Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Запорожец Денис: " Новая Реальность " - читать онлайн

Сохранить .
Новая реальность Денис Федорович Запорожец
        Владислав Александрович Писаренко
        Представьте на секунду, что вся мировая история - лишь продукт неудачного эксперимента, всё, что вы знали о прошлом - ошибка в расчётах. Именно с этим фактом предстоит столкнуться в один прекрасный день двум друзьям - Геннадию и Алексею. Они не просили об этом, но именно они теперь связующее звено, мост между ложью прошлого и зыбкостью и неопределённостью будущего, уже готового рухнуть в пропасть темпоральных аномалий, созданных машиной времени.
        Денис Запорожец, Владислав Писаренко
        НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
        Если не указано иное, все упомянутые в Произведении названия компаний, организаций и продуктов, имена, адреса, эмблемы, люди, названия населённых пунктов и события являются вымышленными.
        Любая связь с реальными названиями компаний, организаций и продуктов, именами, адресами, эмблемами, людьми, названиями населённых пунктов и событиями является случайной.
        Глава 1
        Не доверяй никому

13 ИЮНЯ 2015 ГОДА
        УКРАИНА, ОДЕССА
        Ещё один жаркий июньский вечер в Одессе. В этом году лето началось ещё в апреле, а с мая на юге Украины стояла невыносимая жара. В центре города гуляли толпы людей - жители и приезжие. В Одессе было, как обычно, душно из-за повышенной влажности. Дышать было практически невозможно. Все спасались от жары как могли - дети плескались в фонтанах, женщины обмахивали себя веерами, а мужчины и вовсе ходили в одних лишь шортах, правда, от жары это практически никак не спасало.
        В один из престижных баров города зашёл человек. На вид ему было лет 35, рост 180 см с русыми волосами, подстриженными по-военному. Глаза у него были серого цвета, нос - прямой, щёки - слегка красные от жары. Взглядом он обвёл помещение бара и увидел своего друга, сидящего в углу на мягком диване в полутьме. Он, не теряя времени, подошёл к нему и сел напротив.
        Нужно сказать, что звали вошедшего Романенко Алексей Дмитриевич. Служащий ВМФ РФ, выполнял множество различных боевых операций по всему миру, чем и заслужил звание капитана третьего ранга. На данный момент не женат и детей у него нет - не нашёл ещё времени на семью. Телосложение у Лёши спортивное, как и положено военному, знает армейский рукопашный бой и даже занял третье место в России по вольной борьбе в среднем весе.
        - Привет, давно тебя не видел! Наконец-то встретились, - сказал Алексей. - Извини, что задержался, нужно было собрать вещи перед отъездом. Сегодня уезжаю.
        - Привет, дружище! Жаль, что так быстро, соскучился я по тебе. Сколько мы не виделись? Года три, да? С того конфликта в Японском море.
        - Да, точно! После него мы ни разу не пересекались.
        Несколько слов о друге Алексея. Его зовут Озимцев Геннадий Иванович. Он - старший лейтенант российской армии, правда, уже в отставке. Ему 33 года, рост 185 сантиметров, шатен, волосы короткие, но не слишком, потрясающей глубины голубые глаза, которые играют не последнюю роль в обольщении женщин. Телосложение спортивное, владеет боевыми искусствами: каратэ до, кунг-фу, айкидо (не в идеале, скорее, от каждого стиля понемногу, но ему хватает). У него довольно привлекательная внешность, да и личность он, в целом, очень харизматичная. Многие девушки без ума от него, но жениться Гена не стремится - живёт холостяцкой жизнью и пока его это устраивает. Он принимал участие в боевых действиях во время второй чеченской войны, начиная с 2005 по 2008 год, после этого - участвовал в грузино-абхазском конфликте в Кодорском ущелье в августе того же года, а так же в некоторых секретных спецоперациях по поимке опасных военных преступников, угрожавших безопасности Российской федерации. Во время последней операции получил серьёзное ранение в ногу, после чего ушёл в отставку. Недавно Гена переехал из Питера в Одессу,
чтобы начать новую жизнь и избавиться от призраков прошлого.
        - Ну, расскажи, как поживаешь, - попросил друга Геннадий.
        - Да ничего особенного. В последнее время мы только и делали, что отгоняли этих пиратов от торговых судов. Честно говоря, меня это уже порядком утомило. Как будто я для этого шёл на флот. Эх… Слава Богу, что мы сошли на берег, хоть отвлекусь от негров с автоматами.
        - Так где ваш корабль сейчас пришвартован? - полюбопытствовал Озимцев.
        - Мы причалили в Севастополе, и будем находиться там ещё неделю или чуть больше, точно не знаю. А у тебя как жизнь? Ты ведь уже давно из армии ушёл. Не скучно на гражданке?
        - Ты же меня знаешь. Я без проблем жить не могу, - усмехнулся Гена. - Вот, например…
        Алексей и Геннадий погрузились в неспешную приятную беседу, наслаждаясь обществом друг друга и ароматным китайским чаем, который им периодически подносила симпатичная официантка. Гена описал свои впечатления от недавней поездки в Европу, и об инциденте на таможне, а Лёша - красочно и в подробностях рассказал, как они потопили пару особо наглых пиратских посудин. За разговором пролетело несколько часов.
        - … Да уж, весело тебе, наверное, было разбираться с ними, - присвистнул Озимцев.
        - И не говори. Взяли в руки оружие, и считают себя королями мира. Ну прямо, как обезьяны с палками, - друзья весело рассмеялись.
        - Кстати, со мной тут ещё кое-что произошло, и совсем недавно, - Гена потёр переносицу. - Довольно странное происшествие, если вдуматься…
        - Что случилось? Выкладывай, - Алексей посмотрел на друга с задорным прищуром.
        - Ну, если вкратце… - Озимцев внезапно понизил голос до полушёпота. - Это случилось вчера. Поздней ночью я шёл по улице и вдруг на меня набросился какой-то прохожий с бешеными глазами, всунул мне в руки какую-то флешку и убежал, я даже не успел ничего у него спросить. После этого я пришёл домой, ради интереса вставил флешку в компьютер, но оказалось, что информация, хранившаяся на ней, зашифрована. Я не придал этому особого значения, подумал, что это какой-то сумасшедший, но утром в новостях я увидел репортаж о его убийстве. Сначала я хотел обратиться в полицию, но затем решил повременить с этим. И раз уж мы всё равно собирались встретиться сегодня, я решил сначала обратиться к тебе. У тебя ведь есть знакомые, которые разбираются в криптографии? Наверняка они смогут узнать, что находится на этой флешке, а то пока наша полиция будет расследовать и расшифровывать - Солнце светить перестанет. Думаю, что дело может оказаться серьёзным. Поможешь?
        - Очень интересная история! Из-за простой флешки людей не убивают. Разве что на ней была действительно очень ценная информация. Ну, хоть как звали убитого, ты знаешь? - спросил Романенко.
        - В новостях сказали, что его звали Дмитрий Топалов, - ответил Гена. - Мне очень нужно, чтобы ты расшифровал данные на флешке. Я хочу узнать, из-за чего его убили.
        - Ладно, я помогу, у меня есть знакомый криптограф в Севастополе. Дам ему флешку, он её быстро расшифрует, - уверенно кивнул Лёша.
        - Я знал, что на тебя можно положиться, - Озимцев передал флешку другу.
        - В любой момент.
        - Если из-за этой флешки убили одного человека, то не преминут убить и ещё нескольких, - Озимцев понизил голос до едва слышного шёпота и оглянулся по сторонам. - В любом случае, думаю, что тебе стоит быть поосторожнее.
        - Не волнуйся, осторожность - моё второе «Я», - полушутя сказал Романенко и посмотрел на часы. - Уже поздновато, засиделись мы. Мне пора в отель, собирать вещи.
        - Да, ты прав, засиделись. Был очень рад увидеть тебя.
        - Это взаимно. Я сообщу тебе, как только станет известно, что там за информация, - Лёша спрятал флешку, встал из-за стола и потянулся к карману.
        - Не нужно, я оплачу счёт, - остановил его Гена. - И так напряг тебя.
        - Спасибо, - они пожали друг другу руки, и Лёша вышел из бара.
        Гена заплатил по счёту, оставив неплохие чаевые, и через несколько минут тоже покинул заведение. Настроения идти пешком до самого дома у него не было, поэтому он взял такси. Его квартира находилась на Французском бульваре, на пересечении с улицей вице-адмирала Азарова, в доме номер 9. Когда он подъехал к своему дому, было уже совсем темно. Он зашёл в квартиру, не раздеваясь, лёг на диван и включил телевизор. Под его шум он и заснул. Перед глазами проплывали полуразмытые образы, рождённые бормотанием телевизора и его собственным подсознанием. Досмотреть сон Гене не дали. Его разбудил громкий и резкий шум со стороны входной двери. Не успел он ещё как следует понять, что происходит, как в его квартиру, с треском выбив дверь, вломились три головореза. Гена резко вскочил с дивана, всё ещё толком ничего не понимая. Вломившиеся не стали тратить время на приветствия и знакомство, ближний к Гене громила без лишних слов попытался залепить ему в скулу с правой. Началась драка. Эти головорезы явно очень хорошо знали своё дело и было чётко видно, что они профессионалы, так как дрались они очень неплохо, имели
хорошую физическую подготовку и военную выправку, что наводило на мысль о том, что они служили или служат в армии. Озимцев сумел повалить на пол двоих с большим трудом, но третий неожиданно выхватил пистолет из нагрудной кобуры. Расстояние между ним и Геной составляло 4 метра. Доля секунды и он выстрелил, Гена едва успел уйти с линии огня. Второй раз это же ему сделать не удалось, и следующая пуля попала Гене в левое плечо. Озимцев упал на спину, корчась от боли. Те двое, которых он повалил на пол, поднялись, немного придя в себя, затем один из них сильным ударом вырубил его, и они вдвоём подняли Гену под руки, вынесли из квартиры и погрузили в фургон, на котором они приехали. Очнулся Гена в тёмной комнате с одним маленьким окошком под потолком, сквозь которое проникал тусклый лунный свет. В воздухе ощущался стойкий запах сырости. В комнате стояла такая тишина, что слышно было, как с потолка падают капли воды. Больше всего помещение походило на подвал. Он обнаружил себя сидящим на стуле, руки были скованны наручниками за спиной, ноги липкой лентой привязаны к ножкам.
        - Чёрт, вот влип! Где же я? А, блин, плечо болит, вот зараза! - Озимцев зашипел от боли и попытался рассмотреть состояние раны.
        Его отвлёк зажёгшийся в паре метров от него красный огонёк, он мерцал, то затухая, то разгораясь с новой силой. Через несколько секунд до Геннадия дошло, что он видит тлеющий кончик сигареты. В комнате зажглась тусклая лампочка, и Гена услышал, как из другого угла комнаты кто-то встал. Его раньше не было видно и слышно, поэтому Озимцев даже не подозревал, что с ним в комнате кто-то есть.
        Незнакомец подошёл поближе к свету, и тогда Гена смог его рассмотреть. Это был человек не слишком высокого роста - примерно 170 сантиметров, не больше - с усами, одет в чёрный костюм с вертикальными полосками (наверное, хотел казаться более высоким). На нём была шляпа, а в руке он держал трость. На вид ему было лет 50 -55. Говорил он с акцентом, похожим на тот, с которым разговаривают жители ближнего востока, но акцент этот он тщательно пытался скрыть.
        - То, что ты влип - это точно, приятель. У твоего друга есть то, что нужно нам, и мы хотим это получить, - сказал незнакомец.
        - Кому это «вам»? - ехидно спросил Озимцев.
        - Ты слишком любопытный, сынок.
        - Сынок у тебя в штанах, ублюдок. Кто ты вообще такой и зачем меня сюда привезли?
        - Как ты некрасиво разговариваешь, - незнакомец повысил тон. - Мне нужна флешка, которую ты отдал своему другу! Кто он такой и как его найти?
        - Так у него и спросите! Я вообще не знаю, о ком идёт речь!
        - Ему удалось от нас скрыться, но мы его найдём. У тебя есть два варианта: либо ты говоришь, куда он направился, и мы тебя отпускаем, либо ты умрёшь в муках, но перед этим всё равно расскажешь, где и как его найти!
        - Что-то выбор маловат… Огласите весь список, пожалуйста, - съязвил Озимцев.
        - Когда Виктор начнёт тебя раскалывать, тебе будет не до шуток! - со злостью сказал усач.
        - Если вы ещё не поняли, то я вам повторяю, что не знаю о ком вы говорите и никакую флешку я никому не передавал!
        Босс подозвал кого-то жестом левой руки, и в комнату вошёл один из охранников. Он достал из чемодана какие-то провода и ещё что-то, похожее на небольшой генератор. Через пару секунд Гена распознал в нём индукционный телефон ТА-57 с отрезанной трубкой. Один оголённый провод Виктор примотал к правой ноге Озимцева, второй - к левой. А затем несколько раз резко крутанул ручку. Мышцы Геннадия мгновенно напряглись, когда через них пошёл ток, он выгнулся дугой, еле сдержавшись чтоб не закричать.
        - Вы идиоты! Я вам уже сказал, что ничего не знаю. Можете меня пытать сколько угодно, толку от этого не будет! - гаркнул Озимцев, когда охранник, наконец, оставил ручку в покое.
        - Ты разрешаешь? - мафиози нехорошо усмехнулся. - Хорошо, будь, по-твоему! Витя! - он кивнул охраннику, и тот снова взялся за ручку телефона.
        На этот раз Озимцев напрягся заранее, крика они от него не дождутся. Он стиснул зубы и вперил ненавидящий взгляд в человека с телефоном, но в этот момент где-то в коридоре послышался сильный взрыв и стрельба из автоматов.
        - Шакалы, они нас нашли! Чёртовы полицейские. Быстрее, уходим! - незнакомец в полосатом костюме нервно взглянул в ту сторону, где звучали выстрелы.
        - Но босс, а как же этот? - в голосе Виктора послышалось разочарование, когда он показал на Гену.
        - Чёрт с ним, пусть сгниёт тут! Уходим, живее! - босс махнул рукой и выбежал из помещения. Вслед за ним протопал охранник.
        Дверь парочка за собой закрыть не удосужилась, но сейчас Гене это ничем не могло помочь. К счастью, он знал, что делать с наручниками. Один случай из его жизни научил Озимцева ВСЕГДА носить с собой ключ от наручников в кармане.
        Это произошло в одной маленькой горной деревушке под названием Бен-Ахмаль, расположенной на северо-восточной границе Пакистана с Афганистаном. Его взводу поставили задачу скрытно найти и обезвредить опасного террориста Аль Сарудина. Он с напарником вошёл в какой-то домик, чтобы обыскать его, но там никого не оказалось, наводка, как выяснилось позже, была ложной. Так как Озимцев был довольно известен в этом регионе (он взял двух лидеров боевиков), то за него полагалась большая награда. Его предал его собственный друг и напарник. Он выстрелил Гене в ногу и приковал наручниками к столбу, который подпирал потолок. Затем этот предатель (его звали Юрий Блесков) сообщил по рации, что здесь скрывается целая группа боевиков. Поверили ему сразу, и деревушка была атакована ракетной системой залпового огня БМ-21 «Град». Взрыв от первой ракеты снёс крышу, и Озимцев вместе с обломком опоры улетел в подвал дома, возле входа в который его и приковали. Что называется - выиграл в лотерею. Через десяток секунд после этого деревенька перестала существовать. Как и в других домиках бывшей деревни, подвал продолжался
проходом, выведшим всё ещё закованного в наручники Геннадия в пещеру, в свою очередь, приведшую его на другую сторону горы. Этим путём пользовались лояльные террористам жители, совершая свои вылазки.
        Вскоре после инцидента Блесков скрылся где-то в горах и его больше никогда не видели. Он считается дезертиром и разыскивается ФСБ, но его до сих пор не нашли.
        Кое-как Озимцев достал этот ключ, который находился в маленьком кармане его джинсов, предназначенных для хранения зажигалки, Это стоило ему больших усилий, но действовать нужно было быстро. Он избавился от наручников на руках, сорвал липкую ленту с ног и выбежал из комнаты, благо дверь была не заперта. Справа слышались выстрелы, туда нельзя было идти, только налево. Похоже, он был в катакомбах, прямо под городом. Пройдя несколько сотен метров, он подумал, что заблудился, но неожиданно увидел слабый свет, который пробивался через какую-то щель. При ближайшем рассмотрении это оказался выход, закрытый досками. Через щель было видно, что за досками находится улица, а свет шёл от яркого фонаря. Несколько ударов ногой понадобилось, чтобы выломать доски и Гена по короткой лесенке, ведущей наверх, вышел наружу. Каково было его удивление, когда, осмотревшись, он обнаружил, что находится на Молдаванке!
        Вырвавшись из плена, Озимцев смог немного перевести дух. Он забежал в какую-то подворотню и осмотрелся. Там никого не оказалось. Он облокотился на стену и отдышался. Уровень адреналина в крови начал падать и Гена стал всё острее ощущать боль от пулевого ранения, из-за которого он потерял уже немало крови. Чувствовал он себя весьма скверно, и он это понимал всё яснее с каждой секундой. Хотя слово «скверно» вряд ли могло описать его физическое состояние - рана всё ещё кровоточила, к тому же, измученные электричеством нервные окончания, не переставая, посылали импульсы о боли в мозг.
        Первой его мыслью было обратиться в больницу, но в больнице обязаны докладывать о пулевых ранениях, будут допросы, выяснения обстоятельств, и куча другой волокиты, чего Озимцеву очень не хотелось. Он сразу же вспомнил про знакомого врача, который жил в нескольких кварталах отсюда. Они с ним были довольно хорошими друзьями, и Гена знал, что тот точно его не бросит и сможет залечить раны.
        Два часа ночи, В дверь квартиры постучались. Спустя секунду 10 стук повторился, только на этот раз он был сильнее. Дверь открылась не сразу. Гена хотел постучать ещё раз, но сил у него уже не было. Когда врач открыл дверь, он обомлел.
        - Гена?! - только и успел сказать он, как Озимцев упал на него, потеряв сознание.
        Врач обхватил его за туловище и затащил в квартиру. Он дотащил Гену до кушетки и уложил на неё, затем разорвал футболку и осмотрел пулевое ранение.
        Звали врача Дегтярный Евгений Николаевич. Ему было 42 года, находился в разводе, имел лицензию врача, часто обслуживал клиентов на дому. Познакомились они с Озимцевым в военном госпитале, где Евгений Николаевич вытаскивал ему пулю из ноги. Там и подружились. С тех пор поддерживали контакт друг с другом. Дегтярный недавно вышел в отставку и вернулся в родной город - Одессу. Он знал, что Гена тоже живёт здесь и на днях они собирались встретиться, попить пиво и поговорить по душам, так как не виделись уже почти год. Они даже выбрали день и время - следующая пятница в 16:00, поэтому Дегтярный уж никак не ожидал увидеть Озимцева в 2 часа ночи окровавленным и полумёртвым у своего порога.
        - Гена, во что ты уже вляпался? Кто тебя подстрелил? Как это получилось? - причитая, спросил Дегтярный, когда ему удалось более-менее привести Озимцева в чувство нашатырём.
        - Я не знаю, кто они, не было возможности познакомиться с ними поближе, - ответил Гена, стискивая зубы. - Это всё из-за флешки. Мне её дал какой-то сумасшедший. Его, кажется, звали Топалов… А-а-а! - Гена взвыл от нахлынувшей боли.
        - Ох, у тебя тут ещё какие-то ожоги. Что это?
        - Меня самую малость пытали электрическим током. Сделай что-то с этой раной, иначе я скоро умру от потери крови.
        - Я сейчас продезинфицирую её и осмотрю.
        Дезинфекция заняла около минуты. Евгений аккуратно промыл рану перекисью водорода и приступил к осмотру.
        - Тебе повезло, пуля прошла навылет. Сейчас я вколю обезболивающее и заштопаю тебя.
        Евгений Николаевич вколол обезболивающее и начал обрабатывать раны. Озимцев этого уже не видел, так как обезболивающее подействовало на него как снотворное, и он отключился.
        Проснувшись, Гена увидел, что его ранение перевязано, а ожоги от тока обработаны специальной мазью. Он оказался переодет в чистые джинсы и футболку, любезно предоставленные Евгением.
        «Слава Богу - жив», - подумал Озимцев.
        Но как только он захотел подняться, то обнаружил, что тело его не слушается.
        - Что происходит? - удивлённо спросил сам себя Гена.
        Его сознание внезапно снова помутилось, и он отключился на минуту, а когда пришёл в себя, то над ним стоял Блесков. От неожиданности сердце его забилось быстрее.
        - Ты? - взвыл Озимцев.
        - Да, это я! - довольным тоном произнёс Блесков.
        - Как ты здесь оказался? Что ты здесь делаешь? - закричал Гена.
        - Я следил за тобой, ждал, когда ты расслабишься и допустишь ошибку. И вот, это произошло.
        - Что тебе от меня нужно?
        - Твоя жизнь…
        Ещё одно секундное помрачение сознания, а когда перед глазами у Гены прояснилось, он увидел, что никого рядом уже не было. Но пару секунд прошло лишь по его внутренним часам. На самом же деле он проспал чуть меньше суток и когда проснулся, уже темнело.
        - Странно, - произнёс себе под нос Озимцев. - Неужели мне всё это померещилось?
        Руки и ноги начали, наконец, слушаться его и он смог встать с кушетки. Голова ужасно болела, и было такое ощущение, что его пару раз прокатили на центрифуге.
        - Что это тебе померещилось? - Евгений расслышал бормотание Гены.
        - Я видел Блескова. Он стоял прямо передо мной.
        - Не волнуйся. Это твой мозг подстраивается.
        - Подстраивается под что? - с явным интересом спросил Гена.
        - Я вживил тебе в мозг один биочип… - вздохнув, начал Дегтярный.
        - Что ты сделал?! - возмущённо взревел Озимцев.
        - Тише, успокойся! - осадил его Евгений.
        - Ты же знаешь, что я ненавижу всякие имплантаты и никогда в жизни не ввёл бы себе эту гадость, - продолжал Гена уже чуть тише. - Тем более у тебя тут не самые стерильные условия.
        - Он очень маленький - его можно ввести через артерию специальным устройством, оно по виду напоминает тонкую проволоку. Далее чип проникает через стенку сосуда и закрепляется на гиппокампе - участке мозга, контролирующем долговременную память. Это абсолютно безопасный и проверенный метод, единственный побочный эффект - головная боль, но она скоро пройдёт, - врач помолчал и перешёл к главному вопросу. - Да, я сделал это без спроса. Но для твоего же блага. Я тебе сейчас всё объясню.
        - Давай, я жду объяснений с нетерпением, - Гена скрестил руки на груди и принял выжидающую позу. Другу он доверял, но зачем он так поступил, Озимцев понять не мог. В нём кипела злость и обида.
        - Несколько лет назад, ещё до того, как мы с тобой познакомились, я участвовал в секретном военном проекте по созданию машины времени. Я надеялся, что она сможет изменить будущее всего человечества в лучшую сторону, открыть нам новые горизонты, но я ошибся. Учёные уже добились больших успехов в этом. Но оказалось, что шутки со временем бесследно не проходят. Любое изменение на временной оси в последующем вызывает неминуемые изменения, как в будущем, так и в прошлом. Моя работа заключалась в том, чтобы следить за физическим и психологическим состоянием подопытных.
        - Машина времени? Ты что, разыгрываешь меня?
        - Ни в коем случае. Она действительно была построена. И даже, более того - запущена.
        - Я даже не мог представить, что наука уже дошла до такой степени развития, чтобы создать машину времени, - Гена удивлённо посмотрел на доктора. - И как прошёл запуск? - С нескрываемым любопытством спросил он.
        - К сожалению, полномасштабные испытания завершились полным крахом. Оказалось, что при перемещении достаточно большого объекта, такого как человек, чёрная микродыра, которая являлась пространственно-временным переходом, воздействует на темпоральный континуум с силой, гораздо большей, чем расчётная. Этот просчёт дорого всем нам обошёлся. При очередном запуске дискретизация темпонормировки значительно превысила планковский порог, и ситуация вышла из-под контроля. Мы заметили свою ошибку слишком поздно и не смогли стабилизировать пространственно-временной континуум, а это повлекло за собой искажение временной оси.
        - Звучит пугающе, - Озимцев слегка напрягся. - Чем это закончилось?
        - К сожалению, мы не смогли вернуть всё на свои места и то, что мы сделали, привело к полному замещению старой реальности новой, которая образовалась после произошедших на временной оси изменений.
        - Подожди, подожди, - перебил его Озимцев. - То есть ты хочешь сказать, что наша текущая реальность - подделка?
        - Отнюдь. Она настоящая, но эта реальность имеет мало общего с той, которая досталась нам изначально, - грустно ответил Евгений.
        - Значит, история изменилась, - Гена ужаснулся вставшей перед его глазами картине, а Дегтярный лишь кивнул в ответ. - Расскажи, каково было в той реальности? Что изменилось?
        - В предыдущей реальности не было ни Первой, ни Второй Мировой Войны. Гитлера убили ещё до того, как он стал политическим деятелем. Атомные бомбы не были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. Создание атомного оружия было отсрочено на два десятилетия и не сопровождалось уничтожением миллионов людей. ООН и НАТО никогда не существовало. СССР не распался в 1991 и существовал вплоть до момента проведения эксперимента 5 лет назад. Это лишь несколько примеров того, что изменилось, - Евгений тяжело вздохнул и присел на стул напротив Геннадия. - После такого катастрофического провала проект решено было закрыть на неопределённый срок. На данном этапе человечество ещё не готово брать на себя такую ответственность.
        - Но почему я об этом ничего не помню? - изумился Озимцев.
        - А вот здесь мы плавно переходим к тому, зачем нужен этот биочип. Мы обнаружили, что человек, движущийся в ковариантной темпоральной системе, вскоре сходит с ума из-за разрушительного воздействия темпоральных волн. Для того чтобы подопытные не сходили с ума, наш отдел разработал биочип, который защищает сознание человека и не даёт ему потерять рассудок. Более того, человек с этим биочипом может запомнить любые темпоральные изменения, которые произойдут с ним. В мой мозг вживлён такой же. Именно поэтому я всё и помню. Тогда же мы изобрели и устройство для его безопасного ввода в организм. Вскрывать каждому черепную коробку было накладно и небезопасно.
        - Это объясняет, зачем нужен биочип, но не объясняет, зачем ты вживил его мне. Ведь проект закрыли, больше нечего опасаться. Так? - Гена вопросительно посмотрел на Евгения, подняв одну бровь и слегка наклонив голову.
        - Ты отчасти прав, но… - он на секунду замолчал, что-то обдумывая, - несколько дней назад ко мне приходили какие-то незнакомые люди и сообщили, что проект снова в работе и им нужна моя помощь. Я отказался. Игры со временем очень опасны и не проходят бесследно. На данном этапе своего развития человечество ещё не готово к путешествиям во времени. Я боюсь, что то, что случилось пять лет назад, может снова повториться. Я вживил тебе этот биочип, чтобы защитить твоё сознание от возможных темпоральных воздействий, чтобы ты помнил всё, что с тобой происходило и произойдёт, чтобы ты не забыл, кто ты есть, - закончил своё путаное объяснение Дегтярный.
        - Думаешь, они снова изменят реальность? - Озимцев сузил глаза.
        - Это очень даже вероятно, но я отчётливо помню, что по постановлению правительства и спецслужб, этот проект должен был быть закрыт навсегда. И то, что он запущен вновь, свидетельствует лишь о том, что это не было санкционировано, - Евгений прошёлся по комнате взад и вперёд.
        - Что ты намерен делать?
        - Я сообщил об этом в правительственные структуры. Благо, у меня там есть пара знакомых. Они обещали во всём разобраться и сообщить мне результаты.
        - Что-то я не очень доверяю этим структурам. Они ведь по уши погрязли в бюрократии. Не удивлюсь, если они об этом уже знают, но не спешат ничего предпринимать, - в голосе Озимцева звучало недовольство.
        - Я не исключаю и такой вариант, - признался Евгений, - но всё же я рассчитываю на более благоприятный исход.
        Раздался звонок телефона в соседней комнате.
        - Интересно, кто это? - доктор направился к телефону.
        - Из чистого любопытства - как назывался тот проект? - вдогонку ему спросил Геннадий.
        - Называется он, на мой взгляд, весьма красноречиво - «Нова»…
        Раздался звон разбитого стекла, Евгений прервался на полуслове и Гена услышал стук упавшего тела. Он кинулся в сторону звуков и увидел Евгения, лежащего на полу с пулевым отверстием в груди. Одно из стёкол в окне было разбито.
        «Снайпер!» - пронеслось в голове у Озимцева. «Надо забрать Женю!»
        Он молниеносно подлетел к другу, схватил его за ноги и потащил прочь.
        Повторно раздался звон разбитого стекла, и следующая пуля едва не убила Гену, царапнув его по голове и оставив длинный кровавый след вдоль виска. Он упал на пол, но попыток вытащить друга из комнаты не прекратил, подтягивая того за ноги, насколько позволяло лежачее положение. Через минуту оба были в коридоре. Дегтярный был едва жив. Ему прострелили лёгкое, и он истекал кровью, но всё ещё держался. Он бормотал что-то, но разобрать, что он говорит, не представлялось возможным.
        - Женя, держись, я вытащу тебя отсюда! - Гена огляделся вокруг, он не знал, то ли ему бежать за аптечкой, то ли к телефону.
        Но Женя его не слушал. Он всё продолжал что-то бормотать себе под нос.
        - Проект «Новая»… Кхе-кхе… - он закашлял кровью, - … «Новая Реальность», - новый приступ кровавого кашля. - Не дай им… кхе-кхе-кхе… снова это сделать… Останови безумие…
        После этого он шумно выдохнул, его веки опустились, а тело обмякло. Гена пытался нащупать пульс, но его уже не было. Дегтярный был мёртв. Гена, конечно, и раньше терял товарищей на войне, но Евгений был для него куда больше, чем просто товарищ. Он ведь обязан был ему жизнью, а долг так и не смог отдать, не смог его спасти. Если бы Евгений тогда не вытащил ему пулю из ноги, то Озимцев истёк бы кровью и умер. Пуля пробила бедренную артерию, и кровотечение было довольно сильным. На момент, когда Гена попал к нему на операционный стол, он потерял уже почти литр крови. Ещё немного и спасать было бы некого.
        «Нужно скорее выбраться отсюда и найти Лёшу», - подумал Гена и начал пробираться к входной двери.
        Он был уже совсем рядом с ней, когда услышал на лестничной площадке чьи-то негромкие, но быстрые шаги.
        - Чёрт, быстро они, - пронеслось у него в голове. - Нужно найти другой выход.
        Как известно, безвыходных ситуаций не бывает, вот и у Гены выходов было аж целых два: либо дать себя убить, что для него было весьма неприемлемо, либо выпрыгнуть из окна.
        Проблема была в том, что второй вариант не слишком отличался от первого, по причине того, что Дегтярный жил на четвёртом этаже, а дом был старой постройки и потолки были по четыре метра высотой, то есть расстояние до земли составляло как минимум метров четырнадцать, а внизу был постелен такой «мягкий» асфальт. Со сломанными ногами далеко не убежишь.
        - Хорошо же ты вляпался, Гена. Что ж теперь делать? - спросил он сам себя. Времени на раздумья почти не оставалось.
        Убийцы практически бесшумно взломали замок, видимо они не хотели привлекать к себе лишнее внимание, и быстро, но тихо забежали в квартиру, после чего начали осматривать каждую комнату, желая найти Озимцева.
        Гена, держась за ржавую водосточную трубу, висел за окном, стараясь как можно меньше шевелиться, чтобы не привлекать лишнего внимания к себе и ещё, чтобы не сорваться вниз, так как помимо того, что труба была ржавая, она ещё и крепилась к стене болтами, которые уже давно сгнили. По-видимому, вторгшиеся в квартиру Дегтярного люди спешили, поэтому, на его счастье, лишь один из убийц выглянул в окно, и то мельком, и он остался незамеченным.
        - Никого тут нет, - через минут пять, когда вся квартира была перевёрнута вверх дном, раздражённо сказал один из убийц. - Упустили, а теперь как искать будем, а? - он сплюнул. - Уходим.
        Озимцев ждал этого момента, казалось, целую вечность. Он осторожно схватился за оконную раму и залез обратно в квартиру, затем осмотрел её на предмет возможных задержавшихся непрошеных гостей. К счастью, они быстро ушли и даже вежливо закрыли за собой взломанную входную дверь.
        - Я уж думал, они тут поселятся, - Озимцев устало сел на диван. - Нужно связаться с Лёшей и узнать, что с ним. Мафиози сказал, что они пытались отобрать у него флешку. Очень надеюсь, что с ним всё в порядке. Знать бы, что на ней ценного и ради чего мы с ним так рискуем…
        Гена поднял с пола валяющийся проводной телефон и приложил трубку к уху. Зуммер из трубки шёл, значит, аппарат был в рабочем состоянии. Он набрал номер мобильного телефона Алексея. Некоторое время в трубке царила тишина, но спустя 15 секунд, наконец, раздались гудки.
        - Алло, - после пятого гудка с того конца провода ответили.
        - Лёша!
        - Гена? Это ты?
        - Да. С тобой всё в порядке?
        - Со мной да, а ты как? Я пытался тебе дозвониться… - голос Лёши был крайне обеспокоенным.
        - Мобильный сейчас не со мной. Послушай, за флешкой, которую я тебе дал, охотятся какие-то бандиты. Они меня пытали, надеясь, что я расскажу им кто ты такой и как тебя найти. К счастью, мне удалось сбежать от них. Ты сам-то как? С тобой всё в порядке?
        - Да, со мной всё нормально. Во время поездки мне довелось встретиться с парочкой недоброжелателей, но всё обошлось. Флешку в данный момент как раз расшифровывают, так что скоро мы узнаем, что на ней записано. Я сейчас нахожусь в безопасном месте, а тебе нужно затаиться на время. Это серьёзные ребята и они не успокоятся, пока не убьют тебя, меня и всех, кому ещё что-либо известно об этом проекте.
        В этот момент внимание Гены отвлёк невесть откуда взявшийся сигнал, громкость которого постепенно нарастала. Звук шёл из коридора.
        - Секунду… - Озимцев отложил трубку и выскочил в коридор, морально готовясь увидеть там что угодно, вплоть до новой партии убийц.
        Это был сигнал мобильного телефона, который находился в кармане штанов доктора. Гена достал его и посмотрел на экран. Оказалось, сработало напоминание: «Маразлиевская 10, кв. 2. Дата - 14.06.2015. Время - 23:45».
        «Интересно, что он там должен был делать в это время?» - подумал про себя Гена. Он взял мобильный и вернулся к телефонной трубке.
        - Эй, ты меня слышишь?! Гена! - голос Лёши звучал очень встревоженно.
        - Да, я здесь, - успокоил его Гена. - Прости, ложная тревога.
        - Не пугай так, - Романенко облегчённо вздохнул. - Так вот, ты должен затаиться на некоторое время. Так будет безопаснее.
        - Не могу, у меня ещё остались незаконченные дела. Береги себя и будь осторожен. Не доверяй никому! Удачи! - Гена положил трубку и снова посмотрел на напоминание. - 14.06 - это же сегодня! Напоминание отмечено, как важное. Вряд ли он собирался идти на свидание в такое время. Нужно бы наведаться по этому адресу.
        Он взглянул на свои часы. Стрелки показывали пол одиннадцатого - достаточно темно, чтобы можно было беспрепятственно идти по городу. С освещением на одесских улицах, лицо идущего навстречу человека не видно даже с двух метров. Главное не выходить на центральные улицы. Они единственные хорошо освещены.
        Гена походил по квартире и как мог, убрал следы своего пребывания. Проблемы с полицией ему были не нужны. Затем он снова взялся за телефон и вызвал скорую. Евгению это никак уже никак не поможет, это ясно, скорее это был компромисс между конспирацией и данью уважения к покойному.
        - Время ещё есть, должен успеть, - Озимцев ещё раз взглянул на часы, затем развернулся и покинул квартиру, прихватив телефон доктора с собой на всякий случай.
        Он шёл по улице ночного города, постоянно оборачиваясь, шарахаясь от всех, ему постоянно мерещилось, что за ним кто-то следит. С каждой минутой он всё больше убеждался, что его подозрения не беспочвенны, но окончательно убедиться в этом он не мог.
        Дойдя до дома, который был указан в напоминалке, Озимцев ещё раз осмотрелся по сторонам. Никого не было ни с одной, ни с другой стороны улицы. Дверь парадной была не заперта, и Гена запросто вошёл в дом, где сразу нашёл квартиру под номером 2, благо она была на первом этаже. Используя навыки, полученные в армии на специальной подготовке, Озимцев меньше чем за минуту открыл, честно говоря, не самый сложный замок и вошёл в квартиру. Квартира оказалась пуста, как он и предполагал. Он решил не включать свет, чтобы не выдать своё присутствие. Гена подошёл к окну и выглянул наружу. Прямо напротив, на неосвещённом участке, он увидел тёмный силуэт человека. Казалось, незнакомец смотрит прямо на него. Озимцев вздрогнул, по телу пробежали мурашки. Он отпрянул в сторону. Первая мысль была - вычислили! Но в следующее мгновение, снова посмотрев в окно, он никого не обнаружил, не было никаких признаков того, что там вообще кто-то был.
        - Неужели опять привиделось? Мне кажется или я схожу с ума? Всё из-за этого проклятого биочипа, - Гена потряс головой.
        Он посмотрел на часы - начало двенадцатого. Чтобы ни должно было случиться в 23:45, Гена решил, что лучше убраться из квартиры до этого времени. Квартира была аккуратно убрана, как будто её убрали перед его приходом. Он начал обыскивать её в поисках хоть какой-то ценной информации.

* * *
        Минут через 10 за дверью послышались чьи-то шаги. Звуки шагов затихли, приблизившись к входной двери этой квартиры. Озимцев был настороже и услышал их вовремя, но всё, что он успел сделать - спрятаться за дверью в гостиную. Через несколько секунд дверь открылась. Кто-то вошёл в квартиру, и, судя по звуку шагов, он был один.
        Геннадий решил не ждать, пока его обнаружат и начал действовать первым. Как только человек вошёл в гостиную, Гена схватил его сзади за шею и крепко сдавил горло, так что бедняга еле мог дышать.
        - Кто ты такой? На кого работаешь? - грозным, но тихим голосом спросил Гена.
        - Отпустите, пожалуйста, я сейчас задохнусь, - еле слышно просипел незнакомец.
        Гена немного ослабил хватку. Человек начал жадно вдыхать воздух, как будто не дышал до этого целую вечность.
        - Кто ты такой? - подозрительно спросил Озимцев, готовясь в любую секунду снова вцепиться в горло незнакомцу.
        Человек осторожно повернулся к Гене лицом и посмотрел на него.
        - Меня зовут Виктор Кузнецов, - голос звучал хрипло и он прокашлялся.
        - Зачем ты сюда пришёл?
        - Чтобы встретиться с давним другом.
        - А друга, случаем не Евгений Дегтярный зовут?
        - Да кто вы такой, чтобы устраивать мне допрос? - возмутился Кузнецов.
        - Не хочешь говорить по-хорошему, значит, будем по-плохому, - Гена замахнулся кулаком.
        - Не надо, не надо меня бить, - умолял Кузнецов, прикрываясь руками. - Я скажу, скажу.
        - Ну? - Гена убрал кулак, но по-прежнему смотрел на него грозным взглядом.
        - Да, друга зовут Евгений Дегтярный, - испуганно подтвердил Виктор.
        - Кто-нибудь ещё знает об этой встрече?
        - Надеюсь, что нет. А как вы о ней узнали?
        - Не твоё дело, - огрызнулся Гена. - Зачем ты хотел с ним встретиться? - продолжил он допрос.
        - Кто вы такой? - Кузнецов собрал мужество в кулак и решил ответить вопросом на вопрос.
        - Ладно, - Озимцев решил, что человек перед ним всё же не очень похож на убийцу или мафиози, и проще будет сказать правду. - Меня зовут Геннадий Озимцев. Я друг Жени. Его убили около часа назад практически у меня на глазах. Я обнаружил адрес этой квартиры в его мобильном телефоне и пришёл сюда, чтобы пролить свет на то, почему его убили. Ты ведь не будешь рассказывать мне, что вы здесь собирались в картишки играть в 12 ночи?
        - Его убили?! - Виктор не мог в это поверить. - Не думал, что они осмелятся на такое…
        - Кто «они»? Ты что-то знаешь о проекте «Новая реальность»?
        - Да, - ответил Кузнецов, немного помешкав. - Собственно, из-за него мы и хотели встретиться, - признался он. - Но откуда вы знаете об этом проекте? Это же сверхсекретная информация!
        - Мне рассказал Евгений незадолго до смерти. Он говорил, что пару дней назад к нему приходили какие-то люди и предлагали снова принять участие в проекте по созданию машины времени, но тот отказался. Он был этим очень обеспокоен.
        - Ещё бы. Его можно понять. Он говорил вам, чем закончились предыдущие эксперименты со временем?
        - Да, рассказал вкратце.
        - Так вот. Он позвонил мне и попросил разузнать об этом новом проекте подробнее. Санкционирован ли он, кто его инициировал и всё в таком духе.
        - Так ты работаешь на правительство? - перебил его Гена.
        - Я агент секретного отдела СБУ, - признался Кузнецов, после чего достал из нагрудного кармана удостоверение и передал его Озимцеву.
        Тот взял его и при свете уличных фонарей, пробивавшийся сквозь стекло, рассмотрел.
        - Я думал, вас там лучше готовят, - сказал Гена, передавая удостоверение обратно.
        - Я не работаю оперативником, - попытался оправдаться Виктор. - В основном, я занимаюсь офисной работой, копаюсь в бумажках, ищу различную информацию.
        - Тогда тебе простительно. Так что же ты узнал? - Озимцеву не терпелось услышать подробности.
        - Мне удалось выяснить, что возобновление работы проекта, как и подозревал Женя, не было никем санкционировано, по крайней мере, официально.
        - А неофициально?
        - А неофициально узнать что-либо вообще проблематично. Единственное, что мне удалось раскопать через свою сеть информаторов - это имя одного из возможных участников проекта - Дмитрий Топалов.
        - Значит этот проект и флешка связаны! Так и знал, что тут что-то нечисто. Интересно, что же такого на ней хранится, ради чего можно убить? Какой-нибудь компромат? - вслух задумался Озимцев. - Жаль только, Топалова уже расспросить не получится…
        - Постойте, - перебил его Виктор. - Вы что-то знаете о флешке?
        - Я как раз о ней почти ничего не знаю. А ты?
