Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Зайцев Виктор / Обратной Дороги Нет: " №04 Дранг Нах Остен По Русски " - читать онлайн

Сохранить .
Drang nach Osten по-Русски. Книга четвёртая Виктор Викторович Зайцев
        Drang nach Osten #4
        Кампания туристов, двадцать человек взрослых с детьми, сплавляясь по реке Куйве, притоку Чусовой, попадают шестнадцатый век, во времена Ивана Грозного. Наши современники не падают духом, инженеры и офицеры выстраивают на границе Строгановских владений острог. Закрепляются в нём, из руды выплавляют железо, выковывают примитивные ружья. Учитель химии получает порох, стекло. Огнестрельным оружием удаётся отбиться от набега сибирских татар из-за Урала, ещё не покорённых Ермаком. Чтобы не попасть в кабалу, избежать обвинения в еретизме, ведь никто не знает православных молитв и обычаев, туристы называются не русскими, а магаданцами, из далёкой страны Магадан, что на востоке Сибири.
        Виктор Зайцев
        Дранг нах остен по-Русски. Книга четвёртая
        Предисловие
        Кампания туристов, двадцать человек взрослых с детьми, сплавляясь по реке Куйве, притоку Чусовой, попадают шестнадцатый век, во времена Ивана Грозного. Наши современники не падают духом, инженеры и офицеры выстраивают на границе Строгановских владений острог. Закрепляются в нём, из руды выплавляют железо, выковывают примитивные ружья. Учитель химии получает порох, стекло. Огнестрельным оружием удаётся отбиться от набега сибирских татар из-за Урала, ещё не покорённых Ермаком. Чтобы не попасть в кабалу, избежать обвинения в еретизме, ведь никто не знает православных молитв и обычаев, туристы называются не русскими, а магаданцами, из далёкой страны Магадан, что на востоке Сибири.
        Постепенно начинают торговать самодельными стальными ножами, топорами, наконечниками для стрел с аборигенами, добывают золото и алмазы из нетронутых в шестнадцатом веке месторождений, но известных и выработанных в двадцать первом веке. Высаживают картошку и помидоры, взятые в турпоход для еды, подсолнечник. Сражаются с сибирскими татарами, освобождают пленников, которых селят рядом с собой. За несколько лет набирают из местных жителей свою дружину, вооружают eё самодельными ружьями. Опасаясь непредсказуемого Ивана Грозного и следующих правителей Руси, не отличавшихся человеколюбием, магаданцы перебираются через Белое море в Европу.
        Там, внезапным нападением на королевский дворец, захватывают шведского короля Юхана, принуждая того к союзу с магаданцами. Офицеры тренируют шведских солдат, вооружают ружьями, с их помощью захватывают Восточную Пруссию и Ригу. На захваченной территории основывают своё государство, называют его Западным Магаданом. Пока союзные шведы воюют с Речью Посполитой, магаданцы развивают промышленность своего государства. Делают станки, на которых производят пушки, нарезное оружие с патронами, даже выпускают двигатели внутреннего сгорания. В результате конфликта, спровоцированного англичанами, наши герои, пользуясь преимуществом в вооружении, захватывают королевство Англию. На оккупированных землях основывают Новороссию, русскоязычную страну, где активно строят заводы и обучают молодёжь. Осваивают побережье Северной Америки, основывают колонию в Южной Африке.
        Небольшое, но сильнейшее в средневековой Европе государство, основанное нашими современниками, начинает влиять на политику, меняет историю Руси, надеясь, что в лучшую сторону. Так, в 1579 году, на четыре года раньше, чем в нашей истории, заканчивается Ливонская война. И, совершенно с другим результатом. Русь не теряет свои земли, а оставляет завоёванные города себе, получает выход к Балтийскому морю не в восемнадцатом, а в шестнадцатом веке. Ермак на три года раньше, без потерь, покоряет Сибирское ханство. С помощью магаданцев, Русь захватывает и присоединяет к своим землям Крым и всё междуречье Дона и Днепра. Иван Грозный, успешно излеченный врачом из будущего от недугов, и под впечатлением успехов Руси в войнах, избавляется от вспышек гнева, проживает лишних десять лет. Его сын остаётся живым, Русь избегает Смуты. В ходе войны со Священной римской империей германской нации, войска Новороссии захватывают север Европы, где продолжают русификацию населения с распространением православия на бывших протестантских землях.
        Небольшая, отлично вооружённая и обученная армия, с лёгкостью разбивает превосходящие силы противника и наводит ужас на соседние страны. За три десятилетия, наши современники, применяя насильственную русификацию, под угрозой ссылки и каторги, заставляют принять православие половину Европы. В духе политики «Дранг нах остен», но, с русским акцентом, создали на территории Европы три сильнейших православных государства - Новороссию, Западный Магадан, Южно-Польскую империю, союзниками которых стали православная Швеция, и Русь, присоединившая Литовское княжество, Правобережную Украину до Дуная, вышедшая к берегам Тихого океана, на полвека раньше нашей истории. Франция раздроблена на полдюжины мелких стран, половина из которых приняли православие, Турция потеряла Палестину и Аравию, б?льшую часть северной Африки, захваченные Новороссией. Наши современники сокрушили империю Великих Моголов, захватили Афганистан и Среднюю Азию, где восстанавливают православие и насаждают русский язык, методами «дранг нах остен по-русски», лишь несогласных не казнят, как немцы в РИ, а ссылают осваивать Северную Америку,
Гренландию, африканские джунгли, Скандинавское побережье Ледовитого океана.
        Пролог.
        Голод пришёл в деревню Теребиловку уже в августе, когда под дождём сгнили все посевы. Даже грибы, выручавшие крестьян, тем летом не уродились, холодная земля не давала никаких плодов. Тут ещё и звери с птицами ушли из леса, предвещая великую беду. Заплакали бабы в избах, мрачнели исхудавшие мужики, глядя на тощую скотину и голодных деток. Народная молва доносила вести, одна хуже другой, мол, по всей Руси православной идёт неурожай, будет глад великий. Картошку начали копать до срока, опасаясь, что сгниёт прямо в земле. Слава богу, картошка уродилась, несмотря на все заморозки и дожди. Правда, треть клубней оказались гнилыми, пришлось их пустить на корм скотине. Оставшегося урожая, как не прикидывали мужики, хватало до Рождества, не больше. Приходилось выбирать из двух зол, - резать скотину или подыхать с голоду. Хотя, зарезать единственную корову или лошадь, не подымалась рука ни у кого, всё шло к подыханию с голода.
        От соседей ничего хорошего ждать не приходилось, весь Мещёрский край летом 1601 года от Рождества Христова оказался на краю гибели. Ранние заморозки и двухмесячные дожди погубили урожай на тысячу вёрст округ. Владелец земель - боярин Захарьин-Кошкин прислал своих тиунов необычно рано, в начале сентября. Видать, боялся, что ударятся голодные людишки в бега, слухи о неурожае по всем центральным уездам Руси до Москвы дошли ещё летом. Вот и спешили бояре вымести все свои владения до зёрнышка, посылая тиунов не в ноябре, как обычно, по первому снегу, а ранней осенью, по грязи и хляби. Не ждали такого подвоха крестьяне, не успели припрятать домашнюю птицу и живность, не успели выручить на осенней ярмарке необходимый оброк. Потому боярские тиуны вымели дворы начисто, забрали куриц, свиней и коров со всей общины, зерна-то не было, а до осенней выручки денег у крестьян взяться неоткуда. Лишь двух коз успели спрятать от боярской дворни девчушки-пастухи. Осталась сельская община без урожая и скота, хоть волком вой, да ещё недоимки тиуны насчитали по два алтына на двор, на все двадцать три двора, что в
Теребиловке было. Большая деревня до голода была, мужики даже церковь задумывали строить, чтобы селом Теребиловку сделать, да не вышло, не успели.
        Хотели мужики за топоры взяться, как деды рассказывали, да куда там. С тиунами дюжина боярских холопов была, все с ружьями и саблями, конные. Старосту, что вздумал грозить холопам боярским судом царским, разложили принародно, да выпороли, едва до смерти не забили. На том и кончилась крестьянская смелость. Отлежался староста, да собрались в пустой риге мужики, думать, как жить далее. Помирать сразу, или правду пойти искать, баяли многие, что молодой царь Иван Иванович, бояр не шибко жалует. Решили послать двух ходоков в Сергиев Посад, просить защиты у государя против боярской обиды. Снарядили всем обществом Митрия Втора и Аникиту Хромого, велели просить защиты от боярина, пока всю деревню не уморили его тиуны. В Сергиевом Посаде, в ста пятидесяти верстах от Теребиловки, были ближайшие царские власти, к ним и послали селяне своих ходоков.
        Месяц ждали возвращения ходоков селяне, и, дождались, да без результата. Еле живыми вернулись ходоки, сущими скелетами ходячими мужики смотрелись, последнюю неделю промышляли подаяниями. Да не подают православные более, неурожай по всем центральным уездам русским, цены на зерно и муку едва не десять раз выросли. Не до того было царским властям, чтобы заниматься жалобами на бояр, по монастырям и боярским вотчинам заморское закупное зерно развозили. В городах хлебные склады стрельцами охраняются, на дорогах конные дозоры разбойников и татей ловят. Говорят, что давно такого неурожая не было, чтобы от Новгорода и Холмогор до Курска и Тулы поля не родили, морозами побитые и дождями залитые. Хотя, ходили слухи, что далеко на юге, в новых землях, зерна вольные крестьяне собрали втрое больше, против обычного. Баяли, что привезут власти хлеб по зиме в Москву и Мещёру.
        - Оно, конечно, так. - После долгих разговоров и бабских причитаний, решил староста. - В Москву и Тверь, царские власти, конечно, зерно привезут. А нам, мужики, на царя надеяться не след. Почитай, каждые три года неурожайные лета случаются, ни разу царь не помогал, ни боярин наш.
        - Тогда, батюшка, нас картошка и репа выручали, - подала голос вдова Акулина, пятый год вытягивавшая четырёх деток одна. - Ныне на картошке до весны не дотянем, надо искать промысел, какой-нибудь. Иначе к Рождеству всех детишек на погост отправим, да и сами до Пасхи не доживём.
        Ничего не смогли придумать селяне, слишком далеко Теребиловка была от городов и проезжих трактов. Некуда идти мужикам на заработки, а ежели далеко уходить, можно и не застать свои семьи живыми по возвращении. Решило общество ждать заморозков, да клюквой запасаться по первому снегу и льду. Там видно будет, махнули рукой мужики, надеясь на авось. Бог даст, не все помрут от голода, может, зимой лося добудут охотники, или на зайцах удастся до весны дотянуть. Бабы с детьми собирали в мещёрских болотах всё, до чего могли дотянуться, не только клюкву и бруснику, резали лыко, рвали мох, копали корни камыша и рогоза, рвали гроздья рябины и калины, ольховые шишки и липовые орешки. Всё пойдёт в дело зимой, когда занесёт вьюга избы по самую крышу. Так, с привычной обречённостью, готовились селяне к голодной зиме, в надежде на божью помощь и русский авось.
        И, впервые в жизни, не только дети, но и немногочисленные старики Теребиловки, узрели чудо. В ноябре, по крепкому льду, в Теребиловку добрался огромный обоз из сорока саней, под охраной двадцати стрельцов. С обозом прибыл дьячок из Сергиева Посада и два важных барина, набиравшие отроков на учёбу в Новороссию. Пока баре выступали перед обществом, дьячок заверил православных, что дело сие богоугодное и самим патриархом Московским и всея Руси благословлённое. Звали баре отроков и девиц на учёбу за границу Руси, где обучат всех письму и счёту, да работе ткацкой, прядильной и прочей. Родителей успокоили, что год отроки и девицы будут учиться, и четыре года работать, за плату денежную. После чего смогут вернуться в родные края, коли пожелают, никакой кабалы им не будет. В том дьяк целовал крест прилюдно, подтверждая правдивость рассказов барских.
        Не поверили, было, селяне таким обещаниям сладким, да стрельцы подсказали недотёпам, что за дармоедов родные получат запас корма почти на всю зиму, чем не выход из голодной смерти? А баре и дьячок слух тот подтвердили, да гружёные сани показали, продуктами забитые. Для того и стрельцы обоз охраняли, чтобы никто не пограбил богатые запасы. Увидели бабы с детьми мешки с мукой и консервы, едва не заплакали от голода и обиды. Тут баре каждой семье по две консервы выдали, на пробу, одну с мясом, другую с рыбой. Вслух же объявили, что за любого отрока или девицу семья получит восемь пудов муки ржаной, да два ящика консервы - мясной и рыбной. За взрослого парня или девку - вдвое больше обещали. Наутро обоз поехал дальше, по замёрзшим болотам, в соседнюю деревню Рябиновку, а с обозом отправились сорок две души. Тридцать шесть отроков и девиц, от восьми до двенадцати лет, пять молодых вдовиц, да старик Терентий, сорока трёх лет.
        После обоза зима для Теребиловки пролетела незаметно, никто с голоду не умер, даже дети все выжили. Одно терзало мужиков, особенно весной, когда снег таять начал, чем сеять будут? Зерна на посев ни у кого не оставалось, всё тиуны боярские выгребли, а купить семенное зерно не у кого, да и не на что. По последнему снегу опять пришёл обоз в деревню, с теми же барами и дьячком. На сей раз никого в Новороссию не звали, забрали двух молодух с малыми детьми, что опухать от голода начали, да оставили каждой семье по два мешка семенной картошки, садить её велели не целиком, а четвертинками, после проращивания глазков. Ну, это дело бабы сами давно знали, редко, у кого больше пары вёдер картошки до весны доживали. Зерна на посев баре не дали, сказали нынче не сеять, опять неурожай выйдет, дьячок крест на том положил, что сам патриарх и настоятель монастырский ныне монасям сеять рожь не велел, а токмо картошку с репой садить, да овощи разные.
        Как в воду глядели баре, лето опять началось с ранних заморозков, которые повторялись каждые две недели, а к Петрову дню упал снег и не растаял. Две недели промерзала земля, за это время в деревню забрели два медведя, пытались раскопать высаженную картошку. Староста обоих застрелил из ружья, старинного, магаданского. То ружьё беглый стрелец оставил, когда его старостин пасынок из болота спас. Тогда, ещё при царе Иване Васильевиче, бунтовать пытались стрельцы, так их разогнали мигом, кого на виселицу отправили, кого в южные земли, ногаев покорять. Из того ружья через месяц староста ещё пятерых кабанов завалил, когда целое стадо диких свиней картошку раскопать пыталось высаженную. На том патроны и кончились, да общество уже мясом запаслось. Пришлось, правда, все картошечные поля крепкой изгородью обнести, от кабанов и медведей, да ловушек на них поставить. В те ловушки ещё две свиньи попались позднее. Мужики целыми днями рыбу ловили в окрестных речках, ягод и грибов опять не уродилось, но до осени община дожила.
        И снова, как в дурном сне повторилась прошлогодняя картина. Собранной из земли картошки еле набиралось до Рождества, благо скотины во дворах не осталось совсем. Немного вызрела капуста и репа, так опять набежали боярские тиуны и забрали весь урожай, да вдвое против прежнего недоимки на каждого хозяина повесили. Ладно, народ догадался половину картошки сразу в схроны убирать, только тем и выжили. Совсем плохо стало в деревне, словно на погосте, ни петухи не поют, ни коровы не мычат. Тишина, как на кладбище, даже голодные детки не радовали своим смехом и песнями, всё больше по болотам ходили, корни рогоза и кувшинок выкапывали. Снег осенью выпал рано, морозы землю застудили как раз в Успенский пост, в августе, значит. А реки ещё не встали, не успела остыть вода в реках.
        По реке и приплыли новые баре, зато со старым дьячком, жаль, без муки и консервов. И стрельцов с ними было всего три человека оружных. Зато привезли баре каждому хозяину письма и гостинцы от детей, что год назад за границу отправили. В письмах тех, что дьячок прочитал всему сельскому сходу, писали дети про свою жизнь на чужбине, как живут в тепле и сытости, учат буквицы и цифры разные. Звали дети к себе родных, а баре подтвердили, что примут семьи на жительство, работой обеспечат и жильё найдётся. Гостинцы немудрёные сразу детишки младшие съели, то пряники да леденцы были, сохранённые старшими отроками и девицами от своих обедов заморских. Ещё снимок баре отдали, где все деревенские были нарисованы, как живые. Видно, что сытые, хорошо одеты, да подросли немного за неполный год. Весь вечер и всю ночь плакали бабы, чесали затылки мужики, не понимая, грустить или радоваться сему.
        А баре иноземные утром объявили, что заплатят недоимку за каждого хозяина, кто поедет с ними в Новороссию. Да не старосте, коему деньги сохранить тяжело будет, а самому боярину Захарьину-Кошкину. А старосте дьячок бумагу в том оставил, для тиунов, дабы не лютовали. Шесть дворов решили к детям подаваться, свои запасы обществу оставили, да всё имущество раздали. Не вмещаются сани и телеги в лодку барскую. Поклонились друг другу односельчане, да попрощались навсегда. Совсем плохо стало в деревне, хотя припасов добавилось, картошка от уехавших вся осталась, и, клюква с сушёной рыбой. По первому льду ещё приехали иноземцы, но, другие. Нанимали работников на строительство чугунки, лес рубить для просеки, да прочие работы. Платить подрядились мукой и консервами, половину платы сразу привезли.
        Семерых мужиков отпустил староста на эти работы, остальные в деревне остались, охранять баб и детишек. Неспокойно было в округе, волки зимой не боялись днём в деревню забегать, слух шёл о татях под Рябиновкой. Бог миловал, волки только двух последних коз зарезали, а тати в Теребиловку не добрались, померли всего три человека из общины за зиму голодную. На вербное воскресенье вернулись мужики с заработков, привезли муки и консервов, да семенной ржи на посев, картошки на посадку. Хоть и нет в деревне лошадей, а сеять надо, земля за два года отдохнула, на старых полях урожай будет, решили мужики. Тут и Пасха пришла, а на неё новые гости наведались, на сей раз русские люди, наглые. От боярина Плещеева люди прибыли, принялись сманивать мужиков на юга, в новые земли русские.
        Баяли, южнее Камня и на Алтае земля сплошь чернозём, пшеница сам-десять урожай даёт, травы отборные, народа мало, по двадцать и больше десятин на семью нарезают. Сам боярин на новых землях лес разрешает рубить невозбранно, три года обещал мыто не брать, зерно да коня каждому хозяину выделить. Крест целовали, что не обманут, молодцы залётные, да со старостой торговались, чтобы тот отпустил людей из общины. Долго торговались, дня три сидели-рядили, но, сговорились. Отпустил староста ещё шесть хозяев на юг, за Камень, на Алтайские чернозёмы. О том ряд написали, а люди боярина Плещеева всю недоимку за шесть семей старосте отдали, да ещё двух коняжек степных оставили. Конями теми и подкупили старосту, не на себе пахать придётся. Едва успели попрощаться селяне, как снег и растаял. Полыхнула весна, жаркая и голодная, как всегда, перешедшая в тёплое лето, чтобы закончиться урожайной осенью. Не могли нарадоваться теребиловские мужики и бабы богатому урожаю, не помещавшемуся в закромах. Но, часть урожая староста припрятал, памятуя два прошедших года. И, правильно сделал, поскольку тиуны боярские нагрянули
опять после Успенского поста.
        Да не просто нагрянули, а велели в счёт недоимки собираться на юга, всей Теребиловкой, тоже на чернозёмы, только возле Чёрного моря. Лаялись со старостой тиуны изрядно, особенно пеняли за отпущенных мужиков из общины, хоть и с погашенными недоимками. Чем только не угрожали старосте - и плетьми, и боярским судом, да два голодных года отучили мужиков бояться смерти. Стало общество крепко за своего старосту, а тот смог тиунам противиться, отстоял от переселения восемь семей. Только три хозяйства согласились отправиться с боярскими тиунами на юга, за что все недоимки Теребиловке были списаны, о чём бумага выдана старосте. Так и началась новая жизнь в деревне Теребиловке после голодных лет, восемь дворов из двадцати трёх осталось, зато без недоимок и с родными людьми на Алтае и в Новороссии. Теперь было, чем напугать боярина и его тиунов теребиловцам, коли безобразничать начинали. Мол, в любое время уедут в лучшие края, благо, Юрьев день никто не отменял. А в голодные годы, впредь, по царёву указу разрешалось крестьянам уходить в любое время от хозяина, который своим людям не помогает, оброк не
снижает, а токмо обирает, коли недоимки выплатят полностью.
        Глава первая. Восстание
        Тропинка вилась вокруг крепких дубов, вытянувшихся к небу в стремлении захватить больше солнечного света. Прежние хозяева поместья не проводили санитарную вырубку своих лесов, скорее всего от жадности, в результате вековые дубы были не толще сорокалетних сосен, мешая друг другу раздаться вширь. Все деревья рвались вверх, где смыкались кронами, от чего, в солнечное летнее утро в дубраве царил сумрак, а земля и редкие травяные островки под ногами чавкали от сырости. Сергей недовольно оглянулся, рассматривая свои отчётливые следы на тропинке, и, свернул в сторону. Туда, где ворох старых листьев позволял скрыть отпечатки обуви. Мужчина отошёл от тропинки, продолжил идти параллельно ей, внимательно глядел вперёд, опасаясь капканов и ловушек. К счастью, на эту встречу безопасник оделся в стиле старой аристократии, избегавшей новомодной обуви. Потому следы его кожаных сапог не отличались от редких отпечатков обуви на тропинке.
        Да и одежда Кожина, слегка поношенный кафтан и видавшие виды порты, вкупе со шляпой моды двадцатилетней давности, никак не выделялась среди провинциальных дворянских одеяний. Годы странствий по Ближнему Востоку приучили Сергея к тщательному подбору своей одежды и обуви, от которого зависела жизнь разведчика. Потому, даже сейчас в Петербурге, в квартире и служебном кабинете безопасника всегда имелся выбор разнообразной одежды и обуви, несмотря на уже официальную работу в контрразведке. Меньше года прошло, как вернулся новороссийский разведчик из длительной командировки на Восток. Тогда, три года назад, покидая Персию, он не предполагал, что придётся задержаться ещё на два года, уже в Туркмении и Афганистане. Там опытному разведчику пришлось осваивать новую для себя специфику работы безопасника, - контрразведку. После стремительного захвата русами последних владений великих Моголов и выхода на южные границы Руси, недобитые отряды покойного шаха Акбара не сразу поняли бесполезность сопротивления. К ним примкнули особо непонятливые местные ханы, отчаянно цеплявшиеся за отобранную власть.
        Два года вылавливал в горах Гиндукуша и Копетдага молодой поручик остатки армии великих Моголов, превратившиеся в обыкновенных разбойников. Заработал лёгкое ранение в руку и уважительное прозвище Геок-Барс (зелёный барс), за зелёную чалму, положенную правоверному, совершившему хадж, и, стремительные переходы по горам и пустыне. Хадж Сергей действительно совершил ещё во время практики, когда изучал особенности поведения и образа жизни жителей Аравии. Конечно, полностью извести разбойников за два года не получилось, однако, организованная оппозиция и крупные банды в Афганистане и Туркмении были уничтожены. Здорово помогли в этом греческие монахи-миссионеры, активно крестившие лояльных аборигенов. Помнится, Кожин был весьма удивлён, когда впервые в дальнем туркменском ауле, далеко в горах, нашёл заброшенную православную часовенку, с сохранившимися фресками на стенах.
        Позднее, такие находки уже не удивляли безопасника, а служили дополнительным аргументом греческим миссионерам для крещения народа в православие, как возвращение к истокам веры предков. Простой народ, переживший за последние века зороастризм, православие, мусульманство, философски относился к крещению. Кожин частенько обсуждал с греческими миссионерами то равнодушие, с каким афганцы, туркмены, узбеки и таджики, принимали возврат к христианству. По здравому размышлению даже опытные греки порой приходили к выводу, что в душе большинство новоявленной паствы остаются язычниками, придерживаясь веры в многочисленных местных богов и духов. Благо, во многих селениях еще оставались живы потомки шаманских родов, тщательно укрываемые соседями от мусульманских активистов. Теперь с таким же тщанием православные неофиты прятали своих шаманов от новороссийской власти. Впрочем, преследовать потомков древних колдунов никто не собирался, ещё в Петербурге было принято решение о сохранении всех древних суеверий, да и поиск нетрадиционных методов лечения по линии института Артефактов никто не отменял. Так, что даже
миссионерам пришлось смириться с равнодушием своих подопечных, надеясь воспитать в истинной вере их детей и внуков.
        В результате, к середине 7110 года от сотворения мира (1602 от Р. Х.), когда лояльные жители Афганистана и Туркмении были крещены на две трети, а выжившие диссиденты со своими семьями отправились строить дороги или целыми кланами добывать руду в горах, под усиленным конвоем, естественно, начальство отозвало поручика Кожина и его группу на Остров. Сергей после отпуска прошёл трёхмесячные курсы повышения квалификации, где не столько изучал новую технику и оружие, сколько сам читал лекции преподавателям и курсантам по особенностям работы на Востоке. После чего Кожина откомандировали в контрразведку, а его протеже - молодые туркмены и персы, остались проходить полный курс двухгодичного офицерского училища в пригороде Петербурга. Специалист-нелегал быстро втянулся в новую работу, благо, всегда мог мысленно встать на место своих врагов, имея опыт разведчика-диверсанта. Именно с подачи Кожина безопасники стали тщательно проверять заброшенные поместья и замки, где доживали свой век английские дворяне, не пошедшие на службу новой власти.
        Сам Сергей начал бы работу по созданию сопротивления власти русов именно с дальних замков, вдали от чугунки и проезжих трактов. Потому и прислушались руководители контрразведки к его мнению, что поручик отлично справился с разведывательно-подпольной деятельностью в Персии. Налаженные Кожиным поставки оружия огнепоклонникам, их обучение основам партизанской войны и создание разведывательной сети, дали свой результат. В конце 7110 года (1602 от р.х.) Персия запылала огнём восстаний против власти шаха Аббаса, в которых костяком вооружённых отрядов стали последователи Заратуштры. Кожину и его коллегам удалось убедить огнепоклонников, что простые мусульмане могут стать союзниками в борьбе против династии Сефевидов, поэтому восставшие не поднимали лозунг изгнания ислама из страны, а требовали равноправия всех религий. Для Средневековья такая постановка вопроса уже была революционной и позволила за первые месяцы добиться неплохих результатов, освободив от власти шаха три четверти территории Персии. Благо, только у огнепоклонников имелись русские ружья, скорострельные и дальнобойные.
        Тут и наступило у разрозненных отрядов огнепоклонников головокружение от первых успехов, восстание распалось на вялотекущие местечковые сражения, где выясняли отношения давнишние враги, не сильно интересовавшиеся общей политикой государства. Напуганный шах Аббас, в отчаянии искавший себе помощи у недавних врагов - турок, воспрянул духом при виде нерешительности руководителей восстания. Оставшиеся верными войска собрались под стягом персидского шаха, с переменным успехом возвращали контроль над некоторыми областями страны, объятой пламенем гражданской войны. Конечно, активное вмешательство даже одного полка русской мотопехоты, легко позволило бы последователям Заратуштры добиться полного успеха. Но, власть, усевшаяся на трон на чужих штыках, долго не продержится, эту историческую истину магаданцы, их дети и внуки, усвоили крепко. Ни один рус, не принял участие в персидских разборках, даже в качестве инструктора.
        Разве, что усилилась вербовка художников, учёных, медиков на выезд за пределы Персии, хотя бы в русскую Северную Индию. Где не только спокойно, в отличие от соседней страны, но и есть возможность работать, без оглядки на религиозные ограничения. Да выстраивались новые торговые связи между Индией, Китаем и Европой, в обход воюющей Персии. Учитывая, что Средняя Азия была в руках русов, за считанные месяцы сухопутные торговые караваны с Востока на Запад развернулись на север, через Афганистан и Туркмению. Русы не жалели взрывчатки, прокладывая удобные широкие дороги через горы, которые тщательно охраняли, и брали пошлину лишь на своих границах, новые караванные пути из Азии в Европу оказались выгодней для купцов, нежели привычные узкие караванные тропы через Персию, объятую пламенем гражданской войны. Торговцы экономили на персидских сборах, добираясь из новороссийской Северной Индии сразу в Турцию или на Русь, изрядно разбогатевшую за последние десятилетия. Ещё более выгодным оказался морской путь из Индии в Европу, проходивший полностью по землям Новороссии.
        Купеческие корабли доставляли пряности, шёлк, миткаль, хлопковые ткани, ковры, самоцветы из Индии, Китая, и прочих восточных стран, через Красное море в Суэц. Морские пути на всём протяжении от Бенгалии до Египта русы, поставили под контроль своих локаторов и скоростных катеров, за три года снизили поголовье пиратов в этих водах до минимума. Это была не забота о купцах, а необходимость обезопасить внутренние перевозки Новороссии на Восток и в Австралию, поэтому средств не жалели. Так вот, из Суэца восточные товары по чугунке за сутки попадали в порты Средиземного моря, откуда были открыты все пути в любые страны Европы. Купцы экономили такие огромные суммы на пошлинах и недели пути, что небольшая плата на чугунку выглядела оправданной. А Персия и Турция теряли заметную долю своего бюджета, две трети торговли со странами Леванта за последние годы перешли в руки Новороссии. Поэтому петербургские министры, как и новый наместник, Никита Седов, стремились увеличить русское присутствие на Востоке, от Палестины до Бенгалии. Не забывая при этом работу внутри страны, особенно по выявлению возможных
заговоров и восстаний. Опыт Сергея Кожина пришелся к месту, кстати, именно его идея проверки дальних замков и поместий позволила выявить первые признаки заговора.
        Сейчас поручик шёл на встречу со своим человеком в окружении барона Шеффилда, практически возглавившего заговор против русов. Учитывая предыдущие сообщения «человека» и дополнительную информацию из других источников, встреча обещала быть весьма результативной. Таких «людей» любой оперативник должен беречь, как зеницу ока, тем более, Кожин сам бывший нелегал, и, отлично понимал всю опасность работы своего информатора. Вот и приходилось последние пять вёрст до условленного места встречи Кожину добираться пешком, максимально скрывая свои следы. Дубрава через полчаса закончилась, поручик остановился на опушке, укрывшись от постороннего взгляда за кустом орешника. Десять минут ушли на внимательное изучение открывшейся пустоши, укромные места пришлось разглядывать в бинокль. Ничего подозрительного Кожин не заметил, однако, на сердце появилась необъяснимая тревога, а наставники всегда советовали прислушиваться к подобным чувствам.
        Поручик прошёл пару вёрст за деревьями вдоль опушки леса, чтобы затаиться недалеко от условного места встречи. Оставалось ждать, когда информатор сможет сюда прийти из замка Шеффилд, мрачный силуэт которого возвышался на дальнем холме, в паре вёрст к северу. Кожин умел ждать, на Востоке приходилось ожидать сутками и неделями, не теряя духа и уверенности в своих действиях. Время шло, солнце неторопливо перевалило за полдень, заканчивалось контрольное время встречи. Сергей начал беспокоиться, внимательно рассматривая в бинокль все подозрительные участки в радиусе километра. Наконец, на фоне зарослей шиповника мелькнул знакомый силуэт, чтобы скрыться в высокой траве вдоль опушки леса.
        Поручик не спешил навстречу своему контакту, выждал достаточное время, чтобы убедиться в отсутствии слежки, только тогда спустился в лог. Анна уже ждала его, раскрасневшаяся от быстрой ходьбы и волнения, высокая грудь поднималась частыми вздохами.
        - Здравствуй, Анна, - вежливо поклонился Кожин, оценивая внешний вид и поведение своего информатора. Взгляд искал любые возможные ссадины и синяки на руках и лице женщины, небрежность в одежде, способные появиться после побоев или попыток задержания. Нет, кисти рук чистые, лицо свежее, одежда в порядке, признаков разоблачения, пыток, излишнего волнения не видно. Можно работать. - Чем порадуешь сегодня, красавица?
        - Два дня назад к барону привезли два воза оружия, выгрузили его не в замке, как всегда, а почему-то отвезли в сторожку лесника, того самого, Артура, на речке Солянке. Привозил не Еремей Сивый, как обычно, а новый мужчина, симпатичный, молодой, на дворянина походит. Назвался Майклом, наглый весь из себя, думаю, врёт.
        - Какое оружие, сколько?
        - Ружья, по восемь ящиков на каждом возу, слышала, барон радовался, мол, раскатают русов их же оружием. Ещё приезжал вчера посланник с важным письмом для барона, сегодня утром уехал, по Елисейской дороге, верхом на соловой кобыле. Молодой, лет тридцать, волосы чёрные, высокий, в синем кафтане, точно видно, что дворянин. Всё хватался за левый бок, где обычно шпагу носят дворяне.
        - Спешил?
        - Нет, потрусил не спеша, думаю, до Дубова не раньше вечера доберётся. Ещё я посчитала всех, как вы просили, сколько человек барон под ружьё собирается поставить из наших. Вернее, сам барон оговорился, что девяносто семь пеших стрелков набирается, да три десятка вооружённых всадников.
        - Не упоминал, когда начнут выступление?
        - Нет, ничего не слышала, я же всё больше на кухне. Хотя управляющий велел к субботе подготовить все консервы, вяленые окорока, три мешка сухарей насушить. Да две телеги свежего хлеба напечь, где послезавтра буду опару ставить на такую прорву выпечки, ума не приложу.
        - Понятно. - Поручик ещё раз попросил повторить всё сказанное женщиной, задал несколько наводящих вопросов. Убедившись, что всю информацию понял правильно, обсудил бытовые вопросы Анны, служившей кухаркой в замке, посочувствовал её трудному положению. Подбодрил женщину предстоящим окончанием её службы в замке и переездом в Синеград, вместе с детьми и больным отцом. Сергей считал, что она станет одним из лучших его людей, и строил далеко идущие планы на дальнейшую работу с Анной. Неожиданно, краем взгляда, контрразведчик заметил движение в кустарнике, в сотне метров от места встречи, как раз, за спиной женщины.
        Оперативник мягким движением подхватил Анну под руку и отвёл женщину за ближайшее дерево, скрываясь вместе с ней от появившихся наблюдателей. Да, присмотревшись, поручик увидел четверых мужчин, уверенно двигавшихся по следам Анны. Все преследователи были одеты в камзолы цвета баронства Шеффилдов, двое держали в руках новенькие ружья, блестевшие свежей смазкой на стволах. Мужчины, не скрываясь, направились через поляну к месту встречи Сергея и Анны. Слишком уверенно они идут, подумал поручик, сжимая в руке привычный револьвер.
        - Быстро уходим, Анна, - подтолкнул оцепеневшую девушку в глубину леса контрразведчик, отступая за ней. Через пару шагов оба перешли на бег, стараясь не показываться преследователям на глаза из-за стволов деревьев. Но, почти сразу Кожин краем глаза заметил группу мужчин справа, а через пару секунд оттуда раздался радостный крик, вторая группа преследователей заметила беглецов. Выбора не осталось, уйти от десятка мужчин девушка в длинном платье не сможет, особенно в лесу, где каждый куст считал своим долгом задержать беглянку своими ветвями. Придётся принимать бой, понял поручик, направляя девушку немного левее, чтобы преследователи из второй группы не смогли стрелять.
        - Анна, надо пробежать до того лога, - махнул рукой в нужном направлении Сергей, - сможешь?
        - Да, - выдохнула на бегу девушка, задирая свой подол почти до пояса. Мужчина едва не споткнулся, увидев белоснежные ягодицы своего информатора. Бельё в Новороссии до сих пор носили исключительно горожане, да немногие лояльные правительству дворяне.
        - Хороша, чертовка, - как настоящий мужчина и офицер, не смог не отреагировать на открывшееся зрелище поручик. Пока сумбурные пошлые мысли мелькали в голове, беглецы пробежали намеченное расстояние и укрылись в длинной узкой ложбине. Встряхнув головой, Кожин помог девушке выбраться по крутому склону наверх, не упустив возможности подтолкнуть девушку в обнажённые ягодицы. Та даже не обратила внимания на вольности офицера, предстоящие пытки в случае поимки её слугами барона были слишком близки и ощутимы.
        - Беги к дороге на Малиновку, там, у отворота на мельницу стоит моя машина. Я догоню тебя, жди. Под передним сиденьем ружьё. - Успел звонко шлёпнуть на прощанье Кожин по упругой попке своего агента, прячась за кустами на краю оврага.
        Поручик развернулся лицом к преследователям, выбросив из головы все глупые мысли. Укрывшись за стволом липы, он пытался выровнять дыхание, привычным движением накручивая глушитель на ствол револьвера. Десятка секунд, отделявших его от преследователей, вполне хватило, чтобы прийти в боевую готовность. Сергей улёгся на землю, выглядывая из-за ствола дерева. Пятеро ближайших преследователей спускались в овраг, не предпринимая попытки подстраховаться от возможного нападения. Их шумное дыхание и треск сломанных веток говорил сам за себя, укрывшегося поручика никто из них не видел. Баронским слугам отбило всю осторожность коричневое платье Анны, мелькавшее вдали за деревьями. Или её белоснежные ноги, что более вероятно, светившие в лесном сумраке ярче красной тряпки на корриде. Этих загонщиков офицер уже не опасался, а четверо других преследователей, с двумя ружьями, неторопливо трусивших в сотне метров позади, выглядели несравнимо опасней.
        - Хрен с ними, - поручик развернулся назад, выжидая появления передовой группы преследователей. Те с хрипеньем и руганью выбирались из лощины, не дожидаясь друг друга. Явно увидели белеющий задок поварихи и потеряли осторожность, забыв о её спутнике. Слишком аппетитно мелькала вдали попка бегущей Анны, даже, полускрытая яркой зеленью дубравы. Едва не высунув языки от вожделения, баронские слуги рванули за беглянкой. Похоть начисто отбила им мозги, никто не подумал поинтересоваться судьбой спутника Анны. А поручик, пропустив всех пятерых, аккуратно начал стрелять. Благо, в шуме погони и азарте сексуального предчувствия, у всех баронских слуг напрочь вынесло мозги и осторожность. Хрипя и ругаясь, они вылезли из неглубокого оврага, чтобы тут же броситься вдогонку за девушкой, ни разу не взглянув по сторонам. Выстрелов в свои спины прихвостни Шеффилда не услышали, только последний из них успел обернуться, чтобы растянуться на земле от ударов последних пуль.
        - Бум, бум, бум, - глухо били выстрелы через глушитель по головам и спинам преследователей, начиная с последнего, ближайшего. Трудно промахнуться на расстоянии десятка-другого шагов. А барон явно не тренировал своих слуг в беге на длинные дистанции, мужики пыхтели и сопели, еле двигаясь после преодоления оврага. Не прошло и пяти секунд, как все подручные барона лежали на земле без признаков жизни.
        «Мастерство не пропьёшь, как говорил отец», - мелькнула несвоевременная мысль у Кожина. Добрых десять лет регулярных еженедельных стрельб и два года частых перестрелок в горах Туркестана, сделали своё дело. Сергей Кожин давно чувствовал оружие продолжением руки, а стрельбе «по-македонски» обучал его сам отец. На этом фоне расстрел пятерых неуклюжих «загонщиков», тем более, в спину, оказался сродни третьему стандартному упражнению, - «стрельба по нескольким мишеням на скорость». Застрелив последнего, поручик прикинул, что и без его помощи Анна имела все шансы скрыться. Но, гром выстрела из карабина, раздавшийся позади, заставил его пригнуться и кувырком уйти в сторону. Это вторая группа преследователей добралась до противоположного края длинного оврага, протянувшегося на пару сотен метров. Двое мужчин с хода бросились в овраг, а ещё пара, вооружённая карабинами, открыла огонь.
        - Тух! - Второй выстрел взбил листву в пяти шагах от поручика. Кожин переполз по-пластунски ещё левее, развернувшись к оврагу лицом. Там два баронских подручных стояли на противоположном краю оврага с оружием наизготовку, высматривая цель. А другие двое яростно ломились через овраг, явственно намекая Сергею, что время на раздумье ограничено. Мужчина повернулся на спину, переснаряжая револьвер, нескольких секунд хватило, пока преследователи перебирались через овраг. Краем глаза Сергей контролировал выход из оврага. Едва защёлкнув снаряжённый барабан, поручик вновь перекатился на живот, перекатом и ползком стремясь отползти в сторону, уходя с линии атаки преследователей. И очень своевременно, два здоровяка с короткими палашами в руках уже выбирались из лощины, хватаясь за корни и траву. Их товарищи активно принялись кричать и размахивать руками, указывая своим товарищам направление атаки. К счастью, не на Сергея, а на тот куст, под которым он укрывался считанные секунды назад.
        При этом стрелки так расслабились, уверившись в скором захвате беглеца, что опустили свои карабины, стали отличными мишенями. Поручик про себя отметил, что враги попались необстрелянные, не нюхавшие пороха в настоящих сражениях, повезло, значит. Настоящие ветераны ни за что бы ни выпустили из прицелов расположение врага, значит, появились реальные шансы избавиться от преследователей. Опытный боец Кожин моментально среагировал на изменение ситуации, на мгновение, выбросив из головы двух других опасных и близких врагов. Ибо двое стрелков с карабинами не оставляли поручику никаких шансов на выживание, они подлежали первоочередному уничтожению. Сдерживая тремор в руках, Сергей оперся рукоятью револьвера о землю и неторопливо выжал спусковой крючок, удерживая прицел на старшем стрелке, стоявшем слегка позади.
        Револьвер немного приподнял ствол после выстрела, а офицер уже торопливо переводил прицел на второго стрелка, не дожидаясь падения первой жертвы. Выстрел, ещё один! Промахи Кожин буквально увидел, резкие щелчки пуль по веткам выбивали листья сзади врагов, поэтому открыл беглый огонь, стараясь хотя бы ранить второго стрелка, чтобы сбить тому прицел. Как в кошмарном сне, поручик стрелял из револьвера в неподвижного противника, а тот всё не падал. В эти секунды огромный мир исчез, во вселенной остались лишь два человека - Кожин и его преследователь. Больше не существовало ничего, ни окружающего леса, ни двух здоровяков с палашами, подбиравшихся к поручику, ни задания, ни Новороссии. Только Кожин и его враг, не желавший падать под ударами пуль, которые всё-таки попали в грудь карабинера.
        - Щёлк, щёлк, щёлк, - вместо выстрелов защёлкали отстрелянные гильзы в барабане револьвера. Патроны кончились, понял мужчина, и, с этим пониманием пришёл в себя от резкого ощущения опасности. На отработанных десятилетиями тренировок рефлексах он перекатился в сторону, вскакивая на ноги. Чтобы увидеть, как взбивают землю в метре от него удары сразу двух палашей, подбрасывая в воздух сухие листья и травинки.
        Последний раз краем глаза Сергей зацепил падающие фигуры обоих стрелков и выбросил все мысли о карабинерах из головы, входя в боевой режим рукопашной схватки. Именно в боевой режим, а не красивую тренировку, в то состояние, когда время исчезло, как и весь окружающий мир. Когда надо не красиво обменяться ударами с противником, демонстрируя свои умения, а нужно убивать, быстро и уверенно. Разряженный револьвер ещё не успел упасть на землю, выпущенный из разжатой ладони, а тело безопасника превратилось в оружие страшней любого автомата, действуя без остановок, единственным связным смертельным движением. В одну бесконечно длинную секунду поручик скользнул к ближайшему противнику, разбил ему точным ударом правого кулака кадык. Баронский холуй ещё ничего не почувствовал, машинально продолжая замахиваться палашом, а тело его убийцы продолжало своё хищное движение ко второму врагу. Смазанным рывком-ударом левая рука Кожина разворачивала противника, подставляя его спину под удар левого колена. И удар этот оказался точным и сильным, ломая позвоночник с характерным хрустом.
        Разворот по инерции в сторону первого здоровяка, ещё стоящего на ногах, в тщетных попытках закричать. Разбитое горло баронского слуги лишь хрипело, скорее всего, в предсмертных судорогах, но, добивать врага приучила жизнь. Рывок воротника кафтана сзади вниз, спина остолбеневшего заговорщика неподвижна, разбитый кадык не способствует гибкости позвоночника. Точный удар костяшками кулака в обнажённый позвоночник, и поворот ко второму сопернику. Того можно не добивать, Сергей сделал три длинных шага в сторону и всё, боевой режим закончен, можно оглядеться кругом. Первый взгляд в сторону стрелков-карабинеров, оба лежат отдельно от своего оружия. Опасности нет, поручик развернулся, внимательно вглядываясь в окружающую лесную чащу. Прислушался, обходя убитых врагов по кругу. Признаков чужого присутствия не было, можно заняться осмотром трупов, процедура привычная.
        В быстром темпе, Кожин обыскал поверженных преследователей, не забывая проверять наличие пульса. Добивать никого не пришлось, но обыск трупов затянулся. Искал поручик не деньги и не оружие, поэтому внимательно прощупал кафтаны и просмотрел в сапогах мертвецов, в надежде отыскать клочок бумаги, или целое письмо, коли повезёт. И, повезло! На теле первого стрелка из карабина Кожин отыскал запечатанное письмо, с ясным оттиском баронской печати. Даже не думая вскрывать такую улику, безопасник вскинул один из трофейных карабинов на плечо, ссыпал все найденные патроны в карманы кафтана, быстрым шагом отправился вслед за скрывшейся из виду Анной. Второй карабин и всё собранное холодное оружие к этому времени были спрятаны в импровизированном тайнике, внутри упавшего дерева, в полусотне метров от места боя. За годы странствий безопасник научился ориентироваться в горах и лесах достаточно, чтобы запомнить место созданного тайника надолго.
        Время поджимало, пройдя по следам Анны сотню метров и отдышавшись, Сергей перешёл на лёгкий бег, прикидывая, как скоро он настигнет свою осведомительницу. Через пару минут поручик вновь сменил бег быстрым шагом, продолжая обдумывать свои дальнейшие действия. Он достаточно узнал о сроках восстания, чтобы немедленно докладывать своему начальству. Но, цепочка обрывалась в столице Новороссии, никаких сведений о высокопоставленных чиновниках, на чью поддержку опирались заговорщики, Кожин не добыл. Надежда оставалась на содержимое запечатанного пакета, вскрывать который на ходу поручик опасался. Сначала нужно выбраться в безопасное место, сообщить о сроках восстания начальству, потом и думать о письме.
        Минут через сорок быстрого шага, чередующегося лёгким бегом, поручик догнал Анну. Судя по её мрачному виду, девушка мысленно похоронила безопасника и себя, намереваясь не даться людям барона Шеффилда живой. Слишком яркими и ужасными представлялись ей мучения и пытки, обещанные бароном для предателей. А в возможность того, чтобы один худощавый Кожин справится с полудюжиной вооружённых слуг барона, здравомыслящая девушка не верила нисколько. Потому самоотверженность поручика, решившего задержать преследователей, ценой своей гибели тяжестью легла на душу Анны. Несмотря на смертельную опасность для неё самой, неизбежность гибели молодого симпатичного дворянина, обещавшего два месяца назад поварихе барона Шеффилда покровительство, в обмен на сведения о заговоре, тяготила девушку.
        Тем радостнее оказалась встреча Анны и Сергея. Девушка, целый час находившаяся под смертельной угрозой, при виде своего спасителя, бросилась ему на шею. Однако, вскоре опомнилась и опустила руки, не скрывая, однако, счастливой улыбки. Впрочем, Сергей Кожин знал место и время соблюдению приличий, и, нисколько не обиделся, понимая состояние своего осведомителя. Отец его, Николай Кожин, всю свою жизнь занимался оперативной работой, и, часто цитировал слова знаменитого писателя Антуана де Сент-Экзюпери, - «Мы в ответе за тех, кого приручили». Эту фразу Сергей помнил с детства, но понял истинный смысл гораздо позднее. Тогда, когда сам занялся вербовкой осведомителей, плотной работой с ними, и реализацией оперативной информации, полученной от агентов.
        Только тогда, после провала своего первого агента, буквально забитого камнями насмерть на улицах Александрии египетской, молодой оперативник почувствовал боль и стыд за погибшего человека. За своего человека, поверившего ему, доверившего молодому Кожину свою жизнь, и, погибшему. Сотни раз мысленно анализировал причину гибели первого агента молодой оперативник, проверяя свои ошибки и недосмотры, несмотря на явную небрежность агента, послужившую причиной гибели. Однако, старший сын Николая Кожина с детства знал поговорку отца, - «Если твои подчинённые выполнили работу неправильно, виноват всё равно ты. Либо неправильно объяснил задачу, либо выбрал не тех людей, что могли справиться с поставленной работой».
        Тогда, семь лет назад юный оперативник сделал вывод из гибели своего агента, но, это не уберегло некоторых других осведомителей от гибели в будущем. Люди гибли от собственной неосторожности, от стечения обстоятельств, кто-то пытался предать Кожина в попытке заработать больше денег. Но, гибель каждого агента тяжёлым камнем ложилась на душу оперативника. Все совершённые им либо агентами ошибки воспитывали осторожность и ответственность молодого офицера. За годы работы в Египте, Ливане, Персии, затем в русском Туркестане, поручик завербовал более полусотни агентов, не считая полутора сотен доверенных осведомителей. И только семь человек из них умерли насильственной смертью, так берёг своих людей оперативник. Именно потому он старался выполнять все данные им обещания, и, даже больше того, что обещал.
        Так и сейчас, встретив Анну, молодой оперативник радовался спасению девушки едва ли не больше, чем полученной информации. Но, время поджимало, перекинувшись парой фраз, молодые люди поспешили к укрытой на обочине просёлочной дороги машине поручика. Благо, дойти оставалось немного, пересечь старый осинник и метров сто подлеска вдоль дороги. Однако, именно в этот момент сработала привычка опытного разведчика, и, поручик удвоил меры осторожности и маскировки. Он взял Анну за руку и замедлил движение, внимательно прислушиваясь к лесным звукам и всматриваясь в колыхание листвы деревьев. Мужчина ждал, не появятся ли признаки возможной засады.
        Учитывая слежку за поварихой, да не просто слежку, а появление двух стрелков с карабинами, мятежный барон очень опасался разоблачения. Тем важней были добытые сведения, тем быстрее их нужно было доставить в Петербург. Поручик понимал, что установленные точные сроки восстания могут спасти или погубить тысячи жизней, в том числе и его близких. Пришедшую мысль позвонить в столицу из ближайшего почтового яма пришлось, по здравому размышлению, отбросить. Слишком велика вероятность прослушки, поручик давно не считал своих противников глупее себя. Если заговорщики достали пулемёты, найти грамотного связиста сам бог велел. По той же причине он отбросил мысль заехать к уездному начальству, и, передать оттуда сведения по резервной рации. Надеяться приходилось лишь на себя и скорость передвижения на машине, здесь, в провинции, форсированный двигатель давал неплохое преимущество.
        Мужчина и девушка двигались осторожными шагами, молчаливо вглядывались в окружающий лес. Старый осинник хрустел под ногами опавшими ветками и прошлогодними сухими листьями. Из влажной земли вырастали хороводы ранних груздей и лисичек. «За грибами бы сюда, да отца прихватить» - Мелькнула и спряталась несвоевременная мысль у Сергея. Тут же он вспомнил, что отец осваивает Австралию, и остановился, прислушиваясь. Совершенно некстати пришло понимание того, что все родные заняты исследованием нового материка, а он вынужден чистить грязные закоулки Новороссии. Треск сорочьих голосов отвлёк от размышлений, неужели засада?
        - Стой здесь, - шепнул оперативник на ухо девушке, пригибаясь к земле. Оставив Анну за кустом крушины, он скрытно двинулся направо, обходя кричащих сорок. Несколько минут почти бесшумного скрадывания, и парень с облегчением убедился, что засады возле машины нет. А крики сорок вызваны остатками волчьего обеда, за который боролись прожорливые птицы.
        Рассмотрев несколько следов волчьих лап, поручик успокоился, уж волки бы засаду почуяли точно. И вблизи людей никакого пиршества не устроили, а тут целого оленя разорвали, видно по разбросанным костям. Оперативник подошёл к своей машине, сбросил маскировочную сеть и несколько еловых лап, прикрывавших её от любопытных глаз, отрыл дверь, уселся на водительское место и завёл двигатель. Всё было в порядке, датчик топлива показал две трети бака, посторонних шумов мотор не выдавал. Не заглушая двигатель, мужчина крикнул Анну и махнул ей рукой из машины. Девушка шмыгнула к машине и аккуратно отжала кнопку фиксатора, открывая правую дверцу рядом с водителем. Также аккуратно, подобрав подол платья, Анна уселась рядом с Сергеем и разгладила платье на коленях.
        - Поехали, - улыбнулся водитель, трогая машину с места. Впереди были четыре часа езды по просёлочным дорогам, и час пути по щебёночному тракту на подъезде к столице. Двигатель мерно урчал, колёса уверенно держали просёлочную дорогу, песчаная почва которой поросла подорожником. «Видимо, барон давно состоял в заговоре, движения в замок совсем не видно», - заметил поручик, - «придётся внимательно допросить Шеффилда по старым связям, наверняка есть ниточки на материке».
        - Однако, - машинально притормозил мужчина, увидев непонятное движение в зеркале заднего вида. - Накаркал, чёрт возьми!
        Действительно, из-за ближайшего поворота, один за другим, выезжали всадники, вооружённые пиками и мечами. Особых сомнений в их намерениях не возникло, явно барон послал группу проверить ближайшую дорогу. Пока выезжали первые всадники, у поручика ещё была надежда, что это небольшой разъезд в пять-шесть человек. Однако, после появления первой дюжины преследователей, надежда развеялась. До ближайшего врага оставалось меньше ста метров, пора убегать. Машина рванулась с места, набирая скорость, всадники закричали, подстёгивая коней. Началась погоня по лесной дороге, где машина не имела особых преимуществ перед лошадью.
        Дорога была запущена, перегорожена упавшими лесинами, в лужах стояла вода, резкие повороты мешали набрать скорость. Преследователи отлично знали местность, и, наверняка выслали нескольких всадников наперерез. Поручик понял, что придётся снова стрелять, и постарался выбрать небольшую поляну для обороны. Едва выехал на открытое место, как вывалился из машины с карабином в руках. Стрелять пришлось сразу, уложив ствол на капот, преследователи уже догоняли. Пятизарядный карабин в умелых руках, на расстоянии в полсотни метров, да против всадников на узкой лесной дороге, - это страшное оружие. Опыт борьбы с конными врагами у поручика был немалый, с Туркестана. А то, что вместо скалистого ущелья предгорий Копетдага, преследователи оказались заперты на узкой лесной дороге, принципиальной разницы не имело. Сергей первыми выстрелами выбил сразу пятерых ближайших всадников, затем занялся снаряжением магазина. Благо в кармане лежали сразу три запасные обоймы.
        Убитые всадники падали из сёдел, выстрелы пугали коней, на лесной дороге образовалась свалка. Напуганные неожиданным отпором преследователи разделились. Часть из них разворачивалась, стараясь уйти от обстрела, более опытные спешивались, укрываясь в лесу. Последних и попытался проредить поручик патронами второй обоймы, троих свалил, ещё трое скрылись за деревьями. К этому времени отступавшие всадники уже скрылись за поворотом извилистой лесной дороги. Кожин ухмыльнулся, поведение врагов очередной раз показало отсутствие боевого опыта. «Этак мы и заговор задушим без потерь», - уже не сомневался безопасник. Но, успех не мешал здраво мыслить, мужчина бросил карабин на заднее сиденье машины и вновь сел за руль.
        Первые пять минут водитель ехал неторопливо, бросая частые взгляды в зеркало заднего вида. Преследователей больше не было, можно сосредоточиться на дороге, набирая скорость. Безопасник не сомневался, что высланная на перехват группа вскоре даст о себе знать, потому и спешил их опередить как можно больше. И, это ему удалось, после очередного поворота, когда дорога вышла из леса на широкий луг, слева появились всадники. Те самые, из непуганой группы преследователей. Машина вновь остановилась на пригорке.
        - Анна, подай мне карабин, - поручик открыл боковое окно в дверце водителя. Затем принял карабин из рук девушки, привычно вставил новую обойму, передёрнул затвор. До непуганных всадников оставалось около полусотни метров, вполне достаточно для беглой стрельбы.
        - Бах, бах, бах, бах, бах, - стрельба в салоне ударила по ушам, аж зазвенело. Анна зажала уши руками и пригнулась на сиденье. Поручик, стараясь не вдыхать резкий запах сгоревшего пороха, быстро перезарядил карабин. Однако, продолжении не потребовалось. Добрый десяток всадников уже развернулся, нахлёстывая лошадей в попытке скрыться от смертельного огня.
        - Поехали, - Сергей аккуратно положил карабин между своим сиденьем и кузовом машины, стволом назад. Предохранитель, естественно, он не забыл передвинуть в походное положение. Затем резко тронул машину с места, вдыхая свежий воздух в открытое окно. Внутренний голос подсказывал ему, что больше преследователей не будет, оставалось грамотно добраться до Петербурга. Потому двигалась машина осторожно, не разгоняясь по извилистой дороге, пока не выбралась на более широкий просёлок.
        Лиственный лес сменился пустошью, затем снова пошли дубравы. Даже на скорости шестьдесят вёрст в час поручик отметил, это были уже не баронские бывшие владения, а государственные угодья. Дубравы стояли чистые, светлые, без сухостоя и упавших стволов. Вырубка дубов, лиственниц, строевых сосен, можжевельника и прочей деловой древесины была под строжайшим контролем государства с самого освобождения Новороссии от нормандских оккупантов. Частным лицам разрешалась только санитарная рубка, под бдительным присмотром преподавателей и студентов биофака Петербургского университета. Остатки нетронутого дикого леса можно было найти лишь в семнадцати организованных полтора десятилетия назад заповедниках.
        Вспомнив о заповедниках, поручик пожалел, что ни одного из них не будет на пути. Как раз там, в заповедниках, работали истинные фанатики своего дела, не подверженные никаким политическим интригам. Да, уж из заповедника Кожин мог наверняка связаться на резервной частоте с Петербургом, без опасений быть подслушанным. Одной шифрованной фразы хватило бы, чтобы сообщить о дате восстания, но, так получилось, что заповедники лежали вне дороги на столицу. Хорошо, что дождей не было последние три дня и лужи не мешали передвижению, что для дождливого климата Острова не характерно. При виде придорожной корчмы остро заурчало в животе, Анна просительно взглянула на спутника.
        - Нет, останавливаться не будем, - огорчил её безопасник, и улыбнулся. - Возьми в бардачке, вот здесь, пакет с пирожками, поешь. В бутылке топлёное молоко, пей прямо из горлышка.
        Сам офицер ограничился тремя мясными пирожками и парой глотков молока, его спутница подъела остатки. Тётя Оля, повариха, готовила всегда с хорошим запасом, понимала тётка, что воспитанник (он же хозяин дома) один не будет обедать, обязательно найдет, с кем разделить трапезу. Есть пришлось на ходу, так и движение на просёлках не мешало водителю рулить одной рукой. С каждой верстой удаления от поместья Шеффилдов молодые люди становились спокойней, дорога ложилась под колёса всё уверенней и спокойнее.
        Лишь в сумерках добрался поручик до своего, вернее, отцовского дома, оставленного Николаем Кожиным под присмотр старшего сына. Конечно, была в доме и прислуга в лице старого ветерана и его жены, трёх этажный особняк на два десятка комнат требовал постоянного ухода. Но хозяином числился Сергей, хотя парень занимал одну свою детскую комнатку, а обедал на кухне. Поручив Анну заботам тёти Оли, мужчина наскоро сполоснулся холодной водой, смывая пот. Затем переоделся и отправился на кухню, где быстро перекусил копчёным салом с хлебом. Впереди был подробный доклад министру безопасности, и, скорее всего, самому наместнику. Слишком близко к Никите Седову подобрался заговор.
        Глава вторая
        - Докладываю, господин наместник, - вытянулся в кабинете Никиты Седова министр безопасности Новороссии утром следующего дня, - по оперативным данным, восстание на Острове назначено на субботу. Основной костяк восставших составляет дворянство бывшего Английского королевства, в основном нормандцы. Те из них, кто не смог или не захотел найти себе достойную работу в Новороссии. Двадцать лет многие из них ютятся в старых замках, лишённые б?льшей части своих земель и доходов, ведут почти нищенский образ жизни. Все они старше тридцати пяти лет, помнят времена королевы Елизаветы и не желают говорить по-русски. Многие привлекли к заговору своих детей и арендаторов, судя по-всему, даже имеются наёмники из маргиналов. Откуда деньги на оружие и наёмников, разбираемся.
        - Сколько их?
        - На сегодня выявлено сорок восемь дворянских поместий и замков, общая численность заговорщиков, вместе со слугами и арендаторами может дойти до пяти тысяч боеспособных мужчин.
        - На что они надеются? Два столичных полка раскатают всех бунтовщиков в течение пары недель. - Удивился Седов и задумался. - Помощь из-за границы?
        - Да, удалось выйти на два канала связи повстанцев со скоттами и ирландцами. Те жаждут реванша и грабежей, полагаю, заговорщики торгуются, кто будет выступать первым, на кого придётся самый сильный удар. Каждый, естественно, хочет оказаться в тени, подставив других. С Ирландией Новороссия до сего времени не воевала, народ на Изумрудном острове непуганый, на это и рассчитывали бунтовщики. Полагаю, именно ирландцы выбраны в качестве первой жертвы. - Министр задумался и добавил. - Есть вероятность, что восставших могут поддержать бойцы столичного гарнизона, некоторые с ними в родственных отношениях. Пусть и седьмая вода на киселе, но, сам знаешь, родня много значит.
        - Да, - кивнул Никита, для которого все магаданцы стали ближайшей и самой надёжной роднёй лет тридцать назад. Потому он понимал привязанность здешних жителей к своей родне, до седьмого колена.
        - Тем более, что вчера нами изъяты пять пулемётов, проданных заговорщикам, ночью были задержаны первые кладовщики, подозреваемые в хищении оружия со складов в столице.
        - Что ещё? - Никита Седов видел, что министр пытается что-то добавить, но, как-то неуверенно. Для опытного служаки и ветерана всех военных кампаний, начиная с захвата королевского дворца в Стокгольме, подобная нерешительность была не характерна.
        - Поручик Кожин доставил очень интересное письмо, хотя и без адресата.
        - Где оно? - Седов взял из рук министра стандартный лист бумаги и глянул на текст. - Так это по-английски?
        - Речь идёт о сэре Уильяме, который должен дать сигнал к восстанию. - Любезно пояснил министр. - К сожалению, ни адресата письма, ни сэра Уильяма, мы не знаем. Хотя круг подозреваемых Уильямов невелик, уже работаем над выявлением высокопоставленного предателя. Среди бывших сэров Английского королевства наберётся не больше десятка с именем Уильям, хотя с учётом наследников круг подозреваемых расширяется.
        - Что предлагаете?
        - Уильяма мы найдём, рано или поздно, гарантирую. Вместе с тем, считаю, что допускать начало восстания опасно, нужно задержать всех выявленных бунтовщиков до субботы, за двое суток успеем, у нас преимущество в скорости связи и транспорте. Бунтовщики пока не знают, что раскрыты, будем работать на опережение.
        - Справитесь? Как вы силами неполной сотни безопасников задержите пять тысяч заговорщиков?
        - Помогут военкоматы и ополченцы, активных заговорщиков не много, остальные просто выполняют указания своих хозяев. Не сомневаюсь, справимся, Никита Валентинович, но, только со своими предателями. А против ирландцев и скоттов нужно задействовать армию и флот, хотя бы сторожевые катера. Я уверен, что вторжение ирландцев и скоттов начнётся в любом случае, радиосвязи у бунтовщиков нет, значит, всё завязано на субботу, на условный день.
        - Хорошо, готовь сведения для военных, через час соберём совещание министров. - Наместник поднял трубку телефона, вызывая секретаря. Вскоре он давал подробные указания, - К девяти часам срочно вызвать всех министров, управляющих Ирием и Петербургом, и моего отца, официального советника наместника Новороссии. Предстоит согласовать необходимые меры по защите Острова от внутренних и внешних врагов, да усилить меры предосторожности на континентальной части страны.
        Секретарь кивнул и вышел, усевшись за телефон, по общей связи вызов министров не займёт много времени. Наместник между тем позвонил начальнику дворцовой охраны, чтобы усилить пропускной режим и вызвать дополнительную роту охраны. Пусть сведений о связи бунтовщиков с континентом нет, но, Никита отлично помнил любимую поговорку дяди Коли Кожина, «бережённого бог бережёт, а не бережёного конвой стережёт». Отец и его друзья смогли передать новому наместнику Новороссии толику паранойи и обострённое отношение к безопасности и заговорам. Они не зря упоминали тридцать лет исторические примеры жизни и смерти государственных правителей Европы, среди которых выживали исключительно недоверчивые и жестокие, а добрые и доверчивые гибли за считанные годы.
        Да и сама жизнь в шестнадцатом веке не способствовала самоуспокоению, потому Никита Валентинович Седов к сорока годам перенял достаточную долю подозрительности от старших магаданцев, чтобы любое покушение на власть Новороссии воспринимать весьма чутко. Перед началом совещания, Никита начал продумать основные вопросы, намечая их карандашом в ежедневнике. Наместник вникал в каждую мелочь, принимая перестраховочные меры к подавлению бунта. Учитывалось всё - время и график задержания выявленных заговорщиков, места их ареста и допроса, изоляция семей заговорщиков, меры по безопасности в армейских подразделениях, и так далее, вплоть до местностей высылки бунтовщиков. Впервые, кстати, семьи активных организаторов заговора, ввиду их опасности, решили выселять на Гренландию. Несколько веков остров населяли одни иннуиты, эскимосские аборигены, небольшое поселение викингов полностью вымерло.
        Наученные опытом будущего, оставлять без власти огромный, пока бесполезный, но, стратегически важный в будущем, остров, русы не собирались, как и дарить его датчанам. Потому год назад на побережье Гренландии власти Новороссии выстроили первый острог, нёсший сторожевые и представительские функции в торговле с иннуитами. Теперь захваченным бунтовщикам, которых суд оставит живыми, предстояло вместе с семьями заселить самый большой остров в мире. Работой ссыльных русские власти обеспечат, как и обучением детей и внуков исключительно русскому языку и письменности. Лет через сто потомки ссыльных в Гренландии станут активными патриотами Новороссии, при грамотном воспитании. А уж Никита приложит все силы к сохранению грамотного воспитания молодёжи во всех частях Новороссии. Он слишком часто слышал от родных о гибели Советского Союза из-за пренебрежения правильным воспитанием и соблюдением законов, чтобы позволить себе повторить подобную глупость.
        Ненадолго пришлось прерваться, чтобы набросать срочные шифрограммы для губернаторов и командующих войсками Новороссии на континенте. Не ожидая результатов совещания, Седов сообщил своим доверенным лицам о возможном восстании, приказал провести срочную передислокацию гарнизонов, привести войска в боевую готовность, принять все меры для вооружённой защиты государственных (бывших выморочных) земель, свободных граждан и государственных предприятий. Он не сомневался, что многочисленные курфюрсты, князья, графы, герцоги и бароны, на бывших землях Священной Римской империи германской нации, придавленные налогами последних лет, впадавшие в откровенную нищету, поднимут восстание. Даже при отсутствии действенной связи с заговорщиками на Острове, недовольные дворяне на материке наверняка зашевелятся после появления первых слухов.
        Да не просто зашевелятся, а развяжут кровавую гражданскую войну. Уж в этом Никита не сомневался, насмотрелся на дворян шестнадцатого века достаточно. Все они, что немцы, что поляки и прочие чехи, венгры, словаки и т. д., простых людей и людьми не считали. Так, что резать будут бароны всех, мужчин, женщин, детей, как скотину, без суда и жалости. За ними и соседи подтянутся, отщипнуть бывших своих земель, или чужие прихватить «по случаю». Наместник отлично помнил все разведывательные сводки по европейским соседям. Желающих наберётся достаточно, от остатков Франции и непуганой Швейцарии, до Священной Римской империи, жаждущей реванша, и Швеции, считающей себя сильнейшим государством в Европе, незаслуженно обойдённым своими богатыми союзниками - Западным Магаданом и Новороссией.
        К урочному часу собрались почти все министры и приглашённые градоначальники. Отсутствовал отец наместника, сославшийся на плановую операцию, из-за которой задержится на четверть часа, да Ульян Мальборо, министр финансов, которого не смогли найти по телефону. Пора начинать, решил Седов, и поднялся из-за стола. Нервное утро выдалось у наместника, первый бунт под его правлением всё-таки, да ещё такой крупный. Как на его работу посмотрят отцы-основатели? Может, потому и дрогнула рука Никиты, уронив на пол ежедневник с набросанными вопросами к совещанию. Мужчина машинально нагнулся и присел, поднимая блокнот с пола. Именно в этот момент сработало взрывное устройство, оставленное в портфеле у входа в кабинет.
