителя Русского Промышленного Банка. Как-то после всех рассказов мне не очень хотелось сотрудничать только с Орденским банком.
        - Я думаю, что и по эту сторону Залива у планируемой вами компании найдется работа. - Попробовал закинуть удочку мистер Питерс.
        - Ах, увольте! - С почти натуральным ужасом воскликнул Кройцман. - Хочу вернуться в земли, где четко понятно, что вот тут живут хорошие, а оттуда приходят плохие.
        - Может быть позже, когда наберемся опыта. - Попробовал сгладить впечатление от эмоционального высказывания Кройцмана Максим.
        - А почему вы думаете, что Русский Промышленный Банк будет заинтересован в вашей идее? Мы в основном кредитуем проекты на своей территории. Вы же, как я понимаю, не собираетесь жить и работать в Протекторате. - Борис Абрамович кивнул в сторону американцев.
        - Ах, Боренька, как получить гешефт и никого не обидеть мы таки с тобой поговорим отдельно. И поверь мне, будет как в той книжке - никто не уйдет обиженным. - Выразительно посмотрел на старого знакомого Кройцман.
        - Господа. - Прежде чем успел ответить Коган, заговорил мистер Питерс. - Я представляю заинтересованную в этой сделке сторону, но наши возможности по ту сторону Залива крайне ограничены.
        - Они. - Кройцман обоими руками указал на спутников мистера Питерса. - Они рассчитаются с нами по ту сторону Залива. А, уж, как вы рассчитаетесь с ними, решать вам.
        - Слушайте, а зачем вам такая куча “стволов”? - Не удержался и спросил Миха. - А то, может вы тоже какую банду прикормить решили?
        - Там, - Мистер Питерс махнул рукой куда-то в сторону, - хватает людей, понимающих, что одним разбоем и наркотиками не проживешь. Мы нашли контакт с группой таких людей и, можно сказать, создаем вместе с ними некую кампанию. Которая может вызвать конфликт интересов здесь, на месте. Поэтому, мы обратились к независимой стороне в лице представителей русского руководства. Я рассеял ваше беспокойство?
        - Ага. Банда, но делающая для вас нужные вещи. - Без тени улыбки ответил Миха.
        - Надеюсь, у нас хватит рычагов влияния, чтобы избежать подобного. - Так же серьезно ответил на Михину реплику мистер Питерс.
        - А к чему такая срочность? - Решил развеять и свои сомнения Максим.
        - Купить на месте такое количество оружия и снаряжения - не проблема. Проблема в том, чтобы избежать огласки этого факта и обвинений, подобных тем, которые выдвинул господин, э-э-э, Майкл. - Ответил мистер Питерс.
        - А закупка и перевозка от нас, займет месяц. Если делать все спокойно, без авралов. - Подхватил Петр Сергеевич.
        - Поня-ятно. - Протянул Максим. - А тут такая куча неучтенного оружия, о которой никто не знает.
        - Слушайте, так мы никогда не перейдем к сути дела. - Возмутился Борис Абрамович. - Итак, сколько, по сколько, и какие дополнительные условия?
        - Дядя Сема, у вас сохранился тот список? Огласите его пожалуйста. - Попросил Максим.
        Кройцман достал блокнот и зачитал список трофеев. От услышанного даже в глазах Петра Сергеевича появилось уважительное выражение. Борис Абрамович же, слушал слегка шевеля губами, словно сразу считая сколько денег придется отдать.
        - Только учтите, “Печенег”, патроны к нему, к КПВТ и спаренному ПК не отдадим. - Сразу предупредил Максим. - Ну, и пару ящиков 7,62 тоже прихватим.
        - Что с радиостанциями? - Спросил Петр Сергеевич.
        - Сложный вопрос. - Максим взглянул на офицеров РА. - Понимаете, никто из нас в рациях не разбирается, но понятно, что нужно что-то очень надежное, скорее всего военное. При этом, отдать вам сейчас то что есть и остаться совсем без связи…. Не знаю.
        - Кажется, у меня есть для вас предложение. - Улыбнулся мистер Питерс. - Вы будете передвигаться в составе конвоя, поэтому связью вас обеспечат.
        Кэп согласно кивнул головой.
        - Сейчас в Кейптауне находится некий господин Карманофич. - С трудом выговорил фамилию мистер Питерс. - Он является владельцем небольшой сети магазинов, кажется “Army World Radio”, и торгует именно тем, что вы хотите.
        - Скользкий тип. - Буркнул Борис Абрамович.
        - Боря, раньше ты в таких случаях говорил: имеет коммерческую жилку. Особенно о соплеменниках. - Попенял Когану Семен Маркович.
        - Этот Карманофич ищет партнеров, чтобы открыть магазин и в нашем городе. - Как ни в чем небывало продолжил мистер Питерс. - Пусть это будет своеобразным испытанием для его профессионализма и честности.
        - Хорошая идея. - Согласился Максим. - А то, самим покупать, так можно такую хрень купить…
        - Ну-с, Боренька, ты уже все подсчитал? - Снова обратился к старому знакомому Кройцман.
        - А как же, Сема, а как же. Начнем с чего попроще. За сто пятьдесят упакованных автоматов Калашникова вы получите девяносто тысяч. И это без торга. Орден продает их на Базе по пятьсот пятьдесят. Я набавил еще пятьдесят за, скажем так, доставку. - Борис Абрамович хлопнул ладонью по столу, словно ставя точку. - Дальше. Дальше у нас идут пулеметы. Три пулемета со станками к ним пойдут за две тысячи каждый, итого шесть. Дальше рации. По сотне за маленькие, по триста за большие и военные.
        - Боря, ты таки решил на нас нажиться? - Перебил Когана Семен Маркович. - Я не разбираюсь в радио, но я еще помню цены на всякие электронные штучки в Порто-Франко!
        - Ну, не знаю. - Развел руками Борис Абрамович. - Товарищи военные, а вы что скажете?
        - Для военных целей так себе, а в целом вполне приличные рации. - Дипломатично ответил Кэп и пояснил. - Это я о наших. Пришлось проконсультироваться, когда связь с “партизанами” поддерживали. А вот про трофейный “Кенвуд”…. Да-да, я в курсе. И куда второй делся тоже знаю. Так вот, про эту рацейку мои ребята и сами облизывались.
        - Влип, Хохол. - Едва слышно пробормотал Миха.
        - Ну, не знаю. - Повторил Борис Абрамович.
        - Боря, мы их вам отдаем, тут не о чем говорить. А потом, когда будем разговаривать со специалистом, он нам их оценит. - Предложил Кройцман. - И, я так понимаю, мы переходим к самому сложному.
        - Ты прав, Сема. Пока ваши трофеи не осмотрят специалисты, я не дам за них ни цента. Да и после того, оценивать будем каждый экземпляр. - Подтвердил Коган.
        - И зачем нам такая головная боль, Боря? - Покачал головой Семен Маркович. - Вот сидит Мартин. Он, как ты слышал, бывший морской пехотинец и, что самое главное, трогал все это оружие своими руками. Давай спросим у него.
        Выслушав вопрос, Мартин несколько секунд раздумывал, прежде чем вынести вердикт. По его словам получалось, что автоматы и штурмовые винтовки могли стоить от трехсот до тысячи экю в зависимости от марки и технического состояния. Причем, количество во всех ценовых категориях было примерно одинаковым.
        - Вот видишь, Боря, как можно все легко решить. Ты платишь нам среднюю цену, скажем, восемьсот экю за штуку, а сортируют пусть ваши партнеры. - Обрадовано потер руки Семен Маркович.
        - Сема, ты считаешь не как советский интеллигент, а как торговец таки мандаринами. - Возмутился Борис Абрамович. - Шестьсот.
        - Побойся хоть какого-нибудь бога, Боря! Семьсот! Должны же мы поиметь надбавку за срочность. - В свою очередь изобразил возмущение Семен Маркович. - И это только за автоматы.
        - Хорошо, ты меня уговорил. Получается, за этот товар вы получите 26600. - Констатировал Борис Абрамович. - Идем дальше. Мы забираем у вас все патроны в ящиках. Три сотни запасных патронов для спокойной поездки вам хватит за глаза. По орденским расценкам это будет семь тысяч двести экю. Обратите внимание, что я беру орденские расценки, хотя у нас, в Демидовске патроны стоят дешевле.
        Максим слушал торговлю несколько отстраненно. Он представлял себе уровень цен только по рассказам Кройцмана и свое вмешиваться не собирался. К тому же, Максим подумал, что хоть Семен Маркович и не типичный еврей, своей выгоды не упустит. Оставалось только краем уха следить, чтобы в запале Кройцман не продал что-нибудь нужное самим. А еще, Максим начал переживать, что те двадцать килограммов золота, на которые он так рассчитывал, выглядят не так и впечатляюще на фоне озвученных цен за трофеи. На сколько Виноградов мог судить, цифра перевалила уже за сто тысяч. Даже если поделить на всех, то выходил примерно средний заработок за несколько лет.


        Новая Земля, Дагомея, стоянка конвоев, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 22 часа.


        Чтобы отвлечься, Максим достал сигареты и отошел к краю веранды. Не успел он закурить, как рядом “нарисовался” Петр Сергеевич.
        - Парень, ты чего такой ершистый? - Закурив, негромко спросил он у Максима.
        - А вот, не окажись господин Коган знакомцем дяди Семы, стали бы вы с нами разговаривать? - Вопросом на вопрос ответил Максим. - Деньги мы получим не малые, но цены здесь, как я понял, ого-го. Еще и мы с Михой здесь на птичьих правах. И чтобы Орден нас не кинул, нужен кто-то, кто может, как говорится, за нас “подписаться”. Опять же, Мишкин бизнес, если все срастется, будет завязан на нашу, русскую технику. Вот и выходит, что с вами нужно дружить. А вы, стопудово, попытаетесь нас построить. Или использовать. И, заметьте, я не против, но только до установленных мной пределов.
        - Нагл. - Констатировал Петр Сергеевич. - Нагл, но умен. Это хорошо, что ты понимаешь, что за поддержку и помощь нужно платить. А насчет пределов и условий, мы поговорим позже.
        Почти синхронно затушив сигареты, Максим и Петр Сергеевич вернулись за стол. Мистер Питерс смерил обоих насмешливым взглядом. Петр Сергеевич этот взгляд проигнорировал, а Максим пожал плечами, дескать, а куда деваться.
        Тем временем, процесс торговли подходил к концу. Борис Абрамович настаивал чтобы посчитать и стоимость грузовиков, а Семен Маркович отказывался. Как понял из “прений” Максим, Кройцманом двигала исключительно вредность. Господин Коган предлагал схему почти по Марксу: товар - деньги - похожий товар - такие же деньги. А Семен Маркович подозревал, что товар хоть и будет такой же, вполне возможно, обойдется Русскому Промышленному Банку дешевле. В результате, еще не созданная кампания теряла какую-то часть денег.
        - Да пойми ты, чудак человек! - Горячился Борис Абрамович. - Мне же нужно все по бумагам провести! А хочешь, давай мы вам заплатим, а вы сами будете искать чего подешевле.
        - Эй, дядя Сема. Ну его на фиг. Давайте уже сделаем, как он говорит и закончим с этим. - Поспешил вмешаться Максим. - Миха, сколько такой “Унимог” стоил бы дома?
        - Я тебе что, доктор? - Возмутился Миха. - Ну, если бэушный, тысяч пятнадцать уёв.
        - Ага, минимум пятнадцать тысяч экю. - Тут же переключился Кройцман. - И не забывайте, что значит БэУ для той России. По сравнению с тем б/у наше б/у совсем как совершенно новая машина.
        - Господа, думаю, в ценах на машины я разбираюсь лучше вас. - Вмешался мистер Питерс. - Подобные машины в Порто-Франко или Нью-Дели можно купить за тридцать тысяч, у нас - за сорок-пятьдесят. С учетом того, что ваши машины поездили и по джунглям, и совсем без дорог - двадцать пять-тридцать тысяч.
        - Да сколько они там поездили! - Возмутился Миха. - “Унимогу”, блин, те полтыщи кэмэ, что слону дробина. А убить бандюки их не успели. Тридцать, не меньше!
        - Хорошо-хорошо! - Скосив глаза на Петра Сергеевича и уловив едва заметный кивок поспешил согласиться Борис Абрамович.
        Максим, заметивший эти переглядывания, решил что у разведки явно есть возможности купить машины дешевле. Решив, что любые деньги в их ситуации все равно чистая прибыль, Максим пожал плечами.
        - Итого. - Подвел итог Кройцман. - Округленно получается сто пятьдесят тысяч за оружие и еще шестьдесят за машины. Сколько будут стоить рации, выясним позже. Боря, я ничего не напутал?
        - Сема, этот мир изменил тебя в худшую сторону. - С грустью констатировал Коган. - Куда делся тот идеалист, который за одну зарплату по полгода торчал во всяких малопривлекательных местах без всяких, заметьте, удобств?
        - И это мне говорит человек, который всегда носил костюм-тройку и в булочную предпочитал ездить на такси? Боря, посмотри на себя! Если бы тебя встретил кто-нибудь из старых знакомых…. - Семен Маркович развел руками.
        - Господа-товарищи, мы уже все вопросы решили? - Прервал перепалку старых знакомых Максим.
        - Минуточку! Есть еще два вопроса. - Тут же перестроился Кройцман. - Как нам получить разрешение на БРДМ, это раз. И как нам переправить оставшуюся технику на другой берег Залива, это два.
        - А в чем проблема? Как только вы регистрируете фирму, тут же подаете запрос на крупнокалиберное оружие и за пару дней получаете разрешение. - Пожал плечами мистер Питерс. - А переправа через Залив обойдется вам около пяти тысяч. Правда, придется ждать подходящий корабль.
        - Фирму…. С фирмой пока проблемы. - Поморщился Семен Маркович. - Планировалось, что фирма будет зарегистрирована на Максима…
        - Это кем же такое планировалось? - Изумился Максим.
        - Сема, что за странные идеи? - Почти одновременно воскликнул Борис Абрамович.
        - Один раз вы меня уже главным назначили! - За счет более громкого голоса, Максим оставил за собой право первым высказать претензии. - И толку? А тут, блин, всякие бумажки, приход-расход…. Ну его на фиг!
        - Сема, если ты так уверен в этом юноше, то, я смею надеяться, это у вас взаимное. - Борис Абрамович был менее эмоционален, но более конструктивен. - К тому же, дорогой мой, сколько ты еще собираешься носиться по прерии. Или где ты там обычно проводишь время? Скоро, Семочка, скоро ты захочешь посидеть в кресле-качалке на веранде собственного дома и повспоминать былые дни. Вот и будешь руководить фирмой из уютного кресла.
        - А и точно! - Обрадовался Максим. - В смысле, не то, что вам уже пора…. Э-э-э, ну, я имею ввиду…. Тьфу, мля! Короче, дядя Сема, регистрируйте фирму на себя, получайте все документы и не выделывайтесь.
        - Господа, я вижу, что вы перешли к обсуждению вопросов будущего. По нашему вопросу у меня нет возражений, а остальное вы сможете обсудить и сами. - Мистер Питерс поднялся из-за стола. - Мне нужно отдать распоряжения. И, если не возражаете, я забираю господина Лафонтеля. Нам есть что обсудить.
        - Думаю, мы присоединимся к вам немного позже. - Привстал со своего места Петр Сергеевич.
        - Приятно было познакомиться, господа. - Самюэль Питерс улыбнулся “партизанам”.
        Месье Лафонтель крепко пожал руки своим товарищам и вышел вслед за Питерсом. Максим вздохнул. Хоть и договаривались не сдергивать француза с насиженного места ради непонятных перспектив, но расставаться с человеком, с которым вместе прошли смертельные испытания, было тяжело.
        - Мы договорились, что деньги от трофеев и за убитых бандитов мы ему перечислим позже. - Грустно вздохнул Семен Маркович.
        - Ладно, господа, время - деньги. - Не дал предаться грусти Борис Абрамович. - Вы тут чем-то обещали заинтересовать мой банк…
        - О! Так ты самый главный? - Притворно изумился Кройцман.
        - Тьфу на тебя, Сема. - Рассердился господин Коган. - Я совсем не самый главный, но кое-какие полномочия таки имею.
        - Позвольте я выскажу предположение. - Петр Сергеевич наклонился вперед и положил локти на стол. - Вы хотите создать независимую команду, которая могла бы заниматься дальней разведкой и, грубо говоря, продавать ее результаты заинтересованным лицам. Я прав?
        - Ну, как-то так. - Кивнул Максим.
        - Кроме того, вы хотите организовать мастерскую, где вполне приличные бронемашины будут переделываться в черт знает что. - Петр Сергеевич усмехнулся. - Так?
        - Так. - Снова кивнул Максим, попутно пнув Миху, чтобы тот не возмущался.
        - Я не финансист, но даже мне ясно, что ваших денег для всего этого не хватит. Даже, с учетом премиальных от Ордена. Сколько вы там настреляли бандитов? Пол сотни? - Петр Сергеевич пожал плечами. - Впечатляет, но, все равно, мало.
        - И я до сих пор не вижу, чем вы собираетесь заинтересовать банк. - Гнул свою линию Борис Абрамович.
        Максим прекрасно понял подоплеку всех этих высказываний. Он посмотрел на Кройцмана. Судя по ответному взгляду, Семен Маркович понял все не хуже Виноградова. Кройцман пожал плечами и жестом предложил Максиму высказываться.
        - Вы правильно заметили, команда будет независимой. - Максим кивнул Петру Сергеевичу. - Но! Так сложилось, что большинству из нас удобнее иметь дело с русскими. Ну, и говорят, что репутация у Русской Армии как у надежного партнера. Опять же, для второго проекта важно иметь доступ к русской технике. Хотя бы сначала.
        - Это вы перечисляете плюсы для себя. Хотелось бы услышать о плюсах для других. - Нетерпеливо перебил Коган.
        - Начнем с простого. Технология доводки БРДМ до уровня комфорта западных образцов. Раз. Переделка старых БРДМ, можно, даже, без башни, в бронированные внедорожники. То есть, не бронирование гражданских или военных автомобилей со снижением их грузоподъемности, доведение уже бронированной техники до уровня комфорта гражданского внедорожника. Думаю, такая техника будет востребована. - Максим вопросительно посмотрел на военных, которые синхронно пожали плечами. - Это одна, так сказать, ветвь. Теперь о второй. Самое простое - это преимущественное право на приобретение результатов экспедиций. Кроме этого, мы готовы передать Русскому Промышленному Банку около двадцати килограммов золота. Не столько в обмен на деньги, сколько на хорошее отношение и льготные кредиты.
        Петр Сергеевич подняв бровь посмотрел на старшего лейтенанта Возняка. Тот отрицательно качнул головой. Тогда Петр Сергеевич задумчиво потер переносицу и, как бы про себя, сказал:
        - Интересная личность, этот их невольный донор.
        Борис Абрамович задумчиво жевал губу, глядя то на Кройцмана, то на Максима с Михой.
        - Товарищи военные, я так понимаю, что вы не против посмотреть, что из этих затей получиться? - Наконец заговорил Коган.
        - Ну, за командование я говорить не могу, но затея с “бардаками” интересная. - Впервые за все время заговорил Кэп. - Парни, вы с чего начать хотите?
        - Доделать наш “бардак” для Макса. - Ответил Миха. - Ничего кардинального. Улучшу обзор, облагорожу внутренности, поставлю кондиционер. Ну, может, пару спальных мест внутри…
        - Хотелось бы доукомплектовать приборами ночного видения. Хотя бы водительским. - Вспомнив ночную поездку вставил свое слово Максим.
        - Это да! - Тоже вспомнив свои ночные мучения, энергично кивнул головой Миха. - Ну, а дальше, уже станет понятно, как переделывать по полной. Вон, Макс, например, считает, что без башни лучше будет. В крайнем случае, турель присобачим. Ну, всякие диваны, холодильники, экспедиционный багажник…. Батя информацию передаст, это не вопрос. Материалы, на первое время, тоже. А дальше придется или покупать, или заменять чем-то местным. Тут я не в теме, смотреть нужно.
        - Кажется, молодые люди вполне представляют себе чего хотят. - Петр Сергеевич усмехнулся Борису Абрамовичу.
        - Да-да. - Рассеяно ответил тот, продолжая о чем-то размышлять.
        - Что ж, господа, предварительно могу сказать, что интерес у армии вы вызвали. - Петр Сергеевич по очереди посмотрел на Максима, Миху и Семена Марковича. - Степень этого интереса обсудим позже. Думаю, что к тому времени, как вы доберетесь до Порто-Франко, а молодые люди утрясут все формальности с Орденом, мы будем готовы к более предметному разговору. Так Борис Абрамович?
        - Несомненно. - Ответил Коган.
        - Слушайте! - Воскликнул Максим выразительно глядя на Кэпа. - Если Орден нас не отпустит сразу, то останутся только трое взрослых. Может подкинете пару человек в помощь? Двадцать кило золота, все-таки! Или вы его сразу заберете?
        - А не жирно будет? - Возмутился Кэп. - Я-то с кем останусь, если буду раздавать своих бойцов направо и налево?
        - Ну-ну, Глеб Семеныч, не прибедняйся. - Усмехнулся Петр Сергеевич. - Нужно помочь товарищам.
        - Двоих не дам. Одного. И на Журбенко даже не расчитывайте! - Припечатал Кэп, при этом насмешливо посмотрев на Максима. - А то, я смотрю вы с ним быстро спелись на трофейной почве. Короче, бойца с БРДМ я забираю, а в помощь кого-нибудь пришлю позже.
        Максим облегченно вздохнул. Судя по всему, Кэп всерьез озаботился будущим Ивана. Петр Сергеевич согласно кивнул и поднялся из-за стола:
        - Товарищи офицеры, пойдемте, поможем господину Питерсу. Борис Абрамович, вы идете?
        - Догоню вас через минуту. - Ответил Коган.
        - Кстати! - Встрепенулся Семен Маркович. - Мартин отдайте пожалуйста военным те самые карты. Если не трудно.
        Мартин кивнул головой и тоже встал из-за стола. Когда офицеры и американец вышли, под навесом остались только “русские”, просидевшая все это время тихонько словно мышка, Натали и возящаяся, как всегда, с готовкой тетушка Афуна.
        - А теперь слушайте сюда. Ты, Сема, наступил мне на больную мозоль. Не знаю как у военных, а у нас, в банке, начальство в такие командировки не ездит. - Борис Абрамович усмехнулся. - Нет, эта поездка, несомненно, признание моих заслуг. Но здесь я лишь исполнитель чужих договоренностей и планов.
        - А ты хочешь…. - Понимающе начал Кройцман.
        - Мне нужно дело, на котором я покажу, что могу вести дела самостоятельно. Ваши идеи - не совсем то, что мне нужно, но в ближайшем будущем ничего лучше не предвидится. Так что, мы начнем этот бизнес и я буду лоббировать ваши интересы, но и требовать от вас буду по полной. Не обессудьте!
        - Я уже сказал Петру Сергеевичу, что прекрасно представляю цену хорошего отношения и сотрудничества. - Максим старался смотреть прямо в глаза Борису Абрамовичу. - Но, есть пределы, которые ни я, ни Семен Маркович, ни Миха не переступим. Иначе, мы бы всей толпой записались в Русскую Армию и горя не знали.
        - Вы уверены, что находитесь в том положении, когда можно выдвигать столь категоричные условия? - Прищурился Борис Абрамович.
        - Боря! - Вмешался Кройцман. - Максим прав. Может быть, мы не увидим новые земли, но худо-бедно заработать на бутерброд сможем. Поэтому, не будем ругаться, а будем договариваться.
        - Будем, Сема, будем. Только, Сема, постарайся не дать юношескому максимализму своих новоявленных племянников увлечь и тебя. - Борис Абрамович поднялся. - До встречи в Демидовске, господа.