        - Мне сообщили, что у Топалова при себе было портативное запоминающее устройство с чрезвычайно важной информацией, но её содержимое мне неизвестно, - Гене показалось, что Кузнецов слукавил, но он решил пока не акцентировать на этом внимание.
        - Тогда расскажи подробнее про предыдущую стадию проекта. Думаю, что о ней у тебя больше информации, - попросил Озимцев. - Может, удастся провести какие-то аналогии.
        - Женя ведь тебе уже рассказывал о нём, - попытался уйти от ответа Виктор.
        - Но он не рассказал подробности. Кто был руководителем проекта? Какова была истинная цель создания машины времени? И так далее, - Озимцев отошёл от Кузнецова и сел на стул.
        - Всего я не знаю, - Кузнецов последовал его примеру и сел напротив. - Целью было, понятное дело, сделать возможными путешествия во времени. Мне неизвестно, как именно они хотели использовать эту технологию - это не разглашалось, но я не думаю, что они бы стали путешествовать во времени только для того, чтобы узнать пару новых фактов об истории человечества. Тем более, если проект финансируют военные. Чего от них ожидать, я думаю, и так понятно.
        - А руководитель проекта? Может, он решил взяться за старое? - Геннадий сделал вполне логичное предположение.
        - Это вряд ли. Руководитель проекта дематериализовался вместе с половиной учёного состава в результате темпоральных искажений, - Кузнецов срубил идею Озимцева на корню.
        - Как насчёт технической документации? Она была уничтожена после закрытия проекта?
        - Нет, вся документация в бумажном виде была помещена в специальный архив, местоположение которого даже я не знаю.
        - Но почему вы просто не уничтожили всю информацию раз и навсегда? - возмутился Гена.
        - На собрании руководителей спецслужб Украины и России решили, что просто так уничтожить все наработки было бы безответственно. Ведь, по сути, наши учёные достигли очень серьёзных результатов. Они надеялись, что когда-нибудь в будущем технологии достигнут такого уровня, что позволят преодолеть технические ограничения, с которыми столкнулись инженеры при создании машины времени.
        - Очень цинично с их стороны. Разве не надёжнее было похоронить этот проект навсегда? Если бы они уничтожили данные, ничего бы этого не случилось, но нет, им надо было обязательно их сохранить, - Озимцев с каждым словом повышал тон, - а теперь существует вероятность, что всё это снова повторится. Сколько ещё людей должны умереть, чтобы это безумие прекратилось? - к концу фразы Гена уже почти перешёл на крик.
        - Не нужно на меня орать. Это не я придумал и не я принял это решение! Я лишь говорю то, что знаю и то, что слышал, - Кузнецов с вызовом посмотрел на Озимцева.
        Гена открыл было рот, чтобы ответить, но, вдруг, заметил маленькое красное пятно лазерного прицела на лбу у Виктора. Резким движением он повалил Кузнецова на пол, а через мгновение раздалась очередь из автомата. Окно разлетелось вдребезги, пули прошили стул, на котором только что сидел Кузнецов. Судя по звуку выстрелов, этот убийца тоже использовал глушитель.
        Они отползли к стене, подальше от линии огня. Выстрелы прекратились, видно, у стрелявшего закончились патроны.
        - Некогда мне вас искать, - раздался грубый голос.
        А затем в комнату через остатки рамы и стекла влетел небольшой округлый предмет. Почти сразу за этим раздались удаляющиеся шаги убегающего человека. Гене не понадобилось много времени, чтобы понять, что именно влетело в комнату - это была граната. Она ударилась о стену и откатилась на середину комнаты. При виде гранаты глаза Виктора стали размером с пару арбузов. Озимцев не теряя времени, схватил Кузнецова за ворот обеими руками и вместе с ним бросился в дверной проём. В следующее мгновение прогремел взрыв, разнёсший всё в комнате в щепки. Заряд был настолько мощный, что в соседних квартирах повылетали стёкла.
        Озимцев пришёл в себя довольно быстро. Ему не раз приходилось быть под артиллерийским обстрелом или миномётным огнём. Так что эта граната была для него чем-то вроде разминки. Вдалеке зазвучали сирены полицейских машин, с каждой секундой звук становился громче и ближе.
        - Когда надо, их днём с огнём не сыщешь, а когда не надо - они тут как тут, - пробурчал Гена, вставая с пола.
        Скорее всего, им просто не повезло, и рядом проезжал патруль, а взрыв гранаты на близком расстоянии не услышать было сложно. В руки нашей полиции Гена ну уж никак не хотел попадаться, отношения с ней у него никогда не ладились.
        Гена поднял на ноги Кузнецова. Для Виктора произошедшие события стали настоящим испытанием. Из носа у него текла кровь, на рубашке справа расплывалось кровавое пятно, да и вообще в целом он выглядел так, словно вот-вот собирался отойти в мир иной. Озимцев бегло осмотрел бок Кузнецова. По всему выходило, что они недостаточно быстро покинули комнату, и Виктора задело осколком гранаты. К счастью, рана была не очень тяжёлая, но без медицинской помощи он долго бы не протянул.
        - Держись! Только не отключайся! Слышишь меня? - крикнул ему Гена.
        Кузнецов еле заметно кивнул.
        - Идём, нужно выбираться отсюда, иначе нас сцапают, - Озимцев закинул его руку себе на шею и потащил к входной двери.
        Когда они вышли из квартиры, то услышали, что машина полиции уже остановилась возле парадного входа.
        - Заходим, только аккуратно! - послышался голос одного из полицейских. - Петя, вызывай ещё ребят, тут серьёзное дело!
        - Душегубы проклятые! - заголосила какая-то бабка со второго этажа. - Почто со мной так? Что я плохого в жизни сделала?
        - Тише, бабуль! Разберёмся! - крикнул в ответ полицейский.
        Пока страж правопорядка общался с мнительной бабкой, Озимцев быстро осмотрел подъезд. Единственным местом, где можно было быстро и более-менее надёжно спрятаться - была лестница, а точнее, пространство под ней. Гена затащил Виктора под лестницу и прикрыл ему рот рукой, на случай если тот вдруг вздумает стонать.
        - Ни звука! - на всякий случай прошептал Гена Кузнецову на ухо.
        Впрочем, это было излишним - Кузнецов был едва в сознании, вряд ли он чётко осознавал, что происходит. В парадную зашли. Один из полицейских, судя по звукам шагов, зашёл во взорванную квартиру, второй побежал наверх по лестнице. Гена выждал с полминуты и осторожно выглянул из укрытия - в коридоре никого не было.
        - Здесь есть другой выход? - Озимцев встряхнул Кузнецова. - Вы должны вспомнить, это важно!
        - По… по кор… Коридору до конца и направо, - с трудом выдохнул Виктор.
        Гена потащил его к запасному выходу. Они довольно быстро преодолели два десятка метров и оказались возле двери, закрытой на замок. Одним сильным ударом ноги Гена выбил её наружу, благо, дверь была не самая прочная и держалась на старых ржавых петлях. Хорошо ещё, что соседи всё ещё боялись выходить из квартир, иначе у них появились бы нежелательные свидетели.
        Озимцев и Кузнецов вышли во двор, и, стараясь держаться тёмных участков, прошли насквозь и вышли на улицу Канатную. Наконец, Гена смог нормально его рассмотреть. Кузнецову на вид было около 40 лет, ростом он удался - почти такой же высокий, как Гена. Зелёные глаза, слегка горбатый нос, волосы светлые, кучерявые, телосложение не то, чтобы спортивное, - скажем, стройное.
        - Ты неважно выглядишь, - наконец заговорил Гена. - Нужно отвезти тебя в больницу.
        - Нет, меня там найдут в два счёта, - сказал, еле проговаривая слова, Кузнецов.
        - Тебе нужна квалифицированная медицинская помощь! Ты потерял уже много крови! - настаивал Геннадий.
        - У меня… - Виктор замолчал на несколько секунд, пытаясь удержаться на ногах и не потерять сознание. - У меня есть хорошая знакомая. Её зовут Ирина. Она имеет медицинское образование и работает врачом. Думаю, что она сможет меня подлатать.
        - Ей можно доверять?
        - Я знаю её уже 10 лет. Она отличный человек и, пожалуй, единственная, кому я могу довериться на все сто.
        - Хорошо, раз вариантов больше нет, тогда я отвезу тебя к ней, - Гена кивнул. - Где она живёт?
        - Улица Хрустальная, дом 9.
        - Хрустальная? Первый раз слышу улицу с таким названием.
        - Это рядом с 12-й станцией фонтана, немного не доезжая…
        - На месте покажешь.
        - На чём мы туда доберёмся? - спросил Кузнецов.
        - Об этом не волнуйся. Транспорт я достану, - уверенно сказал Гена. - Только постой здесь минутку, ладно? Никуда не уходи.
        Гена оставил Виктора одного и побежал к ближайшей машине, которая стояла припаркованная через дорогу напротив. Это оказались уже не новые Жигули. К счастью, автомобиль не был оборудован сигнализацией и Озимцев смог открыть и завести машину, у него на это ушло минут пять. Он подъехал к Кузнецову, тот сидел прямо на асфальте, облокотившись о стену дома и зажимая рану рукой. Гена затащил его в машину на заднее сидение, сел за руль и начал движение.
        - Сейчас поедем к твоей знакомой. Ты только не отключайся, - ещё раз попросил Гена.
        Ответа на его реплику не последовало. Он обернулся назад и увидел, что Кузнецов лежит на заднем сидении без сознания. Гена остановил машину, повернулся и растормошил Виктора.
        - Эй, не засыпай, тебе нельзя спать!
        - Я пытаюсь… - Виктор с трудом смог разлепить глаза.
        - Ты потерял много крови. Если сейчас заснёшь, уже можешь не проснуться. Тебе нужно быть в сознании. Продержись ещё немного! - увещевал его Озимцев.
        - Не могу!
        - Говори что-нибудь, так будет легче, - Гена тронулся с места.
        - Я не знаю о чём говорить…
        - Знаешь, нам повезло, что это был не профессионал. Иначе мы бы сейчас уже не разговаривали, - заметил Озимцев. - Так что цени возможность поговорить.
        - Почему ты решил, что это был не профессионал? - вяло поинтересовался Кузнецов.
        - Потому что профессионалы так не работают. Профессионал не стал бы стрелять без разбору, да ещё и гранату кидать. Они, как правило, работают очень тихо и попадают с одного выстрела. Женю убили именно так.
        - Так значит те, кто убили Женю и те, кто сейчас пытались убить нас - разные люди? - заключил Виктор.
        - Видимо да. Тогда получается, что нас хотят убить сразу несколько группировок, а это мне уже совсем не нравится.
        - Мне жаль, что ты оказался втянут в эту историю, - виноватым голосом сказал Виктор.
        - Ерунда. На войне и не в такие передряги попадал.
        - Ты был на войне?
        - Да, и не один раз. Я побывал в Чечне, Ираке, Ливане, Югославии и ещё в нескольких менее известных горячих точках.
        - Откуда такая жажда воевать?
        - Я был раньше сорвиголова. Всегда лез на рожон. Мечтал сделать карьеру в армии, поэтому и пошёл туда добровольно. Попросил, чтобы меня перевели в войска особого назначения, которые воюют в горячих точках планеты. Полковник тогда ещё отговаривал меня, говорил, что это мне ни к чему. Мол, отслужу пару лет и вернусь на гражданку, заживу нормальной жизнью. Вот только мне нормальной жизни не хотелось, скучно было. И я всё-таки уговорил его устроить перевод.
        - Долго ты воевал?
        - Почти пять лет.
        - А что случилось потом?
        - Потом меня предал мой же сослуживец, товарищ по роте. Из-за него я чуть не погиб. После этого как отрубило. Понял, что не хочу умереть где-то в незнакомой мне стране, лёжа в пыли и истекая кровью. Я решил уйти из армии.
        - Да, когда тебя предают, сразу начинаешь смотреть на вещи по-другому, - подметил Виктор. - Что стало с предателем?
        - Не знаю. Я пытался его найти, но не смог. Он бесследно исчез.
        - Наверное, у него был на тебя зуб. Чем же ты ему так насолил?
        - Это первое, что я спрошу у него, когда найду.
        Гена гнал машину со скоростью 90-100 км/час. Дороги были пустые, поэтому такую скорость можно было себе позволить, не опасаясь попасть в ДТП. Они доехали до 12-й станции фонтана за 10 минут. Гена свернул на улицу Гаршина, а затем в Хрустальный переулок, примыкающий к одноимённой улице.
        - Где именно живёт твоя знакомая? - спросил Гена.
        - Перед перекрёстком с левой стороны будет дом. Она живёт там, - просипел Кузнецов.
        Озимцев подъехал к дому, быстро вышел из машины, открыл заднюю дверь и вытащил из салона Кузнецова. Гена забросил его руку себе на шею и потащил к воротам. Подойдя к ним, он нажал кнопку на звонке. Ему пришлось держать её так около минуты, прежде чем в доме зажегся свет. Послышался звук открывающейся двери, и голос по ту сторону ворот громко спросил:
        - Кто там?
        - Меня зовут Геннадий. Со мной Виктор Кузнецов. Он ранен и ему нужна ваша помощь!
        Послышались шаги, в воротах приоткрылось смотровое окошко, в нём показалось женское лицо. Увидев окровавленного Кузнецова, женщина ойкнула, захлопнула окошко и стала быстро открывать ворота.
        - Боже мой! Что с ним случилось? - спросила шокированная таким поворотом событий Ирина.
        - Вражеская граната. Я вам потом расскажу всё подробнее. Сейчас Виктору нужно оказать медицинскую помощь. Он потерял много крови, - Гена уже протискивался в ворота с повисшим на его плече Виктором.
        - Да, конечно. Заносите его в дом скорее, - Ирина уступила дорогу и принялась запирать ворота, затем помогла Озимцеву занести Кузнецова в дом.
        - Давайте сюда, здесь ему будет удобнее, - Ира указала в сторону большой просторной комнаты.
        Они дотащили его до дивана и уложили на спину.
        - Я возьму медикаменты, а вы пока побудьте с ним и следите за его пульсом. Я быстро! - Ира побежала наверх.
        Озимцев нащупал у учёного пульс и начал считать удары. Сердце Кузнецова билось со скоростью 50 ударов в минуту, но пульс был какой-то неровный, а сам Виктор был едва в сознании. К счастью, Ира вернулась очень быстро. Сейчас он смог рассмотреть её получше. На вид ей было лет 28 -30, рост примерно 170 -175 см, брюнетка с карими глазами, лицо очень симпатичное, стройная фигура, волосы длиной до плеч. Она принесла с собой все необходимые медикаменты и разложила их на столе рядом с диваном, затем надела медицинские перчатки и начала осматривать Виктора.
        - Как, вы говорите, вас зовут? - не отрываясь от дела, спросила Ира.
        - Гена. А вас Ирина? - полуутвердительно уточнил Озимцев.
        - Да. Расскажите, что произошло?
        - На наши жизни было совершено покушение. Кто-то бросил в окно квартиры гранату. Я попытался спасти Виктора, но его задело осколком.
        - О, Боже! Покушение на жизнь? Кому вы уже успели насолить? - Ира от удивления даже на мгновение оторвалась от осмотра Кузнецова и бросила взгляд на Гену.
        - Я бы тоже хотел это знать, - тихо и грустно ответил Озимцев.
        Оба замолчали. Ира осмотрела раны Виктора и посветила ему в глаза фонариком, чтобы проверить рефлексы.
        - Так, сейчас я дезинфицирую его раны и остановлю кровь, но, кажется, это ещё не всё. Похоже, что у него сотрясение мозга средней тяжести.
        - Он поправится? - Гена виновато заёрзал на стуле, на котором сидел. По всему выходило, что, спасая их обоих от гранаты, стоило больше уделить внимания страховке Кузнецова при падении.
        - Да, дня через 3 -4. Когда я закончу с ним, то осмотрю и обработаю ваши раны.
        - Не нужно, это мелкие царапины. Я себя отлично чувствую.
        - За время моей практики было несколько случаев, когда люди умирали вот от таких вот «царапин», как у вас, за несколько дней, - Ирина говорила абсолютно серьёзно.
        - Раз вы настаиваете, - Геннадий поднялся. - Я, пожалуй, справлюсь сам, вы не отвлекайтесь. У вас пациент посерьёзнее есть.
        - Всё необходимое лежит в аптечке, - Ира кивнула на стол.
        Гена подошёл к аптечке, взял оттуда йод, перекись водорода и вату.
        - Где у вас ванная? - спросил он.
        - По коридору последняя дверь направо, - ответила Ира.
        Озимцев медленно, усталой походкой, направился в ванную. Всё-таки он слукавил, не так уж и отлично он себя чувствовал после всех этих событий. Он включил свет, закрыл дверь и снял с себя верхнюю одежду. Тело было в царапинах, ссадинах, ушибах и кровоподтёках. Геннадий намочил вату перекисью водорода и продезинфицировал порезы и ссадины, затем помазал их йодом. Когда он вернулся обратно в комнату, Виктор уже был перебинтован и спал на кровати. В комнате горел тусклый свет, который исходил от маломощной лампочки в торшере, который стоял возле дверного проёма. Ирины в комнате не было. Озимцев тихонько подошёл к окну, раздвинул жалюзи двумя пальцами, сделав небольшую щёлочку, и начал всматриваться в темноту, пытаясь увидеть, не следит ли кто за домом. За последние сутки он стал очень подозрительным, но это было не удивительно.
        Сзади послышались шаги. Геннадий обернулся и увидел, что Ира вошла в комнату. Она жестом руки позвала его, и Гена вышел в коридор.
        - Я обработала все раны и дала ему успокоительное. Он проспит до утра как минимум. Вы, наверное, чертовски голодны. Давайте, я вас накормлю. Идёмте на кухню.
        - Не откажусь, - Озимцев прислушался к ощущениям в животе. - Последний раз ел сутки назад.
        Они вошли на кухню, и Гена сразу обратил внимание на часы. Стрелки показывали 3 часа ночи. Ира достала салат оливье из холодильника, насыпала большую порцию в тарелку и дала её Озимцеву.
        - Простите, я сегодня больше ничего не готовила, но если надо, могу пригото…
        - Что вы, - мягко перебил её Гена. - Не нужно, мне и салат вполне подойдёт. Спасибо вам огромное.
        Геннадий принялся с энтузиазмом поедать оливье и закончил только, когда тарелка оказалась пуста.
        - Большое спасибо, - ещё раз сказал он.
        - Не за что. Вам насыпать ещё?
        - Нет, благодарю, я наелся.
        - Вам нужно отдохнуть. На втором этаже есть свободная комната. Можете переночевать там, - предложила Ира. - Пойдёмте, я покажу вам, куда идти.
        Они поднялись на второй этаж, прошли по коридору и остановились у двери в комнату для гостей.
        - Вот она. Располагайтесь. Если что - туалет и ванная в конце коридора. Я буду спать на первом этаже, - сказала Ира.
        - Не знаю, как вас отблагодарить… - Озимцев повернулся к Ире и смущённо посмотрел на неё.
        - У меня работа такая, помогать людям, - Ира улыбнулась уголками губ. - Не нужно благодарности. Спокойной ночи, - она развернулась и пошла к лестнице.
        - Спокойной, - вслед ей сказал Гена и вошёл в комнату.
        Комната была довольно большая - примерно 17 -20 квадратных метров, но оформлена по-спартански - двуспальная кровать под стенкой, рядом небольшой комод и всё. Два окна выходили на ту часть переулка, откуда приехали Гена и Виктор. Он не стал включать свет, а только вынул мобильный телефон Дегтярного из кармана, положил его на комод, затем сразу лёг на кровать, не раздеваясь, и мгновенно уснул.
        Проснулся он около 6 часов утра от странного ощущения. Как будто что-то незримо изменилось. Гена открыл глаза, встал с постели и осмотрел комнату - всё в ней было точно так же, как и когда он засыпал, но всё-таки что-то не давало ему покоя. Он ещё с полминуты побродил по комнате и даже выглянул в окно, но понимания не прибавилось, поэтом он решил просто считать, что ещё не до конца проснулся. Зевая, он спустился вниз, узнать, как там Кузнецов.
        Комната, где они с Ирой вчера положили Кузнецова, пустовала. Кровать оказалась застелена, и всё указывало на то, что Виктора здесь вообще не было. Что за дела? Гена нахмурился. Он последовательно осмотрел все комнаты, но не нашёл не только Виктора, но и Ирину. Мало того, не было ни единого следа их пребывания здесь. Самым странным оказалось то, что все часы в доме застыли на отметке 5 часов 59 минут и 48 секунд. Причём, это касалось и электронных часов, что было уж вовсе дико.
        - Куда они делись? - Геннадий решил на время выкинуть из головы странности с часами. - Ладно бы она отвезла его в больницу, но зачем было, например, вычищать дочиста холодильник? Это не имеет смысла. Да и шум при такого масштаба уборке я бы наверняка услышал.
        В конце концов, он решил хотя бы позвонить Алексею, но и тут его ожидал неприятный сюрприз. Взяв телефонную трубку, он обнаружил, что телефон не работает. Так же дела обстояли и с мобильным Дегтярного, тот просто не видел сети. Мысли и догадки в голове Озимцева перемешались окончательно, и он практически машинально вышел на улицу, не прекращая прокручивать в уме сложившуюся ситуацию. Оказавшись во дворе, Гена сразу увидел машину Иры, что только добавило происходящему странности. Они, что, ушли пешком? С практически неспособным передвигаться Виктором? К слову о нём, машины, на которой Геннадий привёз Кузнецова, не было, зато на её месте стояла серебристая Honda Accord 2014 года выпуска. Свободного пространства для ошеломительных открытий в голове Озимцева не осталось, поэтому он просто попытался пока не принимать во внимание эту внезапную метаморфозу и пошёл дальше. На улице, куда он вышел, оказалось совсем уж пустынно. Гена дошёл до Фонтанской дороги и побрёл по ней в сторону центра города, снова и снова обдумывая недавние события, и только спустя 20 минут до него дошло, что за всё время, пока он
шёл, мимо него не проехал ни один автомобиль и не прошёл ни один человек или животное. Складывалось ощущение, что весь город разом вымер. Действительно, не было ни единого признака наличия хотя бы кого-нибудь в пределах видимости во всех направлениях. По коже Гены побежали ледяные мурашки.
        К чёрту всё, надо наведаться к себе домой, чтобы взять оружие и всё же попытаться как-нибудь связаться с Алексеем, а дальше уже действовать по обстановке. За последние сутки его несколько раз пытались убить, и расхаживать больше без средств защиты он был не намерен, тем более, учитывая накапливающиеся странности.
        Как по заказу, прямо перед ним у обочины стояла машина с приоткрытой водительской дверью. Озимцев обошёл автомобиль, и заглянул в салон - оказалось, что ключи уже были в замке зажигания, как будто водитель только-только собрался выйти из машины, не успев их вытащить. На переднем пассажирском сидении лежал какой-то пакет, вроде, из супермаркета. Геннадий ещё раз осмотрел улицу, но хозяина машины, равно как и кого-либо другого, всё так же не обнаружил. Он хмыкнул и пожал плечами, придётся одолжить транспортное средство.
        Чем дольше он ехал, тем сильнее становилось чувство фальши. Этот город словно подменили, пока он спал. Всё было идеально: никакого мусора на улицах, машины припаркованы идеально, такие же идеальные дороги, никаких мозолящих глаза обшарпанных стен или полуразрушенных зданий… Больше всего на свете Гене хотелось сейчас понять, что произошло.
        Погружённый в свои размышления, он чуть не пропустил момент, когда перед машиной возник человек. Это было так неожиданно, учитывая полное отсутствие людей, что Гена не сразу сориентировался, и ударил по тормозам лишь в последнюю секунду. Его кинуло вперёд на ремне безопасности, а когда машина полностью остановилась, и он поднял голову, человека уже не было. Гена быстро вышел, чтобы осмотреться - не было и следов его пребывания при том, что прошло меньше десяти секунд между тем, как он нажал на тормоз и вышел из машины.
        - Что за?.. - Озимцев судорожно втянул воздух.
        «Снова галлюцинации, как с Блесковым? Или это всё просто один чересчур реалистичный сон?» - он сжал виски, пытаясь успокоиться. - «Надо держать себя в руках. Не нужно поддаваться панике. Всё выяснится, я уверен».
        Ещё раз осмотревшись, Геннадий снова сел в машину. Ему понадобилось сделать небольшое усилие над собой, чтобы продолжить ехать, и на этот раз он уже более внимательно следил за дорогой. Он уже был недалеко, и, буквально через пару минут, Озимцев подъехал к своему дому. Припарковав машину, он зашёл в парадную и поднялся на 4-й этаж, где находилась его квартира. Гена осторожно подошёл к двери и так же осторожно открыл её. Дверь была цела, не смотря на то, что бандиты, ворвавшиеся в его квартиру, выломали её - очередная нестыковка. Озимцев с опаской прошёл внутрь, ожидая чего угодно, однако, напрасно - квартира была так же пуста, как и весь город.
        Первое, что сделал Гена сразу же после блиц-осмотра - подошёл к столу в гостиной, где оставил свой мобильный телефон. В отличие от телефона Дегтярного, его телефон сеть видел, причём с максимальным уровнем сигнала, но сути это не меняло - в трубке царила тишина. Геннадий прошёл к стационарному телефону - результат был тот же. М-да, значит, Алексею дозвониться не получится. Уже кладя трубку, он скользнул взглядом по настенным часам, да так и застыл - они остановились, как и в доме у Иры, на отметке 5 часов 59 минут и 48 секунд. Тогда, в самом начале, он не придал этому должного значения, но теперь… Озимцев схватил мобильный и посмотрел время на дисплее - оно в точности совпадало со временем на настенных часах. Тогда он бросился к окну… За те минут 40, которые по его ощущениям прошли с момента его пробуждения, Солнце никуда не сместилось и всё так же висело не слишком высоко над горизонтом. Похоже, не только город застыл во времени.
        Теперь Геннадию оставалось, собственно, одно - поверить, что это сон. Иначе, даже если допустить одну лишь мысль, что это происходит на самом деле, он рискует сойти с ума. Вот только пока что это не особо удавалось - всё выглядело ужасающе реально. Озимцев опустил взгляд вниз, и увидел под своим окном человека, который стоял и смотрел, как Гене показалось, прямо ему в глаза. Он готов был поклясться, что это был тот самый человек, который возник перед ним, когда он ехал на машине. Похоже, они сейчас были единственными людьми во всём городе, и Озимцеву почему-то вдруг стало казаться, что тот человек знает больше, чем он. Очень быстро он добрался до тайника с оружием и достал оттуда два пистолета марки Кольт с глушителями и 8 снаряжённых магазинов. Их Гена засунул в карманы специального военного пояса, который он предварительно нацепил на себя. Там же, в тайнике, лежали две увесистые пачки денег: одна - с гривнами, а вторая - с евро, которые Озимцев тоже взял с собой. По бокам, под мышки, Геннадий приладил кобуры, куда засунул пистолеты, надел лёгкую куртку и ещё раз выглянул в окно - человек всё ещё
стоял на том же месте. Озимцев пулей вылетел из квартиры, молясь, чтобы неизвестный не исчез во второй раз.
        До первого этажа Гена добрался секунд за 20, и, открыв дверь парадной, вдруг обнаружил, что находится на крыше какого-то высотного здания. От такого открытия он встал на месте как вкопанный, и даже по-детски протёр кулаками глаза. Перемещаться с первого этажа на крышу другого здания за одно мгновение до этого ему не приходилось. В метре перед ним стоял тот самый человек. Озимцев теперь мог детально рассмотреть его. На незнакомце были одеты белые кроссовки, синие джинсы и белая футболка. Ростом он был примерно с Гену, короткие волосы, слегка лысоват, глаза серые, нос картошкой.
        - Тебе здесь не место! - сходу выдал незнакомец.
        - Здесь - это где? - опешил Озимцев.
        Незнакомец промолчал в ответ.
        - Что вообще тут происходит? Я лёг спать в нормальном городе, а проснулся в какой-то сумеречной зоне! Я имею право знать, кто ты такой и что здесь происходит! - Геннадий повысил голос, сказывалось накопившееся нервное напряжение.
        Незнакомец вздохнул.
        - Я - конструктор реальности, - наконец, ответил он, немного смягчив тон.
        - Конструктор реальности? - Геннадий наморщил лоб, обдумывая сказанное. - А имя у тебя есть?
        - Моё имя слишком сложное, чтобы ты смог его выговорить.
        - Ладно, буду называть тебя просто Конструктор. Кстати, что это за должность такая?
        - Я создаю реальность из причинно-следственных связей.
        - Даже не думал, что для формирования реальности нужен конструктор, - удивился Гена.
        - Как многого вы, люди, не знаете, - вздохнул Конструктор.
        - Так что же произошло? Почему в городе никого нет? - Геннадий вернулся к волнующей его теме.
        - Потому что сейчас ты находишься в другой реальности, - коротко пояснил Конструктор.
        - Ну просто отлично! И как я здесь оказался?
        - Более банальных вопросов у тебя нет? - Конструктор вздохнул повторно. - Причинно-следственные связи были нарушены и в данный момент реальность перестраивается. Во время процедуры перестройки иногда случаются сбои, и некоторых людей перебрасывает сюда. Считай это карантином, если хочешь. Пока что ты видишь только каркас.
        - Но почему причинно-следственные связи были нарушены?
        - Кто-то вторгся в пространственно-временной континуум и изменил его.
        - Кто это был?
        - Я не знаю, и мне нет до этого дела. Реальность вскоре будет перестроена и замещена. Это неизбежно, - небрежно ответил Конструктор.
        - Замещение реальности… Дегтярный говорил об этом. Как скоро это произойдёт?
        - Через несколько земных дней. Забавное, кстати, название для промежутка времени. Вы, люди, как напридумываете… - Конструктор хмыкнул.
        - Мне нужно отсюда выбраться. Как мне это сделать?
        - Пока никак. Новая реальность в процессе формирования, все выходы из неё закрыты.
        - Когда они откроются и что собой представляют эти выходы?
        - Они откроются через несколько часов, а представляют собой чаще всего двери, хотя это не всегда именно так. Дверь - это не только средство прохода через физическое препятствие, тут всё очень символично на самом деле.
        - Но какая именно дверь?
        - Не волнуйся, я помогу тебе выбраться отсюда, - Конструктор посмотрел на Озимцева несколько снисходительно. - Когда придёт время, я дам тебе знак, ты его не пропустишь. Но будь осторожен, новая реальность не терпит чужаков. Поэтому я и сказал, что тебе здесь не место. Как только она перейдёт на следующую стадию формирования, она попытается избавиться от посторонних.
        - Избавиться? То есть меня убьют? - возмущённо уточнил Геннадий.
        - По крайней мере, попытаются.
        - Но разве ты ничего не можешь с этим сделать?
        - Я всего лишь конструктор. Не я придумал правила этого мира, но я вынужден им следовать.
        - Удобная отговорка, - Озимцев зло посмотрел на него.
        - Я вообще не должен был тебе ничего говорить, - Конструктор остался спокоен. - Я сделал это лишь потому, что меня попросили это сделать.
        - Кто попросил?
        - Это уже лишняя информация. Достаточно и того, что за тебя заступились, иначе бы ты уже давным-давно исчез из обеих реальностей. Кстати, мне пора, новая реальность не будет ждать вечно, - с этими словами Конструктор исчез быстрее, чем Гена успел моргнуть.
        Повернувшись к выходу с крыши, Озимцев обнаружил себя стоящим посреди улицы где-то в центре города. Вокруг по-прежнему не было ни единой души, на уши давила оглушающая тишина. Насладиться ею Гене было не суждено - тишину разорвал человеческий крик. Он звучал где-то вдалеке, и потребовалось некоторое время, чтобы определить его источник. Определённо кричали что-то осмысленное, но слов было не разобрать. Геннадий осторожно направился в сторону крикуна. Пройдя два квартала и выглянув из-за угла дома, он увидел мужчину средних лет, который одиноко шёл посреди улицы, время от времени крича: «Эй, есть тут кто живой?» или «Ау-у-у-у-у-у».
        - Не трать силы. Похоже, что здесь никого нет, кроме нас, - Озимцев вышел ему навстречу.
        Тот вздрогнул и прервался на половине фразы, так и не докричав очередное «Есть кто живой?». С десяток секунд они молча глядели друг на друга.
        - Ты знаешь, куда делись остальные? - выдавил мужчина, наконец, справившись с изумлением.
        - Сначала скажи, кто ты, - потребовал Геннадий.
        - Меня зовут Михаил, - человек нервно переступил с ноги на ногу. - А тебя?
        - Меня - Геннадий.
        - Рад знакомству.
        - Взаимно.
        - Я здесь уже, наверное, несколько часов брожу и встретил пока только тебя. Ты можешь мне объяснить, что случилось с этим городом? Куда делись все люди?
        - Они остались в другой реальности, - теперь Гена увидел ситуацию со стороны Конструктора. Забавное это ощущение - огорошивать ТАКОЙ новой информацией.
        - Что значит в другой? - Михаил от изумления заморгал глазами. - Их что, несколько?!
        - Как выяснилось, да. Давай я расскажу тебе по дороге. Нет смысла стоять сейчас на месте, - Гена вертел головой по сторонам, пытаясь понять, куда же им лучше пойти, ему всё не давало покоя обещанное покушение на его персону. - Пошли туда, - наконец решился он, указав в сторону улицы Бунина.
        - А какая разница? - Миша непонимающе уставился на своего нового знакомого. - Мы же тут всё равно одни.
        - Мне так будет комфортнее, - уклончиво ответил Гена, и направился в выбранном направлении.
        - Мне не верится в то, что ты сказал, - Михаил поспешил за ним. - Разве такое возможно? И если да, тогда как мы оказались в этой реальности? И самое главное - как отсюда выбраться?
        - Мы попали сюда из-за какого-то сбоя при перестройке реальности, а вот как выбраться отсюда - вопрос хороший. Так же, как и вопрос о том, как такое возможно.
        - Откуда ты всё это знаешь? - Михаил недоумённо посмотрел на него.
        - До встречи с тобой мне довелось поговорить с одним человеком, который мне всё это рассказал.
        - Если он знает такие подробности, то он должен знать, как отсюда выбраться, - заключил Миша.
        - Он сказал, что через несколько часов появится возможность вернуться в нашу реальность, и обещал помочь выбраться.
        - А об изменениях в архитектуре города он тебе ничего не говорил? - поинтересовался Михаил, кивнув в сторону невесть откуда взявшегося посреди улицы здания.
        - Ох, ничего себе… До этого я изменений в планировке города не видел. Давай свернём направо, - предложил Гена, и они свернули на другую улицу. - Расскажи, как ты оказался здесь.
        - Я даже не понял, как это случилось. Я возвращался домой с ночной смены, а когда приехал, то не обнаружил дома ни жены, ни детей, телефоны перестали работать, да и соседи тоже исчезли. В поисках ответа на вопрос «что случилось?» я вышел на улицу, но там никого не оказалось. Так я хожу уже несколько часов и пока встретил только тебя. А ты как сюда попал?
        - А я уже проснулся в новой реальности, - Гена развёл руками.
        Повернув за угол, Гена и Михаил упёрлись носом в трёхметровую бетонную стену.
        - У меня такое ощущение, что кто-то не хочет, чтобы мы туда шли, - Михаил похлопал по стене рукой.
        - Это начинает раздражать.
        Гена обернулся и увидел, что позади них обстановка уже изменилась и теперь там располагалась совсем другая улица, которая на самом деле должна была находиться тремя кварталами далее.
        - Ну что ж, думаю, выбора у нас нет, - Миша посмотрел на Геннадия.
        - Я не согласен играть по чужим правилам. А ну-ка подсади меня.
        - Зачем?
        - Если кто-то не хочет, чтобы мы туда попали, значит нам именно туда.
        - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - Михаил подсадил Гену и тот, подтянувшись, залез на стену.
        - Давай руку, - Озимцев ухватил подпрыгнувшего Мишу и затащил наверх.
        Стена оказалась не очень широкой, но стоять там было вполне комфортно.
        - Ну и ну, - Озимцев присвистнул.
        - Чтоб мне на работу так же быстро добираться было, - поддержал его Михаил.
        Они спрыгнули по ту сторону преграды. Из центра города они сразу же перебрались в район Молдаванки около улицы Балковской. Гена сразу же узнал типичную для этой части города архитектуру и всеобщую разруху. Она сильно контрастировала с оставшейся позади вылизанной частью города.
        - Может мы всё-таки зря сюда пришли?
        - Нет, что-то мне подсказывает, что нам как раз сюда. Пошли.
        Гена бодро направился к зданию «Укртелекома», которое находилось прямо перед ними через дорогу. Подойдя к входной двери, он дёрнул за ручку, но дверь оказалась заперта. Тогда Геннадий дёрнул сильнее, затем ещё сильнее, но дверь не поддавалась. Где-то на задворках сознания ехидно посмеивалась интуиция.
        - Ты что делаешь? - от изумления округлив глаза, позади стоял подошедший Михаил.
        - Я… Гм… В общем, тот человек сказал, что выход отсюда будет в виде двери.
        - Но тут же вокруг тысячи дверей! - Михаил беспомощно оглядел улицу. - Мы что, все будем пробовать?
        - Нет, наверное… Человек сказал, что я пойму, когда увижу выход, - Гена нахмурил лоб, пытаясь сообразить, куда им идти теперь. Уверенность, сопровождавшая его, когда он решил перелезть через стену, куда-то исчезла. Возможно, она появится вновь, когда он подойдёт к очередной вехе их пути поближе.
        Они направились в сторону Пересыпского моста. По пути Гена попробовал открыть ещё несколько случайных дверей, но все они оказались плотно заперты.
        - Раньше у меня проблем с дверьми не возникало, - Гена, наконец, остановился. Он задумчиво уставился на только что опробованную им дверь. И правда, что дом Ирины, что парадная его дома, что его квартира, везде двери открывались без проблем.
        - Всё же не стоило перелезать через стену…
        - Мне кажется, или мы проходим мимо того здания уже в третий раз? - Гена перебил Михаила, и указал на многоэтажный дом через дорогу. - То-то оно мне покоя не даёт последние полчаса.
        - Не уверен. Я, честно, не очень по сторонам смотрел.
        - И, кстати, вроде, этого здания в обычной реальности тут не было.
        - К сожалению, я плохо знаю этот район, - Миша пожал плечами. - В любом случае, мы уже знаем, что с планировкой тут творится не пойми что. Какая разница, было или не было?
        - Скажи, сколько мы уже идём по твоим ощущениям? - вместо ответа Озимцев задал новый вопрос.
        - Думаю, около часа, может немного меньше.
        - За это время мы уже должны были бы дойти до Пересыпского моста, а мы всё ещё где-то посередине.
        - Ну, может я ошибся, и прошло гораздо меньше времени, - Михаил рассеянно постучал пальцем по бесполезным наручным часам. - Мне сейчас трудно точно определить.
        - Да нет, по моим ощущениям прошло столько же времени. Мы как будто стоим на месте.
        - И что ты предлагаешь?
        - Пойти в этот дом.
        - Может, хватит рискованных затей? Через стену вон перелезли, и теперь застряли на отрезке в пару кварталов.
        - Будто свобода передвижения по вымершему городу настолько лучше ходьбы по паре кварталов, - хмыкнул Озимцев. - Я лично планирую выбраться отсюда по-нормальному, без компромиссных вариантов. Ты как? Со мной?
        - Логично, - Михаил вздохнул. - Пошли.
        Через минуту они подошли к одному из подъездов этого дома. Дверь оказалась с кодовым магнитным замком, но экран панели набора кода не работал. Гена дёрнул за ручку и к его радости и, что скрывать, удовлетворению дверь открылась. Возвращалось чувство осмысленности действий.
        - Заходи, - Озимцев напоследок окинул взглядом пустой двор дома, и зашёл внутрь следом за Мишей, закрыв за собой дверь.
        Гена оказался посреди довольно широкого коридора с множеством различных дверей, однако Михаила рядом не было. Где-то наверху, скорее всего, этажом выше громко хлопнула дверь. Озимцев нахмурился, но всё же решил пойти проверить источник звука. Предварительно он, правда, удостоверился, что пистолеты легко вытаскиваются из кобур. Довольно быстро Гена нашёл лестницу, и, поднявшись на один этаж вверх, заглянул в коридор - никого. Если дверью хлопнули, то, возможно, она не заперта. Следовательно, надо бы проверить. Озимцев было собрался начать осуществлять задуманное, как вдруг ощутил на плече чью-то руку. Даже не успев испугаться, на рефлексах, Геннадий схватил эту руку, а другой - выхватил один из пистолетов, развернулся и уткнул дуло в живот стоявшего за спиной человека.
        - Эй-эй-эй! Осторожнее! - Михаил аккуратно высвободил свою руку из захвата Озимцева.
        - Куда ты, чёрт возьми, пропал?!
        - Спокойнее. Пропал ты, а не я. Когда я зашёл и обернулся, тебя уже не было, только дверь сама собой заканчивала закрываться. Я и пошёл искать.
        - Ладно, пропали оба, - Гена примиряюще поднял вверх руки, затем взглянул на пистолет и поспешно убрал его обратно в кобуру. - Как бы нам снова не потеряться. Не за ручки же держаться всё время, ей-богу.
        - Действительно, не стоит, - Миша рассмеялся, представив картину. - Я просто буду держаться поближе к тебе.
        - Надо не терять друг друга из поля зрения, вдруг поможет, - согласился Геннадий. - Идём дальше.
        Через пять метров коридор подвёл их к повороту, завернув за который, они остановились.
        - Ничего себе! - Михаил присвистнул.
        - Он же длиннее, чем само здание… - прикинул Гена.
        Перед ними простёрся ещё один коридор, с одним отличием от предыдущего - он был метров 100 в длину, и, по сути, явно должен был бы торчать из стены здания. Слева и справа вдоль коридора на расстоянии метров пяти друг от друга располагались двери.
        - Вроде, в конце коридора, на его торце есть ещё одна дверь, - Озимцев пригляделся. - Место явно необычное, чем не знак, что надо проверить.
        - Ну почему тебя всё время тянет в какие-то аномальные зоны, - буркнул Миша, но за Геной пошёл.
        По мере приближения к крайней двери становилось понятно, что Озимцев не ошибся - дверь в отличие от остальных была вычурная, с резным орнаментом, вверху более округлой формы, и явно выше обычной. Между её верхним краем и потолком оставалось не больше пары сантиметров. Всё это даже скорее напоминало миниатюрные ворота.
        - Видишь? - Гена, улыбнувшись, повернулся к Михаилу.
        - И что? - Миша был настроен скептически. - Кто сказал, что это именно то, о чём говорил твой знакомый?
        - Будь оптимистичнее, - Озимцев нисколько не смутился. - Я не говорю, что это обязательно выход, просто проверим. Нас ведут, разве не чувствуешь?
