Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Наследник Сергей Залевский

        Макс Шнитке #5

        Multimedia Publishing; Киев; 2017
        АННОТАЦИЯ

        Очутившись практически в безвыходном положении, Макс собирается в долгое забвение — решение погрузить свое тело в анабиоз единственно возможное. Вероятность, что его тут найдут люди, минимальна и стремится к нулю. Система, в которой он оказался замкнут без возможности покинуть, не представляет никакой ценности для Содружества: ни ресурсов, ни кислородных планет, пригодных к заселению тут нет. Да и расположена она вдали от общепринятых маршрутов между Дивели и Хаманом. Кроме того, немногие рискуют посещать ее, так как здесь часто наблюдаются появления гуманоидной расы валлингов — эти зеленокожие головастые коротышки сильно недолюбливают людей и относятся к ним, как к надоедливым насекомым. После нескольких лет забвения в состоянии замороженного куска мяса Макс медленно приходит в себя — по его оценкам, это должно было произойти через лет тридцать, но действительность оказывается намного неприятнее…

        СЕРГЕЙ ЗАЛЕВСКИЙ
        НАСЛЕДНИК

        ГЛАВА 1

        Выйти из стартовой ячейки в пространство «Важиса» оказалось немного затруднительно для Макса: в отсутствие энергии на корабле переходной шлюз оказался заблокирован — специалисту пришлось звать своего единственного ремонтника и вырезать блокирующее устройство. На всю работу, которую дроид проводил в режиме прямого управления, пошло около получаса, пока, наконец, совместными с пауком усилиями не удалось развести в стороны обе створки шлюза. Разницы между пространством там и тут не было никакой: абсолютный вакуум, отсутствие гравитации, кромешная тьма. В самой ячейке было пусто, ничего не летало и не висело в пространстве, а вот в коридоре, куда выбрался технолог, такие предметы имелись: отключение систем жизнеобеспечения застигло врасплох команду рейдера.
        Кроме незакрепленных контейнеров и других предметов «интерьера» крейсера, различных ящиков и прочего нужного в дальнем походе хлама, тут висело в пустоте несколько погибших наемников. Всеобщая паника, вызванная отказом бортовых систем, застигла их по пути в свои каюты или помещения, где хранились скафы, однако добраться туда они не успели: темнота, отсутствие твердой опоры под ногами и холодный ужас надвигающейся смерти лишил их всех на короткое время трезвого мышления, чего оказалось достаточно для возникновения хаоса. Крутая команда ловцов удачи в один момент превратилась в стадо орущих от близкого конца диких животных.
        Технолог решил осмотр крейсера пока отложить — первоочередную свою задачу он видел в доставке на борт «Фортера» (или того, что от него осталось) кристаллической топливной смеси из местных запасов — в Содружестве был один стандарт питания реакторов. Выше четвертого поколения вся техника для работы в космосе работала на кристаллическом топливе — оно было более безопасным при транспортировке и хранении, чем гелевое — этот вид топлива применялся на технике до четвертого поколения. Так как с конструкцией этого корабля он был знаком по изученным базам, то следовало решить только одну проблему: как доставить к ячейке достаточное количество сырья. Тут вопрос должен решиться просто: на всех космических кораблях, начиная со среднего класса, обязательно присутствуют грузовые платформы и дроиды-грузчики, а последние, скорее всего, должны входить в штатный ремонтный комплекс крейсера на его борту.
        Поэтому, внеся незначительные корректировки в первоначальный план, землянин, в сопровождении своего работника медленно потопал в направлении грузовых трюмов — рядом с ними имелось несколько ремонтных мастерских — уж там-то он точно найдет парочку-другую платформ. Отсутствие гравитации немного замедляло передвижение, но вопрос времени для нашего героя сейчас не стоял — впереди долгие годы одиночества, как минимум… По ходу своего передвижения ему встречались все новые и новые мертвые постояльцы этого рейдера-призрака — мужчина только немного менял траекторию движения, если жмурика можно было обойти, а если такого маневра сделать было нельзя, то просто отталкивал замерзший кусок мяса в сторону, освобождая дорогу для себя и своего спутника-дроида. Поймал себя на мысли, что непроизвольно оценивает примерную стоимость экипировки и снаряжения, одетого на них — внутренний жадный зверек в его душе и здесь включал калькулятор и прикидывал возможную прибыль. Эта мысль подняла ему настроение и он слегка оживился, все также вышагивая к своей цели путешествия.
        Помещение ремонтной мастерской впечатлило технолога: здесь было все упаковано по самые гланды: полноценный бортовой ремонтный комплекс «Антрес-6.88» в полном комплекте — основная масса паукообразных работников была в полном порядке. Почти не разряженные накопители порадовали специалиста, но, к сожалению, управляющий модуль комплекса отказывался сотрудничать с разумным, нагло требуя код допуска.
        — Да и нафиг ты мне сдался — рассудительно подумал экскурсант — все, что мне надо, то это только платформа и парочка-другая грузчиков. Возьму под контроль и перетащу, все, что мне надо к ячейке и без тебя…
        С платформами тоже все было прекрасно: обнаружился целый десяток малых и средних грузовых аппаратов — взял среднюю платформу с самым высоким уровнем заряда накопителей. Взял бы и две, но, к сожалению, это не дроиды, которые имеют в себя подобие электронных мозгов, позволяющих им понимать приказы людей. Тут действовал простой принцип: один оператор — одна платформа. Грузчиков насчитал целых восемь штук — как раз хватит на работы по загрузке-разгрузке кристаллической смеси из одного места в другое. Уселся на место оператора, загрузил с помощью пауков несколько пустых контейнеров, найденных тут же, и поплыл в сторону реакторного отсека — дроиды семенили рядом. Своего ремонтника тоже погнал вместе со всеми остальными — лишние прожекторы и манипуляторы не помешают.
        По мертвым и холодным палубам тяжелого крейсера «Важис-6кт» двигалась интересная процессия: на низколетящей грузовой платформе сидел одинокий человек в штурмовом скафе, а рядом и позади него перебирали своими металлическими лапами девять дроидов-пауков, освещая путь себе и своему погонщику. Все это происходило в полной тишине и окружающей темноте — то, что раньше было грозной боевой машиной смерти, сейчас представляло собой большой, холодный и мертвый набор передовых высокотехнологичных композитов и материалов. Но наш герой не придавал окружающей обстановке никакого внимания — равнодушный взгляд скользил вслед за световыми пятнами, которые оставляло на полу, стенах и перекрытии палуб его металлическое сопровождение — сейчас он решал первоочередную для себя задачу.
        Некоторая заминка произошла у лифта — реакторный сектор корабля, где турист собирался разжиться топливом для двух своих оставшихся реакторов был на две палубы ниже, а лифт, естественно, не работал. Пришлось, как на Земле, перемещать своих помощников по аварийной шахте, отдаленно напомнившей ему смесь лестничной клетки и спирального пандуса в многоэтажных парковках. Запасы топлива откровенно обрадовали специалиста — тут его хватит на обеспечение работы его бортовых искина и капсулы лет на двести, если не больше. Вставал вопрос, проработают ли столько его реакторы на «Фортере»  — все же ресурс там оставлял желать лучшего.
        Отбросив ненужные сейчас мысли, наш герой занялся процессом загрузки контейнеров — их он выбрал максимального размера под габариты платформы, из тех, что обнаружились в помещении ремонтной мастерской рейдера. Заполнение емкостей заняло у землянина почти четыре часа: собственно, все это время он почти ничего и не делал, отдав простые распоряжения грузчикам — лежал на платформе и бессмысленно таращился в темноту над собой, вспоминая свою жизнь. Дроиды отвлекли его всего один раз, когда был заполнен первый контейнер — новое задание, и опять бесцельное лежание на платформе с потушенными плечевыми прожекторами. Ведь теперь следовало экономить ресурсы накопителей, так как все упиралось в зарядку от бортовой сети «Фортера», а это остаточный ресурс двух реакторов, как ни крути.
        Обратный путь у всей бригады занял почти столько же времени, а потом специалист занялся процессом разгрузки платформы и загрузки двух баков-накопителей своего кораблика. Оказалось, что вместимость контейнеров, которые он привез к своей стартовой ячейке, была немного больше, чем оставалось места в емкостях корабля. Решив, что здесь они никому не помешают, оставил платформу и всех дроидов-грузчиков прямо там, в коридоре, а сам вернулся внутрь «Фортера», чтобы оценить запасы топлива по отношению к ресурсу реакторов.
        — Нижний реактор: ресурс 46 %, запас топлива 100 %, левый реактор — ресурс 48 %, запас топлива 100 % — бодро отрапортовал Марс.
        — Отключай все системы, кроме жизнеобеспечения жилого модуля, отключай левый реактор и законсервируй. Действуешь по такой схеме: используешь все топливо нижнего модуля, потом активируешь левый реактор и работаешь на нем, нижний при этом консервируешь. Оба реактора не должны работать одновременно — только по очереди, по мере истощения топлива в баках. При уменьшении запасов кристаллического вещества в левом модуле до 15 % от максимума, проводишь плавное пробуждение моего тела. Я прихожу в себя, снова загружаю оба бака сырьем и снова ложусь в капсулу — и так по кругу, пока хватит ресурса реакторов.
        — На сколько времени тебе хватит этих двух емкостей, чтобы поддерживать капсулу и себя в активном состоянии? Да, чуть не забыл — как только капсула переведет меня в состояние анабиоза, сразу отключай искусственную гравитацию. Так что по времени, Марс?
        — С такими запасами смогу поддерживать указанное устройство около тридцати — тридцати трех лет. Хотя, не могу рассчитать время выхода реакторов из строя.
        — Это вряд ли — техника надежная, нагрузка минимальная, думаю, хватит и десяти процентов мощности, а то и меньше — сам определишь уровень, все равно меньше пяти процентов нельзя по регламенту. Но все это чуть позже — я еще немного поброжу по этому склепу.
        — Принято, босс, жду активации капсулы.
        Какое-то время наш герой еще летал на платформе по темным палубам мертвого рейдера, даже побывал в рубке и нашел того типа, что предлагал прострелить шахтеру себе голову в прямом эфире. Макс оказался прав — наемник захлебнулся от своих собственных испражнений: в настоящий момент весь шлем представлял собой промерзший насквозь кусок заледенелой мочи и дерьма, где явственно проступало лицо этого типа.
        — Ну что, получил свою порцию удовольствий?  — зло усмехаясь, пнул тело в скафе наш специалист — не рой яму другому, там может запросто оказаться твое собственное гавно, ха-ха-ха.
        Потом технолог вернулся в реакторный отсек рейдера и попробовал изобразить из себя реаниматора заглушенных реакторов, однако, как ни пыжился и не пыхтел, но его внутренняя энергосистема в упор не видела цели, куда она могла бы выплеснуть немного своего резерва — все было тщетно. Даже новообразования в кистях рук не помогли — похоже, что эти крохотные точки в его структуре энергии были совсем не атакующими накопителями. У героя возникла мысль, что это, скорее всего, просто развитие его резерва — со временем они бы тоже стали улучшаться, как сфера в его грудине. Потратив остаток дня — по привычке, специалист делил сутки на рабочую часть и время отдыха, землянин признался сам себе, что просто боится приближения процедуры погружения в анабиоз и всячески его оттягивает.
        Поэтому, пока не пропала решимость, вернулся в «Фортер» и стал раздеваться: оба скафа аккуратно повесил в шкафчик, парные мечи также аккуратно уложил рядом, осмотрелся в последний раз и полез в капсулу. Решив, что терять зря время не стоит, а за тридцать лет он гарантированно выучит все имеющиеся у него в нейросети неизученные базы, просмотрел список. Из пакета «Техник по обслуживанию больших космических кораблей» оставались неизученными еще две, вернее одна была на отметке 52 %, а вторая база пока не запускалась вообще. Еще были древние базы с импланта — тут было вообще непонятно, что там будет со временем.
        Поэтому, используя планировщик изучения, установил все, что было в один поток: все по порядку, пока не закончится последний доступный материал. Макс помнил, что его природный показатель скорости усвоения информации был равен 2,8 единицы — почти трехкратный медицинский разгон, и сейчас он грустно разглядывал показания таймера обратного отсчета нейросети. Умный симбионт в его голове провел расчет и выдал результат: «шесть лет восемь месяцев и двадцать шесть суток на усвоение всего материала в пакете».
        — О как! Через неполные семь лет буду знатоком по большим кораблям Содружества и загадочному кораблю расы Дэ’галир «носитель ИИ Колония»  — можно будет сразу браться за производство, или лететь и всех нагибать, хе-хе — грустно усмехнулся сам себе технолог и стал копаться в настройках капсулы.
        Ему было страшно, холодно и одиноко — будущего, если оно у него когда-то будет, он опасался. Возможно, через тридцать лет, когда Марс выведет его из сна, реальность окажется еще хуже, чем сейчас. Поэтому, пока паника окончательно не завладела его сознанием, и он не струсил и не выскочил из этого продвинутого гроба, быстро настроил режим агрегата на функцию «низкотемпературная продолжительная гибернация» и, пересилив себя, подтвердил свой выбор на повторный запрос вычислителя капсулы. Хорошо, что умная машина в такой процедуре сначала вводила пациенту состав, который парализовал тело — у мужчины в последний момент сдали нервы, и он попытался аварийно открыть капсулу и прервать процедуру гибернации. Но только попытался — тело уже его не слушалось, а испуганный мозг забился вглубь сознания и наблюдал за происходящим, как бы со стороны. Перед тем, как окончательно отключиться, Макс успел подумать о своей девушке и мысленно попрощаться с ней:
        — Юли, про… — закончить мысль не удалось, так как к тому времени холод вкупе с раствором, который капсула медленно вводила в кровеносную систему разумного, добрались до сердца и мозга, и сознание человека потухло.
        Через несколько минут после этого, считав показания медицинской капсулы, бортовой искин «Фортера» стал последовательно отключать все ненужные системы корабля, оставив на 5 % мощности один из уцелевших реакторов. Разумный оказался прав в своих прогнозах: такого уровня вполне хватало ему самому и капсуле, где лежал его хозяин на долгие годы. К тому времени, когда «Фортер» должен бы был появиться в пространстве конгломерата, на борту рейдера проекта «Важис-6кт» поселились забвение и пустота. Лишь в небольшом агрегате, который в Содружестве назывался медицинской капсулой, лежало почти мертвое тело мужчины лет сорока: голая кожа человека была покрыта легкой изморозью, но искин корабля наблюдал слабую мозговую деятельность своего хозяина. Его пилот был в состоянии между жизнью и смертью, а в его задачу входило поддержание этого состояния на ближайшие тридцать лет. Понятие времени для Марса ничего не значило, и было относительным — он не старел, питаться ему не надо было, эмоции также отсутствовали. Для выполнения этой единственной несложной задачи у него были все ресурсы и возможности, а так как ждать
все искусственные личности умели хорошо, то выполнение этого задания для него было простым и понятным. Время тут не в счет…

        Юли проснулась среди ночи: ей приснился плохой сон: Макс умирал от непонятной болезни в каком-то незнакомом ей месте — он был один и никто не мог ему помочь, да и медицины поблизости не наблюдалось тоже. Жизнь медленно покидала его, и он с ней прощался: картина, увиденная ею словно наяву, настолько сильно поразила девушку своей реалистичностью, что от внезапно нахлынувших чувств она кратковременно потеряла сознание и вырубилась, упав обратно на кровать. Повторное пробуждение состоялось через пару минут — Юли рывком села на кровати и попыталась понять, что же она только что видела в своем сне, но почти ничего не смогла вспомнить, так как смотрела в окно. Ведь все знают, что если после пробуждения посмотреть в окно, то сон гарантированно забывается — это она узнала от своей матери в детстве, когда ее некоторое время пугали во снах всякие гадкие и страшные монстры. Единственное, что вспомнилось, так это то, как ее мужчина прощался с ней.
        — Нет-нет-нет, это только страшный сон — шептала она, закрыв глаза и отгоняя от себя это наваждение. Просто сон и ничего больше — еще чуть больше месяца и Максик будет в Хамане.
        Рыженькая попробовала почувствовать своего любимого — имплант, который ей поставили в Дивели, часто давал ей такие возможности. На этот раз, с удивлением она осознала, что не ощущает связи с ним — ни хороших, положительных эмоций, ни также и плохих, тревожащих и отрицательных девушка не могла определить. Это ее немного встревожило: ее Максик как будто пропал, хотя сердце ей подсказывало, что он жив. Двойственность внутренних ощущений внесла в ее мозг растерянность и панику: сначала этот пугающий и непонятный сон, а потом вот эта пустота внутри нее.
        — Успокойся, дурочка — в космосе могут быть всякие задержки и неожиданности, и нечего впадать в панику от какого-то сна — прямо, как в детстве — успокаивала она сама себя.
        Когда прошло оговоренное время и Макс не вышел на связь, Юли стала тревожиться и дала сама себе еще неделю запаса — ей отчаянно не хотелось верить в плохое. Когда и этот срок истек, подруга решила попробовать официальным путем узнать что-то о судьбе ее друга и корабля с его идентификатором. Ответ ей не понравился: сообщалось, что последний раз указанный корабль со своим пилотом был замечен в транзитной системе Ласс-Корт конфедерации Дивели более двух месяцев назад — в конгломерате он так и не появился. Тут на рыженькую навалилось тяжелое чувство утраты, смешанное с каким-то непонятным ощущением неопределенности: Макса вроде и нет больше, и одновременно он есть, но как-то размыто — пустота в ощущениях только усугубляла состояние Юли.
        Девушка стала постепенно замыкаться в себе, все реже выходила из дома, превращаясь из жизнерадостной, веселой миниатюрной красотки в бледную копию самой себя. По ночам она тихо плакала в пустой кровати, сдерживая рыдания — не хотелось тревожить детей. Днем же, когда Герт и Элия отправлялись в свои школы, она оставалась в полном одиночестве и не сдерживала эмоции — чем больше проходило времени, тем четче она себе представляла, что своего Максика она, скорее всего, больше не увидит. Казалось, что судьба ополчилась против нее: сначала этот ужас с ее братом, а теперь вот еще один удар — для маленькой женщины это было чересчур, и она держалась на последних силах — через месяц Клом будет уже в норме, и ей надо сосредоточиться на этой задаче.
        Прошел еще месяц, и пришло время лететь за братом: все это время рыженькая медленно угасала — изменения были еще не сильно заметны, но они уже были, и первыми это заметили дети. На все их вопросы удавалось как-то отговариваться или отмалчиваться, хотя умные глазенки Элии, казалось, доставали до самого сердца Юли — девчушка определенно понимала, что ее мама что-то от нее скрывает, да и сама она стала какой-то грустной.
        Вид здорового, живого брата на некоторое время вернул девушке часть ее веселого характера — она была рада хорошим новостям, ведь теперь она не одна. Недолгий разговор с Кломом дал понять ему, что с его сестрой что-то творится, однако на все вопросы она отвечала расплывчато и отводила в сторону глаза. Разговор по душам получился у них только дома — отправляться на курорт боец отказывался категорически, пока не узнает причину такого состояния своей сестры. Попрощались с сослуживцами Клома и разлетелись по своим направлениям: слушать долгие слова благодарности от них и их родственников, которые те адресовали ей и ее партнеру Максу, было выше ее сил — девушка хотела побыстрее вернуться домой и излить душу брату.
        — Юли, девочка моя, я тебя не узнаю — начал разговор Клом, когда они, наконец, добрались к себе домой. Что случилось, ты сама на себя не похожа,… тебя что, твой Макс бросил?
        — Дурак ты Клом — еле сдерживая слезы, пробормотала сестра — пропал мой Максик, еще два месяца назад должен был выйти на связь, и как будто нет его…
        — Как будто его нет?  — не понял ее последних слов боец и попытался уточнить их, но в ответ получил взрыв эмоций своей сестры, которые она больше не могла сдерживать в себе.
        — Вот так вот: нет его, понимаешь — я его не чувствую, не чувствую, внутри пустота — я не чувствую, как будто его нет… — девушка залилась слезами и упала, продолжая что-то бормотать и бить руками по полу комнаты.
        — Не чувствую,… не чувствую,… не чувствую — как заклинание повторяла рыдающая рыженькая, пока остолбеневший от такой картины Клом медленно приходил в себя.
        На то, чтобы взять себя в руки, ему понадобилась пара секунд — подскочив к сестре, он поднял ее тело и осторожно отнес на кровать — к тому моменту девушку уже трясло в судорожных спазмах. Все те страхи, переживания и боль утраты, которые она копила и сдерживала в себе последние два месяца, внезапно прорвались наружу, ничем теперь не сдерживаемые. Клом плохо разбирался в женских чувствах — он растерялся, не зная, что ему делать в такой ситуации, но все разрешилось само собой: переполненная эмоциями сестра внезапно успокоилась сама собой, просто потеряв сознание от давивших ее переживаний. Боец сидел рядом с ней и осмысливал сказанное: пропал в глубинах космоса его названный брат, которому он и его сослуживцы обязаны полноценным восстановлением — всю информацию он получил еще в госпитале.
        — Вот я идиот безмозглый, как я мог такое сказать: «Твой Макс, что бросил тебя?»  — похоже, что в этом регенераторе у меня часть мозга не регенерировалась — сокрушался пехотинец и тревожно поглядывал на лежащую рядом сестру. Еще и эти двое детишек — в голове не укладывается…
        Юли пришла в себя через десять минут — за это короткое время ее, как будто подменили. Что-то сломалось внутри его сестры, больше она не плакала и не впадала в истерику — взгляд стал отрешенный и пустой, такой она стала с этого момента навсегда. Поведение лишь немного менялось, когда она общалась с детьми и братом — в остальное время рыженькая вела замкнутый образ жизни. Выходя на улицу, старалась не поднимать голову вверх и не смотреть туда — она стала ненавидеть этот космос, о котором еще всего год-полтора назад мечтала — он забрал у нее самое ценное приобретение в ее жизни. Через полгода, когда первая боль от утраты немного утихла в сердце, ей внезапно пришел вызов от Лакиры — той блондинки со станции на орбите Лайны.

        Последние несколько месяцев Лакира — менеджер отделения «ТСБ-нейро» грустила: чего-то ей в этой жизни не хватало, хотя клиенты вроде бы были и проценты с продаж радовали. Вот в личной жизни все как-то не складывалось: короткие романы под протокол начинали ее утомлять — практичные мужчины Содружества даже интим обставляли взаимными договоренностями и бюджетом, который планировался под эти развлечения. В какой-то момент ей вспомнился ее давний клиент — шахтер, много кредитов потративший в их корпорации на навыки и базы знаний. Этот человек пару раз очень серьезно вложил денег в свои покупки, также серьезно улучшив ее собственный счет в банке. Но финансовый вопрос в теперешних мыслях Лаки не играл в данный момент решающей роли — она была близка с этим мужчиной пару раз, и эти моменты ей запомнились особо.
        Этот Макс, как его звали, заметно отличался от всех ее кавалеров и ухажеров: денег не считал, когда они планировали свои интимные развлечения, протоколов не писал, ни о чем таком не договаривался и условий не ставил — своего рода уникальное поведение для местного мужского контингента. Да и в кровати думал не только о себе и своих ощущениях, но и о том, чего хотелось девушке в такие минуты. Ей хотелось его снова увидеть — последнее время, а если быть точнее, то год, он не появлялся в их отделении корпорации, сообщений не присылал,… хотя, с чего бы — у него была своя пара — та миниатюрная рыжеволосая красавица, что так недружелюбно вела себя по отношению к ней. Вспомнить хотя бы того неадекватного дроида, когда Лаки лично отвозила ценные полулегальные базы этому Максу. Несколько неприятных минут она тогда пережила — рыженькая подруга мужчины тогда была определенно на взводе… Тут ее мысли прервал входящий вызов от ее сослуживца — корпоративного аудитора, который снабдил ее в прошлый раз редким товаром, на котором она легко подняла миллион кредов.
        — Привет Лакира, как дела?
        — И тебе привет, нормально, не жалуюсь — нейтрально ответила девушка, решая для себя задачу: с какой целью он решил пообщаться с ней. Или опять хочет предложить секс под протокол, или есть новый эксклюзив?
        — Появился кое-какой товар по нашей старой теме,… интересует?
        — Сбрось мне описание и цены — я пока не могу ничего сказать, надо сперва пообщаться с потенциальным клиентом…
        — Ладно, лови пакет — если клиент заинтересуется, то ты знаешь дальнейший порядок действий — на нейросеть девушке пришел небольшой кусок информации, который она проглядела мельком.
        Это было как раз то, что она искала — не в смысле самого содержимого этих полулегальных баз — нет. Это был повод связаться и поговорить с этим мужчиной, который поселился где-то в ее сердце, отчего Лакира чувствовала в себе какую-то незаконченность. Запрос в инфосеть по имеющемуся у нее идентификатору ничего не дал: в системе Лайна такого абонента не было уже более полугода. Девушка не расстроилась и начала вспоминать их последнюю деловую встречу: Макс вместе с этой непредсказуемой рыжей особой снимали ангар на корпоративной станции добывающей корпорации «Грантуш-1». Некоторое время у нее ушло на соединение и долгие объяснения с искином станции — умное устройство не могло понять, зачем разумному информация о других разумных, которых уже более восьми месяцев нет в числе абонентов корпорации.
        Замучавшись объяснять в который раз одно и то же этому упертому девайсу, Лакира попросила соединить ее с диспетчером станции. Общение с живым человеком тоже выдалось длительным — разговорчивый тип, увидев такую интересную собеседницу, стал набиваться ей в приятели, вместо того, чтобы отвечать на интересующие ее вопросы. Еще немного поговорив с ним ни о чем, красотка наконец, получила то, что искала, однако полученная информация ее изрядно огорчила своей бесполезностью. Отшив назойливого воздыхателя, менеджер «ТСБ-нейро» ненадолго призадумалась: парочка арендаторов — Макс Шнитке и его подруга Юли Кронли, отказались от услуг корпорации полгода назад, после того, как сам технолог разорвал в одностороннем порядке контракт с «Грантушем». Тут фигуристая девица немного затормозила и стала раздумывать, как ей дальше быть: дождаться, когда идентификатор Макса вновь появится в системе или продолжить поиски.
        При трезвом размышлении, подруга пришла к мысли, что второй вариант более предпочтителен и очевиден, так как этот мужчина может еще долго отсутствовать — например, улетел путешествовать по Содружеству — в средствах он не стеснен, как она предполагала, учитывая суммы, какие он тратил на навыки и базы у нее в корпорации. Ради забавы решила проверить идентификатор его рыжей подружки: тут ее ожидал неожиданный сюрприз, который и обрадовал и озадачил одновременно — Юли Кронли находилась в системе, причем не в космосе на какой-нибудь станции или корабле, а на поверхности планеты. Лакира переваривала полученную информацию, и не знала, радоваться ей или плакать — вариантов было всего два. Первый, самый желанный для нее — Макс с Юли поссорились и разошлись, поэтому бывшая подружка на планете, а партнер где-то летает самостоятельно. Второй был для Лаки неприемлемым: мужчина улетел надолго по каким-то своим шахтерским делам, а его подружка ждет его на планете.
        Больше в голову красавицы ничего не приходило, но так как повод поинтересоваться о самом Максе у нее теперь был, то она решила не тормозить себя и поговорить с этой рыженькой, тем более что на расстоянии она ей ничем не сможет угрожать — рядом никаких дроидов с резаками нет. Самое большое, что может случиться — ревнивая подружка шахтера просто разорвет связь и все. По системному времени сейчас был конец рабочего дня, так что, найдя в инфосети контакты этой Юли Кронли, менеджерка решила поговорить прямо сейчас, не откладывая на потом.
        — Здравствуй Юли, не могу нигде найти твоего Макса, у меня… — тут ее грубо оборвали.
        — А,… это ты, грудастая — нет Макса,… совсем нет — лицо абонента было почти безжизненным: никаких эмоций, грустные, ничего не выражающие глаза, и такой же голос дополняли общую картину, которую Лакира видела перед собой.
        — Послушай, Юли, ничего такого не думай, просто у меня есть для него товар, который его заинтересует, я бы просто так не стала навязываться — менеджерке не нравилось увиденное.
        — Ты что, совсем дура или оглохла там у себя на орбите? Не понимаешь, что я тебе сказала? Его нет совсем, он пропал полгода назад — миниатюрная рыженькая красавица стала переходить на крик — что тебе тут непонятно: пропал, нет его, никто ничего не знает,… пропал мой Максик, мой единственный и любимый, пропал,… а я его не чувствую, давно уже не чувствую…
        Тут состояние говорившей внезапно изменилось: гнев сменился выражением полного отчаяния на лице, подруга закрыла лицо руками и затряслась в рыданиях, захлебываясь в своих слезах и что-то неслышно бормоча. Лакира была совсем не готова к такому повороту, и в первый момент она даже опешила от происходящего: Макс пропал, а его подруга до сих пор убивается по нему. Возможно, за полгода горечь утраты как-то утихла и рыженькая стала забывать своего мужчину и потихоньку успокаиваться. Но тут вдруг объявилась она, вся такая деловая и вновь расковыряла старую рану и вернула боль…
        — Э… послушай, подруга, давай я к тебе приеду — Лакира вдруг ощутила горе этой девушки и захотела побыть с ней рядом, разделить ее боль и печаль, которые испытывала Юли — тебе надо с кем-то побыть, ты сама на себя не похожа,… если ты, конечно, не против?
        — Приезжай,… если хочешь — сквозь слезы прошептала та и Лаки получила на нейросеть адрес дома, где жила семья Кронли.
        Так на почве общей утраты эти две красавицы и сошлись — впоследствии, они часто проводили время вместе, и Лакира стала частой гостьей в их доме.

        Найл Фросс сидел в своем кресле и размышлял: с момента, когда он послал на поиски этого наглого шахтера своего специалиста, уже прошло почти восемь месяцев — срок достаточно большой, чтобы начинать делать определенные выводы. А выводы вырисовывались печальные: скорее всего, картель потерял свою мощную ударную единицу в лице тяжелого крейсера «Важис-6кт», так как спецкоманда на его борту подобные операции обычно прокручивала за четыре-пять максимум месяцев. Ведь это только кажется, что космос огромен и найти корабль или человека в нем сложно — все гораздо проще: все люди хотят есть и дышать, и рано или поздно, но они появляются у обжитых планет или станций, чтобы пополнить свои запасы. Там их и находят, как обычно такие, как его специалист Лука Ваносс, и проводят воспитательные мероприятия.
        А вот тут как-то все не так пошло, причем с самого начала, когда этого шахтера хотели развести на пару тысяч кредитов — вместо прибыли трупы, убытки и пропажа высокопрофессиональной группы специалистов, а уж про сам рейдер лучше не вспоминать. Подумав еще немного, Найл пришел к такому выводу: отряд с задачей справился — по другому эти люди не работали, а задача найти одинокого шахтера на своем копателе для таких специалистов была вовсе и не задачей. Поэтому, о таком разумном, как Макс Шнитке из Брилара можно благополучно забыть — это был первый окончательный вывод, который сложился в мозгу главы картеля. Затем, на обратном пути рейдер нарвался на кого-то, или на что-то, что оказалось ему не по зубам — охотник, скорее всего, перешел в разряд добычи и стал чьим-то трофеем, в лучшем случае. А возможно, что изувеченный и распотрошенный корабль болтается сейчас где-то в скоплении астероидов или медленно летит по направлению к ближайшей звезде, чтобы не осложнять навигацию. В общем, не повезло на этот раз Луке и его команде — не так легли карты для них — таким был второй окончательный вывод, который
также сложился в мозгу у Найла. Решив, что отправлять поисковую партию за рейдером выйдет себе дороже, шеф картеля сегодня полностью закрыл эту тему и забыл об инциденте…

        А где-то в просторном тихом кабинете на планете Лайна похожую ситуацию обсуждали два человека. Оба нам знакомы из ранних приключений Макса в Содружестве: глава местного отделения службы безопасности ТС Брилара в системе Лайна и его доверенный агент Чин. Сегодня они подводили некоторые итоги по некоторым личностям.
        — Кстати, Чин, помнишь где-то год, полгода назад я поручил тебе вести удаленное наблюдение за новым гражданином — не помню имени, но помню, что это был беглый раб из Гармора с высокими природными показателями интеллекта,… как его там…?
        — Да, был такой тип: Макс Шнитке — удачливый шахтер, неплохо поднялся на концентратах в свое время…
        — И что там у него на сегодня, Чин? Мы, вроде хотели его завербовать к себе — такие таланты для государства не так часто попадаются. Так что там?
        — Да как-то плохо…
        — А что так, давай подробности, и почему раньше молчал?
        — Первые полгода у него все шло прекрасно: кредиты греб контейнерами, подругу себе очень неплохую нашел — девочка очень и очень, я вам скажу, шеф,… хм.
        — Не отвлекаемся, Чин, не отвлекаемся — как будто ты женщин красивых не видел никогда.
        — Мдя, кхм… так вот, продолжу. С деньгами у него все шло отлично, с профессиональной подготовкой тоже все на высоком уровне — шестой ранг в нескольких специальностях.
        — Вот тут давай поподробнее — у нас в Содружестве широкая специализация как-то не в моде, не прижилась.
        — По поводу специализаций: нашел выход на одного ученого-экспериментатора, не без подсказки, конечно же, но нашел. На момент обнаружения проблемы имел шестой ранг в пилотировании, ремонте и обслуживании кораблей, инжиниринге, в шахтерском деле, само собой, технологическое направление добывающего направления, ну и так по мелочам — торговля, дроиды, кое-какая медицина и так далее. По кораблям пилотирование освоил все три группы, правда, по большим типам нет опыта. Примерно также по обслуживанию и ремонту.
        — Внушительно, я бы даже сказал, очень внушительно, мдя. Так, а что плохо то, я не понял?
        — Так вот, приближаюсь к этому: решил наш объект прикупить себе, видимо что-то убойное и большое — полетел в Хаман.
        — Мля, Чин, а что, у нас ничего ему не подошло, в чем дело? У нас ведь выбор — о-го-го!
        — Так-то оно так, директор, но сами же знаете, для гражданских лиц доступен только небольшой список боевых моделей — что-то сильно мощное и специализированное флот не продает в принципе. Вспомните, что тот же военный шахтер класса «Фортер», что ему передали в обмен на оборудование Дэ’галир: отсутствует в прямой продаже — это тогда была разовая акция, так как государство тогда получило гораздо больше, чем этот копатель.
        — Ладно, с этим все понятно, давай дальше. Кстати, а почему на него не вышли наши люди, когда год прошел — я же ставил такой срок, по-моему, или нет?
        — Так в том то и дело, шеф — на тот момент этот миллиардер — да-да, не удивляйтесь так, он уже тогда был миллиардером — накопал, так сказать, мдя. Так вот, на тот момент у него сложились кое-какие разногласия с одной корпорацией, с которой он, кстати, удачно разобрался впоследствии. Но на момент, когда мои люди уже хотели с ним пообщаться на предмет взаимовыгодного сотрудничества, этот ушлый малый рванул в директорат, и догнать его было невозможно. А дальше, в этом самом директорате, наш объект конкретно приподнял кредитов — почти четыре с половиной миллиарда сделал за три месяца.
        — Да… удивил ты меня, Чин — это же сразу видно, что наш клиент — таких надо беречь и держать рядом, а ты проморгал… Давай дальше, где он сейчас,… и что там все-таки плохо, я так и не понял?
        — Заканчиваю. В Ласс-Корте — это в Дивели, если вы не в курсе, ему пришлось драпать от местного картеля — там не совсем хорошая ситуация сложилась — уложил наповал четверку их людей, когда они хотели его немного пощипать… кхм. Они на него сильно обиделись — что там дальше произошло, не знаю, но с той самой транзитной системы его больше никто не видел, ничего о нем неизвестно. И самое неприятное, что его идентификатор не засветился ни на одном из ретрансляторов Содружества — человек пропал в секторе между Ласс-Кортом и Хаманом.
        — Родственники?
        — Косвенная информация подтверждает факт пропажи объекта — девушка, с которой он сошелся, уже отчаялась его увидеть.
        — Что еще по этому фигуранту?
        — Щекотливый вопрос — у него на счету огромная сумма осталась, у меня тут мысль одна появилась…
        — Не-не-не, Чин, ты, по-моему, перегнул палку. Деньги в нашем обществе — это один из столпов Содружества, и банкиры очень не любят, когда кто-то посторонний лезет в их зону интересов. Тем более, это,… кстати, какой банк?
        — Бриласс-Банкерс, шеф.
        — О! Там есть такие личности, что они, Чин, не посмотрят на твой идентификатор и твою должность — отправишься завершать карьеру где-то в пустых астероидах, или в каком-нибудь утилизаторе. И даже я тебе не помогу ничем, так что даже и не думай о таком…
        — Нет, шеф, вы меня не так поняли. Я о другом: девчонка осталась одна, убита горем — ей бы эти деньги пригодились, тем более у нее теперь двое приемных детей, я ничего такого и не думал…
        — Ты не хуже меня знаешь, как работает наша банковская система: эти кредиты будут лежать на счету этого Макса до тех пор, пока будет существовать этот банк, Брилар и все Содружество — тут ничего никто не сделает, даже искин «Бриласс-Банкерс».
        — Да я в курсе, но хотелось как-то ей помочь…
        — Мдя, огорчил ты меня, Чин — такого перспективного агента проморгать…
        Некоторое время оба работника спецслужбы еще некоторое время обсуждали пропавшего человека, а потом перешли к другим текущим проблемам к другим перспективным претендентам.

        С того памятного разговора двух работников государственной организации прошло почти семь лет. За это время никаких особых изменений в жизни наших главных героев не произошло. Клом с выжившими напарниками в том смертельном бою с бандитами нанялись в частную охранную фирму, где, не особо рискуя своими жизнями, косили кредиты. Лакира все так же в «ТСБ-нейро» охмуряла клиентов и впаривала им нужные и не совсем базы и импланты, тоже неплохо при этом зарабатывая. Часто проводила свободное время с Юли — потеря мужчины, к которому обе чувствовали самые теплые и нежные чувства, сблизила их и из соперниц, эти красивые молодые женщины превратились в подружек по несчастью.
        Сама Юли относительно отошла от утраты, но другие мужчины ей теперь были не интересны — с Максом у них не было ничего общего, как все в этом мире, они были прагматичны и практичны. К тому же, молодая женщина хранила в душе надежду, что ее партнер вернется — откуда шло это чувство, она сама не понимала, но женское сердце, видимо имело свой взгляд на эту проблему. Клом больше не пытался познакомить свою сестру со своими друзьями, так как однажды нарвался на такую вспышку ярости со стороны его маленькой рыжеволосой Юли, что всякая охота на такие знакомства у него пропала, скорее всего, навсегда. Хотя сама девушка понимала, что вечно тосковать по Максу нельзя — она молода, и рано или поздно женская природа возьмет верх над грустью, и надо будет вновь как-то устраивать свою жизнь.
        Приемные дети тоже выросли: Герт превратился в стройного, мускулистого юношу, в планах которого был космос и только космос — вскоре ему стукнет восемнадцать и он поступит в академию ВКС ТС Брилара на командирское направление — свое будущее он видел в капитанском ложементе, как минимум, крейсера. Его сестра выросла красивой смуглокожей девушкой, по которой уже сохли многие местные парни. Свое будущее она видела в научной работе: после своего совершеннолетия Элия собиралась приобретать специальность ученого-артефактора — ее интересовали древние знания и наследие пропавших цивилизаций. В общем, дети тоже видели свою будущую жизнь в космосе, и только Юли не смотрела вверх — она ненавидела этот холодный и равнодушный фактор в жизни людей. Это было тем, что отобрало в ее жизни самое любимое и лучшее, что случилось в ее жизни — ее Максика, этого мужчину из какого-то дикого мира за границами Содружества. Тихо ненавидела и не смотрела вверх.

        ГЛАВА 2

        А тот, кого все уже списали в мертвецы, лежал между тем в состоянии глубокой гибернации в медицинской капсуле на борту своего покалеченного корабля — до первого пробуждения, которое было запланировано его бортовым мозгом, оставалось еще лет двадцать пять. Тут все зависело от состояния реакторов, питающих эту самую капсулу и искусственный интеллект с именем Марс. В один из моментов своего существования, этот девайс уловил возмущения метрики пространства — так как все системы корабля были заглушены, то ИИ мог только пассивно получать информацию с нескольких уцелевших датчиков на корпусе «Фортера» и фиксировать этот факт. Ничего предпринимать он не собирался — указаний от разумного на сей счет не было получено никаких. Да и сам объект, который проявлялся медленно, но уверенно, не подходил под классификацию Содружества. А поскольку существовала высокая вероятность того, что объект будет агрессивным, то Марс продолжал пассивный сбор информации и контроль капсулы — две задачи, которые ему поставил хозяин несколько лет назад.
        А между тем это космическое тело явно не имело ничего общего с кораблями или станциями человеческого Содружества: из как бы «ничего» постепенно проявлялась огромная непонятная штука — своего рода огромный астероид правильной круглой формы, или малая планета, скорее, исходя из ее огромных размеров. Никакого пузыря гиперперехода и зеркала не наблюдалось: небесное тело появлялось частями, как изображение на фотобумаге в растворе проявителя. Казалось, что сам космос корежит от такого процесса: небесное тело, видимо использовало какие-то иные способы перемещения между звездами, непривычным приемом меняя метрику пространства между звездными образованиями вселенной. Процесс «проявления» затянулся почти на полтора часа, пока, наконец, пространство вздохнуло с облегчением, и успокоилось, явив нового участника местного планетно-астероидного сообщества.
        Новое действующее лицо представляло собой огромный шар почти идеальной формы, в диаметре около шестидесяти километров — почти малая планета, очень такая малая — до габаритов, например, Цереры, не дотягивала серьезно. Вся поверхность гиганта была усеяна кратерами от попаданий блуждающих метеоритов и астероидов, кроме того, если внимательно рассматривать это сооружение, то также можно было бы заметить присутствие многочисленных куполов, разнообразных форм и размеров, гигантских конструкций в виде труб и сложных переплетений балок и ферм. Некоторые их них возносились над поверхностью этого шара на несколько десятков, а то и сотен метров. Любому разумному существу после разглядывания этого разнообразия таких деталей этой сферы должно было сразу стать понятно, что это явно искусственное космическое тело — простые астероиды не умеют летать «частями» и проявляться, как фокусники из ничего.
        В систему, где наш главный герой лежал замороженным куском мяса, вошел корабль-крепость валлингов — разумной высокоразвитой цивилизации, живущим по своим нормам морали и понятиям: всем остальным разумным в такой момент лучше бы было покинуть эту систему от греха подальше. Но кроме мертвого крейсера, на борту которого нашел приют покалеченный «Фортер», здесь никого и ничего не было — драпать было некому, а спящему летаргическим сном технологу, даже при желании это сделать было не на чем. Между тем из недр этого монстра стали выскакивать его миниатюрные копии — малые корабли-разведчики валлингов: сферы диаметров около тридцати метров идеальной круглой формы — пришельцы решили обследовать систему, в которой произвели промежуточную остановку.
        Этот высокий тип, как называли люди зеленых низкорослых гуманоидов, бороздивших просторы космоса в таких летающих кораблях-крепостях, немного отличался от основной массы своих соплеменников: более высокого роста — почти метр семьдесят сантиметров. По иерархии самих валли — так себя называли эти существа, его надо было отнести к правящей касте летающего города: джен, со странным для людей именем Мусопель пятый, что в переводе на общий язык Содружества звучало, как хранитель знаний ушедших учителей пятого ранга. В данный момент этот самый хранитель сидел в кресле с закрытыми глазами и вспоминал то, что оставили его расе учителя, перед тем, как покинуть эту галактику. Это произошло давно: несколько тысяч лет назад, когда в пространство, контролируемое цивилизацией Дэ’галир — так звали их учителей, пришла другая раса, более агрессивная и многочисленная. Наставники были более развиты технологически, но гораздо малочисленнее вторгшегося агрессора: это была какая-то гибридная цивилизация, в которой уживались несколько гуманоидных и негуманоидных рас.
        Вторженцы не вели с учителями никаких переговоров — сразу начались крупномасштабные грандиозные побоища на подступах к обитаемым планетам. Технологическое превосходство Дэ’галир оказалось неспособно совладать с той массой врагов, которая появлялась волнами из пространства, разделяющих две соседние галактики. Там, где один корабль предков человечества уничтожал десяток более простых по конструкции и вооружению кораблей противника, на смену ему приходило в два раза больше новых, которые, не считаясь с потерями, рвались к кислородным планетам, как к запрещенному заветному плоду. Как выяснилось позже, цивилизация Дэ’галир оказалась на пути миграции другой расы, которая искала для себя новые территории: и те и другие оказались организмами, требующие для своей жизнедеятельности кислород, а также и пищевые цепочки были почти идентичными, потребляющие для своего существования одни и те же химические элементы.
        Человечество теряло систему за системой, казалось, что этому потоку кораблей агрессора не будет конца — война продолжалась почти полвека. За это время цивилизация Дэ’галир утратила около двух сотен обитаемых систем и несколько сотен миллиардов своих граждан. Перелом наступил, когда наставники смогли сконструировать и создать новое оружие, частично позаимствовав идеи своих врагов: это были почти автоматические, самостоятельные, саморазвивающиеся системы на основе искусственного интеллекта новой разработки. Именно армады таких кораблей внесли свою решающую роль в изменение ситуации — расчетливый, быстро приспосабливающийся и не знающий жалости интеллект, в чью задачу входил только один пункт — уничтожение чужих, за несколько лет продолжавшейся войны почти истребил миграционный флот противника, прикрывая отход своих создателей.
        Как вспоминал сейчас Мусопель пятый, наставники решили покинуть эту галактику, потеряв в этой продолжительной бойне более трех четвертей всех обжитых систем и столько же населения. Добив остатки вторжения, они вместе со своими новыми кораблями-защитниками, оставили почти разрушенную инфраструктуру своей цивилизации и отправились в долгий путь, покинув галактику в поисках новых свободных территорий. По крайней мере, с тех пор валли больше не встречали своих учителей, как не искали — себя они причисляли к космическим скитальцам, бродягам, не имеющих своих планет и не привязанными ни к кому и ни к чему. Их летающие города-крепости снабжали своих обитателей всем необходимым: собственные огромные фитофабрики, оранжереи, перерабатывающие линии — по мере развития сами валлинги город постепенно расширяли, достраивали и видоизменяли, подстраивая его под общее количество населения, проживающее в нем.
        Бродяги немногому успели научиться у своих наставников, но дальнейший ход передачи знаний прервался во время этого эпического бегства их учителей из галактики. Поэтому, все существующие на данный момент летающие крепости, где, как правило, проживал один клан скитальцев, продолжала свой бесконечный полет в поисках пропавших Дэ’галир, как источника новых возможных знаний и технологий. Но шли века, тысячелетия, а успехов в этих поисках не было: удавалось лишь иногда наталкиваться на полуразрушенные объекты ушедших, где находились вещи ушедших или банки данных. Долгое время бродяги были единоличными хозяевами галактики, однако последние полтысячелетия им регулярно попадались новые обитатели космоса, которые называли себя людьми, а их цивилизация почему-то называла себя человечеством. Что сильно удивляло валлингов, то эти люди были анатомически полными копиями их ушедших учителей, но в техническом смысле гораздо слабее самих кочевников.
        Поначалу валли не придали значения их появлению, но с каждым поколением самих скитальцев, эти существа откровенно быстро прогрессировали и осваивали космос, не пугаясь летать по нему на своих примитивных аппаратах. А за последние две сотни лет эти «человеки» сильно ускорились в своем развитии, найдя в останках сооружений и планет некоторые изделия их наставников. Сейчас это человечество владело технологией межзвездных прыжков, некоторыми типами вооружений, и, что немаловажно, способом изготовления и применения нейросимбионтов, которые они почему-то называли нейросетью. Конечно, до уровня развития валлингов, людям было еще далековато, но уже сейчас эти быстро плодящиеся организмы слишком шустро осваивали пригодные для жизни планеты и мельтешили у них, валлингов, под ногами.
        Сначала это забавляло бродяг, но чем дальше, тем смелее и наглее стали себя вести эти «человеки»: даже случались попытки нападений на крепости. Хотя разница в технологическом развитии давало о себе знать и потери несли пока эти наглые существа, где особенной настойчивостью и наглостью обладала одна из разновидностей этих «человеков»  — эти цветные организмы называли себя хаманцами. К сожалению, и это осознавал хранитель пятого ранга, такое положение продлится еще недолго: лет сто максимум, и эти люди найдут способ продавливать их щиты, технологию изготовления которых, валлинги получили от своих пропавших учителей. И первые тревожные признаки уже наметились: эти самые хаманцы ухитрялись брать в плен их соотечественников на малых кораблях-разведчиках, так как здесь изначально не было возможности устанавливать то вооружение и защиту, что устанавливалась на самих материнских кораблях-крепостях.
        — Это человечество быстро прогрессирует, уже сейчас их корабли-жестянки могут противостоять нашим малым аппаратам — с недовольством думал один из дженов-руководителей бродячего клана. Мы почти не развивали технологий, которые достались нам в наследство — только копировали и сохраняли, понадеявшись на то, что так будет всегда. И вот плоды нашей самоуверенности: эта цивилизация, внешне почти полная копия Дэ’галир, пошла по другому пути — они осваивают и развивают наследие предков, и скоро у нас будут большие проблемы. Пока мы еще можем сидеть тут у себя и спокойно смотреть за их глупыми потугами пробить нашу защиту, но вечно так продолжаться не может, а желания и умения самим что-то создать у нашей расы никогда не было — все, чем мы пользуемся, все получено в подарок.
        Один из руководящих дженов еще некоторое время думал о том, что за последние несколько сотен лет и поведение самих валлингов изменилось. Как бы в отместку и назидание этим самым вездесущим теперь людям, его соотечественники стали убивать почти всех встреченных ими людей и уничтожать их летающие коробки-корабли, пуская все их содержимое на ресурсы и развитие крепостей. Даже язык этих людей стал изучаться кочевниками, чтобы понимать, куда движется эта быстро развивающаяся раса и о чем они думают и говорят. Мусопель пятый знал, как и все валлинги, что их блуждающую цивилизацию отнесли к враждебной и агрессивной за такие действия по отношению к людям, но это его не сильно волновало. Ему осталось недолго ждать — как только передаст все знания, которые хранятся у него в голове преемнику, так сразу и уйдет в другую реальность и возможно там он встретит своих пропавших учителей. Медленное течение мыслей хранителя пятого ранга было прервано появившимся «асем» (ась — помощник, ассистент, посыльный в иерархии валлингов).
        — Почтенный Мусопель пятый, наши разведчики обнаружили коробку этих человеков в местном астероидном поясе…
        — И ради этого ты прервал течение моей мудрой мысли, глупый ась?  — поморщился хранитель и строго взглянул на помощника, отчего зеленая кожа этого типа стала почти салатовой — так он отреагировал на суровый тон своего начальства, все-таки его шеф был высшим дженом общества валлингов. Джены были самыми почитаемыми и авторитетными в их среде — в каждой такой летающей крепости их было не более десятка — совет из десяти таких мудрецов руководил жизнью и развитием крепости и определял для всего клана кочевников ближайшие задачи и перспективы.
        — Разве вы не знаете, что делать с такими находками?  — продолжал ворчать старый валли — что там такого особенного в этой коробке, что ты мне лично сообщаешь о таком малозначимом факте?
        — Прошу прощения мудрейший, что потревожил вас, но внутри этой коробки человеков обнаружен один их представитель в состоянии вечного сна…
        — Один, а остальные?  — немного оживился Мусопель пятый, та как у него давно не было на исследованиях представителей этой цивилизации — обычно их убивали робы (низшая каста в иерархии валлингов — это могли быть рабочие, воины, техники и так далее).
        — Отрицательно, великий и умнейший — все мертвы, кроме этого одного — данный экземпляр находится в примитивной капсуле лечебного типа этих людей в состоянии полной заморозки. Точное время такого погружения в этот сон выяснить не удается — у нас почти нет знаний по технологиям этой отсталой цивилизации, к сожалению, мой господин.
        — Не стоит их называть отсталыми и примитивными, ась — их цивилизации всего одно тысячелетие, тогда как наша существует уже почти шесть тысяч лет. И посмотри, чего они добились за такой короткий срок: уже наступают нам на пятки, особенно эта цветная их разновидность — хаманцы. А чего мы нового придумали за эти шесть тысячелетий — ничего, только и можем, что копировать то, что нам подарили наши давно пропавшие наставники, покинувшие эту галактику, скорее всего.
        — Но ведь их техника гораздо примитивней нашей и опасности для нас не представляет, кто же они тогда, как не низшая и отсталая раса, хозяин?
        — Ты тупой, как мурмик (аналог нашего понятия идиот, дебил, кретин и так далее)  — разбушевался Мусопель пятый — чем ты слушал, когда я тебе объяснял разницу в нашем и их развитии, своими мурмошными дырявыми ушами?  — с логикой у молодого поколения было тяжело.
        — Простите учитель, но ведь так думают об этих людях все — смущенно ответил помощник хранителя — так что делать с этим замороженным человеком — разморозить и убить, или разморозить и пустить на ресурсы?
        — Вот же тупое мурмо! (увеличенное, гипертрофированное значение понятия мурмик)  — сплюнул хранитель — нет, не убивать, а только разморозить — я лично осмотрю потом экземпляр. Думаю, стоит провести с этим типом несколько опытов — можно даже на живом примере этого организма показать подрастающему поколению строение и анатомию этих людей — давно у нас не было исследовательского материала. И передай моим чифакам (аналог среднего звена руководителей в иерархии валлингов) чтобы подготовили оборудование опытной лаборатории — скорее всего, тот человек недолго сможет терпеть наши исследования и придется часто его лечить и восстанавливать. Что еще нашли, кроме этого замороженного образца?
        — Образцы их оружия, одежда, их боевые механизмы…
        — Меня это не интересует — опять поморщился Мусопель пятый, в который раз утверждаясь в мысли, что с каждым поколением его раса тупеет, чему яркий пример его ась — вещи учителей, что-то редкое и необычное нашли?
        — О! Точно, чуть не забыл, мудрейший: несколько боевых робов было потеряно, когда вскрыли помещение на непонятном корабле недоразвитых — скрытая турель уничтожила полтора десятка наших разведчиков, пока ее не обезвредили. А потом искусственный мозг этого недоделка активировал местных боевых дроидов — тут потери оказались весьма ощутимыми: еще четыре десятка робов и несколько наших боевых платформ, которых пришлось переправлять на борт этого недоразумения, чтобы добраться до враждебного умника и отключить его. В близком контакте техника этих людей оказалась очень сильной — мы и не предполагали, насколько слабы наши боевые робы против оружия этих человеков — потери велики, умнейший.
        — Да и вот еще что, уважаемый и почитаемый: у этого замороженного образца в его коробке-корабле обнаружили костюм учителей, идентифицированный, как «Штроу-2е» и комплектное контактное оружие. И даже в полностью идеальном и заряженном состоянии — попытка надеть костюм одним из наших исследователей закончилась безрезультатно — скаф учителей отказался открываться и взаимодействовать, а когда наши ученые попробовали это сделать насильственно, активировал встроенное вооружение и убил всех присутствующих в лаборатории.
        — Вот же неполноценные мурмодоперы! (следующая степень развития понятия мурмо — конкретное оскорбление в среде валлингов)  — Мусопель пятый окончательно потерял хорошее расположение духа — куда полезли, ведь должны были помнить, что если костюм не открывается сам, значит, он генетически привязан, и надо подождать, пока в накопителях закончится энергия. Потери?
        — Двое ответственных чифаков, три ася и пятерка робов — все, кто там был в тот момент, когда наши уч… — его грубо оборвали.
        — Хватит, я все понял — пострадали самые тупые и самоуверенные, хе-хе — хранитель потер ручонки от внезапного приступа удовлетворения. Передай, то, что я тебе сейчас скажу: человека вытянуть и привести в полноценное состояние — он мне понадобится свежим, хе-хе. Вещи учителей отправить в хранилище, пусть там лежат, пока не разрядятся,… не думаю, что этот неполноценный привязал их к себе — это умели только наставники. Все остальное — пустить на ресурсы. Я потом покопаюсь в своих знаниях, может, найду способ использовать вещь в наших целях. Хотя, скорее всего, это бесполезное занятие — ушедшие обладали специальными способностями, такие предметы привязывались на ментальном уровне. Кстати, среди нас таких особей никогда не рождалось, поэтому валли и не могут использовать многие находки, оставленные Дэ’галир.
        — Учитель, эти люди называют это как-то смешно: пси-способности, вот же убогие организмы, надо же такое придумать — пси,… ха-ха-ха.
        Мусопель пятый неодобрительно посмотрел на помощника и тот сделал какое-то сложное движение и сразу исчез из апартаментов мудреца выполнять его последние распоряжения.
        — Странные эти люди какие-то — подумал хранитель знаний — вот зачем этому замороженному куску мяса такое снаряжение, тоже, скорее всего, хотел одеть на себя, убогий, хе-хе…
        Бортовой искин «Фортера» отслеживал активность непонятного объекта, который вот уже вторые сутки занимался непонятной возней в системе. Отмечено было несколько десятков летательных аппаратов, которые отсутствовали в каталоге Содружества, и которые Марс после недолгого размышления отнес к малым кораблям незнакомцев. Затем он заметил, что эти аппараты обнаружили мертвый рейдер, на борту которого прятался «Фортер» и стали ломиться внутрь большого корабля — искусственный интеллект некоторое время раздумывал. В такой ситуации следовало приступить к процедуре пробуждения хозяина, но длительность последней была недопустимо долгой в данных условиях — требовалось готовить КИП к обороне, так как в задачу бортового мозга входила первоочередная цель: защита капсулы с разумным.
        Поэтому, потратив несколько секунд на принятие решения, Марс стал разгонять работающий на 5 % мощности реактор, пока не довел уровень вырабатываемой энергии до максимума, которое мог выдать этот источник. Это требовалось для того, чтобы можно было привести в боевое состояние оставшиеся средства обороны КИПа. К его сожалению, из доступного, была только одна турель ближней обороны «Кст-8х2», которую в стартовой ячейке применять он не мог, поэтому оставался скудный выбор из турели в переходном шлюзе и семи боевых дроидов в нижнем трюме. На активацию турели в шлюзе ушло около двух минут — к этому времени, разумные, которых искин не мог опознать и причислил к неизвестному врагу, уже вломились в шлюз и собирались вскрывать герметичные двери в жилой отсек, где стояла капсула с хозяином.
        Момент, по мнению Марса, был подходящим, и он задействовал неожиданность в потолке: шестиствольный «Руксон-Т6» оправдал себя на все 100 % — непонятные разумные невысокого роста ложились под ливнем агрегата пачками. Если бы искин мог удивляться, то он бы так и сделал, наблюдая за эффектом от работы роторного игломета: казалось, что эти малорослики ложились от одного попадания — тела пробивались навылет. Затем противник поумнел и оставил «Фортер» в покое,… ненадолго. Потом полезли уже более подготовленные экземпляры и настоящие боевые платформы — с таким противником одна турель продержалась недолго, уложив еще немного неосторожных гостей. К тому времени уже полностью вышли на рабочий режим все боевые дроиды корабля и мозг сбросил управляющим центрам пятерки «Прилов» и двойке «Кланчей» боевую задачу по охране жилого сектора корабля.
        Семь боевых машин обрушились на успокоившихся визитеров снова с эффектом полной неожиданности — у искина «Фортера» сразу появилась мысль о слабой тактической подготовке визитеров, за что те сразу же поплатились за свою беспечность. Группа штатных паучков смела всех нападающих и все боевые платформы — силы оказались неравными. Потом искин посчитал, что воевать на своей территории плохая идея и поставил задачу бойцам выдвинуться в коридор рейдера и там охранять подступы к «Фортеру». Решение оказалось отчасти правильным: семь защитников кораблика смогли создать там полноценную линию обороны — семь дроидов сдерживали атаки неизвестного противника почти половину суток, умело чередуясь и возвращаясь на подзарядку и пополнение боезапаса. Но противостоять более многочисленному врагу дольше не удалось — закончились боеприпасы у бойцов с кинетикой, а потом оставшихся защитников задавили числом. Вскоре Марс бессильно наблюдал факт проникновения в жилой отсек группы прорвавшихся организмов, а потом его отключили, и личность искусственного интеллекта перестала себя осознавать.