        Взрывная волна буквально разорвала ближайших к входу в кабинет министров, остальных воздушный кулак отбросил в стороны, размазав по стенам. Первые умерли мгновенно, участь остальных оказалась лучше, но, не мягче. Две трети кабинета министров получили множественные компрессионные переломы и контузии. Легче всех отделался наместник, которого прикрыл от ударной волны массивный стол и приставная тумба. Удача спасла Никиту Седова от компрессионных переломов и контузии, но, отражённый от стены воздушный фронт опрокинул на него сзади книжный шкаф. Великолепный шкаф красного полированного дерева, высотой под потолок, добрых три метра, с двумя десятками томов немногочисленного новороссийского законодательства, картами и статистическими данными за последние годы. Другого, менее счастливого человека, подобная тяжесть придавила бы насмерть.
        Только не Седова-младшего, который отделался сломанной ключицей правой руки и огромной шишкой на затылке. Хотя, сознание всё-таки потерял от удара, напугав своего отца, появившегося в приёмной наместника за мгновение до взрыва. Валентин Седов торопился на совещание после операции, догадываясь, что нужны быстрые действия против заговорщиков. Но, он не ожидал, что бунтовщики отреагируют так своевременно и активно. Военврач ворвался в кабинет через секунду после взрыва, выбившего дверь в приёмную. Едкий запах взрывчатки и пыль от штукатурки забили нос густой вонью, обрывки обоев, занавесок, хлопья какой-то сажи, плавали в воздухе. Военврач бывал на местах боевых действий, осматривал места терактов, давно, ещё в России. Удивить ранениями его было трудно.
        Однако, взрыв произошёл в кабинете его сына, поэтому Валентин не замечал ничего, пробираясь сквозь обломки мебели к креслу наместника. Лёгким движением руки, с одного рывка, шестидесяти семи летний старик откинул тяжёлый шкаф красного дерева, придавивший его сына.
        - Живой, Никита? - Отец повернул тело сына на спину, чуткими руками хирурга проверяя пульс. Спустя пару секунд Валентин Седов успокоился, присел и начал исследовать внешние покровы, определяя возможные повреждения, машинально приговаривал. - Живой, сына, живой. Ничего, рёбра целы, позвоночник цел, так, это что? А, ключица сломана, шишка на голове. Сотрясения, скорее всего, нет. Слава богу.
        Опытному врачу хватило пары минут, чтобы успокоиться и заняться своим делом. Оставив сына лежать на месте, он запретил ему двигаться. Хоть и нет особых повреждений, но, бывает всякое после контузий. Был у военврача случай, когда парень с переломом позвоночника двести метров пробежал в травматическом шоке. Да и другие подобные казусы. Так, что Валентин Седов быстрым шагом вернулся в приёмную, велел секретарю срочно вызвать дворцовую бригаду лекарей. Затем включил громкую связь по всему зданию дворца и объявил.
        - Внимание! Говорит Валентин Седов, советник наместника! В связи с покушением на моего сына временно принимаю командование на себя! Приказываю никого из здания не выпускать, объявляю план «Занавес»! Коменданту здания срочно усилить внешнюю охрану, вызвать вторую роту из казармы, затем прибыть в приёмную наместника!
        Конечно, отдай подобный приказ кто другой, комендант и другие офицеры запросили бы подтверждение, либо сами бы проверили, что творится в приёмной. Однако, авторитет Валентина Седова, спасшего со своими учениками тысячи детей и матерей, среди русов был высочайшим. Кроме того, все знали, что взрыв произошёл в кабинете наместника Новороссии, сына Валентина Седова. Потому указания военврача по громкой связи были исполнены мгновенно и старательно. Дворец наместника превратился в закрытую крепость наоборот, куда можно было войти, но, не выйти. Караулы ощетинились карабинами с примкнутыми штыками, вдоль стен дворца снаружи и со двора вышли патрули. А решётки на окнах первых трёх этажей стояли всегда, уж об этом позаботился ещё Николай Кожин, во время строительства.
        Приказ Валентина по объявлению плана «Занавес» был немедленно продублирован шифром радистам по всей территории Острова. По этому приказу военные коменданты, градоначальники, командиры воинских подразделений вскрывали секретные пакеты. Все воинские подразделения на Острове приводились в боевую готовность, усиливалась охрана важных и секретных заводов, складов. Власти собирали ополчение, организуя оборону своих городов и посёлков. Портовые коменданты прекращали выход в море всех судов, независимо от назначения, вплоть до рыбацких шхун. Задерживалось отплытие всех иностранных кораблей, до особого распоряжения. Морские пограничные и военные подразделения, наоборот, выводили в море все наличные корабли, обеспечивая полную блокаду Острова со всех сторон.
        Все это время, пока страна ощетинивалась стволами карабинов и пушками катеров, Валентин Седов занимался своим привычным делом, оперировал выживших при взрыве министров, организовывал их лечение. Только к трём часам пополудни временный наместник острова Валентин Седов нашёл возможность собрать совещание правительства Новороссии. На сей раз собрались в кабинете министра безопасности, его успели проверить сапёры от минирования и связисты от прослушки. Усталыми от напряжённых операций глазами Валентин внимательно рассматривал собравшихся на совещание заместителей министров и градоначальников.
        В основном, собрались молодые, в тридцать с небольшим лет мужчины, зато самого разного происхождения. Были здесь и потомки знатных дворянских родов, принявшие служение магаданцам, были выслужившиеся офицеры, набранные со всей Европы, от Урала до Бретани. Эти профессионалы найдут себе место при любой власти. Но, имелись и три детдомовца, два мастеровых, один купец, связанные с магаданцами годами верной службы, терявшие с разрушением Новороссии всё своё будущее. Хотя и тут не всё так очевидно, многочисленные знакомства по всей Европе позволят им неплохо устроить свою жизнь при любом раскладе.
        «Наверняка среди них не менее одного заговорщика, кто ещё принесёт взрывчатку в кабинет наместника? Да и выгоду от смерти министров получают в первую очередь заместители. Нужно разбираться без заместителей, но, кто из их подчинённых не участвует в заговоре?» - Такие мысли полдня мучили военврача, пока руки оперировали, голова работала. Потому и совещание Седов начал совсем не так, как ожидали собравшиеся заместители министров и градоначальников.
        - Так, господа, с этого часа все вы находитесь под домашним арестом в гостевых покоях дворца. Без права телефонных разговоров и выхода из покоев. Через сутки я жду ваши письменные аналитические записки с планом действия. Расследованием взрыва и розыском пропавшего Ульяна Мальборо буду заниматься пока я. Все свободны, конвой отведёт вас по комнатам. - Валентин моментально пресёк попытки возражения, при виде вспыхнувших обидой лиц. - Спокойно, господа заместители, спокойно. Если кто не понял, основными подозреваемыми по взрыву пока являетесь вы, может быть, даже все сразу! Потому, что при гибели министра именно его заместитель занимает освободившееся кресло. Надеюсь, это всем понятно? Чтобы не оскорблять всех вас подозрением, с допросами и обысками, и, не рисковать безопасностью Острова, я принял решение отстранить всех вас от работы, временно!
        Оставшись один, в кабинете безопасника, Седов немедленно пригласил по телефону Сергея Кожина. Военврач принял решение работать с детьми магаданцев, только они при успехе восстания, точно ничего не выигрывали. В лучшем случае лишение всего и бегство, в худшем - смерть. Кроме того, все взрослые магаданцы знали о будущем, отцы и матери им раскрывали эту тайну в день совершеннолетия. Да и воспитывали своих детей и внуков магаданцы с душой, не забывая, что именно они залог правильного будущего. Того будущего, основы которого закладывают тридцать пять лет бывшие граждане России в шестнадцатом и семнадцатом веке. Будущего без англосаксонской двуличной политики и протестантской жадности, приведшей Европу и весь мир к двум мировым войнам, бесконечным кризисам экономики и политики, потере человеческой чести и совести, уничтожению природы. И всё это ради наживы, ради вещей и денег, которые невозможно унести с собой на тот свет. Одежды и обуви, которые богачи не успевают надеть даже по одному разу в жизни. Земельных владений и заводов, которые их владельцы не увидят ни разу в жизни.
        Многое рассказывали магаданцы своим детям и внукам о своём времени, не всегда плохое. Но, их отпрыски вырастали единомышленниками в желании сохранить общество чести и совести, чистую воду и живой лес. Тем более, что магаданцы смогли добиться достаточного благосостояния, чтобы их дети и внуки ни в чём не нуждались. И обучить своих детей и внуков наукам настолько, чтобы путь к звёздам и лечению всех болезней выглядел не сказкой. Не сказать, что дети магаданцев вырастали исключительно учёными и врачами, но все они верили в свою благородную миссию спасения будущего. А люди, уверенные в причастности к такой великой цели, лишённые материальных проблем, выросшие в любимых семьях, никогда не станут предателями.
        - Здравствуй, Сергей, - Седов глядел на сына старого друга красными усталыми глазами. - Ты всё знаешь?
        - Да, дядя Валя. - Поклонился поручик.
        - Собери всех магаданцев, а сам начинай работу, пока ваши начальники заперты во дворце. У тебя одна задача - выявить предателя и организатора взрыва, привлекай надёжных безопасников, вот мой приказ, подтверждающий твои полномочия. Остальные наши парни и девушки пусть соберутся у меня, будем наводить порядок на Острове.
        - Все уже во дворце, будут через пару минут. - Снова поклонился Кожин, рассматривая приказ о назначении его временно исполняющим обязанности министра безопасности Новороссии. - Можно идти?
        - Иди, я в тебе не ошибся, - устало улыбнулся Валентин Седов. Поручик вышел за дверь, и военврач расслышал его голос «Ребята, заходите!».
        Пока Седов инструктировал «малое министерство», представленное детьми и внуками магаданцев, поручик Кожин выслушивал своих людей, наблюдавших за близкими связями пропавшего министра Ульяна Мальборо. Очень своевременно пропавшего, надо сказать. Ещё утром, после взрыва, Кожин вызвал к себе свою старую команду - персов и туркменов, за полгода вполне освоившихся в Петербурге. Сейчас он собирался проверить выявленные адреса старой командой, провести рейд по местам вероятного нахождения заговорщиков. И, полученная информация внушала достаточную уверенность в хороших результатах ночного рейда.
        Валентин Седов, тем временем, назначал магаданцев своеобразными комиссарами, направляя парней и девушек на самые ответственные участки борьбы с заговорщиками. Благо, для маленькой территории Острова двадцати пяти собравшихся парней и девушек, вполне достаточно. Почти все инженеры и артиллеристы отправились комиссарами на флот, намереваясь отплыть в Ирландский пролив ночью с пятницы на субботу. Атака ирландцев представляла особую опасность в силу многочисленности нападающих. Поэтому Седов настаивал, чтобы ни одно ирландское судно, несущее десант, не допустили бы до берегов Острова. При этом, естественно, военврач не забывал о безопасности своих комиссаров. Каждый получал команду сопровождения - до взвода надёжных бойцов с автоматическим оружием. И, конечно, соответствующий приказ, наделяющий молодых магаданцев весьма широкими полномочиями.
        Основную часть учёных, инженеров и медиков, временный наместник направил на свои рабочие места, организовывать оборону от возможных нападений бунтовщиков или диверсий. Снабдив молодых магаданцев документами об их новых полномочиях и надёжными отрядами, предварительно. Главным в инструктаже магаданцев стала идея об их общей ответственности за сохранение мира на Острове, как минимум. О том, что выжить и продолжить свою миссию магаданцы смогут лишь вместе, активно вмешиваясь в политическую и военную жизнь Новороссии. О том, что в минуты испытаний, когда любой может предать ради низменных интересов, только магаданцы, не имеющие корыстных интересов и знающие тайну будущего, могут доверять друг другу. Юноши и девушки, всю жизнь окружённые заботой родных и близких, выбравшие себе работу по интересу, а не из необходимости прокормиться, были горды от сознания своей причастности к политической жизни страны. Впервые поколение их родителей не скрывает своих трудностей, и, просит о помощи. Да ещё наделяет огромными полномочиями.
        Конечно, ребята все были неглупые, головокружение от важности поставленной задачи не наступило ни у кого. Наоборот, многие прониклись тяжестью ответственности за судьбы страны и своих родных и близких. Ну, и Седов добился своей цели, - он укрепил самые важные участки обороны и промышленности Острова надёжными руководителями, предательства которых можно было не опасаться. Только после этого врио наместника занялся самым важным - планированием ареста заговорщиков. Магаданцев на это дело уже не осталось, пришлось привлекать самых разных людей, поскольку безопасников тоже не хватало. Командирами групп назначались охранники дворца, доверенные слуги, ревизоры, недавние переселенцы из опытных православных офицеров. Главной задачей было избежать участия представителей наместника в арестах земляков и знакомых подозреваемых дворян. Много времени занимало оформление документов, с последующим чётким указанием о доставке арестантов.
        Потому всё закончилось ранним утром следующего дня, знаменитой пятницы, той самой, которую Валентин Седов позднее назвал «пятницей длинных ножей». Ляпнув такое от усталости и злости, военврач не предполагал, что это название будет подхвачено и на долгие годы станет символом его краткого правления. Неполные два года его правления в качестве врио наместника Новороссии, начатые накануне «пятницы длинный ножей», ознаменовались установлением окончательного порядка на Острове, с ликвидацией последних очагов недовольства и сопротивления. А пока у безопасников оставались последние мирные сутки для ареста заговорщиков, которыми они успели воспользоваться. Благо, Остров оказался не так и велик, а курьерские поезда и пассажирские самолёты значительно сокращали расстояния.
        День арестов прошёл достаточно гладко, сопротивление оказали не больше четверти заговорщиков. Потерь со стороны русов не было, кроме нескольких раненых, сказалось участие доверенных лиц самого наместника Валентина Седова. После его инструктажа, командиры отрядов задержания не боялись приказывать стрелять при малейших признаках сопротивления, а соответствующая бумага с подписью наместника подтверждала их полномочия, избавляя местных ополченцев от любых сомнений. Учитывая, что многие ополченцы имели застарелые счёты к баронам-заговорщикам, они открывали огонь при малейшем подозрении. А лишённые главарей бунтовщики легко складывали оружие, признаваясь и раскаиваясь во всём. Всего было арестовано полторы тысячи активных заговорщиков, с которыми сразу начали работать дознаватели и судьи.
        Весь день, после утреннего посещения сына в больнице, Валентин Седов провёл во дворце, принимая телефонные и радиограммы от исполнителей. Секретарь устанавливал значки на большой карте Острова, отмечая ликвидированные гнёзда заговорщиков. А наместник читал аналитические записки заместителей министров и градоначальников, пытаясь выявить нескладные места. После обеда появился поручик Кожин, доложил о захвате новых заговорщиков и разработке их по линии министерства торговли. Кроме того, поручик согласовал задержание нескольких человек из дворцовой обслуги, выводивших на след взрывника. Вовремя поданная военврачом команда о запрете выхода из дворца, дала результаты, четверо заговорщиков, причастных к взрыву в кабинете наместника, не смогли скрыться. Валентин санкционировал работу поручика внутри дворца, а сам сидел до позднего вечера в кабинете, пока не доложили о ликвидации последнего логова заговорщиков на Острове. Потом заночевал прямо во дворце, предстояла суббота, день нападения ирландцев и скоттов.
        Ночь прошла для жителей столицы спокойно, спал даже уставший Седов, не сомневаясь в вооружённых силах Новороссии. Зато отдохнувший за день Кожин со товарищи, продолжал ночные облавы и обыски, реализуя полученную за день при допросах информацию. А информация становилась всё интересней и интересней, появились первые ниточки, ведущие за границу, на материк. Весьма интересные ниточки, которые нуждались в надёжном закреплении, хотя бы на Острове. Так что, ребятам Кожина вновь предстояла бессонная ночь, наградой за которую стала уникальная информация и убойные документы. Не считая, конечно, десятка новых арестантов, с которыми ещё под утро завязалась азартная торговля.
        Утро для врио наместника прошло в знакомом кабинете, рядом с телефоном и рацией, двумя связистами и секретарём с картой. Седов уже привычно читал аналитические записки, а секретарь принимал информацию, расставляя значки на карте. Так же, как вчера, после обеда зашёл Кожин, чтобы коротко выложить свежие сведения, уводящие нити заговора на материк. Пока, по непроверенной информации, в поддержке заговорщиков отметились испанцы, итальянцы из Папской области, и, как ни странно, поляки. Последние могли быть откуда угодно, от Польско-венгерского королевства, до оккупированной шведами Великопольши, или новороссийского Поморья. Но, спешить с выводами поручик не собирался, требовалась оперативная работа на континенте. Потому и особых планов они с Валентином не строили, пока все возможности на Острове не отработаны.
        Успокаивало хотя бы то, что взрыв во дворце запланирован не иностранцами, а своими, доморощенными заговорщиками. Поручик Кожин выявил всю цепочку и задержал пятерых человек из обслуги дворца, устроивших взрыв в кабинете наместника. Узнав, кто это такие, Валентин долго матерился, вспоминая уроки истории России девятнадцатого века. Уроки Степана Халтурина, таскавшего взрывчатку в Зимний Дворец, десятков и сотен эсеров-взрывников, магаданцы не приняли во внимание. А зря, поскольку неудачники-студенты и болтуны-интеллигенты из Народной Воли, как никто стали (или только будут) ярким прообразом взрывников в Петербурге 17-го века. Самыми активными участниками оказались два недоучившихся студента химического факультета, выгнанные за неуспеваемость. А трое других - племянники опальных баронов, вынужденные наняться на работу из-за конфискации наследных земель. В силу тупости за пять лет работы никто из них не смог сделать карьеру или найти интересную работу. Зато обвинить во всех своих бедах магаданцев ума у них хватило, как и украсть некоторое количество взрывчатки с факультетов химии и геологии
Петербургского университета.
        Так, что доморощенное «подполье» удалось выявить за двое суток, оставалось проследить связи за рубежом, - в Испании, в Папской области, в священной Римской империи. Да отыскать источник таинственного «польского следа» на континенте, который поручик Кожин считал самым интересным. Сергей «бил копытом» и просил разрешения отправиться в Европу, поработать там со своей группой на просторе. Вспомнить, так сказать, боевое туркменское прошлое. Валентин обещал отпустить ребят, но, только после решения вопросов на Острове. После того, как опасность восстания и возможной интервенции будет полностью исключена.
        Между тем, боевые действия утром субботы в Ирландском проливе развивались весьма активно. Разведчики из ирландских портов радировали, что сотни судов, переполненные вооружёнными фениями, вышли ещё затемно в море ранним утром в субботу. Многие отряды возглавляли лично ирландские дворяне, под предлогом мести вековым угнетателями Изумрудного Острова. О том, что именно магаданцы два десятка лет назад дали Ирландии независимость от английской короны, мстители предпочитали забыть. Как и о том, что англичан, истинных поработителей Ирландии, в Новороссии давно не осталось. К чему такие тонкости, когда появилась возможность пограбить соседа? Как скажет через двести лет дедушка Крылов (или не скажет?), «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».
        Так вот, ранним субботним утром двадцать второго июня (интересная дата?) 7113 (1605) года, по русскому летоисчислению, поскольку католический Ватикан был уничтожен волей божьей, сотни кораблей двигались через Ирландский пролив на восток, к берегам Новороссии. Погода стояла отличная, легкий юго-западный ветер вполне устраивал армию нашествия, а волнение не превышало четырёх баллов. Это тоже устраивало, но уже флот обороны Новороссии. В Ирландский пролив, с рассветом начали выходить тридцать шесть торпедных катеров, пять эсминцев, водоизмещением восемьсот тонн, и многочисленный флот поддержки. Туда включили более двух сотен парусных и самоходных кораблей, арендованные накануне у рыбаков и торговцев вместе с экипажами, под предстоящую долю в добыче. Экипажи кораблей поддержки были строго проинструктированы, вооружены револьверами и ружьями за счёт правительства Новороссии.
        Торпедные катера и эсминцы получали координаты целей по радио с ближайших РЛС, которыми ещё лет десять назад оборудовали всё побережья Новороссии. Последние модели радиолокационных станций свободно «видели» Ирландский пролив насквозь, до побережья Ирландии. Поэтому особого волнения среди руководителей пограничной службы Острова не было, хотя патрули и группы наблюдателей на всём западном побережье на всякий случай, усилили. А верные части ополченцев ждали сигнала на выдвижение к берегу, вспоминая вчерашние аресты аристократов. Все действия обороны Острова были отработаны много лет назад, ещё при первом наместнике Петре. Ежегодные учения стали привычкой, и это утро особого волнения участников обороны не вызвало. Слишком давно подобный сценарий был отработан и откатан в десятках вариантов.
        Как только первые корабли ирландцев приблизились к береговой линии на пять вёрст, им навстречу выдвинулись пары торпедных катеров. С этих катеров, приблизившихся к нарушителям морской границы Новороссии на сотню-другую метров, в мегафоны было озвучено предложение лечь в дрейф для досмотра. Учитывая огромный численный перевес армии вторжения и соответствующие настроения среди ирландцев, уже вкушавших свои трофеи, в дрейф никто не собирался ложиться. Более того, добрая половина кораблей с Изумрудного острова огрызнулась выстрелами из пушек или ружей. Другие сменили курс, оставив требования пограничников без внимания.
        «Чего там рассусоливать, вот он, желанный и беззащитный берег. Попробуй нас на суше возьми!» - Примерно так рассуждали капитаны ирландских судов, стремясь высадить десанты, после чего можно и с пограничной стражей пообщаться, коли захотят.
        Тем более, что капитаны торпедных катеров, казалось, не торопились принимать решение. Они повторяли предложение о досмотре несколько раз, словно не замечая, что передовые судёнышки ирландцев уже в полуверсте от берега. Затем, почти одновременно, катера ощетинились очередями крупнокалиберных пулемётов, которых было на каждом торпедоносце два - на носу и на корме. Многие капитаны Ирландии не сталкивались с таким оружием, пробивавшем насквозь все надстройки на палубе и борта. При попадании в человека крупнокалиберные пули просто отрывали руки-ноги, либо вырывали куски мяса из тела. Раненых после подобных попаданий не оставалось. Часть кораблей вторжения сразу потеряли ход, по многим причинам, - разбитый пулями руль, убитые шкиперы, либо брошенный руль и спрятавшиеся кормщики. Этих катера оставляли в покое, направляясь к самым упрямым, с которых короткими очередями сметали всё живое с палуб. В считанные минуты передовые судёнышки были обезглавлены, продолжая лишь по инерции двигаться на восток.
        Торпедные катера и эсминцы разворачивались дальше на запад, встречать следующую волну десанта, в которую входили уже галеоны, каракки, и прочие крупные корабли, немного отставшие от более быстрых корабликов. Эти гиганты, возвышавшиеся над торпедными катерами, открывали ответный огонь сразу, не дожидаясь приближения пограничников. Наверняка, капитаны были уверены, что отделаются минимальными потерями, но успеют добраться до берега. Увы, их уверенность не оправдалась, торпедные катера и эсминцы перешли на более действенное оружие, давно испытанное и отработанное на секретных полигонах. Один раз даже в Венеции, чему, правда, не осталось свидетелей. Да, именно торпедами, до сих пор остававшимися достаточно секретным оружием, ударили пограничники по крупным галеонам и караккам.
        Газотурбинные маломощные торпеды развивали скорость тридцать вёрст в час, при дальности в полверсты. Мощности взрывчатки вполне хватало для уверенного пролома полуметрового деревянного борта из морёного дуба. Учитывая, что все торпеды были выпущены с расстояния двести-триста метров, недостаточного для прицельного эффективного огня вражеской корабельной артиллерии, ни один из катеров и эсминцев не пострадал. Своих целей торпеды на таком расстоянии достигали за полминуты, которой крупным неповоротливым парусникам не хватало для изменения курса. Правда, пятая часть торпед всё равно прошла мимо целей, чтобы взорваться позднее, от самоликвидаторов. Сказалось отсутствие боевого опыта большинства команд торпедоносцев. Зато полсотни самых крупных кораблей вторжения после попадания торпед безнадёжно отстали, уверенно направляясь к ближайшей земле, а именно - на дно. Пока их коллеги-капитаны осмысливали случившееся, торпедные катера и эсминцы повторили заход, на сей раз, с большей эффективностью, уже шесть десятков кораблей потеряли ход и занялись спасением экипажа.
        Когда торпедоносцы начали третий смертельный заход в атаку, капитаны фрегатов и галеонов лично бросились на ванты, спускать паруса. Основная часть флота вторжения остановилась, признав своё поражение. Только после этого радистами была передана команда на берег, где корабли поддержки ждали своей очереди. Эсминцы и торпедные катера двинулись дальше на запад, громить отставшие корабли ирландцев, а флот поддержки занялся мародёрством и пленением неудачливых ирландских грабителей. Или, наоборот, удачливых, поскольку не ушли на дно, вместе с напарниками, а остались в живых, хоть и в плену. Это с какой стороны посмотреть, как говорится, на любителя.
        В результате, разгром флота вторжения занял менее трёх часов, а спасательная операция затянулась до темноты. Часть ирландцев успела добраться до берега, где их отловом занялись азартные ополченцы. Около полусотни судов ушли на север и высадились в королевстве скоттов, туда пограничные катера не пошли. Несмотря на расписанную по нотам операцию, избежать потерь не удалось. Получили повреждения до десяти катеров и один эсминец, два десятка моряков погибли, почти сотня пограничников получила ранения. Среди нанятых моряков поддержки потери оказались больше, но, с этим разбирались их капитаны и владельцы судов. Поскольку трофеи превысили любые ожидания, жалоб от привлечённых ополченцев и кораблей поддержки не было.
        Только крупных судов типа галеонов было захвачено полторы сотни, да всякой плавающей мелочи свыше трёх сотен единиц. Все захваченные корабли после проверки выставлялись на продажу с преимущественной покупкой теми, кто корабль захватил. Учитывая, что цены устанавливало государство, предпочитая продавать в кредит, но не снижать стоимость трофеев, затраты на операцию и боеприпасы, в целом окупились. Для этого хватило продажи захваченных кораблей, а тысячи единиц холодного оружия и сотни конфискованных ружей пошли на склады Новороссии. Что-то будет продано, что-то передано армии. Надо полагать, безопасники и военные найдут возможность использовать неликвидные трофеи с лучшим результатом.
        Главным результатом конфликта стал захват сорока тысяч пленных ирландцев, исключительно моряков и дружинников, профессиональных бойцов и наёмников. Среди них оказалось много ирландских дворян и их наследников, потому безопасники активно включились в их разработку и вербовку. А рядовых ирландцев, по имеющемуся опыту, привлекли к строительству дорог с одновременным обучением русскому языку. После необходимой психологической обработки и освоения разговорного русского языка, из ирландцев наместник планировал сформировать несколько пехотных полков. Моряки отправятся отрабатывать свободу на гражданский русский флот, а прочие уплывут в Африку или Азию, работать в колониях Новороссии. Практика, наработанная и привычная для магаданцев, дающая возможность не только использования дополнительных рабочих рук. Таким образом, после изучения русского языка и освоения русского образа жизни, многие бывшие пленники становились своеобразными агентами влияния Новороссии, вернувшись на родину.
        А как иначе? Если нормальный здоровый мужчина в плену, в чужой стране, зарабатывал честным трудом или службой больше (!), чем будет получать у себя на родине, якобы свободным человеком. Нормальному здоровому мужчине, привыкшему к бессословному обществу Новороссии, когда человека ценят не за поколения предков, а по уму и труду, будет очень сложно вернуться обратно к феодальным отношениям. Туда, где надо будет кланяться, и снимать шляпу перед любым дворянином, к праву первой ночи, к избранности дворянства и ничтожности простых людей. Туда, где эрл-землевладелец всегда прав, и может запороть насмерть своих слуг, вместе с их семьями. То, что с детства впитывалось ирландскими фениями, как данность, за годы плена в Новороссии, под влиянием навязчивой психологической обработки, неизбежно претерпит коренные изменения.
        Что касается пленных дворян-землевладельцев и нищих эрлов, с ними проводилась отдельная работа. Богатым, как принято, предлагалось выкупиться, не забывая об их психологической обработке, с целью создания образа Новороссии, как рая земного и самого передового общества. За недолгие месяцы ожидания эрлы неизбежно станут восхищаться достижениями техники и культуры русов, а потом им предложат кредит, под небольшой процент. Глядишь, через десяток лет, большая часть влиятельных эрлов на Изумрудном острове, так или иначе, станет зависимой от Новороссии. Ирландия, останется независимой страной, со своими проблемами и нищетой, но, как минимум, нейтральной в отношении с ближайшим соседом. А прикормленные эрлы помогут открыть школы русского языка, проводить конкурсы по выявлению талантливой молодёжи, с обучением победителей в Петербурге.
        Дальше - больше, шахтёры и лесорубы, рыбаки и овцеводы, неизбежно втянутся в поставки ресурсов на соседний Остров. После нескольких лет тесного сотрудничества, Ирландия станет надёжным сырьевым придатком Новороссии, да и поставщиком трудовых ресурсов, уже обученных русскому языку. Причём, без права проживания на Острове, они же все католики, которым по закону въезд на территорию Острова запрещён. Ну, а кто примет православие - милости просим, ирландцы - это не евреи и сицилийцы, мафию не создадут. Да и ближайшие соседи, с великой культурой и храбрым сердцем, таких лучше иметь союзниками, чем колонизировать, как рабов. Что касается нищих дворян-ирландцев, в зависимости от ситуации и личности, им будет предложена свобода в обмен на право владения землями, либо кредит в залог за их владения. После необходимого перевоспитания, многие из них вернутся домой, чтобы проводить нужную Новороссии политику. Где-то так.
        Что касается ожидаемой атаки скоттов, положение на северной границе вопреки ожиданиям оставалось спокойным всю субботу. В воскресенье также ни один отряд скоттов не потревожил спокойствие русских границ. А позднее разведчики сообщили, что разгром ирландского десанта вразумил горячие головы королевства, и, намеченное вторжение не состоялось по общему согласию. Король и дворянство с ужасом вспоминали прошлую войну, лишившую королевство половины самых богатых налогоплательщиков и всей промышленности. Немногие ветераны прошлого похода с ужасом припомнили неуязвимые бронепоезда, уничтожившие армию вторжения за несколько дней. Если у всех была надежда на отвлечение русов ирландцами, так она исчезла. А драться на равных с могущественным соседом скотты не собирались, уже пробовали, хватит!
        Глава третья
        - Что скажешь, Николай Владимирович? - Петр Головлёв положил расшифровку радиограммы на стол, и, взглянул на старого друга.
        - Думаю, справятся без нас. По крайней мере, на Острове точно справятся. На материке можно не спешить, пусть вся шваль и гниль дворянская созреет. Уверен, при первых же слухах о нападении ирландцев и взрыве во дворце наместника все недовольные нашими порядками дворяне, эти герцоги, графы, бароны, князья, поднимут голову. Это же отлично! Жаль только погибших, хорошие мужики были, работяги честные. - Кожин вскочил с места, принялся расхаживать по комнате. В австралийской резиденции магаданцев, выстроенной в субтропиках, было прохладно, всё-таки зима в южном полушарии. Хотя камин в углу, совмещённый с печкой-голландкой, уже был растоплен, тепло только наполняло рабочий кабинет Головлёва. Старый сыщик подошёл к огромному окну, выходившему на берег океана, чтобы полюбоваться открывшимся видом.
        Столица Югоруси город Волжск не насчитывал и двадцати тысяч населения. Однако, городок вышел вполне промышленный - кроме двух кирпичных заводов и трёх лесопилок, третий год выпускали продукцию стекольный завод и механический. На окраине высились трубы сталелитейного производства и кондитерской фабрики. В двадцати верстах выше по течению Новой Волги, возле гидроузла, работала гидроэлектростанция, мощности которой вполне хватало на городок и все производства. Что нравилось магаданцам, даже многочисленные котельные, работавшие на угле, не выпускали из своих труб дымных хвостов. С помощью фильтров ступенчатой очистки, вредные выбросы купировались на 99, 997 %, на уровне середины двадцатого века. Сточные воды проходили не менее сложную систему очистки, чтобы не разрушать экологию дельты. Магаданцы собирались жить здесь долго и счастливо, со своими внуками и правнуками, потому сохраняли природу максимально чистой и здоровой. Благо, они могли себе это позволить, необходимости получения немедленных доходов не было.
        На холмах вдоль побережья качали экологически чистое электричество ветряки, расходясь от города в обе стороны. А в самом посёлке высились красавицы церкви, белокаменные, с куполами, покрытыми сусальным золотом. Пока только четыре, по количеству полных прожитых лет на южном материке переселенцами. Но, Кожин уже видел макет будущей городской застройки, где предполагалось выстроить двенадцать церквей и огромный кафедральный собор в центре жилого района. Промышленные предприятия традиционно располагались на окраинах, с возможностью переноса при необходимости. Трамвайная линия работала второй год, количество машин, в том числе личных, доходило до одной на семью. Головлёв и Корнеев изначально делали ставку на технику, чтобы не развивать поголовье лошадей. Вообще, на пятый материк животные завозились исключительно подконтрольно, чтобы избежать ошибок будущего. Никаких кроликов, ни овец, к счастью и крысы пока не появились в Югоруси. Только коровы и лошади, даже собак и кошек биологи пока не пускали. Воспитанники Алевтины Сусековой обещали воспитать в качестве домашних животных представителей местной
фауны. То ли сумчатых котов, то ли сумчатых собак, которых ещё не полностью истребили собаки динго.
        Четыре года после отъезда из Европы старые магаданцы отдыхали и обустраивались в Австралии. Название малого материка, конечно, придумали русское - Югорусь, ненавязчиво устанавливая право владения над всем материком. На побережье материка магаданцы заложили десяток городов и портов, в основном, естественно, на юго-восточной оконечности. В устье реки Новой Волги, она же несбывшийся Мюррей, выстроили крупный порт, по совместительству ставший столицей. Долго думали, как назвать, и, остановились на Волжске, название нейтральное и русское. Да и самого городка пока на Руси нет, бог даст, и не будет.
        Впрочем, строительством и развитием промышленности занимались Головлёв и Корнеев, два ветерана, основавшие и построившие больше десяти городов в трёх странах. Оба друга великолепно умели работать вдвоём, пока Корнеев выбирал место для строительства производств с удобной логистикой, Головлёв прокладывал дороги и обеспечивал охрану. Пока Корнеев строил заводы, Головлёв занимался доставкой рабочих и созданием инфраструктуры посёлка. Когда заводы выдавали продукцию, у Головлёва уже была готова вся цепочка сбыта. Итак, пока Головлёв и Корнеев занимались развитием страны, интриган Кожин отпросился в командировку. Именно он со своими людьми два года устраивал резидентуры и торговые представительства во всех странах Юго-Восточной Азии. Наводил знакомства, вербовал агентуру, заманивал купцов в Волжск, покупал землю под торговые представительства.
        Несмотря на опытную команду и великолепный товар, пришлось постараться, чтобы втиснуться на богатые рынки Индокитая. В отличие от бедной Европы, с азартом расхватывавшей любые магаданские товары, азиаты жили богато. Прельстить их дешёвой синтетикой и кирзой не удалось, тканей хватало своих, а климат позволял ходить босиком круглый год. Так же не пользовались спросом многие магаданские товары - бумага, сахар, консервы, ювелирные изделия. Впрочем, часть продукции удалось протолкнуть на плотный азиатский рынок. Например, первое оконное стекло Югоруси на две трети уходило на экспорт, в Бирму, Сиам, Аннам, где агенты Головлёва уже подготовили спрос. Затем удалось удачно пристроить стеклянную посуду и разноцветный стеклярус, цветные стеклянные бусы и бисер.
        С пушками, отлитыми под средневековый дульнозарядный образец, неожиданно вышел облом, никто их покупать не хотел. Воевали в Юго-Восточной Азии традиционно, неторопливо и дёшево, не нуждаясь в советах и указаниях чужестранцев. Попытки поставок ружей шли тяжело, не было примера их применения и, соответственно, магараджи и султаны не хотели оснащать свои армии дорогой никчёмной игрушкой. Пришлось пробавляться ширпотребом, благо, налаженное Корнеевым серийное производство металлических изделий, дало возможность заняться продажей ножей, сабель, гвоздей, лопат и тяпок по демпинговым ценам. Одним словом, Югорусь заняла на рынках Юго-Восточной Азии нишу недорогих изделий, ту самую, что в двадцать первом веке занимал Китай. Пока это позволяло получать небольшую, но постоянную прибыль, чтобы расплачиваться со строителями и рабочими.
        На том и успокоились Петро с Сергеем, решили не форсировать торговую экспансию в регионе, а заняться внутренними делами. Так, что за четыре с лишним года Югорусь обзавелась самыми передовыми производствами современности, доставленными целыми комплексами из Новороссии. Весь станочный парк был только на электрической тяге, сталь плавили в мартенах. К лету 7113 (1605) года на южном материке добывали свою железную руду, выплавляли железо и чугун, из которого производили не только дешёвый домашний инструмент. Были найдены и разработаны медные, титановые, цинковые, свинцовые, оловянные рудные выходы. Это позволило наладить производство двигателей внутреннего сгорания и электродвигателей, наряду с электрогенераторами. Поставки натуральной гуттаперчи из соседней Азии подстегнули развитие резинового производства, дававшего километры изоляции для проводов, многочисленные резинотехнические изделия (изоляторы, прокладки, и т. п.). Потому проблем с электричеством в городах не было, его производили сотни ветряков, десятки угольных теплоэлектростанций, и пока лишь три небольших гидроэлектростанции.
        Так вот, электричества вполне хватило на производство, на бытовые нужды, да ещё осталось на выплавку алюминия. Да, с нового 7113 года Югорусь начала производство алюминия в промышленных масштабах. Радиодетали и полупроводники производили уже два года, а производство стрелкового оружия и пушек, наряду с порохом и взрывчаткой наладили в первый год высадки на пятом материке. Благо, поставки селитры из Китая оказались сравнительно дешёвыми и массовыми, позволяя развернуть химические производства «по полной программе». Начиная с удобрений и бездымного пороха, нитрокрасок и лаков, целой линейки нитро продуктов. Далее - целлюлоза, и, как следствие, её производные - вискоза, кирза, бумага, спирт, динамит, и многое другое. Заканчивая крекингом нефти, доставляемой от соседей из Индонезии, с выходом бензина, керосина и солярки. Всё это производили в Югоруси серийно и недорого. К сожалению, обувь из кирзы и одежда из вискозы, в серию не пошла, не хватало рабочих рук. На швейных и обувных машинках, завезённых из Новороссии сотнями, несмотря на дешевизну и обилие материала, просто некому было работать.
        Зато с продуктами всё было отлично, посевы пшеницы, кукурузы, гречки, посадки картофеля и сахарного тростника, давали изумительные урожаи. Дело было не только в нетронутых пахотой землях и грамотном севообороте, с осторожным использованием удобрений. Основной причиной больших урожаев стали новые выведенные сорта, за двадцать лет селекционной работы воспитанники Алевтины Сусековой под Королевцем вывели более сотни новых сортов почти всех злаков, картофеля и сахарной свеклы. Тем более, что пахали, сеяли и убирали урожай в Югоруси исключительно на технике. Завезённых полусотни тракторов вполне хватало для обеспечения небольшой колонии своим зерном и картофелем, рис закупали у соседей. А многочисленные тропические острова и два судна-рефрижератора на дизельном ходу обеспечивали жителей любыми местными фруктами. Холодильники на основе аммиачного охлаждающего реагента, освоили ещё лет десять назад в Новороссии, на Острове, и завезли в Югорусь едва ли не первыми рейсами.
        Животноводство, по настоянию биологов, находилось в зачаточном состоянии, хватало подстреленной кенгурятины и выловленных крокодилов. Зато рыба и морепродукты радовали отличными уловами, это позволило год назад открыть свою консервную фабрику на пятом материке. Так, что с продовольственной безопасностью в Югоруси всё нормально, как обычно, не хватало рабочих рук. На всей территории материка, с учётом детей, не набиралось и полусотни тысяч русов. Сколько в лесах бродит аборигенов, никто не считал, оценки расходились от ста тысяч, до миллиона. Помощи пока от них не было никакой, даже к добыче руды их привлечь не удалось. Хорошо, хоть, не воевали аборигены против русов, жили мирно.
        Итак, пока Головлёв и Корнеев занимались развитием страны, интриган Кожин работал за границей, на выезде. Работы хватало, интересной, привычной, полезной. Убедившись, что многочисленные соседние страны и княжества надёжно прикрыты агентурой, а торговые представительства работают активно, Кожин отправился в Европу. При появлении данных о голоде на Руси, именно Кожин срочно отбыл туда, в Москву, где и работал два с половиной года. В статусе полномочного представителя союзной с Русью Новороссии, старому сыщику работать оказалось гораздо легче, чем годы назад. Зная о хороших отношениях царя к русам-магаданцам, не всякий боярин рисковал спорить с людьми Кожина. Впрочем, Николай был достаточно опытным интриганом, чтобы избегать возможных конфликтов с власть предержащими. С адекватными людьми он давно поддерживал дружеские отношения, помогая им передовой техникой и обучением мастеров.
        С глупыми и жадными боярами, коих на Руси никогда не станет меньше, магаданец действовал прямым подкупом, средств для этого хватало, а сувениров из Азии и Югоруси он привёз полный корабль. Теперь, на пике своего могущества, Новороссия имела возможность задействовать любые ресурсы, вплоть до физического устранения особо рьяных негодяев. Хотя к подобным методам прибегали крайне редко, но, слишком высока была цена, о которой знали магаданцы - Смута, смена династии, и долгие годы войн, вплоть, до распада России. Потому, в крайних случаях, Кожин и его люди предпочитали действовать жёстко и быстро, пресекая любые панические слухи и настроения. Не зря к этим неурожайным годам, в реальной истории предшествовавших Смуте, готовились магаданцы больше десяти лет, справились успешно. Удалось избежать массовых бунтов и голода в городах, своевременно и правильно распределяя запасы зерна и консервов, в том числе, с помощью информации от лекарей - воспитанников супругов Кочневых. Неплохо помогли царские дьяки, многие из которых прошли обучение в Королевце, и, честно служили Руси. Да и царь Иван Пятый, получивший к
этому времени достаточный опыт работы с боярством, здорово прижал мздоимцев и паникёров.
        Впрочем, последняя война в Европе сильно изменила расстановку фигур на континенте. У Руси не осталось враждебных соседей с запада, там она граничила с союзными государствами, - православной Швецией, православным Западным Магаданом, православной Южнопольской империей, и несоюзной Турцией, находящейся под строгим присмотром Новороссии. Потому привыкшим продаваться боярам, или, как говорили «получать пенсион» от иностранных агентов, практически некуда было податься. Турция сама имела огромные проблемы от агрессивных западных и южных соседей, теряя доходы и территории, у неё не было возможности давать взятки ещё и русским боярам, просто не хватало денег. Священная римская империя тоже находилась в финансовом кризисе, других крупных игроков после гибели Ватикана, в Европе не осталось. Хотя, нет, была Испания и Генуя, остатки Франции и Папская область, но им не было никакого дела до далёкой Руси. Русским боярам просто некому было продаться, поэтому, Новороссия и Западный Магадан активно прикормили за двадцать лет нужных людей, и конкурентов устраняли быстро и решительно. Потому и удалось справиться с
голодом, что никто не вмешивался из-за границы.
        Две трети крестьян из неурожайных регионов, при первых признаках повального голода, с помощью царских властей переселились на Алтай и Северное Причерноморье, на богатые чернозёмы. Напуганные голодом и массовым исходом крестьян на вольные земли, бояре и помещики заметно снизили крепостное давление на арендаторов. А после расширения Юрьева дня до нескольких в течение года, крестьяне окончательно закрепили за собой статус вольных арендаторов, а не крепостных холопов. И царь Иоанн Пятый Иоаннович, которому магаданцы достаточно долго объясняли пользу свободных людей для государства, в таком же духе воспитывал наследника. У Руси появилась возможность избежать крепостного права, активно становясь на буржуазно-промышленный путь развития уже с начала семнадцатого века.
        Под шумок и Новороссия перетянула к себе почти сто тысяч молодых парней и девушек, десять тысяч из них перевезли на пятый материк. А молодой царь Руси Иоанн Иоаннович за три неурожайных года с помощью дешёвой рабочей силы, готовой работать за кормёжку, протянул-таки чугунку от Москвы через Тулу и Курск до Азова. Почти готова была вторая чугунка от Архангельска до столицы, а паровозы от Москвы до Риги ходили третий год. Да, именно паровозы лет пять назад начали выпускать в Берлове (бывшем Берлине), с нефтью на Руси негусто, а дрова и уголь в обилии, воды вдоволь. Потому и появился спецзаказ для Руси - недорогие паровозы, максимально простые в обслуживании и надёжные. Выпускали их малой серией, из унифицированных с тепловозами деталей, что давало вполне подъёмную цену. А ремонтную базу с подачи Кожина организовали на Руси, в Туле и Курске. Бог даст, через пяток лет можно туда и производство перевести, когда свои кадры подрастут.
        Потому и вернулся в Югорусь Кожин совсем недавно, не прошло и полугода. По дороге не забыл навестить старые связи в Европе, узнать свежие новости и запустить необходимые слухи. Едва успел обжиться с дороги, как пришли неприятные новости из Петербурга о выявленных бунтовщиках и предстоящем нападении Ирландии и Скоттии. Хотя, почему неприятные? Старый сыщик всегда искал возможность повернуть неприятности к своей выгоде. В чём же выгода сейчас, особенно для Югоруси? Кожин смотрел сквозь оконное стекло на городок в устье Новой Волги и видел перед собой сотни кораблей, плывущих к побережью Острова. Видел сотни семей бунтовщиков, приговорённых к высылке, кого в джунгли Африки, кого на побережье Гренландии, иначе нельзя. А почему?
        - Иваныч, что мы можем предложить Петербургу? У них скоро будет несколько тысяч семей бунтовщиков для высылки и не меньше тридцати тысяч пленных ирландцев. Семьи у нас приживутся неплохо, а ирландцев можно тоже припахать, на Тасманию или Новую Зеландию. Тьфу ты, как их сейчас назвали?
        - Тасманию - Опричью, она напротив нас лежит, опричь, то есть. А Новую Зеландию - Большим и Малым Сапогом, это парни карту мою увидели и сразу придумали. - Петро улыбнулся, вспоминая крики и хохот своих молодых помощников. - Говоришь, тридцать тысяч ирландцев? Лет через пять они все уедут, когда плен отработают, какой смысл их на пятилетку брать?
        - Куда уедут? В нищету ирландскую? Через пять лет у каждого здесь будет свой дом и налаженный достаток. Они сами по десятку родственников привезут. Другой вопрос, что с католичеством быстро не расстанутся, это точно.
        - Так у нас не Остров, католиков пускать можно, лишь бы, не мусульман и протестантов, а костёлы строить не разрешим, да в избирательных правах урежем. Захотят выдвинуться - примут православие. Не захотят, всё равно обрусеют за пару веков. - Головлёв улыбнулся и продолжил. - А предложить, что за ирландцев и ссыльные семьи, для Петербурга, у нас есть. Очень даже есть. Товар редкий и ценный, листья и масло эвкалипта, листья и масло дерева гингко, ещё почти сотня местных растений, животных и насекомых. Не считая тысячи тонн фруктов в рефрижераторах и редких консервов. Уверен, Валентин согласится принять всё, как аванс. А по остальной оплате договоримся. На прошлой неделе геологи вроде нашли золотые выходы, с валютой будет лучше, сможем рабочим платить, хоть сто тысяч душ дополнительно привезём.
        - Тогда подумай о континенте. Если мы поможем спровоцировать большую войну против Новороссии и Западного Магадана? Какие территории выгодно захватить, что отдать Руси и Королевцу? Шведы, я тебе говорил, последние годы обиду копят, мало им денег и власти в Европе. Хотят Данию подмять и нас потеснить. Австрияки добра не помнят, новые генералы подросли. Не считая всякой шушеры, вроде Швейцарии, Венеции, Генуи. - Николай уселся на своё место и налил стакан кваса. Отпил добрую половину стакана, вздохнул довольно и вернул стакан на стол. - Давай прикинем, стоит ли затевать это в Европе сейчас, или подождать. Если стоит, то уточним наши планы, да я отплыву туда. Пока живы, надо успеть замирить Новороссию и её соседей, чтобы лет сорок никто кукарекать не мог.
        - Да, годы идут. Сколько нам было, когда сюда попали? Тридцать четыре? Так мы уже здесь больше прожили, тридцать шестой год идёт. Скоро семьдесят стукнет, ты прав, надо торопиться. - Петро задумчиво посмотрел на окно, сквозь которое виднелись кучевые облака, спешившие принести дожди на север, вглубь материка. Перевёл взгляд на языки пламени, неторопливо пожиравшие чурбачки дров в камине. - Поэтому, уверен, никому из нас в Европу плыть не надо. И каждый шаг молодёжи не контролировать. Пусть работают сами, набираются опыта и уверенности. Пусть ошибаются, набивают шишки, но, это их опыт, им учить своих внуков, им держать Европу в кулаке. Ты составь короткий план к завтрему, я свой подготовлю. Покумекаем, как лучше, да отправим Никите с Валентином наши наброски. Чай, Валя не глупее нас, объяснит сыну мелочи. А работают пускай сами.
        - Изведёмся здесь, пока они работать будут, - ухмыльнулся Николай, мятежная душа. - Елена Александровна опять в панику впадёт, будет меня к себе вызывать по три раза в день.
        - А ты предложи ей и подругам политическое убежище, в случае поражения, в своём поместье, на берегу Новой Волги. - Криво усмехнулся Петро, недолюбливавший бывших учительниц, с маразматической самоуверенностью считавших своё мнение единственно правильным. Как говорил кто-то в старом добром сериале «Большая перемена», - «Деточка, не спорьте с учителем, учитель всегда прав». Так и Чистова со своими подругами пронесла через всю жизнь уверенность, что учитель всегда прав. Даже в тех вопросах, где она ничего не соображала.
        - Тогда она первая пойдёт на передовую с гранатой в руке, лишь бы тебя не увидеть. - Хохотнул старый сыщик, не испытывавший никаких комплексов по тому поводу, что его подружка ненавидит его ближайшего друга.
        - Значит, договорились! Европу оставляем молодёжи, а сами активно перейдём к Индокитаю, Китаю и Японии. Пора, накопили резервов. - Подытожил Петро, направляясь к камину, чтобы пошевелить кочергой угли.
        - Благодарю Вас, Акира-сан, - майор поклонился гостю, проводил его до двери и распрощался, наблюдая в окно, как невысокий японец под моросящим дождём неторопливо уходит по дороге на юг. Три самурая-телохранителя провожали своего господина, почтительно в трёх шагах позади. Трёхдневные переговоры русов с представителем клана Тайра, представлявшим интересы японского императора, закончились ожидаемым соглашением. Древнейший японский клан на острове Хонсю согласился с предложениями майора Лютова.
        - А куда им было деваться? - Спросил сам себя Фёдор Лютов, вспоминая всё, чего добились, русы за четыре года проживания на Дальнем Востоке. Он вернулся от окна к своему креслу возле камина, налил себе свежего чая в любимую большую кружку, наплевав на ритуальные чайные чашки, расставленные для ушедшего гостя. Бросив в напиток ломтик лимона, майор добавил туда ещё водки, создавая подобие казачьего чая, которому научился у знакомых казаков. Только они использовали вместо водки крепкое вино или коньяк, но, этих ингредиентов у Фёдора не было. Он щедро бросил в кружку три куска сахара-рафинада, щепотку корицы, чем и ограничился. Затем уселся в кресло, вытянул ноги к камину, несмотря на тёплую погоду в комнате от сырости было прохладно, и сделал пару глотков сотворённого напитка.
        - Хорошо, - выдохнул мужчина, прислушиваясь к согревающему воздействию чая, снимавшему своим внутренним жаром напряжение переговоров. - Душевно.
        Десять минут майор наслаждался чаем, любуясь языками пламени в камине. Взгляд машинально перебегал на стены свежевыстроенного дома, в лучших традициях русской рубленой избы. На случай землетрясения дома на островах русы ставили из одного этажа, зато с камином в кабинете и русской печью на остальную жилую часть. Хоть и субтропики, но, зимой сыровато от близкого моря. За окнами раздался колокольный звон, зовущий к вечерней службе, но, уставший майор позволил себе пропустить посещение православной часовенки, первой в Киото, ставшем приграничным городом северной русской части острова Хонсю. Бог простит пропуск молебна за достигнутое сегодня соглашение, приносящее долгожданный мир между остатками японского государства и дальневосточным форпостом Новороссии.
        Не сказать, что так уж нужен был мир для самих русов, но, частые стычки с отрядами Токугава Иэясу, контролировавшего две трети японских кланов острова Хонсю, отвлекали от дела. Дел у команды Фёдора Лютова было через край, как говорится. За неполные пять лет Лютов выстроил четыре острога на бывшем острове Ясу, не забывая регулярно навещать казаков на материке. Его корабли трижды успели сходить в Новороссию, доставляя оттуда оружие и боеприпасы, за которые казаки расплачивались дарами Востока. Как редкими растениями, вроде женьшеня, так и трофеями. Вплоть до солёной красной рыбы, икры, пушниной и всем, что могли предложить. За эти годы казаки вполне освоили тактику применения скорострельного оружия и пушек. И, без того, подавляющее превосходство казачьих отрядов перед местными племенами, стало абсолютным. Ещё в реальной истории семнадцатого века русские казачьи отряды в пару сотен бойцов в осаде успешно противостояли пятитысячным маньчжурским армиям, вооружённых пушками. А ныне казаки стали на Дальнем Востоке непобедимыми, как в осаде, так и в наступлении, и количество войск противника не имело
значения.
        С магаданским оружием казаки разгоняли многотысячные армии ханьцев и маньчжур практически без потерь. После согласования с магаданцами совместных действий на материке, Иван Кольцо действовал честно. Тем более, при получении обещанных боеприпасов за вполне терпимую цену. За четыре года атаман развернулся широко, казаки не только выстроили два острога - Находку и Владивосток, как договаривались. По выражению Николая Кожина, казаки шли с перевыполнением плана, особенно в последние два года, когда на Дальний Восток добрались почти пять сотен горячих донских и яицких казаков, поверивших в слова атамана Кольцо о лёгком богатстве. Да пообещали вызвать ещё столько же, если дела пойдут нормально и честно, как и обещал Кольцо. Благо, радиосвязь работала исправно и новости с Дальнего Востока давно регулярно поступали не только в Петербург, но и Москву. Царь Иван тоже обещал отправлять на берега Тихого океана охотников, но, как известно, на Руси ничего быстро не решается.
        Эти молодцы так завели атамана, что Иван Кольцо тряхнул стариной, оставил остроги на ветеранов, а с молодыми и рьяными двинулся на юг. Сходу захватил пять городков на севере Кореи, которые присоединил к Руси, посадил свои гарнизоны. Год ждал ответного похода корейцев для возвращения захваченной области, собрал там богатейший ясак, который полностью отправил в Москву. Себя с молодцами тоже не обделил Иван, разграбил ещё пять корейских и четыре китайских пограничных городка, трофеи богатые взял, куда там ясаку собранному. Но, к своему удивлению, не дождался атаман никакой реакции корейского царя-вана. К тому времени Кольцо уже знал, что Корея только вышла из семилетней войны против японского ига, войны страшной и разорительной. Поэтому нет у вана добрых войск и денег, чтобы воевать ещё против казаков, запугавших всех аборигенов своими ружьями скорострельными.
        Хотел Иван Кольцо посольство казачье к вану направить, заключить мир от имени Руси с Кореей, границу провести между странами. Да отговорили его новые друзья-корейцы, объяснили казаку, что до самого вана никого из посольства казачьего не допустят, не по чину. В лучшем случае мелкий чиновник удостоит встречи, по-русски, дьяк, а в худшем случае - сгноят в яме казаков, или голову срубят, как чужакам, оскорбившим вана. Не стал рисковать атаман своими товарищами, плюнул на Корею, да отправился на запад, ставить границу по реке Сунгари с ханьцами, как Лютов советовал. Но захваченные городки корейские от ясака не освободил, понравились казакам молодые кореянки, да корейцы деревенские крепкие, многие из них крестились в православие, в казаки просились. А границу Руси и Кореи казаки провели южнее крупного порта Чхонджин, приносившего неплохую прибыль. Да и дополнительный незамерзающий порт Руси пригодится, смекнул хозяйственный Иван Кольцо, устраивая там свою постоянную резиденцию.
        За прошедший год казаки выстроили на Сунгари четыре острога, коими границу с ханьцами накрепко держали. Не просто держали, а всю империю ханьскую запугали, как и соседей-маньчжур. Отбили все атаки ханьцев и маньчжур на свои крепости, да сами два раз сходили «за зипунами» в гости к соседям. Два десятка корейцев, что крестились и с казаками ходили в набег, при возвращении удивили своих земляков богатой добычей, взятой казаками у ханьцев, и отсутствием потерь со стороны казаков. После этого казачьи отряды в Корее и на Сунгари вдвое выросли за счёт корейцев, принявших православие. Бежали бедняки из Кореи к казакам, в надежде на вольную и, главное, сытную жизнь, сотнями. Учитывая постоянный приток новых казачьих отрядов с Дона и Яика, регулярные поставки оружия и боеприпасов из Новороссии, корейских и даурских добровольцев, Русь крепко утвердилась на Дальнем Востоке. Более того, первые русские купцы уже добрались морским путём в казачью столицу порт Чхонджин. Учитывая, что русские купцы второе десятилетие ходили на кораблях в южную Африку, Дальний Восток оказался вполне достижимым для нынешней Руси не
только по суше, но и по морю.
        Несколько иначе выглядели успехи отряда Фёдора Лютова, трудившегося все эти годы для блага Новороссии на Японских островах. Русам достались отвратительные союзники-айны и жестокие враги-японцы. Причём, основные проблемы возникали из-за айнов, разделённых на многочисленные племена и княжества, с застарелыми обидами и счётами друг к другу. Два года ушли у русов, чтобы навести относительный порядок на северном острове Ясу (Хоккайдо), переименованном в остров Туманный. Там японцев не было совсем, но, пришлось серьёзно поработать с князьками и старейшинами айнов. В ход шли приёмы русских казаков, вроде взятия заложников-аманатов, опыт усмирения индусов и арабов в предыдущих войнах, и, просто подкуп с запугиванием. Здорово помогали миссионеры, нашедшие в языческих мифах айнов прямое указание на их родство с русами. Не упустили офицеры Лютова возможности набрать айнскую молодёжь в армию, под предлогом предстоящей войны с японцами, где можно совершить не только подвиг, но и хорошо заработать. Нищий, в целом, народ на острове жил, и, доверчивый.
        Пока строили остроги на острове Туманном, пока замиряли айнов, Лютов не мог ждать, отсутствие результатов изводило. Тем более, на фоне успешных действий казаков, на материке. Фёдор был человеком напористым и смелым, не привык уступать. С одной ротой своих бойцов он высадился на острове Цусима, где за пару месяцев наголову разгромил отряды местных князьков. Полностью уничтожать местную власть Фёдор не стал, ограничившись захватом аманатов (заложников) и принятием вассальной клятвы. Но данью обложил островных князьков внушительной, не только в денежном выражении. Цусимцы обязались отправлять сотню юношей и девушек ежегодно для работы и обучения в Новороссии, сроком на пять лет. Не считая размещения на острове гарнизона русов, подкреплённого пополнением из Северной Индии. Только тогда Лютов смог вернуться на остров Туманный и продолжить работу с айнами, долгую и нудную, но необходимую.
        Одним словом, лишь через два года высадились русы, усиленные батальоном айнов, на соседний остров Хонсю. Здесь дело пошло веселее, южные племена айнов уже сталкивались с японскими отрядами, прославившимися тотальным истреблением всех мужчин-айнов. Айны воевали против японцев на острове Хонсю несколько столетий, постепенно отступая на север. При появлении новых сильных союзников, показательно разгромивших несколько японских отрядов, всего за полгода подавляющее большинство айнских родов и селений пошло под руку Новороссии. Три корабля русов к этому времени ограбили полсотни китайских и японских купеческих судов, поставляя русским сухопутным войскам продукты, одежду и некоторые излишества. Самоходные корабли и скорострельные пушки русов совершенно дезорганизовали морскую торговлю в Жёлтом, Восточно-китайском и Японском морях, до полного прекращения мореплаванья. Ибо даже рыболовецкие шхуны китайцев и японцев быстро становились призами русских кораблей, пополняя русский рыболовный флот.
        При таких обстоятельствах лишь редкие испанские и португальские корабли рисковали добираться до Японии и Китая, радуясь дружественным отношениям с Новороссией. Сами русы, два года потратили на попытки установления дипломатических и торговых отношений со страной Утренней Свежести, как называют Корею, ничего не добились. Все многочисленные послания, письма, подарки, направленные официальным властям Кореи Фёдором Лютовым, не получили никаких ответов. Просто никаких, даже отрицательных, русов игнорировали самым невозмутимым образом. А попытки торговать в корейских портах, даже просто зайти в порт и высадиться там с кораблей, пресекались, вплоть до выстрелов из пушек. Столкнувшись с ярко выраженным нежеланием корейцев вести равноправные переговоры о сотрудничестве, русы не стали вести себя, как казаки атамана Кольцо. Никаких антикорейских действий русы демонстративно не допускали, руководство Новороссии нуждалось в союзнике на Дальнем Востоке, однако, в отношении Китая подобных запретов не было.
        Потому, с уменьшением судоходства в дальневосточных морях, русы перешли к прямым нападениям на китайское побережье. Новороссийские корабли не только ограбили богатейшие порты Циндао и Ханчжоу, где захватили фантастическую добычу. Русские капитаны наладили связи с южно-китайскими инсургентами, давно мечтавшими о независимости от Пекина. Теперь корабли с оружием и боеприпасами из Волжска шли не только в Чхонджин, Находку или острог Восточный на острове Хонсю, но и в южно-китайские порты. А инструкторы-русы усиленно тренировали молодых ханьцев в обращении с ружьями и приёмам победоносной войны. Самым удачным решением подобных тренировок стало участие двух тысяч китайских инсургентов в боевых действиях против извечных врагов - японцев, на острове Хонсю.
        Когда к войскам русов, захватившим север острова Хонсю, добавились две тысячи китайцев, их количество фактически утроилось. Кроме того, японцы, вынужденные терпеть поражение за поражением от извечных противников - ханьцев, резко упали духом. Отряды самураев бросались в самоубийственные атаки, надеясь ввязаться в рукопашную с проклятыми ханьцами. Но, даже не доходили до своих врагов, расстреливаемые на расстоянии из ружей. В свою очередь, в отличие от индусов и русов, китайцы ненавидели японцев, уничтожая их при каждом удобном случае. Так сказать, делали им «обратку», за геноцид айнов. А Лютов и его командиры, насмотревшиеся на «подвиги» самих самураев в отношении простых людей, рубивших головы простолюдинам без особых причин, сплошь и рядом, не пытались остановить «китайских товарищей».
        Потому, спустя два месяца после привлечения ханьцев к боевым действиям на острове Хонсю, отступление японцев превратилось в повальное бегство. Когда наступающие отряды русов продвигались по сорок-пятьдесят вёрст в день, в условиях бездорожья и пеших переходов. При этом дворянские поместья стояли брошенными или сожженными, только нищие крестьяне равнодушно ждали своей участи. Что характерно, этих забитых крестьян, ханьцы не трогали, не считая их достойными врагами. Только на подступах к Киото трёхтысячный отряд Фёдора Лютова, наконец, встретил собравшуюся армию сёгуна. По разным оценкам, японцы нагнали от ста пятидесяти тысяч, до двух сотен тысяч войска. Видимо собирались дать решительный бой агрессору на берегах озера Бива. Чтобы русы не обошли армию сёгуна, согнанные со всей округи крестьяне вырыли вокруг столицы настоящую оборонительную линию, из рва и насыпи, утыканных частоколом. Когда разведка донесла о приготовлениях, Лютов едва не отказался от дальнейшего продвижения. Но, почти три года войны с айнами и японцами, дали необходимый опыт, его отряд лишь замедлил движение, усиленно подтягивая
тылы и боеприпасы.
        Дополнительно с прибывших на побережье кораблей были демонтированы и доставлены на берег три четверти орудий, с боезапасом. Благо, боеприпасов было в достатке, оружейная фабрика в Волжске всё равно не имела иного рынка сбыта, кроме, как своим отрядам и казакам. Из привезённых четыре года назад сотни орудий, почти три десятка давно вышли из строя, расстреляв стволы. По пять орудий остались на приданных кораблях, да в каждом остроге не меньше пяти пушек установили. К счастью Пётр Головлёв не забывал отправлять Лютову новые, модернизированные гаубицы именно для работы на суше. В результате, к озеру Бива армия русов имела в своём составе три тысячи пехотинцев, четыре десятка старых пушек, тридцать новых гаубиц с дальностью стрельбы семь вёрст, двенадцать морских орудий с дальностью стрельбы шесть вёрст.
        - Что, господа офицеры, рискнём? - Мрачно обвёл взглядом Лютов своих офицеров на последнем военном совете, когда до позиций японской армии остались всего двадцать вёрст. Полтора часа прошли в обсуждении предстоящего сражения, в рассмотрении всех возможных вариантов на созданном макете. - У нас последняя возможность уклониться от сражения. Если кто-то не верит в нашу победу, прошу высказаться именно сейчас, пока мы сможем спасти отряд от разгрома.
        Офицеры молчали, даже самоуверенные китайцы притихли, высчитывая количество врагов, приходящееся на каждого своего бойца. Предстоящее сражение попахивало отвратительной авантюрой. А зная поведение самураев после боя, их отношение к побеждённым врагам, никто из присутствующих не надеялся на плен и выкуп. Проигранное сражение обещало верную гибель всем, от последнего обозного крестьянина, до самого Фёдора Лютова. Однако, отступление при всех шансах выжить, приносило полную потерю территории и лица, как говорят на Востоке. Все офицеры это понимали, как и то, что начинать через год-два с большей армией всё заново будет гораздо сложнее. И крови прольётся в десять раз больше. И русов будут бить в спину, предавать и обманывать, как людей трусливых и бесчестных.
        - Надо идти вперёд. - После долгого молчания ответил за всех начальник штаба. - Лучше погибнуть с честью, чем жить с позором. Но! - Офицер поднялся и осмотрел всех своих коллег. - Но! Я уверен в нашей победе, да, уверен! Как нас учил Пётр Иванович, воюют не числом, а умением. Никто в мире, тем более, на этом сыром острове, не сравнится с нами умением воевать. Русы прошли половину мира и нигде не знали поражений! Оружия и боеприпасов у нас достаточно, чтобы каждого врага убить по три раза, главное, чтобы завтра никто не струсил и не изменил план сражения.
        - Хорошо, завтра мы должны доказать, что не хуже отряда подполковника Гогеншауфена, разбившего армию Великих Моголов. Тем более, что нас больше, чем было бойцов у подполковника. Уверен, мы справимся с задачей, бойцы сёгуна не сильнее загиндаров армии Великих Моголов. - Подытожил Лютов, заканчивая совещание.
        Главным сюрпризом прошедшего совещания был предстоящий ночной марш отряда русов к расположению армии сёгуна. Три тысячи опытных бойцов двигались по заранее разведанной трассе, где их через каждые полверсты встречали высланные разведчики. С артиллерией и боеприпасами было хуже, но накануне утром Фёдор Лютов лично проехал на машине до выбранной позиции неподалёку от армии сёгуна. Лютов с начальником штаба и командирами трёх батарей побывал на месте предстоящей дислокации. Офицеры разметили при свете дня позиции, наметили контуры орудийных двориков, произвели измерения дальности до цели, сняли угломером координаты цели, произвели привязку целеуказателей. Ночью задачей русов был не только быстрый марш, но и оборудование необходимых позиций.
        К счастью, именно этой ночью природа помогла русам, ясная сухая погода спокойно давала полумесяцу освещать дорогу. Передовые отряды по мере прибытия на место сразу начинали окапываться, выдвинутые заранее вперёд китайцы под руководством пушкарей спешно сооружали позиции для батарей. Что такое двадцать вёрст для обычного человека? Четыре часа пути, редко - пять. Почти столько же для машин, двигающихся ночью с грузом боеприпасов и прицепленными орудиями. И вдвое больше времени понадобится для гружёных припасами телег, чьё черепашье движение грозило сорвать всю операцию. Ночи в субтропиках, на широте города Киото, несмотря на южный пояс, всё же не длиннее восьми часов. Потому, когда отряд Фёдора Лютова закончил окапываться и приготовился к сражению, часть стрелкового боеприпаса была ещё в пути.