        Михаил лишь хмыкнул в ответ. Минута прошла в молчании.
        - А может и нет… - Гена остановился. - Что-то мы долговато идём, не находишь?
        - Идём? По-моему мы стоим на месте, - Миша взглянул на нисколько не приблизившуюся за последнюю минуту дверь в конце. - Вроде как тогда, когда шли к Пересыпскому мосту.
        Гена поджал губы, затем вдруг бросился бежать вперёд.
        - Эй, ты куда?! - Михаил ошалело посмотрел Озимцеву вслед.
        Расстояние между ними стремительно увеличивалось. Наконец, Миша трусцой направился за Геннадием. Он нагнал его метров через 70, встал рядом, и посмотрел на дверь. Та, как и раньше, оставалась на расстоянии метров 30 от них.
        - Снова влипли? - Михаил вопросительно посмотрел на Озимцева.
        - Она не хочет, чтобы мы туда попали, - вместо ответа пробормотал Геннадий.
        - Что?
        - Эта реальность не даёт нам уйти. Я думал, Конструктор говорил о чём-то более угрожающем, но, выходит, нас просто сморят голодом.
        - И что будем делать? - Миша заметно поник.
        - Пойдём другим путём, - Гена направился к ближайшей к нему двери по левую руку и повернул ручку.
        Дверь поддалась на удивление легко, за ней обнаружился точно такой же коридор. Аккуратно выглянув, Гена охнул и отпрянул назад.
        - Что там? - из-за его плеча высунулся Михаил.
        Слева от них во втором коридоре обнаружилась точно такая же вычурная дверь, только гораздо ближе, а справа… Справа он увидел спины двух людей, заглядывающих в дверь. Это уже само по себе было неожиданно, но содрогнуться его заставил тот факт, что в одной из спин он узнал свою.
        - Что за…
        - Интересно, - Гена отошёл от двери и повернулся направо. Немного поодаль на него, выглядывая из открытой двери, испуганно смотрел Миша. Он помахал ему рукой.
        - Ух, - Михаил тоже отошёл от двери. - Ты заметил? Мы были ближе к тому выходу.
        - Именно, - кивнул Озимцев. - Выходит, двери тут не просто так натыканы. Давай пробовать.
        Они вышли с другой стороны, оказавшись где-то посередине между вычурной дверью и их предыдущим местоположением. Впрочем, сам по себе этот факт им не особо помог, попытки приблизиться к двери всё так же ничего не дали.
        - Эй! - неожиданный окрик сзади заставил их резко обернуться.
        Метрах в сорока позади них стояли две человеческие фигуры.
        - Дверь справа и чуть позади! Вам туда! - один из людей поднял руку с вытянутым указательным пальцем. Голос его был до странного знакомым.
        - Это же… - Озимцев сглотнул ком в горле.
        - Мы, - закончил за него Михаил.
        Не успел Гена собраться с мыслями, как их двойники скрылись в ближайшей к ним двери по левую сторону коридора.
        - А странностей всё больше, - Михаил покачал головой.
        - Давай… - Гена выдохнул сквозь стиснутые зубы, успокаиваясь. - Давай просто не будем особо обращать на них внимания, нервов не хватит. Похоже, нам указали следующую точку маршрута, предлагаю воспользоваться помощью.
        Миша первый подошёл к двери и повернул ручку, дверь открылась.
        - Если на глаз, то это примерно то место, где только что были те двое, - прикинул он. - И это дальше от выхода. Думаешь, стоит?
        - Рискнём.
        Гена прикрыл за ними дверь и повернулся направо.
        - Всё верно, - он кивнул на двоих людей, находящихся от них метрах в сорока вперёд по коридору.
        - Эй! - парочка впереди обернулась и ошарашено уставилась на Гену с Мишей. - Дверь справа и чуть позади! Вам туда! - Озимцев ткнул пальцем в указанном направлении. - Нам помогли, и мы поможем, - добавил он, обращаясь к Мише.
        - После этого они… Мы зашли в дверь напротив, - припомнил тот. - Идём.
        Эта дверь привела их в маленькую комнатку, даже, можно сказать, чулан. Вокруг было куча пыли и старой паутины, на стенах - обрывки истлевших обоев. Сама комната была шириной метра три, и высотой чуть менее двух метров, так что рослый Гена мог достать потолок темечком, если бы привстал на цыпочки. Но ему и так хватало, и он даже пригнулся, чтобы не собирать волосами паутину. Миша был пониже, и чувствовал себя более комфортно. В одном из углов стоял старый письменный стол, заваленный какими-то бумагами и книгами. Всё это также было покрыто толстым слоем пыли.
        - Апчхи! - Михаил закрыл нос рукавом. - Давненько они тут уборку не делали.
        - Что-то новенькое, раньше мы сразу попадали в коридор. Что тут у нас? - Гена подошёл к столу и взял первую попавшуюся книгу. - Артур Шопенгауэр «Смерть и её отношение к неразрушимости нашего существа», - он хмыкнул. - Как символично.
        - А это чертёж какого-то устройства, - Миша выудил свёрнутый в трубку рулон бумаги. - «Сепаратор для молока». Википедия какая-то прямо, всё в куче.
        - Гляди, а тут ещё и чернильница с самым настоящим гусиным пером. Чернила, правда, высохли.
        - Значит, написать «Здесь были Миша и Гена» не получится, - Михаил издал смешок. - Пойдём, может? Я всё же неуютно чувствую себя тут.
        Вторая дверь находилась справа от той, через которую они сюда попали, за ней ожидаемо обнаружился знакомый коридор, вот только в этот раз он был вверх ногами относительно Гены и Миши.
        - Это ещё что такое? - Миша сунул было голову в проём, но тут же отшатнулся и помотал ею из стороны в сторону. - Бр-р-р… Ощущение, будто вверх тормашками подвесили.
        Гена выставил на пробу руку, затем расслабил её, она тут же подлетела вверх.
        - А забавно, наверное, будет, если встать так, чтобы половина туловища тут, а половина - там.
        - Ничего забавного, - насупился Михаил. - Как нам теперь выбраться, чтобы не сломать шею?
        - Я тебя подсажу, - Озимцев подставил руки лодочкой. - Спиной прижмёшься к потолку, я тебя подтолкну и, вуаля, ты уже на полу с той стороны, - потолок комнаты действительно был вровень с полом коридора, а вот потолок коридора располагался сейчас для них примерно на метр ниже пола комнаты.
        - Должно сработать, - Михаил забрался ногой на ладони Геннадия, упёрся руками в его плечи и спиной коснулся потолка, после чего Озимцев легко толкнул его по направлению к выходу.
        - И правда, ничего трудного, - Миша поднялся с пола и отряхнулся, на уровне его глаз теперь располагались ноги Гены.
        Тот в свою очередь просто сделал полусальто вперёд, приземлившись на ноги уже в коридоре, лицом к дверному проёму, правда, не удержался и грохнулся на спину.
        - Акробат, - Миша помог ему встать.
        Выход теперь находился метрах в двадцати от них. То есть, следовало продолжать проходить через двери. Геннадий по привычке подошёл к ближайшей на противоположной стороне коридора. Открыл её, осмотрелся и, улыбнувшись, повернулся к Михаилу.
        - Нам повезло, кажется.
        За дверью был самый конец коридора, справа от двери, через которую они только что прошли, был вожделенный выход. Вычурная дверь больше никуда не убегала и спокойно позволила подойти к себе и потрогать. На ощупь - обычная древесина. Вместо ручки - массивное металлическое кольцо. Озимцев потянул его на себя, и дверь со скрипом открылась. За порогом властвовала тьма - ни стен, ни потолка видно не было, лишь пятно света, падающего из коридора, на полу, да их тени.
        - Не хочу показаться трусом, но вынужден снова заметить, что всё это выглядит несколько зловеще, - высказал мнение Михаил. - Уверен, что нам сюда?
        - Ну… - Геннадий замялся. - Зажигалки у тебя нет?
        - Не курю.
        - Ладно, держи дверь открытой, я попробую пройти на пару метров внутрь, авось глаза адаптируются.
        - Аккуратнее там.
        Озимцев глубоко вдохнул и шумно выдохнул.
        - Ладно.
        Он успел пройти по тёмной комнате всего ничего, примерно до границы светового пятна, когда дверь за ним с грохотом захлопнулась.
        - Миша, я же просил… - рассержено начал Гена.
        Его ослепила вспышка яркого белого света, и он машинально прикрыл глаза. Когда способность видеть восстановилась, и перед глазами перестали прыгать пятна, он обнаружил, что стоит в совершенно белой кубической комнате, со стороной примерно метра в два с половиной. Сзади него раздались хлопки.
        - Ты… - резко развернувшись, Геннадий увидел Конструктора, тот неспешно хлопал в ладоши.
        - Мои поздравления, молодец, - в его голосе сквозил сарказм. - Надо было слушать Михаила.
        - Что ты…
        - Он не раз тебе говорил, что не стоит лезть в подозрительные места. Но ты был слишком самоуверен.
        - Подожди, но реальность же не пускала меня к выходу. Что ещё мне было делать? Я шёл по твоим знакам, ты сам сказал…
        - Моим знакам? - губы Конструктора недовольно искривились. - Это Я не пускал тебя. Я поставил ту стену, я не дал вам дойти до Пересыпского моста, я не позволял приблизиться к двери! Но ты упрямо шёл вперёд. Да ещё и вёл за собой Мишу.
        - Разве это не реальность мешала мне? Я думал, что преодолеваю её препятствия с твоей помощью.
        - Что непонятного в стене, не дающей тебе пройти? Насколько более явным должно было быть указание, чтобы ты понял? Вот уж действительно, горе от ума.
        Гена замолчал. Сейчас в его голове всё переворачивалось. Выходит, они прошли через всё это зря…
        - Где Миша? - наконец, хрипло спросил он.
        - Это не должно тебя волновать, - довольно резко ответил Конструктор. - Ты его уже довёл, куда не надо.
        - А сам я сейчас где?
        - В буферной зоне, или, если угодно, пропускном пункте. В общем, там, куда ты должен был попасть через пару кварталов, если бы не ринулся лезть через стену. Пришлось лично вытягивать тебя из того места, куда ты по уши залез.
        - Спасибо, - только и смог сказать Озимцев.
        - Оставь, - Конструктор поморщился. - Я это сделал не по доброте душевной, я уже говорил тебе. А теперь брысь из моей реальности, - он щёлкнул пальцами и Гену снова ослепила яркая вспышка.
        Краткий миг, когда ему казалось, что он падает в никуда, а затем Озимцев обнаружил себя стоящим посреди какого-то кафе. На стене справа от него висели электронные часы, показывавшие почти 12 часов дня, в зале было полным полно людей, а за дверью слышался шум проезжающих автомобилей. Кобуры с пистолетами остались при нём, и Геннадий поспешно застегнул куртку, после чего одёрнул её пониже, чтобы хоть как-то скрыть пояс с обоймами. На его счастье, никто из посетителей не обратил особого внимания на его манипуляции, как и на тот факт, что он, по всей видимости, возник посреди кафе из воздуха.
        - Присаживайтесь за столик, - предложила подошедшая к нему официантка.
        - Это прозвучит странно, но скажите мне, где я нахожусь? - осторожно поинтересовался у неё Гена.
        - Э-э-э-э… Вообще-то вы сейчас находитесь в «Робин-Бобине», - официантка подозрительно осмотрела Озимцева, но на алкоголика или наркомана он не походил никак, и она расслабилась.
        - Спасибо, а то я по рассеянности не посмотрел на вывеску, - как можно убедительнее заверил её Озимцев. - А адрес не подскажете? Друг встречу назначил, но я его тут не вижу, может, ошибся кафе…
        - Владимира Высоцкого, 2а. Так вы будете что-то заказывать?
        - Значит, всё верно, - Геннадий мило улыбнулся. - Заказывать буду, - он нащупал в кармане пачку денег, прихваченную в недостроенной реальности. - Дайте мне несколько минут, чтобы определиться.
        - Хорошо, - официантка оставила меню на столе.
        Гена благодарно кивнул, сел за столик, и уткнулся в меню. Через две минуты официантка вернулась.
        - Вы готовы сделать заказ? - спросила она.
        - Да. Принесите, пожалуйста, жареную картошку с отбивной и стакан ананасового сока, - просматривая меню, Озимцев понял, что не на шутку проголодался. А значит, почему бы не воспользоваться тем, что его перенесли в кафе.
        - Одну минуту, - бодро ответила официантка и ушла отдавать заказ повару.
        Озимцев снова уткнулся в меню на предмет выбрать что-то из сладкого, и не заметил, как рядом с ним оказался какой-то незнакомый человек. Одет он был довольно прилично - деловой костюм серого цвета, галстук, рубашка в тон костюму. Незнакомец бесцеремонно сел за столик Гены.
        - Вы не против, если я к вам присоединюсь? - насмешливо спросил он.
        - Вообще-то, я предпочитаю обедать в одиночестве, - неприязненно ответил Озимцев, незнакомец ему не понравился.
        - Я всё же настаиваю, - сказал тот и Гена услышал характерный звук взвода курка.
        Гена мгновенно понял, что именно незнакомец держал сейчас под столом.
        - Что тебе нужно? - он постарался не дёргаться.
        - У нас остались незаконченные дела. Пойдёшь со мной, на улице нас ждёт машина. И без фокусов.
        Геннадий нехотя, но всё же аккуратно, чтобы не провоцировать незнакомца, встал из-за стола. Незнакомец тут же оказался рядом и по-приятельски положил одну руку на плечо Озимцеву, второй - незаметно ткнул стволом пистолета ему в бок. Так они проследовал к выходу из кафе. Гена всё надеялся, что официантка заметит, что он уходит, не дождавшись заказа, но этого не произошло.
        - Нам сюда, - незнакомец кивнул на синюю BMW, припаркованную чуть поодаль.
        Перед самой машиной незнакомец обыскал его, забрав кобуры с пистолетами, затем Гена открыл заднюю дверь и сел в машину. Сзади уже сидел один человек и как только Озимцев сел, тот направил на него пистолет. Следом за Геной в машину сел и шедший за ним незнакомец. Впереди сидел только водитель. Гена находился в салоне легковой BMW представительского класса. В таких машинах он до этого не ездил.
        - Поехали, - бросил один из похитителей водителю и захлопнул дверь.
        - Начинаем движение, - сказал кому-то по рации водитель.
        Сначала тронулся с места джип BMW Х7, который был припаркован впереди, затем поехала машина, в которой находился Гена, а за ними следовал ещё один BMW Х7.
        - Признаться, я сомневался, что найду тебя в этом кафе, но мой информатор не ошибся.
        - Я рад за вас обоих, - мрачно ответил Геннадий. - Куда мы едем?
        - Скоро узнаешь.
        Кортеж направился по Днепропетровской дороге в сторону Пересыпи. Гена понимал, что если за ним снарядили такой отряд, то его не отпустят, даже если он расскажет всё, что он знает. Но попробовать стоило.
        - Ребята, как насчёт небольшой сделки? Я говорю вам всё, что знаю прямо сейчас, а вы меня отпускаете? - сказал он.
        - Не годится. Босс приказал привезти тебя к нему, - ответил незнакомец.
        - Тогда пеняйте на себя!
        Гена резко схватил левой рукой снизу руку человека, державшего его на прицеле так, что его ладонь легла на рукоять пистолета снизу. Правую руку он положил поверх курка, заблокировав его, и вовремя - его противник как раз нажал на спусковой крючок, но выстрела, естественно, не последовало. Выстрел прогремел секундой позже, когда Гена направил пистолет мимо себя и отпустил курок. Сбоку рубашки человека, сидящего справа, начало расплываться кровавое пятно. Он стал заваливаться на Озимцева. Тот, не теряя времени, ударил сидящего слева в кадык, открыл дверь и выкинул его из машины. Водитель отчаянно потянулся за пистолетом, одной рукой продолжая держать руль, но Гена его опередил и приставил дуло к затылку.
        - У тебя есть 2 варианта: либо ты сейчас выпрыгнешь из машины, либо я прострелю тебе башку и выкину из машины сам. Что выбираешь? Считаю до пяти. Раз, два, три… - Гена взвёл курок, - … четыре…
        Водитель отстегнул ремень безопасности, открыл дверь и выпрыгнул из машины.
        - А дверь за собой закрыть? В лифте родился что ли? - с деланым недовольством крикнул ему вслед Гена.
        Он схватил руль, быстро перелез на переднее сидение, закрыл водительскую дверь и пристегнулся. Из окна джипа, который ехал позади него, высунулся человек с автоматом и открыл огонь. Автоматная очередь прошила заднее стекло и несколько пуль вошли в приборную панель совсем рядом с пригнувшимся Озимцевым. Гена нажал на газ, стрелка спидометра подпрыгнула до 90 км/ч. Когда он поравнялся с едущим впереди джипом, стекло задней правой двери опустилось, и Гена увидел дуло автомата, направленное прямо на него. Озимцев резко повернул руль в сторону джипа и ударил его в бок на полном ходу, дуло на мгновение исчезло в салоне. Не теряя времени, он выстрелил прямо сквозь стекло своей машины в заднее колесо вражеского автомобиля. Джип развернуло на 90 градусов и понесло на тротуар, а через несколько секунд левой стойкой он врезался в железобетонный столб так, что металл кузова до половины вогнулся внутрь.
        Из джипа, ехавшего сзади, продолжали стрелять. Его машина очень быстро превращалась в дуршлаг. Геннадий вылетел на Николаевскую дорогу. Джип не отставал. Ещё больше увеличивать скорость было нельзя, поток машин был слишком плотный. Уровень бензина начал резко уменьшаться, Гена заметил это по мерцанию яркого красного диода на приборной панели.
        «Должно быть, пробит бензобак», - пронеслась мысль.
        Ещё одна очередь, и заднее правое колесо оказалось пробито. Машину повело прямо на реверсивную полосу, по которой в данный момент ему навстречу двигалась новенькая Audi. Между машинами оставалось меньше десяти метров. Оба водителя начали тормозить, но не успели сбросить всю скорость. BMW Озимцева ударилась в передний бампер Audi, и от удара его автомобиль выкинуло на встречную полосу. Машина сделала четверть оборота вокруг своей оси и врезалась боком в ехавшую навстречу Subaru. От удара BMW закрутило так, что Гена вылетел бы из кресла, если бы не пристегнулся. Подушки безопасности тоже внесли свою лепту, так что Озимцев, по большому счёту, отделался только испугом.
        Возле места аварии образовалась пробка. Джип, преследовавший его, остановился метрах в тридцати от разбитого BMW, видно, бандиты опасались, что тот ненароком рванёт от случайной искры. Из него вышли три человека с автоматами и направились к машине Геннадия, выбирая позицию поудобнее. К тому моменту тот уже пришёл в себя. Увидев, что в ближайшее время он превратится в такой же дуршлаг, как и BMW, он заставил свой мозг работать в удвоенном темпе. Первым делом Гена отстегнул ремень безопасности и, не без труда, открыл дверь. Ребята с автоматами подошли ещё немного ближе и открыли огонь. Люди в панике начали вылезать из своих машин, и разбегаться, другие просто падали ничком на асфальт, кое-кому даже посчастливилось, визжа покрышками, уехать. Кажется, присутствие других людей бандитов абсолютно не смущало. Озимцев успел выбраться с противоположной от выстрелов стороны, и спрятался за соседней машиной. Шквал пуль не прекращался ни на секунду.
        Со стороны Лузановки появилась и принялась приближаться на большой скорости чёрная Toyota. Метрах в двадцати перед местом, где прятался Гена, она начала резко тормозить, её развернуло правым боком к нему, и в метре от него машина полностью остановилась. От огня она оказалась закрыта машиной Геннадия.
        - Окружили! - подумал Гена и направил отобранный у бандита пистолет через боковое стекло на водительское место.
        Пассажирская дверь спереди распахнулась, и он увидел сидящую за рулём Иру.
        - Садись! - крикнула она.
        - Уж лучше пристрели меня прямо здесь! Я с тобой никуда не поеду! - крикнул ей в ответ Озимцев.
        - Садись, если хочешь жить! - Ира очень выразительно посмотрела на него.
        - Меня слишком часто пытались убить в последнее время, чтобы я захотел кому-то поверить!
        - Если бы я хотела тебя убить, то сделала бы это ещё вчера ночью в доме. Я хочу помочь тебе! Садись! - Ира почти умоляла.
        Геннадий помешкал несколько секунд, прикидывая свои шансы, затем быстро забрал у мёртвого бандита на заднем сидении кобуры со своими пистолетами и сел на переднее сиденье, захлопнув дверь. Ирина резко нажала на педаль газа, и машина рванула с места, дымя шинами. Бандиты стреляли им вслед, но попало всего несколько пуль, да и те застряли в кузове. Слишком резво Ира скрылась из их поля зрения.
        - А ты хорошо умеешь прятаться. Мои люди искали тебя с самого утра и только когда поступили сведения о стрельбе, мы смогли тебя обнаружить. Как тебе это удалось, и зачем ты вообще сбежал?
        - Я не сбегал. Расскажу тебе об этом чуть позже. Скажи лучше, куда мы едем? - Гена решил пока не вспоминать в подробностях не слишком приятную прогулку по новой реальности.
        - Есть у меня на примете квартира. Я отвезу тебя туда. Думаю, там будет достаточно безопасно для тебя, по крайней мере, первое время.
        - Кто ты на самом деле? На кого работаешь?
        - Меня зовут Ирина Мельник, мне 29 лет. Я работаю в отделе СБУ, который занимается предотвращением угроз темпорального характера. Пять лет назад, ещё до запуска машины времени, наш отдел приставили к проекту «Новая реальность». Мы должны были провести своё собственное расследование и выяснить, является ли машина угрозой безопасности. Разговаривать с учёными было крайне сложно. Никто из них не хотел ничего говорить напрямую, а уж когда речь заходила о безопасности использования устройства, они вообще просто умолкали или переводили разговор на другую тему, но, к счастью, один из них всё же согласился с нами сотрудничать. Перелопатив с его помощью целую гору различных документов, мы пришли к выводу, что результаты исследований на бумаге расходятся с действительностью. По этой причине испытания следовало отложить до выяснения обстоятельств. Я доложила об этом начальству, но, не смотря на мои предостережения, проект не был приостановлен, так как в министерстве обороны посчитали мой доклад недостаточно обоснованным. Машину времени всё же запустили, в результате чего произошла дестабилизация
темпорального потока. К счастью, всё закончилось не так плачевно, как могло бы, но у меня до сих пор мурашки по коже, когда вспоминаю. После этого проект, конечно же, закрыли, и всех уверяли, что больше ничего подобного не случится. Но вот, спустя 5 лет, до нас доходят слухи о возобновлении работ над ним.
        - Если это удавалось держать в секрете столько времени, как тогда вы смогли узнать о повторном запуске проекта?
        - Нам сообщили ребята из управления со ссылкой на данные разведки. Это произошло три дня назад. Никаких разрешений на возобновление работ никто не давал. Это прямая угроза безопасности, только уже в масштабах планеты.
        - Так прикройте его. Вы ведь уже знаете, чем всё это может закончиться!
        - Если бы нам было известно местоположение машины времени, я бы сейчас не общалась с тобой. Мы первым делом проверили старый комплекс, но там оказалось пусто. Её перевезли куда-то в другое место и, судя по всему, сделали это довольно давно.
        - Хм… И у вас больше нет никаких зацепок?
        - Есть одна, - Ира как-то странно взглянула на Геннадия. - Нам было известно, что Дмитрий Топалов может быть причастен к этому проекту, поэтому поступило распоряжение проверить эту информацию и найти его.
        - Так это от ваших ребят он пытался убежать? - озадаченно спросил Озимцев.
        - Не знаю от кого он убегал, но явно не от нас. Когда мы его нашли, он уже был мёртв. Тогда мы принялись восстанавливать все события того дня, начиная от приезда Топалова в город и выяснили, что за несколько часов до его смерти ты контактировал с ним. Одна из камер городского видеонаблюдения зафиксировала это, а так же то, что он передал тебе какую-то флешку. Думаю, что просто так бы он этого делать не стал, поэтому мы и начали искать тебя, чтобы выяснить, что же такого было на ней. Как только стал известен твой адрес, мы послали нескольких агентов к тебе домой, но тебя там не оказалось, а дверь была выломана. Тогда мы решили установить круглосуточное наблюдение за твоей квартирой на случай, если ты туда вернёшься. В общем - ты и есть наша зацепка, - подытожила Ира.
        - У меня нет флешки при себе, - мрачно заявил Озимцев.
        - Это я уже поняла, но ты ведь наверняка знаешь, где она.
        - Послушай, с чего ты решила, что я буду тебе это рассказывать? Если ты в меня не стреляешь, это ещё не значит, что у тебя благие намерения. А если ты мне наплела тут с три короба? Я тебе сажу, где флешка, а ты мне пулю в лоб пустишь. Нет уж, спасибо. Меня за последние двое суток слишком много раз пытались убить, чтобы я был таким наивным.
        - Я вполне тебя понимаю. Уверена, что на твоём месте я вела бы себя точно так же. Но я действую в интересах нашей безопасности. Я не хочу, чтобы информация, хранящаяся на флешке, попала не в те руки.
        - Я рад, что наши желания совпадают, - хмыкнул Озимцев. - Скажи лучше, что с Кузнецовым? Как он себя чувствует?
        - Утром я отвезла его в госпиталь. Сейчас он в реанимации под охраной.
        - А что насчёт Дегтярного? Ваши ребята тут тоже не при делах? - Озимцев с вызовом посмотрел на Ирину.
        - Кто это? - спросила Ира с неподдельным удивлением.
        - Не делай вид, что ты не знаешь. Евгений Дегтярный, врач. Был моим другом. Его при мне застрелил снайпер в его собственной квартире.
        - Я действительно никогда раньше не слышала об этом человеке. Уверена, что наши ребята его не убивали. И вообще, мы что, похожи на кучку маньяков, которые валят всех налево и направо? Боевиков пересмотрел? - вышла из себя Ира.
        - Ладно-ладно, - Гена примиряюще поднял руки. - Но кто же тогда? Кто были эти парни, которые хотели наделать во мне дырок?
        - Я не знаю, но кто бы они ни были, подозреваю, что их цель - завладеть флешкой. Других мотивов я не вижу.
        Гена вздохнул и стал смотреть в окно, весь оставшийся путь они проехали молча. Машина остановилась возле одного из высотных домов на Таирова.
        - Пошли со мной, - Ира вынула ключ из замка зажигания и открыла дверцу.
        Они вышли из автомобиля, зашли в подъезд, сели в лифт и поднялись на 17-й этаж (всего этажей в доме было 20). Ира открыла дверь и вошла в квартиру. Гена стоял на пороге, с недоверием озираясь по сторонам.
        - Ты идёшь или нет? - недовольным тоном поинтересовалась она.
        Геннадий вошёл внутрь и закрыл дверь. Квартира выглядела вполне прилично. По крайней мере, он представлял себе её в гораздо худшем виде. Квартира начиналась с просторной прихожей. Прямо напротив входной двери располагалась большая комната, справа от неё - вторая. Кухня, туалет и ванная находились слева от входной двери и тоже были немалых размеров.
        - В холодильнике полно еды, есть сок, чай и вино на выбор. Так что голодным не останешься, а мне пока нужно в ванную. Хочу принять горячий душ, - сообщила Ирина.
        - Спасибо. Я как раз проголодался.
        Гена пошёл на кухню, а Ира зашла в ванную, открыла краны на полную, достала из сумочки коммуникатор и набрала номер штаба. В трубке раздался гудок.
        - Говори, Ирина, - из динамика послышался грубый мужской голос.
        - Товарищ полковник, Озимцев у меня, но он пока не хочет говорить, где флешка.
        - Заставьте его рассказать, где она. Эта флешка нужна нам как воздух! Информация на ней чрезвычайно важна!
        - Я знаю, но если он не захочет рассказывать?
        - Мне всё равно. Примени силу, если потребуется, приставь пистолет ему к виску - делай что хочешь, но мы должны получить эту флешку в ближайшее время, иначе будет слишком поздно, - полковник слегка повысил тон, чётко, по-военному, отчеканивая каждое слово.
        - Я знаю… Сделаю всё, что в моих силах, - ответила Ирина.
        - Всё, что в твоих силах - это недостаточно. Сейчас очень многое зависит от тебя. Не мне тебе рассказывать о масштабах грядущей катастрофы. Не подведи, - сказал полковник и оборвал связь.
        В ванной звукоизоляция была довольно качественная, а шум воды заглушал всё оставшееся, что ещё могло вырваться за её стены. Ирина положила коммуникатор обратно в сумочку и решила всё же принять горячий душ. Сейчас он уж точно не был лишним. Приняв душ, она вышла из ванной и увидела, что Геннадий стоит на кухне за плитой.
        - О, ты наконец-то вышла. Я приготовил нам немного поесть. В холодильнике всё холодное, а я холодное кушать не люблю - вредно для желудка. Будешь жареную картошку с яичницей? - спросил он её.
        - Не откажусь, - любезно ответила Ира и на её лице появилась улыбка. Она впервые видела мужчину, который добровольно приготовил поесть, да ещё и не только себе.
        Гена насыпал картошку и яичницу в тарелки и поставил на стол, который стоял у противоположной от плиты стены.
        - Приятного аппетита, - Озимцев галантно отодвинул стул, приглашая Иру присесть.
        «О, так он ещё и джентльмен», - пронеслось у неё в голове. - Спасибо, тебе тоже приятного, - сказала она уже вслух.
        Они сели за стол и начали кушать. Гена ел так, словно еды не видел уже целую вечность. Он даже прожёвывать толком не успевал. Ира смотрела на него с удивлением. Гена заметил её взгляд на себе и остановился.
        - Я забыл про чай! - он щёлкнул пальцами и встал.
        Взяв чайник, он мельком взглянул в окно. Оттуда внутренний двор дома был виден как на ладони. Он обратил внимание, на тёмно-синий джип, съехавший с дороги во двор, и до ужаса похожий на тот, который его ещё совсем недавно преследовал. Джип подъехал к дому, остановился и из него вышли четверо с автоматами. Они направились к дому и вошли именно в тот подъезд, в котором находилась конспиративная квартира Ирины Мельник.
        - Не может быть! - в его голосе послышалось отчаяние.
        - Что случилось? - взволнованно спросила Ира, привставая.
        - Думаю, чай придётся отложить на потом. Кажется, нас нашли.
        - Что? Но это невозможно! - возмущённо сказала Ирина.
        - К сожалению, возможно. Если сейчас же не уберёмся отсюда, то погибнем. Сюда поднимаются четверо вооружённых людей. Из этой парадной есть выход на крышу?
        - Да, есть, - Ира непроизвольно напряглась.
        - Уходим! Быстро! - Гена взял её за руку и потащил к выходу. Ира только и успела, что схватить сумочку.
        Озимцев открыл входную дверь, и они вышли на лестничную площадку. Несколькими этажами ниже уже слышались быстрые шаги. Гена обратил внимание на небольшой ЖК экран, который показывал, на каком этаже находится лифт и в какую сторону он едет. Лифт ехал наверх и был уже на пятнадцатом этаже.
        - Сюда! Быстрее! - Гена потащил Иру вверх по лестнице.
        Поднявшись на один этаж выше, они услышали, как лифт остановился, его двери открылись и оттуда, судя по звукам шагов, вышли несколько человек. Раздались выстрелы и звук выбиваемой двери. Замок с лязгом упал на пол…
        Что было дальше Гена и Ира не слышали, так как уже выбежали на крышу дома. Она вся была усеяна антеннами, а посредине стоял громоотвод. Спрятаться было негде. К тому же, это был единственный вход на крышу и, соответственно, выход с неё.
        - Что дальше? - спросила Ира.
        - Дай подумать, - Гена окинул крышу беглым взглядом. - Идём туда! - он показал рукой на противоположную сторону дома.
        Этот дом примыкал к соседнему, но дома стояли не чётко друг напротив друга. Второй дом был смещён влево на значительное расстояние, и прыгнуть можно было лишь от угла одного дома до угла второго. Расстояние между углами там было минимальным и составляло не больше двух метров, но осознание того, что это 20-й этаж ощутимо действовало на психику.
        - Придётся прыгать, - сказал Гена.
        - Чёрт! - Ира кинула испуганный взгляд вниз. - Всегда боялась высоты!
        - Другого выхода нет. Я прыгну первый, а ты за мной. Хорошо?
        Ира кивнула в знак согласия. Озимцев отошёл от края крыши метров на пять, разбежался и прыгнул на крышу соседнего дома. Он удачно приземлился, сделал кувырок, чтобы погасить инерцию, затем поднялся и подошёл к краю крыши.
        - Теперь твоя очередь!
        Ира разбежалась и прыгнула. Вышло у неё это не так удачно, как у Гены, она приземлилась на самый край бортика, с трудом удерживая равновесие. Внезапно налетел порыв ветра, Ира покачнулась и стала заваливаться в сторону двадцатиэтажной пропасти. Гена среагировал мгновенно - запрыгнул на бортик, вытянул руку и схватил её за запястье. Инерция от резкого рывка заставила его сделать лишний шаг. Под тяжестью Иры он тоже стал заваливаться, уцепиться было не за что. Через секунду борьбы он потерял равновесие, и свалился с крыши, не отпуская руку Иры. На его счастье рядом торчала одна из многочисленных спутниковых антенн, и он сумел схватиться за неё свободной рукой.
        - Ты там как? - Озимцев скосил глаза на Иру.
        - Кто бы мог подумать, что отсюда открывается такой прекрасный вид, но если честно, я бы сейчас предпочла стоять на чём-нибудь твёрдом, - немного нервно ответила Ира.
        - Сможешь по мне залезть наверх?
        - Я такое видела только в фильмах, но всегда мечтала попробовать, - Ира усмехнулась.
        Гена подтянул её одной рукой, затем напряг ступни, чтобы Ира смогла встать на них, как на импровизированную подножку. Итогом минутных акробатических упражнений стало то, что Ира с плеч Гены вылезла на злополучный бортик, затем легла на него и стала помогать забраться Гене.
        Сил у того уже почти не осталось, руки онемели и он чуть не сорвался, повиснув на указательном и среднем пальцах. Ира схватила его руку обеими своими.
        - Хватайся второй рукой! Я держу тебя! - крикнула она.
        Гена рывком ухватился за край и начал подтягиваться, затем забросил ногу и вылез на крышу. Он перевернулся на спину, тяжело дыша.
        - Спасибо, ты спасла мне жизнь.
        - Я думаю, мы квиты, - Ира устало села рядом с ним.
        На крыше соседнего дома появились четверо вооружённых автоматами бандитов. Они почти сразу заметили Гену с Ирой и открыли по ним огонь.
        - Ложись! - крикнул Озимцев Ире, одновременно перекатываясь вплотную к бортику.
        Он достал свои пистолеты и открыл ответный огонь. Ира лежала в метре от него. Одного из стрелков Гена ранил сразу. Тот закричал от боли и упал, держась за бедро. Ира было начала привставать, но Озимцев рукой остановил её.
        - Куда ты собралась, их там ещё трое! Как только начнут перезаряжаться, тогда беги со всех ног к выходу с крыши, я прикрою! Поняла? - не смотря на то, что они с Ирой лежали рядом, Геннадию пришлось кричать. Треск выстрелов не смолкал. Ира молча кивнула.
        Озимцев продолжил вести огонь, на короткие промежутки времени высовываясь, делая два-три выстрела и прячась снова. Ему удалось ранить в грудь ещё одного. В этот же момент несколько пуль впились в край бортика совсем рядом с его головой, выбивая бетонную крошку и пыль. Попади они несколькими сантиметрами левее и Гена лишился бы головы. Он поспешил нырнуть за укрытие. Автоматные очереди ненадолго стихли, стрелявшие, наконец, начали перезаряжать автоматы, и Гена незамедлительно воспользовался моментом. Он быстро спрятал один из пистолетов в кобуру, схватил Иру за руку и во всю прыть побежал к выходу, на ходу пытаясь поразить ещё кого-то из врагов. Но ребята на противоположной крыше оказались не промах. На перезарядку у них ушло не более 5 секунд, и автоматы застрочили вновь. Уже подбегая к двери, ведущей с крыши, он почувствовал резкую боль в правом подреберье, но останавливаться и смотреть, что там времени не было. Они с Ирой буквально влетели в дверь.
        - Всё нормально? Ты не ранен? - спросила она.
        - Царапина. Скорее, спускаемся. Уверен, они попытаются опередить нас и встретить внизу.
        Гена с Ирой побежали вниз по ступенькам. Они не стали рисковать и вызывать лифт, вполне возможно, что быстрее было спуститься пешком, чем ждать его. Спустя минуту они уже бежали по двору к чёрной Toyot`е. Гена немного задержался, чтобы прострелить джипу все шины и бензобак в придачу.
        Ира тем временем разблокировала машину, вставила ключ зажигания в замок и завела двигатель. Озимцев запрыгнул в салон. Ира резко нажала на педаль газа, и автомобиль с визгом рванул с места задним ходом. Разворот на 180 градусов и они помчались к выезду со двора. В зеркало заднего вида Ира увидела открывающуюся дверь парадной и выбегающих оттуда стрелков. Они сразу же вскинули автоматы и открыли огонь. Заднее стекло раскрошилось на мелкие кусочки, а вместе с ним и задние фары, ещё с десяток пуль застряли в крышке багажника. Ира резко вывернула руль, и они скрылись из виду за углом дома.
        Нападавших ожидал большой сюрприз, когда они попытались организовать погоню. К тому времени, как они подбежали к джипу, весь бензин уже вытек из бензобака. Один из них со злости пнул сдувшуюся шину ногой и швырнул автомат на асфальт.
        - Сукины дети! - заорал он, как будто Гена с Ирой могли его слышать.
        Тем временем виновники нервного срыва у бандита ехали по улице Дмитрия Донского, стараясь не выезжать на оживлённые улицы. Так меньше шансов быть замеченными. Состояние сильного стресса потихоньку проходило и Гена начал явно ощущать боль в правом подреберье. Он посмотрел под куртку и обнаружил на футболке большое пятно крови. Ира краем глаза взглянула в его сторону - пятно расплылось по футболке почти до середины живота, и его было очень трудно не заметить. Она свернула с дороги в один из безымянных переулков, и заглушила мотор. Под непонимающим взглядом Гены она вышла из машины, обошла её и открыла дверь пассажирского сидения.
        - Снимай куртку, дай мне осмотреть рану.
        Гена послушно снял верхнюю одежду. Ира подняла футболку и начала осматривать ранение.
        - Похоже, пуля задела тебя лишь вскользь, - заключила она. - Но я не вижу дырки от пули в сидении.
        - Это случилось ещё на крыше, когда убегали.
        - А говорил, царапина, - Ира укоризненно посмотрела на Озимцева. - Ничего жизненно важного, вроде, не задето. Пуля прошла почти возле самого края кожи. Тебе повезло. Сейчас обработаю рану и забинтую её.
        Ира достала автомобильную аптечку и принялась за дело. Через 15 минут рана была продезинфицирована и полностью забинтована.
        - Как ощущения? - поинтересовалась Ира.
        - Терпимо. Это не самое серьёзное ранение в моей жизни.
        - Тебе сейчас нужен полноценный отдых. Если будешь делать резкие движения, кровотечение может снова начаться.
        - Если учесть, что за мной охотится полгорода, твои рекомендации будет трудно выполнить. Как они нас нашли? Ты же говорила, что в этой квартире будет безопасно! - пришла очередь Гены укоризненно смотреть на Ирину.
        - Так и есть, точнее - так было. Я понятия не имею, каким образом они узнали, где мы находимся, - Ира развела руками.
        - Тоже мне СБУ, - буркнул Гена.
        Ира порылась в сумочке и достала оттуда какое-то незнакомое Озимцеву устройство длиной сантиметров десять в форме параллелепипеда, с диодами на корпусе.
        - Что это? - поинтересовался он.
        - Устройство для поиска жучков.
        Она поднесла его к Гене и провела сверху вниз со всех сторон. Прибор молчал. Затем она проверила себя и принялась осматривать машину. Проверив салон, Ира заглянула под капот, в багажник и даже под днище машины.
        - Нашла что-нибудь?
        - Нет, здесь всё чисто.
        - Почему ты думаешь, что жучки вообще есть?
        - А как иначе нас могли найти? - возмущённо спросила Ирина.
        - У тебя мобильный включён?
        - Да, но через него меня невозможно отследить. Он защищён от обнаружения специальной технологией.
        - Тогда остаётся последний вариант - кто-то из ваших сливает информацию.
        - Невозможно. У нас в отделе работают только проверенные и преданные делу люди, - парировала его обвинение Ирина.
        - Кто знал о том, что мы находились в твоей секретной квартире? - не унимался Гена.
        - Только я.
        - Ты уверена в этом? - Гена посмотрел на неё пристальным взглядом.
        - Абсолютно! - она так же уставилась на него, не отводя взгляда от его глаз, будто пыталась его переглядеть.
        Так они смотрели друг на друга секунд десять. Наконец, Ира не выдержала.
        - Хорошо, давай на чистоту. Я не всё тебе рассказала, - она отвела взгляд.
        - Да неужели, - с сарказмом произнёс Гена, затем его тон стал абсолютно серьёзен. - Я весь во внимании.
        - Ситуация на самом деле плачевнее, чем я тебе обрисовала. Машина времени уже запущена и это грозит нам дестабилизацией темпорального потока в ближайшее время, если мы ничего не предпримем. Мы пока не почувствовали это, но первые последствия её запуска, вероятнее всего, скоро дадут о себе знать.
        - А как вы узнали, что машина времени была запущена?
        - Вчера утром мы перехватили зашифрованное послание через спутниковую связь. Расшифровка заняла почти весь день. О том, что было в послании, мы узнали только под вечер. В нём говорилось: «Временная ось нестабильна. Ожидается полное замещение реальности в течение ближайших 96 часов. Будьте готовы к изменениям».
        - Смогли определить, откуда шла передача?
        - Точно нет, сигнал был пропущен через несколько ретрансляторов. Его практически невозможно было отследить, но по косвенным признакам с более-менее достаточной долей вероятности можно предположить, что источник сигнала находился на территории России.
        - Да, это сужает район поисков, - иронично подметил Геннадий.
        - Не нужно умничать. Скажи лучше, где флешка, которую тебе передал Топалов, - Ира снова посмотрела в глаза Гене, на этот раз раздражённо.
        - Зачем она вам так нужна? Что вы надеетесь на ней найти?
        - Осталось менее 70 часов до того, как мир погрузится в хаос. Нам понадобятся знания, которые помогут повернуть вспять этот процесс, и я уверена, что вся необходимая информация находится на той флешке.
        - Хм, что ж, думаю, теперь моя очередь откровенничать. Ты спросила меня, зачем я сбежал тогда из твоего дома. Так вот - я не сбегал. Проснувшись, я оказался в новой реальности на стадии формирования. Там я встретил конструктора реальности, который сообщил мне, что наша текущая реальность ввиду изменившихся событий и причинно-следственных связей вскоре будет замещена новой.