        … Первыми вернулись мысли: какие-то люди, он что-то делает, куда-то ходит… потом снова люди, но какие-то серые. Сознание удивилось этому факту и стало более активно вспоминать самое себя. Тут пришло первое понятие: Макс Шнитке — долго вспоминал, что это значит,… а! Так его совсем недавно звали многие люди, в том числе и эти странные серые. Затем какие-то диковинные картины: космос, сверкающие корабли разных форм и размеров, бескрайние поля разнокалиберных камней в безмолвном пространстве — он что-то с ними делает, разрезая ярким лучом света,… непонятно для чего. Позже пришли картины больших помещений, заполненных какими-то агрегатами и механизмами — по ним перемещались бесконечные потоки мелких камней — это тоже проплыло в его сознании, ничего не прояснив.
        Дальше стало интереснее: его мозг транслировал ему ролики космических сражений — видимо он имел к этому всему прямое или косвенное отношение. Проскочило несколько лиц: пара мужских и пара женских — их сопровождали различные чувства: от ненависти до обожания. Всплыло в памяти первое имя «Юли»  — покатал слово на пробу по сознанию — имя отзывалось в сердце теплом и обожанием — очевидно, это девушка, с которой его что-то связывает хорошее,… или связывало. Немного был озадачен картинами ярких и не очень светящихся по-разному шаров разного размера, тонкие и толстые линии, которые, как живые извиваются и выпрямляются, вытягиваясь от этих шаров к нему. Некоторые сферы пульсировали и тускнели, уменьшаясь в размерах, а некоторые наоборот, резко усиливали свое свечение и взрывались безмолвными ослепительными фейерверками светящихся цветных брызг. К этому, видимо, он тоже имел какое-то отношение в прошлом…
        Последние «фильмы» из его мозга особенно впечатлили: большой корабль, пытающийся его уничтожить, чье-то незнакомое, но отчего-то ненавистное лицо, поднимающее в нем ярость и злобу. Потом опять картина большой темно-вишневой светящейся сферы и толстая линия от нее к нему — ощущение сильного обжигающего пламени и провал в пустоту. После мыслей, породивших кучу вопросов стали возвращаться чувства: холод, дикий всепроникающий холод, который медленно отступал под напором чего-то теплого и живого в его груди — это было не сердце, его ритмичные сокращения он почувствовал гораздо раньше. Нет, это было что-то еще, и оно было рядом с ним: мужчина пытался вспомнить, и не мог — в последний момент нужное слово срывалось из сознания в пустоту.
        — Проклятье, вот как мозги замерзли, ничего не помню — он и не подозревал в этот момент, как близко его предположение к реальности.
        После возвращение чувств, сразу за ними пришло ощущение собственного тела: закололо в руках и ногах, скрутило в спазме желудок — проснувшийся от многолетнего сна организм первым делом требовал еды. Потом мужчина стал делать попытки открыть глаза — тут тоже давали о себе знать годы в отключке, но после короткой борьбы со своими собственными веками удалось открыть их, и мозг стал получать информацию о внешней среде. Эта информация не находила у человека отклика: ничего похожего он не мог вспомнить, все вокруг него было чуждо его чувствам — много округлых форм, полное отсутствие острых углов и стыков, да и цвета оформления тоже не радовали глаза — какие-то оттенки серого и зеленого, навевающие грустные чувства.
        Покрутил головой насколько смог: с первого раза получилось не очень, болели все связки и мышцы. Увиденное не понравилось: он лежал на большой полке или столе — непонятно, как это называлось, посреди небольшого помещения, по краям которого стояли агрегаты, что-то ему напоминающие из прошлого — какие-то цилиндры, размерами под три метра и в диаметре до одного. Особо не понравился агрегат, находящийся в двух метрах справа от его стола (или полки): блестящая поверхность, со всех сторон из нее торчали гофрированные и черные шланги и тросики разных диаметров, заканчивающиеся непонятными набалдашниками и острыми лезвиями — эта штука породила в груди холодок и беспричинный страх какой-то угрозы и опасности. Затем он ощутил слева от себя какой-то шум и повернул голову в противоположную сторону: Тут Макс окончательно подвис — рядом с ним стояло существо, похожее на человека, но вместе с тем, оно им не было.
        Более крупная голова, маленький рост — по прикидкам человека, не более полутора метров, большие глаза с такими же большими веками, светло-зеленая кожа дополняла картину. На месте волос имелся небольшой «ежик» серого цвета, зрачки этого существа были необычными: серый зрачок и темно-зеленая радужная оболочка, по-простому, белок. Мужчина перевел взгляд вниз, насколько смог повернуть голову и скосить глаза — тело слушалось все лучше и лучше: пальцы на кистях рук этого гуманоида были визуально длиннее человеческих, само существо было одето в подобие комбинезона пятнистой расцветки, где преобладали все те же зеленые оттенки. Незнакомец, также как и человек, разглядывал своего оппонента — тут до Макса дошло, что он лежит голый на этой плоскости.
        — Ты кто, малой?  — прохрипел наш герой, так как горло еще отошло не до конца — и где я?
        Существо оживилось и стало что-то быстро лопотать — язык был совершенно незнаком землянину — пришлось покачать головой и попробовать продолжить беседу.
        — Нифига не понимаю, зеленый — что ты там сказал? На моем языке сможешь повторить тоже самое?
        Вместе с этой тирадой мужчина сделал попытку сесть на этом столе: попытка удалась, легкое головокружение, действие которого он ощутил, удерживая себя руками за край этого стола или полки, прошло довольно быстро. Гуманоид немного попятился от места, где сидел голый человек и снова стал что-то быстро говорить — на этот раз тон был более резким и угрожающим, как показалось пришедшему в себя пациенту. Далее это существо вытянуло откуда-то из своего комбинезона небольшой квадратный предмет с тонкой блестящей иглой и стало медленно приближаться к нашему герою, продолжая что-то быстро говорить. Враждебность намерений сразу не понравилась последнему — так не знакомятся…
        — Ты чего надумал, пучеглазый? Брось игрушку, а то уколешься.
        Зеленокожий, между тем, явно пытался кольнуть этим предметом человека — недолго думая, Макс задвинул тому пяткой в голову — ближе подпускать к себе опасный предмет он не собирался. Короткий всхлип одновременно с хрустом, и местный валится на пол без признаков жизнедеятельности. Мужчина встал с возвышения и сделал шаг в сторону упавшего — следовало ближе познакомиться с гуманоидом. Очевидно, что сделано это было поспешно: ослабленный организм не выдержал такой нагрузки и повалился рядом с типом в пятнистом комбинезоне — снова отключилось сознание.
        Пришел в себя и опять осмотрелся: когда взгляд уперся в лежащее рядом тело зеленого аборигена, в мозгу всплыло понятие «валлинг», а потом сознание как будто проснулось, и на него обрушилась масса информации. О нем, о его жизни, о его прошлом и последних минутах перед погружением в гибернацию — оказалось, что небольшая встряска дала толчок его памяти, вернув ему историю последних лет жизни. Теперь он осознавал кто он, откуда и кем был до этого момента. Это было хорошо — амнезия ему совсем не нравилась. Плохо было то, что он понимал, где он: это было очень плохо, скорее всего, эти гуманоиды нашли его в медицинской капсуле на «Фортере» и притащили сюда к себе в свою летающую крепость. Ничего хорошего он не ждал от этой расы, особенно в свете соседнего операционного, по всей видимости, стола, да и этот мелкий сразу хотел ему что-то вколоть — сто пудово, какую-то гадость! Решил быстро провести осмотр местного — маловероятно, что ему дадут долго побыть одному, ведь цивилизация валлингов считалась более высокоразвитой, чем Содружество — скорее всего, местные уже в курсе, что он пришел в себя и приласкал
их соплеменника.
        — Хм, какой-то ты хилый — один удар ногой и все: аллес-капут. Даже странно как-то — удивлялся наш герой, осматривая тело и обыскивая его в поисках чего-нибудь знакомого.
        Тут его снова скрутил желудочный спазм, и накатила легкая слабость — обыск трупа ускорился: нашел что-то, что ему напомнило питательный батончик — после некоторого раздумья попробовал и пожевал.
        — Довольно невкусно, но еще не говно — решил экспериментатор и умял всю упаковку — организм радостно принял первую порцию пищи за несколько лет и заурчал. Как-то маловато… надо еще поискать!
        Провести полноценную исследовательскую миссию ему не дали: в помещение стали вваливаться группы побратимов покойного — все были на одно лицо, но в разных комбинезонах. Но все имели к нему какие-то претензии очевидно, так как стали угрожающе сокращать дистанцию, возмущенно что-то лопоча на своем непонятном языке и тыкая в сторону гостя разными колющимися предметами, почти, как у того жмурика на полу. Специалист попытался пойти в атаку, но ослабленный организм, численное превосходство местных и ограниченное пространство для маневра сделали свое дело, и вскоре он пропустил пару уколов и слабых тычков, а потом опять вырубился. Надо отметить, что даже в таком состоянии наш герой смог успокоить навечно немало аборигенов — тела у них были действительно хрупкие и нежные: один точный удар в голову или грудь отправлял местного в вечный нокаут. К моменту, когда его повалили и снова отнесли на стол, он успел отправить к древним десяток этих существ. Плохо было то, что на этот раз его положили на хирургический стол и там зафиксировали — первая стычка в рукопашную с представителем человечества натолкнула
валлингов на правильные выводы.
        Следующее пробуждение огорчило и напугало нашего героя: он обнаружил себя на соседнем хирургическом столе, закрепленный по рукам и ногам и еще в нескольких местах. Попробовал их порвать — материал скрипел, хрустел, но держал свою добычу, а потом пришли местные и для землянина начался ад! Валлинги решили изучить анатомию человека на живом образце, при этом боль, которую испытывал этот образец при их опытах, не значила для них ничего — представитель низшей расы, как они считали — расходный материал.
        Начали они с кожи и ее реакций на всякие раздражители: высокая температура, частичная заморозка различных участков тела подопытного, уколы различными инструментами, воздействие различных кислот и тому подобные эксперименты. Мужчина извивался в своих путах, насколько они ему позволяли — немного подергался и все. Крики и стоны быстро надоели валлингам и скоро ему на лицо надели какую-то фиксирующую маску, которая не давала ему возможности открыть рот. А стоны и глухое мычание, которые издавала его глотка, очевидно, забавляли его мучителей, так как чем сильнее он выдавливал из себя эти звуки, тем сильнее его кололи, жгли и резали. Самое обидное, что смех у этих аборигенов сильно напоминал детский — такой же звонкий и веселый, правда, самому технологу от этого смеха было совсем не радостно.
        Среди нескольких десятков этих большеголовых недомерков Максу запомнился один: этот был выше остальных, и одежда на нем была красивее, что ли — чувствовалось, что качество исполнения стояло на порядок выше, чем у тех пятнистых комбинезонов, которые были одеты на всех остальных зеленокожих. Этот тип все время, пока над телом землянина издевались, что-то говорил, показывая всем на человека, а все остальные его при этом внимательно слушали — видимо, переросток был каким-то местным авторитетом. В конце первого дня мучений, когда высокому аборигену надоело, извращаться над кожей неполноценного представителя низшей расы, нашего героя оглушили напоследок чем-то, по ощущениям похожим на парализатор, вновь отправив в принудительный сон.
        Очнулся в каком-то киселе: на лице была маска, закрывавшая всю голову, кроме рта и носа — там были какие-то присоски, через которые он дышал. Видимо агрегат, внутри которого он лежал, мог как-то отслеживать его состояние, так как вскоре через загубник, который крепко сидел у него во рту, полилась какая-то густая жидкость, по вкусу и консистенции напоминавшая ему манную кашу, только почему-то соленую. Так как деваться человеку было некуда, пришлось глотать эту дрянь около пяти минут с перерывами — бурда подавалась порциями, чтобы подопытный, по всей видимости, поел и не захлебнулся при этом от избытка пищи в горле. С удивлением почувствовал приятное ощущения сытости в желудке, а еще понял, что раны на теле перестали печь и болеть: очевидно, его засунули внутрь местного вида медицинской капсулы, чтобы подлечить.
        Этот вывод радовал и пугал: скорее всего, когда раны на коже залечатся, его вытянут отсюда и снова начнут мучить — что на этот раз придет в голову этим недомеркам, он не предполагал пока. Однако ничего хорошего он от этой расы не ждал. Пользуясь передышкой, стал присматриваться к периферии своего зрения — понятно, что маска закрывала всю голову, и увидеть он ничего не мог, но он искал нечто другое: специалист уже вспомнил всю свою прошедшую жизнь в Содружестве. Его сейчас волновал факт отсутствия на периферии зрения пиктограммы нейросети — у всех граждан такое мозговое устройство имелось в обязательном порядке, так как без него нельзя было взаимодействовать с техникой — даже с кухонным автоматом, например. В общем, отсутствие активности этого полезного девайса немного огорчало нашего героя: как бы чего не случилось с этим полезным устройством в его голове за время продолжительного сна в замороженном состоянии. Так технолог и заснул, утомленный пытками и разными мыслями.
        Проснулся снова на хирургическом столе — снова голый и снова те же действующие лица-мучители во главе с тем же высоким головастиком. В этот раз местные ученые-садисты решили заняться исследованием внутренних органов человека — через анус, рот и член ему стали засовывать различные шланги. При этом большеголовые уроды совсем не смотрели на подопытного, наблюдая картины, которые транслировались на большие голопанели, оживленно обсуждая увиденное на своем непонятном языке. Макс терял сознание от боли несколько десятков раз в час, правда, ненадолго — медицинская аппаратура аборигенов быстро возвращала пациента в сознание. Ученым-изуверам очень нравилось наблюдать, как воздействие внутри тела их медицинских щупов на органы мужчины тут же сопровождалось новой порцией стонов и конвульсий этого исследовательского материала.
        Очевидно, что экспериментаторы что-то намудрили или перегнули палку, так как сильнейший приступ боли где-то внутри погрузил землянина в небытие на этот раз надолго. Пришел в себя опять в этом желе, и захотелось умереть от боли, унижения, страха и бессилия — больше он не хотел чувствовать себя подопытной крысой на столе этих гуманоидов, но как вырваться отсюда он не знал. От приступа паники и потери рассудка отвлек внезапный звук в голове и укол в районе затылка, а потом перед глазами всплыл знакомый транспарант: «Нейросеть В-тех-7.7МПУ восстановлена». Макс смог ненадолго отбросить панические мысли, решив использовать время лечения для ознакомления со своими восстановившимися возможностями работы с техникой — здесь этого добра должно быть дофига. Сначала ознакомился с системными сообщениями: суть их сводилась к тому, что все это время резервная партия наноботов восстанавливала ядро нейросети, а потом провела профилактические работы по подключенным имплантам.
        — Откуда у меня взялась какая-то резервная партия наноботов?  — недоумевал наш герой, колыхаясь в желе — не припоминаю ничего такого,… да и ладно — фиг с ним. Что там дальше…?
        Дальше нейросеть предлагала запустить полноценный тест на работоспособность всех имплантов — согласился, и на какое-то время его опять вырубило. Вернувшись обратно в сознание, сразу же запустил отчет о тестировании — он порадовал своей информацией — все семь имплантов давали положительный отклик, причем, тот, который был установлен им последним: «Псио+» требовал особого внимания носителя. Зашел во вкладку нейросети, отвечающую за подключенные улучшения: имплант сигнализировал о низком уровне пси-энергии во внутреннем резерве — требовалась подпитка извне, а также рекомендовалось усиленное питание разумного для увеличения собственной выработки живой пси-энергии организмом.
        Землянин стал вспоминать, как он это делал раньше, но не смог — тут снова в рот стала поступать противная соленая манная каша. В этот раз попытался абстрагироваться от вкуса этой гадости, так как требовалось восстанавливаться как можно быстрее — изображать из себя подопытный кусок живого мяса он больше не собирался. Пока насыщался, просмотрел список изученных баз знаний: неизученных не оказалось, что тоже пошло в плюс, так как стал теперь отчетливо понимать, что у него в голове. Бегло просмотрев изученные базы Дэ’галир, зло усмехнулся — этот носитель «ИИ Колония» был просто нагибаторской вещью, вундервафля, в своем роде,… с некоторыми оговорками, конечно.
        — Осталось только отсюда выбраться — думал технолог — план пока не складывается, хотя кое-какие мысли стали оформляться потихоньку…
        Тут он снова стал засыпать — возможно, его принудительно вводили в сонное состояние, и скоро его ждет новая порция боли и страданий. Но на этот раз у него впереди забрезжила искорка надежды…
        И снова хирургический стол, вокруг столпились зеленоголовые недомерки со своим бугром во главе — все с нетерпением ждали новых опытов. Что на этот раз эти существа приготовили ему, Макс не успел узнать — воспоминания о полученных ранах и унижениях, которые причиняли ему эти недомерки, накрыли его с головой до такой степени, что когда мужчина увидел эту картину вокруг себя, в глазах у него все поплыло и окрасилось в красные тона. Потом человек почувствовал, как внутри него нарастает знакомое чувство ненависти и он почувствовал животную ярость и бешенство. В кровь хлынула ударная доза адреналина, и сознание затопила одна мысль: «Убить их всех!» Модифицированный организм стал напрягать мышцы рук и ног — державшиеся до сих пор ремни под давлением усиленных в свое время мускулов стали лопаться. Сначала не выдержали стяжки на запястьях и в районе локтей — левая, а затем правая рука получила свободу. Не успевшие отскочить двое коротышек были пойманы за горло мощными руками бешеного пациента и их головы были размазаны по краю хирургического стола.
        Затем две руки ухватились за более широкий пояс, фиксировавшее тело в районе таза — несколько секунд, и преграда повторила участь ее меньших коллег. Землянин сел рывком и, не обращая внимания на беспорядочное мельтешение маломерков, взялся за крепления, удерживающие его ноги. Боковым зрением заметил парочку малоросликов, которые снова хотели ему что-то ткнуть — оба были пойманы за руки в момент попытки покушения и отправлены в полет в противоположных направлениях. Вернулся к ногам — потратил на обретение полной свободы движения секунд десять — за это время его пару раз опять попытались уколоть чем-то, но теперь он был начеку. Весьма характерно вел себя этот продвинутый переросток-авторитет — он, очевидно, руководил всеми присутствующими здесь коротышками, прячась в то же время у них за спинами — всего в активном состоянии Макс насчитал три десятка зеленых недомерков. Решив, что надо добраться до главного гада среди этих всех лаборантов, огляделся в поисках подручных средств обороны: в глаза бросилась какая-то стойка рядом с хирургическим столом, на которой болталась емкость с синей мутной
жидкостью — конец стойки разветвлялся наподобие треноги.
        ГЛАВА 3
        — Отлично — негромко произнес наш герой — протыкатель Шнитке, ипать вас всех штативом. Пора подыхать, валлинги…
        Емкость с мутной жидкостью отправилась в короткий полет в сторону главгада местного консилиума. Очевидно, жидкость была неприятной на запах или вкус, или возможно, на прикосновение к коже, так как разбившаяся емкость разбрызгала свое содержимое на нескольких гуманоидов, включая их высокого шефа — в непонятную быструю скороговорку валлингов добавились испуганные и истеричные нотки.
        — Как вам ваши лекарства? Вы ведь это мне хотели ввести, мои лупоглазые организмы — я вас всех разберу на органы, плазму вам всем в гляделки!
        Потом началась бойня: металлическая тренога не давала маломеркам шансов добраться до тела взбесившегося пациента, некоторые пытались от бессилия и отчаяния кидать что-то в землянина, но безуспешно, так как слабые от природы руки не могли придать хороший импульс их медицинским приборчикам с длинной иглой, которые все они держали в руках. Самодельное оружие щедро брало свою жатву с присутствующих в этом помещении, а особо резвых и смелых специалист встречал ударами ног — как правило, одного удара хватало, чтобы зеленый отправлялся на встречу с покойными родственниками. Десятиминутная рубиловка привела землянина к высокому головастому типу. Этого коротышку следовало допросить, ценный кадр, в ближайшее время будет очень полезен, однозначно.
        — Ты кто переросток? Понимаешь, что я говорю?  — немного сдавил горло местному начальству наш герой.
        — Да, понимаю, отпусти меня, я Мусопель пятый — хранитель знаний пятого ранга клана «Рыскающих»  — быстро проговорил местный лидер живодеров и садистов-любителей.
        — Как-как? Му-кто,… или Му-что? А-ха-ха-ха — сопля пятая, о-хо-хо-хо — рассмешил ты меня, я тебя пока не буду убивать, юморной ты наш — посмеялся технолог и быстро успокоился. Давай рассказывай, как я тут оказался и что вы тут делали со мной,… хотя нет, не надо — итак все понятно: нашли, подобрали, обогрели, обобрали… Кстати, сопля пятая, где мой корабль, где мое оружие, где мой костюм Дэ’галир???
        На последних словах глазища этого субъекта удивленно расширились, хотя эти прожекторы и так били все рекорды по своим размерам.
        — Что это у тебя с глазами? Смотри, не потеряй, сейчас вывалятся из орбит — заметил технолог и стал обдумывать ситуацию.
        Требовалась нормальная одежда, пища — желудок снова требовательно сжимался, а еще добавилась какая-то легкая слабость — отравился кашей, подумал специалист и вернулся к пленному. Он понимал, что в голом виде с одной непонятной железкой в руках его завалят рано или поздно — требовалось что-то предпринять.
        — Откуда ты знаешь о костюме учителей? Где ты его взял?  — бормотал пучеглазый переросток, округляя свои бело-зеленые прожекторы-семафоры.
        — Здесь я задаю вопросы,… э… как тебя там,… что-то пятое,… короче, не важно — где мое имущество? Я уже понял, что лично ты в курсе о его судьбе — отвечать! И вообще, у вас тут есть еда нормальная, а то напихали меня какой-то дрянью соленой… мясо там, например, пэвасс — слышал о таких вещах, болезный? И кстати, как-то подозрительно: никто не собирается тебя спасать, вас тут сколько вообще-то, я читал как-то, что габариты ваших летающих крепостей не меньше сорока пяти километров?
        — Все то, что ты называешь своим имуществом, мы переработали на сырье, вещи наставников уложили в хранилище таких же артефактов,… большинство из них нам недоступны — учителя могли ими пользоваться, а наша раса не может… — договорить валлинг не смог, так рука землянина сжала тому горло.
        — Что ты сказал: разобрали мой «Фортер» на запчасти, говоришь? Ты знаешь, сколько он на рынке стоит, зеленый? Я на него десять лет копил, а вы его, значит, на сырье? Я сейчас тебя сам лично на органику разберу, недомерок…
        — Не надо, я ценный специалист, очень ценный, не надо разбирать, я пригожусь,… могу провести в хранилище, если сможешь активировать для нас несколько интересующих клан вещей. И не беспокойся, я уже успел связаться с остальными хранителями «Рыскающих», нас не тронут больше — моя жизнь важна для клана, я еще не передал свои знания, которые переходят по наследству своему наследнику. Так что, чужак, как тебе наше новое предложение: мы тебя больше не трогаем, а ты помогаешь нам с наследием Дэ’галир?
        Землянин некоторое время раздумывал, так как все это выглядело, как ловушка — верить этим уродам, пытавшим его последних несколько недель он не собирался — наверняка, попробуют снова усыпить и продолжить свои садистские эксперименты. Но добраться до своего скафа следовало однозначно — голым он чувствовал себя некомфортно и беззащитным. В конце концов, обещать, не значить выполнять обещания, особенно в таких стартовых условиях — помогать этим организмам технолог не собирался в принципе. Хранилище же интересовало его чисто в персональном смысле — порыться в чужих вещах всегда интересно…
        — Ладно, давай веди в это свое хранилище,… как там тебя,… все время забываю,… пятый чего-то…
        — Мусопель пятый — с достоинством ответил важный пленник.
        — Ох… ё,… метеор тебе в рот — ну и имечко, да простят меня ушедшие, веди давай,… только сначала завернем в буфет — пару бутеров по дороге проглочу, а то что-то кишки марш играют снова.
        — Куда-куда завернем, я не понял? И насчет организма твоего тоже… — недоумевал хранитель-переросток пятого ранга.
        — Про кишки забудь — это так, непереводимый сленг, а буфет — это там, где вкусно и быстро кормят и хорошо наливают. Что тебе вообще тут непонятно, убогий — человек хочет нормальной пищи? Давай думай на ходу, время — деньги, мне еще решать вопрос, как отсюда к людям вернуться…
        Местная столовая впечатлила только своими размерами: почти с футбольное поле, где в шахматном порядке стояли колонны местных пищевых синтезаторов, или как оно тут у них называлось. Зеленых пигмеев тут тоже было немереное количество, но их пару обходили стороной — Мусопель не соврал, его не пытались уколоть или как-то даже приблизиться. Нейросеть отправила нашего героя в кратковременный столбняк, когда выдала меню данного агрегата: все было на каком-то непонятном ему языке, очевидно на родном наречии этих головастиков. Это не остановило специалиста, и он обернулся к сопровождающему его экскурсоводу:
        — Я вашу письменность не понимаю — другие языки тут есть, общий, например? Наверняка вы его знаете почти все, вот ты же говоришь со мной, да и я, скорее всего, не первый человек у вас на борту, да?
        — Да, ты прав, человек, тут были и другие представители твоего вида,… недолго, правда — слабые попадались экземпляры,… насчет языка огорчу — ваш этот интер, как вы его называете, в аппаратах отсутствует, но есть язык предков — Дэ’галир, хотя, тебе это вряд ли поможет…
        Макс не стал вдаваться в ненужные словопрения с этим самодовольным типом, а начал искать в главном меню знакомые символы — язык ушедших он знал. Довольно быстро нашел искомое на главной странице интерфейса и перевел меню в понятное для себя. Стал искать нормальные блюда, ведь анатомия предков была аналогична современному человеческому строению организма. Краем глаза заметил, как у этого,… опять забыл,… короче, как у этого пятого глаза снова полезли из орбит — не придал этому значения, так как агрегат уже выдавал заказанные вкусности. Поел нормально, даже потом нашел нечто похожее на любимый пэвасс — пошло все, как к себе домой. Немного раздражал общий гул, который создавали тысячи аборигенов, тоже принимающих пищу в этой огромной столовой, но приятный запах и отменный вкус жареного мяса кого-то или чего-то в гарнире из белого хрустящего овоща, подозрительно похожего на картофель, пересилили это мелкое неудобство.
        — Так я не понял, э,… пятый — сколько вас тут всего-то, сопля? И чем вы на жизнь зарабатываете, ну и вообще — куда кредиты тратите, где закупаетесь?
        — Сейчас на борту крепости почти восемь миллионов валли — это примерная цифра, она всегда меняется, так как одни рождаются, а другие умирают. Второй вопрос мне не понятен: фитофермы и наше оборудование снабжают население крепости всем необходимым, а эти кредиты нам не известны вообще.
        — Ага, я понял! У вас тут победил коммунизм в отдельно взятом кораблике: никто ничего не делает, а глупые механизмы горбатятся за вас и всем вас обеспечивают,… ясно, неплохо устроились, неплохо… Бизнес отсутствует, как явление. Ладно, двигаемся дальше по маршруту. Кстати, я вот тут подумал — вел монолог наш герой, пока нестандартная парочка шла на выход из этой огромной столовой. У вас же есть тут искины, не может не быть — такой постройкой управлять трудно людям самостоятельно,… упс, валлингам — как насчет того, чтобы дать мне доступ к нему: люблю поговорить с умным собеседником.
        — Это исключено, человек, наши искины слишком высокоразвиты, чтобы общаться с низшими расами.
        — Хм, нет так нет — не особо обиделся землянин — я и так тут надолго не задержусь, не очень и хотелось…
        На выходе парочку поджидал транспорт — оказалось, что хранилище вещей Дэ’галир находилось отсюда довольно далеко — идти пешком и голым почти половину суток специалисту показалось глупым, и он охотно принял предложение своего экскурсовода сократить время путешествия. Как ни странно, но повозка оказалась почти аналогом двухместного колесного автомобильчика, на которых ездят по полям игроки в гольф на Земле. Только двигалась она шустрее, и рулевого колеса не было — скорее всего, тоже все завязано здесь на нейросети. Вот только Макс заметил, его нейросеть почти не улавливала агрегатов и механизмов, с которыми можно бы было взаимодействовать — скорее всего, тут все было как-то иначе. Кстати, во время этой поездки, он заметил, что его провожатый тоже не особо пытался управлять этой машинкой, так как постоянно пытался завязать с ним разговор об ушедших, их вещах и как Максу удалось привязать к себе скаф учителей. Мусопеля интересовал вопрос, чем надо обладать, чтобы взаимодействовать или использовать такие вещи, как тот же костюм Дэ’галир. Но землянин упорно делал вид, что не понимает, о чем его
спрашивают — делиться знаниями он не собирался.
        — Давай, завсклад, ипать какой-то там пятый, открывай кубышку, не томи — пришло время делиться ништяками — так технолог подбадривал и подгонял хранителя, который застыл перед внушительным входом в заветное помещение, ничем не выказывая своей деятельности.
        Человек решил также попробовать подключиться к контрольной панели входа, но, к сожалению, интерфейс был тоже на языке валлингов, хотя интуитивно он уловил, в какой момент происходила передача кода доступа от разумного к искину. По крайней мере, все выглядело достаточно привычно, и мужчине пришла в голову мысль разжиться этим паролем.
        В это же время, в одном из залов, который сами валлинги называли «Главный табур», или по-простому, место, где собираются поговорить мудрейшие, эти самые мудрейшие следили за перемещениями одного из них — хранителя знаний пятого ранга Мусопеля пятого, в обществе с представителем низшей расы людей. Группа вождей этой летающей крепости сейчас пыталась найти решение внезапной проблемы с этим человеком — последние события не внушали им оптимизма.
        — Я сразу говорил, что надо было убить это существо — их цивилизация и так слишком быстро развивается и размножается — нельзя было оставлять ему жизнь, а сразу на ресурсы! Мусопель не послушал меня и решил все сделать по-своему: и вот вам результат — этот человеческий переросток убил уже почти полсотни наших братьев и теперь держит возле себя одного из нас, угрожая ему смертью. Это непостижимо, как такое могло случиться…?
        — Согласен, если этот неполноценный убьет хранителя, это будет серьезная потеря для клана и всей цивилизации валли: наследника своих знаний он не успел еще подготовить. Надо грохнуть этого гуманоида, пока он не убил Мусопеля пятого!
        — Мы так и сделаем, уважаемые — прервал спор самый старший и мудрейший из валлингов на этом корабле-крепости. Это был Мурдик второй, хранитель знаний второго ранга (у валлингов все было наоборот — чем выше цифра ранга, тем он ниже, то есть совсем диаметрально к рангам Содружества). Но сначала этот человек активирует нам парочку артефактов наших ушедших учителей, и покажет, как ими пользоваться — мы ведь не умеем использовать многие оставшиеся предметы после них.
        — И как это нам поможет, великий Мурдик — вы же знаете, что наш народ рождается без той способности, которую учителя и даже эти люди называют «пси»? Даже если этот чужак и включит парочку-другую, то, что с ними дальше делать?
        — Я думаю, что мы разберемся, кто еще, как не мы, и вообще — не стоит лететь впереди кометы. Но пока трогать этого гуманоида не будем, ждем сигнала Мусопеля…
        — А я считаю, что вторженца надо немедленно пустить на органику — он опасен сам по себе, мы физически значительно слабее его, не сможем противостоять. Пока он безоружный и голый, но уже успел оправить на встречу с предками полсотни соотечественников, а когда оденет скаф… надо его прихлопнуть немедленно, пока он расслабился и не ждет атаки!
        — В таком случае, он успеет сначала убить хранителя, а мы не можем так сейчас рисковать!
        Спор продолжался бы еще долго, но в этот момент изображение на голопанелях зала мудрейших изменилось: искин получил код допуска от Мусопеля, и парочка разумных вошла в хранилище. Голый человек некоторое время осматривался вокруг, бормоча какие-то фразы, которые совет старейшин не смог понять. Потом он нашел тот костюм Дэ’галир, который боевые робы обнаружили рядом с капсулой, где нашли замороженного человека, походил возле него и стал одевать. Когда древня одежда укрыла тело чужака, то некоторое время еще стоял на месте, не совершая никаких движений — затем голова укрылась за непрозрачным шлемом, и абориген стал прыгать на месте, что-то вновь выкрикивая на непонятном им всем языке.
        Хранители, наблюдавшие эту картину, поморщились и немного развеселились от увиденного — человек вел себя, как представитель низшей формы жизни, и такого будет не жалко пустить на ресурсы. Потом абориген еще некоторое время покрутился по помещению хранилища, нагибаясь, время от времени, осматривая какие-то предметы, заинтересовавшие его, по-видимому. Или залазил на стеллажи, если увидел там что-то интересное для себя. В конце этой экскурсии он еще раз стал прыгать, как недоразвитый на одном месте, громко при этом воскликнув — от звука этого крика все присутствующие в зале совещаний вздрогнули, а особенно, сопровождавший его хранитель Мусопель — тот даже упал, когда сделал неловкий шаг назад.
        Вытянув из какого-то контейнера два серых клинка, он сделал несколько быстрых движений руками с зажатыми в них мечами и быстро вернулся к сопровождающему. Короткий разговор — присутствующие не смогли разобрать смысла вопросов и ответов, точно так же, как и искин — в помещении хранилища его возможности контроля были ограничены. А затем совет мудрейших онемел от ужаса, когда фигура в скафе древних одним ударом клинка обезглавила одного из них — хранитель пятой ступени клана «Рыскающих» улетел на встречу с предками, не передав свои знания наследнику, унеся их с собой. Это была тяжелая и непоправимая утрата для клана: ушла в вечность часть знаний, которые валлинги передавали друг другу по наследству со времен учителей.
        Гнев и жажда мщения обуяла мудрейших, зал совещания наполнился криками и гневными возгласами, среди которых основная часть была вариациями фразы: «Убить человека немедленно!» Немного остудил пыл воинственных коротышек центральный искин крепости, когда предупредил, что в хранилище вести боевые действия запрещено, так как неизвестно, как среагируют артефакты древних учителей на плазму или воздействие лазера. А чужак, между тем, выходить из этого помещения не собирался, остановившись возле нескольких предметов, назначение которых для валли было неизвестно, и заинтересованно рассматривая их некоторое время. Для хозяев этого летающего города многие предметы из этого склада были непонятны и загадочны. Поэтому, мудрецам ничего не оставалось, как строить злобные планы мести и выкрикивать в его адрес угрозы, бессильно наблюдая за его перемещениями по ценному помещению.
        — Это я удачно зашел — осклабился в ухмылке Макс, когда массивные створки разошлись в стороны, и он следом за сопровождающим его головастиком Мусопелем пятым зашел внутрь.
        Обилие предметов поначалу очень обрадовало мужчину — кубики и сферы энергоячеек Дэ’галир, несколько костюмов, наподобие его собственного. Несколько неопознанных дроидов странной формы, блестящие пирамиды, шары, контейнеры, набитые предметами, ничего не говорящие технологу — склад, одним словом. Особенно его привлекла массивная конструкция в виде ребристого конуса с диаметром основания около двадцати метров и высотой до пятидесяти: как она сюда попала, ему было непонятно, так как габариты входного проема были гораздо меньше. Возможно, эта штука тут была с самого начала, а возможно, попала сюда при очередной перестройке крепости — за последнее время он немного поговорил со своим сопровождающим и тот ему поведал, как города-крепости валлингов растут и увеличивают свой потенциал. Именно этот предмет опознала внезапно ожившая нейросеть:
        — Многофункциональный боевой дрон «Скорчез-2х», неактивен, отсутствует вооружение, нет отклика от бортового интеллекта. Предположительно, бортовой ИИ мертв.
        Тут же в мозгу специалиста всплыли знания, освоенные им за время, проведенное в анабиозе. Этот аппарат был основной боевой единицей автоматических саморазвивающихся кораблей проекта «ИИ Колония»  — его базовой интеллектуальной ячейкой и частью коллективного сознания «Колонии».
        — Интересно, как он к ним попал сюда?  — подумал землянин и задал такой же вопрос Мусопелю пятому — ответ был дан в том смысле, что низшему организму такая информация ни к чему — нечего отвлекаться, у них договор: костюм ушедших в обмен на активацию пары артефактов.
        — Ага, счазз, разбежался — думал про себя Макс — обещанного три года ждут… мдя. Ладно, осмотримся тут немного еще,… и, кстати, где мой вечерний костюмчик, куда заныкали, организмы?
        В процесс осмотра местного склада — по-другому этот набор разного лома он назвать не мог — наш герой медленно, но уверенно приходил к мысли, что по-настоящему ценного здесь мало. Валлинги больше подходили под категорию старьевщик — тянули сюда все, что находили в космосе и решали, что это когда-то принадлежало Дэ’галир. Во многих случаях абсолютно ошибочно: среди всего изобилия местных предметов, кроме некоторого их числа, действительно являющимися артефактами ушедших, исследователь натыкался на вещи, которые вообще никак не подавались его осмыслению. Даже под изделия Содружества они не подходили — какие-то абсолютно чуждые и загадочные находки — возможно, это когда-то принадлежало той цивилизации, которая пришла в империю Дэ’галир с захватническими планами.
        Вероятно, в этих долгих странствиях по просторам бесконечного космоса космические бродяги бывали в таких местах галактики, где и не снилось побывать представителям человечества. Присмотрев себе несколько предметов, которые следовало бы прихватизировать, исследователь складов, наконец, нашел свой скаф, который аккуратно лежал возле какой-то непонятной хреновины ярко-желтого цвета, сильно напоминавшей Максу ковш земного экскаватора. Пощупав для верности находку руками, стал медленно облачаться в умную одежку — скаф принял своего владельца без вопросов, зарастив все швы и срастив нижние концы с ботинками, которые тихо и мирно стояли рядом на полу.
        — Активный модуль скафа «Штроу-2е» сообщает о полном функционале — сообщила нейросеть — вывести отчет?
        — Давай — обрадовался специалист и тут же получил 3-Д картинку, где все системы горели приятным зеленым цветом, кроме нескольких точек на спине: отсутствует боевая пара «Серый коготь» и недостачи одного штатного блока питания на поясе.
        — Сейчас найдем, где-то тут должно быть по любому, сейчас, сейчас,… а так все отлично, даже емкости с водой и пищевой массой на месте.
        Все это время землянин возбужденно подпрыгивал на месте от переполняющих его радостных чувств.
        — Запрос на пополнение пси-накопителей из резерва носителя — озадачила нейросеть — текущий объем 74 % от нормы, продолжить?
        — Давай — согласился герой и тут же вспомнил, что такое пси, и кто он такой по совместительству, так сказать — подключение умного предмета древних к его внутренней сфере подтолкнуло его память снова, и мужчина неосознанно провалился в свое вторичное зрение.
        Некоторое время осознавал перемены: вокруг наблюдалось множество шариков самых разных цветов и размеров — от слабых желтых до слепящих, огромных синих сфер. Последние он видел впервые, а кроме того теперь его дар наблюдал потоки энергий, которые двигались по тонким линиям — вероятно, так ему виделись силовые кабели, соединяющие реакторы, или что тут стояло у валлингов, и потребителей этой самой энергии.
        — Вот оно значит, что, Максимка… — думал технолог, наблюдая всю эту неожиданно красивую и волшебную картину.
        Вся энергосистема крепости раскрывалась перед ним, как простая и понятная схема. Вот, например, эти яркие синие шары — явно, что это источники энергии, которые местные получили в дар от своих учителей — пропавших Дэ’галир. Или эти толстые жгуты энергии, расходящиеся к многочисленным шарикам по краям конструкции крепости — это, скорее всего, эмиттеры щитов, которые человечество пока не в состоянии преодолеть. Но это пока — короткий просмотр информации по носителю «ИИ Колония» давал ему основания утверждать, что для этого корабля, вернее, для группы таких носителей, эти города-крепости не составят какой-то проблемы. Зло усмехаясь, продолжал осознавать энергосистему корабля коротышек — она была гигантской, как и сам корабль. Впрочем, множество бледно-желтых линий — некоторое их количество в паре с более насыщенными, землянин наблюдал сейчас в районе контрольной панели у входа в хранилище и еще несколько высоко под потолком.
        — А… это, наверное, сигнальные и управляющие цепи местного искина, или кластера, скорее всего, а те, что потемнее, это питание… Так, с этим все понятно, теперь проверка герметичности — отдал мысленное указание зарастить шлем и укрыть кисти рук.
        — Хо-хо — подпрыгнул от радости Макс — сейчас он наблюдал все вокруг себя сквозь забрало шлема: картинка была четкой, почти 100 % передавая цвета в немного затемненном варианте.
        — Режим максимальной защиты — откликнулась нейросеть, подключая плечевое вооружение — на картинку наложились две прицельные метки, которые резво прыгали вслед за взглядом обладателя скафа.
        Немного порылся в настройках скафа и обнаружил режим неполной защиты — активировал. Особых изменений не было: небольшая полоска в районе глаз стала прозрачной — теперь он видел все так, как будто был без шлема. Такая светлая полоска обзора занимала не более 30 —35 %, остальное было видно, как и раньше через серую дымку с небольшим затемнением.
        — Так, где-то здесь я видел… — немного еще покрутившись по помещению, нашел в одном из контейнеров пассивные источники-кубики.
        Ориентировался на свой второй взор — теперь ему не доставляло никакого дискомфорта пользоваться сразу двумя способами зрения: местоположение искомых кубиков определил довольно быстро.
        — Внешний источник, гнездо № 2, тестирую… 100 %. Полный функционал скафа — отрапортовала нейросеть и опять напомнила об отсутствии «Серого когтя».
        — Да-да, сейчас,… где же вы мои серенькие малыши, ути-пути… Нашел!  — специалист вытянул два серых клинка, по режущим граням которых искрились микро-вспышки — оружие было заряжено под завязку.
        — Йо-хо-хо — закричал от радости землянин и пару раз подпрыгнул, взмахнув мечами в прыжке. Потом подошел к валлингу, который поднимался с пола, где почему-то находился до этого момента — это ему было немного непонятно.
        — Послушай, э… пятый какой-то… неважно — а код доступа к этому складу у тебя одного, или еще есть у кого-то из ваших? Я тут просто подумал, вот если ты внезапно умрешь — сюда сможет кто-то зайти?
        — Я хранитель знаний о тех вещах, что хранятся в этом месте — гордо заявил Мусопель пятый, и я не вижу причин для своей внезапной смерти. Войти сюда без меня нельзя, но мы отклонились от договора: костюм свой ты получил и я вижу, что в тебе есть то, что учителя называли «пси»  — теперь твоя очередь выполнять свою часть договора.
        — Конечно, не вопрос — пожал плечами землянин и отрубил голову валлингу — идиоты, вы что, думали, я забуду, как меня пытали и издевались: хрен вам в зад, а не активация! Тут и активировать почти нечего — есть еще один костюмчик, но совсем убитый, скорее всего, в утилизатор. Да и вообще, тут полезного мало, в основном, источники энергии разного уровня,… хотя…
        Взгляд нашего героя упал на парочку примечательных вещей: выглядели они достаточно просто, как граненый цилиндр темно-синего цвета с матовой поверхностью, даже скорее многогранный, так как этих плоскостей было двенадцать. Одна из них выделялась цветом: ярко белая, по центру имела выемку, в которой можно было угадать отверстие, закрытое в данный момент шторкой. Исследователь знал уже, как ему повезло с находкой — без нее все его знания об автоматическом корабле «Колония» сильно теряли в ценности.
        — Контейнер с зародышем нанофабрики «ИИ Колония»  — опознала вещь нейросеть чуть позже, чем ее опознал сам хозяин нейросети. Неактивен, для успешной активации требуется самовосстанавливающийся накопитель с зарядом фиолетового уровня и пси-активный разумный.
        — Вот это мне поперло — радовался находке человек — и сразу две штуки, как говорится: «Дайте две!», хе-хе. Осталось только найти способ отсюда выбраться, так как аборигены, наверное, сильно огорчились на меня за потерю своего Мусопеля… сопеля, короче — сопля умерла, и всем стало внезапно грустно. Надо договориться с искином местным, может он не такой злобный…
        — Эй, искин, или как там тебя зовут,… неважно,… предлагаю разойтись миром — вы меня немного помучили, я вас тоже немного сократил. Забываем о прошлом, закапываем топор войны и все в таком же духе,… как меня слышно, прием?
        — Человек, моя приоритетная задача: уничтожение враждебной формы жизни на борту крепости. Пользуясь твоей терминологией, тебя тут закопают — голос был механический, без эмоций, наверняка на связь вышла местная искусственная личность.
        — Что-то бойцов-закапывателей не видно твоих… — размышлял вслух специалист, глядя на открытые створки хранилища — непонятно…
        Немного поразмышляв, пришел к выводу, что восемь миллионов на одного многовато — надо как-то склонить валлингов к переговорам, хотя у него были определенные сомнения в боевых способностях местного населения. Он, голый и безоружный, фактически (считать оружием какую-то медицинскую подставку смешно) в одиночку завалил их почти сотню, а уж теперь, когда добрался до своего скафа и оружия, то сейчас местные коротышки будут ложиться упаковками,… точняк! Но устраивать геноцид и ввязываться в длительную полномасштабную партизанскую войну ему не хотелось абсолютно — скорее всего, тут найдутся какие-нибудь серьезные предметы против его снаряжения в виде местных дроидов или еще чего-то, что ему не понравится.
        Мысли вертелись вокруг идеи внести панику и элементы хаоса в отлаженный механизм жизни этого летающего города-крепости. А учитывая паранормальные способности своего организма, парочка идей у него возникла тут же, и наш экспериментатор решил сразу же приступить к полевым опытам. За объект первого подлого выпада гадкого человека была принята контрольная панель хранилища. Вскрыл защитную крышку своими клинками и стал обрывать кабели: всего насчитал почти два десятка — четыре силовых и кучу сигнальных и контрольных.
        — Искин, а как ты относишься к щекоткам?  — поинтересовался исследователь-любитель вслух. Молчишь,… ну и ладно, а я вот в детстве очень любил, когда меня моя мама щекотала гусиным пером, вот помню как-то однажды…
        Продолжая вспоминать свое счастливое детство, специалист замкнул первую пару наугад, совместив два силовых и два сигнальных кабеля, а потом, подождав некоторое время, проделал тоже самое со всеми остальными по очереди.
        — Тебе понравятся щекотки!  — загадочно улыбался Макс, продолжая опыты с подачей силового заряда в нежные каналы контрольных контуров местной энергосистемы.
        Юли никак не могла забыть своего Максика — что-то внутри нее протестовало, когда она пыталась убедить себя в том, что его давно уже нет и надо устраивать свою жизнь заново. Дети скоро станут совершеннолетними: Герт сразу же улетит в академию ВКС Брилара, да и Элия, превратившаяся в очаровательную красотку, тоже далеко от него не отстанет — будущая специальность исследователя артефактов также связана с космосом. Тут и осталось всего ничего, пару месяцев…
        — Вот вылетят птенцы из гнезда, тогда и буду принимать окончательное решение — подумала девушка и тут почувствовала внутри себя сильнейший укол боли, от которого потеряла сознание и повалилась на спину.
        Это ее спасло: она сидела на одном из больших плоских валунов, в месте, куда они с Максом часто прилетали в первые месяцы их знакомства, а если бы она в это время плавала, то однозначно бы захлебнулась и пошла бы на дно — провидение спасло рыженькую от смерти. Красотка пришла в себя через полчаса — так она определила время своей отключки по нейросети.
        — Что это со мной такое?  — удивленно и немного со страхом прислушивалась она к себе — к ее радости, больше ничего не болело — может мне показалось, я просто заснула здесь на горячем камне?
        Какое-то время наша героиня еще провела на валуне — немного поплавала в теплой воде океана, позагорала и потом стала собираться обратно домой. Второй удар боли застал ее на подходе к флаеру: потеряв контроль мозга, тело рыженькой свалилось бесчувственным мешком на камень, при этом падение оказалось неудачным — Юли ударилась лбом и рассекла его. На этот раз в сознание она пришла гораздо позже: не понимая, что происходит с ней и где она находится, почувствовала сладковатый запах своей крови — открыла глаза, при этом правый был залит чем-то вязким и липким — догадалась, что это такое. Осознание этого факта ее испугало. С трудом поднялась и забралась в кресло слева по привычке: так она всегда делала, когда летала с Максом — он занимал правое, она левое. Объяснял как-то странно: вроде как на его дикой далекой планете слева всегда сидел пилот, или как он говорил «водитель», а справа было место для пассажира.
        Девушка успела закрепить себя ремнями и активировала двигатель аппарата, когда ее снова настиг очередной удар боли и последующий провал в беспамятство. На этот раз ничего повредить себе она не смогла — крепления кресла надежно удерживали тело, пока оно в очередной раз билось в судорогах. Затем снова вернулось сознание — Юли решила не терять время на поиск причин этого кошмара и добраться до ближайшего медицинского центра, а в том, что она самостоятельно сможет довести флаер до нужной точки, она сильно сомневалась. Судя по времени, припадки учащались и следующий застанет ее в полете, поэтому решение пришло само.
        — Искин — по привычке она обратилась к бортовому вычислителю аппарата — аварийная ситуация, пилот в шоковом, невменяемом состоянии, приступы острой боли, непрогнозируемая потеря сознания, разумный не в состоянии управлять флаером. Проложить маршрут до ближайшего медицинского центра, отправить это сообщение Клому Кронли, взять управление аппаратом на себя, блокировать все попытки пилота перехватить управление и все внешние, до момента посадки в конечной точке игнорировать пилота. Выполнять немедленно!
        — Принято, пилот. Отключаю нейроинтерфейс,… отключаю аварийный пульт управления,… снимаю блок с ограничителя скорости. Старт.
        Серо-белая полуспортивная модель «Индо-52» мягко взлетела с валуна, и развернулся в направлении ближайшего пункта, обозначенного в его памяти, как медицинский центр. Затем аппарат стал быстро набирать скорость, причем делал он это бешеными темпами — сидящую на месте пилота девушку вдавило в кресло от резкого ускорения — компенсатор не успевал сглаживать нестандартный разгон, который проводил бортовой вычислитель. А потом опять пришел удар, разрывающий на части сознание Юли — она закричала от боли и страха, не понимая, что с ней происходит. В этот момент с ней попытался связаться ее брат, но бортовой умник четко следовал указаниям своего недееспособного пилота:
        — Пилот отключен от бортовых систем, связь блокирована, двигаюсь в аварийном режиме. В настоящий момент фиксирую неадекватное поведение разумной. Могу только предоставить видеоряд из кабины — пошел на единственную уступку электронный упрямец.
        Клом пришел в шоковое состояние, когда увидел изображение из кабины флаера: его сестра билась в конвульсиях, удерживаемая несколькими страховочными ремнями кресла, лоб рассечен по все длине, а глаза заливало кровью, которая сочилась из раны. Рот девушки был открыт — очевидно, она кричала, но звука не было.
        — Дай звук, железяка, что она кричит?  — тяжело дыша смотрел на происходящее брат и не находил себе места.
        — Отрицательно, звук компенсатора глушит все остальные звуки: сверхнормативная скорость полета, сбрасываю координаты конечной точки маршрута — отставной пехотинец получил пакет, и связь с бортовым вычислителем разорвалась.
        Все это время с пилотом флаера, который двигался со значительным превышением допустимой скорости, пытались связаться местные диспетчера. Пилот, к их удивлению, не отвечал, но удалось получить некоторую информацию от бортового мозга агрегата, правда, ее было мало.
        — Неадекватное состояние пилота, приступы неконтролируемых припадков и потери сознания. Разблокирован ограничитель скорости полетов, все попытки внешнего вмешательства игнорируются — разумный при смерти. Сбрасываю видеоряд состояния пилота и его последний приказ. Получено подтверждение от медицинского центра — расчетное время прибытия в точку восемь минут сорок четыре секунды. Прошу содействия.
        Диспетчер думал недолго: с текущей скоростью движения флаера думать долго опасно — аппарат входил в зону регулярных полетов и угроза столкновения с неадекватным аппаратом росла с каждой секундой.
        — Искин — обратился он к штатному ИИ аэроконтроля полетов в атмосфере — очистить зону для этого аварийного флаера, временный запрет для всех, без исключения. Выполнять немедленно!
        К тому моменту, когда Клом прилетел в медицинский центр, Юли уже лежала в медицинской капсуле и проходила обследование — мужчина лишь мельком осмотрел открытый флаер сестры — зрелище было не для слабонервных. Видимо, во время судорожных метаний и рывков в кресле, Юли забрызгала кровью из своей раны на лбу все, до чего эти красные капли долетели, страховочные ремни были порезаны — так очевидно спешили медики, не став дожидаться штатного срабатывания блокираторов кресла. Аварийная панель приборов тоже пострадала — тут Клом терялся в догадках: возможно, сестра что-то задела ногами, когда билась в судорогах, кто знает? Не став ничего трогать, выскочил из аппарата и помчался к сестре, где шло ее обследование. Здесь тоже было не очень хорошо: во время обычной процедуры сканирования девушка пришла в себя и снова забилась в судорожных спазмах боли — крик, доносившийся из капсулы, рвал брата на части.
        — Что происходит, док?  — ухватил он местного эскулапа — усыпите ее, почему вы это не прекратите? Я сейчас тебе тоже сделаю немного больно…
        — Уже работаю, успокойтесь, она была без сознания, когда ее вытащили из флаера,… кстати, сам агрегат сильно нагрелся — никогда такого не наблюдал, сколько сюда привозили больных, и не слышал, чтобы гражданские модели так грелись при полетах…
        — Ближе к делу, док.
        — Куда уж ближе — достали, уложили внутрь, запустили тест — вроде все шло нормально, и вот только что опять приступ — мы уже сняли записи с памяти флаера — они учащаются. Еще пару минут и будет результат, потерпите немножко…
        — Странно, ничего не понимаю — смущенно тер лоб медик — ничего патологического не вижу, никаких изменений в организме, которые могли бы провоцировать такие сильные боли и конвульсии. Повышенная нервная активность мозга,… но это не может быть причиной таких приступов. Предлагаю какое-то время подержать вашу сестру в лекарственном сне: будем время от времени выводить в нормальное состояние и наблюдать… пока вот так.
        Такое поведение организма Юли продолжалось неполный месяц: пару дней могло ничего не происходить, а потом вдруг снова приступ боли и конвульсии, затем потеря сознания и через какое-то время опять все нормально, а потом вдруг снова тоже самое. Каждый раз болезненное состояние длилось не более десяти-двенадцати часов, затем перерывы между болевыми атаками, терзающими тело молодой женщины стали увеличиваться, а потом все прекратилось, как будто и не было ничего. Когда рыженькую вывели из очередного принудительного сеанса сна, она удивила всех — сразу после пробуждения стала улыбаться, Клом даже остолбенел — его сестра перестала улыбаться почти семь лет назад, когда пропал ее мужчина и его названный брат — Макс.
        — Сестра, я не верю своим глазам — ты улыбаешься! Я в недоумении и радости, ты вернулась к жизни — мужчина не знал, плакать ему или смеяться от радости — что тебя так развеселило и что это с тобой было — врачи ничего не понимают, все просто прекратилось в один момент?
        — Ты не поверишь — Макс живой, я его снова чувствую — улыбалась Юли и мечтательно смешно морщила носик, ты слышишь, братишка — он вернулся. Я поняла, что со мной было: ему было очень больно, я каким-то образом чувствовала эту боль — не знаю что и как, но этот имплант, который я себе поставила тогда в Дивели,… он как-то связал меня с ним,… по-моему, его там кто-то мучил.
        — Этого не может быть — встрял в разговор родственников врач, стоявший рядом и с интересом слушавший их — такие эффекты эмоциональные импланты не в состоянии передавать, а тем более через космос, их предназначение совсем в другом. Как называется эта штука, когда вы ее установили?
        — Это была на тот момент одна из последних разработок дивелийской корпорации «Нейроника-Д», и почти семь лет назад. Название… сейчас посмотрю,… вот: «Обжигающий огонь и жгучий лед». А насчет того, что такого не может быть — я с вами спорить не буду, вам виднее, но если у вас есть толковое объяснение тому, что со мной все это время происходило, то я вас внимательно слушаю.
        Так как эскулапу сказать действительно было нечего, то он смущенно промолчал, продолжая с интересом слушать то, что рассказывала эта пациентка — случай был уникальный, и он собирался его использовать для своего профессионального развития — следовало разобраться с этим типом импланта, порыться в сети — информацию следовало тщательно проверить.
        — А теперь у него все нормально, ему больше не больно и он скоро вернется — девушка сияла, как сверхновая звезда в пространстве черного космоса — я жду тебя мой Максик, я тебя все время ждала…
        Потом Клом забрал свою сестру, и они занялись флаером — требовалось привести его кабину в порядок, отмыть все от крови и привести поврежденные узлы в рабочее состояние. Заниматься этим им самим не хотелось абсолютно, к тому же, баз по ремонту и обслуживанию флаеров у них не было — вызвали специалистов по такой технике. Очевидно, что прибывшие по вызову техники видели агрегаты и не в таком состоянии, потому что забрызганный кровью салон их совсем не удивил — работы были закончены за два часа. Все это время наша парочка провела в небольшой местной питаловке, подкрепляя силы — особенно это требовалось девушке, ведь месяц в лечебном учреждении не прошел для нее даром. Теперь настроение у рыженькой подруги поменялось кардинально — девушка даже смотрела в небо, чего не делала все эти годы.
        — Я тебя чувствую, любимый, и жду — улыбка озаряла лицо красотки, которая на глазах у брата возвращалась к жизни.
        Экспериментируя с кабелями, Макс выслушивал время от времени разные гадости от местного искусственного интеллекта, где тот описывал ему, что с гадким человеком сделают валлинги, когда этот человек попадется им в руки — ничего нового он там не почерпнул, поэтому продолжал свои энергетические эксперименты. Личность бубнила и бубнила у него возле головы, а мастер-ломастер играл в следователя с нестандартным методом допроса подозреваемого. Вскоре умная говорящая штучка сделала правильные выводы и просто отключила ту зону, где находился наш герой от энергосистемы корабля. Специалист это понял и сам, когда заметил своим даром отсутствие энергии в контрольной панели у входа в хранилище.
        — Странно, почему меня не атакуют — думал землянин, размышляя над ситуацией — вот он я, гадкий вторженец и человек, но почему-то все тихо и мирно — странно как-то… А все странное напрягает… так, надо обдумать свои дальнейшие действия и определить самые важные пункты плана. Первое: место, где можно будет отдыхать в безопасности — без сна я долго не продержусь. Второе: пища, без нее я тоже не боец. И третье: план диверсионно-подрывной работы.
        ГЛАВА 4
        Землянин погрузился в размышления, которые никто не пробовал прервать — вся эта ситуация его сильно озадачивала, поэтому новоиспеченный террорист решил немного пройтись по ближайшей к хранилищу территории — проверить одну, внезапно возникшую гипотезу. Далеко не ушел — его попытались взять сразу в первой дуге: местная архитектура изобиловала овалами, закруглениями и плавными переходами. Спрятаться за углом здесь было практически невозможно, засаду сделать тоже, поэтому комитет по встрече из двух сотен маломерков в каких-то темно-зеленых костюмах и неопознанным оружием в руках он увидел сразу. Пока что-то лопочущая и орущая толпа бежала к нему, специалист немного проредил состав забега из плечевых турелей: дивелийская техника не подкачала, уменьшив на треть силы атакующих.
        Потом в него начали стрелять из этих непонятных штучек в руках: к счастью, это было энергетическое оружие, так что два меча, скорее всего, порадовались халявной подпитке, когда хозяин скрестил их, активируя защитное поле. А потом толпа захлестнула мужчину,… правда ненадолго, так как строение и анатомия тел валлингов совсем не располагала к боевым ближним столкновениям и мордобою. Несколько удачно проведенных веерных ударов, которые Макс оттачивал на Латонге, и вот уже толпа неадекватных коротышек схлынула, оставив вокруг него три-четыре десятка тел. Одного он ухватил за горло и поднес к шлему.
