Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Задорожный Александр: " Спроси Свою Совесть " - читать онлайн

Сохранить .
Спроси свою совесть Александр Задорожный


        # Породивший чудовище как правило, сам погибает от руки созданного им монстра. Наверное, в этом и заключается величайшая мудрость бытия. Но самое страшное, что на этот раз безостановочно размножающиеся синтетойды грозили гибелью не только своему создателю, но и всему человечеству. Нелегкая миссия - остановить их нашествие - выпала на долю бывшего космического пирата Скайта Уорнера.

        Александр Задорожный
        Спроси свою совесть

        Глава 1. ПРОСТАЯ РАБОТА


        - Он платит сто тысяч. Это хорошие деньги. Каждый получит по двадцать кусков, и ты в том числе, хотя от тебя требуется всего лишь доставить нас на станцию. Произведешь стыковку звездолета, и деньги у тебя в кармане - плевая работенка! Все остальное сделают мои парни. Соглашайся, приятель, или мы найдем себе другого пилота.  - Джон Купер умел убеждать, когда ему это было необходимо. Для достижения поставленной цели он использовал как природное красноречие, так и свои тяжелые кулаки, а иногда и гигаваттный карентфаер - на кого что больше действовало. Джон Купер прав - отчаянных парней на планете Свобода-5 предостаточно. Планета находится в свободном космосе, и на нее не распространяются ничьи законы: ни Космического Союза, ни Империи, ни чьи бы то ни было еще. Планета Свобода-5 - свободная зона. Здесь каждый сам себе закон и порядок. Поэтому здесь нет никаких запретов и налогов - золотая жила для предпринимателей со всего близлежащего космоса. Никаких лицензий и сертификатов, никаких санитарных норм и, тем более, налоговых проверок. Конечно, как в любом деле, и здесь имеются свои недостатки, никто
не застрахован от поворотов судьбы. Легко можно нарваться на плутоватого спекулянта, способного всучить вам недоброкачественный товар, или на жулика, который расплатится с вами фальшивыми кредитами. Но, если ты хочешь получить заоблачную прибыль, ты должен быть готов к такому повороту событий. В конце концов, те парни, которые пытаются на просторах планеты Свобода-5 обмануть незадачливого торговца, рискуют сильнее, чем где бы то ни было еще,  - за такой обман здесь им грозит по меньшей мере виселица и никакого суда присяжных. Так что сюда, на планету Свобода-5, в столицу Уан-Слейт прибывает далеко не простой народ, знающий, где находится курок у бластера. А в баре космопорта количество подобных парней превышает среднестатистическое в несколько раз.
        Если в жизни каждого человека существует точка отсчета, лимит, когда он осознал себя личностью, осмыслил, что он частичка огромного и интересного мира, то у Купера такой точкой отсчета являлся тот момент, когда он стал сержантом в первом легионе космических миротворцев. И все представления об окружающем мире для Купера свелись к непрерывным тренировкам, уставу и огневой подготовке. Так продолжалось до того момента, пока Купер с парнями из своего взвода не попал под сокращение…
        Но если вы подумали, что Купер пошел на курсы переподготовки и стал сантехником или швейцаром, то вы ошиблись. Джон не из тех, кто меняет свои убеждения. Солдат должен воевать, и оставить это занятие он может лишь в двух случаях: либо уйдя на пенсию генералом, либо уйдя героем в вечность с поля битвы. А как выяснилось, после войны спрос на миротворцев, которые могут энергично и быстро уладить различные конфликты в глубоком космосе, нисколько не уменьшился.
        Охладить пыл зарвавшегося конкурента на алмазных приисках планеты Кристалс; оградить себя от постоянных набегов со стороны местных племен где-нибудь в глубине джунглей планеты Леслус; очистить участок от аборигенов в пустыне планеты Дайк; да мало ли для чего могут понадобиться крепкие парни в пятнистых комбинезонах, с карентфаерами в руках? В дальних мирах космоса, куда самый быстроходный звездолет летит несколько лет, в затерянных галактиках, у звезд без названий, где на планетах существует только один закон - закон сильнейшего,  - такие люди, как Джон Купер, востребованы всегда. Потому что там - на необъятных просторах вселенной - война не кончается никогда.
        Вот и на планете Свобода-5, где волей случая в этот момент оказался я, понадобились услуги наемников Джона Купера.
        Меня зовут Скайт Уорнер, возможно, вы уже кое-что обо мне слышали, для тех же, с кем мы познакомились впервые, я скажу о себе пару слов: я - пилот по найму… В моей собственности звездолет «В-667» - корабль среднего класса для длительных перелетов. Вожу на нем грузы туда-сюда. Иногда сопровождаю клиентов в экспедициях. Признаться честно, звездолет пора отправить на свалку, но для того, чтобы купить новый, нужны немалые деньги. А где их взять такому горе-бизнесмену, как я?

        - Скайт, я знаю, что ты лихой парень.  - Сидящий напротив Купер буравил меня взглядом.  - Ты был капитаном пиратского корабля «Валрус».
        Да, кстати, Джон прав, я действительно раньше был космическим пиратом, но теперь с этим покончено - честно. Я законопослушный гражданин Космического Союза, и у меня последнее время ни разу не было неприятностей с законом.

        - У тебя самый быстрый бластер в Галактике,  - продолжил Купер.  - Говорят, что с его помощью ты отправил на тот свет больше людей, чем крейсер «Голубая Кровь» за всю войну.
        Вот это уже неправда - астронавты всегда любят преувеличивать.

        - Именно поэтому я сразу обратился к тебе. Посмотри,  - Купер обвел помещение бара рукой,  - здесь полно парней, готовых согласиться и за половину той суммы, которую я предлагаю.
        Бар располагался в здании космопорта на втором этаже. Из его окон хорошо просматривалась бетонированная площадка столичного космодрома планеты Свобода-5. На серой потрескавшейся поверхности площадки стояла дюжина всевозможных летательных аппаратов. Среди пузатых корпусов больших транспортных звездолетов были видны корабли поменьше. Вон, почти у противоположного края поля, из-за стального сигарообразного корпуса скоростного «Стиллерса» выглядывает серый борт - это мой звездолет. Он имеет бочкообразную форму и стоит на четырех опорах, но сейчас разглядеть его из-за закрывшего обзор «Стиллерса»note 1[Note1: «Стиллерс» - марка быстроходного звездолета, из-за небольшого грузового отсека и плохой маневренности малопригоден для коммерческих целей.] нельзя.
        Я посмотрел в свой стакан, там еще осталось немного виски. Что ни говори, а
«Черный Саймон» здесь был превосходен, это и понятно, бармен рискует жизнью, если попытается обмануть здешнюю публику. Я поднял глаза на собеседника. Купер терпеливо ждал моего ответа. Его колючие голубые глазки, словно слепые объективы робота-убийцы, буравили меня насквозь. Зачем правительство тратит миллиарды на разработку кибернетических монстров или на генетические опыты по созданию суперсолдат? Вот он сидит передо мной, идеальная машина для убийств, сотворенная за миллиарды лет самой матушкой-природой: гора накачанных мускулов, короткая толстая шея с продолжением в виде головы, ежик светлых волос. Лицо… Что лицо? Широкая, с тяжелым, идеально выбритым подбородком маска, посреди которой, между цепких маленьких гляделок, пристроился сломанный нос. И теперь этот человек, после ухода с государственной службы, занимается собственным бизнесом! Таких людей нельзя увольнять - это все равно что выкинуть в мусорное ведро атомную бомбу. А если ее подберет кто-то с недобрыми намерениями?

        - Так, значит, я должен доставить твою команду на станцию Буй-34, а затем отвезти обратно в Уан-Слейт, и за это ты заплатишь мне двадцать тысяч?  - переспросил я у сидящего напротив человека.

        - Именно так,  - подтвердил Купер.
        Станция Буй-34 находилась в нескольких часах полета от Свободы-5. Подобные станции использовали для промежуточной стоянки трансгалактические звездолеты, не приспособленные для посадки на планеты. Как я знаю, Буй-34 в отличие от других станций подобного типа считалась заброшенной. Расчеты фирмы «Сан Голд Технолоджис»note 2[Note2: «Сан Голд Технолоджис» - дочерняя фирма имперского промышленного гиганта «Глобул», в свою очередь входившего во время войны в государственную корпорацию «В. Т.»(производство высокотехнологического оружия).] , запустившей ее на орбиту, не оправдались. У «свободных» предпринимателей со Свободы-5 не было ни трансгалактических звездолетов, ни желания платить арендную плату за стоянку на орбите, которая к тому же оказалась далеко небезопасной из-за сложной метеоритной обстановки. Орбита станции Буй-34 проходит в так называемом Кольце Заубера - узком пространстве, ограниченном двумя гигантскими астероидными кольцами, которые возникли миллиарды лет назад после столкновения двух планет.
        Фирма разорилась, а станция осталась. По слухам, теперь ее использовали для своих нужд лишь настоящие подонки. Что они там делали, меня никогда не интересовало, но с моим прошлым опытом космического пирата можно было предположить, что Буй-34 превратился в рынок наркотиков, рабов и ворованного оружия.

        - Зачем вам нужен пилот, разве в твоем отряде нет летчика?  - поинтересовался я.

        - Нам нужен кто-то, кто не вызовет подозрений, иначе тамошние обитатели уничтожат звездолет при подлете к базе.

        - Возможно, я хочу знать слишком много,  - я поболтал в стакане остатки виски;  - но прежде чем я дам ответ, скажи, за что Калаган платит такую большую сумму?
        Калаган - это тот человек, что нанял команду Купера, именно он был заказчиком и финансистом предстоящей операции.

        - У него украли дочь,  - ответил Купер.  - Похитители держат ее на станции Буй-34.
        Как я ни пытался прочесть в глазах Купера, говорит ли он правду или кормит меня заранее выдуманной историей, проникнуть за бесстрастную маску наемника мне не удалось.
        Итак, что мы имеем: четверо вольнонаемных рейнджеров, жаждущих попасть на космическую станцию, представляющую собой бандитский притон, и их желание стоит двадцать тысяч. Джон Купер мне не нравился, но дело казалось настолько простым, что деньги, обещанные за него, перевешивали любые нехорошие предчувствия. Что же мне ответить человеку, сидящему напротив? Сомнения еще оставались. Но в конце концов я сам хотел, чтобы Купер нанял именно меня, и для этого имелась очень весомая причина…
        Я залпом допил остатки «Черного Саймона».

        - Хорошо, Купер, я согласен. Но я только доставлю вас на станцию. Что вы там будете делать, меня не касается, и участвовать в ваших делах я не собираюсь.

        - Само собой, Скайт!  - Купер в первый раз улыбнулся, показав ровный ряд белых зубов.
        Интересно, это его настоящие зубы или все-таки протезы? Впрочем, какая мне разница!

        - Бармен! Еще виски!

        - Завтра в десять у трапа твоего звездолета.  - Купер встал и уже собрался было уйти, но потом все же обернулся и заметил: - Только не напивайся. В районе станции проходит метеоритный поток.  - После этого замечания он направился к выходу. Его атлетическая фигура, затянутая в темно-зеленую военную форму без знаков различия, пересекла помещение бара и скрылась в дверях заведения.
        Передо мной появился наполненный стакан «Черного Саймона». Я взял его в руки и посмотрел сквозь прозрачную жидкость на раскинувшееся за окном поле космодрома.
        Возможно, я все-таки совершил глупость, согласившись на эту опасную затею. Сколько раз зарекался браться за «простые дела» с бешеной оплатой! Видимо, горбатого могила исправит. Ладно, черт с ними со всеми, слово сказано. Купер меня нанял, как, впрочем, и было запланировано.
        Я вылил содержимое стакана в рот…
        Глава 2. ПАССАЖИРЫ

        Эту ночь я провел на борту своего звездолета и утро встретил с головной болью, плохим настроением и опустевшей бутылкой из-под виски «Черный Саймон». Но больше всего меня расстроила пустая пачка сигарет. Из мятой картонной коробочки на ладонь высыпалось лишь несколько табачных крошек. Смяв никчемную пачку, я швырнул ее под пульт управления, где она составила компанию «Черному Саймону».
        Я встал из пилотского кресла, в котором провел ночь, и, потягивая затекшие мышцы спины, подошел к иллюминатору. Правое бедро занемело, и сейчас ногу кололи тысячи иголочек - надо было снять кобуру с бластером. Я просидел на своей пушке всю ночь, немудрено, что теперь нога словно ватная.
        Небо просветлело. На горизонте разгоралась утренняя заря. По местному времени сейчас примерно начало седьмого - до десяти, когда придет Купер, я успею привести себя в порядок и сходить за сигаретами.
        Я уже отвернулся от иллюминатора, когда понял, что заметил кого-то на взлетном поле космодрома. Я вновь посмотрел в стекло: по бетону, над которым стелилась молочная дымка предрассветного тумана, шли четверо. Они направлялись в сторону моего звездолета. Четверо широкоплечих гигантов, затянутых в маскировочный камуфляж космических десантников. Второй слева был Джон Купер, не узнать его силуэт было невозможно. У каждого из группы за плечами висел рюкзак, а в руках находилось по объемной сумке. По оттянутым ручкам нетрудно было догадаться, что там не рождественские подарки.
        Не веря своим глазам, я посмотрел на НУНnote 3[Note3: НУН - Наручный Универсальный Навигатор, показывает точное время в нескольких временных системах, имеет встроенный гирокомпас и память пройденного пути; также определяет температуру окружающей среды, давление, влажность, процентное содержание газов в атмосфере и пульс носящего его человека; обладает памятью на несколько миллионов слов и имеет десять встроенных игр (включая тетрис).] : индикатор местного времени показывал шесть пятнадцать.
        Черт бы побрал этого Купера! Чего он приперся в такую рань?!
        Я пошел к шлюзовой камере встречать своих пассажиров. Из рубки управления по трапу спустился на нижнюю палубу и нажал кнопку механизма открывания люка.

        - Привет, Купер,  - произнес я, когда стальная пластина люка отошла в сторону.  - Что-то ты рано пришел. Если мне не изменяет память, мы договаривались на десять, а сейчас, дай бог, половина седьмого.

        - По местному времени двадцать четыре минуты седьмого, а по универсальному межгалактическому ровно десять,  - бесстрастно ответил на мое замечание Джон Купер. Он поднялся по трапу и вошел внутрь корабля. За командиром стали подниматься остальные.

        - Познакомься,  - указав на первого, сказал Купер,  - Говард Мастерсон.
        Говард оказался темнокожим гигантом. Он чуть пригнул свою налысо выбритую голову, когда проходил мимо меня, и я заметил на его затылке зарубцевавшийся шрам от управляющего имплантанта. В минувшую войну такие штуки вживляли в мозг бойцам спецподразделений, чтобы они тратили меньше времени на раздумья во время выполнения заданий. У Говорда имплантант был удален, но по его сумасшедшему взгляду я бы этого не сказал.

        - Фитч - «Улыбка»,  - представил Купер следующего члена команды, показавшегося на пороге.
        Фитч был сухим жилистым мужчиной с бледной кожей и светло-рыжим и волосами. Когда мой взгляд пересекся с его водянистыми, ничего не выражающими глазами, Фитч улыбнулся, и я сразу понял, почему у него такое странное прозвище. Растянувшиеся в улыбке тонкие бескровные губы открыли ровный ряд стальных протезов.

        - Стейси Ракс - тем временем представил последнего члена своей команды Купер.
        Ну вот, это уже другое дело. Единственный нормальный человек в этой компании оказался женщиной.
        Стейси была одета в точно такой же темно-зеленый камуфляж, что и остальные, но даже военный покрой не мог скрыть ее великолепные формы. Признаюсь, только взглянув на ее лицо, я сразу был готов, как на духу, произнести перед священником после фразы «Пока смерть не разлучит вас» - «Согласен». Какая красотка! Какой идеальный овал лица, маленький, чуть вздернутый носик и эти губы, ей даже не надо пользоваться помадой. Волосы… Боже, она настоящая блондинка!
        На моем лице расплылась лучезарная улыбка. Я был рад Стейси. Но, как оказалось, это чувство не было взаимным. Равнодушный взгляд голубых глаз красавицы, не задерживаясь, скользнул мимо меня. Я почувствовал себя человеком-невидимкой.

        - Куда нам?  - сухо поинтересовался Купер.

        - Поднимайтесь на вторую палубу, в общую каюту,  - ответил я, задраивая входной люк. Настроение испортилось окончательно.
        Глава 3. ПОЛЕТ ДО СТАНЦИИ

        Старт прошел удачно. Оба двигателя звездолета работали без сбоев, что было странно. Последнее время при старте один из них всегда начинал перегреваться. И я никак не мог определить причину происходящего. То ли в его капризах был виноват старый теплоноситель, то ли контролер подачи топлива. Но если бы причина заключалась только в этом, то перегревался бы лишь один из двигателей, а так барахлили оба - по очереди. И от чего это зависло, понять было невозможно. В этой технике сам черт ногу сломит (особенно когда техника старая).
        Если вы думаете, что космические корабли преодолевают бездну космоса, используя только гравитацию и термоядерную энергию, то я замечу, что без вмешательства высших сил здесь не обходится. А как иначе?! Разве возможно без божественной силы за одно мгновение преодолеть расстояние от звезды до звезды, я уж не говорю о том, чтобы добраться до другой Галактики. Конечно, вы на это можете возразить мне: приятель, брось молоть чушь и возьми правильный галс, двигатели твоей колымаги не перегрелись нынче при старте только из-за того, что трюмы твоего звездолета пусты так же, как твоя дурная голова. Хорошо, насчет того, что трюмы звездолета пусты, я согласен, но насчет «дурной головы» - надо иметь право, чтобы говорить такие вещи, или хорошо владеть бластером, что, впрочем, одно и то же.
        Панель пульта управления таинственно мерцала огнями датчиков. Я изучил показатели приборов: из трюма снова происходит небольшая утечка воздуха (наверное, прохудился герметик, которым заделаны отверстия для кабелей, ведущих к приборам на внешней стороне обшивки, а ведь я его совсем недавно проверял); фильтр аппарата регенерации воды требует замены; система пожаробезопасности отключена - все как обычно, ничего нового. Я поднял глаза и посмотрел в огромный вогнутый экран основного монитора наблюдения. Свобода-5 превратилась в маленький шарик не больше теннисного мяча. Планета сейчас находилась на фоне обширной туманности и казалась окутанной серебристой дымкой, словно голова с всклокоченной прической, в седых волосах которой горят жемчужины далеких звезд. Если я не заработаю денег на новый звездолет, то любоваться такими красотами космоса придется с поверхности земли (если не из могилы).
        Я оторвал взгляд от экрана. До входа в зону станции Буй-34 еще оставалось немного времени, и я решил спуститься на вторую палубу, взглянуть на пассажиров. Генераторы искусственного притяжения выдавали половину положенной мощности, но я уже привык, и это обстоятельство нисколько не мешало мне передвигаться по кораблю.
        Половинная гравитация - это не самая большая напасть. Гораздо страшнее, если во время длительного полета испортится регенератор воздуха или автомат по приготовлению пищи. Один раз такое уже происходило со мной: на полдороге от Леслуса до Плобоя регенератор вышел из строя. Уровень содержания углекислого о газа поднялся до критической отметки, и мне пришлось о провести последние двое суток полета в скафандре. к Хорошо еще, что скафандр у меня первоклассный -
«Резолютор» триста первой модели. Отличная штука: автономный регенератор, терморегулятор, магнитные у подошвы ботинок, автоматический светофильтр на стекле шлема, режим инфракрасного видения (это на тот случай, если необходимо выйти в открытый космос в темной зоне, где свет звезд настолько слаб, что за бортом звездолета невозможно ничего разглядеть), и самое главное - широкополосная радиостанция с потрясающим стерео. Сейчас «Резолютор» в шкафу шлюза на грузовой палубе, где ему и положено быть.
        Звездолет у меня небольшой. Вторая палуба с общей каютой располагается сразу под рубкой управления.
        Команда Купера была занята приготовлениями.

        - Сигареты не найдется?  - спросил я, чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание.
        Если бы я со своим вопросом обратился к немому иностранцу, проку было бы куда больше. Атак, на меня даже не взглянули.

        - Видимо, у вас некурящая компания,  - заключил я, так и не дождавшись ответа.
        Обидно, конечно, что на капитана корабля не обращают никакого внимания, но, с другой стороны, возможно, у моих пассажиров попросту нет лишнего времени на разговоры. До станции лететь не так уж долго, а рейнджерам нужно еще собраться, приготовить оборудование.
        Я больше не стал отвлекать пассажиров разговорами и, прислонившись к открытой двери, просто принялся наблюдать за сборами команды Купера.
        Все четверо надели легкие, обтягивающие тело скафандры из тонкой жидкометаллической пленки. При выходе в безвоздушное пространство голову космонавта накрывал пузырь из того же металла. Если мой «Резолютор» весит порядка сорока кг, то такой наряд космических десантников - всего несколько десятков граммов. Подобные скафандры использовали только спецподразделения. Стейси Раке в этом одеянии смотрелась до неприличия великолепно. Казалось, что прекрасное обнаженное тело женщины окунули в ртуть. Материал так плотно облегал ее, что были видны мельчайшие подробности. С такими превосходными внешними данными этот наряд являлся лучшим оружием. У любого мужчины при взгляде на подобное перехватывает дыхание и останавливается сердце. И я, что скрывать, конечно, тоже оказался в числе ее жертв.
        Поверх скафандров рейнджеры надели свою обычную одежду: пятнистый камуфляж космических десантников и легкие армейские бронежилеты, способные защитить своего владельца от попадания заряда простого бластера.
        Основное вооружение у рейнджеров также было одинаковое: штурмовой карентфаер с укороченным стволом, откидным прикладом и энергетическим источником повышенной емкости, гранаты направленного действия, армейский бластер в кобуре на поясе. Но, помимо основного, у каждого из команды Купера было и свое особое вооружение.
        Стейси прикрепила себе на предплечье левой руки необычный прибор в темно-синем обтекаемом корпусе. В той его части, что была обращена в сторону пальцев, виднелось несколько крошечных отверстий. Я, конечно, не большой знаток оружия, но и не полный профан. Это на вид незамысловатое приспособление на самом деле являлось бесшумным спецоружием для устранения часовых. Достаточно Стейси поднять руку и нажать на спусковую скобу, как жертву опутают тонкие стальные нити с отравленными крючками. После чего несчастного с помощью вмонтированной в корпусе лебедки можно подтащить к себе.
        Фитч с металлической улыбкой на лице извлек из своей сумки сверток зеленой материи, размотал его, и я увидел холодный блеск стальных лезвий: там лежали четыре метательных ножа. Их ручки имели внутри особый стабилизатор, благодаря которому нож, не важно в каком положении был брошен, всегда втыкался острием. Само лезвие обладало кровостокомnote 4[Note4: Кровосток - желобок на лезвии ножа. Ножи, имеющие кровосток, вне зависимости от длины лезвия и качества материала, считаются холодным оружием.] и крохотными зубчиками, смотрящими в сторону рукоятки, что не позволяло так просто вытащить нож из раны. Я видел подобные «игрушки» и раньше, но сам никогда ими не пользовался, потому что такими ножами чрезвычайно неудобно резать колбасу и открывать консервы.
        Прежде чем засунуть метательные ножи в ножны на груди десантного жилета, Фитч с любовью повертел каждый между пальцами. При этом лезвия вращались так быстро, что сливались в одну сплошную плоскость. Как он при этом не порезался, для меня осталось загадкой.
        У темнокожего гиганта Мастерсона индивидуальным оружием служила плазменная пушка двадцать второго калибра «драгонган». Да-да, именно «драгонган», та самая, что используется в качестве стационарного вооружения на летающих десантных танках. Только если на танках она крепится на станке в башне, то Мастерсон приладил ее на широком ремне, перекинутом через плечо. Дьявольски тяжелая вещь. Это какой же нужно обладать силищей, чтобы бегать в атаку с такой штукой! Как говорится, сила есть - ума не надо. Впрочем, у Мастерсона проблем с лишними мозгами, судя по шраму на лысой голове, нет.
        Сам же Джон Купер повесил себе на пояс лазерный меч. Кого он из себя возомнил?

        - Вот так и начинаются мировые войны,  - пробормотал я.
        Странно, кажется, Купер меня заметил. Он посмотрел в мою сторону и сухо спросил:

        - Когда прилетим?

        - У вас есть еще час, чтобы наиграться в свои игрушки,  - ответил я, повернулся и пошел в рубку управления.
        Звездолет приближался к цели полета. На обзорном экране стало возможным разглядеть Пояс Астероидов, который выглядел тонкой лентой, состоящей из светлого тумана, опоясывающего звезду Олиус. Но, по мере приближения звездолета к области астероидного потока, туман распался на мириады мерцающих точек, находящихся в непрерывном движении,  - это блестели острые грани каменных глыб, парящих в пространстве.
        На том месте, где раньше находились орбиты столкнувшихся планет, сплошным потоком неслись их каменные осколки. Холодные, молчаливые свидетели прошлых катаклизмов и катастроф образовали два кольца, разделенные между собой незначительной областью свободного пространства, которая и получила название Кольцо Заубера в честь профессора Заубера, первым открывшего это явление.
        Астероидные кольца вращались с разной скоростью, словно исполинские жернова космической мельницы. Поток твердых частиц в них был настолько плотным, что любой космический корабль, попавший в опасную зону, не имел ни малейшего шанса выбраться из астероидного пояса без повреждений. В самом центре, где заканчивался один астероидный поток и начинался второй, находилась узкая полоска свободного пространства Кольца Заубера. Я вел звездолет именно туда, к середине потока, стараясь не приближаться к опасным областям, где угрожающе сверкали острые грани каменных глыб.
        Казалось, чти корабль парит над рекой, протекающей среди звезд. Эта река, плавно закругляясь вдали, точно беговая дорожка на стадионе, скрывалась за ослепительной короной звезды Олиус. Я особо не спешил и вел звездолет на средней скорости, выбрав для входа в Кольцо Заубера самую безопасную траекторию.
        По прошествии недолгого времени на стыке двух колец, вращающихся в противоположных направлениях, показалась узкая полоска чистого от астероидов пространства. По ширине свободная зона Кольца Заубера не превышала десяти километров. И если, не дай бог, звездолет отклонится от курса, выйдя за область, ограниченную этими километрами, его участь и участь всего экипажа будет предрешена. Каменные глыбы неумолимо сомнут и раздавят все, что попадет в их холодный безмолвный мир. И обломки космического корабля закружатся в степенном хороводе остатков мертвых миров, став частичкой этой нескончаемой круговерти.
        Какой умник догадался запустить в это гиблое место станцию для обслуживания трансгалактических звездолетов и чем он при этом руководствовался? Маневры по заходу сюда непросты даже для такого небольшого и подвижного корабля, как мой
«бочонок». Неудивительно, что фирма - владелец станции - разорилась на этом проекте.
        Как только звездолет влетел в Кольцо Заубера, сразу стало темнее. С двух сторон возникли стены из парящих в невесомости каменных глыб, заслонивших собой часть света здешнего солнца. На пульте управления тревожно замигали индикаторы метеоритной опасности. На дисплее высветилась предупреждающая надпись о возросшей вероятности столкновения. Я чуть скорректировал траекторию, и надпись исчезла. Но индикаторы не погасли. Пришлось на всякий случай уменьшить скорость. Не важно, что мы прибудем на станцию на несколько минут позже - безопасность важнее.
        В тот самый момент, когда пришел навигационный сигнал со станции, в рубку заглянул Джон Купер.

        - Как дела, Скайт?  - поинтересовался он.

        - Через полчаса будем на месте,  - не поворачивая головы, ответил я.
        Купер без каких-либо эмоций взглянул на главный обзорный экран, где сплошным потоком с обеих сторон звездолета плыли астероиды.

        - Предупреди нас, когда войдешь в зону видимости станции.

        - Само собой.
        Купер ушел. Чего, спрашивается, приходил? Не доверяет, что ли?
        Сигнал маяка становился все отчетливей. Вскоре на экране радара появилась отметка от самой базы, а через полчаса, как я и предполагал, станция показалась на главном обзорном экране.
        Космическая станция Буй-34 со стороны походила на огромный волчок или осиное гнездо неимоверных размеров. От ее серо-серебристого корпуса во все стороны торчали антенны и выступали швартовочные консоли. С той стороны, где станция была шире, располагались четыре громадные параболические чаши антенн дальней связи, сразу под которыми, по диаметру станции, шли направляющие рельсы для передвижного противометеоритного аннигилятора. Сейчас сферическая башня самого аннигилятора находилась на противоположной от нас стороне, и ее не было видно.
        Я включил систему внутренней связи:

        - Джон, ты просил предупредить, когда мы подойдем к станции.
        Через минуту в рубку вошел Купер. Он без разрешения поменял увеличение обзорного экрана, приблизив изображение станции. Я, конечно, ничего не имел против этого, но Купер все-таки находился на моем корабле и хотя бы из вежливости должен был поинтересоваться моим мнением. Ладно, сейчас не время затевать разговор о хороших манерах, но потом я обязательно поговорю с Джоном на эту тему. Я машинально поправил кобуру бластера у себя на поясе.
        Станция выглядела обветшалой: обшивка корпуса за долгое время пребывания в космосе приобрела коричневый оттенок, в некоторых местах виднелись большие пятна ржавчины. Но когда Купер прибавил увеличение, стало видно, что в иллюминаторах горит свет, а у швартовочных консолей стоит с полдюжины различных звездолетов. Космическая станция, несомненно, действовала, и, судя по количеству кораблей, на ней сейчас находилось немало народа.

        - Внимание, вы вошли в охранную зону станции Буй-34,  - ожил динамик переговорного устройства в рубке управления.  - Назовитесь.

        - Звездолет «В-667» просит разрешения на стыковку,  - отозвался я.

        - Проваливай. Станция закрыта до следующего вторника,  - тоном, не терпящим возражений, заявил скрипучий голос.
        Я вопросительно посмотрел на Купера, но он, казалось, был занят созерцанием самой станции и разговор его не касался.

        - Частный звездолет «В-667» просит разрешения на стыковку,  - еще раз попробовал я.

        - Ты что, не понял? Убирай прочь свое корыто, если тебе дорога жизнь.
        Такое хамское отношение меня оскорбило. Я готов был уже ответить парой резких слов, но вовремя заметил, как круглая башня метеоритного аннигилятора появилась с противоположной стороны станции. Металлическая сфера быстро двигалась по направляющим и скоро заняла место точно напротив звездолета. Черный глаз пушки уставился в нашу сторону.
        Спорить дальше с диспетчером, или кем он там являлся на самом деле, мне сразу расхотелось. Придется убираться отсюда. О покупке нового звездолета можно забыть. Интересно, заплатит мне Купер за израсходованное горючее или нет?
        Я посмотрел на своего работодателя.

        - Скажи, что ты Скайт Уорнер и тебе надо купить оружие,  - равнодушно посоветовал Купер, как будто то, что нас не пускают на базу, было моей личной проблемой.

        - Меня зовут Скайт Уорнер, мне позарез нужно купить пару крупнокалиберных
«игрушек»,  - проговорил я. Равнодушие Джона Купера сильно действовало на нервы. Словно все происходящее его не касалось.

