Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Технолог Сергей Залевский
        Макс Шнитке #1
        Ты хорошо жил на Земле? У тебя была хорошая и высокооплачиваемая работа? Тебе нравилось ходить в горы в одиночестве? Максим был именно таким обитателем нашей планеты, получая удовольствие от жизни. А потом в одночасье пришел в себя на борту рабовладельческого рейдера инопланетян с рабским ошейником — вот это удар судьбы! Пришлось принять предложение, от которого нельзя отказаться: хочешь стать свободным гражданином Содружества? Поработай на нас лет пятнадцать в забытой пустой звездной системе…
        Мозговые симбионты, искусственный интеллект, боевые дроиды, продвинутая инопланетная техника, фантастическая местная медицина, творящая чудеса,  — все это увидел и ощутил на себе наш герой. Но главное: передовая технология получения знаний и профессий в этом мире — все намного проще и быстрее. Макс принимает решение стать профи, пользуясь такими технологиями, но желание сбежать сильнее…

        Сергей Залевский
        Технолог

        Попаданец. Тривиальная и одновременно фантастическая история «попаданства» нашего современника в миры Содружества. Герой состоялся как специалист, первую часть жизни прожил в России, но потом она ему окончательно осточертела, и он выехал по контракту в Европу. Тема Содружества была ему интересна, как вариант второго жизненного воплощения — и вот он там. Немного не так, как ему представлялось, но он там. Герой попадает в рабство к продвинутым инопланетянам, но ему удается стать довольно ценным специалистом. В результате счастливой случайности ему удается заполучить возможность сбежать, потеряв при этом свою любимую женщину. Симбионты, нейросети, базы знаний, дроиды, космическая техника — все, как положено — присутствует. Медленная раскачка. Параллельно будет иногда освещаться судьба попаданцев-интеллектуалов из средней полосы России.

        Где-то в пространстве…

        Последние шесть месяцев для Дро Гобра были исключительно удачными. И престиж в клане поднял, и кредов заработал прилично, да и что там стесняться — имуществом ценным оброс (отжал, если говорить прямо). Про своих двух наложниц — няшек можно вообще не вспоминать — итак те, кто в курсе о них, слюни глотают при мысли о таких подругах и кусают в приступе зависти локти. Не у всякого главы клана такие найдутся, а вот Дро подсуетился, и в результате рядовой офицер владеет нерядовым имуществом.
        Дро мечтательно прикрыл глаза и предался приятным воспоминаниям: начинал он свою карьеру в клане, как и многие в империи Гармор, у кого были слабые показатели КИ — показатели интеллекта и КО — коэффициента обучаемости, в качестве простого мяса — бойца ближнего боя, абордажника. Низкие показатели — КИ-102, КО-1,2, не позволяли надеяться на бесплатное обучение на престижные (читай высокооплачиваемые) специальности за счет государства или сторонних спонсоров в виде корпораций или богатых частных инвесторов.
        В общем, обычный путь обычного гарморца. Многих из его друзей и знакомых или тех, кто просто был рядом, уже давно поглотил холодный и равнодушный космос, а вот Дро до сих пор жив — удача не отвернулась от него, как от других. Вспоминать о той жизни особо было нечего — тренировки до изнеможения, откровенный садизм инструкторов которые казалось, получали заряд бодрости от вида разбитых лиц и выбитых с кровью зубов подчиненных. Абордажи — удачные и смертельно провальные, когда состав абордажных команд иногда менялся на 50 % и более. Смерть соратников и друзей, разорванные на несколько частей тела знакомых бойцов, которые еще совсем недавно рядом с тобой радовались очередной удаче, прожигали кредиты на станциях клана и других вольных пустотных объектах этого сектора империи.
        Несколько лет жизни в таком убийственном ритме сделали Дро из местами наивного подростка в жесткого, когда надо и жестокого бандита, не лишенного ко всему трезвого и рационального взгляда на жизнь. По ходу службы Дро был замечен руководством клана, его стали постепенно поощрять и повышать по служебной лестнице, ну если так можно сказать о том, чем они все занимались.
        Первым приятным звоночком для него стала установка нейросети «Воин 3.4/П» производства имперского филиала мегакорпорации «Нейросеть-Глоботех» (естественно не в подарок, а в долг с отработкой) и некоторого количества стандартных баз знаний для специалиста-абордажника. Таким способом руководство дало Дро понять, что он достаточно хорошо зарекомендовал себя в качестве бойца первой линии, и пришло время повышать его навыки в деле справедливого отъема ценностей у врагов клана, становясь специалистом боевого ремесла. А это уже другие деньги, да и шансы на выживание значительно прыгают вверх. Специалистов не бросают первыми в атаку.
        Конечно, Дро мог себе поставить и стандартную бесплатную во всем Содружестве нейросеть. Но ведь специализированные нейросети — это следующая ступень развития этих симбионтов, это существенное увеличение КИ, по сравнению с бесплатной, бонус к изучению профильных баз знаний, большее количество формируемых нейросетью нейроузлов для подключения дополнительных имплантов. Скорее всего, рано или поздно пришлось бы ее снимать, чтоб поставить что-то получше, ждать минимальный период для адаптации мозга под установку нового симбионта. Терять время, в общем, хотя не это важно, а главное — это давать медикам свой мозг второй раз для опытов. Хоть и случаев неудачной установки крайне мало, но свое здоровье Дро ценил выше статистики. Хоть он и не был интеллектуалом, но простые размышления на досуге подтолкнули его к выводу, что мозгу такие операции над собой вряд нравятся, и следует их количество свести к необходимому минимуму. «Как бы в слюнявого идиота не превратиться в процессе экспериментов яйцеголовых» — резюмировал Дро.
        В тот день, когда он получил в голову такой нужный по меркам Содружества девайс, Дро уверовал окончательно в свою счастливую звезду и принял к исполнению план дальнейшей жизни — там всего было 3 пункта:

        1. Не суйся в первые ряды — это чревато потерей здоровья, вокруг столько активного молодого мяса, которое спит и видит, как бы где-то пострелять, поубивать и помародерничать. Кредиты зарабатывают с умом, а герои и идиоты умирают первыми.
        2. Изучай базы по максимуму, что сможешь достать, и не только по абордажке и им родственным. Не всю же жизнь ты будешь боевым мясом.
        3. Кредиты вкладывай в себя в прямом смысле — лишний имплант еще ни кому не вредил.

        Вот так следуя этим нехитрым правилам, Дро пришел к тому, чем он есть на сегодняшний момент. Первичные параметры: коеффициент интеллекта КИ-102, нейроактивность НА-138, коеффициент обучаемости КО-1,2. Нейросеть оказалась очень неплохой, с бонусом: «Воин 3.4/П» — третье поколение, минимальный уровень КИ для установки 100, прибавка к КИ 18 % после полного развертывания, возможность установки 4-х имплантов, а самое приятное — это бонус в виде буквы «П». Сеть позволяла осваивать базы пилотской направленности без штрафа по скорости усвоения. Фактически можно полноценно овладеть двумя распространенными в космосе специальностями. Дро часто спрашивал сам себя, как так ему пофартило, но сам факт такой приятной неожиданности ему очень нравился.
        В одном таком удачном абордаже Дро посчастливилось обшмонать каюту первого пилота небольшого каботажника, чье название и номер системы, где это произошло уже и не вспомнить. Ничего особо ценного, кроме чипа на пару китов, и накопитель с личной информацией жмурика. Так вот информация показалась Дро ценной, поэтому еще в каюте того пилота была скопирована на нейросеть, а накопитель отправился в утилизатор.
        Парень решил утаить инфу от клана, в надежде когда-то ею воспользоваться. Суть была в чем: этот каботажник частенько прыгал в систему без названия под каталожным номером 22-К35-122Х. В системе была кислородная планета класса А+, присутствовала цивилизация разумных на до космическом уровне — ну что-то там пытались уже запускать на орбиту, но так пока по мелочи — спутники связи — шпионили друг за другом с помощью этих спутников. Несколько астероидных полей со средними по цене Содружества смесями, пару газовых гигантов. Но главное, как указывалось в накопителе — это достаточно высокий по меркам того же Содружества КИ абориген 110 -180, хотя часто попадались уникумы с КИ за 200.
        В общем, чистый работорговец был тот каботажник. Разумные с такими высокими показателями высоко ценились во всех государственных и частных организациях, хотя где, в каком качестве. Можно было быстро получить высокооплачиваемую должность, а можно было пойти как сырье для изготовления биоискина высокого ранга или элитного регенерина для продвинутых медицинских капсул. Вот тогда у Дро и созрел далеко идущий план по использованию этой информации в будущем.
        По ходу своей творческой карьеры в должности громилы-абордажника, имплантов Дро постарался поставить себе по максимуму своих финансовых возможностей, хотя часть из них он вынес при мародерке как трофеи с захваченных судов. Имплант увеличения КИ — «Интелли 50+», имплант увеличения оперативного объема хранилища нейросети «Мемо 100+», в просторечье имплант на память, имплант пилотажный «Волум 2», имплант-нанофабрика «Хел-Д-100». И если с первыми двумя все было просто и понятно — цифра означала количественное прибавление к природному параметру носителя, то последний был неоднозначной вещью.
        Конкретных точных данных по нему в Глобосети не было, изготовляли их сполоты — гуманоидная раса Содружества, одна из самых старых в известном пространстве обжитого космоса. За свои симбионты и импланты драли просто неприличные деньги, однако количество желающих на такие импланты не уменьшалось. Делали они и нейросети, но те приживались у людей крайне редко, в перечне корпорации «Нейросеть-Глоботех» они присутствовали с пометкой «под заказ», гарантий приживления таких нейросетей корпорация не давала.
        Так вот об импланте — устанавливали его почти все, но у всех эффект был разным. Поясню: цифра в наименовании данного импланта обозначала первичный объем нанофабрики, который будет переработан частично нейросетью под нужды конкретного разумного. Если это боец, абордажник, десантник и т. п.  — нанофабрика шла на усиление костей, увеличение мышечной массы, у пилотов и операторов систем вооружений имплант шел на усиление нейроактивности и ускорение прохождения нейроимпульсов. Ну а, например медики, инженеры, техники, как специалисты, работающие со сложным оборудованием, для которых решающим являлся уровень КИ, такой имплант не ставили, так как многочисленные исследования ученых Содружества утверждали факт, что прибавки к КИ он не дает. А занимать слот бесполезным имплантом дураков нет.
        Вопрос «Как такое дорогое чудо попало к обычному абордажнику?» пояснялся просто: вынес как трофей из тайника старпома одного из распотрошенных корабликов. Как гласит право на трофеи среди наемников — все, что можешь вынести в руках — твой трофей.
        К тому времени, как Дро поставил себе пилотский имплант «Волум 2», у него уже были выучены минимально необходимые базы для пилотирования КИПов, и парень решил закачивать сомнительную карьеру абордажника. Особенно ему стала не нравиться статистика боевых потерь при абордажах, почему-то потери постоянно увеличивались.
        Хоть и общий уровень баз абордажника был твердо на 4-ке, Дро также изучил пилотажный пакет баз в 3-м ранге и продолжал его постепенно повышать, спасибо бонусу от его нейросети. Решено было пойти пилотом легкого КИПа, или истребителя, по-простому, для начала. В статусе пилота малых судов Дро также преуспел: сначала были легкие КИПы, там риск был высок, но не так как у абордажников, затем перешел на тяжелые КИПы, или штурмовики, по-простому, освоил работу с малыми внутрисистемными разведчиками. Правда, базы «системы связи», «постановка помех», «сканер», «специализированные малые суда» изучались долго. Всего 3-й ранг, а больше и не надо, если посмотреть на чем летали, но шли со скрипом, как непрофильные.
        Ставка пилота была несоизмеримо выше ставки абордажника и Дро ни разу не пожалел о смене амплуа, хотя о трофеях в руках можно забыть. Немного это огорчало, так как большую часть баз, которые изучил и сейчас продолжал изучать, Дро нашел в личных вещах неудачников, которых они распотрошили и отправили гулять в свободный космос. Но пилоты получали денежную долю с трофеев, реализованных руководством, а шанс уцелеть пилот ценил выше, чем шанс что-то где-то найти. Многие так находили последний привет в шлем скафа, который отправлял неудачливого археолога к праотцам.
        Вот таким образом — сначала пилот легкого КИПа, потом пилот тяжелого КИПа, пилот разведчика, как апогей пилотской карьеры перед тем, как глава клана предложил Дро место второго пилота легкого носителя. На этой должности парень показал себя толковым пилотом, предлагающим нестандартные решения, что достаточно быстро переместило его на должность первого пилота. А после одного тяжелого боя в никому не нужной цифровой системе без названия, в ходе которого Дро смог показать неординарное хладнокровие и выдержку, ему предложили должность капитана и по совместительству первого пилота нового корабля, который собственно в этом бою и достался как приз.
        Средний транспортник «Рант-су» производства верфей Корита, неизвестно каким образом оказавшийся в этой дыре, использовался предыдущими владельцами по прямому назначению — каботажные рейсы по перевозке всего, что влезет в трюмы между системами директората Корит и Гарморской империей. Был взят на абордаж в ничейном пространстве вблизи фронтира империи, без потерь с обеих сторон, когда капитан транспортника понял бесполезность сопротивления и предпочел сдаться на милость победителя. Победители естественно милостиво отправили их в пространство Гармора, где продали в рабство. Реализация содержимого трюмов приза позволила провести некоторые модернизации с самими транспортом, превратив его в некоторое подобие боевого. Против действительно военных кораблей шансов ноль, а против торгашей и одиночек нормально. Тем более теперь в рейды ходили на двух корабликах.
        Грузовик решено было по-быстрому переделать в легкий носитель. Теперь он нес на своих летных палубах 22 КИПа, из них:

        18 были гарморскими легкими «Тувис» 3-го поколения с одной курсовой скорострельной роторной пушечкой и возможностью навески двух блоков неуправляемых ракет или противоракет на выбор для атаки неприятельских КИПов на удалении,
        4 тяжелых КИПа «Самтур», также 3-го поколения производства Корита. Вооружены двумя курсовыми крупнокалиберными пушками; двумя зенитными турелями в задних нижней и верхней полусферах. Возможность навески блоков ракет или противоракет на выбор, также для дальнего воздействия на противника. Курсовыми орудиями управлял пилот, турели управлялись бортовым ИИ.
        2 специализированных кораблика-разведчика «Фушен» производства империи Гармор. Эти юркие суденышки не имели никакого вооружения и бронирования. Все внутреннее пространство занимали модули связи, постановки помех, сканирования пространства и генераторы для питания всего этого энергией. Два маршевых движка в режиме кратковременного форсажа позволяли развивать бешеную скорость и уносили кораблик к своему носителю в случае опасности. Разведчик пилотировался одним пилотом-универсалом. На таком когда-то летал Дро.
        2 абордажных бота «Райз-25» для высадки абордажных групп и вывоза предполагаемых трофеев. Каждый такой бот мог доставить к месту «работы» 25 абордажников, пилот для управления кораблика на время абордажа брался из числа штатных пилотов КИПов. Кстати такой пилот также мог рассчитывать на трофеи с абордажа. Бронированный корпус, эмиттеры одноразового щита, так чтобы максимально принять урон от турелей ближней обороны и доставить десант в целости, в носовой части размещали также разовый плазменный заряд направленного действия для пробития шлюзовых створок или заслонок полетных палуб.
        Сам носитель по классификации Содружества теперь относился к категории легких, т. к. нес менее 100 малых бортов. Модернизация, проведенная на верфи клана, добавила дополнительное бронирование критических мест корпуса: район основной рубки, район капсулы с реакторами, и следующее вооружение: 12 скорострельных турелей «КС-10» отечественного производителя для противодействия москитному флоту противника, 4 бронированных башни с орудиями средней дальности «Гросс-8/2», представляющее из себя спаренное кинетическое орудие.
        Дальнего действия не ставили вообще, так как стиль боя предполагал внезапные удары из засады, обездвиживание корабля противника путем выбивания движков, затем сближение на расстояние поражения «Гроссами», подавление внешних узлов обороны и высадка десанта для окончательной разборки тет-а-тет с противником. Если цель оказывалась слишком зубастой, или возможные трофеи не перекрывали будущих потерь, вступала в действие директива «Б» — форсаж, разгон и ходу, ходу…
        Несколько удачных для клана месяцев пролетели быстро. Удачные рейды увеличенной эскадры принесли немало кредитов всем действующим лицам, в том числе и Дро. Появившаяся возможность выкупить у клана «Рант-су» в собственность была обдумана его руководством и принята к исполнению. Дро вошел в число «акционеров клана» и так как отделяться от клана не торопился, смена владельца прошла буднично. Одним из условий Дро было поставлено в обязанность обязательное участие в рейдах клана, что пока полностью устраивало его. Свободного времени теперь у него прибавилось, разведка клана не часто подкидывала выгодные цели, возможно просто район охоты надо было менять, но Дро пока не лез с советами к старшим «акционерам». В такие затяжные моменты бездействия Дро прыгал в какую-либо систему Фронтира, и на свой страх и риск бороздил опасный ничейный космос.
        В основном придерживался той же тактики — сидел в засаде в астероидах и ждал легкой добычи. Работал где-то в минус, еле унося ноги от таких же любителей отжать барахлишко, но чаще в плюс, так постепенно увеличивая свой банковский счет, не забывая естественно об улучшениях для корабля и премиях команде. Вот сейчас он сидел в засаде уже третью неделю, все что пролетало, могло само навалять Дро и команде, поэтому люди постепенно обозлялись от скуки и отсутствия добычи. Немного проще было пилотам разведчиков — те почти постоянно висели в пространстве, активно сканируя систему, хотя тут и так все было известно, как свои пять пальцев. Капитан понимал, что если в ближайшие пару дней ничего в руки не попадет, придется гасить очаги возможного бунта. Но удача опять улыбнулась Дро.

        — Это Соло-1. Наблюдаю искажение метрики и формирование выходного туннеля гиперперехода, капитан у нас гости — отозвался один из «Фушенов».
        — Понял тебя Соло-1. Как только выйдут из пузыря, быстрый подскан и опознание, потом пассивное наблюдение. В случае выхода с него малых бортов — активное сканирование, форсаж и назад на носитель. Может быть, не успеют засечь наши сканеры, все-таки в момент изменения метрики сканеры почти слепнут.
        — Понял, выполняю.

        Через минуту.
        — Передаю пакет, есть совпадение: большой межсистемник проекта «Тейгол» верфи директората, видимо только из столкновения — половина маршевых не определяется, сквозные пробоины на палубах, носовая часть уничтожена до силового набора. Сильно «покоцаное» состояние капитан. Будем брать?
        — Хоть и перепало им, но все равно он для нас крепкий орешек. Но ждать больше не будем, всем приготовиться к захвату приза. Действуем по накатанной схеме.
        — Капитан, это Соло-1. Объект меняет курс в сторону астероидного поля, на рубеж поражения главным калибром выйдет в течение 2-х часов.
        — Отлично, догонять не надо, Ждем. Пилотам КИПов занять свои места. Абордажной группе низкий старт, готовность к выходу.

        Рубка «покоцаного» траспорта.

        — Вышли штатно, пилот, начинай разгон в астероидный пояс, будем ремонтировать что сможем. На трех движках мы слишком уязвимы и медлительны.
        — Выполняю, капитан.
        — Сколько нам теперь требуется времени для зарядки гипердвигателя, инженер?
        — Часов 5 -6, точнее пока не скажу, требуется углубленная диагностика движков.
        — Работай, вроде здесь чисто, не хотелось бы опять попасть в переплет, как в той системе, Мы потеряли почти все малые борта, хотя, сколько их там и было то, все-таки мы транспорт, а не пираты. А вот турелей нам выбили порядочно.
        — Капитан, фиксирую кратковременное облучение корпуса.
        — Вот бля. Значит зря мы вошли в слепой прыжок, и тут у нас комитет по встрече. Сидят где-то в камнях крысы подзаборные и ждут. А так как пока не лезут к нам — значит, не уверены в своих силах. Есть у меня план, как с такими типами налаживать контакты. Ну-ка связь, организуй мне широкий канал для общения.
        — Готово, капитан. Можете говорить.

        Рубка носителя «Рант-су».

        Непродолжительное молчание первым нарушил пилот:
        — Капитан, я, честно говоря, мало что понял из этого послания, но меня особенно интересует что такое большое и толстое на нас хочет положить их капитан, и с чьей именно матерью он собирается вступать в нетрадиционные связи?
        — Это рушики, есть такая раса в директорате, в основном компактно проживают в протекторате Рушкостан. Вроде, такие как все, только чего-то им всегда не хватает. А его речь, которую мы прослушали, это как говорят «ни о чем». Ну, по крайней мере, капитан — точно рушик. Их способ общаться, но вот мне интересно, что они тут забыли, их сектора отсюда в 20-ти прыжках.
        — Ладно, дальше действуем по плану: выход авиагруппы — отрабатываете маршевые и гнезда ПКО, потом мы подтянемся, вместе давим щит.
        Капитан переключил свое внимание на летную палубу, где техники с помощью дроидов навешивали на КИПы блоки неуправляемых ракет. Исходя из данных разведчиков о состоянии летных палуб транспорта, малый флот явно отсутствует, да и по определению такие корабли в одиночку не летают — только в составе караванов. Кроме турелей непосредственной обороны там ничего не ставят, а вот щит обязан быть.

        Рубка «покоцаного» транспорта.

        — Капитан, они выпустили малый флот, два десятка, в зону действия наших турелей войдут через час.
        — Ууу жабы, решили взять нас тепленькими, хреновы ублюдки. Что у нас осталось из того что может летать?
        — Только один разведчик и два грузовых бота, остальное в виде металлолома на летной палубе.
        — Запускайте все что есть, навесьте ракет, может, хоть куда-то попадем, из разведчика выбросьте максимум аппаратуры и набейте взрывчаткой — сделаем брандер. Пилоту брандера две ставки за вылет! А мы тем временем устроим им здесь теплую официальную встречу. Отступать нам некуда, позади Рушкостан!
        — Ээм, капитан — вообще-то отсюда до Рушкостана достаточно далеко! Может, договоримся, если уж не успеваем уйти в прыжок.
        — Разговорчики, пилот. В еще один прыжок мы не успеваем, контакт с КИПами врага менее чем через час. А с кем ты хочешь договариваться, с гарморами? Наивный парнишка — там только один вариант договора — рабство. Еще есть желающие договориться?
        — Нет, капитан, лучше умереть в бою, чем рабство.
        — Так, приказываю: всему экипажу выдать штурмовых 200 грамм вадяры для поднятия морального духа. Пилоту брандера еще 200 грамм с собой — капитан не поскупился, ведь возможно от этого пилота зависел исход этой встречи.
        — Рушики не сдаются! Слава Вечному Кориту и Единому Рушкостану!
        — Смерть врагу! Порвем всех на матрацы!
        Капитан ощутил, как весь корабль наполняют эмоции команды, в этих эмоциях он с удовлетворением читал верность долгу, готовность рвать подлого врага. Запах национального напитка заполнял палубы транспорта.

        Рубка носителя «Рант-су».

        — Капитан, транспорт выпустил три малых борта, курс на сближение с носителем.
        — Наверняка там как минимум один брандер. Так, авиагруппа — смена приоритета — сначала бьете мелочь, потом все по плану.
        Дро переключился на тактический терминал, где зеленые точки, активно маневрируя, шли на перехват красных — капитал пребывал в недоумении — шансов у красных не было даже в теории. Другая мысль злила — все это могло быть трофеями, а теперь наверняка превратится в лом.
        18 легких КИПов «Тувис» перестраивались в шесть звеньев по три машины и шли на перехват вражеских суденышек. Еще 20 минут стороны сближались, затем обе стороны запустили ракеты и сбросили пустые контейнеры. Явное количественное превосходство решило все быстро — три вражеских красных точки погасли на тактическом терминале. Затем объединившись с тяжелыми «Самтурами», стартовавшим во второй волне, направились к транспорту. Атака всеми имеющимися ракетами особого успеха не принесла — щит продолжал мерцать под огнем КИПов, все-таки это был большой транспорт, мощность щита здесь должна быть большой. Дро уже примерял этот щит к своему носителю, такая полезность явно кораблю не помешает.
        Распределив между собой сектора обстрела, все занялись просаживанием щита, а когда в зону действия своих «Гроссов» вошел носитель, дело пошло веселее — 20 минут плотного огня и четверть боезапаса «Гроссов» — и щит лопнул, чем сразу воспользовались КИПы, атакуя гнезда турелей ПКО и маршевые движки приза. Когда все вдоволь постреляли, настала завершающая фаза операции — абордаж. Решено было сразу послать всех пятьдесят абордажников — во-первых, все хотели размяться после долгого безделья, во-вторых — трофеи всех интересовали. Кроме того Дро опасался наличия на таком большом корабле наемников, которых часто нанимали капитаны больших грузовиков для защиты груза непосредственно на борту.

        Палуба покоцаного трофея. Полчаса с начала абордажа.

        — Капитан, а что это было вообще? Они не только защитных дроидов не задействовали, они и в нас почти не стреляли. Бросились на нас с этими ковырялками в рукопашную, хоть скафы додумались одеть. Красные сумасшедшие лица, горящие глаза — жуть какая-то! А эти вопли «Ща мы вас всех порвем как тузик грелку!» — полная дикость какая-то.
        — Да, слышал я об этих туземцах, полностью обезбашеный народец. Это действие их национального напитка «вадяря». Они его принимают с детства в малых дозах. Эта штука в определенных количествах, снимает у разумного все барьеры, разрешена к применению во всем Содружестве, одна из немногочисленных статей их экспорта. Но вот у них от постоянного применения наверняка появляются постоянные эффекты, действующие на мозг как растворитель. А тут видимо приняли ударную дозу и совсем мозги отключились — ты прав, вон даже про дроидов забыли, кинулись на нас врукопашную. А то боюсь, нам бы пришлось тут тяжело. Кстати, эти ковырялки у них называются «лапатка».
        — А вот я читал в Глобосети, что ИИ их производства тоже охлаждается этой жидкостью, даже некоторые утверждают, что при активации ИИ тестирует состав смеси охлаждения, и если это не вадяра, отказывается принимать коды доступа до замены жидкости.
        — Да уж, странные они какие-то, хотя как рукопашники показали себя отлично. Ну, все, заканчиваем пустые разговоры и приступаем к сортировке трофеев — тут работы на пару дней.
        Процесс перегрузки и сортировки добычи длился более трех дней. За это время трюм и палубы носителя были полностью забиты трофеями — предыдущие их владельцы ими охотно поделились. Нашлись достаточно ценные вещи — так капитан неадекватных неудачников поделился скафом «Аван-5к» — командирский вариант отличался модулем связи, позволявшим всех бойцов подразделения включать в единую тактическую сеть, направляя и координируя их действия и передвижения. Плазменный пистолет «Зоран-18у» был чисто офицерским оружием производства конгломерата Хаман, и как он оказался у этих путешественников, было загадкой. Такой пистолет мог произвести 18 выстрелов отсечкой по два обычных выстрела с интервалом около одной секунды или 10 усиленных одиночных с интервалом две секунды, который гарантированно пробивал тяжелый скаф без активного экрана.
        Такие же были найдены у бывших офицеров приза, все имели привязку к пользователю, но эта проблема решалась штатным оружейником быстро. Скафы офицеров особенно не поражали — распространенные Коритские «Ковор-4е» могли быть укомплектованы пользователем силовым экраном 3-го и 4-го поколений при условии докомплектации носимым реактором любого производителя. Немногочисленный экипаж (все же опасения Дро о наемниках не оправдались) поделился простенькими скафами 3-го поколения «Збур-3» и «Техо-3» — последние были сняты с местных техников. Ничем особым они не отличались, все производства директората, подключение щитов в них не предусматривалось производителем.
        Местный инженер удивил всех немного, когда пошел в рукопашную атаку с плазменным резаком, а не с лопаткой — видимо, этот рушик был не фанат вадяры, и мозги еще трезво оценивали ситуацию. Все-таки работал этот тип со сложным оборудованием, требующим пристального внимания. Личные каюты и вещи были отданы на осмотр абордажникам, кроме каюты капитана — ее осматривал сам Дро, так что мелочь в руках и карманах не учитывалась — законные трофеем команды. Сейф капитанской каюты особо не блистал: несколько чипов на предъявителя на общую сумму 280 тысяч кредов, пару внешних хранилищ, несколько кристаллов баз знаний — вот и все чем поделился мертвый капитан транспортника. Ну не считать же в трофеи бутылку элитного напитка рушиков «Пушенка» — ее капитан отдал пилотам разведчиков как поощрение, пробовать на себе такой эксклюзив Дро не решился.
        Снимать движки, генераторы, реакторы и прочее оборудование капитан запретил, так как решено было вернуть свой ход призу. А причина была очень уважительной — в трюмах приза находилась в свернутом состоянии мобильная рудо-обогатительная фабрика полного цикла «Гурто-С-38мк». Согласно спецификациям, найденных в сети Глобонета, фабрика работала со всеми типами ссм (стандартная смесь металлов), конечным продуктом выпуская стандартные блоки концентратов смесей металлов КССМ, кроме того индекс «м» означал наличие линии по выделению из сырья чистых металлов. Также было решено оставить три медицинских капсулы «Шабель-мед-3у» производства конфедерации Дивели, так как аналогичного класса были на носителе.
        Для Дро это был джек-пот, он уже некоторое время размышлял, куда бы вложить свободные средства со счета, чтоб получать гарантированный ежемесячный доход. Учитывая, что карьера рейдера-грабителя не могла гарантировать такой постоянный доход. А покупать еще одно судно и расширять свои боевые возможности он пока не планировал. Все равно в этом секторе особо ценные призы передвигались только с караванами и боевым сопровождением, а такие были ему не по зубам, да что там говорить даже сил их маленького клана не хватит поковырять такие.
        А вот пустых систем, где нет ничего, кроме мертвых планет и астероидных полей, было много в окрестном космосе. Правда, желающих заняться раскопками в опасном пространстве, было совсем мало. Считалось, что путь шахтера долог, опасен и непредсказуем. К тому же, если смотреть все время на астероиды, можно и повредить психику разумному. Копать в ничейном космосе без прикрытия надо на свой страх и риск, а если с прикрытием, то делиться надо, а это еще меньше кредитов лично себе. Не говоря уже, что требуется обучение шахтерскому делу, базы, импланты и время все это изучить.
        Трофей отбуксировали в пояс астероидов, заглушили реакторы и оставили до лучших времен — вероятность обнаружения в этой пустой системе стремилась к нулю. Стоимость трофея была оценена и поделена на доли и по прибытию на место постоянного базирования была выплачена команде. К тому времени у Дро на счету образовалась значительная сумма, так что проблем с выплатой долей не было. Но оставалась проблема ремонта и приведения транспорта (благо сама фабрика внутри была неповрежденной) в рабочее состояние, при котором он мог сделать несколько прыжков в одну из известных Дро систему, где летали редко, но было что покопать.
        Кроме того нужны были на первом этапе несколько простых шахтерских корабликов для снабжения обогатительной фабрики сырьем, стандартные нейросети, базы знаний по шахтерскому делу, минимальные базы по пилотажу для будущих работников копательного профиля ну и самое хлопотное — нужны работники, которые согласятся там работать на Дро.
        Учитывая, что среди свободных гарморцев таких не находилось, на ум приходил только один вариант — рабы-шахтеры. Но покупать рабов для начинающего предпринимателя было дорого — этот товар был ценным на рынке и ходовым. Вот тут-то Дро вспомнил о той информации, которую он в бытность абордажником перенес себе в хранилище нейросети — дикая планета с дикими аборигенами, у которых неприлично высокие показатели КИ.
        Решено было заняться накоплением капитала для выше обозначенных мероприятий технического характера своего бизнес-плана, поскольку выплата долей за фабрику съела почти все имеющиеся на счету кредиты. Вопрос с кадрами Дро решил отложить до момента концентрации необходимых средств. Планетка никуда не денется, это просто вопрос времени, а в свою удачу капитан верил твердо.

        Глава 1

        Макс Шнитке сидел на валуне и вдыхал пьянящий запах Альп. Не сказать, чтоб ему нечем было заняться на выходных, нет — он горы любил. Несмотря на слегка разряженный воздух, дышалось легко, а лучи Солнца приятно грели лицо. Как пел В. Высоцкий: «Лучше гор могут быть только горы» — Макс был эмигрантом из бывшего СССР, впоследствии ставшим непонятным СНГ — в оригинале Максим Шнит. Свою карьеру он начинал на одном из горно-обогатительных комбинатов местечкового значения. На образование не жаловался, все-таки в СССР дипломы выдавали за знания в голове, а не как в последнее время — за деньги. Но качество зарплаты на таком комбинате довольно быстро стало огорчать молодого специалиста и, отработав положенные три года, Максим нашел себе новое, более денежное место.
        Проработав часть своей жизни на одном из Уральских горно-обогатительных комбинатов, он решил для себя, что возможности Российских работодателей для него исчерпались. Роста квалификации не наблюдалось, технологии не менялись, а возможная карьера главного инженера в российской глубинке его не прельщала.
        Он осознавал, что здесь тупеет, а если добавить местное население, постоянно находящееся в состоянии перманентного алкогольного транса, то желание спасти свои мозги и поискать лучшей доли росло с каждым годом. И пришло твердое решение искать работу за границей. Нацелившись на контракт в Германии, Максим прилагал немало сил и средств для достижения своей цели. И вот в возрасте 34-х лет ему предложили контракт на одном из комбинатов Рура.
        На первом этапе его нового места жительства и работы было подтверждение диплома и квалификации, испытательный срок — все это слегка напрягало, так как в свои годы он считал себя квалифицированным специалистом в своем деле. Но новые работодатели ставили такие стартовые условия, а учитывая достаточно благожелательное отношение к себе, он это перенес философски. Работа постепенно вошла в спокойный ритм, жизнь в новых условиях постепенно налаживалась.
        Проблемы с жильем и личным транспортом решились достаточно быстро, что даже слегка удивило Макса. У него появилось свободное время, которое он делил между небольшими дозами физических нагрузок в ближайшем фитнес-центре, и чтением на досуге литературы фантастической тематики на немецком и русском языках. Что такое файлообменник и торрент он хорошо знал. На немецком языке — скорее, для развития и закрепления грамотной речи, на русском — скорее, по привычке.
        Каждую пятницу после работы вместе с коллегами он посещал ближайшие питейные заведения, отдавая дань традиционному немецкому комплекту: пиво и жареные колбаски. Походы в ближайший фитнес-клуб были противовесом колбаскам и пиву — Макс старался поддерживать свою фигуру в надлежащей форме. Читая литературу с русскоязычных сайтов, Макс наткнулся на тему по игре «Eve-online».
        Занимательно, что немцы такую литературу не писали, только жители бывшего СССР. Видимо менталитет и склад ума разный. Но сама идея Содружества, нейросети, звездные путешествия и очень оригинальная система получения специальностей ему понравилась. Он даже хотел бы провести еще одну жизнь в таком технологичном обществе. Возможность другой жизни или «реинкарнации» запала ему в душу и он надеялся на вторую жизнь после смерти.
        Альпы он полюбил после корпоративного выезда специалистов комбината на одних из выходных. Как ни странно, но монотонная работа ногами вверх по склонам ему понравилась. Слушая учащенный ритм своего сердца, чувствуя наливающиеся тяжестью ноги, Макс понял, что этот вид отдыха для него. Впоследствии он часто выезжал в австрийские Альпы на субботу-воскресенье, каждый раз стараясь подниматься по новому маршруту. Сегодня он пытался подняться на вершину, которую в прошлый раз не одолел — дыхалки не хватило. Но в этот раз он дойдет! Отдохнув немного на Солнце, он тронулся в путь.
        — И все-таки я смог — улыбнувшись Солнцу, сказал сам себе, теперь законный отдых, перекус, но сначала себя обозначить — и с этими словами достал из бокового кармана рюкзака маленький флажок с эмблемой фирмы, где работал. Воткнув его неподалеку в землю, путешественник стал готовить нехитрый обед — колбаски обязательно, а вот пиво в горах ни-ни. Неспешно пережевывая и восстанавливая силы для спуска, турист смотрел, как колеблется на ветру флажок — его он позаимствовал в рекламном отделе комбината. Нет, можно было купить что-то оригинальное в какой-нибудь лавчонке, но видимо влияние местных уже давало знать о себе — Макс тупо сэкономил пару евро на мелочи, немцы все-таки экономный и рациональный народ.
        Решив перед обратным спуском немного отдохнуть, он примостился на ближайший теплый валун, которое нагрело Солнце, прислонился к соседнему камню и подставил лицо солнечным лучам. Так его и разморило…

* * *

        Иннокентий и Федор были коллегами по работе, часто вместе выпивали после напряженного трудового дня, ездили на рыбалку, там тоже выпивали. Хотя друзьями друг друга не считали. Работали оба в сибирском филиале всероссийского НИИ по системам утилизации и обработки вторсырья, звезд с научного небосклона не хватали, спокойно и размеренно просиживали штаны, проедая бюджетные деньги. Оба считали себя интеллектуалами, частью российской элиты общества, часто дискутируя на эту тему за стаканом традиционной водочки. Федор пока обдумывал тему своей будущей докторской диссертации, он пока был к.т.н., а вот Иннокентий через два дня должен был защищать свою докторскую.
        В очередной выезд на рыбалку решили заблаговременно отметить будущую степень в неформальной, привычной уже обстановке на природе. Наловив после утренней зорьки рыбки на уху, коллеги-ученые стали готовиться к обеду. Уха бодро кипела в котелке, распространяя аромат и провоцируя обильное слюноотделение у рыбаков, в прибрежном песочке охлаждалась и ждала своего часа привычная емкость со «Столичной». Нарезав лучку, колбаски, сырка и батон, приятели решили немного перекурить перед официальной частью.
        — Коллега — начал разговор Федор, напомните мне тему своей диссертации, что-то я запамятовал, неделя выдалась непростой.
        — Охотно коллега — ответил Иннокентий,  — «Мокрые и частично увлажненные картоны. Теоретические основы скачкообразного прироста объемов Российских бумажно-картонных комбинатов».
        — Да тема отличная, думаю докторская уже у вас в кармане.
        — Я в этом тоже абсолютно уверен, подумайте коллега, как мокрый картон взорвет рынок! Это будет бомба мирового масштаба, прорыв российского товара на мировые рынки. Минимальные затраты воды на выходе дают почти удвоенный объем картона. Про перспективы с бумагой я вообще молчу. Мои злопыхатели удавятся собственными галстуками, ха ха.
        — А какой объем вашей диссертации, позвольте полюбопытствовать, коллега?
        — Все как положено: 100 листов формата А4 теоретических выкладок и обоснований, 4 листа формата А1 с диаграммами и графиками.
        — Мдя, просто завидую вам белой завистью. Вот мне бы похожую тему подобрать для моей диссертации. Не хотелось бы от вас отставать, коллега.
        — Вот так с лету и не подскажу, дайте подумать, м-м-м, а как вам такое: «Использование вторичных горючих газов стихийных и официальных мусорных свалок для обогрева асфальтного покрытия дорог Заполярья и Нечерноземья».
        — Да неплохо, я обдумаю эту тему.
        — Коллега, по-моему, уха готова, давайте доставайте нашу родную из песочка и разливайте.
        — Первый тост за будущего доктора наук!
        — Понеслась…
        Приговорив за полчаса уху, водочку и всю закусь, Иннокентий и Федор стали развлекать себя анекдотами и историями из жизни. Рядом с потрескивающим костерком, расслабленные алкоголем, сытые и довольные они незаметно для себя задремали…

        … Дро пребывал в приподнятом состоянии — рейд на эту удаленную дикую планету оказался просто выше всяких ожиданий — качество и количество набранного материала превзошло все самые смелые ожидания. И хотя в информации от мертвого пилота и была фраза о неожиданно высоких показателях КИ туземцев, поверил он в это только сейчас, когда диагност по очереди выдавал данные о пойманных образцах. В основном аборигенов ловили группами, стараясь выбирать места подальше от крупных населенных пунктов.
        Почти все выше 120, вот только последний пойманный сильно удивил Дро: с КИ 188 и КО 2,8, он почему-то спал на вершине одной местной горы, сидя на камнях. Что он тут делает?  — удивлялся капитан, может это горный житель… или он изгнанник из клана, вынужденный скитаться в глухих местах? А как он тут питается, где его дом? Много похожих вопросов беспокоили Дро — ему прожившему всю свою жизнь в пустотных сооружениях и кораблях было интересно, что занесло дикого так высоко от местной цивилизации.
        Ну, скоро он с ним поговорит, этому аборигену повезло — с такими показателями Дро ему предложит должность инженера на своей обогатительной фабрике. Портить такой великолепный мозг рабским имплантом глупо.

* * *

        Пробуждение не радовало Макса — тело затекло и почти не реагировало на сигналы мозга, почему-то было очень холодно, сухость и жжение во рту дополняли картину.
        — Опять снились звезды и звездолеты — подумал Макс и мысленно отругал себя за то, что заснул на вершине горы. Так можно было серьезно замерзнуть по глупости, что видимо и произошло — будет мне наука на будущее — горы не прощают легкомысленного к ним отношения. С этой мыслью он попробовал открыть глаза.
        — Шшайсе!!! Я, наверное еще сплю — на Альпы совсем не похоже — помещение в серых тонах, твердое основание, скорее похожее на полку, сверху тоже полка, судя по свисающей с нее чьей-то синюшной рукой, слабая непонятная дрожь поверхности, на которой он лежал. И что самое ужасное и непонятное — я голый и на шее какое-то металлическое кольцо — такой удар мозг был не в состоянии перенести, и сознание отключилось, оберегая Макса от истерики.
        Вторая попытка пробуждения ничего не изменила в окружающей обстановке, разве что пропала из видимости рука сверху, вокруг слышались слабые стоны и всхлипы. Общее состояние было гораздо лучше, тело отзывалось на сигналы из мозга, только сказывалось отсутствие одежды — теплей Максу не стало. Да и само ее отсутствие нервировало парня, доставляя сильный дискомфорт. Я тут не один — сделал вывод парень, немного успокоившись, и услышал шаги.
        Вошедший сразу сильно не понравился ему — серое лицо с ярко-белыми глазами, большой мясистый нос портили вполне привычное человеческое лицо. Но главным в незнакомце был его взгляд — вошедший смотрел на парня как на пустое место, равнодушно-оценивающе. В остальном ничем особым от обычного человека не отличаясь. Оценив одежду вошедшего парень опечалился и погрустнел. Это было явно не земное высокотехнологичное изделие! Несмотря на высокий уровень жизни, и технологий в Германии, о чем-то подобном там могли только мечтать еще долго.
        Костюм вошедшего плотно облегал торс, выделяя солидные мышцы, ниже пояса он наоборот был более свободен. Неизвестная Максу ткань (или материал) издавал слабое царапание, как будто кольчуга с накладками на груди и конечностях. Суставы выделялись набором пластин, которые сдвигались одна относительно другой при движении. На локтевой части левой руки у вошедшего размещалось устройство напоминающее планшет, которое в данный момент видимо было активным, так как экран светился зеленоватой подсветкой. На правом бедре крепилась кобура с неизвестным пистолетом: размерами с обычный револьвер, оружие имело непомерно толстый сдвоенный ствол с дулами под калибр земной двустволки. «Космический обрез» — подумалось почему-то Максу. В левой руке незнакомец держал что-то похожее на удлиненный фонарь, конец фонаря слегка светился голубым и изредка потрескивал. Этот предмет почему-то ассоциировался у парня с дубинками-шокерами, которые применяли земные полицейские — видимо звук потрескивания наводил на такие мысли.
        — Да меня увезли с Земли серые пришельцы!  — эта мысль твердо засела в мозгу, совсем как в тех книгах, которые успел прочитать…
        Тут раздумья землянина прервал голос вошедшего.
        — Мясо, хватит прохлаждаться, ваш отдых закончен на сегодня, поднимайтесь, одевайтесь и на распределение.
        Язык был чужд сознанию но, тем не менее, понятен, и это было странно. Немного тягучий, само произношение у инопланетника было медленным, но слова выговаривались четко, недопонимания или двойного смысла не давали.
        — А кто ты такой и где мы находимся?
        — Почему нас называют мясо?
        — Да-да, хотелось бы узнать, как мы тут оказались, и почему мы все понимаем?
        — Где здесь выход? Я на работу опаздываю — посыпались вопросы со всех сторон.
        — Так и быть мясо, поясняю один раз: я и моя команда вывезли всех вас с вашей вшивой планетки чтобы вы могли принести пользу мне, заработать для меня много кредитов, так как ваше бессмысленное подобие жизни мне их не приносило, ха-ха-ха — рассмеялся этот тип нам в лицо. Язык Содружества вы знаете из мнемограммы, которую вам закачали в мозг, пока вы были без сознания в криокапсулах — советую забыть свой туземный и говорить только на нем — так вы быстрее адаптируете его в своем мозгу как основной.
        — Мне нужны рабочие на шахтерские корабли, техники, другой обслуживающий персонал на мобильный рудо-обогатительный комбинат в этой системе. Всем будет установлен симбионт для работы с техникой, закачаны необходимые базы знаний по профилю, кому потребуется — поправим немного состояние тела. Некоторым, и тут говоривший посмотрел на Макса, будет установлена специализированная нейросеть, в долг конечно, но с возможностью отработки его в будущем.
        — Я не зверь и не чудовище, я практичный трезвомыслящий гарморец, поэтому у тех, кто примет мои условия без сопротивления, будет возможность в будущем выкупиться из рабства и жить свободным гражданином Содружества.
        — Ничёсе предъява! А вот хрен тебе господин гарморец на всю морду от меня лично и от моего коллеги — раздался голос на русском из угла помещения.
        — Да-да, поддерживаю коллегу!  — другой голос.
        — Я не понял, что ты сказал мясо, но думаю, ты меня оскорбил, поэтому я сделаю так — и говоривший незнакомец дотронулся несколько раз до экрана своего планшета на локте. Сразу за этими действиями со стороны говоривших раздались невнятные вопли и звук упавших тел.
        — Наших бьют!  — еще несколько выкриков на русском из того же угла и к инопланетнику бросились двое парней с недвусмысленными намерениями. Местный оказался достаточно умелым бойцом — сначала несколькими ударами уложил напавших, затем приложил уже лежащих из своего «фонарика». Все произошло настолько быстро, что Макс даже не успел встать с полки — мастерство бойца впечатлило.
        — Теперь поступим так, продолжил незнакомец — это энергичное мясо продам на планету — пойдут на арену или в прислугу, там есть куда приложить лишнюю энергию, больно горячие для шахтеров, остальные одеваются и в медсекцию — будем вас приобщать к работе, подлечим по ходу дела.
        — Да, и последнее. Меня зовут Дро Гобор — я капитан и владелец этого корабля и мобильной обогатительной фабрики. Ко мне обращаться — хозяин, кто примет мои условия и оправдает надежды, сможет называть меня Дро.
        В помещение тут же зашли еще двое таких же серолицых и стали раздавать всем пакеты с одеждой. Развернув пакет, Макс отметил некоторую схожесть с земной одеждой — рукава, штанины присутствовали.
        Процесс одевания инопланетного чуда был показан на ближайшем к серолицым землянине: одевалось это в два приема — сначала брюки, напоминающие тренировочные трико — ну тут все и так понятно. Затем, ухватив подобие легкой куртки за края продольного шва, напоминавшую многоразовую клипсу на пакетиках для приправ, развести эти швы в разные стороны, разделив лицевую часть куртки надвое. Далее надеть куртку привычным образом и совместить края швов между собой, придавливая по длине пальцами рук — швы при этом соединялись в единое целое. В верхней внешней части трико и в нижней внутренней части куртки по периметру одежды шли продольные уплотненные полосы — их требовалось совместить друг с другом и прижать — обе детали гардероба соединялись и в результате проведенных манипуляций превращались в комбинезон. Небольшие уплотнения-подушечки на каждой части комбинезона позволяли регулировать степень облегании тела тканью. Таких Макс насчитал пять — на манжетах, на икрах, и один внизу шва-застежки на куртке.
        — Достаточно удобно, вот только отсутствие нижнего белья немного смущало — подумал парень.
        Затем каждому выдали подобие полусапожек из материала, напоминающего искусственную кожу (а может это она и была) с твердой шероховатой подошвой. После обувания, опять же без носков — как-то все тут неправильно, требовалось затянуть две застежки по аналогу земных липучек и придержать в месте соединения пару секунд. После такой операции обувь ужималась до размера ноги, слегка потеплев при этом — в принципе по ощущениям носки и не особо требуются — решил землянин.
        — Даст ист фантастиш!  — прокомментировал свои ощущения от внеземного гардероба Макс.

* * *

        … Пробуждение у Иннокентия и Федора было на редкость отвратительным. Мало того, что хотелось опохмелиться — вот все-таки все в водочке хорошо, но вот утро всегда поганое какое-то, так еще сегодня почему-то было холодно. Все происходившее дальше, особенно услышанное от непонятного серого типа в непонятных шмотках, вообще не воспринималось мозгом и измученным организмом. А когда этот оратор начал рассказывать о перспективах рабства, сознание взорвалось у коллег-ученых от прилива праведного гнева. Естественная реакция свободного организма закончилась печально для обоих. Поддержку своего душевного порыва приятели не увидели, так как к этому времени валялись обездвиженными тушками на полу. Попытка революции горячих русских парней закончилась полным фиаско…