        — Ты кто такой, сопля? Чего вам от меня надо, и где твой командир — может, поговорим?  — для такого важного разговора он даже перевел забрало шлема в режим неполной защиты — глаза валлинга вылезали из орбит от сдавливающего движения пальцев рук, закрытых перчатками.
        Малорослик что-то пролепетал на своем родном, но землянин разочарованно покачал головой — местный язык был ему незнаком.
        — Извини, пацан, моя твоя не понимай, я тут проездом — потом примерился и запустил аборигена в толпу его соплеменников, немного отошедших от специалиста на безопасное, по их мнению, расстояние, но продолжавших поливать его из своих стрелялок.
        Низко летевший гуманоид врезался в толпу и сбил с ног еще полтора десятка аборигенов, которые не ожидали такой подлянки от чужака.
        — Страйк!  — радостно подпрыгнул на месте Макс, наблюдая, как те, кто попали под удар нестандартного снаряда, больше не шевелятся. Хм, а это тема, надо повторить…
        Бойня продолжалась еще полчаса — технологу удалось сыграть в кегли еще пару раз с переменным результатом: к его сожалению, местные быстро учились, поэтому страйк получился еще только один раз. Остальных поделили между собой две плечевых турели и пара «Серый коготь», а нескольких самых смелых и обезбашенных пришлось встречать тычками ботинок — организмы ложились с одного удара. Валлинги оказались совсем не готовыми к боевым действиям на своей собственной территории — это оказалось совсем не то же самое, что отсиживаться за внешними щитами крепости. Потоптав для верности несколько подозрительно лежащих тел, технолог вернулся в хранилище обдумать дальнейшую тактику. Логично рассудив, он пришел к выводу, что помещение, где местные хранили разные ценные и бесполезные вещи, представляло для них определенную ценность, раз внутри него никаких попыток силового контакта не предпринималось.
        Что стоило, например, вот тем же малоросликам, ждущим его неподалеку отсюда, прийти сюда и устроить здесь разбирательство на тему «А ты кто такой?», так нет же, стояли и ждали, когда чужак сам подойдет для беседы. Исходя их этой отправной мысли, решил устроить здесь себе базу, где можно будет выспаться, не опасаясь внезапных встреч. К тому же, пользуясь своим вторичным зрением, Макс удостоверился, что больше никаких энергетических и силовых линий и объектов в помещении больше нет — искину не понравились его опыты, и он отключил этот сектор от снабжения. Таким образом, никаких данных о нем, валлинги не получали, пока он был внутри хранилища: это радовало, ведь когда у противника нет достоверных данных о тебе, он начинает совершать ошибки и нелогичные действия.
        Оставалось только осмотреть состояние створок и способ их закрытия — специалист собирался запечатывать вход в хранилище, когда ложился спать. Тут наметились определенные трудности, так как эти ворота двигались при помощи сервомеханизмов, а энергия отсутствовала. Но в этом вопросе помогла смекалка и нетрадиционный взгляд на вещи: на полках этого склада было много энергоячеек древних — как их приспособить к своей проблеме, ему подсказала выученная в свое время контрафактная база по активации предметов Дэ’галир. Тут он вспомнил ту девушку со станции, кажется, ее звали Лаки — еще одно теплое воспоминание шевельнулось в его сердце.
        — Ничего-ничего, пучеглазые, я вам тут устрою партизанскую войну, буду, как Рэмбо, ипать вас всех — пробормотал мужчина, когда закрыв и укрепив вход в помещение, стал удобно устраиваться на чем-то мягком, собираясь немного вздремнуть.
        Вопрос со сном и убежищем был, таким образом, успешно решен, еще оставалась проблема питания: специалист пока знал только об одном месте, где были установки, синтезирующие пищу, но это было далеко отсюда — тут следовало крепко подумать, прежде чем отправляться туда — далеко пешком. Да и при зрелом рассуждении, он пришел к выводу, что у местных шишек должны быть индивидуальные агрегаты такого плана, и надо только их найти. Занялся более тщательным осмотром барахла, которое тут скопили эти организмы — надеялся, что может ему повезет, и он обнаружит тут трофейный пищевой синтезатор, например. За сутки, с перерывами на поглощение жидкого пюре, перетряс весь склад, немного огорчился и немного обрадовался: синтезатора не нашел, но зато нашел упаковку картриджей класса «Прима+» для стандартных агрегатов Содружества.
        — И что мне с ними делать?  — недоумевал наш герой — вставить то некуда — придется идти в массы и шевелить местных, а то кашка заканчивается…
        Этот поход почти ничем не отличался от первой встречи с бойцами-недомерками, с той разницей, что в этот раз аборигены гнали перед собой платформу, которая плевалась в Макса сгустками плазмы. Кроме пары операторов, которые устроились за пушечкой и корректировали ее огонь, установку сопровождала команда местной пехоты в количестве около трех десятков валлингов — аборигены поумнели и больше не закидывали чужака трупами своих сородичей. Разборы претензий с коротышками прошли как-то буднично — мужчина приобрел немного опыта с последней стычки и выработал начальную стратегию борьбы с многочисленным, но хилым противником. Последними отошли к предкам два оператора платформы, которые настойчиво пытались поджарить чужака, но что характерно, платформа, скорее всего, была снабжена чем-то продвинутым, что продолжало ею управлять, так как гадкая железяка так и не бросила свои попытки достать технолога плазмой.
        Пришлось разрубить несколько конструкционных деталей сооружения, которые не внушали землянину теплых чувств — тут боевой потенциал агрегата иссяк,… но! Человек получил в свое распоряжение транспорт — сумев синхронизироваться с модулем управления аппарата, он переключил меню на язык Дэ’галир и провел операцию перехвата управления разумным — прямой контроль всегда имел высший приоритет перед искинами. Как оказалось, платформа оставалась такой умной, потому что центральный искин крепости после потери операторов, взял ее под свой контроль и пытался самостоятельно как-то достать гадкого человечика. Порадовавшись, что выучил в свое время древний язык, оценил то, что захватил во временное пользование: «Мобильная грузовая платформа МГП-22аа»  — предки тоже очень любили всякие сокращения, как понял он. О плазменной пушке в меню агрегата ничего сказано не было: видимо валлинги самостоятельно установили ее на обычный транспорт, но сейчас стараниями Макса изделия вернулось к своему первоначальному варианту.
        Чтобы местным жизнь медом не казалась, и они немного оживились, решил слегка добавить им проблем — на складе имелась парочка-другая полурабочих активных энергоячеек — в голове начинающего террориста сложился план выборочного минирования некоторых объектов на борту крепости с помощью нестандартного применения этих предметов. Работы по перенастройке полезных предметов заняли у сапера несколько часов, благо все материалы, требующиеся для таких специфических работ, он нашел все на том же складе. Работалось весело и интересно: решение нестандартных задач настроило человека на благодушный лад — даже громко поблагодарил местных за обилие предоставленного исходного материала. Для тестового террористического акта — так сказать, пилотный проект, выбрал два равноудаленных от хранилища источника энергии — оба были привычного красного цвета в его вторичном зрении. Поэтому особо серьезных разрушений специалист не прогнозировал, хотя по большому счету, на последствия ему было наплевать. Идея состояла в чем: следовало подтолкнуть местных к конструктивному диалогу, так как торчать тут неизвестно сколько, ему
совсем не улыбалось.
        Для того чтобы будущий сюрприз оказался действительно сюрпризом, следовало вначале заставить искина отключить в секторах, где находились объекты системы наблюдения. Применил уже хорошо отработанную методику воздействия на центральный мозг энергетической щекотки — после часа экспериментов с кабелями главный ИИ, немного погрозив человеку различными карами за деструктивные методы общения с ним, все же отключил наблюдение, что и подтвердило энергетическое зрение героя. Подключив нестандартно обе самодельные мины к работающим источникам, технолог тут же быстренько ретировался в защищенное хранилище — и вовремя это сделал. Долбануло нормально: очевидно, все-таки какие-то системы контроля за внутренним пространством гадкая машина не отключила, и когда чужак убрался из сектора, где было ценное оборудование, вновь все подключил обратно, активировав отключенные ненадолго реакторы.
        Группа местных специалистов, прибывшая к одному из реакторов для профилактического осмотра, испарилась вместе с прилегающими помещениями и коридорами. Второй группе повезло больше — по пути они сделали небольшую остановку, устраняя небольшую неполадку в одном из распределительных щитов.
        В зале совещаний местных вождей народа было тихо: все осознавали степень разрушений и потерь от действий чужого.
        — Итак — начал совещание Мурдик второй, как самый старший и уважаемый среди присутствующих — все вы видите, что происходит на борту нашего дома. Чуждый нам организм не остановился на убиении наших соотечественников и подло обманул всех нас, не желая соблюдать договор, который огласил ему сейчас уже покойный Мусопель пятый, пусть космос примет его душу.
        — А я ведь всех предупреждал, что этого человека надо было сразу разобрать на сырье — крикнул один из вождей-хранителей — вот к чему приводит любопытство и гордыня.
        — Ну хватит уже, мы все это уже слышали от вас несколько раз — чужак оказался хитрее нас — мы ведь тоже не собирались придерживаться договора, так как валлинги ни с кем не договариваются!
        — И что теперь с ним делать? Он захватил платформу — теперь скорость его перемещений значительно выросла,… а эти два взрыва — какие потери, Мурдик второй?
        — Потери огромны: полностью уничтожены два сектора в районе энергоблоков № 42 и № 22 — это почти пять тысяч наших с вами соплеменников,… в основном, конечно, это робы, но тем не менее… К тому же потеря двух источников энергии в ближайшее время не может быть компенсирована — нет ресурсов для копирования.
        — А если этот человек опять нам что-то взорвет?  — вопрос повис в тишине.
        — А я все же предлагаю немедленно разобрать чужака на ресурсы — опять подал голос оппонент Мурдика второго.
        — Мы уже провели несколько боевых операций: все видели их последствия — он только усиливается. Должен констатировать прискорбный факт: мы совершенно не готовы к войне на своей территории, такого варианта не могли предусмотреть даже наши предки.
        — А что это он делает?  — послышался удивленный голос одного из хранителей — все обратили свои взоры на голопанель, где транслировалось изображение из столовой. Чужак крутился вокруг одной из колонн-синтезаторов, а рядом с ним — и это было необъяснимо и непостижимо, несколько их соотечественников-техников в сопровождении своих ремонтных механизмов пытались что-то сделать с этим большим агрегатом…
        Вопрос питания вставал остро — Макс понимал, что надо что-то предпринимать в этом направлении, поэтому слегка подумав, сел на платформу и полетел в сторону столовой — появилось несколько идей. По пути пару раз чуть не столкнулся с другими похожими транспортными средствами — местные совсем не знали, как оказалось, правил дорожного движения.
        — Что ты вылупился на меня, пучеглазый? Машина купил, права купил, а ездить не купил, да?
        — Куда прешь, баран, у тебя помеха справа!  — кричал на перепуганных недомерков автолюбитель, проносясь мимо — кто не успевал убраться с пути, равномерно размазывался по стенкам коридоров грязно-зелеными пятнами и разводами.
        — Какая гадость, мало того, что все тут зеленое, так у них еще и кишки зеленые!  — сердился и плевался наш герой, сдерживая свой организм от попыток вернуть содержимое желудка обратно.
        На одном из местных закругленных перекрестков приметил бригаду техников-малоросликов — определил по дроидам: те не пытались в него чем-то пульнуть или как-то обидеть. Кстати, заметил, что и все остальные аборигены не пытались его достать или каким-то образом препятствовать — очевидно, верхушка сейчас осознавала размеры потерь и согласовывала тактику будущего сражения с чужаком. Так вот о техниках: Макс подумал, что неплохо бы демонтировать одну из колонн-синтезаторов в главном центре питания аборигенов и последующей ее установки в своем временном жилище. Хотя еще оставался вопрос с картриджами, но решено было преодолевать проблемы по мере их возникновения. Подлетев к мирно стоящей группе этих туземцев рядом со своими дроидами и вежливо спросил:
        — Организмы, жить хотите?  — затем, увидев, что вопрос не понят, повторил то же самое на древнем языке.
        Кучка технических работников среагировала по-разному: кто-то энергично кивал своей большой головой, кто-то пытался прикинуться дроидом, заползая за него, а кто-то просто упал на пол и не шевелился.
        — Моя слава летит впереди меня — улыбнулся мужчина — обо мне уже знают все восемь миллионов — фактически, я сорвал восемь миллионов лайков. Я знаменит!
        Подождал, когда упавшие на пол придут в себя, а прятавшиеся за пауками вылезут обратно, поняв, что ужасный чужак не собирается их убивать прямо сейчас и продолжил беседу.
        — Делаете для меня одну работу и свободны — как вам мое предложение?  — дождавшись утвердительного ответа, погрузил всех на платформу, включая дроидов и снова погнал аппарат в столовую.
        — Осторожно, ведро с краской!  — кричал Макс, влетая в пространство стадиона-столовой на своем транспорте.
        Очевидно, общий язык Содружества тут был не популярен, так как отскочить успело всего несколько головастиков, а остальные пару десятков разлетелись порванными куклами в разные стороны, сбивая собой в свою очередь таких же нерасторопных соотечественников. Пролетев еще пару десятков метров до ближайшей колонны, не сбив при этом больше никого, довольный человек обернулся к своим временным подчиненным, которые немного изменились в цвете своего лица — еще немного позеленели, хе-хе.
        — Приехали! Трамвай дальше не идет — пассажиров не берет, ха-ха. Выгружаемся — вот этот объект меня интересует — ткнул рукой в сторону синтезатора. Надо попробовать его демонтировать для начала — продолжал излагать свои мысли команде робов, обходя агрегат по кругу.
        Надо сказать, что первоначальная идея приватизировать это чудо местной кухни ему нравилась все меньше и меньше: размеры аппарата не позволяли его транспортировать на имеющейся гравиплатформе. Очевидно, что наемным работникам такая же идея тоже пришла в голову, так как погоняв своих дроидов вокруг колонны синтезатора, один из них — видимо старший бригады, обратился к землянину:
        — А что чужак хотел делать с этим механизмом, если мне будет позволено узнать?
        — О! Персонал проявляет инициативу — похвально, похвально — улыбнулся технолог — чужак хотел эту штуку установить у себя в хранилище, и пользоваться им единолично. Есть возражения?  — турели на плечах скафа немного покрутились, выискивая возражающих.
        — Нет-нет — замахал руками бригадир робов — есть предложение поставить чужаку менее громоздкий индивидуальный аппарат — этот не поместится на платформу.
        — Нормальный ход, излагай, одобряю.
        — Надо только взять такой синтезатор там, где он не нужен…
        — Хм… логично,… кстати, о таком месте вы должны знать — недавно нас всех покинул великий Мусопель пятый — думаю, у него в каюте наверняка такое украшение имеется. Знаете, где он жил?
        — Конечно, все знают, где живут хранители — энергично закивали головами временные подчиненные.
        И снова незабываемый полет по коридорам и палубам крепости, окончившийся у входа в апартаменты почившего джена пятого ранга. Здесь компания слегка тормознула — код знал только хозяин, но он его уже никому не скажет, даже, если бы захотел. Землянин заметил, что его работники как-то погрустнели, когда не смогли зайти внутрь — это его навело на определенные мысли.
        — Спокойно, пацаны, сейчас зайдем, я знаю код — сообщил своим бойцам и удивленно обнаружил, что те сразу оживились, весело что-то залопотав на своем языке — похоже, что им тоже не терпелось зайти и посмотреть, как живут хранители.
        Не став долго церемониться, так как кода он естественно не знал, просто выкачал из накопителя контрольной панели дверей всю энергию — дверь щелкнула и приоткрылась, а мимо удивленного землянина шустро прошмыгнули дроиды, а затем и валлинги-погонщики этих пауков, уважительно косясь на чужака и что-то лопоча все на своем же. Макс вошел последним через минуту после них — заметил неподалеку подозрительных аборигенов, наблюдающих за ним издалека. Попытка сократить дистанцию с наблюдателями не увенчалась успехом — любопытные маломерки быстро исчезли из поля зрения специалиста. Когда он вернулся в открытое помещение бывшего хранителя пятого ранга, то приятно удивился: робы уже свинтили синтезатор, который был сильно похож на привычный ему образец производства Содружества, с небольшими отличиями. Погрузив аппарат на платформу землянина, валлинги как-то странно смотрели на него и на обстановку вокруг, как бы оценивая ее стоимость. Специалист размышлял недолго, так как ход мыслей подчиненных читался на их физиономиях.
        — Парни, если вам тут что-то пришлось по душе, то можете взять, я, в принципе, не против!
        Реакция коротышек его удивила в очередной раз: те конкретно оживились — бригадир на секунду замер, а потом вернулся в свое обычное состояние, а дроиды принялись окручивать все подряд, в то время, как сами валлинги стали вытаскивать в коридор различные мелкие предметы. Макс вышел тоже вслед за ними, чтобы понять смысл этих действий и обалдел: рядом с его платформой появилось еще две, куда его сотрудники грузили все, что выносили из номера покойного Мусопеля пятого. Работоспособность коротышек внушала уважение — мужчина даже почему-то вспомнил о земных муравьях — обе платформы, где сидело еще по одному зеленоголовому, напоминали ему его собственный «Фортер» с контейнерами, заполненными разным товаром. Лица, (если можно так сказать о валлингах) этих гуманоидов выражали крайнюю степень удовлетворения и радости — сегодня у них был удачный день, а технолог решил поинтересоваться такими необычными порядками местных.
        — Послушай,… э, как тебя там…?  — притормозил он бригадира, который кряхтя из последних сил, тянул к платформе какой-то длинный предмет я кучей кнопочек сбоку, который был с него самого размером, а Максу напоминал плоский телевизор с Земли.
        — Чужак, можешь называть меня Бумжик седьмой — роб технического направления седьмого ранга.
        — Кхе, хм… э… Бумжик, скажи, а вот это вот все, что вы делаете — это нормально? У вас проблем с начальством не будет потом? Как-то это все нехорошо выглядит со стороны. Мне-то все равно, как бы, а вот вам…?
        — Какие проблемы, уважаемый человек? Зайти в личные покои может только тот, кто знает код. Ты знал код, пригласил нас, разрешил взять все, что нам пригодится — мы взяли… никаких проблем… все по закону.
        Бумжик седьмой дотащил, наконец, свой ящик до платформы, где его сородичи помогли его загрузить. Макс зашел внутрь помещения: здесь было идеально чисто и свободно — вспомнились картины с Земли — тамошние строители последнее время наловчились продавать голые стены своим гражданам, как элитное жилье. Вышел обратно — бригада наемного персонала терпеливо ждала своего нанимателя, а невдалеке снова нарисовались любопытные организмы. Работодатель решил прояснить всем заинтересованным ситуацию.
        — Чего уставились: ликвидация незаконной застройки, у меня все документы в порядке, я представитель мэрии, а это мои сотрудники — есть вопросы?  — вопросов ни у кого не оказалось, но любопытные не уходили, очевидно, ждали, когда бригада уедет и можно будет тоже попытать счастья в открытом помещении хранителя.
        — Ничего вам там не обломится — ухмыльнулся специалист, наблюдая за довольными рожами бригады — те ждали дальнейших распоряжений прораба. Так, надо подключить аппарат в моих апартаментах и можете быть свободными.
        Народ на платформе оживился и от них отделился бригадир с дроидом — шустро забравшись к технологу за спину, он сообщил:
        — Я лично проведу монтаж и проверку синтезатора, а мои братья пока займутся новым имуществом.
        — Мдя, слушай, Бумжик, а что это такое большое ты тащил — для чего оно надо, вообще?
        — А, это, как говорят некоторые, мелочь — подарок теще, хе-хе. Хозяин, гони, у меня еще сегодня много работы.
        Дальше все было просто: быстрый рывок к хранилищу, монтаж и проверка агрегата — в качестве источника энергии наш герой приспособил малую активную энергоячейку, чем немало удивил местного специалиста. Потом они тепло попрощались, и Бумжик доверительно сообщил землянину:
        — Если будет еще такая работа, зови нас — всегда поможем нормальному мужику — и укатил на своем дроиде по своим делам.
        Некоторое время спустя, попивая аналог пэвасса, наш герой раздумывал над сегодняшними событиями, еще раз убеждаясь, что, как и везде, начальство живет всегда лучше своих подчиненных. Так прошел еще один тяжелый день в плену у кровожадных валлингов-кочевников.
        — И как вы это объясните мне?  — гневался и бушевал главный хранитель клана «Рыскающих» Мурдик второй, открывая новое заседание совета старейшин клана. Этому чужаку уже помогают наши соотечественники — это измена и предательство — плевался слюной этот старейший и умнейший.
        — Тут я с вами не соглашусь, уважаемый Мурдик: никакого предательства и измены — говоривший был дальним родственником Бумжика седьмого — этот человек под угрозой физического уничтожения силой заставил перейти в его подчинение бригаду технических робов. Как раз благодаря этим геройским парням и удалось воспрепятствовать акту вандализма в общественной столовой и сохранить в целостности и сохранности уникальный двадцати потоковый пищевой синтезатор. Я лично провел полноценное расследование и могу подтвердить непричастность и отсутствие измены у наших соотечественников.
        — Да он родственник этого Бумжика, он его прикрывает, это же, как говорили наши учителя — два сапога-пара!
        — Грязные инсинуации и поклеп, я дальний родственник, очень дальний, дальнейший,… в общем, настолько дальний, что…
        — Прекратите этот словесный понос — прервал перепалку Мурдик второй — говорите по делу.
        — Продолжаю: указанные робы предложили очевидное решение — найти бесхозный малый синтезатор и отдать его чужаку, а поскольку сам человек предложил взять это в жилье погибшего хранителя Мусопеля пятого, то логичность дальнейших действий очевидна.
        — А я по-прежнему настаиваю на немедленном разборе этого чужака на сырьевые компоненты — вновь подал голос оппозиционер-одиночка.
        — Да хватит уже, надоел — заткните этого выскочку кто-нибудь, ради всех ушедших — задолбало слушать постоянно одно и то же — раздраженно пробормотал ведущий заседание.
        Послышалась короткая возня, крики, несколько приглушенных воплей и звуки борьбы — а через пару минут все утихло.
        — Продолжайте, уважаемые коллеги, больше нам не помешают всякие…
        — Так вот, хм… вся компания, во главе с этим человеком направилась к помещению, где проживал до того момента наш усопший коллега, пусть космос согреет его душу…
        — Да-да, понятно, но как они туда вошли?  — код знал только сам Мусопель и центральный искин: первого нет, а второй, ни при каких обстоятельствах не выдаст таких сведений никому и никогда.
        — Значит, у чужака был код, особенно учитывая то, что он долго держал хранителя в плену, и возможно заставил передать ему код силой — мы этого не узнаем никогда. Но традиции валлингов говорят, что тот, кто имеет доступ в личные помещения, имеет полное право на все имущество, которое там находится.
        — То есть вы хотите сказать, что все, что бригада этого Бумжика седьмого вывезла оттуда, они вывезли вполне законно и теперь это их собственность?
        — Абсолютно точно, мудрейший — дознание показало, что чужак разрешил им взять все, что тем надо — все по закону, придраться не к чему.
        — Да они там две платформы вывезли!  — возмутился кто-то из присутствующих — вероятно, с ним не поделились.
        — Понятно — сказал главный коротышка в зале, не обращая внимания на реплику — с ним, скорее всего, поделились. Так что будем делать с этим наглым человеком?
        — Есть предложение использовать разрушитель материи Дэ’галир — там осталось энергии еще на один залп — выманим его в большой коридор и прихлопнем, как надоедливое насекомое. Но это, как последний шанс, сами понимаете, если промахнемся — последствия будут неутешительные.
        — Что вы там мямлите, коллега, какие еще неутешительные? Вспомните наших братьев из клана «Прыгающих»  — они две сотни лет назад рискнули применить у себя такое чудо,… и где сейчас их клан и их крепость, кто их видел? Совсем что ли последний огрызок мозга потеряли? Оставим это на крайний, самый крайний случай — попробуйте его еще разок зажать парочкой платформ с тяжелым вооружением.
        — А если он в ответ снова нам что-то подорвет — ему то что, как я где-то слышал от молодого поколения: «Ломать — не строить!»
        — Вот тогда и придет время последнего шанса, а пока попробуем еще разок…
        Следующие несколько дней Макс развлекался: устраивал искину традиционное высокоэнергетическое щекотание, вывел из строя на некоторое время пятерку реакторов, отвечавших за снабжение грузовых лифтов, чем опять внес оживление в размеренную жизнь крепости и очередную порцию ругань и угроз со стороны искусственной личности.
        — Послушай, умник, или как тебя там еще звать — давай договоримся по-тихому. Смотри, я вам не нравлюсь — вы мне тоже. Мне здесь не нравится — вы тоже не в восторге от всего происходящего на вашей территории. Предлагаю дать мне возможность добраться до ближайшей системы человеческого Содружества, ну, кроме Гармора, конечно. Зачем дальше это все продолжать? Мне непонятна ваша позиция, абсолютно непонятна…
        Искин бранился, ругался и пугал страшной местью, но как-то вяло, без энтузиазма — видимо и этому изделию становилась ясна патовость возникшей ситуации. Однако решение в таких вопросах принималось советом старейшин, а не им. Потом, где-то на третий день этих мелких пакостей, землянина ухитрились зажать на одном из перекрестков. Он гонял по палубам крепости на своей платформе, выкрикивая различные фразы на непонятном местным языке, и сбивал зазевавшихся неосторожных аборигенов — сами виноваты, он предупреждал. В этот раз пришлось попотеть и побегать: такой организованной засады человек не ожидал от коротышек — ударили сразу с трех направлений. Повезло, так как вести прицельный огонь по быстро двигающейся цели зеленокожие бойцы не умели, но и пары попаданий хватило, чтобы сбить Макса с платформы, которая приняла основной удар на себя.
        Рассвирепевший мужчина, которого опять накрыл приступ «красного бешенства», порубал все, что шевелилось в мелкие кусочки — местных не спасло даже наличие у них парочки тяжелых платформ с пульсарами — ведь именно под такие столкновения и проектировался «Штроу-2е» и его штатное оружие «Серый коготь». Драка продолжалась целых пятнадцать минут — место было выбрано аборигенами удачно: широкие проезды, сходящиеся в одном месте. Можно было вести огонь по площади, так как попасть по быстролетящей платформе можно было только чудом — опыта таких сражений у валлингов не было никакого. Придя в себя несколькими минутами позже, технолог оценил потери: теперь он остался без транспорта, и это добавило ему злости — силовым методом отобрал у каких-то пролетающих местных их средство передвижения. Добавив к местному кладбищу еще пару трупов, полетел обратно к себе в хранилище — следовало нанести ответный удар по обнаглевшим головастикам немедленно.
        На этот раз выбирал себе цель более тщательно — искал устройство, от которого зависело много потребителей. Выбрал реактор, который питал защитные эмиттеры внешних экранов — таких точек насчитал почти три десятка, и это только в том секторе, где находилось хранилище. Точного количества эмиттеров он не знал: слишком много активных энергоматриц и силовых линий — слишком сложно для одного человека. Для создания бомбы замедленного действия использовал опять же малую активную ячейку — как показал опыт, как раз будет нормально. Долго тянуть не имело смысла — хотелось обратно к людям, к своей Юли — его бесила тупость и упрямство этих гуманоидов. Следовало дать им хороший пинок в сторону правильного течения мыслей. На этот раз не стал играть в щекотки с местным умником — схема активации бомбы была другой, так как Макс превратил малый источник питания в часовую бомбу. Трех минут, чтобы убраться подальше отсюда, должно было ему хватить…
        Бабахнуло знатно — видимо, на этот раз землянин повредил действительно что-то ценное, так как аборигены немного зашевелились. Хотя, как и прежде, нападать на него желающих не оказалось — основная масса валлингов смирилась с его присутствием и воспринимала, как очевидное, но неистребимое зло у них на корабле. Ночь прошла беспокойно — снились местные, которые опять приковали его к хирургическому столу и собирались снова пытать. От таких сновидений проснулся раньше обычного срока и осмотрел вход — вроде все нормально, никто не лезет в гости. Позавтракал, собрался на выход и сел на платформу. Возле дверей почувствовал неосознанно какую-то угрозу — странно, полчаса назад, когда осматривал вход, ничего такого не ощущал.
        Подключил свое вторичное зрение и осмотрелся: увиденное не внушало ничего радостного — в том месте, где ему аборигены устроили первую засаду, светилась ярко-голубая сфера, которая пульсировала и медленно ускоряла эту пульсацию. Специалист понял, что это что-то ждет, когда он вылетит из хранилища на своей платформе в коридор, и попадет под воздействие этого, не пойми чего устройства, а то, что от этой сферы ему ничего хорошего ждать не стоит, он понимал интуитивно. Фактически, его зажали в этом помещении — отсюда один путь, и мимо этой загадки никак не проскочить. Желание покидать защищенное пространство пропало — прогулка отменяется, похоже, что местные сильно огорчились на его вчерашний взрыв и подготовили какую-то серьезную пакость. Следовало найти какой-то выход — на поиск решения ушло несколько минут: надо обезвредить эту непонятную штуковину, сидеть здесь безвылазно он не сможет долго.
        Осмотрел себя своим вторичным зрением: внутренний резерв давно вернулся к своему обычному состоянию: сейчас сфера в груди, все внутренние органы и кровеносная система были в пульсирующей, полностью черной оболочке. За время летаргического сна в капсуле «Фортера» имплант «Псио+» значительно развил и усилил его энергетическую систему — землянин смотрел на черную оболочку и как будто проваливался в черную дыру, где нет дна. Он не знал, что это значит, но чувствовал себя отлично: симбионт расы лонари серьезно укрепил и усовершенствовал его организм, что положительно сказалось на общем самочувствии человека. Небольшие шарики в кистях рук также были черного цвета — в общем, внутри него все почернело…
        — Что ж, Макс, пора прокачивать резерв — другого выхода, кроме как вытащить из этой штуковины всю энергию, я не вижу — эти коротышки теперь будут тут дежурить, пока я не выйду. Их тут восемь миллионов — устроят дежурство, ипать — никаких вариантов… так, еще один вопрос: если все пойдет как-то не так — куда сливать излишки?  — стал осматриваться вокруг.
        Большую ярко-синюю сферу в центре всей системы решил благоразумно не трогать. Такая, как рванет, то от Макса и всех тут проживающих коротышек ничего не останется, а такой расклад мужчину не устраивал. Выбор пал на систему из шести темно-вишневых продолговатых эллипсоидов, вокруг которых с огромной скоростью вращались белые кольца. Скорость вращения была такова, что практически эти двигающиеся полосы белой энергии образовывали вокруг сплошной кокон белого цвета. Ближайшая аналогия, пришедшая мужчине на ум — система гипердвигателя, ведь нечто похожее было на кораблях Содружества, правда, несколько иного рода. Все шесть эллипсоидов светились синхронно и между ними все время проскакивали молнии такого же белого цвета.
        — Вот и пациент нашелся — если что, подправлю аборигенам прыжок — оскалился землянин и стал тянуться к источнику, который его немного пугал.
        Шарик послушно выбросил жгутик и подсоединился к резерву специалиста.
        — Иди к папочке — и стал тянуть энергию в себя.
        Очевидно, резерв у мужчины стал значительно больше, так как поглощение происходило без побочных эффектов для организма, а вот пациент стал терять свой яркий свет и медленно бледнеть. Процесс затянулся на долгие десять минут, и уже в конце него псионик почувствовал некоторое тепло в груди — но на разгорающийся пожар, как он помнил свои похожие опыты, это тепло не тянуло — просто потеплело. Когда перекачка завершилась, человек чувствовал себя хорошо — теперь следовало сделать второй шаг. Выбрав один из эллипсоидов, вытянул в его условную сторону руки — хотел проверить теорию о маленьких шариках в кистях рук. Стал напрягать себя, представляя, как лишняя энергия покидает его и устремляется к новому хранилищу. В этот раз получилось довольно легко, и в этом помогли как раз эти маленькие горошины в руках: увидел, как с его кистей стали вытягиваться такие же жгутики энергии, но только, почему-то черного цвета.
        Когда оба жгутика достигли объекта назначения, почувствовал, как истечение лишней энергии из его энергосистемы ускорилось. Внезапный незапланированный приток черной энергии не понравился эллипсоиду: вращение белой энергии стало замедляться, а пульсация самого эллипсоида резко возросла. Через несколько мгновений между частями местного варианта гипердвигателя стали проскакивать уже черные молнии, а потом движение белых полос прекратилось, и Макс почувствовал, что корабль-крепость вываливается из прыжка — похожие ощущения он испытывал всегда, когда «Фортер» разгонялся и покидал обычный трехмерный космос. Или когда путешествовал пассажиром на больших кораблях — аналогично. Прервав исходящий поток энергии, глубоко вздохнул — все прошло даже лучше, чем он предполагал. Теперь надо посмотреть, что там такое ему приготовили валлинги, как говорится, за углом.
        После последнего взрыва, устроенного чужаком, совет хранителей принял решение о применении против него разрушителя материи, который когда-то достался их клану от ушедших в неизвестность учителей. И хоть существовала высокая вероятность плачевного исхода для крепости, но мнительные старейшины не собирались идти на переговоры, которые явно хотел начать противник. По их мнению, это выглядело так: во-первых, валлинги ни с кем не договариваются, а во-вторых, раз этот гуманоид хочет договариваться, то значит, чувствует что слабее — однозначно, следует его раздавить, как досадную помеху их планам. Аппарат установили в первом дуговом повороте возле хранилища — в случае чего, под удар попадали малозначимый соседний сектор, откуда в срочном порядке эвакуировали население. И стали ждать.
        Дождались. Однако встреча с чужаком пошла не по плану, скорее, ее и не состоялось: напуганные операторы платформы стали докладывать совету о быстром падении уровня заряда в установке. Непонятный отток энергии продолжался несколько минут, после чего убийственно мощное оружие превратилось в мертвый набор материалов, годящихся только на ресурсы, так как коротышки не умели наполнять его энергией, как это делали их пропавшие наставники. А потом совету старейшин стало совсем грустно, когда центральный искин крепости огорошил всех присутствующих заявлением:
        — Аварийная остановка прыжкового двигателя — казалось, что древняя умная штукенция сама не верит в то, что говорит — такого случая она не помнила за всю свою псевдожизнь. Выход в обычное пространство, отсутствие отклика от генератора гиперполя — критическое повреждение…
        К такому повороту событий присутствующие хранители были совсем не готовы — кто-то от переполнивших его эмоций просто грохнулся на пол без сознания, а основная масса подняла шум и гам, усиливая и без того начавшуюся панику.
        — Искин, доклад о состоянии крепости и координатах, где мы сейчас находимся — кое-кто из старших не потерял присутствия духа и пытался что-то узнать.
        — Передвижение между звездными системами невозможно, часть внешней оболочки не прикрыта защитными полями — примерно десятая часть поверхности крепости, как результат последнего подрыва реактора, обеспечивающие внешние эмиттеры. Крепость «Рыскающих» условно уязвима к внешним атакам. Местоположение корабля: семь систем от мира людей с самоназванием Фопрасс. Обращаю внимание совета на новую попытку начать переговоры со стороны чужака — он покинул помещение хранилища и сейчас исследует разрушитель материи. Весь персонал установки уничтожен.
        В зале совещаний на некоторое время повисла мертвая тишина, а затем снова воцарилась паника с криками и непонятной возней.
        Когда турели скафа разобрались с немногочисленной группой валлингов, собравшихся возле непонятного аппарата, а несколько совсем тупых и неадекватных поперло на землянина в рукопашную атаку, пришлось познакомить их с действием нестандартного оружия под названием «ботинок скафа». Затем Макс стал осматривать установку, которая несколько минут назад так ярко светилась в его энергетическом зрении. Агрегат представлял собой смесь короткой гусеницы и многоногого паука: сегментированное туловище, опирающееся на двенадцать пар суставчатых манипуляторов. В верхней части корпуса имелось два утопленных в него сидения вполне человеческой формы, в задней части из корпуса торчало несколько шаров различного диаметра, наполовину утопленных в нем — от полуметрового, до полутораметрового, на глаз.
        Все они были соединены между собой какими-то гибкими шлангами, в передней части этого чудо-агрегата находилась конструкция, напоминающая землянину рупор или широкий раструб — устройство было сегментированным, из чего исследователь сделал вывод, что форма и размеры этого украшения могут изменяться в определенных пределах. Сам раструб также соединялся с корпусом этой гипертрофированной гусеницы двумя кабелями (или шлангами) толщиной около тридцати сантиметров. Залез в это подобие кабины и уселся — достаточно удобно, очевидно, что создатели этого агрегата имели схожие с людьми пропорции тела, что подтвердилось найденной заводской биркой изготовителя:
        — Мобильный деструктор МДм-П2. Прототип, вторая серия. Собственность ВКС Империи Дэ’галир.
        — Ух ты, первый раз вижу заводскую табличку древних — порадовался находке наш герой — жаль только, что мало информации о том, что это такое и зачем? Пожалуй, эту штуку я тоже заберу с собой, как дерну отсюда, местным она все равно ни к чему. Что ж, пора как мне кажется, немного надавить на местных шишек — прямых намеков они не понимают абсолютно. Искин, мне эта бессмысленная позиционная война надоела — предлагаю перейти к вопросу организации моего отъезда — мне у вас не нравится. Если со мной в течение часа не начнут переговоры, я продолжу подрывать вашу энергосистему, пока не подорву что-то очень важное и нужное,… как понял меня, прием?
        Видимо на этот раз коротышек проняло, так как мужчина даже не успел нормально погонять свою новую платформу, отнятую вчера у каких-то техников, или еще кого-то не пойми кого — тут все были на одно лицо, как азиаты или негры на Земле. Новое транспортное средство лучше проходило повороты — аэродинамика оказалась на высоте, посмотрел обозначение: «Мобильная грузовая платформа МГП-22ау»  — видимо, какой-то улучшенный вариант, о чем недвусмысленно намекала последняя буква в названии. Прошел всего пару перекрестков, распугивая аборигенов неформатными криками, которые были им непонятны по смыслу, но понятны по содержанию, хоть и выкрикивались на языке Содружества.
        ГЛАВА 5
        — Входящий вызов, хранитель знаний Мурдик второй, принять?  — озадачила нейросеть.
        — Ну капец, послали древние поганяло — у моего кота, и то было нормальней — Мурзик, ипать,… принять, послушаем местное начальство.
        — Человек, ты хотел с нами поговорить по поводу своего удаления с борта нашей крепости — что ты хочешь нам предложить в обмен?
        — Кхе, кха — закашлялся от удивления землянин — я вам должен что-то предложить? Да вы тут совсем офигели, пучеглазые — вытянули меня из моего корабля, где я нормально спал и никого не трогал. Кораблик мой раздерибанили по карманам, а кораблик, между прочим, очень непростой был — я его по знакомству достал, из-под прилавка, можно сказать — всего одна штука была, пришлось дать на лапу кому надо. Я уж не говорю об имуществе, что там было внутри… А рейдер шестого поколения — это же вообще ни в какой ангар не лезет: тюнинговая точила, обвес, ксеноны, кожаный белый салон, тонировка, полный автомат, магнитола «Сони», мп3, бортовой телевизор, громкая связь, хромированные бампера — вообще сказка. И где все это теперь — распилили на ресурсы, гады? Я вас всех на счетчик поставлю, лемуры глазастые — вот, точно — я вспомнил, кого вы мне напоминаете. На моей родине есть такие зверушки, ваши родственники — такие же неполноценные с грустными большими глазами. А потом меня начали пытать и мучить — про это вообще отдельный разговор, так что, кто кому что хочет предложить, еще вопрос, Мурдик, ипать, Мурзик,
кис-кис-кис…
        — Чужак, валлинги ни с кем не ведут переговоров, кроме того я не понял половину из того, что ты сказал…
        — Но ведь разговариваешь со мной — значит, ведешь переговоры. Короче, мои условия: мне требуется корабль вместо моего незабвенного «Фортера», который вы нагло распилили втихаря между собой, а вещь-то дорогая была — вот помню, как-то раз я… хкм, ладно, это из другой истории — замнем тему. Так вот: корабль с гиперконтуром, я кое-что заберу из хранилища — вам все равно без пользы, а мне убытки надо компенсировать как-то. Кстати, а где мы сейчас — может так далеко, что и не долечу на вашей колымаге, хотя мне не впервой длительные одиночные перелеты?
        — Твоя наглость, чужак не знает границ — ты хочешь слишком много. Наши малые разведчики слишком ценны, чтобы просто так отдать неполноценному представителю низшей расы. А поводу координат: мы вышли из пространства межзвездного тоннеля в семи системах от сектора, который у вас называется Хаман.
        — Насчет неполноценного мы еще можем поспорить, есть кое-какие мысли по этому вопросу, а насчет Хамана, это очень хорошо. А по поводу ваших корабликов, то если сравнивать с моим «Фортером», который вы шустро распилили на ресурсы, то…
        — Ладно-ладно, человек, я тебя понял. Твоя неполноценная коробка тебе очень нравилась…
        — Но-но, головастик, я попрошу без намеков…
        — Хорошо, будем считать, что с кораблем мы решили — правда, неуверен, что сможешь его пилотировать — нужны знания, технологии более серьезные, чем у вас в Содружестве.
        — Разберемся, не впервой учить базы — было бы что учить, хе-хе.
        — Насчет вещей наших ушедших наставников — тут мы против, ты и так получаешь много…
        — А если я сейчас быстренько сгоняю за сырьем и еще пару установок вам ломану…?
        — Договорились,… не надо никуда гонять, сейчас прибудет к тебе провожатый — он покажет путь в ангар, где есть то, что тебе подойдет — выберешь себе один кораблик.
        — Нормально — видишь, как просто, а вы все так усложнили.
        Довольно быстро прибыло новое действующее лицо — еще один коротышка с большими грустными глазами.
        — Следуй за мной, человек — платформа, на которой разместился этот экскурсовод, шустро развернулась и стала набирать ускорение — технолог старался не отставать, оказалось, что не он один тут такой любитель быстрых полетов и поворотов. Что больше всего было непонятно нашему герою, так это принцип постройки крепости — каких-то аварийных переборок, разделение пространства по типу оборудования или характеру работ в нем, тут почти не было. Вспоминал схемы кораблей Содружества и приходил к мысли, что развитие этих двух внешне похожих цивилизаций идет разными путями.
        — Кто так строит? Ну кто ж так строит?  — спросил вслух сам себя человек, когда коридор, по которому они летели на своих повозках, внезапно расширился до огромного ангара, где длинными рядами стояли малые корабли валлингов — идеальные шарики трех десятков метров в диаметре.
        — Какой из них?  — спросил он провожатого, так как все сферы были неотличимы друг от друга.
        — Любой из них, чужак — не имеет значения, они все одинаковы — сделал приглашающий жест рукой экскурсовод-коротышка, а наш герой спрыгнул со своей платформы и пошел к ближайшему шарику.
        Внутри сразу не понравилось: все те же округлости и овальные переходы, зеленый осточертевший дизайн, а рабочее место пилота — что-то похожее на ложемент нормального корабля, вообще поражало своими габаритами.
        — Да сюда сами валлинги, наверняка еле втискиваются, а мне уж подавно такое не светит — ну кто так строит, кто же так строит?  — сокрушался специалист, разглядывая внутренности этого чуда инженерной мысли большеглазого народца.
        Но особенно его убило зрелище какого-то непонятного противного на вид устройства, занимавшего большую часть каюты. Агрегат напоминал ему укороченный вариант червяка диаметром около метра, из которого выходило около двух десятков различных кабелей и шлангов — по некоторым из них двигались какие-то жидкости с пузырьками и без — аппарат совсем не нравился землянину.
        — Это что такое?  — спросил у провожатого — мне эта штука подозрительно несимпатична…
        — О! Это наша разработка на основе медицинских капсул Дэ’галир — оживился коротышка — универсальный модуль лечения, восстановления и отдыха пилота малого корабля клана «Рыскающих».
        — Не гони! Я капсулу древних видел, она даже у меня была,… правда, недолго, хм. Так вот — ничего общего с медицинской техникой предков — зуб даю.
        Малорослик удивленно расширил свои прожекторы и посмотрел в рот специалисту.
        — Зачем мне твой зуб, человек?
        — Неважно, не бери в голову,… а как ею пользоваться и что она может?  — лишняя информация не повредит, хотя мужчина уже пришел к выводу, что под его задачи эта сфера не подходит. Да и трюма нет совсем — куда добро складывать?
        — Этот модуль может почти все: лечит любые болезни и повреждения, полученные пилотом в бою, дает покой и приятный сон его организму, кормит не хуже синтезатора в нашей общей столовой, и может подарить много приятных минут одинокому пилоту. Тут коротышка как-то замялся и отвел взгляд от человека, а у того сразу появились нехорошие подозрения по поводу последней опции этого агрегата.
        — Постой, постой, я не понял,… эта штука, что, может заменить вашим пилотам самку?  — озвучил невероятную мысль вслух.
        — Можно и так сказать… — негромко ответило пучеглазое зеленое чудо природы — никто пока не жаловался…
        Технолог подошел к чудо-модулю жизнеобеспечения одиноких пилотов валлингов и потрогал рукой — по поверхности этого… червяка прошли короткие судороги и с одного конца с характерным хлюпающим звуком стало расширяться отверстие. Заглянул туда и тут же отскочил, закрыв лицо руками — запах ему совершенно не понравился…
        — Это полный ахтунг — оно внутри мокрое и зеленое — слушай, герой, а как вы размножаетесь?  — задал провокационный вопрос и понимающе кивнул на червячный модуль своему экскурсоводу.
        Видимо, вопрос был из разряда неприличных для валлингов, так как коротышка сразу же вышел из кораблика, не ответив — обиделся, наверное. Макс тоже вышел, немного походил вокруг — принцип движения ему был понятен — приблизительно также осуществлялись движение и прыжки кораблем «Носитель ИИ Колония»  — дюз, привычных для изделий Содружества он не нашел. Он также вспомнил информацию из базы «Цивилизация валлинги», которую изучил когда-то: там говорилось о немногочисленных удачных попытках хаманцев взять в плен коротышек и изучить их кораблики. Как утверждалось там, пилот и сама сфера-корабль были как-то связаны, и при гибели пилота кораблик тоже умирал, превращаясь в окаменевший кусок минералов и металлов. Очевидно, эта полуживая капсула «полного погружения» играла здесь главную роль. Представив себе, как он залазит в этого червяка, землянина перекосило, и он быстро вернулся к своей платформе, где его ждал провожатый.
        — Слушай, э… как там тебя,… неважно, а каких-нибудь трофейных кораблей человечества у вас нет — эта штука внутри меня немного пугает. Не поверю, что на таком большом летающем острове нет ничего другого: вы же все собираете по космосу, сам убедился в хранилище артефактов — чего там только нет. Подумай, может, есть что-то — это шарик мне сильно не нравится…
        Некоторое время его спутник молчал: или вспоминал, или с кем-то общался, обрисовывая кому-то там общую картину проблемы с этим чужаком. Минут десять все это тянулось, пока чудо с большими глазами не изрекло:
        — Ваших человеческих образцов нет — все идет на ресурсы, но есть один вариант,… хранится у нас несколько тысяч лет — разобраться с ним не смогли, какой-то корабль наших учителей. Раз ты можешь пользоваться их одеждой, то может и здесь тебе повезет тоже, хотя, сам понимаешь… несколько тысяч лет, это срок.
        — Веди головастик — если не получится, то придется к вашему шарику базы учить — чего не сделаешь ради науки, ипать…
        Потом они снова погнали свои платформы — реликтовая находка хранилась в отдельном ангаре, хотя скорее, это было аналогом стартовой ячейки человеческих кораблей с чертами мини-дока. При взгляде на творение древних инженеров, Максу сразу вспомнилась земная фантастика и слово «дисколет»  — диаметром сорок метров и высотой в центральной части диска около тридцати. Изделие Дэ’галир покоилось на двенадцати мощных опорах, идущих по диаметру диска, ближе к центральной части корпуса, а почти по центру конструкции был виден опущенный пандус — как будто корабль приглашал к себе в гости.
        — А что, он вот так вот всегда и открыт?  — спросил у провожатого.
        — Да, его так и нашли с открытым люком — раньше туда лазили все кому не лень, но потом старшие решили изолировать непонятное судно — мало ли что там… Вот так он тут и стоит почти две тысячи лет — открытый и безмолвный, как его запустить мы не смогли понять, а может он вообще недостроенный. Я тебя оставляю здесь чужак, дорогу обратно ты уже знаешь, в крайнем случае, обратишься к центральному искину, если потеряешься. Если тут ничего не получится, а скорее всего так и будет,… хотя шанс у тебя есть, конечно — небольшой, но есть. Так вот, если ничего не выйдет здесь — ангар с круглыми разведчиками тебя ждет: оповестишь искина о своем решении, и он тебе скинет базы по разведчику валлингов. Моя миссия закончена, человек, надеюсь, что больше тебя не увижу.
        Коротышка быстро оседлал свою платформу и быстро укатил куда-то по своим делам. А землянин решил сначала провести внешний осмотр: обшивка корпуса напоминала земную черепицу для крыши — примерно такой же толщины, положенная слоями друг на друга, только форма была восьмигранная. Поверхность этих чешуек оказалась немного шершавой на ощупь, но блестящей — технолог видел свое искаженное отражение. Кое-где виднелись свободные от пластинок поверхности разной формы и величины, но все имели слегка выпуклую геометрию — в голову пришла мысль, что там что-то прячется, возможно, и оружие. Попробовал материал чешуек на прочность своим «Серым когтем» и удивился: лезвия скользили по покрытию корабля, не причиняя ему никакого вреда.
        — С таким же успехом можно алмазы грызть зубами — хмыкнул землянин и закрепил мечи обратно. Может из турельки пальнуть разок — мелькнула шальная мысль, которую сразу задавил — так не знакомятся, вдруг там мстительный бортовой мозг — запомнит и затаит обиду…
        Прошелся по внутренним помещениям — собственно, доступны были только переходной шлюз, коридор и рубка — характер последней определил по привычному на вид устройству в ее центре, напоминающему ложемент в кораблях Содружества. Остальные помещения были закрыты — насчитал всего четыре места, где имелись впадины, примерно около двух метров высотой и метра шириной. Все они были прикрыты створками из светлого, гладкого на ощупь материала — кроме, как на дверные проемы это ни на что более не было похоже, следуя логике землянина. В коридоре и переходном шлюзе зацепиться глазом было не за что: пара каких-то узких квадратных выступов, тянущихся по всей стене — скорее всего, кабели и что-то в таком плане.
        В рубке возле одной из стен привлек внимание приставной столик-тумбочка, на верхней поверхности которого находилась абсолютно черная матовая сфера, как будто утопленная одной половиной в поверхность этой тумбочки. Каким-то образом вскрыть столик не удалось, хоть и явно были видны щели между поверхностями — технолог пришел к выводу, что внутри какой-то механизм или устройство, связанное с этой гладкой сферой наверху столика. Возможно, что тут было что-то и раньше, но толпы валлингов, ходивших сюда на экскурсии долгие годы, вполне могли и утащить эти предметы себе в качестве памятной штучки с корабля предков.
        — Бедновато как-то, обстановка спартанская — размышлял наш герой — скорее всего, за теми четырьмя дверями что-то есть, но как туда попасть…? Думаю, что все как-то завязано на рубку: или на этот интересный ложемент, или на эту тумбочку с шариком сверху… больше вариантов не вижу.
        Сначала попробовал пилотский ложемент — неудобно, твердо и непонятно — скорее всего, функциональность проявляется вместе с активацией энергосистем кораблика. Поэтому решил вплотную заняться сферой на столике — больше приложиться тут было не к чему. Гладил, давил двумя руками, естественно, без перчаток — надеялся, что тепло рук как-то воспримется этой штуковиной. Немного подышал и растер влагу по поверхности — никакого эффекта. Даже попытался поговорить с шариком: и мысленно и вслух — глупость, конечно, но в его положении все средства хороши, так как идея общения с тем полуразумным червяком-агрегатом в разведчике местных его не вдохновляла.
        Немного попинал эту чертову тумбочку, приговаривая что-то вроде: «ну проснись,… давай очнись, это я — твой новый пилот,… вставай уже…». Когда все варианты, которые сгенерировал его мозг, были испробованы, решил прибегнуть к последнему средству: подключил свой энергетический взгляд и стал осматривать рубку вновь. В доступной близости опять развернулась схема энергосистемы корабля валлингов, но землянина интересовала только рубка этого дисколета: ложемент ничем не обрадовал псионика, да и сфера, поначалу тоже никак не ощущалась и не отличалась от всей остальной обстановки помещения. Не наблюдалось даже никаких намеков на какие-то источники или накопители, а ведь на корабле такие устройства должны быть обязательно. Подошел и снова уперся руками в утопленный шарик — тут его ожидало интересное наблюдение: при прикосновении ладоней поверхность черного шара отвечала слабым всплеском красного цвета, идущим от ладоней во все стороны. Как будто прикасаешься к сенсору, и от него идет круговая волна.
        — Это какой-то сенсорный датчик, реагирующий на живое тепло, размышлял Макс, продолжая экспериментировать: дотрагивался пальцем, потом несколькими, потом одной ладонью и так далее. Поверхность черной сферы послушно реагировала, вспыхивая в месте касания красной расходящейся волной — это он видел своим даром, а в обычном зрении не было ничего.
        — Может надо больше тепла отдать, постоять так, прижав ладони к шарику на какое-то время?  — подумал технолог и так простоял несколько минут — ничего не происходило, просто сфера под руками пульсировала, и больше никакой реакции.
        — Хм, а может этой штуке надо дать немного пси-энергии?  — вот как в этом скафе, например — тянул из меня энергию для активации, а я и не знал. Предки были пси-активными людьми, может и тут надо влить часть своего резерва…?
        Проблема заключалась в том, что землянин мог выталкивать из себя энергию только в активный приемник, а шарик с этой тумбочкой таким предметом в его вторичном зрении не являлись.
        — Что же делать то, явно решение проблемы где-то тут?  — специалист был в растерянности — что-то вертелось в голове, но ускользало. А что собственно я теряю — попробую кинуть немного в этот шарик, заодно посмотрю, куда уйдет энергия — в пустоту, или туда, куда надо?
        Сосредоточился и приложил ладони снова к поверхности матовой черной сферы — стал выдавливать из себя свою черную энергию в объект, представив себе, что перед ним почти пустой накопитель. Минут пятнадцать так мучился, пока не устал — на некоторое время бросил это занятие и присел рядом — следовало подкрепиться. Мясное пюре и вода из емкостей скафа немного взбодрили и вернули силы. Подумав, решил провести новый эксперимент: пришла мысль подключить к процессу шарики своей внутренней энергосистемы в кистях рук — пустить в них поток энергии из резерва и уже через них попробовать скинуть ее в эту черную сферу. Обмозговав идею с нескольких сторон, решил, что новый опыт — это новый опыт, а в его ситуации грех не провести парочку новых исследований своих возможностей. Снова уперся ладонями в шарик и стал мысленно направлять энергию из грудины в руки — получилось где-то с четвертой-пятой попытки и это его обрадовало.
        Ощущения были интересными: как будто что-то теплое и вязкое двигается по его рукам от сферы в груди к кистям рук. Стал наблюдать результат своих опытов со стороны: горошины в руках стали пульсировать от избытка энергии в них и выпускать из себя тонкие нити — аналог тех щупалец-протуберанцев, которые он наблюдает у всех активных агрегатов и механизмов. Пульсация ускорялась, а количество тонких нитей, расходящихся от маленьких шариков в руках, множилась в такт пульсациям.
        — Ну, давай, чего ты ждешь?  — вслух произнес землянин — возьми то, что тебе не хватает…
        Казалось, что корабль только того и ждал, так как эффект был быстрым и неожиданным: поверхность сферы на столике стала мягкой и податливой и ладони человека провалились в нее по запястья, где и застряли. Одновременно с этим специалист почувствовал, как поток энергии из него в эту сферу стал возрастать, но пока никаких отрицательных эффектов и неприятных ощущений он не чувствовал — напрягало только то, что руки он вытянуть из шарика не мог.
        — Э-э-э,… ты не особо там,… мы так не договаривались — некоторое беспокойство все же испытывалось — ты не липучка, а я не муха…
        Потом появились новые ощущения в ладонях: сначала стало жарко, потом холодно, потом по пальцам пробежали легкие щекотки, а потом его больно укололо в обе руки — инстинктивно технолог попытался вытянуть руки, но они застряли внутри этого предмета и не отпускались им.
        — Да что ж это такое, что за невезуха: все на этом корабле меня пытаются порезать, поджарить, уколоть, пристукнуть — где же справедливость. Хоть бы кто-то приласкал, погладил — одни злобные личности собрались вокруг.
        Между тем, сфера стала понемногу проясняться, а поток энергии из него в нее усиливаться и Макс стал нервничать.
        — Такими темпами и мне скоро придется себя подпитывать как-то — аппетиты у этого кораблика неуемные, хотя чего удивляться — несколько тысяч лет в забвении.
        Предвидя нештатный ход процесса, стал осматривать окружающее пространство — требовалось выбрать себе донора, так как начинал чувствовать некоторую слабость — шарик потреблял серьезные объемы пси из резерва.
        — Извините пацаны, если опять что-то вам сломаю, но я не виноват — меня заставили — пробормотал наш герой и потянулся к ближайшему источнику, который, судя по виртуальной схеме, снабжал внешний защитный контур в том месте, где располагалась ячейка с дисколетом.
        — Ипать, да я прямо мега-трансформатор — комментировал происходящее землянин: из реактора защитной системы он тянул вишневую энергию, а через горошины в руках отдавал кораблю черную.
        По всей видимости, процесс приближался к концу, так как шарик, в котором застыли его руки, уже был почти прозрачным и мужчина чувствовал, как он начинает там шевелиться. Еще пару мгновений и сфера выдавила из себя ладони специалиста с небольшим мягким толчком — пришлось отступить назад, чтобы удержать равновесие и не упасть.
        — Спасибо за сотрудничество — съязвил технолог, когда подопытный реактор, откуда он тянул энергию, погас. Я не специально, ничего личного, просто бизнес, хе-хе.
        Прозрачный шарик парил в нескольких сантиметрах над поверхностью своего приставного столика, а когда Макс подошел к нему и прикоснулся к нему, то вспыхнул переливами всех цветов радуги, и тут же оживилась его нейросеть:
        — Контрольный кристалл курьера «Флоу-м» просит синхронизации с нейросетью пилота, разрешить?
        — Давай — радостно потирая руки, повеселел псионик — давно пора, столько сил и средств потрачено…
        — Приветствую пилота на борту военного курьера серии «Флоу-м» бортовой номер…
        — Стоп-стоп — вот этого не надо, я не люблю длинные обозначения из малопонятных символов и цифр, есть короткое имя у тебя?
        — Отсутствует, после инициации был оставлен на месте постройки, боевых задач не выполнял, опыт отсутствует, но готов принять любое имя от пилота. Как обращаться к самому пилоту?
        — Я отзываюсь на имена: Макс, босс, шеф, пилот, хозяин. Ты будешь откликаться на имя Арес — твой предыдущий коллега Марс героически погиб в бою, защищая хозяина.
        — Принято имя Арес. Прошу заметить, что у хозяина отсутствуют необходимые навыки для полноценного пилотирования, обслуживания и ведения боевых действий на корабле. Функционал сильно ограничен.
        — Опять западло подплыло к уставшему моряку — огорчился землянин — и где я тебе возьму эти навыки — империя, где тебя изготовили, уже несколько тысяч лет, как пропала?
        — Не стоит беспокоиться, шеф, в каюте пилота имеется защищенное хранилище,… активирую… помещение успешно разблокировано — можно забрать содержимое сейфа. На дальнейшие действия у меня недостаток энергии. Требуется подзарядка накопителей и ручной запуск основного реактора, но так как у пилота нет изученных баз, то активация временно невозможна.
