Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Загданский Евгений: " Прыжок В Бессмертие " - читать онлайн

Сохранить .
Прыжок в бессмертие Евгений Петрович Загданский


        #

        Загданский Евгений Петрович
        Прыжок в бессмертие


        Загданскии Евгений Петрович
        ПРЫЖОК В БЕССМЕРТИЕ
        НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ
        ОГЛАВЛЕНИЕ
        Поединок
        Внимание: стронций-90
        Стратегия Байлоу
        Вторжение
        Видения доктора Росси
        В городе Черного Дьявола
        "Комплекс Манджака"
        Коллекция Росси
        Подслушанный разговор
        Формула любви
        Перед рассветом
        Еще одна победа Байлоу
        Поражение Манджака
        Энтропия или бессмертие
        Цепная реакция
        ПОЕДИНОК
        Вдоль сплетения пестрых проводов Майкл видел профиль отца. Тед Манджак, скрестив пальцы рук на затылке, уставился в одну точку пластмассового купола лаборатории. Майкл подумал: при известной проницательности можно по внешнему виду составить довольно точное представление о чувствах и мыслях своего собеседника. Поднятая вверх голова, скрещенные на затылке пальцы... В такой позе человек может мечтать. А о чем говорит взгляд, прикованный к одной точке? Мечта заставила бы зрачки глаз двигаться, зажгла бы в них веселые огоньки. Нет. Поза отца говорит о другом: он пытается что-то увидеть в сгущающихся сумерках лаборатории. Это "что-то" относится ко дню завтрашнему, именно поэтому голова поднята вверх. Неподвижный взгляд может свидетельствовать о том, что мысль Манджака зашла в тупик... Мысль зашла в тупик..

        "Почему отец молчит? Почему снова откладывает разговор, в котором мы оба нуждаемся? Ведь эксперимент удался! Вчера мы одержали крупнейшую победу... Чего же он еще хочет?"
        Несколько раз Майкл cтарaлся вызвать отца на откровенный разговор... И что же? На лицe Манджака-отца каждый раз появлялось упрямое выражение; глубокая морщина еще резче рассекала лоб. Отец уходил ОТ разговора. Почему?
        Майкл пытался заставить себя сосредоточить внимание на задании, которое он выполнял по указанию отца. Монтаж дополнительных блоков должен был усилить надежность работы электронного мозга большой биологической колыбели и дать возможность в ближайшие дни провести еще более сложные эксперименты.
        Манджак изменил позу, встал, направился к двери лаборатории.
        - Отец, что же мы будем делать дальше? Я хочу знать цель, к которой мы идем.- На этот раз Майкл не сдержал себя, и вопросы вырвались у него мимо воли.
        Тед Манджак вдруг почувствовал, как острая боль сжала его сердце; мелькнула мысль - не упасть бы. Несколько нетвердых шагов, и он дрожащей рукой нащупал опору - холодный металл аминокислотной колонны. Где-то здесь стоит складное кресло. Нужно сесть. Боль сейчас пройдет. В последние дни он слишком много работал, волновался, слишком мало отдыхал и спал. Хорошо, что в лаборатории полумрак. Майкл, кажется, ничего не видит. Зачем ему...- Он вспомнит, что именно так было с дедом в последние дни его жизни - Сердце... Вот кресло. Фу... Наконец-то. Нельзя глубоко вздохнуть. Сразу же начинается эта боль... Под куполом лаборатории мало воздуха...
        - Разве ты не пришел к тому, о чем мечтал? -услышал он снова Майкла.Синтетические животные! Животные, от начала до конца созданные биохимическим путем! Скоро твое имя будет вызывать восхищение и восторг, ве всем мире...
        Наконец Манджак смог сделать полный вдох. Боль, кажется, прошла. Что ответить сыну? Они работают здесь, на острове, плечом к плечу вот уже скоро шесть месяцев. Манджаку не удалось увлечь сына. Почему? Последние годы учебы Майкла в Мичиганском университете они встречались редко, очень редко. У Майкла появился свой мир, свои интересы, свои желания...
        - Я думал, наш эксперимент увлечет тебя,- чуть слышно сказал он сыну.
        - Увлечет? Конечно же! - У Майкла от радости забилось сердце. Наконец-то! Разговор, которого он так долго ждал, сейчас состоится. Не сделать бы какого-либо опрометчивого шага. Отец считает, что все поколение Майкла отравлено ядом скептицизма. Может быть, лучше сказать ему сейчас все, что он думает?
        - Неужели ты не понимаешь, что каждое открытие в науке - это прежде всего подвиг! - голос Манджака звучал спвкойно и рассудительно.
        - Но стоит ли так жить?..- Майкл понял, что он не подготовлен к этому разговору. Он не обдумал его до конца. Ну, что же, он скажет, что думает.Ты сделал из своей науки идола. Хочешь, чтобы этому идолу служил и я. Но почему? Во имя какой цели? Почему мы должны отказаться от самых обычных радостей, которых и так немного в жизни каждого человека? Сколько ты еще рассчитываешь работать на этом острове? Почему не хочешь перевезти оборудование биологической колыбели на континент?
        Майкл прикусил губу. Как все-таки он не рассудителен!
        Вместо того чтобы расположить отца к откровенному разговору, он забросал его противоречивыми вопросами. Их слишком много. Они слишком глупы. Отец, конечно, ничего не ответит.
        - Скажи-ка мне лучше, что слышно о Свароге? Ты вчера вечером обработал на "Телемаке" информацию, поступившую из России?
        Майкл нахмурил брови и бросил недовольный взгляд в сторону отца. Ну, конечно. Разговор о главном не состоится. Открыв дверь лаборатории, Майкл полной грудью вдохнул соленый воздух океана.
        - Ты думаешь только о своей машине... Опасаешься, что этот русский... Неужели вся наша жизнь будет сводиться только к одному: кто кого обгонит?
        - Это не худшее, что нас ожидает.
        - А я не могу... Слышишь?.. Не могу и не хочу...
        - Что с тобой? Ты теряешь над собой контроль!
        - Я хочу жить, отец! Понимаешь? Хочу жить...
        -- Ты так странно говоришь об этом. Я не понимаю тебя.
        - Я не знаю, сколько лет... да что там лет, сколько месяцев, недель или часов нам отведено для жиани на земле...
        - Что ты имеешь в виду?
        -- Мир поставлен на грань катастрофы. Ты требуешь от меня служения науке... А я не знаю, что могут дать миру твои синтетические звери. Я боюсь, что твое поколение...
        - Постой, постой,- в голосе Манджака прозвучали металлические нотки,ты, оказывается, боишься новых открытий в науке. Это раз... Затем ты обвиняешь мое поколение...
        - Эйнштейн, создавая теорию относительности, тоже не думал, что это повлечет за собой смерть сотен тысяч людей в Хиросиме и Нагасаки...
        - Кто дал тебе право обвинять? - Манджак старался говорить спокойно, даже нарочито медленно произносил каждую фразу.
        - Я не хочу никого обвинять. Но я не могу заставить себя забыть недавнее прошлое. Не могу спокойно думать о будущем..
        Слова Майкла беспощадно ранили Манджака-старшего. Этот разговор назревал уже давно. Уже не раз Манджак замечал в словах сына холодок, не раз Майкл заставлял его думать о том, о чем хотелось бы забыть. Почему этот разговор произошел именно сегодня? Что ответить сыну?
        Теперь, когда позади остался один из труднейших этапов работы, когда их усилия увенчались успехом, он должен еще и еще раз обдумать свои отношения с сыном. А сейчас пусть Майкл займется делом. Меньше останется времени для этих сомнительных идей.
        - Мы еще вернемся к этому разговору.- Он подошел к сыну и положил ему на плечо руку.- А сейчас иди займись делом.
        Тед Манджак пристально посмотрел в лицо Майкла, и тот, не выдержав взгляда, опустил глаза.
        - Подключи к биологической колыбели новую группу колонн с аминокислотами. К вечеру мы продолжим эксперименты. Задача будет более сложной.
        Медленным шагом Манджак вышел из лаборатории и направился вдоль берега. Ему хотелось заставить себя не думать о предстоящих работах, сосредоточить все свои мысли на сыне. Он никогда не предполагал, что первое утро после его большой победы может оказаться столь мрачным. В чем дело? Майкл хочет вернуться на континент. Он ищет встречи с этой Медж. Неужели он не отдает себе отчета, что его ждет в жизни, если он свяжет себя с этой особой?
        Возраст Майкла? Он, Манджак, в эти годы еще не помышлял о женитьбе. А может быть, не только Медж?
        Худощавая, широкоплечая фигура Манджака удалялась от лаборатории. Ветер трепал его седые волосы, серые глаза почти скрылись под темными, сросшимися над переносицей бровями, четкая морщина разделила высокий лоб. Манджак прислушался к рокоту волн и потерял нить. рассуждений. Он пытался задать себе несколько вопросов - то был его излюбленный метод побудить к движению мысли,-но вернуться снова к Майклу не смог.
        - Видно, мозг сам,- усмехнулся Манджак,- избегает неприятных для него тем...
        Величественное зрелище просыпающегося океана захватало ученого.
        В строгом ритме океан посылал к острову одну за другой темно-зеленые волны. С тихим рокотом подкатывались они к пологому берегу, к самым ногам Манджака. А чуть поодаль, у входа в бухту, где в причудливых позах застыли серые глыбы камня, волны, взяв длинный разбег, всей своей тяжестью обрушивались на препятствия. Тяжелые удары следовали один за другим, казалось, через математически точные промежутки времени. На смену исчезнувшей волне из глубин океана возникал новый яростный вал и так же бесстрашно устремлялся к упрямым скалам.
        Мириады мельчайших брызг сталкивались в стремительном полете с косыми лучами солнца, и над неподвижными серыми глыбами камня висел причудливый купол, сотканный из искрящихся, радужных огоньков.
        Может быть, это феерическое зрелище и привлекло к себе внимание Манджака, и из всех, предложенных ему на выбор островов Тихого и Атлантического океанов, он облюбовал для своих экспериментов именно этот небольшой островок.
        Ему нравилось вот так - один на один оставаться с океаном, следить за тем, как над его бесконечными просторами рождаются легкие белоснежные облака, вдыхать в себя воздух, наполненный тонкими запахами морских водорослей, вслушиваться в тихий шорох волн на песке и любоваться мощным взлетом жизни вот здесь, у камней, где волны встречали на своем пути преграду.
        Он знал, что на этом пустынном островке, лицом к лицу с океаном, ему удастся добиться необходимого душевного спокойствия, сосредоточить на главном все силы своего интеллекта, всю страсть своей души и найти, наконец, решение последнего звена мучившей его десятки лет проблемы.
        Громадная светло-зеленая волна разбилась о камни, взметнулась к небу мельчайшей водяной пылью и веселыми огоньками спустилась на седые волосы и белую рубаху Манджака.
        Манджак сел на песок, подтянул к себе колени, оперся на них подбородком и закрыл глаза. Майкл затронул самый больной вопрос. Какое он имел право говорить об ответственности ученого? Что он знает о его планах?
        "Впереди - решающие работы,- вспомнил он скрипучий голос финансового магната Роберта Байлоу.- Возможности предоставлены вам самые широкие, а вы вместо того, чтобы побеспокоиться о своем удобстве, выбираете этот крошечный бугорок, Насквозь продуваемый солеными ветрами. Дорогой Манджак, в данном случае ваша скромность может помешать осуществлению эксперимента..."
        От того разговора зависело многое. Манджак хотел во что бы то ни стало проводить свой эксперимент именно на этом острове и боялся, что Байлоу может что-либо заподозрить и помешать осуществлению его плана. Он промолчал, а Байлоу впился глазами в его лицо, затем стал внимательно рассматривать его руки, одежду и даже обувь, словно надеялся, что какая-либо случайная деталь поможет ему разгадать замысел собеседника, Он хотел было задать еще какие-то вопросы, но сдержал себя. По всей вероятности, решил, что любой вопрос может только усилить осторожность Манджака. В то время Манджак впервые почувствовал, что Байлоу ему не доверяете Может быть, это было не недоверие, а .осторожность, возможно, у него зрели какие-то свои планы, связанные с работами Манджака. Не случайно же для эксперимента, имевшего в его глазах скорее всего чисто научную ценность, он предлагал сравнительно выгодные для Манджака условия. В договор, подготовленный фирмой, Манджак внес всего одну поправку - сборку и испытание машины он будет проводить со своим сыном здесь, на острове Корда.
        Манджак хорошо помнил, как Роберт Байлоу несколько раз переводил испытывающий взгляд с его лица на карту Тихого океана. По бегающим зрачкам Байлоу нетрудно было догадаться, что он пытался представить, какое же расстояние от острова Корда до густонаселенных островов Индонезии. И главное, ему хотелось узнать, что по этому поводу думает сам Манджак. Разговор с Байлоу напоминал, пожалуй, поединок, в котором обе стороны занимали выжидательную позицию, надеялись на оплошность противника...
        Одяако все это осталось позади. Манджак здесь, на острове Корда; рядом с ним работает его сын, а в двухстах метрах от берега, недалеко от пальмовой рощи, виднеются песочного цвета купола, под которыми скрыты от нескромного глаза электронные машины, являющие собой пример того, что могут дать совместные усилия талантливых математиков, физиков, биологов, медиков...
        Впервые за долгие месяцы работы Манджак разрешил себе маленькую передышку. Ему хотелось немного осмотреться. Во время работы он подчинял всего себя, все свои желания и мысли одной цели, упорно прокладывая к ней путь. Он знал, что, только собрав в один кулак всю свою волю, все свои интеллектуальные силы, он сможет, хотя и медленно, двигаться к заветное цели. После нескольких месяцев напряжевной работы Манджак почувствовал, что ему надо спокойно осмотреться вокруг, увидеть все не вглубь, а вширь. Этой тактикой, выработанной еще в студенческие годы, Манджак очень гордился. Он считал, что только так можно двигаться к цели, ибо Одновременно сосредоточивать свое внимание на проблеме исследования и думать ежедневно, ежеминутно о вещах, не имеющих прямого отношения к проводимым расчетам и экспериментам, значит заведомо резко снизить возможности своего мозга. А ведь в конце концов, по его глубокому убеждению, интенсивность работы мозга является главным показателем того, живем мы или только поддерживаем эту иллюзию в себе и в других.
        Еще вчера вечером у Манджака было хорошее настроение - специальный самолет из личной эскадрильи Байлоу увез с острова Корда необычный "груз". Собственно говоря, если судить по внешнему виду, ничего примечательного в этом "грузе" не было. Обыкновенные экземпляры кенгуру. А сегодня этот разговор с сыном...
        Рядом с Манджаком-старшим на песке появилась тень Майкла. Несколько минут Майкл не произносил ни слова, обдумывал, с чего начать.
        - Все двадцать колонн с аминокислотами к биологической колыбели я подключил.- Майкл говорил быстро, его слова будто пытались догнать еще более стремительную мысль.- Что дальше? Какие будут еще распоряжения?
        - Ты ничего не сказал мне о Свароге. Сколько раз "Телемак" просмотрел русские журналы и газеты? Не могла ли вкрасться ошибка?
        - В Вестнике Академии наук СССР, в одной из статей,- голос Майкла внезапно утратил оттенок горечи и обиды и теперь, казалось, был лишен какой бы то ни было эмоциональной окраски,- есть ссылка на то, что Сварог продолжает успешную работу в области синтеза рибонуклеиновых кислот... Больше ни в одном журнале нет и слова.
        - Что сообщил о Свароге информационный центр Байдоу? - Манджак задавал вопросы так же подчеркнуто медленно и спокойно. И, видимо, этот тон постепенно успокаивал Майкла.
        - В сводке, присланной от личного секретаря Байлоу - Микки, есть только то, что опубликовано в Вестнике Академии наук...
        -- Ну хорошо, мой мальчик,- обернулся к сыну Манджак,- скоро мы обсудим все, что тебя волнует. Обсудим. И вместе выработаем план действий. А сейчас пойди посоветуйся с "Телемаком" и подготовь все для второй очереди экспериментов.
        - Отец, я хотел бы знать,- сдерживая свою горячность, сказал Майкл,- я хотел бы знать, к какой цели ты идешь?
        - Ты... Твой вопрос звучит иначе. Я слышу его так: "Отец, я хочу знать, честный ли ты человек!"
        - Я верю в тебя. Но искусство лжи в наш век выше, чем искусство правды. Я хочу сказать, что двух человек труднее обмануть, чем одного...
        - Иди, Майкл,- властно приказал Манджак,- наступит время, и мы все с тобой обсудим... Я должен сейчас подумать, а ты сбиваешь меня... Иди займись "Телемаком".
        Манджак даже думать не хотел о том, что у него может быть какой-нибудь разлад с сыном. Он гордился открытой им системой воспитания и был уверен, что инстинкт подражания оказывает глубочайшее влияние на формирование психологии человека. На протяжении миллионов лет существования людей на земле сыновья, ежедневно наблюдая за своими отцами, перенимали их приемы охоты, рыбной ловли, усваивали их умение лепить глиняные горшки и подковывать лошадей. Поэтому-то вопрос кем быть, какой профессии обучаться, как правило, ни у каких сыновей ни в какие времена не возникал. Все было просто и естественно. Сын в большинстве случаев продолжал совершенствовать ремесло отца.
        В наше же время дети лишены возможности наблюдать за работой своих отцов на заводах, в шахтах и рудниках, лишены возможности заимствовать у них опыт, подражать им.
        Если вопрос "кем быть?" юноши начинают задавать себе лишь в восемнадцать, а то и в двадцать лет, то в науке или искусстве им придется довольствоваться только посредственными результатами. А трагедия посредственности - самая большая трагедия нашего времени...
        Неожиданно Манджак увидел, как на высокой скале появился Майкл. Несколько секунд стоял он неподвижно, затем стремительно подбежал к краю скалы, сильным прыжком оттолкнулся от нее и, широко раскинув руки, взлетел в воздух. Через несколько секунд голова Майкла показалась на гребне волны.
        Манджак удивилися. Что же это - Майкл бросил ему вызов? Он больше не намерен подчиняться?
        Майкл пытался преодолеть водны, теснившие его к берегу. Движения его рук и ног были ритмичны и быстры. Зеленоватые глыбы воды то поднимали его, то бросали вниз, в темнеющие впадины. И снова его голова и руки появлялись над поверхностью воды, и он плыл, плыл...
        - Это можно понять только так, мой мальчик,- тихо сказал Манджак:- Ты хочешь доказать мне свое право строить жизнь по своему усмотрению. Показываешь мне свою смелость, силу и волю... Еще не так давно этих качеств молодаму человеку было вполне достаточно. Теперь ему нужен еще интеллектуальный oпыт отца...
        Облизнув пересохшие от волнения губы, Манджак замолчал. Прищуренные серые глаза его продолжали следить за плывущим сыном; резкая морщина легла от переносицы к середине лба, а сам он снова придирчивоспросил себя-имел ли он право так властно лепить характер сына по образу и подобию своему?
        Да, Манджак сделал все, чтобы Майкл с первых шагов жизни оказался рядом с ним и работал в меру своих сил над проблемой, интересовавшей его, Манджака.
        Справедливо ли он поступил, что не стал ждать, пока у сына проявятся определенные способности, и начал приучать его к мысли о работе в области биокибернетики? Может быть, следовало бы предлагать ребенку различные виды занятий и, уловив, к какому роду деятельности у него больше способностей, в том направлении повести его обучение и воспитание. Но в то время Манджак не располагал ни временем, ни возможностью для педагогических экспериментов. Мать Майкла умерла, когда мальчику не было еще и трех лет. Манджак и дед Майкла решили, что отдавать мальчишку куда-либо на воспитание рискованно. Кто знает, что сделает из ребенка тот или иной воспитатель? У Манджака на всю систему педагогического воспитания были свои, твердые взгляды. Жаль, что не было времени всерьез заняться педагогикой. Он был уверен, что родители воспитывают своих детей только до 5 лет, а остальное время тратится на исправление ошибок, допущенных в эти первые годы.
        И главное, Манджак был убежден, что все возрастающие задачи, выдвигаемые современной наукой, требуют от человека чрезвычайной целенаправленности. Семья известных щвейцарских ученых Бернулли, давшая миру в течение нескольких поколений одиннадцать талантливых математиков,вот тот пример, на который он хотел ориентироваться.
        Может быть, следовало оставлять мальчишке все время некоторую иллюзию свободы действий, свободы выбора, свободы своего волеизъявления? Не произошел ли сегодняшний бунт по той причине, что-любому человеку, пусть он будет даже любящим сыном, невмоготу терпеть вечное подчинение? Или же это происходит из-за того, что Майкл действительно привязан к этой Медж и мечтает о встрече с ней?
        Волны оттеснили Майкла в более спокойные воды бухты, и он, отдыхая, лег на спину.
        Но вот Майкл, собравшись с силами, снова поплыл. Движения его были стремительны и энергичны; казалось, юноша не замечал волн, встававших у него на пути, больше того, каждая новая волна пробуждала в нем новые силы, новую энергию, и он упорно продвигался вперед.
        Затем, не сбавляя темпа, Майкл круто повернул и стал столь же энергично плыть к острову. Метрах в ста от берега Майкл поплыл стилем дельфин. Когда Тед Манджак подошел к берегу, Майкл уже вышел из воды и, глубоко вдыхая воздух, успокаивал дыхание.
        Сурово посмотрев на сына, Манджак как бы сквозь зубы бросил:
        - Задыхаешься... Сказывается твое пятилетнее самостоятельное житье в Мичигане.
        - Да я ведь курил всего несколько лет, а алкоголь...
        - Согласен продолжить наш разговор,- строго сказал Манджак,- только ты сначала пойди и сделай то, что я тебе велел.
        - Я боюсь, отец... ты не понимаешь меня...
        Манджак ничего не ответил сыну. Он внимательно рассматривал его лицо, высокий и крутой лоб, светло-серые глаза, оттененные слипшимися от воды темными ресницами, прямой, с жадными ноздрями нос. Ему нравилось сложение Майкла: широкие и прямые плечи, хорошо развитая грудная клетка
        - Тебе следовало бы опасаться другого,- после паузы возразил ему Манджак.
        - Чего?
        - Ты не стараешься понять время, в которое живешь... Иди и сделай то, что я тебе говорил.
        Майкл склонил голову, затем повернулся и пошел к палаточному городку лабораторий.
        А Манджак снова подумал о своих взаимоотношениях с сыном. Увы, ни к каким утешительным выводам он не мог прийти,- медленно, но, кажется, неотвратимо Майкл отдаляется от него.
        Когда слева от себя Манджак снова увидел тень Майкла, он решил сам начать разговор.
        - Ты сегодня получил письмо от Медж? Мне ты никогда о ней не рассказывал.- Манджак искоса взглянул на сына, а затем, чуть прищурив глаза, стал смотреть на линию горизонта.
        - Медж?.. Я уже однажды говорил тебе...
        - Это дочь Байлоу?
        - Ты знаешь об этом.
        - Что же она от тебя хочет?
        - Медж в последнем письме приглашает меня на кинофестиваль в Европу.
        - Если у нее такой же характер, как у ее отца...
        - Нет, нет,-горячо возразил Майкл.-Она не корыстолюбива. Это глубоко современная девушка. Выше всего ценит в человеке его интеллектуальные достоинства.
        - М-да... Может быть, в этом причина...
        - Ты действительно плохо меня знаешь,- с горечью в голосе сказал Майкл.- Медж... Я хочу переехать на континент не только из-за Медж... Но я готов остаться на острове еще полгода, если буду убежден, что наша машина не принесет людям новой беды.
        -- Как можно сравнивать водородную бомбу с машиной по созданию синтетических животных?
        - Мне кажется,- начал осторожно Майкл,- что мы с тобой еще не выяснили всех возможностей нашей машины, недостаточно хорошо понимаем, какие горизонты открываются перед людьми... Я говорю мы... Может быть, ты просто что-то от меня скрываешь?
        Манджак почти не слушал сына. Он думал о том, как в сущности мало справедливости во взаимоотношениях между отцами и детьми. Он, Манджак, потратил столько терпения и изобретательности, чтобы вывести Майкла в большую жизнь, чтобы дать ему возможность почувствовать великое счастье быть Колумбом в неизвестных просторах наук. А теперь он должен уйти иа втoрой план. Главную роль в жизни его сына станет играть эта Медж. И вместо счастья подлинной борьбы с неизвестностью он будет увлекаться игрой в теннис, автомобильными гонками, поездками в Европу... На это Майкл потратит год или два драгоценного времени, пока, наконец, не убедится, что ему надлежит идти иным путем. Год или два? Молодость расточительна... А вот хватит ли ему, Манджаку, сил, чтобы окончить свою машину? Сердце... Все свои надежды он возлагал на Майкла. Он сам продолжил дело, задуманное его отцом, а если ему придется выйти из игры, на его место должен стать его сын...
        Размышления Манджака прервал тихий, чуть иронический голос сына.
        - Ты знаешь, о чем я сейчас думал? Наш "груз", который мы вчера отправили с острова, прибыл уже в аэропорт Байлоу. Сейчас эксперты бросились к самолету, столпились у клеток с кенгуру. Измеряют их, взвешивают, ощупывают, выстукивают... Все им кажется нормальным... Но почему эти взрослые животные нуждаются в уходе, словно новорожденные? Почему кенгуру впали в детство? Что это-влияние искусственной радиации на эмбрионы? Результат несчастного случая? И главное, почему могущественный Байлоу интересуется этими австралийскими животными? Кто-нибудь из них, конечно, подумает, что мех кенгуру начинает снова входить в моду...
        Если эксперты удостоверятся, что это действительно кенгуру, то нам предстоит скоро выслушать поздравления Байлоу. "Ваши кенгуру,-проскрипит он своими тонкими, белыми губами,- помогут нам положить кое-кого на лопатки... Шубки из меха кенгуру окажутся дешевле... Снова натуральный мех вытеснит искусственные суррогаты... Мистер Манджак, ускорьте работы... Приготовьте партию в две-три тысячи голов молодых оленей... В связи с популярностью русских вырос спрос на их пыжиковые шапки... Правда, это мелочь, но... вы понимаете, мы сможем поставлять не только меха... Мы пустим под откос все животноводческие фермы... Отныне население США будет употреблять в пищу только синтетическое мясо, вырощенное в биологических колыбелях Манджака..." Вот увидишь, он произнесет что-либо подобное.
        Майкл хотел еще сказать, что его Медж впитала с детства ненависть к финансовым расчетам, что она не похожа на Байлоу, скорее его противоположность, но потом подумал, что ему все равно не удастся разубедить отца. Затем мысли Майкла невольно отвлеклись. Он стал прислушиваться к звонкой песне, долетавшей к ним вместе с ветром.
        Девичий голос, прерывавшийся изредка треском радиопомех, звучал весело и задорно. Майкл слышал слова о счастье первого свидания, о том, что на свете нет ничего, кроме любви, о чем стоило -бы говорить всерьез. Вдруг юноша бросил быстрый взгляд на отца и неожиданно охрипшим голосом спросил:
        - А ты не думал... с помощью нашей машины... Какие перспективы ты открываешь перед Байлоу?..
        Манджак, не дослушав сына, полнился на ноги - с высоты камня было отчетливо видно, как на одном из пластмассовых ящйкой, стоявших у входа в лабораторию большой биологической Колыбели, стали ярко загораться зеленые и красные огоньки. Передававшаяся по радио песня на полуслове оборвалась. Приeмник был автоматически выключен. Затем, перекрывая шум моря, донесся хрипловатый голос:
        - Мистер Манджак, вас просят подойти к аппарату... Мистер Манджак, где вы? Подойдите к аппарату...
        От быстрой ходьбы сердце Манджака учащенно билось.
        Майкл подбежал к аппарату первым и хотел было дать знать, что отец сейчас прибудет, но Манджак жестом велел подождать его.
        - Мистер Манджак, где вы? Подойдите немедленно к аппарату,- хрипел голос из желтоватого ящика.
        Манджак не торопился.
        - Что случилось? Почему вы не отвечаете? У аппарата Байлоу. Манджак, Манджак...
        Майкл смущенно взглянул на отца. Он всегда чувствовал себя неловко, если заставлял кого-нибудь ждать. Уловив на себе вопросительный взгляд сына, Маиджак, не поворачивая головы, медленно сказал:
        - Я должен успокоить дыхание. Иначе он подумает, что я волнуюсь. И первое, что придет ему в голову,- "У Манджака не чиста совесть". Дальше он решит - "Следует принять меры". А нам надo выиграть время...
        Брови на лице Манджака сошлись над переносицей, и через весь лоб поползла резкая морщина. Он набрал полную грудь воздуха, как перед прыжком в воду, расправил плечи и нажал голубую и синюю кнопки.
        - Манджак слушает, Манджак слушает...
        - Манджак?! Поздравляю ваc. Эксперты признали первую партию животных отменной. Однако "производство" этих кенгуру необходимо прекратить. Вы меня слышите? Любые опыты тоже прекратить, берегите аппаратуру и накапливайте энергию. Как вы смотрите на бизонов?.. Ничего пока не отвечайте. Подумайте. У меня есть идея... Через Пару недель ждите меня.
        Хриплый голос исчез. Сигнальные лампочки погасли. Тень Манджака, падавшая на желтоватую поверхность панели, сгорбилась.
        Майкл слышал разговор отца с Байлоу.
        - Не могу поверить,- не выдержал он,- чтобы Байлоу отказался от такого дела. Может быть, ему хочется прослыть оригиналом? Не заключил ли он договоры со всеми зоопарками мира на поставку вымерших бизонов? Или он уже решил кормить обе Америки синтетическим мясом?
        - Ты не знаешь Байлоу. Бизонoв он приплел, скорее всего, для того, чтобы сбить меня с толку. Это его манера вести свои дела. Боюсь, что все значительно сложней. Ну, что ж, чем хуже - тем лучше. Немедленно установи связь с Роеси и Кроуфордом. Если они смогут подойти к аппарату, позови меня. Их приезд на остров теперь крайне необходим. Я должен многое обсудить с ними и принять решение. В крайнем случае, пошли им радиограммы. Пусть свяжутся со мной по радио.
        ВНИМАНИЕ: СТРОНЦИЙ-90
        Радиограмма от Манджака на имя Энрико Росси легла на стол его ассистентки Солидад Альварес почти одновременно с последними анализами крови ее дочери.
        Не понимая смысла радиограммы, Солидад Дважды прочла ее и положила в папку с документами, ожидавшими приезда Росси.
        - Не кажется ли вам... в состоянии этого больного намечается некоторое улучшение? - почти просящим тоном обратилась она к смуглой женщине, принесшей ей анализы. В институте Росси, где вот уже около года работала Солидад, никто не знал, что у нее есть маленькая больная дочь. Ассистентку знали просто как неистового врага стронция-90.
        -- Нет,- услышала она в ответ низкий грудной голос врача.- У этого ребенка лейкоциты в крови все время возрастают. Мы имеем право обмануть, утешая больного..
        Но сами... Себято обманывать незачем.
        Стиснув виски ладонями, Солидад старалась задушить в себе крик протеста, отчаяния и боли.
        Вот снова перед ее глазами на фоне багрового неба возник черный силуэт креста. Кресты и кресты... Их становится все больше и больше. Уже весь горизонт в черных силуэтах. Нужно отогнать от себя это навязчивое видение. Нет сил...
        Уже скоро два года, как она день изо дня мучительно ищет пути к спасению своей дочери. Ведь Росси, когда принимал ее на работу, и не помышлял еще о стронции-90. Тогда он вместе с группой видных математиков и врачей только начал разработку логики диагноза сердечных заболеваний для универсального электронного консилиума. Никто бы не мог подумать, что Росси начнет параллельно новые работы, не имеющие ничего общего с идеей широкого использования электронных машин в медицине. Никто, даже сам Росси, не подозревал истинных идичин, заставивших его заниматься проблемой стронция-90. Да, Солидад приходилось притворяться, обдумывать каждый свой жест, каждое слово. Но что же было ей делать? Если она, молодой врач, только что покинувший студенческую скамью, вздумала бы предложить свои идеи по борьбе с проклятым стронцием, то ничего, кроме иронических усмешек, в ответ не получила бы.
        Был ли у нее другой путь? Ей нужно было имя, нужны были средства на эксперименты, нужен был человек, который, подхватив ее мысли, смог бы довести дело до конца, причем в кратчайший срок. Ей нужно было спасти дочь...
        Более талантливого врача, чем Росси, Солидад не знала.
        О, понадобилось немало таланта и ей, чтобы Росси не заметил, как идеи Солидад стали его собственными...
        Хорошо, что никто в институте не знает о ее трагедии... Солидад боялась, что в глазах сотрудников, в глазах Росси она из лютого врага стронция-90 превратилась бы просто в женщину, переживающую медленное и мучительное умирание своей дочери. И тогда... Все сочувствовали бы ей как матери, но никто не верил бы как ученой!
        Стронций-90... Многие миллионы людей опасаются встречи с этим чудовищем где-то в будущем, а Солидад столкнулась с ним уже сегодня, сейчас. Необходимо взять себя в руки. Она должна победить. Должна...
        После рабочего дня Солидад покидала территорию института совершенно обессиленной. Во время отъездов Росси ее обязанности непомерно возрастали. Приходилось проверять состояние здоровья нескольких десятков подопытных животных, следить, чтобы лаборанты строго следовали заранее выработанному плану опытов, в зависимости от результатов дня принимать самостоятельные решения.
        Весь персонал института знал, что Солидад пользуется неограниченным доверием Росси, и невольно обращался к ней с десятками вопросов, даже не имеющих отношения к проблеме стронция-90.
        Стоило только Солидад выйти за каменную ограду и подумать о скорой встрече с маленькой Джен, как к ней словно бы приходило второе дыхание. Она во всем теле ощущала новый прилив сил. Не доходя до бетонного обелиска, установленного на пересечении Диагональ Норте и Авениды Кориентес, Солидад сворачивала вправо. Здесь людей было меньше и она, стремительно шла вперед.
        Ее изящная фигура в темной юбке и серой кофточке, небольшая голова с тяжелым узлом волос на затылке, спокойный взгляд чуть близоруких карих глаз, вздернутый носик и тонкий рисунок губ привлекали внимание не только проходивших мимо мужчин, но и женщин.
        Сегодня Солидад тоже спешит. Вот она стоит у перехода.
        Вдруг резкие диссонирующие шумы улицы смолкли, все движение остановилось. Солидад внимательно осмотрелась. Что произошло?
        Преградив путь потоку автомашин, по проезжей части улицы шли женщины. Лица их были мрачны и сосредоточенны. Многие катили перед собой детские коляски. Малыши, чувствуя общую тревогу окружавших их людей, отчаянно ревели. По транспарантам Солидад поняла, что это колонна бастующих: 200 тысяч текстильщиков вот уже свыше пятидесяти дней не приступают к работе. Такой забастовки Солидад еще не помнила.
        Колонна демонстрантов, двигавшаяся в зловещей тишине, нарушаемой только плачем детей, повернула за угол и стала медленно выходить на соседнюю улицу, где расположены многие правления банков и трестов.
        Солидад ускорила шаг - Джен, вероятно, уже волнуется, ей пора быть дома.
        Вот и последний перекресток. Ох, этот перекресток...
        Солидад уже много раз обещала себе, что будет возвращаться домой другой дорогой, но желание поскорее увидеть Джен заставляло ее каждый раз откладывать это решение. Рев моторов и визг тормозов всегда служили здесь зловещим фоном для хриплых звуков. Несколько мощных репродукторов передавали последние новости. Перекрывая грохот улицы, динамики выкрикивали о том, что война неизбежна, что нужно покупать индивидуальные бомбоубежища. Опять и опять о войне...
        Солидад не. могла больше слышать этого слова.
        На середине проезжей части улицы Солидад вдруг замерла.
        Не обращая внимания на автомашины, объезжавшие ее слева и справа, она стояла посреди улицы и слушала передачу.
        - Новое исследование американцев Теллера и Ляттера якобы убедительно свидетельствует о преувеличенной опасности, которую несет стронций-90. Выпадая вместе с осадками из атмосферы на землю, он проходит два естественных фильтра - корни растений и организм животного... Эти фильтры значительно уменьшают концентрацию стронция в продуктах. Число жертв стронция на сегодняшний день практически не так уж велико...
        Не дослушав до конца, Солидад ринулась со всех ног через улицу.
        Число жертв не так уж велико! Ну, это как для кого. У нее же стронций отнимет все - Джен...
        Солидад немного успокоилась только тогда, когда увидела дочь.
        Джен стояла возле входной двери на стуле - так ей было удобнее обнять мать за шею и звонко поцеловать в щеку.
        -Мама, ты сегодня не очень устала? Расскажешь сказку? Я не усну. Как вчера, на самом интересном месте. Я постараюсь быть, как ты...
        Солидад нежно погладила ее и, сняв со стула, поставила на пол.
        - Тетушка Сильвия немного задержалась и пришла сегодня позже обычного. Но она успела приготовить очень вкусный суп и пирожки с творогом... Как ты себя чувствуешь? Я накрыла на стол...
        Джен следовала за матерью по Пятам, из спальной комнатки, где переодевалась Cолидад, в крохотную ванную, затем в кухню. При этом она, не умолкая, рассказывала о всех событиях дня, перескакивая с одного предмета на другой. Солидад дружила с cемилетней дочерью и говорила с ней серьезно и задушевно.
        С комической серьезностью, подражая тетушке Сильвии, Джен поставила перед матерью тарелку с супом и, заглядывая в глаза, спросила:
        - Ну как, вкусный суп? Почему ты ничего не говоришь? Я помогала, вот спросишь у тетушки Сильвии...
        А Солидад украдкой смотрела на дочь: кажется, сегодня она бледнее обычного... на лбу бисеринки пота... очень ослабла.
        Джен действительно выглядела слабенькой, но в ее круглом личике, в ямочках на щеках, в приподнятых вверх уголках рта, в светло-бирюзовых глазах - во всем была готовность держаться бодрей, чтобы успокоить маму.
        Белое платьице ее с короткими рукавами всегда было опрятно, а в пепельных кудрях заботливой рукой Солидад завязан пышный бант.
        - Мама, почему тетушка Сильвия всегда стонет и говорит, что плохо быть женщиной? Я и сама йижу, как мальчишки ведут себя во дворе. Думают, что они самые храбрые и всегда обижают девочек... Ну, почему Ты молчишь?
        Солидад усилием воли заставила себя понять, о чем безумолку болтает ее Джен. А, опять завидует Мальчишкам.
        - Тетушка Сильвия, видно, шутит, Джен. Не принимай эТого всерьез. Когда ты вырастешь, то узнаешь, что женщины никогда и ни в чем не уступали мужчинам. Даже в военном искусстве. Я тебе не рассказывала о Семирамиде?
        -- Нет, мамочка, расскажи, пожалуйста.
        -- Давным-давно жила бедная и очень красивая девушка Семирамида. Однажды во время очень большого сражения неприятель теснил войска царя Нина и поражение его было неизбежным. Семирамида видела весь ход битвы. Она сказала царю, что нужно - сделать, чтобы одержать победу. Царь послушался совета девушки и выиграл бой.