        - Начнём? - Лютов рассматривал в подзорную трубу позиции армии сёгуна, где с рассветом только начинался подъём. Раскинувшаяся на огромном поле в трёх верстах от русов японская армия казалась бескрайней. Ровно посреди моря шатров красовался аккуратный квадрат ставки сёгуна, подчёркнуто отрезанный от остальных линией нетронутого травяного покрова. До него было от орудийных позиций пять вёрст шестьсот метров, это офицеры измерили ещё накануне. Именно с этого квадрата и начнут свой обстрел новейшие гаубицы русов. Морские орудия имеют свои разведанные цели - их задача уничтожить немногочисленную японскую конницу. Простые пушки выведены на прямую наводку и будут молчать, в ожидании контратаки войск сёгуна.
        Да, именно в расчёте на массированное применение артиллерии строился весь замысел предстоящего сражения. Задачей окопавшейся в круговой обороне пехоты была защита пушкарей. В сражении с любым отрядом такая тактика, наряду с внезапностью начала артподготовки, давала полную уверенность в победе. Но, полторы-две сотни тысяч вражеских бойцов одной своей массой могли задавить любую тактику, любое воинское искусство. При таком-то превышении в численности, на два порядка. Как в аналогичной ситуации говорил маршал Жуков - «При такой численности о сопротивлении противника не докладывают, докладывают о скорости продвижения вперёд».
        Первые выстрелы разбудили всю округу озёрной дичи, десятки стай уток заметались над камышами, сталкиваясь друг с другом. Тут же взлетали напуганные цапли и журавли, чтобы попытаться спрятаться в ближайших зарослях. Однако, два пристрелочных выстрела из одного орудия быстро взяли ставку сёгуна в узкую вилку, пушкари воевали давно, и не тратили попусту боеприпасы. После уточнения прицелов, гаубицы, а за ними морские орудия открыли беглый огонь по лагерю армии сёгуна. После первых двух попаданий в ставку сёгуна, каждое орудие начало стрельбу по своей, заранее написанной программе, где были указаны прицельные данные. Таким способом Лютов пытался охватить огнём максимальную площадь вражеского лагеря, в надежде не дать собраться японцам для контратаки. Орудия неторопливо смешивали вражеские позиции с землёй, временами давая остыть раскалённым стволам. Канонада длилась полчаса, территорию бывшего вражеского лагеря затянуло густой пеленой пыли и дыма.
        - Прекратить огонь, - скомандовал Лютов. - Отправить третью китайскую роту на разведку.
        На позициях раздались крики командиров, пушкари занялись уборкой и чисткой орудий. Как раз к этому времени в тылу появились первые машины, тянувшие на прицепах подводы с боеприпасами. Кашевары полевых кухонь заканчивали приготовление завтрака. Несмотря на густую вонь сгоревшего пороха, окутавшую позиции, и не спешившую уплывать по ветру, все русы и китайцы чувствовали облегчение. Что бы ни произошло дальше, врагу досталось очень хорошо, совесть бойцов была чиста, они не зря провели бессонную ночь. Так, в привычных боевых хлопотах прошёл час, китайцы успели вернуться из разведки, прихватив пару пленников и труп сёгуна, остальные бойцы позавтракали. Пыль и дым над позициями японцев рассеялись, открыв для обзора тягостное зрелище.
        Впрочем, для офицеров и бойцов русского отряда, зрелище было вполне привычным и ожидаемым. По указанию Лютова наблюдатели сразу занялись подсчётом убитых и раненых японцев. А конно-моторизованные группы разведки отправились в трёх возможных направлениях самой вероятной концентрации отступивших вражеских войск. Лютов не спешил менять обустроенные позиции отряда, пока не прояснится перспектива с вражеской армией. Он никогда не считал противника слабым и глупым, а сам Фёдор наверняка бы уже организовал сбор бежавших отрядов и попытался обойти врага, чтобы ударить в тыл. Значит, следовало ждать подобных действий от японцев, для чего и нужна разведка.
        - Ладно, - Лютов встряхнул головой, выходя из воспоминаний. Он сделал глоток своего «казачьего чая», который остыл вполне, чтобы пить его свободно, но, не настолько, чтобы потерять вкус. - Чёрт возьми, старею, стал часто вспоминать прошлое. Говорят, так поступают лишь старики. Хотя, есть чем гордиться, после гибели сёгуна японская армия не смогла собраться, разбежавшись по своим княжествам.
        - Да, именно поэтому и удалось, сегодня подписать мирный договор, - Фёдор допил напиток и подошёл к печи, прижавшись рукой к тёплым изразцам. - Однако, пришлось ждать мирного договора полгода, за которые успели выстроить острог и дома для бойцов и офицеров. У многих печи не просохли, правда. Вроде, неплохо сработали, не хуже Гогеншауфена, и результат достойный.
        - Сейчас можно заняться вплотную островами Окинавой и Формозой, как и приказывал Пётр Иванович.
        Глава четвёртая. Польский след
        Ранним июльским утром 7113 (1605) года пятеро всадников въезжали в славный город Льеж через западные ворота. Дремавшие на ласковом утреннем солнышке стражники непроизвольно вытянулись вдоль дороги, удивлённо рассматривая таинственных незнакомцев. Посмотреть было на кого, все пятеро сидели на редких грациозных туркменских жеребцах посадкой опытных наездников. Въевшийся многолетний загар и чёрные волосы мужчин ясно показывали, что все они южане, но не мавры, кожа на лицах когда-то была белой. Одеты всадники были по последней моде, пришедшей из Западного Магадана, синие брюки из хлопковой ткани, лёгкие рубашки, синие же хлопковые куртки русского стиля, полусапожки из натуральной хромовой кожи. Широкополые шляпы и поясные кобуры с револьверами дополняли скромные, но дорогие костюмы мужчин, выдержанные в привычном стиле русов, без всяких украшений и кружев. Не считать же украшениями большие нагрудные золотые православные кресты на золотых цепочках, видневшиеся в распахнутых воротах рубашек.
        - Русы, - едва не поклонился от испуга десятник стражи, вспоминая пять лет, проведённые в плену. Но удержался, вспоминая, как приветствуют воины-русы друг друга, поднял ладонь правой руки к виску, отдавая честь.
        Все пятеро всадников привычно вскинули правые руки к полям шляп, отвечая на приветствие. Одновременность и привычность движений выдавала офицеров, старыми служаками русы, не могли быть в силу своей молодости. Самый старший из них вряд ли достиг двадцати пяти летнего возраста. Он и спросил у десятника, остановив коня неуловимым движением колен, - Командир, в какой гостинице клопов меньше?
        - «Толстый олень», от ворот направо, двести шагов, - также на русском языке ответил десятник, показывая рукой направление.
        - Спасибо, - приподнял шляпу парень, блеснув на солнце ярко-синими глазами, улыбнулся оскалом белоснежных зубов и продолжил неторопливый путь в указанном направлении. Его молчаливые спутники последовали за ним, управляя жеребцами без помощи уздечки, а шпор на сапогах у них и не было.
        - Жадные эти русы, даже монетку пожалел богатей, - пробормотал толстый Эдмунд, усаживаясь на свой продавленный тюфяк. - Наш барон обязательно бы монетку кинул. А эти скряги…
        - Дурак ты, - беззлобно отвернулся десятник, глядя вслед последним русам. - Они нам честь отдали, как равным. И офицер «спасибо» сказал, знаешь, что это по-русски означает?
        - Нет, я по-русски только торговаться умею. - Пожал плечами Эдмунд.
        - Спаси бог, вот что это означает. Благословил он нас, понял, дубина? - Десятник с горечью очередной раз пожалел, что не остался в Новороссии, когда вербовщики предлагали, домой захотел, дурак! - Какой дворянин тебе честь отдаст или благословенья пожелает? Они и деньги нам не в руку дают, а кидают, как свиньям или нищим. А в Новороссии нищих нет. - Скрипнул зубами десятник, размышляя о превратностях судьбы. Ясно же было, что спутники старшего офицера совсем не русы, видать, хватило ума у парней завербоваться в Новороссию, молодцы. Может, и мне всё бросить, да податься в Новороссию? Нет, старый уже, дети, хозяйство, отец болеет, придётся доживать дома. Опоздал.
        А пятеро всадников тем временем заносили свои вещи в гостиницу, не самую дорогую, но, действительно, самую чистую в черте городских стен Льежа. Вещей у привычных путешественников было немного, пара смены белья, второй комплект одежды и обуви, несколько банок тушёнки. Больше половины груза занимали три переносных рации с батареями, патроны к карабинам и револьверам. Да спутники Сергея Кожина не могли обойтись без своих клинков, у всех в походных вьюках были припрятаны привычные боевые сабли, прошедшие горы Афганистана и пустыни Туркестана. Сам командир группы безопасников, давно стремился работать по принципу своего отца. Николай Кожин любил повторять, - Если ты начал стрелять или убивать, считай, работа провалена.
        Потому и не брал ничего с собой, кроме верного револьвера, капитан безопасности Новороссии Кожин. Да, уже капитан, четвёртую звезду на погон, он получил неделю назад, за успешное пресечение восстания на Острове. Будут, конечно, и другие награды, - ордена и премии, в этом капитан не сомневался. Но, сейчас он стремился распутать клубок иностранных следов, так удачно обнаруженных в Петербурге. Там, на родине, после успешного отражения попытки интервенции со стороны ирландских эрлов, после которой сорок тысяч крепких ирландских мужчин оказались в плену, и, без того было много интересной работы с пленными. Утонувших и погибших никто не считал, но, не менее десяти тысяч будет. Потеря пятидесяти тысяч мужчин, в большинстве своём воинов, в течение одного дня поставила Изумрудный остров в сложное положение.
        Большинство ирландских сторонников войны с Новороссией (читай - агенты Франции, Испании и Папской области), лишились своих дружин и отрядов. Этим, наверняка, воспользуются другие эрлы, не рискнувшие отправить своих воинов в набег на Новороссию. Капитан Кожин не сомневался, что работа ирландского отдела службы безопасности в этом направлении уже ведётся. И, не пройдёт и пары месяцев, как Ирландия запылает огнём гражданской войны, в которой противникам Новороссии придётся туго. Сергей с удовольствием бы окунулся в интереснейший клубок плетения интриги во вражеской стране. Нет ничего азартнее вбрасывания нужных слухов, распространения дозированной информации, чтобы враги своими руками резали друг друга, к пользе и выгоде Новороссии. Хотя, Кожин и так выбрал себе самое интересное направление работы, уцепился за след таинственного Вацлава Поляка.
        Тогда в Петербурге, после получения досрочного звания, временный наместник Новороссии Валентин Седов долго беседовал со своим крестником Сергеем Кожиным. Сын Николая Кожина не подвёл его друга, команда детей и внуков магаданцев справилась с попыткой бунта и восстания на Острове, отстояла побережье от ирландской интервенции. Ситуацию на островной части страны быстро удалось нормализовать, отделавшись небольшими потерями. Жаль, Ульян Мальборо, тело которого к тому времени нашли, оказался одним из организаторов заговора. Как удалось узнать из допросов его приближённых, бывшему лорду и пэру не давала покоя необходимость подчиняться выскочкам-русам. Пусть умным, много знающим, пусть дворянам, но, Мальборо были пэрами, а в Новороссии они стали вровень с кузнецами и торговцами, простыми офицерами и крещёными индусами.
        - Скорее всего, - грустно объяснял Валентин Сергею, - тут сыграла большую роль обида Мальборо. Обида на нас, магаданцев, мы ни разу его не брали в свой малый круг, несмотря на явные попытки бывшего лорда стать одним из нас. Вот и решил Ульян-Уильям вернуть обратно королевские времена и нравы. Раз не удалось стать своим среди магаданцев, он планировал избавиться от магаданцев совсем, а Новороссию объявить сословной Республикой, вроде Венеции. Сам Мальборо стал бы лордом-наместником Республики, а его подручные заговорщики, получили бы титулы графов и баронов, земельные наделы, замки и часть бывших привилегий дворянства.
        - На кой чёрт эти привилегии? - Удивился Кожин. - Кому они нужны?
        - Нужны, Серёжа, нужны, как оказалось. В заговоре, ты знаешь, были замешаны полтора десятка офицеров, из них шесть человек прошли с нами весь путь от Урала. Всё у них было, только потомственного титула для детей не было. Да и уважения бывшим конюхам и пастухам оказалось маловато. Никто, видишь, перед ними шляпу не снимал, о милости не просил, кареты с коронами не было. Встретились два одиночества, одному не хватало причастности к тайне, другим не хватало привилегий. Вот так. - Валентин встал со стула и подошёл к окну своего кабинета, выходящему во двор. Там, в огороженной вольере гуляли павлины и бегали фазаны, деловито стучали клювами по кормушке дронты и трясли зобами индюки. Почувствовав, что мысль утекает в сторону от умильного зрелища, наместник повернулся к капитану. - Видимо, Сергей, опоры на одних магаданцев будет недостаточно. Люди понимают невозможность встать в наши ряды, что приводит к подобным заговорам. Надо создавать настоящий тайный орден, а лучше по-русски, союз. Пусть магаданцы по крови там будут отдельной группой, внутренним кругом посвящённых. А основной, полусекретный состав
союза будем набирать из преданных и умных людей любого происхождения, чтобы возможность получить допуск ко всем тайнам власти имел любой рус, хотя бы формальную. Ну, ладно, мы с твоим отцом и Петром ещё обсудим подробно такую организацию.
        - А пока решим с тобой и твоей командой. - Седов уселся на место и снова просмотрел рапорт Сергея. - Ты уверен, что кроме указанных тобой Испании, Франции, Папской области, и некоего Вацлава Поляка, представляющего непонятно чьи интересы, других игроков в заговоре не было?
        - Внешних игроков точно не было, - кивнул Кожин, запомнивший каждое слово своего рапорта по результатам предварительного расследования. - В провинции могут отыскаться следы иных участников, но, все серьёзные игроки из других стран выходили на Петербург. На Мальборо, на офицеров из гарнизона, вышли только указанные мной лица, не забывайте, иностранцев за пределами столицы просто нет, максимум, приблудные скотты, так их иностранцами никто давно не считает.
        - Ну да, - согласился наместник, - скотты, как мы и планировали с Петром и Николаем, играют роль дешёвой рабочей силы, вроде хохлов или таджиков в России. Хорошо, я согласен с твоим предложением, получай командировочные на свою команду, езжай выслеживать своего Вацлава. Испанцами, итальянцами и французами займутся другие.
        Так и оказались спустя неделю пятеро русов в Льеже, последние пятнадцать лет ставшим прибежищем всех гонимых и неудачников. Город после многочисленных войн, остался на территории Франции, успевшей потерять за последние годы половину своей территории. Франция полностью потеряла выход к побережью Средиземного моря, где сейчас бурно развивались торговые республики - Прованс и Лангедок, заключившие торгово-оборонительный союз с Новороссией. На западе французам пришлось проститься с независимыми Бретанью и Нормандией, на востоке давно существовала прорусская Лотарингия. С трудом французскому королю Генриху Четвёртому удалось сохранить территорию Иль-де-Франс и север страны, удержав в руках своенравную Фландрию. Так сложилось, что оплотом всех беженцев стал именно Льеж.
        В этот город бежали евреи-мараны, изгнанные из Испании, там укрывались гёзы, сбежавшие от испанцев из Нидерландов. Позднее к ним присоединились голландцы-католики, восставшие против короля Испании и Португалии Филиппа, евреи и поляки из Великопольши, где свирепствовали шведские оккупанты. Одно время город заполонили германские курфюрсты, герцоги, бароны, князья, из многочисленных германских княжеств и прочих герцогств, попавших под оккупацию Новороссии. Туда же, именно в Льеж, добрались остатки Пражской еврейской общины, рискнувшей поднять восстание против русов. Последними были беженцы из Венеции, разрушенной и ограбленной до нитки ужасными средиземноморскими казаками, вассалами русов.
        Город стал оплотом антирусской партии со всей Европы. Евреи, католики, протестанты, герцоги и менялы, купцы и отставные военные, все они считали виновниками своих бед русов. Причём, даже изгнанные королём Филиппом мараны, поддались на массовое безумие своих единоверцев и сородичей, начав активно проклинать русов. Доставалось, конечно, испанцам и шведам, но, главным врагом всех времён и народов, оказались именно русы из Новороссии. И заявиться в Льеж в одежде русов, не скрывая своего русского подданства, было верхом наглости и самоуверенности со стороны Кожина и его команды. Впрочем, у парней сложился определённый план по этому поводу, да и скрываться под чужими именами было едва ли не опаснее, чем открыто ходить по улицам с револьверами на поясе. Переодетых мужчин, в случае опознания, как русов, могли просто зарезать в переулке. А с оружием была возможность дорого продать свою жизнь, европейцы, как и в двадцать первом веке, весьма ценили свои жизни. Предпочитая пресмыкаться и унижаться, терпеть оскорбления, но, жить и помалкивать. При таких обстоятельствах вооружённым русам особой опасности в
городах не грозило.
        Свою привилегию ходить с оружием, хоть и только револьверами, русы отстояли в Европе давным-давно. Через десятки дуэлей, перестрелок и драк, через дипломатические скандалы и прочие передряги. Однако, Новороссия и Западный Магадан добились того, что их граждане могли открыто носить огнестрельное личное оружие в городах, независимо от происхождения. В отличие от старой Европы, где оружие рисковали открыто носить только дворяне и военные. Так, что первыми законами новоиспечённых республик - Лангедока, Прованса, Бретани, Нормандии, Правобережной Венгрии, становились акты об уравнивании в правах дворян и простолюдинов, что выражалось, как правило, в демонстративном не снимании шляп перед дворянами, и открытое ношение не только огнестрельного, но и холодного оружия, особенно люмпенами и подростками.
        Так, что реальная опасность угрожала русам лишь в тёмное время суток и на городских окраинах. Но, туда Кожин не собирался, переодеваясь в чистую одежду для визита к русскому резиденту. Конечно же, в каждом крупном городе Европы, как во многих столицах стран Азии и Африки, у русов давно были налажены резидентуры. Сначала были общие резиденты Западного Магадана и Новороссии, благо, безопасники обеих стран были давними приятелями и не имели противоречий в своих действиях. С годами, каждая страна обзавелась своей агентурой, и, своими агентами влияния. На государственном уровне, конечно, общие действия согласовывались, чтобы вести одну международную политику. Но, на этом уровне, имена агентов и резидентов никто, как известно, не обнародовал.
        У капитана Кожина были несколько адресов, по которым ему могли оказать помощь в розыске таинственного Поляка, полмесяца назад спешно покинувшего Петербург, якобы направлявшегося в Льеж из Булонского порта. Несколько дней назад именно в Булони высадились пятеро безопасников, им повезло быстро «встать на след» разыскиваемого Вацлава. Теперь предстояло продолжение поиска, время утекало сквозь пальцы, это физически чувствовали все пятеро. Потому, быстро переодевшись, капитан инструктировал своих подчинённых, предварительно убедившись, что никто их не подслушивает.
        - Егор, ты с Демидом остаёшься в гостинице, контролируешь возможные пути отступления. Заодно, пощупайте прислугу и хозяина, чем чёрт не шутит, может и слышали о Вацлаве. - Сергей задумался и добавил, - рацию держите на связи.
        - Вы оба со мной, одну рацию беру я, другая у вас, - капитан пощёлкал тумблерами, проверяя работу малогабаритных переговорных устройств, с радиусом действия не более трёх километров. - Разбежались! Время не ждёт.
        Быстрым шагом трое мужчин отправились на первую встречу по ближайшему адресу. Теперь в них никто бы не узнал магаданцев, все трое переоделись в стандартные костюмы небогатых испанских дворян, а загорелые лица южан вполне соответствовали одежде. Лёгкие плащи покрывали силуэты сабель в ножнах, со стороны оружие не отличалось от шпаг. Надвинутые на глаза широкополые шляпы и мрачный вид мужчин не способствовали излишнему любопытству прохожих. Выходили из номера все трое по пустому коридору, пока Егор отвлекал гостиничных служек. Покинув гостиницу через проходной двор, безопасники быстрым шагом направились к новороссийскому резиденту. Вполне ожидаемо через десять минут все остановились у ворот еврейского гетто, а Кожин на арабском языке попросил пригласить Моисея ибн Дауда, уважаемого купца из Праги. Мойша Давидович появился через считанные секунды, словно стоял за створкой ворот, отделявших гетто от остального Льежа.
        - Вы Моисей ибн Дауд из Праги? - Присмотрелся к старому еврею Кожин, сверяя оригинал со словесным портретом. После утвердительного кивка, капитан произнёс пароль, - Вам привет от племянника Ёси из Конотопа.
        - В Конотопе у меня никого нет, а Ёся живёт в Острожке, - последовал правильный отзыв, после чего капитан и резидент отошли в сторону, продолжая негромко переговариваться. Руслан и Николай отошли в сторону, ждать им пришлось недолго. Вскоре капитан вернулся и кивнул, направляясь к следующему адресу. По пути Кожин негромко сообщил, что резидент обещал навести справки до завтрашнего утра. Следующим на пути был личный агент Николая Кожина, о котором тот сообщил сыну по радиосвязи, шифровкой, конечно. Семейство сапожников-маранов, проживало за городской стеной, в гетто их собратья-евреи не пустили. Так и получилось, евреи с маранами не общались, считая их гоями, а католики их обходили стороной, считая иудеями.
        Едва русы вышли за городскую стену через южные ворота, как услышали невнятный шум, вызвавший, однако, тревогу у всех мужчин. Где-то впереди толпа избивала людей, этот страшный многоголосый шум безумствующей толпы не спутать ни с чем. Казалось, эманации страха исходили из переулка, по которому уверенно шёл капитан. Случайные прохожие прижимались к стенам, стремясь выбраться подальше, напуганные безумствующими оборванцами. Капитан скрипнул зубами, так не вовремя всё случилось, интуиция подсказывала ему, что громят именно семейство маранов, в которое они направлялись. Так и вышло, повернув в очередной переулок, Сергей увидел, что толпа из полутора десятков люмпенов пытается выбить двери именно в доме отцовского агента.
        - По возможности работаем холодным оружием, придётся вытаскивать всю семью, - Кожин обернулся к своим парням, поясняя, - люди моего отца, надо помочь.
        Николай и Руслан молча кивнули, подвязывая полы плащей вокруг пояса, чтобы не мешали в драке. Сергей аналогично закрепил плащ, обнажая свой клинок. По опыту он не надеялся решить вопрос миром, в чужой стране никто их не послушает. Придётся действовать жёстко и быстро, после чего уходить, пока не раскачалась городская стража. Чёрт возьми, как всё не вовремя, успел подумать Кожин, вызывая на связь Егора в гостинице.
        - Срочно сворачивайтесь, и двигайтесь к южным воротам, будем выходить слева по ходу дороги, с грузом. Получиться, возьми пару коней или повозку. Всё, как понял?
        - Понял хорошо, уже идём. - Быстро ответил Егор.
        - В чём дело, господа? - Закричал Кожин ещё на подходе к агрессивной толпе. - Что вы хотите от моего друга Христофора? Неужели он не платит по долгам? Я его знакомый из Малаги, уверяю вас, смогу за него расплатиться!
        Последняя фраза была обращена к укрывшемуся в доме Христофору, она содержала пароль, Сергей надеялся, что маран сообразит, кто за него заступается. Воспользовавшись удивлением банды, выбивавшей двери в доме Христофора, три офицера пробрались на крыльцо. Став спиной к входной двери, мужчины развернулись лицом к растерявшейся толпе. Кожин, стоявший в центре, поднял руку вверх, и по-испански крикнул в толпу, - Этот маран мне нужен, именем короля Филиппа мы его забираем! Прочь от дома!
        Повинуясь жесту капитана, Руслан и Николай с лёгкостью опытных фехтовальщиков обнажили свои клинки и приняли позицию нападения, хищно оскалившись в белозубых улыбках. Эта улыбка и спокойная уверенность чужаков, не проявлявших тени испуга перед разъярённой толпой, озадачили бандитов. Кожин, продолжал говорить, неторопливо и уверенно успокаивая толпу, демонстрируя свои пустые ладони. Капитан имел немалый опыт по работе с подобными беспорядками, и, надеялся за полчаса-час успокоить или запугать люмпенов, чтобы поговорить с Христофором. Несколько минут Кожин говорил в тишине, и, возбуждённые бандиты начали опускать руки с палками и ножами, прислушиваясь к словам чужака. Капитан внимательно смотрел на стоящих перед ним оборванцев, выискивая среди них вожаков и организаторов, чтобы перевести свою речь в диалог. Пусть диалог будет враждебный, но, как известно, любой разговор между врагами затрудняет нападение.
        Увы, истинные подстрекатели люмпенов оказались позади толпы, откуда в окна дома полетели булыжники, а затем, с криком, - Бей чужаков, - из-за спин бандитов вылетели две настоящие оглобли, направленные на стоящего у дверей Кожина.
        - Вперёд, - успел крикнуть капитан, увернувшись от летящих в лицо палок, и, кинулся в гущу толпы, расталкивая босяков. Последним шансом остановить нападение на семью маранов осталась возможность добраться до подстрекателей и демонстративно их скрутить. Но, безопасник преувеличил смелость подстрекателей, они разбежались в разные стороны, едва почувствовали угрозу. Не переставая, впрочем, распалять толпу криками со стороны, и, бандиты, словно очнулись от спячки, явно отрабатывая полученный аванс. На троих русов, уже пробравшихся в середину толпы, со всех сторон обрушились удары. Куда там люмпенам справиться с тремя боевыми офицерами, обнажённые сабли засвистели вокруг них, создавая непроходимую защиту.
        Опытные фехтовальщики, Руслан и Николай, не стремились нанести смертельные удары, ограничиваясь самыми эффективными против трусов ударами по лицу и рукам. Кровь, брызгами летевшая из отсечённых пальцев и заливавшая глаза из разрезанных лбов и щёк, пугала сильнее смертельного ранения. А капитан, не имея сабли, выхватил из руки ближайшего бродяги палку, разбивая ей лица бандитов. При этом, он не переставал громко выкрикивать угрозы и обещания зарезать всех, кто не успеет сбежать, давить на психику трусливых люмпенов. Как безопасники и рассчитывали, после ранения десятка бандитов, вся толпа грабителей быстро разбежалась. Офицеры остались в переулке втроём, перед запертой дверью в дом сапожника Христофора, нужно было торопиться.
        - Дядя Христофор, я Сергей Кожин, сын Николая, выходите, нужно поговорить. - Бросив игру в конспирацию, капитан негромко обратился к хозяевам через дверь, стараясь, чтобы его слова не было слышно соседям. - Мы не можем оставаться здесь на ночь, вам необходимо уходить, прямо сейчас.
        Конечно, никакого ответа через дверь он не услышал, и продолжал уговаривать невидимых хозяев, скрипя зубами от злости. Его помощники успели протереть клинки, почистить запачканную одежду, и, ждали рядом, внимательно контролируя пустой переулок и соседские дома. Шли минуты бесплодного ожидания, на уговоры капитана из дома никто не отвечал, а ситуация накалялась. Учитывая шустрых подстрекателей, которые убежали очень быстро, стоило ждать появления новых бандитов или подкупленных стражей закона. Те и другие будут настроены против русов, стоило подумать о собственной безопасности. Капитан взглянул на часы, с момента его команды по радио уходить из города, прошли уже сорок минут, ребята явно на подходе.
        - Придётся уходить, оставаться в городе нам нельзя, как обидно вышло, - обернулся к друзьям Сергей, добавив для молчащих за дверью маранов по-испански, - кого Господь хочет наказать, того он лишает разума. Прощайте, Христофор, мы уходим.
        Быстрым шагом три офицера пошли к выходу из переулка, направляясь к южным воротам Льежа. Но, не по тому пути, по которому пришли, а параллельными улицами, привычка не уходить старым путём, несколько раз спасавшая всем жизнь. На повороте, покидая переулок, Сергей машинально обернулся назад, чтобы увидеть, как из дома Христофора выбегает девушка-подросток, явно за русами.
        - Дон Кожин, подождите, папа ранен и не может говорить. Помогите нам, не уходите, умоляю.
        - Коля, контролируй подходы, мы быстро. - Кивнул помощникам капитан, бегом возвращаясь к дому маранов.
        Как и сказала девушка, Христофор был ранен, лежал без сознания буквально за дверью. Рядом с ним стояли, испуганные дети марана, - старшая дочь Мария, средняя Анна, девочка лет десяти и младший мальчик Алехо, трёх лет. Мария, отошедшая от испуга при виде спокойных уверенных действий русов, болтала без умолку, выкладывая все новости семьи Христофора. Про несчастную маму, умершую полгода назад, про банду Рауля Толстого, обложившего данью весь околоток. Про то, как отец защищал её, Марию, когда Рауль потребовал отдать ему девушку в счёт уплаты дани за два года вперёд. О странных людях, зачастивших к отцу в последнее время, о ненависти к семье честного сапожника со стороны католиков. О том, что даже местный кюре не доверяет Христофору и его детям, считая их тайными иудеями. Об отсутствии денег и страхе, о тяжёлом ранении отца и безрадостном будущем.
        - Руслан, собирай детей с вещами, я перевяжу Христофора, - присел возле раненого Сергей, проверяя его состояние. Пока он перевязывал чистой тряпицей рассечённый лоб сапожника и накладывал самодельный лубок на его сломанную правую руку, Руслан организовал сборы в дорогу. С помощью старших дочерей безопасник нашёл на заднем дворе тележку, куда в темпе погрузили самое необходимое и ценное, - одежду, обувь, небольшой запас кожи, инструменты, все продукты из кладовой и воду. Христофор жил небогато, больше ничего ценного в доме не осталось, одна мебель, а на тележке нашлось место для самого хозяина дома, всё ещё бывшего без сознания. Однако, полчаса на сборы всё-таки потеряли, и уходили бегом, толкая тележку впереди.
        Успели беглецы вовремя, передовую группу стражников Николай заметил далеко позади, когда те только сворачивали в переулок к опустевшему дому Христофора. Капитан по рации согласовал место встречи с заждавшимися безопасниками, и, вечер беглецы встретили в десятке вёрст от городских стен Льежа. В неглубокой лощине, укрытой кустарником, в паре вёрст от ближайшей дороги, нашлось место для костерка и самодельного навеса из кусков ткани. Младших детей, накормили и уложили спать, а Мария, тщательно, как ей казалось, спрятав на поясе пару кошелей с тяжёлым содержимым, сидела в повозке возле отца, остававшегося без сознания. Трое безопасников легли спать, поделив ночные дежурства между собой. Руслан поднялся на пригорок, наблюдать за окрестностями, а Сергей негромко беседовал с девушкой, обдумывая, где взять информацию о Вацлаве Поляке.
        Как некстати оказалась беда с семьёй марана, лишившая безопасников и без того мизерных шансов на поиски следов хитроумного Поляка. Мария болтала без умолку, видимо так на неё подействовало чудесное спасение от бандитов, и, капитан понимал её. Насмотрелся на девушек, отданных бандитским шайкам, где несчастные теряли человеческий облик за считанные месяцы. После чего зачастую становились изощрёнными преступницами, истинными садистами и палачами, вымещая свою боль и сломанную судьбу на случайных жертвах. Либо опускались на дно общества, превращаясь в изуродованных, забитых, бессмысленных животных, способных лишь раздвигать ноги и выполнять любые приказания своих господ. Был ещё третий выход у несчастных, оказавшихся в роли рабынь, девушек, в виде неопознанных трупов, со следами истязаний и пыток, или с петлёй на шее, надетой добровольно.
        Потому, как ни обидно было оказаться «на бобах», ни единой секунды капитан не пожалел о спасении семьи Христофора. Как говорил отец, - «Наша профессия слишком жестока, мы убиваем и калечим сотни людей, поэтому не упускай случая спасти невиновных, если сможешь. Я убил многих преступников и просто врагов, но, они не снятся мне по ночам, а снятся те немногие, которым не смог помочь. Вот так, как ни странно. С каждым прожитым годом снятся всё чаще и чаще несчастные жертвы обстоятельств, случайные встречные, и, я корю себя за то, что прошёл мимо». Самому Сергею пока никто не снился, но, отцу он верил, Кожин-старший не страдал излишней мнительностью. Да и судьба самой семьи Кожиных говорила о многом. Когда двадцать пять лет назад, при разгроме магаданцами крымских татар, молодой майор Кожин не побоялся взять в жёны двух молоденьких татарок, потерявших родных.
        Для кого-то это выглядело верхом цинизма, ещё бы! Сам Николай Кожин возглавил войну против крымчан, сам руководил разгромом кочевий и продажей пленных работорговцам. И был прав, в конце-концов, слишком много горя принесли крымские татары своими набегами на Русь. За четыре века набегов крымчаки по разным оценкам убили и увели в плен до полумиллиона простых русских мужиков, баб, детей. Очевидцы писали в мемуарах, что дорога из Руси в Крым была легко узнаваема по тысячам человеческих костей, лежавших на обочине. Детские и женские трупы растаскивались падальщиками, умерших пленников татары просто бросали вдоль дороги, не затрудняя себя захоронением. Потому русы встали перед выбором спасения сотен тысяч своих соотечественников ценой жизни и рабства десятков тысяч врагов. И, вполне по меркам человеческой справедливости сделали свой выбор. Ничего этого от своих жён и детей Николай не скрывал, да и сами его жёны подтверждали детям, что их воспитывали русские рабыни, которых в кочевьях татары не считали людьми. Обе жены Кожина боготворили мужа, с годами всё больше понимали, от какого ада он их спас, как
тела, так и бессмертные души. В подростковом возрасте Сергей многого не понимал в отношениях родителей, но, с годами убедился в правоте отца и матери, обеих матерей.
        Капитан рассуждал, конечно, не об этом, когда выслушивал болтовню Марии, он искал возможных свидетелей появления Поляка в Льеже. Потому и в ответ на её вопрос, о чём задумался, машинально брякнул, - Где же найти Вацлава Поляка?
        - Того, что пять дней назад уехал из города? - С неожиданной лёгкостью переспросила Мария. - Такого высокого, симпатичного, с длинными усами?
        - Да, а где ты его видела? - Моментально очнулся капитан, боясь спугнуть неожиданную удачу.
        - Юзик рассказывал, он за мной ухаживает, - щёчки девушки порозовели от смущения. Передёрнув плечиком, она продолжала. - К ним в гетто, к ребе Иосифу, приезжал какой-то гой со смешным именем Вацлав Поляк. Юзик смеялся, что ребе перед гоем чуть не плясал на задних лапках, как собаки у бродячих комедиантов. Никогда уважаемый Иосиф так себя не вёл, даже перед самыми богатыми жителями гетто, а тут перед каким-то гоем! Две недели прожил этот гой у ребе в гетто, а когда уезжал, мне его Юзик и показал, как раз возле южных ворот мы вместе гуляли.
        - А ты в гетто бывала? Знаешь, где этот ребе живёт? - В положительном ответе капитан не сомневался. Он сам недавно вышел из этого возраста и не успел забыть, как подростки ухаживают за девушками, хвастая всем, что могут узнать и увидеть в скучном мирке Средневековья.
        - Конечно, знаю, - уверенно ответила девушка. - Могу отвести вас туда, хотя, вас не пустят в гетто. Тогда могу нарисовать и объяснить, как пройти.
        Дальнейший разговор протекал вполне в рабочем русле, в присутствии безжалостно разбуженных всех трёх помощников капитана. За час офицеры успели всё обсудить и обдумать, решили действовать незамедлительно, время не ждало. Оставив недовольного Егора «на хозяйстве», четверо безопасников ещё до полуночи отправились обратно в Льеж. Вот когда они пожалели об отсталости Франции и всей южной Европы, поскольку раздобыть машину в этих краях невозможно. А передвигаться на конях ночью по колдобинам французских дорог опасно, да и медленней, чем пешком, получится. Так и пришлось двигаться в Льеж на своих двоих, неторопливой трусцой, переходящей в быстрый шаг, внимательно вглядываясь в пустую дорогу.
        Перебирались через городскую стену лазутчики, конечно, в стороне от ворот. Дальше пришлось двигаться медленно, к счастью, средневековые европейские города большими размерами не отличались. Однако, все офицеры успели прочувствовать не только благоухание нечистот, выливаемых из окон, но, и, шарканье многочисленных крыс, порой падавших на голову с низких навесов. Как раз эти крысы помогли перебраться через стену гетто, отвлекая молодых охранников иудейской диаспоры своим писком и шорохом. В гетто сразу почувствовался другой воздух, хотя крысы и там шумели по углам. Зато не выливали помои на голову, и, даже наблюдались в смутном свете растущего месяца небольшие клумбы и цветники.
        Дом ребе Иосифа примыкал к стене синагоги, и, конечно, планировки жилища почтенного иудея Мария не знала, как и состав его семьи. Поэтому, внутри помещения пришлось действовать с минифонариками, разбившись на пары. Радовало, что ребе был стар и очень характерной внешности, даже в постели не перепутать. Да и для подстраховки пришлось взять немного эфира, усыпить самого ребе и случайных свидетелей. Этих свидетелей оказалось двое, какие-то родственники или слуги, спали на полу в притворе, у кровати Иосифа. Сам ребе так и не проснулся, вдохнув пары эфира, продолжал видеть сладкие сны. Руслан легко взвалил тушку старого иудея на плечо, развернувшись в обратный путь. Как обычно, отступление вышло в два раза медленней, чем проникновение. Да и десять вёрст есть десять вёрст, пусть и с подменой. Поэтому, вернулись к месту ночлега изрядно выдохшиеся офицеры уже засветло.
        Отправив подчинённых отсыпаться, Кожин приступил к допросу почтенного Иосифа, вне поля зрения детей Христофора, естественно. Старый иудей, по привычке, пытался качать права, но, когда Сергей назвал свою фамилию и должность, едва не намочил штаны. Пражские евреи, лишившиеся волей русов не только двух третей своих доходов, не только потерявшие убитыми и сосланными почти всех молодых парней, во время неудачного восстания, вынужденные бежать из Праги, куда глаза глядят, страшно боялись русов. А имя коварного Николая Кожина, сумевшего отнять у старых иудеев влияние на молодёжь, и, даже организовать на Ближнем Востоке подконтрольное русам государство Израиль, знал каждый правоверный иудей.
        Нужно ли винить старого человека, воспринявшего появление сына ужасного Кожина, как наказание божье, и, не сумевшего удержать свой изношенный организм под контролем? Штанов, к счастью, у Иосифа не было, поэтому явственно слышное журчание прошло исключительно в землю, немного замочив при этом полы халата. Зато после такой неприятности речь уважаемого ребе по скорости и полноте журчания превзошла сей конфуз вдвое и втрое. Учитывая, что опытный Кожин именно об интересующем его Поляке и не спрашивал напрямую, выслушать пришлось достаточно много. Настолько много, что уже через полчаса разговора капитан вытащил свою записную книжку, куда скорописью начал конспектировать полученную информацию.
        Льежский ребе Иосиф оказался курицей с золотыми яйцами, вернее, курицей, несущей золотые яйца. От его контактов и осведомлённости, у капитана закружилась голова. Такой информатор, как рассказывал Сергею отец, встречается раз в жизни. А оперативник уже понял, что ребе практически завербован, и, город Льеж в ближайшие годы станет любимым городом Кожина-младшего. Капитан узнал все тайны не только еврейской общины половины Европы, не только секреты большинства купцов и банкиров Франции и соседней Голландии. Он узнал подноготную королевского двора Генриха Четвёртого, интриги Папской области, настроения и чаяния высшего дворянства Священной Римской империи германской нации, положение дел в Генуе и Венеции.
        Неожиданно для себя оперативник узнал, что именно в Льежском гетто знатоки Талмуда и католические священники создают третье десятилетие подряд бессмертный труд всех времён и народов, а именно Библию! Много лет иудеи и монахи-католики собирают из разрозненных еврейских и языческих рукописей единую историю человечества. Попутно раскрашивая сухие строки хронистов выдуманными назидательными историями, дабы показать мудрость Господа нашего. Поразила не только совместная работа двух антагонистов - иудеев и католиков, те и другие одинаково сильно любили деньги, великолепно сотрудничали на этой почве многие века. Поразила капитана мысль о том, что Библия ещё не существует, хотя Евангелие уже создано. Вроде, как оно должно основываться на Библии. Не зря называют Библию Ветхим Заветом, а Евангелие Новым Заветом. И Новому по логике положено возникать позднее Ветхого. Ан, в религиозных вопросах особой логики никогда не просматривалось.
        Ну, эти тонкости Сергей решил оставить на усмотрение начальства, не забывая конспектировать многословного ребе. Для прикрытия приходилось задавать наводящие вопросы, уточняя ненужные капитану подробности неизвестных махинаций. Зато и сведения о Вацлаве Поляке прошли вполне спокойно, ребе уверенно выложил всё, что знает о нём. Оказался Вацлав весьма интересным человеком, настоящим поляком по происхождению, родом из Кракова. Весьма вписавшимся в шведское господство над Великопольшей своим активным сотрудничеством с оккупантами. Он умело крутил интриги не только со своими формальными хозяевами - шведами. И, не упустил случая, получать деньги от интриганов из Вены. Жадность и азарт интриг, желание быть выше всех, вот основные черты характера Вацлава Бжезинского, которого ребе Иосиф знал ещё по Праге.
        Из Льежа Поляк отправился прямым ходом в Венецию, конечно, не сообщая об этом даже ребе. Но, старый иудей догадался об этом, сведя воедино несколько оговорок хвастуна Бжезинского. И, как полагал Иосиф, Венецианская Республика перекупила Вацлава, слишком сильным было желание торговцев отомстить русам. А разграбление силами русского флота Венеции не уничтожило и пятой доли денежных средств венецианских купцов. Золота и серебра у этих торговцев осталось достаточно для покупки любого интригана, и организации любого заговора. Даже на территории Новороссии, о чём почтенный ребе оказался вполне в курсе. Более того, ребе выдал две дюжины контактов заговорщиков по всей территории Новороссии, в первую очередь, конечно, в Праге. Самое главное для Сергея, ребе знал того торговца, к которому собирался прибыть Вацлав Поляк, он же Вацлав Бжезинский. К сожалению, адрес торговца остался неизвестен, поскольку сам иудей в Венеции не был, и других контактов там не имел.
        Ближе к полудню фонтан красноречия Иосифа иссяк, пришло время говорить Кожину. Благо, ребе был внутренне готов к вербовке, несмотря на это, многие оперативные тонкости требовали подробного разговора. Хотя полученные сведения просто жгли руки своей срочностью, пришлось задержаться ещё на два часа. В это время удалось обговорить не только способы связи и пароли, но и накормить почтенного и уважаемого ребе, подобрать ему одежду, и, в конце-концов, распрощаться. Измученный перипетиями последних суток Иосиф неровной походкой направился к Льежу, не веря своему счастью. А сборная солянка из пяти офицеров, двух девушек, мальчика и раненого Христофора, медленно покатила по дороге в противоположную сторону, направляясь к границе Новороссии.
        Сам капитан, несмотря на усталость и слипавшиеся глаза, почти полчаса пытался связаться с ближайшим постом пограничной охраны Новороссии. На официальном канале пограничников, конечно, не раскрывая свою принадлежность и местонахождение. Когда удалось добиться устойчивой связи, Кожин запросил поддержку при переходе границы и скорейшую связь с Петербургом. Носимые рации безопасников имели дальность не более полусотни вёрст, а сведения нуждались в срочной передаче на самый верх. Только после согласования всех возникших трудностей, Сергей позволил себе лечь под тентом нанятой повозки и заснуть. До границы с Новороссией оставались тридцать вёрст, вполне к полуночи могли добраться, все спешили, и даже мысли не возникало останавливаться на ночлег.
        Разбудила капитана внезапная остановка повозки в ночной темноте, он машинально выдернул револьвер из-под мешка, служившего ему подушкой, и прислушался. Всё было спокойно, впереди на дороге Руслан негромко разговаривал с чужаком. На спокойных нотах, без волнения и агрессии. Пока Кожин натягивал сапоги, снятые перед сном, спать в июле в сапогах, особенно днём, очень неудобно, к повозке подъехал Демид.
        - Сергей, это погранцы нас встретили. - Вполголоса объяснил он капитану.
        - Понял, иду. - Соскочил на землю мужчина, оправляя одежду, и, быстрым шагом пошёл к чужакам.
        - Капитан Кожин, - козырнул по-привычке Сергей, подсвечивая фонариком себя и лица двух новороссийских пограничников в форме.
        - Подпоручик Мильке, - представился офицер, также отдав честь, и добавил. - Это ещё территория Франции, мы вас решили мимо их поста провести, на всякий случай. Спят они, конечно, но, всякое бывает, пойдёмте за нами, тут тропа контрабандистов широкая, повозка проедет. Не волнуйтесь, через полчаса дома будем.
        Переход прошёл спокойно, спустя сорок минут все прибыли в расположение пограничного отряда. Пока лекари оказывали помощь Христофору, наконец, пришедшему в себя, а остальные путешественники ужинали горячими щами и гречневой кашей, капитан объяснялся перед командиром отряда. Старый служака быстро понял суть проблемы, поднял своего радиста, дал необходимые команды, после чего со спокойной совестью отправился досыпать, к жене под бочок. Крещёный татарин, Фёдор Муслимов, на своём веку повидал многое, воевал ещё со шведами, знал Николая Кожина лично. И, совершенно не рвался выслушивать тайные сведения, добытые его сыном, которого он узнал сразу, практически одно лицо с отцом. Капитана Муслимова больше волновал нынешний урожай, и обещанная синоптиками засуха в ближайшие две недели. Так, в размышлениях о том, поливать огород из колодца, или купить насос, да установить его на берегу речки, он и заснул, улёгшись на семейное ложе.
        Капитану Кожину, в отличие от командира отряда, до утра не пришлось спать, сначала два часа шифровал полученные сведения, выписывая для радиста столбики цифр. Затем бдительный Кожин сидел рядом с радистом, слушал его передачу, забирал переданные шифровки, и отвечал на вопросы из Центра. К его радости, сведения оказались настолько ценными, что начальство намекнуло рабочим жаргоном о возможной перевозке его группы в Венецию на самолёте. И, тут же руководство не упустило случая добавить ложку дёгтя в стакан мёда, приказав все сведения от нового агента до обеда изложить в подробном рапорте, а в полдень выйти на экстренный сеанс связи, для получения дальнейших инструкций. Но, Сергей так радовался полученной информации, что нисколько не огорчился бессоной ночи, более того, пропустил завтрак, так торопился изложить в рапорте все ценные сведения.
        Лишь в обед друзья-помощники смогли оторвать капитана от бумаг, заставив съесть двойную порцию хлебосольных пограничников. После сытного обеда Кожина разморило на глазах, едва добрался до комнатки радиста, как свалился на его топчан. Чтобы быть разбуженным через полчаса тем же радистом для получения новых инструкций из Центра. Заспанный мужчина сразу не понял, что ему приказано, попросил повторить два раза, окончательно просыпась от новостей.
        - Летим! - Одним словом он объяснил полученный приказ своим подчинённым, когда вышел из комнаты радиста. - Летим в Венецию. Будем брать гада там!
        Глава пятая. Гражданская война в семнадцатом веке
        Елена Чистова, наместник Западного Магадана, внимательно изучала свою внешность перед зеркалом в своей спальне. Не просто выдавливала прыщики и наносила «боевую раскраску», как обычно, а именно рассматривала и сравнивала. Сравнивала со своими же фотоснимками десятилетней давности, изучала складки на животе, искала пигментные пятна на руках и груди. Таким осмотром она занималась последние полгода практически ежедневно, скрывая свой интерес от подруг и подчинённых. Нет, Чистова ничем не болела, и не ожидала появления признаков болезни. Хотя, в её семьдесят лет ничем не болеть, само по себе очень странно и неестественно. В этот раз, закончив осмотр своего тела, наместник неторопливо оделась, чтобы отправиться в свой рабочий кабинет, здесь же, во дворце наместника.
        - Алевтина, ты можешь ко мне зайти? Да, прямо сейчас. - Удобно устроившись в полукресле за своим рабочим столом, Елена Александровна вызвала по телефону свою давнишнюю подругу - Алевтину Сусекову, бессменного ректора Государственного университета в Королевце. Не то, что она доверяла подруге больше других, но, Алевтина, как опытнейший биолог в Средневековье, могла помочь ей разобраться с непонятными явлениями. В ожидании Сусековой, наместник привычно перебирала бумаги на своём столе, начав, как обычно, с доклада безопасника Анатолия Ветрова.
        - Так, уголовная хроника, бытовое убийство, квартирная кража, воры задержаны. Отлично. - Женщина перевернула следующие листы сводки в красной кожаной папке. - «По сообщениям агентуры, в Швеции идёт активная подготовка к предстоящей войне. В метрополии сформированы две свежие дивизии, вооружённые новейшими русскими ружьями и шведскими затворными пушками под русские снаряды. Закупки боеприпасов в Королевце шведами увеличены вдвое, да столько же боеприпасов закуплено недавно у Новороссии, впервые за последние годы. В Варшаве и Кракове сформированы ещё три дивизии, туда поступило оружие и боеприпасы из Новороссии. Учитывая торговые потери Швеции, за последние пять лет, после выхода Новороссии на рынки Ближнего Востока и Индии, война Швеции с Новороссией неизбежна. Покушение на Никиту Седова и неудачная попытка восстания на Острове, вполне вписываются в предстоящую войну между шведами и русами. Тем более, что шведский король-католик Карл, несмотря на наших агентов влияния, усилил борьбу с православием, риксдаг вчера принял закон о повышенном налогообложении православных купцов и промышленников, ровно в
два раза».
        - Доброе утро, Елена Александровна, - прервала чтение старинная подруга, войдя в кабинет без стука. Сусекова прошла в кабинет, уселась на своё любимое место и вопросительно взглянула на Чистову.
        - Доброе утро, Алевтина Петровна, доброе утро, - задумчиво ответила та, не зная, как начать разговор. - Ты давно смотрелась в зеркало?
        - Каждое утро вижу там себя, да днём не по разу, а что?
        - Через месяц нам будет по семьдесят лет, а, на сколько мы выглядим? Ты когда последнего сына родила? В пятьдесят шесть лет? Толик твой, ему всего на год меньше, чем нам, можно ему больше сорока лет дать? А Павел Аркадьевич, Нина ему пять лет назад дочь родила.
        - Так Нина моложе нас была, - неуверенно предположила Алевтина, машинально подошла к ростовому зеркалу, рассматривая своё лицо.
        - Всего на шесть лет, всего. Зато Павел Аркадьевич на восемь лет старше. Это нормально или нет, как ты думаешь?
        - Что нормально? То, что мы так выглядим? - Алевтина внимательно посмотрела в зеркало и пожала плечами, возвращаясь на своё место. - Чистый воздух, натуральная пища, наверно, так и должно быть.
        - Конечно, потому мои сорокалетние помощники и ученики выглядят старше нас. - Съязвила Чистова, - видимо, они питаются отбросами и дышат вредными испарениями. Все поголовно в городе, кроме нас! Перестань корчить из себя дурочку! Что с нами будет?
        - Я без доклада, - прервал разговор двух подруг Анатолий Ветров, имевший право входить по срочным вопросам в любое время дня и ночи. - В Новороссии началась война, пока только гражданская. Официальные власти молчат, как обычно. Но, уже поступили пять сообщений о стрельбе в городах. Все воинские части Новороссии две недели находятся в боевой готовности, задействованы на охране стратегических заводов и предприятий. На всю территорию страны их не хватит, наверняка в глубинке начнётся резня, как в приснопамятные девяностые годы на Кавказе и Средней Азии.
        - Что предлагаешь? - Моментально посуровела лицом Елена Александровна.
        - Надо объявить всеобщую мобилизацию, оружия на складах вполне достаточно. Пока полки запаса будут разворачиваться, снять с консервации все бронепоезда и торпедные катера береговой охраны. Дня три на это уйдёт, дальше посмотрим на поведение шведов. От Москвы подлостей не будет, они сами усиливают оборону на границе со Швецией. Остаётся прорыв шведов через Балтику и со стороны Великопольши. На Балтике стоит ввести блокаду нашего побережья и обязательный досмотр всех шведских кораблей, тогда сможем пресечь любую попытку высадить войска. А по южному оборонительному рубежу нужно пустить бронепоезда встречным курсом. Да ежечасный облёт границы самолётами-разведчиками неплохо бы устроить.
        - Сделаем, сегодня же, - записала себе в ежедневник госпожа наместник Западного Магадана. - Этого хватит?
        - Уверен, вполне достаточно. - Безопасник присел на стул и ухмыльнулся. - Валентин звонил, спрашивал, возьмём ли мы себе Папскую область? Я ответил, что не откажемся, как, Елена Александровна?
        - Какая Папская область, у них самих гражданская война началась! Тут не до жиру, быть бы живу! - Удивилась Елена, почувствовав в сердце облегчение, однако. Коли эти офицеры ведут речь о новых землях, значит, уверены в своих силах. Как жаль, что Коля Кожин уехал в свою Австралию, его бы сюда. Тогда никакие войны не были бы страшны.
        - Нормально всё будет, Елена Александровна. - Словно подслушал её мысли Ветров. - Кожин своих парней воспитал хорошо, правильно воспитал. Старший, который Серёга, такого за последние недели наворотил в Питере. Да и на материке недавно отметился, толк из парня будет, не хуже отца работает! Думаю, они специально не ведут активных действий в Европе, провоцируют выступления всех недовольных. Чтобы одним махом решить вопрос с недобитыми дворянами и унифицировать страну, избавившись от осколков Средневековья на своей территории окончательно.
        - Хорошо, коли так. - Задумалась наместница, потом вернулась к первому вопросу, волновавшему женщину сильнее всего. - Ты раньше думал о нашем неправильном старении?
        - В смысле, почему мы так хорошо выглядим? - Уточнил безопасник, дождавшись утвердительного кивка обеих женщин. - Так на этот счёт Валентин года два назад интересную версию выдвинул. Нам же было примерно по тридцать пять лет, когда мы в прошлое провалились. По теории относительности, мы должны были помолодеть, вплоть до впадения в младенчество. Но, это в теории. На практике, видимо, омоложение организма не происходит, зато сильно замедляется старение, вплоть до консервации всего тела. На какой срок, непонятно, версии разные, от простого удвоения возраста, до проживания в неизменном теле до двадцать первого века. Когда наши внутренние часы, так сказать, сравняются с внешним миром. На детях из двадцать первого века это сказалось иначе, все они нормально развивались до взрослого состояния, зато также остановились в возрасте, но примерно в двадцать пять лет. Тот же Никита Седов выглядит на двадцать пять, хотя ему уже сорок пять лет, или сорок шесть, по-моему.
        - Но, почему мы этого не замечали? - Удивилась Алевтина. - Наши дети выглядят на свои годы.
        - Так они уже здесь родились. А все подростки, что попали с нами в прошлое, давно перебрались в Петербург, потому мы и не заметили их возраста. Общаемся только по радио, они даже на ежегодные балы не приезжают, работают и путешествуют по миру. Валентин, правда, заметил это давно, лет десять назад, но, ему и карты в руки, врач, всё-таки. Все наши офицеры знают об этом, мне он тоже рассказал.
        - А нам, почему не сказал? - Раскраснелась от обиды Чистова, вскочив со своего места. - Почему от нас всё скрывали?
        - Так эта теория ничем пока не подтверждена. Вдруг мы завтра проснёмся стариками, а вы уже собрались сто лет жить, обидно будет. Потому и молчал, не хотел напрасно обнадёживать. - Ветров встал, намереваясь уйти от предстоящего разноса. - Так насчёт Папской области, что сказать Валентину?
        - Берём, чёрт возьми, - стукнула кулачком по столешнице госпожа наместница. - Будут и у нас свои «Римские каникулы», не всё в Иерусалиме отдыхать. Что он просит за это?
        - Как обычно, ничего. - Мужчина откланялся, оставив двух подружек в изумлении переваривать обескураживающие новости.
        Обе подружки, словно сговорились, тут же направились к зеркалу, где четверть часа потратили на внимательное изучение своей внешности. Крутились долго, особое внимание уделили не лицу, а рукам, шее, области декольте, именно там появляются самые предательские морщины и пигментные пятна, которые невозможно ничем скрыть. Обеим женщинам, впервые в жизни, хотелось найти следы старения на своём теле, и они боялись их обнаружить. Поиски, к вящей радости подруг, не дали никаких результатов, вернее был получен главный результат, - их организмы совершенно не постарели с момента, когда оказались в шестнадцатом веке. Ни единого пигментного пятна, ни сетки морщин на груди и шее, ни дряблой кожи на руках, обнаружить не удалось. Женщины выглядели упругими, как наливные яблочки, самый придирчивый мужчина не оценил бы их возраст старше сорока лет, тех сорока лет, на которые выглядят женщины в двадцать первом веке. По меркам семнадцатого века, это возраст тридцатилетних женщин.
        - Веришь им? - Спросила Алевтина, усевшись на диван и облегчённо переводя дух.
        - Валентину верю, он всё-таки медик, хотя и офицер. - С плеч Елены Александровны словно упал тяжкий груз, не дававший ей покоя последние годы. Ещё в детстве она прочитала фантастический рассказ, где героям удалось уничтожить старение организма так, что люди сохраняли бодрость и силу до последнего дня жизни. Они умирали, как перегорают лампочки, за пару мгновений. И, последние годы именно эта мысль, умереть внезапно, на ходу, не завершив дела и не оставив распоряжений, пугала Чистову больше всего. Именно из-за этого предчувствия она каждые полгода переделывала своё завещания, дополняя его новыми пунктами и убирая выполненные. Женщина, всю жизнь прожившая размеренной запланированной и подсчитанной жизнью, вдруг встала перед возможностью умереть внезапно, как на войне. Такая перспектива пугала больше всего, она даже стала лучше понимать своих знакомых офицеров, живущих каждый день, как последний в жизни. Но, как бы Елена Александровна ни пыталась приспособиться к подобной мысли, психика пожилой женщины оставалась крайне консервативной и закостеневшей, тревожные предчувствия её не отпускали.
        Сейчас, узнав авторитетное мнение лучшего врача в Средневековье, Чистова словно услышала помилование на эшафоте. Теперь её не пугала внезапная смерть, она воспряла духом, планируя свою жизнь и, главное, работу, на долгие месяцы и годы. Не сомневаясь, что лично увидит результаты и добьётся исполнения лучшим образом. Годы жизни впереди, пусть и в роли старухи, радовали женщину, как бесконечно долгие летние каникулы восхищают младших школьников. Она успеет завершить все начатые проекты, успеет построить, наконец, долгожданную чугунку от Балтики до Чёрного моря. Она, наконец, побывает в Южной Африке и Австралии, Индии и Америке, куда раньше боялась отправляться из-за неопределённости в делах. Елена Александровна взглянула на мир свежим взглядом, словно сквозь оконное стекло, с которого летняя гроза смыла пыль, и, усидела, что жизнь прекрасна!
        - Аля, давай поедем в Австралию, так соскучилась по Николаю! - Потянулась всем телом женщина, гибкая, статная, полная энергии, словно и нет за плечами семидесяти прожитых лет, пережитых невзгод и опасностей. - Прямо завтра, всё бросим, и поедем!
        - Да ты что, Елена Александровна? - подошла и обняла её подруга, закружила в импровизированном вальсе по кабинету. Через пару тактов, обе наткнулись на мягкие стулья и плюхнулись на них, расхохотавшись до слёз. Потом хозяйственная жилка взяла верх у Сусековой. - Мы не можем никуда уезжать, ты забыла, война скоро.
        - Откуда ты знаешь, что мы воевать будем? - Всё ещё улыбаясь, поднялась со стула наместница. - Пусть Швеция с Новороссией меряются силами, нам какое дело? Перекроем Балтику катерами накрепко, пусть попробуют по берегу до нас добраться, там Россия им не даст. Слышала, что Валентин предложил нам? Если они так уверены в победе, шведы до нас просто не успеют добраться. Хотя, ты права, мы теряем все рудники и заводы в Швеции, и до Мурманска им рукой подать. Чёрт побери! Мы же весь лес, уголь, железо, медь, да практически все ресурсы получаем из Швеции, либо через Балтийское море, либо из шведской Великопольши.
        - Подумаешь, Швеция. - Надула губы Сусекова. - Между прочим, доски и древесина из Руси намного дешевле, а в прошлом году начали по чугунке железо и уголь из Курска и Донецка в Ригу возить, тоже дешевле шведского выходит. У меня зять там живёт, рассказывал. Говорил, что плоты по Западной Двине сплавляют, в которых строевой лес вдвое дешевле польского получается.
        - Правильно, когда шведы лишатся всех доходов, быстро своему королю мозги вправят. А Кирунские рудники и заводы мы Ивану Пятому подарим, за участки земли под строительство Балтийско-Черноморской чугунки, например. - Наместница уселась за рабочий стол и нажала кнопку селектора, - Пригласите ко мне министров промышленности, торговли, и обороны. Срочно!
        Сусекова, продолжая улыбаться, поспешила покинуть кабинет, мать-начальница приступила к работе, сейчас здесь будет жарко!
        Так же жарко было в ясный летний полдень на всей территории Новороссии спустя несколько дней. Несмотря на рабочий день, вокруг уличных репродукторов, домашних и заводских динамиков, собирались напряжённые толпы людей, внимательно вслушиваясь в последние известия из столицы. Слухи о войне ходили последние недели, а с утра многие успели послушать популярную радиопрограмму «Весёлый сплетник», где ведущие открыто, говорили о важном правительственном сообщении по предстоящей войне. Люди, измученные последними событиями, покушением на наместника, арестами заговорщиков на Острове, слухами о погромах и грабежах в глубинке, ожидали только худшего. Поэтому к уличным репродукторам выползли даже старики, напряжённо вглядываясь в блестящую таблетку металлического корпуса на столбе.
        - Внимание, внимание! Говорит Петербург! Сегодня, в десять часов утра, полномочные послы Швеции и Священной римской империи германской нации передали временному наместнику Новороссии Валентину Седову письма от своих правителей. В этих письмах шведы и германцы объявляют войну Новороссии с сегодняшнего дня, восьмого июля 7113 (1605) года. В это же время шведские войска вторглись на территорию Новороссии из Великопольши, двумя армиями. Северная армия движется вдоль побережья Балтийского моря, направляясь на запад. Южная армия движется от Гнезно в сторону Берлова. Пограничные отряды Новороссии вынуждены были отступить перед превосходящими силами противника. В обеих шведских армиях насчитывается до шестидесяти тысяч солдат и офицеров.
        - С юга границы Новороссии были сегодня атакованы двумя германскими армиями. Одна армия эрцгерцога, численностью сорок пять тысяч солдат и офицеров, движется на Прагу. Вторая германская армия, численностью тридцать пять тысяч солдат и офицеров, направляется в сторону Веймара. В обеих германских армиях большое количество наёмников из Швейцарии, Венеции, Генуи, Савойи, Папской области и других итальянских государств. - Диктор поперхнулся, продолжив читать текст. - Из-за начала военных действий временный наместник Новороссии Валентин Седов издал приказ для всех вооружённых и морских сил Новороссии:
        - Первое, во всех портах Новороссии задержать все корабли шведского, германского, венецианского, генуэзского, савойского подданства, экипажи кораблей немедленно арестовать. Корабли взять под охрану силами портовых властей до прибытия сотрудников безопасности.
        - Второе, кораблям и катерам Новороссии в Средиземном, Северном, Балтийском, Чёрном, Красном морях, а также в Индийском океане, предписано с сегодняшнего дня производить обязательный досмотр всех кораблей любых стран для пресечения перевозки войск и боеприпасов врагам Новороссии. Корабли вражеских стран подлежат немедленному аресту и доставке в порты Новороссии, в случае неповиновения приказываю вражеские корабли топить всеми средствами.
        - Третье, временный наместник Валентин Седов от имени Новороссии объявляет с сегодняшнего дня войну Швеции и Священной римской империи германской нации, а также всем странам, чьи наёмники воюют с Новороссией под своими флагами, а именно - Швейцарии, Венеции, Генуе, Савойе, Папской области. Их корабли и торговцы считаются вражескими и подлежат немедленному аресту или утоплению.
        - Четвёртое, торговцы и товары из вражеских государств подлежат немедленному аресту на всей территории Новороссии, включая Ближний Восток, Северную Индию и Американские территории.
        - Пятое, на всей территории Новороссии с сегодняшнего дня вводится военное положение. Все, кто с оружием в руках попытается напасть на жителей Новороссии или на заводы, государственные учреждения и предприятия, на школы, больницы, склады, подлежат расстрелу на месте. Их безоружные сообщники подлежат аресту и разбирательству по суду, семьи виновных будут высланы из страны, имущество конфисковано.
        - Подписано лично временным наместником Новороссии Валентином Седовым, сего дня, восьмого июля 7113 года.
        Это сообщение с полудня передавалось каждые полчаса по всем уличным и домашним точкам вещания радиосвязи. Во всех городах и крупных сёлах европейской части Новороссии уже к вечеру народ знал приказ наместника наизусть. На следующий день две трети газет вышли с напечатанным текстом этого приказа. Однако, надежды Валентина на какое-то обуздание вялотекущего бунта в провинции не оправдались. После некоторого затишья, вызванного осмыслением происшедшего, селяне и мятежные дворяне сделали свои выводы, полностью противоположные ожиданиям Петербурга.
        Банды люмпенов и обедневших дворян не только не перестали грабить сторонников власти и разорять школы и лекарские пункты. Они, словно подстёгнутые вожжами, начали жечь разорённые усадьбы, выжигать неубранные созревающие поля, убивать крестьян, живущих на выморочных землях. Если крупные города были хорошо защищены правительственными войсками, то, хутора, деревни и сёла, небольшие городки и поместья на выморочных землях остались беззащитными. Люди оттуда бежали в города под защиту армии, другие укрывались в немногочисленных лесах центральной Европы, третьи закрывались в своих домах, надеясь отбиться от бандитов. Новороссийская провинция запылала в огне гражданской войны.
        Вскоре к бандитским набегам своих хозяев-дворян присоединились крестьяне-арендаторы и сервы с баронских, графских, курфюрстских, княжеских, герцогских, епископских, архиепископских, и прочих владений. Сами нищие крестьяне и ремесленники лютой завистью завидовали своим соседям, таким же простым работягам, оказавшимся на воле, на выморочных землях, отошедших государству. Пятнадцать лет сервы и арендаторы, обираемые до нитки своими хозяевами по старым законам, с завистью наблюдали, как крепнут соседские хозяйства. Как вольные крестьяне сеют урожайные сорта зерновых, садят картошку, растят скотину, отдавая лишь налог, без отработки барщины и прочих внеочередных поборов.
        За полтора десятилетия бывшие нищие сервы и арендаторы, волей случая оказавшиеся свободными людьми на свободных землях, разбогатели, выстроили двухэтажные дома, завели трактора, пахали стальными плугами, боронили стальными боронами. Это всё видели их соседи, оставшиеся на землях прежних хозяев, в прежних условиях и привычной нищете. Когда дворяне организовали свои бандитские отряды и стали грабить соседей, их крестьяне-арендаторы смекнули хозяйственным умом, что они сами не хуже. Коли это позволено дворянам, их слугам и рабам тоже можно…
        И пошла вторая волна грабежей, теперь с подлинно крестьянской смекалкой и усердием. Кто-то просто собирал родню и шёл в соседнее «вольное» село, где выгонял хозяев и загружал чужое имущество в чужие телеги, на которых возвращался домой. А потом всей семьёй вывозил остатки, до последнего зёрнышка и последнего ржавого гвоздя. Кто-то крохоборничал, обирая ограбленные дворянскими отрядами усадьбы и хутора, раздевая убитых и собирая оставленный инвентарь. Те, кто поумней или совестливей, как посмотреть, под большим секретом сообщали вольным соседям, что их собираются пожечь и ограбить, даже предлагали свои дома для укрытия. А затем грабили и жгли брошенное имущество, да планировали содрать со «спасённых» соседей плату малую. Не стесняясь принимать благодарность за подобное «спасение» от ограбленных соседей.
        Были, конечно, в этом угаре грабежей и убийств, островки спокойствия и тишины. Как правило, в тех местах, где вольные земли раскинулись широко, и, вольные крестьяне смогли организоваться. Там набранные со всех хозяйств отряды самообороны вооружались и защищали в меру сил свои дома и семьи. Некоторые даже в отместку разоряли дворянские поместья и замки, спешили вырубить баронские леса, выловить рыбу из баронских прудов. Всё, как и везде, во все времена. Ничего личного, только нажива. Как всегда, эту наживу сопровождали пытки, насилие, убийства невиновных женщин, детей, стариков. Сервы убивали вольных соседей из зависти, вольные соседи резали дворян и жгли замки от страха и мести, дворяне воевали против власти русов, пытаясь отплатить за вынужденную нищету и уравнение в правах с простолюдинами.