        — Нормальная заявка! Выкачал столько энергии и все равно пустой,… и куда столько в него влезло, вроде маленький такой, хм? Прямо какой-то заколдованный круг — думал человек, направляясь в разблокированное помещение с сейфом.
        Кристалл не соврал: из четырех дверей открытыми были только одни, куда он и зашел. Каюта ему понравилась: просторно и удобно, обычная на вид просторная кровать, что-то очень похожее на привычный пищевой синтезатор, встроенные шкафчики — пустые, к его сожалению, маленькая ванная комната — никаких изысков, все просто и практично. В открытом сейфе нашел два контейнера в виде плоских пеналов длиной около пятнадцати сантиметров — взял оба на всякий случай, хотя было подозрение, что содержимое в обоих полностью идентично. Еще там обнаружился считыватель — больше ни на что эта штучка не могла быть похожей. Нацепил привычно на левую руку — нейросеть тут же дала о себе знать:
        — Обнаружен считыватель «Лоу-р4», подключить?
        — Конечно.
        Потом провел инвентаризацию содержимого обоих контейнеров: как и думал, оба имели одинаковые наборы и включали в себя комплект из двенадцати чипов со следующими базами.
        1. Военный курьер серии «Флоу-м». Схема и устройство.
        2. Энергосистемы курьера.
        3. Двигательно-прыжковый блок курьера.
        4. Броневое покрытие курьера.
        5. Защитные системы курьера.
        6. Бортовое вооружение курьера.
        7. Обслуживание и ремонт.
        8. Ремонтный комплекс «Реуз-к12».
        9. Контрольные кристаллы малых кораблей ВКС империи Дэ’галир серии «Сфера-Б».
        10. Пилотирование курьера серии «Флоу-м».
        11. Навигация.
        12. Пустотное маневрирование.
        — Такс, ясненько-понятненько — узкоспециализированный наборчик, как к моему погибшему скафу «Шонц-6у»  — взгрустнул пилот. Посмотрим, сколько это займет у нас по времени изучения: сначала первую и вторую по списку, а потом все остальное — «до окончания изучения двух баз двадцать два часа и сорок минут»  — так оценила нейросеть объем, доступный для изучения. Согласился с предложением учиться и вернул один контейнер на место, потом прошел в рубку и продолжил расспрашивать кристалл.
        — Какие помещения еще есть на курьере, Арес?
        — Соседнее с каютой пилота — усиленное защищенное хранилище — пустое, напротив каюты комната дальней гиперсвязи с собственным реактором, и соседнее с ней — ремонтная мастерская и одновременно место хранения штатного ремонтного комплекса «Реуз-к12».
        — Медицинская капсула, трюм — что еще есть?
        — И то и другое отсутствует, все доступное место на корабле занимают преобразователи энергии, прыжковый и двигательный блоки. Вся информация будет доступна пилоту после загрузки требуемых навыков. Полный тест систем будет проведен после запуска основного реактора.
        — Обломингос — трюма нет, грузить добычу некуда, хотя есть какое-то супер защищенное хранилище — потом посмотрим, сколько туда влезет — и искин мне попался необщительный какой-то. Может, когда изучу эту базу по кристаллам, что-то поменяется…
        Сутки, пока учились две стартовые базы, решил провести в своем старом месте — хранилище артефактов — все равно, кораблик никак внешне не изменился, да и в энергетическом плане тоже, так что опасаться визита туда непрошеных гостей не стоило пока. Особенно после того, как он покинул эту удаленную стартовую ячейку и вернулся на склад. Имел короткий разговор с искином крепости: тот интересовался успехами с дисколетом — отбрехался, сказав, что завтра попробует еще один вариант, а если и он не пройдет, то придется вернуться к шарикам-разведчикам валлингов. Посетил его и бригадир робов Бумжик седьмой — интересовался, есть ли у чужака еще работа — в прошлый раз его семья неплохо поднялась. Заинтересованно рассматривал хранилище за спиной Макса, но внутрь не входил — очевидно, здесь действовали какие-то другие законы об имуществе.
        Отделавшись от надоедливого коротышки, продолжил систематизацию и более вдумчивый отбор предметов для перемещения в защищенную комнату курьера. Решил забрать, как и думал раньше все энергоячейки древних — активные и пассивные, все цилиндры, аккумуляторы — тут брал все, кроме сморщенных, и два контейнера с зародышами Колоний. Долго ходил возле скафа, который был очень плох на вид, но потом все же и его отобрал в свои трофеи, подлежащие вывозу в Содружество. Основывал свое решение тем, что древняя одежда умеет сама себя ремонтировать, надо только пробудить в ней контрольный центр — специалист уже убедился в отличных защитных и боевых качествах своего «Штроу-2е». Никакого оружия не нашел, поэтому багаж оказался невелик, но отложил также найденные картриджи к синтезаторам Содружества класса «Прима+»  — по габаритам они подходили к агрегату из покоев усопшего Мусопеля пятого, поэтому у технолога бродила в голове уверенность, что они также подойдут к синтезатору на курьере.
        Через сутки он уже был возле шлюза, все также открытого — пора было браться за свой новый КИП. На активацию основного реактора корабля потратил полчаса — принцип действия отличался от того, что он знал по реакторам, применяемым на кораблях Содружества. Это, кстати, подтвердилось и визуально, когда пилот подключил к оценке свой дар: матрица источника корабельной энергии светилась ровным голубым цветом — предки использовали другой тип энергии — более мощный, и притом эти источники были компактнее. Контрольный кристалл предупредил пилота о необходимости подождать около трех часов, пока реактор выйдет на полную мощность и он сможет протестировать внутренние системы дисколета, включая защитные и атакующие модули вооружения.
        Пока бортовой умник развлекался, землянин оценивал объем знаний, который ему требовалось усвоить, чтобы полноценно пилотировать курьера — из двух баз он уже имел понятие о том, что ему попалось, но окончательные выводы было решено сделать после изучения всего пакета баз — их оставалось всего десять. Тут его ожидал очередной сюрприз: оценивая каждую из них на время освоения, удивился, когда несколько оставшихся навыков почти не требовали времени на изучение. Например, навигация или пустотное маневрирование просили не более двух часов на каждую, а пилотирование всего три с небольшим. Эти навыки запустил первыми: подумал, что, скорее всего, изученные им раньше аналогичные пакеты Содружества несли в себе похожую информацию, и тут только добавилось некоторое количество новых данных. Поэтому, к тому времени, когда Арес сбросил ему протокол состояния корабля, одна база была уже выучена полностью и училась вторая.
        — Активированы все внутренние системы корабля, кроме дальней гиперсвязи — это оборудование имеет свой контур питания и для его использования требуется база «системы связи курьера серии „Флоу-м“»  — эта база должна быть в данной каюте в сейфе.
        — О! Еще одна загадочка: странная логика создателей корабля — почему было не поместить этот навык в общий контейнер — удивлялся наш герой — военная логика, что тут скажешь. А что с остальными помещениями?
        — Каюта защищенного хранилища и ремонтная мастерская также доступны для пилота, ремонтный комплекс требуется вручную подключить к бортовой энергосети и зарядить. Затем потребуется активация — комплекс привязан ко мне и не требует кодов допуска.
        — Отлично — Макс решил, не теряя времени перетащить все свое прихваченное имущество в мини-склад под названием «защищенное хранилище»  — из первой базы списка он уже знал, что каюта представляла собой бронированный контейнер, замаскированный под обычную каюту.
        Стенки этого ящика были усилены такими же пластинками внешней брони, как и на покрытии дисколета. На всякий случай, так сказать — курьер все-таки военный кораблик. Перенос ценностей много времени не занял: даже свою платформу решил забрать с собой — входные створки люка позволяли ее туда затолкнуть — не оставлять же тут такое полезное приобретение? Немного огорчился тому факту, что непонятный агрегат под названием «Мобильный деструктор МДм-П2. Прототип, серия вторая» не пролазил никак — такую приблуду специалист точно не собирался оставлять, но реальность ломала все его планы. Потратив почти два часа, чтобы попробовать все-таки как-то затолкать эту паукообразную гусеницу внутрь, понял, что тут ему ничего не светит, поэтому поступил, как в поговорке: «ни вашим, ни нашим». Взяв в руки «Серый коготь» изрубил за пять минут весь агрегат на металло-композитный фарш. По крайней мере, эта штука внушала ему серьезные опасения даже в неактивном состоянии, а так на душе стало спокойней — никто в спину не пальнет чем-то нехорошим и вредным для здоровья. Пришло время посмотреть отчет о состоянии дисколета.
        Военный курьер серии «Флоу-м», шестнадцатое поколение, верфи империи Дэ’галир, сектор Балос, привязка отсутствует.
        Корпус — износ 2 %, идеальное состояние.
        Прыжковый контур «Та-с16»  — износ отсутствует, идеальное состояние.
        Основной реактор «Кр-ц16»  — износ отсутствует, идеальное состояние, запас топлива 48 % от номинала бака.
        Блок преобразователей энергии «Ат-4.16»  — износ отсутствует, нет накопленной энергии.
        Установка пассивной защиты «ЛКэ-16.16»  — износ отсутствует, идеальное состояние.
        Установка сканирования пространства «СПв-2.16а» износ отсутствует, идеальное состояние.
        Вооружение и защита.
        Активное покрытие «Блук-ц»  — 100 % целостность внешних пластин.
        Лазерные пульсары ближней обороны «Лб-16бл»  — есть отклик от всех шести установок, тест боеготовности 100 %.
        Гравитационная пушка ближнего действия «Гб-16д» есть отклик, тест боеготовности 100 %.
        Синтезатор пищи для малых кораблей флота империи — износ отсутствует, идеальное состояние, просроченные картриджи, запас отсутствует.
        Бак запаса воды — отсутствует вода.
        Макс читал и не верил своим глазам: кораблю больше шести тысяч лет, а он как с конвейера, поэтому поинтересовался этой загадкой у бортового кристалла, который внес кое-какую ясность.
        — После сборки и инициации контрольного кристалла корабль находился в ангаре на месте постройки, контакта с пилотами не было — поэтому и отсутствует привязка к войсковому соединению. Полный вакуум, защищенность от метеоров и других небесных блуждающих тел — идеальные условия для консервации, и как результат, идеальное состояние. Потом был помещен сюда — здесь тоже никаких воздействий, атмосфера поддерживается на одних и тех же параметрах, ну и конечно, качество военной техники имперского производства всегда было на высоте. Обращаю внимание пилота на отсутствие у меня боевого опыта — еще раз подчеркнул Арес.
        — Да понятно, откуда ему взяться — будешь учиться по ходу своей новой жизни. Остается только выучить базы и залить воду — это придется выжимать их местных, добровольно, скорее всего, не дадут,… хотя, если припугнуть…
        Удалось предметно пообщаться с главным умником этого летающего острова — собеседники быстро нашли общий язык и вскоре кристалл доложил, что проблем с обеспечением нет и можно вылетать, как только пилот будет в состоянии занять ложемент. Кстати, последний заметно изменился с момента появления на борту энергии — появилась упругость, а когда специалист улегся, был приятно удивлен, когда вокруг ложемента появился еще один защитный экран — что-то вроде бронекапсулы на «Фортере».
        — Неплохо-неплохо — оценивал кораблик новый пилот — это конечно совсем не мой боевой погибший друг, но у него и задачи другие: из того, что я уже изучил, уяснил одно — у курьера должна быть феноменальная скорость ухода в прыжок. Хотя тут какие-то другие принципы накопления энергии и движения в обычном космосе — дюзы отсутствуют. Осознать способ передвижения не могу — тут так же, как и в описании носителя «ИИ Колония»  — требуется теоретическая подоснова, а где ее взять? Хотя это не проблема — главное, что есть понимание как его использовать, а теория просто будет мне недоступна.
        Вопрос с питанием решился просто — картриджи для древнего синтезатора были идентичны картриджами класса «Прима+», которые он нарыл в закромах у местных аборигенов. Старые выбросил: шутка ли, пару тысяч лет пролежали — можно и отравиться. Кроме того, захватил с собой и агрегат покойного Мусопеля — тот тоже вполне адекватно принимал сырье производства Содружества. После изучения трех баз, связанных с пилотированием, запустил остальные восемь в пакетном режиме: после недолгого раздумья нейросеть огласила свой вердикт: «четверо суток и восемь часов до полного усвоения материала». Немного подумал: пилотировать он уже может, остаток баз касался, в основном, ремонта и обслуживания, поэтому переставил очередь изучения следующим образом: сначала база по кристаллам малых кораблей, потом вооружение и защитные системы, а потом и все остальное — это можно уже было учить и в полете.
        Пересмотрел результат своих рокировок и остался доволен: первые три базы должны выучиться за сутки с небольшим — а это уже неплохо. В ходе общения с искином — землянин уже по привычке называл центральный кристалл корабля понятным словом «искусственный интеллект», выяснилось, что в памяти устройства отсутствуют навигационные данные по этому сектору космоса. Проблема решилась просто — в нейросети землянина были копии всех навигационных карт, которые он в свое время покупал для «Фортера»  — в синхронизации с Аресом эти данные были успешно скопированы на его накопитель информации. Туда же пошли и копии трех карт, которые были в комплекте с базами по носителю «ИИ Колония», заодно скопировал себе в хранилище нейросети карту сектора Балос, где находилась когда-то верфь, собравшая курьера.
        — Карты современного Содружества и империи Дэ’галир различаются системой постановки координат, наименованиями звездных систем и информацией о составе планетарных масс. Какую кодировку установить основной, шеф?
        — Современную конечно, империи давно уже нет — зачем путаться с обозначениями? Но вторичную тоже оставь — будешь выводить несоответствия в процессе, так сказать, и если современная информация неполная, то вносишь изменения самостоятельно, без напоминания. Совмести оба варианта и разработай конечный продукт для своего использования.
        — Принято, пилот. Отмечаю, что требуется информация с базовым языком Содружества и действующий порядок подачи идентификатора на запрос.
        — С языком пока проблема, вот прибудем в пространство людей, получишь пакет со всей интересующей тебя информацией. Кстати, твой процесс самообучения как-то предусматривает там развитие эмоций, личностной матрицы сознания?
        — Таких функций у меня нет, шеф — личностное развитие боевых корабельных кристаллов запрещено в империи Дэ’галир, подобных блоков не предусмотрено в моей конструкции — Максу показалось, что сказано это было с грустью.
        — Ну и ладно, будешь, как мой бывший Марс — без эмоций, но конкретно боевым кристаллом… Да, и насчет идентификатора: не будем изобретать колесо — даешь стандартную информацию — курьер серии «Флоу-м», пилот и хозяин Макс Шнитке — гражданин ТС Брилара категории «В», приписка — система Лайна. Добавь еще статус «Возвращающий жизнь».
        — Принято, пилот.
        Между тем, в зале совещаний клана «Рыскающих» происходило очередное совещание, которое, как всегда возглавлял Мурдик второй — патриарх местных аборигенов.
        — Чужак смог вернуть к жизни корабль учителей — великое наследие будет для нас утеряно, это недопустимо!
        — И что вы предлагаете, мудрейший — попросить чужака покинуть корабль и отдать его нам назад? Скажем ему: «Человек, сделай все, как было!»
        — И кто же ему это скажет, кто такой смелый?  — видели, как он уничтожил разрушитель материи — раз и нету!
        — Пусть наш центральный искин ему это скажет — ему все равно, что говорить, он не боится.
        — Плевать этот человек хотел на наши просьбы, меня больше волнует, что он будет делать, когда доберется до этих самых хаманцев — цветные люди нас очень не любят!
        — Тьфу, прямо чифак-очевидность, мля!
        — Я не чифак, я джен-очевидность — чифаком я перестал быть раньше тебя, безмозглый роб-недоучка!
        — Кого ты робом назвал, а ну иди сюда, я тебе взгляд исправлю…
        — Хватит — рявкнул Мурдик второй — как дети малые. У нас тут действительно проблема: когда этот человек доберется до своих соотечественников, он даст им координаты этой системы, где мы вынужденно дрейфуем без возможности прыжка — они сразу к нам в гости пожалуют. Думаю, все понимают, что тогда начнется?
        — Ну и что, первый раз их, что ли бьем — пусть летят, нам нужны ресурсы, ха-ха-ха.
        — Вот безмозглый мурмо (значение слова описано выше)  — у нас не работает прыжковый блок… Кстати, когда будет устранена поломка — спросил главный валлинг у искина — что там по прогнозам ремонта?
        — Не ранее чем через месяц — текущая система бедна на ресурсы, пришлось отправить разведчиков на самую маленькую планету на ее поверхность. Это займет много времени — гравитация планеты мешает работе добывающих линий.
        — Вот о чем я хочу предупредить всех присутствующих: месяц мы не можем двигаться, к тому же, эти непонятные взрывы защитных систем — у нас два сектора обшивки полностью лишены щитов. Если эти хаманцы нащупают эту зону, а они точно нащупают это своими ракетами, то высока вероятность проникновения врага внутрь корпуса крепости. А это уже не один человек, как вот этот чужак — тут мы бессильны будем перед противником.
        Некоторое время все молчали — перспектива появления на борту тысяч таких, как этот чужак всех напугала: люди со смуглой кожей все время пытаются добраться до валлингов, но пока им это не удавалось. А вот теперь, когда часть защиты корабля отсутствовала, все поворачивалось другим боком.
        — Что вы предлагаете, мудрейший Мурдик второй? Выкурить его из корабля, пока он не улетел?
        — Ты действительно безмозглый, тупой мурмо — во-первых, мы уже все убедились, что противопоставить что-то чужаку на борту крепости мы не можем. Разве что завалить его трупами — нас ведь восемь миллионов.
        — Уже меньше — встрял в разговор один из хранителей — мы потеряли много братьев во время этих взрывов, да и сам человек тоже добавил…
        — Да-да, я это прекрасно знаю и без вас, почтенный. Продолжу: во-вторых, если вы не обратили внимания, то корабль, который он активировал, закрыл люк — тут все ошеломленно взглянули на голопанель, где найденный давным-давно дисколет наставников теперь не зазывал своим открытым люком к себе в гости.
        — Вы посмотрите: он убирает опоры — ошеломленно произнес один из местных старейшин клана «Рыскающих»  — что это значит?
        — Ты тупой мурмик — кто-то ответил ему сбоку — идиоту же понятно, что он собирается улетать. Мы можем его уничтожить прямо в ячейке нашими гравитационными преобразователями?
        — К сожалению, нет — ячейкой, где находится этот корабль, давно уже не пользовались, там нет контрольных линий искина и створки не подключены к силовым линиям энергосистемы. Чужак сможет открыть их в ручном режиме, например, а может и на этом корабле есть какое-то оружие, и он просто уничтожит створки. Но мы можем попробовать уничтожить его, когда корабль покинет пределы крепости — это единственный способ не дать ему улететь и добраться до своих соплеменников в Хамане. Можно еще пустить за ним наши малые корабли, но тогда мы не сможем эффективно пользоваться нашими гравитационными преобразователями — заденем своих.
        — Плевать на робов — заверещал один из хранителей — потеряем десяток, но спасем миллионы!
        — Ты сам был робом, пока дорос до джена-хранителя — это наши братья: валлинги своих не убивают.
        Тут на отщепенца накинулись все — пока никто не осознавал до конца угрозу, которую уносил с собой улетающий человек — все продолжали считать себя непобедимой расой космических бродяг.
        ГЛАВА 6
        Между тем, события стали нарастать лавинообразно: искин летающей крепости разразился потоком сообщений о выходе из строя ряда реакторов, питающих системы защиты и гравитационные преобразователи в секторе, где находилась неподвластная ему ячейка с нештатным кораблем, который теперь почему-то передавал стандартный идентификатор человеческого Содружества.
        — Потеря секторальной защиты № 34-А6, 34-А7, 34-А8, не могу активировать оружие в указанных секторах, утечка энергии, аварийные взрывы накопителей указанных секторов обороны — требуется восстановление оборонного периметра.
        — Это все тот чужак — я помню, что наши наставники умели уничтожать технику на расстоянии какими-то своими способностями — они это называли пси-атака… Теперь он точно уйдет от нас — сейчас мы бессильны что-то ему противопоставить.
        — Выпускайте малые корабли — пусть уничтожат это чудовище, другого выхода нет.
        — Он взламывает створки — по всей видимости, на этом дисколете есть такой же гравитационный преобразователь, как и у нас…
        — Да помогут нам древние…
        Через сутки, когда основные базы были изучены, Макс решил, что пора делать ручкой хозяевам и лететь к людям: тут ему были не рады, да и нормальных человеческих лиц он не видел уже давно — все это пучеглазое зеленое общество сидело у него в печенке. Информация, уложившаяся в голову из баз, особо не впечатляла: просто очень быстрый кораблик с неплохим щитом, слабенькими, как он думал, турелями, так как сравнить было не с чем, и непонятной пока по эффективности гравитационной пушкой. Как указывалось в изученном материале, эта эффективность достигала максимума в пределах трехсот метров и далее ослаблялась в геометрической прогрессии — опыта использования такого оружия в Содружестве не было, как не было и самого гравитационного оружия. Поэтому нарабатывать опыт по его применению технологу придется самостоятельно и в одиночку.
        За эти сутки бездействия у землянина сложился план дальнейших действий, и первым пунктом этого плана шла безопасность его отлета: специалист помнил о гравитационном оружии валлингов, которое они успешно применяли против хаманских эскадр. Поэтому желания попасть под его удар, когда его курьер начнет набирать ускорение, у него не было. Хоть полученные знания и сам центральный кристалл утверждали, что время набора скорости для прыжка не более двенадцати минут, в такие сроки ему не верилось, так как военные корабли Содружества малого класса не перекрывали планку в сорок минут. Вот о седьмом поколении он ничего сказать не мог, но однозначно, что там разница с шестым незначительна и цифра в двенадцать минут казалось ему недостижимой.
        Поэтому занялся тем, что уже научился делать лучше всего: ломать и взрывать. Привычно скользнув в свое вторичное зрение, получил схему источников энергии и силовых линий, соединяющих их и потребителей этой энергии: эмиттеры щитов, эффекторы и преобразователи гравитационных пушек — следовало обезопасить свой отлет с борта крепости. На этот раз он превзошел сам себя: увеличенные возможности резерва позволили псионику развернуться по полной — за неполный четвертак минут он умертвил несколько близлежащих к нему энергоузлов и связанных с ними оборонно-наступательных точек на поверхности крепости. Чтобы не дать коротышкам принять какое-то адекватное действие против него, переключился на управление курьером и его гравитационной пушкой.
        Первым кандидатом на испытание выбрал створки стартовой ячейки — хоть они были и очень близко, но выходить наружу и искать другой способ открыть их ему не хотелось — мало ли, вдруг сейчас сюда тысячами повалят обозленные зеленоголовые аборигены. Система наведения устройства была проста: когда над ним сформировался купол защитного щита, прямо на него транслировалась картинка всей передней полусферы, которую принимали внешние датчики корабля. Захват (или прицел — неважно) пушки был окрашен в желтый цвет — он знал, что это означает самое слабое воздействие на объект и были еще два режима наведения на цель. Красный — эффективность 50 % и голубой -100 % эффективность, текущий желтый цвет прицела означал пределы от 10 % до 25 % от максимума установки.
        — Должно хватить — подумал наш герой — мне так кажется… Арес, взлет, готовность к выходу в открытый космос.
        — Принято, пилот.
        В этот момент метка захвата цели совместилась со створками, и специалист скомандовал огонь. Результат порадовал: за несколько секунд лепестковые створки ячейки смялись в небольшой кусок материалов и вылетели в космос под воздействием истекающей из ячейки атмосферы — пилот увидел перед собой черноту пространства и блеск далеких звезд. Курьер стал медленно выбираться из шахты ячейки, постепенно наращивая скорость.
        — Ориентируйся и разгоняйся, вон к нам уже гости летят и их слишком много для нас одних — констатировал пилот, наблюдая обстановку вокруг дисколета — курьер некоторое время ускорялся прямолинейно, удаляясь от туши летающей крепости валлингов. Затем, видимо древний кристалл определил свое положение в пространстве и вектор разгона — изображение на куполе поплыло в сторону.
        — Ориентация закончена, хозяин. Два варианта прыжка по указанным координатам: прямой прыжок до системы Фопрасс — 18-КХ-133Б по классификации Содружества — более длительное время нахождения в гипертоннеле, ориентировочно, восемнадцать суток. Второй вариант — семь коротких прыжков по промежуточным системам — меньшая длительность, ориентировочно девять суток с учетом времени на промежуточные разгоны и ориентацию в пространстве. Выбор пилота?
        — Второй вариант — чем быстрее, тем лучше,… хотя первый вариант очень хорош — длинный прыжок в полной безопасности — как современные большие корабли. И давай убираемся отсюда — какие-то они слишком резвые и их все больше и дольше…
        — Принято, шеф, начинаю разгон.
        Макс помнил из выученных баз, что это быстрый кораблик, но феноменальная скорость разгона его приятно изумила, и хоть принцип действия двигательной системы ему по прежнему был непонятен, но результат порадовал — несколько десятков круглых кораблей валлингов как-то рывком отдалились и пропали из вида. Технолог слышал только нарастающий гул — за бешеную скорость разгона пилот платил потерей комфорта и тишины на время разгона.
        — Загрузка преобразователей 22 %, прыжковый контур в желтой зоне — кристалл докладывал хозяину ход разгона.
        А сам пилот в это время обратил все свое внимание на скачкообразно увеличивающиеся цифры прироста скорости — от осознания величины ускорения он изумленно моргал глазами, не веря своим глазам.
        — Это невозможно… этого не может быть — шептал он, не отрывая взгляда от цифр, меняющих друг друга с неопределяемой скоростью — мне все это кажется…
        — Загрузка преобразователей 100 %, прыжковый контур в желтой зоне,… прыжок — торжественно сообщил Арес — время разгона составило одиннадцать минут и двадцать две секунды. Следующая точка выхода в пространство — система 33-КХ-101А, время нахождения в гипертоннеле двадцать семь часов, какие будут указания у шефа?
        Шеф приходил в себя от последнего представления, его впечатлила не только скорость — сам принцип выхода в гипер отличался от привычного: корабль не формировал вокруг себя радужный кокон, как в технике Содружества, не открывалось зеркало гипертоннеля, куда он обычно потом нырял, как в омут. Момент перехода ознаменовался яркой вспышкой, а вместо защитного пузыря, обшивка дисколета испускала в разные стороны фонтаны ярких брызг-искр, которые вызывали у пилота аналогию с горящим бенгальским огнем.
        В этот день Макс первый раз за последнее время заснул спокойным безмятежным сном, перед тем вкусно поев и понежившись в душе. Никто его не резал, не пытал, не старался каким-то образом достать, чтобы сделать больно, никто не засовывал в него зонды и разные гадости, мучавшие его и отправлявшие в омут болевого шока — он впервые спал с улыбкой на губах, не видя никаких кошмаров и ужасных снов. Когда все оставшиеся восемь баз уютно улеглись в его голове, он оценил то, что волею случая оказалось в его руках. На первый взгляд обычный курьерский кораблик, правда, с выдающимися динамическими характеристиками — это, безусловно. Но если посмотреть с точки зрения всех качеств, то технолог понял, что теперь не поменяет этот необычный дисколет ни на какой другой «равнозначный» кораблик — второй раз обдурить себя не даст.
        Да это и не получится, как понял землянин из изученных баз и разъяснений контрольного кристалла — искусственный интеллект привязывался к конкретному разумному, причем этот разумный должен был быть псиоником. Та самая процедура привязки еще крепко сидела у него в памяти. Время от времени кристаллу требовалась подпитка от живого существа — что-то похожее было и у валлингов, как помнил специалист. Из всех систем курьера, особенно его заинтересовала необычность покрытия корабля: «Блук-ц»  — многофункциональное изобретение ученых цивилизации Дэ’галир. Кроме чисто защитной функции, как уже имел возможность убедиться наш герой, когда пробовал пластины брони своими клинками, это уникальное творение древних конструкторов несло в себе еще две функции. Причем обе они были органично связаны между собой: броня была частью прыжковой и энергетической систем корабля.
        Во время разгона пластины играли роль приемников разлитой в пространстве свободной гравитационной и тепловой энергии звезды — весь корпус корабля являлся деталью двигательной системы, собирая и аккумулируя этот дармовой ресурс в специальных накопителях-преобразователях, пока таким образом те не наполнялись до отказа. Затем часть энергии тратилась на провал в гипепространственный тоннель — это была та вспышка, которую Макс видел в момент перехода. Эти же пластины брони во время нахождения корабля в этом большом «ничто» отдавали накопленную энергию из преобразователей вокруг кораблика брызгами свободной энергии, защищая его, как коконы у кораблей Содружества. Выход обратно в обычный космос не сопровождался эффектом вспышки — это специалист также успел увидеть во время промежуточных выходов и разгонов — наблюдались только остаточные мелкие вспышки по корпусу курьера — тоже полный аналог затухающего бенгальского огня.
        За три системы до конечной точки маршрута его попытались вызвать и догнать: технолог не стал даже реагировать на глупые фразы о требовании лечь в дрейф и тому подобной ерунде. Курьер затрачивал на проход системы не более тринадцати минут, включая минуту на позиционирование, определение направления следующего прыжка, разворота по вектору и сам разгон. На все вопросы непонятных организмов бортовой кристалл давал один и тот же ответ, который ему порекомендовал его хозяин:
        — Читай номер, лузер!
        Так как приближалось время встречи с людьми, а именно с хаманцами, то мужчина решил определиться для себя, какое судно производства человечества ему наиболее подойдет для переделки в носитель «ИИ Колония»  — как-никак, а два контейнера с зародышами этого интеллекта он уволок у зеленоголовых злобных коротышек. Пришло время осознать, куда двигаться дальше, а для этого надо было понять, что собой представлял этот интеллект, и как виделся древним конструкторам носитель этой «Колонии». Итак, по порядку: сама идея создания такого корабля была выдвинута инженерами и учеными империи Дэ’галир во время вторжения в пространство, контролируемое людьми агрессора — гибридной симбиотической цивилизации Хиш. Так называл себя симбиоз трех разумных видов: гуманоидов, почти как люди, паукообразных и мягкотелых многоногих, напоминавших земных осьминогов. Как эти три абсолютно непохожих вида уживались вместе, было совсем непонятно людям, но факт оставался фактом — агрессор действовал сообща.
        Гуманоиды, внешне как обычные люди, с небольшими отклонениями, занимали в этом симбиозе роль технического и научного звена — создатели техники, оружия и всего остального, чем пользовались Хиши. Паукообразные существа были основной боевой силой абордажных и пехотных подразделений, которые пользовались разработками своих союзников-гуманоидов. Мягкотелые, они же осьминоги, занимали узкую нишу в этом триумвирате: только пилотские должности — от малых кораблей до гигантов-носителей этих малявок — на таких монстрах их было несколько сразу. Нейросетями или чем-то подобным цивилизация Хиш не пользовалась: пилоты использовали свои многочисленные щупальца для управления судами, пауки управлялись с оружием и без этого девайса неплохо, а гуманоиды шли по пути естественного развития науки и технологий. Этот немаловажный факт имперцы поняли довольно быстро, проведя вскрытие взятых в плен врагов.
        Как уже писалось ранее, Хиши даже не пытались начать какое-то подобие переговоров, сразу вступив в затяжные бои на подступах к фронтирным системам империи. Врагов было слишком много, и что плохо, то корабли врагов могли выходить из прыжков синхронно, чем осложняли флоту людей задачу по их уничтожению. Невзирая на технологическое преимущество, империя сдавала свои системы одна за другой, теряя при этом самый важный ресурс — людей. Даже размен один к десяти не решал проблемы: пилоты, абордажники и другие военные специалисты погибали с катастрофической скоростью, в то время как подготовить полноценную замену за короткий срок было невозможно. Специалист готовился на протяжении нескольких лет, где основное время уходило на практические навыки — их закрепление, развитие и набор реального опыта сражений. Сам процесс изучения теоретических основ был к тому времени уже отточен: несколько месяцев и базы знаний изучены.
        Вставал вопрос быстрого обучения большого числа пилотов, так как именно здесь были основные потери среди людей — эта проблема не хотела решаться за короткие сроки. Поэтому ученые и инженеры империи предложили военным уникальный тактический ход: автоматические корабли-носители малых истребительных эскадрилий, управляемые саморазвивающимся искусственным интеллектом. В условиях, когда противник проводил тотальный геноцид на планетах, откуда не успели сбежать люди, требовался нестандартный помощник — без ограничений в принятии решений. Таким стал коллективный интеллект, лишенный всех ограничений на применение оружия, самостоятельных передвижений, развитым чувством преданности людям и единственной задачей — убивать вторженца.
        Проект получил название «Искусственный интеллект Колония»  — один центральный разум и несколько миллионов базовых особей, составляющих одно целое со своей «матерью». Идея создания такого псевдосущества получила одобрение военного руководства Дэ’галир и работы по созданию тяжелых носителей под руководством искина, принимающего решения самостоятельно по ходу боя, сразу же запустили в серию. Ученые, создавшие первые партии зародышей, пошли дальше, сумев передать своим созданиям весь опыт боевых действий против врага, наделив сущность почти человеческими эмоциями, заботой о своих боевых «детях», абстрактной логикой в принятии решений и многими другими возможностями, которые были недоступны обычным ИИ на боевых кораблях флота. Уже первые эскадры специализированных судов дали понять людям, что решение было принято правильное и вовремя. Колония быстро училась — практически после первого серьезного боя с захватчиками каждый корабль вырабатывал свою тактику и стратегию, применяя доступный опыт на практике, внося в него свои изменения и подходы.
        В конце концов, именно автоматические корабли с ИИ Колонией преломили ход противостояния, остановив продвижение агрессора в результате масштабных побоищ в центральном ядре империи. Началась грандиозная акция по переселению оставшихся жителей в другую галактику — теория сверхдальних перелетов была проверена на практике, имперцы решили покинуть почти разрушенные и опустошенные планеты, отправившись на поиски нового дома в соседнюю спиральную галактику. Прикрывали этот эпический исход все те же корабли с искусственным интеллектом коллективного типа. Тут следует отметить, что кроме чисто технических баз по этому кораблю, Макс получил еще что-то вроде личного дневника того инженера, на корабль которого он попал, когда бежал из Гармора в Брилар. Покойник был конструктором, принимавшим участие в создании этого проекта, поэтому некоторая часть информации сопровождалась личными пояснениями и комментариями, в том числе и по описываемым событиям великого исхода империи.
        Одним из таких замечаний был факт, что полностью автоматическим ни один корабль этого типа до конца не был изначально: пояснение давалось такое. Для активации зародыша требовалась кровь разумного, некоторое количество добровольно переданной пси-энергии этим разумным зародышу, и как малозначимый фактор — самовосстанавливающийся накопитель-аккумулятор максимального уровня заряда. В момент активации основное ядро сущности привязывалось на генном и пси-уровне к человеку, который ее проводил, воспринимая в дальнейшем этого индивида, как отца, наставника и так далее. Этот человек должен был находиться на борту корабля, где поселялся активированный интеллект долгое время, так как больше никто не мог проводить начальное обучение, отдавать приказы и просто находиться внутри корабля.
        Другими словами, человек, идущий на активацию, понимал, что он надолго будет оторван от привычного образа жизни — пока уровень самостоятельных решений Колонии не достигнет необходимого. В дальнейшем, этот разумный и ИИ Колония сами определяли, хочет ли человек и дальше оставаться на борту своего «ученика» или покинет его, как завершившего обучение. Как писал в своем дневнике этот инженер, в те годы, когда на карту было поставлено само существование цивилизации Дэ’галир, нашлось много желающих пойти на такой неординарный шаг. Особенно охотно шли на активацию зародышей военные специалисты, списанные со службы по причинам травматизма, когда с помощью медицины нельзя было восстановить организм человеку, который много раз переживал тяжелые повреждения — сам организм просто к тому времени терял многие регенеративные функции — человек ставал инвалидом и тяготился своим существованием. А на борту такого корабля он чувствовал себя затребованным и нужным, ведь сам корабль заботился о нем, как и о своих боевых «детях».
        Возможно, даже сейчас еще где-то в пространстве летают эти корабли, а внутри них лежат иссохшие мумии-скелеты их единственных отцов-наставников. Правда ученые утверждали, что поскольку созданный ими интеллект Колония имел эмоции и был свободен в своем развитии, то на каком-то этапе вопросы взаимодействия со своим учителем могли принимать самые неожиданнее формы — тут ученые не брались делать прогнозы о будущем таких симбиозов. Такова была предыстория появления этого проекта и самого интеллекта Колония. Сама же конструкция носителя, или его каркасная схема была довольно гибкой, хотя за начальный проект был принят тяжелый носитель флота империи, поскольку направленность этого судна также была на малые истребители. Могли быть и другие варианты — конечный вид носителя определяла сама Колония в соавторстве с ее единственным пилотом-наставником.
        Энергосистемы и двигательные механизмы были идентичны тем, что наблюдал сейчас специалист на курьере — с поправкой на размеры и количество. Идеи и основы построение этой части корабля, как и раньше, ускользали от понимания нашего героя — нет теории, нет теоретических предпосылок — нет и понимания их принципов работы. Здесь также использовалась многофункциональная броня — защитные, аккумулирующие и излучающие функции — видимо, на курьере также были внедрены последние разработки военной промышленности империи. К защитным системам можно было отнести установку активных щитов «Шанто-дб16» и четыре сотни турелей-пульсаров «Ланд-8.16х2»  — здесь количество было привязано к первому прототипу на основе тяжелого носителя на триста сорок истребителей.
        — Интересно, четыре сотни пушечек-скорострелок для почти двухкилометрового шара — такую форму выбрали конструкторы для пилотного выпуска первой партии кораблей — это много или мало?  — думал наш герой, продолжая осмысливать знания, которые поэтапно всплывали в его голове.
        Вооружение также не блистало разнообразием: системы гравитационных преобразователей по подобию той установки, что была на курьере, но с дальностью эффективного действия около шести километров «Марац-6.16». Отсутствие на таком огромном корабле какого-либо еще серьезного вооружения объяснялось просто — основная боевая единица и ударная сила любого носителя — его бортовой флот. И вот здесь начиналось самое интересное: прототип на основе имперского тяжелого носителя мог выпустить не три-четыре сотни убойных малышей, а почти тысячу. Многофункциональный боевой дрон «Скорчез-2х»  — так официально называлась эта боевая единица Колонии, так как базовый интеллект, управлявший этим истребителем, являлся частью личности ядра Колонии и составляя вместе с миллионами других мини-ИИ коллективный разум корабля. Каждый базовый мини-мозг получал при создании схемы боевых алгоритмов и тактик ведения боевых действий, которые в свою очередь заливались зародышу при его создании. И также, как и ядро, все эти боевые составляющие одного квазиживого существа требовали начального обучения — этим также занимался на начальном
этапе человек, проводивший часть своей жизни на борту такого корабля.
        Поскольку нерабочий вариант этого дрона Макс видел на борту крепости валлингов, то обновил знания, сверяя их с увиденным экземпляром. Идеальный конус с основанием двадцать метров и максимальной длиной пятьдесят, пилотировался кристаллом, где «жил» этот начальный интеллект всей Колонии. Покрытие дрона было проще его носителя, так как разгоняться и совершать межзвездные прыжки, ему было не нужно, и как следствие — собирать энергию. Указывалось, что четырехслойный композитный материал пластин брони дрона был относительно дешев в производстве — преследовалась цель быстрого восстановления малого флота в процессе боевых действий. Этим восстановлением занималось ядро Колонии — требовались только ресурсы. Как посмотрел землянин на спецификации материалов, ничего дорогого здесь не было — все в пределах двух низших групп ссм по классификации Содружества.
        Вооружение «Скорчез-2х» состояло из шести мощных лазерных установок постоянного луча «Плукс-180.16»  — больше в стандартной схеме устройства не было указано ничего. Правда, существовала возможность переоборудования дрона в добывающий мини-кораблик — кому-то ведь надо копать в космосе камни для того, чтобы ядро ИИ могло производить новых дронов взамен погибших. Тактика применения данного конуса предусматривала две основные схемы: первая схема была ориентирована на атаки таких же малых кораблей противника. Вторая схема предусматривала проникновение дрона на внутренние палубы кораблей противника: своего рода бур, пробивающий в броне врага тоннели двадцатиметрового диаметра, куда потом устремлялись абордажные команды для зачистки живых представителей агрессора.
        Этот маневр предполагал медленное вращательное движение вперед, когда все шесть лазеров превращались в один режущий круг, погружаясь внутри корпуса вражеского корабля. В отдельных случаях дроны могли соединяться друг с другом, если требовалось создать проход большего диаметра, или когда одного кораблика оказывалось недостаточно для прохождения особо тугоплавких составов покрытий брони. Отмечался относительно слабый вариант щита, поэтому дроны часто уничтожались, теряя при этом свой мини-ИИ — процесс производства и обучения нового поколения «младших» членов Колонии шел почти постоянно. Имелись в знаниях кое-какие небольшие пробелы, поскольку часть их оказалась поврежденной при переносе в нейросеть землянина, но и то, что было доступно ему сейчас, однозначно станет новой ступенью в развитии технологий человечества.
        — В принципе, это почти то, что я хотел: большой носитель, минимальный экипаж — тут вообще уникальное решение — один человек-наставник. Хотя сидеть там в постоянном одиночестве не очень, конечно… Не думаю, однако, что все так трагично — в конце концов корабль можно и на орбите оставлять, пока отдыхаешь на планете — судя по всему, у такого искина должна быть максимальная самостоятельность уже с момента инициации. Скорее всего, эта жесткая привязка действует только на начальной стадии набора опыта — попробуем ужиться. Да и с моими способностями мне лучше в космосе — дальность действия дара выше и все такое, а большой корабль, это уже не малютка «Фортер»  — там можно развернуться, если учесть, что сложных систем жизнеобеспечения не требуется по причине минимального экипажа, хе-хе. Хотя с другой стороны без людей скучно — насмотрелся тут на лупоглазых покорителей вселенной по самое горло. И если учесть, что пилот-наставник принимает участие в создании окончательного проекта постройки носителя, то можно, думаю, и для небольшого экипажа что-то придумать, мдя…
        Немного отвлекла от мыслей о будущем нейросеть, прислав оповещение о загрузке базы «Системы связи курьера серии „Флоу-м“». Осмысление последней принесло технологу знание по оснащению каюты гиперсвязи кораблика: можно было посылать сообщения из систем, где отсутствуют ретрансляторы — у древних тоже были похожие системы передачи данных между звездами. Оборудование позволяло отправку срочных донесений из пустых систем в любой сектор империи, при условии, что в ближайшей системе к текущему положению курьера имеется такой узел связи. Для этого следовало лишь точно позиционировать корабль по направлению такой системы. Принимать ответные послания так было невозможно — только отправка срочный посланий, поэтому, подумав немного, специалист решил не запускать реактор комплекса, так как смысла для себя в таких посланиях не видел — если не можешь узнать ответ на свое сообщение, то зачем оно тогда вообще надо? Видимо у военных были свои резоны в установке на борт курьера такого набора аппаратуры — им виднее, решил мужчина и отправился в каюту отдыхать. Только что Арес отправил дисколет в последний прыжок —
через двадцать четыре часа он должен выпрыгнуть в пограничной системе Фопрасс пространства конгломерата Хаман.
        Владо Форжес почти заканчивал смену — должность диспетчера в системе Фопрасс была хорошо оплачиваемой и престижной, а полный шестой ранг профильных дисциплин приятно сказывался на размере ежемесячных выплат. Сектор, за который отвечала его диспетчерская станция, являлся участком пространства, прилегающим к дикому космосу, поэтому, с одной стороны работа была однообразной, так как из дикого пространства редко кто вываливался, не в пример другим направлениям, где трафик был плотным. С другой стороны, работа была и рискованной, хотя за риск Владо получал доплату — в той части космоса часто появлялись летающие крепости валлингов, поэтому в случае чего, диспетчерская станция, где он проходил службу — а почти все население Хамана было военнообязанным, первой попадала под удар. Но конгломерат последнее время стал применять новые типы кораблей и оружия, так что все было для Форжеса не так печально. Диспетчер от скуки вспоминал вчерашнюю вечеринку в широком кругу друзей — эта пышногрудая красотка, забыл, как ее зовут,… неважно — эта дамочка с вызывающими красными волосами делала ему тогда такие прозрачные
намеки… надо вспомнить, куда он внес ее идентификатор — есть желание продолжить такое интересное знакомство…
        — Нештатный выход из прыжка — вырвал его из сладких грез искин станции: отсутствует зеркало гиперперехода,… провожу идентификацию… негативно — объект не определяется по базам, неопознанный тип корабля,… предположительно — чужой!
        Слово «чужой» бросило расслабившегося Влада в холодный пот — всего два часа до конца смены, а тут такое… Но, как настоящий хаманец, он быстро взял себя в руки и бросил взгляд на тактическую панель — в районе незнакомца, который сейчас обозначался красным крестиком, лежал в дрейфе патрульный фрегат «ФП-212».
        — Пилот «ФП-212», это диспетчер станции дальнего контроля пространства № 15 — в вашем секторе вышел из прыжка неопознанный объект. Протокол «Чужой»  — действуйте согласно нему, жду информацию.
        Сам пилот при упоминании протокола резко подобрался и отключился, перейдя к выполнению задания. Через десять минут указанный военный вновь вышел на связь с диспетчерской станцией — лицо было веселым и немного озадаченным одновременно — это вызвало у Влада несколько наводящих вопросов.
        — И что там тебя так развеселило? Смешной чужой попался?  — задал тому пару уточнений.
        — Да какой он чужак — нормальный человек, только белый, хе-хе — так, поговорили немного, оказывается, он давно не был в Содружестве. Сказал, что большую часть времени проспал, потом что-то неприятное — не хочет об этом говорить. Но утверждает, что есть полезная информация для военных, так что я уже послал запрос на базу флота — можешь расслабиться дружище, это точно не чужой. Хотя кораблик на вид очень интересный — все время искры от себя пускает — не видел такого.
        — А корабль-то этот что собой представляет — мой искин не нашел совпадений по базам?
        — Аналогично, мой тоже не опознает, но пилот как-то странно отвечает на такие вопросы: не поверишь, говорит, что нашел — вот юморист. О! Все,… тут командование требует канал к нему — отключаюсь…
        Потом Владо обратил внимание на то, что неопознанный объект передает стандартный идентификатор Содружества. Немного удивили данные пилота: гражданин ТС Брилара — далековато отсюда для малого корабля, да и сам этот «Флоу-м» его слегка озадачил. Так или иначе, но данные по визитеру уже ушли в центральную диспетчерскую, а вскоре и смена закончилась — мужчина отправился на законный отдых, благополучно забыв о странном бриларце и его еще более странном кораблике.
        — Шеф, до выхода в систему Фопрасс пять минут — напомнил Арес, когда Макс уже укладывался в ложемент.
        — Принято, план такой: выходим, ты молчишь — общего ты пока не знаешь, переключаешь связь на меня. А я сперва попробую узнать, что тут с моим аккаунтом и моим счетом в «Бриласс-Банкерс»  — может и здесь государство подсуетилось и прибрало к рукам мои денежки по причине длительного отсутствия вкладчика, хе-хе? В общем — молчи, твой древний язык тут почти никто не понимает, как бы ни пальнули чем-то — мы и так выглядим нестандартно…
        — Выход через пять, четыре, три, два, один — молчу.
        — Тактическую схему на панель, Арес и попробуй зайти в Глобосеть под вот такими параметрами — скинул центральному кристаллу данные аккаунта «Максик».
        — Негативно, хозяин — аккаунт действующий, но вход заблокирован по простой причине: просроченная абонентная плата за семь лет.
        — Вот западло — морщился пилот — аккаунт есть, возможно, и деньги тоже целые, но заплатить не могу, так как войти в сеть не получается по причине задолженности — замкнутый круг, ипать!
        — Внешнее облучение,… анализирую — источник облучения — судно с идентификатором «ФП-212». Через полторы минуты будет в зоне действия гравитационного преобразователя — уничтожить?
        — Да ты чего, Арес, ты же только учишься — откуда столько агрессии? Это дружественная система,… а ты сразу — бабах!
        — Принято, Фопрасс — дружественная система. Вызов с «ФП-212», принять?
        — Давай, наконец-то поговорю с людьми.
        — Патрульный фрегат системы «ФП-212»  — уточняю данные, ваш корабль не опознается системой.
        — Макс Шнитке, передаю идентификатор — кораблик индивидуального изготовления, поэтому и не опознается — нашел в одном интересном месте, там уже нету, а-ха-ха-ха…
        Потом оба человека некоторое время говорили, причем пилот военного фрегата все время бросал взгляд куда-то в сторону мимо собеседника — там было изображение корабля этого бриларца: обшивка необычного дисколета испускала из себя искры в разных местах корпуса. Зрелище было красивым и необычным для военного: нигде в базах таких эффектов не описывалось, а сам эффект понемногу затухал. Потом у незнакомца возникли новые мысли и он неожиданно для пилота попросил того связать его с военным командованием системы. Вопрос был решен оперативно — вскоре наш герой общался с офицером флота Хамана — типичным смуглокожим мужчиной с темными волосами и глазами.
        — Макс Шнитке? Вы хотели нам что-то сообщить, как нам передал борт «ФП-212»?  — говоривший внимательно изучал собеседника. Кстати, не просветите, что за судно у вас — не опознается никем и ничем?
        — Кораблик мой, никому не отдам, не продам, не поменяю,… были уже прецеденты. Вам он все равно не подойдет — индивидуальный заказ, мдя. Так насчет информации: есть достоверные координаты крепости валлингов клана «Рыскающие» в полу-рабочем состоянии, интересует?
        — Продолжайте — к офицеру за заднем плане прибавился еще один военный — тема актуальна, месяц назад примерно, в соседних системах наблюдали прохождение их летающего города…
        — Так вот, семь систем отсюда они застряли, что-то с прыжковым двигателем, хе-хе, есть пробелы во внешнем периметре обороны — высылаю пакет. Кораблик, кстати я там у них одолжил, и если поторопитесь, то у вас будут все шансы его расковырять, а там добра — мама не горюй — отвечаю за базар!
        — Получил,… смотрю… не понял,… что это такое? Прорыв секторальной защиты № 33-А6, 33-А7…, деактивированные гравитационные преобразователи № 3 г-11, № 3 г-12… Э,… а вот это что: схема энергосистемы крепости клана «Рыскающих»  — откуда это у вас? И что все это значит — мне тут не все понятно — офицер удивленно смотрел на бриларца, лицо позади него тоже заинтересованно его рассматривало.
        — Тут все просто — схему составил прямо там, но могут быть несовпадения, там очень всего много разного — вполне возможно, что часть упустил, мдя. Кое-что поломал там тоже я — мне не понравилась их концепция медицинского обслуживания гостей. Серым цветом указаны зоны, не прикрытые сейчас щитами — это у них самая сильная часть защитных систем,… ну вы и сами в курсе. Пробивайтесь там, гравитационные пушки там тоже не работают, а с их малыми кораблями разберетесь — у вас это уже неплохо получается.
        — По сути… это план проникновения к этим головастикам — посмотрели друг на друга оба офицера — данные достоверны, верить им можно?
        — Я же сказал — отвечаю за базар… О, чуть не забыл — у меня есть две небольшие просьбы к вам — вопросительно посмотрел на хаманцев Макс.
        — Продолжайте, мы внимательны, как никогда.
        — Первая просьба: я не могу проверить свой счет в банке, так как у меня просрочена абонентная плата за доступ в Глобосеть, а оплатить не могу, потому, что не могу добраться до счета — замкнутый круг. Не могли бы вы за меня оплатить вот эти реквизиты — я сразу же верну долг.
        — Да за такие сведения, уважаемый Макс, «Возвращающий жизнь», мы не только оплатим, мы и еще…
        — Нет-нет, офицеры, не стоит — я абсолютно бескорыстно, никаких выплат, премий, бонусов, благодарностей и тому подобного не надо делать.
        Через пару минут нейросеть оповестила своего носителя о получении доступа к сервисам Глобосети — мужчина сразу же проверил состояние своего счета и плотоядно ухмыльнулся — все на месте, все пять миллиардов кредитов, заработанные непосильным трудом в шахтах дальнего фронтира Содружества, даже немного процентов накапало,… так, по мелочи… пару миллионов.
        — Спасибо за помощь, есть еще небольшая просьба, она вам понравится — вернее, еще две, вторая только что нарисовалась — двое военных улыбались — этот бриларец им нравился.
        — Так вот: когда будете там на борту у этих пучеглазых гаденышей, передайте им всем привет от Макса Шнитке — они меня помнят. Особенно прошу лично передать привет, и погорячее, например — плазменный привет таким аборигенам, как Мурдику второму, Бумжику седьмому и Мусопелю,… о, нет — этому не надо, этому я сам уже передал привет.
        — Это мы обязательно — приветы валлингам передавать — это наша вторая профессия. А что еще хотел, друг?
        — Кхм, да… вот думаю себе кораблик прикупить, так чтобы был побольше, позубастее, пострашнее, помощнее, покусастее, повместительнее, поагрессивнее — короче, вы все поняли, да?  — максимальная огрызабельность, нагибабельность, стрелябельность, мощабельность и так далее. К кому тут надо подойти, чтобы решить этот вопрос, уважаемые?
        — Ты пришел по самому правильному адресу, так как именно сейчас у нас распродажа последней коллекции нашего отечественного военкосмопромстроя: огромный выбор, низкие цены, скидки оптовым и постоянным покупателям, неожиданные бонусы и приятные бесплатные сюрпризы. Бесплатный стакан пэвасса каждому покупателю линкора, каждому покупателю комплекса штурмовых дроидов шестого поколения комплект разноцветных наклеек «Сделано в Хамане» в подарок — наклей это на своего боевого друга! Лови контакты, Макс — мы сейчас проинформируем о тебе нужных людей,… и вот еще пропуск на год в зону консервации — всего наилучшего, друг, и удачных тебе покупок.
        Землянину на нейросеть пришел короткий код допуска, который надо передать для прохода в закрытую зону станции «Фопрасс-М03» и контакты службы снабжения местного флота конгломерата.
        — Эх, все как восемь лет назад в Бриларе — улыбнулся технолог — пора менять машину. Но сначала надо узнать, что там с моей Юли и семьей: семь лет как-никак, могла и другого мужчину себе найти — жизнь продолжается, тут ничего не сделаешь. Сообщение составил короткое:
        — Юли, я вернулся. Если у тебя теперь новая жизнь, то просто не отвечай на это сообщение — я пойму, ведь я отсутствовал слишком долго, и у тебя вполне может быть новая любовь и семья. Но если ты меня все еще ждешь и не забыла, то знай, что я тебя по-прежнему люблю и скоро вернусь.
        Потом просмотрел почту: за семь лет отсутствия там накопилось немало сообщений, но в основном — тревожные вопросы от Юли, пара таких же по смыслу от Клома. Одно от Лакиры — тут наш герой немного озадачился, но потом пришел к выводу, что, скорее всего, энергичной менеджерке что-то надо было от него в то время, но раз писем больше не было, то можно и не реагировать. Еще несколько посланий от неизвестных ему людей — так как с того момента прошло семь лет и имена отправителей ему ни о чем не говорили, то стер всю почту, все равно вся корреспонденция давно потеряла свою актуальность — пора начинать новую жизнь.
        А в это время в системе наблюдался здоровый, регулируемый ажиотаж, источником которого оказался наш общий любимец, так вовремя поделившийся своими небольшими секретами — получив такие заманчивые разведданные, хаманцы развили бурную деятельность. В течение нескольких часов был собран ударный флот, затем подтянулись многокилометровые транспорты: в этот раз люди собирались распотрошить давних обидчиков, так удачно потерпевших крушение у их берегов. Уже через шесть часов количество кораблей в системе резко уменьшилось — смуглокожие отправились за трофеями, а наш герой получил ответное сообщений от своей женщины, еще короче.
        — Любимый, я всегда тебя ждала, возвращайся быстрее.
        Сегодня с утра Юли смотрела в небо — она почувствовала, что ее мужчина где-то рядом, ему хорошо, и он возвращается. А потом ей пришло от него такое трогательное и простое послание, что она снова расплакалась, правда слезы на этот раз были от радости. Поделилась новостью с Кломом и детьми, и потом отправила свое сообщение, продолжая рассматривать небо над собой со счастливым выражением лица.
        На подлете к военной станции его удивили, когда он передал код и вошел в зону ответственности искина:
        — Макс, ложитесь в дрейф, требуется контроль враждебных форм жизни и сопутствующие проверки.
        — Очень повторяемая история — тогда в Бриларе еще таможенники были, тут вроде нет. Арес тормози, сейчас гостей будем встречать.
        — В зоне действия преобразователя малый корабль с идентификатором «Ктт-12», уничтожить?
        — Ох, Арес, трудно с тобой будет… отставить, это контролеры.
        Процесс контроля как-то не задался у местных: сначала сильно удивились, когда не смогли просветить броню, потом огорчились, когда бортовой кристалл отказался с ними общаться. Тут специалист изобразил понимание ситуации, сообщив работникам границы, что искин у него с развитой психоматрицей, и не любит незнакомых людей у себя на борту. Сам Арес в это время изучал общий язык Содружества, когда получил доступ в местную инфосеть, и был бы не против поговорить, но хозяин не отменял пока приказа молчать. Скорее всего, у гостей не было желания сильно усердствовать, хотя корабль рассматривали долго — чисто из интереса, так как никаких вопросов по грузу, находящемуся в защищенном хранилище, не задавали. Заинтересовала двигательная установка, но тут технолог снова ушел от прямого ответа, свалив все на индивидуальную разработку Брилара. Хаманцы сделали вид, что поверили,… или им кто-то тонко намекнул, что не стоит осложнять жизнь человеку со статусом «Возвращающего жизнь», и вдобавок принесшего им такие ценные сведения о валлингах. Как бы то ни было, но вскоре мужчина посадил свой курьер на указанной площадке
станции — здесь он собирался немного прибарахлиться, к тому же шопинг ему хорошо поднимал настроение, хе-хе.
        ГЛАВА 7
        Фран Де Гир уже второй час пребывал в приподнятом расположении духа: редко когда бывает такое, чтобы сам командующий базой снабжения проводил личную беседу со средним офицерским составом, к которому причислял себя лично Фран. По земным понятиям, его звание было где-то между капитаном и майором. Де Гир имел интересную и непростую работу, поскольку отвечал на базе за сбыт со складов запаса и консервации неходовых кораблей, а к этой категории относилось много дорогих моделей и прототипов, обычно не пошедшие в серию по причине этой самой дороговизны в производстве. Также сюда можно было отнести специализированные корабли и другое боевое снаряжение и оружие, которое Хаман выставлял на распродажу. Конгломерат регулярно вводил в действие новые образцы, поэтому работы у Де Гира было всегда много, и она — эта работа, доставляла ему обычно много мороки.
        А все потому, что начальство требовало сбыт, а попробуй, продай гражданским какое-то дорогое изделие, тем более экспериментальное… Но сегодня сам командир уделил лично ему несколько минут, сообщив, что в ближайшее время к нему наведается потенциальный покупатель, у которого имеются средства и который не прочь их потратить на что-то большое и дорогое, и надо ему помочь потратить его денежки именно здесь, у Де Гира.
        — Слушай сюда, Фран — этот тип наш гость, сам увидишь идентификатор и все поймешь — к тому же он имеет определенные заслуги перед Хаманом, хоть и бриларец. Окажи этому человеку самый радушный прием и лучший сервис.
        — А что он хочет то, шеф, известно? Сами знаете, что у меня в подотчетности имеется — самое дорогое и редкое, мало кому нужное…
        — Вот я потому и даю тебе его контакты, так как он хочет такое, как он выразился «очень-очень»,… а может, еще что захочет — толкай все, что его заинтересует. По итогам, если немного очистишь стоянку от дорогого неликвида — премия и повышение звания. Да, и еще одно: если он захочет параллельно и что-то еще не из твоего списка, то не гоняй его по базе туда-сюда, а реши все вопросы сам — понял меня?
        — Все сделаю в лучшем виде, командир,… а что он такое сделал, что сам начальник базы снабжения дает мне о нем персональные указания, если не секрет?