        - Да хоть Герб Кримсонnote 5[Note5: Герб Кримсон - мэр Плобитауна, столицы Союза Независимых Планет.] ,  - отозвался все тот же противный голос.  - До вторника база закрыта. Уматывай.
        Попытки закончились. Ничего не оставалось, как подобру-поздорову убираться из этого места, и чем быстрее, тем лучше.
        Я стал разворачивать звездолет. С другой стороны, даже хорошо, что все закончилась, так и не начавшись. Вся затея с самого начала мне не нравилась. Неизвестно, что могло произойти на базе. А, судя по команде Джона Купера, без стрельбы там вряд ли обошлось бы.
        Звездолет описал плавную дугу и лег на обратный курс. Метеоритный аннигилятор, как привязанный, упорно отслеживал все маневры корабля. Неприятное ощущение, когда на тебя нацелена такая штука. Одного ее выстрела достаточно, чтобы превратить в пустоту приличный астероид, не говоря уж о небольшом звездолете. А кто сейчас сидит за пультом управления и что у него на уме? Наркоман какой-нибудь. Неизвестно, что взбредет ему в голову через минуту. Померещится вражеская эскадра
        - и нажмет на гашетку.
        За свою бурную жизнь, богатую опасными приключениями, я бывал и не в таких местах, так что не понаслышке знаю, какие нравы у здешней публики. В то время, когда я был пиратом, часто приходилось посещать злачные места космоса, где торговали ворованным оружием, наркотиками, рабами. Каждый второй здесь - негодяй, готовый вытащить у тебя кошелек, если ты заснешь у стойки бара. А если сядешь за карточный стол, то девять из десяти, что твой партнер окажется шулером. Приличные люди, уважающие себя и закон, подобные места по доброй воле не посещают. Были и такие притоны, где после внезапно вспыхнувшей ссоры на полу оставались валяться трупы, а публика продолжала пить и развлекаться. Лучше не вспоминать. С меня хватит пиратской романтики. Я искупил свою вину перед законом и не хочу вновь возвращаться к той собачьей жизни. Возможно, это и к лучшему, что с затеей Купера ничего не получилось: новую жизнь начать сложнее, чем купить новый звездолет. А я ценю свою честную репутацию.

        - Борт номер В-667, стыковка разрешена,  - ни с того ни с сего произнес динамик, когда я уже полностью смирился с мыслью о возвращении на космодром Уан-Слейта.
        Видимо, прошлое так просто меня не отпустит.
        Сферическая башня метеоритного аннигилятора лениво укатила по направляющим рельсам на противоположную сторону космической базы. На одном из свободных причалов зажглись швартовочные огни. Я принялся совершать обратный разворот.

        - Джон, как ты догадался, что нас все-таки впустят?  - поинтересовался я у рейнджера.

        - Во-первых, Джоном меня называют только друзья, а мы с тобой таковыми не являемся и вряд ли когда-либо станем в будущем,  - бесстрастно ответил Купер.  - А во-вторых, я никогда не гадаю. Это всего лишь обычный расчет: подонки на станции обязательно впустят своего.
        Вот, что называется, приплыли! Меня только что в глаза обозвали подонком. Такого я никому не позволял. К тому же чем я заслужил эту открытую неприязнь со стороны малознакомого мне человека, которого я ничем не обидел, не оскорбил - ни словом, ни делом? Доставил на станцию, как договаривались, и на тебе, получил…
        Отношение Купера ко мне оказалось полной неожиданностью. Можно было, конечно, ответить, что он сам грязный наемник, готовый за деньги убивать где угодно и кого угодно, а я занимаюсь честным бизнесом и не имею дела даже с контрабандой. Но что мне дал бы такой ответ? Тут нечего разговаривать - надо стрелять. А как стрелять? Мало того что мне придется отправить на тот свет вместе с Купером всю его команду, так еще и денег на новый звездолет не видать как своих ушей. Схвачусь за бластер - о выгодном контракте можно сразу забыть.
        Я промолчал. Трудно, конечно, это далось, но я не в том финансовом положении, чтобы из-за случайного слова наживать неприятности. Впрочем, только между нами, меня чуточку успокаивало то, что я сам использую Купера в своих целях.
        Купер казался равнодушным, словно ничего не случилось. Разбираться еще и с этим мне не хотелось: станция приближалась, надо было все внимание сосредоточить на стыковке. Выяснять отношения будем, когда все закончится.
        Глава 4. БУЙ-34

        Причальная ферма с мигающими швартовочными огнями плавно приближалась. Корпус самой станции вырос в размерах и заслонил все видимое пространство. В широких, освещенных ярким электрическим светом иллюминаторах виднелись фигурки людей, наблюдающих за стыковкой звездолета.
        На счетчике исчезали последние цифры, отмечающие расстояние до стыковочного узла. На механических захватах зажглись зеленые стрелки. Еще мгновение, и корпус звездолета вздрогнул от соприкосновения с амортизатором. Из-под пульта с предательским звоном выкатилась пустая бутылка «Черного Саймона». Послышался скрежет захватов, прижимающих борт космического корабля к люку переходного тамбура.

        - Приехали.  - Я пнул бутылку ногой обратно под пульт и повернулся к Куперу.  - Сколько мне вас ждать?

        - Пока мы не вернемся,  - сухо ответил тот.

        - Тогда самое время заплатить половину: на тот случай, если вас убьют.
        Всегда холодные глазки Купера на мгновение вспыхнули, но на лице его не дрогнул ни один мускул.

        - Рассчитаемся, как договаривались: на космодроме Уан-Слейта после завершения дела.
        Купер, наверное, думает, что двадцать тысяч большая сумма.
        О чем он думает, Купер не сказал. Не говоря ни слова, он вышел из рубки управления.
        Чертовски захотелось выкурить сигарету. В надежде на чудо, я проверил карманы куртки, но чудес не бывает, и карманы оказались пусты. Впрочем, я нашел двести десять кредитов. Когда Купер пойдет по делам, я сбегаю за сигаретами на станцию. С этими мыслями я развалился в пилотском кресле и стал прислушиваться, когда хлопнет крышка выходного люка.
        Со второй палубы послышались шаги, и в дверях опять показался Джон Купер. А я уж надеялся, что ближайшие два часа его не увижу.

        - У выхода скорее всего нас ждет проверка,  - сказал рейнджер,  - будет лучше, если ты пойдешь с нами.

        - Хорошо.  - Но если Купер думает, что я согласился из-за обещанных денег, то он ошибается - мне надо купить сигарет.
        Я не стал тянуть время - чем быстрее мы закончим с этим, тем короче будет наше знакомство,  - поднялся и пошел вслед за Купером. Рейнджеры, вооруженные, в полном обмундировании, с непроницаемыми лицами, ожидали перед люком в тамбуре звездолета. Карентфаеры на лямках были закинуты за спину, но кобуры армейских бластеров расстегнуты, и скорее всего оружие снято с предохранителей.

        - Привет, Стейси!  - воскликнул я. Она сделала вид, что не слышит.
        На двести десять кредитов можно купить не только сигареты. Прихвачу-ка я еще и бутылочку «Черного Саймона».
        Купер кивнул головой на крышку люка.

        - Иди первым.
        Чертов сукин сын, боится, что там засада. Неужели он собирается сразу начать войну? Мы так не договаривались.
        Я нажал кнопки, и стальная пластина выходного люка отошла в сторону.
        В переходном тамбуре стыковочного отсека нас ожидали двое здоровяков в мятых оранжевых скафандрах без шлемов: один - негр двухметрового роста, другой - белобрысый мордоворот с пухлыми кривыми губами. Оба держали в руках карентфаеры.
        Я в качестве привета небрежно махнул рукой:

        - Здорово, парни. Как жизнь?  - и переступил порог стыковочного узла.  - Меня зовут Скайт Уорнер,  - представился я.

        - С какой целью прибыл на базу?  - спросил негр. По всей видимости, здесь он был за старшего.

        - Мне надо кое-что купить… там… продать… Со мной еще несколько человек.
        После этих слов показались рейнджеры.
        Увидев за моей спиной вооруженных до зубов людей в военной форме, встречающие заметно напряглись и забеспокоились, их пальцы нервно легли на спусковые крючки карентфаеров.

        - Я слышал, что Скайт Уорнер теперь занимается исключительно легальным бизнесом,  - заметил негр.  - Кто это с тобой?  - Он недоверчиво указал дулом на команду Джона Купера.

        - Это?  - Я не стал спешить с ответом, а по очереди смерил взглядом каждого из членов отряда Купера (самую малость задержавшись на красотке Раке).

        - Это наемники,  - вдоволь насладившись продолжительной паузой, сообщил я.  - Прилетели в поисках выгодного контракта.

        - Хорошо, возможно, они здесь что-нибудь и найдут. Мы ожидаем скорого прибытия
«Ангела ночи». Его капитану нужны люди в штурмовой отряд. Добро пожаловать.
        При упоминании «Ангела ночи» Купер быстро переглянулся с Мастерсоном. Это не ускользнуло от меня.

«Ангел ночи» - пиратский корабль, который в последнее время наделал много шума, ограбив подряд несколько почтовых звездолетов. Его капитан Даг Истмэн - отъявленный мерзавец, не оставлял в живых никого, даже тех, кто на время полета был погружен в анабиоз. Говорят, он лично расстреливал из бластера гибернационные кабины с экипажем, и это ему нравилось.

        - Где у вас бар?  - спросил я у темнокожего охранника.

        - На третьей палубе, где раньше была столовая для персонала базы. Теперь это самое главное место на базе, там заключаются сделки и можно выпить, не отрываясь от дел. Если нужна дурь или девочки, обратись к бармену - его зовут Вилли….. Впрочем, чего я тебя учу, ты и сам прекрасно знаешь здешние порядки.
        Купер презрительно ухмыльнулся - думает, что я попал в родную среду. По доброй воле я на эту станцию никогда бы не полетел, но, по-моему, Купер этого не понимает. Встречаются же такие люди: роешься по их просьбе в дерьме, а вместо благодарности они тебя за это еще и презирают. Правильно, что Куперу когда-то сломали нос, с удовольствием бы приложил руку к этому делу.
        Я направился внутрь станции. Рейнджеры последовали за мной, хотя я их и не звал.

        - Стой!  - вдруг раздался сзади окрик охранника.  - Что у тебя в сумке?  - вопрос относился к Мастерсону.
        Говард остановился, но не сделал ни малейшего движения, чтобы показать содержимое тяжелого баула, перекинутого через плечо. Охранник базы подошел к темнокожему гиганту вплотную. Ростом он оказался ничуть не ниже Мастерсона, а цветом кожи еще темнее. Великаны вонзили друг в друга немигающие взгляды. Не стоило гадать на кофейной гуще, чтобы догадаться, что они друг другу не понравились.
        Второй охранник встал таким образом, чтобы держать в поле зрения всю команду рейнджеров. Его карентфаер ненавязчиво смотрел то на одного, то на другого. Только вряд ли он успел бы выстрелить, если бы, не дай бог, что произошло и у кого-нибудь не выдержали нервы. Фитч уже держал наготове метательный нож. Делал он это незаметно, прижимая его с внутренней стороны к запястью правой руки, и при этом улыбался точно так же, как при нашей первой встрече.
        Возникла напряженная пауза. Надо было что-то срочно предпринять. Мне пришлось возвратиться в переходный отсек.

        - Какие проблемы,  - произнес я,  - это «драгонган» на продажу.

        - Сколько стоит?  - не сводя тяжелого взгляда с лица Мастерсона, спросил охранник.

        - У тебя не хватит денег,  - мрачно ответил Мастерсон.
        Прямо боксеры перед матчем. Что за люди? Создают себе проблемы на пустом месте.

        - Пошли, Мастерсон.  - Я легонько подтолкнул Говарда к проходу на станцию.  - Делом надо заниматься. Еще встретитесь, успеете поговорить.

        - Обязательно,  - пообещал охранник нам вслед. Мастерсон обернулся и смерил того пламенным взглядом - наверное, хотел вернуться.

        - Отставить,  - тихо скомандовал Купер, и Говард сразу угомонился.
        Я для себя отметил, что подчиненные слушаются Купера беспрекословно.
        Охранники остались позади, а мы углубились в коридоры станции. Если люди Купера и дальше будут так вызывающе вести себя, создавая проблемы на пустом месте, то неприятности нам точно гарантированы.
        Прогулка по запутанным переходам полузаброшенной станции, которую использует в качестве временного пристанища сброд со всего космоса, наводила тоску: половина ламп внутреннего освещения давно не работала, никто в коридорах не убирал, под ногами хрустело битое стекло. Всюду по углам валялся мусор, пустые банки из-под пива, целлофановые пакеты, обертки, какой-то технический хлам. Стены были исписаны разноцветными надписями на всех языках вселенной. Откуда-то доносились звуки тяжелого рока. В воздухе стоял приторный запах марихуаны и давно нечищеного воздушного фильтра.
        Станция насчитывала двадцать палуб, каждая из которых была поделена на сектора и в разрезе походила на кружок лимона. Каждый сектор имел аварийную систему защиты герметичности. В центре станции располагались шахты подъемников и лестницы. Лифты на таких станциях, как Буй-34, двигались за счет электроустановки в самой кабине, что позволяло в случае аварии перекрыть шахту защитной диафрагмой, а лифт бы все равно продолжал работать на оставшихся этажах. На каждой пятой палубе имелась аварийная шлюзовая камера для выхода в космос. И вообще живучесть всего сооружения была чуть ли не выше, чем на военном корабле.
        Я шел впереди, за мной Купер, следом остальные. Встречающиеся по пути люди подозрительно смотрели нам вслед. В основном это были скупщики краденого и торговцы наркотиками. А кто еще мог здесь оказаться? Уверяю, в этом месте не было ни одного порядочного человека.
        На подходе к центральной шахте с лифтами, соединяющей все этажи станции, нам попался лохматый человек в красном пиджаке с блестками и зеленом галстуке-бабочке. Он был похож на опустившегося коммивояжера, и от него здорово разило дешевым одеколоном. В руках он держал большой кожаный чемодан.

        - О! Господа!  - воскликнул лохматый хриплым голосом, словно все это время ждал именно нас.  - Как хорошо, что вы пришли! Вам крупно повезло!  - Но мы не отреагировали на его возглас и, не останавливаясь, проследовали к дверям одного из лифтов. Нисколько не смутившись, человек засеменил рядом. Свободной рукой он осторожно прикоснулся к моему локтю и доверительно зашептал: - Я знаю, зачем вы здесь, господа.

        - Неужели?  - Я отдернул локоть.

        - Да, да! Я сразу чувствую настоящих мужчин.
        Не отвечая, я остановился перед дверьми лифта, нажал кнопку и стал ждать. Купер с остальными молча встали рядом.

        - Господа,  - принялся увиваться вокруг нас человек с чемоданом,  - я вижу, вы пришли сюда не просто так, а по делу. Я могу вам помочь. Меня зовут Блу-у-у.  - Последнюю букву своего имени человек протянул, сложив губы трубочкой.  - Я знаю, что требуется настоящим мужчинам, таким, как вы. Им нужны, нет, не женщины, не наркотики и даже не оружие - все это имеется у вас самих.  - Человек оббежал вокруг и встал с другого бока.  - Таким мужчинам, как вы, нужны более специфические вещи.
        - Он многозначительно подмигнул.
        Лифт что-то долго не ехал.

        - Блу знает, что ищут мужчины.

        - Нам ничего не надо,  - холодно проронил Купер. Слава богу, теперь Блу переключил свое внимание на него.

        - Не спешите, вы еще не знаете, от чего отказываетесь.  - Господин в красном пиджаке сел на корточки и открыл свой чемодан.  - Поглядите, какая прелесть!
        Я не сдержал любопытства и взглянул, что там лежит. Это была механическая пила
«Швигер» - миниатюрный автономный источник питания прямо в ручке, графитовая смазка и в придачу абсолютно новый полуметровый отрезной круг из прессованной алмазной крошки. Отличный инструмент для работы в открытом космосе. Используется при строительстве кораблей, космических станций и для проникновения в чужие звездолеты во время захвата.

        - Я вижу, вам понравилось!  - Блу вытащил «Швигер» из чемодана.  - Посмотрите, какая она легкая, а как ее удобно держать в руках!  - Блу включил пилу. С едва слышимым шелестом бешено завертелся алмазный диск. С криком: - Смотрите!  - Блу взмахнул пилой, и в дверях шахты лифта появилась солидная дыра.

        - Что ты сделал, придурок!  - Купер тряхнул Блу за плечо.

        - Что?  - испуганно заморгал глазами тот и выключил свой агрегат.  - Лифты на базе все равно не работают.
        Понятно, почему мы так долго ждали.
        Я заглянул в дыру, проделанную алмазной пилой.
        Ниже этажом шахту герметично перекрывала защитная с диафрагма. Если лифты и работали, то только на нижних этажах до этой диафрагмы.
        Ждать не имело никакого смысла. Я направился к лестнице. Купер со своими рейнджерами, как привязанные, пошли за мной.

        - Господа!  - Блу суетливо уложил «Швигер» обратно в чемодан и, на ходу застегивая молнии, заспешил следом.  - Эту чудесную вещь я продам за смешные деньги - всего девятьсот девяносто девять кредитов! Господа, она стоит полторы тысячи - неужели вы не чувствуете своей выгоды?! «Швигер» режет абсолютно все - от легированной стали до металлокерамики. А металлокерамический корпус звездолета, между прочим, не возьмет ни одна плазменная горелка, вы меня понимаете.  - Блу многозначительно подмигнул.  - По глазам вижу, что понимаете.
        Под его непрекращающуюся болтовню о достоинствах алмазной пилы мы поднялись по широкой винтовой лестнице на третью палубу и очутились в просторном холле. Музыка здесь звучала громче. В широком проходе сквозь распахнутые двери с надписью
«Столовая» просматривались длинные столы, за которыми сидели различные типы. Кто пил, кто просто о чем-то разговаривал, за дальним столиком играли в карты. Слышался людской гомон, смех, звон посуды.

        - Господа, так вы будете покупать эту чудесную машину? Напомню, она стоит всего семьсот девяносто девять кредитов,  - произнес Блу, с опаской поглядывая в помещение столовой. По его голосу я понял, что он делает свою последнюю попытку.

        - Только что она стоила тысячу,  - напомнил я.

        - Тысячу она никогда не стоила.  - Надежда вновь вернулась к лохматому в красном пиджаке.  - Она стоила девятьсот девяносто девять кредитов, но вы чудесно торгуетесь, господа. Вам я готов, так и быть, уступить ее по себестоимости - всего каких-то пятьсот девяносто девять кредитов.

        - Мы подумаем,  - ответил я.

        - Что тут думать?  - Блу ловко загородил мне дорогу, чтобы задержать до того, как я войду в бар.  - Она у меня последняя. Остальные ушли в течение нескольких минут. Торопитесь, покупайте прямо сейчас!

        - Поговорим потом.  - Я отстранил незадачливого торговца и прошел в дверь. Команда Купера в полном составе последовала за мной.
        Помещение, служившее раньше столовой, теперь больше походило на притон самого низкого пошиба. От былого оборудования здесь остались лишь длинные обеденные столы со скамейками и раздаточная стойка, превращенная в бар. Именно на ее никелированной поверхности стоял огромный магнитофон, из которого вырывались ужасные звуки тяжелого рока. На подставках для комплексных обедов покоилась батарея разнообразных бутылок и то, чего не встретишь в питейных заведениях где-нибудь на Плобое или другой цивилизованной планете: ленты одноразовых шприцев, пакетики с разноцветными порошками и таблетками, ампулы со всевозможной наркотической дрянью. Заведовал всем этим хозяйством тощий тип в кожаной жилетке на голое тело и с оранжевым ирокезом на голове. По-видимому, это и был бармен Вилли.
        Публика соответствовала ассортименту бара. В начале одного из восьми длинных столов, поближе к бару и музыке, сидела группа панков в куртках из черного кожзаменителя: четверо парней и две девицы. У парней из-под отворотов торчали рукоятки флэштеровnote 6[Note6: Флэштер - лучевое оружие, использует одноразовые энергетические патроны.] . Панки приехали купить партию наркотиков, чтобы затем выгодно перепродать их где-нибудь на Вафне или том же Плобое. И, естественно, судя по идиотским выражениям на лицах, не упустили возможности покайфовать самим. За соседним столиком я увидел другую группу - восемь солидных мужчин в дорогих костюмах. Четверо с одной стороны стола - четверо с другой. Двое о чем-то разговаривали между собой, манерно жестикулируя руками (наверное, боссы), остальные - телохранители - молча пялились друг на друга.
        За тем же самым столом, только ближе к большим прямоугольным иллюминаторам, сидели еще четыре человека. Одеты они были по-разному, но у каждого на поясе висело по две кобуры. Мужчины не разговаривали. Понять, что они вместе, можно было только по единственной бутылке виски «Черный Саймон», стоявшей перед ними. Вольные стрелки - приехали искать работу или скрываются от кого-то.
        В дальнем углу группа из трех человек резалась в карты. Возле каждого на столе, помимо стакана с выпивкой и стопки банкнот, лежал бластер. Эти трое совершенно ни на кого и ни на что не обращали внимания, целиком занятые процессом игры.
        Другой стол оккупировала дюжина разношерстных парней во главе с бородатым мужиком могучей комплекции. Они пили пиво и громко смеялись. Команда небольшого контрабандистского звездолета в полном составе со своим капитаном.
        Естественно, все присутствующие были хорошо вооружены. У бармена, наверное, тоже на всякий случай кое-что припрятано под прилавком, помимо того длинноствольного флэштера, что находится в кобуре под мышкой.
        Я и Купер со своими людьми прошли к свободному столу. Блу за нами не пошел. С видом побитой собаки он скрылся в дверном проеме.
        Мы отошли в дальний конец, туда, где стол упирался торцом в стену с огромным прямоугольным иллюминатором. За толстым стеклом открывался потрясающий вид на Пояс Астероидов. Прежде чем сесть, Фитч смахнул на пол оставленные кем-то одноразовые стаканчики и банки из-под пива. Мастерсон аккуратно поставил сумку с «драгонганом» возле себя. А Купер снял с плеча карентфаер и положил его на стол с правой стороны, так, чтобы рукоятка автомата была в нескольких сантиметрах от ладони. Стейси пристроила карентфаер себе на колени.
        Я хотел сразу подойти к бармену и купить сигарет, но Купер остановил меня:

        - Никуда не ходи.

        - Это как понимать?  - удивился я.  - Или ты сам сходишь мне за сигаретами?

        - К бару подойти можешь, но выходить в другое помещение можно только с кем-то из моих людей.
        Так, приехали… Этот тип думает, что я собираюсь выдать намерение его команды устроить на базе маленькую заварушку. В том, что мы друг другу не нравимся, мы уже разобрались, теперь выяснилось, что между нами нет никакого доверия. Повезло мне в этот раз с работодателями. Этот Купер полный кретин. Понятно, почему его уволили из армии.

        - Знаешь что, Купер, ты плохо разбираешься в людях,  - заметил я.

        - В людях наподобие тебя я разбираюсь хорошо,  - не согласился рейнджер,  - продадут родную мать.

        - Джон, не перегибай палку.

        - Не называй меня Джоном.

        - Хорошо, Купер. Но раз уж мы в одной лодке, держи себя в руках. Иначе я сейчас встану и уйду.
        Купер усмехнулся.

        - Уорнер, такие люди, как ты, готовы удавиться за двадцать тысяч. Никуда ты не уйдешь.
        Честно говоря, он ошибается, двадцать тысяч - это не деньги. А Купер думает, что это те тридцать сребреников, за которые он купил меня с потрохами. Двадцать тысяч
        - средняя месячная зарплата капитана какого-нибудь сухогруза. Если Джон Купер со своими людьми готов рисковать ради них жизнью, то я, увольте, и за сто тысяч не соглашусь на это.

        - Хорошо, Купер, у нас контракт - эмоции побоку. Сделаем дело, и adios, amigo.  - Я остался. На это у меня были весомые причины.
        Компания контрабандистов за соседним столом с увеличением количества выпитых банок пива галдела все громче. Панки вовсе ушли из реальности под действием глюкогенаnote 7[Note7: Глюкоген - сильный синтетический наркотик.] . Обычная атмосфера подобного рода заведений. Но тут я почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд: такое ощущение, словно тебе в затылок уперлось холодное дуло бластера. Мгновение, и ощущение исчезло. Чуть повернув голову, я посмотрел: кто бы это мог быть? Бармен? Вон он смотрит в нашу сторону. Вряд ли - Вилли гадает, что это за новые люди на станции, и ждет, когда мы сделаем заказ. Значит, это мог быть только кто-то из той молчаливой четверки, что сидят за бутылкой «Черного Саймона». Двое находились ко мне лицом, двое спиной. Ни одного из тех, чьи лица я вижу, раньше я никогда не встречал. Да и оставшиеся двое мне тоже, кажется, незнакомы. Правда, по спинам трудно судить. Но вот один повернулся вполоборота к соседу. Его профиль с большим хищным носом мне точно незнаком. А второй? Обвисшие щеки и широкий мясистый нос - нет, он тоже не из моих знакомцев. А меня они, похоже,
знают: сидящий напротив что-то сказал своим компаньонам, и тот, что с хищным носом, еще чуть повернув голову, быстро взглянул на меня. Холодный взгляд убийцы. Именно его я почувствовал на себе минуту назад. Возможно, я ошибся в том, что они ищут работу или скрываются от полиции. Может статься, что они как раз выполняют очередной заказ. Я поймал себя на том, что рука сама легла на рукоятку бластера.

        - Знаешь, Купер, я все же пойду что-нибудь куплю. А то, ничего не заказывая, мы привлекаем к себе лишнее внимание.  - Я встал.  - Стейси, составишь мне компанию?
        Но холодная красотка проигнорировала вопрос, неудосужив меня даже взглядом.

        - Иди,  - разрешил Купер,  - только долго не задерживайся и из бара не выходи.
        Можно подумать, что, если бы он мне не позволил, я бы остался.
        При моем приближении бармен оживился и сделал музыку тише. Подойдя, я облокотился о никелированную стойку.

        - Привет, Вилли, меня зовут Скайт. Чем торгуешь?

        - У меня есть все: отличный наркотинnote 8[Note8: Наркотин - сильный наркотик растительного происхождения.] , уже расфасованный по дозам и на вес, глюкоген в таблетках…

        - Это для придурков,  - остановил я Вилли.  - «Черный Саймон» есть?
        Вилли поставил передо мной стакан, а сам отправился к ряду бутылок на полочке за спиной. Пока он там искал «Черный Саймон», я взял стакан и исследовал его на свет. Стекло оказалось грязным, заляпанным чужими отпечатками жирных пальцев. Я поставил стакан на место.

        - Дай мне всю бутылку!  - сказал я Вилли.

        - Двести кредитов,  - сообщил бармен.
        Черт! В этом баре просто астрономические цены!
        Я достал из кармана две сотенные банкноты и положил на прилавок. Из наличности у меня осталась последняя десятка.
        Вилли спрятал деньги в карман жилетки и передал бутылку «Саймона».

        - Может, сигареты?  - поинтересовался он.  - «Спейс» стоит пятьдесят. «Мальтон» - это то, что попроще - тридцатник.

        - Спасибо,  - поблагодарил я,  - но я бросаю курить.  - Если б Вилли знал, каких усилий мне стоила эта фраза. С самого начала я сделал глупость - в первую очередь надо было купить курево. Теперь у меня не хватит денег даже на пачку самых дешевых сигарет. Скоро пройдет двенадцать часов, как я не курю…
        Опять это неприятное ощущение холода в затылке. Пришлось повернуться и прислониться спиной к стойке. Теперь мне хорошо было видно все помещение бывшей столовой.
        Отвинтив крышку, я отхлебнул прямо из горлышка. Виски обожгло горло и огнем растеклось по желудку.

        - Скажи, приятель, что тут за народ сегодня?  - спросил я у бармена.

        - Обычный.  - Вилли обрадовался возможности поболтать.  - Вон те,  - он кивнул на людей в дорогих костюмах, оживленно перетирающих какой-то вопрос,  - торговцы краденым. Седой в синем костюме - Томасе Хофф, напротив - Кен Поуг. Остальные их телохранители, как зовут этих ребят, я не знаю.

        - Они что-то не поделили?

        - Нет.  - Вилли уперся локтями в прилавок.  - Народ ждет прибытия пиратов с «Ангела ночи»: надеются на выгодную торговлю. Купить по дешевке краденое, продать оборудование, оружие, выпивку, наркотики. Томас с Кеном обсуждают цены, по которым они станут торговать с Дагом Истмэном, чтобы не испортить друг другу бизнес.
        Эти, в дерматине,  - Вилли кивнул на панков,  - прилетели еще неделю назад. Закупили двести килограммов глюкогена - явно для перепродажи - и зависли здесь. Все время под кайфом. Что едят, неизвестно. У меня за семь дней приобрели только две банки консервов.
        За тем столом - контрабандисты: все с одного корабля «Лихая надежда», седьмой причал. Привезли полные трюмы безакцизного пива, но с той скоростью, с которой они его поглощают, боюсь, скоро ничего не останется.

        - А те парни?  - Я едва заметно кивнул в сторону четырех типов, проводящих время за бутылкой виски.

        - Эти?  - Вилли занервничал.  - Не знаю. Появились вчера.

        - Похожи на вольных стрелков,  - поделился я своими наблюдениями.  - Наняться хотят или ищут кого.

        - Одного уже нашли.

        - Да?

        - Вчера и нашли. Вон.  - Вилли указал куда-то на пол перед стойкой.
        Я посмотрел. В том месте, среди мусора, на полу остались хорошо заметные пятна крови.

        - Тот, что с орлиным носом,  - пояснил Вилли.  - Нормана Сакса на этом самом месте одним выстрелом. Норман даже не успел вынуть свою пушку.

        - За что?

        - Как обычно - не так посмотрел.
        Я сделал глоток «Черного Саймона».

        - Норман никогда не был хорошим стрелком,  - продолжал Вилли,  - покупал на станции глюкоген небольшими партиями, иногда оружие. Правда, свой «экселенц»note 9[Note9:
«Экселенц» - марка флэштера, считается одной из лучших.] носил, как все стрелки: в открытой кобуре на боку. Вот и доносился.

        - Не повезло.  - Я внимательнее присмотрелся к человеку, застрелившему Нормана. На этот раз незнакомец сидел ко мне боком, и его было видно лучше, чем тогда со спины: смуглое вытянутое лицо, темные курчавые волосы; пиджак из коричневой замши, светлая рубашка; черный пояс с двумя бластерами, подвешенными низко на бедрах.
        Незнакомец почувствовал мой взгляд и оглянулся. Я не стал отводить глаза в сторону и, продолжая смотреть на него, не спеша сделал глоток из бутылки.

        - А ты сам, Скайт, что делаешь здесь с командой рейнджеров?  - пришла очередь задавать вопросы Вилли.

        - Я не с ними.

        - Так вы, кажется, пришли вместе.

        - Это еще ни о чем не говорит. Я их только привез сюда.
        В этот момент смуглолицему надоела наша молчаливая дуэль, он поднялся из-за стола и направился в мою сторону. Трое его компаньонов остались на месте. Незнакомец шел неторопливо, аккуратно переступая через пустые бутылки и банки, валяющиеся под ногами. Обе кобуры его бластеров были застегнуты, но расслабленные кисти рук находились в нескольких сантиметрах от рифленых рукоятей «дум-тумов»note
10[Note10: «Дум-тум» - самая популярная марка бластера.] .
        Вилли замолчал. Смуглолицый подошел и, опершись о стойку, встал рядом со мной.