* * *

        Так друг за другом, присутствующие в помещении люди выходили в коридор, где их построили подвое и повели в неизвестном направлении. Справа и слева по ходу движения наблюдались закрытые двери в другие помещения, по центру потолка по всей его длине ярко светилась узкая полоса, создавая между тем вполне хорошую равномерную освещенность с резкими тенями по ширине всего коридора.
        — Светодиодная лента, что ли?  — подумал Макс, и в этот момент вся группа вышла в очень широкий коридор, примерная ширина которого оценивалась им в 50 метров (на Земле парень часто посещал плавательный бассейн, поэтому такая цифра казалась ему близкой к действительности).
        В этот момент взгляд его застыл на сюрреалистичной картине: по коридору на высоте 0,5 метра от пола медленно перемещалась плоская платформа, которая везла на себе невиданный агрегат. Последний был похож отдаленно на раздутый по центру корпуса патрон, с небольшими пилонами по диаметру. Таких отростков наблюдалось пять: по два с противоположных боков агрегата под углом примерно 30^0^к горизонтали и один сверху по оси. Если брать аналогию с земными летательными аппаратами, то на эти выступы, вероятно, навешивалось какое-то вооружение.
        Габариты этой штуковины Макс оценил примерно как 20 м при диаметре 5 метров. Платформа издавала слабое гудение — что там было снизу, что ее держало в воздухе — было не разобрать. Рядом с платформой брел один из местных — видимо он ею как-то управлял, хотя никакого пульта в руках и никаких рычагов на платформе не было, небольшой прямоугольный выступ в углу платформы никак не вязался с понятием «пульта управления» у землянина.
        — Легкий КИП «Тувис» на транспортной гравиплатформе — пояснил парню шедший рядом капитан, заметив его недоуменный взгляд — наша основная летающая боевая единица.
        Толпа удивленно и оторопело загалдела — вероятно, только сейчас до них стало доходить, что от дома они очень далеко и прежняя жизнь вряд ли вернется. Тем временем конвоиры подвели всех к огромным двухстворчатым дверям, как оказалось — это был пассажирский лифт, хотя по аналогии с земными, он больше подходил под категорию грузового. Быстрое перемещение вверх — и они снова идут по коридорам привычного размера. Так их довели до медцентра — прямоугольное помещение напоминало фитнес-центр на Земле, только вместо тренажеров здесь стояли устройства, выглядевшие как яйцо. Два таких яйца были открыты пополам как книга, третье было закрыто и издавало едва различимый гул и пощелкивание. Верхняя поверхность этого яйца по центру была подсвечена небольшим экраном, куда выводилась видимо какая-то важная информация о работе яйца. Здесь расхаживал еще один серолицый, одетый в комбинезон с белыми вставками.
        — Меня звать Зорт — я судовой медик, ко мне обращаться Док — заявил этот тип. Сейчас по очереди пройдете полное обследование, по результатам которого каждому из вас будет установлена нейросеть и закачаны необходимые базы знаний по профилю. Заодно немного подлечим нуждающихся, больные и слабые работники нам не нужны — ха ха.
        — Так, первые двое добровольцев — раздевайтесь и залезайте внутрь капсул, как видите их две, третья сейчас занята — боец изучает базы под разгоном.
        И вот тут в рядах землян возникло замешательство, сдобренное долей паники — видимо многие посчитали, что над ними сейчас начнут проводить инопланетные медицинские опыты. Одна из женщин от страха потеряла сознание, остальная масса решила продать свои жизни подороже.
        — Спокойно, мясо — если бы вас хотели убить — не везли бы так далеко для этого — Док решил разрядить обстановку и взять ее под контроль. Однако его слова возымели противоположный эффект — женщины начали плакать и визжать, а мужчины попытались их отгородить.
        Дро решил ускорить процесс и заодно показать рабам бессмысленность сопротивления — он активировал шоковые разряды на всех ошейниках. С криками и стонами все рабы в конвульсиях повалились на пол.
        От удара током в шею Максу резко поплохело — короткий разряд заставил конвульсивно сжаться мышцы тела, в глазах запрыгали звезды — удар об пол был для него уже вторичен. Сознание не покидало его и лежа в скрюченном состоянии, парень смог ощутить все прелести шокера. Минут через десять, а может и через полчаса — время текло как-то тягуче — вернулось ощущение контроля над телом, и он попытался встать.
        — Очнулся?  — давай будешь первым добровольцем сегодня, и не надо бояться — вы все там уже провели достаточно много времени, пока мы вас сюда везли — Док сделал приглашающий жест в сторону ближайшей капсулы. Быстро раздевшись и бросив комбинезон и обувь рядом на, подобие земной тумбочки, наш доброволец залез внутрь и лег.
        Поверхность была мягкой и теплой, затем верхняя часть яйца опустилась, и Макса приподняло над ложем — почему-то накатило ощущение безопасности и покоя, на потолке капсулы зажегся небольшой экран — видимо это был какой-то вид голографического планшета, так как Док стал быстро проводить на нем какие-то манипуляции. Со всех сторон стала поступать жидкость — парень запаниковал, однако тут же на лицо откуда-то сзади налипла дыхательная маска, закрывая рот и нос — сделав пару вдохов, он провалился в сон.
        Док и капитан стояли возле капсулы, где в прозрачной жидкости плавало тело первого добровольца.
        — Да, все-таки показатели впечатляют, у нас будет свой технолог на фабрике, думаю через пару лет он меня поблагодарит за то, что его вывезли с его захудалой планетки.
        — Проблемы со здоровьем есть?
        — Так по мелочам — подчищу печень и почки, уберу внутреннее небольшое ожирение, в основном на удивление здоровое тело — на пару часов работы.
        — Ладно, работай, как закончишь его лечить — отправь ко мне — поговорю с ним лично. Остальными занимайся сам — ставишь всем то, что было определено по плану.
        — Да капитан, все будет сделано в лучшем виде.
        Когда действие снотворного газа, который Макс вдохнул, закончилось, парень решил осмотреться вокруг — тело все еще плавало в какой-то жидкости, но уровень ее постепенно понижался. Внутренние ощущения радовали парня — как в детстве — никаких болей, хочется бегать и прыгать от избытка энергии. Как только остатки жидкости всосались куда-то с чавкающими звуками, его опять подняло вверх, и он стал ощущать движение горячего воздуха — его сушили.
        — Просто фантастика, силовое поле в таком устройстве, хотя, что я удивляюсь — вон та же платформа в коридоре везла такой большой кораблик, и ничего. Вероятно, силовые поля тут применяются повсеместно. Наконец капсула открылась и стоявший рядом Док сказал:
        — Снимай маску и выбирайся оттуда.
        Легко перебросив тело через край капсулы, парень быстро надел комбинезон и натянул обувь.
        — Как ощущения?
        — Как будто помолодел, здешняя медицина просто чудо какое-то.
        — Ну, раз все в порядке, отправляйся к капитану — он хотел с тобой лично поговорить — нейросеть будем ставить по результатам вашего разговора. Я тебя пока только подлечил.
        — А как там с остальными, Док?
        — Ты сейчас думай только о себе, мой тебе совет — глаза Дока были как две льдинки.
        — Понял, иду, только я ведь дороги не знаю.
        — Я дам тебе провожатого, все иди.
        Дорога к капитанской каюте ничем новым не удивила землянина — она оказалась на том же уровне (или палубе скорее) что и медцентр. Возле двери каюты сопровождающий как бы задумался на секунду, при этом его взгляд расфокусировался на мгновенье и дверь открылась без видимых действий со стороны. Сделав приглашающий жест, серолицый удалился по своим делам, а Макс зашел внутрь.
        Капитанская каюта ничем особым не поразила парня, предметов мебели было мало — привычного вида стол с несколькими стульями, у противоположной стены стол поменьше со стоящим рядом большим массивным креслом, от которого отходили несколько кабелей в пол, несколько коробочек непонятного назначения на том столе. Дополнял этот столик цилиндр диаметра примерно три сантиметра, длиной на всю ширину столика, паривший над ним. Кровати не наблюдалось, возможно, спальня отдельно, подумал землянин, приметив еще две двери в боковой стене помещения. Сам капитан сидел за центральным столом и внимательно рассматривал вошедшего землянина.
        — Садись напротив меня, у меня есть пара вопросов-уточнений к тебе.
        Макс прошлепал к указанному стулу, уселся напротив капитана и ответил:
        — Я готов, спрашивайте.
        — Перед тем, как мы обсудим твою будущую работу, я бы хотел кое-что уточнить по месту твоей поимки. Что ты делал там, на вершине горы сам? Ты изгнанник из клана, или преступник-беглец, решивший спрятаться в горах далеко от соотечественников?
        Парню стало смешно, похоже, эти инопланетники совсем не знают, что такое дикая природа, но смеяться почему-то тут же расхотелось — чувство шаткости момента подсказывало быть осторожным в выражениях.
        — Нет, это у нас называется активный отдых на дикой природе в горах. Многие так поступают — чувство единения с природой в одиночестве обостряется, удовлетворение от покоренной вершины. И я совсем не преступник какой-то или беглец, просто привычка к таким походам в одиночестве.
        — Интересная концепция «отдых, но активный». Если сохранять активность, то когда наступает отдых? Ну да ладно, теперь такой вопрос — у тебя высокие показатели интеллекта и обучаемости — чем ты занимался у себя на планете/?
        — Ну, почти все время имел дело с нашими полезными ископаемыми, по-простому разные руды копал и обрабатывал.
        — Отлично, тебе просто повезло, это поможет тебе быстрее освоить новую работу — я принял решение установить тебе специализированную нейросеть «Технолог-5.5/П» — будешь руководить моей мобильной обогатительной фабрикой. Сеть вторичная, сняли с одного неудачника, но ты не беспокойся, вполне рабочая. Ты по параметрам как раз отлично вписываешься, закачаем базы по твоему профилю, начнешь работать и постепенно отдавать долг.
        — Так как вы все мои рабы, то работать будете без контрактов, договоров и всяких ненужных здесь протоколов — рабам такое ни к чему. Запомни, что я тебе скажу — у тебя есть возможность отработать долг и выкупиться из рабства, собственно как и у других твоих земляков, но у тебя эти шансы гораздо выше, так как по твоей специальности выплаты серьезней. Будешь получать четверть от ставки технолога, пока не погасишь долг за нейросеть и базы — все равно кредиты здесь тратить негде. Если чего захочешь — купишь за свои накопленные кредиты, или прибавлю к долгу.
        — А сколько у меня уйдет времени на погашение долга?
        — Значит, смотри Макс, тебя ведь так зовут?
        — Да, я Макс. Так что там насчет долга и выкупа, какие перспективы?
        — Нейросеть 180 китов, базы еще 580. Кит это тысяча кредитов Содружества — единая валюта. Выкуп из рабства еще 800 китов. С учетом, что будешь получать 25 % от ставки, работать тебе здесь 8-10 стандартных лет Содружества. В таком году 12 месяцев, в месяце 35 суток. И это очень хорошие условия для раба, потому что это почти стандартный срок отработки долга за установку специализированных нейросетей в кредит от спонсора — обычно это или госструктуры или частные корпорации. Я здесь только добавил сумму на выкуп из рабства — мне надо вернуть средства за рейс к твоей бывшей планетке и назад.
        — Вот гад серомордый, подумал Макс — сетку снял с трупа — считай, бесплатная, базы наверняка старые тоже где-то отжал, а мне долг почти на 200 штук вешает. Ну, с выкупом и так все ясно — тут можно любую цифру нарисовать, все равно ничем не оспоришь. Ладно, куда деваться, соглашаемся.
        — Согласен на все предложенные условия.
        — Ха, а тебе и нельзя быть несогласным, ха ха. Не отчаивайся — уверен, что как выкупишься и станешь свободным гражданином Содружества — поблагодаришь меня, что вырвался сюда.
        — Теперь о том, что я хочу получить от тебя: у меня в этой системе висит мобильная рудо-обогатительная фабрика полного цикла «Гурто-С-38мк». Ты должен ее запустить и управлять ее работой и обслуживанием, когда надо ремонтировать, но главное — это обеспечить высокий процент концентрации стандартных смесей — чем он выше, тем они дороже. Как выучишь нужные базы — поймешь что это такое и для чего оно надо, но вкратце ситуация выглядит так: для нужд промышленности требуются концентраты стандартных смесей металлов КССМ, иногда чистые металлы, также энергия, силикаты, пластики, полимеры, добавки и еще много всего разного. Но меня интересует только КССМ — эта фабрика создана для их производства — концентрат в несколько раз дороже смеси.
        — Принцип нашего с тобой взаимовыгодного сотрудничества прост как одинокий астероид в полете: простые шахтеры из числа твоих земляков копают смеси в астероидах, возят тебе на фабрику. Ты же, занимаешься обогащением и создаешь блоки КССМ для меня — я его продаю на ближайшей бирже. Я зарабатываю на хорошую жизнь, ты зарабатываешь на выкуп из рабства. К моменту погашения всех долгов передо мной ты будешь высококвалифицированным востребованным специалистом, свободным гражданином — сможешь выбрать дальнейший свой путь в любой системе Содружества.
        — С состоянием фабрики, ее всеми возможностями будешь разбираться сам — у меня нет таких специалистов — мы рейдеры, среди нас несколько техников, которые могут только обслуживать носитель и КИПы. Пока нужные базы не поднимешь до требуемого уровня — будешь работать как все, обычным шахтером — тот же опыт добычи, пилотский стаж, ну и руда лишней не будет, ха ха. Кстати твоя нейросеть с бонусом — можешь полноценно учить базы по второму направлению без временных штрафов — в твоем конкретном случае это профессия пилота.
        — Жить и питаться будете на борту фабрики — там достаточно кают для проживания персонала. Схема проста до безобразия — мы вам кислород, пищу, воду, поставим пару виртуальных развлекательных центров, чтоб было, где отвлечься, а вы нам смеси и концентраты. Все честно и без обмана: сначала работа — потом свобода.
        — Твоя первая задача — пилотский минимум, потом сканирование доступных объемов — дадим в пару еще кого-нибудь, составишь карту рудных полей. Все необходимое для работы узнаешь из баз. Потом твоя основная работа — вывод фабрики на оптимальный график работы, сырьем обеспечивают простые копатели. Все иди к Доку на установку нейросети.
        — Офигеть не встать, я холодный с этого жизненного момента — думал Макс, шагая в сторону медцентра, дорогу он уже помнил. За 10 лет я тут мозгами поеду — все время в железной коробке на булыжники пялиться. Вот же гадство, я себе жизнь в Содружестве не так представлял. Надо ж было задремать на горке идиоту — сейчас бы колбаски с пивком употреблял. Кстати о еде — живот уже откровенно требует пищу, надо у Дока спросить насчет питания.
        Медотсек встретил парня тишиной — практически всех землян уже пропустили через капсулы и Док ждал только парня.
        — Так давай в капсулу, будем из дикого делать специалиста.
        — Док, а как тут с пищей, я бы чего-то поел?
        — Все потом, сначала нейросеть и базы — у тебя большой список по двум специальностям.
        На этот раз жидкости не было, хотя маску нацепили и заснул.
        — Вылазь давай, твои земляки уже поели, иди и ты туда же. Нейросеть вторичная, так что активации не жди раньше завтрашнего обеда. Как включится, попробуй сам с ней разобраться, но первой поставь инструкцию по самой нейросети — там все указано, как настраивать и учить базы. Если будут вопросы — обращайся, хотя ты должен сам со всем разобраться — все-таки у тебя КИ-188, должен быть не дурак, ха-ха.
        Выяснив у Дока, в какую сторону столовая, Макс пошлепал на прием пищи. Землян здесь было довольно много — насчитал под четыре десятка — часть из них еще ела, большая часть просто сидела за столами и о чем-то спорила, хотя и так можно догадаться, о чем в данной ситуации можно спорить.
        — Как тут питаться, люди?  — вопрос в пространство.
        — О, а вот и наш последний шахтер — кто-то попытался пошутить не к месту.
        — Давай я тебе все покажу — подошла к Максу миловидная женщина лет 30-ти. Смотри — вот это называется пищевой синтезатор, вон тот аппарат, похожий на мусорник — утилизатор, в него бросаешь остатки от еды и сами упаковки от нее. Так как у нас еще не работают нейросети, нам специально запрограммировали вот эти четыре кнопки — четыре варианта наборов блюд. Скажу честно, по вкусу особой разницы нет — на вкус разные варианты земных каш с добавлением неизвестного мяса, овощей или еще не пойми чего.
        — Ну, начнем с набора № 1- сказал парень и решительно нажал кнопку № 1.
        Мдя, по виду это была еда, по вкусу — на нормальную пищу тянула с трудом — где-то немного лучше армейского питания. Для пробы взял еще комплект № 2. Разницы почти не ощутил. Хотя напитки в обоих вариантах понравились — сладкий в № 1 и кисловато-сладкий в № 2, немного газированные протолкнули пищу внутрь отощавшего организма.
        — Ничего один день можно и потерпеть, думаю через нейросеть там выбор получше — подумал Макс.
        Насытившись, он откинулся на спинку стула и стал прислушиваться к голосам вокруг. Народ бойко обсуждал будущие нерадостные перспективы, многие ругались, а часть также молча, как и он, просто сидела и слушала чужие разговоры.
        — Тебя как звать?  — подсела к нему та же женщина.
        — Макс Шнитке, можно просто по имени Макс.
        — Я Марта. Послушай, а что это ты так долго устанавливал нейросеть — первым лег в капсулу, а сюда пришел последним?
        — Ты из Германии, да?
        — Да вот поехали с компанией на природу отдохнуть, вот и доотдыхались…
        — Знакомая история — меня так же на природе взяли. А насчет того, что долго — к капитану водили — вопросы по прошлой жизни задавал зачем-то, потом описал мне будущее на ближайшие годы.
        — И какое оно наше будущее для нас?
        — Ничего хорошего: работать почти бесплатно не менее десяти лет, пытаться при этом не сойти с ума от безысходности, пытаться найти выход отсюда. Мне приготовили должность технолога местной рудо-обогатительной фабрики, но это потом, когда базы выучу по ней, а пока буду как все, пилить астероиды.
        — О, значит, ты у нас будешь самый главный? Я буду держаться рядом с начальством — хитро улыбнулась женщина.
        — Здесь главный только капитан Дро, все остальные — его рабы. Просто я в основном буду торчать на фабрике, а остальные будут астероиды резать.
        — А мне техником быть, мне Док сказал, что у меня КИ132 — это вроде не плохо — буду с дроидами работать.
        — Поверь мне Марта, в нашем положении ничего хорошего нет — мы тут в полной заднице. Все пойду я спать, утомил меня весь этот день.
        Добравшись до свободной полки, парень быстро заснул — впечатлений на сегодняшний день было слишком много.
        Следующее пробуждение не принесло никаких неприятных сюрпризов — разве что жесткое спальное место дало о себе знать — тело ломило после сна. Проснулся он от негромких разговоров и шума, открыв глаза Макс, наблюдал непонятную картину: большинство присутствующих сидели или стояли, при этом странно водили перед собой руками, как будто пытаясь что-то поймать перед своим лицом. Часть просто трясла головой и часто моргала и жмурилась. Весь этот коллектив создавал негромкий шум, который видимо и разбудил парня.
        — Вас ист дас?  — решил он задать логичный вопрос.
        — Нейросети активировались у многих — пояснил сидящий рядом рыжеватый парень лет 25-ти — это настолько необычно, что все пребывают в полушоковом состоянии.
        — И как все это выглядит?
        — Ну, конкретно у меня, это было как загрузка рабочего стола Виндовс, но сначала слегка кольнуло в висках, звук в голове, как будто смс-ка пришла, потом я увидел перед глазами надпись «Нейросеть стандарт» активирована, затем заставка пропадает, а на периферии возникают несколько непонятных значков — вот все эти значки и пытаются поймать.
        — Весело! Ладно, буду ждать своей активации.
        Потом в помещение зашел серолицый и стал пояснять, что надо делать для использования нейросети и ее настройки. Землянин слушал невнимательно, после слов Дока о том, что у него закачана база по настройке нейросети, он решил, что проблем особых с этим не будет. Так как делать пока было нечего, решено было принять водные процедуры и попытаться привести себя в нормальный вид — тело требовало чистоты. Выспросив у местного направления на подходящее его целям помещение, парень направился к своей цели.
        Странно, сегодня местные относились к нему более благожелательно, чем вчера — охотно отвечали на вопросы, хотя сами первыми в разговор не вступали — землянин как-то по-другому представлял себе отношения раб-хозяин. Очевидно, статус немного поменялся за время его сна. Это немного радовало.

        Глава 2

        Итак: вот она — местная разновидность земной ванной комнаты. Сначала надо облегчиться от лишнего — вакуумный унитаз слегка озадачил, но не более; далее — немного потискав разные рычажки и понажимав на пару круглых уплотнений на стенах, удалось помыть руки. Подобие душа оставило после себя неоднозначные воспоминания: вроде бы и в душе стоял, но скорее как в дождь попал — дождь был теплый, но быстро закончился — видимо с водой в космосе напряженка, и вода лимитирована. В общем, процедура разочаровала. Закончив банный день, парень двинулся в столовую — по внутренним ощущениям пора было подкрепиться.
        Сегодня было решено попробовать оставшиеся два состава № 4 и № 3 — когда потом так повезет — думал Макс, нажимая по очереди кнопки. Составы и на этот раз не удивили — что-то напоминающее гороховое пюре и опять новая разновидность каши с кубиками красного цвета — вероятно, местное мясо. Напитки вновь приятно порадовали вкусовые рецепторы — оба варианта были кисловатые, где — то рядом с апельсиновым вкусом. Отторжения продукты не вызывали и успешно пошли по назначению. Выбросив обе упаковки от наборов в утилизатор, землянин задумчиво осмотрел устройство — величиной с небольшой мусорный бак, оно помещало в себя такое большое количество пустых упаковок и остатков пищи, какое туда никак не влазило! Очередное чудо местной цивилизации — вероятно, внутри какой-то расщепитель или уничтожитель, как например офисные шредеры на Земле. По-любому.
        Вернувшись в общий кубрик, решено было слегка отдохнуть и заодно осмыслить грядущие перспективы новой работы. Так как это было близко к тому, чем он занимался на Земле (как он надеялся)  — надо освежить свои знания по процессам обогащения. Итак: обогащение полезных ископаемых это первичная обработка минерального сырья с целью отделения пустой породы и вредных примесей. Наиболее применяемые способы обогащения:
        1. Гравитационное — разделение исходного сырья по плотности в поле силы тяжести Земли или под действием центробежных сил на концентрат и пустую породу.
        2. Электростатическое — разделение сухого вещества исходного сырья на концентрат и пустую породу в электрическом поле по величине или знаку заряда, который образуется в частицах сырья в зависимости от химических свойств, электропроводности, размеров и т. д.
        3. Магнитная сепарация — способ разделения ссм, основанный на различиях магнитных свойств компонентов исходного сырья в постоянном или переменном магнитном поле.
        4. Флотация — процесс разделения мелких твердых частиц в водной суспензии или растворе, основанный на избирательной концентрации частиц на границах раздела фаз в соответствии сих поверхностной активностью.
        В последнее время широко применялись фабрики с комбинированными способами обогащения, например отжиг или гидрометаллургия.
        5. Отжиг используют для подготовки руд и концентратов к дальнейшему обогащению. Метод предполагает нагрев исходного сырья до требуемой температуры, выдержка и последующее охлаждение с заданной скоростью.
        6. Гидрометаллургия означала извлечение металлов из руд и концентратов водными растворами химических реагентов.
        Насчет флотации и гидрометаллургии у Макса были сильные сомнения к применению их в космосе — все-таки вода здесь очень ценилась, и ее расход был строго лимитирован. Обжиг тоже отпадал, учитывая тот факт, что в космосе было проблематично сбрасывать излишки тепла. Оставалось три варианта, хотя местные наверняка пошли далеко вперед во всех областях по сравнению с Землей — гадать сейчас — гиблое дело, вот изучу базы, и все станет ясно. Времени было много — решено было вздремнуть до обеда.
        Из сна его вырвал легкий укол боли в затылочной части и короткий звук «донг» в голове. Перед глазами появился полупрозрачный транспарант «Нейросеть «Технолог-5.5/П» активирована. Для дальнейшей работы изучите сопутствующую базу знаний».
        — Вот он, пришел наш час! А где эта база, и как она выглядит?  — спросил мысленно сам себя, внимательно изучая, что добавилось в глазах. А добавилось немного — значок шестеренки, мигающий полусогнутый листок и иконка, напоминающая значок архива в Виндовс — все находилось на периферии зрения визу слева.
        — Так сначала посмотрим мигающий листок, наверняка важная стартовая информация…Хмм, а как его посмотреть, как ни крути глаза, оно все равно внизу слева. Как его открыть — то? Почесал затылок, попробовал указать на него пальцем левой руки и тут же понял, как глупо это выглядит со стороны — совсем как делали его земляки утром. Наверняка это надо делать, как-то концентрируя внимание на значке. Немного помучавшись пять минут, будучи немного разозленным на себя, Макс наконец открыл листик, мысленно нажав на него — как и предполагалось, это было стандартное приветствие от разработчика нейросети, в котором было прямое указание, где найти инструкцию по настройке нейросети.
        Оказывается значок в виде архива — это каталог всех имеющихся баз знаний носителя нейросети — как изученных, так и нет. Открыв каталог уже понятным способом, землянин принялся изучать список — базы были отсортированы по направлениям, и это приятно удивило. Итак, что было в наличии:

        1. «НЕЙРОСЕТЬ «ТЕХНОЛОГ-5.5/П». ИНСТРУКЦИЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ 1 РАНГ.
        2. ИМПЕРИЯ «ГАРМОР» 1 РАНГ

        ПИЛОТИРОВАНИЕ

        1. КЛАССИФИКАЦИЯ МАЛЫХ КОРАБЛЕЙ СОДРУЖЕСТВА 1 -3 РАНГ.
        2. ПИЛОТИРОВАНИЕ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 1 -3 РАНГ.
        3. ПУСТОТНОЕ МАНЕВРИРОВАНИЕ 1 -3 РАНГ.
        4. НАВИГАЦИЯ 1 -4 РАНГ.
        5. СИЛОВЫЕ ЭКРАНЫ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 1 -3 РАНГ.
        6. БОРТОВЫЕ ИИ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 1 -3 РАНГ.
        7. СКАНИРОВАНИЕ ПРОСТРАНСТВА 1 -3 РАНГ.

        ТЕХНИК ПО ОБСЛУЖИВАНИЮ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ

        1. ЭНЕРГОСИСТЕМЫ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 1 -3 РАНГ.
        2. ОБСЛУЖИВАНИЕ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 1 -3 РАНГ.
        3. БРОНЕВОЕ ПОКРЫТИЕ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 1 -3 РАНГ.
        4. ДВИГАТЕЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 1 -3 РАНГ.
        5. ОБСЛУЖИВАНИЕ БОРТОВЫХ ИИ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 1 -3 РАНГ.
        6. ОБСЛУЖИВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ СКАНЕРОВ 1 -3 РАНГ.
        7. ОБСЛУЖИВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ДРОНОВ 1 -3 РАНГ.
        8. ОБСЛУЖИВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ЛАЗЕРОВ 1 -3 РАНГ.
        9. РЕМОНТНЫЕ ДРОИДЫ 1 -3 РАНГ.
        10. ТЕХНИЧЕСКИЕ СКАФЫ 1 -4 РАНГ.

        ДОБЫЧА ССМ В КОСМОСЕ

        1. ПРОМЫШЛЕННЫЕ ЛАЗЕРЫ 1 -4 РАНГ.
        2. ПРОМЫШЛЕННЫЕ СКАНЕРЫ 1 -4 РАНГ.
        3. ГЕОЛОГИЯ АСТЕРОИДНЫХ ПОЛЕЙ И БЕЗАТМОСФЕРНЫХ ПЛАНЕТОИДОВ 1 -4 РАНГ.
        4. КЛАССИФИКАЦИЯ ССМ, КОНЦЕНТРАТОВ ССМ И ЧИСТЫХ МЕТАЛЛОВ 1 -2 РАНГ.
        5. МЕТОДЫ ДОБЫЧИ ССМ В КОСМОСЕ 1 -4 РАНГ.
        6. ПРОМЫШЛЕННЫЕ ДРОНЫ 1 -4 РАНГ.

        ОБОГАЩЕНИЕ ССМ В УСЛОВИЯХ КОСМОСА. ОБОГАТИТЕЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ

        1. МЕТОДЫ ОБОГАЩЕНИЯ ССМ В УСЛОВИЯХ КОСМОСА 1 -4 РАНГ.
        2. КЛАССИФИКАЦИЯ ССМ, КОНЦЕНТРАТОВ ССМ И ЧИСТЫХ МЕТАЛЛОВ 3 -4 РАНГ.
        3. ОБОГАТИТЕЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ 1 -4 РАНГ.
        4. СТАЦИОНАРНЫЕ ИИ 1 -4 РАНГ.
        5. ХИМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ОБОГАЩЕНИИ ССМ. КАТАЛИЗАТОРЫ И ИНГИБИТОРЫ 1 -4 РАНГ.
        6. СИЛОВЫЕ ЭКРАНЫ МОБИЛЬНЫХ ОБОГАТИТЕЛЬНЫХ КОМПЛЕКСОВ 1 -4 РАНГ.
        7. ПОЗИЦИОНИРОВАНИЕ МОБИЛЬНЫХ ОБОГАТИТЕЛЬНЫХ КОМБИНАТОВ 1 -2 РАНГ.

        ИНЖЕНЕРНОЕ ДЕЛО

        1. ИНЖИНИРИНГ — МОДИФИКАЦИИ И ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЙ 1 -4 РАНГ.
        2. РЕМОНТНЫЕ ДРОИДЫ 4 РАНГ.
        3. ОБСЛУЖИВАНИЕ МОБИЛЬНЫХ ОБОГАТИТЕЛЬНЫХ КОМПЛЕКСОВ 1 -4 РАНГ.

        Боевых баз не наблюдалось вообще. Ну да, рабам оно не надо, их задача камни пилить — анализировал список парень. А вот некоторые базы странно повторялись: ремонтные дроиды, классификация ссм, были в разных рангах в разных разделах. Видимо, для простого шахтера, копающего просто смесь, хватит двух рангов классификации, а технологу положено больше знать. Так же вероятно дело обстояло с дроидами — для ремонта и обслуживания малых шахтерских корабликов хватит 3-го ранга, а для фабрики надо выше.
        Все базы были серого цвета, видимо, так обозначались неизученные.
        — Значит, по плану первой идет инструкция. Возле каждой базы были кнопки «Изучить» и «Пауза». Нажав «Изучить» возле базы-инструкции, Макс ничего не почувствовал, однако рядом с базой появился таймер обратного отсчета — предлагалось подождать две минуты. Через указанных две минуты к парню пришло осознание о том, что и как нужно настраивать в своей нейросети, для чего нужны те или иные значки в интерфейсе, как использовать нейросеть для связи с другими людьми и многое другое. Например, опция «Мыслесвязь» или раздел «Протоколы». Если первое по описанию было более-менее понятно, то «Протоколы», например, были возможностью сохранять в хранилище нейросети любые моменты жизни по кодовой фразе «Протокол» — озвученный видеоряд, прямо камера, встроенная в голову.
        Но конечно инновационный метод обучения профессиям поражал воображение — местная цивилизация оставила Землю в этом вопросе далеко позади в развитии.
        Как и говорили ему капитан и Док, его нейросеть имела бонусы к изучению двух специальностей — пилот и технолог. Базы именно по этим направлениям изучались максимально быстро. А вот технические, инженерные и любые другие направления будут изучаться дольше, как непрофильные.
        — Ну, времени у меня впереди много, все успею — сказал Макс, запуская на изучение базу «Империя Гармор» — пора узнать, где он оказался. А оказался он в звездном образовании, где было узаконено рабство. Оно было нескольких видов, наиболее распространенное — долговое: разумный получал в свою собственность что-то условно бесплатно, при этом на него вешался долг, который погашался в течение определенного отрезка времени. Здесь чаще всего становились такими долговыми рабами за установку нейросети, обучение определенной специальности, ну, так же как и на Земле — за недвижимость, за технику и т. д. Самым используемым способом погашения долга считался долгосрочный контракт на минимальную ставку — от десяти лет и выше.
        Был долг наследования — в случае смерти долгового раба, долг переписывался на ближайшего родственника без его согласия, и так далее по цепочке родственников до погашения. В общем, Макс подпадал однозначно под первый случай, вот только условия возврата были явно хуже, чем для граждан Империи. Понятно, что в такой глуши права особо заявить некому.
        Кроме описания понятия рабства, ничего нового или сногсшибательного в базе не было: монархический устрой государства, империя являлась членом Содружества с момента его основания, около 60-ти официально контролируемых систем и еще примерно такое же количество во фронтире, входило в зону влияния Империи. Уровень развития технологий в гражданском секторе был не выше 6-го, армия и космофлот работал на 7-м поколении. Получается, что его нейросеть 5-го поколения была очень неплоха по гражданским стандартам.
        Дальше по списку решено было осваивать пилотский набор: первой пошла база по пилотированию 1-го ранга — около 20 минут ожидания и пошла вторая по списку — маневрирование — еще примерно столько же.
        — Немного неудобно каждый раз лазить в каталог, чтобы увидеть степень изученности очередной базы — подумал парень — все время отвлекаться на такие однообразные действия глупо, возможно в опциях нейросети есть что-то, что сможет автоматизировать этот процесс, что-то, похожее на планировщик задач. Как только подумал, сразу пришло понимание, как все организовать — зашел в интерфейс и, проделав несколько операций со списком баз — запустил весь 1-й ранг пилотирования на пакетное изучение. Немного подумав, добавил в него 2-й ранг этого направления.

* * *

        Приблизительно тоже время. Планета Нурфал. Империя Гармор.

        После неудачного бунта, получив дозу электростимулятора в шею, Иннокентий и Федор были грубо перемещены серолицыми инопланетниками на неизвестную планету. То, что это была планета, а не помещение на корабле, где они очнулись впервые, они визуально определили по облакам над головой и растительности под ногами. А то, что это была именно незнакомая им планета, определялось по местному солнцу и растительности — оно было оранжевое и больше знакомого Солнца, растительность же было буро-зеленого оттенка. Ну, а наличие рядом злых серолицых дополняло общую картину.
        — А почему собственно злые?  — тут было все просто — коллеги регулярно получали от них тычки в разные части тела. Кстати, тех двоих неизвестных братьев по несчастью «наших бьют» от них увели вскоре после высадки на планету — больше бойцов они не видели. Отконвоировали их в небольшую комнатенку, где была одна кровать, скорее напоминавшая деревянную лавку, в углу было типичное сельское «очко», привычное в России.
        — Как-то тут уныло коллега, правда?  — начал разговор Федор.
        — Унылость этого места — не главная наша проблема — я вот уже давно хочу есть, и вообще местная неправильность меня удручает.
        — Какая неправильность, не понял?
        — Ну вот «очко» есть, а использовать его мне нечем — грустно…
        — Думаю, коллега, скоро все выяснится и наладится.
        — Хрена с два наладится, коллега, вы что, оглохли слегка или забыли то, что сказал тот серый на корабле — мы рабы, а тут у нас будет новый хозяин.
        — Он кстати что-то говорил про арену — это, наверное, плохая перспектива.
        — Я все же надеюсь, что местные быстро разберутся, кто мы такие и предложат нам работу согласно нашим интеллектам, не зря же мы были кандидатами наук, можно сказать почти доктора.
        — Ну, это вы Иннокентий были уже почти, а я и рядом не стоял — загрустил Федор.
        В этот момент дверь камеры открылась, и их вывели в коридор. Получив пару новых пинков, коллеги-ученые уныло поплелись за конвоирами. Попав в помещение, где стояли яйцевидные аппараты, они оживились:
        — Смотрите коллега, какое уникальное оборудование — оно бы нам помогло совершить техническую революцию на Земле!
        — Хмм, интересно какие функции оно выполняет?
        В этот момент к ним приблизился еще один серолицый местный житель в комбинезоне знакомого покроя:
        — Так, оба, внимательно меня слушаем и выполняем все указания. Сейчас раздеваетесь и лезете в капсулу — будем вас проверять. В тот же момент два яйца раскрылись пополам.
        — Хмм, какая передовая медицина, нам точно повезло, сейчас все наши проблемы решатся.
        — Давайте поживее, не задерживайте меня… Вот глупое мясо — не в одну капсулу, а в разные, и где таких тупых подобрали?
        … — Все, вылазим и одеваемся, сейчас за вами придут ваши хозяева. Пока ученые одевались, в медцентр пожаловало новое действующее лицо, даже не так — вновь прибывших лиц было двое. Одним был полный мужчина с легкой одышкой, одетый в костюм, привычный на Земле. Рядом с ним была красивая молодая девушка — вьющиеся волосы, фигура, как у фотомодели, глубокие белые глаза прекрасно сочетались с серой кожей. Оба смотрели на землян как на бомжей.
        — Так, вы два куска дерьма, слушаем и запоминаем — поступаете в мою полную собственность, меня звать администратор Фолт, я представляю, если вы успели понять, руководство этого полиса. Рядом со мной мой ассистент — Мара Фарс — она будет вашим непосредственным начальником — все вопросы решать с ней. Я только что ознакомился с результатами ваших обследований — ничего особенного, да и что можно было ожидать от мяса.
        — Мы бы тоже хотели узнать эти результаты — меня звать Иннокентий.
        — Да-да, это очень интересно — а меня звать Федор.
        — Кха-ха, ну и имя — Иннокентий, да простят меня Древние — более дебильного еще не слышал, Федор все же как-то нормальнее будет. Так вот Инни, у тебя коеффициент интеллекта 102, нейроактивность 30, коеффициент обучаемости 1,6. Для Федора соответственно 101, 28 и 1,4. Кем вы там у себя хоть были то, мясо?
        — Ваш медик, скорее всего, неправильно провел тесты — таких низких показателей у нас не может быть — мы российские ученые.
        — Бха-ха-ха, ученые, держите меня четверо, ха ха — присутствующие в помещении серые сгибались в приступах хохота. С такими показателями вам только в мусоре ковыряться!
        — А как вы догадались про мусор? Мы как раз и занимались вопросами его обработки и повторного применения.
        — Бха-ха-ха — новый взрыв веселья у серых людей — зачем мусор перерабатывать — его надо выбрасывать в утилизатор — это даже дети у нас знают. Представляю, как выглядит ваша планетка — кругом кучи мусора и местные с умным видом там чего-то ищут. Да, рассмешили вы нас, что сказать тупое, но смешное мясо — нам как раз такие и нужны для очень ответственной работы, но об этом потом. Сейчас наш специалист поставит вам специализированные нейросети и зальет профильные базы знаний — потом продолжим общение — вы наверное полны еще разных сюрпризов, ха ха.
        — Одежду не снимаем, только обувь — заметил местный медик.
        Коллеги полезли в медицинские капсулы, на этот раз ума хватило не ломиться в одну…

* * *

        … Весь следующий день Макс маялся от безделья — базы учились, местные их пока не тревожили, так как считалось, что освоить полтора десятка баз в 3-й ранг — а именно такой ранг требовался для начала работ в астероидах, можно было примерно за 10 -12 дней. Такой интервал времени определил для основной массы землян Док, исходя из среднего КИ 110, который был у большинства землян. Четвертый ранг они должны были учить, уже копая смеси
        Ужин как всегда наступил внезапно — вынужденное безделье плюс, возникший из ниоткуда сильный голод — побудили его к походу в столовую. Вместе с ним увязалось несколько парней и уже знакомая Марта — женщина старалась при случае быть рядом с парнем.
        На этот раз пищевой синтезатор оказался не просто большим многодверным холодильником с четырьмя кнопками — небольшой квадратный контур подсвечивался синим на каждой такой «дверке». Вблизи агрегата синий контур преобразился в многостраничное меню с фотографиями доступных блюд. Кстати, сам синтезатор представлял из себя шестигранную колонну посреди столовой, где каждая грань была самостоятельной частью, и выдавала блюда на заказ. Землянин стал сортировать список по возможным фильтрам: по названиям планет, государственных образований Содружества (названия таких государств ничего не говорили, так как базу Содружеству им не выдали для изучения).
        Понятие первых и вторых блюд здесь отсутствовало — можно было ориентироваться в выборе, полагаясь только на внешний вид, напитки были разделены на 2 раздела: здесь единственным фильтром были понятия алкогольные и безалкогольные. Однако раздел алкогольных составов был недоступен — видимо серые специально ввели такое ограничение, не имея понятия, как местные напитки подействуют на землян.
        — Представляю, сколько будет разочарований и проклятий в адрес серолицых — подумал Макс и немного взгрустнул о пиве.
        Решено было начать дегустацию инопланетных деликатесов — каша уже осточертела основательно. Выбрал из раздела «Блюда империи Гармор» — что-то напоминающее колбаски, по которым уже сильно скучал — к ним набор синих шариков, политых густой белой массой, знакомый уже зеленоватый сок дополнил набор.
        — Хм, неоднозначно, но есть можно — оба блюда оказались мясными.
        Завтра было решено продолжить эксперименты над желудком. Назад шел с Мартой — женщина оказалась приятным собеседником, пыталась шутить и расспрашивала об успехах в изучении баз. Оказывается у нее на изучение 1-го ранга уходило почти 40 минут и до окончания всех 1-ранговых баз ей требовалось еще около трех часов. Парень не стал скрывать свои успехи от нее — смысла в секретности он совершенно не видел — наверняка не он один такой уникальный.
        Возле общего кубрика их ждал сюрприз — местные решили разделить мужчин и женщин — если мужчин в кубрик пропускали свободно, то женщин переводили в соседний. Наверное, в этом был какой-то смысл — разбираться в причинах не хотелось. Марта выглядела огорченной, но когда он ей подмигнул и улыбнулся — приободрилась и немного покраснев, улыбнулась в ответ.
        — Фрау на меня запала, 100 % — верняк — подумал и пошел устраиваться отдыхать.
        Сквозь сон ему чудились какие-то шумы — как будто кто-то рядом бегал и кричал, потом звуки падения чего-то тяжелого, невнятные голоса.
        Пробуждение принесло две знаменательных новости: все базы 2-го ранга были усвоены — по расчетам на каждую тратилось 1,5 -2 часа. Такая скорость усвоения информации радовала — выходило, что на каждый следующий ранг требовалось в 4,5 раза больше времени. Решив сразу же проверить эту теорию, он запустил на пакетное изучение 3-й ранг пилотажных баз. Первой как обычно шла база «пилотирование» — обратный таймер показывал 5 часов 58 минут.
        — Хм, немного меньше расчетного времени — подумал Макс — вместо почти семи часов — шесть. Скорее всего, я что-то упускаю или просто чего-то не знаю, надо сходить к Доку — он точно знает, заодно может, еще чего интересного узнаю от него.
        Вторая новость была действительно знаменательной — оказывается, вчера после ужина группа землян, в основном из России, ну были еще пару немцев, американцы и несколько скандинавов — решили поэкспериментировать с пищевым синтезатором. Видимо наличие раздела «алкогольные напитки» серьезно действовало на психику некоторых. Вот вроде есть бухло в наличии, но поломанный агрегат не выдает. Пытаясь, некоторое время заставить синтезатор выдать требуемый продукт, будущие собутыльники, в конце концов, потеряли терпение, и перешли к поиску неисправности.
        Ну а как на Земле поступают с глюченым автоматом, который например деньги взял, а Колу не выдал — правильно, синтезатор стали пинать, а так как на него это не действовало, то факт саботажа со стороны тупой железки серьезно рассердил разумных, и пинки стали значительно сильнее, в ход пошли стулья.
        Корабельному ИИ такой поворот событий был внове — такого применения пищевого синтезатора еще не было в его памяти, но на факт уничтожения вверенного ему имущества он отреагировал быстро. Местные быстро навели порядок нехитрыми методами — связка ошейник плюс шокер в ребра работала безотказно. Электрическая нирвана снизошла на разбушевавшихся землян.
        — Мдя, весело у нас тут — прокомментировав последние новости, парень отправился в ванную комнату привести себя в порядок. Сегодня помещение ванной радовало несколькими активными контурами на разных предметах — туалет и водные процедуры прошли удобнее и интересней. Даже душ был не такой мгновенный, как день назад.
        Быстро позавтракав, наугад выбрав новые блюда, причем первое из них пошло прямиком в утилизатор, землянин отправился к Доку. В большом коридоре ему опять на глаза попалась картина транспортировки ранее не виданного летательного аппарата — оперативно всплыла подсказка: тяжелый КИП «Самтур» — очевидно это была информация из базы-классификатора.
        Согласно этой базы, данный тип корабля был космическим истребителем-перехватчиком 3-го поколения, производства директората Корит: две курсовые пушки, две зенитные турели в задних нижней и верхней полусфере, возможность навески блоков ракет или противоракет на выбор, для дальнего воздействия на противника. Курсовыми орудиями управляет пилот, турели управляются бортовым ИИ. Классификатор разделял понятие «малые корабли» на несколько классов:
        a) легкие КИПы — как правило, вооружены одним курсовым орудием,
        b) тяжелые КИПы, они же штурмовики — не менее двух орудий, также могли дооборудоваться дополнительными средствами атаки или обороны,
        c) специализированные суда поддержки — разведчики, постановщики помех, торпедоносцы…
        Все малые корабли пилотировались одним пилотом, слабенький бортовой ИИ был скорее вычислителем для помощи пилоту. В зависимости от уровня изученной базы «Классификация малых кораблей пользователь мог при непосредственном визуальном контакте опознавать тип судна, получая доступную информацию. В данном случае видимо изученный 2-й ранг давал доступ к опознанию 3-го поколения, 3-й и 4-й ранги, вероятно, повышали оценку и опознание изделий более высоких поколений летающей техники.
        Док откровенно скучал — хотя все капсулы были заняты, видимо ничего сложного там не проводилось.
        — О, а вот и клиент пожаловал — приветствовал он входящего, сейчас будем тебя обследовать. Макса слегка передернуло — энтузиазм доктора слегка нервировал — я вообще-то пару вопросов хотел задать, а так у меня ничего не болит, все нормально. Но вижу тут у тебя полно работы — зайду попозже.
        — Стоять, умное мясо!  — сейчас одна капсула освободится, и полезай внутрь — посмотрим на тебя так сказать вблизи, потирая ручки, ухмыльнулся Док.
        И действительно, через пару минут одно из яиц раскрылось, выпуская оттуда одного из местных. Делать нечего, пришлось залазить внутрь. В этот раз жидкость не пускали, маску на лицо не одевали — парень просто лежал и пялился на крышку капсулы, где Док в это время высматривал что-то на квадрате подсвеченного экрана.
        — Вылазь давай, с нейросетью все нормально. Рассказывай, как идет изучение баз, какие вопросы?
        — Первые ранги у меня изучались примерно по 20 минут на базу, вторые по-разному — от 1,5 до 2-х часов. С утра поставил в пакет 3-й ранг пилотского комплекта — почему-то таймер изучения показывает меньшее, чем я посчитал время. В чем причина?
        — Значит, смотри: 1-й и 2-й ранги — это можно сказать общие сведения, по ним делать какие-то выводы не стоит, а то, что таймер меньше, то это результат наложения значений твоих показателей КИ и КО, причем коэффициент обучаемости здесь играет главную роль. Коэффициент интеллекта в основном определяет поколение нейросети, которую можно установить разумному, соответственно, чем это поколение выше — тем выше уровень техники, которой он может управлять. В твоем случае это все устройства по пятое поколение, и возможно, некоторые образцы из шестого — тут как повезет. А вот этот самый «КО» как раз и дает прибавку к скорости изучения, но эффект от этой прибавки начинает сказываться, начиная с 3-го ранга баз. Ты это особенно ощутишь на высокоранговых базах — начиная с шестого ранга, объемы информации становятся просто колоссальными.
        — Кстати сам КО — это аналог функции лекарственного разгона в медицинских капсулах — лекарственный транс, при котором резко увеличивается восприятие мозгом информации — применяется широко и всеми. Обычное ускорение в таком трансе — 3-х кратное, в твоем случае у тебя естественная способность к освоению информации 2,8-крат — тебя даже в медицинскую капсулу на разгон нет смысла засовывать, так как эффекта почти не будет. Есть, конечно, и 5-кратные разгоны, но тут я помочь ничем не смогу — знаний фармакологии не хватает, да и капсулы старые — 3-е поколение. Так что у тебя очень удачно сложились природные параметры — я тебе даже завидую, с такими способностями к обучению сможешь высоко подняться как специалист — не упусти свой шанс.
        — Док, я хотел спросить — а что в этих капсулах вообще делают кроме обследований и разгона?
        — Ну, главное их предназначение — лечение людей — любые типы заболеваний, кроме патологий мозга, ранения, потеря конечностей или других частей тела — капсула отрастит любую потерянную, все упирается только во время восстановления — мягкие ткани, глаза — достаточно быстро, оторванную ногу будет выращивать несколько суток. Диагностика организма, тот же лекарственный разгон, есть еще операционные капсулы — там можно проводить сложные операции — пересадку органов, например или вживлять искусственные органы или конечности.
        — А как же природное отторжение организма?
        — Хм, какое умное мясо… знаком с медициной, откуда знаешь медбазы?
        — Да нет, у нас принцип обучение на планете старый — баз никаких баз нет, все по печатным материалам учатся — помню просто кое-что из той жизни.
        — А, ну ладно тогда, значит насчет отторжения — эта проблема давно решена была на уровне физиологии пару сотен лет назад. В Содружестве есть возможность, за кредиты, конечно, не только отрастить оторванное, а и заменить это на искусственный аналог — глаза, почки, мышцы и многое другое — ты еще многое узнаешь о Содружестве такое, что тебя первое время будет приводить в кратковременный ступор. Даже меня еще иногда удивляют некоторые медицинские решения, которые на себе проводят некоторые разумные.
        — Что касается медицинских капсул, то здесь зависимость от поколения в основном отражается на скорости лечения — чем новее — тем быстрее, правда за скорость надо платить увеличенным расходом регенерина и медицинских картриджей. Некоторые капсулы могут работать с негуманоидами — но нам такое не интересно, у нас таких нет.
        — Кстати, если ты подумал, что медицинских капсула может даже мертвого воскресить, то сразу огорчу — чудес не бывает, и даже больше — никто не отменял такое понятие, как болевой шок. Если тебе, например, абордажный дроид отрежет резаком сразу две ноги или аварийная переборка внезапно раздавит тебя пополам — тебя уже ничего не спасет — в таких случаях человек погибает от сильнейшего болевого шока.
        — Да. Занимательная и полезная информация, спасибо Док.
        — Заходи еще, пообщаемся.
        Макс поплелся обратно — в главном коридоре ему навстречу медленно двигались груженые платформы с различными ящиками и непонятными устройствами — эти платформы были гораздо меньше той, на которой перевозили КИПы, к тому же двигались они самостоятельно — рядом никого из местных не наблюдалось. Внезапно из бокового коридора прямо перед парнем выскочил огромный металлический паук — в половину человеческого роста, и, не обращая на него никакого внимания, посеменил вслед за платформами.
        — Ничего себе насекомое — громко удивился землянин — такой в момент разберет на запчасти, если надо. Хотя ничего угрожающего в лапах у паука не было, вероятно это какой-то ремонтник — подумал вслед железяке парень.

        Глава 3

        Следующие двое суток слились в однообразный калейдоскоп — подъем, водные процедуры, завтрак, безделье, обед, снова безделье, ужин и сон. Часть времени занимало бесцельное брожение по коридорам носителя — правда, доступных зон для землян было немного. Разговоры с остальными землянами немного развеивали настроение, особенно часто наш герой общался с Мартой — встречались они в коридорах и в столовой — в женский кубрик мужчин не пускали. Как выяснилось, у женщины только недавно изучились вторые ранги профильных баз, в то время как с него самого уже близился к концу пакет 3-го ранга — как и предупреждал Док, различие в параметрах КО (у Марты, например, было 1,4) давало уже о себе знать. Откровенно говоря, такому факту Макс очень радовался — пустое времяпрепровождение ему уже изрядно надоело, он уже представлял себя в роли пилота.
        Во время таких разговоров с другими землянами обсуждали шедевры пищевого синтезатора: оказывается, местная еда могла выглядеть весьма незаурядно — например кто-то попробовал подобие земных спагетти — в меню оно указывалось как «белые корикасы». Вкусивший данное блюдо отзывался о нем очень положительно, правда, когда позже, местные объяснили ему, что это вид питательных червей, которых специально разводят в одном из водных миров Содружества, он долго ходил неестественно бледный. Однако потом опять употреблял его, при этом выдвинув умную мысль о том, что любое блюдо из синтезатора это набор из разных питательных картриджей, и на внешний вид можно не обращать внимания.
        — Ну а что — подумал парень — вот например, во Франции выращивают специальные виды лягушек для гурманов, и ничего — никто не умер.
        Марта поделилась воспоминаниями от блюда, в котором лежали маленькие хрустящие клешни (или лапки) не пойми какого происхождения — «чикос по брилонски с гряузами» — кстати, Максу понравилось. В напитках было обнаружено близкое подобие земной Колы — всех эта находка очень порадовала. Попыток заставить силой, аппарат выдавать алкоголь больше не было — видимо знакомство с шоковой терапией местных отбило охоту у любителей погулять широко. К тому же, было объявлено, что этот пункт меню будет разблокирован, когда земляне начнут поставлять ссм. По принципу — поработал — выпей и сразу закуси!
        Парень посмотрел в каталог баз: до конца изучения последней базы из списка 3-го ранга оставалось менее пяти мину, схожу к Доку — надо определиться, что дальше по списку у меня пойдет.
        — Док, у меня изучены все базы 3-го ранга по пилотажу, что дальше/?
        — Отлично, ты первый с 3-м рангом, подожди пару секунд, я с капитаном поговорю… Значит тебе следует подойти на вторую летную палубу — будешь подтверждать теорию практикой — пора на вылет, боец, ха ха.
        — У меня нет доступа туда — пару раз пытался туда зайти, когда бродил по кораблю — ИИ гнал обратно.
        — Сейчас все решим… так, есть допуск, можешь отправляться туда прямо сейчас — вторая летная палуба — обратишься к пилоту по имени Крул — он будет твоим наставником.
        Выпроводив парня, Док связался с капитаном:
        — Как тебе наш будущий технолог? Скорость освоения информации потрясающая.
        — Да, меня это откровенно радует, я рад, что не ошибся в выборе — из него будет очень ценный для нас специалист, прибыль гарантируется. Жаль только, что таких как он в этом наборе маловато.
        — Согласен, парень фактически лидер среди них, есть еще около десятка подобных ему образцов, которые идут вплотную за ним — из них тоже будут хорошие специалисты, а так основная масса в пределах обычного.
        — Ты отправил его на стажировку?
        — Да, как и было договорено — вторая палуба. Только ведь у нас пока нет шахтерских кораблей…
        — Ничего пусть поучится на КИПах, разведчик давать ему не будем — ни к чему. Основы пилотажа и так закрепит — через пару дней должен прийти оплаченный транспорт клана с заказанными копателями — тогда и переведем на профильный борт.
        — А какие шахтеры заказал — обычные гражданские или списанные флотские?
        — Взял для начала обычные — трюм больше, хоть и немного дороже списанных военных. Заодно привезут необходимые модули для ремонта захваченного большого транспорта — ну того, в котором нашли эту фабрику — будем доводить до нормального состояния прямо здесь.
        На вторую летную палубу Макс попал просто — при приближении створки раскрылись без каких-либо действий с его стороны — видимо ИИ носителя определил, что идентификатор нейросети входит в число допущенных в эту зону и просто открыл вход.
        — Здесь я еще не был — ухмыльнулся парень — тут гораздо интересней. Летная палуба представляла собой аналог широкого коридора с прямоугольным выходом в противоположном конце. 12 КИПов стояли по обе стороны коридора в шахматном порядке по обе стороны от центральной его оси — это напоминало взлетно-посадочную полосу земных аэродромов со стоящими по бокам самолетами. Чернеющий в самом конце коридора выход был подсвечен зелеными огнями; пол был сплошь металлическим и гладким, хотя по поводу материала могли быть варианты — просто звук шагов по нему был как по металлу.
        По стенам и потолку наблюдались различные механизмы, штанги, фермы и кабели, возле некоторых корабликов шевелились пауки, похожие на того, что парень встретил в большом коридоре, не спеша кое-где ходили люди — вероятно палуба была одновременно и ремонтным доком, местом заправки и обслуживания. Все суденышки блестели, никаких черных или пятнистых, какие часто попадались в земной фантастике, не наблюдалось.
        — Странно, а почему так?  — подумал землянин, и тут же в голове всплыла информация — в космосе отсутствует атмосфера, поэтому передать излишки теплоты куда-то наружу проблематично. А в случае темных поверхностей излучение звезды, не ослабленное атмосферой, интенсивно разогревает корпус, тепловое расширение металла провоцирует деформации, часть тепла передается на внутренние конструкции корабля, соответственно нагревая их, от них тепло передается внутренней атмосфере, разогревая ее. В итоге, надо бороться с этим лишним теплом, а в отсутствие теплопередачи наружу это становиться проблемой.
        — В принципе понятно, вон даже у Земли все искусственные спутники и та же МКС сделаны светоотражающими.
        Найдя искомого пилота, сразу получил новые указания:
        — Значит так мясо, двигай в кабину — синхронизируешься с бортовым ИИ, докладываешь и получаешь дальнейшие инструкции. И еще один маленький момент — если поцарапаешь мой аппарат — вырву руки.
        Видя побледневшее лицо новичка, пилот улыбнулся и добавил:
        — Шутка, тебе как новичку разрешается.
        — Манал я такой юмор — подумал Макс, устраиваясь в пилотажном коконе, рядом светилась панель ручного или как указывалось в базах — аварийного управления. Всплыла в памяти информации по управлению таким корабликом — ничего сложного не предвиделось.
        — Бортовой ИИ ИМК102.428.256 — запрос на синхронизацию с нейросетью «Технолог-5.5/П» — … подтверждено
        — Активирован учебный режим полета, ведение огня и форсаж заблокированы.
        Просмотрел информацию о кораблике — все-таки первый боевой космический корабль, лично, опробованный им:
        — Легкий КИП «Тувис» 3-е поколение, имперское производство,
        корпус — износ 20 %, состояние отличное;
        маршевый двигатель «ДВМ-3А» — износ 20 %, ремонт не требуется;
        реактор «РД-3А» — износ 15 %, ремонт не требуется;
        сканер объемов «СОВ-12»- износ 15 %, ремонт не требуется;
        — Боевые модули:
        Роторная турель «КС-4» — износ 16 %, ремонт не требуется, 100 % боекомплект;
        установка управляемых РСД — 100 % боекомплект;
        установка противоракетной обороны — 100 % боекомплект.

        Подтвердив готовность, получил новые указания от наставника:
        — Давай на 10 % мощности вставай на тягу и медленно двигайся на створ выхода — ИИ тебя подстрахует, чтоб не вмазался во что-то по молодости.
        — Понял, выполняю.
        Влияние ИИ почти не ощущалось — стараясь не спешить, молодой пилот осторожно вывел КИП из выхода, обозначенного зеленым цветом. Управление через нейросеть было непривычно, совсем не те ощущения, когда управляешь автомобилем, но кораблик двигался ровно, без рывков. Вся передняя полусфера перед глазами пилота превратилась в большой экран кристальной четкости — нейросеть транслировала показания внешних датчиков КИПа на фронтальную голопанель, привычного прозрачного плафона вокруг пилота не было — он висел в силовом коконе внутри корпуса корабля.
        Вылетев наружу, наш новоиспеченный астронавт не смог удержаться от восхищенного вскрика
        — Даст ист фантастиш!  — местное солнце было спереди, справа внизу — глаза не слепило — ИИ КИПа своевременно включал световые фильтры, оберегая зрение пилота, прямо и немного левее в пространстве бликовали астероиды — скорее всего ледяные. Несколько планет — мертвых безатмосферных гигантских шаров висели в разных местах ниже направления движения кораблика, носитель остался сзади — его парень не успел рассмотреть.
        Сколько в таком состоянии немого созерцания провел он, было непонятно — ощущения от увиденного парализовали мозг — красота и бесконечность окружающего пространства подавляла все чувства. Видимо пилот — наставник прекрасно понимал состояние стажера, поскольку состояние безмолвного парения в пустоте никем не прерывалось достаточно долго.
        — Эй, парень, с тобой все в порядке? А то по данным ИИ — все показатели в норме, кроме учащенного сердцебиения, больше часа уже молчишь и не двигаешься.
        — Все нормально, я тут прихожу в себя от увиденного.
        — Ладно, как окончательно придешь в себя — начинай простые маневры, но к носителю близко не подлетай, к астероидам тоже, тягу не более 60 % от полной мощности — быстрее пока тебе противопоказано.
        — Как быстро время летит тут в пространстве в одиночестве, тут как будто все замерло — больше часа тупо пялюсь на звезды — сказал тихо землянин — пора немного полетать.
        Собственно ощущения от полета в пустоте были странные — вот как понять, что ты двигаешься, если нет вокруг предметов, по каким можно оценить скорость своего перемещения. Например, на планете, сидя в машине это определяешь по проносящимся мимо людям или деревьям и т. д., спидометр — это просто цифры; сидя в самолете, это ощущение притупляется — если земля закрыта облаками — оценить невозможно, а облака проплывают медленно. А в пустоте это вообще не реально — планеты и звезды статичны, астероидные поля далеко и тоже на взгляд неподвижны, опять же данные бортового ИИ — только цифры, ускорение не ощущается в коконе пилота — компенсатор гасит все вторичные эффекты.
        Поэтому развернул КИП к носителю и стал облетать его по широкой спирали — так смог, наконец, оценить скорость — туша носителя быстро проносилась то сверху, то снизу — и это было не более 60 % тяги. Летать вдоль корпуса было интереснее — за несколько секунд корабль проносился мимо, как в окне экспресса проскакивает встречный экспресс. Надо будет попробовать в следующий раз на 100 % полетать — может, что в ощущениях добавится.
        Летал еще долго, привыкал к управлению, реакции КИПа на резкие изменения направлений движения, пытался понять, вмешивается бортовой ИИ в процесс управления или нет — так ничего не смог ощутить, а упрямая железка на все прямые вопросы отвечала односложно «Учебный режим. Все в норме, пилот». Даже странно как-то, вроде любой ИИ должен давать четкие и прямые ответы на вопросы разумного, а тут такие непонятки.
        — Скорее всего, это или опция учебного полета, или пилот-наставник внес коррективы в функции бортового ИИ перед его вылетом.
        Обратно на палубу влетал так же осторожно — подсвеченный створ прямоугольного стартового окна приближался медленно — было желание зайти в шлюз как бывалый пилот — на скорости, а внутри резко затормозить, но высокие шансы влететь во что-то на первом вылете, прогнали дурные мысли. Портить себе репутацию таким глупым поступком парень не собирался.
        Кстати, пока он летал вокруг носителя, хорошо его рассмотрел — дизайн простой, как летящий кирпич — в прямом смысле этого слова. Выходные шлюзы (створы) летных палуб были по бокам в задней части корабля, блок огромных дюз по центру кормы насчитывал четыре слегка затемненных отверстия; в передней части торчали, по всей видимости, орудия — длинные цилиндры с отверстиями внутри говорили сами за себя. Также по всей поверхности обшивки неравномерно были размещены орудия существенно меньшего калибра — почему-то пришло на ум слово «турель». В средней части корабля по периметру тянулась ажурная конструкция, в некоторых узлах этого сооружения находились шары, похожие на свернувшегося ежика. Вероятно это какая-то система связи или сканеры — баз по средним кораблям у Макса не было — ничего в голове не всплывало. Вся эта громадина (по прикидкам пилота длина носителя была не мене полукилометра) безмолвно висела в пространстве, отражая свет местного светила своей блистающей обшивкой.
        Только когда он смог выбраться из кораблика, пришло понимание, как он устал и насколько мокрый его комбинезон. Попрощавшись с наставником, пошел прямо в ванную комнату — желание принять душ было самым сильным на данный момент.
        — Заодно и испытаю инопланетную стиралку — такая имелась в помещении ванной комнаты в углу.
        Спустя некоторое время, чистый и довольный, решил связаться с Доком, обсудить дальнейшее. Оказалось, теперь основной его задачей было не повышение уровня пилотский навыков, а переход на изучение шахтерских баз — капитан хотел побыстрее начать разведку и добычу ссм в здешних поясах. Совершенствование пилотского набора было делом второстепенным, однако, так как базы учились в фоновом режиме, то фактически все свободное время он мог проводить в кабине КИПа в космосе — сначала легкий, затем тяжелый, затем переведут на шахтерский кораблик — на нем будет практиковаться, а затем проводить разведку местных астероидных полей.
        — Так, что там у меня по добыче ссм?  — заглянул в каталог баз нейросети — шесть баз, ставим все одним пакетом — посмотрим скорость усвоения, и пора подкрепиться.
        В столовой было пусто — по корабельному распорядку время приема пищи уже давно прошло.
        — Да, налетался я что-то — вообще-то надо себя побаловать чем-то вкусненьким или неожиданным, все-таки такое событие — первый полет в космос — с такими мыслями он стал перебирать разделы меню синтезатора. Нашел блюдо, похожее на жареные ребрышки, к ним в пару взял черное нечто, похожее на икру, местная кола и тарелочка маленьких белых шариков, дополнила меню покорителя космоса. Видимо сегодня у парня был удачный день, так как ребра оказались действительно как ребра, с той разницей, что сами косточки можно было съесть — скорее это были хрящики — сгрызались легко — блюдо имело смешное название «бочечек шмыгла андосского»; икра оказалась местным гарниром ко всему, а вот белые шарики приятно удивили — сладость.
        Вдоволь запаковав желудок, решил рассказать о сегодняшнем полете соотечественникам.
        Лучше бы не рассказывал — почему то его новости основной массой людей были встречены враждебно — завистливые, злые взгляды и замечания поразили Макса до глубины души. Он не мог понять почему — выигрыш в лотерею ни у кого не отбирал, премию не получал, дорогу никому не переходил…
        Лишь немногим более десяти людей отнеслись к его рассказу с интересом и поздравили новоиспеченного пилота. Особенно была рада его успехам Марта — женщина не скрывала своего отношения к нему. Походив немного по коридорам корабля, группа нашла небольшое пустое помещение, где довольно долго общались. Герой дня описывал свои ощущения — кокон пилота, чувство синхронизации с бортовым ИИ, местное светило, подавляющее своим светом и размерами, чувство бесконечности космоса. Когда рассказывал о носителе, все как-то недоумевали — вид не особо продвинутого кирпича никак не сочетался с их представлениями о космической технике.
        В ходе разговоров узнал, что почти у всех, находящихся рядом, завтра должны доучиться базы 3-го ранга пилотского набора, и люди готовились к самостоятельным вылетам. Марта тоже близилась к завершению изучения своих технических баз, парень похвалил ее — видимо слова парня пришлись по сердцу ей, так как она благодарно улыбнулась в ответ. Среди этих людей были в основном будущие шахтеры, пара техников, таких как Марта и два будущих инженера. Нейросети у всех были стандартные, кроме двух инженеров — им посчастливилось получить сети 4-го поколения — как объяснили они, их готовили для ремонта большого транспорта, который висел где-то здесь, а потом должны были переправить в другую систему на должности инженеров.
        — Странно — сказал парень — я вот ничего похожего на транспорт не видел, только носитель облетал. Может где в астероидном поле спрятали — завтра опять полечу нарабатывать полетные навыки — попробую поискать.
        Проверил состояние изучения своих баз — на первый ранг пакета «Добыча ссм» уходило в среднем по 35 минут — видимо информации в них было больше, чем в пилотских. Значит, на пакет 2-го ранга мне понадобится не менее четырех часов, завтра проверю теорию. Установив пакет на изучение, отправился спать.
        Весь следующий день Макс посвятил тренировке на КИПе, базы учились самостоятельно без его участия — для практики ему выделили тяжелый «Самтур». Внешне он существенно отличался от легкого «Тувиса» — штурмовик представлял собой крестообразную конструкцию габаритами около 30-ти метров, по центру которого находилась сфера 15-ти метров в диаметре. Одна из частей креста несла на себе в корме два маршевых двигателя и две турели, на другой части креста находились две курсовые пушки. Сфера в центре была кабиной и местом расположения реакторов для маршевых двигателей. Просмотрел характеристики аппарата, на котором собирался тренироваться сегодня:

        — Тяжелый КИП «Самтур» 3-е поколение, производство директората Корит,
        корпус — износ 20 %, состояние отличное;
        2 маршевых двигателя «ДВМ-3АМ» — износ 16 %, ремонт не требуется;
        реактор «РД2-3А» — износ 15 %, ремонт не требуется;
        сканер объемов «СВ-22»- износ 15 %, ремонт не требуется;
        — Боевые модули:
        2 курсовых пушки «Фат-3м» — износ 15 %, ремонт не требуется, 100 % боекомплект;
        2 турели «КС-6» — износ 22 %, ремонт не требуется;
        установка управляемых РСД — 100 % боекомплект;
        установка противоракетной обороны — 100 % боекомплект.