        Новая Земля, Дагомея, стоянка конвоев, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 23 часа.


        Мужчины еще какое-то время сидели молча и переглядывались. Словно спрашивая друг друга, а все ли мы сделали правильно. Первой, кто нарушил тишину, стала Натали. Девушка дотронулась до плеча Максима и спросила:
        - Все хорошо?
        - Не знаю. Может быть да. - Пожал плечами Максим и уже по-русски добавил. - Пошли отсюда, а то хозяин уже маячит, как бы счет не выставил.
        - Ох, чувствую, будем мы пахать на папу Карло похлеще Буратины. - Поднимаясь из-за стола вздохнул Миха.
        - Хочешь начинать сам, с нуля и без поддержки? - Фыркнул Максим. - Не, Миха, тут вариант один: раскрутить Орден по полной, чтобы твой батя смог перекинуть все, что нужно на первое время. Ибо, если первый опыт удастся, можно будет и поторговаться.
        - Орден не любит расставаться с деньгами. - Уже идя к машинам, сказал Кройцман. - Боюсь, много вы от них не получите.
        - А мы постараемся. - Хищно улыбнулся Максим.


        Новая Земля, окрестности Кейптауна, дорога, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 24 часа.


        Сигнал к выдвижению конвоя поступил когда Максим думал, что придется ночевать на месте. Впрочем, за оставшиеся до темноты четыре часа конвой успевал и добраться до Кейптауна, и расположиться на стоянке. Оба “Унимога” уже были отогнаны в сторону и рядом с ними прохаживались двое из пяти бойцов мистера Питерса. Макс не стал расспрашивать, как именно собираются гнать грузовики. Он только спросил, успели ли снять “Печенег” со станком и забрать свои вещи. Оказалось, успели. Осталось только передать людям мистера Питерса рации. Что и было проделано.
        Попытка отправить Натали вместе с братом в “Лэнд Ровер” успехом не увенчалась. Девушка недвусмысленно дала понять, что будет рядом с Максимом. Ее не остановил даже тот факт, что Максу придется большую часть дороги провести высунувшись из люка. Принесший какую-то, очень похожую на игрушечную, радиостанцию боец объяснил, что внутри она однозначно работать не будет. Вернее, работать-то будет, вот только, хрен с кем свяжешься. Рация комплектовалась шнурком, за который ее, очевидно, нужно было цеплять где-то в машине. Максим повесил пластиковую “игрушку” на шею. Тот же боец сообщил, что позывные остаются теми же: “Друг Один” и “Друг Два”.
        Уже в процессе выстраивания колонны Виноградов четко заметил пристальный взгляд мистера Питерса. Только вот показалось Максиму, что тот смотрит не на него, а на сидящую в командирском люке Натали. Потом БРДМ тронулся с места и Максиму пришлось искать удобное положение на броне. Проганять девушку вниз и самому занимать ее место Максиму не хотелось. Вот и пришлось сидеть опираясь спиной на башню и обнимая ствол КПВТ.
        Когда колонна уже двигалась по дороге, с высоты своего места, Максим увидел, что в колонне присутствует один из “Лэнд Роверов” мистера Питерса. От нечего делать, Макс принялся раздумывать, кто может в нем ехать. Получалось, что либо Петр Сергеевич, либо Борис Абрамович сейчас едут где-то в другом месте. Скорее Петр Сергеевич, решил Максим, и не где-то, а в штабном “Вепре”.
        Глазеть по сторонам Виноградову быстро надоело. От нечего делать, он какое-то время рассматривал рацию, но кроме названия “Мидланд” и факта, что все кнопки на ней аккуратно заклеены, ничего интересного не обнаружил. А поймав себя на детском желании “отколупать” липкую ленту, которой и были заклеены кнопки, от греха подальше выпустил рацию из рук.
        Натали тоже достаточно быстро утомилась от однообразия пейзажа. Все та же саванна, только более зеленая, что и у ее деревни. Поэтому, она спряталась внутрь, где было хоть и более душно, но менее пыльно. Максим, наконец-то, получил возможность нормально усесться в командирском люке. Пару раз Семен Маркович предлагал сменить его на этом посту, но парень каждый раз отказывался.
        Колона шла довольно ходко. Отвечая на вопрос о скорости, Миха прокричал, что они идут шестьдесят-семьдесят километров в час. Постепенно природа вокруг стала меняться. Максим решил, что сказывается приближение моря. С джунглями, через которые пришлось пробираться, окружающую растительность конечно было не сравнить, но рощи стали гуще и больше по площади. В воздухе чувствовалась влажность. Максиму, даже, показалось, что сквозь пыль и выхлопные газы, он чует запах моря.
        Кроме этого, все больше стало попадаться следов человеческой деятельности. От основной дороги в стороны то тут, то там отходили наезженные колеи. Несколько раз мелькали ограды больших ферм. А один раз проехали мимо довольно большой стоянки с, как понял Виноградов, традиционными здесь заправкой и магазином. По укрепленности эта стоянка значительно уступала пограничному форту, но три крупнокалиберных пулемета в блиндажах из мешков с песком Максим увидел. Тут же располагались три армейского вида “Лэнд Ровера” без крыш, но с пулеметами на турелях. Гораздо больше максима заинтересовал небольшой броневик в камуфляжной раскраске. Виноградов наклонился в люк, чтобы спросить у Михи, не знает ли он что это за техника. Вместо Михи ответил Кройцман.
        - Это “Феррет”. Старая английская бронемашина. Они очень популярны здесь. - Прокричал Семен Маркович. - Говорят, их как-то дорабатывают и они прекрасно служат против банд. На севере их тоже полно.
        0X08 GRAPHIC
        (это продвинутый “Феррет”, с закрывающейся башней)
        А потом, как-то внезапно потянулись пригороды Кейптауна. Пришлось Максиму подвинуться, чтобы заинтересовавшаяся Натали смогла выглянуть из люка, стоя на командирском сидении. Молодые люди с одинаковым удивлением и брезгливостью рассматривали раскинувшиеся метрах в пятидесяти от дороги трущобы. Максиму вспомнились увиденные по телевизору кадры очередной гуманитарной катастрофы в Африке. Единственное отличие - здесь люди не толпились вдоль дороги. Семен Маркович пояснил, что дорога для жителей здешних трущоб - запретная зона.
        - А вообще, это, с позволения сказать, поселение к Кейптауну отношения не имеет. - Кричал из-под брони Семен Маркович. - Здесь проживают те, кто хочет пристроиться в Кейптауне, но Кейптауну совершенно не нужен. Лишние люди, как сказал классик.
        - Это здесь-то? - Изумился Максим и перешел на английский, чтобы включить в разговор, смущенную увиденным, девушку. - Здесь работы больше чем людей. Каждый может иметь свое дело и деньги.
        - Это, если хотеть работать. - Тоже по-английски ответил Кройцман.
        - Что они ждут? На что надеются? - Не отрывая взгляда от бесцельно сидящих под стенами своих хибар людей, спросила Натали.
        - Из Кейптауна иногда приходят наниматели. - Донесся ответ Семена Марковича. - И из других мест. Например, бандиты.
        Натали скривилась и собралась спрятаться внутрь БРДМ, но Максим удержал ее. Виноградов показал вперед, где показался край трущоб, а еще дальше, метрах в двухстах, виднелось проволочное заграждение. Так как растительность вдоль заграждения была вырублена, можно было рассмотреть, что забор поставлен “на вырост”. По крайней мере, со стороны откуда смотрел Максим от забора до первых строений внутри было никак не меньше километра. А сами строения очень напоминали какие-то склады.


        Новая Земля, Кейптаун, КПП, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 25 часов.


        Конвой выехал на большую площадку перед КПП. Земля здесь была утрамбована настолько, что даже пуль не особо поднималась. Помимо главной дороги на площадку выходили и несколько менее наезженных дорог. Из трущоб в частности. С внешней стороны КПП никаких строений не было. А вот за ним, кроме казарм и административных зданий с обвисшим от безветрия непонятным флагом, достаточно вольготно разместился “стандартный набор”: заправка, бар и небольшая стоянка. Максим удивленно смотрел на эту стоянку. Мало того, что она была явно недостаточных размеров, так на ней расположились несколько самых разнообразных легковушек.
        - Местное такси. - Развеял его недоумение Кройцман. - На втором КПП их гораздо больше. Почти все переселенцы прибывают именно туда.
        - А где стоянка для конвоев? - Спросил Максим.
        - После КПП повернем направо и их там будет целых три. - Объяснил Кройцман.
        Пока же, колонна остановилась перед КПП. Вместе с Кэпом к воротам подошел и мистер Питерс. В результате чего, очень быстро появилось местное начальство и колонна, прямо-таки в космическом темпе, стала проезжать внутрь. Пока Максим рассматривал происходящее, к БРДМ с разных сторон подошли месье Лафонтель и Иван. При этом, Иван попутно что-то передал Мартину и Мигелю.
        - Мистер Кройцман. - Подойдя к бронемашине постучал по броне француз.
        Лязгнула боковая дверца и, держась за поясницу из нее выбрался Семен Маркович. Француз что-то принялся объяснять, но Максима отвлек Иван.
        - Так, народ, давайте-ка свои стволы. - Иван потряс большой сумкой. - Автоматическое здесь носить нельзя, только короткоствол. Причем, по правилам открытого ношения.
        - Это как? - Высунулся из своего люка Миха.
        - Если носишь ствол, он должен висеть на видном месте. - Пояснил Иван. - А автоматическое пакуется в такие баулы и опечатывается.
        - А пулемет? - Спросил Максим.
        - Пулемет и все лишнее оружие лучше оставить в “бардаке”. Можно и автоматы оставить, но фиг его знает, что с вами решит Орден. Пусть, лучше, автоматы будут при вас.
        Натали юркнула внутрь и через какое-то время появилась из боковой дверцы, держа в руках свой АЕК и “сто четвертый” Михи. Видя такое дело, Максим спрыгнул с брони и стал укладывать в сумку свой “калаш” и магазины к нему. Девушка снова полезла в БРДМ и вытащила и свой, и Михин боезапас.
        - А где твой? - Спросил у Ивана Максим, кивая на автоматы.
        - В той сумке, что я мужикам оставил. - Иван мотнул головой в сторону “Лэнд Ровера”. - Я теперь официально к вам прикомандирован.
        - Кэп молодец. - Рассмеялся Максим.
        - Только учти! Я по-прежнему боец РА. - Иван усмехнулся. - Даже с повышением. Выполняю задание Разведывательного Управления.
        - Кто бы сомневался! - Фыркнул Максим. - Надеюсь, ты впечатлил Петра Сергеевича? А то, подсунут нам какого-нибудь секретного агента…
        - Слышь, ты, давай, не расслабляйся. - Нахмурился Иван. - Дружба, дружбой, а против своих…
        - С дуба рухнул? - Возмущенно перебил Максим. - Ты что, и правда решил, что мы против наших что-то умышляем? Охренел, да?
        - Да нет. - Усмехнулся Иван. - Но предупредить должен был. Чтобы потом непоняток не было.
        Максим фыркнул, выражая таким образом все свое негодование. Но развить тему не получилось. Семен Маркович закончил разговаривать с месье Лафонтелем и повернулся к Максиму.
        - Вы можете не поверить, но нас пригласили в гости. - Улыбнулся Кройцман. - Причем, девушку и мальчика прямо сейчас, а всех остальных завтра, после нашего посещения Ордена.
        - А вы уверены, что после посещения Ордена мы сможем куда-то пойти? - Максим скептично сморщился.
        - Я не “Соцстрах”, который один дает стопроцентную гарантию, но представляется, что день или два у вас будут. - Успокоил Максима Семен Маркович. - А держать вас все это время взаперти…. Тратить на вас деньги, чтобы кормить, охранять и все такое прочее? А оно Ордену надо? В крайнем случае, на один день мы вас таки отпросим.
        Максима расклад удовлетворил, но неожиданно заупрямилась Натали. Девушка заявила, что поедет только вместе с Максом. Семен Маркович и месье Лафонтель в два голоса убеждали ее, что никто никуда ее Макса не денет. А когда начнут девать, ей обязательно сообщат. В конце концов, француз применил безотказный в отношении женщин прием. Он пообещал девушке шопинг. Кусая губу и бросая на Максима страдальческие взгляды, Натали сдалась.
        Месье Лафонтель увел девушку и ее брата сразу к воротам. Тут и очередь “партизан” проезжать КПП подошла. Сноровисто опечатав сумки, местные военные залезли на броню и опечатали стволы пулеметов. Никаких документов они не потребовали. Максим нашел глазами мистера Питерса и благодарно ему кивнул. “Кейптауновец” наклонил голову в ответ.
        - План такой, ставим БРДМ на стоянку, на которой наши постоянно останавливаются. Опечатываем и на легковушке едем в город. - Скомандовал Иван.
        - Ни фига себе! - Возмутился Миха. - “Ровер” тебе что, автобус? Или штабелями поедем?
        - Н-да, неувязочка! - Почесал в затылке Иван. - Придется раскошеливаться на такси. Тогда можно и “Лэнд Ровер” там оставить. Пасется около стоянки один тип на древнем “Форде Транзит”, туда-то мы все влезем.
        - Я бы поехал на своей машине. - Выслушав перевод, высказал свое мнение Мартин. - Пусть будет под рукой.
        - Не вопрос. - И без перевода понял Иван. - Осталось решить, куда селиться будем.
        - Наш французский друг дал мне один адрес. И от его дома недалеко, и до представительства Ордена легко добираться. - Ответил Семен Маркович. - Что-то вроде пансиона. Может быть, нас даже покормят ужином.
        - А что, сдаваться сегодня не пойдем? - То ли с облегчением, то ли с разочарованием спросил Миха.
        - Всенепременнейше. - Азартно потер руки Семен Маркович. - И, будь моя воля, стоило бы организовать продажу билетов на это представление! С вашим знанием английского, я заранее сочувствую дежурному в представительстве Ордена.
        - Не, я серьезно! - Обиделся Миха.
        - Без шуток, так без шуток. - Согласился Кройцман. - Мы пойдем и потребуем, чтобы дежурный зафиксировал наше обращение. Но, я уверен, что до утра никто начальство беспокоить не будет.
        - Тогда зачем такая бодяга? - Удивился Иван. - С утра и отправимся.
        - Нет, уважаемый, вы не понимаете! - Рассмеялся Кройцман. - Молодые люди хотят что-нибудь поиметь с Ордена. И чтобы это что-нибудь было достаточно существенным. Тысяча на бедность нас не устраивает.
        - Ага, теперь понятно. Мало того, что мы попали против желания, так и помогать нам никто не торопится. - Озвучил стратегию Иван. - Может сработать, а может и нет. На Орден где сядешь, там и встанешь.
        - Да, но попытаться нам никто не мешает. - Пожал плечами Кройцман.
        Прохождение колонны через КПП завершилось. Несколько человек подошли к Кэпу и, как понял Максим, рассчитались и попрощались. Остальные дисциплинированно ждали. Месье Лафонтель, помахав рукой товарищам и коротко переговорив с мистером Питерсом, жестом подозвал самую приличную машину. На заднее сиденье погрузилась тетушка Афуна и Натали с братом, а сам француз уселся рядом с водителем. Только сейчас Максим обратил внимание, что месье Лафонтель и не подумал прятать автомат в сумку. А еще, Виноградов сообразил, что упустил момент, когда “испарились” Петр Сергеевич и Борис Абрамович.
        Когда колонна наконец-то тронулась, мистер Питерс еще беседовал с начальством КПП. Судя по позам военного и штатского начальников, внимали они очень внимательно. Солнце почти коснулось горизонта и конвой двигался быстро. Впрочем, проехав в хорошем темпе километров двадцать, колонна свернула на стоянку.
        Новая Земля, Кейптаун, улицы города, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 26 часов.