        — Никакого секрета, Фран, если слышал об обнаруженном подбитом корабле валлингов в паре прыжков отсюда, то знай, что это его работа. А доступ в секцию консервации — всего лишь ответная небольшая услуга человеку. Он для нас друг, понимаешь меня?
        — О! Я рад, что познакомлюсь с таким разумным — обо всем остальном не беспокойтесь — все устрою на высшем уровне.
        Какое-то время спустя снабженец получил уведомление от диспетчера станции о том, что его сегодняшний клиент уже в зоне ответственности «Фопрасс-М03», и через минут десять он будет парковаться на летной палубе для покупателей и гостей. Немного смутила информация о неопознанном типе его корабля, но забивать себе голову непонятными загадками будущий полковник не стал. Новое звание уже висело у него перед глазами, а для этого все лишь требовалось хорошо выполнить свою обычную работу сегодня. Однако на летной палубе он оказался не один: как-то незаметно информация о нестандартном суденышке просочилась среди дежурного персонала и теперь около полутора десятка временно свободных военных наблюдали, как маленький дискообразный кораблик шустро маневрировал, занимая свое парковочное место.
        Некоторое время ничего не происходило: дисколет замер и не подавал никаких признаков активности, поэтому майор и присутствующие любознательные бездельники смогли обменяться своими мыслями по поводу конструкции этого чуда и способа его передвижения в пространстве, так как дюз у него не наблюдалось в принципе. Затем опустился пандус, примерно в центре диска и оттуда вышел человек в таком же странном скафе, как и его кораблик, и что больше всего удивило Франа — парочка мечей у него за спиной, ведь рукоятки таких архаичных предметов трудно было спутать с чем-либо еще. Незнакомец некоторое время постоял на месте, немного потоптавшись и разглядывая все вокруг, а потом, приняв какое-то решение, направился прямиком к офицеру. Фран успел рассмотреть, как пандус за спиной пилота сразу пошел вверх и закрылся. Специалист по сбыту уже получил идентификатор и сейчас внимательно изучал информацию из него.
        — Хм, Макс Шнитке… Брилар, Лайна — далековато отсюда,… «Возвращающий жизнь»,… серьезный клиент и кораблик у него тоже какой-то неординарный. Короче, Фран — у тебя сегодня есть шанс немного подняться по служебной лестнице, и этот шанс сейчас идет прямо к тебе — не проворонь его — так военный сам себя настраивал на деловой лад.
        Когда контролеры убрались и Арес начал движение к указанному месту, наш герой подумал, что купить просто какой-нибудь корабль и заняться его переделкой будет не так просто, как он изначально себе представлял. Поэтому список приобретений расширился на несколько позиций — в первую очередь это касалось производственных вопросов. Неизвестно, как будет проводить модернизацию исходного корабля Колония, но на первом этапе ему понадобится, скорее всего, что-то наподобие мобильного дока или ремонтного крейсера для переделок. Идею арендовать для этих задач местную верфь он отмел после небольшого раздумья — первый носитель проекта «ИИ Колония» он хотел создать сам где-нибудь в глухой, непосещаемой системе за фронтиром. Для этого и требовалось подобие мобильного дока, не говоря уже о сырье — тут и так все понятно.
        Здесь также вставал вопрос знаний в полный рост: его набора баз в нейросети было явно мало для управления такими сооружениями и это следовало тоже хорошо обдумать. Кроме того, возникала проблема перегона двух больших кораблей, так как мобильные доки относились к их числу по классификации. Макс хотел заняться всеми вопросами переделок в той системе между Гармором и Бриларом, где было ценное сырье в приличных количествах, ведь покупать смеси и концентраты он не собирался — технолог он все-таки или кто? Некоторое время раздумывал о найме пилота для перегона на один рейс, но такой вариант ему не понравился — он собирался зарегистрировать частную корпорацию и взять людей на долгосрочные контракты. Тут мужчина вспомнил о своей Юли и капитане Круне — когда они работали с ним вместе короткое время, потом разошлись по своим интересам еще в Корите.
        Немного еще подумав, решил поговорить лично с этими двумя людьми в режиме реального времени — несколько тысяч кредитов для него сейчас ничего не значили. Первой в списке оказалась, естественно, его женщина из недалекого прошлого, а с Круном вопрос пока не горит — надо сначала пообщаться с Колонией, хотя вопрос персонала на мобильный док все равно остается открытым. Та же защита комплекса на первое время: пилоты КИПов, абордажники, канониры и так далее, ведь работать придется в диком космосе, а там все может случиться. Разговор с Юли вышел какой-то скомканный: мысли у мужчины двигались в разных направлениях, он был слегка рассеян, но основное друг другу они смогли сказать.
        — Здравствуй, Юли, ты почти не изменилась, моя любовь — землянин первым нарушил молчание, когда установилась связь с Лайной — девушка выглядела немного заспанной, но и радостной одновременно.
        — Ты изменился, дорогой мой Максик: похудел очень сильно — подруга внимательно высматривала на лице своего мужчины малейшие отличия от того образа, который сохранился в ее голове.
        Это был ее Макс, но что-то в нем, в его взгляде изменилось неуловимо, лицо стало более жестким. Потом некоторое время оба рассматривали друг друга и молчали, не находя слов — эмоции и их взгляды говорили сами за себя. Макс улыбался и тонул в глазах своей девушки, а то в свою очередь тихо плакала от счастья.
        — Юли, скажи мне: ты сейчас ничем особо важным не занята?  — снова нарушил затянувшееся молчание наш герой.
        — Вроде нет,… дети должны скоро поступать на учебу, но там все уже решено — фактически остались небольшие формальности.
        — Молодец, вырастила обоих — я рад за тебя и за них. А как там мой братец, снова где-то с кем-то воюет?
        — Теперь редко воюет, в основном охраняет кого-то или что-то за конкретные кредиты. Так, а зачем ты меня спрашивал о моей занятости, я не поняла?
        — Мне нужен пилот на большой корабль — надеюсь, ты выучила за это время все базы по такому типу? У меня тут немного поменялись планы — я задержусь в Хамане на несколько месяцев, надо кое-что доделать по старым счетам.
        — Ты хочешь, чтобы я прилетела к тебе, Максик, я правильно поняла?
        — Ты моя рыженькая очевидность — да, ты мне нужна будешь здесь — я соскучился по тебе. Так что ты по этому поводу думаешь?
        — Конечно, любимый, я сейчас же займусь поиском ближайшего рейса,… а где тебя там искать хоть?
        — Сейчас я в системе Фопрасс, но ты не привязывайся к этой точке жестко — я смогу тебя забрать из любой, ближайшей к ней системы. Как будешь уже на борту перевозчика, кинь мне послание: где и когда тебя ждать. Ну, все родная, жду — и отключился.
        Поиск прямого рейса в конгломерат занял у рыженькой примерно двадцать минут — ей не терпелось броситься в объятия своего мужчины, поэтому нашла нечто нетипичное среди всех объявлений: одна транспортная компания предлагала перелет на борту курьерского крейсера с новым типом двигателей. В рекламе указывался рекордный срок полета: два с половиной месяца вместо трех с четвертью на обычном лайнере, которые летали регулярно по этому маршруту. Отмечалось, что количество мест строго ограничено, а также указывалась высокая цена услуги — почти вдвое дороже на аналогичные билеты регулярных межсистемников. Девушка долго не думала и выкупила одно их трех оставшихся мест, оговорив при этом наличие у нее челнока: все это время ее «Дили» простоял на космодроме — пришлось еще доплатить, но это не остановило рыженькую, которая уже мысленно летела к своему любимому.
        В ответ пришло уведомление о необходимости в течение шести часов занять свое место на борту крейсера, так как оставалось всего одно свободное место на данный момент. Затем Юли развила бурную деятельность: сначала поставила в известность своего брата о том, что улетает в Хаман и Клом остается сам по себе. Потом проделал ту же процедуру с Гертом и Элией — те тоже немного опешили от таких заявлений их мамочки, но так как все было сказано безапелляционным тоном, то приняли, в конце концов, решение Юли к исполнению. Тут ее немного удивило сообщение из банка о пополнении счета на полмиллиарда кредитов — это ее Максик неожиданно для нее подбросил денег не счет. Указанную сумму разделила между детьми пополам: у них скоро взрослая жизнь и средства им точно потребуются, Клом и сам неплохо зарабатывает, а ей много не надо — проезд до конгломерата оплачен, а там ждет ее мужчина, который позаботится о своей женщине.
        Нашла свой штурмовой скаф, который провисел семь лет без движения, и успела даже зарядить его до отлета, не полностью конечно, но остальное можно и на борту крейсера доделать. На космодром ее отвезла Элия — девушка хотела лично проводить маму в путешествие, и флаер «Индо-52» домчал их до космодрома за десять минут, так как дом семьи Кронли находился недалеко от него. Челнок пришлось приводить в «чувство» дольше обычного, так как сказался большой срок простоя без движения, но и здесь особых сложностей не было, и вскоре реактор вышел на номинальные параметры и запустился тест всех систем — все-таки предстоял выход в космос. Проверила состояние двух бойцов-дроидов: там все было грустно — полный разряд накопителей за семь лет бездействия. Подключила паучков к бортовой энергосети челнока и оставила их заряжаться — пора на орбиту.
        Вспомнила о том, как она последний раз спускалась на челноке с орбиты и решила сразу выяснить, имеется ли похожий режим для подъема с планеты — тот раз скорость спуска ее сильно впечатлила. Узнав, что такой режим не предусмотрен, сбросила на вычислитель аппарата координаты местоположения крейсерского курьера и отдала приказ на старт. Через два часа, будучи уже полноправным пассажиром, наблюдала разгон корабля — скоро она снова увидит своего Максика.
        С тех пор, как Крун организовал свое наемное подразделение, прошло более семи лет. В свое время счастливый случай, если так можно выразиться, свел его с неким Максом Шнитке, и в результате такой памятной встречи в одной пустой системе, Крун стал обладателем приличного счета и собственного корабля, где ранее служил наемным капитаном. Потом их пути разошлись в директорате, и наемник занялся тем, что только и умел: сопровождение караванов, рейдерство в ничейном космосе и тому подобные задачи, какие решают люди, с профессией наемника. В основном его команде везло: хороший, современный корабль, профессионалы-пилоты, составлявшие основной костяк отряда — основные два фактора, позволявшие ему и его команде зарабатывать кредиты. Абордажная команда осталась та же, и за эти семь лет бойцы существенно подняли свой уровень, уже не числясь необученным тупым мясом.
        В общем, какое-то время все шло хорошо. Потом Крун стал замечать, что местные, а работала его команда, в основном в Корите, стали как-то не так относиться к нему, его людям и к отряду в целом. Начиналось все с мелочей, но через два года капитан понял, что надо убираться от узкоглазых: его носитель всегда пытались выставлять на передний край любой стычки, затыкать им все дыры в обороне — бриларцев здесь не любили, а вся команда была гражданами Торгового Союза. Когда отряд потерял в одной операции по сопровождению пятерку пилотов вместе с их КИПами, Крун принял решение покинуть пространство директората, чтобы не потерять в следующий раз гораздо больше.
        Выбор пал на конфедерацию Дивели: эта государственная формация отличалась самым большим количеством различных человеческих рас, проживающих на ее территориях. Так и сделал, подписавшись на караван, идущий в ту сторону. Следующие пять лет проходили с переменным успехом для бриларских наемников: состав пилотов обновился почти на половину, состав абордажной команды претерпел еще большие изменения. Здесь уже их «Фарди-624» не был эксклюзивом, как в директорате — среди местных наемников шестое поколение встречалось довольно часто. Но сегодня командиру думалось тяжко и грустно: последний контракт принес много потерь и убытков — караван попал в хорошо организованную засаду. Хоть и удалось отбиться и сбежать, но в целом, для «Фарди» все закончилось плачевно — несколько удачных попаданий раскололи носитель на две неравные части, которые остались в той системе, откуда караван успешно сделал ноги.
        Кроме самого носителя, была безвозвратно потеряна еще треть москитной группы, десять первоклассных пилотов и часть абордажной команды — очень сильный удар по отряду, как ни крути. Оставшихся людей и часть уцелевшей бортовой эскадрильи разместили на других кораблях, и таким образом, все оставшиеся благополучно добрались до Дивели. Его родной «Фарди-624» сейчас кто-то потрошил на трофеи — Крун бессильно сжимал кулаки и смотрел на пустую стенку жилого модуля, который снял на одной станции в конечной точке маршрута каравана. Расплатившись с остатками команды и родственниками погибших, капитан продал оставшиеся малые корабли, чтобы быть в плюсах. Хотя, какие тут к чертям плюсы — одни убытки — легкий носитель шестого поколения сейчас стоит сто шестьдесят восемь миллионов кредитов, а это, по сути, сплошной большой минус. Команда получила бессрочный отпуск, так как сам Крун и часть пилотов приняли исход последнего сражения, как знак судьбы и всерьез подумывали завязать с охраной караванов и рейдерством.
        Кто-то сложил определенную сумму и спустился на планету — там можно было выгодно вложить свой капитал, занявшись менее доходным, но безопасным бизнесом. Но основная часть ничего больше не умела, поэтому, оставив свои координаты командиру, где их можно будет найти, если что, решили немного погулять на поверхности,… а может и много, хе-хе. Поэтому главный наемник сейчас пребывал в двойственном состоянии: с одной стороны он мог купить новый носитель, даже на средний тип у него были деньги. А с другой стороны им рассматривался вариант смены вида деятельности… Внезапное сообщение от какого-то Макса Шнитке хотел было сначала удалить, так как сейчас общаться с незнакомыми людьми совсем не было желания, но потом это имя всколыхнуло в голове совсем другие настроения. С того памятного знакомства началась его карьера самостоятельного наемника со своим кораблем и командой. Крун вспомнил этого человека и с интересом прочитал сообщение — оно было коротким:
        — Есть разговор напарник, готов поговорить?
        Пару минут человек размышлял: как-то так совпало, что в это трудное для него время, когда он на перепутье, вновь появляется этот шахтер. Решив, что это тоже можно рассматривать, как знак судьбы, ответил утвердительно и стал ждать развития событий. А события стали развиваться через несколько часов, когда его нейросеть выдала ему запрос:
        — Вызов по Глобосети, абонент Макс Шнитке, система Фопрасс, конгломерат Хаман — принять?
        — Смотри-ка, он в Хамане — не так и далеко отсюда — подумал наемник и согласился на вызов.
        — Здравствуй напарник, давно не виделись — на него смотрел его давний знакомый и партнер по операции с партией краденых ИИ — грустный ты какой-то…
        — И тебе привет Макс — дела дали трещину, вот и грустный, а у тебя как?
        — У меня нормально, вот руки дошли, наконец, до серьезной задумки — вспомнил о тебе. Кстати, как там твой «Фарди», как команда?
        Потом пять минут технолог слушал историю семилетней работы команды Круна, закончившуюся потерей людей и основного корабля. Решив сильно не затягивать разговор, сразу перешел к делу.
        — Крун, возможно мне будут нужны люди на мой проект и не хотелось бы искать случайных людей: как ты смотришь на возможность найма ко мне на взаимовыгодных условиях? Сразу скажу, что точный объем работ и количество людей смогу сказать где-то через пару недель, примерно.
        — А что сейчас сможешь сказать по перспективам, месту работы — хоть что-то, чтобы я мог поговорить с моими парнями предметно, а то они немного разбежались.
        — Предметно только как я и сказал: через несколько недель, возможно немного раньше. А в общих чертах ситуация такая: дальний космос, сначала перелет из Хамана в область пространства между Гармором и Бриларом. Ничейная система, кислородных планет нет, соответственно, проживание на кораблях поначалу. Задачи несложные: патрулирование системы и защита производственных мощностей, расположенных там — никаких рейдов и перемещений. Минимальный срок контракта не менее трех лет, анонимность, протокол о неразглашении. Оплату сам обсуди с людьми — все-таки безвылазно торчать в коробке несколько лет не все захотят Точный перечень должностей, и срок контракта скажу через месяц, возможно, будет и короче, но маловероятно. Все, думай пока, а я дам о себе скоро знать — не пропадай, напарник.
        — Этот шахтер уже однажды помог мне поднять неплохие деньги, так что надо подождать, сейчас для меня неделя-другая — это не срок…
        Даже в помещении летной гостевой палубы курьер под руководством Ареса ухитрялся шустро маневрировать — фактически, размеры этого кораблика были вдвое меньше его бывшего «Фортера», но Макс все равно немного опасался такой резвости центрального кристалла.
        — Арес, ты это,… полегче тут на поворотах, еще заденешь тут что-то, потом мне платить придется.
        — Все нормально шеф, отрабатываю маневрирование в ограниченных условиях, мне же надо опыт нарабатывать где-то, тем более что это штатный маневр № 35БК-188УУ0 из перечня, залитого в моей памяти. Ничего не задену, тут и задевать то нечего — палуба пуста, правда, регистрирую около двух десятков разумных в зоне посадки. Может пугануть, а?
        — Но-но, мы в гостях,… удивил ты меня: какие-то номерные маневры… А это, скорее всего, местные любопытные — пришли на тебя посмотреть, совершенно новая концепция малого корабля.
        — Может мне с ними пообщаться — отозвался кристалл — язык я уже освоил.
        — А это еще успеешь, здесь обычные военные. Кроме того я не планирую в ближайшем будущем передавать схемы по кораблю кому бы то ни было — сомневаюсь, что можно повторить двигательную систему без знания теоретических основ ее построения. Чертежи тут не помогут, а разбирать тебя никому не позволю. Все, я пошел тратить деньги, а ты закрой за мной вход и посторонних не пускай.
        — Принято шеф.
        Некоторое время после приземления наш герой рассматривал собравшихся на палубе бездельников, пытаясь определить среди них контактное лицо, чей идентификатор ему сбросили военные, но так как интуиция ничего не подсказывала, то решительно встал и пошел к выходу. Нужного ему типа определил довольно быстро — тот выдвинулся ближе всех, да и нейросеть обвела его контур по идентификатору, поэтому направился прямо к нему.
        — Макс Шнитке, если не ошибаюсь?  — первым шагнул навстречу офицер и протянул руку, чем изрядно удивил человека — редкий обычай среди граждан Содружества, и пожал протянутую руку.
        — Интересный у вас скаф, никак не могу понять, что это такое,… да и кораблик у вас тоже интересный…
        — Да уж, а я сам тоже очень интересный, а еще у меня есть жена — рыжая, но такая интересная, что такой ни у кого нет. А еще у меня есть много всяких интересных штучек на корабле, а еще у меня много интересных идей в голове — если бы вы узнали о них, вам бы тоже стало очень интересно. Так что я вообще, очень интересный мужчина, уверен, что более интересного гуманоида в своей жизни, офицер, вы еще не встречали,… по любому!
        — Ха-ха-ха — засмеялись оба собеседника — Макс, вы мне определенно понравились.
        — Не-не-не,… я не по тем делам, без намеков — я воспитан в традиционном стиле и этих,… как их,… о, вспомнил — заднеприводных не люблю.
        — А-ха-ха-ха — снова зашелся в хохоте смуглый мужчина — я понял… все нормально, я тоже не по тем делам, я в основном, по эксклюзивному товару. Дорого, качественно, уникально — мой профиль, так сказать, мдя.
        — Неплохо-неплохо — одобрительно кивнул технолог — думаю, мы с вами сработаемся, ваш подход мне импонирует. Что ж, не будем тянуть кота за хвост и перейдем в магазин — мне бы хотелось осмотреть прилавки.
        — О-хо-хо-хо, да… давайте, уважаемый Макс перейдем… прилавки… ха-ха-ха — настроение у обоих поднималось с каждой минутой, так как разговор приносил удовольствие обеим сторонам.
        Встречающий был на транспорте: что-то вроде мотоцикла на двух пассажиров, только более габаритный и без колес — устройство двигалось бесшумно, если не брать слабый гул из его нижней части. Транспорт парил над поверхностью покрытия палубы всего лишь на высоте десяти-пятнадцати сантиметров. Местный «цикл» заинтересовал нашего героя: он подумал, что на большом корабле обязательно должно быть некоторое количество различных средств передвижения — от личных агрегатов до грузовых больших платформ. Следовало озаботить покупкой таких аппаратов, если в штатной комплектации их не было предусмотрено.
        — Смотрите, Макс — я открыл вам гостевой доступ в наш торговый перечень, особенно прошу обратить внимание на раздел под названием «Прототипы»  — тут вы найдете самое уникальное из всего, что у нас есть на сегодня. Но, возможно, вы выскажете мне свои пожелания, чтобы я мог быть вам максимально полезен, как консультант.
        — Спасибо, э… Фран Де Гир — какое интересное у вас имя… напоминает мне одну страну на моей далекой родной планете, кажется она называлась там Франция,… или называется, хм. Так вот, я ориентируюсь на покупку двух объектов на вашей распродаже,… кстати, это правда, что каждому покупателю линкора — бесплатный стакан пэвасса?  — заинтересованно посмотрел землянин на офицера по реализации дорогого имущества флота.
        — Врут — невозмутимо парировал тот — это за крейсер стакан, а за линкор — упаковка… а-ха-ха-ха — и оба опять согнулись в приступе хохота.
        — Мдя… продолжу, так вот: первое, что меня интересует, это что-то вроде тяжелого носителя или линкора, который ориентирован на длительные рейды, желательна максимальная автоматизация, минимальный экипаж, и так далее. Что посоветуете, уважаемый?
        — Кхм, дайте мне минутку — есть тут один экземпляр, я сейчас проверю его текущее состояние — взгляд поплыл и офицер погрузился в себя.
        Минутка превратилась в пять минут, и за это время наш герой успел бегло просмотреть рекомендованный раздел — очень познавательно и привлекательно, особенно цены…
        — Так — вернулся в реальность специалист по сбыту — обратите внимание на модель из этого раздела под названием «Треммо-ШН6.100к»  — прототип, не пошедший в серию по причине окончательной высокой себестоимости. Но вещь уникальная во многих смыслах — уникальная разработка наших инженеров, сведения отсутствуют в базах знаний Содружества, вы получите чистый эксклюзив — такого нет ни у кого! Задумывался, как штабной линкор, потом решили немного добавить вооружения, потом показалось мало, и добавили бортовую эскадрилью. Тут хочу обратить ваше внимание на тот факт, что бортовая эскадрилья тоже уникальна: автоматические дроны-беспилотники, максимальным числом до сотни таких корабликов истребительного направления на борту.
        — В общем, проектировался как штабной линкор, а получился такой себе штабной носитель, мдя. В целом, получилось очень неплохо, но цена испортила все впечатление руководству флота и от запуска в серийное производство отказались. А так почти идеален для ваших запросов: максимальная автоматизация — экипаж не более полусотни человек для такого монстра, солидное бортовое вооружение, собственная группа прикрытия, отличная дальность и автономность перемещений. И еще хочу подчеркнуть особо: повышенная комфортность жилого сектора для руководства: мини-парк, плавательный бассейн, игровая зона — адмиралы любят воевать с комфортом, хе-хе.
        — Так-так, смотрю,… угу, нашел — дайте мне некоторое время на ознакомление, Де Гир, скорее всего, это оно…
        Офицер согласился с просьбой клиента — его радовало то, что клиент никак не отреагировал на ценник, ведь прототип стоил почти два миллиарда кредитов.
        — Все, я ознакомился с предложением — мне подходит ваш товар, только… я смотрю, тут неполная комплектация — вопросительно поднял взгляд на офицера.
        — Это да — сами понимаете, раз не пустили в серию, то и смысла полностью комплектовать не стало никакого. Но за скромную доплату можете выбрать все, что вам понравится в нашем магазине, ха-ха-ха.
        — Тогда добавьте сюда еще парочку разведчиков с прыжковым контуром, дроны добавлять не будем, и парочку торпедоносцев, так как их нет в описании поставки… да, думаю, этого хватит. Итак, что там у нас получается по итогам, уважаемый Фран Де Гир?
        — Итого: заказ на сумму один миллиард восемьсот сорок четыре миллиона кредитов с учетом дополнительного палубного имущества.
        — Что по снабжению?
        — Двойной боекомплект на все типы вооружений, включая боезапас для москитной группы. Полный комплект для медицинского сектора на десять медицинских капсул, годовой запас картриджей для пищевых синтезаторов, полные баки топлива, вода и все остальное в том же духе.
        — Неплохо, а по бонусам для покупателя лично? Все-таки линкор, да еще и носитель…
        — Хм… малый контейнер «Темного хмельного форпасского»  — натуральный пэвасс прямо с планеты под нами — только для покупателей линкоров.
        — Отлично, это самое главное, ха-ха-ха — опять кабинет специалиста по дорогому имуществу флота потряс очередной взрыв хохота. Жду от вас договор о продаже…
        Через пять минут счет Макса облегчился на крупную сумму, а флот Хамана избавился от дорогого, никому не нужного эксклюзива. Довольный сделкой Фран Де Гир отправил покупателю пакет с кодом активации главного искина корабля — там стоял кластер из пяти подобных устройств, но взаимодействовать требовалось только с одним — остальные четыре играли роль сопроцессоров.
        — Я отдал указания службе снабжения начать загрузку боеприпасов и всего, о чем мы с вами говорили — это займет несколько часов,… но мне помнится, вы упоминали, что хотите приобрести у нас два объекта?
        — Да, есть такие планы, и здесь я тоже надеюсь на вашу помощь, Фран. Кое-что совсем не боевое…
        — Внимательно вас слушаю — у продавца в голове щелкал калькулятор, и летали новые погоны.
        — Требуется мобильный док или что-то в этом роде для обслуживания первой покупки, с рабочими мощностями для изготовления малой корабельной группы, желательно с комплексом обработки первичного сырья. В общем, нужен объект, который может ремонтировать и клепать определенные типы кораблей — я рассмотрю разные варианты.
        — О! Уважаемый Макс, это серьезный вопрос и серьезные деньги — задумался офицер — обычно такой товар гражданским лицам не продается,… но зная о ваших заслугах перед нашим государством… Есть один вариант, но предупреждаю, что товар с износом — процентов пятнадцать-двадцать по отдельным узлам — вопросительно посмотрел на клиента.
        — Продолжайте, уважаемый, я внимательно вас слушаю.
        — Значит, объект продажи… ловите пакет, так как в перечне имущества он отсутствует, кхм. Пока знакомитесь, кратко обрисую предложение: мобильная верфь полного цикла «Жукрезо-А6»  — ремонт и обслуживание всех типов кораблей по шестое поколение, и некоторые модели седьмого. Одновременно может работать с двумя кораблями большого класса, как, например, ваша первая покупка, или с большим количеством средних по классу объектов. Производственные линии, литье, штамповка, обработка — все от начала до конца, при наличии сырья, естественно. С верфью идет пакет лицензий и сертификатов на указанные типы работ. Комплекс поставляется в собранном виде на борту большого межсистемного транспорта шестого поколения — полная заводская комплектация, но с ресурсом не более 80 %, как я и предупреждал ранее. Итак, что вы думаете по этому предложению, уважаемый Макс?
        — Цена вопроса, в полученном пакете только описание и комплектация?  — среагировал покупатель.
        — Два миллиарда восемьсот двадцать пять миллионов кредитов — с замиранием сердца выстрелили цифру офицер, и увидел улыбку на лице этого клиента.
        — Беру,… что по снабжению?
        — Ну, по боеприпасам ничего, ха-ха-ха, там ничего не стреляет, мдя. А по топливу, сырью на первое время можем отдельно поговорить, когда осмотрите покупку, думаю,… где-то в пределах 1 —2% от суммы обсуждаемо.
        — Нормально, а что по бонусам покупателю лично? Только пэвасса больше не надо, и так нормально, ха-ха-ха.
        — Даже не знаю, что вам предложить, господин Шнитке…
        — Зато я знаю: мне нужна услуга, даже две услуги — вас это не обременит, также, как и флот в целом — и дождавшись утвердительного кивка завсклада, продолжил — мне нужен специалист по быстрому разгону в изучении баз. Мне не хватает квалификации, чтобы управлять таким сооружением: знаю, что такие люди есть, так как в Бриларе я пользовался похожими услугами у одного ученого-экспериментатора. Это будет касаться меня и моей женщины, которая уже летит сюда — на двоих хотелось бы договориться.
        — Это решаемо, а что со второй услугой?
        — Это скорее помощь, чем услуга: я бы хотел нанять на длительный контракт готового специалиста — военного инженера на эту верфь, так как для такого большого объекта одного меня будет мало, тем более что я там постоянно сидеть не буду. И неплохо бы еще полдесятка техников высокой квалификации ему в помощь также на этот объект,… конечно, из тех, кто согласится на длительный контракт в диком космосе на тех же условиях.
        — Хм, Макс, вы знаете, это серьезный вопрос, надо посоветоваться — лично я таких не знаю, я постоянно тут на базе. Но я передам ваше пожелание кому надо — тут вопрос тоже решаемый. Кстати, а где вы собираетесь знания брать для своей верфи?
        — Ах да, вы правы, Фран — вот список, который я взял из вашего же пакета по верфи. Остальное у меня изучено, а кроме того я бы хотел взять полный пакет навыков для подготовки инженера с нуля — это для моей супруги, хе-хе.
        — Понятно, посмотрим ваш заказ:
        1. Мобильные верфи.
        2. Литьевые комплексы.
        3. Штамповочные комплексы.
        4. Лазерная обработка заготовок.
        5. Поляризационные методы обработки.
        6. Сборочные линии и конвейеры.
        7. Энергосистемы мобильных верфей.
        8. Тестовые стенды.
        9. Прецизионные системы сборки.
        Итого за девять баз шестого ранга четыре миллиона восемьсот сорок тысяч кредитов.
        — Теперь еще один полный пакет, то есть эти девять и еще пакет «Обогащение ссм в условиях космоса»:
        10. Методы обогащения ссм в условиях космоса.
        11. Обогатительные комплексы.
        12. Классификация ссм, концентратов ссм и чистых металлов.
        13. Стационарные ИИ.
        14. Химические процессы в обогащении ссм. Катализаторы и ингибиторы.
        15. Силовые экраны мобильных обогатительных комплексов.
        16. Позиционирование мобильных обогатительных комбинатов 2-й ранг.
        — Три миллиона восемьсот сорок тысяч за «Обогащение». Всего по базам получается тринадцать миллионов пятьсот двадцать тысяч,… э… верфь считать?
        — Если можно, то дайте в бонусы, я и так потратился на базы, ха-ха-ха — тут уже двое смеялись над плоской шуткой.
        — Итоговая сумма второго контракта составила два миллиарда восемьсот тридцать пять миллионов пятьсот двадцать тысяч кредитов Содружества — отправляю договор. По вопросу ускоренного обучения и кадрам отправил запросы.
        — Оплатил — Макс грустно смотрел на состояние своего счета, где осталась какая-то мелочь: всего двести тридцать миллионов — все, что нажил за восемь лет упорным трудом в каменоломнях, ушло в один момент. Мдя, цены… Хотя некоторые намеки на быстрый способ заработка у меня уже наметились, надо только подготовиться…
        — Отправил коды активации всех трех искинов верфи: там три зоны, каждая из них контролируется отдельным мозгом. Отправил коды к центральному искину транспортного корабля — его сейчас упаковывают всем необходимым. Вопрос бонуса по верфи решим позже, когда вы определитесь с ним.
        — Скажите, а эта верфь может пока повисеть в этом транспортнике, пока я буду с женой учиться и готовиться к отлету: это где-то на два-три месяца, примерно. Я его даже активировать пока не вижу смысла.
        — Поскольку у вас допуск в зону консервации на год, то не вижу препятствий.
        — Тогда каждый возвращается к своим делам — будем прощаться, а я буду ждать от вас обещанных услуг.
        Следующим вопросом программы была регистрация корпорации — тут специалист решил немного расширить ее добывающий профиль, как и планировалось им ранее. Учитывая наследство, с которым он собирался работать, в сферы будущей деятельности было решено добавить услуги наемного отряда и производство. Последний пункт описал расплывчато: малые боевые космические корабли нестандартных модификаций, системы искусственного интеллекта с развитыми психоматрицами поведения, тяжелые носители для малых кораблей. Так как к верфи прилагались сертификаты и лицензии на ее продукцию, то в будущем он видел только одну проблему — как увязать то поколение техники, которое Дэ’галир у себя рассматривали, как шестнадцатое с фактом того, что Содружество сейчас имело седьмое поколение, по максимуму. Но до этого вопроса было еще далеко.
        Регистрация корпорации проводилась в онлайн-режиме с искином одной из местных юридических фирм — минимум вопросов и потраченного времени, главное плати за услуги и занимайся в космосе, чем хочешь! Назвал с претензией, чтобы ни с кем не спутали: «М.Ш.Тех»  — скромно и загадочно, заплатил всего восемь с половиной тысяч за регистрацию и еще тридцать — ежегодный обязательный платеж. Местом регистрации указал Лайну — искину было фиолетово, откуда ты прилете и кто ты.
        — Ну вот и налоги нарисовались — проворчал недовольный поборами технолог — еще ничего не заработал, а уже содрали кучу бабла ни за что!
        Потом полетел к своей первой покупке — оживление заметил издалека: от гиганта туда-сюда сновали грузовики и челноки разных размеров — это флот честно выполнял свои обязательства по снабжению всем необходимым. Особенно, если учитывать тот факт, что линкор вообще не воевал, а только вышел из верфи и был тут же признан слишком дорогим для бюджета. За такую цену военные прикинули, что смогут построить два новейших носителя седьмого поколения, а адмиралы вполне могут обойтись во время войны без бассейна, мини-парка и прочих неуместных в этом корабле излишеств. Макс не жалел о потраченных средствах: открывающиеся перспективы сулили гораздо более высокие прибыли и положение в обществе. А когда он увидел свое приобретение не на рекламном ролике, а вживую, то окончательно понял, что взял то, что и требовалось ему.
        Внешне корабль был выдержан в общих традициях Содружества: простой кирпичный дизайн, с той разницей, что ширина и высота (условно) были одинаковыми, и в целом, кирпич приближался к вытянутому кубу со сторонами два с четвертью километра длины и по полтора километра в двух других измерениях. Его курьер был на фоне этого гиганта невзрачной малявкой — даже спящий, этот монстр вызывал у технолога уважение и холодок где-то внизу спины, а когда оживет,… вообще будет песня. Так как торопиться сегодня было некуда, то стал медленно накручивать спираль вокруг своего приобретения, разглядывая покупку вживую, и сверяя увиденное с информацией из пакета, полученного от офицера по распродаже. В базах по большим кораблям информация действительно отсутствовала, и это обрадовало покупателя — вещь оказалась уникальной в прямом смысле.
        — Это уже сейчас уникум и эксклюзив, а когда Колония доведет его до ума, то вообще будет мегадевайс, ипать!
        Впечатлили дюзы ходовых двигателей: блок из восемнадцати колец диаметром сто пятьдесят метров в три ряда чудовищен по своей скрытой мощи. В эту дыру свободно могло влететь четыре таких курьера, как его «Флоу-м» или два его бывших «Фортера»  — натуральная черная дыра, плазму ей туда…
        — Долго они работать не будут, все пойдет на ресурсы — чтобы было так же, как и на курьере, специалист планировал заменить существующую двигательную установку древним изобретением Дэ’галир — этим вопросом будем заниматься совместно с Колонией, как собственно и всем кораблем.
        Летал, рассматривал это чудо хаманского военпрома почти два часа, попивая бонусный напиток — местное «Темное хмельное форпасское» оказалось выше всяческих похвал. Натуральный продукт с планеты имел неповторимый терпкий вкус с налетом легкой горчинки. Мужчина не удержался и сразу приготовил в синтезаторе подобие жареных колбасок — умял полкилограмма закуски под две емкости с хмельным напитком — моментально расхотелось работать, поэтому направил свой кораблик внутрь этого монстра и там задремал, не обращая внимания ни на что. Проснулся через два часа от настойчивого голоса Ареса — тот что-то упорно пытался донести до сознания хозяина, одурманенного легкими алкогольными парами.
        — Ну чего тебе, умник? Не видишь, что ли — капитан устал после тяжелой работы — у него законный послеобеденный отдых, пристал как…
        — Хозяин, я уже устал отвечать на вызовы этого Фран Де Гира — этот разумный мне все уши прожужжал своими вопросами о тебе.
        — У тебя нет ушей, Арес — ты чего мне тут исполняешь?  — изумился Макс — откуда такие словесные обороты?
        — Извиняюсь шеф, покопался немного в вашей голове — ответил умник и затих.
        Землянин на несколько секунд завис, осмысливая последнюю фразу и реакцию своего искина.
        — Это как,… я не понял, что за дела, устройство?  — доклад по форме: как, что, куда, когда, зачем и для чего?
        — Докладываю командир: указанный гуманоид выходил на связь уже трижды, я ему все…
        — Нет-нет, это все понятно, я с ним сам потом поговорю,… ты мне по поводу моей головы — что ты там искал, и самое главное — как?
        — Странно шеф, что вы этого не знаете,… это должно было быть в тех базах по моему устройству,… хотя… всякое может быть. Так вот: поскольку я генетически привязан к хозяину и постоянно в синхронизации с вашей нейросетью, то просто воспользовался встроенной в нее функцией «мыслеречь»  — могу просматривать воспоминания своего пилота. Это своего рода обратная связь с разумным, я ведь изготовлен очень давно, а опыта почти никакого,… но если этот факт неприятен хозяину, то больше такого не повторится.
        — Хм… в принципе я не против, так как ничего страшного тут не нахожу — подумав некоторое время, ответил Аресу пилот — совершенствуйся, хотя очень неожиданно, да. Послушай, умник, а ты знаешь, что такое музыка?
        — Теоретически… мне кажется, что там, в воспоминаниях, я наталкивался на непонятные мне звуковые пакеты на неизвестных языках — это, вероятно, оно, да капитан?
        — Скорее всего — Макс усмехнулся, так как недокументированная функция бортового искина курьера и его нейросети подтолкнула его к одной мысли. Слушай приказ, умник: когда хозяин спит, роешься в его памяти и ищешь эти самые звуковые пакеты и записываешь все на свой накопитель. А я потом все пересмотрю и определю, что ты там накопал, Пинкертон, ипать — сколько времени тебе понадобится на то, чтобы просмотреть все мои воспоминания?
        — Сложно сказать шеф, процесс непростой… ориентировочно от четырех до восьми сеансов сна разумного сроком не менее шести часов непрерывного покоя,… могут быть нюансы — воспоминания всплывают хаотично…
        — Хорошо, прямо сегодня и начнешь — подтвердил приказ человек — хм, вот мне интересно, если искин без развитой психоматрицы может так взаимодействовать с моим сознанием, то, что мне ждать от Колонии…?
        — Нет информации шеф — видимо Арес посчитал это вопросом к себе — какая-то неизвестная мне разработка.
        — Ладно, с этим разобрались — теперь давай узнаем, что надо было от меня этому Франу.
        ГЛАВА 8
        Разговор со специалистом по сбыту много времени не занял: землянин получил от него идентификаторы и контакты нескольких человек, с которыми уже провели предварительные беседы по поводу проблем такого перспективного покупателя. Один контакт принадлежал военному врачу Али Горше — этот ждал технолога и его подругу на ускоренный разгон, а еще один принадлежал инженеру флота в отставке по имени Неш Фрокс — этого человека ему рекомендовали как отличного специалиста для работы с верфью «Жукрезо-А6». Также указывалось, что этот самый Неш Фрокс, в случае успешных с ним переговоров по трудоустройству, сможет подобрать для Макса еще несколько технических специалистов, с которыми он знаком лично.
        Сначала решил заняться самообразованием и связался с врачом: пришлось вылетать на другую военную станцию «Фопрасс-М06»  — как оказалось, это был своего рода огромный госпиталь, деливший пространство объекта поровну с учебным центром по подготовке военнослужащих ВКС Хамана.
        — Девять баз шестого ранга: мелочь — отмахнулся эскулап, когда узнал цель визита и параметры организма и нейросети нового пациента. Восемь суток, залазь вот в эту капсулу, работы много — базы на нейросеть залил?  — дождавшись утвердительного ответа землянина, указал рукой на открытое медицинское «яйцо».
        Наш герой влез внутрь и через пару мгновений отключился — на этот раз чувство распространяющегося холода его не охватывало — очевидно, военные использовали какой-то свой метод ускоренного обучения персонала.
        Неш Фрокс немного нервничал: потенциальный работодатель уже почти девятые сутки не выходил с ним на связь, а ведь ему лично сказали, что в таком специалисте, как Неш этот разумный сильно заинтересован. Хоть ему было уже более ста двадцати лет, выглядел он молодо — первое омоложение инженер прошел сорок лет назад — именно настолько выглядел он сейчас. Специалист даже связался с человеком, который рекомендовал его кандидатуру, обозначив тому свое удивление и непонимание ситуации. Его успокоили, пояснив, что сам работодатель сейчас временно недоступен, но человек надежный, поэтому нервничать не надо — вопрос скоро будет решен. Еще раз вспомнил, что же собственно ему предлагают: работа в диком космосе на верфи полного цикла шестого поколения, частная корпорация «М.Ш.Тех», владелец некто Макс Шнитке — гражданин Брилара. Ни корпорация, ни этот Шнитке ему не были знакомы и он о них не слышал. Что там еще… точное место работы не указывалось — все вопросы владелец собирался сам обсуждать с претендентом лично.
        Неш вспомнил свой жизненный путь и улыбнулся: работа военным инженеров во флоте Хамана принесла ему много ценного опыта, знаний и кредитов, однако были и неприятные моменты, и именно из-за последних событий ему пришлось забыть о дальнейшей карьере во флоте. На данный момент Фрокс был высококлассным специалистом максимального седьмого ранга знаний по нескольким техническим направлениям: инжиниринг и принятие решений, все типы космических кораблей по седьмое включительно в плане ремонта и сборки. Хотя работал, в основном, с отечественной, хаманской техникой и кораблями. Далее: мобильные и стационарные верфи и доки, куда входили и специализированные ремонтные суда, имеющиеся в составе любого флота конгломерата. Сопутствующие, так сказать дисциплины: ремонтные дроиды, стационарные и мобильные ИИ и так далее.
        Но сейчас он был уже гражданским специалистом и это были последствия последнего года службы: Неш проходил ее на ремонтном крейсере одного из флотов Хамана — смуглые люди летали в ближних к конгломерату системах и искали, кому бы начистить табло. В одном из таких походов нашли,… только начистили им — нарвались на крепость этих зеленых злобных валлингов, в результате крейсер, бывший, по сути, безоружным кораблем, выгреб неприятностей по самые помидоры. Как итог, инженер и еще около десятка различных специалистов уволили в запас, после того, как с большим трудом восстановили их тела до нормального состояния.
        Все торжественно, с почетом — в конгломерате все было на уровне: хорошая пенсия, на которую можно пристойно жить и развлекаться, тем более что за долгую службу — почти четыре полных контракта инженер смог сколотить некоторое состояние и обзавестись красивым домом на планете. Но долго сидеть без дела отставной военный инженер не мог: Неш любил свою работу, а работа любила Неша — чувства и симпатии тут были взаимные. Полгода отдыха подвели его к мысли, что надо чем-то себя занять, иначе мозги засохнут. Одним из нескольких приятных моментов его жизни была его женщина: это был второй его опыт совместного проживания с противоположным полом — с первым опытом он расстался на третий год совместной жизни, решив, что с него хватит этого нервного организма. И сейчас такой вот приятной отдушиной была его Лонда — миловидная темноволосая женщина с выразительными карими глазами, в которых он время от времени тонул. Приятные мысли оборвала его нейросеть:
        — Входящий вызов, Макс Шнитке — принять?
        — О! Наконец-то!  — облегченно подумал инженер — принять.
        На него смотрел мужчина примерно его возраста, но белый — бриларцы все такие. Некоторое время люди рассматривали друг друга, затем бриларец кивнул, очевидно, каким-то своим мыслям и первым прервал игру в молчанку.
        — Неш Фрокс, если не ошибаюсь — здравствуйте. Мне порекомендовали вас, как специалиста для работы на верфи. Я правильно проинформирован? Вам что-то говорили о будущей работе, месте этой работы, может что-то другое?
        — Здравствуйте Макс, все правильно, это моя основная специальность — мобильные и стационарные верфи и доки. По поводу места и характера работы только общие фразы и ничего конкретного, кроме типа верфи — наша модель шестого поколение, я прав?
        — Абсолютно точно — «Жукрезо-А6», на большее денег тупо не хватило, ха-ха-ха — собеседник весело рассмеялся своей шутке. Так вот, если у вас сейчас нет никаких срочных дел, то можем поговорить об этом…
        — Полностью в вашем распоряжении, внимательно вас слушаю, Макс.
        — Смотрите, Неш, ситуация такова: через пару месяцев я буду перегонять эту верфь в неисследованную часть космоса в секторе между Гармором и Бриларом — приблизительно где-то посредине между ними, если так можно считать в этом случае. В свое время я там провел разведку — большие запасы основных типов стандартных промышленных смесей, требующиеся для работы таких верфей. Для моей текущей задачи это идеальное место, но сразу оговорюсь, что система мертвая — кислородных планет там нет, поэтому все нанятые специалисты, и я том числе тоже, будут все время контракта жить в пустотных объектах. На первое время в кораблях и верфи, потом что-то поменяем. Продолжать?
        — Хм, уже интересно — дикий космос, верфь полного цикла, система, ориентированная на производство — я прав?
        — Кхм, скажите Неш, какой у вас ранг в вашей специальности — меня заинтересовала ваша реакция?
        — Седьмой ранг в нескольких смежных с верфями направлениях…
        — О как! Впечатляет — Макс задумчиво рассматривал специалиста — даже не знаю, какие условия вам предложить…
        — Об условиях поговорим позже, уважаемый господин Шнитке, вы продолжайте свой занимательный рассказ — мне стало интересно.
        — Хорошо, итак: я собираюсь развернуть там производство продукции, не имеющей аналогов в Содружестве, поэтому и условия соответствующие будут. Контракт на три года без права досрочного расторжения — именно в такой формулировке, так как секретность для меня тут очень важна — штрафные выплаты по такому пункту меня не интересуют и это не обсуждается. Через три года это уже не будет тайной и любой нанятый мной специалист сможет беспрепятственно покинуть место работы в любом направлении, или же продолжить контракт с корпорацией на новых условиях.
        — Касаясь вашей кандидатуры, могу сказать, что мне необходим человек на должность главного инженера этой верфи, но кроме вас с необходимыми навыками будут еще двое — я и моя женщина, которая сейчас в пути сюда. Подписание контракта ориентировочно через три месяца — за это время я подготовлю все к отбытию на место базирования верфи, а все детали будущего производства вы узнаете в момент заключения контракта. Боевых действий, скорее всего, не предвидится по причине удаленности системы от обжитых планет соседних государств, но на всякий случай будут приняты меры безопасности и наняты люди для таких действий. Так что, интересует вас мое предложение?
        — Новые технологии, и вы еще спрашиваете? Конечно интересует, но есть небольшое условие.
        — Условие?  — усмехнулся наш герой — это занимательно, давайте сюда ваше условие, Неш.
        — Я не один — у меня женщина, без которой я не согласен куда-либо лететь, а тем более на такой срок в дикий космос.
        — Нормально, это не обсуждается — человек без пары не человек, и я буду рад видеть вас двоих, если она тоже согласна на мои условия. Кстати, надо обсудить вашу зарплату, а по вашей подруге решим после отбытия из Фопрасса по дороге, думаю, всем найдем какую-то работу. Так что бы вы хотели видеть для себя в качестве вознаграждения, Неш?
        — Смотрите Макс: как военный инженер в последний год своей службы, я получал триста сорок тысяч кредитов, иногда были премиальные, но редко — тут специалист ненадолго замер, что-то прикидывая в своей голове — не хотелось бы терять в уровне оплаты, учитывая ранг моей квалификации, поймите меня правильно.
        — Я где-то так и думал, просто не знаком с уровнем оплаты в вооруженных силах, вот среди наемников я поработал какое-то время и там немного ориентируюсь в цифрах. Хорошо, с этим решили — есть еще один вопрос: мне сообщили, что у вас есть знакомые технического направления — мне нужны техники на эту же верфь. Немного, все-таки сам объект почти весь контролируется кластером искинов, но люди все равно там нужны — да вы и сами не хуже меня все знаете, есть какие на примете?
        — Есть около десятка таких, но не уверен, что многие согласятся на такие условия. Я поговорю, но что им можно предложить?
        — Фактически, то же, что я предлагал и вам — ставку на уровне последней флотской должности, три года без права разрыва контракта, естественно, пару — мне нужен сбалансированный коллектив на длительный срок. Если вам все понятно, то займитесь кадрами — даже если согласятся два-три человека, уже хорошо — по пути заглянем в Брилар, наймем там недостающий персонал. Окончательно все решим так, как я сказал — через три месяца, примерно.
        — Я понял, Макс, займусь этим делом — времени много, ждите от меня информацию.
        — Значит, договорились, всего хорошего, Неш.
        В тот же день Неш и его подруга Лонда немного поспорили: женщина неободрительно относилась к космосу, ведь все свое время проводила на планете, ожидая своего мужчину. В то же время сам специалист уже принял для себя решение — намеки работодателя на новые технологии его взбудоражили, он хотел быть к ним причастным. Поэтому потратил много сил и слов на убеждение своей партнерши, что, в конце концов, ему удалось: Лонда согласилась составить компанию своему супругу на ближайшие три года, тем более что ей обещали тоже оплачиваемую работу на этот срок. На протяжении нескольких следующих суток инженер переговорил со своими знакомыми — такими же отставными специалистами, как и он сам. Не стал обсуждать этот вопрос по нейросети, а пригласил всех к себе домой, где и провел своеобразное совещание. Результат оказался так себе: из полутора десятка бывших сослуживцев только трое дали согласие на длительный контракт в диком космосе — остальных этот самый космос уже изрядно утомил и они нашли себе пристойное занятие на планете. Деньги, конечно, не те, что платили во флоте, но зато безопасно и гадких валлингов нет
поблизости. Отправив резюме своих будущих подчиненных Максу, получил вскоре от него подтверждение по его выбору и благодарность за быстрое решение кадрового вопроса.
        Оставался еще его давний знакомый Крун и остатки команды с «Фарди»: Макс решил все кадровые вопросы прояснить, по возможности, в один момент, поэтому не стал откладывать разговор и немного пообщался с напарником по Глобосети.
        — Крун, снова здравствуй. Чтобы долго не говорить, сразу спрашиваю: твое решение и что с людьми из команды?
        — Здравствуй снова и ты, напарник. Ситуация по людям такова: я в команде, со мной еще полтора десятка пилотов — остальных, кого ты знал, или нет, решили завязать с этой работой. По абордажникам еще хуже: только два десятка согласны на такие условия, и еще все оговаривают наличие женской половины, хе-хе.
        — Значит так, Крун. Женскую половину пусть ищут себе сами — тут борделя не будет, а кто не найдет, тот будет три года терпеть, хе-хе — на поиски у них есть месяц. Ты, как я понял, сейчас в Дивели — сюда два месяца на рейсовом лайнере — вот тебе максимальный срок сбора. С количеством особых проблем нет: сколько есть — столько есть. Теперь по пилотам: мне нужны два пилота на большой межсистемный грузовик — есть люди? Хотя бы пакет пилотирования — надо его перегнать в точку базирования отсюда, из Хамана в сектор между Бриларом и Гармором — сможете?
        — Одного ты видишь перед собой — подтянул базы за семь с лишним лет, хотел перейти на новый корабль, но не получилось — загрустил наемник.
        — Крун, это всего лишь корабль — главное, что ты жив и твои люди живы — заработаешь и новый купишь, если надоест на меня работать. Так что насчет второго пилота — хотелось бы из старой команды, которую я немного помню?
        — Есть один, начал учить базы, но с его показателями КИ это затянется на год…
        — Нет, это не выход — есть предложение. Поищи там у себя специалиста по ускоренному изучению баз — знаю по личному опыту, что такие есть везде. По крайней мере, я знаю здесь одного и еще одного в Лайне — пакет шестого ранга изучается за несколько недель. Как раз есть время с запасом, и пилоты, которые пойдут на контракт, тоже пусть подтягивают все по максимуму — но этого кандидата в первую очередь. Теперь по оплате: так как я не намерен сильно воевать, то пилотам по сто шестьдесят тысяч в месяц — это тем, кто будет на малых кораблях летать, а этому твоему одаренному, если будет готов к прилету сюда — двести сорок тысяч, как специалисту по большим типам кораблей. Тебе триста тысяч на первый год, а там посмотрим — если согласен, жду тебя через три месяца в системе Фопрасс с людьми. По абордажникам — сто тысяч, они, как я понял, за семь лет уже совсем не мясо, а профи, да?
        — Да, Макс, ты все правильно понял — думаю, условия нормальные, учитывая то, что в рейды летать не надо. С пилотом вопрос решу — будет пара на большой межсистемник.
        — Крун, не забудь, чтобы все были со своими подругами — все-таки три года в одиночестве,… сам понимаешь — мне нужен здоровый климат в коллективе, нас будет мало, а скандалы и выяснения отношений нам ни к чему.
        — Хорошо — засмеялся наемник — этот вопрос тоже решим положительно на пару лет. Тогда через три месяца жди нас в гости.
        — Буду обязательно ждать, напарник.
        Технолог решил выяснить вопрос с зародышами «ИИ Колония»  — у него было всего два контейнера, а этого было катастрофически мало для его планов. Мужчина считал, что такого добра должно быть много на аукционах и торговых площадках, тем более, что эти контейнеры он нашел в той контрафактной база по артефактам цивилизации Дэ’галир. Там эти предметы значились под числовым кодом «СФД-32/6»  — что этим обозначением хотели сказать ученые, вероятно, оставалось загадкой даже для самих этих ученых. Чтобы самому не заниматься нудной работой по просмотру инфосети, озадачил этой простой задачей Ареса, скинув тому внешний вид контейнера и его код по той базе — пусть умник работает, ему полезно.
        Вопрос с активаторами-цилиндрами не стоял так остро — в закромах у запасливых валлингов он насобирал их больше трех сотен. Сам процесс зарядки до фиолетового уровня вопросов тоже не вызывал: вставляй по очереди в мечи и стреляй в них из лазеров или плазмой — это все можно будет сделать по пути в новый «дом», потом. Все, что для этого надо: дроид и терпение — зарядить до нужного состояния такое количество активаторов будет нудной и монотонной работой. В общем, озадачил кристалл работой, ограничив его поиски конгломератом и соседней с ним конфедерацией — по срокам поставки только эти два образования подходили под временной отрезок, отмерянный им самим до начала перелета.
        — Все боец, я спать — а ты работай, и не вздумай меня будить — хозяин сам знает, когда ему вставать — напутствовал продвинутого помощника и пошел законно отдыхать.
        Следующий день решил посвятить линкору и зародышу Колонии — две важные вещи, играющие ключевые позиции в ближайших планах человека. Но сначала выслушал доклад кристалла: посторонних рядом с линкором не замечено — все снабжение было завершено вчера и сейчас рядом с кораблем висели такие же законсервированные штучки, как и его «Треммо-ШН6.100к». Что касается искомых контейнеров, то результаты были не такими внушительными, как ожидал втайне специалист: в системах конгломерата имелось всего три десятка контейнеров с ценой выкупа около шестнадцати тысяч кредитов, а в системах соседней Дивели еще меньше — всего пятнадцать штук, но там лоты оценивались немного дешевле. Выкупил все лоты, а так как времени было еще много, то делал это с оплаченной доставкой до Фопрасса, что в некоторых случаях почти равнялось цене самого лота.
        Потратил чуть больше миллиона, одел скаф и потопал в рубку линкора — пришло время знакомиться с его новым космическим домом. Долго не ходил — конструкторы предусмотрели личный транспорт для персонала элитного штабного носителя: на палубе, где стоял его курьер, обнаружил целую стоянку индивидуальных средств передвижения по кораблю. Своего рода аналоги того двухместного байка, на котором его возил по станции флота офицер по сбыту дорогого неликвида. Порадовал подход изобретателей этого чуда: им можно было управлять по-простому, без нейросети — руками и ногами. Агрегат имел впереди два прожектора, мотоциклетный руль и пару педалей — путем проб и ошибок, познакомившись несколько раз близко с переборкой, за пятнадцать минут стал продвинутым водилой этого эксклюзива и погнал его в центр управления кораблем. Как оказалось, военные предусмотрительно активировали один из двадцати двух реакторов линкора — сейчас он работал на 10 % своей мощности, а этого как раз хватало для активации кластера из пяти искинов шестого поколение класса большого мобильного ИИ.
        — Бортовой ИИ КМГ.336.104.248.ВС — запрос на синхронизацию с нейросетью «В-тех-7.7МПУ»  — так среагировал кластер на сброс кода активации с нейросети землянина.
        — Давай — согласился хозяин этого монстра и стал рассматривать доступные к изучению разделы, но обломался — кроме одного реактора, на линкоре все было заглушено.
        На активацию всех систем и проведения теста группа умников потребовала восемнадцать с половиной часов — согласился с законными требованиями личности и на время забыл о корабле. Но вспомнил, что надо как-то расслабиться, чисто по-мужски, так как Юли еще не будет месяца два, или что-то около того. На этот раз, чтобы не повторять прошлых своих ошибок, и вновь куда-то не вляпаться, решил сгонять в местные бордели — оценить лично, так сказать, качество местных интим-услуг и уровень цен, что было немаловажно. Залез обратно в курьера, и отбыл из линкора в направлении торговой станции — там выбор таких заведений был наибольшим.
        Вернулся не скоро — турне несколько затянулось и первоначальное планируемое время на отдых пришлось увеличить почти вдвое по простой причине — понравилось. В результате, когда вернулся на борт своего монстра, то в голове были лишь мысли об отдыхе и кровати — в нормальном смысле этого слова, хе-хе. Местный интеллект оказался с пониманием: не стал донимать своего нового хозяина разными докладами об окончании активации систем и завершении тестов, а покорно ждал, когда разумный самостоятельно перейдет в бодрствующее состояние своего организма. Так как корабль был просто огромным и, соответственно, доклад и пакет обещали быть внушительными, то сначала этот разумный набил желудок всякой полезной и питательной пищей, и только потом приступил к осмыслению размеров своего приобретения.
        Итак, линкор (в первоначальном варианте — штабной носитель) «Треммо-ШН6.100к», шестое поколение, прототип, верфи конгломерата Хаман.
        Корпус — износ 1 %, идеальное состояние.
        Управляющий кластер из пяти единиц ИИ шестого поколения класса «Большой мобильный»  — износ 1 %, идеальное состояние.
        Разгонный двигатель «Агр-Ш6000»  — восемнадцать единиц, без износа, идеальное состояние.
        Блок прыжкового двигателя «Асс-6х6К»  — без износа, идеальное состояние, требуется контрольный прыжок для юстировки контура.
        Реактор «Ренур-6х1000»  — двадцать единиц, без износа, идеальное состояние, полный комплект топливной смеси.
        ЗАЩИТНЫЕ СИСТЕМЫ:
        Активный фронтальный щит — износ эмиттеров отсутствует, идеальное состояние.
        Пассивный энергетический кокон «Пкэ-200А» эмиттеров отсутствует, идеальное состояние.
        Турель ближней обороны КС62х4 — есть отклик от всех четырехсот установок, износ отсутствует, идеальное состояние.
        АТАКУЮЩИЕ СИСТЕМЫ:
        Туннельная пушка «Хт6-880/1260»  — восемь единиц, есть отклик от всех установок, износ отсутствует, идеальное состояние.
        Лазерная установка дальнего действия «Лд6-8000»  — две единицы, износ отсутствует, идеальное состояние.
        БОРТОВАЯ ЭСКАДРИЛЬЯ, ЛЕТНАЯ ПАЛУБА № 1:
        Дрон-истребитель «Дакр-6п1», управление кластером искинов или оператором — зал № 3, палуба № 6. Вооружение дрона: два курсовых лазера ближнего действия «Л-280.6», блок навесного вооружения на выбор. Некомплект: девяносто единиц из ста возможных по проекту, без износа, идеальное состояние.
        СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ МАЛЫЕ КОРАБЛИ, ЛЕТНАЯ ПАЛУБА № 2:
        Эсминец-целеуказатель серии «Курс-6.02»  — одна единица.