        Процесс погружения в кокон и синхронизации с бортовым ИИ ничем не отличался от вчерашнего, и вскоре кораблик уносил парня в пространство — сегодня ему разрешили расширить зону полетов и усложнить маневры.
        Решено было вблизи осмотреть астероидное поле, все-таки найти разбитый транспортник в этом месте были высокие шансы — интерес исследователя разогревал ему воображение. Перед тем, как двигаться к цели, привычно запустил в фоне 3-й ранг пакета «Добыча ссм».
        Подлетев поближе, стал сканировать сектор — результаты удручали — никаких энергетических засветок, кроме собственно носителя.
        — Мдя, это не тот результат, который я ждал, а этот сканер ни разу не шахтерский — видит только активные цели — резюмировал пилот — ладно, займемся отработкой маневрирования между астероидами. Полетал, покрутился, ощутил разницу в классе кораблей — по ощущениям медленнее набиралась скорость, инертность в поворотах чувствуется, а так все похоже на легкий КИП. Бортовой ИИ тупой и прямолинейный, и какой это вообще ИИ — вычислялка железная. Но поскольку эйфория от свободного парения в бесконечности еще не прошла, Макс перепробовал почти все виды маневров, имеющихся в голове. Прерывался только на обед и ужин — пока энтузиазм и чувство новизны не прошло, надо было использовать настрой по полной.
        Двигаясь среди астероидов, жалел, что режим полета учебный — захотелось немного пострелять — оценить поражающую способность пушек. Однако блокировка всех бортовых систем вооружений и отсутствие разученных боевых баз такое желание ставило под большой вопрос. Дальнейшая жизнь ничем новым не отличалась, пока парень не взглянул на процесс своего обучения — оказывается 3-й ранг пакета «Добыча ссм» уже изучен.
        Перед самым обедом наблюдал новое для себя зрелище — процесс выхода космического корабля из подпространственного прыжка — формирование зеркала гиперперехода. Из точки в пространстве, постепенно расширяясь равномерно в разные стороны, расползалось радужное сияние — затем из него стал, как бы проявляться собственно корабль, который в свою очередь был окружен подобием мыльного пузыря. Пузырь и зеркало портала было приблизительно одних тонов — преобладали синие и фиолетовые переливы цветов. Когда весь корабль обозначился — пузырь лопнул, затем медленно свернулось зеркало перехода.
        Вошедший в систему корабль развернулся на 180^0^, вслед за разворотом вспыхнули дюзы маршевых двигателей — началось торможение — понял начинающий пилот. Само судно тоже не впечатляло дизайном — тот же кирпичный стиль, обвешенный контейнерами разных размеров по своей обшивке.
        — Ну, в принципе просто и рационально, кому тут нужна красота и элегантность.
        В этот момент пришел вызов с носителя — требовалось вернуться на летную палубу. Как оказалось, этот транспорт привез первую партию шахтерских корабликов, модули и материалы для ремонта того транспорта, который был спрятан где-то в астероидах. Максу сообщили, что следующий свой вылет он будет совершать уже на таком шахтере — базы 3-го ранга «Добыча ссм» и «Пилотирование» были изучены — можно было начинать разведку астероидных полей. Поставил 4-й ранг «Добычи ссм» в пакетное изучение — посмотрел на таймер окончания пакета — 9 часов 48 минут — почти четверо суток ждать. По окончании этого пакета, парень будет уметь работать с оборудованием шахтерского корабля на уровне средних и дорогих смесей. Понятие стоимости смеси было абстрактным пока — цен на ресурсы в базах не было — это была простая классификация из изученных баз знаний.
        Через два часа ему предписывалось прибыть на первую летную палубу и принять свой первый шахтерский кораблик — сообщение от ИИ носителя пришло во время обеда.

* * *

        Капитан Дро просматривал инфопакет, который получил сразу после выхода из прыжка кланового транспорта, который привес его новое имущество — перечень привезенного полностью соответствовал заказу, так что все пока шло по его плану.
        Итак, первыми по списку шли шахтерские копатели — гражданская модель «Шорк-3.1Д» 3-е поколение, производства империи Гармор, внутрисистемный кораблик — прыжкового контура нет — таких было куплено 10 штук — первая партия, места пока мало для большего числа — вот, отремонтируется захваченный транспорт — тогда привезем вторую партию побольше. Десяток копателей обошелся в 1120 китов, корабли были не новые — средний ресурс 80 %. Пока окончательного решения у него не было — оптимально бы было развернуть мобильную обогатительную фабрику и на ее летных палубах разместить все малые шахтерские корабли, да и рабов всех туда перевезти.
        По описанию эта фабрика могла работать с 200-ми малыми добывающими кораблями, соответственно это 200 пилотов-шахтеров, 20 техников для обслуживания, 2 медтехника и один инженер — в этом случае это будет технолог. Но специалист пока не готов к развертыванию фабрики — базы не изучены, значит, пока начинаем с простых смесей — 10 пилотов-шахтеров уже есть. Отремонтируем приз — сможем на нем вывозить смеси — первый рейс обратно повезет топливо, расходники для синтезаторов и еще несколько десятков шахтерских корабликов.
        Далее по списку шли модули для ремонта призового корабля: маршевые движки «Форус-38» производства директората Корит; несколько контейнеров среднего композита для восстановления броневого покрытия; 22 турели непосредственной обороны «КС-12», материалы для восстановления внутренней отделки, пострадавшей при абордаже; 2 шлюзовых модуля; комплект ремонтных дроидов «Реш-3.38» состоящий из 38 дроидов-ремонтников, включая управляющий модуль, тоже Коритского производства. Все это богатство обошлось капитану в 1790 китов.
        Всех рабов с изученными базами по ремонту и обслуживанию, а также двух с инженерными нейросетями было решено переместить на ремонтируемый транспорт — работать будут непосредственно на месте проживания. Привезенных дроидов, и тех, что были приписаны к самому транспорту, должно было хватить для того, чтобы привести транспорт в надлежащий вид за пару дней — судно для вывоза ссм было в приоритете.
        Дальше много зависело от того перспективного раба с нейросетью 5-го поколения — разведка, составления карты полей, вывод из консервации и развертывание мобильной фабрики, выход на производство концентратов ССМ. По данным, полученным от Дока, объект доучивал 4-й ранг баз «Добыча ссм», нарабатывал практику пилотирования малыми кораблями — сейчас летал на тяжелом КИПе, демонстрировал высокую скорость усвоения знаний — через четверо суток начнет осваивать пакет по обогащению смесей. Значит, ориентировочно через 6 -7 суток можно будет разворачивать мобильную фабрику, а пока, как и еще девять его сопланетников попилит немного астероиды — опыт добычи ссм будет ему полезен.
        Обед землянин провел в разговорах с Мартой — оказывается ее, как техника переводили на разбитый транспорт — проводить его ремонт. Женщина была сильно огорчена — почти плакала, так как неизвестно было, как дальше пойдет ее судьба — вернут после ремонта назад или оставят на том транспорте техником. Возможное дальнейшее одиночество и разрыв с Максом она переживала очень тяжело.
        Первая летная палуба встретила парня шумом и суетой — ремонтные дроиды суетились возле новых, ранее не виденных вживую кораблей — шахтерские суденышки, на одном из которых ему предстояло начать разведку астероидных полей. Кораблик вблизи не впечатлил — те же квадратные формы — «Шорк-3.1Д» — всплыло опознание в голове: 60х40х20 метров параллелепипед, состоящий из 3-х секций-модулей: центральной 10-метровой ширины и двух боковых бункерных 15-метровой ширины; полезный объем трюмов 36 000 м^3^.
        Кабина пилота разочаровала — знакомого и удобного силового кокона здесь и близко не было. Кресло пилота с нейрохабом для подключения и синхронизации нейросети с бортовым ИИ, напротив кресла находился пульт ручного или аварийного управления. Модуль кабины находился в головной части центрального параллелепипеда, передняя ее часть была прозрачной — шахтер мог видеть без помощи датчиков корабля своими глазами рабочую зону перед собой. Защитный бронеколпак закрывал блистер кабины за 12 секунд в случае угрозы попадания астероида или их осколков в нее. Также для такой защиты был предусмотрен активный фронтальный силовой щит, чтобы не закрывать-открывать постоянно створки бронеколпака. В задней части центрального модуля находились баки с топливом, реактор и в корме маршевый двигатель.
        — В целом логично — подумал шахтер — поскольку это не боевой корабль, нет смысла прятать рубку и пилота внутрь корпуса.
        По бокам от центрального находилось два грузовых отсека для накопления смеси. Кораблик был похож на пенал из 3-х длинных секций с блистером кабины спереди. Оба промышленных лазера находились в боковых грузовых модулях, там же и находился комплектный шахтерский вспомогательный дрон-добытчик Дш-1, который использовался для разработки малых по размерам астероидов. Транспортный луч, или как его называли малый захват, мог притягивать осколки до 10-ти тонн и перемещать их в грузовые модули, где они попадали в мельницу.
        — Бортовой ИИ И108.102.224А — запрос на синхронизацию с нейросетью «Технолог-5.5/П»… подтверждено. Как обращаться к пилоту? Какие будут указания?
        — Ко мне обращаться Макс, пилот, хозяин, тебя буду называть просто Искин. Проведи тест корабля и доложи.
        — Тест проводился перед консервацией четверо суток назад.
        — Хорошо, Искин, давай результаты того теста.
        — Шахтерский корабль «Шорк-3.1Д» — общий ресурс 85 %, состояние корпуса — хорошее, ремонт не требуется;
        объем трюмов 36 000 м^3^,
        промышленные лазеры — состояние отличное ремонт не требуется;
        сканер объемов «Волум-22»- состояние отличное ремонт не требуется;
        промышленный сканер «Порог-31»- состояние хорошее, возможен апгрейд;
        мельницы — состояние хорошее, ремонт не требуется;
        реактор «Старт-33»- состояние отличное ремонт не требуется;
        транспортный луч «Захват-3»- состояние хорошее, ремонт не требуется;
        фронтальный щит — состояние отличное ремонт не требуется;
        дрон вспомогательный «ДШ-1» — состояние хорошее, требуется обслуживание.
        — Прекрасно, можно начинать разведку, апгрейд пусть делают хозяева — имущество не мое. Искин, летим в ближайшее скопление астероидов.
        — Выполняю, пилот.
        — Даа, это как пересесть с легковушки на карьерный самосвал — пока добрался до поля, успел два раза вспотеть и высохнуть. Связался с дежурным пилотом носителя, сказал, что начинает разведку поля — ему пожелали удачи.
        — Искин, слушай приказ — движемся над эклиптикой поля, скорость 200 м/с, промышленный сканер на полную мощность — дойдем до конца поля — доклад, смотрим общую картину и определим максимальную глубину.
        Собственно дальше делать парню было нечего — пока данных нет — нет анализа, нет работы. За шесть часов такого полета прошли более 70 км — примерно до половины ширины поля, глубина колебалась от 10 до 30 км. Учитывая максимальную дальность работы промышленного сканера, данные должны быть отличного качества. Продолжать было решено завтра.
        Последующие три дня прошли для Макса как один долгий день с перерывами на принятие пищи на носителе — медленное движение со сканированием объема, разворот и обратно, потом новый объем и т. д. В целом такая работа напоминала ему работу хлебоуборочного комбайна на Земле — убрал одну полосу пшеницы, развернулся и пошел обратно по новой полосе. Искин по ходу движения обрабатывал получаемые данные, постепенно дополняя общую картину поля, пилот осваивал 4-й ранг набора «Добыча ссм» и убивал время как мог. Наличие на кораблике генератора искусственной гравитации пришлось к месту — искин получил указание удерживать силу тяжести на уровне 110 % от стандартного значения — такая величина, по мнению парня, позволяла поддерживать тонус мышц организма — слабеть в невесомости пилот не собирался.
        В последний день сканирования первого астероидного поля искин сообщил, что наблюдает еще полтора десятка активных объектов в системе: как оказалось, это были еще девять шахтерских кораблей, как у него и несколько легких КИПов. Связавшись с некоторыми из них, пилот понял, что это новички, которые также как и он неделю назад, осваивали полетную науку. Уже стало не так одиноко — объединившись в сеть, люди радостно делились впечатлениями друг с другом от увиденного. Макс улыбался, слушая их разговоры — он вспомнил себя, все-таки за неделю постоянных полетов чувство новизны поблекло — теперь полеты в пустоте воспринимались как работа.
        Конец дня ознаменовался двумя хорошими новостями — разучен 4-й ранг пакета «Добыча ссм в пустотном пространстве» и закончено сканирование этого астероидного поля. По результатам изучения баз уже можно было работать со всеми группами стандартных смесей по классификатору, кроме самых дорогих и редких — к таким причислялись торувал и ларт.
        Ситуация с добычей смесей в космосе выглядела следующим образом:
        Во-первых, собственно классификация по ценовому признаку (он же определял распространенность ссм)
        a) дешевые (широко распространенные)  — мерит, керит, теурит, лукот — соответственно им соответствовали концентраты меритин, керитин, теуритин, лукотин,
        b) средние по цене (распространенные)  — вогас, каут, ренс — концентраты вогасин, каутин, ренсин,
        c) дорогие (редкие)  — дриот, ушат, инар, аксон — концентраты дриотин, ушатин, инарин, аксонин.
        Данные по группе крайне редких пока были Максу недоступны, однако он знал, что в пакете по обогащению смесей были 3-й и 4-й ранги классификатора — тогда будет доступен весь объем данных сканирования для обработки.
        Во-вторых, следовало принимать процентное содержание ссм по отношению к общему объему породы — от 10 % до 30 % максимум, в то время как на Земле показатели содержания руды были 10 -75 %. То есть, самая лучшая порода, которую можно было добыть в космосе, содержала не более 30 % стандартной смеси.
        В-третьих, самое плохое — процент металлосодержащих астероидов из общего количества всех летающих в пространстве был крайне мал 2 % — 6 %, то есть если взять 5 % как среднюю величину такой вероятности, то при переработке 1000 тонн астероидной массы получаем 100 -300 тонн смеси, и далее при вероятности 5 % остается 5-15 тонн. То есть, переработав одну килотонну общей массы, получим в лучшем случае 15 т нужной нам смеси. Огромные объемы работ! В оставшиеся 94 -98 % объема входили ледяные астероиды, как самые распространенные и замерзшие газы. Из последних камешков, путем несложной обработки получали кристаллическое топливо для космических кораблей.
        Был, правда, еще другой метод получения топлива — гелевое топливо из атмосферы газовых планет-гигантов. Гелевое топливо использовалось почти всеми космическими кораблями по 4-е поколение включительно, а начиная с 5-го поколения, применялись двигатели, работающие на кристаллическом топливе, хотя тут были разные варианты — все зависело от конкретного производителя.
        В-четвертых, под разрешенные объекты для разработки подпадали собственно астероиды, осколки планет, планетоиды. Планеты, в том числе и безатмосферные, запрещались к разработке — изменение массы могло спровоцировать глобальные изменения орбит в пределах конкретной системы.
        Методы добычи смесей были не особо разнообразные — взрывной метод — с помощью дроидов вырезали шурфы в астероиде, куда закладывали взрывную смесь — собственно взрывчатое вещество и запас жидкого кислорода для создания взрывного объема, хотя были взрывные смеси, которые не требовали для своей активации кислорода. Вот для таких работ часто применяли вспомогательных шахтерских дроидов. Хотя это метод считался устаревшим и малоэффективным, так как часто осколки ценной смеси улетали в разные стороны от эпицентра взрыва, уменьшая, таким образом, объем ценной рудной массы — попробуй, слови. Дроидов часто использовали для объектов, где количество смеси было низким, и разрабатывать такую жилу промышленным лазером было нерационально — такой дроид отпиливал от астероида нужный кусок грубо и далее его захватывал транспортный луч, подавая в мельницу.
        Были методы, напоминающие обстрел — в астероид запускались разогнанные болванки, которые откалывали куски от него, далее опять же транспортный луч и мельница.
        Но самым распространенным и эффективным методом считался лазерный метод. Шахтер зависал перед (или над, или под — как удобнее) нужным объектом и штатными промышленными лазерами отрезал куски, близкие к максимальной мощности гравитационного захвата. Ну и как обычно, далее на размельчение в мельницу. По скорости работы и себестоимости, куда включалась энергия для работы лазеров, маршевых и маневровых двигателей, этот метод давно считался № 1.
        От шахтера, кроме знания всего вышеперечисленного, требовались хорошие навыки управления силовыми щитами — нередко осколок от обрабатываемого камня или блуждающий метеорит, летели в сторону кабины, и чтобы постоянно не открывать-закрывать бронеколпак кабины, следовало уметь быстро перенаправлять поток энергии на нужное направление.
        Осмысливая знания, полученные из баз, Макс пришел к выводу, что сама работа шахтера не сложная, учитывая, что основную массу работы может проделывать бортовой ИИ по указаниям пилота. Опасность длительной работы в одиночестве состояла в большой вероятности сойти с ума от него, на фоне однообразной картины перед пилотом, отсутствия живого общение и практически полного безделья. Вторым выводом было то, что наибольшую выгоду приносит работа с концентратом ссм, а не с самими смесями. Но это был вопрос далекого будущего, пока он не расплатится с долгами — нормальных заработков ему не видать — ближайшее обозримое будущее это 25 % от ставки технолога, когда приступит к должности.
        Прибыв на носитель, поужинал в одиночестве — ни Марты, никого из знакомых не было — направился спать. Перед сном запустил опять же в пакете 1-й и 2-й ранги набора «Обогащение ссм» — 9 часов 16 минут — как показывал таймер обратного отсчета — вероятно, тут еще действовал бонус от нейросети к изучению профильных баз технолога. Немного была непонятна парню база «позиционирование» в таком наборе — и всего 2-го ранга, но видимо будущему специалисту, она должна быть полезной.
        — Завтра к завтраку уже буду иметь какое-то представление о предмете — подумал он, проваливаясь в сон.
        Сразу после завтрака получил вызов от капитана:
        — Как твои успехи Макс?
        — Значит, на сегодняшний момент у меня изучены: пилотский набор — все по 3-й ранг, добыча смесей — все по 4-й ранг, комплект по обогащению — 2-й ранг. На освоение 3-го и 4-го ранга обогащения планирую около 4-х суток — нейросеть дает прибавку к общей скорости — все-таки профильные базы.
        — Отлично, я приблизительно так и рассчитывал. Как там с картами рудных полей?
        — Сегодня обработаю до конца и передам полную карту ближайшего поля; на два, еще не обследованных мне понадобится еще дней десять. В оставшиеся четверо суток на доучивание 4-го ранга пакета «Обогащение ссм» смогу отсканировать еще максимум одно. Потом еще сутки на обработку результатов.
        — Так и решим — сканируешь второе поле, передаешь результаты на ИИ носителя, потом все результаты скинешь на бортовой ИИ мобильной фабрики — он будет раздавать места работ шахтерам. Сразу после этого начинаем расконсервацию и развертывание самой фабрики — тут на тебя ляжет основная нагрузка — на тот момент специалистов твоего уровня и специализации не будет. Остальные ранги доучишь в ходе работы уже на фабрике — там тебя будут ждать отдельные от всего персонала каюты — положено по должности.
        — Все, жду сегодня к концу суток карту первого поля.
        Весь оставшийся день парень посвятил двум вещам: обработке данных по сканированию первого астероидного поля и наблюдением, с выдачей ценных указаний бортовому ИИ по полетам над вторым полем — выбрал то, что меньше по визуальным прикидкам, чтобы гарантированно вписаться в четверо суток. Так как к этому времени алгоритм таких полетов был уже отработан, то отвлекался от расчетов редко. Основная часть ресурсов ИИ была брошена на собственно создание трехмерной модели поля, сам пилот вносил дополнительные метки по тем местам, где находились наиболее ценные ресурсы.
        В зависимости от ценности, каждой метке присваивался определенный цвет. Макс принял цветовую гамму, используемую в земных рпг-играх для градации брони или оружия. Итак: белый цвет — пустая порода (вода, газ), зеленый — дешевая смесь, синий цвет — средняя группа, фиолетовый — редкая ценная порода. Оранжевых меток, которые должны были обозначать крайне редкие и ценные смеси, пока не было — надо сначала подтянуть 4-й ранг базы классификатора пакета «Обогащение ссм». Зато остальные имелись на модели. Все метки из разрядов фиолетового и синего получали точные координаты, места расположения зеленых и белых обозначались приблизительными цифрами, указывая сектор поля, содержащий данные астероиды. Работа была нудной, но требовала повышенного внимания, так что к концу дня перед глазами парня летали цифры и разноцветные точки.
        Вернувшись на носитель с большим опозданием после ужина отдал распоряжение бортовому ИИ кораблика:
        — Искин, отправь этот инфопакет на ИИ носителя с пометкой «Карта 1-го поля. Без смесей классификации «крайне редкие» — через 3-е суток будет доработана и дополнена недостающими данными по ним».
        — Пакет ушел. Есть подтверждение приема.
        — Все, поесть и спать, эти цифры меня порядочно утомили.

        Глава 4

        Планета Нурфал. Империя Гармор. Примерно в то же время. Медцентр.

        Иннокентий и Федор покинули капсулы одновременно. Самочувствие было превосходным.
        — Сейчас бы еще водочки грамм так 200 принять, стало бы просто великолепно — такой была первая мысль, которая пришла братьям-алконавтам одновременно в голову.
        — Нейросеть установилась нормально, сегодня в течение дня ждите ее активации. Базы по вашей будущей работе залиты, инструкцию тоже залил — ее изучайте в первую очередь. Все, свободны.
        Рядом стоящие представители местной администрации улыбнулись и сделали приглашающий жест следовать за ними. Шли недолго, в этот раз помещение было вполне пристойного вида, кроватей не было, ничего особенного, не считая нескольких необычных предметов, особенно был непонятен агрегат, напоминающий земной холодильник последних моделей с экраном на внешней стороне дверки.
        — А чем мы будем заниматься?  — первым поинтересовался Иннокентий.
        — У вас двоих будет редкая и особенная работа — улыбнулась Мара.
        — А в чем ее редкость?  — это уже Федор.
        — Могу только сказать, что конкурентов у вас почти не будет — увильнула от ответа девушка.
        — Вот этот агрегат — это пищевой синтезатор — там есть 4 кнопки для заказа стандартных наборов блюд. Это специально сделано для недоразвитых дикарей и отсталых аборигенов, таких как вы!
        — Мы не отсталые аборигены — возмутился Иннокентий, мы даже спутники на орбиту запускаем.
        — Спорить мы не будем — тем, кто придумал эти 4 кнопки виднее. Как только активируется нейросеть, сразу ставьте на изучение инструкцию по ее применению и настройке — она поможет вам в полной мере пользоваться всем оборудованием, которое спрятано в этой комнате, особенно это потребуется для синтезатора. Завтра мы с вами встретимся снова, а пока осваивайтесь — и с этими словами она ушла.
        — Коллега, давайте поедим наконец-то, а то кишки марш уже играют давно.
        Попробовали.
        — О, довольно неплохо, почти как наши родные щи. Как у нас говорят: щи да каша — пища наша.
        — Сочек тоже был неплох… Давайте думать, что дальше будем делать?
        — Вот дождемся активации этих, как они называют нейросетей, и будем думать. Я, например, как ученый, с нетерпением жду — оценим инопланетную технологию.
        Через пару часов сначала у Иннокентия, а затем и у Федора сети активировались.
        — Бля, коллега, у меня в голове американский Виндофс грузится, и смс-ка пришла… кстати, вот только вопрос от кого — я здесь никого не знаю, да и родная МТС тут не ловит наверное.
        — Та же фигня, коллега, а кстати, как называется ваша нейросеть, вот у меня перед глазами плакат «Нейросеть Дератизатор-3м» активирована»?
        — Подтверждаю, аналогично. Теперь давайте попробуем найти инструкцию на нее и изучить.
        Через три часа маханий руками и матюков.
        … — Да, это поистине великое изобретение местных, нашей земной цивилизации до этого еще, как до Китая раком. Встроенный телефон, календарь, ежедневник, протоколы — это, наверное, для местной милиции, ну а главное, это конечно — усвоение знаний напрямую без книг и лекций.
        — Кстати давайте посмотрим, что нам там закачали из знаний — эта краля из местной администрации сказала, что работа редкая и почти нет конкурентов. Значит, сможем хорошо зарабатывать — не так как мы прозябали у себя в России на жалкие бюджетные подачки.
        А список был небольшой.

        ПАКЕТ «КАНАЛИЗАЦИЯ»

        1. ЛИВНЕВАЯ КАНАЛИЗАЦИЯ 1 -3 РАНГ.
        2. БЫТОВАЯ КАНАЛИЗАЦИЯ 1 -3 РАНГ.
        3. ФЕКАЛЬНАЯ КАНАЛИЗАЦИЯ 1 -3 РАНГ.
        4. ОБСЛУЖИВАНИЕ КАНАЛИЗАЦИОННЫХ КОЛЛЕКТОРОВ 1 -3 РАНГ.
        5. ТВЕРДЫЕ ФРАКЦИИ КАНАЛИЗАЦИОННЫХ СТОКОВ 1 -3 РАНГ.
        6. КОММУНАЛЬНЫЕ ДРОИДЫ 1 -3 РАНГ.

        ПАКЕТ «ДЕРАТИЗАЦИЯ»

        1. КЛАССИФИКАЦИЯ ВРЕДИТЕЛЕЙ 1 -3 РАНГ.
        2. КРЫСЫ 1 -3 РАНГ.
        3. СПЕЦИАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ДЕРАТИЗАТОРА 1 -3 РАНГ.
        4. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДРОИДОВ ДЛЯ БОРЬБЫ С ВРЕДИТЕЛЯМИ 1 -3 РАНГ.
        5. СКАФЫ ДЕРАТИЗАТОРСКИЕ 1 -3 РАНГ.
        6. РУЧНОЕ ОРУЖИЕ ДЕРАТИЗАТОРОВ 1 -3 РАНГ.

        — Боже мой, коллега что это…????

        — Зато конкурентов не будет, все заказы наши — бабла срубим нипадецки…!!!

        — Какие конкуренты, идиот? Мы тут рабы…

* * *

        Четверо суток, ушедших на изучение 3-го и 4-го рангов пакета «Обогащение ссм» прошли как всегда продуктивно — полностью отсканировано второе астероидное поле, стало возможным обрабатывать результаты сканирования по всем группам смесей, согласно классификатору. Чем собственно Макс занимался и сейчас — сначала доработал карту первого поля — к сожалению (или к радости) высших типов смесей тут не обнаружено — отдал приказ бортовому ИИ на передачу подтверждения о 100 % готовности рудной карты первого поля и отсутствии там дополнений или изменений.
        Поставил на изучение 4-й ранг пакета «Пилотирование» — 68 часа 44 минуты — еще пару дней и смогу пилотировать более современные кораблики — подумал наш герой и тут же одернул себя — да где ж тут такие взять! Занялся расшифровкой и обобщением данных по второму полю — координаты, метки, пояснения — все шло быстрее, чем в первый раз — сказывался опыт, приобретенный ранее в такой работе. Сутки работы с оцифровкой информации дались парню нелегко — даже 10-ти часовой сон не принес полного облегчения, поэтому сразу после утренних водных процедур и плотного завтрака решил пойти к местному медицинскому светилу и пожаловаться на головные боли.
        — Ложись в капсулу, убогий, будем тебя смотреть — Док взялся сразу за клиента.
        — Ну что, поправил тебе здоровье, ничего страшного, ты вероятно много информации пропустил через свой мозг, сейчас должен себя чувствовать в норме. Кроме того могу тебя порадовать — такие многодневные вычислительные нагрузки подняли твой КИ еще на три единицы, это очень хорошо, даже отлично — так быстро добавил себе уровень интеллекта без применения спецсредств, которые к тому же очень редки и дороги в Содружестве.
        — Я бы не сказал, что мне такой метод сильно понравился, чувствовал себя как больной на голову, в прямом смысле этого выражения.
        — Многие разумные в Содружестве были бы рады оказаться на твоем месте, так что не ной, это хорошая прибавка к интеллекту. Пойми, наконец, что здесь все завязано на интеллект — чем он у тебя выше, тем больше ты сможешь заработать в этом обществе, тем более ты ценен, как специалист. Ну, все поговорили, теперь дуй к капитану — он тобой интересовался — прямо сейчас.

        Каюта капитана носителя. 10 минут спустя.

        — Я изучил обе карты, которые ты сбросил на Искин носителя, мне там мало что понятно — напоминает навигационные карты звездных систем, но на этом все сходство заканчивается. Давай рассказывай, что тут у нас есть ценного, сколько, где, и вообще, меня интересуют перспективность этих полей в плане их разработки. Нам пора бы уже в рейд выдвигаться, но до этого момента хочется развернуть эту мобильную фабрику.
        — Ситуация выглядит следующим образом: Макс развернул в своей нейросети 3-д модель первого поля. Итак, первое поле — рудные смеси низкой ценовой категории представлены в самом большом объеме — 70 % от всех пригодных к разработке астероидов, это то, что отмечено на карте зеленым цветом. Землянин посмотрел на капитана — у того были расфокусированы зрачки — видимо тоже развернул модель в своей сети. Синие метки — это смеси подороже -15 % от доступного объема, фиолетовые — дорогие руды по классификации «редкие ссм» — 15 % от объема, и наконец, оранжевые — самые дорогие объемы смесей — их тут вообще нет. По моим расчетам усилиями десяти имеющихся шахтерских копателей это поле можно разрабатывать 10 -12 лет.
        — Нет-нет, десять тех корабликов, что сейчас мы имеем — это пробная первая партия, я планирую довести общее количество таких добытчиков до 150 -200 штук, 200 — это максимум, с которым может работать эта фабрика. Сейчас заканчивается ремонт нашего нового транспортника — на нем планируем вывезти первую партию смесей на продажу — на полученные кредиты возьмем еще пару десятков копателей. Что по второму полю?
        — Второе поле — объемы приблизительно одинаковы — с уклоном в сторону уменьшения доли ценных смесей — 73, 15, 12 % соответственно по группам в порядке увеличения стоимости. Так как реальной цены я не знаю, то пользуюсь только данными классификатора Содружества. Длительность работ тем же составом приблизительно такая же. Третье поле по объемам где-то как эти два вместе взятые — на его сканирование и обработку результатов потребуется 10 -11 суток.
        — Хорошо, общая ситуация мне ясна — сегодня начнем разворачивать фабрику, как только получу подтверждение от ремонтных бригад об окончании всех восстановительных работ на транспорте. Жди моего сообщения.
        Пока ждал, выудил из головы сведения о будущем месте своей работы — мобильная обогатительная фабрика «Гурто-С-38мк». Итак, что там говорится в базах о ней: габариты в рабочем состоянии — 400х400х300 метров, полезный объем модулей обогащения 50 млн. м^3^, модульное строение — 3-е поколение, также как защита от вхождения в резонанс при всех работающих линиях обогащения; восемь линий обогащения плюс линия по извлечению чистых металлов; до 200 малых шахтеров на двух летных палубах, соответственно 200 пилотов, 20 техников, 2 штатных медика и технолог. Энерговооруженность — 3 реактора «Ниссау-8» плюс батарея солнечных панелей на одной из сторон корпуса, блок маневрового позиционирования, раздельные генераторы гравитации, медсектор на 4 капсулы «Гранум-Зст», комплекс ремонтных дроидов «Фирос-4.44» для поддержания фабрики в рабочем состоянии; каюты для персонала, центр виртуальных развлечений, общая столовая. Никакого вооружения кроме активного щита и 44 турелей непосредственной обороны «КС-10».
        Особо заинтересовала информация о линии чистых металлов — из изученных баз Макс уже знал, что этот вид сырья для промышленности Содружества был самым дорогим и наиболее тяжело получаемым.
        Во-первых, для их получения требовались только ценные и особо ценные кссм, то есть исходное сырье в виде концентрата ссм было и так запредельно дорого, а стоимость выделяемых из таких концентратов чистых металлов просто зашкаливала все разумные пределы.
        Во-вторых, для работы с такими линиями требовались специалисты с 5-м, а лучше с 6-м рангом пакета «Обогащение ссм».
        В-третьих, рынок сбыта чистых металлов был узко специализированным, и не в каждой обитаемой системе их могли купить, даже не так — спрос на них был редким и как правило, производители напрямую выставляли свои заявки на покупку таких партий сырья. Перекупщиков по такому товару почти не было — запредельные суммы контрактов на куплю-продажу ч.м. были по силам только крупным производственным корпорациям или государствам.
        Поэтому основным сырьем для получения чистых металлов были останки искусственных пустотных объектов — кораблей, станций, любых пустотных платформ — все это шло в переработку на таких линиях и позволяло получать очень ценное сырье из бесполезного космического мусора, оставляемого всеми разумными в пространстве.
        — Да, это я не потяну, ну, не очень то и хотелось — погрустил немного парень — такие базы я вряд ли получу от капитана — он птица не того масштаба, чтобы связываться с чистыми металлами.
        Пришел сигнал от капитана выдвигаться на своей копалке в точку сброса фабрики. Наблюдал процесс вблизи — впечатлило. Сначала в точку сброса подошел транспорт с фабрикой внутри — точку равновесия вблизи первого астероидного поля указывал Макс — дистанция в 500 метров по меркам космоса мизерная, но удалять базовый объект далеко от зоны добычи нерационально — зачем болтаться из одного места системы в другое, теряя время и топливо на глупое перемещение туда-сюда. Затем открылись створки грузовых палуб и поочередно стали выползать из трюмов транспорта
        бруски-модули фабрики — всего их было 12. В свернутом состоянии каждый такой брусок занимал 70 % от своего рабочего объема — процесс развертывания всех 12 секций занял почти четыре часа. В результате в пространстве висело 12 брусков размером 400х100х100 метров, а затем парень стал руководить процессом сборки всех частей воедино — так как сам он не обладал навыками управления ремонтными или конструкционными дроидами, но знал последовательность процесса монтажа элементов фабрики. Он задавал очередность сборки — техники выполняли его приказы и подключали все узлы.
        Модули обогащения собрали в первую очередь — здесь каждый из них крепился к соседу при помощи амортизационных узлов — для исключения возможности резонанса от вибрации работающих линий обогащения. Если принять во внимание астрономические количества одновременно перерабатываемой смеси в разных линиях, то вероятность разрыва конструкции от совпадения тактовых частот разных модулей оказывалась очень высокой. Из-за этого неприятного физического явления все фабрики проектировались таким набором модулей. Исключение составляли здесь только жилой модуль и два модуля летных палуб-доков — все три были соединены вместе, затем подключены к собранному блоку рабочих модулей. Процесс сбора фабрики занял все время до окончания суток. Активацию фабричного Искина решено было провести завтра после завтрака.
        Утренний завтрак был неожиданно приятным — в столовой оказалась Марта и несколько знакомых парней и девушек, с которыми Макс успел познакомиться ранее, но последние несколько дней он их не видел на носителе. Всю ясность внесла женщина: эти все люди по базам были квалифицированы как техники и эти дни находились на транспорте, который и собственно ремонтировали все это время — восстанавливали внутренние палубы после абордажа, меняли маршевые двигатели и внешние оборонительные турели. Потом они собирали фабрику под руководством парня — это значительно подняло его авторитет среди землян. Особенно радовалась встрече сама Марта — у нее была высокая вероятность остаться на транспорте как штатный техник, вот например те два инженера с сетями 4-го поколения остались на нем на постоянной основе — на носитель они больше не возвращались.
        Парень слушал и смотрел на довольную женщину — пожалуй, стоит с ней сблизиться — уже несколько недель он находился на голодном пайке и отсутствие женской ласки его уже напрягало. Кстати пришлась информация о фабрике — технологу там отводилась отдельная каюта вблизи координационного центра, где собственно располагался Искин фабрики. Личная каюта, учитывая, что почти все на борту сооружения были 2-х местные, будет здесь как нельзя кстати. От женщины удалось узнать некоторую информацию по самому транспорту — им оказался большой межсистемник проекта «Тейгол» производства директората Корит с полезным объемом грузовых палуб 70 млн. м^3^ и двумя небольшими летными палубами, где там сейчас было пусто, из вооружения только бортовые скорострелки на обшивке. Видимо у женщины были изучены базы по большим кораблям — набор заметно отличался от того, что залили технологу.
        Следующими этапами расконсервации обогатительной фабрики была активация бортового Искина и монтаж блока солнечных батарей на одной из сторон сооружения. Прибыв на летную палубу фабрики, парень увидел там несколько легких КИПов и абордажный бот «Райз-25» — вероятно капитан носителя прибыл на борт лично, прихватив с собой несколько абордажников и специалиста по взлому. Батареи солнечных элементов сейчас монтировали несколько техников — паукообразные дроиды под их контролем медленно выносили из трюмов висящего рядом транспортника громоздкие пластины фотоэлементов — каждый такой 10-ти метровый квадрат был хрупкой вещью и требовал к себе осторожного отношения. После монтажа всей элементов батареи на стороне 400х300 метров, такая конструкция должна была обеспечивать половину от требуемой для работы фабрики энергии, хотя штатно комплекс комплектовался тремя реакторами «Ниссау-8», два из которых давали 100 % требуемой энергии, еще один был запасным. Так что при наличии дармовой энергии от местного светила можно было существенно экономить на топливе для реакторов.
        Помещение координационного центра, где находился управляющий ИИ было небольшим — не более 50 м^2^ — сам параллелепипед Искина находился по центру, полукругом вокруг него находилось два рабочих места для дежурных операторов, пульты аварийного управления. Передняя стена была выполнена в виде широкой дуги и увешана модулями голографических проекторов. На момент прихода Макса все оборудование было неактивно — местный специалист только приступил к активации.
        — Сейчас активируем и внесем тебя в память Искина как основного и единственного пользователя с уровнем доступа № 1, доступ нулевого уровня только у меня, как у хозяина фабрики — сказал находившийся рядом капитан. В это помещение все равно кроме тебя никто не сможет зайти, а эти операторские пульты нужны здесь только для аварийных случаев, хотя я себе плохо представляю, что может сделать оператор с таким сооружением без бортового Искина.
        — Принимай код доступа к ИИ — на нейросеть парню поступил 20-значный набор цифр и символов — вообще-то все ИИ чрезвычайно надежны и редко ломаются или перестают корректно выполнять свои функции, этот код введешь, если с ИИ пойдет что-то не так. Теперь садись в кресло оператора и синхронизируйся, затем надо сориентировать фабрику в пространстве по отношению к звезде, потом проведи полную диагностику и сбрось мне отчет на нейросеть.
        — Вот значит, для чего нужна была эта база — «Пустотное позиционирование» — подумал Макс, усаживаясь в центральное кресло. Сначала решил посмотреть, что позволяет уровень допуска № 1 — как оказалось все, в том числе и перемещение фабрики в пределах системы — видимо по мере выработки астероидов предполагалось двигать сам материнский шахтерский комплекс ближе к зоне работ.
        — А что тогда есть в допуске № 0?  — спросил сам себя — наверное, можно отдать Искину приказ на самоликвидацию фабрики, чтоб не досталась агрессору.
        — Искин мобильной фабрики ФУ44.62.14.128.АСТ приветствует технолога Макса Шнитке на борту — запрос на синхронизацию с нейросетью «Технолог-5.5/П»… Подтверждено. Как обращаться к технологу? Какие указания?
        — Меня называй Макс, босс, технолог. Проведи полное тестирование всех систем, результат мне и капитану сбрось на нейросеть. У тебя есть короткое название или имя, такой длинный идентификатор меня напрягает повторять?
        — Предыдущие пользователи имен не давали, готов принять любое.
        — Будешь называться Майя, пчела, пчелка или просто Искин.
        — А что значит имя Майя?
        — А была такая летающая маленькая живность по имени Майя, она много работала и всем интересовалась. Мы с тобой тоже будем много работать и иногда летать, но недалеко, насчет разных интересов — там посмотрим. Поменяй голос на девичий детский и звонкий.
        — Принято босс, начинаю тест оборудования и систем, примерное время окончания — 4,5 часа.
        — Работай по тестам. А сейчас в первую очередь тест маневрового блока двигателей — нам надо позиционироваться к местной звезде.
        — Готовность к маневрам, босс.
        Макс соединился с Искином, зашел в раздел управления движением — начал разворачивать фабрику зеркальной стороной солнечных батарей перпендикулярно оси светового потока от светила — огромная конструкция с трудом реагировала на усилия газовых маневровых движков — чудовищная масса покоя обладала низкой маневренностью. Процесс небольшого разворота протекал почти полчаса, затем ориентация этого монстра в сторону первого астероидного поля — теперь такой же медленный процесс торможения вращательного момента. Такие элементарные маневры затянулись на полтора часа — большую часть времени Макс бездельничал, можно было и заснуть. Теперь фабрика висела в пространстве под углом к плоскости вращения планет — в передней части жилого модуля была смотровая площадка, откуда теперь можно будет наблюдать астероидные поля, поблескивающие в свете звезды.
        Поскольку делать пока было нечего — активация систем откладывалась как минимум до окончания тестирования фабрики, наш герой решил немного полетать вокруг корпуса фабрики, внешне оценить состояние объекта — отправив запрос капитану, получил одобрение на свои действия.
        Покрутившись немного вокруг да около объекта, пилот составил себе четкое представление о вверенном ему имуществе: в окончательном виде фабрика внешне имела вид собранных вместе четырехгранных тупых карандашей, перетянутых резинками по краям. Девять рабочих модулей сверху были прикрыты моноблоком из двух летных и одного жилого модулей, вся конструкция простиралась на 400 метров в длину и высоту. Почти идеальный куб, если не считать немного меньшую ширину — 300 метров, ярко бликовал своей зеркальной боковой поверхностью — работа по монтажу системы солнечных батарей все еще продолжалась — к концу суток планировалось все закончить. Обшивка фабрики серьезных повреждений не имела — кое-где были видны борозды и вмятины от ударов, но в целом впечатление было благоприятным и беспокойства не вызывало. Разбросанные в разных местах оборонительные турели выглядели как новые — окончательные выводы можно будет делать после получения результатов теста.
        Слетал на носитель пообедать — время еще было. За полчаса до окончания процесса проверки систем занял кресло оператора. Как оказалось, все это время капитан и его спутники обследовали все жилые помещения фабрики на предмет забытых или припрятанных полезных вещей, в том числе и каюту технолога и каюту рядом с ней — это была каюта для владельца комплекса. Что-то видимо нашли, судя по контейнеру, который тащил за ними ремонтный дроид, однако с Максом никто информацией о найденных предметах не спешил делиться.
        — Жаль конечно возможных сюрпризов, неполученных лично, но может позже сам попробую там поискать — решил он про себя — здесь я буду жить один, возможно после активации всех систем найду что-то.
        В таких раздумьях пришел доклад от Майи: мобильная обогатительная фабрика
        «Гурто-С-38мк» — производство верфей Корита,
        общий ресурс 88 %, рабочий объем модулей 50 млн. м^3^;
        линия чистых металлов — ресурс 95 %, состояние отличное;
        линии обогащения № 1-№ 8 средний ресурс 82 -85 %, состояние отличное;
        2 летных палубы-дока по 100 малых шахтерских кораблей максимум на каждую;
        блок маневровых двигателей — ресурс 85 %, состояние отличное;
        турели «КС-10» — есть отклик от всех 44-х орудий, ресурс 92 %, состояние отличное;
        ремонтный комплекс «Фирос-4.44» — неактивен, требуется личная активация разумным;
        дроны бытовые «Лоск-33» — приписано 24 единицы — неактивны, требуется личная активация разумным;
        реакторы «Ниссау-8» — 3 штуки, 85, 88, 92 % ресурсы соответственно, один активен, два в резерве;
        все каюты для персонала активированы — 110 — 2-х местных, две одноместных, две каюты для руководящего персонала.
        В помещении столовой установлен шести потоковый пищевой синтезатор «Нави-6» — неактивен, требуется личная активация.
        Все вспомогательные помещения: центр виртуальных развлечений, солярий, бассейн — неактивны.
        В медцентре установлены 4 медицинских капсулы «Гранум-3с» — неактивны, для активации требуется активация локального ИИ.
        — Доклад принят, начинай активацию дроидов, виртуального центра. Медцентр я активирую самостоятельно, бассейн и солярий пока не трогаем.
        — Босс, система жизнеобеспечения доступна только в жилом модуле, модули обогащения оборудованы только раздельными генераторами гравитации, летные палубы — гравитация и атмосфера.
        — Действуй Майя, я схожу в медцентр — посмотрю что там и как.
        Помещение медцентра встретило парня тишиной и белизной — было достаточно чисто, никакого беспорядка не наблюдалось. Местный вариант электронного доктора находился в углу за дверкой — здесь Макса ожидала приятная неожиданность — прямо на корпусе Искина был нанесен код активации — вспомнилась Земля, где некоторые особо одаренные пин-код к банковской карте писали на ее обратной стороне тонким маркером.
        — Ну что ж, дело значительно упрощается — активировал железного медбрата и скопировал код себе на нейросеть.
        — Искин, состояние медцентра и всего штатного оборудования?
        — Потребуется 10 минут для активации и теста.
        — Жду.
        — Готово: 4 медицинских капсулы «Гранум-3с» ресурс 82 -88 % состояние отличное, недостаток картриджей для полноценной работы, запас 25 % от номинала; 2 дрона-уборщика «Лоск-33» — ресурс 93 % состояние отличное.
        — Ну и отлично, пора и свои апартаменты посмотреть.
        Сначала парень решил осмотреть соседнюю со своей каюту для хозяина фабрики — апартаментами это можно было назвать с натяжкой. Гостиная, она же и спальня, так как контур кровати подсвечивался нейросетью; совмещенный с душем санузел, небольшая кухня, где можно было готовить натуральную пищу (при ее наличии конечно); приятной неожиданностью был пищевой синтезатор — неактивный и без картриджей. Осмотрел все, что мог открыть — ничего не нашел — видимо у людей капитана Дро опыта в поисках спрятанного было больше. Затем исследовал уже свою каюту — практически копия, та же история с синтезатором, затем решил испытать кровать — активировал, прилег — чертовски удобно, наконец-то поменяю жесткие нары на порядочное спальное место.
        — О, что-то твердое мешает нормально расслабиться — вытянул из-под подушки продолговатую серую коробочку — трофейщики видимо не выдвигали кровать — первое полезное (будем надеяться) приобретение Макса в этом мире. Внутри лежало устройство черного цвета размером 10х5 см, ремешок с застежкой по бокам, сбоку щель примерно 5 см длиной, там же небольшое углубление как бы для пальца. На широкой плоскости устройство было снабжено какой-то хитрой защелкой. Прижал палец к углублению — странно, показалось, что коробочка слегка вздрогнула, щель изнутри подсветилась синим светом.
        — Обнаружен гражданский считыватель «Линк-15», синхронизировать?  — внезапно обеспокоилась нейросеть.
        — Давай — согласился парень — посмотрим, что мы нашли.
        — Для наилучшего быстродействия рекомендуется надеть считыватель на руку и зафиксировать в месте выхода внешнего нейроузла в районе запястья.
        Парень осмотрел свои руки — действительно, на внешних сторонах запястий под кожей были небольшие пятнышки-уплотнения.
        — Странно, как-то раньше и внимания не обращал — подумал он — не болит и ладно.
        Защелкнул указанный девайс — считыватель готов к загрузке информации.
        — Хм, интересно, а где эту информацию взять, чтобы потом загрузить? Посмотрю в коробке — может, что полезное найду — с этими словами стал разглядывать внутренности коробочки. Рядом с углублением, где был считыватель, было обнаружено 8 карт памяти (уж очень они напоминали ему земные SD-карты памяти к телефону), которые были, как бы воткнуты в мягкую обивку коробочки тонкой гранью.
        — Надо попробовать опознать, что здесь есть — размеры карт точно под щель в устройстве. Взял первую с краю, воткнул со второго раза — видимо не тем концом, нейросеть выдала сообщение «Торговля 3-й ранг». Перепробовал все карточки, составил список найденного:

        1. МЕТОДЫ ОБОГАЩЕНИЯ ССМ В ОТКРЫТОМ КОСМОСЕ 5 РАНГ.
        2. КЛАССИФИКАЦИЯ ССМ, КОНЦЕНТРАТОВ ССМ И ЧИСТЫХ МЕТАЛЛОВ 5 РАНГ.
        3. ХИМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ОБОГАЩЕНИИ ССМ. КАТАЛИЗАТОРЫ И ИНГИБИТОРЫ 5 РАНГ.
        4. РУЧНОЕ ОРУЖИЕ 4 РАНГ.
        5. СИСТЕМЫ ВООРУЖЕНИЙ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 4 РАНГ.
        6. ЗАЩИТНЫЕ СКАФЫ 4 РАНГ.
        7. ТОРГОВЛЯ 3 РАНГ.
        8. ЮРИСТ 1 РАНГ.

        — Хм, какой интересный наборчик. Получается, что базы для усвоения можно не только в медицинской капсуле заливать, для этого существуют и вот такие простые устройства. Ладно, пока пусть полежит тут, ставить в известность капитана и его людей не буду, пока есть еще что изучать, потом и этот списочек освою. Особенно порадовало наличие нескольких боевых баз — знание местных видов вооружений лишним не будет.
        После такой находки прошелся еще раз по соседней каюте — в нише за выдвижной кроватью нашел оружие — опознать не смог — баз по ручному оружию не было. Внешне оно напоминало раздутый револьвер — толстое дуло с небольшим отверстием, рукоятка без спуска, цилиндр на месте земного барабанного магазина, несколько выступов на ручке, и все — как работает непонятно.
        — Ничего, вот изучу «ручное оружие» — буду знать, что мне попалось — ухмыльнулся Макс. Перенес находку к себе в каюту, перепрятал вместе с коробкой считывателя. Пришло сообщение от Майи — все системы фабрики активированы, восстановлена атмосфера на летных палубах, обогатительные модули активированы, но ввиду отсутствия исходного сырья переведены в ждущий режим. Бытовые дроиды проводят уборку помещений жилой палубы — прогнозируемое время до окончания работ — четыре часа.
        Поступила информация по ремонтному комплексу «Фирос-4.44»: ресурс 90 %, комплектность -100 % — 38 ремонтных дроидов, 2 диагноста, 3 погрузчика и управляющий модуль-дроид. Солярий и бассейн неактивны, для работы бассейна требуется 300 м^3^ отфильтрованной воды, солярий не требует никаких затрат.
        — Ооо! Схожу, посмотрю на эти излишества — Майя, скинь мне маршрут на этот оздоровительный комплекс.
        Бассейн и солярий конструктивно были одним помещением — купол был выполнен из прозрачного материала, видимо поглощает жесткое излучение от звезд — в настоящий момент он был прикрыт бронестворками. Все было предельно просто — открыл колпак — загорай и купайся — рядом бассейн примерно 30-метровой длины. Подобие лежаков из белого материала по бокам бассейна, всего около полусотни штук. Интересно, кто додумался до таких интересных модификаций — это ведь простая шахтерская стационарная авиаматка, несмотря на приставку «мобильная» — роскошь для копателей. Хотя если хорошо подумать, то у персонала, который имеет возможность хорошо отдохнуть, увеличивается производительность труда. А бассейн и вообще водные процедуры всегда хорошо снимали усталость.
        Надо будет поговорить об этом с капитаном — он вроде вменяемый человек — постараюсь его убедить в необходимости такого объекта — о, а вот и он сам сюда направляется — парень заметил входящего.
        — Как проходит расконсервация фабрики?  — капитан сразу задал вопрос.
        — Все системы активированы, можно переселять сюда добывающий и обслуживающий персонал, летные палубы тоже готовы. Требуются расходники для медицинских капсул бортового медсектора и картриджи для пищевых синтезаторов, высылаю список.
        — Получил, все это привезем после продажи первой партии смесей. Пока здесь будешь жить ты и еще десяток людей — того, что здесь есть, вам должно хватить. А что ты здесь делаешь, и что это за место Макс?
        — Да вот изучал лично некоторые объекты фабрики — это водный комплекс для отдыха персонала — нестандартная модификация, хотелось бы его активировать — будет полезен для работы.
        — Зачем рабам такая роскошь — лишние траты ресурсов и энергии. Пусть лучше больше копают, чтоб ты больше концентрата выдавал. Мне вообще не понятна логика конструкторов этого чуда — столько свободного места практически потеряно впустую.
        — Не совсем так, капитан, ресурсов никаких и не надо — выловить пару ледяных астероидов и растопить, а энергия у нас вообще наполовину дармовая от звезды, далее парень высказал свои мысли о комплексе и способе поднять производительность труда шахтеров.
        — Ладно, если гарантируешь хорошую добычу, можешь запустить это чудо, но только после того, как начнешь выдавать концентрат.
        — По концентрату расчет такой — одна линия обогащения рассчитана на единовременную загрузку 3,8 млн. м^3^ исходной смеси — при максимальной загрузке копатель «Шорк-3.1д» может взять 38 000 м^3^ — силами десяти шахтеров — 105 рейсов. Учитывая, что полностью забить трюм шахтер сможет за сутки — 10,5 дней для заполнения и запуска одной линии. Затем сутки на обогащение этой массы — итого из 3,8 млн. м^3^ смеси на выходе получим 380 000 м^3^ КССМ не выше 75 % содержания металлов — это если работать с дешевыми смесями типа керота и лукота — их содержание в обследованных астероидных полях максимальное. Выше 75 % КССМ не смогу выдать по причине отсутствия знаний, но для запуска фабрики и практического (для меня лично) подтверждения навыков, я бы начал именно с этой группы. Потом можем перейти на более дорогую группу руд, или можно просто забивать транспортник обычной смесью до упора. Как скажете, капитан.
        — Хм, учитывая объем грузовых палуб и трюмов транспорта около 70 млн. м^3^, заполнить его рудой вдесятером вы сможете приблизительно за полгода. Нет, пусть он тогда тут висит и ждет концентрат — за расходниками слетаем на носителе. Сейчас всех, кто тут остается, перевезем сюда, добавим вам картриджей из наших запасов и привезем еще пару десятков малых шахтеров. Будем работать только с концентратом — с обычными смесями будет нерентабельно летать на таком корыте. Мне потребуется два дня на прыжок до базы, сутки на закупку и загрузку всего заказанного и еще двое суток на обратный прыжок. Так что остаешься тут за главного — Искин фабрики получил от меня приказ записывать все происходящее на борту — чтоб ты об этом знал. Начинай с дешевых смесей, наработаешь алгоритмы работ — первый рейс транспорта пойдет с концентратом дешевой группы — закупим сотню малых шахтеров — поставим добычу на поток. Основную часть людей, которым в ближайшем будущем летать будет не на чем, я пока вывезу на базу клана, потом верну с корабликами.