        Пока утрясались формальности, Максим и Миха перебирали вещи, которые собирались взять с собой. Получалось, что все должно было влезть в один рюкзак. Это радовало, потому что тащить два рюкзака, а еще и сумку с оружием, обоим было лень. В результате, полу пустой рюкзак нацепил на плечо Миха, а Максиму досталась сумка с четырьмя автоматами и патронами к ним. Глядя на кряхтящего от натуги парня, Иван сжалился и взялся за вторую ручку.
        Когда БРДМ был закрыт и опечатан, сумки бросили в машину, а сами пешком пошли к выезду со стоянки. Тут Иван оставил новых товарищей и отправился искать того самого таксиста, у которого был вместительный микроавтобус. Разглядывая охранников, Максим ни к кому не обращаясь воскликнул:
        - Наверное немцы все свои старые запасы выгребли! Куда не глянешь, везде ихняя Г3.
        - Ошибаешься. - Раздался из-за спины знакомый голос неслышно появившегося Бура. - Говорят, немцы локти кусали, а англичане от злости на стену лезли, когда местные умудрились у испанцев их старые ЦЕТМЕ купить.
        - А-а-а! Ну, да! Помню, читал, что немцы не смогли купить у бельгийцев ФАЛ и пришлось что-то покупать у испанцев. - Вспомнил Максим.
        - Вот такую и купили. Довели до ума и получили Г3. - Подтвердил Бур. - Подбросите до города?
        - Без вопросов. Сейчас Иван микроавтобус пригонит и поедем. - Кивнул Максим. - Ты один?
        - В этот раз мало кого отпустят. И пришли поздно, и выходим завтра рано. - Пояснил Бур.
        - А как же наш БРДМ? - Обеспокоился Максим. - При вас, понятно, не полезут. А если вы уйдете?
        - Во-первых, Кэп предупредит перед уходом. Во-вторых, мистер Питерс с ними уже связался. А идти против слова мистера Питерса…. - Снайпер покачал головой. - У хозяев стоянки не та весовая категория.
        - Слушай, а кто он? - Оживился Максим, получив возможность разузнать о загадочном Самюэле Питерсе. - И по-русски нормально говорит.
        Бур не ответил, потому что появился Иван на микроавтобусе. Будь на месте Максима с Михой жители какой-нибудь западноевропейской страны, они пришли бы в ужас от вида данного транспортного средства. Русские же парни лишь покачали головами, вспоминая некоторые маршрутки из родного города. Местный грузо-пассажирский “Форд Транзит” не был бы белой вороной и на улицах российских городов. Кройцман махнул рукой американцам в сторону внедорожника, а русские полезли в микроавтобус.
        Расселись не сказать чтобы с удобствами, но и не в тесноте. Когда водитель, а им оказался белый мужчина с флегматичным выражением лица, тронул машину, Бур все-таки ответил на вопрос Максима.
        - Мистер Питерс что-то вроде советника по безопасности при правительстве Свободной Африканской Республики. При этом, еще и вице-президент одной местной кампании. Именно местной, а не английской. - Уточнил снайпер. - А русский язык…. Он и в старом мире чем-то таким же занимался. В ЮАР. А наших в Анголе было не мало. Вот и выучил язык реального противника. А в добавок, еще и испанский. Из-за кубинцев в той же Анголе.
        - А чего он здесь с нашими тогда корешится? - Удивился Миха. - Если врагами были?
        - Видимо потому, что полное название этой местности - Свободная Африканская Республика под протекторатом Англии. - Вступил в разговор Кройцман. - И, как я понимаю, очень многие хотят не на словах, а на деле оставить только первые три слова.
        - И это тоже. - Кивнул Бур. - Добавьте к этому, что Орден скупает алмазы по дешевке, а товары продает втридорога. Вот и пытаются местные из этой двойной кабалы вылезти. Ну, а поговорку, старый враг лучше нового друга, никто не отменял.
        - Так тут алмазные эти, как их… копи где-то рядом? - Заинтересовался Максим. - Блин, всегда мечтал посмотреть!
        - Закатай губу, крестник. - Ухмыльнулся Иван. - Даже, если бы у тебя было время, никто не тебе экскурсию бы не организовал.
        - Помесь концлагеря с бандитским вертепом. - Не дал Максиму задать вопрос Бур. - Вывоз партии алмазов с копей превращается в войсковую операцию. А что творят на копях с теми, кто пытается утаить найденные алмазы, тебе и в страшном сне не приснится.
        - И откуда вы все знаете! - Воскликнул Миха, заставив Максима досадливо поморщиться. Виноградов подумал, что Бур может обидеться.
        - Кое-что видел, а кое-что и жизненный опыт подсказывает. - Улыбнувшись одними губами, ответил снайпер. - Нужно уметь не только смотреть и слушать, но и видеть и слышать.
        Миха с сомнением посмотрел на выдавшего такую философскую сентенцию Бура. Но промолчал, лишь пожав плечами.
        Максим выглянул в окно и обнаружил, что они уже едут по вполне цивилизованному предместью. Дома вдоль дороги чем-то напоминали модные одно время в Советском Союзе дома на двух хозяев. Только здесь вместо штакетника территория была разделена живыми изгородями. Почти у каждого дома стояли машины. Чаще других мелькали тойотовские пикапы. Много было “Лэнд Роверов” разных модификаций. А в паре мест были припаркованы фордовские монстры.
        - Довольно статусный район. - Глядя в окно прокомментировал Семен Маркович. - Наш месье Лафонтель до этого района еще не дотягивает.
        - Если не будет клювом щелкать, то скоро может и дотянуться. - Усмехнулся Бур.
        Как понял Максим, снайпер намекал на личное знакомство с мистером Питерсом. У Виноградова возникло желание разузнать, какое место в табели о рангах занимает Петр Сергеевич, но он подавил его. Бур, скорее всего не ответит, а там, глядишь, и всплывет когда-нибудь такая информация.
        Район коммунальных особняков закончился узкой полосой парка, после которой пошли дома попроще и повыше. Трех, четырех этажные дома были окружены полосками газонов с разбитыми кое-где цветниками. Как удалось рассмотреть в подступивших сумерках у каждого дома был свой дворик, ограниченный таким же домом, стоящим на параллельной улице. Максим подумал, что и в этом районе он согласился бы жить. Словно прочитав мысли Виноградова, Семен Маркович сказал:
        - Хороший район. Туда, левее, ближе к набережной живет наш месье. Там и магазинчиков и кафе на первых этажах побольше. А хозяева, зачастую, живут на втором-третьем.
        - Вы забыли добавить, что такая идиллия только в западном и юго-западном районах Кейптауна. - Разрушил патриархальное очарование Бур. - Подальше от порта и промзоны.
        - Что есть, то есть. - Согласился Кройцман.
        Тем временем, за окном микроавтобуса вид снова изменился. Дома приобрели более казенный, официальный, если можно так сказать, вид. Пропали зеленые газоны, а вместо них появилась разметка стоянок. Максим понял, что они въехали в район административных и офисных зданий. Но надолго в этом районе машины не задержались. Повернув на одном из перекрестков налево, машины въехали в район, о котором говорил Семен Маркович. Неожиданно улицы оказались если и не заполнены гуляющими людьми, то, по меньшей мере, достаточно оживленными. Кое-где слышалась тихая музыка из-под навесов кафе, а в двух местах обнаружилась световая реклама. Правда, на сколько понял Максим, выполненная по технологии тыквы на Хеллоуин.
        Машины сделали еще один поворот и оказались на более тихой улице. Проехав буквально два дома, микроавтобус, а за ним и джип, остановились перед трехэтажным домом. Велев водителю микроавтобуса ждать, Кройцман вошел внутрь дома. Бур поблагодарив товарищей тоже выбрался наружу. Оглядевшись по сторонам, снайпер быстро сориентировался и растворился в наступающих сумерках.
        Семен Маркович появился через минут десять в сопровождении чопорной пожилой дамы. Хозяйка пансиона устроила едва ли не строевой смотр потенциальным жильцам, но, все же, дала добро на вселение. Кройцман отправил Ивана и Мартина парковать машину и таскать вещи, а сам подхватил Мигеля, Максима, Миху и снова погрузился в микроавтобус.
        - К представительству Ордена. - Велел он водителю.
        - Банк? - Уточнил водитель.
        - Нет, офис. - Со смешком ответил Кройцман.


        Новая Земля, Кейптаун, около офиса Ордена, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 28 часов.


        Водитель покосился, но также флегматично тронул машину. Пропетляв по незнакомым улицам, микроавтобус выехал на большую площадь, обогнул ее по периметру и остановился, выехав с площади по одной из улиц. Снова велев водителю ожидать, Кройцман повернулся к спутникам:
        - Ну, молодые люди, вы таки не передумали разворошить это осиное гнездо? Тогда, милости просим! Оплот цивилизации и равноправия, цитадель второго шанса - представительство Ордена перед вами. - Паясничая, Семен Маркович махнул рукой на ничем не выделяющееся здание.
        Только выйдя из машины и подойдя ближе, Максим рассмотрел табличку с традиционной “глазастой” пирамидой. Только в одном окне, ближнем ко входу, сквозь неплотно закрытые жалюзи виднелся свет. Переглянувшись с Михой, Максим от души стал тарабанить в дверь.
        Представление получилось еще то! На выглянувшего дежурного охранника в орденской форме обрушилась скороговорка Кройцмана, поток идущих вперемешку русских и английских слов от Максима, патетические, но совершенно бессмысленные для понимающего, фразы от Михи. На шум вышел и второй дежурный. Уже вдвоем они пытались отогнать назойливых сумасшедших, угрожая вызвать патруль. Местные стражи порядка и сами оперативно среагировали на шум в деловом центре города. Четверка патрульных моментально оказалась вовлечена в процесс. Теперь Семен Маркович апеллировал к ним, а, вошедший в раж Миха, что называется, “тельняшку на груди рвал”. Под растерявшиеся было патрульные быстро пришли в себя и уже собирались перейти к более решительным мерам, как орденец на свою беду произнес:
        - Кто поверит в этот бред?!
        - А вот мистер Самюэль Питерс поверил! - Мгновенно сориентировался Семен Маркович.
        Если охранники Ордена оказались слабо информированными, то патрульные сообразили моментально. Кроме того, они поняли, что никто врываться в представительство Ордена не собирается. Стражи порядка стали воспринимать происходящее как бесплатное развлечение, о котором можно будет рассказывать знакомым за кружкой пива. А, если подтвердиться вся невероятная история этих странных русских, то пересказывая ее можно и на бесплатную выпивку рассчитывать.
        Минут через сорок консенсус был достигнут. Одна сторона отказалась от требования немедленно вызвать самого главного в Ордене, а вторая - согласилась принять заявление чокнутых русских в официальном порядке. Способствовали этому и переговоры дежурных с кем-то, так и не появившимся на улице. Максим решил, что где-то в здании сидит какой-нибудь дежурный связист, которому нельзя отлучаться, но, который имеет чуть больше влияния, чем простые дежурные.


        Новая Земля, Кейптаун, пансион, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 29 часов.


        Пообещав явиться утром, Максим с товарищами погрузился в микроавтобус. Водитель, слышавший все и вмиг растерявший всю свою флегматичность, больше смотрел в салон, чем на дорогу. К счастью, ночь уже полностью вступила в свои права и движение автотранспорта по улицам Кейптауна отсутствовало. Пешеходов тоже стало меньше.
        Выдохнув, когда машина отъехала от представительства Ордена, Миха, словно стайер после финишного рывка, буквально распластался на сидении. Максиму пришлось придерживать приятеля словно пьяного, когда они заходили в пансион и поднимались на второй этаж.
        - Максим, вы как? - Поинтересовался Кройцман. - Я заберу Михаила к себе в комнату, а вы отправляйтесь к Ивану. Если у вас осталось еще немножко сил, не стоит откладывать разговор с этим достойным человеком.
        - Осилю, наверное. - С сомнением ответил Максим, чувствующий себя хоть и лучше Михи, но не на много. - Сами-то как?
        - Что-то мне кажется, что вы слишком близко приняли к сердцу слова этого поца, Бори Когана, про мой возраст! - Подозрительно прищурился Кройцман.
        Максим тихонько рассмеялся и поспешил скрыться в комнате, указанной Семеном Марковичем. При его появлении, Иван, лежавший на кровати поднялся. Привыкший видеть бойца в камуфляже, Максим улыбнулся. В длинных пляжных шортах и с голым торсом, Иван выглядел типичным советским отдыхающим. Тем более, что и комната сильно напоминала еще советские то ли пансионаты, то ли гостиницы.
        - Ну, как все прошло? - Спросил Иван.
        - Ты не поверишь! Если завтра половина Кейптауна не будет обсуждать нашу историю, то я… Э-э-э… Ну, не знаю…. - Максим развел руками.
        - Ладно, иди, помойся, пока тетка теплую воду не выключила. Еще та стервь! - раздраженно дернул головой Иван. - И Семен Маркович тоже хорош. Понял ведь, с кем дело иметь придется, так нет, оставил, блин, негра и русского!
        - Что, все так плохо? - Сочувственно спросил Максим, стаскивая одежду.
        - Нет, все было с соблюдением приличий, но с такой гримасой на лице! Мартин считает, что тетка из Англии. Пуританка, что ли? - Иван хмыкнул.
        Помыться Максим успел. Пока он мылся Иван соорудил небольшой перекус, который пришлось запивать не сладким чаем из термоса. Прислушавшись к себе, Максим решил, что силы на разговор с Иваном у него еще есть. Благо, многое Иван уже слышал и осталось более детально просветить его о планах на будущее.


        Новая Земля, Кейптаун, пансион, день седьмой, 22 год, 9 день 9 месяца, 30 часов.


        - Да-а-а, крестничек! Когда ты говоришь провалился сюда? Неделю назад? - Иван покрутил головой. - Знаешь, я начинаю верить, что и Орден вы натянете, пусть и не по самые помидоры, но, думаю, неплохо, и с затеями вашими все срастется. Похоже, ты из породы прушников.
        - Что-то раньше я этого не замечал. - Скривился в сомнении Максим. - И вообще, по всем законам подлости, любая пруха рано или поздно заканчивается большим обломом. Я потому и хочу чтобы рядом были надежные люди.
        - Заманчивое предложение. - Вздохнул Иван. - Но, понимаешь в чем дело…. Понимаешь, тут армия это совсем не то, что там, за ленточкой! Я тут два года и то вижу, как народ вкалывает, чтобы у нас всего хватало. Те кто давно здесь, вообще, рассказывают, что работяги по сравнению с нами едва не голодали. Понимаешь, уйти это как-то…. Ну, не по человечески, что ли.
        - Иван! Во-первых, если все срастется, то формально тебя, конечно, уволят, но, фактически, ты будешь, ну скажем, смотрящим от армии. - Принялся убеждать Ивана Виноградов.
        - Вот, только бандитской терминологии еще и не хватало! - Воскликнул Иван. - И так, должность штатного стукача совсем не моя мечта, а тут ты еще с бандитскими названиями.
        - Блин! Ну, давай назовет тебя представителем заказчика. Так лучше? - Тоже повысил голос Максим.
        - А! Хрень редьки не слаще. - Махнул рукой Иван. - Один хрен, следить за товарищами…. Эх!
        - Ой, не думаю, что тебе поручат именно это. - Покачал головой Максим. - Скорее, тебя подпишут следить, чтобы мы не кинули ни банк, ни командование. А так как мы этого делать не собираемся, то живи себе спокойно.
        - Может быть, может быть. - С сомнением проговорил Иван. - Но это было во-первых, а во-вторых?
        Максим хмыкнул и после некоторых колебаний пересказал Ивану разговор с Кэпом.
        - Мать перемать! Стыдно то как! - Схватился за голову Иван. - Чего ж ты, гад, раньше не рассказал! Б..дь! Я бы хоть откровенно с Кэпом поговорил! А так… Эх, мать! Они же с утра уйдут. Когда я его еще увижу?
        - Слушай, ну, что ты так убиваешься? - Растерялся от такой реакции Максим. - Ну, блин, встань пораньше и мотнись до стоянки, если считаешь, что это нужно. Машина-то вон, во дворе.
        - Ха! Точно! - Обрадовался Иван. - Понимаешь, не хочу чтобы Кэп меня слабаком считал. Или неблагодарной скотиной.
        - С чего ты взял? - Изумился Максим, глядя на старшего товарища широко раскрытыми глазами. - По-моему, он к тебе очень хорошо относится.
        - Тем более! - Отрезал Иван. - Все, давай отбиваться. Мне рано вставать, да и у тебя денек еще тот будет. Все, все, отбой.
        Максим не возражал. Едва его голова коснулась подушки, как словно кто-то повернул выключатель и парень провалился в сон. Он не слышал, как утром собрался и вышел Иван, как деликатно стучалась в дверь горничная, чтобы пригласить жильца к завтраку. Проснулся Виноградов только тогда, когда Мигель принялся энергично трясти его за плечо.


        Новая Земля, Кейптаун, пансион, день восьмой, 22 год, 10 день 9 месяца, 8 часов.


        Убедившись, что Макс полностью проснулся, Мигель поторопил парня:
        - Собирайся, завтракай, скоро ехать.
        - Окей! - Максим чувствовал себя прекрасно отдохнувшим и готовым к новым свершениям.
        В уютной столовой на первом этаже Максим на личном опыте убедился, что англичане ничего не смыслят в еде. И поговорки о завтраке, который нужно съесть самому, в отличие от обеда и ужина, у них тоже нет. Запив несколько тостов с маслом и джемом вполне неплохим кофе, Виноградов выжидающе уставился на Семена Марковича.
        - Пока вы спали, молодой человек, мы тут посовещались, и решили дать орденскому начальнику немного освоиться на рабочем месте. - Ответил на немой вопрос Кройцман. - Пусть ему успеют доложить о ночном происшествии.
        - Ну, пусть. - Пожал плечами Максим.
        - А куда Иван сблендал? - Миха, в отличие от Максима, выглядел хмуро. - На чем мы теперь поедем?
        - Попрощаться со своими поехал. - Дипломатично ответил Максим.
        - А на счет на чем поехать, так вы не переживайте. Давешний пепелац уже сорок минут стоит у перекрестка. - Улыбнулся Кройцман. - Готов поспорить на что угодно, что и вчерашние патрульные сегодня тоже обнаружатся рядом с местом событий.
        - Это не вопрос, это факт. - Почему-то решил говорить на английском Максим. - Они хотят увидеть продолжение сенсации.
        - Вы про вчерашнего водителя? - Рассмеялся Мартин. - Я незаметно следил за ним. У него фотоаппарат.
        - Слышь, Миха. - Попытался рассеять мрачное настроение приятеля Максим. - Говорят там очередь за автографами уже стоит. Мы с тобой знаменитостями становимся.
        - Отстань! - Буркнул Миха. - Слушайте, ну, чего мы сидим? Поехали, может еще успеем где-нибудь нормально пожрать!
        - Нет в тебе истинного аристократизма, Майкл Квашнин. - Огорченно покачал головой Максим.
        - Дядя Сема, а как будет Виноградов по-английски? - Поинтересовался Миха.
        - В общем, Грейпс. - Ответил Семен Маркович.
        - Сэр Макс Грейпс, а не пойти ли вам на йух! - Изобразил киношного английского джентльмена Миха.
        Новая Земля, Кейптаун, офис Ордена, день восьмой, 22 год, 10 день 9 месяца, 10 часов.


