Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Журавлева Юлия: " Поцелуй По Эльфийски " - читать онлайн

Сохранить .
Поцелуй по-эльфийски Юлия Викторовна Журавлева
        В магической академии скучать не приходится, а уж если вытянула короткую спичку в традиционной игре среди однокурсников - и вовсе готовься к веселью. Только из всех возможных заданий мне досталось самое дурацкое - поцеловать эльфа на новогоднем балу.
        Эльфы недоступны и неприступны, но для студентов-магов не существует преград, особенно, когда на кону стоит месяц выполнения домашних заданий. И разве думают студенты о последствиях своих действий? Нет, конечно!
        А надо бы…
        ЮЛИЯ ЖУРАВЛЕВА
        ПОЦЕЛУЙ ПО-ЭЛЬФИЙСКИ
        1. ПОЦЕЛУЙ
        Я плелась вслед за шумной компанией однокурсников, радостно предвкушающих веселую ночку. Как же! Новогодний бал - единственный день, когда можно забыть строгие правила академии магии. Народ восторженно обсуждал предстоящее развлечение и хитро поглядывал на меня - главную причину отличного настроения окружающих.
        - Ничего, Лета, ты справишься, - Ники, эффектная голубоглазая блондинка в сиреневом платье и моя лучшая подруга, обняла меня за плечи. - Мы в тебя верим!
        - Ты такая красавица, что они к тебе сами толпой потянутся, вот увидишь! - присоединились к ней другие девчонки.
        - Я бы точно потянулся, - согласился Зак и в подтверждение реально потянулся, сложив губки бантиком, за что слегка получил локтем под дых и принялся изображать тяжело раненного. Глядя на крупного парня с темными вихрами, притворно корчащегося от боли, не сдержала улыбку даже я, но тут же вернула себе серьезный вид.
        Подруга рассмеялась вместе с ос
        тальными. Смешно им, как же!
        Я сбросила ее руку и расстроилась еще сильнее. Мое настроение было отнюдь не праздничным и радостным. Ну почему, почему именно в этот раз короткую палочку вытащила я? И почему, по какому такому закону подлости, именно в этот Новый год к нам прибыла делегация эльфов?
        А там уже несложно предположить, во что эти два несчастливых совпадения вылились.
        У нас существует традиция, до некоторых пор и мне казавшаяся весьма забавной и совсем не дурацкой. В конце каждого месяца все в нашей учебной группе тянут палочки, и вытянувшему короткую достается какое-то задание, придуманное извращенным студенческим разумом.
        Обычно приходится делать что-то шутливое - навести на себя личину пещерного гоблина и в одной набедренной повязке прогуляться по академгородку или что-то похожее. Иногда задания достаются посерьезнее, однажды Кайлус - один из сильнейших в нашем потоке - скручивал с крыши главного корпуса академии живой флюгер - гордость ректора - предсказывающий погоду, чтобы его перепрятать. Чудом не попался.
        Мне до недавних пор везло, но везение не может продолжаться бесконечно. Тот, кто уже вытянул короткую палочку, больше в текущем году в заданиях не участвует. Так что когда-нибудь это должно было случиться. Но почему именно сейчас?!
        Даже не вспомню, кто там придумал мое задание, его настолько дружно все поддержали, что впервые на моей памяти решение было принято единогласно.
        Поцеловать эльфа.
        Нет, ну это же надо додуматься?!
        Эльфы со студентами даже не общались, исключительно с преподавателями. Мы так и не поняли, является ли данный жест одним из проявлений длинноухого снобизма или это наше руководство, опасаясь за репутацию академии, решило оградить впечатлительных соседей от молодых магов.
        Факт остается фактом. С эльфами мы не пересекались, видели их издалека, и единственный вариант подобраться к ним поближе - поймать на балу, куда они точно должны явиться в полном составе.
        Добрые одногруппники уже вдоволь насмеялись надо мной, вернее - завалили ценными советами, как лучше поймать эльфа и зажать его в уголке.
        - У туалета лови, - посоветовал Льюр, стараясь при этом не ржать. - Нужда, знаешь ли, у всех одна.
        - Да они даже отлить поодиночке не ходят, - махнул рукой Зак. - Я как-то стоял у писсуара, а они всей делегацией ввалились, дверь закрыли и никого не впускали.
        - И не выпускали? - заинтересовался кто-то. Смешки пошли очень многозначительные.
        - Выпускали, - хмыкнул Льюр. - Дождались, пока все уйдут, и только после этого приступили к своим грязным делишкам.
        - Может, у них там физиология очень альтернативная?
        - Лет, может, ты постараешься и проведешь для нас полноценное исследование? - опять подкатил ко мне Зак. - Потом, глядишь, и курсовую напишешь.
        - Действительно, зачем ограничиваться одним поцелуем? - тут же подхватили остальные.
        Я отпихнула Зака, не удивлюсь, если и идея с поцелуем изначально принадлежала именно ему. С такими-то шуточками.
        А я и без того нервничала.
        Надо ли говорить, что провалившего неминуемо ждет наказание - выполнение домашки целый месяц. А остальная группа в это время радостно списывает у неудачника. Тогда как обычно домашка делится на всех - ну невозможно сделать тот объем, который задают магистры!
        Поэтому каждый очень старается выполнить свое задание.
        Но я бы лучше флюгер снимала, честное слово.
        - Лета, а ты не могла бы у эльфа один волос выдернуть, а? - подошла ко мне с другой стороны Алекса.
        - Зачем? - удивилась я.
        - Я слышала, что если эльфийский волос вплести в косу, то и остальные станут такие же гладкие и блестящие!
        - Ой! И мне тогда выдерни! - тут же попросила Ники.
        - И мне!
        - Выдергивай целый клок на память, - заржали парни.
        Я только вздохнула. Тут бы поцеловать хоть как-нибудь и хоть кого-нибудь, какие уж там клоки?
        Огромный зал академии встретил нас музыкой, светом, кружащимися в воздухе снежинками и красивым зимним оформлением. В другой раз я бы насладилась прекрасной работой иллюзионистов и водников, отвечающих за новогоднее торжество. В этот же мне было не до того.
        Взглядом тут же отыскала эльфов и едва не застонала. Они сидели в отдалении от других столов, огороженные сплошной ледяной стеной. Бьюсь об заклад, из своего убежища ушастые не выйдут. А на единственном входе к ним дежурит один из духов-стражей Академии. Мимо него не пройдешь, а если и удастся прорваться с боем, то дальше меня точно свяжут и отправят в карцер. Нужно что-то сделать, не привлекая внимания.
        Мы сели за свой стол. Магистр Фаграл, наш ректор, невысокий и пузатенький маг в преклонных летах, а не красавец-мужчина, каких обычно описывают в любовных романах, вышел на сцену и затянул длинную речь об итогах года уходящего и планах на год грядущий. Его по традиции никто не слушал, накинувшись на праздничное угощение и напитки. Только эльфы, с которых я не сводила глаз, внимали словам почтенного старичка в синей мантии.
        Я же смотрела на эльфов, прикидывая, как к ним подобраться.
        В теории, можно расплавить лед…
        О, вот еще несколько девушек именно так и решили поступить! Желающих познакомиться с гостями поближе и без меня хватало.
        Но стоило троице смелых девиц начать применять заклинание, как рядом с ними материализовалась сразу пятерка духов-стражей - ого! - и тут же нацепила на нарушительниц эльфийского спокойствия магические наручники и потащила на выход.
        Плавить лед - не вариант.
        Можно телепортироваться через стену, для перемещений в пределах видимости стационарные порталы не нужны. Но, готова поспорить, в преподавательском составе у нас тоже не дураки и предусмотрели дополнительную защиту на такой случай.
        Какие еще есть варианты? Неужели действительно караулить у туалетов? Хотя не удивлюсь, если эльфы способны терпеть всю ночь. Или в уборную тоже пойдут под защитой духов-стражей.
        Речь ректора закончилась, полилась музыка, народ повалил танцевать. Меня тоже вытащили из-за стола. Парней в Академии традиционно больше девушек, не сильно, три к двум где-то, так что для девушек никогда не составляет труда найти партнера. И не только для танцев.
        У меня, правда, жених имелся, так что никаких вольностей на стороне я себе не позволяла. Пусть о свадьбе и договорились родители, но Стивен был неплохим молодым человеком, учившимся на год старше меня. Выпускные курсы традиционно находились сейчас на боевом дежурстве, причем не в Академии, а далеко за ее пределами, и вернуться должны только после новогодних праздников.
        И если вначале я переживала по этому поводу, то теперь была несказанно рада: объяснить Стивену мой повышенный интерес к ушастой делегации было бы нелегко. И такое задание ему бы точно не понравилось…
        Эльфы тем временем чинно сидели за столами и до вульгарных человеческих танцев опускаться не собирались. Я то и дело с каждым новым партнером делала круг рядом с ними, пытаясь найти слабые места в ледяной стене. Но ни поисковые импульсы, ни сканирование результатов не дали. Стена была монолитной без изъянов.
        Чтоб ей вместе с эльфами провалиться.
        Часы пробили полночь, все принялись поздравлять друг друга. На нас сверху посыпались конфетти, отовсюду доносились взрывы хлопушек, смех и поздравления.
        Мне же было не смешно. Вот совсем. Ни разу вообще.
        Поэтому, когда из-за стены вышел один из эльфов, я едва на стуле не подскочила, готовая нестись к нему.
        - Сиди! - дернула меня за руку Ники. - Это их главный!
        Я чуть не выругалась от досады. Да, набрасываться на самого важного эльфа на глазах у всех - не самая умная идея.
        Руководитель ушастой делегации сдержанно, а главное, коротко поздравил всех присутствующих с наступлением Нового года. Ему радостно зааплодировали, благодаря больше за краткость. Ведь все знают, что у эльфов Новый год празднуется весной, тогда и начинается новый отсчет дней. Из-за этого наши календари не совпадали, что частенько приводило к разным путаницам и казусам. Но эльфам было плевать, люди под них тоже подстраиваться не собирались. Так все и жили, каждый раз уточняя, про какой календарь идет речь.
        Студенты вновь вернулись к празднику и танцам, я же осталась за столом с ощущением грядущей катастрофы: целый месяц домашки! Проще сразу повеситься.
        В какой-то момент я четко поняла, что надо развеяться и проветриться. Так что встала, подхватила юбку длинного голубого платья - так его выбирала, столько денег потратила на кружево и украшения! - и поплелась на балкон.
        Длинноухих я уже тихо ненавидела и на выполнение задания даже не рассчитывала.
        Балкон располагался на той же стороне, где сидели эльфы. Так что проходя мимо красиво украшенного выхода, охраняемого духом-стражем, я незаметно показала ушастым неприличный жест рукой, спрятанной в складках платья. Стало чуточку легче.
        А уж когда я вышла на балкон и вдохнула свежий морозный воздух, окончательно отпустило.
        Обидно, конечно, было не справиться. Эльфы должны отбыть уже послезавтра, так что вряд ли мне представится другой шанс. Но ничего не поделаешь.
        Я облокотилась о поручень балкона и посмотрела вдаль, где светила огромная круглая луна, сейчас висевшая в самом центре неба между двумя горами. Под ней серебрился заснеженный лес и замерзшими волнами лежали сугробы. Красота. Я вдохнула полной грудью и развернулась, намереваясь вернуться в зал и присоединиться к всеобщему веселью. Все-таки провал задания - это не провал экзаменов и совсем не повод портить себе такой долгожданный праздник.
        Развернулась и замерла, не поверив глазам. С другой стороны длинного узкого балкона стоял эльф. Я даже поморгала, не в силах поверить в увиденное. Самый настоящий ЭЛЬФ! О Боги! Да у них, оказывается, был свой замаскированный выход на балкон, с видимой снаружи дверью!
        Эльф как-то невероятно сливался с окружением, поэтому я его и не заметила сначала. В голубоватом свете луны он казался призраком или сотканной из волшебных нитей иллюзией. Светлые платиновые волосы лежали на плечах, сверкая и переливаясь. Заостренные кончики ушей, отмеченные простым камушком-серьгой, выглядывали из-под прядей каким-то диковинным украшением. Точеный, слишком правильный профиль, раскосые глаза, острые скулы и идеально прямой нос. А еще губы, светлые, но все равно не теряющиеся на нечеловечески красивом лице. По расстегнутому пиджаку вился причудливый узор из мерцающих нитей.
        Я сглотнула. Вот он, мой шанс!
        Собрав всю смелость, я решительно подошла к эльфу, не обращавшему на меня никакого внимания. Он даже не повернулся в мою сторону.
        Я кашлянула. Ноль эмоций.
        - Простите, пожалуйста, - я тронула эльфа за рукав. - Мне ужасно нужна ваша помощь. Прошу!
        И он, наконец, развернулся ко мне, чуть приподняв бровь.
        Говорят, эльфы знают человеческие языки, но разговаривают на них лишь в исключительных случаях. Мой, видимо, таковым не являлся, поэтому эльф молча и безучастно смотрел на меня сверху вниз. Почти на полголовы выше, несмотря на мои высокие каблуки.
        И это разозлило. Я у него тут помощи прошу, а он хоть бы поинтересовался, что случилось? Вдруг у меня действительно беда! Именно поэтому стыдно мне перед эльфом не было, наоборот, злость от нервов придала уверенности и сил.
        - Вы не могли бы… - начала я, делая шаг к эльфу.
        А после схватила его за одежду и, пока эльф не очухался, притянула к себе. Поцелуем это было назвать сложно, скорее, мы столкнулись губами, кажется, даже сильно. Все-таки я немного не рассчитала, а он, само собой, не ожидал от меня подобного, поэтому и не успел отреагировать.
        Не знаю, почему девушки так вьются вокруг этих красавчиков, ничего, кроме внешности, в них нет. С таким же успехом я могла чмокнуть одну из ледяных статуй, украшающих бальный зал.
        Уже через секунду я отпустила эльфа и, не дожидаясь его реакции, вылетела с балкона. Технически поцелуй состоялся. Повезло! Вот это повезло!
        - Я сделала это! Я его поцеловала! - меня просто распирало от эмоций, когда я подбежала к нашему столу, за которым снова собралась почти вся группа. Лишь несколько самых стойких по-прежнему кружились в танцевальной части зала.
        - Серьезно?!
        - Как?!
        - Как ты смогла?!
        - Как это было?!
        - Не врешь?!
        - Честное магическое! - такие слова произносили редко и всегда подкрепляли магией. Удивительно, но соврать магия, и правда, не позволяла.
        - Молодец! Поздравляем! - мне в руку ткнулась чайная кружка, в которой, судя по запаху, плескался совсем не чай, но нечто похожее по цвету. Я выпила залпом и закашлялась, стирая выступившие слезы.
        - Ну хоть что-нибудь расскажи! - потребовали одногруппники.
        - Да нечего рассказывать, - я отдышалась и села на стул, чувствуя себя героиней вечера. - Случайно встретила одного на балконе, подошла и поцеловала. Все, больше ничего.
        - Так уж ничего? Рассказывай, давай! - подколол меня Зак. - У тебя вон губы опухли, а одна вообще прокушена!
        Все тут же принялись рассматривать мой рот, я же быстро тыльной стороной ладони стерла капельку крови. Переусердствовала, конечно, даже губу разбила. Надеюсь, эльф не пострадал, и это не сочтут за покушение.
        - А волос не выдернула?
        Я чуть не высказала все любителям красоты по бабушкиным рецептам, но мой ответ так и так утонул бы в общем хохоте.
        Дальше вечер шел просто потрясающе. Наконец я могла отмечать и веселиться вместе со всеми. Правда, полностью расслабиться не получалось.
        Я то и дело бросала взгляды на эльфов за ледяной стеной, ожидая от них неприятностей. Почему-то постоянно вспоминались глаза того эльфа, полные совершенно непонятных мне эмоций.
        Но ничего не происходило, и когда начало светать, я облегченно выдохнула. Кажется, наша шалость прошла без последствий.
        В общежитие мы возвращались всей толпой. Веселые и абсолютно счастливые. Студенческий Новый год удался!
        2. ПОСЛЕДСТВИЯ
        Нас с Ники разбудил стук в дверь. Резкий и настойчивый, не предвещающий ничего хорошего. Студенты-соседи обычно несмело скреблись, чтобы попросить чего-то. И те еще отсыпались после бала. На часах и полудня не было, а вернулись мы к восьми утра. Шести часов для нормального отдыха после такой ночки явно маловато.
        - Лета, пошли их к чьей-нибудь бабушке, - попросила Ники, зарываясь под подушку.
        - Виолетта Сарнад! Вас вызывают к ректору! - донеслось из-за двери.
        Я резко села на кровати, сон как рукой сняло. Ники тоже вылезла из-под одеяла, недоуменно глядя на меня.
        - Это из-за эльфа, - севшим голосом произнесла я, хватаясь за голову.
        Поход к ректору - это катастрофа. Да, на вид наш кругленький старичок похож на добренького дедушку. Он и ведет себя соответственно, всегда тяжело вздыхает и качает головой, подписывая приказы об отчислении…
        - Все будет хорошо, не паникуй раньше времени, - тут же подсела ко мне подруга. - Ты - одна из лучших в Академии. Ну не отчислят же тебя из-за какого-то поцелуя?
        Я сглотнула. Вчерашний кураж, подкрепленный изрядной порцией алкоголя, схлынул, оставив после себя пустоту в животе.
        - Виолетта Сарнад! Поторопитесь!
        - Иду!
        Злить помощника ректора в такой момент - последнее дело. К тому же спала я не раздеваясь. У нас с Ники на это по возвращении сил не хватило. Так и рухнули, в чем были. Конечно, платье потеряло всякий вид, как и прическа.
        В зеркале вместо симпатичной девушки с медовой кожей, каштановыми волосами и карими глазами отражалась бледная растрепа со следами ночного загула на лице. На губе едва заметная ссадина, которую и не видать толком за смазанной помадой. Бальное платье, отделанное кружевом и кристаллами, сейчас висело бесформенной тряпкой. Вот такой «красавицей» я и шла за одним из помощников ректора в главный корпус.
        - Живее, - раздраженно попросил мужчина, - я и так вас долго будил.
        - А вы не знаете, из-за чего меня вызывают? - взволнованным голосом спросила я. Может, это никак не связано с эльфами?
        - Понятия не имею, но уверен, скоро вам все расскажут, - едко заметил провожатый.
        Больше я вопросов не задавала.
        В пустом ректорате мне сразу указали на дверь в кабинет, куда я, робко постучавшись и получив разрешение, зашла.
        Мои самые худшие опасения подтвердились. В кабинете сидел за своим столом ректор, подперев пухлой рукой седую голову. В одном из кресел расположился глава ушастой делегации, тот самый, что поздравлял нас со сцены.
        Я судорожно сглотнула.
        - Присаживайтесь, Виолетта, - вздохнул ректор. - Доброго утра вам желать не стану.
        Я без сил рухнула в кресло, вцепившись в подлокотники. Что теперь будет?
        - Студентка Виолетта, - ректор перелистнул страницу папки, и, только увидев свое изображение, я поняла, что в его руках мое личное дело. И будущее. - Отличница. Одна из сильнейших магов-практиков. Дочь и надежда славного магического рода, - я низко опустила голову, понимая, что вот-вот расплачусь. - Не ожидал от вас, не ожидал.
        Ректор захлопнул папку и отодвинул ее в сторону.
        - Наши гости сообщили мне об инциденте, произошедшем в новогоднюю ночь, - в груди все сжималось, глаза я поднять не могла. - Вы поцеловали одного из эльфов. Скажите, это действительно так?
        Я, все так же не поднимая глаз, кивнула. Смысла не было отпираться.
        - Зачем же, позвольте узнать, вы это сделали? - в голосе ректора слышалось сочувствие. Кажется, даже неподдельное. Отрадно знать, что ему будет жаль меня исключать.
        - Это было заданием, - едва слышно произнесла я. - От группы.
        - Задание, значит… А последствия вашего поступка вам известны?
        Я покачала головой. Предположить вслух, что меня исключат, было выше моих сил.
        В этот момент дверь распахнулась, с грохотом ударившись о стену.
        - Я требую немедленных объяснений! - мой папа, чуть подволакивая правую ногу и опираясь на трость, вошел в кабинет. За ним забежала бледная мама.
        - И вам добрый день, лорд Сарнад, леди, - ректор поднялся и слегка поклонился.
        Я резко встала и уже дернулась навстречу родителям. Остановила мысль, как я их подвела…
        - Дорогая, что случилось? Что с тобой сделали эльфы? - мама сходу заключила меня в свои объятия, я же недоуменно посмотрела на нее. Эльфы со мной? Сделали?
        - Я требую объяснений! - рявкнул папа, подойдя к ректорскому столу и тяжело на него опершись. Я прекрасно знала, как нелегко ему дается передвижение, от чувства вины защемило сердце. Ну как я могла? Зачем выполнила это дурацкое задание? Да никакая домашка того не стоила!
        - Присядьте, пожалуйста, - устало попросил ректор.
        - Папа, садись, - я взяла его за руку, зная, что стоять ему еще сложнее. Раны, полученные им в последнем сражении с пришедшими из другого мира захватчиками, от которых мы едва отбились пятнадцать лет назад, так и не зажили полностью.
        Но мой отец хотя бы вернулся…
        Папа нехотя опустился на кресло возле меня, мама села по другую сторону.
        Эльф молчал, ректор тоже собирался с мыслями. Наверное, глядя моим родителям в глаза, особенно папе - герою войны, сообщить об отчислении дочери вдвойне тяжело.
        - Объясняйте, магистр, почему с утра пораньше я получаю от вас такие новости, - папа достал из кармана пальто, покрытого мелкими каплями от растаявшего снега, бумагу и бросил на стол ректору.
        - Ваша дочь этой ночью поцеловала эльфа, - со вздохом ответил магистр.
        Взгляд мамы было не передать словами. Мне же захотелось провалиться сквозь землю. Но пол кабинета наверняка зачарован от любых воздействий.
        - И что? - папа на меня не смотрел, он по-прежнему буравил взглядом магистра. Потом он со мной еще как поговорит, но наедине, без свидетелей. Он у меня такой: семью защищает всегда, как защищал наш мир на поле боя.
        - Этой ночью было полнолуние, - никак не переходил к главному ректор. - А еще они обменялись кровью.
        Вот тут отец глянул на меня весьма странно.
        - Кровью? - переспросила я, не помня ничего такого.
        - Да, - уверенно подтвердил ректор. - У вас губа разбита. Как и у Дьеналя Варнао, нашего эльфийского гостя.
        - И… что? - дрогнувшим голосом спросила мама. - Это же всего лишь поцелуй!
        - Именно! - подтвердил отец. - В наше время и совместная ночь не повод для брака. А мы говорим про какой-то поцелуй!
        Повод для… брака?
        У меня голова пошла кругом. Что происходит?
        - Дорогая! - мама схватила меня за плечи. Кажется, я начала заваливаться в обморок прямо на кресле. - Принесите воды!
        Воду наливал лично ректор. Магистр Фаграл подал мне стакан и вернулся на свое место.
        - Виолетта, вижу, вы не знакомы с эльфийскими традициями, - прокомментировал он.
        - Мы… не проходили… ничего такого, - речь давалась мне с трудом. Голова все еще кружилась, но хотя бы зрение прояснилось.
        - Верю, - ректор потер лысеющую макушку. - Это из старых традиций, которые редко выносятся из эльфийских земель. Но они есть. Если двое поцелуются при луне и обменяются кровью, они считаются женатыми.
        Стакан выпал из моих ослабевших рук на колени и скатился на пол и дальше под ректорский стол. На голубом шелке платья расползалось мокрое пятно, а по полу растекалась лужа.
        - Что? - я ушам своим не верила. В голове подобное не укладывалось.
        Я посмотрела на сидящего в кресле эльфа, спокойно наблюдающего за разворачивающимся в приемной представлением, словно это все его совершенно не касалось. Впрочем, именно его, может, и не касалось, ведь не его же я поцеловала. К счастью. Впрочем, какая разница? Замуж за эльфа я не собиралась. Ни за какого.
        Отчисление показалось уже не таким страшным наказанием. Что-то мне подсказывало, что это было бы меньшим из зол. Потому что с разводами даже у нас все сложно. У эльфов, боюсь, их может и вовсе не быть…
        - Но она же не эльфийка! - первым отреагировал отец. - При чем тут их идиотские традиции?!
        - К сожалению, нигде не сказано, что оба обязаны быть эльфами, - развел руками магистр Фаграл.
        - Моя дочь не станет женой эльфа, - категорично заявил отец, игнорируя тот факт, что один эльф находится вместе с нами в кабинете, пусть и не участвует в беседе.
        - Боюсь, это решать не вам, - наконец, подал голос глава эльфийской делегации.
        - А кому? Вам что ли? - поморщился папа.
        - И не мне. Все уже решено, - эльф посмотрел на нас глазами темно-изумрудного цвета.
        У него не было привычных признаков возраста - ни морщин, ни седины. Но замершее восковой маской лицо выглядело очень старым. Сколько ему лет? Сотня? Две? Некоторые из его народа доживают и до трех.
        - Но ведь этого никто не видел, - я попробовала ухватиться за соломинку. - Никто не узнает!
        Ну не могут же великие эльфы, какими они сами себя считают, быть заинтересованы в браке с человеком?
        - Луна - свидетель, - веско произнес старый эльф.
        - Вы издеваетесь? - отец резко поднялся и пошатнулся, схватившись за ногу. Мы с мамой обе кинулись к нему, но он только отмахнулся от нашей помощи.
        - Не стоит так нервничать, - попробовал успокоить его ректор, но замолчал под взглядом отца.
        - Я не отдам вам свою дочь, - четко выговорил папа.
        - Если вы не позволите ее забрать, значит мы оставим здесь Дьеналя, - эльф не шелохнулся, но его поза стала чуть более напряженной.
        - Пусть остается, но к моей дочери не приближается! - наверное, если бы отец мог, он бы уже призвал магию.
        Но он не мог. Больше не мог. Он выжег себя досуха в последнем сражении с захватчиками, когда объединенным войскам удалось в решающей схватке отстоять наш мир.
        - Сожалею, но мы вынуждены настаивать на признании брака законным. Если для этого потребуется обряд по человеческим традициям, то так тому и быть.
        - Нет, не быть! - прорычал отец.
        - Поймите, Виолетта помолвлена, у нее есть жених, - попробовала уговорить эльфа мама. Судя по бледности, ей тоже нелегко давался этот разговор.
        - Жених - не муж. Считайте, что с этой ночи у вашей дочери перед ним нет никаких обязательств, - эльф был непреклонен.
        - Я герой войны и сражался вместе с королем за наш мир, - голос отца звенел от ярости. - Если надо, я подам прошение лично его величеству об освобождении моей дочери от каких-либо обязательств перед вами!
        - Передо мной у прекрасной девушки нет обязательств, - мягко улыбнулся эльф. - Только перед ее супругом…
        - Он ей не супруг! - проревел отец. Никогда не видела его таким взбешенным. Стало страшно и за папу, и за эльфа. Но за папу страшнее.
        - Хочу напомнить, - глава делегации ушастых поражал своим спокойствием, - что мой народ сражался в минувшей войне наравне с людьми и так же нес потери и погибал. Наш вклад трудно переоценить. Как и возможности от только-только установившихся дипломатических связей между нашими королевствами.
        Да, до этого мы враждовали с эльфами. До открытых военных действий доходило редко, но друзьями мы никогда не были. Эльфы - закрытая и малочисленная раса, но очень магически одаренная и, несмотря на кажущуюся внешнюю хрупкость, весьма сильная.
        Но когда в наш мир вторглись жуткие существа, не похожие ни на кого ранее виденного, мы смогли объединиться перед общей угрозой.
        И сейчас дело пахнет дипломатическим скандалом.
        - Вот и посмотрим, кто кого, - зло заключил отец.
        Эльф чуть склонил голову, признавая за оппонентом право поступать так, как ему заблагорассудится.
        - Мы забираем Виолетту и уходим, - заявил папа. - В академии она не останется.
        Я сглотнула. Значит ли это, что моя учеба закончена насовсем?
        Папа схватил меня за руку и вывел из кабинета, тяжело опираясь на трость. Мама вышла следом. Я же не знала, что делать и куда себя деть от стыда.
        - Простите… простите меня, пожалуйста…
        Смотреть в глаза родителям я не могла. Так их подвести, так опозорить…
        И о чем я только думала? Почему решила, что мой дурацкий поступок останется безнаказанным?
        - Извиняться потом будешь, - обрубил отец. - Сейчас надо думать, что делать. Едем домой, а там разберемся.
        - Вещи, мне надо кое-что забрать, - я умоляюще посмотрела на папу.
        Большая часть моей одежды была здесь. Но одежда не главное. Конспекты. Вдруг я еще смогу доучиться и исправить все то, что натворила?
        - Какие еще вещи?! - прикрикнул отец.
        - Джозеф, ей и так нелегко, - попросила мама, осторожно беря отца под руку.
        - Всем сейчас тяжело, - но папа чуть смягчился. - Мы ждем тебя в экипаже.
        Я побежала по лестнице вниз, а потом на выход из главного здания в общежитие. К концу забега я порядком запыхалась и влетела в нашу комнату раскрасневшаяся.
        - За тобой будто пришельцы гнались, - Ники, наверняка не находившая себе места все это время, тут же бросилась ко мне. - Ну что?
        Собирая конспекты, я коротко пересказала ей случившееся. Глаза подруги, и без того большие, становились все круглее по ходу рассказа.
        - Кошмар! А как же Стивен? - вспомнила про моего жениха Ники.
        - Не знаю! - я вообще ничего не понимала, как и что дальше будет.
        Покидав в сумку все самое необходимое и с трудом ее подняв, я пошла на выход. Ники вызвалась проводить и донести часть моих книг. Она тоже надеялась, что я смогу подготовиться к экзаменам, сдать их и вернуться к учебе. Мы молча вышли из все еще мирно спящего общежития и сразу наткнулись на эльфа. Того самого главного, ждущего нас на крыльце.
        - Виолетта, - эльф чуть склонил голову, я решила не разговаривать с ним и попробовала обойти. - Пожалуйста, уделите мне несколько минут.
        - Нет, - ответила за меня Ники, потащив под руку дальше.
        - Это важно, прошу, - не сдавался эльф, идя параллельно с нами.
        - Простите за все случившееся, - все же произошедшее - исключительно моя вина. - Мне жаль, правда, но я не могу быть женой вашего подопечного. Просто не могу.
        - Об этом я и хочу поговорить, - эльф мягко улыбнулся. - Если вы хотите избежать брака, то выслушаете меня. Поверьте, я вам не враг. Как и своему подопечному.
        Мы с Ники переглянулись, и подруга неуверенно кивнула.
        - Хорошо, говорите, - согласилась я.
        - Давайте чуть отойдем, недалеко, ваша спутница сможет нас видеть, - эльф не настаивал, его голос лился как ручей. Но звучало все равно требованием.
        - Поставь сумку на лавочку, я подожду, - Ники ободряюще улыбнулась, так что мне ничего не оставалось, как последовать ее совету и отойти по заснеженной дорожке с эльфом.
        - Я не представился. Мое имя - Эвиналь Ильнао, - склонил голову эльф.
        Ильнао… А тот, кажется, был Варнао. Значит, они дальние родственники. Хотя у эльфов вообще все сложно - там все друг другу родня.
        - Очень приятно, - я постаралась вежливо улыбнуться, гадая, что же скажет мне этот эльф.
        - Во-первых, я хотел вас поблагодарить, - мои брови поползли вверх. - Да-да, вы не ослышались, юная леди. Я очень вам признателен, вы даже не поверите, насколько.
        - Не поверю, - согласилась я. У эльфов всегда есть двойное, а то и тройное дно. Но пока что смысл я не улавливала совершенно.
        - Дело в том, что Дьеналь - единственный ребенок из очень древнего рода, корни которого уходят к сотворению нашего мира, - значит, я поцеловала не обычного эльфа, а родовитого. Еще лучше. - Но, к сожалению, он настроился на трудный путь после окончания своего обучения - стать хранителем Великого древа.
        Что-то такое мы проходили про эльфов и про их священное дерево. Священное… а хранители его почитаются примерно как у нас жрецы богов. Просто у эльфов все куда сложнее с верой.
        И жрецы их…
        - Он не может жениться! - осенило меня.
        - Именно, - с грустью подтвердил эльф. - Хранитель не может обрести спутника или спутницу жизни. И никто не вправе заставить его свернуть с избранного пути.
        Никто не вправе, а тут я…
        - Видите ли, Виолетта, пока что ваш брак весьма условен, - я не сдержала облегченный вздох, а эльф улыбнулся. - Но он все равно существует. И просуществует всего год, если вы не закрепите его близостью, сделав нерасторжимым.
        - А через год? - кажется, у меня появился свет в конце тоннеля.
        - Через год, если вы не захотите продолжить свой путь вместе, то просто разойдетесь и будете абсолютно свободны. Да и сейчас никто не вправе принуждать вас жить с ним вместе и быть его женой.
        - О боги… - я закрыла глаза, голова снова закружилась, теперь уже от нахлынувшего облегчения. - Конечно! Я откажусь! - поспешно заверила эльфа я. - Можете не волноваться за своего подопечного! Почему же вы не сказали об этом раньше?
        А ведь отец спрашивал!
        - Я бы хотел вас попросить не делать этого, а подождать год, прожив рядом с ним, - кажется, этот эльф умудрился шокировать меня второй раз за несколько минут.
        На переваривание услышанного мне потребовалось время. Просто не верилось, что он это серьезно.
        - Моя репутация будет безвозвратно испорчена. И ваш подопечный не обрадуется подобной перспективе.
        Он же меня возненавидит!
        Наверное, что-то такое отразилось на моем лице, потому что эльф на удивление тепло улыбнулся.
        - Его семья весьма опечалена решением единственного сына посвятить себя служению Древу. Их род может прерваться, что плохо для всего моего народа. Мы потеряем их знания и силу.
        - Вы что, хотите, чтобы я с ним…
        - Нет-нет! Что вы! - поспешил возразить эльф. - На таком я не смею настаивать, хотя и подобный исход лучше, чем выбранный им изначально.
        В общем, лучше полукровки, которых эльфы недолюбливают, чем вообще никого. Значит, действительно род очень нужно продолжить.
        - Но если не настаиваете, то я по-прежнему не понимаю, - хотелось получить человеческие объяснения, а не велеречивые эльфийские блуждания вокруг да около.
        - Если вы проведете вместе год и разойдетесь, то Дьен все равно будет считаться свернувшим с пути и уже не сможет служить Древу. Ему придется завести нормальную семью.
        - Нет, если есть шанс покончить с этим сейчас, то так будет лучше для всех, - я сама удивилась от того, как заговорила с эльфом. - Я не собираюсь портить свою репутацию и жизнь другого человека. То есть эльфа.
        Разойдемся, проживем год отдельно, законы и формальности будут соблюдены. Возможно, удастся сохранить все в тайне и Стивен ничего не узнает…
        - Я предполагал, что вы ответите именно это, - даже странно, почему эльф выглядел таким довольным. И все от того, что предугадал мою реакцию? Но разве она не очевидна? - Мне есть, что предложить вам взамен.
        - Не думаю, - испорченную репутацию и год вместе с тем, кто меня точно будет ненавидеть, не заменит ничто.
        - Вы, люди, такие поспешные в своих решениях, - покачал головой Эвиналь Ильнао. - Я предлагаю взамен полное исцеление вашего отца.
        - Что? - я не могла поверить в услышанное. Если это то, о чем я думаю…
        - Вы знаете, что раз в сто лет Великое древо плачет, а из его слез делают лекарство. Оно способно исцелить все и даже вернуть магию, - эльф был предельно серьезен.
        - Но этого лекарства крайне мало…
        У меня сдавило горло от волнения. Смола Великого дерева действительно исцеляла все. Два раза за баснословные деньги люди получали это лекарство: один раз лет триста назад для короля, а второй раз для какого-то наследного принца. Больше эльфы ни с кем никогда не делились. Говорят, из одной партии смолы получалось не больше десяти порций лекарства. И берегли его, как зеницу ока.
        - У семьи Дьеналя есть один флакон. Я связался с ними до нашей встречи, они готовы отдать его в качестве компенсации за все, через что вам придется пройти за этот год и после.
        А пройти, с нашим-то отношением к эльфам и их к нам, придется немало…
        - И они готовы? - мне по-прежнему не верилось в услышанное. Отдать бесценное сокровище за год нашего брака…
        - Если это спасет их род от прерывания - то да, - уверенно заявил Эвиналь Ильнао.
        - Мне нужны гарантии, - я уже понимала, что соглашусь. Какие могут быть варианты? Если папа снова начнет нормально ходить и вернет магию… Об этом и мечтать страшно.
        - Его отец готов принести магическую клятву, также отдать первую половину лекарства. Застарелые раны лучше всего лечить в два этапа. Но взамен вам придется поклясться в том, что вы проведете год рядом с его сыном. Любыми способами. И да, Дьеналь ничего не должен знать о нашем соглашении. Для него все должно выглядеть так, словно вы отказались давать ему свободу, привязав к себе. Но близости желательно все же избегать и отпустить его через год.
        Представляю его отношение ко мне… Какая уж там близость?
        - Я согласна. После клятвы.
        - Рад, что мы договорились, леди Виолетта, - эльф склонил голову. - Это очень мудрый и благородный поступок с вашей стороны.
        Испортить жизнь одному эльфу, растоптать его судьбу, проигнорировать выбор, обмануть. И все ради корыстной цели. Благороднее некуда.
        Но если это шанс помочь отцу, то этому Дьеналю придется смириться. Он живой и здоровый, просто не пойдет в служители, а создаст семью, как все нормальные эльфы, на радость своим родным. А мой отец болен, ему нужнее.
        И совесть меня почти не мучала, во всяком случае, я старательно заталкивала ее поглубже.
        - Тогда вам стоит передать родителям, что вы остаетесь, - вернул меня из мыслей в реальность эльф. - Этот год вам нельзя надолго разделяться, иначе его невозможно будет зачесть как супружеский. Мы попросим для вас совместную комнату, думаю, ректор не станет возражать
        - Конечно, разумеется. А если… Дьеналь сбежит? - ведь может же.
        - Он не сбежит. Мы верим, что нас ведет судьба, и все, что происходит, - происходит неспроста. Он вынужден будет подчиниться, - как удобно, надо признать. - Но вы все равно, пожалуйста, приглядывайте за ним.
        - Постараюсь.
        На этом Эвиналь Ильнао низко поклонился мне, шокировав в третий раз, и ушел.
        3. ЭЛЬФИЙСКАЯ КЛЯТВА
        Дьеналь стоял у окна, наблюдая, как медленно падают снежинки, невесомо оседая на ветвях деревьев и укрывая землю, словно покрывалом.
        Или саваном.
        Он никогда раньше не видел зиму и снег. В эльфийском лесу смена года ощущается не так резко, не бывает холодов, листва меняется постепенно и отличить один год от другого можно лишь в период цветения и рождения.
        У людей новый год наступал тогда, когда все вокруг умирало.
        И этой ночью он тоже немного умер.
        Дьен до сих пор не мог поверить в произошедшее, до того абсурдным оно выглядело. Эльф всего лишь вышел на балкон, полюбоваться на снег. Он стоял, окруженный тишиной, холод от покрытых льдом каменных перил чуть покалывал пальцы, а морозный воздух жалил кончики ушей. Прекрасная зимняя ночь врезалась в память, Дьеналь впитывал ее, подмечая каждую мелочь, вроде разноцветных искр на снегу и насыщенно-синих теней от елей.
        В этот момент на балкон вышла человеческая девушка. Мирно лежащие на полу снежинки взметнулись от ее быстрых шагов, а тишина разбавилась легким хрустом под ее туфлями. Голубое платье с белым кружевом, будто покрытое инеем, темные волосы, каких не бывает у эльфов, и яркий румянец на щеках. Девушка глубоко вдохнула морозный воздух, и ее грудь высоко поднялась в вырезе платья. У худеньких, тоненьких эльфиек в закрытых нарядах такого тоже не увидишь.
        Дьен тут же отвел глаза, а потом и прикрыл их, потому что взгляд сам собой возвращался к незнакомке. Хотелось, чтобы она поскорее ушла, а мысли вернулись в прежнее спокойное русло.
        Хранителю не пристало смотреть на женщин.
        Но почему-то все вышло совсем иначе.
        Дьеналь слышал, как она приблизилась. Удивился, пожалуй, но смотреть побоялся. Она выглядела слишком другой, и эльф не был уверен, что не начал бы ее разглядывать, как совсем недавно разглядывал сине-белый пейзаж.
        Девушка обратилась к нему. Дьен понимал человеческую речь, но не понимал, что нужно от него этой девице и почему она никак не уходит, а, напротив, приближается?
        Помощь?
        Игнорировать ее дальше эльф не мог, он развернулся и…
        Его учили сражаться с детства, и Дьен считался одним из лучших в своем поколении. Случившаяся пятнадцать лет назад война с иномирными пришельцами обошла его стороной, тогда он был слишком юн, но дальше он честно служил своему государству и надеялся стать достойным хранителем Древа.
        А она просто схватила его, и пораженный подобной дерзостью Дьен ничего не смог сделать. Не отбиваться же от девушки, только что просившей помощи? Он даже не сразу понял, что произошло. Поцелуй. Быстрый и совсем не нежный. Дьеналь никогда не целовался раньше, но представлял себе это как-то иначе. Редко представлял, и сразу гнал от себя постыдные мысли.
        Хранитель Древа обязан думать лишь о своем священном долге, но никак не о поцелуях.
        Вот только девушка убежала с балкона, а он все еще стоял потрясенный и смотрел ей вслед.
        - Дьеналь? - наставник, он же дядя, вышел через стеклянную дверь, соединяющую балкон с их частью зала. - У тебя кровь на губе.
        Дьен коснулся пальцем выступившей на лопнувшей коже капли.
        - Она тебя поцеловала, - это не было вопросом, наставник точно все видел. Успел бы он вмешаться?
        Если бы захотел.
        - Да, - Дьен не отрывал взгляда от капли крови на пальце.
        - Луна - свидетель, - Эвиналь Ильнао положил узкую ладонь ему на плечо. - Я обязан сообщить твоей семье.
        Дьеналь растер кровь между пальцами и сжал их в кулак.
        Только что из-за одной капли крови и незнакомой человеческой девушки оборвалась его жизнь.
        Осторожный стук в дверь вырвал Дьена из воспоминаний.
        - Войдите, - по-эльфийски произнес он, догадываясь, кто пришел к нему с новостями.
        - Ты так и не лег спать, Дьеналь? - спросил наставник, зайдя в его комнату и притворив за собой дверь.
        - Не думаю, что смогу уснуть, - он чувствовал слабость, но это не походило на сонливость. Скорее нервное напряжение вытягивало из него силы.
        - Тебе лучше отдохнуть, чтобы достойно встретить своих родителей, когда они прибудут.
        - Родители? - отец и мать давно хотели его женить и пытались отговорить от служения. Но вряд ли они представляли себе это так. - Ты говорил с… людьми?
        - Да, - наставник вздохнул. - Возможно, они узнали, кто ты. Но девушка отказалась разорвать брак. Она настаивает на признании.
        Дьеналь сжал зубы и крепко зажмурил веки, пытаясь успокоиться. Но в душе клокотала злость. Ему хотелось применить магию, вызвать бурю или разбудить ото сна дремлющий в горшке побег плюща, и заставить его обвить здесь все, раскрошить камень, пробить стены.
        Или хотя бы просто перевернуть столик с завтраком, швырнув об стену графин.
        - Я сделал все, что мог, - Эвиналь обнял его за плечи, заставляя чуть расслабиться. - Тебе придется принять свою судьбу. Возможно, здесь ты нужнее.
        - Я принимаю.
        Дьен шагнул в сторону, зная, что выглядит жалким и слабым в глазах дяди.
        - Портал для твоих родителей откроют завтра утром за полчаса до нашего отбытия, - предупредил наставник. - Будь готов встретиться с ними к этому моменту. И, Дьеналь, поспи немного. Тебе это нужно.

* * *
        Разговор с родителями вышел тяжелый. Сказать отцу прямо, что я задумала, - значит получить заведомый отказ. Папа ни за что не примет мою помощь, особенно с учетом того, какова ее цена.
        Смогу ли я жить дальше и как ни в чем не бывало после того, как наш годовой брак с эльфом закончится? Уверена, что нет. Это клеймо останется на мне навсегда.
        Нет, лорд Сарнад на такое не пойдет.
        Но и забрать меня из академии силой не сможет.
        Я совершеннолетняя, а как маг - еще и владеющая собственными средствами.
        И как маг я должна нести ответственность за свои поступки, а не переваливать ее на чужие плечи.
        Именно так я и заявила родителям, когда вышла к экипажу и отказалась уезжать.
        На лице отца заиграли желваки, мама бросилась убеждать меня в глупости такого поступка (а ведь она еще не знает всех подробностей).
        - Не надо, Патриция, - зло бросил отец, с трудом ставя больную ногу на подножку экипажа. - Если Виолетта считает себя достаточно взрослой и самостоятельной, чтобы целовать эльфов и разбираться с ними, то кто мы такие, чтобы ей мешать?
        - Но Джозеф! - по щекам мамы побежали слезы, а у меня защемило сердце.
        - Поехали, мы сделали, что могли, но наша дочь в нас не нуждается. Если она жаждет стать женой длинноухого, то так тому и быть.
        Мне отчаянно хотелось сказать, что это неправда. Что я их очень люблю и делаю все исключительно ради них! Но я только стояла и кусала губы, глядя вслед удаляющемуся экипажу.
        Мы обязательно поговорим с мамой, ведь необходимо будет передать первую часть лекарства для отца и как-то незаметно ему подлить. Надеюсь, мама поймет меня и простит.
        С такими мыслями я развернулась и встретилась взглядом с вышедшим из-за дерева эльфом, тем самым, которого я поцеловала этой ночью. Он, наверняка, все слышал, как минимум, слова моего отца, и теперь точно думает, что я специально поймала его своим поцелуем. Возможно, с ним тоже стоило поговорить, попробовать наладить отношения, но у меня не осталось на это душевных сил.
        Сейчас, в дневном свете, его внешность уже не казалась столь волшебной. Да, черты лица правильные и красивые, но какие-то бесцветные и безэмоциональные. И светлые волосы ничуть не оттеняли его, какими бы шелковистыми и густыми они сами по себе ни были. У меня, если подумать, не хуже.
        Или эльфийское очарование сильно исключительно ночью. Или пить надо меньше.
        И этот ледяной истукан теперь…
        Мой муж?
        Эльф, кажется, тоже не горел желанием со мной общаться. Он круто развернулся и стремительно направился в сторону гостевого общежития, где разместили их делегацию.
        Глядя ему вслед, я окончательно осознала, что предстоящий год дастся мне нелегко.
        В расстроенных чувствах я побрела к нашему общежитию, дошла до комнаты, которую делила с Ники, открыла дверь и под взглядом подруги рухнула на свою кровать и разрыдалась.
        Николь подсела ко мне и принялась гладить по волосам, говорить что-то успокаивающее о том, что все будет хорошо и я обязательно справлюсь.
        Но я понимала: ничего хорошего у меня не будет.

* * *
        Портал для родителей открылся утром, но с небольшим опозданием. Дьеналь стоял в портальном корпусе вместе с ректором академии, поминутно вздыхающим и качающим головой то ли из-за того, что открытие портала задерживалось, то ли из-за всей ситуации в целом.
        Магистр Фаграл сдержанно поздравил Дьена с обретением супруги. Эльф лишь кивнул, не желая говорить неуместные слова благодарности, которой не испытывал.
        Возможно, этот пожилой человек мог повлиять на наставника Ильнао или на ту человеческую девушку, пожалуй, он единственный, кто мог. Но, видимо, предпочитал не лезть в дела эльфов. И теперь вместе с ними ждал прибытия главы одного из высших эльфийских домов.
        Наконец, портал заработал на полную мощность и в нем проявились два покрытых рябью силуэта. Секунда - и отец с матерью шагнули, оказавшись на территории академии. Дьеналь склонил голову, Эвиналь Ильнао поклонился чуть ниже, как представитель младшей ветви старшей. Ректор, не связанный эльфийскими традициями, лишь на словах поприветствовал дорогих гостей.
        Ньериль и Ролиан Варнао ответили, короткий обмен любезностями с ректором и наставником, слишком короткий, на грани приличий, но и времени на церемониалы у них нет. Полчаса, остальные эльфы уже готовы возвращаться и ждут снаружи.
        - Мне бы хотелось поговорить с нашим сыном, - Ролиан выразительно посмотрел на ректора.
        - На втором этаже комната с выходом на балкон, - указал магистр на лестницу, закручивающуюся по спирали вокруг портала.
        Ролиан пошел первым, Ньериль, взяв под руку Дьена, шла следом. Она осторожно кончиками пальцев поглаживала тыльную сторону ладони сына, подбадривая и утешая.
        Значит, ничего хорошего Дьеналя не ждет. Впрочем, это было ясно с самого начала.
        - Наверное, тебя следует поздравить, - произнес отец, стоило им оказаться на втором этаже. Зал здесь был не менее просторный, разве что потолок значительно ниже. - С тем, что какая-то человеческая девка сумела силой и хитростью женить тебя на себе.
        - Ролиан, не стоит, - попробовала вмешаться мать, но отец и не взглянул на нее, прожигая взглядом сына.
        - И ты претендовал на место хранителя Древа? - продолжил отец. - Я рад, что этого не случилось.
        Дьеналь склонил голову, признавая его правоту. Он недостоин подобной чести, пусть сознавать это ужасно больно, а слышать еще больнее.
        - Тебе придется остаться с женой в академии, раз она отказалась переезжать к нам. Как ни странно, но правда на ее стороне, раз она выбрала тебя в мужья, - усмешка отца вышла злой, впрочем, Ролиан Варнао никогда не щадил чувства единственного сына. Обычно Дьен был ему за это благодарен, но не сейчас. - Надеюсь, - продолжил отец, - ты не дашь нам новых поводов стыдиться за тебя.
        - Я приложу все усилия, - еще ниже склонил голову Дьеналь.
        Мать все еще сжимала его ладонь, чуть поглаживая большим пальцем.
        - У меня есть здесь и другие дела, раз уж приехал. Надеюсь на твое благоразумие, - на этом отец направился к лестнице, не дожидаясь никаких ответных слов. Мнение и слова сына его всегда интересовали мало.
        - Дьеналь, - мать обошла его, встав перед эльфом и заглянув ему в глаза. - Ты должен знать, что мы все равно любим тебя и всегда поддержим.
        - Спасибо, мама, - грустно улыбнулся Дьен.
        - И человеческая женщина - не самый худший вариант, - продолжила Ньериль. - Возможно, она окажется хорошей женой и спутницей. Это ведь лучше, чем идти дорогой одиночества…
        - Мы обсуждали это, мама, - Дьен осторожно высвободил свои ладони из ее тонких пальцев, перехватил и поцеловал. - Но теперь одиночество мне не грозит, не так ли?
        Эльфийка улыбнулась, привстала на цыпочки и легонько коснулась губами щеки сына.
        - Все будет хорошо, мой мальчик. Дороги жизни извилисты, словно ветви Древа, и так же переплетаются друг с другом. Ты никогда не знаешь, куда изогнется тонкая лоза в этот раз, - Ньериль улыбнулась и, взяв его под руку, пошла обратно в портальный зал, в котором ожидали остальные собратья.

* * *
        Я ждала эльфов среди хозяйственных построек, где и в лучшие дни никто не появлялся, а сейчас, когда сугробы по колено, и вовсе не находилось желающих прогуляться возле старых конюшен и заброшенного сарая. Их все намеревались снести и построить на их месте дополнительное общежитие, но пока что планы оставались планами. Я стояла в небольшом проходе между двух стен и пыталась отогреть дыханием озябшие пальцы. Оделась слишком легко, накинула на платье пальто и влезла в теплые сапоги, в надежде, что все пройдет быстро. Знала бы, какие они непунктуальные, пришла бы в теплых штанах и парке.
        Но эльфы, как назло, не спешили, поэтому я уже порядком продрогла и начала пританцовывать, подбивая одну ногу другой.
        - Добрый день, - послышалось вежливое приветствие у меня за спиной. Эвиналь Ильнао еще вчера вечером предупредил о встрече со свекром, пообещав его привести в назначенное место. И вот два эльфа здесь, одновременно похожие, но при этом разительно отличающиеся, если присмотреться.
        Все эльфы светловолосые, высокие и гибкие. И черты лица примерно одинаковые: длинный нос, вытянутые глаза всех оттенков зелени, узкие лица.
        Только наставник Ильнао был спокоен и доброжелателен, чего не скажешь об отце его подопечного. От прошедшегося по мне взгляда второго эльфа осталось гадкое ощущение, словно нечистотами облили. Именно с таким брезгливым выражением рассматривал меня Варнао-старший, разве что нос не морщил.
        Не знаю, к какому там они принадлежат древнему роду, но и я себя не на помойке нашла. Так что повыше вздернув подбородок и уверенно выдержав эльфийский взгляд, я легонько присела в реверансе, не собираясь выражать этому напыщенному длинноухому почтения больше необходимого.
        - Так значит, это ты взяла моего сына в мужья, - протянул эльф. Голос у него оказался на удивление глубокий и приятный. Интересно, а как звучит голос того самого Дьеналя? Мы ведь еще ни разу не разговаривали.
        - Да, - ответила я, не желая объясняться и оправдываться. Уверена, наставник Ильнао рассказал ему все, что счел необходимым.
        - Ну что ж, надеюсь, через год ты покинешь нашу семью так же тихо и незаметно.
        - Очень на это рассчитываю, - стараясь сохранить спокойное выражение лица, я вернула ему презрение.
        Глаза эльфа потемнели, превратившись из нежной зелени листвы в болотную жижу.
        - Учти, все мои слова и клятвы будут действительны, если ты отпустишь моего сына, проведя с ним год. И при этом сохранишь дистанцию. Надеюсь, у тебя хватит благоразумия воздержаться от необдуманных поступков и нежеланных детей.
        И то, как это было сказано, как смотрел на меня при этом эльф… будто на шлюху, на вконец падшую женщину. Мне огромных усилий стоило не развернуться и не уйти, послав при этом длинноухого подальше. Конечно, я не ожидала, что наша встреча пройдет в теплой семейной атмосфере, но и такого не ожидала тоже.
        - Ролиан, не стоит, - мягко улыбнулся наставник Ильнао, попеременно глядя то на эльфа, то на меня.
        - Не переживайте насчет этого, - я все же нашла в себе силы ответить. - Если вы не уверены в своем сыне, то во мне можете не сомневаться - дистанция между нами будет максимально возможная.
        По лицу эльфа скользнула тень, на секунду мне показалось, что развернется и уйдет именно он, и я уже спешно подыскивала слова, чтобы сгладить ситуацию. Но, к счастью, ничего сглаживать не пришлось.
        - Я думаю, мы все здесь заинтересованы в том, чтобы все прошло гладко, цена для каждого достаточно высока, - напомнил Эвиналь Ильнао. - Ролиан, Виолетта ждет клятву.
        Варнао-старший прикрыл глаза, крылья носа раздувались от тяжелого дыхания. Видно было, что эльф превозмогал себя, перешагивал через собственную гордость, давая клятву человеку.
        - Клянусь передать Виолетте Сарнад вторую часть слез Великого древа, если она проведет с моим сыном год, а после отпустит его по истечении оговоренного срока, сохранив наш уговор в тайне.
        Магический огонек вылетел из его руки и лег в мою раскрытую ладонь. По коже тут же пробежался рисунок из лозы и цветов, обвил мою руку и растворился.
        - Первая часть лекарства, - эльф достал из кармана пузырек с прозрачной жидкостью, она немного блестела и тягуче перекатывалась внутри.
        Я подошла и протянула чуть подрагивающую руку, все еще не веря, что получаю настоящее сокровище, за которое многие бы отдали любые деньги.
        Ролиан Варнао убрал свою руку, и я непонимающе подняла на него взгляд.
        - Ты приняла мою клятву и согласилась с условиями. Помни о них, - с этими словами он все же передал мне заветный пузырек.
        - Подождите, - окликнула я развернувшегося ко мне спиной эльфа. - Скажите хотя бы, как его принимать?
        Мне показалось, что мой вопрос так и повиснет в воздухе, но эльф сбавил шаг и бросил через плечо:
        - Просто выпить. Можно вместе с водой, вином, чаем, чем угодно. Главное - сразу, одной порцией.
        - Спасибо, - я прижала лекарство к груди, стараясь выровнять дыхание и отдающийся в ушах пульс. Я все переживу, и пренебрежение этого длинноухого в том числе, если это вернет моему отцу здоровье и магию. Оно того однозначно стоит.
        4. ПЕРЕЕЗД
        Новость о том, что я вышла замуж за эльфа, распространялась по академии со скоростью летящего файербола. Я собирала вещи для переезда в гостевое общежитие к эльфу, радуясь, что главное уже упаковала, когда готовилась уезжать с родителями. В дверь то и дело стучались студенты с вопросами, но Ники грудью стояла на входе и разворачивала всех любопытных. Постепенно подруга зверела все сильнее и ответы становились все грубее.
        - Знаешь, даже повезло, что ты переезжаешь в гостевое общежитие! - не выдержала она под конец. - Здесь бы тебя точно в покое не оставили!
        - Не думаю, что переезд что-то сильно изменит, - пожала плечами я, складывая последнюю одежду.
        - Лета, ты точно уверена в своем решении? - подруга подошла и обеспокоенно всмотрелась в мое лицо. - Не знаю, что тебе наплел тот эльф, но, может, стоит все еще раз хорошенько обдумать?
        - Мы это уже обсуждали, - устало проговорила я. Кажется, последние два дня выпили из меня больше сил, чем все экзамены, вместе взятые. - К тому же все уже решено.
        Невидимый узор незримо украшал мою руку, и стоило попытаться заикнуться про клятву, как кожу начинало предупреждающе покалывать. Пусть клятва и была озвучена только эльфом, но я ее приняла и несла ответственность за свои действия.
        - Да, я понимаю, - Ники помогла мне связать стопку книг, чтобы не рассыпались. Особенно с вопросами она не приставала, но все же очевидно переживала за меня. И, несмотря ни на что, поддерживала.
        Вот за что я ее особенно люблю.
        Вещей в итоге набралось очень прилично, в один заход точно не перенесем.
        - Как ты все это сюда дотащила при заселении? - Ники обвела подготовленную гору взглядом.
        - Это за три с половиной года скопилось, - одежда пусть и занимала много места, зато не отличалась весом. Чего не скажешь о книгах. - А при въезде помог Стивен.
        Я сглотнула вставший в горле ком. Как я буду смотреть жениху, теперь уже бывшему, в глаза? Что скажу о том, почему я так поступила?
        Не уверена, что Стивен с его темпераментом спокойно примет какие-то объяснения.
        - Отнесем в несколько подходов, - решила подруга и подхватила ближайшие сумки.
        В дверь снова постучали.
        - Проваливайте! - громко крикнула Ники, чей лимит вежливости закончился еще десяток стуков назад.
        - Это свои, - раздался голос Зака за дверью.
        В коридоре он оказался не один, с ним стояли Кайлус и Льюр.
        - Привет, - поздоровались парни, оглядывая нашу комнату, заставленную связками книг и сумками. - Помощь нужна?
        - Спрашиваешь еще! - Ники тут же всучила сумки стоявшему ближе всех Льюру.
        - Это из-за поцелуя? - Зак виновато смотрел на меня.
        - Да, - не стала отрицать я. - У эльфов много разных традиций. Уже все в курсе?
        - Почти, кто-то еще не отошел от празднования, - Зак прошел внутрь, сел на мою заправленную одним покрывалом кровать и оглядел заметно опустевшую комнату. - Слушай, может, еще не все потеряно? - начал он.
        - Зак, давай не будем, - попросила я друга. Понятно, что он как зачинщик всего чувствовал себя виноватым. С другой стороны, это только мое решение, и я не собиралась перекладывать свою ответственность на других.
        - Лета, если что-то можно сделать, ты знаешь, что мой отец в Верховном совете, - не унимался парень.
        - Не надо ничего делать, - повторила я чуть резче, чем следовало.
        - Лета, ты же никогда не отчаивалась и не опускала руки, - не собирался отступать парень. - Да, ситуация вышла… неприятная. Но ты не обязана идти на поводу у эльфов и соблюдать их долбаные традиции!
        Последнее Зак почти выкрикнул. В комнате повисла тишина, мы все как-то неловко замерли. Пожалуй, такой реакции от Зака не ожидал никто. Он и сам смутился и отвел глаза.
        - Извини. Это все я виноват, - Зак ссутулился и опустил голову. - Не надо было приплетать эльфов к нашему заданию.
        - Зак, хорош, - я села рядом и положила руку ему на плечо. - Что сделано - то сделано. Скандал с эльфами нам нужен меньше всего, согласись. И, возможно, еще не все потеряно, но пока мне нужно пожить с эльфом. Таковы их условия. Поможешь переехать?
        - Конечно, - Зак криво улыбнулся. - А как же твой Стивен? Что ты ему завтра скажешь?
        - Скажу правду, конечно, что я теперь жена эльфа и наша помолвка разорвана, - а что тут еще скажешь в самом-то деле?
        Парень кивнул и встал, подхватив мои вещи. Собственно, впятером мы донесли все за один заход. Жаль, защита гостевого общежития не пускала друзей внутрь, так что поднимать вещи на второй этаж мне пришлось самой.
        Ключ от комнаты мне выдала наша комендантша. Лицо у нее было настолько сочувствующее, словно она меня уже похоронила и сейчас начнет оплакивать. Так что я постаралась как можно быстрее отделаться от нее с ее неуместным состраданием.
        И вот перед дверью двести пятой комнаты я застыла. Как представлю, что столкнусь с эльфом, так перед глазами едва ли не темнеет. Мы же будем жить вдвоем, а вдруг…
        Я стиснула зубы. Я - маг, а не какая-то беззащитная женщина. Нас здесь готовят и тренируют, так что мне не пристало бояться кого-либо. Но парочку боевых заклинаний я все же вспомнила. На всякий случай.
        Ключ без труда провернулся в замке, и я, глубоко вдохнув, толкнула дверь. Передо мной оказалась небольшая комнатка-прихожая с тремя дверьми. Одна, левая, закрыта; средняя была приоткрыта, и за ней виднелся край ванной - санузел; и одна, открытая настежь, вела в мою отдельную комнату.
        Я с облегчением выдохнула и прислонилась к косяку. Ну что ж, хотя бы спать в одной комнате нам не придется. А уж совместный санузел я как-нибудь переживу. Занеся первую партию вещей, я спустилась к друзьям за второй и так сделала несколько ходок, пока не перетаскала все.
        Эльф никак себя не проявлял. Я вообще засомневалась, что он в своей комнате, но стучать и спрашивать не решилась.
        - Спасибо вам! - от души поблагодарила я друзей. - Не представляю, если бы мне пришлось от нашего общежития это все одной таскать.
        - Да было б за что, - отмахнулся Зак.
        Остальные его поддержали.
        Выслушав короткое напутствие Ники и получив ободрительные шуточки и советы от парней по поводу того, куда лучше бить эльфа, если надумает приставать, я отпустила всех обратно, чтобы не морозить на улице. Но стоило друзьям сделать несколько шагов, как Зак развернулся и нагнал меня в самых дверях, придержав закрывающуюся створку.
        - Лета, - парень нервно облизал чуть обветренные губы. - Слушай, если тебе все же удастся отделаться от эльфа и стать свободной, то знай, - Зак закрыл глаза на секунду, собираясь с духом, и с отчаянной решимостью продолжил: - Меня эта ситуация не смущает. Я от тебя никогда не отвернусь.
        Лицо у него было красным, щеки пылали, как и уши, видневшиеся из-под кудрявых темных локонов, но смотрел он мне в глаза серьезно, и я впервые подумала, что никогда раньше не обращала на него внимания. Смеялась над его шуточками вместе со всеми, но по-настоящему не смотрела на Зака. Да мы впервые стоим с ним так близко один на один. Я в академию поступала в качестве невесты Стивена Блана, и все знали о моем женихе и официальной помолвке. Да и Стивен бы вызвал на бой любого, кто бы просто слишком пристально посмотрел в мою сторону, за ним не заржавеет. Так что я не знала, что сказать в такой ситуации, и чувствовала себя едва ли не более неловко, чем сам Зак.
        Парень же, не дождавшись ответа, выдавил улыбку, сбивчиво попрощался и ушел.
        В совершенно растрепанных чувствах я поднялась в комнату, заставленную вещами, села на край кровати и бездумно уставилась в стену.
        Сегодня всего лишь второй день нового года, и уже столько всего произошло. А что ждет меня дальше?
        Беглый осмотр нового жилища дал четкий ответ на этот вопрос: уборка.
        Нет, слоя пыли не было, но горы вещей, поставленных друг на друга, слегка пугали. Надо начинать обживаться и готовиться к экзаменам. Так что я расставила книги по полкам, развесила часть вещей на вешалки и разложила оставшееся куда придется, а затем взялась за учебники с конспектами.
        Сопромаг сам себя не выучит.
        Обложившись тетрадями, я повторяла схемы, позволяющие сопротивляться магическим атакам. Базовые символы, стойки, комбинации. Отражающие заклинания и заклинания подавления магии.
        Время пролетело незаметно, часы показывали одиннадцать вечера, линии в глазах плыли, концентрация скатилась к нулю - верный признак, что пора заканчивать.
        Проморгавшись и захлопнув учебники с конспектами, я встала и размялась, с наслаждением потянувшись. За занятиями как-то подзабылось, что я переехала и живу с эльфом, пока что невидимым и неслышимым. В голову закрались подозрения: а точно ли он здесь? А не случилось ли с ним чего? Может, он сейчас на полпути к эльфийской границе? Последняя мысль показалась забавной, но особенно рассчитывать на это не стоило.
        Наверное, следует зайти и проверить? Все же он в чужой стране совсем один.
        Я захватила свои банные принадлежности и вышла из комнаты, одновременно со мной из своей двери шагнул эльф.
        Мы оба замерли, глядя друг на друга.
        Сегодня эльф был в обычной одежде: простые брюки на длинных ногах и самого простого кроя льняная рубаха. Высокий и худой, но плечи довольно широкие. Светлые волосы распущены, только от висков назад тянулись две тонкие косички, подхватывающие пряди у лица и отросшую челку. Глаза зеленые-зеленые, как малахит, под которыми сейчас залегли глубокие синие тени, а вот ресницы и брови светлые. Острые скулы и длинный прямой нос - он определенно был похож на отца, кажется, я начинаю различать однотипных эльфов.
        - Привет, - неуверенно поздоровалась я.
        Эльф еще постоял пару секунд, развернулся и ушел, резко закрыв за собой дверь.
        Вот и поговорили.