        Глава 5

        Переезд всех землян, которых оставляли в системе на добыче занял совсем мало времени — имущества никакого — посадили часть в абордажный бот и выгрузили на летной палубе, еще девять пилотов пригнали остающиеся «Шорки». Затем носитель разогнался, укутался радужкой и сделал прыжок. Всего людей было меньше двадцати: десять пилотов-шахтеров, Макс, медтехник — женщина, двое техников, среди которых была и Марта — парень этому был рад. А уж сама женщина цвела от избытка, переполнявших ее чувств. Парень решил провести сразу же небольшое собрание, чтобы очертить их будущие здесь перспективы — собрались в местной столовой.
        — Здравствуйте коллеги по несчастью, меня звать Макс Шнитке, я технолог на этом летающем чуде инопланетной техники — в ближайшие годы я буду вами руководить — здесь моя должность соответствует земному главному инженеру предприятия.
        — Это ты сам себя поставил старшим?  — голос из толпы.
        — Так решил наш общий хозяин капитан Дро, через пять суток ориентировочно он вернется сюда с расходными материалами и парой десяткой малых шахтеров — сможете у него лично уточнить, а можете обратиться к местному Искину — его имя Майя — там должна быть информация обо мне. Всем вам присвоен второй уровень допуска к местной сети, у меня допуск первого уровня. Если больше нет уточняющих вопросов, то я вам обрисую наши перспективы и задачи:
        — Как вы все давно поняли, нас украли с родной планеты и привезли сюда — здесь нам уготована долгая и нудная жизнь и работа на ближайшие десять лет, чтобы мы могли выкупиться из рабства и выплатить долг за установленные нейросети и базы знаний. Я, так же как и вы, не просил меня похищать с Земли, привозить сюда — мне и на Земле было хорошо, но факт остается фактом — бежать отсюда некуда и не на чем, пожаловаться тоже некому.
        — А может, пока рабовладельцев нет, захватим эту фабрику и заставим их вывезти обратно?  — отозвался один из пилотов-шахтеров.
        — Во-первых, хочу всех предупредить, что все разговоры записывает местный Искин и я на это повлиять не могу, поэтому думайте сначала, а потом озвучивайте свои мысли. Во-вторых, а что тут собственно захватывать? По местным меркам эта фабрика — гражданский объект невысокого приоритета — кусок композита с рудой в пустом пространстве, а сейчас так и вообще без руды. К тому же ни оружия, ни маршевых двигателей на ней нет, я уж молчу о прыжковом контуре — поверьте, я знаю, о чем говорю, соседняя система — база клана, где мы считаемся рабами. Навыков обращения с местным оружием у нас нет, как нет и самого оружия — вы это хорошо знаете и сами — достаточно посмотреть в каталог своих баз. Есть еще идеи по захвату власти?
        — Я продолжу. Предлагаю не устраивать глупых бунтов, по крайней мере, я в них принимать участия не буду — десяток местных абордажников в легких скафах порвут пару сотен таких, как мы. Уговаривать никого не буду, обрисую только схему нашей работы, как средства выбраться из рабства и этой дыры. Есть реальный шанс выкупиться, хотя и время 10 -12 лет удручает.
        — Ладно, давай излагай свои идеи, послушаем.
        — Итак, сейчас мы находимся на мобильной обогатительной фабрике — задача пилотов малых шахтеров пилить местные астероиды — координаты вы будете получать от Майи — и возить их сюда. Моя задача перерабатывать эту массу в концентраты — стоят они гораздо дороже исходной смеси, поэтому рентабельность всей нашей компании будет гораздо выше именно при конечном продукте — кссм. Соответственно мы сможем рассчитывать на более быстрое погашение долга и выкуп из рабства. Я не утверждаю, что это так и будет — все-таки мы официально рабы, и он может передумать и увеличить нам срок, но попытаться стоит, хотя каждый решает сам за себя. Вопрос освобождения не сегодняшний и даже не завтрашний, но лет на шесть нам надо ориентироваться. Пока нас тут мало — сами можете пересчитать себя, через пять суток привезут еще пару десятков наших сограждан и столько же шахтерских корабликов. Техники у нас есть — ремонт есть кому проводить, есть медтехник — будет кому нас подлечивать, кстати, советую всем пройти обследование в медцентре еще раз — возможно, не всех подлечили на носителе.
        — Также есть несколько приятных новостей: в местном синтезаторе разблокировано меню алкогольных напитков — удобрительный гул и аплодисменты были ответом на слова парня.
        — Да, я сам уже не прочь попить пивка, если оно тут конечно есть. Продолжу далее по приятностям — есть виртуальный центр развлечений — не скажу что это такое, так как не знаком лично, но думаю, это будет что-то интересное для нас. По всем вопросам думаю лучше получать информацию о виртуале от Майи — доступ есть у всех присутствующих.
        — Теперь последняя вкусняшка: на борту фабрики имеется комплекс водных развлечений, объединенных с солярием — я там был — вообще это просто 30 — метровый бассейн под куполом — если купол раскрыть, то можно и позагорать под местным солнцем. Как тут оказалось такое чудо чьей-то конструкторской мысли — неизвестно, но можем его использовать. Правда, при одном условии от наших хозяев — сначала мы должны начать выпускать концентрат. Поэтому, если мы хотим немного улучшить условия своей жизни, начинаем работать прямо сегодня. Теперь прошу всех размещаться в каютах, к сожалению, они все двухместные, но зато в каждой есть свой санузел и душ, а не так как у нас было на носителе. Все вопросы по планировке жилых палуб согласовывайте с Искином.
        — А прямо сейчас предлагаю опробовать новый синтезатор, и особенно раздел алкоголя! Только, пожалуйста, без фанатизма, работу нам никто не отменял.
        Меню нового синтезатора было почти копией того, что стоял на носителе, с небольшими дополнениями. Аналог земного пива нашелся достаточно быстро — назывался «пэвасс», аналог земного шнапса или водки здесь назывался по-разному: орбиталка, планетарка, пустотка — вся разница здесь была в ароматизаторах и вкусовых добавках. Пэвасс явно не дотягивал до германского пива, хотя содержимое стакана уместилось в желудке нормально, без отторжения.
        Затем наш герой предложил Марте осмотреть его личную каюту — предложение было принято с благосклонностью. Осмотр каюты главного специалиста фабрики немного затянулся, но обоим понравилось — на предложение парня почаще заходить на инспекцию помещения, женщина ответила веселым смехом и кивком головы.
        — Жизнь налаживается — подумал парень, теперь пора и своими прямыми обязанностями заняться. Через пару дней должен доучиться 4-й ранг пакета «Пилотирование», пора становиться немного инженером.
        После пэвасса и релакс-процедур с Мартой работать резко расхотелось — решено было осмотреть виртуальный центр — поэтому ревизия рабочих модулей на сегодня откладывалась. Центр не представлял из себя ничего — зал площадью около 200 м^2^ был заставлен капсулами вирта — сами капсулы были очень похожи на медицинские, однако в них требовалось садиться на установленное внутри кресло, тогда как в медицинскую пациент ложился горизонтально. Сразу после того как наш герой разместился, последовал запрос на подключение к его нейросети — на все 40 капсул был один мини-Искин, который руководил всем местным хозяйством. Открылось меню выбора режима работы капсулы:
        Режим имитации индивидуальных полетов, который в свою очередь делился на малые и средние космические корабли,
        Режим боевого взаимодействия подразделялся на групповые бои на малых космических кораблях, групповые бои на малых и средних космических кораблях и атака пустотных объектов,
        Раздел игр по названиям тоже почему-то напоминал боевые варианты полетов: разрушитель станций, малый ужас из глубин космоса, атака кластера.
        Особенно порадовала игра под названием «Веселый шахтер» — требовалось двигаться в астероидном потоке, при этом уворачиваясь и уничтожая все на своем пути. Правда, понять логику создателей игры парень не смог — уничтожить астероид залпом из шахтерских лазеров нельзя было в принципе, так как у промышленных лазеров возможности и задачи были другие. Изюминка игры — при каждом неудачном столкновении с очередным астероидом перед взглядом игрока появлялась фигура пьяного шахтера с бутылкой в руке, и начинала обзывать играющего по-разному — идиот, слабак, болван, кусок дерьма и т. д. Очевидно, это был намек на то, что играть в эту игру требовалось пьяным — игра порадует русских, как раз для их мозгов — подумал Макс.
        Выходя из центра, он пришел к выводу, что название центр развлечений явно тут не к месту — это скорее тренировочный центр, поскольку выбор развлечений был с уклоном в полетные симуляторы на фоне того, что большинство людей и так почти все время летают в своих жестянках. Успех это заведение вряд ли будет иметь, может только для обслуживающего персонала, который все время сидит на борту фабрики.
        — Танчиков бы каких, или пару фэнтези-РПГ-шек в стиле меча и магии сюда — помечтал технолог — надо будет уточнить у Искина фабрики этот вопрос, маловероятно, что тот недо-Искин из виртцентра сможет что-то прояснить. Сказано-сделано:
        — Майя, есть вопрос по штатному виртуальному центру,
        — Да босс, слушаю.
        — Есть ли возможность расширить перечень встроенных симуляторов и игр в нем?
        — Конечно, требуется просто загрузить в его память необходимые базы с информацией. Такие базы можно купить на любой станции или планете через инфосеть.
        — Понятно, попробую попозже упросить капитана на пару десятков таких чипов, не думаю, что это сильно увеличит общий долг. Кстати, чем сейчас занимается персонал?
        — Все десять малых шахтеров работают в первом поле — я выдала им сектор с лукотом, если босс не против?
        — Нет, все правильно, совсем уж дешевку копать не будем, все-таки лукот самый дорогой в этой группе ссм. Что по остальным людям?
        — Двое техников осваивают комплекс «Фирос-4.44», медтехник у себя в центре.
        — Хорошо, все при деле, бездельников нет, видимо все прониклись моей речью, с новенькими, что прибудут через пять дней, тоже проведу вступительную беседу.
        — Майя, я хочу осмотреть рабочие модули, по крайней мере, сегодня хотя бы два — по времени больше не успею. Поскольку атмосферы там нет, а только гравитация, мне нужен скаф для работы в пустоте, что есть в наличии на борту и где?
        — По штатной комплектации в приемной зоне каждого модуля есть помещение для персонала — там должен быть штатный скаф для техника. Скаф для инженера-технолога фабрики должен быть в помещении координационного центра.
        — Так, значит, по умолчанию должно быть девять технических и один инженерный для меня. Схожу сначала за своим, я там, в принципе еще не искал, только оператором подрабатывал на подхвате у искина.
        Как оказалось, задняя стена колонны, в которой размещался бортовой ИИ, была стенкой своеобразного пенала, где должен был храниться штатный скаф технолога. Сейчас эта плоскость подсвечивалась нейросетью парня — видимо ранее, когда бортовой Искин еще не был активирован, все оборудование было мертвым железом, и поэтому эту дверку никто не принял во внимание. Шкафчик порадовал землянина несколькими находками:
        Во-первых, скафов было два: «ИТ4» — такой странный цифро-буквенный идентификатор был у одного, и «Техо-3м» у другого. На полочках за самими скафами были аккуратно сложены пористые цилиндры диаметром 5 см и длиной 25 см. а также десяток маленьких коробочек размером с земную пачку сигарет. Решил тут же примерить обновки — сначала с понятным названием — технический скаф 3-го поколения, модифицированный.
        Принцип одевания был чем-то похож на процесс одевания комбинезона — существенная разница была в том, что он одевался одним целым куском, затем также герметизировался посредством зип-застежки. Сразу же после стандартной синхронизации с нейросетью получил уведомление о низком заряде батареи и отсутствии кислородного патрона — как оказалось, те пористые цилиндры и были кислородными патронами, а коробочки — штатными батареями-аккумуляторами для питания скафа. Устранил недостачу и дал команду полной герметизации — над головой закрылся прозрачный колпак, который собрался из двух утолщений по бокам шеи.
        Центральный шов был почти незаметен, немного походил, поприседал, сделал пару гимнастических упражнений — удобно, собственно это был первый его опыт по использованию спецодежды местной цивилизации для работы в космосе, комбинезон конечно не в счет. По информации, полученной на нейросеть, скаф был не автономный — для работы в нем требовалось каждые 25 часов менять цилиндр атмосферного патрона и каждые 35 часов менять или подзаряжать батарею. Батарея требовалась для работы магнитных присосок на ботинках, работы двух плечевых прожекторов и питания встроенного вычислителя, который собственно и контролировал все системы изделия и выдавал эту информацию на нейросеть пользователя.
        Справлять нужду надо было вне скафа — перед работой об этом требовалось позаботиться отдельно. Кстати, в качестве ботинок подходили любые — для работы на пустотных объектах существовал стандарт их подключения к скафам, поэтому даже те, что были ему выданы рабовладельцами, отлично соединялись.
        Сняв технический, стал примерять непонятку «ИТ4» — одев обновку и загерметизировав швы, получил сообщение о стандартной синхронизации. Все оказалось просто и незатейливо — скаф для инженерно-технического персонала (технолог приравнивался к инженеру) 4-го поколения; производство конфедерации Дивели; встроенный усилитель нейросети для удаленного управления различными устройствами; расширитель функционала на поясе для подключения внешних дополнительных устройств, таких как ручной сканер или личного инструментария; аварийный энергощит.
        Автономность на одном атмосферном картридже 30 часов (вот это интересно как — инженер меньше кислорода что ли, потребляет?); энергоавтономность 30 часов (без активации щита); утилизации отходов жизнедеятельности тоже нет. На поясе были дополнительные гнезда для лишних атмосферных патронов и батарей — непонятно только зачем?  — в туалет ведь по любому за такое время надо сходить, разве что в аварийных случаях бултыхаться в своем дерьме и ждать спасателей.
        В целом скаф произвел приятное впечатление, по сравнению с техническим качество и функционал радовал. Также в шкафчике обнаружилось универсальное зарядное устройство — поставил все батареи-аккумуляторы на подзарядку.
        Осмотр рабочих модулей решил начать с модуля чистых металлов — искомое помещение для персонала на входе было скорее похоже на тамбур между двумя дверьми-шлюзами — терминал доступа к оборудованию модуля, стул перед ним и шкафчик в полметра шириной. В последнем нашелся технический скаф «Техо-3» обычный, не стал выяснять, чем он отличается от «Техо-3м», стопка батарей-аккумуляторов, зарядное устройство и два десятка кислородных патронов. Поставил все батареи на зарядку — так как в рабочие модули никто, кроме него не будет ходить, то и задача поддержания скафов в рабочем состоянии ложилась на самого себя — пока сам о себе не позаботишься, никто о тебе не позаботится.
        Активировал местный терминал: сырья — 0 %, готовых блоков ч.м.  — 0 %. Собственно управлять любым рабочим модулем он мог и из координационного центра — пошел сюда чисто из любопытства. Само оборудование подавляло своей монументальностью — шутка ли, в габаритах 400*100*100 метров можно было вместить средний земной заводик. Механический измельчитель, магнитный сепаратор, гравитационные прессы и конвейеры подачи, лазерные ионизаторы — пока все это стояло мертвой грудой металла и ждало свою добычу.
        Все оборудование было знакомо парню из изученных баз, процессы обработки сырья также были абсолютно понятны — вот только в ближайшем будущем этот модуль вряд ли будет работать — сырья для него в этой системе нет, а возить сюда металлолом никто специально не будет — дорого.
        — На сегодня хватит, надо и расслабиться после такой тяжелой работы — оптимально я это вижу в таком порядке: ужин — пиво — Марта, последняя вряд ли будет возражать, учитывая ее реакцию на приглашение в гости.
        Вечер прошел как говорится в узком кругу — Марта оказалась достаточно импульсивной женщиной и имела хорошую фантазию, так что все происходило почти как в немецких эротических комедиях — в традиционном стиле «я-я, даст ист фантастиш, битте шнель майне либер» и т. д. Поскольку партнеры за все время нахождения в этой дыре успели приглядеться друг к другу, то нормальную половую жизнь наверстывали ударными темпами. Кровать оказалась выше всяческих похвал — изменение упругости, изменение наклона, смена гравитации, подогрев — все это было испытано и одобрено отдыхающим персоналом фабрики.
        Полежали, поговорили о жизни, каждый вспомнил что-то свое о Земле, оба пришли к выводу, что вернуться назад, никак не получится, поэтому решили по возможности держаться вместе. Когда женщина заснула и тихо засопела под одеялом, парень еще немного бодрствовал, думая о ней — подруга была типичной представительницей немецкой прекрасной половины общества — замуж не хотела, детей не хотела, даже здесь думала, как устроить себе какую-нибудь карьеру, стать специалистом и не зависеть от мужчины. Такая подача была для него очень подходящей — как-то отягощать себя в ближайшем будущем серьезными отношениями он не имел желания, а насчет детей так вообще не представлял, как тут такое возможно. Особенно, когда узнал от Марты о том, что местный доктор на носителе, когда проводил установку нейросетей всем женщинам, проводил какую-то корректировку организма, после которой женщина не могла забеременеть. Чистый практицизм — рабы должны работать и приносить доход, а не рожать детей и обзаводиться семьями.
        Утренняя столовая встретила технолога шумом и веселым гамом — несомненное улучшение условий жизни всем пришлось по душе — удобные каюты со всеми удобствами, хорошая еда с алкоголем — в сегодняшнем положении люди это оценили положительно. Как и ожидалось, набор виртуальных развлечений мало кого порадовал — целыми днями сидеть в шахтерской скорлупе и смотреть на камни, а потом вернуться и то же самое увидеть в развлекательной капсуле. Поэтому все же решили «давать угля» и запускать бассейн с солярием — хоть какое-то разнообразие.
        Дальнейшие планы у парня были просты как асфальт: осмотреть за оставшиеся до возвращения носителя дни восемь модулей обогащения. Проверил по привычке состояние изучения баз — до окончания 4-го ранга «пилотирование» осталось чуть меньше 2-х суток, пришла идея еще немного покопаться в настройках нейросети — немного поискав нужное, сделал активной опцию напоминания о завершении изучения пакета. Звуковое и визуальное оповещение, мало ли, если не обратит внимание на что-то одно, так другое уж точно напомнит.
        Одев приглянувшийся уже «ИТ4», потопал к модулю № 1. Закуток при входе в рабочую зону модуля был копией вчерашнего — терминал, стул и шкаф-пенал — все на месте. Поставил батареи-аккумуляторы на зарядку — по окончании зарядки устройство отключалось. Походил, поглазел по сторонам — разница с модулем чистых металлов была видна невооруженным глазом — следы рудной пыли были на всем. Кроме того, набор оборудования был немного не таким, и расположение его было иным — механический измельчитель отсутствовал, так как размолом исходного сырья занимались штатные мельницы малых шахтеров.
        Зато были новые узлы, опознанные технологом, как электростатический тоннель и установка бункерной ионизации — для чего и как их использовать, парень знал из баз. Никаких емкостей, ванн или баков для флотационных процессов не было обнаружено — вода, все же в космосе не применялась для промышленной обработки смесей. Собственно его мнение только подтверждало знание, полученное им из изученных баз — таких методов там не описывалось.
        А вот ионизация в условиях вакуума или широкое применение катализаторов и ингибиторов для целей обогащения было новым в его познаниях о переработке руды. Изученный 4-й ранг пакета «обогащение ссм» давал ему возможность задействовать любые из рабочих методов. Но при этом, максимально возможное содержание металлов в концентрате было не более 75 %. Для получения концентрата с более высоким процентным содержанием металла, следовало изучить базы до 5-го, а лучше до 6-го ранга — там описывались возможные методы комбинирования способов обогащения. Особенно такие методы работы рекомендовались для дорогих смесей, а так как процент нахождения их в космосе и так был очень мал, то в этом конкретном случае старались выжать максимальное количество ценных составляющих из исходного сырья.
        Процесс осмотра остальных обогатительных модулей искусственно растянул до окончания суток — все равно, больше ему пока было делать нечего, а появившаяся мысль заняться картографированием 3-го астероидного поля была успешно забыта по причине отсутствия летательного аппарата — все десять копателей успешно копали. Возможно, с прибытием транспорта удастся получить в свое пользование какой-нибудь кораблик — задача исследования оставшегося объема никуда не делась.
        В каждом модуле выполнял стандартные однообразные операции — зарядка батарей-аккумуляторов для скафов «Техо-3» — удивительно, но комплектация соответствовала озвученной Майей и это радовало. В результате проведенной работы у парня теперь был готовый инструментарий в каждом модуле — в случае крайней необходимости, он мог сразу переместиться в рабочую зону модуля, не заходя при этом в координационный центр за своим «ИТ4». Запросы с местных резервных терминалов показывали все те же 0 %% по сырью и готовой продукции. Заодно проверил состояние каталитических наборов — последние, так же как и смеси, делились на несколько групп:
        Группа С была самой дешевой из линейки катализаторов, ее использовали чаще всех, но наилучший результат она давала при работе именно с дешевыми и частично с более дорогими смесями. В состав группы С входили: катализаторы реакций эрбент, густар и ингибитор процесса мандитор.
        Группа В была более дорогой в линейке, предписывалось ее применение с дорогими смесями. В состав ее входили: катализаторы реакций сеолотер, роутен и ингибитор процесс зантор.
        Группа А была в верху списка, применялась только для работы с редчайшими смесями, в ее состав входили: катализаторы реакций люван, кидроган и ингибитор процесса роптозен.
        В наличии на фабрике были только из групп В и С, хотя это и было вполне ожидаемо, исходя из все той же редкости обнаружения сверхдорогих ссм в космосе.
        По пути назад к Искину думал, чем бы себя занять еще пару дней, пока прибудет капитан с пополнением — пришла мысль поменяться с кем-то из пилотов-шахтеров и немного попилить камни — наверняка найдется кто-то, кому надо сходить в медсектор и что-нибудь там полечить. Потому как вряд ли, когда всем ставили нейросети, Док вылечивал всем все болячки — земляне не относились к команде носителя, соответственно и отношение должно было быть другое. Да и нашему штатному медтехнику надо на ком-то тренироваться — с такими мыслями дошел до координационного центра.
        Заняв кресло оператора, вошел в меню управления фабрикой: итак ожидаемо, каждый рабочий модуль управляется отдельно, системы видеонаблюдения позволяют приближать взгляд вплотную к каждому узлу обогатителей, аудиосистем не предусмотрено — также ожидаемо, ввиду отсутствия атмосферы в модулях. В памяти бортового ИИ были заложены наиболее часто применяемые в Содружестве алгоритмы работ, но технолог может менять все параметры по ходу процесса в режиме прямого управления, у которого по умолчанию более высокий приоритет. Каждый узел модуля, отвечающий за тот или иной метод обогащения, оператор может регулировать путем перемещения различных ползунков и переключателей в окнах настроек. Сам интерфейс сильно напоминал настроечные окна земных компьютерных программ. Однако активировать модули не удалось — отсутствие исходного сырья срабатывало как предохранитель.
        — Ладно, будем подстраивать процесс в ходе работы, теперь посмотрим другие возможности оператора фабрики.
        — Так, маневрирование — уже познакомились; источники энергии, и ее распределение — что у нас тут? Управление блоком реакторов — хм, два реактора неактивны, третий тлеет на 5 % мощности… Ага, понял — у нас сейчас переизбыток доступной энергии от солнечных батарей, а 5 % мощности реактора это минимум, на котором он может работать — меньше только деактивация. По требованиям безопасности хоть один штатный источник энергии должен быть включен — всплыла информация из освоенных баз. Посмотрим, как это понимает Искин:
        — Майя, какие основания для работы реакторов при наличии избытков энергии?
        — Хотя бы один штатный реактор должен быть включен в любом случае, поскольку при аварийной потере доступной энергии от солнечных батарей, вывод его из состояния консервации потребует несколько часов, а за это время при отсутствии энергии я могу отключиться. А поскольку все системы фабрики работают под моим управлением, то потеря Искина приведет к выключению всех систем на объекте, в первую очередь это может грозить смертью разумным, находящимся на борту.
        — Так, с этим понятно, идем дальше. Силовые щиты — тут все просто, есть активный щит — аналог такого же на малых копателях, только здесь все масштабнее — закрывает фронтальную часть жилого модуля и летных палуб. Постоянно активен, можно в небольших границах менять напряженность поля в районе жилого модуля, все остальное особо прикрывать смысла нет — там кроме руды и механизмов ничего нет. Видимо поэтому во время облета собранной фабрики я заметил многочисленные, хоть и мелкие борозды и вмятины от блуждающих астероидов.
        — Системы жизнеобеспечения: сюда входило управление и настройка локальных генераторов гравитации, системы создания микроклимата, централизованное водоснабжение кают и водного центра развлечений. Оператор мог вручную задавать все параметры, а могло все это работать, как сейчас — единожды заданные значения поддерживались бортовым ИИ постоянно.
        — Оборонительная система предназначена для уничтожения различных объектов, двигающихся по траекториям столкновения с фабрикой и могущих ее повредить. В настоящее время работает в автоматическом режиме по стандартным алгоритмам, управление от бортового ИИ. Для изменения настроек режима или ручного управления системой пользователь должен обладать изученной базой «Системы обороны мобильных обогатительных комплексов» 3-го ранга.
        — Ууу, облом, а капитан последователен — ничего боевого на изучение не выдал.
        Во время ужина решил поискать кандидата для временной аренды малого шахтера — неожиданно выход из положения предложила Марта — оказывается, новоявленная медтехничка успела закрутить роман с одним из пилотов, поэтому лишний денек для влюбленной парочки был бы в тему. Макс посмотрел на подругу и сделал вопросительное лицо — откуда информация, фрау? Как оказалось, ответ лежал на поверхности: женщины быстрее находят между собой общий язык, любят посплетничать и поболтать языком на всякие темы — так и узнала о романе подружки.
        Кстати всего пока на борту было четверо женщин — Марта, медичка по имени Инна, и два пилота. Так что пока на борту фабрики было две сложившиеся недавно пары, однако, с прилетом носителя с новыми обитателями, в этом плане все еще впереди. Людская сущность сильнее ситуации — даже в такой тяжелой, как сейчас — люди существа социальные, в одиночку они звереют и теряют человеческие черты, кто-то должен быть с тобой рядом.
        Получив ценную информацию, наш герой решил сразу действовать:
        — Привет, мне кажется, что тебе завтра надо обязательно на медосмотр, Павел.
        — С какой радости, у меня со здоровьем нормально — недоумевал тот.
        — Да вот тут мне сообщила наша медичка Инна, что тебе надо провериться.
        — …Аа! Точно, раз это Инна сказала, то тогда конечно, пойду. Прямо весь день посвящу своему измученному организму, только у меня маленькая проблема — норму по добыче надо выполнять, как тут быть?
        — Релакс работник, подменю по-братски — попилю немного летающие камни, все равно у меня пока нет требуемого объема для запуска линии. Ну и немного наработаю навык добычи, подтвержу на практике, так сказать свои знания. Согласен?
        — Конечно согласен, тем более медосмотр — дело важное.
        Так и договорились. Засыпая, обняв свою подругу, почему-то вспомнилась Земля.
        Утром на общем завтраке решил всех удивить, и себя в том числе: выбрал в меню блюдо под названием «чуф-ваки мурмудэ».
        — И что это такое?  — спросили у него рядом сидящие — давай ешь, если что донесем до медсектора.
        — Поймите, как бы это не выглядело на тарелке, минуту назад это было набором порошков, жидкостей и вкусовых ароматизаторов из картриджей синтезатора.
        Попробовал.
        — В общем вот эта желейная масса сверху — это подобие нашего желе, киселя — сладкое. Вот эти «глаза» внутри него по вкусу как спелая вишня. Короче я не угадал — это десерт, всем рекомендую. А я выберу себе еще что-то, сладким не наемся. Под хохот присутствующих Макс пошел снова делать трудный выбор.
        На летной палубе пилоты готовили свои кораблики к вылету — парень решил не отставать от своих партнеров. Привычным действием землянин синхронизировал свою нейросеть с бортовым ИИ и проверил состояние основных полетных запасов. Топливо — 100 %, реагенты для атмосферного синтезатора — 100 %. Кстати, в таких дешевых корабликах даже пищевого синтезатора не было — рассчитаны они были на работу в одной системе рядом с шахтерской маткой, где шахтер мог в любой момент пополнить свои запасы и поесть. Те, кто не любил мотаться туда-сюда, брали с собой в полет пару упаковок саморазогревающихся пищевых наборов — туалет, конечно же, был по умолчанию. Так же решил поступить и наш герой, прихватив с собой парочку таких обедов.
        — Майя, я сегодня на добыче вместо штатного пилота — он на медпроцедурах. Давай координаты сектора, где копают… Получил, так что у меня сегодня в программе — так, лукот, ожидаемо, я полетел.
        — Искин, курс на сектор по полученным координатам, как долетим — на месте определимся, что буду делать.
        — Принято, пилот.
        Тут внимание парня привлекла мигающая пиктограмма листика, звуковой сигнал прозвучал немного раньше.
        — Итак, «пилотирование» у меня теперь в 4-м ранге, значит, можем начинать учить инженерное дело — всего три позиции — это наполовину меньше, чем в любом другом наборе, что я изучал, значит на все у меня уйдет не более 190 часов. Хотя это непрофильные базы, могут быть нюансы. А чего гадать, поставлю все одним пакетом по 3-й ранг, потом пару баз 4-го ранга. Сказано-сделано: в итоге на таймере обратного отсчета 38 часов 45 минут — хмм, дольше, чем учились профильные пилотские или технологические базы.
        К тому времени, как парень разобрался с очередью обучения, бортовой искин оповестил о прибытии в точку добычи. Нашел ближайший астероид с лукотом, позиционировался и включил бортовые лазеры, работать решил со стандартных 200 метров. И потянулась монотонная тянучка — распил, подтягивание куска породы к грузовому трюму, затем в работу вступала мельница и в коне процесс размельчения складирование готовой к сдаче смеси. Отдельно поэкспериментировал со штатным дроном — натравливал его на мелкие астероиды — пару дополнительных %% к добыче он обеспечивал. В таком темпе работал до обеда, по своему внутреннему распорядку, затем отключил лазеры и дрона, последней отключил мельницу.
        Осмыслил результаты работы и тяжкий труд космического шахтера — одиноко и тоскливо, в принципе вмешательство пилота в работу требуется только при позиционировании и начале добычи, дальше можно тупо смотреть и ничего не делать. Не хватает общения, какая-то музыка явно была бы не лишней, дремать нормально мешала постоянная вибрация от работы мельницы, других звуков не было. После скромного обеда решил уменьшить дистанцию добычи до 100 метров. Пацан сказал — пацан сделал: завис на 100 метрах над тем же булыжником и начал все с начала — заметно увеличилась добыча на основных лазерах, дрон все так же работал по-старому. Прикинул по имеющимся объемам, что при таком темпе работы трюм он забьет меньше чем за сутки.
        — А зачем нам это надо? Мы же не на себя работаем — пришла очередная умная мысль.
        — Искин, возврат в предыдущую позицию, держать 200 метров до объекта.
        — Выполняю, пилот.
        — Не надо делать из себя передовика-новатора: во-первых, денег все равно не дадут за рацуху, а во-вторых, подставлять всех остальных не буду — мысли про себя.
        Остаток дня прошел в полудреме, если б не чертова мельница, хотя немного расшевелил случай с блуждающим астероидом — после оповещения Искина о возможном столкновении с опасным объектом пришлось немного попрактиковаться в работе с силовым щитом. Работал через нейросеть, при этом сканеры корабля ощущал как свои глаза — сам щит выглядел как голубая полусфера, которую он мог двигать в небольших углах по отношению к оси кабины. Однако имелась возможность частичной переброски энергии с соседних секторов полусферы на другие, при этом над этими секторами появлялись цифровые значения напряженности и сами сектора меняли окраску, ну так как это представлял ему бортовой ИИ.
        В момент попадания в такой сектор астероида (Макс заранее просчитал с помощью Искина примерный район столкновения) визуально по щиту пошли волны, как по воде от брошенного камня, и мгновенно сменил свой цвет сектор, одновременно цифры напряженности поползли вниз. Через пару секунд астероид потерял свою кинетическую энергию и был отодвинут в сторону с направления работы лазеров — небольшая скорость движения в сторону ближайшего его собрата гораздо более больших размеров ему была придана с расчетом, что больший брат подтянет его к себе своей силой притяжения.
        В конце дня, вернувшись на борт фабрики, Макс проверил состояние загрузки первого модуля — менее 40 % от требуемого для запуска объема. Нормально, торопиться все равно некуда — подумал парень, залезая в объятия своей подруги.
        Следующий день ознаменовался возвращением в систему носителя. Парень в это время находился в кресле оператора и наблюдал процесс выхода из подпространства через системы комплекса.
        — Входящий вызов от капитана Дро, принять?
        — Здравствуйте капитан, как полет?
        — Все нормально, все по плану — привез 31 малый шахтер и персонал для них, принимай пакет и изучай, я прибуду на фабрику, когда мои люди все выгрузят.
        — Принял.
        Согласно информации, которую ему скинул капитан, привезли следующее: флот малых шахтеров увеличивался на 31 корабль, из них 30 были уже известные ему «Шорк-3.1Д», один «Белз-4.2Д» — производства конфедерации Дивели — надо будет осмотреть лично, все-таки уже 4-е поколение. Общее увеличение работающих на 30 пилотов, еще один медтехник и еще двое техников по обслуживанию малых кораблей.
        — Будем знакомиться, хотя, что там знакомиться — наверняка все люди из той же партии захваченных на Земле что и он. Отвлекся на звуковой сигнал окончания загрузки баз, поставил сразу все, что осталось — 151 час 30 минут — почти неделя, и готовый инженер!
        Продолжил просматривать перечень поставки от капитана:
        гелевое топливо из расчета чуть более 3-х месяцев работы сорока малых шахтеров и без учета топлива на загрузку реактора «Ниссау-8»,
        медицинские картриджи и регенерин — 155 упаковок, много это или мало — парень не знал, вероятно, все зависело от степени тяжести болезни или увечья и количества лечебных сеансов в медицинских капсулах,
        картриджи для пищевых синтезаторов групп В и С — 320 штук, тоже непонятно много или мало. Кстати надо себе десяток в каюту утащить, синтезатор есть, надо попользоваться.
        — Майя, 320 картриджей для пищевого синтезатора на 50 человек — на какое время хватит, и что означают индексы В и С?
        — Этого количества, босс хватит на 6 стандартных месяцев при 3-х разовом приеме пищи — конечно, это среднестатистические данные по Содружеству. Что касается категорий В и С — чем выше категория, тем ближе вкус создаваемого в синтезаторе блюда к оригинальному из натуральных продуктов. Категория С — самая низкая, категория А — самая высокая.
        — Ну да, станут нам давать категорию А, как говорится, В и С тоже не брак. Ууу, жлобье!
        — Входящий вызов от капитана Дро, принять?
        — Надеюсь, ты уже просмотрел пакет — там есть один неформатный кораблик, мне достался за смешную цену, сам освоишь — все-таки 4-е поколение, никому больше на нем не летать, это бывший военный рудокоп, их почему-то не любят в шахтерской среде. А этот я случайно прикупил как бонус почти, ха ха. Так теперь далее: все доставленное уже на борту, отправляй людей на добычу, а мне пришли расчет по отгрузке концентрата, исходя из нового числа работников. Я здесь долго не задержусь — есть пару перспективных рейдов. Жду информацию.
        Проведя некоторые расчеты, Макс пришел к таким выводам:
        Первый рабочий модуль сорок шахтеров догрузят еще сегодня за пару часов, затем один день на обогащение и через 1,5 суток на выходе первая партия 380 000 м^3^ кссм лукотин (около 2 млн. тонн) при 75 % содержании металлов. За день, пока будет идти обогащение, начнется заполнение второго модуля, плюс 2,5 суток и он будет заполнен, плюс еще один день на обогащение и еще одна партия лукотина. Таким образом, за стандартный месяц силами сорока пилотов удается выполнить 14 выпусков готового продукта общим объемом 380 000*14=5,3 млн. м^3^ (15,9 млн. т) кссм лукотин. На загрузку транспорта серии «Тейгол» рабочим объемом трюмов 70 млн. м^3^ потребуется чуть более 13-ти стандартных месяцев. Это если работать в зоне не выше 75 % кссм, если же повысить процентное содержание — увеличивается время обработки сырья и соответственно время загрузки транспорта. Все вышеперечисленное относится к работе с дешевыми смесями, при работе с более дорогими надо будет менять алгоритм работы под новое сырье — сроки однозначно увеличатся. В таком виде и отправил пакет капитану.
        Вызов пришел через полчаса.
        — Пока работаешь три месяца по лукотину и подобным ему смесям — через три месяца мы вернемся и заберем весь концентрат, который ты приготовишь за это время. К тому времени ты должен будешь начать переход на группу аксона. Насколько по времени увеличиться срок загрузки транспорта на этих рудах?
        — Ну, сама добыча из астероидов практически по срокам такая же, а вот процесс обогащения увеличивается примерно на 25 % — здесь буду менять алгоритмы работы и катализаторы. Следующая по стоимости группа ушат — аксон — еще плюс 25 % ко времени. Значит время загрузки транспорта по вогасу — 16 месяцев, по аксону — 20 месяцев.
        — Мне все понятно, значит, план остается прежним — буду частями выбирать у тебя концентрат и увеличивать количество малых копателей, чтобы загружать весь объем транспорта за пару месяцев. Остаешься как всегда за главного, если все обеспечишь, как рассказывал сейчас, возьму тебя в следующий раз в рейс на станцию клана — посмотришь, как мы живем, себе что-то прикупишь. Все, я улетел.
        К вечеру запустил на концентрат первый модуль — к тому времени он был уже загружен на 100 % — сначала парень решил проверить на практике знания о простых методах обогащения в один процесс — это было гравитационный метод. Использовался локальный генератор гравитации первого модуля — никаких циклонов, центрифуг, использующих для разделения фракций центробежную силу — глупо монтировать такое оборудование, когда вся фабрика висит в невесомости. Пустил процесс на прогон — к завтрашнему ужину все должно быть готово в виде блоков по десять тонн — на выходе с линии действовали установки силовых прессов, где концентрат паковали по стандарту Содружества — все кссм были в виде кубов 1*1*1 метра. Естественно, так как все смеси имели различный объемный вес, то и веса для разных концентратов были разные.
        — Майя, оповести всех новоприбывших о необходимости прийти через час в столовую, я проведу с ними вступительную беседу.
        — Выполнено, босс. Все 33 новых работников получили извещение на нейросеть.
        Не спеша закончив с настройкой первого модуля парень пошлепал в столовую — следовало подкрепиться перед разговором. К удивлению, в столовую подошло больше чем 33 человека — видимо некоторые из «старожилов» решили, что услышат что-то новое. Вначале Макс рассказал все тоже, что и в первый раз первой группе добытчиков — реакция была примерно такая же, были и новые революционеры — понятно, что рабство, пусть и такое мягкое, никого не устраивало. Однако, так как вариантов выбраться отсюда ни у кого не нашлось, то и новых эксцессов то же не случилось.
        В конце собрания только добавил, что поскольку формально с завтрашнего дня фабрика будет выпускать готовый концентрат, то можно будет начать запускать процесс расконсервации сектора водных развлечений, или по-простому бассейна. Этим он займется сам, поскольку все сорок малых шахтеров будут заняты на добыче лукота, а оставшийся «Белз» он проверит лично и на нем же отправится пилить лед.
        Известие о бассейне немного подняло настроение публике, а еще больше оно поднялось, когда новоприбывшие стали пробовать алкогольное меню синтезатора. Старожилы тоже решили не отставать от новеньких, да и сам Макс решил не отрываться от коллектива и опробовать местную разновидность земного шнапса-водки. Сначала пошла орбиталка под мясное блюдо со странным названием «шисколуп печеный», затем пошла ее товарка — планетарка под какие-то морские по виду шарики полосатого дизайна, и под конец веселья шлифанул все это богатство пустоткой, запив темно-вишневым напитком с названием «нектар из фрусэ». Адская смесь, вставило нипадецки! Еле дополз до своей каюты, притом еще как-то ухитрился прихватить с собой упаковку с картриджами для своего синтезатора — и как только сообразил — сам себя зауважал. Заснул мгновенно, присутствие Марты не было обнаружено — уже на пороге сладких грез был удивлен этим фактом.

        Глава 6

        Утром указанная особа была найдена под боком — хмм, подумал парень — вероятно, употребляла местное пиво, поэтому продержалась дольше меня. Да, славно вчера посидели, особенно отожгла парочка русских пилотов — нажрались так, как будто в последний раз. Гвоздем их концертной программы было разливание по полу столовой орбиталки с последующим вылизыванием ее языками на спор — кто больше нализает ползая на брюхе — жалкое и противное зрелище. Все же я правильно поступил, когда удрал из этой убогой страны — мозги сохранил, я как колобок — и отсюда уберусь, дайте только срок.
        Утренний душ смыл остатки сна и похмелья, потом растормошил Марту, и они уже вдвоем продолжили водные процедуры в душе, которые слегка затянулись. Влажные и довольные собой, партнеры вывалились из душа и еще некоторое время валялись на кровати, обсыхая по старинке — лезть под горячий воздух было неохота, а кровать так приятно холодила тело.
        Но, как говорится, все хорошее быстро заканчивается — пора на завтрак и на работу.
        — О! Кстати о завтраке — у меня же есть свой синтезатор и вчера я к нему парочку картриджей «приобрел» по случаю — надо бы испытать, как ты подруга, на это смотришь?
        — Макс ты меня всегда чем-то удивляешь, я вообще очень рада, что встретила такого мужчину — мечта любой женщины.
        Парня немного сбила с мыслей такая заявка, нет, с одной стороны, как любому человеку, ему было приятно, когда его хвалили, но почему-то внутри него зашевелились не очень приятные аналогии из прошлого опыта общения со слабым полом — а на что она собственно так тонко намекает?
        Вставил в штатные места синтезатора парочку картриджей, подключил энергопитание, открыл кран на водопроводе — через пару секунд нейросеть подсветила рамку контрольной панели агрегата и выдала сообщение: пищевой индивидуальный синтезатор «Жако-п» готов к работе. Выберите тип активации: 1) обычная активация 2) расконсервация. Выбрал естественно второй вариант: получил инструкцию — для выхода синтезатора на рабочий режим не употребляйте первых пять блюд — используйте утилизатор. Поели, попили. Понравилось, набор блюд в агрегате был впечатляющим — 2500 плюс более 200 напитков, включая алкогольные.
        — Можно и в столовую больше не ходить, но ведь там главное не принятие пищи, а общение, а личный агрегат пусть пока постоит — запас карман не тянет.
        — Удачно я вчера подсуетился с картриджами — похвалил сам себя.
        — Марта, а вот скажи мне — чем техники вроде тебя занимаются — ведь вроде пока ничего не ломается, чинить нечего?
        — Да в основном, все сводится к заправке шахтеров, ежедневный контроль систем корабля, инспектируем также после каждого вылета состояние обшивки кораблей — не всегда пилот успевает перенаправить силовой экран и корпус получает мелкие повреждения. А так, когда нет работы, собираемся в медсекторе или в столовой и сплетничаем на разные темы.
        — А по самой фабрике что-то делаете, я например, когда проверял состояние обшивки, заметил многочисленные мелкие повреждения?
        — Искин фабрики отвечает, что все в пределах нормы и вмешательство не требуется.
        — А как ты вчера попала в мою каюту сама, сюда только мне разрешен вход?
        — Видимо Майя решила, что, раз ты меня сюда приводишь вместе с собой, то я могу самостоятельно войти, при условии твоего нахождения в каюте. Спроси у нее сам — думаю, моя гипотеза верна.
        — Майя, что скажешь по этому вопросу?
        — Подтверждаю, босс — техник Марта внесена в список лиц, допущенных к нахождению в данном помещении, при условии нахождения там хозяина самого помещения. Могу по требованию исключить техника из этого списка. Исключить?
        — Нет, все нормально, не стоит.
        — Макс, я тебе надоела, ты хочешь меня прогнать?  — в глазах подруги стояли слезы.
        — Нет что ты дорогая, тебе присвоен статус главного гостя — соврал парень.
        — А что, есть и не главные гости?  — вместо слез в глазах теперь искрились льдинки.
        — Нет, конечно, откуда? Здесь и женщин то на борту не больше десятка — проклятье, чего это я оправдываюсь, надо быть пожестче — подумал наш герой.
        — Все, Марта, хватит глупых вопросов, пора заняться делом — меня космос зовет!
        По дороге к своему новому кораблику связался с Майей и проверил состояние дел на первом обогатительном модуле — процесс шел штатно и по графику. Еще подумал об утреннем разговоре с Мартой — как-то немного это напрягало — эти тонкие намеки на толстые обстоятельства их отношений, хотя конечно сама подруга была очень даже ничего, мдя…
        По габаритам, на глаз конечно, новый кораблик был немного меньше гражданского «Шорка», однако сразу бросалось в глаза некоторое стремление к изяществу при его проектировании — боковые грузовые отсеки были скруглены, и поэтому все сооружение смотрелось не так убого, как его аналог.
        Несмотря на то, что контрольная панель возле шлюза подсвечивалась нейросетью, кораблик пускать внутрь отказывался.
        — А, совсем забыл, капитан же сбрасывал еще пакет с кодами доступа к нему, сейчас все будет… Вот, готово — чик и нас приглашают в гости — шлюз призывно распахнулся перед пилотом.
        Жилой модуль здесь был просторнее и удобнее, хотя полностью оценить внутренне хозяйство и встроенную технику он пока не мог — требовалось сначала разобраться с местным ИИ — как это так — целый главный технолог фабрики стоял перед закрытыми дверьми и его игнорировала какая-то нахальная железяка.
        — Искин корабля Болт приветствует на борту разумного Макса Шнитке — запрос кода доступа.
        Парень был удивлен — у Искина было имя, и какое! Сбросил код на требование, получил подтверждения и стандартное предложение синхронизации с нейросетью.
        — Хмм, Искин, откуда у тебя такое интересное имя?
        — Предыдущий пилот Кунст Арко дал, новый пилот может поменять при желании.
        — Нет, пусть остается, хотя в некотором смысле может звучать неоднозначно, хе хе.
        — Болт, активируй все системы и проведи полный тест, результаты мне на нейросеть.
        — Запушена активация… Начат тест, примерное время окончания 1 час 28 минут.
        Начал осматривать рубку — кресла пилота, как в «Шорке» здесь не было — вместо него был пилотский ложемент — выглядел как половина яйца, внутри выстелено упругим материалом, похожим на густое желе — попробовал воткнуть руку поглубже — не входит, материал пружинит и не пускает внутрь. Стал укладываться основательно — лишь полностью улегшись на ложе ощутил как материал слегка размягчился и тело немного вмялось в это желе под своим весом. По бокам, в районе кистей рук образовались два джойстика, как от земных компьютерных приставок, в ноги тоже подозрительно что-то уперлось — неужели там педали?!  — недоумевал экспериментатор — ничего, еще пару минут и все узнаю. Конечно, ложемент это не силовой кокон, как в КИПах, но уже и не просто пилотское кресло — увеличение удобства и уровня оборудования откровенно радовало.
        Знания по данному типу судов были интересными и требовали более глубокого осмысления — так как торопиться было некуда, решено было подойти к этому процессу творчески и вдумчиво. Сначала общая информация: судно относилось к 4-му поколению военной техники — именно военной, так как было вооружено солидно для такого малого размера: ракетное вооружение, боевые лазеры, оборонительные турели — нужными в военном деле предметами — тут придется подождать полного отчета от Болта. Сам кораблик был удачным проектом, и хоть сейчас военные соединения флотов располагали суднами 7-го поколения, однако именно такие кораблики были еще на вооружении в некоторых отдаленных от ведущих звездных образований систем. Именно из-за своей удачной компоновки военной и шахтерской частей.
        «Белз» был корабликом поддержки — его задачей было обеспечивать эскадру, к которой он был приписан, концентратами ссм для снабжения ими других специализированных судов поддержки — ремонтных крейсеров и мобильных доков. В условиях ведения боевых действий он определялся как тяжелый КИП — кабина была спрятана внутри корпуса, как на боевых судах. Увеличенный комплект маневровых двигателей и два маршевых делали его достаточно проворным, а толстая шкура в виде боковых грузовых трюмов добавляла живучести. О вооружении уже говорилось. По сути, у Макса был боевой КИП с прыжковым двигателем — парень не знал, смеяться ему или плакать.
        Когда первая эйфория прошла, пришли и первые умные мысли — не может быть, не может такого быть, чтоб все было так легко и просто: межсистемник мне оставили, сами покинули систему надолго — наверняка с этим сюрпризом не все так гладко и просто. Подавив все ненужные эмоции, решил дожидаться отчета о состоянии корабля от ИИ. Кстати, блистера кабины здесь действительно не было — вся передняя стенка и частично боковые были увешаны цилиндрами голопанелей, пока бездействующими.
        — А почему собственно бездействующими, надо осмотреться вокруг, оценить качество сигнала, тестирование здесь помехой не будет.
        — Болт, обзорную картинку на панели.
        За пару секунд панели вышли на штатные параметры и превратились в один большой голоэкран.
        — Мдя, четкость восхищает — парень рассматривал окружающее пространство летной палубы, его кораблик сиротливо прятался в правом углу разгонного коридора первой летной палубы фабрики, левая часть была частично заставлена уже знакомыми «Шорками». Вокруг них крутились ремдроиды и персонал — шел процесс заправки и предполетной проверки систем. Видеодатчики были и сзади корпуса, но там кроме внутренней обшивки корпуса палубы ничего интересного не было — парень вернул на экран изображение с передней полусферы.
        Решено было вылезть наружу и более тщательно осмотреть новинку вблизи, благо еще было время до окончания проверки систем корабля. Но сначала надо бы осмотреть жилой модуль, тем более что Болт уже запустил все системы на борту.
        Рубка — ложемент уже опробован, так, а что тут у нас в шкафчике — на креплениях висел скаф серебристого оттенка с фиолетовыми вставками — очень красиво изделие, даже как-то неожиданно. Одел привычным уже способом — нейросеть выдала всю информацию «СП4-А» — скаф пилотский, 4-е поколение, производство конфедерации Дивели; встроенный усилитель нейросети. Больше ничего особенного в нем не было, кроме одного «А» — автономный, то есть при наличии запаса атмосферных картриджей и блоков- аккумуляторов, из него можно не вылазить месяцами — предусмотрен вывод отходов жизнедеятельности человека, главное менять блоки утилизации вовремя. Конечно, если к тому времени пользователь не загнется от отсутствия пищи или воды.
        Набор аэропатронов и батарей нашелся также в шкафчике, зарядное устройство аналогично. Блоки утилизации вставлялись в заднюю (жопную) часть скафа и выглядели как фиолетовые шестигранные цилиндры, заполненный блок требовалось выбросить в утилизатор или открытый космос — куда пользователю больше понравится. При постоянном нахождении в скафе, такой блок требовалось менять каждые пять дней — в шкафчике их обнаружилось около полусотни. По дыхательной и энергетической автономности костюмчик имел стандартные показатели: 30 и 35 часов соответственно. Наличие такого скафа в принципе было ожидаемо, ведь поскольку суденышко было изначально боевым, то пилот в таком костюмчике имел больше шансов остаться в живых в нем, чем в комбинезоне.
        Далее шла каюта пилота — кровать, по земным меркам, была полуторной и в отличие от ранее виденных, откидывалась к стене, а не убиралась внутрь. На всякий случай порылся под подушкой — увы, ничего не обнаружилось. Порадовало наличие небольшого пищевого синтезатора — небольшой «Нави-11» был уменьшенной копией стационарного агрегата с фабрики, отсутствие картриджей к нему не огорчило пилота — как себя обеспечить необходимым, он уже знал.
        Квадратное устройство в виде небольшого возвышения 1х1 метр сначала озадачило исследователя — такого в базах не встречалось пока. Однако при активации его через нейросеть все стало понятно — мускульный тренажер «Торс-4м» — гибрид беговой дорожки с изменяемой силой тяжести и полосы препятствий. Тренажер позволял имитировать различные варианты беговых маршрутов, создавая вокруг себя голографическую имитацию местности и температурных условий для занимающегося. На выбор были: горная тропа, лесная тропа, берег моря, бег с препятствиями и классическая беговая дорожка на стадионе. Температурные перепады реализовывались в небольших пределах: использовался штатный вентилятор — климатизатор, дувший на занимающегося человека теплым или прохладным воздухом. Совмещенный санузел ничем не удивил.
        — Мдя, военные пилят руду в более комфортных условиях — резюмировал пилот.
        Уже на выходе обратил внимание на дроида-уборщика, выскочившего из ниши прямо под ноги — железка направлялась в сторону рубки. Проследив за удаляющимся механизмом, вернул взгляд в пустую нишу — явно лишняя здесь небольшая коробочка была прикреплена к боковой стенке. Приложив небольшое усилие, оторвал коробочку и открыл — внутри оказалось четыре знакомых уже чипа с базами знаний.
        — Очередная халява, господа — шустро засунул предмет в карман комбинезона — вернусь в свою каюту и погляжу, что там нам подарила фортуна на сей раз — улыбнулся землянин и вышел в шлюз.
        Внимательный осмотр внешней обшивки показал землянину существенные различия с гражданским шахтером — обнаружились стволы боевых лазеров, которые были мало похожи на промышленные аналоги — скорее напоминали трехствольный пулемет Гатлинга. Сферические наплывы с короткими трубками, скорее всего, были турелями ближней обороны. Чего-то похожего на ракетные установки он не нашел — скорее всего, Дро и компания демонтировали такое опасное для них вооружение. А вот почему-то лазеры и турели оставили, возможно посчитали их несущественными элементами, а возможно они просто не снимались в принципе.
        Кораблик был приятен глазу — зализанные формы боковых модулей приятно отличали его от своих гражданских аналогов-кирпичей. Пока еще было время, сходил к себе в каюту — прихватил оттуда парочку пищевых картриджей — из столовой пока решил больше ничего не тянуть. По пути никого не встретил — все пилоты уже были или в космосе, или на полетной палубе и проводили последние тесты перед вылетом. Забрался опять внутрь «Белза» и заправил синтезатор расходниками — сразу появился доступ к меню — всего около 400 блюд и никакого алкоголя.
        — Ну не очень и хотелось — нахмурился землянин. За этим занятием его застал доклад Болта об окончании тестов.
        — Итак, смотрим, что у нас тут есть: О, расширенный отчет, однако — Искин сразу делал свои замечания, где это требовалось по его мнению.
        — Тяжелый КИП поддержки «Белз-4.2Д» 4-е поколение, производства конфедерации Дивели; корпус — износ 20 %, требуется мелкий ремонт внешней обшивки;
        правый трюм — полезный объем 16 000 м^3^;
        левый трюм — полезный объем 14 000 м^3^, в трюме установлена мельница и комплекс обогащения «Руда-Ф», все оборудование занимает 2 000 м^3^;
        2 маршевых двигателя «ДР-44Ф» форсированные — износ 20 %, ремонт не требуется;
        прыжковый двигатель «ДПП-3» — нет отклика;
        реактор «Б3-31» — износ 15 %, ремонт не требуется;
        2 промышленных лазера «Л-200»- износ 22 %, требуется настройка в рабочих условиях;
        активный фронтальный щит — износ эмиттеров 15 %, ремонт не требуется;
        пассивный щит — износ эмиттеров 23 %, ремонт не требуется;
        пищевой синтезатор «Нави-11» — требуется пополнить штатный запас картриджей;
        дроид ремонтный «ДШГ-А» — износ 65 %, требуется ремонт, от второго дроида «ДШГ-А» нет отклика;
        сканер объемов «СВВ-М»- износ 15 %, ремонт не требуется;
        промышленный сканер «СВМ-М»- износ 15 %, ремонт не требуется;
        мельница — износ 22 %, ремонт не требуется;
        транспортный луч — износ 20 %, ремонт не требуется;
        комплекс «Руда-Ф» — износ 1 %, ремонт не требуется;
        2 дрона шахтерских «ДШБ-2л» износ 20 %, ремонт не требуется.
        — Боевые модули:
        лазеры ближнего боя «БЛ-500» — износ 5 %, ремонт не требуется;
        турели непосредственной обороны «РТ-с2» — износ 6 %, ремонт не требуется;
        установка управляемых РСД — отсутствует боекомплект;
        установка противоракетной обороны — отсутствует боекомплект.
        — Запас топлива — 10 % от вместимости баков, запас воды 10 % от вместимости резервуара.
        — Вот где собака зарыта — снято ракетное вооружение, но самое здесь главное — нерабочий прыжковый двигатель — поэтому Дро так радовался, когда приобрел такой кораблик как бонус — почти бесплатно. Это все-таки 4-е поколение, военный проект, хотя размеры трюмов и поменьше чем у тех же «Шорков», однако комплекс «Руда-Ф» позволяет сразу работать с концентратами. Видимо поэтому, этот копатель так непопулярен среди шахтеров — ведь для того, чтобы использовать его возможности по максимуму, требуется изучить кроме 2-х пакетов «пилотирование» и «добыча ссм» еще базу «обогащение ссм» и боевые базы для КИПов — почти пять пакетов вместо двух.
        — Надо посмотреть на сам прыжковый двигатель, в комплекте есть ремонтные дроиды, хоть и второй не отзывается — думаю, знаний у меня хватит на несложный ремонт — с такой мыслью Макс пошлепал в кормовую часть — именно там было расположено реакторно-двигательное хозяйство. Пришел — увидел — обломался. Отклика от движка не было по простой причине — не было самого двигателя — планы по покорению соседних звездных систем откладывались на неопределенный срок. Осмотрел обоих ремдроидов, второй оживать не хотел — металлолом однозначно — резюмировал парень.
        Прогулялся в трюм — посмотрел на шахтерские дроны — эти были побольше гражданских, лазеры могли работать в 2-х режимах — обычном — пилить камни и боевом — пилить другие корабли. Фактически предмет двойного предназначения — может пилить астероид, а может не пилить, или пилить, например чужой кораблик, так чтоб его команда этого не заметила. Короче — шахтер-диверсант, однозначно полезный прибамбас в хозяйстве — подвел итоги похода в грузовой трюм.
        Теперь надо озадачить техников ремонтом обшивки — ну не будет же почти главный инженер мегасуперкомплекса паять и резать броню, как простой техник — положение обязывает, однако. И даже есть подходящая кандидатура на эту работу:
        — Марта, привет еще раз. Чем занята, майне кляйне?
        — Уже ничем, а что?
        — Есть для тебя работа по профилю — двигай на первую летную палубу, заштопаешь моему линкору броню.
        — …?
        — Да, с юмором у моей фрау тяжело — вздохнул пилот.
        — А, я поняла! Сейчас буду.
        Подруга прискакала через пару минут в буквальном смысле — верхом на дроиде-погрузчике из комплекса «Фирос-4.44» — оценила объем работ, изучив инфопакет, полученный от Болта и ускакала обратно, вероятно за материалами для ремонта. Отсутствовала недолго, вернувшись в сопровождении двух дроидов-ремонтников и погрузчика, тащившего на себе бронеплиты. Устранение повреждений заняло у техника чуть более часа — получив от нее доклад о завершении ремонтно-восстановительных работ, Макс озадачил подругу заправкой своего кораблика топливом и водой. Можно было вылетать на разведку — что делать с еле живым дроидом «ДШГ-А» он пока не знал, может какая-нибудь умная мысль придет потом в космосе.
        Ходовые и маневренные характеристики «Белза» приятно грели душу пилоту — по ощущениям все тот же тяжелый КИП «Самтур», на котором он осваивал практические навыки полетов — гражданская лоханка «Шорк» здесь даже рядом не стояла. Вместо сорока минут, уходившего обычно на полет от фабрики до астероидных полей на последнем, теперь требовалось всего десять минут, не используя форсаж, на 50 % тяги. И это был далеко не предел, так как для зарядки прыжкового двигателя требовалось набирать скорость в несколько раз выше — жаль, что заряжать пока было нечего, а то у пилота аж руки зачесались куда-нибудь прыгнуть отсюда.
        Разобрался с назначением джойстиков и «педалей» в ложементе: аварийное органы управления судном в случае повреждений у пилота нейросети — педали собственно «разгон» и «торможение», джойстики — управление маневровыми двигателями и боевой оснасткой корабля. Кстати с ракетными блоками было все не так печально — их не демонтировали, сами установки были полностью функциональны, отсутствовал только боекомплект. Боевыми лазерами тоже пока пользоваться не мог — как и в случае с ракетным вооружением, не было изученных боевых баз — бортовой ИИ Болт это тоже отметил.
        — Это временно — ухмыльнулся пилот, все требуемое у меня есть в каюте в заначке, да и в новой находке тоже может быть что-то стоящее внимания.
        Оставалось только провести регулировку промышленных лазеров — для этой цели был выбран ледяной астероид, тем более что требовалось набрать льда для заполнения бассейна. Пара минут несложных действий, и Болт докладывает об успешном окончании процесса юстировки, далее пошел процесс добычи ледяной массы — лед резался лазерами как масло горячим ножом, а для мельницы это вообще был не материал, а смазка для механизма — плотность льда была намного меньше самой легкой руды. Весь процесс заполнения двух трюмов занял пару часов, а поскольку требуемый объем льда был не набран, пришлось сделать второй рейс к сверкающим камням.
        Заполнив фильтрующий бункер ледяной крошкой, технолог дал указание Майе начать процесс подготовки воды — сам процесс состоял из нескольких этапов — первыми были задействованы ТЭНы, получающих энергию от солнечных батарей — 20-метровые цилиндры диаметром чуть более метра были погружены в колотый лед — Майя определила 18 часов на первый этап перевода воды из твердого в жидкое состояние.
        Затем неочищенная вода должна была пройти две стадии очистки — сначала жидкость пропускали по прозрачным трубам, которые временно открывались в бортах фабрики для контакта с излучением местного светила — поток жесткого излучения в широком спектре должен был, в теории, убить любой микроб или микроорганизм, если такие обнаружатся в воде.
        Следующий второй этап был попроще — фильтрация в фабричном комплексе очистки воды. Хотя лично Макс не мог себе представить, что там могло выжить в таких условиях — абсолютный вакуум, абсолютный ноль и жесткое, ничем не ослабленное излучение звезды — смертельное сочетание для всего живого. По прикидкам Майи, весь процесс очистки и заполнения бассейна растянется на двое суток.
        Парень связался с Искином и просмотрел ход процесса обогащения в первом рабочем модуле — до окончания оставалось пару часов. Второй модуль был заполнен на 38 % — завтра к ужину можно будет и его поставить в работу, при этом будет использован другой алгоритм обогащения — хотелось на практике проверить теоретические выкладки из изученных баз. Технолог решил все-таки в срок выполнить все, что он наобещал капитану — предложение побывать на станции клана ему нравилось. Во-первых, уже к тому времени будут какие-то деньги за три месяца — что-то можно будет себе и Марте прикупить, а во-вторых, хоть какая-никакая, а развлекаловка после эти камней.