        - Скайт Уорнер, мое имя Фэлкон,  - представился незнакомец.  - Фэлкон Ромеро.
        Голос у Фэлкона оказался неприятным и скрипучим, словно шипение раненого койота.
        То, что этому типу известно мое имя, оставило неприятный осадок, но такова плата за буйно проведенную в прошлом жизнь. Я молча ждал, что Ромеро скажет дальше. Но то, что он предложил, я ожидал меньше всего.

        - Сигарету?  - Ромеро извлек из кармана пиджака открытую пачку. Мне осталось лишь протянуть руку.

        - Скайт Уорнер бросил курить,  - вдруг встрял Вилли.
        Кто его просил! Лучше бы попридержал свой язык.

        - Это правда?  - поинтересовался Ромеро.

        - Да, это так.  - Я был готов убить Вилли. Ромеро спрятал сигареты обратно в карман.

        - Я здесь со своими друзьями,  - сообщил он,  - Максом Миллером, Тэдом Фландерсом и Китом Пристли.  - Эти имена мне ни о чем не говорили.  - Мы раньше работали на Денни Норвуда в Хэлвуде, что на планете Деа-Диа.  - Ни Денни Норвуд, ни город Хэлвуд мне не были знакомы. А о планете Деа-Диа я слышал только то, что там добывают золото.
        - Сюда прилетели, потому что прослышали, будто тут крутятся большие деньги, и, если суметь их взять, никаких сложностей с полицией не будет…

«Приезжая банда. Хотят ограбить какого-нибудь торговца наркотиками»,  - догадался я. Идея не отличалась оригинальностью. Я степенно отхлебнул глоток виски из горлышка своей бутылки.

        - Ты известный человек, Скайт,  - тем временем продолжал Ромеро,  - у тебя громкая репутация и большой опыт, если бы ты присоединился к нам, мы смогли бы взять много больше, и проблем было бы меньше. Возможно, в этом случае нам не пришлось бы даже стрелять.

        - Мне это неинтересно.  - Я отвернулся в другую сторону, давая понять, что разговор окончен.
        Но Ромеро не спешил уходить. Чиркнула спичка - он закурил.

        - Мне говорили, что Скайт Уорнер теперь пашет водилой на развалюхе и боится доставать бластер из кобуры, но я этому не верил,  - произнес Ромеро, не вынимая сигарету изо рта, из-за чего его речь звучала чуточку невнятно.  - Теперь вижу, что это правда.
        Вызов? Я повернулся к Ромеро. Ого! Этот тип уже успел расстегнуть обе кобуры, и теперь его руки в напряжении нависли над рукоятками бластеров. Быстро это он. Я отхлебнул глоток «Черного Саймона». Не знаю, что больше раздражало меня в этом парне: то, что он негодяй и мерзавец, или то, что от него пахнет табаком.
        Фэлкон Ромеро был настроен вполне серьезно, он разошелся не на шутку. Ноздри его хищного носа раздувались, будто у лошади на скачках, а маленькие злобные глазки сверкали из-под сдвинутых бровей. По-моему, у этого типа такое хобби: убивать каждый день по человеку. Скорее всего он с детства бредил идеей потягаться с каким-нибудь знаменитым ганфайтером, и весь разговор вначале о якобы совместном деле был затеян лишь для того, чтобы найти повод для ссоры. Неужели он действительно считает, что если я веду честную жизнь, то стал легкой добычей для заезжих стрелков? Наверное, уже слышит, как о нем говорят: «Это тот самый Фэлкон Ромеро, что пристрелил Скайта Уорнера». Он к тому же еще и глупый, не понимает, что если ему повезет и он убьет меня, то такие же стрелки-недоноски станут искать встречи с ним самим.
        Из посетителей за происходящим наблюдали лишь бармен Вилли, приятели Ромеро и Купер со своей командой. Я заметил, что Стейси впервые с интересом смотрит на меня.
        Ромеро нетерпеливо перекинул языком сигарету из одного уголка рта в другой..

        - Доставай бластер, или ты превратился в бабу?  - подогнал он.
        Я отхлебнул «Черного Саймона» и посмотрел на бутылку - там оставалось больше половины - это почти сто кредитов. Я с сожалением сделал последний глоток и с размаху треснул смуглолицего недопитой бутылкой по голове.
        Ромеро ничего не сказал, он упал как подкошенный и недвижимо остался лежать на грязном полу среди раздавленных окурков и пустых банок из-под пива. От звона разбившегося стекла и звука упавшего тела все посетители разом замолчали и повернули головы в сторону бара.
        Бутылка разбилась вдребезги, в руке осталось лишь ее горлышко. Я с сожалением покачал головой - виски было жалко - и бросил горлышко на пол к Ромеро.

        - Извини, Вилли, намусорил.  - Я переступил через лежащее тело и пошел к Куперу.
        Через минуту посетители бара как ни в чем не бывало спокойно занимались своими делами. На лежащего без чувств возле стойки человека никто не обращал внимания. Только трое его компаньонов, видя, что Ромеро все еще не пришел в себя, направились в его сторону.

        - Твой друг?  - спросил Купер, когда я сел на место.

        - Случайный знакомый.

        - Ты так со всеми?

        - Я бы разорился на одних бутылках.
        Компаньоны подняли Ромеро на руки и вынесли из бара. За все время они ни разу не посмотрели в мою сторону. Сдается мне, что мы с ними еще встретимся.
        Вообще-то не произошло ничего необычного. Никого даже не убили. Ну, треснули бутылкой по голове, так парень сам напросился. Что тут особенного, если из пневматической пушки вместе с мусором со станции чуть ли не каждый день выкидывают пластиковые пакеты с трупами тех, кому повезло меньше. Возможно, стоило решить вопрос с Ромеро раз и навсегда. Не потерял ли я хватки? Не хочется об этом думать, и так все с самого начала шло наперекосяк. Купера через силу терплю, хотя с ним надо было давно поступить так же, как с Ромеро. Если бы не потребность в новом звездолете, я бы давно поставил рейнджера на место. А так, меня здорово прижало - больше двух прыжков в гиперпространство мой «В-667» не выдержит. Приходится идти на компромисс с самим собой. Непросто это дается, а что делать?

        - Ну что, Купер, долго мы еще будем торчать здесь? Не пора ли твоим людям заняться делом? Не знаю, что вам тут надо: спасать заложницу или убить кого-нибудь, но, прошу, делайте это быстрее.

        - Разве тебе здесь не нравится? Это же как-никак твоя родная стихия.

        - Послушай, Купер, мы с тобой заключили деловое соглашение: я за деньги доставляю твою команду на станцию и обратно. Занимайся своим делом и не рассуждай о том, что мне нравится, а что нет.  - То ли стычка у бара, то ли выпитая наполовину бутылка
«Черного Саймона» так подействовала, но я с трудом держал себя в руках.  - И вообще, чтобы между нами не было недопонимания, давай вовсе перестанем разговаривать на отвлеченные темы.

        - Испугался, что тот парень придет в себя и вернется?
        Хорошо, что в этот момент у меня не оказалось под рукой второй бутылки - не пожалел бы еще одной сотни кредитов, честное слово.
        На моем лице, вероятно, отразились испытываемые в этот момент чувства. Купер перестал донимать меня своими речами, решив, что не стоит доводить наши отношения до открытой ссоры. С его стороны это было правильным решением.
        Чтобы унять нервы, я отвернулся к огромному прямоугольному иллюминатору, откуда открывался потрясающий вид на Пояс Астероидов. Внешнее кольцо вращалось вокруг звезды Олиус с меньшей скоростью, чем внутреннее, поэтому из иллюминатора космической станции казалось, что один астероидный поток летит нам навстречу, а другой от станций.
        Каменные глыбы внешнего кольца, кружась в желто-красных лучах Олиуса, степенно уплывали за правый борт станции, а астероиды внутреннего, наоборот, появлялись с левой стороны и, опережая Буй-34, уходили вперед.
        Свет Олиуса окрашивал камень астероидов внешнего кольца в золотисто-красные цвета, и казалось, что справа от станции в невесомости парят самородки из чистого золота. А астероиды внутреннего кольца были обращены к станции темной стороной, не подсвечен ной лучами Олиуса, из-за чего чудилось, будто слева на фоне яркой короны звезды течет река черных антрацитовых глыб. В непрекращающемся движении только звезды оставались на одном месте. Они такие яркие и большие, когда смотришь на них из иллюминатора космической станции.
        Пустота, отсутствие красок - это черный цвет, но космос, служащий основой всему, многокрасочен, на его просторах есть все цвета. Ведь что такое мир, если не космос.
        Стоит углубиться взглядом в космическую бездну, и ты увидишь сиреневый свет далеких галактик, голубоватое свечение туманностей и созвездий, красный отсвет протуберанцев гигантских звезд. А вот и абсолютно бесцветное, черное пятно, тут без следа пропадают планеты и корабли, исчезают звезды и целые созвездия - здесь находится черная дыра. Из ее сильнейшего гравитационного поля не может вырваться даже луч света. Это гиблое место космоса, здесь меняют свою суть известные физические законы и явления. Вот и я попал в подобное черной дыре место, где общечеловеческие законы заменил закон силы, где стремление к совершенству и созиданию заменила жажда наживы и разрушения. Буй-34 - еще одна черная дыра космоса, проклятое место, где пропадают человеческие души. Смогу ли я вырваться отсюда, остаться прежним, не пропасть в кошмарном мире беззакония и несправедливости; не сорваться в ту бездну, из которой однажды сумел выбраться?
        Грузовая палуба находились ниже помещения столовой, и из моего окна хорошо просматривались выступающие в космос фермы причалов. У одного стоял мой звездолет. Его бочкообразный корпус, прижатый мощными захватами к переходному тамбуру, сейчас был освещен Олиусом, казалось, что и звездолет покрыт червонным золотом. Если бы у меня было столько золота, я бы, наверное, снял с себя пояс с бластером и больше никогда его не надевал.
        В пространстве Кольца Заубера появилась быстро приближающаяся точка. Она находилась еще очень далеко от станции и выглядела крохотным комариком на фоне каменных громад, парящих по обеим сторонам свободного от астероидов прохода. Но у этого «комарика» мигали проблесковые маячки и горели габаритные огни.
        Звездолет подходил все ближе, с каждым мгновением увеличиваясь в размерах. Вскоре стало возможным рассмотреть его хищный удлиненный корпус, покрытый, словно у тигра, черными полосами маскировочной раскраски. На боку большой квадратной башни плазменного орудия, расположенной в центральной части внешней палубы, красовался белый череп с перекрещенными костями. К космической станции Буй-34 приближался пиратский звездолет «Ангел ночи».
        На подлете к станции корабль замедлил скорость и, плавно развернувшись, стал осторожно приближаться к свободному причалу, на котором зажглись зеленые огни.

        - Внимание,  - произнес Джон Купер. Он тоже увидел подходящий к причалу пиратский корабль.
        Масса звездолета была внушительной. Когда его корпус коснулся амортизаторов причала, раздался глухой удар, и по станции прошла вибрация, указывающая на то, что стыковка звездолета произведена.

        - Скайт Уорнер,  - обратился ко мне Купер,  - через тридцать минут ты должен быть на борту своего корабля. Готовься к старту. Мы пошли на задание.
        Рейнджеры встали и покинули бар.
        Пожалуй, я тоже пойду. Конечно, до своего звездолета мне добираться всего минуты четыре, но мало ли что может произойти за это время. Встречаться с парнями из экипажа «Ангела ночи» мне не хотелось. А они обязательно набегут в бар станции, когда проверят герметичность стыковочного узла и откроют люки.
        Я хотел уже встать и идти, когда увидел в дверях знакомого человека. Его я узнал сразу, несмотря на то что с тех пор, как мы виделись последний раз, прошло больше десяти лет. Это был Вулгхард - главный энергетик пиратского корабля «Валрус», капитаном которого я был много лет тому назад.
        Вулгхард выглядел солидно: дорогой костюм из синего вельвета, белая рубашка и, конечно, мощный бластер в кобуре на поясе. Вулгхард вглядывался в лица посетителей, разыскивая кого-то. Потом он что-то спросил у бармена, и Вилли показал на меня. Вулгхард радостно улыбнулся и пошел в мою сторону.

        - Черт побери, сколько лет, Скайт!

        - Да уж, немало.  - Мы крепко пожали друг другу, руки.

        - А ты нисколько не изменился, Скайт,  - Вулгхард сел рядом,  - все такой же космический волк.

        - Точнее - перекати-поле, без дома, без семьи.

        - Видимо, такая жизнь тебе нравится.

        - Вряд ли, скорее я не могу ее изменить.

        - Неправда,  - не согласился со мной старый товарищ,  - много лет тому назад, когда мы получили амнистию, ты смог изменить жизнь всего экипажа «Валруса», помнишь? Ведь то, что сейчас многие парни из команды завели семьи и живут честной жизнью, твоя заслуга. Это оказалось не под силу даже самому Браену Глуму.
        Я был благодарен Вулгхарду за его слова, они успокоили меня и подняли настроение.

        - Спасибо, что ты так считаешь, Вулгхард.
        Последний раз я видел его возле тюремных ворот в Плобитауне, когда нас и еще нескольких членов экипажа звездолета «Валрус» выпустили по амнистии на свободу. Тогда все разошлись в разные стороны, и никто не думал, что в таком большом мире когда-нибудь можно встретиться вновь. Но почему жизнь распорядилась так, что наша встреча произошла не где-нибудь, а именно в таком скверном месте, как космическая станция Буй-34? Я уже собирался задать вопрос Вулгхарду - что он делает здесь?  - но старый приятель опередил меня.

        - Когда пришло сообщение, что к станции собирается пристыковаться звездолет Скайта Уорнера, я вначале не поверил. Подумал, что это однофамилец, но теперь вижу, что наш диспетчер не ошибся, это был именно ты. Скайт, каким ветром занесло тебя в это место?
        Выходит, Джон Купер неспроста нанял именно меня. Он заранее выяснил, что возле пульта управления на станции окажется мой бывший товарищ, и уж меня-то точно пустят на станцию. Не так прост Купер, как кажется на первый взгляд.

        - Дела… - уклончиво ответил я - неизвестно еще, чем. теперь занимается Вулгхард, и то, что раньше мы бороздили просторы космоса на одном корабле, не гарантирует его лояльность.  - А ты сам как здесь оказался?

        - Я здесь работаю.

        - В самом деле?

        - Серьезно.  - Вулгхард в подтверждение кивнул головой.

        - Кем, если не секрет?

        - По специальности - энергетиком. У меня официальный контракт с фирмой, владеющей станцией. Я каждую неделю получаю зарплату.

        - Я думал, станция не принадлежит никому.  - То, что сообщил Вулгхард, меня удивило.  - Неужели станцией кто-то управляет?

        - Конечно. Ты не смотри, что на полу грязь. Если бы станцией никто не управлял, она перестала бы существовать в течение двух недель. Нынешние владельцы станции - фонд Сэма Липснераnote 11[Note11: Сэм Липснер - известный правозащитник(имел четыре судимости за рэкет и вымогательство, авторитет преступного мира).] и фирма
«Стеркул».
        Про фонд Сэма Липснера говорили, что деньги на его счета поступают от преступных организаций, занимающихся противозаконными махинациями и нелегальными делами по всему космосу: своеобразная международная касса взаимопомощи организованной преступности. Про фирму «Стеркул» я слышал впервые.

        - Когда «Сан Голд Технолоджис» разорилась,  - продолжал Вулгхард,  - станция Буй-34 перешла под прямое управление концерна «Глобул». Они законсервировали ее, чтобы в дальнейшем вывести на другую орбиту, возможно, даже в другую солнечную систему. Но дела концерна в то время шли неважно, большая космическая война закончилась, спрос на вооружение упал. Как раз в этот момент выяснилось, что фонд Липснера скупил долговые расписки концерна. И поскольку в тот момент у «Глобула» не было свободных денежных средств, фонд через суд в качестве оплаты забрал себе станцию Буй-34. Так станция попала в руки Сэма Липснера. «Глобул» хотел вернуть станцию обратно, предлагал огромные деньги, когда его финансовые дела поправились, но у концерна ничего не получилось. Сэм Липснер не из тех, кто так просто расстается со своей собственностью. Несколько лет здесь была база по обработке и фасовке наркотиков со всего региона. Галактическая полиция не могла ничего предпринять. Буй-34 с единственным противоастероидным аннигилятором - самая защищенная космическая станция в мире. Любой корабль, появившийся в Кольце Заубера,  -
отличная мишень. Всякие попытки захватить станцию заведомо обречены на провал.

        - Неужели ты работаешь на мафию?  - спросил я.

        - Нет,  - Вулгхард отрицательно покачал головой,  - я работаю на «Стеркул». У меня с ними подписан контракт.

        - Что это за фирма?

        - «Стеркул» - небольшая частная фирма по монтажу и отладке высокотехнологического оборудования.

        - И что за высокотехнологическое оборудование ты здесь отлаживаешь - баки по перегонке наркотина или автоклавы по синтезу глюкогена?

        - Нет, Скайт, что ты, этим я не занимаюсь. Наша фирма поставила и смонтировала оборудование по глубокой перегонке нефти.

        - На Буй-34?

        - Да.

        - В вашей фирме работают недоумки. Ни один танкер не сунется в Пояс Астероидов. Для маломаневренных, тяжелых звездолетов полет в узком пространстве Кольца Заубера равносилен самоубийству.

        - Только позавчера прибыл первый танкер с нефтью.

        - Ты это серьезно? Капитан такого корабля должен быть либо абсолютно бесстрашным человеком, либо полным кретином.

        - Не знаю, кто тот капитан, но после этого рейса он стал миллионером.

        - Я ничего не понимаю. Какой смысл устраивать здесь нефтеперегонный завод? Либо я безнадежно отстал от жизни, Вулгхард, либо все вокруг сошли с ума.

        - Все очень серьезно, Скайт. Космическая станция Буй-34 - это айсберг, то, что ты видел, всего лишь верхняя его часть, остальное скрыто внизу.  - Вулгхард показал пальцем в пол.  - Да, именно внизу. На станции двадцать этажей. Ниже пятой палубы никого из посторонних не пустят.
        Понятно теперь, почему на станции не работают лифты.

        - Даже мне, работнику станции, позволено спускаться только до десятого уровня, где расположен реактор. Что находится на нижних палубах, я не знаю. Туда разрешено ходить только моему непосредственному начальнику Генри Пламмеру и еще нескольким парням из фонда Липснера. Охрану осуществляют профессионалы - тридцать человек, и не какие-нибудь там уголовники - все бывшие десантники. «Стеркул» платит им бешеные деньги. Ты, конечно, заметил того здоровенного негра, который встретил тебя в переходном тамбуре,  - это Пат Гамильтон, мастер спорта по азазартуnote
12[Note12: Азазарт - борьба в безопорном пространстве(искусство рукопашного боя в невесомости).] .

        - Не заметить его было бы трудно,  - согласился я.

        - Сегодня пройдет первое испытание оборудования,  - сообщил Вулгхард.  - Генри Пламмер почему-то ждал прибытия «Ангела ночи». Я здесь работаю уже второй месяц, но так и не смог взять в толк, какая может быть связь между перегонкой нефти и пиратами.

        - Я слышал, что наркоторговцы растворяют наркотин в бензине и провозят его в таком виде через таможню. Сдается мне, что твоя фирма занимается тем же самым, только в колоссальных размерах, используя целые танкеры,  - это тонны наркотиков, миллиарды кредитов. Никакие конкуренты не смогут соперничать с такими объемами. Сэм Липснер захватит весь рынок наркотиков в мире. Одного танкера достаточно, чтобы покрыть потребность в наркотине, например, Плобитауна в течение полугода. У твоей фирмы
«Стеркул» гигантский замах.

        - Не знаю, как насчет наркотиков, но вот что я тебе скажу, Скайт, от этого дела точно дурно пахнет,  - согласился Вулгхард.  - К счастью, как только оборудование примут, мой контракт заканчивается. Получу деньги и покину это место. Ты когда улетаешь?
        Я взглянул на часы:

        - Черт! Мне уже пора.

        - Так скоро?  - Вулгхард с сожалением смотрел, как я встаю.  - Я думал, что мы еще поболтаем, так долго не виделись. Хотел расспросить тебя, видел ли ты кого из экипажа «Валруса»: Бакстера, Улиткинса, Могучего Джо…

        - Извини, Вулгхард, у меня тоже контракт. Но я, наверное, отправлюсь сейчас на Свободу-5 в Уан-Слейт. Там я пробуду несколько дней.

        - Если у меня здесь все сложится хорошо, то завтра я тоже буду там.

        - Значит, договорились - в баре космопорта?

        - Так точно, капитан!  - Вулгхард встал и, как в старые времена на «Валрусе», отдал мне честь.
        Я улыбнулся и сердечно пожал товарищу руку, после чего заспешил к выходу из бара. Чтобы добраться до звездолета, у меня осталось всего три минуты. Приятно все-таки иногда встретить старого боевого товарища. Жаль только, что времени на разговор оказалось мало.
        На выходе из бара я столкнулся с разношерстной толпой. Человек двадцать пьяных, хорошо вооруженных парней, громко смеясь и ругаясь, толпой ввалились в помещение бара. Это была часть команды с «Ангела ночи». Судя по настроению и нетрезвым физиономиям, парни пришли поразвлечься. Уверен, не пройдет и пяти минут, кого-нибудь вынесут отсюда вперед ногами. Но мне это совсем не интересно. Если у Купера все получилось, я через несколько часов окажусь уже далеко от этого места, а на моем счету в плобитаунском банке будет лежать кругленькая сумма кредитов, столь необходимая для покупки нового звездолета.
        Я прошел по коридору к центральному стволу лифтовой шахты и, уже точно зная, что подъемники на станции не работают, на грузовую палубу спустился по лестнице. Здесь оказалось довольно-таки людно. Шла работа по разгрузке пиратского звездолета. Из больших ворот, ведущих к первому причалу, куда недавно пришвартовался «Ангел ночи», непрерывно выезжали автокары, нагруженные ящиками, тюками, какими-то свертками. Здесь же я заметил Томасса Хоффа и Кена Поуга, которые недавно сидели в баре. Торговцы краденым, бойко жестикулируя, о чем-то разговаривали с высоким худым господином. Этот человек держался уверенно, с нескрываемым превосходством. Он стоял посреди прохода, широко расставив ноги и скрестив руки на груди. По тому, как Томасе Хофф и Кен Поуг заискивающе вели себя в его присутствии и как подобострастно улыбались, я догадался, что этот человек скорее всего и есть капитан «Ангела ночи» Даг Истмэн. Одет он был в шелковую черную рубашку, черные кожаные штаны и черные сапоги с серебряным узором на голенище. Бластер Даг носил, как и все стрелки, подвешенным низко к бедру. Кажется, это был «дум-тум» той же
модели, что и у меня.
        Рядом, чуть не отдавив мне ноги, проехал автокар. Водитель наверняка был сильно пьян. По имперским орлам на штемпелях, которые украшали тюки в кузове автокара, я догадался, что «Ангел ночи» ограбил почтовый звездолет военно-космических сил Империи.
        Интересно, что в тюках… Ладно, это не мое дело - у меня иной бизнес.
        Я направился в коридор, ведущий к восьмому причалу, у которого пришвартовал свой звездолет. Шум погрузо-разгрузочных работ остался позади.
        Вот и дверь в переходной отсек. Я не опоздал. Тридцать минут, которые дал мне Купер, еще не прошли, и у меня в запасе оставалось полминуты. Если Купера нет на месте, я успею открыть люк звездолета и проверить систему навигации. А если Купер уже ждет, еще лучше - сразу отстыкуемся и отправимся в путь.
        Я переступил порог широкого люка и вошел в тамбур переходного отсека. Здесь оказалось тесно от количества присутствующих. В небольшой комнатке шлюза находились восемь человек. Все были одеты в оранжевые скафандры работников станции.
        Противный все-таки звук издает карентфаер, когда его энергетический элемент находится под напряжением, готовый к выстрелу. Что-то вроде писка летучей мыши, едва различимый ухом. Сейчас этот звук был усилен в восемь крат.
        Группой руководил Пат Гамильтон. Он выделялся своим огромным ростом и уродливыми борцовскими ушками, похожими на две пережеванные пельмешки.

        - Скайт Уорнер,  - ткнув в меня стволом карентфаера, спросил темнокожий гигант,  - где твои компаньоны?

        - А разве их здесь нет?
        Мой ответ, скорее похожий на вопрос, не понравился Гамильтону. Пат кивнул одному из подчиненных:

        - Вронский, забери у него бластер.
        Вронским оказался тот белобрысый мордоворот с пухлыми кривыми губами, который на пару с Гамильтоном встречал меня и команду Купера по прибытии на станцию. Он бесцеремонно вытащил «дум-тум» из моей кобуры и засунул себе в нагрудный карман скафандра.

        - Пат, я в самом деле не знаю, где сейчас мои пассажиры,  - попытался я обрисовать ситуацию.

        - Мы разве знакомы?  - Гамильтон устремил на меня подозрительный взгляд.

        - Нет, но…

        - Все расскажешь мистеру Пламмеру,  - оборвал меня на полуслове темнокожий гигант.
        В следующее мгновение в спину мне ткнули электрошокером. Разряд был настолько мощным, что им запросто можно было свалить быка, не говоря уже о законопослушном гражданине…
        Глава 5. ДОПРОС С ПРИСТРАСТИЕМ

        Я стая приходить в чувство: перед глазами поплыли разноцветные круги, в ушах зазвенело, начало покалывать в конечностях. Состояние - словно побывал на том свете. В местах, где к телу прикоснулись контакты электрошокера, кожа горела от ожогов. Без сознания я пробыл скорее всего не больше десяти минут. Электрошок мощная штука, но это все-таки не парализатор, после выстрела которого валяешься в отключке несколько часов.
        Я открыл глаза.
        Помещение, в котором я оказался, смахивало на центр управления автоматической линией по сборке машин на каком-нибудь заводе: просторная светлая комната с высокими потолками, на округлых стенах щиты со светящимися схемами, лампочками, индикаторами, вдоль идет длинный пульт с кнопками и экранами. Что находится у меня за спиной, я узнать не мог, так как был привязан к креслу с высокой спинкой, и мне стоило большого труда повернуть голову, чтобы посмотреть назад. Впрочем, кресло, к которому меня привязали, оказалось на колесиках, и, оттолкнувшись ногами от пола, я смог развернуться на сто восемьдесят градусов.
        Противоположная стена от пола до потолка была полностью сделана из стекла, за ней открывался вид на широкое помещение, похожее на цех нефтеперегонного завода. Прямо под окном на массивном основании находился огромный котел. На его широком, сделанном из толстых стальных листов корпусе мигали зеленые индикаторные лампы. К основанию вели разноцветные трубопроводы и провода. Толстая крышка оказалась приоткрыта, и с моего места было видно серую маслянистую субстанцию, до краев заполняющую котел.
        В помещении возле стеклянной стены стояли Пат Гамильтон и Вронский. Они рассматривали необычное сооружение по другую сторону окна и не заметили, что я уже очнулся. А кроме них, в комнате больше никого не было.
        Если мне удастся распутать руки, то появится неплохой шанс для побега. Но этим планам не суждено было сбыться.

        - Какой идиот привязал человека к моему креслу?!
        В помещение вошли четверо мужчин: первым шел толстяк в черном костюме, за ним горбатый старик с эбонитовой тростью в руках, капитан «Ангела ночи» Даг Истмэн и последним - неопрятный очкастый тип в грязном белом халате. Прозвучавший вопрос принадлежал толстому господину в дорогом костюме.

        - Я спрашиваю, что это такое?!  - указывая на меня пальцем, спросил толстяк у Гамильтона.

        - Этот человек вызвал подозрения, господин Пламмер,  - ответил начальник охраны.

        - В мешок и за борт,  - коротко распорядился толстяк.  - Почему я должен заниматься еще и разными мелочами? Следить за порядком на станции твоя забота, Пат. За это тебе, между прочим, платят большие деньги. А у меня есть более важные дела, чем отвлекаться на всякий сброд. Я давно предлагал тебе, Сэм,  - обернулся Пламмер к горбатому старику,  - прекратить на станции всякую торговлю наркотиками - это мешает нашим планам.

        - Торговля наркотиками, которую ты так не любишь, Генри, дает нам требуемые средства,  - прошепелявил горбун.  - Все здесь построено на мои деньги, полученные от торговли глюкогеном.
        Из их разговора я сделал вывод, что толстяк - это Генри Пламмер, представитель фирмы «Стеркул», начальник Вулгхарда; горбун с тростью не кто иной, как Сэм Липснер - учредитель и глава одноименного фонда. Дага Истмэна я уже видел. А вот кем был неопрятный тип в белом халате, вошедший последним? Впрочем, этого я могу и не узнать…

        - Пат, почему этот человек все еще здесь?  - возмутился Генри Пламмер.  - Он должен уже быть на полпути к мусорному шлюзу. Мне нужно мое кресло! Не могу же я все время стоять!

        - Шеф,  - Гамильтон отошел от окна,  - я думал, что вы пожелаете его допросить лично. Этот человек прибыл на станцию с отрядом вооруженных рейнджеров. Возможно, им что-то известно о проекте.

        - Я же приказал на неделю закрыть чужим доступ на станцию. Кто их пустил?  - Пламмер покраснел от негодования.  - И где сейчас эти вооруженные рейнджеры?

        - Они вроде бы собирались наняться в команду «Ангела ночи».

        - В экипаже моего звездолета нет ни одного нового человека,  - заверил Даг Истмэн.
        - И я не слышал, чтобы кто-то обращался к моим помощникам с просьбой о найме.

        - Давайте спросим у него.  - Сэм Липснер, этот противный горбатый старикашка, больно ткнул меня в грудь концом своей эбонитовой трости.

        - Отвечай, мерзавец, где твои ухари?!  - выкрикнул он скрипучим старческим голосом.
        - Молчишь? Напрасно. Я и не таких субчиков раскалывал, покрепче твоего будут. Подпалим пятки - сразу запоешь, как соловей…
        Мне надоело молчать.

        - Еще раз тронешь, старая сволочь, все кости переломаю,  - заверил я старика.

        - Вы слышали? Паршивец эдакий! Да кто ты такой?

        - Его зовут Скайт Уорнер,  - показал свою осведомленность Гамильтон.

        - Как?
        Возникла неловкая пауза. Кажется, мое имя было известно этим людям.

        - Скайт Уорнер?  - Сэм Липснер опустил занесенную для нового удара трость.  - Не тот ли это Уорнер, что летал когда-то с Браеном Глумом?

        - Тот самый,  - подтвердил его предположение Пат Гамильтон.
        Горбун, нервно перебирая худыми пальцами по набалдашнику трости, тихонько отошел в сторону.

        - Что это вы так испугались, достопочтенный?  - спросил Пламмер.  - Браен Глум давно мертв. «Валрус» уничтожен, а остатки его команды разбрелись по космосу.

        - Да, да, я знаю, Генри,  - отстраненно отозвался Сэм Липснер.  - Браен Глум мертв, конечно.  - Его голос был едва слышен.  - Только, если у вас есть вопросы к этому джентльмену, задавайте их сами. А меня, старика, увольте - не в том я возрасте для таких дел, и сердце уже не то.

        - Вы это серьезно?  - удивился Генри Пламмер.

        - Что вы сказали, а?  - Липснер приложил ладонь к уху.