* * *
        Дьеналь слышал, как она пришла. Слышал, как открылась входная дверь, и после небольшой паузы - легкие шаги. Зашла и вышла. И так несколько раз. Когда в очередной раз девушка ушла из комнаты, он не выдержал и выглянул из своего убежища - в ее комнате стояла целая гора вещей. И, видимо, это еще не все.
        У самого Дьеналя лишь три комплекта одежды, несколько комплектов нательного белья и минимум самых необходимых вещей. А еще деньги на покупку всего, что покажется нужным. Но от мысли, что ему придется идти туда, где много людей, и что-то у них покупать, эльфу становилось не по себе. Раньше все необходимое ему просто предоставлялось.
        Наконец, его соседка, которую Дьен даже в мыслях не мог назвать женой, угомонилась. В их секции вновь воцарилась тишина. Эта тишина заполнила все, и его мысли тоже. Они словно исчезли, оставив после себя какую-то апатию. Ему, слава Великому древу, не придется сдавать экзамены, но наставник велел ходить на занятия с людьми, обучаться у них, учиться с ними жить.
        Как сказал Эвиналь Ильнао, возможно, жить среди людей ему придется долго.
        В какой-то момент эльф понял, что надо, наконец, привести себя в порядок и лечь спать. В последние ночи он почти не спал, и это сильно подтачивало его. Для начала принять душ, который он отлично освоил за время пребывания их делегации. У людей все было не как у эльфов. Водопроводная система отличалась сложностью и при этом не отличалась надежностью. Водонагревающие котлы несколько раз останавливались и ломались только за те дни, что Дьеналь здесь прожил.
        То ли дело горячие источники, воду из которых использовали эльфы. И родники - холодные, чистые, свежие и задорно звенящие даже из латунного крана. Живая вода.
        Здесь же все было мертвым. Искусственно нагретая вода - не слишком горячей, а из другого крана - не слишком холодной. И совершенно невкусной.
        Но надо было идти мыться. Хранитель Древа должен быть чист помыслами, душой и телом. И если он так разом отринет все, чему его учили все эти годы, то отец окажется прав: он просто изначально не был достоин такой чести.
        Дьен встал и подошел к двери, распахнул ее, чтобы выйти, и сразу наткнулся взглядом на девушку.
        Она замерла напряженно и как-то испугано, словно тоже не понимала, чего от него ожидать. Огромные темные глаза настороженно изучали его, скользили по его лицу; аккуратный нос, яркие пухлые губы и небольшая ямочка на подбородке. Слабо заплетенная коса вилась змеей по ее плечу и спускалась на грудь, останавливаясь у квадратного выреза простого синего платья. Оно ничуть не походило на то небесно-голубое, что было на ней в новогоднюю ночь.
        Воспоминания, как и понимание, кто перед ним, ударили наотмашь. Женщина, с непонятной целью привязавшая его к себе. Лишившая будущего.
        - Привет, - тихо сказала она с какой-то вопросительной интонацией.
        По-хорошему, Дьеналь тоже должен был что-то ответить. Но отвечать по-хорошему не хотелось, то, что творилось у него в душе, хорошими словами не описать. А единственный вопрос - “зачем она так поступила” - вряд ли бы улучшил ситуацию.
        Эльф просто ушел. Сбежал, как он признался себе, вновь оказавшись за дверью своей комнаты. Говорить с той, что по какой-то роковой ошибке стала его женой, было выше его сил. Потому что сколь бы ни был суров его отец, он никогда не позволял себе грубости по отношению к жене. И Дьен не мог опуститься до подобного. Поэтому он размашистыми шагами подошел к окну и посмотрел на царившую за ним зиму.
        Такую холодную и такую чужую.
        5. СТИВЕН
        Следующий день выдался насыщенным. Начались экзамены, все отгуляли празднества и тут же протрезвели. Кто-то сразу договаривался с преподавателями о пересдаче, дабы не тратить ни их, ни свое время, явившись сегодня неподготовленными.
        У нас первым шел сопромаг, не самый сложный, но и не самый легкий. Я бы без труда его сдала, если бы…
        - Лета, ты правда стала женой эльфа и живешь с ним в одной комнате?
        - В смежной, - устало ответила я, уже давно поняв, что в ожидании своей очереди ничего повторить не сумею, погребенная под вопросами однокурсников и просто любопытных.
        Если бы можно было вызваться первой, я бы, ни минуты не колеблясь, пошла сдаваться сразу. Но, к сожалению, очередность определялась жребием, и моя очередь оказалась ближе к концу.
        - И как оно? С эльфом? - девушки жадно смотрели на меня, кусая губы и сгорая от любопытства.
        - Примерно как и с Ники. Только не приходится ждать его по часу из душа.
        Девчонки захихикали.
        Парни стояли чуть поодаль. Зак так и вообще старался не смотреть в мою сторону, но время от времени я все равно ловила на себе его взгляды. Правда, особо задумываться над его словами не имело смысла: пока что я официально “замужем”. Этот статус признан в академии, пусть обряд по людским правилам и не проведен. Но у нас руководство широких взглядов, поддерживающее смешение культур. Во всех смыслах этого слова.
        Зак сказал, что не отвернется от меня. Значит ли это, что после года жизни с эльфом я не останусь для него порченой предательницей?
        Посмотрим, этот год еще надо пережить.
        А для начала - успешно сдать экзамены, ведь идти, в случае провала, нам с эльфом некуда. Вряд ли родители обрадуются, заявись я с ним под руку в наш особняк.
        - Мама, папа, это … - мое воображение сбилось, картина знакомства пошла рябью, как там его зовут? - Это Дьеналь, и он будет жить с нами.
        Нет, такое даже представлять странно.
        - Лета, а ты уже видела своего эльфа без одежды? - наклонилась ко мне одна из однокурсниц. - У них правда там волосы не растут?
        Я застонала и закрыла лицо руками. Да сколько же можно?
        - Отстаньте все от Виолетты! - гаркнул Зак.
        Народ удивленно обернулся к нему.
        - Лучше к экзамену готовьтесь и ей не мешайте! - Зак быстренько разогнал столпившихся вокруг меня и сам сел рядом, демонстративно раскрыв учебник, как мне показалось, на случайной странице.
        - Спасибо, - поблагодарила я друга.
        - Не за что, - буркнул в ответ он.
        Мы какое-то время сидели в молчании. Первым не выдержал Зак.
        - У тебя все нормально? - тихо спросил он, наклонившись ближе ко мне. - Эльф себя хорошо вел?
        - Хорошо, - я не сдержала смешок. - Сидел в своей комнате тише воды, ниже травы. Мы с ним встретились один раз, и то он тут же вернулся к себе.
        Даже не поздоровался.
        - Ладно, - удовлетворенно кивнул Зак. - Если что - сразу говори, не молчи, поняла?
        - Не переживай, - я погладила друга по руке. - Я справлюсь. Но если что - обязательно скажу!
        Меня вызвали сдавать экзамен ближе к обеду. Вопрос достался из простых - основные схемы защиты. Я быстренько нарисовала пять базовых, рассказала про их модификации и получила заслуженную пятерку.
        - Я слышал о вашей ситуации с эльфом, - магистр Вильнис поправил очки, вписывая мне оценку. - Надеюсь, на вашу успеваемость это не повлияет. Влюбленность плохо совмещается с учебой.
        - Да вы что! - я даже не знала, от чего открещиваться в первую очередь: от мнимой неуспеваемости или еще более мнимой влюбленности?
        - Знаете, вы отчаянная девушка, раз решили привязать к себе эльфа, - заметил магистр, закончив заполнять ведомость в моей строчке. - Надеюсь, эльф сможет испытывать к вам настолько же сильные чувства.
        - Спасибо, - сдержанно поблагодарила я, решив не отнекиваться. Мне целый год выслушивать подобное, не стану же я оправдываться перед каждым?
        Преподаватель кивнул и отпустил меня, вызвав следующего студента.
        А ко мне, стоило выйти из кабинета, кинулось сразу несколько человек.
        - Лета! - Ники, сдавшая сопромаг намного раньше, растолкала всех и схватила меня за руку. - Стивен вернулся!
        Сердце совершило кульбит из груди в живот и обратно и забилось в бешеном темпе.
        - Я с ним сейчас поговорю, - решила я, понимая, что чем дольше откладывать - тем хуже будет. И лучше уж он узнает все от меня.
        - С ним уже поговорили, - подруга потянула меня сквозь толпу, бесцеремонно всех распихав. - И он вызвал твоего эльфа на поединок. Их видели недалеко от круга, если побежим, может, успеем к началу. Или к концу.
        Я сглотнула, отцепила пальцы Ники и стремглав рванула на улицу, позабыв про все на свете, включая верхнюю одежду. Я совершенно не представляла, на что способен эльф и чего от него можно ждать, зато я отлично знала Стивена и от него ничего хорошего не ждала.
        Стив был лучшим на своем потоке и одним из лучших и сильнейших магов в академии. Прирожденный боевик, отлично владеющий как магией, так и кулаками. Но магические поединки были строжайше запрещены, зато на кулаках можно драться свободно. Именно для этого и существовал круг, в котором вся магия блокировалась, а любое заклинание развеивалось еще на стадии создания. Так студенты и пар спускали, и проблемы решали, и при этом не калечили друг друга. В любом случае, ни до чего такого, с чем бы потом не могли справиться наши целители, обычно не доходило.
        Вот только мой теперь уже бывший жених любил решать проблемы кардинально и основательно. И с него станется сделать меня вдовой.
        Так что промедление было смерти подобно, не до одежды.
        Выбежав на улицу, я не почувствовала холода, от такого бега, наоборот, стало жарко. Сумка мешалась и била по спине, замедляя мой темп, я с трудом сдержалась, чтобы не швырнуть ее в ближайший сугроб.
        Возле круга собралось небывалое количество зрителей, и народ продолжал прибывать со всех сторон. Судя по выкрикам, внутри уже что-то происходило, значит, к началу я не успела. Это плохо.
        Почти не замедляя ход, я врезалась в толпу, получила несколько тычков и проклятий в спину, но прорвалась к кругу, за которым вовсю шла драка.
        Нет. Избиение.
        Эльф тяжело поднимался с забрызганного красным снега, губы разбиты, из носа кровь, по скуле расплывается синяк, на светлой одежде тоже кровь.
        У Стивена кровь была только на кулаках. Короткий замах - и эльф согнулся пополам. Выстоял, и тут же следующий удар, сваливший его обратно на снег.
        Дьеналь не пытался не то что защищаться, хотя бы закрываться от ударов.
        - Получай! - выкрикнул Стивен и замахнулся ногой, но я, не успевая добежать, метнула в него сумку.
        - Какого! - ругательство утонуло в новых выкриках.
        В поединок вмешиваться запрещалось, но на правила мне было сейчас плевать. Я подбежала к эльфу и рухнула возле него на колени. Кошмар! Да на нем живого места нет!
        - Решила спасти своего муженька? - накинулся на меня Стив. Показалось, что сейчас он замахнется и вмажет уже мне, но нет, все же ему хватило выдержки и самообладания.
        - Ты что творишь? - от злости, отчаяния и страха меня трясло. - Ты же его убьешь!
        - И убью! - заявил Стив. - Чтобы длинноухие не уводили чужих женщин!
        - Не приближайся к нему, - прошипела я, готовая уже сама кинуться на своего бывшего. - Не смей его трогать, понял!
        - Лета, ты что? - кажется, Стивен не такой реакции ожидал. - Ты серьезно? Ты променяла меня на этого… этого… на это ничтожество?!
        - Сам ты ничтожество! - выкрикнула я, пытаясь поднять эльфа. Ему надо срочно в лазарет! А если наши целители не умеют помогать эльфам? Если им нужно какое-то особое лечение?
        В голове царила паника. Если с этим эльфом что-то случится, то что станет со мной? С моим отцом? С дипломатическими отношениями в конце концов?
        Чем Стивен вообще думал?
        - Он не уйдет! - бывший рывком отбросил меня назад. - Он сам согласился на поединок. А что драться не умеет и слабак - так это его проблемы, нечего было соглашаться. Понял, тварь? - и пнул эльфа.
        И тогда я все-таки исполнила задуманное. От души врезала Стивену под колено, от чего рухнул уже он.
        - Ах ты предательница! - заревел он, вскакивая на ноги, и я приняла боевую стойку, готовая драться, если потребуется.
        Но, на мое счастье, через толпу прорвались и однокурсники. Кайлус и Зак не уступали габаритами Стивену, такие же накачанные горы мускулов. Льюр был поменьше, невысокий, но коренастый. Собственно, он и Кайлус скрутили Стивена и оттащили его от нас. Зак склонился над эльфом и присвистнул.
        - Неслабо он его.
        - Зак, его нужно доставить в лазарет, - схватила я парня за руку. Тот согласно кивнул.
        - Хватай его с другой стороны, - скомандовал он.
        Вдвоем мы подняли едва переставляющего ноги эльфа. Честно сказать, если бы не подоспевший Кайлус, оттеснивший меня в сторону и подхвативший эльфа под плечо, я бы со своей задачей не справилась.
        Эльф оказался высоким, наверное, даже повыше Зака с Кайлусом, и не сказать чтобы легким.
        В лазарете, стоило нам зайти, как подоспели целители, быстро уложили побитого на койку, стащили с него обувь и срезали и без того пострадавшую одежду.
        На этом мы отошли в сторону и дали возможность заниматься эльфом профессионалам.
        Я нервно теребила кончик косы, сидя на свободной койке, парни стояли рядом. Скоро прибежали и раскрасневшиеся Ники с Льюром, с трудом переводя дыхание.
        - Еле угомонили Стивена, - отчитался Льюр, сверкая свеженьким фингалом под глазом и рассеченной губой, которые лучше любых слов демонстрировали, что “угомонение” прошло нелегко.
        - Держи, - подруга положила мне на колени пальто и шапку с перчатками, а сама села рядом и обняла меня за плечи. - Сильно эльфу досталось?
        Я молча кивнула, кусая губы и стараясь не разрыдаться. Перед глазами вновь и вновь прокручивалась картина, как Стив бьет стоящего неподвижно эльфа. А если бы я не вмешалась? Если бы… если бы все так и продолжилось, то Стив не остановился бы. Он вообще не умеет останавливаться, когда надо.
        И неужели для Дьеналя смерть лучше брака со мной?
        А что, если я в следующий раз не успею?
        Я прижалась к подруге, закрыла лицо ладонями и все-таки заплакала. Я не хотела никому зла. И мне казалось, что я поступаю правильно или хотя бы оправданно. Ну серьезно, брак - это не приговор. У нас сплошь и рядом женились по указке родителей из соображений разумности и выгоды. И вряд ли у эльфов все иначе. Не из-за чего убиваться, в самом-то деле. Во всяком случае, на мой человеческий взгляд.
        Даже мой брак со Стивеном не являлся нашим с ним выбором, хотя мы с детства знали о своей судьбе и спокойно приняли ее. Стив был неплохим парнем - симпатичный голубоглазый шатен с тренированным телом и хорошим чувством юмора. Он мне нравился, я с удовольствием целовалась с ним, а когда Стивен на втором курсе академии предложил пойти дальше, тоже не сильно колебалась. Что я, в конце концов, теряю такого, чтобы дожидаться брачной ночи, которая и так обязательно случится? Да и прекрасно представляя темперамент своего парня, я решила, что лучше уж он будет со мной, чем с кем-то, тут не стоило питать иллюзий. Вряд ли он бы честно дожидался окончания учебы и жил все эти годы в воздержании.
        Я видела Стива на полигоне, приходила за него болеть на соревнованиях, видела, как он умеет драться и вырывать победу с боем. Он никогда не отличался мягкостью характера.
        Но я впервые видела, как он кого-то жестоко и целенаправленно избивал.
        И уж точно никогда раньше я не представляла, что буду стоять перед ним в круге, готовая драться.
        Закончится ли наша история на этом? Вряд ли. Наверное, еще не раз я буду сталкиваться с бывшим, и как с ним объясняться после всего увиденного - не представляю. Не представляю, как стану с ним говорить.
        И если до этого я думала попробовать честно объяснить ему ситуацию и цену нашего с эльфом брака, обговорить возможность - ну а вдруг! - воссоединения через год, то теперь поняла - ни за что. Стив будет последним, кто узнает правду. Пусть думает, что я действительно променяла его на длинноухого, и живет с этим.
        Иногда полезно опуститься с небес на землю и понять, что мир не вертится вокруг тебя одного.
        6. ЛАЗАРЕТ
        Ники таки вытащила меня на ужин, убедив, что во время экзаменов силы мне еще как пригодятся. Целители погрузили эльфа в лечебный сон и пообещали, что у них он в абсолютной безопасности.
        Еще к нам заглянул один из помощников ректора и остался крайне недоволен увиденным.
        - Нам не нужны проблемы с эльфами, - строго выговорил он мне.
        - Скажите это лучше Стивену Блану, - посоветовала я, не став покрывать своего бывшего.
        - Он уже получил сутки карцера, - заверил меня мужчина.
        После этого я и решилась сходить на ужин. Если Стивен в карцере, то следующие сутки моему эльфу ничего не угрожает.
        Над Дьеналем сиял купол исцеляющего заклинания, синяки и гематомы постепенно рассасывались, заживлялись и внутренние повреждения. На восстановление ему тоже отвели сутки, пообещав отпустить завтра вечером.
        Ужинала я без удовольствия, даром что обед пропустила, больше ковырялась в тарелке, чем ела. Кроме избитого эльфа дико нервировали направленные на меня взгляды и шепотки. Видимо, нашу свадьбу будут обмусоливать еще долго.
        - Я пойду, - я встала, вернув почти нетронутую еду на поднос.
        - Хочешь, я с тобой? - вызвалась Ники, но я покачала головой.
        Мне нужно побыть одной, подумать о случившемся. И повидать эльфа, от беспокойства о котором я не могла отрешиться.

* * *
        Дьеналь открыл глаза, не сразу поняв, где он и что с ним. Последним воспоминанием, которое он выудил из гудящей головы, оказался приход его жены в круг. Он до сих пор не мог поверить в случившееся: она встала между ним и тем человеком, назвавшимся ее женихом.
        Записка с вызовом прилетела Дьену вместе с камнем в окно, со звоном разбив стекло, рассыпавшееся по полу. За окном стоял человек, эльф плохо разбирался в людях, но на вид тот казался студентом старших курсов.
        На бумаге крупным почерком был вызов на поединок без магии. Дьен тогда еще не знал, что послужило причиной вызова, но отказываться не стал. Подумал, что у человека наверняка имеются веские основания. И не ошибся.
        Стоило эльфу спуститься, как ему доходчиво объяснили, что его жена была невестой этого самого человека и теперь тот желает получить ее обратно.
        Дьен был бы и рад вернуть, но не мог. Зато уже в кругу, где привычная магия не отзывалась, в голову пришла мысль, совершенно дурацкая, наверное, но тогда показавшаяся весьма соблазнительной.
        Раз его жизнь кончена, путь хранителя, по которому Дьен шел всю сознательную жизнь, оборвался, то так тому и быть. Он не станет сопротивляться.
        Боль Дьеналь терпеть умел, пусть и не сопротивляться оказалось сложно. Возможно, ему все-таки не следовало поддаваться и стоило ударить в ответ? Подраться как следует, как в детстве, без оглядки на последствия? Эльф не знал, как было бы лучше. Он не особо нужен родителям, отец так и вовсе разочаровался в нем еще тогда, когда Дьеналь впервые рассказал о выбранном пути хранителя Древа. Его жена, оказывается, была чужой невестой и вряд ли станет по нему плакать. Возможно, она уже сожалеет о совершенной глупости, во всяком случае, ее мотивов Дьен так и не понял. Зачем было привязывать его к себе? Счастливой или влюбленной в него она не выглядела.
        Хотя почем ему знать, как выглядят влюбленные?
        Но прибежавшая девушка встала не просто на его сторону, она была готова защищать Дьена и драться. И это оказалось так странно и так неправильно. А потом еще и пыталась тащить в лазарет, хорошо, что ее быстро сменил мужчина.
        И теперь в лазарете Дьен размышлял обо всем случившемся и никак не мог понять, что же все-таки произошло. И что не так с его женой?
        Наверное, им следовало поговорить, и Дьеналь дал себе честное слово, что как только выйдет из стен лазарета, не станет больше ее избегать и отсиживаться в своей комнате. Это решение далось ему легко, ведь эльф и подумать не мог, что вечером девушка сама придет к нему.
        Он услышал ее легкие шаги еще из коридора, а затем дверь отворилась, и Дьеналь поспешно закрыл глаза, притворившись спящим. Он уже решил, что поговорит с ней завтра. Не сегодня и уж точно не прямо сейчас.
        Цокот каблуков по кафелю приближался, пока не затих возле его койки. Следом послышался глубокий вздох, и эльф почувствовал колебания лечебного купола, а затем едва не дернулся от ее неожиданного прикосновения. Холодные с мороза пальцы отвели волосы с его лица, осторожно погладили скулу.
        Новый вздох. Пальцы переместились на плечо, заставив Дьеналя напрячься. А затем подцепили простынку, которой его накрыли целители, и убрали ее почти до пояса. Третий вздох, самый горький и порывистый, после чего простыня вернулась на место, позволив почти обнаженному под ней Дьену чуть расслабиться.
        - Почему ты не сопротивлялся? - тихо спросила девушка, и эльф чудом не распахнул глаза.
        Знает, что он притворяется? Определяет по биению сердца, или он себя как-то выдал?
        - И зачем согласился на поединок, если не умеешь драться? - продолжила девушка странно дрожащим голосом.
        Дьен в любом случае не собирался ей ничего объяснять или, тем более, оправдываться. Потому что драться он вообще-то умел и весьма неплохо. А пока так и продолжил лежать не шевелясь, с закрытыми глазами. Кажется, ответов ей все равно не требовалось.
        - Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, - продолжился странный монолог. - Пожалуйста, - девушка явственно всхлипнула, - не делай так больше. Обещаю, что не дам тебя в обиду.
        Таких обещаний Дьеналю еще никогда не давали. Эльф ушам своим не верил: эта девушка всерьез думает, что сильнее него, и собирается его защищать? Впрочем, он сам дал ей повод считать себя слабаком. Может, и к лучшему? Наставник Ильнао всегда говорил, что от врагов лучше скрывать свою силу.
        И в довершение всего взяла его пальцы в свои - какие же холодные! - и слегка сжала, будто закрепляя сказанные слова.
        - Отдыхай, - шепнула она напоследок, погладила его руку и вышла, оставив Дьена в полном раздрае.

* * *
        Я вернулась в гостевое общежитие, которое никак не получалось воспринимать своим новым домом. Пусть наша с Ники комната была меньше, но она легко и быстро стала родной. Здесь же было одиноко и неуютно.
        Поставив ботильоны в сторону, сняв пальто, я занесла свои вещи в комнату и вышла, в нерешительности встав перед дверью эльфа. Его одежда испорчена, брюки с кофтой целители просто срезали, чтобы не возиться и не тратить время на раздевание. Значит, надо принести ему что-то взамен, не в одной же куртке и ботинках он пойдет через всю академию?
        Хотя после случившегося, я уже ни в чем не была уверена с этим эльфом.
        Но одежду ему принести надо.
        Дверь предсказуемо оказалась заперта, но замок не остановит мага. Я дотронулась до личинки, пара секунд - и механизм встал в положение “открыто”. После повернула ручку и распахнула дверь, не спеша заходить внутрь.
        Мало ли, вдруг там ловушки на входе?
        Но поверхностное сканирование ничего не выявило, оставалось надеяться, что эльф не поставил какую-нибудь мудреную защиту, не распознаваемую человеческой магией.
        Зато не заметить разбитое окно, валяющиеся на полу осколки стекла и выстуженную комнату было просто невозможно. Да уж! Ну и устроил здесь Стивен! Да за такое мало суток карцера, не был бы он одним из лучших в академии, наверняка получил бы наказание куда существеннее.
        Поэтому я сначала вернулась за ботильонами - все равно убираться - и осторожно прошла дальше по хрустящему под ногами стеклу. Ощущение, что вламываюсь в чужую комнату без приглашения, не покидало и подстегивало закончить поиски быстрее. С другой стороны, я же не воровать сюда пришла.
        Поэтому дверцы шкафа распахнула уже решительно: быстрее найду одежду - быстрее закончу.
        Увиденное меня озадачило. На вешалках висело всего два костюма: один парадный, тот самый, в котором эльф стоял на том памятном балконе, другой я бы назвала тренировочным.
        На полках, за исключением комплекта постельного белья и сменных полотенец, выданных гостю академией, нашлось несколько пар носков и весьма ограниченный запас белья.
        И как это понимать? Этот эльф такой бедный, что у него всего один комплект повседневной одежды? Вот вам и древний род. Хотя его отец выглядел вполне презентабельно, да и одежды пусть и мало, но все, что имеется, явно отменного качества.
        Парадный костюм брать не хотелось, даже дотрагиваться до него было как-то странно, сразу всплывали воспоминания о той ночи и ее последствиях. Пришлось снимать вешалку с черными, легко тянущимися штанами и водолазкой. Подумав, я, скрепя сердце, взяла эльфу сменное белье. Простынку я с него сильно не спускала, поэтому состояние того, что на нем, оценить не сумела. Более того, я даже на сто процентов не уверена, что на нем что-то вообще было. Правда, мое внимание тогда целиком было отдано гематомам и перетянутым бинтами ребрам. Кстати, сложение у эльфа оказалось не таким хрупким, как на первый взгляд. Не чета Стивену, конечно, но все же мог бы хотя бы попытаться дать ему отпор…
        Ладно, с эльфом мы еще поговорим, пусть пока вылечится, а там разберемся. Не можем же мы избегать друг друга целый год?
        Собрав вещи, я вышла из комнаты и заперла дверь, раз эльфу так спокойнее. Сама я, к слову, дверь не запирала: отлично знала, что тот, кто прошел внешнюю из общего коридора в наш, и внутреннюю вскроет.
        Так что быстро спустилась к коменданту общежития, объяснила ситуацию и договорилась об уборке и замене оконного стекла.
        А теперь повторять материал и готовиться к экзамену по основам целительства. Каждый раз, открывая учебник, я искренне радовалась, что выбрала боевое направление магии. Потому что если это основы, то я и представлять не хочу, сколько учат целители на полноценном курсе.
        7. ЗНАКОМСТВО
        Утром я опоздала на завтрак, спасибо Ники, прихватившей для меня булочку из столовой, иначе быть бы мне до обеда голодной. Сначала окна меняли дольше запланированного, и убирать все осколки и натоптанное пришлось мне самой - так оказалось проще и быстрее, чем ждать еще и уборщика. Потом я слишком задержалась в лазарете, расспрашивая целителей о состоянии эльфа. По их словам, ему ничего не угрожало, поправлялся он быстро, можно даже сказать - стремительно, и уже вечером вернется в общежитие. И крепкий длинный сон в таких ситуациях - а эльф опять крепко спал - тоже нормально.
        В целом эльф выглядел куда лучше вчерашнего: синяки на лице почти сошли, кровоподтек на плече рассосался. Простынку я на этот раз отдергивать не стала, постеснялась при целителях, но, думаю, и под ней все травмы должны залечиться. Я постояла рядом, посмотрела на его мерно вздымающуюся грудь и вспомнила про заканчивающийся завтрак.
        - Вечером зайду, - пообещала я спящему, как младенец, Дьеналю, оставила на тумбочке его вещи и убежала.
        Целительство моей сильной стороной не являлось, впрочем, как и у всех боевиков. Так что сдавала я его объективно так себе, но на фоне остального курса выглядела нормально.
        Пожилая целительница горестно вздыхала, подперев щеку кулаком и наблюдая, как я неловко накладываю на манекен заживляющие заклинания.
        - Хватит мучить Пьера, - не выдержала преподавательница. - Был бы он живой, вы бы на нем ожог оставили прямо поверх ранения. Все вы, боевики, такие: силы немеряно, вот и льете ее бездумно. Дозированно надо, дозированно. И нежнее с Пьером!
        - Хорошо, магистр, - кивнула я, стараясь уменьшить воздействие.
        Но после того, как тебя три года учили создавать максимально быстрые и максимально сильные заклинания, увеличивая эффективность резерва до предела возможного, это не так-то просто.
        - Я слышала, вы стали женой эльфа? Осторожнее, Виолетта! - из-под моих ладоней вырвался сгусток магии, который я не сумела удержать. Защита на манекене вспыхнула, но быстро исчезла.
        - Это имеет отношение к целительству? - спросила я, стараясь сосредоточиться заново. Интересно, на всех экзаменах мне будут задавать дополнительный вопрос про эльфа? И зависит ли от ответа на него оценка?
        - Непосредственное, - важно кивнула магистр. - Эльфы очень тонко чувствуют все живое, поэтому из них получаются великолепные целители. Попросите вашего мужа с вами позаниматься. Тогда, надеюсь, на следующем экзамене Пьеру не придется страдать от ваших рук.
        Нам с эльфом хотя бы общаться начать, не то что заниматься.
        - Думаю, Пьер уже не умирает, - отошла я от манекена.
        - Если бы мог - давно бы умер, - безжалостно заметила преподавательница, но все же поставила за экзамен пятерку. Я хотя бы не испортила ее любимое учебное пособие и уже этим заслужила хорошую оценку.
        На обед мы шли с Ники, которая честно пыталась меня расшевелить, но я только вяло кивала и временами выдавливала из себя улыбку в нужных местах.
        - Лета, прекрати киснуть! - не выдержала подруга. - Твоего эльфа сегодня выпишут, все с ним в порядке! Мы все теперь будем за ним присматривать.
        - Да, - в этот раз достаточно кивка, можно хотя бы не улыбаться.
        С эльфом предстоял разговор, которого я одновременно и ждала, и боялась. Захочет ли Дьеналь вообще со мной разговаривать? Или продолжит игнорировать и совершать глупости? Но оставлять все как есть, было категорически нельзя.
        А еще из карцера выйдет Стивен. Бывший должен остыть за сутки, во всяком случае, я очень надеялась, что в следующий раз он придет с разговором ко мне и разговор этот закончится мирно.
        Как бы там дальше ни сложилось, но стать его женой я уже не смогу. Картина, как он избивает несопротивляющегося эльфа, навсегда останется в моей памяти.
        Нет, такого мужа я не хочу, даже если он сам от меня не откажется.
        В столовой я старалась есть и не смотреть по сторонам, изо всех сил игнорируя направленные на меня взгляды. К тому же со мной за столом сидели Ники, Зак, Кайлус и Льюр. Парни шутили, старались меня развеселить. Иногда у них даже получалось. Но все равно задерживаться в столовой дольше необходимого я не собиралась. Никогда не желала быть звездой академии - и на тебе, прославилась на предпоследнем курсе. И если бы отличными знаниями или достижениями в магии…
        - Пойдем все вместе за твоим эльфом? - предложила Ники после обеда, беря меня под руку. - Он остался здесь один, никого не знает. Ему нужны друзья. Так ведь, ребят? - и, чтобы наверняка, другой рукой схватила стоявшего ближе всех Кайлуса.
        Парень тут же смутился и возражать нашей первой красавице, конечно, не стал. Зак и Льюр топали позади нас.
        - А не рано мы? - идти всей толпой в лазарет я не планировала, все же хотелось поговорить с эльфом наедине. Но и прогонять друзей, помогавших мне до этого, совесть не позволяла.
        - В самый раз, - решила Ники, уверенно таща всех в нужном направлении.
        Ладно, в случае чего, отложим разговор с Дьеналем на потом. Никуда он меня не убежит. Надеюсь.
        В голове мелькнула мысль поставить сигналку на его дверь и окно, вот только сделать это незаметно в присутствии эльфа точно не выйдет. Надо было вчера не целительство повторять, все равно перед смертью не надышишься, а сигналки расставлять. Может, еще не поздно?
        Правда, если эльф их все-таки найдет, получится неудобно.
        Ладно, поживем пока без сигналок.
        В лазарете было тепло и тихо, а еще совершенно пусто. Койка эльфа оказалась заправлена, и пациента на ней не наблюдалось.
        Я на секунду опешила, а после бросилась в кабинет целителя, без стука распахнув дверь.
        - Простите! - я запнулась на пороге. Дьеналь стоял посреди кабинета в одном исподнем, водолазка и брюки аккуратно висели на спинке стула.
        - Извините, - смущенно пробормотала я и, прикрыв за собой дверь, выскочила обратно в приемный покой.
        - Он там? - подскочила ко мне Ники.
        - Да, - я прикусила губу. - Он в порядке.
        Ярких синяков я на эльфе не заметила, а остальное должно само сойти за пару дней.
        Эльф вышел полностью одетый минут через десять, только куртку нес в руках.
        - Какая у вас заботливая жена, - усмехнулся полненький добродушный целитель, сопровождавший его. - И заходила столько раз, и интересовалась вами постоянно, и одежду принесла. Разве что пирожков не напекла. Вы умеете печь пирожки, леди Сарнад? Или уже не Сарнад? - озадачился мужчина, почесав затылок.
        Ответа на вопрос, кто я теперь, у меня самой не имелось.
        - Зовите меня Виолетта, - попросила я, улыбнувшись. - И спасибо вам большое. Пирожки при случае обязательно напеку.
        Пусть готовка никогда не была моей сильной стороной, но попробовать можно.
        Эльф молчал и стоял совершенно безучастно. На меня он даже не смотрел, а если его взгляд каким-то образом проскальзывал мимо, то ни на миг не задерживался, словно меня не существовало. Ну что ж, он имеет полное право ненавидеть ту, которая сломала ему жизнь и обманом привязала к себе. А то, что я за него переживаю, так это исключительно мои проблемы. Как и все ожидания, что мы сможем если не подружиться, то нормально жить рядом в течение года, поддерживая вполне добрососедские отношения.
        - Эй, мы же с тобой не знакомы! - шагнул к эльфу Зак, заставив того напрячься.
        Неудивительно, однокурсник выглядел внушительнее Стивена.
        - Я - Зак, - парень протянул руку, - а то пока тащили тебя сюда, было как-то не до того.
        - Дьеналь, - после небольшой паузы эльф, к моему огромному облегчению, все же пожал протянутую руку. - Благодарю за помощь.
        - Да брось! - Зак по-свойски хлопнул его по плечу. - Какая благодарность? У нас, боевиков, знаешь как: сегодня я тебя тащу, завтра ты меня.
        - А послезавтра пьем вместе! - поддержал Льюр и, тоже представившись, протянул руку.
        - Точно! Как экзамены закончатся, так сразу! - загорелся Зак. - Я тут новое место нашел! Вам понравится!
        - А чего ждать? Идем! - Ники, как и всегда, была за любой кипиш.
        Они с Кайлусом тоже быстро назвали свои имена эльфу и повели нас в найденную Заком питейную. Я плелась за всеми, слушая, как друзья общаются между собой и потихоньку вовлекают в разговор и эльфа, и не понимала, почему вообще мы идем куда-то развлекаться накануне экзамена? Почему эльф вообще согласился? И с ребятами он пусть по большей части и односложно, но общался, а на меня по-прежнему не смотрел.
        В небольшом полуподвальном помещении, в которое мы пришли, оказалось неожиданно уютно. Грубая каменная кладка стен была украшена гобеленами и навевала мысли о старинных замках. Над массивными столами висели лампы на длинных цепях, но светили слабо, создавая приятный полумрак.
        Мы устроились за одним из свободных столов, Зак тут же заказал напитки и еду на всех за его счет. Уж не знаю, специально или нет, но Дьеналь устроился на другом конце стола. Ему было явно некомфортно в человеческой компании, но держался эльф достаточно свободно, на адресно заданные ему вопросы отвечал. Только на кружку как-то подозрительно смотрел и долго нюхал.
        - Да нормальное оно здесь, - успокоил его Зак. - Я лично проверял. И колбаски съедобные.
        - Это алкоголь? - спросил эльф, по-прежнему не решаясь сделать глоток.
        - Это божественный напиток! - хохотнул Зак.
        - Ты не пил ничего подобного раньше? - удивилась Ники.
        - Мне… было запрещено, - осторожно ответил Дьеналь.
        Точно, у пути хранителя много ограничений.
        - Если не хочешь, можешь не пить, - поддержал его Льюр, уже ополовинив свою кружку. - Никто не заставляет.
        И посмотрел на эльфову кружку, как на свою.
        - Я попробую, - эльф сделал небольшой глоток и задумался.
        - Ну как?
        Все замерли в ожидании.
        Дьеналь пожал плечами, но кружку оставил при себе, больше налегая на колбаски, чем на напитки.
        - А ты что такая грустная? - принялся уже за меня сидевший рядом Зак.
        - Задумалась просто, - улыбнулась я другу, поспешно сделав глоток и закашлявшись.
        - Осторожнее, - Зак похлопал меня по спине и всучил колбаску. - И есть не забывай.
        Так мы просидели около часа, все болтали и смеялись, даже эльф иногда улыбался шуткам. Зак веселился от души, в красках поведав, как едва не сжег сегодня на целительстве манекен, и просто рассказывая анекдоты, порой пошловатые, но все равно забавные. В итоге даже уходить не хотелось, но у нас впереди было еще три экзамена.
        - Вот сдадим все, тогда оттянемся по полной! - заявил Льюр на обратном пути.
        - Да, у нас впереди физическая подготовка, где, как и всегда, три шкуры сдерут, стратегия и тактика магических сражений - ерунда, сдадим, и боевка на сладкое, - загнул пальцы Кайлус.
        Мы разом передернулись. Боевая магия, как профильный предмет, спрашивалась особенно жестко. И если на занятиях нас еще жалели, то после экзаменов многие оказывались в лазарете.
        Наше с Дьеналем общежитие располагалось ближе всего ко входу на территорию академии, так что мы первые распрощались с остальными.
        - Если тебя еще кто-нибудь на бой вызовет - сразу зови нас, - предупредил эльфа на прощание Зак.
        Дьеналь только скупо улыбнулся.
        Мы в тишине дошли до гостевого общежития, где эльф придержал мне дверь, и так же молча поднялись на свой второй этаж. Замок общей двери открыл эльф своим ключом, нашедшимся в кармане куртки, пропустил меня внутрь, а после дотронулся до ручки своей двери и бросил на меня странный взгляд.
        И тут до меня дошло, что у него уже стояла сигналка, которую я, видимо, потревожила.
        - Я заходила к тебе за одеждой, - быстро пояснила я, пока эльф не придумал себе не пойми чего. - И заодно организовала замену выбитого окна.
        - Я благодарен, - вот такое странное спасибо от эльфа. Но это был огромный прогресс. Первые сказанные мне слова, как-никак.
        - Давай поговорим, - предложила я, пока Дьеналь не спрятался в своей комнате.
        Эльф кивнул и прошел к себе, не зажигая свет и оставив дверь открытой как приглашение. Я поспешно разулась и проследовала за ним.
        Дьеналь стоял у окна и смотрел вдаль. Что делать мне? Встать рядом или сесть куда-то? Стул слишком далеко, перенести? Или сесть на кровать? Но уместно ли?
        Подумав, я подошла к эльфу и тоже посмотрела в окно. Вид на главный корпус - высокое здание с подсвеченными башенками. Самую высокую башню обвивала скульптура дракона, а на ее же вершине красовался флюгер-дракончик, тот самый, который снимал в прошлом году Кайлус.
        - Дьеналь, - начала я, сглотнув вязкую слюну, - я хочу сказать, что мне жаль, что у нас в самом начале с тобой так нехорошо получилось, правда. Я понимаю, что с моей стороны вышло некрасиво, - я усиленно подбирала формулировки, помня о данном слове не рассказывать эльфу детали соглашения с его отцом и наставником. - Но давай попробуем один год прожить мирно и дружно, клянусь, я не собираюсь тебя ни к чему принуждать, и если наши отношения не наладятся, - а они не наладятся, разумеется, - то мы разойдемся, по вашим эльфийским законам.
        - Ты хорошо знаешь наши законы? - спросил эльф, не отрываясь от окна.
        Голос у него был очень приятный, глубокий, мягкий, обволакивающий. А еще от него самого веяло спокойствием. Дьеналь вообще не отличался особой эмоциональностью и выглядел полнейшей противоположностью Стивена.
        - Не очень, - честно призналась я.
        - Ты могла бы отпустить меня сразу, а не по прошествии года, - эльф смотрел в окно и разговаривал будто с ним, ни разу не повернувшись в мою сторону.
        - Я знаю это, твой наставник говорил, - лгать не хотелось, приходилось выкручиваться.
        - Но ты настояла на браке, - и пусть голос эльфа был по-прежнему ровным, в нем отчетливо послышался укор.
        - Да, - выдохнула я. - Просто… это был шанс, - я едва не сказала “вылечить отца”, но вовремя спохватилась, да и отметка клятвы на руке напоминала о себе все сильнее: - Узнать тебя получше. Может, мы бы смогли поладить.
        Вот на этом эльф обернулся и пристально посмотрел на меня.
        - Зачем? Так поступают, только когда отчаянно любят. Ты не любишь меня, - не вопрос, сухая констатация.
        - Ты мне очень нравишься, - и даже душой кривить не пришлось, Дьеналь был определенно хорош собой: спокойный, сдержанный, отстраненно-холодный - он не мог не нравиться. - Но ты уезжал, и не оставалось времени познакомиться получше.
        Я закусила губу, чувствуя, что краснею. Мне еще никогда не приходилось никому признаваться в своих чувствах. И пусть здесь все было не совсем правдиво, но смущение все равно захлестывало, заставляя лицо гореть.
        - Я не могу ответить тебе взаимностью сейчас, - медленно произнес эльф, отводя взгляд обратно к окну. - Но этот год мы проживем вместе. Если ты призвала в свидетели Луну, то выбор сделан.
        А ведь я всего лишь неудачно поцеловала его той ночью…
        - Дьеналь, пообещай мне, что не станешь больше рисковать, - попросила я эльфа. - Я же, в свою очередь, постараюсь сделать все, чтобы тебя никто не обижал.
        Эльф снова повернулся ко мне и как-то странно посмотрел.
        - Я не могу такого обещать, - наконец, ответил он.
        - И все же, если у тебя будут проблемы, говори мне, ладно? Мы все решим, - я смотрела в глаза цвета малахитовой зелени и пыталась разгадать их выражение.
        - Я запомню твое предложение, - медленно кивнул он.
        - Например, одежда, - вспомнила я про его пустой шкаф. - У тебя ведь ее почти нет. Я могу купить…
        - Нет, я куплю себе все сам, - категорично отказался эльф, отворачиваясь.
        - Но ты не знаешь, где и что находится. Я помогу. Не отказывайся, пожалуйста, - мне во что бы то ни стало хотелось хоть как-то компенсировать содеянное. Как бы я ни оправдывала себя благими намерениями, помощью отцу и тем, что даже семья Дьеналя не возражала, а наоборот, по-своему поддержала наш “брак”, чувство вины глодало до костей.
        Возле темного прямоугольника окна в черной одежде эльф выглядел невероятно потерянно и одиноко.
        - Хорошо, - Дьеналь вздохнул, - мы сходим вместе, когда закончатся твои экзамены.
        - Отлично! - я едва не захлопала от радости, до последнего сомневалась, что он согласится. - Тогда я пошла готовиться к завтрашнему. Если тебе что-то понадобится - заходи ко мне, не стесняйся.
        И, стараясь не показать облегчения от завершения такого непростого для меня разговора, вышла из его комнаты.
        Кажется, все прошло не так уж и плохо.

* * *
        Дьеналь долго смотрел на закрытую дверь. Он так и не сумел понять эту девушку, пусть и очень старался. Он наблюдал за ее отражением в стекле, пользуясь тем, что она не видела его взгляда. За ней вообще оказалось приятно наблюдать, как только он оборачивался, она как-то неуловимо менялась, теряя естественность поведения. Ее слова и жесты становились нарочитыми и слишком выверенными. Но стоило ему отвернуться, как она снова начинала покусывать нижнюю губу и теребить манжеты.
        Она определенно смущалась и терялась. И определенно старалась быть честной, пусть и что-то скрывала. А еще искренне за него переживала и на полном серьезе предлагала свою помощь в решении всех проблем.
        Что показалось Дьену действительно забавным.
        Она не любит его, и это вызвало легкое разочарование. Возможно, признайся ему девушка в любви, Дьен смог бы принять и смириться с тем, что оказался заточен с ней в соседних комнатах с общей ванной. Так же… ради чего? Он ей нравится, и это такой веский повод, чтобы поцеловать его? Предположим. Но настолько ли веский, чтобы привязать его к себе на год? Вряд ли. Хотя, возможно, у людей все иначе и они проще относятся… ко всему.
        Дьеналь невольно вспомнил их сегодняшний вечер. Как рядом с Виолеттой, Летой, как называли ее друзья, сидел тот Зак, как она смеялась над его шутками, а он постоянно дотрагивался до нее, смотрел.
        Дьен старался не замечать этого. Сидя на другом конце стола, делать это было несложно, но он все равно видел. И увиденное ему не нравилось.
        Виолетта так улыбалась Заку, так легко общалась с остальными мужчинами. А с ним все время запиналась и подбирала слова, порой будто выдавливая их из себя.
        Прикосновения вне семьи и вовсе не поощрялись в эльфийском обществе. Но у людей, кажется, с этим намного проще. Впрочем, девушка ни разу не дотронулась до Дьена, когда не считала его спящим. И вряд ли дело в том, что она чтит эльфийские традиции, номинально они муж и жена.
        И Дьеналю хотелось до нее дотронуться, как бы иррационально это ни выглядело. Возможно, из-за того, что это позволял себе другой мужчина. А возможно, из-за того, что он считал ее своей женой куда больше, чем она его - мужем. Вряд ли девушка понимает всю серьезность данного перед Луной слова и воспринимает их брак как что-то существенное. Уж слишком легко она предложила пожить год вместе и разойтись. И пусть у Дьена было точно такое же видение ситуации касательно их расставания через год, но от той, что привязала его к себе узами брака, странно слышать о расставании, как о заведомо решенном деле. Тогда зачем вообще нужен этот год?
        В общем, эльф совершенно не понимал людей и конкретно Виолетту. Но деваться ему все равно было некуда. Она выбрала его в мужья перед Луной, а он, пусть и невольно, принял ее выбор и обменялся с ней кровью. Теперь они связаны, и Луна - свидетель.
        Дьеналь посмотрел в окно, где висела убывающая Луна. Он постарается быть ей хорошим мужем или хотя бы другом. Ведь ненавидеть девушку или злиться на нее у него все равно не получалось. Не после того, как она встала между ним и своим бывшим мужчиной и как самонадеянно, но так мило заявила, что будет о нем заботиться.
        Дьен улыбнулся месяцу. Ну что ж, значит, и он позаботится о ней, раз ничего другого ему не остается.
        8. ЭКЗАМЕНЫ
        После экзамена по физической подготовке я вернулась чуть живая, с трудом доползла до комнаты и буквально рухнула на кровать. Высоких показателей от девушек не требовали, вернее, трезво смотрели на наши возможности и в спарринги ставили только друг с другом. Хотя, уверена, любой из наших парней, даже относительно мелкий Льюр, играючи разделался бы со мной, несмотря на четыре с лишним года тренировок. Но боевку я сдала в числе лучших девушек, как и основные нормативы. У меня имелась лишь одна проблема - бег на длинные дистанции. И традиционный круг по академии я завершила едва ли не ползком, но все равно уложилась в контрольное время. А теперь понимала, что не могу и пальцем пошевелить, не говоря о чем-то более серьезном. Хорошо, что завтра стратегия и тактика магического боя, на нее главное дойти и сесть за парту.
        И боевая магия последней…
        Но сил на подготовку не осталось. Я добрела до душа, смыла с себя пот и переоделась в свежее.
        В соседней комнате царила подозрительная тишина. Поскольку у меня имелись все основания опасаться за эльфа, я постучала в дверь.
        - Дьеналь? Ты здесь?
        - Да, - послышался приглушенный лаконичный ответ.
        - Можно войти?
        - Да.
        Очень содержательный разговор.
        Эльф сидел на подоконнике и читал книгу. Закатное солнце подсвечивало его волосы и лицо, насыщая их цветом и делая черты ярче.
        - Как ты себя чувствуешь? - на лице эльфа не осталось ни следа от побоев.
        - Хорошо.
        О! У нас наметился прогресс! Каким длинным словом мне ответили! Знать бы еще, что и под водолазкой все зажило как внутри, так и снаружи. Но попросить эльфа продемонстрировать торс я, конечно, никогда не решусь. Хотя со Стивеном мне всегда было легко, с ним я ничего не стеснялась.
        С Дьеналем сложно во всем. Ему еще год жить среди людей, а с нашим отношением к эльфам всякое может случиться. Стивен, опять же…
        - Дьеналь, - обратилась я к эльфу, сидевшему на своем подоконнике и так очевидно ждущему, когда я уйду, что это было даже слегка обидно. - Я тут подумала, возможно, мне стоит показать тебе несколько приемов самообороны? Самых основных и действенных, - поспешила уточнить я, видя удивление на обычно безэмоциональном лице эльфа.
        Кажется, впервые с начала разговора, а то и за все время нашего знакомства, Дьеналь серьезно и вдумчиво на меня посмотрел. Я едва не поежилась под его пронизывающим малахитовым взглядом. И его молчание, теперь несколько удивленное, нервировало сильнее обычного равнодушия.
        - Чтобы ты мог за себя постоять, - пояснила я, чем, кажется, вызвала еще большее удивление. - Если меня рядом не окажется, конечно. А так я смогу тебя защитить.
        Не выдержав, я прикусила губу - дурацкая привычка, от которой никак не выходит отделаться. Стоит понервничать - и вот.
        - Я подумаю над твоим предложением, - осторожно ответил эльф.
        Ну хотя бы не отказался сразу - уже хорошо.
        - И ты же помнишь, что можешь обращаться ко мне в случае чего, да?
        - Помню, - этот ответ прозвучал холодно, так что я решила, что мы достаточно на сегодня наговорились. Будем считать, дневная норма выполнена.
        - Тогда я пойду, - известила эльфа, маленькими шажками продвигаясь к выходу. - Тебе ведь ничего не нужно? - на всякий случай спросила я уже у двери.
        - Нужно, - неожиданно заявил эльф.
        - Что? - я тут же замерла, готовая едва ли не сию секунду сорваться на помощь.
        - Книги. Особенно по человеческим традициям.
        - Это в библиотеке, надо бы тебе читательский билет оформить, может, поговорить с куратором? - и как я сразу не догадалась? Конечно, Дьеналю скучно. - Я сейчас схожу, если библиотека еще открыта…
        - Завтра.
        - Почему? Я могу сейчас, - и мысленно уже вспоминала, какие книги читала сама из того, что могло бы подойти.
        - Сходи завтра. Это не срочно. К тому же я еще не дочитал свою.
        Талмуд в его руках выглядел внушительно. Судя по торчащей закладке, эльф пока где-то на середине.
        На самом деле, я бы пошла, несмотря на усталость, но побоялась выглядеть навязчивой.
        - Хорошо, завтра принесу.
        Но еще сильнее я чувствовала себя виноватой перед Дьеналем. За наше дурацкое супружество, поломавшее ему все планы, за побои от Стивена. За то, что он сидит в этой комнате в одиночестве и вполне может провести так целый год.
        Нет, надо срочно как-то разнообразить его досуг.
        - До завтра, Дьеналь.
        - До завтра, Виолетта. Удачи на экзамене.
        Я распахнула глаза: эльф назвал меня по имени! Впервые!
        - Лета, друзья зовут меня Лета, - я почувствовала, как губы растянулись в улыбке.
        - Дьен, - чуть помедлив, кивнул эльф.
        - Пока, Дьен, - решила закрепить успех.
        Сегодняшний день определенно можно считать удачным.

* * *
        Дьеналь еще какое-то время смотрел на закрытую дверь, осмысливая произошедшее. Когда девушка предложила научить его “нескольким приемам”, он вначале принял это если не за издевку, то за шутку. Но она так серьезно на него смотрела и ждала ответа, покусывая нижнюю губу, что эльф понял: не шутит. Он, конечно, сам дал ей повод считать себя слабаком, но, вопреки всему, это задевало. Хотя раньше его никогда не трогали и куда большие упреки и насмешки. Возможно, стоило ей сказать, что он способен за себя постоять? Но такое принято доказывать не словом, а делом.
        И то, как Виолетта постоянно предлагала помощь и защиту, выбивало из колеи. У эльфов мужчина заботился о женщине, и никак иначе. Пусть в доме оба были примерно равны, но защита и забота о благополучии семьи всегда лежали на плечах мужа. Может, у людей с этим как-то по-другому?
        Дьен слышал, что на человеческих территориях есть места, где главенствуют женщины, но ему казалось, что они находятся далеко на юге. Срединные королевства, напротив, всегда отличались патриархальностью и куда меньшей свободой женщин, чем в эльфийских лесах.
        Дьеналь совершенно запутался. Ему просто необходимо разобраться в местных порядках, если он не хочет попасть в неловкое положение.
        Правда, эльф совсем не был уверен, что смог бы подчиняться воле жены и принимать ее защиту, пусть бы у местных людей так заведено.
        Да и, положа руку на сердце, Виолетта не выглядела сколь-нибудь серьезным бойцом. Но наставник учил его, что недооценка противника - заведомый проигрыш. Возможно, она действительно отлично сражается, вопреки всем его ощущениям?
        Дьен вернулся к книге, стараясь сосредоточиться на тексте и выкинуть из головы мысли о странной девушке, доставшейся ему в жены.
        Получалось так себе.
        Эльф со вздохом захлопнул книгу и посмотрел в окно. Над лесом медленно поднималась Луна.