        - Вот это новость! - на удивление, Ира сразу поверила Озимцеву. - Как тебе удалось выбраться оттуда?
        - Долгая история, - уклончиво ответил Геннадий, воспоминания о собственных оплошностях и мысли о возможной дальнейшей судьбе Михаила его отнюдь не грели. - Мне помог выбраться всё тот же конструктор.
        - Твой рассказ подтверждает происходящее в мире. Со вчерашнего дня в наше управление начали поступать свидетельства вмешательства в пространственно-временной континуум. Наши агенты собрали уже несколько десятков свидетельств различных темпоральных парадоксов: локальное зацикливание времени - так называемый эффект дежавю, исчезновение людей, предметов и прочего, замедление или, наоборот, ускорение течения времени. Масштабы пока небольшие, но я считаю, что увидеть весь размах случившегося мы сможем в ближайшее время, если ничего не предпримем, - заключила Ира.
        - Хорошо, допустим, что флешка у вас. Вы думаете, там будет точный адрес расположения машины времени? - саркастично поинтересовался Гена.
        - Точный, не точный, но что-то полезное там будет. А это лучше, чем ничего, согласись. Наши агенты и так уже работают над этим вопросом. Мы подключили к поиску российскую разведку. Такой массивный объект не сможет долго оставаться незамеченным. Кроме того, у меня есть несколько своих собственных соображений по этому поводу. Мы обязательно их найдём, но нам нужна твоя помощь.
        Озимцев на минуту задумался, переваривая полученную информацию и размышляя над правдивостью сказанных Ириной слов.
        - Хорошо, но всё сказанное, тем не менее, не объясняет, как эти люди нашли твою квартиру, - задумчиво проговорил Гена.
        - Господи, ну неужели это так важно? - всплеснула руками Ира. - Хорошо, о квартире знали несколько человек, кроме меня, в том числе мой непосредственный начальник - полковник Живов. Но чтобы подозревать кого-то конкретного, мне нужны мало-мальски веские доказательства.
        - Дырка в боку, по-моему, - неплохое доказательство, - буркнул Гена, глядя на бинты.
        - Гена, мне жаль, что всё так сложилось, но сейчас главное - предотвратить надвигающуюся катастрофу, - убедительным и в то же время немного жалобным голосом произнесла Ирина. - Прошу, доверься мне, нам действительно нужна твоя помощь!
        - Ладно, я скажу тебе, где флешка. - спокойным тоном ответил Озимцев. - Она у моего друга, но сейчас его нет в городе.
        - Как его найти? - Ира подалась вперёд.
        - Он должен быть в Севастополе, но где именно я точно не могу сказать. Я не связывался с ним со вчерашнего дня.
        - Номер его помнишь?
        - Конечно.
        Ира достала из сумочки коммуникатор и дала его Гене.
        - Звони. Чем раньше флешка окажется у нас, тем больше шансов всё исправить.
        Геннадий взял коммуникатор и набрал номер Романенко, который он помнил, как свой собственный. В трубке долго время было молчание и, наконец, робот женским голосом произнёс: «В данный момент абонент не может принять ваш звонок. Попробуйте позвонить ему позже или отослать СМС. The subscriber cannot receive…». Гена сбросил вызов.
        - Его мобильный не отвечает…
        - Час от часу не легче. Дай мне телефон.
        Она набрала чей-то номер и приложила аппарат к уху. В динамике раздался пронзительный писк. Ира резко убрала трубку от уха и взглянула на дисплей. Там светилось сообщение «Нет сигнала сотовой сети».
        - Чёрт возьми! Сигнал сети пропал, - возмутилась Ирина.
        - Может одна из базовых станций вышла из строя? - предположил Геннадий.
        - Ладно, поехали отсюда. Попробуем позвонить из другого места.
        Ира села за руль и завела двигатель.
        - Куда мы поедем? - поинтересовался Озимцев.
        - К площади Деревянко. Там всегда самый сильный сигнал базовой станции.
        Минут через пять они уже подъезжали к площади. Ира достала коммуникатор и посмотрела на экран. Там всё ещё светилось сообщение об отсутствии сигнала.
        - Это мне уже совсем не нравится, - сказала она. - Не могли же целый город оставить без связи. Я попробую позвонить из телефонной будки. Посиди пока здесь.
        Гена послушно остался сидеть в машине. Не то, чтобы он горел желанием подчиняться приказам Ирины. Он вообще не хотел связывать со спец. службами, и с удовольствием воспользовался бы случаем и уехал, но полученное ранение не оставляло ему другого выбора. Рана всё ещё болела, и ему не хотелось делать лишних движений. К счастью, она уже не кровоточила. Никогда он ещё не получал 2 ранения за 3 дня.
        - Сначала плечо, теперь живот. Интересно, в какую часть тела меня подстрелят в следующий раз, - иронично размышлял Гена.
        Не прошло и минуты, как Ира вернулась.
        - Что-то ты быстро.
        - Стационарные телефоны тоже не работают. Что здесь творится? Не понимаю.
        - Мне тоже хотелось бы это узнать.
        - Есть у меня один знакомый, который всегда в курсе всего, что происходит в мире. Попробуем узнать у него, - Ирина завела двигатель, и тут же стартовал бортовой компьютер автомобиля, на который Гена раньше не слишком обращал внимание.
        - Слушай, а в этой машине есть GPS или ГЛОНАСС? - поинтересовался Озимцев, не спуская глаз с дисплея.
        - Да, конечно, это стандартная функция всех машин, начиная с 2013-го года, - ответила Ирина.
        - Ты им пользуешься?
        - Почти не пользуюсь. Я город знаю достаточно хорошо и в Одессе мне GPS не нужен, да и карты бывают неточными… Чёрт возьми! Как же я сама не сообразила? Они могли подключиться к бортовому компьютеру через GPS спутник, отслеживая, таким образом, наше местоположение, а мы бы об этом и не узнали. Гениально! - воскликнула Ира, восхищаясь находчивостью её противников и сообразительностью Гены.
        Тот вошёл в меню навигации и тут же на дисплее отобразился курсор, обозначавший местоположение автомобиля, которое совпадало с реальным.
        - Останови машину.
        Ира послушалась. Озимцев, кряхтя, вылез из автомобиля, после чего рукояткой пистолета сломал GPS антенну на крыше машины. Курсор сразу же исчез с дисплея, а вместо него появилась надпись - «Нет сигнала от спутника».
        - Надеюсь, что теперь они нас не найдут.
        - Да, ты умеешь решать проблемы, - Ира усмехнулась.
        - К сожалению, это была не самая большая из них.
        Ира свернула направо в сторону Ильичёвской дороги.
        - Напомни, куда мы едем? - уточнил Гена.
        - К моему другу. Он единственный человек, у которого всегда есть электричество, телефонная связь и интернет. Он должен быть в курсе того, что здесь происходит.
        - Кто он?
        - Хакер. С 3-х лет за компьютером. В 10 лет уже взломал школьную сеть, в 15-ть - уронил базу данных национального банка страны, в 19-ть - получил доступ к энергосети СНГ и обесточил весь северо-восточный регион Украины и значительную часть России, в 21 год - обошёл все файерволы Пентагона и обрушил одним махом все их сервера. Им потом пришлось восстанавливать всю информацию полгода. В общем, парень профи по части сетей и несанкционированного доступа.
        - Это круто, но почему он ещё на свободе? Обычно такие люди либо работают на правительство, либо сидят в тюрьме.
        - Мы его посадили на несколько лет, но потом нам понадобилась его помощь и мы согласились освободить его досрочно, если он нам поможет. Парень выполнил работу, и мы его отпустили, но впредь за ним присматриваем. Угадай, кому поручили следить за ним, - Ирина с улыбкой взглянула на Гену.
        - Кому известен его адрес? Прости, но я всё же не исключаю, что в вашем отделе завёлся крот.
        - Этот паренёк сильно насолил серьёзным ребятам, и теперь они хотят свести с ним счёты. Месяц назад его пытались убить. Парень оказался шустрый и отделался лишь несколькими синяками и царапинами. К сожалению, нападавших мы не смогли найти. После инцидента решено было перевезти его в новое место, но никому не раскрывать подробностей. Поэтому о его логове знаю только я и высшее начальство.
        - О твоей секретной квартире тоже знали лишь ты и начальство, - Гена скептически поджал губы. - Но это убийцам не помешало.
        - На квартире нас могли вычислить по расположению моей машины.
        - Ага, а квартиру они тоже по её положению вычислили? - съязвил Гена.
        - Это шанс хоть как-то разобраться с ситуацией, - на этот раз Ира и не думала отпираться, лишь пожала плечами.
        - Ладно. Лет хоть ему сколько?
        - Двадцать пять.
        - Интересно, чем нам сможет помочь малолетний хакер? - буркнул Гена.
        - Он не малолетний… хотя для тебя, может, и да. И, кстати, ты тоже не обычный гражданский, - Ира стрельнула глазами. - Интересные знакомства - мой конёк.
        Они выехали на Ильичёвскую дорогу и свернули в сторону Сухого Лимана, затем свернули на улицу Черноморцев и вскоре оказались в Прилиманском.
        Когда они приехали, был уже вечер, темнело довольно быстро. Гена посмотрел на часы и удивился, увидев, что уже полдесятого, хотя он готов был поклясться, что по своим ощущениям сейчас максимум часов 5 -6 вечера.
        Ира заехала вглубь посёлка и остановилась напротив неприметного двухэтажного дома. В окнах первого этажа горел свет. Они вышли из машины, подошли к строению и постучали в дверь.
        - Ира, это ты? - спросил голос из-за двери после нескольких, показавшихся им долгими, секунд ожидания.
        - Да, но я не одна. Со мной друг.
        - Ну ладно, проходите. Надеюсь, вы никого за собой не привели, - дверь открылась полностью, за ней оказался высокий молодой парень, около 190 см ростом, стройного телосложения, с трёхдневной щетиной на лице.
        Они зашли в дом. Озимцев был слегка удивлён внешним видом хакера. Он скорее ожидал увидеть чахлого задохлика, нежели физически нормального человека.
        - Меня зовут Влад, но можешь называть меня просто Владыка, - он протянул Гене руку.
        - А меня зовут Геннадий, но можешь называть меня просто Гена, - Гена не ударил в грязь лицом и пожал протянутую руку Влада.
        - Проходите внутрь, располагайтесь.
        У Влада оказался не дом, а целый командный центр. Там стояло много широкоформатных LED дисплеев, несколько системных блоков, по-видимому, их начинка была самой современной, имелось широкополосное подключение к интернету. Они застали его за игрой в Supreme Commander: Forged Alliance на двух мониторах. Он как раз заканчивал уничтожать жалких людишек (сам он играл за инопланетян) и уже хотел взяться за базу киборгов, но их приезд помешал его планам.
        - А ты тут неплохо устроился, - Гена восхищённо покачал головой.
        - Мне помогла Ира. Это она привезла всё необходимое оборудование.
        - Владыка, мы к тебе по делу, - Ира сразу перешла к главному.
        - И, кажется, я даже знаю по какому, - с ухмылкой произнёс Владыка. - Вы ведь насчёт отключения связи, верно?
        - Да, что тебе об этом известно?
        - Я пока раскопал не так уж много. Но знаю, что телефонами дело не ограничилось. Отключились все телекоммуникационные сети и, причём, это случилось не только в Одессе, но и по всему миру. Радио и телевидение вообще не вещают. С интернетом происходит что-то странное.
        - В каком смысле? - поинтересовался Озимцев.
        - Такое впечатление, что все сервера мира одновременно рухнули. Я пробовал зайти на все популярные ресурсы, которые до этого годами работали без сбоев. Сейчас ни к одному из них нет доступа. Слышали шутку про сломанный Интернет? Вот, кажется, теперь его и вправду сломали. Я попытался выяснить масштабы случившегося - похоже, без связи осталась вся планета, но, что самое интересное - большинство спутников связи тоже не работает. Те, которые ещё в строю - работают только на засекреченных частотах и все коды доступа у них изменены. А в течение последнего часа стали выходить из строя так же спутники GPS и ГЛОНАСС.
        - Может, это какая-то крупная хакерская атака, - предположила Ирина.
        - Может, но атаку такого масштаба нельзя провернуть в одиночку. Нужна очень продвинутая команда специалистов и очень хорошее финансирование. Так, что это явно не юный школьник, решивший побаловаться скачанной программкой подбора пароля. Даже не знаю, как можно было разом отключить все телекоммуникации на планете, включая даже радио…
        - Минуту, если все телекоммуникации отключены, тогда каким образом ты смог соединиться со спутником и узнать про засекреченные частоты? - с подозрением спросил Геннадий.
        - Было трудно. Очень трудно, я бы даже сказал, - не стал скрывать Влад. - Повезло, что спутники переставали работать постепенно, ещё с утра, а не все и сразу. Пришлось взломать с десяток серверов и вскрыть парочку не самых лёгких алгоритмов. Наконец, на короткое время я смог подключится к одному из оставшихся рабочими спутников и скопировать оттуда ключи сменного шифра. Спутник почти сразу после этого отрубился, а я в сжатые сроки написал софт, позволяющий динамически и синхронно менять частоту и алгоритм дешифровки. Всё равно, долго на одном и том же спутнике быть не получается, приходится прыгать с одного на другой.
        - Звучит не шибко надёжно, - скептически заметил Гена. - Надеюсь, хоть электронная почта без глюков работает?
        - Сомневаетесь, что я могу вам помочь? - Владыка усмехнулся. - Хорошо, сейчас я вам устрою небольшую демонстрацию. Как ваша фамилия?
        - Озимцев, - не колеблясь, ответил Гена.
        Владыка сел за клавиатуру, порылся некоторое время в браузере, затем открыл внутренний сайт службы безопасности Украины и вошёл в базу данных населения страны.
        - Так, сейчас глянем. Мне повезло, у вас не самая распространённая фамилия, - Влад улыбнулся и стал зачитывать с экрана. - Озимцев Геннадий Иванович, 1982 года рождения, родился в Москве, в 1997 году переехал в Санкт-Петербург, где окончил школу с отличием. В 2000 году поступил в политехнический университет на факультет радиотехники, который закончил с отличием в 2005. В том же году пошёл в армию, в сухопутные войска, прослужил там 7 лет, получил звание старшего лейтенанта и уволился в запас после окончания операции по поимке опасного боевика. Во время операции был ранен в ногу, прошёл курс лечения в военном госпитале. В марте 2014 переехал в Одессу. Не женат, детей нет. Больше ничего интересного, - Владыка с торжествующей улыбкой повернулся к Гене.
        - Впечатляет. Ты и вправду очень хорош, но как ты подключился к серверу СБУ, если, как ты говоришь, интернет «сломался»?
        - Может, я не совсем корректно выразился, - Влад почесал затылок. - Не работают все хостинги и крупные сервера, а сервер СБУ работает потому, что он находится внутри хорошо защищённой инфраструктуры, которую я сам проектировал. Конечно, они попросили меня не лазить в их базы данных, но иногда я не могу удержаться от соблазна.
        - Ладно, поигрались и хватит. Владыка, у тебя совсем нет никаких догадок по поводу происходящего? - спросила Ирина.
        - Я могу предположить только один способ, которым они это сделали.
        - Выкладывай.
        - Вирус. Скорее всего, они воспользовались какой-то неизвестной ранее уязвимостью и внедрили его во все серверы сотовых операторов, интернет-провайдеров и так далее, а затем запустили его и вирус отключил все приёмо-передающие устройства, которые смог достать. Чтобы такое сделать, нужно быть просто Богом компьютерного мира, - в голосе хакера послышалось благоговение.
        - Кто бы это ни был, он оставил часть спутников в рабочем состоянии. Почему? - пробормотал себе под нос Озимцев.
        - Наверняка, для поддержания связи, - Ирина услышала его. - Как верно заметил Владыка, это вряд ли один человек, а значит им нужно как-то организовывать свои действия. Или связываться с кем-то ещё. С третьей стороной, о которой мы даже не догадываемся.
        - Но здесь должен быть мотив. Зачем хакеру или группе хакеров оставлять без связи всю планету? Ради чего такие усилия? - задумчиво спросил Гена.
        - Ну, я не знаю. Может быть, это какой-то маньяк и он хочет таким образом захватить власть? Ведь информация - это сила.
        - Да, информация - это сила, но ведь и отсутствие информации - это бессилие. Этот хакер ведь не подключился тайно к серверам мировых служб безопасности, к примеру. Он просто рубанул по проводу топором, образно выражаясь. Не думаю, что целью было установить власть. В конце концов, ведь можно восстановить связь, придумать меры противодействия, всё починить. То, что связь на планете отсутствует - это временное явление. Я думаю, что это скорее отвлекающий манёвр, - заключил Озимцев.
        - Но для чего? - удивлённо спросил Владыка.
        - А ведь он прав, - Ира кивнула головой. - Машина времени была запущена и тот, кто это сделал, знает, что его ищут. Если оставить всех без связи, то поиски будут гораздо менее успешными. Без навигационных спутников и спутников связи прочесать такую обширную территорию за столь короткое время нереально. В современном мире без связи невозможно прожить. Идеальный план. Пока весь мир будет занят восстановлением связи, пространственно-временной континуум будет разрушаться и этому никто не сможет помешать. Теперь, когда связь отсутствует, действия агентов нельзя будет координировать. Чёрт возьми, теперь мы не сможем её найти.
        - Что это ещё за машина времени?! Неужели её кто-то действительно построил? - с почти детской радостью и восхищением спросил Владыка.
        - К сожалению, да. Из-за неё теперь всё человечество находится в опасности, - сказал со злостью Гена.
        - У меня на флешке есть запись секретного сообщения. Мы перехватили его вчера. Сообщение было передано через один из наших спутников, но до этого прошло с полдюжины ретрансляторов. Ты сможешь установить место, откуда шла передача? - спросила Ирина.
        - Я попробую, но не гарантирую. Вычислить такое крайне сложно, - Влад нахмурился.
        Ирина порылась в сумочке, достала чёрную неприглядную флешку и передала её Владыке. Тот запустил какую-то программу и на экране появился земной шар. Это была симуляция, которая показывала прохождение сигнала через ретрансляторы, его мощность и спутник, на который оно было послано. Затем он начал копаться в содержимом флешки.
        - Ого, ваши ребята неплохо поработали.
        - Они зашли в тупик. Тот, кто передавал сигнал, мастерски запутал следы.
        - Попробую разобраться. Сообщение было передано в 07:30 на спутник под номером 9, «Ирионис», который в тот момент находился над Россией. Его угол приёма 30 градусов и он покрывает территорию почти всего СНГ. Так-с, уровень мощности передаваемого сигнала нам известен… Хм, был у меня плагин для подобных вещей. Сейчас поищу… - Влад принялся перебирать директории на одном из разделов жёсткого диска. - Так, вот он. Подключим-с… Сейчас я введу исходные данные и запущу вычисление оптимально возможного месторасположения источника сигнала… готово. Расчёты займут около 9-10 часов.
        - А чтобы не тратить время зря, можешь покопаться в базах данных СБУ и найти упоминание о проекте «Новая реальность»? - спросил Озимцев.
        - Хм, никогда раньше не слышал о таком. Сейчас попытаюсь что-то выяснить. У них огромная база данных и имеется информация о многих сверхсекретных проектах, проводимых на территории СНГ, а насколько я понимаю, машина времени относится именно к таким. Правда, эта часть зашифрована с использованием двойного ключа. Это займёт некоторое время.
        - У меня есть пароль для доступа к базе данных со сверхсекретными проектами. Я думаю, это ускорит поиск, - иронично сказала Ирина.
        В течение последующих 4-х часов они вместе перекопали всю БД СБУ вдоль и поперёк, но не нашли там ни одного упоминания о машине времени или о проекте с названием «Новая реальность».
        - Придётся, видимо, искать в объединённой базе СНГ, - Владыка вздохнул.
        - Неплохо ты замахнулся, - Ира скривилась. - Туда у меня доступа нет.
        - Тогда придётся по старинке. Ну что ж, мне не впервой. Справлюсь.
        - Постарайся это сделать как можно быстрее. Времени у нас в обрез, - попросила Ирина.
        - Понимаю, не маленький, - Владыка сел в кресле поудобнее. - А вы пока пойдите, отдохните. Всё равно помочь ничем не можете.
        Последние слова он произнёс рассеянным тоном, мыслями он уже был в работе. Ира и Гена, измотанные и уставшие, разложили стоявший рядом диван и заснули, как только улеглись на него. Их разбудил радостный крик Владыки.
        - Есть! Нашёл!
        - Что… - пробормотала Ира спросонья. - Что нашёл?.. Что случилось? - она зевнула.
        Вслед за ней проснулся невыспавшийся Гена, и принялся протирать глаза.
        - Ничего себе, уже 7 часов утра. Ты что, сидел всю ночь? - он взглянул на часы, стоявшие на столе рядом.
        - Да, мне это не впервой, - отмахнулся Владыка. - Подойдите оба сюда. Кажется, я нашёл то, что вы просили. Перелопатил всю базу данных, и теперь она не настолько целая, как была раньше, информацию пришлось выдирать кусками и склеивать. Повозиться она меня заставила неслабо, но… вот, почитайте - «Совершенно секретно. «Новая реальность». Проект по созданию машины времени…».
        - Там что-то сказано про местоположение объекта? - перебила Владыку Ира.
        - Так, сейчас… Ля-ля-ля… Это не то… Так, вот. «Объект находится на острове Беннетта. Координаты…».
        - Стоп, - прервала его Ира. - Это месторасположение старой машины времени. Сейчас там ничего нет. Может, ты нашёл что-нибудь ещё? - с надеждой спросила она.
        - Очень не много. Тут написано, цитирую: «Проект был признан крайне опасным из-за непредсказуемого влияния на пространственно-временной континуум и был закрыт 12 сентября 2010 года». То есть примерно 5 лет назад. Больше ничего.
        - Как? Совсем ничего? Должно же быть хоть что-то, - Ирина умоляюще посмотрела на Влада. - Может там есть что-то о похожем проекте? Может быть, теперь он называется по-другому?
        - Я не нашёл больше никаких упоминаний о подобных проектах. Похоже, здесь такой информации просто нет. Прости, - Влад развёл руками.
        - Чёрт! Потратили столько времени и всё впустую. Ни одной зацепки, - Озимцев в сердцах стукнул кулаком по столу.
        - Вообще-то, я надеялся, что информация о её местоположении вам пригодится, - Владыка виновато опустил глаза.
        - Ладно, есть же ещё зацепки, - Ира успокаивающе положила руку ему на плечо. - Что там с поиском источника сигнала? - обратилась она к Владу.
        - Сейчас посмотрим… Ещё три часа до конца вычислений, но точно определить местоположение объекта всё равно не удастся. Расхождение может составить несколько сотен километров во все стороны.
        - Это гораздо лучше, чем колесить по всей стране, - хмыкнул немного успокоившийся Гена.
        - Программа уже исключила все страны СНГ, а так же Северный Кавказ, Южный, Центральный и Приволжский федеральные округа России, но, по-прежнему, остаётся большая территория для поиска.
        - Что он в России мы и так знали почти наверняка, - Ира вздохнула. - Придётся ждать эти три часа. Можно как-нибудь увеличить точность окончательного результата?
        - Зависит от многих факторов, например…
        Пока Ира разговаривала с Владом, Гена подошёл к окну. Ему всё ещё надо было прийти в себя. Столько стараний, столько часов поисков и ожиданий, а они всё ещё не узнали практически ничего нового. Краем глаза он уловил какое-то движение. Этого хватило, чтобы рефлекторно пригнуться и шагнуть в сторону. Когда он аккуратно выглянул в окно ещё раз, он увидел ныряющего в расположенный неподалёку куст человека в камуфляже. Эту форму он бы ни с чем не перепутал.
        - У нас гости, - шёпотом сказал он Ире и Владу. - Спецназ.
        - Что? Зачем они здесь?! - Ира округлила глаза и стала поворачиваться к Гене.
        В этот же момент, разбив стекло, в окно влетела граната и взорвалась, ещё не упав на пол. Граната оказалась свето-шумовая. Всю комнату залило ярким светом. Всё произошло в мгновение ока. Все находившиеся внутри не успели закрыть глаза и от вспышки они на некоторое время ослепли, а невероятно громкий звук взрыва оглушил их. Из-за огромной нагрузки на слуховые и зрительные рецепторы мозг не выдержал, и все трое потеряли сознание.
        Озимцев очнулся уже сидя в салоне грузового самолёта. На руках и ногах были надеты наручники. Рядом с ним сидела Ира, которая пришла в сознание раньше него.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросила она.
        - Больно смотреть. Всё плывёт перед глазами, - щурясь, ответил Гена.
        - Скоро пройдёт.
        - Ты давно очнулась?
        - Около часа назад.
        - А где Владыка?
        - Я не знаю. Наверное, им нужны были только мы. Надеюсь, что они с ним ничего не сделали.
        - Знать бы, куда мы летим и кто те люди, которые нас похитили. И главный вопрос - зачем?
        - Уверена, что нам скоро всё расскажут.
        Через 2 часа самолёт сел на военной базе. Их вывели из самолёта, и Гена взглянул на небо. Солнце уже было в зените, то есть, было, часов 14 -15. Встретили их не очень радушно. Гену и Иру посадили в одиночные камеры и заперли в них, не потрудившись объяснить, зачем их сюда привезли. Им дали по миске какой-то отвратительной похлёбки и оставили в камерах до конца дня. Уже ночью в камеру Гены вошли двое солдат и увели его в комнату для допросов. В комнате стояли металлический стол и два стула. Его приковали наручниками к одному из них так, что руки оказались за спиной. Вскоре в комнату вошёл, судя по погонам, генерал-майор. На вид ему было лет 50, рост примерно 170 -175 см, короткая стрижка, седые волосы, серые глаза, слегка полноват. Солдаты, которые привели Озимцева, моментально встали по стойке смирно возле двери.
        - Так, так. Значит это ты Геннадий Озимцев.
        - Не имею чести быть с вами знаком, - парировал Гена.
        - Генерал-майор Дмитрий Ушаков.
        - Рад познакомиться. Я бы отдал честь, но у меня руки заняты, уж извините, - Гена пытался бодриться, хотя на сердце было тяжело.
        - Ничего, я это переживу, - Ушаков сел за стол напротив Озимцева.
        - Что вы сделали с парнем, который был с нами? Где он?
        - С ним всё в порядке. На его счёт можешь не волноваться.
        - Где мы находимся?
        - На военной базе. Извини, точные координаты дать не могу.
        - Что вам от нас нужно? - Гена не прекращал сыпать вопросами, и создавалось впечатление, что допрос ведёт он.
        - Нам известно, что ты получил от Дмитрия Топалова некую флешку, на которой содержится очень важная информация, - генерал-майор был настроен добродушно, поэтому решил ответить на вопросы Гены.
        - У меня нет этой флешки.
        - В твоих же интересах сказать у кого она, - снисходительно заметил Ушаков.
        - Понятия не имею. Я её потерял, - Геннадий упорствовал.
        - Это неправильный ответ, - генерал кивнул одному из солдат.
        Тот подошёл и со всей силы ударил Гену в живот. Озимцев скрючился и тяжело выдохнул.
        - Моя бабушка и та бьёт сильнее. Вы что, в армию только задохликов берёте? - просипел он не разгибаясь.
        Солдат хотел ударить ещё раз, но Ушаков его остановил.
        - Послушай, - Ушаков решил разъяснить ситуацию более доходчиво. - Ты, наверное, не понял, поэтому повторю ещё раз. На флешке находится очень секретная информация. Если ты не отдашь нам её, или, хотя бы, не скажешь, у кого она находится, то автоматически попадёшь в разряд врагов государства, а ты ведь знаешь, как поступают с врагами.
        - Что, какой-то большой шишке наверху не терпится разнести пространственно-временной континуум к чертям?
        На лице генерала проступила злость.
        - Интересно, - Гена с неподдельным интересом взглянул на генерала. - Значит, ты один из них. Это ты всё организовал, да? В правительстве ведь ни о чём не знают. Я прав?
        - В правительстве сидят сплошные глупцы и трусы, - теперь лицо Ушакова выражало презрение. - На них не стоит рассчитывать в серьёзных делах.
        - А зачем тебе флешка? Там есть информация, которая может тебя разоблачить? Боишься за свою шкуру?
        - Ты слишком много болтаешь и всё не по делу. Говори, куда ты дел флешку! - генерал стал терять терпение.
        - Ребята, вы что, глухие? Я же сказал вам, что потерял её…
        Он ещё не договорил, как последовал мощный удар в челюсть от одного из солдат.
        - Я в свои 6 лет бил сильнее. Что с вами, ребята? - Гена сплюнул сгусток крови и осклабился.
        За его репликой последовал ещё один удар в челюсть, но уже с другой стороны. В дверь постучали, и в комнату вошёл полковник.
        - Товарищ Ушаков, - он коротко козырнул, - можно вас на минутку?
        Генерал-майор вышел из комнаты допросов и встал за дверью, разговаривая с полковником. Разговор длился меньше минуты, а затем Ушаков снова вернулся в комнату.
        - Послушай, терпение моё не безгранично. В последний раз спрашиваю: где флешка?
        - А вы, я вижу, с первого раза не понимаете. Видно, анекдоты про интеллект военных не врали.
        - Мне кажется, у тебя просто недостаточная мотивация, - Ушаков проигнорировал выпад, достал из кобуры пистолет и направил его на Гену.
        - У тебя есть ровно 5 секунд, чтобы сказать, куда ты дел флешку.
        - Если убьёте меня, флешки вам не видать, - невинно напомнил ему Озимцев.
        - Твоя подружка оказалась более сговорчива. Скоро она нам всё расскажет. Твои услуги нам больше не требуются.
        - Тогда чего вы тянете? Стреляйте, - Гена безразлично уставился в сторону.
        - Я сказал - скоро расскажет, но у тебя ещё есть шанс спасти свою жизнь и рассказать нам прямо сейчас. В обмен на эту маленькую услугу я оставлю тебя в живых.
        Гена промолчал. Он был готов умереть, только бы Ушаков не узнал, у кого находится флешка, иначе все его старания пошли бы насмарку. Как ни пафосно и банально это звучало, но он был уверен, что предотвратить катастрофу его молчание действительно могло.
        - Ну что ж… это твой выбор, - произнёс генерал с некой долей цинизма, и нажал на курок.
        Гена рефлекторно зажмурился, прозвучал выстрел. На некоторое время воцарилась тишина. Он подождал несколько секунд, не открывая глаза. Наконец, он рискнул это сделать, и обнаружил, что находится где-то в совершенно другом месте. Гена стоял на равнине, которая была похожа на выжженную пустыню, простиравшуюся на многие километры до самого горизонта. Он поднял голову вверх и посмотрел на небо. Оно было усеяно сотнями тысяч мелких осколков, которые летали на орбите планеты. Некоторые из них уже находились в атмосфере и падали огненными росчерками куда-то далеко за горизонт. Солнце уже почти село и освещало местность лишь краем своего диска. Ландшафт был залит кроваво-красным предзакатным светом.
        - Невероятно! Куда я попал? - ошеломлённо пробормотал он.
        Наручников на нём уже не было. Он повернулся и увидел руины города. Огромные остовы небоскрёбов простирались на сотни метров вверх.
        - Боже мой, что здесь произошло?.. - руины давили ощущением отчаяния и безысходности.
        - 15 минут назад здесь был рай. Самое лучшее место на планете, - донёсся голос позади Озимцева.
        Он обернулся и увидел человека в форменной одежде из какого-то непонятного материала, напоминающего с виду прорезиненную ткань. Одежда была чёрного цвета и плотно прилегала к телу. На вид незнакомцу было 25 -27 лет, хорошо сложенный, чёрные короткие волосы, карие глаза, прямой ровный нос, рост, примерно, 190 -195 см.
        - Кто вы такой?
        - Я темпоральный агент. Меня зовут Тил Тарий.
        - Темпоральный агент? - удивился Гена.
        - Я член организации, которая будет создана в далёком будущем для слежения за невмешательством во временной поток.
        - Где я? - Гена не нашёл что ответить на предыдущее высказывание Тила и решил разузнать, куда же он всё-таки попал.
        - На Земле. За последнюю тысячу лет она сильно изменилась… - он помолчал. - Сейчас этого, правда, уже нельзя сказать.
        - Тысячу лет? - непонимающе переспросил Геннадий.
        - Именно так, - спокойно ответил Тарий.
        - Но… этого не может быть! Только что я был на военной базе и вдруг оказался здесь. Что происходит?
        - Я перенёс тебя сюда из твоей темпоральной линии. Знаю, в это трудно поверить, но всё же постарайся.
        - Какой сейчас год?
        - 2999-й.
        - Невероятно… 984 года… - он снова взглянул на небо. - Скажи, откуда в небе столько метеоров? И что произошло с этим городом?
        - Эти метеоры ещё недавно были Луной. Её уничтожили серафимы, так же, как и этот город… И все остальные города на планете.
        - Серафимы?
        - Инопланетные агрессоры, если верить моему компьютеру. Извини, более точную информацию дать не могу - уровень темпоральных аномалий превышает все мыслимые пределы, трудно узнать что-либо конкретное. Но одно я точно знаю - естественный ход времени был нарушен. Ещё 20 минут назад я был в другом времени и выполнял важное правительственное задание, как вдруг оказался здесь. На самом деле я из ещё более далёкого будущего и в моём времени нет упоминания о подобной катастрофе. Кто-то вмешался в историю человечества, и всё это привело к ужасным последствиям, которые ты сейчас наблюдаешь.
        - Вот это новость, - Гена ещё раз окинул взглядом весь творившийся хаос, - Но если ты темпоральный агент, то наверняка работаешь не один. Я прав?
        - Это верно, но наши люди оказались разбросаны по всей темпоральной оси. Многие, как и я, застряли в другом времени. Темпоральные потоки сейчас крайне нестабильны и перемещения во времени сильно затруднены. Я обнаружил окно в темпоральных сдвигах. С его помощью я перенёс тебя сюда. Следующее окно, по моим подсчётам, должно открыться через три минуты.
        - Если ты не единственный темпоральный агент, тогда я не понимаю, почему ты решил связаться именно со мной? Какое я имею ко всему этому отношение?
        - Я выяснил, что всё произошедшее связано с проектом «Новая реальность», точнее, с его повторным запуском. Я проследил, откуда начались темпоральные изменения и определил, что отправной точкой стало 17 июня 2015-го года. По моим подсчётам именно с этой даты начинаются значительные темпоральные сдвиги и искривления пространства-времени.
        - Значит, Ирина была права. Запуск машины времени приведёт к катастрофическим последствиям, - сказал скорее сам себе Озимцев.
        - Сама машина времени не является ключевым фактором. Характер изменений на темпоральной оси свидетельствует о том, что ход времени был нарушен преднамеренно. Кто-то заранее просчитал все варианты развития событий и спланировал всё до мелочей.
        - Разве такое можно спланировать? Ведь разница во времени почти тысяча лет!
        - Можно, если обладаешь определёнными знаниями в области темпоральной механики.
        - Но я, по-прежнему, не понимаю, почему ты всё это мне рассказываешь? Разве я могу чем-то помочь? - Гена непонимающе смотрел на Тила.
        - Я видел альтернативную ветвь реальности, и я знаю, что ты сумеешь найти машину времени раньше, чем это сделаем мы, и ты сможешь всё исправить. Цепь причинно-следственных связей приведёт тебя к ней, а твоё упорство, смелость и отвага помогут тебе в этом. Но без моей помощи ты не справишься. Именно поэтому я забрал тебя из твоего времени.
        - Но постой! Если ты видел, что я её найду, то наверняка знаешь, где она, - подметил Озимцев.
        - Не всё так просто. Мне не удалось просмотреть всю альтернативную ветвь - лишь конечный результат моего вмешательства. Всё это слишком долго объяснять, а у нас мало времени. Послушай, количество темпоральных разломов и аномалий будет увеличиваться по экспоненте. Тебе потребуется защита для того, чтобы оставаться в своём времени и не исчезнуть.
        Внезапно откуда-то из-за пояса Тила прозвучал пронзительный сигнал.
        - Что это за звук?
        - Он означает, что до открытия окна осталось чуть больше минуты. Нам нужно спешить. Вот, держи, - Тарий передал Озимцеву какой-то странный прибор. - Это портативный квантовый модулятор или попросту ПКМ. Он защитит тебя от темпоральных аномалий. Пока он будет на твоей руке, что бы ни случилось, ты будешь оставаться в своём времени. Его дополнительной особенностью является возможность телепортировать органические и неорганические объекты на небольшие расстояния, до нескольких километров. Эта модель довольно устаревшая, но, к сожалению, у меня сейчас нет ничего получше. Он крепится на запястье, - Тил сразу же одел его на руку Гены и стал рассказывать дальше. - Пользоваться им довольно просто. На цифровой клавиатуре набираешь расстояние, на которое хочешь телепортироваться, потом выбираешь направление телепортации, оно указывается в градусах, а также можно телепортироваться вверх и вниз по тому же принципу. После того, как выбрал направление, нажимаешь синюю кнопку. Если ты не знаешь своей текущей позиции, нажимаешь зелёную кнопку с пиктограммой Земли, и перед тобой появляется голографический
интерфейс, который размечает вокруг тебя градусы и указывает стороны света - как компас. Чтобы отменить телепортацию или изменить её дальность или направление, нужно нажать жёлтую кнопку. Устройство так же содержит в себе инфракрасный сканер. Включается по белой кнопке. Интерфейс предельно прост, разберёшься. Источник энергии в этом устройстве чрезвычайно мощный, так что о подзарядке батарей можешь не волноваться. Но помни, телепорт, встроенный в него, рассчитан только на одного человека. Если перемещать двоих или больше, это может вывести его из строя. Если решишься на это, делай на свой страх и риск, но я бы тебе не советовал.
        - А если ошибусь с местом?
        - Боишься оказаться внутри стенки? - понял его Тил. - От такого тут есть защита, ПКМ сам по себе не глуп. Появишься в ближайшем безопасном, с этой точки зрения, месте. То же касается телепортации по высоте, так что не разобьёшься.
        - Хорошо, я это запомню.
        - Я постараюсь вернуть тебя назад в то же время и место, но из-за сильных темпоральных сдвигов, могут возникать погрешности, - Тарий немного помялся, затем добавил. - На крайний случай - у модулятора есть режим самоуничтожения. Не уверен, понадобится ли тебе это вообще, но… В общем, активируется после зажатия одновременно синей, белой и жёлтой кнопок, и последующим вводом кода - 538462. Запомнил?
        - 538462, - повторил сказанный Тилом код Гена. - Запомнил… вроде.
        - Я попытаюсь связаться с остальными агентами, но не уверен, что у меня получится. Ты должен помочь мне всё исправить. Вместе у нас гораздо больше шансов, - Тарий взглянул на часы. - Всё, пора отправлять тебя назад.
        Он нажал какую-то кнопку на своём устройстве и Озимцев мгновенно оказался там же, на военной базе, но за минуту или две, до того, как генерал приставил к его лбу пистолет. Нужно было действовать. Так как его руки были скованны за спиной, ему пришлось на ощупь набирать цифры на клавиатуре.
        - Послушай, терпение моё не безгранично. В последний раз спрашиваю: где флешка? - генерал исполнял свою тираду на бис, но Гена его уже не слушал.
        - Не хочешь говорить? Сейчас я тебя промотивирую, - с этими словами он достал пистолет и направил его на Озимцева. - У тебя есть 5 секунд, чтобы сказать, где флешка!
        Тем временем Гена набирал на клавиатуре расстояние и направление телепортации. На ощупь он набрал: 280 и выбрал южное направление (по крайней мере, он надеялся, что выбрал на ощупь правильно), а затем нажал синюю кнопку (она была первая слева, поэтому нащупать её не составило труда).
        - … пять. Ну что ж, ты сделал свой выбор, - Ушаков нажал на спусковой крючок.
        Время как будто замедлилось в сотни раз. Он видел, как пуля, выпущенная генералом, вылетела из ствола, а затем начала замедляться, пока полностью не остановилась в 5 сантиметрах от его головы. На какое-то мгновение весь мир замер. Озимцев растворился и исчез из комнаты. Ему показалось, что прошло несколько минут, но для всех остальных всё произошло за считанные микросекунды. Он телепортировался настолько быстро, что пуля, выпущенная с расстояния в 20 сантиметров, просто не успела достигнуть цели. Гена оставил после себя лишь лёгкий голубой дым, который рассеялся через пару секунд.
        - Что это было, чёрт возьми? Куда он делся? - Ушаков изумлённо уставился на то место, где ещё мгновение назад сидел Геннадий. Он провёл рукой по сиденью, чтобы убедиться, что там действительно никого нет.
        Солдаты уставились на пустой стул непонимающим взглядом.
        - Найти его и привести сюда! - взревел генерал.
        Солдаты мигом выбежали из комнаты, по всей базе была поднята тревога.
        Озимцев появился за периметром военной базы, недалеко от самолётных ангаров, видневшихся по другую сторону сетки ограды. Он тут же вспомнил про наручники, но оказалось, что телепорт был достаточно умён, чтобы не телепортировать его вместе с ними. Такому сюрпризу Гена был несказанно рад, потому что в этот раз он бы уже не смог так просто от них избавиться - военные тщательно его обыскали, отобрав всё, что было при нём, включая ключ от наручников.
        Первым делом он решил освободить Иру. С помощью инфракрасного сканера ПКМ он обнаружил её в одном из соседних зданий не далее, чем в 150-ти метрах от себя. Дальномер определил точное направление и расстояние и Гена телепортировался к ней в камеру.
        Ирина была, мягко говоря, шокирована его появлением из ниоткуда.
        - Как ты здесь оказался? - воскликнула она с удивлением и одновременно ужасом в глазах.
        - Один знакомый подогнал мне мобильный телепорт, - небрежно ответил Озимцев.
        - Что? - глаза Ирины ещё больше вылезли из орбит.
        - Нужно скорее уходить, пока нас не нашли. Позже всё расскажу, - у Гены родился план.
        Невдалеке слышались голоса людей, выкрики, приказы - Гену искали. Он не стал предоставлять им возможности себя найти, набрал на ПКМ расстояние и направление, взял Иру за руку, и нажал синюю кнопку. В то же мгновение они оказались возле ангаров. Им повезло, что там находилось множество всяких ящиков, за которыми можно было укрыться.
        - Ничего себе! Это была телепортация? - спросила она шёпотом, восторженно смотря на Озимцева.
        - Всё верно, - Гена мысленно облегчённо вздохнул. Несмотря на предупреждения Тила, телепорт выдержал перемещение их обоих.