        - Вы бы еще дальше отошли, достопочтенный.  - Пламмер презрительно взглянул на старика и взял инициативу в свои руки.

        - Я не был знаком с Браеном Глумом, благодаря чему у меня нет никаких комплексов по этому поводу.  - Он с размаха отвесил мне пощечину.  - Говори, скотина, зачем прилетел?!  - Не останавливаясь, он ударил меня по другой щеке.  - Где твои люди?!

        - Стойте, коллега.  - Даг Истмэн задержал занесенную для очередного удара руку Пламмера.

        - Что такое?

        - Это все-таки капитан знаменитого пиратского корабля. Имейте уважение.
        После этого поступка Дага Истмэна я проникся к нему уважением. Оказывается, не все из здесь присутствующих полные мерзавцы.

        - О чем это вы?  - не понял Пламмер.

        - Бейте кулаком.  - С этими словами Истмэн врезал мне в челюсть. От его удара у меня посыпались искры из глаз, а во рту появился соленый привкус крови.  - Вот так,
        - пояснил довольный собой Истмэн.
        Я жестоко ошибся: Даг оказался еще большей сволочью, чем это можно было предположить.

        - Это, наверное, больно?  - озабоченно поинтересовался у Истмэна Пламмер.  - Можно отбить руку.

        - Да,  - согласился тот, потирая костяшки пальцев,  - чувствительно.
        Тогда Генри Пламмер обратил свое внимание на Гамильтона и Вронского, безучастно стоявших в стороне.

        - В чем дело? Я не понял. Мне что, еще и здесь работу за вас делать?
        Оба охранника после окрика шефа засуетились и двинулись в мою сторону, а я мысленно распрощался со своими почками.

        - Минуточку, господа, у меня есть научное пьедложение,  - подал голос человек в белом халате. Он слегка картавил и поэтому проглотил в слове «предложение» букву
«эр».

        - Профессор, не мешайте,  - Генри Пламмер достал из кармана носовой платок и принялся вытирать руки,  - мы же не лезли к вам с советами, когда вы проводили опыты.

        - Хотя бы выслушайте, что я пьедлагаю.  - Человек точно проглатывал букву «эр».

        - Давайте послушаем, что скажет господин Зильберман,  - поддержал картавого Даг Истмэн.

        - Ну, хорошо,  - согласился Пламмер.  - Подождите,  - остановил он охранников, готовых уже вышибить из меня все, что только можно.  - Пусть Зильберман скажет.

        - Мы можем использовать Glistozius-paateus.  - Глаза профессора плотоядно блеснули из-за толстых линз бифокальных очков.  - Мы узнаем абсолютно все, что знает этот человек. Езультат гаантиован.

        - А после того, как вы используете своего Glistozius’a? профессор, что будет с подопытным?  - поинтересовался из отдаления Сэм Липснер.

        - Умьет.

        - Это хорошо… очень хорошо… - Липснер удовлетворенно закивал седой головой.

        - Отличная идея, док!  - радостно воскликнул Пламмер.  - Тащите сюда свою зверюгу.

        - Это не звеюга, это чейвь из отьяда тьопических беспозвоночных.

        - Хорошо, хорошо, только давайте побыстрее.
        Зильберман пошел к дверям, но вдруг остановился.

        - Что там еще?  - раздраженно спросил Пламмер.

        - Что там еще?  - раздраженно спросил Пламмер.

        - Я пьофессоу, а не доктоу.

        - Хорошо - профессор, профессор. Только поторопитесь, профессор. У нас с вами и так мало времени до начала основного эксперимента.
        Когда профессор скрылся в дверях, Пламмер с фальшивым сочувствием посмотрел на меня.

        - Может, ты все-таки сам все расскажешь? А то, когда червяк Зильбермана начнет отсасывать твой мозг, будет очень больно.

        - Мне нечего вам сказать.

        - Где твои люди?

        - Не знаю.

        - Откуда ты узнал о проекте «Вдох души»?

        - Не знаю ни о каком проекте с таким идиотским названием.

        - Врешь, паскуда! На кого ты работаешь?

        - На себя.

        - На себя?  - недоуменно переспросил Пламмер.  - Зачем тебе понадобилась технология производства синтетойдов?note 13[Note13: Синтетойды - человекоподобные существа, выращенные в лабораториях Империи из искусственного ДНК. С помощью армий синтетойдов Император планировал покорение Галактики, но его планам не суждено было сбыться - Империя пала, а синтетойды были уничтожены (более подробно об этих событиях рассказывается в романе «Звездный стипль-чез»).]

        - Какая технология?

        - Секретная имперская технология производства синтетических солдат. Откуда тебе стало известно о синтезе?

        - Не знаю ни о каком синтезе.

        - Врешь! Что тебе известно? Отвечай!

        - Ничего мне не известно.

        - Когда вернется Зильберман, ты сам будешь рад все рассказать, но будет уже поздно. Говори, пока еще есть время, кто тебе рассказал о старой секретной биолаборатории?

        - Так станция Буй-34 - это бывшая лаборатория по производству синтетойдов?  - догадался я.

        - Вот! А говорил, что ничего не знаешь,  - обрадовался Пламмер.  - Теперь рассказывай, кто тебе это все выболтал?

        - Что именно?

        - Что фирма «Стеркул» на деньги Липснера восстановила оборудование; что вчера пришел танкер с нефтью для синтеза биомассы; что Даг Истмэн привез захваченный инициатор; что, в конце концов, сегодня пройдет первое испытание. Ну, откуда тебе все это известно?

        - Я ничего не знаю.

        - Врешь!  - Пламмер принялся остервенело хлестать меня по лицу своими потными ладонями.  - Говори!

        - Генри, остановись,  - посоветовал Даг Истмэн.

        - Подождите, он что-то знает, я чувствую это!

        - Благодаря вам теперь он знает все.

        - Что вы имеете в виду?!  - возмущенно воскликнул Пламмер.  - Уж не думаете ли вы, что это я ему выболтал о наших планах по созданию синтетойдов?

        - Знаете что, уважаемый коллега,  - сказал Даг Истмэн,  - если вы никогда не проводили допросы, то и не стоит начинать. Это настоящее искусство. Знающие в этом деле толк получают от процесса удовольствие, а не портят себе нервы.

        - Да, любезный,  - прошепелявил Липснер,  - я бы на вашем месте остановился.

        - Это почему же?  - повернувшись к горбуну, поинтересовался Пламмер.

        - А если он развяжется?

        - Вы боитесь, что он убежит? Видимо, когда-то Браен Глум вас действительно сильно напугал, раз вы до сих пор трясетесь при виде его людей.

        - Генри, вы ничего не знаете, поэтому ведете себя опрометчиво,  - возразил Липснер.
        - Человек, которого вы бьете, самый опасный ганфайтер во всем космосе. И то, что в данный момент у него связаны руки,  - просто везение. В противном случае я не дал бы за вашу жизнь и гвиндонской песетыnote 14[Note14: Гвиндония - слаборазвитая аграрная страна. Один плобитаунский кредит равен десяти тысячам гвиндонских песет.
        .

        - Я никого не боюсь, у меня на станции тридцать человек охраны.  - Пламмер посмотрел на Гамильтона.  - И все бывшие десантники. Некоторые из них сами охотились за пиратами.

        - Вот и поинтересуйтесь у ваших охотничков, кто такой Скайт Уорнер. А тридцать человек, я вам скажу,  - это не так много.
        Генри Пламмер отступил на шаг.

        - Эй, Даг, а что скажешь ты?  - вытирая руки платком, поинтересовался он у капитана
«Ангела ночи». Даг Истмэн посмотрел на меня.

        - Пускай Скайт Уорнер самый знаменитый ганфайтер, но он всего лишь человек, а, как известно, все люди смертны.  - И после этих слов Истмэн ударил меня кулаком в челюсть.
        Капли крови брызнули из рассеченной губы на пол.

        - Ха! Отличный удар, Даг!  - восхитился Пламмер.  - Ловко это у тебя получается. Истмэн наклонился ко мне:

        - Когда ты умрешь, все будут говорить, что тебя убил я, капитан «Ангела ночи». Пройдет время, и люди забудут, кто такой Браен Глум и кто такой Скайт Уорнер. Будут помнить только Дага Истмэна.  - Он усмехнулся.  - Можешь даже не говорить, где те, с кем ты прибыл на станцию. В команде моего корабля пятьдесят человек, плюс тридцать человек охраны из фирмы «Стеркул», чтобы обыскать станцию нам понадобится полчаса - не больше.

        - Отличная идея, Даг,  - одобрил план компаньона Генри Пламмер.  - Только пускай вначале скажет, кто его пустил на станцию.

        - Шеф,  - обратился молчавший до этого момента Гамильтон.

        - Что?

        - Я знаю, кто его пустил - это энергетик Вулгхард.

        - Вулгхард? У него завтра заканчивается контракт. Не так ли?  - Пламмер спрятал в карман носовой платок, которым вытирал потные ладони.  - Ну так в мешок и за борт.
        Из дверей, ведущих в коридор, раздался непонятный скрежет, металлическое бряцанье, что-то упало. Присутствующие обернулись на этот шум. В помещение въехала каталка с большим стеклянным террариумом. На нижней ее полке находились инструменты, химическая посуда, провода с клеммами и горел монитор портативного компьютера. Каталку перед собой толкал Зильберман.

        - Мы пьи-ишли-и,  - радостно улыбаясь, прокартавил профессор.
        В террариуме, за толстым стеклом, что-то шевелилось.
        Зильберман остановил каталку возле меня, и я с ужасом увидел огромную пиявку толщиной с человеческую ногу. Ее черное жирное тело лоснилось в свете ламп. Пиявка лениво вытягивала слепую голову с присоской и тыкалась в стекло, оставляя на стенках террариума склизкие отпечатки.

        - Сейчас, сейчас, моя маленькая.  - Зильберман в том месте, где пиявка касалась стенки террариума, бережно побарабанил пальцами по стеклу.

        - Профессор, только давайте без нежностей,  - попросил Пламмер, с брезгливым видом отходя в сторону, подальше от террариума с мерзким созданием.
        Зильберман надел на руки толстые резиновые перчатки. Извлек из кармана белого халата маленькую коробочку и вынул из нее пучок длинных тонких игл.

        - Никто не желает поассистиовать?  - обратился профессор к присутствующим.

        - Что нужно делать?  - с охотой откликнулся на предложение Даг Истмэн.

        - Подейжите, пожалуйста.  - Зильберман протянул ему иглы.  - Будете мне давать по одной.
        Даг взял протянутые иглы и посмотрел на меня.

        - Надо было соглашаться на заряд бластера в голову,  - сочувственно произнес он.
        То, что здесь происходило, мне нравилось все меньше и меньше. Я нервно заерзал на стуле.

        - Господа (черт бы вас всех побрал), что вас интересует? Я готов сотрудничать,  - попытался я остановить начинающееся мероприятие.

        - Спохватился!  - воскликнул Пламмер.  - Теперь уж поздно. Доку важен сам процесс. Мы не имеем права вмешиваться в научный эксперимент. Скажите, господа! К тому же я еще ни разу не видел, как он это делает, хочу посмотреть.

        - Да,  - согласился Сэм Липснер,  - это весьма любопытно.
        Зильберман снял с террариума защитное стекло, отошел в сторону и аккуратно поставил его на пол, прислонив к идущему вдоль стены пульту лаборатории.

        - Док! Док!  - в ужасе воскликнул Пламмер.  - Она вылезает!
        Пиявка действительно высунула свою голову за край стенки террариума и, словно принюхиваясь, водила ею из стороны в сторону. Гамильтон и Вронский подняли карентфаеры, готовые открыть стрельбу. Липснер прижался горбом к стенке. А Даг Истмэн, хоть и остался на месте, не сделав назад ни шага, весь побледнел.
        Я сидел от пиявки ближе всех. С моего места хорошо было видно, как открывается и закрывается ее черный рот. Я даже слышал отвратительное почмокивание и скрип ее тела, когда пиявка терлась о стекло террариума.

        - Кто-нибудь, пристрелите эту тварь,  - попросил я. Зильберман подтянул резиновые перчатки на руках и, не торопясь, пошел к террариуму.

        - Я пьофессоу, а не доктоу,  - снова напомнил он, проходя мимо Пламмера.

        - Конечно, профессор, профессор,  - торопливо согласился Пламмер,  - только, профессор, запихните ее, пожалуйста, обратно.

        - Куда ты, глупенькая?  - Зильберман осторожно затолкнул пиявку обратно.  - Подожди, кушанье еще не готово. А вы думайте, пьежде чем говоить,  - сказал он мне.  - Это етьчайший вид. Glistozius-paateus обитает только в тьопических лесах одной из планет системы Эос. Он занесен в Кьасную книгу.  - Профессор взял из с рук Истмэна одну из игл.  - Пищей этому виду служат пьиматы - такие маленькие обезьянки,  - продолжил Зильберман с упоением рассказ об уникальном создании, при этом глаза его из-за мощных линз очков казались несообразно большими и страшными.  - Она обладает уникальным свойством пьеобазовывать инфоймацию из мозга своих жейтв в электьические сигналы и пеедавать их своим соодичам, благодая чему все особи стаи узнают место нахождения пищи. Ваш покойный слуга тоже научился считывать эти сигналы и дешифовывать их.

        - Теперь вы всегда сыты?  - поинтересовался я.

        - Ха-ха-ха!  - Моя шутка развеселила профессора.  - Очень остоумно,  - отсмеявшись, продолжил он.  - Благодая этой уникальной способности я смогу, напьимей, узнать, что вы видели, делали, слышали, о чем думали за пьошедшие день -два.

        - Профессор, а мы не сможем узнать, что делал этот человек несколько лет назад?  - поинтересовался Даг Истмэн.

        - Только самые яйкие моменты его пьошлой жизни. Понимаете, лучше всего считывается свежая инфоймация либо та, что оставила в его памяти неизгладимый след:

        - Так не тяните, начинайте,  - посоветовал Генри Пламмер.  - Только постарайтесь не испачкать кровью мое кресло.

        - А кьови не будет,  - заверил Зильберман.  - Glistozius-paateus будет отсасывать мозг через глаз испытуемого, а заодно и всю кьовь, котояя появится.
        Профессор наклонился над террариумом и осторожно воткнул иголку в тело пиявки. Пиявка вздрогнула и зашевелилась.

        - Тихо, тихо.  - Зильберман аккуратно погладил своего мерзкого питомца.  - Даг, давайте следующую. Истмэн протянул профессору новую иглу.

        - Зачем вы это делаете?  - поинтересовался он.  - Мне кажется, ей это не нравится.

        - Это необходимо, чтобы получить сигнал.  - Зильберман воткнул вторую иглу, потом, одну за другой, еще десять. Теперь из черного блестящего тела пиявки торчала дюжина игл. Они шевелились, когда тело пиявки вздрагивало от боли.

        - Хоошо,  - вколов последнюю, сказал профессор. Он достал проводки с клеммами и принялся прикреплять их к кончику каждой торчащей иголки. Другой конец провода он подсоединял к компьютеру, стоящему на нижней полке под стеклянным ящиком с пиявкой.

        - Так, готово,  - сказал Зильберман, когда всё было закончено.  - Тепей давайте сюда обьазец, нужно наклонить ему голову над акваиумом.
        Под образцом профессор, конечно же, имел в виду меня.
        Еще в самом начале, когда я только увидел Купера, у меня создалось ощущение, что нынешний полет окажется не из приятных, но чтобы настолько… Умереть на глазах у кучки негодяев, высосанным гигантской пиявкой, такого я не мог представить и в кошмарном сне.

        - Гамильтон, Вронский, это по вашей части, давайте,  - отдал распоряжение охранникам Пламмер, указывая пальцем на меня, и вновь достал свой носовой платок, чтобы вытереть руки.
        Охранники закинули карентфаеры за спину и не спеша двинулись ко мне. По их лицам я понял, что парням не нравится то, что им предстояло сделать, но такая о у них была работа, и терять ее из-за какого-то бедолаги они не собирались. Я приготовился к самому худшему, как вдруг раздалась трель вызова мобильного телефона. Каждый из присутствующих полез к себе в карман. Охранники остановились в шаге от меня.
«Неужели это насчет амнистии?» - мелькнула у меня в голове глупая мысль.

        - Алло, алло!… Это не мой,  - сообщил Генри Пламмер.

        - И не мой,  - убирая трубку обратно в карман, заявил Сэм Липснер.

        - Какого дьявола,  - выругался Даг,  - телефоны на станции вообще не работают!

        - Это моя рация,  - сказал Пат Гамильтон,  - извините.  - Темнокожий гигант извлек из нагрудного кармана скафандра маленькую мобильную рацию и приложил ее к бесформенному борцовскому уху.  - Да!… Понятно. Ждите, я сейчас подойду.

        - Извините, шеф,  - обратился он к Пламмеру,  - но на шестой палубе, это закрытая зона, обнаружен труп одного из моих людей. Ему перерезали сонную артерию - работа профессионала. Я должен срочно идти.

        - Иди, мы здесь и сами управимся,  - разрешил Пламмер.
        Гамильтон махнул рукой Вронскому, чтобы тот шел за ним, и охранники спешно покинули комнату. Не знаю, торопились ли они на самом деле выяснить обстоятельства гибели своего товарища или, воспользовавшись предлогом, спешили покинуть комнату, где намечалась отвратительная сцена.

        - Итак, господа, теперь нам предстоит самим их как-то соединить,  - указывая на меня и на террариум с пиявкой, сказал Пламмер.  - Давайте возьмемся сообща. Я думаю, это не будет трудно.

        - Да здесь нет ничего сложного,  - подтвердил Зильберман,  - главное, чтобы Glistozius-paateus почуяла пищу. Пододвиньте обьазец поближе к акваиуму, вот сюда, и она сама пьисосется.

        - Сэм, идите к нам,  - позвал горбуна Пламмер.

        - А он хорошо привязан?  - поинтересовался Сэм Липснер.

        - Конечно,  - заверил Пламмер.

        - А вы проверьте, уважаемый.
        Генри Пламмер подергал веревки, которыми я был привязан к креслу.

        - Ну что, убедились? Никуда он не денется.
        Горбун неохотно подошел поближе.

        - Его в любом случае нельзя оставлять в живых,  - приободрил старика Пламмер.  - Давайте помогите и после можете спать спокойно. Беритесь с этой стороны.

        - Не стоит этого делать, джентльмены,  - попытался я урезонить своих палачей, но это вызвало лишь садистские ухмылки.
        Толстяк Пламмер встал с правой стороны от кресла, Даг Истмэн слева, а горбатый Сэм
        - сзади. Зильберман склонился над компьютером с противоположной стороны террариума. Его голова с всклокоченными волосами плотоядно уставилась линзами бифокальных очков сквозь стеклянную стенку, словно сам Зильберман сидел внутри террариума.

        - Толкайте,  - отдал команду профессор.

        - Можешь начинать кричать,  - наклонившись чуть ли не над самым моим ухом, посоветовал Даг Истмэн.
        Глава 6. КАЖДОМУ СВОЕ

        Мучители покатили кресло к террариуму. Еще мгновение, и моя голова окажется над той мерзкой тварью, что сидит внутри. Пиявка, словно предчувствуя скорую трапезу, начала медленно вытягивать голову. Иглы, воткнутые в ее тело, закачались, поблескивая в ярком свете ламп.
        У меня были другие планы, и я не хотел исполнять роль обезьянки для какой-то тропической гадины, пусть даже редкого исчезающего вида, поэтому предстояло срочно что-то предпринимать. Надеяться на чудо было уже поздно, и я не нашел ничего лучшего, как ударом ноги опрокинуть каталку с террариумом на профессора Зильбермана.
        Блеснули хромированные ножки с колесиками, раздался звон разбитого стекла и жуткий вопль профессора Зильбермана. Его компаньоны, катившие стул, в ужасе замерли, наблюдая, как черное тело, утыканное иглами с проводами, обвивает голову профессора. Движения пиявки стали стремительными. От той медлительности, что была раньше в ее действиях, не осталось и следа. Почуяв добычу, она извивалась и вертелась, стараясь присосаться к глазам жертвы, словно брандспойт, вырвавшийся из рук пожарника. Каким-то чудом профессору удалось встать на ноги, но пиявка уже впилась в его правый глаз. Какое-то мгновение Зильберман пытался руками оторвать ее от себя, топчась на месте по осколкам террариума, монитора компьютера и инструментам, разбросанным по полу. Но потом, споткнувшись об опрокинутую каталку, потерял равновесие и с размаху ударился в стеклянную стену лаборатории. Стекло не выдержало удара и разлетелось вдребезги. Зильберман, с диким криком перевалившись через невысокое ограждение, упал прямо в чан с маслянистой жидкостью, стоявший как раз под тем местом, откуда вывалился профессор.
        Крик захлебнулся. Серая маслянистая субстанция безвозвратно поглотила профессора и пиявку.

        - Дьявол!  - выругался Даг Истмэн.  - Этот идиот упал прямо в чан с биомассой. Что теперь будет?

        - Я не знаю,  - дрогнувшим голосом ответил Пламмер.  - Проектом занимался исключительно профессор Зильберман. Я знаю только, что инициация была проведена, и осталось лишь ввести генетический код…
        Субстанция в чане вдруг зашевелилась, на ее поверхности появился большой пузырь, который лопнул с омерзительным звуком. Это, наверное, душа Зильбермана отлетала в иной мир. Лампы на стенках котла поменяли цвет с зеленого на красный.

        - Пламмер, что это значит?  - озабочено поинтересовался Даг Истмэн.

        - Кажется, повышается температура,  - неуверенно ответил толстяк.

        - Почему?

        - Пошла реакция.

        - Чем это грозит?

        - Неуправляемым синтезом.

        - Я вас предупреждал, не стоило со мной связываться,  - не упустил я возможности позлорадствовать. Зря я, наверное, отважился на подобную дерзость, потому что эти сволочи вспомнили о моем присутствии и переключили внимание на меня.

        - Давайте скинем его туда же, в чан с биомассой. Пускай составит компанию Зильберману,  - предложил Даг Истмэн.

        - Только после этого обязательно закроем крышку,  - уточнил Сэм Липснер.

        - Не сомневайтесь, почтенный, это мы сделаем пренепременно…
        Со стороны котла раздался жуткий тягучий вздох. Масса в котле уже шевелилась и вздымалась, готовая, словно сбежавшее тесто, вот-вот перевалить через край.

        - Тут должна где-то быть аварийная система выброса!  - вспомнил Пламмер.  - Мы можем вылить всю испорченную биомассу за борт в открытый космос.
        Но Даг Истмэн вначале решил довести до конца дело со мной. Он взялся за подлокотники кресла и потащил его к пролому в стекле, через который выпал Зильберман.

        - Сперва решим вопрос со Скайтом… - с упорством в голосе проговорил он.  - Помогите мне, черт побери!  - Его лицо было как раз напротив моего, и я видел, как капитану
«Ангела ночи» не терпится сбросить меня в чан с биомассой.
        Если Даг так жаждет прикончить меня, зачем делать это таким варварским способом, или он забыл про бластер? Скорее всего Истмэн намеревается получить моральное удовольствие наподобие того, что этот поганый выродок получает, когда расстреливает гибернационные кабины с экипажами транспортных звездолетов.
        Несмотря на то что я старательно упирался, Даг протащил кресло почти к самому краю. Еще чуть-чуть, и он осуществит свою затею.

        - Даг,  - окликнул его я.

        - Что?  - с ухмылкой поинтересовался он.

        - Можно кричать.  - С этими словами я изо всех сил ударил его ногой в пах.
        Даг Истмэн захрипел от боли и закатил глаза. Его лицо налилось кровью. Он медленно сполз на пол и согнулся там калачиком, держась обеими руками за ушибленные органы.
        Генри Пламмер, оказавшийся за спинкой кресла, схватил меня со спины в захват, не давая двигаться. Как я ни упирался ногами в пол, мне не удавалось высвободиться из его объятий.

        - Сэм! Сэм, прикончите его!  - закричал Пламмер.  - Скорее, пока он не вырвался!
        Липснер, держа обеими руками перед собой трость, забежал спереди.

        - Держите крепче,  - просипел старый хрыч. Он повернул набалдашник трости, и из ее конца выскочило длинное острое лезвие.  - Я сейчас проткну ему сердце.
        Горбун примерился в левую сторону моей груди и сделал выпад.
        Наверное, Сэм Липснер и на самом деле был уже слишком стар для этого, или я так сильно хотел жить, но когда горбун делал выпад, я все же сумел развернуть сиденье кресла вокруг оси.
        Лезвие вспороло куртку на груди и вонзилось в плечо Генри Пламмера.

        - Идиот!  - взвыл глава фирмы «Стеркул», но, надо отдать ему должное, несмотря на боль в раненой руке, захват не расцепил.

        - Простите, любезный,  - пролепетал Липснер и вновь ткнул в меня своей тростью.
        Захват Пламмера чуть ослабел, и я без труда ушел от второго удара.
        Лезвие воткнулось Пламмеру в другую руку.

        - Ау-у-у!  - на сей раз Пламмер не смог даже ругаться. Он отпустил меня и, корчась от боли, отбежал в сторону. На рукавах его дорогого костюма проступили пятна крови.
        Я заметил, что мои путы ослабли. Оказалось, что Липснер во время второго удара перерезал одну из веревок. Я высвободил левую руку. Отлично, сейчас я им припомню и электрошок, и удары по лицу, и отврати тельную тварь из тропических лесов планеты Эос.

        - Боже!  - в ужасе воскликнул Сэм Липснер, увидев, что я распутываю себе уже вторую руку.  - Он освободился!

        - Охрана!  - завопил Генри Пламмер, прижимая ладони к раненым плечам. Но на его вопль никто не появился.  - Охрана!!!  - что есть мочи вновь закричал Пламмер и снова безрезультатно.

        - Сделайте что-нибудь,  - взмолился Сэм Липснер,  - он сейчас встанет!
        Генри Пламмер ничего не стал делать, он побежал к выходу из комнаты. Горбун, видимо, тоже перестал надеяться на охрану и побежал следом, ловко помогая себе тростью. Кто бы мог ожидать такой прыти от человека в его возрасте, но тем не менее Липснер оказался довольно резвым старикашкой, и когда я полностью распутался, в комнате из моих недавних мучителей остался лишь один Даг Истмэн, корчившийся от боли на полу.
        Я встал, отбросил в сторону надоевшее кресло и расправил плечи.

        - Ну что, Даг, как ты себя чувствуешь?  - Нагнувшись, я вынул из его кобуры бластер.  - Он тебе больше не понадобится.  - Я проверил заряд энергетической батареи, снял оружие с предохранителя.  - Вижу, ты тоже предпочитаешь «дум-тум».

        - Скайт, не убивай меня,  - взмолился Истмэн.  - Мы же не сделали друг другу ничего плохого. Ты должен понимать, почему я вел себя таким образом. Ты ведь тоже был пиратом. Чтобы меня уважали, я вынужден выглядеть жестоким в глазах окружающих. На самом деле я не такой - я добрый. Честно, я добрый.

        - Не нужно мне рассказывать сказки. Я знаю, какой ты на самом деле. Это видно по твоим глазам.

        - Нет, Скайт, это не то, о чем ты думаешь,  - испугался Истмэн.  - Я бы никогда не позволил этим людям скормить бывшего капитана какой-то пиявке, поверь мне, я сам капитан.  - Он уже оправился от удара и, настороженно глядя на меня снизу вверх, не спеша поднялся на колени.  - Пиратская солидарность не позволила бы мне сделать это.
        Честно говоря, я не верил ни одному слову этого человека, и не столько потому, что в его глазах не было ни капли раскаяния (вряд ли оно когда-либо там появится); не потому, что его левая рука, скрытая от меня туловищем, медленно тянулась к голенищу сапога (что там спрятано, я догадывался, но по большому счету мне на это было плевать); скорее всего я не верил Дагу Истмэну потому, что это был тот самый человек, который расстреливал гибернационные кабины со спящими экипажами звездолетов. Такой подлости не позволяли себе ни Браен Глум, ни Морган, ни тем более я.
        Я переложил бластер из правой руки в левую.

        - Даг, помнишь?

        - Что?

        - Это.  - Я врезал Истмэну кулаком в челюсть. Удар получился не такой уж и сильный, но Истмэн вновь оказался лежащим на полу. Из левой руки у него выпал нож - как я и думал.
        Осталось наставить на Истмэна бластер, пока он лежит без сознания, и нажать курок. Но что-то удержало меня от этого поступка. Чем я буду лучше Дага Истмэна, если пристрелю его в бессознательном состоянии?
        Черт, я опустил бластер. Если я считаю себя честным человеком, то не должен совершать подлые поступки, даже если меня в этот момент никто не видит. Честное имя требует от человека мужества и силы воли. Подождем, пока Даг придет в себя.
        Истмэн лежал неподвижно у моих ног и не подавал ни малейших признаков жизни. Не так сильно я его и ударил, чтобы лежать без сознания несколько минут.
        Вдруг мое внимание привлек шум из пролома в стекле. По ту сторону, в цеху лаборатории, что-то происходило, слышались утробные вздохи, хлюпанье, шорохи… Я взглянул на Дага, и так как тот все еще не пришел в сознание, решил узнать, что там творится.
        Подойдя к стеклу, я посмотрел вниз. Моему взору предстало жуткое зрелище. Котел, в котором раньше клокотала отвратительная серая жижа, оказался пуст, а по стенам помещения, похожие на гигантских слизняков, расползались огромные сгустки биомассы. Один из них уже подбирался к выбитому Зильберманом окну. Склизкая серая поверхность сгустка бугрилась и переливалась, издавая тошнотворное чавканье.
        Край биомассы оказался от меня на расстоянии вытянутой руки. На ее поверхности я с ужасом заметил множество раскачивающихся отростков. Тонкий стебелек заканчивался утолщением на конце, с которого свешивались капли тягучей слизи, и это утолщение представляло собой не что иное, как глазное яблоко. Десятки жутких глаз смотрели в мою сторону!
        Я отпрянул от окна и отступил на пару шагов. Сгусток по стене добрался до окна. В разбитом стекле появился глаз. Покачиваясь на тонком отростке, он поворачивался из стороны в сторону, оглядывая помещение. После осмотра отвратительное око, не моргая, уставилось точно в мою сторону. Затем вылезли еще два, потом еще и еще. И все без исключения с какой-то маниакальной заинтересованностью устремили на меня свои черные зрачки.
        Из-за края окна возник склизкий бок пульсирующей субстанции. Надо было срочно уходить из помещения. Мне совершенно не нравилось то, с каким внимательным выражением смотрели на меня жуткие глаза ожившего сгустка синтетических протеинов.