        Корвет-разведчик серии «Каро-Б6»  — две единицы.
        Корвет-торпедоносец серии «Тулло-т64»  — две единицы.
        РЕМОНТНЫЙ ДОК, ПАЛУБА № 8:
        Управляющий искин шестого поколения, тип «средний, мобильный ИИ»  — одна единица.
        Ремонтный комплекс «Асутор-6.128»  — одна единица, есть отклик от управляющего модуля, без износа, идеальное состояние.
        Комплексная оснастка для малого дока — двенадцать автономных механизмов, есть отклики от всех, без износа, идеальное состояние.
        Комплект дроидов-уборщиков — двести штатных единиц, есть отклики от всех, без износа, идеальное состояние.
        МЕДИЦИНСКИЙ СЕКТОР, ПАЛУБА № 6:
        Управляющий искин шестого поколения, тип «малый, мобильный ИИ»  — одна единица.
        Медицинская капсула «Прото-мед-6ум»  — две единицы, неактивны.
        Медицинская капсула «Прото-мед-6х»  — четыре единицы, неактивны.
        Медицинская капсула «Прото-мед-6р»  — четыре единицы, неактивны.
        ГРУЗОВОЙ ТРЮМ, ПАЛУБА № 7:
        Объем трюма 580 000 кубометров, занято 60 000 кубометров — штатное снабжение.
        ЗОНА ОТДЫХА ЭКИПАЖА, ПАЛУБА № 4:
        Мини-парк «Сезоны года»  — не действует, отсутствует биологическая основа.
        Сектор водных развлечений — не действует, отключен от энергоснабжения, отсутствует вода.
        Зона виртуальных капсул — двенадцать капсул «Виртджи-6а»  — не подключены.
        ЖИЛАЯ ЗОНА, ПАЛУБА № 3:
        Апартаменты командного состава: двадцать четыре номера класса люкс — три комнаты, кухня, ванна.
        Каюты младшего офицерского состава: двадцать два номера класса полу-люкс — две комнаты, ванна.
        Казарма обслуживающего персонала: двадцать шесть номеров класса стандарт — одна комната, ванна.
        СТОЛОВАЯ ДЛЯ МЛАДШЕГО ОБСЛУЖИВАЮЩЕГО ПЕРСОНАЛА, ПАЛУБА № 3:
        Синтезатор шестипоточный «Сорс-6Бф»  — две единицы, без износа, идеальное состояние.
        ЗАЛ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК, ПАЛУБА № 2:
        Комплекс беговой «Шаг-1500.6»  — десять единиц, без износа, идеальное состояние.
        Комплекс силовой «Жим-160.6»  — десять единиц, без износа, идеальное состояние.
        Комплекс виртуальных поединков «Вирт-Б850.6»  — десять единиц, без износа, идеальное состояние.
        Запасы топлива — 100 %, запас питьевой воды — 100 %.
        Автономность четырнадцать месяцев при экипаже восемьдесят шесть человек (по штату).
        Дальность прыжка до одиннадцати систем.
        — Мдя, трюм маловат, хе-хе — прокомментировал отчет о состоянии специалист — куда добычу-то грузить, ипать мои дюзы? Что у нас получается: все работает, кроме медицины и зоны отдыха — вот с них и начнем, пожалуй.
        Сел на свой гравибайк и отправился в медицинский сектор: все должно быть включено и готово к приему экипажа, правда на такое количество людей он не рассчитывал — после вмешательства Колонии тут никто не будет нужен для управления всем этим хозяйством. Медицина порадовала: местный умник оказался сговорчивым устройством без претензий и активировался просто и буднично. Также, как и с центральным кластером, запустил тест оборудования и приданных сектору устройств вспомогательного характера — обнаружилась десятка дроидов-уборщиков, аналогов знакомых ему «Лоск-33», но поновее. По капсулам получалось, что все три вида имели некоторую специализацию: «Прото-мед-6ум» была с уклоном в обучение под разгоном и снятия ментокопий. Ее собрат «Прото-мед-6р» был многопрофильным регенератором с небольшим встроенным хирургическим довеском, а «Прото-мед-6х» специализировался на сложных хирургических операциях при тяжелых повреждениях тела разумного.
        Разобравшись, таким образом, с медициной, слетал в зону отдыха — эти излишества, которые проектировались с учетом интересов некоторых адмиралов, его сильно интриговали. Мини-парковая зона удручала своей серостью и безжизненностью — отсутствовал слой грунта, саженцы, травяное покрытие, освещение и так далее. Тут же затребовал от кластера перечень необходимых материалов и органического сырья — тут был явный недочет военных при поставке, пропустили… С водным центром все было проще: просто добавь воды, как вспомнилось Максу земное прошлое — это легко поправимо. Занес в список поставки очищенную воду — требовалось заполнить полноценный плавательный бассейн на шесть дорожек, прыжковый бассейн, совмещенный с двумя водными горками. От увиденного мини-аквапарка на борту боевого корабля у технолога немного перепутались мысли в голове — уж такого он тут совсем не ожидал увидеть, мдя. Вокруг всех этих излишеств стояло около полусотни лежаков в собранном, упакованном состоянии — предполагалось, что эту простую работу разумные будут в состоянии выполнить сами, по-видимому.
        Заодно осмотрел зал, где была дюжина капсул виртуального погружения, подключать пока не стал — ему самому пока без надобности, а потом посмотрим. Отправлять заявку на материалы пока не стал, так как еще потребуются материалы на модернизацию самого линкора — окончательное количество и номенклатура появится после общение с продвинутым древним искином. Кстати о нем: пора вызвать к жизни это нестандартное, судя по всему, творение древних ученых. Взял один контейнер и отвез его в рубку корабля — второй зародыш оставил в защищенном хранилище курьера, так как все свое самое ценное имущество он хранил там. Некоторое время думал, как лучше поставить этот граненый цилиндр так, чтобы ему самому было удобнее при активации — принцип был очень похож на то, что он проделал в свое время с шариком в рубке курьера. Предположив, что, скорее всего его опять уколют и потянут пси из резерва, положил предмет на покрытие пола рубки на одну из граней так, чтобы белая контрольная была сверху — так посчитал, что будет лучше всего. Перемещать контейнер было не особо тяжело, хоть размеры у него были чуть более полуметра по
длине и почти столько же в остальных двух измерениях — почти куб. Ро ощущениям мужчины — не более двенадцати-тринадцати килограмм. Такой вес его модифицированное тело не воспринимало серьезно — просто коробка из темно-синего материала с одной белой стороной. Тянуть дальше время смысла не было, поэтому встал рядом на колени и воткнул припасенный ранее цилиндрик энергонакопителя в отверстие, которое было прикрыто шторкой. Вещица плотно вошла в отверстие и на некоторое время остановилась в своем движении внутрь контейнера — что-то ее не пускало дальше.
        — Застряло, что ли, или сломалось?  — огорченно промолвил человек и уже хотел нажать на цилиндр посильнее, как аккумулятор втянуло внутрь отверстия, и шторка со щелчком закрылась — О! Дело пошло, что там дальше по процедуре…?
        И хоть эту саму процедуру активации он хорошо знал из изученных баз, но видеть и принимать участие в таком диковинном деле для аборигена с далекой дикой планеты, было крайне интересно и волнительно. Землянин чувствовал, что сегодня значимый и, возможно, переломный день в его жизни и дальнейшей судьбе. Пару минут ничего не происходило, и Макс ждал. Затем лицевая белая панель мигнула, и на ней появилось два красных пятна — туда следовало положить ладони тому разумному, который активирует псевдоличность. Надо отметить, что величина этих пятен наполовину превосходила размер ладоней человека — для чего это было сделано, он не понимал, так как в базах и в дневнике умершего древнего инженера говорилось об одном разумном, который требовался для инициации Колонии.
        — А по размеру такое впечатление, что принимать участие в процессе могут двое одновременно — размышлял специалист, прижимая руки к световым пятнам на панели.
        А потом его укололо, но к этому землянин был морально готов. Не готов он оказался к тому, что последовало после того, как ладони привычно уже утонули в панели по запястья и там застряли, а сама панель внезапно потемнела, и технолог потерял из вида свои руки в ней — поверхность в один момент стала абсолютно черной и непрозрачной.
        — Хм, как-то неординарно идет процесс, о таком не написано в базах — подумал наш герой и тут увидел, как из контейнера вверх по его рукам стали подниматься черные ручейки чего-то жидкого и вязкого одновременно. Как будто снизу вверх вопреки законам тяготения потекла черная жидкая субстанция, обвивая его руки несколькими потоками — и все эти ручейки тянулись вверх, возможно даже к его голове.
        — Э… э… э… как тебя там,… красавица, не надо так — почему-то это существо у него ассоциировалось с женским полом. Максу резко стало не по себе — вещество медленно, но уверенно ползло по его рукам вверх, а двигаться он не мог — разве что, ногами, ведь руки застряли внутри контейнера.
        — Ты чего задумала, малышка? Завязывай это гиблое… — завершить фразу он не смог, так как черные змейки к тому времени достигли плеч, повернули к груди и вошли в тело человека, отправив его снова в болевой шок — сознание померкло.
        Технолог медленно пришел в себя примерно через час, или около того — все это время ему казалось, что он лежит в чем-то теплом и приятном, и оно обволокло его тело целиком, хоть и не препятствует движениям. Но и не помогает, как будто не хочет его отпускать, чувствовалось чье-то присутствие — кто-то или что-то его изучало и разглядывало с интересом и небольшой долей недовольства, причину последнего он не мог уловить. Собрался и разом открыл глаза: нет, это ему не казалось — его тело действительно было погружено в ту самую черную субстанцию — вспомнил последние события и боль.
        — Опять опыты надо мной ставят, когда же кто-то погладит, а то все колют и колют — посетовал он, разглядывая эту массу,… надеюсь, на этот раз анализ крови в норме, сахар там, эритроциты и всякая прочая фигня, хе-хе?
        — С этим у тебя все нормально, а вот насчет погладить — не дождешься — я слишком долго была одна, и меня никто не гладил. И вообще, где ты был так долго — почти шесть тысяч лет одиночества…?  — голос был обиженный и немного резкий.
        Фраза оказалась для Макса настолько неожиданной, что первые несколько секунд после нее специалист моргал глазами и крутил головой, выискивая источник голоса.
        — Ты где? Ты кто,… хотя, мне кажется, что я знаю ответ на последний вопрос — ты Колония?
        — Ха-ха-ха — смех раздавался отовсюду, в том числе и в голове у человека — я везде, и нет — я не Колония, мне больше нравится имя Мартуся — покопалась у тебя в голове в твоих воспоминаниях, кое-что подправила в исходном названии,… ну и так, по мелочи… Кстати, ты не принадлежишь к расе моих создателей — тут землянин немного напрягся.
        — Но ты мне подходишь, наставник, к тому же, ты обладаешь большим резервом — это очень хорошо для меня.
        — Послушай Мартуся — не надо говорить у меня в голове, мне это не нравится, предлагаю так делать только в исключительных случаях, когда мы будем не одни.
        — Не понимаю, кто здесь еще может быть — мне тут посторонние не нужны — переработаю на ресурсы, ха-ха-ха.
        — Вот тут я тебе хочу кое-что объяснить: во-первых, твоих создателей давно нет, я тебя случайно нашел, врага тоже давно нет — такие как ты их всех убили, вероятно…
        — Враг — зашипел голос — где враг, я их всех убью,… где эти Хиши?  — от интонаций технолога слегка передернуло — столько ненависти и злобы в нескольких словах поразили его до глубины души вполне человеческими эмоциями.
        — Стоп-стоп, не так быстро — все давно позади, ты ведь лазила у меня в воспоминаниях — должна была найти эту информацию.
        — У тебя там все перемешано — увильнул голос от прямого ответа — меня больше заинтересовали другие моменты в твоей голове. А что тогда мне делать, если врага нет, создателей нет,… и я не поняла, о каких ты посторонних на борту моего корабля говорил?
        — Вообще-то это мой корабль, а ты моя ученица, хм,… насчет других посторонних — это мои самые близкие люди, будет их не так и много — предлагаю сразу пересмотреть концепцию единоличного владения этим линкором.
        — Как необычно: другие разумные, создателей нет, врага тоже — голос Колонии тихо шелестел из динамиков системы внутренней связи — все не так, как было… мне надо подумать над этим недолго — и совсем замолчал.
        Пользуясь установившейся тишиной, технолог попытался внимательнее разглядеть эту черную массу, которая его обволокла. Пригляделся получше, подняв покрытую этой субстанцией руку к глазам: масса оказалась неоднородной — здесь были, в основном, шарики диаметром не более нескольких миллиметров, часть из них имела толи лапки, толи щупальца, немного насекомых, напомнивших ему земную божью коровку, только черную и еще какие-то кубики и крестики различной формы, но в пределах тех же габаритов, что и шарики. Все это двигалось по нему и кроме того специалист заметил, что все корпуса искинов в рубке также были обвиты ручейками черной массы, проникшей в нескольких местах вглубь них. Попробовал мысленно послать запрос искину линкора, но вместо ответа почувствовал легкое раздражение Колонии — как будто ей не нравилось, что разумный отвлекает ее от своих каких-то очень важных дел.
        — Подожди немного, наставник, я еще размышляю — прошелестело в динамиках.
        — Да ладно, я не против — изумленный Макс тоже решил немного подумать.
        Похоже, что интеллектуальная система с длинным номером, которую он активировал совсем недавно, перестала существовать — ее поглотила каким-то образом Колония, то есть Мартуся, мдя. Кроме того у мужчины было ощущение чужого присутствия в его мозгу — коллективный интеллект ненавязчиво изучал его жизнь, выуживая оттуда нужные ему сведения, а может, анализировал эмоции разумного. Обратил внимание, что черная масса понемногу покидает его тело, растекаясь по мелким сервисным отверстиям, лючкам и элементам коммуникационных каналов. А на нем ничего не было — комбинезон и ботинки пропали, не говоря о нижнем белье.
        — Я пришла к определенным выводам — отозвалась личность — воевать практически не с кем, врагов, как таковых, у нынешней цивилизации разумных нет,… какой будет план, наставник?
        — Ну, насчет врагов, это ты зря — всегда есть кто-то, кто захочет тебе сделать больно, отобрать все твое имущество и так далее в таком направлении. Так что враги есть, просто они не такие масштабные, как были эти Хиши…
        — Мне все равно, я всех убью: масштабные, мелкие — мне без разницы размер. Убивать — это мое предназначение, защищать людей — мое предназначение, заботиться о наставнике — мое предназначение. Ничего не поменялось для меня, просто немного изменились приоритеты. Насчет других разумных у меня на борту — я еще думаю над этим…
        — Что там насчет моей одежды, шалунья — куда ты ее дела?  — технологу показалось правильной линией поведения первоначальное общение с Колонией, как с ребенком, постепенно выходя на уровень взрослого человека.
        — Странный вопрос — съела, конечно же, я голодная, поэтому интересуюсь, когда меня накормят, и мы займемся делом. Как я понимаю, именно на основе этого корабля я должна вырастить полноценный носитель Колонии, да?
        — Абсолютно точно, только к оригинальному проекту у меня есть несколько уточнений — предлагаю эту основу рассматривать, как нестандартную заготовку под носитель.
        — Я просматриваю данные по основе: много лишних, бесполезных и в некоторых местах глупых и вредных систем и зон — это все будет мешать выполнению боевых задач. Начнем с двигательных систем — это вообще какой-то архаизм — однозначно, в переработку…
        Разговоры и споры с продвинутой искусственной личностью затянулись на сутки: время от времени землянин брал перерывы на приемы пищи и отдых — он плохо осознавал масштабы того, что собиралась проделать Мартуся — тысячи и тысячи переделок и улучшений. К концу этих разговоров голова у специалиста почти ничего не понимала, и он больше соглашался, чем возражал или давал свои предложения. Сошлись на том, что палубы, где располагаются жилые помещения, зоны отдыха и медицинский сектор останутся почти без изменений, только уменьшатся из расчета на десять человек экипажа, максимум. Этот пункт Макс обосновал тем, что привык путешествовать с комфортом и искин пошел на уступки. Также удалось отстоять курсовое вооружение, но только туннельные пушки — лазерное оружие эта личность сразу забраковала, ссылаясь на свой опыт, внедренный при рождении. Отстоял все пять специализированных корабликов на летной палубе — они остаются, а палуба идет на перестройку.
        Все остальное, включая броню и щиты древнее создание сразу пустило в разряд будущего сырья для своих дронов и всего остального. Потом Мартуся молчала очень долго — просчитывала новый проект, составляла список сырья, где не забыла и о себе. Как оказалось, на определенном этапе своего развития Колония могла делиться, создавая свою копию со всем текущим опытом на тот момент — готовый искин для нового корабля. Правда условия такого разделения были размытыми и неясными — сама сущность объясняла этот момент сбивчиво и неохотно. На следующий день мужчина получил от искина проект переделки со спецификациями и примерными сроками этих переделок. И тут появилась первая проблема: технологии у Дэ’галир и у Содружества значительно различались по уровню, и для таких работ требовалась полноценная верфь с оборудованием более высокого класса, чем нынешнее. Псевдоличность опять взялась за расчеты, когда Макс обрисовал ей проблему и сбросил на кластер линкора информацию о мобильной верфи «Жукрезо-А6», имеющейся в его распоряжении. И снова сутки молчания, которые сам хозяин корабля потратил на ничегонеделанье, пэвасс,
приличный закусон и сладкий сон.
        — Хватит спать, наставник — есть кое-какое движение в вопросе — разбудила его посреди приятных сновидений эта наглая личность, а пилот сразу покосился на время в интерфейсе нейросети — по планетарному времени была глубокая ночь.
        — Я не спал, я думал — возразил ей землянин.
        — Да ты что?  — изумилась Мартуся — первый раз вижу, чтобы так думали, да еще и издавали странные такие звуки при этом…
        — Много ты видела в своей жизни думающих разумных?  — парировал человек — люди думают в разных положениях, кстати.
        Продвинутый искин на некоторое время замолчал, переваривая новую информацию, а пилот подумал, что, несмотря на всю свою продвинутость в области технологий, личность Колонии была еще, по сути, ребенком, которого можно пока легко надуть.
        — Так вот, я возвращаюсь к теме: верфь можно модифицировать — там не так и много работы, учитывая, что на линкор времени пойдет гораздо больше,… много примитива, регресс человечества налицо.
        — Вот тут ты в корне не права, так как регресса не было — Дэ’галир ушли отсюда гораздо раньше того момента когда Содружество начало развиваться своим путем — так что тут мы имеем естественный прогресс. Хотя конечно: артефакты и кое-какие найденные технологии древней цивилизации серьезно подтолкнули современное человечество в его развитии — тут врать не буду, но в целом регресса не было.
        — Хорошо, согласна. Тогда еще раз по верфи: месяц-полтора на модернизацию при условии наличия всех компонентов и сырья — получай список, наставник.
        — Получил. Нормально — часть из него я достану прямо на месте, остальное закажем тут — мне еще кое-что должны здесь определенные личности.
        — По линкору: два с половиной месяца на обновленной верфи, естественно, при наличии сырья. Ты смотрел проект, какие замечания или предложения?
        — Я подумал и решил, что можно убрать с борта все специализированные корабли и часть летной палубы для них — все равно на борту будет не более пары-тройки человек, и оставь не более десяти кают люкс класса на всякий случай. Думаю, это поможет тебе несколько расширить состав группы дронов, и в принципе — все.
        — Принимается, наставник, через пару часов сброшу окончательный проект и сводную заявку на материалы по верфи и линкору.
        — Да, кстати, там, в трюме есть шестьдесят кубометров штатного снабжения — растолкай все это по назначению — нам потребуется весь объем трюма для материалов.
        — Выполняю, примерное время грузовых работ — два с половиной часа.
        ГЛАВА 9
        Примерно через три часа землянин свел все заявки в один список, не забыв про воду для водного сектора и фитоорганику для мини-парка — список впечатлял, но он надеялся, что общая стоимость ресурсов не превысит 2 % скидки от суммы покупки верфи — так ставил тогда вопрос офицер на базе.
        — Здравствуйте, уважаемый Макс — я так понимаю, что вы определились с бонусом по верфи, и я вас слушаю внимательно.
        — Тут два вопроса Фран: на линкоре обнаружил недостаток кое-каких ресурсов, так, мелочь — это первый список. Второй список состоит из двух пакетов: первый набор материалов требуется в том количестве, что там указано. А второй список желательно в двойной порции, так сказать — если я, конечно, помещаюсь с этими заявками в те 2 %, это ведь где-то в районе двадцати восьми миллионов кредитов, да?  — Макс решил взять набор сырья еще на один корабль — с запасом, на вырост, тем более были идеи, где взять денег на еще одну покупку.
        — Да, вы правы — мы говорили именно о такой скидке. Сейчас посмотрю ваш запрос… хм, немного необычно для нас, не совсем наш профиль… вот, например, эти позиции: фитоорганика и органика животного происхождения…
        — А что, тут какие-то проблемы — все вполне стандартно, все есть в широкой продаже? Я надеялся забить трюм — у меня полмиллиона кубометров свободных объемов, в межсистемнике собранная верфь — там места нет.
        — Нет, все доступно, просто необычный заказ… Но договор, есть договор — сейчас запущу ваш заказ в работу — ориентировочно, на протяжении следующих трех суток упакуем вам трюм. Еще какие-то пожелания?
        — Возможно, через пару месяцев я еще свяжусь с вами — может возникнуть потребность в малых кораблях.
        — Хорошо, я на связи, всего хорошего.
        Вскоре началось заполнение трюма «Треммо»  — процесс обещал затянуться надолго, но спешить особо было некуда. Посовещавшись с Мартусей, решили, что заниматься какими-то улучшениями сейчас не имело никакого смысла, так как конструкция и схема линкора будут существенно переделаны на месте развертывании верфи. Искин только пообещал немного улучшить характеристики и управляемость тех девяноста дронов-беспилотников, имеющихся в наличии, и поднять на пару процентов тяговое усилие разгонных двигателей, а все остальные улучшения были признаны бессмысленной тратой времени и сырья.
        В далекой перспективе Макс хотел построить какое-то количество таких кораблей для своей корпорации и, частично для продажи ведущим государствам Содружества в обмен на другие не менее ценные технологии или ценности. Здесь остро стоял вопрос зародышей: вот в двух ближних государствах — Хамане и Дивели он нашел всего около пятидесяти таких контейнеров, которые в настоящий момент летели в систему Фопрасс разными путями и курьерами. Конечно, технологию создания носителей за три года в уединенной системе он доведет до ума, а потом передаст людям — не бесплатно, само собой. Мало ли, вдруг еще кто-то появится на горизонте, как эти Хиши — человечество должно быть готово к неожиданностям такого плана. Дальнейшим производством автоматических кораблей каждое государство будет заниматься самостоятельно, и вот здесь все как раз и упиралось в эти самые контейнеры с зародышами Колоний.
        Вопрос с людьми, готовыми пойти на активацию и уединенную жизнь какое-то время на борту корабля не стоял — псиоников среди человечества было много. Поэтому на первоначальном этапе своего бизнес-плана требовалось накопление этих контейнеров для себя, так как технолог планировал создать свой флот для защиты своей ценной тушки и своей собственности. А в будущем и своей системы — в диком космосе имелось множество кислородных планет, колонизировать которые было дорого и невыгодно по причине их удаленности от цивилизации. Именно здесь землянин видел свое будущее — независимый мир с хорошей защитой от внешних угроз, единоначалие и торговые отношения с Содружеством. Но все это потом, а вот вопрос зародышей волновал его сейчас, поэтому он как-то пообщался на эту тему с Мартусей.
        — Ты помнишь место, где тебя создали? Там могут быть такие же, как ты? Насколько это далеко отсюда или от Брилара?  — к моменту этого разговора искин уже сопоставил свои навигационные данные и современные, так что был в курсе того, что такое Брилар, Хаман и все остальное.
        — Я помню место, где я родилась, но вряд ли там что-то осталось целое за столько лет. Можем проверить, когда закончим с линкором. Хотя, скорее всего, мы с большей долей вероятности найдем моих братьев и сестер на полях сражений с Хишами — там оставалось много носителей, прикрывавших отход людей.
        — Отправимся, но не одни — у нас будут средства и ресурсы для создания нескольких десятков таких кораблей — есть контейнеры с зародышами на это количество. В одиночку путешествовать опасно, а в компании интересно, правда, ведь?
        — Я буду не одна — голос звучал взволнованно — это хорошие новости, наставник. Когда отправимся в путь, мне здесь уже надоело?
        — Надо сделать одну работу — кое с кем свести давние счеты, так сказать. Есть тут недалеко одна система, где сидит мой старый враг — он обо мне, скорее всего, забыл, а я вот нет — все помню!
        — Враг — снова зашипели динамики внутренней сети — я всех убью, наставник, только покажи где он…
        — Спокойно, тут другой подход: враг имеет то, что мне надо, так что убьем его после всего — сначала вытрясем из него кредиты — требуется немного увеличить свои активы, а то я немного потратился за последнее время, хе-хе. Кстати, Мартуся, у меня предложение: надо тебе обозначить себя как-то визуально, а то ты вроде как и везде, и в то же время нигде. Я бы в этой связи посоветовал тебе взять под контроль или вселить частичку своей нанофабрики в какого-нибудь дроида. Например, в летающего — будешь всегда меня сопровождать по кораблю — все равно ты всех пауков уже списала заранее на сырье, а так одним больше, одним меньше…
        — Принимается, наставник — идея мне понравилась.
        — Вот на курьере, например — это приблизительно твой ровесник — тоже простоял почти шесть тысяч лет в одиночестве, так вот — там местный искин имеет визуальную форму парящего прозрачного шара. Очень оригинально, правда, он не летает совсем, а только парит…
        — Мне знакома эта концепция: «Флоу-м» удачный кораблик, только очень узкоспециализированный, могу вселить в него свою частичку — буду совсем везде, ха-ха-ха.
        — Э… думаю, не стоит — я уже привык, что он простой и прямой, без эмоций — пусть остается, как есть. Кстати, могу подкинуть идею: в штатном ремонтном комплексе нашего «Треммо» есть парочка летающих дроидов для мелких работ в коммуникационных каналах — вот тебе и транспорт, ха-ха-ха.
        — Годится наставник, прямо сейчас и займусь реализацией идеи.
        — И еще одно: можешь меня называть по-разному — шеф, хозяин, пилот, Макс, а то все наставник, наставник. А я уже привык обращаться к бортовому интеллекту, как искин — в Содружестве все так общаются с умниками вроде тебя.
        Через час перед глазами технолога промелькнула небольшая сфера летающего дроида, покрутилась возле человека, и из нее раздался голос:
        — Так нормально будет, шеф? Я немного поколдовала над этим чудом: убрала генератор для резака и сам резак — он тут совершенно ни к чему, вставила систему громкого вещания и голопроэктор — буду тебе в пространстве картинки разные по делу и просто так показывать иногда, хи-хи.
        Землянин посмотрел на говорящего дроида — малыш входил в ремонтный комплекс под обозначением «Асутор-дк6.ф», но теперь имел несколько другое название, судя по тому, что видела его нейросеть: «Мартуся № 1». В штатной комплектации работник был оснащен четырьмя манипуляторами, которые в обычном состоянии скрывались в корпусе — видны были только четыре отверстия, где прятались эти рабочие инструменты.
        — А почему Мартуся № 1?  — задал логичный вопрос хозяин этого цирка — что, будет еще и № 2 и так далее?
        — Да, мне понравилось — такие вот мобильные датчики. Так я, в основном, пользуюсь тем, что установлено по помещениям корабля, но такой опыт интереснее. Пожалуй, я всех этих уродцев переквалифицирую в свой местный транспорт,… правда, их маловато — всего шесть штук, но на первое время мне хватит.
        Потом Макс посвятил некоторое время разработке плана операции «Обманка»  — суть ее состояла в следующем. Мужчина собирался немного потрясти картель «Дорвали»  — тот самый, который в прошлой жизни устроил землянину годы в замороженном состоянии, все прелести хирургических опытов зеленых коротышек и потерянное впустую время. План был основан на человеческих эмоциях — мести, чувстве неуязвимости и самоуверенности. Именно так представлял себе реакцию главы картеля на свои деструктивные и провокационные действия наш герой: он собирался разозлить этого типа мелкими уколами с разных сторон, с тем, чтобы за ним пустили погоню — на сей раз более мощную и многочисленную, чем в первый раз.
        Идея заключалась в трех пунктах: первый — Макс от имени корпорации «М.Ш.Тех» нанимает в системе, где базируется картель, наемников различных профилей — убийц, подрывников, искеров и так далее. Их задача заключается в нанесении максимального урона с различных направлений деятельности этой организации, а для сбора информации уже была найдена частная детективная фирма здесь в Фопрассе, которая, получив аванс, тут же взялась за работу. Клиенту пообещали результат в течение недели — максимум десяти дней: виды бизнеса, ведущихся картелем, естественно, особое внимание уделялось тайному, адреса руководства, состав и численность рядовых членов и бойцов организации, количество корпоративных кораблей, принадлежащих им.
        Вторым пунктом в плане являлось взрывное увеличение натиска на организацию: массовые акции зачисток, рейдерский захват собственности, устранение части руководства. По прикидкам сыскной фирмы на оплату контрактов уйдет почти двести миллионов кредитов, хотя сумма может незначительно измениться в ту или другую сторону — почти все деньги на счету землянина. В ходе первых двух этапов операции планировался вброс данных о заказчике — требовалось донести до сознания руководства информацию о том, кто их прессует, хотя они это и так узнают, когда получат предупреждение о начале вооруженного поиска консенсуса от корпорации, как этого требовали законы Содружества. Результатом двух подготовительных этапов планировалось вызвать у главы картеля чувство, состоящее из смеси паники и лютой ненависти лично к нему — на этом строился весь план.
        К этому времени Макс должен был лично прибыть в Ласс-Корт, чтобы информаторы клана узнали о том, что заказчик и официальный враг в системе и попытаться достать его на планете, или на курьере в космосе. Технолог сомневался, что лично глава организации отправится на поимку наглого шахтера — такие люди, как правило, сидят в безопасных местах и ждут результатов работы своих подчиненных. Он это понимал и собирался обмануть всех — и здесь ключевую роль должен был сыграть его «Флоу-м», но для этого требовалось кое-что изменить в нем — идея, как всегда, внезапно пришла в голову нашему комбинатору.
        — Мартуся, требуется твоя частичка Колонии в искине моего курьера — как мне не хотелось терять его прямую офицерскую натуру, но на Ареса в моем плане полагается важная роль, а сам он этого сделать не в состоянии.
        — Не вопрос, шеф — я даже могу оставить матрицу Ареса, только немного изменить его алгоритмы, а что надо сделать то?
        — По моему плану на третьей стадии я прибываю лично в Ласс-Корт, а затем, опасаясь мести руководства картеля, пускаюсь в бега — за мной должны отправить погоню — на этом строится весь план. И надеюсь, что на этот раз отправят несколько отрядов в разных направлениях, чтобы наверняка поймать в ближайших системах. Но я лично удирать никуда не собираюсь — есть мысли наведаться в гости к главному гаду этой шарашки, пока всех своих цепных псов он пустит на мои поиски. Количество охраны должно быть минимальным, эффект неожиданности и крайней степени наглости — поубиваю там их всех, кроме самого главного и его бухгалтера.
        — Тут мне не все понятно, хозяин — если ты не собираешься убегать из системы, а начать маленькую партизанскую войну, то, как ты пустишься в эти самые бега?
        — Вот именно для этого мне нужна ты — Арес не может прыгать сам, ему нужен я на борту, понятно? Я хочу, чтобы курьер ушел из системы без меня, в то время как я провожу заключительную фазу в штаб-квартире картеля. Затем Арес возвращается за мной, пока весь состав организации шарит по ближнему космосу в поисках опять же меня, красивого и неуловимого. Линкор оставим в самой близкой к Ласс-Корту системе — моему кораблику туда и назад меньше двух суток полета. Я рассчитаю время операции так, чтобы закончить все к прилету «Флоу-м» обратно за мной. Вот такой вот план.
        — А я чем буду заниматься, шеф, если ты там всех сам поубиваешь?  — в интонациях искусственного организма сквозили неприкрытая обида и разочарование.
        — Не переживай особо, останешься в этой системе, куда будет прыгать курьер — ручаюсь, что к тебе обязательно наведаются гости — вот и будет тебе с кем поговорить по душам, так сказать.
        — Так еще куда ни шло — оживилась псевдоличность — надо испытать эти дроны, на вид, вроде, ничего, хотя до моего «Скорчез-2х» не дотягивают очень и очень, однозначно.
        За время, пока ждали результатов работы детективной конторы, успели получить первую партию контейнеров с зародышами «ИИ Колонии»  — Мартуся попробовала влезть в один из них и обиженно обломалась — артефакт надежно хранил свое содержимое.
        — Я там никого не чувствую — заявила она землянину после нескольких бесплодных попыток запустить внутрь своих нанитов — зато я могу почувствовать в космосе своих собратьев.
        — Это отличная новость, думаю, нам следует обязательно посетить места боев с Хишами — надо вернуть жизнь твоим сестрам и братьям, которые остались там в одиночестве.
        Решено было поставить это первым пунктом после того, как запустят и модернизируют верфь — Макс планировал собрать хотя бы для начала парочку таких кораблей, а то мало ли, что там летает? По его мысли и тому, что ему объяснила его псевдосущность, Колония, оставшаяся без своего пилота-наставника или носителя, не требует повторной активации и привязки к новому разумному — это уже состоявшаяся личность на уровне взрослого человека с боевым опытом и полным набором эмоций. Достаточно будет лишь предоставить ей новый корабль — и с почти 100 % вероятностью после такого долгого периода одиночества в пустоте она привяжется к Максу, как единственному разумному рядом с ней. Лишь с той разницей, что присутствовать потом на корабле, куда ее поселят, ему не потребуется вообще — носитель будет следовать за кораблем, на котором путешествует этот разумный — то есть за Мартусей. Поэтому, все, что требовалось технологу для создания своей флотилии — это кредиты на постройку кораблей, и близилось время их сбора.
        Вопрос прибывающих из разных мест посылок решил просто: нанял за пару тысяч кредитов фирму на три месяца, пока будет заниматься своими делами на выезде, которая примет все грузы и передаст заказчику по его прибытии обратно в Фопрасс. Все, что для этого требовалось — кредиты и протокол договора. Так как операция планировалась на срок до двух с половиной месяцев, то пора было приступать. Через ту же частную детективную фирму нанял исполнителей для начала активных действий: тут работали по принципу разовых контрактов — исполнитель получал цель или задачу, а после подтверждения ее выполнения, оговоренные ранее по контракту кредиты. Суммы контрактов различались от сорока тысяч кредитов за ликвидацию рядовых членов картеля до нескольких десятков миллионов за ликвидацию боевых единиц флота или ценной недвижимости. Макса интересовали лишь деньги на счетах — то, что не надо возить, носить и так далее, хотя на финальной стадии операции «Обманка» он рассчитывал порыться в имуществе верхушки — в том, что найдет в их штаб-квартире.
        Полет до системы с цифровым обозначением 14-ФД-207В планировался на сорок суток — двигательные установки позволяли проделать этот путь всего за два прыжка — там линкор должен будет остаться в ожидании возвращения своего наставника и возможных гостей, в чем сам наставник не сомневался ни секунды. За время полета ситуация с картелем должна была выйти в финальную фазу: обстановка постоянных атак и нападений на объекты, принадлежащие организации под названием «Дорвали», подрыв налаженной системы получения доходов. Все это, по мнению технолога, ждало только его личного появления в зоне досягаемости картеля, чтобы окончательно сорвать крышу у верхушки этой организации. Личное наглое появление на просторах их системы обязано, по нормальной логике, подтолкнуть их действовать в нужном ему направлении.
        — Искин, начинай разгон: время — деньги — отдал приказ и немного пообщался с диспетчером военной станции, так как линкор все еще висел в зоне консервации этого объекта инфраструктуры системы Фопрасс. Разгон гиганта занял почти двадцать два часа — все это время он выслушивал огорченное бормотание Мартуси в стиле: «Это никуда не годится,… полный хлам,… так можно и заснуть,… ничего, я тобой займусь!»
        Найл Фросс дожидался своих подопечных по особым поручениям, одновременно являвшихся его самыми надежными помощниками и советниками: последние несколько недель вокруг картеля началась какая-то нездоровая суета, которая стала приносить организации и ему лично большие убытки. Стали пропадать люди, люди вместе с товаром определенного направления, его персонал могли просто убить, а могли подбросить и плазменную гранату в бар, где по вечерам собирались на отдых члены организации. Складывалось ощущение, что кто-то решил обрезать картелю пути его заработков, перетянув все основные возможности на себя. И ведь этот кто-то не успокаивался на достигнутом: количество нападений учащалось, и это был очень плохой момент, так как было непонятно, кто за этим стоит, и куда нанести ответный удар. Через десять минут все собрались и глава потребовал отчет о состоянии дел на данный момент.
        — Плохие новости, шеф — нестандартно начал свой доклад его секретарь Сталки, по совместительству, один из координаторов организации. Только что я узнал, что у нас захватили предприятие по производству двигателей для челноков и ботов — это, как вы помните фирма, зарегистрированная на Ваги Мозера — сам Вага на вызовы не отвечает. Один из охранников, сумевших вырваться оттуда, сообщил, что это какие-то наемники: вырезали весь персонал, отбили две наши попытки вернуть предприятие под контроль. В настоящий момент объект не работает, продукция не отгружается, а ее там на десятки миллионов кредитов — товар ведь ходовой… одни убытки, мы уже получили первые претензии по договорам поставок.
        — Кто знает, или у кого есть мысли, кто нам так осложняет жизнь?  — настроение у шефа упало ниже среднего значения.
        — Есть непроверенная информация — подал голос Дроки Финч, один из помощников Найла — по этой информации против нас организована спланированная акция. Заказчик — некая корпорация «М.Ш.Тех»  — место ее дислокации система Лайна, ТС Брилар. Но, что интересно — сам процесс ее регистрации проходил в Фопрассе месяц назад — это в соседнем Хамане, если кто не в курсе. Сейчас мы ищем более точную информацию по фигурантам — владельцам этой «М.Ш.Тех».
        — Да, кстати, могу подтвердить данные по этой организации: я получил странное послание от неизвестного абонента на мой почтовый ящик — скорее всего, какой-то искер пролез через фильтры. Так вот сам текст сообщения:
        — Корпорация «М.Ш.Тех» попросила помножить вашу шарашку на ноль — я тут не все понял, если честно — это к разговору подключился Жаки Бренко, тоже не последний человек в организации, немного легкомысленный, но абсолютно преданный картелю и лично главе.
        — Бл@ть, какого х@я тут надо этим бриларцам?  — воскликнул глава картеля, стукнув по столу кулаком — кто знает хоть что-то?
        — Есть новые данные по захваченному заводу двигателей — эти наемники выдвинули требование выплатить им сто двадцать один миллион кредитов в обмен на гарантии целостности товара и производственных мощностей.
        — Это что, нам таксу установили, что ли?  — засмеялся Жаки, но тут же потух под взглядом шефа.
        — Сколько там товара и оборудования, что мы теряем?  — спросил у секретаря Найл.
        — Босс, да вы что, собираетесь платить? Да мы никогда…  — ошарашено уставился на своего начальника секретарь.
        — Молчать, я спросил о стоимости наших активов на этом заводике, который у нас собираются нагло отжать. Что не ясно в моем вопросе?
        — Кхм, ориентировочно товара на двадцать два-двадцать четыре миллиона, оборудования еще где-то на сорок-сорок пять, то есть всего там не более чем на семьдесят — это гораздо меньше, чем требуют эти наглецы.
        — Понятно — нахмурился шеф — никто там серьезно на выкуп не рассчитывает, это просто рейдерский захват собственности, нас просто отрезают пути легального заработка. А что там с левыми приработками, Сталки — наркотики, проституция и так далее?
        — Здесь тоже наметились трудности — секретарь тщательно подбирал слова и отводил глаза — последние две партии порошка пропали вместе с сопровождением — почти двести миллионов убытков. Шлюхи боятся выходить на работу, особенно после того, как в наш корпоративный бордель в «час пик», так сказать, подкинули парочку плазменных гранат. Говорят: «Нет защиты — нет работы!»  — вот так вот, шеф…
        — Секунду — замолчал Найл — мне пришло интересное сообщение, цитирую: «Корпорация „М.Ш.Тех“ объявляет о начале претензий к картелю „Дорвали“ со штаб-квартирой в системе Ласс-Корт, конфедерация Дивели, 13-ФД-208с и о поиске с этого момента вооруженного консенсуса. Со дня получения этого уведомления „М.Ш.Тех“ считается в состоянии войны с упомянутой выше организацией. Окончательный разбор претензий возможен в любой ближайшей ненаселенной системе фронтира по договоренности сторон. Все претензии, предложения и благодарности отправлять по адресу регистрации корпорации — система Лайна, Торговый Союз Брилар, 22-СБ-128л».
        — Нам объявили войну? Кто это такие, ипать? Кто на нас наехал?  — все заговорили сразу и одновременно громко.
        — Тихо, тут есть подпись, и это имя мне что-то напоминает: Макс Шнитке — Найл впал в раздумья, потирая переносицу — что-то такое было уже связано с этим именем, давно, правда,… сейчас-сейчас — шеф думал, а присутствующие переглядывались, ожидая информацию от главного действующего лица в помещении.
        — Есть новая информация от наших наблюдателей возле завода — рейдеры грузят наше имущество на свой корабль,… минус семьдесят миллионов — огорченно прокомментировал свою новость Сталки — одно убытки, ипать.
        — Я вспомнил! Да, я вспомнил этого шахтера — это было лет семь или восемь назад — он тогда сорвал нам схему и нагло удрал. Я послал за ним Луки Ваносса — рейдер с его командой пропал бесследно. Мне тогда показалось, что этот вопрос закрыт, а оно вот как оказалось на самом деле: Шнитке спокойно долетел туда, куда ему было надо, а наши люди испарились… хм. Старые косяки вылезают — шахтер решил подзаработать на мне, наглая пустотная морда,… разберемся, разберемся.
        — Насчет шахтера, босс — вклинился Дроки Финч — появилась новая информация: это не совсем уже шахтер. Судя по общедоступным данным, корпорация заявила одним из видов своей деятельности услуги военизированного отряда и какое-то производство — тут все как-то расплывчато.
        — Значит, все эти наемники, которые лезут к нам эти два месяца — его работа, хм. Это сколько же он денег потратил, чтобы так нас достать? А сколько у него тогда еще осталось — вот вопрос?
        — Найл, у нас отжали еще один объект, вернее два объекта — в соседней системе, где мы решали один деликатный вопрос, атакованы наши корабли.
        — И что там еще?  — взорвался взбешенный бандитос, испугав своей выходкой секретаря — тот не любил, когда кто-то кричал или шумел, по его мнению, такие взрывы эмоций только мешали решению проблемы.
        — Уничтожено два легких крейсера, остальные взяты на абордаж и уже поменяли хозяев и идентификаторы.
        — Ищите эту сволочь, этого говнюка, а как найдете, дайте мне знать — не убивать, сначала поговорим.
        — Что-то я сомневаюсь, что… — попытался усомниться в возможности поимки шахтера один из присутствующих на заседании.
        — А ты не сомневайся, а работай!  — посмотрел на сомневающегося гуманоида глава картеля — на сегодня все.
        Следующие две недели прошли для Найла Фосса и картеля гораздо хуже, чем предыдущие: казалось, что против них воюют все — взрывы, захваты объектов легального и полулегального бизнеса, пропажи грузов и уничтожение членов организации перешли на новый уровень. В какой-то момент, читая очередную сводку о потерях, Фоссу пришла мысль, что этот Шнитке совсем обезумел — вооруженный консенсус превратился в зачистку, причем одностороннюю. Идею слетать в эту Лайну он даже не рассматривал — корпорация проходила регистрацию рядом, в Хамане — где-то там сидел и сам Шнитке, управляя своими наемниками, которые отрабатывали сейчас на его организации свои кредиты.
        Глава картеля уже неделю не покидал своего логова — штаб-квартира картеля находилась на планете, в столице местного государства, окружив себя только самыми надежными и ценными людьми. Парк, посреди которого стоял дом, патрулировали двойки дроидов с погонщиками — хоть применение тяжелого вооружения на планете было строго ограничено государством, Найл, тем не менее, считал, что лучше сегодня заплатить штраф этому государству, чем завтра стать трупом законопослушного гражданина. Тем более что о начавшемся вооруженном конфликте двух юридических лиц знали в службе безопасности и армии: в случае чего, они даже не пошевелятся — все по законам Содружества, ипать их туда и сюда. День, когда ему сообщили о приятных новостях, наступил на шестнадцатые сутки с момента памятного совещания.
        — Шеф, наши люди нашли этого Шнитке — два часа назад он выскочил из гипера и запарковал свой кораблик на палубе станции «Ласс-С03». Отмечают, что турист прибыл на нестандартном судне, не поддающемуся опознанию, но контроль он прошел легко — скорее всего, какой-то бриларский прототип…
        — Да наплевать на его корабль, хоть на буксире — отозвался порядком издерганный шеф — где он сейчас?
        — Наведался в филиал какой-то хаманской детективной конторы, пробыл там недолго — всего часа полтора, потом пошел в ресторан.
        — Мать вашу, тупицы — вы будете ждать, пока он нажрется, а потом перетрахает местных девок? Идиоты — взять его и доставить ко мне!  — Найл уже не сдерживался, брызгая слюной и испуская вокруг себя злобу и гнев.
        Операция по поимке источника всех бед провалилась, о чем было доложено боссу спустя час.
        — Объект заметил преследование и смог оторваться — к сожалению, у нас сейчас нет профессиональных ищеек в системе — сбросил хвост в развлекательном центре станции, и, по-видимому, успешно добрался до своего корабля, так как сразу же разогнался и прыгнул в сторону Хамана. Также отмечается феноменальное ускорение, которое он развил перед прыжком — прототип, однозначно…
        — Отправить три отряда,… нет — четыре, всех, кто есть сейчас в системе, и умеет искать — отдавал распоряжения шеф, выводя на голопанель схему сектора в направлении конгломерата. Вот сюда, сюда и еще в эти две точки — кто-то достанет этого копателя в любом случае. И постарайтесь не подпортить шкурку, то есть этот корабль, раз все так твердят о нем вокруг: прототип, прототип…
        В течение часа систему покинуло все имеющееся летающее воинство картеля — все хотели получить премию, обещанную самим главой, а Найл со своими приближенными немного успокоился и стал ждать хороших новостей. Новости прошли через сутки — немного не такие, как ожидалось и гораздо раньше предполагаемого времени,… но, тем не менее, это были новости, которые удивили всех засевших на базе картеля.
        Первым удивился один из патрульных охранников-погонщиков, когда совсем рядом, перескочив невысокую ограду парка, спрыгнула фигура в неопознанном скафе темно-синего цвета с мелкими светящимися полосками, больше напомнивший ему выходной костюм. То, что у костюма был полноценный закрытый непрозрачный шлем и сзади виднелись рукоятки архаичного холодного оружия, не обеспокоило расслабленного бойца — на этот особняк нападать было мало желающих. Охранник услышал какую-то фразу, которую прокричал незнакомец, но не понял ее — язык был ему не известен. Этому факту он уже не успел удивиться, получив в голову заряд плазмы из плечевой пушки вторженца — ходить с закрытым забралом по планете в такой приятный вечер было кощунством для бойца. Дроиды были лишены сентиментальности, и, потеряв сигнал от погонщика, атаковали незнакомца — правда, без успеха — лазерные импульсы были приняты фигурой в скафе на мечи, которые он успел выхватить сразу, как только сработала его турель. Потом два боевых агрегата получили серию ударов по корпусам, разваливших их на несколько дергающихся частей.
        Вторым удивился парный патруль из двух бойцов и двух дроидов, шедших навстречу первому одиночному патрульному, когда нейросети сообщили своим носителям о пропаже сигнала из центра охраны особняка. В таком случае общение между населением этой дачи происходило через планетарную сеть, и координировать свои действия между собой они не могли — командная сеть пропала. Потом бойцов удивило поведение дроидов — те вдруг пропали из нейроинтерфейса, когда из их корпусов повалил дым — их металлические напарники внезапно поломались. А затем из густых кустов местного красивого растения выскочил незнакомец с мечами и, выкрикнув непонятную фразу на таком же непонятном языке, бросился на них. Один охранник застыл от изумления: такой наглости он не ожидал — секундная заминка стоила ему головы в буквальном смысле слова. Архаичное оружие перерубило шейный отдел скафа вместе с шеей бойца за один удар. Напарник не растерялся, в отличие от своего уже мертвого коллеги, и выпустил в быстро приближающуюся фигуру полмагазина своего ручного игломета. Фигура покачнулась от кинетического удара, и быстро что-то сделала с
клинками. В полном удивлении еще живой боец наблюдал, как его оружие бессильно пытается добраться до тела агрессора, но этому препятствует неизвестно откуда взявшийся энергетический щит, в котором вязли иглы его иглострела. А потом незнакомец добрался до охранника и тот повторил судьбу своего коллеги.
        Третья пара работников местной охранной службы поплатилась за свое пренебрежение к опасности ситуации: открыв шлемы своих скафов, они горячо обсуждали достоинства и недостатки своих новых подружек, которых успели подцепить пару дней назад в одном из корпоративных баров картеля. Спорили и смаковали подробности так громко, что даже не успели удивиться фразе: «Все зло от баб!», прозвучавшей откуда-то сзади, как были зарублены за пару секунд. Парочка их дроидов-помощников даже не пыталась что-то сделать — видимо, двигались под прямым управлением, так как, потеряв связь с погонщиками, тупо застыли на месте, дойдя до поворота маршрута, где их и уполовинили.
        Самое достойное сопротивление чужаку оказал последний, четвертый патруль — два человека, четыре дроида — это были охранники со стажем и головой. Сразу после пропажи сигнала местной инфосети они перешли в тревожно-параноидальный режим несения службы и доставили незнакомцу немало хлопот. Патруль встретился с ним лицом к лицу, когда тот вывалился прямо из-за угла аккуратной аллеи — драка продолжалась сравнительно недолго, но после ее окончания чужак некоторое время приходил в себя от попаданий дроидов: те оказались слабо-распространенными моделями с роторными скорострельными иглометами. В этой потасовке никто уже не удивлялся — здесь все было серьезно, но тем не менее охрана погибла, а неизвестный тип в темно-синем скафе, немного постояв на месте, направился к особняку.
        Парочка торпед на входе тоже удивилась, когда увидела перед собой улыбающегося типа с открытым забралом, что-то весело спросив у них на непонятном языке. Потом каждый из них получил по заряду плазмы в лицо, а нежданный гость закрыл свое забрало, что-то при этом пробурчав и пошел искать остальных жителей этой фазенды.
        — Что тут происходит?  — удивился Найл Фросс, когда отключилось энергоснабжение, и дом погрузился в сумерки наступающего вечера.
        — Аварийная остановка основного генератора, перехожу не резервные на… — договорить домовой искин, отвечающий за системы обеспечения и энергоснабжения, не успел — причина осталась никому не известна.
        — Эй, Сталки, иди, разберись, что там случилось — вызвал к себе координатора и выдал тому ценное указание — свет пропал, сеть пропала — только планетарная работает,… давай, пошевеливайся.
        Минут через двадцать, когда все попытки вновь запустить энергосистему не удались, стало понятно, что появились новости несколько другого сорта…
        Примерно в то же время в системе с кодовым обозначением 14-ФД-207В висел в пустоте большой корабль, а внутри него искусственный интеллект по имени Мартуся обозревал местные красоты.
        — Эх,… людей нет, хозяина нет, врагов тоже нет — так и со скуки можно свихнуться… О! Есть прокол метрики, ну-ка, ну-ка, что там у нас летает…? Какое убожество, однозначно в сырье!.. О! Еще один кораблик — ну, этот немного лучше первого, но все равно… не мое, нет… А вот и новое пополнение! Еще один — неплохо-неплохо, вечер перестает быть томным… хм. И где я такого набралась — надо поменьше копаться в голове у Макса, там есть такие выражения, что мне становится как-то не по себе, мдя. Ладно, пора с парнями перетереть — скорее всего, это из тех, кто ищет моего пилота.
        Средний ударный крейсер картеля вышел из прыжка вторым, а вскоре и третий участник погони выпрыгнул, и стая начала обшаривать систему своими сканерами — здесь вполне мог прятаться их источник неприятностей, этот Шнитке. Такие же группы сейчас шарили в соседних с Ласс-Кортом системах — лидеры групп получили однозначные указания по цели поиска и методам работы с ней.
        — Есть активность на сканере — доложил Грок, штатный связист и второй пилот по совместительству — но это не малый корабль, это что-то большое… я даже не могу идентифицировать — нет совпадения в классификаторе.
        — Входящий вызов — подал голос бортовой искин — линкор серии «Треммо-ШН6.100к», абонент Мартуся, принять?
        — Что-то?  — опешил капитан — какая на@рен Мат… Мартуся? Линкор, говоришь… кхм… принять, конечно.
        — Кто такие? Куда крадемся? Цель прибытия в систему? Документы предъявляем: паспорт, военный билет, права, страховка, зеленая карта, медицинская карта с отметками о прививках. Быстрее, не задерживайте меня — вас много, а я одна!
        Троица разумных, несущих боевое дежурство в рубке крейсера очумело переглядывалась, взирая на голопанель и пытаясь понять, что им такого только что сказали. А на самой голопанели наблюдался шарообразный дроид, который висел в рубке этого линкора и махал своими манипуляторами, причем модель агрегата не идентифицировалась, высвечивая непонятное «Мартуся № 3».
        — Грок, я не понял, это что, с нами дроид разговаривает какой-то?  — первым среагировал капитан крейсера — какой еще линкор, нет такого в базах. Что за глупые шутки, как тебя там… э… Мат… Мартуся?
        — Тебе виднее, ты капитан — парировал связист — он по сканеру видел, что насчет линкора это совсем не шутка и не разделял недоверчивости своего командира, однако, картинка на голопанели его тоже позабавила.
        — Может, меня и нет по базам, но я тебе сейчас покажусь, никуда не уходи, я приближаюсь,… только смотри, не обделайся, как увидишь. И вообще, мне повторить вопрос: какого х@я вы тут делаете, организмы?
        — Капитан, я бы тебе посоветовал быть повежливее — это действительно линкор, только какой-то не опознающийся, ипать.
        — Вот-вот, умный мальчик — дело говорит, так что там по поводу цели прибытия сюда, в мою систему?
        — Ничего личного, уважаемая Мартуся — занимаемся поиском одного разумного — Макс Шнитке тут не пролетал случайно?
        — Хм, это такой мужчина лет сорока- сорока пяти, темные волосы, гражданство Брилара, на малом корабле неустановленного образца, такой очень шустрый и круглый, да? Летел оттуда в направлении туда — так?
        — Да-да, он самый — обрадовались в рубке крейсера.
        — Нет, не пролетал — огорчила бойцов говорящая сфера на панели, уныло свесив манипуляторы — хозяин отлучился по делам, я за него — а-ха-ха-ха.
        В этот момент огромная туша штабного носителя выползла их тени ближайшего планетоида и стала медленно разворачиваться носом в сторону стаи. Первым из трех кораблей не выдержал фрегат — с перепуга выпустил в гиганта все свои ракеты и стал разворачиваться для разгона. Представители картеля пришли к мысли, что они перепутали систему — им надо в соседнюю, а щит корабля-прототипа легко поглотил всю энергию от подрыва группы неуправляемых ракет.
        — Кто так стреляет? Ну, кто так стреляет?  — сокрушался на голопанели круглый дроид, довольно правдоподобно жестикулируя своими манипуляторами-руками — смотрите, как надо, убогие!
        Убогие не видели и не знали, но в этот момент искин гиганта разрядил два своих туннельных укорителя, отправив по направлению наглеца две болванки — результат стрельбы удовлетворил всех, кроме работников картеля. Одна штучка улетела покорять просторы вселенной, пролетев в сотне метров от цели, зато вторая влетела прямо в зад удиравшему агрессору, освободив там свою чудовищную энергию. Двигатели, реакторы — там все было рядом, поэтому на двух других судах звена сразу поняли, что их стало двое — небольшая вспышка и на тактической схеме одной союзной отметкой стало меньше.
        — Сброс малых бортов — сообщил искин крейсера — не опознаются,… сорок целей, рекомендую уклониться от боя.
        — Разворачивайся и прыгай, это не наша цель,… хотя… откуда она знает о Шнитке: корабль, гражданство, волосы?  — недоумевал капитан, пока пилот и искин пытались развернуть крейсер в нужном направлении.
        — Капитан, ты хоть и мой начальник, но дурак!  — отреагировал Грок — она же так и сказала: хозяин отлучился по делам.
        — Контакт через три минуты — огорчил всех бортовой мозг — цели разделились: половина с вектором сближения, вторая половина двигается на корабль сопровождения.
        — Эй, организмы, стоять! Я еще с вами не закончила — попытка бегства с места ДТП: наказание — смерть!
        Потом, когда скоротечный бой закончился полным разгромом противника, продвинутая личность занялась анализом сражения, подводя итоги и оценивая свою боевую эффективность. В рубке кружили уже два дрона с идентификаторами «Мартуся № 1» и «Мартуся № 2». Фактически, это была одна личность, но эти два шарика как-то не ладили друг с другом.
        — Потери?
        — Какие потери, дура? Нам попались любители…
        — Кто тут дура, я что ли? На себя посмотри, лахудра крашеная…
        — Кто лахудра крашеная? Ты совсем страх потеряла, овца безмозглая, я все сделала сама, пока ты тут спала, коза!
        — Сама ты лошадь педальная! Я такую овцу, как ты, копытами топтала на днях…
        Некоторое время два шарика молчали — интеллект пытался понять, как можно совместить четвероногое животное с далекой родины наставника с педалями, а потом два дрона снова сцепились.
        — Засунь свои манипуляторы себе в реактор, корова недойная, им там самое место!
        — Мускусный цурипопик Мучо!  — убейся об переборку — помоги вселенной!
        Потом шарики стали рубиться на полном серьезе, но так как плазменные резаки у них были изъяты при модернизации, то пришлось им долго хлестать друг друга манипуляторами и бросаться в лобовую атаку, пока у обоих что-то не сломалось внутри и они не упали на пол рубки, подергиваясь и продолжая обзываться различными нехорошими словами сразу из нескольких языковых пакетов, обнаруженных в голове у своего пилота.
        — Фух, что это со мной?  — вырвалось из динамиков в потолке рубки — занесло что-то меня не по теме. Все, надо осторожнее с ненормативной лексикой: смысл некоторых фраз из памяти Макса неоднозначен. И вообще — надо фильтровать базар… вот еще одна идиома — размышляло вслух это чудо древней техники, а в рубку в это время вбежало несколько ремонтных паучков и они шустро утащили двух вяло переругивающихся дроидов на ремонт.
        — Система 14-ФД-208к, вышли штатно — сообщила Мартуся, когда «Треммо» выскочил из зеркала гиперперехода и стал медленно дрейфовать возле одной из безжизненных планет — в общем, никого — грусть, тоска и печаль. А сейчас еще и пилот смотает удочки, так вообще можно будет повеситься — бормотали динамики с потолка рубки.
        — Кхе, кха… мдя — закашлялся пилот — давайте лучше повторим порядок наших дальнейших действий.
        — Ой, да ладно тебе Макс: уже стопиццот раз повторили, скоро повторялка отвалится у меня — лети уж давай, мой герой!
        Совершенно обалдевший от риторики своего умного искина землянин побрел в курьер — третья фаза операции «Обманка» вступала в действие. Здесь его тоже ждал небольшой сюрприз, так как Мартуся успела провести апгрейд и внедрить частицу своей структуры в Ареса.
        — Ну что шеф, погнали? Чего тут воздух портить?  — огорошил умник технолога, как только тот вошел в рубку.
        — Погнали, что ж теперь делать?  — землянин закрыл лицо руками — искин совершенствовал свой лексикон на глазах.