* * *
        Стратегия и тактика магического боя не вызвала у меня особых проблем. Тут, как и на боевой подготовке, на девушек никто особо не рассчитывал. Реально в боевые маги шли единицы, остальные же становились магами запаса и призывались лишь в крайнем случае. Например, при глобальных войнах, катастрофах или, как пятнадцать лет назад, при вторжении иномирных захватчиков. Тогда сражались все, кто мог и умел, вне зависимости от силы и уровня подготовки.
        Так что достаточно более-менее правильно рассказать теорию и показать на карте, как целесообразно расставлять разных магов и обычных солдат, чтобы получить хорошую оценку.
        А еще ответить на дополнительный вопрос, заданный ехидным тоном, какую тактику лучше применять в сражениях против эльфов на их и на нашей территории.
        Я со вздохом принялась рассказывать о партизанском методе ведения войн эльфами и наших сильных и слабых сторонах при столкновении с ними.
        - Вижу, с эльфом вы, при случае, справитесь, - усмехнулся магистр, вписывая мне в ведомость “отлично”.
        Парней же магистр Ерик гонял по полной программе, оставив их “на сладкое”.
        Так что девушки быстро сдали и разошлись готовиться к боевой магии, где ждать поблажек не приходилось. Суровый преподаватель, прошедший несколько войн, в том числе последнюю с пришельцами, никаких скидок на пол не делал. Магистр Тирас не уставал повторять, что когда-нибудь защита мира ляжет на наши плечи и мы должны выстоять и, желательно, выжить. Но с последним уже как повезет.
        Я же в первую очередь пошла в библиотеку выполнять просьбу Дьеналя. Книги. Возможно, ему будет интересна и наша художественная литература, приключенческие романы. Не все же одни справочники читать.
        Так что я набрала большую кипу книг, дотащила ее до комнаты, придерживая подбородком, чтобы не рассыпалась по дороге, и сгрузила на пол, пока открывала дверь.
        - Дьеналь! - позвала эльфа, с трудом удерживая стопку в дрожащих от напряжения руках и проходя в наш коридорчик. - Открой, пожалуйста.
        Дверь распахнулась спустя несколько секунд, явив мне эльфа в его единственном комплекте одежды, не считая парадного. Когда уже мы купим ему что-то еще?
        - Я тут…
        Но эльф так быстро шагнул ко мне и так легко перехватил книги, словно они ничего не весили, что я как-то сбилась.
        - Фух… - растерев предплечья и встряхнув кистями, выдохнула я, освободившись от тяжелой ноши знаний.
        - Не стоило так утруждаться, - эльф хмуро смотрел на меня.
        - Мне не сложно, - просто немного тяжело, но это ведь разные вещи.
        - Спасибо, - сдержанно поблагодарил Дьеналь, но почему-то без особой радости. Я едва снова не прикусила губу от досады.
        - Пожалуйста, - бросила в ответ и ушла к себе.
        Нет, разумеется, я не рассчитывала, что эльф рассыплется в благодарностях, но и такого недовольного вида тоже не ожидала. Он попросил книги, я принесла. Что опять не так? Вчера же нормально общались, или у эльфов такое переменчивое настроение?
        В висок тут же кольнула мысль, может, у Дьеналя что-то случилось, поэтому он был не в духе? Спросить?
        Я посмотрела на дверь, но передумала. Заходить к эльфу и снова натыкаться на его холодный зеленый взгляд не хотелось совсем.
        Побродив по комнате и немного сбросив раздражение, я вытащила из ящика учебник по боевой магии и начала отрабатывать заученные плетения, не вливая в них магию, только приемы и стойки.
        Опомнилась поздно вечером, когда случайно взглянула на стоявшие на тумбочке часы и увидела время. Как-то я неожиданно увлеклась. Надеюсь, завтра сдам экзамен, не попав в лазарет, как в прошлый раз, и проведу Дьеналя по магазинам. Никаких сил больше нет смотреть на его черную водолазку и штаны вкупе с постным выражением лица. Такое чувство, что эльф носит траур.
        На экзамене мы стояли шеренгой и вытянувшись по струнке в порядке убывания уровня магической силы. Магистр Тирас вызывал по одному на спарринг. И спаринговались мы не друг с другом, как на физической подготовке, а с самим магистром - одним из лучших боевых магов страны.
        Первыми шли самые сильнейшие. Уже пятеро парней, включая Кайлуса и Зака, экзамен сдали, переместившись при помощи целителей в лазарет.
        - Я не собираюсь никого жалеть! - рявкнул магистр на целителей, в очередной раз попросивших быть с учениками помягче. - На поле боя их никто не пожалеет! Следующий!
        Льюис сглотнул и вошел в защитный круг. В отличие от созданного для разборок горячих студентов, здесь применять магию было можно и нужно. Защита круга не давала заклинаниям выходить за ограничительную линию. Это относительное нововведение появилось всего два года назад, когда пострадала куча народа с выпускного курса. Сдававший экзамен студент неудачно отбил заклинание в одногруппников, а те не успели среагировать и перестроить щиты. В лазарет тогда попало больше обычного, и целители пошли с прошением к ректору, заявив, что не готовы работать в подобных условиях, когда на них десятерых приходится сразу двадцать тяжелых пострадавших, одновременно нуждающихся в экстренной помощи.
        До этого все студенты защищались самостоятельно, ставя нужные щиты и отбивая сыпавшиеся градом заклинания. А сдача экзамена на полигоне начиналась с того, что ты просто выстоял после спаррингов отстрелявшихся раньше одногруппников.
        Зато не нужно было стоять без дела, судорожно ожидая своей очереди и наблюдая, как один за другим парни отправляются в лазарет.
        Когда очередь дошла до меня, я уже успела порядком накрутить себе нервы и прийти к выводу, что в магазины с Дьеналем раньше, чем послезавтра, не попаду. И то, если очень повезет.
        Кажется, я даже в круг зайти не успела, когда в меня полетел сверкающий сгусток молний. В последний момент увернулась, параллельно выставляя щит. Следующий удар не заставил себя ждать.
        - Живее, Сарнад! Ты так и будешь прикрываться щитами? Где твоя атака?! - магистр Тирас не признавал титулов, как и имен.
        Имена часто повторяются и вообще для семьи и друзей, а однофамильцев куда меньше. Поэтому на занятиях по боевой магии, как в армии, звучали только фамилии.
        Но перейти из защиты в атаку никак не удавалось, просто не получалось снять щит и попробовать ударить. А долго отсиживаться под щитом - это прямой путь в лазарет. Обязательно наступит момент, когда я не угадаю с правильным щитом или просто не успею изменить его на нужный.
        Но и открыться - значит попасть под удар.
        И все же надо решаться, найти возможность сбросить щит и ударить. Если не сумею выпустить хотя бы одно атакующее заклинание - о победе над магистром и речи не шло - о сдаче экзамена можно забыть. Приду на пересдачу, когда выпишут из лазарета.
        Я мысленно перебирала все имеющиеся в арсенале атакующие заклинания, не забывая при этом менять и перестраивать щиты.
        - Ну же, Сарнад! - подначивал меня боевик. - Ты так и собираешься бегать от меня по кругу? Это твоя особая тактика?
        Именно в этот момент с двух его рук сорвалось сразу два разных заклинания, для которых нужны разные щиты. Я выпустила навстречу зеркальное заклинание, уничтожая одно, и в последний момент укрылась под щитом от второго. Отдача накрыла меня, дезориентируя. Я бухнулась на колени, оглушенная звоном в ушах.
        Понимая, что никакой щит поставить не сумею, я наудачу выпустила первое же вспомнившееся заклинание “Жало”. Безусловно, защита магистра не подкачала, и теперь проходной балл мне обеспечен.
        - Вставай, Сарнад! - крикнул магистр. - Продолжай сражение!
        Хотя лично меня и минимальный балл бы устроил…
        Я, покачиваясь, встала. Звон в ушах стихал, концентрация восстанавливалась.
        - Я слышал, ты завела себе эльфа.
        И этот туда же!
        Удивительно, но слова магистра об эльфе придали сил и злости. Серьезно, ну не на каждом же экзамене о нем спрашивать!
        - Вас это не касается, магистр, - сквозь зубы проговорила я и ударила заклинанием тарана.
        Боевика чуть отбросило назад, но его щит, разумеется, удар смягчил.
        - Это коснется всех, если он снова загремит с тяжелыми травмами в лазарет! - прорычал преподаватель, сбрасывая щит и тут же нанося удар.
        Я так легко остановить ледяные брызги не смогла, и часть из них успела проскочить, оставив мелкие, но жгучие царапины.
        - Раз завела - защищай!
        Ледяные брызги сменил огненный вихрь, опаливший мне лицо, щит замкнулся, уже когда первые языки пламени лизнули одежду, оставив прожженные дыры.
        - И чем тебя Блан не устраивал, а?
        Огонь сменился “Голодным ветром”, способным содрать с человека кожу. Я успела защититься только потому, что из неиспользованного остались вода и воздух и я наугад выбрала вторую стихию.
        Стивен был любимчиком магистра Тираса. Еще бы, мой бывший сражался с прославленным боевиком почти на равных с третьего курса! Магистр не раз ставил его нам всем в пример, наверное, не брось я Стивена, уже получила бы свой проходной балл и была свободна.
        - Не ваше дело! - выкрикнула я, разворачивая остатки его заклинания и напитывая их силой.
        “Голодный ветер” помчался к своему создателю с такой скоростью, что я зажмурила глаза, испугавшись, что раню преподавателя.
        Накрывшая меня водяная волна вмиг замерзла, превратившись в ледяную ловушку. Я тщетно дергалась, понимая, что следующим ударом меня добьют.
        Но магистр Тирас не спешил нападать и добивать.
        - Неплохо, Сарнад, - нехотя признал он. - Тебе удалось меня удивить, развернув заклинание. Это было действительно умнО. А вот то, что ты закрыла глаза и выбыла из боя, не закончив его, никуда не годится. В следующем семестре я займусь тобой вплотную. У тебя неплохой потенциал, будем его раскрывать.
        О нет! Я знаю, как раскрывает потенциал магистр! Знаю и совсем не хочу!
        Но, конечно, возражать было бесполезно, мнение студентов интересовало боевика не просто в последнюю очередь, оно его не интересовало в принципе.
        - Твой отец доблестно сражался с пришельцами пятнадцать лет назад. И ты обязана соответствовать! - продолжал напирать магистр. - Может, и тебе выпадет защищать весь мир и уже своих детей, и что тогда? Думаешь, те твари, покрытые чешуей, будут с тобой столь же деликатны, как я?
        - Нет, магистр, - о его деликатности тоже спорить не стоило. Мелкие ранки на руках жгли кожу и саднили. С такими бы к целителям, да только в лазарете сегодня и без меня хватит работы.
        - На сегодня свободна, - отпустил меня боевик. - Следующий!
        Я вышла, покачав головой напряженным целителям. Все закончилось, экзамены сданы, и я даже не в лазарете.
        Но почему-то все равно нерадостно.
        В комнате я как следует осмотрела раны, убедившись, что опасности они не представляют, разве что доставляют неудобства.
        Экзамены позади. Даже не верится, если честно. В этот раз они проходили особенно тяжело, и дело совсем не в подготовке к ним или сложности предметов. Я вымоталась больше морально и нуждалась в полноценном отдыхе. Раньше в такие моменты я ехала к родителям или проводила время со Стивом.
        К родителям надолго не поедешь, потому что не бросишь Дьеналя, а ему папа вряд ли обрадуется. Да я даже не уверена, что папа обрадуется мне…
        Про Стивена и говорить нечего.
        Но с мамой нужно встретиться в ближайшее время. Очень было бы здорово, если бы улучшения у папы начались после первой дозы лекарства. Тогда я бы убедилась, что все мои старания не напрасны.
        - Лета! - донеслось с улицы.
        Я выглянула: Зак с подвязанной рукой, Льюр, опирающийся на костыль, и Ники, более-менее здоровая хотя бы на вид, стояли под окнами и махали.
        - Бери эльфа и пошли отмечать! - проорал Льюр, сложив ладони у рта.
        Я на мгновение задумалась, но быстро решила, что была не была! Надо пользоваться доступными развлечениями, а то так и с ума сойти можно. Поспешно одевшись, я постучалась к Дьеналю, тот оказался уже полностью готов. Конечно, у нас же окна на одну сторону выходят.
        Признаться, я втайне надеялась, что он откажется идти, все же расслабиться рядом с ним у меня не получалось. Но с другой стороны, хорошо, что эльф признал моих друзей и ему будет с кем общаться этот год.
        - Привет, - улыбнулась Дьеналю я. - Идем?
        - Привет, - тот решительно переступил порог своей комнаты. - Да. Ты ведь не против?
        - Разумеется, нет! - заверила я эльфа.
        Мы вышли к ребятам и всей компанией направились в уже знакомое нам заведение.
        - Я еще вчера насчет столика договорился, - похвастался Зак. - Все, кто сдал экзамены, побегут сегодня отмечать. Вот увидите, там будет не протолкнуться.
        - Очень предусмотрительно с твоей стороны, - похвалила его Ники.
        - А как Кайлус? - нашего главного боевика на этот раз не было.
        - Его магистр здорово потрепал, - с сожалением ответил Льюр. - Пару дней будет отдыхать в лазарете.
        - А вы как? - я осмотрела побитых парней.
        - Да путем все! - хмыкнул Зак. - По меркам Тираса, отделались легким испугом.
        - А ты? - спросила у подруги.
        - А я вся в противоожоговой мази и в повязках, - пожаловалась Ники, чуть приподняв рукав и продемонстрировав замотанные специальной тканью руки. - Меня Тирас чуть не сжег, я только лицо и волосы прикрыть щитом и успела, а то бы ходила сейчас лысая.
        Да, магистр был неумолим в своем желании вырастить из нас достойную смену предыдущему героическому поколению.
        - А ты не ранена? - поинтересовался Дьеналь, внимательно оглядывая меня с ног до головы, будто мог увидеть повреждения сквозь одежду.
        - У меня ерунда, даже к целителям не стала обращаться, - отмахнулась я.
        - Если нужно, я мог бы помочь, - предложил эльф, чем еще сильнее меня удивил.
        Да, я помнила о том, что эльфы - хорошие целители, но с трудом представляла себе ситуацию, когда пошла бы к Дьеналю за помощью. Вернее, ситуацию-то я представляла, но с такими серьезными проблемами я бы точно не постеснялась пойти сразу к целителям.
        В закусочной было шумно и царила та самая атмосфера безудержного веселья, создать которую способны только студенты, успешно сдавшие сессию. Или феерично ее завалившие.
        - А вот и вы! - накинулся на нас запыхавшийся распорядитель с осоловевшими от шума и усталости глазами. - Идите быстрее за свой столик. Надоело уже его защищать от других страждущих.
        За нами тут же ввалилась новая компания, которой принялись объяснять, что свободных столиков нет. Нет совсем. Без вариантов. И за деньги. А если в морду, так у них вышибала имеется, так что лучше б посетителям проваливать и приходить в другой раз.
        Эльф ошалело вращал головой. То ли у них там подобных мест нет, то ли ведут себя высокородные в них куда спокойнее. А может, его, будущего хранителя Древа, в подобные места не пускали. Что бы ему там делать, если он даже алкоголь не пил?
        Столик оказался удачный - у стены в углу и с минимумом соседей рядом, так что можно было нормально поговорить, лишь слегка повышая голос и не переходя на крик.
        Парни делились впечатлениями после экзамена по боевке. Ники рассказывала, что остальных девушек, шедших после меня, магистр Тирас так не гонял.
        Дьеналь сидел молча, но слушал внимательно. На этот раз он без колебаний сделал заказ, но пить и есть не спешил, грея кружку в руке.
        - Кстати, мы пока в лазарете были, знаешь, что слышали? - заговорщицки наклонился к нам Льюр с хитрющей улыбкой. - Что Стивена за ту драку вызвали к ректору и пригрозили на год отстранить от учебы и сослать на северные границы, если он еще раз тронет Дьеналя.
        - Серьезно? - поразилась я, никак не ожидала подобной строгости от ректора. Обычно на студенческие драки без магии смотрели сквозь пальцы, не применяя к зачинщикам карательных мер. А вот за драки с магией мог вылететь любой студент, независимо от уровня и успеваемости.
        - Да, - подтвердил Зак. - Целители нас узнали и сами рассказали, чем закончилось то дело.
        - Стивен просто так не успокоится, - вздохнула Ники и сделала большой глоток коктейля. - Он не из тех, кто умеет проигрывать. Так что, Лета, я бы на твоем месте не расслаблялась.
        Подруга выразительно покосилась на эльфа, беспечно равнодушного к ее словам.
        - Дьеналь, - обратилась к нему я, эльф чуть повернул ко мне голову. - Пожалуйста, если тот человек еще раз предложит тебе поединок - не соглашайся.
        - А лучше требуй групповой бой, - вклинился с очередным гениальным предложением Зак. - Стив крут, признаю, но больше такого уровня бойцов у пятикурсников нет. А у нас Кайлус подлечится, и вместе мы - сила. Наваляем им по первое число!
        Льюр расплылся в улыбке, поднимая кружку и со звоном чокаясь с Заком. Парни выжидающе посмотрели на эльфа, и он осторожно коснулся их кружек своей.
        - Не боИсь, здесь вся посуда зачарована и не бьется, - и в подтверждение Зак от души стукнул своей тарой об его. - Видишь? Дешевле один раз артефакторам заплатить, чем постоянно все закупать.
        - Но создать такую посуду - дорого, - эльф по-новому посмотрел на свою кружку.
        - Ее изначально создают обычной, - пустился в объяснения Льюр. - А потом на днище наносят рисунок и вливают каплю магии. Как допьешь - переверни и увидишь. Затраты минимальные, а посуда крепче раз в десять.
        Дьеналь не удержался и поднял свою кружку повыше, рассматривая плетение.
        Льюр принялся объяснять ему, что значат те или иные символы, и пока они оживленно обсуждали плюсы и минусы разных чар, мы их потеряли на добрых полчаса. Льюр был неплох как артефактор и вполне мог бы выбрать себе эту, куда как более мирную профессию.
        Зак, немного понаблюдав за ребятами, придвинулся ближе ко мне.
        - Как у вас с ним? - тихо спросил парень.
        - Никак, - пожала я плечами. - Мы даже не общаемся толком, да и я ему не особо нравлюсь. Что не удивительно, в общем-то.
        Вспомнилось его недовольное лицо, когда я принесла книги, и скупая благодарность.
        - А мне вот уже кажется наоборот, - проговорил Зак и сделал большой глоток.
        - В смысле?
        - Не обращай внимания, - улыбнулся друг. - А если вдруг возникнут проблемы со Стивом - говори сразу мне, лады?
        - Хотелось бы решить их самой, - неловко было перекладывать проблемы с бывшим на друга. Он мне уже с мужем неплохо помог.
        - Зная Стивена, достучаться до него ты не сможешь - сил не хватит, - хмыкнул Зак.
        - А договориться? - спросила я, сама понимая, что это совершенно бесполезно.
        - Проще договориться с пещерным огром, чем со Стивеном Бланом. Огр хотя бы выслушает, они в пещерах большие любители поболтать перед едой, - усмехнулся парень.
        Я вздохнула и осознала, что первая кружка коктейля, который мы пили с Ники, под разговоры закончилась, но шустрый Льюр уже заказывал всем по второй.
        В итоге разошлись мы после четвертой, и то я настояла на уходе, получив звание главной зануды факультета. Но я была твердо намерена вывести Дьеналя в город за одеждой. Он, конечно, стильно выглядел в черном, но, право, сколько можно-то?
        С удивлением я заметила, как много девушек в питейной смотрят на эльфа. Безусловно, он выделялся среди людей: худой, тонкокостный, с длинными белыми волосами, у висков забранными в косички. Уверена, если бы не я, кто-то бы и подойти не постеснялся.
        Вот интересно, а если Дьеналь решит закрутить роман на стороне, как мне на это реагировать? С одной стороны, ему тут одиноко, с другой - он же мой муж, пусть и фиктивный…
        Эта мысль смыла только-только восстановившееся душевное равновесие. Умом я понимала, что не имею права на ревность и запрещать эльфу что-то не должна.
        С другой, мне становилось заранее обидно.
        Глупость какая! Мой бывший тоже не может меня отпустить, и ничего хорошего я по этому поводу не чувствую. Разве что постоянную тревогу.
        На этом мне и пришла в голову мысль, что надо бы расходиться, пока я еще до чего-то не додумалась.
        - Какие у вас на завтра планы? - спросила перед расставанием Ники.
        - Сходим с Дьеналем по магазинам. Хочешь с нами? - спохватилась я, решив, что уж подругу-то я точно могу прихватить.
        - Нет, я весь свой бюджет на бальное платье спустила, - беспечно отмахнулась Ники. - А вам удачно прогуляться.
        Удивительно, но эльф без колебаний принял предложение Зака потренироваться вместе на досуге, когда они немного поправятся. Исключительно на всякий случай, если кто-то еще захочет задирать Дьеналя. Если уж участвовать в групповых боях, то неплохо для начала отработать командные навыки.
        Мы распрощались с ребятами и молча дошли до общежития. Дьен, только что обсуждавший с Льюром какие-то артефакты, тут же затих, стоило нам остаться вдвоем, и не проронил ни слова. Разве что попрощаться не забыл.
        - Мы завтра идем по магазинам, - напомнила я.
        На лице эльфа что-то промелькнуло, но в полумраке я не смогла разобрать, что именно. Хотя не стоит питать иллюзий, я не понимала его и при отличном освещении. Я понятия не имела, что у этого эльфа в голове. Невольно подумала, что со вспыльчивым эмоциональным Стивеном было куда проще. Мы часто ругались, а потом бурно мирились. Но никогда между нами не висела такая молчаливая недосказанность.
        Вместо ответа Дьеналь ограничился кивком и скрылся за дверью. А я вздохнула и отправилась к себе.
        Это был какой-то очень сложный день.
        9. ПО ЛЬДУ
        Утром за окном светило яркое зимнее солнце, снег под ним сиял, словно напитанный магией. На душе сразу стало легко, и появилась твердая уверенность, что все будет хорошо.
        Я оделась, подхватила сумку и постучалась к Дьеналю. Он, кажется, только того и ждал, поскольку через несколько секунд открыл, уже держа куртку в руках.
        - Доброе утро! - улыбнулась я эльфу, решив, что такой день мне ничто не испортит, даже если он снова заменит слова кивком.
        - Доброе, - удивил меня эльф и - о чудо! - улыбнулся, пусть и самыми уголками губ.
        Возможно, лед тронулся, и отношения между нами потихоньку начали налаживаться.
        Мы покинули общежитие и направились на выход - в город. Столица была празднично украшена, и, что самое любопытное, окраина, на которой располагалась академия магии, оказалась ярче и наряднее центра. Все же маги всегда куда больше стараются для себя-любимых.
        Дьеналю, как выяснилось, не приходилось раньше бывать в человеческих городах. И если эльфийские города представляли из себя дома, построенные среди деревьев, то у людей, напротив, редкие деревья стояли среди плотно жавшихся друг к другу зданий.
        Эльф жадно рассматривал все вокруг и пару раз едва не попал под колеса проезжающих мимо экипажей. Пришлось брать его за руку и вести. Дьеналь не сопротивлялся и крепко держал меня, правда, один раз чуть не загремел на не посыпанном песком льду. Каким-то чудом удержав равновесие, еще и меня поддержав, эльф растерянно посмотрел вниз и подвигал ногой.
        - Ты никогда не видел лед? - удивилась я, наблюдая за Дьеном.
        - Нет, я думал, он светлый, - покачал головой эльф.
        - Он разный! - засмеялась я. - Если быстро освободимся - сходим на каток. Там все катаются на специальных коньках, и это очень весело. Я тебя научу!
        - Тогда пошли быстрее, - поторопил меня Дьеналь.
        В небольшом магазинчике, куда мы заглянули, несколько продавщиц сначала замерли, вытаращившись на эльфа, а затем всей толпой ринулись к нам.
        - Вам помочь? - спросила самая прыткая, профессиональным взглядом окидывая немного смутившегося от такого обилия внимания Дьеналя.
        - Да, - я шагнула чуть вперед. - Нужна одежда на молодого че… эльфа, - вовремя поправилась я.
        - Конечно! Он такой стройный! Подобрать подходящее будет несложно!
        И три женщины засуетились, за минуту собрав приличную стопку одежды.
        - Пожалуйста, - встали в рядок продавщицы, отчетливо предвкушая процесс примерки вещей.
        - Упакуйте и посчитайте, - попросил Дьен, чем ошарашил не только продавщиц, но и меня.
        - Но подождите, а если не подойдет? - растерянно спросила одна из женщин.
        - Вы же сказали, что подберете подходящее? - в свою очередь удивился эльф.
        - Да, но… мы не можем дать гарантии без примерки…
        - Дьеналь, надо померить, - шепнула эльфу я.
        - А как же каток? - так же тихо спросил он.
        Ах, вот оно что!
        - Успеем, - улыбнулась я. - Давай хотя бы самое основное: рубашки и свитера на тебя в любом случае сядут, а вот брюки могут не подойти.
        Пришлось Дьену нехотя идти за ширму. Впрочем, примерка заняла у него от силы минут пять. Выходить и демонстрировать нам одежду на себе он не собирался, а перемерил все самостоятельно, забраковал всего две вещи, а остальное нам быстро завернули по пакетам.
        - Дьеналь, мне нужно еще кое-куда зайти… - осторожно начала я. - Недалеко и на каток успеем.
        - Хорошо, - покладисто согласился эльф, держащий шуршащие пакеты из плотной бумаги в обеих руках.
        Мы прошли два квартала и оказались напротив небольшого особняка из темно-красного кирпича. Я на секунду прикрыла глаза, собираясь с духом и поднялась по ступенькам, поманив Дьена за собой.
        На стук открыл наш дворецкий Бернар, немало удивившись при виде меня. И еще сильнее - при виде стоящего чуть позади эльфа.
        - Леди?
        - Тссс, - прижала я палец к губам и заглянула ему за спину. - Мой отец дома?
        - Нет, леди, - быстро вернул себе самообладание мужчина. - В это время он на работе, как и всегда. Можете свободно проходить.
        И в подтверждение своих слов посторонился, распахнув перед нами дверь. Я махнула эльфу и прошла внутрь.
        - Бернар, не могли бы вы послать нарочного, чтобы покупки доставили нам в академию, - попросила я.
        - Разумеется, леди, - согласился он и протянул руку.
        Дьеналь бросил на меня вопросительный взгляд и, только дождавшись ответного кивка, передал свои вещи. А я отметила, что уровень доверия у эльфа ко мне выше, чем к другим людям.
        - А моя мама? - чуть дрогнувшим от волнения голосом, спросила я.
        - Леди Патриция у себя, - известил меня дворецкий. - Я сейчас ее позову.
        - Не стоит! Я сама! - поспешно ответила я, слишком поспешно, пожалуй. - Можете пока подать чай для нашего гостя.
        Назвать эльфа мужем у меня язык не повернулся, хотя вряд ли Бернар не в курсе всей ситуации.
        - Конечно, леди, - только сейчас дворецкий позволил себе немного рассмотреть Дьеналя. - Следуйте за мной, пожалуйста, я провожу вас в гостиную.
        - Мне надо встретиться с мамой, я быстро, - предупредила Дьена, оставляя его одного.
        Конечно, это выглядело ужасно некрасиво и невежливо с моей стороны. Но то, о чем я планировала поговорить с мамой, точно не предназначалось для его удлиненных ушей.
        Перед дверью в мамин кабинет я замерла, предвидя непростой разговор, но потом робко постучалась и, дождавшись разрешения, зашла, замявшись на пороге.
        - Лета! - мама вскочила из-за стола, с которого посыпались письма, и я тут же бросилась в ее объятия.
        Быстро вытерев слезы, я взяла ее руки в свои и посмотрела в глаза.
        - Мама, мне надо кое-что тебе рассказать. Ты должна меня внимательно выслушать!
        На родном лице мелькнуло беспокойство, но мама кивнула и потянула меня за собой на небольшой диванчик.
        Рассказывала я быстро и по делу. О нашей договоренности с эльфами провести с Дьеналем год и о награде за это.
        И под конец вложила в мамину ладонь заветный пузырек, пояснив, что с ним нужно сделать.
        Выглядела мама крайне обескураженной. Она переводила взгляд с меня на пузырек со светлой жидкостью внутри, не зная, как на все это реагировать.
        - Лета… это очень благородно с твоей стороны, - наконец, выдохнула она. - Но я уверена, что папа никогда бы на подобное не согласился. Ты ведь знаешь, как он тебя любит…
        - Я все понимаю, мама. Именно поэтому это должно оставаться в тайне.
        - Ладно, как скажешь, - мама бережно убрала пузырек в стол.
        - И ты не станешь ругаться? - если честно, я ожидала куда худшего.
        - Ты уже большая девочка, - покачала она головой, возвращаясь ко мне на диван. - И сама должна принимать решения.
        - Мам, я это тогда сгоряча сказала, - начала оправдываться я.
        - Я знаю, - перебила мама. - Но, по большому счету, ты сказала все верно. Я долго думала над этим и пришла к выводу, что это твоя жизнь. И мы не вправе решать, как и с кем тебе ее прожить.
        - Спасибо. Спасибо тебе! - от облегчения у меня опять навернулись слезы, и мама нежно погладила меня по голове.
        - Ну-ну, что ты, не стоит плакать, - улыбнулась она. - Лучше скажи мне вот что. Этот эльф, Дьеналь, он тебя не обижает?
        И данный вопрос куда больше интересовал маму, чем все рассказанное мною прежде.
        - Он хороший, правда, - заверила маму я. - Он ведь мог многое мне наговорить после всего, сделать. Но Дьен всегда вежлив, доброжелателен и корректен. А еще неплохо сошелся с моими друзьями.
        По правде сказать, я чувствовала некоторое удивление. Пусть порой и обижалась на Дьеналя за его отстраненность и холодность, но ведь, по правде говоря, я ждала куда худшего отношения к себе.
        И с парнями они вчера договорились о совместных тренировках, как только у Зака, Льюра и Кайлуса все заживет.
        - В таком случае, я обязана с ним познакомиться, - мама встала и поправила прическу. - Надеюсь, он действительно приличный молодой человек.
        - Эльф, - поправила я.
        - Конечно, - улыбнулась мама. - А со Стивеном у вас как?
        - Никак, - тут же ответила я, едва не передернувшись. - Мы ведь расстались.
        - Письма о расторжении помолвки мы пока не получили, - осторожно заметила мама, спускаясь по лестнице.
        Я едва не споткнулась. Это выглядело странно. Очень странно. На его месте любой бы тотчас разорвал все договоренности.
        Значит, Стивен точно не собирается сдаваться…
        - Мама, у меня к тебе просьба, - я поймала ее уже на последней ступени, обежала и заглянула в глаза. - Отправьте письмо о разрыве помолвки семье Стивена сами.
        - Боюсь, твой отец не согласится. Он ждет их хода и, если уж совсем честно, надеется, что все еще возможно исправить, - покачала головой мама.
        - Попробуй его уговорить, ладно? Я не могу выйти замуж за Стивена.
        - Но он же тебе всегда нравился, и вы были отличной парой. Да и в свете рассказанного тобой, через год…
        - Нет! Я даже думать об этом не хочу! - серьезно, от воспоминаний о той драке мне делалось не по себе. Даже если мы каким-то образом сойдемся, она всегда незримо будет стоять между нами. Такое невозможно забыть. Как и невозможно не примерять на себя.
        - Сомневаюсь, что отец послушает, но попробую, - сдалась мама, видя мою реакцию.
        - Спасибо! - горячо поблагодарила я ее.
        Папа в маме души не чает, уж если кто и способен достучаться до него - то только она.
        Заходить в малую гостиную мама не спешила. Она остановилась у приоткрытой двери и разглядывала приведенного мною в дом мужа.
        Дьеналь сидел на диване, пил чай и ел сладости с таким одухотворенно-возвышенным лицом, что я невольно улыбнулась. Он медленно и с трепетом разворачивал обертку, словно внутри его ждет небывалое чудо или какой-то древний мощный артефакт. Осторожно доставал конфету, надкусывал и закрывал глаза, чтобы еще ярче распробовать ее вкус.
        - А он красив, - наклонившись мне к самому уху, заметила мама. - Впрочем, как и все эльфы.
        Черная водолазка обрисовывала гибкое тело, в котором, наверное, не было ни единой лишней капли жира. Если у представителей его народа вообще есть жир в организме - никогда не видела среди них толстых или хотя бы упитанных. И плотно сидящие брюки, заправленные в высокие сапоги, подчеркивали длину ног, пожалуй, даже большую, чем обычно встречается у людей. Но у эльфа длинные тонкие конечности смотрелись гармонично, а не несуразно.
        - Добрый день, - мама, наконец, распахнула дверь и прошла в комнату.
        - Добрый день, леди, - Дьен быстро, но без поспешности поднялся и поклонился.
        - Дьеналь, это моя мама, леди Патриция. Мама, - я набрала в грудь побольше воздуха, чтобы впервые произнести это вслух, - это мой муж, Дьеналь Варнао.
        Взгляд эльфа тут же метнулся ко мне, малахитовая зелень в его глазах потемнела до своего самого насыщенного оттенка. Но он сразу вернул свое внимание хозяйке дома.
        - Для меня честь познакомиться с вами, - он приложил руки к сердцу, что, кажется, означало у эльфов искренность.
        Надо бы освежить в памяти их традиции и правила.
        - Я вижу, вам понравились наши конфеты, - завела светскую беседу мама.
        Я всегда завидовала ее умению непринужденно общаться. У меня никогда так легко не получалось находить тему и не позволять провисать разговору. Правда, мама не маг, ее с детства готовили к светской жизни.
        А меня учили контролю и простейшим заклинаниям. В итоге на остальное и времени почти не оставалось. Сейчас я, как никогда остро, чувствовала пробелы в базовом образовании.
        - Они необычайно вкусные, - подтвердил Дьен.
        - Вы раньше такие не пробовали?
        - Я раньше не ел конфеты.
        В гостиной повисла пауза. Даже подготовленной маме понадобилось время на осмысление сказанного.
        - Вам не давали сладкое? - недоверчиво переспросила она.
        - Возможно, когда-то в детстве, - эльф очевидно не понимал, в чем проблема и что именно нас так удивило, но все же почувствовал неладное и решил дополнить ответ: - Но я ел фрукты.
        - У вас было суровое детство, - прокомментировала мама, косясь на меня.
        Да уж, меня в еде не ограничивали - юному магу ее требовалось вдвое больше, чем обычному человеку. Я ела как не в себя и при этом оставалась едва ли не болезненно худой.
        - Обычное, - не согласился эльф. - Я рано выбрал свою стезю и встал на путь хранителя Древа. Он предполагает много ограничений.
        Мама вновь покосилась на меня, и в ее взгляде промелькнуло осуждение, тогда как Дьену она явно сочувствовала. Да, он через многое прошел, чтобы стать тем, кем стал, а я одним махом перечеркнула все его старания.
        Мне стало как-то неловко и захотелось поскорее уйти, пока только-только успокоившаяся совесть не начала грызть меня по новому кругу.
        - Мама, нам, пожалуй, пора, - улыбнулась я, вновь внутренне сетуя на то, что не умею так ловко заканчивать беседу, как она. - Я обещала отвести Дьеналя на каток. Там он тоже никогда не был.
        Эльф с готовностью кивнул, но все же с некоторой грустью покосился на почти полную вазочку конфет, что, конечно, не укрылось от внимательной мамы.
        - Раз не успеваете их доесть - возьмите с собой в академию, - тут же предложила она.
        Дьен не спешил соглашаться, но с надеждой посмотрел на меня. Как тут отказаться?
        - Да, я попросила Бернара отправить нарочным купленные вещи, можно передать конфеты с ними.
        - Отличная идея! - по глазам мамы я поняла, что одной вазочкой мы не отделаемся.
        Ничего, пусть Дьеналь порадуется.
        Мы оделись и распрощались с мамой, очень благожелательно проводившей нас до дверей.
        - Я поговорю с папой, - шепнула она и подмигнула.
        Ну что ж, кажется, здесь все прошло хорошо.
        Теперь можно с чистой совестью идти на каток.

* * *
        На катке, на наше счастье, оказалось не особо многолюдно. Все же пока мы сдавали сессию, праздники у людей успели закончиться и начались трудовые будни. Так что по льду скользила только стайка мальчишек, периодически устраивая кучу-малу.
        Дьеналь долго и придирчиво разглядывал ботинки с лезвием посередине, которые предстояло надеть на ноги, но потом быстро затянул шнурки и осторожно вышел ко мне на лед.
        Катание на коньках очень помогало развитию координации, поэтому меня с детства приводили на каток. И сейчас я стояла вполне уверенно и даже умела делать простые прыжки и пируэты. Здесь мне точно было чему поучить впервые увидевшего настоящий лед эльфа!
        Дьен осторожно дошел до меня, расставив руки для равновесия.
        - Смотри, надо катиться. Вот так, - я легонько оттолкнулась одной ногой и перенесла вес на вторую, потом поменяла ноги.
        Получаться у Дьеналя начало не сразу. Он пару раз упал под одобрительный смех мальчишек. Впрочем, дети, которые сами больше валялись, чем катались, смеялись не обидно. И эльф упорно поднимался, отряхивался, потирал ушибленное место и пытался ехать дальше.
        Через полчаса он уже неплохо скользил, а еще через час мог уверенно прокатиться спиной вперед или сделать перебежку. А вскоре даже умудрялся помогать мне делать вращения, пусть в первый раз довериться ему было страшновато. Но все же эльфийская ловкость работала: то, на что у человека ушло бы прилично времени, Дьен освоил за пару часов.
        Под вечер зажглись фонари, красиво отражаясь на льду, на каток стал прибывать народ, уменьшая пространство для маневров. Но Дьеналь никак не хотел уходить и согласился только тогда, когда я окончательно продрогла.
        - Мы еще вернемся сюда, не переживай, - утешала я горестно смотрящего на разноцветные огни эльфа. - Кстати, в академии тоже заливают лед, но там небольшая площадка и всегда жуткая толкучка.
        Я шла и отогревала озябшие ладони дыханием. Заметив это, как и мой покрасневший нос, Дьен предложил зайти куда-нибудь погреться.
        Так мы очутились в небольшом, но уютном кафе, где нам быстро принесли горячий шоколад с крошкой мускатного ореха. Я отпила и зажмурилась, чувствуя, как приятное тепло разливается по телу.
        А потом, открыв глаза, посмотрела в темное окно и невольно поймала себя на мысли, что мы с эльфом смотримся, как настоящая парочка.
        Очень интересная парочка, надо признать. Темноволосая девушка с теплым оттенком кожи и карими глазами, в светлой одежде - я не любила темные цвета, мне хватало их в академической форме. И беловолосый эльф с голубоватым цветом лица, слегка тронутого румянцем после мороза, глазами всех оттенков малахита, меняющихся от его настроения, зато полностью в черной одежде.
        Как хорошо, что мы купили ему много вещей. Кажется, темных среди них почти не было.
        - Расскажи мне что-нибудь о себе, - попросила я Дьеналя. - Как прошло твое детство, я уже примерно поняла. А что дальше? Кстати! А сколько тебе лет?
        - Мне тридцать шесть, - сразу ответил на последний вопрос Дьен, а у меня брови поползли вверх, пока я не вспомнила, что у эльфов, в силу долгожительства, и взросление происходит медленнее. Так что мы, считай, ровесники.
        - И чем ты занимался последние десять? - до этого у эльфов совсем детство.
        - Я тренировался у корней Древа, готовясь стать его хранителем, - и это не совсем тот ответ, который мне бы хотелось услышать.
        - А что-то кроме? Друзья? Может, девушка?
        Сказала и замерла. А если у Дьеналя имелась возлюбленная? Понятно, что он не собирался жениться, но это не значит, что он не мог быть влюблен…
        - У меня не было девушки, - улыбка чуть тронула тонкие губы. - Друзья… я бы назвал их другими претендентами на звание хранителей. Поэтому мы больше соревновались между собой, чем дружили.
        Ни друзей, ни девушки, значит. И, судя по его отцу, в семье тоже все было не просто, раз он даже свою заводить не стремился. Возможно, не так уж плохо, что он проведет этот год со мной и посмотрит на жизнь с другой стороны? Вдруг тогда и не станет жалеть, что свернул со своего пути хранителя? Найдет себе нормальную эльфийскую девушку, женится на ней…
        От последних мыслей стало как-то грустно. С молчаливым Дьеном было удивительно комфортно. Правда, хотелось его хоть немного разговорить.
        - Дьеналь, а расскажи мне про Древо? Какое оно?
        И тут эльф впервые по-настоящему улыбнулся.

* * *
        Дьеналь на секунду прикрыл глаза, вспоминая Древо. Тот, кто увидел его хоть раз, никогда не забудет. Оно огромно, поистине величественно и монументально, древнейшее в их мире. А еще оно разное, с разными ветками, на которых растут разные листья. На одной светлой ветке с шершавой корой могут расти длинные узкие листочки, а на другой - темной и гладкой - маленькие и круглые. А уж когда оно цветет всеми цветами от белого до почти черного… но это невозможно описать словами, как и передать весь восторг, охватывающий любого, кто имеет возможность приблизиться к нему.
        По преданию, все живое началось оттуда. В Древе есть признаки всех растений. А когда их мир расцвел и зазеленел, появились первые животные, а затем эльфы и люди.
        Дьен на мгновение подумал, что было бы здорово - показать Древо Виолетте. Ей бы точно понравилось, особенно в период цветения. Возможно, когда-нибудь он сможет привести свою жену к Древу за благословением.
        Он попытался рассказать, но если на эльфийском существовало множество слов, созданных специально для описания Древа и не использующихся ни для чего больше, разве что в метафорах, то человеческий всеобщий оказался слишком скуден. А может, Дьеналь знал его недостаточно. Он корил себя за косноязычие, как никогда. Почему-то ему было важно, чтобы девушка его поняла.
        Но она слушала, затаив дыхание, спрашивала про аромат цветов, про плоды, которые вырастают на древе, интересовалась, не пытался ли кто-то вырастить из их семян нечто подобное. На что Дьен только рассмеялся, искренне и весело. Ни у одного эльфа и мысли бы не возникло выращивать новое Древо, и да, из семян получаются обычные деревья с одинаковыми ветвями.
        - А слезы? Ты когда-нибудь видел их? - она, закусив губу, ждала ответа.
        - Нет, - покачал головой Дьеналь. - Я не видел. Но хранители нужны именно в период плача Древа, тогда оно по-настоящему уязвимо. Пусть эльфы и поклоняются ему, но у многих, несмотря на жестокие наказания, есть те, ради кого стоит рискнуть и попытаться незаконно добыть слезы.
        - А как их вообще распределяют? Или их можно купить?
        - Слезы не продаются, - резче, чем следовало, ответил Дьен, но потом вспомнил, что перед ним человек, а у них весьма развиты именно товарно-денежные отношения. - Их дают самым уважаемым семьям или дарят за какой-то выдающийся вклад в развитие нашего народа. Потом пузырек, как реликвию, передают из поколения в поколение. Слезы столетиями не теряют своих свойств, напротив, становятся лишь сильнее.
        - Удивительно, - Виолетта выглядела действительно пораженной. - Сложно поверить, что в нашем мире существует подобное чудо.
        Дьеналь улыбнулся, кажется, ему все же удалось донести хотя бы частичку своего восторга. И не только своего. Каждый эльф хотя бы раз в жизни обязан побывать у Древа и помолиться ему. А еще завязать ленточку на одной из ветвей.
        - Ели, которые люди наряжают в свой Новый год, - это маленькие символы Древа. Когда-то мы все поклонялись ему, но после твой народ предпочел других богов. И все же кое-какие отголоски остались. Например, наряженное дерево, - Дьен посмотрел в окно, за которым с трудом, но угадывалась в темноте небольшая елочка на улице, щедро украшенная блестящей мишурой.
        - Прости, - Дьеналь удивленно повернулся к извиняющейся за что-то девушке. - Я знаю, что поломала все твои планы…
        Она опустила взгляд, в котором мелькнули слезы. А ведь сам Дьен только сегодня подумал, что, кроме Древа, в мире множество чудес. Взять хотя бы те конфеты в красивой золотистой обертке…
        - Виолетта, - позвал он ее. - Эльфы верят, что нас ведет Древо-судьба. И каждая его ветвь - это жизнь одного из его детей. И если моя судьба не стать хранителем, но быть рядом с тобой, то я не хочу ей сопротивляться.
        И, набравшись решимости, накрыл ладонь девушки своей, поймав ее изумленный взгляд.
        - Нам, наверное, пора, - постаравшись улыбнуться, проговорила Лета. И осторожно вытащила руку.
        Ну что ж, хотя бы не сразу убрала. И он попытался. Возможно, чуть позже попытается вновь.
        Потому что если Дьеналь и усвоил что-то за годы подготовки к пути хранителя, так это то, что от судьбы нельзя убежать. И он теперь был твердо уверен, что его судьба нашлась здесь, в человеческом городе, где много домов, но мало деревьев. Зато есть красивый снег, скользкий лед и вкусные сладости. А еще прекрасная девушка с глазами цвета шоколада.
        10. ВТОРОЙ ПОЦЕЛУЙ
        Небольшие зимние каникулы подходили к концу, и едва ли не впервые мне было настолько жаль, что придется возвращаться к учебе. Ведь это означало, что мы меньше времени станем проводить с Дьеналем. А проводить с ним время мне нравилось все больше.
        Мы каждый день ходили на каток, выбирались туда пораньше, когда людей почти нет, и катались в свое удовольствие. И я с некоторой завистью отмечала, что с каждым разом получается у Дьена все лучше. В целом, мы начали кататься с ним примерно на одном уровне. Только я всю жизнь стояла на коньках каждую зиму, а он освоил все за несколько дней.
        На мои расспросы, все ли эльфы столь ловкие и умелые, Дьеналь каждый раз уклончиво отвечал, что эльфы разные и склонности у них тоже к разному. У него, оказывается, неплохо получается кататься.
        - Все потому, что ты отличная наставница, и мне нравится, - сказал он, глядя мне в глаза, как-то странно расставив паузы и по-эльфийски чуть растягивая слова. Фраза прозвучала… двусмысленно.
        - Я рада, что у тебя получается, - потупившись, ответила я.
        В последнее время мне стало сложно выдерживать малахитовый взгляд. В его бездонной глубине таилось нечто такое, что одновременно притягивало и пугало. Пугало оттого, что я не могла, не имела права к нему привязываться и испытывать чувства, которые против воли зарождались и с каждым днем все крепли. Я дала клятву, я пошла на это ради отца, о чем не стоит забывать. Но и помнить все время не получалось. Ни когда я держала его за руку, скользя по льду и видя, как он чутко подстраивается под мои движения, ловя каждый шаг. Ни когда мы сидели в полюбившейся кафешке с горячим шоколадом после, иногда молча, но все чаще обсуждая что-то. Дьен ведь тоже маг, и точек соприкосновения у нас, на самом-то деле, хватало. А еще он буквально проглатывал принесенные мною книги, читая их по ночам, и поскольку мне они тоже были знакомы, нам всегда находилось, о чем поговорить.
        После мы возвращались в академию, где специально для Дьена вместе с друзьями активно повторяли все зимние забавы, которые обычно остаются в детстве. Когда Зак с Льюром узнали, что Дьеналь никогда не играл в снежки, не лепил снежную бабу, не строил крепость, то сначала испытали глубокий шок, а после столь же глубокое сочувствие его несчастному безрадостному детству. И тут же закидали снежками.
        Наши снежные бои затягивали все больше студентов с разных курсов и потоков. Для начала мы выстроили снежные крепости, усилив их магией, и теперь они по свойствам не сильно уступали каменным. Даже не знаю, растают ли по весне или будут стоять, пока ректору не надоест? Затем принялись играть из них в снежки. На этом надо остановиться подробнее, поскольку снежки магов - это немного не те снежки, в которые играет детвора на улице. Тут каждый был кто во что горазд. Снежки встречались и самонаводящиеся, преследующие свою цель через всю академию, если нужно. И с таким резким ускорением, что от них при всем желании не убежишь и не увернешься. И настолько прозрачные, что замечаешь их только тогда, когда они в тебя врезались. А еще встречались такие, которые отскакивали ото всего и ото всех, как мячики, и могли долго прыгать по вражеской крепости, пока их не поймают и не развеют.
        В общем, было весело.
        Как-то мы устроили денежный конкурс на самого высокого снеговика: все участники внесли небольшой задаток, а забрать его должен был победитель.
        К сожалению, выявить лучшего не удалось. Все при помощи магии принялись ставить огромные шары друг на друга. Снег на территории академии быстро закончился, и его начали приносить из-за забора. Иногда случалось так, что одни приносили, а другие перехватывали для своего снеговика. Высота же снеговиков стала такой, что одному в команде приходилось магически его придерживать и не давать покоситься, потому что на полноценное затвердевание и усиление времени не было - конкуренты не дремлют и вовсю строят дальше. А снега уже и вокруг академии все меньше…
        Игра закончилась, когда снеговики выросли до последнего, к слову, пятого этажа академии, где в одном из залов, к несчастью, выходящих окнами к нам, заседал ректор и ученый совет. И стоило в окне показаться странным белым колоннам, как маги заинтересовались их происхождением и природой. Особенно ректор, который представил, что случится, если такие махины в два обхвата и заледеневшие для большей прочности, рухнут на крышу.
        В итоге, к разочарованию студентов, снеговиков заставили деструктурировать, лишний снег убрать, а на призовые деньги парни купили ящик пунша, который тут же разогрели и распили. Было весело.
        Под вечер Дьеналь вместе с Заком, Льюром и Кайлусом шли тренироваться в зал для магических боев. К счастью или к несчастью, их уличил в этом наш “любимый” преподаватель боевой магии, магистр Тирас, и быстро решил, что тренируются парни спустя рукава и надо взять это дело под контроль. Раз уж студенты изъявили подобное желание в неурочное время. И так не полюбившегося ему с самого начала эльфа он, разумеется, гонял с удвоенной силой. Зак как-то обмолвился, что ему немного жаль Дьена, может, не стоит им заниматься с магистром, а продолжить тренировки где-нибудь тайком? На что Дьеналь лишь отмахнулся только что вправленной в лазарете рукой и заявил, что ему все нравится и он желает продолжать.
        Мы тогда переглянулись, а Кайлус после проговорился нам с Ники, что в целом эльф показывает себя весьма неплохо на тренировках. Пожалуй, слишком неплохо, чем вдвойне злит Тираса.
        Так что тренировки их стали еще насыщеннее и продуктивнее. Дьен буквально приползал после них к ночи, принимал душ и шел спать. Даже на книги у него не всегда сил хватало, хотя читать мой эльф очень любил.
        В предпоследний день каникул мы с Ники, наконец, выбрались в город за покупками - нам выдали стипендию, половину которой нужно было срочно потратить на традиционных новогодних распродажах. Шанс купить что-нибудь этакое по минимальной цене не появится еще год. Так что мы вдоволь нагулялись по лавкам, накупили разных вещей и безделушек и довольные, пусть и продрогшие, вернулись в академию.
        Дьеналя, разумеется, не было дома, у него тренировка в самом разгаре. Лучшее время, чтобы залезть под горячий душ, отогреться и сразу помыться. В ванной я с трудом смогла защелкнуть лишь кончик задвижки. То ли дверь чуть разбухла, то ли петли повело, но закрываться нормально шпингалет не желал.
        Ладно, я быстро, эльфа все равно нет, и возвращается он обычно поздно.
        Скинув с себя одежду, я задернула шторку и включила душ.

* * *
        Дьеналь с трудом переставлял ноги, кажется, у него даже уши болели - такая интенсивная, пусть и короткая выдалась тренировка. Руки подрагивали от напряжения: столько заклинаний Дьен давно не создавал. А еще не уставал поражаться тому, что у людей нашлось чему поучиться. Это радовало и наполняло смыслом его пребывание в академии.
        Он сосредоточился на том, чтобы нормально провернуть ключ в замке, а для начала хотя бы попасть в скважину. Хотелось в душ и спать. Эти желания бились в черепной коробке, оттеснив все остальные мысли и чувства на задний план. Он с трудом стащил сапоги, оперевшись о стену, и решительно потянул отчего-то не сразу поддавшуюся дверь в ванную.
        От увиденного эльф замер, не в силах сделать шаг ни вперед, ни назад, что было бы правильнее, вернув дверь на место.
        Виолетта мылась в душе, напевая какую-то легкую мелодию. Из лейки текла вода, а сама девушка стояла за шторкой, не прозрачной, но позволяющей четко разглядеть ее силуэт.
        Мокрые волосы падали на спину, вились по плечам, ложились на высокую грудь, от которой Дьен с трудом оторвал взгляд исключительно для того, чтобы скользнуть ниже. Тонкая талия, красивый изгиб бедер и длинные стройные ноги. Одну она поставила на бортик и гладила мочалкой. Девушка-статуэтка с мягкими и плавными линиями женственного тела.
        Дьеналь судорожно сглотнул, бесшумно прикрыл дверь, зашел в свою комнату и тяжело сполз по стене на пол. Сон как рукой сняло, напротив, стоило зажмуриться, как перед глазами снова появлялся темный силуэт за светлой шторкой. И если раньше Дьен никогда бы не воспринял такую тонкую преграду всерьез, то сейчас шторка душа казалась нерушимой стеной. Сможет ли он когда-нибудь взять и отодвинуть ее?
        Коварное воображение дорисовывало картины, как он мог бы снять с себя одежду и шагнуть к ней в ванну, места бы хватило на двоих, пусть и пришлось бы стоять почти вплотную. Стоять и смотреть, как стекают капли по чуть смуглой коже, как липнут волосы к ее телу. Касаться пальцами, повторяя бег воды…
        Дьен с силой ударил кулаком по полу, а потом еще приложился головой о стену для верности.
        Он не сможет так сделать, и не стоит обманываться. Лета выбрала его в мужья, но почти не смотрела в его сторону, старательно избегая. Даже о прикосновениях речи не шло, всякий раз, когда он пытался дотронуться, она напрягалась и быстро ускользала от него. Да она с Заком общалась куда милее и свободнее, чем с ним. Это неожиданно злило и раздражало.
        Дьен прислушался, он все же эльф, его чувства острее человеческих. Шум воды за стеной прекратился, дверь ванной едва скрипнула.
        А потом в его комнату постучали.
        - Дьеналь, ты здесь? - голос Леты отдавал беспокойством.
        - Да, - отозвался он, сам удивившись, насколько тяжело дался ему ответ и как хрипло прозвучал.
        - У тебя все хорошо? Мне показалось, я слышала какой-то стук…
        - Все хорошо, - быстро прокашлявшись, ответил Дьен.
        - Если что, я освободила ванную комнату, - сообщила девушка.
        - Спасибо.
        А дальше с легким скрипом закрылась ее дверь.
        Дьеналь поднялся с пола и вышел. Он же хотел помыться, наверное, холодный душ придется как нельзя кстати. В ванной все еще клубился пар, зеркало запотело, в воздухе витал легкий цветочный аромат ее мыла.
        Эльф прикрыл глаза, проклиная те самые чувства, которыми гордился буквально минуту назад. А на шторку посмотрел почти с ненавистью. Как здесь мыться после нее и не вспоминать точеную фигуру и мелодию, которую Лета напевала? Как скользила сохнущая сейчас на крючке мочалка по ее нежной коже…
        Раньше Дьеналь никогда не терял контроль над эмоциями, не позволял чувствам брать над собой верх и был уверен, что подобное просто невозможно. Хранитель должен полагаться лишь на разум. Но сейчас разум отказывал, зато новые, странные и какие-то дикие желания захлестывали. Их нужно было усмирить, вот только каким образом?
        У Дьена не имелось ответа на этот вопрос, потому он снял одежду, залез в ванну и включил на всю мощь холодную воду, жалея, что она не ледяная.
        Немного помогло.