        - Признаться, я обожаю фантастику - особенно сериал «Звёздный путь». Там очень часто пользовались телепортами. Никогда бы не подумала, что мне когда-нибудь доведётся испытать это на себе. Откуда он у тебя?
        - Ты не поверишь, если я расскажу.
        - После такого я поверю во что угодно. Рассказывай, - настойчиво попросила она.
        Озимцев выглянул из-за ящика, убедился, что рядом никого нет, и только тогда начал торопливо, и тихо рассказывать.
        - Меня переместил во времени один человек по имени Тил Тарий. Я оказался в 2999-м году. Ты не представляешь, какой хаос там творится. Разрушенная Луна, руины городов… Он сказал, что всё произошедшее - результат недавнего запуска машины времени. Всё началось именно отсюда… Точнее начнётся - завтра. Он говорил про какие-то темпоральные сдвиги, из-за которых на временной оси творится полная неразбериха. В общем, ход истории был полностью изменён. Отправляя меня назад, он дал вот этот прибор и попросил меня помочь ему не допустить катастрофы. Подробностей я не знаю, но он сказал, что, по его мнению, все действия были заранее просчитаны и спланированы. Тот, кто запустил машину времени, чётко знает - что и зачем нужно делать.
        - Мы просто обязаны всё это предотвратить, но где искать машину времени? - в её словах снова послышалось отчаяние.
        - Тил сказал, что цепь причинно-следственных связей приведёт меня к машине времени, но проблема в том, что я понятия не имею, как это произойдёт и что для этого нужно сделать.
        - Для начала нам нужно отсюда выбраться.
        Пока они перешёптывались, к ангару от одного из зданий направились двое пилотов. Пока что они были ещё далеко от убежища Гены с Ирой. Озимцев лукаво посмотрел на спутницу.
        - А ты умеешь летать на истребителях?
        - Да, я училась в лётной школе под Киевом, но я уже давно не летала, - призналась она.
        - Ничего, вспомнишь, - с этими словами Озимцев взял её за руку, нажал несколько кнопок на ПКМ и они мгновенно оказались внутри ангара в дальней его части.
        Ангар был довольно большой и вмещал в себя, наверное, с десяток самолётов последнего поколения от нескольких конструкторских бюро. Там стояли 3 МИГ 1.44 и 6 Су ПАК ФА или, как они иначе назывались, Т-50.
        - Что дальше? - спросила она шёпотом.
        - Дождёмся пилотов, выбьем у них мастер код, сядем в кабины и улетим отсюда. Если всё получится, первое время никто не заподозрит, что в самолётах чужие.
        Ира и Гена дождались, пока в ангар зашли пилоты, и незаметно подкрались к ним, когда те уже залазили в кабины самолётов.
        - Мне нужен код запуска двигателей, - Гена взял пилота в захват и тихо, но грозно зашипел ему на ухо. Чем-то похожим занималась рядом Ира. - Только говори тихо, а то случайно сломаю шею.
        - Кто ты такой? - просипел пилот.
        Гена достаточно сильно сжал ему горло и кричать он бы не смог, даже если бы сильно захотел.
        - Дед Мороз, - Гена усилил захват, демонстрируя, что к долгому разговору не расположен, и из горла пилота начали вырываться очаровательные булькающие звуки.
        - Повторю ещё раз - мне нужен код запуска и твой позывной до кучи, - Гена чуть ослабил хватку.
        Пилот потянулся за пистолетом, но Гена пресёк его попытку, освободил одну руку и ею выхватил пистолет из кобуры раньше, чем это успел сделать пилот, затем упёр его дуло в висок бедолаги.
        - Даю тебе последний шанс.
        - Я не дам тебе код, - еле слышно выдавил пилот.
        - Что тебе важнее: сохранить какой-то самолёт или остаться в живых? - Гена снял оружие с предохранителя. Он решил, что методы мотивации генерала Ушакова не лишены смысла.
        И они действительно работали. Через секунду после того как Гена начал медленно тянуть за спусковой крючок, взводя курок, пилот раскололся, назвав код запуска и свой позывной. После этого Озимцев одним резким движением вырубил его, чтобы тот не позвал на помощь и поспешил к Ире. Та пыталась узнать код у второго пилота, но ситуация складывалась не в её пользу. Он прижал её к борту одного из самолётов и уже занёс кулак, но Гена вовремя подоспел и взял пилота на прицел. Звук взведённого курка подействовал на него магическим образом, и он застыл, так и не опустив руку. Ира воспользовалась моментом и врезала ему в челюсть так, что пилота отбросило на метр назад.
        - Говори код и позывной, а то я тебе яйца раздавлю! - прорычала Ирина, занеся ногу над промежностью пилота.
        - Лучше скажи. Она с таким не шутит, - подбодрил его подошедший Гена и, чтобы помочь пилоту соображать в такой критической ситуации, направил на него пистолет.
        - Хорошо, я скажу. Код - А775К122Т5, позывной - Медведь.
        - Запомнила? - Геннадий вопросительно взглянул на Иру.
        - Да. Большое спасибо! А теперь отдыхай, - Ира ударила со всей силы ногой по голове пилота, отправив его в нокаут.
        - Даже если мы взлетим, как мы узнаем, куда нужно лететь? - она повернулась к Гене. - Мы ведь понятия не имеем, где находимся.
        - В кабине должна быть навигационная система ГЛОНАСС. Она устанавливается на все последние модели самолётов.
        - Не знала об этом. Когда я училась летать, там не было никаких навигаторов, только обычная РЛС.
        - Когда взлетим, переключимся на внутренний канал связи, чтобы на базе не могли прослушивать наши переговоры. Нужно будет проложить курс к Севастополю. Попробуем найти Алексея, а заодно и флешку.
        Они быстро сняли с пилотов антиперегрузочные костюмы, одели их и залезли по кабинам. Ире достался МИГ 1.44, а Гена сел в Су ПАК ФА. Коды, названные им пилотами, подошли, и они запустили двигатели, затем надели шлемофоны и включили приёмопередатчики.
        - База, это Росомаха. К вылету готов. Приём, - проговорил Гена.
        - Медведь к вылету готов, - сказала Ирина, стараясь говорить мужским голосом.
        - Это база. Вылет разрешаю. Выезжайте на ВПП, - донеслось из шлемофонов.
        Двери ангара открылись, и самолёты медленно вырулили на взлётно-посадочную полосу. Двигатели заработали на полную мощность и оба самолёта менее чем через минуту уже были в воздухе. Взлетев, Гена взглянул на небо. Уже начинало светать, в течение часа солнце должно было показаться из-за горизонта. Наступало утро 17 июня. Он посмотрел на экран системы ГЛОНАСС. На нём высветила надпись «Подождите, идёт соединение со спутниками». Эта надпись висела около двух минут, пока система, наконец, не определила их местоположение. Сказывалось то, что большая часть спутников позиционирования работала со сбоями из-за недавних событий. Они находились недалеко от ПГТ Дмитриевка Новосибирской области. Озимцев проложил курс к Севастополю. Расстояние составило почти 3200 километров. Он передал информацию на МИГ.
        - Я загрузил тебе маршрут, по которому нужно будет лететь.
        - Вижу, но тут расстояние 3200 километров. Ты уверен, что у нас хватит топлива, чтобы долететь?
        - Насколько я знаю, дальность полёта этих самолётов от 3500 до 4000 километров. В новых моделях она увеличена. Топлива должно хватить, если не включать форсаж и лететь напрямую.
        - Но тогда нам придётся нарушить границу с Казахстаном.
        - Будем лететь как можно ниже, чтобы радар нас не обнаружил.
        - Поняла тебя. Придётся вспоминать полузабытые уроки пилотажа. Ложимся на курс.
        - Медведь и Росомаха, - вы отклонились от курса. Повторяю, вы отклонились от курса, - прозвучал голос диспетчера, но ни Гена, ни Ира ему не ответили и продолжили полёт.
        - Немедленно развернитесь и возвращайтесь! - голос перешёл на более высокий тон. - У вас всё в порядке? Высылаю самолёты поддержки для установления визуального контакта! - в наушниках щёлкнуло, и голос отключился.
        Они опустились до 20 метров над землёй, задействовали скрытный режим полёта и пропали с экранов радаров. Скорость полёта составляла примерно 500 -600 км/ч.
        - У тебя всё нормально с навигацией? - поинтересовалась Ирина. - У меня идут постоянные сбои. За последние пять минут связь обрывалась уже три раза.
        - Да, у меня то же самое. Видимо, работоспособность спутников до конца не восстановили. Старайся не отклоняться от курса.
        Когда до границы с Казахстаном оставалось около 100 километров, они неожиданно услышали в наушниках чей-то голос.
        - Пилоты ПАК ФА и МИГ 1.44 - развернитесь и направляйтесь в сторону аэродрома, иначе мы вынуждены будем открыть огонь на поражение.
        - Ну ё-моё! Так и знал, что тихо и спокойно нам улететь не дадут, - слегка расстроенным голосом сказал Гена. На экране радара появились 3 зелёные точки позади них. Видимо, те самые самолёты поддержки.
        - Медведь и Росомаха! - новый голос, видимо, командира звена. - Немедленно поверните назад, иначе я буду вынужден открыть огонь на поражение!
        - И что теперь будем делать? - спокойно спросила Ира.
        - Если сдадимся - нам конец. Единственный вариант - дать им отпор.
        - А ты давно участвовал в воздушном бою? Они же наверняка профи. Ввязываться с ними в бой - всё равно, что в одиночку и без оружия пытаться завалить гризли.
        - Истории известны и такие случаи, - философски заметил Геннадий.
        - У вас есть 30 секунд, а затем мы открываем огонь, - снова донёсся голос преследующего их пилота.
        - Послушай, Ира, мы слишком далеко зашли, чтобы сейчас погибнуть. Мы обязаны выжить, чтобы дойти до конца.
        - Ты прав, Гена, - после секундного молчания ответила Ирина. - И, кстати, напомни мне представить тебя к ордену «Золотой Звезды», когда это всё закончится. А сейчас давай дадим им прикурить.
        Гена резко потянул штурвал на себя, самолёт поднялся вверх на несколько сотен метров, а затем он выровнял его, включил воздушный тормоз и оказался позади преследователей. Этот его манёвр не оказался незамеченным, и самолёты преследователей разлетелись в разные стороны, уменьшая шансы успеха возможной атаки. Может, пилоты и не были профи, но уж точно далеко не последние по навыкам пилотирования. Их машины постоянно меняли направление полёта, маневрировали и крутились. Наконец, Озимцев с большим трудом навёл прицел на один из самолётов и выстрелил ракетой. Пилот выпустил ловушки и попытался увернуться, начав поворачивать вправо, но ракета оказалась с начинкой. Ловушки были ещё слишком близко к самолёту противника, и когда из-за них ракета взорвалась, она выстрелила во все стороны шрапнелью, часть которой продырявила вражеский самолёт в десятке мест. Левый двигатель задымился, и самолёт стал снижаться. Пилот вынужден был катапультироваться. Гена больше не обращал на него внимания, он пристроился в хвост следующему истребителю.
        Пока Гена разбирался с одним из самолётов, пилот второго взял на прицел Иру и выстрелил самонаводящейся ракетой. Ира резко взял вверх, и включила форсаж. Манёвр был выполнен настолько быстро, что ракета не успела изменить курс, и ушла вперёд. Ирина едва смогла остаться в сознании после такой перегрузки. Дрожащими руками она отклонила штурвал и принялась разворачивать самолёт, сбросив форсаж.
        Гена не сумел зафиксировать целеуказатель на третьем самолёте, так как пилот резко увёл его в сторону. Он последовал за ним, пытаясь зафиксироваться на цели. Пилот совершал очень резкие манёвры и не давал навести на себя прицел. Второй самолёт пристроился за истребителем Озимцева и открыл огонь из пулемёта. Гена старался уклоняться от шквального огня. Самолёт противника был у него прямо по курсу, но захватить цель в такой ситуации было невозможно.
        - Ира, где ты? Мне нужна твоя помощь!
        - Я уже на подлёте, держись!
        Через 10 секунд Ира легла на курс перехвата и выпустила ракету по левому борту от самолёта, преследующего Гену, но пилот увернулся, и она пролетела мимо. Внезапно самолёт, летевший впереди, лёг на правый борт и, резко развернувшись на 180 градусов, открыл огонь из пулемёта. Из-за резкого разворота его скорость уменьшилась, и Гена пролетел мимо него. Несколько пуль прошили фюзеляж, но самолёт был ещё боеспособен. Пилот довернул самолёт, сделав полный оборот, и оказался уже позади Озимцева.
        - О боже! Гена, с тобой всё в порядке? - взволнованно спросила Ирина.
        - Пока да. Ты видела это? Невероятно! Как он выдержал такую перегрузку? Там что, роботы за штурвалом?
        Вражеский самолёт летел строго за его самолётом. Озимцеву пришёл в голову манёвр, который вряд ли мог прийти в голову вражеским пилотам, а значит, элемент неожиданности был обеспечен. Он выпустил тормозной парашют и сразу же отцепил его. Парашют полетел прямо на преследующий его истребитель и на мгновение закрыл пилоту обзор, обернув собой нос. Однако в следующее мгновение он соскользнул и попал в один из воздухозаборников. Двигатель заклинило. Пламя вырвалось из передней части двигателя, турбина разлетелась на части. Самолёт начал терять скорость.
        Ира смогла, наконец, зафиксировать цель на последнем истребителе и выпустить ракету. Долетев до него, она детонировала в тот момент, когда вражеский пилот запускал ракету по Озимцеву. Шрапнель повредила крыло и только-только выпущенную ракету, не успевшую выйти из-под крыла, сбив её с траектории и нарушив балансировку. Элероны правого крыла оторвало, а само крыло превратило в решето. Пилот больше не мог контролировать самолёт, и ему пришлось катапультироваться.
        Бой был окончен, и они смогли отдышаться и прийти в себя. Из-за всего случившегося они не заметили, как оказались всего в пяти километрах от казахстанской границы.
        - Вы приближаетесь к границе республики Казахстан, - послышался голос с акцентом. - Немедленно сверните в сторону, вам запрещено влетать на территорию республики!
        - Вас понял, сворачиваем, - ответил за них обоих Озимцев и развернул самолёт назад. - Сделаем вид, что улетаем, через пару минут попробуем ещё раз пролететь пониже, - обратился он уже к Ирине.
        - У вас всё в порядке? - помедлив, поинтересовался диспетчер. - Мы зафиксировали стычку.
        - Это был бой с беспилотными машинами. Учебный, - нашёлся Озимцев. - Вам должны были сообщить.
        Он выслушал с десяток секунд ругани на смешанном русском и казахском, обращённой к раздолбаям среди военных бюрократов, после чего диспетчер пожелал хорошего полёта и отключился.
        Через 2 минуты самолёты Иры и Гены исчезли с казахских радаров. Они опустили самолёты ниже границы видимости их радара, ещё ниже, чем в прошлый раз, и повернули обратно, к границе. На этот раз им повезло больше и через 5 часов они уже подлетали к Крыму. На украинской границе радар их не обнаружил, и они благополучно вошли в воздушное пространство этой страны. Когда они подлетали к Керченскому полуострову, солнце уже было высоко над горизонтом. На электронных часах самолёта было почти 10 утра. Несмотря на сбои в системе навигации, они взяли правильный курс, и расхождение с изначальными расчётами составило всего около 15 километров.
        - Осталось 1500 литров горючего, - сообщил Гене мягкий женский голос.
        - Ира, у меня заканчивается горючее.
        - У меня тоже. Надеюсь, мы хотя бы дотянем до суши.
        Внезапно на востоке появилось что-то похожее на ударную волну, которая очень быстро приближалась к ним. Она приближалась сбоку, поэтому Гена заметил её в самый последний момент и то краем глаза, когда она была уже в сотне метров, и предпринимать какие-либо действия было уже поздно.
        - Ира, осторожно! - только и успел крикнуть он.
        Волна прошла сквозь оба самолёта, не причинив им никакого вреда.
        - Чёрт возьми, что это было? - осипшим от испуга голосом спросил Геннадий.
        - Понятия не имею! Я впервые такое вижу.
        Неожиданно небо стало огненного, жёлто-оранжевого цвета. Озимцев взглянул вверх и увидел десятки, сотни пылающих метеоров, которые уже вошли в плотные слои атмосферы, и они оказались в самом центре метеоритного дождя. Им пришлось применить всё своё мастерство пилотов, чтобы остаться в живых. Они маневрировали в плотном потоке крупной и мелкой раскалённой породы, показывая абсолютно немыслимые фигуры высшего пилотажа, которым смог бы позавидовать даже ас лётной школы. Впрочем, при сильном выбросе адреналина ещё и не такое сделаешь, лишь бы выжить. Так продолжалось 3 -4 минуты, пока они не пролетели сквозь основной поток метеоров.
        - С ума сойти. О таком в лётных учебниках не пишут, - сказала Ира возбуждённым голосом. Даже по рации ощущался бешеный приток адреналина в её теле.
        - Осталось 200 литров горючего, - снова сообщил нерадостную новость всё тот же мягкий женский голос.
        - Горючего совсем не осталось. Боюсь, что до аэродрома мы не дотянем, - сказал Геннадий.
        - Предлагаю катапультироваться, как только мы окажемся над сушей. Метеоритный дождь должен скрыть нас от радаров.
        - Хорошая мысль, но до суши ещё километров десять.
        - Если что, будем планировать с выключенными двигателями.
        Когда лететь оставалось около двух километров, у истребителя Гены заглохли двигатели, а через пару секунд то же самое произошло с самолётом Ирины.
        - У меня закончилось горючее, - сообщила Ира по рации.
        - И у меня. Похоже, придётся делать, так, как ты сказала. Нашей инерции должно хватить на то, чтобы долететь до берега. Старайся держать нос самолёта чуть приподнятым.
        - Знаю, знаю, нас этому учили.
        Как только под крылом самолёта оказалась прибрежная полоса, они катапультировались, а истребители упали в поле, пролетев ещё с километр. Взрыва не последовало, так как отсутствовало топливо, самолёты просто развалились на куски, забросав половину поля обломками.
        Гена и Ира приземлились в лесопосадке недалеко от дороги.
        - Нам надо найти способ добраться до Севастополя побыстрее. Надеюсь, Лёша ещё там. И очень надеюсь, что с ним ничего не случилось.
        - Отсюда до Севастополя ещё километров 250 -270, а у нас ни транспорта, ни денег и со штабом никак нельзя связаться, - с отчаянием сказала Ирина.
        - А мы одолжим машину, - сказал Озимцев глядя в сторону Керчи, которая вся пылала от причинённых метеоритами разрушений.
        Минут через 20 быстрым шагом они дошли до города. Там царил полный хаос - кругом пожары, каждый третий дом разрушен, улицы завалены обломками, слышен вой многочисленных сирен. Они нашли более-менее целую машину. Двери были не заперты и, более того, открыты настежь. По-видимому, водитель убежал при приближении метеоров. Гена сел на место водителя и обнаружил ключ в замке зажигания, что подтвердило его домыслы. Он завёл двигатель, и они направились в Севастополь. Сначала ехали медленно, приходилось искать объезды заваленных участков дороги, но вскоре они миновали район поражения и Гена вдавил педаль в пол. Дорога заняла около 3-х часов. В 13:48 по часам на торпеде они уже въехали в город.
        - Мы уже почти приехали. Ещё 9-10 кварталов и мы будем на месте, - сообщил Геннадий.
        - Мне даже как-то не по себе, - Ира усмехнулась, - целых 5 часов без преследований и перестрелок.
        - Можешь расслабиться, всё в порядке, - мрачно ответил Гена, глядя на вывернувший из переулка и перекрывший им впереди дорогу джип, похожий на Toyota Land Cruiser.
        Окно передней правой двери открылось, и они увидели человека с направленным на них автоматом.
        - Кто бы сомневался, что и тут нас найдут, - Гена резко вывернул руль влево и нажал на газ. Вслед им просвистела автоматная очередь - левая фара и заднее стекло разбились. Джип начал погоню. Гена пытался оторваться, но преследователи очень быстро пробили им оба задних колеса, машина стала неуправляема. Всё что успел сделать Озимцев, это ударить по тормозам и немного снизить скорость, перед тем, как машина врезалась в ближайший столб. Выстрелили подушки безопасности, плюс ремни тоже сделали свою работу. Болезненный рывок - и через секунду после столкновения они уже отстёгивались. Им пришлось спасаться бегством. Пули свистели совсем рядом. Они забежали в узкий длинный переулок, и вскоре поняли, что совершили ошибку. Добежав примерно до середины переулка, они увидели, что впереди, с другого его края, им навстречу вырулил джип. Они попытались повернуть обратно, но с противоположной стороны в переулок заехал другой джип, тот самый, который преследовал их с самого начала. Они остановились, бежать было некуда - слева и справа глухая кирпичная стена высотой в 5 метров, а ширина переулка была максимум
сантиметров на десять больше, чем ширина джипа.
        Синхронно взревели моторы обоих автомобилей, и джипы начали ехать навстречу друг другу, набирая скорость. Расстояние между ними и беглецами составляло около 200 метров с обеих сторон, и оно стремительно сокращалось. Видимо, их решили убить особо извращённым способом.
        - Воспользуйся телепортом! - Ирина вспомнила об устройстве на руке Гены и дёрнула его за рукав.
        Озимцев набрал на клавиатуре ПКМ число 1000, выбрал направление юго-запад (примерно там должна была располагаться военная база) и протянул руку Ире. Она крепко схватилась за неё. Гена незамедлительно нажал на синюю кнопку, но ничего не произошло, они стояли на том же самом месте.
        - Это уже совсем нехорошо, - озадаченно сказал Гена.
        - Почему мы ещё здесь?! - Ира в отчаянии переводила взгляд с него на джипы и обратно.
        - Я не знаю. Эта штука почему-то не работает…
        - О Боже, они нас сейчас раздавят!..
        Расстояние между ними и джипами было уже меньше 10 метров. Озимцев жал на кнопку как сумасшедший. Когда между ними и бампером ближнего джипа оставалось не более десятка сантиметров, ПКМ начал искрить и вокруг него возникло какое-то полупрозрачное поле. Коснувшись его границ, обе машины исчезли. Всё это сопровождалось оглушительным хлопком и небольшой ударной волной, направленной внутрь, от которой Озимцев ненадолго потерял сознание. Так он пролежал несколько минут, а когда очнулся, то обнаружил, что Иры рядом нет.
        - Куда она делась? Ира! Ира-а-а-а-а! Не может быть, неужели она исчезла вместе с ними. Этого не может быть, не может быть…
        Он посмотрел на ПКМ, прикреплённый к его руке: дисплей погас, устройство подало три коротких звуковых сигнала и отключилось, из блока управления пошёл серый дым и Озимцев поспешил снять ПКМ с руки, так как оно начало очень сильно нагреваться. Он бросил его на землю и через некоторое время устройство испарилось, оставив после себя быстро рассеивающуюся голубоватую дымку.
        - Отлично… Мощный источник энергии… Технологии 30-го века… Блин… наверное, он всё-таки не выдержал ещё одну телепортацию вдвоём. Надо поскорее найти Лёшу.
        Он вышел из переулка и побежал к военной части. Она находилась в двух километрах. Через 20 минут Озимцев был на месте и зашёл на КПП. Там он попросил позвать капитана третьего ранга Романенко Алексея Дмитриевича, но ему сказали, что Романенко не появлялся в части с начала его отпуска.
        - Вы уверены, что его не видели всё это время? - спросил Гена.
        - Так точно! Он здесь с тех пор не появлялся, - бодро и без запинки отрапортовал дежурный солдат.
        - А никто не знает, куда он мог деться?
        - Никак нет. Начальник части поднял всех на уши и даже дал ориентировку в полицию, но его пока ещё не нашли.
        «Что же с ним случилось? Неужели и до него добрались?» - с горечью подумал Геннадий и вышел из КПП на улицу.
        Озимцев бесцельно бродил по улицам, он совершенно не знал, что ему делать дальше. Ира исчезла, Лёша пропал, флешка неизвестно где, а у него на хвосте спецслужбы и бандиты. Погружённый в грустные мысли, он не заметил, как к нему подъехала серая иномарка, и из неё вышли три человека в серых штатских костюмах.
        - Вы Озимцев Геннадий Иванович? - спросил один из них, прервав его раздумья.
        - А вы кто? - Озимцев поднял глаза на спросившего.
        - Мы из СБУ, отдел по борьбе с темпоральными угрозами. Дежурный сообщил нам, что вы были на КПП. Пройдёмте с нами.
        - С какой стати? - спецслужбы были легки на помине, и у Гены промелькнула мысль, что их в дальнейшем не стоит упоминать всуе даже в мыслях.
        - У нас распоряжение отыскать вас и передать командованию ГРУ в Москве.
        - Ещё чего. Никуда я с вами не пойду, - Геннадий отступил на шаг назад и принялся лихорадочно продумывать план побега. Как же быстро всё-таки его нашли… Уже в который раз.
        - Господин Озимцев, я надеюсь, вы достаточно благоразумны, чтобы не делать глупостей. Мы в любом случае доставим вас в Москву. Вреда вам никто причинять не собирается. Прошу садиться в машину.
        Двое СБУшников, до этого стоявшие молча и неподвижно, стали окружать его с флангов. Ситуация складывалась явно не в его пользу и после короткой борьбы с самим собой Гена всё же решил, что лучше добровольно сесть в машину. Выбора у него не было, пара лишних синяков его не прельщала. Он сел на заднее сидение и машина тронулась. Ситуация очень напоминала ту, когда его посадили в машину бандиты. Правда, в отличие от того раза, его никто не держал на прицеле, да и усугублять своё положение убийством или нанесением увечий агентам СБУ он не хотел. Ира работала на СБУ, ей он со временем поверил и она, в результате, не подвела его. Может, и эти не врут. А может, он просто очень-очень устал от постоянной борьбы.
        - Куда мы сейчас едем?
        - На авиабазу. Оттуда вас самолётом доставят в Москву.
        - Вы можете мне рассказать, что случилось и по какой именно причине меня хотят там видеть?
        - Это дело государственной важности. Вам всё расскажут по прилёту.
        Через 25 минут они подъехали к одному из военных аэродромов. Там Озимцева посадили на самолёт, приставив к нему нескольких солдат, и отправили прямым рейсом в Москву.

* * *
        Романенко жил в гостинице в получасе ходьбы от бара. Обычно он брал такси или, на худой конец, ловил маршрутку, но сегодня он решил пройтись, их встреча с Озимцевым располагала к размышлениям.
        Уже было темно. Алексей не спеша шёл по слабо освещённой улице. Он достал из кармана флешку и ещё раз посмотрел на неё. Она была не очень маленькой, в отличие от новых моделей, к одному её концу был привязан длинный шнурок. Детали мешало рассмотреть скудное освещение, и он спрятал её обратно в карман. Лёша всё пытался сообразить, что такого находится на флешке, за что могли убить человека. Вдруг кто-то робко потянул его за рукав. Романенко резко обернулся, одновременно перехватывая руку потянувшего. Ясное дело, нервы у него в данный момент были слегка напряжены. Он с удивлением увидел, что держит за руку мальчонку лет 12 в грязной и местами рваной одежде, глядящего на него испуганными глазами. Лёше стало немного стыдно, что он вот так резко обошёлся с ребёнком, и он решил загладить свою вину.
        - Как тебя зовут? - ласково спросил он.
        Лёша решил начать выяснять, что нужно парню, немного издалека, хотя ситуация в общем-то не располагала к долгой беседе - ему ещё нужно было успеть упаковать вещи и сесть на поезд до Севастополя, так завтра истекал строк его увольнительной. И если он не появится в части до её истечения, то ему предстоит долгая и «приятная» беседа с командиром части.
        - Витя, - смущённо ответил мальчик.
        - А лет тебе сколько?
        - В сентябре будет 12.
        - Что ж ты, друг любезный, весь грязный такой?
        - Я бездомный… Мамка пьёт, папка 2 года как умер, а я, - мальчик смутился ещё больше. - Я… Мне мамке на лекарства надо деньги собирать… А вы не могли бы… - мальчик запнулся, не договорив до конца.
        - Ну, говори, не бойся, - ободряюще сказал Романенко, тронутый его историей.
        - Вы не могли бы мамке на лекарства пару гривен дать? Пожалуйста, - робко прошептал мальчик.
        - Конечно мог бы! Что я изверг или скупердяй какой, - Лёша полез в карман за кошельком.
        Тут он заметил, что взгляд мальчика переместился куда-то ему за спину, а глаза расширились от страха.
        - Что это ты там уви…
        На плечо Романенко легла широкая сильная ладонь, а в спину упёрлось что-то похожее на дуло пистолета.
        - А мне подашь, добрый человек? - произнёс грубый мужской голос. - Только мне гривны не нужны, а вот флешка, что ты спрятал в карман, пожалуй, сойдёт. Кстати, оборачиваться не советую, - незнакомец надавил дулом пистолета чуть сильнее.
        Алексей медленно протянул руку в карман, достал флешку и отдал её грабителю.
        - А ты, мальчик, беги к кому-нибудь другому. У дяди сегодня денег нет, - выразительно обратился к парню незнакомец.
        Мальчик тут же опрометью бросился бежать и вскоре скрылся из виду.
        - Это было проще, чем отнять конфету у ребёнка, - дуло перестало давить в спину, и Лёша услышал, как грабитель сделал шаг назад. - А теперь вдохни поглубже. Это твой последний вдох.
        До Алексея стихийно стало доходить, что жить ему оставалось ещё секунду, максимум две. Нужно было что-то предпринять, причём срочно! Его тело напряглось, чувства обострились, он слышал, как грабитель нажимает на спусковой крючок и взводится курок. В момент выстрела, Романенко резко присел, пуля пролетела у самой его макушки, зацепив волосы. Такой близости смерти он ещё никогда не испытывал. Всё тело покрылось мурашками, а в кровь выплеснулось огромное количество адреналина. Лёша сразу же развернулся в присяди и сделал подножку. Нападавший начал падать, но пистолет нацелить ещё раз успел. Лёша был готов к неожиданностям, типа этой, и среагировал молниеносно. Организм задействовал все ресурсы. Он с силой опустил обратным ходом разогнанную подножкой ногу сверху на голову нападавшему. Голова, и без того летящая в сторону асфальта, получила дополнительное ускорение от удара, и буквально врезалась в тротуар. Нападавший потерял сознание, а под затылком начала появляться лужица крови.
        - Неужели переборщил? Только трупа мне не хватало! - пронеслась у Лёши запоздалая мысль.
        Романенко быстро обыскал неизвестного и забрал у него флешку, которую тот уже успел прикарманить, а затем прощупал пульс. Пульс был слабым, но чётким.
        - Слава Богу, жив. Одной проблемой меньше.
        Романенко также нашёл его паспорт во внутреннем кармане. Нападавший оказался гражданином Российской Федерации.
        - Вертюхин Сергей Иванович, 1979 года рождения, - Лёша посмотрел на явно неудавшуюся фотографию в паспорте. - Ну и рожа, с такой каждый полицейский останавливать будет.
        Послышались чьи-то крики, и за пару кварталов от места действия в круге света от фонаря появился тот самый мальчик в компании двух полицейских.
        «Тьфу, накликал… Видимо, выстрел услышали», - подумал Романенко.
        - Это здесь, здесь дядя с пистолетом!!! - надрывался мальчик.
        - Спасибо, родной, что хотел помочь, но сейчас твоя помощь мне только навредит, - пробормотал Лёша.
        Он быстро скрылся в маленьком тёмном переулке. Из переулка он свернул на другую улицу, потом ещё на одну, снова в переулок и так далее, пока не оказался достаточно далеко от места нападения.
        - Мальчик вполне может описать, как я выгляжу. Как всё неудачно складывается. Самое время делать ноги из города, пока ещё мой фоторобот не раздали всем постовым, - размышлял на ходу Алексей.
        Подворотнями он пробрался в гостиницу, быстро поднялся в номер и упаковал вещи. Затем он надел куртку с капюшоном, капюшон натянул на голову и спустился на первый этаж.
        - Вам не холодно? - шутливо поинтересовалась миловидная администраторша, когда он сдавал ключи.
        - Да, знаете ли, простудился чего-то, а вечер нынче ветреный, не хотелось бы заболеть основательно, - Лёша зачем-то принялся оправдываться, затем одёрнул себя - в конце концов, его дело, как одеваться. Сказывалось нервное напряжение.
        Администраторша с сочувствием кивнула и они попрощались. Романенко взял такси и без особых трудностей добрался до вокзала. К счастью, он купил билет заранее, и ему не было надобности светиться у касс. Поезд уже стоял у платформы. Он быстро нашёл нужный вагон и купе, внутри купе никого не оказалось, чему Лёша весьма обрадовался, ему сейчас только попутчиков не хватало. Но на этот раз судьба не была к нему благосклонна в плане учёта его желаний, и, пока он разбирал постель и прятал вещи, в купе зашёл ещё один пассажир. Это был худой мужчина лет 50 -55 в очках и с небольшой лысиной на макушке. В руках он держал видавший виды потёртый дипломат, больше никаких вещей у него с собой не было.
        - Приветствую вас. Мы, видимо, попутчики. Позвольте представиться - Владимир Станиславович.
        Романенко окинул взглядом своего новоявленного соседа. Кто он? Можно ли ему доверять? После случившегося Романенко стал гораздо более подозрительным и скрытным. Впрочем, на вид, человек был весьма добродушный и миролюбивый и Алексей решил, что не стоит быть невежливым.
        - Меня зовут Алексей Дмитриевич, очень приятно, - он протянул руку Владимиру.
        Владимир пожал её, и они уселись на сидения друг напротив друга. Некоторое время они сидели молча, затем зазвучала музыка из песни «Жемчужина у Чёрного моря» Утёсова и поезд тронулся. На часах было 22:30. Когда он выехал за пределы города, Романенко, сидевший всё это время в напряжении, позволил себе немного расслабиться и откинуться на спинку сидения.
        - Вас что-то беспокоит? - спросил Владимир. - Вы выглядите очень напряжённым.
        - В каком-то смысле так и есть. Вы знаете, просто сегодня был не самый удачный день, - ответил Алексей.
        - Понимаю. У меня тоже. Сегодня срочно вызвали в командировку. Пришлось быстро собираться, а так как сегодня авиарейса в Севастополь не было, пришлось ехать на ж/д вокзал. Я еле успел до отбытия. День просто сумасшедший.
        - По-другому и не скажешь. А кем вы работаете, что так срочно понадобились аж в Севастополе?
        - Я - профессор кафедры физики Одесского национального политехнического университета, 31 год научно-преподавательского стажа, выиграл 7 грантов на проведение научно-технических разработок, имею множество публикаций, являюсь членом Украинской национальной научной ассамблеи. Моя фамилия Беляков. Может вы слышали обо мне?
        - К сожалению, не слышал, но для меня честь находиться в одном купе с таким научным деятелем как вы.
        - Благодарю вас, - сказал Владимир, немного смутившись. - А чем вы зарабатываете на жизнь?
        - Я военный, служу на флоте.
        - О, я всегда испытывал к военным уважение. Мой отец был военным. Всю жизнь отдал армии, защищал СССР от фашистов. Всю войну прошёл и ни одной царапины - как заговорённый, представляете? Кучу медалей и орденов получил. К концу службы дослужился до полковника. А вы в каком звании?
        - Капитан третьего ранга.
        - Это соответствует званию майора в сухопутных войсках, если не ошибаюсь? - поинтересовался Владимир.
        - Именно так, - подтвердил Алексей.
        - Расскажите о своей службе на флоте. Давно ли вы служите? Куда плавали, если не секрет?
        - Владимир Станиславович, обо всём этом долго рассказывать, - попытался уйти от разговора Лёша, он был не в настроении предаваться воспоминаниям.
        - Ничего, у нас полно времени, - мягко настаивал Беляков. - Мне чрезвычайно любопытно было бы услышать хотя бы одну-две истории.
        - Ну что ж, - Алексей решил уступить, - наверное, стоит начать с того, что на флоте я служу уже 7 лет. За это время я много где побывал. Корабль, на котором я служу, в основном, занимается миротворческими миссиями. Недавно мы вернулись из Индийского океана, где усмиряли вновь разбушевавшихся сомалийских пиратов…
        Романенко углубился в рассказ о своих приключениях на флоте, а Беляков увлечённо слушал его, время от времени разбавляя его монолог различными интересными военными историями, которые рассказывал ему его отец.
        - А над чем вы сейчас работаете? - в свою очередь спросил Романенко.
        - Я работаю над теоретическим обоснованием возможности квантового переноса объектов в пространственно-временном континууме.
        - То есть над возможностью перемещения во времени? - удивлённо спросил Лёша и, увидев, что Беляков кивнул ему в ответ, продолжил. - Но разве путешествия во времени возможны? Я думал, что научное сообщество отвергает всякую возможность путешествий во времени.
        - Да, но вспомните, насколько консервативно научное сообщество. Они бы вообще всё отвергли, лишь бы доказать своё превосходство над теми, кто не входит в их число. Я считаю, что нет ничего невозможного, нужно лишь приложить достаточно усилий.
        - И вы верите в реальность путешествий во времени?
        - То, над чем я работаю, всего лишь теория и она ещё не скоро перейдёт в практику, но я верю, что это вполне реально.
        - Расскажите мне о своей теории немного подробнее.
        - Вам это действительно интересно?
        - Ещё как. В детстве я всерьёз увлекался научной фантастикой и мечтал когда-нибудь стать путешественником во времени.
        - Меня тоже вдохновляли писатели-фантасты, поэтому я и стал заниматься научной деятельностью. Понимаете, есть несколько способов путешествия во времени с точки зрения современной науки, - Беляков достал блокнот, ручку и стал рисовать. - Вот смотрите. Первый - это лоренцевское сокращение времени. Оно справедливо для любой скорости, но лучше всего проявляется при скоростях, близких к скорости света. Если вкратце - время путешествия, измеренное по часам того, кто двигался с какой-либо скоростью, всегда меньше измеренного по часам того, кто оставался неподвижен. Второй - нахождение в области сверхвысокой гравитации, например, вблизи горизонта событий чёрной дыры. Третий, имеющий некоторое сходство со вторым, базируется на теории, согласно которой проводником сквозь пространственно-временной континуум может служить чёрная дыра, созданная при определённых условиях. Эта теория не лишена смысла, однако создание чёрных дыр даже весьма небольших размеров на Земле - крайне опасное занятие, должен вам сказать. С этим нужно быть очень осторожным, поэтому я лично не стал бы рисковать, проводя такие
эксперименты. Но всё же некоторые наработки других учёных по этой части можно позаимствовать. Четвёртый способ, самый интересный, на мой взгляд, связан с теорией о существовании червоточин. Их существование допускает общая теория относительности. Червоточины - это нечто вроде туннелей (возможно, очень коротких), соединяющих удалённые области в пространстве. Из уравнений Эйнштейна следует, что червоточина захлопнется раньше, чем путешественник сумеет пройти через неё (как, например, в случае «моста Эйнштейна-Розена» - первой описанной червоточины), если её не будет удерживать от этого так называемая «экзотическая» материя - то есть материя с отрицательной плотностью энергии. Существование экзотической материи подтверждено как теоретически, так и экспериментально (эффект Казимира). Червоточина даёт гипотетическую возможность путешествий во времени, если, например, один из её входов движется относительно другого, или, если он находится в сильном гравитационном поле, где течение времени замедляется. Однако, большой проблемой является и масса переносимого объекта. Классические, «Эйнштейновские» червоточины
не способны перенести что-то большее, чем пару атомов даже теоретически. - Владимир перевернул страницу блокнота. - Так же имеется несколько часто упоминаемых аргументов против путешествий в прошлое. Например, нарушение причинно-следственных связей. Или же возможные различные парадоксы. Например, некто входит с пистолетом в машину времени и перемещается назад на одну минуту. После чего пытается убить себя, только собирающегося перенестись во времени. Он, конечно, не может в этом преуспеть - человек способен выстрелить только при условии, что он пережил состоявшееся минуту назад (по его часам) покушение. Однако возникает вопрос: что именно ему помешает? Не приходим ли мы в некоторое противоречие с привычными представлениями о свободе воли? Или вот ещё пример: парадокс «убитого отца». Что если сын вернётся в прошлое и убьёт собственного отца? Казалось бы, его рождение окажется невозможным, но если он не родится, то отца никто не убьёт, и его рождение окажется возможно снова. Что же произойдёт в действительности? Такой тип парадоксов весьма сложен и весом. Вполне возможно, что даже небольшое изменение
прошлого повлечёт полное изменение всей истории человечества. С будущим проще - мы его творим сами, на ходу, так сказать, и неважно, творим мы его, скажем, в 2015 году или 3015. Что касается собственно принципа перемещения во времени в моей теории, то я решил взять за основу теорию о существовании «червоточин», прибавив к ней наработки по чёрным дырам. Я считаю, что при помощи ускорителя частиц вполне реально создать червоточину с нужными характеристиками, которая будет контролироваться с помощью «экзотической» материи достаточно долго для того, чтобы через неё можно было пройти.
        - Честно говоря, я не совсем понимаю разницу между чёрными дырами и червоточинами, - покачал головой Романенко. - И как через неё пройти тоже. Можете мне объяснить?
        - Сейчас постараюсь. У них есть несколько отличий. Первое - наличие излучения Хокинга. Такая радиация, поступающая со стороны чёрных дыр, имела бы характерный энергетический спектр. Однако, это излучение настолько малозаметно, что на практике выделить его среди множества других будет очень сложно. Второе отличие заключается в отсутствии у червоточин горизонта событий. Это означает, что объект может беспрепятственно пройти сквозь неё и вернуться назад. То есть, при помощи червоточин можно путешествовать в пространстве-времени с гораздо меньшим риском. Ещё один плюс отсутствия горизонта событий - возможность беспрепятственного перемещения информации на огромные расстояния.
        - Это очень интересно. Но как можно контролировать насколько далеко и в каком времени откроется выход из червоточины?
        - Пока ещё не придуман механизм, чтобы контролировать это, но мы с коллегами работаем над теоретическим обоснованием реализации этой возможности.
        - Хорошо, допустим, человек прошёл сквозь червоточину и оказался в другом времени. Тогда возникает вполне логичный вопрос - как этот человек сможет попасть обратно в своё время, например, из прошлого, где машины времени ещё не существует?
        - Я считаю, что наиболее разумным было бы создать устройство, которое поддерживало бы связь с машиной времени, создавая темпоральный канал, при помощи которого путешественник в любой момент мог бы вернуться назад в своё время.
        - А если машина времени в будущем будет уничтожена и канал связи будет разорван? Сможет ли путешественник вернуться назад?
        - Такую возможность я не рассматривал. Скорее всего, потребуется какая-то аварийная система спасения, которая переместит человека обратно в его время.
        - Скажите, а вы не думали, что произойдёт с человеком, если…
        За этой беседой они не заметили, как время перевалило за полночь.