        На все эти беды накладывались поднявшие голову уголовники и набежавшие из соседних стран любители лёгкой наживы. А после объявления войны Новороссии почти всеми государствами Центральной Европы, в палёный запах безудержного бунта добавилась перчинка политики. Крупнейшие и старейшие королевские семьи Европы, все эти Гогенцоллерны, Вительсбахи, Габсбурги, бывшие независимые князья Чехии и Моравии, вторглись на свои бывшие земли с дружинами наёмников. Где сразу объявили восстановление своих владений в прежних границах, сбор недоимки за все полтора десятилетия вынужденной эмиграции, а также, взяв на вооружение практику Лангедока, Нормандии, Прованса, Правобережной Венгрии, срочно заключали договоры о взаимопомощи с Францией, Священной римской империей германской нации и Швецией. Ну, и, друг с другом, естественно, а некоторые, даже с Испанией и Папской областью.
        За пару дней, как упавшие костяшки домино, одна за другой, на территории Новороссии возникли аж пятнадцать независимых княжеств, герцогств, и прочих государственных образований, среди которых оказались сразу две республики, во главе с баронами, что характерно. И, тут такое началось! Предыдущие волнения в провинции показались лёгкой разминкой. Вернувшиеся «независимые» правители, словно сорвались с цепи, резали и грабили направо и налево. Жгли якобы своё имущество, не сомневаясь в глубине души, что всё это счастье скоро закончится, русы наведут порядок. А долгие годы эмиграции и нищеты опять вернутся, поэтому надо «оторваться по полной»! На центральную Европу окончательно рухнула кровавая завеса гражданской войны.
        Валентин Седов попрощался с сыном, не удержался и погладил его по колючей щеке, перед тем, как отправиться в рабочий кабинет. Никита уже полностью восстановился после покушения, но, как лечащий врач, отец держал его в постельном режиме, опасаясь рецидивов. Впрочем, как раз возвращаться к работе наместника, сын и не спешил, наслаждаясь бездельем, как отпуском. Он не только доверял своему отцу, но и не сомневался, что временный наместник Новороссии все вопросы решит быстрее и лучше своего сына. Да и Валентин предложил доверить усмирение бунтовщиков именно себе, воспользовавшись ранением Никиты. Тогда, после окончательного замирения страны, все грехи неизбежных казней и репрессий, лягут на Седова-старшего. А вернувшийся к власти в мирной стране Никита будет всеми воспринят, как миротворец, что положительно скажется на его работе.
        Седов-старший вышел из квартиры сына, оценивающе посмотрел на охрану, вставшую при его появлении по стойке смирно. Три бойца с карабинами в руках выглядели неплохо, броневая дверь в апартаменты сына автоматически захлопнулась на замок. Вроде, всё хорошо, это уже перестраховка, в столице Новороссии после арестов заговорщиков тишь да гладь, божья благодать. Словно и не было взрыва во дворце, пышных похорон половины министров, ночных арестов заговорщиков, сражения в Ирландском проливе. Быстро забылось шествие пленных ирландцев по Петербургу, отправленных в далёкую Югорусь. Хотя газеты и проводное радио ещё обсуждают горячие новости, народ спокойно вернулся на рабочие места, как говорили офицеры в советское время, - «Война-войной, а обед по расписанию». Большинству работяг и учёных интересно, прежде всего, своё занятие, нежели какие-то возмущения недобитых князей и герцогов на материке.
        Однако, молодёжь из отрядов народного ополчения, успевшая поучаствовать в арестах заговорщиков и захватах ирландского десанта в плен, рвалась в бой. На волне бескровных побед, парни, воспитанные магаданцами в духе защиты Родины от интервентов, и, помощи угнетённым славянам, просились на материк. Особенно после новостей об отрядах, нанятых Виттельсбахами, Гогенцоллернами, Габсбургами, и прочими герцогами и князьями, устроившими кровавую бойню в малых городах и сёлах материковой Новороссии. Крупные промышленные и торговые центры находились под защитой правительственных войск, с которыми отряды наёмников не рисковали связываться. Зато «повстанцы» с лёгкостью грабили крестьян, оказавшихся на вымороченной земле. Сами крестьяне, глотнувшие свободы, пока не предпринимали никаких попыток организовать отпор, не привыкли ещё бывшие холопы и вилланы, считать себя равными дворянским отрядам.
        На материковой части Новороссии сложилось шаткое равновесие между правительственными войсками, по своей малочисленности, не способными навести порядок на большей части, территории страны, и, разрозненными отрядами повстанцев, не имевшими сил сражаться против регулярной армии Новороссии. Две недели Валентин Седов выжидал, полностью приняв предложенный Петром и Николаем план. Нужно было дать время всем внутренним и внешним врагам молодого государства показать свою сущность. И, судя по последним новостям, этот план частично сбылся. Состояние неуверенного равновесия в стране заметили не только магаданцы, но и заинтересованные страны, которые поспешили предъявить свои аргументы, в виде войска, двигавшегося на территорию Новороссии.
        Бросить веские доводы на весы истории и политики. На сей раз, видимо, всё было завязано на определённый день, а именно, восьмое июля 1605 (7113) года. В один день границу Новороссии пересекли войска Швеции с территории Великопольши, германские войска с территории Священной римской империи германской нации, в рядах которых были замечены швейцарские, савойские, генуэзские, миланские отряды. Учитывая, что внутри страны грабили и убивали отряды бывших королей, князей, курфюрстов, герцогов, ещё не забывших про свою «незалежность». А именно прежние правители Чехии, Моравии, Силезии, Саксонии, Баварии, Пруссии, Померании, Гессена, и, прочих «государств», волновался Валентин вполне серьёзно. Вынужденная мера, которая привела к гибели сотен простых людей, женщин и детей, тяжким грузом легла на сердце временного наместника Новороссии.
        В приёмной рабочего кабинета к вечеру восьмого июля его ждали все приглашённые лица, как из заместителей министров, недавно ставших главами своих ведомств, так и молодые магаданцы, доказавшие свою верность и умение работать. Седов пригласил всех в рабочий кабинет, и, едва расселись, начал совещание.
        - Считаю, что время ожидания закончилось, пора принимать энергичные меры по защите людей и государства. Завтра же необходимо активизировать действия наших войск на материке, и, высадить десанты в ключевых точках. - Обозначил тему выступлений наместник, кивнув головой в сторону молодого министра обороны.
        - Сначала по операции отвлечения, мы уже связались с кипрскими и критскими казаками, в ближайшие два дня они обещали атаковать побережье Венеции, Папской области, Генуэзской республики. И, не просто высадиться на берег и ограбить пару селений, а захватить крупные города и попытаться удержать максимальную территорию этих стран. Завтра утром из Порта Мутного отправляется караван с грузом пушек и боеприпасов в Средиземное море, они прибудут к побережью, захваченному казаками через пять-семь дней. Надеемся, что доставленных казакам боеприпасов будет достаточно для действенной обороны в течение нескольких недель. - Министр подошёл к карте Европы на стене, и продолжил, втыкая в карту цветные флажки с символами родов войск.
        - Через неделю, когда все германские войска будут связаны боями на нашей территории, армия правобережной Венгрии вторгнется в Священную Римскую империю, с единственной целью, - быстрейшим захватом Вены, и, если получится, пленением самого эрцгерцога и его семьи. Тут им не потребуется держать оборону, отступять сразу после появления крупных отрядов германцев. Мы договорились с наместником Венгрии Андрашем Ракоци, что захват Вены и эрцгерцога закроет остатки долга его страны перед Новороссией. А потраченные боеприпасы будут ему компенсированы нами за наличный расчёт, из средств от ограбления венграми Вены. Учитывая, что Вена остаётся достаточно богатым городом, Ракоци надеется ещё и неплохо заработать на своей помощи.
        - Основные силы мы будем высаживать в Эмдене, уже сегодня вечером туда отходит первый караван. Через два дня город и окрестности будут под нашим полным контролем, туда сразу перебазируем своим ходом три эскадрильи бомберов, общей численностью девяносто самолётов. Дополнительно им придаём эскадрилью штурмовиков и эскадрилью истребителей, для разведки и вывоза ценных грузов. На территории Новороссии будем действовать отрядами в пределах роты, благо, связь налажена отлично. Уверены, для разгрома любой банды или даже отряда наёмников, усиленной роты будет достаточно. Все отряды получат сопровождение с воздуха, что обеспечит надёжную разведку и прикрытие при необходимости. В составе усиленных рот, будут два бэтэра, семь грузовиков, три тягача с пушками калибра сто миллиметров. За неделю в порту Эмдена планируем выгрузить все подготовленные войска с Острова, численностью до восьми тысяч бойцов, с вооружением, техникой и боеприпасами. В Метрополии останется минимальное количество кадровых военных и ополчение, его мы будем готовить для второго этапа операции, когда потребуется конвоировать пленных и
депортировать их семьи.
        - За эту неделю погибнет уйма народа, а германцы и шведы доберутся до Берлова (Берлина) и Веймара. Они разрушат всю инфраструктуру пограничных районов. - Не выдержал новый министр промышленности. - Замучаемся восстанавливать шахты Силезии, не дай бог, взорвут ещё что-нибудь!
        - Что Вы, в армии интервентов нет механической тяги. Скорость передвижения их отрядов не превышает сорока вёрст в день. Все пограничные отряды при отступлении сжигают мосты, устраивают завалы на дорогах, поэтому реальное продвижение вражеских войск составит не более тридцати вёрст за день. Всё же, не забывайте об эскадрильях бомберов и штурмовиков, которые легко смогут контролировать южную границу Новороссии. Правда, со взлётных полей Эмдена они не смогут работать по Чехии, Моравии и правобережью Одры. Но, мы уже решаем вопрос о перебазировании на остров Руян ещё двух эскадрилий бомберов, лётные поля уже подготовлены. Как раз оттуда бомберы смогут контролировать восточные границы Новороссии, дальности полёта вполне хватит до самого Королевца, при случае. Надеюсь, уложимся за пять дней, после чего наступление шведов если не остановится, то сильно замедлится, как минимум.
        - Что слышно из Северной Индии? - Продолжил наместник, опасаясь растекания мятежа по всей территории Новороссии, в первую очередь в Индии.
        - Там всё тихо, как в Аравии и Северной Африке. Сопротивление аборигенов было подавлено совсем недавно, некому ещё возмущаться против новой власти.
        - Хоть где-то всё хорошо, - улыбнулся Седов. - Что планируют наши союзники?
        - Официальные заявления послов следующие, - вступил в разговор заместитель министра внешних дел. - Западный Магадан всеми силами торпедных катеров уже перекрыл Балтийское море, возможной высадки шведского десанта они опасаются больше нас. Все корабли в Балтике обещают досматривать, не допуская перевозки войск и грузов военного назначения. По кольцевой чугунке вдоль границы Западного Магадана наместник Чистова велела организовать движение всех двенадцати бронепоездов, при поддержке с воздуха. Бомберов у них, конечно, нет. Но, два десятка самолётов-разведчиков найдут, из той же медицины возьмут, или грузовые снимут с линии, под предлогом военных действий. Пока информации о вторжении шведов на территорию Западного Магадана нет, безопасники это подтверждают. По данным наших осведомителей в Стокгольме, третьей армии в Великопольше у шведов нет. Возможно, они смогут организовать нападение на Западный Магадан силами разрозненных отрядов помещиков, но, подобных интервентов бронепоезда раздавят, и не заметят.
        - Неплохо, могут справиться своими силами, - согласился Валентин. - Что им сказали шведы?
        - Шведский посол в Королевце ведёт себя нагло, требует отменить блокаду Балтики, угрожает вторжением. Чистова пока держится, понимает, что без нас пропадёт, да и предложение Папской области оказало своё воздействие, Елена Александровна нынче не так боится войны, как двадцать лет назад.
        - Послы Лотарингии, Нормандии, Бретани в шоке, просят помочь, защитить от Франции, я уже объяснил, что Французы нам войну не объявляли. Прованс и Лангедок, наоборот, рвутся в бой, если не с французами, то с генуэзцами и савойцами. Я принял на себя смелость связаться с министром обороны, чтобы они включили армии Прованса и Лангедока в свои расчёты. - Заместитель министра внешних дел откашлялся и продолжил. - Послы Руси молчат, как обычно, ждут указаний из Москвы. Послы Южно-Польской империи заявили о духовной поддержке нашей страны, но, сетуют на сложную ситуацию на границе с Турцией, где они вынуждены держать все свои войска, и на отсутствие общих границ с нашими врагами. Уверяют, что непременно окажут помощь при вступлении в войну Турции. Датский посол заявил о своём нейтралитете, ссылаясь на слабую армию и «отсутствие единого руководства в Новороссии», намекает на самозванные государства, что заявили о своём создании за последнюю неделю на нашей территории. Польско-венгерское королевство ничего заявить не может, пока не соберут Посполитое рушение, которое сможет решить вопрос о возможном
вступлении в войну.
        - Реакция вполне ожидаемая. - Задумался Седов, затем начал диктовать министру обороны и заместителю министра внешних дел. - Прованс и Лангедок пусть готовятся к захвату территории Савойи, необходимо в ближайшие дни разработать совместную операцию, помочь им оружием с боеприпасами. Часть территории Савойи можно отдать Лангедоку, если захотят, поторгуйтесь с ними. А Провансу можно обещать Корсику, пусть мучаются с корсиканцами. Они как чемодан без ручки, нести неудобно, а бросить жалко. Эти горячие островитяне надолго отобьют у наших друзей желание чужих территорий. Если откажутся от чужих земель, уточните, что нужно, будем разговаривать. Но, вступить в войну они должны не позднее будущей недели, иначе их помощь опоздает.
        - Данию и Польско-Венгерское королевство завтра же необходимо предупредить письменно, что любое передвижение вражеских войск по их территории будет считаться нами объявлением войны, с разрывом союзных договоров и началом боевых действий. - Валентин подошёл к окну кабинета, чтобы полюбоваться на дворцовый парк, с цветущими клумбами, на гуляющих у фонтана женщин с детьми, на вольеры с редкими диковинными птицами и животными, возле которых всегда много малышей с няньками. А после покушения, почти все семьи министров перебрались во дворец, хоть не так просторно, зато спокойно, до окончания боевых действий придётся потерпеть. Воспоминание о раненом сыне и убитых министрах заставило Седова скрипнуть зубами от злости, он повернулся к ожидавшим министрам.
        - В Москву и параллельно русскому послу сегодня же вечером отправить сообщение, с просьбой вступления в войну против Швеции. Я разговаривал с Чистовой, она уже предложила Руси свои заводы и рудники в Кируне, оставляя за собой лишь Мурманск. Так вот, если Москва вступит в войну со Швецией, мы готовы признать за ними всю территорию владений короля Карла, какую они смогут захватить на Скандинавском полуострове. Даже, если Швеция исчезнет с карты Европы. Нам достаточно будет всех шведских островов на Балтике. Уверен, царь Иван согласится. Но, в Скандинавии мы воевать не будем, пусть мучаются со шведами сами.
        - Что делать с Великопольшей? - Уточнил заместитель министра внешних дел.
        - Не знаю, эти поляки хуже корсиканцев, буду думать. - Пожал плечами наместник. - Вопросы есть? Нет? Тогда за работу, господа, завтра в восемь утра жду ваших докладов.
        Руководители быстро покинули кабинет, отправляясь работать допоздна по своим рабочим местам. Лишь новый начальник службы безопасности Новороссии остался сидеть за столом, открывая свою папку. Убедившись, что наместник готов к разговору, безопасник сообщил. - Сергей Кожин вышел на след Вацлава Поляка, тот через пару дней должен быть в Венеции. Связи в Венеции у Кожина имеются, нужно срочно его перебрасывать туда. Я уже договорился с лётчиками, его могут перебросить на гидросамолёте со всей командой, посадить в лагуне, недалеко от Венеции. Нужно Ваше разрешение на привлечение самолётов и продолжение розыска Поляка. Тем более, что через три дня в Венеции будет очень жарко, операция рискованная.
        Валентин задумался, рисковать парнями, в том числе крестником, было опасно. Однако, сведения, которые мог дать захваченный Вацлав Поляк, работавший на три, как минимум, государства, самых опасных и сильных врагов Новороссии, спасут тысячи жизней. Не говоря уже о финансовых и политических выгодах, особенно в свете предстоящих боевых действий на территории этих стран. Да и расследование о взрыве в Петербурге и организации восстания будет неполным без показаний Поляка. Если занять выжидательно-оборонительную позицию, никто не гарантирует, что через год-другой новые «Поляки» не погубят сотни и тысячи русов. Нужно активней действовать, особенно в военное время, когда руки развязаны и можно не опасаться международных скандалов. Придётся рисковать, и, лучше Сергея Кожина никто не справится с задачей. Он парень опытный, знает подноготную всех петербургских заговорщиков, его вокруг пальца не обведут.
        - Хорошо, отправляйте группу Кожина в Венецию, но, активизируйте всю агентуру в городе им на помощь. Одновременно сообщите необходимую информацию казачьим атаманам Кипра и Крита, для оказания любой поддержки нашим парням. Кто знает, где они смогут выйти на связь, может в Швейцарии или ещё где. Поэтому необходимы пароли и контакты во всех соседних с Венецией странах, вплоть до Лангедока и Турции. - Седов взглянул на карту, утыканную разноцветными флажками, на фоне которых зелёным пятном выделялись турецкие владения, внезапно изменил тему разговора. - Что Вы скажете о Турции, какая информация о намерениях султана и его визиря?
        Глава шестая
        В середине июля на северо-востоке Индийского океана обычно стоит спокойная, порой штилевая погода. Этим летом всё шло, как обычно, плаванье из Волжска проходило спокойно, не вызывая нервотрёпку вынужденными задержками в пути. Караван грузовых кораблей, подходивший к южному побережью острова индонезийского архипелага Яве, уверенно двигался по спокойным водам океана. Где-то впереди весело играли дельфины, выпрыгивая из воды, по правому борту огромные тунцы гоняли целый косяк какой-то рыбы, не различимой с такого расстояния. Далеко на севере из линии горизонта медленно вырастало побережье Явы. Николай Кожин любовался океаном, стоя на мостике флагмана, первого корабля, собранного на верфи Югоруси, грузопассажирского судна водоизмещением две тысячи тонн особого назначения «Вольфович». Название дали в честь российского политика, мечтавшего «вымыть сапоги в водах Индийского океана», весьма символично для судна, построенного и предназначенного для работы именно в этом океане.
        Корабль успешно прошёл ходовые испытания, и, был передан Кожину на ближайшие полгода-год, именно такой срок Пётр Головлёв определил для выполнения основного плана. Сам план был разбит на несколько пунктов, первым из которых значилось прибытие на Яву, затем на Суматру, загрузка танкера нефтью и его отправка в обратный путь. Танкер этот шёл в середине каравана, приняв на борт вместо привычного груза, двадцать тысяч ружей с патронами, продажа которых была вторым, но не последним пунктом плана работы Кожина в этом регионе. Не зря он два года расставлял своих информаторов на побережье Индокитая и островах, да сами они успели три года хорошо потрудиться. Накопленная за это время информация и проведённые кое-где вербовки, оперативные комбинации, смогли изменить ситуацию в нужную для русов сторону.
        Здесь, на капитанском мостике корабля ветер сдувал шум работающих двигателей, вибрация мощных дизелей совсем не беспокоила, можно было сесть в удобное кресло и любоваться изумрудными водами океана, обдумывая ближайшие действия. В отличие от многих своих знакомых, Кожин не умилялся романтикой парусных кораблей, якобы бесшумно плывущих по морским волнам. Такие мысли возникают либо у совершенно сухопутных типов, не бывавших на море, либо у глухих, поскольку движение парусника не менее шумно, чем дизельного судна, если, конечно, ходовая машина не разболтана. Тогда, действительно, всё судно вибрирует, и разговаривать можно лишь на верхней палубе. Парусники, по крайней мере, деревянные, здешнего изготовления, скрипят, как половицы в бабушкином доме. Не считая плеска воды за бортом, равномерных ударов волн, хлопанья парусов, и шума ветра в ушах.
        Зато новенький «Вольфович» радовал своей безупречной работой дизелей, отлаженному шуршанию машинного отделения, экономичной скоростью двадцать вёрст в час. Больше решили не давать, отстанут остальные корабли каравана. Двадцать вёрст, для многих судов были максимальной скоростью движения. Всё-таки пять-шесть лет эксплуатации сказывались на ходовой части, несмотря на ежегодное техническое обслуживание. Куда деваться, несмотря на круглогодичную навигацию, приходилось ежегодно чистить днище кораблей, красить, попутно перебирать машины и ходовую часть. Химики, конечно, регулярно давали новые образцы краски для испытаний, якобы страшно ядовитые для водорослей и ракушек. Пока результаты испытаний не вдохновляли, хватало свежей покраски на шесть-восемь месяцев, потом всё равно обрастали.
        Химики, лучшие ученики Надежды Ветровой, развернулись в Югоруси быстрее всех, выдавали результаты просто фантастические. В отсутствие чужаков и шпионов, ещё долго никто из жителей Югоруси не сможет посещать Европу или разговаривать по радио, промышленники и учёные вытащили на свет все секретные разработки Новороссии. Именно в Югоруси и окружающих островах пригодились многие из них, например, капроновые и нейлоновые ткани. Субтропики и тропики стали настоящим бичом для тканей и кожаных изделий, их тут ели, казалось, абсолютно все. Не только термиты и муравьи, но и слизни, многоножки, крысы и чёрт знает кто ещё. Даже кирза и вискоза не стали исключением из этой пищевой цепочки, в принципе всё правильно, это та же целлюлоза, пусть и обработанная немного иначе, нежели простая бумага. Если с сохранностью личных вещей всё было относительно нормально, не было ещё у народа по тридцать платьев и двадцать пар обуви, то с хозяйственными делами оказалось тяжело.
        Кожаные баулы, мешковина, брезент, различные чехлы, коробки, ящики, сундуки, и прочее, прочее, прочее, прогрызались насквозь, до трухи и полного уничтожения содержимого. Ждать получения инсектицидов для борьбы с насекомыми было не перспективно, да и нежелательно, травить начало пищевой цепочки не лучший способ уничтожения редкой фауны. Всё это уже проходили в двадцатом веке, избавившись от надоедливых насекомых лишь частично, зато от красивых хищных птиц полностью и окончательно. Упаковывать всё исключительно в жесть и листовое железо накладно, тяжело и дорого. Тем более, что различные канаты, верёвки и тому подобное, упаковать и не получится, а что делать с самой упаковкой из натуральных волокон, её во что упаковывать?
        Пришлось срочно разворачивать массовое производство капроновых и нейлоновых нитей, которые шли на верёвки, шнуры, канаты, не гниющие и не пользующиеся спросом у насекомых. Это вам не двадцать первый век с его мутантами, способными грызть резину и пластик. В патриархальном и натуральном семнадцатом веке, даже крысы отказывались питаться капроновыми шнурами и нейлоновыми чехлами. С крысами, впрочем, вопрос решили вполне цивилизованно, ультразвуковыми излучателями, которые гуманно распугивали животных при включении в электрическую сеть, конечно. Именно поэтому за пять лет колонизации Австралии, ни одного грызуна на пятый материк не привезли. Все прибывающие корабли, особенно торговые суда из Азии, проходили двое суток санитарной обработки на стоянках. Эта обработка включала в себя жесточайшую ультразвуковую атаку всех трюмов и помещений, при высаженной на карантинное судно команде. Дополнительно проводилась обработка натуральными инсектицидами, вроде окуривания дымом серных шашек и опрыскивание различными бытовыми настоями.
        Конечно, двух-трёхдневная задержка кораблей на стоянках и выгрузке не радовала, да и в порту приходилось иногда дополнительно обрабатывать подозрительные грузы. Однако, ученики Алевтины Сусековой не подкачали, пока безбилетных пассажиров удавалось избегать, по крайней мере, в живом виде. А трупики крыс, лягушек, змей и прочих мелких гадов, приходилось собирать после такой интенсивной обработки на многих кораблях, особенно, местных, азиатских торговцев. Так дальше и повелось, работали на таможне исключительно «не мутагенными» средствами, дающими нужный результат без привыкания паразитов. А применение химических синтезированных инсектицидов, ядов и гербицидов в массовых масштабах Пётр Головлёв запретил, разрешив их изготовление лишь для тайных операций разведки и боевых действий. Вроде слезоточивого газа, например, или цианидов для диверсионных операций.
        Местных грызунов, вроде сумчатых мышей, в Югоруси также разгоняли ультразвуком, насекомых отпугивали исключительно натуральными ингредиентами, предпочитая надевать накомарники из тонкой капроновой нити, хранить продукты и ценные товары в капроновых же контейнерах. Особенно радовались рыбаки, любители и профессионалы, получив возможность рыбачить на малозаметную, но крепкую капроновую нить, или ставить сети из капронового шнура, которые и сушить легко. До нейлоновых чулок дело пока не доходило, станки тонкого плетения не изобрели, а плести руками некому было, дефицит рабочих рук ощущался везде в Югоруси. Капроновые подошвы для обуви быстро получили популярность не только из-за износостойкости, но и красивого яркого цвета. Белые, красные, зелёные и ярко-жёлтые подошвы пользовались популярностью среди молодёжи и женщин. Что делать, модничали даже в Средневековье. Капроновая и нейлоновая плёнка, капроновые уплотнители и прокладки, быстро вписались в быт населения Югоруси. К сожалению, на эти цели уходило много нефти, исключительно привозной. Хотя стоило «чёрное золото» дёшево, но, «за морем телушка -
полушка, да перевоз - рупь». Не надо забывать, что тротил тоже производился из нефти, а взрывчатки Югоруси требовалось много, для горных работ, в первую очередь.
        Так вот, химики Югоруси не только умели синтезировать нужные вещества, но и научились смешивать уже известные, до нужной кондиции. Благо, старые магаданцы знали направление исторического развития, и подсказывали необходимые нюансы. Довольно быстро химики создали недорогую технологию получения дизельного топлива на основе пальмового масла, которое, как и в двадцать первом веке, можно было закупать почти даром. В любом государстве и на любом острове Юго-Восточной Азии, даже у самых диких папуасов росли масличные пальмы. Альтернативный источник дешёвого дизельного топлива не помешает, особенно экологичный, который можно получать без цивилизования соседних племён, не опасаясь того, что ресурсы иссякнут. И, что характерно, без всяких вложений, местные власти могут начать торговлю с русами этим ресурсом, покупая на заработанные средства начавшие входить в моду на Востоке русские товары.
        Трюмы всех кораблей, идущих в караване, были заполнены до отказа, впервые Югорусь везла две трети товаров для конкретных покупателей, заранее давших согласие на покупку. Три года поставок дульнозарядных пушек в Китай, раздираемый вялотекущими войнами и восстаниями, дали необходимый результат. Династия Мин, пренебрегавшая оружием «северных варваров», в отличие от своих противников - маньчжур, закупавших пушки и порох весьма охотно, стала терпеть одно поражение за другим. Если бы не вооружённое давление казаков, вытеснявших, в свою очередь, маньчжур из Приморья, династия Мин рисковала бы исчезнуть на два-три десятилетия раньше, чем в нашей истории. Кроме того, на китайского императора произвели впечатление успехи южных инсургентов, требовавших восстановления прежней китайской династии, ещё до монгольских времён. Южане не только были вооружены пушками, купленными у русов, но и получали солидные поставки из Югоруси недорогого холодного оружия.
        Поэтому, ради сохранения правящей династии, китайцам пришлось решиться на закупку вооружения у Югоруси, только пушек, естественно. При численности китайских армий в десятки или сотни тысяч воинов, ханьские полководцы никогда не жалели своих и чужих солдат. Общеизвестное отношение китайской власти к солдатам, как отбросам общества, как к расходному материалу, играло свою роль. Впрочем, в средневековой Европе царили аналогичные нравы среди королей и полководцев. Потому и не занимались китайцы, обучением простых солдат, предпочитая не тратить на них деньги и время. Всё равно, по их устойчивому мнению, победу в бою приносила либо немногочисленная конница, состоявшая из относительно профессиональных и обученных всадников, либо тупое численное преимущество, реализованное принципом «шапкозакидательства».
        Знаменитые принципы Сунь-Цзы, якобы вершина китайского средневекового военного гения, при внимательном прочтении не более, чем примитивные советы для новичков, вроде «мыть руки с мылом» или «не ходить по лужам», какие дают родители своим маленьким детям. Не будем верить якобы древним китайским летописям о якобы гениальных полководцах и блистательных победах. Взглянем на относительно правдивую историю Китая с начала восемнадцатого века, где сохранились подлинные отзывы современников из разных стран. Например, письма русских казаков в Москву, в семнадцатом-восемнадцатом веке, с отчётами об освоении Сибири и Дальнего Востока. Там, в ряду прочих новостей, казачьи атаманы описывают сражения с китайцами, осады китайцами казачьих острогов, длившиеся месяцами. При соотношении сил двести-триста казаков против пяти-шести тысяч китайцев, вооружённых десятком и более пушек.
        Причём казаки не всегда хвастают, зачастую признаются, что отступили, когда закончились боеприпасы. Потому и пишут в Москву, чтобы прислали боеприпасов, а не с целью похвастать сказочными подвигами. Аналогичная ситуация в войнах китайцев с вьетнамцами, тогда называвших себя государством Аннам. В конце восемнадцатого века, во времена Суворова, Китай направил в Аннам армию численностью двести тысяч человек! Аннамцы собрали только восемьдесят тысяч воинов, сражение происходило почти исключительно холодным оружием. Если и были использованы пушки, то богатый Китай их имел в разы больше. Однако, аннамцы наголову разбили превосходящие в два с половиной раза силы противника. Это при равном вооружении, одинаковой психологии и опыте боевых действий.
        Про девятнадцатый век и знаменитые опиумные войны с Англией, затем вооружённые конфликты Китая с другими европейскими странами и говорить не приходится. Тогда европейцы побеждали при десятикратном численном превосходстве китайцев, это принято оправдывать отставанием в вооружении. Скорее всего, так и есть, но, именно тогда, те же англичане терпели одно поражение за другим в горах Гиндукуша, в Афганистане, откуда были вынуждены уйти. Афганцы же, почти никогда не собирали столь большие армии, чтобы превосходить англичан в десять раз, однако, побеждали. Ссылаться на горную местность не актуально, в Китае хватает гор и сложно проходимых мест. И вооружение афганцев вряд ли было лучше китайского, однако, побеждали. Поэтому выступать в роли союзников рыхлого и высокомерного Китая, русы не собирались, рассчитывая погреть руки на поставках оружия многочисленным китайским инсургентам.
        Петр Головлёв и Николай Кожин много думали, обсуждали, как строить политику Югоруси в отношении с Китаем и соседними странами. Европейский опыт русов не подходил однозначно, по всей Европе остались многочисленные славянские селения вплоть до Франции, Генуи и Северной Италии, лозунг освобождения славян воспринимался практически всеми вполне логично, пусть и с раздражением. На Дальнем Востоке так удалось поступить лишь с айнами, действительно похожими на европейцев, зрительно принявших русов своими более близкими родичами, нежели воинственных соседей-японцев. Худо-бедно удалось русам проводить политику общей истории ариев в Северной Индии, где индусы были аполитичными, да и там, любой дурак видел сходство большинства индусов с европейцами. И легенду освобождения дальних сородичей от ига кочевников как-то использовали, пришлая династия Моголов была откровенно чужеродной индусам.
        В Юго-Восточной Азии требовался иной лозунг, иная политика, на долгие годы и века, способная легализовать фактическую колонизацию русами азиатских стран. Придать действиям Югоруси в Юго-Восточной Азии некий шарм, некую высокую идею. Примерно, как пиндосы и лаймы последние сто лет убивают сотни тысяч невинных людей по всему миру «во имя идеалов мира и демократии». Как ни странно, до сих пор находятся миллионы идиотов, верящих в этот не менее идиотский лозунг. Причём, именно в тех странах, где пиндосы с союзниками бомбят и убивают мирных граждан. Конечно, в патриархальном семнадцатом веке большинство людей и стран просто честно грабили, не скрывая материальных интересов. Но, ещё во времена первых крестовых походов европейцы пытались подвести определённую идеологическую базу под оправдание своих грабежей. Вот и наши герои, пытались создать внятную концепцию внешней политики Югоруси в Азии и Тихом океане.
        Учитывая, что ни Головлёв, Кожин, Корнеев, ни их жёны и дети не были гигантами мысли, ничего внятного за годы жизни на пятом материке не родилось. Ну, не всем дано быть мыслителями, слишком практичными оставались инженеры и офицеры, чтобы «растекаться мыслью по древу». Что немудрено, при таких профессиях и образе жизни, мечтатели и фантазёры просто не выживают. Поэтому, на общем собрании всех взрослых магаданцев, а таковых набиралось в Югоруси почти шесть десятков человек, в трёх поколениях, решили вернуться к началу. А именно, к трём задачам в Средневековье, с которых начали свою работу магаданцы тридцать пять лет назад. Когда пытались осмыслить причину своего попадания в шестнадцатый век, и, возможную сверхзадачу, поставленную перед группой офицеров, инженеров и учителей. Не как своё высокое назначение, а в виде реальной помощи России и русским людям в будущие времена.
        Тогда главными целями стояли, соответственно, - борьба с протестантством, считающим примитивную наживу любыми средствами даром божьим. В этом вопросе Кожину и Головлёву, с помощью своих друзей, удалось продвинуться довольно далеко. В нынешней Европе начала семнадцатого века протестанты, благодаря активной политике магаданцев, остались лишь в Швейцарии, Голландии, Дании и Швеции. Причём, в последних двух странах католики и православные граждане уже составляли подавляющее большинство населения. Да и в целом, протестантство не вело наступление по всем фронтам, как было в нашей истории, а судорожно сопротивлялось под давлением новороссийского православия. И, даже без особых усилий со стороны русов, протестанты уже не смогут вернуть себе былые позиции. В первую очередь потому, что богатейшими и ведущими странами Европы стали именно православные страны, поэтому протестанты потеряли свой главный довод о божественной избранности богатства.
        А именно, - лютеране и кальвинисты не могли, как сорок лет назад, вести речь о том, что, будучи протестантом, ты можешь разбогатеть любым путём, и, это будет показателем того, что господь тебя любит и ценит. В нынешней Европе протестанты никак не могли разбогатеть лёгкими путями, как в прежней истории. Там, основными источниками богатства для протестантов Англии, Голландии, Франции, служила морская торговля, работорговля и пиратство, не считая ограбления католических храмов и богатых католиков. Именно в этих направлениях при минимальных денежных вложениях люди без чести и совести зарабатывали огромные деньги. Но, появление в Европе русов резко сузило способы лёгкого заработка для авантюристов всех стран и народов. Русы потеснили традиционных торговцев, практически уничтожили пиратов и работорговцев, безжалостно захватывая их корабли при полном превосходстве в скорости и вооружении своих кораблей на море, господстве на торговых путях в Атлантике. А в части ограбления храмов и богачей протестанты, к своему удивлению, узнали, что их самих, таких богоизбранных, можно тоже отлично грабить. Этим и
занялись магаданцы, изымая церковные ценности и конфискуя сами протестантские кирхи, разоряя богатых протестантов, заканчивая захватом крупных протестантскими странами, таких, как Англия!
        В Европе русы не только, потеснили промышленников и купцов «нечестной» конкуренцией, начав выпуск недорогих и невиданных ранее товаров, пользующихся огромным спросом. Они обложили протестантов и мусульман двойной пошлиной, в сравнении с католиками, что сразу ударило по карману «борцов за религиозные права» из числа «пасторов Шлагов». А все попытки вооружённого давления на русов заканчивались, как правило, полным разгромом конкурентов, с захватом их территорий и ресурсов. В ходе одной такой локальной операции Кожин и Головлёв захватили Англию, одновременно решив вторую свою задачу, по борьбе с англосаксонским шовинизмом и двойными стандартами. Теперь никаких англосаксов в мире не будет, а с двойными стандартами в Европе русам удавалось пока справляться, особенно после эффектного уничтожения Ватикана в Риме и вербовки руководства ордена иезуитов.
        Оставалась третья цель, которую русы, уже начали претворять в жизнь лет тридцать назад, это максимальное ослабление ислама, недопущение его разрастания в мировую религию, с дальнейшим появлением радикальных экстремистских мусульманских группировок во всём мире. Да и работорговля в мусульманских странах была развита едва ли не сильнее, чем в Европе Средних веков, и, продержалась торговля рабами до двадцать первого века, что характерно, почти исключительно у мусульман. А работорговлю русы, не любили, хотя и приходилось продавать пленных крымских татар работорговцам, но, исключительно в первые годы, когда не было физической возможности содержать огромное количество пленников. Но, после освобождения Крыма от татар и передачи полуострова Московской Руси, никакой торговли рабами русы, не поддерживали. Даже способствовали отмене первых попыток закрепощения крестьян на Руси.
        Однако, вопрос с исламом оставался открытым, к началу семнадцатого века мусульманство проникло далеко на Восток, добравшись до островов Индонезии и побережья Индокитая. Хотя, там, у ислама пока были слабые позиции, он оставался религией правящей верхушки, купцов, и близких к ним слоев населения, - горожан, ремесленников, воинов. Большинство населения продолжало поддерживать свои традиционные верования. Этим и воспользовались Головлёв «со товарищи», решили совместить полезное с приятным. Официально заявить себя в качестве «непримиримых борцов за идею», в смысле, против ислама, за восстановление традиционных религий Юго-Восточной Азии. Решили поставить так, что Югорусь будет «нести мир и освобождение угнетённых слоёв аборигенов от мусульманских захватчиков и продажных богачей».
        При этом задачи доминирования в «освобождённых бывших исламских султанатах» русы, не ставили, как и своего непосредственного управления. Опыт двадцатого века показал, что наиболее удобно стоять над местными дрязгами, получая сверхприбыли без особых обязательств. Тогда, главной задачей Югоруси останется максимально монополизированный товарообмен, с прикормленными правителями и заключёнными договорами о военной помощи. Которые помогут, в случае, попытки аборигенов огрызнуться, просто сменить правителя, желательно силами местных заговорщиков. Примерно, как хозяйничали пиндосы в «банановых республиках» на протяжении девятнадцатого-двадцатого веков. Максимум выгоды при минимуме обязательств. Для показательной порки выбрали два небольших султаната, на западном побережье Явы, и на Суматре, чьи правители умудрились недавно поссориться с соседями. Именно к этим потенциальным жертвам и направлялся караван из Югоруси.
        Небольшой порт на южном побережье острова Явы не мог принять всего каравана русов, поэтому первыми высаживались бойцы пехоты, вооружённые карабинами и автоматами. Все были одеты в лёгкие тропические вискозно-хлопковые камуфляжи, кирзовые берцы, бронежилеты, выдерживающие попадание бронебойной стрелы с тридцати метров, в каски тропического варианта, с пробковой подкладкой. У командиров, начиная с уровня десятника, за спинами были закреплены переносные рации, с привычными в двадцать первом веке переговорными гарнитурами на голове. Стараниями радиотехников Югоруси оперативные рации дальностью до пяти вёрст весили не более двух килограммов с батареями. Все отряды имели чёткие планы действий, тут же на пирсе к ним подходили подготовленные переводчики-проводники.
        Пока многочисленные зеваки и стражники разглядывали экзотичные корабли из железа и без парусов, дивились на моторные шлюпки и катера, десятки пехотинцев уже оказались на берегу портового городка. Без шума и криков, в считанные минуты, русы, быстрым шагом расходились по разным маршрутам. При этом попытки редких стражников задержать чужаков оказались безуспешными, переводчики говорили, что все вопросы решит главный начальник, и показывали на приближающийся катер, на борту которого стоял капитан Макс фон Шмелинг, в парадной форме. При виде столь ярко наряженного мужчины, резко контрастировавшего с камуфляжем бойцов, у аборигенов пропадали все вопросы. Все понимали, - вот он, самый главный начальник. На фоне Макса в шитой золотом форме, с золотыми лампасами, с галунами и аксельбантами, с именным револьвером на поясе, совсем терялся невзрачный Николай Кожин, одетый в стандартный камуфляж, сидевший в катере рядом с капитаном.
        Катер приткнулся к бамбуковой серенькой пристани, с нелепо торчавшими жердями настила. Пара матросов в привычных пробковых спасательных жилетах, ловко спрыгнули на берег, закрепляя причальные концы на вкопанные сваи. Затем отработанными быстрыми движениями перекинули сходни, и вытянулись на пристани по стойке смирно. Первым ступил на берег, естественно, капитан фон Шмелинг, с невозмутимым лицом потомственного барона, владельца замка в предгорьях австрийских Альп. Профессиональный воин в шестом поколении фон Шмелингов, умел смотреть свысока на всех при необходимости, что сейчас и продемонстрировал. Благо, подбежавшие портовые стражники и три местных чиновника едва доставали своими шлёмами до подбородка офицеров.
        Неторопливо спустившись по сходням на берег, два офицера в сопровождении десятка пехотинцев и переводчика, направились к начальнику порта, ожидавшему незваных гостей на пороге своего домика. Шли неторопливо, не обращая внимания на полусотню портовой стражи, окружившую русов. Воздух, пропитанный влагой, оседал на лицах и одежде мужчин, резко контрастируя с недавним свежим ветром океана. Идти было недалеко, метров двадцать, не больше. Но, все русы, успели пропотеть с головы до пят, фон Шмелинг машинально снял шитую золотом фуражку, вытирая лицо платком. Кожин пока держался, в силу возраста, наверно, кровь не так горяча, как у молодого офицера. Держался Николай соответственно выбранной роли помощника и советника, скромно и немного подобострастно.
        - Кто главный? - Негромко поинтересовался Макс, глядя поверх голов аборигенов пустым взглядом.
        - Я начальник порта, - выслушав перевод прибывшего на катере руса, важно выставился животом вперёд самый полный из присутствующих аборигенов. Сквозь слабо скрываемый страх в его глазах промелькнула надежда на хороший заработок, вернее, объёмную взятку. Он приосанился, пытаясь, выставить вперёд свой маленький, тщательно лелеемый животик. Громко вздохнул и разразился длинной речью, наглость которой была понятна и без перевода. Выслушав перевод, оба офицера не сдержали лёгких улыбок, настолько ожидаемыми были слова начальника порта. Таким же давно отрепетированным стал ответ Макса фон Шмелинга, абсолютно неожиданным, однако, для аборигенов.
        - Я, Макс фон Шмелинг, капитан русской гвардии, от имени правительства Югоруси, объявляю войну султану Батана Абдул Кадиру. Война будет идти до полного захвата султаната, либо до подчинения всего султаната Югоруси и её требованиям. Требования наши таковы - отказ султана Абдул Кадира от исламской веры, полное изгнание мусульманских проповедников из султаната, с запретом на исповедание ислама на всей территории страны. - Капитан взял из рук Николая запечатанный печатями кожаный пенал с посланием, и небрежно передал его начальнику порта. Сдержал улыбку при виде шокированной физиономии яванца, добавив, - спешите передать мои требования султану Абдул Кадиру. Уверен, мои воины уже захватили порт и весь городок. Не думаете ли вы сопротивляться, скрывая от султана такое важное сообщение?
        Начальник порта впал в ступор, зажав в руках полученный пенал с посланием. Лицо его побагровело до такого оттенка, что от носа яванца начал подниматься явственно заметный пар. Или это было горячее дыхание напуганного человека? Окружавшие причал стражники, которые вполне слышали слова капитана, сообразили быстрее своего начальника. Опытным служакам хватило пары минут, чтобы оценить сложившееся соотношение сил. Со всего порта и города не набралось и сотни бы вооружённых копьями и саблями воинов султаната. А русы, к этому моменту, высадили на берег вторую сотню экипированных карабинами бойцов, и десяток боевых машин, вооружённых крупнокалиберными пулемётами. В какой бы провинции не жили стражники-яванцы, они были опытными служаками и наслышались об оружии русов вполне достаточно, чтобы понять истинный расклад сил в родном городке.
        Полусотник портовой стражи, перекинувшись с ветеранами парой слов, принялся действовать раньше, чем очухался начальник порта. Ну, это всё верно, долгодумы-стражники не доживают до возраста полусотников. Пока начальник порта пытался привести свои мысли в порядок, просчитывая вероятные последствия разных поступков, командир стражников уже сообразил, что делать. Вариант обороняться от превосходящих сил русов исчез из головы ветерана за пару секунд, выжить тут было также невозможно, как и победить. Шансы на выживание давала возможность сопровождения в столицу султаната начальника порта с посланием русов. Десятники портовой стражи тоже сообразили, что к чему, и, командир стражи начал действовать.
        - Господин начальник, - зашептал полусотник багровеющему яванцу на ухо. - Нам надо срочно известить величайшего султана о дерзком нападении на порт и город. Чем быстрее мы доберёмся до столицы, тем раньше великий Абдул Кадир сможет собрать войско. Тем раньше он сможет выгнать чужаков из страны, тем меньше денег потратит на войну. Это сейчас наша главная задача. А порт путь русы забирают, зато они его не разрушат, спешить надо!
        - Да, надо спешить, - кивнул головой начальник порта, приходя в сознание.
        - Вот и хорошо, - заботливо подошёл к ним Кожин, показывая рукой на десяток бойцов-русов. - Мои воины проводят вас до выхода из города и подберут несколько повозок, чтобы вы могли достойно исполнить свой долг перед великим султаном.
        - Товарищ капитан, порт и город захвачен полностью, потерь не имеется. - Спустя полчаса после отъезда яванцев доложил поручик, возглавлявший штурмовую группу из пары взводов. - Тыловые службы приступили к сбору трофеев.
        - Георгий Петрович, - окликнул капитан фон Шмелинг своего начальника штаба, капитана Валеева, занимавшегося выгрузкой передового батальона с техникой. - Как идёт выгрузка техники?
        - Личный состав уже на берегу, скоро обед будет. Технику и боеприпасы выгрузим не раньше семи вечера, полагаю, к выступлению будем готовы лишь утром. - Сверяясь с блокнотом, доложил начальник штаба.
        Капитан взглянул на развалившегося в соседнем шезлонге Кожина, тот одобрительно кивнул головой, не открывая глаз. Яркое полуденное солнце отражалось от моря, от блестящих листьев прибрежных зарослей, даже, казалось, от крыш портового городка. Сама природа располагала к послеполуденному отдыху, как говорят испанцы, сиесте. Николай Кожин, последние годы привык подобному образу жизни в тропиках, где всё делается неспешно, лишь утром или вечером. Работать в полдень и пополудни избегали все, от мала до велика, от бедных до богатых. Порой эта привычка напоминала Кожину обязательный послеобеденный сон в Московской Руси, где они провёл три года великого голода, спасая людей. Там, после обеда спали все, от бояр и царя, до последнего нищего, независимо от времени года и температуры воздуха. А православное духовенство подвело к этой привычке какой-то идеологический момент, цитируя Евангелие и житие святых.
        - Хорошо, - увидев согласие Кожина, подтвердил намерения начальника штаба капитан фон Шмелинг. - Командуйте с пяти утра проверку техники, а в шесть утра выступаем. Мы с полковником ночевать будем на «Вольфовиче». Дозоры я проверю ночью сам, старшим по охранению назначаю прапорщика Селезнёва, пусть выставит посты с рациями не ближе двадцати вёрст от городка по всем направлениям. Всё так, как планировали давеча, оснований менять разработанный план, нет.
        - Я пройдусь по городку, пожалуй, - потянулся всем телом Кожин, - работайте, парни. Не забудьте шифровку в Волжск отправить, волнуются, поди. И в нашу резидентуру в столице Султаната сообщите о начале операции, пусть готовятся к активным действиям дня через три. Как раз до Джакарты доберёмся, не раньше.
        Слова полковника оказались пророческими, к окраинам столицы султаната передовые отряды русов вышли, вернее, подъехали на грузовиках и боевых машинах, утром третьего дня. Султан Абдул Кадир лишь накануне вечером получил письмо с объявлением войны, и, вполне в духе Средневековья, не сомневался, что сто пятьдесят вёрст, отделяющих столицу от южного побережья острова Явы, нехорошие и наглые русы будут проходить неделю-другую. Как принято у пеших армий, со скоростью десять-двадцать вёрст в день, особенно в горной местности. Поскольку начальник порта и его стражники заверили, что русы высадились без лошадей, а в портовом городке тягловой силы не более трёх десятков особей. Посему молодой султан, вступивший на трон правителя Бантама почти десять лет назад, доверился советникам и спал вполне спокойно, собираясь выступить дня через два навстречу агрессорам.
        Сегодняшний день по планам султана должен был пройти в сборе дружины, совещании придворных полководцев, введении срочного военного налога и прочих неотложных мероприятиях. Затем, через четыре-пять дней, когда войско султаната закрепится на ближайших горных перевалах, следовало ждать приближения к тем перевалам передовых отрядов врага. И, только через неделю, а то и больше, могло произойти сражение с врагом. Естественно, с непременной победой войск султана, эти горные перевалы давали огромное преимущество при обороне. Прибывший же начальник порта, как и его стражники, оценивали высадившиеся войска русов в две-три тысячи бойцов. Чего их опасаться, когда только личная дружина Абдул Кадира была пять тысяч всадников, да столичный гарнизон ещё столько же пехотинцев выставит?
        Султан спал бы ещё спокойнее, если бы знал, что численность высадившихся русов не превышает одного усиленного батальона, в количестве до семисот бойцов и офицеров. Однако, это никак не отразилось на судьбе самого Абдул Кадира и его бывшего султаната Бантама. Ибо утром жители Джакарты были разбужены пушечной канонадой с трёх входивших в столичный порт русских кораблей. Те в считанные минуты подавили береговые батареи, после чего начали громить казармы столичного гарнизона и расположение дружины султана. Пока портовые и городские власти в панике пытались сориентироваться и что-то предпринять, под шумок, так сказать, в столицу с юга ворвались бойцы штурмового батальона капитана фон Шмелинга. Двигались походным порядком, на боевых машинах, в сопровождении десятков пехоты, разъезжаясь по узким улочкам, к определённым каждому подразделению целям. План города с нанесёнными зданиями казначейства, султанского дворца и прочих стратегических пунктов, имелся у каждого десятника, не только у офицеров.
        Пытавшийся скрыться султан Абдул Кадир был атакован при выезде из дворцовых ворот, и, погиб от пулевого ранения в спину. Это обеспечили подошедшие поздней ночью, завербованные среди аборигенов за три последних года «борцы за справедливость и возвращение к заветам предков». Хотя, среди этих «борцов» стрелять из карабинов умели только резидент русов и его охрана из трёх человек. Но, четырёх умелых стрелков оказалось вполне достаточно для выполнения поставленной задачи. А грабить дворец «борцы за справедливость» отправились уже сами, с этой задачей они надеялись управиться без посторонних советов. Резидент Югоруси, выставил на запасной выход двоих своих бойцов, связался по рации с Максом фон Шмелингом и доложил о выполнении задачи. После чего уселся в тени, поджидать подкрепления для захвата канцелярии и архивов султана. Туда борцы за идею отправятся в самую последнюю очередь, «проверив» гарем, парадные залы и личные покои правящего клана. Пусть играются средневековые бунтовщики, русы, уже заканчивали захват столицы.
        За три дня корабли Югоруси не только успели обогнуть западную оконечность острова Явы и подойти к столице султаната. Но и высадить по пути четыре усиленных роты в условленных точках побережья, со всем имуществом, разумеется. После захвата Джакарты и ликвидации верховной власти в султанате, все отряды русов, поддерживая тесную связь по радио, начали движение на восток, к границам соседнего султаната Матарам. Это было крупное государство, контролирующее центральную и восточную часть острова Явы. К сожалению, тоже с мусульманскими правителями, что определяло неминуемые боевые действия. Учитывая, что Матарам контролировал территорию гористых джунглей в пять раз большей площади, нежели у Бантама, речь о его захвате не шла. Русы спешили выйти на границу между султанатами и закрепиться в обороне.
        Пока отдельные усиленные механизированные роты бойцов двигались на восток по джунглям, объявляя о приходе новой власти, на южном и северном побережье выгружались морские транспорты, доставляя в ближайшие к границе порты боеприпасы. Одновременно шла активная реквизиция имущества мечетей и сторонников бывшего султана, рискнувших оказать сопротивление. Спустя две недели, когда на восточной границе бывшего султаната, а ныне индусского княжества Бантам, была выстроена плотная оборона, две трети морского каравана русов отплыли на юг. В Югорусь корабли спешили доставить необходимую нефть и тысячи тонн трофеев, не производившихся на пятом материке. Начиная с риса, жемчуга, золота, шёлковых тканей, заканчивая пряностями, фруктами, слоновой костью и редкими животными. Последних везли в Волжский зоопарк, где два друга-магаданца решили собрать богатейшую коллекцию тропических животных.
        Ботанический сад с вполне понятным опасением проникновения на пятый материк чужеродных и опасных растений, устроили ещё два года назад на острове Опричь (Тасмании). Туда тоже отправят посылки, но, следующими рейсами. В ожидании формирования новой власти независимого княжества Бантам, которым активно занимался Николай Кожин с помощниками в столице, тыловые части русов два месяца занимались своим привычным делом. Они аккуратно и методично вывозили всё ценное, что было захвачено во дворцах сторонников бывшего султана. А корабли русов сновали между Явой и Волжском, разгружаясь с рекордными скоростями. Шесть тысяч вёрст в одну сторону русские капитаны проходили за рекордные двадцать дней.
        Кожину, уставшему торговаться с наглыми, жадными, но, откровенно глупыми претендентами на княжеский трон, пришлось пригрозить, что через пару месяцев подобной торговли в княжестве не останется денег и прочих ценностей. И несостоявшийся князь Бантама рискует просить подаяние, ибо ему будет нечего платить своей дружине, не говоря уже о покупке передового оружия Югоруси. А без дружины и русского оружия князь долго не продержится, это понимал каждый претендент. Потому, через два месяца правителем княжества Бантам был провозглашён наследный принц Сурапати, ставший полновластным князем «по многочисленным просьбам родных и близких». Первым указом князя стало государственное возвращение к религии предков - индуизму, запрет ислама и разрешение братского православия.
        Соответственно, вторым документом, подписанным князем Сурапати, стал договор о торговле и военной помощи между княжеством Бантам и Югорусью. По этому договору Югорусь получила в безвозмездное пользование на побережье княжества удобную бухту для строительства военно-морской базы. А княжество закупало для своей армии русские ружья и нанимало военных инструкторов из Югоруси, расплачиваясь за это поставками риса, пряностей и пальмового масла. Словно узнав о подписанном договоре, в тот же день войска восточных соседей Сурапати, султаната Матарам, вторглись на территорию княжества двумя армиями, по тридцать тысяч солдат в каждой. Учитывая гористую местность, джунгли и почти полное бездорожье, скрыть движение такого количества войск соседям не удалось. Потому два батальона русов, уставшие ждать вражеской атаки второй месяц, знали о месте и времени наступления достаточно, для организации крепкой обороны.
        И в течение трёх первых дней обе наступающие армии были наголову разгромлены артиллерией и пулемётами русов, захвативших более сорока тысяч пленников-яванцев. Стратегия и тактика проведения подобных сражений в условиях многократного численного преимущества врага, давно изучалась в армии русов на примере классических побед в Польше, Северной Индии, Японии и Китае. Потому для опытных офицеров, в первую очередь для капитана Макса фон Шмелинга, воевавшего в Северной Индии, при наличии необходимого количества боеприпасов, победа не представляла особой трудности. Тем более, в этих краях непуганных самоуверенных островитян, не имевших на вооружении ни единой полевой пушки. И, благодаря этому, не получивших никакого опыта борьбы с врагом, вооружённым огнестрельным оружием.
        Огромное количество пленников, здоровых мужчин, давало столь необходимый человеческий ресурс для Югоруси. Нет, заселять саму Югорусь яванцами магаданцы не собирались, они всё-таки хотели сохранить европейский фенотип в своей стране на долгие годы. Тем более, что перспектива принятия таким количеством мусульман православия, да ещё в относительно сжатые сроки, была нереальной. Поэтому Петро Головлёв, после краткого совещания по радио, принял решение осваивать пленными восточную часть острова Новая Гвинея. Там, как было объявлено всем пленникам, они будут работать в течение пяти лет, после чего получат возможность вернуться на родину. А на востоке Новой Гвинеи за эти годы магаданцы планировали выстроить порт, вырубить часть дикого леса, разбить на его месте плантации гевеи. Не забывая о производстве продуктов питания и ловле рыбы, естественно.
        Конечно, не все сорок тысяч пленников отправятся работать руками в течение пяти лет в дикие джунгли, часть из них, в основном офицеры, будут возвращены на родину, за выкуп. С ними уже начали работать безопасники Югоруси, вербуя среди них агентов влияния, как минимум. Ещё несколько сот яванцев будут возвращены из ссылки позднее, если подойдут для службы в вооружённых силах Югоруси. Опыт в подобных действиях магаданцы накопили огромный, первых своих сторонников Николай Кожин завербовал ещё тридцать пять лет назад, среди пленных кучумовских татар Приуралья. С тех пор бывший оперуполномоченный уголовного розыска Пермского края воспитал не одну сотню неплохих, умелых оперативников. Вполне достаточно, чтобы за пять лет отобрать из десятков тысяч пленников необходимых для оперативно-агентурной работы людей.
        С учётом отправленного дважды нефтяного танкера и налаженных поставок натуральной нефти и пальмового масла, после стабилизации подконтрольного княжества Бантама, сразу две задачи Кожин считал выполненными. Пора переходить к «продолжению банкета», двигаться в сторону Суматры и Малаккского полуострова. Хотя после строительства военно-морской базы на Яве, надобность в суматранских владениях отпала, но, менять планы Кожин не стал. Также быстро высадились оба усиленных батальона на южном побережье острова Суматры, захватили порт и единственный город совсем уж, карликового султаната. Сделали быстро, не устраивая костюмированных спектаклей, не занимаясь агитацией и подбором нового руководства. Николай Кожин просто сломал захваченного живым вместе со всей семьёй султана, при его опыте подобное не составило труда.
        Сломал психологически, не физически, конечно. Спешил старый оперативник, не считая необходимым разыгрывать долгие комбинации, поставил бывшего султана перед простым выбором, - жизнь и власть, в обмен на смену вероисповедания, либо, - личная смерть и нужда семьи, при сомнительном удовольствии сохранения якобы веры предков. Кожин не постеснялся дотошно, с примерами, напомнить султану о вероисповедании его прадедов, ещё не бывших мусульманами. Вполне возможно, именно эти воспоминания, позволили султану с чистой совестью вернуться к прародительской религии, приняв условия оккупантов-русов. Стремясь быстрей отправиться к Малаккскому полуострову, Николай не настаивал на военном сотрудничестве с вновь созданным княжеством. А новоявленный князь сам не сообразил заручиться защитой Югоруси, не знал он о существовании далёкой страны и её силе. Потому Кожин отделался минимальным договором о торговле и геологической разведке, интересные горы были в том княжестве.
        Оставив на Суматре стандартную агентурную сеть, с парой раций для дальней связи, русы отплыли к Малакке буквально через неделю после захвата и «принуждению к миру» новой «деисламизированной территории». В Бирме, где второе десятилетие шла вялотекущая гражданская война, позиции мусульманства были крайне слабы. Потому с прямым вторжением и давлением на власть магаданцы решили не спешить, занимаясь исключительно торговлей. Ну, а после фантастических побед на Яве, количество бирманских князей, желающих купить знаменитые русские ружья, сравнялось с их общим числом в Бирме. За три месяца «яванского сидения», торговцы Югоруси смогли продать в Бирме чуть больше пятнадцати тысяч ружей. Но, едва слухи о поражении султаната Матарам достигли материка, заказы на ружья увеличились втрое.
        Поэтому трюмы каравана, двигавшегося от побережья Суматры к устью реки Иравади, были забиты ружьями и боеприпасами. А цель у Кожина стояла почти гуманитарная, получить разрешение на строительство в удобном месте неподалёку от болотистого устья Иравади экстерриториальной торговой базы. Откуда и вести торговлю с Бирмой и соседними странами. Имея крупные опорные базы в Бирме и Джакарте, магаданцы могли спокойно работать по дальнейшей деисламизации Юго-Восточной Азии. Как бы не были уверены в своих силах магаданцы, одно дело - единовременная победа, другое дело - захват десятков султанатов полуострова Малакки и окрестных островов. К этой многолетней программе подходили осторожно и постепенно. Будут крупные базы у русов, будут воспитаны и натренированы опытные войска из местных племён, будет поддержка соседних стран с буддийской религией, тогда и начнёт Югорусь свой очередной «Дранг нах остен» по-русски.
        Глава седьмая
        - Так вот ты какой, Мост Вздохов? - удивился неказистому строению над венецианским каналом Сергей Кожин, разглядывая знаменитое сооружение с палубы казачьего катера. Хотя определённый шарм, конечно, имелся, но мосты в том же Париже, застроенные десятками церквушек и часовен, выглядели импозантнее, что ли. Хотя, Сергей честно признавался себе, что воспитан на инженерных строениях Новороссии, где главным считалось утилитарность, вписывание в ландшафт, и лишь после этого определённая лаконичная красота. На этом фоне помпезные и вычурные строения Венеции могли быть сравнимы только с дворцами Ирия. Хотя, как раз с дворцами Ирия ни одни европейские паласы не выдерживали никакого сравнения. Их пышность, классические формы сказочных и фэнтезийных дворцов из иллюстраций будущего, невообразимые для Средневековья огромные зеркальные окна, блестящие линии стальных перекрытий, нержавейка молдингов и прочие прибамбасы, привычные для жителей Петербурга, иных европейцев шокировали, некоторых до икоты.
        - Да, это не Рио-де-Жанейро, - невольно вырвалась у Кожина крылатая фраза из любимой отцом книги «Золотой телёнок», вошедшей в список обязательной литературы закрытых учебных заведений для магаданских отпрысков. Для выпускного класса, естественно, уже после совершеннолетия. Капитан безопасности оглядел стены соседних палаццо, с сохранившейся во многих местах позолотой, вполне симпатичных со стороны фасадов. Утром второго дня оккупации Венецианской республики казаками, улицы-каналы были исключительно безлюдными. Казаки, достаточно хорошо изучившие Венецию, после прошлого успешного набега, высадились и захватили «любимый город» за считанные часы. Стоило дать пять залпов из бортовых орудий и торпедировать три фрегата и шесть галер, пытавшихся стрелять в ответ, как всякое сопротивление венецианских моряков и стражников прекратилось. Возможно, повлияли на это три промаха, в результате чего три торпеды с усиленным тротиловым зарядом весьма удачно снесли здание портовой таможни и причал со складами.
        Как бы то ни было, гидросамолёт с командой безопасников Кожина приводнился в Венецианской лагуне спустя всего полчаса после высадки казачьего десанта на набережной и в порту. В неразберихе штурма и грабежа, сопряжённого с захватом Венеции, только к вечеру удалось встретиться с агентурой и получить примерные данные о появлении Вацлава Поляка. Сведения оказались настолько интересными, что Сергей работал всю ночь, выпросив у казачьих атаманов катер с боевой группой. После четырёх пустых адресов, пятый проверенный домик принёс горячие сведения о двух возможных явках Поляка. Пришлось разделиться на две группы, время не ждало. Четверо безопасников Кожина отправились с проводником из местных пешком по ближайшему адресу, а сам капитан рванул на катере на окраину Венеции в сопровождении казаков.
        Вот и нужный адрес, за сто метров от которого Кожин выпрыгнул на мраморную дорожку вдоль домов. Катер высадил ещё трёх казаков, затем развернулся в сторону, как договорились. Чтобы заглохший двигатель не вызвал подозрений, катер потарахтел в обход через два квартала, чтобы подобраться к необходимому дому со стороны чёрного хода. Остававшихся в катере четверых казаков было достаточно для задержания вероятных беглецов. Бесшумно передвигаясь к явке, Кожин не сомневался в удаче, после многих дней розыска лишь считанные метры и минуты отделяли его от захвата Вацлава Поляка. Азарт охотника, не сравнимый ни с каким иным чувством, вбрасывал порции адреналина в кровь безопасника. Опыт подсказывал капитану все предстоящие действия, заставляя работать быстро и уверенно, без заминок и раздумий.
        Подкравшись к двери, Сергей кивнул одному казаку, указав на выходящие окна, чтобы тот караулил под ними, укрывшись от взгляда из дома. Хотя все окна здания были забраны тяжёлыми коваными решётками, привычка их контролировать осталась. Сам капитан проверил количество выходов из дома, оставил у чёрного хода ещё одного казака. Лишь после этого, также неслышно, вернулся к парадному входу, внимательно рассмотрел запоры входной двери, подсвечивая фонариком. Увы, выбивать такую дверь было безнадёжной попыткой, а стучать - такой же глупостью. Кроме того, дверь оказалась запертой изнутри на пару засовов, как минимум, что исключало открывание замка отмычкой. А окованные железом двери спасали хозяев от возможных грабителей, такие двери не выбьешь голыми руками или обутыми в казачьи сапоги ногами. Но, были у капитана испытанные средства против любой двери, несколько кусков тротила из вещмешка, со взрывателями.
        Капитан прислушался, в предрассветной тишине было отчётливо слышно приближающееся тарахтение катера, который подходил к зданию с тыла. Можно начинать. Безопасник ловко прилепил три куска тола к двери, жестом отправив казаков в сторону, затем поджёг огрызки бикфордовых шнуров, и, отскочил сам в сторону, открыв рот пошире. Взрыв в тишине отозвался несколькими раскатами эха, отражаясь от соседних зданий. Не успело эхо отзвучать, раскатываясь по кварталам Венеции, как Сергей запрыгнул в дымящийся провал подъезда, мазнув лучом фонаря по стенам и в глубину здания. Быстрый бег к правому входу занял пару секунд. Ну, эта дверь не остановит безопасника, какими бы не были запоры. Один удар ногой, второй, третий удар уже провалился с выбитой дверью внутрь.
        Услужливый казачок успел первым юркнуть вперёд, перешагивая упавшее полотно двери, с фонарём в левой руке и револьвером в правой руке. Запертых дверей в помещении не осталось, капитан крикнул по-русски, не сомневаясь, что все жильцы его поймут, - Всем не двигаться, армия Новороссии! - Он знал о панической боязни жителей Средиземноморья казаков, поэтому надеялся не дать повода для вооружённого сопротивления, якобы под предлогом защиты от грабежа и насилия.
        Казак проверял правую от входа комнату, освещая фонарём две имеющиеся там кровати, Кожин через плечо осмотрел две женские и две бородатые физиономии, отвернулся в левую сторону. Он отодвинул портьеру, освещая комнату фонарём, там явно спала прислуга, четыре небритые рожи уголовного типа моргали, не поднимаясь с пола. Все они спали в одежде, ничем не укрываясь, что для июля в Венеции больше чем достаточно. Капитан шагнул вперёд, к третьей комнате, чувствуя азарт приближения к цели. Внутренний голос подсказал не входить с разгона, мужчина лишь вытянул руку с фонарём, направляя его луч направо, где обычно ставят кровать.
        - Бабах! - выстрел из револьвера оказался достойным, разбив фонарик, а Кожин немедленно застонал, упав на пол. Боли он не чувствовал, но подыграл Поляку, пусть думает, что попал. Позади начал материться казак, всё, как договаривались, молодец, парень, не растерялся, не бросился под выстрел. Однако, отвлёк Поляка, чем воспользовался безопасник, скользнув на животе в комнату длинным бесшумным движением, по гладкому паркету. Пока судорожно надевавший штаны Поляк успел среагировать на движение в темноте, капитан уже перекатился к нему. Вернее, к роскошной кровати с балдахином, на которой сидел Вацлав, натягивавший тесные панталоны. Барские замашки погубили шпиона, не рискнувшего прыгать в окно с голой задницей, что на его месте обязательно бы сделал сам Кожин.
        Буквально одной секунды не хватило Вацлаву, чтобы выстрелить в капитана, сначала толкнувшего ударом ноги шпиона в бедро, выведя из равновесия. Чтобы затем, в перекате, поднявшись на ноги, отработанной связкой добавить удар ладонью правой руки в лицо, в темноте не видно куда, но, судя по сырости на ладони, попал в нос, как и хотел. Левой рукой в это время рус блокировал локоть вооружённой правой руки Поляка, чтобы через долю секунды дополнить свои действия ударом колена в грудь шпиона. Выбитый из духа, тот уже не пытался сопротивляться. Следующих пары секунд Кожину оказалось достаточно, чтобы скрутить свою жертву, сцепив руки шпиону сзади наручниками. Капитан подобрал трофейный револьвер, обыскал полуодетого пленника и сбросил его на пол, ожидая прибытия казаков.