        Оказавшийся Джоном Симпкинсом, таксист подвез всю компанию через час после начала работы. За это время он успел сфотографироваться с обоими попаданцами на фоне своего “Форда”, и, как понял Максим, проехать кружным путем, чтобы продемонстрировать их своим знакомым. А едва микроавтобус остановился напротив офиса Ордена, как из стоящего поотдаль патрульного автомобиля вышли двое. Сам Максим не запомнил лиц давешних патрульных, но, судя по удовлетворенному хихиканью Кройцмана, это были именно они. Уже заходя внутрь, Максим оглянулся и увидел, как патрульные о чем-то живо общаются с таксистом.
        Ночная история, судя по всему, среди сотрудников Ордена широкой огласки не получила, но те, кому положено о ней знали. Едва Максим и Миха заявили о себе, как появился подтянутый молодой человек и велел им следовать за собой. Семена Марковича пытались было оставить у дверей, но молодому человеку было заявлено, что без переводчика Максим с Михой никуда не пойдут. Орденец настаивал, мотивируя тем, что у них есть собственный переводчик. Его заявление было проигнорировано. Как, впрочем, и все остальные попытки. Молодой человек сдался и повел на встречу с руководством всех троих. Максиму показалось, что на лицах охраны мелькнули злорадные ухмылки, когда орденец с кислой улыбкой повел товарищей на второй этаж.
        Пройдя через вполне стандартного вида приемную, где молодой человек и остался, вызвав радостный шёпот Михи: “Так это секретарша была?”, Максим первым шагнул в начальственный кабинет.
        Виноградову не доводилось лично бывать в начальственных кабинетах, но создатели телесериалов показали достаточно примеров, чтобы хоть чуть-чуть представлять, что тебя ожидает.
        Прямо напротив входя расположился монументальный письменный стол, над которым на стене переливалась голограмма с логотипом Ордена. За столом расположился первый увиденный Максимом в этом мире рыхлый, обрюзгший мужчина неопределенного возраста. Его поза, поджатые губы и недовольный взгляд не оставляли сомнений в настроении хозяина кабинета. К столу примыкал небольшой “аппендикс”, за которым сидели еще два человека. Сидящий спиной к окну, выглядел сильным, уверенным в себе мужчиной. Да, и поза его свидетельствовала о некоей доле независимости. А с другой стороны “аппендикса” на краешке стула примостился, как говорится, “типичный ариец”. Только вот, подобострастная поза никак не вязалась с героической внешностью.
        Прочим посетителям, как понял Максим, в этом кабинете полагалось либо переминаться с ноги на ногу под начальственным взором, либо тихонько сидеть на твердых стульях вдоль стеночки. Максим переглянулся с Михой, которому так и не дали нормально пожрать, и молча направились к стульям у стены. Подхватив парочку, парни нарочито шумно грохнули их рядом со столом. Махнув рукой Семену Марковичу усаживаться, Максим отправился за третьим стулом. Тут его взгляд упал на застекленный шкафчик, в котором покоилась винтовка поистине гигантских размеров и калибра. Резко свернув в сторону, Виноградов ухватил стул поближе к витрине, чтобы иметь возможность рассмотреть нестандартное оружие. Косясь на дорогую отделку неведомого “ствола”, Максим пришел к выводу, что из винтовки если и стреляют, то делают это очень редко. Покашливание Кройцмана заставило парня поторопиться.
        Усевшись, Максим по очереди рассмотрел троих орденцев. Дряблые щеки главного побагровели, а взгляд, казалось, готов испепелить наглецов. На лице “арийца” застыла маска негодования в смеси с брезгливостью. А вот третий мужчина, как показалось Максиму, за внешней невозмутимостью прятал веселую усмешку.
        - Ну? - Прервал затянувшееся молчание Максим. - И кто вы такие?
        “Ариец” аж закашлялся от такой наглости, чем не преминул воспользоваться Кройцман, чтобы перевести вопрос. Посмотрев на главного, словно испросив взглядом разрешение, заговорил уверенный в себе мужчина.
        - Господин Бигелоу является главой представительства Ордена в Кейптауне. - Дождавшись окончания перевода, мужчина продолжил. - А я, начальник отдела “Файлз энд Рекордз”, мистер Грайвер.
        Максим выразительно скосил глаза на “арийца”, вынуждая мистера Грайвера представить и того. “Арийца” назвали переводчиком, мистером Виткусом.
        - Ага. - Кивнул Максим и, опережая мистера Грайвера, ринулся в атаку. - Значит так, как я понимаю, отправить нас обратно вы не можете. Нам об этом уже все уши прожужжали! Тогда выдавайте нам быстренько документы и давайте обсуждать сумму компенсации за наше попадание сюда.
        - Для начала объяснитесь, кто вы такие! - Потребовал мистер Грайвер.
        - Ой, вот только не нужно мне целку из себя тут строить! - Максим подался вперед. - Можно подумать, эти ваши остолопы не доложили кто мы такие и чего хотим.
        Кройцман слегка замешкался, давая возможность Вирткусу исправить свою оплошность и начать-таки переводить. Орденец так и сделал. Но не успел он и пары слов сказать, как Семен Маркович его перебил и потребовал переводить, ничего не изменяя. Попытка орденского переводчика объяснить, что он пытается сгладить хамство русских дикарей, была пресечена заявлением, что не его это дело решать, что слышать начальству, а что нет. Пока Вирткус, что называется, “обтекал”, Кройцман самостоятельно занялся переводом. И без того красное, лицо господина Бигелоу приобрело совершенно свекольный оттенок. Зато мистер Грайвер позволил легкой улыбке коснуться своих губ.
        - Ваше фантастическое заявление нам известно. Но, почему вы решили, что мы должны в него поверить? - Шустро перевел Вирткус речь начальства.
        - Тю-ю-ю! - Вступил в разговор Миха. - Так вы что, до сих пор не проверили? Да, мы с батей уже семь лет на ваш Орден горбатимся! Вы проверьте, он наверняка тоже нас ищет.
        - Господа, успокойтесь! - Увещевал мистер Грейвер. - Мы обязательно отправим запрос, но вы должны понимать, что это не Старая Земля с ее мобильными телефонами и интернетом. Понадобится время…
        - Да, кто ж против! - Прижимал руку к сердцу Максим. - Вы, хотя бы документ какой-нибудь дайте! А то, говорят, мы здесь кучу денег заработали, но без какой-то карточки получить их не можем!
        - Ах, так вы еще и заработать успели! - Вскричал господин Бигелоу. - Вы что, нас за дураков здесь держите? Вы с кем шутки шутить вздумали?
        - Ну, так говорят ведь, что за бандитов вы по тысяче платите. Так что, пятнадцать штук ему и пять мне! - Выслушав перевод крика мистера Бигелоу, рассудительно произнес Миха.
        - И, кстати, у вас никаких экспедиций не пропадало? - Прежде чем орденский начальник успел что-нибудь сказать, спросил Максим. - А то, можем подсказать, где искать. За соответствующее вознаграждение, разумеется.
        - Вон! - Завизжал господин Бигелоу. - Вон отсюда! Грейвер, разберитесь с этими проходимцами!


        Новая Земля, Кейптаун, офис Ордена, день восьмой, 22 год, 10 день 9 месяца, 11 часов.


        Мистер Грейвер с готовностью встал со своего места и сделал знак следовать за ним. Но еще быстрее из кабинета выскочил незадачливый переводчик. Едва последний человек покинул кабинет начальника, молодой человек из приемной проскользнул внутрь.
        - О, секретарша пошла шефа успокаивать. - Заржал Миха.
        - Вирткус, вы свободны. - Ледяной тон мистера Грейвера моментально охладил праведное возмущение “арийца” бесцеремонностью русских. - Господа, прошу в мой кабинет.
        Проходя по коридору, мистер Грейвер на мгновение открыл одну из дверей и попросил некую госпожу Энке пригласить к нему в кабинет капитана Штерна. Максим вопросительно посмотрел на Кройцмана, но тот только пожал плечами.
        Кабинет начальника “файлов и записей” оказался значительно меньше, но выглядел гораздо более рабочим, чем кабинет начальника. Предложив Максиму с товарищами рассаживаться, мистер Грейвер сообщил, что запрос на Базу “Россия” на самом деле уже отправлен. И, если господа рассказали правду, то либо сегодня к вечеру, либо завтра с утра можно ожидать уточняющий запрос. Процедура будет не быстрая, потому что случай беспрецедентный и как на него реагировать не знает никто. И мистер Грейвер думает, что без вмешательства высшего руководства никто никаких решений принимать не будет.
        - Что делать нам? - По-деловому спросил Максим. - Вопрос не столько в деньгах, сколько в том, что у нас нет никаких документов.
        - Господа, нормальный АйДи вам выдадут только после того, как ваша история полностью подтвердится. - Покачал головой мистер Грейвер. - И сделают это на одной из Баз. У нас, даже, такого оборудования нет. А отделение банка Ордена, хоть и имеет оборудование, чтобы в случае чего выдать АйДи взамен утерянного, но без наличия записей о вас в базе данных этого не сделает.
        Объяснения мистера Грейвера прервала открывшаяся дверь. В кабинет ввалился слегка небритый мужик в форме, габаритами не уступающий Мартину.
        - Привет Джим. - Провозгласил здоровяк. - Чего хотел?
        - Здравствуй Артур. Нужна твоя консультация. Знакомься, это те самые русские, которые устроили ночной переполох и …
        - Ну-ка, ну-ка! - Капитан Артур Штерн, сложив могучие руки на груди, пристально посмотрел на Максима и Миху. - Ну, если не врете, то вы, парни, молодчаги! А если врете, я лично буду вас пиками гнать из города в джунгли! Ха-ха-ха!
        - Артур! - Поторопился вмешаться мистер Грейвер. - Эти господа намекали на то, что якобы нашли пропавшую экспедицию Ордена. За те полтора года что я здесь, у нас никто не пропадал.
        - Местные говорили, что это было около двух лет тому назад. - Пояснил Кройцман.
        - Патруль Сондерса. - Скрипнув зубами прорычал капитан Штерн. - Три “Хамви” на заброшенной дороге, так? Ублюдок Сондерс! Его счастье, что он там и сгинул! Столько отличных парней пропали. Только трое сумели вернуться.
        - Не повезло. - Констатировал Максим, выслушав перевод. - Ну, хотя бы, радио нам достанется. Если, конечно, Орден не захочет выкупить ее у нас. Ведь, Мартин говорил, что это какие-то новейшие рации, которых, даже, у морской пехоты нету.
        - Так вы не одни? - Оживился капитан Штерн, а выслушав рассказ о спутниках, ожидающих на улице, открыл дверь и заорал в коридор. - Дженкинс! Тащи свою задницу на улицу и приведи сюда сержанта Мартина Айверсона. И пусть он захватит радиостанцию!
        - Артур, у тебя рация на боку висит. - Поморщился мистер Грейвер, начиная думать, что идея пригласить капитана Штерна была не такой и хорошей.
        Капитан отмахнулся и, нетерпеливо притопывая ногой, уставился в коридор. Появившийся несколько минут спустя, Мартин мгновенно почувствовал родственную душу и вложил в приветствие всю морпеховскую удаль. Громкость встречи двух бывших морпехов заставила морщиться не только мистера Грейвера, но и, похоже, весь второй этаж представительства Ордена.
        После осмотра принесенной радиостанции началась отчаянная торговля между капитаном и Семеном Марковичем. В конце концов, Кройцман был вынужден сдаться. Все тому же Дженкинсу было велено тащить свою задницу сюда и забрать из рук Мартина мешок с радиостанцией. После чего, капитан Штерн куда-то уволок бывшего сержанта и в кабинете наступила долгожданная тишина.
        - Он всегда такой? - Поинтересовался Кройцман у хозяина кабинета.
        - Капитан Штерн один из лучших офицеров Патрульных Сил Ордена. - Довольно официально заявил мистер Грейвер. - Здесь он уже пять лет и, насколько мне известно, все операции под командованием капитана были успешными.
        - Как бы он Мартина не сманил! - Заволновался Максим, выслушав характеристику капитана.
        - Не переживайте, молодой человек. - Успокоил Кройцман. - Здесь, Мартин точно не останется. А там, не будет такого капитана.
        Пояснив хозяину кабинета о чем идет речь, Семен Маркович поинтересовался, что же делать дальше. Мистер Грейвер объяснил, что сейчас пригласит человека, который подробно запишет рассказ невольных попаданцев, который затем будет отправлен по инстанции. Хлопнув себя по лбу, Кройцман извлек из кармана карту памяти и предложил скопировать с нее фотографии половины джипа, подтверждающие рассказ молодых людей. Мистер Грейвер оживился, но спросил, почему бы не отдать всю карту. Семен Маркович пояснил, что там же находятся доказательства для банка Ордена.


        Новая Земля, Кейптаун, улицы города, день восьмой, 22 год, 10 день 9 месяца, 16 часов.


        Допрос основательно вымотал всех. Но особенно досталось Семену Марковичу. Именно Кройцман и запросил пощады. Как показалось Максиму, сам мистер Грейвер тоже был не против закончить.
        - Госпожа Магда проводит вас в наш банк. Она проследит, чтобы оформление наградных прошло быстро и без проблем. - Мистер Грейвер протянул своей подчиненной карту памяти из фотоаппарата. - Думаю, этих кадров будет вполне достаточно. Она же проследит, чтобы эта карта памяти вернулась ко мне в целости и сохранности.
        - Дядя Сема, может мы вас на улице подождем? - Поинтересовался Максим, выслушав перевод. - Один черт, мы тут на птичьих правах и нам ничего не положено.
        - Точно! - Обрадовался Миха. - А если одному скучно, можем Мигеля к вам отправить.
        - Засранцы. - Буркнул себе под нос Семен Маркович и добавил уже громко. - Давайте сюда вашего Мигеля.
        Когда, под предводительством госпожи Магды, троица уже подошла к дверям, мистер Грейвер заговорил снова:
        - Господа, и еще одно. Я был бы вам очень благодарен, если бы вы постарались привлекать поменьше внимания. Ваша ночная эскапада, уверен, и так породила множество слухов. Давайте не будем их множить.
        - Для нормального человека мы будем делать это. - Постарался ответить на английском Максим и, похоже, его поняли.
        Улица встретила уже привычной жарой, к которой добавилась изрядная влажность. Приятным сюрпризом оказалось присутствие Ивана. Боец успел переодеться в “цивильное”, хоть и в стиле “милитари”. Вместе с Мигелем они о чем-то общались с таксистом и патрульными. Семен Маркович позвал Мигеля и во главе с госпожой Магдой они проследовали дальше по улице в отделение банка Ордена.
        - Ну, как? - Участливо спросил Иван.
        - А хрен его знает! - Пожал плечами Миха. - Сначала, блин, к какому-то нервному педику попали, а потом, ничего так мужик нами занялся.
        - Ноу комментс. - Произнес Максим по-английски и многозначительно кивнул в сторону орденского здания. - И они просили много не говорить об этом.
        Водитель и патрульные с понимающим выражением закивали головами. По поводу солдат Максим не переживал. Скорее всего, до них доведут какую-нибудь директиву: или заткнуться, или, наоборот, помочь слухам распространяться. Как решит начальство. А, вот, Джон Симпкинс вызывал сомнения. Видимо, во взгляде Максима что-то отразилось, потому что таксист улыбнулся неожиданно жесткой улыбкой.
        - Я понимаю и не хочу проблем. - Пояснил он и хитро прищурился. - Сейчас. А что будет дальше….
        Максим кивнул. Тут его внимание привлекли удивленные лица друзей и патрульных. Виноградов оглянулся и сам вскинул брови. В дверях офиса стоял преобразившийся Мартин. Правда, револьвер на фоне повседневной формы КМП смотрелся несколько инородно. А в целом, внешний вид чернокожего бойца уже не должен был вызывать подозрительных взглядов местного населения. Максим подумал, что у некоторых ношение военной формы в крови. Местные блюстители порядка одобрительно загомонили. Смущаясь, Мартин подошел к машинам.
        - Тут немало наших. - Словно оправдываясь объяснил он. - Нашлись и общие знакомые. Ну, и вот….
        - Если я понимаю, ты остаешься с нами? - Осторожно спросил Максим.
        - Да. - Вздохнул Мартин. - Если бы этот капитан встретил меня у Ворот…. Я с вами.
        - Слава богу. - Вздохнул Максим. - Как вы думаете, долго наши в банке будут?
        - Ты куда-то торопишься? - Усмехнулся Иван. - Так тебе просили передать, что нас ожидают часам к восемнадцати.
        - Ты это о чем? - Озадачился Миха.
        - Я встретил француза. - Объяснил Иван. - Он как раз заехал в пансион, чтобы оставить для нас записку. Что-то вроде праздничного ужина. Ну, и дебют этой толстухи-поварихи.
        - Зашибись! - Разволновался Миха. - У нас же переодеться не во что. Слушай, Иван, а ты где такой прикид взял? Вроде на военный похож, но видно что “гражданка”.
        - Да, уж! В “поле” в этой одежке не выйдешь. - Рассмеялся Иван. - Были как-то в немецких землях Евросоюза, вот и повелся в тамошнем магазинчике. Вроде как, из-за ленточки вещи. Вроде, есть у фрицев какая-то фирма известная, которая клепает шмотки а-ля военные. Вот и тут продавец что-то про десантников втирал.
        - Гламурная у бундесов десантура! - Расхохотался Миха.
        - Смех смехом, а прикупить чего-нибудь гражданского не помешает. - Озаботился Максим. - Блин, придется ждать Марковича. Деньги-то у него.
        - Что, так и будем тут торчать? - Скривился Миха. - Может, хоть пойдем, посидим куда-нибудь?
        - Бедный, голодный Миха! - Рассмеялся Максим.
        - Ладно, детишки, поехали. - Улыбнулся Иван. - Учтите! Должны будете.
        - Не вопрос! - Возрадовался Миха. - А куда двинем?
        - А ты чего больше хочешь: есть или приодеться? - Коварно уточнил Иван.
        - Вот ептыть! - Укоризненно посмотрел на бойца Миха. - Ну, давай переоденемся сначала.
        Кое-как объяснив все Мартину и оставив ему машину, троица русских погрузилась в микроавтобус. Симпкинс понял все с полуслова. “Форд” быстро миновал центральные районы Кейптауна и углубился в типичные рабочие кварталы. Максим с сомнением посматривал в окно, пока такси не выехало на довольно просторную площадь, образованную перекрестком сразу трех улиц. Похоже, это был местный центр “цивилизации”. Четыре едо-питейных заведения, оружейный магазин и магазин одежды своими фасадами выходили на площадь. В глубине одной из улиц торговые точки, похоже, продолжались еще минимум квартал. Именно туда и направил машину Симпкинс. Лихо остановив машину, водитель кивнул на достаточно скромную вывеску “Clothing for all occasions”.
        - Спорим, тут или его родственники, или друзья. - Вылезая из микроавтобуса, пробормотал Миха.
        - Если качество и цены нормальные, так какая разница? - Пожал плечами Иван. - Вперед, орлы!
        Под звяканье дверного колокольчика внутрь вошли все, включая Симпкинса. Словно опровергая предположение Михи, из глубин магазина появился миниатюрная китаянка. Выслушав бурное объяснение таксиста, сопровождаемое тыканьем руками поочередно в каждого из русских, продавщица ловко передвинула две снабженные колесиками вешалки и жестом предложила подойти к еще двум.
        - Military clothing. Сlothing for hunting. - Коротко прокомментировала женщина и замолчала, сложив руки за спиной.
        Максим отправился сразу к вешалке с армейской одеждой. Повздыхав, Миха сначала подошел к охотничьему стенду, но потом присоединился к приятелю.
        - Ух ты! - Удивленно воскликнул Иван, тоже подошедший поближе. - Вот это похоже на американскую форму во Вьетнаме.
        Услышав вопрос на английском, китаянка согласно кивнула головой, но добавила, что это лишь имитация, пошитая из современных материалов. Краем глаза Максим заметил, как у Михи загорелись глаза. Усмехнувшись, Виноградов снял с вешалки понравившийся ему комплект.
        - Австрийская армия. - Прокомментировала его выбор хозяйка и махнула рукой куда-то в пространство. - Оттуда.
        В результате, так и остановили свой выбор. Максим - на форме австрийской армии, а Миха - на американской форме времен вьетнамской войны. Едва клиенты определились, как из глубины магазина появилась девушка европейской наружности, при виде которой таксист сразу подтянулся и начал приветливо улыбаться. Причем, Максим готов был поклясться, что китаянка не звала, не нажимала ни на какую кнопку, не махала руками. Девушка, искоса взглянув на Симпкинса, подхватила одежду и снова скрылась в глубине помещения.
        - Десять минут. - Негромко проговорила китаянка и ткнула пальцем в пистолеты. - Можно?
        Максим кивнул головой, с интересом наблюдая, зачем хозяйке одежного магазина потребовалось оружие. Но, оказалось, что пистолеты интересовали женщину постольку поскольку. Брезгливо осмотрев ремни и кобуры, китаянка снова произвела перестановку стеллажей и перед приятелями оказалась вешалка с разнообразной “сбруей”. Еще раз окинув парней взглядом, хозяйка магазина сноровисто выложила перед каждым свой комплект. Максиму достался довольно широкий кожаный ремень, чем-то напоминающий командирские ремни еще Красной Армии, и кожаная кобура без клапана, но с ремешком безопасности. Перед Михой оказался новый брезентовый ремень и набедренная кобура.
        - А чего это тебе кожаный ремень, а мне брезентуха? - Не совсем всерьез возмутился Миха.
        - Потому что у него рубашка будет заправлена в брюки, а у тебя навыпуск. - Опередил Максима Иван. - И кобура у тебя будет на бедре.
        - Блин, так неудобно ж. - Скривился Миха.
        - Привыкнешь. - Пожал плечами Иван. - Здесь правила открытого ношения. Если ты с оружием, его должно быть видно. Поэтому на поясе не получится.
        - Чего, можно. Пояс поверх рубашки и кобуру на него. - Возразил Максим.
        - Не-е-е! - Видимо, представив как будет выглядеть в этом случае, замотал головой Миха. - Пусть, лучше так. А тетка разбирается.
        - Это еще что! - Рассмеялся Ивана. - Мужики рассказывали, в Техасе, в каком-то городке лучший стрелок - хозяйка булочной.
        Тем временем, девушка принесла уже выглаженную форму. Парни скрылись в кабинках, чтобы переодеться. А когда они появились, то удостоились удовлетворенного кивка хозяйки.
        Торг получился не очень продолжительным из-за плохого знания английского покупающей стороной. Пришлось отдать 800 экю. Переодевшись и получив два свертка с упакованной старой одеждой, покупатели покинули магазин.
        - Ну, как? - Спросил таксист, до последнего о чем-то шептавшийся с девушкой.
        - Нормально. - Ответил Иван. - Я думал, будет дороже.
        - Госпожу Ли все уважают, потому что она торгует по честным ценам. - Объяснил Симпкинс. - Куда дальше?
        - А давайте зайдем напротив. - Почти не прислушиваясь к разговору, предложил Максим.
        - Етическая сила, Макс! - Проследив за взглядом приятеля, схватился за голову Миха. - Ты маньяк! Ну, вот, нафиг, тебе оружейный магазин?
        - Только посмотреть! - Примирительно поднял руки Максим.
        - Тут нет ничего интересного. - Поняв, что именно заинтересовало пассажиров, вмешался таксист. - Не дорогие и не очень новые модели.
        Максим вздохнул и, под насмешливыми взглядами Ивана и Михи, полез в микроавтобус.
        - Час мы провозились, так что, парни, поехали в пансион. - Решил Иван. - Проедем мимо Ордена, если наши еще там, подождем.