        - Ты как хочешь, а мне пора,  - сказал я, повернувшись к Дагу Истмэну. Но пол, на котором минуту назад я оставил бесчувственное тело капитана «Ангела ночи», оказался пуст. Истмэн обманул меня, притворившись потерявшим сознание после удара, и, воспользовавшись тем, что я отвлекся, сбежал. Сучий выродок.
        Это надо же, все подонки разбежались! Даже Сэм Липснер, из которого уже песок сыплется, сиганул как заяц. И как это им удается - выкручиваться из любого положения? Только Зильберману не повезло… Впрочем…
        Я посмотрел на субстанцию, с чавканьем и хлюпаньем переваливающуюся через раму разбитого окна. Плотоядное выражение глаз мне показалось знакомым. Пожалуй, теперь профессор сможет узнавать мысли других, сам высасывая мозги.
        Хватит, пора уносить ноги из этого места. Надеюсь, Купер успел сделать все свои дела на станции, тогда - в звездолет и прочь отсюда.
        Я побежал к выходу в коридор.
        Глава 7. ЖИВЫМ ИЛИ МЕРТВЫМ

        Скорее всего, лаборатория находится на одном из нижних уровней станции, значит, мне надо двигаться наверх. Обычно генератор искусственной гравитации на таких объектах один, и располагается он на последней палубе. Не думаю, чтобы имперские инженеры оснастили каждый этаж космической станции Буй-34 индивидуальными генерирующими решетками.
        Короткий проход из лаборатории упирался в закругляющийся по диаметру станции центральный коридор. Широкий, хорошо освещенный, он шел по центру этажа, опоясывая центральную шахту с лифтами и лестницами. Как раз к шахтам мне и предстояло пробраться.
        Если преступные авторитеты, сбежавшие от меня, успели организовать засаду, то она ожидает у дверей лифта. Поэтому я не стал сломя голову выскакивать на открытое пространство, а, приготовив бластер, осторожно подкрался к краю и быстро выглянул в коридор.
        Возле дверей лифта лицом вниз лежал человек в оранжевом скафандре. В спине под левой лопаткой торчал метательный нож. Точно такой же, какой я видел у Фитча. Значит, рейнджеры Купера недавно побывали здесь.
        Держа бластер перед собой в вытянутых руках и постоянно оглядываясь по сторонам, я приставными шагами стал перемещаться к лифтовой шахте. Все пока было спокойно. Никакой видимой угрозы или опасности. Не встретив ни одной живой души, я добрался до лифта. На дверях красовалась цифра «13». Я не особо суеверный человек, но мне это не понравилось, хотя для лаборатории по созданию синтетойдов вполне подходящее число.
        Нумерация этажей станции шла сверху вниз. Подниматься по лестнице девять этажей до причальной палубы мне совершенно не хотелось. Я нажал кнопку вызова. Светящаяся точка, отмечающая кабину, поползла по указателю с первого этажа. Странно, это означало, что защитная диафрагма между палубами пятого и шестого этажей убрана и лифт теперь свободно перемещается по всему стволу шахты. Это, наверное, Пламмер для себя постарался, чтобы не идти пешком до центра управления станцией, базирующегося как раз на первом этаже. Значит, он вместе с Сэмом Липснером и Дагом Истмэном сейчас там. Появился неплохой шанс без проблем добраться до своего звездолета, только нельзя зря терять время.
        Кабина лифта была уже на подходе, когда в коридоре раздались чавкающие звуки. Из-за закругления стены, перекрывая собой всю ширину коридора, показался сгусток биомассы. Пожалуй, я бы не успел заскочить в кабину, если бы субстанция не заинтересовалась трупом охранника и не замедлила движение, чтобы поглотить его.
        Амёбоподобная склизкая масса с тошнотворным хлюпаньем обволокла мертвое тело. Поверхность биомассы заволновалась, глаза на жгутиках закачались. К счастью, раздался сигнальный звоночек, и двери лифта открылись. Но, прежде чём запрыгнуть внутрь и нажать кнопку, я заметил, как вспучился край сгустка, и в том месте от биомассы стало отпочковываться нечто странное, имеющее конечности и по виду напоминающее… человека. В этот момент двери закрылись, и лифт поехал вверх.
        Увиденное зрелище потрясло. Я не был уверен в том, что от биомассы отделился именно человек, возможно, это был просто сгусток поменьше или скафандр мертвеца, покрытый протеиновой слизью; в конце концов, мне могло это все померещиться.
        Лифт ехал очень медленно, совсем не так, как в небоскребах Плобитауна. Проходила целая вечность, прежде чем цифра на указателе этажей менялась. Бластер я вложил в кобуру, но застегивать не стал.
        Наконец, кабина достигла четвертого этажа. Я понял это не столько по цифре на счетчике, сколько по дырке в створках дверей, которую проделал своей чудо-пилой тот ненормальный тип в красном пиджаке.
        Двери со скрежетом открылись, и я выбрался на грузовую палубу. Здесь, как и раньше, царило оживление. Шли погрузо-разгрузочные работы. Товары с пиратского корабля отвозили на транспорты скупщиков краденого.
        Вначале я даже встревожился. На нижних палубах народу было значительно меньше. Здесь же стоял гомон, словно на оживленной улице какого-нибудь города. Но на меня никто не обратил внимания. Как я понял, тревогу еще не успели объявить, и у меня имелся неплохой шанс добраться до своего звездолета.
        Народ, как ни в чем не бывало, продолжал заниматься своими делами. Туда-сюда разъезжали автокары. Сновали люди с баулами и коробками. В углу, уткнувшись в кучу мусора, спал пьяный. Подвыпившая компания пиратов, человек десять, двигалась в сторону бара. Никого из знакомых, кто мог бы меня опознать, я не заметил и осторожно, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, стал пробираться к проходу на восьмой причал.
        Неужели мне все-таки повезет? Лишь бы Купер оказался на месте.
        Вот и коридор к восьмому причалу, еще несколько метров, и я у люка своего звездолета.

        - Господин!  - раздался внезапный окрик у меня за спиной, от которого я вздрогнул и схватился за бластер.
        Три тысячи чертей! Это был тот неудачник-коммивояжер с алмазной пилой в чемодане. Как его зовут? Кажется, Блу.
        Блу торопился ко мне с противоположного края грузовой площадки. Он ловко лавировал между автокарами и людьми. Если я сделаю вид, будто не заметил его, он начнет кричать еще громче и привлечет ненужное внимание.
        Я остановился и, чтобы показать, что вижу его, махнул Блу рукой.

        - Как я рад, что встретил вас,  - наконец, преодолев разделявшее нас расстояние, произнес он.

        - Что у тебя?  - с опаской глядя по сторонам, спросил я.

        - У меня новое предложение.  - Блу кивнул на чемодан.  - Только для вас. Вам его я делаю первым, и только потому, что вы мне глубоко симпатичны.  - Блу заискивающе улыбался и зачем-то подмигивал.
        Удивительно, как его с такими манерами здешняя публика до сих пор не отправила бороздить космос в мусорном мешке. Либо Блу чертовски везучий парень, либо за ним стоят важные люди. Но, как мне кажется, Блу пока просто везет.
        В дальнем конце транспортного прохода, ведущего ко второму причалу, я заметил оранжевый скафандр.

        - Отлично, Блу, расскажешь по пути. Я потянул коммивояжера за рукав пиджака, увлекая за собой в коридор восьмого причала.

        - Это самое выгодное предложение в вашей жизни,  - вдохновленно принялся увещевать Блу. Он семенил рядом, все время порываясь оббежать меня спереди и преградить дорогу.  - Ультрасовременная, модная и практичная пила «Швигер», способная без труда распилить абсолютно все!… Вы не поверите!… Нет, вы не поверите, что я вам готов предложить…
        Я с опаской оглянулся назад: кажется, никто за нами не увязался. До шлюзовой камеры переходного отсека осталось несколько шагов. Это последнее опасное место на пути к звездолету. Если у Купера все получилось, то он сейчас ждет как раз за люком шлюзовой камеры. А если нет, то там, в засаде, как и в прошлый раз, может находиться Пат Гамильтон со своими людьми. Надо приготовиться к любой неожиданности.
        Я положил руку на рукоятку бластера.

        - Но прежде, чтобы вы прочувствовали свою выгоду, я задам вам вопрос: вы помните, сколько стоила эта чудо-пила «Швигер» в последний раз?
        Вот и панель управления люком в шлюзовую камеру….. Кажется, Блу меня о чем-то спрашивает.

        - Что?  - переспросил я.

        - Я напомню вам - в последний раз она стоила пятьсот девяносто девять кредитов. Сейчас же она стоит - приготовьтесь - всего двести кредитов! Да, вы не ослышались, всего…

        - Блу,  - прервал я этого странного человека,  - открой.

        - Да, да, пожалуйста.  - Блу услужливо нажал на кнопки, и стальная пластина выходного люка отошла в сторону.
        Я выхватил бластер. Если бы там оказались охранники, я, не раздумывая, открыл бы огонь, не дожидаясь, пока меня вновь угостят электрошоком, но там никого не было. Я переступил порог широкого люка и убрал бластер обратно.
        Так, значит, Купер не пришел. Что делать? Ждать его в тамбуре переходного отсека? Сколько времени? А если он вообще не придет?
        Вдруг Блу упал на колени и в мольбе простер ко мне руки.

        - Господин,  - чуть не плача, запричитал он,  - умоляю вас, помогите мне покинуть это жуткое место… Капитан звездолета, который должен был забрать меня, так и не вернулся за мной. Я не могу выбраться отсюда вот уже третью неделю… У меня отобрали товар, украли деньги…
        Я изумленно уставился на этого ненормального человека. Только что он пытался всучить мне никчемную вещь, а теперь стоит на коленях, умоляя взять с собой.

        - Помогите мне, пожалуйста.  - Блу не выдержал и разрыдался.  - Я ничего не ел несколько дней…

        - А чего ты сразу не попросил у меня помощи?  - Я попытался поднять его с колен, но Блу был не в состоянии держаться самостоятельно, и мне никак не удавалось поставить его на ноги.

        - Увезите меня отсюда, пожалуйста… - По небритым щекам Блу текли слезы.  - Я вас умоляю, не бросайте меня здесь, я больше не могу….. Меня постоянно бьют и унижают…

        - Хорошо, хорошо, я вывезу тебя отсюда, успокойся.

        - Я отдам вам демонстрационный экземпляр «Швигера» - это все, что у меня осталось. Только не оставляйте меня… - Блу, кажется, не слышал моих слов, он продолжал плакать и причитать.  - Помогите… помогите…

        - Если ты сейчас же не возьмешь себя в руки, то я передумаю и оставлю тебя здесь,
        - встряхнув его за плечи, сурово заявил я.
        Блу испуганно замолчал, пытаясь подавить рыдания, и принялся рукавом вытирать слезы.

        - Спасибо, спасибо. Я сразу, как только увидел вас, понял, что вы хороший человек.

        - Потом будешь благодарить.
        Где же этот Купер? Без него я улечу несолоно хлебавши. Меня совершенно не устраивает вариант возвратиться с пустыми руками. Может, он не дождался? В таком случае куда он пошел? В бар? Скорее всего. Надо сходить проверить. Конечно, это опасно, но по-другому никак.

        - Слушай, Блу, я сейчас отойду на несколько минут. Ты останешься здесь. Могут прийти мои друзья, четверо рейнджеров, среди них очаровательная блондинка, остальные полные дебилы. Ты им скажешь, что я пошел в бар станции искать их, пускай никуда не уходят, ждут тут. Ты меня понял?

        - Никуда не уходить, ждать здесь.

        - Совершенно верно. Кстати, Блу, ты куришь?

        - Нет.

        - И правильно делаешь.
        Оставив незадачливого торговца в шлюзовой камере, я пошел обратно на станцию. Блу смотрел мне вслед с собачьей преданностью. Рыдания перестали сотрясать его, но слезы еще текли по небритым щекам, Блу вытирал их рукавом красного пиджака.
        Решил сделать бизнес, торгуя с подонками,  - это был неумный поступок с его стороны. Чтобы заниматься делами с бандитами, нужно самому быть таковым или, по крайней мере, хорошо владеть бластером, а у этого парня нет даже кобуры, куда можно положить его. А одного, пусть даже хорошо подвешенного, языка в этом деле недостаточно. Вот ведь бедолага, торчит здесь уже третью неделю. Ладно, с меня не убудет, если подброшу его до Свободы-5, а там уж пускай выкручивается сам.
        Чтобы попасть в бар, снова предстояло пройти через многолюдную грузовую палубу до центральной шахты. Сколько прошло времени с момента, как Пламмер с Липснером сбежали из лаборатории? Минут десять. Нельзя забывать и про Истмэна, этот точно захочет взять реванш. Следовательно, вот-вот объявят тревогу. Странно, что ее до сих пор не объявили. Времени совсем не остается. Надо спешить.
        Я выглянул из-за угла. Ничего не изменилось: те же пьяные пираты с «Ангела ночи», шляющиеся без дела, скупщики, автокары с товаром. У входа на второй причал двое охранников в оранжевых скафандрах: следят за погрузкой кораблей Томасса Хоффа и Кена Поуга. Вряд ли они обратят на меня внимание.
        Держась поближе к стене, я направился к центральной шахте. Моя ладонь все время покоилась на рукоятке бластера. Пока я пробирался к дверям лифта, нарастало какое-то внутренне напряжение. Я ожидал, что в любой момент раздадутся крики, топот и выстрелы, но ничего подобного не произошло, и я спокойно добрался до лифта. Нажал кнопку - никакого результата. Опять, что ли, закрыли защитную диафрагму в стволе шахты? Я заглянул в дырку, недавно проделанную Блу при демонстрации пилы, и сразу же отпрянул назад. Внутри меня все похолодело от увиденного. По шахте с нижних этажей поднималась биомасса. Дьявол!
        Я обернулся. Вокруг, как ни в чем не бывало, ходили люди, и никто не подозревал о надвигающейся угрозе.
        Что делать? В бар за Купером. Если его там нет, то на корабль - жду до последнего, а затем отчаливаю.
        Приняв такое решение, я заспешил к лестнице. Стремглав взбежал по металлическим ступеням на следующую палубу и осторожно вышел в коридор, ведущий к бару.
        Тут все было по-другому, чем в первый раз. Под ногами звенели осколки бутылок. Кругом валялись пьяные. Из-за сигаретного дыма, висевшего в воздухе плотной синеватой завесой, трудно было разглядеть, кто перед тобой, уже на расстоянии десятка метров. Аккорды тяжелой музыки тонули в звоне стаканов, криках и смехе отдыхающих пиратов. Кто-то пытался петь, кто-то матерился на чем свет стоит. Когда я добрался до дверей в бар и заглянул внутрь, то понял, что в этой толпе не смогу самостоятельно отыскать Купера. Оставалось только спросить у Вилли, не видел ли он рейнджеров.
        Я с трудом протиснулся к стойке. Долговязый тип с лицом наркомана, которого мне пришлось при этом отодвинуть в сторону, недовольно пробурчал что-то нецензурное в мой адрес. Я не стал отвлекаться и учить его хорошим манерам - у меня не было на это времени.

        - Вилли! Вилли!  - позвал я бармена. Но Вилли был занят, отсчитывал таблетки глюкогена одному из клиентов. Затем его вновь отвлекли, заказав несколько бутылок водки.
        Я мог тут проторчать кучу времени, пока очередь дойдет до меня.

        - Вилли, черт бы тебя побрал!!!  - заорал я. На этот раз бармен меня заметил, попросил очередного покупателя подождать и подошел ко мне.

        - Не видел рейнджеров, что были сегодня со мной?!  - громко, чтобы он меня расслышал, спросил я.

        - Нет!  - ему тоже приходилось кричать, чтобы слова не терялись в шуме веселья и попойки.  - Но тебя разыскивал Вулгхард! Вон он!  - Вилли указал рукой на один из столов, где пьянствовали контрабандисты с «Лихой надежды».
        Среди пестрой компании я с трудом нашел глазами своего товарища. Вулгхард поменял дорогой костюм из вельвета на серый комбинезон техника, и если бы не Вилли, то я бы не узнал его.

        - Спасибо!  - поблагодарил я бармена и пошел к Вулгхарду.
        Кажется, Вулгхард и сам меня заметил. Он тут же распрощался с собутыльниками и поднялся мне навстречу.

        - Скайт, нам срочно надо улетать со станции,  - прямо в ухо зашептал главный энергетик.  - Не знаю, что ты натворил, но мой босс собирается объявить общую тревогу. Мне тоже придется уносить ноги: Пламмер каким-то образом узнал, что мы с тобой старые приятели и то, что это я нарушил приказ, пустив тебя на станцию. Этого он так просто не оставит.

        - Есть еще кое-что,  - сказал я.  - Станция Буй-34 являлась лабораторией по производству синтетойдов. Твой босс на деньги мафии восстановил оборудование и синтезировал биомассу. Эта дрянь вырвалась на свободу и пожирает все белковые материалы на своем пути. Произошла авария, о ее причинах я тебе расскажу позже, главное то, что сейчас несколько десятков тонн этой гадости ползет по шахте лифта сюда.

        - Дьявол, признаюсь тебе, Скайт, я подозревал Пламмера в незаконных махинациях, но то, что ты мне сейчас сообщил, превзошло все мои предположения. Нам надо срочно улетать отсюда.
        Расталкивая пьяных, мы выбрались из бара в коридор. Я шел первым, Вулгхард следом. Когда до лестницы оставалось несколько метров, вдруг над головой раздался странный писк и скрежет, это заработали громкоговорители оповещения космической станции.

        - Ты уверен, что эта штука работает?  - Голос принадлежал Генри Пламмеру.

        - Так точно, босс,  - ответил ему кто-то незнакомый.  - Вас слышат на всех этажах. Пламмер откашлялся.

        - Внимание, внимание!  - затем произнес он в микрофон.  - Говорит владелец станции Генри Пламмер. Многие из вас до этого момента даже не подозревали, что у станции есть начальник, так вот, это именно я.
        Мы с Вулгхардом остановились. Крики и шум попойки в баре за нашими спинами тоже утихли. Теперь из бара доносились только редкие возгласы особенно пьяных посетителей. Всех интересовало, что такого важного хочет сообщить человек, назвавший себя владельцем станции.

        - Не только вы один,  - заметил старческий голос Сэма Липснера. Горбун, наверное, стоял возле микрофона вместе с Пламмером.
        Пламмер не стал отвечать на это замечание, он продолжил:

        - Джентльмены, я - Генри Пламмер, Сэм Липснер и капитан «Ангела ночи» Даг Истмэн объявляем в розыск некоего Скайта Уорнера. Он сейчас прячется где-то на станции. Кто доставит его к нам в центр управления на первый этаж - живым или мертвым,  - получит тридцать тысяч плобитаунских кредитов!!!
        В баре за моей спиной раздались радостные крики.

        - Минуту, господа,  - этот голос принадлежал Липснеру,  - маленькая поправка - за мертвого мы заплатим пятьдесят тысяч.
        Ликующий вопль в баре свидетельствовал, что эта поправка пришлась по душе каждому из присутствующих.

        - Одно замечание,  - продолжил Пламмер,  - пока Скайт Уорнер не будет найден, ни один звездолет не сможет покинуть космическую станцию. Захваты стыковочных узлов заблокированы. Так что, джентльмены, не теряйте времени и приступайте к делу, да поможет вам бог.

        - Пожалуй, нам лучше разойтись,  - выслушав это сообщение, сказал Вулгхард.  - Ты только пойми меня правильно, Скайт.

        - Конечно, какие могут быть вопросы.

        - Удачи.  - Вулгхард повернулся и пошел обратно в бар.
        Глава 8. АД НАЧИНАЕТСЯ

        Время иногда вытворяет с людьми странные вещи. Могу ли я винить Вулгхарда за то, что он не желает рисковать головой ради своего бывшего капитана? Я и так порядком подпортил жизнь старому товарищу: он потерял работу и взамен получил одни проблемы. Пятнадцать лет тому назад Вулгхард никогда не оставил бы меня в беде. Но с той поры прошло слишком много времени, а другом по большому счету он мне никогда не был.
        Предстояло решить, что делать дальше. В людном месте нельзя задерживаться ни одной лишней минуты, в толпе пиратов обязательно найдется кто-нибудь, кто сможет опознать капитана Скайта Уорнера. Да и бармен Вилли не упустит возможности заработать лишнюю тысячу, указав на меня пальцем. К звездолету тоже не сунешься: сейчас там точно уже ждет толпа охотников за пятьюдесятью тысячами.
        Что же делать, куда податься? Прятаться по малолюдным местам станции до тех пор, пока меня не найдут или пока сам не попаду на закуску к сгустку биомассы? Оба эти варианта меня не устраивали. Оставался один-единственный шанс - самому прикончить Пламмера и Липснера, чтобы некому было выплачивать обещанный за мою голову гонорар. Если мне удастся это сделать, то у пиратов пропадет всякий интерес гоняться за мной. Идея не лишена смысла, но, зная, как хорошо охраняется центр управления на подобного рода объектах, выглядит маловыполнимой, если не сказать абсурдной.
        Я приготовил бластер и все-таки пошел по лестнице на первую палубу, в центр управления станцией. Мне предстояло подняться на два этажа. Что меня может ожидать у дверей центра? Пара-тройка охранников, вооруженных карентфаерами, автоматические лазерные пушки, силовой щит. А у меня один бластер. Расклад сил явно не в мою пользу, но ничего иного я в данной ситуации придумать не мог.
        Когда я находился на площадке второй палубы, снизу раздались задорные выкрики и топот десятков ног - это желающие урвать крупный куш устремились из бара на мои поиски. Прижавшись спиной к холодной стене, я замер в напряженном ожидании. Куда направится эта толпа? Человек двадцать-двадцать пять с веселым гомоном протопали по металлическим ступеням лестницы вниз. Сейчас похожие группы расходятся по всем этажам станции. Они еще не знают, какая опасность подстерегает их в темных коридорах и заброшенных отсеках космической станции. Каждый грезит о пятидесяти тысячах, думая, что это легкие деньги. И никто не предполагает, что может стать источником протеинов для синтетической субстанции, которая сейчас ползает где-то по. лабиринтам станции. Неизвестно, в каком именно месте биомасса подстерегает свою очередную жертву.
        До меня донеслись знакомые звуки - где-то стреляли. Грохот выстрелов раздавался сверху. Что-то происходило в центре управления, куда я как раз направлялся, и, судя по интенсивности, с которой велся огонь, происходило что-то очень серьезное. Я поспешил туда.
        Площадка перед дверью оказалась пуста, ее никто не охранял. Приготовившись к любой неожиданности, я выглянул наружу.
        В просторном холле, куда выходили двери лестницы и лифтов, тоже никого не было - ни охранников, ни работников станции. Раздвижные бронированные створки дверей самого центра управления, располагавшиеся напротив, были широко раскрыты. Именно оттуда доносились сумасшедшая стрельба и крики. Я даже видел на потолке возле двух безжизненно замерших сфер автоматических лазерных пушек отблески от вспышек карентфаеров.
        Держа бластер перед собой, я двинулся к центру управления и чуть не упал, поскользнувшись на чем-то скользком. Пол был покрыт слоем слизи. След тянулся от лифта к центру управления….. Тем временем стрельба ослабла, очереди карентфаера звучали с меньшей интенсивностью, стали слышны отвратительные утробные звуки, хлюпанье, бульканье.
        Я пересек просторный холл и оказался перед открытыми дверьми в центр управления. То, что я там увидел, потрясло меня. В огромном помещении с множеством экранов, приборных панелей и пультов царил разгром и хаос. Пол был заляпан кровью вперемешку с голубой слизью. Часть оборудования дымилась, разбитая выстрелами. Повсюду валялись рваная одежда и личные вещи, среди которых я разглядел и трость Сэма Липснера. В воздухе стоял приторный запах горелой изоляции и сырой нефти.
        Прямо перед дверьми лежал охранник станции в оранжевом комбинезоне, над ним склонился обнаженный человек. Когда я присмотрелся к его действиям, то с ужасом увидел, что он, как пиявка, присосался к глазу и высасывал мозг мертвого охранника. Тело монстра содрогалось от глотательных движений, через бледную прозрачную кожу проступали пульсирующие голубые вены. Еще несколько дьявольских отродий копошились под центральным пультом. Трое других прильнули к толстому телу Генри Пламмера. Черный костюм главы «Стеркула» был разодран в клочья. Синтетойды облепили Генри Пламмера, как мухи. Вот оно, торжество справедливости - жуткие твари погубили своих создателей. Больше делать здесь мне было нечего, можно спокойно уходить: с Пламмером и Липснером разобрались синтетойды.
        Но кто-то, видимо, был еще жив. В комнате отдыха, дверь в которую находилась у дальней стены центра управления, раздавались призывы о помощи и выстрелы карентфаера. На полу возле прохода пульсировал огромный сгусток биомассы. На моих глазах от него отпочковался сгусток поменьше и стал трансформироваться, приобретая конкретные очертания и превращаясь в человекоподобное существо.
        Покрытый слизью, с тянущимися следом соединительными тканями и пуповиной, вновь сформировавшийся синтетойд отполз в сторону. Он поднялся на ноги и, шатаясь, неуверенно направился к двери, откуда раздавались крики. Прозвучала очередь карентфаера. Наружу в брызгах голубой слизи вывалилось разорванное туловище. От сгустка биомассы к упавшему телу сразу протянулись склизкие щупальца. Они отволокли мертвого синтетойда от двери, и биомасса вновь поглотила его. На месте павшего появился новоиспеченный синтетойд. Так могло продолжаться до того момента, пока у оказавшегося в западне не кончится заряд карентфаера.
        Конечно, я не знал, что за человек находится в боковой комнате (то, что не мой брат,  - точно), но оставить несчастного на растерзание отвратительным созданиям я не мог. Если у тебя есть возможность оказать помощь человеку, попавшему в беду, сделай это, возможно, потом, когда ты сам будешь нуждаться в подобном, кто-нибудь поможет тебе.
        В помещении центра управления находилось не менее десяти сформировавшихся синтетойдов, а сгусток в углу производил на свет все новых. От пульсирующей массы теперь за один раз отпочковывалось по два зародыша. С каждым новым выродком шансы на спасение отрезанного в комнате отдыха уменьшались. Я каким-то образом должен убрать от двери биомассу, чтобы дать возможность тому, кто находится в тупике, вырваться. И сделать это надо так, чтобы синтетойды, занятые чудовищной трапезой в центральном зале, не успели схватить ни меня, ни того, кто будет выбегать из комнаты отдыха. Если бы у меня был огнемет, осуществить задуманное было бы намного проще, а так, придется рассчитывать только на бластер.
        Я вошел в помещение центра управления и выстрелил в ближайшего от меня синтетойда
        - того, что присосался к мертвому охраннику. Заряд попал ему в грудь и отбросил обнаженное тело синтетического существа к пульту дальней связи. Если бы не брызги голубой слизи, разлетевшиеся вокруг, то эту тварь можно было спокойно принять за обыкновенного человека.

        - Держись, я иду к тебе!  - крикнул я, чтобы предупредить блокированного в комнате отдыха.
        Мой крик и звук выстрела привлекли внимание остальных синтетойдов. Трое копошащихся над телом Пламмера подняли головы. Не успел я направить в их сторону ствол бластера, как эти твари стремительно укрылись за приборными столами. Я навел оружие еще на одного, но и он мгновенно спрятался за тумбой локатора. Больше в поле зрения никого не оказалось, словно никогда и не было. Все синтетойды попрятались. Молниеносная реакция, с которой передвигались эти существа, поражала. Я надеялся, что справиться с ними будет куда проще - в заблуждение меня ввела медлительность сгустка. Теперь такая же голая тварь в любой момент может выскочить откуда-нибудь сбоку.
        Нервы напряглись до предела. Ладонь руки, держащей бластер, вспотела. В груди бешено колотилось сердце, заглушая своим биением шорохи голых тел, скользящих вокруг в проходах за приборными столами. Но отступать было как-то не по-мужски, к тому же в голосе звавшего на помощь таяла надежда.
        Соблюдая предельную осторожность, я двинулся дальше, по направлению к дверям комнаты отдыха.
        Один синтетойд подкрался совсем близко. Он затаился за столом диспетчера справа от меня. Я видел, как чуть шевельнулась спинка кресла. Возможно, он там даже не один. Подозрительное движение слева - в просвете между столами промелькнула какая-то тень. Выстрелить я, конечно, не успел. А так как пульт управления, за который проскочил синтетойд, полумесяцем изгибался к выходу, теперь ожидать атаку следовало и со спины. Хитрые твари: окружают со всех сторон - и это у них ловко получается.
        С предельной осторожностью, стараясь исключить возможность внезапного нападения сзади, я преодолел половину расстояния от дверей в центр управления до комнаты отдыха и находился точно посередине помещения, когда из сгустка биомассы отпочковались два новых выродка. Не успев освободиться от слизи, покрывавшей тела, они скрылись в дверях злополучной комнаты.

        - Скорее! Помогите! У меня заканчивается боекомплект!  - раздался призыв на помощь, и вслед за этим прозвучали одиночные выстрелы.
        Это словно послужило сигналом для прятавшихся в засаде. Они выскочили все разом. Бледные тела внезапно возникли со всех сторон. Как им удалось незамеченными подкрасться так близко?! Двоих, что выпрыгнули из-за стола диспетчера, я уложил сразу. Они свалились обратно, залив голубой слизью круглый экран радара и панель с клавиатурой. Еще одного, слева, я успел снять уже в прыжке. Заряд бластера отбросил его назад, и изуродованное тело шлепнулось в проход между пультами. На другого понадобилось два выстрела - один попал в руку, второй в голову. Этот синтетойд подобрался настолько близко, что его обезглавленное тело упало мне прямо под ноги.
        Звук шлепающих по полу голых ног заставил меня резко обернуться назад. Это оказалась женщина, и довольно-таки симпатичная. И я бы, конечно, не нажал на курок, если бы не слой слизи, покрывавший ее с ног до головы.
        Уцелевшие синтетойды вновь попрятались за приборами центра управления. Их стало меньше, но ненадолго - субстанция с противным булькающим звуком выделяла новые зародыши.
        Дальше тянуть время нельзя. Надо, пока не поздно, вызволять несчастного из западни.
        Я подбежал к дверям комнаты отдыха с противоположной стороны от сгустка биомассы.

        - Приготовься!  - крикнул я.  - Когда скажу, беги изо всех сил!  - и, прицелившись в край субстанции, закрывающей выход, несколько раз подряд нажал на курок.
        Заряды с чавкающим звуком впились в студенистую плоть, во все стороны брызнули фонтаны жижи, комья студенистой слизи. Сгусток содрогнулся, заклокотал и подтянул к себе простреленный край. Выход освободился.

        - Беги!  - крикнул я во все горло.
        Из дверей выскочил Даг Истмэн и, отшатнувшись от сгустка, угодил прямо мне в руки. Увидев, кого я спас, в первый момент я даже растерялся, что делать - стрелять в него или нет? В памяти хорошо сохранились недавние события в лаборатории. Этот человек жаждал моей смерти, именно он, в компании Липснера и Пламмера, назначил награду за мою голову, и я сейчас имел полное право разрядить ему в живот свой бластер.
        Капитан «Ангела ночи» был так напуган произошедшими событиями, что поначалу не узнал меня.

        - Надо скорее уносить ноги со станции,  - забормотал он, ошалело озираясь по сторонам.  - Они повсюду.

        - Даг,  - я тряхнул пирата за плечо,  - перестань паниковать и возьми себя в руки. Нужно организовать людей и очистить станцию. У тебя на корабле есть огнеметы?

        - Огнеметы?  - Взгляд Дага Истмэна стал осознанным, капитан, кажется, узнал меня. Он вздрогнул, словно увидел синтетойда.

        - Да, огнеметы,  - подтвердил я.  - И не бойся, пока я тебя не трону.

        - Значит, перемирие?  - Даг с подозрением посмотрел мне в глаза.

        - Да, перемирие.

        - Я согласен.  - Истмэн утвердительно кивнул головой, но я ему все равно не поверил. Не тот это был человек, чтобы верить ему на слово.