        В комнате по-прежнему было темно, фонарик Кожина разбит пулей, а приданные казаки на катере прибудут через считанные секунды. Сергей крикнул своему напарнику-казаку, что всё в порядке, пусть не дёргается, работает по плану. Ужасно хотелось поговорить с задержанным Поляком, но безопасник не стал торопиться. Сейчас, придут ребята, проверим всех задержанных, обыщем людей и квартиру, допросим всех аккуратненько. После чего можно и Поляком заняться, к нему очень много вопросов появилось за последние недели. Хотя, судя по его биографии, Вацлав наверняка предпочтёт работу на Новороссию, нежели многолетнее тюремное заключение или казнь, как государственного преступника. Этот авантюрист слишком любит хорошо пожить, на чём и провалился, влезая во всевозможные интриги и заговоры. Да, сработали хорошо, нет, отлично!
        - Всё отвратительно! Какая гадость! Как я мог довериться таким тупицам! - Император Священной римской империи германской нации Рудольф Второй только что получил сообщения из обеих действующих армий. Несмотря на разные даты докладов, сведения совпадали, как писаные под копирку. Более того, оба доклада были написаны русами, хотя и доставлены германскими офицерами. В своих письмах русы сообщали, что обе германские армии, вторгнувшиеся в пределы Новороссии захвачены ими в плен. Не выставляя никаких условий, ничем не угрожая, русские воеводы ехидно интересовались, продержится ли уважаемый император Рудольф Второй до появления русов в Вене? Намекали, на покушение германских генералов на своего императора во время прошлой войны с Новороссией, конечно, когда от гибели спасли Рудольфа и его семью только подошедшие войска русов.
        Именно такие намёки больше всего и возмутили, более того, напугали Рудольфа, любившего своего сына Юлия Цезаря. И мечтавшего на волне возвращения хотя бы Чехии, добиться для сына наследственного титула эрцгерцога, а позднее, чем чёрт не шутит, императора. К тому же, огромный долг императора русам, пусть и беспроцентный, всё равно надо было отдавать. А объявленная гибель наместника Новороссии Петра, которому на замену пришёл молодой и мягкий Никита, давала надежды на изменение политики Петербурга. Увы, не получилось за пять лет ни договориться с русами, ни поссорить их с Москвой и Королевцем. Даже турки не рискнули войти в союз с Веной для войны против русов!
        Год назад шведы вышли на Рудольфа через своего доверенного агента Вацлава, намекнув об утечке информации из императорского дворца в Петербург. Да какая там утечка! Настоящая река текла из Вены к русам, о чём Рудольф, человек неглупый, отлично знал. Потому и работал император со шведским агентом лично, не доверяя никому, и встречался с ним исключительно вне дворцовых стен. Добившись заключения через такого посредника секретного договора со шведским королём Карлом Девятым. Тот пять лет ждал своего вступления на престол, будучи регентом. И, смог стать королём в 1604 году, лишь заручившись поддержкой шведских крупных торговцев и промышленников. Ибо после выхода Новороссии через захваченный русами Ближний Восток в Индию, Швеция начала стремительно терять сверхдоходы от торговли с Новороссией и Западным Магаданом.
        Этим и воспользовался Карл, чтобы добиться себе короны, открыто намекая о желании приструнить русов. Благо, шведские войска тридцать лет не знали поражений, вооружённые русскими ружьями и пушками. А сверхдоходы и многолетнее промышленное сотрудничество с русами позволили шведам самим наладить производство ружей и, что особенно важно, затворных пушек. Жаль, не удалось выяснить состав детонирующей смеси в капсюлях, да и сами патроны со снарядами шведы не могли делать на уровне русов. Покупать получалось почти вдвое дешевле, чем делать свои патроны и снаряды, пусть и без капсюлей, с чёрным порохом. Так, что эксперименты со своими боеприпасами продолжались, а для будущей войны два с лишним года шведы усиленно закупали у русов патроны и снаряды.
        Воспоминания о шведах, чьи армии уверенно продвигались вглубь русских владений, немного успокоили Рудольфа. Он злорадно усмехнулся, попробуйте русы разделаться со шведами так же легко, как с германцами. Небось, ученики легендарного генерала Шеттингофа, не знавшего поражений, да вооружённые таким же оружием, как и русы, не дадут себя в обиду. Расправятся шведские военачальники с проклятыми безродными выскочками, опутавшими Европу своими деньгами лучше самых хитрых жидов. Кто бы мог подумать, что две трети германского дворянства будут должны именно русам? А пресловутые евреи, с которыми боролись все европейские правители больше века, изгоняя их тысячами из подвластных земель, сами выедут из Европы?
        В этих размышлениях германский император лукавил даже в мыслях, даже самому себе не признаваясь в правде. Во-первых, легендарный и якобы непобедимый Шеттингоф, давно почивший в бозе, однажды потерпел поражение и даже попал в плен, причём был разбит именно русами, ими же захвачен в плен. Именно русы научили Шеттингофа быть непобедимым, преподавая ему уроки использования своего оружия - патронных ружей и затворных пушек. Так, что надежды Рудольфа на непобедимых шведов, были немного преувеличены. Во-вторых, евреи были выдавлены русами только со своих территорий, предпочитая оставаться в остальных европейских государствах, несмотря на формальное давление властей, как в Испании, например.
        Потому и получилось у русов решить «еврейский вопрос», что они действовали с ними методом «кнута и пряника», а не примитивными запретами и террором. Почти пятнадцать лет назад русы, после захвата огромных европейских земель от Голландии до Вислы и от Балтики до Веймара, включая Чехию и Моравию, резко изменили религиозные, банковские законы и налогообложение в своих владениях. Сначала они обложили двойными налогами иудеев, протестантов и мусульман, освободив православных подданных вообще от налогов, на первые семь лет. Одновременно русы открыли несколько своих банков, разрешив максимальную процентную ставку не выше пятнадцати процентов за год. Да ещё провели жёсткую зачистку всех скупщиков краденого и, одновременно, большей части профессиональных преступников в своих владениях.
        При этом никаких казней или тюремных сроков арестанты не получали, ссылка и только ссылка, на страшный север, в Мурманск, в Северную Америку, или джунгли Африки. Не менее, чем на пять лет. С последующим запретом проживания в городах Новороссии. Почти сразу новоявленные подданные Новороссии на присоединённых землях узнали о запрете открытых богослужений для всех религий, кроме православия. Причём, открытыми считались любые богослужения вне своего дома, даже в костёлах и синагогах. Пражские евреи, спонсированные терявшими доходы банкирами, подняли восстание, которое русы подавили жестоко и абсолютно равнодушно. По узаконенным стандартам русов, с высылкой всех близких родственников восставших, всё в ту же Африку или Северную Америку, и конфискацией их имущества.
        Одновременно, русы активно приглашали талантливых евреев работать у себя и даже учиться, бесплатно, с последующей отработкой. А через несколько лет наместник Новороссии объявил о восстановлении государства Израиль на земле Обетованной, для чего разослал приглашения всем еврейским общинам Европы, присылать молодых здоровых парней для обучения военному ремеслу. И добился таки своей цели, с помощью русов евреи захватили часть побережья Ближнего Востока, где образовали своё государство. Правда, подконтрольное русам, но, без жёсткого политического диктата. Более того, союз с русами защитил молодое еврейское государство от нападения соседей сирийцев, египтян и турок. Еврейские же общины, лишённые в Новороссии основных доходов от ростовщичества, ювелирного дела, и перепродажи краденного, вынужденные платить удвоенные налоги и тщательно скрывать богослужения, постепенно перебирались на свою многострадальную родину.
        Либо в прочие европейские страны, где ещё оставалась организованная преступность, где князья и короли нуждались в еврейских деньгах под любые проценты, где оставались еврейские гетто в больших городах. Но, туда перебирались в основном богатые еврейские семьи, бедняки и молодёжь отправлялись искать счастья в молодое государство Израиль. С помощью русов, израильтяне активно развивали обувную промышленность и сельское хозяйство, рыболовство и торговлю. Еврейские ткачи и краснодеревщики серьёзно потеснили своих конкурентов из Франции, Италии, Генуи. Израильские рыбные консервы оказались самыми дешёвыми в Европе, наряду с копчёной и солёной рыбой, евреи вытесняли с рынка конкурентов весьма активно. Настолько активно, что греки и сирийцы предпочитали перебираться в Израиль, нанимаясь на работу к евреям, благо, православие было объявлено второй государственной религией Израиля.
        Однако, рассуждения императора Рудольфа о силе шведской армии не были лишены здравого смысла, расправиться со шведами, как это было сделано с германцами, Петербург даже не планировал. Бывших лучших друзей русы обкладывали, как двух медведей в берлоге, с опаской и полным уважением, начиная с воздушной разведки. Пока небольшие отряды русов, численностью от роты, наводили порядок в охваченной гражданской войне стране, перебазированные на материк и остров Руян воздушные эскадрильи отрабатывали практику будущих войн. Ибо в теории летуны всё давно изучили, и даже тренировали бомбардировки и ночные вылеты. Благо, инфракрасная аппаратура к 1605 году достигла возможностей практического применения. Пришло время применить полученные знания и опыт на практике, чем лётчики усиленно занялись, в отсутствие любого противника в небе и абсолютно не досягаемые для стрелков с земли, при высоте полёта более пятисот метров.
        Поэтому, получилось неплохо, особенно с австрийскими армиями. Те, после первой бомбёжки и налёта штурмовиков, вооружённых крупнокалиберными пулемётами, просто впали в ступор. Обе армии остановились, не пытаясь двигаться вперёд, пока генералы решали, что делать. Решали они так целую неделю, времени вполне хватило отдельным усиленным ротам Новороссии, чтобы подойти к позициям интервентов, с использованием поездов и на механической тяге это несложно. Далее пошло, как по нотам, шесть рот справились с одной армией германцев, восемь рот разгромили вторую. Конечно, основная задача легла на артиллерию, огонь которой корректировался именно самолётами. Скорее всего, постоянное барражирование самолётов над головами, при возможности получить каждый миг сверху смертоносную бомбу, сыграло свою роль. Потому и сражались германские армии чисто формально, без особого энтузиазма, особенно после нескольких налётов штурмовиков, вооружённых крупнокалиберными пулемётами.
        В результате русы захватили примерно шестьдесят тысяч военнопленных, на которых сразу же поступил заказ из Югоруси. Два десятка сухогрузов, водоизмещением пять тысяч тонн, выстроенные за последние шесть лет на верфях Новороссии, активно продолжили вывозить германских пленных, вслед за ирландцами, захваченными в плен в Ирландском проливе, уже полностью «перебравшимися» в Югорусь. Новые пленники отличались от первых пленных германцев, тех, из прошлого века. Те, в большинстве своём были профессионалами, воевавшими не первый год, принявшими поражение от сильного врага спокойно, с достоинством. Многие из них перешли в армию Новороссии, служили новой родине честно и умело. Даже имея возможность осесть в завоёванных землях, большинство германских русов предпочитали карьеру профессионального военного, для себя и своих детей. Нынешние же пленники, в первую очередь, рядовые, больше походили на ополченцев. Не умеющих и не желающих воевать, нанявшихся в армию от голода и отсутствия иного заработка.
        Крестьяне, одним словом, которым русы и не пытались предлагать службу в армии. А в Югоруси подобным работягам, ещё не забывшим прелесть труда на земле, самое место. Тем более, что многие из них не только знали славянский язык, но и сами были славянами из южных провинций Священной римской империи германской нации. Всякие словены, славки, черногорцы, венеды и прочие сербы с хорватами. Вполне достаточно, чтобы успешно ассимилировать их всех в Югоруси. Поработают там лет пять-шесть, выстроят себе дома, обрастут хозяйством, возможно, женятся. После чего сами не захотят возвращаться в голодную Австрию. Хотя, будет ли на карте Европы Австрия, Валентин Седов ещё не решил, потому, как после этой войны никакой германской империи не останется точно. Сразу после отправки пленных на север, к Балтийским портам, все отряды южного, германского направления, двинулись дальше на юг, к берегам Средиземного моря.
        Да, именно на юг, через Швейцарию, Геную, Савойю и Венецию, чьи отряды в большинстве своём избегли пленения, дезертировав из германской армии, всё равно двигались усиленные роты русов, сопровождаемые воздушным прикрытием и разведкой. Пока восточная группировка русских отрядов перебиралась через Татры к вражеской столице Вене, западные отряды шли на соединение с отрядами кипрских и критских казаков, почти месяц удерживающих захваченное побережье Венеции и Генуи. В Савойе и на Корсике резвились союзники из Лангедока и Прованса, легко захватившие самоуверенных соседей. А казаки, убедившиеся в крепкой обороне захваченных земель, уже высадились в Папской области. Там они оказались впервые, земли были нетронутые и относительно богатые. Да ещё Петербург разрешил грабить итальянцев по полной программе, коли их всё равно отдавать Королевцу.
        Так, что на итальянском сапоге казаки резвились от души, вывозили всё, чего душа пожелала, от содержимого католических церквей и монастырей, до самих католических монахов и епископов. Ибо простые подданные Западному Магадану будут нужны, а католические священники и монахи - нет. Епископы ещё имели шансы выкупиться за круглую сумму, а простых монахов ожидала участь рабов где-нибудь в Египте или Ливане. Именно этим мусульманским союзникам продавали живую добычу казаки, взятую в Турции или других странах. Монашек из женских монастырей ждала совсем иная участь, трудно сказать, лучше или хуже. Всех их перевезут на казачьи острова, Крит и Кипр, где старухи пойдут в услужение, а молодушки будут поставлены перед выбором - бордель или замужество. Жестокий век, жестокие нравы, однако на всех союзных православных землях магаданцам удалось добиться отмены рабства и крепостничества. Даже в Южнопольской империи.
        Если на южном направлении Новороссия быстро вышла на старые границы, продолжая запланированное движение к Средиземноморью, то на восточном фронте всё сложилось иначе. Да, там ежедневные бомбардировки дали желаемый эффект, продвижение шведских армий замедлилось. Попытки шведов двигаться ночью тоже не удались, ночные вылеты бомберов подсвечивали ракетами диверсионные части русов и направляли по радио на штабные палатки. Однако, шведские генералы оказались действительно опытными вояками, они спустя считанные дни разделили свои армии на десятки полковых групп. Теперь у русов просто не хватало самолётов и разведчиков, чтобы отслеживать движение всех шведских отрядов. Можно сказать, что война перешла на уровень двадцатого века. Русы применяли атаки и разведку с воздуха, а шведы отвечали скрытным передвижением небольших отрядов под покровом леса, под прикрытием нелётной дождливой погоды и широким фронтом наступления.
        Русов спасло лишь отсутствие радиосвязи и самолётов у Швеции. Однако, у Петербурга физически не было в Европе равного шведским армиям количества войск. Бросать в огонь не обученных молодых ополченцев, как это делали правители всех стран, затыкая трупами свои ошибки, Валентин Седов не собирался. Ополченцы в Новороссии использовались исключительно в конвойных, технических и тыловых частях. В течение месяца удалось собрать против шведских армий почти дивизию обстрелянных опытных бойцов. Территория материковой Новороссии на скорую руку была к тому времени зачищена от самых крупных и одиозных отрядов бандитов и армий самопровозглашённых государств. Соседние страны, напуганные разгромом германских войск и бесчинством казаков на юге, молчали, ожидая результатов от шведского вторжения.
        Неожиданно быстро помогла Московская Русь, вступившая в войну по просьбе Петербурга всего через три недели. Возможно, сыграла роль подаренная Руси Кируна, с её рудниками и металлургическим производством. Или обещание отдать все шведские территории? Возможно, желание стареющего царя Ивана Пятого присоединить к Руси векового врага, лишившегося прикрытия временного союза, да проверить свои войска на боеготовность? В любом случае, русские полки двинулись через Финляндию к желанной Кируне. А несколько доверенных воевод царя прибыли в Королевец обговорить условия желательной десантной высадки русских стрельцов в Стокгольме. Всё это сковало действия шведских войск, месяц безрезультатно осаждавших гарнизон Кируны, успевший полгода назад перевооружиться на новые дальнобойные орудия взамен старых, тридцатилетней давности, стволов.
        Надо полагать, шведские армии в Новороссии уже знали о вступлении Руси в боевые действия, что заставляло их генералов спешить, нервничать, делать ошибки. Вынужденные скрываться днём от воздушных налётов, шведы попытались форсировать своё наступление по основному направлению - чугунке «Варшава-Берлов». Для этой цели они собрали весь подвижной состав оккупированной Великопольши, и создали целых пять самодельных бронепоездов. Даже установили на них по две пушки в каждый из передовых вагонов. Поскольку, опыт применения бронепоездов в Европе имелся вполне успешный, ещё в прошлой войне русов с германцами. Скрыть существование бронепоездов при всём желании русы не могли и не пытались. Именно наличие бронепоездов, курсирующих вдоль границ, останавливало шведов от нападения на Западный Магадан. Так вот, свою огромную, по средневековым меркам, силу, в виде пяти бронепоездов, шведские генералы решили бросить в ночную атаку, благо, с чугунки никуда не свернёшь.
        Это решительное наступление, шведы организовали достаточно продуманно, заранее разведали состояние пути, загрузили пехоту в вагоны, а конницу пустили вдоль насыпи, подсвечивать дорогу для машинистов. Забыли только о воздушной разведке и русских воеводах, которые сами готовили аналогичное наступление, собирая бронепоезда в ударный кулак. За неполный месяц русы собрали с материковой части Новороссии и перевезли с острова двенадцать бронепоездов, усиленные новыми крупнокалиберными пулемётами. Однако, даже мысли тупо бросить всю эту силу по одной ветке чугунки в наступление, ни у кого из русов не возникло. Опыт двадцатилетних боевых действий в Европе, Азии, Индии не пропьёшь, а Пётр Головлёв приучил своих офицеров думать, просчитывать, мыслить за врага, проигрывать каждое сражение на карте и макетах, не по одному разу.
        Поэтому сведения разведки о предстоящем наступлении шведских бронепоездов оказались, как нельзя к месту. Русы разработали дерзкий план по нанесению контрудара, согласовав его лично с Валентином Седовым. Решение было весьма рискованным, но, даже, с учётом всех возможных ошибок и накладок, давало возможность быстрого окончания боевых действий на севере материковой части Европы. Нужно было, как всегда, очень активно поработать руками и мозгами, чтобы сохранить жизни бойцов и командиров. Мобилизованные со всего прифронтового района крестьяне и горожане срочно прокладывали несколько новых временных линий чугунки, окружённые тремя цепями охраны. Такие массированные операции с соблюдением столь секретных мер ещё не проводились в «новейшей истории Европы». Всё-таки, русы успели закончить основные подготовительные работы за неполную неделю, до решающего наступления шведской армии на основном направлении «Варшава-Берлов».
        Вторая шведская армия, двигавшаяся побережьем Балтики, к тому времени превратилась в мешанину разрозненных отрядов, без единого руководства. Редколесье балтийского побережья не давало возможности укрыться даже небольшим отрядам шведов от воздушной разведки. Русы же, словно издеваясь, бомбили днями напролёт, редкие в июле-августе дожди едва спасали прибалтийскую группировку шведов от полного уничтожения. Тут не до наступления было, отряды в панике бежали в разные стороны. Кто стремился на юг, спасаясь от бомбёжки в лесах, кто-то рвался вперёд, с целью разжиться трофеями и накормить оголодавших солдат. Появились первые дезертиры, бросавшие оружие, снимавшие мундиры, и, россыпью пробиравшиеся в разные стороны. Прибалтийская группировка шведов находилась на грани развала, снующие в разные стороны гонцы и вестовые, стали лакомыми жертвами пограничных и диверсионных отрядов русов, сопровождавших шведскую армию.
        В отсутствие надёжной постоянной связи ни одна армия не может вести согласованные боевые операции. Не удивительно, что прибалтийская группировка войск шведов оказалась не способной продолжить наступление. После месяца воздушных налётов, шведы принялись активно окапываться на занятых рубежах, единственной надеждой Швеции в войне с русами оставалось запланированное наступление на Берлов. Вступление в войну Московской Руси сорвало все планы расчленения Новороссии. Шведы, к своему возмущению, оказались единственной страной, воюющей против русов. Многочисленные союзники давно вышли из активной фазы наступления, с трудом обороняясь в собственных границах. Сепаратисты на территории Новороссии были уничтожены настолько быстро, что Испания и Франция просто не успели отреагировать.
        Учитывая, что осторожные князья, герцоги и прочие сторонники реванша, продолжали жить средневековыми темпами, свои предложения о союзах с Испанией и Францией они обставили с максимальной помпой и пышностью. Захватив с помощью наёмников и разного сброда часть бывших своих земель на территории Новороссии, реваншисты пытались вернуть «всё взад», как было раньше, в «счастливые патриархальные времена», до появления русов в Европе. Едва утвердившись на шатающихся и подгнивших тронах своих предков, новоявленные монархи, архиепископы, герцоги, князья, спешили собрать «пышный двор». Затем, под рукоплескания приживалок происходили многодневные заседания, в которых раздавались милости и придворные посты. Всё это происходило на фоне судорожного «восстановления прав», то есть, обычного грабежа, «в счёт многолетних недоимок», с захваченных земель.
        Только потом, после недели-другой славословий и основательно ограбленных окрестностей, в Париж или Толедо, отправлялся посланник «истинной власти» с предварительными предложениями о военном союзе. Пока посланники сепаратистов согласовывали в Лувре и Эскуриале союзные договоры, пока торговались за каждый золотой пистоль или экю, их собственные минигосударства исчезли, разгромленные русами. А постоянные послы Новороссии в Испании и Франции, не замедлили официальными письмами уведомить королей об уничтожении бунтовщиков, называвших себя независимыми князьями или герцогами. Причём сообщали не просто о фактах восстановления государственности, а представляли подробный перечень имён убитых и арестованных бунтовщиков.
        Конечно же, Испания и Франция изначально не собирались ввязываться своими войсками в войну с Новороссией. Когда Генрих Четвёртый Французский и Филипп Испанский и Португальский засылали своих провокаторов в Петербург, они предполагали воевать с Новороссией чужими руками, поддерживая бунтовщиков оружием и деньгами, не более того. Возможное вступление в прямой конфликт с русами короли видели не ранее, чем через пару-тройку лет, когда Новороссия будет измотана междоусобицей. Только в таком случае имелись какие-либо шансы если не победить, то измотать богатейшую страну Европы, оторвать от неё лакомые кусочки, пограбить вдоволь, да подорвать сильнейшего торгового конкурента. Именно так, и, не более того.
        Но, никак не открытая война против сильнейшей армии Европы, за считанные недели разгромившей две германских армии. Нет, нет, и нет, отвечали на просьбы о немедленной помощи многочисленных посланников «угнетённых монархов Европы» их католические единоверцы в Париже и Мадриде. Максимум, на что могли рассчитывать послы, оставшиеся без своих государств, было возможное вступление в войну с Новороссией Испании и Франции в случае победы шведской армии и захвата Берлова, бывшего Берлина. Получалось, что шведам захват Берлова был необходим для начала перемирия с Новороссией на Западе, или, перевода боевых действий в вялотекущую стадию, как минимум, для активной обороны от Московской Руси на Востоке. В свою очередь, испанцам и французам, поражение русов позволяло надеяться на успешные действия своих войск против Петербурга. Испанцы уже присматривались к Папской области, которую намеревались захватить под предлогом защиты от казаков. Французы лелеяли возвращение бывших южных территорий, выход на побережье Средиземного моря, дававшее неплохую прибыль от торговли со странами Леванта.
        Естественно, всё это знали и понимали в Петербурге, потому и готовили операцию против шведов так тщательно и скрытно. Были вырыты сотни вёрст траншей, построены десятки вёрст чугунки, подвезены тысячи тонн боеприпасов. Однако, от применения реактивной артиллерии Седов решил отказаться, не стоило раньше времени давать толчок гонке сооружений. Достаточно наворотили магаданцы в мире, чтобы показывать нетрадиционные виды оружия будущим противникам. Наступление шведов началось ранним вечером 16 августа, когда округа на многие десятки вёрст во все стороны была обложена густыми облаками, пошёл нудный моросящий дождь. Все шведы, от рядовых до генералов, поняли, что подобная погода продержится не меньше трёх дней. Три дня шведы будут лишены воздушного контроля и смертельно надоевших налётов с воздуха.
        - Господа, само Провидение на нашей стороне, Господь даёт нам шанс добраться до Берлина! В бой, господа, только вперёд! - Такой, непривычно короткой речью напутствовал своих офицеров главнокомандующий южной шведской группировкой, генерал Шлиппенбах. Проводив посетителей штабной палатки, генерал зашёл за ширму и осторожно опустился на колени в своей походной молельне. - Господи, дай нам эти три дня! Дай мне только три дня, и я захвачу Берлин! Только шведы достойны, править Европой, ты же знаешь, Господи!
        Огромные массы шведской армии пришли в движение, спешно снимаясь с места. Отборные части конницы двигались вдоль чугунки «Варшава-Берлов» скорой рысью, не сомневаясь, что с помощью идущих сзади бронепоездов легко прорвут линию обороны русов. В эту кампанию русы ни разу не держали оборону долго, даже рельсы чугунки, ни разу не испортили при отступлении. Не считая, конечно, попаданий бомб во время воздушных налётов. Так было и эту ночь, ночь всеобщего наступления, когда передовые части русов попытались открыть огонь из ружей, но были расстреляны орудиями передового бронепоезда за считанные минуты. Лавина шведских и польских всадников хлынула вперёд, надеясь добить русов. Увы, позиции русов оказались пусты, не считая нескольких трупов, выжившие успели скрыться в лесу. Не веря своему счастью, шведы выслали конную разведку, подтвердившую, что пусть на Берлин свободен! Никого на расстоянии в пару миль нет вдоль чугунки, бронепоезда, сопровождаемые воинскими эшелонами, неторопливо догнали галопирующих разведчиков, и двинулись вглубь Новороссии.
        - Даже на этой скорости, не обгоняя конную разведку, поезда смогут добраться до Берлина всего за сутки, если не меньше. Посмотрим, что скажут проклятые схизматики, - шептали губы многих шведских офицеров, - когда на Берлин обрушится огромная мощь пяти бронепоездов! Да десять эшелонов пехоты, идущих за бронепоездами! Нам лишь бы сутки-двое продержаться, до подхода всей армии! Не будет проклятых самолётов, продержимся!
        С каждым часом безудержного движения на запад всё веселее ликовали простые бойцы и молодые офицеры, не замечая, как мрачнеют лица опытных унтеров и старших офицеров. Те помнили сражения с русами, лично знали многих русских офицеров, и не верили в такую удачу. Не могли быть русы глупее шведов, что бы про них не говорили пасторы и генералы! Да каждый опытный офицер или просто старый вояка давно уже знал бы о прорыве шведов. Тем более, с русскими офицерами связи, любое сообщение передавалось почти мгновенно на огромные расстояния. Значит, передовые части русов давно сообщили о прорыве бронепоездов, куда же мы едем так быстро, и почему нам никто не сопротивляется? Именно такие мысли тяжёлыми кулаками били в головах опытных солдат и офицеров, с трудом сдерживавших желание немедленно спрыгнуть с поезда под откос, и бежать в лес. Настолько опасным представлялось пребывание в вагонах.
        Но, шёл час за часом, движение поездов тормозилось или ускорялось, даже иногда заваливались немного набок вагоны, на крутом повороте. Неожиданно, раздался визг резкого торможения, все бойцы бронепоездов схватились за поручни, простая пехота падала друг на друга, упираясь в передние стенки вагонов. Вперёдсмотрящие высунулись из вагонов, окликая всадников сопровождения:
        - В чём дело, бойцы? Завал впереди, что-ли?
        - Да нет, что-то странное, дорога кончилась, похоже.
        - Как так, разобрали рельсы?
        - Рельсы целые, но загнуты кверху. И насыпи нет дальше. - Удивлённо передал всадник, гарцевавший возле передового вагона. А его сосед добавил, - И просека закончилась, нам некуда ехать.
        В этот момент раздались сотни взрывов от вышибных зарядов, заложенных под линией чугунки. Страшный скрежет загибавшихся толстенных рельсов, хлопанье рвущихся стальных креплений, разрывы шпал, крики напуганных бойцов и ржание раненных лошадей, весь этот кошмар не оставлял никаких сомнений в провале наступления. Две-три минуты спустя насыпь резко просела, опрокинув бронепоезда на левый бок, именно на ту сторону, куда выходили двери большинства вагонов и тепловозов. Запертые в опрокинутых вагонах бойцы страшно кричали, пытаясь пробить стенки вагонов, вылазили в узкие окна, раздались первые выстрелы, кавалеристы лихорадочно разворачивались назад, стремясь уйти из ловушки. Даже самый тупой боец понимал, что русы, опять обманули своих врагов, поймали их в западню.
        - В лес, всем уходить в лес! - Попытался взять командование на себя моложавый полковник из конных поляков.
        Одиночный выстрел из леса прекратил эту попытку поляка, навести порядок, после чего вспыхнули десятки прожекторов на вышках, возвышавшихся над лесом с обеих сторон западни. И, усиленный динамиками голос приказал, по-русски, разумеется.
        - Вы окружены, сдавайтесь. Условия обычные, офицеры смогут выкупиться. Остальные отработают свою свободу.
        - Пся крев!! - Выстрелили в прожекторы поляки сразу из десятка кавалерийских револьверов.
        В ответ с каждой вышки ударила одна не очень короткая очередь, но, из крупнокалиберного пулемёта. Пули разрывали тела всадников и коней на части, раненые умирали от болевого шока за секунду, убитые отлетали на несколько шагов. Европейцы ещё не видели действия крупнокалиберных пулемётов, тем более, на себе. Впечатлило всех, после прекращения стрельбы замолчали даже запертые в вагонах артиллеристы, предпочитая работать в плену, нежели лежать на погосте.
        Столь быстрое и тщательно подготовленное наступление привело двадцать тысяч солдат и офицеров шведской армии в подготовленную русами ловушку. С помощью мобилизованных рабочих, русы проложили более ста вёрст железнодорожных путей. Во-первых, привычную линию чугунки «Варшава-Берлов», на одном из поворотов, немного увели в сторону, в глубь леса на десять вёрст. Эту фальшивую чугунку заранее окружили рядами колючей проволоки и пулемётными вышками, с прожекторами. Она и заканчивалась изогнутыми кверху рельсами и полным лесным тупиком. После нескольких очередей из пулемётов, попавшие в мышеловку шведы и поляки, лишённые самых одиозных командиров в результате десятка-другого точных попаданий русского огнестрельного оружия, принялись сдаваться. Для некоторых старослужащих процедура оказалась знакомой.
        Пока группы заграждения разбирались с пленными шведами и поляками первого эшелона наступления, двенадцать русских бронепоездов успели пробраться по спешно выстроенным линиям чугунки в тыл наступающим шведам. Получив сообщения от основной группы окружения, бронепоезда рванули в тыл шведам по двум тайно проложенным железным дорогам, охватывая линию «Варшава-Берлов». Пока шведы продолжали двигаться якобы в тыл русам, скапливаясь в отгороженную колючей проволокой ловушку, бронепоезда русов железными клещами шли им навстречу. А сапёры с разведчиками спешно захватывали намеченные полустанки в глубоком тылу шведской армии, торопились соединить две тайные чугунки с многострадальной линией «Варшава-Берлов». Поддержанные диверсионными группами, сапёры отрезали наступавшую шведскую армию от Варшавы, за сутки проложили недостающие вёрсты пути, после чего уже русские бронепоезда рванули на скорости сорок вёрст в час на Варшаву.
        Легко преодолевая разрозненные попытки задержать бронепоезда, русы, пользуясь своим преимуществом в связи и скорости движения, спешили на восток. Бронепоезда двигались без остановок, легко пропуская встречные колонны шведских войск без обстрела, этими будущими пленниками займутся тыловые части. А стальной ударный кулак русской армии двигался на Варшаву, где решалась судьба рискованной операции и всей военной кампании. Неважно, кто кого обошёл в эти фантастические сутки. Главным результатом стал захват Варшавы русами на следующий день, практически без потерь со своей стороны. Шведы потеряли всё, начиная от обеих армий вторжения в Европе, одна из которых почти полностью попала в плен, двигаясь вдоль чугунки. Вторая, прибалтийская армия, давно не существовавшая, как единая организация, начала сдаваться в плен по частям. И это оказалось только начало, полыхнула вся Великопольша, казалось, совсем недавно замирённая огромной кровью шведами.
        Польские старики, старухи, подростки принялись резать шведов и жечь их усадьбы по всей оккупированной территории. Им активно помогали шведские и польские дезертиры, сумевшие сбежать от русов. Все они надеялись, что русы помогут «бедным угнетённым полякам», своим братьям славянам, введут войска на территорию Великопольши и займутся уничтожением шведов. После чего, русы, просто обязаны (!) будут восстановить Польское королевство и вооружить его, да помочь с восстановлением промышленности, разрушенной проклятыми шведскими оккупантами. Поляки же славяне, русы обязаны (!) помогать всем славянам, не правда ли? Надо полагать, именно так думали во всех европейских странах, от Апеннин, до Кольского полуострова. А в Великопольше так просто были уверены в этом все дворяне, как минимум!
        Тем сильнее оказалось удивление всей Европы, когда русы, вместо захвата (освобождения?) беззащитной Великопольши, принялись строить линию обороны, почти по своим старым границам. Не забывая, конечно, вполне в духе времени, грабить захваченные города и земли. Тридцати тысяч захваченных в плен шведов вполне хватило для самых тяжёлых работ. Именно они вывозили трофеи и делали то, на что не хватало сил у тыловых служб. Ибо тыловые службы русов были заняты самой интересной работой, они вывозили людей, их умы и умения. Русы захватили всего три самых крупных города Великопольши, - Варшаву, Краков и Львов. Именно там они набирали людей, молодых и зрелых, студентов и мастеров, девушек и юношей, которых эшелонами отправляли на запад, восстанавливать хозяйство Новороссии. О возвращении никому не говорили, но, семьи старались не разлучать, часто в вагоне ехали сразу три-четыре семьи, рискнувших поддержать своих детей и внуков на чужбине.
        Пленным шведам достались самые тяжёлые строительные работы по возведению укрепрайонов на выбранных стратегических высотах новой границы Великопольши и Новороссии. Оккупировать или «освобождать» Великопольшу Седов отказался наотрез, посылая своих многочисленных оппонентов к Николаю Кожину и Елене Чистовой.
        - Всё, что угодно, только не захват Польши. Пусть они сами воюют со шведами, пусть создают Посполитое рушение, хоть что пусть делают. В составе Новороссии поляков, цыган и евреев быть не должно! - Так высказался в сердцах Валентин на последнем совещании в штабе. И, не желая оставлять в сердцах своих оппонентов обиду, предложил. - Если эти поляки сами признают себя русами, как бывшие евреи или некоторые цыгане, пусть перебираются к нам. Или зовут нас, чтобы мы присоединили городок, село или весь, где живут, только православные русы, к Новороссии. Так согласен, но, только так! И, чтобы это было записано в документах с подписями всех взрослых жителей и их православного священника.
        В результате, новую границу с Великопольшей провели на самых удобных участках для обороны, полностью отделив соседей от выхода к Балтийскому побережью, большей частью по рекам и господствующим высотам. Тем полякам, кто не захотел жить под властью русов и зваться русами, пришлось перебираться на «историческую родину». Там только начиналось самое веселье, шведы сумели пережить поражение в Новороссии и организовали многочисленные отряды самообороны. Благо, большая часть шведских помещиков были отставники из бывших офицеров и солдат легендарного Шеттингофа, со своим оружием и боевым опытом. Заручившись поддержкой бежавших дезертиров и нейтралитетом русских гарнизонов в Варшаве, Кракове, Львове, шведы стали уверенно возвращать себе «нажитое непосильным трудом». Сёла и веси Великопольши вновь охватила резня, где шведы резали поляков, а поляки шведов, дезертиры и разбойники резали всех подряд. Ту гражданскую войну, что приготовили агенты Карла Девятого для Новороссии, шведы обнаружили у себя в стране, с кровью, огнём, убытками и смертями.
        А русы на этом фоне, продолжали вывозить грамотную и работящую молодёжь, мастеров и немногочисленные сохранившиеся в стране ценности, в основном из католических и протестантских церквей и монастырей. Пленные же шведские команды, выстроив основные укрепления, отправились на юг, где передовые части южной армии русов вышли на бывшую германско-турецкую границу. Отныне эта будет русско-турецкая граница, где предстояли действительно серьёзные фортификационные работы. Валентин Седов ещё два месяца назад отправил специального посланника в Константинополь с личным письмом к султану, где подтверждал отсутствие территориальных притязаний Новороссии к Турции в Европейской части владений обеих стран. У великого визиря хватило ума не ввязаться в войну с Новороссией, хотя, основной причиной была полная неготовность турецкой армии к войне. Хотя, кое-какие попытки привести в боевую готовность гарнизоны на германской границе турки начали принимать, но, опять же, всё шло привычными скоростями Средневековья.
        То есть, вполне возможно, продлись гражданская война в Новороссии полгода, да ещё столько же война с Веной, турки успели бы воспользоваться ослаблением своих врагов и оторвать часть территории. Но, все проблемы русы решили за пару месяцев, которых туркам определённо не хватило даже для принятия решения о своих действиях, не говоря о чём-либо другом. Вот и копали пленные шведы траншеи, строили укрепления, остроги и дзоты, куда перевозили часть трофейной артиллерии. Работы хватало на несколько лет вперёд, кроме укреплений, шведам предстояло протянуть на турецкую границу пару железнодорожных линий, да выстроить рокадную чугунку. Как показал опыт Западного Магадана, для средневековых правителей бронепоезда на рокадных чугунках пока считаются непобедимыми и страшно опасными. Этот опыт нужно использовать, с захватом Тироля и Штирии на юге Новороссии проблем с собственным чугуном и сталью не будет.
        Так, что, как раз шведских и польских пленников, число которых подходило после захвата Варшавы, Кракова и Львова к полусотне тысяч, отправлять в Югорусь Валентин Седов не собирался. Этим умельцам после постройки укреплений на границе с Турцией, найдётся работа на многочисленных рудниках и шахтах, заводах и фабриках, в новых землях Новороссии.
        Глава восьмая. Удар в сердце Европы
        - Как там, у братьев Стругацких написано? «Над солнечными и лазурными берегами Таити светили яркие звёзды?» Где-то так, вроде. - Николай Кожин из-под ладони посмотрел на бликующее яркими солнечными зайчиками море. Здесь, на капитанском мостике «Вольфовича», в шезлонге под зонтом, лёгкий ветерок снимал духоту тропиков абсолютно. Казалось, вернулось детство, и, маленький Коля Кожин лежит на Черноморском пляже, предвкушая очередное ныряние с маской за крабами и медузами, когда разрешит мама. Тогда, много лет назад даже Чёрное море казалось загадкой, а сейчас, целый нетронутый цивилизацией Тихий океан не волнует совершенно. Душа огрубела, путешествия надоели, последние годы Кожин ловил себя на том, что ничему не удивляется.
        - Говорят, когда перестаёшь удивляться, приходит старость, да и чёрт с ним. Закончится война в Европе, наведём порядок в Азии, вернусь в Волжск, будем с Петром рыбачить, помидоры собирать, да эпиорнисов с дронтами разводить. - Буркнул себе под нос старый сыщик, не веря ни единому сказанному слову. Он отлично знал, что найдёт себе занятие веселее, нежели отдых на природе. Тем более, что на ближайшие год-другой дело уже имелось, давно запланированное, тщательно продуманное и профинансированное. Ибо «Вольфович» во главе огромного каравана судов двигался к конечной цели всего нынешнего путешествия по Юго-Восточной Азии. А именно, к полуострову Камчатке, к его вулканам и гейзерам. Все предыдущие деяния русов в этом плаванье, вроде захвата власти в паре княжеств, военная помощь и продажа десятков тысяч ружей нужным правителям, были всего лишь попутным грузом или прикрытием основного задания.
        Караван судов вёз всё, что необходимо для крупнейшей тайной операции магаданцев, которая готовилась уже в Югоруси, хотя задумывалась лет десять назад. И, многие документы, и материалы были подготовлены заранее, ещё в Европе. Десять лет, стежок к стежку прошивались необходимые документы, готовились механизмы, чертежи и планы. Со всего исследованного мира свозились сначала в Петербург, затем в Волжск, древности, которые тщательно изучались историками, металлургами, искусствоведами, химиками. Нанятые монахи переписывали на пергаменты подготовленные тексты, типографии печатали единичными экземплярами книги, на привезённых папирусах и состаренной бумаге. Всё это за последние три года было доставлено в Волжск, где подверглось дополнительной обработке. И, настал, наконец, срок исполнения тайных планов магаданцев, в которые не были посвящены даже руководители Западного Магадана.
        Флотилия, во главе которой шёл «Вольфович», кроме подготовленных «раритетов» везла строительный материал: инструменты, технику, припасы, одежду. И, разумеется, самих строителей. Почти десять тысяч пленных яванцев и тысяча нанятых на пять лет контракта опытных строителей со всех концов Юго-Восточной Азии, под охраной батальона индусов, православных, конечно, давно называющих себя русами, расположились в трюмах и каютах югорусского каравана. Вся эта рабочая армия двигалась на север с единственной целью, - создать развалины Магаданского царства. Да, именно среди вулканов Камчатки археологам будущего предстоит обнаружить циклопические сооружения исчезнувшей цивилизации магаданцев. Именно там, лет через триста-четыреста, если не позже, археологи Московской Руси, или России, если она так будет называться, обнаружат заброшенные железные дороги и развалины древних городов.
        Потом, много позже, когда проведут раскопки этих развалин, будет «восстановлена» история магаданцев, пришедших в эти края из Европы после крещения Руси. Как первые магаданцы строили простые городища из брёвен лиственницы, затем перешли на каменное и кирпичное строительство, после чего изобрели бетон и железобетон. Одновременно, историки всего мира с недоверием воспримут сведения с раскопок магаданских городов, ибо там обнаружат первые в мире печатные книги, датируемые десятым-одиннадцатым веками. Там же будут найдены остатки первых, примитивных печатных станков, тех же веков изготовления. Много, что будет найдено в развалинах магаданских городов, от первых радиоламп, до алюминиевых остатков самолётов, первые станки с электроприводом и первые фотоаппараты. Там же найдут записи о срочной эвакуации царства на юг, в «открытую недавно», Югорусь, основанную выходцами из Магадана. Будет найдено несколько листовок с призывами к населению царства о срочном отъезде из-за разрушительного извержения вулканов.
        Разрушительное воздействие вулканов Кожин собирался организовать сам, выстроив развалины городов на склонах активных вулканов. За три-четыре века наверняка хоть пара извержений случится, зальют лавой и засыплют пеплом созданные «руины». А перед отъездом, в любом случае, русы попытаются разбудить вулканы несколькими взрывами. Впрочем, особой спешки в этом не было, ибо основное строительство планировалось года на два, после чего в районе «бывшего Магаданского царства» останутся несколько метеостанций и рыбачьих посёлков. Именно оттуда разведчики будут регулярно сообщать прогнозы погоды, а за одним и все новости, и ждать появления русских казаков-первопроходчиков. Трудно сказать, когда это произойдёт в нынешнем варианте истории. Казалось бы, к берегам Тихого океана Московская Русь вышла почти на полвека раньше, значит, Охотск и Петропавловск-Камчатский будут тоже раньше основаны. Ан, нет, после бурного развития Владивостока и захваченных казаками атамана Кольцо приграничных маньчжурских и корейских городков, особенно, незамерзающих портов на севере Кореи, направление освоения Русью Дальнего Востока
изменилось.
        Теперь охотники отправиться на Дальний Восток за сокровищами могли спокойно добраться туда на кораблях русов или русских купцов прямо из Новгорода или Риги, с пересадками или напрямую, коли повезёт. Выходило дорого, но, быстро, всего за полгода, и, с большим грузом любого объёма, который уютно лежал в трюмах. Да ещё с возможностью повидать южные страны, продать там или купить, что-либо. Так перебирались на тихоокеанское побережье люди торговые, зажиточные, бравшие с собой семьи и работников. Был другой путь, по суше, через Урал - Алтай - Иркутск - Амур. Таким путём шли, как правило, бедняки, сбивавшиеся в ватаги, двигались на Восток в одних армяках с топором за поясом. Добравшись до Амура, они оседали на свободных землях, либо тоже перебирались на юг, к населённым и богатым краям, нанимались в работники, к тем же казакам или промышленникам.
        Именно там, в казачьей столице Дальнего Востока, незамерзающем порту Чхонджине, крутились огромные средства. В этот порт поступали не только товары с побережья трёх морей - Японского, Желтого и Восточно-Китайского, но и трофеи, что добывали в своих набегах дальневосточные казаки из пограничных китайских и корейских селений. На этот порт шла основная торговля Новороссии и Югоруси своими товарами, в Чхонджин везли трофеи и ясак бойцы Фёдора Лютова, собиравшие доходы с островов Туманный (Хоккайдо), Хонсю, Цусима, и Окинавского архипелага. Учитывая, что испанские и португальские торговцы считали своим долгом посетить Чхонджин, порт за несколько лет стал известнейшим на Дальнем Востоке. Обилие разнообразнейших товаров со всех концов света, льготное налогообложение, привлекало в порт желающих быстрого богатства со всех соседних стран. В первую очередь, конечно, из Московской Руси, ибо православные получали налоговые каникулы на семь лет. Этот совет наместника Головлёва атаман Иван Кольцо запомнил крепко, и, ни разу не жалел впоследствии.
        Желающих пробираться севернее Амура было немного, в основном, торговцы пушниной, нанимавшие казачьи отряды. Да и тех становилось с каждым годом всё меньше, пушнина уже не была единственным источником сверхприбыли для Московской Руси. Во-первых, цена на пушнину заметно снизилась после появления в Западном Магадане промышленных пушных звероферм, где на дешёвой рыбе и субпродуктах откармливались тысячи соболей, песцов, черно-бурых лисиц, выдавая на рынок Европы и Ближнего Востока вдвое больше качественной пушнины, чем тридцать лет назад вывозила одна Москва. Добытая и привезённая из Сибири шкурка соболя уже не приносила купцам тысячу процентов прибыли, как раньше. А, как мы видим из истории Российской Федерации, наши «бизнесмены» меньше, чем за тысячу процентов прибыли редко согласны трудиться.
        Сказки о трёх-пяти процентах прибыли, получаемыми «честными промышленниками» остались в советском прошлом, как мы все видим из окружающей действительности, особенно по ценам на бензин и прочее, даже сто процентов прибыли наши русские бизнесмены считают убытками. Маловероятно, что пятьсот лет назад русские купцы думали иначе, потому охота в лесах Сибири на соболя стала спадать, что давало шанс редкому и красивому зверьку выжить в дикой природе. Многим красивым зверькам повезло в новой реальности, их не истребят русские и иные охотники в погоне за богатством. В первую очередь, спасутся каланы, которых русы брали под охрану на всех тихоокеанских островах. Поскольку именно все острова, прилегающие к материку - Шантарские, Курильские, Командорские, Алеутские, - русы объявили своей собственностью. За исключением, естественно, Сахалина, куда пока не высадились, ни русы, ни русские первопроходцы.
        Как оказалось, за пять лет изучения, только каланов зоологи из Петербурга и Королевца насчитали пять видов, в том числе, гигантского калана, длиной до трёх метров. Да морских ламантинов, включая пока не истреблённую стеллерову корову, уже успели изучить и описать шесть разных видов. Не считая десятков разновидностей моржей, тюленей, котиков, морских львов и прочей островной живности. Пришлось на каждом из крупных островов устраивать остроги береговой охраны, совмещённые с биологическими станциями, где учёные изучали животных, в первую очередь, с целью промышленного производства. Особенно, ручную стеллерову корову и гигантского калана, который оказался не менее ручным, из-за чего, видимо и был истреблён в РИ. Этих зверей Пётр Головлёв и Елена Чистова попросили акклиматизировать для проживания у берегов Волжска и Королевца, соответственно. Так, что затраты русов на освоение Дальнего Востока росли, а прибыли добытчиков пушнины падали. Но, это не огорчало царя Ивана Пятого, три младших сына которого выучились в Королевском университете, и, активно развивали промышленность на Руси.
        В этом мире, в отличие от РИ, Московская Русь основную внешнюю торговлю вела не только зерном, мёдом и прочей пенькой. После экономического и политического преобразования Руси, умело подготовленного и проведённого Иваном Ивановичем Пятым (с помощью советников-русов), будущая Россия твёрдо стала на путь промышленного развития. Никаких признаков закабаления крестьян боярами и помещиками практически не осталось, кроме «ряда» (договора аренды), крестьянина ничего не связывало с владельцем земли. А за Уралом и в Южно-Уральских степных чернозёмах земля вообще выделялась крестьянам напрямую от государства, никаких дворян там не было в помине. Используя мирные десятилетия и внешнюю поддержку Новороссии, русские купцы развернули торговлю с половиной мира, активно вытесняли конкурентов по всей Европе. Благо, промышленники новой формации, получив образование в Королевце и Петербурге, активно развивали ресурсоёмкие производства, специфически характерные именно для Руси. Пилёные на механических пилорамах доски огромными баржами уплывали по Волге и Дону, через Каспийское и Чёрное моря, на Кавказ, в Турцию,
Армению, Персию, Среднеазиатские владения Новороссии.
        Изделия уральских оружейников и ювелиров, прочно завоевали Европу, курские рельсы оказались самыми дешёвыми в мире. Нижегородская и новгородская бумага лёгко конкурировала с африканской из новороссийских фабрик, по цене и качеству. После запуска нескольких консервных фабрик, рыбные и мясные консервы из Руси, особенно консервированная красная и чёрная икра шли в Европе нарасхват. А предприимчивые купцы, при активной поддержке русов, наращивали поставки русского кваса и сбитня, вытесняя из ежедневного обихода привычное для европейцев вино. Сахарная свёкла и подсолнечник на причерноморских чернозёмах дали небывалые урожаи, после чего подсолнечное масло и кусковой сахар стали одним из фирменных продуктов Руси Московской. Многое появилось за последние годы у Руси, в том числе и обилие серебряных и золотых монет собственной чеканки, полностью изживших прежнюю практику денежного расчёта «мягкой рухлядью».
        Так, что выход нынешней Руси на Камчатку, Чукотку и Сахалин мог произойти гораздо позднее, чем в реальной истории. Предприимчивые русские купцы и промышленники могли неплохо зарабатывать и в более тёплых краях, не было жизненно важно для Московской Руси добывать тонны сибирских мехов, не организовывали царские власти походы казаков за «мягкой рухлядью». Зато развитие русских незамерзающих портов, захваченных казаками у Кореи, шло фантастически быстрыми для семнадцатого века темпами. Некоторые русские купцы уже полностью перебрались в Чхонджин, вместе с семьями и всей роднёй, осваивая каботажную торговлю вдоль всего Дальневосточного побережья. Корейцы же, как и японцы на захваченных Фёдором Лютовым землях, достаточно активно принимали православие, особенно после объявления налоговой амнистии на семь лет русами и казаками Ивана Кольцо. Магаданцы не сомневались, что через десять-двадцать лет православными станут все дальневосточные подданные московского царя и югорусского наместника.
        Удивило Кожина и Головлёва полное отсутствие голландцев в Юго-Восточной Азии, и весьма скромное присутствие португальцев. Хотя, по рассказам Павла Аркадьевича, в начале семнадцатого века реальной истории голландские торговцы активно вытесняли португальцев по всему Востоку, от Японии до Цейлона, включая Индонезию и Малайзию. Такое расхождение с РИ наши герои, по здравому размышлению, объяснили исключительно своим вмешательством в «европейский политик». Если бы магаданцы не стали поставлять испанцам товары в обмен на пленных гёзов-голландцев, испанцы бы не утвердились в захваченных Нидерландах. Если бы Головлёв не захватил Англию, помогавшую голландцам, и разгромившую «непобедимую армаду» Испании, испанцам бы пришлось искать источники новых доходов на Востоке и Западе.
        В нынешних условиях король Филипп Испанский и Португальский был вполне самодоволен успехами своей объединённой страны в Европе. Никаких английских пиратов в Карибском море, равно, как голландских, французских и прочих, в этой истории не было. Вырезали магаданцы нехороших пиратов, мешавших осваивать Сахарные острова и устье Миссисипи. Никто не грабил испанские галеоны с серебром и золотом, доходы из Америки поступали регулярно. И все государственные ресурсы объединённой Испании и Португалии шли на европейские проекты, без отвлечения на какие-то долгоиграющие плаванья на Восток. А полностью захваченные Испанией Нидерланды не имели возможности для активной колонизаторской деятельности на Востоке. Французы, потерявшие четыре достаточно прибыльных региона, полностью сосредоточились на укреплении власти в оставшихся провинциях, активно выпрашивая деньги у «католических братьев» испанцев.
        Объединённая Испания и Португалия, регулярно получавшие из Америки все её богатства, от золота и серебра, до драгоценных камней и платины, с явным удовольствием тратили все эти средства на закупку русских товаров. Начиная от продуктов питания, консервов, столь популярных в жарких странах, заканчивая драгоценными украшениями и недорогими полусинтетическими тканями. Не забывая, конечно, об оружии и явных предметах роскоши, ставших необычайно популярными в Европе за последние годы. Телефон, машина, граммофон, зеркала, огромные стеклянные окна, бильярд, женская косметика из Королевца, одежда с бельевой резинкой, велосипеды, резиновая обувь, многое другое из магаданских товаров, прочно вошли в необходимый минимум «порядочного идальго». В результате, чего и добивались магаданцы, без всяких пиратов и войн, почти все золото и серебро Америки, вкупе с её драгоценностями, платиной и прочими металлами, оказывалось в Новороссии и Западном Магадане.
        Частная же торговля испанцев, португальцев, голландцев, вкупе с французами и прочими венецианцами, была подорвана довольно сильно опять же магаданцами. Сначала русы ввели несправедливые налоги для конкурентов, избавив от налогов своих купцов. Затем русы захватили страны Леванта и Могольскую Индию, после чего в Европу хлынул огромный поток недорогих восточных товаров, полностью лишивший испанцев и португальцев сверхдоходов из восточных колоний. В результате, ни средств, ни человеческого фактора, на захват новых колоний в Азии или расширение уже имеющихся факторий, у европейцев не осталось. Как и желания что-либо искать при вполне стабильных поступлениях из Америки и недорогих русских товарах из Азии. Так, действия наших героев в Европе и Ближнем Востоке аукнулись на другой половине земного шара. И весьма хорошо аукнулись, избавив Новороссию и Югорусь от конфронтации с королём Филиппом Испанским и Португальским, от ПРЯМОЙ конфронтации, потому, что неприятности короля Филиппа всё-таки ожидали. Как, впрочем, и остальных королей Европы, которых осталось уже не так много, как было полвека назад.
        - Друзья мои, если можно, прошу не затягивать, у меня в двенадцать часов сложная операция, - Валентин Седов внимательно посмотрел на военного министра, выступавшего по обыкновению первым на Совете обороны Новороссии. Остальные министры согласно кивнули головами. Ежедневные утренние совещания Совета обороны за последний месяц приняли плановый, спокойный характер, а временный наместник Новороссии не хотел терять практический опыт хирурга.
        - По состоянию на шесть утра сегодня, двадцать шестое сентября, ситуация следующая. На востоке наши войска полностью вышли на границу с Западным Магаданом, Московской Русью и северные рубежи обеих Венгрий. Побережье Балтики уверенно очищено от остатков северной армии шведов, ведутся работы по созданию долговременной линии обороны по границам бывшей Великопольши. Эти границы нами определены с учётом наиболее выгодных оборонительных рубежей по треугольнику с вершинами в городах Варшава-Краков-Калиш. Именно в этих городах с нашей помощью ведётся формирование трёх «независимых польских» княжеств, которые будут существовать на территории Великопольши. Львов, как вы знаете, включён в состав Новороссии, мы получили через него южный выход на границу Московской Руси. - Министр указкой обозначил линию будущей польско-русской границы, мягко огибавшую эти три будущие столицы снаружи. - Внутренние границы между польскими княжествами мы не оговариваем, уверен, полякам будет интересно их устанавливать самим лет десять, если не больше.
        - Гораздо больше, - усмехнулся безопасник в густые усы, именно его люди занимались подбором князей «независимых княжеств». Хотя по факту эти «независимые княжества» бывшей Великопольши будут скорее бантустанами ЮАР, поставщиками рабочей силы, без каких-либо обязательств и вложений со стороны Новороссии, внутри которой находятся эти «независимые княжества».
        - Далее на востоке наши войска вышли на границу с Турцией и соединились с казачьими отрядами, контролирующими бывшую Венецию. Сейчас происходит установление контроля над венецианскими островами в Адриатическом море, их там больше сотни. Карты у нас и казаков имеются, работаем совместно.
        - Как моряки? - исключительно для проформы уточнил Седов, поскольку конфликтов между морскими и сухопутными войсками не было.
        - В рабочем порядке, Валентин Петрович. - Поклонился министр, продолжив доклад. - Далее, на юге мы продвинулись в Папской области до Рима, с помощью казаков, естественно. Побережье Лигурийского моря нами контролируется полностью, до границы с Лангедоком, там всё нормально, слава богу. Хуже обстоят дела в Швейцарии, в горах топчемся на линии Базель-Люцерн-Айроло. Скоро зима, надо решать с швейцарцами, до снега не успеем их полностью оккупировать.
        - Да и не надо. Определяйте удобные оборонительные рубежи и окапывайтесь. Озеро под Люцерном наше, насколько я помню. Организуйте там взлётку для бомберов и разведчиков, будем отрабатывать полёты в горах и регулярные бомбёжки. К весне определимся, полагаю. Либо сами решим вопрос со Швейцарской конфедерацией, либо отдадим их Провансу. Ресурсов хватит, людей надо беречь. - Седов взглянул на министра иностранных дел. - Как там наши союзники, довольны?
        - Да, наместники Прованса и Лангедока уже интересовались, какие у нас планы по соседним странам. Намекали, что им не нравится Франция. - Улыбнулся министр, выходец из детдомовцев, полтора десятка лет, работавший по дипломатической линии. За эти годы он приобрёл «светский лоск» и выглядел импозантнее любого графа.
        - Вот и ладно. Дальше? - Вопросительно посмотрел Седов на докладчика.
        - Довоенная территория Новороссии полностью нами освобождена и взята под контроль. Боевые действия идут лишь в Папской области и Швейцарии. Эрцгерцог Рудольф и его семья находятся у нас, живут в своём венском замке. Вся территория бывшей Священной римской империи германской нации нами оккупирована. К сожалению, на это пришлось отвлечь много сил, поэтому и застряли в горах Швейцарии и Папской области.
        - Как дела у шведов?
        - Армия Московской Руси освободила Кируну, гарнизон крепости сумел дождаться подкрепления. Сейчас русские войска двумя дорогами движутся к Стокгольму. Мы согласовали с воеводой Бутурлиным высадку двух русских полков силами нашего флота в Стокгольме. Ждём, когда русская армия подойдёт к столице Швеции, чтобы атаковать одновременно со стрельцами. - Министр взял со стола второй листок сводки. - Вчера пришло сообщение из Ливана, турецкие войска атаковали две крепости на севере страны. Подробностей пока нет, но, надо определиться, будем ли влезать в эту заварушку?
        - По договору мы вступаемся за нашего друга Фахр-эд-Дина, эмира Ливана, только по его просьбе. В столице Ливана постоянно живёт наш полномочный посол, от него никаких сообщений не поступало. - Седов вопросительно взглянул на министра иностранных дел.
        - Не поступало ничего, - отрицательно мотнул головой тот.
        - Тогда подготовьте документы на имя казачьих атаманов, чтобы они немедленно отводили свои отряды на Кипр и Крит. Поддержите их нашим флотом, чтобы быстрее вернулись, обеспечьте доставку на острова боеприпасов и топлива. Деньги казакам выплатили неделю назад. - Валентин обернулся к министру обороны. - Как скоро мы сможем доставить свою помощь Ливану, если они попросят?
        - Пару полков сможем вывести к Венеции из Штирии за неделю, там довооружить и доставить в Ливан, это ещё неделя. - Прикинул вслух министр обороны, глядя на карту. - Если нужно больше войск, уйдёт месяц с лишним. Но, считаю, двух полков хватит. Тем более, за две недели мы сможем ещё полк индусов из Северной Индии доставить, опыта у них маловато, но, когда-то надо его получать?
        - Так и сделаем. Ещё новости есть? Нет? Тогда, все свободны. - Валентин откинулся в кресле, прощаясь с министрами. Кажется, успел, глянул он на часы и открыл форточки, проветривая кабинет. Прошёл вдоль стола, выравнивая стулья, вернулся к двери и вышел в приёмную. - Сейчас подойдёт Сергей Кожин с мужчиной, пропустить их сразу. Да, сегодня утром проверили кабинет на прослушку?
        - Так точно, - вскочил секретарь с места. - Вчера вечером установили у входа разъёмы, отключающие всю аппаратуру в Вашем кабинете. Если желаете подстраховаться, можете лично отключить в любое время.
        - Хорошо, я жду посетителей. - Валентин вернулся в кабинет и плюхнулся в кресло. Рука машинально выдвинула верхний ящик тумбочки. Пачка бумаг перекочевала на стол, врио наместника Новороссии принялся просматривать документы. Документы, обнародование которых разорвёт Европу и Ближний Восток лучше десятка ядерных зарядов. Документы, собранные и переведённые за последние два десятка лет поисков, первоначально, из чистого любопытства, с целью спасти редкие рукописи. Затем, по мере изучения, три офицера - Головлёв, Кожин и Седов, целенаправленно скупали старые рукописи по всей Европе и Азии, включая африканское побережье Средиземного моря. Более того, Головлёв финансировал скупку, изучение и перевод рукописных текстов из Новороссийского бюджета. Благо, финансовое положение страны всё время было великолепным.
        Огромным шагом вперёд оказались документы, - рукописи, глиняные таблички, серебряные листы, берестяные грамоты и деревянные дощечки, изъятые из подвалов Ватикана. Туда уникальные документы были привезены крестоносцами, четыреста лет назад, из разграбленной Арконы, славянского хранилища знаний. Что-то наверняка попало в архивы Ватикана из библиотеки разграбленного крестоносцами же Константинополя, некоторые рукописи имели надписи вовсе фантастические, вроде «Собственность Александрийской библиотеки». Часть текстов были переведены с пергаментов, привезённых русами из храмов и хранилищ Персии и Северной Индии, огромная работа переводчиков велась два десятилетия. Наверняка, через годы будут обнаружены ещё более интересные сведения, тем более, что переговоры с тибетскими монахами ведутся третий год и весьма результативно.
        Но, главные сведения добыты, а пару месяцев назад именно Сергей Кожин в гетто города Льежа обнаружил и вовсе скандальные данные, заставлявшие торопиться. Оказывается, в Льеже, в еврейском гетто, католические монахи и иудейские раввины, знатоки Торы, работали над окончательным вариантом Библии. Да, именно так, до начала семнадцатого века Евангелие существовало, а Библия официально не была утверждена Церковью. Даже многие церковные иерархи не видали такую книгу, пользуясь сборниками псалмов и прочих еврейских сказок. Да, да, именно таким образом. Как объяснил единственный дипломированный историк среди магаданцев, Павел Аркадьевич, первая печатная Библия в РИ была издана князем Острожским примерно в 1580 году. До этого Библии имелись лишь в рукописных вариантах, весьма расходившиеся по текстам.
        Вмешательство магаданцев в политику Европы привело к тому, что к 1580 году у князя Острожского не было средств, для подобного издания, а все его мысли были заняты возвращением собственных земель, захваченных шведами при явной помощи магаданцев. Далее - более, магаданцы захватили Англию, прошли частым гребнем по книжникам Молдавии, Валахии, Трансильвании, затем по всей Центральной Европе. Апофеозом действий магаданцев стал сожжённый и уничтоженный Ватикан. В таких обстоятельствах католическим иерархам было не до обсуждения вариантов Библии, как «Книги книг». Якобы божественного откровения, записанного свидетелями встреч с Господом. Что уж там говорить о православных патриархах, занятых простым выживанием в турецком владычестве, да карьерными потугами, с целью получения хотя бы видимости самостоятельной власти. Так и получилось, что до сих пор не появилась ни одна печатная Библия и канонические тексты Библии не были утверждены. А те рукописные варианты «книги книг», которые ходили по рукам, вызывали усмешку даже у самих магаданцев. Некоторые рукописные Библии содержали пару-тройку первых глав, на
чём добросовестно и заканчивались.
        Так, что, появилась совершенно фантастическая возможность создания своей Библии, своей «Книги книг», непохожей на легенды и мифы древних евреев, которые мы читаем в РИ. Характерно, что идея эта впервые возникла ещё в Западном Магадане, в ходе частых дискуссий между офицерами и учителями, как надо жить и строить будущее Европы. Позднее, когда появились первые интересные рукописи, а наместник Новороссии Пётр Головлёв создавал идеологию русов, офицеры вернулись к промелькнувшей мысли снова. Почему все христиане считают перепевы еврейских мифов и легенд какими-то богоданными ценностями? Почему легенды и мифы Древней Греции, в переводе того же Парандовского, на которых воспитаны миллионы европейцев, менее ценны? Только потому, что греческие мифы честно названы мифами, а еврейские мифы объявлены откровениями божьими?
        Какие это, к чертям собачьим, откровения Великой Книги, где на каждой странице дикие евреи предают друг друга, убивают, насилуют, грабят? В чём таком состоит «высокая идея» совокупления еврейских «народных героев» со своими дочерьми и сёстрами? Неужели кровосмешение и педофилия, за которую так борются «толерасты» в Европе двадцать первого века, такие необходимые нормальным людям ценности? Какие истины духа нам открывают рассказы о войнах, предательстве, уничтожении женщин и детей, подкупе и измене, которыми занимались древние евреи многие века? Что, кто-то действительно верит, что десять заповедей несут мир и процветание? И они высказаны именно Господом? Если эти кто-то хотя бы раз прочитали саму Библию, пусть даже в переводе, это маловероятно. Хотя, зачем Библию читать, прочтите всего лишь «Три мушкетёра», ту главу, где происходит завтрак во время осады Ла-Рошели.
        Как там выражался Портос, кажется? «Не убей БЛИЖНЕГО своего, - а где сказано, что англичане наши ближние? Следовательно, англичан французы могут убивать совершенно спокойно, это не грех.» Вот и вся божественность заповедей, где в каждой строке еврейской Библии подчёркнуто, что нельзя воровать у БЛИЖНЕГО, нельзя убивать БЛИЖНЕГО, нельзя возжелать жены БЛИЖНЕГО, и так далее. А ближними, как известно, у кочевников всех времён и народов, вплоть до двадцать первого века, считаются члены своего рода и не более того. Любого чужака, тем более иностранца, убить и ограбить, это дело святое. Кто сомневается, пусть проедет по нынешнему Ближнему Востоку или Афганистану. Вернётся живой - расскажет.
        Причём те же иудеи в своей Торе откровенно пишут, что остальные люди хуже животных, регулярно напоминая правоверным иудеям, что убить не иудея, то есть, гоя, дело богоугодное. А гойских женщин и девочек можно насиловать иудею в любое время и в любом возрасте, начиная с пяти лет, главное, - не забыть, потом их убить, чтобы иудей не был осквернён. Но, эта «мудрость» для внутреннего иудейского потребления. А на общее обозрение многие века выдвинуты пресловутые десять заповедей. Что характерно, аналогии десяти заповедей, причём в более разумном виде, как оказалось, имеются во всех мифах и легендах европейских народов. Так, что двойные стандарты, это не изобретение англосаксов, как убедились наши герои в шестнадцатом веке, ещё сотни лет назад иудеи создали двойные стандарты в европейском масштабе. А полвека назад к ним присоединились католики, «вытачивая» необходимые инструменты для оболванивания паствы в тишине Льежского гетто. Возьмите текст Торы и Библии, хотя бы первые главы, и найдите в них «десять отличий». Налицо почти полная идентичность, что давно известно всем теологам, но, почему христиане
стесняются сказать правду о мировой истории, сводя её к маленькому мирку семитов-скотоводов? Хотя в те же годы существовали огромные империи в Азии, Америке и Европе, «цивилизованный мир» изучает лишь еврейские мифы, под предлогом их подлинности, словно других народов и стран не было?