        Солидад задумалась и снова замолчала. Ну, вот еще немного, и Росси найдет способ вывести стронций-90 из организма Джен. А может быть, это удастся сделать ей самой? Но нет, oНа поступила правильно. У нее недостаточно опыта. Решение этой проблемы требует широчайшей эрудиции, смелых сопоставлений и тонкого анализа добытых фактов. Необходим талант Росси... Да и она ведь тоже идет бок о бок с ним, помогая ему найти средство борьбы с этой болезнью.
        - Мама, ешь пирожки. Они уже совсем холодные,-Джен тихо тянула Солидад за рукав,- и перестань, пожалуйста, думать о своей противной работе.
        - О, мой дружок, это не так просто.
        - Ну, тогда расскажи еще какой-нибудь случай, чтобы я могла утешить тетушку Сильвию. Она говорит...
        - Моя маленькая Джен, запомни, быть женщиной ничуть не хуже, чем быть мужчиной. Просто это значительно труднее.
        - А тетушка Сильвия говорит...
        - Тетушка Сильвия просто любит поворчать. Пожилым людям уже недостает сил для всего, что называется жизнью, и они начинают ворчать. Тетушка Сильвия хорошо знает, что женщиной быть хоть и несколько труднее, но зато куда интереснее. Однако мы с тобой заболтались. Давай-ка скорее покушаем и уберем посуду. Вон у тебя еще полная тарелка.
        Джен сделала недовольную гримаску и поудобнее устроилась на стуле.
        - Не торопись, мама. Расскажи лучше, спасли уже этих полярников? Ты мне вчера начала рассказывать, да я заснула.
        - Я не хочу, чтобы ты снова переутомилась.
        - Нет, мама, я сегодня чувствую себя совсем хорошо. Рассказывай,светло-бирюзовые глаза Джен блестели от удовольствия.- Вчера ты сказала, что самолет с учеными из Франции потерпел аварию в Антарктиде. А я подумала, что у меня нет ни одной почтовой марки этой страны, и стала дремать. Ты не сердись. Мне очень жаль этих людей. Хорошо, что я не знаю еще, как они выглядят, а то мне было бы жалко их еще больше. Их уже нашли?
        - Нет, Джен, еще нет. Но ищут летчики Соединенных Штатов Америки и Канады, Англии и России... И найдут. В этом районе Антарктиды несколько дней бушует снежный буран. Как только он кончится, кто-либо из летчиков увидит приземлившийся самолет французов, и их найдут. Обязательно. В Антарктиде такие случаи уже бывали.
        Резкий длинный звонок заставил Солидад вздрогнуть от неожиданности. Ее испуг немедленно отразился в глазах Джен. Девочка в мгновение ока соскочила со стула и подбежала к матери.
        "Кто это?- пронеслось в голове Солидад.- Неужели..."
        Снова длинный звонок. Солидад легким движением отстранила от себя Джен и пошла к входной двери.
        Жизнь всегда богаче любого воображения. Может быть, поэтому Солидад в глубине души не очень удивилась, когда увидела на пороге молодого полицейского офицера. Тот прикоснулся к козырьку фуражки:
        - Вы Солидад Альварес из института Росси?
        - Да. Что вам угодно?
        - Мне поручено доставить вас немедленно в институт. Через пятнадцать минут мы должны быть уже на Диагональ Норте.
        - Что-нибудь случилось с Росси?
        - Синьора, не теряйте времени, мой автомобиль ждет вас у входа в дом.
        - Скажите, когда я смогу вернуться? Я оставляю дома одну малолетнюю дочь.
        - Я могу вам сказать только, что через четырнадцать минут мы должны быть на Диагональ Норте.
        Солидад бросила быстрый взгляд на физиономию этой двуногой машины - с каждой фразой глаза полицейского становились все более оловянными и все больше выдвигался вперед квадратный подбородок. Если попытаться узнать еще что-либо, то потеряешь время и он не захочет потом задержаться у дома тетушки Сильвии, а Джен, оставшись в квартире одна, будет очень волноваться. Солидад кинулась в комнату, поцеловала дочку, пообещала прислать ей тетушку Сильвию и выскочила на лестничную клетку.
        - Едем, только по дороге мне нужно будет предупредить знакомую, чтобы она пришла к дочери.
        Вместо ответа Солидад услышала, что металлические пластинки на сапогах полицейского застучали быстрее о каменные ступени лестницы. Еще через минуту черная полицейская машина сорвалась с места и очутилась в водовороте улицы.
        В вечернее время на центральных магистралях Буэнос-Айреса автомашины, словно призовые лошади на бегах, ни за что не хотели уступать друг другу первенство. Но разобрать в этом водовороте, кто кого обгоняет, было Невозможно. На перекрестках визг тормозов, скрежет покрышек об асфальт, неожиданные световые броски фар пугали Солидад, но она утешала себя мыслью, что это пережить легче, чем, стоя на перекрестке в ожидании возможности перехода, слушать экстренные сообщения о политических новостях.
        Полицейский остановил машину. Но тетушки Сильвии не оказалось дома. Солидад, настрочив на скорую руку записку в несколько слов, просунула ее в щелку двери.
        Квадратный подбородок полицейского стал на место только тогда, когда он доставил Солидад в кабинет Росси и, ткнув пальцем в большой экран видеотелефона, сказал:
        - Через одну минуту вы будете говорить...
        На экране появилось крупное лицо Байлоу. Солидад много слышала об этом человеке, видела его снимки в журналах и газетах, но так, "лицом к лицу", ей сталкиваться с Байлоу не приходилось. Бесцветные глаза Байлоу и брезгливо поджатые губы внушали безотчетный страх к нему. Выдержав довольно значительную паузу, Байлоу властным голосом спросил:
        - Мы с вами одни?
        - Да, полицейский, доставивший меня, вышел.
        -- Полицейский? - Байлоу поморщился.- Когда у вас в стране поймут, что применять палку можно только там, где ее уже нельзя не применить?
        Солидад решила промолчать. К ней начало возвращаться самообладание. Вопрос, собственно, к ней не относится, ну что, в самом деле, она может сказать Байлоу о порядках в этой стране?
        - Доложите, как идут экспериментальные работы с изгнанием излишнего стронция-90 из костей подопытных животных? - Байлоу замолчал, и лишь глаза его продолжали холодно рассматривать лицо Солидад.
        "От разговора с Байлоу многое зависит. Неспроста же он, не дожидаясь возвращения Росси, вызвал ее для доклада",мелькнула мысль у Солидад.
        -Росси начал работы со стронцием, не поставив в известность об этом Байлоу...
        - Почему вы молчите? Росси знает, что я жду от него универсальной диагностической машины, и вместо того, чтобы делать то, что ему заказано, вместо того, чтобы честно зарабатывать свои деньги, он занялся новой проблемой. Человек, который не доводит начатого дела до конца... Надеюсь, вы меня слышите?
        - Энрико Росси,- Солидад энергичным движением гордо вскинула голову,честно выполняет все условия договора. Работа по созданию логики диагноза для универсальной диагностической машины требует совместных усилий многих врачей мира. Мы еще не получили сведений от целого ряда ведущих клиник Европы.
        - Ближе к делу,- мягко, но решительно перебил ее Байлоу,- у меня нет желания выслушивать ваши оправдания.
        Кровь отлила от лица Солидад. Неужели вот сейчас этот человек убьет ее Джен? Ведь единственное спасение ребенка в работах Росси, а Байлоу может запретить дальнейшие исследования. Что же ему сказать?
        - Исследования со стронцием-90 стоят гроши. Работает всего два-три лаборанта...- увидев, как тонкие губы Байлоу скривились в усмешку, Солидад замолчала.
        Байлоу всегда нравилось приводить собеседника в смущение, загнать его в угол, заставить почувствовать полную беспомощность-он считал, что это величайшая привилегия, которую дает человеку власть.
        - Вы не в мелочной лавке. С такими ассистентами наш милый Росси далеко не уедет. Я вас еще раз спрашиваю, как идут эксперименты со стронцием-90?
        Солидад не обратила внимания на оскорбление, ее мысли были заняты тем, как спасти Джен.
        - Вся сложность проблемы заключается в том,- робко сказала она,- что стронций-90 оседает в костях у человека и оттуда ведет свою разрушительную работу, бомбардируя радиоактивным излучением костный мозг, вырабатывающий белые кровяные тельца - лейкоциты. Костный мозг начинает выбрасывать в кровь все больше и больше лейкоцитов, но они незрелы. Многие из них деформированы. Эти лейкоциты не в состоянии выполнять свои защитные функции в организме, больше того, они набрасываются на красные кровяные тельца и пожирают их. Это тяжелая болезнь крови. Ни один врач мира еще не знает, как радикально лечить этот недуг. Французы применили пересадку костного мозга, но это дает положительный результат лишь в том случае, если человек подвергся кратковременному облучению радиоактивными веществами, а вообще проблемы изгнания летальных доз стронция-90 из организма не решает.
        - Вы, я вижу, готовы прочесть мне целую лекцию,- Байлоу посмотрел на ручные часы.- Мне с вами решительно не везет. Однако продолжайте...
        - Росси нашел несколько белковых соединений, которые значительно ускоряют обмен веществ, происходящий в костях, и вытесняют с помощью кальция стронций-90.-Солидад говорила быстро, боясь, что Байлоу в любую минуту может прервать ее.- Росси накануне великого открытия. Мы проводим сейчас решающие опыты. Осталось еще немного.. Нужно еще очень немного времени...
        - Передайте Росси,-Байлоу снова криво усмехнулся,- что я им недоволен. Проблему стронция-90 нельзя решать в кухонном чулане. В науке прошли времена, когда кустарные изыскания могли привести к успеху. Все легкое уже давно открыто, все, что лежало на поверхности, уже поднято. Он это знает не хуже чем я. Пусть проводит изыскания широко, с размахом.
        Но чтобы ни одна душа не вынесла из лаборатории каких-либо сведений о работах. А вы, дорогой ассистент, плохой дипломат. Сейчас по вашему сияющему лицу легко догадаться, как вы рады за своего патрона. Ну, это, пожалуй, дело ваще.
        Байлоу выдавил на своем лице нечто отдаленно напоминающее улыбку.
        Больше Солидад ничего не запомнила. Пытался ли еще острить Байлоу, попрощалась ли она с ним... нет, решительно ничего в памяти не осталось.
        А эти намеки на ее взаимоотношения с Росси ее уже не удивляли. Не было, кажется, человека, который, хоть немного зная их обоих, не позволил бы себе какую-нибудь более или менее плоскую шутку в их адрес. Но это сейчас все неважно. Главное, Байлоу признал право Росси продолжать борьбу с ее врагом. Он даст необходимые на эксперименты деньги. Она спасет Джен... Джен будет жить...
        Солидад даже не могла припомнить, как она добралась до своего дома. В душе все ликовало. Она предчувствовала скорую победу.
        Но вдруг Солидад увидела, что в окнах спальни горит свет. Значит, Джен не спит. Она переутомилась. Неужели тетушка Сильвия не смогла успокоить девочку? Ведь ей нельзя нервничать. У нее плохое сердце... Процесс может обостриться.
        Дрожащей рукой Солидад долго не могла попасть ключом в замочную скважину.
        Наконец, дверь открылась. Солидад сняла в передней туфли и на цыпочках, стараясь не шуметь, прошла в спальню.
        Отбросив тоненькую с синими прожилками руку, Джен лежала на кровати в какой-то неестественной позе. Лицо ее было иссиня-бледным, губы пересохли, грудь тяжело и часто дышала. Тетушки Сильвии в квартире не было.
        - Джен, что с тобой? Ты слышишь меня? Джен, милая, твоя мама здесь. Очнись. Выпей глоток воды.
        Джен с трудом открыла глаза. Невидящим взглядом посмотрела на мать и отвернулась.
        И снова перед глазами Солидад на фоне багрового неба поплыли черные силуэты крестов. Усилием воли она отогнала от себя это видение и наклонилась над дочерью.
        - Чем тебе помочь, моя девочка?!
        СТРАТЕГИЯ БАЙЛОУ
        Медж, единственная дочь мультимиллионера Байлоу, принимала красивые позы даже тогда, когда на нее никто не смотрел. Вот и сейчас, откинувшись на спинку кресла и заложив руки за спину, Медж вся вытянулась, стараясь повыгоднее подчеркнуть изящество линий своих ног.
        Уголками глаз она заметила в зеркале, как Чезаре Блек зашел в голубой холл. Медж знала, что к помощи этого человека ее отец всегда прибегает перед тем как предпринять какуюлибо новую политическую акцию.
        - Ваше неожиданное появление можно объяснить лишь тем...
        - Вы правы,-рассмеялся, показывая ровные белые зубы Блек,- вы правы..
        Его сдавленная с боков голова придавала лицу какое-то хищное выражение. А скупые, сдержанны жесты свидетельствовали об огромной энергии, скрытой в этом человеке.
        - Но вы не знаете, что я хочу сказать...
        - Я предположил худшее,- так же весело продолжал Блек,- вы подумали, что я хочу этим поддержать свою репутацию...
        - Оставим эту тему... Все равно вы не скажете, зачем пришли, а я все равно не поверю в то, что вы мне скажете...
        - Напрасно... Я был бы вам очень признателен, если бы вы мне объяснили, сколько можно уплатить за запись биотоков уже умершего человека? Или зачем один человек скупает все медицинские анализы другого человека, умершего своей смертью...
        - Зачем вы задали мне эти вопросы?
        - Может быть, ваше стремление к парадоксам...
        - Это не остроумно. Я давно заметила, что мужчинам нельзя доверять в разговоре инициативу...
        - Вот видите. Я так и знал. Правда всегда выглядит неправдоподобно.
        - Это снова Уайльд.
        - Вы хотите сказать, что это тот же примитивный образец острот Уайльда?
        - Оставьте это. Скажите лучше, вы никогда не задумывались над тем, какую роль в жизни играет красота?
        - Вы решили взять вожжи в свои руки? - Блек снова показал свои белые зубы.
        -Отец считает, что я слишком много значения придаю внешнему виду,- не слушая своего собеседника, продолжала Медж.- А по-моему, красивыми хотят быть все. Павлины, например, использовали миллионы лет эволюции только для того, чтобы их хвосты стали лучшими в птичьем царстве; попугаи, видимо, решили, что красота в яркости оперений, а тиграм, по всей вероятности, нравилось сочетание желтого с черным. Вы хотите мне возразить? Вам кажется, что это только защитная окраска? Я не могу с вами согласиться. Красота нечто прямо противоположное. Красота - это средство нападения...
        Откинув сползшую на лоб прядь темно-синих волос, Медж посмотрела на себя в зеркало: ей нравились ее большие зеленовато-желтые глаза, обрамленные густыми черными ресницами, изящный с горбинкой нос, яркая белизна кожи, чуть выдающиеся скулы...
        - Этим красота обязана, конечно, женщинам,- постарался продолжить ей в тон Блек,- это они доказали миру....
        Фразу он не окончил. Дверь, ведущая в кабинет Байлоу, открылась. Блек вздрогнул, когда на пороге вместо Байлоу показался громадный породистый боксер. Пес, виляя обрубком хвоста, устремился к Медж, улегся у ее ног и стал искоса недружелюбно посматривать на Блека.
        - Мы с вами забываем одно чрезвычайно важное обстоятельство,неожиданно донесся через полуоткрытую дверь властный голос Роберта Байлоу.Первую победу над пространством человек одержал, когда ему в голову пришла мысль оседлать лошадь. Изобретение колеса позволило найти принципиально новое решение проблемы.
        Медж и Блек переглянулись. Что случилось с Байлоу? О чем это он говорит?
        - Но скорость вращения колес долгое время ограничивалась физическими возможностями четвероногих. Однако и этот барьер был взят. Вместо мускульной силы животных-не знающая усталости сила моторов, вместо мелькающих спиц телег и фаэтонов - бешено мчащиеся колеса автомобилей и поездов... Итак, все быстрей и быстрей... Человек стал пожирать пространство... И, наконец, искусственные спутники и космические корабли перечеркнули пространство, как категорию, имевшую когда-то решающее значение во всей нашей внутренней и внешней политике. Мы должны, как это нам ни неприятно, снова произвести переоценку ценностей.
        Медж взглянула на Блека, уставившегося в какой-то иллюстрированный журнал, и сморщила нос.
        - Снова об искусственных спутниках. Все только и говорят о спутниках и космических кораблях. Будто русские раскололи историю на две части. До и после...
        - Может быть, мне следует исчезнуть? - Блек, демонстрируя свою готовность, даже приподнялся с кресла.
        - Останьтесь. Неужели вы не догадываетесь? Отец репетирует свою речь перед сенатом.
        - Искусственные спутники, как это ни парадоксально, довершили то, что ежедневно и ежечасно совершали телефон, телеграф, радио, телевидение... Тенденция к общению людей и объединению их значительно возросла. Можно ли еще спасти западный мир, катящийся в объятия коллективизма? Безнадежно ли наше положение? Я твердо говорю - да, можно. И прежде всего разрешите мне напомнить вам одну безобидную сказочку. Она рассчитана на детский возраст, и потому срок воздействия ее на человека максимальный. Я имею в виду... Красную шапочку. Эта удивительная историйка пробуждает в человеке одно из важнейших качеств - чувство самосохранения, чувство страха. Но на одном волке из сказки Перро дальше бабушкиной избушки не уедешь. Нужны десятки тысяч таких сказок для любого возраста. Пусть усиливается чувство самосохранения каждого налогоплательщика. Пусть импульсами для этого служат детективный роман и строки газетной хроники, ковбойский фильм и репортаж по телевидению об очередных автомобильных гонках... Страх разобщает, он усиливает чувство самосохранения, а это сугубо индивидуально... Нельзя сказать, что наши попытки
в этой области были тщетны. Люди еще и сейчас живут в беспрестанном страхе перед атомной войной, а это заставляет их не строить далеко идущих планов. Прожил день - и хорошо. Философия одного дня и солидарность - понятия не совместимые. Пусть страх займет подобающее ему место на нашей планете.
        Медж усмехнулась - что это еще за панегирик страху?
        - Человек привыкает ко всему, даже к мысли о неизбежности собственной смерти... А к чувству страха он привыкнет тем более...
        - Мне даже кажется,- Блек отложил журнал и пристально посмотрел в сторону кабинета Байлоу,- мне даже кажется... наша жизнь длится ровно столько, сколько мы привыкаем к мысли о смерти!
        - Рассуждения отца имеют чисто салонную ценность. Мне однажды захотелось поехать в вагоне подземки... Вы знаете, о чем говорили пассажиры?
        - Скорее всего о футболе, ценах на мясо, ковбойских фильмах?
        - Нет. Они говорили о том, что пора управление государствами поручить электронным машинам, в программы которых не будет занесено слова "война"...
        - Увы... Эти машины должны быть самообучающимися.
        - Ну и что же? Нет такой логики, которая могла бы привести их к мысли о выгоде самоуничтожения.
        - Вы не заметили: мы начали разговор о страхе, а кончили о войне. Это симптоматично.
        - Однако послушаем, к чему отец ведет свою речь.
        Медж положила ноги на спину собаку и ладонью закрыла глаза, а Блек снова взял в руки журнал и попытался сделать вид, будто речь Байлоу его вовсе це интересует.
        - Гениальный француз создал еще одну сказку,-гремел голос Байлоу.Надеюсь, вы помните, несчастная Золушка получила в награду за свое послушание любовь принца. Сказка, созданная в конце XVII века, властвует над умами и по сей день. Бедные продавщицы универсальных магазинов надеются выйти замуж за миллионеров, водители такси рассчитывают взять в жены богатых невест. Нет мужчины или женщины на земном шаре, которые не попытали бы счастья в лотерее. До последнего предсмертного хрипа человек ожидает получить богатое наследство. Сапожник надеется, что у портного быстро порвутся сделанные им башмаки, а портной ждет не дождется, когда сшитые им сапожнику штаны разлезутся. Старая и проверенная истина. Высочайшее искусство политика заключается в том, чтобы надежда никогда не покидала горизонта семьи и государства... Запомните, человек, потерявший надежду, либо умирает, либо становится социально опасным. Итак, страх и надежда... Это единственные рычаги, с помощью которых в наших условиях можно управлять массами.
        Неожиданно дверь кабинета раскрылась шире и на пороге появился в черном костюме Байлоу. Он постоял несколько секунд неподвижно, рассматривая сидящую в кресле Медж и вскочившего на ноги Блека. Эти знаменитые паузы Байлоу! Утверждали, что французский киноактер Жан Габен сделал свою актерскую маску с лица Байлоу,- холодный взгляд из-под нависших век, многозначительное неподвижное лицо и тонкие, чуть с изломом губы. Из раскрытой двери продолжал доноситься записанный на пленку голос Байлоу.
        - Не так давно страх и надежда действительно полностью себя оправдывали. Последнее время под ударами науки стоимость акций концерна "Саваоф и К°" резко упала. Вера в загробную жизнь, надежда попасть в рай почти полностью разрушены. Мы с вами преступно проматываем чужое достояние и не выдвигаем каких-либо новых идей...
        Величайшее преимущество коммунистов состоит в том, что они поставили перед своими народами ясные цели. А как можем мы претендовать на роль глобального пастора, когда нам просто некуда вести свое стадо?
        - Мне очень понравилась твоя речь,- не меняя позы, сказала Медж,- я слушаю ее с искренним удовольствием...
        - Да, да,- подхватил Блек,- эта речь заставляет подумать о многом...
        Словно зубная боль исказила холодное лицо Байлоу. Он вынужден был напомнить, что терпеть не может никаких комплиментов. И речь свою он записал на магнитофон только ДЛЯ того, чтобы не слышать криков одобрения и аплодисментов. Эта речь предназначена для тех, кто призван формировать общественное мнение. Ему надоело видеть их восхищенные лица, их подобострастные улыбки и впитывать в себя яд восхищений.
        - Нам нужны новые идеи,- звучал голос Байлоу, записанный на пленке,еще не так-давно войны, возникавшие с математической. последовательностью, отвлекали создание больших людских масс от решения социальных проблем. Теперь мы ли шены возможности прибегнуть к этому сильнодействующему средству. Что можем мы противопоставить коммунистам? Высокий уровень жизни в своей главной цитадели? Мы не должны обманывать самих себя - через несколько лет эта карта будет бита.
        Закрыв за собой дверь, Байлоу подошел к Медж и опустился в кресло. Блек несколько мгновений еще постоял, затем непринужденно подвинул к Байлоу свое кресло и попробовал продолжить разговор.
        - У коммунистов есть одна ахиллесова пята...
        - Верно,- подхватила скороговоркой его мысль Медж,-они не верят в бога... Вы об этом думаете? А умирать не хочет никто. И грешники, и праведники, и католики, и атеисты - все хотят жить, каждый надеется, что его минет сия чаша...
        - Где-то здесь их наиболее уязвимая позиция...
        - О чем вы говорите? - устало отмахнулся от них Байлоу.- Никакие чудеса, фабрикуемые в Ватикане, уже не могут вдохнуть жизнь в разлагающийся труп религиозных верований...
        - Я боюсь, что мои предположения окажутся неосновательными,- вкрадчиво начал Блек,
        но человек, о котором вы поручили мне навести справки... Мне кажется, он может иметь прямое отношение к нашему разговору...
        Дверь кабинета Байлоу снова открылась. На этот раз в ней показалась неповоротливая фигура робота Микки, личного секретаря Байлоу.
        Шарообразная голова Микки отдаленно напоминала маску водолаза, туловище было из голубой пластмассы, а на ногах блестели изящные туфли, установленные на стальные ролики.
        Зеленые огоньки, загоревшиеся в глазах Микки, и поднятая вверх полусогнутая правая рука говорили о том, что робот намерен сделать какое-то важное сообщение.
        - Ваши эксперты после трехдневной работы окончили тщательное исследование животных Манджака,- начал ровным бесстрастным голосом робот.Все экземпляры имеют совершенно одинаковый рост и вес, одинаковую окраску шерсти и глаз, одинаковую силу мышц. Все они, по-видимому, двухгодичного возраста. Все резко отстают по своему, так сказать, умственному развитию от аналогичных животных, пойманных в Австралии... Эксперты свою работу закончили.
        Затем, не сделав паузы, Микки темже лишенным интонаций голосом продолжал:
        - По полученным нашим информационным центром данным, Манджак усиленно ищет встречи с известными вам доктором Эярико Росси и физиком Артуром Кроуфордом. Судя по тексту разосланных Манджаком радиограмм, это его близкие друзья. Вопреки условиям договора Манджак приглашает их в ближайшее время посетить остров.
        - Что это еще за новости? - тонкие длинные пальцы Байлоу стали усиленно массировать переносицу.- Когда должна состояться эта встреча? Как отнеслись к предложению Манджака Росси и Кроуфорд?
        Но Микки, видимо, не располагал необходимой информацией. Он на мгновение выключил свои зеленоватые "глаза", давая тем самым понять, что он сообщит в информационный центр, и будут получены дополнительные сведения.
        - Возможно, что Росси и Кроуфорд не приедут к Манджаку, а он или его сын Майкл вздумают сами появиться на континенте.- Байлоу рассуждал вслух, а Микки внимательно впитывал в себя каждую его фразу.- В этом случае немедленно поставить меня в известность.
        Медж откровенно любовалась отцом. Она знала его хватку по многим финансовым операциям на бирже. Ей нравились его хладнокровный расчет, умение предвидеть любые ухищрения конкурентов, нравилось следить за "битвой интеллектов" и сознавать, что она принадлежит к "породе великих Байлоу", не знающих ни запаха, ни вкуса поражений.
        Байлоу медленно расхаживал по пластмассовым плитам пола и напряженно думал о том, что может принести ему в случае удачи "прожект Манджака". Вкладывая деньги в это сомнительное предприятие, он прежде всего боялся, чтобы ктолибо из его противников не заполучил себе этого гениального сумасброда. Теперь Манджак со своими идеями и машиной в его руках. Что делать дальше? Он, Байлоу, поступил, конечно, правильно, запретив Манджаку проводить какие-бы то ни было новые эксперименты. Пусть почувствует власть над собой, но главное не в этом. Нужно решить, что может дать по самому большому счету машина Манджака.
        Стоимость искусственно созданного животного пока что намного превышает стоимость любого экземпляра, полученного естественным путем. Заставить Манджака действительно воспроизводить вымерших бизонов, ихтиозавров и мамонтов? Заманчиво, конечно, но не будет ли это стрельбой из пушки по воробьям? Почему эти кенгуру в "умственном" отношении недоразвиты? Какое это может иметь значение? Байлоу чувствовал, что изобретение Манджака может дать ему очень много.
        - Разрешите мне сделать также небольшое сообщение,прервал его размышления Блек. По вашему поручению мне удалось установить, что перед отправкой на остров Манджак стал скупать у врачей, когда-то лечивших его отца, все истории его болезней. Он платил баснословные деньги за анализы крови, электрокардиограммы, за ленты с записью биотоков. Манджак не болен манией коллекционирования... Выслушав сообщения вашего робота, я могу предположить...
        Блек осекся. Он был поражен видом Байлоу. Закрыв лицо руками, Байлоу несколько мгновений стоял неподвижно.
        И вдруг, резко обернувшись в сторону Медж, стал пристально ее рассматривать.
        Медж, поборов мгновенное замешательство, прищурясь, бросила взгляд на крупную с седой шевелюрой голову Байлоу.
        Байлоу и Медж хорошо знали друг друга. Может быть, поэтому каждый держался по отношению к другому несколько настороже.
        Теряясь в догадках, Медж искоса бросила на себя взгляд в зеркало: ее туалет был экстравагантен ровно настолько, насколько требовалось, чтобы обратить на себя внимание, ничуть не больше. Затем у нее мелькнула мысль, что Байлоу смотртт на нее так, словно шахматный игрок, неожиданно увидевший возможность принести в жертву какую-то легкую фигуру и обеспечить выигрыш партии.
        -- Дорогой Блек,- медленно произнес Байлоу,- вы меня поняли? Мне кажется, ваша проницательность на этот раз сослужит нам большую службу...
        Затем он обратился к Медж:
        - Прости, пожалуйста, я вдруг понял, что, может быть, тебе будет суждено открыть врата нового Эдема. Нет, не призрачного, библейского, а рая, организованного на основе последних достижений науки, рая, где люди, избранные, конечно, будут бессмертны.
        - Увы, я не могу проследить за твоей мыслью,- с искренним огорчением сказала Медж.
        --Через пару недель мы с тобой совершим прогулку к отдаленным островам в Тихом океане,- белесые зрачки Байлоу забегали под нависшими бровями.- Я хочу, чтобы ты произвела впечатление на Майкла Манджака. Если не ошибаюсь, ты с ним знакома?
        - Да, отец. Мне даже приходила в голову мысль, что он ко мне не совсем равнодушен.
        - Гм, я это знаю.
        - Я скажу тебе больше. Это - единственный человек, который мне... искренне нравится. Во всяком случае, я иногда с удовольствием о нем вспоминаю...
        - Расскажи мне, девочка,- Байлоу так называл Медж, когда был в превосходном настроении,-все, что ты знаешь об этом Майкле.
        Польщенная вниманием, Медж Уселась поудобнее в кресло и не торопясь, словно вспоминая, стала рассказывать: - Майкл - высокий, стройный, немвого напоминает Жана Маре, только вместо актерской красивости его лицо мужественно... быстрый проницательный взгляд...
        - Ого, моя дорогая, если бы ты мне даже не сказала, что он тебе нравится, я по твоему описанию смог бы и сам догадаться.
        - Майкл умудрялся как-то одновременно ничем не выделяться из многочисленной толпы студентов и в то же время не растворяться в этой толпе. Его отец старался приобщить Майкла к биологии и математике чуть ли не с колыбели. Все его игрушки были рассчитаны на развитие математической смекалки. Занятия Майкла в студенческие годы отнюдь не напоминали традиционную прогулку по набережным наук. Это был скорее марафонский бег к какой-то одному ему известной цели. На бесчисленные шутки в свой адрес Майкл обычно отвечал:
        "Лентяи и эгоисты уже начинают вымирать, а они скоро исчезнут с лица земли так же, как исчезли когда-то бронтозавры и археоптериксы. Я просто не хочу оказаться экспонатом в коллекции палеонтолога".
        - Спасибо. Достаточно. Я уже понял, какого рода информацией ты можешь нас снабдить,- Байлоу ласково похлопал Медж по колену.
        - Он только совсем не верит в бога,- неожиданно добавила Медж.
        - Да, это нехорошо,- равнодушно заметил Байлоу,- однако хватит тебе этих разговоров. Забирай своего боксера и иди на прогулку.
        Медж не заставила себя просить дважды.
        После того как Медж покинула холл, Байлоу попросил Блека подсесть к нему поближе:
        - Вы поняли ход моих мыслей? - спросил он почти щепотом.
        - Я даже подумал о том,- с достоинством ответил Блек,- что мне придется в ближайшее время под благовидным предлогом оказаться на острове Корда...
        Стоявший недалеко от них Микки понял, что ему незачем слушать этот разговор, и бесшумно исчез за дверью кабинета Байлоу.
        ВТОРЖЕНИЕ
        Капли воды ползли по стеклу, и от этого знакомый пейзаж острова приобретал какой-то необычный вид. Но Майкл тут же ловил себя на мысли, что все это - обман зрения, что весь окружающий его здесь мир монотонен, одинаков, однообразен. И этот тропический дождь, выстукивающий на листьях пальм унылую мелодию... И этот океан, громадами волн отбивавший о скалы грозные ритмы... Все, все здесь казалось унылым и однообразным.
        - Майкл,-- услышал он голос отца,- почему ты ничего не говоришь мне о сегодняшней почте?
        - Не все еще расшифровано и переведено...
        - Все равно. Пусть "Телемак" прочтет хотя бы то, что он уже знает сам.
        Чуть повернув голову, Майкл искоса посмотрел в глубь лаборатории, где у стола, заваленного миниатюрными печатными схемами, сгорбившись сидел Манджак, В руках у него был небольшой паяльник. Он собирал блоки новой машины. Движения были скупые и точные. Лицо суровое, взгляд сосредоточенный.
        На эксперимент Манджака работало несколько сот ученых в обеих Америках, десятки электронных фирм беспрекословно выполняли любой его заказ, самолеты Байлоу регулярно привозили на остров детали и узлы для комплекса задуманных им машин. Кроме того, Байлоу взял на себя обязательство регулярно информировать Манджака о достижениях мировой науки в области, близкой к эксперименту Манджака.
        "Последние дни отец стал еще более мрачным и сосредоточенным,- подумал Майкл.- Страсть к бесконечным экспериментам и опытам может погубить сильного человека точно так же, как алкоголь и наркотики губят сотни тысяч безвольных людей. Кто знает, может быть, высшая мудрость заключается не в вечном стремлении постичь тайны природы? Может быть, страсть иссушает душу исследователя, и он, вместо того, чтобы чувствовать себя человеком на Земле, становится монахом в тесной келье своей науки?"
        - Отец,- следуя своим мыслям, глухо сказал Майкл,- я все-таки хотел бы продолжить наш разговор...
        - Мы ведем его с тобой каждый день...
        - Не уклоняйся, пожалуйста...
        - Неужели ты не можешь сообразить, во имя какой цели мы работаем? Неужели у тебя не хватает способности логикой расчистить путь к истине? Я не хотел и не хочу раскрывать перед тобой весь свой замысел, все свои планы... Ты помнишь, что Эйнштейн говорил о стимулах к творчеству: стремление постичь тайну - это основное чувство, стоящее у колыбели истинного искусства и науки...
        - Эйнштейн имел в виду тайны науки, а не обстановку, в которой работают ученые,- горячо" возразил Майкл.
        - Помоги мне лучше,- Манджак снова сделал попытку перевести разговор на другую тему,- помоги мне найти название для этой машины... Идея машины достаточно необычна. Ей нужно дать имя особенное...
        - Как можно назвать машину, которая будет "пересаживать" условные и безусловные рефлексы из мозга одного животного в мозг другого?
        -Машиной для пересадки рефлексов?-иронически бросил Манджак.- А впрочем, может быть, мы напрасно торопимся. Неизвестно еще, будет ли она работать.
        - Будет. Это слишком заманчиво.
        Расчет Манджака-отца оказался верным. Он знал, что Майкла можно легко увлечь.
        - Если этого не сделаем мы, то сделают другие... Твой Сварог, например.
        - Ну, это мы еще посмотрим"-холодно отрезал отец. Он даже в шутку не мог допустить, чтобы кто-нибудь, а тем более Сварог, мог опередить его.
        - Послушай, отец... Можно имя этой машине образовать из двух слов... По латыни мозг - церебрум... И еще добавить "ори" - возникать... Ведь по идее на чистое нейронное поле ты хочешь перенести все, что мы вкладываем в понятие "интеллект".
        - Цереброри - машина по пересадке рефлексов, сознания, интеллекта! Это звучит. Уважение к латинским терминам переходит, видимо, по наследству.
        - Отец, я принесу кенгуру. Мне не терпится испытать машину...
        - Чем объяснить столь резкую смену настроения? - улыбнулся Манджак. Его серые глаза стали добрыми, морщинка на лбу разгладилась.
        - Не думай, что тебе удалось меня "увлечь", "заинтриговать" или возбудить во мне "инстинкт исследователя",- весело заметил ему Майкл.
        - Конечно, конечно,- поспешил согласиться Манджак.
        - Мне хочется начать эксперименты назло Байлоу!
        - Хорошо... Но вначале давай послушаем, что скажет нам "Телемак".
        Майкл подошел к их электронному помощнику, стоявшему в центре лаборатории, под ситалловым эллипсоидом Большой биологической колыбели.
        "Телемак" по своей форме напоминал небольшой письменный стол, смонтированный вместе с книжным шкафом. Разложив на своем экране несколько русских научных журналов, "Телемак" электронным лучом внимательно просматривал строчку за строчкой, страницу за страницей. Несколько минут Майкл возился с дисками управления машиной,- ему хотелось, не прерывая работы "Телемака" над поиском и переводом информации о Свароге, заставить его читать готовый текст.
        - Сакр-р-раментально,-услышал он слева от себя голос попугая, прозванного ими "мистер Браун",- сакр-р-раментально!
        Получив кусок сахару из рук Майкла, попугай замолчал.
        Сквозьшум дождя Майкл услышал какой-то странный звук.
        Он доносился со стороны океана и казался чужим и назойливым... Высокий, однотонный зудящий звук... Майкл решил, что это слуховая галлюцинация, и попытался сосредоточить внимание на задании Манджака.
        Наконец из динамиков "Телемака" донеслись небольшие потрескивания и ровный, спокойный голос стал размеренно чеканить слова.: :"В журнале, издаваемом Академией наук СССР, есть статья, где приводятся некоторые высказывания Николая Сварога, повторяю Николая Сварога, сделанные им на .лекции Московского государственного университета. НиколайСварог утверждает, что идея бессмертия..."
        Бросив быстрый взгляд на отца, Майкл замер. Наконец-то им удастся узнать, как продвигаются работы этого Сварога.
        "На заре истории люди не могли придавать особого значения смерти,снова услышал он бесцветный голос "Телемака".- Смерть была естественна. В сознании первобытного человека смерть не вызывала чувства протеста. Ведь страх смерти не существует в сознании ни зверей, ни птиц. Не мог он особенно беспокоить и наших пращуров. Существовал инстинкт самозащиты постольку, поскольку существовала сама жизнь.
        Но как только человек стал постигать великую цепь причин и следствий, как только он научился своим трудом изменять окружающий мир, он не мог не взбунтоваться, не мог согласиться уходить в никуда. Суть дела заключалась, видимо, в том, что человек однажды понял: деревья умирают осенью и оживают весной; солнце умирает каждый вечер и рождается каждое утро. Почему же человек должен быть исключением из общего правила? Мышление по аналогии, выросшее на богатейшем опыте инстинкта подражания, явилось одним из важнейших завоеваний мозга. И вот еще на ранней ступени развития, размышляя по аналогии, человек создал идею своего бессмертия".
        "Телемак" сделал паузу, а Майкл, вскочив на ноги, стал расхаживать из угла в угол лаборатории. Его увлек поток мыслей;
        - Отец, почему об этом говорит Сварог?..
        -- Не перебивай. Дослушаем до конца,- тихо сказал сыну Манджак.
        "Да, идея бессмертия в первом своем толковании была именно такой,продолжал "Телемак".- Конечно, мысль эта пассивна, но она в то время и не могла быть осознана иначе. Что мог сделать наш пращур с каменным Топором в руках, как мог он начать реально борьбу за своебессмертие? А может быть, в те времена индивидуализм еще не разрушил устои рода и племени и мышление людей было построено по иному принципу? Кто знает, возможно, люди тогда думали не об индивидуальном бессмертии, а о сохранении жизни своего рода? Подобное толкование бессмертия не лишено смысла и в наши дни.
        Мы и сейчас дарим бессмертную славу тем, кто отдал свою жизнь за счастье многих".
        - Ты слышишь? - охрипшим голосом бросил Манджак.
        - Неужели Сварог... Нет, нет, все равно не поверю.- Майкл вытер платком вспотевший лоб и горящими глазами уставился на робота.