        - Ну что я могу сказать, - добродушно улыбаясь, сказал Алексей. - Владимир Станиславович, вам должны Нобелевскую премию дать за такое!
        - Благодарю за оценку, но я не желаю получать какие-либо награды. Я работаю на благо человечества, а не для личной выгоды.
        - Думаете, человечество это оценит?
        - Уверен, что когда-нибудь придёт время, и люди перестанут думать только о наживе, объединятся и начнут, наконец, заниматься наукой и развитием общества. Думаю, тогда они это оценят.
        - Это больше похоже на фантастику, - колко подметил Романенко.
        - Любая фантастика рано или поздно может стать реальностью. История это нам уже неоднократно доказывала, - Беляков посмотрел на часы и удивлённо поднял брови. - Ох, уже почти час ночи. Благодарю, что составили мне компанию, однако, я вынужден прервать беседу, время позднее, а вставать нужно будет рано. Если не посплю хотя бы часиков 6 -7, то завтра буду как выжатый лимон.
        - Я вас понимаю. Мне тоже стоит выспаться, Завтра утром сразу в часть - докладывать о прибытии, а потом на вахту. Возможности вздремнуть не представится до самого вечера.
        - Что ж, в таком случае спокойной ночи вам, Алексей.
        - И вам спокойной, Владимир Станиславович.
        Они легли спать. За всё время к ним в купе так никто и не подсел, что Лёшу вполне устраивало. Он пытался заснуть, но сон не приходил. Лёша специально лег на верхней полке, хотя билеты были на нижнюю. Он подумал, что предполагаемому противнику будет труднее его достать, по крайней мере, сделать это тихо и незаметно. В результате через полтора часа ворочания на полке Романенко открыл глаза с осознанием, что спать ему не хочется.
        - Чёрт, не хватало ещё завтра докладывать сонным, с заплетающимся языком. Полковник не оценит юмора, - пробурчал себе под нос Лёша, затем с завистью взглянул на Белякова, который мирно сопел на нижней противоположной полке.
        От нечего делать он решил получше рассмотреть флешку, из-за которой чуть не погиб. До сего момента ему не представилась такой возможности, так как времени было в обрез и нужно было скорее уезжать из города. Сейчас же времени у него было предостаточно. Включив светильник у себя над полкой, Романенко достал флешку из кармана и взял за углы двумя пальцами обеих рук. Флешка представляла собой прямоугольник серебристого цвета с идеальными углами без каких-либо выпуклостей или вогнутостей. Её габариты составляли: 4 см, 1.5 см, 0.5 см - длина, ширина и высота соответственно. Никаких признаков фирмы производителя или надписей, указывающих на объем флешки не было. Корпус сделан из металла, место соприкосновения колпачка и корпуса почти не заметно, подогнано очень точно и плотно, шнурок - 20 см длиной, что-то типа металлической сетки, которую используют для заземления кабелей, только эта явно прочнее. Она соединялась с флешкой хитрым замком. Романенко потратил минут 5, пока сообразил, как его отстегнуть и застегнуть обратно, но когда понял принцип, изумился, насколько всё надёжно и прочно, а главное не
по-нашенски, таких конструкций защёлки он раньше не встречал.
        Рассматривая флешку, он вдруг услышал какой-то странный звук. Он был тихим и напоминал детское хныканье. Звук длился пару секунд, затем его перекрыл и стих другой - как будто детское хныканье унесло стихающим ветром. Всё бы ничего, но звук по ощущениям Романенко шёл прямо из-за закрытой двери их купе. Кроме того, какой ещё ветер внутри вагона. Ну и, наконец, звуки были какими-то слегка неестественными - они то появлялись, то пропадали каждые несколько секунд.
        - Что это было? Неужели это у меня уже звуковые галлюцинации на нервной почве?
        Романенко ещё минуту вслушивался в стук колёс и сопение Белякова. За окном поезда шёл несильный дождик.
        - Наверное, показалось. Схожу-ка в гальюн, - сказал про себя Алексей.
        Романенко перед выходом из купе проверил на месте ли небольшой морской кортик. Кортик был именной, сделан из дамасской стали, мог прошибить 5-ти копеечную монету, если уронить с высоты в полтора метра. Это была награда за блестящее выполнение важной боевой операции в Тихом океане. Этот кортик был дорог ему как память, как выражался сам Алексей.
        - Что это? - из паспорта несостоявшегося грабителя, который он перекладывал из кармана в карман, когда удобнее устраивал кортик, выпал пластиковый прямоугольник.
        На нём было ФИО того человека, который пытался забрать флешку, номер мобильного телефона и название фирмы, где он, по-видимому, работал - медиа-холдинг «Парадокс».
        - Парадокс? Хм, странное название для медиа-холдинга… И должность - менеджер по связям с общественностью, - пробормотал Алексей. - Хорошие же у него навыки коммуникации. Наверное, это новый метод убеждения клиентов и я просто отстал от жизни, - Лёша почесал затылок, вспоминая встречу с бандитом.
        Затем он перевернул визитку. На обратной стороне был изображён циферблат, закручивающийся по бесконечной спирали. В каждом витке спирали стрелки часов показывали разное время. Всё это было изображено на фоне ещё одних, стилизованно вращающихся стрелок часов.
        - Это что, логотип фирмы? Им точно стоит сменить дизайнера, - Лёша положил визитку в карман штанов. Нужно будет узнать, что это за медиа-холдинг, и кто напал на меня. Надеюсь, Роман поможет с этим.
        Роман Тепляков - так звали человека, которому Лёша хотел отдать флешку на дешифровку. Он был лучшим дешифровщиком, чуть ли не во всём флоте. Когда-то Роман работал в ФСБ в отделе обеспечения компьютерной безопасности систем и сетей. Затем перевёлся служить на флот первым помощником капитана. Криптография всегда давалась ему легко. Он наизусть знал все существующие алгоритмы шифрования и даже придумал несколько своих. В данном случае он подходил Алексею идеально. В его способностях Романенко не сомневался ни секунды.
        Алексей спрятал паспорт напавшего на него человека в карман, выключил светильник, слез с полки и обул туфли. В правую руку он взял кортик, так как не знал, чего стоит ожидать, и решил, что лучше перестраховаться, но держал его скрытно, чтобы не напугать случайных встречных. Когда он подошёл к двери купе, то немного помедлил перед ней, не решаясь открыть, всё-таки тот непонятный звук оставил неприятный осадок. Но потом он, всё же, пересилил себя и открыл дверь купе. За дверью, как он и предполагал, никого не оказалось. Лёша посмотрел направо, затем налево - никого. Тёмный пустой коридор, освещаемый лишь светом проносящихся мимо фонарей.
        Он всё же решился выйти и осмотреться. Пройдя из одного конца вагона в другой, Романенко не обнаружил ничего подозрительного. Он остановился возле выхода в тамбур и решил перекурить. Курил он редко. Ему не улыбалось заболеть раком лёгких или просто кашлять по ночам аки бешеный. Он курил только в моменты большого волнения, например, перед какой-нибудь ответственной и сложной военной операцией. Всё, что, случилось с ним за последние 10 часов, явно заслуживало одной сигареты.
        Куря и стряхивая пепел в приоткрытое окно, Романенко размышлял над случившимся, над тем, кто стоит за вечерним нападением, над тем, что за информация находится на флешке, а главное над тем, что делать дальше, когда (и если) данные расшифруют. Пока что напрашивалась только одна мысль - нужно предупредить Гену о том, что, возможно, ему тоже грозит опасность. Ведь тот, кто на него напал, точно знал, что ему нужно, а значит, за ними следили. Эта мысль была настолько очевидна, что он сам себя начал ругать за то, что не додумался до этого раньше. Он тут же достал из кармана телефон и набрал номер Гены. В трубке раздался длинный гудок, за ним второй, третий…
        - Ну же, Гена, бери трубку!
        В трубке прозвучал последний гудок, а затем послышался сигнал, означающий, что дозвон окончен. Лёша повторно набрал его номер - результат был такой же. Он посмотрел на время - почти 3 часа утра.
        - Зная Гену, он должен был взять трубку. Что-то здесь не так.
        Романенко набрал его номер в третий раз, но на звонок никто не ответил. Тогда Лёша положил телефон в карман, терзаемый нехорошими мыслями.
        - Нужно поскорее добраться до части, отдать флешку Роману и ещё раз попробовать связаться с Геной, - решил он.
        Вся история с флешкой начинала попахивать жареным, и Алексей хотел как можно быстрее покончить с этой авантюрой. В этот момент его организм настойчиво дал ему понять, что если он в ближайшее время не посетит туалет, придётся менять ниже бельё заодно со штанами. Он подошёл к туалету и подёргал ручку - заперто. Что ж, видимо, не его одного припёрло в ночной час. Хотя он вышел из купе уже довольно давно, и за это время никто больше в тамбуре или коридоре не появлялся.
        - Что-то ты, Лёша, стал слишком подозрительным… Спокойнее, нервы-то не казённые, - сказал он, успокаивая себя. - Может, у человека несварение.
        Он продолжил смотреть в окно на проносящиеся тёмные силуэты деревьев и столбов, периодически поглядывая на дверь туалета. Минут через 5, к его большому облегчению, в туалете послышался шум спускаемой воды, а затем - щелчок открываемого замка. Романенко сделал шаг в сторону, чтобы не мешать человеку выйти… Прошло 5 секунд… 10… полминуты…
        - Простите, вам уже не нужен туалет?
        На его вопрос никто не ответил.
        - С вами там всё в порядке? - спросил Романенко ещё раз.
        Ответа не последовало и на второй вопрос.
        «Надо всё же проверить, вдруг человеку плохо», - мелькнула у него мысль.
        Его подозрительность мгновенно вернулась к жизни. Он очень аккуратно сбоку приоткрыл дверь, чтобы не подставиться под удар, если человек внутри вдруг решит резко открыть её. В образовавшуюся щёлку ничего толком не было видно. Он приоткрыл дверь чуть больше, чтобы увидеть зеркало на стене туалета и с его помощью оценить обстановку. В отражении он увидел обычный интерьер туалета, ничего и никого подозрительного. Тогда Романенко одним движением резко открыл дверь и буквально влетел в туалет, готовый ко всему… кроме того, что он увидел. Туалет был абсолютно пуст…
        - Но… ведь… воду спустили… в замок открылся… но… как… Где? - Лёша недоуменно посмотрел по сторонам, пытаясь найти ответы на свои вопросы.
        Он не мог поверить, что туалет пуст и решил осмотреть его: на окне была решётка из поручней - чтобы держаться, а само окно настолько туго открывалось, что даже Романенко потратил немало усилий, чтобы приоткрыть его. К тому же оно скрипело, и по-тихому его было не открыть.
        - Нет, через окно он никак не мог уйти…
        Алексей проверил все места, где можно спрятаться, хотя таких в туалете практически не было. Он даже поднял крышку унитаза, хотя прекрасно понимал, что человек туда физически не может поместиться.
        - Чертовщина какая-то! Я ведь не сошёл ещё с ума. Я ведь чётко слышал звук слива воды, да и замок сам по себе не открылся бы. Если это трюк, то весьма искусный. Вот только зачем это всё делать?
        После это он подошёл к зеркалу и посмотрел на своё отражение.
        - Ну и рожа! С такой только вышибалой в третьесортном баре работать. Надо привести себя в порядок, а затем всё ещё раз трезво обдумать.
        Он запер дверь, спрятал кортик в чехол, и всё же сделал то, за чем пришёл в туалет, посекундно оглядываясь.
        Затем Лёша подошёл к раковине с зеркалом, наклонился и умыл лицо.
        - Боже, что за ночка, и вообщ…. ЧТО ЗА?!
        Уже почти выпрямившийся над умывальником Романенко вдруг заметил в зеркале человека, его одежда и внешность были примерно эпохи Чингисхана, с занесённым над своей головой ятаганом. Человек зло посмотрел на него и резко опустил ятаган. Настолько резко, что Лёше оставалось только глядеть в зеркало на приближающуюся смерть - хоть как-то среагировать он уже не успевал. Романенко предпочитал не закрывать глаза глядя в лицо опасности, не закрывать он их предпочёл и, глядя в лицо смерти. И не зря. Когда острие ятагана уже почти вошло в его череп, монгола (так он окрестил его про себя) как будто снесло волной наэлектризованного воздуха, он был с синеватым оттенком. Но монгола не откинуло, его просто стёрло, как будто он был нарисован акварелью. Романенко остался в туалете один.
        - Что, черт возьми, это было?! - дрожащим и прерывистым голосом произнёс Романенко. Сердце его бешено стучало, а ноги стали как будто ватные.
        Алексей простоял в таком положении, в каком его застал монгол ещё с минуту, не смея шевельнуться, напряжённый, как натянутая струна. Затем напряжение немного спало, он осторожно обернулся - как и ожидалось, никого за спиной не было. Он оглядел туалет, выглянул в тамбур - никого. Романенко был насквозь потный.
        - Я же вроде не пью, травку не курю, не колюсь. Так какого лешего я видел в зеркале этого человека? И что с ним произошло? Куда он исчез? Что вообще происходит на этом чёртовом поезде?! Кажется, будет лучше, если я больше никуда не сунусь, а запрусь в своём купе и обдумаю всё там. Сейчас именно тот случай, когда лучше сначала сделать, а потом подумать. К тому же удостоверюсь в безопасности Белякова, не хватало ему ещё пострадать из-за меня.
        Романенко ещё раз умылся, затем, не разгибаясь, резко обернулся - никого. Он вышел из туалета, закрыл за собой дверь. Затем повернулся в сторону коридора и уже собрался идти в своё купе, как вдруг в свете лампы, горящей возле туалета в другом конце вагона, он увидел тёмный силуэт. По росту - ребёнок, по длине волос - девочка, хотя точно не скажешь, видны только очертания фигуры. Шаг маленьких ножек - и силуэт скрывается в кабинке проводника. Только что умытое лицо Романенко вмиг заново покрылось липким холодным потом.
        - Да что же это я… Обычное дело, проводник везёт свою дочурку от бабушки, живущей в Одессе обратно в Севастополь к маме. Или наоборот… Какая разница. Я что теперь собственной тени бояться должен? - Лёшу охватила злость. - Да, странно, что в пустом туалете сама слилась вода и открылась дверь - но, может, это теперь автоматика такая установлена, на каждой станции закрывать, после станции - открывать и воду сливать для чистоты… Ладно, допустим. А человек… Этот монгол… Ну, я просто устал, да и напряжение от прошедшего вечера сказывается - вот и мерещиться всякое, - он выдохнул воздух сквозь сжатые зубы, успокаиваясь.
        Романенко решительно направился к своему купе, нарочито громко топая ногами. Уже открывая дверь купе, он бросил последний взгляд сначала влево - туда, где видел девочку, потом направо туда, где… Туда, где в свете лампочки в тамбуре, где он только что был, стоял тёмный маленький силуэт. Шаг - и силуэт скрылся за перегородкой, хлопнула дверца туалета. Романенко покрылся потом в третий раз.
        - Если это дочка проводника, то, как она оказалась в противоположном конце вагона? Ведь я точно, стопроцентно помню, что мимо меня она не проходила… Чёрт, да она даже не выходила из кабинки проводника. Это всё начинает напоминать дурной сон… Только вот я знаю, что не сплю, - помотал головой, пытаясь прийти в себя.
        Ему очень хотелось закрыться в купе и не показывать носа из него до самого прибытия в Севастополь, но Романенко решил предпринять последнюю отчаянную попытку убедить себя в том, что он не прав и что все это лишь обычные вещи и события, случайно сложившиеся в загадочную с виду цепочку и подогретые его собственным разыгравшимся воображением. Он очень тихо закрыл уже приоткрытую им дверь купе и чуть ли не на цыпочках пошёл в сторону туалета в хвосте вагона. Он осторожно приоткрыл дверь тамбура - никого. Затем он повторил действия с дверью и зеркалом туалета, который на сей раз оказался открытым изначально, затем просто распахнул её - никого.
        - Что же здесь происходит? Я же чётко слышал - она вошла в туалет и не выходила из него. Может всё-таки в тамбуре?
        И тут за спиной Романенко, стоящего в проёме двери в туалет послышался тонкий тихий детский голос:
        - Buenas noches, senor… [1 - Доброй ночи, сеньор.]
        Услышав эти слова, он резко обернулся и увидел маленькую чумазую девочку лет 9-10 в подранном холщовом платье с немытыми, спутавшимися волосами неопределённого цвета, голубыми глазами и такой же чистоты куклой в руке. Последующие пять секунд прошли в молчании.
        - Tiene usted algo de comida? [2 - У вас найдётся что-нибудь поесть?]
        «Это же испанский», - поражённо подумал Лёша. - Девочка, извини, но я тебя не понимаю, - попытался донести он до неё.
        - Usted no ha visto a mi madre? [3 - Вы не видели мою маму?]
        - Do you speak English? - Алексей решил попытать счастья с английским языком.
        - Yo no le entiendo, senor [4 - Я вас не понимаю, сеньор.], - ответила ему девочка.
        - Чёрт, ничего не понимаю, а она видимо не понимает по-английски.
        Девочка внезапно уставилась в сторону противоположного тамбура, а её лицо стало очень испуганным. Она схватила Романенко за рукав и потащила его в сторону коридора.
        - Что?.. Да что такое? Что ты делаешь? Куда ты меня ведёшь?
        - Vamonos, vamonos rapido! [5 - Уходим, уходим скорее!]
        Романенко и девочка пробежали половину вагона, как вдруг девочка остановилась и посмотрела назад, туда, откуда они начали идти. В её глазах читался ужас, она схватила Лёшу за руку ещё сильнее. Чувствовалось, как трясутся её ручонки.
        - Ellos estan aqui… [6 - Они здесь…] - произнесла девочка тихим обречённым голосом.
        - Что ты там…
        Послышался тихий звук, как будто кто-то дёрнул за струну, и из груди Романенко наполовину вышла пылающая стрела. Он непонимающе уставился на неё, силясь сообразить, откуда это древнее орудие убийства взялось в поезде. Стрела проткнула сердце, и теперь сознание Лёши начало угасать. Во рту он почувствовал солёный вкус крови, дыхание перехватило, и он уже не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть. Он потерял контроль над телом и рухнул на бок. Девочка отпустила его рукав, упала на колени, закрыла голову руками и закричала. Из последних сил Лёша повернул голову в ту сторону, откуда прилетела стрела. Свет очередного фонаря осветил коридор от начала и до конца. В проёме двери в тамбур стоял коренастый невысокий силуэт. В опущенной руке угадывались очертания лука. Фонарь пронёсся мимо, и силуэт слился со сгустившейся полутьмой. А через несколько секунд очередной фонарь выхватил из сумрака уже абсолютно пустой коридор. Романенко перевёл взгляд на свою грудь, но ни стрелы, ни раны там уже не оказалось. Рубашка тоже была совершенно цела и без пятен крови. Для собственного успокоения он разорвал рубашку, и повторно
убедился, что не ранен. Настал черёд проверить, как там девочка. Там, где она ещё секунду назад заходилась криком, уже не было никого.
        - Следовало ожидать, - пробормотал Алексей.
        Он уже начинал привыкать к неожиданным исчезновениям, но всё же стоило найти объяснение происходящему.
        Он поднялся, зашёл в своё купе, закрыл и машинально запер дверь. От шума Беляков проснулся и уставился на него сонными глазами.
        - А, Алексей, это вы! Почему вам не спится? - Владимир принялся протирать глаза, затем одел очки.
        - За последние полчаса произошли события, которые я не могу объяснить, - Лёша не знал, с чего начать рассказывать и решил сказать прямо, как думал.
        Лицо Белякова сразу стало серьёзным.
        - Если это вас настолько встревожило, то, думаю, вы должны рассказать о случившемся. Что произошло? - Беляков сел.
        Романенко подробно рассказал Владимиру всё, что с ним случилось, начиная с того момента, как он курил сигарету. Тот внимательно слушал Алексея, лицо его с каждой минутой рассказа становилось всё более напряжённым и беспокойным.
        - Я понимаю, как это всё звучит и, что вы сейчас думаете, но поверьте, я полностью здоров и у меня никогда не было психических отклонений, - закончив говорить, Алексей внимательно посмотрел на Белякова.
        - Говорите, стёрло волной синего воздуха? Неужели они её снова запустили… - обречённо произнёс Беляков.
        - Что запустили? - переспросил Лёша.
        - Я не хотел вам говорить, но ввиду сложившейся ситуации…
        Лёша затаил дыхание, ожидая, что скажет Беляков. Владимир помолчал ещё секунду.
        - На самом деле машина времени существует, - он поднял взгляд на Романенко и твёрдо посмотрел ему в глаза.
        Алексей же в свою очередь смотрел на Владимира расширяющимися от удивления глазами и не находил слов.
        - Простите, но я не мог вам рассказать раньше, это очень секретная информация, но теперь, когда вы видели так много, нет смысла скрывать, - продолжал Беляков. - Когда вы рассказали мне про исчезновение и появление людей и этот синий воздух, я сразу понял, что здесь происходит. Всё это не что иное, как побочные проявления деформации пространственно-временного континуума. Такое могло произойти, только если машина времени была запущена. И если дело дошло до таких побочных эффектов, то нам всем грозит серьёзная опасность. Тут уже не до секретов. Теперь я понимаю, почему меня так срочно вызвали в Севастополь.
        - Но я не понимаю… Вы говорили, что до создания машины времени ещё очень далеко и очень много всего ещё не продумано, а теперь оказывается, что машина времени существует. Если вы хотели скрыть правду, зачем вообще нужно было говорить на эту тему? - наконец смог произнести Алексей.
        - Я солгал вам лишь частично. Да, машина времени существует, но я не соврал, когда сказал, что ещё очень много всего нужно продумать. Я долгое время работал над проектом по её созданию. Пять лет назад мы совершили серьёзный прорыв и добились больших результатов. Нам удалось закончить работу и испытать её, но, к сожалению, в ходе испытаний был выявлен серьёзный просчёт.
        - А можно подробнее?
        - Помните, я говорил, что использование чёрной дыры в качестве пространственно-временного перехода очень опасно? - Романенко кивнул. - Так вот, мы использовали для этого именно чёрную дыру. Тогда мы не представляли, что можем натворить. Поначалу, как нам казалось, всё шло отлично, и мы были полны оптимизма на счёт путешествий во времени. Но когда начались эксперименты с людьми, пространственно-временной континуум начал дестабилизироваться. Мы обнаружили это, когда было уже слишком поздно. Чёрная дыра вызвала серьёзную деформацию темпоральной оси, что впоследствии повлекло за собой изменение истории. Эта ошибка стоила нам множество жизней.
        - Изменение истории? Не может быть! - воскликнул Романенко.
        - К сожалению, может.
        - Расскажите, что именно изменилось? - попросил Алексей.
        - Мы первыми высадились на Луне ещё в 1951 году, а к 2000-му году там уже была организована целая колония. В 1987 году США распались на несколько независимых государств, и в мире осталась только одна сверхдержава - СССР. К началу 1990-х в СССР убрали денежное обращение, и мечты многих людей о коммунизме стали реальностью. В результате мощного землетрясения в 2005 году почти вся Япония, а так же Курильские острова и часть Камчатки ушли под воду. К 2005 году человечество уже освоило космос и начало осуществлять полёты к дальним планетам нашей системы. Это то, что мне больше всего запомнилось, - закончил Владимир.
        - Это просто уму непостижимо! Неужели человечество так далеко продвинулось? - изумился Лёша.
        - Честно говоря, я бы раньше и подумать не смел, что может быть как-то по-другому, - вздохнул учёный.
        - Значит, мы живём в новой, альтернативной реальности?
        - Да, и та реальность мне нравилась больше. После произошедших событий мне ещё долгое время было тяжело привыкнуть к новому порядку вещей. Всё так сильно изменилось, - погрустневшим голосом сказал Беляков и опустил голову, словно провинившийся в чём-то мальчишка.
        - А почему я не помню той, предыдущей истории?
        - Учёные из медицинского отдела, которые работали вместе с нами, разработали специальные биочипы. Их вживляют в мозг и с их помощью защищают память и сознание от воздействия темпоральных колебаний, то есть всё, что человек помнил в предыдущей реальности, перейдёт с ним в новую реальность. Такие чипы вживили всем, кто работал на проекте, у остальных людей произошла адаптация, и их мозг начал воспринимать новую реальность, как единственно верную.
        - Ничего себе! Честно говоря, я таким штукам не очень доверяю, тем более, если их вживляют в мозг. Неизвестно как они проявят себя в будущем, - Романенко поморщился, словно биочип вживляли ему в мозг прямо в этот момент. - Получается, что того человека, который был в туалете перенесло в другое время, а на его месте появился монгол? - продолжил он расспрашивать учёного.
        - Именно так, правда есть небольшая поправка - так как монгол исчез, а не остался в нашем времени, то человек, который был в туалете до него, вернулся в наше время, правда с уверенностью можно сказать только, что вернулась его масса, а вот форма… Надеюсь, его здоровье не пострадало. К тому же, неизвестно и место, в которое он вернулся.
        - А почему я помню эти события, хотя у меня нет этого чипа?
        - Видимо, потому что формирование новой реальности ещё не окончено. Как только это случится, все забудут об увиденном.
        - К каким последствиям может привести всё это?
        - Последствия предугадать невозможно. Слишком много переменных в уравнении, но могу сказать точно, что количество и масштаб этих феноменов будет возрастать до тех пор, пока пространственно-временной континуум не стабилизируется.
        - Как его стабилизировать?
        - Я… Я не знаю…
        - Как же так? Ведь в прошлый раз у вас получилось!
        - К сожалению, это сделали не мы. Как только мы поняли, что эксперимент пошёл не так, как мы планировали, мы выключили машину времени, но это не стабилизировало континуум. Мы пытались как-то восстановить его, но все наши попытки провалились. Он восстановился сам, но всё это привело к изменению истории и повлекло за собой множество смертей. Именно тогда я по-настоящему осознал насколько опасно вмешиваться в ход времени.
        - Думаю, нам сейчас стоит держаться вместе, никуда не выходить из купе и не спать до самого прибытия в Севастополь.
        - Трезвая мысль, поддерживаю.
        Романенко и Беляков сели к окну друг напротив друга и начали тихо беседовать, поминутно кидая взгляды на запертую дверь купе и в окно. В течение получаса ничего не происходило, всё было тихо. Поезд замедлил движение и теперь ехал не быстрее человека на велосипеде.
        - Кажется, всё спокойно. Неужели закончилось? - неуверенно предположил Лёша.
        - Так быстро? Нет, скорее это затишье перед бурей. Все эти спонтанные появления и исчезновения людей и объектов будут происходить в геометрической прогрессии в различных точках планеты. К сожалению, мы с вами тоже не застрахованы от этого и можем исчезнуть в любой момент. Когда это достигнет апогея, произойдёт замещение реальности, и все забудут о том, что случилось. Кроме людей с чипами, естес…
        - Тише! Вы видели? - произнёс Алексей шёпотом, прильнув к окну.
        - Что случилось? - так же переходя на шёпот, спросил Беляков.
        - Вон там, чуть позади нашего окна, почти рядом с деревьями…
        В окно были видны лишь тёмные силуэты деревьев, да проносящиеся мимо столбы. Секунд через пять показался небольшой домик стрелочника с горящим над входом фонарём, а сам стрелочник с ещё одним фонарём в руке стоял чуть дальше возле путей, держа в руке флажок, показывающий, что поезд может проехать. В тот момент, когда фонарь над домиком проносился мимо окна их купе, они увидели большую чёрную тень, буквально на мгновение проскочившую освещённое пятно возле входа.
        - Черт возьми! - Беляков испуганно отпрянул от окна. Алексей тоже испугался, но не промолвил ни слова.
        Стрелочник внезапно начал светить не на поезд, а в сторону домика. Рядом с ним появилась та самая тень. Теперь можно было рассмотреть, что это рыцарь на коне с мечом в одной руке и со щитом в другой. На полном скаку он нёсся на стрелочника. Тот просто стоял и смотрел на него, не понимая, что происходит. На миг в свете фонаря сверкнула сталь меча, и голова стрелочника отлетела в сторону. Всё произошло очень быстро. Остальное Романенко и Беляков уже не видели, все скрыла тьма. Поезд начал набирать скорость, унося их прочь от ужасной сцены убийства.
        - Господи, боже мой! Вы это видели? - произнёс Беляков дрожащим голосом.
        - Да… Похоже, ситуация становится всё серьёзнее. Вы умеете пользоваться пистолетом? - Лёша посмотрел на Владимира и увидел, что тот, не слушая его, расширенными от страха глазами смотрит в окно.
        Романенко проследил за его взглядом… И встретился лицом к лицу с всадником. Забрало последнего было опущено и имело вытянутую форму, больше всего напоминая клюв вороны. В прорези шлема мерцали синие огоньки. На этот раз всадник держал в руках длинное турнирное копье. Конь под ним был закован в броню и в попоне с каким-то гербом. Секунды две Романенко и всадник смотрели друг на друга, затем всадник всадил шпоры в бока коня и унёсся вперёд. За ним остался шлейф голубого дыма, который быстро исчез. Лёша повернулся назад и увидел, что Белякова слегка трясёт.
        - Владимир, с вами всё в порядке?
        - Физически да. Простите, не могу спокойно смотреть на эти темпоральные феномены.
        - Эти феномены становятся всё более опасными. Нужно как-то защищаться, если один из таких феноменов попытается убить нас. Что вы предпочитаете? Пистолет или кортик? Оставлять вас без оружия я не намерен.
        Романенко взял с собой в поездку пистолет марки SIG-Sauer P220 производства Швейцарии. Эта модель была его любимой, он часто брал его с собой, и, как видно, не зря.
        - Честно говоря, я не умею обращаться ни с тем, ни с другим, но если вы настаиваете, могу взять что-либо на ваш выбор.
        - Держите кортик. В данном случае от него вам будет больше пользы, чем от пистолета.
        Романенко открыл дверь купе и выглянул в коридор. Там всё было спокойно. Пока что все пассажиры ещё спали. Он зашёл обратно и закрыл дверь. Небо уже серело, и Лёша смог заметить, что деревья проносятся мимо них уже не так быстро.
        - Мне кажется или поезд замедлил ход? - спросил он у Белякова.
        - И вправду замедлил, причём сильно, - подметил тот, взглянув в окно. - А между тем на следующей станции мы должны быть, - он посмотрел на часы, - через 45 минут.
        - Странно, что поезд замедляется между станциями. Такого не должно быть.
        Ещё через 5 минут поезд полностью остановился. Лёша выглянул в окно. Железнодорожные пути уходили в сторону и прекрасно просматривались более чем на километр вперёд. Там было пусто и ничто не мешало поезду двигаться.
        - Думаю, нам стоит навестить машиниста, - выдвинул идею Романенко.
        - Зачем?
        - Я подозреваю, что с ним что-то случилось. Идите за мной и не отставайте.
        Романенко снова аккуратно открыл дверь купе, посмотрел в обе стороны - никого. Тогда они начали аккуратно продвигаться по коридору к первому вагону, держа оружие наготове.
        - Давайте заглянем сначала к проводнику, - предложил Лёша.
        Беляков молча кивнул. Они продолжили идти по вагону. Когда они находились уже почти у третьей, начиная от проводника, двери купе, та вдруг слегка приоткрылась.
        - Стой здесь. Я посмотрю что там, - сказал Алексей шёпотом.
        Он осторожно заглянул в открывшуюся дверь. В купе он увидел лишь небольшое облако голубого дыма, которое рассеялось у него на глазах.
        - Ну что там? - спросил стоявший за спиной Беляков.
        - Похоже, тот, кто был в этом купе, испарился, - Романенко покачал головой. Количество феноменов всё увеличивалось.
        - Вам не кажется, что здесь слишком тихо? - Владимир ещё больше понизил голос. - Я думаю, стоит осмотреть остальные купе.
        Они начали открывать двери купе одну за другой, направляясь к голове поезда. По ходу дела проверили, как и собирались, и кабинку проводника. Его на месте не оказалось, на столике стоял недопитый, ещё горячий чай, рядом лежала небольшая книжечка с бульварным чтивом. Казалось, что человек куда-то очень спешно вышел. В большинстве открытых купе люди также отсутствовали, причём складывалось впечатление, что их там и не было, хотя вещи и багаж были на месте. Некоторые двери были заперты, и оставалось только надеяться, что люди за ними ещё есть. Только за парой открытых дверей мирно спали пассажиры. Когда Владимир открыл последнюю перед тамбуром в этом вагоне дверь, ему в нос ударил запах разложения. Поначалу он не понял, откуда этот запах, но увидев покрытый язвами гниющий труп, согнулся в рвотном позыве.
        - Что, чёрт возьми, произошло с этим парнем? - спросил Романенко, заглядывая в купе через его плечо.
        - Я могу ошибаться, но очень похоже на чуму, - сказал Беляков, с отвращением глядя на труп.
        Услышав слова «чума», Лёша сразу же оттащил Белякова и захлопнул дверь купе.
        - Вы уверены?! Я думал, её победили уже давным-давно.
        - На лицо все признаки этой болезни, - сказал учёный, всё ещё держась за живот, а второй рукой прикрываясь лацканом пиджака.
        - Надеюсь, мы не заразились.
        - Я тоже, - Владимир, наконец, справился с позывами. - Дышали этим мы совсем недолго.
        - Это обнадёживает, но вопрос в том, как этот человек, смог за несколько часов разложиться до такой степени? Я, конечно, не эксперт, но чтобы труп настолько сильно разложился, нужна как минимум неделя.
        - Возможно, это ещё одно пересечение нашего времени и прошлого. В средневековье эта болезнь была бичом человечества. Возможно этот несчастный - жертва одной из таких эпидемий.
        - Ладно, идём дальше, нужно выяснить, что с машинистом.
        Романенко повернулся, чтобы открыть дверь в тамбур, но увидел, что никакой двери нет. Не было и самого вагона, совершенно неожиданно для себя он обнаружил, что находится посреди поля в абсолютно незнакомом ему месте. Лёша оглянулся, втайне надеясь, что Беляков всё ещё рядом с ним, но тщетно. Он посмотрел на небо - оно было усыпано звёздами, была глухая ночь. Светила полная Луна. Между тем он точно помнил, что, когда он был в поезде, уже начинало светать, да и Луна тогда была в другой фазе.
        - Как я здесь оказался? - из-за растерянности Алексей даже не заметил, что начал думать вслух.
        - Это ты мне расскажи, - услышал он голос позади себя.
        Романенко обернулся и увидел в лунном свете мужчину. Лёша смог разглядеть у него в руках двустволку, направленную прямо на него.
        - Эй, дядя, опусти ружьё. Совсем не обязательно держать меня на прицеле, - Романенко начал немного нервничать.
        - Обязательно! Если не бросишь свой пистолет - выстрелю! Сколько раз я вам, ублюдкам, говорил, чтобы вы не смели являться ко мне. Я не продам свою землю! - мужик перешёл на крик.
        - Вы меня, наверное, с кем-то спутали. Мне не нужна ваша земля.
        - Не рассказывай мне сказки. Я тебя ещё с прошлого раза запомнил!
        - Мужик, ты чего? Я здесь даже не был никогда.
        - Не вешай мне лапшу на уши, - ещё громче заорал мужчина. - Сейчас ты мне за всё ответишь! Я вас отучу ко мне ходить!
        - Эй, подожди! Это, наверное, какое-то недоразумение!
        - Сейчас я тебе покажу недоразумение!
        Мужик сделал предупредительный выстрел. Картечь пролетела чуть в стороне от Лёши.
        - Кому говорю, бросай пистолет! - мужик тоже заметно нервничал, и было видно, что он решительно настроен убить Романенко, если тот откажется выполнить его требование.
        Алексей здраво рассудил, что в данной ситуации всё же лучше бросить пистолет, чем вступать в перестрелку с совершенно неизвестным ему человеком, да ещё и, возможно, пострадать при этом.
        - Хорошо, я бросаю пистолет, только не стреляй, - Лёша бросил пистолет на землю рядом с собой.
        - Теперь подними руки вверх, - приказал незнакомец.
        - Нужно выбираться отсюда, пока он меня не пристрелил, - подумал Лёша. - Ребята, валите его! - крикнул он, повернув голову в сторону.
        Мужик на секунду отвернулся, пытаясь найти в темноте тех, кому был адресован этот крик, а Лёша тем временем схватил пистолет и начал убегать. Когда мужчина повернул голову назад, Алексей был уже в десяти метрах от него. Он нацелил ружьё в сторону убегающего Романенко и выстрелил.
        - Скажи своим дружкам, если они ещё хоть раз сунут сюда свой нос, я их всех перестреляю, - прокричал он вдогонку.
        Лёша бежал ещё около десяти минут, прежде чем почувствовал, что ранен. Картечь попала ему в спину в область левой почки. Поначалу боль не чувствовалась, но теперь Романенко начал ощущать её. Тогда он решил остановиться, чтобы перевести дух. Он оказался в лесопосадке, тянущейся по краю поля.
        - Чёрт, а этот мужик метко стреляет. Хорошо, хоть стрелял картечью, а не разрывными пулями.
        Лёша снял с себя рубашку и попытался достать картечь из спины. К счастью ранение было не серьёзное - картечь вошла не глубоко, и её можно было достать без хирургического вмешательства. На эту процедуру у него ушло около получаса. После того, как он достал все дробинки из спины, он разорвал рубашку и перевязал поражённое место.
        - Неплохо бы всё-таки выяснить, где я и что случилось с Беляковым, - пришла здравая мысль.
        Алексей вышел из лесопосадки на просёлочную дорогу и осмотрелся. Поблизости не было видно никаких населённых пунктов.
        - Ну и куда теперь? - Лёша вздохнул и на секунду прикрыл уставшие глаза.
        - Эй, что с вами? - вдруг услышал он голос за спиной.
        Романенко обернулся и увидел, что он находится в том же вагоне, в котором был до исчезновения, а рядом с ним стоит Беляков и дёргает его за плечо.
        - Алексей, с вами всё в порядке? - Беляков продолжал трясти его, стараясь привести в чувство.
        Лёша схватился рукой за спину и нащупал там раны, оставленные картечью.
        - Значит, это всё было по-настоящему…
        - Что было по-настоящему? О Боже, откуда у вас эти раны? - воскликнул Владимир, когда увидел перевязанное рубашкой ранение.
        - Я только что был в другом месте. Какой-то мужик нацелил на меня ружьё и хотел пристрелить. К счастью, у него это не вышло, - пояснил ситуацию Романенко.
        Лёша посмотрел в окно. Из-за горизонта уже показался край солнечного диска.
        - Сколько на ваших часах? - спросил он у Белякова, взглянув на свои часы.
        - 5:10, - ответил тот.
        - А на моих - 6:03… разница в 57 минут.
        - Так вы не просто переместились в другое время, но и, скорее всего, оказались в параллельной реальности.
        - Параллельная реальность? Как я вообще туда попал?
        - Простите, что не рассказал вам об этом раньше, но вы должны знать, что во время изменений на временной оси создаётся временное ответвление настоящей реальности, которая идёт параллельно с нашей. Это ответвление и есть альтернативная реальность. Постепенно обе реальности сближаются, переплетаются и в конце концов, альтернативная реальность полностью замещает текущую.
        - Значит, альтернативная реальность уже существует, но как узнать, когда она заместит нашу?
        - Мы ещё пока не научились точно определять время наступления этих событий. Могу сказать лишь примерно - от 2 до 5-ти дней.
        - Лично я пока не намерен исчезать, - уверенным и твёрдым голосом сказал Лёша. - Поэтому, не будем терять времени. Необходимо выяснить, кто решил поиграть с континуумом.
        Неожиданно поезд начал резко набирать скорость. Романенко и Беляков едва устояли на ногах.
        - Но сначала всё-таки нужно, наконец, узнать, что с машинистом, - добавил Алексей.
        Романенко открыл двери второго вагона, и они вошли внутрь. То, что они там увидели, ввело их в ступор. Внутри вагона все вещи и даже части вагона то появлялись, то пропадали. У них на глазах исчезла крыша вагона, а в следующую секунду в воздухе растворилось два купе, зато появилась часть отсутствующей до этого левой стенки.
        - Ничего себе! - воскликнул Лёша. - Бежим!
        Алексей и Владимир со всей возможной скоростью направились к противоположному концу вагона. Когда они уже почти добежали до конца, Романенко услышал истошный крик Белякова. Обернувшись, он увидел, что пол под ним исчез, а сам учёный висит ногами в воздухе в полуметре от железнодорожного полотна. На его счастье он успел руками задержать падение об край пола и теперь опирался на локти и предплечья.
        - Помогите мне! - прокричал он.
        Лёша схватил его за руку и начал затаскивать в вагон. Учёный весил килограмм под 80, и затащить его было не так просто, но Лёша сумел это сделать. Как только он вытащил учёного, в вагоне всё вернулось на свои места.
        - Огромное вам спасибо за то, что спасли меня, - тяжело дыша, проговорил Владимир.
        - Всегда пожалуйста, идёмте.
        Романенко помог Белякову встать на ноги, затем открыл двери в первый вагон и вошёл внутрь. Там было темно, но в кабине горел свет. Лёша достал пистолет и осторожно проследовал по узкому коридору между двигателями и оборудованием в направлении кабины машиниста. Беляков шёл за ним. Дойдя до двери кабины, Романенко попытался её открыть, но она оказалась заперта. Тогда Лёша прострелил замок и выломал её. Войдя внутрь, они увидели труп машиниста, который лежал на спине с пулевым отверстием в груди.
        - Сегодня явно не твой день, дружище, - сочувственно сказал Алексей, обращаясь к покойнику.
        - Смотрите, там впереди что-то есть! - воскликнул Беляков.
        Романенко посмотрел через лобовое стекло и увидел яркий синий свет, который образовался буквально на глазах и находился прямо на железнодорожных путях не так далеко впереди них.
        - Думаю, что ничего хорошего нам это не сулит, - Лёша нашёл и потянул ручку тормоза на приборной панели, но поезд даже не думал замедляться. Он подёргал её несколько раз, но это ни к чему не привело. - Похоже, тот, кто убил машиниста, вывел из строя и приборную панель!
        - Но стоп-кран должен работать! - в отчаянии воскликнул Владимир.
        Лёша почти сразу обнаружил рычаг стоп-крана на стене справа от себя, потянул за него со всей силы и выломал. Оказалось, что трос, ведущий к тормозам, перерезан.
        Тем временем поезд всё больше разгонялся. На электронном табло светилась скорость - 80 км/ч.
        - Кто-то очень постарался, чтобы поезд нельзя было остановить, - Алексей выругался.
        - Что же нам теперь делать? - испуганно спросил Владимир.
        - Я не знаю, что там впереди и выяснять это у меня нет желания, поэтому единственный выход - спрыгнуть с поезда.