        Даже уничтожив Аркону и Константинополь, Ватикан не мог забыть и боялся славян, предпочитая, взять в союзники иудеев, но не православных. В принципе, так и происходит всегда, люди боятся и ненавидят не тех, кто их обижает, а тех, кого они сами несправедливо обидели. Исторические примеры у нас перед глазами в истории двадцатого века. Не успела Антанта унизить и обобрать Германию по результатам Версальского мира после первой мировой войны, как те же французы начали кричать, что германцы враги и нужно вооружаться. И масса примеров подобного рода в жизни людей. Так и получилось в шестнадцатом веке, когда католические иерархи, в неестественной жажде наживы и желания светской власти, вступили в прямой сговор с иудеями, в надежде оправдать средствами христианской идеологии стремление к наживе. Хотя, сам Христос отвергал «золотого тельца», но его последователи из Ватикана решили иначе. Выставляя напоказ историю еврейских племён, в католико-иудейской Библии, практически открытым текстом проходит призыв «обогащайся, деньги не пахнут». И, этак, скромненько, для детишек, вставлен небольшой рефрен, - будьте
хорошими, добрыми, не алчными, и обретёте счастье, обязательно, на том свете.
        Так вот, у наших героев возникла идея, вернее, даже две идеи. Во-первых, попытаться дискредитировать идею создания «Книги книг» на базе еврейских мифов и легенд. В идеале, чтобы Библия классического образца вообще не возникла, как и целая наука по её изучению, подсчёту знаков препинания и тайных шифровок в тексте, дарованном «богоизбранному народу». Сколько настоящих учёных теряли время и энергию, занимаясь чтением недостоверных сказок и легенд, сколько тысяч бездельников паразитируют на государственных харчах, изучая «таинственные знаки и предсказания книги книг»? Несколько столетий теологи и примкнувшие к ним псевдоучёные оболванивают христианскую часть человечества, выискивая божественные истины в легендах и мифах древних евреев. А отчего не в легендах и мифах китайцев, или папуасов, или индусов? Последние, по крайней мере, гораздо древнее и цивилизованнее, нежели полукочевые пастухи-семиты.
        Так вот, с целью дискредитации якобы божественного прошлого иудеев, русы, лет пятнадцать назад занялись изданием сказок и мифов народов мира. Начали со сказаний и легенд северных народов, к тому времени достаточно полно записанных студентами Магаданского университета в Королевце. Легенды о битвах асов и ванов, о воине Торе и хитреце Локи, разошлись моментально. Пришлось трижды допечатывать огромный по меркам шестнадцатого века пятитысячный тираж «Северных сказок». Во многом, успех был предопределён тем, что читатели с детства знали все эти сказки и легенды, не сомневаясь в их реальности. Были жалобы от читателей на неверное толкование и описание сюжетов, но, к удивлению издателей, ни единой жалобы на название не поступило. Слово «сказки» ещё не получило закрепленное смысловое значение выдумки и небылицы. Сказками называли обычные рассказы путешественников и моряков, наряду с выдумками, имевшие в своём тексте реальные сведения.
        Дальше было проще, многочисленные сказки и мифы ежегодно издавались и переиздавались несколькими новороссийскими издательствами, спрос был постоянный и не уменьшался, особенно, после наработки недорогой технологии изготовления цветных иллюстраций. В ряду прочих народных сказок не вызвали особого удивления и еврейские сказки, в которых совершенно спокойно прошли самые известные сюжеты из той Библии, что вспомнили наши магаданцы. Затем в Петербурге издали избранные сказки из «Тысячи и одной ночи», «Уральские сказы», многие сказки из будущего, в переложении самих магаданцев, естественно. Сказки и мифы прочно заняли полки библиотек, пользуясь огромным спросом не только у детей, но и большинства взрослых. За почти два десятилетия магаданцам удалось даже изменить само понимание сказок, теперь их воспринимали исключительно, как выдумку и необоснованную фантазию. Это было главным достижением, к которому изначально стремились Головлёв, Кожин, Седов, и «примкнувший к ним Павел Аркадьевич».
        Все эти годы, особенно после создания Новороссии, Пётр Головлёв занимался популяризацией славянской истории, издавая славянские летописи, «Велесову книгу», краткое и популярное переложение Велесовой книги, компиляцию иных исторических документов. Причём, эти издания, подчёркнуто шли, как правдивые и научные, вплоть до списка использованной литературы в конце каждой книги. Тираж этих книг был значительно меньше, в пределах одной тысячи, но, большинство книг было строго рекомендовано к изучению на уроках истории в школах, училищах и вузах. Изначально, Пётр действовал на свой страх и риск, выдавая свою версию славянской истории, как подлинную. Но, после того, как в руки русов попали архивы Ватикана, где они обнаружили части летописей арконских жрецов, удивлению и гневу магаданцев не было предела.
        Как всегда, правда оказалась ярче и значительнее самых смелых предположений. Мало того, что знаменитые гунны и сам Аттила оказались славянским племенем, с весьма развитой письменностью, о чём в принципе давно шли разговоры. Оказалось, что все европейские цивилизации заложены славянами. Начиная от древних греков и этрусков, которым наследовали римляне, заканчивая действующей Священной римской империей германской нации, основанной славянскими племенами. Знаменитый Карл Великий, основавший самую крупную европейскую империю на поверку оказался славянином, потому и избравшим своей столицей Вену, что Дунай веками был исключительно славянской рекой.
        Более того, славянская религия изначально была монотеистической, а не многобожием, как христиане называли конкурентов-язычников. Ещё у предков славян - ариев бог был един, и звали его Род, а целый сонм младших богов, вроде Сварога, Дажьбога, Макоши, Ярилы и так далее, изначально считались помощниками Единого. Примерно, как в христианстве существуют архангелы, богородица, святые угодники. Однако, христиане воспользовались уничтожением древнеславянских рукописей, уничтожением Арконы, чтобы объявить славянскую религию языческим многобожием, как оказалось, абсолютно ложно. Как обычно, эта ложь была принята, в неё поверили, поскольку правдивые сведения к тому времени уже были уничтожены, вместе со своими жрецами.
        Поэтому, со стороны и христианство можно объявить многобожием, на чём, кстати, и строились многие христианские раскольнические течения. Сами христиане, как оказалось, своим возникновением обязаны, как ни смешно, опять таки, славянскому монотеизму. В анналах Ватикана отыскались три неканонических Евангелия, описывавших или упоминавших скитания Христа до его появления в Иерусалиме. После их прочтения сразу стало понятно, почему церковники запретили эти Евангелия, а впоследствии уничтожили. Оказалось очень просто, все три рукописи были написаны на славянском языке, и с различной степенью подробности рассказывали, как Христос обучался в Арконе у служителей Рода. Именно они «командировали» молодого послушника в Иерусалим, в самое сердце разлагающей религии богатства, «золотого тельца». Потому, как уже тогда славяне разглядели в местечковом иудаизме ядовитые ростки всепроникающей жажды наживы, распространявшиеся на «огромную» Римскую империю.
        Да, именно в кавычках «огромную», потому, как во время существования Римской империи славянский мир занимал территорию в десятки раз больше. Люди одного языка жили на севере Индии и в Заполярье, в отрогах Памира, Гиндукуша, Кавказа, Карпат, Апеннин. Славянские паломники добирались в Аркону из Скандинавии и Оловянных островов, из Малой Азии и Зауралья. Да, единой славянской империи не существовало, несколько десятков больших и малых государств, как дети, ссорились и торговали, воевали и сотрудничали друг с другом. Но, молились одному богу, чей символ, что не удивительно, выглядел именно, как крест. Только, с равными перекладинами, а не вертикальный, как в христианстве. Именно поэтому, кстати, римляне и казнили захваченных врагов и преступников на кресте, с целью унижения чужой веры. Потому и находили камни с высеченными крестами по всему миру, вплоть до Африки и Америки. Древние изображения крестов на камнях, чуть не допотопной давности, весьма часто встречались на Русском Севере, от Кольского полуострова до Приобья, об этом магаданцы читали ещё в двадцать первом веке. Единого бога Рода славян в
разных регионах звали по-разному, от Тенгри на Востоке, до Митры на Западе. Теперь становилось понятно появление подобных памятников старины.
        Полученные сведения давали возможность магаданцам вплотную подойти к выполнению второй идеи, а именно - созданию подлинной Книги книг, рассказывающей не об истории маленького дикого племени, а об истории огромной Евразии. О той истории, в которой главную роль играли потомки ариев, создавшие современную цивилизацию и культуру. Благо, за последние годы русы получили доступ к таким древностям, что и не снились учёным двадцатого века. В подлинной Книге книг повествование Велесовой книги о возвращении славян из Индии будет лишь одной из глав, и далеко не первой. Первой же главой будет текст древней серебряной пластины об акте божественного творения. Только не в примитивном изложении евреев, когда дух святой носился над волнами, а в самом поэтичном, очень напомнившим магаданцам космогоническую теорию большого взрыва.
        Будет в Книге книг описание рая, откуда по славянской мифологии люди ушли добровольно, в поисках истины, а не были изгнаны, по вине женщины, как сообщают иудеи. Будет описание жизни и постижения бытия, со всеми трудностями и опасностями. Всё будет в Арийской Библии, любовь и ненависть, дружба и предательство, войны и торговля. Как оказалось, у ариев тоже существует легенда о попытке достичь небес, обиталища бога, с помощью строительства башни. Только башню эту строили не в Вавилоне, а в Гиперборее, и её разрушение сопровождалось гораздо более тяжкими последствиями, вплоть до утонувшей Атлантиды. Будут стихи и песни, рассказы о влюблённых, трагические и счастливые, особенно много будет описаний общения с богом и его представителями.
        По оценке магаданцев, с нашими предками общались явные инопланетяне или путешественники из будущего, а не боги. Даже описание «божественных войн», с яркими сценами уничтожения городов нашлось в древнейших документах. А сколько невиданных животных и растений описаны в древних рукописях? Правда, знакомить с этими описаниями Алевтину Сусекову магаданцы не стали, по крайней мере, до официального издания Книги книг. Слишком невоздержанна на язык бывшая учительница биологии, не стали рисковать «заговорщики». Но, Седов уже направил три группы исследователей на поиски описанных животных в указанные ареалы обитания. Ещё больше оказалось описаний древних храмов, где хранились редчайшие артефакты и городов, скрывавших в своих тайниках настоящие сокровища.
        Не золото и серебро, хотя и этих богатств хватало в описанных вполне реальных местностях. А истинные сокровища духа, - скульптуры, книги, картины, древние механизмы, оставленные богом и его помощниками. В Европе русы, даже не пытались что-либо найти, там уже порылись собаки из Ватикана. Зато в туркменских пустынях и на Южном Урале шансы обнаружить описанные в книгах артефакты оставались, достаточно велики. С подачи наместника четыре поисковых отряда уже несколько месяцев работали в описанных районах, занимаясь раскопками с применением самой современной аппаратуры. Начиная от миноискателей, заканчивая аэрофотосъёмкой. Как решили магаданцы, затевая такую аферу, их Книга книг, по крайней мере, гораздо богаче на события и географию этих событий. И, в отличие от еврейской Библии, не делит людей на «ближних и дальних», а чётко высказывает мысль, что все люди созданы Родом, и нет никаких богоизбранных наций.
        - Здравствуйте, - поднялся из кресла и сделал пару шагов навстречу друзьям Валентин. Он обменялся рукопожатиями с Павлом Аркадьевичем и Сергеем Кожиным, предложив им места за приставным столом. Сам уселся рядом, рассматривая выложенные на стол документы. Павел Аркадьевич принёс пахнущий типографской краской первый экземпляр новой «Книги книг», на русском языке, с сотнями цветных иллюстраций и карт, в красивом переплёте из натуральной кожи, в четыреста страниц убористого текста. Первое издание было с учёным комментарием патриарха Новороссии и Западного Магадана, где описывалась история появления подлинных документов, найденных в захваченных монастырях Папской области. В комментарии патриарх благословлял эту книгу, которую «иудеи и католики прятали от всего мира», а сами втайне готовили свою, ложную историю, переписывая еврейские сказки.
        - Первая статья о сговоре иудеев и католиков, обнаруженном в Льеже, выйдет завтра во всех столичных газетах и будет передана по радио. - Бодро доложил Кожин, раскрывая перед Валентином план предстоящих публикаций и выступлений. - Далее, в течение месяца будет опубликовано пять статей о фальсификации истории католическими иерархами, начиная от бредней Скалигера, заканчивая уничтожением древних книг на славянском языке. Всё будет продублировано на радио, утром и вечером. Затем пройдёт цикл передач с приглашением видных историков, самого патриарха и митрополита Петербургского и Новороссии. Со всеми достигнута договорённость.
        - В Европу вчера отправили первую партию листовок, с описанием сговора иудеев с католиками, разоблачённого в Льеже. - Добавил Павел Аркадьевич. - Одновременно будут распространяться листовки и брошюры с избранными местами из Торы, где весьма убедительно и конкретно говорится о неполноценности всех гоев, не иудеев, о необходимости их истребления. Боюсь, что это вызовет новые еврейские погромы.
        - Ну, на территории Новороссии иудеев практически нет, все, кто остался, давно крещены в православие. Команду об их охране мы сегодня отправим шифровками всем властям на местах и военкоматам. - Спокойно рассудил врио наместника, давно предусмотревший подобную реакцию на публикацию статей. - В Западном Магадане аналогичная ситуация, там некого громить. На оккупированных нашими войсками территориях иудеев много, но, наших отрядов возможные погромщики, уверен, боятся гораздо больше, нежели борются за «чистоту рядов». Ну, а за граждан других стран пусть переживают их правительства. На Руси мы ничего распространять не будем, только отправим все печатные труды для ознакомления, экземпляров по десять вполне хватит.
        - Далее, - продолжил чтение плана капитан Кожин. - Далее, планируется согласование текста «Книги книг» с Московским патриархатом, думаю, там вопрос решат в нужном русле. Иван Пятый после захвата Швеции будет нуждаться в аргументах ассимиляции шведов, как бывших славян, под единым правлением Москвы. Александрийский патриарх-папа несомненно будет на нашей стороне, куда ему деваться, с руки, можно сказать, кормим. Константинопольских патриарх встанет на дыбы, но, мы полагаем, не упустит возможности нагадить католикам. Всегда можно намекнуть на Среднюю Азию, откуда идут две трети финансовых поступлений Константинопольского патриархата. В крайнем случае, наш представитель получил инструкции, пообещать возвращение Святой Софии под православные кресты.
        - Вы что? Без меня войну развязываете, да ещё с Турцией? - Хмыкнул Седов, сам недавно обсуждавший подобные аргументы для Константинопольского патриарха.
        - Не будет прямой войны, уверен, вопрос решим чужими руками или деньгами. - Твёрдо взглянул в глаза наместнику капитан. Кожин великолепно знал Ближневосточный регион и не сомневался, что найдёт способы договориться с турками, либо надавить так, что не смогут отказаться. - Так вот, на согласование во всех патриархатах мы отводим около месяца. За это время будет проводиться необходимая рекламная работа против иудеев и католиков, пытавшихся лишить добрых христиан своего богатого наследия. За это время типографии напечатают триста тысяч штук нашей «Книги книг», в экономном варианте, естественно. Эти книги будут раздаться бесплатно всем прихожанам православных храмов. Сначала в городах Новороссии и Западного Магадана, затем за границей.
        - Хватит? - Удивлённо взглянул на капитана Седов.
        - Нет, конечно, мы рассчитываем, что придётся раздать до двух миллионов бесплатных книг. Учитывая, что одна книга будет на каждую семью, охвачены будут практически все жители Новороссии. Кроме оккупированных территорий, где бесплатно будем раздавать только листовки и брошюры. А сами «Книги книг» будем продавать по себестоимости. На это уйдёт ещё около миллиона штук. - Сергей вздохнул и продолжил. - Эта красивая книга будет напечатана тиражом в триста тысяч экземпляров и предназначена для подарков. Всё уже посчитано, вот перечень и количество, куда и сколько будет нужно отправить. Все патриархаты, разумеется, все православные монастыри и храмы, все православные светские правители, начиная от уровня градоначальников.
        - Это всё? - недоверчиво покачал головой Седов.
        - Нет, достигнута договорённость с Новороссийским патриархом и митрополитом Петербурга и Новороссии, что «Книга книг» будет обязательна к изучению в семинариях и на уроках закона божьего в школах. С января будущего года нашу Книгу отправляем во все колонии, в Югорусь и Северную Индию. Вместе с листовками и брошюрами о заговоре иудеев и католиков, естественно. Теперь всё. - Кожин твёрдо взглянул в лицо Валентину уверенным взглядом.
        - А с льежскими жуликами, что предлагаете делать? - Встал с места Седов, расхаживая по кабинету. - Вменить им ничего нельзя, преступлений они формально не совершали, да и Льеж не наша территория.
        - Нами завербованы руководители Льежского гетто, уверен, попыток оправданий со стороны иудеев не будет. А захваченных и допрошенных махинаторов из гетто предлагаю отправить в Израиль, иудеев на постоянное место жительства под надзором. Католиков выслать в любой из наших монастырей. Убирать их нежелательно, всегда могут понадобиться живые свидетели, а отпускать на свободу опасно, начнут рассказывать о пытках и прочей глупости.
        - Хорошо, подготовь документы, я подпишу. - Валентин вернулся на место и улыбнулся Павлу Аркадьевичу. - Предполагали ли Вы, мой друг, что всё так обернётся?
        - Не знаю, - покачал головой старый историк. - Порой мне кажется, что никакой Российской Федерации не было, что прошлая наша жизнь была сном. И мы, на самом деле обычные авантюристы, выросшие в шестнадцатом веке, случайно получившие передовые знания. Рискнули ими воспользоваться и, как ни странно, нам повезло.
        - Да, я тоже часто об этом думаю. - Погрустнел Валентин, вспоминая погибшую жену Жанну Седову. - Однако, на фоне других исторических авантюристов наши достижения не выделяются так уж принципиально. Те же подвиги Кортеса и Писарро, захватившие огромные империи, значительно больше наших владений, с меньшими силами и без всяких новшеств? А наши сибирские казаки, приводившие под руку царя огромные территории с сотней сподвижников? На фоне таких свершений наши потуги кажутся избыточными и медлительными, а мы просто лентяями тупорылыми. По происшествии времени, видится мне, мы могли бы сделать гораздо больше и меньшими силами.
        - Да, по происшествии времени всё выглядит легче и проще, - кивнул головой Павел Аркадьевич. - Возможно, через двадцать лет мы и нынешние дела вспомним с улыбкой.
        - Уверен, в этом! - Твёрдо взглянул старому товарищу в глаза Валентин. - Не зря сегодня с нами Сергей, он проследит за выполнением обоих наших планов. И католикам с иудеями не дадим голову поднять, и славянскую Книгу книг сделаем главным чтением для христиан. Пусть через пару веков пишут оперы и снимают кинофильмы на сюжеты славянской истории, разворачивавшейся на огромных просторах от Индии и Урала, до Египта и Фрисландии, а не диких козопасов-семитов, сорок лет ходивших по пятачку размерами меньше московской области. Тогда и нам умереть можно с чистой совестью, все наши грехи за это зачтутся, уверен.
        - Дай-то бог. Тогда наша Книга книг станет настоящим ударом в сердце католичеству и европейскому стяжательству.
        Глава девятая. Год спустя. Осень 1606 года
        Дождь барабанил унылыми бесконечными струйками воды по стёклам и подоконнику, порывы ветра иногда вносили разнообразие в монотонный стук капель. В закрытой вьюшкой печной трубе раздавалось завывание ветра, напоминая об отвратительной погоде на улице. Несмотря на тепло в доме, озноб охватывал плечи и спину, заставляя кутаться в шерстяную кофту, подаренную три года назад друзьями. Валентин Седов, временный наместник Новороссии, сидел за столом в кухне своего старого петербургского дома, с удовольствием ел борщ, поданный на ужин женой. Та сидела напротив, за столом, любуясь на мужчину, подкладывая куски хлеба на тарелку. Больше никого на втором этаже дома, ставшем родным за двадцать пять лет проживания в Петербурге, не было.
        Где-то там, в городе, за густой пеленой дождя и вечернего мрака, жили дети и внуки, шла бесконечная политическая возня. Внизу, на первом этаже дома, тихо дремала охрана, положенная первому лицу богатейшей и сильнейшей в мире страны. По периметру усадьбы мерно гудела сигнализация, изредка проезжали патрульные машины мимо парадного крыльца. А здесь, на втором этаже сложенного из лиственных брёвен дома, в небольшой кухне, с окнами, выходящими в огород, было тихо и уютно. Словно и не было никакой Новороссии за стенами, не было никакого семнадцатого века. А сидел Валентин со своей женой, как сорок лет назад в старом отцовском доме, в провинциальном русском городке. Так же светила неяркая лампочка над столом, так же гудел холодильник в углу, а на кухонном столе-тумбе стояла посуда. В шкафу у стены за стёклами блестели чашки-кружки, в нержавеющей мойке отмокала сковорода.
        Казалось, сейчас раздастся звонок в дверь и друзья шумной весёлой толпой ввалятся в сени, загрохочут обувью по ступенькам, поднимаясь сразу на второй этаж. Кто-то обязательно включит музыку, женщины начнут ахать и охать, разглядывая друг друга, мужчины полезут в сервант за рюмками. Как давно это было, и было ли? Валентин взглянул на жену Ольгу, и сердце защемило от грусти. Нет, он давно свыкся с мыслью гибели первой жены Жанны, вспоминал её вполне спокойно, без боли в сердце. Давно привык к Ольге, к её стряпне, к её привычкам, полюбил её. Они вместе воспитали в негостеприимном шестнадцатом веке обоих сыновей от первых браков, родили двух девочек. Все эти годы они вместе воевали и строили, Валентин лечил людей, Ольга проектировала станки. Работы хватало, сил на ссоры по мелочам не оставалось. А ссориться всерьёз оба боялись, стараясь уступать, лишь бы не потерять друг друга.
        Уже здесь, в Петербурге, когда подросли дети, Ольга занялась преподаванием в политехническом университете, как, впрочем, и Валентин преподавал в медицинском училище. Пытались нанимать постоянную прислугу, но, Ольге не понравилось присутствие чужих людей в доме. Так и договорились нанимать приходящих уборщиц, не более того. Тем паче, что необходимости в кухарке в последние годы, после выделения детей в отдельные семьи, не было, готовить умели и любили оба. Электрические плиты появились в Петербурге давно, раньше холодильников, за ними быстро пошли электрочайники, миксеры и прочая электрическая мелочь. Сейчас в богатых петербургских домах техника была на уровне середины двадцатого века, всякие пылесосы и стиральные машины, электропроигрыватели и проводное радио, свободно продавались в магазинах, только успевай зарабатывать. За исключением телевизоров, печек СВЧ, радиоприёмников, техника была вполне на уровне.
        Разве, что пластиков практически не было, корпуса и панели делали стеклянные, металлические, деревянные или фанерные. Пластик магаданцы вводить в массовое применение не спешили, насмотрелись в своём времени на огромные мусорные свалки практически вечного материала. Договорились ещё лет двадцать назад, в том числе с Еленой Чистовой, не выпускать пластики и полимеры в массовый оборот, пока не воспитают культуру утилизации отходов среди населения. Чтобы старые изделия не валялись в лесах, на пустырях и так далее. Либо, пока не сообразят промышленники и учёные, как делать распадающийся на природе пластик. Потому и вся посуда оставалась исключительно стеклянной, фарфоровой и металлической. Впрочем, и этого хватало, чтобы создать милый сердцу провинциала уют в каждом доме. Вот и наслаждался Валентин тишиной, уютным покоем с близким человеком, словно нет за стенами ни двадцать первого века, ни семнадцатого века, а есть только двое, он и она.
        Седов не часто позволял себе последние годы подобную идиллию, то внуков дети привезут на выходные, то гражданская война, будь она неладна. Хорошо, что с Никитой обошлось всё нормально, парень давно поправился и, с Нового года, вернётся на свой нелёгкий пост наместника Новороссии. Однако, сегодня Седов подписал последние документы по войне, сегодня для врио наместника война закончилась. Почти два года напряжённой жизни, с редкими выходными, с бессонными ночами и болью беспокойства за бойцов, погибающих в сражениях. Устал подполковник медицинской службы смертельно, не готовился он никогда командовать, кроме, как в госпиталях. А, тут пришлось отправлять на смерть сотни людей, принимать жестокие, хотя и справедливые меры. Нет, не угрызения совести мучили офицера, он многих врагов отправил на тот свет, и, не считал это грехом. Но, распоряжаться судьбами населения половины Европы, - тяжкий труд.
        Именно, что тяжкий, от понимания тяжести принятых решений, посылающих на смерть одних людей, и, лишающих имущества и свободы - других. Впервые в этом мире, после окончания войны, завершившейся полным уничтожением Швеции, Священной римской империи германской нации, Савойи, Генуи, Венеции, Швейцарской конфедерации, Папской области, как государств, победители устроили суд. Да, вполне в духе Нюрнбергского судилища после победы над Германией в 1945 году. Точно также, выходили газеты с описанием судебных заседаний, объявление приговоров транслировалось по радио. С небольшими нюансами, - судопроизводство шло по законам Новороссии, как страны, подвергшейся агрессии, и, на русском языке. То, есть, на всяких там герцогов, князей, королей и прочих дворян, действовали законы бессословного государства. Судьями же были обученные юристы из молодых русов, вне зависимости от их происхождения.
        Бояре московского царя поначалу яростно возражали против такого невместного судилища, на коем будет порушена честь дворянская. Но, Иоанн Иоаннович, напомнил своим боярам, что они суть тоже слуги государевы, а честь свою должны в бою и труде доказывать, но не поддержкой схизматиков. Так, что за неполный месяц главы многих европейских аристократических родов лишились своих голов, в этом Новороссия «пошла навстречу» гордости дворянской, не стали устраивать виселицы для приговорённых к смерти. Хотя, таких приговорённых было немного, только непосредственные организаторы вторжения и военные преступники, уличённые в убийствах и пытках мирных граждан. Впервые в мире прозвучало это определение «военные преступники», как и высшая мера наказания за убийство мирных крестьян, женщин и стариков.
        Простые участники антирусского восстания, жёны и дети бунтовщиков, как обычно, отправились осваивать далёкие колонии. В первую очередь, Исландию, Гренландию, побережье Северной Америки. В зависимости от вины, состояния здоровья и состава семьи, естественно, детей на смерть магаданцы не отправляли. Для многих женщин с маленькими детьми даже ввели «отсрочку наказания» на несколько лет, пока дети не подрастут. Устраивать концлагеря и морить заключённых голодом и холодом русы не собирались. Все магаданцы не забывали воспитывать своих детей, руководителей, кадровых офицеров, в бережном отношении к людям, в максимальном сохранении и увеличении населения страны. Так вот, после осуждения военных преступников, пришёл черёд предстать перед судом «военных пособников».
        Да, таким способом магаданцы постарались напугать будущих военных промышленников, с чьей подачи в двадцатом и двадцать первом веке разгорались войны в РИ. Здесь, в семнадцатом веке, магаданцы решили заранее «постелить соломки», и, приравняли военных промышленников и военных поставщиков, к военным преступникам. Конечно, без усекновения головы, но, к пяти годам каторжных работ, были приговорены многие из поставщиков шведской и германской армий, из «спонсоров» новороссийских бунтовщиков и прочих наёмников. Причём, под наказание попадали не только те, кто давал деньги и оружие на «борьбу с русами», но, и владельцы оружейных заводов, торговцы обмундированием, поставщики продуктов для армии. Пусть многие из них отделались лёгким испугом, даже не попав на каторгу. Однако, конфискации подверглись абсолютно все! Все годы, во всех остальных отраслях промышленности, русы, неоднократно подчёркивали незыблемость частной собственности, но, любое участие в финансировании или снабжении врага эту незыблемость сделало весьма хрупкой.
        Пусть привыкают будущие «разжигатели» войн и восстаний, что они тоже ответят соответственно своим деяниям. Ибо по приговорам судов в отношении «военных пособников» русскому царю отошли в собственность все шведские военные заводы (оружейные, пороховые, суконные, кожевенные, даже конезаводы). В том числе, были конфискованы несколько десятков шведских торговых кораблей, доставлявших войска и припасы к ним, были конфискованы дворцы и поместья, рудники и мельницы, всё это богатство перешло в государственную собственность Московской Руси. По приговорам, что характерно, Новороссийских судов! Аналогичная ситуация была и в бывших землях бывшей Римской империи германской нации. Там были конфискованы три четверти частных производств, завязанных на военные поставки, уже в пользу Новороссийского государства.
        Но, главным оказалось не это, главным были приговоры в отношении банкиров, выдавших кредиты на войну шведам и германцам. Впервые за триста лет, со времён Филиппа Красивого, французского короля, боровшегося с тамплиерами, вернее, пытавшегося ограбить слишком богатый орден, в Европе начали «раздевать» банкиров. А куда деваться, приговоры суда нужно исполнять, в соответствии с духом закона, а не его буквой. Удар, нанесённый русами по крупнейшим банкирам Европы, оказался смертельным. Под конфискацию попали не только шведские и германские банкиры, но и подавляющее большинство еврейских, итальянских, венецианских и прочих европейских банковских домов. Причём, сама процедура конфискации была проведена в лучших традициях русов, заранее были разведаны объекты, подготовлены силы и средства. А, после вынесения приговоров, «совершенно случайно», совпавших по времени в один день, русы, задействовали все свои силы одновременно. В течение нескольких дней были изъяты огромные суммы наличных денег, долговые расписки, векселя, залоги, на всех территориях, подконтрольных русам и Московской Руси.
        Это был настоящий нокаут! Не зря два с лишним месяца безопасники готовились к судебным процессам. Не зря собирали необходимые доказательства причастности банкиров к финансированию нападения на Новороссию, как внешнего, так и внутреннего. За пару месяцев слаженных действий Новороссия разгромила все ведущие банкирские дома Европы, наголову разгромили, русы своих конкурентов! Конечно, в Испании и Франции, в Южнопольской империи, в Дании, ещё кое-где, остались независимые банкирские дома. Но, они составили не больше четверти от конфискованных русами денежных средств. С учётом же имевшихся в Петербурге долговых расписок и векселей из архивов Ватикана, русы разгромили своих конкурентов-банкиров наголову. А в отношении имущества осужденных банкиров и промышленников, которое имелось за границей, были посланы официальные запросы в Испанию, Францию, Южнопольскую империю, Данию, Турцию.
        Как минимум, Южнопольская империя обещала выдать своему союзнику арестованное имущество, а с другими странами министр внешних дел обещал соответственно поработать на аналогичный результат. Рано или поздно появится возможность исполнить решение суда, пусть даже чисто формально, без материальной выгоды. Но, строить международные отношения русы решили под себя, под свои правила и на своих условиях. В этом отношении ещё тридцать пять лет назад офицеры договорились не подстраиваться под «изменчивый мир», а менять реальность сообразно своим желаниям и потребностям. Не так грубо и тупо, как делают пиндосы в двадцать первом веке, но, так же упорно и настойчиво, учитывая, в первую очередь, собственные интересы, а традиции и пожелания потом, если получится.
        Новороссия не только стала крупнейшей, после Московской Руси, конечно, страной Европы, но и относительно законными средствами уничтожила любую возможность реставрации вражеских стран. Некому теперь оплачивать и вооружать врагов Новороссии, знаменитые банкирские итальянские и ломбардские дома, вместе с еврейскими банкирами много лет финансировавшие Турцию, обещали долго жить. Теперь короли и султаны, желающие воевать, просто не смогут нигде занять необходимые средства для вооружения армий. Более того, по результатам исполнения решений судов, с учётом прежних банковских документов, изъятых в Ватикане, у Новороссии и Московской Руси в руках оказались долговые расписки подавляющего большинства европейских правителей. Не считая частных долгов из других стран на немыслимые суммы. Русы получили дополнительный рычаг воздействия на испанских, французских и турецких вельмож и военачальников. Оперативники Новороссии исходили слюной, обрабатывая изъятые документы, настолько «вкусными были имевшиеся расписки и проставленные в них имена».
        При таких результатах, как выразился начальник службы безопасности Новороссии, «лет тридцать без нашего разрешения громко чихнуть никто в Европе не сможет!» Финансовая удавка оказалась крепче любой армии, многие иностранные вельможи настолько опасались огласки, что сами приходили в посольство Новороссии со своими сведениями, готовые «верно служить за долю малую». Такого результата от разгрома европейских банкиров не ожидали сами русы, когда задумывали все судебные процессы. Конечно, свято место пусто не бывает, найдутся желающие занять свободное место исчезнувших ростовщиков, много желающих. Но, тут русы тоже подсуетились, в каждой губернии уже открывались филиалы нескольких государственных и частных банков. А сегодня вечером Валентин Седов подписал давно подготовленные законы о банковской деятельности, выбивавшие табуретки из-под ног любых потенциальных конкурентов.
        С января будущего года любая денежная ссуда под проценты была запрещена по всей территории Новороссии. Новороссийские банки собирались выдавать кредиты по правилам, весьма сходным с мусульманскими банками двадцать первого века. Ну, так, как это представляли себе магаданцы, сами только читавшие о таких банках. Основные принципы кредитования оставались беспроцентные, но, с условием получения части прибыли или приобретения части предприятия. Для частных лиц, всяких крестьян, рабочих и прочих работяг, проценты отдавались в виде обязательной отработки по специальности на государственных или принадлежащих банкам предприятиях. Пропорционально полученной ссуде, естественно. Ну, как говорил недоброй памяти первый и последний президент СССР, главное, нaчать. В том же законе, однако, магаданцы предусмотрели возможность выдачи прямых кредитов от имени государства другим странам, на будущее.
        Наличных денег в стране было предостаточно, опыт выдачи целевых и связанных кредитов за четверть века русы наработали богатый. Конкурентов в результате войны и судебных процессов уничтожили начисто. Оставалось только работать и работать, как раз в этом и помогут рабочие руки заёмщиков. После гражданской войны и присоединения новых земель к Новороссии, работы в стране оставался непочатый край. Тем более, что девять десятых дворянских поместий на территории страны, до войны остававшихся под властью прежних хозяев, оказались выморочными. Русы конфисковали поместья и владения у всех, кто поддерживал бунтовщиков, либо запятнал себя военными преступлениями. Остались в своих владениях считанные единицы дворян, как правило, старые анахореты или многодетные матери, не слишком интересовавшиеся политикой. Остальные земли Новороссии попали в статус выморочных, то есть, государственных.
        Теперь по всей европейской территории страны, как и на Острове, будут действовать единые законы, единые правила поведения, единый русский язык. Католические храмы пока останутся, но, вряд ли надолго. Узнав о семилетней налоговой амнистии, подавляющее большинство крестьян и горожан на новых землях сделают правильный выбор. Это если даже не учитывать запрет о публичных вероисповеданиях любых религий, кроме православия. Так, что оставалось лишь жить дальше, тщательно соблюдая принятые законы. Что-что, а это контролировать магаданцы умели, они не такие наивные простаки, чтобы поверить в добровольное соблюдение законов, пусть даже очень хороших и выгодных. Любые нарушения принятых законов предусматривали весьма жёсткие и конкретные наказания. Как правило, штрафы и телесные наказания за мелкие правонарушения, вроде хулиганства и несоблюдения правил поведения, разбрасывание мусора, домашних скандалов, грязи в домах и так далее. Заканчивая высылкой на различные сроки за уголовные преступления.
        Смертная казнь оставалась лишь за убийства при отсутствии самообороны и за государственные преступления. Но, как раз эти приговоры имел право выносить исключительно суд самого наместника, пока где-то так. Собственно, на Острове эти законы давно работали, осталось приобщить к ним остальную территорию Новороссии, включая северное побережье Африки и Ближний Восток. Тем более, что ни о каком развитии промышленности на новых землях речи пока не было. В соответствии с планом Сергея Корнеева, Новороссия планировала развивать производства исключительно по принципам транснациональных корпораций. То есть, лишь там, где минимальные затраты гарантируют хорошее качество и высокую прибыль. В ближайшие двадцать лет на побережье Средиземного моря русы будут развивать исключительно рыболовство, консервное производство, сельское хозяйство и традиционные ремёсла.
        Никаких заводов, никакого промышленного роста в тёплых краях не предвидится, этим будут заниматься лишь после воспитания нужных кадров. Максимум промышленного развития, на что могут рассчитывать новые территории, это добыча руды, в первую очередь в Штирии, на золотых приисках. Толковую молодёжь русы запланировали сманивать на учёбу и работу в другие части страны, выдерживая необходимый уровень населения. Чтобы не вырастали бездельники, истинный рассадник для всяких бандитов и заговорщиков, из прибрежных жителей будут нанимать матросов для торговых судов. В остальном, посмотрим, как пойдут дела, как ассимилируются жители Средиземноморья с остальной Новороссией. Тем более, что рядом, в бывшей Папской области, будет работать Западный Магадан, занимаясь тем же самым, перевоспитанием аборигенов и их скорейшей ассимиляцией.
        - Валя, давай съездим на Сахарные острова, в январе? - С грустной улыбкой принесла мужу чай Ольга, усевшись напротив, за столом. - Ты два года не отдыхал, исхудал весь, спишь плохо. Или в Ирий, хотя бы на дачу на неделю отпросись? Возьмём младших внуков и поедем, хоть завтра?
        - Нет, - мотнул головой Седов, прикидывая в уме, когда можно без опасений выбраться на дачу, к речке. Погулять по лесу, высматривая поздние грибы, послушать пение птиц, сводить внуков в исследовательских биоцентр, раскинувшийся на тридцать квадратных вёрст в окрестностях Ирия. Там биологи не только восстанавливали редкие исчезающие виды животных и растений, адаптировали их под местные условия. Но и вели селекционную работу по выведению новых сортов культурных растений, новых пород домашних животных. За короткое время, каких-то пятнадцать лет, учёным удалось вывести три породы мясных дронтов, успешно вытеснявших куриц с частных подворий. По удачному примеру Западного Магадана, на Острове многие выращивали чернобурок и соболей на мех, тоже с подачи биоцентра.
        Обилием проектов биоцентр не поражал, откровенных фантазий там не было, магаданцы с высоты четырёхвекового опыта пресекали неперспективные разработки во всех исследовательских структурах. Основную задачу биоцентру ставил ещё Головлёв, - добиться продуктовой независимости Острова, в первую очередь, в зерновом и мясном направлении. Поэтому второе десятилетие шли эксперименты с добавкой водоросли хлореллы в питание домашнего скота, отработка дешёвых технологий по производству силоса. С одновременной акклиматизацией кукурузы, сои, выведение новых сортов растений. Однако, для неизбалованных детей и взрослых Средневековья, сама идея выводить новые сорта растений и породы животных была откровением. Поэтому в Ирий часто приезжали школьники на открытые уроки биологии, студенты, да и родители с детьми в выходные дни любили погулять среди вольер с диковинными животными, которых даже в зоопарке Петербурга не было. Тут же постоянно продавали саженцы и семена перспективных разработок, что практичные русы ценили больше всего.
        - Нет, - повторил Валентин, - так рано не смогу выбраться. Недели через две, пожалуй, удастся недельку освободить. А не съездить ли нам в Королевец, к нашим учителям в гости? По театрам пройдёмся, у Ветровых побываем, давно не виделись. В Сусековский заповедник заглянем, там интереснее, чем в Ирии. Да и с Еленой Александровной переговорю, вроде по делам получится, не совсем бездельничать будем.
        - Отлично, внуков навестим в интернате, - обрадовалась Ольга, несмотря на ежедневные телефонные разговоры с обоими младшими внуками, второй год учившихся в интернате для магаданских отпрысков. - Соскучилась я по Танечке и Олегу.
        - Всё, устал я, спать пойду, - вытянулся Валентин на чистых простынях рядом с женой, - с завтрашнего дня никакой войны, работать и работать. Мединститут ждёт меня, а дела к новому году подготовлю между занятиями. Спи, дорогая. Двух недель мне хватит, чтобы всё подготовить к поездке, начинай пироги печь.
        - Привет, бродяга, - Пётр Головлёв обнял старого друга Кожина, ради встречи с которым выбрался в порт. Все остальные пассажиры «Вольфовича» уже сошли на берег и азартно общались с друзьями и родственниками. Больше года находилась флотилия в плаванье, да и сейчас не все корабли вернулись в Югорусь, на причалы Волжска. Шесть судов остались у берегов Камчатки, где строительство «Развалин Магаданского царства» подходило к концу. Самые трудоёмкие работы были выполнены, яванские пленные своё дело сделали, почти все десять тысяч «разнорабочих» выгружались на берег из трюмов на другом причале. Их судьбу предстояло решить в ближайшие недели, для чего и прибыл Кожин домой, в Волжск.
        Да, для Кожина, Головлёва, Корнеева, и, многих других русов, прибывших на освоение пятого материка, Югорусь стала настоящим домом. Здесь все нашли новую интересную работу, невиданные, захватывающие своей чистотой и новизной земли, с нетронутой природой и огромными возможностями. Именно на пятом материке, молодёжь получила возможность воплотить в реальность свои самые смелые мечты, без оглядки на прежних «хозяев жизни», как это было в Европе. Та самая молодёжь, которую магаданцы воспитывали три десятка лет в лучших традициях Макаренко, братьев Стругацких, Ефремова. Именно этих ребят воспитывали многочисленные детские дома, школы, ветераны-отставники, сами магаданцы. Они терпеливо учили свою смену, девушек и парней, способных стряхнуть привычное раболепство, сбросить оковы сословного неравенства, привитого с раннего детства.
        Нашим героям нужны были помощники и соратники, а не слуги и рабы, потому и прощали, своим воспитанникам русы, ошибки и самодеятельность, если видели в них стремление к познанию и творчеству. Конечно, многие парни и девушки вырастали простыми работягами, с примитивным видением своего будущего, - хороший заработок, дружная семья, достаток в доме. А, собственно, что надо большинству людей во все времена? Именно это, как говорили раньше, «уверенность в завтрашнем дне». Как раз эту уверенность дал переезд в Югорусь, где никакими войнами не пахло, и не будет пахнуть многие десятилетия, если не века. Были и другие, - те, кто стремился к знаниям, изобретал, строил, хотел улучшить жизнь для себя и своих потомков. Именно они становились командирами производства, творили, создавали, сами шли вперёд и вели за собой других. Но, что характерно, все они, простые работяги и творцы, считали Югорусь своим домом. Все они дружили, женились, строили дома, рожали детей, и, самое главное, делали будущее.
        Магаданцы давно заметили, что неприкрытый энтузиазм, желание сделать больше и быстрее, напоминают подъём рабочего движения в тридцатые годы двадцатого века в Советском Союзе. По крайней мере, такой подъём, который мы видели в фильмах сороковых годов, о котором читали в книгах советских писателей. Понятно, что многое было преувеличено, желаемое выдавалось за действительное, но, даже сатирики Ильф и Петров в своём «Золотом телёнке» описали молодых ребят, расправивших крылья в творчестве и работе, в желании служить своей стране. Именно такие настроения шестой год царили в Югоруси, где молодые инженеры и учёные разворачивались в полную силу, когда видели, что их идеи воплощаются в жизнь за считанные недели и месяцы. Тем более, что в отличие от советской реальности, магаданцы поощряли передовиков производства, изобретателей и рационализаторов не только морально, но, и системой премирования, весьма ощутимого в кармане.
        Поэтому вся Югорусь буквально кипела от развёрнутого строительства, чему способствовали десятки тысяч пленных европейцев, доставляемых из Новороссии. Тысячи бывших солдат австрийского эрцгерцога вполне добросовестно строили города и заводы, работали на полях и верфях. За прошедшие полгода работы самые сметливые из них, как правило, славяне, уже прониклись условиями жизни и прочувствовали вероятную перспективу. Да, весьма выгодную перспективу, расписанную русами по пунктам, от бесконвойного содержания после года стабильной работы, до оплаты труда и разрешения строительства собственных домов после трёх лет ударной работы в плену. А в обещание нарезать ЛЮБОЕ количество угодий, в разумных пределах, пленники долго не верили. Пока не съездили на экскурсию в уже существующие крестьянские хозяйства. Так, что за год отсутствия Кожина в Югоруси прошли огромные изменения.
        - Да, поработал ты отлично! - Выслушал часовой рассказ Николая об основных успехах за год Головлёв, не забывая угощать друга в своём доме. За столом, кроме двух офицеров, сидел Сергей Корнеев и жёны Петра и Сергея, от которых давно не было никаких секретов. Прожитые совместно три с половиной десятилетия, в постоянной угрозе войны и смерти, в труде и воспитании детей, сблизили выходцев из будущего, лучше настоящих родственников. Да и какие могли быть тайны у магаданцев друг от друга? Так и сидели все вместе, за лёгким обедом наши герои, попивая ради такого случая лёгкое вино, присланное из Европы. О крепких напитках в южном климате как-то забылось с годами, все уже вышли из возраста подражания, а организм не требовал. Да и многолетняя политика русов системно работала на трезвый образ жизни, на вытеснение алкоголя из обихода, замену его квасом, сбитнем, чаем, кофе и прочими подобными напитками.
        - Мы, между прочим, тут неизвестную цивилизацию открыли! - Не выдержал Корнеев, самодовольной физиономии Кожина. - Да, именно цивилизацию, пока ещё не съеденную племенами маори в бывшей Новой Зеландии, ныне Большом Сапоге. Правда, в лесах сохранились всего шесть городов этого народа, зато внешне они вылитые европейцы, или айны, как минимум. Два месяца назад наши исследователи наткнулись в джунглях на один из городов и быстро установили дружественные контакты. Теперь защищаем народ аунов, как они себя называют, от людоедов маори. И, думаем, что делать с людоедами?
        - Вот именно, - улыбнулся Головлёв, глядя на заинтересованное лицо друга. И внёс свою лепту в серию сюрпризов. - Наши люди из «Наследия предков» вышли на два занятных племени, можно даже говорить о ещё двух открытых цивилизациях. Одно племя нашли в джунглях Новой Гвинеи, средний рост мужчин этого племени шестьдесят сантиметров. Сейчас биологи ведут охрану племени и переговоры с вождями о переселении в Югорусь. Представители второго племени уже гостят в Волжске, с аналогичным предложением. Уверен, скоро мы их перевезём в Югорусь. Это племя, наоборот, почти три метра ростом, потому и вымирают, что после тридцати лет начинаются проблемы с костями скелета, слишком велики они для жизни в джунглях Южной Америки.
        - Ай, молодцы, - искренне восхитился Кожин успехам друзей, быстро наполнил всем бокалы и предложил тост. - За нас, ребята, за те тайны, что мы успеем открыть в семнадцатом веке, которые не дожили до двадцатого века в прошлой реальности.
        Все выпили, по русской привычке, чокнувшись перед этим. Женщины, немного пригубив, принялись за фрукты, выбирая из вазочек самые вкусные плоды. Мужчины ухватили по ломтику сыра, твёрдые сыры пока доставляли из Европы. Кроме брынзы и плавленых сырков в Югоруси других сыров не производили, пока не производили. Сейчас уже шли работы, как рассказали сыщику женщины, о развитии на острове Большой Сапог, он же Новая Зеландия, молочного животноводства. Причём, планировали завезти туда чистокровных туров и зубров, для экспериментирования над выведением молочных пород рогатого скота. Там, глядишь, удастся разработать технологию доения стеллеровых коров, чьё молоко в десять раз жирнее коровьего.
        Да и викуньи из Южной Америки вполне подойдут для расселения на островах. В этом направлении магаданцы видели самое вероятное направление сотрудничества с найденной цивилизацией аунов, чтобы сохранить эту культуру для будущего и не подавить её промышленностью русов. Хотя ауны знали гончарное дело, животноводство, ткали полотно, однако, не имели металлических инструментов и орудий. Всё это резали из кости и вытёсывали из камня. Зато, подобно племенам майя, рассчитали удивительный календарь и знали, что планеты вращаются вокруг солнца. Так, что примитивность их нынешнего состояния и вымирание под натиском людоедов суть стечение обстоятельств, настигшее некогда развитое общество. С аунами, в отличие от маори, сотрудничество будет весьма перспективным. Всё-таки, в шести обнаруженных городах и окрестных селениях аунов насчитали более двадцати тысяч.
        Останется Большой Сапог нетронутым, не загаженным промышленностью островом, где ауны будут пасти одомашненных туров, зубров, и добывать экологически чистое молоко, производить сливочное масло и сыры, будущее только выиграет. Тогда и у Югоруси появится возможность не вырубать леса на пятом материке, не развивать собственное животноводство, а сохранить уникальную природу. Уж, коли в будущем новозеландское масло добиралось до России, в семнадцатом веке русы смогут обеспечить себя и соседей маслом и сыром, это наверняка. Только ради этого стоило найти цивилизацию аунов, чтобы не заморачиваться освоением Большого Сапога силами пленников. Тем более, что ауны отдадут всё, что угодно, ради защиты от маори, съевших три четверти их народа. Для спасения от людоедов ауны не только сыроделием займутся, они вплавь готовы до Югоруси добраться. Поэтому, как понял Кожин, особого сомнения в будущем сотрудничестве ни у кого из русов не было.
        Как и не было сомнений в скорой нейтрализации людоедов маори. Всё-таки семнадцатый век на дворе, если не захотят переселяться маори с Большого Сапога, отряды индусов-русов истребят их за несколько месяцев. В прямом смысле истребят воинственных мужчин, а женщин и детей перевезут на ту же Новую Гвинею, к примеру, пусть выживают в джунглях с родственными людоедами. Самых коммуникабельных маори, если таковые будут, можно ассимилировать на Яве, в подконтрольных русам городах, создавая некое подобие общежитий с внешним управлением. Вполне возможно, так и будет, жаль женщин с детьми в джунгли отправлять, хоть и людоеды. Да и людоедами маори стали не от большого ума и хорошей жизни, а от своей отсталости и примитивности. Истребили всю живность на Новой Зеландии, кроме нескольких видов птиц, вот и пришлось поедать друг друга, рыбы на всех не хватало. Народ аунов, в отличие от маори, не только знал гончарное дело, но и, держал у себя домашний скот в виде собак, свиней, коз и куриц. Так, что им людоедство не грозило.
        - Кстати, - продолжил разговор Пётр Головлёв, обращаясь к Кожину, - как ты планируешь использовать своих пленных строителей?
        - Не знаю, - развёл руками старый сыщик. - Народ остался спокойный, работящий, но планов на большие стройки у меня нет. У вас, как понимаю, хватает европейцев?
        - Да, с учётом обнаружения аунов, Большой Сапог мы решили не заселять ирландцами, оставили там примерно две тысячи в качестве строителей для трёх острогов с причалами на побережье, остальные пока используем в Опричи (Тасмании) и в трёх портах на побережье Югоруси, тоже строят порты с острогами. Но, там работы для такой массы народа в самый обрез. Полагаю, через пару лет самых адекватных будем расселять по фермам в Югоруси, да набирать вольных рудокопов для открытых месторождений. Твои десять тысяч яванцев нам пристроить трудно будет, не забывай, азиатов мы не собираемся ассимилировать на пятом материке. - Пожал плечами Головлёв, хмуро прикидывая возможное использование такого обилия трудовых резервов. - Прокормить мы их, конечно, сможем, но, держать их в бараках без дела не вижу смысла, так и до восстаний дойдём.
        - Тут я хочу Суэцкий канал прорыть силами наших азиатов, опыт строительства циклопических сооружений имеется. - Подмигнул удивлённому другу Кожин, поднимая фужер с вином. - А что? Народ у меня подобрался дисциплинированный, с понятием. Если они на Камчатке не разбежались, в пустыне их и охранять не надо будет. Из своих найдётся кому дисциплину поддерживать и командовать работягами. Это раз. Далее, взрывчатки в Европе после войны больше, чем достаточно, надо её куда-то утилизировать, устаревшую, как минимум. Практика по изучению направленных взрывов нашим сапёрам весьма пригодится. Думаю, строительство займёт от пяти до десяти лет, будет время опробовать новую строительную технику, те же экскаваторы и бульдозеры. Отработаем ходовую часть будущих танков в условиях бездорожья, не привлекая внимания к возникновению нового рода войск. Потом лишь башню останется добавить к ходовой часть, даже бронировать ходовую пока нет необходимости, пушки наших вероятных противников в движущийся танк попасть смогут при исключительном везении.
        - В принципе, технического ресурса хватит. - Задумался над предложением Корнеев, лучше других представлявший возможности Новороссии в технике. - Запасов взрывчатки, действительно, слишком много накопилось, их хватит на три таких канала.
        - Не забывайте, что это огромный госзаказ на самую передовую технику и рабочие специальности, как грамотных водителей этой техники, взрывников, строителей-бетонщиков, так и неквалифицированных работяг. - Продолжал свою мысль Кожин, азартно поглядывая на своих друзей. - На самые тяжёлые работы можно привлекать каторжников, чтобы не возить их за тридевять земель, а тут, под боком у Европы трудоустраивать недоумков. Тем более, что после войны лет пять придётся страну чистить от всякой швали, это я вам точно говорю. Лишь бы хватило денег на такой проект, что скажешь, Петро?
        - Денег, полагаю, в Новороссии, больше, чем достаточно, даже печатать не надо дополнительно. - Улыбнулся Головлёв, постоянно общавшийся по радио с Валентином Седовым, шифром, конечно. - После судебных решений о конфискации имущества «военных преступников и военных пособников», из банков изъяты миллионы червонцев, не считая долговых расписок и векселей. Там, ребята, столько денег обнаружено, подвалы Ватикана отдыхают. Да всё строительство можно одними векселями и долговыми расписками оплатить. Если с умом распорядиться, две трети строительства выйдет бесплатно, деньги понадобятся лишь для оплаты инженеров и рабочих. Остальные поставки, - продукты, одежда, нефть, инструменты, можно взять в счёт долгов, натурой. Так же, натуральным продуктом можно взять и оплату техники, в Петербурге золотого запаса достаточно.
        - Так мы обогатим на строительстве чужих промышленников, надо ли это? - Засомневался Корнеев. - Лучше нашим заводам заплатить наличкой, всё русам пойдёт, не герцогам или королям разным.
        - Надо думать, считать, - согласился Петро. Затем он же подытожил. - Давайте, за пару дней прикинем черновой вариант по затратам и времени, по объёмам. Я этот вариант шифром Валентину отправлю, чтобы через неделю обсудить его. Чугунка там проведена, проблем с обслуживанием строительства не будет, да и сам канал вдоль чугунки можно выстроить. Голландские строители каналов у нас лет двадцать живут, инженеров хватит, чтобы вести строительство в нескольких точках одновременно. У царя Иоанна можно стажёров набрать, им опыт строительства пригодится, для Беломорско-Балтийского, например. Как раз реклама нашей строительной техники среди европейских и русских специалистов будет, глядишь, закупать начнут.
        - Правильно, а мои яванцы к тому времени осядут вдоль канала, в качестве обслуги, кто захочет. Предлагаю тост, за будущий Суэцкий канал! Ура! - Довольный удачным решением вопроса по пленникам Николай залпом выпил вино и крикнул, - гитару мне, гитару!
        На этом оптимистичном крике деловая часть встречи плавно перешла в культурную программу, ставшую традиционной для магаданцев. С песнями, воспоминаниями о былом, о смешных и трагических случаях, с рассказами о детях и внуках, как обычно. Тем более, что здоровье у формально семидесятилетних старушек и стариков оставалось на уровне сорокалетних, как минимум, такой подарок от путешествия по времени достался магаданцам. Так, что засиделись друзья допоздна, и уже в ночной темноте расходились по своим комнатам, предоставленным во дворце наместника для гостей. Одному Кожину не спалось, он полчаса просидел у открытого окна, любуясь огромным звёздным небом с уже ставшим привычным рисунком созвездий Южного полушария.
        Николай смотрел на порт Волжска, подсвеченный прожекторами и сигнальными огнями кораблей, и, предвкушал встречу с семьёй, куда он отправится завтра. Там, в последнем за годы странствий жилище, скромном двухэтажном домике, ждали непоседливого бродягу обе жены и младшая дочь, пока не вышедшая замуж. Но, Вероника уже намекала отцу в радиопереговорах, что познакомит его с «одним молодым человеком». Скорее всего, как в мыслях улыбался Кожин, скоро придётся отправлять последнюю девочку из родного гнезда. И останутся «пенсионеры» доживать свой век в домике, в ожидании приезда внуков и детей. Ну, это Кожин так любил пошутить, сил у старого сыщика вполне хватит ещё не на одно путешествие. Однако, вернуться в родной дом всё равно приятно, где бы этот дом не стоял.
        Утром, после совместного завтрака, Кожин попросил Петра и Сергея уделить несколько минут для важного разговора. Завтракали в столовой наместника, хотя формально Югорусь входила в состав Новороссии, но, независимость действий Головлёва была очевидна для всех. С учётом его якобы гибели для Европы от яда, Петро становился «невыездным», по крайней мере, официально он не собирался посещать Европу и европейскую часть Новороссии. Поэтому, его всё чаще называли наместником Югоруси, впрочем, к будущему отделению Югоруси от Новороссии все магаданцы изначально были готовы и относились вполне адекватно. Более того, Седов и Головлёв даже согласовали между собой примерный срок «развода», когда Югорусь официально отделится от Новороссии и объявит себя «закрытой от Европы страной». Конечно, неофициальное сообщение между Западным Магаданом, Новороссией, Московской Русью и Югорусью будет продолжаться, как и тесное экономическое сотрудничество. Но, после успешного испытания баллистических ракет, Югорусь объявит о своей изоляции от иностранцев. Не хотели магаданцы наводить будущих конкурентов, что в Европе, что в
Азии, на мысли развития ракетной техники.
        - Вчера я не стал говорить, - приступил к своим новостям Кожин, наслаждаясь горячим терпким чёрным чаем. Между прочим, очередным сбором русского чая со склонов гор Северной Индии. Опыты по чаеводству русы начали сразу после захвата империи Великих Моголов. С привлечением специалистов из Королевца, естественно. Первый русский чай не отличался особыми ароматами, но, для любителя чифира Кожина подходил, как нельзя лучше. - Так вот, вчера я не сказал, что мой человек из «Наследия предков» вышел на меня полгода назад и передал сотню катушек фотоплёнки. Этот человек шесть лет прожил в Тибете, где смог сфотографировать закрытые буддийские книги, вернее, их содержание. Хотя основной задачей у него были переговоры о подготовке нашего посольства в Тибет, но, с посольством ничего не получилось. Зато удалось сфотографировать редчайшие закрытые книги, среди которых якобы есть книги о конструкции летающих виман и о путешествии сквозь время.
        - Плёнки мы проявили, все тексты вполне разборчивы, - Николай встал из-за стола и подошёл к окну. Друзья заметили, что невозмутимый Кожин серьёзно взволнован и не сразу поняли, отчего. Пока старый сыщик не произнёс заключительную фразу. - Мои переводчики подтвердили, что в одной из книг описаны места на склонах Тибета, где возможны переходы сквозь время. Ещё там якобы описаны условия, при которых возможны эти переходы. Три из этих мест вполне доступны и находятся рядом с Северной Индией. Вот так.
        - Ты веришь в это? - Внезапно охрипшим голосом спросил Корнеев.
        - Не знаю, - вернулся за стол Кожин, налил себе горячего чая и отпил немного из чашки, скривился от крепости напитка. - Не знаю, но, мистификация такого масштаба маловероятна. По словам моего человека, книги лежали без доступа человека последние лет двести, если не больше. Вполне возможно, что до официального посольства эти архивы просто не дотянут, страницы очень ветхие. Да ладно, этим я займусь сам, просто ставлю вас в известность. Есть у меня надёжные переводчики, сделаем несколько вариантов переводов, потом будем думать, что делать. Я о другом хотел поговорить, ребята, пора Калифорнию осваивать.
        - Пожил я на Камчатке, был на Командорских островах, там биостанции устроили, каланов изучать. От Командорских островов до Алеутских рукой подать, каланов и ламантинов, как и прочей живности, там не меньше. Те острова нам надо тоже под себя брать, пока охотники из Европы не дорвались, строить там биостанции и пограничные остроги. Чем раньше построим, тем легче будет русским людям Аляску осваивать. А нам нужно отсечь испанские поселения на юге Калифорнии, пока они Сан-Франциско не основали. Не знаю, когда это было в нашей реальности, но, чем раньше мы «застолбим» западное побережье Северной и Центральной Америки, тем проще будет работать с испанцами. Тот же полуостров Калифорния пока ничей, насколько я понял от индейцев, белых людей там нет. Кто мешает нам его взять, да основать несколько острогов на западном побережье будущей Мексики?
        - Горы Сьерра-Мадре богаты серебром и медью, - кивнул в знак согласия Корнеев, - нам эти рудники в Америке весьма пригодятся. И продукты из Калифорнии быстрее и дешевле доставлять на Тихоокеанские острова, нежели от нас, дорога в два раза короче получается. Если выстроим в бухте Сан-Франциско ремонтную базу для кораблей, серьёзная экономия выйдет при эксплуатации нашего флота.
        - Да, Тихий океан нам всё равно нужно брать в свои руки, в Гавайях до сих пор не побывали. - Помрачнел взглядом Головлёв. - Может быть, ты знаешь, где людей для освоения Америки взять?
        - Знаю, - улыбнулся Кожин. - Нам всё равно придётся этим заняться, так лучше раньше. Нужно заселять американское побережье нашими азиатами, всё равно сохранить европейский тип в Америке не получится. Мы же не будем истреблять всех индейцев поголовно, как англосаксы сделали. Так пусть индейскую кровь разбавят яванцы, маньчжуры и корейцы. Да, именно корейцы, насмотрелся я на них, поговорил с молодыми крестьянами. Если грамотно поставить агитацию в корейских, маньчжурских деревнях, к нам пойдут тысячи молодых парней и девушек. Там такая нищета, европейцам не снилась, детей продают за мешок риса. Мы не только найдём себе тысячи работящих и аполитичных крестьян, они в православие ради переезда на свободные земли окрестятся легко, так же, как в казаки идут. Вы в курсе, что треть казаков уже с корейскими лицами?
        - А охрану в остроги можно из индусов набрать, - прикинул состав поселенцев Головлёв, знавший мобилизационные возможности Северной Индии. - Они к жаре привыкли и парни надёжные, исполнительные. Договорились, надо посчитать и заняться колонизацией уже в этом году, Сергей Николаевич, прикинь возможности нашего флота и необходимую технику, по деньгам и людям я сам разберусь, никого из Югоруси не будем отправлять.
        - Тем более, что никакими дикими мустангами в прериях Северной Америки пока не пахнет. Если мы не захотим, мустанги эти не появятся никогда, а пешие индейцы нам не соперники. Особенно, если мы упор в колонизации Западного побережья сделаем на технику, при посильном привлечении лошадей. - Николай утверждающе кивнул друзьям, делая неопределённый жест рукой. - С пешими племенами индейцев справиться нам будет значительно проще, да и они предпочтут при таких обстоятельствах договариваться, а не воевать. Всё же лет через пятьдесят-сто уже пойдут мустанги и всякие команчи с апачами, нам это надо?
        - Под освоение Америки можно серийное производство двигателей и ходовой части запустить в Югоруси, а сборку устроить на острове Туманном и в русском Чхонджине, силами айнов и корейцев. Там и японцев подтянуть, сначала наших, потом и сами аборигены побегут за хорошим заработком. Мы воспитаем грамотных дисциплинированных рабочих, сборка обойдётся раз в десять дешевле, чем у нас, как минимум первых лет пять. - Корнеев рассуждал вслух, стараясь обозначить все плюсы этой идеи. - У Московской Руси появится развитое готовое производство, с квалифицированными кадрами и своими инженерами на Дальнем Востоке. Мы заинтересуем японцев и айнов хорошими заработками, интересной работой, потом часть специалистов для обслуживания техники отправим в Америку. С учётом опыта, лет через пять-десять, можно будет сборочные производства на Яву или Суматру перевести, там выйдет дешевле всего.
        - Правильно, под это дело можно и христианизацию Азии ускорить, принимать на работу исключительно православных, например, знающих русский язык. - Согласился Головлёв, рассматривая классическую возможность влияния на политику русов в Азии средствами экономики. - И производство комплектующих разбросаем по разным регионам, чтобы всю технологию никому не отдавать в одни руки, а выгодным сотрудничеством заинтересовать как можно больше стран. Пусть сами развивают добывающую промышленность, а нам поставляют полуфабрикаты на обработку и сборку. И толковых ребят отправляют на учёбу. Тогда можно и школы русского языка в регионе открывать, все поддержат, и желающих море будет.
        - Но, производство двигателей и ходовой части, вместе со всей электрикой, останется в Югоруси, - укоризненно взглянул на друзей Корнеев. - Не спешите, всё будет. Бог даст, ещё лет двадцать-тридцать протянем в здешнем климате. Наладим производство, запустим баллистические ракеты, телевидение оборудуем, тогда и помирать с чистой совестью можно. Прошлой истории уже не будет, никто Россию и русских не уничтожит, да и революция в наших странах будет маловероятна. Кстати, вчера мы первый станок с числовым программным управлением запустили, пока только токарный. Если испытания пройдут хорошо, года через два три четверти черновой обработки можно станкам с ЧПУ доверить. А чистовую обработку профессионалам высокого класса оставить, высокооплачиваемым.
        - Отлично, - подскочил на месте Петро, поднимаясь из кресла и расхаживая по комнате, продолжив размышлять вслух. - Станки с ЧПУ лет через двадцать займут нишу самого неквалифицированного пролетариата, оставив людям лишь высокопрофессиональную деятельность, либо работу на сборочном конвейере. Нам удастся избежать взрывного роста низкооплачиваемых рабочих в промышленности, не возникнут условия для возникновения организованного пролетариата. Глядишь, и марксизм не появится, и социальная напряжённость в городах не возникнет. Только нужно станки с ЧПУ вовремя в Россию поставлять, там земли хватит, чтобы всех желающих расселить, а в городах только работники сферы обслуживания будут жить, никакого бесправного пролетариата не будет. Тогда революция Руси не грозит, как и экономические кризисы. Перепроизводства продуктов питания ещё долго в мире не произойдёт, найдём, кому хлеб и мясо продавать.
        Глава десятая
        Одинокий беркут медленно кружился над ущельем, нарезая круги, один за другим. Справа и слева от него, в паре вёрст, также кружились над «своими» ущельями другие беркуты, давно поделившие территорию между собой. Птицы иногда зависали на месте в быстрых потоках ветра, затем резко планировали вниз, в поисках возможной добычи, но, опять возвращались на патрулирование. Судя по их поведению, никаких изменений внизу, в ущельях, ведущих к месту схрона, не было. Это не радовало, группа Кожина ждала прихода последнего каравана за оружием. И, поведение беркутов говорило о том, что в радиусе половины дневного перехода никаких чужаков нет, где тогда караван?
        - У нас горы другие, - который раз повторил Руслан, с брезгливой физиономией всматриваясь в заросли, покрывшие склоны гор густой зелёной пеленой. Сквозь хитросплетение кавказских лесов, в котором пихта, ель, орешник, обвитый плющом, дикий самшит, в изобилии покрывавший тонкими стволиками эти безлюдные места, создали труднопроходимое сплетение, пробраться было трудно. Но, также трудно обнаружить людей, идущих по кавказским горным лесам. Персам и туркменам из группы Кожина, привыкшим к более редким лесам Копетдага, приходилось нелегко. Больше всех нервничал Руслан, самый осторожный и подозрительный из парней. - Наши горы лучше, там обычного путника заметно издалека, сразу видно, худой человек или добрый. Если идёт открыто, не скрываясь, - значит, будет гостем, накрывай дастархан. Если таится и прячется, вынимай кинжал и заряжай ружьё, разговор будет трудный.
        - Да, в наших горах работать легче, - согласился Сергей Кожин, давно считавший Копетдаг родным, и, не стеснявшийся этого. Он знал, что рано или поздно, он будет работать в Персии, когда созреет ситуация. В этом же были уверены его друзья-соратники, прошедшие путь от Персии и Туркестана до Новороссии и Южного Кавказа.
        Здесь, на южных отрогах Кавказского хребта, группа капитана Кожина, как и шесть лет назад, занималась привычным делом. Полгода группа, заброшенная в Турцию под видом сопровождения богатого хаджи, которым был Сергей, надевший привычную зелёную чалму правоверного, сотворившего хадж, только на суннитский манер, странствовала в армянской части Турции. Однако, работать в Турции оказалось гораздо трудней, нежели в Персии. И не только из-за того, что шиитская Персия резко отличалась от суннитской Турции. Как и предупреждали Сергея отец и Валентин Седов, армяне оказались совсем не единодушны в своём стремлении скинуть владычество турок, завоевавших некогда сильную и знаменитую Армению, претендовавшую на звание империи.
        Ещё в Петербурге, полгода назад, когда Кожин в качестве переводчика обслуживал армянскую делегацию, практиковался в языке, вернее, учил его, он обратил внимание, что представители армянских кругов, включая обоих епископов, выглядят отнюдь не просителями. Не только поведение, но сами первоначальные требования (!) армян выглядели резко вызывающе, если не смешно. По крайней мере, когда Валентин Седов, ещё исполнявший обязанности наместника Новороссии, выслушал перевод речи армянской делегации, он долго хохотал, вытирая выступившие слёзы. Как тогда запомнил Кожин, армяне начали свою речь с обвинений русов в победных войнах с Турцией. Мол, в результате ваших побед Турция потеряла Египет, Северную Африку, Аравию, Ливан, половину Месопотамии, Крым и другие европейские территории. В результате чего, султан и его визири усилили налоговый гнёт остальной турецкой земли, в том числе и несчастных армян.