        "Однако не будем отвлекаться,- продолжал "Телемак".- Все попытки обрести индивидуальное бессмертие приводили к тому, что люди, будучи бессильными разрешить эту проблему, создавали разного рода религиозные легенды о переселении душ, о загробной жизни и тому подобное. И вот уже несколько тысячелетий страх перед смертью заставляет еще многих людей ползать на коленях перед церквями, костелами, пагодами, синагогами, молитвенными домами. Страх перед смертью уводит этих людей от науки, от действительных путей, которые могли бы привести к решению задачи. Не будем, однако, детально исследовать религиозные точки зрения на бессмертие ввиду их явной несостоятельности.
        Может быть, некоторую пользу мы сможем извлечь из мысли о том, что бессмертие человека в его детях? В этом есть большая доля истины. Но сколько история знает примеров, когда гениальные отцы оставляли на земле после себя посредственных или бездарных детей. Может ли устроить нас подобное решение проблемы? Как далеко могла бы шагнуть наша цивилизация, если бы мы могли дарить бессмертие хотя бы гениям. Если бы Эйнштейн и Менделеев, Ферми и Планк, Эдиссон и Лобачевский жили и работали рядом с нами... Итак, увы, между отцом и сыном, матерью и дочерью мы не имеем права ставить знак тождества. Но природа не только беспокоится о бессмертии вида, она допускает случаи и индивидуального бессмертия".
        "Телемак" сделал паузу. Выждав несколько мгновений, он сказал, что дальнейший перевод не готов и ему нужно затратить на это некоторое время.
        - Конечно,- вскричал Майкл.- Природа знает случаи, когда между матерью и дочерью стоит знак тождества.- Я имею в виду явление партеногенеза. Было сделано множество опытов. Самки бабочек содержались изолированно от самцов. На яички, отложенные бабочками шелкопряда, воздействовали определенной температурой, поддерживали повышенную влажность воздуха... И вот появилось потомство. Новые бабочки были абсолютной копией матери, являлись ее двойниками. Тончайшие исследования, проведенные на современном уровне молекулярной биологии, подтвердили, что дочери почти ничем не отличались от матери.
        Склонив голову к коленям и закрыв уши, Майкл старался что-то вспомнить:
        "Впервые возможность искусственным путем вызвать явление партеногенеза была доказана каким-то русским зоологом. Ему удалось побудить к развитию яйца тутового шелкопряда, воздействуя на них растворами сильных кислот. Много в этой области достигли американец Леба, француз Батайон. Способ массового.искусственного партеногенеза у тутового шелкопряда разработал Астауров... Если верить сообщениям, полученным нами не так давно из информационного центра Байлоу, во многих странах мира ведутся интенсивные работы в этой области. Некоторым ученым удалось вызвать искусственный партеногенез у теплокровных животных. Правда, основные опыты проделаны с экземплярами самок, но мы знаем также иного рода эксперименты... Микрохирургическим путем удавалось разрушить ядра яйцеклетки, и развитие будущего организма определялось главным образом наследственной информацией, заключенной только в семени... Это явление, именуемое андрогенезом, также встречается в природе.
        Итак, мы имеем право сделать первый важный для нас вывод: законы природы, предусматривающие, как правило, сохранение вида, не отвергают идеи бессмертия индивидуума. Во всяком случае, в его чисто биологической конструкции".
        - Если Сварог пошел по пути использования явлений партеногенеза и андрогенеза,- задумчиво сказал Манджак,- он мог быстрее нас прийти к первой промежуточной цели..

        - Значит, ты рассматриваешь своих кенгуру,- серые глаза Майкла сверкнули,-только как первую промежуточную цель?..
        -Не спеши, мой мальчик...
        - Я все время спрашиваю тебя, какая у нас конечная цель?
        - Мы с тобой оба в пути... оба выбираем маршрут... Мы можем прийти к биофабрикам синтетической говядины, а можем...
        - Что? Почему ты замолчал?
        -Я хочу знать, к чему идет Сварог...
        Забыв о Майкле, Манджак погрузился в размышления о Свароге.
        Вот уже свыше четверти века он и Сварог ревниво следят за работой друг друга, свыше четверти века успехи одного заставляют другого работать еще более изобретательно и напористо. Было время, когда каждый из них в опубликованной другим работе узнавал свои мысли,, свои эксперименты, находил свои ошибки... Было даже время, когда, отсылая очередную работу в журнал для публикации, каждый из них направлял другому копию своей статьи со всеми выкладками и расчетами. Это давало возможность информировать друг друга значительно оперативнее...
        Один раз они даже встретились на научной конференции биокибернетиков в Европе. Об этой встрече ему не хотелось сейчас думать, это отвлекло бы от цели размышлений. Потом ему понадобились деньги, много денег для осуществления решающих экспериментов, и он вынужден был пойти на условия полной секретности, предложенной Байлоу. Связь со Сварогом была потеряна. А вскоре перестали появляться сообщения в прессе о работах Сварога.
        Последние сообщения о Свароге, какие появились в печати, говорили о том, что русские решили предоставить ученому неограниченные возможности. Вместо небольшой лаборатории с несколькими сотрудниками Сварог развернул свои работы силами коллектива целого научно-исследовательского института, А в небольшом городке Унаве создан биоцентр, подобный атомному центру в Дубне.
        Да, они шли к одной цели. Сварог не станет довольствоваться частным успехом, он постарается выжать из своей идеи все, что можно из нее взять. Не случайно русские предоставили в его распоряжение целый институт.
        В этой борьбе у него были значительные преимущества: прежде всего, он действительно опередил Сварога минимум на несколько лет в области создания заранее предусмотренных конструкций рибонуклеиновых кислот. Кроме того, он всегда шел рядом со своими друзьями Энрико Росси и Артуром Кроуфордом, а каждый из них в своей области чего-нибудь да стоил. Они не знали и, пожалуй, не догадывались о конечной цели, которую он поставил перед собой, но уже не раз помогали ему решать различного рода задачи. Ну, а теперь, после эксперимента на острове Корда, когда Манджаку удалось создать из синтетической зиготы живое теплокровное существо, создать ферменты, ускоряющие в сотни раз естественный процесс развития,- теперь Манджак мог быть спокоен. Он был близок к цели и не слышал на своем затылке дыхания противника.
        Внимание Майкла вновь привлек доносившийся со стороны океана зудящий звук. Он уже слышался более ясно... Казалось, этот высокий, однообразный звук пронизывает насквозь грохот волн и шумовую завесу тропического дождя...
        Майкл решил обратить на это внимание отца, но вдруг "Телемак" стал читать своим бесцветным голосом новый текст о работах Сварога.
        "Теперь уже не только теоретически, мы можем экспериментально доказать, что получить абсолютную биологическую копию того или иного животного не представляет особой проблемы. Даже самая придирчивая проверка на современном молекулярном уровне сможет подтвердить тождество двух организмов. Но, это только решение части задачи. А как быть в тех случаях, когда мы не будем располагать ни яйцеклеткой, ни спермой? Можно ли решить проблему воссоздания организма иными средствами?"
        - Биопроектор,- тихо, как бы про себя, сказал Майкл,- он тоже пришел к мысли о биопроекторе!
        "Достигнутый мировой наукой,- невозмутимым голосом продолжал "Телемак",- уровень знаний в молекулярной биологии, учет влияния внешней среды дают возможность выявить механизм биологического моделирования. Повторяю,- более медленно произнес "Телемак",- биологического моделирования".
        В окно лаборатории Манджак увидел, что к острову причалила большая моторная лодка. Широкоплечий человек ловко соскочил в воду и стал привязывать лодку к стволу пальмы. В любое время Манджак был бы по меньшей мере удивлен появлением кого-то постороннего на острове, но сейчас все его внимание было поглощено сообщением "Телемака" о работах Сварога.
        "Наследственные и приобретенные организмом качества моделируются в его зародышевой клетке... Располагая определенной суммой информации о том или ином организме, можно искусственным путем создать его биологическую модель... Принцип искусственного биологического моделирования, влияние факторов внешней среды проверялись нами в целой серии экспериментов с высокоорганизованными животными, и в подавляющем большинстве случаев мы получали положительные результаты. Положительные результаты",- счел необходимым повторить "Телемак".
        - Значит, Сварог создал нечто подобное нашим биопроектору и биологической колыбели,-задумчиво произнес Манджак.
        - Но он ни слова не проронил о проблеме пересадки условных рефлексов и памяти,-с надеждой в голосе сказал Майкл.
        - Это не значит,- также медленно возразил ему Манджак,- что этой проблемой он не занимается...
        "Разрешите продолжить сообщение,- неожиданно энергично прогудел "Телемак".- Далее в статье сказано, что Николай Сварог в ближайшее время намерен сделать доклад о своих работах на всемирной конференции биокибернетиков в Дели".
        "Телемак" замолчал, и в лаборатории стало как-то особенно тихо; было слышно, как тяжело дышал Манджак.
        - Если бы я знал, чего ты добиваешься, отец,- твердо сказал Майкл,-я смог бы тебе помочь в тысячу раз больше... И мы бы обогнали этого Сварога.. Давай только вместе взвесим, что может принести наше открытие людям. Я боюсь будущего. Я не хочу, чтобы и у тебя была своя "черная пятница".
        Майкл не успел окончить мысли - дверь лаборатории открылась, и на пороге появился широкоплечий человек с узким, словно сдавленным с боков лицом. После небольшой паузы незнакомец широко улыбнулся и сказал:
        - Ужасный дождь и ветер... Можно войти? Разрешите представиться: Чезаре Блек!
        Манджак и Майкл молча переглянулись.
        ВИДЕНИЯ ДОКТОРА РОССИ
        Две ночи и два дня Солидад не отходила от постели Джен.
        На последние сбережения пригласила лучших врачей Буэнос-Айреса. Они внимательно осматривали и выслушивали девочку, предлагали произвести десятки различных анализов, но мнения их по поводу болезни Джен были самые различные.
        Сегодня Солидад тоже не вышла на работу. Красными от бессоницы глазами посмотрела на тумбочку возле постели дочери - количество бутылок и пузырьков, таблеток и пилюль возрастало чуть ли не с каждым часом. Тетушка Сильвия то и дело бегала в аптеку за лекарствами и подушками кислорода. Одни врачи советовали немедленно отвезти Джен в больницу для исследования. Другие говорили, что девочку нельзя беспокоить, она может этого не перенести.
        Высокий и худой врач, специалист в области хирургии сердца, долго выслушивал и выстукивал Джен, а затем, отозвав Солидад в прихожую, безапелляционно заявил:
        - У девочки резко выраженный митральный стеноз. Данные объективных исследований также подтверждают мое мне ние. Операция на сердце-единственное средство вернуть ее к жизни.
        В тот же день, вечером, Джен осматривал второй крупный специалист по заболеваниям сердца.. После осмотра он долго и внимательно изучал показания электрокардиограмм, электрофонограмм и, наконец, сказал тоном, не допускающим возражений:
        - У девочки митральная недостаточность. Операция на сердце противопоказана. Она может привести к катастрофе.
        Солидад была в отчаянии: кому из них верить? Ведь ей нужно решить-соглашаться на операцию или нет... От ее решения зависит жизнь ее дочери, единственной радости на земле. Ах, если бы был Росси! Во всей стране нет лучшего диагноста. Он нашел бы решение, необходимое для спасения Джен. Только бы устоять сейчас. Ведь защитные силы организма человека со временем могут компенсировать порок сердца, и люди живут с этим недугом долгие годы.
        Солидад верила, что если ей удастся сейчас спасти Джен, то они с Росси скоро изыщут средство для победы над стронцием-90... Эта изнурительная борьба, которую она ведет уже много месяцев, не должна окончиться ее поражением.
        Солидад посмотрела на Джен, забывшуюся в тяжелом сне.
        Как измучила ее болезнь! Тонкие брови и черные ресницы только подчеркивали бедность лица, маленький носик заострился... И все это стронций-90..
        Включив настольную лампу, Солидад подошла к окну и, положив руку на раму, лбом прильнула к холодному стеклу.
        Там, за окном, начиналась жизнь - косые лучи солнца осветили у самого горизонта низкие, темные тучи...
        Как все это началось? - в тысячный раз спрашивала себя Солидад. Когда и где она совершила тот роковой шаг, который привел ее Джен к этому тяжелому состоянию, заставил ее перенести столько мучений?.. Когда девочка могла попасть в условия, приведшие к опасной концентрации проклятого стронция в ее костях? Солидад никогда не приносила в дом каких бы то ни было радиоактивных препаратов, в лаборатории, где ей приходилось работать, она никогда не брала с собой Джен. Как же все это началось? Много раз Солидад вспоминала то лето, когда она отправила Джен в горы, к родственникам тетушки Сильвии. Солидад рассчитывала, что чистый горный воздух будет полезен маленькой Джен. Родственники тетушки Сильвии владели небольшой молочной фермой, и парное молоко должно было явиться хорошим дополнением к горному воздуху. Солидад думала прежде всего о здоровье девочки. Тихое селение, затерянное в горах. Что может быть лучше? Вместо копоти, пыли и суеты большого города - мудрая простота уклада деревенской жизни. Меньше всего Солидад беспокоилась о своем отдыхе, но для Джен...
        Вместе с этими воспоминаниями в памяти Солидад отчетливо возникал диалог Росси с его другом Кроуфордом на одном из вечеров в институте, куда однажды пригласили и ее.
        "Не обижайся, старина,- говорил Росси.- Мне ведь не с кем больше поговорить на эту тему. В первую очередь результаты экспериментов с ядерным оружием почувствовали мы, врачи. Я пришел в ужас, когда убедился, что взрывы атомных бомб коренным образом изменили условия жизни на нашей планете. Существование этой опасности оказалось неожиданным; люди сразу, естественно, не смогли оценить ни характера угрозы, ни ее размеров.
        - Атомное покрывало из радиоактивного стронция-90, -мрачно продолжал Росси,- окутало верхние слои атмосферы, и с каждым месяцем увеличивается зараженность растительного и животного мира. Количество стронция-90, которое человек получает с пищей и водой, неуклонно возрастает. Врачам известно, что костные саркомы развиваются в результате воздействия радиации на костные клетки., и что человек может заболеть лейкемией из-за облучения радиоактивными веществами костного мозга. Полное число жертв от термоядерного оружия уже сейчас превышает один миллион человек...
        - Росси,- сказал возбужденный Кроуфорд,- наше счастье, что атомные бомбы легли на поля сражений в конце второй мировой войны, а не в начале третьей..."
        У Солидад тогда мелькнула мысль, что Кроуфорд пытается обмануть себя. Разве можно назвать Нагасаки и Хиросиму полями сражений, а эту кошмарную историю - удачей!
        "Теперь,- так же горячо продолжал Кроуфорд,- люди либо навсегда расстанутся с варварскими обычаями вести войны, либо все полетит ко всем чертям. Третьего быть не может. Ты, очевидно, слышал пословицу старой доброй Англии - каждая нация имеет столько преступников, сколько она их заслужила... Человечество получит то, что оно заслужит.
        - К сожалению, ты забываешь об одном,- грустно заметил Росси,- что может сделать человечество, чтобы предотвратить свою гибель. Это как раз тот вопрос, который я все время хочу тебе задать. Пойми меня правильно-я не ищу одного ответа для всех. Его, по всей вероятности, не может быть. Я хочу знать, что я должен сделать. Я не могу и не хочу, ложась спать, думать о том, что прошел еще один день и я снова наблюдал, как неуклонно люди идут к своей гибели. Они движутся к зияющей пропасти, к атомной катастрофе... Мне нужно выбежать вперед и преградить им путь. Учти, единственный шанс уцелеть самому - это спасти всех... Я ведь врач, может быть, мои угрызения совести - это результат моей осведомленности... Каждую ночь я вижу во сне голубоглазого мальчика с ямочками на щеках. Он тянется к стакану молока, зараженного стронцием-90. Я кричу, чтобы он выплеснул это молоко, но он не слышит меня и тянет стакан к губам... Я знаю, если он выпьет молоко, ему не миновать тяжелого заболевания крови...
        Я кричу, но он меня не слышит... И так каждую ночь... Иногда вместо голубоглазого мальчика к этому стакану тянется белозубый негритенок... Я хочу удержать этих детей от гибели и не могу..."
        Да, Солидад запомнила эту исповедь доктора Росси, его страдающее лицо, нервные пальцы... Может быть, в тот вечер впервые Солидад поняла, что Росси стал большим ученым только потому, что он всегда был большим человеком. Только об одном не подумала Солидад тогда, что ее Джен в далеком, заброшенном в горах селении также пила молоко, отравленное этим проклятым стронцием.
        Солидад отошла от окна и вернулась к постели ребенка.
        Джен лежала на спине. Ее маленькое лицо теперь казалось еще меньше, на висках сквозь желтизну кожи просвечивались голубые жилки.
        Сегодня ей необходимо принять решение - оперировать Джен или же избрать, возможно, менее радикальный, но не столь опасный способ лечения. Байлоу недоволен тем, что они с Росси до сих пор не смогли составить всеобъемлющей логики диагноза сердечных заболеваний... Но вот хотя бы случай с Джен-ведь врачи не смогли прийти к решению даже на консилиуме.
        В семь часов утра Росси прибывает на центральный аэродром Буэнос-Айреса и в семь сорок пять будет в институте. Солидад не помнит ни одного случая, чтобы он, вернувшись из поездки, сразу же не посетил институт, не расспросил бы там о всех событиях, происшедших в лабораториях. Домой он никогда не торопился. Эярико Росси, по глубокому убеждению всех его сотрудников, принадлежал к вымирающему типу ученых, не знающих ничего другого, кроме науки. Он отдавал ей все свое время, все мысли, чувства, желания... Минуты и часы, проведенные вне интересов его науки, казались ему потерянными. Он мечтал о том времени, когда медицина начнет решать стоящие перед ней задачи на атомарном и молекулярном уровне, когда объективные методы исследования больного навсегда изгонят врачевателей, движущихся к цели на ощупь... Большая медицина, которой он посвятил свою жизнь, объединит во всеобъемлющей памяти электронных машин достижения всех врачей мира. Он мечтал увидеть любимую науку столь же точной, как Математика.
        - История медицины,- неоднократно говорил Росси,- полна самых трагических ошибок, которые возникали и возникают только из-за того, что больной не в состоянии объективно рассказать о своем недуге. Ошибка, допущенная в этой фазе, нередко углубляется субъективными восприятиями врачом симптомов заболевания, затем полученные данные врач вновь пропускает через субъективную призму своей оценки. И в результате мы требуем, чтобы врачи не ошибались в постановке диагноза! Росси мечтал создать аппараты, которые могли бы объективно зафиксировать симптомы болезни и на основании опыта лучших врачей мира порекомендовать лечение. Сколько молодых врачей были бы избавлены от мук совести, сколько человеческих жизней было бы спасено...
        Почему его братья по профессии в различных уголках земного шара каждый по-своему, в меру своего опыта и умения, занимаются врачеванием? Почему до настоящей? времени наряду, так сказать, с ортодоксальной медицинской наукой суще ствует гомеопатия, тибетская и китайская медицина! Почему до сих пор не извлекли из системы йогов того, что там рационально?.. Медицина - наука, которая требует прежде всего интернационализации. В этом заинтересованы все.
        Тряхнув головой, Солидад рассеянным взглядом осмотрела комнату. Ей хотелось, чтобы здесь было все опрятно. Вот голубые банты Джен - их нужно убрать в тумбочку, туфельки следует вынести в переднюю.
        Пошатываясь от усталости, Солидад подошла к зеркалу.
        Ей было хорошо известно, что зеркало своего мнения не имеет.
        Если мы сами себе нравимся, то оно охотно подтверждает наши мысли. Если же мы недовольны своей внешностью,- зеркало безжалостно исказит ее еще больше. Солидад подошла к зеркалу почти механически, совершенно не думая, как она выглядит в данную минуту.
        У нее усталое, землистого цвета лицо, тусклые глаза, сгорбленная спина, руки бессильно повисли вдоль туловища. Нет, так нельзя... Она должна приободриться, привести себя в порядок. Вот сейчас Росси входит в институт, через несколько минут дежурный скажет ему, что Солидад умоляла приехать к ее больному ребенку. Вначале он удивится - у Солидад есть ребенок? Может быть, он обратится с вопросом к кому-либо из сотрудников, но, скорее всего, промолчит и подумает: какая же причина заставила Солидад умолчать о своем ребенке? Может быть, в институте решат, что это обыкновенная история молодая женщина скрывала своего внебрачного ребенка в надежде выйти замуж, но Энрико Росси слишком хорошо знает Солидад, чтобы так о ней думать.
        Когда раздался звонок, Солидад тревожным взглядом посмотрела на Джен и, стараясь не шуметь, направилась к двери. В конце концов все это не так важно, она должна спасти Джен, а почему ей пришлось молчать о ребенке, Росси поймет сам, когда узнает, что здесь замешан стронций-90.
        Солидад очень удивилась, когда, распахнув дверь, увидела перед собой не Росси, а тетушку Сильвию. Полная, круглолицая женщина с бесчисленным количеством свертков в руках Перешагнула порог и торопливо направилась в кухню. Через несколько минут она появилась в спальне с большой чашкой апельсинового сока и, осторожно разбудив Джен, стала ее кормить. Солидад опустилась в кресло--она так устала, а ей необходимо еще много сил, много энергии... Через приоткрытую в спальню дверь слышались голоса Джен и тетушки Сильвии.
        - Когда окончился буран,-уловила она слова Сильвии, - летчики заметили занесенную снегом стоянку французов. Очень трудно было посадить самолет: кругом снежные холмы, ледяные глыбы. Но они хотели спасти людей и рискнули своей собственной жизнью... Сделали посадку. Но, увы, полярников уже не было. По всей вероятности, они ушли на север.
        - Мне мама говорила,- голосок Джен стал совсем тихим,- я думала, что их уже спасли.
        - Если их даже не спасут,- начала было тетушка Сильвия,- то все равно...
        - Нет, нет,- перебила ее Джен,- Что бы это ни было - хуже любой сказки...
        Солидад улыбнулась. Джен не скучно с тетушкой Сильвией.
        Они всегда находят так много тем для разговора. Но что же Росси? Неужели он не придет?
        Солидад быстро надела серое платье и стала возле зеркала приводить в порядок прическу.
        Было больно сознавать, что костюм ее устарел,- в этом году носят совсем иные фасоны. Но разве ей под силу угнаться за модой? С некоторых пор она исповедует другой принцип:
        "Я ношу не то, что модно, а то, что мне к лицу".
        Вдруг Солидад густо покраснела - она поймала себя на мысли, что в глубине души хочет понравиться Росси. Ее дочь, может быть, при смерти, а она...
        Почувствовав снова слабость, Солидад уселась в кресло и закрыла глаза. На мгновение ей показалось, что кресло куда-то провалилось. Она заснула. Вскоре она стала различать голос: Росси беседовал с тетушкой Сильвией. Вот он ласково разговаривает с Джен, расспрашивает ее и тетушку Сильвию о болезни... Солидад хотела открыть глаза, подняться на ноги, но у нее не было сил. А вот наступила тишина. Солидад перестала слышать голоса... Ояа вскочила, потерла ладонями глаза - неужели Росси ушел? Нет, нет, он внимательно выслушивал Джен. Солидад бесшумно подошла и. стала сзади стула, на котором сидел Росси, а тетушка Сильвия тихонько ушла в кухню. Много раз видела Солидад, как Росси осматривает больных, и каждый раз ей казалось, что при ней совершается чудо. Всматриваясь в скупые и ласковые движения Росси, в чуть заметную дрожь его длинных и нервных пальцев, улавливая под очками блеск его умных глаз, Солидад невольно представляла себе доброго волшебника из старой детской сказки. Ему все подвластно, вот сейчас он прислонил ухо к груди Джен, он слушает, как бьется ее сердце, от его внимания ничего не
ускользнет, он все взвесит, все обдумает, ему Солидад верит. Росси не может ошибиться.
        Но что это? Ласковая улыбка сбежала с его губ, лицо стало жестким и суровым...
        Немигающими глазами смотрел Росси на желтое личико Джен, даже не заметил, как Солидад подошла к кровати дочери и села у изголовья. Может быть, в его памяти возник голубоглазый мальчишка с ямочками на щеках, пьющий молоко с проклятым стронцием, может быть, он почувствовал свое бессилие в борьбе с этим чудовищем? Но вот Росси поднялся на ноги и впервые посмотрел в глаза Солидад.
        - Ну, что ж... Будем бороться... А Джен нам поможет... Будешь нам помогать, правда?
        Росси погладил лежавшую на одеяле руку девочки и ласково улыбнулся ей.
        Все движения Росси были размеренны и плавны, лишь одни черные глаза непрерывно перебегали с предмета на предмет, выдавая его волнение.
        Оставив Джен с тетушкой Сильвией, Солидад и Росси вышли в соседнюю комнату. Росси снял очки и начал их медленно протирать.
        Прошла минута, вторая... Солидад казалось, что проходит вечность. О чем Росси думает? Неужели положение Джен безнадежно?
        Но вот Росси поднял голову, надел очки. Его глаза в упор неподвижно смотрели на Солидад:
        - Прежде всего девочке нужно подлечить сердце... митральный клапан... Это можетсделать Манджак... Я надеюсь, что он это сможет сделать...
        - Несколько дней назад от него была телеграмма...
        -- Где он сейчас?
        - Он просил вас прибыть на остров Корда...
        - Сначала подлечим сердце... Потом изгоним стронций.
        - Значит, я могу надеяться?..
        - Вы должны бороться...
        - С этой целью я поступила к вам...
        - Вы плохо думаете о людях...
        - Нет, нет, я скрывала болезнь своей дочери потому, что боялась... Вы должны меня понять...
        - Хорошо... хорошо... Успокойтесь. Мы не имеем права терять время. Я должен немедленно связаться с Манджаком.
        Пожав руку Солидад, Росси ушел. Через минуту его машина скрылась за поворотом улицы.
        В ГОРОДЕ ЧЕРНОГО ДЬЯВОЛА
        Темно-вишневый лимузин Байлоу, не сбавляя скорости, свернул с автострады на узкую дорогу, ведущую в горы. Слева виднелись бульдозеры, скреперы, мощные катки и небольшие группы рабочих. Не позже чем через неделю Байлоу был намерен широко объявить осмотр первого подземного города. Впрочем, его занимали сейчас совсем иные мысли.
        - Скажи мне, Медж,- обратился Байлоу к сидящей рядом с ним дочери.-Майкл никогда не рассказывал тебе о слабостях своего отца или, может быть, каких-либо его странностях?
        Высунув голову в окно машины, Медж наслаждалась игрой ветра в ее коротко остриженных волосах.
        - Говорил, конечно. Манджак очень упрям и очень скрытен...
        - Упрям и скрытен,- повторил Байлоу.
        - Ты себя выдал,- весело заявила Медж.- Я знаю: визит в город Черного Дьявола твоей программой предусмотрен не был. Ты едешь в этот город. Зачем-то берешь меня. И все время думаешь о Манджаке и Майкле.. Нетрудно догадаться...
        - Вместо того, чтобы разгадывать мои планы,-холодно отчеканил Байлоу,ты попробовала бы построить свои собственные...
        - Почему ты откладываешь эвакуацию Майкла и Манджака?
        - Я недостаточно хорошо их знаю...
        - На что же ты надеешься?.. Прости, я оговорилась... Такие люди, ка.к ты, не надеются, а рассчитывают...
        - Твоя ирония не уместна...
        Байлоу не хотел продолжать разговор с Медж и стал думать о своем городе.
        Журналисты назвали его детище городом Черного Дьявола.
        Эта мрачная шутка не могла содействовать успешной реализации его идеи. А расчет, по его собственному мнению, был гениален и прост. В Соединенных Штатах Америки и, главным образом, на их военных базах уже в настоящее время находились тысячи ракет с ядерными зарядами, нацеленных на жизненно важные военные и экономические объекты стран коммунистического мира. Аналогичные меры предприняли и коммунисты. Они создали тысячи термоядерных ракет и также нацелили их на жизненные центры Запада. Той и другой стороне удалось создать ракеты, которые должны были при обнаружении ракет противника подняться и уничтожить их в воздухе. Предполагалось, что война должна окончиться в несколько минут. Общий потенциал возможных термоядерных взрывов столь велик, что у большинства населения земного шара практически не оставалось надежд на спасение. В самом выгодном и безопасном положении могли оказаться рабочие шахт и рудников, если бы в момент войны они были заняты на работе в штреках и забоях. Так родилась идея создания подземных городов. Байлоу был убежден, что когданибудь уцелевшая в этих подземных убежищах горстка людей
назовет их городами его имени. Ну, а пека, чтобы обезвредить происки нанятых его противниками, журналистов, Байлоу объявил что имя городу дадут его первое жители. Лично он считает, что первый подземный город должен быть назван городом Добрых Надежд. В самом деле, в этом городе матери, укладывая спать своих детей, могут быть уверены, что утром, они их увидят, влюбленные не будут опасаться, что судьба подарила им последнюю ночь, а любители покера будут убеждены, что никто не прервет их игру на самом интересном месте.
        Может быть, в подземных городах избранные индивидуумы обретут, наконец, твердую почву под ногами и из этих бастионов смогут легче и лучше управлять миром.
        Байлоу искоса посмотрел на сидящую рядом с ним Медж.
        Как много приходится ему решать проблем, от которых зависит судьба человечества, и для чего? В лучшем случае, он проживет еще 15 лет, ну, а потом что? Ему так и не удалось внушить себе мысль, что его дочь не что иное, как он сам, заключенный в иную оболочку.
        После разговора о Майкле Медж как-то сразу изменилась; она все время о чем-то напряженно думала. По опыту Байлоу знал, что подобное состоя.ние у Медж обычно предшествует какой-либо сенсационной выходке, а ему хотелось, чтобы дочь стала серьезнее и в будущем явилась достойной продолжательницей его дел.
        Байлоу оставил руль, достал сигарету и закурил. Медж с опаской посмотрела на извивающуюся полоску дороги, затем взглянула на отца и удивленно подняла бровь.
        - Не понимаю, как может сочетаться в одном человеке исполинская любовь к своей жизни и эти сигары?
        - Тебя беспокоит отсутствие логики в моем поведении? - решил отделаться шуткой Байлоу.
        - Увы, я знаю, на эту тему с тобой говорить бесполезно...
        - Ты лучше скажи, Медж, как нравятся тебе эти горы... Мне кажется, что я нашел удивительно живописную местность. Она будет удачно сочетаться со строгостью линий подземного города...
        Медж внимательно рассматривала горный пейзаж. Освещенные солнцем горы действительно поражали разнообразием форм и красок - темно-зеленые пятна леса неожиданно переходили в фиолетовые вершины, красноватый гранит скал чередовался с черными впадинами ущелий, стальной блеск быстрых горных потоков сменялся ажурным кружевом водопадов. И только светло-серая полоса дороги говорила о том, что здесь уже были люди, что они оставили о себе память - этот неизгладимый шрам.
        В машину проникало дыхание сырого леса, пестрый аромат горных трав, запахи нагретого солнцем асфальта.
        - Кем же ты намерен заселить город Черного Дьявола? - лениво спросила Медж.- Если ты преследуешь чисто коммерческую цель, то жилые кварталы города окажутся в руках тех, кто может тебе больше уплатить... Почувствовав, что они сами и их семьи в безопасности, они потеряют страх перед войной...
        - А термоядерная война,- усмехнулся Байлоу,- по-твоему, уничтожит все мое движимое и недвижимое имущество, которое я смогу приобрести за деньги от продажи подземных городов...
        - Больше того,- столь же серьезно продолжала Медж,- твои города не только умножатопасность новой войны, они и после катастрофы сослужат плохую службу, так как подавляющее большинство семей, которые смогут купить право на жительство в этих городах, давно уже не представляют лучшей части человечества.
        Нападки Медж веселили Байлоу. Он повернулся к ней и пристально посмотрел ей в глаза.
        - Я не пойму... Ты возражаешь против идеи подземных городов или хотела бы выдвинуть какой-либо иной принцип их заселения?..
        - Прежде всего я думаю,- голос Медж вдруг задрожал от внутреннего напряжения,- что если уж суждено твоим городам сыграть роль Ноевых ковчегов, то и принцип их заселения должен быть заимствован из библии...
        - Семь пар чистых, семь пар нечистых, так сказать, пар и антипар,усмехнулся Байлоу и посмотрел на часы.- Перед тем как принять окончательное решение о будущих гражданах этого города, мы с тобой еще раз все обсудим. Обещаю.
        Остановив машину у обочины дороги, Байлоу посмотрел на сидящего сзади робота.
        - Как себя чувствуешь, Микки? - ласково осведомился он.
        - Благодарю. Отлично,- не замедлил отозваться Микки. - Получены новые сведения об интересующих вас Манджаке, Кроуфорде, Росси. Неизвестно, какая информация хранится в вашей памяти, нахожусь в затруднительном положении сколь подробно излагать имеющиеся данные.
        -Отвечай на мои вопросы,- разговаривая с Микки, Байлоу невольно тоже переходил на телеграфный язык.- Прежде всего, что этих людей сблизило?
        - Их дружба многим кажется странной. Кроуфорд заносчив и вспыльчив, Росси общителен и терпелив, а Манджак скрытен и горд. Увлекались они разными отраслями наук. Была одна причина, оказавшая решающее влияние на их отношения. Они учились в одном университете. Каждый из них рассматривал свои студенческие годы отнюдь не как время, отведенное для занятий танцами, спортом, любовью. Они обладали завидным здоровьем, весьма привлекательной внешностью. Помогая друг другу, они выработали в себе мужество сопротивляться соблазнам студенческой жизни. Желание посвятить все свое время большой науке - первое, что сблизило этих столь разных людей.
        - Микки, ты не находишь ихповедение странным? Что побуждало их к этому? Тщеславие?
        - Нет. Тщеславные люди выбирают, как правило, область деятельности, где можно в сравнительно короткий срок добиться приличных результатов и вознаградить свое самолюбие за ограничения и усилия. Например, приличных спортивных результатов...
        - Довольно, Микки. Какую же цель поставили перед собой эти люди? Байлоу словно забыл о цели своей поездки и сосредоточенно беседовал с Микки.
        - Прежде всего Энрико Росси...
        - О нем я знаю. Какие мечты были у Кроуфорда?
        - Кроуфорд в юношеские годы мог часами говорить о том, как ограничены на земном шаре запасы нефти, торфа и каменного угля. Что пройдет немного времени и люди останутся без топлива, что долг людей науки не дать человечеству погибнуть из-за недостатка энергетических рессурсов. Кроуфорд любил повторять: "Мы, ученые - надежда и гордость человечества. У простых смертных из-за ежедневной житейской суеты нет возможности окинуть одним взглядом всю нашу планету и подумать о всех глобальных проблемах. А у нас есть. Ключ к спасению нашего старенького глобуса мы найдем в недрах атомного ядра". Кроуфорд жадно набрасывался на каждую новую работу из области физики, химии или математики, которая хоть немного могла помочь ему продвинуться к цели. Он был одним из немногих молодых ученых, выработавших особый стиль мышления. Во всех его статьях и выступлениях всегда чувствовалась широта, размах, масштабность. Во время войны с Германией Кроуфорд оказался в Лос-Аламосе, где вместе с итальянцем Энрико Ферми, венгром Лео Сциллардом и датчанином Нилсом Бором работал под руководством Оппенгеймера над созданием атомной
бомбы.
        - Мне все известно, милый Микки. Я знаю также, что Нагасаки и Хиросиму Кроуфорд пережил как личную трагедию. Но что общего может быть у Манджака, занятого воссозданием живых организмов, с человеком, знающим все секреты атомного и водородного оружия?
        Медж подумала, что сейчас вновь пойдет разговор о войне, и решила выйти из машины. Не обратив никакого внимания на уход дочери, Байлоу слушал Микки.
        - У нас еще нет этой информации. Может быть, вам будет небезынтересно узнать, что Кроуфорд принадлежит к той редкой категории ученых, которые умеют достигать равнозначных успехов в науке и в личной жизни. Его коллекции картин мог бы позавидовать любой антиквар. Он знает толк в винах. Любит поухаживать за женщинами.
        - Нет, Микки. Если бы ты мог сообщить что-либо подобное о Манджаке или Майкле.
        Робот замолчал, словно собирался с мыслями. Байлоу открыл дверь машины и посмотрел на Медж. Она медленно шла к большому деревянному кресту, установленному недалеко от дороги. Такие кресты в Южной Америке ставили первые поселенцы из Европы.
        Брезгливо поморщившись, Байлоу подумал, как в одном человеке могут уживаться столь противоречивые качества. Ведь Медж вполне современный человек,- она даже может дать форы многим своим сверстницам. Неужели веру в бога она унаследовала от своей религиозной матери, или же почтение к богу ей. внушили иезуиты в колледже?
        - Можно продолжить? - осведомился Микки и, уловив утвердительный кивок головы, стал сообщать новые сведения.
        - Основное направление деятельности Теда Манджака никому не известно. Многие ожидают от него крупных открытий в области молекулярной биологии. Тед Манджак фанатически любил своего отца. Очень тяжело пережил его смерть. Несколько лет тому назад он объездил все города Аргентины. Собирал все, что было с ним связано: фотографии, истории болезни, различнейшего рода анализы. Манджак уплатил довольно крупную сумму какому-то врачу за ленту с записью биотоков головного мозга его отца.
        -- Я знаю. Это материалы из доклада Блека,- прервал рассказ робота Байлоу.- Есть у него какие-либо привязанности,симпатии, привычки?..
        - Да, есть. Он очень привязан к своему сыну.
        - Подробнее... Расскажи об этом подробнее...
        -- Манджак упрям и скрытен. Подозрителен. Не доверяет даже сыну. Нуждается в его помощи. Повторяю: не доверяет сыну, нуждается в его помощи. Противоречие...
        - Это очень важно. Ты прав. Как относится Майкл к своему отцу? Что мы знаем о Майкле?
        - Майкл тяготится строгой опекой отца. Майкл очень способен. Прекрасно пользуется законами формальной логики и диалектики. В колледже за ним укрепилась кличка "интеллектуальный зверь".
        - Он тщеславен?
        - Нет. Таких данных нет.
        - Как он относится к Медж?
        -- Он ее любит. Точнее... Он в нее влюблен.
        - Откуда эти сведения?
        - Об этом знал весь университет.
        Отвернувшись от Микки, Байлоу потер ладонью шею - очень уж долго сидел он в неудобной позе. Ну, что ж, теперь положение становится яснее. Если еще и Влеку удастся его миссия, то...
        Байлоу коротким гудком сирены позвал дочь. Медж вернулась в машину с огромным букет цветов.
        Всю остальную дорогу они молчали, занятые каждый своими мыслями.
        Но вот машина, взяв крутой подъем, резко остановилась: дорога была завалена громадными серыми камнями. Казалось, что горный обвал преградил вход в туннель. Однако Байлоу не подавал ни малейших признаков беспокойства. Выйдя из машины, он небрежным движением, словно профессиональный шофер, постучал носком ботинка по задним колесам, затем, зажмурив от удовольствия глаза, послушал долетавший к ним из маленького леска шелест листвы и свист птиц. Так же не спеша подошел к гранитным глыбам, завалившим дорогу, и, заложив руки в карманы, покачиваясь с каблука на носки, молча стал рассматривать серые камни. В поведении отца Медж почувcтвовала какую-то напускную молодцеватость, ему хотелось, видимо, устроить небольшой спектакль.