* * *
        В последний день каникул выяснилось, что книги у Дьена заканчиваются. А начиная с завтра, ему предстоит коротать время в одиночестве. И пусть Дьеналь великолепно контролировал лицо и эмоции, грусть по этому поводу слишком явно проскальзывала в малахитовых глазах. Так что мы собрали прочитанные им книги (а это почти все из принесенных мной) и отправились в библиотеку сдавать старые и выбирать новые.
        В этот раз Дьеналь сразу взял стопку и категорично отказался передать мне хотя бы немного, чтобы было легче и удобнее нести. Только попросил помочь проходить через двери.
        Стоит отметить, что приключенческие романы весьма пришлись Дьену по вкусу. Правда, часть из них, в которых среди героев фигурировали эльфы, вызывали у него вопросы и сомнения в подобном поведении сородичей. Но в целом прочел он все с большим интересом.
        В библиотеке было почти пусто - студенты, по обыкновению, придут за учебниками в первый день учебы. Так что я смело отправила Дьена к стеллажам с художественной литературой, выбирать новую партию для чтения, а сама пошла в часть с учебной, расставить наши книги и подобрать для себя и для Дьеналя новые.
        Ставя одну из книг на полку, я едва не выронила остальные, услышав совсем рядом:
        - Привет.
        Стивен стоял у стеллажа позади меня и небрежно опирался на него плечом.
        - Привет, - сухо поздоровалась я, вернувшись к прерванному занятию.
        Мы по-прежнему учимся в одной академии, к тому же на одном факультете, и неизбежно будем пересекаться. Прятаться от бывшего я не собиралась, пусть и расстались мы нехорошо из-за меня, но он испортил ситуацию окончательно.
        - Смотрю, ты счастлива в браке, - я скорее почувствовала, чем увидела, что Стив резко шагнул ближе, слишком близко, и тут же дернулась в сторону, едва не уронив оставшиеся в руках томики.
        - Вполне, - огрызнулась я, но потом решила не обострять ситуацию. Вдруг мы еще сможем договориться и расстаться полюбовно. - Стивен, прости, пожалуйста, мне, действительно, жаль, - бывший иронично изогнул бровь, ну да, вся академия видела, как мы с Дьеном строили снеговиков и играли в снежки, понятно, как мне “жаль”. - Я не хотела тебя обидеть или, того хуже, оскорбить, - продолжила я, осторожно пятясь назад, в то время, как Стив медленно наступал на меня. - Так вышло случайно, клянусь, но если вышло, то нам остается только принять все как данность. Пойми, уже ничего не изменишь…
        - Принять? Не изменишь? - обычно Стив быстро и легко переходил на повышенные тона, давая выход эмоциям, сейчас же он, скорее, шептал, но выглядело это зловеще, выдавая настоящую ярость. Так что я попятилась активнее. - Да ты издеваешься!
        В одно короткое движение бывший оказался вплотную, книги посыпались на пол, и я в последний момент успела упереть руки в мужскую грудь, чтобы не оказаться окончательно прижатой к его телу.
        - Ты серьезно думаешь, что я оставлю все как есть и молча приму ваш идиотский брак с ублюдочным эльфом? - продолжал распаляться Стив. - Я в курсе, что ты из-за дурацкого задания оказалась его женой. Твои однокурсники с удовольствием поведали, как ты отчаянно и страстно поцеловала эльфа в новогоднюю ночь. Ты уже тогда мне изменила! - рявкнул он.
        - Да! - отпираться было глупо, по сути все так и есть. - Поэтому забудь меня и найди себе другую, получше!
        Внутри клокотала магия. Пусть я и была достаточно добрым и мягким человеком по жизни, но также я была и боевым магом. И терпеть не могла, когда на меня давят и общаются подобным образом.
        - А я вот не могу тебя так просто забыть, - прошептал Стив, наклоняясь к моему лицу. - И искать другую не собираюсь. Ты ведь целовалась с эльфом у меня за спиной, почему бы нам не сделать то же за его?
        От применения магии меня остановили последние крупицы здравого смысла - все-таки не стоит искушать судьбу и ректора. Но когда губы бывшего без церемоний накрыли мои, вырываться я начала всеми возможными способами, от души саданув парня по почкам, а после сама едва не закричала, почувствовав, как зубы Стива сомкнулись на моей нижней губе, и вкус крови наполнил рот.
        А потом сбоку мелькнула тень, и все прекратилось. Я отпрыгнула назад, принимая боевую стойку, и с ужасом увидела стоящего между мной и Стивом Дьеналя.
        - О! А вот и источник наших проблем, - оскалился бывший, поднимаясь с пола и сплевывая на пол то ли мою, то ли уже свою кровь, так как из носа у него текло неплохо. - Жаль, что я не успел добить тебя в прошлый раз. Думаю, стоит исправить это недоразумение.
        - Дьен, не надо, - я положила ему руку на плечо. - У Стивена все равно запрет на драку с тобой! Его могут отстранить от учебы! - больше для бывшего проговорила я, пытаясь оттащить своего эльфа.
        Но тот стоял намертво.
        - Ты считаешь, что меня пугает отстранение на год и ссылка на северные рубежи? - криво усмехнулся Стив.
        - Дьен, пойдем! - к горлу подступала паника. Ни с магией, ни без, я не справлюсь со Стивеном в одиночку. И Дьеналь мне здесь, к сожалению, не помощник. А допустить, чтобы его избили во второй раз, я просто не могла!
        Звать на помощь? Но библиотекари обычные люди, а духи-стражи реагируют только на несанкционированное применение магии в стенах академии. К тому же тишина поддерживалась в этом месте специальным заклинанием, не факт, что мне хватит голоса его перекричать.
        А может? Спасительная мысль пришла в голову: если я сейчас выпущу огненный шар в каменную стену, то ничего не случится, но духи явятся. Подумаешь, посижу пару дней в карцере. Только не факт, что духи заберут и разнимут парней…
        Не вариант.
        - Все будет хорошо, - Дьеналь осторожно убрал мою руку со своего плеча, легонько сжав. И уверенно шагнул вперед.
        Кулак Стива просвистел в каком-то волосе от его лица, но Дьен чудом от него уклонился, а потом ударил. Я даже не поняла, когда и как - слишком быстрые движения, но Стивен согнулся пополам, не успев среагировать и закрыться. По-хорошему, противника можно добить парочкой ударов, но Дьеналь ждал, пока Стив отдышится. Даже не знаю, как расценить подобное благородство в драке с таким опасным соперником, да еще и превосходящим по силе.
        Или не превосходящим?
        От следующей серии ударов Дьен уклонился играючи. Стив был чуть ниже, зато ощутимо шире в плечах и в целом мощнее. Вообще полная противоположность эльфу: крепкий, атлетичный, с квадратным подбородком и крупными мужественными чертами лица. Изящный, утонченный Дьеналь не выглядел сколь-нибудь серьезным бойцом рядом с ним. Но даже мне было понятно, что эльф не так прост, как пытался казаться. Высокий рост и длинные конечности давали ему свои преимущества в рукопашной схватке. Он легко дотягивался и наносил удары по самым болезненным точкам.
        А в какой-то момент, уйдя от очередного удара, Дьен резко сократил дистанцию, перехватил руку Стивена, одновременно ставя подсечку, и повалил соперника лицом в пол, прижав ему позвоночник коленом и до характерного хруста сустава вывернув его руку. Раздались сдавленные проклятия бывшего. Эльф нажал коленом сильнее, и под его ногой едва не хрустнул уже позвоночник.
        - Если ты еще хоть раз приблизишься к Виолетте, - проговорил Дьен, наклоняясь ближе, - или, тем более, обидишь ее, то знай: я тоже не боюсь ни ссылок, ни чего похуже.
        На этом он встал и подошел ко мне, не спеша уходить.
        Стивен медленно поднимался, придерживая вывернутую левую руку и зло глядя на нас. В его правой заклубилась магия.
        - Стивен, давай без глупостей, - попросила я, начиная плетение универсального щита. - Одно дело - получить годовой отпуск в снегах, а другое - с позором вылететь из академии за применение магии. Не ломай свою жизнь, пожалуйста. Я этого не стОю.
        Я старалась говорить спокойно и уверенно, хотя внутри все заледенело. Если Стив ударит магией во всю мощь… выдержит ли мой щит? Успею ли я его выставить на такой дистанции?
        И почувствовала, что Дьеналь тоже прибегает к магии, но эльфийские заклинания отличались от наших. Надеюсь, ему-то хватит ума не ударить первым.
        Бывший еще какое-то время смотрел на нас, но потом снова сплюнул кровь на пол, развернулся и ушел.
        От облегчения у меня едва не подкосились ноги. Дьеналь тут же подхватил и обнял, погладив по голове.
        - Ты как? - он осторожно взял меня за подбородок, разглядывая прокушенную губу. - Может, в лазарет?
        - Ты что! - тут же высвободилась я. - С такой ерундой? И вообще…
        Прийти и сказать, что меня насильно поцеловал и укусил Стивен Блан… Нет уж, само заживет, руки же после сдачи боевой магии зажили.
        - Тогда пойдем отсюда, - предложил Дьеналь. - Книги в другой раз выберем.
        И протянул мне руку, за которую я немедленно ухватилась, но не спешила никуда идти.
        - Ты умеешь драться. И это не вопрос, - я серьезно посмотрела на своего эльфа, на котором в этот раз не осталось ни царапины.
        - Да, - медленно кивнул Дьен. - Хранителей готовят с раннего детства, и искусство борьбы постигается первым.
        - А почему в прошлый раз ты позволил себя избить?
        - Потому что тогда мне было не за что сражаться, - признался Дьеналь. - Но даю слово, что отныне буду тебя защищать. И никак не наоборот, - с улыбкой добавил он.
        У меня имелось еще множество вопросов и претензий, что так нечестно. Но я быстро поняла, что вопросы подождут, а что касается честности… у Дьена не было ни единого повода доверять мне. Надеюсь, теперь между нами все начнет налаживаться. И больше мой эльф себя в обиду не даст.
        Выйдя из здания библиотеки, я посильнее замотала шарф, стараясь скрыть разбитую и распухшую губу. Еще увидит кто - объясняйся потом.
        Но, к счастью, до своего общежития и комнат в нем мы дошли без приключений, не встретив никого из знакомых. А незнакомые на нас внимания не обращали - ажиотаж вокруг эльфа и нашей свадьбы потихоньку стихал.
        В общежитии Дьеналь разулся и прошел ко мне в комнату, настояв на том, что ему необходимо осмотреть рану. Вдруг там все серьезно? Он очень переживал, что не явился мне на помощь раньше - тонкий эльфийский слух обмануло заклинание тишины, и он пришел не оттого, что что-то услышал, а просто подумал, что я слишком долго раскладываю книги и мне нужна помощь в этом деле.
        Лично у меня губа не вызывала опасений, правда, опять придется ходить несколько дней с распухшей. Хорошо, что снова пострадала нижняя, хотя бы не так некрасиво смотрится, как распухшая верхняя. Но Дьена хотелось успокоить, так что я разрешила себя осмотреть.
        - У меня есть заживляющая мазь, давай обработаем? - осторожно предложил мой эльф, словно боясь отказа.
        - Я буду очень признательна, - улыбнулась я, но тут же поморщилась и дотронулась до давшей о себе знать разбитой губы. Образовавшаяся корочка треснула, и кровь выступила снова.
        Дьен кивнул и быстро вышел, вернувшись через минуту с небольшой баночкой.
        - Будет щипать? - спросила я, чтобы заранее знать, к чему готовиться.
        - Мазь? - удивился Дьеналь. - Нет.
        Он плавно опустился рядом со мной на кровать, осторожно отвинтил крышку, и чуть сладковатый земляничный аромат вмиг разнесся по комнате.
        - Ты позволишь? - он зачерпнул немного мази на палец, а я в очередной раз отметила, какие же у него красивые руки. Тонкие запястья, узкие ладони, длинные пальцы, идеальная форма аккуратно подстриженных ногтей.
        Я кивнула, заворожено наблюдая, как он медленно, будто опасаясь спугнуть, поднес руку к моему лицу и мягко коснулся нижней губы, чуть обведя ее по контуру. Приятный холодок тут же прошелся по коже, и боль утихла моментально. Не удивлюсь, если без хваленой целительской магии эльфов все-таки не обошлось. Дьеналь как-то странно посмотрел на мои губы, сглотнул и отдернул руку, принявшись закручивать крышку.
        Вблизи мазь немного отдавала мятой, но и земляничные нотки никуда не исчезли. Я не удержалась и провела языком по губе, чтобы узнать, какая она на вкус. Мяты в ней оказалось больше, чем земляники. Интересное сочетание.
        Малахитовая зелень в глазах эльфа неожиданно потемнела, став самого густого из возможных оттенков. Он почти не мигая смотрел на мои губы, а потом слегка улыбнулся.
        - Знаешь, я раньше думал, что поцелуи должны быть приятны, - произнес Дьеналь чуть севшим голосом. - Но почему-то все, что я видел, заканчивались травмами.
        Смысл сказанного дошел до меня не сразу.
        - Ты никогда не целовался?! - поразилась я.
        - Только тогда с тобой, - покачал головой Дьен.
        И мне стало стыдно. Украла у эльфа первый поцелуй, да еще оставила неприятные воспоминания о нем. Вот так и возникают травмы на всю жизнь.
        А ведь он меня спас, помог отбиться от Стива, сама бы я ни за что с ним не справилась. И поцелуй за спасение - обычная вещь, не так ли? Все прекрасные девы в балладах так делают, и значит - поступают правильно, раз о них слагают песни.
        Мысль была шальная, но невероятно соблазнительная. Теперь уже я посмотрела на тонкие эльфийские губы, светлые, но хорошо очерченные на бледном лице.
        - Давай исправим твое неправильное представление об этом? - предложила я, придвинувшись ближе.
        Дьеналь непонимающе посмотрел на меня.
        - Ты, главное, не вырывайся, - смешок я все же не удержала. - Обещаю, что больше никаких разбитых губ и крови.
        А потом быстрее, пока не передумала и не растеряла запал, потянулась к нему.
        Глаза я закрыла, стоило нашим губам соприкоснуться. Не могла видеть удивленный взгляд эльфа и вообще слегка опасалась его реакции. Но он не отстранился, пусть и не ответил сразу. Честно сказать, брать лидерство в подобных ситуациях мне еще не приходилось, Стивен всегда…
        Тут же слегка сбилась - никаких мыслей о бывшем! Но, пожалуй, именно они и придали мне недостающую толику уверенности. Я решительно обняла эльфа за шею, притянув к себе, и обвела его губы языком, чуть надавив, раскрывая.
        И Дьен ответил, очень осторожно и несмело, но быстро начав входить во вкус. Его руки скользнули мне за спину, зарылись в распущенные волосы, заставляя откинуть голову. Удивительно, но только что он сидел неподвижно, а теперь мягко, но уверенно перехватывал инициативу.
        Наверное, мне стоило прекратить это, все же вряд ли благодарность подразумевает такое. Но эльф был так нежен, от прикосновений его рук разбегались мурашки, и дыхание сбивалось. Наш поцелуй становился все глубже, и вот уже его язык проник в мой рот. Рука прошлась вверх по животу, вызвав судорожный вдох, поднялась дальше, погладив грудь, задев пальцем чувствительную вершинку. И я окончательно забылась, прижавшись к нему сильнее. А пришла в себя, только поняв, что мы уже лежим на кровати, моя рубашка до середины расстегнута и спущена с плеча, куда Дьен прокладывал невесомую дорожку из поцелуев.
        Пора заканчивать. Пора, Виолетта!
        - Дьен, - его имя легко сорвалось на выдохе, и эльф оторвался от меня, подняв шальные блестящие глаза. Я невольно сглотнула. - Наверное… нам стоит на этом остановиться, - твердости в голосе точно не доставало.
        Показалось, что эльф меня не послушает. Или правильнее будет сказать, не показалось, а захотелось?
        Но Дьеналь медленно выдохнул и явно нехотя убрал руки.
        - Извини, я увлекся, - сипло ответил он, все еще не отрывая взгляда от меня, в особенности от почти полностью открывшегося полупрозрачного лифчика.
        “Надо бы рубашку запахнуть”, - отстраненно подумала я, наслаждаясь его реакцией. Мне самой хотелось стянуть с него все и провести по мягкой горячей коже. Эльф всегда выглядел таким холодным и неприступным, а на деле оказался таким страстным, а его поцелуи - такими чувственными.
        - Ничего, - я села, подрагивающими руками начав застегивать пуговицы. И как только Дьен с ними так легко справился? У него действительно ловкие пальцы, и от этой мысли стало еще жарче. - Надеюсь, тебе понравилось? - стараясь не улыбаться, как можно серьезнее спросила я.
        - Да, - а вот Дьеналь улыбку не скрывал. - Мне очень понравилось. Если ты еще захочешь меня поцеловать - я не буду возражать. И вырываться.
        11. СПАРРИНГ
        Когда утром я вышла из своей комнаты, то меньше всего ожидала увидеть полностью собранного Дьеналя. Одежда на нем была подобрана под цвет ученической формы, так что издалека его можно принять за обычного студента. Только мы стояли почти вплотную в крохотном коридорчике, и лично я чувствовала себя ужасно неловко.
        Кураж после вчерашнего прошел, страх за Дьена за ночь улегся, а мысль, что я сделала что-то не то, осталась.
        - Привет, - неловко улыбнулась я, поправив выбившуюся прядь. - Ты куда-то идешь?
        Понятно, что сидеть в четырех стенах не сможет никто. И как бы я ни волновалась, просить об этом Дьена не имела права. К тому же теперь я точно знала, что мой эльф способен постоять за себя, поэтому беспокоилась чуть меньше.
        - Доброе утро, - Дьен тепло улыбнулся и помог мне надеть пальто, невзначай коснувшись пальцами шеи, поправляя воротник. От легкого прикосновения дыхание тут же сбилось, а сердце застучало еще быстрее. - С тобой на лекции.
        - Со мной? - я не скрывала удивления. Наверное, стоило спросить об этом как-то иначе, но мысли из-за близости эльфа сворачивали не туда.
        - Ты против? - голос Дьеналя прозвучал ровно, но я теперь отлично знала, что он не бесчувственный истукан, а просто маскируется.
        - Я только за, но разве так можно?
        - Мне разрешили посещать лекции, поэтому проблем быть не должно, - ответил Дьен. - К тому же я бы не хотел отпускать тебя одну после вчерашнего.
        При воспоминаниях о вчерашнем дне мне сначала вспомнился наш страстный поцелуй, а уж потом встреча со Стивеном. Так что я кивнула, проходя вперед, чтобы Дьен не видел моих пылающих щек.
        В первую очередь мы пошли в студенческую столовую. Дьеналь мог поесть и в столовой при гостевом общежитии, но у меня такой возможности так и не появилось. Так что эльф пошел на завтрак со мной.
        Стоило нам прийти вместе, как взгляды присутствующих разом обратились к нам. Подобной тишины здесь я не помнила - кажется, наши шаги буквально гремели по каменному полу.
        Я посмотрела на Дьена и выдохнула. Он выглядел настолько невозмутимо, словно не замечал всеобщего внимания. На раздаче работники несколько озадаченно рассматривали эльфа, но безропотно выдали ему завтрак.
        Глазами я быстро нашла своих, тоже наблюдающих за нами, и уверенно двинулась к ним.
        Дьен шел следом, а возле стола любезно отодвинул мне стул и сам сел на соседний.
        - Дьен, ты решил поучиться с нами? - тут же спросил говорливый Льюр.
        - Да, - лаконично ответил эльф, отправляя в рот ложку каши и задумчиво ее пережевывая.
        - Тирас наверняка обрадуется, увидев тебя на своих занятиях, - хмыкнул Зак.
        - Да он его по вечерам и так гоняет, - отмахнулся Льюр. - Давай лучше со мной на факультатив по артефакторике? А то я там один из боевиков. Даже целители и те больше артефактами интересуются.
        - Еще бы! Они с ними и работают больше! - заметила Ники. - А нас учат полагаться только на себя. И у меня из-за этого еще ожоги не до конца сошли.
        Действительно, из-под манжет платья выглядывали бинты. Серьезно ей тогда досталось.
        Я немного успокоилась, слушая привычную болтовню друзей. Но нехороший взгляд буравил спину, и я обернулась, сразу встретившись глазами со Стивом. Поспешно отвернувшись, я придвинулась к Дьену, рядом с ним мне было ничего не страшно.
        Первой парой стояло целительство.
        Мы расселись по своим местам. Дьеналь вновь опустился возле меня, а Ники с улыбкой потеснилась.
        - Кажется, ваши отношения сдвинулись с мертвой точки, - тихо проговорила подруга мне на ухо.
        Я возмущенно посмотрела на нее, не решаясь отвечать - у эльфов очень тонкий слух. Но такое насмешливое выражение лица Ники не позволило смолчать.
        - Мы уже давно хорошо общаемся, - проговорила я, стараясь не краснеть.
        - То-то я смотрю, у тебя до сих пор губы опухшие. Наверное, всю ночь проболтали, - захихикала Ники.
        Я цыкнула на нее, осторожно поглядывая на Дьеналя. Тот выглядел по обыкновению спокойно, но губы едва-едва подрагивали, сдерживая улыбку.
        А мне разом стало невесело. Я не имею права давать ему ложную надежду. Мы же расстанемся через год, пусть об этом ужасно не хотелось думать сейчас, пока Дьен сидит рядом.
        Когда наша пожилая целительница с неизменным седым пучком зашла в аудиторию, то первым делом выхватила взглядом Дьеналя. Магистр Фьеро даже очки приподняла, дабы убедиться, что это тот самый эльф, а не обман зрения.
        - Рада приветствовать всех в новом полугодии! - обратилась к аудитории она. - Надеюсь, ваши занятия пройдут продуктивнее, чем в прошлом.
        Народ обреченно вздохнул. Никто из нас не проявлял таланта к целительству, и все прекрасно об этом знали.
        Лекция пошла своим чередом, нам рассказывали о лечении разных видов ожогов, а под конец магистр достала свой любимый манекен.
        - Итак, студенты, - громко возвестила она о начале пыток. Все дружно вжали головы в плечи и сползли с лавок пониже. - Сейчас я нанесу на Пьера имитации разных ожогов, а добровольцу предстоит их вылечить. Вы знаете, что я накладываю отзеркаливающие защитные чары. Так что если вы ошибетесь, то заклинание перейдет на вас.
        Добровольцев не находилось.
        Как хорошо, что на экзамене магистр такой метод не использовала. Понимала, что у нас следом идут другие, на которые хорошо бы хотя бы явиться. Это боевая магия шла последней, так что магистр Тирас не беспокоился о нашей сохранности. За неделю каникул целители все залечат.
        Некоторые, самые находчивые, принялись накладывать отводящие чары, чтобы казаться совсем невидимыми и сливаться с обстановкой.
        Магистр красноречиво коснулась дужек очков, показывая, что такие приемчики ей нипочем. Уже не первое поколение студентов отучила. И начала обводить взглядом аудиторию, наткнувшись на Дьеналя, спокойно сидевшего, как и всегда, с прямой спиной.
        - Возможно, наш гость захочет продемонстрировать свои навыки? - улыбнулась преподавательница. - Покажите нашим боевикам, как нужно работать с магией жизни, а не только со стихиями.
        Дьен молча кивнул, встал и под всеобщий вздох облегчения вышел к преподавательскому столу, на котором лежал манекен.
        Эльф бегло осмотрел повреждения, наверняка, выделив для себя самые серьезные, и начал процесс заживления.
        Все жадно подались вперед, сама магистр стояла рядом и внимательно наблюдала за тем, как ловкие руки уверенно порхают над телом.
        - Кажется, Пьер сейчас оживет! - громким шепотом прокомментировал происходящее Льюр.
        Аудитория прыснула, магистр неодобрительно посмотрела на весельчака, но быстро вернула благодушный взгляд на эльфа, уже заканчивающего с оказанием первой помощи.
        Все ожоги рассасывались, был бы перед нами живой человек - на их месте остались бы только рубцы.
        - Великолепное владение целительскими техниками! - похвалила магистр Дьеналя. - Надеюсь, вы будете частым гостем на моих занятиях? Думаю, и мне найдется, чему у вас поучиться.
        - С удовольствием буду посещать ваши лекции, магистр, - Дьеналь легонько поклонился, чем окончательно заслужил полнейшие расположение преподавательницы.
        И овации от студентов, избавленных от необходимости лечить и чувствовать последствия своих неумелых заклинаний.
        На последнее Дьеналь не отреагировал, зато нашел меня взглядом и улыбнулся. Я же тоже поняла, что улыбаюсь глядя на него. Глупо и восторженно, будто сама не маг, а маленькая девочка, попавшая на представление слабого мага-фокусника.
        После Дьеналя вышла еще парочка студентов, но так блестяще справиться с мнимыми ранами Пьера больше никому не удалось. Впрочем, магистр все равно пребывала в добром расположении духа и особо не зверствовала. Хотя она в целом была приятной женщиной, просто методы обучения такие.
        На физической подготовке Дьеналь появился в своем любимом черном облачении и направился прямиком ко мне. Ники, обычно составлявшая мне пару на тренировках, лишь красноречиво улыбнулась и перешла к Кайлусу. Парень тут же вспыхнул от смущения, а глядя на него, заулыбалась уже я.
        - Ты обещала научить меня паре приемов, - напомнил эльф, хитро поглядывая на меня.
        - Это было до того, как я увидела тебя в деле! - пошла я на попятную. - Со мной тебе будет неинтересно драться.
        - Я так не думаю, - наклонившись, шепнул Деналь. Его глаза буквально светились от предвкушения.
        Я же не знала, куда спрятать пылающее лицо. Да уж, кажется, вчерашний вечер кардинально изменил наши отношения. И вернуть их в прежнее русло будет ой как непросто…
        Занятия начались с короткой разминки, в ходе которой я почти не отрывала взгляда от эльфа, гибкого и ловкого, как лоза. И с ревностью заметила, что смотрю на него не я одна. Почти все девушки потока косились на Дьеналя, а некоторые пялились в открытую.
        После пробежки Дьен даже дыхание не сбил, и мы встали в позиции для спарринга.
        - Нападай, - предложила я эльфу, защищаться у меня всегда получалось лучше.
        Во всяком случае, я раньше так считала. Потому что Дьену хватило буквально секунды, чтобы завести мои руки за спину и прижать к себе, не оставив пространства для маневра.
        - Еще раз? - невинно поинтересовался он, разжимая руки.
        - Давай теперь я нападаю, - и без какого-либо перехода сделала короткий замах рукой в шею - один из моих коронных приемов.
        Не с этим эльфом.
        Мою руку перехватили и чуть вывернули, и я снова оказалась прижатой к Дьеналю, только теперь спиной, а его свободная рука держала меня поперек туловища.
        Нет, обычными приемами мне его не победить.
        Я приподнялась на цыпочках и легонько поцеловала его в уголок губ. Глаза эльфа тут же распахнулись, и хватка чуть ослабла. Ага! Попался!
        Я быстро развернулась в кольце его рук и сделала подсечку. Дьен полетел вниз, утягивая меня за собой, но уже у самого пола развернулся, чтобы я упала на него. Судя по тому, как он болезненно поморщился, приложился об пол неплохо.
        - Извини, я переборщила, да? - я тут же скатилась с него, садясь рядом.
        - Ничего, - Дьен потер макушку и задорно улыбнулся. - Это был действительно интересный прием. Надо запомнить и взять на вооружение.
        Он протянул мне руку, помогая встать, а после снова крутанул, и я оказалась примерно в той же позиции, легко удерживаемая эльфом.
        - Попробуешь еще раз? Я должен выработать иммунитет к такой атаке.
        Вот как он умудряется говорить подобные вещи со столь серьезным лицом?
        Все испортил преподаватель, заметив нашу борьбу по необычным правилам и с нестандартными приемами. Магистр тут же развел нас, поставив меня обратно в пару с Ники, а Дьена “передав” Кайлусу. Парни, к слову, пусть и сражались нормально, но как-то без огонька. Ники тоже поскучнела, да и я больше следила за Дьеналем, чем за ней. И подруга не преминула этим воспользоваться.
        - Соберись, - скомандовала она, помогая мне встать на ноги. - Хватит любоваться своим мужем.
        - Я не…
        - Ой, да ладно, - махнула рукой Ники. И такой невинный жест тут же перешел в удар, который я едва успела заблокировать. - А знаешь, - продолжила она отступая, - он очень даже неплох. Возможно, физически эльф не самый сильный, но ты посмотри, с какой скоростью двигается!
        - Ну да, - я уже понимала, к чему она ведет.
        - Удивительно, что Стивен так легко с ним справился, - Ники тоже прекратила бой, сложила руки на груди и наблюдала за парой Дьеналь-Кайлус.
        Наш главный боевик потихоньку проигрывал Дьену, пусть тот, я уверена, вновь не дрался в полную силу и не раскрывал всех своих возможностей.
        - Не отвлекайся, - я чуть дернула подругу за волосы, а после быстрее отпрыгнула от удара с разворота.
        На обед мы направились через душевые, из которых Дьеналь вышел с влажными волосами.
        - Зима на улице! - возмутилась я подобному безобразию. К тому же шапку эльф не носил, наверняка, мешали острые удлиненные уши, только капюшон накидывал. - Мог бы и посушить.
        - Я плохо справляюсь с бытовыми заклинаниями, - пожал он плечами и покорно наклонил голову, пока я перебирала пальцами мокрые пряди и просушивала их стихией воздуха.
        Та же боевая магия, только слабенькая и мирная.
        - Спасибо, - Дьен легонько повернул голову и потерся щекой о мою ладонь.
        И у меня начало закрадываться подозрение, что хитрый эльф и здесь немного преуменьшает свои способности…
        На обеде народ по прежнему таращился на Дьеналя, но уже не так откровенно. И первая половина дня, можно сказать, прошла неплохо.
        Зато дальше у нас по расписанию боевая магия и факультативы после.
        И стоило зайти на защищенную, словно королевская резиденция, территорию академии, как магистр Тирас недобро прищурился, глядя на Дьеналя.
        - Вижу, наш гость окончательно освоился, - процедил магистр, прохаживаясь вдоль шеренги напряженных студентов. - А еще я обещал заняться подготовкой Сарнад, - теперь недобрый взгляд мазнул по мне. Стоявший рядом Дьен нашел мою руку и переплел наши пальцы.
        Этот жест тоже не укрылся от поморщившегося магистра.
        - Сарнад, в круг, - скомандовал он, кивнув на защитный барьер.
        Я сглотнула и, напоследок ободряюще сжав ладонь Дьена, пошла на экзекуцию.
        Наши замерли, никаких звуков, даже шепота. Тираса побаивались все без исключения, и возражать не смели. Управу на него мог найти разве что ректор, и то не всегда.
        В такие моменты у меня из головы разом вылетали все заклинания, казалось, я вообще ничего не знаю и не помню. Возможно, так оно и было, но стоило магистру направить первое же ледяное копье, как ледяной щит выстроился словно сам собой. Дождь из осколков копья накрыл меня, едва задев, я даже внимания не обратила на новые мелкие царапины.
        Следом надо мной распустился огненный цветок, я откатилась в сторону, выставляя новый щит.
        - Сарнад, нападение! - рыкнул магистр.
        Я же только продолжала двигаться и уклоняться, чтобы сложнее было наводить на меня точечные заклинания. Благо, размеры круга с неплохой полигон позволяли.
        Перейти в атаку означает снять щит, чем, уверена, сразу воспользуется магистр.
        А мне так не хотелось очутиться в первый же день в лазарете!
        Заклинания становились все жестче, кажется, Тирас на экзамене меня так не гонял. Я чудом держалась, пока предугадывая и отражая все атаки.
        - Сарнад, я, видимо, зря засчитал тебе экзамен! - крикнул магистр, не прерывая заклинания. Он легко мог говорить и нападать одновременно, тогда как я даже думать о чем-то постороннем не успевала. - И тот удачный разворот заклинания был чистой случайностью!
        Метеоритный дождь - смешение заклинаний огня и земли посыпался сверху. Двойной щит я построить не успевала, а выстроенный огненный не задержал острые раскаленные камни.
        Один попал в плечо, другой в тут же подогнувшуюся ногу, полностью лишая подвижности.
        "Перелом или нет?" - только и успела подумать я, когда следом на меня кинулся ледяной вихрь - еще одно двойное заклинание из воды и воздуха.
        Левая рука не отзывалась, сплести заклинание одной правой я не успевала. Поэтому закрыла голову здоровой рукой и приготовилась к оглушительной боли, надеясь, что сразу потеряю сознание и приду в себя уже под обезболивающими у целителей.
        Секунда, другая, вихрь меня почему-то не накрывал.
        Я отважилась отвести руку от лица, по-правде, слабо веря в то, что Тирас в последнее мгновение сжалился надо мной.
        И, разумеется, оказалась права.
        В центре круга спиной ко мне стоял Дьеналь. От ледяного вихря не осталось и следа, а над эльфом слабо мерцал щит неизвестной мне структуры.
        Лица Дьена я не видела, а вот магистр находился в ярости. И, надо думать, незамедлительно выпустил ее огненной волной.
        Я зажала рот ладонью, настроившись снова тащить Дьеналя в лазарет, но огонь стек с его щита, тут же собравшись в огненный шар, и полетел в создателя. Поднять щит на таком расстоянии нереально.
        Но шар пролетел мимо, лишь слегка задев разом вспыхнувший рукав преподавателя.
        - Виолетта не готова продолжать спарринг, - ровным голосом сообщил эльф. - А с вами мы встретимся на вечерней тренировке, магистр.
        Дьеналь поклонился и развернулся к Тирасу спиной, направившись ко мне. Но щит не убрал, молодец, предусмотрительный. Я бы и спиной поворачиваться не решилась!
        - Эльф, - окликнул его магистр, когда тот уже со мной на руках выходил из круга. - До вечера.
        И прозвучало это так…
        - Дьен, может, не пойдешь? - взмолилась я, покрепче хватаясь правой здоровой рукой за его шею.
        - Почему? - удивился он.
        Дьеналь легко шагал со мной на руках через территорию академии. Тренировочные круги для боевых магов находились поодаль. На всякий случай.
        - Тирас очень зол, не стоило тебе вмешиваться, - вздохнула я.
        Снова, пусть и не нарочно подставила своего эльфа.
        - Я обещал, что буду тебя защищать, - Дьен легонько пожал плечами, чтобы не потревожить мои раны.
        - Но здесь не совсем тот случай. Все же Тирас - преподаватель, пусть и не самый добрый, - попробовала я вступиться за магистра. Уверена, это не последний раз, когда мне от него прилетит. И Дьеналю совсем не стоит так открыто нарываться.
        - Для меня это был именно тот случай, - серьезно ответил Дьен, покрепче прижимая меня к себе. - Он зашел слишком далеко.
        - Не верю, что хранителей Древа готовят иначе!
        - Не иначе, но все мы знали, на что шли. Что наш путь будет тяжел и сложен. Наше дело - сражаться. Но ты ведь не собиралась на военную службу? - Дьеналь пристально посмотрел на меня, ожидая ответа.
        - Не собиралась, - подтвердила я. - Любым способностям можно найти более простое и мирное применение. Но учусь я именно на боевого мага.
        - Почему?
        - У отца в семье все были боевыми магами. И я решила, что должна пойти по его стопам. К тому же к другим направлениям магии у меня душа не лежала. Дьен, а куда ты меня несешь? - только сейчас я опомнилась и заметила, что целительский корпус и лазарет остались далеко позади, и эльф размашистым шагом направляется в сторону общежитий.
        - К нам домой.
        - Но мне бы не помешала помощь целителей… - плечо нещадно ныло, да и ногу простреливало болью при каждом движении.
        - Я смогу тебе помочь и сам, - заверил меня эльф.
        Я прикусила губу, не решаясь спорить. Вдруг Дьеналь сочтет мои возражения за недоверие или сомнение в его способностях.
        А я ни в коем случае в нем не сомневалась! Я больше сомневалась в себе. Вчера его первая помощь вылилась в несколько неожиданные последствия. Надеюсь, сегодня мне удастся удержать себя в руках.
        Дьен толкнул ногой входную дверь в общежитие, почти бегом поднялся на второй этаж и бережно опустил меня возле наших комнат, осторожно придерживая за талию. А потом вновь подхватил и занес, захлопнув дверь ногой.
        - У меня открыто, - напомнила я, стоило Дьену развернуться в сторону своей комнаты.
        Прозвучало мое приглашение нормально, но я отчего-то жутко смутилась. Лета, что ты краснеешь? Вчера сама же целоваться полезла, а сегодня слова сказать не можешь!
        К тому же Дьеналь держался вполне корректно. Похоже, он ничего, кроме целительской помощи, и не предполагал, это мои мысли сразу свернули не туда.
        Эльф медленно опустил меня кровать, встал на одно колено и стащил сапог. Его пальцы пробежались по моей голени, коснувшись травмированной ноги.
        Я с шумом втянула воздух - боль накрыла до темноты в глазах.
        - Брюки узкие, - Дьен взглянул на меня снизу вверх, - надо или резать, или снимать. Иначе я не доберусь до повреждений.
        - Может, закатаем? - жалобным голосом попросила я.
        - Не получится, у тебя нога опухла. Открытого перелома нет, но есть трещина, сильный ушиб и, возможно, повреждение коленной чашечки, - перечислил Дьен. - Стоит поспешить.
        Резать не хотелось, запасного комплекта тренировочной формы у меня не осталось, другие два испортились за первое полугодие, а заказать новые я вечно забывала. Но Тирас не простит мне пропуск занятия, как и не сочтет порезанную форму достаточно веским основанием для отсутствия. А прогулы у него отрабатываются еще серьезнее, чем обычные занятия.
        - Сейчас сниму, - приняла я решение.
        Но с непривычки совладать с застежкой брюк одной рукой не удавалось.
        - Давай я, - Дьен отвел мою руку и споро расстегнул крючки на поясе.
        - Сможешь немного привстать? - спросил он.
        Я прикусила губу, зажмурилась и кивнула, и Дьеналь ловко, буквально одним движением, стащил с меня брюки. А после провел кончиками пальцев от бедра вниз, но возмутиться я не успела: по ноге растекся блаженный холод и боль отступила. Правда, подвижность возвращаться не спешила.
        Дьеналь несколько секунд рассматривал мою пострадавшую конечность, а потом резко произнес что-то на эльфийском.
        - Что-что? - не смогла перевести на слух я.
        - Ничего, прости. Это не те слова, что стоит произносить при девушках, - извинился Дьен, осторожно гладя мою ступню и сгибая пальчики. Делал он это в лечебных целях или нет - я не поняла. Лицо у него было сосредоточенное и задумчивое.
        Причина его настроения нашлась тут же, стоило мне посмотреть на свою ногу. Ниже колена сбоку чернильной кляксой расползалась гематома.
        - О, не переживай. Это не самое страшное, что со мной случалось, - решила успокоить эльфа я.
        Но почему-то от этого Дьен нахмурился лишь сильнее.
        - Я вылечу кость, убрав трещину, а мягкие ткани пока трогать не буду, - предупредил Дьеналь. - Надо сначала посмотреть, что у тебя с плечом, чтобы распределить силы организма.
        Его рука нежно гладила мою ногу от лодыжки к колену, вторая продолжала придерживать и перебирать пальчики на ступне.
        В конце лечения он наклонился и быстро поцеловал мою коленку, проведя пальцами под ней.
        И это оказалось неожиданно приятно, но задать шутливый вопрос, было ли это действие частью лечения, я не осмелилась. Ответ слишком очевиден, а Дьеналь, в отличие от меня, озвучить его не постесняется.
        - Теперь плечо, - эльф поднялся и сел рядом со мной. - Справишься с кофтой сама?
        Судя по тону и огонькам в глазах, ему очень хотелось услышать ответ “нет”.
        - Эм… - я немного вернулась в реальность, отойдя от лечебных поглаживаний ноги. - Давай не будем снимать верх?
        - Почему? - удивился Дьен. - Сквозь ткань я примерно пойму, какие у тебя повреждения, но заживить их нормально не сумею.
        - Ты тогда посмотри, может, там и заживлять нечего? А гематома и сама пройдет. Мне не привыкать! - попробовала я убедить эльфа.
        - Лета, ты меня боишься? Или не доверяешь?
        Кажется, я как никогда близка к тому, чтобы обидеть только-только начавшего хорошо ко мне относиться Дьеналя.
        - У меня почти ничего нет под кофтой, - призналась я, не в силах посмотреть эльфу в глаза.
        Под тренировочную форму надевался специальный бандаж на грудь. Держался он хорошо и был удобен для тренировок, но почти ничего не скрывал.
        - Целители бы тебя раздели полностью, - напомнил Дьен, сам не так давно лежавший почти обнаженным под легким покрывалом. - И поверь, я не собираюсь позволять себе ничего лишнего.
        - Верю, - я не знала, как объяснить. Дело ведь не столько в неверии или смущении, сколько в его опасной близости.
        Наш брак - условность. Об этом не стоит забывать. Но помнить, сидя перед ним почти без одежды, видеть жадный взгляд и чувствовать нежные, ласкающие прикосновения, слишком нелегко.
        Устав ждать, Дьен сам потянул кофту наверх, и мне оставалось поднять руки, помогая себя раздеть.
        Эльф действительно не позволял себе ничего лишнего, профессионально смотрел только на плечо и касался исключительно его, спускаясь спереди не дальше ключиц, а со спины не ниже лопаток. Он наклонился ближе, и я почувствовала его теплое дыхание, щекотавшее шею.
        От пальцев, обхвативших плечо, полился холод, а потом с характерным щелчком сустав встал на место. Вздрогнула я скорее от неожиданности, чем от боли.
        - Все? - спросила я, поднимая глаза на Дьена.
        - Да, - подтвердил он, вставая и разворачиваясь ко мне спиной. - Если где-то начнет болеть или станет нехорошо - сразу говори.
        - Спасибо.
        Я осторожно коснулась его спины, под тонкой тканью тренировочной водолазки были напряженные мышцы. Мне захотелось провести по позвоночнику, но эльф отстранился и резко встал.
        - Отдыхай, я зайду к тебе позже и занесу обед. Тебе пока не стоит напрягать ногу.
        Все это он произнес, находясь ко мне спиной, своим обычным ровным голосом.
        Мне нужно позавидовать его выдержке или ему не так уж и хочется стать ко мне ближе? Вчера он, конечно, ответил на поцелуй и было видно, что ему понравилось. Но вдруг это было под влиянием момента? А так я по-прежнему остаюсь для него той, что насильно сделала его своим мужем, лишив будущего…
        Дьеналь вышел, прикрыв за собой дверь, я же осторожно встала, испытывая свою ногу - кажется, ходить можно, и вытащила из шкафа второй комплект ученической формы. А потом подумала, и достала одежду понаряднее. Просто так. Исключительно для себя. Длинная юбка из тяжелой атласной ткани с благородным блеском и тонкая, с намеком на прозрачность блуза - самое то.
        12. ЭЛЬФЫ ЛЮБЯТ СЛАДКОЕ
        Дьеналь вышел из общежития, не застегнув куртку. Морозный воздух подействовал не хуже холодной воды в душе. Жаль, что мысли так легко не смывались и не выветривались.
        Сначала он был в ярости. С ним давно такого не случалось, чтобы злость захватывала целиком, отодвигая все остальные эмоции и разум заодно. Даже в библиотеке с тем человеком все происходило иначе, там Дьен отлично контролировал себя. Ведь позади него стояла Лета и от него зависело слишком многое.
        Сегодня он едва не сорвался, уже потом осознав то, что мог серьезно покалечить человека, к тому же преподавателя. Но смотреть, как магистр безжалостно гоняет Лету по площадке, оказалось выше его сил. На метеоритном дожде Дьеналь кинулся вперед, оттолкнув руку попробовавшего перехватить его Зака. И все равно едва успел.
        Возможно, из-за этого ему было так сложно лечить Лету потом? Ярость не улеглась полностью, она переродилась во что-то совершенно иное. Он вспомнил душ и тонкую шторку с темным силуэтом за ней и не сумел удержаться от соблазна повторить пальцами путь стекающей пены. Ужасно непрофессионально с его стороны. Неудивительно, что Лета не захотела раздеваться при нем.
        А возможно, ему не стоило заходить так далеко вчера. Он был слишком счастлив и не сумел остановиться вовремя. Потерял контроль. Снова. Кажется, рядом с его женой все, что он постигал больше десяти лет обучения, рассыпалось вдребезги и обращалось прахом.
        И сегодня Лета целый день вела себя рядом с ним настороженно. А он снова не сделал все, как надо.
        А самое неприятное то, что совершенно не получалось искренне сожалеть по этому поводу.
        Как можно сожалеть, когда он откровенно наслаждался видом почти обнаженной девушки? Когда руки сами тянулись коснуться, провести вдоль тонких выпирающих ключиц, легонько тронуть точки позвонков. Пройтись пальцами вниз, стянув намотанную на грудь ткань…
        Дьен выдохнул и остановился посреди дороги, задрав голову вверх и подставляя лицо медленно падающим снежинкам. Они напоминали танцующих мотыльков в период цветения Древа. Маленькие снежные звезды опускались на его лоб и щеки, превращаясь в капельки воды.
        Надо успокоиться, просто успокоиться. Подумать о Древе, обычно это помогало.
        Но теперь вместо зеленого, нерушимого и древнего, как мир, растения представлялась хрупкая девушка с медовой кожей. И даже тугая повязка на груди не могла полностью скрыть ее форм.
        - Дьен, ты здесь!
        Окрик Ники привел его в чувство. Девушка целеустремленно шла к нему, неся в руках сумку и вещи Леты.
        - Я как раз размышляла, как попасть в ваше общежитие. Очень удачно тебя встретила, - заговорила она, вручая ему вещи. - Ты ведь за ними шел?
        - Да, - эльф счел за лучшее согласиться. Про вещи Виолетты он совсем забыл и ушел просто из-за того, что боялся находиться рядом с ней и сделать что-то, что сильнее отвернет от него жену.
        - Ты очень заботливый, - улыбнулась Ники. - Из тебя получился отличный муж, - подмигнула ему девушка и развернулась к студенческому общежитию.
        Если бы отличный…
        Дьеналь вздохнул про себя, перехватил поудобнее вещи, перекинул через плечо сумку - неожиданно тяжелую, что только Лета в ней носит? - и пошел в столовую. Он обещал обед - хороший, между прочим, повод, проведать ее и узнать, как она себя чувствует.
        И просто лишний раз зайти и посмотреть на красивую девушку.

* * *
        Дьен вернулся с подносом почти через час, выглядел он при этом ощутимо замерзшим, так что я не стала слушать возражения и усадила его на кровать, всучив кружку горячего чая.
        Примечательно, что обед остыть не успел, значит, донес его эльф быстро. Неужели, пока за моими вещами ходил, умудрился замерзнуть?
        - Может, на каток сходим? - предложила я. - Обещаю беречь ногу!
        Дьен выглядел не то расстроенным, не то напряженным, и мне хотелось его чем-то порадовать.
        - Не могу пропустить сегодняшнюю тренировку, - покачал он головой.
        - Может, не пойдешь? Ну его, этого Тираса, правда!
        О тяжелом характере магистра слагали легенды. Причем он не только боевиков не жалел, но и студентов других факультетов, попадавших ему в руки. Даром что для остальных боевая магия шла чисто ознакомительным курсом, страдали от него все.
        - Не могу, - твердо ответил Дьен, вскинув на меня разом потемневшие глаза. - Именно сегодня я должен пойти.
        - Ладно, если что, буду носить тебе конфеты в лазарет, - вздохнула я, видя, что мне его никак не переубедить.
        - Нет, в лазарет я не собираюсь, - усмехнулся эльф. Кажется, таким я его еще не видела. Собранный и одновременно предвкушающий.
        И пусть Дьеналь умел неплохо сдерживать эмоции, порой они прорывались наружу. Видимо, их накапливалось слишком много, как в сосуде, наполненном до краев. И сейчас, с горящим взглядом, легким румянцем на щеках и с ожившей мимикой, он был невероятно хорош.
        - Но от сладкого не откажусь, - Дьен мечтательно прикрыл глаза.
        Все, что прислала мама (а там было немало), растаяло, как снег по весне, в его комнате. Когда я спохватилась, остались одни цветные фантики, которые эльф бережно разглаживал и складывал между страниц книги, единственной, привезенной им с собой. Я тогда рассмеялась, вспомнив, что так же делала в детстве. Что ж поделать, если Дьеналь добрался до конфет, уже будучи взрослым?
        И у больших сильных эльфов есть свои маленькие слабости.
        Дьен ушел готовиться к тренировке, я же засела за учебники. Стоило заранее просмотреть материал и подумать над темой курсовой работы, найдя самую многообещающую, пока кто-то не выбрал лучшую тему первым.
        Но учеба не шла. Меня снедало волнение за Дьеналя. Магистр Тирас, конечно, жесткий преподаватель, да и человек не самый приятный, во всяком случае, я не представляла его добрым, нежным и заботливым семьянином. У него и семьи-то не было, что и неудивительно с таким характером.
        Но все же Тирас сам мне говорил беречь эльфа во избежание проблем. Надеюсь, он помнит о своих словах и выдержка магистру не откажет.
        Поэтому, когда замок входной двери щелкнул, я не усидела и вылетела из комнаты навстречу Дьеналю. Как назло, именно в этот момент нога, про которую я за переживаниями совсем забыла, подвернулась, и я буквально рухнула на успевшего среагировать в последнее мгновение эльфа.
        - Лета? - Дьен подхватил меня на руки и занес обратно в комнату, усадив на кровать и опустившись передо мной на одно колено. - Что-то болит? Беспокоит?
        - Болит! - подтвердила я, оглядывая Дьеналя.
        Болела у меня за него исключительно душа. Но ведь болела же!
        При этом, кажется, сам эльф был в порядке. У него даже прическа не растрепалась, косички обхватывали виски и вплетались в аккуратно собранный хвост.
        - Где? - Дьен мягко обхватил мою ступню в тонком чулке, провел по ноге снизу до колена, нахмурился, прислушиваясь к магии.
        Я сидела зажмурившись. Даже его легкие и невинные прикосновения разжигали внутри огонь.
        - Лета?
        - Ммм? - надо собраться. Дьеналь в порядке, я тоже. Стоит произнести это вслух и не изводить моего эльфа.
        - Очень болит? - не унимался Дьен.
        Его рука скользнула вверх, пальцы замерли на середине бедра у резинки чулка и, чуть помедлив, начали медленно и осторожно скатывать его вниз. От поглаживающих прикосновений закружилась голова.
        Я открыла глаза и сразу наткнулась на его малахитовый взгляд, темная зелень радужки почти не уступала по цвету зрачку.
        - Больно? - тихо спросил он, осторожно проводя пальцами под коленкой.
        Холод его рук с мороза только усиливал ощущения. Я сглотнула, понимая, что надо внятно объяснить, что болит не нога.
        - Я… переживала. За тебя, - ух, я молодец, все-таки смогла это сказать.
        - Правда? - почему-то Дьен не спешил убирать руку из-под юбки, и его холодные пальцы все еще выписывали узоры на моей коже, медленно поднимаясь выше. - Сильно?
        От заданного вкрадчивым шепотом вопроса у меня все перевернулось внутри. Еще его пальцы…
        - Да. Ты в порядке? - я сглотнула и облизнула пересохшие губы, заметив, как тут же сместился на них взгляд Дьена.
        - В полном.
        Он немного привстал и поцеловал меня, вернее, прикоснулся к моим губам своими, будто спрашивая позволения. И сказать “нет” оказалось невозможно.
        “Нам нельзя далеко заходить!” - твердил внутренний голос.
        Но на этот раз Дьен остановился сам. Прервал поцелуй и положил голову мне на плечо. Я слышала его громкое тяжелое дыхание.
        - Ты точно в порядке? - вдруг повреждения просто не видны?
        Я осторожно провела руками по его груди, и Дьен вздрогнул, перехватив мои ладони и переплетя наши пальцы.
        - Не надо так делать, - попросил он. - Иначе я за себя не ручаюсь.
        - Извини, - смутилась я. Как-то не подумала, что и ему трудно останавливаться.
        Он улыбнулся.
        - Я рад, что ты за меня волнуешься, - на этом он слегка коснулся прохладными губами моего лба и вышел.
        Судя по звукам, донесшимся минуту спустя - ушел в душ. Ну что ж, это логично после тренировки.
        Как ни странно, но дальше учеба пошла мирно. Никто из студентов не трогал Дьеналя, большинство преподавателей были даже рады видеть у себя представителя другой расы и другой школы магии. А что самое поразительное - магистр Тирас тоже смирился с присутствием эльфа на своих занятиях.
        Как мне на следующее утро рассказал восторженный Льюр, Дьен отлично держался против магистра. Не пропустил ни одного удара, да и Тираса заставил попотеть, отбивая свои.
        - Сразу надо было так! Магистр ведь уважает сильных и терпеть не может слабаков! - закончил рассказ Льюр. - Я бы сейчас посмотрел на вашу со Стивом драку!
        Я едва не поперхнулась чаем, смотреть на чью-либо драку с Дьеном мне совсем не хотелось.
        - Если что, мы договаривались на групповой бой, - сразу напомнил Зак. - Мы ведь не просто так тренируемся.
        - Да, а вызывать тебя больше никто не спешит, - скис Льюр.
        - Вот и хорошо, - я взяла Дьена за руку под столом и сжала его пальцы. - Зачем нам всем лишние проблемы.
        - Лета, не будь занудой! - закатил глаза Льюр. - Настоящим мужчинам требуется время от времени выпускать пар. Не все же из нас женаты.
        Ох уж эти шуточки с этими намеками!
        - Вот и женись! - не выдержала, поднимаясь и утягивая за собой Дьеналя.
        - Да что-то никто не соглашается! - пожаловался парень.
        - Плохо предлагаешь! - ответила за меня Ники.
        В итоге все рассмеялись, и весело было ровно до аудитории целительства, где нормальные результаты смог показать только Дьен.