        Из этого последовал нехитрый вывод, - коль скоро русы виноваты (!) в усилении турецкого гнёта несчастных армян, в том, что турки стали драть три шкуры с армянских христиан, русы должны, просто обязаны, помочь своим единоверцам. И, не абы как помочь, а высадить свои войска в Турции и быстро, своими силами, освободить Армению от магометан, вернуть великой стране её свободу и независимость. За это, после обретения свободы, армянский владыка обещает (только обещает) оплатить некоторые издержки, и вечно молиться в монастырях и церквах о здравии наместника русов. После такой речи, недоумение присутствующих русов было общим, несмотря на то, что хохотал один наместник.
        - Они издеваются, что ли? - успел шепнуть Сергею молодой переводчик из министерства внешних дел. Судя по лицам, эта мысль пришла в голову не только ему одному. Ещё ни один посланник, просивший помощи у Петербурга, не унижал так русов, открыто называя их наёмниками. Более того, глупыми наёмниками, способными воевать за чужие интересы за морковку, висящую перед носом.
        Хотя Сергей знал, в отличие от переводчика, какого труда стоило собрать в этом зале во дворце наместника Новороссии представительную делегацию армян. Почти три года понадобилось службе безопасности и министерству внешних дел Новороссии, чтобы создать среди разрозненной армянской диаспоры, разбросанной по всей Евразии, рыхлую пока группу единомышленников, действительно заинтересованных в освобождении родной страны. Потому, как три четверти богатых армян из Турции давно предпочитали синицу в руках, нежели журавля в небе. Они нашли себе нишу в турецком обществе, предпочитали неплохой надёжный заработок, нежели непонятные призывы к восстанию против турок, грозившие потерей дохода, а то и головы. Тем более, что до последних лет, турки довольно равнодушно относились к иноверцам, предпочитая получать стабильный доход от христиан, чем не иметь никакого дохода.
        Потому и разрасталась Оттоманская империя три века, что угнетение захваченных крестьян, среди которых были не только армяне и грузины, но и греки, сербы, валахи, венгры и прочие румыны, не шло ни в какое сравнение с прошлыми их «национальными» правительствами. Доходило до того, что православные сербы и болгары бежали в турецкое подданство через границу целыми семьями и деревнями. Потому, что под правлением «чужих турок» жить было легче, нежели под властью «своих князей и бояр». Собственно, всегда так и происходит, в большой империи положение простого народа, как правило, легче, чем в небольших государствах. Даже при равных налогах, жители глубинки в империи гораздо меньше страдают от войн и пограничных набегов.
        Да и сбор налогов в империи, как правило, унифицирован и происходит ближе к закону, нежели прямые поборы боярина, живущего в соседнем городке, которому некуда больше податься, как искать развлечений на своей земле, издеваясь над своими крестьянами. Всё это поколения крестьян хорошо познали на своей шкуре и жизнь под властью мусульман предпочитали прозябанию под «родной православной властью». В реальной истории, Турция еще лет двести, до конца восемнадцатого века, продолжала оставаться вполне приемлемой для проживания сотен тысяч своих православных подданных. Успевших к тому времени частично «отуречиться», приняв ислам, почему и усилилось давление на христиан. Поскольку власти получили вполне лояльное религиозное общество, которое могло компенсировать сбежавших или вырезанных налогоплательщиков-христиан.
        В этой истории, с появлением магаданцев, созданием Кипрского и Критского казачьих кругов, тем более, после утраты Турцией огромных территорий в Европе, Африке, Азии, да понесённых в войнах материальных потерь, финансовое состояние империи резко ухудшилось. С потерей Крыма практически исчез огромный рынок работорговли, захват русами Ближнего Востока лишил Порту доходов от левантийской торговли. Постоянные казачьи набеги не давали развивать прибрежные районы самой Турции, досыта испившей унижения и боли, как некогда страдали русские люди от набегов крымских татар. Впервые за три века турецкие султаны лишились доброй половины налогоплательщиков, а доходы страны составляли едва ли пятую часть от некогда полноводной золотоносной реки налоговых поступлений. В таких условиях ничего удивительного, что турецкие визири, озабоченные выживанием страны в новых условиях, созданных русами, вынуждены были поднять налоговый гнёт вдвое и втрое, выбивая из подданных столь необходимые средства на вооружение армии дорогими русскими ружьями.
        Однако, даже в условиях резко возросшего давления, у агентов Петербурга ушли годы, чтобы выбрать нужных людей, из которых создать пусть рыхлое, но, некое подобие организованного оппозиционного тайного общества, нацеленного на борьбу за давно утраченную независимость. Годами агенты влияния Новороссии работали с армянскими купцами и потомками князей, с простыми ремесленниками и монахами, с крестьянами и строителями. И, только зимой 7113 - 7114 (1605 - 1606) годов удалось собрать самых здравомыслящих и решительных из них в Петербурге. Но, видимо, такие шаги навстречу со стороны сильнейшей и богатейшей страны Европы, вскружили голову «надежде армянской независимости». Что, вполне естественно, выразилось в речи главы делегации, решившего, что русы ищут лишь повод для нападения на Турцию.
        Отсмеявшись, ранее стоявший из уважения к посланникам, наместник Седов уселся за свой рабочий стол и жестом пригласил занять места за приставным столом армянскую делегацию. Напротив уселись, как обычно, силовые министры, министр внешних дел, министры экономики и промышленности Новороссии. Переводчик прокомментировал ситуацию, как приглашение к переговорам. Требования русов у каждого министра были написаны давно, как первоначальные, так и минимально возможные, ниже которых опускать нельзя. Валентин заранее их подготовил, ещё два дня назад, после приезда делегации в Петербург. Сам он в будущем не бывал в Армении, но, знакомые армяне у него были, ситуацию в турецкой Армении начала семнадцатого века он представлял с помощью Петра Аркадьевича, три последних года работавших с архивами в Новороссии. Вместе они и выработали позицию русов на переговорах с армянами.
        - Что ж, вопросы заданы, буду на них отвечать по порядку. Во-первых, русы ничем не обязаны армянам. Помнится, четыре века назад Армения была независимой страной, со своими правителями, вот они обязаны армянам, потому, что проиграли войну с турками. Среди вас я вижу уважаемого Ару Закарида и уважаемого Геворка Багратида, оба они из родственников бывших царей Армении, вот они и обязаны искупать вину поражения, пусть освобождают свой народ и свою землю. - Валентин говорил неторопливо, спокойным голосом и с серьёзным, скучающим выражением лица. Выждав перевод своей фразы, он продолжил, так же неторопливо и равнодушно. - Что касается единоверцев, главу вашей церкви, кажется, называют католикосом? Следовательно, армянам ближе католики, нежели православные христиане, и, ваши единоверцы сейчас ждут вас в Толедо, при дворе нового папы римского.
        - Нет, я не отвергаю любую помощь армянам от русов, но, это должна быть только помощь, а не наёмная работа. Возможно, вы не знаете, но, русские воины не наёмники, хотя и получают деньги за службу. Но, они служат только Новороссии и русам, а не другим народам, и, проливают кровь за русов, а не за кого-то другого. - Валентин знал, что армяне последние пять лет безуспешно искали помощи в борьбе с турками у католических правителей. Сначала в Риме, затем в Мадриде и Толедо, но, организованный русами кризис католической церкви свёл даже минимальные пожертвования папского двора к нулю. - Мы можем помочь армянам в борьбе за свою свободу, от вас зависит, какую помощь вы примете.
        - Во-первых, мы можем просто продать вам любое количество наших ружей, хоть тысячу, хоть сто тысяч, но, за наличные деньги или интересующие нас товары. Сделку можем согласовать прямо сейчас, ружья с патронами на складах в наличии, завтра же отгрузим на ваши корабли, после оплаты, разумеется. - От Седова не укрылось, как закаменели лица армян в делегации, денег у них на покупку нужного количества оружия не было, естественно. Либо этих денег было очень жаль. Вполне предсказуемая реакция, будь у армян деньги, они купили бы оружие без пышных посланников. Кроме того, армяне наверняка знали, что русы продали туркам почти сто тысяч ружей за последние пять лет, на большее у Оттоманской империи не хватило средств, которые так активно начали выколачивать турки из покорённых народов. Наместник продолжил, - есть другая возможность освобождения вашей страны. Отмечу, проверенная опытом возможность, именно так евреи возродили свой Израиль, а венгры отвоевали правобережную Венгрию.
        - Нужно сделать следующее. - По кивку наместника поднялся со своего места министр обороны, позвякивая медалями на парадном мундире. Он вышел из-за стола и подошёл к размещённой на стене карте Кавказа и Ближнего Востока, отдёрнул закрывавшую карту занавеску. Убедившись, что гости смотрят на него, министр продолжил своё выступление, отмечая указкой упоминаемые в речи места на карте. - Мы предлагаем обучить на территории Новороссии, например, в окрестностях Иерусалима, до двадцати тысяч армянских мужчин. Обучение займёт год, в течение которого добровольцы получат необходимый опыт обращения с нашим оружием. За это время мы сможем отправить вглубь армянской территории до десяти тысяч ружей с патронами, для вооружения ополченцев. В нужный момент мы доставим обученные отряды армян к Черноморскому побережью и Каспийскому побережью. Чтобы их высадка совпала со всеобщим армянским восстанием на территории Турции. Мы готовы оказать необходимые поставки боеприпасов, продуктов, одежды и обуви, для восстановления Армении в границах «от моря до моря», от черноморского побережья, включая озёра Ван и Севан, гору
Арарат, Армянское нагорье, Карабах, до Ленкорани и выхода на побережье Каспийского моря.
        - Что вы хотите взамен? - С трудом, проглотив слюну, вышел из ступора глава армянской делегации. Открытые русами перспективы оказались выше всяких ожиданий. Но, за огромные достижения надо заплатить небывалую цену, это поняли все армяне, глупцов в делегации не было.
        - Обязательства стандартные, как с венграми и евреями, - спокойно продолжил министр обороны. - Ещё до начала поставок, выбранный вами временный глава будущего Армянского царства подписывает договор о союзных отношениях с Новороссией, обязательства по оплате поставок, договор по беспошлинной торговле и свободном перемещении русов в Армении. Вы, в свою очередь, гарантируете, что глава Армении, как бы его не называли, останется на своём месте до уплаты долга. В случае его гибели, долг будет выплачивать преемник в обязательном порядке. При отказе от уплаты долга, или задержке выплат на год, мы разрываем все союзнические отношения и оставляем за собой свободу действий. По расчётам нашим специалистов, для освобождения Армении необходимо не менее сорока тысяч ружей, с сотней патронов на каждое, тридцати пушек с тройным боекомплектом, десять тысяч ручных гранат. Соответственное количество повозок, коней, ослов, волов, не считая оплаты годовой тренировки войск и расхода учебных боеприпасов.
        - Но, это огромные деньги! - Едва не схватился за голову главный армянин в делегации, отлично знавший расценки русского оружия на продажу, - мы за двадцать лет не выплатим долг!
        - Забыл предупредить, - кивнув министру обороны, чтобы тот садился, наместник вступил в разговор. - Кредит будет выдан под десять процентов годовых, можете выплачивать его хоть тридцать лет, мы не спешим. Как я уже говорил, часть долга мы примем товаром, если захотите. Ну, можем и скидку сделать, на половину стоимости кредита, при одном условии.
        - Каком? - Мрачно взглянул глава посольства на Седова, не сомневаясь, что скидка выйдет дороже всего кредита. И он не намного ошибся, едва не потеряв сознание от фразы наместника.
        - Мы согласны уменьшить стоимость оружия и боеприпасов вдвое, также выдать беспроцентный кредит, если Новороссии передадут Копьё Судьбы, хранящееся в Армении. - Тихий ответ наместника эхом отозвался в кабинете, где после перевода наступила оглушительная тишина. Молодые армяне недоуменно крутили головами, стараясь понять, в чём шутка наместника, а глава делегации и оба епископа побагровели, аж глаза кровью налились.
        Сергей улыбнулся, вспомнив тот эпизод с Копьём Судьбы, после которого армяне попросили перерыв на месяц, чтобы съездить на родину и обсудить предложение. Потом переговоры длились три месяца, армяне торговались за каждый рубль, пока не пришли к окончательному соглашению. Конечно же, никакого Копья Судьбы армяне русам не отдали, даже не попытались за него торговаться. Видимо, что-то святое осталось в сердцах правителей армянского народа, не зря они смогли пережить триста лет турецкого завоевания и сохранить нацию. Они предпочли выплатить свои долги полностью, нежели расстаться с реликвией, чья подлинность уже в семнадцатом веке была под сомнением. Насколько помнил Сергей из рассказов отца и Павла Аркадьевича, в двадцать первом веке в Европе официально хранились сразу три Копья Судьбы, и все подлинные (!).
        Всё-таки, договор был подписан, в Иерусалим начали прибывать армянские «паломники», быстро перебиравшиеся в тренировочные лагеря в окрестностях Святого города, уже на территории Новороссии, а не Западного Магадана, которому был передан Иерусалим. Там их встречали инструкторы, прошедшие не одну войну, среди которых были немцы, венгры, поляки, русы, но, больше всего евреев. Израиль, после окончания боевых действий Новороссии, переживал второе нашествие бегущих из Европы евреев. Небольшая страна только начала развиваться, как хлынул новых поток эмигрантов, стремящихся покинуть Новороссию и Великопольшу. Если из новых земель Новороссии уезжали спокойно, после продажи имущества, то из Великопольши евреи бежали в одной одежде, лишь бы унести ноги живыми. В «Польском анклаве» три княжества сцепились друг с другом в страшной братоубийственной войне. На фоне которой даже времена владычества шведов казались весьма спокойными и выдержанными. Ну, а где паны режут друг друга, виноватым всегда окажется жид. Потому анклав рисковал вскоре остаться без единого еврея, либо погибнут, либо убегут.
        Вот и пошли ветераны еврейской армии в инструкторы, освобождая места в семейных предприятиях и мастерских для многочисленных младших и старших родственников, всё прибывавших из Европы. Ветераны двух армянских батальонов, добросовестно прослужившие в войсках Новороссии десять лет, тоже пошли в инструкторы, но, большей частью отправились на родину. Работать с ополченцами и распределять полученное вооружение. Капитан Кожин со своей группой тоже отправился в Турцию, «работать по специальности», вербовать агентуру, наводить контакты с армянскими повстанцами, не забывая о курдах. Хорошо, оперативники были выходцами с Востока, знали Коран, умели вести себя и соответственно одеваться. Иначе не продержались бы в воюющей Турции полгода, доносы на подозрительных купцов поступали регулярно. Хвала аллаху, денег хватало на взятки, а то, вся группа давно очутилась бы в зиндане. Турция второй год вела осаду пограничных крепостей Ливана, с переменным успехом. То турки прорывались вглубь соседней страны, стремясь награбить вдоволь за короткое время. То средиземноморские казаки высаживались на побережье Турции,
совершали дерзкие рейды вглубь Оттоманской империи. Новороссия официально не вступила в войну с Турцией, самолюбивый эмир Фахр-эд-Дин не сомневался в силах собственной армии и не стал просить русов о помощи.
        Основные войска Ливана и Турции по-прежнему стояли на линии границы, опираясь на пограничные крепости. На втором году войны боевые действия заметно стихли, до нескольких выстрелов из пушек в неделю, да редких атак силами лёгкой конницы. Однако, в тылу турецкие власти предпринимали все усилия для пополнения быстро пустеющей казны, налоги выбивались из населения в буквальном смысле этого слова. Работать оперативникам приходилось в непростых условиях, по сравнению с которыми предыдущая разведывательная миссия в Персии выглядела отдыхом на каникулах. Несколько раз «правоверных» сдавали властям армянские же крестьяне, «от греха подальше», чего тут какие-то магометане «воду мутят». Несмотря на такие трудности, Сергей навёл необходимые контакты и убедился, что поддержка у восставших армян среди народа будет.
        Далее всё пошло, как договаривались, оперативники забрались в глухое ущелье, через которое проходила заброшенная караванная тропа, там много лет никто не жил. В ущелье по радиомаяку вышли несколько транспортных самолётов, с ближайшей военной базы в Месопотамии. За несколько рейсов, ориентируясь по выпущенным русами ракетам, самолёты на платах (парашютах) сбросили двенадцать тонн груза, в который вошли полторы тысячи ружей с патронами. И месяц группа сидела на грузе, выдавая его редким караванам заговорщиков. Осталось встретить последний караван, выдать триста ружей с патронами и двигаться к побережью Чёрного моря, где разведчиков подберут катера Дунайской флотилии. На случай отказа рации, были предусмотрены определённые дни и условные сигналы с берега. Всё шло по плану, ребята предвкушали окончание операции и отдых «на большой земле». Однако, Сергея третий день волновали нехорошие предчувствия, он с утра не находил себе места, раз за разом проверяя все возможные пути подхода и отступления.
        - Накаркал, - вырвалось у него, когда на перевале появилась группа вооружённых ружьями мужчин. Издалека не была видна одежда, но, характерные силуэты ружей за плечами различались довольно отчётливо, без всякого бинокля.
        - Руслан, взгляни на них зорким глазом, - показал своему помощнику на перевал Кожин, не сомневаясь, что Руслан рассмотрит любые подробности лучше всякой подзорной трубы. Зрение оперативника отличалось фантастической зоркостью.
        - Турки, - спустя минуту пристального рассматривания вооружённых всадников, определил оперативник. - Полусотня, у всех ружья. Явно по нашу душу идут, очень уверенно движутся.
        - Сбрасывайте оружие в пещеру, будем принимать бой. В горах нам от них не оторваться, придётся шуметь. Другой такой удобной позиции не найдём. - Сергей взглянул на друга. Тот согласно кивнул головой и быстрым шагом отправился к складу, устроенному в пещере, недалеко от входа в которую была глубокая расщелина. Туда, в расщелину, укрытую в вечной темноте пещеры, начали скидывать ящики с оружием оперативники. Чтобы достать оттуда ружья, нужно их там сперва найти. А глубина в добрую сотню метров может послужить серьёзным основанием для отказа любопытных турок спускаться в «пасть шайтана».
        Через пять минут шум в пещере затих, все пять разведчиков с карабинами и запасными ружьями разобрались по заранее оборудованным позициям. Патронов для ружей было более, чем достаточно, поэтому пришлось сделать пару ходок из пещеры к своим ячейкам для стрельбы. Ждать пришлось долго, пока турки проедут ущелье, укрытые густой рощей, пока начнут взбираться по склону, безошибочно направляясь по следам караванов в сторону русов. Наконец, весь турецкий отряд выбрался из рощи на поросший редким можжевельником и ежевикой склон. Сергей внимательно дважды пересчитал врагов, всё совпадало, ровно пятьдесят один турок на неторопливых лошадках медленно поднимался по склону. Обновлённая за последний месяц старая караванная тропа безошибочно вела преследователей к русам, изгибаясь серпантином по склону. Неторопливая змея турецких всадников приблизилась на полсотни метров, а замыкающие турки едва вышли на рубеж триста метров.
        - Начинаем с последних, - негромко напомнил по радиосвязи друзьям Сергей, командуя отстрел самых дальних врагов. Сам он, как договорились, отслеживал передовых турок, чтобы не прорвались к линии обороны. У капитана были лучшие показатели по беглому огню, потому и разделили свои обязанности оперативники. Сами они уже приступили к стрельбе, но, поскольку стреляли с глушителями, несколько секунд противник этого не заметил. Уставшие турецкие всадники меланхолично двигались по караванной тропе, не замечая, как последние бойцы падают одни за другим. На расстоянии, в шуме подков по каменистой тропе, глухие щелчки выстрелов из карабина с глушителем, не слышны, если не прислушаться специально.
        Счастье русов длилось недолго, не успели слететь с сёдел полтора десятка убитых турок, как отряд поднял тревогу. Передние всадники резко пришпорили коней, закричали, подбадривая себя и товарищей криками, рванули вперёд, под укрытие спасительных скал. Они пока не разобрались, откуда по ним стреляют, вполне логично предположили, что засада позади, раз убивают последних. Всадники в середине колонны, быстро спешились, укрываясь за своими лошадьми. Но, они тоже в большей степени смотрели назад, и, дали ещё несколько драгоценных секунд русам. Четверо оперативников, расположившись подковой, охватившей отряд преследователей, продолжали выбивать врагов в арьергарде, а Сергей открыл беглый огонь по атакующим передовым туркам. После первых выстрелов, как это бывает в бою, пропали все мысли, кроме одной, - не пропустить врагов.
        Сергей стрелял и стрелял, прерываясь лишь на замену магазинов, где-то периферийным зрением контролируя всё поле боя. Вот упали первые четверо турок, пятый наклонился, - промах! В азарте боя мысли неслись галопом, - А так? Попал в ногу, пусть лежит, слева ещё двое рвутся вперёд, надо заменить магазин, успел, откуда эти трое справа? Уложился в пять выстрелов, отлично. Чёрт возьми, раненый поднял ружьё, непорядок. Ага, лёг обратно, похоже, насовсем, там вроде кто-то ползёт к роще? Не достал, опять промах, а сейчас? Надо поменять позицию, как бы не пристрелялись. Да, отсюда лучше видно, а где живые? Неужели всё кончилось так быстро?
        Времени оперативники не засекали, но, бой закончился быстро. Все остались невредимы, грамотно выбранные позиции не оставили туркам никакого шанса на выживание. Тем более, что яркие одежды всадников выделялись на траве и каменистом склоне весьма заметно, а камуфляж русов не выделялся на фоне зелёного склона. Попытки нескольких хитрецов отползти по склону в сторону не удались. Выждав немного, все пошли на зачистку, внимательно контролируя всех лежащих на земле врагов. Пока каждого не проверят, не убедятся в его смерти, опасность остаётся, даже возрастает. Из рассказов отца и его друзей, из собственного опыта, капитан Кожин убедился, что чаще всего гибнут люди в самых невинных ситуациях. Поэтому к зачистке все оперативники отнеслись очень внимательно, как и к разведке по пути разгромленного отряда.
        Спустя два часа, убедившись, что по следу турецкой полусотни никто не идёт, русы двинулись в путь. Обысканные трупы турецких всадников лежали к тому времени в небольшой яме, заваленные крупными камнями и снятыми с коней сёдлами. Трофейные кони, подгоняемые русами, небольшим табунком бежали налегке по караванной тропе дальше на запад. Путь оперативников был не близкий, по горным дорогам предстояло пройти более четырёхсот вёрст. Но, настоящим «детям гор», какими вполне обоснованно считали себя туркмены и персы, да и сам Сергей, подобное путешествие представлялось нетрудным. Карты с нанесёнными тропами были, оружие в руках есть, продуктов больше, чем достаточно. Парни молодые сильные, здоровые, способные пройти огонь и воду, а не триста вёрст по караванным тропам.
        Тем более, что оперативники двигались в сторону Персии, где предстоят многие месяцы оперативной работы. Страна несколько лет пылала огнём гражданской войны, раздираемая религиозным противоборством. Восстание огнепоклонников, так удачно начавшееся, теряло захваченные территории. Персидскому шаху Аббасу удалось сплотить своих сторонников и навести относительный порядок в центральных и северо-восточных провинциях Персии. Укрепившись там, шииты принялись постепенно восстанавливать свои позиции в остальных регионах страны. Всё шло привычным путём подкупа, угроз, предательства и вооружённых столкновений. Подобную тенденцию правительство Новороссии сочло опасной, восстановление мусульманской страны в её прежних границах не облегчит жизнь православным миссионерам, не улучшит положение в русском Афганистане.
        На последнем совещании в управлении безопасности Новороссии, капитан Кожин получил вполне чёткие инструкции по работе с вождями западной и южной части Персии, контролируемой последователями Заратуштры. Нужно было выявить наиболее адекватных лидеров, способных создать полноценные государства, хотя бы с помощью русов. Желательно, чтобы одно из этих появившихся государств, было курдским, чтобы появились интересы к территориальным захватам курдских земель в составе Турции. Работы для оперативников впереди было много, интересной, опасной работы на родной для персов земле. Именно этого ждали несколько лет персы Руслан и Егор, он же Фархад, когда уходили вместе с Сергеем в Новороссию. Именно об этом они мечтали, обучаясь в Петербурге, - чтобы свободные персы могли создать своё несословное государство.
        Такое государство, где любой человек мог жить и работать свободно, не опасаясь преступить законы шариата, не боясь попасть под пристальный интерес шаха или бая. Такое государство, где человека ценят за его труд и способности, а не за богатство или происхождение. Где женщины могут не бояться насилия, ходить с открытым лицом и выбирать себе мужа по собственному желанию. Где сын крестьянина сможет не только бесплатно выучиться читать и писать, но и стать офицером или учёным, если захочет. Одним словом, парни мечтали создать на родине всё то, что увидели в Новороссии, и от этой мечты отделяли всего четыреста вёрст горной дороги. Нужно ли говорить, что эти жалкие вёрсты не пугали никого из оперативников, убористой рысью двигавшихся к своей мечте, к своей Родине, предвкушая трудную, опасную, но, так необходимую работу.
        Что же касается последнего каравана армян, который русы не стали ждать, то, под условным камнем Сергей оставил записку, написанную немудрёным шифром. Там он намекал, что товар находится глубоко, если есть желание, пусть достают. Но, появление запоздавшего каравана армян маловероятно, скорее всего, в том караване и был предатель, выдавший место базирования склада с оружием. Хорошо, что всем своим контактам Кожин называл не то ущелье, где они хранили оружие, а следующее, по караванной тропе. Потому и турки двигались спокойно, что знали, - до склада с оружием ещё далеко, в этом ущелье никто их не ждёт. Такая перестраховка, ставшая привычной для Сергея, нынче определённо спасла жизнь всем оперативникам. Обсуждая с друзьями эту свою предусмотрительность, капитан неторопливо двигался за табуном трофейных коней, до восстания армян и высадки армянских отрядов оставались восемь месяцев.
        - В Вашем доме, в Вашем доме, Ольга… - с ярко выраженным итальянским акцентом пел великолепный тенор знаменитую арию Ленского из оперы «Евгений Онегин». Сидевшая в ложе наместника Елена Александровна, улыбалась, вспоминая молодость, Пермский оперный театр, где она впервые увидела на сцене знаменитую оперу Чайковского. Несмотря на выступившие слёзы от нахлынувших воспоминаний о молодости, наместник Западного Магадана непроизвольно сравнила обстановку Пермской оперы, и Оперного театра Королевца, выстроенного двадцать лет назад. «Пожалуй, МОЯ Опера будет значительно богаче и красивей, нежели Оперный театр Перми», мелькнула самодовольная мысль у Чистовой. Впрочем, женщина тут же самокритично добавила, «Зато сама опера, это далеко не Чайковский, и тенор слабоват против народных артистов России».
        Да, из своего будущего-прошлого магаданцы смогли восстановить всего две оперы, «Юнона и Авось» и «Евгений Онегин», опираясь на частичные записи на смартфонах, пока те были «живы», на тексты и запомнившиеся мелодии. Оперы, конечно, получились с огромными купюрами, сохранили только мелодичный ряд своих прототипов, даже сюжеты пришлось редактировать. Зато теперь у аборигенов вызывал слёзы знаменитый дуэт испанки Кончиты и боярина Резанова, на стихи Вознесенского, «Ты меня никогда не забудешь». Так вот, «Юнона и Авось» смотрелась вполне естественно в семнадцатом веке, многие магаданцы, особенно мужчины, даже не замечали разницу с виденным в России оригиналом. При всём уважении к Рыбникову, рок-опера больше рассчитана на эмоции людей, на ударную волну и громкое звучание. Жителям Средневековья подобная музыка не просто нравилась, она подавляла, и опера не сходила со сцены более двадцати лет.
        Однако, с Чайковским такие фортели не прошли, из оперы получилось подобие оперных номеров, с достаточно посредственной музыкой. Хотя, для магаданок, помнивших знаменитый фильм с артистом Лемешевым, опера служила поводом вспомнить молодость и поплакать. Некоторые сцены и арии удалось восстановить достаточно близко к оригиналу, ценителям музыки было, чем насладиться. Но, на полноценную оперу восстановленная музыка не тянула. Поэтому ставили «Евгения Онегина» не чаще двух-трёх раз в год, для «магаданского высшего общества». Хотя, в подражание высоким персонам, каждый магаданский чиновник и «допущенный в общество человек», хотя бы раз ходил на оперу. Если не насладиться музыкой и пением, то понять, как жили магаданцы у себя на родине, под таким соусом был подан переработанный сюжет оперы. Поскольку восстановленные отрывки «Евгения Онегина» носили название «Сцены из жизни в Магадане», куда вполне естественно вписывалась дуэль под снегопадом.
        Так и три подруги, бывшие провинциальные учителя, Надежда Ветрова, Алевтина Сусекова и Елена Чистова, полюбили вместе ходить по многочисленным столичным театрам и музыкальным площадкам Западного Магадана. Чистова так и не вышла замуж, посвятила себя любимой работе на благо Западного Магадана. Мужьям Надежды и Алевтины, как обычно, было некогда, с годами загруженность работой у начальника безопасности Западного Магадана Анатолия Ветрова и главного моторостроителя Владимира Сусекова, лишь нарастала. Да и не особо любили мужчины посещение подобных заведений, тот же Сусеков регулярно засыпал на классических спектаклях и симфониях. Попытка приучить детей и внуков к музыке, у первых дам Западного Магадана, всё-таки удалась, но, молодёжь предпочитала наслаждаться отдельно от родителей, в соседней ложе, постоянно бронируемой наместником для магаданцев и их близких.
        Так, что нынче вечером наслаждались неким подобием музыки Чайковского подруги, увы, вдвоём. Алевтина запаздывала, не забыв, правда, предупредить об этом по телефону заранее. Как обычно, наши «девушки», почти семидесятилетнего возраста, немного посплетничали перед началом спектакля, отдавшись приятному прослушиванию итальянских певцов. После окончания войны в Европе, в Королевец буквально хлынули итальянские певцы, музыканты, композиторы и мастера музыкальных инструментов. Несмотря на прочные и давние связи Западного Магадана с итальянскими учёными, инженерами и архитекторами, создававшими большую часть зданий великолепного Королевца, гуманитарии не спешили покинуть солнечную родину, опасаясь сурового северного климата и непонятных схизматиков.
        Появление страшных казаков и послевоенная разруха, случившаяся в Северной части Итальянского сапога, стали действенным стимулом, чтобы сменить обстановку. Теперь уже магаданцы выбирали самых лучших, среди многочисленных желающих перебраться на богатый север. Итальянцы, переезжавшие в Королевец огромными семьями, вызвали заметное оживление не только в культурных кругах Западного Магадана. Прибавилось работы у Анатолия Ветрова, привычка попрошайничать и брать всё, что «плохо лежит», не сильно зависит от голода и достатка, как оказалось. С этим опытные сыщики покончили быстро, отправив особо резвых эмигрантов строить Суэцкий канал, всё-таки не так холодно, как в Мурманске. Несколько месяцев столичные театры меняли репертуар, сыгрывались, чтобы осенью 7115 года (1607) разразиться серией новых постановок, с участием новых артистов. Эта театральная осень в Королевце удалась на славу.
        Пока Елена Александровна любовалась золочёной лепниной, украшавшей роскошный зал Оперного театра, Надежда Ветрова наслаждалась музыкой и воспоминаниями, в ложу наместника тихой мышкой юркнула третья подруга, ректор Магаданского университета, академик Академии наук Западного Магадана, Алевтина Сусекова. Укрытая от посторонних глаз тяжёлыми занавесями, Сусекова уселась на роскошное золочёное кресло, оббитое бархатом, чтобы отдышаться. Дождавшись перерыва, Алевтина опасливо задёрнула тяжёлую штору, отделявшую ложу от зрительного зала и громким шёпотом сказала, нагнувшись вперёд, к заинтересованным подругам.
        - Мы его нашли!
        - Кого? - Удивилась Ветрова, с улыбкой глядя на счастливое лицо подруги.
        - Дракона! - Многозначительно улыбнулась Алевтина, подняв указательный палец правой руки. - Настоящего дракона, живущего в реке Висле! Правда, без крыльев, но, это не крокодил, а нечто совершенно фантастическое, девочки! Один экземпляр длиной до четырёх метров, а там их, как минимум, целое гнездо! Девчонки, это переворот в биологии, это фантастика!!!
        Елена Александровна радовалась за подругу, пропуская мимо ушей подробности биологического характера, которыми завалила Сусекова, утверждая, что найденные драконы ближе к саламандрам, нежели крокодилам, и, наверняка, умеют отращивать потерянные конечности. Наместница вспомнила, как почти год назад сама подписывала финансирование четырёх экспедиций от Академии наук в присоединённые по результатам последней войны территории. Тогда, одним из аргументов для поиска новых животных, Алевтина привела обнаруженные русами в католических архивах записи путешественников, вполне на бытовом уровне описывавших неких крокодилов в реке Висле, львов в окрестностях Варшавы и другие, несуразные с точки зрения науки двадцатого века, вещи. Тогда, на фоне радостных вестей об увеличении территории Западного Магадана и присоединении бывшей Папской области, Чистова легко подписала документы и финансировала все экспедиции.
        Да, вновь приятные воспоминания согрели душу Елены Александровны. Ещё бы, по результатам окончания войны, Западным Магадан получил обещанную часть Итальянского сапога. После чего, Новороссия передала друзьям-магаданцам значительные земли по правому берегу Вислы, от впадения в Балтийское море до устья Буга, затем по правому берегу реки Буг до границы с Московской Русью. Собственно, территориальный прирост владений был не так велик, но, площадь небольшой страны увеличилась почти на треть, без учёта владений в Италии. Ложкой дёгтя в этом сладком подарке стала граница с «Польским бантустаном» на протяжении сотни вёрст. Хотя эта граница проходила по реке Висле, довольно широкой в окрестностях Варшавы, хлопот, как предвидели правители Западного Магадана, будет достаточно.
        - Зато будем постоянно тренировать свою армию в боестолкновениях, - отметил несомненную пользу Анатолий Ветров, постоянно подговаривавший Чистову заняться колонизацией, неважно, на каком материке, главное, чтобы армия страны получила боевой опыт. С появлением подобных соседей, боевой опыт будет отменный, в этом магаданцы не сомневались.
        Воспоминания о новых границах сразу вызвали из памяти наместника проблемы организации судоходства по Висле и Бугу, строительство дорог на новых землях. Хорошо, жители новых земель давно мечтали оказаться в подданстве Западного Магадана. Проблем с ассимиляцией будет мало. Но, строительство школ, прокладка новых железнодорожных путей, теперь и организация новых заповедников, Алевтина наверняка этого потребует для драконов, всё это выльется в огромные затраты. И, даже уничтожение конкурентов-шведов, на фоне подобных финансовых вливаний, не кажется большим достижением. Хотя, может, стоит прислушаться к советам Ветрова? Устами младенца глаголет истина, не так ли? Что, кроме модной одежды и обуви, может предложить Королевец покупателям? Что такого недорогого, чего у нас много и можно дорого продать?
        - Янтарь! - Вырвалось вслух у Елены Александровны, впрочем, на её оговорку щебетавшие вовсю, подруги не обратили внимание. Далее наместник продолжила рассуждения мысленно. - «Точно, янтарь, в Юго-Восточной Азии и Китае весьма ценится. Как украшение, так и в виде пищевой добавки для разных эликсиров. Говорят, в десятки, раз дороже будет, чем в Европе. Нужно собирать торговую флотилию, для начала арендуем корабли у Новороссии, загрузим янтарём, обувью, одеждой, очками и подзорными трубами, часами. Эти офицеры всё больше оружие и технику везут на продажу, забывая о предметах роскоши и культуры, как были дуболомами, такими и остались. Хотя, в одном офицеры всё же правы, надо выходить в большой мир. Хватит сидеть в уютной Балтике, ставшей внутренним русским морем, Европа нашими товарами достаточно насыщена, имя мы своей продукции сделали, пора выбираться из Балтики».
        «Данию кормить нашими пошлинами не будем, перевезём товары в Италию, всё равно придётся железную дорогу туда тянуть, лучше сейчас начинать, пока пленных достаточно. Только порт придётся строить, расходы огромные. Хотя, у нас с Питером пошлины давно обнулённые, будем формировать флотилии прямо в Генуе и Венеции. Совместно и караваны можно формировать, на первых порах. Там решим, будем заводить свой флот или нет, судя по всему, придётся строить свои корабли. Тот же китобойный флот в Мурманске нужен, как минимум. Володя Сусеков замучил со своими претензиями по смазке, которую только из китового жира и можно качественную получить. Говорит, что до конца двадцатого века китовая смазка была популярнее синтетической, пока китов не истребили. Вот же семейка Сусековых, одному китов на жир надо пустить, другая каждую тварь в заповедник тащит».
        За разговорами и раздумьями, подруги не заметили окончание короткого перерыва, в результате пришлось всем замолчать, вслушиваясь в нежные хрустальные мелодии композитора Варвары Лейкиной, внучки Татьяны Лейкиной от первого брака. Сама Татьяна ещё на Урале вышла замуж за Игоря Глотова и позднее перебралась с ним и сыном Романом в Новороссию. Их внучка, старшая дочь Романа, во время учёбы в Магаданском интернате, увлеклась музыкой, играла в школьном ансамбле. Потом брала уроки у выписанных из Италии музыкантов и композиторов, сыграла все принесённые из будущего мелодии. После чего окончательно осела в Королевце, признанной музыкальной и театральной столице Европы. За несколько лет девушка прошла серьёзное увлечение джазовой музыкой, рваными ритмами блюзов, чтобы вернуться к классической музыке. Последние годы Варвара работала над своей первой симфонией, отрывки из которой уже звучали по проводному радио Королевца. Но, всю симфонию исполняли впервые, её автор Варвара Лейкина, как знали гости наместницы, сидела в соседней ложе. Потому после окончания перерыва все перешёптывания в ложе стихли,
«бабушки» с вниманием вслушивались в лёгкие, воздушные мелодии худенькой девушки, напоминавшие им произведения Моцарта. Хотя, в этом мире уже творения Моцарта, если он родится через сто с лишним лет, будут напоминать мелодии Лейкиной.
        Впрочем, истинное удовольствие от музыки получила только Ветрова, её подруг обуревали раздумья и планы будущих перемен. Сусекова не могла забыть привезённого живого дракона и полтора скелета, набранных в окрестностях обнаруженного логова, мысленно пытаясь встроить обнаруженного реликта в классификацию видов животных. Чистова уже просчитывала необходимые средства и людей, способных активно развивать колониальную торговлю и морской промысел Западного Магадана. Перед взором наместника вставали караваны судов, уходящие к берегам Америки через Гибралтар, и торговые флотилии, идущие через Суэцкий канал в Азию. Китобойные флотилии, обслуживающие плавучие консервные базы, способные переработать огромную добычу прямо в океане. Именно тем вечером, под звуки Первой симфонии молодого талантливого композитора, первой в мире женщины-композитора, Западный Магадан изменил свою внешнеторговую концепцию, принялся активно осваивать открытые европейцами земли.
        Глава одиннадцатая. Суета сует
        - Руслан, нельзя объять необъятное. Даже слона едят кусочками, а не всего сразу и целиком. У нас появилась возможность создать своё, независимое от шаха Аббаса государство на территории Персии. Да, эта страна будет небольшой, меньше трети бывшей Персии, но, выгодно расположенной. Вспомни, чему нас учили в Петербурге, важна не величина страны, а её расположение, национальный состав и религиозные конфессии. - Сергей Кожин, улыбаясь, второй час уговаривал своего друга и подчинённого Руслана, занять кресло наместника в одной, отдельно взятой стране, из тех четырёх, на которые развалилась окончательно бывшая Персия, после многолетней гражданской войны. Как и предвидел капитан, самый толковый и грамотный оперативник в его команде, перс из династии ремесленников-чеканщиков, упирался ногами и руками от предложенной власти. - По этим показателям государство получается очень перспективное.
        - Во-первых, расположение Южной Персии самое, что ни на есть, стратегическое. На севере граница проходит с союзной христианской Арменией, имеется выход на побережье Каспийского моря. На юге граница проходит по берегу Персидского залива. Страна имеет все шансы зарабатывать на транзите грузов из Каспия в Персидский залив и наоборот. Не говоря уже об огромных нефтяных запасах, которые будет контролировать правительство страны, что такое нефть, как раз тебе говорить не надо. Граница на юго-западе с Новороссией уже есть. Даже русская база на побережье Персидского залива, арендованная у шаха Аббаса на 99 лет, на побережье Персидского залива, входит в контролируемые нами земли. Дополнительно, на юго-востоке до границы с Северной Индией осталась сотня вёрст, при желании можно их преодолеть, и Южная Персия получит сухопутную границу с Новороссией. Тогда появится второй транзитный путь, сухопутный, из Индии в Месопотамию, это неплохие доходы.
        - Но, граница на западе с Турцией и граница на северо-востоке с шахом Аббасом ставит нас в окружение мусульманских правителей. - Руслан вполне здраво понимал все трудности политического момента. - Придётся годами воевать, когда мы страну поднимать будем, какими силами?
        - Вот видишь, ты вполне понимаешь все трудности и задачи новой власти. - Успокаивающе кивнул другу Сергей. - С оружием проблем не будет, с обучением офицеров поможем. Выдадим кредит под символический процент, лет на двадцать, поставками нефти и пряностей расплатитесь. Со строительством опорных пунктов в горах поможем, цементный завод в Басре давно вышел на полную мощность, успевай только отгружать. Выстроите десяток-другой крепостей на границе, установите там наши пушки, обе границы с магометанами перекроете надёжно. Пусть они вас боятся, надеюсь, сомнений в превосходстве наших персидских отрядов перед гвардией шаха не имеется?
        За два года работы оперативников в объятой пламенем гражданской войны Персии, им удалось создать неплохую сеть своих сторонников. Притом, что первоначальная ставка на курдов не оправдала себя, в семнадцатом веке курды не представляли собой того крупного национального формирования, о котором рассказывали Сергею отец и Валентин Седов, как в двадцать первом веке. Мало того, что курды не были едины, подразделяясь на многочисленные кланы, с запутанными историями многолетней вражды и союзнических отношений. Не было среди курдов единой религии, что в условиях Средневековья оказалось важнее единой нации. Курды-христиане активно сотрудничали с армянами и грузинами, отказываясь признавать своих родичей-огнепоклонников. Соответственно, курды-шииты активно воевали против курдов-суннитов, не забывая общих врагов-зороастрийцев. И все вместе, «весело и с песней», резали друг друга кланами и родами, поддерживая вековые традиции кровной мести.
        Поэтому, уже в Персии Кожин перенёс основную направленность своей агитации и подпольной работы на зороастрийцев, независимо от их национальности, хотя подавляющее большинство огнепоклонников составляли всё же персы. И, самых успешных результатов оперативники добились в юго-западных районах Персии, как раз там, где находилось подавляющее большинство известных выходов нефти и газа. Собственно, потому и позиции огнепоклонников были особенно сильны в том регионе, что сама природа наглядной агитацией активно подтверждала веру в Заратуштру. На огромных территориях гор и полупустынь, раскинувшихся, от нефтеносных районов западного берега Каспия, до нефтяных колодцев северного побережья Персидского залива, горели вековые и тысячелетние огни, зажжённые самой природой от выходящих на поверхность земли нефтяных и газовых месторождений.
        На жителей Средневековья подобная демонстрация божественности огня вполне действовала, а усилия мусульманских проповедников и священников по удержанию паствы сводились на нет стремительной сокращавшейся турецкой империей. Да и затянувшаяся гражданская война, вполне определённо показала слабость официальной исламской религии в Персии. Шах Аббас со своими сторонниками смог контролировать лишь северную часть страны, стремительно теряя доходы некогда богатого региона. Персия, тысячелетиями развивавшаяся в качестве торгового посредника между Востоком и Западом, после овладения русами Северной Индией, Афганистаном и Туркестаном, потеряла все доходы от транзитных караванов.
        Купцы предпочитали узким караванным тропам через воюющую Персию, где каждая долина обзавелась независимыми ханами и шахами, исправно требовавшими пошлину, а то и просто норовивших ограбить, широкие дороги русов. За неполные десять лет русы, проложили прямые и широкие дороги из долины Инда на запад и северо-запад, к юго-восточному побережью Каспия и Южному Уралу. Более того, в ближайшие годы должны достроить чугунку от берегов Инда до каспийского побережья, через Афганистан и далее вдоль северных склонов Копетдага. Теперь на северном маршруте караванщикам не требовалось собирать кизяк или вырубать редкие деревья, чтобы приготовить вечером пищу на костре. Через каждые тридцать-сорок вёрст усталых путников ждали постоялые дворы, с запасом недорогого каменного угля, продуктов и уже готовых блюд. Пыльные земляные полы караван-сараев, полные земляных блох и крыс, повсеместно сменились чистыми постройками русов, где зажиточным путникам предлагались чистые простыни (!), а народу попроще деревянные полати и тёплые печи, с обязательным омовением чистой водой. Ибо в каждом караван-сарае был выкопан
(пробурен) колодец, либо подведён водосток от ближайшего ручья.
        После того, как подавляющее большинство населения Туркестана и Афганистана вернулось в православие и восстановили старые церкви, а от противников русов не осталось и следа, поскольку все они сменили место жительства на более северные земли, как правило, на побережье Атлантического океана, русы, принялись целенаправленно и упорно высаживать деревья на некогда плодородных землях, превратившихся в бесплодные пустыни. Этим занимались дети-школьники, во внеурочное время за небольшую плату активно озеленявшие берега ручьёв, речек и редких степных озёр. В горах тоже массово высаживались деревья, в дальних аулах устраивали целые хозяйства по озеленению, где под руководством биологов выращивали ценные лесные и садовые породы деревьев. Те же караван-сараи обязаны были ежегодно высаживать определённое количество саженцев, добиваясь их приживания. Потому и воду русы проводили бесплатно, что взамен заключали договор об озеленении прилегающих земель. К тому же, в Средней Азии ещё не успели забыть древний обычай сохранения деревьев, который монахи-миссионеры всячески поддерживали, как богоугодное дело.
        Народ в целом относился к этой затее русов положительно, пока за такую работу платили деньги, пусть и небольшие. Но, вскоре русам предстоял следующий шаг - огораживание созданных лесопосадок, для защиты от многочисленных отар овец и табунов лошадей. Тогда не миновать волнений, скотоводство оставалось основным занятием аборигенов Средней Азии. Хотя, русы, уже подумывали объявить все основные зелёные насаждения государственной собственностью, а степи общими, и охранять лишь государственные леса, продолжая их постепенно увеличивать. Если удастся сохранить подобное состояние в течение хотя бы пары веков, природа полупустынь Средней Азии здорово изменится, тогда и решить вопрос по скотоводам. Потому, как особого промышленного развития региона, кроме добычи полезных ископаемых и переработки их в полуфабрикаты, русы не планировали. Пусть азиаты пасут своих овец и лошадей, главной целью захвата региона для русов оставалась христианизация населения. В остальном, кроме обязательного обучения детей в школах, власти не собирались менять образ жизни кочевников и скотоводов. Даже массовая вакцинация и
лечебно-гигиенические меры не внедрялись среди аборигенов, оставаясь услугами для редких поселений русов, миссионеров и исследовательских станций.
        Впрочем, пока существующее положение вещей вполне устраивало заметно выросшее количество торговцев, активно осваивавших огромный рынок Московской Руси. После того, как кочевые племена казахов и башкир вмешались в завоевание русами Туркестана, хотя и выступали в роли наёмников, огромные степи заметно опустели. Русы, представленные в Средней Азии полками германской мотопехоты, снизили численность своих противников до критически малой величины. Хотя, даже интеллекта средневековых кочевников хватило на то, чтобы после нескольких бесславных поражений от русов, в ходе которых пушки и пулемёты практически уничтожили казахские и башкирские орды, вооружённые луками и саблями, сопротивление русам в Средней Азии никто уже не оказывал.
        Кочевья наёмников-неудачников, оставшиеся без защиты, были вырезаны или ассимилированы более сильными соседями, которые, в свою очередь поспешили принять власть московского царя Иоанна, пока их, таких независимых, не истребили механизированные батальоны русов. Причём, власть московского царя успели принять исключительно башкиры и казахские Жузы, кочевавшие значительно севернее средневекового Туркестана. Поскольку механизированные батальоны русов были заняты захватом более южных районов Туркестана, включавших в себя, кроме собственно Туркмении, будущий Узбекистан, Киргизию, и Уйгурию, называемую Восточным Туркестаном. Не возникший пока Таджикистан, был захвачен русами в первую очередь, ещё на пути продвижения из долины Инда в Афганистан и Туркестан. За прошедшие годы, русы, действуя методами «цивилизованных германцев», успешно навели порядок в захваченных землях.
        Новороссийские миссионеры в тесном взаимодействии с греческими монахами довольно быстро восстановили «веру предков» на захваченных землях Средней Азии, чему немало поспособствовали не только многочисленные заброшенные православные церкви, но и налоговые каникулы на семь лет для православных подданных Новороссии. Тем же туркменам, узбекам, таджикам и прочим пуштунам, кому не пришлись по нраву новые власти, пришлось переселиться, вместе со всеми родственниками на другие земли. Как правило, в жаркие земли Центральной Америки или бассейна реки Конго, русы не ставили перед собой цель уничтожения своих подданных, пусть и непокорных. Так вот, к началу 7118 (1610) года, владения русов в Средней Азии доходили на севере до озера Арал, откуда начинались владения Московской Руси.
        На востоке механизированные колонны русов, более десяти лет назад, легко перебрались через перевалы в Восточный Туркестан, раздираемый междоусобными войнами двух мусульманских сект ходжей, «белогорцами» и «черногорцами». Воспользовавшись разрозненностью некогда единой страны, называвшей себя Мамлакат и Могулия, что в переводе означало Государство Моголов, германские батальоны русов наголову разгромили последний оплот империи Великих Моголов. Правда, позднее оказалось, что уйгуры никакого отношения к владениям шаха Акбара в Северной Индии не имеют, но, как говорится, «осадок остался». И, русы, с азартом зачистили последние очаги сопротивления в захваченной стране, обосновавшись в бывшей столице уйгуров Яркенде. Как выяснилось, кроме мусульманских сект ходжей, уйгуры исповедуют тот же зороастризм, буддизм, несторианство и манихейство. Учитывая происхождение последних двух религий от православия, проблем с крещением аборигенов в «религию предков», не было.
        Потому к 7118 (1610) году на огромном пространстве степей, от Каспийского моря до пустыни Такла Макан, от предгорий Копетдага, Тянь-Шаня, Памира, до Южного Алтая и Тибета, русы добились спокойствия и мира среди аборигенов, без особого изменения их образа жизни. Главным изменением стало полное вытеснение ислама из региона, с активной заменой его православием. Вплоть до выселения непримиримых магометан в другие регионы необъятной Новороссии. Но, большинство племён этих изменений практически не заметили, продолжая считать Христа одним из множества языческих божеств, населяющих степи и горы. Тут перед православными миссионерами стояли задачи вековых масштабов, по изменению психологии аборигенов. Иных новшеств на огромных землях, заселённых кочевыми народами, русы не проводили, неспешно изучая геологическое строение и просчитывая перспективы добычи полезных ископаемых. С неадекватными аборигенами, пытавшимися сохранить дикие традиции кражи скота и женщин у соседей, русы разбирались вполне в духе «цивилизованных немцев», в стиле «дранг нах остен» нашей прежней истории.
        Равнодушно и спокойно, после очередных набегов кочевников на соседей во владениях Новороссии, небольшие отряды русов проводили ответные рейды. Независимо от того, кем были обидчики и где жили, в границах ли Новороссии, или за её территорией. Естественно, с определённым перегибом, выразившимся не в грабеже жалких хижин, где мешок проса считался богатством. Нет, русские отряды в сопровождении самолётов разведки, методично захватывали всех жителей беспокойных селений, отстреливая сопротивлявшихся с оружием в руках. Затем неторопливо и методично вывозили всех любителей лёгкой добычи и кровных обид, с немудрёным скарбом в ближайший порт. Откуда, после необходимой сортировки, остатки пленённых банд разбойников, и их родичи отплывали на освоение джунглей или необитаемых островов, где грабить соседей не удастся, по причине их отсутствия. На освободившиеся земли русы, расселяли более лояльных подданных, либо соседей-кочевников, либо православных индусов, привычных к сухому климату степей. Таким образом, широкий караванный путь из Индии и Средней Азии в Европу, за несколько лет стал вполне безопасным и
быстро проходимым.
        Так и вышло, что все торговые караваны свернули свои пути на север, минуя Персию, а южные купцы, соответственно, грузили свои товары на корабли, опять же минуя Персию. За годы гражданской войны, утвердившийся на севере страны шах Аббас, всё сильнее проваливался в финансовую пропасть, лишённый поступлений от транзитных торговцев. Держался правитель династии Сефевидов исключительно на увеличенных налогах, выбиваемых из нищавших подданных, и остатках своей некогда огромной казны. Юг Персии, оказавшийся под властью восставших огнепоклонников, за эти годы, неплохо заработал на сотрудничестве с русами. Не только на добыче и перевозке нефти из многочисленных открытых колодцев, но и на портовой торговле. Многие персы нанимались на нефтяные предприятия русов, на их корабли, на строительство, развернутое в безлюдной Аравии. Сотрудничество с русами в нестабильной обстановке гражданской войны стало для персов символом удачи и богатства.
        Потому и вырос авторитет русов среди населения юга Персии, вплоть до принятия некоторыми (пока) торговцами православия. Соответственно, группе Кожина, на таком фоне легче было добиться общего языка с огнепоклонниками. Тем более, что некоторые персидские торговцы и моряки успели побывать в Израиле, Лангедоке, Провансе, и, активно включились в пропаганду создания своего государства, без шаха и без магометан. Учитывая отсутствие центральной власти, опыт переворотов во Франции, изученный оперативниками ещё в Петербурге, добиться создания собственной вооружённой группировки среди разрозненных огнепоклонников в юго-западном регионе Персии, спустя пару лет работы нашим оперативникам удалось. С помощью своего отряда, Сергей Кожин навёл относительный порядок на контролируемой территории. Осталось определиться с будущим наместником Южной Персии, чтобы официально объявить о создании нового государства, которое немедленно будет признано Новороссией, с заключением договора о торговле и взаимопомощи.
        Именно об этом битый час разговаривал Кожин с Русланом, не сомневаясь в необходимом результате. Остальные оперативники, сквозь серьёзные лица которых, то и дело прорывались непроизвольные усмешки, сидели за столом, выражая полную поддержку предложения командира. Фактически власть в контролируемой части Персии больше месяца была в руках Кожина, который даже предлагал Петербургу присоединить земли огнепоклонников к Новороссии. Однако, таким образом русы могли получить проблемы с огнепоклонниками, новую границу с враждебной Турцией, плюс возможные восстания самих персов. Взвесив возможные выигрыши и риски, на конфликт с зороастрийцами Никита Седов не пошёл. Менять законы Новороссии по жёсткому сохранению православия, как единственной религии, магаданцы не собирались. Чтобы сохранить влияние русов в зороастрийской стране, по согласованию с отцом и министрами, было решено создать союзную Южную Персию, как очередной барьер проникновению мусульманства на Восток. Турция, главный проводник ислама в мире, после создания Южной Персии, оказывалась в полном окружении недружественных христианских стран.
        С последующей дестабилизацией, как самой Турции, так и остальных разрозненных исламских государств, чему магаданцы собирались максимально поспособствовать, разрушение мировой мусульманской религии становилось реальностью. Оставалось заняться странами Магриба, после чего Египет и остатки мусульманской Персии упадут в руки православия вполне в обозримом будущем. Тогда ислам окончательно превратится в местечковую религию, вроде иудаизма или того же зороастризма. Чего и добивались магаданцы, поставив подобную цель много лет назад, ещё на Урале. Главной задачей Кожина был не выбор лояльного правителя Южной Персии, а выбор грамотного руководителя страны, способного добиться экономического роста и повышения благосостояния простых персов. Чтобы через десять лет Южная Персия стала примером для стран Азии, к чему приводит сотрудничество с русами, особенно построение государства по принципу русов. Ибо в Азии ещё не было государства, где бы главой был не шах, князь, раджа, или султан, как «всегда жили», а наместник, по образу жизни русов.
        - Повторяю, ты природный перс, в отличие от меня и Демида, с Николаем, - менторским тоном продолжал разговор Кожин. - Фархад, тоже перс, но, у него есть своя задача, скоро нам предстоит отправляться на северо-восток, на границу с Туркестаном. Там достаточно огнепоклонников, чтобы заняться их организацией. Вполне возможно, что Фархад тоже станет наместником, только в другой части Персии. Так, что прекращай пререкаться, считай это последним моим приказом, завтра собираем бойцов, где ты объявишь о создании нового независимого государства зороастрийцев Южной Персии. И, обязательно, о подписании договора о взаимопомощи с Новороссией. Уверен, враги сразу присмиреют, да и много ли осталось тех врагов? Аббас против нас не рискнёт выступать, ещё не забыл войны с нами. Турки заняты Ливаном и Арменией, у Новороссии с Турцией сейчас в Европе общая граница появилась, Константинополь против наших кораблей беззащитен. Этого достаточно, чтобы на ближайшие годы Южная Персия прожила в мире. Остальное от вас зависеть будет, как страну поднимете. В нашей помощи можешь не сомневаться.
        Нудный мелкий дождь моросил уже третий день, несмотря на все заверения проводников, что это большая редкость. Впрочем, эта мелкая морось приносила определённую пользу, практически полностью избавив путников от вездесущих кровососущих насекомых, изводивших поисковиков круглые сутки. От жалящих мух и кусающих москитов не спасали никакие накомарники и притирания. Под палящим солнцем в закрытых одеждах и накомарниках двигаться было ещё тяжелее. Потому многие приняли бесконечный дождь подлинным спасением, поскольку резиновые сапоги и непромокаемые плащи сохраняли одежду и бельё в сухом виде, а отсутствие крылатых извергов позволяло вздохнуть полной грудью. Третью неделю поисковая группа русских биологов двигалась на восток, намереваясь выйти, наконец, к обещанным проводниками гигантским деревьям. Скорее всего, ими станут секвойи, о которых все учёные знали со студенческой скамьи, но, лишь теоретически.
        Потому оказаться первыми русами или даже европейцами, которые обнаружат эти гиганты растительного мира, хотелось всему составу биологического поиска. Всем четверым биологам, поскольку десятку охранников-индусов никакие открытия не грезились. Эти русские индусы, с фатализмом профессиональных военных, мечтали о хорошем отдыхе, сытном обеде и отсутствии врагов. Хотя, о последнем факторе русы, высадившиеся три года назад на западном побережье Америки, стали забывать за последний год. Слишком активно общались местные племена с первопоселенцами из Югоруси. Настолько активно, что после первых мирных месяцев и начавшейся торговли с русами, выстроившими крепкий острог в весьма удобной бухте, кто-то из аборигенов решил взять у чужаков всё сразу. Взять все разноцветные ткани, непромокаемую обувь, прозрачную леску и стальные ножи, сладости и мелко молотую муку, и, многое другое богатство, которое чужаки охотно меняли на пушнину и свежее мясо.
        Не испытав на своей шкуре действие пушек и крупнокалиберных пулемётов, жители Америки решили, что триста-четыреста умелых воинов легко справятся с чужаками, получив несметные ценности в виде стальных ножей, тканей и прочего богатства. Конечно, вожди слышали, что где-то на западе бледнолицые чужаки весьма успешно захватывают целые племена и страны. Но, эти чужаки не были бледнолицыми, а весьма загорелыми, да и в своих воинах вожди не сомневались. Это на западе оседлые племена потеряли свою силу, предпочитая сеять маис, и есть лепёшки, а настоящие воины едят мясо и не боятся встречи с врагами. Однако, опасаясь странного огнестрельного оружия, которое русы не продавали аборигенам ни за какие богатства, вожди собрали больше тысячи воинов, сразу из четырёх племён. Чтобы в один, совсем не прекрасный день, напасть на острог русов.
        Нужно ли говорить, что все эти воины остались на поле боя? Две трети были убиты или умерли от ран, остальные с лёгкими ранениями попали в плен к русам. После чего русы, выехали на своих самобеглых повозках, которые не пробивались ни стрелами, ни копьями, и отомстили всем нападавшим племенам. В считанные часы, обгоняя редких выживших в бою воинов, стальные повозки добрались до ближайших стойбищ, где пленили всех, кто не сопротивлялся с оружием в руках. Тех, кто посмел поднять оружие на чужаков, просто убивали. Пользуясь отсутствием лошадей у индейцев и преимуществом в скорости передвижения, связи, и разведкой с воздуха, русы за несколько недель, фактически уничтожили все стойбища четырёх племён, рискнувших напасть на острог.
        Нет, о физическом уничтожении не шло и речи, большинство пленных мужчин отправились на стройки и лесоповал Новой Гвинеи. С ними отбыли старшие подростки и наиболее активные женщины, они плыли на Дальний Восток, где найдут свою судьбу среди русского казачества или на острове Туманном, в детских домах, воспитанные русами. Старики, наиболее спокойные женщины и дети младшего возраста, остались жить неподалёку от острога, под присмотром русов. Те взяли на себя заботу за их содержанием, посильно нагружая работой, а детей обучали письму и счёту. Вернувшиеся вскоре корабли привезли много крестьян из Кореи, японцев и яванцев, которых объединяло неплохое знание разговорного русского языка и желание мирно трудиться на своей земле. На поселение в далёкую Америку крестьяне и немногочисленные ремесленники прибыли семьями, с детьми и жёнами. В эти большие азиатские семьи русы передавали индейских сирот и стариков с женщинами, на правах не слуг, но, старожилов и дальних родственников.
        Выжившие индейцы рассказывали переселенцам из Азии об особенностях животного и растительного мира, стараясь заручиться их дружбой. Корейцы и японцы спешили получить обещанные русами орудия труда, семенной материал, и обустроиться на новом месте. После их расселения, когда бедняки воочию увидели огромные по азиатским меркам владения, которыми всех наделили русы, азиаты вгрызались в работу, как проклятые. Пока они строили себе дома и расчищали землю под грядки, русы на тракторах, вспахали и проборонили все заявленные участки, лошадей у поселенцев не было. Затем, на механических сеялках русы, засеяли пашни, передав новым хозяевам земельных участков. С первого урожая, небывалого на нетронутой земле, когда землевладельцы (!) расплатились за посевной материал, распашку полей тракторами, немудрёные инструменты, выданные в долг, у всех остался огромный по прежним азиатским меркам запас продуктов. А впереди был ещё урожай, на благодатных землях Калифорнии корейцы легко снимали два, а то и три урожая в год! Так, что уже через два года продукты из Калифорнии стали вывозить на тихоокеанские острова и
биологические станции на Командорских, Алеутских и прочих северных островах Новороссии.
        А православные корейцы, японцы и яванцы продолжали прибывать, заселяя безлюдные земли Западного побережья Америки, поскольку единственным требованием для переселения для азиатов было крещение в православие и знание разговорного русского языка. Иногда к ним присоединялись каторжники из Европы и диссиденты из Азии, которых также расселяли порознь, как и прочих азиатов, не создавая единых национальных анклавов. Тем более, что единственным языком межнационального общения оставался исключительно русский, на котором и богослужения велись. Кто-то из поселенцев пахал землю, другие занялись выпасом скота, - исключительно коров и овец, но не лошадей, их как раз русы, практически не завозили, все необходимые работы по хозяйству и перевозки обеспечивали машинами и тракторами. К тракторам переселенцы стали присматриваться с первого года, а после огромных урожаев и полученного дохода, многие хозяева поняли выгоду тракторов. Так, что сборочным производствам, организуемым магаданцами в Юго-Восточной Азии, не грозил кризис перепроизводства, потребность в недорогой технике для американских фермеров росла с заметной
скоростью.
        Были, конечно, на поселенцев набеги других, более дальних индейских племён, но, после резких ответных действий, русы, прослыли на западе Америки суровыми воинами, с которыми никто связываться не собирался. А освободившиеся от прежних индейских племён земли вполне по средневековым законам стали владениями русов. Именно здесь они через два года нашли золото, затем стали добывать медную и серебряную руды. В основном при помощи каторжников, исправно поставляемых безопасниками. К тому времени, как смеялись шутники, любой рус, мог пройти Скалистые горы от побережья до прерий без опасений, разве, что пума нападёт, но, не индейцы. Впрочем, осваивать богатые месторождения в горах, русы, не спешили, предпочитая двигаться побережьем на юг, к испанским владениям.
        Там, в сторону западного мексиканского побережья, каждый год вырастали по нескольку острогов, закрепляя право русов на западное побережье Северной и Центральной Америки всё дальше к югу. Даже на негостеприимном Калифорнийском полуострове, русы, поставили три острога, больше похожих на биостанции, для изучения прибрежной флоры и фауны, с демонстрацией флага, так сказать. Остановились русские остроги почти на широте Северного тропика, достигнув испанского селения Масатлан. Уже от него, остроги двинулись на восток, перекрывая удобные перевалы в горах Сьерра-Мадре. Пока граница с испанскими владениями в Америке была не установлена, русы, спешили обозначить свою территорию острогами. Тем самым они показывали, что земли заняты, отрезали испанцев от западного побережья Мексики линией крепостей. Но, эта политическая и военная игра руководства не интересовала русских биологов, второй год разыскивавших гигантские деревья в укромных долинах гор.
        Четыре поисковых отряда за последнее время вернулись ни с чем, если не считать богатых коллекций разной открытой живности и подробных карт местности. Но, огромных деревьев никто не нашёл, хотя многие индейцы слышали о таких гигантах, но только сейчас у профессора Сытина окрепла уверенность в достижении цели. К обеду, когда поисковая группа перевалила очередную возвышенность, русы, остановились, поражённые красотой обнаруженной долины. Вдоль реки высились огромные деревья, поднимавшиеся вровень с окружающими горами, так всем показалось. Несколько десятков старых великанов были окружены, как подрастающими детьми, своими потомками, старавшимися вырасти под стать прародителям, но, пока уступавшими в высоте крон. Картина была фантастически красивая, даже издалека секвойи не казались обычными соснами или кедрами, всем была видна огромная высота и мощь найденных реликтов.
        - Мы нашли их! - Не выдержал тридцатилетний профессор Магаданского университета, подбрасывая вверх свою шляпу с накомарником.
        - Ура!! - Поддержали его все учёные, под улыбки бойцов охраны.
        Они ещё не знали, что в обратный путь тронутся лишь через два месяца, да не пешком, а огромным караваном из грузовых машин, кузова которых будут полны собранных семян и саженцев гигантских деревьев. А половина учёных останутся в созданной биостанции, с гарнизоном из полусотни бойцов, исследовать и охранять уникальное творение природы. Вырубка и уничтожение реликтовых гигантских деревьев будут запрещены специальным указом наместника Новороссии, где также будут впервые озвучены другие охраняемые деревья, - как ливанский кедр, дерево гингко, самшит, всего более полусотни редких деревьев. В этом же указе будут взяты под охрану государства редкие животные, - начиная от приснопамятных гигантских каланов и стеллеровых коров, дронтов, эпиорнисов, туров, зубров, днепровских леопардов и каспийских тигров, заканчивая недавно открытым гигантским саламандром речным (пресловутый северный крокодил), более ста видов животных. Это будет первая в мире Красная Книга редких и исчезающих видов животных и растений.
        - Варя, ну зачем тебе всё это? Мало того, что страна несёт огромные затраты, так и результат мы не увидим при своей жизни. А после распада империи вообще все твои труды могут пойти насмарку, все леса и рощи сожгут и вырубят националисты, в приступе свободы и демократии. - Наместник Новороссии Никита Седов очередной раз пытался убедить свою дочь Варвару отказаться от безумного плана озеленения Ближнего Востока и Аравии.
        Полгода назад дочь вернулась из Королевца, где закончила биологический факультет Магаданского университета, под впечатлением рассказов Алевтины Сусековой о будущих экологических катастрофах. С тех пор наместник обзавёлся собственной «зелёной партией» в семье, как шутил в кругу близких людей Никита Седов. Несмотря на надежды родителей, что юношеский максимализм скоро пройдёт, Варвара не меняла своих взглядов, создала группу молодых единомышленников и принесла на рассмотрение отца свои предложения. В принципе, ничего глупого в планах дочери Седов не увидел, сам он соглашался с каждым её словом. Да, надо ужесточать требования по очистным сооружениям, пока не погубили природу Европы. Да, нужно активно расширять заказники и заповедники, максимально сохраняя исчезающие виды хотя бы крупных животных. Да, нужно озеленять вырубки и пожарища, высаживая туда благородные деревья, вроде лиственницы, дуба, кедра и так далее. Со всеми предложениями Седов был согласен, и, после доработки собирался провести их законами для всей Новороссии, включая колонии.