        - Тогда иди первым.  - Я указал дулом бластера направление.

        - А ты мне не выстрелишь в спину?

        - Почему ты так подумал?

        - Просто… - замялся Даг.

        - Нет - у нас же перемирие.
        Сгусток, не желая отпускать свою добычу, вытянул следом свои студенистые щупальца. Десятки глаз, раскачиваясь на тонких отростках, с ненавистью смотрели нам вслед. Биомасса забулькала, зачавкала. Чтобы унять ее пыл, я выстрелил в самую середину сгустка.
        Даг вздрогнул и обернулся.

        - Смотри вперед, тут еще остались уцелевшие твари,  - посоветовал я.
        Оглядываясь по сторонам и внимательно изучая места, в которых мог притаиться синтетойд, мы осторожно двинулись в обратный путь. Переступая через лужи крови и слизь; обходя изуродованные тела, мы добрались до главного пульта управления.

        - Где система блокировки стыковочных захватов?  - спросил я.

        - Вон она.  - Даг указал на разбитую панель с кнопками.

        - Отключай.

        - Не видишь, она сломана. Даже если бы она и не была разбита, я бы все равно не смог этого сделать.

        - Почему?

        - Код знали только Генри Пламмер и Сэм Липснер, сейчас они оба мертвы.

        - Дьявол.  - В надежде на чудо я безрезультатно, с помощью уцелевших кнопок, набрал первую пришедшую на ум комбинацию.

        - Бесполезно,  - сказал Даг.  - Надо идти вниз. На моем корабле есть взрывчатка. Мы сможем взорвать причальные захваты.

        - Вместе с кораблем?

        - Если повезет, звездолеты не пострадают.

        - А если нет?

        - Уорнер, ты можешь предложить что-то лучше?
        Предложить что-то иное я действительно не мог.
        Соблюдая предельную осторожность, мы пошли дальше. Несколько раз я слышал неподалеку шуршание, но никого не видел из-за массивных пультов, перекрывших обзор. Синтетойды больше не набрасывались на нас, опасаясь попасть под выстрел моего бластера.
        Глядя на заляпанный кровью пол, изуродованные тела работников станции, разбитые приборные панели и щиты, я никак не мог взять в толк, почему это произошло. Если бы охрана центра управления ожидала нападения, то у синтетойдов не получилось бы с такой легкостью захватить его. Как отвратительным тварям удалось проникнуть на тщательно охраняемый объект, для меня оставалось непонятным.

        - Как все произошло?  - уже возле лестницы поинтересовался я у Дага.

        - Это был Вронский или кто-то как две капли воды похожий на него. Он беспрепятственно прошел в центр управления и отключил автоматическую систему охраны, а для этого, между прочим, нужен отпечаток правой ладони. Затем из шахты лифта поползли эти твари. Они пьют кровь и высасывают мозг, точь-в-точь как та пиявка профессора Зильбермана. Это был кошмар. Их невозможно убить. Бластеры и карентфаеры останавливают их только на какое-то время, а потом синтетойды вновь появляются из сгустка биомассы.
        Ничего нового Даг мне не сообщил. О том, что синтетойды отпочковываются от субстанции, синтезированной из нефти тремя идиотами, в число которых, кстати сказать, входил и сам Даг Истмэн, я и так хорошо знал. Возможно, Даг располагает какими-либо сведениями о Купере.

        - Скажи, Даг, ты случайно не знаешь, что случилось с рейнджерами, которых я доставил на станцию, и где они могут находиться?

        - Не знаю, Скайт, но, как я слышал, в закрытой зоне нашли несколько трупов охранников станции. Думаю, это дело рук твоих рейнджеров.
        Мы вышли на лестницу и начали спускаться на грузовую палубу.

        - Если тебе станет что-либо известно, сообщи мне,  - попросил я.

        - Обязательно,  - лживо заверил Даг. В его голосе даже послышалась какая-то издевка.
        Не надо было его спасать. Даг Истмэн из тех людей, которые никогда не смирятся с поражением. Выстрелить ему, что ли, в спину? Нехорошо. К тому же он безоружен. Один раз, в лаборатории, я его уже пожалел, не стал стрелять, когда Даг лежал на полу в бессознательном состоянии, потом пришлось раскаиваться. Уж он-то точно не упустил бы такой возможности.
        Снизу, где-то с уровня десятой палубы, донеслись крики и шум интенсивной перестрелки. Грохот выстрелов хорошо отражался от металлических стен лестницы и достигал нашего этажа. Перестрелка продолжалась короткое время, затем все стихло, но ненадолго. Вновь кто-то истошно закричал. На этот раз крик был страшным. Так обычно кричат перед смертью.

        - Дьявол,  - выругался Даг и, перепрыгивая сразу через три ступеньки, побежал вниз к выходу на грузовую палубу.
        Я с трудом поспевал за ним. Его спина маячила передо мной в нескольких метрах. Отличная позиция, чтобы покончить с Дагом раз и навсегда. На выстрел в суматохе никто не обратит внимания, и рядом нет ни одного свидетеля, который потом смог бы рассказать, как Скайт Уорнер убил безоружного. Если стрелять, то сейчас, потом будет поздно. Но я ни разу никого не убивал выстрелом в спину. И к тому же мы с Дагом заключили перемирие - я дал обещание. Пусть лучше этот негодяй останется в живых, чем я нарушу свое слово.
        Еще немного, и Даг скрылся в широких дверях, ведущих на палубу. Мне осталось сделать пару шагов, когда я услышал громкий крик Дага Истмэна:

        - За мной гонится монстр, убейте его! Стреляйте! Стреляйте!
        Раздалась дружная канонада. В дверной проем ворвался сноп огня. Яркие энергетические разрывы на миг ослепили меня. Хорошо, что я не успел выйти на открытое место, иначе превратился бы в нечто, напоминающее хорошо зажаренный бифштекс. Я прикрыл лицо локтем от летящих во все стороны раскаленных искр и попятился назад.

        - Не жалейте зарядов! Это Скайт Уорнер!  - орал Даг с другой стороны.  - Он стал синтетойдом!
        Подонок, он заставил меня второй раз пожалеть о своей нерешительности. Сейчас я с удовольствием разрядил бы свой бластер между лопаток Дага Истмэна. Но в данный момент даже думать об этом было бессмысленно, такой плотный огонь велся со стороны грузовой палубы. Нельзя было, без риска лишиться головы, высунуться, не говоря о том, чтобы произвести прицельный выстрел.
        Жуткие создания, появившиеся с нижних этажей, насмерть напугали каждого, кто находился на космической станции. Теперь люди сначала стреляют, а потом разбираются, в кого. Нервы у всех напряжены до предела. И немудрено: по станции бродят ужасные монстры, а причалы заблокированы. Еще неизвестно, удастся ли вообще покинуть Буй-34. Эти придурки сами виноваты, что попали в такую экстремальную ситуацию, не надо было пускаться в погоню за пятьюдесятью тысячами, обещанными за мою голову. Разбрелись по станции и стали легкой добычей для биомассы.
        Я стал взбираться по ступеням наверх. Возможно, на третьей палубе в баре найду кого-нибудь, кто объяснит засевшим здесь, что я не синтетойд. Хотя сделать это будет крайне непросто, и не потому, что здешняя публика напугана жуткими созданиями, появившимися из глубин заброшенной станции, а потому, что командует всем Даг Истмэн.
        Черт, пожалел заряд на эту сволочь! Подлый поступок Дага окончательно вывел меня из себя. С этого момента я тоже сначала буду стрелять, а потом думать.
        Я дошел до площадки третьей палубы, где располагался бар космической станции, и тут сверху послышались шаги, кто-то спускался вниз. Я присел на одно колено и приготовил бластер, направив его в сторону приближающегося незнакомца. Не важно, что за человек появится, раз он идет сверху - это точно синтетойд.
        Я даже не стану задавать вопросы - выстрел в голову и никаких задушевных бесед.
        Человек спускался осторожно, не спешил. Пришлось подождать, пока он появится. Но вот из-за поворота лестницы показалась невысокая фигура, смахивающая на женскую. В слабом свете единственной горящей на этом пролете лампы трудно было разглядеть, кто это, но оружия в руках у него я не заметил. Не знаю, но почему-то я не смог нажать на курок.

        - Стой!  - приказал я.
        Фигура замерла на месте.

        - Кто ты такой?  - Глупейший вопрос, но что еще я мог спросить в такой ситуации!

        - Эльвира Паркер,  - раздался писклявый женский голосок.
        Дьявол, только женщины мне не хватало. Теперь я уж точно не смогу выстрелить. Я опустил бластер и поднялся с колена.

        - Куда ты идешь?

        - В бар. Там мои парни. Они крутые - из банды «Молодые львы».  - Эльвира спустилась на несколько ступеней.  - Они меня, между прочим, ждут.
        Наверное, это одна из тех девиц, что сидели вместе с панками, насосавшимися глюкогеном.

        - А что ты делала наверху?

        - Ходила по женским делам,  - нахально заявила Эльвира.  - Рассказать подробности?
        Она спустилась еще ниже. Свет попал ей на лицо.
        Так и есть, одна из них: пластиковая куртка в заклепках, идиотская прическа, торчащая во все стороны, к рваные чулки, и лицо кажется знакомым. Только я что-то не припомню, чтобы среди панков была обыкновенная шатенка. У тех волосы были либо ярко-рыжие, либо и зеленые с синим. И макияж у Эльвиры полностью отсутствует…

        - Скайт Уорнер, вы мне позволите пройти?  - спросил девушка, спускаясь еще ниже.
        Я резко поднял бластер и навел ей прямо в лицо.

        - Откуда ты знаешь, как меня зовут?
        Эльвира испуганно вздрогнула и замерла с трясущимся от страха подбородком.

        - Не торопись с ответом,  - посоветовал я, глядя на нее через прицел бластера,  - я хочу, чтобы он убедил меня.

        - Я… я видела вас в баре.  - Голос девушки дрожал. Кажется, ей самой ответ показался неубедительным.
        Несчастная, она решила, что ее сейчас обязательно пристрелят.
        Если рассуждать здраво, она действительно могла обратить на меня внимание в баре, когда я врезал бутылкой по голове незадачливому ганфайтеру Ромеро.
        Большие красивые глаза смотрели на меня с мольбой. Из них вот-вот могли хлынуть слезы. Возможно, из-за отсутствия макияжа Эльвира выглядела совсем девчонкой, не старше пятнадцати лет. Как получилось, что она связала себя с молодежной бандой и волей судьбы оказалась здесь? Должно быть, жизнь проверяет ее, решив преподать жестокий урок, чтобы Эльвира смогла что-то изменить в себе, или наказывает за какую-то уже совершенную ошибку. Этот урок ей может обойтись очень дорого.
        На лестнице послышался шум шагов спускающегося сверху человека. Я приготовился в случае опасности стрелять так, чтобы не задеть девушку. Шаги стали отчетливей, и из-за поворота лестницы показалась знакомая фигура - это была вторая Эльвира Паркер, в точности такая же, как первая, стоящая сейчас в двух шагах от меня: те же рваные чулки, пластиковая куртка, растрепанные волосы и большие испуганные глаза.
        Мой взгляд перешел с лица Эльвиры на куртку. Кроме металлических заклепок на черном пластике, в тусклом свете одинокой лампы поблескивали пятна свежей слизи.
        Я нажал на курок. Бластер упруго дернулся в руке, одарив темную лестницу вспышками выстрелов. Обезглавленную первую копию Эльвиры Паркер отбросило назад, забрызгав стены голубой жижей. Второй Эльвире заряд попал в грудь, и ее тело безвольно покатилось по ступеням лестницы вниз. От голубой слизи, вытекающей из синтетойдов, распространился приторный запах нефти.
        Грохот выстрела затих в лабиринтах станции. Двумя тварями стало меньше.
        Встреча с точной копией Эльвиры Паркер, воспроизводящей не только внешний облик человека, цвет глаз, но и его голос, манеры поведения, произвела на меня удручающее впечатление. Сгусток биомассы с течением времени совершенствовался в производстве синтетойдов. Биомасса, обладая способностью пиявки, считывала из мозга жертвы память и наделяла ею синтетойда. Вскоре дубликат станет невозможно отличить от настоящего человека, и тогда погибнут все.
        Хоть я и не питал к Дагу Истмэну теплых чувств, но надежда была только на команду его пиратского корабля и огнеметы. Обычным оружием биомассу не взять, можно только выжечь напалмом. Одному мне с этой задачей, конечно, не справиться. К тому же сгустков было несколько: тот, что наверху, в центре управления, я видел своими глазами, а где сейчас находятся остальные, еще только предстояло выяснить. Их нужно найти и уничтожить, чтобы остановить дальнейшее появление синтетойдов. И сделать это необходимо как можно скорее, пока синтетойдов на станции не стало больше, чем людей.
        Я направился с лестницы на третью палубу.
        Глава 9. КОМПАНЬОНЫ ПО НЕСЧАСТЬЮ

        Пьяный, валявшийся раньше у самого выхода, куда-то подевался. Либо его унесли свои, либо его постигла незавидная участь тех, кому «посчастливилось» угодить к синтетойдам. Музыка, гремевшая раньше в помещении бара, умолкла. Не слышно было ни пьяных криков, ни дружного смеха. Казалось, что этот этаж станции обезлюдел полностью.
        Неужели все разбежались, как крысы, по своим звездолетам? Они же знают, что захваты причалов заблокированы и отстыковать звездолет невозможно. Наивно полагать, что удастся отсидеться, запершись у себя на корабле. Если уж синтетойды обладают разумом, то они со временем обязательно найдут способ, чтобы проникнуть и туда.
        Под ногами хрустело битое стекло, выдавая каждый мой шаг.
        Я подошел к дверям в помещение бывшей столовой. Перед входом заметил большие пятна голубой слизи. Судя по ее количеству, совсем недавно здесь прикончили нескольких синтетойдов.
        Сразу входить не стал - мало ли что может случиться! Вдруг там окажется нервный тип, который, испугавшись, сразу схватится за бластер.
        Встав сбоку от открытых дверей, я прислушался. Но ничего услышать не удалось - где-то на нижних палубах станции опять стреляли. Приглушенная канонада доносилась от центральной шахты с лестницами и лифтами.

        - Эй!  - крикнул я.  - Есть кто живой?!

        - Кто это?!  - раздалось в ответ.
        Значит, правильно я сделал, что не стал входить сразу: в два счета мог нарваться на заряд бластера.

        - Меня зовут Скайт Уорнер!

        - Это тот, за кого обещали пятьдесят тысяч?!
        Идиот, думает о деньгах в такую минуту.

        - Если ты хочешь получить эти деньги, тебе придется сходить за ними в ад! Сэм Липснер и Генри Пламмер, назначившие гонорар, уже там.

        - Чем докажешь, что ты именно Скайт, а не дьявольское отродье?!

        - У меня есть доказательство!  - Я вышел из-за укрытия.
        В помещении бара произошли некоторые изменения: большие столы, за которыми раньше веселилась публика, теперь были опрокинуты и образовывали посередине зала что-то наподобие баррикады. За этим укрытием я увидел несколько человек, они целились в меня из бластеров и карентфаеров. Среди присутствующих я заметил двоих контрабандистов с «Лихой надежды» с их бородатым капитаном, бармена Вилли и Вулгхарда, еще двое были в оранжевых скафандрах охранников станции.
        Несмотря на проявленную Вулгхардом слабость, когда он оставил меня одного в трудный момент, я все равно был рад его видеть.
        Я остановился, не доходя до опрокинутых столов нескольких метров.

        - Привет, Вулгхард. Как дела, Вилли?  - как можно дружелюбнее поприветствовал я собравшихся. Но это не возымело никакого действия. Ни один из них не опустил свой ствол.

        - Придумай что-нибудь поубедительней,  - посоветовал капитан контрабандистов.  - Один такой умник уже приходил.  - Бородач кивнул в сторону бара.
        Я посмотрел в указанном направлении - под стойкой в луже голубой слизи лежало изуродованное множеством выстрелов тело синтетойда.

        - Раньше это было Гансом Эдермаером,  - пояснил контрабандист,  - моим первым помощником. Он безошибочно назвал по именам каждого из членов команды корабля, сколько банок пива выпил вчера за ужином и даже рассказал мой любимый анекдот.

        - Не могу похвалиться такой осведомленностью. Ни тебя самого, ни кого бы то ни было из твоих парней я не знаю. Пиву предпочитаю виски, а дурацкие анекдоты стараюсь не запоминать,  - сказал я.  - Но у меня есть кое-что другое.
        Я прикусил губу и, собрав побольше слюны, смачно плюнул на пол, поближе к опрокинутым столам, чтобы те, кто прятался за ними, хорошенько смогли рассмотреть красную кровь.

        - И что это значит?  - спросил бородач, хотя и сам уже все понял, потому что опустил оружие.

        - У синтетойдов голубая кровь,  - вместо меня пояснил Вулгхард, обрадованный тем, что я оказался человеком. Он спрятал бластер в кобуру и вышел из-за укрытия.  - Скайт, не думал, что когда-нибудь увижу тебя снова. Хорошо, что ты жив!

        - Это радует и меня самого,  - согласился я с Вулгхардом.
        Чудесно, значит, старый товарищ успел меня похоронить. Наверное, в тот самый момент, когда услышал, сколько дают за мою голову. Но я его не виню за это - не стал же он сам в меня стрелять, чтобы заработать пятьдесят тысяч.
        Я зашел за опрокинутые столы, создававшие оборонительный рубеж.
        Как я понял, здесь собрались те, кто не пустился на мои поиски после заманчивого предложения срубить бабки за мою голову, решив, что лучше остаться в баре. Почему они не присоединились к остальным, были настолько пьяны, что не смогли оторвать от скамейки свой зад, или же по каким-либо другим причинам, меня не волновало. Оставшись здесь, тем самым они сохранили себе жизнь и не стали в темных коридорах станции легкой добычей для синтетойдов.

        - Меня зовут Джо Бермудес,  - представился бородач.  - Я капитан того корыта, что торчит у седьмого причала. А эти ребята - всё, что осталось от команды моего корабля: Дуглас и Томанович.
        Я кивнул каждому из них.

        - Паркер,  - отрекомендовался один из охранников и показал на стоявшего рядом: - Мой напарник Стенли.

        - Перед тем как ты пришел, Уорнер, мы слышали выстрелы,  - сообщил Джо Бермудес.  - Что это было?

        - На лестнице повстречал пару синтетойдов - точные копии одной из девиц, которая была здесь с панками,  - ответил я.  - Вилли ее, наверное, хорошо помнит. Панки торчали у тебя целую неделю: молодая, в рваных чулках, назвалась Эльвирой Паркер.

        - У которой крашеные рыжие волосы и прическа такая идиотская?
        Я посмотрел на Вилли, у самого-то на голове черт знает что.

        - На самом деле она была шатенка,  - сказал я.  - Надо предупредить парней, чтобы были начеку, неизвестно, сколько еще копий Эльвиры шатается по станции.

        - Не знаю, панки свалили сразу, как только послышались первые выстрелы.

        - Давайте лучше обсудим наше положение,  - резонно предложил Джо Бермудес.  - Сдается мне, оно у нас незавидное.

        - Паркер,  - обратился капитан «Лихой надежды» к одному из охранников,  - ты был внизу, что там делается?

        - На грузовой палубе пираты с корабля Дага Истмэна организовали оборону. К ним присоединились уцелевшие из команды Томасса Хоффа и Кена Поуга. Они соорудили напротив первого причала, у которого пришвартован «Ангел ночи», что-то вроде баррикады из автокаров и тюков с товаром и никого не пускают, стреляя без предупреждения. Это они делают после того, как один из пришедших оказался синтетойдом и высосал мозг у боцмана, когда остался с ним наедине. Его за этим занятием застукали случайно, иначе он успел бы прикончить еще кого-нибудь.

        - Теперь на нашей станции каждый может оказаться нечеловеком,  - заметил напарник Паркера.

        - Да,  - согласно кивнув головой, подтвердил Паркер и продолжил: - -Ни один звездолет не может покинуть станцию - причалы заблокированы. Парни из охраны направились в центр управления, чтобы отключить систему блокировки. Нас было двенадцать человек. В переходе между третьим и вторым этажами появился Генри Пламмер - наш непосредственный начальник…
        Слушая рассказ Паркера, я усмехнулся, так как точно знал, что произойдет дальше. Ведь к тому моменту, когда его отряд поднимался в центр управления, настоящий Генри Пламмер был давно мертв. Я видел его тело, облепленное синтетойдами на полу центра, задолго до того, как Паркер встретил двойника своего босса на лестничном пролете второго этажа.

        - Пламмер приказал нам следовать за ним,  - продолжил рассказ охранник,  - и повел на второй этаж. Там находятся пустующие помещения, которые иногда используют под склад приезжие бизнесмены. Обычно в них пусто и темно. В этом месте на нас и напали синтетойды. Около сотни - не меньше - обнаженных, покрытых слизью уродов. Мне со Стенли повезло, так как мы шли последними, и нам удалось убежать.
        Ничего нового для меня Паркер не сообщил. Единственное, что я почерпнул из рассказа охранника, так это то, что на него самого и на его напарника Стенли в трудный момент не стоит рассчитывать - убегут.

        - Синтетойды появляются из сгустка синтетической субстанции,  - взял я слово.  - Таких сгустков на станции несколько. Один сейчас находится в центре управления, где другие, неизвестно. Чтобы остановить появление синтетойдов, нужно уничтожить биомассу. В противном случае эти твари будут возникать снова и снова. Я недавно говорил с капитаном «Ангела ночи» Дагом Истмэном. Даг обещал отправить на станцию команду огнеметчиков.  - О наших разногласиях с капитаном я тактично умолчал.  - Мы должны действовать совместно: уничтожить сгустки биомассы, переловить синтетойдов и освободить звездолеты.

        - С какой стати я должен рисковать своей жизнью и ловить синтетойдов? Нам за это денег не платили,  - возразил один из контрабандистов, кажется, Томанович.

        - Правильно,  - поддержал его другой,  - еще неизвестно, кто кого поймает.

        - Нам бы, парни, добраться до моего звездолета,  - сказал Джо Бермудес,  - и, если удастся освободиться от причальных захватов, я бы вас всех вытащил из этой переделки, клянусь своей бородой.  - Он подошел к большому иллюминатору и показал рукой налево, где виднелся краешек седьмого причала, у которого пришвартовалась его «Лихая надежда».  - Отсюда кажется, что до нее так близко.
        За толстым стеклом, по обе стороны от станции, все также степенно плыли астероиды. На черном фоне космоса ярко сверкали неподвижные звезды. У причалов замерли корабли. Из окон бара видны были лишь те, что находились по эту сторону станции:
«Лихая надежда» - дисковидный транспорт среднего класса, стоящий у седьмого причала; два «Стиллерса» Томасса Хоффа и Кена Поуга, имеющие вытянутый сигарообразный корпус, пришвартованные с двух сторон к причалу номер два; и мой
«бочонок» «В-667», находящийся у восьмого. Казалось, чего проще - сесть на звездолет и улететь прочь от космической станции, полной синтетойдов и сгустков ожившей протеиновой субстанции.
        Сразу перед окнами, у причала номер один стоял «Ангел ночи».
        Пиратский корабль в несколько раз превосходил по размерам любой другой звездолет из пришвартованных сейчас у станции. Его хищный удлиненный корпус, покрытый, словно у тигра, полосами маскировочной раскраски, закрывал собой нижнюю половину вида из окна. На боку большой квадратной башни плазменного орудия красовался белый череп с костями.
        Надеюсь, что у Дага Истмэна на плечах не пустая голова и он все-таки организует своих людей, чтобы уничтожить возникших в результате непредвиденных обстоятельств аномальных синтетойдов. Ведь в том, что на свет появились эти жуткие твари, есть и его вина.

        - Поймите,  - обратился я к контрабандистам,  - в процессе генетического кодирования биомассы произошла ошибка.  - Мне вспомнилось, с каким диким криком в чан с биомассой свалился профессор Зильберман.  - Теперь неуправляемый синтез происходит самостоятельно. Если мы сейчас не покончим с синтетойдами, они вырвутся со станции, и тогда миру грозит глобальная катастрофа.

        - Это не наши проблемы, Скайт Уорнер. Пускай этим занимается правительство,  - возразил бородатый контрабандист.  - Иначе зачем люди платят налоги!

        - Верно,  - дружно поддержали своего капитана Дуглас с Томановичем.  - Не наше дело спасать мир. Этим должны заниматься специально обученные люди, которые, между прочим, получают неплохую зарплату.
        Несмотря на их жалкий треп, я был полон решимости убедить собравшуюся в баре компанию в необходимости ликвидации синтетойдов. Для этого я готов был пойти на любые меры, потому что, если эти парни откажутся, я не смогу найти Купера, а если я не найду его, то все мои планы пойдут прахом (о новом звездолете тогда точно можно забыть).

        - Как вы можете так рассуждать! Где ваша совесть? Мир в опасности! Если мы не остановим синтетойдов сейчас - завтра они расплодятся по всему космосу. Погибнут миллионы людей! Как вы тогда будете смотреть в глаза своим детям?!

        - Надеюсь, мои дети поймут своего отца,  - ответил Джо Бермудес.  - Для них важнее, чтобы папочка вернулся живым. Так что, Скайт, если тебе хочется спасти мир, делай это один.
        Позиция контрабандистов была ясна. Но я не намеревался отступать.

        - Мы должны помочь парням Дага Истмэна. Всем вместе будет намного легче справиться с синтетойдами…
        В этот момент корпус космической станции содрогнулся. Ступнями ног я почувствовал, как вздрогнул пол помещения. Присутствующие замерли. По напряженным, озабоченным лицам собравшихся я понял, что толчок ощутили все.

        - Что это могло быть?  - тихо спросил Джо Бермудес.
        Но ему никто не успел ответить, по станции прошел второй, еще более мощный толчок.
        Со стойки бара скатилась пустая бутылка и со звоном упала на пол.

        - Дьявол!  - выругался Бермудес, схватившись, чтобы не упасть, за раму иллюминатора.
        Я почувствовал, как станцию стало неумолимо разворачивать вокруг вертикальной оси.
        Неподвижные до этого момента звезды за стеклом иллюминатора с нарастающей скоростью закружили в хороводе.

        - Это «Ангел ночи»!  - воскликнул Вилли. Он стоял у соседнего иллюминатора и показывал на пиратский звездолет.
        Все подбежали ближе, чтобы узнать, что увидел Вилли. Я тоже подобрался к иллюминатору.

«Ангел ночи», так и не освободившийся от стыковочных захватов, включил двигатели. Из огромных дюз пиратского корабля вырывался сноп фиолетового излучения. Даг Истмэн решил, используя мощь двигателя, вырваться из захватов. Но пока ему это не удавалось, и Буй-34 вместе с кораблем разворачивало со все возрастающей скоростью.

        - Идиот! Что он делает! Он нас всех погубит!  - вскричал Бермудес.
        Пиратский звездолет включил двигатель на реверс. Станцию тряхнуло с невероятной силой. Томанович не удержался на ногах и грохнулся на пол. Остальные, чтобы не свалиться, присели на корточки и сильнее вцепились руками в рамы иллюминаторов. Астероиды и звезды завертелись в обратном направлении.
        Послышался жуткий скрежет. Причал номер один, к которому был пристыкован «Ангел ночи», деформировался. Из образовавшегося разлома в корпусе стыковочного узла в космос вырвалось серебристое облако газов, унося с собой части обшивки.
        По всей громаде станции раздалась сирена. Под потолком замигали желтые аварийные лампы. Донесся глухой удар автоматической защитной перегородки, перекрывшей коридор первого причала.
        Пиратский корабль снова включил двигатель на разворот. Полосатый корпус звездолета стал поворачиваться вокруг причальной фермы. Станцию повело юзом.
        Столы вместе с мусором, что валялся на полу бара, заскользили к противоположной стене. Томанович, не успевший зацепиться за что-нибудь надежное, крича и ругаясь, покатился вместе с ними.

«Ангел ночи» развернулся на десять градусов. Один из захватов не выдержал и лопнул. Его массивная металлическая лапа, бешено вращаясь, улетела в космос. Звездолет поменял направление разворота, и второй захват стыковочного узла отправился догонять первый. Космическую станцию тряхнуло в последний раз. «Ангел ночи» освободился и отошел от причала.
        Из разломанного стыковочного узла напором оставшегося воздуха в облаке пыли и мусора в открытый космос вынесло автокар и коробки брошенного товара.
        Пиратский звездолет плавно удалялся от станции. На его борту, наверное, сейчас торжествуют, а подлый Даг Истмэн веселится больше всех и празднует победу.

        - Скайт, ты, кажется, говорил, что Даг пришлет огнеметчиков?!  - с нескрываемым упреком в голосе воскликнул Джо Бермудес.  - Посмотри сам, как он теперь это сделает?  - Джо отпустил раму иллюминатора, поскольку перегрузки закончились, и теперь указывал пальцем на удаляющийся пиратский корабль.  - Он теперь вообще вряд ли вернется!
        Капитан «Лихой надежды» наговорил бы еще много упреков в мой адрес, если бы его не прервал механический голос из динамиков громкой связи:

        - Внимание! Станция Буй-34 изменила орбиту. Опасная ситуация. Неминуемо столкновение с астероидом. Персоналу срочно покинуть станцию.

        - Дьявол!  - Бермудес, глядя наверх, завертел своей бородатой головой, словно пытался увидеть, кто это говорит.
        Ситуация с каждым мгновением становилась хуже. Если совсем недавно надо было беспокоиться только о синтетойдах, то теперь следовало подумать о том, каким образом покинуть станцию. И сделать это надо как можно скорее, потому что времени на раздумья не оставалось.
        После того как «Ангел ночи» выломал захваты стыковочного узла, станция получила крутящий импульс. Теперь казалось, что астероиды внешнего и внутреннего колец движутся по спирали, а местное солнце Олиус с периодичностью в несколько минут появлялось с одной стороны иллюминатора и, ослепив нас своим светом, исчезало с другой.

«Ангел ночи» отошел уже так далеко, что превратился в едва заметную точку, терявшуюся среди множества небесных тел, парящих вокруг. Место расположения пиратского корабля еще можно было определить, но только по мигающим время от времени проблесковым огням. Те, кто сейчас улетал на этом звездолете, уже находились в безопасности. Им осталось лишь выйти из узкого пространства Кольца Заубера, включить гипердвигатель и умчаться прочь.
        Корпус станции завибрировал. Все лампы освещения на мгновение померкли. Я увидел, как от станции в направлении пиратского звездолета унеслась яркая сфера переливающегося всеми цветами радуги сгустка энергии. Через мгновение в том месте, где исчез из виду «Ангел ночи», вспыхнула яркая звезда. Исходящий от нее свет был настолько сильным, что слепил глаза и обжигал кожу на лице.
        Боясь ослепнуть, я отвернулся, а когда поднял глаза вновь, то на том месте увидел лишь расплывающееся во все стороны голубое свечение. По мере расширения оно теряло интенсивность и угасало.
        Пиратский корабль был уничтожен выстрелом из аннигилятора станции.
        На лицах окружавших меня людей я разглядел выражение обреченности. Мало того что стыковочные узлы заблокированы, так даже если какому-то кораблю все же удастся вырваться из захвата, он будет аннигилирован.

        - Внимание. Опасная ситуация. Персоналу срочно покинуть станцию,  - напомнил бесстрастный механический голос под аккомпанемент воя аварийных сирен.