        Байлоу скрестил на груди руки и высоко поднял голову-даже Медж понравилась эта поза. Вот он стоит перед скалой высокий, могущественный. Медж решила включить приемник, чтобы отвлечь отца от его невеселых мыслей. Ей почти сразу повезло. Из приемника полились гордые звуки рояля, торжественно зазвучали фанфары, убыстряя ритм сердца, гулко загремели удары барабанов. Вдруг,- Медж ждала этого момента, и все же он произвел на нее сильное впечатление,- гранитный занавес дрогнул и, освобождая дорогу, пополз в стороны. Медж выскочила из машины, чтобы получше рассмотреть это зрели ще, пришедшее в наш век из сказок древнего востока. Байлоу, опустив на грудь большую седеющую голову, медленным шагом приближался к серым глыбам гранита, а камень отступал все дальше и дальше... Медж тихо подошла к отцу, как вдруг из машины донеслись звуки траурного марша. Броситься к машине, чтобы выключить приемник?.. Но Байлоу крепко схватил ее за руку и заставил остановиться. Так стояли они перед расступающимися скалами, открывавшими дорогу в черную бездну ночи, слушали легкий треск камня и скорбную музыку.
        Снизу вверх Медж посмотрела на лицо Байлоу и, кажется, впервые за много лет прочла на нем выражение равнодушия и усталости: вместо плотно сжатого рта - раелабленная, отвисшая нижняя губа; вместо живого энергичного взгляда-тусклые глаза. Медж стало не по себе. Только сейчас в страхе она наняла, что все ее прихоти и удовольствия обеспечиваются волей, умом, энергией, а может быть, и беспощадной целеустремленностью этого человека.
        Яркий голубоватый свет, вспыхнувший в туннеле, немного ослепил Медж. Положив руку на плечо отца, она вместе с ним направилась к машине. Темно-вишневый лимузин медленно двинулся в глубь туннеля. Мощные кариатиды слева и справа поддерживали своды туннеля. А перед въездом в город их сменили железные фигуры роботов.
        Туннель привел машину на большую городскую площадь, застроенную четырехэтажными домами, почти сплошь из стекла. Вдоль домов стояли стройные ряды пластмассовых деревьев. Рука художника придала каждой кроне какую-то особую, неповторимую форму.
        Блеск стеклянных стен, причудливые формы пластмассовых деревьев, обилие голубого света, гулкая тишина улиц, необыкновенная чистота тротуаров и главное нигде ни одной автомашины, ни одного прохожего. Медж подумала, что если здесь даже появятся люди, то им не удастся вдохнуть жизнь в этот мертворожденный город.
        Микки взял на себя роль гида. Он рассказал, как устроена в городе вентиляция, упомянул об остроумном устройстве фильтров, которые должны будут задерживать радиоактивные осадки, если вспыхнет термоядерная война. Несколько слов Микки сказал об атомной электростанции, сооруженной в городе, а также о том, что инженеры в самое последнее время нашли способ использовать подземное тепло для оранжерей и теплиц города. Подземное тепло подведено и к фабрике, которая будет изготовлять витаминизированную белковую клетчатку.
        Склады с продовольствием и фабрики искусственных продуктов питания могут прокормить город в течение двух-трех лет...
        Все, что говорил Микки, было предназначено для рекламы, и Байлоу пожалел, что не пригласил с собой главного архитектора.
        - Микки, дорогой. Запроси информационный центр. Я хочу побывать в лаборатории... в лаборатории Теда Манджака...Уловив удивленный взгляд Медж, Байлоу нехотя, словно сквозь зубы объяснил: - Здесь создана дубль лаборатория Манджака. Любой его заказ производился в двух экземплярах. Один шел к нему на остров, другой поступал сюда..
        Сюда привезут скоро и этих господ...
        - Да, тут твое влияние на них обеспечено,- вздохнув, сказала Медж.
        - Ты чем-то недовольна?
        -- Нет... Я начинаю тебя бояться...
        Получив сведения из информационного центра, Микки направил машину в глубь улицы. Возле пепельно-серого здания Байлоу и Медж вышли. Вскоре они оказались возле двери, приведшей их в просторные залы лабораторий. Все помещение было завалено нераспакованными ящиками. Байлоу придирчиво осматривал каждую комнату, словно собирался здесь поселиться навечно. Морщась от запахов свежей краски, Медж старалась скрыть свой испуг. Первый раз в жизни она почувствовала настоящий страх. Ведь это не что- иное, как тюрьма. Не собирается ли милый папа поместить в эту ловушку и ее? Ведь во время первого разговора он дйл ей понять, что смотрит на нее как на главный козырь в этой игре.
        У Медж от запаха краски разболелась голова, и она вышла на улицу, а через несколько минут из здания вышел и Байлоу. Не обращая внимания на дочь, он придирчиво осмотрел фасад здания, высокую ограду, небольшой, словно декоративный ров, светло-серые стены, не пропускавшие света изнутри здания...
        - Теперь можно ехать дальше,- сказал Байлоу и с довольным видом уселся в машину.
        Не успели они выехать на главную улицу Подземного города, как Микки заявил, что он получил весьма важную информацию. Байлоу и Медж оглянулись. Робот, положив свои четырехпалые руки на колени, сидел в своей обычной невозмутимой позе. Пауза длилась несколько секунд. Наконец, Микки сказал:
        -- Только что в информационном центре получено сообщение от Теда Манджака. На остров Корда прибыл посторонний человек, именующий себя Чезаре Влеком. Манджак просит ускорить очередной рейс самолета, чтобы эвакуировать Блека на континент.
        Байлоу, замедлив ход машины, глубоко задумался.
        - Пусть передадут на остров Корда,- наконец властным голосом произнес он: - Манджак должен действовать согласно инструкциям и ни в коем случае не вызывать к себе подозрений. Дальнейшие распоряжения будут переданы завтра.
        - Еще одна новость,- спокойным тоном сообщил Микки.- Оказывается, с Манджаком поддерживает связь человек, проживающий в одной из коммунистических стран.
        - Источник этой информации? - прохрипел Байлоу.
        - В почтовую сеть Аргентины поступило письмо на имя Теда Манджака от некоего Сварога.
        - Содержание письма нам уже известно?
        - Да, это статья по вопросам молекулярной биологии.
        - Что?.. Может быть, это шифр?..
        - Мы должны изучить опасность, возможно, скрытую в этом письме...
        - Можно предположить и другое,- раздраженно вмешалась в разговор Медж.- Не кажется ли вам, что это наши враги специально выбросили трюк? Они хотят скомпрометировать Манджака и его сына.
        - Я знаю только одно,- по интонациям голоса Байлоу можно было заключить, что он овладел собой: - в деле Манджака мы не имеем права допустить ни единого промаха. Важен каждый бит информации. Слишком велик может быть выигрыш, слишком жесток может оказаться проигрыш!
        Байлоу решил, что убежище для Манджака подготовлено.
        Это главное, в чем он хотел лично удостовериться. Ну, а теперь ему предстояло обдумать детали операции по вывозу Манджака и Майкла с острова. Круто развернув машину, Байлоу направил ее к туннелю.
        "КОМПЛЕКС МАНДЖАКА"
        Неожиданное появление на острове человека, назвавшего себя Чезаре Влеком, застало Манджака врасплох. Он не имел ни времени, ни сил, ни желания слушать рассказы пришельца о том, что привело его на остров, не хотел и не мог сосредоточить свое внимание на обстоятельствах, предшествовавших появлению Блека.
        Удача эксперимента с кенгуру усилила стремление Манджака во что бы то ни стало, не теряя ни одного дня, двигаться к цели. Он нарушил запрет Байлоу и сегодня утром воспроизвел в биологической колыбели экземпляр великолепного попугая. Почему он должен считаться с нелепыми распоряжениями? Он не может остановить свою мысль, а мысль его неустанно требовала новых экспериментов. Если расчеты его и Майкла подтвердятся и цереброри даст хотя бы удовлетворительный результат, то это, конечно, будет самая большая победа, какой можно достичь, используя биологическую колыбель.
        - Как чувствует себя наш новорожденный? - обратился
        Манджак к Майклу, укреплявшему попугая в одной из камер машины.
        - В этой камере легче усадить гориллу, чем этого попугая...
        - А я своего "мистера Брауна" закрепил прочно...
        Манджак отошел на несколько шагов назад, чтобы полюбоваться общим видом машины: над двумя просторными камерами были укреплены на никелевых стержнях движущиеся параллельно .полуметровой высоты конусы. В центре между, камерами помещался пульт управления с многочисленными круглыми и овальными стеклами контрольных приборов.
        - Ну, вот, кажется, и двойник мистера Брауна не шелохнется.
        - Все было бы хорошо,- вздохнул Манджак,- но этот Блек не выходит у меня из головы.
        - Он же нам не мешает...-возразил Майкл.-Молчалив. Тактичен. Не лезет ни с какими вопросами...
        - И все же я не успокоюсь, пока он будет здесь.
        - Он сказал, что сегодня к полдню отремонтирует лодку и покинет остров.
        - Довольно. Посмотри, чем он там сейчас занят...
        Майкл подошел к окну и бросил взгляд на берег.
        - По-моему, Блек делает все, чтобы сдержать свое слово.-Он уже собирает мотор.
        - Что ж, тем лучше. Садись. Перед тем как запустить цереброри, не мешает пять минут помолчать.
        Закрыв попугаев в кабинах, Манджак и Майкл уселись в креслах под самыми вентиляторами. Манджак искоса поглядывал в окно,- его все еще беспокоил этот Блек, а Майкл сосредоточенно изучал нервное лицо отца. Страх перед будущим живет не только в нем, Майкле, боится будущего и его отец. Но он, Майкл, пытается предвидеть, какие потрясения могут вызвать их машины в мире. "Комплекс Манджака" - биопроектор, биологическая колыбель и цереброри- машины, которые могут сделать реальной мечту людей о бессмертии.
        Майкл глубоко задумался. Отец ничего не хочет знать. Он идет к своей цели, словно слепой. Что бы там ни было, он не остановится. И уклоняется от разговора он не потому, что хочет что-то скрыть, а потому, что боится будущего.
        Может быть, действительно прав тот, кто утверждает, что мы живем сейчас в эпоху нового "витка спирали" на винтовой лестнице эволюции. Было время, когда материя из неорганической фазы своего развития перешла в стадию "живой природы", а теперь наступит более высокий уровень развития, сочетающий в себе преимущества первой и второй фазы.
        Интеллектуальный опыт человечества заимствуют более долговечные и прочные самопрограммирующиеся и самовоспроизводящиеся кибернетические системы, выполненные на кристаллической основе.
        Отец, правда, ни разу не говорил о том, что его комплекс машин может воссоздать человека. Но видно, что он идет к этому. Если удастся опыт с попугаями, значит, экспериментально будет доказано, что возможна и "пересадка" памяти.
        Что в конце концов представляет собой наше "я", наше так называемое "сознание"?
        Прежде всего - память. Только благодаря этой функции мозга мы ощущаем себя от рождения до смерти одним и тем же лицом. Если же психическое расстройство нарушает сложную работу биологического механизма памяти, человек, во всяком случае для самого себя, в значительной степени перестает быть тем, кем он был.
        Память, память и еще раз память. Начиная с самого раннего детства, она день за днем откладывает в нашем мозгу впечатления, по крупицам собирает и хранит добытые нами знания. Еще более удивительная способность нашего мозга состоит в том, что он умеет сохранять только нужную нам информацию, только те сведения, которые необходимы нам для работы и жизни.
        Кто-то сказал о том, что умение "забывать" - величайшая привилегия человеческой памяти. По всей вероятности, наш мозг имеет "оперативную память", где хранятся сведения, нужные нам каждый день, и есть "долговременная память", где хранится информация, необходимая нам от случая к случаю.
        Память, конечно, не исчерпывает сущности нашего сознания. Функции мозга многообразны. По всей вероятности, он тратит много усилий на регулировку и саморегулировку всех органов внутренней секреции. Отец сейчас пытается перенести "сознание" на биологическую основу, но вслед за ним появятся люди, которые захотят способности гениев передать электронным машинам... Бр... Даже страшно подумать. Снова переселение душ... .
        - Майкл,- услышал он голос отца,- я бы хотел еще раз прослушать запись нашего "Брауна",..
        Нажав кнопку проигрывателя, Майкл вернулся в кресло. Сосредоточиться теперь было труднее, так как к ровному гулу вентиляторов прибавился еще гортанный голос попугая.
        Набор фраз у "мистера Брауна" был самым неожиданным: он запоминал сочетания слов, наиболее часто встречающихся в обиходе его хозяев, и нередко сочетал их с фразами, услышанными случайно по телевизионным передачам.
        - Здравствуйте... Как вы себя чувствуете?.. Сегодня хорошая погода... Сакр... р... раментально... Руки вверх... Я отправляюсь к праотцам...
        Закрыв руками уши, Майкл снова попробовал сосредоточиться на современном аспекте проблемы "переселения душ". Если эту идею удастся кому-либо реализовать, то за короткое время все гениальные люди окажутся жертвами фирмы, купившей изобретение. Слово "пантеон" приобретет совершенно новый смысл. Кибернетические Пантеоны - это будут громадные здания из ситалла, где взалах-клетках установят машины, в электронные мозги которых перенесены способности гениев. Лишенные "эмоциональных центров", эти машины не будут знать, что такое страдание. Они будут решать сугубо творческие задачи...
        На первом этаже "Кибер-Пантеона" будут размещены машины, в которые будут перенесены интеллектуальные возможности наиболее крупных математиков и физиков нашего времени. На втором этаже... или нет, где-либо подальше разместятся машины, обладающие способностями великих поэтов и композиторов.
        В соседнем здании - другие машины. Они станут отбирать из сотен тысяч газет, журналов и книг необходимую информацию для творческой работы машин, стоящих в Пантеоне. А люди?.. Люди будут выполнять плохо поддающиеся механизации и автоматизации погрузочно-разгрузочные работы... Ну, а наиболее лояльным доверят вывозить на колясках в парк "электронные мозги гениев" - на прогулку.
        - К черту такое бессмертие,- неожиданно для себя пробормотал Майкл.Ко всем чертям такую науку!
        - Сакр... р-раментально,-услышал он гортанный голос "мистера Брауна", записанный на пленку.- Будьте толер-р-рантны. Сакр-й-раментально, толер-р-рантны.
        Выключив голос попугая, Манджак подошел к пульту управления машины. Несколько мгновений он стоял, опустив голову, неподвижно, затем, обращаясь к Майклу, сказал:
        - Интересно, как эту проблему решает Сварог...
        Чем дальше продвигались работы, тем больший страх испытывал Майкл. Ему очень хотелось, чтобы мозг синтетического попугая мог перенять все, что записано в памяти "мистера Брауна", он искренне желал успеха отцу и в то же время опасался удачи.
        - Мне кажется, интересно другое,- мрачно возразил Майкл.- Не открываем ли мы с тобой еще один ящик Пандоры... Если рядом с призраком атомного гриба возникнет видение людей, попавших в рабство к машинам... Ты меня извини... Я выйду подышать. Здесь очень жарко...
        Не слыша слов сына, не замечая, что Майкл вышел из лаборатории, Манджак включил машину. Его глаза впились в показания приборов, нервная дрожь стрелок, всплески импульсов на экранах осциллографов словно бы подавали ему сигналы, а он сам превратился в промежуточное звено между приборами и кнопками пульта управления.
        Взяв с собой рыболовные принадлежности и спиннинг, Майкл подошел к лодке Блека. Он решил эти несколько часов, пока будет длиться опыт, ни о чем не думать.
        - Если вы не возражаете,-обратился к нему Блек,-я охотно составлю вам компанию... Мне тоже необходимо немного отдохнуть...
        - Да, вы правы,- нехотя поддержал разговор Майкл,- из 14 миллиардов нейронов головного мозга на рыбалке занято всего два: те, которые дают сигнал "клюет" и "не клюет". Да или нет. Остальные отдыхают.
        - Ваш отец, видимо, не разделяет этой точки зрения, - осторожно заметил Блек.- Я ни разу не видел его со спиннингом...
        - Нет, почему же. Отец тоже любит рыбачить...-Только он предпочитает подводную охоту...
        - Хорошо вам, вы работаете вместе,- продолжал нащупывать почву Блек,а у меня с отцом вечные расхождения. Стоило отцу увлечься абстрактной живописью, как я почуял непреодолимую любовь к полотнам классического реализма. Если он провозглашал себя вегетарианцем, то мне казалось, что новое поколение должно перейти исключительно на мясную диету; если б он предпочитал все свое время проводить у камина, я бы искал повода, чтобы отправиться с экспедицией в Антарктику.., Эта поездка по Тихому океану, скорее всего, тоже возникла из естественного чувства противоречия. Отцы и дети! Кто знает, чему больше обязана наша цивилизация - единству и преемственности или противоречиям между ними...
        Блек сделал паузу. Майкл также хотел сказать несколько слов о своих взаимоотношениях с отцом, однако сдержал себя и промолчал. Блек, видимо, решил, что атака предпринята им слишком рано, и немедленно сменил тему разговора.
        - Я все время испытываю чувство неловкости. Вы меня не расспрашиваете. Это естественно. Но дайте же мне возможность самому сказать несколько слов о себе... Сейчас в океане плавает немало всяческих искателей приключений. Не скрою, может быть, и они тоже оказали на меня некоторое влияние, но главное не в этом... Мне стало известно, что в этом районе океана будет проведено испытание какого-то нового вида оружия... Нет, это не термоядерные бомбы, а нечто еще более ужасное... Вот я и решил в знак протеста отправиться на своей одке сюда, чтобы помешать подготовке братской могилы для всего рода человеческого...
        Они подошли ближе к камням. Майкл достал из сумки небольшие мотки лески с крючками, ловким движением нацепи-л наживку и стал забрасывать лески в воду. Блек вначале присматривался к тому, как работает Майкл, а затем стал деятельно ему помогать.
        Когда все орудия лова были приведены в готовность и лески заброшены в воду, Майкл и Блек уселись на камнях и начали наблюдать.
        - Мой отец считает,- Блек все еще изучал настроение Майкла,- что войну сейчас никто не начнет, слишком страшные силы могут быть выпущены. Примерно то же он думал во времена.-Мюнхена. Я же не могу и не хочу сидеть и ждать, куда вывезет нас кривая истории... Эту кривую чертит каждый из нас...
        - Вы действительно считаете,- спросил Майкл,-- что угроза новой войны реальна?
        - Увы, мой друг... Провидец Байлоу даже строит подземные города для избранных...
        - Я очень далек от политики,- неуверенно начал Майкл,- но мне кажется, что война в наших условиях... Может быть, сильным мира сего просто выгодно держать людские массы под угрозой, меньше хлопот с ними, каждый думает прожил день и ладно...
        Блек со вздохом возразил:
        -- А сколько юношей и девушек в-каждой стране всегда откладывали свою жизнь на день завтрашний, а завтра наступала война... Сколько молодежи Аогибло, так и не вкусив подлинных благ жизни...
        Майклу показалось, что Блек просто читает его мысли. Он понимал, что это абсурдно. Хотел было перевести разговор на другую тему, но, подчиняясь обаянию баритона Блека, продолжал его слушать.
        - Иногда я думаю о войне, и мне хочется подойти к каждому прохожему на улице Нью-Йорка, Лондона или Пекина и сказать: "Люди, забудьте о всех своих заботах и делах, отложите все, идите и немедленно требуйте от своих правительств пусть договариваются о разоружении. Только глобальная забастовка - от полюса до полюса -- может остановить инерцию скольжения в бездну..."
        Майкл почувствовал, что леска, обмотанная вокруг ладони, впилась ему в тело. Рыба, видимо, попалась крупная, и он стал терпеливо подводить ее к берегу, а Блек тем временем начал рассказывать о своих встречах с Хэмингуэем.
        Майклу удалось вытащить на берег сверкающего серебром тунца. Блек, сделав вид, что завидует удаче Майкла, перестал говорить и занялся спиннингом. Больше часа они рыбачили молча. Несколько раз Майкл ловил себя на том, что думал об опыте с попугаями. По всей вероятности, эксперимент скоро должен быть завершен. Неужели отец не позовет его? Манджак мог, конечно, обидеться. Может быть, ему стоит пойти приготовить обед?
        Поймав еще два-три тунца и обменявшись парой незначительных реплик, Майкл и Блек направились в котедж и занялись приготовлением обеда. Манджак все время не показывался.
        Блек завел разговор о том, что в последнее время вообще новые крупные идеи в научном мире почти не возникают. Все проблемы, над которыми сейчас работают люди науки, давнымдавно известны. О многом мечтали греки и римляне. Очень много проблем было сформулировано астрологами и алхимиками.
        - Мог ли я подумать, когда в юношеские годы зачитывался "Фаустом",горячо сказал Блек,- что столкнусь с ученым, который в колбе попытается воспроизвести человека. Идея создания гомункулуса ожила в XX веке. Вы помните, как у Гете говорил Вагнер:
        "Вскипает, светится, встает со дна,
        Работа долгая завершена,
        Как говорят безумец и фантаст,
        Но, выйдя из зависимости грустной,
        С годами мозг мыслителя искусный
        Мыслителя искусственно создаст..."
        - Мне довелось несколько лет назад побывать в лаборатории одного итальянского ученого в Болонье. Он поместил в колбу оплодотворенную яйцеклетку. По трубкам к ней подавались питательные вещества, гормоны, белки, необходимый для жизни кислород... Этот ученый католик был очень близок к цели... Однако его работа не понравилась в Ватикане... Он проявил "благоразумие" и стал совершать свои эксперименты с кроликами...
        Блек снова сделал нарочитую паузу, и Майклу захотелось сказать этому человеку свое мнение об идее создания гомункулусов, обсудить с ним противоречия между интересами науки и религии. Однако Майкл сдержал себя, решив, что он слишком мало знает Блека и обстановка, в которой они находятся, слишком необычна. Может быть, из вежливости он и поддержал бы разговор с Влеком, но из-за лабораторных палаток показался Манджак. Белый пробковый шлем и короткие брюки придавали ему вид добропорядочного англичанина, сошедшего со страниц иллюстрированного журнала середины XX века.
        - Алло, Майкл,- веселым голосом позвал он cына,- чем ты будешь нас сегодня кормить?
        Только сейчас Майкл заметил в руке Манджака небольшую клетку с двумя попугаями. Перебивая друг друга, птицы отчаянно кричали:
        -- Сакр-р-раментально!
        - Толер-p-paHTHo и сакр-р-раментально!
        - Как вы поживаете?
        - Сакр-р-раментально и толер-р-рантно!
        Обед проходил весело и непринужденно. Разговор шел главным образом о поварских способностях Майкла, о рыбной ловле, консервах и т. п. Комната, в которой они обедали, напоминала столовую в дачном домике. Большое-от потолка до пола - окно выходило в пальмовую рощу; легкие пластмассовые кресла и небольшой обеденный столик составляли все убранство. Стеклянная дверь соединяла эту миниатюрную столовую с комнатой несколько большей, видимо предназначенной для работы. На стенах ее были развешаны какие-то чертежи и схемы, рядом с обширным письменным столом виднелась универсальная электронно-счетная машина кабинетного образца.
        Майклу не терпелось расспросить отца о работе цереброри, но в присутствии чужого человека он сдержался. Впрочем, сияющие глаза Манджака и синтетический попугай, повторявший все время только два слова, говорили о многом.
        Если даже и не удалось полностью перенести способности речи "мистера Брауна", то, во всяком случае, доказана принципиальная возможность решения подобной проблемы. Майкл обратил внимание на выдержку Блека. Oн, конечно, сгорал от желания спросить, почему Манджак принес этих птиц; глаза его то и дело перебегали с лица Манджака на клетку с птицами, но каждый раз он только морщился и жевал губами. Майкл подумал, что так может вести себя человек, либо воспитанный в чопорной пуританской семье, либо желающий скрыть свои настоящие интересы.
        Когда они пили кофе, из пальмовой рощи, где стояли лабораторные палатки, донеслись мерные удары метронома. Майкл отставил свою чашку и хотел было вскочить из-за стола, но, увидев, что отец спокойно сидит, взял себя в руки. Резкие звуки метронома неслись над островом. Майкл посмотрел на часы внеочередной вызов. Какая-то новая неприятность. Радио будто существует для того, чтобы молниеносно разносить по миру неприятные новости.
        Медленно поднявшись, Манджак подошел к вмонтированному в стене пульту и переключил два рычажка в верхнем ряду слева. Из маленького динамика в углу комнаты также послышались удары метронома. Блек попросил извинения и хотел выйти из комнаты, но Манджак жестом велел ему остаться. В самом деле, радио не могло сообщить ничего такого, что не следовало бы слышать этому человеку, кем бы он ни был и за кого бы себя ни выдавал.
        - Дорогой Тед,- услышал Манджак неожиданно близкий голос Росси. Звуки метронома исчезли, и вместо них комнату наполнило взволнованное дыхание Росси.- Дорогой Тед, ты слышишь меня?
        - Я и Майкл слушаем тебя, Росси,- повернувшись в сторону микрофона, ответил Манджак.
        - Тед, я не могу к тебе приехать. Мне очень тяжело. Ребенок при смерти... Ты слышишь? Я должен обязательно его спасти. Стронций-90 с каждым днем все больше и больше дает себя знать. Дети снова расплачиваются за безумство взрослых.
        Манджак удивленно посмотрел на Майкла - о каком это ребенке говорит Росси? Он же убежденный холостяк! Подвинув свое кресло ближе к динамику, Манджак снова сосредоточил свое внимание на разговоре с Росси.
        - С проклятым стронцием я надеюсь справиться,- Росси тяжело вздохнул прямо в микрофон,- но у девочки еще очень плохое сердце. Ты когда-то произвел несколько удачных экспериментов с воссозданием здоровых органов... Мне нужен препарат, который восстановил бы митральный клапан. Чем ты можешь мне помочь? Приезжай немедленно в Буэнос-Айрес. Поговорим и о твоих делах.
        - Нет, Росси, я не могу сейчас покинуть остров.
        - Тед, я надеюсь на тебя. Ты можешь сделать многое... Подумай... Я прошу... Для меня это очень важно...
        Манджак поднялся и стал крупными шагами ходить по комнате. Несколько мгновений он смотрел на Майкла, потом подошел к микрофону.
        - Росси, я пришлю тебе Майкла. Он сделает все, что мог бы сделать и я... Помни только, ты и Кроуфорд мне очень нужны.
        - Ну, что ж, если не можешь приехать ты, пусть приезжает Майкл. Чем скорее, тем лучше.
        - Когда же я увижу тебя и Кроуфорда?
        - Он может приехать к тебе хоть сейчас.
        - Что с ним?
        - Ты его спросишь об этом сам.
        - Нет, я хочу видеть вас вместе.
        - Тед,. дай мне выпутаться из беды. Я жду Майкла.
        - Через пару дней Майкл будет у тебя.
        В динамике что-то щелкнуло, и голос Росси затих. Майкл удивленно смотрел на отца, а у Блека был смущенный вид человека, случайно подслушавшего чужой разговор. Не сказав больше ни слова, Манджак ушел к себе за стеклянную дверь, развернул какие-то чертежи и углубился в расчеты.
        В тот же вечер информационный центр Байлоу передал по радио Манджаку, что в одном из русских журналов было опубликовано несколько строк о работах интересующего его Сварога. Редакция журнала сообщила своим читателям о симпозиуме по вопросам герoнтологии и гериатрии, проведенном в Советском Союзе.
        В своем выступлении Николай Сварог сделал сообщения о двух принципиально новых работах института. Его сотрудникам удалось провести уже несколько опытов по замене "больных" и "стареющих" клеток новыми, жизнедеятельными. По мнению Сварога, эти опыты могут проложить новое направление в борьбе за продление жизни человека. Второе открытие было осу.ществлено непосредственно под его руководством. В обезьяньем заповеднике ученому удалось, не прибегая к какой-либо операции, помощью созданного им аппарата перенести из памяти человекообразной обезьяны в память дикой ее сородички некоторый опыт, полученный первой обезьяной за долгие годы дрессировки.
        Из краткого сообщения о выступлении Сварога Манджак не мог понять, использовал ли он обезьян-близнецов, у которых чрезвычайно похожее биологическое строение мозга, или же нашел какое-то оригинальное решение, позволяющее значительно увеличить масштабы опытов и производить "пересадку сознания" из одного мозга в другой, независимо от родственных отношений животных.
        Манджак всегда ревностно следил за работой Сварога. Они оба вот уже много лет пытаются проникнуть в одну из самых сокровенных тайн природы. Оба с необычайным упорством про.убывают ступени в отвесных скалах, ведущих к научному открытию. Их обоих подстерегают одинаковые опасности: узкие горные тропинки, темные провалы ущелий и грозные лавины обвалов. И если в молодости Манджак был доволен тем, что у него есть опасный соперник по ту сторону океана, соперник, который побуждал его быстрее двигаться к цели, то теперь он думал уже несколько иначе. Он становился более расчетливым, ему было жаль непродуктивно расходуемых сил и безвозвратно потерянного времени,
        У Манджака в комнате в одном из старых журналов хранился портрет Сварога. В дни "больших раздумий" Манджак доставал этот портрет, ставил его на письменный стол и сидел так часами, обдумывая решение интересующих его задач. Ему хотелось знать, как в том или ином случае поступил бы Сварог.
        Ему нравилось открытое, умное и волевое лицо его противника. И даже косой шрам через весь лоб. Манджак чувствовал, что и Сварог все время думает о нем. Не мог не думать. Длительное время они шли рядом в изучении тайн клетки, почти параллельно ставили бесконечное множество экспериментов, изучая биохимическую и электромагнитную природу работы мозга. Судя по сообщению журнала, Сварог вырвался вперед к так называемой "пересадке сознания". А он, Манджак далеко оставил своего противника в работах по "воссозданию организмов". Но так ли это? Может быть, Сварог пытается решить "проблему бессмертия" каким-либо иным путем? Отдает ли себе отчет этот человек в последствиях своей работы? Хорошо бы поговорить обо всем с Кроуфордом и Росси. Этим людям он верит Кроуфорд еше и до сих пор переживает свое участие в создании первых атомных бомб. Он вместе с Оппенгеймером отказался сотрудничать с Теллером и не стал работать над водородной бомбой. А Росси... Кажется, нет человека, у которого совесть ученого говорила бы столь внятно и властно, как у Росси.
        Этот случай с девочкой... Пусть Майкл соберет всю необходимую информацию об этом ребенке. Снимет послойную запись электромагнитных связей нейронов мозга девочки. Кто знает?
        Во всяком случае, воссоздать ребенка в биологическом и интеллектуальном отношении - задача, безусловно, более легкая. Майклу нужно будет рассказать только, как обращаться с этой аппаратурой.
        Манджак не удивился, когда к нему вошел Майкл. Он уже неоднократно замечал, что в определенных условиях его мысли передаются сыну. Майкл стал у двери, ожидая, что ему скажет отец. Однако, не выдержав паузы, начал первый:
        - Я, может быть, во многом не прав... Мне еще многое неясно. Но я хотел бы...
        --- Увы, мне кажется, что нам с тобой придется вместо дискуссии сделать кое-какие реальные шаги,- сдержанно возразил ему Манджак.
        - Ты имеешь в виду мою поездку в Буэнос-Айрес?
        - Завтра утром здесь будет самолет. Тебе предстоит вместе с доктором Росси провести не совсем обычную работу...
        - Ты не будешь возражать, если со мной на континент полетит Блек?.. У него мотор..
        Ему так и не удалось починить его...
        - Чем скорее он уберется отсюда, тем лучше...
        Манджак сделал резкий жест рукой и тем самым дал понять, что он ничего не желает слышать об, этом Блеке. До поздней ночи он объяснял сыну принцип одной из своих ранних работ.
        Ему удавалось в тот период создать специальный препарат, который мог заставить организм полностью заменить больной орган здоровым. Им были проделаны опыты с восстановлением больных почек, больной селезенки... Принципиально этого можно добиться и с митральным клапаном сердца. Пусть он все расскажет Росси и под его руководством попытается воссоздать у девочки митральный клапан.
        Чем больше вникал Майкл в планы отца, тем ярче горели его глаза, тем скорее хотелось приступить к.делу, тем сильнее сжималось сердце от страха перед неведомой силой, скрытой в "комплексе Манджака",
        КОЛЛЕКЦИЯ РОСОЙ
        Отодвинув тяжелые шторы, Росси широко распахнул окно.
        В комнату ворвался холодный влажный воздух весеннего вечера. С минуты на минуту может приехать Майкл. Сумеет ли он чем-либо помочь? Не напрасно ли возлагают на него надежды?
        После неожиданного визита к Солидад Росси не спал два дня и две ночи. Он понял: если ему не удастся спасти маленькую Джен... если Солидад потеряет своего ребенка, он навсегда потеряет Солидад. Это он прочел в ее глазах. Но что он мог сделать? Во все концы мира, всем своим знаменитым коллегам, с которыми он уже несколько лет создавал программу для универсального электронного консилиума, он направил пространные телеграммы. Он просил дать ему средство, которое помогло бы изгнать из костей ребенка проклятый стронций, средство, которое не убило бы и без того чрезвычайно слабое сердце девочки.
        Байлоу обещал Солидад щедро финансировать все работы по борьбе со стронцием. Это и хорошо, и плохо. Хорошо потому, что без серьезных затрат рассчитывать на скорый успех было невозможно; плохо потому, что интерес Байлоу к проблеме стронция не случаен. Значит, он будет поддерживать курс, который приведет еще десятки тысяч людей к этой страшной болезни...
        А может быть еще хуже. Газеты писали о подземных городах, сооружаемых Байлоу. Не рассчитывает ли он, что созданное Росси средство понадобится для избранных, которые уцелеют после атомного фейерверка? Впрочем, Росси старался отогнать прочь мысли о Байлоу. Он сейчас заставлял себя думать об одном - как спасти Джен. Неужели все его коллеги, живущие в Америке, Африке, Европе.. Неужели они не смогут спасти одну девочку?.. Как часто судьба человека зависит от судьбы многих...
        Холодный ночной воздух незаметно заполнил всю комнату.
        Росси закурил сигарету и подошел к окну. Громадный диск луны, разделенной узкой полоской облака, повис над самым горизонтом.
        Где же этот Майкл? Тело от усталости словно набито ватой. Глаза смыкались.
        Неожиданно для себя Росси подумал о том, что солидарность между людьми-это не пустая фраза, выдуманная досужими проповедниками. Может быть, не следовало бы сейчас об этом задумываться. Но он никогда не был властен над своей памятью. Он не умел забывать. Еще в студенческие годы Манджак не раз говорил ему: "Хорошая память - это не только преимущество, это еще и непрерывный источник страданий". Вот и сейчас Росси под влиянием ночного холодка и этой громадной луны вспомнил давно прошедшую ночь. Ночь, о которой он думал каждый раз, когда оказывался на развилке жизненных дорог. Да, это было тяжелое время... Время испытаний огнем... Росси помнил, как он, распростершись ниц, прижался щекой к земле и уловил далекий нарастакнщй гул. Огненно-желтый шар, показавшийся на горизонте луны, изрезали черные зубцы трав. Нужно было крепко сцепить зубы, чтобы не дать им волю, чтобы они не запрыгали в такт бешено колотящемуся сердцу. Лежавший рядом с ним человек не мог совладать с собой, мелкая дрожь била все его тело.
        "Неужели это когда-нибудь кончится?" - в свистящем шепоте его вопроса не было надежды. Так иной раз люди по привычке, почти механически произносят слова, которые давно потеряли для них всякий смысл.
        Из-за куста показалась голова еще одного беглеца. В лунном свете глянцем блеснул косой, через весь лоб, шрам.
        "Еще немного. Мужайтесь. Худшее позади. Вы слышите гул?"
        Не первый раз он отдавал им частицу своего мужества, своего неукротимого стремления к жизни.
        Снова люди стали вслушиваться в темноту.
        Но вот чьи-то руки бережно положили четыре ломтика хлеба на помятый газетный лист. Людей не было видно. Они слились с густой тенью кустарника, и луна освещала только лежащий подле них обрывок газеты и четыре высохших ломтика хлеба.
        Эту ночь, прерывистый шепот и бешено стучавшее сердце забыть невозможно.
        Вот протянулись к хлебу длинные, худые пальцы. Нервным движением они схватили хлеб и снова ушли в темноту. Потом другие руки. Они бережно берут свой хлеб, чтобы не уронить ни одной крошки... Что в этом жесте? Традиционная манера славян обращаться с хлебом? Или желание во что бы то ни стало использовать малейшую возможность в борьбе за жизнь?
        Темная плоская туча закрыла своим крылом диск луны. Стал накрапывать мелкий дождик.
        Мелкий дождик... Но как громко стучит он по газетному листу. Бумага намокла, перестала топорщиться, осела, а оставшийcя четвертый кусок хлеба быстро набряк и стал заметно больше.
        Если бы не этот дождь, то могло бы показаться, что весь мир вымер, а они остались живыми просто случайно. Они, по всей вероятности, знают об этом - потому и боятся подняться с земли и прячутся в тени кустов...
        А на голых ветвях деревьев покачиваются длинные и узкие станиолевые полосы-так на высохших кладбищенских венках ветер перебирает траурные бумажные ленты.
        Плоская туча выпустила из своих объятий диск луны; прекратился дождь, мягкий свет снова упал на газетный лист.
        Треснула, обломившись, веточка, и чья-то рука протянулась к четвертому ломтику. Мягкий от дождя хлеб легко разламывался на части.
        Тот, кому принадлежал этот четвертый кусок хлеба, погиб. Но каждый из оставшихся в живых сознавал, что если бы погибший не был так мужественен, если бы не обладал таким хладнокровием и выдержкой, то погибли бы все четверо. Он помогал им даже после своей смерти. Его порция хлеба добавит им немногo сил, и, кто знает, может быть, они явятся решающими в этой изнуряющей борьбе.
        Вдруг свет луны погас... На западе в красноватых отблесках вырос лес, слева и справа распласталась плоская равнина, с востока двигался огненный вал. Всплески огня помогли найти воронку от бомбы... В одно мгновение в ней оказались все трое..
        И снова, в какой раз, люди прижались тесно к земле, так тесно, что, казалось, их невозможно оторвать ни друг от друга, ни от земли...
        ...В грохоте и вое, лязге и скрежете пронесся над головами огненный вал и сжег реальность нацистских застенков...
        Это была ночь страха и надежды. Он запомнил ее на всю жизнь. Эсэсовцы, выгнав заключенных из лагерей, направили их из Заксенхаузена колоннами к гамбургскому порту. Они хотели погрузить сотни тысяч людей в пустые баржи, вывести в море и там пустить на дно.
        Если бы не мужество товарищей, его, Росси, давно уже не было бы в живых. Да, судьба одного зависит от судьбы всех.
        В ту ночь, освещенные огненным заревом, надвигавшимся с востока, они торжественно поклялись отдать людям каждый день вновь обретенной жизни.