        Новая Земля, Кейптаун, пансион, день восьмой, 22 год, 10 день 9 месяца, 18 часов.


        У офиса никого не оказалось и таксист повез пассажиров сразу в пансион. Там обнаружился один Мартин, который попытался объяснить русским, что Кройцман очень ругался и называл их эгоистами. С трудом поняв американца, русские переглянулись и спросили, где же Семен Маркович и Мигель.
        - Поехали искать себе нормальную одежду. - Ответил Мартин.
        - Блин! - Огорченно сморщился Максим. - Это мы не подумали!
        - Да, не хорошо получилось. - Согласился Иван.
        Ждать пришлось минут сорок. Зато появление Кройцмана произвело фурор. В пансион вальяжной походкой вошел типичный английский джентльмен из колоний. Присутствовал даже пробковый шлем. Для классического образа не хватало лишь стека. На этом фоне, Мигель, выбравший военную форму повседневного ношения армии США, смотрелся весьма бледно.
        - Офигеть! - Вынес общий вердикт Максим. - Дядя Сема нам как-то даже стыдно рядом с вами находиться.
        - Гы-гы! Вы гляньте, как хозяйка смотрит! - Заржал Миха. - Дядя Сема, она сейчас за вас замуж выйдет! Прямо здесь и не один раз!
        - И за что мне такое наказание?! Молодые люди, я уже говорил, что вы хамы и невежи? - Демонстративно закатил глаза Кройцман. - Кстати у вас не так много времени, чтобы глазеть на меня. Нас уже ждут совсем в другом месте.
        - Кормить там будут? - Едва не взвыл Миха.
        - И вы в этом сомневаетесь? Вы не забыли, что сегодня дебют нашей весьма уважаемой тетушки Афуны в цивилизованном мире? - Поднял брови Семен Маркович. - Бегом, молодые люди, бегом!
        - Эксплуататор! - Поднимаясь по лестнице к себе в комнату, заявил Миха.
        - На себя посмотри, американский империалист. - Вступился за Кройцмана Максим. - А дядя Сема прикольно выглядит. Нужно, только, тугриков эдак по триста с него стрясти, чтобы не побираться ни у кого.
        - Это да. Скорее бы получить документ, чтоб самому своими бабками распоряжаться. - Хмыкнул Миха. - А то снова чувствую себя пацаном, клянчащим деньги у папаши.
        В своей комнате Максим бросил не распаковывая сверток с камуфляжем и отправился в ванную. Умывшись и глядя на себя в зеркало, Виноградов порадовался, что никогда не был приверженцем длинных волос. Тут же досадливо хлопнув себя по лбу, он подумал, что туалетные принадлежности они-то и не купили.
        - Совсем расслабился. - Сказал своему отражению Максим. - Решил что жизнь удалась? Сосредоточься! Если не хочешь быть лишним на этом празднике жизни, не расслабляйся. Еще ничего не кончилось.
        Проведя такой своеобразный сеанс аутотренинга, Максим набрал побольше воздуха и одновременно с энергичным движением руками выдохнул его. Приведя себя в готовность, Виноградов вышел в коридор. Стукнув в дверь комнаты Михи и получив добро, Максим вошел внутрь. Миха стоял по середине комнаты и остервенело дергал правой ногой. При этом он еще и ругался сквозь зубы.
        - Это что за дикие танцы? - Начал ржать Максим.
        - Смешно, блин! А мне она мешает! - Миха раздраженно принялся двигать кобуру у себя на бедре.
        - Привыкнешь. - Махнул рукой Максим. - А потом, купишь другие шмотки и сделаешь, как тебе удобно. Пошли уже, а то наш “колонизатор” кого-нибудь за нами пошлет.
        - Ну, пошли.


        Новая Земля, Кейптаун, кафе “La cantine”, день восьмой, 22 год, 10 день 9 месяца, 20 часов.


        Сидя на затененной веранде заведения с понятным и без перевода названием ” La cantine”, Максим постоянно возвращался взглядом к Натали. А девушка, словно специально, никак не могла усидеть на месте и постоянно куда-то бегала.
        С одной стороны, Максим ее понимал. После похода по магазинам с супругой месье Лафонтеля, Натали чувствовала себя не в своей тарелке. Девушка преобразилась и преобразилась в лучшую сторону. В результате не только Максим, но и многие другие посетители, особенно пришедшие без пары, обращали свои взгляды на Натали. Вот той и было неуютно. Свое смятение она пыталась компенсировать постоянной занятостью.
        С другой стороны, Максим злился на мадам Лорен Лафонтель, которая не просветила девушку, что именно в движении ее наряд наиболее выгодно подчеркивает все особенности фигуры.
        Платье представляло собой своеобразную стилизацию под средневековый наряд французской крестьянки. Вот только, длинная до пят, свободная юбка, сделанная из какого-то тонкого материала, не обтягивая, только подчеркивала форму бедер и ног. Особенно, когда девушка двигалась. А то, что должно было изображать корсет, в общем-то, свою функцию исполняло и подчеркивало талию. Но при этом шнуровка не стягивала края вплотную и полоска смуглой кожи отчетливо виднелась по всей длине “корсета”. Белая, полупрозрачная ткань, венчающая эту конструкцию, может и была рассчитана на грудь размером побольше, но и в случае Натали подчеркивала все что нужно. Особенно, когда оборочка, переходящая в спущенные чуть ниже плеч рукава, приподнималась легким ветерком. Максим про себя усмехнулся, представив какую-нибудь француженку в таком наряде веке эдак в шестнадцатом.
        Сидящая вместе со всеми за сдвинутыми столиками мадам Лорен лишь посмеивалась, наблюдая как за самой девушкой, так и за реакцией окружающих. Когда-то Максим слышал, что репутация француженок, как самых элегантных женщин сильно преувеличенна. Но, глядя на жену месье Лафонтеля, Виноградов готов был с этим поспорить. Молодому человеку трудно назвать красивой женщину, которой “за сорок”, к тому же, мадам Лорен не могла похвастаться выдающимися формами. Но то, как она себя держала, все ее жесты и движения, были наполнены женственностью и достоинством.
        Вот мадам Лорен поднесла к губам бокал с красным вином и Максим поймал ее неодобрительный взгляд. Точно такой же, как и тогда, когда он в первый раз отказался от вина и выбрал пиво. Тогда он попытался объяснить свой выбор, вспомнив и постаравшись перевести на английский, где-то прочитанную фразу.
        - Вино - с женщиной, водку - с другом, в компании - пиво. - Немного сократив оригинальный текст для удобства перевода, улыбнулся Максим хозяйке кафе.
        Вызвать неудовольствие хозяйки, кроме Максима, решился только Иван. Но, если боец весь вечер пил только один сорт пива, то Максим решил попробовать все. Особенно ему понравилось темное. Может именно поэтому, когда Натали попыталась в очередной раз куда-то умчаться, а Максим попытался ее поймать, то парень немного промахнулся и девушка оказалась в его объятиях. Девушка замерла, а Максим, почти касаясь ее уха губами и вдыхая едва заметный аромат каких-то парфюмов, прошептал:
        - Если ты не хочешь сидеть, идем танцевать.
        Натали испуганно подняла глаза и едва не начала отрицательно мотать головой, но было поздно. Подхватив девушку за талию, Максим вывел ее на свободное место и привлек к себе. Виноградову всегда нравились старые французские исполнители: Азнавур, Дассен, Матье. Он не смог бы сказать что за музыка весь вечер негромко играла в кафе, но ассоциации у парня возникли именно с этими исполнителями.
        Кто больше радовался, что современные медленные танцы не подразумевают сложных размашистых движений, трудно сказать. Максим никогда не считал себя великим умельцем в танцах. Так, что-то умел, достаточное, чтобы не позориться на дискотеках, и хватит. А Натали, поняв, что достаточно прижаться к партнеру и слегка покачиваясь с ним в такт переступать ногами, расслабилась и, даже, несколько раз подняла голову, чтобы взглянуть в лицо парню.
        Во время второго танца Натали пару раз оступилась и Максим впервые задумался, во что могла обуть девушку мадам Лорен. По ощущениям, Натали не стала выше, значит что-то на высоких каблуках отпадает, решил Максим. Подумав, что девушка могла устать с непривычки и от выпитых пары бокалов вина, он повел ее к столикам. Посетители кафе проводили пару ненавязчивыми аплодисментами, заставив Натали спрятать лицо за распущенными волосами. Повинуясь грациозному жесту мадам Лорен, остальные мужчины мгновенно пересели так, чтобы место Натали оказалось рядом с Максимом. Женщина, даже, отсалютовала Виноградову приподняв бокал.
        Вернувшись за стол, Максим с тоской посмотрел на стоящую там еду. И старый повар, и тетушка Афуна, похоже, нашли общий язык и для почетных гостей расстарались по полной. Для обычных гостей, правда, тоже, там “творчества” чернокожей поварихи было меньше. Что не помешало некоторым завсегдатаям подходить к мадам Лорен и высказывать одобрение новым блюдам. Попробовав три разновидности мяса, каждое под своим соусом и со своей зеленью, специальную закуску для пива из каких-то морепродуктов и нагрузив сверху всего этого лепешки с незнакомой присыпкой, Максим пытался найти в своем организме место для пирогов. Скосив глаза, Максим потеребил пряжку ремня, чем вызвал хихиканье Натали. В отместку Максим схватил тарелку девушки и изобразил попытку положить на нее большой кусок пирога. Отчаянно мотая головой, девушка принялась отбирать посуду. Позволив Натали “победить”, Максим кивнул в сторону Уэсли. Мальчишка, которому по общему решению не досталось ни вина, ни пива с абсолютно осоловевшим видом развалился на стуле. Уэсли, не разбалованный разносолами и подобной обстановкой, оторвался по полной. Тетушка
Афуна, несомненно, была бы довольна, глядя на округлившийся живот мальчика.
        - Господа, не знаю, как вам, а мне необходимо пройтись. - Признался Семен Маркович. - Предлагаю выпить по чашечке кофе и прогуляться по тихим улочкам Кейптауна.
        Инициатива была полностью поддержана. Уже выйдя из кафе, договорились с Симпкинсом, что он будет ожидать компанию тремя кварталами дальше. Заодно вручили водителю “тормозок”, чтобы и он мог перекусить.
        - Ты завтра придешь? - Несмело спросила Натали, прощаясь с Максимом.
        - А ты уже все магазины выучила? - Усмехнулся парень. - Я хотел завтра пройтись по магазинам.
        - Можно мне с тобой? - Настаивала девушка.
        - Конечно. - Улыбнулся Максим, прикидывая, как ему завтра отбиться от “коллектива”.


        Новая Земля, Кейптаун, улицы города, день девятый, 22 год, 11 день 9 месяца, 9 часов.