        - Но он едет слишком быстро! Мы ведь разобьёмся!
        - Если стоит выбор - сломать пару костей или попасть неизвестно куда, то я выберу первое. Вы со мной?
        - Да, да, конечно, - после секундной заминки и борьбы с самим собой ответил Беляков.
        - Когда будете прыгать, сгруппируйтесь. Так вы получите меньше травм, - посоветовал Лёша.
        Он открыл одну из боковых дверей. Сильный порыв ветра тут же ворвался в кабину.
        - Вы готовы? - спросил Алексей.
        - Я не уверен…
        - Дайте мне руку! - Лёша протянул Владимиру ладонь.
        Тот взял её и крепко сжал.
        - Прыгаем на счёт «три». Раз, два, три!
        Романенко и Беляков выждали промежуток между столбами и на скорости около 90 км/час спрыгнули с поезда. Беляков кувыркнувшись несколько раз, улетел в кусты, а Романенко в результате неудачного приземления ударился головой о ветку росшего рядом с путями дуба и тут же потерял сознание. Тем временем поезд на полном ходу вошёл в таинственное синее свечение, после чего оно вместе с поездом исчезло так же бесследно, как и появилось.

* * *
        - Эй, очнитесь. Алексей, очнитесь!
        Романенко почувствовал, что его кто-то трясёт за плечи и начал приходить в себя.
        - Как вы себя чувствуете? - обеспокоенно спросил Владимир.
        - Как будто у меня сотрясение мозга, - поморщившись ответил Лёша. - Помогите мне подняться.
        Опираясь на Белякова, Лёша поднялся на ноги и первым делом посмотрел на часы. Стрелки показывали около 7 часов. Учитывая, что его часы шли неправильно после темпоральных перемещений, Лёша без труда вычислил, что он был без сознания минут 30 -35, не больше. Он осмотрел себя, но никаких видимых повреждений кроме нескольких синяков не обнаружил, чему был очень рад. Особенно радости и благодарности удаче добавляли несколько кусков арматуры, торчавших прямо из земли рядом с местом его падения.
        - Вы разбили лоб. Вам нужна медицинская помощь!
        Лёша ощупал лоб. По ощущениям ранение было пустячным.
        - Нет, не нужна… Не сейчас, по крайней мере. Со мной и не такое бывало, - отмахнулся он. - А с вами-то всё в порядке?
        - Несколько царапин и синяков, но в целом всё гораздо лучше, чем я ожидал, - ответил учёный.
        - Ну вот, а вы волновались.
        Алексей достал из кармана мобильный и стал искать чей-то номер в телефонной книге.
        - Здесь нет зоны приёма, я уже пробовал позвонить, - «обрадовал» его Владимир.
        - Отлично! На дворе 21 век, а на Земле до сих пор есть места, в которых не ловит мобильный телефон, - произнёс Романенко с досадой.
        - Нам нужно добраться до ближайшего населённого пункта и позвонить в Севастополь. Люди, которые меня вызвали, должны быть осведомлены о происходящем. Осталось определить, где мы находимся. Я не очень хорошо умею ориентироваться на местности.
        - Солнце восходит слева от нас, значит восток там, а мы смотрим на юг. Сейчас 6 часов утра. По расписанию, поезд должен был проехать Красноперекопск в 4:30, а в Джанкое должен был быть в 5:30, но до Джанкоя мы не доехали, значит, мы находимся где-то между ними. Если не ошибаюсь, то шоссе проходит в нескольких километрах южнее.
        - Поразительно! - восхитился Беляков. - Вы так точно помните расписание и маршрут железной дороги!
        - Я ведь военный. Нас учат запоминать подобные мелочи. Иногда это здорово выручает. Я ездил из Севастополя пару раз на машине, так что, надеюсь, не ошибся насчёт шоссе. Там словим попутку.
        Они начали идти на юг в направлении дороги. Пробираться нужно было через поля. По расчётам Романенко расстояние до шоссе составляло около пяти километров, и они должны были покрыть его в худшем случае за часа полтора. К четверти восьмого они вышли на просёлочную дорогу. Метрах в ста виднелась серая полоса шоссе. Позади них послышался приближающийся шум двигателя. Обернувшись, они обнаружили, что к ним быстро приближается какой-то автомобиль. Отражатели фар были разбиты и в них тускло горели две лампочки. Вскоре машина поравнялась с ними, и они смогли рассмотреть её получше. Это была старенькая Нива, на вид лет тридцати. За рулём сидел мужик средних лет, в клетчатой рубашке, поверх которой была надета лёгкая куртка, гладко выбритый и в очках с линзами-хамелеонами. Он затормозил и с удивлением посмотрел на Лёшу и Владимира.
        - Неважно выглядите. Где это вы так? Может вас подвезти до больницы?
        - До ближайшего населённого пункта далеко? - Лёша решил уйти от ответа.
        - Километров шесть или семь.
        - Там есть телефон? А то мобильные здесь не работают.
        - Да, есть. Говорят, что произошла какая-то авария, из-за которой вышли из строя все базовые станции сотовой связи в этом районе. Мобильные операторы обещали в кратчайшие сроки восстановить связь, но, как видите, ещё до сих пор этого не сделали. Проводная связь снова в моде. Садитесь, я подвезу вас. Мне как раз по пути, - незнакомец добродушно улыбнулся.
        - Хорошо, спасибо вам, - Алексей открыл дверцу.
        Владимир залез на заднее сидение, а Романенко сел рядом с водителем.
        - Скажите, как вас зовут? - спросил Владимир.
        - Григорий, можно просто Гриша, - ответил водитель.
        - А меня - Владимир, - Беляков вежливо кивнул.
        - А как зовут вас? - спросил Григорий у Романенко.
        - Алексей, - ответил тот и тоже кивнул.
        - Очень приятно. Скажите, как вы оказались в такой глуши? И что всё-таки с вами произошло? Неужто местные обидели?
        - Мы… отстали от поезда, - замявшись, ответил Беляков.
        - Знакомая история, - водитель понимающе кивнул, сообразив, что тема ранений щепетильна, и её лучше не трогать. - Сам как-то раз на одной из станций вышел, забыл про время, и поезд уехал без меня. Пришлось добираться на попутках.
        - Очень неудобно вас просить, но не могли бы вы немного поднажать? В Симферополе нас ждут друзья, и если мы не позвоним им и не сообщим, что случилось, они улетят без нас, а мне бы очень этого не хотелось, - Алексей посмотрел на Григория просящим взглядом.
        - Не волнуйтесь, через десять минут сможете позвонить им и всё объяснить, - Гриша вдавил педаль в пол, и Нива рванула вперёд, быстро набрав скорость в 100 км/ч.
        Действительно, через десять минут они приехали в село Новокрымское. Григорий остановил машину возле сельсовета.
        - Вот мы и приехали. Это сельсовет, внутри найдёте телефон.
        - Спасибо вам большое, - проникновенно поблагодарил Алексей и пожал ему руку, затем вылез из машины. То же самое проделал и Беляков.
        Лёша уже успел отвыкнуть от проявлений бескорыстной доброты - за последнее время его пытались исключительно убить, но никак не помочь, - так что Григорий своим простым человеческим поступком даже несколько растрогал его.
        - Даст Бог, ещё свидимся, - Григорий на прощание помахал им рукой, и поехал дальше.
        - Идёмте, нужно скорее позвонить, - заторопился Беляков.
        Они зашли в здание сельсовета. В коридоре никого не было, но из дальнего кабинета доносился чей-то негромкий голос. Лёша и Владимир подошли к двери. На ней красовалась табличка «Глава сельсовета». Они постучались и открыли дверь. В кабинете сидел пожилой человек, на вид лет шестидесяти, с небольшой седой бородой и с кем-то разговаривал по телефону.
        - Хорошо, продолжим разговор позже. Я перезвоню тебе, - сказал мужчина и положил трубку. - Вы что-то хотели? - спросил он.
        - Здравствуйте, меня зовут Алексей, а это - Владимир, - Лёша представил их обоих. - Мы хотели бы воспользоваться вашим телефоном, так как мобильная связь сейчас не работает, а нам срочно нужно позвонить.
        - Я надеюсь, вам нужно позвонить не за границу? У нас очень ограниченное финансирование.
        - Нет, не волнуйтесь, мы хотим позвонить в Севастополь, - уверил его Беляков. - Если нужно, мы заплатим за звонок.
        - А, ну если в Севастополь, то можете звонить. Я пока пойду перекусить что-нибудь, а то не успел позавтракать. Много дел было с утра, - мужчина поднялся из-за стола и вышел из кабинета.
        Беляков убедился, что мужчина действительно ушёл, выглянув в коридор, затем подошёл к телефону, поднял трубку и набрал номер. Через несколько секунд на другом конце ответили. Он включил громкую связь, чтобы Лёша слышал весь разговор.
        - Управление СБУ, - послышался женский голос.
        - Позовите к телефону Виктора Меньшикова.
        - Кто его спрашивает?
        - Это Владимир Беляков.
        - Он сейчас занят. Что ему передать?
        - Занят? Позовите его к телефону. Скажите ему, что это срочно! Я должен немедленно с ним поговорить!
        - Хорошо, сейчас я ему передам. Оставайтесь на линии, - сказала женщина и в трубке раздалась тишина.
        - Виктор Меньшиков на связи, соединяю, - сообщил тот же женский голос после 30 секунд ожидания.
        - Алло, Беляков, это ты?
        - Да, слава Богу, я тебе дозвонился.
        - Куда ты пропал? Ты уже должен был быть в Севастополе! Что случилось?
        - Я сейчас нахожусь в Новокрымском. Поезд, на котором я ехал, исчез в какой-то темпоральной воронке. Мне удалось спастись благодаря одному военному. Он сейчас со мной.
        - Он нас слышит?
        - Да, я вас слышу, - подал голос Алексей.
        - Назовите себя.
        - Капитан третьего ранга военно-морского флота Российской Федерации Алексей Романенко.
        - Меня зовут Виктор Меньшиков. Рад знакомству, хоть и не вижу вас лично. Володя, ты срочно нужен нам. У нас очень серьёзные проблемы!
        - Я знаю. Мы уже столкнулись с некоторыми из них. У тебя есть более детальная информация? Как это случилось? Ведь проект был заморожен.
        - Информация есть, но это не телефонный разговор. Оставайтесь на месте, я вышлю за вами агентов. Они доставят вас в штаб. Там и поговорим. Ждите, они заберут вас менее чем через час, - сказал Меньшиков и повесил трубку.
        - Ну что ж, осталось дождаться агентов, - подытожил Беляков.
        - Надеюсь, они не заставят себя долго ждать.
        Лёша попытался ещё раз дозвониться Гене, но в трубке царило глухое молчание, не было ни гудков, ни голоса автоответчика, вещающего, что абонент вне зоны действия сети. Видно, мужик не соврал, и мобильная связь действительно не работала повсеместно.
        Романенко и Беляков вышли из кабинета в коридор. По пути к выходу они встретили главу сельсовета, поблагодарили его и вышли из здания. Через 40 минут к зданию подъехал синий Volkswagen Passat. Из него вышли двое, подошли к Алексею и Владимиру, и представились агентами СБУ.
        - Садитесь в машину, мы отвезём вас в штаб, - сказал один из них.
        - Быстро вы приехали, - отметил Романенко.
        - Да, пришлось гнать под 160, чтобы быть тут как можно раньше.
        Романенко и Беляков сели в машину, водитель завёл двигатель, и они поехали по шоссе в сторону Джанкоя. Вскоре они доехали до самого Джанкоя, но водитель не свернул направо, в сторону Севастополя, а поехал прямо.
        - А нам разве не нужно было свернуть направо? - спросил Беляков.
        - Нет, нам сказали отвезти вас в Нижнегорский. Меньшиков уже ждёт вас там.
        Через 55 минут после начала пути машина подъехала к большому частному двухэтажному дому с металлической оградой по периметру.
        - Всё, приехали. Выходите, - скомандовал агент, сидевший за рулём. - Мы проводим вас внутрь.
        Они вышли из машины и направились в дом. Алексей с Владимиром вошли внутрь, агенты зашли вслед за ними. Войдя, Лёша увидел обычный, ничем не примечательный холл.
        - Что-то этот дом не очень похож на штаб, - сказал он и в ту же секунду почувствовал сильный удар тупым предметом в затылок.
        Он сразу же потерял сознание и упал на пол. Беляков, получив такой же удар, свалился рядом.
        Очнулся Романенко примерно через час. Он обнаружил, что находится в довольно маленькой комнате и в данный момент лежит на диване, а его руки скованны за спиной наручниками. Повернув голову, он увидел Белякова, который всё ещё был без сознания и лежал на кушетке напротив него.
        Он ещё не пришёл в себя, как в комнату вошли несколько человек, среди которых был один из тех, кто привёз их сюда. Последним зашёл мужчина презентабельного вида, в костюме, на котором не было ни единой пылинки, на ногах надеты кожаные туфли, а на запястье виднелись очень дорогие часы одной из швейцарских фирм. В общем, было видно, что этот человек в деньгах не нуждается.
        - Кто вы такие и зачем нас сюда привезли? - спросил Лёша с нескрываемой злостью.
        - Меня зовут Андрей Корчевский. Привезли вас сюда, потому что мне нужна была флешка. В Одессе забрать её у тебя не получилось, и мы тебя потеряли.
        - Значит это вы послали того громилу?
        - Ну, громила - это слишком грубое слово. Я предпочитаю слово «агент».
        - Как вы нас нашли?
        - В век компьютерных технологий это проще простого.
        Романенко вспомнил про визитку, найденную в паспорте громилы. Медиа-холдинг «Парадокс». Эти ребята вполне могли отследить его местоположение по звонку.
        - Я приказал доставить вас сюда с единственной целью. На этой флешке, - он показал Лёше отобранную у него флешку, - находится очень важная информация. Я хочу знать, кто ещё знает о её существовании? - Корчевский грозно нахмурился.
        - Не знаю, я никому не говорил о ней, - не моргнув глазом, соврал Лёша.
        - Ты уверен? - вкрадчиво спросил Корчевский. - Подумай ещё немного. А я попробую подстегнуть твой мыслительный процесс.
        Один из «агентов» подошёл к бессознательному Белякову и приставил пистолет с глушителем к его виску.
        - Я же вам сказал, что о флешке больше никому не известно! Какие ещё нужны доказательства?
        - Знаешь, у меня чутьё на лжецов, и оно говорит мне, что ты пытаешься меня обмануть. Выбейте из него дурь и сообщите мне имена, - произнёс Андрей, и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.
        Второй здоровяк, стоявший возле входа, подошёл к Романенко и ударил его в челюсть со всей силы.
        - Кому ещё известно о флешке? - спросил он грозным тоном. - Если не скажешь, мы убьём твоего друга.
        - Никому! - еле сдерживая накатывающуюся ярость, сквозь зубы проговорил Алексей, после чего здоровяк ударил его ещё раз.
        - Самое время начать называть имена, если хочешь, чтобы он остался в живых.
        - Нужны имена? Хорошо. Как тебе такое имя?
        Романенко ударил ногой в пах избивавшего его здоровяка. Тот от удара согнулся пополам и Лёша не замедлил воспользоваться этим. Обеими ногами он со всей силы толкнул его в сторону второго агента. Тот как раз переводил пистолет с Белякова на Лёшу и в этот момент в него врезался его товарищ. Вместе они рухнули на пол. Лёша уже просовывал под собой скованные за спиной руки и через мгновение они уже были спереди. Быстрым ударом в челюсть Лёша добил начавшего подниматься здоровяка с пистолетом и тот распластался на полу без сознания. Второй агент полез в рукопашный бой. Романенко увернулся от нескольких опасных ударов, затем ударил его в коленный сустав. Нападавший покосился и упал на одно колено. Лёша воспользовался ситуацией. Он накинул цепь наручников ему на шею и начал душить. Вскоре тот присоединился к своему товарищу на полу.
        После этого Романенко обыскал их на предмет ключа от наручников и нашёл их в нагрудном кармане пиджака того, у которого был пистолет. Он освободил руки себе, затем Белякову и привёл его в чувство.
        - Ох, голова просто раскалывается. Я слишком стар для такого, - прошипел Беляков, держась за затылок. Затем его взгляд упал на двух человек, валявшихся на полу. - Я что-то пропустил?
        - Поверьте, это не стоило вашего внимания, - уверил его Романенко.
        - Что нам делать дальше? - Владимир покосился на дверь, но пока всё было тихо.
        - Нам необходимо как можно скорее попасть в штаб, но сначала я верну себе одну вещь, которую у меня отобрали. Держитесь за мной.
        Алексей поднял лежавший на полу пистолет и тихонько открыл дверь. В коридоре никого не было. Они вышли из комнаты и осмотрелись. Первый этаж был пуст. Лёша жестом подал Владимиру знак, чтобы он следовал за ним на второй этаж. Они осторожно поднялись по лестнице. Из комнаты, расположенной напротив неё был слышен голос Корчевского. Он разговаривал с кем-то по телефону.
        - Да, мы его поймали. Это было не так уж сложно… Флешка уже у меня, а его сейчас допрашивают… Можете не беспокоиться, вашим планам никто и ничто не помешает, - Корчевский положил трубку.
        Дверь была закрыта не до конца, и через щель было видно, что он там не один. Недалеко от двери стоял один из его охранников.
        - Не суйтесь, - шепнул Романенко Белякову.
        Он резко открыл дверь, выстрелил в охранника, затем направил пистолет на Андрея и нажал на спуск. Корчевский успел вовремя отпрыгнуть в сторону, он выхватил пистолет из кобуры и выстрелил в ответ, но тоже промахнулся. Комната имела форму параллелепипеда и была площадью примерно 40 квадратных метров, поэтому её размеры позволяли эффективно укрываться от выстрелов обоим. Лёша затаился за массивным шкафом, а Андрей - за металлическим письменным столом.
        - А ты хорош! Я тебя недооценил, - выкрикнул Корчевский из укрытия. - Ты никогда не думал сменить род деятельности?
        - Нет, я верен своей службе.
        - Подумай хорошенько. Ты был бы незаменимым агентом.
        - Я не работаю на мафию.
        - Мы творим историю! Скоро мир, каким ты его знал, исчезнет и ему на смену придёт новый. Присоединяйся, пока ещё не поздно!
        - На кого ты работаешь?
        - Присоединяйся - узнаешь, - Корчевский издал смешок.
        Романенко выглянул из-за шкафа и едва не схлопотал пулю в лоб. Он высунул пистолет за угол и начал наугад стрелять по Корчевскому. Сделав несколько выстрелов, он выглянул повторно из-за угла - Корчевский пока не высовывался. Тогда он кинулся бежать к столу, не переставая стрелять. Когда последняя пуля вылетела из ствола, Лёша уже стоял перед столом. Андрей выглянул, чтобы выстрелить в ответ, но Алексей резким движением левой руки выхватил у него из руки пистолет, а правой ударил по лицу, предварительно откинув свой разряженный в сторону. Точнее попытался ударить… Андрей тоже был не лыком шит, он отвёл Лёшин удар, а его самого отправил в небольшой полёт к окну, от чего тот не удержал пистолет в руке, и оружие Корчевского, разбив стекло, вылетело на улицу. Не отпуская Лёшиной руки, Корчевский дёрнул её так, что вывихнул ему сустав. Романенко вскрикнул от боли, но собрал волю в кулак и ударил его ногой в живот, от чего Корчевский выпустил его руку, однако она его уже не слушалась.
        - Ты хорош, но я лучше. Сдавайся, и, возможно, останешься в живых, - снисходительным тоном сказал Корчевский.
        - Что, боишься мне проиграть? - ехидно отозвался Романенко, не переставая тяжело дышать.
        Лицо Корчевского исказила гримаса ярости, и он бросился на Лёшу. Тот блокировал его удары левой рукой и бил в ответ ногами. Беляков, наблюдавший за всем этим, решил помочь Алексею. Он схватил стул, подбежал к Андрею со спины и уже замахнулся, чтобы ударить, но тот почувствовал опасность, развернулся, выхватил у Владимира из рук стул и наотмашь ударил его им. Владимир упал на пол, корчась от боли. Лёша попытался было воспользоваться заминкой, но получил от Андрея удар ногой, и отступил по инерции на пару шагов к окну. Корчевский тут же оказался рядом и выкинул руку, целясь Романенко в грудь, но Лёша сумел перехватить его руку, упал на спину и ногами перебросил его через себя, выбросив прямо в окно. Послышался недолгий крик и глухой удар об землю.
        Романенко вскочил и подбежал к Белякову.
        - Владимир, вы в порядке? Кости целы? - спросил он.
        - Вроде да. Это становится традицией - бить меня по голове, - несмотря на сильный ушиб, Владимир попытался улыбнуться.
        Романенко помог Белякову подняться. Неожиданно он вспомнил о стационарном телефоне, который стоял на столе.
        - Постойте пока здесь.
        Он подошёл к столу, но оказалось, что телефон был разбит в пылу драки. Тогда он поискал в ящиках и нашёл свой мобильный телефон и телефон Белякова. Он включил их, но аппараты не обнаружили сигнал базовых станций. Не смотря на то, что связь всё ещё не работала, Лёша взял оба телефона с собой. У него ещё была надежда на то, что связь восстановят в ближайшее время хотя бы частично.
        - Пойдёмте отсюда.
        Они вышли из дома и увидели, что Корчевский лежит на спине прямо перед входом, а голова неестественно вывернута. Романенко всё же подошёл к нему и проверил пульс, исключительно для собственного успокоения. Корчевский был мёртв. Затем Лёша обыскал его и в одном из внутренних карманов нашёл флешку, которую тот у него отобрал, а чуть дальше лежал пистолет, который Алексей также не преминул взять.
        - Нужно найти врача, чтобы вправил вам сустав, - сказал Владимир.
        - Это займёт слишком много времени. Обойдёмся без него. Держите мою руку.
        - Вы хотите, чтобы я вправил вам сустав? - удивлённо спросил Беляков, осторожно взявшись за правую руку Романенко.
        - Просто держите её. Крепко держите.
        Лёша резко дёрнулся в противоположную сторону. Послышался хруст вправляемого сустава. Романенко замычал от боли, но вскоре боль немного утихла и рука вновь начала его слушаться.
        Volkswagen, на котором их привезли сюда, всё ещё стоял у ворот. Как и следовало ожидать, машина была заперта. Пришлось вернуться в дом и забрать ключи у одного из громил.
        - Садитесь в машину. Мы едем в Севастополь, - командным голосом сказал Романенко, снимая автомобиль с сигнализации.
        Машина тронулась с места, и они поехали в сторону Джанкоя, чтобы там повернуть на шоссе, ведущее в Севастополь. Неизвестно почему, но как только они проехали село Рощино, коробка передач Volkswagen`а начала барахлить, а вскоре и вовсе отказалась работать, после чего двигатель машины заглох. Алексей пытался его завести, но электроника наотрез отказывалась это делать, ссылаясь на серьёзные неполадки.
        - Нет, чтобы сломаться, когда нас везли те ублюдки, - раздосадовано пробурчал Романенко. - Думаю, дальше нам придётся добираться на попутках, как и собирались, - он вылез из поломанного автомобиля, даже не став закрывать дверцу.
        Они вышли на дорогу и стали ловить проезжающие машины. За двадцать минут проехало пять машин, и ни одна из них не остановилась, тогда они решили идти в сторону Севастополя, чтобы не терять зря время. Спустя ещё несколько минут позади послышался звук ещё одной приближающейся машины. Лёша обернулся, чтобы проголосовать, но в этом не было необходимости. Это была та самая Нива, на которой их подвозил Григорий. Машина поравнялась с ними и остановилась.
        - Я же сказал, что мы ещё увидимся, - лучезарно улыбнулся Григорий. - Вы ещё в худшем виде, чем были в первый раз.
        - Знаю, но сейчас это неважно. Группа скоро улетит без нас и нам нужно как можно быстрее попасть в… - Лёша чуть не забыл легенду, которую он рассказал Грише ранее, - в Симферополь.
        - Эх, что бы вы без меня делали, - добродушно проворчал Григорий. - Что уж там, садитесь.
        - Вы нас просто страшно выручаете! - поблагодарил его Лёша и кивнул Белякову.
        Они расположились так же, как и в прошлый раз - Беляков сел на заднее сидение, а Романенко впереди.
        - Я, честно сказать, думал, что вы уже давно уехали. Что-то помешало планам? - немного погодя поинтересовался Гриша.
        - Обстоятельства сложились так, что наши друзья не смогли нас забрать, - ответил ему Владимир.
        - А кто вас так отделал? - всё же решил полюбопытствовать Григорий.
        - На нас напали и пытались ограбить, - Лёша назвал наиболее правдоподобную версию случившегося.
        - Ого, - водитель скосил глаза на Алексея, затем снова перевёл взгляд на дорогу. - Кто?
        - Хотел бы я знать, - Романенко задумчиво потёр переносицу.
        Григорий больше не стал расспрашивать их и замолчал. От нечего делать Лёша принялся рассматривать салон машины. В силу возраста он был обтрёпанный, кое-где обшивка была порвана и заклеена изолентой. И вместе с тем в салоне чувствовался неожиданный уют, как в неструганном деревянном домике с печью и паутинкой в углу. Возможно, не последнюю роль в этом играла харизма водителя. Романенко перевёл взгляд на Григория. Такой добряк, где хочешь, создаст непринуждённую обстановку. Сквозь стекло на них упал вырвавшийся из-за туч солнечный луч. Рубашка Григория была небрежно заправлена за пояс, кое-где она выпросталась и в просвете что-то блеснуло. Присмотревшись, Романенко понял, что это была рукоятка пистолета явно не отечественного производства. Скорее всего - Кольт. Это его насторожило. В Украине не так много людей имеют при себе оружие. И, тем более, какая вероятность, что у простого сельского парня, ездящего на раздолбанной Ниве, окажется новенький блестящий Кольт? Что-то здесь явно было не так.
        Лёша перевёл взгляд на дорогу, боковым зрением продолжая следить за водителем и одновременно пытаясь незаметно дотянуться до рукоятки своего пистолета, так же, как и у Гриши, заткнутого за пояс. Романенко не успел, как следует, придумать, как же поступить дальше, как они свернули с шоссе и поехали по узкой просёлочной дороге.
        - Может, я ошибаюсь, но вроде бы Симферополь немного в другой стороне, - с наигранной небрежностью заметил Алексей.
        - Я всё объясню вам по приезду. Потерпите, осталось ещё чуть-чуть, - с неожиданной мягкостью ответил Григорий.
        Лёшу достало, что его всё время везут неизвестно куда. Он ведь даже начал доверять этому харизматичному человеку, а тут… Неужели кругом одни враги? И он сорвался.
        - Останови машину сейчас же! - заорал он, выхватив свой пистолет и уперев его в висок Гриши.
        - Опусти пистолет! Я тебе не враг! - всё так же мягко, но настойчиво и чуть повысив голос, произнёс Григорий.
        - Все так говорят, а потом начинают стрелять без разбора! - продолжал орать Романенко.
        - Сожалею, но у меня нет на это времени, - в голосе Гриши послышались грустные нотки, затем он резким движением выбил у Лёши из руки пистолет, после чего нанёс сильный удар кулаком в висок. Беляков тут же попытался взять шею Гриши в захват, чтобы помочь Лёше, но тот сделал резкое движение головой назад и разбил Белякову нос затылком и Володя отрубился. Романенко почти сразу же оклемался от удара и набросился на Гришу, заехал ему по рёбрам, затем обеими руками схватил его голову и стукнул об руль. Нива издала короткий гудок. Но Григорий был не прост. Он сумел перехватить инициативу и несколько раз неслабо врезал Лёше по лицу, а затем достал пистолет и выстрелил в него.

* * *
        Романенко очнулся спустя некоторое время. О том, сколько он пробыл без сознания, он не имел ни малейшего представления. Впрочем, его в данный момент это волновало меньше всего, потому что так плохо он себя ещё никогда не чувствовал. Его тело было словно чужое - руки и ноги не слушались, а голова как будто налилась свинцом. Он с трудом осмотрелся и увидел, что лежит в больничной палате небольших размеров, на нём была больничная одежда. Алексей был подключён к медицинским аппаратам, следящим за его жизненными показателями. Через 2 -3 минуты тяжесть в голове начала проходить, а руки и ноги снова стали ему подконтрольны.
        Лёша отключил от себя все электроды, вытащил все иголки и встал с кровати. Вспомнив, что в него стреляли, Лёша начал осматривать своё тело на предмет пулевого ранения.
        - Не утруждайся, ты всё равно не найдёшь дырки от пули, - послышался голос из дверного проёма.
        Романенко обернулся и увидел Григория.
        - Объясните, где я, и что происходит? - спросил Алексей.
        - Позволь, я для начала представлюсь. Меня зовут Григорий Меркулов, полковник СБУ. Ты находишься в штабе одного из наших секретных подразделений. Прости, но ты вынудил меня выстрелить. Вёл бы себя нормально, ничего бы этого не произошло.
        - А что с… - растеряно начал Алексей
        - С Беляковым всё в порядке, он отдыхает в соседней комнате, - предвидя его вопрос, ответил Григорий.
        - Какой сегодня день? Сколько времени я здесь пролежал?
        - Сегодня по-прежнему 14 июня, сейчас 21:51, если быть точным, - ответил Меркулов, посмотрев на часы.
        - Я представлял себе нашу встречу по-другому.
        - С кем не бывает, - хмыкнул полковник, - Твоя одежда лежит в шкафу. Одевайся и я тебе сам всё покажу, - Григорий вышел в коридор, чтобы не смущать Лёшу.
        Романенко открыл шкаф, достал оттуда свою одежду, быстро оделся и вышел в коридор. Они направились к двери, которая располагалась в конце коридора.
        - У меня какое-то странное ощущение, словно…
        - Словно твоё тело и не твоё вовсе? - снова угадал его мысли Григорий.
        - Да.
        - Это последствия мощного транквилизатора.
        - Того, которым вы в меня стреляли? - догадался Романенко.
        - Прости, ребята из оружейной переборщили с дозой, - извинился полковник.
        Они подошли к двери.
        - Хочу тебя предупредить: всё, что ты здесь увидишь или услышишь - совершенно секретно и не подлежит разглашению за пределами комплекса, - Меркулов неожиданно строго и грозно посмотрел на Лёшу.
        - Я умею хранить секреты, - успокоил его Алексей.
        Меркулов ещё раз внимательно и с прищуром посмотрел на Романенко, затем, будто удостоверившись, что Лёша говорит правду, одобрительно кивнул и открыл дверь. Романенко увидел огромное помещение, где работало множество людей. Весь зал был обставлен жидкокристаллическими дисплеями разного размера, компьютерами и другой высококлассной аппаратурой.
        - Сейчас ты находишься в святая святых нашей организации. Это наш командный центр. Отсюда мы ведём наблюдение за ситуацией в мире, - гордо заявил Григорий.
        Лёша увидел у одного из агентов в руках флешку и сразу вспомнил о своей, из-за которой уже несколько раз рисковал жизнью. Он начал шарить по карманам, в надежде найти её.
        - Не волнуйся, флешка находится у нас, - остановил его Григорий.
        Лёша перестал рыться в карманах и посмотрел на Меркулова недовольным взглядом. Он очень не любил, когда кто-то лазил в его личных вещах без соответствующего на то разрешения, но в этот раз он всё же сдержал недовольство.
        - Один из тех, кто напал на нас с Владимиром, сообщил мне, что на этой флешке находится очень важная информация, - вместо слов раздражения сказал он.
        - И он не соврал. Ты, наверное, уже слышал про машину времени? - поинтересовался полковник.
        - Так точно, - по-военному коротко ответил Романенко.
        - Так вот, недавно разведка сообщила, что машина времени вновь запущена, но на этот раз - без ведома министерства обороны Украины и Российской Федерации. Как ты уже, наверное, понял, события, с которыми ты столкнулся в поезде - это лишь цветочки. Дальше всё будет происходить по нарастающей. Наш отдел работает совместно с ГРУ и ФСБ, но пока ещё нам не удалось выяснить, где находится машина времени. Мы полагаем, что на этой флешке находятся данные, которые помогут нам определить её местоположение и предотвратить разрушительные последствия её запуска.
        - Беляков рассказывал мне, что когда машина времени была запущена в первый раз, запуск также имел печальные последствия.
        - И сейчас мы рискуем получить не менее печальные последствия, если не более… Всё началось около недели назад, когда разведка донесла о том, что, по их данным, за последние несколько недель значительно возросло количество темпоральных аномалий, что может свидетельствовать о вмешательстве в пространственно-временной континуум. Мы начали выяснять, что стало причиной появления этих аномалий и смогли выйти на человека, который предположительно имеет отношение к появлению этих аномалий - Дмитрию Топалову.
        - Топалов… Это ведь он передал флешку Озимцеву, - припомнил Романенко, - а тот отдал её мне.
        - Всё верно. Мы нашли его в Питере, и некоторое время следили за ним, но он смог уйти от нас. Несколько дней мы не могли его найти, пока до нас не дошла информация, что он направился в Одессу. Там мы попытались его перехватить, но уже было поздно. Кто-то нашёл его до нас. А между тем наши аналитики просчитали скорость распространения темпоральных искажений и их масштабы. Прогноз оказался неутешительным. В ближайшие 3 -4 дня должно произойти глобальное замещение реальности. Беляков говорил тебе, что это такое?
        - Да, я наслышан об этом. Даже более того - мне довелось побывать в новой реальности и меня там чуть не подстрелили, - Романенко слегка поморщился, вспоминая недавние события.
        - Это ты ещё легко отделался. Думаю, ты осознаёшь весь масштаб грядущей катастрофы? - полковник выразительно посмотрел на Алексея, тот кивнул вместо ответа.
        - Кто-нибудь ещё знает, что флешка уже у вас? - после непродолжительного молчания поинтересовался Романенко.
        - Нет. Нам был дан приказ соблюдать полную секретность операции. В штабе полагают, что у нас мог появиться предатель, - Меркулов понизил голос до еле слышного шёпота.
        - Понятно. А где конкретно сейчас находится флешка? - этот вопрос всё не давал Алексею покоя.
        - Мы отдали её на дешифровку нашему лучшему специалисту. Если хочешь, можешь сам убедиться в этом.
        - Пожалуй, я так и сделаю, - с лёгким вызовом сказал Романенко.
        - Тогда следуй за мной, - пожал плечами Григорий.
        Меркулов провёл Романенко через весь зал в одну из многочисленных комнат. Когда они вошли, то увидели человека, сидящего за компьютером спиной к ним и напряжённо работающего над взломом пароля. Комнатка была небольшая, рассчитанная на одно рабочее место. Человек был так увлечён работой, что даже не заметил посетителей. Подождав несколько секунд и убедившись, что на них не обращают внимания, Григорий решил деликатно это исправить.
        - Стоять - бояться, деньги не прятать! - подкравшись, заорал он почти на самое ухо человеку.
        Каково же было удивление Алексея, когда тот узнал в испуганно обернувшемся человеке Романа - того самого, которому он хотел отдать флешку на расшифровку.
        - Господи, Григорий Павлович, ну нельзя же так, инфаркт получить можно, - Роман схватился за сердце и нервно вздохнул.
        - Рома, ты? Не может быть! - Алексей подошёл ближе.
        - Ха, Лёха! Сколько времени прошло! Наверное, полгода тебя не видел, - Рома уже забыл об испуге и встал навстречу приятелю.
        Они крепко пожали друг другу руки.
        - Я думал, что ты служишь на флоте, - Лёша недоумённо посмотрел на Рому.
        - Он работает на нас, - ответил вместо Ромы Григорий. - Я предложил ему выгодную должность, и он согласился. Перевёлся к нам всего несколько месяцев назад.
        - Вот где-где, а в самом центре секретного командного центра СБУ я тебя встретить никак не ожидал, - засмеялся Тепляков.
        - Аналогично. Значит, ты теперь секретный агент? - иронично поинтересовался Лёша. - Тепляков. Роман Тепляков.
        - Я с детства хотел им быть, обожал фильмы про Джеймса Бонда. Так что, не смог отказаться от предложения.
        - Ну, в каком-то роде твоя мечта сбылась, - хмыкнул Лёша.
        - Так как же ты всё-таки здесь оказался? - не унимался Роман.
        - Так уж получилось, что я впутался в эту историю с машиной времени сам того не зная. Эта флешка попала ко мне в Одессе от моего давнего друга. Я, конечно, подозревал, что дело не чисто, но не думал, что всё это примет такие обороты. А потом начали происходить все эти странные штуки со временем, за мной начали охотиться какие-то люди, которые хотели отобрать у меня флешку. В общем, было весело. В конце концов, я столкнулся с Меркуловым, который и привёз меня сюда. Это если рассказывать вкратце.
        - Умеешь ты находить приключения, - многозначительно кивнул Роман.
        - Ты же меня знаешь, я всегда любил находить их на свою голову.
        - Да, это у тебя в крови.
        - Как продвигается расшифровка? - Алексей решил перевести разговор на другую тему.
        - Не так, как хотелось бы. Здесь применили необычный метод шифрования.
        - Что в нём необычного?
        - Я знаю уязвимые места почти во всех системах шифрования, но здесь используется незнакомый мне алгоритм. У меня сложилось мнение, что он - как монстр Франкенштейна - собран из множества других. Такого я раньше не встречал.
        Неожиданно, в комнату вошёл один из агентов.
        - Мы перехватили входящий звонок на номер мобильного телефона Алексея Романенко. Звонок производится с номера, принадлежащего некоему Евгению Дегтярному, - доложил он.
        - Значит, связь уже восстановили? - поинтересовался Алексей.
        - Не совсем. Мобильные операторы задействовали спутник связи в качестве замены неработающим базовым станциям. Мы принимаем звонок через спутниковую антенну, - пояснил агент.
        - Ты знаешь, кто это? - спросил Меркулов, обращаясь к Романенко.
        - Понятия не имею.
        - Создайте зашифрованный канал, пропустите сигнал через несколько ретрансляторов и ответьте на звонок, - приказал полковник, затем обратился к Роману. - Нам пора, работай. Как только расшифруешь, сразу сообщи.
        Роман кивнул и снова погрузился в работу, а Алексей и Григорий вышли из комнаты.
        - Принимайте сигнал, - крикнул ответственным за связь Меркулов.
        Мобильник Романенко сразу же зазвонил. Лёша ответил на звонок немедля.
        - Алло, - осторожно произнёс он в трубку.
        - Лёша! - оттуда послышался до боли знакомый голос.
        - Гена? Это ты?
        - Да, - Лёша узнал голос Озимцева. - С тобой всё в порядке?
        - Со мной да, а ты как? Я пытался тебе дозвониться…
        - Мобильный сейчас не со мной. Послушай, за флешкой, которую я тебе дал, охотятся какие-то бандиты. Они меня пытали, надеясь, что я расскажу им кто ты такой и как тебя найти. К счастью, мне удалось сбежать от них. Ты сам-то как? С тобой всё в порядке?
        - Да, со мной всё нормально. Во время поездки мне довелось встретиться с парочкой недоброжелателей, но всё обошлось. Флешку в данный момент как раз расшифровывают, так что скоро мы узнаем, что на ней записано. Я сейчас нахожусь в безопасном месте, а тебе нужно затаиться на время. Это серьёзные ребята и они не успокоятся, пока не убьют тебя, меня и всех, кому ещё что-либо известно об этом проекте.
        Гена ничего не ответил, наступило молчание. Лёша уже начал волноваться, не случилось ли что с ним.
        - Секунду… - внезапно произнёс Озимцев, и затем из трубки послышались его отдаляющиеся шаги, после чего повисла тишина.
        - Гена! Алло! - в голове Романенко принялись проноситься малоприятные картины смерти друга, но он усилием воли загнал их поглубже и принялся звать Геннадия с удвоенной силой. - Куда ты пропал?! Алло! Гена! Эй, ты меня слышишь?! Гена!
        - Да, я здесь, - донеслось из трубки. - Прости, ложная тревога.
        - Не пугай так, - у Алексея был вид, словно у него с плеч свалился, по меньшей мере, Эверест. - Так вот, ты должен затаиться на некоторое время. Так будет безопаснее.
        - Не могу, у меня ещё остались незаконченные дела. Береги себя и будь осторожен. Не доверяй никому! Удачи!
        Лёша даже не успел возразить, и убедить Гену не лезть на рожон, как тот уже бросил трубку.
        - Чёрт! Мой друг в опасности. Вы должны помочь ему, - Романенко повернулся к Меркулову.
        Тот ненадолго задержал взгляд на Лёше, затем перевёл его на одного из агентов.
        - Узнайте, кто из наших сейчас есть в Одессе и отправьте нескольких человек в помощь господину… - он снова посмотрел на Романенко, на сей раз вопросительно.
        - Озимцеву, - подхватил Алексей.
        - … господину Озимцеву, - закончил Меркулов.
        - Будет сделано, - агент принялся звонить куда-то.
        - Спасибо, - поблагодарил полковника Лёша.
        - Не стоит благодарности. Ты, кстати, не думал служить в разведке? Мы наблюдали за тобой, и я должен сказать, что у тебя весьма неплохие данные.
        - Спасибо, но мне хватает службы на флоте. Кроме того, я ведь гражданин России.
        - Поверь, поменять гражданство проще, чем ты думаешь. На твоём месте я бы не стал так сходу отказываться от службы в секретном подразделении, - продолжал настаивать полковник.
        - Хорошо, обещаю, что подумаю над вашим предложением.
        - Вот это уже другой разговор, - Меркулов удовлетворённо улыбнулся.
        - Мне очень интересно - где мы всё-таки находимся? Я много раз бывал в этих краях, но ни разу не видел здесь такого большого сооружения. Мы под землёй?
        - Верно, комплекс подземный. На поверхности только здание, замаскированное под заброшенный склад.
        - Неплохо вы здесь устроились. А как вы следите за обстановкой в стране?
        - В нашем распоряжении находится около 30-ти спутников-шпионов, с помощью которых мы ведём наблюдение за обстановкой не только в нашей стране, но и в мире в целом. С появлением нашего отдела 5 лет назад, уровень преступности в стране упал на 50 %, - гордо пояснил Меркулов.
        - Впечатляет, - теперь Лёша с большим уважением посмотрел на агентов вокруг.
        Внезапно раздался сигнал тревоги.
        - Самойлов, что происходит? - резко спросил полковник.
        - На склад проникла группа вооружённых людей, - почти моментально ответил агент.
        - Кто они и сколько их?
        - Их трое, опознать пока не представляется возможным - на них надеты маски. Они сейчас у лифта, - ответил Самойлов.
        - Заблокируйте его!
        - Уже сделано. Они вводят пароль… Чёрт! Система безопасности их пропустила! Они зашли в лифт.
        - Что?! Этого не может быть! Готовьте отряд! Мы встретим их у лифта, - крикнул полковник.