        И каждый раз в тяжелую минуту в памяти Росси возникала эта ночь, и звучали слова шепотом сказанной клятвы. Может быть, именно эти воспоминания помогали ему жить в ладу со своей совестью? Однако теперь положение казалось особенно сложным. Видения далекого прошлого исчезли, память Росси с необыкновенной силой и ясностью представила бледное лицо маленькой Джен с черными тенями от длинных ресниц. Потом перед глазами вдруг возникал холодный, властный профиль Байлоу, его тяжелый подбородок... Росси видел Солидад с ложечкой лекарства в руке, склоненную над кроватью своей дочери, а затем холеные пальцы Байлоу, нервно отбивавшие ритм марша...
        Росси потер ладонью виски, хотел отогнать мучающие его мысли... Вдруг в дверь кто-то тихо постучал.
        - Входите.
        Росси вздрогнул: в прямоугольной раме двери появился Манджак, молодой, двадцатилетний, точно такой, каким он был в далекие студенческие годы.
        Вскочив на ноги, Росси хотел было броситься к нему, но овладел собой. Затем смущенная улыбка появилась на его лице.
        - Напугал ты меня, Майкл... Мне показалось... Очень уж ты похож на своего отца...
        - Это лестно,- пробормотал Майкл,- но мой отец считает, что важно не внешнее сходство...
        - Твой отец, твой отец,- возбужденно перебил его Росси,-он всегда все усложнял-это его главная отличительная черта... Почему он не мог приехать? Раньше у нас принято было иначе... Кроуфорд ведь приехал... Хотя его помощь мне меньше всего нужна...
        Майкл внимательно рассматривал этого подвижного и энергичного человека. Правильные черты лица, черные большие глаза под короткими, чуть приподнятыми вверх бровями. Он говорил быпро, не заботясь о том, удастся ли собеседнику уловить ход его мысли.
        По землистому цвету лица, по воспаленным глазам Майкл понял, что Росси последние дни много и напряженно работал.
        - Отец ожидает вас на острове Корда...- Майкл попытался прервать быструю речь Росси.- Он не может оставить свою работу ни на один день.
        - Твой отец мне нужен был здесь. В свое время он пытался проникнуть в тайны клеточного ядра, мечтал о том, чтобы искусственно воссоздать механизм обновления клетки...
        - Последние годы он разрабатывает несколько иную проблему,- смущенно заметил Майкл.- Впрочем, и эта проблема тесно связана с клеткой...
        - Что же Манджак поручил передать мне?- Росси бросил быстрый взгляд на Майкла.
        - Он поручил мне собрать исчерпывающую информацию о больной, выяснить с предельной точностью ее биохимическую индивидуальность, записать послойную схему электрических связей ее мозга. И просил все мои работы держать в строгой тайне...
        Круто остановившись посреди комнаты, Росси сокрушенно покачал головой:
        - Анализы, анализы и еще раз анализы... Больные воспринимают это как утешение только в начале болезни... Но когда болезнь принимает хронический характер, они начинают догадываться, что за бесчисленными анализами скрывается не мудрость врачей, а их бессилие...
        - Он не мог ничего определенного пообещать.
        -- Гм... Пообещать...
        - Но отец поручил мне приготовить препарат для воссоздания митрального клапана.
        - Операция на сердце? Клапан из пластмассы?
        - Нет... Введение при определенных условиях в ткань сердца особого препарата. Он должен быть приготовлен из здоровых, жизнеспособных клеток митрального клапана...
        - Удавались ли отцу аналогичные эксперименты?
        - Да. Ему удавалось восстанавливать почки и селезенку. Затем он эти опыты оставил и занялся более общей проблемой...
        - Ну, что ж. Готов поверить...
        - Я хотел бы также получить всю биохимическую информацию о девочке...
        - Это необходимо для операции?
        - Нет, полная информация об организме ребенка нужна на всякий случай...
        - Что вы имеете в виду?
        - Если наши усилия не помогут, то отец попытается применить новое средство.
        Взгляд Росси прервал Майкла на полуслове. Майкл понял, что поступил бестактно, и готов был провалиться сквозь землю. Густой румянец залил его щеки. К счастью, внимание Росси отвлек экран видеофона. В голубом сиянии появилось лицо молодой женщины в белой шапочке врача. Женщина стала подробно излагать последние сообщения о новых попытках борьбы с лейкемией, предпринятых врачамиФранции. Майкл не мог не обратить внимания на поведение Росси. Вначале, впившись глазами в экран, он старался не пропустить ни одного слова. Рука торопливо делала какие-то заметки на листе бумаги... Затем Росси некоторое время слушал просто из вежливости. Несколько раз он хотел прервать сообщение, но почему-то не решался.
        Не зная, чем занять себя, Майкл стал рассматривать кабинет ученого. Большая, с высоким потолком комната была почти пуста. Вдоль стен невысокие стеллажи с книгами, возле окна - письменный стол, несколько глубоких кресел и низенький столик с большим экраном видеофона.
        В противоположном углу Майкл увидел известный ему со слов отца знаменитый подарок Кроуфорда: часы в виде глобуса. Глобус медленно вращался, выбрасывая на светящееся табло цифры. На той же мраморной доске, рядом с голубым глобусом, поблескивая желтой костью, стояла миниатюрная модель скелета с косой в руке. Жизнь и Смерть плечом к плечу. После каждого прошедшего часа Смерть широко взмахивала косой...
        Кроуфорд считал, что такие часы могут украсить кабинет любого ученого, познавшего цену времени, ну, а для врача, по его мнению, это просто находка. Вначале подарок раздражал Росси, шутка казалась ему просто неостроумной, но впоследствии он привык к часам и перестал их замечать.
        Книжные полки слева от письменного стола были переполнены справочниками по математике... Но это не удивило Майкла - какой настоящий ученый сейчас может обойтись без математики? Тем более Энрико Росси, человек, взя.вший на себя задачу разработки универсального электронного консилиума.
        Взгляд Майкла снова вернулся к столу. Росси, выслушав сообщение, мрачно рассматривал сделанные им заметки. Казалось, ученый совсем забыл о своем госте, как вдруг он взял одну из пайок, лежавших на столе, и протянул ее Майклу:
        - Здесь ты найдешь часть интересующей тебя информации... Это история болезни девочки... Где твоя аппаратура? Ты устроился в гостинице? Может быть, хочешь остановиться у меня? Нет? Ну, как знаешь. Мы немедленно поедем к бояьной. По дороге захватим твои приборы. В профессии врача и полководца много общего - выиграть время, значит выиграть сражение. Собирайся...
        Моросил густой мелкий дождь. Порывисто дул холодный ветер с Ла-Платы. Тяжелые серые тучи приплюснули к земле бетонные кубы зданий, клочья тумана вытерли со стен и крыш румяна и белила реклам, заглушили лязг и скрежет трамваев и поездов...
        Росси всю дорогу молчал, а Майкл думал о том, как бы ему получше справиться со своим сложным и ответственным поручением.
        Когда машина остановилась у дома Солидад, Росси глухим голосом спросил:
        - Ты говоришь, что отец поручил тебе собрать сведения о биохимической индивидуальности ребенка?
        - Да, отец просил меня об этом.
        Росси достал сигарету и закурил. Лицо его было хмуро и сосредоточенно. Автомобильную электрическую зажигалку он чуть было не положил себе в карман, но вовремя спохватился и вставил ее в гнездо на щитке машины.
        - Неужели,- голос Росси дрогнул,- твой отец шагнул так далеко?.. Страшно даже поверить... Что же ты молчишь? Вначале я не придал никакого значения твоим словам. Информация... Информация... Значит, Манджак пошел дальше Сварога, этого знаменитого Сварога, о котором сейчас говорит весь мир. - Холодные пальцы Росси больно сжали кисть Майкла, а черные зрачки глаз словно впились в его лицо... Мороз пробежал по спине юноши - он впервые отчетливо ощутил, что может дать людям "комплекс Манджака". Сердце неожиданно сжалось в груди и затем прыгнуло куда-то вверх. Майкл понимал, что это волнение Росси захлестнуло его такой могучей силой.
        - Отец ждет вас на острове Корда...-только и смог проговорить Майкл.
        Закрыв глаза, Росси замолчал. В его памяти возникали отдельные высказывания Манджака во время их бесконечных споров в студенческие годы, он вспомнил их краткие встречи после войны и слова Манджака о том, что ключи к большим проблемам биохимии может дать только теория информации. Росси почувствовал, как пересохли губы, когда он попытался представить себе все, что может произойти в мире в случае, если Манджак действительно решил проблему воссоздания человека...
        Росси пришел в себя только тогда, когда они с Майклом оказались в квартире Солидад. Джен чувствовала себя лучше. Она трогательно осведомилась о здоровье Росси и быстро нашла тему для разговора с Майклом. Улучив момент, Солидад отвела Росси в другую комнату и стала расспрашивать о цели визита Майкла.
        Росси слушал Солидад и помимо воли любовался ее овалом лица, большими светло-карими глазами, высокой прической, придававшей ее голове особенно гордый и величественный вид.
        Вот Солидад смотрит в его глаза... Он должен что-то ответить...
        - Видите ли, я как-то говорил вам о Манджаке...- начал смущенно Росси.- Это его сын Майкл. Он поможет нам поправить сердце маленькой Джен... Кроме того, они с отцом открыли... гм...- Росси закашлялся,- новый, весьма оригинальный метод диагностики... анализ биотоков головного мозга... Майкл должен будет сегодня записать биотоки Джен...
        - Я не понимаю,-волнуясь, перебила его Солидад,-вы что-то недоговариваете. Почему? Ради всего для вас святого, не обманывайте меня... Что это все значит?
        Опустив глаза, Росси несколько мгновений стоял молча. Потом взял руку Солидад и поднес к своим губам. Румянец залил ее щеки, и Солидад неожиданно почувствовала себя спокойнее и увереннее. Что хотел Росси этим сказать? Думал ли просто ее успокоить или... Нет, он ведь впервые позволил себе так поступить. Солидад сердцем угадывала, что кроется за этим поцелуем. "Вы должны мне верить...- прочла она мысли Росси. - Забудьте, что мы с вами коллеги. Нет ничего более тяжелого, чем одному врачу лечить ребенка другого врача. А без вашего доверия нам будет значительно труднее. Вы должны мне верить... И больше ни о чем не спрашивайте".
        Когда они вернулись в комнату, Джен показывала Майклу свою коллекцию марок.
        - Вот видишь,- щебетала она,- это марки с островов Тринидад. А это Тристан-де-Кунья. Почему же ваш остров не имеет своей марки?.. Вы должны обязательно выпустить их...
        Росси заметил в руках у Майкла большую фотографическую карточку Джен и вопросительно посмотрел на него.
        - О, мы так подружились с маленькой Джен,- пробормотал Майкл,- что даже обменялись фотокарточками...
        В глазах Солидад снова появилась тревога. Она перевела взгляд со смущенного лица юноши на Росси.
        - Ну, вот, Джен,- постарался нарушить неловкое молчание Майкл,- пусть моя маленькая фотокарточка будет для тебя вместо марки нашего острова.Смотри, все марки Великобритании выходят с портретами английских королей. Мы с отцом одни живем на острове...
        Джен понравилась шутка Майкла, и она тихонько засмеялась.
        - Но вы с вашим отцом добрые короли? Правда?
        Смех этой бледной девочки вызвал улыбку на лице Солидад и разгладил морщинку на лбу у Росси.
        До поздней ночи они не отходили от постели больной. Росси деятельно помогал Майклу собрать всю необходимую информацию о биохимической индивидуальности Джен. Он внимательно рассматривал незнакомые приборы, но ни о чем не расспрашивал Майкла, чтобы не вызвать у Солидад подозрений. Майкл все время старался поддержать хорошее настроение у Джен. Он рассказывал ей об охоте на морских черепах и о летающих рыбах... Голубые глаза девочки смотрели на него с удивлением и восторгом. Дже в свою очередь засыпала его вопросами о подводной охоте на кровожадных акул, о печальной судьбе ловцов жемчуга. Девочка очень огорчилась, услышав, что Майкл ничего не знает о судьбе полярников. Но пришел на помощь Росси. Он рассказал, что посланы новые экспедиции на розыски этих людей. Росси увлекся и стал говорить, обращаясь не к Джен, а к Солидад.
        - Я всегда мечтал о создании одной необычной коллекции. В ней должны быть собраны описания подвигов человека во имя дружбы простых людей мира. Почему учителя во всех школах, на всех континентах рассказывают детям бесконечные истории о том, как правители стран и их полководцы вели войны одних народов с другими. Ведь в сознании ребенка война невольно становится чем-то привычным, естественным... Будь моя воля, я бы сжег все эти учебники. Пусть бы лучше дети знали, что норвежец Амундсен погиб, спасая полярного исследователя итальянца Нобиле, что поляк Домбровскнй был верховным главнокомандующим парижских коммунаров, что французский генерал Лафойет боролся против Англии за .независимость Северной Америки, голландец Мультатули отдал свою жизнь за свободу народа Индонезии, что в эту войну солдаты из далеких сибирских деревень...
        Солидад взяла Росси за руку. Он слишком волновался. Это невольно передавалось всем. Глаза маленькой Джен лихорадочно заблестели. Росси понял - он говорил о самом дорогом для него и увлекся. Чтобы огладить неловкость, Росси уже спокойным тоном окончил:
        - А вспомните, что дали миру подвиги людей науки? Каждый наш шаг из дымной пещеры в каменном веке до полета на новые планеты взят с боя... Вот такую коллекцию мы будем собирать с тобой, моя маленькая девочка. И пусть, раз ты этим интересуешься, в твоей тетрадке под номером одия будет эта история с французскими полярниками.
        Через несколько минут Майкл, уложив свои приборы, попрощался с Солидад и Джен. На сердце у него было празднично.
        "Странно,- спускаясь по лестнице, думал Майкл,- Мне ни разу;,не пришли в голову мысли, мучившие меня на острове... "Комплекс Манджака" у постели больной выглядит иначе. Тут я чего-то еще не могу понять... Надо снова все обдумать..."
        - Сколько времени потребуется тебе,- обратился к нему Росси, когда они садились в машину,- чтобы приготовить препарат для больной?..
        - Мы начнем эту работу завтра, с самого утра...- медленно, словно раздумывая, ответил Майкл.
        - Нет, мы начнем ее сегодня же... Нас уже ждут в институте.
        Не успели Росси и Майкл зайти в кабинет, поставить чемоданы и надеть белые халаты, как позвонил телефон. Оказывается, Чезаре Блек разыскивал Майкла, чтобы еще раз выразить ему свою сердечную благодарность за гостеприимство на острове и предложить свои услуги в этом городе.
        Майклу понравилось, что Блек не оказался неблагодарным человеком, но воспользоваться его предложением не мог, так как Росси торопил начать работы по созданию препарата.
        ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР
        Откинувшись в кресле, Байлоу несколько секунд молча расматривал сплющенное с боков лицоБлека, его длинные тонкие усики, узкие щели глаз, коротко подстриженные волосы. Он никогда не мог отделаться от мысли, что физиономия Блека удивительно напоминает ему морду какого-то хищного животного.
        - Что ж, поздравляю с благополучным возвращением. Вы рассказали мне все, что делали эти люди и о чем они говорили...-после значительной паузы произнес Байлоу, этого недостаточно. Крайне недостаточно, чтобы я мог принять решение...
        - Простите,- с достоинством возразил Блек,- почему вы сбрасываете со счетов мою удачу с Майклом?.. Если бы не я... Это мне удалось вывезти его на континент...
        - Вы торопитесь,- медленно произнес Байлоу,- пожалуй, вы сами не очень довольны своей экспедицией...
        - Нет, почему же...-Блек забросил ногу за ногу, и ввоздухе мелькнула ярко-красная каемка его носков.
        - Я слушал вас терпеливо целых тридцать минут. У вас не хватило выдержки выслушать очень короткий вопрос. Не значит ли это, что вы нервничаете? А нервничать вы можете только потому, что ваша миссия вам не вполне удалась.
        Снова наступила пауза. Байлоу обрезал и закурил сигару.
        - Я хотел бы знать,- продолжал Байлоу,- что вы думаете
        об этих людях. Чем заняты они на острове? Каковы их взаимоотношения? В чем ахиллесова пята каждого? Мне это важнее...
        - Если бы я не рассказал вам о внешней стороне событий,- медленно, в тон Байлоу произнес Блек,- вы не сумели бы оценить добытых мною сведений...
        -- И все же... Вы слишком много ходите вокруг да около...
        - Манджак производит впечатление фанатика. Такие лица бывают у людей, отважившихся на какой-то подвиг. Не нужно быть особо тонким психологом, чтобы заметить, как живо реагирует на все Майкл, какие у него подвижные глаза, как легки его движения и как сосредоточен и углублен в свои мысли Манджак. Сказывается не только разница в возрасте. Дает себя знать, главным образом, отношение к тому, чем они заняты. Странно: отец и сын внешне очень похожи друг на друга, а характеры у них совершенно различны.
        - Я хочу слышать не наблюдения художника,- снова прервал его Байлоу,а выводы психолога...
        - Мне не трудно было догадаться,- невозмутимо продолжал Блек,-- что Манджак-отец честолюбив. Ведь только из честолюбия он вынес показать двух попугаев... Тот, который все время твердил "толер-р-рантно и сакр-р-раментально", скорее всего создан искусственным путем.... Он знает меньше, чем первый попугай... Поэтому-то внимание Манджака и Майкла было все время приковано к нему... Опыт был произведен, по всей вероятности, в то время, когда я был на острове. Значит, они даже не. намерены выполнять ваших указаний...
        - Здесь виноват я сам,- неожиданно Байлоу взял под защиту Манджака..Люди должны всегда находиться в движении... Я же запретил эксперименты и не предложил ничего взамен. Так можно обесценить свои распоряжения, приучить не выполнять их. Впрочем, продолжайте.
        - Обращаю ваше внимание на честолюбие Манджака. Это ли не ахиллесова пята? Больше того, Манджак искоса наблюдал, какое впечатление попугаи произвели на Майкла. Значит, между отцом и сыном есть какие-то разногласия. Тед Манджак в чем-то хотел убедить сына. Может быть, заставить поверить в возможности своего открытия. По отдельным репликам я могу судить о том, что Майкл склонен к философским обобщениям.
        Он пытается рассматривать явления общественной и государственной жизни в развитии, в сложном взаимодействии. Манджак увлечен своей идеей и поклоняется лишь эксперименту. Где-то здесь заключается разница в их позициях... И еще один важный вывод, который я сделал. Но для этого не нужно было выезжать на остров...
        Внимание Блека привлек Микки. Он бесшумно на своих роликах выехал из ниши, подкатился к креслу и мягко в него опустился.
        - Подождите несколько минут, дорогой Блек. Сейчас Микки проинформирует нас о делах этого русского. Вы обратили внимание?.. Он идет по нашим стопам. Первые сообщения о его работах вызвали в прессе целую бурю...
        Бросив недовольный взгляд на Микки, Блек отвернулся. Он терпеть не мог этого робота, его шарообразную физиономию, чуть-чуть растрепанную прическу, круглые зеленые глаза и улыбку...
        Немало, видно, пришлось потрудиться инженерам и специалистам по эстетике, чтобы придумать внешность Микки... Иной раз казалось, что это оживший герой какого-то мультипликационного фильма. Блек как-то сказал Байлоу: "Мало того, что условия жизни в наш век превращают людей в роботов, так мы еще усиливаем этот процесс: пытаемся превратить робота в человека".
        Перед тем как начать доклад, Микки убрал с лица улыбку.
        Его физиономия могла приобретать в зависимости от задачи до шести различных выражений. На этот раз Микки выбрал серьезную, сосредоточенную мину.
        - Русская печать, радио, телевизионные компании,- начал свой доклад Микки,- хранят молчание. Несколько иностранных агентств обратилось к президенту Академии наук СССР с вопросами. Президент якобы в отпуске... Попытки журналистов установить контакт со Сварогом успехов не имели. Сварог руководит институтом в биологическом центре, нечто наподобие Дубны, с ним работают многие видные биологи стран социалистического лагеря. Из личной жизни Сварога удалось выяснить: он принимал участие в войне против гитлеровской Германии... Имел звание лейтенанта... Был ранен... Сварог имеет сына.... Он летчик.
        - Не нужно, Микки,- перебил его Байлоу,- не нужно... Если меня интересует личная жизнь Манджака и его сына, то это не значит, что ты должен собирать аналогичные сведения и о Свароге. Что пишет об экспериментах Сварога пресса Лондона, Бонна, Парижа?..
        - Разрешите в целях экономии времени сделать общее сообщение,проговорил Микки, и на его пластмассовой физиономии на несколько секунд появилось выражение № 1: обнаженные крупные белые зубы и морщинки возле носа и глаз.- Пресса Лондона, Бонна, Парижа, пресса США только и занята обсуждением опытов Сварога. Врачи надеются использовать открытие Сварога для лечения душевнобольных... Военные рассуждают о возможности создания идеальной армии НАТО... в мозги солдат записать программу, угодную только Пентагону... Журналисты берут интервью у крупных ученых, политические комментаторы делают прогнозы влияния изобретения Сварога на мировой уровень вооружений, президенту США поступил запрос оппозиционной партии: почему США снова плетутся в хвосте коммунистического мира? Все религиозные лидеры предали анафеме открытие Сварога. Больше всех неистовствует орден иезуитов. Их "Черный папа" обратился ко всем правительствам с протестом. Общественное мнение становится все более напряженным.
        Микки замолчал, ожидая указаний. Однако указаний не последовало. Байлоу мрачно пыхтел своей сигарой, а Блек чуть покачивался в кресле. Не получив никаких распоряжений, Микки бесшумно поднялся с кресла и отправился в свою нишу.
        -Да...--тяжело вздохнул Байлоу.-Вот так... Гм...
        - Мы с вами остановились на том,- поспешил на выручку Блек,- что главная мысль, к которой я пришел...
        - Да, да... продолжайте...
        - Мы знаем: у Манджака плохое сердце. В случае несчастья он хотел бы передать дела своему сыну. Поэтому в договоре он оговорил право проводить решающие эксперименты только с Майклом...
        - Возможно. Но почему выбран остров Корда?..
        - Не знаю. Пока не знаю...
        - Ваши предложения?
        - Любыми усилиями задержать Майкла на континенте. Одновременно готовить эвакуацию Теда Манджака и его машины...
        - Мне нужен Манджак работоспособный,- холодно и строго сказал Байлоу.Вся операция должна быть проведена максимально. тактично. Если Манджак не будет работать хоть несколько недель, нас снова обойдут у финиша. Вы же слышите, что творится в мире. Надо все взвесить. Займемся пока Майклом...После продолжительной паузы Байлоу посмотрел на Блека.-- Что еще?
        - Видите ли...- робко проговорил Блек,- мои люди имеют обыкновение прослушивать все любопытные разговоры в гостиницах города. Мне кажется... Не согласились бы вы потерять пять минут... Есть одна пленка...
        Уловив утвердительный кивок Байлоу, Блек поставил на сигарный столик миниатюрный проигрыватель и нажал кнопку.
        "Вы все еще верите в людей, вам все еще кажется, что они способны объединиться для разумных действий,- прозвучал чей-то старческий голос.Эта машина, если ей когда-либо будет суждено работать, может принести несравненно больше несчастий, чтем атомные бомбы... Пообещав людям бессмертие здесь, на земле, вы отнимете у них веру в бога..."
        Услышав слово "бессмертие", Байлоу насторожился и испытующе посмотрел на Блека,: не занимается ли тот шантажом?
        "Зачем человеку менять реальную жизнь на земле на путешествие в страну нашего господа бога, в страну, откуда еще никто не возвращался? - звучал зловещий старческий шепот.- Если мы позволим людям потерять страх перед смертью, исчезнет вера в бога, угаснет, словно лампада, нравственность и мораль, потеряет свою власть золото, испарится страх слабого перед сильным, нищего перед имущим, и служители бога не смогут ничего предотвратить... Одичание воцарится на грешной земле! О, рано или поздно люди увидят в современной науке свою гибель... В ярости они уничтожат деревья и весь сад, в котором произрастают столь опасные плоды...
        - Вы думаете,- тихо прозвучал женский голос,- что легенда об изгнании Адама и Евы из современного рая может быть переиздана на современный лад?"
        Женский голос заставил Байлоу вздрогнуть. Что все это могло значить? Обсуждают ли эти люди открытие Сварога? Первый голос принадлежит, несомненно, пожилому священнику, а второй... Кто эта женщина? Медж?? Что знает об этих людях Блек?
        - Голос старика принадлежит главе ордена иезуитов "Черному папе",сказал Блек,- женщина нам не известна. Пока не известна...
        "Мы много размышляем о счастье,- снова зазвучал старческий елейный голос.- Все признанные нами гении упорно тянули и тянут нас к катастрофе. Гений и преступление - понятия почти равнозначные. Инстинкт самосохранения всегда внушал людям ненависть к гениям. Перспективе быть заживо сожженными мы обязаны Архимеду и Ньютону, Копернику и обачевскому, Эйнштейну и Фезми... всем им в равной степени...

        "Разве наука принесла миру только водородную бомбу?" - робко прозвучал женский голос.
        "Ты сегодня сама вспомнила библейскую притчу о яблоке с древа познания. В этом я усматриваю предупреждение, дошедшее к нам сквозь тысячи лет... Гении всегда были потенциальными преступниками. У некоторых племен Европы в древности был мудрый обычай: они убивали тех, кто чем-либо над ними возвышался. Они говорили: "Ему под стать служить богу" - и отправляли его на тот свет".
        "Не поэтому ли распяли Христа?" - голос женщины дрожал.
        "Не богохульствуй,- строго сказал старческий голос.- Сейчас пришло время поднять на щит славы имя Сальери. Он отравил Моцарта не из зависти. Это клевета. Сальери поступил так, будучи во власти подсознательной ненависти к человеку, в котором он заподозрил гения. Он, может быть, одним из первых прямо отважился совершить этот поступок... Но ведь ни тогда не было, ни сейчас нет законов, ограждающих нас от преступлений, совершаемых гениями".
        Запись на пленке окончилась. Пожав недоуменно плечами, Байлоу посмотрел на Блека.
        - Что ж, это весьма любопытно... Опыты Сварога заставляют задуматься над многим...
        - Тут есть еще одно обстоятельство...
        - Какое же?
        - Запись на пленку разговора "Черного папы" с женщиной была произведена за три дня до публикации в прессе сведений о работах Сварога?.. Эти люди из газет не могли знать о Свароге."
        -- Значит, они говорили не о нем?
        - Я ничего не утверждаю...
        - Это разговор о Манджаке?
        - Не могу точно оказать...
        - Еще раз спрашиваю. Эти люди говорили о машине Манджака?
        - Я просто не знаю...
        - Кто эта женщина?
        Словно пружины вытолкнули из кресла плотную фигуру Байлоу. Он почувствовал, что рядом с ним кто-то другой пытается вмешаться в дело Манджака.
        Нужно немедленно принимать меры. Но какие? Если удастся соответственно направить отношения Медж и Майкла, а затем привезти Манджака в город Черного Дьявола, то можно надеяться, что Манджак не ослабит темпа работ. В помощь Манджаку нужно будет собрать всех сильных биологов западного мира.
        - Я полагаю,- четко и спокойно обратился Байлоу к Блеку,- Мйкл не должен уезжать..
        Они любят друг друга... Медж и Майкл... Мы должны помочь молодым людям!:
        Блек по-военному выпрямился, низко склонил голову, затем круто повернулся и вышел из кабинета.
        ФОРМУЛА ЛЮБВИ
        Двадцать четыре часа Майкл и Росси не выходили из лаборатории, но добились своего. Все подготовительные работы были проведены. Через два-три дня можно будет приступить к созданию самого препарата. Нервное напряжение несколько улеглось. Теперь, казалось, не грех отдохнуть, но и вторую ночь в городе Майкл провел почти без сна: окна его номера выходили на шумную улицу, по которой то и дело проносились с тяжелыми прицепами грузовики. Владельцы скотоводческих фирм делали свой большой бизнес. От гула мощных машин сотрясалось и дрожало все здание гостиницы, дребезжали стекла окон, дрожали абажуры торшеров, позвякивал стакан, ударяясь о сифон с водой... Вместе с рассветом в какофонию города вплетались новые звуки, все более тяжелые и угнетающие.
        Мысли Майкла невольно уносились к острову Корда. Неожиданно для себя он подумал, что однообразный шум океана таит в себе больше поэзии и музыки, чем городской шум. Океан бывает нежным и суровым, ласковым и грозным. Океан знает медленные, убаюкивающие мелодии. А иной раз вместе с ветром они распевают веселые песни старых корсаров - ветер тянет высокие ноты, а океан громадами волн отбивает ритм..

        Затем Майкл подумал об отце. У постели умирающего ребенка Майкл конкретно, зримо ощутил, какую исполинскую задачу пытается решить его отец. Бессмертие. Люди, наконец, смогут вложить в это слово реальный смысл. Они будут дарить бессмертие тем, кто действительно его достоин. Из жизни люди будут уходить только на время. Стремление к нравственному и физическому совершенству станет нормой поведения. Талант и гений перестанут составлять исключение. Красота Венеры и Аполлона, мудрость и могущество Юноны и Зевса поблекнут перед величием человека завтрашнего дня.
        Словно удары грома обрушились на гостиницу-это промчалась колонна груженых машин. Облака бензинного перегара поднялись к окнам и стали медленно проникать в комнату.
        - Может быть,- горько усмехнулся Майкл,- и диаметрально противоположное использование "комплекса Манджака". Все зависит от того, в чьи руки попадут машины... Правда, пока они с отцом будут стоять у пультов..- Настойчивый телефонный звонок прервал размышления.
        Майкл взял трубку, но долго не мог понять, кто ему звонит и o чем говорит. Наконец понял. Это Блек. Oн сообщил, что билет для Майкла на острова Фиджи пока не смог достать; из-за непогоды авиакомпания билетов не продает. Как только положение изменится, он немедленно сообщит Майклу. Они договорились встретиться в шесть часов вечера на теннисных кортах-Майклу хотелось немного размяться.
        Наскоро позавтракав, Майкл отправился в институт к Росси. Он пробовал в миниатюрной биологической колыбели, используя различные ферменты, ускоряющие рост, вырастить из полученных биологических матриц митральный клапан. Несколько раз в день он советовался по радио с отцом. Манджак порекомендовал использовать еще так называемые "ритмические ускорители" роста.
        Время от времени в комнату к Майклу заглядывал Росси и подбадривал:
        - Если людям нужно чудо, они могут его создать. Не унывай, мой мальчик...
        Когда Майкл снова оказался в своем номере, у него болели от напряжения глаза, спина сгибалась от усталости, но на сердце было легко и радостно.
        Сегодня даже цветные пятна геометрических фигур, нарисованных на стенах и потолке комнаты, не раздражали его. Ему даже пришла в голову мысль, что эти желтые треугольники, синие пирамиды и красные круги разнообразием своей формы и цвета должны, очевидно, по замыслу художника, создавать у гостей веселое настроение.
        Майкл посмотрел на часы: до встречи с Блеком оставалось еще около часа. Можно немного отдохнуть.
        На письменном столе он заметил небольшой адресованный ему конверт. В конверте - маленькая записка: "Приветствую. Рада буду встретить". Подписи не было.
        - Только таинственных незнакомок и не хватает,- пожав плечами, пробормотал Майкл.
        Кто мог написать ему эту записку? В этом городе он никого не знает. Через два-три дня улетит. Когда же эта особа намерена его встретить?
        В дверь постучали, и в комнату вошел Блек. Майкл даже обрадовался ему.
        Через несколько минут они вышли.
        По дороге Блек непринужденно рассказывал политические новости, высмеивал консерватизм, алчность и тупость правителей Южной Америки. Но Майкл слушал рассеянно. Мысли его были заняты таинственной запиской.
        Во время игры в теннис он все время посматривал по сторонам, и каждая новая женская фигура, появившаяся на соседних кортах, привлекала его внимание - не она ли? Теннис обычно доставлял ему большое удовольствие: приятно чувствовать себя легким, сильным, ловким. Он особенно гордился быстротой своей реакции и молниеносными выходами к сетке, но сегодня игра почему-то не клеилась.
        Вдруг его острый глаз увидел в глубине аллеи стройную фигуру девушки в желтой свободной блузе, в короткой светлой юбке и белых спортивных туфлях. Темно-каштановые волосы были коротко подстрижены, губы необыкновенно яркого цвета, а глаза, спрятаны под темными очками причудливой формы, Девушка легкой походкой приблизилась к их корту, остановилась. Сердце Майкла учащенно забилось.
        Игра почему-то пошла веселей. Блек стал подавать более резкие мячи, а Майкл ловко парировал удары и нередко сам переходил в атаки. А уголками глаз он все время следил за девушкой, в глубине души опасаясь, что она вот-вот повернется и уйдет.
        Пропустив несколько мячей, Майкл подошел к металлической сетке и нагнулся, чтобы их поднять. Внезапно он выпрямился и в упор посмотрел в темные очки. Девушка поняла его маневр и улыбнулась насмешливо и задорно. "Вот что значит возбудить рефлекс цели,- подумал Майкл и побежал на подачу.- Ведь я не успокоюсь, пока не узнаю, кто написал мне записку".
        Несколько минут Майкл сосредоточенно парировал удары Блека но вскоре снова стал играть рассеянно.
        Девушка уселась на деревянную скамью и начала читать журнал "Сайентифик Америкен". Майкл почему-то решил, что это Медж Байлоу. Из всех его знакомых только она могла каким-то чудом узнать о его приезде в Буэнос-Айрес и позволить себе прислать ему в гостиницу записку, только она оригинальности ради может возле теннисного корта читать один из серьезных научных журналов Америки.
        - Хелло, Медж! - весело крикнул Майкл.- Хотите сыграть партию в Мяч?
        - Однако вы не слишком догадливы,- в том же тоне ответила ему Медж и Подчеркнуто изящным движением сняла темные очки.- Я провела здесь уже целую вечность...
        - Вы сами виноваты,- Майкл оставил игру и подошел к низкому проволочному заборчику, ограждавшему среднюю часть корта,- вам же известно, что ни Шерлок Холмс, ни Д'Артаньян моими героями никогда не были...
        - А разве Гаусс, Эйнштейн или Винер были менее проницательны?- Медж смеясь протянула руку Майклу.- Нет, в теннис мы сегодня играть не будем. Я слишком давно вас не видела...
        Подошедший Блек учтиво поздоровался с Медж - они, оказывается, недавно познакомились,- и Блек предложил поехать ужинать в "Шорт-хорн Грилл". Он утверждал, что только там можно отведать подлинно аргентинские бифштексы и только там последнее время собираются самые интересные люди города.
        Майкл готов был вместе с Медж уехать хоть на край света.
        Он чувствовал, что теряет над собой контроль. В машине они сидели рядом, и юноша не сводил с Медж глаз. Ее узкое, худощавое лицо, большие желтоватого оттенка глаза и крупный, изящной формы нос казались Майклу необыкновенно красивыми. Тепло ее плеча обжигало Майкла. Он едва понимал, о чем она говорит, больше слушал ее низкий грудной голос.
        - Сейчас всех занимают проблемы счастья народа и счастья человека,-говорила Медж. Вопрос о счастье-это единственный вопрос, на который каждому из нас хотелось бы ответить без ошибок.
        Майкл несколько раз перебивал Медж, но девушка отвечала ему односложно, настойчиво развивая избранную тему.
        - Скажите, Майкл, что вы называете счастьем? - спросила она. Отвечать надо искренне и точно?
        - Конечно...
        - Тогда я должен подумать...
        - Дорогой Майкл, вы сухарь. Или просто хитрите со мной. Попробую стать на вашу точку зрения. Фу, стать на точку зрения. Скажите, а как это вы будете думать о счастье?
        - Думать - это прежде всего задавать себе вопросы, строить предположения, догадки. .
        - Ну, а если это не помогает?
        - Тогда нужно воспользоваться формулой "утро вечера мудренее",неожиданно вставил слово сидевший рядом с шофером Блек.
        - Да,- согласился Майкл,- попытаться решить задачу перед сном. Затем лечь спать, ввести в работу подсознание, и из глубин мозга можно получить ответ.
        - Нет, господа,- со вздохом сказала Медж,- так нельзя судить о счастье. Вы, видно, никогда не любили.
        Майкл не ответил, и в машине установилось неловкое молчание. Через несколько минут машина остановилась возле ресторана.
        Весь вечер Медж была внимательна к Майклу. Они танцевали. Девушка расспрашивала его о жизни на острове; интересовалась, думают ли они с отцом переехать в ближайшее время на континент.
        Близость Медж волновала Майкла. Ему хотелось без конца слушать ее голос, всегда вот так держать ее в объятиях и вместе с ней двигаться в медленном танце. "Только бы она,- думал Майкл,-отбросила свое стремление к вычурности и парадоксам. Только бы захотела быть простой и естественной".
        Очередной танец Медж танцевала с Влеком, а Майкл, прислонившись спиной к колонне, наблюдал за ними. Они легко скользили по шахматным плитам: Медж держала от себя Блека на почтительном расстоянии. Майклу это понравилось.
        Со стен ресторана на них смотрели прославленные на всю Аргентину быки-медалисты. На пестрых лентах, висевших на их шеях,-золотые и серебрянные медали-знаки уважения к их бычьей доблести.
        В ресторане наступало время завсегдатаев. Вертящаяся стеклянная дверь поминутно вталкивала в зал новых и новых посетителей. Мужчины в черных костюмах гордо вводили женщин с алебастрово-белыми спинами. Майкл обратил внимание, что это сочетание черного с белым, видимо, считается здесь признаком хорошего тона.
        Медж, закинув гордо голову, медленно плыла в танце.
        Майкл задумался. Любит ли он Медж? Любовь... Что значит это слово? "Я где-то читал о том, что любовь диктуется подсознательным стремлением передать своему потомству недостающие тебе качества или же это стремление закрепить присущие тебе достоинства. Это и определяет выбор. Значит, в принципе можно составить формулу любви и дать ее решать электронным машинам... Чего недостает, например, мне? Прежде всего, я несколько робок и застенчив, а Медж ни на секунду не покидает чувство собственного достоинства. Я осторожен и рассудителен, а Медж вся во власти своего первого впечатления... Мне, кажется, недостает целеустремленности, собранности, но есть ли эти качества у Медж?"
        Майкл не заметил, как Медж и Блек вернулись к столику.
        Они пригласили его в глубину зала, где за большим столом а непринужденной позе сидел Роберт Байлоу и еще какой-то высокий, седеющий человек со значком последнего кинофестиваля.
        При виде Майкла Байлоу скроил приветливую физиономию оказывается, он его не забыл. Да, да, он хорошо помнил. Года три или четыре тому назад они встречались в лаборатории Манджака. Байлоу был немногословен, жесты его плавны и неторопливы. Он словно наслаждался каждой минутой жизни, но иногда брезгливо поджимал губы и убирал со стола руки. "Точь в-точь кот, попавший лапами в воду",- подумал Майкл.
        На эстраде в глубине зала появился небольшой негритянский симфонический джаз-оркестр и начал играть какую-то навязчивую песенку. Высокий женский голос четко выводил слова:
        "Когда страх раскрыл мне глаза, я увидела, как ты прекрасен..."