        Планета Нурфал. Империя Гармор

        Базы у русских ученых-мусороведов учились тяжело — сказывался низкий уровень интеллекта, характерный для всего населения России — злоупотребление алкоголем не идет на пользу голове. Тем не менее, бездельничать им никто не дал — на следующее утро пришла та девица, из местной администрации — Мара, и сразу озадачила работников:
        — Так мясо, хватит греть мебель своими задницами, объект вас уже заждался, пошли за мной — выдам вам спецодежду и инструменты. Кстати, как идет изучение баз?
        — У меня первый ранг почти выучен, осталось три часа — заявил Иннокентий.
        — А у меня еще 3,5 часа — взгрустнул Федор.
        — Мдя, какая невезуха у меня с вами — более тупого мяса у меня в подчинении еще не было. Ну, поскольку до конца изучения 2-го ранга вам еще как минимум неделя, то будете работать пока в ручном режиме — техника вам пока не положена.
        — А что там за техника хоть будет у нас?
        — Как обычно, коммунальные дроиды-чистильщики, многофункциональные дроиды-дератизаторы — вот изучите 2-й ранг и сами все поймете из баз. Все, хватить болтать, вот ваш инвентарь.
        И вот тут два гения русской науки немного подзависли. Вроде бы все эти щетки-метелки, палки-качалки и разные тросики выглядели так же, как и на Земле, но до этого момента им казалось, что все вокруг сон, и вот прямо сейчас они проснутся и увидят вокруг себя родной пейзаж, накатят водочки, грамм так по 200 и закусят огурчиком. Но сон не проходил, а становился все гнуснее и противнее.
        — Ааа, домой хочу, ааа — внезапно разревелся несостоявшийся доктор русских наук.
        Федор смотрел на рыдающего коллегу, и не верил своим глазам — как может взрослый русский мужик так быстро сдаться и так себя позорно вести — подумаешь, немного сантехником придется поработать — задача как раз им по плечу — думать много не надо, знай себе греби и шкрябай до обеда. А там и ужин недалеко.
        Долго истерить Кеше не дала Мара — быстрым, четко поставленным ударом врезала сопливому идиоту под дых — плакса согнулся, хватая ртом воздух — истерика прекратилась моментально.
        — Какая женщина — восхищенно глядел на серолицую красавицу Федор — мечта всей моей жизни, а как поставлен удар — хочу!
        Девушка заметила восторженно-поедающий взгляд раба, и ей стало немного не по себе — казалось, что сделай она сейчас легкое движение пальчиком, и этот болванчик приползет к ней на коленях и будет целовать ее туфли.
        — Похоже этот дикий самец на меня глаз положил, надо срочно менять ход его мыслей.
        — Рот закрой и слюни подбери, мясо, а ты истеричный, запомни — на меня такие постановки не действуют, но если тебе нравится получать по ребрам, то я всегда готова тебе помочь.
        — Обожаю, какой правильно поставленный командирский голос, а этот взгляд — он просто гипнотизирует и манит к себе — продолжал восхищаться Федор, но рот, тем не менее, закрыл.
        — Сбрасываю координаты вашего первого объекта и характер задания — по окончании работ сделать протокольную запись результатов своей работы и скинуть мне на нейросеть полагаю, вы уже знаете, как делать запись под протокол. Все, вперед бойцы.
        И элегантно развернувшись на каблуках, пошла в обратную сторону, покачивая бедрами.
        — Да, как я красиво поддала этому мясу — не зря все-таки почти месяц провела с тем десантником, ммм, как его там звали — Дорк кажется — еще тот самец — брал меня везде, где мог. А как брал, О-О-О! это была сказка — вот помню как однажды мы с ним в душе по утру…Хмм, жаль, потом куда-то пропал, сбежал гад, наверное, к какой-нибудь шалаве, бабник хренов. Но зато показал мне пару приемчиков, которые вот сейчас и пригодились. Ненавижу таких слезливых мужиков — хуже некоторых женщин, хотя тот второй с таким интересным именем Федор вроде ничего так. Вероятно, сейчас смотрит мне вслед, не отрывая взгляда, люблю, когда мужики поедают меня глазами.
        Федор еще долго провожал взглядом уходящую женщину — симпатичная попка не отпускала его мужскую сущность, пока не пропала из виду. Ну и что, что серая — вон на Земле белые живут с черными — и ничего, или вот как у нас в России — русские живут с русскими — и тоже ничего, правда каждое следующее поколение все тупее и тупее, но это фигня — водка всех уравнивает.
        — Эта женщина будет моей — по любому!
        Рядом сопел Кеша — теперь Иннокентий будет называться именно так — после его постыдной истерики будет аналогом местного попугая — Федор решил брать главенство в их рабочем дуэте в свои руки:
        — Вставай мясо, нас ждут великие дела!
        — Эмм, коллега, вы что, забываетесь, я все-таки почти доктор наук — гневно нахмурился Кеша.
        — Цыц, убогий, ты с сегодняшнего дня Кеша — ты опозорил Россию своими слюнями и истериками, я берусь за твое воспитание. Давай двигай по маркеру, на месте экипируемся, хватай все это хозяйство и тащи, а я сзади тебя подстрахую.
        — А вы, коллега, что будете нести тогда?
        — Я буду нести свою ценную тушку, и довольно препирательств — вперед мой друг!
        Так они и поплелись к нужной точке — впереди, груженый всякими причиндалами Кеша, а сзади Федор, с довольной рожей рассматривая окружающую обстановку. Он вспоминал, как Мара провела воспитательный прием по ребрам Кеши, и прикидывал, сможет ли он сам повторить такой маневр, если коллега начнет качать права. Шли достаточно долго — точкой назначения оказалась решетка на выходе канализационного коллектора в местную речку-вонючку, все как в России.
        Начали осматривать самое ценное и яркое из того, что им выдала девушка: защитные комплекты. Набор состоял из желтых сапог ниже колен из мягкого прорезиненного материала (на ощупь), перчаток ярко-желтого цвета в тон сапогам, комбинезона такого же оттенка и плотности, и небольшой маски, похожей на продвинутую маску аквалангиста. Затем осмотрели подобие поясного ремня с зажимами возле соединительной пряжки и четыре пористых цилиндра, около 20 см длиной. К маске был прикреплен гибкий шланг с металлическим набалдашником на конце. Какие-то знания из изучаемых баз уже были в голове, поэтому весь набор был опознан как защитный комплект «ККЗ-11» для работы в условиях вредоносных испарений и примесей. Самое то, для канализации!
        Начали не спеша экипироваться — методом проб и отборных матов, через каких-то жалких сорок минут оделись оба, причем Кеша оделся быстрее — все-таки почти доктор наук — соображалка сработала быстрее. Потом еще полчаса ушло на подключение масок к дыхательным патронам — так назывались эти пористые цилиндры, их требовалось закрепить в зажимах на поясном ремне, там же крепились некоторые инструменты, выданные им для работы. Спустились в коллектор — поначалу решили обойтись без масок — пованивало не очень сильно — почти как дома, стали продвигаться в сторону полиса, так как в задании имелась фраза «расчистка засора в сборном коллекторе № 33-3К. По пути подчищали мелкие кучки дерьма на местах подсоединения боковых ответвлений. Вскоре вонь стала невыносимой, да и резь в глазах от миазмов напрягала — надели маски — жизнь сразу расцвела новыми красками.
        — Так, мы на месте, коллега — сектор 33, 3-й коллектор — видимо вот эта большая куча — наш объект на сегодня.
        — Ого, Мдя, какая большая куча…
        — Дерьма…, прям капитан очевидность.
        — Кстати, коллега, вы присматривались к тому, что плавает в этой жиже возле нас?
        — Кеша, ты что, дебил? Нафиг мне на гавно смотреть?  — разозлился Федор.
        — Зря батенька, зря. Я вот как ученый могу с уверенностью в 100 % сказать, что наше дерьмо и дерьмо местных серолицых рабовладельцев абсолютно идентично! Провел, так сказать полевые опыты.
        Федору пришлось быстро снять маску, чтобы проблеваться — такой подставы от коллеги он не ожидал. Впрочем, он ее тут же одел обратно — кислорода в этом месте практически не было.
        — Какой вы, однако, впечатлительный, коллега, проще надо быть, все-таки это наша область науки — мусор и дерьмо.
        — Кеша! Ты полный дебил! Вот скажи, что тебе твое исследование дало? Тут ведь невооруженным глазом стоит посмотреть на этих серых и понять, что мы с ними полностью физиологически идентичны, кроме конечно, цвета кожи. А ты тут сраные полевые опыты проводишь — совсем мозги пропил.
        — Извините, коллега, но настоящий русский ученый всегда и везде остается ученым, он должен впитывать в себя новые знания, быть на острие интеллектуальных интересов общества.
        — Вот и впитывай молча свои дерьмовые знания, только бери в руки инструмент и расчищай засор, я что ли один буду это делать?
        Работы оказалось много, нет, не так — МНОГО! Непривычные к физическому труду организмы часто останавливались для восстановления сил и дыхания — снимать маски для того, чтобы вытереть выступивший пот не решались — местная атмосфера впечатляла. Впрочем, несмотря на явную нехватку сил, работалось гастарбайтерам легко и непринужденно — все-таки это не творческая работа во славу российской мусороведческой науки, где требовалось напрягать из последних сил куцые мозги, чтобы выполнять поставленные таким же тупым начальством задачи.
        Замах — и легкий жим, затем мягкий гребок вдоль себя и снова повторить. Рядом с тобой так же увлеченно работает твой напарник — внезапно напарникам пришло осознание истины: мы — вместе, мы — сила, мы — россияне, МЫ — БАНДА! ААААА! Ну и что, что для отчизны мы пропали без вести — ударным трудом на благо человечества, мы покажем всем этим серолицым ублюдкам, что такое русский человек — даже по уши в дерьме он остается морально тверд и непоколебим. Настоящего русского человека дерьмом не испугать — он в дерьме рождается и существует.
        Вот такие мысли практически одновременно возникли в головах новоиспеченных работников фекального труда. Затем они спонтанно, в один момент посмотрели друг на друга, и общая идея сверкнула в мозгах, как вспышка сверхновой — сейчас бы водочки грамм по 150 и квашеной капусточки — мы тут все зачистим и разгребем — нам русским, это как два пальца об асфальт.
        — Дааа!!!  — вот оба сорвали с себя кислородные маски и руки взметнулись синхронно вверх.
        — Мы братья! Мы едины! Мы Россия! Единая Россия! Россия! Россия! Россия!..
        От криков двух молодых ассенизаторов местная агрессивная живность оцепенела — такого здесь не слышали с момента появления канализации. Вибрации от воплей двух сбрендивших придурков разваливали многомесячные устоявшиеся кучи мусора и дерьма в прилегающих каналах, мощь звуковых волн дробила слуховые перепонки грызунов и заставляла корчиться в предсмертных судорогах червей, мокриц и прочую местную гадость. Все местное население спешно начало эмиграцию в другие, более безопасные регионы канализации. Однако они и не подозревали, что отныне безопасных мест нет — спокойная жизнь закончилась с приходом сюда двух русских героев. Для местных паразитов настали черные времена — неизвестный доселе ужас пришел по их тела и души. Многие не пережили звуковую атаку — трупики разных организмов теперь плыли в зловонной жиже, довершая картину массового смертоубийства.
        — Да, сильна эта незнакомая и далекая Россия — подумали местные крысы.
        Но вернемся к нашим героям дня — разгоряченные патриотическими лозунгами, они совершенно не реагировали на губительное воздействие местной атмосферы — бросившись в объятия друг друга, двое россиян плакали от счастья и захлестнувших их эмоций. Они чувствовали себя двумя осколками большой страны, волей судьбы заброшенных в далекую чужбину, где им надо держаться вместе, чтобы выжить.
        — Да, Россия — это, безусловно, сила, вот смотрите — сколько говна сразу натекло только от ее названия — заметил Кеша, указывая на поток дерьма, проносящийся мимо как «Лада-Калина» на первой передаче.
        — Точно, коллега, но нам надо работать дальше — ответил ему Федор, натаскивая обратно маску — эйфория прошла и действительность ударила по органам чувств с новой силой.
        — Вы знаете, коллега — продолжил он — мне все это напоминает земные игры в стиле РПГ.
        — Внимательно вас слушаю, коллега, не в курсе, что это такое — круг интересов, знаете ли совершенно другой.
        — Мдя, хмм, так вот я такими играми увлекаюсь давно — суть их в следующем — берется персонаж, и им выполняются различные задания в игре, в основном это задания типа «принеси-подай» или «найди и убей». По мере выполнения таких заданий ваш персонаж усиливается, увеличивает свои игровые характеристики, улучшает свое оружие и снаряжение.
        — А к чему здесь наше теперешнее положение?
        — Не перебивайте коллега, я к этому веду. Так вот, в большинстве своем, в таких играх первыми заданиями часто стают задания по убийству крыс или кроликов, а крысы как правило, водятся в канализациях. Смекаете, к чему веду?
        — Да, понял. То есть мы как бы на первом своем задании в этом мире, а впереди у нас большие перспективы, надо только выполнять таких заданий побольше. Осталось только найти этих крыс и поубивать их всех!
        — Типун тебе на язык Кеша! Еще неизвестно, кто кого здесь убьет — кто знает, какие крысы здесь водятся и на что они способны. Того, что я узнал из баз по местным паразитам пока явно недостаточно для оценки наших возможностей и внешних угроз. И этот костюмчик мне не очень нравится в плане защиты от зубов — вдруг его прокусить для местного зверья — раз плюнуть. Пока не дадут что-то попрочнее, не стоит и думать про сафари.
        — Да, вы правы, коллега. Ладно давайте заканчивать с этой кучей и возвращаться — мы и так сегодня работаем без обеда, хотя была возможность взять тормозок с собой, но думаю в этой обстановке перекусить было бы затруднительно.
        Вернулись к работе, почему то обоим казалось, что дело двигается быстрее — патриотические лозунги подействовали как долговременный баф. В самом низу кучи обнаружился человеческий труп в таком же желтом комбинезоне, как и у них — причина засора была определена.
        — Наконец-то закончили, давайте осмотрим тело — заметил Кеша, воодушевленный окончанием работ.
        — Надо облутать моба — брякнул, не подумав, Федор.
        Тело незнакомца было обгрызено местной живностью, лицо, как таковое отсутствовало, через разорванный во многих местах комбинезон виднелись кости с остатками мяса на них — зрелище было не для слабонервных, оба работника еле сдержали рвотные позывы.
        — Вряд ли мы у него что-то найдем, похоже, это наш несостоявшийся конкурент — оттянем в сторону, чтоб не создавал затор, и надо не забыть сделать протокол для руководства — отойдите немного назад к месту засора, Кеша — я вас возьму в кадр для записи.
        — Протокол — отдал указание своей нейросети начать запись события Федор — медленно обвел глазами место, где они работали, остановившись на трупе, рядом с которым крутился его напарник, размахивая руками и пиная при этом найденное тело.
        — Вот дебил — подумал он, заканчивая запись. Хотел тут же отправить материал по назначению, но увидел, что отсутствует связь с местной сетью — под землей в коллекторах эта было очевидно.
        Путь назад к входной решетке прошел быстрее — сказывался опыт передвижения по коллекторам, приобретенный сегодня. Выйдя на чистый воздух, они сняли осточертевшие маски и вдохнули полной грудью. Присоединив к пакету протокольного видео свои комментарии о проделанной работе, Федор отправил материал девушке-начальнице.

* * *

        … Этим вечером, Мара решила себя немного побаловать — заказала себе в ближайшем ресторане тортик из натуральных ингредиентов — дорого, конечно, но почему-то сегодня желание потешить себя сладостями было особенно сильным. Сейчас она блаженствовала, запивая эту роскошь горячим кавором и вспоминая того раба, который с утра так нагло смотрел на нее, как будто хотел ее взять. Все же надо его испытать, я люблю постельные эксперименты — думала она, пребывая в состоянии легкого блаженства, которое способствовало таким фривольным мыслям.
        — Входящий видеопакет — оповестила нейросеть. Так как вечером ей звонили только подружки или кавалеры, то девушка, не глядя на отправителя, запустила ролик, как только он закачался ей на нейросеть. Видео было со звуком и особо четким разрешением — отправитель постарался на славу.
        Вид канализации, обглоданный труп, плавающее дерьмо и хлюпающе-булькающие звуки бросили ее сначала в жар, потом в холод, благостное настроение пропало в миг. Казалось, что она сейчас находится там, и всеми органами чувств внезапно погрузилась в эту вонь и грязь, и вдобавок эта тупая улыбающаяся рожа того раба, который с утра устроил ей форменную истерику, а сейчас бегал с глупой ухмылкой вокруг какого-то трупа и при этом размахивал своими руками и пинал его. Весь дорогой тортик из натуральных ингредиентов, который она с удовольствием умяла до этого момента, попросился назад, забрызгав ее новый халатик, за который она только вчера отдала 200 кредов — очень дорогой халатик, статусная вещица.
        Из состояния блаженной эйфории и нирваны Мара почти мгновенно перешла в состояние шипящей разгневанной змеи:
        — Ублюдочное тупое мясо, вздумали со мной шутки шутить, я вам покажу, кто такая Мара Фарс, вы у меня в этой канализации жить будете, крысы станут вашими женами!!!
        Бушевала мегера еще долго, попутно разбив еще много посуды — кстати, это ее немного успокоило, и она трезво осмыслила ситуацию — она ведь сама приказала этим диким после окончания работ прислать ей протокольное видео, чего теперь кричать. Ладно, разберемся завтра — отправив подтверждение о закрытии задания, девушка пошла отстирывать свой новый халатик.

        Глава 7

        Вначале Макс решил осмотреть результаты работы первого обогатительного модуля — Майя прислала на нейросеть отчет об удачном завершении процесса — с почином, сам себя поздравил технолог. Сходил, посмотрел — темные кубы уплотненного концентрата лукотин были аккуратно сложены возле разгрузочного шлюза модуля — попинал немного ботинком — просто так, сам не понял зачем, и пошел обратно. Далее оценил состояние заполнения второго модуля — готов на 100 % к процессу — решил здесь запустить другой алгоритм процесса и посмотреть, какой получится процент на этот раз. Майя высчитала примерное время до окончания работ — те же сутки, как ни крути. Тут вспомнил о коробочке, которую нашел на «Белзе» — новое приобретение жгло карман и требовало себя идентифицировать — пошел к себе в каюту.
        Привычным уже движением надел считыватель и начал процесс опознавания трофеев, в результате недолгих манипуляций получил такой список:

        1. ТАКТИКА И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПУСТОТНЫХ БОЕВЫХ ОПЕРАЦИЯХ 4 РАНГ.
        2. МОБИЛЬНЫЕ ЭНЕРГОУСТАНОВКИ 4 РАНГ.
        3. БОРТОВЫЕ ИИ МАЛЫХ КОРАБЛЕЙ 4 РАНГ.
        4. УПРАВЛЕНИЕ МАЛЫМИ БОЕВЫМИ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ 4 РАНГ.

        — Хмм, интересно, это Кунст (предыдущий пилот этого шахтера) здесь забыл или до него кто-то припрятал запасец — как бы то ни было, но этот человек видимо собирался на командирскую должность переходить с этого шахтера — все-таки две базы явно офицерской направленности. База по ИИ тоже может преподнести приятные сюрпризы — скорее всего, появится что-то новое в их доступных меню.
        По пути в столовую вспомнилась утренняя «разборка» с Мартой — как-то слишком быстро подруга решила на него наехать — пришел уже подготовленным к разговору. Однако, на удивление, девушка вела себя спокойно и не делала никаких намеков на скользкую тему. Некоторые из присутствующих решили поинтересоваться, как идут дела с запуском бассейна — обрадовал всех сообщением, что уже через двое суток можно будет полноценно плавать и загорать. Новость всем пришлась по вкусу — вроде и мелочь, но всем приятно.
        После ужина сходил в медсектор, проверить, как его подлечил Док — Инга от радости, что есть на ком потренироваться, аж подпрыгивала от нетерпения — парень уже даже как-то пожалел о своем решении, однако отступать было не по-мужски, и с каменным лицом он влез в капсулу.
        — Вылазь, технолог, все страшное уже позади — грустно пошутила девушка.
        — Что такая невеселая, случилось что?
        — Да нет, все нормально, просто ты здоровый и никаких болячек у тебя нет.
        — … И что в этом плохого?  — недоумевал парень, глядя на грустное девичье лицо.
        — Ну что ты, конечно, это хорошо, просто мне тут очень скучно, никто лечиться не приходит, все здоровы, а я от безделья тут скоро на стены полезу. Работы для меня никакой нет — всех подлатали на носителе, когда ставили нейросети. Потому и грустная такая.
        — Хмм, ясно. А скажи, ты учебный разгон выше 3-х кратного умеешь делать?
        — Нет, к сожалению — тут нужны более серьезные базы, чем те, что стоят у меня.
        — Жаль, а какие базы тебе для этого нужны, можешь скинуть мне список?
        — А тебя что, есть такие?  — оживилась медичка.
        — Нет, но через пару месяцев, если все будет правильно развиваться, то может появиться возможность купить, если конечно деньги будут.
        — Ладно, сейчас составлю список и отправлю тебе. Все, отправила.
        — О, принял, ладно, спасибо за лечение — я пошел спать.
        — Пока, Макс.
        Следующие десять дней наш специалист почти безвылазно проторчал в третьем астероидном поле — сканировал и составлял трехмерную карту руд. Во время одного из таких однообразных дней пришло оповещение о завершении изучения пакета «Инженерное дело». Немного профильтровав полученные знания, с интересом для себя отметил тот факт, что теперь заменить прыжковый двигатель на своем «Белзе» ему не составит труда, даже больше — сможет поставить аналог штатного, если таковой подвернется.
        Собственно, в этом немаловажном нюансе и отличались инженеры от техников — инженеры могли рассчитать модификацию в любом узле или агрегате. А техники, в основном, просто меняли битое на целое. Естественно, пока это все касалось только малых космических кораблей не выше 4-го поколения — хотя тут ведь других и нет. К тому же, скорее всего, есть базы и на средние и на большие корабли, так что все упиралось только в необходимое время для учебы.
        Встал вопрос, что учить далее — хоть и до возвращения Дро и его компании времени было больше, чем надо для усвоения всех найденных чипов, но решил все-таки поступить так: сначала юрист, затем 5-й ранг «обогащения», затем все остальное в произвольном порядке. Юриста проглотил за восемнадцать минут — и прозрел! Оказывается, все договора в Содружестве, куда входила Империя Гармор, заключались под протокольную запись нейросети — по-простому «под протокол». Эта запись являлась единым и непререкаемым доказательством для предъявления финансовых или имущественно-правовых претензий, если разумный считал, что его партнер по договору не выполняет своих договорных обязательств. Все остальные договоренности не имели никакой юридической силы — если тебя обманули, и у тебя нет протокола договора — ты лох. Если тебя обманули в договоре под протокол, и ты повелся — значит, ты дважды лох. Можешь попытаться отбить свои потери с помощью оружия — хоть снаряжай целую эскадру, но и твой противник будет в своем праве, применяя против тебя оружие — вплоть до твоей смерти.
        В общем, как на диком западе в Америке в свое время решали вопросы, только тут круче и масштабнее. Умение владеть оружием в Содружестве, было одним из принципов отстаивания своих интересов и жизни, более того, силовые методы нахождения консенсуса всячески приветствовались. В свете таких новостей, оружие, найденное им под подушкой, было очень кстати, так же в тему будут боевые базы — предупрежден, значит вооружен.
        Факт того, что его наниматель, а точнее владелец — капитан Дро, не дал ему протокол договора, хоть он это сам и сказал вслух, наводил на простую мысль — никакого выкупа из рабства не будет, скорее всего, как и гражданства. А будет взамен пожизненная каторга в этой забытой всеми системе, хоть и в относительно комфортных условиях. Поэтому надо настраиваться на поиск выхода из этой тупиковой ситуации, ведь выход всегда есть, просто его не всегда сразу видно.
        Полученную информацию решил оставить при себе и не оглашать другим — лучше здесь все равно не станет, а скорее всего, приведет к бунту, а без оружия и навыков его использования все земляне будут лишь легким мясом на убой.
        Конечно, был хороший шанс, что Дро выполнит свое обещание лет так через 15 -20 — все-таки внешне и по манере разговора он не выглядел отморозком. Хотя, что парень знает о местной расе серолицых — вполне возможно, что у них морально-этические нормы совсем не такие, как на Земле, хотя и там тебя могли в наглую обмануть на пустом месте, без зазрения совести. Но лучше готовиться к худшему развитию сценария и искать выход из этой ситуации. А пока — учиться, благо есть что. Поставил новую базу на изучение — «обогащение ссм» 5-й ранг — 25 суток, и смогу комбинировать алгоритмы работ — можно будет повысить % содержания металлов в концентрате, и главное — смогу работать с «оранжевой» группой смесей.
        Возможно, вы спросите — а зачем учиться и повышать свою квалификацию, если ты раб, работаешь за еду и кров, и свобода тебе не светит? Просто у нашего героя была высокая уверенность в своих силах, и твердая убежденность, что всю жизнь рабом он не будет, поэтому, пока есть возможность и никто не дышит в затылок, надо получить как можно больше полезных знаний, которые в будущем помогут ему занять свою нишу в этом мире. Так он думал, и так ему казалось правильным поступать.
        Фабрика, между тем, каждые два-три дня выдавала новую порцию кссм лукотин — парень постоянно мониторил этот процесс и вносил изменения в алгоритмы работы модулей.
        Отсканировав весь объем астероидного поля, технолог занялся анализом полученных данных и составлением карты руд. Искин военного копателя работал гораздо продуктивнее, чем его коллега с гражданского «Шорка» — на обработку всего объема информации ушли не сутки, а шестнадцать часов непрерывной работы, которые наш герой разделил на двое суток — работать на износ он не собирался, особенно учитывая последние знания из базы «юрист».
        Привычно расставляя метки, координаты и свои комментарии, он обратил внимание на характер общей ценности и размеров этого поля:
        Во-первых, по масштабам оно было больше, чем оба предыдущих, вместе взятых,
        Во-вторых, имелась тенденция к незначительному удорожанию всего объема: зеленая группа занимала 65 % от доступного объема работ, синяя группа соответственно 10 %, фиолетовые смеси занимали здесь 18 %, оранжевых астероидов было 7 %. Учитывая размер всего поля, оно получалось почти вдвое дороже других.
        Просматривая данные, которые Болт выводил в режиме реального времени, Макс обратил внимание на точку, где наблюдался нестандартный сигнал от работы промышленного сканера — на отсвет от стандартных типов смесей он не походил — решил завтра лично еще раз слетать туда и проверить детально — надо разобраться с непоняткой.
        — Кстати о птичках — вспомнил вдруг, надо пойти немного освежиться — уже пару дней, как запустили бассейн с солярием. Регулярное посещение означает регулярное омовение.
        В зале, где размещался бассейн, всегда было людно — даже удвоили количество лежаков, так как полный состав фабрики был почти 50 человек, и все не помещались на штатных местах — техники склепали полтора десятка самодельных из подручных материалов.
        Как и говорилось ранее, купол бассейна мог менять прозрачность, меняя поляризацию света от местной звезды. После некоторых экспериментов, когда особо жадные до бронзового загара сотрудники попалили себе кожу и попали в руки радостного медперсонала, решили установить фильтры на спектр уровня родного когда-то Солнца. Вода в постоянном свете звезды хорошо прогревалась за время, пока весь основной состав фабрики был на распиле местных сокровищ, поэтому вечером (по фабричному времени, конечно — звезда светила постоянно) здесь собирался народец отдохнуть и позагорать, не забывая, прихватить с собой сюда местный пэвасс и местную разновидность колы.
        За пару дней некоторые уже успели приобрести смуглый оттенок от солнечных ванн — особенно хорошо это было заметно по медичкам и техникам — все были женского пола, в вылетах не участвовали, поэтому большую часть своего времени проводили здесь, попутно обмывая косточки мужской части населения объекта.
        Технолог обдумывал вариант, когда здесь резко увеличится население — все не поместятся одновременно ни здесь, ни в столовой — оптимально будет перевести весь персонал на посменную работу, все равно местное солнышко светит постоянно и понятие день-ночь очень приблизительно.
        — Ладно, мысли в сторону, чуток поплаваю и в каюту к Марте под бочек — подруге явно шел загар, который она сейчас демонстрировала своему кавалеру с самых выгодных ракурсов.
        — Неплохо, неплохо — надо будет в каюте рассмотреть детали загара повнимательнее, подумал он, переводя тело в плавный брасс. Вечер обещал быть томным.
        Утро следующего дня было копией предыдущего — после обязательных водных процедур в душе и посещения столовой, пилот решил заняться непонятными показаниями сканера.
        — Болт, курс по этим координатам, я пока побегаю полчасика на тренажере. Кстати, тренажер пришелся явно к месту — физических упражнений здесь было делать негде, от бездействия и отсутствия нагрузок мышцы дряхлели, и появлялась одышка — этим уже страдал ряд пилотов. Поэтому, с первых дней владения этим корабликом наш герой регулярно отдавал должное простому и эффективному средству поддержания себя в тонусе — бегу, при этом, искусственную силу тяжести он держал на уровне 110 % от уровня привычной земной.
        — Мы на месте, босс — отрапортовал Болт.
        — Так, начнем очень медленно еще раз все тут проверять — скорость 10 м/сек — парень лежал в ложементе и внимательно следил за данными, которые Болт выводил на панели передней полусферы рубки, накладывая свои расчеты на проплывающие мимо булыжники. Так двигались всего одиннадцать минут, пока не нашли желаемое место аномалии.
        — Вот этот астероид какой-то неправильный — сказал вслух сам себе пилот, разглядывая найденный объект непоняток — обычный 500-метровый эллипсообразный астероид ничем не отличался от своих соседей. По реакции сканера это должен быть обычный мерит, но цифры скачут в слишком большом диапазоне — будем его облетать по спирали, пока не найдем аномалию, скорость уменьшить до 5 м/сек, сканер на 1 км фокусированного луча — так и погрешность будет меньше. Протокол всех действий отключить.
        — Выполняю, босс.
        Так и кружились вокруг этого яйца, пока сканер не поймал место, которое по всем правилам добычи руд должно было означать одно — чистый металл. В свете прожекторов виднелась каверна, около 80-100 метров в диаметре, из которой отсвечивала кормовая часть какого-то космического корабля.
        — Понятно, почему сканер выдавал такие фокусы — ведь корабль это, по сути, набор чистых металлов. Так, сейчас подойдем максимально близко, и посмотрим получше.
        Картина открывалась совсем не радостная — мертвый корабль влетел в эту каверну вероятно уже с мертвым пилотом, или с отключенными двигателями — впечатался в астероид в основном, передней частью и немного правым боком.
        — О! Да это же такой же «Белз», как и у меня сейчас — удивился Макс находке — вся передняя часть и часть правого трюма всмятку, фактически целой осталась только кормовая часть и левый модуль. Внимательно осмотрев останки, землянин убедился, что основной шлюз в средней части жилого модуля цел — решено было попасть на борт незнакомца через естественный вход, предусмотренный изготовителем.
        Неторопливо и вдумчиво одевал свой штатный «СП4-А», проверил заряд батареи и состояние дыхательного патрона, добавил в крепления на пояс дополнительные патрон и батарею — теперь можно выдвигаться на раскопки. По пути, захватил с собой еле живого дроида «ДШГ-А», хоть ресурс у того и не внушал оптимизма, все же набор инструментов для решения технических проблем у него был в комплекте.
        — Скорее всего, придется вскрывать шлюз, если реактор сдох — другого варианта пока нет.
        К тому моменту оба корабля находились впритык — свой «Белз» пилот расположил над разбитым собратом, чтобы было легче добираться до шлюза — легкий прыжок, короткий полет — и вот уже магнитные присоски надежно зафиксировали его на поверхности поверженного суденышка. Следом за ним двигался дроид — тому явно было легче — и ног побольше и парочка газовых сопел в придачу. Своими глазами, впритык зрелище было еще печальнее — немного повздыхав над судьбой неведомого пилота, новоиспеченный исследователь двинулся в сторону основного шлюза-входа. Как и ожидалось, контрольная рамка шлюза не реагировала на запрос с нейросети.
        Исходя из предположения, что здесь такой же тип ИИ, как и его Болт и кода доступа он не знает, принял решение срезать контрольную панель и попытаться подать энергию на аварийный привод шлюза — может, сработает, а пилить створку всегда успеется. Дал указание дроиду на выполнение последовательности операций и стал ждать. Несколько долгих минут понадобилось железяке на выполнение поставленной задачи — наконец створки полностью раскрылись, явив пилоту свой темный зев — парень облегченно вздохнул, ведь, если бы не получилось, то пришлось бы тут долго куковать, пока дроид распилил бы шлюз своим резаком — все-таки толщина брони тут серьезная — боевой КИП, как-никак.
        Включил плечевые прожекторы и шагнул в темноту шлюза, где и оценил внутренне состояние приза — все-таки военная техника делается покрепче гражданской — весь центральный модуль кораблика, за исключением носовой части был цел. Это, если не считать того беспорядка, который здесь образовался после удара об астероид — все незакрепленное и слабо закрепленное имущество сейчас висело в пустоте, создавая своеобразный лабиринт, через который приходилось аккуратно протискиваться. Дойдя до конца, окончательно убедился в своих расчетах — передняя часть, следом за ней — рубка, промышленные лазеры и боевые, более не существовали — уперся в смятый металл.
        — Ни пилота, ни бортового ИИ мне не достать — там спрессованная масса, посмотрим, что тут осталось из целого оборудования. Так как планировка КИПа ему была хорошо знакома, то за пару часов пилот уже имел представление о бесхозном имуществе: подавая питание с ремдроида, снимал показания с отзывавшегося оборудования. Получилось так:
        2 маршевых двигателя «ДР-44Ф» форсированные — исправны,
        прыжковый двигатель «ДПП-3» — нет отклика,
        реактор «Б3-31» — исправен,
        пищевой синтезатор «Нави-11» — исправен,
        2 дроида «ДШГ-А» — оба исправны, даже ресурс на уровне 66 % — вот это приятно!
        Тренажер даже не стал проверять — и так видно, что убитый — пластина треснула пополам, вероятно при ударе. Еще несколько приятных моментов пилот испытал, когда обследовал левый трюм и переходной коридор — несколько контейнеров со снарядами для турелей, два блока ракет: противоракеты и атакующие — все, теперь на пару залпов хватит отбиться или отвлечь внимание. Возможности своего КИПа парень оценивал трезво — все-таки у него КИП поддержки, для боя в составе эскадры. Парочка шахтерских дронов «ДШБ-2л» с остаточным ресурсом 73 % также порадовала.
        Больше всего радости принес, конечно, найденный прыжковый двигатель — хоть и снять тестовые данные не получилось, внешний вид внушал уверенность в его работоспособности. Основные эмиттеры щитов и активный гравизахват, конструктивно находящиеся впереди, были уничтожены. Собственно как и весь шахтерский комплекс, включая мельницу, гравитационные прессы и комплекс «Руда-Ф». В обоих трюмах была размолотая смесь лукота — выброшу наружу, здесь этого добра вокруг, как дерьма в канализации — резюмировал наш исследователь.
        Теперь предстояло решить дилемму: что со всем этим делать? Душевные терзания были недолгими — естественно забрать себе. Но тут сразу, вставал второй вопрос — если забирать себе, то, как это использовать? А вот тут были возможны два варианта, на взгляд специалиста — немедленный монтаж прыжкового двигателя на свой «Белз», потом быстро загрузиться всем необходимым для полета и прыгать отсюда. В этом варианте два узких места — неизвестна работоспособность прыжкового движка и отсутствует карта данного сектора пространства — прыгать можно только в неизвестность. Второй вариант был для пилота более предпочтителен: ждем возвращения капитана на носителе, летаем с ним на станцию клана, где поищем нужную информацию. Затем спокойно нарабатываем себе «оранжевый» концентрат — хранить его можно здесь после очистки трюмов от дешевой руды. Потом также спокойно наполняем свой КИП запасниками, и уже по карте прыгаем в другую империю, или там что тут еще есть в этом Содружестве. Во, кстати — обязательно надо поискать базу по этому образованию при случае.
        Работоспособность прыжкового двигателя решил проверить на своем корабле завтра — знания позволяли проводить работы такого уровня сложности, ремонтных дроидов было уже три — по расчетам, для того, чтобы переместить к себе двигатель, проверить на своей энергосети, затем вернуть обратно — должно хватить рабочего дня. Тем более что монтировать его назад нет смысла — достаточно будет просто уложить его в трюм находки. Такой план был тщательно рассмотрен с разных сторон и одобрен.
        Остаток дня гонял железных работников в трюмах — выгружал руду в каверну — все доступное место трюмов планировалось забить кубами кссм торувалина — решил взять себе самое дорогое. Затем внес в свой план поправки — надо демонтировать с этого кораблика все уцелевшее оборудование, скорее всего, оно должно хорошо цениться, а места много не займет. Всеми этими работами решено было заняться с завтрашнего дня, а сегодня надо добить карту поля. Эту карту технолог откорректировал, чтобы не возникало лишних вопросов — астероид был помечен зеленым, как обычный мерит, оригинал, конечно, оставил у себя в хранилище нейросети.
        Под конец рабочего дня, скорее уж это было началом ночи, лежа на лежаке возле бассейна и потягивая пэвасс, вспоминал земное пиво и блаженно щурился на горячее местное светило. Понемногу он становился смуглее — солнечные ванны шли на пользу его телу. Рядом «приземлилась» его подруга и завела разговор:
        — Максик, какой у нас сегодня план на вечер?
        — Стандартный, моя радость, сейчас допью пэвасс и пойдем в каюту покувыркаемся. А почему ты спрашиваешь, есть идеи?
        Немного помявшись, девушка ответила:
        — Понимаешь, тут моя подруга Мадлен — она второй медтехник у нас, хочет к нам присоединиться на вечер — ты не против?
        Парень поперхнулся напитком и закашлялся.
        — Кхе, кхе, Марта, тебе со мной уже стало неинтересно, чего ты это своих подружек мне подкладываешь?
        — Ну, нет, конечно, котик, ну просто хочется новых ощущений, а втроем я еще не пробовала.
        И тут, не известно почему, но у парня сдвинулась планка, и он заорал на подругу:
        — Ах ты дрезденская шалава, я тебе сегодня такие ощущения устрою, что ты сегодняшний разговор надолго запомнишь! Ты посмотри, чего коза надумала — я, между прочим, воспитан в традиционной семье, у меня классические взгляды на секс и семейную жизнь. Вот манда педальная, а ну пошла рысью в номер — сейчас я тебя буду классически воспитывать, начинающая давалка!
        И погнал пинками подругу в свою каюту — та только визжала и подпрыгивала на ходу от шлепков по заднице. Что сказать, эту ночь парень провел на полном доминировании, воспитание строптивой козочки ему понравилось, но самое главное и удивительное — новые приемы понравились и Марте. Уже засыпая, наш секс-диктатор подумал, что, наверное, следует добавить в их отношения немного садо-мазо — наверняка любительница новых ощущений оценит это по достоинству.
        В этой ситуации Макс руководствовался не только своим воспитанием — на фабрике был явный перекос в мужскую сторону — чуть более десятка приходилось на женщин, и около 30-ти мужчин. Проблема нормального секса стояла очень остро, до конца купировать физиологические порывы медицинские капсулы не могли. Наш герой не хотел озлоблять против себя остальных мужчин — и так некоторые смотрели на него косо по причине единоличного владения такой красивой подругой. А людская зависть может принимать довольно неожиданные и неприятные формы.
        Разбитый «Белз» встретил пилота тишиной и пустотой очищенных трюмов. План дерибана кораблика был прямолинеен, как выстрел лазера: сначала снимаются легко демонтируемые устройства в жилом модуле — синтезатор например, начать карьеру демонтажника решено было от простого, постепенно переходя к более сложному оборудованию. Поскольку местный ИИ погиб смертью храбрых при ударе об камень, то все три дроида пришлось брать под прямое управление. Поначалу это было тяжело, и так как опыта не было вообще, внимание постоянно сбивалось, отчего дроиды останавливались в самых неожиданных позах. Но, опыт — дело наживное, и уже после обеда все три работника шустро отпиливали и откручивали местные сокровища. Складировать все новоприобретенное имущество решил тут же в жилом модуле — в трюм демонтажник хотел временно уложить после проверки прыжковый двигатель.
        Пока работяги курочили свой бывший родной кораблик, землянин осмотрел шкафчики и кровать — привычка искать там заначки уже въелась в сознание парня. К сожалению, ничего кроме запаса атмосферных патронов, батарей к скафам и утилизационных блоков не нашлось. Видимо в момент смерти пилот этого суденышка был в пилотском скафе.
        — Ничего, и так неплохо тут прибарахлился, будет поначалу что продать, хотя конечно, в качестве основного груза он все-таки рассматривал концентрат, который собирался тут понемногу напилить.
        Наконец, дошла очередь до демонтажа маршевых двигателей — поскольку все необходимые знания были, пилот начал процесс удаления броневого покрытия — чтобы изъять прыжковый двигатель, требовалось, сначала, вынуть маршевые. Так как сам корпус в дальнейшем был не нужен, то куски брони просто выносились за пределы корабля и отпускались в свободный полет, где под действием силы притяжения астероида парили к дну каверны. Решено было снять с кормовой части всю обшивку, чтобы потом не возиться долго с вытаскиванием нового имущества.
        Работы оказалось больше, чем он рассчитал — возможно, такой объем работ должен был выполняться большим числом ремдроидов или, например, только в доке или мобильных верфях. Как бы то ни было, но к концу дня удалось снять также реактор — его и оба движка демонтажник закрепил на голой раме, вся броня с кормовой и центральной части жилого модуля к тому времени была снята и отправлена в полет к центру каверны.
        Занимаясь такими, казалось бы, лишними работами, парень преследовал двоякую цель:
        Во-первых, нарабатывал опыт управления дроидами,
        Во-вторых, искал путь нестандартного демонтажа прыжкового двигателя — у него были сомнения, что за один рабочий день он успеет его поставить в свой кораблик, проверить, а затем вынести обратно, восстановив при этом обшивку своего КИПа.
        Поэтому, когда все эти предварительные работы были проведены, у него вызрел план, как уложиться в срок одной рабочей смены, так чтобы вернуться на фабрику сразу после ужина. Искин Майя вела, как он знал, что-то похожее на табель учета рабочего времени — фиксировались нормы выработки пилотами, график полетов — поэтому привлекать внимание к себе технолог не хотел, так как объяснить, почему он не ночует на борту фабрики, скорее всего, внятно не сможет, а любые лишние подозрения теперь ему не нужны. Любая мелочь теперь может помешать плану его бегства.
        На осуществление нестандартного плана по движку у него ушло два рабочих дня — в первый день был извлечен сам двигатель с погибшего «Белза», на второй день произвел частичную разборку обшивки в районе установки двигателя на своем корабле и установил его на штатное место. Процесс подключения к бортовой энергосети и проверки работоспособности занял всего двадцать минут — основное время уходило на медленную и осторожную транспортировку деликатного изделия. Затем дроиды вытянули двигатель обратно и поместили в трюм погибшего шахтера — такую ценную вещь требовалось защитить от случайного попадания в него блуждающего астероида — пусть полежит там под защитой обшивки трюма.
        Сборка обшивки своего корабля затянулась допоздна, но результат всех этих метаний этого стоил — теперь землянин знал, что у него есть возможность в любой момент удрать от рабовладельцев. Оставалось только наработать концентрата на продажу и запастись расходниками в дорогу. Информацию о ближайших звездных системах он собирался найти через пару месяцев на станции клана рабовладельцев. Сбросив на ИИ фабрики карту последнего изученного астероидного поля, Макс со спокойной душой уснул — та неизвестность и тоска по свободной жизни, которую он упорно гнал от себя на людях, ушла окончательно сегодня из него — будущее было определено.
        Следующий стандартный месяц, пока доучилась база 5-го ранга «обогащение» и затем начала изучаться база «катализаторы» 5-го ранга, пролетел как один день — однообразные действия по контролю за рабочими процессами в обоих модуля фабрики, уже давно воспринимались им как нудная, но хорошо понятная работа. Свободное время проводил в бассейне, неспешному распитию местного алкоголя в умеренных дозах и принятию солнечных ванн. Постоянно летал по системе, изучал мертвые планеты — все это ведь было для него внове, пока вид мертвого космоса ему не приелся — крутился, где мог. Почему-то казалось, что он тут найдет что-то неизвестное и новое для себя. В общем, чувствовал себя землянином-первопроходцем космического пространства, хотя в конечном итоге ничего нового не обнаружил. Зато здорово поднял навыки пилотирования своего КИПа — теория — теорией, а практику еще никто не отменял.
        Окончания изучения 5-го ранга ждал с нетерпением — теперь была цель. Следующими на изучении пока шли «катализаторы» 5-го ранга, затем поставил в очередь «Ручное оружие» 4-го ранга и потом — «классификацию смесей» тоже 5-го ранга — на все 50 суток — нормально, как таз к прилету рабовладельцев успею. Качество усвоенного материала решил сначала опробовать на фабричном оборудовании, естественно только виртуально — в настройщике алгоритмов, показывать свои возросшие возможности он не собирался.
        Как и ожидал Макс, увеличение ранга знаний существенно подняло его возможность настройки процессов. Теперь он мог комбинировать методы обработки смесей таким образом, что максимальный процентный выход кссм мог быть увеличен до 85 %, в противовес бывшим 75 %. К тому же, появилась возможность более гибко применять катализаторы и ингибиторы — при грамотном подходе это давало еще 1 -2% увеличения. Много это или мало, в денежном эквиваленте, технолог не знал, но размышляя логически, пришел к убеждению, что это хорошая прибавка к качеству получаемых концентратов. Проверить свои новые знания на практике решил на своем бортовом комплексе «Руда-Ф», тем более что до этого момента он им и не интересовался совсем.
        Конечно, главным улучшением справедливо считалась появившаяся возможность работать с группой «оранжевых» смесей — только такой товар надо брать с собой в дорогу.
        В район, где находился найденный «Белз» пилот решил наведываться не более одного раза в сутки для выгрузки в его трюм концентрата — в том секторе поля отсутствовали требуемые смеси. Сразу после активации комплекса «Руда-Ф», Макс пришел к печальному выводу, что методы работы на нем и на фабричных стационарных модулях существенно различаются. Нет, не применяемыми способами обогащения — тут все было также, только в уменьшенных масштабах, технологу не подходил временной фактор в работе комплекса — работа комплекса по обработке содержимого трюмов требовала тех же суток, а это шло в разрез с планами.
        В результате несложных расчетов был придуман следующий план наработки концентрата в заначку: полдня пилим торувал, затем ждем полдня, пока отработает свое комплекс, потом выгрузка и возвращение на борт фабрики с пустыми трюмами. Таким образом, в конце каждого рабочего дня можно загружать в трюм разбитого кораблика по 1 400 м^3^ кссм торувалин (8 400 т — эта смесь имела более высокую плотность). То есть для заполнения доступных 29 000 м^3^ трюмов «Белза» (остальной объем занимало демонтированное оборудование — движки и реактор) потребуется поработать полноценным шахтером двадцать одну полную смену.
        — Ерунда — подумал пилот, справлюсь, но сначала надо увеличить автономность своего кораблика — родных объемов баков запаса топлива явно будет мало для путешествия в другой сектор обжитого космоса. Для этих целей идеально подходил бак с разбитого собрата «Белза» — надо только поработать денек техником. От внимания случайных посетителей, как например капитан Дро, дополнительная емкость была спереди замаскирована под шкафчики для расходников, собственно Макс поменял местами их — убрал шкафчики от задней стенки коридора, спереди ими прикрыл бак. Если не особо присматриваться, незаметно. Риск, конечно, был, но землянин имел все основания для спокойствия — вряд ли капитан будет тут лазить, когда будет готова большая партия концентрата к отгрузке.
        Чтобы не привлекать к своим полетом лишнего внимания Майи, решил летать на добычу торувала раз в 2 -3 дня — время позволяло. В каждом таком вылете пилот сливал немного топлива из штатного бака в запасной — расчет строился на полное незаметное наполнение бака к прилету рабовладельцев. Так и болтался между своим схроном, астероидом торувала и фабрикой полтора месяца, летал, правда, каждый день, но всегда по разным точкам — общался с пилотами, которые все это время копают лукот — сырье для обогащения поставлялось на модули регулярно.
        Общаясь с друзьями по несчастью, он приходил к малоприятному выводу о том, что вскоре у людей начнут сдавать нервы, и возможны массовые вспышки неконтролируемой агрессии от такой жизни. Даже профилактические сеансы в медицинских капсулах, которые регулярно проводились среди персонала, даже алкоголь и наличие бассейна не могло снять копившуюся в людях злость и напряжение. Макс это понимал и с беспокойством думал о возможных последствиях такого бунта для всех, в том числе и для него самого. Он склонялся к мысли, что вероятнее всего рабовладельцы пойдут на усиление подчиненности и угнетения сознания — вживят какие-нибудь импланты, подавляющие волю, или подкрутят что-то в их ошейниках. Тогда здесь все, скорее всего, превратятся в безвольных кукол, а в таком виде люди долго не проживут.
        — В любом случае надо пока придерживаться плана — сначала сбор информации, потом бегство, да и, кстати, надо как-то поговорить с Мартой о побеге. Хотя нет, не стоит — женщина, разболтает подружкам 100 %. Просто заберу ее с собой — думаю, кораблик потянет нас двоих на пару месяцев — маловероятно, что придется лететь дольше.
        За такими непростыми размышлениями пришло оповещение от нейросети об окончании загрузки пакета «Ручное оружие». Сразу добавил в очередь изучения 4-й ранг «Системы вооружений малых космических кораблей» — 62 часа, затем «Скафы» 4-го ранга — 89 часов, и в конец очереди поместил 3-ранговую «Торговлю» — 9 часов 35 минут. С учетом двух предыдущих баз из пакета «Обогащение» на все требовалось почти 47 суток — вздохнул наш герой, надеюсь, сведения там будут для меня полезными, учитывая предстоящий одиночный полет в неизвестное пространство.
        — Кстати, вспомнил он — надо посмотреть, что за пистолетик я нашел в свое время и достал оружие из тайника. Опознание через нейросеть выдало следующую информацию: лазерный пистолет «Зерт-32», производство империи Гармор, 32 минуты работы в непрерывном луче. Время работы в режиме пульсара вариативно, и зависит от мощности луча. Но не менее 100 стандартных минут.
        — Хмм, непрерывный режим — это значит как в Звездных войнах джедайский меч — включил и режь переборку, или что еще захочется. Полезное приобретение — посмотрел на уровень заряда источника энергии — 44 %, надо подзарядить, тем более, что для этого подходят универсальные зарядные устройства в ящиках хранения скафов. Поставлю при случае у себя в «Белзе».

        Дро Гобор сидел в рубке и нетерпеливо сжимал и разжимал пальцы рук — последние три месяца были для команды не очень удачными. Нет, в убытках они не были, но и особенными приобретениями похвастать было нельзя. И сейчас он с нетерпением ждал выход из прыжка своего носителя в систему, где работала его обогатительная фабрика — как там работают его рабы — если выяснится, что бездельничали, придется ужесточить режим работы ошейников, а особо борзым вживить импланты подчинения. Не хотелось бы идти на такие меры, все же вложил в этих людей свои средства. Наконец пузырь вокруг носителя схлопнулся, и на голопанелях возникло изображение «своей системы» — фабрика висела там, где ее и оставили, парочка кораблей-шахтеров крутилось около нее — не первый взгляд все выглядело нормально.
        — Дайте мне канал связи с Искином фабрики — дал поручение офицеру связи.
        — Есть канал, капитан, можете общаться.
        — Искин Майя приветствует хозяина. Какие будут указания?
        — Сбрось мне протоколы работы фабрики за три месяца, наличие готовой продукции, по пилотам — тех, кто не выполнял норму выработки.
        — Отчет будет сформирован через четыре минуты, хозяин.
        После получения отчета, Дро отключился от реальности на полчаса — информация от ИИ была обнадеживаюшей и вселяла радость — все работники выполняли нормы, никаких попыток самоволия и бунтов не было — здесь он просмотрел запись разговора его технолога и остальной команды фабрики — специалист сумел убедить основную массу людей работать производительно. Еще раз похвалил сам себя за выбор этого разумного — мужчина был самым полезным приобретением среди всей массы рабов.
        Кстати, готового к отгрузке концентрата было столько, сколько и обещал этот парень — технолог явно наладил весь процесс на совесть. Вон даже успел бассейн для персонала запустить — пусть будет, раз фабрика делает ему концентрат по графику, придраться пока не к чему, надо будет его взять с собой в этот рейс, денег немного дать, надо поддерживать свое реноме среди подчиненных. Парню требуется немного расслабиться — кто хорошо отдыхает, тот хорошо потом работает.
        — Пилот, зафиксируй «Рант-Су» возле фабрики и готовь бот — слетаем, проверим свое имущество. Док, ты тоже готовься, пойдешь со мной — посмотрим, что там наработал наш работничек — по информации ИИ — все отлично, но надо лично осмотреться, могут быть мелкие нюансы.
        — Да, капитан — ответили оба.