* * *
        Дни быстро сменяли друг друга, мы продолжали ходить на каток, иногда выбираясь с Дьеном в город на большой лед, но больше учились. После практических занятий сил ни на что не оставалось. Помимо всего прочего, в расписание добавилась алхимия, которой обрадовался один Льюр, умевший работать с веществами. Остальные уныло плелись на очередную пару, радуясь исключительно тому, что в алхимии, в отличие от того же целительства, ошибка бьет только по самолюбию, не причиняя вреда магу.
        Наши отношения с Дьеналем застыли, словно вода зимой. Дьен старательно не позволял себе ничего лишнего, ограничиваясь осторожными прикосновениями. Я пыталась радоваться этому, в то же время испытывая горькое разочарование.
        Если бы у нас была возможность провести этот год по-настоящему вместе, я бы ни на секунду не задумывалась и, уверена, не сожалела бы потом.
        Но клятва эльфа принята, как и флакон с лекарством. Надеюсь, мама уже подлила Слезы папе, так что выбора у меня нет. Да и если бы был, выбрать Дьеналя я все равно не могла.
        Но я с удовольствием проводила с ним время, каталась на коньках и просто гуляла. А потом пряталась в комнате, как когда-то Дьен, боясь оставаться с ним наедине. Боясь себя, а не его.
        Я прекрасно видела, как он на меня смотрит, как осторожно касается, перебирая мои пальцы, как вдыхает мой запах, стоя рядом, как учащается его дыхание и темнеют глаза.
        Провести год в таких условиях казалось совершенно невозможным. И все же я держалась и упорно игнорировала все знаки внимания с его стороны. Но через пару недель учебы всему нашему курсу раздали приглашения на бал в королевском дворце, и мое приглашение было на двоих.
        - Лета, нам срочно нужны новые платья, - теребила меня Ники на алхимии, когда я по каплям вымеряла реагенты.
        Капель, по моим расчетам, требовалось шестьдесят пять, и я уже дважды сбивалась и была твердо намерена хотя бы с третьего раза набрать нужное количество.
        - Пятьдесят один, - отсчитывала я под недовольным взглядом подруги.
        - Да нам эта алхимия никогда в жизни не пригодится, - продолжала высказываться Ники, сама на глаз отмерившая все нужные ингредиенты. Сейчас у нее в котелке бурлило нечто, по цвету совсем не похожее на необходимый золотистый оттенок. Там была скорее бронза, причем успевшая потемнеть и окислиться.
        - На экзамене пригодится, - не согласилась я, наконец, отмерив все указанное в рецептуре.
        - До экзамена еще полгода! А до бала всего месяц! Ну же, Лета, не будь занудой! Ты, конечно, уже замужем, но все равно не стоит забывать про внешность.
        - С тобой забудешь, - проговорила я, присматриваясь к своему котелку. Кажется, примерно получилось.
        - Кстати, а в чем пойдет Дьеналь? - задала еще более животрепещущий вопрос подруга.
        - Вообще, у него один костюм имелся… - но было бы неплохо купить ему что-нибудь другое.
        - Вы обязательно должны заказать что-то парное, в одной цветовой гамме, - принялась рассуждать Ники. - Это, конечно, непросто, поэтому твоя задача куда сложнее.
        - Это точно…
        По правде, я совершенно забыла про бал, как-то не до него было. На третьем курсе я ездила туда со Стивеном, приглашения на торжество по случаю окончания войны с пришельцами рассылались, начиная с четвертого курса. И если имелась официальная вторая половина, ее полагалось брать с собой.
        В прошлом году я была с одним мужчиной, в этом пойду с другим…
        Ну что ж, у нас курс на укрепление межрасовых связей, и каждый укрепляет их, как может.
        Дьеналь имел статус вольного слушателя и был избавлен от необходимости посещать занятия, которые ему не интересны. И не пригодятся. Поэтому мой эльф проводил время в читальном зале библиотеки, где я его и нашла.
        На этот раз Дьен штудировал человеческую историю.
        - Интересуешься нашим прошлым? - подсела на соседний стул я.
        - Восполняю пробелы, - кивнул Дьен. - Раньше не особо интересовался людьми, но теперь, если мне придется жить здесь, следует узнать вас получше.
        - Жить? - переспросила я.
        - Да, ты ведь вряд ли переедешь в Леса, - просто ответил он, не спрашивая, а констатируя факт. - Да и человеку у эльфов будет сложнее, признаю.
        Дьен улыбнулся так легко и тепло, а еще нежно провел большим пальцем по тыльной стороне моей ладони, поднял ее и коснулся невесомым поцелуем. И все это так легко и естественно, что я забыла, о чем хотела сказать. Да я и дышать-то в такие моменты забывала.
        - Четвертый и пятый курсы получили приглашения на праздник во дворце в честь годовщины победы, - спохватилась я, не спеша отнимать у него руку. Дьен вопросительно изогнул бровь. - Мое приглашение на двоих, ты ведь пойдешь?
        По правде, мне очень хотелось, чтобы он пошел. Во-первых, сам Дьен развеется. Во-вторых, посмотрит на наш дворец, а он прекрасен, я помню. В-третьих, наличие кавалера освобождает от необходимости танцевать со всеми желающими. Всегда можно сослаться на то, что мне муж не разрешает.
        - Если ты меня позовешь - я пойду куда угодно, - заверил Дьеналь.
        - Там нужен парадный костюм…
        - У меня есть, - другого ответа от Дьена я и не ожидала.
        В целом его темный костюм с серебристой вышивкой довольно неплохо сочетается с моим новогодним голубым платьем. Будет очень символично пойти вместе в том, в чем впервые встретились.
        - А ты в чем пойдешь? - неожиданно поинтересовался мой эльф, раньше он, кажется, не придавал особого значения моей одежде.
        - В том голубом платье, в котором… ну ты понял, - смутилась я, потому что закончить фразу словами “в котором я тебя поцеловала”, у меня не получилось.
        - Я понял, - мягко улыбнулся Дьеналь. - Но ты уверена? Моя мать никогда не надевала одно вечернее платье дважды.
        Вообще-то и я никогда не использовала одно платье два раза, но новое бальное платье стоит очень дорого. Даже не потрать мы с Ники бОльшую часть стипендии на распродажах, мне бы не хватило. Говорить подруге об этом не хотелось, да и Дьеналя посвящать в подобные тонкости не стоило.
        Содержание магов было более чем щедрым, просто мы с Ники не привыкли экономить. Но, кажется, мне надо начинать привыкать. Потому что, помимо стипендии, я получала деньги от родителей. В этом месяце они ожидаемо не пришли.
        Папа, разумеется, не принял наш брак с эльфом, а, возможно, оба родителя рассудили, что раз уж я женщина замужняя, то и жить должна за счет мужа, а не родителей.
        Но брать деньги у Дьеналя, пусть они у него наверняка имелись, я не собиралась. Благодаря ему я и так получаю слишком много, ничего не давая взамен. Напротив, отняв у него надежду на будущее…
        - А мне оно нравится, - улыбнулась я. - Ты же идешь в своем костюме второй раз.
        - И правда, - Дьеналь захлопнул талмуд по истории и поставил его на место. - Сходим на каток? Или у тебя не все факультативы закончились?
        Я задумалась. Впереди оставался еще факультатив по бытовой магии - самой полезной для девушек. На остальных предметах нас учили портить одежду, прическу и все на свете и только здесь показывали, как вывести пятна копоти после алхимии, быстро высушить волосы, заодно придав им объем и блеск, и кучу других полезных мелочей.
        Вела его такая милая магистр, молодая, с задорными светлыми кудряшками и в круглых очках. Но очень стеснительная. В жизни она вечно краснела и запиналась, зато предмет свой любила всей душой. Она никогда не ругала за пропуски, очень хорошо объясняла и легко соглашалась повторить все еще раз или показать отдельно, если кому-то непонятно. К ней девушки и в преподавательское общежитие прибегали, если вдруг что-то непоправимое случилось с платьем или испортилась укладка прямо перед выходом, макияж потек - да мало ли что случалось? Магистр Альмади никогда не отказывала в помощи.
        Поэтому на занятия по бытовой магии я ходила всегда - магистр искренне радовалась, видя интерес к своему предмету, в среде магов считающемуся самым простым и ненужным. Вроде как есть высокое искусство магии, и есть все остальное.
        - Нет, Дьен, прости, - я посмотрела моему эльфу в глаза. - Сегодня никак, разве что можем потолкаться на нашем катке в академии.
        Дьеналь страдальчески поморщился - он любил простор и свободу, а еще скорость, надо льдом он буквально парил. Я с некоторым раздражением начала замечать, что в то время, в которое мы обычно ходим, возле катка будто невзначай повадились прогуливаться девушки, слишком нарядно одетые и накрашенные для обычной прогулки. А парочка самых смелых еще и на коньках начали кататься, постоянно оказываясь возле Дьена и, странное дело, падая ему прямо под ноги. Само собой, мой вежливый эльф всех ловил и поднимал, заодно интересуясь, не ушиблись ли они. А настырные девицы еще и просили научить их кататься “так же потрясающе”!
        Порой мне жутко хотелось подойти и сказать, чтобы прекратили липнуть к моему мужу! Но, на мое счастье, Дьеналь сам вежливо отказывался и катался только со мной.
        На катке академии все хотя бы знали, что это мой эльф, и так нагло к нему не подкатывали. Но глазки строили все равно.
        - Кстати! Надеюсь, ты танцуешь так же хорошо, как и сейчас катаешься! - ведь на балу не удастся простоять в уголке, да и я с удовольствием бы потанцевала с Дьеналем.
        - Я не танцевал раньше, - в очередной раз удивил меня Дьен.
        - Путь Хранителя? - понятливо кивнула я.
        Эльф только развел руками в ответ.
        - Значит, решено: идем в тренировочный зал и разучиваем с тобой базовые движения! - уверена, Дьен легко все освоит.
        - А это обязательно? - странно, но обычно согласный на все Дьеналь не выглядел радостным, наоборот, каким-то растерянным. - Я с удовольствием буду заниматься с тобой чем угодно, просто не уверен, что танцы - это мое.
        - Вот и узнаем, - подмигнула я ему, а потом не удержалась и поцеловала Дьена на прощание. А он подхватил поцелуй, и мы как-то слегка увлеклись, поняв это только после покашливания проходившего мимо смотрителя библиотеки.
        Я тут же отпрянула от эльфа и потрогала чуть рассыпавшуюся прическу - Дьеналь обожал запускать пальцы в мои волосы и осторожно перебирать пряди.
        Ничего, на бытовой магии все подправлю.
        - Знаешь, Лета, а ты умеешь убеждать, - с улыбкой заметил Дьен. - Так во сколько мне ждать тебя в тренировочном зале?
        - В пять вечера, - обрадовалась я и, подхватив вещи, в приподнятом настроении направилась на факультатив.
        13. ПЕРВЫЙ ТАНЕЦ
        - Ты такая счастливая, аж противно, - шепотом заметила Ники, когда я, запыхавшаяся, влетела с небольшим опозданием в аудиторию и, извинившись перед магистром, подсела к подруге. - Опять со своим эльфом хорошо поговорила, да?
        - Да, - я расплылась в улыбке, подозревая, что со стороны это, наверное, выглядит глупо. - Дьен согласен пойти на бал, осталось с ним танцы разучить.
        - Рада за вас, - вздохнула подруга, но тут же встрепенулась. - А с цветами одежды определились?
        - Пока нет, - уклончиво ответила я, не желая посвящать Ники в наши семейные дрязги.
        В аудитории, полной девушек, тихо в уголке притаились двое парней с артефакторского. Они разве что отводом глаз не накрывались, на занятия пробирались едва ли не ползком, а уходили, делая вид, что они не на бытовой магии были. Очень стеснялись ребята своего увлечения, но результаты показывали интересные, к тому же отлично совмещали артефакторику и бытовую магию. За чудесными расческами, придающими волосам блеск и гладкость, девушки к ним в очередь стояли.
        После занятий один из них подошел к Ники и, пылая ушами, предложил ей пойти вместе на бал. Парень был вполне симпатичный, особенно, когда не краснел так отчаянно, поэтому шанс у него имелся.
        - Нет, - сказала наша золотоволосая красавица, - извини, пожалуйста, у меня уже другие планы.
        Парень горестно вздохнул и еще долго смотрел нам вслед.
        - Могла бы и согласиться, - заметила я, когда мы немного отошли. - Меньше бы завидовала, что я иду с Дьеналем.
        - Вообще-то я не завидую, а радуюсь, - надулась Ники. - Странное дело, но из вас вышла отличная пара. Знала ты, Лета, кого целовать!
        - Ну так и ты кого-нибудь поцелуй, - предложила я. - Уверена, твой поцелуй на человека подействует не хуже, чем мой на эльфа, - привязка на всю жизнь обеспечена.
        - Да если бы все было так просто, - опустила нос Ники.
        - А чего сложного? Ты же нравишься Кайлусу, как и он тебе.
        Не заметить это было сложно.
        - Ага, только у него невеста есть, не в академии, правда, но какая разница? И что-то он не спешит расторгать помолвку, - вздохнула подруга. - А мне обычные интрижки не нужны, пусть некоторые и думают иначе.
        Про Ники ходило много разных слухов, но я точно знала, что ни один из них никакого отношения к ней не имеет. Просто красивая девушка - всегда объект повышенного внимания и зависти, даром, что характер у Николь был легкий, общительный и приветливый. Да и парни не раз болтали о своих якобы “победах”, с большинством таких болтунов Ники была даже не знакома. Наверное, мы с ней и сошлись так хорошо, потому что жили в одной комнате, и я точно знала, что все те страстные ночи, которые приписывают подруге, она проводит со мной. Зачастую ночи наши действительно проходили интересно и бурно. Взять хотя бы экстренную подготовку к контрольной по целительству, о которой мы с Ники как-то вспомнили в последний момент.
        - Знаешь, мне тебя не хватает, - я взяла подругу за руку и заглянула ей в глаза. - Я так отвыкла жить одна в комнате, до сих пор в ванной по старой памяти проверяю, точно ли это мой шампунь, а не твой с ядреной клубникой.
        - Земляникой, - недовольно поправила Ники. - И никакой он не ядреный! Он насыщенный! И вообще, живешь с таким шикарным эльфом, постеснялась бы жаловаться!
        - Все равно, - вздохнула я, не спеша отпускать подругу. - Скучно без тебя…
        - Еще немного, и я решу, что ты тоже хочешь пригласить меня на бал, - заулыбалась Ники.
        - А ты бы пошла со мной? - в шутку спросила я.
        - Нет, - огорошила меня подруга. - Я на твоем фоне вечно бледно выгляжу. Поэтому иди к своему эльфу, хватит меня затенять.
        Мы засмеялись и разошлись. Не знаю, какие планы были у Ники - домашних заданий пока немного, но я пошла к тренировочным залам, где меня ждал Дьеналь.
        Свернув в нужный коридор, я магией приглушила шаги и так же бесшумно открыла дверь. Эльф сидел на полу, вытянув длинные ноги и прикрыв глаза. Он выглядел таким расслабленно-умиротворенным, что не хотелось его тревожить и спугнуть это выражение с бледного лица.
        Интересно, как он выглядит, когда спит? Или только просыпается…
        Почувствовав мое присутствие или магию, которой я маскировала свое присутствие, Дьен резко открыл глаза и вскинул голову, но его настороженный взгляд смягчился, стоило ему увидеть меня. Он быстро встал одним ловким и плавным движением и подошел ко мне.
        - Ну что, - Дьеналь протянул руку. - Я ведь должен пригласить тебя на танец?
        Кивнув, я сложила пальто и сумку на единственный стул при входе и вложила свою ладонь в его. Эльф тут же привлек меня к себе, оказавшись, пожалуй, слишком близко для танцев. В академии бы на такое никто и внимания не обратил, но во дворце не стоит попирать приличия.
        Я легонько отстранилась и заодно передвинула руку Дьена с поясницы повыше, в район лопаток.
        - Ты смотришь всегда на меня, - начала я с самых основ. - А я, как партнерша, могу и должна смотреть по сторонам.
        - Я и так смотрю всегда только на тебя, - Дьен чуть сжал мою ладонь.
        Кажется, в тренировочном зале становится жарко…
        - Базовый шаг, ты с правой ноги вперед, я с левой назад. За четыре шага полный поворот, затем проход, - я комментировала каждое движение, которое Дьен легко перенимал и подхватывал. И он еще сомневался, что танец - это его! Деналь, кажется, был создал для бального зала едва ли не больше, чем для катка!
        Два круга - и он уже уверенно перехватил инициативу и начал вести. Но сохранять положенную дистанцию между партнерами не удавалось. Я сама не понимала, как становлюсь все ближе и ближе к нему. Кажется, даже, я первой потянулась за поцелуем, а Дьен, видимо, только этого и ждал, с готовностью накрыв мои губы своими.
        Моя подправленная на бытовой магии прическа рассыпалась вновь, шпильки, удерживающие волосы, дождем посыпались на пол, звонко ударяясь о гладкие каменные плиты. Пальцы Дьена чуть потянули освободившиеся пряди вниз, и я безропотно откинула голову, подставляя лицо и шею.
        Воздух вокруг нас сгустился, дышать резко стало нечем. Разом потемневшие глаза эльфа выделялись на бледном лице, сияя диковинными драгоценными камнями.
        Одной рукой он по-прежнему придерживал меня за спину, вторая скользнула вдоль моей щеки на шею, на мгновение замерла на жилке, где быстро бился пульс, вниз по ключице и потянулась к пуговкам блузки. Как я и полагала, мелкие круглые пуговички Дьен расстегивал не глядя.
        Нет, так не пойдет!
        Глубоко вздохнув, я отодвинулась и собрала рукой наполовину расстегнутые края блузки.
        - У нас еще три танца неразученных, - произнесла я, чувствуя, что дыхание у меня сбилось так, будто мы их уже протанцевали.
        Я видела, как тяжело Дьену сохранять самообладание, с каким трудом он убирает руки и отводит взгляд. Как выдержать рядом с ним год, который только начался, а мы уже так близко подходим к грани, за которой невозможно остановиться?
        Ох, если бы мы встретились при других обстоятельствах…
        То ничего бы не вышло. Потому что он был бы хранителем Древа и не интересовался бы девушками. А я бы вряд ли очаровалась неприступным ледяным истуканом, каким мне показался Дьен вначале.
        - Тогда продолжаем, - Дьен вернул руки в положенные места, будто невзначай с легким нажимом проведя по моей спине.
        И снова он так близко, слишком близко, но, пожалуй, допустимо.
        Следующий танец был быстрый, с резкими поворотами и сменой направления. Я полностью растворилась в движении, кружась в кольце рук Дьеналя и зная, что меня всегда поддержат и подстрахуют. Ему и разучивать ничего не нужно, он схватывал все движения на лету.
        - Ты точно не танцевал раньше? - с подозрением спросила я, поняв, что и второй танец эльф освоил и усвоил.
        - Точно, - подтвердил Дьеналь. - С тобой у меня многое в первый раз, - глаза эльфа блеснули, а зрачки расширились, и у меня тут же сбилось только-только выровнявшееся дыхание.
        Нет, так дальше продолжаться не может!
        - Я думаю, на сегодня хватит, - иначе моей выдержке точно придет конец.
        На лице Дьена промелькнуло разочарование, но он покорно кивнул, помог мне надеть пальто, подхватил наши вещи, и мы вместе вышли из здания.
        Воздух на улице был колкий, усилившийся к ночи мороз тут же принялся кусать нас за щеки и носы. Зато звезды на небе сияли ярче обычного и даже казалось, будто их больше, словно кто-то густо рассыпал крупу по темному покрывалу.
        Снег под моими сапожками громко хрустел, а Дьеналь умудрялся идти почти бесшумно, его выдавал разве что негромкий шорох потревоженных снежинок. Он зябко кутался в слишком легкую для такой погоды куртку и поглубже надвинул капюшон, чуть встопорщившийся из-за ушей, а нос у него забавно покраснел.
        - Надо тебе вещи купить потеплее, - заметила я, входя в общежитие. - У нас такая холодрыга еще месяц будет держаться.
        Дьен даже вздрогнул от подобной перспективы и быстро кивнул. Мерзнуть моему эльфу совсем не нравилось.
        - Стойте, - нагнал нас немолодой комендант и, тяжело дыша, оперся о стену. - Вам посылка пришла, вы уж донесите ее сами.
        - Что за посылка? - насторожилась я. Мы вроде бы ничего не заказывали и не ждали.
        - Корзина сластей, - обрадовал Дьеналя комендант.
        Разумеется, эльф тут же сходил и принес из небольшого закутка увесистую корзину, из которой торчало запечатанное письмо в красивом золотистом конверте - мамина работа, она любит все оформлять.
        - Неси к себе, я столько не съем, - решила я, глядя на корзину, где чего только не было, даже небольшой тортик под грудой конфет виднелся. - А если съем, то точно придется новое бальное платье покупать.
        - Давай купим, - беспечно предложил Дьен.
        - Нет, - твердо отказалась я. Нам вместе еще год жить, и неизвестно, как потом все сложится, лучше деньги не транжирить.
        Дьеналь как-то подозрительно взглянул на меня, но сладости быстро перетянули его внимание. Их эльф любил слишком сильно, впору мне начать ревновать и к конфетам.
        Захватив небольшую коробочку с повидлом - самое безобидное для фигуры из всей корзины, я распечатала конверт и пробежалась по строчкам.
        - Дьен… родители приглашают нас на ужин в этот выходной, - я перечитала дважды, не в силах поверить в написанное. Но там значилось четко:
        “Мы с папой хотели бы поближе познакомиться с твоим мужем, а заодно встретиться с тобой. Приглашаем вас на семейный ужин…”
        И дата и время.
        Я села на кровать Дьеналя, все еще разглядывая письмо.
        Что бы это могло означать? Ведь я четко объяснила маме всю ситуацию. Кажется, Дьеналь ей при встрече понравился, но ведь она знает, что наш брак временный…
        - Я очень постараюсь, чтобы твои родители приняли меня, - Дьен сел рядом и положил свою руку поверх моей. - Мне бы не хотелось стать причиной вашей размолвки.
        - Дьен, ты не обязан, если что. К тому же мой папа, он, как бы сказать… не любит эльфов, - выдохнула я. - Не просто так, к сожалению. Вся история мне неизвестна, но, кажется, в последней битве с пришельцами он и его отряд должны были сражаться вместе с эльфами, но эльфы прибыли в самом конце и в меньшем составе, оставив людей практически без поддержки. Там мой папа и покалечился, а заодно выжег всю магию. Поэтому я не уверена, что ты ему понравишься, эта нелюбовь к эльфам у него, как застарелая рана, шрам от которой полностью уже не рассосется.
        Дьеналь слушал внимательно и немного хмурился. Тонкая морщинка разделила высокий лоб на две части.
        - Это странно, - проговорил он. - Не знаю, что именно там была за битва, но я не верю, что мы могли подвести людей в решающем сражении. Я не оправдываю свой народ, но если эльфы дали слово, то держат его всегда, - почему-то мне услышалось не высказанное вслух продолжение “в отличие от людей”, но я не стала акцентировать на этом внимание. - Уверен, если эльфы прибыли позже, для этого имелась веская причина.
        - Только папе моему об этом не говори, - со вздохом попросила я. - Он с тобой однозначно не согласится, и тогда шанса ему понравиться у тебя точно не будет.
        Дьеналь нахмурился сильнее, видимо, ему претила мысль, что, зайди разговор о тех событиях, ему придется промолчать. Но возражать сейчас он не стал.
        Будем надеяться, если уж отец согласился на этот ужин, то столь скользкую тему не затронет.
        Возможно, папа как раз узнал, что у нас все ненадолго и не всерьез, и сменил гнев на милость. Решил, что нежеланный зять через год исчезнет, а дочь останется.
        Хотя в том, что с Дьеном у нас все не всерьез, я уже начинала сомневаться. Как-то все стало слишком остро и слишком… по-настоящему?
        - Ладно, я пошла, - подскочила я, опомнившись. - Значит, идем в выходные?
        - Идем, - подтвердил Дьен, вставая и провожая меня до двери. До моей.
        И поцеловать на прощание не забыл, да так, что я вновь потеряла ощущение времени.
        Привела меня в чувство эльфийская клятва, невидимо, но вполне осязаемо притаившаяся на моей руке. От резкой боли я дернулась, и Дьеналь, наверняка вновь решивший, что это он сделал что-то не так, встревоженно посмотрел на меня.
        - Все в порядке, - я потерла руку, стараясь улыбаться. - И я пойду.
        А после, не дожидаясь ответа, юркнула в свою комнату. Рука все еще горела, но боль постепенно затухала. Раньше такого не случалось, вернее, случалось, когда я пыталась что-то рассказать, но не когда мы…
        Возможно, я готова нарушить клятву, пусть и не отдаю себе в этом отчета?
        Сглотнув набежавшую горечь, я поплелась за стол и достала учебники, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о Дьене.
        Но он слишком глубоко запал мне в душу, боюсь, так просто его оттуда уже не выкорчевать.
        14. СЕМЕЙНЫЙ УЖИН
        Перед поездкой к родителям я волновалась едва ли не сильнее, чем перед экзаменами. Долго думала, что надеть, перерыла и перемерила половину своего гардероба и, наверное, перемерила бы и остальное, не постучись ко мне Дьен и не предупреди, что пора выезжать, а то опоздаем.
        В итоге надела светлое платье, которое выбрала самым первым.
        Родители в знак хорошего расположения, не иначе, прислали за нами экипаж, который успело неплохо замести липким снегом, пока он нас дожидался. В итоге мы же магией расчищали для лошадей дорогу, им и без того нелегко приходилось: колеса экипажа то и дело вязли в снежном месиве. Погода стояла относительно теплая, все таяло, текло и неприятно чавкало под ногами.
        Как назло, возле нашего городского дома снег еще усилился и падал мокрыми хлопьями, оседавшими на всем крупными каплями. Сверху по улице текли ручьи, а то и полноценные грязноватые реки, которые не остановишь магией просто так. Разве что ставить какие-то заслоны…
        Пока я экстренно придумывала, что делать и как выбраться из экипажа, не запачкав при этом светлое платье, Дьеналь отважно спрыгнул вниз, оказавшись по щиколотку в воде, и протянул ко мне руки.
        Закусив губу, я почти спрыгнула к нему, представляя, как, наверное, некомфортно Дьену. Все же надо было как-то по-другому нам перебраться, сейчас будет сидеть с мокрыми ногами. И ведь гордый эльф не наденет теплые шерстяные носки и домашние тапочки.
        - Ты обещала мне месяц мороза, - напомнил Дьен, будто это я заведую погодой.
        - Завтра должно похолодать, и повсюду будет один сплошной каток. Тебе понравится.
        Дьеналь улыбнулся, не спеша ставить меня на ноги, занес по небольшой лестнице к порогу, а там дверь резко распахнулась, явив нам родителей.
        Папу заметно перекосило при виде дочери у эльфа на руках, а мама, напротив, понимающе улыбнулась.
        Дьен осторожно опустил меня вниз, обхватив мою ладонь своей и не собираясь отпускать. Он смотрел прямо и твердо, они буквально схлестнулись взглядами с папой, от которого так и веяло враждебностью.
        - Лета, мы очень рады, что вы смогли к нам выбраться, - выступила вперед мама, прекращая молчаливый поединок мужчин.
        - Спасибо, что пригласили, - улыбалась я маме, попеременно посматривая на обоих.
        - Добро пожаловать, - все-таки произнес отец, но так, что в его настрое можно было и не сомневаться.
        Ох, чувствую, вечер пройдет нелегко.
        - Папа, это мой муж, Дьеналь Варнао, - на слове “муж” щека у папы дернулась. - Дьеналь, это мой отец - Джозеф Сарнад.
        Папа, пересилив себя, протянул эльфу руку, которую Дьен осторожно, словно опасаясь подвоха, пожал.
        Мы зашли в дом, где нашу подмокшую верхнюю одежду подхватили и отнесли сушиться. Я с грустью покосилась на сапоги Дьена, понимая, что предлагать ему разуться в данной ситуации бессмысленно. Попробовать незаметно подсушить бытовой магией? Когда сядем за стол, надо будет попытаться.
        Стол был накрыт так шикарно, будто мы не на тихий семейный ужин пришли, а попали на полноценный званый вечер. Я даже тайком порадовалась, что на мне нарядное платье.
        Дьеналь абсолютно равнодушно оглядел стол, пусть я и знала, что вкусная еда - его слабость. И речь не только про сладости. Видимо, будущих хранителей держали в черном теле. Но эльф спокойно сел на предложенный ему стул и на плотно расставленные блюда даже не смотрел.
        Сидя рядом, я осторожно положила руку на его бедро, поймав удивленный взгляд эльфа. Незаметно подмигнув ему, я потянулась вниз, к голенищу сапога, привалившись к Дьену плечом. Тот не преминул возможностью обнять меня за плечи. Смотрелось это со стороны очень мило, что подтверждала сдержанная улыбка мамы и неодобрительный взгляд папы.
        Горячий воздух сорвался с моих пальцев, и Дьен вздрогнул и напрягся. Кажется, я слегка переборщила.
        - Это было горячо, - шепнул на ухо Дьеналь, подтверждая мои опасения.
        - Прости, - бытовые заклинания сушки предназначались для ткани. И я затруднялась сказать, не испортят ли они кожу сапога.
        Пришлось отсаживаться от Дьена, так и оставив моего эльфа в мокрой обуви. Зато целой, нам ведь еще назад добираться.
        - Дьеналь, мы ведь можем обращаться к тебе как к члену семьи на “ты”? - осторожно спросила мама, наверняка неплохо знакомая со сложной системой общения эльфов между собой.
        - Конечно, - подтвердил он. - Вы вправе даже сократить мое имя до “Дьен”, я не возражаю.
        - Дьен, - мама ласково посмотрела на него, - как тебе живется среди людей? Не скучаешь по лесам? К тому же сейчас, зимой, тебе, наверное, нелегко приходится.
        - Пожалуй, я немного скучаю по лесам, - согласился эльф. - Но зима меня не смущает. Напротив, я раньше и не подозревал, насколько это интересное и прекрасное время года. Особенно когда на улице чуть холоднее, чем сегодня.
        - Значит, тебе комфортно у нас? - что именно имеется в виду под “нас”, мама не уточнила.
        Лично мне у нас было как-то некомфортно. А еще странно, чего это родители так взялись за Дьена?
        - Вполне. Уверен, я легко адаптируюсь среди людей, - заявил Дьеналь, чем удивил всех, и меня в том числе.
        - Но, насколько мы в курсе ситуации с вашим браком, он закончится через год, - осторожно заметила мама. - Или ситуация изменилась? - и вопросительный взгляд на меня.
        - Мы пока не загадываем так далеко, - поспешно ответила я, чувствуя, что Дьен собирается сказать что-то совсем другое.
        - То есть ты не планируешь возвращаться обратно в лес? - прямо спросил молчавший до этого папа.
        - В леса, - поправил его Дьен, заставив меня напрячься в ожидании папиной реакции. - Не планирую.
        - И чем же ты планируешь заниматься? - продолжил наседать на Дьена папа.
        - Папа, это пока просто гипотетические планы, - влезла я, но у Дьеналя на это имелся свой ответ.
        - Я полностью обученный маг, - в его голосе чувствовался вызов. - Эльфийские целители высоко ценятся у людей, и я бы мог им стать. Также сейчас я занимаюсь артефакторикой, в здешней академии это очень сильное направление. И мне нравится работать с предметами. Возможно, я смогу достичь чего-нибудь и в этой области.
        - Ты посещаешь занятия в академии? - задала следующий вопрос мама, наверное, чтобы папа еще чего-нибудь не спросил.
        - Целительство, чтобы увидеть человеческий подход к лечению, и артефакторику, - подтвердил эльф.
        - Это очень похвально, - заметила мама.
        Нас выручило принесенное горячее, сменившее холодные закуски.
        - Дьен, сильно не наедайся, - предупредила моего мужа мама. - У нас впереди чудесный торт.
        “Чудесный торт” прозвучало весьма многообещающе, и Дьеналь с благодарностью посмотрел на леди Патрицию. Она явно была настроена к нему благосклоннее, чем ее муж.
        Впрочем, настрой Джозефа Сарнада был Дьену понятен. Мало кто обрадовался бы столь внезапному замужеству любимой дочери, а Виолетту родители любили, хотя ее отец старательно держал свои чувства в узде и даже пытался игнорировать дочь. Но при этом исподволь разглядывал ее. Стоило Джозефу улучить момент, когда Лета отворачивалась, как он тут же переводил на нее взгляд. И его глаза наполнялись теплом и любовью.
        Но на Дьена он, разумеется, смотрел исключительно враждебно и холодно.
        Дьеналь с трудом не улыбнулся, подумав, что ему нравятся эти люди хотя бы тем, что они разделяют его чувства к Виолетте. Все остальное, в общем-то, ерунда.
        Будь на месте Джозефа и Патриции родители самого Дьеналя, они бы вели себя куда отчужденнее. Пожалуй, на семейный ужин в эльфийском кругу Дьен бы свою жену не повел. Ему самому сложно давалось общение с отцом, тот был прекрасным знатоком душ, легко находил слабости и всегда бил по самому больному. Дьен помнил их последнюю встречу и хлесткие слова отца. Они не примут Лету в семью, а значит, в леса Дьеналь вернется не скоро. Так что о будущем он сам думал часто.
        О будущем с Летой, другого будущего ему было не нужно.
        И то, что жена еще не до конца поверила в него и его чувства, Дьена не пугало. Он обязательно докажет ей свою любовь и добьется взаимности.
        - Ты участвовал в войне с пришельцами? - этот вопрос тоже не стал неожиданностью.
        - Нет, - Дьен поймал очередной пристальный взгляд отца Леты, кажется, он стал чуть мягче. Или ему бы хотелось так думать? - Я был слишком молод по эльфийским меркам. Но я неплохо помню те события.
        Дьеналь был готов получить обвинения за свой народ, пусть и не собирался с ними соглашаться. Заслуживать уважение и доверие он предпочитал делами, а не подхалимством.
        Как ни странно, Джозеф только кивнул и вернулся к еде.
        А после ужина случилось и вовсе странное.
        - Ты играешь в бильярд? - прозвучало как предложение выйти и поговорить по-мужски.
        - Нет, папа, Дьен не играет, - опередила его Лета.
        Дьеналь удивленно посмотрел на нее. Что же там за игра такая, что его жена так занервничала?
        - Значит, научится, - рассудил Джозеф. - Не к карточным же играм приучать твоего мужа, правильно? - Идем, - скомандовал он Дьену и направился на второй этаж, чуть припадая на правую ногу.
        Подъем по лестнице дался ему не слишком легко, он остановился после первого пролета, перевел дух, потер колено и пошел дальше.
        - Чего? - грубо спросил Джозеф, когда они преодолели лестницу.
        - Ничего, - Дьеналь мотнул головой.
        На мгновение он и правда подумал предложить свою помощь, но быстро отказался от этой не самой здравой на поверку мысли. Такой человек вряд ли согласится принять от него, чужака и эльфа, помощь. Скорее оскорбится, сочтя подобное предложение унизительным и указывающим на его слабость.
        Когда-нибудь Дьеналь обязательно попробует ему помочь, ведь эльфийская магия отличается от человеческой и способна лечить даже то, с чем не всегда могут справиться здешние целители. Но стоит подождать, когда отец Леты будет готов принять его помощь.
        В большой комнате по центру стоял стол с выдающимися вверх бортиками и обтянутой зеленой тканью столешницей. В треугольной форме покоились разноцветные шары.
        - Бери кий, - Джозеф указал на длинную гладкую палку, сужающуюся к концу. - И смотри, как играют профессионалы.
        - Лета, прекрати нервничать и кусать губы, - строго сказала мама. - Твой отец, конечно, временами бывает просто невыносим, но эльфу ничего не сделает.
        - Он может его обидеть, - заметила я, вспоминая, как неприветливо папа встретил моего мужа.
        - У Дьена такая тонкая душевная организация? - судя по подрагивающим губам, мама насмехалась над моим волнением.
        - Как думаешь, есть шанс, что они поладят? - с надеждой спросила я.
        - Твой отец очень упрям, ты явно пошла в него, - вздохнула мама. - И Дьеналь, кажется, не готов во всем идти на уступки. Ты видела, как уверенно он отвечал?
        - Да, - особенно ответы про будущее меня впечатлили, Дьен их точно не на ходу придумывал, наверняка много размышлял об этом.
        - Тем лучше. Твой отец уважает сильных, а в Дьенале чувствуется стержень. Знаешь, ему ведь точно нелегко среди людей, к тому же если он всю жизнь проходил этот свой путь. Но он не жалуется и отлично держится, - похвалила мама Дьена.
        Я же почувствовала гордость за своего мужа, но быстро опомнилась.
        - Он все равно должен будет уехать, - я сглотнула и отвернулась. Тема оказалась для меня болезненной.
        Эльфийская клятва в силе и требует от меня исполнения условий.
        - А ты бы сама хотела, чтобы он уехал? - мама внимательно следила за мной, ожидая ответа.
        - Мам, а как папина нога? - спохватилась я, надеясь, что удастся сменить тему. - Я заметила, что он по-прежнему хромает.
        - Его нога намного лучше, такие сильные боли, как прежде, его уже не мучают. И я первая про Дьена спросила, - улыбнулась мама.
        - Ты дала ему лекарство? - я подозрительно взглянула на маму.
        - Конечно, - мама прямо посмотрела на меня, а потом нахмурилась. - Лета, за кого ты меня принимаешь? Я дала ему лекарство, и нога его уже лучше, поверь. Я, конечно, не маг, но поклясться могу.
        - Не надо, извини, - я схватила со стола чашку с чаем, чтобы хоть чем-то занять руки. А то опять начну губы кусать и расстраивать маму отсутствием выдержки.
        К тому же я точно знала, что мама не врет. Маги обладали особым чутьем, и я была уверена в ее словах.
        - Так что там с Дьеном? - напомнила мама.
        - Он уедет, - я опустила глаза на чашку, в которой плавали по кругу крупные чаинки. - Я стараюсь не привязываться к нему слишком сильно.
        - И как? Получается? - мамины губы вновь дрогнули в улыбке.
        - Не очень, - честно призналась я.
        От лестницы послышались голоса, и я тут же подскочила на стуле. Мама осталась сидеть, опершись о подлокотник.
        - В следующий раз сыграем в шахматы, - сказал папа Дьену. - Правила только заранее выучи, их там много, не хочу тратить время на объяснение. Ты ведь умеешь читать на всеобщем человеческом?
        У меня глаза распахнулись как-то сами собой. Папа намекает, что это не последний наш визит?
        - Умею, - лаконично ответил Дьеналь. - И в шахматы играть умею. Нас учили.
        - Хоть чему-то вас там в лесу научили, - проворчал папа, но в его словах слышалось одобрение.
        Как ни странно, вечер прошел очень неплохо, я готовилась к худшему. А Дьен и вовсе не жалел о поездке, ведь уезжал он с большой корзиной сладостей, которую бережно держал на коленях всю обратную дорогу в экипаже.
        15. ПИРОЖНЫЕ И ШАХМАТЫ
        Следующие дни буквально утонули в учебе, причем не только у меня, но и у Дьена. Кажется, слова папы не на шутку зацепили моего эльфа, и он решил всерьез позаботиться о своем будущем, которое явно считал нашим общим. Взял дополнительные книги по целительскому делу, а заодно углубился в артефакторику.
        Ну а тренировки с магистром Тирасом он никогда не пропускал. На мой вопрос, зачем ему боевая магия в таком объеме - среди людей этим навыкам он точно не найдет применения, на военную службу не возьмут представителя другой расы, Дьеналь только пожимал плечами и отвечал, что жаль терять форму. И очередным вечером пропадал на тренировке.

* * *
        Ники увлеченно занималась подготовкой к балу, слишком увлеченно, на мой взгляд. Подруга упорно избегала темы Кайлуса, как и самого Кайлуса, но было видно, как ей плохо, и показная веселость не могла меня обмануть.
        - Давай развеемся на выходных? - предложила я. - Сходим за покупками или просто прогуляемся.
        - Не хочу, - ошарашила меня обычно жизнерадостная подруга. - Ты же пойдешь с Дьеном, а я буду чувствовать себя третьей лишней.
        - Оставлю Дьена в академии, - предложила я, решительно отмахнувшись от налетевшего было чувства вины.
        - Чтобы он сидел выходной день в одиночестве? - повторила слова моей совести Ники. - Вы же вместе проводите все свободное время.
        - Всего один раз, - продолжила я спор с Ники и с совестью, вставшей на сторону подруги.
        - Посмотрим, - Ники и сама отказываться не хотела, и развеяться ей точно не помешает. Но и согласиться так просто не могла.
        Дело решил случай. От родителей снова пришло письмо, только на этот раз исключительно от папы и одному Дьеналю. В нем папа напоминал про шахматную партию и приглашал Дьена провести вечер в его мужской компании.
        Честно признаться, меня несколько настораживало и само приглашение, и то, как активно родители взяли в оборот моего временного мужа. Был бы он у меня на постоянной основе, но ведь через год мы расстанемся, к чему все это? Зачем его обнадеживать?
        Так что в другой ситуации я бы, возможно, попыталась отговорить решительно настроенного эльфа от поездки, но сейчас это снимало с меня груз ответственности за Дьеналя и освобождало время для Ники. Подруга всегда поддерживала меня в трудную минуту, и мой долг был протянуть ей руку помощи в ответ.
        А папа Дьеналя не съест, да и эльф не маленький мальчик, мама права: не стоит за него так волноваться.
        С совестью я договорилась. Ники, выслушав мой план отправить Дьена к моему отцу, а самим пойти хоть по магазинам, хоть на каток, согласилась не раздумывая.
        Кажется, у них с Кайлусом произошел разговор, окончательно расстроивший Николь, и последние дни она ходила сама не своя.
        - Ну этих парней! - в сердцах сказала она перед тем, как разойтись по комнатам.
        Да уж…
        - Дьеналь? - я заглянула к своему эльфу, сидевшему над чертежами артефактов.
        - Привет, - он встал со стула и с наслаждением потянулся, разминаясь. - Извини, что не встретил с занятий, - он озадаченно посмотрел в окно, за которым давно стемнело. - Слишком увлекся.
        - Да ты у нас увлекающаяся натура, - пошутила я, проходя в его комнату.
        - Смотря чем, - улыбнулся Дьен, подаваясь мне навстречу и убирая выбившиеся прядки за ухо. - Чем-то действительно интересным, пожалуй, да.
        Теплая зелень в его глазах сгустилась и потемнела, а взгляд остановился на моих губах. Я невольно сглотнула, но тут же отступила назад. Нет уж, в его комнате рядом с кроватью начинать целоваться слишком опасно.
        Незримая эльфийская татуировка-клятва выразила полную солидарность со мной неприятным покалыванием в руке.
        В последнее время она дает о себе знать подозрительно часто. Надо все-таки дойти до библиотеки и почитать про особенности эльфийских клятв. Не у Дьеналя же спрашивать.
        - Хотела спросить, ты ведь не передумал играть с моим отцом в шахматы? - уточнила я на всякий случай.
        - Я никогда не отказываюсь от данных обещаний и не меняю просто так решений, - серьезно ответил Дьеналь.
        - Значит, ты не будешь возражать, если мы в этот день сходим с Ники прогуляться вдвоем? А то мы с ней давно никуда не выходили.
        - Если вы пообещаете, что будете осторожными… - начал Дьен.
        - Мы боевые маги предпоследнего года обучения! - в шутку возмутилась я, прекрасно зная, что тот же Дьен в одиночку справится не только со мной, но и с нами обеими.
        - … будете осторожными и ничего не разрушите, - с улыбкой закончил Дьеналь.
        - Этого тем более обещать не могу!
        Мы рассмеялись вместе, и я в очередной раз подумала, как же с Дьеном легко…

* * *
        - Рассказывай, - потребовала я у Ники, стоило нам выйти за ворота академии.
        Погода была морозная и ветреная, так что я посильнее закуталась в шарф и надвинула капюшон. По-хорошему, стоило взять экипаж и доехать сразу до центра, но подруга так бойко шла пешком, что я решила ее не останавливать.
        Сама Ники, кажется, не замечала холода, она упорно шагала вперед, отбрасывая носком сапога крупные комья снега.
        - Кайлус - скотина, вот что! - она посильнее пнула снежный ком, оказавшийся на поверку куском льда, и зашипела от боли.
        - Это понятно, - в таком состоянии с Ники лучше вообще не спорить и во всем соглашаться. - А конкретнее?
        - Конкретнее: у него есть невеста и он на ней женится. Но не прочь развлечься со мной, пока учимся в академии!
        - Так и сказал? - ахнула я.
        Теперь ясно, отчего Ники не мерзнет: да у нее от злости разве что пар из ушей не валит!
        - Нет, он выразился чуть иначе, - скривилась подруга. - Но смысл я тебе передала. За кого он меня принимает?! - Ники огляделась, но мы, как назло, вышли на расчищенную дорогу, и пинать ей было нечего. Разве что неосмотрительно подвернувшихся прохожих.
        - Да ладно тебе, - я взяла Ники под руку, пробуя успокоить. - Тебя же наверняка засыпали предложениями пойти вместе на бал. Прими какое-нибудь и развлекайся.
        - Прими какое-нибудь, - спародировала мой голос подруга. - Я сама Кайлусу предложила пойти на бал вместе.
        - А он отказался? - я понимающе погладила руку Ники.
        - Хуже! Он сообщил, что уже идет туда с невестой, так и сказал, представляешь? Но мы можем как-нибудь еще куда-нибудь сходить - вот что он мне ответил!
        Шедшие нам навстречу люди замедлялись и оборачивались, но Ники было решительно плевать, кто и что подумает.
        - Значит, ничего непристойного он все-таки не предложил, - сделала вывод я.
        - Еще бы он предложил непристойное! Но сам факт! Лета, - подруга резко остановилась, и я вместе с ней, - зачем обнадеживать и оказывать какие-то знаки внимания, если не планируешь ничего серьезного?
        - Это ты меня спрашиваешь? - грустно улыбнулась я.
        - А кого же мне еще спрашивать? Только не говори - Кайлуса!
        - Да нет, конечно, - я потянула подругу дальше, хотелось уже прийти в какую-нибудь уютную кафешку и отогреться горячим чаем. - Но, возможно, все куда сложнее, чем кажется.
        Уверена, Ники нравится Кайлусу. Очень нравится, это же очевидно, он всегда на нее так смотрит, никогда не отказывает в помощи, в чем бы та ни заключалась. Наверное, будь его воля - он бы и думать не стал, с кем пойти на бал. Просто не все так легко бросают невест и женихов, как я.
        А теперь и с Дьеном поступаю непонятно как…
        Кажется, мне и самой не мешало бы развеяться.
        - Давай начнем с магазинов! - решила Ники и вместо такой желанной кафешки утянула меня на главную торговую улочку города.
        Мы проболтались весь день. Ники честно накупила себе всякой ерунды, которую, по собственному же признанию, вряд ли когда наденет, с учетом того, что ходим мы почти все время в форме. Но душу отвела.
        Потом мы завернули в кафе, заказав едва ли не половину сладкого из меню.
        - Раз всем парням от меня нужно только одно, и это одно - несерьезные отношения, буду наедать бока, - заявила Ники и вонзила вилку в первое пирожное.
        - Не все парни такие, ты обязательно встретишь своего, того самого…
        - Кстати, о том самом. Вот вы с Дьеналем далеко продвинулись? - прищурилась Ники, облизывая вилку и подвигая к себе следующую тарелочку.
        - Никуда мы не продвигались! - я утащила у нее из-под носа пирожное, потом, подумав, стянула еще и кусок тортика. Как бы подруге плохо не стало от такого количества сладкого. Надо ей помочь.
        - Да, значит, точно не все парни одинаковые. Как минимум, эльфийские не такие, - сделала совершенно неправильный вывод Ники.
        Но не объяснять ведь ей, что Дьен наверняка не против. Просто сдержанности ему не занимать, не зря же он проходил свой путь хранителя.
        - Ничего, на балу во дворце будут присутствовать и эльфы, можешь поцеловать кого-нибудь из них, - подмигнула я ей. Пирожные были вкусные, надо запомнить место и прийти сюда с Дьеном.
        - Точно будут? - воспряла духом Ники. Кажется, идея завести своего эльфа пришлась ей по душе.
        - В прошлом году были, - кивнула я.
        - Ах, да, ты же в прошлом году со Стивеном ходила, - вспомнила Ники. - Он вас больше не донимает?
        - Ты знаешь, удивительно, но нет.
        Надо было у родителей спросить, расторгли ли они помолвку. Как-то я переволновалась и обо всем забыла. Интересно, как там Дьен с папой?
        - А почему ты ничего не купила? - задала новый неудобный вопрос подруга, чьи красивые пакеты заняли два свободных стула за нашим столиком.
        - У меня все есть, - я небрежно пожала плечами.
        - Такого не бывает! - потом Ники оглядела свои ненужные покупки… - Ну ладно, бывает, но все равно, на тебя это не похоже.
        - Вспомнила, как переезжала всем миром из нашей комнаты, и решила не забарахляться, - попробовала отшутиться я.
        - А с пошивом платья и костюма для эльфа у тебя как?
        Да что ж такое?
        - Мы идем в том, что есть, - твердо ответила я. Все равно подруга узнает на мне новогоднее платье.
        - Слушай, ты могла бы спросить у Дьеналя, возможно, он смог бы оплатить тебе… - начала Ники.
        - Нет, это полностью исключено, - брать у Дьеналя деньги я категорически не готова. Я и без того действую корыстно, а если еще и жить начну за его счет… то впору перестать себя уважать.
        - Лета, ты ничего не хочешь мне рассказать? - подруга забыла про все вкусняшки и внимательно всмотрелась в меня, будто желая что-то разглядеть.
        - Не могу, - честно ответила я и в подтверждение вытянула руку, где на внутренней части предплечья уже предупреждающе проступил замысловатый узор клятвы.
        Ники наклонилась и легонько провела пальцем по коже.
        - Это то, что я думаю? - подруга подняла на меня круглые глаза. Я кивнула. - Ох, Лета… договоры с эльфами…
        Продолжать Ники не стала, только рукой махнула.
        - Ладно, до бала две недели, платье уже точно пошить не успеют, - вернулась к прежней теме подруга, будто пытаясь меня утешить. Хотя платье мне было безразлично, имелись проблемы посерьезнее, вроде той же клятвы. - Танцы разучили?
        - Да, - я прикусила губу, вспоминая наши тренировки.
        Нежные прикосновения, чуткие пальцы Дьена, его горящий малахитовый взгляд…
        - Это было нелегко, - заключила я.
        - Вообще не понимаю, как ты с ним живешь и держишь дистанцию, - проговорила Ники. - Но теперь догадываюсь. Надеюсь, когда все закончится, ты мне все нормально объяснишь.
        - Я тоже надеюсь. Что все нормально закончится.
        Подруга понимающе улыбнулась и сама придвинула ко мне последнее пирожное.

* * *
        Мы с Ники вернулись уже ближе к ночи, распрощались при входе в Академию и разошлись по своим общежитиям. Я радовалась, что иду налегке, не считая небольшого тортика, купленного для Дьена, - дверь открывать будет удобнее, если мой эльф еще не вернулся или не услышал моих шагов своими чуткими ушами.
        Я повернула ручку вниз и с удивлением обнаружила, что дверь не заперта. В голове сразу прозвенел тревожный звоночек: а что, если это происки Стивена? Нет такой защиты, которую нельзя сломать.
        Или еще кто-то на моего эльфа позарился.
        Я тихонько прошла внутрь и заглянула к Дьену. В его комнате царила темнота, но слабый лунный свет очерчивал какую-то странную тень на кровати.
        Что-то рановато для сна.
        По-прежнему осторожно я подкралась на цыпочках к кровати и убедилась, что лежит на ней Дьеналь.
        - Дьен! - я потормошила его за плечо. - Проснись!
        Но эльф и ухом не повел.
        Да что с ним случилось?! Как чувствовала, что нельзя его к папе одного отпускать!
        - Дьеналь!
        Хоть за целителями беги!
        - Лета? - Дьен разлепил веки и заулыбался. - Это ты-ы-ы….
        И тут-то я поняла, что с ним не так.
        - Ты где был? - нахмурилась я, чувствуя характерный алкогольный дух.
        - У отца. Твоего.
        - И вы пили?!
        Ну, папа!
        - Да, я не хотел, но… - Дьен сделал какой-то жест. Ох, и развезло же его…
        - Мог бы и отказаться, - я села на кровать и с укоризной посмотрела на непутевого “мужа”.
        Так вот ты какая, семейная жизнь…
        - Джезф, - имя папы далось Дьену нелегко, - сказал, что если я его увжаю…
        - Понятно, - нет, с папой стоит непременно поговорить! Значит, карточные игры - плохо, а спаивать эльфов - хорошо?
        - До шахмат вы, я так понимаю, не дошли? - хорошо, что Дьен до общежития-то дошел…
        - Так мы в шхмты играли, рюмчные, - Дьеналь изобразил размер рюмки, и я закрыла лицо. - А я не привык сдваться. И вот. Выиграл, - гордо похвастался он.
        Не удивлюсь, если мой многоопытный папа играл в поддавки.
        - Ладно, молодец, но больше так не делай, - попросила я. Правда, разговора с папой это не отменяет. Доверила ему мужа, называется.
        - Не уходи, - Дьен неожиданно так сильно потянул меня вниз, что я не удержалась и оказалась на кровати.
        - Дьен, пусти, я в уличной одежде, в обуви, - я уперлась в широкие плечи.
        - Это поправимо, - эльф провел рукой по моей руке, соскользнув с нее на бедро.
        - Дьеналь!
        Рука исчезла, а сам Дьен лег рядом и сгреб меня в охапку.
        - Не хочу тебя отпускать, - прошептал он.
        - А придется, - я поерзала, пытаясь отодвинуться, так как весьма недвусмысленно почувствовала, насколько меня не хотят отпускать.
        - Я не про сейчас. Вообще, - Дьен потерся носом о мою шею. - Я тебя не отпущу. Потому что люблю тебя. Спасибо, что поцеловала меня тогда.
        Я лежала неподвижно, стараясь не то что не двигаться - даже не дышать. Это совершенно ненужное признание спеленало меня по рукам и ногам сильнее, чем ладонь Дьеналя, по-прежнему лежащая у меня на талии, или даже любая клятва.
        Дьен уснул, а я все-таки выбралась, подсунув ему вместо себя подушку. Ушла в свою комнату и закрыла дверь.
        Надеюсь, завтра Дьеналь ничего не вспомнит, а я продолжу делать вид, что ничего не было.
        До истечения оговоренного клятвой года оставалось больше десяти месяцев…
        16. ВТОРОЕ ПРИЗНАНИЕ
        Утром я наткнулась на Дьеналя в ванной. Он с жадностью припал к крану с водой, даром, что она там совершенно невкусная. С его волос текло, как если бы он просто подставил голову под струю, а потом не вытер. Подозреваю, что так оно и было.
        Обычная бледность эльфа отдавала зеленцой, да и в целом выглядел Дьен больным и откровенно несчастным.
        - Прости, что вернулся в таком неподобающем виде, - попросил он, закручивая вентиль и тяжело опираясь ладонями о раковину.
        На меня Дьен старался не смотреть, видимо, ему действительно было очень совестно.
        - Совсем плохо? - с сочувствием спросила я.
        - Терпимо, - он мотнул головой, чтобы убрать волосы, но резкое движение, видимо, отдалось болью, а то и тошнотой. Так что Дьеналь замер, вцепившись в раковину сильнее.
        - По дороге на завтрак зайдем к целителям, - решила я, заметив, как Дьен от слова “завтрак” позеленел еще отчетливее. - А пока давай волосы высушу.
        Я указала Дьену на невысокую трехногую табуретку, куда он с некоторым облегчением сел и чуть наклонился, чтобы мне было удобнее. Встав перед ним, я осторожно перебирала шелковистые светлые пряди - касаться их одно удовольствие, заодно легонько массировала наверняка болевшую эльфийскую голову.
        Не удержавшись, осторожно коснулась длинных и тонких ушей, таких жестких, что неудивительно, отчего Дьен не носит шапку. Дьеналь наклонился еще ближе и в итоге уткнулся мне лбом в живот, а потом еще и обнял за талию.
        - Тебе стало хуже? - забеспокоилась я.
        - Нет, все в порядке, продолжай, пожалуйста, - попросил он, слегка потеревшись об меня.
        Я еще немного погладила его и подумала, что недаром же я маг, проходящий курс целительства.
        - Дьен, а может я попробую на тебе обезболивающее заклинание?
        - Может, не стоит? - Дьен поднял на меня красноватые глаза. - Кажется, мне уже лучше.
        - Ты мне совсем не доверяешь, - попеняла я ему, попытавшись отойти.
        - Доверяю, - эльф немного вымученно улыбнулся, видимо, ему пока еще было слишком плохо. - Но мы с тобой вместе на целительство ходим.
        - У меня иногда получается, - напомнила я, отчего Дьен улыбнулся уже веселее. - К тому же магистр мне давно советовала позаниматься с тобой.
        - Со мной? Или на мне? - улыбка Дьеналя, смотрящего на меня снизу вверх, оказалась заразительной.
        - Других пациентов в округе нет, - резонно заметила я. - Но если ты не хочешь…
        И убрала руки за спину.
        Лицо эльфа стало таким несчастным, словно я у него последнюю конфету отняла и съела, причем с особой жестокостью - прямо у Дьеналя на глазах.
        - Ладно, - выдохнул он, вновь наклоняя и подставляя голову. - Клади обе руки на виски, не на уши, они как раз не болят, - поправил он, когда я восприняла его наставления слишком буквально. - И осторожно начинай обезболивать.
        Я дважды прокрутила в голове нужное заклинание, чтобы точно не ошибиться, а после визуализировала его, выпустив магию. Как мне казалось - чуть-чуть.
        Дьен сам взял мои руки и отвел от головы, прекращая едва начатое лечение. Потом задумчиво потрогал свой нос и щеки.
        - Все хорошо? - забеспокоилась я, видя странную реакцию Дьеналя.
        - Голова не болит, - подтвердил он. - Но с обезболиванием ты немного переборщила.
        - Совсем ничего не чувствуешь? - догадалась я. Ведь так старалась дозировать воздействие!
        - Зато мороз мне больше не страшен, - усмехнулся он, вставая и теперь насмешливо смотря на меня уже сверху вниз.
        - Напротив, не почувствуешь, как нос отморозишь, - а вот я наоборот расстроилась.
        - Значит, мы не будем долго гулять, - заключил Дьен. - Спасибо.
        И потянулся ко мне, видимо, чтобы отблагодарить поцелуем.
        А мне как-то резко вспомнилась минувшая ночь и его неожиданное признание. Возможно, сделанное опрометчиво и бездумно, но я отстранилась.
        Не стоило играть на его чувствах и дальше.
        - Мы опаздываем, - неловко улыбнулась я, сдвигаясь к раковине. - Нам ведь еще к целителям и на завтрак.
        - К целителям можно не идти, а завтрак… пожалуй, тоже пропущу, - решил Дьеналь, но потом очень серьезно посмотрел на меня. - Я тебя чем-то обидел? Клянусь, я сделал выводы и такого больше не повторится. Не ожидал, что разные напитки так отличаются крепостью и дают такой непредсказуемый эффект.
        - Нет, ну что ты! - всплеснула я мокрыми руками, рассеивая кучу брызг. - Просто нам действительно стоит поспешить.
        Мой эльф задумчиво посмотрел на меня, но молча кивнул, не став спорить. Он вышел из ванной, ничего больше не сказав, я же умылась холодной водой, проясняя мысли. У самой голова гудела с утра - толком не выспалась этой ночью, слишком долго обдумывала услышанное.
        Интересно, помнит ли хоть что-то Дьен? Возможно, его слова были сказаны под влиянием момента и алкоголя?
        Нет, точно больше никогда его одного к папе не отпущу!

* * *
        С тех пор я старалась держать с Дьеном дистанцию, страдая от этого, прежде всего, сама. Понятное дело, что меньше общаться мы не стали, все-таки учимся вместе и живем в смежных комнатах. Но ни в кафе, ни на каток, ни по магазинам мы вдвоем не ходили, а если и выбирались - то всей компанией.
        Занятия танцами тоже прекратились - Дьен неплохо усвоил основные движения и связки, я же таяла от его даже самых невинных прикосновений. И была совсем не уверена, что не то что не поддамся его ласкам, реши он стать чуть настойчивее, а что не начну тянуться к нему за лаской сама.
        Чуткий эльф быстро уловил перемену в моем настроении, но не стал ни настаивать, ни давить, ни приставать с расспросами, что случилось. Это наводило на мысль, что он и без того все понимал.
        А может, сам сожалел о сказанных словах?
        Я боялась узнать. Причем не понимала, чего опасаюсь сильнее: того, что Дьен действительно меня любит и мне придется оттолкнуть его вопреки всему, и своим чувствам в том числе. Или того, что с его стороны все не настолько серьезно, и тогда мое сердце разобьется раньше положенного срока.
        Спасибо интенсивным занятиям, обильным домашним заданиям и магистру Тирасу, честно выполнявшему данное на экзаменах слово и гонявшему меня до изнеможения. Времени и сил на тоску просто не оставалось.
        К тому же вечерами я частенько засиживалась у Ники. Посреди года к ней, само собой, никого не подселили, и подруга наслаждалась одиночеством в комнате и в отданной ей в полное распоряжение душевой. Кайлуса она показательно игнорировала и не отвечала даже на прямые вопросы. Парень явно страдал и ходил как в воду опущенный. Но ничего поделать с этим не мог.
        - Знаешь, если бы он меня действительно любил, то пошел бы против воли семьи, - как-то заявила Ники.
        - А ты бы пошла? - спросила я, не отрываясь от учебника и заполняя таблицу сравнения двух атакующих схем.
        - Конечно! - не задумываясь ответила подруга. - И ты бы пошла! Твои родители ведь поначалу не одобряли Дьеналя, а сейчас засыпают вас сладостями. Тебе одной раньше столько посылок не доставляли.
        - Это точно, - проворчала я.
        Кажется, моя мама решила компенсировать эльфу все его годы без сладкого. Дьен активно наверстывал упущенное, прямо не знаю, как в него столько влезало. И главное - почему он не толстел? Последнее вызывало разные подозрения и зависть.
        На ужин нас тоже пытались пригласить, но я отписалась в ответ, что мы слишком заняты учебой, поэтому встретимся на балу.
        А то знаю я эти семейные ужины!