        - Теперь нам точно конец… - промолвил Джо Бермудес упавшим голосом.
        Его пессимизм разделяли и остальные. У людей опустились руки. Они уже заживо похоронили себя.
        Но я понимал - нельзя поддаваться панике. Пока остается хоть какой-то шанс, пусть и один на миллион, его нужно использовать. А для этого необходимо действовать.

        - Сколько у нас времени до столкновения?  - спросил я, обращаясь к Вулгхарду, так как он имел хоть какое-то представление об устройстве станции в целом и мог дать конкретный ответ.

        - Думаю - час -полтора, может, минут тридцать, а может, и десять.
        Ответ энергетика вопреки ожиданию не отличался точностью. Но это сейчас не имело значения, главное - заставить людей действовать.

        - Отлично! У нас есть время!  - воскликнул я.

        - Что ты предлагаешь?  - спросил Бермудес. В его вопросе прозвучала слабая надежда.

        - Вначале нам надо добраться до грузовой палубы, поближе к звездолетам. Люди Дага Истмэна улетели и скорее всего забрали с собой всех, кто держал оборону у выхода. Сейчас в нас некому будет стрелять. Я уверен в этом. Нужно спешить, пока туда не набежали синтетойды.

        - Я не понимаю, Скайт, на что ты рассчитываешь,  - возразил Бермудес.  - Чтобы покинуть станцию, необходимо освободить звездолеты. Даже моей «Лихой надежде» вряд ли удастся совершить такой же маневр, как проделал «Ангел ночи», и выломать стыковочные захваты. Она в десять раз меньше и двигатель слабее. Мне не под силу даже остановить вращение станции. А аннигилятор? Если каким-то чудом нам удастся оторваться, во что я не верю, как мы избежим участи «Ангела ночи»? Ты об этом подумал?

        - Собирайтесь, нужно идти,  - произнес я.  - Думать будем потом.
        Я пошел первым. Остальные молчаливо последовали за мной. У дверей на лестницу я извлек бластер из кобуры.

        - Приготовьтесь, что бы ни случилось - пробиваемся на грузовую палубу к звездолетам,  - сказал я и шагнул на темную лестничную площадку.
        Тела синтетойдов, имитирующих Эльвиру Паркер, все еще лежали на ступенях, ведущих на второй этаж. От них пахло нефтью и еще чем-то кислым (а может быть, такой запах стоял по всей лестнице). Из-за непрекращающегося воя аварийных сирен что-либо - будь то шаги или хруст битого стекла под ногами - услышать стало невозможно. Если случится столкнуться нос к носу с синтетойдом, рассчитывать можно будет только на быстроту собственной реакции.
        Я первым спускался на грузовую палубу. Сразу за мной шел Джо Бермудес, за ним двигались Дуглас и Томанович, потом Вилли с Вулгхардом, а замыкали процессию Паркер со Стенли. Охранники шли последними, вероятно, думая, что это самая безопасная позиция, и надеясь в случае заварушки, как и в прошлый раз, успеть смыться.

        - Внимание. Опасная ситуация. Неминуемо столкновение с астероидом. Персоналу срочно покинуть станцию,  - напомнил бесстрастный механический голос, когда мы уже были перед выходом на грузовую палубу.
        Я осторожно выглянул из дверного проема, изуродованного множеством выстрелов карентфаеров и бластеров. Никто в меня не целился. Как я и предполагал, все, кто тут был, улетели на пиратском корабле. Они, наверное, радовались, когда звездолет
«Ангел ночи» оторвался от стыковочных захватов, и не могли предположить, что отправляются прямиком в преисподнюю.
        Проход на первый причал перекрывала толстая стальная плита защитной диафрагмы. По ее периметру горели красные огни, предупреждая, что дальше вакуум. Кругом царил беспорядок. Повсюду валялись разорванные тюки и коробки. У дальней стены лежал опрокинутый автокар. А сразу у выхода с лестницы, на полу, покоилось несколько изуродованных тел. Вперемешку с голубой слизью синтетойдов краснела человеческая кровь. Здесь, не разобравшись, пристрелили невиновного.

        - Что дальше, Скайт? Мы пришли,  - задал вопрос Джо Бермудес.

        - Теперь к кораблям.
        Стараясь не испачкаться, я переступил через труп и пошел по направлению к восьмому причалу, у которого был пришвартован мой звездолет. Джо Бермудес с остальными плотной группой следовали за мной. Нам было по пути, так как седьмой причал, у которого стояла «Лихая надежда», находился сразу за восьмым.

        - Подождите меня здесь, я должен проверить, нет ли кого в переходном отсеке возле моего корабля,  - сказал я, когда мы поравнялись с коридором, ведущим на восьмой причал.
        Я надеялся, что Купер ждет меня в шлюзовой камере перед люком звездолета, хотя и понимал, что шансов встретить его там почти нет.

        - Мы не хотим здесь оставаться,  - возразил контрабандист.

        - Тогда пойдемте все вместе,  - предложил я и, не говоря больше ни слова, направился к своему кораблю.
        У крышки люка, закрывающей проход в переходный тамбур стыковочного узла, я переложил бластер в левую руку и нажал кнопку на панели управления. Стальная пластина отъехала в сторону, и сразу сзади меня послышались резкие щелчки снимаемых с предохранителя бластеров и скрежет передергиваемых затворов у флэштеров. Команда контрабандистов ощетинилась из-за моей спины оружейными стволами.

        - Не стреляйте! Господа! Не стреляйте! Я вам ничего не сделал!  - Посередине шлюзовой камеры, прикрываясь чемоданом, словно он мог защитить его от выстрелов, на трясущихся от страха ногах стоял Блу.

        - Не стреляйте,  - приказал я, отводя рукой в сторону ствол чьего-то карентфаера.
        Блу увидел меня. Опухшие от слез глаза коммивояжера просветлели.

        - Господин Скайт Уорнер, вы вернулись за мной!  - радостно закричал Блу и вознамерился чуть ли не броситься мне на шею.

        - Подожди, Блу.  - Я как бы случайно приподнял ствол бластера так, что он теперь смотрел на коммивояжера, и Блу передумал меня обнимать.  - Как долго ты тут сидишь?

        - С того самого момента, как вы ушли в бар, господин Скайт Уорнер,  - ответил Блу.

        - Никуда не отлучался?

        - Нет.

        - Никто не приходил?

        - Рейнджеров не было. Зато приходило много других людей. Говорили, что они ваши друзья, и спрашивали, где вас можно найти. Я отправлял их всех в бар.
        Кто бы это мог быть? Наверное, те, кто решил заработать пятьдесят тысяч за мою голову. Ладно, эта тема закрыта. Дело за малым - определить, остался Блу человеком, или перед нами его двойник.

        - Скайт, мы торопимся,  - напомнил Джо Бермудес.

        - Блу,  - обратился я к незадачливому торговцу,  - помнишь, я обещал вытащить тебя отсюда?

        - Да-да, помню,

        - Я сдержу свое обещание. Подойди поближе.

        - Вы так добры, так добры… - Расплывшись в улыбке, Блу подошел. Он оказался достаточно близко, чтобы до него можно было дотянуться, и я несильно ударил его кулаком в нос.
        Удар был резким и неожиданным. Блу вначале ничего не понял. Лишь только когда из разбитого носа потекла струйка крови, он отшатнулся и широко раскрытыми глазами уставился на меня.
        Я прочитал в его взгляде молчаливый упрек и почувствовал угрызения совести. Он, наверное, считает меня сейчас самым большим подлецом на свете.

        - Извини, Блу, это было необходимо сделать,  - попросил я прощения и, не выдержав, отвел взгляд в сторону.  - Я должен был удостовериться в том, что ты человек.

        - Вот как раз я… единственный человек… - Блу опять заплакал. Его всхлипы удивительным образом сочетались с воем аварийных сирен на станции. Свободной от чемодана рукой он пытался остановить кровь, но только больше размазывал ее,  - … а вы все мерзавцы и негодяи…

        - Полегче с выражениями, приятель,  - заметил Джо Бермудес.  - То, что тебе заехали по носу, не дает права называть людей такими нехорошими словами.

        - Действительно, Блу,  - согласился я с капитаном контрабандистов,  - я же извинился. Между прочим, познакомься, этого джентльмена зовут Джо Бермудес. Он вошел в твое незавидное положение и согласился помочь. Джо - капитан «Лихой надежды», звездолета, на котором ты улетишь сегодня домой.
        Но Джо Бермудес вдруг заартачился:

        - С какой стати мне брать на борт этого хлюпика?  - возразил он.  - Мы об этом не договаривались.

        - Ты возьмешь его.

        - Уорнер, назови мне хотя бы одну причину, по которой я должен это сделать.

        - Блу приносит удачу. Если ты возьмешь его, то останешься жив.  - Против такого аргумента Бермудесу нечего было возразить.
        Контрабандист смерил несчастного с ног до головы презрительным взглядом и, поморщившись, согласился.

        - Только если ты начнешь распускать сопли у меня на борту, я запру тебя в трюме и не выпущу до тех пор, пока мы не прилетим на Свободу-5.

        - Я на все согласен,  - откликнулся Блу. Кровотечение из носа у него уменьшилось.  - Я даже в качестве оплаты за полет могу предложить вам эту чудо-машину, отличный образчик космического инструмента, универсальную, неприхотливую - пилу «Швигер»!  - Блу показал на свой чемодан и лукаво подмигнул Бермудесу.  - Эта штука только для настоящих мужчин.
        По выражению лица контрабандиста я понял: Джо уже пожалел, что согласился взять Блу к себе на борт. И в этот момент мне в голову пришла отличная идея.

        - Блу! «Швигер» - как раз то, что нам нужно! С ее помощью мы освободимся от заблокированных причальных захватов.
        Все, кто сейчас находился рядом, оживились и с надеждой посмотрели на чемодан Блу.

        - Как ты собираешься это сделать?  - поинтересовался Джо Бермудес.

        - Надо выйти в космос и срезать фиксаторы на захватах стыковочного узла.

        - А аннигилятор?

        - Вывести его из строя не составит труда.

        - Кто пойдет в космос?  - задал самый главный вопрос Джо.
        В воздухе повисла напряженная пауза. Никто не хотел сам вызываться на это опасное дело. Я посмотрел на Вулгхарда.

        - Скайт, ты же знаешь, меня в невесомости мутит. Я и не помню, когда последний раз надевал скафандр,  - произнес он.

        - Я совершенно не разбираюсь в технике,  - сообщил Паркер.  - Отправлять меня нет никакого смысла.

        - От меня толку будет не больше. Я в технике смыслю ровно столько же, сколько и Паркер,  - заявил Стенли.
        Дуглас с Томановичем вообще никогда не выходили в открытый космос, а Джо Бермудес, как капитан, должен был находиться на корабле.

        - Придется идти мне,  - подытожил я.  - Другого варианта я не вижу.
        У присутствующих отлегло от сердца.

        - Ты смелый человек, Скайт Уорнер. Мы восхищаемся тобой!  - восторженно воскликнул Джо Бермудес.

        - Да, это так,  - поддержали остальные. Они бы не поскупились и наговорили мне еще кучу комплиментов, но мне не хотелось выслушивать их никчемные восторги - деньги они мне все равно не предлагали, и время до столкновения с астероидом неумолимо уменьшалось.

        - Мне ваше восхищение до одного места,  - остановил их я.  - Идите на «Лихую надежду». Я надену свой скафандр и выйду в космос через люк этого шлюза. Будем держать радиосвязь.
        Я забрал у Блу чемодан с алмазной пилой.

        - С богом,  - сказал я на прощание и пошел к люку своего звездолета.

        - Скайт,  - окликнул меня Бермудес,  - мы пока покараулим возле лестницы, чтобы ты не попал в лапы к синтетойдам, когда вернешься.

«Все-таки у кого-то здесь осталась совесть»,  - подумал я, когда группа во главе с капитаном контрабандистов покинула переходный отсек.
        Глава 10. В ОТКРЫТОМ КОСМОСЕ

        Набрав шифр, я открыл люк звездолета и шагнул внутрь. После мрачных переходов космической станции с ее спертой атмосферой в ярко освещенных каютах родного корабля со свежим прохладным воздухом я почувствовал себя как в раю. Захотелось никуда не уходить отсюда. Но сложившаяся ситуация диктовала свои условия, и так как в следующий четверг я хотел увидеть финал чемпионата по суперболу - играли
«Плобитаунские Дьяволы» и «Крокодилы» с Морволонаnote 15[Note15: В прошлом году победили «Плобитаунские Дьяволы»(смотри роман «Большая игра»).] ,  - надо было действовать.
        Я извлек из шкафа для скафандров «Резолютор», надел его и подключил питание. На стекле шлема перед глазами засветилось разноцветье жидкокристаллических индикаторов; замелькали указатели, графики; побежали цифры основных параметров. Пока система проводила тестирование, я открыл чемодан Блу и извлек «Швигер».
        Коммивояжер знал, что говорил, когда рекламировал эту штуку: пила оказалась на удивление легкой, а и ручка была специально сконструирована под перчатку космонавта и лежала в ладони как влитая. Посмотрим еще, как «Швигер» покажет себя в открытом космосе.
        Я прицепил пилу за кольцо на поясе с левой стороны, а бластер вставил в особый зажим с правой. Кажется, все готово. Как раз в этот момент приятный женский голос из встроенных динамиков сообщил, что тестирование системы завершено.
        Я вызвал по радио Бермудеса:

        - Джо, это Скайт, как слышишь, прием?

        - Скайт, это Джо,  - отозвался капитан «Лихой надежды»,  - слышу тебя прекрасно.
        Связь была хорошей. Голос Бермудеса звучал без помех.
        Я перешел из своего корабля обратно в шлюзовую камеру космической станции.
        Передвигаться приходилось медленно. Как бы ни был хорош «Резолютор», он все же сковывал движения.
        Закрыв за собой люк звездолета, я подошел к панели управления шлюзом и включил систему выхода в открытый космос. Через некоторое время индикатор на стекле шлема моего скафандра показал, что давление нулевое и можно выходить.
        Люк шлюза, ведущий наружу, открылся автоматически.

        - Внимание, выхожу,  - сообщил я на «Лихую надежду».

        - Поторопись,  - посоветовал Джо.  - Времени почти не осталось. Только что рядом со станцией пролетела гигантская глыба. Чуть правее - метров на сто,  - и все было бы кончено.
        Я переступил порог люка. Искусственная гравитация отключилась. Подошвы скафандра сразу примагнитились к обшивке станции, не позволяя унестись в раскинувшуюся передо мной бездну космоса. Взору открылась потрясающая картина. Астероидные потоки, желтая звезда Олиус и миллионы ярких звезд кружились над самой головой. Они были так близко. Казалось, достаточно протянуть руку, чтобы достать звезду или
«золотой» самородок астероида.
        Указатель пульса перевалил через отметку сто ударов в минуту.
        Выбравшись на внешнюю сторону причала, я двинулся к цели своей вылазки - к захватам стыковочного узла. Передвигаться приходилось не очень быстро. Несмотря на то что у «Резолютора» автоматическая система управления магнитными подошвами, в невесомости, да еще без страховочного троса, особо не разбежишься.
        Из-за вращения станции казалось, что это астероиды и Олиус кружат вокруг ее корпуса. Яркие лучи солнца то светили мне прямо в глаза, то в спину. Такие резкие смены «дня» и «ночи» благодаря автоматическому светофильтру «Резолютора» не создавали мне больших неудобств. Когда солнце сияло в лицо, срабатывала автоматика защитного фильтра, а когда пряталось за корпус станции, включалась система ночного видения. Впрочем, и без нее было не так темно из-за отраженного света от массы астероидов, паривших вокруг.
        Вначале я решил освободить свой корабль. Для этого мне надо было только перейти на противоположную сторону причала ко второму шлюзу, у которого стоял звездолет.
        Причал выдавался из корпуса станции прямоугольной колонной, по внешней поверхности которой проходило множество трубопроводов и кабелей. Здесь же было смонтировано вспомогательное оборудование для стыковки звездолетов: наводящие антенны, световые указатели. Передвигаться через все это нагромождение приборов было не так просто. Но магнитные подошвы ботинок функционировали исправно, надежно прижимая меня к поверхности станции, и я, спокойно преодолев все препятствия на своем пути, добрался до стыковочных захватов.
        Разобраться в схеме блокировки не составило труда. Ее основой был металлический фиксатор, препятствующий гидравлике. В работе пила «Швигер» показала себя с лучшей стороны. Отрезной алмазный круг создавал небольшой крутящий момент, прижимая меня к корпусу, поэтому возможность отрыва от станции отсутствовала. Толстый стальной стержень был распилен в считанные секунды, как масло. Металлическая стружка серебристой струей брызнула в стороны и унеслась в космическую даль.
        Освободив свой корабль, я посмотрел на причал номер семь, у которого находился корабль контрабандистов. «Лихая надежда» выглядела большой тарелкой с яркими огнями иллюминаторов.

        - Бермудес, все получилось. Теперь я иду к вам.

        - Отлично,  - услышав мое сообщение, отозвался Джо.  - Только поторопись. Мои парни прикончили в коридоре двух синтетойдов, кажется, эти твари зашевелились. Вероятно, они тоже надеются покинуть станцию на каком-нибудь из кораблей.

        - У них мало шансов.

        - Почему ты так думаешь?  - поинтересовался Бермудес.  - Кроме наших, у станции стоит еще несколько звездолетов.

        - Синтетойды не смогут освободить их из причальных захватов - управление системой вышло из строя. Я видел это собственными глазами в центре управления.

        - Тогда будь осторожен. Если это так, ты со своей пилой - единственный шанс на спасение.

        - Я это знаю.
        До причала, у которого стояла «Лихая надежда», добираться пришлось около десяти минут. Вначале мне пришлось пройти по своему причалу до станции, затем по ее внешней стороне до седьмого причала, и уже по нему добраться до «Лихой надежды».

        - Скайт, Скайт, ты где?  - послышался из динамиков обеспокоенный голос Бермудеса.
        В этот момент мне удалось преодолеть последнее препятствие на пути к стыковочному узлу. Звездолет контрабандистов находился в нескольких метрах от меня. Его дисковидный корпус размерами в несколько раз превосходил мой собственный звездолет. В одном из широких иллюминаторов, ярко освещенных изнутри, виднелась фигура Бермудеса с портативной рацией в руках.

        - Я здесь, Джо,  - отозвался я и махнул рукой,  - прямо над тобой.
        Бермудес заметил меня и ответил тем же жестом.

        - Скайт, парни в коридоре прикончили еще троих. У этих были карентфаеры. Если так пойдет дальше, нам их долго не удержать. Поторопись.

        - Джо, я слышу от тебя это уже в сотый раз. Я и так делаю все, что могу.
        Система блокировки захватов седьмого причала была идентична той, что стояла на восьмом. На этот раз я справился с фиксатором еще быстрее.

        - Джо, твое корыто свободно,  - сообщил я капитану «Лихой надежды» радостную весть.
        - Только тебе придется еще немного подождать, пока я разберусь с аннигилятором.

        - Конечно, Скайт. Мне совершенно не хочется повторить судьбу «Ангела ночи» Дага Истмэна. Я махнул Бермудесу и отправился выводить из строя аннигилятор. Для этого предстояло по корпусу станции пройти до второго этажа, на уровне которого располагались направляющие рельсы аннигилятора. Его круглая башня сейчас находилась как раз с нашей стороны, словно ожидая, когда кто-нибудь из звездолетов попробует улететь, чтобы уничтожить его.
        Благополучно преодолев обратный путь по поверхности причала, я перебрался на корпус станции и пошел дальше. Со стороны, наверное, я выглядел, как муха, ползущая по стене. Звездная карусель с непрестанными сменами «дня» и «ночи» уже не восхищала мое воображение и не захватывала дух. Астероиды с каждым новым витком становились больше, и каждая глыба, приближающаяся к космической станции, казалось, будет последней. От круговерти, происходившей над моей головой, начало подташнивать. Чтобы не стало совсем плохо, я решил смотреть только себе под ноги.
        К этому времени я добрался до этажа, где располагалась бывшая столовая. Поскольку к стеклу подошвы ботинок не примагничивались, необходимо было перейти по перемычке между двумя иллюминаторами. Когда я ступил ботинком на металлическую раму, то с другой стороны на меня уставилось несколько бледных лиц. Я заглянул внутрь и обомлел от увиденного. Бар был полон двойников умерших людей. Там были копии всех, кого мне довелось встречать раньше: Эльвира Паркер, Генри Пламмер, профессор Зильберман… и много-много других.
        Синтетойды заметили меня. Они подбежали к окнам и, в беззвучном крике раскрывая рты, с ненавистью указывали в мою сторону. Я смог прочесть по губам несколько ругательных слов. Кто-то тыкал в стекло дулом бластера. Стрелять, конечно, он не решится, но все равно неприятно, когда на тебя наводят оружие.
        Я показал столпившимся у окон средний палец в перчатке и пошел дальше.
        Аннигилятор вблизи оказался намного больше, чем казалось со стороны. Направляющие, по которым перемещалась бронированная башня, представляли собой толстые стальные рельсы, проложенные на массивных опорах в двух метрах над поверхностью станции. Если бы время позволяло, можно было бы более тщательно поразмыслить, как лучше вывести из строя эту махину. Но время отсутствовало, и оставалось только приступить к осуществлению первоначального замысла.
        Подняв «Швигер» над головой, я принялся резать стальной брус направляющей рельсы. Если бы у меня в руках была обычная ножовка, я бы и в следующей жизни продолжил пилить этот толстый брус. А так, прошла всего пара минут, и рельс оказался распилен пополам. Еще через несколько минут десятиметровый сегмент направляющей со свежесрезанными, блестящими концами плавно полетел в космос. Я перешел на другую сторону от башни аннигилятора и проделал там ту же самую операцию. Теперь путь домой открыт - аннигилятор не сможет произвести прицельный выстрел, орудийная башня обязательно сойдет с направляющих, если попытается нацелиться на звездолет.

        - Джо, как слышишь? У меня все получилось - путь свободен,  - поспешил я обрадовать товарищей.

        - Отлично, Скайт!  - отозвался Джо Бермудес.  - Бросай все и беги к нам - поступило сообщение, что на траектории станции, в тридцати минутах полета гигантский астероид - столкновение неизбежно. Если ты не успеешь за пятнадцать минут, мы отчаливаем, и тогда некому будет охранять грузовую палубу.

        - Я буду через двенадцать минут,  - заверил я Бермудеса, собираясь идти назад.
        Яркая вспышка над самой головой заставила меня пригнуться. Когда я посмотрел, что это было, то увидел на броне башни аннигилятора раскаленное красное пятно от энергетического заряда. Кто-то выстрелил в меня из карентфаера или бластера. Если бы этот кто-то взял ниже сантиметров на тридцать, содержимое в шлеме моего скафандра превратилось бы в жаркое.
        Я извлек бластер и осмотрелся по сторонам. Из-за толстой перчатки рукоятка
«дум-тума» плохо ощущалась, словно в руке ничего и не было, это немного раздражало, поскольку ко мне со стороны аварийного люка третьей палубы шли двое в оранжевых скафандрах… нет - трое… четверо… пятеро… Они вылезали и вылезали, словно фарш из мясорубки. Двенадцать вооруженных астронавтов.
        Вспышка, и еще один энергетический разряд разбился о броню аннигилятора над моей головой. Стреляющий явно не делал поправку на безвоздушное пространство, иначе бы обязательно взял прицел пониже, как это сделал я.
        Бластер упруго дернулся в моей руке, и противника разорвало в клочья. В стороны полетели ошметки голубой слизи и оранжевые лоскутки скафандра. На поверхности станции остались лишь ноги в магнитных ботинках.
        Остальные синтетойды бросились врассыпную. Их движения были скованы и неуклюжи. В отличие от моего «Резолютора» магнитные подошвы их скафандров не имели пошагового управления и работали в постоянном режиме, отчего переставлять ноги было крайне неудобно. Прежде чем синтетойдам удалось укрыться за внешними надстройками станции, на поверхности после моих выстрелов замерли еще четыре трупа в оранжевых скафандрах. Когда происходит разгерметизация, скафандр разрывает на части внутренним давлением газов, поэтому любое попадание, даже вскользь, для того, кто находился внутри, является смертельным.
        Я двинулся вниз к причалам со звездолетами. Мои противники, выглядывая из-за цилиндрического корпуса установки кондиционирования, стали вести беспорядочную стрельбу. Делать это им было очень непросто, так как я подгадал момент, когда Олиус только показался из-за корпуса станции и теперь беспощадно светил синтетойдам в глаза, а на шлемах их скафандров, кроме золотого напыления, ничего больше не было. Ослепленные солнцем, они стреляли наугад.
        Я подошел к синтетойдам на десяток метров и успел трижды выстрелить, при этом ни разу не промахнувшись. Остались еще четверо. Но они не показывались из-за своего укрытия, ожидая, наверное, когда Олиус перевалит через зенит,  - неправильный расчет, я доберусь до них прежде, чем солнце перестанет слепить им глаза.
        До кондиционерной установки осталось несколько шагов. Я уже отпраздновал победу, прежде чем осознал, что меня провели. Это я понял сразу после того, как над головой пронеслась огненная стрела от выстрела флэштера, прилетевшая из-за спины. Я обернулся. Автоматический фильтр «Резолютора» ослабил свет Олиуса, но все равно, кроме силуэтов, ничего нельзя было рассмотреть. Я оказался в таком же положении, что и двенадцать синтетойдов, которые первыми напали на меня. Эта группа всего лишь отвлекала мое внимание от того, кто заходил сзади.
        Необходимо было срочно покинуть открытое место. Здесь я являлся отличной мишенью. А кроме корпуса кондиционерной установки, рядом не за что было спрятаться.
        Двумя большими прыжками я добрался до цилиндра и заскочил за него. Прятавшиеся там синтетойды заметили меня слишком поздно, чтобы оказать сопротивление. Один все же попытался поднять свой карентфаер. Поэтому первый выстрел я адресовал ему. Четыре вспышки слились в одну, в стороны полетели клочки скафандров и комья голубой слизи. От синтетойдов остались лишь магнитные ботинки.
        Олиус почти добрался до зенита, скоро моя новая позиция станет выгоднее. И тут возле тени, отбрасываемой на поверхность станции моим скафандром, возникла еще одна. Я обернулся, но было поздно - черное дуло флэштера в руках синтетойда смотрело прямо на меня. За стеклом шлема я увидел лицо Генри Пламмера.
        Палец в толстой перчатке надавил на курок, но выстрела не последовало. Отлично! Синтетойды совершают те же самые ошибки, что и люди, которых они дублируют. Флэштер Генри Пламмера был смазан обычной оружейной смазкой. Неудивительно, что после первого выстрела оружие заклинило - при температуре, близкой к абсолютному нулю, масло затвердевает. Все механизмы и подвижные части склеились, энергетические патроны в обойме примерзли друг к другу. Кроме меня, это понял и дубликат Генри Пламмера - синтетойд, как мне показалось, соображал быстрее своего оригинала,  - он схватил меня за запястье руки с бластером, мешая воспользоваться им. Хватка оказалась достаточно крепкой, я никак не мог освободиться от нее.
        В следующий момент на стекло моего шлема обрушился мощный удар рукоятки флэштера. Стекло, к счастью, выдержало. Синтетойд замахнулся для нового удара. На этот раз я подставил руку, и рукоятка не достигла цели. Некоторое время мы безуспешно боролись. Я пытался высвободить руку с бластером, а он - разбить рукояткой флэштера стекло моего шлема.

        - Скайт, что ты там возишься?  - раздался из динамиков голос Бермудеса.  - Времени совсем не осталось.

        - У меня проблема,  - проскрежетал я, напрягая силы, чтобы вырвать руку из захвата синтетойда.

        - Решай ее скорее,  - посоветовал Бермудес и отключился.
        Все попытки высвободить руку оказались безуспешными. Дубликат Генри Пламмера превосходил меня в физической силе. Я начал уставать. Синтетойд почувствовал это. Он смог вывернуть мне руку так, что я от боли чуть не выпустил бластер. Наши лица оказались рядом. Синтетойд прислонился стеклом своего шлема к моему, чтобы я смог услышать, что он скажет.

        - Скайт Уорнер, нам нужна только пила «Швигер», которой ты спилил фиксаторы стыковочного узла.  - Даже голос у синтетойда оказался похожим на голос Пламмера. И если бы я не знал, что глава фирмы «Стеркул» погиб, то в два счета мог бы обознаться.  - Отдай мне ее и можешь уходить.
        Значит, эти выродки тоже собираются покинуть станцию. Если я отдам пилу, они смогут освободить любой из оставшихся звездолетов и улететь прочь. Тогда в один прекрасный день бесконтрольно размножающиеся синтетойды заполонят весь космос, и кто-нибудь из них обязательно доберется до меня. Мне совершенно не нравился такой расклад.

        - Вы останетесь здесь.

        - Тогда ты умрешь.  - Синтетойд высвободил из захвата свою руку, в которой держал флэштер, и вновь изо всей силы ударил рукояткой по стеклу моего шлема.
        Ублюдок думал, что разбить стекло скафандра будет просто. Он не учел, что на мне надет «Резолютор», стекло его шлема выдержит еще несколько таких ударов.
        Я не стал защищаться, а свободной рукой нащупал рукоятку пилы у себя на поясе.

        - Ты, кажется, искал это?  - спросил я у синтетойда, включая «Швигер».
        Моих слов он слышать не мог, но, перед тем как алмазный круг пилы врезался в ткань его скафандра, по выражению лица синтетойда нетрудно было догадаться, что за секунду до смерти он все понял. Воздух из вспоротого скафандра вышел мгновенно. Внутренним давлением синтетойда разорвало, как глубоководную рыбу, поднятую на поверхность. Брызнувшая голубая жижа испачкала изнутри стекло его шлема.
        Захват ослабел. Я освободил руку и отошел на несколько шагов от тела синтетойда. Оно осталось в вертикальном положении, примагниченное к поверхности станции. Из разреза в боку струилась белесая дымка остатков воздуха.

        - Скайт Уорнер, это Джо,  - ожили динамики переговорного устройства,  - как там твоя проблема?

        - Ее больше нет,  - ответил я.

        - Ты обещал, что придешь через двенадцать минут - уже прошло шесть.

        - Иду.

        - Поторопись.

        - Хорошо,  - отозвался я.
        Бермудес тысячу раз был прав - надо спешить.
        Я посмотрел на пилу, которую все еще держал в левой руке. Блу не обманул: «Швигер» и в самом деле оказалась лучше всего, чем мне когда-либо доводилось работать в космосе. Но мне она больше ни к чему.
        И, чтобы пила случайно не досталась синтетойдам, я размахнулся и запустил ею в астероидный поток над головой. Надеюсь, меня больше никто не задержит.
        Глава 11. ОБРАТНО В АД

        Уже в шлюзе причала номер восемь, когда я закрыл люк и показатель давления в камере приближался к норме, Бермудес вновь вышел со мной на связь.

        - Скайт, ты где?  - взволнованно поинтересовался он.

        - Я уже в шлюзовой камере.

        - Отлично! Тогда я снимаю своих людей?  - Бермудесу не терпелось убраться со станции. И его можно было понять: только что механический голос сообщил, что до столкновения с астероидом осталось пятнадцать минут.

        - Давай,  - разрешил я. Поскольку Купер не появился, мне ничего не остается, как улетать без него.