        Кривая усмешка пробежала от ноздрей Байлоу к тяжелому подбородку.
        - Вам нравится эта песенка? - с достоинством спросил его человек с фестивальным значком.- Вы услышите ее в нашем новом фильме. Там она звучит лучше. Должен вам сказать, что идея этой песенки принадлежит вам. Не так давно мы прослушали вашу речь, записанную на пленку. И вот родилась эта песня... Но главное, вы помогли нам открыть новый тип человека второй половины XX века. Не удивляйтесь - супермены и сексбомбы уже отжили свое...
        Байлоу и бровью не повел. Он, казалось, внимательно слушал музыку и смотрел на танцующие пары.
        - Видите ли, мы сейчас приступим к формированию этого человека. Всеми имеющимися у нас средствами. Тематически мы назвали этот новый тип "высиживателем надежд", но в дальнейшем название будет заменено - упаковка должна быть нарядной и романтичной. Итак, "высиживатели надежд" всегда в ожидании... Зимой они ждут весны, весной - лета, летом начинают ждать золотой осени, а в осеннюю слякоть призывают зиму. Они гонят от себя время, пока не окажутся на краю могилы... С другой стороны, эти люди всю жизнь чего-нибудь боятся: в детстве они опасаются дифтерии и коклюша, в юношеские годы - туберкулеза и сифилиса, а в зрелом возрасте - гипертонии и инфаркта. "Высиживатели" все свои планы строят в надежде выиграть по лотерейному билету, получить бог весть откуда крупное наследство, найти на асфальте глиняный горшок с золотыми дукатами. Созданный Голливудом национальный герой Америки энергичный и предприимчивый молодой человек, смесь обаяния и нахальства - уже достаточно надоел зрителям. Его уже не воспринимают... Ваша речь натолкнула нас на мысль о новом герое. Вернее, о новом типе национального героя. Его
характер мы составим из чувства осторожности и терпения, выдержки и... скромности. Свой первый фильм мы назовем "Бегство в посредственность". Мы постараемся доказать, что только на этом пути человек сможет найти свое счастье. Бегство в посредственность. Конечно, чтобы привести в действие всю гигантскую машину по штамповке человеческих сердец, нужны будут деньги...
        Байлоу поморщился.
        - А что по этому поводу думает наша маленькая Медж? - проскрипел он. Ему, как всегда, не удавались вежливые интонации.
        - Предложение этого господина я могла бы поддержать только при одном условии,- низкий голос Медж заставлял себя слушать.- Мне бы хотелось услышать слова этой песни.
        И Медж, не обращая ни на кого внимания, чуть повернула голову в сторону симфоджаз-оркестра и стала прислушиваться к словам песни.
        Актриса пела о том, что только благодаря страху мы остаемся на улице целыми и невредимыми, что страх держит жуликов на почтительном расстоянии от наших квартир, страх делает нас самих чище и возвышеннее...
        Майкл подумал: завтра утром этот панегирик страху будет петь весь город, а к вечеру - вся страна... Что же будет ожидать страну, распевающую такие песни, послезавтра?
        Медж посмотрела длинным взглядом на Майкла. Оркестр, встряхнув с себя липкий мотив, с каким-то особым азартoм стал играть испанскую хоту.
        - Предложение этого господина можно будет принять,- деловито сказала Медж.- Надеюсь, он пригласит меня танцевать хоту?..
        Медж встала, а за ней поднялся с извиняющейся улыбкой человек со значком.
        Противоречивые чувства теснились в груди у Майкла. Он был счастлив с Медж, но в ее мире он чувствовал себя чужим. Шаталась основа его взглядов на жизнь, честь, совесть, долг, общественные идеалы. Неужели все это предметы, изготовляемые на фабриках и комбинатах общественного мнения? Пока они с отцом думают над воссозданием человека, эти господа научились штамповать чувства, мысли и даже внешний облик миллионов и миллионов людей... Это же своего рода фабрики гомункулусов...
        Недалеко от себя Майкл услышал знакомое имя, сказанное почти шепотом. Возле Блека склонился человек с квадратной челюстью и, недоверчиво посматривая в сторону Майкла, говорил:
        - Посылка, небольшая посылка. Власти не знают-выдавать ли адресату... Отправитель: Биоцентр в Унаве... Нужно срочно решать...
        Удивленно приподняв одну бровь, Байлоу повернул тяжелую голову к человеку с квадратной челюстью. Тот по глазам Байлoу понял, что говорит лишнее, голос его осекся. Низко поклонившись, он сделал несколько шагов назад, быстро повернулся и исчез.
        Блек готов был провалиться сквозь землю. Тупость подчиненных никого не украшает.
        Майкл сделал вид, будто ничего не слышал. Впервые он пожалел, что бросил курить,- как удобно было бы сейчас занять руки и глаза сигаретой. Не по себе было Майклу и от скользившего мимо него холодного взгляда Байлоу.
        Тяжелое молчание длилось несколько минут. Но вот к столику вернулись Медж и человек с фестивальным значком.
        Медж пригласила Майкла станцеватьс ней твист, и все его невеселые мысли исчезли. В тот вечер в "Шорт-хори Грилле" они много танцевали и очень мало говорили.
        Остаток ночи Майкл и Медж провели на каменной скамье у входа в старинный храм святого Петра. Медж считала, что это романтично.
        Желтый диск луны в просветы между туч бросал мерцающий свет на острые башенки и шпили собора, возле их ног на больших гранитных плитах лежала тень креста от главного купола. Тень то исчезала, то, разрывая потоки слабого света, появлялась вновь.
        - Мне так хорошо с вами, Майкл,-слышал он обжигающий шепот Медж.
        -- Я, кажется, могу ответить на вопрос о счастье,- прильнул к ее губам Майкл.
        - Уедем из этого города,- чуть отстраняясь от него, сказала Медж,уедем из этой страны...
        - Я люблю вас... и хотел бы назвать вас своей женой...
        - Не уезжайте никуда сами,- шептала Медж,- это все так неожиданно... Я должна подумать... Десять-пятнадцать дней подумать...
        - Сегодня я еще считал, что можно составить уравнение любви, найти ее формулу...
        - Вы не должны никуда уезжать, Майкл... Я немного подумаю... А потом... а потом мы уедем вместе....
        Вернувшись в гостиницу, Майкл принес на своих ладонях запах ее духов и смятение в сердце.
        ПЕРЕД РАССВЕТОМ
        Предел человеческих сил, как в этом убедился Энрико Росси, определяется скорее не физической выносливостью организма, а чисто психологическими факторами.
        Все сотрудники института понимали, почему они должны были работать по шестнадцать часов в сутки. Портреты улыбающейся Джен висели в лабораториях, в комнатах информационного бюро, в операционной и даже в вестибюле. Большие голубые глаза на худеньком личике девочки с белокурыми локонами смотрели на каждую лаборантку, каждого экспериментатора, каждого руководителя лаборатории.
        "Ни одной упущенной возможности",- таков был девиз Росси.
        Дни Джен были сочтены. Надежды не oставалось почти никакой. Но Росси не сдавался.
        Усилия сотрудников информационного бюро были направлены на сбор и обработку информации, поступавшей в прессу. Не было ни одной газеты или журнала, издающихся в любой стране мира, чтобы сотрудники информационного бюро не прочли бы их жадными глазами, чтобы в каждом из них они не надеялись найти сообщения о радикальном средстве, которое бы помогло вернуть к жизни Джен.
        Но эта информация в лучшем случае отражала вчерашний день науки. Росси понимал это и с помощью своей коротковолновой радиостанции пытался установить живую связь с видными учеными Европы, Америки и Азии, работавшими в интересующей его области.
        Каждое поступившее сообщение, каждую новую мысль или просто интересную догадку тут же проверяли специальные экспериментаторы.
        Институт Росси напоминал штаб армии, готовящейся к решительному штурму.
        Стремительный, не знавший усталости Роcси старался воодушевить всех личным примером и поддержать творческое настроение у всего персонала. И люди ему верили. Многие по нескольку суток не уходили домой. Спали на деревянных кушетках, стульях, а то и прямо на полу.
        Исследовательские работы не прекращались ни на один час. Однако обнадеживающих результатов пока что не было.
        Росси напряженно работал, стремясь улучшить созданный им препарат, который эффективнее других выводил стронций-90 из костей морских свинок, кроликов, собак и даже обезьян. Действие препарата было коротким и динамичным. К великому сожалению, даже излишне динамичным. Из десяти подопытных животных выживало не больше двух-трех. Остальные погибали.
        Все попытки найти оптимальную дозу препарата, способную вывести стронций и не убить сердце, не увенчались успехом. Но Росси не терял надежды и бесконечно варьировал условия опытов.
        Продвигались работы и у Майкла. Полученные им "матрицы" митрального клапана в условиях "биологической колыбели" давали утешительные результаты. Несколько сотрудников института, имевших порок сердца, предложили, прежде чем вводить "матрицы" в сердце Джен, попробовать ввести препарат им: они старше, выносливее, не обессилены стронцием-90. Майкл благодарил их и упорно продолжал совершенствовать препарат.
        Каждое утро в кабинет Росси являлся Кроуфорд. Не говоря ни слова, он садился верхом на стул, упирался подбородком на кулак и застывал. Через каждые 30 минут выходил курить, затем снова возвращался и усаживался в той же позе.
        Последнее время Кроуфорд вообще производил странное впечатление-он словно не знал, куда себя деть. Если бы Росси не приглашал его к себе, он, можeт быть, и не приходил бы; если бы какие-то приятели не забирали его из института, он оставался бы все время с Росси. Иной раз, отвечая на докучливые вопросы, Кроуфорд цедил сквозь зубы:
        - Действие пружины моего завода окончилось. Нужно ли заводить ее снова? Я не знаю. . Не знаю, нужно ли...
        Он ничего не делал по собственному почину и легко подчинялся всем, кто хоть в какой-то мере проявлял к нему интерес.
        Иногда, правда, в его глазах вспыхивали искорки жизни и он внимательно, даже с некоторым восхищением следил за работой Росси. Старался вникнуть в информацию, которую получал Росси от своих коллег за рубежом; любовался им, когда Росси подбадривал своих врачей, сообщавших ему об очередных неудачах с препаратом, или отдавал распоряжения начать новую серию экспериментов.
        В другое время Росси счел бы своим святым долгом заняться другом. Не представляло большого труда догадаться, что за болезнь гложет Кроуфорда, труднее было, конечно, придумать, как снова вдохнуть жизнь в этого человека.
        Однажды, улучив время, Росси предложил Кроуфорду поехать с ним на часок-другой сыграть партию в бильярд. Росси надеялся хоть немного развлечь друга, дать отдых его мозгу, но Кроуфорд решительно отказался от этого предложения.
        - Ты хочешь пожертвовать один вечер и получить медаль за опасение человека? Напрасно! Я уже дожил до того периода, когда в сохранении моей жизни больше заинтересованы мои недруги, чем друзья... Не возражай, пожалуйста. Больше всех вас огорчится Байлоу... но я еще подожду... Ты не забыл, почему я здесь торчу? Может быть, я понадоблюсь Манджаку. Вчера он снова просил нас прибыть на остров... Не трать на меня времени... Я еще не так плох...
        Все, что сказал Кроуфорд, Росси мог бы принять за одну из его обычных тирад, если бы не тон, каким все это говорилось...
        Не успел Росси собраться с ответом, как в комнату торопливо вошла молодая женщина с высоко поднятыми бровями.
        - Вас кто-то вызывает по радио... Хотят знать, довольны ли вы каким-то препаратом. .
        - Каким препаратом? - Сообщение было слишком неожиданным, и Росси не сразу понял.
        Он стремглав бросился из лаборатории к коротковолновому передатчику.
        - Я - Энрико Росси, Энрико Росси. Как ваше имя?.. О каком препарате идет речь? Прошу повторить...
        В комнату, заставленную радиоаппаратурой, неторопливо вошел Кроуфорд. Сразу всем стало тесно.
        - Я - Энрико Росси... Кто вызывал Росси?.. Прошу повторить...
        Только хрипы, шорохи и свист были ему ответом. Радист осторожно вертел ручки приемника, стараясь наладить связь.
        Внешне Росси казался спокойным. Только заложенные за спину руки выдавали его волнение. Пальцы левой руки стремились вырваться из цепких объятий правой кисти. И чем энергичнее становились усилия левой руки, тем сильнее сжимала ее правая.
        Кроуфорд, скрестив руки на груди, с нескрываемым презрением посматривал на радиста. Неудачники вызывали у него чувство брезгливости.
        Мрачный радист, стараясь не обращать ни на кого внимания, продолжал свое, единоборство с помехами. Напряжение в тесной комнатке все возрастало. Росси казалось, что в эти мгновения уходит единственная возможность спасти ребенка. Если сейчас не удастся наладить непосредственную связь, то можно будет использовать для разговора какое-либо третье лицо с промежуточной станции. Росси не хотел сдаваться. А вдруг...
        Кто-то напомнил, что радист сделал контрольную запись сообщения, и предложил прослушать ее в соседней комнате. Росси показалось, что прошла вечность, пока наконец он не услышал низкий мужскрй голос:
        "Попросите к микрофону Энрико Росси... Спросите, доволен ли он нашим препаратом...

        Несколько мгновений шумы и хрипы, а затем тот же спокойный низкий голос произнес одну фразу по-чешски, повторил ее по-испански:
        "В клинике нашего института мы проверяли. Принцип работы.... РНК и ДНК- Не пересадка органа, а воссоздание... У больных в короткий срок восстанавливался нормальный митральный клапан. Явления стеноза и недостаточность исчезали..."
        Пришедший сюда Майкл, услышав, что речь идет о ДНК и РНК, насторожился.
        Резкий свист заглушил низкий голос, и снова несколько секунд нельзя было разобрать ни одного слова. Общее напряжение передалось и Кроуфорду. Он вопросительно посмотрел на Росси. Но его друг сидел неподвижно, закрыв глаза ладонью. И снова сквозь шумы и треск донеслись несколько слов:
        "РНК и ДНК словно матрицы... Печатают здоровые клетки..." Гул и свист заглушили дальнейшее сообщение.
        Несколько минут все молчали. Затем Кроуфорд вдруг решительно зашагал из угла в угол и стал громко рассуждать сам с собой.
        - Этот человек спросил Росси, доволен ли он действием препарата... Что это значит? Прежде всего, препарат послан давно... И он сравнительно быстрого действия... Этот человек был уверен в том, что препарат обязательно даст положительный эффект... Вы слышали, он говорил что-то о ДНК и РНК?..
        О матрицам... Возможно, этот препарат аналогичен тому, который создает сейчас Майкл? Как он мог послать свой препарат? Через дипломатических представителей? Просто от пилота к пилоту? Авиапочтой? Только ошибка или преступление могли помешать доставке посылки.... Нужно попытаться исправить чью-то ошибку или разоблачить преступление.
        - В тысячу раз важнее,- громко сказал Росси,- достать сейчас препарат.
        Не прощаясь, Кроуфорд направился к двери и уже на пороге совсем мрачным голосом бросил:
        - Надеюсь, что мое имя что-нибудь да значит!
        Ровно через час Кроуфорд сообщил Росси по телефону, что ему удалось поставить на нога почти всех физиков континента.
        Еще через два часа Кроуфорд помолодевшим голосом сообщил, что он напал на след... Посылка около недели тому назад действительно была получена... Отправитель? Какой-то чешский биолог из Международного биологического центра в Унаве, где работает этот знаменитый, сведший всех с ума Сварог... Посылка? Очень просто, она затерялась в грузе невостребованных ящиков и ящичков на Главном почтамте... Виноватых, конечно, нет.
        Кроуфорд надеялся, что к вечеру посылка будет у него в руках.
        Пассивное ожидание для Росси было невыносимо. Он отдал несколько самых необходимых распоряжений и выехал к Кроуфорду. Сейчас от успеха или неуспеха миссии Кроуфорда зависела жизнь девочки.
        Майкл чувствовал себя обиженным. Еще немного, и можно было бы смело использовать его препарат, в конце концов, его можно вводить больной хоть сейчас, но Росси, конечно, отдаст предпочтение препарату, пришедшему в посылке. Ведь тот уже якобы проверен в клинических условиях.
        Телефонный звонок прервал невеселые мысли Майкла.
        - Я так рада вас слышать,- узнал он низкий голос Медж.- Мне кажется, что мы с вами не встречались целую вечность... Я готова принять любое ваше предложение. Диктуйте время и место встречи...
        - Знаете, Медж... У нас здесь такая сейчас обстановка...
        -- О чем вы говорите, боже мой...
        - Вы, должно быть, забыли... Я вам рассказывал о девочке... очень больной девочке. .
        - Да, помню, как же... так что, она умерла?
        - Что вы, Медж, нет... Мы стараемся...
        - Скажите прямо, вы не хотите сегодня меня видеть?!
        - Хочу... Очень хочу... Но...
        - Так в чем же дело? Бросьте все. Я жду вас...
        - Это не так просто, Медж... Прошу позвонить мне через час. Может быть, мне удастся...
        Ударом грома прозвучала брошенная на рычаг трубка.
        Капельки пота выступили на лбу Майкла, к спине прилипла рубашка. "Как быть? Пойти к ней? А вдруг его услуги понадобятся Росси?.. Как он посмотрит в глаза отцу?.. Что о нем подумают Росси и Кроуфорд?"
        Майкл несколько раз отрывался от микроскопа, подходил к двери, брался за ручку, затем снова возвращался к микроскопу. Ведь Росси, уходя, ничего ему не сказал. Если бы он был нужен, Росси бросил бы хоть одну фразу.
        Решительно сняв белый халат, Майкл подошел к зеркалу и начал поправлять галстук.
        Солидад отходила от постели дочери только для того, чтобы посмотреть через окно на улицу,- не появится ли машина Росси. С той минуты, как ей сообщили по телефону, что Кроуфорд напал на след посылки с препаратом и что Росси выехал к нему, она поняла: это последняя надежда. Джен с каждым днем становилось хуже. А сегодня она даже не могла подняться, с постели.
        Длинными бессонными ночами к Солидад подкрадывались предательские мысли: не зря ли она мучает девочку? Может быть, в самом деле нет никакой надежды на спасение, и все, что она делает, только увеличивает продолжительность агонии?
        Тонкие, худенькие ручки Джен лежали на белом пододеяльнике почти без движения. Личико стало еще меньше, черные тени длинных ресниц падали на щеки. Только неглубокое, частое дыхание девочки говорило о том, что организм все еще борется.
        Солидад подсела на низенькой скамеечке к постели Джен и взяла ее руку. Джен ответила слабым пожатием.
        - Ну, вот... Мне только что позвонили... Еще одно усилие, и ты начнешь поправляться... Ты помнишь, как восходит солнце?.. Сначала небо на востоке становится желтым... Потом появляются длинные тонкие лучи... Просыпаются птицы...
        Рука Джен безжизненно повисла. Пальцы Солидад почти не ощущали биения ее пульса.
        - Нужно набраться сил до утра... Понимаешь, до утра...- Солидад было страшно. А вдруг и к утру положение не изменится?.. Вдруг эту посылку не найдут... А Джен израсходует все силы... Ведь и сейчас жизнь в ней еле держится...
        Джен открыла глаза, посмотрела на, мать и тяжело вздохнула,
        - Помни,-ровным голосом доверила Солидад,-нам еще осталось терпеть до утра... Утром ты начнешь поправляться... Как только появится солнце... Ты почувствуешь себя лучше... Крепись... Девочки выносливее мальчишек... Нам нужно потерпеть до утра.
        А где-то внутри Солидад слышала другой голос. Холодный и усталый: "Не обманывай ни себя, ни ребенка. Что вы все можете сделать? Судьба. Ты видишь, у нее уже нет сил. Сердце... стронций-90..."
        Замотав головой, Солидад постаралась отогнать от себя эти мысли, заглушить этот страшный голос. У нее не должно быть таких мыслей... Они могут передаться Джен...
        И снова горячий шепот:
        - Милая Джен! Еще немного... Потерпи... Хочешь, я спою тебе песенку... ту, которую ты любила?.. Нет?.. Нам нужно дождаться солнца...
        Солидад не помнила, как она впустила в дом Росси и Кроуфорда. Она даже не заметила, что вместе с ними был и Майкл. Знала только: Росси должен был прийти. И он пришел.
        Солидад ничего не спросила о препарате. Была уверена, что они его принесли.
        Не обращая ни на кого внимания, Росси пошел в ванную комнату и начал мыть руки. Солидад вернулась к постели Джен, Затем Росси шепнул ей, чтобы она приготовила девочку. Он введет Джен "матрицы" митрального клапана. Так, кажется?
        Что это значит? О чем это так тихо говорят между собой Кроуфорд и Майкл?
        -- Ну, мой мальчик, ты оказался молодцом...
        - Но как интересно... Препарат этого чеха точь-в-точь как наш...
        - Если бы мы тебя не застали...- басил Кроуфорд.-Росси глянул, что нарушена стерильность ампул в термостате, и побледнел... Затем прочел письмо этого чеха,... Щеки залила кровь... Говорит: "Скорее к Майклу... Тот же принцип..." - Нет, нет, ты молодец.- Кроуфорд похлопал по плечу Майкла.
        Но вот появился Росси. Сосредоточенный и решительный. Он бросил полотенце на стул и направился к кровати Джен.
        Майкл и Кроуфорд замолчали. Кроуфорд отошел в угол комнаты, видимо не желая мешать работать Росси. Вдруг его внимание привлек рисунок, висящий на стене, над столиком с игрушками. Это первый рисунок Джен. Гриб. Обыкновенный гриб. Почему Кроуфорд вздрогнул и отвернулся? Неужели у этого человека даже детский рисунок гриба может вызвать какие-то ассоциации...
        Солидад старалась прочесть в глазах Росси все, что он пытался скрыть от нее. Но Росси, не отвлекаясь ни на мгновение, готовил ампулы, Майкл помогал ему, а Кроуфорд забился в угол комнаты и старался быть незаметным.
        Но вот приготовления закончены. Росси подошел к Джен и взял ее за руку.
        - А теперь, девочка, начнем поправляться. Мы еще с тобой... Помнишь наш уговор? Соберем такую коллекцию, какой нет ни у кого на свете.
        Наблюдая за Росси, впитывая в себя его уверенность, Солидад немного успокоилась. Она знала: выигран очень важный этап. Может быть, решающий. Конечно, не нужно забегать вперед... Если у Джен улучшатся дела с сердцем, может быть, Росси рискнет попробовать свой препарат против стронция?
        Когда перед самым рассветом Росси, Кроуфорд и Майкл покинули квартиру Солидад и спускались по лестнице, Роcси, кажется первый раз за всю ночь обратился к Майклу:
        - Когда ты думаешь вернуться на остров?
        - Не, знаю... Авиакомпания сообщает, что самолеты на остров Фиджи не вылетают. Плохая погода...
        - Странно... Твой отец говорит, что в том районе океана погода летная...
        - Значит,- мрачно заметил Кроуфорд,- кому-то выгодно, чтобы самолеты не летали...
        - Может быть, кто-то хочет задержать тебя в городе? - спросил Росси.Это тоже возможно...
        - Плевать на авиакомпанию,- прогудел Кроуфорд,- тебя доставят к отцу... Я этим займусь сам.
        Когда они садились в машину, в окне, освещенном ранними лучами солнца, показалась Солидад. Она улыбалась.
        ЕЩЕ ОДНА ПОБЕДА БАЙЛОУ
        Описав небольшой круг, гидросамолет Байлоу пошел на посадку. Его черная крестообразная тень вначале перечеркнула зеленые кроны кокосовых пальм, потом сползла на желтый прибережный песок и, наконец, утонула в пепельно-серых клубах тумана, поднимавшегося над лагуной...
        Услышав шум самолета, Манджак медленным шагом вышел из лаборатории, вынес легкий складной стул и поставил его в тени пальмы.
        "Через пятнадцать-двадцать минут они будут здесь,- решил про себя Манджак.- Не бежать же мне, сломя голову, им навстречу? Что это за странная история с авиакомпанией, прекратившей на целую неделю полеты своих самолетов к островам Фиджи? Даже Кроуфорд и Росси не смогли организовать самолет, чтобы отправить Майкла на остров. Почему мой сын прилетает на остров вместе с Байлоу и его дочерью? С каких пор люди типа Байлоу стали изменять своим правилам и возить на деловые свидания своих дочерей?"
        Ощущение того, что происходит нечто странное, еще больше усилилось, когда Манджак увидел Майкла в обществе Байлоу и Медж на лодке, подвозившей их от гидросамолета к берегу.
        О Медж говорили верно. Она изящна. Продолговатые, чуть раскосые зеленовато-карие глаза и матовый цвет лица невольно заставляют обратить на нее внимание. Светло-синий костюм и голубая сумка необычайной тональности еще больше подчеркивали синеватый оттенок ее волос.
        А Байлоу? Он не успел ступить ногой на землю, как уже пытался одним взглядом оценить все движимое и недвижимое имущество на острове.
        Майкл рад встрече с отцом. Он даже вырвался вперед и подбежал к нему. Но что это? Почему он оглядывается? А... ищет глазами Медж! Только поздоровался и сразу же стыдливо пробормотал: "Я все тебе потом, дорогой отец, расскажу!" И снова отошел к Медж.
        Теперь Манджак стал догадываться, что собственно происходит.
        После того как они с Байлоу обменялись приветствиями, этот человек, с которым у Манджака всегда были чисто официальные отношения, вдруг сказал:
        - Пойдемте-ка, мой друг, обсудим несколько прозаических вопросов, а молодежь поохотится со спиннингом,- голосовые связки Байлоу отвыкли от каких бы то ни было интонаций, кроме повелительных, и хотя эту фразу он хотел произнести подружески, Манджак уловил в его тоне только смесь фамильярности, грубости и фальши.
        Однако не тон Байлоу беспокоил Манджака-старшего.
        Майкл с момента появления на острове, казалось, только и делал, что искал взгляда Медж. Его словно подменили. Манджак отчетливо ощутил, что теряет свое влияние на сына. Он испытующе посмотрел в его сторону: Майкл оживленно болтал с Медж, а затем, так и не взглянув на отца, ушел с ней к лодке.
        Манджак придал своему лицу равнодушное выражение. "Байлоу никогда не был учтив,- мелькнула у него мысль, и вся эта сцена разыграна не для того, чтобы изыскать благовидный предлог для разговора, нет - это первый ход в какой-то новой игре".
        - Вы меня извините за эту небольшую инсценировку,- Байлоу словно читал мысли Манджака,- но нам нужно поговорить с глазу на глаз. Вы знаете мои правила... Дети - это только слабая иллюзия бессмертия. Мысль эта не моя, но что поделаешь, если кому-то другому удалось весьма удачно сформулировать то, о чем я неоднократно думал. Словом, к делу. Я уже сообщал вам, что у меня есть идея. Теперь скажу, что воплотить ее в жизнь можете только вы.
        Байлоу сделал вид, что увлекся изложением волновавших его мыслей, и медленно пошел вдоль берега в противоположную от молодых людей сторону. Манджаку не оставалось ничего другого, как следовать за ним. Этот его прием Манджак знал. Он невольно вынужден был подчиниться. Так незаметно Байлоу начинал навязывать свою волю потенциальному противнику.
        -Я предлагаю вам сделку, в которой обе стороны останутся в выигрыше. Все эти кенгуру, бизоны, леопарды и любые животные, которых вы сможете воссоздать с помощью вашей машины, и все, что я смогу выиграть, вытеснив искусственные меха или же наводнив мировые рынки синтетическим мясом, ни меня, ни вас устроить, конечно, не могут. Мы должны добиться неизмеримо большего...
        Байлоу неожиданно замолчал и стал упорно разглядывать свои и Манджака ботинки, при каждом шаге проваливающиеся глубоко в песок. Байлоу ждал, что скажет Манджак. Он считал, что сказал уже достаточно и теперь противник волей-неволей должен будет предпринять ответный шаг и тем самым обнажить свою позицию.
        Но Манджак, приняв вызов Байлоу, продолжал идти рядом c ним в полном молчании. Утреннее солнце отбрасывало на песок их длинные черные тени. Ноги вязли в песке. Идти было трудно. После кадедых двадцати-тридцати шагов Манджак улавливал, что дыхание Байлоу становилось все чаще и прерывистeе...
        - Что же вы молчите? - почти задыхаясь, спросил Байлоу.
        -- Вы сказали слишком мало, чтобы я мог что-либо ответить,-спокойно заметил Манджак.
        - Я сказал достаточно,- возразил Байлоу и, достав из кармана платок, вытер сбегавший со лба пот.
        И снова тяжелые шаги по песку. Теперь уже впереди ноги Манджака. И снова тяжелое дыхание Байлоу.
        -- Может быть, мы пройдем в обратном направлении, к пальмам. Там не столь жарко, на этот раз нарушил молчание Манджак.
        - Куда угодно,- сдержанно ответил Байлоу.- Покажите мне нашу машину...
        Манджак повернул назад, к пальмовой роще. Теперь они пошли еще медленнее. Байлоу пыхтел, но ни на шаг не отставал от своего противника. Когда они вошли в лабораторию, Байлоу, не обратив никакого внимания даже на смонтированный под потолком эллипсоид биологической колыбели, направился сразу же к складному креслу и тяжело в него опустился.
        - Мы с вами находимся в лаборатории, так сказать, номер один,- начал давать объяснения Манджак.- В этих колоннах-исходные материалы для формирования сложных органических кислот ДНК и РНК. А вот с этой стороны колонки для двадцати различных аминокислот, из которых в недрах клетки происходит синтез белка...
        Объяснения Манджака Байлоу слушал рассеянно. Он был недоволен собой. Начать этот важный разговор в непривычных для себя условиях... Сколько лет уже ему не приходилось расхаживать в туфлях по этому проклятому песку? Ну, ничего. Пока Манджак занят рассказом о машине, он немного отдохнет.
        О чем это он говорит сейчас?
        - В центре зала вы видите биопроектор, переходящий затем в большую биологическую колыбель. Там, возле противоположной стены, ввод в машину. Специальное считывающее устройство воспринимает информацию о животном. Чем подробнее эта информация, тем легче справиться машине с созданием искусственной зиготы... Сложная электронная машина все время учитывает влияние внешней среды. В клетке зародыша, как вы знаете, РНК и ДНК составляют основу хромосом... Биопроектор, как я уже сказал, переходит в биологическую колыбель. Она выполнена в виде сплюснутого с боков шара-эллипсоида.
        В биологическую колыбель подаются, так сказать, первичные материалы. Здесь зародыш проходит свое "утробное" развитие, затем в цереброри он развивается до необходимого возраста, и в клетки мозга... Как бы это вам объяснить?..
        По глазам Байлоу Манджак понял, что властный гость уже давно его не слушает. Нахмуренные у переносицы широкие брови и плотно сжатые губы говорили о том, что мозг Байлоу напряженно работал. Тяжелое молчание стало давить Манджака. И чем дольше они молчали, тем тяжелее становился подбородок Байлоу, тем мрачнее и строже смотрели глаза Манджака.
        - Вы говорили верно,-вздохнул и как бы нехотя сказал Байлоу,- наш век - это век информации. Мне доложили, что вы еще раньше, в Аргентине, зачем-то посетили всех врачей, лечивших вашего знаменитого отца, сапожников и портных, обслуживавших его. Насколько мне известно, вы собирали данные, начиная от группы крови и записей биотоков мозга и кончая размерами ботинок и шляпы, которые он носил. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, зачем понадобилась вам столь обширная информация об умершем старике...
        Байлоу говорил медленно и тихо, но его слова колокольным гулом отдавались в голове Манджака. Он готов был принять и отпарировать любой удар, но только не этот.
        - Вы переоцениваете мои силы,- почему-то охрипшим голосом ответил Манджак.- Я действительно собирал информацию о биологической индивидуальности моего отца. Но это скорее мечта, чем реальная возможность... Одно дело воспроизвести какое-либо несложное существо...Стиснув зубы и призвав на помощь всю свою выдержку, Манджак замолчал. "Чего же от меня хочет этот человек с тяжелым и властным взглядом? лихорадочно думал он.- Конечно, он приехал на остров, имея какой-то определенный план. И его дочь здесь не случайно. Может быть, Медж здесь потому, что Байлоу не уверен в своих силах?"
        - Довольно ходить вокруг да около,- сухо и резко начал Байлоу.- Я готов оплатить любые расходы, связанные с исследовательскими и экспериментальными работами. Если до сих пор под вашим руководством в разных концах Америки работали сотни ученых, то теперь мы найдем тысячи... Игра стоит свеч.
        Мы с вами должны организовать концерн по продаже бессмертия. Не воскрешать из мертвых, нет, это блеф. Я убежден, что большинство состоятельных людей могут истратить на своих любимых предков несколько долларов, чтобы поставить им памятник, но и только... Если мы займемся этим сомнительным делом, то прогорим, дорогой .мой математик, или вы причисляете себя к биофизикам? Мы будем возвращать людям молодость... Скажем, Генри С. 75 лет... Ежегодно он тратит миллионы, чтобы хоть на несколько "центов вернуть себе здоровье. Наша реклама возвестит миру, что нам нужен только фотопортрет Генри С. в молодости, запись биотоков его мозга, два-три сообщения от лечащего его врача. Ну, что-нибудь еще в этом духе... Тогда старому Генри будет так же легко лечь в гроб, как ящерице потерять свой хвост. Представьте: Генри С. в новой оболочке! Пересадка интеллекта! Такой сенсации мир еще не знал. Через два месяца после окончания работ все капиталы мира будут в наших руках. И главное: какое моральное подкрепление этот концерн по продаже бессмертия оказал бы западной цивилизации...
        Низко опустив седую голову, Манджак ладонями до боли стиснул виски. Все ли свои идеи выложил Байлоу? К чему это он заговорил о "западной цивилизации"? Неужели Сварог сейчас ближе к цели, чем он, Манджак? Последний этап работ, связанных с воссозданием человека, Манджак был намерен осуществить только с Майклом, чтобы никто не мог посягнуть на его открытие. На это потребуются месяцы, а то и годы. А если Сварог добьется решения задачи раньше его? Тогда что? Может быть, прямо спросить этого человека, что он знает о Свароге? Но Байлоу, скорее всего, скажет какию-нибудь ложь. Что бы это могло значить? Сейчас он очень взволнован и не сможет принять правильного решения. Нужно выиграть время. Хотя бы несколько дней. Если у Байлоу и его дочери согласованный план действий, то он хотел бы знать, чего Медж добивается от Майкла. Пусть Байлоу думает, что он согласен с ним...
        Манджак встал, пригладил рунной свои волосы и начал нервно расхаживать по лаборатории, а Байлоу сидел в кресле и время от времени исподлобья броеал на противника выжидающие взгляды.
        Ученый чувствовал, что выиграть время - значит найти решение. Байлоу сейчас нападает, и у него есть преимущество внезапность, а при обороне нужно время...
        - Послушайте,- проскрипел Байлоу,- может быть, мы с вами вообще напрасно спорим. Я бы попросил вас сделать один небольшой эксперимент...
        Манджак вздрогнул - этот миллионер приготовил для него новое испытание.
        - Вот тут,- Байлоу положил на столик небольшую папку с бумагами,-довольно исчерпывающая информация об одном животном... Мне бы хотелось выяснить, сможем ли мы передавать не только безусловные рефлексы, но и приобретенные знания...
        Удар был нацелен точно - Байлоу хорошо знал, что Манджак может противостоять чему угодно, только не предложению сделать эксперимент. Здесь недюжинные волевые качества Манджака сдавали, и он становился покорным и послушным.
        Нетвердым шагом Манджак подошел к столику и дрожащими руками взял бумаги, привезенные Байлоу.
        - Да, да, это интересно... Чем бы мы ни закончили наш разговор,- тихо произнес Манджак,- эксперимент можно осуществить... Я бы мог сделать это без вас, но... если вы хотите...
        Не окончив фразы, Манджак с бумагами в руке направился к вводному устройству машины.
        В двухстах метрах от лаборатории за пальмовой рощей, недалеко от лагуны Майкл и Медж время от времени хлестали океан капроновыми лесками спиннингов. Описав сложную кривую, блесны опускались в воду, а затем молодой человек и девушка, медленно накручивая леску на катушку, подсекали возможную добычу. Но рыбы не было.
        -- Поездка на ваш остров сделала меня счастливой,- звучал низкий голос Медж.- Наша хваленая цивилизация приведет нас к вырождению. Она отняла у человека самое главное необходимость вести борьбу за свое существование в естественных условиях. Мы так оторваны от природы...
        Майкл не задумывался над тем - оригинальничает Медж или она действительно так думает. Он был убежден, что Медж чрезвычайно многогранный и одаренный человек...
        После ночи, проведенной у постели больной девочки, Майкл встречался с Медж ежедневно. Попытки Кроуфорда организовать самолет, чтобы отвезти его на остров, ни к чему не привели. Много усилий приложил Блек, но каждый раз буквально в последнюю минуту перед отлетом либо портились самолеты, либо заболевали летчики. Блек был просто в отчаянии.
        - Одно время мне казалось, что хороший спор с умным собеседником - это все равно, что...- после небольшой паузы продолжала Медж,- ну, скажем, охота на пещерного медведя. И если во времена наших пращуров нужны были стальные бицепсы и точный глазомер, то в наш век, век борьбы интеллектов, нам осталось только разить противника оружием эрудиции и логики...
        Все внимание Майкла было приковано к Медж. Он старался не пропустить ни одного ее слова. Вот она заговорила о том, что любимым героем ее детства был Маугли - сильный, смелый и мужественный...
        - Маугли, Маугли,- неожиданно для себя сказал Майкл.- И я в детстве чуть не ушел вместе с ним в джунгли.. Маугли научил бы меня быть смелым, но вместе с тем он учит и жестокости... Вы помните, как Маугли уничтожал рыжих псов? Мои отец и дед не дали мне познакомиться с Маугли и увлекли в другой, полный таинственности мир, где жили совсем иные герои. Этот мир был миром... цифр. Я с замиранием сердца знакомился с характерами моих героев: единица мне казалась гордой и одинокой, у двойки был непокладистый и колючий нрав она особенно враждебно относилась к нечетным числам. Цифра семь напоминала какого-то доброго волшебника, влюбленного в порядок, совершавшего чудесным жезлом самые невероятные превращения одних цифр в другие. Может быть, вы знаете есть целый ряд пятизначных цифр - 15873, 31746,
47619 и другие, которые при умножении на 7 дают числа, состоящие из шестикратно повторенной одной и той же цифры 111111 либо 222222, либо 333333 и т. д. Я бы мог вам часами рассказывать о характерах многих моих героев, их склонностях, о сложнейших взаимоотношениях, сложившихся между ними. Вы устали бы меня слушать...
        - Нет, нет, Майкл, мне кажется это очень интересным... продолжайте, пожалуйста.