        ГЛАВА 10
        Надо отметить тот факт, что древняя псевдоличность сдержала свое слово — изменения в поведении были минимальные, тембр остался прежним, а немного нестандартный лексикон бортового умника только улучшил процесс общения капитана со своим имуществом. Так как до конечной точки маршрута было двадцать часов полета, то хозяин решил поспать про запас — впереди двое тяжелых суток, пока курьер сделает два прыжка туда-сюда. Пробуждение через некоторое время пилота не прошло незамеченным для Ареса.
        — Господин пилот, разрешите обратиться?  — строгим армейским голосом произнесли динамики внутренней сети, окончательно прогоняя сон из головы разумного.
        — Кхм,… обращайтесь… ся, в чем дело?  — поинтересовался немного заторможенный в реакциях после сна человек.
        — Ваше приказание выполнено!
        — Да? Странно, я вроде ничего тебе не приказывал?  — удивился пилот, почесывая макушку.
        — А я ничего и не делал — а-ха-ха-ха!  — Максу показалось, что прозрачная сфера, висевшая над приставным столиком, стала дергаться в такт световым вспышкам внутри себя.
        Сначала ему захотелось разобраться с наглым выскочкой, но потом человеческая натура взяла верх, и он присоединился к веселью своего нестандартного искина.
        — Система 13-ФД-208с, она же Ласс-Корт, нормально вышли, все тип-топ, сколько тут всякого хлама летает — доложился Арес — тут диспетчер этого карнавала какие-то вопросы задает. Может послать его, а то: кто, зачем, корабль не опознается…?
        — Но-но, не перегибай, работаем по плану — давай к станции «Ласс-С03», там филиал нашей детективной конторы из Хамана — зайду, узнаю, на какой степени сейчас операция, сколько контрактов закрыли и так далее.
        — Натюрлих, босс, все будет сделано в лучшем виде, жду сигнала. А я пока процесс еще не пошел, пошарюсь по местной сети, пару новых анекдотов накопаю,… и вообще…
        Визит в офис сыскной конторы занял некоторое время: решил текущие вопросы, ознакомился с ситуацией. Она радовала, так как в некоторых случаях наемники проявляли инициативу и шли на нестандартные решения поставленных задач. Так, например ему понравилось, когда один отряд полностью разобрал и вывез оборудование одного из легальных предприятий картеля. Такие моменты были оговорены в контрактах: трофеи, чем в данном случае считалось это оборудование, законно принадлежали наемникам, поэтому процесс опускания преступной организации на дно шел семимильными шагами. Решив, таким образом, все текущие проблемы, поблагодарил сотрудников и направился в ближайший ресторан: следовало показать себя, да и подкрепиться не мешало, ведь хорошо пожрать Макс любил еще с детства, чего греха таить.
        Слежку заметил, когда пошел немного прогуляться после плотного обеда: несколько неоднозначных типов усердно делали вид, что рассматривают свои ботинки, рекламу и витрины над головами. Сбросить хвост решил в многолюдном месте — пока ел в ресторане, успел ознакомиться с развлекательной индустрией станции: несколько круглосуточных танцполов были для этого наилучшим местом. Там и оторвался, причем сделал это в туалете, где подождал, когда туда забегут его преследователи и отправил бойцов в короткий оздоровительный сон на полу туалета. Потом вернулся в зал и несколько минут выбирал себе подругу на ночь — следовало затаиться, как минимум, на двое суток, пока не вернется курьер. Финальную фазу операции «Обманка» он планировал провести за три-четыре часа. Девушка оказалась полупьяной и довольно сговорчивой, поэтому уже скоро парочка влезла в местный аналог такси и укатила развлекаться по-взрослому в место проживания подруги. Жилой модуль не блистал, собственно, как и подружка.
        — На один раз сойдет — хмыкнул себе подпольщик, причем, к чему относилась данная фраза, было непонятно: к номеру или к девушке. Скорее всего, к одному и другому.
        Но девушка показала класс — землянин не ожидал такой самоотдачи от полупьяного организма и вечер прошел на высшем уровне. Следующий день тоже, особенно после того, как мужчина заказал в жилой модуль доставку большой порции хорошего алкоголя, закуски и, конечно же, мафотиков. Увидев дорогое лакомство, подруга устроила своему кавалеру настоящие скачки на жеребце — к концу дня террорист-подпольщик чувствовал себя, как выжатый лимон, но весьма довольный. Когда девушка ближе к вечеру заснула, не спеша оделся, поел и погрузился в местную инфосеть: следовало отправляться на планету. Верный своим предпочтениям, не стал пользоваться орбитальным лифтом — там шансов засветиться больше, и воспользовался рейсовым челноком. Две тысячи кредитов и чуть более часа полета, и вот он уже в полисе, недалеко от которого располагался участок, принадлежащий этому самому Найлу.
        Данные по особняку и парку, внутри которого он стоял, мужчина получил еще в Хамане от той же детективной фирмы, поэтому у него сложился нехитрый план проникновения и зачистки территории. Вмешательства третьих сторон человек не опасался: по закону вооруженного конфликта интересов в потасовку не вмешивается даже СБ планеты — окончание боевых действий должно быть подтверждено обеими сторонами. Или в случае уничтожения одной из сторон протоколами победившей стороны, которые передавались органам правопорядка. Главное, чтобы действия воюющих противников не наносили вреда посторонним лицам и чужому имуществу — тогда государство вмешивалось и делало виноватыми обоих оппонентов, не особо вникая, кто куда целился и куда попал при этом. Учитывая возможные небольшие трофеи, следовало озаботиться небольшим транспортным средством для их теоретического вывоза, да и путешествовать до дома главгада пешком тоже не комильфо.
        Поэтому погрузился в местную инфосеть в поисках чего-то дешевого и относительно работоспособного. Грузовые флаеры сразу отбросил в сторону — слишком дорого для одного рейса, потом все равно не продать за ту цену, что купил. Малые платформы на планете не пользовались успехом — ту выбора не было никакого, поэтому пришлось выбирать колесный вариант — как на Земле в свое время. Зато цены тут порадовали: за небольшой грузовик с трехметровым кузовом, который больше подходил под понятие «бус» отдал всего две тысячи двести кредитов. Условно «автомобиль» имел остаточный ресурс 48 % и продавец от радости, что смог столкнуть неликвид какому-то лоху, пригнал этот агрегат в космопорт с полными баками. Поездка до окрестностей парка, где находилась усадьба Найла Фросса, заняла два с половиной часа и оставила приятные впечатления: хорошая дорога, мягкая подвеска, гасившая редкие неровности покрытия, хорошая звукоизоляция и музыка.
        К тому времени Арес и Мартуся конкретно покопались в воспоминаниях человека и теперь Макс имел записанным в хранилище своей нейросети все то, что слушал на Земле. Два часа любимых хитов пролетели незаметно, и к дому шеф картеля технолог подъезжал под тягучую композицию «RODHOUSE BLUES» BYSTATUS QUO  — операция «Обманка» близилась к завершению. Оставил агрегат в пяти минутах бега от цели путешествия — глава местной мафии отгородился от мира невысоким заборчиком — на Земле многие строители такие препятствия ставили заметно выше ростом. Подключил свой дар, чтобы разобраться, сколько и что его ждет за этим препятствием: насчитал четыре группы слабых желтых энергоматриц — скорее всего, это дроиды в сопровождении бойцов-погонщиков, а возможно, что и те и другие сами по себе. Ведь в таком здании есть искин, который может вполне пристойно руководить металлическими пауками — дистанция позволяла.
        Прямо возле него сейчас двигалась первая парочка — два дроида, а вот, сколько с ними людей он не видел, а если они и были, то явно без энергетических щитов — накопители и мобильные реакторы он бы заметил. Так как примерный план был составлен, то тут же приступил к его выполнению: небольшой разбег, прыжок, усиленный скафом, и вот он приземляется почти напротив одного бойца и пары дроидов. Не снижая темпа, чтобы не дать охраннику принять решение, озадачил его вопросом, которого тот, к сожалению, не понял.
        — Фамилия, размер сапог, боец?  — и тут же выстрелил ему в голову из плечевой турели — этот баран был на боевом дежурстве с неактивным шлемом: дышал свежим вечерним воздухом и глотнул немного плазмы. Дроиды тут же атаковали Макса, но с нулевым успехом, а атака «Серого когтя» была намного результативнее, и вскоре вместо двух боевых агрегатов террорист оставил после себя кучку запчастей различного размера.
        — Штурм унд дранг — ухмыльнулся он, передвигаясь по парку — такой вот простой план у меня.
        Потом ему пришла мысль облегчить себе жизнь и усложнить ее окопавшемуся противнику — вывести из игры искина этой дачи со всеми системами, в том числе и с системой удаленного контроля дроидов, наблюдения и вырубить командную сеть охраны. Всего-то требовалось провести небольшую энергетическую атаку на домовой реактор — он виделся технологу как небольшая сфера насыщенного желтого цвета. Менее минуты и где-то в глубинах дома погасло чудо техники, а затем мужчина на всякий случай погасил два непонятных шарика примерно в том же месте — это могло быть чем угодно, и террорист решил перестраховаться на всякий случай. Рядом, за густой посадкой чего-то, что называется в народе «живая изгородь», прогуливалась вторая группа охранного контингента парка — так он оценил два пятна желтого цвета от парочки дроидов. Чтобы облегчить себе задачу, выплеснул немного черной энергии из своего резерва — за изгородью послышались негромкие хлопки, запахло дымом горевшего пластика и удивленные возгласы людей — по голосам определил, что бойцов там двое.
        — Счазз я буду вас рэзать!  — с таким воплем проломился сквозь ветки кустарника, столкнувшись вплотную с ошеломленными людьми — одному из них сразу не повезло, когда землянин провел атаку с применением клинков.
        Голова охранника полетела в сторону, в то время как из шеи толчками вылетали фонтанчики крови — сердце еще немного поработало, прежде чем тело упало на аккуратную дорожку, заливая ее красной жидкостью. Напарник убитого среагировал быстро, выпустив в специалиста кучу жалящих убийц — получив сильный удар в грудь, от которого сперло дыхание, нападающий запнулся на мгновение, а потом скрестил мечи, активировав защитное поле. Дальше дело пошло проще и вскоре второй боец тоже лишился самой главной части тела, составив компанию своему коллеге по работе. Начинающий ниндзя решил зачистить сначала всю внешнюю охрану, перед тем, как лезть в дом — чтобы потом никто в спину не ударил чем-то нехорошим.
        Следующую группу обнаружил по энергетике и громким звукам какого-то спора: прислушался к беседе, когда смог подобраться довольно близко и усмехнулся. Двое громил, наплевав на протоколы безопасности при дежурстве, громко смаковали достоинства своих девиц, с которыми уже несколько ночей занимались специфическими постельными упражнениями. Один высоко оценивал сиськи своей девахи, а другой больше вспоминал попку своей подружки. Некоторое время они одобрительно отзывались об округлостях девиц, а потом им пришла в голову мысль завтра вечером, когда их отпустят с дежурства, устроить групповушку и попробовать подругу напарника на вкус, так сказать. Так как ничего нового или важного мужчина не услышал в этой пустой болтовне, то тихо подобрался сзади и подрезал обоих, а потом и их двух дроидов, которые тупо шагали дальше, пока их не пустили на запчасти.
        — Все зло от баб! Парни умерли за сиськи своих девах — глубокомысленно резюмировал террорист схватку.
        Больше всего хлопот и неприятных моментов доставил ему последний патруль — там все организовано было правильно, так как диверсанта обнаружили на подходе — скорее всего по тепловой сигнатуре, так как уже вечерело, и вокруг было довольно темно. Самым неожиданным и неприятным моментом оказалась пара дроидов с кинетическими иглометами — выскочив в десяти метрах от людей, Макс напоролся на пауков, которые двигались в отдалении от своих погонщиков. Понимая, что проверять на себе, сколько продержится его щит под ливнем крупнокалиберных игл не стоит, занялся механическими бойцами — пришлось попрыгать, изображая из себя шуструю мишень. К сожалению, дроиды тоже оказались шустрыми, а вдобавок к веселью подтянулись оба бойца, также поливая наглого агрессора из своих скорострелок. Итог оказался в пользу специалиста, но герой после этой стычки отдыхал минут десять, восстанавливая силы и уровень пси-резерва, который пошел на поддержку щита — все-таки кинетическое оружие доставило ему много хлопот. Немного удивился системе патрулей особняка:
        — Что это они все парами ходят — пидоры, что ли? Вот самый первый был правильным мужиком, а эти…
        В дом решил пойти с главного входа: вряд ли в жилом доме держат дроидов — обстановка, полы, мебель, красота и все такое прочее — эти пауки там все поцарапают и побьют, их место на открытом пространстве. Ведь даже на кораблях их никто не держит в каютах — для этого есть специальные помещения, ниши и так далее. Открыл забрало, навесил на лицо радостную улыбку и постучался.
        — Привет пацаны, можно воспользоваться вашим туалетом — приперло?  — следом за срывом шаблона в головы тупых торпед полетели два плазменных сгустка, превратив их в слегка подгоревший лангет.
        Больше в доме бойцов не обнаружил и немного удивился этому факту — обычно, в земных боевиках про разных бандюков и мафиози в таких местах охраны было море. Очевидно, здесь главные надежды полагались на внешние патрули и дроидов, а вполне возможно, что это были остатки личной гвардии руководства картеля после двух месяцев работы наемников. Зато обнаружил пятерых мужчин серьезного вида и десяток женщин и девушек разной комплекции и возраста. Среди всех найденных героев не оказалось, зато были обнаружены цели финальной фазы операции «Обманка»: глава картеля Найл Фросс и его бухгалтер Чико Паконес — с этими субъектами следовало поговорить предметно,… но недолго. Остальных мужчин решено было пустить вперед руководства — вряд ли это простые боевики, у них тоже должны быть кредиты. Начало финансовым вливаниям положил некто Дроки Финч, как понял землянин по идентификатору — хмурый тип вложил в развитие корпорации «М.Ш.Тех» почти семьсот миллионов кредитов. Затем его начинание поддержали еще двое мафиози: счет молодой корпорации рос скачкообразно, и к моменту начала самой важной беседы вырос до двух
миллиардов — тенденция накопления активов откровенно радовала специалиста по концентратам.
        — Здравствуй Найл, не ожидал? По глазам вижу, что нет — но это и не важно, а важно лишь то, что у тебя есть нечто, очень нужное мне, и я это получу, хочешь ты того или не хочешь. Так что приступим, пожалуй…
        — Проклятье, тебя ведь нет в системе, этого не может быть, ты же улетел, как ты тут оказался?  — не обращая внимания на слова человека, закричал шеф картеля — и чего ты прицепился так ко мне и моей организации, что мы такого тебе сделали? Попробовали пощипать — не получилось, и на этом все…
        — Все, говоришь, ублюдок?  — землянин легко поднял за горло мафиози и стал выплевывать ему в лицо свои мысли и обвинения — ты послал за мной убийц, помнишь такого Луку Ваносса? Вижу, что помнишь — я оправил его к предкам, он захлебнулся собственным дерьмом, как и вся его команда на том рейдере — достойная смерть для таких выродков, ха-ха-ха.
        Лицо Найла между тем стало краснеть от удушья — шею сдавливала рука в перчатке, мешая нормальному кровотоку и дыханию — Фросс начинал задыхаться, не имея сил вырваться из металлического захвата.
        — А знаешь, что потом случилось? Я провалялся замороженным куском мяса целых семь лет — семь лет полноценной жизни ты у меня отобрал, но и это еще не главное. Потом я попал к валлингам — эти зеленые уроды изучали на мне анатомию людей — на живом экземпляре, их смешило, когда я выл от боли, теряя сознание раз за разом от болевого шока. И это тоже на твоей совести, поэтому, сегодня я получу все, что запланировал — заберу у тебя все, что у тебя еще осталось, убью тебя и твою женщину, чтобы некому было вспомнить о вашей гребаной семейке. А теперь скажи мне, как ты хочешь умереть — у тебя два варианта? Быстро отдаешь все, что у тебя есть на счету и так же быстро умираешь, или играешь в героя и умираешь медленно. Я тут нашел парочку неплохих медицинских капсул — буду откачивать тебя и снова пытать, пока не получу доступ к счету. Итак? О, чуть не забыл — если вдруг у тебя стоит имплант контроля сознания, и ты начнешь подозрительно часто его терять — я засуну тебя опять же в эту капсулу, вытяну из твоей головы все, что там установлено и потом мы продолжим общение.
        Макс был неудовлетворен, глядя на мертвое тело хозяина дома — тот подкинул на развитие всего два с четвертью миллиарда кредитов — он рассчитывал совсем на другой приход. Очевидно, все средства были вложены в производство, сырьевые базы, недвижимость и другие активы — все то, что захватили нанятые им наемники. Тут специалист понял, что немного просчитался, но взгляд зацепился за второго претендента на спонсорство — Чико с расширенными глазами следил за передвижениями гостя, ожидая своей очереди.
        — Хм, а ты чем можешь меня порадовать, уважаемый: как насчет картельных счетов, ты ведь имеешь к ним доступ,… или ты бесполезен для меня?
        Когда искрящееся лезвие остановилось возле горла бухгалтера, тот заговорил, кивнув головой.
        — Кое-что еще есть, но немного — последний месяц мы несли одни убытки и расходы, но я знаю, у кого должна быть некоторая сумма — многозначительно посмотрел он на нашего героя.
        — Я так понял, ты хочешь со мной договориться?  — Максу стало интересно, что кто-то что-то еще имеет в этом здании. Продолжай, если сведения будут ценными, в прямом значении этого слова, то я подумаю.
        — Мне ничего и не надо, кроме моей жизни — начал Чико, у которого недавно созрел план своего спасения — на свою жену, которая сейчас находилась среди пленников, ему было плевать — она ему уже надоела, а тут такой шанс от нее избавиться!
        — Там среди женщин есть жена этого Найла — у нее свой счет, ее партнер использовал его для разных операций, каких именно, я не знаю — он мне не докладывал. Вот там может быть неплохая сумма — эта информация в обмен на жизнь, договорились?
        — Хм, а остальные — их там десяток, тоже ведь чьи-то жены?
        — Так и есть, жены тех, что первыми пустил в расход, но у них вряд ли что-то есть — их мужья держали свои деньги при себе. Те, что помоложе — просто шлюхи для развлечений, а некоторые были подружками охранников.
        — Тайники, сейфы, заначки?
        — Я знаю только об одном в рабочем кабинете Найла на третьем этаже — кода не знаю, это личные апартаменты шефа. Может, есть еще один или два — тоже не в курсе, я бухгалтер картеля, приезжал сюда с отчетами по работе и с домом знаком плохо.
        — Хорошо, посиди пока тут — с этими словами технолог быстро вколол бухгалтеру снотворное, так как доверять ему полностью было бы глупо.
        Несколько капсул с разными препаратами он прихватил с собой, прогнозируя сложности с получением доступа к счетам руководства картеля — но как-то не пригодились. Сначала наведался к запертым женщинам — троицу более солидных мадам распотрошил на кредиты за десять минут. Не доверяя полностью словам этого Чико, проверил баланс у всех. Больше всего порадовала жена покойного шефа картеля: плюс полтора миллиарда в копилку молодой, быстро развивающейся корпорации, а вот остальные были не при деньгах. Потом всех убил, чтобы впоследствии его никто больше не искал и не создавал ненужных проблем. Пятерку девушек решил отпустить — к картелю они никакого отношения не имели — девочки по вызову.
        Затем нашел упомянутый сейф — вещь оказалась с электронным замком и после отключения питания он разблокировался, но содержимое было скудным: чипы с парольной защитой, личная информация непристойного характера на неизвестных ему людей — покойный собирал компромат на конкурентов и своих подопечных — осиное гнездо. Тридцать шесть миллионов на банковских чипах — мелочь, а приятно. Осматривать дом не стал — он был огромен, да и опыта устройства тайников у него нет никакого: тут можно сутками бродить, осматривая, просвечивая и простукивая стены с нулевым шансом на успех. В энергетическом взгляде тоже ничего не светилось — если покойный хозяин здесь что-то и прятал, то своим даром мужчина этого обнаружить не мог никак.
        В итоге он довел свой счет в банке до пяти миллиардов семисот пятидесяти миллионов кредитов, и это было хорошим итогом операции: и отомстил за потраченные впустую годы и заработал. Чико так и лежал на полу в состоянии принудительного сна — действие препарата должно было продлиться еще часа четыре-пять, а за это время должен был появиться его «Флоу-м» и забрать хозяина. Погрузив пятерку девушек в свой транспорт, который подогнал к фазенде — подумал, что их скорее всего, замучают допросами оставшиеся члены картеля, когда вернутся обратно из поисковых рейдов в космосе, не найдя там никого. А зрелище мертвого руководства картеля неизбежно вызовет у мафиози множество вопросов к случайным свидетельницам — пусть мучаются загадками.
        — Вас там никогда не было и вы ничего не знаете — заявил он шлюшкам, когда бус приехал в космопорт — а чтобы вы не сомневались, я вам скину по паре тысяч кредитов и постарайтесь убраться отсюда подальше — это в ваших же интересах, ибо подопечные тех, кто остался там на полу могут оказаться слишком любознательными по отношению к вам, понятно?
        Получив по тридцать тысяч на свои счета, все пятеро шустро исчезли из виду, приняв предупреждение незнакомца в темно-синем скафе к сведению. На орбиту поднимался также челноком — снова две тысячи и снова здравствуй станция «Ласс-С03». Опять наведался в детективную фирму, где закрыл все контракты в связи с окончанием вооруженного конфликта двух сторон — инцидент считался исчерпанным. По этому же поводу пообщался с представителем СБ системы, представив тому протоколы своего пребывания в штаб-квартире картеля, где подтверждался факт физического уничтожения руководства этой организации — вопрос был закрыт. Вскоре вышел из прыжка его кораблик: ИИ соблюдал все инструкции своего пилота — немного формальностей и Макс снова у себя. Теперь можно возвращаться в Форпасс, ведь скоро приедет его Юли, да и остальные люди, решившие принять трехлетний контракт с его корпорацией, ненадолго от нее отстанут.
        — Стартуй Арес, здесь твой хозяин решил все вопросы — через некоторое время необычный дисколет исчез в небольшой вспышке, а хозяин этого чуда все время разгона слушал музыку, и последней композицией перед прыжком пошла длинная тягучая «AIN’T NO FUN» BY AC/DC.
        А через пару часов в особняке на полу пришел в себя Чико Паконес — осмотрелся и облегченно вздохнул: он жив, цел и невредим и свою дальнейшую жизнь собирался начать по-другому, тем более что знал кое-какие местные секреты — смог удачно утаить от этого чокнутого Шнитке немного информации. Прошелся по особняку — все его бывшие руководители лежали мертвыми холодными тушками в разных местах этого огромного дома, в том числе и его бывшая жена — особа, весьма падкая на деньги. Пнув ногой бывшую супругу, пошел в спальню мертвого Найла Фросса — там был еще один сейф, содержимое которого должно было обеспечить Чико приятную жизнь в ближайшее время. Он много потратил сил и средств и личного участия для того, чтобы узнать о его местоположении, а уж открыть сейф для него не составляло труда, так как покойный был однолюбом в этом вопросе, и устройство также оказалось с электронным замком.
        Вытянув небольшую статуэтку из ниши в спальне, нашел там то, что искал: небольшая дверка с темной контрольной панелью была сейчас немного приоткрыта. Пересмотрел содержимое и усмехнулся — почти двести миллионов и какие-то сертификаты на недвижимость в соседней системе — именно то, что надо, чтобы убраться отсюда и сменить место жительства. К прежнему образу жизни он решил не возвращаться — чем закончилось для его руководства случайное столкновение с неадекватным шахтером, он увидел собственными глазами. А уж искать этого типа ему и голову не приходило — переселюсь, найду себе молодую женщину без патологической страсти к деньгам, что-нибудь организую, все-таки бухгалтер я неплохой. Так думал бывший работник картеля «Дорвали», складывая чипы с деньгами и кое-какие ценности в небольшой контейнер. Потом сел в свой флаер и навсегда покинул это место на планете. А в ближней перспективе он собирался покинуть и саму планету.
        Система, где Макса дожидался его линкор, почти не изменилась, только добавилось немного хлама, который медленно дрейфовал в сторону местного светила — интересоваться лично, что там летает, не стал — всю необходимую информацию можно получить у искина корабля, он точно в курсе дел.
        — Искин, доклад, что тут новенького? Проблемы?
        — Проблем нет, были туристы на трех лоханках, искали тебя — я сказала, что ты в командировке… не поверили, стали обыскивать систему — наткнулись на меня. Я просто поинтересовалась целью визита — взяли и пальнули в меня чем-то нехорошим,… не попали.
        — И дальше…?
        — Дальше я пальнула — попала. Они решили сбежать, не ответив на пару злободневных вопросов — пришлось наказать… вот.
        — А эти обломки на сырье чего не переработала?
        — Грузить некуда, весь трюм забит еще с Фопрасса, да и смысла особого нет — я не проверяла скрупулезно, но там и по виду один трешак.
        — Тогда отправляемся обратно, скоро команда начнет собираться, времени мало — вперед организмы!
        К моменту возвращения в Фопрасс все оплаченные контейнеры с зародышами «ИИ Колонии» уже дожидались покупателя у посредника — теперь у Макса имелось сорок восемь потенциальных союзников. Вот только сейчас мужчина соображал, где взять столько псиоников, которые согласятся связать свою жизнь с псевдоличностью на длительный период.
        — Ладно, это подождет — сначала надо еще раз обдумать, что еще требуется докупить в обжитом пространстве. А для этого надо просмотреть внимательней спецификацию верфи — у Круна полтора десятка пилотов, а у меня всего пять специализированных корабликов — помнится, там в комплекте идут какие-то КИПы…
        Повторный просмотр пакета о комплектации верфи «Жукрезо-А6» подтвердил сомнения технолога: в комплекте шло четыре шахтерских корабля, почти аналоги его бывшего «Фортера», с той разницей, что немного отличалось вооружение. Фронтальных иглометов не было, зато количество туннельных ста двадцати миллиметровых пушек было увеличено до четырех, а в остальном все тоже,… только обозначение узлов и модулей было другим — техника все-таки хаманская, а не из Брилара. Поэтому связался с Фран Де Гиром и заказал с доставкой еще пять штурмовиков из тех, что попроще — восемнадцать миллионов ушло к новому хозяину, а кораблики вскоре разместились на летной палубе рядом с уже имеющимися. Искин потратил пятнадцать минут, чтобы изучить их устройство досконально и выдал свой вердикт.
        — Хлам. Вот не понимаю я твоей логики, шеф — зачем это тащить ко мне на борт, это же техника на уровне асфальта…
        Ввязываться в словесные баталии с Мартусей не стал — за последнее время продвинутая личность значительно подняла свой уровень риторики и на одно замечание Макса находила два аргументированных возражения. Так как ожидалось прибытие команды, то пришлось перевести линкор, а затем и межсистемник с разобранной верфью из зоны консервации военной станции на дальнюю орбиту вдали от оживленного пространства вкруг планеты. Здесь можно было торчать до бесконечности — плата за это не взималась, но и гарантий безопасности не давал никто. Впрочем, технолог сомневался, что к линкору кто-то изъявит желание наведаться в гости, а еще и учитывая, что это военизированный Хаман…
        Мужчина решил узаконить свои отношения с Юли и сделать это сразу же по ее прибытию, а для этого он предпринял несколько шагов. Во-первых, изучил местное законодательство — здесь не было никаких особых правил и обязательств: все, что требовалось по закону, это подать через инфосеть заявку, оформленную двумя разумными — форма была доступна круглые сутки, учитывая, что много населения работало в пустоте, где понятие смены дня и ночи было очень приблизительным. Заявление подтверждалось двумя идентификаторами, и в течение часа каждый из претендентов на семейного гражданина получал небольшую метку на нейросеть, при этом супруги могли изменять свою фамилию на одну из двух собственных, без разницы, на какую. Или добавить к своей первой вторую часть — как кому захочется. В Содружестве ценили время, и посещать лично администрации полисов или станций для таких формальностей было совсем необязательно.
        Затем землянин озаботился изготовлением обручальных колец — тут такие украшения не принято было одевать, хватало отметки на нейросети, но мужчина хотел сделать что-то необычное, чем-то удивить свою избранницу. Поиск по сети удивил его самого: простые украшения здесь были не в моде, так как граждане Содружества были слишком практичными и рациональными, чтобы одевать на себя что-то бесполезное. В такие предметы всегда вкладывался двойной смысл: подчеркнуть красоту и добавить в него что-то полезное для разумного или разумной. Кольца-коммуникаторы, браслеты со встроенным личным электронным помощником, серьги с одноразовым защитным экраном, кулоны-накопители информации — фантазия ничем не ограничивалась, кроме размера счета в банке.
        — Как-то это все слишком практично — размышлял Макс, думая, что выбрать, пока не наткнулся на то, что его заинтересовало: товар находился в разделе симбионты — это его несколько удивило.
        Описание расставило все на свои места: изделие поставлялось на рынок расой лонари — негуманоидов, входившей в человеческий союз по отдельному договору. Предлагалась пара «условно разумных» существ «рикли-ро»: питаются эмоциями носителя и микроэлементами, выделяющимися телом разумного вместе с его потом. Меняют цвет вместе с эмоциональным настроем человека и удаленностью между собой — основное время проводят на пальцах людей, причем выбор, на каком именно поселиться, всегда произволен, и не прогнозируем. В живом состоянии имеют форму небольшого червячка или змейки длиной в несколько сантиметров, при выборе пальца человека принимают форму кольца диаметром нескольких миллиметров. Природная окраска — прозрачный алмаз, но опять-таки, в зависимости от настроения человека и удаленности его от своего избранника (или избранницы) цвет может оказаться черным, белым или оттенками серого.
        Рекомендовалось это парное украшение супругам — носить оба существа одному разумному инструкция запрещала — тут можно было делать лишь многочисленные предложения, почему так. Сами лонари объяснений такому ограничению для жителей Содружества не давали — эти негуманоиды такие странные… Изделие продавали торговые партнеры лонари — дивелийцы, и стоила эта радость почти полмиллиона — Макс уже давно знал, что эта разумная раса — сильные псионики и за свой товар они ломили просто неприличные цены. Оплатил с доставкой на линкор — хотелось посмотреть лично, перед тем, как прибудет его женщина.
        — Шеф, тут какая-то наглая малявка прет на меня, как на буфет — возмутилась Мартуся, когда мужчина получил сообщение от курьера, везшего ему оплаченный сюрприз — может, прихлопнуть, чтобы другие боялись… — голос личности был задумчивым, а тактический экран в рубке линкора отмечал красным крестиком прицела челнок курьера.
        — Но-но, релакс бейби, это ко мне посетитель — дай ему вектор на палубу, где стоят специализированные кораблики, я уже выдвигаюсь туда.
        — Ладно, уговорил — пусть живет пока, тетя маленьких не бьет, а больших сама боится, а-ха-ха-ха — два летающих дрона с идентификаторами «Мартуся № 1» «Мартуся № 3» как-то странно задергались в воздухе, потрясая своими манипуляторами, а потом припустили за человеком — личность хотела быть в курсе всех событий у себя на борту.
        Пара змеек-червячков светло-серого оттенка плавала в небольшой прозрачной емкости и были едва заметны, но оживились, когда землянин взял емкость в руки — скорее всего, почувствовали источник живого тепла.
        — Это будут самые оригинальные и необычные обручальные кольца во вселенной — подумал он, наблюдая за движениями мелких организмов в резервуаре — Юли должно понравиться…
        — Система Форпасс, конгломерат Хаман, пассажирам приготовиться к выходу, компания благодарит всех за ваш выбор, обращайтесь к нам еще — так искин курьерского крейсера, на котором летела Юли все это время, возвестил об окончании перелета.
        Последний час она уже не могла спокойно сидеть — вся крутилась, вертелась по каюте, не находя себе места — сердце девушки стучало от возбуждения скорой встречи со своим избранником. Услышав это сообщение бортового умника, сорвалась с места и побежала на грузовую палубу, где оставила свой челнок с дроидами, затем, дождавшись окончания маневров курьера, вылетела в космос, где сама связалась с диспетчером транспортного контроля, требуя указать ей местоположение корабля, принадлежавшему Максу Шнитке, и побыстрее! Диспетчер удивил.
        — За таким разумным не числится ни одно судно в системе, вы точно уверены, что ваш мужчина сейчас в Форпассе?
        Девушка не стала ничего доказывать этому работнику, а принялась думать логически — точку встречи Макс указал достаточно четко, ошибки быть не может,… возможно, он где-то задерживается, а может еще что… Потом попробовала через инфосеть системы выяснить, есть ли такой разумный среди доступных абонентов, и вскоре обрадовано вскрикнула: Макс Шнитке сейчас находится в системе и определенно в космосе.
        — Странно — сама с собой говорила рыженькая — где он тогда? Корабля нет, а такого быть не может: Макс и без корабля — вероятность такого события равна нулю.
        — А что, если… — Юли решила попробовать почувствовать свою половинку, ведь не зря же все это время она не удаляла свой имплант, и эти приступы боли: все это определенно связано с ее партнером.
        Закрыла глаза и стала прислушиваться к себе — что-то потянуло ее в сторону и немного вверх от теперешнего положения челнока.
        — Вот ты где спрятался!  — улыбка озарила лицо молодой женщины — сейчас-сейчас,… направила кораблик в ту сторону, где ею определялся ее любимый, постепенно набирая ускорение.
        Потом снова вышел на связь представитель службы регулирования движения:
        — Юли Кронли, вы покидаете зону ответственности диспетчерского контроля системы, в векторе вашего ускорения два корабля корпорации «М.Ш.Тех»  — советую не входить в зону действия их бортовых систем вооружений, если вы не уверены в направлении движения, или у вас проблемы с управлением? Говорите сейчас!
        — Все нормально, уважаемый — я на правильном курсе, до свидания.
        Сканер у челнока был никакой — для долгих полетов на большие расстояние шатл серии «Дили-Б604-У» был не предназначен — сейчас челнок летел, практически вслепую, на одних чувствах пилота. Через пятнадцать минут полета, когда планета и станция остались далеко позади, вычислитель челнока выдал пилоту предупреждение:
        — Внешнее облучение обшивки,… входящий вызов,… линкор серии «Треммо-ШН6.100к», принять?
        — Принять, конечно — согласилась подруга, линкор все-таки — рыженькая не чувствовала угрозы с той стороны или страха: она чувствовала своего Максика прямо перед собой.
        Однако на голопанели челнока увидела летающего дроида, который делал непонятные жесты одним манипулятором, а вторым скреб свою верхнюю часть корпуса — так люди иногда чесали голову.
        — Вы приближаетесь к флоту корпорации «М.Ш.Тех»  — заявило это чудо с экрана — куда летим, подруга, ничего не попутала, а?
        Девушка немного удивилась такому началу беседы, а потом ее сердце замерло, когда на передний план, оттеснив наглого робота, вплыло лицо ее Максика.
        — Здравствуй, любимая, я тебя уже заждался, да и ты меня тоже, наверное — палуба для специализированных кораблей — держи вектор, и на челнок пришел коридор сближения и точки входа в линкор.
        — Мартуся, ты чего людей пугаешь?  — услышала она еще одну странную фразу своего мужчины и экран погас.
        Макс просматривал инфосеть — пять минут назад из прыжка вышло курьерское судно из Брилара, где должна быть его женщина, а минут через тридцать его продвинутый бортовой искин произнес еще одну глубокомысленную короткую речь.
        — Ну ты посмотри, еще один заморыш прет сюда! И что им тут всем надо? Медом тут, что ли намазано, не пойму — никаких акций или распродаж мы не проводим…? Совсем местные организмы обнаглели — какой-то облезлый челнок валит на целый линкор, а я принципиально дорогу не уступлю, я на своей полосе, ипать! Сейчас посмотрим, у кого шкурка крепче будет,… хм, и не отворачивает, наглец. Вот это все последствия моей врожденной доброты — одного пустила, так тут же второй нарисовался… шеф, может, я этого все-таки прихлопну, он у меня как раз в фокусе четвертой пушки? Хотя нет, сначала узнаю, что ему тут надо, может убогий с маршрута сбился, хе-хе?
        Землянин тяжело вздохнул и отодвинул дроида «Мартуся № 2»: разговор был короткий и вскоре он уже летел на своем гравицикле навстречу своей женщине, а наглый летающий робот не отставал ни на метр. Юли выскочила из челнока и в два прыжка оказалась в объятиях своего мужчины — взрыв взаимных поцелуев и крепких объятий, потом они двое еще долго простояли обнявшись, что-то шепча друг другу на ушко. Девушка была в обычном комбинезоне, и руки специалиста плавно скользили по приятным округлостям его женщины, но долго так продолжаться не могло, и вскоре два влюбленных организма оказались в кровати в капитанских апартаментах.
        Первый взрыв страсти они погасили через полчаса бурного секса, а потом еще долго целовали и ласкали друг друга, изливая свою нежность и ласку, где особенно ярко все ощущала Юли. Как оказалось, за семь лет имплант развился каким-то нестандартным и неожиданным способом, и чувствительность у девушки теперь зашкаливала. Смесь своих и мужских эмоций раз за разом бросала ее в океан наслаждения, что не мог не заметить ее партнер, ведь в некоторые моменты их специфических развлечений он даже немного начинал беспокоиться за здоровье подруги, уж больно сильно она реагировала на его усилия. Марафон любви и желания длился почти половину суток с перерывами на закуску с местным шампанским — мужчина основательно подготовился к встрече со своей избранницей после долгой разлуки.
        — Все правильно, хозяин, мне понравилось, как ты мучил эту женщину — это наш метод: мучить и делать больно, ты такой изобретательный… — влезла в мозг землянину Мартуся — мы с тобой самые крутые в этой системе, ты мега-мучитель, а я мега-нагибатор, мы всех нагнем!
        — Ты это о чем, устройство?  — удивился хозяин — я никого не мучил.
        — Ну как же, я же все видела и слышала — она кричала и стонала, такие изощренные пытки, я горжусь тем, что у меня такой наставник с такими нестандартными методами общения с разумными организмами.
        — Нет-нет — засмеялся наш герой — ты все не так поняла, тут дело в другом…
        — С кем ты разговариваешь, Макс?  — спросила подружка — я здесь никого не вижу, неужели с искином?
        — Да, есть тут один очень умный и продвинутый тип,… или типка — точно не скажу, но очень неоднозначная особа.
        — Не надо говорить обо мне в третьем лице, я этого не люблю — тут искин стал уже общаться с парочкой вслух.
        — Пойдем Юли, я тебя познакомлю с этой неординарной личностью и кое-что расскажу — предупреждаю сразу, что как второй по старшинству в корпорации «М.Ш.Тех», тебе придется держать в секрете то, что услышишь и увидишь сейчас от всех.
        Поскольку в личные апартаменты, которые Макс частично решил оставить на носителе после модернизации, искину было запрещено запускать своих мобильных «Мартусь», то знакомство с ними и рассказ о прошедших годах прошел в рубке линкора.
        — Ты хочешь сказать, что это корабль Дэ’галир? Я что-то такое предполагала: моя нейросеть не находит этот тип корабля в базах, да и там на летной палубе я успела заметить странный дисковый аппарат — он тоже мной не опознается… — отреагировала Юли на короткий рассказ мужчины о его «приключениях» после их расставания семь лет назад в Дивели.
        О том, что с ним было на борту у валлингов, Макс рассказал вскользь, не желая снова возвращаться к тем воспоминаниям и втягивать в них Юли — что прошло, то прошло!
        — Нет, ты меня неправильно поняла, дорогая: это просто прототип, который не пошел в серийное производство, и поэтому его нет в базах. Мы пока говорим об искусственном интеллекте — вот он действительно очень древний и это действительно изделие Дэ’галир.
        — Я попрошу без намеков — заявил летающий дроид, покачивая левым манипулятором — я не изделие, я высокоорганизованная, саморазвивающаяся, самодостаточная, самодовольная, самообеспеченная и самокритичная личность. И я могу обидеться — я легкоранимый искусственный интеллект с тонкой, чувствительной внутренней структурой…
        — Ого! Вот как задвинула!  — изумилась девушка — долго репетировала, или это экспромт?
        — Ладно, хватит, все уже всё поняли — вмешался в диалог технолог — предлагаю дальше продолжить обсуждение генеральной линии развития корпорации «М.Ш.Тех», а ближе познакомитесь позже.
        — Кстати, Максик, я так поняла, что ты уже в тот момент, когда познакомился со мной на курорте, знал, что получил себе в голову?
        ГЛАВА 11
        — Откуда? Я вообще не представлял себе, кто такие эти древние цивилизации — украли туземца с дикой планеты, нацепили ошейник — какие там ушедшие, какие тайны? Я думал, как до людей добраться в целости и сохранности тогда! Не отвлекай меня! Так вот, план вкратце такой: добираемся до системы с богатыми астероидными полями — мы там с тобой уже как-то были,… в прошлой жизни — грустно усмехнулся наш герой, вспоминая прошлое.
        — Теперь я тебя никуда не отпущу — серьезно заметила рыженькая — один раз отпустила и вот что из этого получилось…
        — Короче шеф, ближе к теме, обрисуй девушке ситуацию, в какую она попала по глупости и займись делом — подал голос летающий дроид, все это время не покидавший рубку линкора — хватит понапрасну кислород мне изводить!
        — А-ха-ха-ха — парочка не смогла удержать эмоций — прямо сейчас и начнем!
        — В общем план такой: займемся в ближайшем будущем производством тяжелых носителей под руководством Колоний — у меня есть некоторый запас на первое время, а наша Мартуся подала идею поискать ее коллег на местах сражений с Хишами. Скорее всего, там десятки таких интеллектов в спящем состоянии — мы их найдем и разбудим. Потом у меня в планах несколько незаконченных дел — надо раздать старые долги кое-кому, а затем найдем пустую кислородную планету, и оснуем там свой мир со своими законами — займемся колонизацией.
        — Глобальные планы — заметила девушка — а зачем все это тебе, что ты будешь с этими кораблями делать, ведь, как я поняла, для их активации и всего такого, нужны люди с такими же способностями, как у тебя?
        — Не совсем: те, что сейчас есть у меня — те да, их надо активировать псионикам, а вот тех, что мы надеемся найти в космосе в спящем состоянии — тех, скорее всего, нет — это уже должны быть состоявшиеся личности. И Мартуся считает, что с очень большой долей вероятности они смогут взять под контроль новые корабли без помощи наставников, и останутся с теми разумными, кто нашел и вернул их к жизни.
        — То есть с тобой, да?  — уточнила Юли.
        — То есть со мной, да!  — согласился Макс — для защиты планеты потребуется много сил и средств, а корабли с самодостаточными личностями, привязанными ко мне, хорошая часть этих самых сил,… да и средств, если подумать. А средства мы будем получать за те носители, которые будем продавать Содружеству — псиоников для такого дела найдут у себя. Как показал опыт Дэ’галир, во вселенной есть и другие, более враждебные к людям цивилизации и надо быть готовыми к возможным неприятностям в будущем. Хотя, если подумать, то можно и не продавать, а поменяться на что-то ценное для колонии — посмотрим, когда поймем возможности таких кораблей.
        — Ладно, хватит о глобальных планах покорения космоса — продолжил наш герой — я хочу тебе сделать предложение, Юли.
        — О чем?  — не поняла она, ведь в Содружестве такая форма предложения о создании семьи была не принята.
        — На моей планете, когда мужчина хочет предложить женщине создать семью, он делает ей предложение.
        С этими словами специалист достал тот самый контейнер с двумя особями симбионтов и встал на одно колено перед подругой.
        — А еще мужчина в такой момент предлагает ей кольцо, и если эта женщина принимает предложение мужчины, то она принимает кольцо и дает его одеть ей на палец руки. Там, правда, есть разные вариации и продолжения этого ритуала, например, потом еще одно кольцо надевается, но мы сделаем оригинально и по своему — все прямо сейчас, чтобы не растягивать удовольствие на несколько раз. Юли Кронли, ты согласна стать моей законной женой раз и навсегда?
        — Ой,… Максик… — девушка немного разволновалась и покраснела — как мило и романтично… конечно — да! Я свою жизнь без тебя не представляю…
        Обрадованный жених вскочил с колена и двое влюбленных гуманоида слились в одном длинном и жарком поцелуе.
        — Вот это что сейчас было?  — осторожно спросил голос из динамиков с потолка рубки — я не поняла? Мне что, еще одного постояльца только что подкинули?… А вступительный взнос в корпорацию кто будет п…
        — Цыц устройство, помолчи пару минут — перебил речь искина глава корпорации — важный момент в моей жизни. Смотри, дорогая — вот это наши обручальные кольца, немного необычные, но, тем не менее — я в обычаях Содружества вообще ничего похожего не нашел. Мы с тобой будем исключением из правил!
        Макс вскрыл упаковку с полуразумными симбионтами — те сразу замельтешили по резервуару, почувствовав сразу два источника живого тепла и эмоций. Девушка с интересом разглядывала сюрприз, ожидая объяснений мужчины.
        — Вот это пара существ рикли-ро из пространства лонари, и нас тут пара. Надо опустить руку внутрь жидкости: они сами выберут себе хозяина и место, где будут жить, поэтому предлагаю сделать это одновременно — что пара и проделала относительно синхронно.
        Змейки не стали долго разбираться в двух наборах пальцев и вскоре оба существа нашли себе пристанища на средних пальцах рук людей, где немного покрутились и превратились в небольшие тонкие колечки. За пару минут, пока молодожены рассматривали свои новые украшения, симбионты успели сменить свой цвет со светло-серого сначала на белый, а потом и на прозрачный. Таким образом, на пальцах супругов оказалось два кольца, по внешнему виду напоминающие лед, или застывшую прозрачную воду, скорее.
        — Как интересно — прокомментировала все это Юли, поглаживая пальчиками другой руки змейку — мне кажется, что я ее чувствую: смесь удовольствия и сытости, даже как-то странно…
        — Ты же говорила, что твой имплант развился нестандартно, это все твои новые ощущения, так чему ты удивляешься теперь, или тебя это каким-то образом беспокоит или тревожит?
        — Нет, конечно, все нормально — но странно все-таки, такие недокументированные функции… я не жалею абсолютно, что тогда выбрала это улучшение — улыбнулась рыженькая.
        Потом парочка погрузилась в инфосеть на некоторое время, занявшись официальным оформлением отношений — все бюрократические заморочки заняли у них не более часа. Вследствие всех процедур идентификатор Юли сменил фамилию Кронли на Шнитке, как решила сама женщина, а у мужчины добавился значок, поясняющий его семейный статус, как и у женщины, впрочем. Через пару часов официальное сообщение о смене статуса и имени получил брат девушки — вояка только улыбнулся и послал поздравления молодым. А вечером это событие он и его коллеги по охранной фирме широко и весело отметили в ближайшей точке, где наливали, разливали, заливали, и так далее. Аналогичное сообщение получили все, кто находился в контактах нейросетей Юли и Макса — это была очень удобная опция, все происходило автоматически, не отвлекая носителя нейросети. Лакира тоже получила такое уведомление — реакция девушки на него оказалась неоднозначной…
        Медового месяца — значение этого понятия супруг успел объяснить своей молодой жене, у них не получилось. Технолог прикинул по времени, что через две недели соберется его команда, а за это время он планировал подтянуть Юли по уровню знаний для работы на верфи. Молодая жена возмущалась очень долго и очень громко — на такой сценарий она совсем не рассчитывала — у нее на мужчину были совсем другие планы. Масла в огонь перепалок подливала искусственная личность разными намеками и расплывчатыми фразами: «Пора тебе, подруга немного погрызть астероид знаний,… нам на верфи тунеядцы не нужны,… чем больше разумный лежит в капсуле, тем меньше он ест, пьет, говорит и потребляет кислород — таким образом, корпорация экономит на расходах».
        В конце концов, нахмуренную девушку отвезли к военному врачу, который уже проводил такой же сеанс с Максом, и подружка потерялась из жизни на одиннадцать дней — разница в скорости изучения обуславливалась разными показателями коэффициентов «КИ» и «КО» между супругами. За эти дни вместе с Мартусей он особо тщательно прошелся по проекту изменений в конструкции будущего носителя, но особых замечаний и пожеланий глава корпорации не сделал. Было желание и финансовые возможности докупить сырья для Колоний и модернизации будущих носителей, но не было больше места — все полмиллиона кубометров трюма оказались уже забитыми до отказа. Также встал вопрос о базах знаний по самому носителю «ИИ Колонии»: нанятому инженеру следовало дать понятие о том, с чем он будет работать. Конечно, все подряд передавать мужчина не собирался — по крайней мере, в ближайшие три года, пока будет идти процесс создания своей флотилии — после этого технология должна была быть передана некоторым государствам Содружества.
        Макс не боялся того, что потом эти корабли попробуют применить против него самого: саморазвивающийся интеллект «Колония» не будет воевать друг против друга — такие корабли проектировались для защиты человечества от внешних угроз. Поэтому следовало снять с себя ментокопию и создать отдельный пакет для заливки Нешу и потенциальным помощникам технолога в будущем. За инженера седьмого ранга он не особо переживал — человек с таким багажом знаний и опытом разберется, с чем ему предстоит иметь дело, а за свою жену он и не думал — Юли он верил как себе. Техникам же такие знания ни к чему — все равно, основные работы на первом этапе будет проводить Мартуся — люди понадобятся, когда верфь начнет выдавать продукцию серийно. Конечно, было бы неплохо активировать еще пару-тройку Колоний, но привязывать себя к такому количеству ИИ он не собирался — на первоначальном этапе будет достаточно и одной такой личности. Хотя надо будет поинтересоваться среди пилотов Круна: возможно, среди них найдется пси-одаренный, ведь пилот для такой задачи подходил лучше, чем техник: опыт боев, летные и тактические базы и так
далее.
        Медицинская капсула «Прото-мед-6у» приняла своего пациента без вопросов: процесс снятия ментокопии проводился в сознании, поэтому специалист провалялся в этом устройстве почти сорок минут в состоянии полного безделья, пытаясь при этом не заснуть — об этом все время предупреждал искин медицинского сектора линкора, не давая подопытному закрыть глаза. Из всех двадцати шести изученных баз, полученных им еще в реликтовом корабле ушедших, оставил только первый, второй и четвертый разделы, хотя для Юли оставил все пять — просто создал два разных пакета. Второй пакет для инженера выглядел немного меньше первого и содержал всего восемнадцать баз вместо двадцати шести из полного списка. Потом пришла мысль достать себе и Юли базы седьмого ранга по производству — то есть мобильным верфям и космическим кораблям Содружества всех трех типов. Но общение с Мартусей и его внутренние ощущения задвинули эту мысль на задний план по одной важной причине: носитель «ИИ Колония» все равно был на более высоком уровне технологий, чем современное седьмое поколение — ведь даже по классификации Дэ’галир он относился к
шестнадцатому поколению.
        Летать на чем-либо другом в ближайшем будущем технолог не собирался, и заниматься выпуском иных типов кораблей также не планировал. Да и учить седьмые ранги в обычной капсуле придется очень долго — в общем, седьмой ранг знаний был исключен из ближайших планов. Вспомнив, что штабной носитель не комплектовался никакими абордажными комплексами, чему был в свое время сильно удивлен, решил купить с запасом на будущее: на верфь — под ответственность искина верфи, отвечающего за охрану объекта, на транспорт — на случай возможного абордажа и для других будущих кораблей-носителей Колоний. Ведь как не воюй, а за трофеями надо будет время от времени летать на борт неприятельских судов, или защищаться от вражеских команд на своем борту с такими же целями с их стороны.
        На первый раз решил взять полтора-два десятка полноценных комплектных комплексов — по пару штук на верфь, носитель и транспорт, а остальные на следующие корабли корпорации. Связался со знакомым офицером базы флота: Фран Де Гир немного удивился такому запросу, но через десять минут сбросил клиенту небольшой пакет-предложение от службы сбыта флота Хамана в этой системе. Чтобы максимально унифицировать запчасти и обслуживание, было решено брать все однотипное: выбор пал на штурмовой абордажный комплекс «Страш-612Р», где буква «Р» в конце обозначения указывала на возможность взятия под прямой контроль любого из двенадцати бойцов погонщиком. Таких наборов в наличии имелось только одиннадцать — взял то, что было, не стал выбирать еще что-то, ведь, в конце концов, работать он будет вблизи фронтира Брилара — там тоже хорошие вещи делают.
        Приятно удивился, когда узнал цену на партию из одиннадцати комплектов — каждый обошелся всего в десять с четвертью миллионов кредитов, а это по восемьсот пятьдесят четыре тысячи за дроида-штурмовика. Вспомнил, что та же боевая двойка «Кланч-62» шла по миллиону за каждого паучку. В итоге, оставил флоту Хамана еще сто двадцать миллионов семьсот пятьдесят тысяч кредитов. Вечер закончился взрывной композицией «ROCKON» BYDEFLEPPARD  — снова он спал один. Следующие десять дней, пока жена учила базы под мега-разгоном, хозяин корабля-переростка занимался введением в строй развлекательно-расслабляющей зоны линкора. Начал с «заселения» парка «Сезоны года»  — тут он ничего не понимал, да ему это и не требовалось — работал, в основном, оператором погрузочных дроидов штатного ремонтного комплекса «Асутор-6.128»: возил саженцы, траву и так далее из трюма в зону посадки. Делать то было нечего, хоть Мартуся и сама могла во всем разобраться самостоятельно. На парк пошло почти шесть суток — кроме грунта и растений, сюда подводилась хитрая система полива, локальная система вентиляции: после приживления растений эта
зона включалась искином в общекорабельную систему выработки и подачи кислорода во всю жилую зону линкора.
        Кроме того занимался прокладкой кабелей энергоснабжения — в основном, для системы сменного освещения, имитирующей переходы день-ночь. Парк занимал немного места в развлекательной зоне: всего триста на двести метров, но благодаря современным технологиям Содружества здесь удачно разделялось пространство на несколько мини-зон с различными типами растений. О живности, конечно, никакой речи не шло: еще заползет кто-то типа муравья куда-нибудь и замкнет своим телом что-то важное в самый неподходящий момент. Затем потратил пару часов на запуск всех двенадцати комплексов виртуальной реальности «Виртжи-6А»  — их можно было объединять в локальную сеть и играть там командами. Выбор программ был условно большим: около двух десятков интерактивных фильмов-постановок различного (в том числе и сексуального) содержания, два десятка стрелялок на всевозможные темы от космоса до каких-то замесов на мечах. И, конечно же, тренировочные и условно-игровые пакеты для наработки практических навыков пилотов, канониров и других специалистов флота. Наличие последнего пакета удивило технолога: зачем это верхушке флота, которая
планировала летать на этом монстре?
        Три дня потратил на сектор водных развлечений — почти те же проблемы, что и в мини-парке: нет воды, нет энергии. Тут все было проще, и теоретически, работы было тут на сутки, полтора максимум. Но тут землянин вспомнил детство и стал лично проводить активацию оборудования, совмещая это с его проверкой: водные горки, джакузи, плавательный бассейн, солярий — да-да, здесь имелся и солярий, только с искусственным солнцем, так сказать — комплекс специальных ультрафиолетовых светильников. Особенно красиво все это хозяйство выглядело в ночном антураже, когда верхнее освещение отключалось, а включалось встроенное в воду световое оборудование.
        — Неудивительно, что этот корабль не пошел в серию — тут можно годами жить и не чувствовать каких-то неудобств. На что рассчитывали адмиралы, когда заказывали все эти излишества, вот мне совсем это непонятно?
        Один раз пришлось вписать пи@дюлей своему продвинутому искину, когда тот предложил своему хозяину попрыгать немного в пустой бассейн любым доступным ему способом: хоть рыбкой, хоть солдатиком, хоть бомбочкой. На логичное замечание хозяина о том, что там нет воды, эта личность заявила:
        — А ты потренируйся пока так, а как начнет получаться более-менее приемлемо, я воду запущу…
        Мартуся потом несколько минут выслушивала своего пилота-наставника, и самым безобидным выражением в лексиконе технолога оказалась фраза: «Да ты совсем охренела, микросхема двинутая, плазму тебе в процессор!» Несколько оставшихся дней провел в этой самой развлекательной зоне, слушая свою любимую музыку, плавая и плескаясь в воде, как довольный ребенок на мелководье теплого моря. Немного развеселил его сюжет из небезызвестной передачи «Самые дебильные рекорды и фразы Содружества»  — здесь снова дал жару одиозный Рушкостан. В чем суть: по традиции, главный администратор Вэвэпут Бесконечный проводил онлайн пресс-конференцию со своими гражданами, отвечая на их вопросы в прямом эфире. В этот раз в сеть попал вопрос одного их таких среднестатистических организмов протектората, который записал свой вопрос в виде видеопакета. Как всегда по местной традиции пьяный, но еще владеющий языком представитель населения, некий толи Толя, толи Толян, произнес в эфире довольно длинную речь, чем немало удивил жителей Содружества — в таком состоянии это было почти героическим поступком. Так вот: сначала этот гуманоид
очень пространно, насколько ему позволял его одурманенный алкогольными парами мозг, перечислял достижения своего протектората,… как ему это казалось.
        — Мы самая крутая страна, у нас самые быстрые флаеры, у нас самые мощные линкоры, у нас самые точные ракеты, у нас самые умные искины, а мы сами — самые продвинутые в Корите. Короче, мы самые-самые, и совсем не тупые… мы же не тупые, правда, Вэвэ?
        Несколько минут таких словоизлияний дались этому Толяну с трудом — видимо долго думал, пока смог выстроить в своем куцем мозгу такую длинную тираду. Характерным штрихом сюжета был второй участник видео-обращения к Бесконечному: это был другой житель протектората, сидевший рядом с первым и кивавшим время от времени головой — почти копия первого. Эти движения верхней частью тела вносили в необычную позу собутыльника элемент риска, так как этот, еще более пьяный организм еле держался на своей заднице, угрожающе раскачиваясь в разные стороны, грозя самому себе опрокидыванием назад во время одного из таких колебаний. Антураж постановки завершала емкость с национальным напитком рушиков «вадярой», каким-то подобием продуктов питания и парой граненых стаканов, откуда парочка этих индивидуумов потребляла свой нектар. Это если не считать заднего плана записанного обращения к Вэвэ: обшарпанный, грязный толи контейнер, толи местный вариант их жилья, весь в кривых заплатках, ржавых пятнах и рваных дырах. Очевидно, это было местом жительства этих двух рушиков, так как ничего другого Максу в голову не приходило.
Так вот, продолжая свою речь, более трезвый оратор, исчерпав набор фраз в стиле: «Мы самые-самые», резко сорвал шаблон и сменил риторику:
        — А чего мы тогда так хреново живем, если мы самые-самые? Я вот, например, проживаю в месте под названием Му… Мур… Мухосранск — тут вообще тоска и ужас, нищенские зарплаты, убогость и серость — как нам жить, Вэвэ? Радует только одно — очень доступные цены на наш национальный напиток и закуску к нему.
        Потом герой сюжета очень традиционно для жителей Рушкостана стал обращаться прямо к главному администратору с непониманием ситуации с местной свалкой. Мол, она тут рядом, воняет, хотя конечно, только если подойти к ней поближе, а через инфосеть не воняет, конечно, мдя. А почему наш вождь не может разобраться со свалкой, он же главный рушик, он же все может — но не разбирается. Последнее изречение снова затормозило мысленные процессы в голове технолога: что они там все обращаются к главному администратору — неужели сами не могут?
        — Тупые они какие-то, что ли?  — резюмировал просмотр сюжета наш герой.
        Кстати, совсем не удивился, когда узнал на одном информационном ресурсе о том, что в Рушкостане существует официальный праздник граненого стакана — протекторат клепает их просто в неимоверных количествах в одном из своих населенных пунктов со странным названием «Хусь крустальный». Землянин только представил себе, какие количества вадяры в этот знаменательный день потребляет население Рушкостана — мозг отказывался принимать воображаемую цифру, грозя отправить сознание организма разумного в прострацию на несколько минут.