        - И вы думаете, что это хорошая идея? - Удивился Кройцман, услышав, что Максим собирается заехать за Натали и отправиться по магазинам. - Нет, я, конечно, понимаю, что потеряться с девушкой в незнакомом городе это очень романтично. Но чего вы таки хотите: сделать покупки или погулять с девушкой?
        - Дядя Сема! Я наконец-то понял, кого вы мне напоминаете! Вот теперь, когда не бритый - вы, ну, копия, этого, как его…. Тележурналиста. С грузинской фамилией. - Радостно хлопнул себя по коленям Максим. - Только у него еще очки.
        - Тьфу! Нате вам деньги и проваливайте таки с глаз моих. - Махнул рукой Семен Маркович. - Только будьте осторожнее, вы, все-таки, не дома.
        - Конечно, дядюшка. - Проникновенно заверил Максим и, выхватив из рук Кройцмана пачку “игральных карт”, выскочил из пансиона.
        - Макс! - Остановил Виноградова голос Мартина. - Я отвезу тебя и заберу Уэсли. Он просил.
        - Отлично! - Обрадовался Максим решению “проблемы младшего брата”.
        Уэсли и сам был рад смыться от гостеприимных хозяев в привычную компанию. Именно он первым встретил подъехавшую машину и, едва поздоровавшись, полез на переднее сидение. Посмеивающийся месье Лафонтель пожал руки недавним соратникам и обратился к вышедшей Натали:
        - Ты помнишь, как дойти до вчерашних магазинов? Так вот, там же есть и мужские магазины.
        - Неужели? - Раздался голос мадам Лорен. - Никогда не замечала!
        Женщина настолько естественно сыграла недоумение, что рассмеялись все. Чмокнув Натали в щечку и погрозив пальцем мужчинам, мадам Лорен снова скрылась в доме.
        Максим галантно предложил своей “даме” руку и Натали, с самым серьезным выражением лица, кивнула головой и взяла спутника под руку. Под ехидное бурчанье Уэсли и улыбки Мартина с французом, парочка отправилась вдоль улицы.
        Пройдя пару домов, Натали тихонько рассмеялась, прижалась плотнее к локтю Максима и сменила чинное вышагивание на обычную походку. Максим искоса любовался девушкой. Со вчерашним нарядом сравнивать, конечно, было нельзя, но и в женском сафари-костюме Натали выглядела отлично. Юбка-брюки, собранные на щиколотках, приталенная курточка со множеством карманов, то ли высокие кроссовки, то ли низкие оспортивленные берцы. В здешние саванну или джунгли в таком наряде на сунешься, а в сафари в ТОЙ Африке поучавствовать можно было бы, вынес вердикт наряду девушки Максим. Кобура с пистолетом, как и Михе, причиняла Натали определенные неудобства, но из-за сравнительно малого веса ГШ-18, девушка почти не поправляла ее.
        Натали очень серьезно отнеслась к “должности” проводника. Попытавшись выяснить, какие именно магазины нужны Максиму, девушка, в конце концов, схватилась за голову и объявила, что покажет все. Максим же развлекался тем, что некоторые термины пытался объяснить, дословно переводя русские фраз на английский. Получалось что-то вроде вещи, которая делает мои волосы ровными.
        Само посещение магазинчиков ничем не отличалось от подобной же процедуры в старом мире. Расческа, зубная щетка, бритва, дюжина носовых платков были сложены в бумажный пакет с веревочными ручками. Ради интереса зашли в магазин одежды. Здесь “царствовал” гражданский стиль одежды и местное производство. Максим навелся было на легкие джинсы и ковбойку, но передумал, решив отложить покупку одежды до окончательного определения места жительства.
        А вот оружейный магазин не порадовал. Странный ассортимент, состоящий во многом из пистолетов и револьверов самых известных марок, отсутствие возможности попробовать оружие в деле и весьма кусачие цены, заставили Максима сосредоточиться на всевозможных “девайсах”. Здесь выбор был больше, но, снова-таки, создавалось ощущение, что покупатели заботятся о статусности и крутизне покупки, а не о боевых качествах и выживании.
        Магазин электроники привел Максима к выводу, что всякие фотоаппараты, видеокамер, ноутбуки проходят здесь в разряде “роскошь”. Хотя вид пыле-влагозащищенного ноутбука с довольно неплохими характеристиками заставил Виноградова повздыхать над его ценой.
        Шопинг закончился на магазине нижнего белья. Натали потупившись, заявила, что будет ожидать Максима на улице. Посмеиваясь над стеснительностью девушки и почти не думая, что она могла купить здесь вчера, Виноградов проследовал в мужской отдел. Навстречу ему поднялся средних лет мужчина с протезом вместо левой руки. Крикнув устремившейся к покупателю продавщице “Я сам”, инвалид поинтересовался, что именно хочет купить Максим. Неожиданно, разговор с продавцом мужского белья оказался очень занимательным. Со знанием дела инвалид рекомендовал товары для разных случаев жизни. Особенно Максима заинтересовали носки, про которые продавец сказал “фор тактикал бутс”. Виноградов помнил одну из главных заповедей бывалых товарищей, что в первую очередь нужно позаботиться о ногах. Его вполне устраивали найденные в трофеях ботинки, а вот с носками дело обстояло не так хорошо. Пару раз в “увлекательный” разговор пыталась встрять женщина-продавщица, но была не понята и отправлена на “женскую половину”. С трудом понимая собеседника, Максим разобрался, что в прошлой жизни тот был военным, поэтому хорошо знаком с тем,
что нужно “боевых парней”. В результате, Максим стал владельцем дюжины каких-то дышащих, со специальной пропиткой супер носков. Понизив голос, бывший военный посоветовал еще и трусы, “которые не будут натирать где не надо”. Надеясь, что все правильно понял и что его не разводят, Максим купил и их.
        Максим уже готовил извинительную речь за то, что заставил девушку ждать, но выйдя из магазина обнаружил, что все может быть гораздо хуже. Возле Натали стояли двое юнцов в висящих камуфляжных брюках и майках с черепами. Выражения их лиц не оставляли сомнения, что ничего приятного они девушке не говорят.
        - Проблемы? - Максим положил руку на плечо девушки и отодвинул ее назад.
        Ему едва ли не хором ответили что-то в стиле “катись отсюда урод”. Максим уловил общий смысл и начал сердиться.
        - Это моя девушка. Если хочешь что-то сказать - говори мне. - Протягивая испуганной Натали пакет с покупками и продолжая боковым зрением следить за неприятной парочкой, заявил Максим.
        Под испуганное ойканье девушки и падение пакета на землю, один из юнцов схватился за кобуру, а второй попытался толкнуть Максима в плечо. Припадая на колено и разворачивая корпус, Виноградов левой рукой ударил куда-то в район паха тому деятелю, который собирался его толкнуть. Распрямляясь и поворачивая корпус в другую сторону, Максим кулаком правой пробил “в грудину” второму.
        Первый пострадавший, издав что-то среднее между кряканьем и визгом, скрючился на укатанном гравии улицы. Второй грохнулся на задницу и судорожно пытался вдохнуть. Тут Максим оказался в раздумьях: логика требовала хватавшегося за кобуру добить, а незнание местных законов - быть очень аккуратным. Максим с самым зверским выражением лица шагнул к сидящему на заднице противнику. Юнец попытался отодвинуться, забыв даже думать об оружии на боку. Ухватив его за майку и приблизив лицо вплотную, Виноградов прорычал:
        - Вопросы?
        Юнец замотал головой.
        - Забери его и уходи! - Скомандовал Максим, жалея, что не может сказать то же самое по-русски. По-английски прозвучало не так внушительно.
        Распрямившись, Максим обнаружил, что за спиной сжавшейся от испуга Натали, стоит давешний продавец. И на протезе у него покоится ствол обреза винтовки, очень напоминающей знаменитый по фильмам “Винчестер”. Тот, который перезаряжается скобой рядом со спусковым крючком. Максим вопросительно поднял бровь. Бывший военный опустил свое оружие и одобрительно кивнул головой. Переведя взгляд на пытающихся убраться юнцов, он громко заявил, что если еще раз увидит их у своего магазина, то отстрелит что-нибудь важное. По крайней мере, так смог перевести речь продавца мужского белья Максим.
        Кивнув мужчине, Максим подхватил с земли пакет с покупками и обнял немного успокоившуюся Натали. Девушка немедленно ухватила его за руку. Пытаясь на английском говорить всякие успокаивающие глупости, Максим повел Натали подальше от этого места. На пути попалась кофейня и Максим свернул в нее. Из тени входа на пороге появилась колоритная фигура толстячка в красной феске. Убедившись, что парочка целенаправленно направляется к нему в кофейню, турок расплылся в улыбке и радушно раскинул руки. Максим решил было, что такая радость вызвана тем, что они с Натали были единственными клиентами в столь раннее время. Но когда девушка переступила порог и не могла видеть жестикуляцию турка, улыбка у того стала жестче и он, кивнув в сторону улицы, показал Максиму большой палец. Максим пожал плечами.
        Их усадили за столик и заверили, что через пять минут они попробуют такое, чего им никогда в жизни пробовать не приходилось. Максим слегка усмехнулся. В кофейне пахло помимо кофе еще и свежими восточными сладостями. По крайней мере, Натали точно такого не пробовала. На сколько можно было считать настоящими “восточные сладости”, продаваемые в Энске, Максим не знал.
        Ожидая, пока суетящийся хозяин принесет все что нужно, Максим задумался о произошедшем. Точнее, о своей реакции. И раньше Виноградов замечал за собой одну особенность: если агрессия была направлена на него самого или на друзей-парней, он мог реагировать по-разному, но если “наезжали” на знакомых девушек…. Вот и сегодня, холодная ярость и готовность идти до конца захлестнули его с головой. Неожиданно для самого себя, Максим пришел к выводу, что, если бы не события прошлых восьми дней, он вполне мог бы избить этих двух придурков до потери сознания. Мелькнувшее в какой-то момент перед глазами видение залитого кровью салона внедорожника, отрезвило его, позволило увидеть перед собой не врага, а двух малолетних придурков. Максим тряхнул головой, отгоняя странные мысли. Обошлось, и слава богу!
        Тем более, что хозяин кофейни водрузил на стол поднос с тремя чашечками кофе и блюдом со свежей выпечкой. Испросив разрешение, турок подсел за столик к молодым людям. Глядя на то, как Натали растерянно рассматривает горку сладостей, хозяин хотел было начать рекламную кампанию, но Максим успел толкнуть его ногой.
        - Первый раз. Пусть сама выберет. - В ответ на вопросительный взгляд турка, сказал Максим.
        И два мужика принялись с интересом наблюдать за представлением девушка и незнакомые сладости. К счастью, пирожного, или печенья, или как там называются эти штучки, оказалось всего четыре вида. Продегустировав каждое, Натали остановила свой выбор на третьем по счету. При этом с лица девушки не сходило умильное выражение ребенка, которому разрешили досхочу наесться любимого мороженного. Хозяин кофейни поднял свою чашечку словно бокал с вином и отсалютовал посетителям. Максим ответил, а Натали едва кивнула головой, так как была занята.
        - Ты плохо говоришь по-английски. Ты голландец? - Обратился к Максиму хозяин.
        - Русский. - С усмешкой ответил Максим.
        - Рюски? Настоящий русский? Из России? - Удивился турок. - Как же ты здесь оказался.
        - Это очень длинная история. Я не настолько владею английским, чтобы ее рассказать. - Пожал плечами Максим.
        - Я, я могу! - Неожиданно оживилась Натали и лукаво взглянула на Максима. - Теперь я буду решать, кем тебя назвать.
        - О, нет! - В притворном ужасе вскинул руки Максим. - Тем более, я тебе говорил - я принц, который спасает прекрасных незнакомок.
        - Да, да. - Хитро глядя на парня, покивала головой девушка. - Принц дикого племени, живущего в сердце джунглей.
        - Друзья мои, вы о чем? - Изумился турок.
        Выслушав объяснение девушки, хозяин кофейни долго смеялся, одобрительно хлопая Максима по плечу. Убедившись, что против мужской солидарности ей не выстоять, Натали деланно обиделась и сосредоточила все свое внимание на сладостях. Турок, видимо, поняв, что историю русского он так и не услышит, принялся задавать наводящие вопросы. Трудно сказать, до чего смог бы докопаться любопытный хозяин кофейни, если бы с улицы не раздался знакомый голос:
        - Макс, блин, ты здесь?
        - Здесь, Миха. Заходите. - Повысив голос, ответил Максим.
        - Опа, хорошо устроились. - Первым в кофейню ввалился Миха. - О, вкусняшки!
        Пока Натали смотрела на входящих в помещение Мартина и Уэсли, Миха быстренько смел с блюда остатки сладостей и сунул в рот.
        - Хоть бы пацану оставил. - Укоризненно посмотрел на Миху Иван, тоже вошедший в кофейню.
        - Эму эдно ого ладкого. - Пробормотал с набитым ртом Миха.
        - Нас ждут на обед. - Проинформировал Мартин.
        Натали со вздохом посмотрела на опустевшее блюдо. Уэсли стоял рядом с сестрой и усиленно принюхивался, к витающим в кофейне запахам. Посмотрев на пустое блюдо, мальчик что-то спросил у сестры. Увидев делано-безразличное выражение лица девушки, с которым она ответила брату, Максим и турок принялись хохотать. Все понявший с полуслова, хозяин кофейни удалился, чтобы вернуться с пакетом. Уэсли и Миха рванулись ему навстречу. Сделала движение и Натали, но вспомнив, что она, все-таки, девушка и ей не пристало себя так вести, осталась на месте. Миха пытался выиграть за счет длины рук, но Уэсли оказался ловчее.
        Турок отдал пакет мальчишке, но сказал, что лучше его открыть после обеда. Сомнительно, чтобы его слова возымели действие, но вмешался Мартин. Он популярно объяснил присутствующим, что с ними сделает мадам Лорен и тетушка Афуна, если во время обеда они не проявят должного энтузиазма. Испуганное ойканье Натали вызвало дружный смех всей компании. Рассчитавшись с гостеприимным хозяином, Максим протянул руку девушке и направился к выходу.


        Новая Земля, Кейптаун, кафе ” La cantine”, день девятый, 22 год, 11 день 9 месяца, 14 часов.


        Уже сидя в кафе мадам Лорен, Максим спросил у друзей, где они потеряли Семена Марковича. Иван объяснил, что по дороге им встретился господин Коган, который и увел Кройцмана на встречу со специалистом по рациям. Дескать, нужно побыстрее решить все финансовые вопросы. Максим слегка подосадовал, что не может присутствовать при этом. Но, решил, что Семен Маркович не хуже него самого сможет объяснить, в каких средствах связи нуждается команда.
        - Кстати, Иван. - Оживился Максим. - Помнишь, вчера таксист сказал, что в оружейном один хлам и старье?
        - Ну.
        - Я сегодня в другой зашел. - Максим скривился и пожал плечами. - Сплошной гламур, все никелированное, блестящее. Подарочной упаковки только не хватает. А тира нет, пристрелять оружие негде…
        - Понятно. - Иван задумался. - Что тебе сказать. Ты и сам видел, в каких районах находятся эти магазины. Мы, если что-то было нужно, или там, трофеи продать, в магазин неподалеку от стоянок обращались. Там и оружие самое разное, и патроны, и тир пятидесятиметровый на четыре дорожки.
        - Съездим, а?
        - Маньяк. - Резюмировал Миха.
        Потом стало не до разговоров, потому что подали обед. Потупив глазки и ковыряя носком ботинка пол, Натали объяснила хозяйке отсутствие аппетита. По взгляду, брошенному на него мадам Лорен, Максим понял, что в главные виновники записан именно он. Виноградов порадовался, что девушка не стала рассказывать о неприятном приключении с двумя придурками. Страшно себе представить, как могла бы отреагировать француженка.
        После обеда, разомлев, и лениво наблюдая за муками Уэсли, который пытался найти в своем желудке еще и место для сладостей, решили выдвинуться в пансион и придаться послеобеденной сиесте.


        Новая Земля, Кейптаун, пансион, день девятый, 22 год, 11 день 9 месяца, 16 часов.


        Появившийся в пансионе Семен Маркович идею сиесты одобрил полностью, а на вопрос “как все прошло?”, ответил:
        - И как вы думаете могла пройти встреча трех немолодых евреев, обсуждавших финансовые вопросы? Этот Карманович, кстати, тоже Семен, только Лазаревич, сказал, сколько он дал бы за наши рации и пообещал нам всяческие блага, но на той стороне Залива.
        - Ну, и отлично! - Обрадовался Максим.
        - Я бы так не сказал. - Охладил пыл Виноградова Семен Маркович. - Если мы захотим качественную связь, то это будет нам стоить дороже, чем мы продали то, что у нас уже было. Чтобы совсем не расстраиваться, я не стал спрашивать, сколько могли стоить эти ящички из орденской машины. Как их там, “Фалкон 2”?
        - Черт возьми! - Хлопнул себя по лбу Мартин, услышав среди русской речи знакомое название. - Как я мог забыть!
        Все остальные переглянулись и дружно пожали плечами, глядя в след убежавшему Мартину. Бывший морской пехотинец вернулся чрез пару минут с мешком в руках. Усевшись обратно в кресло, Мартин достал из мешка радиостанцию. Довольно тяжелая, с кучей ручек-переключателей, окошечками с цифрами и большой красной надписью “Опасно! Высокое напряжение”, радиостанция производила впечатление именно армейского образца. Что подтвердил и Мартин.
        - Это старая армейская рация. Капитан Штерн сказал, что после переоснащения Патруля она валяется на складе без дела. Он сказал, что не может просто так лишить столь бравых парней трофеев, поэтому отдает ее нам взамен той, которую мы сняли с машины Ордена.
        - А она хоть работает? - С сомнением спросил Миха рассматривая нежданное приобретение.
        - Сказали, что если все подключить, то работает. Конечно, она хуже тех раций, которые у Ордена сейчас, но тоже очень и очень ничего. - Проинформировал Мартин. - Целых два диапазона, чтобы это ни означало.
        - АН/ПРЦ-70. - Нашел маркировку Максим. - И куда мы будем ее устанавливать?
        - Если позволите, имеет смысл пока никуда это устройство не ставить. - Решил Семен Маркович. - Доберемся до места, там и пообщаемся со специалистами. Хотя, приятно получить столь неожиданный подарок.


        Новая Земля, Кейптаун, оружейный магазин, день девятый, 22 год, 11 день 9 месяца, 18 часов.


        Максим, все-таки, уговорил Ивана съездить в оружейный магазин. Так как остальные отказались составить им компанию, Иван уселся за руль “Лэнд Ровера” и повез Максима в сторону окраин.
        Сам, Максим вряд ли нашел бы этот магазин. Он, скорее, напоминал помесь склада с ангаром. Единственным признаком, который мог выдать, что здесь занимаются с оружием, было открытое стрельбище. Оно начиналось под навесом у тыльной стороны магазина и упиралось в искусственно обрушенный склон небольшого холмика. Еще Максима удивило большое количество окон в двухскатной крыше. Почему-то вспомнился рассказ Кройцмана о сезоне дождей, во время которого бывают неслабые бури.
        - Зато, за электричество меньше платить. - Выслушав сомнения товарища, ответил Иван. - А на сезон дождей у них щиты заготовлены. Все равно, никакой торговли не будет.
        Внутри ощущение “склада” только усиливалось. Налево от входа расположились стеллажи и ружейные пирамиды со всевозможными образцами стрелкового оружия. Они же отгораживали большую часть помещения, где просматривались полки с разными ящиками. С правой стороны стояли два верстака и шкафчики с разными инструментами. Именно там находились два человека, что-то обсуждающих над разобранным автоматом неустановленной конструкции. Обернувшись на звук открывшейся двери, один из них пошел навстречу посетителям.
        - Чем могу помочь? - Дядька вполне бандитской наружности и ощутимым пивным животиком присмотрелся к Ивану. - Русский?
        - Да, но сегодня я сам по себе, Питер. - Ответил Иван, пожимая протянутую руку. - Мой друг хотел увидеть настоящий оружейный магазин. Тот, что в центре ему не понравился.
        - Это говорит, что у твоего друга есть мозги. - Сплюнул на пол Питер и обратился к Максиму. - Ты ищешь что-то конкретное?
        - Нет. Друзья и так думают, что у меня слишком много оружия. - Немного сгустил краски Максим. - Мне интересно. И нужна помощь чтобы … э-э-э, выставить прицел.
        - Тогда, походи, посмотри. Через десять минут мы освободимся и займемся тобой. - Решил хозяин и вернулся к своему напарнику.
        Максим с Иваном двинулись вдоль стеллажей. Здесь было все. Начиная с американской М14 и заканчивая, как гласила табличка, LR-300-ML производства некоей фирмы Z-M Weapons. Как понял Максим, это была очередная вариация на любимую американцами тему М16. В промежутке между этими крайностями оказались и различные клоны АК, производства всех стран бывшего социалистического содружества, и испано-немецкие вариации Г3, и бельгийско-бразильско-юаровские вариации ФАЛов, и “Галиллы”, включая парочку из серии АЦЕ, и их южноафриканские братья под маркой “Вектор R4/5/6”. Присутствовало, даже, несколько пистолетов-пулеметов, от вполне классический “Хеклер-Кох МП-5” до экзотических для Максима египетских “Порт-Саид” и юаровских BXP. Последние напомнили Виноградову что-то более известное и после непродолжительного копания в собственной голове, Максим вспомнил об американском пистолете-пулемете Ingram MAC-10.
        Стенд с пулеметами Максим проскочил не останавливаясь. И М60, и FN Minimi неуказанной национальной принадлежности, и, тем более М2, Виноградова не заинтересовали. Имея в арсенале “Печенег” и рассчитывая на “Утес” или, если повезет, “Корд”, было бы смешно присматриваться к чему-то другому.
        “Пистолетный” стенд выдавал в хозяине магазина ярого поклонника “Беретты”. Сиротливо пристроившиеся в уголочке “Кольт 1911”, “Browning BDM” и новенький “Walther Р99”, совершенно терялись на фоне собственно “Беретт” разных модификаций и их клонов. Максим покачал головой. В другой жизни, он бы надолго завис, пробуя, как лежит в руке тот или иной пистолет. Но сейчас…. При всех противоречивых отзывах о пистолете Ярыгина “Грач” и ГШ-18, возможность стрелять всей номенклатурой патронов 9х19, особенно новыми российскими усиленными патронами, казалась Виноградову достаточным аргументом в пользу отечественного военпрома.
        Последним стендом оказался стенд с магазинными и, вообще, однозарядными винтовками. “Побарахтав” в руках легендарный “Маузер К98к” и “Winchester M1895”, выполненный в каком-то незнакомом калибре, Максим надолго завис перед явно не боевой, а охотничьей винтовкой сумасшедшего калибра.
        - Винчестер модель 70 под патрон .458 Win. Mag. - Раздался сзади голос хозяина магазина. - Там - слоны, бегемоты, львы. Тут - гиены, рогачи, вараны, крокодилы.
        - Слонобой. - По-русски определил Максим и перешел на английский. - Не боевое. Почему здесь?
        - Досталось по случаю. - Махнул рукой Питер. - А за тобой было интересно наблюдать. Давно я не видел такого отношения к оружию. Но, давай к делу. Что ты говорил про пристрелку?
        - У меня есть несколько автоматов и прицелы к ним. Я читал о пристрелке, но…. - Максим развел руками. - Хотелось, чтобы первый раз это сделал специалист. А я буду учиться.
        - Хм. Ты прав, парень, по книжкам умения не приобретешь. Давай, неси свои игрушки. - Скомандовал Питер.
        Максим притащил из машины сумку с автоматами. Питер распломбировал сумку и Максим достал из нее свой “сто третий” и АЕК Натали.
        - Продай! - Тут же загорелся Питер при виде АЕКа. - Большие деньги дам!
        - Нет-нет-нет! - Максим для наглядности еще и пальцем покачал. - Оружие моей девушки. У нее должно быть лучшее.
        - Я подберу для нее что-нибудь не хуже, но с меньшей отдачей. - Пытался искушать Питер. - У меня есть настоящая немецкая Г36 и новейшая HK416.
        - Нет. - Снова помотал головой Максим. - Один калибр. А отдача…. Девушка уже стреляла и ей понравилось.
        - Ну, не хочешь - не надо. - Немного разочарованно произнес Питер. - Ладно, пойдем делом займемся.
        Пристрелка оказалась делом кропотливым и не быстрым. Особенно с учетом того, что Максим хотел пристрелять оружие на дистанцию сто метров, а стрельбище имело всего пятьдесят метров длины. Баллистические таблицы для патрона 7,62х39 у Питера нашлись и полтора часа спустя, довольный Максим упаковывал автоматы обратно. Питер поставил свою пломбу.
        - Да. Питер, а для тюнинга АК у тебя что-нибудь есть? - Вспомнил Максим.
        - Практически нет. - Покачал головой хозяин магазина. - Тем, кто покупает все эти АКмоиды тюнинг не нужен. А те, кто хочет тюнинг их не берут.
        - Жаль. Есть у меня несколько идей. - Вздохнул Максим.


        Новая Земля, Кейптаун, пансион - кафе “La cantine”, день девятый, 22 год, 11 день 9 месяца, 21 час.