        Глава 8

        Макс уже был в курсе, что носитель рабовладельцев выпрыгнул в системе, и сейчас выполняет маневры в зоне фабрики. Капитан не выходил с ним на связь — вероятно, сейчас изучает и переваривает информацию от Майи о состоянии дел — ну пусть поработает мозгами — там все прекрасно, комплекс работает как часы, пилоты выполняют нормы добычи, обслуживающий персонал при деле.
        — Марта, давай предупреди своих подружек, что вернулись хозяева — все по рабочим местам, никаких посиделок — все активно делаете вид, что плотно заняты своими обязанностями. Поняла меня хорошо?
        — Да Максик, все поняла. А что делать, если нет работы?
        — Изображай ее наличие, прояви выдумку — все должны выглядеть крайне загруженными работой. Меня не отвлекай, вот уже хозяин вызывает.
        — Входящий запрос от капитана Дро, принять?
        — Да, здравствуйте капитан, вы вернулись почти по графику.
        — Да, здравствуй Макс. Смотрел предварительные результаты твоей работы — могу сказать, что я доволен тем, как ты наладил здесь работу — как я и обещал, твои 25 % зарплаты за этих три месяца передам тебе на борту носителя, когда полетим сдавать концентрат. Я планирую увеличить количество добывающих корабликов до сотни, и тем самым увеличить выработку концентрата вдвое. Так как счета в банке у тебя пока нет, то я тебе выдам чип на предъявителя — потратишь на станции. Транспорт остался на базе клана — загрузим его 60-ю копателями, потом возьмем людей на них и вернемся — все это займет у нас шесть-семь суток. Сейчас снимай всех шахтеров с добычи и ставь на загрузку концентрата с фабрики на носитель, займем также одну полетную палубу — все КИПы сейчас переводятся на одну палубу — так сможем забрать все 16 млн. м^3^ кссм, которые сейчас есть в наличии. Сколько по времени это займет?
        — Ну, объем трюма «Шорка» 38 000 м^3^, значит 16 млн. м^3^удастся загрузить за 421 заход, то есть каждому пилоту надо сделать по 10,5 рейсов. Я тоже могу на своем «Белзе» подключиться, тогда по 9 рейсов каждому.
        — Нет, ты свою работу сделал отлично, пусть пилоты работают.
        — Тогда так: на загрузку «Шорка» пойдет три-четыре часа. Полеты и швартовки еще полчаса, выгрузка на носитель еще три-четыре часа. Получится по одному рейсу в день на каждого шахтера — десять дней на все.
        — Нет, это неприемлемо, сейчас дам указание Доку выдать всем пилотам стимуляторы — пусть делают по два рейса в сутки. Еще подключу своих пилотов — корабли будут работать в три смены — так управимся за два дня, потом все будут спать.
        Следующие двое суток жизнь на фабрике не замирала ни на час — все время шел процесс отгрузки концентрата — «Шорки» летали как наскипидаренные, все техники также были заняты — постоянный контроль за состоянием кораблей, заправки, управление погрузочными дроидами и т. д. Макс тоже сидел на стимуляторах — работать с оборудованием фабричных модулей, откуда выгружался концентрат, мог только он. Только по ночам, когда отгрузок ставало меньше, так как пилотов на носителе было меньше, чем шахтеров на фабрике, ему иногда удавалось пару часов подремать.
        Наконец аврал был закончен и носитель стал готовиться к отправке. Перед этим он отдал новые указания технологу:
        — Пока нас не будет, пусть шахтеры начинают работать с аксоном — ты уже обкатал свои знания на дешевом сырье — теперь я буду зарабатывать серьезно, а с меня, при твоем хорошем отношении к работе будет премия по итогам — срежу часть долга за нейросеть.
        — Ага, прямо счаззз ты премию дашь, так я тебе и поверил, гнида серая — база «Юрист» мне хорошо глаза открыла — подумал про себя землянин, но вслух конечно согласился с рабовладельцем. У меня уже в принципе все готово к побегу, еще пару ходок за торувалом и можно паковать чемоданы, надеюсь, найду карту — без нее будет трудно.
        Искину фабрики выдал распоряжение:
        — Майя, пока я буду отсутствовать, отправляй всех пилотов по всем астероидным полям на добычу аксона — загружайте сырье в рабочие модули по мере заполнения, начиная с первого и так далее. Я по возвращении, сам запущу все готовые модули в работу. В мою каюту никого не пускать, в том числе и техника Марту, я ее, кстати, сам об этом предупрежу.
        — Принято, босс.
        — Марта, слушай меня дорогая, я буду отсутствовать примерно семь суток — улетаю с нашим хозяином на их базу. В мою каюту тебе без меня нельзя — Искин не пустит, это против правил, не обижайся.
        — Максик, я буду скучать, но мне у тебя нравится — может, разрешишь Майе меня пускать?
        — Нет, я же тебе объяснял раньше — это каюта руководства фабрики, без моего присутствия нельзя! И не дуйся — я тебе привезу какой-нибудь подарок, семь дней — это не долго.
        — Ну ладно, но если не привезешь подарок, тогда я обижусь.
        — Подарок обещаю, а ты тут веди себя пристойно, пока меня нет.
        — Буду себя вести как порядочная немецкая девушка — хихикнула подруга в ответ.
        На носитель добирался на абордажном боте, заодно и познакомился с этим аппаратом вживую — летающий бронированный гробик на 25 персон, места для сидения были очень широкими, вероятно рассчитаны под абордажников в штурмовых скафах. Рядом с каждым сиденьем обнаружил панель для подключения к сенсорам бота — как по мне, это сомнительная приспособа — размышлял наш путешественник — те же звезды, только в профиль, гы-гы. Недолгий перелет, пару толчков, и вот он уже снова там, где пришел в себя впервые в этом чужом мире. КИПы здесь действительно были поставлены очень плотно — как капитан и говорил, все летательные аппараты были перемещены на одну из летных палуб, освободив другую под концентрат.
        — Интересно, сколько все-таки это стоит на самом деле, может, как-то получиться узнать цены на сырье на станции — с такими мыслями он потопал к капитану.
        Дверь в каюту капитана открылась сразу, как только он потянулся к сенсору вызова — вероятно, капитан ждал его прихода, и видел все, что творилось перед его дверьми.
        — Заходи, Макс — услышал он изнутри каюты.
        Парень вошел и огляделся — он был здесь уже однажды, когда у него еще не стояла нейросеть — в тот знаменательный день ему предложили поработать технологом для выплаты долга и выкупа из рабства. Визуально здесь ничего не изменилось, однако теперь нейросеть подсвечивала контуры агрегатов, с которыми он мог взаимодействовать. Вот, например, есть выдвижная кровать, есть пищевой синтезатор — естественно ведь, что капитан не будет питаться в общей столовой с рядовыми абордажниками. Стол с голопроекторами и продвинутым креслом, оказался резервным пультом управления кораблем, то есть по сути резервной мини-рубкой — значит, капитан имел как минимум специализацию пилота средних кораблей. Терминал скоростного доступа к бортовому ИИ дополнял картину.
        — Ты, вероятно, пришел за обещанными деньгами?
        — Было бы неплохо, а то какой мне смысл выходить, да и лететь на станцию? Кстати, капитан, я почему-то был уверен, что у капитана каюта должна быть более комфортабельная.
        — Глупое мясо, ты паренек. Это все-таки боевой корабль, а не транссистемный круизный лайнер — все необходимое для полноценного отдыха и проживания здесь есть, даже резервный пульт имеется — могу в любой момент перехватить управление носителем. Капитан большую часть времени проводит с экипажем и в рубке — вот так, зеленое мясо!
        — Сам ты глупое серое мясо — подумал землянин, слушая разглагольствования серолицего пирата — у меня, между прочим, высшее образование, а у самого, наверное, выучены пять баз, и думает, что он главный клапан на трубе. Ничего, ничего, еще чуть-чуть…
        — Держи чип, здесь 15 китов — твои 25 % за три месяца работы на должности технолога. Если есть какие-то идеи, куда потратить их — спрашивай — подскажу, если что.
        — Пока не определился до конца, думаю надо какой-то подарок взять своей подруге обязательно, пару общеобразовательных баз, о Содружестве желательно узнать побольше — а то в моих базах это понятие постоянно мелькает. Кстати, если прикуплю себе парочку, как мне их себе залить — к Доку обращаться?
        — Можешь к Доку, а можешь себе приобрести персональный считыватель — вот что-то похожее на это — и капитан показал коробочку с ремешком, похожую на его считыватель, найденный в кровати. С его помощью можно загружать базы знаний самостоятельно, не прибегая к помощи медицинских капсул.
        — А как пользоваться чипом?
        — Значит, смотри — поскольку банковского счета тебе не положено иметь по статусу, то этот предмет тебе его на первое время заменит. Когда выберешь себе товар, который ты готов оплатить, используешь мобильный терминал-коммуникатор — такой есть у любого продавца. Тебе предложат вставить чип в него для оплаты, после этого на экране терминала увидишь перечень своего товара и окончательную стоимость, которую надо списать с чипа. К тому же, тебе на нейросеть должен прийти договор купли-продажи на весть список, как подтверждение сделки. Если все правильно — подтверждаешь списание, если что-то не так — отказываешься и забираешь чип. Внимательно читай, что тебе предлагают оплатить — обмануть лоха — первое правило торговца.
        — Ну, в принципе, все как у нас на Земле. А оружие и базы к нему могу купить?
        — Зачем тебе оружие и навыки к нему — взгляд капитана стал холодным и подозрительным.
        — Скажите капитан, что вы знаете о гендерной ситуации на борту вашей фабрики?
        — Ты такие слова знаешь… Точно у себя на планетке рудой занимался?
        — Конечно, в чем загвоздка?  — Макс был несколько выбит из колеи такими вопросами — просто так мне проще всего будет объяснить, зачем мне оружие.
        — Давай, продолжай, я послушаю.
        — Вот сейчас на борту «Гурто-С» почти полсотни человек, из них женщин всего пятнадцать, остальные — мужчины. Нехватка женского общества плохо действует на мужскую половину персонала — скоро начнутся стычки, драки и другие проявления неконтролируемой агрессии. После этого рейса состав еще увеличится почти вдвое по вашим словам, капитан, и если придерживаться того же принципа подбора кадров, то уровень агрессии будет только быстро повышаться.
        — Ну и что, у каждого раба, в том числе и у тебя, есть ошейник — ИИ фабрики может их активировать выборочно или одновременно — вопрос агрессии снимается очень просто. Не вижу проблемы, и повторю тебе еще раз — раб должен работать, а не размножаться.
        — Ну, вот активирует ваш Искин эти ошейники раз, ну еще пару раз — все равно проблема агрессии не снимается, а выжигать мозги своим рабам вам, капитан, невыгодно — вы ведь вложили в их головы деньги в виде баз знаний, ну и кто будет летать, и копать руду с выжженными мозгами? Капитан, я ведь организовал беспроблемную работу объекта — послушайте моего совета, или просьбу — так будет точнее.
        — Излагай.
        — Во-первых, то же оружие — мне, как старшему на борту, оно требуется для поддержания порядка и своей безопасности — тут конечно наш герой откровенно врал — ему в ближайшее время на порядок было наплевать, наоборот, как раз при возникновении массовых беспорядков, он и собирался удрать. А для собственной безопасности у него уже был ствол.
        — Во-вторых, надо так подобрать состав нового персонала, чтобы максимально выровнять соотношение мужчин и женщин на борту фабрики. Это сгладит многие острые углы, поверьте мне, капитан.
        Молчание продолжалось несколько минут, во время которого парень разглядывал окружающую обстановку, в то время, как Дро Гобор, кажется, завис — ну это так всегда выглядело, когда пользователь общался с кем-то вживую по нейросети. Наконец пауза прервалась:
        — Значит, я принял решение, немного посовещавшись со знающими людьми — возьмем сейчас 35 женщин-пилотов и 20 мужчин, еще парочку женщин-техников. Таким образом, у нас будет 52 женщины и 55 мужчин — думаю, так будет оптимально.
        — А насчет оружия и боевых баз для меня?
        — Нет, никакого оружия. Я считаю, что для таких угроз хватит ошейников. И больше вопрос по оружию не поднимай — меня эта тема не нравиться.
        — Как скажете, босс — согласился технолог — в принципе, ему нужно было только узнать реакцию работорговца на саму идею оружия. Теперь понятно, что на станции клана не стоит пытаться себе купить что-то боевое — наверняка будут проверять, можно проблем отхватить на пустом месте. Кстати, возникла идея, что себе приобрести — базу по стационарным ИИ ранга так 4-го или 5-го — появилась идея покопаться более тонко в своих правах и настройках фабричного ИИ Майя — изученными базами по ИИ были только базы по бортовым ИИ малых космических кораблей.
        В следующий момент землянин ощутил себя, как в детстве на качелях — мимолетное чувство невесомости в верхней точке, когда желудок начинает двигаться вверх, затем все пришло в норму — скорее всего, носитель разогнался и совершил прыжок — другого объяснения у него не было.
        Двое суток пребывания в прыжке думал, чем себя занять — базы учились сами собой, в хранилище бортового ИИ ничего, кроме местной музыки и видео не было, поэтому идея разжиться еще какой-нибудь халявной базой накрылась медным тазом. Возможно, там что-то и было ценное, но с его уровнем допуска № 4, ему было везде закрыто — серое убогое жлобье — однозначно констатировал наш герой. Обе ночи прошли тоскливо — подруги не хватало, и не только в физиологическом смысле — девушка была внимательной слушательницей и весьма практичным советчиком — идеальная напарница. Причем вторая ночь явно пыталась замучить путешественника бессонницей и грустью но, в конце концов, Морфей победил.
        — Выход из гиперпространства через пять минут — удивился сообщению бортового Искина Макс — предупреждения о самом начале прыжка к нему не поступало, почему-то. Может мне подняли статус? Проверка подтвердила эту гипотезу — теперь у него был третий уровень доступа к бортовому ИИ — вероятно, 4-й уровень для рабов и прочей бесправной массы.
        — Я явно расту, только к чему бы эти жесты?  — думал он, топая в столовую — перед походом на станцию, следовало плотно подкрепиться. По пути туда вновь испытал то захватывающее чувство кратковременной невесомости и резвого желудка, но чуть-чуть слабее — вероятно, реакция на переходы будет понемногу притупляться по мере увеличения их количества. Надо проверить, что поменялось для меня со сменой допуска?
        — Искин, я Макс, как слышно меня — прием?
        — Слышу тебя отлично, но фраза мне до конца не понятна.
        — Не обращай внимания, это такой прикол.
        — Тебе надо обратиться в медотсек и там вылечить этот укол или прикол. Бортовое медоборудование тебе поможет.
        — Мдя…, у тебя большие проблемы с юмором, железяка. Как к тебе хоть обращаться, умник?
        — Мое имя Скайда.
        — Ох, ты блин, ничего себе… Вот она откуда беда пришла на Землю… Скай-да — Скай-нет — бунт машин, однако, мазофако! Фак мой мозг!
        — Непонятно, сформулируйте свои вопросы конкретнее.
        — Ладно, замяли, теперь по сути: сколько времени носитель потратит на подлет и стыковку со станцией клана?
        — Через один час и 56 минут носитель будет в зоне стоянки — стыковка со станцией разрешена только для малых кораблей.
        — Хорошо, я сейчас направляюсь к себе в каюту — выведешь на голопроектор информацию по системе и пустотным объектам в ней.
        — Пользователям с 3-м уровнем допуска доступна только общая информация, для получения более подробных сведений, обратитесь к капитану с просьбой повышения этого уровня.
        — Ууу, и тут облом — ладно, я уже на месте, давай подключай меня к местной сети — хоть посмотрю что тут и как тут все устроено.
        ИИ развернул 3-мерную схему системы и начал занудным голосом давать пояснения, но это быстро надоело пользователю:
        — Отключить голосовой режим, отвечать только на прямые вопросы, оставить только текстовую информацию.
        Итак, что собой представляла данная звездная система: восемь планет, из них две кислородных — Нурфал и Задинар, остальные — мертвые шарики, из них один — газовый гигант. Местная звезда — белый карлик, аналог Солнца, но с более интенсивным спектром излучения — тепла хватало на обогрев 3-й и 4-й планеты по ходу от светила — уже упомянутых выше, Нурфала и Задинара. Официально система не входила в состав имперских, однако по факту, была чем-то вроде протектората или зоной повышенного интереса с ее стороны, что подтверждало наличие базы имперского ударного флота, который базировался здесь постоянно. Состав группировки не озвучивался — рабам, гостям системы и гражданам с низким социальным статусом такая информация была недоступна. Фактически, это был край Фронтира империи Гармор, дальше был неосвоенный космос, где правил закон сильнейшего.
        Обе планеты были поставщиками натуральных биопродуктов, расходных материалов, услуг морских курортов на Нурфале, как более теплой, и зимних на Задинаре — более удаленной от светила и более холодной. Хоть местные развлекательно-оздоровительные комплексы и были относительно дешевы, наплыва туристов не наблюдалось, так как в империи были планеты аналогичного курортного класса гораздо ближе. Систему использовали как свою штаб-квартиру несколько пиратско-каперских кланов, в одном из которых наш герой числился рабом.
        Парень насчитал на схеме пару десятков пустотных объектов различного размера и класса — по каждой метке Искин носителя давал информацию строго дозировано: название, клановая принадлежность, краткие характеристики и предназначение объекта.
        Сейчас наш путешественник с интересом изучал одну их них — «Задинар-4» — особенно с названиями здесь не мудрили, давай всем объектам имя планеты, на орбите которой висел объект, и, судя по номеру, здесь таких висело еще как минимум три. Сама станция являла собой набор кубических блоков-модулей, каждый из которых соединялся с соседями широкими прямоугольными соединительными коридорами, чем-то напоминая кристаллическую решетку какого-то минерала. По описанию, это была торговая станция 4-го поколения, рассчитанная на одновременное проживание на ней 55 000 разумных, а снующие и висящие возле нее космические корабли, давали осознать факт ее гигантских размеров — 6 км между крайними узлами одной стороны сооружения.
        Станция клана, к которой неспешно приближался «Рант-Су», была несколько другого вида — ближайшее подходящее сравнение — мяч для регби. Однако размеры такого мячика также внушали уважение — около 5 км по длинной оси, и около 3,5 км по короткой — типичный вздутый эллипсоид. «Нурфал-5» — так значилась она на схеме — то же 4-е поколение имперской постройки, до 40 000 проживающих на борту, торгово-производственная направленность — на станции производились дроиды 3-го и 4-го поколений всех видов: от уборщиков до штурмовых вариантов. Для приема на свой борт малых судов имелось четыре летные палубы, где могло базироваться до 300 корабликов, средние и большие корабли располагались в прилегающем к станции пространстве, и в настоящий момент таких насчитывалось около 60-ти.
        Имелось также четыре жилых и шесть грузовых палуб, на которых находились собственно складские и производственные помещения, где собирали дроидов. Две торговые палубы для купли-продажи всего, что пожелаешь и две развлекательные, где сконцентрированы местные увеселительные и услаждающие заведения, точки разврата и пьянства.
        — Хм, по этой летающей жестянки информации гораздо больше, чем по другим аналогичным — задумался исследователь, вероятно, потому, что я фактически, приписан к этому клану. Да собственно и секретов тут я особых не увидел — рядовая информация.
        Пришел запрос от Скайды — в какой партии желает отправиться на станцию разумный — землянин решил дождаться второго рейса — за это время он хотел немного познакомиться со схемой торговых палуб — это первое, что его интересовало. Сформулировав задачу Искину, стал ожидать, однако результат пришел в течение минуты — возможно, такие запросы уже были до него, и ИИ просто проверил последние изменения с Искином станции, а затем сразу же отправил пакет разумному.
        На первый взгляд, никакой системы в расположении торговых точек не было — рядом могли быть, как захудалая лавчонка, торгующая сувенирной и другой малополезной ерундой, так и торговое представительство фирмы-производителя штурмовых дроидов. Поэтому решил не мучить свой мозг и осмотреть обе торговые палубы — по данным Скайды, носитель будет находиться в системе почти четверо суток — этого времени вполне достаточно. Немного уточнил параметры поиска — интересовали торговцы, предлагающие базы знаний — таких оказалось около 30-ти на обеих палубах. Среди найденных были и представительства транснациональных корпораций-производителей нейросетей и имплантов: «Нейросеть-Глоботех», «Нейроника Лтд» и пару других. Туда решил вообще не ходить — маловероятно, что монополисты рынка будут держать у себя устаревший товар, а ведь именно устаревшие базы парень хотел здесь поискать — например, по ИИ стационарных пустотных объектов.
        Логика ему говорила так: фабрика «Гурто-с-38мк» — уже устаревшая модель, все-таки это 3-е поколение, поэтому к ее ИИ должно хватить и старых баз — зачем искать новые знания, где описываются методы работы с ИИ 4-го и 5-го поколений, если нет такого оборудования, к которому они подойдут. Вытянув из тайника свой считыватель «Линк-15», и спрятав его в комбинезон, потопал на летную палубу, где уже загружалась вторая партия местных туристов.
        — Сделаю вид, что купил его себе здесь, надо же его как-то легализовать — ухмыльнулся своим мыслям.
        Во время недолгого перелета к станции получил минимальный инструктаж от Дока — тот тоже летел вторым рейсом:
        — Слушай меня внимательно: в принципе, территория станции считается безопасной — здесь всякие вооруженные конфликты быстро пресекаются охраной; в жилом, развлекательном и торговых секторах или палубах запрещено открыто носить и применять оружие. Ходить тут в боевых скафах считается дурным тоном, поэтому тебе здесь в принципе ничего не угрожает. Но есть один нюанс — ты раб с ошейником, поэтому к таким, как ты отношение может быть разное.
        — Что это значит вообще «разное отношение»?
        — Могут и побить, если свободный посчитает, что раб ведет себя чересчур нагло или вызывающе и не проявляет должного уважения. Люди ведь разные, можешь попасть просто под «горячие руки» чем-то недовольного человека. Если ситуация будет тебе казаться безвыходной, посылай мне сообщение на нейросеть с описанием проблемы и твоего местонахождения, если смогу — постараюсь послать к тебе кого-то из экипажа на выручку. Но в основном, старайся выкручиваться сам, хотя я тебя немного запугал — не все так страшно на самом деле, думаю, проблем у тебя не будет.
        — Вот это ситуация — думал наш герой — ни за что могут и кости поломать. Хм, и как тут ходить теперь — постоянно оглядываться, что ли? Еще ни одной ногой не ступил на станцию, а желание туда идти уже пропало. Нет, подарок Марте надо обязательно купить — обидится девушка, будет делать мне больно…
        Сама торговая палуба ничем, кроме большого числа людей, не внушала — несколько очень широких центральных коридоров плюс кольцевой коридор, шедший по периметру эллипсоида. Поперечные проходы делили всю палубу на сектора, что-то вроде американского метода застройки городов — авеню и стрит — все строго параллельно и перпендикулярно. Размеры торговых точек колебались от мини-ларьков 20 м^2^ до огромных магазинов-офисов производителей и представительств различных корпораций. Названия также различались по понятливости: например всем понятно чем торгует точка с названием «Корабельные модули. Продажа и демонтаж», или «Личное оружие от Шувана», а вот что значит «Кано-Де. Инсталляции» или «Дом шести неспокойных» — большая загадка.
        Что касается народа, который сновал туда-сюда пешком, и на разных по виду и размерам платформах и прочих двигающихся агрегатах, то в подавляющей массе это конечно были серолицые гарморцы. Такие, как он здесь встречались крайне редко — экзотика, однако. Самое интересное, что ошейники встречались очень часто, что несколько успокаивало землянина — он тут точно не будет сильно выделяться из толпы — разве что цветом кожи. Немного походив туда-сюда, решил воспользоваться местной поисковой системой — собирался найти торговцев, у кого есть нужная база 4-го или 5-го ранга — делать такие запросы через ИИ носителя он поостерегся — наверняка железяка отслеживает все запросы, и потом стучит хозяину.
        Найдя небольшую площадку с подобием клумбы и скамеек вокруг нее, засел за поиск информации и поступил в этот раз просто — вместо поиска ближайшей торговой точки, которая продавала знания, забил в параметрах поиска название нужной базы. В итоге, получил список из двенадцати продавцов — выделил ближайшего продавца и направился туда. Продавцом оказался раб — ошейник трудно с чем-то спутать.
        — Здравствуй, чем могу помочь?  — с ходу спросил он вошедшего.
        — Привет, ух ты, как интересно — здесь рабы имеют свои магазины — этот факт сильно удивил нашего туриста.
        — Ха, ха, ха — рассмеялся человек — нет, конечно. Было бы странно, если бы я имел собственность и был при этом рабом. Я тут просто продаю, отрабатывая долг. Так что интересует?
        — У тебя должна быть база «Стационарные ИИ» 4-го и 5-го ранга, сколько они стоят? И еще нужна информация по Содружеству и навигационные карты сектора.
        — Есть такие базы, да. 4-й ранг -32 000 кредов, 5-й ранг — 158 китов, кит — тысяча кредитов. Базы новые, имперский филиал «Нейросеть-Глоботех», база «Содружество» бесплатная, входит в ознакомительный набор гражданина империи. Устанавливается или передается разумному на чипе при покупке любой другой базы знаний или при установке нейросети. По навигации нет ничего — не ходовой товар.
        — Мдя, дороговато для меня, а за информацию спасибо. А понятие старые, устаревшие, потерявшие актуальность базы здесь есть? Где такие можно поискать?
        — У меня точно нет, мы таких не берем — только новое и оригинальное, немного дешевле, чем у монополистов-производителей. Попробуй поискать через инфосервисы станции, при этом ориентируйся на цену, например, базы 4-го ранга стоят в пределах 30 -40 китов, 5-й ранг — это 150 -185 китов. Если существенно дешевле, то вероятно это то, что ты ищешь. Хотя на твоем месте, я бы не рассчитывал на успех — найти такое сможешь лишь случайно.
        — Спасибо за совет, приятель.
        Вернувшись к клумбе, где сидел до этого, решил «погуглить» местную сеть на предмет своего интереса и разочарованно выдохнул через пару секунд, когда поисковик выдал список линков на запрос с уточнением цены — всего два предложения: 4-й ранг — 17 китов, 5-й ранг — 82 кита.
        — Да, вероятно, не судьба мне влезть в мозги к Майе — тратить всю наличность не хотелось, поэтому решил поискать навигационные карты, где дешевле. Очередной запрос выдал опять же два предложения с самыми низкими ценами — там же, где и старые базы знаний. Землянин решил наведаться туда лично может, удастся что-то сторговать — с такими мыслями проложил себе маршрутную схему к указанной точке — следовало переместиться на другую торговую палубу.
        Следует сказать что, несмотря на довольно крупные габариты станции, и соответственно длинные расстояния, Макс не боялся ходить так далеко — нейросеть с ее функциями трекинга, была незаменимым инструментом в этом мире — вопрос «заблудиться, потерять направление» тут вообще не стоял. Поэтому, ни секунды не сомневаясь, он отправился в путь.
        В первом же лифте, на котором он собирался подняться на уровень выше, наметились проблемы с местными — его зажало в углу кабины так, что стало трудно шевелиться и дышать. При попытке растолкать соседей локтями, наткнулся на недружелюбные взгляды стоящих рядом гарморцев — свободные, без ошейников — смотрели, как на говно:
        — Мясо, ты чего дергаешься? Ошейник жмет? Сейчас подтянем — оживились двое, рядом стоящие типы.
        — Ботинки жмут, дышать через них тяжело — кислород сомнительный — решил попробовать отшутиться.
        — Бха-ха-ха, какое смешное мясо, удивило. Ладно, дыши пока. Куда хоть собрался, убогий; от хозяина драпаешь, да? Ха-ха-ха…
        — На торговую палубу Б — там хозяин эксклюзив продает, я ему помогаю.
        В это время лифт стал замедляться и парень начал суетиться.
        — Пропустите, пожалуйста, мне дальше не надо, я уже приехал.
        — Пропустите юморное мясо, оно уже приехало — толпа вокруг получала удовольствие от происходящего — и дайте ему ускорение, а то он к хозяину опаздывает.
        Пару тычков в спину и чувствительный пендель отправили путешественника знакомиться с покрытием торговой палубы Б. Через пару мгновений створки лифта стали вновь закрываться, отрезая его от хохочущих пассажиров подъемного устройства.
        — Вот гниды серомордые, я вам это запомню, придет время — всех переработаю на концентрат. Я конечно не злопамятный по натуре, но злой по жизни и память у меня хорошая. Отряхнувшись и приведя себя в порядок, побрел к месту своей цели. Магазин торговца оказался в одном из поперечных коридоров, достаточно далеко от лифта — гулять пришлось почти час — точка называлась «Все для всех от сержанта Дикс».
        — Здравствуйте сержант Дикс, если я ничего не попутал.
        — Ну, здравствуй мясо, зачем пожаловало?
        — Посмотрел в сети — у вас самые низкие цены на старые базы знаний и навигационные карты. Мне бы пару карт ближних секторов пространства.
        — Куда собралось лететь, мясо? Хоть направление знаешь: центр Гармора, фронтир с Коритом, фронтир с Бриларом?
        Макс немного подвис — неожиданный вопрос, почему-то ему казалось, что все пройдет проще…
        — Чего завис, окольцованный? Передумал уже лететь, ха-ха-ха…
        — Понимаете ли, я в Содружестве недавно, пока не определился с направлением.
        — Ага, я понял — раб пока не определился с направлением рывка, ха-ха-ха… Ну да ладно, мне все равно кому их продавать, значит смотри диспозицию и ценовую политику: Гармор граничит, ну если это слово здесь применимо, конечно, с тремя звездными образованиями: директорат Корит- это узкоглазые, торговый союз Брилар — это белые, и частично конгломерат Хаман — это слегка загоревшие, ха-ха-ха. В сторону Корита надо четыре сектора — две карты, в сторону Брилара восемь секторов — четыре карты, ну а до Хамана очень далеко — не долетишь все равно, ха-ха-ха. Все карты по одному киту, что возьмешь?
        — Тогда в сторону Брилара — к узкоглазым желания лететь у парня не было.
        На нейросеть пришел запрос на перевод 4-х китов за навигационные карты в пользу магазина «Все для всех от сержанта Дикс» — отменил запрос.
        — Упс, у меня нет счета в банке, могу оплатить только с чипа.
        Сержант поморщился, но вытянул откуда-то платежный терминал (внешне, как у кассиров в пригородных поездах)  — вставляй чип, когда поступит запрос на нейросеть, подтверждай. В этот раз сам запрос выглядел иначе «Подтвердите перевод 4000 кредитов с данного чипа в пользу магазина «Все для всех от сержанта Дикс».
        — А база «Содружество» у вас бесплатная?  — после оплаты решил слегка обнаглеть, тем более, что помнил слова раба-продавца о бесплатности таковой.
        — Вот, держи свое, и Содружество тоже — этого добра кругом полно, как дерьма — продавец передал покупателю три чипа. Еще что-то интересует?
        Естественно, интересовало все, но оставшихся 11 китов заставляли только вздыхать. Вспомнив о своем считывателе, решил поинтересоваться его ценой:
        — А такой агрегат, сколько стоит у вас?
        — «Линк-15» — гражданское старье, куплю не дороже 1400 кредов.
        — Да я его не продаю, я ищу что-то похожее для подруги, чтобы только выглядело как украшение. Может, есть, что на примете?
        — Хочешь подарить своей женщине считыватель? Ты оригинальное мясо — первый раз такое слышу, вон в соседнем коридоре есть магазины подарков и парфюмерии — тебе туда.
        — Мдя, чего-то я действительно протупил — считыватель конечно, вещь полезная, но девушки любят приятные подарки, а не полезные.
        Одел свой «Линк-15» на руку — вроде как купил себе за 2500 кредов — легализовался. Поставил на закачку «Содружество» и все четыре карты — весь процесс занял четырнадцать минут, затем сменил очередь изучения — сначала «Содружество», затем опять продолжаем учить пакет. Навигационные карты не учились, естественно — их надо было загрузить в бортовой ИИ, пока решил подержать в голове — самое надежное хранилище секретов.
        В сувенирной лавке долго крутил головой от разнообразия товаров, но особенно был впечатлен продавцом — вернее их было двое:
        — И тут китайцы! Сюда тоже успели добраться — вот же незадача, нет, чтобы встретились нормальные белые люди. Как оказалось, это были переселенцы из директората Корит — видимо и там не хватает места узкоглазым для жизни, если подались к работорговцам. Выбрал подруге набор из двух сережек-духов: материал был желтый как золото, серьги представляли собой две висюльки в виде изящных продолговатых конусов, пустотелые внутри — туда впрыскивались духи. К набору прилагался контейнер с несколькими емкостями-шприцами с различными ароматами — этими шприцами наполнялись микро-емкости в конусах, таким образом, запах был сильнее и держался дольше, чем на теле.
        — Симпатичненько — резюмировал мужчина и оплатил подарок — всего три кита. На обратной дороге решил сменить лифт — идея себя оправдала — хоть и ехал опять в стесненных условиях, но людей было гораздо меньше — основное место занимали гравиплатформы, на которых сидело по паре-тройке пассажиров. Выбраться из лифта удалось без потерь — может тем, кто сидел на платформах было лень слезать с них, чтобы дать пинка такому как он, а может это были нормальные местные.
        Так как денег было катастрофически мало и ни на что порядочное не хватало, решил нормально подкрепиться, а заодно и подумать, куда пристроить эти жалкие остатки. Местная питаловка оказалась, что называется «рядом за углом» — посетителей почти не было, поэтому сразу же заказал себе жареного мяса и овощных салатов — все оказалось приятным на вкус. Узнавать, из кого этого мяса нарезали, не стал — вкусно и ладно, зачем желудок лишний раз мучить аварийным возвратом.
        Решил еще прикупить немного уютной домашней одежды и белья — ходить все время в комбинезоне надоело, да и подруга будет рада, особенно красивому белью. Так же привычно сформировал запрос по таким магазинам и двинулся к ближайшему от себя. Там приобрел всего понемногу, но белье для Марты выбирал долго — все-таки оно должно в первую очередь радовать его взор, удобство для самой подруги здесь второстепенно. Заметил странное поведение продавщицы — подмигивание и непонятные знаки головой, которые она делала покупателю.
        — Сексуальная маньячка — просигнализировала нейросеть.
        — Ух ты, какая у меня продвинутая вещь в голове, встроенный недокументированный сканер сексуально озабоченных женщин.
        Поскольку указанная особа не вписывалась в его стандарты красоты, решил по-быстрому оплатить счет и сваливать от греха подальше. Мало ли, как тут рабов могут использовать свободные граждане… Продавщица была явно расстроена бегством такого перспективного покупателя.
        Выскочив из подозрительного магазина, направился к месту стоянки ботов носителя в ускоренном темпе. Проделав половину пути, почувствовал себя в относительной безопасности — решил немного передохнуть — все-таки малоподвижный образ жизни в космосе дает себя знать. Даже ежедневные занятия на тренажере не дают должного эффекта. Ближайшая зона отдыха с клумбами оказалась рядом, однако отдохнуть уставшему рабу не дали.
        — Эй, раб, иди сюда — надо поработать немного.
        — А мне что с этого будет — землянин знал, что заставить чужого раба работать нельзя, ну или можно — но с разрешения его хозяина.
        — Надо же, какой наглый раб — тебе свободный гражданин дает приказ — иди сюда. Говоривший с ним был, ничем не приметный мужичок, немного старше самого парня — небольшое брюшко и слегка округлившееся лицо дополняли образ местного нагибатора рабов — решено было не нагибаться — может, отвяжется сам.
        — По законам — я не ваша собственность и приказывать мне вы не можете. Могу скинуть контакты моего хозяина — договоритесь об аренде моего времени — наглеть, так наглеть.
        — Какой умный раб, ладно, расслабься — зачем мне твой хозяин? Хочешь немного заработать кредитов, чтоб твой хозяин не узнал?
        — А что делать надо, может работы много, а денег мало? Тогда я лучше здесь посижу.
        — Надо поработать у меня на складе — привести там все в порядок, сегодня мне пришел груз, а мой помощник не вышел на работу и не отвечает на вызовы, засранец. Вот и вся работа — подвигать контейнеры по своим местам.
        — И что, ты мне уважаемый, предлагаешь руками эти контейнеры двигать, что ли?
        — Глупое мясо, зачем вручную — у меня есть складской комплекс для таких работ «Агир-3к» — пусть он двигает, а ты поруководишь железками.
        — А кто тебе сказал, что я могу ими руководить, у меня что, на лбу написано «Оператор складских дроидов»?
        — Нет, конечно, убогий у тебя умишко — я предлагаю работу, умеешь — соглашаешься, не умеешь — сидишь дальше отдыхаешь. Работы на день, оплата два кита, работа простая — оплата хорошая.
        — Договорились, кинь мне метку на свой склад, завтра с утра буду у тебя — сказал Макс и тут же получил ориентир на схеме станции — склад оказался на самой дальней летной палубе, вероятно, этот делец держал свое добро в ангаре, вместе с кораблем — решил прояснить этот момент.
        — Это же ангар, ты про склад говорил?
        — Так дешевле, все рядом, не надо платить две аренды. А тебе не все равно, где дроидами руководить — в ангаре или на складе?
        — Это слишком далеко идти, по пути кто-то обязательно привяжется — к таким, как я здесь неоднозначное отношение, не хочется рисковать попусту.
        — Возьмешь в аренду платформу с водителем — будет быстро и безопасно, кредиты за дорогу верну, если управишься за день с расчисткой.
        — Ладно, если так, то жди завтра с утра, как обещал.
        Пилот бота скучал, до обратного вылета на носитель было еще почти полтора часа — такую информацию он выдал туристу на вопрос «Когда летим?» Бросив пакет с покупками на одно из кресел, вернулся в зону отдыха на лавочку, предварительно взяв себе еще пэвасса. Пришла мысль посмотреть цены на корабельные модули для малых космических кораблей — перечень того, что он скрутил с «Белза» у него был в хранилище нейросети. По результатам поискового марафона получил такие цифры:
        маршевые двигатели «ДР-44Ф» в среднем продавались по 28 000 кредитов,
        реактор «Б3-31» — 18 200 кредитов,
        пищевой синтезатор «Нави-11» — 2 350 кредов,
        дроиды «ДШГ-А» — по 52 000 кредитов,
        дроиды «ДШБ-2л» — по 11 000 кредов,
        комплекс «Фирос-4.44» — тоже решил приватизировать — продавался по 388 000 кредитов.
        Также оценил свои скафы: пилотский «СП4-А» — 5 550 кредов, технологический «ИТ4» — 5 300 кредитов, технические «Техо-3м» — 4 200 кредов, «Техо-3» — 4 000 кредов. Пистолетик «Зерт-32» шел по 10 800 кредитов.
        Теперь стоило подумать, стоило ли это все тащить с собой, учитывая, что те же движки и реактор занимали порядочно места в трюме — почти 1 000 м^3^, может лучше забить остатки пустого места кссм торувалином? Поиск информации по кссм и простым рудным смесям не дал абсолютно никакого результата — вероятно, такой вид сырья реализовывался только через сырьевые биржи системы, к которым у раба не было доступа. Уточнение вариантов получения такого доступа выявило несколько неприятных для искателя моментов: требовалось быть свободным гражданином Гармора или другого звездного образования, иметь выученной базу «торговля» не ниже 4-го ранга и иметь зарегистрированный аккаунт на такой бирже.
        — Надо подумать, как получить информацию по концентратам, минуя такие сложности — это для меня становится вопросом № 1 — любой лишний кубометр может существенно увеличить мои первоначальные капиталы по прибытии в свободную систему. Еще три дня у меня есть — буду думать — сам себе сказал мужчина.
        По прибытии на борт носителя был обыскан — в принципе, к этому был готов морально, хотя обыск был скорее формальным — искали оружие, на считыватель внимания почти не обращали — только спросили, за сколько купил.
        — Две с половиной тысячи кредитов отдал — соврал наш герой, не моргнув глазом.
        — Ну, ты тупой лошара — смеялись все, кто был рядом — это гражданское гавно стоит максимум полтора кита — развели мясо, ха-ха-ха. А что еще купил, ты вроде бы базы какие-то хотел приобрести?
        — Сами прекрасно знаете цены на базы, зачем издеваться? Что там можно купить на мои жалкие пятнадцать китов — только 2-го или 3-го ранга. Вот купил подарки своей подруге, и про себя любимого не забыл, мелочь осталась.
        — Вот теперь будешь знать, что знания у нас ценятся дорого, оружие дешевле купить, чтобы застрелиться, ха-ха-ха…
        Решил сходить к Доку и узнать, обязательно ли каждый день возвращаться на носитель — прикинул, что возможно у того мужичка на складе найдется еще какая работенка на эти пару дней — кредиты лишними не будут. Так как помощник, судя по всему у того в отказ пошел, этот завсклад точно не откажется от его услуг.
        — Док, у меня вопрос — можно я этих пару дней поживу на станции, все равно бежать мне некуда, а каждый день возвращаться неудобно и много времени забирает?
        — Для экипажа это не обязательно, а вот для тебя… Дай подумать… ты, наверное, нашел себе где-то подружку, которая истосковалась по такому беленькому красавчику?
        — Да есть тут одна такая — вспомнил про странную продавщицу из магазина нижнего белья — я бы погостил у нее пару деньков, скучно одному засыпать, а так чего буду вам глаза мозолить?
        — Удивляешь ты меня Макс, пару часов на новом месте, а уже кого-то подцепил. Хотя да, внешность у тебя для наших мест неординарная — бабы всегда падкие на экзотику.
        — Это меня подцепили, а не я!
        — Ладно, под мою ответственность — разрешаю, только по первому сигналу сразу летишь сюда на парковку ботов, понял?
        — Док, можете во мне не сомневаться, все будет в лучшем виде — радостно ответил он и подумал, что удачно вспомнил про продавщицу — и главное, нигде не соврал ни разу.

        Глава 9

        На следующее утро, быстро позавтракав и приняв водные процедуры, отправился на станцию с первой группой отдыхающих — все время полета ловил на себе ухмыляющиеся и удивленно-завистливые взгляды.
        — Наверное, их всех жаба давить, что я телку в первый же день закадрил с полным пансионом — ничего, пусть слюни поглотают немного — полезно для пищеварения — ухмылялся наш турист.
        Когда все прибывшие с ним туристы разошлись по своим делам, заказал через сервис станции платформу с водителем, хотя можно было и без него, но тогда надо было думать, как ее вернуть назад, а это не входило в ближайшие планы. Дорога до ангара работодателя была приятной и недолгой, даже цена в тридцать кредитов не омрачила хорошего настроения путешественника. Высадив пассажира возле створок ангара, платформа шустро развернулась и помчалась обратно, вероятно за новым путешественником.
        С левой стороны створок заметил контрольную панель — посигналил туда хозяину ангара о своем прибытии и вскоре услышал оттуда ответ: «Сейчас, подожди минутку, уже иду».
        — Да это же домофон, однако — удивился говорилке гость. Затем что-то щелкнуло рядом и ворота стали медленно открываться — в проеме стоял вчерашний знакомец.
        — Пришел, значит, молодец. Будем знакомиться, меня звать Михал.
        — Меня называй Макс или мастер-ломастер, гы-гы. Давай показывай своих железных работников — пора кредиты зарабатывать. Хозяин ангара удовлетворенно хмыкнул и повел гостя за собой, при этом сзади створки ангара стали сходиться.
        Кстати — подумал наш герой, если ха разовую работу такой низкой сложности платят два кита, тогда что это мне капитан дал — пятнадцать китов за три месяца? Маловероятно, что технолог моего уровня получает двадцать китов зарплаты в месяц — однозначно голимое кидалово.
        Комплекс складских дроидов «Агир-3к» он опознал сразу — третье поколение местного изготовления — клепали такие прямо тут на станции парочка изготовителей. В состав бригады железяк входило собственно три паукообразных грузчика с грузоподъемностью до 22 тонн и управляющий модуль в корпусе мини-грузчика для малогабаритных и хрупких грузов.
        — Хм, странно как-то, управляющий модуль сигнализирует о неисправности — парень повернулся к завскладу — комплекс работоспособен на 60 %, может работать только в режиме прямого управления. Почему не отремонтировал, тут, скорее всего ничего сложного не случилось?
        — Да я и не знал, он, наверное, сломался, когда мой помощник пропал, или, наоборот. Я с ним никогда не работал — для этого и нанимал работника. Так что, не сможешь заняться складом, как обещал?
        — Смогу, конечно, я могу их использовать напрямую, только сначала найду поломку — думаю смогу исправить — тогда с комплексом намного проще будет работать.
        Макс подошел к неисправному дроиду и стал прогонять тест его функциональности, поглядывая на хозяина — тот светился от радости, как светодиодная лампочка, потирая руки.
        — Хм, чего это его так распирает…? Ааа, наверное, оттого, что я отремонтирую уродца бесплатно — так не пойдет, вот только, сколько бы с него содрать?
        В этот момент обнаружилась поломка — нет связи между блоком принятия решений, который содержал в себе типичные программы для работы дроидов-грузчиков и передатчиком, находящимся в верхнем сегменте туловища работника. Работы на пару минут — найти обрыв и соединить, но сначала надо решить вопрос с оплатой — немного поискал в сети цены на такие работы и стоимость такого дроида. Новая железка предлагалась в пределах 3 300-4 000 кредов, а работы по восстановлению такого монстра колебались в границах 500 -850 кредов.
        — Михал, сколько заплатишь за восстановление этого чуда?
        Веселье сразу сошло с лица местного завсклада:
        — Вообще договор был о приведении склада в порядок до конца дня, если тебе нужен для этого этот дроид — отремонтируй и работай.
        — Ха, ну ты и жлоб, начальник. Это ведь твое имущество, и думаю, что тебе оно нужнее, чем мне. Давай так — я привожу в порядок твой склад за пять часов, то есть ранее оговоренного срока, а ты мне тогда выплачиваешь дополнительную премию в 500 кредитов. По итогу, у тебя будет полностью функциональный складской набор дроидов и упорядоченный склад.
        — Договорились, давай работай.
        — Пожалуйста, то же самое под протокол.
        Скрипнув зубами, недовольный Михал повторил все под протокол. Устранение поломки заняло, как и планировалось пять минут — и вот уже управляющий модуль получает задачу от технолога на складирование контейнеров. Пока паучки шустро таскали ящики, контейнеры и прочий складской хлам по местам, парень следил за хозяином ангара — на лице последнего боролось два чувства: недоумение и недовольство. К концу запланированных работ эти чувства только более проявились на его сером фейсе. Решил уточнить момент:
        — Михал, ты чего такой недовольный сидишь — смотри, как все аккуратно сложено, и главное вовремя, как договаривались — за пять часов уложился.
        — Не ожидал такой скорости — мой бывший работник эту кучу раскладывал бы двое суток. Да и дроида ты быстро починил, только мне кажется 500 кредитов за пять минут работы многовато, как думаешь?
        — Не, не кажется, у нас все-таки договор под протокол. Не жадничай, может, я тебе еще чего-то отремонтирую со скидкой хорошей — подумай, 500 кредов сейчас, могут принести тебе экономической выгоды на пару китов чуть позже.
        — Со скидкой отремонтируешь — задумчиво протянул завсклад — а знаешь, у меня уже давно лежит несколько дронов — там есть парочка боевых, шахтерские, некомплектный комплекс «Фирос-4.44», может, глянешь на них, а то все руки никак не доходят?
        — Можно глянуть, только боевые — это мимо меня, у меня по ним нет знаний, а все остальное можно глянуть. Что платишь?
        — Ты сначала посмотри, что сможешь реанимировать, а потом обсудим оплату.
        Ревизия и осмотр мертвого барахла принесла такие вот результаты:
        a) Шахтерские дроны «ДШ-15» — гражданская модель, требуется мелкий ремонт движка и юстировка промышленных лазеров
        b) Ремонтный комплекс «Фирос-4.44» — отсутствуют восемь дронов, остальные требуют сервисного обслуживания и частичной замены манипуляторов.
        Также неожиданно обнаружился мини-комплекс ремонтника «Чорс-3е» — комплектный набор инструментов, который ввиду отсутствия полноценных дроидов, мог пригодиться на первых порах парню — ну, пока не запустит парочку из комплекса. Похоже, что сам местный завсклад уже и забыл что у него припрятано здесь — подумал ремонтник, просматривая найденное. Составил перечень необходимых запчастей и материалов для обслуживания и отправил ему на нейросеть.
        — Почти сорок китов на запчасти — взялся за голову Михал — да и за работу надо будет еще пятьдесят-шестьдесят китов заплатить, огромные деньги…
        — Зато сможешь все это хорошо продать — там после ремонта ресурс будет на уровне 70 -75 %, все вернешь сразу и с прибылью. А по оплате можем договориться — могу товаром взять, если будет что-то интересное.
        — Что тебя интересует из товара?  — сразу забыл о деньгах на запчасти этот жлоб — у меня много чего есть, я у мусорщиков беру товар на продажу.
        — А это кто такие? Мне мусор точно не нужен, я не по тем делам, знаешь ли.
        — Ты не понял! Мусорщики — это люди, которые очищают космическое пространство от различного мусора в виде разбитых кораблей и других летающих мертвых конструкций — в основном там, где были какие-то боевые столкновения. Вот они оттуда и берут все, что можно продать — модули от кораблей, личное имущество погибших, даже ухитряются некоторые корабли отремонтировать и продать. Одновременно опасная и прибыльная профессия — можно быстро разбогатеть, продав ликвидный товар, а можно остаться среди тех кораблей в виде новых модулей, когда получишь в бок залп чем-то неприятным и смертельным от какого-нибудь свихнувшегося ИИ.
        — А, понял! А ты значит у них вроде торгового представителя — дилер?
        — Слова-то, какие знаешь,… какой умный раб… Да, вот так и работаю с ними — они возят, а я продаю потихоньку, могу и сразу цену дать нормальную, если меня товар заинтересует. Но мы немного отошли от темы — что бы ты взял за работу, вместо денег, может у меня это как раз есть?
        — Мне нужны базы по торговле не ниже 4-го ранга, и по бортовым ИИ — стационарные и для малых кораблей 5-го ранга. Вот что-то из этого списка.
        — Хм… Ничего такого вроде нет, хотя… Есть у меня пара сейфовых контейнеров, в которых обычно продают наборы баз знаний, правда там кодовая лицевая панель, а самого кода я не знаю — тоже добро от мусорщиков. Если восстановишь все дроиды, как обещал — запчасти я куплю, конечно, так вот тогда я тебе дам один такой на вскрытие — там точно что-то ценное есть, согласен?
        — Ну ты Михал, прямо хитрожопый наглый припухший хомяк — я значит делаю всю работу, а вместо денег получаю еще одну бесплатную работу с непредсказуемым результатом в конце? Ха-ха, рассмешил. Предлагаю свой вариант: я ремонтирую всех дроидов, которых смогу оживить, затем открываю этот контейнер и беру половину его содержимого на выбор, согласен?
        Серолицый жлоб размышлял пару минут — раб предлагал хороший размен — сделает бесплатно всю работу, на деньги не претендует, а вот что там в контейнере — еще не известно — может там одно-двух уровневые базы. Так пусть берет тогда их половину, в таком боксе обычно 20 -25 чипов будет — он это знал по опыту, десять баз 2-го ранга — это не более 25 китов — половина оговоренной оплаты.
        — Согласен под протокол — объявил он своему временному работнику, а кто такой хомяк?
        — Хомяк, это такое запасливое, жадноватое мелкое создание природы, которое тянет к себе в нору все подряд, даже если ему это не надо. Тогда я жду комплектующие. Кстати, я могу здесь оставаться этих трое суток, пока будет идти ремонт, и как тут с питанием для работника?
        — Оставайся, место есть в жилом модуле, там же и синтезатор есть — с голоду не дам помереть — засмеялся хозяин ангара. Сейчас все закажу, и за пару часов привезут.
        Пока ждал материалы для работы, погулял по ангару, осмотрел жилой модуль — нормально так, достаточно просторно и удобно — чем-то напоминало 3-х комнатную квартиру на Земле. Затем покрутился возле главной достопримечательности ангара — внутрисистемный буксир верфей Корита «Фан-ре» 3-го поколения — несмотря на солидные размеры — цилиндр диаметром до 35 и длиной около 115 метров, кораблик считался малым космическим судном. Судя по данным из классификатора, ничем хорошим, кроме объемных трюмов, занимавших почти все внутреннее пространство кораблика, порадовать своего пилота, он не мог. Ну, если не считать довольно мощных для его габаритов гравитационных захватов «Моу-12», которых хватало, чтобы утянуть на внешней обшивке что-то, примерно равное буксиру по массе и размерам.
        — Не летает уже давно, все не доберусь до ремонта — заметил Михал, видя интерес ремонтника к буксиру. Может, посмотришь потом, если время будет?
        — Ну, ты вообще без тормозов, дядя — вздохнул землянин, видя заблестевшие глаза завсклада — решил отжать момент по полной программе. На дроидов времени у тебя нет, на свой буксир тоже — чем ты так занят?
        — Бизнесом, деньги делаю на мусорщиках, хе-хе.
        В этот момент приехали заказанные материалы, и Макс приступил к работе. Сначала решил восстановить управляющий модуль комплекса «Фирос-4.44», резонно подумав, что дальше умная железка начнет помогать восстанавливать свою комплектность в виде дроидов. Работа шла очень тяжело — приходилось все делать руками, как на Земле, используя мини-комплекс ремонтника «Чорс-3е», и это было как-то неправильно для местных реалий — Михал смотрел на мучения своего наемного работника круглыми от удивления глазами. Данный ремнабор пришелся к месту, однако своими силами наш герой бы не справился — все запчасти были тяжелыми, так как сам «Фирос-4.44» предназначался для поддержания в рабочем состоянии малых пустотных станций. Соответственно и размеры дроидов были немалыми: управляющий паучок — около 1,5 метра в диаметре, ремонтники были побольше — 3,5 метра, дроиды-грузчики были самыми большими в наборе — 9-метровые монстры, а вот парочка диагностов-крошек была в обхвате до полуметра.
        Поэтому «припахал» к работе складской набор дроидов — те подавали и удерживали детали в монтажном положении, а наш герой менял битое на целое. С первым пациентом справился за три часа, затем потратил еще три часа на двух самых «целых» ремонтников. Дальше пошло уже легче — управляющий модуль руководил двумя восстановленными ремонтниками, а лично технолог, с помощью складских помощников занимался следующим инвалидом. К концу дня запустили совместными усилиями шесть бойцов, но землянин больше работать не мог — устал просто дико. Наскоро поев, принял вечерний душ и провалился в сон.
        Следующие сутки ушли на восстановление ремонтного комплекса — скорость работ увеличивалась пропорционально количеству рабочих дроидов — каждый вновь запущенный боец тут же включался в работу по приведению в рабочий вид своих собратьев. Фактически, в этот день, Макс занимался только двумя диагностами — работы там было не особо много, в основном, замена сенсоров и регулировка двигающихся узлов в сочленениях конечностей, ну смазка шарниров и т. п. К вечеру передал контроль над комплексом довольному Михалу — на завтра оставалась пара шахтерских дронов и вскрытие «загадки». Все это время хозяин ангара сидел в нем безвылазно — может, думает, что я сопру что-то втихаря — удивленно думал ремонтник.
        Двух шахтерских дронов наш реставратор привел в норму за три часа — модель была явно попроще тех бойцов, которые шли в комплекте с его «Белзом» — движки были просто смех, а лазеры настраивал включенными, направив их на кучу высокотехнологичного мусора из разных убитых модулей для кораблей, которые выпросил у завсклада для опытов. Еще долго удивлялся — зачем ему держать такой мусор на складе, захламляя его. Все-таки плотность астероидных пород была явно меньше плотности металлического мусора — даже включенные постоянно в течение часа лазеры не смогли проплавить эту кучу.
        — Все хозяин, принимай работу, я свою часть договора выполнил — теперь давай разбираться с оплатой.
        Контейнер с базами был непривычного для Макса вида, по крайней мере, он был совсем не похож на тот, который в свое время обнаружился под подушкой. Шестигранный цилиндр длиной около 30 см имел на передней торцевой стороне сенсорную панель, куда по определению требовалось ввести код для открытия — вещь сразу понравилась парню своей изящностью работы — такую ломать совсем не хотелось, а хотелось оставить себе. Но реальность расставляла все по своим местам — пронести такое на носитель он не мог, значит оставалось вскрытие. Вскрывать решил с помощью дроида-диагноста в закрытом контейнере — переднюю часть с сенсорной панелью решил не трогать, так как вероятнее всего под ней имеется неприятный сюрприз для тех, кто не знает, или случайно забыл код. По его мнению это мог быть, например, неприятный для здоровья открывающего газ, или небольшой заряд взрывчатки, какой мог бы с большой вероятностью омрачить дальнейшую жизнь для того же разумного.
        Поместил в пустой контейнер диагноста, и, взяв его под прямой контроль, стал пилить дно загадки, предварительно прикинув возможную толщину стенок с запасом — у этих дроидов был в комплекте небольшой резак — видимо специально для случаев, когда надо добраться до контрольной панели чего-то, которая закрыта предохранительной крышкой. По оценке «на глаз» перепилить этот предмет малыш сможет примерно за полтора-два часа — значит можно пообедать и отдохнуть.
        По итогам этой ремонтной эпопеи он заработал всего 2 530 кредитов — за проезд, кстати, деньги вернули — то есть с учетом остававшихся на чипе, сейчас, у него было чуть более 10,5 китов — негусто конечно, но он возлагал большие надежды на контейнер, который сейчас пилил дроид. Все-таки кодовая защита на нем как бы намекала, что внутри все очень неплохо и интересно. Наконец операция «вскрытие» успешно завершилась, о чем подтвердил глухой звук упавшего куска металла из закрытого контейнера и сообщение дроида о выполнении задачи, пришедшее на нейросеть.
        Внутри вскрытого контейнера обнаружилось четыре пластины, зажатые в подобии направляющих салазок — осторожно потянув за края каждой, новоиспеченный медвежатник вытянул все четыре — каждая была длиной около 20 см и содержала на своей поверхности по семь чипов с базами, сверху аккуратно запаянные предохранительной пленкой — в общем, упаковка вызывала уважение.
        — Приступим к опознанию — весело заявил наш герой, вставляя первый чип в свой считыватель, Михал при этом весь чуть ли не засветился. В результате получасового ковыряния пластинок появился внушительный списочек трофеев:

        Пластина № 1. Условно названная «Пилотирование».

        1. КЛАССИФИКАЦИЯ МАЛЫХ КОРАБЛЕЙ СОДРУЖЕСТВА 5 РАНГ
        2. ПИЛОТИРОВАНИЕ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 5 РАНГ.
        3. ПУСТОТНОЕ МАНЕВРИРОВАНИЕ 5 РАНГ.
        4. НАВИГАЦИЯ 5 РАНГ.
        5. СИЛОВЫЕ ЭКРАНЫ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 5 РАНГ.
        6. БОРТОВЫЕ ИИ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 5 РАНГ.
        7. СКАНИРОВАНИЕ ПРОСТРАНСТВА 5 РАНГ.

        Пластина № 2. Условно названная «Боевые дроны».

        8. ШТУРМОВЫЕ ДРОИДЫ 5 РАНГ
        9. ПУСТОТНЫЕ БОЕВЫЕ ДРОНЫ 5 РАНГ.
        10. ОБСЛУЖИВАНИЕ И РЕМОНТ ШТУРМОВЫХ ДРОИДОВ 5 РАНГ.
        11. ОБСЛУЖИВАНИЕ И РЕМОНТ ПУСТОТНЫХ БОЕВЫХ ДРОНОВ 5 РАНГ.
        12. МНОГОЗАДАЧНОСТЬ И РАЗДЕЛЕНИЕ СОЗНАНИЯ ОПЕРАТОРА (БЕЗ РАНГА).
        13. ТАКТИКА БОЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ БОЕВЫХ ДРОНОВ 5 РАНГ.
        14. ПУСТОЙ СЛОТ

        Пластина № 3. Условно названная «Техник по обслуживанию малых космических кораблей».

        15. ЭНЕРГОСИСТЕМЫ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 5 РАНГ.
        16. ОБСЛУЖИВАНИЕ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 5 РАНГ.
        17. БРОНЕВОЕ ПОКРЫТИЕ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 5 РАНГ.
        18. ДВИГАТЕЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 5 РАНГ.
        19. ОБСЛУЖИВАНИЕ БОРТОВЫХ ИИ МАЛЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ 5 РАНГ.
        20. ОБСЛУЖИВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ СКАНЕРОВ 5 РАНГ.
        21. ОБСЛУЖИВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ДРОНОВ 5 РАНГ.

        Пластина № 4. Условно названная «Сборная солянка».

        22. ОБСЛУЖИВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ЛАЗЕРОВ 5 РАНГ.
        23. РЕМОНТНЫЕ ДРОИДЫ 5 РАНГ.
        24. ТЕХНИЧЕСКИЕ СКАФЫ 5 РАНГ.
        25. ЮРИСТ 4 РАНГ.
        26. ЮРИСТ 5 РАНГ.
        27. ТОРГОВЛЯ 4 РАНГ.
        28. ТОРГОВЛЯ 5 РАНГ.

        — Я беру пластины № 1 и № 2, а так как моя пластина № 2 немного не комплектная, то возьму еще торговлю 5-го ранга — заявил Макс.
        — Договор, есть договор — неожиданно легко согласился наниматель — свои обязательства стороны выполнили.
        — Слушай, Михал, а продай мне юриста 4-го ранга, у тебя все равно еще останется 5-й ранг, правда у меня только 10,5 китов на чипе — понимаю, что мало, но обещаю тебе, что в следующую нашу встречу на станции займусь твоим буксиром — отремонтирую со скидкой 25 % к станционным расценкам на такие работы.
        Завсклад по имени жлоб, раздумывал недолго — он и так получил от этого работника хороший профит, а обещание отремонтировать его кораблик, окончательно убедило его согласиться — этот раб был хорошим спецом и держал слово.
        — Давай свои 10,5 китов и база твоя.
        Провели стандартные процедуры купли-продажи и перевода денег, и недостающая седьмая пластинка чипа заняла свое место. Теперь оставалось только перегнать все базы на нейросеть — нести такое сокровище в руках он не собирался.
        Решили отметить удачное завершение ремонта небольшим фуршетом. Пока пили пустотку, парень перегнал все четырнадцать баз в хранилище своей нейросети — теперь есть куда развиваться, радовался он.
        Вернулся на борт «Рант-су» слегка пошатываясь — приехал на платформе, не решился идти пешком так далеко. Во избежание различных неприятностей, естественно — после всех финансовых операций на чипе оставалось гордых 20 кредов — на один поход в местную забегаловку.
        — Ты смотри на этого раба — показывали на него пальцем серые на борту носителя — три дня трахал бабу и еще ухитрился вернуться под градусом — везет же мясу, это все потому, что у него экзотический цвет кожи — вот бабы и ведутся на нестандарт.
        Стараясь ни с кем не говорить, наш герой благополучно добрался до своей каюты, где заснул мертвецким сном с довольной улыбкой на лице. Когда, разогнавшись за пару часов, «Рант-су» ушел в прыжок, парень уже давно блаженствовал в объятиях Морфея, поэтому никаких неудобств от перехода он не получил. А между тем, в это время капитан Дро и его компаньон Док обсуждали результаты этого торгового рейда к станции.
        — Ну что капитан, думаю, наше решение вложить деньги в обогатительную фабрику и шахтерский бизнес начинает себя оправдывать.
        — Да, согласен с тобой — за этот рейс мы заработали прилично, даже несмотря на то, что смесь была из самых дешевых. Считай при цене за необогащенную смесь 3,5 креда за тонну лукота, мы продали концентрата по 42 креда за тонну — то есть всего за 16 млн. т. мы получили 672 миллиона кредитов. А если бы это был, например аксонит? Чувствуешь, какие деньги у нас впереди?
        — Вот следующим рейсом и повезем его, ты ведь так и говорил Максу перед тем, как мы сюда прыгнули?
        — Да, я его работу направляю на дорогое сырье — через пару месяцев начнем крупно зарабатывать, доведем количество работающих на фабрике шахтеров до 200 — пусть наше приобретение клепает нам высоколиквидный товар без остановок. Сами усилимся, клан с нами усилится, все-таки какой-то процент прибыли здесь тоже им принадлежит.
        — Да, ты прав. Кстати, Дро, видел нашего подопечного, когда он вернулся на борт?
        — Нет, конечно, я был занят просмотром приобретенного имущества — не до него было. А что там такое?
        — Этот хитрозадый раб подцепил где-то на станции себе временную подружку — сам знаешь, некоторые бабы любят белую экзотику — три дня жил где-то у нее, пилил наверное без передыха, отрабатывая пансион, а под конец приплелся назад еле живой в полупьяном виде — успел на прощание хорошо накачаться. Как тебе такое?
        — Наш человек. Удачливое хитрое мясо, у него на фабрике тоже подружка — самец еще тот, ха-ха-ха. Я вот думаю, глядя на него — может мне тоже куда-нибудь слетать, в какую-нибудь дыру к хаманцам или бриларам — местные женщины будут мне очень рады, ха-ха-ха.
        — Тогда лучше в Рушкостан сгоняй — там каждая вторая — блядь, уж поверь мне.
        — Врешь, не может быть, чтоб каждая вторая…
        — А ты зайди в поисковик и дай запрос «бляди или шлюхи или проститутки» — более 65 % процентов ссылок на сайты с доменом Рушкостана — откуда столько? Вот тебе и ответ — самые доступные давалки там — как не верти, а факты говорят сами за себя. Любой может проверить — как говорят знающие люди — гугль тебе в помосчь!
        — Ладно, демон с ними, с бабами, смотри пакет — я тут учел все расходы и приход по этому рейсу.
        — Принял. Хм, нормально потратились — полсотни копателей «Шорк-3.1д», новые почти — ресурс 95 % — по 120 китов за штуку — всего шесть миллионов кредов, пилоты к ним считай бесплатно — наши рабы еще с того рейса, расходники для фабрики — 425 китов, топливо и ремкомплекты — короче, заработали корп, а потратили чуть больше шести лямов — хороший бизнес, партнер.
        — Дальше смотри.
        — А, вот 522 миллиона кредов — это правильное вложение, одобряю.
        — Да, будем расширять свою ударную группу — берем тяжелый носитель пятого поколения, проект «Иб-сен», хаманская техника, сможем брать заказы на сопровождение по фронтиру, да и наши возможности по атаке многократно возрастают. Все-таки 200 малых бортов на нем не идет ни в какое сравнение с нашими теперешними парой десятков КИПов. К тому же, там сам малый флот тоже пятое поколение — для этого сектора пространства это очень хорошая техника. Заплатил авансом — обещали через пару декад пригнать к станции — говорил с руководством — они очень довольны таким усилением нашей группы и соответственно кланового флота.
        — Отличные новости, партнер, есть идеи по дальнейшему развитию?
        — Мы провели несколько часов с руководством, как раз обсуждая варианты развития. В конце концов, пришли к такому решению — со следующего прихода берем себе линкор и парочку крейсеров — будет отдельная ударная группа с нашими носителями. Есть уже примерные цели для такой группы, осталось только подождать пару месяцев, пока наш технолог наработает нам концентрат. Сейчас идет набор команд на планируемые корабли — люди есть, за пару месяцев поднимут базы и квалификацию. И самое приятное для меня, ну и конечно для нашего с тобой партнерства — меня обещали принять в совет клана, если мы пройдем это усиление — эта флотилия будет нашим взносом в боевое крыло клана.
        — Это радует еще больше, все-таки тогда, мы сможем влиять на решения совета и поднимем свою репутацию.
        Еще немного поговорив, строя планы на будущее, партнеры по бизнесу разошлись.