        - Я полюбил цифры,- Майкл стал говорить совсем тихо, он ведь рассказывал самую сокровенную историю своего детства.- Они органически не терпели никакой фальши, никакого обмана. Честно и прямо выдавали себя за тех, чем были на самом деле. В любое мгновение они могли отправиться в высокогорную страну степеней, без лишних сборов кропотливо и самоотверженно извлекать из математических глубин корни, уходить в призрачный мир логарифмов... Я даже заметил, что у них хорошо развито чувство юмора. Да, представьте себе. Они могут, например, заняться доказательством того, что прямолинейная четверка равна длинношеей двойке, или веселая и живая пятерка может соответствовать гордой и заносчивой единице. Если бы вы знали, как иной раз сложны отношения между ними, как много труда нужно затратить, чтобы найти примиряющее их всех решение... Есть числа-великаны и числа-карлики...
        - Скажу вам откровенно: мне не приходилось задумываться над тем, что и в математике есть изящество, остроумие и поэзия...
        - Мои герои в отличие от Маугли,- продолжал Майкл,- не знали сами жестокости и никогда не проявляли жестокости по отношению к другим... Если даже кому-либо приходилось по ходу игры исчезнуть, то он знал, что это ненадолго, что его снова воскресят и попросят принять участие в игре.
        После неудачного броска Медж, запугав леску, отбросила от себя спиннинг и лукаво посмотрела на Майкла.
        - Этим вашим героям вы и обязаны увлечению математикой?
        -- Ну, нет, в этом повинны не только они,- хотел было уклониться от ответа Майкл.
        - Ну, конечно. Что может быть заманчивее в вашем возрасте? В средневековье молодые люди уходили в монастыри и посвящали свою жизнь богу, а в наше время высшая доблесть заключается в том, чтобы отдать свою жизнь науке.
        - Надо же кому-нибудь поклоняться. Страсть к созданию кумиров мы унаследовали от своих предков,- вторично попробовал отделаться шуткой Майкл.
        - Мне кажется,- продолжала серьезным тоном Медж,- что вы напрасно губите свои лучшие годы. Ваши замыслы не только неосуществимы, они опасны...- Левой рукой Медж поправила на шее небольшой крест из черного агата.-Не перебивайте меня. Я все, все знаю. Начав с воссоздания животных и возгордившись своими успехами, вы хотите поднять руку на большее... Я боюсь, что все это может кончиться для вас очень плохо...
        - Мне кажется, что вы просто плохо осведомлены...- Майкл не понял мыслей своей собеседницы.- Вы, может быть, слыхали, что археологи давным-давно научились по какой-либо найденной ими косточке воспроизводить внешний вид вымерших зверей, птиц или рыб... Современная наука настолько могущественна, что иной раз ничтожно малая информация дает возможность...
        - Не хотите ли вы сказать, что можно,-начала Медж, но Майкл не дал ей закончить фразу. Он мог позволить ей все, что угодно, но только не нападки на работу своего отца. Больше того, Майклу страстно хотелось зажечь Медж своими стремлениями.
        - Вы не станете отрицать тот очевидный факт, что, располагая подробной информацией о любом предмете,- с жаром продолжал он,- мы имеем возможность воспроизвести его в точности. Возьмите станки с программным управлением или же цехи и заводы, работающие по специальной программе без участия человека. Или вот пример: все основные сведения о дубе заключены в оболочку жолудя. Жолудь - это программа развития будущего дуба. Именно отсюда поступают все команды для сложнейших биохимических реакций, происходящих в начальном процессе жизни и роста этого дерева. В оплодотворенной яйцеклетке животного, в его хромосомах также находится своеобразная программа развития будущего организма... Я, кажется, углубился в дебри, где легко потерять вас?
        - Нет, нет, продолжайте, пожалуйста,- скороговоркой сказала Медж. Она действительно очень внимательно слушала его.
        - И вторая чрезвычайно важная мысль: если все сведения о будущем дубе заключены в жолуде, то нельзя ли, располагая точной информацией о дубе, создать искусственную программу его развития и заключить эту программу в форму, напоминающую знакомый нам жолудь? Первый процесс, который совершает наша машина, можно условно назвать..
        Впрочем, я попытаюсь объяснить вам проще. Располагая достаточной информацией о том или ином животном, мы воссоздаем, в биологической колыбели зародышевую клетку - зиготу, в хромосомах которой как бы заключена информация о будущем организме. Затем, обеспечив необходимые условия развития этой клетки, учитывая факторы внешней среды, отцу удалось добиться создания искусственного животного. Теперь мы с отцом все время работаем над тем, чтобы воссозданный организм по своему умственному развитию не соответствовал бы уровню новорожденного, чтобы в память животного были внесены те знания, которые оно имело в жизни. Недавно нам удалось сделать первые шаги в решении этой проблемы.
        - Вы говорите о биотоках?
        - Нет, это не совсем так. Но послойная запись биотоков мозга нам должна оказать существенную помощь. Отец надеется, что ему удастся в ближайшем будущем спроектировать на воссозданные нейроны мозга все знания, которыми располагало животное при жизни.
        Майкл перевел дыхание. Ему хотелось видеть в глазах Медж если не увлечение его рассказом, то хотя бы сочувствие его планам. Но лицо Медж было подчеркнуто холодным и бесстрастным.
        - Отец и дед работали одновременно над проблемами биокибернетики и искусственного фотосинтеза.-Майкл продолжал свой рассказ скорее по инерции.- Вы помните, сколько в свое время наделала шуму идея Роберта Винера, который рассматривал организм как сумму информации и высказал мысль о возможности передачи организма на расстояние? А мой дед и отец много лет назад взвалили на себя идею создания машины. Вернее, комплекса машин...
        - И все это для того, чтобы естественный мех вновь вытеснил бы на всех рынках мех искусственный?- с издевкой сказала Медж.
        -- Нет, конечно, нет. О мехе отец вынужден был думать, чтобы получить средства для реализации своей идеи...
        - Какой же? Любопытно...- Медж впилась в Майкла большими зелеными глазами.-Вы не задумывались над тем, что может дать ваша машина в конечном счете, или вы стремитесь скрыть неприглядность своего замысла под общими фразами?
        Удивленно посмотрев на Медж, Майкл не знал, что ей ответить, и только пожал плечами.
        - Что же вы замолчали? Все это чрезвычайно любопытно,-голос Медж стал нежен и ласков.-А не задумывались вы над тем, что ваша машина сделает миллиарды людей на земном шаре несчастными?
        На эту тему Майклу не хотелось говорить. Он взял спиннинг Медж, уселся на песок возле ее ног и стал терпеливо разматывать запутавшуюся леску. Он был подавлен разговором и никак не мог понять, о чем собственно Медж думает, почему так враждебно относится к работе его отца.
        Медж, поднявшись на ноги и посматривая на, Майкла сверху вниз, стала говорить горячо и страстно.
        - Люди, будучи вынуждены мириться с тем, что все они смертны, создали в разных уголках планеты красивую легенду о бессмертии души. Умирая, они надеются попасть к богу и получить там по заслугам. И в этом величайшая справедливость. В связи с этой прекрасной мыслью люди создали целые своды правил морали. Ваша машина, если ей когда-либо удастся решить святотатственную задачу воссоздания человека, прежде всего разрушит тот великолепный моральный свод, который создавался человеческим обществом тысячелетиями. Под обломками этого свода погибнет все: культура, цивилизация... Ведь большинство так называемых человеческих достоинств возникли из страха перед богом, из желания получить место в раю...
        - Вы плохо думаете о людях,- мрачно бросил Майкл.- Нормы морали люди выдумали раньше. Их заставила это сделать сама жизнь. А бога. изобрели позднее, да и ни при чем он здесь...
        - А вы хотите сделать людей несчастными? Монополия на бессмертие души - последний бастион религии. Большинство верующих безропотно переносят свои страдания на земле, так как надеются на счастливую жизнь на небе. Ну, а что вы им преподнесете?
        - Мы подарим людям подлинное бессмертие,- веско, с достоинством сказал Майкл и покраснел. Он подумал, что не имел права об этом говорить. Ведь отец скрывал от Байлоу конечную цель своих работ, а он проговорился...Правда, мы только в начале пути...
        Медж положила ногу на ногу и, словно позабыв о собеседнике, все свое внимание сосредоточила на кончике ярко-синей туфли.
        - Вы не ведаете, что творите,- Майкл не узнал голоса Медж - он был тихий и зловещий.- Как только люди начинают вмешиваться в прерогативы бога, им приходится за это жестоко расплачиваться. Если бы вы поняли... Ваша машина, если ее можно создать... Она должна быть поставлена в храме... Только по решению отцов святой церкви людям можно будет дарить бессмертие... Майкл, оставьте эту безумную затею!
        Медж оторвала взгляд от кончика туфли и в упор посмотрела Майклу в глаза.
        Майкл не мог понять, серьезно ли говорит Медж... Почему она все время упоминает о боге? При чем здесь отцы святой церкви?..
        Мысли вихрем проносились в его голове...
        Не та,к давно он и сам мучительно думал о том, что даст "комплекс Манджака" людям. Боялся, что открытие фтца поставит человечество на грань новой катастрофы. А теперь почемуто эти мысли ушли на второй и даже третий план.
        - А отцы церкви сумеют правильно распорядиться машиной?..-просто так спросил Майкл.
        - Идея бессмертия, идея рая и ада принадлежит церкви. Вы только решаете задачу, которая сформулирована религией.
        - Церковь скорее запрещала людям решать эту задачу...
        - А вы не боитесь, что открытие вашего отца вызовет смятение, беспорядки, может быть, даже бунты?
        - Боюсь... Очень боюсь...
        - Что же вы думаете предпринять?
        - Не знаю... В том-то и дело, что я не знаю...
        - Очень непосредственно... Браво, Майкл...
        Несколько секунд они молчали, а затем Медж громко рассмеялась и, соскочив с камня, весело крикнула:
        - А почему бы нам не поплавать? Я еще никогда не купалась так далеко от материка и так близко от акул.
        - Право, здесь действительно опасно,- попробовал остановить ее Майкл.
        - С вами рядом, мой Майкл, я ничего не боюсь,- лукаво посмотрела на него Медж.
        - Но все же.
        - Никаких "но", поплывем вон к тем камням.
        Медж быстрым, почти неуловимым движением выскользнула из платья и, решительно переступив через него, направилась в воду.
        Майкл последовал за ней. Они поплыли рядом молча, неторопливо. Изредка Медж посматривала на Майкла каким-то умиротворенным, счастливым взглядом. Она первой взобралась на камень и, протянув юноше руку, помогла ему сесть рядом. Майклу казалось, что это лучшие минуты его жизни. Бесконечная ширь океана, и они вдвоем на этом крошечном островке. Он чувствовал плечо Медж, ее рука лежала у него на колене, его пьянил запах ее нагретых солнцем волос.
        Майкл повернулся к ней и увидел, что лицо ее приближается, глаза все ближе и ближе, и вдруг Медж поцеловала его в губы, а затем, прыгнув в воду, быстро поплыла к берегу.
        Через несколько минут они вышли из воды. Майкл с восхищением смотрел на стройную, сильную фигуру Медж. Сверкающие на солнышке капельки воды покрывали ее шею, плечи, руки, и она казалась ему еще красивее и необычнее, чем всегда.
        Пока Медж одевалась, Майкл, ошеломленный всем проиcшедшим, подняв голову, смотрел на ослепительно белые паруса медленно плывущих облаков.
        Но вот он услышал голос Медж.
        - Пойдемте, мне бы хотелось взглянуть на вашу машину.
        Юноше показалось, что она говорила сухо, даже несколько отчужденно, Совершенно растерявшийся Майкл медленно последовал за Медж в глубь острова, туда, где среди пальм виднелись пластмассовые стены лабораторий.
        ПОРАЖЕНИЕ МАНДЖАКА
        Они пошли по тропинке, и Медж положила руку на плечо Майкла. Сердце юноши забилось сильнее. Каждой клеточкой своего тела он ощущал, что рядом с ним идет его Медж, чувствовал ее тепло, улавливал упругость ее шага, слышал ее ровное и глубокое дыхание... Старался идти с ней в едином ритме, словно в танце. Весь мир со своими бесчисленными проблемами исчез для него...
        Не рассуждая, он мог бы выполнить любое распоряжение Медж, любое ее желание, любой каприз...
        Чувство, оказывается, значительно сильнее разума. А ведь еще недавно он признавал авторитет и власть только тех людей, которые научились владеть своим мозгом лучше, чем он сам.
        Ему нравились шахматисты, умевшие построить логическую лесенку и предвидеть шахматные события на 15-20 ходов вперед. Но еще более могущественным он считал мозг людей науки...
        И снова запах нагретых солнцем волос Медж кружил голову. Гулкие удары сердца, прогоняли мысли...
        Назойливо лезла в голову мысль о том, что власть отца последнее время тяготила его, а с Медж ему дышится легко, свободно, он счастлив...
        Но вот Медж сняла руку с его плеча, и Майкл почувствовал, что необыкновенный ритм, возникший во время их движения, распался, очарование рассеялось, исчезло.
        Они остановились возле полупрозрачной стены лаборатории.
        Внутренний источник света отбрасывал на стену тень Манджака у пульта управления биологической колыбели и склонившийся рядом с ним хищный профиль Байлоу. Манджак сосредоточенно вертел какие-то ручки на пульте управления, а Байлоу внимательно наблюдал за его работой.
        - Почему вы не спросили,-услышали они голос Байлоу,- как мне удалось почти безошибочно собрать всю необходимую информацию для воссоздания этой собаки?
        - Идеи носятся в воздухе,-уклончиво ответил Манджак.
        - Скажите, а что делается в этом направлении по ту сторону, у наших потенциальных противников?..
        - Этот вопрос скорее должен был бы задать я,- процедил словно сквозь зубы Манджак.
        - Вы знаете людей, которым могла прийти в голову подобная идея. Отдаете ли вы себе отчет в том, что произойдет в мире, если они справятся с этой задачей раньше? Вот Сварог, например...
        - Я не могу представить, что произойдет в мире даже в том случае, если эту проблему удастся решить здесь, на острове Корда...
        - Послушайте, дорогой Манджак, идеи, за которые мы с вами ведем борьбу...
        - Какие идеи вы имеете в виду?
        - Вы хотите заставить меня прочесть вам воскресную проповедь?
        - Я имею право рассчитывать на откровенный ответ.
        Неожиданно разговор прервался. За стеной, казалось, все замерло. Двигались только тени рук Манджака. Затем свет погас. Исчезли тени на стене лаборатории.
        - Смотрите, смотрите,- прохрипел голос Байлоу,- она уже жива... Старается удобнее улечься... Вы сейчас выпустите собаку? Ее можно будет потрогать руками?..
        - Нет,-услышали они спокойный голос Манджака.-Опыт еще не закончен. Сейчас животное попадет в камеру цереброри...
        Схватив Майкла за руку, Медж потащила его в лабораторию. Стараясь не шуметь, они шагнули в темноту и прижались к стене.
        - Это собака,-шептала девушка,-эта собака... куда скользит она по стеклянной трубе? Что происходит?.. Вот она исчезла, словно провалилась... Посмотрите... Вон там, на машине стоит фотокарточка нашего боксера... моего Фауста... Зачем она здесь?..
        Видимо, отец решил воссоздать собаку. Этот опыт он делает впервые...
        Медж отстранилась от Майкла и, сделав несколько шагов вперед, оказалась рядом с колоннами аминокислот. Майкл последовал за ней.
        -Куда делась собака?-спросила шепотом Медж.
        - Я вам говорил об условных рефлексах... Лучше всего проверить это на собаках. Правда, на,м кое-что удалось выяснить на попугаях... Мозг собаки совершеннее, чем мозг птицы, но все-таки и синтетический попугай усвоил несколько слов...
        Он бы вновь и вновь рассказывал Медж о машине, но резкий голос отца прервал его объяснения:
        - Майкл, отнеси в третий вольер воду и мясные консервы.
        Майкл медленно отошел от Медж и нехотя направился выполнять поручение отца. Он подошел к дому, но в нескольких шагах от холодильной установки, где хранились продукты, вдруг остановился. Почему, собственно, он попал сюда? Что-то следовало принести, но что?
        Несколько секунд он стоял в нерешительности и тер пальцами левой руки лоб. Наконец, вспомнил. Теперь его движения стали лихорадочно быстры. Вот он открыл толстые гофрированные двери холодильника. Сбежал по ступеням вниз. Схватил несколько банок консервов и небольшой бидон с пресной водой. Так же быстро выскочил наружу и, чуть не позабыв захлопнуть двери, бегом направился к вольеру, а потом в лабораторию, туда, где он оставил Медж.
        Однако возле машин уже никого не было. Ровный, едва уловимый гул цереброри говорил о том, что она еще работает. Майкл решил, что Манджак повел гостей к дальним вольерам.
        Но ни возле первого, ни возле второго вольера никого не было. Молодой человек почти бегом направился к поляне.
        Среди высокой травы на стволе срубленного дерева Майкл увидел отца и Байлоу. Они о чем-то беседовали. Манджак рукой показывал Байлоу на огороженный проволочной сеткой коридор, по которому "воссозданные" животные из выводного устройства цереброри попадали в вольер.
        Манджак заметил Майкла и велел приготовить для собаки пищу, проверить проволочные ограждения. Майкл выполнил распоряжение отца почти механически и, улучив момент, когда Байлоу и Манджак увлеклись разговором, незаметно ушел искать Медж.
        Он решил во что бы то ни стало объясниться с Медж. Но как сказать ей "я люблю вас" или "могу ли надеяться, что Медж Байлоу станет женой Майкла Манджака?.." Так или иначе, но он обязательно ей скажет...
        Он нашел ее сравнительно далеко от лаборатории. Медж стояла, облокотившись плечом о шершавый ствол пальмы. Выражение лица ее было каким-то странным, а руки словно бы сложены для молитвы. О чем она могла думать в этот момент? Почему таким чужим и далеким было ее лицо?
        - Я ищу вас по всему острову...
        Голос Майкла испугал Медж. Она быстро нагнула голову вниз, и через мгновение на Майкла смотрели уже веселые и лукавые глаза.
        - Он не так велик...- почти весело сказала Медж.
        - У вас было такое страдное выражение лица... О чем вы думали?
        - Я вам уже говорила...
        - У меня после каждого разговора с вами мир приобретает зловещий характер критского лабиринта...
        Влюбленными глазами Майкл смотрел в глаза Медж. Ему казалось, что все, о чем они говорят, не столь существенно. Лишь бы он мог видеть ее глаза, лишь бы она смотрела на него.
        "Сейчас,-подумал Майкл,-я скажу: "Могу ли я надеяться, что Медж Байлоу станет женой..."
        - Вы говорите, что мир ваш прозрачен и ясен,-вкрадчиво и немного зло сказала Медж. А не приходила ли вам в голову мысль о том, чтовы просто одурачиваете себя? Говоря вашим языком, вы "запрограммировали" себя на создание этого проклятого комплекса..
        больше ваша программа ничего не предусматривает. В "ячейках" вашей памяти, в клетках "логического устройства" вашего мозга не хватает уже места, чтобы понять, на что вы подняли руку...
        - Я не понимаю вас,-тихо и внятно возразил ей Майкл.- Если бы вы думали, что из-за "комплекса Манджака" в мире может воцариться финансовая или какая-либо иная олигархия, мне были бы понятны ваши опасения... Если бы вы говорили об опасности перенаселения нашей планеты, то и эти аргументы я не мог бы не признать вескими...
        - Финансовой олигархии вы опасаетесь, перенаселения планеты тоже, а отобрать более чем у одного миллиарда людей веру не боитесь?
        - Нет, почему же... Ни на чью веру мы не покушаемся...
        - Как бы не так...- не в интересах Медж было придерживаться логики.Если бы церковь с помощью вашего "Комплекса" смогла возвращать жизнь, представляете, что было бы? А так...
        Ничего не ответив, Майкл сел на камень, опустил лицо на колени и глубоко задумался. Нет, сегодня о любви говорить не удастся. Он, Майкл, тоже боится, что "комплекс Манджака" вначале вызовет ожесточенную борьбу между финансовыми олигархиями; "бешеные", уйдя в подземные города, потеряют страх перед смертью, перед войной, и тогда достаточно будет малейшего повода, ничтожного случая... Может быть, в конце концов, те же чувства владеют и Медж? Значит, моя позиция и позиция Медж не так уж непримиримы... А этот врач? Может быть, рассказать о нем?"
        Майкл поднял голову и посмотрел снизу вверх на Медж.
        Взгляд ее был устремлен куда-то далеко за горизонт.
        -- Так ли уже все безнадежно, как мы с вами представляем?..
        - Почему безнадежно?.. То, о чем думаю я...
        - Нет, Медж, то, о чем думаете вы, может снова отбросить человечество в средневековье...
        - Что же вы предлагаете?..
        - Мне кажется, что мы с вами немножко смешны... "Комплекс Манджака" еще не создан. . Неизвестно, удастся ли все это...
        - Когда "удастся", будет уже поздно,- возразила Медж.
        - Может быть, мы послушали бы, что думают по этому поводу наши отцы?
        - Поколение наших отцов меньше всего склонно думать о своей ответственности,- тихо сказала Медж.- Они доказали это уже не раз...
        - Медж, вы слышали историю об одном аргентинском враче? - Майкл поднялся и подошел к Медж.- Это настоящий герой нашего века. Он много работал с прокаженными и нашел средство...
        - Оставьте, Майкл,- капризно скривила губы Медж,- мне вовсе не хочется слушать о прокаженных...
        - Нет, я хочу рассказать вам историю о человеке, который может стать подлинным героем нашего времени...
        - Я устала, дорогой Майкл, расскажите как-нибудь в другой раз...
        - Нет, послушайте сейчас... Эту историю мне рассказали почти телеграфным языком... Она очень короткая...
        Но Медж положила руки Майклу на плечи, повернула его лицом к тропинке, ведущей к вольерам, и ласково толкнула вперед. Юноша, словно загипнотизированный, покорно подчинился. Сделав десять, двадцать шагов, он неожиданно почувствовал себя пленником и подумал о том, что, будучи пленником, не сможет стать товарищем или другом Медж. Может быть, и хорошо, что он не сказал ей сегодня о своих чувствах...
        Когда они подошли к третьему вольеру, то увидели, что Манджак сидел на стволе срубленной пальмы и с видом усталого человека, только что окончившего трудовой день, наблюдал за собакой в вольере. Байлоу тоже прильнул к металлической сетке.
        - Неужели?.. Черт возьми, неужели это верно?..- хрипел Байлоу.-Да это же моя собака... Эти белые отметины на морде спутать нельзя. Но что это она так пугливо оглядывается... и, кажется, немного хромает... Просто невероятно, немыслимо, непостижимо... Это вам не кенгуру. Там все экземпляры один другого стоят. "Серийное производство". А вот это-другое дело. Первый воссозданный "индивидуум"!
        Стоявшая до сих пор безмолвно Медж вдруг подбежала к вольеру и громко позвала собаку:
        - Фауст, Фауст, дорогой мой Фауст! Как ты здесь очутился? Выпустите же отсюда мою собаку,-обратилась она к Манджаку.
        Громадный светло-коричневый боксер, услышав кличку Фауст, остановился в нерешительности посреди вольера. Что-то неопределенное происходило в нервных клетках мозга собаки.
        Она то пыталась подойти к Медж, то порывалась убежать подальше от людей в глубь вольера, туда, где виднелось черное пятно тени. Вот она переминается с ноги на ногу, дрожа всем телом и злобно скаля зубы. Затем с собакой что-то произошло. Она словно вспомнила своих хозяев и стала с разбегу бросаться на металлическую сетку.
        Овладевший собой Байлоу посмотрел в сторону Манджака и, массируя рукой подбородок, удовлетворенно сказал:
        - Ну, вот. Вас можно поздравить с победой. Пусть воссозданный вами "индивидуум" еще не обладает высокоорганизованным интеллектом, но в принципе задача уже решена!
        - Медж, оставьте в покое собаку,- властным голосом сказал Манджак.- И уйдите, пожалуйста, подальше от вольера.
        Не обращая внимания на грубый тон Манджака, безусловно обидевший дочь, Байлоу подошел к нему ближе и продолжал разговор:
        - Отлично. Теперь ни у вас, ни у меня не будет сомнений.
        Я сразу вас разгадал. Такие люди, как вы, обязательно приходят к намеченной цели. Я плохо разбираюсь в научных идеях, но по физиономии могу прочесть точно, сколько кто стоит. Впрочем, вы, кажется, недовольны опытом?
        - Нет, нет,- поспешил заверить его Манджак,- просто хочется все обдумать. Вы не подозреваете, как часто в науке мимолетная радость открытия чередуется с многими годами безрезультатных поисков. Иной раз кажется, что ты у цели... Но нет числа преградам и препятствиям.
        - Оставьте, Тед,- Байлоу понял его по-своему.- Мы не дети, и я не буду требовать от вас невозможного. Но всю работу нужно поставить более солидно. Нет, не возражайте. Я мог согласиться на вашу причуду с этим островом в начале работ только потому, что вы для меня были до некоторой степени котом в мешке. А теперь..
        Я должен оградить вас и вашего сына от каких бы то ни было случайностей... Остров в океане, вы сами понимаете, не защищен ни от стихийных сил природы, ни от посягательств людских... Кто знает истинные мотивы, побудившие того человека прибыть к вам на остров?..
        - Вы говорите о Чезаре Блеке?
        - Я ничего о нем плохого не знаю. Но представьте себе, что он в кругу таких же симпатичных людей расскажет, что ученый с мировым именем, Тед Манджак, и его сын проводят какие-то таинственные опыты на одном из островов Тихого океана.. Я не поручусь, что на следующей неделе здесь не появится целая флотилия лодок этих сторонников мира. Они станут пикетировать остров. Требовать от вас чистосердечного интервью... Газетная шумиха вокруг вашего имени крайне нежелательна...
        - Мне нечего опасаться. Впрочем есть одно обстоятельство...
        - Вы не правы. Мы обязаны быть осторожными. По общему признанию, Пентагон расшифровал все свои атомные тайны, взорвав бомбы над Японией... Кто знает, может быть, газетная шумиха вокруг вашего имени сыграет с нами столь же злую шутку... А о каком обстоятельстве вы говорите?..
        - Я боюсь будущего. Люди и так ежедневно опасаются термоядерной катастрофы... Не кажется ли вам, что машина может вызвать во всем мире беспорядки?..
        - Это уже моя забота,- глубокомысленно произнес Байлоу.
        - Вы полагаете, мое дело создать машину,- сухо отрезал Манджак,- а ваше - ею распоряжаться? Тогда я еще раз подумаю, сумею ли я ее создать...
        - О, вам изменяет выдержка. Вы меня неправильно поняли...
        Манджак плохо слушал, что еще говорил этот человек. Приходилось напрягать всю свою волю, чтобы не высказать ему своего отвращения и гнева. "Как не понимают эти люди, с горечью думал он,-что давно пора пересмотреть многие принципы, пришедшие к нам со времени каменного топора и прялки. В наш век уже нельзя смотреть на все с точки зрения купли и продажи. Никому же не приходит в голову с помощью лассо и уздечки управлять термоядерной реакцией, почему же в области человеческих отношений остаются все те же принципы кнута и пряника, на которые столь развязно опирается этот господин?"
        Маиджак хотел было что-то сказать, но Байлоу положил ему руку на плечо.
        - Нет. Я не могу этого позволить ни себе, ни вам. Поверьте, в экономике и политике опыта у меня больше, если хотите, я запрограммирован лучше... Через два-три дня готовьтесь к переезду на континент... И потом учтите,- Байлоу сделал значительную паузу,- помимо интересов дела, в этом, кажется, заинтересовано и наше младшее поколение...
        Байлоу кивнул в сторону Медж и Майкла, стоявших в глубине площадки, возле группы финиковых пальм. Медж в чем-то горячо уверяла Майкла, а он стоял, низко опустив голову, словно чувствовал себя виноватым.
        Как ни умел владеть собой Манджак, но на этот раз ему не удалось скрыть свои чувства, и Байлоу без труда прочел на его лице растерянность и беспокойство. Несколько мгновений Байлоу молча наблюдал за своим партнером, а затем решил нанести решающий удар:
        - Я могу обойтись, конечно, и без ваших услуг,- сказал он властно.Главное сделано. Ваши опыты доказали принципиальную возможность решения проблемы бессмертия. Не забудьте также, детали и узлы к вашей машине создавались на моих заводах. Вы, конечно, потратили массу энергии на то, чтобы зашифровать принцип работы аппаратов, но мои инженеры разгадали... я буду с вами честен, почти разгадали все ваши секреты. Без вас мае просто придется подождать лишних полгода,. Ну, может быть, год. Вот и все.
        - Вы забываете, что и полгода, и год - это много времени. Ваши потенциальные противники...-Манджак не хотел сдаваться, он решил хоть чем-нибудь сбить самодовольство этого человека.
        - Я надеюсь, что и вам было бы неприятно прийти к финишу вторым. У нас цели общие. Демонтируйте машину. Через несколько дней мы с вами встретимся на континенте. Это мое последнее слово.
        Манджак стиснул зубы и уставился глазами в какую-то неподвижную точку. "Стоило ли его отцу и ему отдать лучшие годы жизни .на то, чтобы хоть немного приблизить людей к победе над смертью? А теперь кто-то другой грубо вмешивается в их работу и пытается навязать свою волю. И еще обидно: не удалось ему воспитать Майкла так, как его в свое время воспитал отец. Он за двадцать лет не сумел внушить Майклу любовь к их делу... А эта зеленоглазая особа скрутила его в два дня. Да, здесь старый Байлоу перехитрил его. И перехитрил, кажется, основательно.
        Если принять предложение Байлоу, то это слада, почести, деньги... Разве ему безразлична судьба его машины, судьба его сына?.. Кто знает, может быть, вместо победы над смертью, его машина в руках Байлоу ускорит скольжение человечества к катастрофе? Этого как раз и боялся Майкл. Нужно было поговорить с ним. Но... это, кажется, уже бесполезно...
        Маяджак сказал Байлоу, что он подумает над его предложением, и направился к другим вольерам.
        Невеселые мысли пугали Манджака.-Случилось то, чего он больше всего опасался. Он еще далек от цели, а мысли его теперь заняты другим. Сейчас он вынужден будет думать о социальных последствиях своего открытия вместо того, чтобы завершить саму работу. Даже с Майклом он не хотел говорить на эту тему. Много месяцев подряд он откладывал этот разговор. Прежде всего ему хотелось обсудить все с Кроуфордом и Росси... А теперь... Не слишком ли поздно?
        Только увидев, что гидросамолет с Байлоу и его дочерью взмыл над островом, Манджак вздохнул облегченно.
        Обычно, когда обстоятельства вынуждали Манджака на время отрываться от дела, он потом с новыми силами, словно изголодавшись, возвращался к прерванной работе, но на этот раз ян не только не возобновил своих экспериментов, а даже не сказал Майклу, чтобы тот проследил зч поведением воссозданной собаки. Впервые за долгие годы ему было неприятно думать о машине. Если до сих пор работа доставляла ему радость и мысль тянулась к ней, как зеленый побег тянется к солнцу, то теперь... Он с ужасом подумал, что вряд ли сможет вообще завершить работу.
        Нервное возбуждение Манджака, казалось, достигло предела, Впервые в жизни он испугался. Работа может оказаться незавершенной. На его виске стала судорожно пульсировать голубая жилка. Медленно, тяжелым шагом пошел он к дому. Ему не хотелось видеться сегодня с Майклом. Не хотелось ни говорить, ни думать...
        И вдруг, не доходя нескольких шагов до веранды, он почувствовал, что сердце стало биться аритмично, затем острая боль пронзила всю грудную клетку... Манджак сел на песок, медленно опустился на локоть и лег на спину.
        "Неужели инфаркт миокарда?..- мелькнула мысль.- Надо позвать Майкла..."
        До слуха Манджака донеслись удары метронома, а затем он услышал голос Майкла. Сын с кем-то говорил по радио.
        С Медж? Нет. Майкл говорил с Росси.
        - Отец чувствует себя хорошо... оа ушел в глубь острова... Что ему передать?
        - Ваш препарат помог... Девочке стало лучше... О Майкле Манджаке и его "матрицах" сейчас пишут все газеты... Я ничего не смог сделать...
        - Отец будет недоволен... Как ваш препарат против стронция?
        - Плохо, мой друг...
        - Почему плохо?
        - Передай отцу, что завтра мы будем на острове... Я, Кроуфорд и Джен вместе с матерью...
        - Хорошо. Обязательно. Отец будет рад...
        - Скажи отцу... У меня нет другого выхода... Будем давать препарат девочке... А его "комплекс" пусть страхует операцию...
        - Справятся ли наши машины?..
        - Должны справиться, Майкл... Должны...
        Боль в сердце Манджака понемногу утихала. "Нет, значит на. этот раз обошлось..." Манджак уже мог перевести дыхание. Попробовал сесть. Ну, что это еще за дело? Видимо, Росси потерял рассудок. Что он может сделать?
        Манджак невольно застонал, затем, сгинув зубы, едва передвигая ноги, пошел к дому.
        ЭНТРОПИЯ ИЛИ БЕССМЕРТИЕ
        В первые чары встречи на острове Манджак так и не смог поговорить с Росси и Кроуфордом. Внимание всех бы.ю поглощено Солидад и ее дочерью. Джен перенесла полет удовлетворительно,- матрицы Майкла намного улучшили работу сердца. Росси объяснил Манджаку, что он не решается вводить свой препарат Джен, та,к как она еще очень слаба, но откладывать лечение тоже нет никакой возможности. Все надежды в случае катастрофы Росси возлагал на "комплекс Мааджака".
        - Я не уверен,-извиняющимся тоном сказал Манджак,- что нашим машинам будет под силу эта операция. Мы только делаем первые шаги. Вчера ночью, узнав о вашем приезде, я дал машине новую задачу... Мне нужно все проверить на человекоподобных обезьянах... Может быть, тогда...
        - Нет, нет, мы не можем ждать...
        - Ты слышал? - вмешался молчавший до сих пор Кроуфорд.-Твой Сварог научился переносить "интеллект" дрессированного шимпанзе в мозги его дикого собрата...
        - Я не могу вам ничего обещать...-снова неуверенным голосом начал Манджак.
        - Врач вынужден рисковать,- вспылил Росси.- Я рискую. Твои машины привели тебя сейчас в стан эскулапов. Боишься угрызений совести? Изволь рисковать!
        - Хорошо,- тихо проговорил Манджак.- Я запишу все данные о девочке. В камере цереброри сделаю послойную запись связей нейронов мозга. Если не удастся тебе, тогда...
        - Ведь Майкл уже один раз записывал,- недоуменно посмотрел на него Росси.
        - Здесь, на стационарной аппаратуре, мы сделаем все намного точнее...
        - Кстати, хорошо бы все скрыть от матери...
        Приняв решение, Манджак энергично поднялся и хотел было пойти в лабораторию, чтобы приготовить все для работы с Джен, но, вспомнив о вчерашнем сердечном приступе, подошел к небольшому шкафчику, встроенному в угол стены, взял какието порошки, положил их в карман и только тогда вышел.
        Вслед за Манджаком вышел Росси, захватив с собой свой чемодан.
        Кроуфорд подумал, что только ему никуда не нужно торопиться, что здесь, на острове, среди друзей он чувствует себя лишним, так же, как и там, на континенте. Росси и Манджак займутся девочкой, Солидад и Майкл будут им помогать, а он что должен делать? Манджак хотел с ним о чем-то поговорить. Но о чем? Достаточно один раз посмотреть в глаза Манджаку, чтобы почувствовать главное-его другу плохо. Видимо, очень плохо. Почему? Работа у него ладится. Сын вместе с ним. В чем же причина? Может быть, он просто нуждается в дружеском слове, поддержке, участии? После Хиросимы и он, Кроуфорд, искал этого слова... Искал дружеского слова и не нашел. То и дело он натыкался на невидимую стену человеческого равнодушия. Прозрачную и непроницаемую стену несокрушимой прочности. Он с ужасом, заметил, что люди не слушают друг друга. Слово не проникает через эту незримую стену. Люди говорят только сами с собой. Может быть, Манджак будет счастливее его?
        Поздно вечером Манджак, Росси и Кроуфорд снова встретились. Манджак сказал, что он сделал все, что было в его силах, но не хотел бы испытывать судьбу. По-прежнему он надеялся, что его машина не понадобится.
        Энергичный Росси вернулся к друзьям усталый и немного подавленный. Джен, по его словам, молодец, держится хорошо. Сейчас она заснула. Солидад осталась дежурить у ее кровати. Где только эта женщина, берет силы? Видно, неиссякаемая энергия скрыта в материнском сердце...
        Майкл, по просьбе Манджака, забравшись на самую высокую скалу, разложил там из досок упаковочных ящиков костер. Манджаку хотелось поговорить с друзьями не в тесных углах комнаты. Нет, нет. Комнаты... Низкие потолки. Обступившие со всех сторон стены... Когда-нибудь человек еще восстанет против этих отголосков пещерного периода его жизни. Тесные комнаты... Они уменьшают в огромном масшта.бе размах мысли и чувства.
        Когда друзья уселись вокруг костра, Манджак с удовольствием посмотрел на черную чашу неба, усеянную звездами, на темную гладь чуть дымящегося океана,. Простор... Здесь человеку ни солгать, ни слукавить...
        Все трое молчали. Никому не хотелось неловкой фразой начать разговор, которого, может быть, ждал каждый из них многие годы.
        Манджак сидел, обхватив руками колени и меняя позу лишь для того, чтобы подбросить щепок в огонь.
        Чуть поотдаль от костра, ближе к отвесной стороне скалы, лежал на спине Кроуфорд. Заложив руки за голову, он немигающими глазами также смотрел на небо, словно хотел увидеть, как зажигаются звезды.
        Ближе всех к костру расположился Росси. Его увлекал таинственный танец пламени. Огонь то свивался в причудливую фигуру Джина из арабской сказки, то затухал, чтобы снова яркокрасными искрами взметнуться к небу.
        Каждый из друзей думал о своем, и все же все их мысли шли в одном направлении.
        После 1946 года им ни разу не удалось собраться вместе.
        Если иногда, Манджак приезжал к Росси на консультацию по интересующим его вопросам медицины, то Кроуфорд в это время был занят испытаниями нового термоядерного оружия. Если же случай сводил где-либо в атомном центре Кроуфорда и Манджака, то от Росси приходили сообщения, что он выехал на конференцию терапевтов в Европу или заседает в Пакгоушском комитете.
        Каждый порознь думал о регулярном обмене письмами. Но письмо к другу не может напоминать стандартный бланк, где на скорую руку написано несколько фраз с пожеланиями здоровья и успехов.
        А чтобы написать настоящее письмо, необходимо время.
        Нужно было усилием воли заставить себя выйти из водоворота событий.
        Да что толку в письмах! Когда Манджаку было необходимо решить несколько важных проблем, то Кроуфорд и Росси откладывали все свои дела и приезжали к нему, чтобы помочь советами. И ни Кроуфорд, ни Росси не спрашивали, зачем понадобились Манджаку эти работы. Это не просто чувство такта. Это чувство товарищества...
        Трудно сейчас Манджаку начинать этот разговор при КроуфорДе. После осени 1945 года Кроуфорд вообще очень изменился. Хиросима и Нагасаки... Кроуфорд считал себя одним из виновников гибели сотен тысяч человек. Одно время Кроуфорд пытался успокоить себя тем, что в апреле 1945 года он вместе с венгром Сцилардом был среди инициаторов письма к президенту. Ему казалось, что если бы это письмо застало Рузвельта в живых, то события могли бы и не принять столь трагического направления.