* * *
        День бала подкрался настолько незаметно, что я опомнилась только тогда, когда Ники намекнула, что было бы неплохо проверить платье и заранее подготовить. Мало ли, вдруг на нем остались пятна после бурной встречи Нового года? Да и разгладить не помешает.
        Пятен, к счастью, не обнаружилось, как и других серьезных повреждений. Но без помощи нашей замечательной преподавательницы бытовой магии магистра Альмади я все равно не обошлась. Под моими руками ткань, смявшаяся в шкафу между плотно развешанными вещами, нормально разглаживаться не желала, а многочисленные кружева и оборки и вовсе лежали вкривь и вкось.
        К магистру выстроилась очередь девушек с четвертых и пятых курсов, держащих в чехлах наряды, нуждающиеся в ее умелой и легкой руке. Я же стояла еще и с небольшим пакетом конфет, перехваченных у Дьена - магистр принципиально не брала за свою помощь денег, но пользоваться ее добротой просто так лично мне было совестно.
        - Ох, какое прекрасное! - восхитилась магистр Альмади, стоило мне разложить перед ней свой наряд. - Уверена, Виолетта, вы будете одной из самых эффектных девушек на балу! К тому же с таким интересным спутником.
        Да уж, мой новый спутник, уверена, произведет фурор. Межрасовые браки у нас пока большая редкость. Еще во дворце у всех просто феноменальная память! Уверена, завсегдатаи сразу же вспомнят, что в прошлом году я приходила с другим, а заодно и тем, кто все-таки подзабыл, напомнят.
        На пятом курсе, когда Дьеналь вернется в леса, мне стоит придумать какой-то предлог и не показываться во дворце.
        Или, напротив, идти с третьим кавалером, чтобы уж точно запомниться надолго и войти в историю как самая ветреная невеста.
        Мое платье буквально за несколько минут вернуло первозданный вид и, кажется, выглядело еще лучше, чем сразу после пошива. Ткань обрела не просто блеск, а легкий жемчужный перелив. И серебристое кружево тоже причудливо сияло на голубом фоне.
        Забрав обновленное платье и оставив в уголке подарок-угощение, я вернулась в гостевое общежитие и принялась за себя.
        Особенно экспериментировать не собиралась, проверенный новогодний облик вполне уместен: зима, пусть и подходила к своему календарному финалу, пока не закончилась. А снег и подавно будет лежать еще не меньше месяца.
        И только после завершения заранее продуманной прически и макияжа - спасибо бытовой магии, обошлась без помощников - меня осенило: шнуровка у платья находится сзади! И в прошлый раз мне с ней помогла Ники, теперь же я одна…
        Обращаться к Дьену казалось чистой воды провокацией, но выбор у меня невелик. Не к коменданту же идти?
        Натянув платье и придерживая его на груди, я выглянула из комнаты и негромко позвала своего эльфа. Он открыл дверь напротив через несколько секунд, полностью одетый, разве что сюртук пока не застегнул. Его взгляд невесомым перышком прошелся по моим голым плечам, замер в районе груди, где лежала моя ладонь, и с ощутимым усилием поднялся на лицо.
        - Мне нужна помощь со шнуровкой, - стараясь не сильно смущаться, проговорила я.
        Все же я прошу одеть меня, а не раздеть.
        Дьеналь кивнул и прошел ко мне комнату, прикрыв за собой дверь. Я повернулась к нему спиной и почувствовала, как он подхватил шнуровку и слегка затянул ее.
        - Потуже, - руководила я процессом.
        Дьен затянул чуть сильнее и ловко продел ленты в дырочки, не забывая время от времени подтягивать, и напоследок немного провозился с узлом. Надеюсь, он сможет его потом развязать и резать не придется.
        - Готово, - сообщил Дьеналь, но уходить не спешил.
        Напротив, он положил теплые ладони мне на плечи - я только сейчас поняла, что успела немного замерзнуть - и приблизился почти вплотную. Жесткий борт пиджака с вышивкой по кромке коснулся лопаток, и я невольно вздрогнула.
        - Ты нервничаешь, - Дьеналь не спрашивал.
        Он слегка размял мне плечи, затем пальцы сместились ближе к шее, прошлись по позвоночнику от линии роста волос до начала платья и вновь гладящими движениями вернулись на плечи.
        - Спасибо, - я попыталась отстраниться, но Дьен мягко удержал меня, наклонившись к волосам и вдохнув их запах.
        - Я рад, что ты меня позвала. Мне показалось, что в последние дни ты меня избегала, - кажется, это тоже был не вопрос, но отвечать на него придется.
        И, к сожалению, не совсем правду.
        - Просто дел было много… - их действительно было много, но не настолько, чтобы я при желании не нашла время для моего эльфа.
        И, что самое грустное, желание тоже имелось.
        - Это началось после того вечера, когда я встречался с твоим отцом?
        Теперь напряжение чувствовалось в Дьенале, и даже не столько в голосе, им он отлично владел, как и мимикой, сколько в руках, которые до этого невесомо лежали у меня плечах, а сейчас словно одеревенели.
        - Дьен, прекрати, - небрежно отмахнулась я и положила правую ладонь поверх его левой, слегка развернувшись и посмотрев в малахитовые глаза. - Я прекрасно понимаю, что отказать моему отцу в той ситуации ты просто не мог.
        - Я про слова, что сказал тебе в тот вечер.
        Я сглотнула и тут же отвела взгляд, но Дьен мягко развернул меня к себе и приподнял подбородок:
        - Лета, я готов повторить их тебе в любой момент…
        - Дьен, я… - и сама запнулась, отчаянно подыскивая ответ. Он почувствует ложь, а правду говорить нельзя…
        - Именно поэтому я не спешу их повторять, - Дьеналь взял мою руку и поцеловал в раскрытую ладонь. - Но хочу, чтобы ты знала: я был серьезен.
        На этом он отступил и слегка поклонился:
        - Если ты готова, мы можем отправляться.
        17. ХРУСТАЛЬНЫЙ ДВОРЕЦ
        Экипаж, присланный за нами родителями, был тесным, пусть раньше я этого не замечала. Но, находясь в нем, слишком трудно оказалось не касаться Дьеналя, не видеть его, не чувствовать. И после сегодняшних слов его присутствие и близость ощущались особенно остро.
        Дорога, занимавшая меньше часа, показалась вечностью. Я смотрела в окно, будто видела столицу впервые, а не прожила в ней всю свою жизнь. Дьен тоже по большей части смотрел в окно, но для него это было вполне оправданно. К тому же он то и дело бросал на меня пристальные взгляды, которых я старалась не замечать.
        Между нами все становилось еще сложнее.
        Дворец выглядел хрустальным, хотя я точно знала, что он построен из светлого камня, но все равно залюбовалась наложенным эффектом. По всем граням бегали разноцветные блики, многократно отражаясь и преломляясь, поэтому светилось все вокруг.
        Дьеналь, наблюдая это чудо, буквально прилип к окну. Но вылезти из экипажа первым и подать мне руку не забыл. Он шел вперед и зачарованно разглядывал прилегающий парк, стараясь не сильно крутить головой и не выдавать свой восторг. Но было заметно, что Дьену понравилось. В отличие от остальной части города, дворец буквально утопал в зелени даже зимой. Некоторые накрытые магическими куполами деревья сейчас цвели!
        Ради этого определенно стоило поехать на бал.
        Мы зашли под руку во дворец, и я тут же отыскала столпившихся кучкой наших. Обычно шумные и активные студенты тихонько стояли в стороне, видимо, сраженные общим великолепием и немного давящей, надо признать, атмосферой.
        - Идем? - спросила я замершего Дьеналя, потянув его к однокурсникам.
        Он развернулся ко мне и кивнул, быстро возвращая на лицо улыбку. Но что-то в нем неуловимо переменилось.
        Шагая к друзьям, я всмотрелась в толпу нарядно разодетых людей, и в открывшемся на мгновение другом конце зала взгляд выхватил эльфов. Как я и обещала Ники, их делегация почтила своим присутствием наш праздник.
        Но будь я проклята, если один их них - не отец Дьеналя! И чувствовало мое сердце, что такая встреча не сулит нам ничего хорошего.
        Настроение сразу испортилось, причем не только у меня. Я заметила, как напряженно держится Дьен, пусть и старается этого не показывать. Остальные, сами немало переживающие - все же почти для всех это был первый визит во дворец - не замечали нашего с Дьеналем беспокойства.
        Ники, как это у нее случалось в минуты волнения, тараторила без умолку. Остальные девушки то и дело поправляли прически и нервно теребили сумочки. Парни держали руки в карманах и тихо переговаривались.
        - Надеюсь, здесь хорошо кормят, - несло мою подругу. - У меня с утра маковой росинки во рту не было. Целый день крутилась с платьем и всем остальным!
        На Ники было великолепное платье насыщенно-синего цвета из тяжелого бархата. И ей как блондинке невероятно шло.
        - Ты сюда что, есть приехала? - усмехнулся Льюр. - Бери пример с меня: я и позавтракать в столовой успел, и пообедать, даже с добавкой, потому что ни одной девушки с нашего курса не было. Не пропадать же продуктам.
        - Да ты ешь как не в себя! - упрекнула его Ники. - И все равно при этом худой и мелкий.
        - Потому что активный, - подмигнул он.
        Кайлус стоял чуть в стороне с незнакомой русоволосой девушкой и с грустью наблюдал за их шуточной перепалкой. Мне его стало немного жаль, в том, что Кайлус хороший парень, я совершенно не сомневалась. Невеста Кайлуса при этом честно старалась его как-то разговорить или растормошить, но он почти не обращал на нее внимания.
        Так что мне стало жаль еще и девушку, вполне миловидную, может, и весьма неплохую. И все же большинство взглядов Кайлуса предназначалось не ей.
        Я тоже заметила на себе чей-то взгляд, такой явный и направленный, он будто обжег.
        Стивен в темном костюме стоял в окружении других студентов пятого курса, но смотрел прямо на меня. И это напрягало. Я придвинулась ближе к Дьену, начавшему обсуждать с Льюром что-то из их факультатива по артефакторике, и тут затрубили первые фанфары, предвещающие скорое появление королевской четы.
        Гости потянулись в торжественно украшенный зал, по которому развесили флаги всех сражавшихся государств, в том числе и эльфийский, со стилизованным изображением Великого древа.
        Гобелены, в этот день укрывавшие стены, были посвящены сражениям с пришельцами. В них четко прослеживалась хронология. Если рассматривать их внимательно, то картины будто оживали. Казалось, еще немного, и две армии схлестнутся в поединке.
        Вот пятнадцать лет назад начали открываться порталы, вернее, сначала - мощные магические аномалии, и наши маги поспешили начать изучение их природы. Пусть многие, в ком жажда знаний не смогла заглушить голос разума, сразу твердили, что это не к добру, но люди слишком охочи до всего нового. Снарядили экспедиции, отправили магов, охрану, конечно, тоже не забыли, ведь заинтересованность проявили и военные ведомства.
        Когда порталы открылись и началась экспансия, именно те исследователи и их сопровождение стали первыми жертвами. Папа говорил, что нехватка магов-ученых сказывается до сих пор…
        Потом люди проигрывали и отступали. И эльфы проигрывали, только им в лесах и отступать было особо некуда - пришельцы оставляли за собой выжженную пустошь. Думаю, именно это и сподвигло наших ушастых соседей на заключение союза.
        Объединились все человеческие государства, примкнул к ним и эльфийский лес. Огромным трудом и ценой бесчисленных потерь удалось не просто победить вторгшихся существ, но и закрыть порталы.
        Всю эту историю сейчас можно прочесть на стенах дворца, я же слышала ее из первых уст. Папа часто рассказывал, как все происходило, правда, исключительно сухие факты. Все свои мысли и переживания он упорно держал в себе.
        Мы выстроились вдоль красной дорожки, выложенной из мозаичной плитки, и склонили головы, когда на нее ступил король Лайонель Пятый с семьей. Краем глаза я заметила, что эльфийские посланники стоят ближе всего к трону. Ну что ж, было и так ясно, что отец Дьеналя далеко не из простых.
        После короткой речи короля бал, наконец, открыли. И первый танец мы танцевали с Дьеналем. Пожалуй, мы оказались единственной межрасовой парой, других я не заметила. Эльфы чинно стояли вдоль стеночки и, как и в новогоднюю ночь, принимать участие в наших развлечениях не спешили.
        Пока делали круг по залу, я заметила своих родителей. Мама наблюдала за нами с улыбкой, папа же просто пристально следил, как мы кружимся в танце, но, кажется, без неприязни или неодобрения.
        Оставив Дьена с однокурсниками, я пробралась через многолюдный зал к родителям. Стоило бы, конечно, захватить мужа с собой, но сначала хотелось перекинуться с мамой и особенно с папой парой слов без него.
        - Лета, - мама легонько обняла меня и поцеловала в щеку. - Ты великолепно выглядишь, доченька! Я тобой очень горжусь.
        - Спасибо, - я несколько смутилась от такой похвалы. - И тебе привет, папа, - я чмокнула отца в щеку. - Если что, я еще обижаюсь на тебя за то, что ты споил моего мужа.
        Этот момент не стоило оставлять без внимания.
        - Ой, да было бы кого спаивать, - отмахнулся папа, поморщившись. - Пить совсем не умеет, две пешки съел - и готов.
        - А ты и рад! Зачем вообще ты его напоил? Как же слова про вредные привычки? - попеняла ему я.
        - Так должен же я узнать, как этот длинноухий относится к моей дочери! - возмущенно зашептал отец. - Так сказать, вывести его чистую воду.
        - Это тем более нечестно.
        - Нечестно было бы, если бы я ему сыворотку правды дал, - веско заметил папа. - Или артефакт какой того же действия подсунул. А так все вполне честно. И, заметь, добровольно.
        - И что, вывел его на чистую воду? - даже интересно стало, что такого пытался выведать мой отец.
        - Вывел, - нехотя признал папа. - Вот, расторг твою помолвку с Бланом. Довольна?
        - Правда?! - выкрикнула я. На нас покосились со всех сторон.
        - Да тише ты, - шикнул папа. - Правда, конечно. Эльф - так эльф. Он вроде парень нормальный. Был бы еще человеком…
        - Ну извини!
        - Извинения приняты, - усмехнулся папа. - Удачи. Вон его родня, кстати. Не желаешь познакомить родителей, чтобы честь по чести?
        - Где? - я огляделась, и точно! Дьеналь подошел к отцу, возле которого стояла женщина, подозреваю, что его мама. Высокая, тоненькая, как и все эльфийки, в струящемся серебристом платье с очень сложной высокой прической.
        - Знаешь, пожалуй, не в этот раз.
        Я едва не передернулась, вспомнив собственное знакомство с эльфийским свекром. Представляю, как этот высокомерный тип поведет себя, попробуй я представить ему своих родителей.
        Ну уж нет! Даже будь наш брак самым настоящим и серьезным, я бы так все равно не поступила.
        Оставив родителей, я по краю зала направилась к друзьям, решив, что здороваться и высказывать почтение родителям Дьеналя не обязана. А мой эльф отлично знает место сбора и сам меня найдет. Впрочем, уверена, он найдет меня в любом случае. Ведь это Дьеналь…
        - Потанцуем? - прямо передо мной из-за колонны вынырнул Стивен, да так, что я теперь при всем желании не могла его обойти. Хорошо, успела остановиться и не влетела прямо в него.
        - Извини, пока не танцую, - я шагнула назад, жалея, что бальное платье и туфли совершенно лишают меня возможности для маневра.
        - Ты же всегда любила танцы, - Стив схватил меня за руку и потащил в круг. Кричать и упираться в такой ситуации - последнее дело. Я и без того заметила заинтересованные взгляды ближайших к нам людей.
        Я огляделась, но Дьеналя, как и его отца, в зале видно не было, наверное, они куда-то вышли. Возможно, это и хорошо.
        Хотелось надеяться, что раз мы в королевском дворце, то Стивену Блану хватит ума не выходить за рамки приличий. А один танец с ним я как-нибудь переживу.
        Но уже по тому, как низко легла его рука мне на поясницу, а кончики пальцев так и вовсе оказались там, где не следует, а сам Стив стоял ко мне почти вплотную, я поняла: надежды мало.

* * *
        Дьеналь заметил родителей сразу. Или правильнее будет сказать: почувствовал? И понял, что, несмотря на почти два месяца, которые они не виделись, радости от предстоящей встречи он не испытывает.
        Отец никогда в жизни бы не согласился посетить праздник победы над пришельцами в столице человеческого государства, тем самым отдавая дань уважения людям. Единственное, из-за чего Ролиан Варнао мог приехать, - это использовать бал как повод для встречи с сыном. И вряд ли им при этом двигали отеческие чувства.
        Так что Дьен заранее настраивался на непростой разговор. Ему и самому имелось что сказать родителям, как минимум то, что в Леса он возвращаться не собирается.
        И, пожалуй, поговорить следовало уже сейчас, чтобы родители, в особенности отец, начали потихоньку свыкаться с этой мыслью. В том, что ее не примут сразу, Дьеналь не сомневался.
        И когда Лета отошла к своим родителям, Дьеналь отправился к эльфийской делегации. Он в любом случае не мог проигнорировать сородичей, поприветствовать их и засвидетельствовать им свое почтение стоило в первую очередь, пока это не сочли пренебрежением, а то и открытым оскорблением. По-хорошему стоило подойти в самом начале, но тут он мог сослаться, что не знал о визите эльфов. Однако после появления в зале короля их сложно было не заметить.
        Дьеналь чувствовал каждый сделанный шаг, будто преодолевал сопротивление толщи воды. Он и помыслить не мог, что с такой неохотой будет встречать других эльфов. Или все дело исключительно в отце, который тяжелым, давящим взглядом наблюдал за приближением сына?
        Дьен остановился в двух шагах перед родителями и почтительно склонил голову.
        - Мой мальчик, - мать сама подошла к нему, положила руки на плечи и поцеловала.
        - Рад тебя видеть, сын.
        Отец всегда был скуп на эмоции, точно так же он мог сказать о хорошей погоде, к примеру. А возможно, и рад ей был куда больше.
        - И я счастлив видеть вас в добром здравии, как и остальных достопочтенных представителей Лесов, - Дьеналь как младший поклонился и двум другим эльфам.
        Ему ответили церемонными вежливыми приветствиями.
        - Я бы хотел поговорить с тобой, сын. Наедине, - с нажимом произнес отец.
        Дьеналь покорно кивнул и направился вслед за отцом, понимая, что разговор все равно неизбежен. Лучше пусть он состоится не при посторонних. Они миновали двойные распашные двери в парк, и небольшой коридор вывел их в застекленное помещение, зимний сад или оранжерею. В огромных кадках стояли настоящие деревья, где-то журчал фонтан, птицы порхали с ветки на ветку.
        - Люди всегда стараются имитировать природу и подражать ее красоте, но получается лишь жалкая подделка, - с пренебрежением заметил отец, разглядывая одно из деревьев.
        Дьен точно не был согласен с ним в этом. Он достаточно долго пробыл в мире людей и многое увидел, да и оранжерея была красива. А дворцовый парк так и вовсе великолепен. Но точно знал, что переубедить отца не сумеет.
        - Я вижу, - продолжал отец, - что тебе весело живется среди людей. Ты приходишь на бал в качестве спутника человеческой женщины, легко общаешься с другими людьми.
        - Все так, - подтвердил Дьен. - Я пришел со своей женой и нашими друзьями.
        Он сначала хотел сказать “ее друзьями”, но в последний момент передумал. Он уже давно начал относиться ко многим ребятам, как к своим друзьям. Они проводили много времени вместе, у них имелись общие интересы, с ними было хорошо и приятно общаться - что еще нужно для дружбы?
        Отец всматривался в него долго, прежде чем что-то сказать. И Дьен смотрел в ответ, не собираясь опускать взгляд.
        Если подумать, он никогда не был идеальным сыном, даже в детстве, когда поначалу рос медленнее и был слабее других детей-погодков, так что не стоило и начинать.
        - Ты изменился, - заметил Ролиан. - И не в лучшую сторону. Боюсь предположить, что станет с тобой через год, когда придет время возвращаться.
        - Об этом и я хотел поговорить с тобой, отец, - Дьеналь по-прежнему не опускал взгляд, пусть это давалось с большим усилием. Привычка, выработанная годами послушания, так и норовила взять верх. - Я не планирую возвращаться.
        Ролиан смотрел на него пару мгновений, а потом рассмеялся. Такой веселый смех отца Дьеналь слышал, кажется, впервые.
        - Вижу, живя среди людей, ты научился шутить, - резко успокоившись, проговорил эльф. - Это неплохо. Надеюсь, в будущем твои шутки станут более уместны и тонки.
        - Это не шутка, - Дьен чувствовал, как над ним прямо в оранжерее сгущаются тучи, свет словно стал чуть менее ярким и более рассеянным, а тени насыщеннее и глубже. - Я не вернусь, отец.
        - Ты не посмеешь, - все веселье сползло с лица Ролиана Варнао, как растопленный воск, в голосе прорезались шипящие нотки. - Я не допущу, чтобы мой сын жил среди людей! И если ты всерьез думаешь о подобном бесчестии, то знай - я отрекусь от тебя и закрою все тропы в Леса.
        - Я приму любое твое решение, отец, - Дьеналь был готов к подобному повороту, чего-то такого он, в общем-то, и ожидал. - Но хочу заметить, что закрыть путь в Леса для эльфа невозможно.
        - Для меня возможно все, - отец шагнул к нему, и Дьена буквально окатило волной ярости. - Ты переходишь все мыслимые и немыслимые границы, сын. Сначала ты возжелал стать хранителем Древа, и в тот момент тебе не стали перечить. Теперь ты вцепился в человеческую девку! Легко же ты меняешь свои устремления!
        - Ты говоришь о моей жене, выбирай выражения, - напомнил Дьеналь, сразу, как это всегда случалось, когда дело касалось Виолетты, теряя контроль над эмоциями. - И разве не ты сильнее всех не одобрял выбранный мною путь хранителя? Не ты ли постоянно требовал свернуть с него?
        - Я никогда не предлагал тебе уйти к людям! Жениться на человеческой женщине! Опозорить свой род!
        - Если наш род так легко опозорить, всего лишь женившись на человеческой женщине, значит, в нем осталось немного чести.
        Дьеналь сам едва не содрогнулся от сказанного. Но именно сейчас, в этот конкретный миг, смолчать не мог.
        Замах отца он скорее предугадал, чем увидел, и успел уклониться. В голове только промелькнуло, что их с отцом противоречия вышли на новый уровень.
        И Дьен уже был готов отразить следующий удар, возможно, даже магический, но отец внезапно остановился, оглядел его и рассмеялся. Искренне и зло.
        - Знаешь, что во всем этом самое забавное? - он со снисходительной улыбкой посмотрел на сына и наклонился, понижая голос, почти шепча. - Что ты все равно вернешься, вот увидишь. Ты плохо знаешь людей, если всерьез на что-то рассчитываешь. И когда ты придешь обратно домой… мы побеседуем с тобой еще раз. И обсудим все, что ты сегодня наговорил.
        На этом отец круто развернулся и ушел, быстро затерявшись среди деревьев. Что примечательно, бальный зал находился в другой стороне, именно туда вернулся Дьеналь, направившийся прямиком к своим товарищам.
        Он невольно улыбнулся, поймав себя на мысли, что действительно считает людей, с которыми теперь учился и общался, намного более “своими”, чем всех знакомых эльфов вместе взятых.
        - Дьен, мне тут такая идея в голову пришла! - сходу подскочил к нему Льюр. - Главное, чтобы Лета одобрила!
        - А где она? - Дьеналь оглядел студентов, не находя своей жены.
        - Так разве она не с тобой? - удивился парень. - Она же точно танцевала с кем-то, думал, вы вместе.
        Безотчетная тревога тут же кольнула в груди. Дьеналь обвел взглядом зал, не находя Лету. Среди такого количества людей несложно затеряться, к тому же она вполне могла куда-то отойти. И все же.
        - Кто-нибудь точно видел, с кем она танцевала? - спросил он у людей.
        - Вы про свою спутницу в голубом платье? - несмело спросила девушка, пришедшая с Кайлусом и явно очень стеснявшаяся обращаться к незнакомым.
        - Да, - подтвердил Дьен.
        - С каким-то парнем из тех, - она кивком указала на стоявших поодаль пятикурсников академии. - Такой крупный, как Кайл, не меньше, темноволосый, с волевым подбородком.
        Под столь расплывчатое описание могли подойти многие, но Дьен был уверен, что знал точно, о ком идет речь. Ведь дважды они сталкивались с обладателем волевого подбородка весьма близко.
        И от осознания этого ему стало не по себе.
        - Вы не видели, куда они ушли? - как можно спокойнее спросил он у девушки.
        - Куда-то туда, - спутница Кайлуса махнула в сторону оранжереи, откуда он сам только что вернулся. Разминулись?
        Перед внутренним взором пронеслись двери, которые вели на выход. Дворцовый парк огромен, в нем легко затеряться…
        Дьен услышал, как его окликнули, но не собирался ни останавливаться, ни хотя бы оборачиваться и терять драгоценные секунды. И на потревоженных и задетых вопреки всем стараниям и врожденной ловкости людей ему тоже было плевать. Вот кто-то отпрянул с дороги, официант с бокалами, чудом, а скорее, магией удержавший поднос.
        Дьеналь вылетел через двойные двери к длинной каменной лестнице. Она заканчивалась где-то в темноте, в которой ступени терялись, словно в мутной воде. В парке кое-где светили огни, не разгоняя черноту ранней зимней ночи, а больше подчеркивая ее - снега в парке не было.
        Эльф уверенно сбежал с каменных ступенек и положил руки на землю, не боясь испачкаться. Он больше десяти лет посвятил пути хранителя, и эти годы точно прошли не напрасно.
        18. ХОЛОД СТЕКЛА
        Впервые танец превратился для меня в настоящую пытку.
        Со стороны могло показаться, что Стивен вел себя прилично, к тому же отлично танцевал - все же владение телом у боевого мага на высоком уровне. Вот только прикосновения, будто бы невзначай, многообещающие взгляды и не сходящая с лица улыбочка не просто выбивали из колеи, а по-настоящему выводили из себя.
        Поэтому, когда музыка смолкла, я внутренне возликовала и приготовилась уйти, но не тут-то было.
        - Куда-то торопишься? - поинтересовался Стив и самым наглым образом потащил меня через зал.
        Я пыталась упираться и оглядывалась по сторонам, надеясь отыскать хоть кого-то из знакомых, но, как назло, никого в поле зрения не оказалось.
        И Дьеналь куда-то пропал.
        Если бы не страх, что за применение магии во дворце мне точно снимут голову, я бы не удержалась! Внутри все буквально клокотало от возмущения, но привлекать внимание окружающих не хотелось.
        И мой бывший беззастенчиво этим пользовался, выведя меня из зала, а затем и из дворца в сад.
        - Что ты себе позволяешь?
        К счастью, снаружи было немноголюдно, а те несколько человек, что общались на огромном крыльце с длинной каменной лестницей, даже не повернулись в нашу сторону.
        - Я хочу с тобой поговорить, и ты меня выслушаешь, - бросил через плечо Стив, не сбавляя темп.
        Лестница казалась бесконечной и тонула где-то во мраке. Позади дворца освещение было редкое и тусклое, словно специально созданное для уединения парочек.
        А может, так оно и задумано.
        Идти туда совершенно не хотелось, особенно вдвоем со Стивом, но он абсолютно точно от меня не отстанет. Буду надеяться, что мы сможем ограничиться одним разговором. Вроде бы, при всех своих не самых лучших качествах, негодяем Стивен не являлся.
        Землю я скорее почувствовала, чем увидела. Дворец остался далеко позади, зато ровно подстриженные кусты, выглядевшие монументально, словно стены, были близко. Мы миновали их, оказавшись отрезанными живой изгородью от остального мира. Стало совсем темно.
        - Все, - я выдернула руку, магия заискрилась на кончиках пальцев, хотя бы немного разгоняя мрак. - Хотел поговорить - говори.
        Стивен усмехнулся и сложил руки на груди, показывая, что он думает о моей угрозе. Он стоял, загораживая узкий проход в монолитной стене из зарослей, и на фоне светящегося дворца сам казался статуей, монументальной и величественной.
        - Мне пришло письмо о разрыве помолвки, - четко произнес он. - Которое я порвал и сжег, если что.
        Я вздохнула. Ну да, чего еще ожидать от Стивена Блана.
        - Ты все равно расстанешься с эльфом, - безапелляционно заявил он.
        - С чего такая уверенность? Я его жена, если что, - напомнила я, скопировав его же тон и готовая сейчас стоять до последнего на том, что у нас с Дьеналем все очень серьезно и на всю жизнь.
        - Потому что его родители, мягко говоря, не одобряют ваш брак, - злорадно ухмыльнулся бывший. - Мой отец состоит в дипломатическом ведомстве, так вот, он навел справки: ваш брак в лесах не афишируют, и ходят упорные слухи, что он временный, да к тому же заключен без согласия родителей. А ты же знаешь, что семья и род для длинноухих - это святое. Твоего эльфика заберут - это вопрос времени. И что тогда?
        - Слушаю тебя, - я улыбнулась, пусть было совсем не смешно. Стивен даже не представлял, насколько он близок к истине. От этого делалось больно, но боль была злая, требующая выхода. - Ты хотел высказаться, продолжай.
        - Ты останешься одна, опозоренная и никому не нужная, - безжалостно закончил бывший.
        - Так уж не нужная? - изогнула я бровь. - А что же ты тогда продолжаешь за мной бегать?
        - Потому что я люблю тебя, представляешь? - Стивен резко шагнул ко мне и больно схватил за локоть. - Ненавижу, но люблю!
        Он попробовал притянуть меня к себе, но второй раз подобное не проходит. Я извернулась и от души двинула бывшему, усилив удар магией. Не то, чтобы его проняло, но мою руку он выпустил.
        - Так не бывает, Стив, - я посмотрела в глаза человеку, которого когда-то, возможно, действительно любила. Во всяком случае, нам было хорошо вместе. А сейчас мне становилось дурно при одной мысли о нем. - Ты просто не можешь смириться с тем, что проиграл. Мне жаль, но что бы ты ни думал, даже если мы расстанемся с Дьеналем, я не вернусь к тебе.
        - Посмотрим, как ты запоешь, когда эльф уедет, - Стивен снова приблизился, опасно нависая надо мной. - Одно дело - бросить жениха, а другое - оказаться брошенной женой.
        На этом я не выдержала, плевать на последствия, на то, что Стив сильнее и лучше подготовлен. Возможно, я пожалею, но это будет потом.
        Да и не зря же магистр Тирас гонял меня почти два месяца!
        Удар вышел что надо, готова поклясться, Стивен не ожидал от меня ничего подобного! Да я сама от себя не ожидала, но ледяной вихрь получился такой, что кусты накренились да так и застыли, мгновенно заледенев. Сам Стив покрылся корочкой льда, вроде тонкой, но на поверку прочной. Он рыча принялся вырываться из ледяной ловушки, напоминая резкими дергаными движениями странный танец мима на новогодней ярмарке.
        И дожидаться, пока бывший сбросит заклинание, я, разумеется, не собиралась. Подобрав юбки, кинулась в сторону, двигаясь вдоль кустарника. Как назло, бежать в туфлях по земле оказалось очень сложно. Каблуки то и дело вязли, да и юбка так и норовила уцепиться за какую-нибудь острую веточку. Порой я слышала характерный треск ткани, но темп старалась не сбавлять. Потом приведу одежду и прическу в порядок, зачем еще нужно знание бытовой магии?
        Пару раз я натыкалась на развилки, и только на третьем повороте сообразила, что Стивен привел меня в лабиринт. И выход из него остался где-то позади.
        Эх! Нужно было бежать не от Стива, а мимо него обратно на лестницу! Правда, тогда он мог схватить меня, все же ледяная корка не полностью лишила его подвижности. Зато не пришлось бы сейчас выбирать направление. Теперь же мне остается бродить в лабиринте и искать другой выход. Где-то вдалеке послышался шорох, напоминающий, что если не хочу быть пойманной, то следует поторопиться. Вряд ли Стивен второй раз даст так легко себя атаковать.
        А уж если это королевская стража, ищущая нарушителя спокойствия, то мне тем более стоит как можно быстрее оказаться подальше отсюда.
        Заглушив магией шаги, я бежала скорее наугад, пусть меня и не покидало ощущение, что кусты будто сами подталкивали в нужном направлении. Ветки загораживали проход, заставляя меня поворачивать в другую сторону.
        И выход я тоже едва не пропустила, он с трудом угадывался в темноте и выглядел просто как очередной поворот, в который я сворачивать не собиралась. Но какой-то корень (или ветка?) намертво зацепился за мое платье, заставляя остановиться. Тут-то я и заметила, что между кустами выделяется небольшой просвет.
        Ветка или корень, в общем, что-то, чем бы оно там ни было, от меня отцепилось. И потом я даже не удивилась, когда вырвавшись наружу, заметила, что листья вновь сомкнулись за моей спиной.
        Дворец оказался чуть в стороне - неплохо я побегала, лестница тоже была подсвечена вдалеке, и идти к ней совсем не хотелось. Для начала стоило привести себя в порядок, прежде чем возвращаться обратно в зал. Поэтому мне жизненно необходимо светлое, но безлюдное помещение. Где бы такое найти, к тому же во время бала?
        Я вышла на парковую дорожку и, потирая озябшие плечи и руки, направилась по дуге вдоль дворца, высматривая другие входы или хотя бы укромную беседку - мне бы хватило. Будь в стене окно, я бы могла ненадолго превратить его в полноценное зеркало - манипуляции сильнее, скорее всего, отслеживаются стражей и могут вызвать закономерные вопросы о несанкционированном применении магии.
        Ох, как бы мне тот удар по Стивену не вышел боком…
        Из-за праздничного оформления дворца, сияющего, словно хрустальная фигурка, я не сразу сообразила, что иду вдоль стеклянной витрины, пристроенной к основному зданию. Она незаметно сливалась со стеной и выделялась из остальной части только благодаря темным зарослям, проглядывающим сквозь панорамные окна. Неприметная арочная дверь тоже нашлась.
        Я осторожно приоткрыла ее, готовая в случае чего сразу закрыть и отбежать, но внутри было тихо, а главное - тепло. Прошмыгнув внутрь и закрыв за собой дверь, я еще раз огляделась, прикидывая, где могла оказаться. Оранжерея - тут и думать нечего. Как из нее попасть в сам дворец? Есть ли прямой путь или придется опять выходить в холод и идти через парк?
        Ладно, это будет задача номер два. Номер один - привести себя в порядок. Для этих целей огромные окна подходят как нельзя лучше.
        Коснувшись стекла, я чуть изменила его структуру, добавила магии иллюзии. Изменения были временными и должны были рассеяться в течение нескольких минут - для большего необходимы алхимические ингредиенты и прорва сил.
        Картина, отразившаяся в волшебном зеркале, была настолько грустной, что хоть плачь. Платье порвано в нескольких местах, подол запачкан, прическа испорчена, губы искусаны так, что попробуй объясни, что я делала последние пятнадцать минут.
        И атласные туфли приобрели характерный землистый цвет, на каблуках красовались насаженные листики.
        Тут, по-хорошему, нужно все снимать и тщательно очищать, а заодно сращивать в местах разрывов. Но если предположить, что развязать и расшнуровать платье я бы еще смогла, то надеть самостоятельно обратно - точно нет.
        Я слишком увлеклась разглядыванием себя и не заметила, что нахожусь в оранжерее уже не одна. И только увидев в зеркале отражение подошедшего, резко обернулась, вспоминая про себя все известные ругательства. Почему желание увидеть кого-то знакомого всегда оборачивается или самым неподходящим знакомым, или сбывается в самое неподходящее время?
        Мой эльфийский свекор рассматривал меня со смесью недоумения и брезгливости.
        - Не хочу и знать, чем и с кем ты занималась, - сразу сообщил он, пусть я и не собиралась ему что-либо объяснять или, тем более, оправдываться перед ним. - Но я рад, что мы встретились наедине. Нам не помешает поговорить.
        Сегодня всем непременно нужно со мной поговорить! Если и этому вздумается потащить меня обратно в парк, я стану громко кричать и вырываться. А если придется - то и магии не пожалею. Лучше уж потом со стражей объясняться.
        - Говорите, - холодно разрешила я.
        Здороваться и отдавать какую-либо дань вежливости у меня желания не имелось. Любой нормальный человек в подобной ситуации в первую очередь спросил бы у девушки, что с ней случилось и не нужна ли ей помощь?
        Видимо, человек, а не эльф. Правда, наговаривать на весь народ не стоило, я искренне верила, что Дьеналь не остался бы безучастным. Во всяком случае, сейчас, прожив какое-то время среди людей.
        - Что ты сделала с моим сыном? - последовал самый невозможный вопрос из всех возможных.
        - А что я могла с ним сделать? - пришел мой черед удивляться.
        Ролиан Варнао шагнул ближе, заставив меня попятиться и заозираться. Ну не драться же с ним, в самом-то деле?
        Эльф недобро улыбнулся и одним широким шагом оказался почти вплотную ко мне, схватил за правую руку и больно вывернул, разглядывая засветившийся поверх вен узор.
        Терпеть такое обращение я тем более не собиралась и тут же вырвала руку из захвата, с трудом удержавшись от ответных действий.
        - Клятва в силе, и ваш брак еще не консумирован, - удовлетворенно резюмировал эльф, чуть заметно расслабившись. - Но плетение активно, а значит, ты помышляла о том, как ее нарушить!
        - Я не… - попыталась возразить я, но вспомнила, как руку охватывало болью каждый раз, стоило мне всерьез задуматься о близости с Дьеном.
        - Я так и знал, - Ролиан обжег меня ненавидящим взглядом. - Чего еще ждать от человеческой девки?
        - Я ничего не нарушила!
        Да как он смеет! Я ведь не планировала как-то задерживать Дьена, пусть он сам и принял решение остаться. Всего лишь мечты…
        И ведь Дьеналю здесь будет намного лучше…
        - В любом случае, мы заберем Дьеналя в Леса в ближайшее время, - безапелляционно заявил эльф. - Он уже твердо вознамерился свернуть с пути хранителя, и дальнейшее пребывание среди людей вряд ли пойдет ему на пользу.
        - Конечно, ему будет намного лучше в кругу любящей семьи, - едко заметила я, потирая вывернутую руку, на которой уже начали краснеть и проявляться новые синяки от цепких пальцев.
        Что-то нынешний бал обходится мне как никогда дорого.
        - Мне плевать, что ты там думаешь, - ответил эльф. - Но ты завтра же скажешь Дьеналю, что вы расстаетесь и ему лучше уехать.
        - Но почему так быстро?
        Уже завтра… и как сказать ему об этом?..
        - Потому что он и так слишком изменился. Не в лучшую сторону, - взгляд моего ненавистного свекра на мгновение затуманился, словно он о чем-то задумался или вспомнил. - Раз он больше не желает стать хранителем, то и не стоит продолжать этот фарс.
        Мне нечего было возразить. Вернее, много чего, но для данного типа ни один мой довод не покажется по-настоящему веским. Не говорить же, что Дьену здесь лучше? Родителям ведь виднее…
        - И помни, что узнать об истинном положении дел Дьеналь не должен, - эльф вновь с нажимом провел по узору клятвы, ожившему под его пальцами. - Для него все будет выглядеть так, словно ты от него отказываешься, поняла?
        - Это будет слишком больно для него, не находите?
        Откуда такая жестокость по отношению к собственному сыну? Ведь и расстаться можно по-разному.
        - Зато сбросит пелену с глаз, - равнодушно произнес Ролиан Варнао и добавил: - Завтра.
        Клятва снова засветилась и начала жечь, откликаясь на новые условия.
        - А как же… - начала было я.
        - Вторую порцию Слез тебе отдадут сразу после отъезда Дьеналя. Я всегда держу слово, - последнее прозвучало хлестко, как пощечина.
        На этом эльф развернулся и ушел, оставив меня - раздавленную и совершенно разбитую.
        Я привалилась к стеклу, почувствовав обнаженными лопатками его холод. Но внутри у меня было намного холоднее от пробиравшего до печенок страха.
        19. В ЛАБИРИНТЕ
        Дьеналь шел по живому лабиринту, чувствуя каждую его ветвь, каждый изгиб и поворот кустов. Как подошла к краю Виолетта, он тоже узнал - лабиринт сам подсказал и легко позволил создать небольшой зазор, выпуская девушку. По-хорошему, стоило выйти с ней, но Дьен понимал, что его жена в порядке и опасность ей не угрожает.
        А с тем, кто угрожает, он планировал разобраться.
        Тот мужчина был опытным боевым магом и вел себя, как прирожденный охотник. Он передвигался почти бесшумно, для человеческого уха так и точно неуловимо, да и эльфийский слух с трудом различал едва заметный среди шепота листвы шорох шагов по посыпанной мелким гравием дорожке.
        Дьен коснулся веток, отправляя еще одну просьбу, на которую кусты с готовностью откликнулись. А он в благодарность щедро подпитал их силой.
        Дьеналь, в отличие от человека, умел передвигаться абсолютно бесшумно. И поэтому он сам видел, как ветви сомкнулись настолько плотно, что их было бы нелегко разрубить даже мечом. А у мужчины перед ним меча при себе не имелось.
        Стивен грубо выругался и развернулся, только теперь заметив стоящего позади эльфа. Глаза его недобро сощурились, он, конечно, сразу понял, кто завел его в нужный отрезок и закрыл проход.
        Они с минуту молча смотрели друг на друга, и Дьен всеми силами пытался погасить разгорающуюся внутри злость, отлично зная, что она не лучший советчик и помощник.
        - Смотрю, ты продолжаешь нарываться, - человек первым двинулся на него, на ходу расстегивая и стягивая куртку.
        - Нарываешься здесь ты, - поправил его Дьеналь. - А я защищаю свою жену.
        - Она стала твоей женой случайно! Из-за глупой шутки и недоразумения! - вспыхнул Стивен.
        - Возможно, - не стал отрицать Дьен. Он, собственно, о чем-то таком и догадывался, что Лета поцеловала его не по велению чувств, а под действием иных обстоятельств. - Но судьба и состоит из таких случайностей. Ветви Древа извилисты и всегда растут непредсказуемо.
        - Эльф, - Стивен поморщился, будто произнес ругательство. - Я не собираюсь тебя жалеть, несмотря на последствия.
        Магия явственно концентрировалась в его руках и сверкала между пальцами.
        - Этот лабиринт вырастили мои предки, - Дьеналь коснулся листьев, нежно погладил их, отвыкших от ласки. - Вокруг дворца слишком много магии - частые празднества, иллюзии, искусственное тепло или, наоборот, холод. Постоянно высокий фон начал приманивать нечисть, создавать аномалии. Человеческие маги не справлялись с его очисткой. Помочь смогли эльфы, они вырастили огромный лабиринт, который поглощает магию. Никто ничего не увидит, - закончил Дьен, коротко размяв пальцы.
        Стивен улыбнулся - и ударил первым. Дьеналя окутал щит, но полностью магию не поглотил - язычок пламени неприятно лизнул лицо, опалил ресницы и брови. Эльф не стал придумывать сложный ответ - корни опутали ногу противника и дернули, заваливая его вниз, ветви накинулись сверху, как голодные звери.
        Огонь выжег пятно на несколько шагов вокруг, заставив ветви отдернуться, а Дьеналя втянуть воздух - он почувствовал боль растений, как свою.
        Следующий удар обрушил на него холод, оказавшийся болезненнее огня. Воздух сгустился, создавая из частичек растворенной в нем воды тонкие ледяные иглы. Дьеналь даже не пытался перестроить щит, готовя новую атаку. Только присел на корточки и наклонил голову, чтобы не попало в глаза.
        Люди редко использовали стихию земли - неповоротливую, тяжелую, неподатливую, требующую особых заклинаний и долгой подготовки. Куда проще и быстрее работать с водой, воздухом или огнем. Последний дается человеческим магам проще всего. Наверное, тяга к разрушению слишком сильна в их сердцах.
        Пока противник думал, что Дьен замер на земле от боли, эльф пробудил ее ото сна, вырвал из зимней спячки, заставил подняться сильную и яростную, как медведь-шатун, стихию.
        В это время его тающий на глазах щит с трудом справлялся с меняющимися заклинаниями, которыми щедро разбрасывался Стивен. Дьеналь только сейчас понял, что магистр Тирас все это время жалел его - ведь Дьен ни разу не угодил после тренировок в лазарет. Его лучший ученик сражаться в полсилы и не думал.
        Но боль отошла на второй план, заглушенная концентрацией и привычным усилием воли. На пути хранителя их испытывали и жестче.
        Земля откликнулась и повиновалась так, как она может повиноваться лишь эльфу. Мягкая и податливая, словно глина, она змеей бросилась на Стивена и поползла по нему вверх, так же обвивая и окутывая в смертоносный кокон. Человек попробовал отбиться от нее, но, в отличие от веток, земля не боялась огня, вода и воздух тоже не стали для нее серьезной помехой. К тому же Стивен не мог ударить заклинанием по самому себе. Вместо этого он бросил последнее воздушное заклинание в Дьена, которое пусть и прошло по касательной - прицелиться нормально соперник уже не смог и больше повредил заросли, чем эльфа, - но удар все равно вышел неприятным и на пару мгновений дезориентировал.
        Однако этого времени вполне хватило, чтобы человек с ног до головы оказался закован в землю, тут же затвердевшую до состояния камня. Со стороны в темноте это больше всего и напоминало отколотую глыбу, каким-то удивительным образом оказавшуюся посреди лабиринта. Впрочем, в лабиринте теперь зияла черная выжженная дыра, изрядно попортившая его структуру.
        - Я не хочу тебя убивать, - произнес Дьеналь, преодолевая боль во всем теле, - ему тоже неплохо досталось. - Но и не хочу, чтобы ты продолжал нападки на мою жену.
        - Да пошел ты, - выговорил Стивен, впрочем, без особого пыла.
        Его лицо - единственное, что не было покрыто толстым слоем земли. Дышать он мог, но вдохи получались мелкие и прерывистые - большего не позволяла плотно стиснувшая его в своих объятьях сильнейшая стихия.
        - Примерно такого ответа я и ожидал, - Дьен прикрыл глаза.
        Он по-прежнему не собирался убивать соперника - веского повода не было. К тому же он не чувствовал ненависти к Стивену, в чем-то даже понимал его и испытывал к нему жалость.
        Но оставить все как есть просто не мог.
        Земля сжалась, и Стивен не сдержал крик - его рука оказалась словно в тисках. Дошло там до перелома или нет - Дьен не знал, но решил, что если он немного переусердствовал, то целители восстановят - они и не такое восстанавливали. Собственно, Дьеналь вряд ли сам был в лучшем состоянии после первого памятного боя в круге.
        - Скажи, - Дьеналь дождался, пока человек справится с болью. - Я донес до тебя свою мысль?
        - Да пош…
        Земля пришла в движение, на этот раз вокруг правой ноги. Не до перелома, но сустав точно вывернет.
        - Донес, - прохрипел Стивен.
        - Надеюсь, - Дьеналь сам почувствовал облегчение, когда ослаблял хватку земли.
        Пора это заканчивать, пока…
        - Стоять! - раздался крик, а с ним и топот ног бегущих людей.
        Стоять Дьеналь больше не мог и предпочел опуститься на землю, во всяком случае, до прибытия стражи. А там уж пусть они сами его поднимают, если им так надо. Он обессиленно прикрыл глаза, ярость схватки отступала, сменяясь опустошенностью. И теперь он чувствовал каждую рану, коих набралось на теле множество. Левое плечо было перебито, бок сильно кровил - Дьен даже не мог сказать, каким именно заклинанием Стивен его так задел. Моргание тоже давалось непросто, видимо, нежную и тонкую кожу век все-таки обожгло еще самой первой огненной волной.
        - А говорил, они поглощают магию, - презрительно бросил Стивен, стараясь храбриться и держаться. Подобная стойкость невольно внушала уважение, все же множественные повреждения не могут не доставлять неудобства.
        - Поглощают, - подтвердил Дьен, коснувшись обугленных, обломанных и облысевших веток. Им сегодня тоже досталось. - Но они рассчитаны на иллюзии или тепловые эффекты, а не на ожесточенную магическую дуэль.
        Эльф щелкнул пальцами, и земля осыпалась к ногам человека. Тот рухнул сверху, распластавшись на небольшой куче. Вставать они оба не спешили.
        - Именем короля! - маги, держащие в руках готовые вот-вот сорваться боевые заклинания, выскочили к ним. - Никакого сопротивления!
        Дьен не сдержал улыбки. Какое уж тут сопротивление? Кажется, эти люди слишком высокого о них мнения.
        Он покорно терпел, пока его заковывали в наручники, хотя плечо нещадно ныло и требовало куда более бережного отношения к себе.
        - Это сын Ролиана Варнао, - опознал его кто-то из дворцовых стражей.
        - А этот, - другой ткнул пальцем в Стивена. - Роберта Блана.
        Маги тяжело вздохнули и переглянулись.
        - Ты главный, ты и будешь разбираться с ними и их семьями, - тут же самоустранился первый, узнавший Дьеналя.
        Второй вздохнул еще тяжелее, чем прежде.
        - Блана-младшего сразу к целителям, - рассудил он, глядя на едва стоявшего на ногах Стива. Рука у него висела плетью вдоль тела и он осторожно придерживал ее второй. - А эльфа в караулку, пусть капитан решает, как с ним быть. Скорее всего, ничего ему не сделают, максимум домой отправят с родителями. Так что поделикатнее там!
        Дьен, меньше всего сейчас думавший о родителях, размышлял, что Лета, видимо, опять расстроится. А ему так не нравилось ее огорчать.
        Наверное, стоило сдержаться и не портить ей бал. Как вариант - вызвать Стивена на поединок уже после. Но сделанного не воротишь, да и жалеть о том, что как следует проучил настырного человека, не удавалось.
        Оставалось ждать последствий и надеяться, что люди будут не слишком суровы с наказанием.
        - Эльф, - Стивен, которому маги уже успели обезболить основные повреждения и оказать первую помощь, с насмешкой посмотрел на него и злорадно закончил: - Вам все равно не дадут быть вместе.
        “Надо было все-таки сломать ему ногу”, - с досадой подумал Дьен, которому помогли подняться и повели в другую сторону. Стандартные обезболивающие артефакты, которые к нему прицепили, на эльфов почти не действовали, но Дьен предпочел не жаловаться.
        Выходя из лабиринта, Дьеналь заметил столпившихся у места сражения людей. Маги хватались за головы, оценивая урон, нанесенный двухвековому лабиринту. По лестнице спускался отец, выглядящий настолько грозно, что, если бы не конвой, ведший Дьена куда-то в темноту, ему бы наверняка не удалось избежать второй схватки за вечер. Хотя, кажется, набросился Ролиан Варнао на людей, начав обвинять стражу, что кто-то напал на его сына и посмел ему навредить. С чего бы вдруг? Дьен до последнего прислушивался к голосу отца, прекрасно зная, что тот ничего не делает просто так.
        Леты видно не было, и эльф с тревогой подумал, все ли с ней в порядке.
        Не зря он свернул с пути хранителя - терпения и выдержки ему явно не доставало. А то, что раньше он считал иначе, так просто никогда не имел ничего действительно важного, за что стоило бы сражаться всерьез, не жалея себя и не оглядываясь ни на кого. Теперь же у него появилась жена, которая сама поначалу пыталась его защищать, как не ответить тем же?
        Стражи вывели его к небольшой, но основательной постройке, без каких-либо украшений и излишеств. Втолкнули внутрь через обитую железом дверь. Там горел яркий свет, заставивший Дьеналя зажмуриться.
        - Эльфийский дебошир? - весело спросил кто-то.
        - Он самый, - сопровождавший его страж подтолкнул Дьена в спину. - Что прикажете с ним делать?
        - Что-что, - прозвучал недовольный ответ. - В целительскую его! Живо! Не видите, он сейчас, чего доброго, грохнется прямо здесь от потери крови! Пусть его вылечат для начала, а там будем разбираться! И нежнее с ним! Нам только межрасового скандала на празднике победы не хватало!
        Дьена потащили дальше, прямиком к целителям, принявшим его с распростертыми объятиями.
        - Держите, - пожилой мужчина в светлом облачении и с куцей седой бородкой сунул ему какую-то жидкость в высоком стакане.
        - Это что? - Дьен не спешил принимать что-либо из незнакомых рук.
        - Выпейте, - настойчиво посоветовали ему. - Поверьте, мой юный друг, у нас лежать лучше, чем сидеть у них, - целитель кивнул на по-прежнему стоявших возле Дьеналя стражей.
        С этим спорить было трудно. Так что Дьен, не поморщившись, выпил горькое питье и понял, что и без того тяжелая голова пошла кругом.
        - А теперь ложимся сюда. Аккуратненько, вот так, - целитель подвел его к кушетке и, кажется, говорил что-то еще, но Дьеналь уснул раньше.
        20. ПОТЕРЯННАЯ СТРАНИЦА
        Я с горем пополам привела себя в порядок. Если не приглядываться - то нормально. Если приглядываться - то, конечно, так себе. Но дальше отсиживаться в оранжерее в любом случае глупо, к тому же я четко решила, что просто так не сдамся.
        Да, нам придется расстаться с Дьеном в итоге. Но сделать это можно по-разному.
        В зале царило странное оживление, причины которого я узнала почти сразу.
        - Лета! - Ники, едва завидев меня, быстрым шагом прошла разделяющее нас пространство. - Мы тебя потеряли! Ты в порядке?
        Подруга окинула меня беглым взглядом, от которого, разумеется, не укрылось, что платье и прическу я наспех восстановила, как смогла.
        - Что с тобой случилось? - отведя меня в сторону и понизив голос, спросила она.
        - Потом расскажу, - произошло слишком многое, чтобы уместить это в двух предложениях. - Ты не видела Дьена?
        Каких-либо эльфов в зале я вообще не заметила, и это настораживало.
        - Лета! Тут пронесся слух, что какой-то эльф подрался с каким-то студентом академии в парковом лабиринте! - выпалила Ники.
        Я же сперва потеряла дар речи, когда они только успели? Хотя… долго ли умеючи… Тут и гадать нечего, что за эльф и что за студент. Вопрос в другом.
        - Где они? Где Дьен?
        Только бы он был в порядке.
        - Не знаю, мы его не видели с тех пор, как подружка Кайлуса, - при упоминании девушки Ники едва заметно поморщилась, - сказала, что Стивен вывел тебя из зала.
        - Вот же!
        К этому хотелось добавить пару крепких словечек, но я сдержалась. Да и привычки ругаться у меня не имелось.
        - Я думала, ты в курсе, - подруга внимательно всматривалась в меня. - Как вышло, что они умудрились подраться без тебя?
        - Разминулись, видимо, - проговорила я, осматривая зал. Должен же быть в нем хоть кто-то, способный мне помочь?
        Своих родителей я нашла в другом конце и решительно направилась к ним.
        - Лета, - мама заметила меня первой, - тот эльф, о котором все говорят, это Дьеналь?
        Мой муж, кажется, умудрился стать звездой вечера.
        - Видимо, да, - предположить, что какой-то другой эльф подрался с человеком было как-то странно. - Пап, ты не знаешь, куда его могли увести?
        - Да вариантов как бы немного, - протянул папа. - Если он совсем плох - то прямиком к целителям в дальнее крыло. Если не совсем - то в отделение дворцовой стражи, это здание в дальней части парка.
        - Я ставлю на стражей.
        Все же Стивен с Дьеналем в прошлый раз не справился, вряд ли в этот сможет отправить его к целителям. Или я просто очень хочу в это верить?
        - Одну мы тебя туда не отпустим, - мама крепко взяла меня за руку. - Там не место для девушек.
        Я с сомнением посмотрела на папу, но он с такой готовностью пошел вперед, кажется, хромая меньше обычного, что оставалось только догонять его и молча идти рядом.
        Снова мы прошли по той злосчастной лестнице. Только на этот раз не стали заходить в лабиринт, возле которого копошились люди, а также, кажется, несколько эльфов. Интересно, они-то что здесь забыли?
        Без папы я бы точно никогда не сориентировалась в полутьме и вряд ли нашла бы здание, так хорошо скрывающееся среди деревьев, что и при свете вряд ли заметишь, если не знать, что и где искать.
        Внутри нас вполне доброжелательно встретили стражи, поинтересовались, с чего вдруг мы беспокоимся о судьбе эльфа?
        - Это мой муж, - я с готовностью выступила вперед под недоуменные взгляды стражей и неодобрительные родителей.
        - Да, есть такое, - со вздохом подтвердил папа в ответ на обращенные к нему удивленные взгляды.
        Начальник смены посмотрел на него с нескрываемым сочувствием, мол, досталась же дочь-бестолочь.
        Зато меня без лишних вопросов пропустили дальше в небольшое и удивительно уютное помещение, где попивал чаек старенький целитель, макая печенье в кружку. Меня он заметил сразу и, готова поклясться, от него не укрылся ни один криво сращенный шовчик на платье, ни одно едва заметное пятнышко. А уж то, как он прошелся взглядом по синякам на руках…
        - Только не говорите, юная леди, что вы тоже с кем-то подрались! - возмущенно проговорил он, откладывая печенье на блюдечко, и тяжело поднялся, опираясь на стол.
        - Эмм…
        Сказать, что не дралась - значит соврать. Но признаваться совсем не хотелось.
        - Да что ж за вечер сегодня такой! - осуждающе проговорил целитель. - На что жалуетесь-то? И не лучше ли вам пожаловаться в целительском крыле при дворце, а не у нас тут, - целитель красноречиво обвел взглядом свои скромные владения.
        - Ни на что не жалуюсь, - поспешно ответила я, отворачиваясь от камер. - Я здесь вообще по другому поводу.
        - По другому, значит. И по какому же? - живой и ясный взгляд совершенно не вязался с остальным обликом старичка, я даже попыталась проверить, не личина ли? Но вроде нет.
        - Здесь должен быть мой муж. Эльф, - наконец дошла я до цели визита.
        Седые брови удивленно поползли вверх, собрав на лбу полосы мелких длинных морщинок.
        - Даже так… Ну идем.
        Целитель прошаркал до двери и приоткрыл ее, пропуская внутрь.
        От увиденного у меня едва не подкосились ноги, и я поспешно ухватилась за дверной косяк. Больше всего это напоминало возвращение в кошмар, не развеявшийся поутру, как это бывает с обычным сном, а запомнившийся и детально отложившийся в памяти.
        Дьеналь лежал на высокой узкой кушетке под целительским пологом, укрытый простыней. На лице щедрый слой заживляющей мази, волосы опалены…
        Ситуация повторялась. Дьеналь вновь пострадал по моей вине.
        И, что бы там ни было, его отец прав: дома ему не придется регулярно посещать целителей из-за драк. А сколько это будет продолжаться у нас? Но я не могу сказать ему завтра, что нам нужно расстаться! Он подрался из-за меня! Как бросить его сразу после такого?
        От боли, пронзившей руку, я едва не согнулась пополам. Кожу словно опалило. Я с некоторой опаской посмотрела на место чуть ниже сгиба локтя и совсем не удивилась бы, увидев там красный ожог с наливающимися волдырями.
        Но клятва-татуировка не проявилась, как и ожог, лишь напомнила о себе. Что-то мне подсказывало: ее так просто не обойти, значит, придется поискать другой путь.
        Надо добраться до библиотеки академии и почитать обо всем. Давно следовало это сделать, но все было хорошо, и я откладывала поход на потом. Дурацкая студенческая привычка.
        Стараясь не потревожить целительские заклинания, я осторожно коснулась плеча Дьеналя, на котором медленно восстанавливалась стертая кожа. Его лицо пострадало несильно, но несколько красных пятен остались и теперь медленно рассасывались. А потом по его скуле покатилась слеза, от глаза и вниз, к волосам, так неожиданно, что я и не сразу сообразила: это моя. Стою и заливаю его слезами.
        Поспешно стерев влагу со своих щек, а затем и ту упавшую слезинку со скулы Дьена, я подняла голову и встретилась взглядом с эльфийкой.
        Она стояла чуть поодаль, не приближаясь и не попадая в поле зрения, внимательно наблюдая за мной.
        О том, кто она, можно было и не спрашивать. Эльфы когда-то казались мне все на одно лицо, но прожив два месяца бок о бок с одним из них, я смело могла сказать, что они разные. Дьеналь не был похож на отца, у того крупные и резкие черты, по эльфийским меркам, разумеется. Дьен выглядел мягче, я списывала это на особенность характера, теперь же поняла: он просто пошел в мать.
        - Здравствуйте, - я настороженно смотрела на вторую посетительницу, наверное, вообще впервые видя эльфийскую женщину вживую. Красивая, изящная, высокая, но уже не юная, как их обычно описывают в книгах. Эльфийки тоже стареют, просто медленнее.
        - Добрый день, - она, наконец, подошла ближе, остановившись в шаге от меня. - Меня зовут Ньериль.
        - Очень приятно, - я все же поклонилась, как это принято у эльфов. - Меня зовут Виолетта.
        Чего ожидать от Ньериль, мне было совершенно непонятно. Она не выглядела холодной и надменной, как ее муж, и все же представители лесов у меня доверия и симпатии не вызывали.
        - Он стойкий мальчик и обязательно поправится, - эльфийка с нежностью посмотрела на сына. - Я рада, что ты так переживаешь за него.
        Я ограничилась кивком, не зная, как реагировать на ее слова. К чему они, если по указке ее мужа нам придется расстаться уже завтра?
        - Вижу, ты тоже пострадала, - Ньериль осторожно коснулась отметин, оставленных Стивеном на запястье.
        Под ее ладонью синяки исчезали так быстро, словно податливую грязь стирали влажной губкой. Очистив мне таким образом одну руку, эльфийка потянулась к другой, коснулась локтя, уже налившегося синевой, спустилась чуть ниже и замерла, резко вскинув на меня взгляд.
        - Мне жаль, - проговорила она, чуть поглаживая кожу в том месте, где сидела отметка клятвы. И от этого уже почти отступившая боль затихла окончательно. - Ты была бы замечательной женой для Дьена, - кажется, она действительно расстроилась, а главное - искренне любила сына.
        - Можно обойти эльфийскую клятву? - с надеждой спросила я. Кажется, Дьеналь пошел в маму не только внешне, но и характером.
        - Нет, - Ньериль с сожалением покачала головой, но потом добавила: - Но не всегда обязательно исполнять ее точь-в-точь.
        - А как именно? - мелькнувшее уже разочарование сменялось надеждой.
        В ответ эльфийка только загадочно улыбнулась и виновато развела руками. Понятно. Ответ есть, но найти его я должна сама.
        - Я попытаюсь, - пообещала я. Это была уже какая-то зацепка.
        Если бы я могла о ней кому-то нормально рассказать и посоветоваться…
        Ньериль еще какое-то время постояла возле сына и, попрощавшись, ушла. В ее последнем взгляде мне почудилась надежда, пусть и с трудом верилось, что эльфийка всерьез мне благоволила.
        Или я слишком привыкла ждать подвоха отовсюду?
        Потом и родители через целителя попросили меня вернуться, чтобы уехать с бала вместе. Они, как могли, поддерживали меня, и так хотелось им все рассказать, но стоило открыть рот, как клятва начинала предупреждающе зудеть.
        Значит, надо искать ответы самой.
        Для начала меня интересовал следующий вопрос.
        - Пап, как ты думаешь, возможны ли какие-то последствия драки Дьена во дворце?
        - Эльфы все замнут, - отмахнулся отец. - С них вечно, как с гуся вода. К тому же король вряд ли захочет ссориться с одним из влиятельнейших эльфийских родов. Его величество ваш брак, к слову, вполне устраивает. Так что я бы скорее ставил на то, что обвинят Стивена. Он танцевал с тобой, затем вывел из зала, завел в лабиринт. Да, я успел поговорить со стражей, - пояснил папа на мой вопросительный взгляд. - Поэтому в чем-то я действия твоего мужа даже одобряю.
        Мне снова вспомнился Ролиан Варнао и его требование разорвать отношения с Дьеналем уже завтра. Может ли он обернуть ситуацию в свою пользу?
        Впрочем, о чем это я? Такой, как он, может все что угодно.
        Когда я распрощалась с родителями у ворот академии, то почти бегом припустила к себе и переоделась, все-таки перерезав магией шнуровку - развязать хитрый эльфийский узел не удалось бы, даже будь он у меня перед глазами, а не за спиной. Библиотека академии работала до поздней ночи - неофициально, конечно, просто библиотекари и сами любили засиживаться за книгами, да и студенты имели дурную привычку прибегать в последний момент.
        Вот и я бежала к расположенному недалеко от главного корпуса зданию, чтобы успеть найти хоть что-то. Решила начать с нашего “лунного” брака. Возможно, его не так-то легко расторгнуть? С какой стороны подступиться к клятве я все равно не понимала. Да и вряд ли в справочниках напишут, как обмануть эльфа и не выполнить оговоренные и закрепленные прямо на коже условия.
        В библиотеке обнадеживающе горел свет, и я, переведя дух, подошла к стойке.
        - Мне нужно что-то о старых эльфийских традициях, - попросила читавшую потертую книжку библиотекаршу.
        - Давайте конкретнее, - строго посмотрела на меня пожилая женщина поверх очков. - У эльфов этих традиций…
        - Свадебные обряды, - выпалила я и прикусила губу. - Возможно, ритуалы связи через кровь…
        Взгляд библиотекарши стал еще недовольнее. Да и мне самой было неловко.
        - Курс у вас какой? Информация о старых эльфийских обрядах на крови доступна с четвертого или по специальному разрешению преподавателя с подробным обоснованием причин такой необходимости.
        - Четвертый курс, - с облегчением ответила я, представив, как иначе бы пришлось всеми правдами и неправдами получать подобное разрешение.
        - Имя, фамилия и факультет, - потребовала женщина и, получив ответ, дотошно сверила его с картотекой, а после внесла мои данные в какой-то журнал.
        - Садитесь за один из столов и ждите, - а вот библиотекарша осталась недовольна, кажется, она бы с куда большим удовольствием развернула меня добывать бумажки.
        Ждать пришлось долго, особенно учитывая, что занять себя оказалось нечем. Страницы справочника, оставленного кем-то из студентов, я листала бездумно, совершенно не воспринимая текст. И, наконец, из-за огромных стеллажей показалась библиотекарша с увесистым фолиантом.
        - Вот, - она практически уронила талмуд мне на стол. - Учтите, выносить из читального зала без разрешения ректора нельзя!
        - Хорошо.
        А какие у меня имелись варианты? Не за разрешением ведь идти, в самом-то деле?
        Так что я подрагивающими пальцами открыла оглавление и принялась искать что-нибудь подходящее. Должна же быть здесь какая-то информация об этих “лунных” браках, возможно, мне удастся за что-нибудь зацепиться?
        И ближе к концу оглавления нашлись заветные слова: “Благословение Луны для влюбленных”. Это оно! Точно! Триста сорок восьмая страница…
        Я начала перелистывать страницы, ища нужную, триста сорок шестая, триста пятидесятая…
        Не веря, я еще раз пересмотрела номера. Триста сорок восьмой не было, зато у самого переплета виднелся едва заметный след вырванного листа. Кто-то выдрал нужную мне информацию!
        Я закрыла лицо ладонями, да что же это такое? Закон подлости или?..
        От внезапной догадки пробежали мурашки, зачем кому-то понадобилась эта страница?
        - Извините, - я решительно подошла к библиотекарше, - в книге не хватает страницы.
        - Быть не может! - возмутилась женщина, но посмотрев на номера, тут же подняла на меня подозрительный взгляд.
        - Это не я, но хотелось бы узнать, кто мог это сделать. Возможно, у вас записывается информация не только по выдачам, но и по запросам книг в читальный зал.
        - У меня, что б вы знали, фиксируется все, - сверкнула линзами очков библиотекарша и открыла толстую книгу учета. Листать пришлось прилично, эльфийскими обрядами интересовались нечасто. - Вот, - ткнула мне пальцем с розовым ногтем она, - два с половиной месяца назад точно такой же запрос. Надо же, какое совпадение.
        И правда… совпадение…
        Я читала и перечитывала имя и фамилию, такие знакомые, что внутри все сжималось от разрывающих душу чувств. Поверить не могу, так это все было специально?
        - Спасибо! Я зайду позже! - крикнула я женщине, на ходу накидывая пальто.
        Сейчас мне срочно нужно в общежитие. Я отлично знала, в какой комнате живет тот другой любитель забытых эльфийских традиций. Надеюсь, все однокурсники вернулись с бала, потому что ждать в неизвестности я просто не могла.
        Зак сам открыл дверь на мой требовательный стук. Судя по пижамным штанам, он уже готовился ко сну, да, время позднее, но откладывать разговор я не собиралась.
        - Лета? - друг, пока друг, удивленно смотрел на меня. - Что-то случилось?
        - Да. Случилось. Можно войти? - проходящие мимо парни, а я пришла в мужское крыло, откровенно глазели на меня и полуголого Зака.
        - Конечно, проходи, - парень посторонился, пропуская меня в комнату. - У нас не очень убрано.
        - Ничего страшного. - В общежитии я видела бардак и посерьезнее, смущало меня другое. - Я бы хотела с тобой поговорить. Наедине.
        Сосед Зака, смутно знакомый парень с третьего курса целительского, понимающе хмыкнул и встал со своей кое-как застеленной кровати.
        - Как раз в душ собирался, - он подхватил полотенце и вышел, подмигнув мне напоследок.
        - Рассказывай, что стряслось, - Зак накинул покрывало на свою кровать и уселся сам, кивнув мне. Выглядел он, как и всегда: приветливый, доброжелательный, улыбчивый. А с учетом того, что рубашку надеть не потрудился, еще и весьма внушительно.
        - Я хотела у тебя спросить, - горло чуть сдавило, так что я сделала глубокий вдох-выдох. - Зачем ты подстроил наш с Дьеналем поцелуй?
        Зак сначала удивился, потом нахмурился.
        - Лета, я…
        - Только не отпирайся, - попросила его, видя, что он буквально на ходу придумывает какие-то оправдания. - Я брала книгу в библиотеке по старым эльфийским традициям. Там не хватает страницы про тот самый ритуал с поцелуем при Луне. У библиотекаря записано, что ты брал книгу последним. Два с половиной месяца назад, перед праздниками.
        Парень тяжело вздохнул и взъерошил короткие темные, чуть в рыжинку волосы. На его лице отчаяние смешалось с решимостью, но смотрел он на меня уверенно и твердо.
        - Да, - наконец, подтвердил он. - Это я. Сначала нашел ритуал, а потом помог тебе вытянуть короткую палочку.
        Я прикрыла глаза, вспоминая момент с розыгрышем. Палочки действительно раздавал Зак, он всем предлагал хорошенько подумать. Стоило коснуться палочки, как он вскидывал бровь и спрашивал: “Ты уверена?” Кажется, я перебрала штуки три, пока он сам, смеясь, не сказал: “Да тяни уже! Сколько можно?”
        Я по-другому посмотрела на однокурсника. Он специально…
        - Зачем? Зачем ты это сделал?
        В голове не укладывалось! Я считала его своим другом!
        - Лета, выслушай меня, ладно? - Зак встал и подошел, но я отшатнулась от него, отойдя к самой двери. Парень покачал головой, но приближаться не стал. - Ты мне всегда нравилась. Нет, - он прикрыл глаза и набрал в грудь побольше воздуха: - Я люблю тебя. С первого курса, как только мы познакомились. Но ты была несвободна. И Стивен вечно коршуном вился рядом. Да он тебя откровенно контролировал! Хотя сам позволял себе куда больше! Говорят, еще на первом курсе…
        - Не надо про Стива, - попросила я, не желая выслушивать сплетни про бывшего жениха. - Меня интересует, почему это сделал ты?
        - Потому что я хотел, чтобы ты иначе посмотрела на своего тогдашнего жениха, - сжав кулаки, признался Зак. - Я прекрасно понимал, что он не обрадуется самому факту поцелуя с эльфом. А уж если эльф окажется твоим мужем… Я слышал про эту дурацкую традицию, когда-то читал, а потом нашел подробности в библиотеке. Бал выпадал как раз на полнолуние, а в другом месте ты бы до эльфов не добралась. И я решил, что это шанс! Просто не ожидал, что длинноухие так в тебя вцепятся, правда! Я был уверен, что они сами попытаются замять это дело, но полностью огласки избежать не удастся, Стив придет в ярость, вы поссоритесь, и ты увидишь его истинное лицо. Оно ведь тебе не понравилось, так?
        Он снова провел рукой по волосам, переводя дух.
        - Но поняв, что все пошло не по плану, решил, что так даже лучше. Через год вы с эльфом разойдетесь, помолвку точно расторгнут. А мне плевать на ваши отношения. Я люблю тебя. Всегда любил, - это признание Зак сделал, глядя мне в глаза, уверенно и не колеблясь. - Но потом увидел, как смотрит на тебя этот эльф, это было нечто большее, чем интерес. И кто, как не я, мог его понять? - криво усмехнулся парень. - И скоро ты тоже начала смотреть на него. Ваши отношения слишком явно развивались, это было так заметно.
        Зак ведь почти всегда был рядом. Мы все вместе гуляли, развлекались, занимались. Я радовалась, что у Дьена появился друг. Оказывается, все было совсем иначе…
        - И ты решил, что мы слишком сблизились и с этим надо что-то делать? Поэтому поговорил со Стивом? Он ведь, кажется, успокоился и уже все принял.
        Подумать только! А сослать собираются Стивена, ведь наверняка не оставят это происшествие просто так! К тому же на королевском балу! И что мне стоило с ним сразу нормально поговорить? Стив был не подарком, признаю, но он был честен, всегда и до конца. Если надо - решал вопрос кулаками, но никогда не бил исподтишка.
        Зак все же отвел глаза. На что он надеялся? Что эльфу не спустят подобного и вышлют из страны? Или что его родня не останется в стороне и заберет его из человеческого государства, полного опасностей?
        - Та страница, она у тебя? - тихо спросила я, не в силах больше находиться в одной комнате с Заком.
        - Страница? Да. Валяется где-то, - Зак покрутил головой, осматриваясь.
        - Найди, пожалуйста.
        Он обшарил несколько полок, прежде чем отыскал смятый лист из той самой книги - триста сорок восьмая страница.
        - Держи, - парень протянул его мне.
        - Спасибо, - я взяла бумагу и положила в карман - потом почитаю. Ручка двери поддалась легко, но перед тем, как уйти, я обернулась на друга. Бывшего друга.
        - Прости, Зак, но я не могу ответить на твои чувства.
        21. УЗОР НА РУКЕ
        Утром я встала с твердой уверенностью, что со всем разберусь.
        Вчера не удалось больше попасть в библиотеку - она закрылась, разумеется, никто не стал меня дожидаться. Но сегодня мне жизненно необходимо узнать все о клятвах, а заодно вернуть ту злосчастную страницу.
        В ней содержалась легенда о двух влюбленных, чьи семьи выступили против их союза. И тогда молодые эльфы обратились к Луне за заступничеством и помощью. Так, по одной из версий, и родилась традиция подобных браков. На проверку истинности чувств давался год, после которого семья или окончательно закреплялась как ячейка общества, или безболезненно распадалась. Как именно распадалась, тоже было написано, правда, очень образно и метафорично, но, кажется, я поняла, что нужно делать.
        Сама церемония лунного брака лишь отдаленно напоминала нашу с Дьеном. За поцелуем следовал обмен кровью с использованием ритуальных кинжалов, так что Эвиналь Ильнао, конечно, сильно притянул все произошедшее за длинные эльфийские уши. Но главное - поцелуй при Луне, и он состоялся. Здесь не поспоришь.
        Так что теперь меня куда больше интересовала клятва, которую Ролиан Варнао может изменить в любой момент. Именно за этим я собиралась пойти в библиотеку, и так по дурацкой студенческой привычке тянула до последнего.
        Вот только сразу исполнить задуманное не удалось. Стоило мне одеться, как в дверь постучали. В коридоре стоял заспанный и всклокоченный пожилой комендант, недовольный столь ранним подъемом. Он коротко передал приказ явиться к ректору немедленно и, кутаясь в теплый стеганый халат, пошаркал обратно к себе, тихонько костеря нерадивых студентов, нарушающих всевозможные правила.
        Ничего хорошего такое начало дня не сулило.
        В приемной ректора утром было тихо и пусто, даже его помощник еще не пришел. В кабинете сидел магистр Фаграл, кажется, в той же одежде, в которой вчера ездил со студентами на бал.
        - Доброе утро, Виолетта, - устало поздоровался он. Я поспешно поклонилась в ответ. - Присаживайтесь.
        Мне очень хотелось сесть подальше, но стул для посетителей у самого ректорского стола было сложно не заметить и глупо игнорировать.
        - Что-то случилось, магистр? - осторожно спросила я, собственно, отлично зная ответ. Случилось. И такое, из-за чего ректор вновь захотел меня видеть с утра пораньше.
        - Вы ведь в курсе вчерашней драки Дьеналя Варнао и Стивена Блана?
        Я утвердительно кивнула, ожидая продолжения.
        - Еще вчера эльфы выдвинули ноту протеста из-за нападения на их сородича, компрометации его жены и, - магистр Фаграл опустил глаза на лежащую перед ним бумагу, по которой прочел: - “Циничного уничтожения уникального растительного лабиринта, подаренного королю Лайонелю Второму лучшими эльфийскими магами двести лет назад в знак дружбы и уважения между двумя народами”.
        Вчера в темноте было сложно оценить масштаб повреждений, уверена, там нет ничего непоправимого. Но ведь дело не в лабиринте.
        Эльфы, как и всегда, реагируют быстро. И своего не упустят. А я, кажется, догадываюсь, что им нужно.
        - И чем это грозит… нам?
        В том, что дело принимает серьезный оборот, сомневаться не приходилось. И лабиринт виделся меньшей из проблем.
        - Стивена Блана могут сослать и запечатать.
        Я сглотнула. Такой участи я бывшему жениху точно не желала. Особенно в свете открывшихся вчера обстоятельств нашего разрыва.
        - И не думаю, что для Дьеналя Варнао все закончится просто так, - продолжил магистр. - Король не хочет портить едва наладившиеся отношения с эльфами и в то же время на поводу у них не пойдет. Скорее всего, достанется обоим, чтобы другим неповадно было. Магическая дуэль во дворце во время бала - до такого надо еще додуматься.
        Ректор сокрушенно вздохнул и отложил бумагу с мелькнувшим на ней эльфийским гербом - тем самым Великим древом.
        Я же молча смотрела в окно, за которым сегодня разлилась унылая зимняя серость с низкими тучами, грозящими вот-вот разродиться очередным снегопадом. В целом подобное поведение эльфов было предсказуемо. Они грамотно воспользовались ситуацией и обернули ее в свою пользу.
        - Виолетта, вы же взрослый человек, - вновь завладел моим вниманием магистр Фаграл, правда, смотрел на меня при этом так, словно сам сомневался в своих же словах. Впрочем, наверняка, все преподаватели воспринимают нас если не как детей, то как несмышленых юнцов точно. - Вы же понимаете, что скандалы нам не нужны. А запечатывание Блана, если до этого все же дойдет, - настоящая потеря.
        - Я понимаю, магистр, - через силу проговорила я. - И точно не желаю Стивену зла.
        - Рад это слышать, - в голосе ректора звучало нескрываемое облегчение. Видимо, он до последнего сомневался, что я захочу помогать бывшему жениху.
        - Меня кое-что связывает с эльфами. - Руку обожгло и я, не удержавшись, поморщилась и потерла запястье. - Думаю, если я выполню… - слова не дались, так и застряв в горле, - то они отзовут свои требования.
        Хотелось верить, во всяком случае. Как и в то, что никаких других неприятных сюрпризов меня не ждет.
        - Выполните? - ректор нахмурился и внимательно вгляделся в меня. - Покажите руку.
        Я закатала рукав и вытянула правую руку ладонью вверх.
        - Подумайте про то, что не можете сказать, - попросил ректор, и я, задвинув подальше ненужные и глупые вопросы, откуда он знает или как догадался, вспомнила слова Ролиана Варнао и светящийся шарик, растворившийся на моей коже.
        Через несколько секунд рисунок клятвы проявился, а руку неприятно закололо.
        - Так и знал, - тяжело вздохнул ректор. - Не буду спрашивать, о чем она, вы все равно вряд ли сможете объяснить, - ректор перевел взгляд на меня. - Я так понимаю, что это связано с вашим браком с Дьеналем Варнао.
        Я только легонько кивнула.
        - Он временный, не так ли? - наверняка, магистр отлично знал эльфийские традиции. - И от вас ждут его расторжения?
        - Как вы догадались? - на этот раз я не удержалась. - Увидели по рисунку?
        - Нет, клятва здесь ни при чем. Это жизненный опыт, - магистр Фаграл откинулся на спинку кресла и подпер подбородок кулаком. - Я с самого начала понимал, что брак вам навязали с какой-то определенной целью. Но Эвиналь Ильнао заверил меня, что вы ничем не рискуете и действуете добровольно. А Ильнао весьма неплохой представитель своего народа, надо признать, оснований сомневаться в нем лично у меня не имелось.
        - Все так, - подтвердила я. - Только… некоторые обстоятельства изменились.
        Я посмотрела на руку, на которой медленно таял замысловатый рисунок. Сказать о клятве напрямую не выходило, но я очень надеялась на опыт и знания ректора.
        - У эльфов очень сложная система договоров, - ничуть не удивился ректор. - И заключать магические клятвы с ними нужно с особой осторожностью.
        - То есть гарантии того, что ее вообще исполнят, нет? - с ужасом спросила я. Если окажется так, что все напрасно и я даже вторую порцию лекарства для папы не получу?
        - С эльфами ни в чем нельзя быть уверенным, - не спешил обнадеживать меня магистр. - Но все же свою часть клятвы они выполнят. Условия, выставленные вам, сделали гибкими, если это, конечно, то, о чем я думаю. Эльфы любят подстраховываться и оставлять лазейки. Вам стоило посоветоваться, прежде чем на что-либо соглашаться.
        - Наверное.
        Теперь я и сама понимала, что не нужно было так легко принимать клятву. Но в тот момент слишком обрадовалась возможности излечения отца. Да и расставание с Дьеном рассматривала исключительно как избавление от неприятной повинности. Кто же знал, что, когда время придет, это окажется так тяжело?
        - В любом случае, если Дьеналь Варнао вернется в Леса, а эльфы отзовут свои претензии, то конфликт будет исчерпан. По крайней мере, основная его часть, - магистр сцепил пухлые пальцы в замок. - Виолетта, если вы можете повлиять на мужа и его родичей, то я прошу вас поспешить, пока не случилось непоправимого.
        Я потерла озябшие пальцы, хотя в кабинете было тепло. Я же чувствовала, как мороз расползается по коже.
        У меня попросту не осталось выбора, кроме как сделать то, чего от меня все хотят. На меня давила и клятва, снова напоминавшая о себе неприятным зудом. И эльфы, решившие, что все средства хороши, а лучший способ защиты - нападение.
        Возможное запечатывание Стивена стало последней каплей. Серьезно, для мага это равносильно смертному приговору. И выносить его я не не имела права.
        - Виолетта, вам плохо? - забеспокоился ректор. - Может, воды?
        - Нет, - я сглотнула вставший в горле ком. - Все в порядке, магистр. Я сейчас поеду во дворец и постараюсь поговорить с Дьеналем и его отцом.
        До этого я лишила выбора Дьена, теперь пришла пора отвечать за свои поступки и решения. Каким бы сложным это ни казалось.
        - Я распоряжусь выделить вам экипаж, - ректор встал и лично проводил меня до двери и, всмотревшись в мое лицо, добавил: - И кого-нибудь из преподавательского состава в сопровождение.
        - Спасибо, магистр, - спорить я не стала, пусть и помощь принимать не планировала.
        Все вопросы я собиралась решить сама, но и ректора понимала. Он точно хотел, чтобы все прошло хорошо. А я у него с некоторых пор не на лучшем счету.
        О том, что ректор, не иначе как в отместку за причиненные неприятности, назначил мне в сопровождающие магистра Тираса, я догадалась сразу, стоило дойти до выхода и увидеть скучающего мага возле экипажа с гербом академии. Он меня тоже заметил и весело хмыкнул, распахивая дверь и делая приглашающий жест рукой.
        - Ну что, Сарнад, едем на разборки с эльфами? - преподаватель боевой магии лихо запрыгнул внутрь после меня и устроился на сиденье напротив. - Надеюсь, ты хорошо усвоила все, чему я вас учил?
        - Магистр! - возмутилась я.
        - Да ладно тебе, шучу, - отмахнулся мужчина, устраиваясь поудобнее. - Как знал, что ваши отношения с эльфом до добра не доведут. Ничего, надеюсь, ты сделаешь выводы и найдешь нормального человеческого парня.
        Это я даже комментировать не стала, предпочтя молча смотреть в окно. К тому же с человеческими парнями мне везло еще меньше.
        А подъехав ко дворцу, поняла, что магистра Тираса ректор действительно направил со мной не просто так. Количество эльфов было таким, что невольно возникали мысли о захвате Лесами нашего дворца.
        Преподаватель, выпрыгнувший из экипажа, осмотрелся и хмыкнул, словно уже примериваясь, кого станет атаковать первым.
        - Ну что, ищем твоего муженька? - магистр, вроде, улыбался, но все равно выглядел собранным и сосредоточенным.
        - Моего свекра, - вздохнула я.
        Видеть Ролиана Варнао мне хотелось меньше всего, но вряд ли эльфы согласятся просто так отозвать свои обвинения. Так что если кое-кто желает скорейшего возвращения сына домой, то ему придется меня как минимум выслушать.
        Ведь, как сказала Ньериль, любую клятву можно выполнить по-разному.
        Найти нужного эльфа оказалось несложно. Стоило представиться, как наши гости, занявшие восточное крыло дворца, тут же начинали смотреть на меня иначе. Не как на ровню, разумеется, куда уж мне, но и не как на жалкую человечку, и вполне дружелюбно указывали нужное направление.
        Магистр шел за мной с таким каменным лицом, что никому и в голову не приходило пытаться остановить или задержать его. Так мы прошли до внутренних покоев, предоставленных чете Варнао, где пришлось порядком подождать.
        Я сидела на диване, пока магистр Тирас изучал обстановку и вид из окна.
        - Да не нервничай ты, - одернул меня преподаватель, заметив, как я ерзаю и кусаю губы. - Если что - тут прыгать невысоко, второй этаж.
        - Вы меня не успокоили, - чуть резче, чем следовало, ответила я. Но напряжение действительно отпустило, словно крышку кипящего чайника приоткрыли и выпустили лишний пар.
        Вместо колкостей и подначек преподаватель подошел, встав у меня за спиной. И, наклонившись к самому уху, произнес:
        - Идет. Соберись и выпрями спину, - сильные пальцы жестко надавили мне на плечи.
        Мой свекор пришел один, как обычно, обдав меня презрением и каким-то резким травяным ароматом парфюма.
        - А это еще кто? - порция презрения досталась и магистру.
        - Представитель академии, - бесстрастно произнес преподаватель.
        - Я думал, ты хочешь обсудить наши внутрисемейные дела, - Ролиан Варнао сел напротив, закинув ногу на ногу.
        - Как я понимаю, наши внутрисемейные дела вышли далеко за пределы семьи.
        - Если бы ты не гуляла по саду с тем мальчишкой, то ничего бы не случилось, - с ходу бросил мне обвинение эльф.
        - Если бы Дьеналь был в зале, то никто бы не посмел вывести меня против воли!
        - Кхе-кхем! - раздалось легкое покашливание позади меня.
        Ролиан поморщился, но продолжать перепалку не стал.
        - Итак, зачем ты пришла? Кажется, мы все обсудили еще вчера.
        - Я хочу, чтобы вы отозвали все обвинения против Стивена - губы эльфа растянулись в нехорошей улыбке. - Иначе я все расскажу Дьеналю.
        - У тебя не получится, - заявил эльф.
        - Как только я его брошу, вернув кровь, то уговор будет считаться исполненным и клятва ослабит свое действие, - точность формулировок всегда важна. В любых магических клятвах. - Вы просто не отдадите мне вторую часть лекарства.
        - И ты оставишь своего отца без полного исцеления? - с иронией спросил эльф. - Вот насколько хватило твоей дочерней любви?
        - Мой отец живет так уже пятнадцать лет. Он взрослый и состоявшийся человек. И нормально проживет столько, сколько ему отмерено, с тем, что есть. А Стивена Блана купирование дара убьет.
        Уверена, папа бы сам так никогда не поступил.
        - Уважаемый, - магистр Тирас, молчавший до этого, наклонился и оперся о спинку дивана, положив руки по обе стороны от меня. Вытянутые глаза эльфа заметно округлились от подобного обращения. - Мы оба знаем, что ни Стивен, ни ваш сын здесь ни при чем. И всю эту ситуацию вы используете, чтобы продавить более выгодные для Лесов условия. Вопрос в том, что если вы не заберете своего сыночка сейчас, то еще неизвестно, кому купируют дар. Хотите проверить и рискнуть?
        - Король не пойдет на это, - заявил эльф. Выглядел он вполне уверенно, но слова магистра его все же зацепили.
        - Сейчас многое зависит от слов Виолетты, - преподаватель перегнулся так, что сумел заглянуть мне в лицо. - Если она скажет, что они со Стивеном мирно беседовали, прогуливаясь по лабиринту, то действия вашего сына расценят как неоправданное нападение.
        - Она такое не скажет, - процедил эльф.
        - Вы так уверены? усмехнулся Тирас. - Посмотрите, на ней ни одного синяка.
        - Я видел ее платье в тот вечер, оно было в ужасном состоянии, - Ролиан Варнао откровенно злился, но все же пока сохранял выдержку.
        - Подумаешь - платье, его видели только вы, лицо заинтересованное. К тому ж не сам ли Дьеналь его порвал в порыве ревности? И бедной девочке пришлось бежать. А Стивену спасать… - магистр сильнее стиснул мои плечи, подавляя робкую попытку воспротивиться такому варианту вчерашний событий. - Но, повторюсь, вы можете проверить и рискнуть единственным сыном и наследником. А можете не рисковать, а убраться со своим посольством, отозвав претензии к Стивену Блану и увезя сына под надежное родительское крыло.
        Прозвучало не слишком дипломатично. Магистр вообще был откровенно не силен в дипломатии. Но, кажется, подействовало.
        - Только попробуй не разорвать брак с моим сыном или что-то ему сказать, - процедил эльф, глядя на меня.
        Клятва на руке вспыхнула, и мне большого труда стоило не вскрикнуть - ощущение было не из приятных.
        - Полегче, - магистр выглядел спокойно, но от него ощутимо повеяло магией.
        От Ролиана Варнао это тоже не укрылось, и он, к моему удивлению, промолчал.
        - У вас есть время подумать до обеда, после Виолета даст показания дознавателям, - преподаватель помог мне подняться и вывел из комнаты.
        - Вот так-то связываться с эльфами, - нравоучительно произнес он, глядя, как я пытаюсь отдышаться. Руку тянуло, но уже не так сильно.
        - Думаете, он послушается? - с надеждой спросила я. Вот уж не представляла, что мы с магистром Тирасом будем когда-нибудь идти вместе по дворцу и мило беседовать.
        - Если мы перевернем ситуацию так, что зачинщиком был Дьеналь, то эльфы уже не смогут строить оскорбленную невинность, - пожал широкими плечами магистр.
        - Я не стану так говорить, - тихо произнесла я. Подставить Дьена я не могла даже в мыслях.
        - Ну, этот длинноухий же об этом не знает, - усмехнулся преподаватель. - А сын ему важен. Но, на твоем месте, я был бы очень осторожен с клятвой и словами, пока она не выполнена. С эльфов станется подложить какую-то подлянку. Они это умеют.
        Я кивнула и посильнее натянула рукав на правой руке.
        Осталось самое сложное.
        22. МАЛЕНЬКАЯ СМЕРТЬ
        Дьеналь проснулся утром в лазарете - это место с характерным запахом трав и наполненное целительской магией он ни с чем не перепутает. Разумеется, никаких повреждений на нем не осталось, зато появились обвинения. Стражи, оказавшиеся тут как тут, стоило открыть глаза, ничего конкретного Дьену не вменяли, но, судя по тону и характеру вопросов, спускать ему дуэль с рук никто не планировал.
        Что ж, это закономерно. Дьен забылся, не подумал, был слишком зол и именно поэтому не стал откладывать выяснение отношений до более удобного момента. К тому же не ожидал, что выйдет так… ярко. И рассчитывал, что сможет быстро и просто справиться, но Стивен Блан оказался серьезным соперником.
        Из лазарета его перевели не в тюрьму, слава Древу, а в покои во дворце, светлые, просторные и нарядные, вполне соответствующие его статусу. Но крепкие двери и магическая защита на окнах не оставляли сомнений в том, что он здесь не в качестве гостя.
        Что происходило за дверями, Дьен понятия не имел, зато получил записку от отца, в которой тот просил вести себя достойно наследника рода Варнао. Знать бы, что с Летой все хорошо…
        Эта неизвестность удручала, и Дьеналь не находил себе места, меряя шагами комнату. Принесенный завтрак он проигнорировал - есть не хотелось, поднос так и унесли нетронутым.
        Дьен чувствовал, что что-то нехорошее происходило за его спиной, это было похоже на чей-то недобрый взгляд, буравящий лопатки. Так и хотелось обернуться и встретиться с недоброжелателем глаза в глаза. Но комната была пуста, он дважды проверил магией, а ощущение никуда не делось.
        И когда двери отворились, Дьен приготовился к худшему, например, к переводу в обычную камеру, но в комнату шагнула Лета. Шагнула и замерла, как-то резко, словно наткнулась на стену или передумала и захотела убежать.
        Но отпускать ее Дьеналь не собирался. Он в несколько стремительных шагов пересек комнату и сжал ее в объятиях.
        - Прости, что так вышло, - шепнул он, целуя ее макушку и вдыхая ставший родным чуть сладковатый аромат.
        - Нет, ничего страшного, - Лета улыбнулась и… отстранилась.
        И как-то сразу стало понятно, что “ничего страшного” - это серьезное преуменьшение. Что-то все-таки случилось.
        - Дьеналь, нам надо поговорить, - сжав кулаки, произнесла девушка и с явным усилием посмотрела ему в глаза.