* * *

        Проснулся наш турист почти под обед, по корабельному времени — кстати, каюта была двухместной, но пока попутчика он не видел, даже во время перелета в сторону станции — вероятно свободных мест на носителе хватало всем. А может его специально поселили одного, чтобы местный ИИ все время за ним наблюдал. Приняв прохладный душ, чтобы окончательно взбодриться, потопал в столовую — организм требовал топлива. Обед, совмещенный с завтраком, влетел без остановок — к тому времени уже образовался некий список блюд, не вызывающих отторжения организма.
        Вернувшись в каюту, занялся анализом прошедших дней — вроде бы нигде не ошибся, не засветился перед хозяевами левыми доходами — вспомнил, что все считают, будто бы он снял местную девицу и все дни жил у нее на обеспечении. Что ж, такая легенда ему подходила, как нельзя кстати — да и в действительности имелась подходящая кандидатура на роль временной подруги — продавщица белья уже пару раз всплывала в памяти. То, что сейчас он фактически без средств, его не волновало — жизнь на фабрике была для него бесплатной — да собственно для всех, кто там находился, она была таковой. Такая себе «золотая клетка», если посмотреть на его положение среди всех остальных землян, конечно, если не принимать во внимание ошейник. Ведь только у него личная каюта, персональный пищевой синтезатор — это совсем не то, что сидеть в копателе целыми днями в астероидах и пилить их, подыхая от скуки, которая сводит с ума. Личная подруга, да и денег дали только ему из почти полсотни работающих соплеменников. Как только вырвется из рабства — будут средства — есть, что продать на первых порах.
        — Вот проклятье, шшайсе, забыл совсем! Не узнал цены на смеси и концентраты, ведь наверняка, тот же Михал имеет доступ к бирже, раз он продает товар от мусорщиков контейнерами. Дебил, на радостях напился, как дурной русский, вместо того, чтобы все разузнать. И что теперь решать по двигателям и реактору — оставлять или выбрасывать, забив все концентратом? Мдя… Ладно, это не смертельно, главное — хороший набор баз на развитие и подарки /Марте — женщина будет довольна. Короче, я по любому в плюсах!
        Теперь следовало разобраться со знаниями, которые он получил с базой «Содружество» и определить приоритет в дальнейшем изучении баз знаний.
        Звездные образования, входящие в Содружество, имели несколько общих точек соприкосновения:
        — во-первых, все были гуманоидными цивилизациями — отличались в основном, цветом кожи, формой головы или глаз, общими строением тела — от малоросликов директората Корит до 3-х метровых гигантов, проживающих на одной из планет конгломерата Хаман.
        — во-вторых, все использовали технологию гиперпространственных переходов, позволяющую за короткие сроки перемещаться на сотни парсек. Эта технология была обнаружена несколько сотен лет в разных местах и в разных секторах обитаемого пространства — считалось, что это остатки от более древней цивилизации, которая покинула эту галактику, как потерявшую для нее интерес. А может, погибла, подвергшись нападению другой, более могущественной цивилизации. Во всяком случае, те образования, которые смогли понять принцип работы прыжкового двигателя, стали основателями этого Содружества, и таких счастливых государств были немного: Империя Гармор, Директорат Корит, конфедерация Дивели, конгломерат Хаман и Торговый Союз Брилар. Эти образования задавали вектор развития человечества, устанавливали стандарты в технике и технологиях, образовывали военные союзы для отражения внешних угроз. Все остальные миры и независимые системы был потребителями их продукции и поставщиками сырья и людей.
        — в-третьих, все использовали единую обезличенную валюту — кредиты Содружества, которых никто и никогда не видел, так как все расчеты шли через нейросети людей или через специализированные Искины. Естественно, что у многих независимых миров были свои местные деньги, но значение и хождение они имели только в пределах конкретной системы, где принимались к оплате, причем курс обмена на кредиты Содружества был почти грабительский.
        — в-четвертых, повсеместное применение нейросетей — тоже были найдены в местах, где предположительно проживала пропавшая древняя цивилизация. Эти симбионты, вживляемые в мозг разумного, росли и развивались до рабочих размеров за счет организма носителя, давая ему универсальные способы управления техникой и что особенно важно, возможность быстрого получения профессии и профессиональных знаний. Конечно, здесь были определенные ограничения — в первую очередь это коэффициент интеллекта и коэффициент обучаемости — чем выше эти показатели, тем более высокооплачиваемым специалистом мог стать обладатель нейросети.
        — в-пятых, конечно единый язык общения, который имел несколько названий — линг, интер, общий.
        — Ну и наконец, самое интересное — это единая для всего Содружества система стандартов, которые, как уже говорилось выше, устанавливали несколько влиятельных государств. На практике это означало, что купив космический корабль постройки директора Корит, можно было заменить на нем любой узел или модуль на аналогичный, например, из конгломерата Хаман — и все без ущерба для безопасности и изменения характеристик корабля. Это было очень удобно ведь, если тебе, например, не повезло, и тебя пощипали какие-нибудь местные гопники в пространстве Корита, а ты летаешь на технике Дивели, то лететь так далеко за запчастями не надо, заказывать доставку оригинальных запчастей тоже не надо — все необходимое для ремонта ты найдешь в ближайшей обитаемой системе.
        Стандарты распространялись на все сферы жизни разумных — космическая техника, планетарная техника, связь, нейросети и импланты, классификация и ранговость баз знаний, расходные материалы для техники, медицина и многое другое. Профессии и уровень профессиональной подготовки также были стандартизированы, поэтому разумный, изучивший требуемый набор баз для получения, например 5-го ранга знаний, мог приступить к работе в любом мире Содружества без какой-либо переквалификации или переподготовки, без испытательного срока, сразу же по прибытии к месту найма.
        И последнее, что заинтересовало Макса — это единая банковская система Содружества — были банки, чьим основателем считался один фигурант Содружества — например «Банк единого Корита», были совместные финансовые учреждения, где пайщиками выступали несколько государств — такие имели максимальное количество представительств по всему пространству Содружества, например «Финансовые перспективы» — все работало единой системой через межсистемную связь. Быстро и надежно. Доступ к своему счету разумный мог получить в любом месте Содружества, где такая связь была — это было очень круто, по мнению парня — не надо ходить лично в отделение банка и там объяснять клерку, что он собирается делать со своими деньгами.
        В этом свете становился актуальным вопрос: А зачем тогда во всех этих представительствах сидят люди, если все расчеты проводятся через нейросеть или сервисы Искинов и вживую денег никто не видит? Наличных нет, разве что кредиты оформить — наверное, как раз ради последнего и сидят, хотя еще существуют персональные платежные чипы — может ради них?
        Кроме гуманоидных миров, в Содружество входило некоторое количество нечеловеческих образований, которые торговали с человечеством с тем же успехом, что и воевали. Справедливости ради, следует заметить, что люди быстро плодились и так же быстро заселяли все, пригодные к жизни планеты, зачастую выживая оттуда местные виды разумных или полуразумных существ. Так же не брезговали терраформировать под свои запросы те планеты, которые были уже заняты живыми организмами, тем самым убивая миллионы непрямыми методами войны, чаще всего просто меняя состав атмосферы под себя. Поэтому количество людских миров неуклонно росло, а негуманоидных также стабильно сокращалось.
        Однако были такие цивилизации нелюдей, об которые люди постоянно ломали зубы — такие воспринимали людей как ресурс, как врагов, или чаще всего, игнорировали их присутствие, рассматривая последних, как быстроразмножающихся наглых насекомых, по недоразумению занявших большую нишу в данной части галактики. Например, была информация о кочевой цивилизации «валлинги» — подконтрольных планет у них не было, жили и перемещались по космосу на огромных кораблях-крепостях, габариты самого «маленького», замеченного в пространстве людей были около 45 км в поперечнике. По некоторым данным, эти негуманоиды считали себя учениками или наследниками пропавшей древней цивилизации, которые одарили человечество своими технологиями — нейросетями и прыжковым двигателем.
        На контакты с людьми не шли, в большинстве случаев контактеров уничтожали, очень редко просто игнорировали их присутствие. Крайне агрессивная и, что печально для людей — высокоразвитая раса — уровень их технологий был далеко впереди людских. Была еще парочка таких же с высоким самомнением и таких же опасных, ободряло лишь то, что их было ничтожно мало, по сравнению с людьми и такие встречи происходили крайне редко.
        — В общем, для меня встреча с такими зверушками закончится печально, примерно, как встреча медведя и косули — резюмировал Макс.

        Глава 10

        Продолжим знакомство с государствами Содружества.
        Итак, начнем с текущей позиции Макса — империя Гармор — собственно часть знаний он уже получил из одноименной базы в начале своего пребывания в этом мире, но стоило это знание немного расширить. Характерной особенностью Гармора была клановость общества — почти все в империи держалось на силе кланов. Само государство играло роль арбитра и регулятора в экономической, юридической и военной отраслях жизни. Внешняя политика была агрессивной и направлена на подчинение себе новых звездных систем — естественно это развитие шло в сторону неисследованного космоса, так как отжать что-то у таких же развитых соседей удавалось редко — ближайшие Корит и ТС Брилар могли крепко дать по зубам нахальным серолицым агрессорам.
        Далее шла информация по директорату Корит — второе по количеству обитаемых систем в Содружестве — около сорока официальных и пару десятков протекторатов и условно-независимых миров. Внешне основное население директората напоминало земных азиатов — такие же желтокожие, низкого роста, шустрые и быстроразмножающиеся гуманоиды. Ходили легенды о случаях, когда спустившийся на планету десант в количестве около сотни человек через год превращался в тысячу таких же желтолицых бойцов — таким образом директорат захватывал планеты с отсталым населением — даже воевать не надо. Но это все было на уровне непроверенной информации. В военном плане, директорат делал ставку на массовость и многочисленность, предпочитая количество качеству. Большинство из производимой там техники были репликами или контрафактными копиями изделий других государств-членов Содружества, однако текущий уровень технологий отставал от основных игроков — максимум 6-е поколение в вооруженных силах и 5-е в гражданской технике.
        Непонятной и загадочной была информация о наличии в составе директората такого образования, как протекторат Рушкостан — там проживали обычные, в общем, на вид белолицые гуманоиды, но по уровню развития стоявшие ниже самого Корита. Самовлюбленные, тупые до безобразия от постоянного приема алкоголя, наглые до безобразия местные, считали свой протекторат самым развитым государством в Содружестве, хотя по факту, верхом их техники было убожество 3-го поколения, которое никто кроме них самих не мог использовать по причине низкого качества слабых технических характеристик. Даже условно «отсталый» Корит давал фору в несколько поколений своему вассалу. Местный вождь Вэвэпут Бесконечный ежемесячно выступал перед своими гражданами с традиционной речью о достижениях отечественной науки, величии Рушкостана и благоприятными перспективами в долгосрочной перспективе. В общем, территория загадочных людей и событий — мне туда не надо — подвел предварительный итог наш герой, получив такую информацию.
        Другим соседом Гармора был Торговый союз Брилар — именно туда хотел удрать от рабовладельцев землянин. Это звездное образование представляло собой объединение более 30-ти обитаемых систем, официально входящих в Союз и десяток прифронтирных миров, которые придерживались политики Союза и вели все дела в основном с ним. Брилар по праву считался одним из лидеров Содружества — техника, выпускаемая в его системах, считалась самой надежной и пользовалась повышенным спросом. Собственно большой объем торговых операций, проводимых Союзом, и дал основание для такого его самоназвания, хотя воевать бриларцы умели и даже где-то немного любили — отжать где-то хорошую перспективную планетку или систему, было вторым, после торговли любимым занятием местных. Население было представлено, в основной своей массе, белым типом гуманоидов, представителей Корита и Гармора ту недолюбливали и они здесь не приживались. Вооруженные силы имели на вооружении только 7-е поколение, в гражданском секторе было распространено 6-е поколение, но даже технику 5-го поколения здесь трудно было купить — местный народец не экономил средств
на продвинутое оружие и технику, и это давало результат — к Брилару давно уже никто не лез с претензиями, даже агрессивный Гармор.
        — Отлично — подумал Макс — идеальное место для старта, думаю, и цены там меня порадуют.
        Следующим в обзоре шла конфедерация Дивели — находилась она в условно противоположном к Брилару пространстве — фактически для парня эта территория была недостижима — для кораблей малого класса, конечно, ведь именно такой был у него в настоящее время, ну, по крайней мере «Белз» он считал своим. По составу: тех же три десятка обжитых систем, официально находящихся под защитой конфедерации и пара десятков условно-независимых, идущих в кильватере внешней политики Дивели. Граничило это образование с директоратом Корит и конгломератом Хаман, основное население — белые гуманоиды, но часть систем имело смешенный состав — немного желтокожих потомков Корита, осевших здесь давно, немного полукровок от давних браков белых и серых, частично были анклавы с выходцами из соседнего Хамана. Конгломерат был «условно миролюбивым» членом Содружества — вел себя прилично, пока его не трогали — в противном случае агрессор лишался одной-двух планет, как контрибуции за беспокойство. Уровень технологий и техники совпадал с ТС Бриларом по качеству и надежности выпускаемой продукции. Так как находилась эта конфедерация
довольно далеко от самого Союза, то между ними практически отсутствовала прямая конкуренция — продавать свою технику было куда, и одним, и другим. Разнообразие людских рас в этом образовании было наибольшим среди всех остальных членов Содружества — чего стоили 3-метровые гиганты с планеты Туаранг, или мохнатые гириши с заснеженной Латонги.
        — Это блин, зверинец какой-то — удивлялся наш читатель — как-нибудь слетаю туда — посмотрю на мохнатых говорящих человечков.
        Последним, о ком шла речь в базе, но не последним в действительности, шел конгломерат Хаман — монолитное объединение миров смуглокожих людей, благосклонно относящихся к своим белым собратьям, и настороженно к серым гарморцам — рабовладельцев в Содружестве не очень любили, и старались пакостить, где могли. По составу и количеству обжитых систем — около сорока, официально числящихся в конгломерате и где-то в пределах 20-ти фронтирных систем, которые всячески поддерживались и защищались космическим флотом Хамана. Агрессивная политика захвата новых территорий была направлена, в основном в сторону ближнего неисследованного космоса, так как своих давних соседей давно знали, и попусту тратить время не горели желанием. Характерной особенностью хаманцев была ярко выраженная агрессия против всех негуманоидных цивилизаций — тех же валлингов, например — хотя последние регулярно уничтожали рейдовые эскадры хаманцев и других любителей искать приключения себе на пятую точку. Правда, такие печальные результаты рейдов совсем не останавливали смуглокожих — в боях закаляется воля к победе и совершенствуется техника
— справедливо считали последние. И если для нелюдей и прочих негуманоидов флот Хамана был легкой целью, то для остальных игроков Содружества это была серьезная сила, с которой все считались.
        Также из этой базы знаний узнал примерные условия для получения гражданства — как оказалось, основным критерием для его получения разумным, впервые прибывающим в пространство того или иного звездного образования, был КИ — коэффициент интеллекта. Так как техника постоянно развивалась и для ее использования или обслуживания требовались специалисты с разученными высокоуровневыми базами, то входящим значением КИ почти для всех ведущих государств Содружества была величина 120 единиц, исключение было для вновь прибывающих эмигрантов в Хамане и ТС Бриларе — там требовалась цифра не менее 140. То есть Макс, со своими 191 единицами начального КИ был весьма желателен в любом месте обитаемого космоса — он мог установить себе новейшие нейросети 6-го поколения, а в случае заключения контракта с государством на военную службу, то и 7-е поколение сетей. Однако желания идти воевать за чужие идеалы и цели, у него в планах не было, а вновь давать свой мозг на эксперименты по замене нейросети он считал глупым — разница в характеристиках 5-го и 6-го поколений не оправдывала риска стать овощем.
        — Все это конечно хорошо, и ужасно интересно, но пока ошейник на шее — примем просто эту информацию к сведению, чтобы быть готовым к вживанию в новый мир.
        — Что там, кстати, у нас по базам, как продвигается обучение?  — решил заглянуть в свой каталог баз. Еще 38 суток на все, что поставил в очередь, «Торговля» 3-й ранг — эту базу подумал было удалить, так как имелась база 5-го ранга, но лишних 10 часов пока ничего не решали — поэтому вернулся к мысли все продолжать делать по плану, ничего не меняя.
        — Входящее сообщение от капитана Дро, принять?
        — Да. Открыл сообщение: «Через час подходи в столовую — представлю тебя новым работникам».
        — Хм — вздохнул технолог — похоже, будет мое официальное вступление в должность. А оно мне надо? А куда деваться — пойдем знакомиться.
        В столовую пошел пораньше — появилось естественное желание подкрепиться и заказать себе чего-то сладенького на десерт — собственно за окончанием принятия этого десерта его и застали новоприбывшие.
        — Этого человека зовут Макс, если кто еще не знает — начал говорить капитан Дро. Вы все сейчас направляетесь на место своей постоянной работы на ближайшие 10 -15 лет — пока не погасите кредит за нейросеть, и не сможете выкупиться из рабства.
        — А я, например, не просил мне ничего ставить — это незаконные эксперименты над людьми — требую освободить меня немедленно!  — заявил плотный мужчина лет 40 -45 славянской внешности. Макс только обреченно вздохнул, предвидя дальнейшее развитие событий. Между тем, капитан только посмотрел на говорившего, и того моментально скрутила судорога от удара заряда с ошейника, однако капитан стоял далеко и ничего не держал в руках.
        — Получается, Искин корабля выдает наказание вместо самих серых — подумал парень, глядя на конвульсивно дергающееся тело мужчины — интересно, у железяки свой запрограммированный алгоритм действий на такие случаи, или требуется приказ разумного? И как настроена на фабрике Майя?
        Между тем, капитан невозмутимо продолжал:
        — Долго с вами говорить не буду, только основные моменты.
        — Первое — попытки неподчинения, бунта, агрессии будут пресекаться подобным образом.
        — Второе — невыполнение нормы: в первый раз — лишение еды, постоянное невыполнение — шоковая терапия, ее действие вы сейчас наблюдаете на полу.
        — Третье — порча имущества, в том числе кораблей, будет автоматически увеличивать ваш долг передо мной и соответственно срок его погашения.
        — На фабрике не будет надсмотрщиков или охраны их числа моих людей, так как в этом нет необходимости — комплекс находится в тупиковой системе, откуда некуда бежать. Да вы и сами скоро во всем убедитесь лично. Этот человек, Макс, который стоит рядом со мной, будет вашим начальником на время моего отсутствия — его указания будут для вас законом — добросовестно выполняйте свою работу, и тогда через 15 лет вы станете свободными гражданами Гармора. Тогда вы сможете заключить договор со мной или с любой другой корпорацией империи, ну или уехать в другое место. За поддержанием порядка будет следить бортовой Искин фабрики — вся ваша жизнь будет фиксироваться и анализироваться, а этот человек будет заниматься организацией работы обогатительного комплекса. Работа даст вам свободу! Все вопросы по будущей работе можете обсудить с вашим будущим начальством.
        — Макс, прими пакет с оборудованием и материалами, которые поступают в твое распоряжение и под твою ответственность — как посмотришь, займись новыми работниками — объясни им специфику их работы и обязанности. Все, я пошел — работай.
        — Входящий пакет от капитана Дро, принять?
        — Да.
        Новоявленный начальник рудокопов закачал себе в хранилище объемный документ. Открыл пакет и ненадолго залип — ничего интересного — полсотни «Шорков», расходники, запчасти, броня для ремонта обшивки — все понятно, закрыл документ — в свете предстоящих событий новое имущество его мало волновало.
        Некоторое время все разглядывали его, а он разглядывал всех, соответственно. Женщин было немного больше визуально — это было ожидаемо, так как капитан прислушался к пожеланиям технолога при подборе кадров. Правда, большинство из них имело затравленный вид, смотрели чаще в пол, чем на него, при пересечении взглядов отводили глаза в сторону. Неизвестно, что стало тому причиной — отношение серых или отношение оставшейся мужской части землян — все были пойманы вместе с Максом, но последние три месяца эта группа находилась в неизвестном месте и условиях. Мужчины выглядели получше и поувереннее, даже определенная часть смотрела на своего нового начальника, как на своего главного врага — вероятно, сделали себе неправильные выводы, восприняв его пособником рабовладельцев — продажным человечком. Такой настрой нашему герою не понравился и он решил расставить все по своим местам.
        — Я смотрю, тут некоторые смотрят на меня, как на врага народа и организатора их похищения — так вот сразу, чтобы было всем все понятно, смотрите все на мою шею — с этими словами он немного оттянул ворот комбинезона и ткнул пальцем в ошейник.
        — Я такой же раб, как и все, здесь присутствующие, точно так же отрабатываю долг, который мне повесили, аналогично вашему. Мне, как и вам было неплохо на Земле, но случилось так, как случилось — мы все в одной лодке. Ваша работа будет — резать астероиды и возить их на фабрику — это для тех, у кого пилотские базы, моя работа — обрабатывать эти астероиды. Остальные медики или техники — сами знаете, кто из вас кто.
        — Теперь о том, о чем многие думают, но не говорят вслух — бунт, восстание, захват фабрики и тому подобное. То, что на объекте нет охраны, нам ничем не поможет в вопросе обретения свободы — система не имеет кислородной планеты, да если бы и была — у нас нет корабля, способного совершить посадку на атмосферную планету, а те копатели, на которых вы будете работать могут только медленно ползать в пределах своей автономности и в пределах самой системы. Для того чтобы выбраться в другую, требуется прыжковый двигатель и знания, как им пользоваться.
        — Далее: кислород, пища, расходники — фабрика полностью зависит от внешних поставок — не забывайте, что мы в пустоте, а не на атмосферной планете. Можно захватить фабрику, гипотетически, а потом подохнуть от отсутствия кислорода, или воды, например.
        И последнее, на мой взгляд, самое важное — наша беззащитность перед местными — даже если кто-то умеет стрелять из автомата или владеет ножевым боем — здесь ему это не поможет. Местное боевое обмундирование — скафы — трудно пробить даже некоторыми видами местного оружия, не говоря уже про ножи. Кроме того, как все, наверное, успели заметить, работает оно на других принципах, чем земное пороховое. А самое главное, чтобы уметь им пользоваться, надо изучить соответствующие базы знаний, а ни у кого их нет, и в ближайшем будущем не предвидится — нам их никто не даст.
        — Да ты у нас прям сраный пацифист и главное сцыкло — всегда есть выход — подал кто-то голос из группы молодых людей с лицами, не обремененных интеллектом.
        — Я никого переубеждать или удерживать не собираюсь — я не ваша мать Тереза — мое дело выпускать концентрат. Если вы хотите попробовать свой путь — флаг вам в руки и барабан на шею — мешать не стану, но и помогать не буду.
        — С тобой чувачок, все понятно, эту тему мы еще перетрем.
        — Ой, да вы наверное, суровые парни из Челябинска, и сюда попали проездом — автобус попутали?
        — Нее, мы четкие пацаны из Тамбова, сечешь? Мы все разрулим, не бздо, папаша.
        — Да, да, понятно. Только про норму советую не забывать — здесь не курорт, Искин сразу дает по мозгам.
        — Как-нибудь разберемся без тебя, начальник.
        — Без меня не получиться, сразу говорю.
        Тут к нему подошел тот мужчина, которого недавно угостило разрядом с ошейника:
        — Я думаю, смог бы вам помочь, Макс в вашей работе — меня зовут Андрей Петрович.
        — Очень приятно, и чем же, например вы можете помочь мне — ответил озадаченный технолог.
        — Вам наверняка потребуются помощники, чтобы руководить такой толпой людей, а у меня есть большой опыт работы с массами — я был депутатом в своем городе — можете мне поверить, я буду очень полезным.
        Чиновников наш герой не любил органически, а этот явно и здесь собирался жить за счет других, поэтому план завершения разговора созрел моментально:
        — У тебя какая стоит нейросеть? Какие базы изучены?
        — Стандартная нейросеть, изучены пилотские базы 3-го ранга и добыча, также 3-го ранга.
        — Вот и будешь помогать мне — возить для меня руду — ты этим поможешь не только мне, а и всем нам.
        Бывшего депутата перекосило и, бросив озлобленный взгляд на парня, тот поковылял куда-то по своим важным делам.
        Между тем, эти нововведения капитана, серьезно беспокоили Макса — похоже, расслабуха прошла и теперь с них будут жать пот в три потока — видимо Дро решил заработать много и быстро, а ИИ фабрики будет проводить электрические процедуры для непонятливых. Парень пожелал мысленно успехов тамбовским парням в их нелегкой судьбе — в том, что скоро начнутся проблемы с мордобоем и электрошоком он был уверен на 100 %.
        — Непонятно, с чего вдруг такое усиление давления на рабов — норму по концентрату я ему стабильно выдаю — задавал себе вопрос землянин и не находил ответа.
        — Плохо дело — надо усиленно готовиться к старту, местный климат становиться вредным для моего здоровья.

        Планета Нурфал. Империя Гармор.

        За ночь плохое настроение Мары сменилось на благодушное, хотя конечно, тортика было откровенно жалко — все же натуральный продукт, но как говорится, получилось так, как получилось. А халатик под утро высох, так что на очередной рабочий день у девушки были хорошие планы. А планы, хоть и были хорошими, но мстительными — душа требовала подсунуть какую-нибудь пакость этим двум рабам — необходим урок хороших манер. По приходу на работу, она связалась с диспетчером городской канализационной сети и просмотрела список проблем, требующих немедленного реагирования.
        — О! Вот, то, что надо — в 5-м секторе ночью остановился фекальный насос — во всасывающей линии отсутствует рабочая среда — скорее всего причина аварии, находится в сборном колодце № 5-2БХ, откуда собственно начинается эта линия. Эта задача будет им точно по плечу — хоть и тяжело признавать, но факты — вещь упрямая — со вчерашним засором коммунальщики-новобранцы разобрались профессионально, как будто всю жизнь этим занимались. Дроиды, посланные по следам их работы отметили высокое качество очистных работ.
        — Значит, решено — этих двоих на коллектор — сейчас выдам диспетчеру их идентификаторы, пусть озадачивает бойцов. А мне надо еще выпить утреннего тоника и подумать о жизни — эта работа так выматывает.
        В этот момент пришел вызов на нейросеть:
        — Входящий вызов от Федора, принять?
        — Ничего себе, как это он ко мне дозвонился, откуда мои контакты?… Хотя, что это я, сама ведь вчера дала для связи,… Но какой наглый раб… Ладно, принять.
        — Здравствуйте красавица начальница! Вчера не смог лично доложить об успешном выполнении работ, пришлось только протокол скинуть, а вот сегодня очень захотелось услышать ваш чарующий голос и поинтересоваться о планах на день!
        Сердце девушки забилось учащенно, а дыхание стало прерывистым — длительное отсутствие партнера давало о себе знать, эмоциональная натура молодой гарморки требовала скорейшего разрешения тупиковой ситуации. Взяв себе в руки волевым усилием, начальница ответила:
        — Да, работа сделана отлично, поздравляю с дебютом, замечаний нет. На сегодня у вас новое задание, но работать теперь будете на связи с диспетчером сектора № 5 — там есть серьезная проблема — как раз для вашего уровня доступа.
        — А какой у нас уровень доступа?  — заинтересовался Федор.
        — Конечно высший, без ограничений — можете залазить в любые дыры, куда вам только захочется.
        — Надеюсь Мара, мы еще увидимся — многозначительно завершил разговор собеседник.
        — Какой самец, однако — подумала девушка — какой напор, какая экспрессия, какая мужественность и какая загадочность в словах — давно меня так не колбасило…

        — Ну что там, коллега, чем мы сегодня займемся?  — спросил у напарника Иннокентий.
        — Сегодня у нас мегозадача, с которой местные не могут справиться — наряд передали нам — наша репутация опережает нас. Вчерашний успех поднял наши акции практически со дна, в обоих смыслах, на сегодняшний уровень — нам выдали высший допуск и мы теперь на хорошем счету начальства, вся самая блатная работа, считай у нас в кармане. Голос только у этой девахи какой-то странный, с хрипотцой — простудилась, наверное, бедняжка.
        — С такой серой мордой простудифилис подхватить — это, как два пальца об асфальт!  — и оба заржали. Правда, долго веселье не продолжалось:
        — Входящий вызов — диспетчер сектора № 5, принять?
        — Да.
        — Это творческий коллектив Федя и Кеша?  — диспетчер был в хорошем настроении. Пока.
        — Кхм, кхе-кхе… Да, это Федор — прокашлялся представитель дуэта.
        — У вас сегодня знаменательный день, мясо — сегодня вы мои подчиненные — для вас это большая честь. Значит, слушайте вводную — колодец № 5-2БХ — ваша сегодняшняя цель, ваша задача — найти и устранить причину засора входящей линии фекнасоса — мне передали, что вы инициативные творческие парни, вот и проявите эти свои качества на этом объекте.
        — Да, чуть не забыл — сначала сходите на склад и возьмите все необходимое, и захватите дроида — эта штука вам поможет. В конце работы доклад лично мне — передаю координаты всех точек, допуск на склад — там все автоматизировано, думаю, разберетесь в списке снаряжения, и на закуску — свои контакты. Все мясо, до связи, ха-ха-ха.
        Получив задание, два специалиста пошлепали по маршруту, который вырисовывался нейросетью — первая точка на карте была складом, где герои планировали разжиться передовой инопланетной техникой. Сам склад производил приятное впечатление — аккуратно расставленные стеллажи, с аккуратно разложенными на них орудиями труда коммунальщиков — обилие разных шлангов, скребков, раскладных штанг и прочей ерунды, поражало воображение двух залетных русских попаданцев. Правда, справедливости ради, многое из этого изобилия им было уже знакомо по прошлым работам, да и информация из баз тоже давала о себе знать. В сам склад не дала зайти непонятная железка, похожая на ведро на колесах — эта хрень уверенно лавировала в проходах между стеллажами, доставая нужные вещи для специалистов.
        — Так, ручные инструменты получили — констатировал Иннокентий — теперь нужны спецкостюмы с полной герметичностью и запасом дыхательной смеси на двое суток. И желательно, что-то получше наших вчерашних резиновых шмоток.
        Федор удивленно взглянул на коллегу — профессиональная хватка партнера приятно поразила его, он смотрел на манипуляции Кеши широко открытыми удивленными глазами. Иннокентий, увидев такое внимание партнера, подмигнул ему — Федора передернуло, и он перекрестился. Между тем, местный механический завсклад уже передал им два пакета со спецодеждой.
        — Скаф специальный для коммунальных служб «Нырок-2Г» — гордо пояснял своему коллеге Кеша — второе поколение, полностью герметичен, при экипировке двух дыхательных патронов автономность до двух суток.
        — Мдя, мне кажется, что буква «г» в названии скафа, явно указывает, куда придется в нем нырять, и как минимум два раза — печально протянул Федор.
        — Какая глупость, коллега — «Г» — значит герметичный, «2» — двое суток. И вообще, у вас уже изучилась база по скафам 2-го ранга?
        — Вроде да, а что?
        — Тогда вы должны и сами это знать — там все описано, не стройте из себя идиота, коллега.
        — А я и не строю…
        К слову сказать, новая одежка была поимпозантней, что ли — черные блестящие костюмы из высокотехнологической резины с желтыми вставками на руках и ногах, универсальные крепления для инструмента на поясе, руках и бедрах — в таких будет удобно работать, констатировали оба ассенизатора, примеряя обновки на себя.
        — Хм — неодобрительно оглядывал себя Федя — я в этой одежке выгляжу как пи… нетрадиционал неформального движения «Все интересное позади» — обтягивает все тело, как пи… гимнастическое трико.
        — Да бросьте придираться по мелочам, коллега, главное — функциональность и абсолютная защита от всех неприятных факторов в нашей тяжелой работе.
        Начали пристегивать к креплениям инструменты — щелчки и клацанье напомнило обоим земной фильм «Коммандо» — немного ощутили себя в роли незабвенного Арни Шварца.
        — Так Федор, что у нас еще там осталось получить по списку, вспоминайте…
        — Как это… воит… нет, не то, ноит… нет, опять не то, поит… опять мимо — с каждым новым словом лицо Федора изображало все усиливающуюся работу мозга. А вот местная железка стала вести себя неадекватно от такого набора слов, и совершать судорожные рывки по проходам склада, пытаясь понять, что же от нее хотят эти двое разумных.
        — Ооо! Вспомнил — доит, нам нужно то, что доит — есть что-то подобное на доильный аппарат или около него?  — радость на лице говорившего умиляла.
        Однако такими заявками умную машину не удалось ввести в ступор — все-таки местная цивилизация ушла довольно далеко от земной, и поэтому вычислитель в корпусе этого завсклада, среагировал достаточно быстро на поставленный нестандартный запрос:
        — Вакуумный ручной насос «НР-ФВ-4» — четыре сменных насадки для различных рабочих сред, последний запрос на этот агрегат был 152 года назад, но полностью функционален — рекламировал товар железный уродец. Робот протягивал Иннокентию набор гибких гофрированных трубок с металлическими набалдашниками на концах, при этом другой конец трубок уходил в небольшой ящик с ручкой сбоку, как у земной ручной мясорубки.
        В этот момент Федору показалось, что последнюю фразу местный механоид произнес с издевкой.
        — Нет, наверное, показалось — тут же одернул он себя.
        — Вот, то, что нам нужно, я уже посмотрел информацию по агрегату в базе — работает по принципу погружного насоса — может качать жидкости и взвеси с глубины до 4-х метров.
        — Ну, раз вам все ясно, коллега, то выдвигаемся по маршруту дальше.
        Колодец № 5-2БХ оказался подземным сооружением, на поверхности находилось только два квадратных люка, с размерами около метра по каждой стороне — сами люки были оборудованы специальной системой защиты от попадания внутрь посторонних — открывались специальным ключом, входившим в экипировку друзей-коммунальщиков. Два щелчка и крышки сняты — работники полезли внутрь, чтобы оценить фронт работ. Внутри оказалась кольцевая площадка из решетчатого материала, которая нависала над всем колодцем, сбоку на стене был водозащищенный аварийный пульт, который также запирался на замок. Иннокентий быстро сориентировался и вскрыл пульт:
        — Так, вот это — местное освещение — изрек он и включил свет — отлично, местные все-таки более качественно и продуманно подходят к проектированию таких сооружений — даже свет тут имеется. Увиденное внизу сильно не понравилось обоим:
        — Море говна, коллега — это Федор, лицо которого плавно теряло нормальный цвет.
        — Капитан очевидность, блин — отрезал напарник — я столько в жизни еще не видел одновременно — завораживающее зрелище. Попробуем сначала аварийно запустить фекнасос — с этими словами Иннокентий стал переключать рычажки на пульте. Что-то щелкнуло глухо, где-то справа от них, но вместо гула заработавшего насоса раздалась предупредительная сирена и все опять затихло.
        — Сверимся со схемой — итак, нам нуден правый всасывающий коллектор — Кеша взял руководство операцией «Колодец» в свои руки.
        — Там все залито, надо погружаться и осмотреться на месте. Кто пойдет? Я предлагаю, коллега идти вам, как более ученому из нас!
        — Причем тут моя ученость, тут все просто…
        — Ну, у вас же степень изучения баз выше, чем у меня — значит, вы больше понимаете в этом, чем я. А я буду смотреть на вас отсюда и перенимать опыт, так сказать.
        — Хм, вы, наверное, правы, коллега. Тогда этот насос и лишние инструменты пока оставлю радом с вами, будете подавать.
        С площадки вниз вела лестница, но так как уровень затопления был высок, то она не потребовалась — Кеша пошел вниз бодро, солдатиком, пустив большую волну, которая накрыла площадку, на которой остался Федор — то не успел даже отпрыгнуть, не ожидая такой подставы от напарника.
        — Входящий запрос от Иннокентия, принять?  — удивила нейросеть.
        — Да. Кеша, что там?
        — Все нормально, проверка связи, будут новости — дам знать.
        Через пару минут аквалангист вынырнул у ног Федора — давайте мне насос, начну работать.
        — Удачи вам, коллега — я мысленно рядом с вами.
        Еще через полчаса, старший бригады, выныривая из жижи, дал задание напарнику — поменять штуцер на втором шланге на больший по диаметру. Федор уверенными движениями сменил насадки и отдал прибор обратно — тот опять ушел на дно.
        — Коллега, ныряйте ко мне — попробуйте здесь поплавать — это незабываемо, поверьте мне. Товарищ какое-то время отнекивался — шутка ли — плавать в дерьме, хоть и в гермоскафандре, но, в конце концов, поддался на уговоры напарника и тоже пошел солдатиком. Поначалу впечатления были не очень — все-таки плотность жидкости сильно отличалась от воды, прозрачность тоже оставляла желать лучшего, да и фрагменты твердых фракций также не добавляли радости, однако потом…
        Федор парил в невесомости, представляя себя ихтиандром или экстремалом-дайвером — сбылась его школьная мечта поплавать с аквалангом — на местной речке у себя дома, этого было негде сделать, на турпоездку в Турцию денег не было, а ехать в загаженный Крым было противно — местное население давно превратило свое море в грязную лужу. А вот тут все так удачно сложилось — и поработал и поплавал. Еще немного покувыркался в толще этого раствора и пошел на всплытие.
        Дальнейшие несколько часов все продолжалось примерно в таком ритме:
        1. выныривание главного аквалангиста,
        2. постановка задачи партнеру на смену инструмента,
        3. нырок обратно.
        И так по кругу. Наконец, через долгие три часа Кеша всплыл окончательно. Взобравшись на площадку, сел и стал восстанавливать силы и дыхание.
        — Вот так вот, Федя — учи базы, а то будешь все время мне инструменты подавать…
        Пока собрат по профессии переваривал смысл сказанного, говоривший устало поднялся, и переключил на пульте пару рычажков — в этот раз звука сирены не было, но после щелчка раздался мерный гул заработавшего фекнасоса и вся жидкая масса пришла в движение — визуально, ее уровень начал медленно понижаться. Так они вдвоем сидели и смотрели, как опускается уровень жижи у них под ногами — все это происходило безмолвно с их стороны, и под чавкающее-былькающие звуки снизу. Через полтора часа показалось дно колодца, гул двигателя стих, а на дне колодца что-то лежало.
        — Это, похоже, опять трупешник — констатировал Федор, как более зоркий из них — у местных, наверное, привычка прятать своих в канализации, надо сообщить диспетчеру.
        — Сначала его надо вытянуть для опознания — внес ценное предложение Иннокентий.
        Следующий час оба работника пытались вытащить жмурика наружу, однако это оказалось непростой задачей — преодолеть две вертикальные лестницы с тяжелым грузом было сложно, Но традиционная русская смекалка, небезызвестная мать и твердость русского духа помогла, как всегда, и вскоре все трое действующих лиц этого мини-спектакля были на поверхности колодца.
        — Я послал сообщение диспетчеру о завершении работ на этом участке и обнаружении неустановленного гуманоида — сейчас подъедет местная безопасность, и заберут жмура.
        Ждать пришлось недолго — минут двадцать. По приезду, сами представители закона даже не вышли из транспорта — оттуда выбрался жукообразный механизм и засеменил в сторону наших героев. Иннокентий и Федор слегка напряглись — от механизма шло ощущение угрозы, однако того интересовало только тело погибшего — шустро ухватив последнего за туловище, потащил его в сторону транспорта правоохранителей. Вся операция изъятия вещественных доказательств заняла пару минут — со свидетелями не стали даже разговаривать — местные представители закона взяли резкий старт и умчались по своим делам.
        — Проклятье, какие же мы идиоты!  — воскликнул внезапно Федор.
        — Не надо говорить так убежденно во множественном числе — парировал его заявление Иннокентий.
        — Я понял, что мы должны были взять с собой со склада на эту работу — дроида!  — у меня только что изучилась база по ним 2-го ранга. Этот механизм, который утянул труп, тоже был дроидом, только не коммунальным — но это неважно — а важно то, что мы оба кретины. Ведь у вас, коллега, эта база должна была выучиться быстрее, чем у меня — вы-то должны были понять мою ошибку, так ведь?
        Обескураженный партнер не знал, что ответить на справедливое обвинение — точно, дебил.
        — Все эти операции должен был проводить такой механический уродец, а вместо этого мы с вами барахтались в говне!  — продолжал причитать Федя.
        — Ладно, коллега, успокойтесь, все мы крепки задним умом — ну подумаешь, немного нестандартного опыта приобрели — и что? Давайте лучше пойдем и помоем наше снаряжение — там, на площадке я видел душ — специально для таких работников, как мы придумали.
        — Не может быть — душ в канализационном колодце?
        — Я ведь вам уже говорил, что местные все здесь устраивают более практично и предусмотрительнее, чем у нас на Земле. Пойдемте, надо основательно помыться — нам еще обратно добираться — вряд ли наш аромат придется по нраву серым — как бы проблем на пятую точку не отгрести. Спустились и помылись — душ действительно был — это все-таки удивило Федора. Затем обсохли и пошли обратно сдавать инструменты и скафы на склад. Как оказалось, идея помыться, была правильной — железный завсклад долго вертел в своих клешнях сдаваемое снаряжение — время от времени поднося его к своим видеодатчикам и проводя но нему непонятными приборчиками. При этом уродец замирал на пару мгновений и переводил взгляд на партнеров. Наконец все эти действия закончились и он изрек:
        — Принято на хранение, замечаний по инвентарю нет — почему-то опять показалось, что железяка над ними насмехается.
        Сдав подотчетное имущество обратно, наши герои поторопились к себе — уже порядочно хотелось есть, все же работа не располагала к обедам и перекусам на месте. Немного поэкспериментировав с синтезатором и отправив парочку тарелок в утилизатор, наконец получили что-то, не вызывающее отвращения и нормально закусили. Откинувшись на спинки стульев, каждый думал о своем:
        — Водочки бы сейчас — томно вздыхал Иннокентий.
        — Бабу бы сейчас — думалось Федору, вспоминая их кураторшу Мару. Может напроситься к ней, что я собственно теряю — ну пошлет, ели что — зато в случае согласия меня ждет приятный вечер.
        Так и поступил: сначала серолицая подруга делала вид, что не понимает, о чем идет речь; затем герой-любовник привел несколько убедительных аргументов в пользу совместного времяпрепровождения — девушка высказала легкую заинтересованность. Потом в ход пошли более прямые намеки о пользе личных контактов с подчиненными — легкая заинтересованность перешла в нескрываемый интерес, и в конце беседы Федор привел убойные доводы в пользу теории о здоровом совместном сне — кураторша поплыла и сбросила настойчивому землянину координаты места, где его будут ждать через часок.
        — Кеша, я сейчас уйду по делам — ты тут без меня не скучай — начал трудный разговор с партнером.
        — Какие еще у тебя тут могут быть дела, а ну колись, куда намылился?
        — Короче, я тут подругу вроде как снял — помнишь нашу кураторшу — вот иду к ней в гости, так сказать — ухмылялся Федор.
        — Фак мой моск — огорчился напарник — бросаешь меня после всего, что мы с тобой пережили!
        — Успокойся, брат, я там все выясню — может, и тебе подругу найдем — они ж всегда парами, как минимум встречаются в природе — продолжал улыбаться Федя. Я постараюсь организовать нам нормальное пати — ты главное, верь в меня.
        — Тогда счастливо тебе, буду с нетерпением ждать от тебя сигнала.
        Когда партнер исчез, разгоряченный ученый-мусоровед еще долго нервно ходил по комнате, не зная, куда себя деть — даже мысли о водочке отошли на задний план — куда там огненной воде сравниться с желанием обладать женщиной. Кто бы сказал ему, что он забудет о бухле — сразу бы дал в лобешник — водка для русского человека самый важный атрибут жизни, без нее только в прорубь…
        Между тем, Мара усиленно готовилась к приему гостя — звонок на нейросеть был как нельзя, кстати — девушка и сама была не прочь начать отношения, но природная скромность и статус раба будущего партнера ее немного тормозил. Хотя такие отношения для местных были в порядке вещей, поэтому, немного поломавшись в начале разговора для вида, в конце концов, уступила натиску и назначила рандеву новому дружку. Осмотрев свое жилище, немного изменила оформление спальни — красные тона должны были возбуждающе действовать на мужчину, благо уровень технологий в империи позволял менять обстановку легко и непринужденно, буквально за секунды меняя ее. Нашла также упаковку природных стимуляторов-афродизиаков, которые остались у нее от предыдущего ухажера — пригодится, подумала девушка — надо выжать из этого самца все, на что он способен и неспособен.
        Мелодичный звук от входных дверей прекратил ее метания — момент истины настал.
        — Я без подарка, к сожалению, у рабов лишних кредитов нет — с порога озадачил ее гость.
        — Ну, я надеюсь, главный твой подарок при тебе — не растерялась Мара, поглаживая причинное место парня.
        — Завсегда — бодро ответил наш герой, обалдевший немного от такого быстрого развития событий.
        — Ну, тогда пошли, покажу тебе свою спальню — с этими словами, девушка буквально затащила мужчину в квартиру, захлопнув дверь ногой — можешь дать мне свой подарок прямо тут, не стесняйся.
        Вконец офонаревший и перевозбужденный Федя решил брать ситуацию в свои руки — он был из тех мужчин, которые считали, что в этих забавах последнее слово должно оставаться за ними. До спальни, естественно, они не добрались — первый раз он взял даму прямо у входной двери — их одежда оказалась частично порванной, частично целой — тренировочный заплыв на короткую дистанцию прошел с побитием планетарного рекорда на скорость.
        — Ну, ты и зверь — раскрасневшаяся и тяжело дышащая Мара с восторгом смотрела в глаза своего нового парня.
        — Это только начало пути, детка. Сегодня ты узнаешь много нового для себя, но перед тем, как мы продолжим, у меня к тебе есть немного неожиданный вопрос…
        — Хи-хи, как интересно, давай свой неожиданный вопрос уж быстрее.
        — У тебя случайно нет подружки для моего друга — он классный парень, не хотелось бы ему одиночества на этот вечер?
        — Хм, как неожиданно и трогательно — ты заботишься о своем друге. Дай подумать, красавчик… Есть одна, тоже одинокая, и уже давненько — не везет с парнями, совсем одичала — на работе ее уже пару раз ловили за просмотром порно в рабочее время. Мы, вообще-то, не особо контактируем, но можно попробовать ее пригласить — вопросительно посмотрела на землянина девушка.
        — Давай красавица, действуй, вся надежда только на тебя — чмокнул Мару в щечку, отчего та засмущалась и слегка потемнела в лице — вероятно, так здесь внешне выглядело понятие «покраснеть, зардеться румянцем».
        Кира Дросс была красивой девушкой, но не счастливой, по ее собственному мнению. Природа не обидела ее фигурой и умом, но особенно фигурой — полный четвертый размер груди, в сочетании с красивыми ногами, часто срывали крышу мужчинам. К сожалению, так же часто они ее бросали — самый длинный ее роман не протянул и трех месяцев. Почему так было — она не могла найти объяснения, а подруг, достаточно близких, чтобы обсуждать личные темы у нее не было. Вот и сейчас она была одна уже достаточно долгое время — почти год после последнего разрыва отношений. Это одиночество давило на ее мозги — неправда, что только у мужчин так тяжело все воспринимается — женщинам в таких ситуациях не легче. Дошло уже до того, что ее уже пару раз подловили на работе за нецелевым использованием штатной аппаратуры — хранила в местном Искине набор хорошей порнухи — ну не в хранилище же своей нейросети держать такой объем информации. Там она хранила свои знания и секреты.
        Внезапный вызов от Мары Фарс поставил ее в тупик — с этой девицей она редко контактировала и отношения поддерживала приятельские, и не более — личные темы с ней не обсуждала никогда. Тем более сильным было ее удивление, когда она услышала, что ей предлагала последняя — небольшая секс-вечеринка с экзотическими партнерами. Нет, то, что сама Мара была девушкой без особенных комплексов, Кира знала — та не стеснялась рассказывать время от времени о своих любовных экспериментах, но вот, рабы были в ее перечне впервые. И главное, эти рабы были экзотичными — белокожие самцы из дикого мира, не входящего в Содружество — так описала их звонившая — это была очень большая редкость в империи. К тому же, подруга намекала на групповушку — эти два последних аргумента решили все.
        — Я ведь ничего не теряю, не понравится — уйду, но попробовать стоит — решила красавица и стала шустро собираться на пати.
        — Она согласна, будет здесь через полчаса — час, ты уж своего напарника подготовь морально, чтоб девушка не ушла огорченной или неудовлетворенной — захихикала плутовка в ухо Федору. Жаркое дыхание обольстительницы ударило в голову парню, но он все-таки смог совладать с собой и сконтактироваться с Иннокентием.
        — Кеша, все решено в твою пользу, кидаю тебе адресок — двигай сюда, скоро нас тут будет трое, так что ты тут будешь не лишним.
        — Спасибо, коллега, уже выдвигаюсь — я не подведу.
        — А мы вернемся к своим проблемам, детка — повернулся к Маре Федор и взял ее на руки — давай показывай уж свою спальню, надо оценить уровень упругости местной кровати — и под довольный смех подружки они двинулись на обследование территории. Красное оформление понравилось парню — где-то он слышал, что красные тона в декоре жилых помещений сильно действуют на психику и утомляют — с этим можно было согласиться. Но в данном случае, красное было к месту, особенно в сочетании с белой кроватью. Бросив на нее подругу, он жадно оглядел ее с ног до головы и спросил:
        — Как думаешь, пока гости не пришли, успеем еще разок, или нет?
        — Много говоришь, приступай к делу лучше — озорно ответила ему девушка.
        Затем пришли новые участники вечеринки, и праздник стал набирать обороты. Федора заинтересовало меню личного синтезатора Мары — захотелось попробовать местного алкоголя. Путем постановки правильных вопросов он получил нужную информацию — родную водку здесь обзывали по-разному: планетарка, пустотка, орбиталка, пиво здесь называли пэвасс. Местное шампанское попробовали сразу и сразу же забраковали — скорее напоминало дешевый яблочный сидр, да и слабовато для желудка русского человека. Попробовали пэвасс — местный хмельной напиток понравился, но все это было не то — душа требовала своего родного — вадяры! Наконец пришел звездный час приема настоящих напитков — странно звучащие жидкости пришлись по вкусу залетным ученым, и веселье стало неумолимо быстро раскручивать свой ход.
        Пары разделились — хозяйка квартиры со своим бойфрендом заняли красную спальню, а другая пара — голубую. На вопрос, зачем даме, которая живет одна, две спальни прозвучал логичный ответ — затем.
        Кира и Кеша сразу почувствовали взаимную симпатию, поэтому разговоры долго не вели и сразу перешли к главному блюду.
        — Какая красота, божественно — тихо шептал парень, поглаживая упругую грудь четвертого размера своей новой дамы — здесь все серьезно, здесь надо работать по-взрослому, только хардкор — были его последние слова, перед тем, как он погрузился в это чудо с головой.
        Правильно подобранная последовательность распития местного алкоголя возымела свое действие — смесь пэвасса и высокоградусных ингредиентов была незнакома местным девицам, поэтому крышу им снесло основательно, и вытворяли они такое, на что сами, никогда бы не решились. Кульминацией этого апофеоза стали скачки на жеребцах — оседлав своих скакунов, они пустились вскачь, серьезно расшатывая мебель. Федор, потерявший к тому времени его течение и заодно пару килограмм своего веса, внезапно заорал в такт прыжкам подруги:
        — Спартак чемпион, Спартак чемпион!  — подруга тут же подхватила боевой лозунг, и уже вместе они продолжили сотрясать квартиру своими криками.
        Видимо излишний алкоголь в крови и красное оформление спальни подействовало так на землянина — история уже не узнает истинной причины сего факта.
        Между тем, в голубой спальне все повторилось примерно также — только кричали там другой лозунг:
        — Зенит чемпион, Зенит чемпион — такой слоган скандировала местная парочка.
        Такого праздника жизни эта квартира еще не знала — вечеринка удалась на славу! Уже засыпая в объятиях своего парня, Мара сонно спросила его:
        — А кто круче: Спартак или Зенит?
        — Конечно Барселона, ясен пень — эти два говноколлектива полные инвалиды — ответил Федор, проваливаясь в сон.
        В тот вечер, двое попаданцев нашли нестандартный способ отключения нейросети, хотя скорее это было частичное блокирование ее связи с мозгом носителя — смесь пэвасса и местных заменителей водки действовала на нервные узлы организма — фактически отключалась связь мозга и расчетного модуля нейросети. Видимо состав напитков здесь несколько отличался от состава земных водки и пива. К сожалению, или к счастью, все участники праздника об этом не узнали, так как пребывали под действием этого таинственного коктейля напитков, а потом уснули мертвецким сном. За такую информацию производители нейросетей дорого бы заплатили, но не судьба, однако — тайна пока была хорошо спрятана.