        Позже Кроуфорд понял совсем иное. При встрече с Манджаком он как-то сказал одну фразу, забыть которую было невозможно: "Человек может столкнуть с горы камень или не делать этого, но остановить горный обвал он уже не в силах. Однако как можно быть виновником гибели тысяч и тысяч людей и остаться жить самому? Каждую ночь видеть перед своими глазами, как рушатся здания, а люди, словно горящие факелы, мечутся среди руин. Слышать, как от жары лопаются человеческие тела... .Нет, можно ли так жить?"
        Манджак подбросил несколько дощечек в костер. Пламя сжалось. Голубоватый дымок тонкой струйкой пополз к звездам. К костру подошел Майкл. Он кивком головы дал понять Росси, что Джен спит нормально. Девочка, по-видимому, чувствует себя хорошо. Манджак обхватил колени руками и, не от рывая взгляда от огня, каким-то глубоким, глухим голосом неожиданно для всех сказал:
        - Лауреат Нобелевской премии Фриц Габер до последнего дня жизни не мог смыть со своих рук кровь миллионов погибших в первую мировую войну. Он открыл удушливые газы, может быть, не сознавая того, что с его изобретением сделают политики. Угрызения совести вынудили Габера покончить жизнь самоубийством.
        Альберт Эйнштейн 2 августа 1939 года, опасаясь, что ученые фашистской Германии смогут создать атомную бомбу, подписал письмо к президенту и тем самым добился начала работ над бомбой в США. А затем? Лишь стены домика, в котором жил Эйнштейн, могли бы рассказать, сколько бессонных ночей провел великий ученый, пытаясь найти средство, чтобы спасти мир от надвигающейся катастрофы. Это наглядные примеры того, в какой конфликт в наше время вступает большая наука и большая политика.- Манджак сделал короткую паузу и затем продолжал: - Недавно у меня состоялся разговор с Байлоу. Я не успел еще решить и половины проблемы. Проблема очень сложная. Ведь в мире может многое измениться... Так вот, я не успел еще решить и половины проблемы, а у Бадлоу уже созрел план, как реализовать мое изобретение. Вместо того, чтобы принести счастье всем, я увеличу лишь могущество одного.
        - Будем прежде всего логичны,- мрачно перебил Кроуфорд.- Ты неправ в своей первой посылке. Существует и другая точка зрения. Все мы, в конце концов, биологические системы с довольно узкой, специальной программой. Каждый из нас делает то, что он может... Мы не должны без конца оглядываться на политиков и ломать себе голову над тем, что они сделают с нашим изобретением. Каждый обязан нести ответственность за то, что он делает непосредственно. Послушать тебя, так Колумбу следовало бы сначала найти ответ - полезно ли для прогресса открывать Америку, и только после этого снарядить экспедицию. Если бы люди, придумавшие книгопечатание, могли предвидеть, как их изобретение используют наши газетчики, то они скорее дали бы отрубить себе руки, чем напечатали хоть одно слово.
        - Ну, а что ты скажешь,-обернулся в сторону Кроуфорда Росси,- если сегодня, сейчас, молодые люди, женщины и дети умирают от того, что Эйнштейн, Ферми, Оппенгеймер не поставили перед собой вопрос так, как ставит его сейчас для себя Манджак?
        Кроуфорд отодвинулся от края скалы.
        - А почему никто из вас не хочет подумать, что в Лос Аламосе мы попытались сделать первый шаг на пути решения энергетической проблемы? Вы на каждом шагу отвешиваете поклоны человечности... А в Индии с 500-миллионным населением три четверти используемой энергии получают от сжигания коровьего помета? Если бы послушать тебя и Манджака, то пришлось бы скоро все человечество заставить собирать этот вид топлива.
        - Ну, до этого пока еще дело не дошло,- горячо возразил Росси,-а вот вы, господа, что вы вручили нашим генералам, с их любовью к войнам и традиционным презрением к чужой человеческой жизни, что? Не нужно обладать воображением Данте, чтобы представить, что останется от шахматных фигурок и от доски в целом...
        Между Росси и Кроуфордом грозил разгореться опор, как в лучшие студенческие годы.
        - Вы плохо меня поняли,-решил остановить их Манджак.--Я не пытался задать вам чисто философский вопрос. Конфликт большой политики и большой науки меня интересует не вообще. Меня волнует судьба моего открытия. Я хотел бы услышать от вас, как мне следует поступить...
        Заметав, что пламя костра стало угасать, Манджак снова подбросил несколько щепок в огонь.
        - Я бы хотел вам рассказать одну короткую историю,- неожиданно для всех сказал Майкл.-Думаю, что она имеет прямое отношение к вашему спору... Один врач...
        - Ты бы лучше пошел проведал девочку,- сухо оборвал его Манджак. Отношения между ним и сыном не улучшились. Манджак считал, что Майкл его оставил в самую трудную для него минуту.
        - Зачем ты так?-растерялся Росси. Он поднялся на ноги и, стряхивая песок с брюк, сказал: - Я давно хотел пойти сменить Солидад... Пусть она немного отдохнет...
        - Майкл,-тоном, не допускающим возражений, повторил Манджак,- пойди подежурь у постели, а Солидад пригласи к нам. Вот так. Росси, не уходи. Пусть он думает, что хочет... Он считает, что наше поколение поставило мир на грань катастрофы. А сам..
        Майкл, иди...
        - Ты прежде всего жесток. Я не знаю, относится ли это к твоему поколению...- пробормотал Майкл, стиснув зубы и, проглотив конец фразы, ушел.
        И снова все трое замолчали. Кроуфорду и Росси было неловко. Они поняли, что между отцом и сыном уже давно сложились ненормальные отношения.
        Тихо потрескивал огонь в костре. Изредка к небу взлетали раскаленные куски щепок.
        Вдруг огонь осветил фигуру Солидад, приближавшуюся к костру. В руках у нее была небольшая сумка, доверху заполненная бутылками и свертками с закуской. Солидад улыбалась.
        Уголки ее рта по-детски были проподняты вверх. Росси никогда не видел ее такой. По движениям и жестам Солидад было видно, что настроение у нее отличное.
        - Почему вы все мрачные? - подчеркнуто лукаво спросила Солидад. Подав бутылки с вином Кроуфорду, она на газете стала раскладывать сандвичи и расставлять пластмассовые стаканчики.- По всей вероятности, женщина, появившаяся в вашем обществе, должна, сказать: из уважения к дамам, каких я сегодня представляю, прошу не обсуждать никаких серьезных вопросов. На лицах женщин от этого появляются морщины.
        А если вы не будете щадить нашей красоты, то лишитесь самого действенного стимула, побуждающего вас к творчеству. Не правда ли, синьор Кроуфорд?
        Росси недоумевал. Неужели так может преобразиться человек? Он пристально посмотрел на Солидад, и у него мелькнула мысль, что она просто решила притворяться веселой, чтобы не вызывать к себе жалости. Росси даже облегченно вздохнул.
        - Дорогая Солидад,- Кроуфорд приподнялся, затем, скрестив ноги, сел.Мне приходится целый час доказывать, что плод, сорванный с атомного дерева добра и зла, не обязательно должен привести к изгнанию Адама и Евы из современного рая...
        Манджак и Росси переглянулись. Кроуфорд смутился и покраснел.
        - Если Кроуфорд в чем-либо и виноват перед историей,-постаралась беспечно заметить Солидад,- так это в том, что он всегда был не очень внимателен к дамам...
        И молодая женщина, стала торопливо раздавать всем сандвичи и стаканчики для вина. Свет от костра причудливо освещал небольшую группу людей на вершине горы затерянного в океане острова.
        Росси поспешил поднять бокал.
        - Мне бы хотелось предложить тост...- начал он, но его перебил Манджак..
        - Нет, первый тост пусть скажет Солидад.
        - Мне... предложить тост? - смутилась Солидад.
        Манджак был подавлен тем, как проходил долгожданный разговор. Солидад очень приятная особа. Возможно, ее присутствие поможет придать соответствующий оттенок гостепримству во встрече с Росси и Кроуфордом... Но удастся ли им спокойно и обстоятельно поговорить о том, что его волнует?
        - Каждая эпоха выдвигает своих героев,-тихо и торжественно сказала Солидад.- Я поднимаю бокал за героев наших дней, которые заставили науку служить людям в гуманных целях, на благо наших близких...
        - За героев наших дней,- поддержал ее Росси, подняв бокал.
        Не успели все четверо выпить, как снова заговорил Кроуфорд:
        - Вы помните, как сказано у Винера: "Прекрасное, подобно порядку, встречается во многих областях нашего мира, однако только как местная и временная битва с Ниагарой возрастающей энтропии". Мы живем в век, который прославят антигерои...
        - Нет, я не смотрю так мрачно на мир,- вмешался Росси,- какой- он, герой нашего века? Во всяком случае, герой Запада? Мне, врачу, близок один образ. О нем вам хотел, должно быть, рассказать Майкл... Эту историю люди действительно передают из уст в уста сдержанно и скупо, пояти языком телеграмм. Так вот. Южная Америка. Врач, сумевший найти средство лечения проказы. Представляете: лечение проказы! Сотня тысяч, если не миллионы, умирающих людей. Нашлась крупная фирма, которая оценила сделанное врачом открытие. Он переехал в США. Головокружительная карьера. За короткое время: деньги, слава, положение в обществе, любовь... Казалось бы, что еще человеку нужно? А этому человеку нужно было другое! Он .потребовал от фирмы, чтобы лекарство продавали с минимальным процентом прибыли. Ему отказали. Он стал грозить, что раскроет секрет своего препарата. Его начали преследовать. Он бросил положение в обществе, деньги, семью - все и бежал на Филиппины. Наемные агенты настигли его там. На его жизнь было организовано покушение. Но он сумел снова бежать. Через некоторое время он появился в Индии и опубликовал секрет
изготовления своего препарата. Теперь этим препаратом пользуется весь мир. Может быть, в этой исЮрии о подвиге врача и не все правдиво. Но люди создали эту легенду и верят в нее! Мой тост за то, чтобы каждая подобная легенда становилась правдой! Может быть, этот человек жизнью своей ответил на вопрос, который всех нас мучит...
        Наступила тишина. Лишь костер сухо потрескивал, бросая на людей скупые блики.
        - Один за всех,- нарушил молчание Кроуфорд.- Что и говорить, прекрасный девиз. Полностью в наших условиях он звучит так: "один за всех, и все против одного"... Один против Ниагары возрастающей энтропии...
        Костер погас. За далекой линией горизонта в яркой синеве показался багряный диск солнца.
        - Порядок может восторжествовать над энтропией,-тихим голосом сказал Манджак и встал на ноги. Диск солнца оказался чуть ниже его плеча.- Человек может Победить саму смерть. Пойдемте со мной. Я надеюсь, мои опыты развеют ваше мрачное настроение...
        Через несколько минут все были в лаборатории, у пульта управления большой биологической колыбелью. Другая часть лаборатории, где под потолком помещался эллипсоид, была отгорожена тяжелой темной шторой. Манджак отодвинул пластмассовую заслонку на считывающем устройстве машины, и гости с удивлением увидели фотографическую карточку громадной гориллы. Рядом находились бесчисленные колонки цифр.
        Манджак позвонил Майклу, дежурившему у постели Джен, и узнал, что девочка чувствует себя хорошо. Значит, опасения Росси оказались напрасными. Жизнь девочки уже вне опасности, и ему не придется проводить столь неподготовленный эксперимент с воссозданием человека. Манджак попросил Майкла перевести из третьего вольера во второй биологическую копию собаки Байлоу.
        Никто не задавал вопросов. Кроуфорд, нагнув голову, стал расхаживать по лаборатории, изредка бросая иронические взгляды в сторону Манджака. На лице Росси было видно, что он приготовился с глубочайшим вниманием следить за ходом эксперимента, а Солидад порывалась несколько раз уйти к дочери, но Росси ее не отпускал.
        Манджак сосредоточенно следил за показаниями приборов на левом пульте, как вдруг послышался голос Майкла:
        - Фауст, Фауст, стой! Куда ты? Стой!
        Солидад через раскрытую дверь лаборатории первая заметила бежавшую к ним со всех ног собаку. Инстинктивно она попятилась в глубь зала, но, быстро справившись с первым приступом страха, вернулась на свое место. Вслед за собакой показался Майкл.
        Боксер прыжком проскочил через дверь лаборатории и бросился к людям. Весь его вид говорил о том, что он не имеет никаких агрессивных намерений. Собака просто выражала свою радость по поводу встречи с людьми. Подбежавший, наконец, Майкл попытался надеть на шею собаки ремень, но боксер снова вырвался от него и, обнюхивая землю, побежал в сторону лагуны.
        - Я где-то видел эту собаку,- Кроуфорд потер пальцами лоб,- во всяком случае, такую же. Да и кличка... Неужели это собака Медж Байлоу? Почему она решила вдруг с ней расстаться?
        Манджак, не говоря ни слова, подал Кроуфорду небольшую папку с какими-то документами. Среди листов бумаги с колонками цифр была фотографическая карточка Фауста. Кроуфорд посмотрел и протянул бумаги Росси... Оба не могли скрыть волнения.
        Манджак, отбросив темную штору, привел своих гостей туда, где была смонтирована большая биологическая колыбель.
        Прошло несколько секунд, прежде чем Солидад, Кроуфорд и Росси, освоившись с темнотой, увидели вверху перед собой громадный прозрачный сосуд, в котором уже нетрудно было различить контуры рыжей гориллы.
        Друзья пытались при слабом освещении получше рассмотреть эту удивительную машину. Несколько минут было слышно, как стучали сердца людей и журчала, переливаясь, жидкость в трубках большой биологической колыбели.
        Когда рыжая горилла неожиданно повернулась в эллипсоиде, Солидад тихонько вскрикнула и впилась пальцами в руку Росси. Она не могла произнести ни слова и попятилась к выходу. Росси не сдвинулся с места. Он и Кроуфорд как зачарованные смотрели вверх на живого рыжего гиганта, медленно ворочавшегося в прозрачном сосуде. Улучив момент, Солидад покинула лабораторию и направилась в домик, где спала Джен.
        Тем временем Майкл уже сбился с ног, бегая по острову за Фаустом.
        Собака обнюхивала песок, словно искала следы, своей хозяйки. Майкл был необычайно рад: поведение Фауста подтверждало, что искусственно созданное животное было тождественно оригиналу не только по внешнему виду - оно обладало, по-видимому, всеми его знаниями. Если вчера опыты удались на собаках, то сегодня можно ожидать успешного завершения эксперимента на обезьянах, а завтра...
        Вдруг Фауст остановился у беседки, недалеко от лаборатории. Собака чуть взвыла и принялась передними лапами яростно выгребать листья из-под куста. Удивленный Майкл подошел ближе и увидел под кустом небольшое синее портмоне.
        Майкл потянул к себе собаку, ухватил ее за ошейник и привязал к стволу пальмы. В портмоне Майкл обнаружил три десятидолларовые купюры, плоский золотой крестик старой чеканки и клочки разорванной записки. Бумага не пожелтела значит, портмоне было потеряно не так давно. Фауст бежал по следам Медж. Выходит, это она потеряла? Майкл присел на песок и начал складывать клочки записки. Да, это был почерк Медж. Только она так соединяет буквы "т" и "р". "...На днях остров... передайте святому отцу... влюблен без памяти... ...все рассчитала... случае неудачи..."
        Сердце у Майкла сжалось. Что это значит? Выходит, он был для нее только орудием для достижения каких-то целей. Какому "святому отцу" Медж писала эту записку? Зачем? Словно во сне, он начал вспоминать ее разговоры о боге, неожиданные переходы от нежности к настороженности. С ним играли... Жестоко, преднамеренно. А как же его любовь?
        Закрыв лицо руками, Майкл медленно опустился на песок.
        Он едва сдерживал себя, чтобы не заскрежетать зубами от обиды, чтобы не начать кататься по песку.
        "Значит, она все рассчитала - холодно и спокойно... А он... Готов был бросить работу с отцом... Вот тебе любовь и долг... Нет. Это не любовь. Его провели... Он хотел проверить себя, свое отношение к этой особе. И тоже ошибся... Как же быть? Во что верить? Неужели только время может подтвердить правильность решения? Сколько нужно времени для этого? Год? Три года? Время иной раз стоит на месте... А может быть, хватит одной встряски, такой, как эта?"
        Медленно поднявшись на одно колено, Майкл наконец встал.
        Ему не хотелось никого видеть, но он решил назло себе пойти к людям и говорить с ними, словно ничего не произошло. Говорить с отцом. Он, Майкл, ведь больше виноват. До слуха Майкла стали долетать отдельные слова. Он остановился и прислущался. Это, видимо, отец слушает сводку новостей из информационного центра Байлоу.
        "Русский биологический центр в Унаве... конференцию в Дели биокибернетиков прибудет Николай Сварог. Русские намерены раскрыть многие секреты своих достижений... Сварог будет демонстрировать свой знаменитый опыт пересадки "интеллекта" на обезьянах. Проблема может быть решена только..."
        Передача резко оборвалась, и через несколько секунд Майкл услышал голос Байлоу:
        - Готовы ли вы, мой друг? Успели демонтировать машины? Надеюсь на скорую встречу. Сегодня вечером к острову Корда подойдет мой корабль. Медж ждет не дождется...
        Майкл готов был провалиться сквозь землю. Как он был наивен! Вот и попался. Ну что же, лучше один раз попасться, чем всю жизнь хитрить, лукавить, притворяться, врать... Никогда не чувствовать себя чистым и светлым... Нет, лучше уж так.
        Когда Майкл вернулся в дом, все уже готовились к отъезду. Видимо, сообщение Байлоу заставило Росси и Кроуфорда вылететь на континент раньше, чем они предполагали.
        Сияющую Джен доставили в самолет на носилках. По мнению Росси, жизнь ее была уже вне опасности, хотя впереди еще предстояла серьезная операдия. Солидад со слезами благодарности простилась с Манджаком и Майклом. Манджак провожал друзей. Когда они обменивались рукопожатиями, Майкл, слышал, как отец сказал:
        - Спасибо тебе за историю, рассказанную "телеграфным языком".
        - Скажи спасибо Майклу,- смеясь ответил Росси.- Это он мне ее напомнил!
        - Время покажет, какое решение примет каждый из нас,реплику Росси Манджак пропустил мимо ушей.- Сумеем ли мы действительно совершить прыжок в бессмертие или откроем шлюзы перед бушующей энтропией.
        ЦЕПНАЯ РЕАКЦИЯ
        Настроение у Байлоу было отличным, оснований для этого больше чем достаточно,- сегодня вечером к острову Корда подойдет посланный им корабль во главе с исполнительным и проницательным Влеком. Завтра к концу дня машина Манджака, он сам и его сын будут на пути к городу Чёрного Дьявола. Это дело можно считать решенным. Остались, правда, кое-какие тонкости... О, конечно, из-под палки еще никому не удавалось выдумать порох... Ну что ж, если Медж захочет выйти замуж за Майкла, он будет только рад. Если же нет... Во всяком случае, она должна хоть первое время поддерживать видимость счастливой любви.
        Байлоу подошел к стоявшему недалеко от письменного стола Микки и похлопал его по стальному плечу:
        - Еще немного усилий, Микки, и игра будет окончена.
        Секретарь скроил оптимистическую мину и закивал головой в знак согласия, но Байлоу уже отошел от него и направился к открытой двери балкона.
        Над городом медленно сгущались сумерки. Верхние этажи зданий еще поблескивали ярко-красными отсветами заката, а внизу то тут, то там вспыхивали в окнах голубые, розовые, светло-желтые огни электрических лампочек. В черных полосах улиц блуждающими огоньками мелькали фары машин.
        А там вдали, где золотая россыпь лампочек гасла в наступающей ночи, темноту прорезали две цепочки ярких огней; по контурам ажурных линий можно было догадаться, что это через реку шагнул мост.
        Модкет быть, в другое время Байлоу увидел бы панораму города в сумерках совсем иначе, но сегодня он расположен был замечать только то, что сочеталось с его отличным настроением. Мысль работала ясно и четко.
        "Дела в Буэнос-Айресе, видимо, не столь важны, как опыты Манджака на острове Корда, но и они требуют решения. Микки сообщил, что, по его сведениям, Кроуфорд снова прибыл вместе с Росси в Буэнос-Айрес. Зачем они ездили к Манджаку? Почему брали с собой Солидад и ее больную дочь? Все это еще придется выяснить. Препарат, над созданием которого трудится Росси, даст несколько миллионов долларов. А Кроуфорда нужно, наконец, заставить работать.
        Кстати, о Кроуфорде. С ним нужно встретиться. Можно было бы просто найти предлог для прямого разговора, но прямой ход и последняя ставка-вещи равнозначные.
        Потерять Кроуфорда - значит потерять лошадку, которая может еще ходить в упряжке. Он в атомных делах фигура... Нет, прямой разговор - это слишком рискованно. А впрочем... Нет, нет, сначала надо закончить операцию с Манджаком".
        Байлоу позвонил Медж и пригласил ее к себе. Он великолепно понимал, что разговор с дочерью может оказаться неприятным для обоих. Но что делать? Должен же он рано или поздно точно знать, в какой степени он вправе рассчитывать на ее помощь. В конце концов, не для себя же одного он старается.
        Байлоу подошел к окну и задернул штору, затем поворотом рычажка выключил Микки, зажег свет и, взяв с письменного стола тяжелое пресс-папье, постучал для собственного успокоения по стенам. В гостиницах Буэнос-Айреса, по его мнению, подслушивание рассматривается как национальный вид спорта.
        Здесь каждая скотоводческая фирма следит за своими конкурентами бдительнее, чем в свое время "Интеллидженс сервис" наблюдал за работой немецкого абвера. В гостинице условия не очень подходящие, но и разговор с Медж откладывать больше нельзя.
        Расхаживая по просторному номеру гостиницы, Байлоу хотел сам получше разобраться в одолевающих его мыслях.
        Да, выиграть дело с Манджаком - значит выиграть все.
        Пусть это еще и сейчас кажется немного фантастическим... Манджак ведет игру не совсем открыто. У него есть какие-то свои цели. И дело здесь не только в воскрешении его отца. В конце концов, не все ли ему равно, кого они там вернут к жизни под номером первым? Это должен понимать и Манджак. Значит, он руководствуется чем-то иным. Но чем? Может быть, какие-либо политические мотивы? Нет, нет, Манджак никогда не хотел ничего знать о политике. Его интересовала только наука... Единственное уязвимое место Манджака - это его сын. Манджак мечтает о том, чтобы сын продолжил его дело так же, как он в свое время взялся за незавершенное дело своего отца. Что ж, Байлоу ничего против этого возразить не может. Его расчеты были совершенно правильны. Через Майкла можно будет держать все под своим контролем. Однако где же Медж?
        Байлоу посмотрел на. часы и тяжело вздохнул. Она всегда заставляет себя ждать. Что это, женская приверженность к чистке перышек или сознательный ход, чтобы вывести его из равновесия?
        - Черт возьми, это становится неприличным,- проворчал Байлоу, снова посматривая на часы.
        - Ты, как обычно,- услыхал он за своей спиной голос Медж,- не обращаешь на меня никакого внимания.
        Он застыл от удивления. Когда же она успела зайти в номер? Однако у него хватило выдержки не повернуться в ее сторону. Еще чего... Медж собирается навязать ему свою волю.
        Он может терпеть ее капризы, но и только.
        - Ты ошибаешься, Медж,- спокойно ответил Байлоу,- я рассчитываю на твои силы в одном важном деле. Очень важном деле. Мы с тобой как-то начали этот разговор, и его нужно довести до конца. Можешь ли ты в течение трех-четырех минут выслушать несколько тривиальных истин?
        - Я постараюсь, отец.
        Байлоу решил: серьезность разговора требует, чтобы он мог видеть лицо дочери. Усевшись в кресло лицом к Медж, ои продолжал:
        - Ну, так вот. Мы все не случайно держимся за легенду о рае и аде. Вместе с кончиной веры в эту легенду умрет многое. Умрет и то, что для нас с тобой особенно дорого. За последние несколько десятков лет люди сумели воплотить в жизнь все, о чем они даже смутно мечтали на протяжении тысячелетий. Только одна проблема все еще не под силу человеку - проблема бессмертия. Но, если мне не изменяет интуиция, люди находятся .на пороге решения и этой задачи. Ты понимаешь, конечно, о чем я говорю. "Комплекс Манджака" сделает переворот в человеческой психике. Мы даже представить себе не можем всех последствий этого открытия. Впрочем, кое-что можно предвидеть. Прежде всего на другой же день после того, как мир облетит весть о работе его машин, от престижа господа бога не останется и следа. Не останется на земном шаре и верующих. Ты же знаешь - в бога никто не верит, его только боятся, а теперь страх перед ним исчезнет. Нам, понимаешь, мне, тебе, ну еще Теду Манджаку и Майклу, придется дать людям новый моральный кодекс. Ведь вопрос о повторной жизни того или иного индивидуума будем решать мы. Поэтому-то я и
говорил тебе не так давно, что ключи от Эдема скоро будут в твоих руках. Тебе для этой цели нужно сделать буквально несколько шагов. Какие у тебя отношения с Мaиклом?.. Что изменилось после вашего свидания на острове?
        - Отец, ты бы лучше спросил, какие у меня отношения с богом.
        Удар был поистине неожиданным, и Байлоу не выдержал.
        У него в горле, будто кость, застряло какое-то слово. Сначала он позеленел от злости, потом начал робко улыбаться:
        - Молодец, Медж, ловко подшутила...
        - Я не шучу, отец. Я люблю тебя, но хочу, чтобы кесарю осталось кесарево, а богу - богово. То, что ты задумал, слишком опасно. Мое решение благословили отцы церкви..
        Скоро ты обо всем узнаешь. Больше я ничего тебе не скажу.
        - Так это ты рассказала иезуитам, их "Черному папе", о моих замыслах?!
        Судорожно всхлипывая, Медж. бросилась к двери.
        Однако Байлоу одним прыжком преградил ей дорогу.
        Прямо с аэродрома Джен отвезли в институт Росси. Девочка была так слаба, что пришлось вызвать специальную машину для перевозки тяжелобольных.
        Солидад и Кроуфорд вместе с Росси, даже не переодевшись с дороги, также приехали в институт. Все хотели скорее узнать действие препарата Росси. Солидад верила, что девочка будет здорова. Верила,. Но где-то в глубине сознания все же шевелилось сомнение. Чем ближе была эта проверка, тем больше волновалась Солидад.
        Ее в операционную не пустили. Усадили вместе с Кроуфордом в кабинете Росси и выключили телевизионное устройствонезачем ей видеть, что будет происходить в операционной. Кроуфорд вначале пытался ее успокаивать, а затем, видя, что его слова не действуют, сел в кресло и глубоко задумался.
        Изредка в кабинет забегали медицинские сестры, сообщали, что Джен чувствует себя хорошо, анализы крови показали резкое уменьшение количества лейкоцитов.
        В шесть часов вечера, Кроуфорд, чтобы хоть как-нибудь отвлечь Солидад от терзавших ее мыслей, включил радиоприемник.
        Солидад не вникала в суть передачи. Но вот в последних новостях начали рассказывать о розысках пропавших французских ученых.
        Солидад невольно прислушалась, ведь Джен так хотела, чтобы этих людей нашли. Будет ли теперь возможность у Солидад рассказать ей об этом? Почему нельзя отдать свою жизнь, чтобы вернуть здоровье близкому и дорогому тебе существу?
        Так, значит, нашли. Летчики чужой страны. Тысячи раз рискуя своей жизнью, спасли совсем не знакомых им людей. Молодцы! Вот, Джен обрадуется. Это не первый случай. Находка для коллекции Росси. Эта история заинтересует и его. А фамилии этих людей? Ведь Росси обязательно ее спросит...
        Командир самолета летчик Сварог - сын известного русского ученого Николая Сварога. С ним в экипаже чех и поляк. Ну, нет, все эти фамилии Солидад не запомнит. Почему они вместе? Ну, да это неважно.
        Вдруг она вскочила на ноги, перед ней, освещенный лучами солнца, стоял улыбающийся Росси.
        - Джен будет жить,- сказал он спокойно и твердо.- Наш препарат сможет вернуть к жизни десятки, сотни тысяч людей. Проклятому стронцию-90 мы поставим преграду.
        Росси подошел к Кроу форду и положил ему на плечи руки:
        - Ты слышал это сообщение? Отца летчика я знаю лично. Сын верен его высоким принципам. И среди спасенных им людей - француз, которого я тоже знаю. Когда-нибудь расскажу тебе об этих людях подробнее. Солидад,обернулся он к молодой женщине; -я как-то вам говорил, что такие поступки не могут не найти отклика в миллионах сердец. Вот увидите. Следите за газетами. Сегодняшний день, кажется, будет хорошим днем на нашей планете... Пойдемте со мной, Солидад, мы сегодня сможем сообщить кое-что людям...
        Когда они вышли из кабинета, Кроуфорд, не замеченный никем, покинул институт. Низко опустив голову, он брел по пустынным улицам города. Видно, от себя никуда не убежишь. Думал ли он раньше, что его усилия в области создания термоядерного оружия приведут к таким печальным последствиям?
        Да, думал. И знал. Но знал так, как мы все знаем, что рано или поздно умрем. Знал, но не мог себе этого представить. Не верил в это.
        Случай с девочкой? Кто знает, может быть и его вина есть в том, что этот ребенок находился на краю смерти... скольких детей спасти не удалось... Детоубийца! О такой ли участи он мечтал?.. Что бы ему сейчас хотелось? Выпить, конечно же, выпить. И ничего не думать ни о большой политике, ни о маленьких детях. Какая связь? Большая политика и маленькие дети... О, этой связи и он долгое время не понимал.
        Кроуфорд зашел в какой-то подвернувшийся ему по дороге ресторанчик, потребовал бутылку виски и содовой. Почему люди в этом ресторане так шумят? Чем они встревожены? Бастуют все рабочие сталелитейных компаний страны. Их поддержали железнодорожники и шоферы. Значит, они не собираются распевать песенки о страхе. Может быть, это и хорошо! Но какое ему до этого дело? Манджак ему когда-то сказал:
        "Поздно проснувшаяся совесть - первый шаг к самоубийству.."
        Что это там за трое рослых парней ввалились в ресторан?
        Двое стали по обе стороны двери. Их позы напоминают что-то мучительно знакомое: эти широко расставленные ноги и скрещенные на груди руки он уже видел в каких-то фильмах. Где это было, в какой стране?
        Но Кроуфорду так и не удалось вспомнить. К столику почти военным шагом подошел третий субъект и, выпятив вперед квадратную челюсть, обратился прямо к нему:
        - Вам необходимо срочно прибыть к мистеру Байлоу.
        - Что-нибудь случилось?- Кроуфорд сразу отрезвел, так как подумал о возможных неприятностях в атомном центре.
        - Нам поручено только передать приглашение.
        - Ну, а если я не захочу им воспользоваться?
        Субъект с квадратной челюстью промолчал, переступил с ноги на ногу, но от столика не отошел.
        Наступило тяжелое молчание.
        Кроуфорд резко поднялся и направился к выходу. За ним следом устремились субъект с квадратной челюстью и два его помощника.

* * *
        Байлоу крупными шагами ходил из угла в угол гостиной, изредка бросая злобные взгляды на Медж.
        - Как могли эти господа в черных сутанах завладеть твоей глупой головой! Они хотят выбить у меня из рук идею бессмертия? Опасаются конкуренции? Это же гангстерский трест, а не служители бога. Отвечай! Неужели ты ничего не знаешь, об их замыслах?
        Уткнувшись носом в диванную подушку, Медж содрогалась от истерического плача. Несколько раз она пыталась поднять голову, было заметно, как по ее лицу стекали грязные струйки от крашеных ресниц и бровей.
        Поглядывая с неприкрытым отвращением на дочь, Байлоу подошел к телефону и включил его в сеть, затем поворотом какого-то рычажка включил Микки. Только сейчас он понял, что из себя представляет его взбалмошная и кривляющаяся Медж.
        - Отвечай, что твои служители бога намерены предпринять!
        В это время Микки подал знак, что должен сообщить нечто важное. В динамике щелкнуло, и бесстрастный голос робота сообщил:
        - 45 минут тому назад доктор Росси через коротковолновую радиостанцию, установленную в его институте, сделал следующее сообщение: "Всем, всем, всем. Считаю своим долгом врача и человека объявить всему миру состав изобретенного мною препарата, который поможет людям справиться с проклятым стронцием-90. Слушайте состав нового препарата..."
        Байлоу в бешенстве подскочил к роботу, поднял на него кулаки и замер... Только трясущиеся руки и налитая кровью короткая шея говорили, чего стоило ему удержаться от того, чтобы не грохнуть о пол металлический ящик, принесший ему это известие. Ведь сообщение Микки в переводе на язык Байлоу говорило о том, что он лишится миллионных прибылей, которые заработал бы на продаже препарата Росси.
        Через мгновение Байлоу овладел собой и властным голосом дал роботу команду связать его с абонентом номер один -- абонентом на острове Корда...
        В гостиной зазвучал приглушенный металлический голос:
        "Манджак, Манджак, подойдите к аппарату. Вас вызывает Байлоу..." И после небольшой паузы снова: "Манджак, МанДжак..."
        Этот спокойный голос робота помог Байлоу взять себя в руки. Он снова почувствовал себя таким, как в лучшие дни своей жизни, когда его точный расчет и хладнокровие помогали ему выиграть не одну финансовую битву на биржах Нью-Йорка, Лондона или Парижа. Мысль снова работала четко:
        "Святые отцы, по всей вероятности, сами были бы не прочь установить машину Манджака в резиденции "Черного папы".
        И этого им хотелось добиться с помощью Медж. Их замысел не мог быть иным. Ну, а раз так, то еще увидим, кто возьмет верх. Почему Манджак не отвечает?"
        Байлоу посмотрел на ручные часы. Черт возьми, уже время! Возможно, команда корабля демонтирует машину, а Майкл И Манджак сидят в каюте капитана крейсера.
        Ну, конечно, корабль уже должен быть возле острова. Необходимо связаться с Влеком и выяснить, как идет ход операции.
        Уверенно и властно Байлоу дал вторую команду роботу: установить связь с кораблем. Микки - вот подлинно гениальное изобретение. Что бы он делал в этой стране без электронного секретаря?
        Через несколько минут Байлоу, подняв бровь, слушал доклад Блека:
        - Корабль благополучно подошел к острову, и сейчас пять шлюпок с матросами находятся в полумили от острова. Для передачи вашего распоряжения инженеру и его сыну выезжаю я сам... Над островом почему-то кружат три самолета... Я вижу купола парашютов....
        - Значит, они решили,- сквозь слезы проговорила Медж,высадить на острове воздушный десант!
        - О, проклятье,- застонал Байлоу.- Вы слышите, Блек?.. По моим сведениям, это пираты... гангстеры... применяйте оружие.. Манджак и Майкл не должны попасть к ним... Выезжайте на осТров сами. Пусть о ходе операции каждые пять минут мне докладывает капитан корабля...
        Невзирая на все, Байлоу чувствовал себя в своей стихии, ему нравилась эта игра, требовавшая от него острой мысли и быстрых решений, умения предвидеть и разгадать ход противника, не растеряться самому, найти удачный момент для нанесения решающего удара. Да - это жизнь, для которой он был рожден. Почему таких качеств нет у Медж? Как она могла попасться на удочку к черным сутанам? Нет, проблема отцов и детей на Западе-это не только проблема разных программ... Язык кибернетики в иных случаях может достаточно точно определить отношения между людьми...
        - Медж, подойди сейчас же скажи что-нибудь Майклу. Пусть он услышит твой голос.
        Медж не заставила себя дважды просить. С мокрыми от слез глазами подошла она к роботу и подвинула к себе микрофон.
        - Дорогой Майкл,- Медж проглотила слюну,- я очень соскучилась по тебе. Мечтаю о скорой встрече. Ты слышишь меня, Майкл?..
        Резкий телефонный звонок заставил Байлоу поднять трубку.
        - Мистер Байлоу, только что в номере гостиницы найден в бесчувственном состоянии Кроуфорд,- услышал он.- Это либо тяжелый сердечный припадок, либо попытка покончить с еобой
        - Кроуфорд... самоубийство... ничего не понимаю.
        - На письменном столе, за которым он сидел за несколько минут до того, как потерял сознание, найден лист бумаги, и на нем, судя по всему, рукой Кроуфорда нарисован гриб... обыкновенный гриб... такой, как рисуют обычно дети... Кроме того, на листе бумаги написано "Росси прав. Росси прав". В номере работал приемник...
        - Вы сошли с ума. Какой детский рисунок?.. Что за чушь? Как чувствует себя Кроуфорд?
        - Он в очень тяжелом состоянии. Приглашены лучшие врачи города. Стоит ли вызывать Росси?
        Рука Байлоу упала с трубкой на телефонный аппарат. Плечи его опустились, шея ушла в туловище, а белесые глаза тупо уставились в замысловатую лесенку паркетного пола.
        - Ничего, ничего,- бормотал Байлоу,- лишь бы Манджак не достался черным сутанам...
        Медж искоса посмотрела в сторону Байлоу и с новой энергией продолжала:
        - Дорогой Майкл... Это - последняя наша разлука. Я считаю часы до нашей встречи. Майкл, Майкл, ты слышишь меня?..
        Да, Майкл слышал. Он лежал на корме моторной шлюпки и, нахмурив брови, смотрел на линию горизонта, туда, где несколько часов назад еще были видны верхушки пальм острова Корда.
        Портативный радиоприемник доносил до него голос Медж:
        - Я жду тебя, мой Майкл, мы скоро встретимся...
        Манджак сосредоточенно следил за работой мотора, стараясь выжать из него все, что было возможно. Нельзя было терять ни одной минуты. Байлоу может выслать на розыски самолеты. Скоро стемнеет... За ночь они смогут добраться до ближайших островов Индонезии. А оттуда... Вот когда сказался его выбор острова Корда...
        - Отец, уверен ли ты в том,- прервал его размышления Майкл,- что Байлоу не найдет ключ к разгадке машины?
        Манджак с тревогой и надеждой посмотрел на темно-синий купол неба. То там, то здесь уже был заметен мерцающий свет звезд.
        - Я полагаю,-подчеркнуто твердо сказал Манджак,-что нам теперь следует думать о будущем. Росси помог выбрать правильный путь. Мы сейчас берем хороший разбег, а впереди прыжок в бессмертие!
        Неожиданно до их слуха из приемника долетел хриплый голос Байлоу:
        - Повторите еще раз, я вас не понял. Доставили на борт... Что? Собаку и гориллу... Не слышу... Что за стрельба?
        Майкл посмотрел на замолчавший вдруг приемник, потом не спеша подошел к отцу, сел рядом с ним и стал глубоко вдыхать бьющий в лицо ветер.
        Волны плавно передавали лодку с одного гребня на другой, и казалось, что океан хотел помочь им поскорее приплыть к тем берегам, где прыжок в бессмертие станет возможнйм.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к