        - Вам предписано завтра к 14.00 быть с вещами в офисе Ордена. - Огорошил едва переступившего порог пансиона Максима Семен Маркович. - Вместе с Михаилом, естественно. И, чтобы всем было хорошо, тонко намекнули, что выезд из города вам заказан.
        - Снеслись наконец-то. - Усмехнулся Максим. - Как вы думаете, куда нас дальше?
        - Мы долго обсуждали, и не только в нашей компании, и пришли таки к выводу, что вас отвезут на Базу “Россия”. - Ответил Кройцман. - Наверняка, у Ордена где-то есть центр по изучению Ворот. Так вот, туда вас не повезут.
        - А что так? - Удивился Максим.
        - А что вы таки знаете? - Вопросом на вопрос ответил Семен Маркович. - Запищало, загудело, бах и в другом мире. Так это вы сможете рассказать и на Базе. Там же свяжутся с отцом Михаила и агентами Ордена в вашем городе. Если все подтвердится, выдадут вам документ и до свидания.
        - То есть, вы думаете, что нас там не будут долго держать? - Обрадовался Максим.
        - Не знаю, молодой человек, не знаю. Я плохо знаком с бюрократией Ордена, чтобы ответить на ваш вопрос. - Пожал плечами Кройцман. - И я таки предлагаю перенести обсуждение в другое место.
        - В смысле? - Не понял Максим.
        - В смысле, блин, ужинать поехали! - Влез Миха.
        - Действительно. Там и обсудим все наши дальнейшие планы и действия. - Кивнул Кройцман. - Тем более, не стоит забывать про еще двух весьма заинтересованных людей. Если вы не поняли….
        - Поняли, поняли. - Вздохнул Максим, предчувствуя, что разговор с Натали может оказаться очень трудным.
        Наличие в кафе господина Когана, похоже, явилось сюрпризом только для Максима. Банкир с удовольствием поглощал поданные ему блюда и не обращал внимание на озабоченные физиономии Натали и Уэсли. Появление будущих партнеров, заставило его со вздохом отложить столовые приборы.
        - Ты кушай, Боренька, кушай. И мы покушаем. И только потом будем таки разговаривать. - Улыбнулся старому знакомому Семен Маркович.
        Натали немедленно оказалась рядом с Максимом. Девушка несколько раз пыталась заглянуть Виноградову в глаза, но тот успешно избегал этого, прикрываясь процессом приема пищи. Но, настал момент, когда еда подошла к концу и пришло время разговора. Максим сам протянул руку и легонько сжал ладонь девушки под столом. Забрать конечность обратно уже не получилось.
        - Итак, Сема, ты уже наелся? Тогда пролей свет на планы вашей веселой компании. - Обратился к Кройцману господин Коган.
        - Спасибо, Боря. А планы у нас самые простые. - Развел руками Семен Маркович. - Мы завтра провожаем этих молодых людей в объятия Ордена, переправляемся на северный берег, принимаем их же из объятий того же Ордена и дружно едем в одно замечательное место. Где и готовимся к работе.
        - И что же это за такое замечательное место, Сема? - Поднял брови Борис Абрамович.
        - Ты помнишь карту Новой Земли, Боря? Так вот, на севере Конфедерации, северо-восточнее Алабама-Сити есть один замечательный городок. - Семен Маркович мечтательно улыбнулся.
        - Сема, таки драматические паузы здесь не уместны. Чем этот городок так замечателен? - Поторопил Семена Марковича Коган.
        - Во-первых, своим положением. Во-вторых, своим населением. И я таки начну со второго, чтобы стало понятным первое. - Усмехнулся Семен Маркович.
        - Минутку! - Вмешался Максим. - А остальным кто переводить будет?
        - С нашими американскими коллегами мы уже имели возможность обсудить этот вопрос. А наши юные друзья…. - Семен Маркович развел руками. - Им придется положиться на мнение старших товарищей.
        - Можно подумать, они будут возражать. - Хмыкнул Миха, выразительно скосив глаза под стол, где Натали крепко держала ладонь Максима.
        - Так вот. - Семен Маркович откашлялся, возвращая себе внимание аудитории. - Каким-то образом там получилась поистине ядреная смесь наций и народностей. И что самое интересное, вполне мирно уживающаяся друг с другом.
        Слушая Кройцмана, Максим пытался понять, какие силы судьбы могли свести вместе выходцев с Аляски, в крови которых смешалось больше национальностей, чем в пресловутом “советском народе”, шотландских горцев, чилийских индейцев, русских строителей и украинских крестьян. И не поодиночке, а с семьями. Воображение Максима напрочь отказывалось представлять, как ужились и как нашли общий язык столь разные группы. А по рассказу Кройцмана, выходило, что живут и не тужат. Более того, Семен Маркович был уверен, что у поселка большие перспективы.
        - И вот теперь мы переходим таки к рельефу местности. - Потер руки Семен Маркович. - Сначала политическая, так сказать, география. Северная дорога осталась южнее, но так чтобы сильно далеко. До этого самого Алабама-Сити один нормальный дневной переход. А Алабама-Сити, я вам скажу, это уже цивилизация! Тот же дневной переход и до форта на развилке. На той самой, где можно выбрать ехать в Бразилию через горы или сделать крюк по, не к ночи будь помянут, Московскому Протекторату.
        А дальше Семен Маркович, совершенно не обращая внимание на обалделое выражение лиц собеседников, прочитал целую лекцию с элементами экономической географии, геологии, глобальной экономической политики и много еще чего. Из всего этого, Максим понял, что район перспективный а) для животноводства, в том числе разведения “шерстяных” пород, б) для строительной промышленности, в) для добычи полезных ископаемых, в том числе из “группы благородных металлов”. При этом, район в силу своей удаленности не интересен бандитам. Которых, кстати, в этих местах успешно гоняет и РА, и ОМОН Московского протектората, и части конфедератов.
        - Сема! - Прервал разошедшегося Кройцмана Борис Абрамович. - Мы уже все поняли про этот рай на земле. Теперь мы бы хотели услышать из тебя только одно. Как оно называется?
        - Неужели, я до сих пор не сказал? - Удивился Семен Маркович. - Вы будете смеяться, он они не придумали ничего лучше, как назваться Форт-Доусоном.
        - А в чем хохма? - После непродолжительного молчания спросил у Кройцмана Максим.
        - Н-да. Дело в том, что воспетый Джеком Лондоном, знаменитый по золотой лихорадке поселок Доусон относится к территории Канады и к Американской Аляске отношения не имеет. - Объяснил Кройцман.
        И? - Попытался уточнить Иван.
        - Да, ничего в общем-то. - Пожал плечами Семен Маркович.
        - Тьфу! - В сердцах сплюнул Борис Абрамович. - Сема, ты столько наговорил, но я задам тебе еще один вопрос. В этом, как ты говоришь, Форт-Доусоне есть орденские институции?
        - Ни единой! Шотландцы и чилийцы за что-то очень не любят Орден. Русские и украинцы - Московский протекторат. А всем вместе, им наплевать на тараканы в голове у политиков из Форт-Ли. - Дал развернутое пояснение Семен Маркович.
        - Тогда еще один вопрос. - Поспешил перебить старого знакомого Коган. - А где ты собираешься зарегистрировать фирму?
        - В Алабама-Сити, наверное. - Пожал плечами Кройцман.
        - Сема, а ты понимаешь, что в этом случае, те самые политики из Форт-Ли о тараканах в головах которых ты не хочешь думать, захотят поиметь и свой кусочек пирога? - Всплеснул руками Борис Абрамович.
        - Что ты предлагаешь, Боря? - Спросил Семен Маркович.
        - Порто-Франко. - Словно отрубил Коган. - Снимаешь комнатку в доходном доме, адрес я тебе подскажу, платишь долю малую хозяину за работу с почтой и не имеешь головной боли.
        - А потом придут ребята-конфедераты и спросят, а что это мы тут делаем. - Усмехнулся Максим.
        - Сема с таким энтузиазмом расписывал нам прелести этого самого Доусона, что можно сделать, его таки там знают. - Пожал плечами Коган. - Так неужели местный мэр не сделает для друга Семы контракт на пару лет на взаимно необременительных условиях? Что скажешь, Сема?
        - Если Брунько еще не переизбрали, то дешевле будет платить конфедератам. - Замотал головой Кройцман.
        - Да, это печально. Но, зная твой характер, Сема, смею надеяться, что разумный человек сможет найти общий язык с мэром, какой бы не была у него фамилия. - Многозначительно улыбнулся Коган.
        - Узнаю старого Борю Когана. - Восхитился Семен Маркович.
        - Так, это все замечательно! - Вмешался Миха. - А я где буду?
        - Молодой человек! - Немедленно откликнулся Борис Абрамович. - Вот прямо сейчас я точно могу вам назвать четыре места, где вас не будет. Форт-Доусон, Порто-Франко, Москва и Демидовск. В первом месте нечего делать вам, а в остальных, делать то, что хотите вы, или бесполезно, или очень дорого.
        Долго терпевшая беседу на незнакомом языке, Натали наклонилась к Максиму и спросила:
        - Ты возьмешь меня с собой?
        - Конечно! - Удивленно посмотрел на девушку Максим. - Как только Орден нас отпустит…
        - Нет! Я хочу сразу поехать с тобой! - Одновременно и с категоричными, и с просительными интонациями в голосе воскликнула Натали.
        - Я не могу этого решить. - Развел руками Максим. - Как скажет Орден.
        - Не все так просто, молодой человек! - Сочувственно глядя на пригорюнившуюся девушку, воскликнул Семен Маркович. - Или вы думаете, добрый дядя Сема вместе с дядей Огастом не позаботились о счастье молодых?
        - Твою мать! - С чувством воскликнул Максим.
        - Вот-вот. Мать родная не позаботилась бы о вас лучше дяди Семы. - Семен Маркович явно веселился.
        - Семен Маркович! - Нежным голосом начал Максим. - Что вы еще учудили, а? Лучше признайтесь сразу!
        - Спокойно, молодой человек! Семейному человеку не пристало так себя вести. - Погрозил пальцем Кройцман.
        Под общий ржач понимающих по-русски, Семен Маркович извлек из кармана сложенный в четверо лист не очень качественной бумаги и принялся медленно его разворачивать.
        - Убью! - Прошипел Максим, делая “зверское лицо”.
        - Итак, что мы имеем? А имеем мы бумагу, и что немаловажно, бумагу с печатью. - Семен Маркович собирался сделать многозначительную паузу, но посмотрел на Максима и поторопился продолжить. - И говорится в этой бумаге, что община поселения как-его-там, не могу запомнить, а прочитать эти каракули таки не просто, не возражает, чтобы некий Максим Виноградов взял в жены сироту Натали. Да, еще тут сказано, что по их меркам, девушка вполне может иметь мужа.
        - Объяснить не хотите? - Обманчиво спокойно спросил Максим.
        - Сема, позволь мне. Ты таки перегнул палку. - Остановил Кройцмана Борис Абрамович.


        Новая Земля, Кейптаун, кафе “La cantine”, день девятый, 22 год, 11 день 9 месяца, 23 часа.


        - Молодой человек, вы плохо представляете себе реалии этого мира. - Глядя Максиму в глаза, произнес Борис Абрамович. - Я задам вам только один вопрос. Как вы представляете себе дальнейшую судьбу девочки и ее брата, если вы не согласитесь быть ее мужем? Хотя бы формально. Как говорится, для галочки.
        - Ну, дядя Сема говорил, что можно усыновить. - Чувствуя подвох, ответил Максим.
        - Можно. - Согласился Коган. - Делает это, обычно, тот, кто спас ребенка. Вы хотите усыновить девочку и ее брата?
        - Чего обязательно я? Вон, Семен Маркович может. - Осторожно кивнул головой на Кройцмана Максим.
        - Может. - Снова согласился Борис Абрамович. - Оставим в стороне моральный аспект. Ведь, согласно неписанным правилам, усыновить должен именно тот, кто спас. Передача такого права третьим лицам считается моветоном и не приветствуется нигде. Но, в вашем случае, у вас есть железный аргумент: вы не имеете документов. Фактически, вас нет в этом мире. Итак, Сема пришел в офис Ордена с таким заявлением. - Борис Абрамович отхлебнул остывшего кофе и продолжил дальше. - Я называю вопросы, которые ему зададут. Уверен ли он, что у детей не осталось родственников ни со стороны матери, ни со стороны отца? Была ли у родителей этих детей какая-нибудь собственность и переходит ли она по наследству детям? Где проживает сам Сема и каким образом он собирается содержать несчастных детей? Почему Сема считает необходимым увезти детей из привычного им окружения на другой конец света? Можно продолжать еще, но я перейду к Семиным ответам. Итак, он говорит, что по словам детей родственников у них нет. А давайте проверим, говорят Семе в ответ. Назовите фамилию отца и девичью фамилию матери. Ага, по базе у нас проходит
пятеро таких и шестеро таких. Вам придется подождать, пока мы разошлем запросы по все адресам и не выясним, не являются ли они родственниками детей. Правда, продолжают объяснять Семе, двое из этих людей уже три года не приходили в наш банк, но нам ведь не к спеху, может они придут прямо завтра.
        Борис Абрамович взял паузу, чтобы попросить горячего кофе. Взглянув на насупившегося Максима и недоверчиво смотрящих на него Кройцмана с Иваном, Коган продолжил.
        - Какой там был у нас второй вопрос? О собственности? Вам продолжать подробно объяснять или вы сами догадаетесь, что скажут Семе? - Криво ухмыльнулся Борис Абрамович. - Вижу, догадываетесь. Поэтому перейду сразу к выводу. Знаете, уважаемый, скажут Семе, вы сами все прекрасно понимаете. Поэтому езжайте-ка вы восвояси, а дети поживут в специальном пансионе Ордена. А там, глядишь, и родственники отыщутся. Или дети станут совершеннолетними. Или усыновитель достойнее найдется.
        - Боря! Ты сгущаешь краски. - Недоверчиво покачал головой Семен Маркович. - Я никогда не слышал о подобных проблемах.
        - Нет, Сема, я не сгущаю краски, я рассказываю реальный случай. И произошло это не в дикой Дагомее, а в Москве. - Покачал головой Коган. - На конвой с переселенцами напала какая-то банда. Конвой отбился, но несколько человек погибли. Бывший майор-пограничник, вполне пенсионного возраста мужчина, решил усыновить мальчика, родители которого погибли. Чтобы не отстать от конвоя, решили сделать это в Москве.
        - И им это сошло с рук? - Иван выразительно хрустнул пальцами.
        - Я этого не сказал. - Улыбнулся Коган. - Совершенно случайно матерящегося пенсионера встретили несколько московских омоновцев. Они-то и зашли спросить у орденской сволочи, а что за хрень, собственно, тут происходит. Поверьте, когда пять трехстворчатых шкафов с антресолями задают тебе вопрос, невольно хочется дать на него правильный ответ. И мысли о том, что ты принадлежишь к самой крутой в данной местности организации, в голову не приходят.
        - И что? Скандала не было? - Продолжал допытываться Иван.
        - Ну, как вам сказать. Ордену, конечно, принесли извинения, а омоновцам вставили фитиль. - Коган усмехнулся. - Говорят, лично Коршунов топал ногами и орал, что если еще раз они устроят такое не предупредив его, чтобы он мог лично разобраться с орденской гнидой…. Ну, думаю, сексуальные фантазии господина Коршунова, можно опустить.
        - Удивительно! Я думал, что Коршунов продажная гнида. - Удивился Иван.
        - Коршунов очень противоречивая фигура. - Скривился Борис Абрамович. - Но мы не об этом. Там, такой цирк устроил придурок, который озаботился, чтобы ребенок не попал под влияние злобной военщины Русской Армии. Кому-нибудь нужно объяснять какие мотивы могут быть у такого человека здесь?
        - Не понял. - Честно признался Миха. - А здесь-то какая ему на хрен разница?
        - Вам назвать примерную цену на вашу юную спутницу? Или озвучить к кому испытал бы больший интерес, к девочке или мальчику, этот кусок дерьма, который является здесь главной орденской шишкой? Молодые люди, у Ордена есть всего два правила. Нужно быть верным Ордену и не попадаться на сомнительных делишках. - Усмешка Бориса Абрамовича была далека от выражения веселья.
        - А если попался? - Спросил Максим.
        - Если совсем явно, если ты не нужен никому из вышестоящих, если твой проступок идет вразрез с основными постулатами Ордена, тебя сдадут. Говорят, за всю историю этого мира было два или три случая, когда сотрудника Ордена публично казнили. Во всех остальных случаях, их или переводили в какую-нибудь дыру, или они просто исчезали.
        - А местные власти? Тот же мистер Питерс. Если он словечко замолвит? - Не сдавался Максим.
        - А вы уверены, что он захочет это сделать? Может быть, ему будет выгоднее держать орденских чиновников на крючке. - Пожал плечами Коган. - Я ничего не утверждаю, но вы готовы рискнуть?
        - Блин! А чего вы решили, что в случае с замужеством не будет такой же жопы? - Сообразил спросить Максим.
        - Если вы пойдете здесь и сейчас, то это самое слово из четырех букв произойдет обязательно и мы вернемся к раскладу с Семой. - Покачал головой Борис Абрамович. - Но, как я догадываюсь, у Семы совсем другой план.
        - Ах, у него еще и план! - Возмутился Максим, переводя взгляд на Кройцмана. - И когда же вы собирались меня в него посвятить?
        - Так вот сегодня и прямо здесь. И простите старого дурака, за глупое представление. - Повинился Семен Маркович. - Хотя, как мне показалось, данная идея не должна была вызвать у вас такого неприятия.
        - Не, ну, блин! Ну…. Ну, я понимаю, она! Но вы-то, блин, неужели не понимаете, что это будет значить? - Сумбурно попытался донести до окружающих свои мысли Максим.
        - О, я вижу, молодой человек убежденный холостяк. - Усмехнулся Коган.
        - Да причем здесь это! Ну, не готов я, мля, взять на себя такую ответственность! - Едва не начал биться головой о стол Максим. - Мужики, давайте откровенно. Она мне нравится. Но вы понимаете, женитьба это…. Это…. Да мы знакомы всего десять дней и даже поговорить толком не можем! Может ей не понравиться, вашу мать, как я носки складываю!
        - Я вижу, страсти кипят. - Неожиданно раздался со стороны голос с сильным акцентом.
        Компания повернулась и обнаружила стоящего рядом мистера Питерса. Далеко не последний в Кейптауне человек скромно стоял в полумраке кафе. Кивнув головой всем присутствующим, мистер Питерс заговорил по-английски.
        - Я хотел сообщить вам приятные новости и попрощаться, но вижу, я не вовремя. Я невольно подслушал эмоциональное выступление нашего юного друга. Если вы позволите, я попрошу его пройтись со мной. - Мистер Питерс указал Максиму на выход из кафе.
        Виноградову ничего не оставалось делать, как пойти за советником по безопасности. На улице стояли все те же два “Лэнд Ровера”. Вокруг них расположились семеро бойцов. Максим не мог сказать это те же люди, которые были с мистером Питерсом на границе или другие, но выглядели они внушительно.
        - Присядем. - Кивнул мистер Питерс на первую машину. - Как говорите вы, русские, в ногах правды нет.
        - Нет ее и выше. - Автоматически буркнул в ответ Максим.
        - Ха-ха-ха! - Рассмеялся взявшийся за ручку двери мистер Питерс. - Чудесное дополнение. Странно, что я его не слышал раньше. Прошу, вас.
        Максим проворно нырнул в салон, чтобы не заставлять мистера Питерса ждать. Тот не стал тянуть резину и заговорил едва закрыв за собой дверь машины.
        - По вашей эмоциональной речи, я понял, что задумали ваши товарищи. И понял, что вы от этой затеи не в восторге. Не могли бы вы объяснить мне, почему. Только прошу вас, не столь эмоционально. - Предостерегающе поднял руку мистер Питерс.
        - Хорошо. Я попробую. Хотя мне и непонятен ваш интерес. - Максим сделал паузу чтобы посмотреть на реакцию мистера Питерса, но в полумраке салона лицо южноафриканца осталось бесстрастным. - Понимаете, скажу честно, девочка мне нравится. И, если быть до конца откровенным, я совсем не прочь сойтись с ней поближе. Но, понимаете, что она видела в своей жизни? Тем более с такой мамой. Чуть ли не проповедницей. А я толком не могу с ней даже поговорить. Встреться мы в другой обстановке, она запомнила бы меня вообще? А если она или я встретим кого-нибудь другого? И потом, ей учиться нужно. Не буду же я сидеть и ждать пока она учится. А что это за семья, если она где-то, а я еще где-то!
        - Понимаю. - Кивнул мистер Питерс и неожиданно рассмеялся. - Удивительно! Еще при первой нашей встрече, я подумал, что вы чем-то напоминаете меня самого в молодости. И вот такое подтверждение этому. Вы можете мне не поверить, но и у меня была подобная ситуация с моей будущей женой. Нет, я не спасал ее из лап бандитов, но история нашего знакомства была вполне романтической. И между прочим, мне было тяжелее. У моей жены присутствовала целая толпа родственников. И учтите - все рьяные пятидесятники.
        Мистер Питерс замолчал, словно предаваясь воспоминаниям. А Максим пытался сообразить, что значит “пятидесятники”. Почему-то, видимо по аналогии, вылезло “шестидесятники”. Но парень отбросил подобную версию. Скорее, решил Максим, речь идет о каком-то религиозном отклонении.
        - Да, интересное было время. - Вернулся из своих мыслей мистер Питерс. - Мы вместе уже двадцать восемь лет. Не нужно сомнений, Макс. Просто сделай это и у тебя будет любящая преданная женщина. А увлечения…. Парень, святые попадают совсем в другой мир! И не вздыхай так. Это хорошо, что ты стараешься быть порядочным. Значит, границы не перейдешь. А все остальное, любящая женщина простит.
        - Ни хрена себе советы! - Не сдержался Максим.
        - Это не советы, Макс. Это жизненный опыт. Я иногда завидую мусульманам. Имей столько женщин, сколько можешь содержать и никаких мук выбора и совести. - В голосе мистера Питерса промелькнули мечтательные нотки, но тут же голос стал твердым и строгим. - Если бы вы согласились остаться здесь, может быть я рассказал бы тебе больше. Но вы решили уехать и придется тебе довольствоваться этим. Забери девочку с собой и сделай ее счастливой. Стоп. Никаких вопросов. Я сказал то, что хотел сказать. Ты меня услышал.
        - Услышал. - Буркнул Максим, у которого голова пухла от всевозможных вопросов и догадок.
        - Да, едва не забыл. Передай своим спутникам, что послезавтра утром из порта выйдет корабль, на котором найдется место для вашей техники. Особенно для броневика с пулеметами. - Усмехнулся мистер Питерс. - Они могут сослаться на меня.
        - Спасибо! - Обрадовался Максим.
        - Все, выметайся из моей машины. - Махнул рукой мистер Питерс.
        Едва Максим покинул заднее сиденье внедорожника, как охранники и водители стремительно заняли свои места и машины скрылись из глаз на слабо освещенных улицах Кейптауна.
        - И че он хотел? - Раздался голос Михи.
        Максим достал сигарету и присоединился к приятелю. Подобные перекуры становились уже традицией.
        - Советовал за жизнь. - Наконец ответил на вопрос приятеля Максим. - Делился, можно сказать, опытом. Ну, и еще по мелочи: намекал на работу, на допуск к неким тайнам и тэдэ.
        - Слушай, не последний мужик в здешних, как их, эмпиреях. Чего это он к нам или к тебе такой любовью воспылал? - Испытующе глянул на Максима Миха.
        - Тут тоже, темный лес. Вроде как, я ему молодость напомнил. Веришь, что такой мужик мог расчувствоваться от ностальгии? - Усмехнулся Максим.
        - Щщаз! - Фыркнул Миха.
        - Во-во! И еще мне показалось, что ему не безразлична судьба Натали и Уэсли. Вроде и не говорил он о таком, но вот сложилось у меня такое ощущение. - Пожал плечами Максим.
        - Слушай! - Оживился Миха. - А батя Наташкин тоже ж из ЮАР был, так?
        - Думаешь, старые знакомые? - Поднял бровь Максим. - Вариант…
        - Молодые люди, вы долго будете отравлять жизнь себе и окружающим? - Раздался из дверей голос Кройцмана. - И нам тоже интересно зачем приезжал такой человек.
        Максим подтолкнул Миху и вошел в кафе. Заняв свое место, Виноградов посмотрел на сидящих рядом товарищей.
        - Значит так! Послезавтра утром отплывает посудина, на которой будет место для нашей техники. Мне намекнули, что особенно рады будут видеть БРДМ с его пулеметами. И, кстати, дали разрешение сослаться на мистера Питерса. - Максим дождался, пока Кройцман переведет и продолжил. - Ну, тут вы разберетесь и без нас. Теперь, что касается нас с Михой и Натали. Вы понимаете, что тот, кого за нами пошлют, может нас просто послать вместе с этой бумажкой и все?
        - Вы имеете что предложить? - Решил не выходить из роли Семен Маркович.
        - Ты не предумала? - Прежде чем ответить Кройцману, Максим повернулся к Натали. - Ясно. Тогда, нам нужна будет еще и мадам Лорен. И большой чемодан.
        - Офигеть! - С опаской глядя на Максима вынес вердикт Миха.