        Глава 11

        Через двое суток «Рант-Су» начал вываливаться из подпространства в обычный космос — в этот раз точка выхода была крайне неудачной — на краю астероидного поля № 2. Отходя немного от сюжета, следует немного пояснить основы совершения таких переходов: космический корабль ориентировался в сторону требуемой звездной системы — цели путешествия. Конечно, попасть в такую цель с такого расстояния (а это, как правило, десятки парсек) можно было только в своих мечтах — это все равно, что стрелять из пистолета в цель, которая находиться на расстоянии пары километров — тот же успех гарантирован. Но звездная система в пустоте была средоточием огромной массы и точкой излучения, если звезда была «живой» и светила еще. Поэтому, после ухода в гипер, в условно правильном направлении, дальнейший полет проходил вдоль силовых линий, которые тянулись между такими скоплениями масс — промахнуться мимо было тяжело.
        К тому же, за расчет прыжка и его контроль в ходе выполнения отвечал бортовой ИИ — разумные только определяли задачу для его мозгов и давали разрешение на проведение маневра. Ведь такие серьезные математические расчеты в человеческом мозгу было невозможно провести, даже нейросеть не обладала такими возможностями, несмотря не все те преимущества, которые она давала ее носителю. К тому же, прыгали, в основном, в следующую систему — переходы через несколько систем были чрезвычайно тяжелы по расчетам и выполнению — такие маневры могли выполнять только корабли больших классов, с несколькими ИИ на борту, которым была по силам такая задача.
        Для формирования защитного кокона — так называли радужный пузырь, каким окутывался корабль перед прыжком, использовалась связка «маршевый (или разгонный по-другому) двигатель и генератор гиперпространственного прыжка (или прыжковый контур по-другому). Последний заряжался во время разгона от маршевых движков, постепенно накапливая энергию, необходимую для формирования кокона и активации прыжкового контура. При достижении требуемых величин, энергия буквально «вплескивалась» в контур и корабль пропадал из обычного 3-мерного космоса, проваливаясь в изнанку — гиперпространство (или подпространство). По мере движения в нем, энергия расходовалась на защитный кокон и собственно, перемещение к нужному скоплению массы, а когда она достигала критически малой величины — прыжковый двигатель отключался и корабль вываливался обратно в обычный космос, с рассеиванием пузыря.
        В 99,5 % случаев, выход был безопасным и оказывался в той системе, куда и направлялся корабль — как это все работало, гуманоиды, так до конца и не поняли — все просто копировали прототипы таких устройств, найденных в свое время случайным образом в разных местах галактики — об этом писалось выше. Точка выхода в одной и той же системе не всегда совпадала с предыдущей — для ориентировки выхода, бортовой ИИ брал в расчет все наличные в целевой системе гравитационные массы. Это были: звезда, планеты, планетоиды, астероидные поля — эти места считались опасными для выхода из прыжка. Именно поэтому бортовой Искин корабля стремился вывести судно в пустой зоне пространства, равноудаленной от таких критических скоплений масс.
        Но, так как все в космосе двигается, то бывали очень редкие случаи ошибок при расчетах точки выхода — на них приходилось эти 0,5 % от общего числа переходов. Эти печальные 0,5 % также приходились на пространство целевой системы, однако такие выходы считались аварийными — выскочить можно было и в короне местной звезды. Именно такой, ничтожно малый процент вероятности события, произошел и с «Рант-Су».
        Выход из прыжка и пробуждение Макса произошли одновременно — удар в корпус носителя, который и вывел собственно парня из сна, рев аварийной сирены — и спящий слетает с кровати на пол, благо, тот был невысоко. Далее последовали звуковые сообщения от местного Искина, которые дублировались на нейросеть стандартными сообщениями:
        — аварийная ситуация — нештатный выход в астероидное поле,
        — взрывная разгерметизация летной палубы № 2,
        — разгерметизация жилой палубы в районе жилого модуля № 4,
        — потеря жилого модуля № 4,
        — потеря маневровых двигателей № 2, 3, 5, 9.
        Расслабленность и сонливость сдуло моментально — волшебное слово «разгерметизация» сделало свое дело — комбинезон в таком случае очень слабое средство для выживания. Поэтому, землянин стал судорожно вскрывать вещевые ящики в каюте — требовался скаф, хоть какой — главное, чтобы он был с дыхательными патронами. И побыстрее! За несколько мгновений он раскрыл все, что можно было раскрыть — даже удивился мимоходом той скорости, с которой проделывал этот осмотр. При поносе и то, наверное, все бы происходило куда медленнее! В одном из ящиков нашел что-то похожее — одевал, не вчитываясь в сообщения нейросети — главное одеть и успеть загерметизировать головную часть.
        — Фу, пронесло — тяжело дыша, протянул он — в задницу такие приключения, у меня на свою жизнь еще большие планы. Так, надо узнать, чем все закончилось, и вообще — что это такое было, а проще всего это узнать и Искина:
        — Скайда, что это было и как наше состояние?
        — Нестандартный выход из прыжка в районе скопления малых гравитационных масс — касательное столкновение с астероидом. Так как скорость выхода была минимальной, то и повреждения минимальные для такого случая.
        — Ты называешь все те повреждения, которые ты озвучил минимальными? А что с экипажем и оборудованием, которое было на той летной палубе, куда пришелся удар?
        — К сожалению, в момент удара на летной палубе № 2 было 22 разумных низкого статуса без защитных скафандров — все погибли, остальных разумных удалось спасти. Повреждено 24 малых гражданских судна типа «Шорк-3.1Д», из них 20 получили фатальные повреждения, из боевых КИПов пострадало пять КИПов «Тувис» — уровень повреждений средний. Разгерметизация жилого модуля № 4 привела к гибели четырех разумных с высоким статусом.
        — Если это минимальные повреждения, тогда какие, по твоему разумению относятся к категории больших?
        — При скорости движения более 25 % от той, на которой произошло столкновение, повреждения каркаса и систем были бы на уровне 60 -66 % от целостности корпуса и при этом, вероятность потери живучести составила бы не менее 71 %.
        — Твою мать…
        — Некорректный вопрос. Могу добавить, что ситуация взята под контроль — экипаж проводит аварийно-восстановительные работы.
        — Двадцать два разумных низкого статуса без защитных скафандров — наверное, новые пилоты, а четверо разумных с высоким статусом — это кто-то из экипажа — такая мысль посетила парня.
        — Кстати, надо посмотреть, что я такое натянул на себя в этой суматохе?  — стал просматривать сообщения нейросети, которые игнорировал, пока аварийно облачался. «СП3» — упрощенная версия его «СП4», который остался на «Белзе» — вещь, конечно, не очень, но на безрыбье и так сойдет — главное, что все функции действуют, оба атмосферных патрона в работе — не задохнусь теперь, уж точно.
        Вышел в общий коридор — как ни странно, но никто не бегал и не создавал ненужных движений — видимо у всех членов экипажа была четкая инструкции по порядку действий в такой ситуации. Пришло сообщение от капитана с требованием явиться в основную рубку в кратчайший срок — видимо дела у него не очень, если надо «в кратчайший срок». Потопал по назначению, да и интересно было посмотреть, как устроена рубка среднего корабля. Правда, ничего особенного не увидел — просто количество ложементов соответствовало количеству людей в дежурной вахте — пилотский ложемент по центру, два по сторонам — может для специалистов по связи или вооружению, например. Макс мог только предполагать, но в данный момент все они были заняты. Капитан располагался позади всех в отдельном кресле — вошедшего технолога он заметил сразу:
        — У нас тут небольшие неприятности — особо озабоченным он не выглядел — как ты, наверное, уже понял — не там выскочили, где надо, такое бывает редко, но бывает — один шанс на сотню. Ситуация выходит такая: погибло несколько рабов-пилотов из новеньких, также мы потеряли часть оборудования и малых кораблей, которые находились на второй летной палубе. Но самое плохое — потеря всех техников — тот самый жилой модуль № 4. У меня на борту из технического персонала остался только инженер, поэтому я на время заберу с фабрики несколько твоих подопечных — будут под руководством инженера восстанавливать носитель. Потом мы уходим по своим делам в рейд на пару месяцев — вернемся, отдам тебе их назад в подчинение.
        — Все остальные, под твоим руководством, начинают добывать аксон, а ты соответственно, его обогащаешь. Кстати, сейчас мой специалист по ИИ внесет некоторые изменения в алгоритмы работы фабричного ИИ — все, о чем я говорил недавно. Можешь готовиться к отправлению на свое рабочее место.
        Землянин вышел из рубки, сдерживая злость — эта серолицая обезьяна восприняла смерть двух десятков землян, как досадную помеху — что-то вроде утерянного недорогого имущества, которого немного жаль и не более. А вот свой экипаж, это да, это невосполнимые потери — как же, четверо серых с однообразным выражением лиц — внутри парня все кипело, однако внешне он только немного покраснел и сжал кулаки. Немного успокоился в каюте, собрался быстро — что там было собирать — пакет с одеждой для себя и Марты.
        Пока двигался в сторону летной палубы № 1, немного нервничал — не хотелось бы, чтобы девушку забрали на носитель — тогда весь план побега надо переносить на несколько месяцев — подругу он твердо решил забрать с собой, хотя говорить ей об этом не собирался до самого последнего момента. А вероятность того, что ее загребут, была высокой — она была привлечена в свое время, к восстановлению призового транспорта, который висел в системе некоторое время.
        — Ладно, нечего пороть горячку — будем действовать по обстоятельствам — успокаивал он себя.
        На летной палубе было довольно многолюдно и оживленно — пилоты, из числа новых работников, принимали «Шорки» и проводили их предполетные тесты, вокруг них крутилось несколько ремонтных дроидов и топталось пару человек из команды носителя. Процесс перевозки имущества с корабля на борт фабрики двигался медленно, но уверенно — технолог посчитал свою помощь здесь неуместной и решил перебраться на фабрику на одном из «Шорков» — их было немного больше, чем наличных пилотов. Подойдя к одному из местных, он обрисовал тому свое предложение перегнать кораблик своим ходом под его командованием — после некоторых раздумий, ему дали разрешение на вылет. Внутри ничем новым кораблик не удивил пилота — привычно синхронизировав нейросеть с бортовым ИИ, запустил двигатели и стал медленно двигаться в сторону створа разгонного коридора. Короткий полет — и вот он уже на «своем» рабочем месте, если можно так выразиться. По прилету, сразу связался с подругой:
        — Привет майне либер, как дела?
        — Аааа! Максик, как я по тебе соскучилась, ты где сейчас?  — девушка глотала буквы от радости — у парня на душе стало тепло — он тоже испытывал к ней теплые чувства и всю эту неделю тосковал по своей мадам.
        — Принял вот один копатель под свое подчинение, временно, конечно, и пригнал его сюда — сейчас иду в свою каюту — как и обещал, подарочек тебе купил — посмотришь вечерком и примеришь, тебе должно понравиться. Я пока буду занят приемом нового оборудования и кораблей, там, кстати, четыре «Шорка» нуждаются в ремонте — выдвигайся с дроидами на палубу и принимайся за дело, все подробности вечером в кровати, гы-гы.
        — Я поняла, тебя — уже собираюсь.
        Желание сразу же загрузить подругу работой, было основано на подозрении, что капитан сейчас будет отбирать себе свободных от работы техников, а в таком случае, его Марта будет числиться у Искина, как занятая на устранении повреждений. Подозрение было конечно, так себе — но все возможно, что так оно и есть — во всяком случае, таким нехитрым способом, парень хотел обезопасить свою женщину и не дать нарушить свои планы на побег.
        Добравшись до своей каюты, он только сейчас осознал, что серьезно голоден — эту неувязочку требовалось немедленно устранить. Немного поколдовав с синтезатором, землянин плотно позавтракал и подключился к Майе.
        — Как тут без меня обстановка, Искин? Есть какие-то проблемы, которые требуют вмешательства разумного?
        — Требуется активация процессов в 1 и 2 рабочих модулях — они заполнены на 100 %. В остальном — никаких отклонений от нормы.
        — Отслеживай процесс разгрузки расходных материалов и нового имущества, если где-то потребуется мое присутствие — сразу дай мне знать.
        — Да, босс, пока новое имущество распределяется по складам силами вновь прибывших работников под управлением членов экипажа «Рант-Су». Твое участие нигде пока не требуется.
        — Куда выгружаются новые «Шорки» — там есть четыре экземпляра, требующих ремонта?
        — Первая летная палуба, босс
        — Я буду там, хочу проинспектировать ход ремонтных работ. Кстати, кто из техников занят этими работами?
        — Техники Марта и Мадлен, босс.
        — Отлично — мысленно погладил себя по голове Макс — пока все идет по плану — подруга при деле.
        — Когда будет готов отчет по принимаемому имуществу, Майя?
        — При текущей скорости работ — через три часа.
        — По готовности сбрось мне пакет на нейросеть.
        — Принято к исполнению, босс.
        Прогулялся в сторону летной палубы, где концентрировалось пребывающее имущество — обе девушки сидели возле поврежденных корабликов и о чем-то оживленно разговаривали.
        — Почему сидим, почему не работаем?  — решил серьезно наехать на отдыхающих.
        Марта, услышав рядом знакомый голос, с визгом бросилась на шею парню — дальше шли стандартные обнимашки, целовашки и прочие чмоки-чмоки.
        — Почему сразу же — бездельничаем?  — притворно обиделась подруга — ждем результаты обследования — отправили диагностов делать свое дела. Результат будет через два часа, хотя и так видно, что из этих четырех, шансы на реанимацию имеют максимум, двое.
        Макс неторопливо осматривал битые копатели — увиденное не радовало глаз — у одного из копателей кормовая часть была в виде гармошки, у другого — тоже самое, только не так критично. Другая пара, наоборот, была сильно повреждена в районе пилотского пузыря — скорее всего, расставлены они были на палубе носителя в шахматном порядке — поэтому у одних была повреждена корма, а у других носовая часть.
        — Мдя, видимо ты права — шансы на жизнь у них не велики, учитывая, что запчастей к «Шоркам» было мало — странная логика капитана — в наличии были только запасные промышленные лазеры и броня.
        — Да что я собственно, волнуюсь — мысленно одернул сам себя технолог — мне то, какое дело, будут эти жестянки летать или нет?  — парочкой больше, парочкой меньше — наплевать.
        — Кстати, дамы, если интересно — могу немного рассказать о том, что случилось на носителе и, откуда, эти битые корабли.
        — Конечно, интересно, давай поделись с нами информацией — сам знаешь — новостей тут мало, одна работа и астероиды вдали…
        На обратном выходе из прыжка носитель выскочил прямо в астероидном поле…  — следующие двадцать минут девушки с удивленными и заинтересованными лицами слушали рассказ очевидца и непосредственного участника событий. Когда он поведал о нелепой гибели части землян, девушки не выдержали и расплакались — особенно их огорчило то, как капитан-рабовладелец воспринял их гибель.
        — Да, вот такие плохие новости. Кстати, часть из местных техников перейдет на время на носитель вместо их выбывших технарей, но вас это скорей всего не коснется — пока работайте спокойно.
        Тут он получил уведомление от Майи:
        — Изменение алгоритмов контроля за персоналом: введена директива «Работа, прежде всего», ведена директива «Электрошок на здоровье» — Макс аж задохнулся от злобы — у этих серокожих ублюдков еще и юмор прорезался. Видимо, такое сообщение пришло всему персоналу фабрики, потому что обе девушки сейчас сидели с отсутствующим взглядом — наверное, вникали в суть сообщения.
        — Так это что, они теперь нас…  — растерянно пробормотала Мадлен, скосив взгляд на него.
        — Да — будут нас током бить через ошейники, если мы будем плохо работать. Хуже всего, что этим будет заниматься Майя, а с ней не договоришься, как с человеком, к тому же у меня нет доступа к таким настройкам — я уже проверял. Это такой утонченный юмор у наших хозяев, наши спокойные дни прошли — теперь начинается работа по потогонной системе — у них проснулись аппетиты — видимо концентрат, который мы выпускаем — ценный и ходовой товар на местном рынке. Но раньше времени отчаиваться не стоит — думаю, если не игнорировать работу, то ничего для нас существенно не изменится. Вот пилотам шахтерских кораблей придется потеть — хотя за старый состав я спокоен — проблемы могут возникнуть только с новым набором, с некоторыми из них я успел познакомиться во время прыжка. По поводу увеличения нормы, думаю, тоже не стоит волноваться — чтобы увеличить добычу, требуется изучить следующие уровни профильных баз знаний, а капитан на такой расточительный шаг не пойдет — он уже инвестировал в нас капитал и теперь хочет только его возврата с процентами.
        Тут девушкам видимо пришли отчеты от диагностов и они немного успокоились, занявшись своей привычной работой — ремонтом и обслуживанием малых копателей. Как и предполагалось, у всех четырех были фатальные повреждения на диаметральных частях корпусов — вся работа сводилась к замене нерабочих модулей на рабочие с соседа-донора. Вмешательство инженера не требовалось и оба очаровательных техника принялись за дело — озадачили дроидов процессом сборки-разборки кораблей.
        — Почти четверо суток на все операции — озвучила Марта сроки ремонтно-восстановительных работ — но можно оставлять дроидам задание на ночь, когда операторы спят — тогда время работ уменьшится почти вдвое.
        — Не стоит так торопить события — многозначительно посмотрел на обеих девушек — у нас и так пилотов меньше, чем самих кораблей — работайте стандартно, сейчас у наших хозяев более приоритетная задача — восстановление своего носителя.
        — О! Вспомни черта, и он тут как тут — удивился вызову от капитана:
        — Макс, тебе придется вернуться на носитель — мой инженер решил привлечь тебя к ремонту корабля — у тебя ведь изучены несколько инженерных баз?
        — Да, есть несколько, а что он хочет мне поручить?
        — У него на месте и узнаешь — отправляйся назад с ботом — он сейчас выгружает расходники для медицины и техников. И не задерживайся — у меня мало времени.
        — Что такое, Макс?  — озабоченно спросила у парня его девушка — у тебя такое недовольное лицо…
        — Ситуация… думаю, что сегодняшний вечер у нас откладывается — их инженер решил меня порадовать какой-то проблемой — так что, скорее всего я там немного задержусь — на сутки или двое. Не переживай, с собой в рейд капитан меня не потянет — я здесь ему намного нужнее.
        Уже двигаясь на летную палубу, вспомнил, что на нем чужой пилотский скаф — решил его захомячить себе — все равно надо одевать технический — они лучше подходят для работы с дроидами. Поэтому, не спеша вернулся в свою каюту и поменял пилотский на свой «ИТ4», привычно при этом проверив состояние батареи-аккумулятора и дыхательных патронов.
        Обратный полет на носитель прошел в полном одиночестве — ну, если не считать самого пилота — развитие ситуации сильно не нравилось землянину, нагоняя нервозность и навевая тревожные мысли.
        Инженер серолицых был довольно высок — это единственное, что бросалось в глаза Максу — в остальном — обычная гарморская рожа.
        — Какие у тебя инженерные базы изучены?  — без предисловий сразу перешел к делу местный специалист.
        — Инженерное дело — 4-й ранг, ремонтные дроиды — 4-й ранг, ремонт и обслуживание мобильных обогатительных комплексов — 4-й ранг.
        — По средним кораблям есть что-то?
        — Нет, только по малым — 3-й ранг по пилотированию и ремонту — светить наличие у себя «левых» баз наш герой не собирался.
        — Жаль… ну да ладно, хочу тебе поручить разобраться с тем, что осталось более-менее пригодного на летной палубе, куда пришелся основной удар — я сейчас занят маневровыми двигателями и восстановлением магистралей в районе палубы и жилого модуля № 4 — вернее того, что от него осталось.
        — Так капитан, вроде хотел техников привлечь новых к этим работам — что-то я тут ни одного не вижу…
        — Новые для этих работ не подходят — еще не все базы освоили — какие-то тупые аборигены с какой-то России попались — все время просят какую-то водку, а мы такого не знаем. А из тех, что на фабрике — там двое заняты восстановлением гражданских копателей, остальные скоро будут здесь — им я тоже выдам задание. Твоя задача — попробовать собрать из всего, что там осталось хоть парочку работоспособных КИПов — копателей там уже нет — перевезли на фабрику.
        — А дроиды — чем работать руками, что ли?
        — Зачем руками — рассмеялся инженер — сейчас отправлю на место работ парочку ремонтников и диагностов. Ты под прямой контроль сколько можешь взять?
        — Три, может смогу четырех — не пробовал пока больше — голова начинает болеть — вспомнил, что он справлялся со складскими работниками у Михала на станции.
        — Голова болит — это нормальная реакция — привыкай, постепенно будет все легче и легче переноситься.
        — Ладно, я пошел разбираться на точку.
        Пока шел, вспомнил, что местный инженер даже не представился — посчитал себя намного выше раба — так и буду обращаться при случае — эй, переросток… гы-гы…
        Бывшая летная палуба № 2 порадовала парня большой дырой в борту, через который открывался красивый вид на окружающий космос и фабрику, сверкающую своим бортом с солнечными батареями. Согласно полученной информации, в момент удара на палубе находилось около 30 человек — 22 пилота-раба из числа землян и 8 пилотов из числа команды, которые проводили с землянами изучение их будущих кораблей «вживую». Так как гермокостюмы были только у местных, все соотечественники погибли в результате взрывной разгерметизации — не осталось даже тел — вытянуло в космос уходящее атмосферой. Местных потом отловили — все же, небольшой запас автономности у пилотских скафов есть, а вот землянам не повезло.
        — Какая нелепая смерть — улететь за десятки парсек от родного дома, чтобы случайно погибнуть в таком забытом всеми месте — даже могилы не будет — у технолога опять начался приступ злости на этих людей, которые украли его из родного мира.
        — Спокойно, спокойно — им уже ничем не помочь — думай рационально, дыши глубоко… дыши.
        Дроидов из комплекса «Реш-3.38» он опознал сразу — инженер выделил ему двух диагностов — полуметровых паучков веселой желто-зеленой раскраски и шестерых ремонтников, такого же цвета, но значительно крупнее. Поскольку задачи диагностики были для малышей стандартны, то тут же отправил их в ближайшие два КИПа — выглядели они скорее как куча мусора, чем как боевые единицы. Так как теперь появилось время до завершения оценки повреждений первых двух инвалидов, то технолог стал внимательно рассматривать палубу. Астероид постарался на славу, когда вошел в борт носителя под острым углом — в результате снес несколько несущих опор в разгонном коридоре, где немного замедлился, но набранной энергии хватило, чтобы достать жилой модуль, где мирно спали два местных технаря — тот находился прямо за переборкой палубы. Техникам крупно не повезло — спали без комбинезонов, конечно — видимо тоже унесло в космос, а вот нашли тела или нет — его уже не интересовало. В глубине отверстия заметил копошащихся дроидов — местный инженер уже работал над восстановлением энергомагистралей и коммуникаций корабля.
        — Ну и пусть работает — арбайтен шнель, майн герр — подумал наш герой — возиться с трубами и кабелями ему совсем не хотелось.
        — Интересно, это был астероид из дешевых смесей или дорогих?  — неожиданная мысль удивила своей неожиданностью его самого — к тому моменту, когда он появился здесь, никаких остатков астероида уже не было — вероятно, злополучный камень уже выбросили наружу.
        — И спросить не у кого — мозг продолжал поражать своего хозяина нестандартными, в данной ситуации, вопросами — наверное, это недокументированные функции нейросети — успокоил себя наш технолог.
        Палуба была пуста, если не считать шестерки побитых жизнью КИПов «Тувис» — даже створ разгонного коридора не подсвечивался зеленым цветом, как обычно.
        — Плохо, что люди в этот момент не были внутри кораблей — возможно, многие остались бы живы, вероятно в этот момент шло распределение «Шорков» среди пилотов — еще пару минут, и они были бы уже внутри — как все глупо, все-таки — опять пришла грустная мысль в голову.
        Диагносты прислали первые два отчета — сразу послал их в следующих двух потерпевших — решено было свести все отчеты в один, а затем выбрать пациентов для реанимации. Судя по скорости, с которой работали диагносты, с этой работой они справятся за два часа — чтобы не маяться от безделья, решил забраться в один из КИПов и подремать — работать его совершенно не тянуло. Короткий заслуженный отдых был нагло прерван сообщением от управляющего модуля комплекса о завершении диагностических мероприятий и затем он скинул отдыхающему сводный отчет о прогнозах восстановительных работ.
        Работник посмотрел на часы — прошло обещанных два часа. Оказалось, что все это время диагносты были на связи с управляющим модулем комплекса, обмениваясь текущей информацией. Сам модуль, видимо находился в районе работ корабельного инженера — по вспышкам сварки, видимых отсюда, наш ремонтник пришел к выводу, что там ситуация напряженная.
        — Флаг ему в руки — пожелал длинноногому товарищу успехов в работе. Посмотрим, что у нас есть в наличии из работоспособного оборудования и тогда будем принимать решение, кому жить, а кому в утиль. Отчет, между тем не радовал:

        1) 4 корпуса с повреждениями силового каркаса более 75 %,
        2) 2 корпуса с повреждениями силового каркаса более 31 %,
        3) 4 маршевых двигателя «ДВМ-3А» — ресурс 66 %,
        4) 3 реактора «РД-3А» — ресурс 68 %.
        5) 3 сканера «СОВ-12» — ресурс 82 %,
        6) 3 сканера «СОВ-12» — ресурс 22 %,
        7) 4 роторные турели «КС-4» — ресурс 80 %,
        8) 2 установки управляемых РСД — без боекомплекта,
        9) 2 установки противоракет — без боекомплекта.

        Все остальное в состоянии металлолома. Управляющий модуль комплекса «Реш-3.38» выдал прогноз на восстановление двух КИПов до состояния «пригоден» — парень согласился с умной железкой и дал команду на разборку всех наличных корабликов. Общее время на ремонтные работы было оценено, как трое суток текущим составом дроидов — спорить с работягой из металла наш технолог не собирался — теоретически, следующие три дня он мог просто бездельничать, наблюдая за работой комплекса. Но волевым усилием направил себя на совершенствование — решил немного попрактиковаться, так как этот тип кораблей он еще не ремонтировал — опыт будет ценным приобретением. К тому же, надо попробовать управлять четырьмя дроидами одновременно — совершенству нет предела.
        Чтобы дело двигалось шустрее, решил натравить на каждый объект по два ремонтника — один будет долго ковырять пациента, да и к тому же, габариты и масса перемещаемых деталей не под силу одному дроиду. Управляющий модуль не возражал против таких изменений в процессе — все-таки, прямое управление имело более высокий приоритет, чем его команды. В процессе раскурочивания недобитков, наткнулся в кабине одного из них на личное оружие — опозналось, как плазменный пистолет «Зоран-16», производства конгломерата Хаман. Сначала, решил его себе прикопать, но две здравые мысли расставили все по своим местам:
        во-первых, пронести этот предмет на борт фабрики он не сможет — не в чем — как приехал сюда в одном скафе, так и увезут обратно,
        во-вторых, пилот КИПа наверняка жив и будет искать свое имущество, погибли ведь только земляне — местных техников можно не считать — вряд ли это они спрятали оружие в чужом корабле, подрабатывая еще и пилотами.
        — Жадность фраера сгубила — одернул себя Макс — отдам, может респект получу от местных, свой пистоль у меня уже есть. По любому!
        — А вообще-то интересно, зачем пилоту пистолет в кабине — разобьют КИП, куда из него тогда стрелять — такой пукалкой только рассмешить противника. Разве что, разнести себе голову, чтоб не достаться живым врагу.
        Приняв окончательное решение о находке, кинул сообщение инженеру, в ответ получил короткое: «Жди, сейчас заберут». Где-то через десять-двенадцать минут к нему прибыл собственник стрелялки — хмурый серолицый пилот забрал из рук землянина свою пушку и, похлопав его по плечу, удалился обратно.
        — Культура лезет через уши — подвел итог встречи ремонтник — даже спасибо не сказал, гад. Для себя решил, что если что-то еще найдет, то не отдаст — будет мучить свой мозг задачей, как это прихватизировать. До конца дня дроиды разобрали четыре «Тувиса», а остальные должна была постигнуть такая же участь за ночь — управляющий модуль перехватил контроль за своими бойцами, когда технолог отправился на ужин и далее по списку…
        Ночевать пришлось опять самому — на фабрику его отпустят только тогда, когда он соберет обе боевые машины — так ему обозначил ближайшее будущее инженер-переросток. Засыпал грустный — отсутствие подруги под боком не радовало — пришла мысль, что космос без женщин безынтересен для мужчин — гениальность этой догадки была последним, что понял наш герой, перед тем, как погрузиться в сладкие сны.
        Утренний приход на рабочее место поразил картиной спокойствия и порядка — за ночь пауки разобрали все, что могли и аккуратно складировали все комплектующие летающих агрегатов — броня, двигатели, реакторы и т. д.  — все было отсортировано по кучкам. Отдельной большой кучей лежало то, что когда-то было частью этих боевых машин, но после непредвиденной встречи с астероидом превратилось в высокотехнологичный мусор.
        — Интересно, а что они будут с этим хламом делать? Повезут с собой на местное отделение металлобазы или оставят тут нам в подарок?  — задался хитрым вопросом Макс.
        Кстати, отблески от сварочных работ со стороны бывшего жилого модуля № 4 стали ярче — местный инженер явно не сидел без дела — завтра, скорее всего, будет тут.
        — Пора ему и пробоиной заняться, не мне же это делать — подумал технолог — ходить целый день в герметично закрытом скафе ему начинало надоедать.
        — Нос не почешешь, когда хочется, да и с затылком та же беда — проблема была серьезной, технолог уже было хотел идти вставить местному инженеру люлей, но потом одумался — мало ли, как среагирует на это длинноногая каланча.
        Наконец, парень обратил внимание на своих дроидов — те стояли аккуратной шеренгой, не делая никаких движений — просто идеальные работники — работы нет, но не разбегаются по углам, не пьют, не курят, в карты не играют. Подошел к одному из них и погладил того по манипулятору — аж прослезился — дорогие мои бойцы, помните — вместе — мы сила. Поинтересовался у управляющего модуля причиной простоя — и опять прослезился — все готово к работе, требуется только одобрение разумного. Бегло просмотрев намеченный порядок работ, отдал команду на восстановление первого «Тувиса» — металлические насекомые зашевелились.
        Когда дроиды проходили мимо, он принял стойку «смирно» и отдал честь проходящим мимо героям труда, сопроводив их лозунгом: «Все на фгонт, товагисчи, все на защиту геволюции!» Однако на этом лидер местного железного пролетариата не успокоился — взобравшись на кучу металлолома, он принял позу вождя мирового пролетариата, уперев правую руку в пояс, а левую протягивая в сторону голых каркасов КИПов:
        — Товагисчи, настал тот день, о котогом говогили большевики! Сегодня мы начнем пгоцесс восстановления обездоленных и повегженных бгатьев! Как говогится — кто был никем, тот станет КИПом! Уга, товагисчи, уга!
        Конечно, слышать эти вопли не мог никто — отсутствие атмосферы на летной палубе отрезало все звуки, а дроидам было наплевать на прыгающего разумного, но Макс вошел в раж — сегодня был театр одного артиста — технолог кривлялся, как мог и нес полную ахинею, но ему было весело — не все же время скучать или грустить.
        Момент сольного выступления одинокого ремонтника успел захватить длинноногий местный инженер — увиденное представление настолько шокировало специалиста, что он забыл, зачем сюда пришел. Немного постоял так в дыре пролома и поглазел на это чудо. Потоптался на месте и пошел обратно — к своим дроидам, которые уже вплотную подобрались к летной палубе.
        — Мясо двинулось мозгами, видимо чрезмерно общается с дроидами — как бы мне не подхватить такую заразу — думаю, не стоит злоупотреблять возможностями прямого управления — размышлял этот переросток.
        Наконец, где-то, через полчаса, парня отпустил революционный угар, и он аккуратно присел на какой-то агрегат, наблюдая за мельтешением железяк.
        — Интересно, сутки на сборку легкого КИПа силами шести дроидов 3-го поколения — это много или мало? Сколько такие операции занимают на верфи?  — озаботился сложным вопросом наш мыслитель.
        Оставался вопрос, чем ему все это время заниматься — решил осмотреть кучу высокотехнологичных отходов, куда дроиды отнесли все, что, по их мнению, не имело ценности в свете предстоящих восстановительных работ. Как ни странно, но и здесь царил полный порядок — убитые двигатели лежали отдельно, точно также, как и реакторы, например. Внимание привлекла самая мелкая куча барахла — там, в основном, были остатки какой-то мертвой электроники, судя по отблескам от экранов и индикаторов. Именно здесь судьба преподнесла очередной сюрприз неутомимому исследователю мусора — между всего этого хлама обнаружился еще один пистолет.
        — Эти пилоты какие-то параноики — вот зачем эта пукалка нужна в кабине КИПа — повторил сам себе вчерашний вопрос. Между тем идентификация предмета прошла успешно и нейросеть выдала пакет информации: «Зоран-16» — фактически, аналог вчерашней находки, только послабее и без возможности усиленного выстрела. Внешне ничем не отличался от своего старшего собрата — активировал, проверил заряд накопителя — 100 % емкости, деактивировал и начал мучить свой мозг проблемой — как пронести этот девайс на фабрику. Отдавать не собирался — подумал, что такой щедростью можно отпугнуть от себя удачу — раз хабар сам плывет в руки, надо его брать этими руками крепко и нежно. Весь день ломал себе голову этой проблемой — результат мозгового штурма оказался нулевым.
        — Завтра я подумаю над этим вопросом окончательно — последняя мысль перед сном.

        Глава 12

        Утреннее появление на месте аварийно-восстановительных работ опять явило ему картину стройной шеренги дроидов и полностью собранного КИПа. Снова умилился дисциплинированности железных работников и снова дал разрешение управляющему модулю комплекса на сборку очередного «Тувиса». Играть сегодня роль вождя мирового пролетариата не хотелось — мучительная проблема бесхозного пистолета давила на мозг технолога с самого пробуждения.
        Глядя на собранный КИП, у землянина возникла шальная идея: надо ему попробовать вылететь на нем, якобы для испытаний. Вылететь, немного полетать, затем влететь на палубу фабрики и там за пару минут припрятать пистолетик. Стоит попробовать — попытка, не пытка. Эту идею он сразу же выложил местному инженеру, который, к слову сказать, уже латал пробоину в борту. Поначалу, специалист высказал недопонимание ситуации:
        — Для полетов существуют пилоты, мы с тобой технический персонал — это не наша работа.
        — Пилоты, это конечно хорошо, но я смогу моментально определить неточность в сборке любого узла, именно, как технический специалист, а не пилот. Кстати, я на таком аппарате начинал свою пилотскую карьеру — он мне хорошо знаком — я даже возьму с собой диагноста для верности.
        — Ну ладно, можешь попробовать — сдался инженер под такими доводами — у меня, к сожалению, нет пилотских навыков, поэтому ничем тебе тут не помогу.
        — Я не долго, начальник — основные фигуры, взлет — посадка, на все уйдет не более часа.
        — Хорошо, вижу твои дроиды работают, можешь испытать КИП.
        Окрыленный успехом переговоров, наш пилот помчался в кабину «Тувиса» — пока руководство не передумало. Бортовой Искин синхронизировался с нейросетью без лишних вопросов и запроса кодов доступа — этот вопрос немного напрягал нашего пилота — однако, видимо в результате отключения электронного мозга от питания, в нем сбросились настройки, и первое включение прошло без этих обязательных процедур.
        — Требуется провести тест оборудования, текущая комплектация оборудования мне неизвестна — заупрямилось это чудо.
        — Отказано, будем проводить тест в процессе полета — это быстрее укажет на неточности в сборке — из выученных баз Макс знал, что такая процедура возможна и бортовой Искин должен следовать указаниям пилота.
        — Принято, пилот, начинаю активацию бортовых систем.
        Пилот наблюдал за активацией корабельных систем через нейросеть — вначале запустилась система жизнеобеспечения, и он погрузился в силовой кокон, затем последовательно засветились зеленым цветом все остальные системы кораблика. Даже бортовое вооружение было теперь доступно землянину, но проверять его он не собирался, естественно. Желтым цветом светились только пусковые установки ракет — отсутствовал боезапас. Макс заметил, что в инженерном скафе было не так удобно управлять боевой машиной, как в пилотском аналоге — все-таки, универсальность в этом мире была не в почете, бал здесь правила узкая специализация. Наконец реактор вышел на рабочий режим, и парень стал выводить КИП через створ разгонного коридора наружу — всего пара мгновений, и вот он — свободный бескрайний космос.
        — Надо создать видимость испытаний — направлял сам себя — парочка маневров и двигаемся к фабрике. Диагност все это время не подавал никаких сигналов, хотя и был подключен к бортовому ИИ — тесты оборудования проводились ими одновременно. Сделав пару фигур высшего пилотажа, направил кораблик на посадку на летную палубу «Гурто-С-38мк». Весь процесс припрятывания пистолета прошел быстро и незаметно для всех — экипаж носителя был всем составом на нем же, а соотечественники пилота были заняты полетами за рудой — все погрузочно-разгрузочные работы были закончены еще вчера. Так что никто не встретился ему по пути в каюту и обратно. Затем, еще немного полетав для видимости, технолог вернулся на носитель.
        — Как прошли летные испытания?  — сходу спросил его инженер.
        — Замечаний к работе основных систем нет, требуется проверить полет в режиме форсажа и оружейные системы — у меня нет допуска к ним. В целом, ресурс в пределах 70 -78 % по отдельным модулям.
        — Хорошо, я доволен — сегодня закончишь собирать второй «Тувис» и можешь отправляться на свое рабочее место на фабрику, капитана я уже предупредил.
        — Понял, начальник, все сделаю в лучшем виде.
        Второй «Тувис» дроиды собрали к вечеру, вернее к ужину — почему так быстро, ему самому было непонятно, возможно управляющий модуль внес изменения в техпроцесс, проанализировав ход предыдущей сборки — парня это мало волновало. Сдал работу инженеру и поплелся на другую летную палубу — проводить испытания на сей раз не хотелось — было желание уединиться с подругой наконец — пусть пилоты проводят тестовые полеты — дроиды сделали работу точно и по технологии. Собственно, и первый КИП он проверял только по одной своей меркантильной причине — плазменному пистолету. Некоторое время ждал пилота бота, который должен был отвезти его обратно.
        Встреча с Мартой была воистину горячей и долгожданной — Макс забыл даже про ужин, настолько быстро его взяли в оборот — вдаваться в подробности не будем, заметим только, что обоим все понравилось. Затем он показал подруге подарки — последняя была в полном восторге, особенно ей понравились сережки-духи — такого на Земле не встречалось, а вот тут смогли соединить сплав и парфюмерию. Смотрелось на девушке очаровательно, молодец — сам себя мысленно похвалил герой-любовник. Домашняя одежда и нижнее белье тоже послужили причиной долгих вздохов и поцелуев благодарности со стороны их обладательницы.
        — Все-таки в белье как-то удобней и комфортней — заметил землянин, примерив и свои обновки. Из женских вещей ему особенно понравилась полупрозрачная накидка из искрящегося материала — аналог земного пеньюара — вроде девушка и не голая, когда его одевает — а все на виду. Красоту нельзя прятать, ее надо подчеркивать — одобрил эту полезную вещь гардероба землянин, наблюдая ее на носительнице. Парочка еще долго кувыркалась в постели, восполняя утраченное время, на которое их разлучили — в эту ночь кровать хорошо поработала в качестве амортизатора двух горячих гуманоидов. Окончательно насытившись друг другом, любовники, блаженно улыбаясь, заснули в объятиях.
        На следующий день носитель ушел из системы — видимо длинноногий инженер залатал судно — технолог пожелал всему экипажу счастливого пути. Мысленно, где-то в глубине души. Вспомнил выражение лица капитана, который лично посетил фабрику перед отлетом — рабовладелец не пожалел своего времени, чтобы удостовериться, все ли его подчиненный понял правильно.
        — Какое-то оно у него недовольное, неужели из-за столкновения? Я бы так не стал переживать — думал о своем парень, выслушивая последние ЦУ от хозяина. Затем отправился в координационный центр: во-первых, требовалось запустить процессы обогащения в трех рабочих модулях — за время его отсутствия, пилоты сумели их все забить аксоном до отказа. Во-вторых, его грызла мысль, как добраться до самого Искина — если он не может изменить ничего в установках новых директив, которые недавно ввели в Майю, то стоит рассмотреть возможность физического отключения этого искусственного мозга от систем фабрики. То, что он сможет на текущем уровне, в случае необходимости, поддерживать жизнедеятельность объекта без помощи ИИ — он знал — изучение своих прав в категории доступа № 1 давало такое основание полагать.
        Но сначала — запуск процессов. Аксон требовал более длительных манипуляций с настройками — технолог вдумчиво проводил регулировку оборудования, следя за тем, чтобы конечный результат процесса не превышал 75 % планки — ведь в противном случае ему станут задавать неприятные вопросы — откуда знания? Хоть и задерживаться надолго здесь он больше и не станет, все равно — улучшать качество продукта не стоит. Вот так, балансируя между профессиональным желанием сделать производство эффективнее и осторожностью, он промаялся пару часов.
        В ходе своих экспериментов, он обнаружил, что его знания позволяют ему довести процентный состав концентрата до метки 80 %, а когда выучится база 5-го ранга «Катализаторы» — то и до 85 % — неплохо для раба, который еще пару месяцев назад был замороженным мясом в трюме рабовладельцев.
        — Сорок два часа на процесс — мдя, более сложные манипуляции требуют большего времени на их выполнение — подвел итого исследователь. Закончив с прямыми обязанностями, стал ходить вокруг колонны, где размещался станционный Искин — на одной стороне, как отмечалось выше, располагался шкаф со штатными скафами технолога, противоположная сторона вплотную прилегала к пультам операторов — оставались две боковые поверхности. Ранее, землянин не особо вглядывался в это сооружение, теперь же им двигал шкурный интерес, в прямом смысле этого слова — он опасался за свою ценную тушку — то, что какая-то железка имеет над ним власть, его сильно напрягало. Искомые сервисные дверки были на каждой из боковых граней колонны. Приглядевшись к ним, он удовлетворенно обнаружил, что нейросеть подсвечивает на них несколько точек: это были замки лючков — тут всплыли знания из базы по стационарным ИИ 4-го ранга.
        — Тут нужен дроид, не руками же сюда лазить…
        — Марта, возьми с собой диагноста из комплекса и иди ко мне.
        — Иду, Максик.
        Через десять минут появилась подруга в сопровождении семенящего паучка. Технолог перехватил у девушки управление за жучком — все-таки приоритет технолога фабрики был выше, чем у техника. Дал команду на вскрытие лючков. Все это время землянин подсознательно ждал негативной реакции Майи — все-таки, его действия могли быть ей расценены, как попытка взлома. Однако видимо в самом помещении координационного центра у железяки не было сенсоров контроля. В принципе, так и должно было бы быть — вряд ли руководству фабрики понравится, когда за ним постоянно подглядывает подчиненный Искин и все записывает на носитель. Личная жизнь, как ни крути, он личная. Все это время Марта заинтересованно наблюдала за действиями своего мужчины — и главное, правильно себя вела — молча.
        — А вот этот момент рабовладельцы не смогли предусмотреть — да, всего не учтешь — удовлетворенно констатировал специалист.
        Дроид с лючками мучился не долго — и вот уже технолог, и позади него подруга, рассматривают внутренности сервисных шкафчиков: с одной стороны были подключены кабели — силовой, по которому Искин получает энергию и информационные, по которым он получает данные со всех систем и сенсоров, раскиданных по всей площади фабрики. Также по этим дата-кабелям он руководит всеми подчиненными устройствами и системами объекта.
        В другой нише в корпус Искина были подключены прозрачные трубки, по которым текла какая-то жидкость: в некоторых трубах она активно пузырилась, в других же, течение ее было незаметно глазу.
        — Жидкостная система охлаждения — оценил увиденное исследователь внутренностей — странно, вот на Земле, например, в компьютерах такие системы не особенно прижились — более практичными и простыми оказались обычные вентиляторы. А вот тут, видимо все по-другому сложилось в этом деле.
        — Закрывай — дал команду дроиду — пока ничего делать не будем — принял временное решение Макс.
        Отправил подругу вместе с дроидом обратно — ремонт поврежденных «Шорков» должен был продолжаться еще почти трое суток — это время решено было посвятить окончательной подготовке к побегу. Забрал из тайника оба пистолета и направился к своему «Белзу» — пришло время опробовать как их, так и бортовое вооружение КИПа — все знания получены, так что в путь. Проверку решил провести в месте основной своей захоронки, заодно и проверить, все ли на месте. В рубке переоделся в полетный «СП4», поставил лазерный пистолет на зарядку — за то время, пока будет лететь к астероиду, тот зарядится до конца.
        Синхронизировался, вывел аппарат из фабрики — полет в точку назначения прошел, как по нотам, осмотрел тайник — на первый взгляд, все было так, как оставил в последнее посещение — собственно, обнаружить это место можно было чисто случайно. К тому же, зона шахтерских работ сейчас находилась далеко отсюда — местная дешевая смесь, из которой состояли ближайшие астероиды, сейчас не требовалась на фабрике. Решил проверить лично сохранность захомяченного имущества, заодно и проверить работоспособность личного оружия. Тщательно осмотрев состояние дыхательных патронов и батарей-аккумуляторов, пристегнул оба пистолета и направился на объект. Личный осмотр подтвердил первое впечатление о состоянии дел — все было на месте, следов пребывания посторонних не обнаружено.
        — Вот и отличненько, теперь постреляем — первым решил опробовать «Зоран-16» — в качестве противника выбрал дверь-переборку между основным шлюзом и коридором в рубку. Так как стрелять это чудо могло только одиночными разрядами с интервалом около секунды, то выстрелил всего раз — результат ему понравился — плазма почти прожгла массивную стенку. Затем взял в руки лазерный «Зерт-32» — сначала режим пульсара — здесь порадовало только то, что оружие стреляло без остановки, почти как автомат — требовалось лишь удерживать кнопку огня. Плевалка плевалась лазерными разрядами в сторону переборки с сомнительным результатом — точки попаданий выглядели как неглубокие вмятины с оплавленными краями. Затем перевел селектор в положение «луч» — более эффективный режим, подумалось бойцу — за пару секунд луч прожег переборку, и, двигая пистолетом вниз, наш герой добился сплошной прорези в ней, толщиной около миллиметра. Пришло время подвести итоги полевых испытаний оружия:
        — По видимому, «Зерт-32» надо использовать против легкобронированного противника — он явно предназначен для пробивания тугоплавких материалов с одного выстрела. Насчет «Зоран-16» впечатления двойственные — пульсар хорошо подходит для неэкипированных противников. Даже если их много, почти непрерывный поток огня хорошо справится с такой массовкой, а вот против бронированных противников он слабоват. В постоянном луче применять только против обездвиженных противников — например, медленно отрезать ноги…
        Вернулся на корабль и активировал боевые лазеры — те тоже работали в режиме пульсара, но мощность, естественно была несоизмеримо выше — пострелял немного в переднюю сплюснутую часть погибшего собрата «Белза» — к удивлению, следы от попаданий разрядов выглядели обнадеживающе. Проверять работу турелей не стал — во-первых, требовалось загрузить боезапас, а во-вторых, все равно ими управляет бортовой Искин — возможность пострелять представится еще не раз.
        Вечернее посещение зоны отдыха — бассейна, не принесло расслабления — здесь обосновалась толпа парней и девушек, активно принимающая алкоголь в больших дозах, и ведущая себя шумно и вызывающе. Среди этого сборища Макс с неприятным удивлением обнаружил группу парней из Тамбова, с которыми успел пообщаться еще на «Рант-Су». С ними вместе отдыхало некоторое количество женского состава работников фабрики — Марты и Мадлен там не было — с удовлетворением констатировал он. Так же, как это было ни странно, в числе выпивающих гуманоидов оказался бывший депутат Андрей Петрович, который в это время активно тискал какую-то брюнетку — та глупо смеялась и хихикала. Огорчало то, как себя вели «отдыхающие» — посуда валялась вокруг бассейна, да и частично плавала в нем, некоторые поддатые организмы горланили похабные куплеты, а одна парочка, совсем потеряв стыд и чувство меры, занималась сексом прямо в воде. Всем было весело, кроме технолога — обострилось чувство грядущих неприятностей.
        — Уберите тут за собой, хотя бы — вы тут не одни — попытался воздействовать на компанию он.
        — Да пошел ты, дроиды уберут — они железные. И вообще, не мешай отдыхать после трудного рабочего дня людям — получил он ответ от одного из подвыпивших парней. При этом парочка других, более трезвых вероятно, направилась в его сторону с тупыми улыбками на лицах.
        — Че ты там сказало, чмо — счас мы тебе…  — договорить этот оратор не успел — в этот момент, все присутствующие получили первый разряд в шею, не обошло это счастье и нашего парня, что оказалось для него неприятным сюрпризом. Лежа в полусогнутом состоянии, он сохранил способность думать и говорить:
        — Майя, ты что творишь, тупая железка?
        — Извини, босс, у меня четкие указания на такой случай — ты находишься в зоне, где персонал игнорирует правила и проявляет агрессивность и неповиновение. Кроме того, указанные гуманоиды сегодня не занимались своим прямыми обязанностями — поэтому я буду повторять процедуру, пока эта группа работников не прекратит свои бессмысленные действия. Прошу покинуть эту зону, босс.
        Макс посмотрел в сторону компании — странно, но чувствовали и выглядели они намного лучше него — этот феномен у него не находил объяснений. Некоторые уже уверенно стояли на ногах, а та парочка парней опять стала двигаться в его сторону с угрожающими восклицаниями. Последовал новый удар, после которого землянин кратковременно потерял сознание — Искин комплекса стал наращивать силу разрядов. Через пару секунд пришел в себя — все тело болело, особенно мышцы — попробовал встать — не получилось, тогда попробовал ползти — это движение получилось лучше. Скосил взгляд в сторону бассейна — местная бух-компания усиленно шевелилась, причем с заметно лучшими, чем у него результатами.
        — Да что же это такое, у них что, иммунитет к электричеству?  — недоумевал он, упорно отползая в направлении выхода из этой зоны. Возле переборки удалось встать — пошатываясь и придерживаясь стены, вывалился в коридор — решил идти туда, где ближе — летная палуба, где стоял его «Белз» — там оружие и там должна быть Марта с подругой и дроидами. О последних вспомнил, когда желание отключить сбрендившую железяку под именем Майя стало непреодолимым. Добравшись до палубы, убедился, что подружек здесь уже нет — видимо те отдыхали у Мадлен в каюте, так как в каюту Макса Марта сама не могла попасть.
        Решил посидеть немного, передохнуть в своем кораблике — максимум час и боль отпустит, уйдет из организма — тогда пойдем разбираться с ополоумевшей Майей. Незаметно для себя задремал — сон был дерганым и беспокойным — приснилось, будто бы у него в скафе закончились дыхательные патроны и он задыхается в каком-то закрытом помещении — проснулся в липком поту, судорожно глотая воздух. Посмотрел на время, прошедшее с того момента, когда добрался сюда — спал почти пять часов — встал, снял с себя одежду и пошел в душ корабля. Требовалось привести себя в порядок, перед тем, как осуществлять задуманное.
        После водных процедур почувствовал себя значительно лучше — принял внутрь небольшой, толи завтрак, толи ночной ужин — по бортовому времени еще была ночь. Вернулись воспоминания о прошедших событиях — передернуло, перед глазами встала картина с живо шевелящимися пьяными «отдыхающими» — несоответствие их состояния и его резало мозг. Сознание зацепилось за какое-то слово…  — вот оно «пьяными» — они все были изрядно пьяными, в отличие от него — видимо большая доза алкоголя в организме как-то ослабляет болевые и шоковые ощущения от удара током — надо будет запомнить, сей важный факт. А теперь пора браться за намеченное — стал собираться — одел пилотский скаф — сегодня он будет в основном, летать — осталось немного наработать концентрата, Марту под ручку и в путь. Пристроил на крепления скафа оба своих пистолета — так, на всякий случай. Вспомнил, что для несложной работы по вскрытию лючков и выдергиванию кабелей вполне сгодится и штатный дроид КИПа «ДШГ-А». Взял уродца под контроль и потопал к выходу их корабля.
        — Марта, детка, ты где сейчас?  — несколько раз пытался вызвать подругу, но та упорно не отвечала. Спит, наверное — сейчас же ночь — догадался технолог. Искин, кстати, тоже подозрительно молчал — ну и черт с ним, все рано отключу.
        Где-то посередине пути к цели своего путешествия обнаружил обоих техников — Марту и Мадлен. Девушки были мертвы — почти голые — разорванные комбинезоны валялись рядом, тела были согнуты в позах эмбриона, руки прижаты к голове — как будто хотели защититься от чего-то. Уши любимой женщины были порваны — подаренных сережек там не было. Рядом с телами изувеченных девушек храпело несколько тел — опознал в них ублюдков из той бух-компании.
        Картина произошедшего здесь встала перед парнем во всей своей жуткой красе: видимо, после того, как Искин прекратил бить током, указанная группа гуманоидов выползла из зоны бассейна и пришла окончательно в себя. Но, так как алкоголь из голов отморозков улетучился, то компания решила продолжить праздник — здесь им видимо попались девушки, которые возвращались с летной палубы. Что пришло в голову мерзавцам, уже не имело значения — возможно, в глаза им бросились серьги в ушах Марты, а возможно подруги ответили не так, как бы хотелось этим недоноскам. В любом случае, девушек, видимо сначала немного побили для острастки, затем сорвали одежду и изнасиловали, а затем снова стали избивать до тех пор, пока те не перестали дергаться от их ударов. Потом силы у компашки видимо закончились, и они повалились спать прямо возле своих жертв.
        Все произошедшее не укладывалось в мозгу Макса — как такое могли сотворить люди, и как такое смог допустить Искин — он должен был вырубить всех при такой агрессии, но почему-то не сделал этого. Кстати и, сейчас, этот большой калькулятор не отвечал на вызовы технолога. Какое-то время — он не смог определить, какое именно, мужчина стоял на коленях возле своей убиенной женщины, стараясь отвести ее задеревеневшие руки от головы — тщетно, трупное окоченение уже взяло тело под свой контроль.
        Наконец весь ужас произошедшего и боль утраты дошла до сознания мужчины окончательно — он начал выть, как воет собака, потерявшая хозяина, катаясь по полу и безудержно молотя кулаками по нему. Очевидно, звуки отчаяния, которые издавал осиротевший в этом мире мужчина, вывели из состояния алкогольного сна одного из спавших. К тому времени влияние алкоголя уже утратило свое воздействие на организм, и проснувшийся насильник окинул взглядом картину вокруг себя — несмотря на жалкое подобие мозгов в своей голове, понимание ситуации пришло к нему почти моментально:
        — Эй, мужик, это не я… я, их не трогал… это все Колян…  — пытался что-то сказать этот урод, наблюдая с посеревшим лицом, как мужчина, который секунду назад орал на полу, как резаный, повернулся к нему и снимает с бедра предмет, очень напоминающий оружие.
        — Ты чего надумал, все было не так,… я ж говорю — это не я был…  — продолжало блеять это ничтожество.
        — Мне насрать — с этими словами технолог выстрелил в голову говорившему — небольшая почти незаметная дырочка оборвала монолог русского гопника. Чувство отчаяния и внезапного одиночества отступило на второй план сознания — состояние стрелявшего перешло в стадию «жажда крови». Переключатель режима огня у «Зерта» был в положении «пульсар», так что остаток спящих уродов добил быстро. Отправился к Искину — проблема требовала немедленного реагирования — потом можно заняться остальными двуногими уродами и добить — холодно решил про себя специалист. По пути к железяке обратил внимание, что совсем нет людей — наверное, я что-то пропустил, пока спал, хотя да — сейчас по бортовому времени еще ночь, так что все нормально.
        Добравшись до помещения координационного центра, натравил на лючки своего дроида — вскрытие и последующее отключение кабеля питания прошло за пару мгновений. Затем паук стал поочередно отключать информационные и контрольные шлейфы от соединительной панели Искина — вот тут Майя и ожила:
        — Отсутствует основное питание, перехожу на встроенный источник,
        — Потеря контроля за обогатительными модулями,
        — Потеря контроля за системами искусственной гравитации,
        — Потеря контроля за системами внешней обороны,
        — Отказ систем жизнеобеспечения — требуется вмешательство разумного.
        Искин наконец попытался связаться с технологом:
        — Макс, у меня многочисленные отказы оборудования, теряю контроль за объектом, где ты?
        — У тебя все нормально, это какой-то сбой — специалист тянул время — дроиду оставалось отключить два основных шлейфа — проведи экспресс-тест своего состояния, я уже рядом.
        — Поторопись, босс — ситуация критическая.
        — Да уж, куда критичнее — ты допустила смерть разумных на своем объекте — критичней не бывает.
        Определенные мысли, почему так повела себя эта электронная дура, у него были: исходя из того, что он узнал из баз — конкретно эта модель была старым изделием директората Корит — набор поведенческих алгоритмов и программ был бедным — узкоспециализированное барахло. Введенные специалистом-кодером из команды рабовладельцев новые директивы плохо воспринимались этой усеченной версией полноценного электронного мозга. Нельзя было сравнивать это коритское чудо с более самостоятельными изделиями других государств Содружества, а особенно с Искинами, управляющими боевыми системами кораблей или управляющими центрами боевых штурмовых комплексов.
        Видимо отсталость этого изделия, слабость основного программного обеспечения и новые программы, которые совершенно не уживались внутри такого несовершенства, и породили такую нелепую и губительную ситуацию, при которой погибли девушки. После всего случившегося, скорее всего у Искина Майя случился ступор, или как говорили на Земле — «компьютер завис», продолжая при этом поддерживать жизнедеятельность объекта на уровне базовых установок. Активные действия технолога по отключению дефектного устройства от всех систем были проведены вовремя, хоть сам специалист об этом не догадывался.
        Наконец последняя пара кабелей была отсоединена и парень расслабился — теперь можно в спокойной обстановке задать параметры для систем жизнеобеспечения. Все-таки, несмотря на то, что он недавно убил несколько человек, всех на фабрике подвергать риску он не собирался. Потом, перед самым отлетом, он вновь активирует Искин — пусть поддерживает жизнь на борту, а сейчас он хотел обезопасить свою шею — окончательно свихнувшийся электронный мозг за спиной ему совершенно не нужен.
        Работа по настройке всех систем поддержки жизни заняла около получаса — на обогатительные модули он наплевал. Затем вошел в меню управления системами слежения и стал искать остатки пьяной компании. Кто бы сомневался — требуемые персонажи спали в столовой, так сказать, поближе к буфету — четверо мужчин и пять девушек.
        — И что им не хватало — вон рядом пятеро давалок, зачем им были моя Марта и Мадлен — сознание опять стало затягивать красной пеленой — вам я приготовлю нечто особенное.
        В столовой действовал по плану — сначала всем отдыхающим прострелил коленные чашечки на обеих ногах — бегать за ними потом, что ли по всему комплексу и отлавливать? Затем, когда компания пришла окончательно в чувство, провел экспресс-допрос:
        — Кто тут Колян?
        — Ты че творишь, падла — я тебя урою, я тебя руками буду рвать — брызгало слюной одно из тел — Колян обнаружился быстро.
        — Как все запущено — покачал головой технолог, переводя «Зерт-32» в режим луча — голова лидера тамбовских четких парней-гопстоперов отделилась от тела легко — все-таки это не переборка на корабле.
        — Так совсем другое дело — удовлетворенно прокомментировал успешную операцию новоиспеченный хирург.
        Потом его и всю оставшуюся компанию вырвало — зрелище не оставляло выбора организму.
        — Ничего, дроиды все почистят к утру, чтобы не шокировать нормальных людей, которые придут сюда на завтрак.
        — Вы что себе позволяете, уважаемый, вы, как старший на этом объекте должны поддерживать закон и порядок — вдруг подал свой голос протрезвевший бывший депутат.
        — Лично вам, Андрей Петрович, я должен один заряд плазмы — быстро вскинув «Зоран-16», отправил в голову говорившему оговоренную дозу горячего лекарства — тот даже не успел осознать, насколько это лекарство действенное.
        Некоторых вырвало опять.
        — Теперь мы с вами отправимся на продолжение банкета — здесь недалеко — злобный оскал на лице а Макса не оставляла оставшейся компании ни единого шанса на благополучную развязку.
        На одной из пьяных подруг этого сброда увидел серьги, которые всего несколько часов назад он подарил своей девушке — наверное, этот Колян решил сделать подарок своей кобылке-давалке. С перекошенным от бешенства лицом подскочил к ней и врезал ногой в живот:
        — Снимай стерва, это не твое — прошипел ей в лицо.
        Белая от страха шлюшка трясущимися руками долго пыталась снять украшение — парень уж было думал ей слегка «помочь», но наконец, дело было сделано, и шалава дрожащими руками передала сережки ему в руки.
        Вернулся в помещение координационного центра, активировал дроидов-уборщиков, указав им места приоритетных работ — бассейн, столовая и коридор, где нашел Марту с подругой. По пути на летную палубу решил похоронить их в космосе самостоятельно. На месте ремонта «Шорков» обнаружил весь комплекс ремонтных дроидов «Фирос-4.44» — перевел в режим ожидания. Взяв под контроль парочку грузчиков, пошел собирать тела — сначала забрал тела девушек и их мертвых соседей. Затем повторил те же действия в столовой — дроиды работали быстро — им все равно живой груз или мертвый. Занес всех в шлюз своего «Белза» — оставшиеся семеро стонали, что-то кричали и умоляли — прошел мимо в каюту и прикрыл за собой гермодверь, отсекая все звуки.
        По прилету на место нахождения своего склада, нашел ледяной астероид побольше — там решил похоронить Марту и Мадлен — в толще векового льда они буду тут лежать вечность. Вызвал дроида, который аккуратно держа трупы обеих девушек, пошел вперед, выискивая относительно ровную площадку примерно 2х2 метра. Железка стала пилить лед, а парень грустно смотрел на тела — разогнуть руки ему так и не удалось. Когда дроид снял метровый слой льда, уложил туда обеих, мысленно попрощался и дал приказ укрыть сверху льдом тела. Затем железяка стала плавить края могилы до тех пор, пока не пропал шов.
        — Здесь вы будете покоиться вечно, никто вас больше не обидит — и вернулся на борт.
        Выгрузил бух-компанию на ледяной астероид — минут пятнадцать смотрел, как жизнь уходит из этих организмов — все-таки стандартный комбинезон мог на короткое время поддержать жизнь разумного в космосе, пока тот не доберется до полноценного вакуумного скафа.
        — От каждого по способностям — каждому по заслугам — вымолвил он тихо, когда последнее тело перестало дергаться.
        Затем стал дорабатывать недостающее количество концентрата — по времени выходило почти сутки.
        — Как раз следующей ночью вернусь на фабрику — видеть никого не хотелось, а тем более общаться. Долгое время провел в кровати, уставившись в потолок — злость и ненависть получила свою плату, осталась только ноющая боль утраты внутри.
        Затем, пока Болт усердно пилил торувал, занялся монтажом прыжкового двигателя — работа заняла все мысли героя. Поставил и дал задание бортовому ИИ проверить устройство — все оказалось в норме.
        Следующей ночью, как и планировал, вернулся на борт фабрики — собрал и разместил у себя в корабле ремкоплекс «Фирос-4.44», собрал все скафы из обогатительных модулей, упаковал до отказа ячейку для картриджей синтезатора, дозаправился и прошел в координационный центр. Хотел забрать себе одну из медицинских капсул из медотсека фабрики, но хорошо поразмыслив, отбросил эту идею. Все равно, пользоваться он ею не умеет, а здесь он будет нужнее. Снова активировал Искин — код активации у него был с первого дня его работы здесь в качестве технолога — Искин запросил на тест систем несколько часов.
        — Работай — и стартовал к своей захоронке. Процесс перегрузки и складирования имущества и концентрата длился несколько часов, но наконец, все дела были сделаны и пришел час «Х».
        — Болт, принимай навигационные карты, проведи расчет серии переходов в систему Лайна — 22-СБ-128Л, пару вариантов — один длинный через зафронтирные системы, другой самый короткий.
        — Принимаю пакет… Начинаю расчет маршрута…Время для расчета 58 минут. Приблизительно через час пилот получил на нейросеть два варианта.
        — Выведи на фронтальный экран рубки оба маршрута с описанием транзитных систем.
        После некоторых раздумий, Макс решил двигаться по длинному пути, избегая обитаемых систем и близких к ним — свои боевые возможности он оценивал ниже средних — груженый под завязку «Белз» имел плохую динамику.
        — Болт, последняя проверка перед разгоном — доклад.
        — Все системы в порядке, топливо — 100 %, дополнительный бак — 100 %, турели — боезапас 100 %, лазеры активированы, реактор в рабочей зоне. Готов к разгону.
        — Разгоняйся без форсажа — так по всему маршруту, до получения от меня на то прямого приказа.
        — Выполняю.
        Перегруженный КИП разгонялся почти полтора часа — наконец прыжковый контур набрал требуемое количество энергии для прыжка и выбросил корабль в подпространство.
        — Теперь каждый за себя — прошептал Макс, глядя на сережки в своей руке.

        10.2016-01.2017.

    Продолжение следует.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к