        - Да, сказал Джо,  - к нам присоединился Гамильтон.

        - Кто?  - переспросил я.

        - Пат Гамильтон - начальник охраны станции. Дуглас чуть не изрешетил его из карентфаера, когда тот вылез из лифта. Только благодаря тому, что Пат был ранен в ногу и его штанина вся пропиталась красной кровью, Дуглас удержался и не нажал на курок.

        - Гамильтону повезло, что он остался жив,  - отозвался я.

        - Ему повезло не только в этом. На седьмом этаже синтетойды чуть не растерзали его, когда он пытался подняться по лестнице. Так вот, Скайт, Пат говорит, что те парни, с которыми ты прилетел, живы. Их обнаружили на нижней палубе. Хотели взять штурмом, но только зря положили людей. Рейнджеры заняли оборону в ядерном хранилище на последнем этаже, и до них невозможно было добраться. Охране пришлось запереть их там.  - К тому моменту, когда Джо Бермудес говорил мне все это, я уже выбирался из шлюзовой камеры в стыковочный отсек и подходил к люку своего звездолета.
        Три тысячи чертей! Купер жив! И я узнаю об этом в тот самый момент, когда открываю люк своего звездолета, чтобы улететь прочь.

        - Скайт, как слышишь?  - поинтересовался Джо Бермудес.  - Пришли мои парни. Мы отчаливаем.

        - Счастливо, Джо.

        - Давай с нами. Пойдешь за «Лихой надеждой» в кильватере. Я знаю пояс астероидов как свои пять пальцев.

        - Летите одни. Я немного задержусь. Мне нужно уладить кое-какое дело.  - Я быстро прошел в свою каюту.

        - Скайт, ты в своем уме?!  - изумился Джо. Он догадался, что я собираюсь идти за Купером.  - Это самоубийство.

        - Возможно,  - согласился я.  - Но стоит попробовать.

        - Стоит ли?

        - Поверь мне.

        - Тогда прощай,  - после некоторой паузы промолвил Джо Бермудес. По траурным интонациям в его голосе я понял, что контрабандист меня уже похоронил.

        - Прощай.  - Я отключил связь и снял шлем.
        Теперь моим врагом было время, а точнее - его отсутствие..
        Быстро стянув с себя скафандр и опустив его прямо на пол, я торопливо вытащил из стенного шкафа ящик. Извлек из него карентфаер и несколько запасных энергетических батарей. Карентфаер повесил на плечо. Бластеру заменил батарею на новую и вложил оружие в кобуру на поясе.
        Кажется, больше ничего не забыл? Да! Включить секундомер.
        Цифры, обозначающее время на экране универсального наручного навигатора, с бешеной скоростью стали отсчитывать оставшиеся до столкновения минуты.
        Скорее всего Бермудес был прав, назвав то, что я задумал, самоубийством. Но, черт побери, я должен это сделать - или хотя бы попытаться.
        Когда я выбрался из звездолета и захлопнул за собой крышку люка, эта затея показалась мне совершенно абсурдной. Передо мной находилась обреченная космическая станция: обезлюдевшие этажи с мрачными, плохо освещенными переходами, темные помещения, в которых кишат жуткие монстры, повсюду человеческая кровь вперемешку с синей жижей синтетойдов и вдобавок ко всему непрекращающийся вой аварийной сирены. Картина наводила ужас, им был пропитан каждый уголок громадного корпуса.
        Что может ожидать меня в этом месте? Сгусток биомассы или толпа человекоподобных синтетойдов - ни тем, ни другим меня уже не удивишь. Я решительно направился к центральной шахте с лестницами.

        - До столкновения осталось двенадцать минут. Персоналу срочно покинуть станцию,  - сообщил бесстрастный голос под потолком.
        До двадцатой палубы мне предстояло преодолеть шестнадцать этажей, придется спешить. Кажется, Бермудес говорил, что Пат Гамильтон приехал на лифте? Надо проверить - если это так и лифты работают, то я лучше воспользуюсь одним из них, чем идти пешком.
        К счастью, лифт действительно работал. Индикатор показывал, что кабина на месте. Я нажал кнопку.

        - Куда ты так торопишься, Скайт Уорнер?  - Прозвучавший из-за спины голос показался знакомым. По крайней мере тот, кому он принадлежал, точно знал Скайта Уорнера.
        Дверь лифта открылась, но я не стал входить в кабину, а неспешно повернулся к говорившему лицом.

        - Если в ад, то я помогу тебе,  - сказал Фэлкон Ромеро, холодно глядя мне в глаза.
        Конечно, это был именно он. В его внешности произошли некоторые изменения: пиджак из коричневой замши покрывали пятна, белая рубашка потеряла былую свежесть, а голову ганфайтера украшала белая повязка с пятнами крови. Но, несмотря на потрепанный вид, у Ромеро по-прежнему было два бластера и все тот же холодный взгляд безжалостного убийцы.
        Меньше всего я сейчас ожидал увидеть этого человека.

        - Как тебе мой «Саймон», голова не болит?  - поинтересовался я.
        Ромеро недобро усмехнулся.

        - Я надолго запомню твое угощение, Скайт Уорнер,  - сказал он.

        - Та бутылка стоила мне двести кредитов.

        - Она будет стоить тебе больше.
        Я в недоумении поднял бровь.

        - Жизни,  - пояснил Фэлкон и схватился за бластеры.
        Возможно, если бы у него был один бластер, а не два, он действовал бы в два раза быстрее - успел бы вытащить оружие из кобуры и нажать на курок. А так, пока Фэлкон Ромеро вытаскивал оба бластера, я успел сделать и то и другое.

«Дум-тум» упруго дернулся в руке, и Ромеро рухнул, сраженный наповал. Хорошо, что Фэлкон не стал тратить время на долгие разговоры, я даже успел заскочить в кабину лифта, прежде чем ее двери закрылись.
        Я нажал кнопку последнего этажа. Лифт поехал вниз. Цифры медленно менялись. Я с беспокойством посмотрел на секундомер. Казалось, что-то случилось с прибором - секунды бежали чересчур быстро. Или мне это только чудилось? Сквозь толстые стены до меня доносился не прекращающийся ни на минуту рев аварийной сирены, напоминая о надвигающейся катастрофе.
        Кабина преодолела десятый уровень. Осталось восемь минут. Если лифт застрянет, меня уже ничто не спасет.
        Указатель этажей высветил цифру «13». Здесь располагалась лаборатория, в которой все и началось. Отсюда я совсем недавно чудом унес ноги. Ниже этого уровня мне еще спускаться не доводилось. Что находится на нижних этажах? Скорее всего технические помещения, а возможно, и преисподняя. Когда двери откроются, я это выясню.
        Лифт равномерно опускался все ниже. На указателе загорелась отметка восемнадцатого этажа. Я перехватил карентфаер поудобнее и направил его на двери.

«19». Следующий этаж мой. Черт бы побрал Купера и его команду! Если он жив, я его сам убью. «Плевая работенка»! В гробу я видел такую работенку. Пускай он меня обманул и не сообщил истинной цели своего задания, в этом я его не виню, но застрять в самый неподходящий момент на последнем этаже обреченной космической станции?! Дать себя запереть, как провинившегося мальчишку! Неудивительно, что этого горе-солдата выперли из армии.

«20». Прежде чем двери открылись, я успел бросить взгляд на секундомер - осталось шесть минут. Раздался звоночек, и створки дверей разъехались в стороны.
        Первое, что я услышал, были жуткие стоны, доносившиеся слева. Это не было похоже на стонущего от боли человека. Вообще трудно было определить, кому принадлежат эти крики. В разносящихся по сумрачным коридорам последнего этажа звуках слышалось нечто животное. Я выпрыгнул из кабины лифта и резко развернулся на этот ненормальный звук.
        В мигании аварийных огней возле дверей на лестницу в луже слизи лежал человек. Жуткий стон шел от него. На моих глазах тело лежащего человека стало трансформироваться: с отвратительным чавкающим звуком появилась вторая пара рук, выросли дополнительные ноги, сбоку возникла новая голова. Я оказался свидетелем способности синтетойдов - размножаться посредством деления, независимо от материнского сгустка биомассы.
        Я не дал завершить синтетойду этот процесс и нажал на курок карентфаера. После огненной очереди делиться здесь стало нечему.
        Двадцатая палуба по размерам была самой маленькой, так как находилась в нижней - узкой части станции. Найти массивную дверь, ведущую в ядерное хранилище, не составило груда. На нее указывало множество предупреждающих надписей и стрелок. Не переставая оглядываться по сторонам, готовый к тому, что из темного угла на меня набросится синтетойд, я снял засов и откатил в сторону толстую плиту с надписью
«Хранилище № 1». В следующий миг в меня выстрелили из бластера. Только чудо спасло мне жизнь - разряд задел один из стальных кронштейнов, торчащий из стены хранилища, и отклонился в сторону. Я не стал дожидаться второго выстрела и предусмотрительно спрятался за стену.

        - Купер, идиот, не стреляй! Это я - Скайт Уорнер!  - крикнул я в темноту ядерного хранилища.

        - Докажи, что это именно ты!  - послышался голос Купера.

        - Ты кретин, Купер, станция через пять минут столкнется с астероидом, кто бы другой в такой ситуации пришел за тобой?

        - Ты прав, это может сделать лишь человек, любящий деньги так, как Скайт Уорнер.
        Из глубины показались две фигуры - Джона Купера и Стейси Раке. Судя по внешнему виду, им крепко досталось. Ноги Купера до колен были обмотаны окровавленными бинтами. Сам он идти не мог, и ему помогала Стейси, у которой лицо покрывали множественные ожоги от раскаленных капель металла, которые разлетаются, когда рядом разорвется заряд куспайдераnote 16[Note16: Куспайдер - оружие, стреляющее струей расплавленного металла под большим давлением.] . У блондинки также было перевязано плечо правой руки.
        Увидев их ранения, я обрадовался и почувствовал облегчение. Не подумайте, что я садист или какой-нибудь извращенец, которому, приятно видеть чужие страдания, просто сразу стало ясно, что они не синтетойды.
        Купер в руках держал бластер, а у Стейси через плечо был перекинут ремень карентфаера.

        - Что у тебя с прической, красотка?  - поинтересовался я.

        - Пошел ты,  - отреагировала на мои слова Стейси. Я впервые услышал ее голос, он оказался очаровательным - с низким тембром и мягкими интонациями, похожий на мурлыкание ластящейся кошечки.

        - Надеюсь, что вы тоже пойдете со мной, мадам,  - ответил я ей, стараясь придать своему голосу похожие интонации.  - И пошевеливайтесь, у нас осталось всего пять минут.

        - Уорнер, мы не можем сейчас лететь,  - заявил Купер.
        Только теперь я заметил, что зрачки у рейнджера расширены, вероятно, от действия обезболивающего. Неудивительно, что ему в голову приходят такие глупые мысли.

        - Купер, у меня нет времени спорить.

        - В соседнем хранилище заперты Мастерсон и Фитч. Без них мы не уйдем,  - пояснил Купер.

        - В таком случае идите к кабине лифта и ждите нас там.
        Когда я посмотрел на секундомер, таймер показывал четыре минуты пятьдесят восемь секунд. Возможно, я полный идиот или, как говорит Купер, слишком сильно люблю деньги, но я побежал вдоль коридора по направлению желтой линии с указателем «К хранилищу № 2».
        Массивная дверь оказалась открытой. Наученный предыдущим опытом, когда чуть не угодил под выстрел Купера, я не стал сразу высовываться, а вначале крикнул внутрь помещения:

        - Говард, Фитч - это Скайт Уорнер! Вылезайте, мы улетаем!

        - Это ты, Скайт?!  - раздался голос Мастерсона. Какие все-таки глупые эти рейнджеры, я ведь только что представился.

        - Да, это я! Черт бы тебя побрал! У нас всего четыре минуты, чтобы добраться до звездолета!
        Раздались тяжелые шаги, и из хранилища в коридор выбрался Мастерсон со своей плазменной пушкой двадцать второго калибра. Темнокожий гигант поправил на плече широкий ремень от «драгонгана».

        - Ты один?  - спросил он.

        - Нет. Купер и Стейси ждут возле лифта. Пошевеливайтесь!
        За Купером появился Фитч. У него в руках я заметил карентфаер и металлический кейс. Когда рейнджеры пришли на станцию, этого чемоданчика ни у кого из них не было.

        - Сколько, ты говоришь, осталось времени?  - поинтересовался Фитч.
        Я не успел ему ответить, за меня это сделал бесстрастный механический голос под потолком:

        - До столкновения осталось четыре минуты. Персоналу срочно покинуть станцию.
        Мы побежали по коридору к лифтовой шахте. Купер и Стейси ждали в кабине, не позволяя дверям закрыться.

        - Вы достали кейс?  - первым делом поинтересовался Купер, когда мы ввалились внутрь.

        - Да, сэр,  - коротко ответил Фитч и, передав чемодан командиру, нажал кнопку четвертого этажа.
        Двери закрылись. Кабина поползла вверх.
        Аварийная сирена, приглушенная толстыми стенами шахты, сопровождала нас всю дорогу. Все молчали, подняв головы на указатель этажей, где медленно менялись цифры. К сожалению, секунды на моем таймере бежали во много раз быстрее.

        - Говард, тебе лучше встать спереди,  - посоветовал я, когда на указателе этажей показалась цифра «5».  - На грузовую палубу со всей станции наверняка сползлись оставшиеся синтетойды. Предстоит с боем пробиваться к звездолету, и твой
«драгонган» подойдет для этого как нельзя лучше.

        - В батарее осталось мало энергии, только на пару очередей.

        - Ничего, главное начать.
        Двери открылись, и к нам со всех сторон бросились сотни мерзких созданий. В руках Мастерсона с жутким грохотом заработала плазменная пушка. Ее огнем волна синтетойдов была отброшена назад. Палуба покрылась десятками изуродованных тел. Поднялся жуткий крик. Кто-то из синтетойдов выстрелил в нас из флэштера. Но заряд ушел высоко в потолок, осыпавшись вниз дождем раскаленных искр. В следующий момент Стейси сняла синтетойда очередью из карентфаера.
        Мы выскочили на палубу и помчались к коридору на восьмой причал. Мастерсон шел последним, прикрывая отход группы шквальным огнем «драгонгана». Отовсюду наперерез с обреченностью загнанного зверя бросались человекоподобные существа. Бластер в моей руке не замолкал ни на секунду. Рядом грохотали карентфаеры Стейси и Фитча. Каждый из них держал оружие в одной руке, а свободной поддерживал Купера. Можно было бы двигаться быстрее, но Купер едва волочил ноги. Стейси с Фитчем приходилось в буквальном смысле нести его на себе.
        До поворота на восьмой причал оставалось преодолеть несколько метров, когда из всех дверей центральной шахты поползла биомасса. Я и представить себе не мог, как ее много! Субстанция с чавканьем быстро заполняла грузовую палубу. Отвратительное месиво вздымалось до самого потолка. Оно поглощало трупы синтетойдов и быстро двигалось по нашим следам. Расстояние между нами и передним краем биомассы неуклонно сокращалось.
        Мы повернули в коридор восьмого причала, когда расстояние, разделявшее нашу группу от субстанции, сократилось наполовину. Мастерсон, прежде чем бежать следом, развернулся и произвел последний выстрел из своей пушки, после чего бросил бесполезное оружие и последовал за нами.
        Я обогнал рейнджеров и первым подбежал к люку в переходный тамбур стыковочного узла. Быстро нажал кнопку на панели управления. Стальная пластина отъехала в сторону, и я чуть не потерял дар речи от неожиданности. Передо мной стоял Фэлкон Ромеро, которого я собственноручно отправил в ад несколько минут тому назад. Правда, у этого не было повязки на голове.

        - Ты?  - удивился я, хотя сразу догадался, что это всего лишь точная копия того Фэлкона Ромеро.

        - Я вернулся,  - недобро улыбнулся двойник, точно так же, как это делал настоящий Фэлкон, и схватился за бластеры. Сделал он это, как и оригинал, слишком медленно для того, чтобы остаться в живых.
        Голубая слизь брызнула во все стороны, заляпав стены переходного отсека.
        Я убил Фэлкона Ромеро во второй раз.
        Рейнджеры всей командой ввалились в переходный тамбур. За их спинами в коридоре я увидел стремительно приближающуюся биомассу.

        - Внимание! Опасная ситуация. Неизбежно столкновение с астероидом. Персоналу немедленно покинуть станцию. До столкновения сорок пять секунд.
        Я бросил быстрый взгляд на часы - на моих до столкновения было еще пятьдесят четыре секунды. Проклятая электроника - всегда обманывает!

        - Открывай люк своего звездолета!  - закричал Купер.
        Его голос заглушили непрерывные очереди - это Стейси и Фитч попытались огнем карентфаеров остановить надвигающуюся биомассу. Вспышки от разрывов огненным смерчем накрыли передний край субстанции, но это нисколько не повлияло на ее скорость. Биомасса подступала все ближе и ближе.

        - Люк! Закройте крышку люка!  - закричал Купер.  - Скорее!
        Стейси, как кошка, прыгнула к панели управления и нажала на кнопку. Пластина поехала в сторону, перекрывая проход. Пока она не закрылась, Фитч продолжал непрерывно стрелять из карентфаера. Только когда ствол оружия мог застрять в щели, он прекратил огонь и отступил на шаг. Пластина встала на место, герметично перекрыв проход. Сразу же с противоположной стороны послышался мощный удар.
        Казалось, пока я открыл люк звездолета и вбежал в рубку управления, прошла целая вечность. Бросившись в кресло и пристегнувшись ремнями безопасности, я принялся со скоростью, на которую только был способен, включать корабельные системы. Загорелся обзорный экран, и я обомлел - прямо на меня двигалась каменная громада астероида. На его поверхности отчетливо просматривались мелкие камни, темные трещины и блестящие в свете Олиуса острые грани скальных пород. Астероид по размерам в два раза превосходил космическую станцию.

        - Всем пристегнуться!  - крикнул я в микрофон громкой связи и рванул рычаги управления.
        Надрывно взвыл двигатель. Заскрежетали стыковочные захваты, и звездолет оторвался от причала. Как только это произошло, я сразу совершил крутой правый разворот и, чтобы избежать столкновения, стал уходить в сторону от астероида.
        С одной стороны на нас понесся серый борт космической станции с огнями иллюминаторов, с другой - каменная поверхность с темными впадинами и острыми гранями скальных пород. Расстояние между станцией и астероидом стремительно сокращалось. Звездолет мог не успеть набрать скорость и проскочить. Я увеличил тягу двигателя. Навалившаяся перегрузка вдавила меня в кресло. Еще мгновение, и корабль вырвался из узкого коридора на свободное пространство.
        За кормой звездолета началась катастрофа. Вначале покорежились выступающие из корпуса станции причалы, согнулись антенны, а потом, когда сам корпус врезался в астероид, из проломленных помещений, словно пар из разорвавшегося котла, вырвалось белесое облако газов. Корпус станции продолжал деформироваться. Скала все глубже входила в него. В стороны полетели вырванные напором выходящего воздуха мелкие части конструкций, оборудование внутренних помещений. Разом погасли все габаритные огни, и сразу после этого взорвался главный реактор.
        Вспышка была настолько мощной, что показалось, будто на небе зажглось второе солнце. Возникшая световая волна озарила все каменные глыбы в поясе астероидов. Огненный шар накрыл астероид, с которым столкнулась станция, и стремительно стал увеличиваться в размерах, нагоняя уходящий звездолет. Когда казалось, что спасения уже нет и столкновение неизбежно, огонь иссяк. На месте взрыва виднелись лишь десятки мелких каменных обломков, парящих в облаке разреженных газов,  - и это было все, что осталось от старой имперской станции Буй-34.
        Космическая станция Буй-34, оказавшаяся лабораторией по производству синтетических солдат, перестала существовать. Но сколько еще таких станций припрятано по дальним уголкам космоса? Работают ли они? Вдруг найдется еще какой-нибудь Генри Пламмер, который захочет создать себе армию из послушных синтетических солдат, которым неведомы ни страх, ни жалость. Не хочется сейчас об этом думать. После всего пережитого нужно просто расслабиться.
        Глядя на разрастающееся во все стороны туманное облако, я подумал, что теперь эту часть космоса редко кто будет навещать. Некоторое время сюда еще станут прилетать корабли, капитаны которых не знают, что станции больше не существует. Но потом и они перестанут появляться здесь, и покой пояса астероидов больше никто не потревожит.
        Я вывел звездолет из Кольца Заубера в свободное пространство и, когда индикатор метеоритной опасности поменял цвет с красного на зеленый, облегченно сбросил с себя ремни безопасности. До планеты Свобода-5 оставалось несколько часов лету, и я решил проведать рейнджеров.
        Глава 12. ВСЕ ПО-ЧЕСТНОМУ

        Когда я спустился на вторую палубу и заглянул в общую каюту, рейнджеры только начали освобождаться от страховочных ремней. Они сидели на двух диванах друг против друга. С одной стороны Купер со Стейси, с другой - Мастерсон и Фитч. Между ними располагался обеденный стол. Я не стал помогать рейнджерам распутывать ремешки, это не входило в мои обязанности, а просто, прислонившись плечом к двери, наблюдал за ними.

        - Как дела, Уорнер?  - поинтересовался Говард Мастерсон, заметив меня. Темнокожий гигант первым успел снять с себя ремни и теперь помогал Фитчу справиться с замком, так как тому самостоятельно это никак не удавалось.

        - Отлично,  - ответил я.

        - Нам больше ничего не угрожает?

        - Ничего. Мы покинули область астероидов, и теперь перед нами до самой Свободы-5 чистое пространство.
        Замок Фитча заело основательно. Даже с помощью Говарда Фитч никак не мог освободиться от страховки. По-видимому, в спешке ремень перевернулся. С этим ремнем такое бывает - надо поддеть пряжку чем-нибудь острым, иначе не получится.

        - Скайт Уорнер, ты отлично выполнил свою работу,  - сказал Джон Купер.
        Я посмотрел на командира рейнджеров. Куперу сильно досталось. Он потерял много крови, но держался молодцом. Металлический кейс лежал у него на перебинтованных коленях.

        - Значит, вы за этим летели на станцию?  - кивнув на чемоданчик, поинтересовался я.

        - Да,  - подтвердил Купер.

        - Что в нем?

        - Инициатор.

        - Та штука, что пробуждает к жизни биомассу?

        - Она самая..

        - И никакой дочки Калагана не существует?

        - Пойми, тебе лучше было не знать истиной цели операции.

        - Понимаю…

        - Дьявол.  - Мастерсон никак не мог справиться с ремнем Фитча.

        - Как вам удалось раздобыть эту штуковину?  - спросил я Купера.  - Генри Пламмер, насколько мне известно, хранил его в самом надежном и охраняемом месте на станции.

        - Я сам удивлен. Спроси у Говарда. Это он его достал. Я не знал, что инициатор у нас, до того момента, пока в кабине лифта не увидел Говарда с кейсом в руках.

        - Говард,  - обратился я к гиганту,  - как тебе удалось извлечь инициатор из сверхнадежного сейфа?

        - Мне просто повезло,  - отозвался Мастерсон. Он нагнулся к пряжке Фитча, чтобы попытаться протащить ремень зубами.
        И в этот момент меня прошиб холодный пот. Все пришло к общему знаменателю: и удивительное спасение за несколько секунд до катастрофы, и неизвестно откуда возникший чемоданчик с инициатором, и открытая дверь в ядерное хранилище номер два. Рука сама легла на рукоятку бластера.

        - Говард, а где ты потерял свой шрам от имплантанта, который был у тебя на затылке?  - Наступила полная тишина, все замерли.  - Наверное, там же,  - предположил я через некоторое время,  - где и Фитч потерял свои зубные протезы.
        Двойник Мастерсона медленно поднял на меня лицо и осторожно пригладил ладонью гладкий затылок.

        - Проклятье,  - произнес он,  - а все так хорошо складывалось…
        Я выстрелил. В стороны полетели брызги голубой слизи. Обезглавленное тело синтетойда упало на пол. Второй синтетойд, копия Фитча, истерично задергался на диване, пытаясь вырваться из объятий страховочных ремней. Но второй выстрел успокоил и его. В воздухе распространился запах сырой нефти и горелой изоляции. Стены каюты оказались основательно заляпаны синей слизью.
        Вроде бы на сегодня со стрельбой закончено. Крутанув бластер на указательном пальце, я спрятал его в кобуру.

        - Пожалуй, это последнее, что я мог для тебя сделать, Купер.

        - Можешь называть меня Джоном,  - отозвался рейнджер.
        Надо же! Этот человек поменял свое мнение обо мне. Что я теперь, должен прыгать от радости?

        - Послушай, Купер, меня устраивают наши прежние отношения,  - после некоторого раздумья ответил я.  - Друзьями мы с тобой, к счастью, никогда не были и вряд ли когда-нибудь станем в будущем. Поэтому оставим все, как было. Я тебе ничего не должен, и ты мне ничего не должен… Не возражай, ты сам поймешь, что я прав, Джон Купер.

        - А со мной ты тоже не хочешь иметь ничего общего?  - вдруг поинтересовалась Стейси Раке.
        Я проигнорировал ее вопрос и, даже не взглянув на красотку, направился обратно в рубку управления: скоро предстояло совершить посадку на космодром Уан-Слейта на Свободе-5.
        Внешняя обшивка звездолета была еще горячей после прохождения атмосферы, когда я открыл люк. Уан-Слейт встретил нас солнечным днем. По голубому небу плыли перистые облака. Приятно обдувал прохладный ветерок. Щебетали птицы. В воздухе пахло листвой.
        Я сошел по трапу на бетонное поле космодрома и огляделся по сторонам. Сегодня утром я стартовал с этого самого места. Ничего не изменилось, вокруг стояли те же самые корабли. Прибавился только серый «Стиллерс» с большими белыми цифрами на борту «005». Он находился на соседней площадке. Его люки были открыты, трапы спущены.
        Из моего корабля показались Джон Купер и Стейси Раке. Они сошли вниз. Стейси помогала Куперу, так как он с трудом передвигал перебинтованные ноги. В руке Купер держал кейс с инициатором.

        - Скажи мне, Уорнер,  - обратился ко мне Купер,  - я тут подумал, а откуда тебе было известно, где Генри Пламмер хранит инициатор?
        Это были его первые слова после нашего разговора в кают-компании, когда я пристрелил синтетойдов.
        Я посмотрел на рейнджера - пожалуй, теперь можно ему сказать:

        - Мне предоставил эту информацию Грег Шнайдер.

        - Грег Шнайдер - кто это?  - удивленно спросил Купер.

        - Это я,  - раздалось в ответ.
        Купер ничего не успел понять, как нас окружили полтора десятка вооруженных космических пехотинцев. Из-за их плотного оцепления появился полковник.

        - Грег Шнайдер - военная разведка,  - представился он.
        В это время космические пехотинцы забрали у Купера кейс с инициатором и ловко обыскали рейнджеров.

        - Скайт Уорнер, рад видеть вас живым и невредимым,  - продолжил Шнайдер,  - это означает, что наш план удался.

        - Я выполнил контракт,  - подтвердил я.  - Инициатор находится в кейсе.

        - Отличная новость! Ваш гонорар в размере двух миллионов кредитов ждет вас в Центральном плобитаунском банке.
        Услышав эти слова, Купер взбесился. Он оттолкнул стоявших рядом пехотинцев и бросился ко мне. Но далеко пройти рейнджеру не удалось, на него навалились сразу несколько человек и вывернули ему руки за спину.

        - Ты мерзкий предатель!  - все еще пытаясь вырваться, кричал Купер.  - Ты нарушил слово! Ты продал нас!

        - Каждый зарабатывает, как может,  - пожав плечами, ответил я.  - К тому же ты знал, кто я такой, когда нанимал меня на работу.

        - Скайт Уорнер, приятно было иметь с вами дело,  - сказал Грег Шнайдер.  - Если вам нужна постоянная работа, у нас есть вакансия. В разведке необходимы люди, умеющие мыслить нестандартно.

        - Спасибо, полковник, но у меня другие планы.

        - Как знаете,  - разведя руками в стороны, проронил Грег Шнайдер и, уже обращаясь к рейнджеру, заявил: - Джон Купер, вам придется проследовать с нами. У нас к вам будет несколько вопросов относительно господина Калагана.
        Пехотинцы повели Купера и Стейси к серому «Стиллерсу» с бортовым номером «005», а я остался у своего корабля. Джон все время оглядывался назад и бросал в мою сторону ненавидящие взгляды.

«Что он на меня так смотрит? Может быть, думает, что я поступил с ним нечестно?  - Я прислушался к внутреннему голосу… - Да нет, моя совесть чиста».
        Как, однако, неблагодарны люди - по большому счету, я все-таки спас ему жизнь. Купер этого не понимает. Но о его глупости свидетельствует не только это. Ну, посудите сами, стал бы здравомыслящий человек рисковать жизнью ради двадцати тысяч? По ценам космической станции это всего пять ящиков виски «Черный Саймон».
        Я повернулся и пошел к себе на корабль. «В-667» предстояло совершить последний перелет до Центрального банка на Плобое. Новый звездолет ждал меня там.


        notes


        Note1


«Стиллерс» - марка быстроходного звездолета, из-за небольшого грузового отсека и плохой маневренности малопригоден для коммерческих целей.
        Note2


«Сан Голд Технолоджис» - дочерняя фирма имперского промышленного гиганта «Глобул», в свою очередь входившего во время войны в государственную корпорацию «В. Т. (производство высокотехнологического оружия).
        Note3

        НУН - Наручный Универсальный Навигатор, показывает точное время в нескольких временных системах, имеет встроенный гирокомпас и память пройденного пути; также определяет температуру окружающей среды, давление, влажность, процентное содержание газов в атмосфере и пульс носящего его человека; обладает памятью на несколько миллионов слов и имеет десять встроенных игр (включая тетрис).
        Note4

        Кровосток - желобок на лезвии ножа. Ножи, имеющие кровосток, вне зависимости от длины лезвия и качества материала, считаются холодным оружием.
        Note5

        Герб Кримсон - мэр Плобитауна, столицы Союза Независимых Планет.
        Note6

        Флэштер - лучевое оружие, использует одноразовые энергетические патроны.
        Note7

        Глюкоген - сильный синтетический наркотик.
        Note8

        Наркотин - сильный наркотик растительного происхождения.
        Note9


«Экселенц» - марка флэштера, считается одной из лучших.
        Note10


«Дум-тум» - самая популярная марка бластера.
        Note11

        Сэм Липснер - известный правозащитник(имел четыре судимости за рэкет и вымогательство, авторитет преступного мира).
        Note12

        Азазарт - борьба в безопорном пространстве(искусство рукопашного боя в невесомости).
        Note13

        Синтетойды - человекоподобные существа, выращенные в лабораториях Империи из искусственного ДНК. С помощью армий синтетойдов Император планировал покорение Галактики, но его планам не суждено было сбыться - Империя пала, а синтетойды были уничтожены (более подробно об этих событиях рассказывается в романе «Звездный стипль-чез»).
        Note14

        Гвиндония - слаборазвитая аграрная страна. Один плобитаунский кредит равен десяти тысячам гвиндонских песет.
        Note15

        В прошлом году победили «Плобитаунские Дьяволы»(смотри роман «Большая игра»).
        Note16

        Куспайдер - оружие, стреляющее струей расплавленного металла под большим давлением.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к