        Новая Земля, Кейптаун, офис Ордена, день десятый, 22 год, 12 день 9 месяца, 14 часов.


        Явление Христа народу, наверняка, выглядело бы менее впечатляюще, чем появление Максима, Михи и Натали перед офисом Ордена. Джон Симпкинс из окна своего “Форда” с удовольствием наблюдал продолжение представления, которое началось час назад у кафе четы Лафонтель. Сначала была загрузка вещей в “чрево” микроавтобуса. Водитель, сначала смотревший с удивлением на прячущегося Миху, в процессе этого действа никак не мог решить, смеяться ему или сочувствовать Максиму. Сам же Виноградов, хоть и участвовал в подготовке представления, и сам начал нервничать.
        Когда вчера призванная для совета мадам Лорен поняла, что от нее хотят, то изящным жестом поманила Натали за собой, успев бросить через плечо, что ожидает мальчиков завтра к девяти. Именно Натали виделась Максиму самым слабым звеном в задуманном представлении. Утром же перед ним предстала совершенно другая девушка. Куда только подевалась застенчивость и неуверенность. Чем занимались всю ночь три женщины, какие слова нашли мадам Лорен и тетушка Афуна неизвестно, но роль вырвавшейся из деревни и не желающей упустить свой шанс девицы, Натали отыгрывала на отлично. Будь она блондинкой, получилось бы еще достовернее, но, решил Максим, и так хорошо.
        С девяти утра и до приезда Симпкинса успели не только отрепетировать роли, но и прикупить недостающие вещи. Если раньше Максим с Михой умудрялись все необходимое закинуть в один рюкзак, а Натали и Уэсли было по небольшому рюкзачку, то теперь только у девушки оказалось две сумки и один настоящий чемодан.
        И вот, под изумленные взгляды охраны, Миха категорически отказался помогать Максиму и, подхватив рюкзак и оружейную сумку, прошел в двери. С застывшей улыбкой, больше похожей на оскал, Виноградов пытался за один раз ухватить все вещи Натали. Девушка суетилась вокруг, прижимая к груди аляповатую сумочку из разряда “женская безразмерная”.
        Когда Максим протиснулся в двери, то его уже ожидали сразу несколько представителей Ордена. Виноградов свалил поклажу на пол и кивком поздоровался с мистеров Грейвером и капитаном Штерном. Если капитан откровенно похохатывал, глядя на Максима, то у мистера Грейвера сначала мелькнуло во взгляде что-то непонятное. Зато потом, начальник отдела “Файлз энд Рекордз”, своей невозмутимостью мог бы потягаться со сфинксом.
        Зато незнакомый офицер в чине, если Максим не ошибся, лейтенанта, смотрел на происходящее с недоумением и возмущением. Именно он и озвучил свои эмоции. Причем, по-русски.
        - Что здесь происходит? - Требовательно спросил лейтенант.
        - Видите ли, э-э-э…. - Максим присмотрелся к нашивке на груди офицера. - Видите ли, лейтенант Берендорф, тут вот какое дело. Это, ну, в общем, получается моя жена.
        - Что-о-о?
        - Господа, если вас не затруднит, по-английски, пожалуйста. - Вмешался мистер Грейвер. - А, кстати, где ваш переводчик?
        - Он сказал, что в этом участвовать не будет. - Максим перешел на английский и кивнул в сторону вещей Натали.
        - Я его понимаю! - Откровенно расхохотался капитан Штерн.
        - У меня приказ доставить двух человек на Базу “Россия”. Ни о каких женах я знать ничего не знаю! - Категорично заявил лейтенант.
        - Блин! Ну, так объясните это ей! - Перейдя на русский воззвал Максим.
        Дальнейшее зависело от Натали и Максим превратился в зрителя. Лейтенант довел до сведения девушки свою задачу, но получил в ответ хлопающее длинными ресницами, предельно удивленное существо. Что-то тараторя, девушка полезла в сумочку и предъявила приснопамятную “бумагу с печатью”. И скалящийся во все тридцать два зуба капитан, и мистер Грейвер подтвердили, что оттиск на листе очень похож на печать, которую Орден выдает главам переселяемых общин. И что, в принципе, можно считать такую бумажку официальным документом местного самоуправления. По крайней мере, так понял пояснения чиновников Максим. Все это сопровождалось щебетаньем Натали, которая рассказывала всем желающим, и нежелающим тоже, о том, как она счастлива и какое прекрасное будущее ее ожидает.
        Поняв, что девушку не остановить, лейтенант Берендорф велел ей оставаться на месте, а сам отошел в сторону, пригласив следовать за ним местное начальство и Максима с Михой.
        - Ну, парень, рассказывай, как ты встрял в такое дерьмо! - Успел первым начать разговор капитан Штерн. - И почему это ты не рассказал об этом сразу.
        - Кто знал, что у вас такие порядки. - Начал Максим по-английски, но махнув рукой перешел на русский. - Лейтенант, переведете? Они меня сделали, как сосунка! Я, блин, только помочь хотел. А теперь - вот! А тут еще, блин, мадам Лорен. “Ах, как романтично, как романтично”. Ну, и что мне делать? Послать ее к такой-то матери? Я-то думал она только из деревни слинять хочет. А теперь, как я понял, деваться мне некуда.
        - На самом деле, для вас не все так безнадежно. - Вмешался мистер Грейвер. - Но в таком случае, возникают большие юридические проблемы у девушки. Сколько ей лет? Шестнадцать?
        - Не, ну, вы меня совсем за урода не держите! - Возмутился Максим. - Да и я не то чтобы против. Просто, этот энтузиазм убивает. Мы, считай, два дня по магазинам бегали!
        - Да! - Покачал головой мистер Грейвер. - Лейтенант, будет проще, если вы возьмете эту девицу с собой. Особенно, если она уже успела завести здесь подружек.
        - Подружек! Учительницу, блин! - Возмутился Максим.
        - Тем более! - Снова расхохотался капитан Штерн. - Если женщины начнут возмущаться, то уже завтра весь Кейптаун будет рассказывать душещипательные истории о том, как Орден разлучает любящие сердца.
        - Женские сплетни - страшная сила. - Кивнул головой мистер Грейвер. - Забирайте, лейтенант. По крайней мере, пока она рядом с ним, вся энергия девушки будет на него и направлена.
        - Вот спасибочки! - Возмутился, уловивший общий смысл фразы, Максим.
        - А не хрен было…. - Подал Голос Миха, до этого молча стоявший с самым ехидным видом.
        - Вот, только ты еще снова не начинай! - Перебил приятеля Максим.
        - Вещи будете тягать сами! - После небольшого раздумья вынес вердикт лейтенант. - Не будем терять время, господа.
        - Лейтенант, я лично провожу вас. Очень хочется поучаствовать в этом до конца. Давно я так не веселился. - Объявил капитан Штерн.


        Новая Земля, Кейптаун, аэродром, день десятый, 22 год, 12 день 9 месяца, 16 часов.


        Четыре орденских внедорожника подкатили к стоящему около ангара самолету. Еще по дороге Максим выяснил, что лететь они будут на грузо-пассажирском “Геркулесе” и теперь с интересом рассматривал знаменитый американский транспортник. В грузовой части салона как раз заканчивали крепить два небольших контейнера, а в тени крыла прохаживался тип едва ли не в костюме, с пристегнутым к запястью “дипломатом”.
        Выгрузка из машины и погрузка в салон прошли тих и без эксцессов. Натали без всякой игры оробела при виде самолета и испуганно вцепилась в руку Максима.
        - Мама всегда говорила, что не может понять, как они летают. - Почти прошептала девушка, кивая на самолет.
        - А папа? - Спросил Максим, давно поняв, что авторитет отца для Натали был незыблем.
        - Он смеялся. - Немного оживилась девушка.
        - Вот видишь. - Не придумал ничего лучшего Максим и бодро улыбнулся.
        - Слава богу, нормальный большой самолет. - Оценил летательное средство Миха. - Я, когда маленький был, на “кукурузнике” летал. Батя решил в райцентр к бабушке не на автобусе шесть часов париться, а, блин, воспользоваться услугами Аэрофлота. До сих пор, как вспомню, так вздрогну. Как он трясся, блин!
        - Во, блин, я попал. - Рассмеялся Максим. - Одна дрожит только от вида самолета, у другого - тяжелое детство.
        - Я бы на тебя посмотрел. - Отмахнулся Миха. - Пошли, летеха руками машет.
        Полная восторженного испуга, Натали заняла место у иллюминатора, вцепившись мертвой хваткой в руку Максима. Когда взревели двигатели и самолет начал руление по земле, сама того не замечая, девушка прижала тыльную часть ладони Максима к своей груди. Попытки Виноградова переместить руку куда-нибудь в другое место успехом не увенчались. Пришлось терпеть. А сияющий взгляд брошенный Натали на парня после того, как “Геркулес” оторвался от земли, заставил, даже, позавидовать.
        Глядя через плечо девушки, Максим успел рассмотреть корабли в порту Кейптауна и кусок самого города. Где-то там остались новые друзья. Максиму захотелось оказаться снаружи, чтобы окинуть взглядом и впитать в себя весь простор этой земли. Такой не гостеприимной и такой манящей. А может, всмотреться вдаль, где его ожидают новые горизонты, новые земли и новые люди. Весь мир, где, как подсказывали чувства, он не будет лишним.


        Новая Земля, Кейптаун, офис Ордена, кабинет начальника отдела “Файлз энд Рекорз”, 22 год, 12 день 9 месяца, 18 часов.


        - Ултели? - Меланхолично спросил Джим Грейвер, когда в дверь его кабинета вошел капитан Артур Штерн.
        - Улетели. - Подтвердил капитан.
        Не спрашивая разрешения он уселся напротив хозяина кабинета и внимательно посмотрел тому в глаза. Куда только девался громогласный вояка, словно списанный с кого-нибудь киногероя. Сейчас это был собранный, осторожный и очень внимательный человек.
        - Джим, я всегда считал тебя умным и осторожным человеком, избегающим резких движений. - Признался капитан Штерн. - Не объяснишь, почему в этом деле ты так рисковал. Мокрица тебе этого не простит.
        - Мокрица? Мы называем его жабой. - Слабо улыбнулся Джим Грейвер. - А ты, Артур, ты объяснишь мне, почему воспылал такими чувствами к своему бывшему коллеге? Только не нужно рассказывать о всеобщем братстве морских пехотинцев.
        - Баш на баш? - Предложил капитан. - Чур, ты первый!
        - Все очень просто, Артур. Еще перед первым появлением этих, не знаю даже как их назвать, мне позвонил некто Самюэль Питерс и поинтересовался, какова будет позиция Ордена в таком неординарном случае. Артур, я работаю здесь недавно, но местный политический Олимп выучить успел. И у меня хватает мозгов, чтобы понимать, что такой человек ничего не берет на веру, и ничего не делает просто так. Твоя очередь, Артур.
        - Добро пожаловать в местную лигу, Джим. - Усмехнулся капитан Штерн. - Мои люди доложили, что этот самый Самюэль Питерс куда-то очень быстро уехал с малой охраной, но в обществе двух русских. Ты в курсе непонятной возни, вокруг пребывания южнее залива русского подразделения? Я в тебе и не сомневался. А потом мне доложили о возвращении господина Питерса на одной машине вместо двух, но в составе русского конвоя. Это был первый звонок. А второй, прозвучал, когда нам очень невнятно рассказали о трофеях. Вернее, о их судьбе. Я расспросил бывшего сержанта Мартина Айверсона.. Нам не собирались врать. Просто, ребята не знали, как мы отнесемся к имени Самюэля Питерса и сделке с ним. Понимаешь?
        - Артур, ты сторожил в этих местах, ответь мне честно, что тут намечается? - Теперь уже Джим Грейвер цепко смотрел в глаза собеседнику.
        - Мне нравится этот город, мне нравятся некоторые люди в его руководстве. Джим, я не знаю, что здесь назревает, но я уже определился со стороной, на которой стою. - Капитан Штерн не отвел взгляд. - Очередь за тобой, Джим.


        Разновидность военного рюкзака
        Всю информацию об оружии и его изображения можно посмотреть на сайте world.guns.ru. Огромное спасибо автору этого сайта - Максиму Попенкеру за интересную информацию.
        Жилет разгрузочный
        Бронированная разведывательно-дозорная машина (см. brdm2.ru например)
        Крупнокалиберный пулемет Владимирова танковый
        Semper fidelis — фраза, в переводе с латыни означающая “Всегда верен”. Служит девизом Корпуса морской пехоты США.
        Архипелаг в Северном Ледовитом океане (в нашем мире)
        Так карикатуристы обзывали империалистическое правительство США.
        Автомат АКС-74У
        Еще советский ночной оптический прицел.
        Основная работа Грязева и Шипунова - авиационные пушки.
        Ременно-плечевая система - разновидность “разгрузки”
        НСВ “Утес” - 12,7 мм пулемет, стоявший на вооружении до тех пор, пока его производство не оказалось в независимом Казахстане.
        Огаст - от английского “август”.
        М1 Garand - американская самозарядная винтовка времен Второй мировой.
        С 1969 по 1975 год винтовка называлась ХМ21 и имела статус экспериментальной, хотя вовсю использовалась во Вьетнаме.
        ПБС - прибор бесшумной, беспламенной стрельбы, “глушитель”.
        РПГ - ручной противотанковый гранатомет.
        Служба РАВ - служба ракетно-артилерийского вооружения. Ведает всем огнестрельным оружием в частях.
        Огромное спасибо связистам с сайта cruzworlds.ru , особенно ak108u, за информацию и терпение к “чайникам”.
        ТПУ - танковое переговорное устройство. Позволяет экипажу общаться между собой или слышать радиостанцию.
        Патрон 7,62х39 УС - специальный патрон с дозвуковой скоростью пули для стрельбы из АК с глушителем
        См. форум cruzworlds.ru (http://cruzworlds.ru/fans/index.php?m=viewtopic&t=172) и огромное спасибо Александру (ak108u) за разрешение использовать данный персонаж.
        Контрольно-пропускной пункт
        http://ru.wikipedia.org/wiki/Пятидесятники


        Ефименко Дмитрий Евгеньевич ([email protected])
        18/03/2012
        e/efimenko d e/efimenko ne lishniy.shtml

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к