        Но, планы дочери по озеленению Ближнего Востока и Аравии, в первую очередь, затем Месопотамии и Средней Азии, вызывали внутреннее отторжение наместника Новороссии. Детские воспоминания о распаде Советского Союза, о котором жалели деды и бабки, да и сами родители, как несправедливо отобранных у России земель, в которые вложены годы труда и были обильно политы русской кровью, настигали Никиту. На пятом десятке лет он понимал всю тщетность предвидения истории, и, никогда не был восторженным мечтателем. Потому и не хотел платить за создание оазисов для будущих националистов, которые польют грязью русов и Новороссию, как оккупантов, лет через сто-двести. А потом примутся делить и продавать все ценности, созданные трудами этих оккупантов, как это произошло в конце двадцатого века РИ в Советском Союзе.
        - Папа, посмотри, каких результатов добились биологи в озеленении Иерусалима и его окрестностей! - Варвара выложила на стол отца десяток цветных снимков с видами зелёного города, так непохожего на Иерусалим пятнадцатилетней давности. Тут же были несколько снимков русла реки Иордан с высоты птичьего полёта, где некогда мелководная мутная речушка, ныне утопала в огромных лесных массивах. Ливанские кедры перемежались с итальянской сосной, плакучие ивы гармонировали с пирамидальными тополями. Однако, результаты деятельности биологов впечатляли, особенно красиво смотрелись яблоневые, вишнёвые, персиковые сады, раскинувшиеся в окрестностях Иерусалима, в период их цветения. Не знал бы Седов о многолетней работе биологов Западного Магадана и Новороссии по озеленению, ни за что бы не поверил.
        - Папа, мы не замахиваемся на всё сразу, начнём с Суэцкого канала, там никаких кочевников и скотоводов нет, никто наши посадки вырубать не станет. В Королевце и Иерусалиме давно подобрали и акклиматизировали самые интересные породы деревьев. Более того, сейчас зеленхозы под Иерусалимом вышли на расчётную мощность, и способны будут выдавать до сорока тысяч саженцев только ценных пород деревьев ежегодно. Для Суэцкого канала и Месопотамии вполне достаточно, лет за десять мы создадим основные массивы лесов, за которыми нужно будет лишь присматривать да охранять. - Варвара выложила перед отцом на стол ещё одну подшивку документов. - Здесь примерная смета расходов на первые три года, выйдет гораздо дешевле нефтеперегонного завода, между прочим.
        - Да не в деньгах дело, душа моя. - Сморщился Никита. - Засадишь ты с друзьями пустыни, создашь там райские уголки. А лет через сто отделятся эти дикари от Новороссии, обольют нас грязью, и будут твои леса вырубать и продавать. Обидно, не находишь?
        - Папа, посмотри на последнюю перепись нашей Аравии и Месопотамии. - Засмеялась дочка, явно предвидевшая реакцию отца (об этом подсказал любимой внучке дед Валентин). - Вот, смотри. В нашей Месопотамии проживают тринадцать процентов бывших поляков, двенадцать процентов бывших персов, девять процентов бывших семитов, остальные бывшие армяне, турки, славяне, ассирийцы, румыны, и прочие. Но, все пишутся русами и девяносто восемь процентов православных. Через сто-двести лет, если мы сами не дадим промашку, все они будут истинными русами. Даже, если они отделятся от Новороссии, так это будут не дикари, а русы, и говорить они будут исключительно по-русски. Как раз над этим мы все и работаем, я ещё помню клятву магаданцев. Неужели наши внуки выпустят эти земли из своих рук, после того, как мы сделаем их раем на Земле? Не думай, что мы глупее вас, папа. Ты сам рассказывал, что даже в двадцать первом веке этот регион остался стратегическим, где постоянные войны.
        - Но, в двадцатом веке Советский Союз развалился! При всех попытках правителей заигрывания с аборигенами национальных окраин. Сколько бы там не строили дворцов, они остались дикарями, дорвавшимися до дармовщины. Почему ты думаешь, у нас будет всё иначе? - Никита действительно пытался понять, в чём отличие Новороссии от распавшейся Советской империи.
        - Всё очень просто, папа! Между прочим, дед Валя со мной согласен. - Варвара улыбнулась и заученно повторила. - Большевики поддерживали национализм, когда захватывали власть. Для чего и разделили Россию на союзные и федеративные республики, чтобы легче было бороться с прежней властью. Тем самым подложили бомбу под собственное государство, разбуженные националисты не остановились и продолжали бороться, только уже с большевизмом. Чему деление страны по национальному признаку очень способствовало. Кроме того, большевики разгромили православную церковь, веками связывавшую народы России в единое религиозное сообщество. Потому и развалилась страна, что сами большевики для этого весьма постарались.
        - А мы, русы, наоборот, из национальных лоскутков, сшиваем единое одеяло православных русов, стирая не только социальные, но и национальные границы. Тем более, в Средневековье национальности не так резко выражены, как в двадцатом веке. И в этом мире нет Британии и Соединённых штатов, папа, наших диссидентов некому будет подкармливать. Всё мы делаем правильно папа, мы справимся, не волнуйся. - Раскрасневшаяся девушка с уверенностью взглянула отцу в глаза. - Так же думает не только дед Валя, но и его друзья, дядя Коля Кожин, например.
        - Хорошо, начинайте пока с Суэцкого канала и Месопотамии, назначаю тебя ответственной за проект в ранге советника главы правительства. Всё, иди, пригласи ко мне секретаря, пожалуйста. - Седов поднялся, чтобы обнять девушку, коснулся губами её щеки и подтолкнул к двери. - Приходи вечером, мама соскучилась, поужинаем вместе.
        - Посмотрю, - раскраснелась от удовольствия дочка, выскальзывая за дверь.
        А через пару минут до слуха наместника донеслись радостные крики «Ура!», «Мы победили!». Это друзья и подруги дочери дождались Варвару у входа во дворец правительства, радуясь общей победе в деле защиты природы.
        Внутренне одобряя настойчивость дочери, наместник продолжал подписывать документы, с непроизвольной улыбкой на лице. Настроение от посещения Варвары улучшилось, да и поступившие на подпись документы радовали несомненными успехами. Досрочно заканчивалось строительство Суэцкого канала, на открытие которого приглашали наместника через полмесяца. Только здесь, на должности наместника, Никита понял, как много значил Суэцкий канал в РИ, особенно для Британии девятнадцатого и начала двадцатого века. Когда быстрая связь с Индией позволяла не только получать сверхприбыли, но и диктовать свои условия всему остальному миру, возможно, не так открыто, но, диктовать. Так и сейчас, открытие Суэцкого канала совпало с пуском в серию первых сухогрузов водоизмещением десять тысяч тонн, на дизельном ходу.
        Поистине, война суть двигатель технического прогресса, даже такая короткая, всего менее двух лет Новороссия воевала, а сколько технических новинок успели выпустить за эти тревожные месяцы! Мало того, что эти десятитысячники Новороссия может клепать со скоростью одного корабля за два месяца, с учётом возможностей сразу трёх верфей, - в Порте Мутном, Любеке и Ростоке. Так и новые двигатели, с возросшей мощностью, разгоняют эти сухогрузы до тридцати вёрст в час, при дальности хода в пять тысяч вёрст без заправки, на экономичном ходу в двадцать три версты за час. Причём, все такие корабли первый год вооружаются не пулемётами, а скорострельными пушками калибром пятьдесят миллиметров. Такие орудия при дальности прямого выстрела три версты, расположенные попарно с каждого борта и по одному на корме и носу, решали проблемы любой неожиданности. Тем более, что в корабельный комплект боеприпасов входили не только фугасные, но и шрапнельные снаряды, гарантировавшие защиту от любого абордажа.
        Мощные радиостанции УКВ диапазона, воздушные и подводные визоры, метеослужба, раскинувшаяся по сотням океанских островов и прибрежных селений, делали мореплавание для русских кораблей всё более спокойным и надёжным. Не хватало лишь спутниковой связи, посмеивался про себя наместник, подписывая годовой бюджет военно-морского флота Новороссии. Хотя и в этом направлении, как намекал Головлёв из далёкой Югоруси, скоро предвидятся подвижки. Ракеты, регулярно запускаемые над пустыней пятого континента, хотя и не баллистические, но за триста вёрст уже пролетали, отрабатывая систему управления полётом. Первые запуски по баллистической траектории Пётр Иванович обещал следующим летом, их летом, которое в Южном полушарии. Тогда и до первых спутников совсем недолго останется, которые будут исключительно технологическими устройствами, никакой политики. Да, и перед кем в Средневековье метать бисер, рассказывая о достижениях космических технологий?
        Кроме того, к концу гражданской войны у Новороссии появилось другое достаточно мощное оружие, - ракетное. Пока всё хранилось в строгом секрете, но на складах уже стояли два десятка машин с направляющими для реактивных снарядов, местные прообразы системы Град. Для пущего соблюдения секретности, первые войсковые массовые испытания созданного оружия русы, проведут в пустыне Сахаре, там и будет базироваться первый дивизион этого секретного оружия. Ну, не на Острове же оставлять Грады? Там точно некуда из них стрелять, да и на европейских владениях применения реактивных миномётов маловероятно. Оставались, как говорят военные, африканское и азиатское направления. Скорее всего, африканский театр военных действий, негры и мавры точно не смогут понять и повторить подобное оружие, они до ружей ещё не доросли.
        Самый большой рывок за два года сделало самолётостроение Новороссии, до реактивных полётов пока не дошло, но, скорости разведчиков и бомберов выросли до пятисот вёрст в час. При полезной нагрузке в две тонны, бомберы получили полётную дальность до четырёх тысяч вёрст, вполне достаточно для контроля всей Европы и грузовых полётов в Москву, хоть из Петербурга. Да и первый беспосадочный перелёт из Петербурга в Славянск (несостоявшийся Нью-Йорк) уже готовится, хотя и с дополнительными баками. В принципе, особого риска не будет, полёты в Америку с промежуточными посадками в Исландии, Гренландии и несостоявшемся Ньюфаундленде, ныне острове Рыбачьем, происходят третий год, хотя и нерегулярно. Молодёжь Новороссии, воодушевлённая победами в Европе и ролью авиации в этих победах, рвётся в небо. Практически в каждом уездном городе есть воздушные клубы, где энтузиасты обучают парней и девушек героической профессии лётчика. Государство, заботливо поддерживает этих энтузиастов, помогая им материально и оборудованием, в последнее время вошли в моду платн?е вышки, от слова «плат», на котором спускаются с неба,
(слово парашют здесь неизвестно).
        Никита улыбнулся, представив удивление вероятного противника, рискнувшего напасть на Новороссию в любом регионе земного шара. Теперь русы, способны в считанные дни выставить против любого врага двести бомберов последних моделей, только силами действующего военно-воздушного флота. Если же мобилизовать все переданные в гражданскую авиацию старые самолёты, бомберов наберётся более пятисот, с опытными пилотами и штурманами. И вдвое меньше самолётов-разведчиков, тоже укомплектованных опытными лётчиками со стажем. А через пару лет число обученных лётчиков-любителей перевалит за три тысячи, им только успевай самолёты строить. Так, через пару лет небольшие модели можно будет в продажу пустить, наверняка с руками оторвут. К тому времени, и вертолёты пойдут в серию, начнётся массовка!
        Наместник подвинул к себе папку министра внешних дел, оказавшуюся верхней в аккуратной стопке папок с докладами и проектами документов. Между двумя корочками картона, оклеенными синим бархатом, оказались три листка с печатным текстом.
        - Наконец, решился, - удовлетворённо хмыкнул Седов, ознакомившись с текстом доклада, в котором посол из Москвы сообщал об отправке царём восьми стрелецких полков на Северный Кавказ, приводить тамошние племена к присяге государю Иоанну Иоанновичу и Руси Московской. - Волокиты московские, всего за два года решились принять Северный Кавказ под свою руку. Армяне давно Турцию отрезали от всяких ногайцев, черкесов и куманов, бери - не хочу. Нет, надо думать, обсуждать, с боярами советоваться. Пока не пригрозили, что сами Северный Кавказ освоим, не решились восстанавливать православие среди этих дикарей. Надо нашим представителям в Армении сообщить об отправке полков, чтобы за перевалами контроль усилили, беглецы начнут безобразничать на границе наверняка, пусть отстреливают всех.
        - Что нам сообщает семья Глотовых? - Раскрыл следующую папку наместник, вчитываясь в скупые строки доклада о делах русской электронной промышленности. По договорённости с отцом и сыном Глотовыми, работавшими над несколькими секретными проектами, письменно они сообщали о производственных проблемах и достижениях. Вроде пуска первой линии изготовления микросхем или опытного производства телевизионных кинескопов с диагональю семьдесят сантиметров, цветного изображения. Так и здесь, доклад о выпуске новой модели эсэмок (калькуляторов), для внешнего рынка, недорогой и с единственной печатной платой, которую невозможно использовать в самодельных устройствах. Заканчивался доклад приглашением навестить институт электроники, полюбоваться на упомянутые модели «К». Это была кодовая фраза, сообщавшая о достижении определённых результатов в производстве первых персональных мабов («машин будущего», как назвали ЭВМ в Новороссии). Седов обрадовался возможности выбраться из кабинета, поговорить с приятелем. - Приглашают, что ли? Завтра же приеду, давно не встречались, может, какую игрушку Макс Глотов придумал?
        Наместник поднялся из кресла и подошёл к окну, выходившему в сад, где остановился надолго, глядя на цветочные клумбы и не замечая их. В памяти всплыли детские воспоминания о покинутом двадцать первом веке, с телевизорами и компьютерами, с компьютерными играми и сотовыми телефонами, с асфальтовыми шоссе и супермаркетами, с полузабытыми лицами друзей детства, со всем, чего лишились магаданцы, когда-то называвшие себя русскими и жившие в Российской Федерации, самой большой стране того мира.
        - Совсем старым стал, дурак. - Пришёл в себя Седов, возвращаясь на место после внезапного приступа слабости. - Самая большая страна мира? Так наша Новороссия, пожалуй, не меньше будет по площади, чем Российская федерация, как и Московская Русь. Телевизоров плазменных захотел, сотовых телефонов, игрушек компьютерных? А дерьма жареного не хочешь? - Ругал себя за минутную слабость детских воспоминаний Никита, приходя в себя. - Всё это мы здесь создали своими руками, и зубы лечим, и прививки ставим, машины делаем, на южные пляжи летаем самолётами. Телевизоры скоро выпустим в свободную продажу, одних компьютерных игрушек пока нет. Так и не надо, жизнь гораздо интереснее, в ней люди живые и природа настоящая. Да, игрушек этих чёртовых нет, и, сотовой связи долго не будет, Интернета не будет точно, лет сто, как минимум.
        - Да и не надо! - Выдохнул наместник, ударив ладонью по столешнице красного дерева, - не надо! Лучше пусть воздух и вода чистыми останутся, да всех зверей сохраним, коих тогда не увидели даже. Права Варвара, права моя девочка! Никакие телевизоры и компьютеры не стоят уничтожения природы, ради внуков и правнуков наших надо Землю сохранить в чистоте и порядке. Только так. Тем более, что центральный архив научных данных давно оцифрован и все инженерные и научные институты имеют доступ к архивам непосредственно с рабочих мест по проводной связи. Мини-интернет, почти такой же, каким он начинался в далёком двадцатом веке в США и Советском Союзе. Так, что, использование и обработка данных в Новороссии поставлена на высочайший уровень, никакие изобретения не будут забыты в пыльных архивах.
        - Где там проект законов об экологии? - Наместник выдернул нужную папку из стопки на столе, принялся читать и править документы, внимательно корректируя проекты законов о промышленных выбросах, об очистных сооружениях, о требованиях к упаковке продуктов питания и топлива, которые должны быть исключительно из натуральных материалов, поддающихся безопасной утилизации (стекло, дерево, бумага, ткань натуральная, древесная кора, и прочие природные вещества, в крайнем случае жесть). - Это понятно, а где требования к сохранности водоёмов? Ага, вот они, тут всё правильно, дальше пойдём. Нет, с этим я не согласен, что за декларация наказания без мер ответственности? Надо сюда штрафы вставить и конфискацию при повторном нарушении, так будет понятно любой сволочи.
        Перед глазами Никиты вставали многокилометровые свалки, мёртвые озёра, тысячи тонн дохлой рыбы и вьетнамские дети-уроды, жертвы дефолиантов. Несмотря на прошедшие десятилетия, воспоминания ребёнка о просмотренных телепередачах сохранили свою яркость и впечатление. С детской непосредственностью маленький Никита навсегда запомнил передачи об экологических катастрофах, - Чернобыль, радиоактивный завод Маяк под Челябинском, мёртвые горы Среднего Урала, лишённые даже травы, фантастически страшного фиолетового цвета смерти, высохшее Аральское море, пылевые бури Северного Казахстана, солончаки Калмыкии. Сотни тысяч квадратных километров погубленной природы, радиоактивные отходы, горы пластиковой упаковки, загрязняющие Мировой океан, смерть, оставленная политиками и барыгами, своим и чужим детям в наследство. Загубленное будущее целой планеты, которого, в новой истории Земли, магаданцы стремятся избежать своим вмешательством в прошлое.
        Мысленно ещё раз, согласившись с проектами дочери, наместник продолжил работу с документами, за привычными проблемами постепенно успокаивался. Порадовало сообщение из Южной Африки, где сообщали о находке огромного алмаза, весом полтора килограмма, и начале промышленной добычи алмазов в двух недавно открытых алмазных трубках, ближайших к Берегу Скелетов. Вес крупнейшего алмаза в мире из будущего никто из магаданцев не помнил, но, уникальную находку решили не гранить, сохранив в музее Ирия для потомков. После войны Новороссия настолько разбогатела, что всю добычу золота, серебра и драгоценных камней пришлось отправлять в запасники. Для ювелирных и технических целей хватало конфискованных по решению судов у «военных пособников» нескольких десятков тонн слитков драгоценных металлов и килограммов необработанных драгоценных камней.
        Да и обнаруженные долговые расписки, закладные и обязательства, за последние годы русы, активно превращали в натуральные ценности, вроде поместий и замков, земельных владений и рудников. Или просто поставок каких-либо ресурсов по сниженным ценам в течение нескольких лет, например, строительство Суэцкого канала, обошлось для Новороссийского бюджета бесплатно. Кормили и одевали рабочих должники, технику и взрывчатку тоже оплачивали должники, хотя владельцем сотен тракторов и экскаваторов осталась Новороссия. Зарплата специалистам-строителям и охране шла из конфискованных средств, большую часть которой работяги потратили на многочисленные покупки всё того же конфиската. В результате почти всё серебро и золото, выплаченное строителям и охране, вернулось в Новороссийскую казну, а трофеи и конфискат были проданы по розничным ценам, вдвое дороже, чем за него предлагали торговцы-скупщики.
        Кроме того, под шумок захвата половины Итальянского сапога и множества монастырей, русы, смогли пустить в дело часть документов, добытых в архивах Ватикана. Не только компромат на сотни богатейших дворянских семей Европы, но и многочисленные долговые расписки, документы дарения земель и замков. Едва не четверть французских земель внезапно оказались владениями русских офицеров разведки, а в Испании и Португалии появились десятки новых хозяев давно заброшенных замков и бесплодных земель. Многие из этих владений давали право на дворянский титул, вход в высшее общество и возможность появления при дворах католических монархов Испании и Франции. Грех был не воспользоваться такими возможностями для интересов Новороссии. Новоявленные испанские гранды и французские бароны активно вливались в политику и экономику своих стран, не афишируя связи с русами. Но, продвигая товары русов, торговлю с русами, передовые методы земледелия, всячески привязывая экономику Испании и Франции к Новороссии.
        Воспитанники и ученики бывшего оперативника уголовного розыска из двадцать первого века, продолжали выполнять указания наставника и в семнадцатом веке. Все страны Европы и Малой Азии были опутаны агентурными сетями русов, офицеры безопасности Новороссии отлично помнили лозунг Николай Кожина, - «Мы должны предусмотреть любую опасность для страны и принять все меры для защиты Новороссии. Для этого наши глаза и уши должны быть во всех странах, у всех правителей, вплоть до самых далёких от Петербурга». Полученные благодаря ватиканским документам доходы и владения за пределами Новороссии, позволили службе безопасности не только самостоятельно содержать разведку, оплачивать многоходовые экономические операции, и операции внедрения, но и активно сотрудничать с министерством экономики. Например, вывозить талантливых инженеров и учёных в Новороссию, выплачивать гранты под необходимые исследования тем французским учёным, кто не мог выехать.
        Одним словом, русская разведка и министерство экономики всячески замедляли технический прогресс в соседних государствах, особенно, в странах вероятного противника, ускоряя утечку мозгов в Новороссию и Западный Магадан всё большими темпами. А привезённые таланты активно работали на новую родину, где их слышали и понимали, где им давали возможность проявить себя в полной мере. Лишённые значительной части своей промышленности, разорившейся из-за дешевизны русских товаров, богачи Испании, Франции, Турции, Дании и прочих мелких стран, вынуждены были закупать всё больше товаров в Новороссии. Причём, эти страны, в силу не православного вероисповедания, платили неплохие пошлины, не обращая на них внимания, лишь бы получить вожделенный товар. Чего-чего, а уникальных товаров у Новороссии хватало для любых покупателей, не только европейских.
        Не стоит забывать об огромной Южной Индии, чьи магараджи пристрастились к русским товарам настолько, что в каждом княжестве или султанате русы развернули солидные торговые фирмы, получив определённые льготы от властей. На основании полученных привилегий, русы объявили подавляющее большинство стран Юго-Восточной Азии своими колониями. И, вполне по законам той же Испании, русы, запрещали торговать испанским купцам в Индии, как Северной, так и Южной, объявив их своей колонией. Пока испанцы не разрешат свободную торговлю своих колоний с русами, они сами не могут торговать с большинством стран Азии. Аналогичный испанским законам запрет наложили русы на торговлю с европейскими купцами во всех своих азиатских, африканских и американских владениях. Король Испании и Португалии Филипп, конечно же, не мог пойти навстречу еретикам-схизматикам, выскочкам безродным, и торговое противостояние продолжалось почти десять лет. Что характерно, русы, получали от этого огромную прибыль, а Испания терпела адекватные убытки, коррупция в испанских владениях сводила все запреты на нет, о чём забыли подумать кортесы,
принимая запреты на торговлю колоний. Фактически колонии давно торговали с русами, но, никаких доходов от этого Мадрид не получал, деньги оседали в карманах губернаторов. А заводы Новороссии, поставлявшие товары на экспорт, получали всё больше прибыли, которая в значительной части уходила в доход государства. Поскольку часть заводов и торговых кампаний Новороссии были государственными, страна давно стала государственной транснациональной корпорацией с фантастическими доходами.
        Потому и могла позволить себе проекты по озеленению целых стран Новороссия, что из войны страна вышла вдвое, втрое богаче, с увеличенной площадью земель, и, заметным приростом подданных. И, даже стандартные меры по обучению новых подданных письму и счёту, перераспределению пахотных земель от прежних владельцев крестьянам, активная разработка рудников и строительство обогатительных фабрик, не стали бременем для Новороссии. Более того, русы, затеяли строительство нескольких железнодорожных линий с европейского севера на юг и юго-запад, стремясь максимально задействовать дармовой ресурс тысяч военнопленных. Всего за три года чугунка соединила Западный Магадан с итальянскими владениями, Новороссию с Провансом и Лангедоком, Венецию с Любеком. Патриарх Московский и Всея Руси даже рискнул посетить Рим, окончательно утвердившись в мысли, что «Русь есть третий Рим, а четвёртому не бывать!» Добирался он туда по чугунке, а затем отправился морем в Иерусалим, поклониться Святым местам, и на обратном пути заехал в Константинополь, где долго беседовал с патриархом Вселенским и Константинопольским.
        Результатом этой поездки Московского патриарха стало открытие первого в Московской Руси политехнического университета и Славяно-Греческой Академии. Если для преподавания в Московском университете были приглашены почти исключительно учёные из Королевца и Петербурга, то в Славяно-Греческой Академии большинство преподавателей прибыли из Константинопольского патриархата и греческих монастырей. Такое своевременное сотрудничество в общих принципах обучения священнослужителей Руси давало вероятность обойти скользкую и неприятную тему возможного раскола Русской православной церкви. Да и Рюриковичи, оставшиеся на царском троне, были достаточно своенравного характера, который демонстрировал молодой наследник престола Василий Иоаннович. Как говорится, у него не забалуешь, шансов подмять русского царя у Московского патриарха не было даже теоретических. В том, что Рюриковичи не допустят в своих владениях никаких расколов, ни по церковной, ни по иной линии, задушат в зародыше всякое двоемыслие, сомнений ни у кого не было.
        Генетика и серьёзное воспитание, спокойная обстановка при царском дворе, отсутствие политических, экономических и военных потрясений, учёба младших братьев в Королевце и Петербурге, сделали своё дело. Будущий государь Всея Руси Василий Иоаннович вырос грамотным и уверенным политиком. Способным принять необходимые изменения в обществе и добиться своей цели, не останавливаясь перед жёсткими мерами, если понадобится. Чего-чего, а благодушия и доверчивости у московской ветви Рюриковичей давно не осталось. При том искусственном отборе, когда, начиная с двенадцатого века, московские князья выживали в труднейшей междоусобной борьбе, за власть над Русью потомки Рюрика бороться умели. Уж потомкам Ивана Грозного дворцовые перевороты не грозили, наследник знал свои права, а младшие сыновья царя были заняты экономикой и промышленностью Руси, где не оставалось времени для дворцовых интриг.
        Да и послы Западного Магадана и Новороссии давно дали понять всем заинтересованным интриганам при московском государе, как иностранным, так и русским, что всеми силами и средствами будут поддерживать именно законного наследника. А влияние этих сильнейших православных государств после Великого Голода, когда усилиями Королевца и Петербурга удалось спасти сотни тысяч голодающих русских людей, на Руси росло год от года. К этому надо добавить обучившихся в Петербурге и Королевце русских инженеров, медиков, архитекторов, офицеров, число их давно перевалило за десять тысяч человек, они много рассказывали о соседних государствах. И, по существу, давно стали агентами влияния магаданцев, двигавшими Русь в «светлое будущее», без революций и переворотов, без раскола и медного бунта. Лозунг - «нам не нужны великие потрясения, нам нужна великая Русь», стал своеобразным паролем для русских выпускников Магаданского и Петербургского университетов.
        Разбирая документы на рабочем столе, подписывая и согласовывая подготовленные проекты решений, Никита Седов добрался до проекта организации Европейского гуманитарного университета в Берлове (Берлине), с возможным строительством филиала в Вене или ином крупном городе Южной Европы. Проект подготовили, как ни странно, безопасники и министерство внешних дел. Разворачиваемые во всех странах Европы и Азии школы и классы по изучению русской культуры и русского языка, начало которым было положено более двадцати лет назад, дали неплохие результаты. Особенно на них сказались успешные войны Новороссии, как в Европе, так и в Азии. Русский язык давно знали две трети иностранцев, включая простых работяг, ехавших в Новороссию и Западный Магадан на заработки. Но, большая часть знати Франции, Испании, Дании, Турции и прочих соседей, считали русов потенциальным противником, безродными выскочками и схизматиками-еретиками.
        Для психологической обработки молодых дворян, наследников и богатых бездельников, и планировалось строительство крупнейшего Европейского университета, исключительно гуманитарного. Чтобы не напрягать мозги отпрысков высшего общества интеллектуальными потугами, а дать возможность юношам и девушкам из богатых семей официально пожить в Новороссии, окунуться в весёлую и беззаботную студенческую жизнь, получив попутно диплом о высшем образовании русского образца. Чтобы не гордились всякие выскочки-инженеры своими знаниями. Предметы для обучения подобных «легкотрудников» предлагались самые приятные и возвышенные, - танцы, музыка, пение и театральное искусство, журналистика, немного стихосложения и европейской (в основном, русской) литературы, чтобы было о чём рассуждать с умным видом. Зачатки философии и европейская (читай, русская) история, экономика и география, для самых толковых студентов. Не дай бог устанут отроки от учёбы.
        Остальные предметы предполагалось изучать факультативно, - этикет, риторика, теология, спортивные игры, археология, и всякая мелочь, вроде языка цветов, изготовления воздушных змеев, кройка и шитьё, домоводство, и тому подобное. Примерно, как в англосаксонских университетах двадцать первого века, когда учёба на университетских курсах кройки и шитья, вышивание крестиком, посещение спортивных танцев и составление аригами, в течение одного года, дают право на получение диплома Принстонского, Гарвардского или другого университета. Как говорится, любой каприз за ваши деньги. Часть преподавателей этого университета, как предполагал проект, будет приглашена из Испании, Франции и других стран, чтобы не искать в Новороссии знатоков средневековой философии, например, или католического этикета.
        Большинство же остальных преподавателей, как и весь обслуживающий персонал университета, вплоть до девиц лёгкого поведения из соседних кварталов, будет сотрудничать со службой безопасности Новороссии. Либо просто сотрудники безопасности Новороссии будут проходить практику в этих университетах, как покажет время. Петербург получит возможность подготовки агентов влияния в других странах, возможность воздействия на элиту Франции, Испании, Турции и других стран. Не в смысле примитивного шпионажа, а в смысле насаждения русского образа жизни, как образца передового общества, как предмета для подражания. Чтобы русам завидовали даже иностранные дворяне, а не только крестьянство и ремесленники, чтобы русское стало символом лучшего и передового. Это будет определённой защитой от войн в будущем, и, способом постепенной ассимиляции европейских стран, как минимум, к русским традициям и образу жизни.
        Никита Седов внимательно дочитал материалы по Европейскому университету и подписал документы, отправляя к инициаторам на исполнение. Идея не только хорошая, но и весьма своевременная, возможно, её стоит расширить на индийские и азиатские территории соседних стран. Но, исключительно, для иностранцев. Воспитывать из своей молодёжи бездельников и сибаритов наместник Новороссии не собирался. Не для этого все потомки магаданцев воспитывались в строгости и труде, в усиленной учёбе и понимании долга перед людьми. Не для этого пионерская организация Новороссии и Западного Магадана тридцать пять лет растила подростков в духе поиска и подвига, стремлении сделать жизнь людей лучше и совершенствоваться самому. Не для прожигания жизни молодые русы осваивали новые земли, открывали новые месторождения, строили новые станки и корабли.
        Нет, русская молодёжь будет получать настоящие знания, а не их жалкое подобие, знания, способные создавать новые машины, знания, способные отправить человека к звёздам и сохранить Землю от любых катастроф. И, одной из гарантий верного развития Новороссии, стало созданное недавно тайное общество. Какая же история человечества без тайных обществ? Как говорится, если их нет, эти общества стоит выдумать. Так и поступили магаданцы после подавления попытки захвата власти на Острове. Перед своей отставкой с поста наместника Новороссии Валентин Седов объявил о создании первой в мире партии, партии Защиты Будущего. Название не оригинальное, но, определяющими словами стала «Защита» и «Будущее». Не либералами же называться? Партию организовали на принципах славной ВКП(б), которая, как говорят, во многом повторяла принципы организации «вольных каменщиков», масонов.
        Не гонясь за численностью, в партию привлекали молодых и энергичных офицеров, инженеров, торговцев, моряков, учёных. Одним словом, всех, кому маловата нагрузка официальной деятельности, хочется б?льшей ответственности и б?льшей власти, пусть даже тайной. Эти потенциальные заговорщики (в будущем, конечно), получили возможность дополнительного карьерного роста (как они думали), но, при жёстком условии. А, именно, строгой партийной дисциплине и работе на благо Новороссии. То есть, председатель партии получил возможность направлять в труднейшие и особо важные места для страны своеобразных комиссаров, для улучшения работы (с негласными элементами контроля). В перспективе для выдвинувшихся партийцев маячила не синекура с властными полномочиями, как получилось в выродившейся КПСС. А допуск к тайне магаданцев, к самой великой тайне, почти по Мальчишу-Кибальчишу, «откуда пошли есть магаданцы и от чего русы непобедимы?»
        Не в таком прямом и примитивном виде, конечно, а в качестве доступа к тайнам предков, к тайнам «Древних», к тайнам инопланетян, к тайнам богов. Полуофициально были запущены слухи, что первые магаданцы получили знания в виде божественного откровения, по другим данным, откопали хранилище знаний древних народов. Таким способом Седов «со товарищи» пытался размазать сведения об истинном появлении магаданцев в шестнадцатом веке среди нескольких более достоверных для Средневековья версий. К тому времени, когда придёт время продвигать активных партийцев на высшие уровни руководства, будет видно, какую версию «истины» можно доверить выдвиженцам. Да и вероятность утечки реальной информации от молодых потомков магаданцев прикрывалась несколькими слоями загадок и тайн. Люди, настроенные на получение знаний от богов, никогда не поверят, что все тайны суть достижения их потомков. Зато, в отличие от множества католических Орденов и тех же масонов, в партии Защиты Будущего, высшее руководство действительно получит доступ к откровенным знаниям, в меру своего понимания, но, получит.
        Такой игрой в тайную и небывалую власть, магаданцы попытались предупредить возможные бунты власть имущих в Новороссии. Дать пытливым умам загадку, и, показать путь её решения, не бунт, а взаимодействие. Пусть пытливые умы пытаются сделать карьеру, кто в официальной среде, кто в партии, но, в одном ряду с магаданцами, а не против них. Поскольку часть состава высшего руководства партии состояла официально из магаданцев, а другая часть была официально засекречена, что в условиях Средневековья добавляло интриги и стремления пробиться вверх по карьерной лестнице партии. Магаданцы таким способом попытались перевести общее внимание с себя, на «более высоких тайных посвящённых», которые якобы «стоят за спиной резкого взлёта магаданцев». Трудно сказать, что получится из такого эксперимента, удастся магаданцам сохранить свои достижения или нет? Ни Валентин Седов, ни его друзья, не считали себя выдающимися политиками, они приняли решение по своему разумению. Что выйдет из него, покажет будущее.
        Пока партия, как пылесос, впитывала в себя интриганов и карьеристов, диссидентов и просто любопытных молодых людей. Всех, кому было скучно в простой жизни, хотелось приобщиться к Тайне, повысить свой статус, влившись в закрытый круг тайных собраний и таинственных ритуалов. Многим хватало ежемесячных ночных собраний и дневных маёвок, совмещавших работу на вольном воздухе по благоустройству общественных зданий и окружающих территорий, с красочными ритуалами, под барабанный бой и вынос знамени. Другие искали реальных трудностей, ибо без них знания не достичь, как звучало в уставе партии. Такие и отправлялись в колонии, в дальние страны, на важные стройки и производства, чтобы за три-пять лет показать свои способности. И, вернувшись в родную ячейку, отчитаться и получить заслуженное повышение, или не получить, только так и не иначе.
        Старые магаданцы попытались такой привязкой исключить случаи карьерного взлёта «любимчиков» и «родственников», хотя, жизнь покажет. Никто из них не был партийным деятелем, не интриговал в стиле «троцкистов» или «сталинистов». Самый умелый интриган Николай Кожин сильно сомневался, что с его оперативными комбинациями, натасканными на преступниках и уголовниках, он смог бы продвинуться дальше уровня райкома КПСС. Не те люди, не те интриги. Однако, пока задумка магаданцев работала, давала выход деятельности «лишних людей» не в интригу против власти, а в сторону, параллельную власти. Как будет дальше, покажет время, но, на двадцать-тридцать лет наши герои рассчитывали.
        Глава двенадцатая. Благоустроенная планета
        Похороны Николая Кожина собрали всех жителей Петербурга, огромная процессия скорбящих родственников, соратников и просто жителей Новороссии растянулась на всю столицу, чтобы завершить свой путь в небольшой церквушке, где когда-то давным-давно отпели непутёвого магаданца Влада Быстрова. Покойник лежал в открытом гробу в заранее пошитой форме майора полиции Российской Федерации, сам гроб везли на орудийном лафете, под музыку сразу двух духовых оркестров. Впрочем, практика торжественных похорон в Новороссии к 7138 (1630) году была отработана достаточно, чтобы никого не удивить. Хотя, после Влада Быстрова, впервые на похороны съехались все магаданцы старшего поколения, и, большинство их потомков, успевших добраться до Петербурга за три дня. Личность исторического масштаба, Николай Кожин, соратник наместников Западного Магадана и Новороссии, был известен всему миру.
        Своих представителей на похороны прислали не только союзные Новороссии страны, вроде Московской Руси, Южно-Польской империи, обеих Венгрий, и многих других государств. Посетить столь важное мероприятие сочли необходимым послы Испании и Португалии, Франции и Турции. Много было представителей из стран Азии, где работал покойный последние годы. Начиная от Израиля и Южной Персии, наместники, которых прибыли на похороны лично, срочными рейсами ездовых самолётов. Заканчивая странами Индокитая и Японией, чьи представители передали личные соболезнования своих князей и султанов. Лишь Китай, хотя три года назад установил дипломатические отношения с Югорусью, не произвёл никаких телодвижений. Да и какой это был Китай? Так себе, едва треть от «срединной империи», оставшаяся после захвата Маньчжурии Москвой, и, соответственно, создания независимого Южного Китая из четырёх самых богатых южных провинций. Потому реакция династии Мин была вполне понятна, учитывая, что Южный Китай давно был крупнейшим союзником Югоруси на Востоке.
        После упокоения гроба с покойным в фамильном склепе, процессия стала распадаться на небольшие кампании, ибо общую тризну по умершему Николаю официально не устраивали. Так распорядился его друг Валентин Седов, объявив, что собирается помянуть своего друга в узком кругу старых магаданцев. Спорить с ним не пытался никто, авторитет отца наместника Новороссии за последние годы вырос по всему миру. Именно его усилиями и трудами Новороссия практически забыла о детской и материнской смертности, а попасть в клиники Острова на лечение стремились все богачи мира, от Явы до Исландии, от Африки до Америки. Ходили даже слухи, что в секретных лабораториях Острова воспитанники Седова научились приращивать отрубленные конечности и скоро смогут оживлять умерших. Весьма характерные для Средневековья слухи, несмотря на прижизненное причисление православной церковью Валентина Седова к званию Святого заступника православного люда.
        Потому, после окончания похорон, огромная процессия быстро распалась на десятки кампаний, уверенно рассаживавшихся в машины и автобусы. Офицеры дисциплинированно собрались самыми первыми, покинув пределы кладбища за считанные минуты, помянуть легендарного Кожина для армейцев и безопасников было святым делом. Никакие официальные заявления или запреты не могли помешать офицерам собраться для этого, невзирая на чины и различные службы. Именно Кожин добился тесной дружбы двух ведомств, военного и безопасности, понимания общей задачи. Позднее наместник закрепил это содружество законами, обязательной ротацией офицеров и перехода из одной службы в другую. Вплоть до запрета присвоения званий старшим офицерам без необходимого стажа работы в «дружественном» ведомстве. Чуть позже, разъехались многочисленные родственники магаданцев, собравшиеся почти в полном составе, более трёхсот детей, внуков и правнуков, потомков первых двадцати магаданцев, оказавшихся в шестнадцатом веке. Для них были накрыты поминальные столы в зале дворца наместника Новороссии.
        За шестьдесят лет потомки магаданцев не только породнились со многими правящими династиями Европы и Азии, но и прославились серьёзными успехами в искусстве и науке. Нет, не плагиатом, выдавая принесённые из двадцать первого века сведения за свои, а, именно своими достижениями. Мелодии композиторов Лейкиной и Чистовой отличались своей оригинальностью с элементами музыкальной культуры Средневековья, не вызывая никаких ассоциаций с музыкой двадцатого века. Исследования Кости Ветрова по жидким кристаллам и Алексея Сусекова по оптоволоконной тематике, математический аппарат, созданный талантливым внуком Алексея Кочнева - Иваном, позволили три года назад уверенно встать на путь создания жидкокристаллических экранов. В лабораториях Магаданского университета шла активная работа по «возрождению» сотовой связи, благо электроника Новороссии позволяла выпускать вполне достойные микросхемы. Конечно, основной упор наука Западного Магадана и Новороссии делала на биологию и здравоохранение.
        Ещё бы, при таких титанах, как Алевтина Сусекова и Валентин Седов, грех был не использовать их знания и умения. Факультеты бионики и прикладной биологии, медицины и фармакопеи, Петербургского и Магаданского университетов, последние тридцать лет пользовались завидной популярностью у абитуриентов со всего мира. Надо сказать, что и успехи в этой реальности у биологов были заметно выше тех, что помнили магаданцы из своего прошлого. Кроме фантастических для Средневековья по урожайности сортов пшеницы, ржи, гречихи, картофеля и других продуктовых растений, воспитанники Сусековой смогли поставить на службу людям даже микроорганизмы. В животноводстве многие фермы Западного Магадана и Новороссии перешли на выкармливание скота с добавками водорослей и хлореллы, практически вдвое снизив себестоимость мяса для Европы. Кефир, плантации грибов в погребах и заброшенных каменоломнях, активное рыбоводство и птицеводство на основе опыта из будущего, были малой частью новинок магаданцев, ушедших в народ.
        Однако, именно благодаря этим новинкам, да массовому внедрению тракторов и механических косилок, русы, за считанные годы увеличили производство продуктов питания в десятки раз. Западный Магадан и Новороссия не только кормили недорогими продуктами своих граждан, включая обширные колонии, но и устроили товарную интервенцию в соседних странах. Крестьяне Турции, Франции, Испании, Дании начали массово разоряться после поставок дешёвого мяса и хлеба от русов. Причём основная часть продуктов поставлялась в глубоко переработанном виде, вроде консервов, макарон, конфет, пряников, каши быстрого приготовления. Местные селяне просто не могли предложить подобные продукты богачам и правящей верхушке соседних с русами стран. Продукция русов, даже с учётом повышенных пошлин, была вне конкуренции, всё больше подсаживая своих соседей на «крючок продовольственной безопасности». А с разорёнными крестьянами соседних стран активно работали агенты русов, предлагая переселиться и сменить работу, и скупая брошенные участки у землевладельцев. Естественно, на скупленных землях, агенты русов никаких посадок не делали,
устраивая там охоту для знатных «друзей». Такими методами магаданцы приводили в зависимость своих соседей, как промышленную, так и продуктовую, считая это главным способом удержать их правителей от войн.
        Здесь же, в семнадцатом веке по «старому стилю», или семьдесят втором веке, по новому стилю, биологи с химиками добились весьма серьёзных показателей. Удалось воссоздать самые популярные лекарства середины двадцатого века, от аспирина и анальгина, до валидола и сульфадиметоксина. Медики Новороссии и Западного Магадана три десятилетия успешно лечили туберкулёз и многие воспалительные процессы, восстанавливали костные ткани по методу Илизарова, проводили массовую вакцинацию против туберкулёза, оспы, полиомиелита. Уже проводились опытные операции по пересадке органов человека, искусственное выращивание кожных покровов прошло все клинические испытания. Медицина магаданцев стояла на пороге активного использования стволовых клеток, выращивания отдельных органов человека. Всё это шло на фоне весьма осторожного использования антибиотиков, которые врачи выписывали исключительно после консилиума, без продажи за границу. За пределами развитых стран Содружества, в Испании, Франции, Турции и большинстве азиатских государств, стояло махровое Средневековье, с его суевериями и антигигиеной. Конечно, на фоне
практической ликвидации государственного протестантства, никаких ведьм в Европе не сжигали, да и инквизиция поумерила свои притязания.
        Однако, магаданцы не стремились объять необъятное, все лечебно-профилактические меры проводили исключительно для своих граждан, внутри своих государств. За границей русские медики и биологи не работали, там магаданцы занимались только агентурно-оперативной работой. Насаждать цивилизацию и гигиену средневековой Европе и Азии, не говоря об Африке, русы не собирались. Способствовать неконтролируемому росту населения в Африке, Азии и Европе, русы не планировали, тем более, в недружественных странах. В Московской Руси, благодаря полувековой работе учеников врачей Кочневых, состояние здравоохранения было вполне на уровне. Там точно так же работал институт детских прививок, противочумные пункты, лекарские дома и больницы. Более того, стоматология Московской Руси была лучшей в мире, заботами Алексея Кочнева, лечить зубы и ставить протезы в Москву ехали все богачи из Европы и Азии. Что не только добавляло авторитета царю Василию Четвёртому, но и привело к перелому психологии русских людей. На Руси стало модным иметь хорошие зубы, если не свои, так вставные.
        Вообще, нынешняя Московская Русь радовала старых магаданцев, не зря они работали шесть десятилетий в этом направлении. Страна развивалась едва ли не быстрее Новороссии с Западным Магаданом, ещё бы, при таком энтузиазме и ресурсах! Ещё Иоанн Пятый, пока русы громили шведскую армию на материке, в последней войне, смог захватить весь Скандинавский полуостров. Уничтожение Швеции и Священной Римской империи германской нации, полностью обезопасили западные границы Московской Руси. Турция, извечный враг Москвы, запуталась в своих проблемах, пытаясь сохранить остатки былой империи. Да ещё возрождённая с помощью русов Армения освободила от турок Закавказье, вытянувшись от Чёрного моря до Каспийского. Это дало возможность русским стрельцам и донским казакам полностью овладеть Северным Кавказом, выйдя на границу с дружественной христианской Арменией.
        К моменту воцарения на троне Руси Василия Четвёртого, Скандинавия и Северный Кавказ были замирены и крещены в православие. Молодой царь получил дружественные границы на Западе и Юге, огромный торговый оборот с Европой и Северной Америкой, и, слабые позиции на многообещающем Востоке. При поддержке наместника Новороссии, Московская Русь повернулась на Дальний Восток. Огромный человеческий потенциал и богатейшие ресурсы Москва вложила в освоение Дальнего Востока и Аляски. Не без подсказки русов, предоставивших царским советникам достоверные сведения о золотых россыпях Амура, алмазах Вилюя, о золоте Аляски. Да и казаки китайскими трофеями и торговлей с Юго-Восточной Азией сыграли на алчности бояр. Первый переход каравана судов по северному морскому пути из Европы на Дальний Восток, при помощи десятка ледоколов, выстроенных на верфях Новороссии, произвёл сильное впечатление на Василия Четвёртого. Как скоростью, так и небывалыми объёмами перевезённых грузов.
        В результате, Московская Русь второе десятилетие активно осваивала Дальний Восток, сразу по трём направлениям: по северному морскому пути, по южному морскому пути, и, по привычному сухопутью. До строительства транссибирской магистрали было ещё далеко, хотя, до Алтая и Южного Урала чугунка уже добралась. Дальше в Сибирь переселенцы шли пешими караванами или по рекам. Русские крестьяне, в стремлении получить пятилетнее освобождение от всех налогов, охотно снимались с места, направляясь на Восток, где царь давал наделы по десять-двадцать десятин на семью. Не меньше их стремились на Дальний Восток мелкопоместные дворяне, вернее, их выросшие наследники. Медицина сделала своё дело, в редкой русской семье было меньше семи-восьми детей, что небогатым дворянам не оставляло иного выбора, кроме царской службы или поиска вольной жизни на Дальнем Востоке. Поскольку при отсутствии войн, в мирной жизни на царской службе продвинуться было трудновато, особенно для безродных провинциалов, многие мелкопоместные небогатые дворяне выбирали Дальний Восток.
        Сам царь Василий особое внимание уделял северному морскому пути, активно обустраивая северные порты и устья северных рек, понимал важность и объёмы доставки грузов по великим сибирским рекам. Пароходы по рекам уже ходили, причём свои, русские пароходы, построенные в Нижнем Новгороде и Перми. За первые годы своего правления Василий Четвёртый выстроил целую сеть взлётных полей по югу Сибири, посредством которых происходило быстрое сообщение и доставка важных грузов из европейской части Руси в Сибирь и на Дальний Восток. Подобно тридцатым годам двадцатого века, русский народ активно осваивал самолёты, максимально используя их в хозяйстве. Полторы сотни закупленных в Новороссии грузовых и почтовых самолётов напряжённо трудились на благо Московской Руси.
        И всё это происходило на фоне продолжающегося промышленного роста, строительства электростанций и заводов, закладки новых шахт и обогатительных комбинатов. Магаданцы после окончания войны и наведения порядка, максимально вкладывались в модернизацию Московской Руси, стараясь поставлять туда новейшую технику и оборудование. Понимая, что союз, сложившийся в Европе, через пару-тройку десятилетий вполне способен распасться, магаданцы старались максимально обезопасить будущую Россию от любых политических сюрпризов. В-первую очередь, созданием независимой промышленности, ориентированной именно на русскую специфику. Как получилось с паровозами и пароходами, например. В Европе, с её недостатком лесов, магаданцы изначально развивали ДВС, работающие на бензине и дизельном топливе, в силу близости нефтяных районов Румынии и Ближнего Востока. На Руси, при огромных запасах древесины и каменного угля, с труднодоступными запасами нефти, русы решили развивать паровозы, полностью однотипные с тепловозами, за исключением самого двигателя.
        И, как показал опыт, эта затея удалась, эксплуатация русских паровозов выходила настолько дешевле, чем тепловозов, что их активно закупали даже французы и персы. Аналогично получилось с пароходами, моментально завоевавшими сердца населения одной шестой части мировой суши. Неприхотливые, надёжные, рабочие «лошадки», паровозы и пароходы собственного, русского производства, трудились повсеместно, от Белого моря, до Каспия и Чёрного моря. От Балтийского побережья, до Владивостока и Маньчжурии. Дошло до того, что Новороссия закупала русские пароходы для Северной Америки и Центральной Африки, с их неразвитыми топливными структурами. Так, что, определённый сегмент в международном разделении труда Московская Русь прочно заняла, перед магаданцами стояла задача обучения необходимого количества научно-инженерных кадров будущей России. Что, впрочем, после строительства в Москве университета, несколько утратило актуальность.
        Поскольку, Московская Русь развивалась без помех, в исторически верном направлении, русы, последние годы максимально занялись Новороссией. Государство, созданное из сотен маленьких княжеств, графств и герцогств, населённое сотнями народностей и племенных родов, требовалось самыми жёсткими мерами укрепить, создавая монолит, способный выдержать века единого развития. Связующим раствором в этом строительстве было православие, а инструментами были, как обычно, кнут и пряник. В своей жестокости магаданцы не забывали, что в их истории, население Европы за семнадцатый век пережило десятки войн и эпидемий, поэтому не боялись перегнуть палку. Фактически, за образец был взят старый немецкий лозунг «Дранг нах остен», с помощью которого веками германцами ассимилировались славяне. Не просто ассимилировались, а менялась национальная ориентация и мировоззрение целых народов за пару поколений.
        Германские рыцари запрещали покоренным славянским племенам разговаривать на родном языке, молиться своим богам, вести привычный образ жизни. Немцы сразу меняли названия деревень, рек, гор и лесов на германский лад, обучали покорённую молодёжь германскому языку и новой вере, жестоко преследуя инакомыслие. Вплоть до показательных казней непокорных и продажи в рабство их последователей. Немцы веками насаждали в Европе законопослушание и наушничество, истребляя всякую мысль о личной свободе и национальной независимости. И, как показала история, они добились больших успехов, несмотря на две проигранные мировые войны, в отличие от русских, не проигравших ни одной мировой войны. За что русские получили культ блатной песни, блатной жаргон, привычку неповиновения властям, какими бы они не были. До начала двадцать первого века работники культуры России продолжают воспевать преступников в фильмах, песнях, книгах. Надо ли удивляться, что молодёжь идёт не к станку или в научную лабораторию, а к наркотикам и «блатной романтике»?
        Семьдесят лет советской власти уголовники были «социально близкими», то есть, официальная власть Советского Союза к ним относилась лучше, нежели к крестьянам и учёным, имевшим смелость говорить правду. Всего семьдесят лет, по историческим меркам ничтожно малое время. Однако, этого хватило, чтобы подавляющее большинство населения огромной страны прониклось «блатной романтикой» настолько, что потеряло инстинкт самосохранения. Казалось бы, неглупые люди в кинематографе, год из года продолжают снимать сериалы, прославляющие «честных воров», вроде пресловутой «Бригады», «Некста», и прочих многочисленных «Воров».
        Что, торговля наркотиками, проституция и рэкет, когда-то были честным бизнесом? Или все эти страшно «порядочные» и справедливые воры в законе работают на заводах и фабриках? Или артисты с режиссёрами глупее нас, и, не знают, откуда у воров и бандитов деньги, украденные и отобранные у простых работяг? Даже через четверть века после окончания советской власти, ни сценаристы, ни режиссёры, не задумываются, что они творят! О каком «добром и вечном» они говорят в многочисленных интервью, когда сами прикладывают массу усилий для оболванивания русской молодёжи? Или всем этим наглым лгунам деньги дороже совести и будущего России? Сколько десятилетий будет выправляться сбитая советской властью психология русского человека, если официальные радиостудии под вывеской шансона рекламируют исключительно тюремную лирику преступников?
        Обо всём этом много думали и говорили магаданцы давно, ещё с момента, как оказались в шестнадцатом веке. Благо, два бывших оперуполномоченных уголовного розыска ясно представляли себе настоящее лицо уголовников, а провинциальные инженеры и учителя оказались нормальными людьми, которых волновало будущее своих детей, внуков и России. Именно поэтому магаданцы изначально договорились делать ставку на порядочных людей, а любых уголовников давить самым жёстким образом. Чем, собственно и занимались шесть десятилетий, пытаясь искоренить любую жалость к романтическому образу разбойника или вора. Без всяких терзаний все барды, воспевавшие «Робин Гудов», после первого предупреждения отправлялись на каторгу, к своим любимым уголовникам. Любые книги о благородных разбойниках безжалостно уничтожались, с их авторами проводилась строгая разъяснительная работа.
        О самих уголовниках и их пособниках и говорить не надо, ученики опытных оперативников быстро сводили преступность к минимальному уровню в городах и сёлах Западного Магадана и Новороссии, без всякой жалости к «оступившимся беднякам» и «несчастным сироткам». До повешения за украденный шиллинг, как это было в Англии, конечно, не доходили, вообще, смертная казнь была лишь за убийство, при отсутствии признаков самообороны. Во всех других случаях преступников ждала либо вечная каторга, переходящая при хорошей работе в ссылку, где-нибудь на сахарных плантациях или рудниках Центральной Африки, либо временные работы на «стройках народного хозяйства» в Америке, Африке, Азии, с запретом возвращения на родину пожизненно. Единственным шансом для преступников остаться в Новороссии была возможность жить в месте ссылки после отбытия каторги.
        Учитывая, что все преступники и ссыльнопоселенцы в обязательном порядке дактилоскопировались, проблем с идентификацией у русов не было. Высылая преступников из метрополии, мелкие проступки магаданцы карали крупными штрафами и публичной поркой, что для многих было страшнее каторги. Хотя бы для тех же дворян, коим законы Новороссии и Западного Магадана не давали никаких привилегий. Благодаря таким драконовским мерам, принимаемым магаданцами на протяжении более полувека, профессиональной преступности в их странах, не было полностью, как и «блатной романтики». Да и несколько поколений европейцев, лишённые возможности пьянствовать, бездельничать, дебоширить и грабить, значительно изменили поведение общества в целом. К 1630 году граждане Новороссии и Западного Магадана, включая территории, захваченные в последнюю войну, своей дисциплинированностью и поведением больше напоминали японцев конца двадцатого века, работящих и законопослушных, но, говорящих на русском языке и исповедующих православие.
        - Двадцать лет мирной жизни мы использовали на полную катушку, - именно так начал своё выступление Валентин Седов на собрании старых магаданцев, где присутствовали лишь те, кто шестьдесят лет назад оказался в шестнадцатом веке, на реке Куйве.
        Именно Валентин решил выступить первым, чтобы не дать повода для обиды наместнику Западного Магадана к наместнику Новороссии. Но, вопреки привычной манере поведения, ныне Елена Александровна вела себя очень скромно и молчаливо. Казалось, она о чём-то думает, не обращая внимания на обстановку и окружение. Также задумчиво сидел наместник Югоруси Пётр Головлёв, его друг и соратник Корнеев что-то чиркал карандашом в своём блокноте, не обращая внимания на уставленный закусками стол. В это время по русской традиции половые принесли всем по тарелке горячей куриной лапши, напоминая о поминальной церемонии, ради которой старые магаданцы собрались в доме покойного Николая Кожина. Его старший сын Сергей, единственный из Кожиных, кто присутствовал на поминках, молча сидел во главе стола с напряжённым лицом.
        - Да, последние годы мы использовали на полную катушку, - продолжил своё выступление Седов, стоя за столом с рюмкой в руках. - Считаю, что все наши планы, о которых мы разговаривали шестьдесят лет назад, нами выполнены. Если не полностью, то, вполне достаточно для необходимых результатов. Мы практически уничтожили протестантство и создали условия для пресечения подобных религиозных течений. Мусульманство нашими усилиями сведено до уровня местечковой религии, как иудаизм в Израиле. Сейчас мусульманство исповедуют лишь в Турции, Северной Персии, Египте, Марокко, Ливане. Не считая казанских татар и башкир, конечно. Причём в Ливане и Египте мусульман меньше половины населения, остальные христиане православного толка. А на Северном Кавказе и в Юго-Восточной Азии ислам полностью исчез, остались полдюжины султанатов в Индии. Московская Русь, будущая Россия, нашими усилиями сохранила династию Рюриковичей, избавилась от Смуты и успешно прошла три голодных года. Мы прикрыли Русь от нападений с запада и юга, с нашей помощью Москва усиленно осваивает Дальний Восток и Сибирь. Получается, все задачи, которые мы
перед собой ставили летом тысяча пятьсот семидесятого года, мы выполнили.
        - Валентин, может, помянем всё-таки Николая? - Раздражённо перебила оратора Алевтина Сусекова со своего места, устав держать рюмку в руке.
        - Не надо меня поминать, я ещё живой, - из боковой двери в залу зашёл живой и невредимый Николай Кожин. Он лёгким шагом подошёл к свободному месту, где заботливые половые не только поставили тарелку с горячей лапшой, но, и налили стопку водки. В полной тишине Николай взял рюмку в руку и громко произнёс, - предлагаю выпить не за помин моей души, а за нашу встречу!
        Надо сказать, кроме семейства Сусековых, никто не удивился. Елену Чистову предупредил сам Кожин, две недели назад, когда добирался из Югоруси (Австралии) в Петербург, через Западный Магадан. Он же предупредил четы Ветровых, Корнеевых, Кочневых. А Павел Аркадьевич, Головлёв и Седов, изначально были в курсе задуманной имитации похорон. Сусековы были тогда в отъезде, где-то в горах Кавказа, вот и выпали из числа посвящённых. Молодое поколение магаданцев, присутствующее на «поминках», тоже были извещены об имитации с самого начала, поскольку именно с ними собирались поддерживать тесную связь «умершие». Да, именно во множественном числе, так как «умирать» собирались все офицеры, о чём предложил поговорить Кожин.
        - Я хочу закончить мысль Валентина, - закусив парой ложек лапши первую рюмку, продолжил своё выступление Николай Кожин. - Мы с ним, Петром, Сергеем, Павлом Аркадьевичем, как минимум, в этом солидарны. Слишком долго мы живём в Средневековье, долго для нормальных людей. Мы с вами пережили уже три поколения аборигенов, а внешне выглядим на сорок лет, наших сорок лет, а не здешних сорок лет.
        - Так это отлично, - подняла фужер с вином вверх Алевтина Сусекова, - давайте за это выпьем! Чтобы жить долго и не стареть, такой мой тост, коли это не поминки!
        Все поддержали Алевтину и молча выпили, уставившись на Кожина. Сусекова поняла, наконец, что все ждут объяснений Кожина, и замолчала, мрачно прихлёбывая куриную лапшу.
        Николай Кожин продолжил быстрым жёстким голосом, не оставляя возможности прервать себя, он откровенно продемонстрировал, что куда-то спешит. - Мы все считаем, что нельзя выделяться среди аборигенов своим долголетием. Как говорил Остап Бендер, «потом вы примелькаетесь, и вас начнут бить», через десять-двадцать лет многие поймут, что мы не обычные люди. И это будет грозить смертью не только нам, но и нашим потомкам, нас просто сожгут или растерзают, а внуков и детей могут на опыты пустить. Это, надеюсь, все понимают?
        Тягостное молчание всех магаданцев было ему утвердительным ответом. Даже напуганная Алевтина перестала прихлёбывать лапшу, испуганными глазами уставилась на своих подруг, все они молча кивнули, отворачивая взгляды. А Кожин продолжал, отвечая своим друзьям и соратникам на невысказанные, но, вполне очевидные вопросы.
        - Все вы думаете, чем мы будем заниматься и долго ли ещё проживём? Отвечаю, прожить мы сможем до нашего будущего рождения, по одной теории, если не погибнем насильственной смертью, всё-таки, мы не бессмертные. Но, теория временных путешествий подобное долголетие вполне допускает, надеюсь, это так. Заниматься можете, чем хотите, хоть на Таити живите, хоть на Памир улетайте. Могу сообщить, что на Тибете мои люди нашли места порталов, откуда при определённых условиях исчезают животные и пропали уже двое добровольцев. Куда они исчезли, не знаю, может в наше время, может в прошлое или на другую планету.
        - Так ты туда собрался, Коля? - Скрываемым рыданием вырвалось у Елены Александровны.
        - Нет, мне здесь интересно, - улыбнулся Кожин. - Тут я нашёл такие умения, что никуда уходить не хочется. Смотрите!
        Все магаданцы с интересом уставились на Николая, надеясь, что он покажет какой-либо предмет. Вместо этого Кожин взмахнул руками, крикнул, присел и…. исчез! Просто исчез, из-за стола, где некуда было спрятаться. Ветров не выдержал, поднялся со своего места и подошёл к стулу, возле которого исчез его старый друг, отодвинул его, поднял скатерть под столом, провёл рукой в пустых местах, сомневаясь в зрении.
        - Никого. - Удивлённо резюмировал свои поиски глава безопасников Западного Магадана.
        - Конечно, - ответил ему Кожин, появившись из воздуха в пустом углу залы. - Это умение отводить взгляд я выучил за три месяца. Но, говорят, для него нужны особые способности, не у всех они имеются. А телепортация пока мне не под силу. Да и мастера портуются только на десяток шагов, не больше. Есть и другие умения, ими я и хочу заняться, подальше от любопытных глаз.
        - На Тибете? - Заинтересовался Ветров.
        - Нет, здесь в Европе, это не тибетская мудрость, а тайны языческих волхвов и друидов. Да и за нашими детьми надо присмотреть, первые годы, потому останусь в Европе лет на сорок, если не помру. - Уже серьёзно закончил Кожин. - Корнеев с Головлёвым собираются в Югорусь вернуться, там «помирать» будут. Работы там хватает, скоро геодезический спутник на орбиту выводить предстоит. Да и порталы на Тибете надо исследовать, может, кто из вас захочет этим заняться? Могу передать все документы и снимки. Чем будут заниматься остальные, не знаю, предлагаю это не афишировать. Но, собираться всем вместе надо обязательно, хотя бы раз в пять лет, и, на всякий случай, оговорить систему экстренной связи. Давайте держаться друг за друга, друзья мои!
        - Поправлю Николая, - поднялся с места Пётр Головлёв, - я, в некотором смысле, умер почти тридцать лет назад, не забыли? Поэтому, через полгода мы с Сергеем Николаевичем погибнем в автокатастрофе, чтобы начать работу на космодроме, инженерами по проектированию орбитальной системы позиционирования. С новыми именами, естественно, чуть позже, к нам переедут жёны, для них найдётся работа, лет на тридцать нам хватит нового занятия. Думаю, до высадки на Луне дотянем, это наши планы на будущее.
        - Мы с женой через год отправимся в Якутию, на поиски бактерии жизни, там и погибнем. - Отсалютовал присутствующим Валентин Седов фужером сухого вина. - Если удастся отыскать бактерию, отправимся в Калифорнию. Впрочем, если не удастся, тоже туда поедем, там нас никто не видел, осядем лет на двадцать, работы хватит.
        - Я уйду в монастырь, там меня похоронят, когда выберу себе новую жизнь. - Поклонилась, привстав, Елена Александровна.
        - Мы с Толиком решили, что просто уедем в Югорусь, оттуда пришлём телеграмму о гибели. - Покраснела Надежда Ветрова. - Хочу поработать в Большой химии, в Югоруси самые передовые заводы.
        - Я, мы, пока не решили…, - развела руками Алевтина Сусекова. - Всё так неожиданно. Но, мы согласны с вами, примем решение, подготовим дела, да уедем, куда-нибудь в Африку, организуем в кратере Серенгети новый заповедник. Чем мы хуже Гржимеков?
        - Мы с Ниной перебираемся в Южную Персию, там недавно нашли огромную библиотеку из клинописных таблиц, древнеперсидских рукописей и якобы финикийских серебряных листов. Хочу там поработать, с наместником Южной Персии согласование есть, лет на десять-пятнадцать работы вполне хватит. Оттуда и отправим сообщение о похоронах, от дизентерии, например. - Раскланялся Павел Аркадьевич.
        - Нас пригласили в Москву, наладить производство телевизоров и систем ночного видения. - Смутился Глотов, последний из магаданцев. - Потом, скорее всего, тоже в Югорусь отправлюсь, хочу в космической программе участвовать.
        - В таком случае, сейчас всем выдадут аварийные передатчики, волну которых будут слушать на всех континентах круглосуточно, с инструкцией разберётесь дома. - Вновь поднялся Николай Кожин. - А сейчас, предлагаю оторваться по полной, на моих похоронах. Кто знает, когда мы снова соберёмся в таком составе?
        КОНЕЦ
        2014 - 2016 гг. г. Воткинск
        Список туристов, попавших в прошлое
        - 1.ПАВЕЛ АРКАДЬЕВИЧ, руководитель сплава, учитель истории и географии провинциального райцентра Пермского края. Жена осталась в 21 веке.
        - 2.НИНА ВОЛКОВА, его помощница и повар, не замужем, жила в том же райцентре.
        - 3.ПЁТР ИВАНОВИЧ ГОЛОВЛЁВ, подполковник украинской армии в отставке, участник боевых действий, семья осталась в 21 веке.
        - 4.АНАТОЛИЙ ВЕТРОВ, майор полиции, старший оперуполномоченный одного из райотделов Перми. Семья осталась в 21 веке. До армии окончил металлургический техникум.
        - 5.НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ КОЖИН, майор полиции, старший оперуполномоченный того же райотдела Перми. Холост. (старший сын Сергей - безопасник).
        - 6.ВЛАДИСЛАВ БЫСТРОВ, ветеринар, владелец частной клиники в Перми, дважды разведён.
        - 7.НАДЕЖДА МИРОНОВА, учитель химии той же школы, что и Павел Аркадьевич, разведена, детей нет.
        - 8.ЛАРИСА КОРОБЕЙНИКОВА, не замужем, сварщица-пайщица одного из заводов Перми.
        - 9.ЕЛЕНА ЧИСТОВА, не замужем, учитель русского языка и литературы, завуч всё той же провинциальной школы одного из Пермских райцентров.
        - 10.ИГОРЬ ГЛОТОВ, инженер-радиотехник Пермского закрытого завода, с 10-летним сыном Максимом (будущий радиотехник), жена осталась в 21 веке.
        - 11.ОЛЬГА ПЕТРОВА, инженер-механик на Пермском закрытом заводе, с 8-летним сыном Романом, не замужем.
        - 12.ТАТЬЯНА ЛЕЙКИНА, инженер-технолог одного из Пермских заводов, с 8-летним сыном Никитой, не замужем.
        - 13.АЛЕКСЕЙ КОЧНЕВ, стоматолог из Перми, приятель Владислава.
        - 14.НАТАША КОЧНЕВА, жена Алексея, врач-терапевт, с 9-летней дочерью.
        - 15.ВАЛЕНТИН ПЕТРОВИЧ СЕДОВ, военврач, майор медицинской службы, приятель Владислава, с десятилетним сыном Никитой (будущий микробиолог).
        - 16.ЖАННА СЕДОВА, жена Валентина, преподаватель рисования одной из Пермских художественных школ.
        - 17.СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ КОРНЕЕВ, инженер-механик Камского речного пароходства, из Перми.
        - 18.ЛЮДМИЛА, его жена, инженер-гидравлик Камского речного пароходства, из Перми, с 7-летней дочерью.
        - 19.ВОЛОДЯ СУСЕКОВ, автомеханик районной автобазы всё того же провинциального райцентра Пермского края.
        - 20.АЛЕВТИНА СУСЕКОВА, его жена, учитель биологии, с сыном 7 лет,ОЛЕГОМ (будущий механик).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к