* * *
        Мы с магистром быстро дошли до нужных дверей, которые стерегла самая обычная человеческая стража. Там, за двумя светлыми створками, был Дьен, и в другой момент я бы все отдала за встречу с ним. Теперь же я оттягивала разговор, как могла. Ведь он должен был стать для нас последним…
        - Вы же не пойдете со мной? - я с тревогой обернулась на преподавателя, с трудом представляя его при таком непростом разговоре.
        - Нет, дальше без меня, - усмехнулся боевик, привалившись плечом к стене. - Семейные разборки - это не по моей части. Надеюсь, ты сможешь бросить его правильно, как того хотят эльфы, и они от тебя отстанут, и от всех нас заодно.
        - Волнуетесь за Стивена? Поэтому взялись мне помогать? - я в любимчиках Тираса никогда не ходила, а после разрыва помолвки и брака с эльфом - так и подавно. Поэтому другой причины помогать мне не видела.
        - Не буду врать, я бы не хотел запечатывания Блана. Но дело не только в нем.
        Продолжить беседу нам не удалось. Стражи, получив разрешение, открыли двери, пропуская меня внутрь. И все остальное отошло на второй план.
        Я знала, что это будет сложно и больно, но, глядя на Дьеналя, на секунду забыла, зачем вообще пришла. Он стоял возле окна, и в обрамлении даже тусклого света выглядел воздушным и неземным. А в его объятиях, казалось, можно нежиться бесконечно.
        Только оттягивать неизбежное тоже нельзя.
        Говорят, рвать лучше резко.
        - Дьеналь, - я набрала в грудь побольше воздуха, чтобы суметь протолкнуть застрявшие в горле слова. Но только и смогла произнести: - Прости.
        Небольшой кинжал лежал у меня в складках платья, и я достала его быстрее, чем Дьен успел что-либо понять. Здесь важно не мешкать, иначе я точно не решусь. Крови много не нужно, так что я провела острым лезвием по пальцу и приложила его к губам эльфа.
        - Я возвращаю кровь и поцелуй, разрывая наш брак.
        Слова сказаны и назад дороги нет.
        Кинжал выпал из рук, оглушительно громко звякнув о каменный пол в повисшей густой тишине.
        Еще не веря в произошедшее, Дьен прикоснулся к своим губам, стирая с них узкую красную полоску, посмотрел на оставшуюся кровь, на меня, на кинжал…
        - Почему? - в его разом потемневших глазах плескалось столько эмоций, что мне не удалось ничего различить. И смотреть в малахитовые омуты было невероятно тяжело.
        - Мы слишком разные, - я слышала себя будто со стороны, да и как иначе? Ведь я, именно я, никогда бы такого не сказала. - Тебе лучше вернуться в Леса, просто поверь, правда.
        Я прикусила губу, не зная, что еще сказать. Если я расплачусь прямо здесь, это покажется совсем странным, так что я попятилась назад, где была спасительная дверь, выйти за которую Дьеналь не мог.
        - Лета, - эльф отмер и нагнал меня. - Тебе угрожали? Это из-за нашего поединка?
        - Нет, - я помотала головой, нащупывая ручку.
        - Подожди, - Дьен перехватил мою руку за запястье и резко выпустил, словно обжегшись. - Что там?
        - Ничего, - я спрятала руку за спину, стараясь левой рукой нашарить выход.
        - Покажи!
        - Нет!
        - Лета, объясни, в чем дело, - не сдавался Дьеналь.
        - Дело в том, что наш брак изначально был обречен на провал! - выпалила я. - И если ты сейчас не уедешь, то неизвестно, как все для тебя закончится. Стивена собираются запечатать, тебя, возможно, тоже. Прости, что втянула тебя в это все, я знаю, что ты подрался из-за меня.
        - Виолетта, послушай, - его голос звучал ровно и спокойно, несмотря на бурю эмоций в глазах. - Это все преодолимо. Стивен сильный маг, такими не разбрасываются. Я готов присягнуть вашему королю, если это потребуется…
        - Дьеналь, - я поняла, что он не примет ни одну причину, подсознательно чувствуя ложь или неискренность. Только правда. - Я с самого начала не планировала становиться твоей женой. И поцеловала тебя на спор с однокурсниками. Сейчас же все зашло слишком далеко, нам стоит остановиться, пока не стало слишком поздно. Отпусти меня, пожалуйста. Мне правда это нужно.
        Иначе мой отец не получит вторую порцию лекарства, клятва на руке сыграет, и все окажется зря.
        Я видела, как Дьен борется с собой, как ищет возражения или, наоборот, пытается промолчать, удержать рвущиеся наружу слова. А потом делает несколько шагов назад, поднимает с пола кинжал и повторяет мой жест, проводя лезвием по указательному пальцу.
        Его рука, коснувшаяся моих губ, показалась ужасно холодной, ледяной. Как и его лицо, разом ставшее непроницаемым. Та самая маска, которую я видела на нем в самом начале, вернулась на свое место.
        - Я возвращаю кровь и поцелуй, - он произнес это так спокойно, что у меня по спине пробежали мурашки.
        - Спасибо, - только и смогла ответить я.
        Дверь открылась сама, за ней стоял магистр Тирас.
        - Все хорошо? - буднично спросил он и, получив мой кивок, улыбнулся. - Тогда идем. Только сначала отдай кинжал, - магистр требовательно посмотрел на Дьена. Тот помедлил несколько мгновений, словно сомневаясь, но все же протянул кинжал рукоятью вперед, и преподаватель тут же убрал его во внутренний карман. - Удачи, эльф.
        На этом Тирас приобнял меня за плечи и вывел из комнаты. Кажется, закрывшиеся двери в очередной раз разделили мою жизнь на “до” и “после”.

* * *
        Мы шли по коридорам дворца, и я даже не разбирала дороги, куда ведет меня преподаватель. Хотелось поскорее уйти, чтобы все закончилось.
        - Виолетта! - негромкий окрик заставил обернуться. В другом конце коридора показался Эвиналь Ильнао и уверенно догнал нас. - Я хотел сказать, - начал он, но был резко прерван магистром.
        - Только давайте короче, мы спешим, - бесцеремонно попросил он.
        Эльф с укоризной взглянул на Тираса, но затем быстро обратился ко мне.
        - Я хотел вас поблагодарить…
        - Не стоит, - теперь я прервала наставника Дьеналя. Ужасно невежливо, но выслушивать за все сделанное благодарности было выше моих сил.
        Эльф понимающе улыбнулся и кивнул.
        - И все же. Мы держим данное слово, - он бережно достал из кармана флакон и протянул мне.
        Странно, но я совсем иначе представляла этот момент. Думала, что стану испытывать радость, облегчение, ликование, а ничего из этого не было. Какая-то оглушительная пустота и ни одной внятной эмоции.
        Но разумеется, я взяла флакон и убрала его в тот же карман среди складок платья, где до этого лежал кинжал. А подняв голову, наткнулась на изумленный взгляд магистра Тираса.
        - Надеюсь, со Стивена Блана снимут обвинения? - спросила у эльфа я.
        Пусть его судит король исходя из наших реалий и законов, не оглядываясь на требования и возмущение эльфов.
        - Уже сняли, - заверил меня Эвиналь Ильнао. - Эльфийская делегация в течение дня покинет человеческие территории. Портал настраивают.
        - Хоть одна хорошая новость за сегодняшний день, - прокомментировал магистр.
        Эльф на его слова никак не отреагировал.
        - Ветви Древа извилисты и, возможно, наши пути еще пересекутся, - поклонился мне наставник. - Я буду искренне рад новой встрече.
        Я поклонилась в ответ. Молча. Кажется, эльфов мне хватило на всю оставшуюся жизнь.
        - Ну и что ты грустишь? - спросил преподаватель, когда мы пошли дальше, расставшись с Эвиналем Ильнао. - Если это то, о чем я думаю, то я даже понимаю твое расставание со Стивеном.
        - Вы правы, магистр, - только и ответила я. Но радоваться все равно не получалось.
        Магистр Тирас любезно довел меня до экипажа и посадил внутрь.
        - А вы? - забираться следом преподаватель не спешил, потянувшись к дверце экипажа.
        - Хочу убедиться, что наши ушастые друзья уберутся, - просто ответил он, захлопывая дверцу и давая отмашку кучеру.
        Отъехав от дворца, я открыла окошко и попросила отвезти меня по другому адресу.
        Эту ночь я проведу дома, а не в комнате, где все напоминало о Дьене.
        На руке ничего не осталось. Клятва испарилась, словно ее и не было. В моем кармане лежало заветное лекарство, и я снова была свободной ото всего и ото всех.
        И понятия не имела, что с этой внезапной свободой делать.
        Дома меня встретил верный Бернар, который не поленился выглянуть, дабы убедиться, что я приехала одна, но вопросы, разумеется, задавать не стал, молча взяв мое пальто.
        - Доложить лорду и леди о вашем приезде? - только поинтересовался он.
        - Отец тоже здесь? - удивилась я.
        - Да, лорд у себя в кабинете, - подтвердил дворецкий.
        Папа редко бывал дома посреди дня. Неужели у него тоже что-то случилось?
        Едва ли не бегом я поднялась на второй этаж, где нашла в кабинете не только папу, но и маму.
        - Лета? - удивилась она, разворачиваясь. - Что-то случилось? На тебе лица нет!
        Папа же сидел за столом, но встал при моем появлении.
        - Не переживай, - сходу заявил он. - Я как раз планировал ехать вызволять твоего эльфа. Ничего ему не сделают. Да и Стивена серьезно не накажут, я уверен.
        - Некого вызволять, - я всхлипнула, понимая, что не могу больше держаться. - Я отказалась от нашего брака.
        И произнеся это вслух, окончательно разрыдалась.
        - Это что еще за новости? - возмутился папа, подходя ближе. - Я только примирился с зятем-эльфом, как его уже нет?
        - Дорогая, - мама обняла меня, укутывая и согревая объятиями. - Неужели это то, о чем ты мне рассказывала?
        - Да, - я кивнула, стараясь сдержать слезы.
        - Но… кажется, ты говорила про другой срок?
        - Эльфы изменили условия, - я вытерла щеки, все-таки сумев взять себя в руки.
        - Значит, они все-таки забрали Дьеналя? - прищурившись, спросил папа. - Так давай его вернем!
        - Если бы все было так просто…
        Объяснить папе причину всего происходящего я не могла, но, оказывается, это было и не нужно.
        Он дошел до сейфа, набрал код и извлек из него пузырек, идентичный тому, что сейчас лежал у меня в кармане. И главное - такой же полный.
        - Я так понимаю, у тебя есть второй, - папа будто и не замечал моего шока. - Предлагаю обменять их обратно.
        - Мама! Но ты же говорила, что дала папе лекарство! - такого я точно не ожидала. Я ведь так старалась ради него, ради них обоих!
        - Дала, - невозмутимо подтвердила мама. - Как видишь, оно у него.
        - И… ты все знал? С самого начала? - я чувствовала, как обманула саму себя, сначала решив, что мне под силу тягаться с эльфами, с их традициями и договорами, а затем - что окажусь умнее проживших жизнь родителей.
        - Знал, конечно, - подтвердил довольный произведенным эффектом отец. - Сначала я был очень зол на тебя, признаю. Думаю, когда у тебя появятся свои дети, ты поймешь, насколько была сейчас неправа. Но все же я понимал, почему ты так поступила. И планировал предложить вернуть им лекарство. Это, по моим прикидкам, должно было привести к недействительности клятвы с эльфийской стороны. Ведь они, получается, не могут отдать лекарство в полном объеме. Но ты опять сделала все сама и по-своему?
        - Да, - я опустила голову, не в силах поверить, что можно было поступить иначе. И все же. - Это вторая порция, - уже не видя смысла скрываться, я извлекла из потайного кармана пузырек. - Я хочу, чтобы ты поправился.
        - Мне жаль, Лета, что ты считала, будто я так страдаю, - папа вздохнул, принимая вторую склянку и разглядывая немного светящуюся жидкость на свет. - На самом деле, мне куда важнее твое благополучие. Поэтому я считаю, что с эльфами все же стоит поговорить и вернуть твоего Дьеналя.
        - Он не вернется, и он больше не мой, - я закусила губу. - Не после того, что я сказала и сделала.
        - Может, не сразу, - не стал совсем уж настаивать на своем папа. - Но, уверен, с ним еще не все потеряно.
        - Нет, я не смогу смотреть ему в глаза. Да и… я не уверена, что ему стоит меня прощать.
        Родители переглянулись.
        - Я сейчас попрошу приготовить тебе чай с успокоительным, - мама легонько подтолкнула меня к дивану. - И я считаю, что папа прав, ничего непоправимого пока не случилось.
        Я не стала спорить. Ведь родители просто не видели лицо Дьеналя в тот момент.
        Ничего уже не вернуть.

* * *
        Я приехала в академию на следующий день, взяла самое необходимое и перебралась обратно в родное студенческое общежитие к Ники. В гостевом меня ничего больше не держало, и я твердо вознамерилась оттуда съехать, постепенно перенеся вещи.
        На расставании с Дьеналем жизнь не закончилась, и стоит напоминать себе об этом почаще. Подруга, как могла, помогала и подбадривала. Родители тоже регулярно навещали и по уже заведенной традиции привозили сладкое, которое я по большей части раздавала, не в силах управиться с таким количеством вдвоем с Ники.
        Стивен в академию так и не вернулся. Его, как и грозились, отправили отбывать наказание на северные рубежи. Но магия осталась при нем, а значит, через год он вернется и доучится.
        Тирас, вопреки всем ожиданиям, взялся за меня с удвоенным рвением, то ли в отместку, то ли, наоборот, помогая таким нехитрым способом. После двухчасовых тренировок сил на страдания не было. Такими темпами у меня имелись все шансы стать лучшей девушкой-боевиком на всем факультете и всерьез задуматься о военной карьере. Но до этого оставалось еще больше года, а с некоторых пор я боялась загадывать настолько далеко.
        Эльфы уехали в тот же день. Правда, лабиринт восстанавливать отказались, так что переизбыток магии над дворцом стал теперь головной болью наших специалистов.
        Дьен уехал вместе со всеми, магистр Тирас подтвердил, что он прошел со своими сородичами в портал. И мне оставалось только надеяться, что Дьеналь тоже сможет все пережить и найти свое счастье. Он его заслужил. Действительно заслужил.
        Так прошло три с половиной месяца. И экзамены начались точно в срок. Я даже как-то не придала им значения. После всего пережитого любые оценки казались ерундой.
        И ничто не предвещало, что произойдет что-то, способное нарушить привычный порядок вещей.
        Но в первое утро сессии, когда все судорожно листали конспекты, сидя за столами, раздался удар гонга. Объявлялся общий сбор на площади перед главным корпусом.
        Мы, не веря собственным ушам, отложили книги и переглянулись.
        Последний раз этот гонг звучал пятнадцать лет назад…
        Народ высыпал из разных зданий, кто-то, у кого экзаменов сегодня не было или они шли позже, выходили заспанные, на ходу поправляя и застегивая одежду.
        Тревожные шепотки раздавались отовсюду, преподаватели с такими же обеспокоенными лицами переговаривались друг с другом.
        Это было странно… и страшно.
        Ректор стоял на высоком крыльце, ожидая, когда все или хотя бы большая часть людей соберется на площади. Мы с Ники не стали заходить в самую толчею, заняв место с краю. Возле ректора возвышался магистр Тирас, широко расставив ноги и сложив руки на широкой груди. И без того не самый приветливый преподаватель выглядел откровенно мрачно.
        - Как ты думаешь… - начала Ники, но не договорила. Ее заглушил голос ректора, усиленный магией.
        - Студенты и сотрудники академии! - начал он. - Сегодня пришло сообщение с наших восточных рубежей, граничащих с эльфами. Там зафиксированы магические аномалии, идентичные тем, которые стали предвестниками вторжения, произошедшего пятнадцать лет назад, - волна вздохов и выкриков пронеслась по площади. - Открытие порталов ожидается со дня на день, - продолжил магистр Фаграл. - Объявлена полная мобилизация магов, начиная с четвертого курса.
        Площадь взорвалась криками, Ники вцепилась в мою руку, и я сжала ее ладонь в ответ. Прошлое вторжение обошлось нашему миру дорого.
        - Тишина! - прокатился громогласный рев магистра Тираса. - Мы уже знаем, чего ожидать, лучше подготовлены и не допустим ошибок прошлого! Поэтому никакой паники! Жду четвертый и пятый курс боевого на полигоне!
        - А экзамены? - выкрикнул кто-то.
        Ректор уже открыл рот и сотворил заклинание для усиления голоса, но Тирас, ни в каких заклинаниях не нуждающийся, опередил:
        - Кто вернется с войны, тот и сдал!
        Ректор недовольно глянул на боевика и принялся что-то объяснять. Мы же с Ники, по-прежнему держась за руки, протискивались сквозь толпу к полигону.
        - Как думаешь, - чуть отойдя, спросила подруга, не спеша меня отпускать. - Тирас ведь пошутил про войну и экзамены?
        - Конечно, - подтвердила я, успевшая как следует изучить черный юмор преподавателя.
        О том, что в его шутке слишком много правды, говорить не стала. Ники и без того ощутимо потряхивало.

* * *
        Мы построились в обычном порядке сразу за пятым курсом. В последнее время я стояла в числе сильнейших - магистр меня знатно натаскал. Ники же так и осталась ближе к хвосту шеренги, поэтому ей пришлось все-таки отпустить меня и встать на свое место.
        - Итак, - магистр вышел к нам. - Вы все - обученные боевые маги, пусть и без реального боевого опыта. Но опыт - дело наживное, и у вас появилась уникальная возможность его приобрести. Помните все, чему я вас учил. Не пытайтесь отсидеться за щитами, те твари слишком легко их пробивают. Прикрывайте друг друга, никогда никуда не лезьте поодиночке. И самое главное, пришельцы крупнее нас и физически сильнее, не подпускайте их к себе, в ближнем бою против них не выстоять.
        Напряжение в нашем ряду разливалось все гуще. Даже парни ощутимо нервничали, что уж говорить про девушек.
        - Пятый курс, первые восемь человек - выйти вперед для распределения по ударным группам. Остальные - поддержка. - Шесть парней и две девушки решительно сделали три шага. - Четвертый курс. Первая десятка - выйти из строя.
        Десятой стояла я. И три шага дались мне нелегко.
        - Не дрейфь, Сарнад, - усмехнулся преподаватель. - Докажи, что я не зря с тобой возился последние месяцы.
        Меньше всего мне хотелось чего-то доказывать магистру, но внезапная мысль буквально обожгла.
        - Магистр, а как далеко порталы до Лесов? - выпалила я, пусть и знала, что Тирас терпеть не мог, когда кто-то задавал вопросы без разрешения.
        Удивительно, но преподаватель не принял никаких карающих мер в этот раз, только понимающе хмыкнул.
        - Вплотную, Сарнад. Пришельцам у эльфов как медом намазано, они и в прошлый раз прорывались к длинноухим. Видимо, их любимое дерево - прекрасный маяк, а также источник энергии, который расширит возможности наших гостей. Поэтому, хочешь-не хочешь, а нам придется помогать эльфам.
        - Мы будем защищать эльфийские границы? - недоуменно спросил кто-то из пятикурсников.
        Магистр пристально посмотрел на смельчака, подошел к парню вплотную. Тот с видимым усилием остался на месте, подавив в себе желание отступить.
        - Мы, Далирс, будем сражаться с эльфами плечом к плечу, потому что от этого зависит будущее нашего мира, - вроде говорил магистр негромко, а все мы знали, как Тирас умеет орать, но пробирало до костей. - В Леса им порталы не открыть, у эльфов там своя магия и атмосфера, поэтому наша территория для них - базовый плацдарм. Уверен, на этот раз чешуйчатые твари не будут терять времени, а сразу кинутся к дереву за дармовой силой. И ты, лично ты, Далирс, - палец магистра уперся в грудь студента, - сделаешь все, костьми ляжешь, чтобы этого не случилось!
        - Я понял, - сглотнул парень.
        - Надеюсь! - Тирас развернулся ко всем нам. - И для самых непонятливых. От благополучия эльфов и их дерева зависит наш мир. Если те твари доберутся до дерева и смогут использовать его силу - мы проиграли. Усвойте это. Так что у нас две задачи: закрыть порталы как можно быстрее и не дать пришельцам проникнуть на эльфийские территории. Понятно?
        - Да, - отозвались мы почти дружным хором.
        - А теперь ударные группы.
        Нас разделили на три шестерки, со мной оказались Кайлус и Зак, с которым мы почти не общались после памятного разговора. Еще один парень - Корн и двое пятикурсников, парень и девушка. Она пренебрежительно посмотрела на меня, и я даже не удивилась: на полголовы выше, шире в плечах и в принципе мощнее, студентка точно целенаправленно готовилась к военной карьере. Я же терялась среди крепких парней и пары не менее крепких девушек. Но, как ни странно, не ощущала себя здесь лишней. Тирас прав, он натаскивал меня последние месяцы так, что впору в состязаниях и первенствах участвовать.
        А главное, я точно знала, что сделаю все, чтобы помочь эльфам и защитить Великое Древо.
        23. ТРЕВОЖНЫЙ ГОНГ
        Следующие сутки выдались самыми тяжелыми. Никогда не думала, что буду так хотеть поскорее поехать туда, где ждет опасность и иномирные враги. Но абсолютно все казалось лучше, чем расставание с родителями.
        Мама с папой, само собой, не собирались меня отпускать и планировали задействовать для этого все связи. Я их понимала, правда.
        Но не поехать не могла.
        Мы говорили, ругались, мирились, снова ругались и так по кругу. Но портал настраивался из академии, так что даже дома не запереть.
        - Все, сил моих больше нет, - саданул кулаком по столу отец. - И в кого ты только такая упертая? И не надо говорить, что в меня, - бросил он предупреждающий взгляд на маму.
        Та благоразумно промолчала.
        - Я должна поехать, - наверное, в сотый раз устало проговорила я чуть севшим голосом. Не всегда наши обсуждения шли мирно.
        - Делай, что хочешь, - кажется, папа тоже выдохся. - Только на передовую не лезь.
        Я поспешно кивнула. Рассказывать, что магистр Тирас включил меня в ударный отряд, не собиралась. Они и без того переживают сильнее меня.
        - Держи вот, - папа достал из внутреннего кармана коробочку. - Надеюсь, не понадобятся, но на всякий случай.
        Я откинула крышку. Там, в надежной защите, лежали два флакона. Те самые…
        - Пап, ты уверен? Я ведь хотела…
        - Да знаю я, что ты хотела, - не стал дослушивать отец. - Вот я, например, хочу, чтобы ты осталась дома. Но ты ж не слушаешься! Мало, мало я тебя в детстве порол…
        - Ты меня не порол, - улыбнулась я.
        - А надо было. Упустил дочь, - продолжал сокрушаться папа. - В любом случае, тебе там нужнее будет. Только с умом используй! На войне без погибших и раненных никак. А ты, в конце концов, свою цену за эти склянки заплатила.
        Тут не поспоришь.
        Мама отвернулась и мельком смахнула выступившие на глазах слезы.
        - Я вернусь, не переживайте, - я обняла их по очереди и проводила до выхода из академии.
        Там собралась приличная толпа, родственники и друзья приехали в академию, как только стало известно о порталах. В воздухе, кроме горечи и страха, витала надежда: может, обойдется? Порталы пока не раскрыты, никто не нападает. Возможно, маги сумеют не допустить их открытия?
        Лично я тоже надеялась на это. Однажды мы закрыли порталы, значит сможем повторить, а то и вообще предотвратить вторжение. К тому же мы знаем противника в лицо, вернее - в морду со жвалами и фасеточными глазами. И про чешую магистр тоже неточно выразился, по виду там был настоящий хитин, мелкими пластинами покрывающий длинное тонкое тело с хвостом и шестью конечностями.
        Мы проходили пришельцев, разбирали бои с ними, но больше как дань истории. Мы и с эльфами стратегию и тактику боев разбирали.
        Именно это я и пыталась объяснить Ники, которая себе места не находила от волнения. Что мы подготовлены и вооружены, а не как в прошлый раз.
        - Знаешь, ты изменилась, - заметила она после третьей кружки чая с мятой. - То ли история с Дьеналем, то ли тренировки с Тирасом не прошли даром, но раньше я успокаивала тебя чаще.
        - Главное - не паниковать одновременно, - подмигнула я. - А сейчас нам нужно поспать, утром откроют портал.
        Последнее я зря сказала, подруга снова сжалась.
        - Может, тебе нормального успокоительного достать? - предложила я, понимая, что чай не помогает.
        - Не надо, от него голова словно ватная, - покачала головой подруга. - Давай спать, а то ты вообще в ударной группе.
        Ники посмотрела на меня с такой жалостью, что я подхватила вещи и пошла в душ. Раскисать я точно не планировала.

* * *
        Утром я в первых рядах стояла у портала, Ники обеспечивала прикрытие целителей. За ночь она немного смогла взять себя в руки, а известие, что ей предстоит отвечать за чью-то жизнь и безопасность, сразу придало ей уверенности и сил.
        - Держись рядом со мной, - попросил Зак, вставший по правую руку.
        - Хорошо, - самое время отбросить все обиды.
        Я хотела верить, что Зак прикроет мне спину, как и я ему, если потребуется.
        Портал засветился, мой отряд - второй, первый пропал в мерцающем облаке, мы прошли следом. Короткое мгновение удушья, когда чувствуешь себя, точно в толще воды, а после свобода и воздух, заново наполняющий легкие.
        Другие звуки, другие запахи и совсем другой вид. Вместо наших гор - огромная степь. Впереди - стена. Именно за нее я поначалу приняла Эльфийские Леса. Никогда их раньше не видела вживую, а картинки в книгах и учебниках не передают и десятой части их величия. Вот только никогда бы не подумала, что увижу так.
        - Смотри, аномалии, - Зак указал пальцем куда-то вперед. Присмотревшись, я разобрала странное марево в воздухе, совершенно не характерное для нежаркой погоды.
        Там уже виднелись мелкие фигурки магов.
        - Сюда, - скомандовал Тирас, собирая нас возле себя. - План такой: маги пытаются не дать порталам открыться, боевые маги из войск их страхуют. Вы стоите второй и третьей линией. Что бы ни началось, без моего приказа с места не двигаемся. Никакой самодеятельности! Чуть что - поднимать щиты!
        Мы вытянулись и кивнули.
        - А теперь к порталам!
        Повторять магистру не пришлось. Мы резво побежали на позиции, оставляя позади продолжающих прибывать людей.

* * *
        Возле магических аномалий, грозящих переродиться в порталы, уже стояло одно кольцо оцепления из боевых магов. С нашей стороны - люди, со стороны Лесов - эльфы. Среди магов, пытающихся что-то сделать с самой аномалией, также были представители обеих рас. Я всматривалась в эльфов на другой стороне в надежде увидеть знакомое лицо, но тщетно. Во-первых, слишком далеко. Аномалия оказалась огромной, такой, что через нее, как через пространственный разрыв, вполне реально провести неплохую армию. Во-вторых, в одинаковой форме эльфы совершенно сливались и издалека напоминали отражения друг друга.
        Мы выстроились группой в порядок два-три-один, где я находилась в самом центре, как слабое звено команды. Несколько надменный взгляд второй девушки, стоящей слева, я отлично замечала, но мне, по большому счету, было все равно, кто и что обо мне думает. К тому же вчера мы несколько часов отрабатывали разные боевые порядки, оттачивали взаимодействие и групповой бой, и уже там я смогла неплохо себя проявить. Даже сама немного удивилась.
        Правда, все равно теплилась надежда, что до проявления себя в реальном бою дело не дойдет.
        Пока аномалия вела себя смирно и будто бы даже уменьшалась. В магическом зрении она выглядела как огромный, вытянутый по горизонтали мыльный пузырь, переливающийся на солнце всеми цветами радуги.
        - Она уменьшается, - тоже заметила девушка.
        - Нет, - Зак, стоявший впереди, покачал головой. - Она уплотняется.
        - Может, это от действий наших магов? - Кайлус тоже вглядывался в аномалию.
        Порталы были слишком сложны и не включались в общую программу обучения. Потом можно пройти отдельный двухгодичный курс, после которого еще два года практики. Поэтому и разбирающихся в них насчитывалось не так много.
        Нам же оставалось лишь гадать, что все это может означать.
        Мы простояли весь день, время от времени меняясь. Одна из трех групп отходила на перекус и отдых, потом следующие по очереди. Ничего страшного вроде не происходило, и мы заметно расслабились, начали переговариваться, шутить. Вечером развели костер и нам разрешили дежурить по одной группе.
        Льюр, попавший в другую группу, подсел к нам с Ники.
        - Пока что все неплохо, - заметил парень. - А если за эту поездку еще и экзамен зачтут, хотя бы по боевой магии… - мечтательно протянул.
        - Держи карман шире, - усмехнулся Кайлус, - с Тираса станется нам еще усложнить экзамен, раз угроза нападения существует.
        - Да, опять начнет задвигать про подготовку новых магов, достойных предыдущего героического поколения, - поморщился Льюр.
        - Начну, Стеврас! - Льюр едва не подскочил на месте, услышав голос обсуждаемого преподавателя из темноты. - Ты сдаешь экзамен в любом случае.
        - Как скажете, магистр, - покорно принял свою участь парень, наверняка кляня свой длинный язык. А когда Тирас ушел от нас к дежурившей первой группе, тихо продолжил: - Говорила мне мама: идти в артефакторы. Сейчас бы сидел в академии, защитные артефакты клепал и камешки заговаривал.
        - Тоска, - протянул Кайлус. - Разве это сравнится с чувством опасности, приятно щекочущим нервы…
        - Все, пошла я от вас спать, - Ники решительно встала, не в силах слушать такие разговоры и, тем более, в них участвовать.
        В третьей линии оставили дежурить каждого второго, в середине ночи они поменяются, так что Ники тоже не следовало засиживаться. Да и мне неплохо было бы пойти спать, но я сомневалась, что смогу уснуть.
        В темноте аномалию было не видать, но стоило использовать заклинание, позволяющее различать магию и магические предметы, как на фоне леса проявлялась еще более яркая, чем днем, сфера. Ее края становились все четче, а цвета насыщеннее. Теперь уже ни у кого из нас не возникало предположений, будто наши маги сумели ее как-то обуздать или локализовать.
        - Тоже нервничаешь? - спросил у меня Льюр, видя, как я напряженно вглядываюсь в темноту. - Да брось. Мы куда лучше подготовлены, чем в прошлый раз.
        - Есть проблемка, - Вира, наша вторая девушка, сидевшая с другой стороны костра, невесело усмехнулась. - Те твари, говорят, разумные.
        - И что? - не понял парень.
        - А если разумные, то тоже сделали вывод. И тоже лучше подготовились.
        Вот и успокоила.
        - Я спать, разбудите, когда пойдем, - попросила я, понимая, что надо попытаться отдохнуть, а не в который раз обсуждать ситуацию.
        Все, что было можно и нужно, мы уже обсудили.
        Ворочалась я довольно долго - непривычно спать под открытым небом. Пусть у нас и случались практики на природе, но там обустраивали лагерь, разбивали палатки, да и ездили примерно в одни и те же обжитые студентами места. Здесь же мы ехали налегке, разбивать лагерь прямо возле порталов было глупо - если портал откроется, его сметут. Куда дальше обосновались целители и другие маги поддержки, а также простые люди, обеспечивающие нас едой и водой.
        И ради них, ради их безопасности, мне стоит поспать и набраться сил.
        Хотя про силы я, конечно, погорячилась. Когда меня разбудили через несколько часов, показалось, что я и не спала вообще. А только открыла и закрыла глаза.
        - Уже? - я старалась проморгаться.
        - Уже, - подтвердила Вира. Она, на самом-то деле, выглядела не лучше, но старательно делала вид, что все в порядке.
        Наша смена проходила спокойно и вяло, какой еще она может быть в самое сонное время перед рассветом? Туман сгустился и мелкими каплями оседал на одежде. Волосы буквально вымокли, словно я искупалась, да и прохлада проникала сквозь влажную ткань слишком легко.
        Светлая полоска протянулась над Лесами, сделав их совсем темными.
        - Красивый рассвет, - заметил Кайлус. - Такой цвет необычный.
        Вопреки всему, небо окрашивалось не в алый, а в зеленоватый.
        Я проследила за линией горизонта, а после перешла на магическое зрение.
        Вира опередила мой возглас буквально на доли секунды.
        Это был не рассвет. Свет над Лесами не имел к нему никакого отношения.