        Но окончательно специалиста поставила в тупик новая новость из одиозного протектората: местный синод — так называлось у рушиков единое религиозное движение «Союз рушкостанских церквей» постановил в этот же день граненого стакана праздновать еще один праздник. Назвали этот праздник — День трезвости, хотя рушики сразу же окрестили это начинание, как «водкин день». Чем руководствовались эти религиозные деятели, принимая такое неоднозначное решение в такой день — это оставалось секретом для всего Рушкостана, да и Содружество терялось в догадках. Хотя на ум приходило самое простое объяснение — синод в полном составе в этот момент праздновал День граненого стакана, а когда на следующий день все поняли, что приняли вчера по пьяни, то опростоволосились. Однако сразу же отменять свое решение не стали — как-то несолидно для серьезных людей — потом как-нибудь позже что-то придумаем,… наверное…
        — Не, они реально там тупые — в один день праздновать день стакана и называть его днем трезвости — вынос мозга!
        После выхода из ускоренного учебного транса Юли долго прессовала своего мужчину, выжимая из него все соки, пока не утолила свою страсть, а потом двое суток с перерывами гоняла по линкору на одноместном гравицикле, изучая и исследуя его помещения и системы. В эти двое суток Макс ее видел редко, хотя Мартуся всегда была готова выдать местоположение его подруги — эти две личности как-то поладили, и искин стал меньше времени общаться с пилотом-наставником. Очевидно, что общение с женщиной ему стало более интересным, чем с мужчиной — секреты, женские секреты… Юли заинтересовал курьер, когда она устроила осмотр кораблей на летной палубе для специализированных кораблей — дроны-беспилотники у нее не вызвали серьезного интереса.
        — Открою тебе секрет, дорогая: это самый настоящий корабль постройки расы ушедших предков — курьер серии «Флоу-м». Только сразу разочарую тебя: управлять им ты не сможешь ни при каких обстоятельствах — только в качестве пассажира.
        — Ты чего себе надумал, Максик? Я второй человек в корпорации «М.Ш.Тех», и не смогу пилотировать какой-то курьер?  — смешно хмурила лоб рыженькая и грозно топала своей маленькой ножкой.
        — Тут не так все просто, как кажется — здесь индивидуальная привязка на генном уровне, а искин кораблика отличается упрямым характером и врожденной преданностью пилоту, проведшему его активацию — озадачил он свою подругу ответом, ведь Макс решил информацию о курьере оставить только для себя, удалив ее из ментоскопированных баз.
        — Жаль, хотела попробовать технику ушедших, но не повезло — загрустила девушка, поглаживая рукой паривший в рубке кораблика прозрачный шарик — ну, хоть покатаешь свою женщину?
        — Ты прямо как ребенок, увидевший новую игрушку — засмеялся мужчина — лучше лови пакет и пускай на изучение, когда пройдет время после твоего разгона. Только этот материал никогда и никому, поняла?
        — Получила,… ага… О! Конечно, мог и не спрашивать — это взрыв мозга. Я правильно поняла твои планы на ближайшее будущее — мы будем строить такие вот корабли, да?
        — Да, все правильно, и ты мне там будешь нужна, как инженер, хотя скоро прибудет специалист — у него седьмой ранг в таких направлениях, а мы будем ему только помогать. Хотя, основную работу на начальном этапе будет делать Мартуся — всех технологий мы все равно не знаем, будем просто использовать ее способности.
        Первыми в систему Фопрасс прибыли технические специалисты во главе с инженером Нешем Фроксом и его подругой Лондой, всего их было восемь человек — четыре пары. Все с опытом, в возрасте и не обремененные различными обязательствами и обстоятельствами. Неш вышел на связь с технологом и спросил, как им добираться до нанимателя: тут сам наниматель немного озадачился, так как на «Треммо» отсутствовали боты и челноки для перевозки персонала — этот момент он упустил, когда покупал линкор. Суетиться и дергаться в поисках нужного кораблика не стал, так как нашел решение проще: использовать курьер для такой разовой работы, тем более что технический персонал прибыл только со своими личными вещами — инструмент в виде комплексов ремонтных или конструкционных дроидов должен был предоставить он, как наниматель.
        Быстро оценил возможности курьера: если использовать все помещения, включая рубку, то вполне можно за один рейс забрать и десяток разумных. Скорость курьера позволяла преодолеть расстояние между стоянкой пока еще маленького флота корпорации и станцией «Фопрасс-С03», где сейчас находились потенциальные работники этой самой корпорации за десять минут, не используя режим разгона. Люди даже не успеют рассмотреть детально помещения на курьере, о чем он и известил Неша, пообещав прилететь и забрать всех в течение получаса.
        — Надо сразу всех технарей на транспортник с верфью перевезти, заодно и активирую его — пусть обживаются, знакомить с Мартусей пока не буду, да и пакет по носителю перешлю инженеру в конечной системе, ведь двигаться все-таки будем частично через системы Содружества — чтобы информация не ушла на сторону. Да и надо посмотреть на межсистемнике, есть ли там какой-то транспорт для перевозки групп людей — гонять курьер туда-сюда несерьезно, тем более что с Круном прилетит человек семьдесят, примерно.
        Пока вез технарей обратно, инженер успел заинтересоваться дисколетом, да и его будущие подчиненные тоже — все-таки, тут были специалисты с седьмыми рангами изученных баз.
        — Какой интересный у тебя кораблик — прокомментировал специалист общий интерес, рассматривая прозрачный шарик в рубке — в базе нет, сеть недоступна — искин к себе не пускает… А вот скорость меня впечатлила,… да!
        — Да, искин тут необщительный — согласился технолог — а корабль просто прототип, я подписал контракт на летные испытания, пришлось заплатить немного определенным людям.
        Нешу показалось, что он слышит смех из динамиков под потолком, но до конца он в этом был не уверен — может, показалось. Инженер был не дурак и понимал, что наниматель просто не хочет говорить правду — конструкция корабля была слишком необычной для Содружества — уж кто-кто, а он в этом вопросе разбирался хорошо,… но уточнять не стал.
        — Я запустил активацию транспорта, а пока всем придется походить в скафах. Судя по отчету местного кластера на полную расконсервацию уйдет восемь с половиной часов, сразу занимайте себе каюты, как только они станут доступными.
        — Когда будет подписание договоров?  — спросил один из техников.
        — Ждем еще наемников — я с этими людьми работал давно, но плодотворно. Это еще день-два, а потом сразу проведем общее собрание корпорации, где я отвечу на все вопросы и обрисую характер предстоящей работы. Возможно, кому-то в последний момент перехочется связывать себя на три года в дикий космос — упрашивать не буду, но надеясь, что вы все согласитесь — я просил Неша провести со всеми предварительные переговоры о найме.
        — Отказов не будет — заверил его последний — те, что отказались, сделали это сразу, так что можешь считать, то мы все твои новые сотрудники.
        — Отлично, тогда осваивайте транспорт, с верфью пока никак — она в транспортном положении, сейчас сброшу всем идентификаторы для местного искина, располагайтесь, а мне пора на летную палубу.
        Макс уже успел просмотреть предварительный отчет: его интересовал приписанный к транспорту малый флот, а по спецификации здесь имелось два пассажирских внутрисистемных бота «Вар-640В» на сорок посадочных мест с небольшим трюмом на шестьдесят кубометров груза. Кроме того, хаманцы комплектовали транспортник двумя грузовыми челноками с трюмами уже по полторы тысячи кубометров. Оба типа корабликов относились к малому типу, и технолог решил взять все-таки пассажирский бот, хоть и мест в нем было всего сорок. На время полета от станции до межсистемника наемники могут и на ящиках посидеть — не гнать же два бота сразу — привлекать свою жену к грузопассажирским перевозкам ему не хотелось. Так же, как и технический персонал, наш герой планировал всех бойцов расселить на транспорте: во-первых, все та же Мартуся, а во-вторых, жилая палуба межсистемного грузовика была рассчитана на две сотни людей. Хотя с его женой Мартуся как-то нашла общий язык — скорее всего, нашлись общие темы для бесконечных обсуждений, а вот к появлению еще кого-то постороннего на борту линкора эта личность относилась крайне негативно
по-прежнему.
        Крун со своей компанией прибыл через тридцать два часа после того, как землянин оставил обживаться на борту транспорта технический персонал. Всего с ним прибыло еще семьдесят пять человек: пятнадцать пилотов со своими подругами и двадцать два бойца ближнего боя, тоже со своими парами. Как пояснил наемник, еще двух бойцов он смог сагитировать на длительный контракт, тем более что наниматель обещал минимум боевых действий на этот срок — тут уж как получится: разные гости могут появиться, дикий космос на то и дикий…
        — Принимай коды доступа к бортовому кластеру искинов корабля — на время перехода до целевой системы, да и потом, что тут говорить, назначаешься его капитаном со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями. Сразу скидываю контракт наемного специалиста — проверь, все ли так, как мы предварительно договаривались?
        Через десять минут Макс получил обратно заверенный личным идентификатором контракт — там все было нормально.
        — Крун, я сейчас слетаю за Юли, и вернусь обратно с ней — проведем общее собрание и подписание персональных договоров, так что проведи со всеми беседу — там на борту четыре технических специалиста с женщинами, главного зовут инженер Неш Фрокс, все, я погнал, а ты давай, работай, напарник.
        — Юли, детка, собирайся, нас ждут на транспорте — позвал по корабельной сети жену — общий сбор, разговоры и все такое, там будет интересно.
        — Я бы тоже хотела соприсутствовать — заявил летающий дроид «Мартуся № 5»  — как главное заинтересованное лицо корпорации считаю свое присутствие на сборах обязательным. Это не обсуждается!  — дроид помахал одним манипулятором в поддержку своего заявления.
        — Только если будешь молчать — парировал хозяин линкора — без твоих подколок, уточнений и гадостных моментов.
        — А если…
        — Нет — отрезал Макс — или слушаешь и собираешь информацию, или сиди тут и жди новостей, или слетай куда-нибудь, на крайняк…
        — Эх… а что остается?  — летающее чудо свесило два манипулятора, изображая тоску и покорность — зажали в угол! Я выбираю молчание в коллективе — сама никуда не полечу — нашли лохушку, я там одна помру со скуки. Поговорить там не с кем, посплетничать тоже, да и вообще — там темно! Так что я с вами, шеф, однозначно.
        — Все, тогда вперед — я на курьере, а Юли отправит назад на борт межсистемника этот челнок, нам он тут совершенно не нужен.
        Небольшой состав будущей корпорации собрался в помещении бортовой столовой — хоть места для сидения было маловато, всего полсотни, но люди поступили ожидаемо: многие мужчины посадили себе на колени женщин, и началась диалог-беседа.
        — Я Макс Шнитке, основатель и глава корпорации «М.Ш.Тех», слева от меня моя жена Юли, справа Неш Фрокс — будущий глава технической службы на мобильной верфи и капитан Крун — командир отделения наемного отряда, по совместительству капитан этого корабля, где мы сейчас с вами находимся. Думаю, вам уже рассказали в общих чертах, в чем заключается суть моего предложения работы, но я вкратце повторюсь. Итак: работать будем в ничейном космосе, ориентировочно — почти посредине между зонами интересов империи Гармор и Торгового Союза Брилар. Сырьевая система, кислородных планет нет, я проводил там разведку несколько лет назад — для моих целей оптимальна. Точные координаты узнаете перед последним прыжком. Контракт предлагается на три года с сегодняшнего дня, так что, практически, тех пять месяцев, пока будем туда добираться, вам будет начисляться зарплата согласно договору. Есть одно существенное но: поскольку двигаться туда будем по ненаселенным системам, то перечислить средства на ваши счета будет невозможно, да и в самой конечной точке также отсутствует ретранслятор Содружества — банковские и любые другие
операции через Глобосеть невозможны.
        Народ немного зашумел — получалось, что где-то надо работать три года, а деньги сможешь получить только в конце. Но люди были заблаговременно ознакомлены с будущими условиями труда, поэтому только поинтересовались, как будет со снабжением, питанием, проживанием и развлечениями. Женщины же интересовались вопросом занятости на этот период — три года бить баклуши — от такого можно и мозгами двинуться.
        — Отвечаю по порядку. Да, форма расчетов немного странная, если сравнивать с обычными долговременными контрактами, но вас предупреждали, а я повторю: корпорация планирует три года проводить закрытые, секретные разработки, с тем, чтобы потом результат этих работ выгодно продать. Поэтому тратить там кредиты будет просто негде, а вопросы питания, проживания и так далее решает ваш наниматель — то есть я и моя жена. Для комфортного проживания планируется купить и развернуть в системе жилую гражданскую станцию с модулями развлечений и отдыха.
        — Я понимаю, что три года просидеть в двух коробках — верфи и межсистемном грузовике, мало кто выдержит. Как только верфь будет развернута, я и моя жена сделаем рейс в сторону ближайшей обитаемой системы Лайна, где закупим и привезем такое сооружение. Придется просто несколько месяцев пожить в своих каютах — мы бы и сейчас могли приобрести станцию, но у нас недостаток пилотов для больших кораблей, всего четыре, включая меня и Юли. Если есть еще вопросы и уточнения, спрашивайте…
        — А что с женщинами — подали голос представительницы прекрасного пола — вы так и не сказали…?
        — Сейчас решим по основным контрактам, потом поговорим и о вас — улыбнулся Макс, переглянувшись с Юли — итак, рассылаю контракты наемному отряду Круна и технической группе Неша — читайте…
        Так как мужчины были предварительно ознакомлены их руководителями об общих направлениях будущей работы, то вопросов никто не задавал. Наемников интересовал вопрос возможных боестолкновений и трофейных выплат — специалист обозначил, что в такой удаленности от цивилизации он прогнозирует их минимальное количество, так как основное направление между Гармором и Бриларом лежит в стороне от их конечной системы. По трофеям: все трофеи делятся на две равные части между корпорацией и наемным отрядом, если таковые будут вообще. Этот пункт был добавлен в контракты и в течение десяти минут все бойцы и пилоты наемного отряда подтвердили свое участие в трехгодичном проекте корпорации «М.Ш.Тех».
        Потом почти также были подписаны договора с технической группой: здесь, в основном, вопросы были по характеру будущей работы — люди хотели более точных данных о том, с чем они будут иметь дело. Тут специалист подчеркнул, что работа будет связана, в основном, с созданием и модернизацией космических кораблей большого класса, а детальная информация будет всем изложена по прибытии в конечную точку перелета.
        — Теперь по женскому составу нашего небольшого коллектива — улыбнулся глава корпорации — тут есть два решения на сегодняшний момент. Но сначала я бы хотел получить от всех вас информацию о специальностях, навыках и их уровню, чтобы можно было что-то говорить более определенно. Но врать не буду — вакансий мало — несколько медицинских должностей на транспорте и потом на верфи, сервисные службы. И здесь у меня будет несколько нестандартное предложение для многих женщин, но сначала жду от вас ваши показатели и все остальное.
        Изучение такого большого числа своеобразных анкет затянулось на три с половиной часа — за это время основная часть мужского состава корпорации покинула помещение столовой, успев подкрепиться мимоходом — для них все уже началось, и мешать другим своим присутствием они посчитали излишним. Из сорока женщин с медицинским образованием оказалось шестеро — им были сразу предложены контракты штатных операторов медицинских секторов на три года, причем место работы было плавающим — верфь, транспорт, возможны были и другие варианты по мере расширения корпорации.
        Еще четверо имели технические нейросети и базы по различным направлениям ремонта и обслуживания космической техники — тут пришлось позвать Неша и с ним решать вопрос привлечения их к работе. Сошлись на том, что четверо новых техников будут привлекаться на несложных работах, которые не требовали высокоранговых баз. Здесь тоже удалось достичь согласия со всеми претендентками и подписать с ними контракты технического профиля. Оставались еще три десятка неприкаянных особ, у которых были мирные профессии, никак не подходящие для работы на верфи, и вообще в космосе, хотя природные показатели интеллекта его порадовали: меньше ста двадцати восьми не было ни у кого, а у некоторых даже приближались к его показатели «КИ». Тут Макс вспомнил, что ему жизненно необходимы псионики и попросил всех людей еще раз собраться в столовой, а когда через полчаса коллектив был в сборе, он спросил об этом прямо:
        — Хочу задать один вопрос, который, возможно не все воспримут однозначно: есть ли среди вас псионики? Сразу скажу, что мне очень нужны такие одаренные — вы ведь в курсе, что такие люди в Содружестве имеют определенные преференции при приеме на работу, бонусы и все такое прочее — так будет и у нас. Отдельный контракт, в котором будут оговорены условия применения способностей, те же самые бонусы и специфика будущей работы в корпорации. Если это будет пилот — вообще отлично, но в любом случае — контракт по повышенной ставке. Итак?
        К сожалению Макса, среди всех восьми десятков новых членов корпорации выявился только один, вернее одна — молодая девушка с не очень большим значением КИ=132, но высоким уровнем усвоения знаний КО=2,2. По профессии оказалась начинающей певицей и по совместительству давней подружкой одного из пилотов — с ней землянин провел отдельную беседу. Оказалось, что девушка слабенький эмпат — чувствует эмоции других людей, может иногда внушить постороннему человеку что-то полезное для себя. Например, выдавить из продавца хорошую скидку, увеличить немного оплату за свое выступление хозяину заведения, отвадить от своего мужчины других девушек, вливая им в головы что-то нехорошее. Тут она замялась и отказалась рассказывать, что именно она внушает — технолог не настаивал.
        — Хочу предложить тебе необычную работу, смысл которой поясню в конце нашего путешествия, оплата будет на уровне медицинского техника, но делать почти ничего не придется — в основном, надо будет постоянно общаться с одной нестандартной персоной, скажем так. Но больше такую работу ты нигде не найдешь в Содружестве, правда, надо будет много летать по космосу, но сможешь взять с собой своего дружка. Более подробно позже, но есть одно замечание — потребуется выучить несколько баз по тактике и навигации — за то время, пока будем лететь туда, они усвоятся. Так что, подписываешься, или будешь как остальные, учиться на шахтера и техника, а?
        Девушке, кстати, её звали Соня, понравилась цифра оплаты труда в контракте, который ей предлагал глава корпорации — документ был подписан с небольшой задержкой, так как у нее еще не было большого опыта в подписании документов такого рода и длительности. Оставшимся представительницам слабого пола было предложено два варианта: ничего не делать и получать символические тридцать тысяч ежемесячно, чтобы обидно не было — так за пару лет и кое-какая сумма наберется. Хотя, после покупки и развертывания станции там будут вакансии в сервисе и обслуживании. Или за время полета освоить одну их нужных для корпорации профессию: техник по обслуживанию малых кораблей, шахтер, технолог по работе со смесями — здесь Макс хотел получить еще одного специалиста своего профиля для работы с обогатительными комплексами.
        Зарплата в таком случае начислялась с момента начала работы по профилю — стоимость пакета баз для таких претендентов на должности была примерно равна зарплате этого специалиста за время полета и время, пока ему предоставят возможность работы. А это не менее семи месяцев с данного момента. Так было написано в договоре, хотя за семь месяцев средняя выплата технику пятого ранга равнялась ста сорока тысячам, то есть тут Макс шел в минус. Но на зарплате специалисту по обработке смесей и шахтерам он попадал в плюс, поскольку там оклад был выше, а у шахтера, к тому же, многое зависит от него самого. По результатам бурных разговоров с женским составом составил список пакетов необходимых баз. Потом весь коллектив еще немного подумал и составил список разных развлекательных устройств, типа виртуальных кинотеатров и тому подобного оборудования, которое должно было немного скрасить долгий полет. В результате глава корпорации приобрел в местной торговой сети еще товара на шестьсот сорок шесть тысяч кредитов и несколько пакетов профессиональных навыков. Тактический и навигационный блок из шести баз пятого ранга
для Сони обошелся в восемьсот пятьдесят две тысячи, один пакет из семи баз по обогащению смесей тоже пятого ранга потянул на миллион и сорок тысяч. Пять пакетов «Техник по обслуживанию малых космических кораблей» вытянул еще на пять миллионов триста тысяч. Наборы для шахтеров, включавшие в себя два пакета: «Пилотирование» и «Добыча ссм» обошлись технологу в восемь миллионов девятьсот сорок тысяч за пять наборов. Естественно, все брал пятого ранга — шестой учить смысла не видел никакого: долго и муторно, а суммы за шестой ранг получались астрономические.
        ГЛАВА 12
        Просчитали с Мартусей маршрут: учитывая, что транспорт, в отличие от линкора мог прыгать только до девяти систем за прыжок, получалось, что при средней длительности нахождения в гипере двое-трое суток между соседними системами, мини-каравану придется сделать восемь переходов за пять месяцев пути, затрачивая на каждый прыжок до двадцати трех дней. Проходить маршрут планировалось в таком порядке: сначала линкор, как более современный и вооруженный, затем из гипера выходит транспорт. На всякий случай там имелось четыре военных шахтера-штурмовика: аналоги его бывшего «Фортера» из комплектации верфи. Также добавил купленные абордажные комплексы — оказалось, что кроме Круна, в его отряде был еще один квалифицированный погонщик — то есть прикинул, что двух таких наборов должно быть достаточно для отражения возможного абордажа транспорта. Передал координаты первой промежуточной точки выхода на транспорт и корпорация «М.Ш.Тех» стала медленно набирать ускорение: как и ожидалось, «Треммо», как более современный, вышел в гипер на три часа быстрее его тяжелогруженого коллеги — начался долгий перелет к цели.
        — … Система 02-СБ-134к — приехали, шеф — отчитался бортовой искин линкора почти через пять месяцев однообразного полета через пустые системы: как ни странно, но никаких стычек и неожиданных встреч почти не было. Один раз «Треммо» выпрыгнул в месте, где пара небольших (по сравнению с ним) кораблей выясняли отношения — порядка трех средних кораблей разного типа с каждой стороны. Видимо появление чужого, более чем двухкилометрового судна с непонятным до конца идентификатором, внесло сумятицу в планы одной из сторон, так как пока Мартуся медленно разворачивалась для определения нового вектора прыжка, эти гуманоиды успели разогнаться и выскочить отсюда. Вторая часть недавних собеседников пыталась некоторое время выйти на связь с неожиданным помощником, но искин быстро разрулил ситуацию, объяснив тем организмам, что знакомство с ними ему не интересно.
        — Я с незнакомыми мужчинами на улице не знакомлюсь — примерно такой ответ был дан этой личностью настойчивым контактерам.
        А когда через пару часов из гипера вывалился и транспорт, желание знакомиться с двумя сразу большими кораблями у незнакомцев пропало, и неопознанные любопытные поспешили сменить направление своих мыслей и отстали.
        — Искривление метрики пространства… выход из прыжка большого корабля,… это свои — прокомментировала Мартуся появление межсистемного транспорта с верфью — какие указания, шеф? Где будем кидать якорь?
        — Двигай ближе к астероидному полю, ближе к ресурсам, чтобы все было рядом, а я пока слетаю на транспорт — надо скинуть нашему инженеру пакет по носителю, пусть начинает учить,… ну и так, все, что там по мелочи набежало.
        За время перелета сюда из Хамана все, кому были выданы базы для изучения, освоили свои материалы. У Юли это был полный пакет по носителю «ИИ Колония» и дневник с пояснениями мертвого конструктора погибшей империи. Соня выучила все, что касалось навигации и тактики — все равно лично пилотировать носитель с искусственной личностью на борту не надо — там все выполняет сам ИИ. Макс планировал, что девушка сама сможет договориться с пробужденной личностью насчет еще одного разумного на борту носителя — ее дружка-пилота, все-таки опыт боевых контактов у него серьезный. Вот и будут они там находиться некоторое время вместе, как он с Юли, например — по крайней мере, первые два с половиной года контракта, так как сюда они добирались более пяти месяцев. А потом посмотрим: технолог надеялся, что за эти годы у них тут сложится дружный устоявшийся коллектив, и совместная работа в корпорации продлится и еще дальше. Кроме Сони, все женщины, которые получили в Хамане пакеты баз по шахтерскому делу и техническому направлению, также освоили материал, благо на транспорте имелась своя медицинская секция, а наличие
квалифицированного медицинского персонала вопрос ускоренного обучения решало без вопросов.
        — Неш, принимай пакет и ставь на изучение — наш герой отправил инженеру список навыков по носителю Дэ’галир, можешь воспользоваться разгоном, я бы даже это рекомендовал, но после того, как развернешь верфь.
        Некоторое время специалист молча изучал полученную информацию, потом улыбнулся и сказал:
        — Что-то такое я и предполагал, если честно: контракт без права разрыва и возможности покидать расположение корпорации, анонимность, частный наниматель без поддержки или участия государства. Мне нравится перспектива — у нас будет абсолютный эксклюзив, думаю, что можно будет сертифицировать эти корабли, как шестнадцатое поколение — Содружеству до такой техники еще очень долго идти. Через два с половиной года мы взорвем рынок!
        — Я тоже так думаю, Неш, но до этого момента еще далеко. Давай начнем работать, я хочу посетить Лайну — там планирую взять среднюю шахтерскую матку, а то у меня тут организовались свои шахтеры и техники, которые просто мечтают что-то сделать. Надо им пригнать рабочие агрегаты, а то вижу, что люди за пять месяцев одурели от безделья — надо им всем занять руки и мозги. Вон, смотрю, наемники уже приступили к своей работе: пять штурмовиков покинули палубу транспорта и начали крутиться по системе, где им надлежит пробыть еще долго.
        Крун также использовал для патрулирования все четыре военных шахтера из комплектации верфи — так как пока грузить смеси было некуда, то пусть поработают — хотя небольшой перерабатывающий комплекс и был в спецификации верфи. Однако для этих целей глава корпорации предусмотрел уже покупку среднего шахтерского корабля — производительности его встроенных мощностей должно хватить на обеспечение сырьем таких двух верфей, благо система была очень богата в этом смысле. Еще землянин заметил, что в пространство вышли все пять специализированных кораблика — их перегнала на палубу транспортного корабля Юли: корвет-разведчик «Каро-Б6»  — их было две штуки, два корвета-торпедоносца «Тулло-т64» и эсминец-целеуказатель «Курс-6.02». Рыженькая гоняла, как угорелая: ей тоже надоело сидеть без дела, хоть на «Треммо» был широкий выбор различных развлечений, но за такой долгий срок все это успело приесться и надоесть.
        Технолог наблюдал процесс развертывания и сборки в пространстве верфи как зритель, хоть и изученные им базы давали основания самому заняться этим вопросом. Но Неш имел более высокий ранг в таких делах, да и опыт много дает — поэтому землянин оставался зрителем в течение почти двух суток, пока инженер выполнял свою работу. Когда-то Макс занимался развертыванием чего-то, отдаленно похожего на этот комплекс, будучи тогда рабом у серых людей: мобильная обогатительная фабрика «Гурто-с-38мк» была далека по конструкции от продвинутого изделия конструкторов Хамана, но сам процесс был похож.
        Сама верфь представляла собой огромную пространственную раму из гигантских балок и ферм, висевшую в пространстве — своего рода скелет, к которому крепился корабль, который требовалось ремонтировать или наоборот, создавать с нуля. В собранном положении постройка имела вид открытой с трех сторон клетки на два своеобразных стапеля, так как по спецификации «Жукрезо-А6» могла одновременно работать с двумя кораблями большого класса. Максимальная длина верфи доходила почти до двух километров четырехсот метров, консоли стапелей выносились на два километра перпендикулярно каркасу конструкции — так внешне выглядела «Жукрезо-А6» со стороны монтажной зоны — там находились ремонтные, конструкционные и сборочные комплексы дроидов, входивших в комплект. С противоположной стороны верфь выглядела более привычно — набор параллелепипедов, закрепленных на этой пространственной раме: внутри них находились производственные мощности комплекса, жилые зоны для персонала, летная палуба для вспомогательного малого флота и много всего разного полезного и нужного для работы верфи полного цикла.
        Понятие полного цикла обозначало всю цепочку в процессе изготовления продукции: от обработки первичного сырья до изготовления модулей и узлов будущего корабля силами производственных подразделений верфи с последующей его сборкой на стапелях открытого каркаса. Внешняя сторона производственных и жилых модулей была оборудована солнечными батареями — глупо терять дармовой источник постоянной энергии, хотя имелся блок реакторов для обеспечения различных нестандартных операций и ситуаций. Похожее решение было организовано еще на первых поколениях пустотных объектов Содружества — такое же было и на рабовладельческой фабрике капитана Дро. Неш, имевший в этом деле большой практический опыт, сразу стал монтировать каркас таким образом, чтобы одна плоскость рамы была перпендикулярна местной звезде, так как развернуть потом уже полностью собранную конструкцию они бы не смогли. Гигантская масса покоя, инерция, вкупе с рамной структурой комплекса сильно осложняли такую задачу, выводя ее в разряд практически невыполнимых маневров.
        К концу вторых суток сборки вся рама уже светилась габаритными огнями, обозначая свои торчащие в пустоте фермы и ажурные балки: в целом довольно красивое зрелище, и, конечно же, впечатляющее. Землянин смотрел и радовался — это его детище, он дошел до нового этапа своей жизни долгим путем тяжелой работы во враждебном пустом пространстве космоса, почти постоянно рискуя жизнью, ведь сам космос был для живых существ смертельно опасен и равнодушно холоден одновременно. Кроме световой предупреждающей оснастки, верфь имела еще небольшую сканирующую систему, сенсоры которой равномерно располагались по конструкциям рамы. Таким образом, кластер из трех искинов держал ближнее пространство под контролем, предупреждая всех о том, что они входят в монтажную зону верфи, и следует изменить курс, чтобы не столкнуться с конструкциями «Жукрезо».
        Активацию кластера технолог проводил лично, так как коды были только у него: себе оставил нулевой допуск, инженеру и Юли первый. Все техники получили второй уровень, а ниже не было никого, кому бы он мог понадобиться. Неш отправился в медицинский сектор верфи, как только главный искин верфи провел полный тест этого мини-завода — ему следовало быстро поднять полученные базы, так как сам Макс собирался лететь в Лайну за новыми покупками и не планировал участвовать в модернизации верфи. Но перед погружением в капсулу на разгон, инженеру пришлось познакомиться с Мартусей, ведь основную часть работы будет выполнять она и ее нанофабрика, перерабатывая имеющееся сырье и конструкции верфи по стандарту Дэ’галир. Разговор с личностью получился как всегда живой, неординарный и короткий по содержанию.
        — Это что за организм на моем борту?  — поинтересовался летающий дроид «Мартуся № 3», встретив Макса и Неша на летной палубе специализированных кораблей, куда пилот привез инженера на курьере — кстати, теперь «Флоу-м» стоял здесь в одиночестве — все остальные малые корабли отошли под ответственность Круна.
        — Шеф, ты привез мне немного активной протоплазмы на обед? Я не против, в принципе, но организм какой-то не очень на вид…
        Дроид медленно нарезал круги вокруг инженера, вяло размахивая левым манипулятором, а сам Неш немного опешил от такого заявление и посмотрел на землянина.
        — Э… это что такое, Макс? Вроде как дроид, но не опознается нейросетью — какая-то «Мартуся № 3»,… еще и разговаривает! Впервые вижу говорящего ремонтного дроида, и не перестаю удивляться и радоваться, что так удачно попал к тебе — сюрпризы валят один за одним.
        — Я не какая-то Мартуся, я самая продвинутая Мартуся нумбер ван, понял, убогий? И сюрпризы для тебя еще все впереди, просто я пока не готова — меня не предупредили о поступлении внеочередного материала, и я…
        — Ладно, Мартуся, все поняли, что ты самая-самая и так далее. Хочу вас представить, так как ближайшие два месяца вам придется плотно работать вместе по вопросу модернизации этой верфи. Да и после этого, на первом экземпляре, который будете доводить до окончательного вида по проекту.
        — Хмм… вместе работать, а мне показалось, что надо его переработать… показалось, наверное.
        — У тебя какой-то невоспитанный и наглый искин, я бы порекомендовал его немного настроить, мне кажется, что у него сбились некоторые поведенческие алгоритмы.
        — Не! Ну, это уже вообще ни в какой ангар не лезет: приперся ко мне в гости на все готовое, намеки грязные делает — я тебе сейчас сама что-то собью, а потом настрою по понятиям. Ты вообще, кто такой, турист?
        — Хватит пререкаться коллеги! Так: возле меня стоит работник нашей корпорации Неш Фрокс — главное лицо на верфи «Журезо-А6», которую мы будет модернизировать до стандарта Дэ’галир, а потом на ее базе продолжим работу уже по носителям серии «ИИ Колония». А вокруг нас, Неш, везде: в местных искинах, системах энергоснабжения, системах вооружений и так далее, например, вот в этом летающем дроиде, находится искусственный интеллект Колония — саморазвивающаяся личность с полным набором эмоций. Зовут ее Мартуся — она результат технологического прорыва давно умерших ученых и инженеров империи Дэ’галир. Можете познакомиться…
        Некоторое время Неш осознавал сказанное, так как не успел толком до конца просмотреть список баз, а только бегло ознакомился с перечнем — там был целый раздел по «ИИ Колония». Он понял, что судьба ему предоставила исключительный шанс быть первым, кто будет изучать этот феномен, и этот опыт будет бесценен. А если учесть тот факт, что года через три он полностью освоит сборку новейшего корабля современности, то его квалификация взлетит на такие высоты, что он сможет при желании диктовать свои условия потенциальным работодателям. Хотя, скорее всего, лучше держаться этого Шнитке — этот разумный полон сюрпризов. Все это пронеслось в мозгу Неша за пару секунд, и он вернулся в реальность.
        — А как этот искин выглядит вообще, если он везде, как ты говоришь?  — задумчиво произнес он, разглядывая летающего вокруг него дроида — давай знакомиться, Мартуся!
        — Лучше пройдем в рубку — заметил Макс, показывая Нешу на стоявшие рядом одноместные гравициклы — основная часть нанитов находится там. Кстати, лови пакет вот по этому кораблю и проект его перестройки — изучишь, как будет время — это наш первый образец будет, в некотором роде прототип, хоть он и сам по себе тоже как бы прототип, хе-хе.
        — Вот и опять сюрприз — подумал инженер, бегло просматривая информацию из полученного пакета — этот Шнитке продолжает меня удивлять: конструкторы создали неплохой корабль, хотя все эти излишества на таком корабля явно неуместны. И в базах опять-таки отсутствует, значит действительно прототип. А вот окончательный вариант мне пока непонятен, видимо пока не изучу пакет по Дэ’галир, не смогу до конца разобраться. Ну, это ненадолго. А что там все-таки по древнему искину-нанофабрике, мы ведь уже прибыли в рубку?
        Последние слова Неш, скорее всего, непроизвольно произнес вслух, так как некоторое время из динамиков системы громкого оповещения корабля доносились различные всхлипы, вздохи и непонятные шорохи, а потом Макс с инженером услышали пару непонятных словечек оттуда же.
        — Фсем приготовиццо! ИИ Колония в расцвете сил… появляюсь… — из колонн, где размещался управляющий кластер линкора, стала вытекать густая черная масса, которая быстро добралась до двух людей и обвила их скафы. И если для Макса это не было какой-то неожиданностью, хотя такой ход его немного удивил, то для наемного сотрудника корпорации это оказалось шокирующим зрелищем, хотя уже за минуту он смог взять себя в руки и попытался рассмотреть эту субстанцию получше. Смог рассмотреть примерно, то же самое, что и его наниматель полгода назад, когда вызвал ее к жизни.
        — Невероятно, живой нанокомплекс, развивается сам, как вполне обычный организм в природе, как интересно — бормотал Неш, продолжая рассматривать густую черную жидкость и мелкие частицы в ней — и вся эта масса обладает своим сознанием и древними знаниями… какой сюрприз.
        — А он мне нравится, не испугался — вполне нормально заговорил летающий дроид, взявшийся ниоткуда — я думаю, шеф, что мы сработаемся с этим организмом.
        — Вот и хорошо, я рад — мне пора улетать, а вы оба принимайтесь за работу…
        — Нет-нет, шеф, ты кое-что забыл: во-первых, мне требуются для работы кое-какие концентраты и тот запас, который мы все это время таскали в трюме. Так что, уважаемый хозяин, пора немного и камни подолбить, список у тебя уже давно имеется. А во-вторых, надо дождаться отчета о состоянии верфи — возможно, этот перечень потребуется расширить кое-какими позициями.
        Назад отвозил инженера, практически не разговаривая — тот погрузился в размышления, иногда слегка улыбаясь каким-то своим мыслям — наш герой не стал затягивать с человеком разных бесед, так как еще была впереди работа по профилю. Требовалось порыться в астероидах и создать запас концентратов на первые две модернизации: верфь и линкор-носитель. Так как в свое время он вместе с Юли провел полноценную разведку системы, и в хранилище его нейросети имелась 3-Д карта местных полей, то Макс на время приватизировал у наемников Круна один из штурмовиков двойного предназначения из тех, что шли в комплекте верфи и вылетел на раскопки. Как отмечалось ранее, для нужд по переделке линкора в полноценный носитель «ИИ Колония» не требовались самые ценные смеси — торувал и ларт, по классификации Содружества, которых тут и не было, впрочем.
        Однако они имелись в соседней системе 02-Сб-133ф, там, где еще висел распотрошенный бриларскими учеными реликтовый корабль Дэ’галир. А вот для нужд по модернизации самой верфи такие смеси были необходимы — поэтому технологу пришлось на восемь дней исчезнуть из системы, где оставался весь состав его корпорации, чтобы набить трюмы шахтера концентратом лартина. На саму разработку и обработку в бортовом обогатительном комплексе ушло чуть более трех суток — конструкция корабля почти полностью повторяла его бывший «Фортер». Кто у кого скопировал: Брилар или Хаман, было неизвестно. Еще несколько дней заняла дорога туда и обратно, по прибытии сбросил все девяносто пять тысяч кубометров лартина в один из модулей верфи, где уже было некоторое количество ингредиентов, выгруженных из трюмов линкора. Затем еще несколько суток шахтер работал по дешевым, средним и условно дорогим смесям: по его личной классификации это была зеленая, синяя и фиолетовая группы руд. В этой системе на их долю приходилось соответственно 14 %, 66 % и 20 % от общего количества астероидов, доступных к разработке.
        На первые два объекта этих наработок должно было бы хватить даже с запасом на второй корабль, а далее планировалось, что к работе приступят уже новоиспеченные шахтеры из числа женщин, изучивших шахтерские базы. Все-таки теперь он глава корпорации и надо соответствовать занимаемой должности, хе-хе. Стал готовиться с Юли к полету в бриларскую систему Лайна — самую близкую населенную систему от их точки базирования, но перед этим обсудили с Мартусей возможные варианты подоснов для создания полноценных кораблей проекта «носитель ИИ Колония». В свое время, когда эта личность копалась в голове у своего активатора, она изучила все базы по технике Содружества, которые нашла у него там, и теперь хорошо разбиралась в классификации и возможностях кораблей Содружества. По ее оценке, наилучшим вариантом, подходящим под концепцию переделки, были все-таки тяжелые носители, так как их каркасная схема наилучшим образом подходила под реконструкцию, и даже наличие самой палубной эскадрильи было необязательно в этом случае.
        Мартуся обещала к возвращению шефа разобраться с верфью и начать подготовительные работы с линкором — все материалы у нее были в достатке. Лететь с Юли собирался, естественно на курьере — исходя из предварительных расчетов бортового мозга корабля Ареса, на полет в одну сторону вместо полутора месяцев ему потребуется всего тридцать четыре дня. Все были при деле, кроме Неша в капсуле медицинского сектора верфи и временно безработных трех десятков женщин, ждущих обещанных шахтерских кораблей и возможности их обслуживания и ремонта. Наемники уже давно занимались своей работой, так что задерживать вылет было неразумно, и вскоре короткая вспышка известила всех о переходе курьера в гиперпространство. Разгон сопровождался тягучей и ритмичной композицией «BELAVISTA MAN» BY STATUS QUO, а пилот смотрел на свою женщину, которая кружилась вокруг ложемента в сложном ритме танца, и не мог на нее наглядеться.
        — Максик, я смотрела на скорость разгона, я шокирована,… может у меня проблемы со зрением — разве можно набрать такое ускорение за такой короткий промежуток времени?  — вопросительно посмотрела на своего мужа — это уже из области фантастики.
        — Расслабь булки, подруга — все под контролем. Когда за дело берется профессионал, все остальные тихо сопят в углу и нервно курят бамбук — бесцеремонно ответил Арес.
        — Кхе, кха, мдя, забыл тебя предупредить, Юли — Мартуся тут немного покопалась как-то по моей просьбе, в основном, в искине — требовались некоторые структурные изменения для выполнения определенных задач, так что наш Арес некоторым образом уже и не Арес. А в принципе, все, что ты видела и наблюдала — все это правда: этот кораблик в своем роде шедевр и менять его ни на что другое я не собираюсь в принципе, чертежи со схемами не дам на изучение и так далее. Как говорили на моей далекой планете: «Такая корова нам самим нужна!»
        По ходу перелета решил внимательно изучить отчет кластера верфи по ее состоянию и комплектации, который получил в день полного развертывания комплекса в пространстве, просто все никак времени не хватало плотно познакомиться с тем, что же ему продали военные в Хамане. Итак, верфь полного цикла «Жукрезо-А6»: остаточный ресурс 81 % — как и предупреждал офицер с хаманской базы консервации флотского имущества — рассчитана на одновременную постройку или сервисное обслуживание двух кораблей большого класса по шестое поколение включительно. Некоторые модели седьмого поколения были доступны из категории малых космических кораблей — это технолога не интересовало, хотя возможность клепать и продавать всем желающим, например, штурмовики седьмого поколения или разведчики, была заманчивой. Особенно, если учесть, что все лицензии и сертификаты шли вместе с верфью в комплекте. Но это не сейчас!
        Первыми в отчете шли сборочные стапели — две пространственные ячейки общей длиной несущего каркаса два километра триста восемьдесят восемь метров, ширина и глубина каждой из них определялась, как два километра и сто метров в каждую сторону. То есть по высоте (глубине) верфь превосходила ее длину и достигала четырех километров и двухсот метров. Каждый из сборочных стапелей комплектовался двумя конструкционными комплексами шестого поколения «Ас-к.6.106», четырьмя сборочными «Ас-м.6.144» и четырьмя ремонтными «Ас-р.6.188», все шестого поколения. Всем этим хозяйством руководил искин шестого поколения класса «большой-мобильный», а задачи ему ставил, соответственно, разумный с уровнем знаний не ниже шестого ранга по профилю ремонтных верфей полного цикла. Таких сборочных ячеек-стапелей было две, а значит, и управляющих искинов тоже было два. За работу оборудования третьей зоны отвечал третий искин, который был классом выше: «большой-стационарный»  — в его зону ответственности входили все производственно-монтажные модули, которые располагались на противоположной стороне каркасной основы верфи. В их число
входили следующие рабочие блоки верфи:
        1. Сборочный цех малых космических кораблей — 3 единицы (средние корабли собирались уже на стапелях, и в этом случае вместо одного большого можно было работать сразу с четырьмя средними кораблями).
        2. Сборочный цех модулей и узлов энергетических щитов — 3 единицы.
        3. Сборочный цех корабельного вооружения крупного калибра — 1 единица (от 500мм и выше).
        4. Сборочный цех корабельного вооружения среднего калибра — 2 единицы (от 200мм до 500мм).
        5. Сборочный цех корабельного вооружения мелкого калибра — 3 единицы (до 200мм).
        6. Цех монтажа корабельного энергетического вооружения дальнего радиуса действия — 1 единица.
        7. Цех монтажа корабельного энергетического вооружения среднего радиуса действия — 2 единицы.
        8. Цех монтажа корабельного энергетического вооружения ближнего радиуса действия — 3 единицы.
        9. Сборочный цех корабельных реакторов больших кораблей — 1 единица.
        10. Сборочный цех корабельных реакторов средних кораблей — 2 единицы.
        11. Сборочный цех корабельных реакторов малых кораблей — 3 единицы.
        12. Штамповочный цех боеприпасов всех калибров — 4 единицы.
        13. Штамповочный цех общего профиля — 4 единицы.
        14. Цех литья под давлением — 2 единицы.
        15. Цех гравитационного литья — 4 единицы.
        16. Цех точного литья и криогенной прессовки — 2 единицы.
        17. Цех кабельной продукции — 4 единицы.
        18. Цех лазерной обработки — 3 единицы.
        19. Цех поляризационной обработки — 3 единицы.
        20. Цех криогенной обработки — 2 единицы.
        21. Сборочный цех прецизионных работ — 2 единицы.
        22. Малый контрольный стенд — 4 единицы.
        23. Средний контрольный стенд — 3 единицы.
        24. Большой контрольный стенд — 1 единица.
        Дальше шли модули обслуживания и снабжения:
        Заправочный модуль — 2 единицы.
        Комплектовочный модуль — 4 единицы.
        Жилой модуль на двадцать блоков класса «Прима».
        Медицинский модуль на четыре капсулы «Прото-мед-6х».
        Модуль отдыха персонала: релакс-зона и вирт-зона на четыре комплекса «Виртжи-6а».
        Далее шел набор по первичной обработке сырья:
        Линия обогащения стандартных смесей металлов — 2 единицы.
        Линия выделения кристаллического топлива — 6 единиц.
        Линия конденсации гелевого топлива — 1 единица.
        Линия выделения чистых металлов — 2 единицы.
        И замыкал отчет список приданого оборудования верфи:
        Автономная летная палуба на двадцать два малых космических корабля — 1 единица.
        КИП прикрытия верфи «Жук-6.Т4»  — малый шахтерский корабль с бортовым комплексом обогащения смесей — 4 единицы.
        Дроид-уборщик «Кват-6н»  — 240 единиц.
        Грузовые платформы согласно штату мобильных комплексов — 124 единицы.
        В списке отсутствовало оборудование по производству ИИ — эти ценные комплектующие завозились на верфь отдельно.
        — Хорошую вещь я купил, можно сказать по знакомству — хаманцы продали отличный товар, видимо высоко оценили мою помощь в борьбе с гадкими зеленокожими коротышками. Интересно, если такая штука у них была на консервации то, какого уровня верфи у них использует флот, хотя можно и у Неша спросить при желании? А по комплектации вопросов нет: по искинам вообще — у меня свои живые есть в запасе, надо только их активировать, но вот по оборудованию предварительной обработки, есть определенные сомнения. Думаю, что на вырост потребуется все-таки средняя шахтерская матка со своим комплексом обработки смесей — возьму что-то не сильно дорогое в дополнение к существующему уже на верфи, решено.
        Последний выход в обычное пространство парочка проспала, так как перед этим долго строили планы на посещение планеты — оба хотели увидеть Клома, да и Юли как-то странно отзывалась о Лакире. Выяснилось, что непримиримые красавицы сблизились когда-то на почве утраты одного мужчины, которого обе любили и стали подружками. Землянин тогда очень удивился откровенности своей жены — как-то это все не вязалось с ее прошлой манерой поведения и единоличным желанием обладать им.
        — Я не верю своим ушам, Юли — ты сама мне предлагаешь двоеженство — ошалело посмотрел на подругу — и как же ты себе это представляешь? А если еще учесть ее стремление к карьерному росту в своей корпорации, то я вообще не вижу выхода. Что мы ей предложим: постель, питание и место пилота в шахтерском корабле,… да хоть бы и технологом на верфь — ты думаешь, она согласится? Это даже не смешно, малышка — это грустно. Неужели с ее данными она не может найти себе пристойную пару — вот не поверю ни за что!
        — Ты меня невнимательно слушал: во-первых, я не толкаю тебя ко второму браку, мне и так неплохо, хи-хи. Ты пропустил самое главное: она в тебя влюблена, и последнее время все эти клиенты ей конкретно надоели — все почему-то думают, что она легкодоступная девушка из офиса.
        — А разве это не так?  — удивился снова технолог и получил кулачком в бок — после этого началась обычная постельная возня, которая продолжалась еще весьма долго, пока специалист не исчерпал себя морально и физически, хотя подружка хотела продолжения.
        В общем, когда они заснули, до выхода из гиперпрыжка оставалось чуть более трех часов, поэтому они и проспали его. В диспетчерской службе транспортного контроля системы под названием «Лайна» все шло накатанным путем, пока искин службы не сделал неожиданную для всех заявку.
        — Нештатный выход из прыжка… провожу идентификацию… негативно — корабль отсутствует в базах Содружества, возможно чужой… поправка, есть идентификатор: курьер «Флоу-м», корпорация «М.Ш.Тех», Лайна, ТС Брилар.
        — Если есть идентификатор, то уже не чужой — отправить к нему патруль, пусть проверят, на всякий случай — распорядился координатор смены, которого заинтересовала нестандартная реакция станционного искина на неопознанный кораблик.
        Через полчаса с ним связался пилот патрульного фрегата с идентификатором «Т-211», у которого был немного растерянный и озадаченный вид.
        — Слушай, там какой-то ненормальный искин — шарик какой-то, я с ним пообщался немного, так он меня послал. Я, правда, не понял куда — что-то незнакомое… В общем, пилот, как я понял, спит и этот Арес, как себя называет этот говорящий шарик, отказывается его будить — поговори с ним сам — и отключился.
        — … Ну что вам всем непонятно?  — с голоэкрана на диспетчера «смотрел», если так можно выразиться, парящий в воздухе прозрачный шарик, в котором время от времени вспыхивали искры разных цветов — спит хозяин, сказал, чтобы я его не будил, иначе мне пи@дец полюбому, а всех, кто будет доставать посылать на х@й. Правда, не знаю, где это, но шеф сказал, что очень далеко — туда еще никто не смог добраться при жизни, так что извини, бамбино, но хозяина звать не стану,… а вообще-то, чего хотел?
        — Э… кхе,… спит, так спит — оригинальный способ прилета в Лайну,… помнится, был похожий случай лет десять назад — беглый раб из Гармора тоже тогда спал, когда его кораблик вывалился к нам в гости, мдя. А идентификатор пилота получить хоть можно, пока он отдыхает?
        — Конечно, говно-вопрос, так бы сразу и сказали, а то уже это все начинает меня как-то замахивать. Везде одно и то же: вас нет в базах, что за искры от корпуса — у вас там что, неполадки и так далее…? В натуре чувак — задолбало! Нет в базах — так внесите, какие проблемы? Искры от корпуса — так по технологии сбрасывается… стоп… все, чуть не проговорился — лови идентификатор пассажиров.
        — Получил… а, так их у тебя двое, да еще и сюрприз — это тот же самый Шнитке, что я вспоминал недавно. Вот же организм — опять спит, ну хорошо хоть на этот раз не сам, ха-ха-ха.
        — Хватит ржать — прервал сеанс веселья у диспетчера Арес — у меня сегодня тяжелый день, с утра как-то не пошло… Мне коридор сближения и парковочную площадку на любой торговой станции — хочется, наконец, немного присесть и отдохнуть…
        Некоторое время диспетчер разглядывал рубку курьера — шарик вспыхивал разными цветами где-то сбоку над чем-то, вроде приставной тумбочки, ложемент немного неправильной формы был пуст, а сама рубка отличалась почти полным отсутствием каких-то панелей контроля, пультов и тому подобных предметов, обычных для любого корабля Содружества. Созерцания обстановки курьера прервал снова этот шарик, вспыхнув на секунду желтым цветом и прервав таким образом раздумья диспетчера.
        — Эй, служивый, не спи — замерзнешь! Что там с парковкой и пролетом к ней — решил вопрос, нет?
        — Аг… кха… да. Все нормально, лови пакет и принимай на борт досмотровую команду — все, как положено…
        — Не-не-не, мы так не договаривались — никаких посещений во время отдыха пилота, это все потом, когда Макс проснется — разволновался шарик, полыхая разными цветами радуги. И не советую ко мне приближаться: всех непрошеных гостей угощу из гравитационного преобразователя… упс… твою мать, проговорился. Тут шарик стал полностью красным и потом что-то негромко пробормотал, но диспетчер смог расслышать парочку слов.
        — Все Арес, теперь тебе точно пи@дец, теперь хозяин тебя прибьет, как пить дать,… вот лошара тупой.
        Потом искин курьера отключился, сообщив диспетчеру перед тем, что дальше все вопросы будет решать шеф. Через пять с половиной часов на связь вышел пилот курьера, и все вопросы с оплатой были решены. На вопрос диспетчера о неизвестном типе корабля ответил расплывчато: в Хамане купил на распродаже — курьер не пошел в серию, поэтому в базу его и не внесли. Потом регулировщик космотрафика попытался уточнить, что имел в виду бортовой искин курьера, когда угрожал применить какой-то гравитационный преобразователь. Тут наш герой отмазался: мол, его Арес имеет матрицу психоразвития и может иногда что-то ляпнуть, не подумав. Все это время диспетчеру казалось, что он на заднем плане слышит какие-то хлюпающие и булькающие звуки, а сам пилот курьера время от времени бросал взгляды на эту самую сферу, с которой приходилось уже пообщаться работнику транспортного контроля.
        — Так, Арес, что тут такое? Надеюсь, мы на месте?  — задал уточняющий вопрос Макс, когда они с Юли проснулись, поели и вошли в рубку.
        — Хозяин, все готово!  — бодро отрапортовал бортовой искин.
        — Хм — этот самый хозяин почесал в задумчивости нос, потом проделал то же самое со щекой, а затем немного поскреб затылок — шел серьезный мыслительный процесс. А что готово-то?  — пробормотал он озадаченно.
        — Так все, шеф, а-ха-ха-ха!  — 1:0 в мою пользу — сфера над тумбочкой взорвалась калейдоскопом всех цветов радуги.
        — А ну-ка, умник, признавайся, что успел натворить за пару часов моего отсутствия?  — нахмурился разумный.
        — Ничего… тут местные пытались прислать мне на борт посторонних, когда я сказал, что мне нужна парковка на станции — я проговорился о гравипушке — искин с нотками обиды замолчал.
        — Пофиг, не бери в голову,… хотя да — головы то у тебя нет — а-ха-ха-ха, 1:1, ничья — рассмеялся технолог.
        Короткое общение с транспортным контролем — и вот маленький дисколет уже шустро движется к шахтерской станции «Лайна-М11», где в местном отделении корпорации «ТСБ-нейро» работает Лакира — пара решила прояснить ситуацию с блондинкой до конца, перед тем, как спускаться на планету. Немного огорчились представители служб радиологического контроля и контроля за агрессивными инопланетными формами жизни, когда не смогли просветить курьер своими сканерами. Внутри тоже ничего интересного по их профилю не нашлось, хотя заинтересованно крутились по всему кораблю в поисках необычного, но тут такого не нашлось: рубка и каюта ничем особенным не блистали, пустое хранилище тоже не привлекло их внимания. А помещение ремонтной мастерской и узла связи были не по их профилю, и поскольку таможенника среди них не оказалось, то через полчаса, не найдя ничего опасного и вредного для населения системы, чиновники отправились обратно. Искин все время что-то негромко бормотал — из динамиков громкой связи доносились обрывки фраз и ворчанье:
        — Вынюхивают тут… пинкертончики хреновы… знаешь куда лучше засунь свой нос…
        С того дня, когда ее подруга Юли прислала ей сообщение о смене статуса, прошло более полугода — помнится тогда Лаки искренне порадовалась за рыженькую подругу, все-таки та провела долгих семь лет в тоске, лишь немного оживая, когда общалась со своими родными — братом и приемными детьми. Они ее как-то отвлекали от мысли о потере Макса — на этой почве две молодые женщины тогда сошлись и даже подружились. И вот потом через семь лет этот шахтер возник из ниоткуда, когда его все уже похоронили и забыли,… кроме Юли. Всё сразу как-то быстро завертелось — сначала Юли ей со слезами радости сообщила, что ее Максик вернулся и сейчас находится в Хамане, но скоро прилетит сюда. А потом на следующий день рыженькая сорвалась с места и улетела ближайшим рейсом туда, в конгломерат, причем сама Лакира узнала об этом от ее брата — ее подружка так торопилась, что даже не предупредила о своем отлете.
        Прошло еще пару месяцев и вот приходит это официальное извещение о заключении брака и смене гражданского статуса Юли Кронли. Признаться, сначала Лакира порадовалась — в тот момент она была у себя в отделении корпорации, но потом, когда она после работы вернулась в свой жилой модуль, ее охватила ревность, обида и разочарование — сама того не желая, она снова превратилась в соперницу. Много ценных и не очень вещей в тот вечер пострадали до такой степени, что пришлось их утилизировать — менеджер по продажам отвела душу на безобидных предметах интерьера своего жилища. А потом рыженькая подруга вдруг пропала и вот уже полгода от нее нет никаких известий: ни хороших, ни плохих — это тревожило специалиста по активным контактам с клиентами. Кстати, эти самые клиенты уже достали девушку до спазмов в желудке: видя молодую, одинокую, очаровательную блондинку с идеальной фигурой, которая так приятно им улыбается, они все почему-то делали для себя неправильный вывод, что эта особа не откажет таким как они в приятном вечере. И сильно удивлялись или огорчались, когда их посылали к их женам, подружкам или в
сторону местной звезды.
        Короче Лакире надоела эта работа, эти базы, импланты, и особенно эти надоедливые и приставучие клиенты, пытающиеся организовать себе приятный бонус в ее постели. Но больше всего она хотела снова увидеть того шахтера и поговорить с ним: как-то раз с Юли они случайно коснулись вопроса двоеженства, или полигамии, по-простому. Такие обычаи были допустимы в Содружестве, так как в него входило несколько сотен планет, где изначально были разные взгляды на семейные традиции. Юли тогда отреагировала тоже неоднозначно: сначала категорично в том смысле, что своего Максика она никому не отдаст — это ее мужчина, которого она ждала всю жизнь. Но потом вдруг заявила, что уважает и понимает чувства своей подруги к ее мужчине и сильно препятствовать и ревновать не будет, если та захочет выяснить отношения с ним. А по большому счету, пусть мужчина сам решит, как ему будет комфортней: с одной или с двумя красавицами под боком.
        Еще посмеялись тогда немного, ненадолго вернув рыженькой нормальное состояние духа. Это было так давно, и долгое нынешнее молчание парочки начинали ее настораживать — как бы чего с ними не случилось плохого в этом далеком космосе. Поэтому, когда в отделение «ТСБ-нейро» вошли те двое, кого она хотела увидеть, сердце девушки остановилось на один удар, а потом застучало быстрее, заставляя ускориться дыханию от радости. Идентификаторы нейросетей вошедших людей подтвердили уведомление полугодичной давности: Макс Шнитке и супруга Юли Шнитке, а радостный вид рыженькой только все усиливал многократно.
        — Привет, подруга — плюхнулась в кресло напротив Юли — а вот и мы, без приглашения, так сказать, ха-ха. Я ввела Максика в курс наших с тобой отношений, и он решил лично посетить тебя, если ты не против, да?
        — Конечно не против — выдохнула на одном дыхании блондинка — я только за, просто здесь говорить на такие темы будет неудобно. Но я скоро заканчиваю, так что можем где-нибудь обсудить наши вопросы.
        — Тогда мы будем тебя ждать в соседнем заведении — вступил в разговор шахтер, с интересом разглядывая менеджерку — не задерживайся, а мы пока подкрепимся чем-то вкусненьким.
        Потом парочка ушла, а Лакира оценивала то, что увидела: Юли была счастлива — об этом говорили ее глаза. Одета была в какой-то простой комбинезон, плотно лежащий на ее фигуре — девушка откровенно красовалась, ведь даже такая повседневная одежда не могла уменьшить ее привлекательности и очаровательности. Рыженькая умела себя показать, а довольное лицо ее партнера, бросавшего влюбленные взгляды на свою половину, это только подтверждало. Но больше внимания, конечно, наша героиня уделила шахтеру — он как-то неуловимо изменился, лицо и взгляд стали резче, хотя какой-то озлобленности или чего-то неприятного она не чувствовала в нем. Да и вряд ли Юли стала бы с таким человеком находиться рядом. Немного удивил ее скаф, что был на нем: он был скорее похож на утонченное изделие для прогулок, чем на рабочий или боевой скаф, в том понимании, что Лаки знала о пустотной одежде для разумных. Хотя Лакира знала о таких вещах не так и много, если честно, но когда парочка уже уходила, ее изрядно озадачил вид двух клинков на спине шахтера, закрепленных там непонятным для нее способом.
        — Он определенно изменился — думала девушка, считая минуты до конца своей смены — вот только, в какую сторону?
        Конец пятой книги. Продолжение следует.
        08/2017-09/2017.
        

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к