* * *
        Боевая тревога тут же пронеслась над людьми. С другой стороны ей вторил певучий эльфийский рог.
        - Щиты! - крикнул Кайлус, и я будто очнулась, поднимая пока самый обычный щит, который проще всего перестроить при атаке.
        В первой линии тоже мерцала защита, группы спешно возвращались на свое место, третья линия из поддержки уплотнилась и разворачивала последний ряд защиты.
        А после по нам прошелся удар. Открытие портала сопровождалось огромным выбросом энергии.
        Щиты первой линии смело, людей отбросило на нас. Первую группу слева раскидало в стороны, но ребята справа держались, третья линия выстояла, не дав ударной волне пройти дальше. Темнота наполнилась тенями, огромными и пугающими.
        Земля под ногами задрожала, и небо, кажется, раскололось надвое.
        Дальше все слилось в одно действие. Наша атака и ответные магические удары, посыпавшиеся в щиты. Дрожь в руках от напряжения, и выкрики Кайлуса, которым я подчинялась совершенно бездумно. Стой я в этот момент одна, наверняка бы растерялась и запаниковала, но именно команда и подстраховка, а также осознание, что и я отвечаю за безопасность товарищей, не позволяли забыть то, чему нас учили в академии.
        От эльфов раздался еще один перелив рожка, теперь куда более высокий, будто жалобный.
        - Твари кинулись сразу на них! - Кайлус сумел-таки перекричать окружающую нас какофонию. - Идем вперед!
        - Но Тирас сказал… - попыталась возразить Вира.
        - Ты его видишь? Я - нет! Вперед!
        Мы побежали к Лесам, попеременно держа щиты и атакуя. От разлитой магии все вокруг трещало и искрилось. Пусть рассвет пока что так и не наступил, но света хватало с лихвой, признаться, кое-что я бы предпочла вовсе не видеть. На нас несколько раз выбегали огромные жуткие существа, и каждый раз нам, не иначе как по чистому везению, удавалось быстро с ними справиться.
        Огромные, почти в два человеческих роста, пришельцы с тремя парами конечностей наступали на жмущихся к Лесам эльфов.
        - По ближайшим! - крикнул Кайлус, и несколько магических зарядов полетело сразу в трех пришельцев.
        Двое из них рухнули, один же повернулся и в упор посмотрел на нас. И к нам тут же развернулись сразу пятеро…
        - Усилить щиты!
        Я рухнула на колени, не устояв от удара, в голове звенело, перед глазами все плыло.
        Кто-то дернул меня наверх и в сторону, а после в то место, где только что стояла я, ударил фиолетовый луч - чужая магия разительно отличалась от нашей.
        - К эльфам! - гаркнул мне на ухо подоспевший Тирас. - Выживешь - тоже сдаешь экзамен!
        Я только кивнула и бросилась вперед через образовавшуюся брешь. Позади нас стояли боевые маги, забрасывающие пришельцев заклинаниями, кругом копошились твари, слишком занятые нападавшими с двух сторон людьми и эльфами.
        Встав в эльфийские ряды, я даже не удивилась, когда на меня сразу растянули щит, только походя отметила, что среди защитников Лесов уже прилично людей.
        Люди больше били по верхам, эльфы взаимодействовали с землей и растениями, связывая пришельцев и не давая им подобраться слишком близко. Их магия действовала не менее убойно.
        Я даже уже почти поверила, что мы выстоим, как нас накрыло сияние, вылетевшее прямиком из портала. То, что щиты не помогут, стало ясно сразу. Собственно, они исчезли, как и вся магия, которую я только что чувствовала, - а теперь ее не было. Даже маленького огонька создать не получалось. Мы оказались без оружия. Впереди наступали твари, позади возвышалась громада Лесов, исполинские деревья, кажется, подпирали небо.
        Одно из таких уперлось мне в спину - оказывается, мы отошли до самой кромки. Какая-то из тварей так не вовремя заметила, что я стою, оставшись без поддержки, и кинулась прямо на меня. Удар огромной лапы пришелся на ствол, оставив в нем глубокие борозды, я же, пригнувшись, забежала за соседнее дерево, стоявшее чуть дальше. Хотелось отбиваться, а не прятаться и, тем более, не заводить тварей глубже в лес. Но магии по-прежнему не чувствовалось, ее словно что-то заблокировало у меня внутри. Висевший на поясе кинжал точно не помощник. Надо собраться, отойти, спрятаться, но я стояла и пыталась создать хоть какое-то заклинание. Придумать что-то. И упустила момент, когда можно было укрыться.
        Огромное шестилапое чудовище, понимая, что деваться мне некуда, нависло, щелкая когтями, размером с мой кинжал каждый. Вокруг, будто нарочно, непролазные заросли, нога за что-то зацепилась, и прыжка нормального не вышло.
        Я беспомощно растянулась на земле, прикрыв голову больше инстинктивно, чем в надежде на что-то, и сжалась в ожидании удара. А вместо него услышала истошный визг. Подняв глаза, заметила между собой и тварью эльфа с длинным мечом, по которому стекала темная жидкость. Конечностей у пришельца резко поубавилось, и он начал медленно заваливаться набок.
        По-прежнему не веря, что все обошлось, я не спешила вставать. И тогда эльф обернулся сам, огляделся по сторонам, убедившись, что больше на нас никто не нападает, и быстро опустился возле меня на одно колено.
        - Ты в порядке? - Дьеналь осторожно поднял меня за плечи.
        Я только кивнула - зуб на зуб не попадал.
        - Я выведу тебя. Человеку сложно сражаться в Лесах, - он протянул руку, за которую я ухватилась так, словно от этого зависела моя жизнь. А может, и зависела…
        - Спасибо… - мне хотелось броситься ему на шею и разрыдаться, но я сдержалась.
        Мы на войне, и это неуместно. К тому же я сама от него отказалась. Но ничто не заставит меня отпустить его руку. Пока это возможно, я буду за нее держаться.
        Мне так не хватало его все это время. Хотелось о стольком спросить, задать кучу вопросов, узнать, как он меня нашел? Или не нашел, а случайно наткнулся? Столько вопросов, и такая короткая дорога до своих.

* * *
        - Лета! - наша группа стояла в полном составе в новом боевом порядке, тут же раздвинувшись, освобождая мне место.
        - Будь осторожнее, - попросил Дьен, разжимая пальцы, я невольно сжала его руку сильнее, но наткнулась на малахитовый взгляд и поспешно отпустила. Он еще секунду смотрел на меня, а после скрылся в лесу так быстро, словно растворился в воздухе.
        - Куда тебя занесло? - голос Зака звучал грубо, но, скорее, от волнения.
        - Так получилось…
        Я все еще смотрела в темноту леса, которую пока не могли разогнать первые слабые лучи восходящего солнца.
        - А теперь, раз мы все в сборе, - вперед!
        Остальные ударные группы были на поле боя, и магия потихоньку возвращалась - наши смогли как-то убрать воздействие пришельцев, пусть и не полностью, - заклинания давались с трудом, словно я только училась их создавать.
        И с началом светового дня бои стали лишь более ожесточенными, несколько раз твари прорывались в лес, но, судя по всему, далеко пройти не смогли. Портал продолжал работать и только разрастался, несмотря на все попытки его закрыть или хотя бы уменьшить пропускную способность.
        Мы выдохлись к обеду - магический резерв был вычерпан до дна. И когда дали команду отступать в леса, даже не удивились. А там эльфы провели нас какими-то своими тропами к небольшому поселку, где тут же всучили кашу и горячий взвар. Только взяв обжигающую чашку, я осознала, насколько ледяные у меня руки. Да и сама я замерзла так, словно провела не меньше часа на морозе, хотя здесь было тепло - климат возле лесов еще мягче нашего.
        - Ты как? - Ники подскочила ко мне и начала ощупывать, будто сомневалась, что я материальна.
        - Я в порядке, - на более развернутый ответ сил не нашлось. Хотелось рухнуть прямо здесь, но я кое-как доплелась до наспех обструганных бревен, выполняющих роль лавочек, и села возле своей группы.
        - Куда ты пропала перед рассветом? - чуть позже спросил Зак, когда мы успели немного перекусить и перевести дух.
        - Ушла немного вглубь, - мне не хотелось обсуждать встречу с Дьеналем, она казалась настоящим чудом среди творящегося вокруг ужаса.
        - Я же говорил: держись рядом со мной, - продолжал наседать Зак.
        - Постараюсь, - и спорить не хотелось. Зак же только цыкнул, поняв, что это все отговорки.
        Я вглядывалась в каждого эльфа, надеясь вновь хотя бы на мгновение увидеть любимое лицо. После встречи еще острее поняла, как мне нужен Дьеналь. И сейчас, когда опасность осталась немного в стороне, думать о чем-то еще было крайне сложно.
        К тому же в эльфийском лесу царило какое-то невероятное умиротворение. Стояла тишина, не сплошная, оглушающая и мертвая, а та приятная уху тишина с шелестом листвы, в которой играл непоседа-ветер. Где-то вдалеке щебетали птицы, опасающиеся подлетать ближе из-за чужаков. Негромкие разговоры эльфов на их мелодичном, напевном языке. И все же после шума и грохота боя это была самая настоящая тишина. Спокойствие. Хотелось прикрыть глаза и просто сидеть, полной грудью вдыхая воздух.
        Или, наоборот, рассматривать аккуратные деревянные домики, вписанные в лес так, что они казались его естественной и неотъемлемой частью.
        Разумеется, это были всего лишь мечты.
        В реальности нам дали короткую передышку, восстанавливающие зелья и вновь собрали.
        Перед нами стояло несколько боевых магов, в том числе и Тирас.
        Здесь же нашлись и эльфы, Дьеналь оказался среди них живой и на вид невредимый. Но сколько я ни смотрела, поймать хоть один его взгляд так и не получилось. Ну что ж, это закономерно. Но очень больно.
        - Итак, что мы имеем, - начал один из наших боевых магов. - Превентивное закрытие портала не удалось, однако пока мы успешно сдерживаем пришельцев, не давая им разбегаться.
        - И поэтому они очень целенаправленно прокладывают себе дорогу в лес, - вклинился Тирас.
        - Да, - первый маг бросил на нашего преподавателя недовольный взгляд. - Именно так. Они помечают выделениями своих желез путь и прорываются по одному и тому же маршруту к Великому древу. Мы пробовали их остановить, но они тоже действуют слаженно и осознанно. Для пришельцев Древо - главная цель. Пока что хозяева Лесов, - маг вежливо кивнул эльфам, - держатся, не позволяя пришельцам углубляться, но их отрядам понадобится поддержка. Поэтому мы планируем перебросить им часть своих сил в качестве подкрепления.
        - А если они снова заглушат магию? К такому мы не были готовы, - выкрикнул кто-то из людей.
        - Блокирование магии возможно только рядом с порталом, где сосредоточено больше всего энергии, дальше ничего не блокируется, - спокойно ответил маг. - Но самое главное: мы поняли, как закрыть портал, они существенно усовершенствовали его с прошлого раза, так что придется подобраться вплотную.
        Мы переглянулись. Твари никого не подпускали к порталу. Так же, как мы обороняли Древо, они обороняли проход в свой мир. Подобраться к нему вплотную… нетривиальная задача.
        - Наши маги предложили вариант. Рисковый, но, скорее всего, единственный в данных условиях. Мы попробуем заманить как можно больше тварей ближе к Древу, они скопятся там и не успеют вернуться, когда мы начнем атаку на портал.
        Народ загудел, даже такие сдержанные обычно эльфы выглядели обескураженными.
        - А если не удастся быстро закрыть портал и мы не удержим тварей? - резонно спросил Кайлус.
        - Если мы не предпримем ничего, то их прорыв к Древу - вопрос времени, - взял слово Тирас. Готова поспорить, что это его план, магистр всегда любил рисковать и ненавидел сидеть в обороне. - Тварей слишком много, и они постоянно прибывают. Наши же маги не бесконечны и уже начинают выдыхаться. Пока мы здесь прохлаждаемся и занимаемся пустой болтовней, другие сражаются и погибают, помните об этом.
        Народ принялся переговариваться и обсуждать, но Тирас одним выкриком призвал всех к тишине.
        - Мы сознательно пропустим тварей вглубь леса к укрепленным зонам, - перед нами появилась иллюзорная карта с отмеченным на ней красной линией оборонительным рубежом. - Это оттянет их основные силы от портала. У них есть какая-то своя система связи друг с другом, как только путь окажется свободен, большинство кинется туда.
        - Кинется, а если прорвется? - незнакомый мне высокий маг с черной бородой стоял, сложив руки на груди. На лице у него красовалась повязка, закрывавшая один глаз, придавая ему бандитский вид.
        - Эльфы и те люди, что будут их поддерживать, сделают так, чтобы не прорвались, - кажется, все уже было решено, но решение выглядело… спорно.
        - Пропускная способность портала ограничена, - опять взял слово маг, говоривший первым. - Пришельцы прибывают группами через определенные промежутки времени. Мы примерно рассчитали это время, и когда новая группа уйдет в Леса, начнем атаку на сам портал. Магистр Тирас прав, - неохотно признал он. Видимо, Тираса недолюбливали не только студенты, но и коллеги. - Чем больше времени пройдет - тем больше станет пришельцев и тем слабее будем мы. А значит, шанс защитить Древо будет еще ниже. Нам необходимо действовать быстро.
        24. ЗА СТЕНОЙ
        План был рискованный, но даже эльфы его приняли после недолгих обсуждений.
        Количество пришельцев росло с каждым часом, их уже сейчас сдерживали с трудом, еще немного - и они прорвут все защитные периметры, распространятся дальше, нападут на мирных жителей. А уж если доберутся до Древа, то получат такой мощный источник, что о закрытии портала можно будет забыть.
        К тому же опять страдали эльфийские леса, а эльфы, казалось, чувствовали гибель каждого дерева, по лицам некоторых текли слезы…
        Они жили в единстве с природой и слышали в шелесте листвы гораздо больше, чем мы. Не знаю, как общались между собой пришельцы, но эльфы могли дотронуться до ствола и узнать, что происходит в любом месте Лесов. Именно так, наверное, и нашел меня Дьеналь. А может, не меня, а просто человека в опасности.
        И о том, что людям сражаться в Лесах тяжелее, Дьен тоже не соврал. Здесь готовились и к нашему вторжению в том числе. Растения людей не любили, стоило сойти с тропинки, как ноги цеплялись даже за безобидные на первый взгляд травинки. А корни под ногами и вовсе будто оживали, становясь скользкими и изворотливыми. Эльфы пообещали договориться со своими Лесами, но все же попросили людей держаться ближе к ним и вглубь ни в коем случае одним не заходить.
        Прозвучало очень убедительно и немного пугающе.
        Сильных и опытных магов отправили закрывать портал. Студентов отдали на помощь эльфам, которые вроде как и сами обещали справиться, но все же от поддержки отказываться благоразумно не стали.
        Инструктаж от Тираса был привычно краткий и емкий. Без необходимости не лезем, в обороне не отсиживаемся, перед эльфами его седины ни в коем случае не позорим - вот, в общем-то и все, чем напутствовал нас преподаватель, отправляющийся в самое пекло.
        Напоследок я почувствовала пристальный взгляд и обернулась, с удивлением заметив Стивена, которому предстояло быть среди тех, кто закрывает портал. Логично, он провел два с лишним месяца на северных рубежах, где ледяные тролли постоянно проверяют людей на прочность, боевого опыта он там набраться успел.
        И сейчас провожал меня взглядом. Я не удержалась и кивнула ему в знак поддержки. Не хотелось вспоминать былые ссоры и обиды перед лицом такой опасности, кто знает, встретимся ли мы еще? Стив кивнул мне в ответ, на его губах промелькнула улыбка облегчения. Кажется, он думал о том же.
        А как только я ступила на тропинку, тут же наткнулась взглядом на Дьеналя, видимо, все это время наблюдавшего за нами. Только он, стоило нашим глазам встретиться, сразу развернулся и так быстро скрылся из виду, словно его и не было. Уверена, и здесь без особой магии Лесов не обошлось.
        Я посмотрела на ветки, сомкнувшиеся за ним, и твердо для себя решила: если мы выживем, то я обязательно с ним поговорю еще раз. Пока не знаю, что скажу, но точно поговорю.
        Осталось отбиться от иномирных тварей и устоять.
        Оборонительный рубеж эльфов напоминал сплошную и совершенно непролазную стену, сплетенную из деревьев с необъятными стволами и колючего кустарника, раздвинувшегося и пропустившего нас, а после сомкнувшего ветки так плотно, что сквозь них не пролез бы и прутик.
        Здесь нас встретил другой лес, оправдывая название государства Эльфийские леса. Действительно, это место разительно отличалось от того, что мы успели увидеть. Его краски были еще насыщеннее, все вокруг сияло под ярким солнечным светом. Пышные ветви свисали почти до земли, напоминая шикарные локоны, пусть и зеленые. Где-то все закрывали цветы, вытесняя листья, где-то листочки отдавали голубизной, где-то серебрились… От такого многообразия красок закружилась голова, и я словно потерялась в пространстве. Жаль, как же жаль, что нас привели сюда такие обстоятельства. Вот бы спокойно погулять здесь несколько часов…
        Я огляделась вокруг, заметив, что остальные люди также с открытыми ртами разглядывают окружавшее нас великолепие. Эльфы не торопили, возможно, им было приятно наше восхищение, а возможно, они хотели, чтобы мы больше прониклись красотой Лесов и еще сильнее стремились их защитить.
        - На деревья! - скомандовал кто-то из эльфов, и я заметила, как они ловко вскарабкались по ветвям, как по веревочным лестницам.
        Нам с непривычки так забраться удалось далеко не сразу. Тем приятнее было, что эльфы безо всяких насмешек помогли подняться на удобные, широкие, а главное - плоские ветви, окруженные ветками потоньше на манер перил или плетеного ограждения. Упасть отсюда надо еще постараться, и это обнадеживало.
        А еще обнадеживало то, что Дьеналь как-то невзначай оказался недалеко от моей группы.
        И пусть на меня он по-прежнему не смотрел, я чувствовала протянувшуюся между нами нить, пока тонкую, готовую оборваться от любого неосторожного слова или действия, но она определенно была. И это дарило надежду.

* * *
        - Пришельцы идут к нам, их больше не сдерживают в Предлесье, - раздался высокий голос эльфа, заставивший отвлечься от неуместных сейчас размышлений и собраться.
        В голове мелькнула мысль, что эльфы переговариваются на всеобщем, иногда кто-то забывался, переходя на родной и непонятный нам, но его тут же поправляли. Вроде незначительная деталь, но такое единство во всем было важно. Приятно, что мы можем стоять плечом к плечу и не оглядываться на накопленные веками противоречия. И говорить на одном языке.
        Это из хорошего. Из плохого - твари нещадно уничтожали лес, причиняя эльфам едва ли не физическую боль. На это было страшно смотреть. Кто-то садился, не в силах устоять на ногах, кто-то стирал текущую ручьем кровь из носа. Побочный эффект связи, лопающейся сейчас под натиском тварей.
        Вдалеке послышался шум. Иногда в горах возле академии сходили лавины, звук был такой же. И ощущение чего-то страшного и неминуемого тоже.
        Мы резко собрались, эльфы выпрямились, Дьеналь сделал еще один шаг ближе ко мне, и я решила, что это добрый знак. Выстоим.
        Впервые у меня появилась возможность разглядеть пришельцев так близко. На картинках они напоминали насекомых, и все же по строению тела я бы назвала их шестилапыми ящерами. Но круглые головы, глаза, жвалы и усики больше похожи на муравьиные. И окрас не у всех был одинаково черный, встречались темно-синие, темно-зеленые, фиолетовые особи. И они приближались, несмотря на непролазные заросли, вмиг уплотнившиеся еще сильнее. Магия пришельцев, в свою очередь, выжигала все вокруг. Не огнем. От них буквально расползалась чернота, словно проказа. Только что зеленые деревья сбрасывали потемневшие листья, свежая трава пожухла, а потом и сопрела.
        Я видела, как за зеленой стеной-защитой, которая нас разделяла, собиралось все больше тварей, но сама стена пока держалась. Держались и эльфы, пусть в их глазах читались боль и скорбь, будто падали не вмиг высохшие деревья, а их товарищи.
        - Атака по первой линии, - скомандовал эльф, чем-то похожий на Эвиналя Ильнао повадками, жестами, поведением. Наверное, сотня-другая лет жизни накладывает свой отпечаток.
        Он коснулся ствола, и я заметила, как с соседнего дерева ему кивнул другой эльф и передал дальше.
        Мы готовились к единому магическому удару, когда один создает заклинание, а другие его напитывают. Кайлус в нашей группе начал плетение общей структуры, которую предстояло заполнить магией. Это должно отбросить тварей, не дать им уничтожить стену.
        Больше всего твари боялись огня. Проблема в том, что и лес боится огня, а его хозяева во что бы то ни стало стремились не навредить своему дому еще сильнее. Поэтому мы били водой, поражая врагов ледяными копьями, воздухом, атакующим не хуже воды, с землей снова работали эльфы, создавая ямы и провалы, или, наоборот, как в кокон заключая в землю тварей.
        Мы действовали как никогда слаженно, магистр Тирас, уверена, гордился бы нами и утирал скупую преподавательскую слезу. Но пришельцев было много. Слишком много. Они наводнили все пространство впереди, их магия все дальше распространялась за пределы зеленой стены, да и стена постепенно засыхала, словно обугливалась. И твари понемногу пробовали ее на прочность.
        Мелькнула мысль: сколько понадобится времени другим магам, чтобы пробиться к порталу, который ни за что не оставят без защиты, и как долго будут его закрывать? Продержимся ли мы столько?
        Ответом мне стал прыжок твари - да, они, оказывается, неплохо прыгали - одна оттолкнулась от своих же погибших товарищей, высокой грудой лежащих у стены, а затем от самой стены. Ветви спеленали ее раньше, чем это сделали мы, но мелкие желтые цветы тут же начали опадать, а ветки слабеть и засыхать. Добивали пришельца эльфы, отважная ветвь повисла сухой безжизненной плетью, похожей на сломанную конечность.
        А за первой тварью пошли и следующие. Мы больше не сражались с теми, кто пока остался за доживающей последние минуты стеной - чернота практически съела ее, как ржа, а старались не пропустить дальше перемахнувших стену пришельцев.
        Лишь бы магического резерва хватило.
        На создание общих заклинаний времени не осталось, и мы просто кидали заклинания одно за другим, не переходя на огненные стихии. Радовало то, что щиты держать не требовалось. Но уже через несколько секунд я этому не радовалась. Сразу две твари, поняв, откуда исходит главная угроза, ударили своей губительной для всего живого магией по нашей ветке.
        - Прыгаем! - раздался приказ, и я не задумываясь перемахнула через плетеное ограждение и откатилась в сторону.
        Над нами раздался хруст, и недавнее убежище, казавшееся надежным, с грохотом рухнуло, больно хлестнув меня по плечу и руке одной из засохших лиан. Вся группа осталась по другую сторону огромной ветки, рядом со мной только эльфы. И Дьен тут же встал рядом, почти вплотную. Наши щиты соприкоснулись, а затем слились в один большой, напоминавший мыльный пузырь, и мы невольно переглянулись: человеческая и эльфийская магия обычно плохо сочетались.
        Но тут было не до рассуждений и, тем более, не до чувств. Пришельцы наводнили все пространство вокруг, почерневшему ограждению приходил конец, а нам оставалось только отбиваться и любой ценой сдерживать натиск тварей.
        Возможности оглядываться по сторонам не было. Мы с Дьеном не сговариваясь по очереди поддерживали наш общий щит и действовали настолько слаженно, словно тренировались до этого. То он, то я переходили в атаку, пока второй страховал. Но наши силы постепенно иссякали, а пришельцы казались двужильными. Время словно замедлилось в десятки раз, и возникало жуткое ощущение, будто это никогда не закончится.
        В какой-то момент мне не удалось создать заклинание - резерв опустел, я вытянула руку, собирая все остатки, перед глазами заплясали мушки.
        Маг всегда может создать последнее заклинание ценой своей жизни. И если выхода нет, то стоит ли бояться? Щит с моей стороны предостерегающе замерцал…
        - Не надо, - спокойный, как и всегда, голос Дьена и его прохладные пальцы, сжавшие мои. Он прижал меня вплотную к себе, растянув свою половину щита на нас обоих. - Не отходи.
        Я осторожно, чтобы не помешать, обхватила его за талию и уткнулась лицом в спину. С закрытыми глазами стало легче, кажется, мир вокруг нас перестал существовать, щит приглушал звуки и не пропускал чужеродную магию.
        А когда отовсюду раздались крики, я решила, что это конец, и покрепче сжала руки, боясь отпустить Дьена.
        - Лета, - голос эльфа прозвучал удивленно. - Смотри!
        Я чуть разжала объятия и выглянула из-за его плеча. Твари прекратили атаку и сбились в одну кучу. Их магия, только что заразой расползавшаяся по лесу, исчезла. Их от нее что-то отрезало.
        Портал закрыли!
        - Стой здесь, - попросил Дьен, осторожно убирая мои руки, отодвигаясь и вынимая меч.
        Его резерв тоже был почти исчерпан.
        Эльфы и люди, кто владел оружием, бросились сражаться с пришельцами. У кого-то еще осталась магия, и они использовали ее для прикрытия своих, создавая щиты от физических атак.
        Я боялась оторвать взгляд от Дьена, боялась поверить, что это правда. А если это такой обманный маневр? Если они сейчас резко нападут?!
        Во рту появился соленый привкус - волнуясь, я прикусила губу до крови.
        Только когда маги, закрывавшие портал, подоспели к нам, чтобы разделаться с оставшимися пришельцами, я поверила, что все почти закончилось.
        А потом заметила, как что-то темное шмыгнуло и затерялось в кустах. Одна из тварей каким-то образом просочилась и направилась к дереву.
        Думать было некогда, позвать на помощь - невозможно, просто не услышат. Другого выхода я не нашла и сделала единственное, что сочла возможным, - кинулась в погоню. К тому же магия немного восстановилась, не уничтожу, так задержу.
        Странно, но местная растительность мне на этот раз не мешала. Напротив - кажется, ветки сами раздвигались, открывая мне путь и не спеша стегать по лицу. Трава под ногами была мягкой и покладистой, она слегка пружинила, и при этом подошвы не скользили. Вездесущие корни так и вовсе куда-то исчезли, ни одного не попалось.
        Зато пришелец копошился впереди, пробираясь через заросли и оставляя за собой широкую черную полосу.
        “Ледяной шквал” привычно всплыл в голове и тут же сорвался с пальцев. В другой ситуации он бы не оставил от любого существа и мокрого места. Вернее, только его бы и оставил, но магия едва начала возвращаться, пожалуй, и с ней мне помогал лес - обычно требовалось несколько часов, здесь хватило от силы получаса.
        Но нужного эффекта не получилось. Пришелец заверещал на высокой ноте, от которой заложило уши, и развернулся ко мне. На второй “Ледяной шквал” сил не хватило, мне вообще проще давалась огненная стихия. И пусть эльфы просили ее не использовать, но сейчас выбирать не приходилось.
        Один огненный шар создался легко и влетел в фасетчатый глаз, вызвав новый истошный визг, второй уже труднее. Но пришелец и не думал умирать, продолжая идти на меня. Магия в ладонях слабо заискрилась, отзываясь едва-едва, и все же пока она еще была и даже будто бы восполнялась. Сердце колотилось, отдаваясь грохотом в ушах. Я сосредоточилась, прикрыв глаза, чтобы абстрагироваться от происходящего, убежать не смогу - пришельцы быстрее - только драться. Соединив ладони, я ощутила между ними мягкое тепло магии, ветки шелестели совсем близко, но я не обращала внимания. У меня есть лишь один шанс сконцентрироваться и ударить чистой магией - наименее затратный способ. У них слабое основание шеи, значит, нужно попасть.
        Я открыла глаза, почувствовав, что расстояние между нами минимальное, и не ошиблась. Пришелец был в нескольких шагах и уже заносил надо мной переднюю когтистую лапу.
        Ему тоже хватит одного удара. Эта мысль подстегнула.
        Вдох. И выпад магией на выдохе, рука не дрогнула.
        Голова пришельца мотнулась, послышался хруст ломающихся позвонков, по инерции он сделал еще пару шагов, оказавшись точно надо мной и полетел вперед. На меня.
        Кто-то толкнул меня настолько сильно, что кажется, при неудачном приземлении вылетел сустав, а по ощущениям - вообще руку сломала. Огромная туша рухнула рядом, туда, где секунду назад стояла я.
        Я же захлебывалась воздухом от боли, подтянув колени к груди.
        - Терпи, Сарнад, - раздался над ухом голос Тираса, а потом я взвыла - вправлять руку оказалось еще болезненнее. - Молодец, - похвалил преподаватель, поставив меня на ноги и безжалостно хлопнув по плечу. - Так и быть, зачту тебе экзамен.
        - Ну, спасибо! - не сдержалась я, даже не боясь нарваться на гнев магистра.
        - Пожалуйста, - хмыкнул он и неспешной походкой направился обратно.
        Совершенно непрошибаемый тип!
        - Лета! - Дьеналь выскочил из-за деревьев, непривычно всклокоченный и в какой-то грязи, в которой я не сразу опознала кровь пришельцев, увидел поверженную тварь и без лишних слов сгреб меня в объятия.
        Я ойкнула - свежевправленное плечо отозвалось болью.
        - Прости, - зачем-то извинился Дьен и, к моему сожалению, отпустил. - Ты в порядке?
        - Да, - подтвердила я, чувствуя, как силы окончательно утекают. - А ты?
        - И я, - кивнул Дьен. - Мы победили.
        От понимания, что все закончилось, подкосились ноги, зато Дьеналь снова оказался рядом. И снова обнял. Что еще нужно для счастья? Остаться в живых и быть с тем, кого любишь.
        - Идем, - Дьен взял меня за руку и повел за собой. - Наш город недалеко. Все люди уже ушли туда с места сражения.
        - Дьеналь, я хочу тебе сказать… - начала я, боясь, что в эльфийском городе мы расстанемся или потеряемся. Голос сипел и подводил - понятия не имею, в какой момент я его сорвала.
        - Потом, - прервал меня Дьен и улыбнулся. Так открыто и привычно. - Тебе нужно немного восстановиться и отдохнуть, побереги силы.
        - Я тебя не отпущу, - все же проговорила я, преодолевая хрипоту. В горло словно песка насыпали и растерли. Но его руку я стиснула изо всех оставшихся сил. - Больше не отпущу.
        Я не смогла нормально разглядеть лицо Дьеналя, он смотрел вперед, выбирая наиболее легкий и удобный для меня путь. Но, кажется, он улыбнулся.
        25. НОВЫЕ ВЕТВИ
        Эльфийский город нельзя было назвать маленьким. Он так же, как и первое увиденное мною поселение, был органично вписан в лесную картину, но здесь дома располагались не только на земле, но и на самих деревьях, соединенных веревочными лесенками и обычными деревянными настилами. Я насчитала до пяти ярусов разных домиков, как довольно больших, так и совсем крохотных, скорее всего, нежилых.
        И этот город кишмя кишел людьми. Раненых доставляли в дома, здоровые располагались кто где. Уставшие, вымотанные, обессиленные, но счастливые, они шумно общались и пытались шутить. То тут, то там раздавались взрывы хохота. Эльфы тоже затесались среди людей, хотя выглядели в своем же городе в меньшинстве, и тоже охотно общались и смеялись.
        Все осталось позади, и теперь казалось не более чем приключением.
        Наверное, позже, когда подсчитают потери, уверена, немалые, веселье схлынет. Пока же люди и эльфы просто радовались тому, что выиграли и выжили. Как-никак, достойный повод.
        Мы с Дьеном, по-прежнему держась за руки, лавировали в толпе, не участвуя во всеобщем веселье.
        - Куда ты меня ведешь? - спохватилась я и чуть сбавила шаг, когда основные постройки остались позади и мы вышли на почти пустую улицу с редкими домиками. - Наверное, стоит узнать, где разместили наших, узнать, нужна ли помощь раненым… - начала перечислять я.
        - Людей слишком много, не думаю, что всех нормально разместят, - прервал меня Дьеналь. - А раненым есть кому помочь, тебе самой необходим отдых.
        С этим я спорить не стала. От усталости, навалившейся вместе с облегчением, подкашивались ноги. Дико хотелось смыть с себя грязь и пот и переодеться во что-то чистое. Поэтому вопрос размещения стоял остро, но не настолько, чтобы его повторять. Вряд ли Дьен бросит меня сейчас, когда провел через весь город. Хотел бы - оставил бы среди людей куда раньше. Кажется, у одного из домов я видела магистра Тираса, во всяком случае слышала, его голос трудно перепутать с чьим-то другим.
        Солнце пряталось за деревьями, закатные лучи золотили ветки и подсвечивали листья, когда мы вышли к небольшим домам, за которыми поднимался пар.
        - Что там? - удивленно спросила я, разглядывая белое покрывало густого тумана.
        - Горячие источники, - коротко пояснил Дьен и кивнул чуть левее: - А это мой дом.
        Наверное, я что-то такое и ожидала, но резко остановилась, не решаясь идти дальше.
        - Ты не хочешь ко мне? - голос Дьеналя не подвел, но ладонь, за которую я цеплялась, напряглась, выдавая его эмоции. - Я приглашаю тебя как друга, у меня будет удобнее, чем в домах, которые предоставят людям.
        - Нет, дело не в этом… - я кое-как выдавила улыбку. - Просто, понимаешь… у нас с твоим отцом не очень отношения. Мягко говоря…
        - У меня с моим отцом тоже отношения не очень, - улыбнулся Дьен и ободряюще сжал мою руку. - Поэтому с момента возвращения я живу один.
        - Тогда идем, - выдохнула я, почувствовав несказанное облегчение. Встречаться с семьей Дьеналя у меня сейчас не было никаких сил.
        Его дом был маленьким, но уютным: кухня с круглым столом в уголке и двумя плетеными креслами, накрытыми пледами, придавленными подушками. Что-то наподобие гостиной, с большим книжным шкафом, занимающим целую стену. Из гостиной имелась еще одна дверь - в спальню, куда я заглядывать постеснялась, Дьеналь же скрылся в ней, стоило нам войти.
        - Держи, - он вышел из комнаты, неся небольшой стопкой полотенца и что-то из одежды. - У меня не так много вещей, халата среди них не нашлось, но рубашка длинная, - извиняющимся тоном произнес он, подтверждая мои догадки.
        - Все в порядке, спасибо! - я с благодарностью приняла стопку, стараясь не прижимать к себе - собственная одежда была грязной. - А где можно помыться?
        - Сейчас увидишь, - Дьен лукаво улыбнулся и поманил за собой.
        Дверь была из кухни, я ожидала, что она выведет на задний двор со скромными удобствами, но там оказались купальни! Самые настоящие, обнесенные забором из тоненьких зеленых деревьев, плотным рядком окруживших небольшой бассейн, от которого поднимался пар.
        - Источники не слишком горячие, не беспокойся, - Дьеналь внимательно наблюдал за мной, когда я опустилась на корточки и потрогала пальцами воду. По безмятежной глади тут же разбежались круги.
        - Потрясающе, - только и выдохнула я.
        - Мыло здесь, - Дьен указал на небольшой навес, по размеру как птичья кормушка, за которую я поначалу и приняла этакий домик для мыла.
        Эльф вышел, я же с наслаждением скинула с себя испачканную одежду и осторожно спустилась в купальню, привыкая к температуре воды. Горячевато, но терпимо.
        Сбоку нашлась выемка, в которой я устроилась после того, как смыла с себя всю грязь и как следует промыла волосы.
        Неумолимо тянуло в сон, веки налились тяжестью, как и все тело. Вылезать ужасно не хотелось, хотя Дьену тоже не мешало бы помыться. Так что не стоит злоупотреблять эльфийским гостеприимством.
        Дав себе еще пару минут понежиться, я прикрыла глаза и услышала легкий шорох за живой стеной.
        - Лета? Ты не уснула? - с нотками тревоги в голосе спросил Дьеналь.
        - Нет, я уже освобождаю тебе купальни, - поспешно ответила я, сбрасывая расслабленную полудрему. - Извини, что так долго.
        Я потянулась к полотенцу.
        - Ничего, не торопись, я знаю, как ты любишь воду.
        - Почему ты так думаешь? - не помню, чтобы мы обсуждали что-то такое.
        - Я как-то видел, как ты напевала в душе, - огорошил меня Дьеналь. - Я не подглядывал! - тут же опередил он мое возмущение.
        - А что же ты делал? - а я считала его таким приличным!
        - Я случайно зашел, - принялся оправдываться этот эльф. - Дверь была не заперта, а я устал после тренировки и не сориентировался.
        - И что, много успел разглядеть, пока не начал ориентироваться? - все еще недовольно поинтересовалась я. Понятно, что Дьен не стал бы подсматривать специально. Но сам факт!
        - К сожалению, нет, - последовал предельно честный ответ. - Я хотел куда большего. Стоял тогда и думал, как было бы хорошо отодвинуть шторку и оказаться там с тобой.
        Я так и замерла с полотенцем в руках.
        - А сейчас? Сейчас бы хотел? - спросила я чуть дрогнувшим голосом. Мой вопрос был за гранью приличий. И возможный ответ пугал.
        - Ты всерьез думаешь, что я могу ответить "нет"? - чуть помолчав, отозвался Дьеналь.
        А я прикрыла глаза, стараясь унять сердцебиение, отбросила полотенце в сторону и вернулась обратно в купальню.
        - Тогда чего ты ждешь? - мой голос звучал тихо, но я уверена, что Дьен услышал.
        И тоненькая дверь медленно отворилась, словно Дьеналь сам не верил в приглашение или давал мне шанс передумать.
        Но я не собиралась менять решение.

* * *
        Над водой клубился пар, сгущаясь по мере наступления ночи и прохлады, чуть в стороне зелеными светящимися огоньками летали светлячки. В самих купальнях зажглись тусклые магические огни, но они давали достаточно света, чтобы разглядеть происходящее вблизи.
        Дьеналь зашел, оставив дверь приоткрытой, его глаза жадно пробежались по мне, хотя вряд ли пар и вода позволили увидеть многое. Не отрывая от меня взгляда, он стянул через голову рубашку, задев ленту, и волосы рассыпались по плечам. Кончики пальцев тут же закололо от желания зарыться в шелковые пряди, провести по горячей коже.
        Тем временем Дьен разулся, развязал завязки на брюках и стянул их вместе с бельем. Теперь я не могла отвести от него взгляд, закусив губу разглядывала прекрасно сложенное гибкое тело без единой волосинки. Кое-где на нем светлели застарелые рубцы, парочка свежих красных полос на груди и плече - на долгую память о минувшем сражении.
        Одним плавным движением, не вызвав ни малейшего всплеска, Дьеналь спустился в воду и так же шагнул ко мне, поставив руки по бокам на выложенные камнем бортики. Он все еще не дотрагивался до меня, только смотрел, вглядываясь в мои глаза и ища в них ответы на незаданные, но висящие между нами в воздухе вопросы. И именно эта неопределенность не позволяла ему сделать последний шаг.
        - Я люблю тебя, - я сама не ожидала, как легко смогла это произнести. - Прости за то, что случилось, я не хотела от тебя отказываться. И никогда бы…
        Мне не дали договорить.
        Дьену не нужны были мои оправдания, ему нужна была я, как воздух, которого нам обоим резко перестало хватать. Как вода для путника, долго шедшего по пустыне. И он был нужен мне не меньше, целиком, весь, без остатка.
        Вода резко перестала казаться горячей, наверное, жар больше шел от нас. И ласки Дьена становились все более настойчивыми, откровенными, требовательными. Казалось, он решил сразу компенсировать все прошедшие месяцы, при этом старательно сдерживаясь и оставаясь чутким и нежным. Он следил за моей реакцией, ловил мое дыхание и стоны, слетавшие с губ. Я же буквально растворялась в нем, горела, несмотря на воду вокруг, и при этом возрождалась, как феникс из пепла.
        Именно сейчас с меня по-настоящему смывало и ужас последних суток, тоску и одиночество последних месяцев, и те муки совести, что я испытывала, пока мы жили с Дьеном в академии.
        Абсолютно все осталось позади. И пусть будущее было покрыто туманом не меньше, чем горячие источники, настоящее показало, что мы преодолеем все. Потому что теперь будем вместе - именно в этом я нисколько не сомневалась.
        Я с трудом помню, как вылезла из купальни. После всего в голове отложилось только то, как меня бережно завернули в мягкое полотенце, донесли до кровати и уложили спать. А еще ощущение абсолютного и безграничного счастья.

* * *
        Я проснулась за полдень. Солнце висело высоко, и в окно пробивались только его лучи, высвечивая кривоватый четырехугольник на полу. От воспоминаний о случившемся этой ночью я невольно расплылась в улыбке.
        Именно такой, растрепанной, заспанной и с глупой улыбкой на губах меня и увидел Дьеналь.
        - Доброе… день, - поздоровался он, сделав поправку на время. И тоже улыбнулся.
        В отличие от меня, Дьен был причесан, полностью одет и, судя по лицу, невероятно доволен жизнью.
        - Добрый, - я пригладила волосы и повыше натянула одеяло, чем развеселила моего эльфа еще сильнее.
        Он прислонился к косяку и наблюдал за мной, кажется, даже его малахитовые глаза сегодня сверкали не хуже изумрудов.
        - Ты мне выдавал вчера что-то из одежды, - осторожно начала я, не спеша выбираться из-под одеяла. Потому что кроме одеяла на мне в общем-то ничего и не было.
        - Выдавал, - подтвердил Дьен. - Но это было вчера…
        А сейчас он надо мной откровенно потешался. Конечно же, по-доброму и любя, но это не отменяло самого факта.
        - Дай, пожалуйста, еще раз, - я очень надеялась на его понимание. - И моя одежда осталась в купальнях…
        Все намокло, наверное… Ничего, бытовая магия и не с таким справлялась.
        Дьен усмехнулся и кивком указал на стул, на котором, оказывается, было все аккуратно развешено.
        - Я жду тебя на кухне, - предупредил он и тактично вышел, давая мне возможность одеться, привести себя в порядок и собраться с мыслями.
        Вопросы о том, позволят ли нам быть вместе, я отгоняла подальше. Не хотелось ничем омрачать такой прекрасный день.
        Уборная, к слову, нашлась здесь же в доме, достаточно странной конструкции, но я разобралась. Там же была раковина с зеркалом, расческой и зубным порошком - то, что нужно.
        Теперь можно смело выходить к Дьену.
        В небольшой кухоньке висел будоражащий ягодный запах чая и блинчиков, которые получились у Дьена не вполне правильной круглой формы, но зато очень вкусными.
        - У нас есть на сегодня какие-то дела? - спросила я, когда с моим поздним завтраком - Дьен давно поел - было покончено. - Кроме как найти мои однокурсников, конечно.
        - Одно дело есть, - подтвердил Дьен. - Думаю, твои однокурсники еще немного подождут, я хочу тебе кое-что показать.
        Что именно показать - Дьеналь так и не признался, пообещав сюрприз. И сюрприз этот располагался не в городе, к моему огромному облегчению. Все же в не до конца очищенных брюках и мужской рубашке не особенно хотелось попадаться кому-то на глаза, будь то эльфы или люди.
        Мы же шли по пустой тропинке, петляющей среди деревьев. Птичьи трели тут и там звенели в прозрачном воздухе. Солнце мягко светило сквозь тонкие листочки. Но больше всего меня грела ладонь Дьеналя, крепко держащая мою.
        Дорога оказалась долгой, я уже успела подустать и совершенно запутаться в хитросплетении эльфийских тропинок. Брось меня здесь одну Дьен - никогда не выберусь. К тому же последнее время мы двигались все время на подъем. И пусть уклон вверх был поначалу несущественный, под конец он очень даже чувствовался и ощущался.
        И то, как резко перед нами появился один из эльфов, я восприняла как заслуженную передышку. Правда, небольшую. После короткого разговора на эльфийском, из которого я уловила лишь пару слов, мы с Дьеналем продолжили путь.
        - Потерпи, осталось чуть-чуть, - ободряюще сжал мою руку Дьен.
        - Все нормально, - я старалась не сбивать дыхание и не показывать усталость. Все же я боевой маг, просто предыдущие сутки выдались во всех отношениях непростыми.
        Шли мы после этого действительно недолго. И я с каждым шагом ощущала, как смывается усталость и восстанавливаются силы, словно и не было никакой дороги и подъема вверх.
        Уже в тот момент я начала догадываться о том, куда решил отвести меня Дьеналь. И все равно, когда деревья закончились, почтительно расступившись, я застыла, пораженная открывшимся зрелищем.
        Это было то самое Великое древо, которое мало кому из людей довелось увидеть. Мне выпала по-настоящему великая честь.
        Древо оказалось именно таким, каким его описывал Дьен: огромное, поистине огромное! Оно тянулось к облакам и, уверена, терялось среди них в те дни, когда тучи висели чуть ниже. В ширину же оно раскинулось едва ли не как эльфийский город, один ствол чего стоил, по ширине и объему он выглядел не меньше, чем главный корпус нашей академии! Да там внутри можно всех студентов разместить и еще место останется!
        От восторга дышалось тяжело, эмоции захлестывали, хотелось одновременно смеяться и плакать. Мне казалось, я могла бы стоять и смотреть на Древо бесконечно, изучать его бесчисленные ветви, разглядывать ствол, меняющий цвет от почти черного у корня и едва ли не через весь спектр радуги переходящий в белый наверху.
        Это выглядело невозможным, необъяснимым и непостижимым.
        - Перейди на магическое зрение, - посоветовал Дьен, обнимая меня сзади и целуя в висок.
        И даже столь простое действие далось сложно. Эйфория вытеснила все заклинания, и у меня с трудом получилось найти в голове нужное.
        И когда перед глазами все вспыхнуло, я подумала, что ошиблась и выбрала что-то не то. В магическом зрении Древо действительно сияло столь ярко, что было больно смотреть. Не сразу я разглядела его контуры, его ветви, а самое большое сосредоточение силы было под землей, где-то глубоко среди корней.
        - Поверить не могу, - прошептала я.
        Понятно теперь, почему пришельцы так рвались к Древу. Действительно, доберись они сюда и получи всю эту мощь, вряд ли бы мы смогли им что-то противопоставить. О закрытии портала точно пришлось бы забыть.
        - Идем, - Дьеналь потянул меня вперед, - нам разрешили подойти.
        Не отрывая взгляда, я подошла к Древу, чувствуя себя невероятно маленькой в сравнении с ним. Этакой песчинкой в огромном океане, совершенно ничтожной перед истинным величием и мощью.
        - Дотронься, - предложил Дьен и, положив свою ладонь сверху, прижал мою руку к шершавой, как кошачий язык, коре.
        Под пальцами чувствовалась вибрация, ток силы, словно пульс.
        Или…
        - Оно живое? - с благоговейным трепетом спросила я.
        - Многие предполагают, что даже разумное, - Дьен погладил Древо и тоже прикрыл глаза, наслаждаясь ощущением.
        Хотелось прижаться к Древу всем телом, раствориться в нем, стать частью чего-то по-настоящему значимого…
        - У нас есть один обычай, - произнес Дьен, с видимым усилием отрывая руку и чуть оттягивая меня назад. - Дар Древу частички себя.
        - Что для этого нужно? - с готовностью поинтересовалась я.
        - Совсем немного, - Деналь отвел меня подальше, внимательно осматривая Древо, и что-то заметив, кивнул сам себе и подвел к одной из молодых веточек.
        Как он и рассказывал когда-то, двух одинаковых ветвей я не приметила. Они все чем-то отличались.
        - Тебе не жалко? - Дьен выплел голубую ленту из моих волос и стащил свою темно-зеленую, державшую высокий хвост.
        - Нет, конечно! - я бы с радостью отдала куда больше!
        После чего он ловко связал две наши ленты и подсадил меня, помогая завязать получившуюся длинную ленту на тоненькой пока веточке. Я даже без удивления - удивляться больше у меня уже не получалось - наблюдала, как только проклюнувшиеся на веточке листья меняют цвет, набирая темно-зеленый у основания, и переходящий в голубой на длинных острых кончиках.
        Наша ветка!
        К слову, лент на Древе было прилично, они пестрели среди листьев, так же сочетаясь с ними по цвету.
        - Теперь можно возвращаться, - Дьеналь осторожно поставил меня на землю.
        - А можно еще немного постоять? - попросила я. Когда еще будет возможность сюда вернуться? Да и будет ли?
        - Немного, - Дьен обнял меня и шепотом добавил: - А то за нами приглядывают и уже нервничают.
        Мне не хотелось уходить, и все же я не стала упираться, когда Дьеналь потянул меня назад. Я то и дело оборачивалась, запоминая и впитывая каждую деталь невероятного существа - не получалось и в мыслях считать Древо растением.
        А стоило нам покинуть поляну, как Древо исчезло, словно его и не было. Не получалось разглядеть его сквозь кроны деревьев. И все же я его чувствовала, будто завязанная лента все еще тянулась ко мне. И куда бы мы ни поворачивали на извилистых эльфийских тропинках, я точно знала, где находится Древо, и больше не боялась потеряться.
        Кажется, у меня появился маяк в нашем мире.

* * *
        В эльфийском городе за минувшее время стало спокойнее, часть людей уже отбыла через открытый портал. Раненых решили не трогать и долечить здесь, а пока перебрасывали оставшихся магов. Еще издалека я заметила своих одногруппников, и особенно бросилась в глаза Ники, которую обнимал Кайлус.
        Видимо, не только мы не теряли время зря в Эльфийских лесах.
        Кайлус увидел нас первым и что-то сказал Ники. Та резко вскинула голову и посмотрела на меня, а еще через мгновение уже висела на моей шее и рыдала.
        - Я думала, ты погибла! - подруга ощутимо стукнула меня кулаком по многострадальному плечу. - Где ты пропадала все это время?
        - Я в порядке, - разрываясь между желанием погладить Ники, потереть плечо и дать сдачу, успокоила ее. - Просто мы ушли с Дьеном…
        Договаривать я не стала, да и продолжение подруге не требовалось.
        - Так сложно было предупредить? - все равно укорила она, шмыгнув носом.
        - Извини, не подумала, - я все же покрепче обняла Ники, чтобы та не вздумала больше драться. И тихо спросила: - А у вас как?
        - Хорошо все, - буркнула она. - Кайлус, оказывается, еще до портала сюда разорвал помолвку. Его родители, конечно, не в восторге, но, думаю, все наладится.
        - Я за вас рада, - удивительно, как много хорошего успело случиться за столь короткое время!
        - Я за вас тоже, - улыбнулась Ники, стерев последние слезы.
        Наш мир постепенно приходил в норму.
        Перед тем, как открыть портал в академию, Леса покидали маги, стоявшие на страже северных рубежей. Среди них я заметила и Стивена, поняв, что искренне рада тому, что он жив и внешне невредим. Бывший жених в свою очередь так усердно не смотрел в мою сторону, что я поняла: он тоже все видел и все понял.
        Ну что ж, если у него оставались какие-то надежды и иллюзии, лучше, чтобы они исчезли полностью.
        Эльфийские порталы оказались мощнее и стабильнее наших, и теперь я знала почему. Имея такой источник энергии можно спокойно хоть всех обитателей Лесов, включая населявшую их живность, по миру раскидать.
        Дьеналь стоял со мной, и я не решалась спросить, собирается ли он переходить вместе с нами обратно в академию или просто решил меня проводить? Мне было страшно снова потерять его, и этот страх пересиливал все разумные доводы, что Дьен сам бы никогда меня не бросил.
        Чем ближе подходила наша очередь, тем крепче я сжимала его руку. И уже после всех магов, вернувшихся на свои места службы, оставленные из-за вторжения, объявили студентов академии.
        - Дьеналь! - услышала я негромкий оклик.
        Эвиналь Ильнао быстрым шагом направлялся к нам.
        - Ты уходишь? - задал мучивший меня все это время вопрос его наставник.
        - Да, - коротко ответил Дьен.
        - Твой отец тебе этого не простит, - покачал головой эльф. - А я желаю удачи. И вам, Виолетта.
        - Я, наверное, должна вернуть лекарство, - спохватилась я. Два пузырька в надежном футляре так и лежали у меня в кармане куртки.
        - Не стоит, - жестом остановил меня Эвиналь Ильнао. - Слезы добровольно отданы вам, и это не та вещь, которой можно разбрасываться. Мой совет: отдайте их вашему королю, у Дьеналя небольшой долг перед ним за испорченный лабиринт. Уверен, такой подарок загладит его с лихвой.
        - Мы так и поступим, - опередил меня Дьен и поклонился наставнику.
        Эвиналь Ильнао тепло улыбнулся нам и отошел в ряды провожающих.
        - Дьен, про Слезы, - я набрала побольше воздуха, чтобы начать все объяснять.
        - Я догадался, что дело в них, - небрежно заметил мой эльф. - И понял, что тебе их не отдадут, пока ты не выполнишь все требования клятвы, - он погладил мою руку в том месте, где пару месяцев назад под кожей жил растительный узор.
        - Так легко догадался? - поразилась я.
        - Нет, к сожалению, только в самый последний момент, когда почувствовал эльфийскую клятву у тебя на руке. Тогда и понял, что настаивать бесполезно, - он покрепче прижал меня к себе. - Неужели ты думаешь, что иначе я бы тебя отпустил?
        - Не отпустишь? - я обняла его и уткнулась в плечо.
        - Никогда.
        Наша очередь к порталу подошла незаметно.
        А на выходе я сразу увидела родителей, успевших известись в ожидании меня.
        - Лета! - мама сбежала ко мне по ступенькам портального зала со второго уровня. - Доченька!
        Папа, опираясь на трость, спешил как мог.
        - Дьен! - отпустив меня, мама порывисто обняла эльфа, и он немало растерялся, не привыкший к таким открытым проявлениям чувств со стороны старшего поколения.
        - Смотрю, дочь, ты привезла из леса трофей, - усмехнулся папа, хотя я видела, что он нервничал и волновался не меньше мамы, но смотрел больше на Дьеналя. - Ты к нам в гости или насовсем?
        - Насовсем, - уверенно ответил Дьен, беря меня за руку.
        - Вы ведь поженитесь по человеческим традициям, раз ваш предыдущий эльфийский брак оказался недействительным? - поинтересовалась мама.
        Папа же грозно нахмурился в ожидании ответа.
        - Я женюсь на вашей дочери по любым традициям, - пылко заверил их Дьеналь. И добавил: - К тому же по эльфийским мы снова женаты.
        - Опять?! - поразилась я. Впрочем, чего еще ожидать от затейливых эльфийских традиций? - И когда мы только успели?
        Хотелось все же узнать, какой именно момент сделал нас женатыми.
        Лично я ставила на произошедшее в купальнях.
        - Когда мы переплели наши ленты и повесили их на молодую ветвь Древа. Это и есть наш главный брачный ритуал, а Древо его закрепляет, видя искренность намерений. Так и появляются новые виды веток на нем, - ответил Дьеналь, осторожно улыбаясь. А ведь мог бы и предупредить хотя бы для порядка, хитрец!
        Чувствую, стоит как следует расспросить Дьена и составить справочник для человеческих девушек “Как провести время с эльфом и не оказаться после этого замужней женщиной”. Хотя уверена, многие бы, напротив, восприняли это пособие как руководство к действию.
        - Ленточки - это, конечно, замечательно, - протянул папа. - Но заключите уже брак по-человечески и не нервируйте нас.
        - Непременно, - пообещал Дьеналь, обнимая меня и внимательно разглядывая. Как-то слишком внимательно. - С бракосочетанием мы тянуть не будем.
        ЭПИЛОГ
        На нашу человеческую свадьбу мы пригласили и чету Варнао, но приехала только мама Дьеналя - Ньериль. Кажется, это стоило ей размолвки с мужем, первой за всю их длинную семейную жизнь, но эльфийка проявила удивительную твердость. Вообще она оказалась очень милой и приятной женщиной с мягким характером - другая бы такого мужчину долго не выдержала.
        А уж как Ньериль обрадовалась скорому появлению внука! Такого чуда, признаться, не ожидал никто, полукровки рождаются редко, совместимость у людей и эльфов невысокая. Да и эльфийки в принципе не отличаются плодовитостью и редко рожают.
        Меня поздравили все однокурсники, наша свадьба стала прекрасным поводом развлечься и повеселиться для всех магов, еще не отошедших от войны. Пусть та оказалась короткой, но была от этого не менее страшной.
        Букет невесты поймала Ники и требовательно посмотрела на Кайлуса. Он поклялся не затягивать и, как настоящий мужчина, слово сдержал. Через полгода мы гуляли уже на следующей свадьбе, а Льюр сокрушался, что такими темпами у него друзей-холостяков совсем не останется. Зак, с которым мы тоже как-то само собой помирились, только невесело улыбался на это.
        В день свадьбы посыльный доставил огромную корзину кроваво-красных роз. Ни визитки, ни какой-то записки с именем отправителя среди них не нашлось, но я не сомневалась, от кого они. И решила не выбрасывать. Во-первых, цветы ни в чем не виноваты, а во-вторых, пусть лучше прекрасные розы с крупными, еще не до конца распустившимися бутонами поставят красивую точку в наших со Стивеном отношениях и останутся в памяти, а не та последняя драка и ее последствия.
        Наш с Дьеном первенец родился чистокровным эльфом - и вот это точно настоящее чудо. Сколько ни силились найти в нем хоть что-то человеческое, так и не смогли. Правда, любили малыша все одинаково, а мой папа, кажется, больше всех умилялся, как выглядят длинные ушки на лысой голове.
        Дьеналь предположил, что все дело в благословении Великого древа и необходимости продолжить славный эльфийский род Варнао. Я не возражала, Сайлур, как мы назвали сына, обязательно вырастет достойным представителем своего народа.
        Именно после известия о рождении внука и нескольких приездов Ньериль, посетить нас решился и сам Ролиан Варнао.
        Дьеналь выступил категорически против и поначалу не собирался пускать отца на порог. Слишком сильна оказалась нанесенная обида. Но я уговорила его не дожигать мосты, а оставить хотя бы небольшие опоры, по которым, если понадобится, потом можно будет проложить новые доски. Пусть не для нас - для сына. Зачем лишать Сайлура выбора, рода и возможности жить в Лесах, если он сам того пожелает?
        Уж нам ли не знать, насколько важен выбор для любого разумного существа…
        Ньериль теперь являлась частой гостьей в нашем доме, которым мы обзавелись еще до свадьбы. Недалеко располагалась клиника, где работал целителем Дьен. Запись к нему тянулась на год вперед - столько было желающих испытать на себе его эльфийскую магию и методы лечения.
        Хотя главным пациентом пока оставался мой отец, шедший на поправку в прямом смысле слова. Дьеналь давал осторожные прогнозы на возвращение магии, зато восстановить подвижность ноги и снять боль обещал почти полностью. Так что времени с моим папой они проводили достаточно много.
        К счастью, играли при этом только в самые обычные шахматы и бильярд.
        Ролиан Варнао приехал точно в назначенное время и был по обыкновению холоден, но держался с нами подчеркнуто-вежливо, идя под руку с женой. Ньериль привычно обрадовалась встрече, обняла и расцеловала. И также привычно привезла целый ворох подарков для внука, особенно много одежды, пеленок и распашонок. Человеческим вещам она нежную детскую кожу не доверяла.
        Показывать Сайлура эльфийскому дедушке мне было не то что страшно, но все же волнительно. Я точно знала, что переживу любые выпады в свою сторону, а уж Дьену к жесткому обращению точно не привыкать. Но позволить кому-либо унизить своего ребенка я категорически не могла. Даже если по эльфийским меркам он окажется не настолько хорош, для меня он точно самый лучший. И имелась высокая вероятность того, что именно я окончательно испорчу отношения с Лесами, если кое-кто заикнется, будто с ребенком что-то не так.
        Ролиан медленно подошел к кроватке, в которой агукал и играл новой погремушкой Сайлур, и долго разглядывал малыша. А потом проговорил, не глядя на стоявшего тут же Дьеналя:
        - Надеюсь, он будет лучшим сыном, чем ты, - я заметила, как потемнели у моего мужа глаза. - А ты будешь лучшим отцом, чем я, - закончил Ролиан и осторожно-осторожно погладил внука по крохотным пальчикам.
        Мне кажется, первая доска на новый мостик в Эльфийские леса положена. А где-то там на Великом древе крепнет и разрастается ветвь, на которой реют наши переплетенные ленты.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к