        - Я пойду с вами! - вызвался Романенко. - Лишний стрелок вам не помешает, а я стреляю весьма неплохо.
        - Тогда тебе пригодится вот это, - полковник уже открыл оружейный шкафчик, расположенный на стене тут же в зале и бросил ему автомат. - Это улучшенная модификация АК-108. Корпус состоит из титанового сплава, ход газовых поршней более плавный, что в итоге сделало его легче оригинала на 1.2 кг и уменьшило отдачу практически до нуля, - на ходу пояснил Меркулов. - Спецзаказ для СБУ.
        - Мне уже не терпится его опробовать.
        - У тебя будет такая возможность. Бегом за мной!
        Они направились к лифту, который находился в 100 метрах от них в другом помещении. Когда Романенко и Меркулов подошли туда, отряд быстрого реагирования в количестве 8 человек уже находился там. Меркулов приказал всем рассредоточиться и взять двери лифта под прицел. Лифт тем временем уже почти спустился в самый низ.
        Через несколько секунд он доехал до самого нижнего этажа и его двери открылись. Вместо троих человек, они увидели лишь дым, который повалил из открытых дверей. Команда бойцов Меркулова, не теряя времени, открыла огонь. За считанные секунды лифт прошили насквозь несколько сотен пуль. Стрельба прекратилась только после того, как все выстреляли по одному рожку патронов. Наступила полная тишина. За секунду бойцы сноровисто перезарядили оружие. Меркулов жестами приказал двум из них проверить лифт. Они осторожно подошли к нему и замешкались перед кабинкой, которая всё ещё была окутана густым дымом. Наконец, один из них решился и вошёл внутрь, второй последовал его примеру. Сквозь дым остальные увидели несколько ярких вспышек красного света, а через мгновение из лифта вышел один их налётчиков, и открыл огонь из оружия очень напоминавшего лазерные винтовки, каковыми они были представлены в фантастических фильмах. Вслед за ними вышли ещё два бойца и, присоединились к первому. На всех троих были надеты плотно прилегающие наглухо закрытые костюмы из материала, похожего на очень мелкую металлическую сетку.
Лицо закрыто маской из того же материала, так же плотно прилегающей к коже. В ней были лишь небольшие прорези для глаз, закрытые то ли стеклом, то ли прозрачным пластиком, сквозь которые смотрели холодные глаза. На их телах не было ни одного открытого участка. Даже руки были закрыты перчатками. Самым неожиданным для бойцов секретного подразделения, вновь открывших огонь по чужакам, стало то, что бронебойные пули от АК не причиняли нападавшим никакого вреда. Они просто отскакивали от них, как будто были сделаны не из металла, а из резины. В местах попадания костюмы нападавших лишь самую малость прогибались, а затем снова обретали прежние очертания.
        За полминуты рейдеры успели перестрелять почти всех. Остались только Романенко, легко раненый Меркулов и один солдат из группы быстрого реагирования.
        - Отступаем к командному центру! Быстрее! - скомандовал Меркулов.
        Все трое, прикрывая друг друга, выбежали из холла с лифтом. Только чудом их не задели засверкавшие вдогонку вспышки лазерных винтовок. Помещение окутывал плотный дым, вырвавшийся из так и не закрывшейся кабины лифта. Они заблокировали дверь, чтобы задержать непрошеных гостей. Через 25 секунд они прибежали в командный центр и первым делом заблокировали стальные входные двери и здесь.
        - Тревога 10-го уровня! Передайте данные о нападении в штаб в Киеве! Уничтожить всю информацию, хранящуюся на жёстких дисках и начать эвакуацию персонала! - крикнул полковник. Он кинулся к одному из компьютеров и программно отключил панель управления дверью от питания. Все видели, как легко рейдеры обошли систему безопасности, не хватало ещё, чтобы они и сейчас просто ввели пароль и вошли.
        - Их всего трое. Я считаю, что мы сможем с ними справиться, - неуверенно ответил ему один из агентов.
        - Эти люди вооружены неизвестным нам видом оружия. Они убили 7 человек менее чем за 30 секунд, а мы никого из них даже ранить не смогли. Я не намерен вести вас на верную смерть. Выполнять!
        - Но товарищ полковник… - агент никак не мог поверить, что каких-то три человека стали причиной тревоги 10-го уровня и поводом покинуть центр.
        - Полковник, смотрите, - Романенко обратил внимание Меркулова на только что заблокированную ими дверь. Она была пунцовой и с каждой секундой наливалась красным всё ярче.
        - Они режут двери лазерами! - выкрикнул агент, наблюдавший за рейдерами через камеры слежения.
        Центр толстых стальных дверей постепенно приобрёл ярко-красный цвет. Наконец зазвучал сигнал тревоги, и записанный мужской голос принялся вещать команды об эвакуации и уничтожении данных. Все агенты, один за другим, принялись покидать свои посты и эвакуироваться через оставшиеся незадраенными выходы из командного центра.
        - Чутьё подсказывает мне, что эти ребята пришли за флешкой, - Григорий нервно облизал пересохшие губы и кинул взгляд на Лёшу. - Беги к Роману и скажи, чтобы он закруглялся. Я его знаю, будет сидеть до последнего. Главное сейчас выбраться отсюда живыми.
        - А как же Беляков? - обеспокоенно спросил Алексей.
        - Я сейчас пошлю за ним. Не волнуйся.
        Лёша кивнул и, не теряя ни секунды, побежал в комнату, где сидел Роман. Он буквально влетел туда. Роман всё так же сидел за компьютером, и напряжённо смотрел в экран монитора.
        - Хватит здесь сидеть! Ты что не слышал, что объявили общую эвакуацию? Специальное приглашение надо? - с порога принялся кричать Алексей.
        - Да, слышал, но я, кажется, понял, как взломать этот алгоритм. Ещё пара часов и я это сделаю, - отрешённо отозвался Рома.
        - С ума сошёл?! - Романенко подлетел к Теплякову и буквально выдернул его из кресла. - Да у нас даже одной минуты нет! Собирайся, мы уходим!
        - Полегче, громила, - буркнул Роман. - Сейчас, только возьму ноутбук.
        Роман достал из компьютера флешку, схватил ноутбук, лежавший рядом на столе, и выбежал из комнаты вместе с Лёшей.
        К тому моменту дверь в центр управления расплавилась как сыр в микроволновке и прямо сквозь капающий раскалённый металл внутрь вломились рейдеры. Они, не мешкая открыли огонь по всем, кто находился в помещении. Завязалась перестрелка. Оставшиеся агенты начали отступать под натиском стрелков, ежесекундно теряя кого-то из своих. Лёша и Роман, пригибаясь, подбежали к Меркулову, сидевшему в укрытии за одним из столов. Рядом с ним сидел, затравленно озираясь по сторонам, Беляков.
        - Наконец-то вы вернулись! - крикнул Меркулов.
        - Как мы выберемся отсюда? - сквозь грохот выстрелов закричал на ухо полковнику в ответ Романенко.
        - В этом комплексе предусмотрены несколько тоннелей, ведущих на поверхность. Мы воспользуемся одним из них. Тоннели были построены специально для подобных случаев, - объяснил Григорий. - Но перед этим нужно сделать ещё кое-что, - он рыбкой нырнул вперёд и тут же перекатился в сторону, пропуская мимо себя несколько лазерных выстрелов. Меркулов оказался рядом с главным компьютером, на котором, введя пароль авторизации, запустил программу самоуничтожения, которая, кроме, собственно, уничтожения комплекса стирала все данные с носителей. - У нас есть 90 секунд! Бежим!
        «Запущена процедура самоуничтожения. До окончания эвакуации осталось 90 секунд… 89… 88…»
        Сопротивление агентов ещё не было полностью сломлено и под прикрытием отстреливающихся они побежали к выходу на противоположной стороне помещения. Небольшая группка выживших последовала за ними.
        - Разделиться! - на ходу приказал агентам Меркулов. - Уйдёте через третий шлюз! Больше шансов, что хоть кто-то из нас выживет!
        - Так точно! - агенты, продолжая отстреливаться, свернули вправо.
        Меркулов и компания уже почти добежали до выхода из комнаты, когда Беляков споткнулся и упал. На спине у него дымилась свежая рана от попадания лазера, на груди была точно такая же, луч прошёл насквозь. Романенко и Тепляков молнией метнулись обратно и, подхватив его под руки, затащили в коридор, после чего закрыли за собой дверь. Меркулов выстрелил в пульт управления, вызвав сноп искр, электронику замкнуло и дверь заклинило. Это должно было остановить врагов хоть ненадолго. Лёша опустился на колени и прощупал пульс Владимира - он слабел с каждым ударом сердца. Алексей хотел помочь ему, но не знал как. Ему больше ничего не оставалось кроме как стоять и смотреть, как умирает Владимир. Если бы не тикающий таймер процедуры самоуничтожения, он бы попытался дотащить его до медицинского кабинета. Беляков с трудом сфокусировал на нем взгляд.
        - Спасите наше будущее, - едва слышно прошептал он. Затем его веки закрылись, а тело обмякло.
        «61… 60… 59…»
        Романенко почувствовал, что его кто-то резко дёрнул за плечо.
        - Чёрт возьми, Романенко, у нас осталась всего одна минута. Я не хочу, чтобы ещё и ты здесь погиб! - вернул его к действительности Меркулов. - Оплакивать потом будешь.
        Лёша поднялся на ноги, и вместе со всеми побежал по коридору к тоннелю. Добежав до конца коридора, они услышали, как дверь с хлюпаньем разлетелась брызгами раскалённого металла. Прямо, как и предыдущая. В коридор вошёл один из стрелков.
        Тем временем обратный отсчёт продолжался. У троицы оставалось 50 секунд, чтобы покинуть комплекс, а им нужно было пробежать ещё около 250-ти метров, не считая 550 метров тоннеля, ведущего на поверхность. Вход в тоннель закрывался надёжной стальной дверью почти втрое толще той, которая была установлена в командном центре. Сейчас она была поднята. Меркулов задержался на пару секунд, набрал на панели рядом с дверью двенадцатизначный код. Это была последняя мера, приберегаемая на особо чёрный день, такой, как этот. Код активировал ловушку, которая заблокировала двери во всех помещениях, чтобы помешать рейдерам выбраться из комплекса до окончания обратного отсчёта. После введения этого кода процедуру самоуничтожения уже было не отменить, и ни одна из дверей больше не открылась бы. Послышалось шипение пневматики. За три с половиной секунды тяжёлая многотонная плита двери опустилась вниз.
        Тоннель выходил на поверхность под углом 45 %. Для быстрого подъёма использовались специальные транспортёры, представлявшие собой небольшие вагоны, которые, как и настоящие поезда, ездили по рельсам. Несколько таких транспортёров стояли у платформы.
        До взрыва оставалось 20 секунд. Тепляков, Романенко и Меркулов запрыгнули в один из них, Меркулов перевёл рычаг в положение «вперёд» и транспортёр начал движение. Его максимальная скорость составляла порядка 50 км/ч. То есть для того, чтобы доехать до конца тоннеля, им понадобилась бы примерно 40 секунд без учёта времени на разгон. Когда они проехали около 250 метров из 550-ти, сработала программа самоуничтожения и комплекс начал взрываться - комната за комнатой. Программа была рассчитана и на уничтожение транспортной системы, услугами которой они сейчас пользовались. В начале туннеля начали рваться заряды взрывчатки, заложенные в стены, пол и потолок, заваливая его. Взрывная волна в относительно узком тоннеле распространялась очень быстро и имела большую силу. Она догнала транспортёр, когда до поверхности оставалось всего 50 метров. Подгоняемый пламенем взрыва, он разогнался до 80-ти км/ч и сорвался с рельс. Меркулов потерял над ним контроль. В итоге транспортёр, объятый пламенем, практически выстрелило из тоннеля и, пролетев приличное для его веса расстояние, он упал метрах в 20-ти от выхода.
        СПУСТЯ 1.5 ЧАСА.
        Транспортёр лежал на боку с искорёженным корпусом, а Романенко, Теплякова и Меркулова при его приземлении раскидало по сторонам. Постепенно все трое начали приходить в себя. На улице был поздний вечер.
        - Вот это прокатились, - Романенко попробовал подняться на ноги, но у него это не получилось, в глазах ещё летали звезды и голова дико кружилась.
        - Моя жена и похуже водила, - попытался пошутить Тепляков. - Чёрт, кажется, я сломал руку, - он хотел было переместить сломанную конечность в более удобное положение, но взвыл от боли и тут же бросил попытки.
        - Не трогай, мы поможем… Как сами очухаемся, - посоветовал Меркулов. - А мне это всё напомнило испытания МИГ-29 в 1980-м. Там произошёл аналогичный случай…
        Лёша предпринял вторую попытку принять вертикальное положение. Приземлился он крайне неудачно. Он ударился коленом о небольшой камень и серьёзно повредил его. В довесок он ещё ударился затылком, у него из ушей текла кровь, а в глазах всё двоилось. За сутки он уже второй раз разбивал себе голову. Ему пришлось сделать над собой огромное усилие, чтобы подняться с земли. Он немного постоял, перенеся вес на здоровую ногу и не решаясь сделать шаг. Через несколько минут, зрение постепенно начало возвращаться в норму. Немного придя в себя, он доковылял до Романа и помог ему встать. Затем пришёл черёд помочь Меркулову. Тому тоже досталось - он настолько сильно ударился об землю, что сломал несколько рёбер.
        - Как ты себя чувствуешь? - сочувственно спросил Алексей у Григория.
        - Как будто меня машиной переехали. Всё внутри болит.
        - Тебе нужна срочная медицинская помощь… Всем нам нужна. Далеко до ближайшей больницы?
        - Километров 15 -16, но я могу вам помочь, - послышался незнакомый мужской голос позади них.
        Лёша обернулся и смог разглядеть в темноте человека в длинном чёрном плаще. Тот подошёл ближе, предоставляя возможность рассмотреть себя подробнее. На вид ему было лет 30, но на его голове уже пробивались пряди седых волос, его рост был примерно 175 -180 см, спортивное телосложение, голубые глаза, курносый нос, на лице виднелась щетина недельной давности, а во рту он держал наполовину выкуренную кубинскую сигару.
        - Кто ты такой? - настороженно спросил Романенко.
        - Меня зовут Винсент Мильедо, я из будущего, из XXXIII века. Я прибыл сюда, чтобы помочь вам.
        - Из XXXIII века? Каким образом тебя сюда занесло? - поинтересовался Тепляков.
        - Я темпоральный агент и работаю на организацию, которая следит за невмешательством в пространственно-временной континуум. Я прибыл в ваше время, чтобы расследовать события, связанные с темпоральными искажениями и различными темпоральными парадоксами, начавшимися около недели назад. В нашей организации считают, что начавшаяся отсюда череда причинно-следственных связей приведёт к тому, что в далёком будущем человечество будет уничтожено, - ответил Винсент.
        - Ничего себе размах ситуации, - присвистнул Тепляков. - Но каким образом эти события приведут к гибели человечества?
        - Прошу прощения, но я не могу ответить на этот вопрос. Я и так слишком много рассказал вам, чем нарушил основную темпоральную директиву.
        - Мы тоже занимаемся расследованием причины появления темпоральных парадоксов, - сказал Меркулов, с трудом произнося слова. - Кстати, а почему ты появился только сейчас? У нас уже был неприятный инцидент… 5 лет назад.
        - Директива, - напомнил Винсент, достав из кармана устройство, представляющее собой тонкий цилиндр длиной около 15 сантиметров.
        Он направил его на Григория, и цилиндр выпустил широкий луч красного света. Через несколько секунд перед Винсентом красовалось трёхмерное голографическое изображение полковника с указанием повреждённых органов, тканей и костей.
        - Вы серьёзно ранены, - констатировал он, погасил голограмму, и сделал шаг к полковнику. - Позвольте вам помочь.
        - Не подходи к нему! - грозно крикнул Романенко.
        - Поверьте, я вам не враг, я лишь хочу помочь.
        - Я думаю, если бы он хотел нас убить, то уже сделал бы это. Тем более что мы ему сейчас не противники, - Меркулов жестом руки остановил направившегося, было, на перехват Винсенту Романенко.
        Винсент благодарно кивнул и достал из кармана шприц-пистолет. Склонившись над Григорием, он вколол какую-то густую субстанцию бирюзового цвета ему в шею.
        - Что ты ему вколол? - настороженно поинтересовался Лёша.
        - Это нано-роботы. Уже через несколько секунд они начнут действовать. Они способны за считанные минуты заживлять даже самые серьёзные ранения. Как вы себя чувствуете? - спросил он у Меркулова.
        - Уже лучше. Боль постепенно уходит, - с некоторым удивлением и гораздо более бодрым голосом ответил тот.
        - Я могу вколоть их и вам. Нано-роботы заживляют не только мягкие ткани, но и кости тоже, - Винсент перевёл взгляд с Романенко на Теплякова.
        - Можешь вколоть их мне. Боль в руке просто адская! - прошипел Тепляков сквозь зубы.
        Винсент подошёл к Роману и вколол нано-роботов ему прямо в повреждённую руку. У всех на глазах рука начала заживать и через полминуты не осталось даже следа от перелома.
        - Вот это я понимаю высокие технологии, - с восхищением произнёс Роман, крутя исцелённой рукой во все стороны.
        - У нас этими нано-роботами пользуются уже около 500-сот лет. За это время биоинженеры довели их практически до совершенства. Ну что ж, теперь ваша очередь, - обратился он к Лёше.
        - Нет, спасибо. Я уж как-нибудь обойдусь без этих штуковин, - Алексей отрицательно качнул головой.
        - Но ведь вы ранены и, возможно, у вас сотрясение мозга, - Винсент посмотрел на Романенко с искренним недоумением, и потянулся было со шприцом.
        - Не смей мне вкалывать эту бирюзовую гадость, ясно? Я, в отличие от него, - он указал на Романа, - не доверяю всяким новомодным медицинским штучкам и тем более против того, чтобы у меня в крови плавали какие-то нано-роботы.
        - Ладно, ладно. Как скажете, но позвольте хотя бы осмотреть ваше колено.
        - Не надо. С коленом всё нормально, - чтобы продемонстрировать это, Лёша сделал шаг, но нога подкосилась и он упал.
        Винсент кинулся к нему, разорвал и без того надорванные штаны в области колена и поднёс к нему тот же цилиндр. Тот испустил луч зелёного света, и тут же рана стала заживать.
        - Не волнуйся. Это регенератор тканей, - ответил Винсент на возмущённый взгляд Лёши. - Твоя рана не такая серьёзная, поэтому можно обойтись и без нано-роботов. Ну вот, всё готово, - Винсент спрятал цилиндр в карман и протянул руку Романенко, помогая ему подняться.
        - Хотя я тоже не очень доверяю медицинским препаратам, но всё-таки эти нано-роботы отличная штука. Мои рёбра теперь совсем не болят, - полковник уже был на ногах. - Кстати, ты с нами поздоровался, а мы с тобой нет. Некрасиво получается. Меня зовут Григорий Меркулов, это Алексей Романенко, а рядом с ним Роман Тепляков. И прости, что на «ты» - сейчас не до формальностей.
        - Ничего страшного. Я знаю кто вы, но всё равно рад знакомству. Расскажите, пожалуйста, что произошло в этом комплексе?
        - На объект проникли посторонние и открыли там стрельбу. Всё бы ничего, но, во-первых, об этом объекте не должен был знать никто, кроме моих агентов и командования в Киеве, а, во-вторых, чтобы спуститься туда, нападавшим нужно было ввести пароль и подтвердить его сканированием сетчатки глаза. Похоже, нас сдали с потрохами, - подытожил полковник.
        - Но это ещё не всё. Нападавшие были одеты в какие-то бронированные костюмы, от которых пули, выпущенные из автомата Калашникова, отскакивали как резиновые. Ещё они имели при себе очень мощное оружие, похожее на лазерные винтовки, - добавил Романенко.
        - Лазерные винтовки? Хм… Первое оружие такого типа изобрели только в 2120-м году, - задумчиво изрёк Винсент.
        - А разве в наше время прототипов такого оружия ещё нет? - спросил Тепляков.
        - Насколько мне известно, ни один из прототипов, произведённых в ближайшие 100 лет, не будет пригоден для использования по двум причинам: во-первых, заряда батарей не хватит для ведения полноценного боя, а, во-вторых, вес и габариты винтовки будут слишком большими, что опять-таки, сделает невозможным её применение в бою солдатами.
        - Значит, эти винтовки из будущего? - сделал нехитрые выводы Романенко.
        - В виду сложившейся ситуации это вполне возможно. Только неизвестно, кто снабдил их таким оружием.
        - Мы считаем, что кто-то снова запустил машину времени, но мы не можем определить её местоположение, - высказался Меркулов.
        - Запустил, - согласно кивнул Винсент. - Мои расчёты показывают, что до полного замещения реальности осталось 4 дня. Потом что-либо предпринимать будет уже поздно.
        - И мы все забудем о том, что произошло? - кисло спросил Алексей.
        - Нет, мы об этом не забудем, - Меркулов грустно улыбнулся.
        - Но если наша реальность заместиться новой, то все старые воспоминания сотр… - Лёша остановился на полуслове, вспомнив о биочипе, про который ему рассказывал Беляков. - Так значит, вам вживили эти биочипы?
        - Всем работникам нашего подразделения вживляют такие чипы. Это обязательное условие. Такой же биочип мы вживили и тебе. Те неприятные ощущения, которые ты испытывал, когда проснулся, были именно от него, а не от транквилизатора. Прости за маленький обман, - развёл руками Григорий.
        - Ненавижу, когда в моё тело вживляют какие-то чужеродные предметы. А что если тело начнёт его отторгать? - возмутился Алексей.
        - Этого не произойдёт. Биочип сделан из органического материала и полностью совместим с твоей иммунной системой. За всё время их использования не было ни одного случая отторжения, - успокоил его полковник.
        - Ваше подразделение гораздо лучше подготовлено к встрече с темпоральными парадоксами, чем я предполагал, - Винсент с лёгким изумлением посмотрел на Меркулова.
        - Я настоял на том, чтобы каждому агенту нашего отдела вживили такой биочип. После того, что произошло в 2010, я осознал всю опасность игр со временем. Основная задача нашего отдела - не допустить повторения тех событий, - сказал Григорий.
        - Насколько мне известно, все данные о проекте, включая машину времени, были уничтожены по приказу высшего руководства страны. У вас есть предположения, кто мог бы заново создать её? - спросил Винсент.
        - Я думаю, что на этой флешке есть информация, способная пролить свет на то, что здесь происходит и если бы у меня был достаточно мощный компьютер, я бы смог, наконец, её расшифровать, - сказал Тепляков, демонстрируя присутствующим разбитый ноутбук.
        - В этой глуши ни у кого нет мощного компьютера, а всё оборудование в комплексе уничтожено. Придётся идти к автостраде, ловить машину и ехать в Симферополь. Это ближайший крупный город. Там мы сто процентов найдём нужный компьютер, - высказал свои соображения Меркулов.
        - Нет необходимости никуда ехать. Я смогу доставить вас в нужное место за считанные секунды, - сообщил Винсент.
        - Это как? - спросил Роман.
        - Так же, как я здесь оказался - с помощью телепорта.
        - У тебя есть телепорт?! - Рома от удивления захлопал глазами.
        - Конечно. Это входит в стандартную экипировку любого темпорального агента.
        - А на какое расстояние он может переместить? - не унимался компьютерщик.
        - До 150-ти километров за один раз, но это миниатюрная версия. В полноразмерном варианте можно перемещаться на десятки тысяч километров.
        - Тогда перенеси нас в мою квартиру в Севастополе. У меня там стоит достаточно мощный компьютер, на котором процесс расшифровки займёт минимум времени, - неожиданно для всех выдал Лёша.
        - Без проблем. Чем точнее укажете местоположение дома на карте, тем ближе к нему мы сможем переместиться.
        Винсент достал из внутреннего кармана плаща маленькое устройство, которое без труда помещалось в ладони. Внешне оно ничем не отличалось от КПК. Он нажал несколько кнопок, и перед ними появилась трёхмерная голографическая карта Крымского полуострова. Жестами можно было управлять картой - двигать в стороны и поворачивать под разными углами, а также приближать или удалять. Лёша нашёл на карте свой дом и коснулся его пальцем. Тут же координаты дома высветились на экране, а затем карта исчезла.
        Винсент направил телепорт на каждого из трёх человек, просканировав их. Затем он нажал несколько кнопок и все четверо мгновенно исчезли. Через секунду они, как и планировалось, появились возле дома Романенко в Севастополе. На их счастье рядом не было свидетелей их чудесной материализации из воздуха.
        - Вот это да! - выдохнул впечатлённый Тепляков. - И давно вы так путешествуете?
        - Около десяти веков, - небрежно ответил пришелец из будущего.
        Все четверо поспешили зайти в дом, где жил Романенко, когда их корабль причаливал в Севастопольском порту (а это случалось довольно часто, иначе бы он не стал покупать здесь жильё). Это была трёхкомнатная квартира на последнем этаже девятиэтажного дома постройки 90-х годов. Планировка дома была не совсем стандартной для того времени - вдоль дома на каждом этаже проходил коридор, с левой и правой сторон которого располагались квартиры. Алексей проводил всех в свою квартиру, надёжно закрыл за собой дверь и провёл их в зал, где находился компьютер.
        У Лёши определённо был вкус и это мысленно признали все без исключения, хотя вслух никто этого не сказал. Комната была площадью, примерно, 20 квадратных метров. Она была обклеена бежевыми обоями, которые создавали ощущение уюта. В правом дальнем углу комнаты стоял трёхдверный шкаф-купе. В ближнем углу находился 32-х дюймовый AMOLED телевизор со стереосистемой 7.2. Напротив шкафа с левой стороны располагался стол с 24-х дюймовым монитором на нём, а рядом стоял огромный системный блок. Рядом с монитором на столе стояло ещё МФУ.
        Честно говоря, Романенко был помешан на компьютерах. Может, не так сильно, как Тепляков, но помешан. Он любил их с детства. Первым его компьютером был с 86386 процессором с 2-мя мегабайтами оперативной памяти, видеокартой с 1 мегабайтом памяти и винчестером объёмом 20 мегабайт. Сейчас же у него в комнате находилась целая вычислительная станция: материнская плата с двумя процессорными гнёздами (Socket F5+), два 16 ядерных процессора AMD с частотой каждого ядра 3,2 ГГц. Процессоры выполнены по 14-ти нанометровому техпроцессу. Общий объём памяти - 32 Гбайт DDR4 3200 МГц (память выполнена в двухканальной архитектуре), две видеокарты Radeon XHD 2990 с частотой ядра/памяти 1200/7500 МГц соответственно, объединённые в режиме CrossfireX и целый массив из 10 твердотельных накопителей Intel по 1 Терабайту каждый. Машина получилась адская - мечта любого, кто хоть немного увлекается компьютерами.
        - Ничего себе! Да у тебя тут просто блейд-сервер! - восхитился Роман. - Сколько ты отдал за этого монстра?
        - Хватило бы на новый автомобиль, - с серьёзным выражением лица ответил Алексей.
        - Можно мне сесть? - вежливо и даже несколько благоговейно спросил Тепляков.
        - Конечно, - Романенко широким жестом пригласил его занять кресло.
        Тепляков проследовал к столу и уселся в кожаное кресло. Он включил питание компьютера и на экране почти сразу же появился логотип загружаемой операционной системы. Когда система загрузилась, он достал из кармана флешку и вставил в USB порт. Сработал автозагрузчик и на экране высветилось окно с надписью: «Введите пароль». Тепляков достал из кармана небольших размеров внешний жёсткий диск, по счастью, выживший после побега из комплекса, подключил его к компьютеру и запустил какую-то программу. Насколько Лёша понял, это была одна из программ для дешифровки.
        - Как я говорил, я почти разобрался с шифром. Этот алгоритм окончательно расставит точки над «i», - сказал Тепляков, отодвигаясь от компьютера. - Я думаю, это займёт около часа.
        - Около часа?.. Эх, жаль, не прихватил с собой свой компьютер, - в голосе Винсента чувствовалась досада. - Он бы этот алгоритм расколол за пару секунд.
        - Так что мешает тебе смотаться обратно в своё время за ним? - иронично спросил у него Романенко.
        - Не всё так просто, - Винсент усмехнулся и уселся на кровать. - Из-за деформации пространственно-временного континуума перемещаться во времени теперь крайне тяжело и опасно. Нужно поймать момент, когда в континууме будет более-менее спокойно. Согласно расчётам ближайшее окно для безопасного перемещения в моё время откроется только через пять дней.
        Подробностей всего этого Лёша не стал выяснять, иначе у него бы голова взорвалась, а только понимающе хмыкнул. Он машинально засунул руки в карманы штанов. Его рука нащупала какой-то плоский прямоугольный предмет. Визитка человека, который напал на него в Одессе! Он и забыл о ней.
        - Гриша, у тебя ведь есть доступ к базе данных СБУ? - спросил он у полковника.
        - Да, конечно, - Меркулов кивнул.
        - Мне нужна информация вот об этом человеке, - Алексей протянул ему визитку. - Он напал на меня в Одессе и хотел отобрать флешку. Возможно, мы сможем выйти на их руководителя.
        - Дельное предложение, - Меркулов подошёл к компьютеру и сменил в кресле Романа.
        Он открыл браузер и зашёл на сайт СБУ, ввёл логин и пароль, и браузер перенаправил его на секретную страницу СБУ, которая доступна только работникам с 10-м уровнем доступа. Гриша ввёл в поисковую строку ФИО нападавшего - Вертюхин Сергей Иванович - и нажал «Ввод». Несколько секунд ожидания и компьютер выдал результаты. В базе данных было 12 человек с такой фамилией, именем и отчеством. Просматривая каждое досье по очереди, Лёша нашёл именно того, который на него напал.
        - Это он! - глядя на фотографию произнёс Алексей.
        - Ты уверен? - переспросил Меркулов.
        - Уверен. Я его лицо никогда не забуду!
        - Тогда у нас небольшая проблема, - полковник озадаченно крякнул и ткнул пальцем в одну из строчек на мониторе. - В досье написано, что он погиб 6 лет назад.
        - Этого не может быть! Я же точно помню, что видел именно этого человека.
        - Чудес не бывает. Вполне возможно, что это ложное досье. Кто-то хорошо постарался, чтобы замести все следы, - успокоил его полковник. - Такой финт - не редкость…
        На улице послышался визг тормозящей машины. Винсент выглянул в окно и в свете фонаря над входом в парадную увидел остановившийся у дома Hummer. Из него вышли два человека. Они были одеты в точности так же, как те, которые напали на секретный комплекс Меркулова всего несколько часов назад. Неизвестные открыли багажники, достали оттуда лазерные винтовки и зашли в парадную.
        - Вы кого-то ждёте? - шутливо спросил Винсент. - Тут пара посетителей с обмундированием и винтовками, которые вы мне описывали.
        - Чёрт! - Лёша метнулся к шкафу и достал оттуда металлический кейс, в котором лежало два 20-ти зарядных пистолета и несколько обойм к ним.
        - У кого из вас есть оружие? - обвёл он взглядом находящихся в комнате.
        - У меня, - ответил Григорий и достал пистолет из кобуры, пристёгнутой к щиколотке.
        - У меня тоже есть оружие, - добавил Винсент.
        Один пистолет Лёша оставил себе, а второй протянул Теплякову.
        - Нужно убираться отсюда побыстрее. Винсент, телепортируй нас, - попросил Меркулов.
        - Я не могу! - Винсент сокрушённо покачал головой. - Телепортация нескольких человек забирает много энергии, а телепорт ещё не перезарядился до конца.
        - Мог бы сказать об этом раньше, - недовольно буркнул Григорий. - Лёша, здесь есть запасной выход?
        - Да, в конце коридора есть пожарная лестница.
        Компьютер вдруг издал короткий звуковой сигнал, и на мониторе появилось всплывающее окно. Лёша и Роман подбежали к компьютеру, чтобы прочитать сообщение. Программа, которую запустил Роман, выдала оповещение следующего содержания: «Алгоритм шифрования опознан. Данные зашифрованы алгоритмом AES+RSA5+Blowfish».
        - Теперь понятно, - протянул Рома. - Она зашифрована тройным алгоритмом.
        - Нам нельзя здесь больше оставаться! Уходим, - Алексей выдернул флешку из USB порта.
        Тепляков тем временем отключил жёсткий диск и положил его себе в карман. Меркулов открыл дверь, осмотрелся и подал знак, что в коридоре никого нет. Все четверо вышли из квартиры и побежали к пожарной лестнице, которая находилась с противоположной стороны коридора. Когда Романенко, бежавший последним, уже входил в дверь, ведущую к пожарной лестнице, он краем уха услышал нечто похожее на шипение. На стене в трёх сантиметрах от него осталось чёрное дымящееся пятно. Мгновенно обернувшись, он увидел двух человек, которые стояли метрах в 30-ти на другой стороне коридора с нацеленными на него винтовками. Он быстро нырнул в дверной проём и начал спускаться по пожарной лестнице. Преследователи побежали за ним и вскоре добежали до пожарной лестницы. Вопреки ожиданиям Романенко, они не стали бежать по ней, а вместо этого начали стрелять из своих винтовок прямо сквозь пролёты, благо мощности винтовок это позволяли. Выстрелы довольно скоро прекратились - преследовали придумали кое-что получше стрельбы вслепую. Яркий луч прорезал лестницу вдоль, разрезав напополам ближние к стене пролёты. Все, кроме Лёши в этот
момент находились на дальнем от стены пролёте, на уровне пятого этажа, Романенко был на шестом. Когда в начале пролёта лестницу насквозь пробил лазерный луч, он отскочил к стене и прижался к ней спиной. Лестница начала крениться в противоположную от дома сторону. Угол наклона увеличивался с каждой секундой, послышался скрип гнущегося металла. Через секунду, под изумлённым и ошарашенным взглядом Лёши, лестница уже стремительно падала на проезжую часть. Возобновившиеся выстрелы из лазерных винтовок бесцеремонно напомнили ему, что, стоя на оставшемся висеть на стене куске лестнице, он долго не протянет. И Романенко прыгнул вперёд. Уже начиная свой недолгий полёт в сторону падающей большей половинки лестницы, он увидел, как она зацепила электрические провода высокого напряжения и повисла на них. Через металл прошло напряжение в несколько тысяч вольт. Да, теперь он вполне успевал «догнать» лестницу, и теперь она не рухнет на асфальт раньше, чем он. Сложность была в том, что из вариантов были только: поджаривание до хрустящей корочки, если он решит зацепиться руками за металл под напряжением, либо
расплющивание в лепёшку об землю, если удастся пролететь мимо. На большое счастье Лёши и остальных, находившихся на лестнице, провода почти сразу оборвались под весом конструкции. Через мгновение на лестницу приземлился Романенко, сразу вцепившийся в неё, как паук в паутину, после чего лестница рухнула на асфальт.
        Пассажиров экспресса «стена дома - земля» спасли нанороботы. Они-то и приняли на себя всю силу чудовищного удара током. Теперь они перегоревшими крошечными песчинками плавали в крови людей, ожидая вывода из организма печенью. Меркулову кроме этого повезло больше всех. При падении он отделался всего парой-тройкой крупных ссадин и ушибов и смог довольно быстро выбраться из импровизированной ловушки, а затем начать помогать выбираться из неё остальным, которым повезло не так сильно - Романенко при падении повредил об торец ступеньки рёбра, Тепляков получил лёгкое сотрясение мозга, а Винсент сломал правую руку.
        Преследователи не теряли времени даром. Увидев относительно удачное приземление лестницы с людьми, они разделились. Один исчез в проёме, из которого они вели огонь, видно, намереваясь спуститься вниз, пока пострадавшие не очухались. Второй остался наверху, следить, чтобы добыча никуда не убежала. Он не стал ждать, пока Меркулов поможет всем, для более удобного прицеливания перебрался на уцелевший кусок пожарной лестницы, как и Лёша, прижался к стене спиной и прицелился из винтовки. Левая рука Винсента змеёй скользнула под плащ, затем так же молниеносно появилась, но уже с предметом, очень отдалённо напоминающим бластеры из фантастических фильмов. Винсент направил его на целящегося в них человека и часть лестницы под ним вместе с куском стены дома как будто разворотил невидимый взрыв. Железо и камень, меняя одну нелепую и сюрреалистичную форму за другой, раздались по сторонам, как лепестки раскрывшегося цветка. Броня человека пошла крупной рябью, но выдержала. А вот он сам, неловко взмахнув руками, и выронив винтовку, полетел вниз. Несколько секунд полёта, и затем глухой удар.
        - Чёрт бы их побрал. Да откуда они взялись? - прошипел Роман, держась за голову.
        - Мы выясним это позже, а сейчас нам нужно уйти отсюда как можно дальше, пока дружок этого летуна не спустился к нам, - Меркулов кивнул на неподвижное распростёртое на земле тело в броне и продолжил вытаскивать застрявших.
        - Я не могу идти, у меня кружится голова, даже стоять тяжело, - сказал Роман, когда Григорий вытащил его из-под лестницы и не без труда поставил на ноги.
        - Разве нанороботы не должны были его вылечить? - Романенко в свою очередь помог подняться Винсенту, несмотря на боль в груди.
        - Должны были, но они мертвы. Их убил разряд высокого напряжения, - он достал ёмкость с нанороботами, цвет которой превратился из бирюзового в чёрный. - То же самое и у твоих друзей. А больше инъекций у меня нет, - Винсент виновато посмотрел на Лёшу.
        - Неудачно, - Алексей поджал губы. - Ладно, берём Рому под руки и…
        - Ложись!!! - его прервал крик Меркулова.
        Все инстинктивно подчинились и упали на землю, над ними прошипел лазерный выстрел. Напарник упавшего преследователя спустился. Прошипело ещё несколько выстрелов. Романенко и остальных уберегло только то, что они укрылись за лестницей, и противник не видел точно куда стрелять. Но надолго такого укрытия не хватило бы. Их снова спас Винсент. Под человеком в броне уже знакомо разошлась лепестками в стороны земля, а сама броня пошла рябью. Винтовку буквально вырвало из его рук, а самого отбросило назад. Меркулов, было, рванулся за выпавшим оружием, но его остановил властный окрик Винсента:
        - Стойте! Нет времени, он сейчас очухается! Бежим!
        И они побежали. Рому поддерживали под руки Григорий и Лёша. Пробежали они всего ничего, метров 100 и только-только успели завернуть за угол, как до них донёсся рёв заведённого двигателя.
        - Ходу! - Романенко на бегу оглянулся назад. Ещё 20 -30 секунд и из-за поворота покажется джип преследователей.
        - Я больше не могу идти. Я останусь здесь, - Тепляков еле волочил ноги, несмотря на поддержку.
        - Ты с ума сошёл?! - возмущённо прикрикнул на него Лёша.
        - Бегите! Без меня вы сможете от них оторваться, - Рома попытался вырваться из рук товарищей, но его, естественно, никто не отпустил.
        - Нет, ты ценный член команды. Ты нужен остальным. Я задержу их, - неожиданно сказал Меркулов и остановился.
        Все уставились на него с удивлением.
        - Они уже скоро будут здесь! Бегом марш! Это приказ! - крикнул Григорий, в его руке появился пистолет, выхваченный из кобуры.
        Лёша молча кивнул, обхватил Рому за пояс, закинул его руку себе на плечи и потащил дальше. Винсент на секунду задержался.
        - Возьмите, вам это сейчас нужно больше, - он протянул Меркулову то самое оружие, из которого стрелял по людям в броне. - Нажмёте эту кнопку, чтобы выстрелить. Удачи, - Винсент мгновение помедлил, затем развернулся и побежал догонять Романенко и Теплякова.
        Асфальт рядом с углом дома, за который они недавно повернули, расцвёл пятном света от фар, а затем на дорогу выскочил Hummer. Расстояние до него было метров 30, не больше.
        Меркулов неуверенно нацелил новое для него оружие на повернувший на полном ходу и теперь несущийся во весь опор джип и выстрелил. Передняя часть джипа мгновенно обзавелась новым «лепестковым» дизайном. Её разворотило знатно, колёса, мотор и часть лобового стекла теперь представляли однородную искорёженную массу. Hummer, скрежеща металлом по асфальту, протянуло ещё с пару метров, после чего он остановился. С десяток секунд ничего не происходило, и Меркулов, было, уже обрадовался, что можно бежать догонять своих, как заклинившую дверь прорезал луч лазера, а затем она отлетела от удара бронированным ботинком изнутри. Меркулов мгновенно оценил свои шансы выжить на открытом пространстве, как нулевые, и спрятался за припаркованным грузовиком. Сделал он это очень своевременно, так как в следующее мгновение грузовик начали методично прошивать насквозь лазерные лучи. На этот раз, правда, Меркулову было чем ответить. Ему до ужаса надоело бегать от этих незнакомцев. Кем они себя возомнили в этих костюмах? Богами? Улица вспучилась и принялась выворачиваться наизнанку, когда Григорий зажал кнопку выстрела
своего чудо-оружия. Стрелять из него было одно удовольствие - никакой отдачи, никаких вспышек огня из дула. Преследователь предпринял неудачную попытку увернуться, но отлетел в стену дома. Однако, на этот раз винтовку не выпустил и навскидку выстрелил в Григория, по счастью, промазав. Тот спрятался за грузовиком, а когда снова выглянул из своего укрытия, неприятеля нигде не было видно. Меркулов мгновенно покрылся холодной испариной. В голове промелькнула мысль, что, возможно, у костюма незнакомца есть функция стелс. Тогда долго он не продержится. Он принялся очень медленно, аккуратно и по возможности бесшумно обходить грузовик. Развороченная улица была пуста. Внезапно полковник сообразил, что расстояние между асфальтом и днищем грузовика достаточно большое, чтобы там… Он не стал додумывать мысль и резко опустился на корточки, одновременно нацеливая оружие в зазор. Взгляд его упёрся в направленный на него ствол лазерной винтовки. Теперь он мог хорошо рассмотреть его. Короткое мгновение они с человеком в броне смотрели друг на друга. Затем прозвучал выстрел…
        Тепляков, Романенко и Винсент забежали за угол дома, который находился в 150-ти метрах, и, тяжело дыша, остановились. Телепорт подал тихий мелодичный сигнал, дав понять, что его батареи полностью зарядились. Винсент тут же достал его и ввёл координаты для телепортации.
        - Готово! Сейчас мы переместимся, - предупредил он.
        Винсент нажал кнопку на телепорте и все трое исчезли. Спустя пару мгновений они появились в безлюдном переулке между домами. Абсолютно неожиданно для себя Алексей обнаружил, что небо начинает светлеть, хотя по его часам сейчас должно было быть всего полвторого ночи.
        - Где мы? - Романенко повернулся к Винсенту. Тут его поджидала ещё одна неожиданность - Винсента с ними не было. - Чёрт! Рома, посиди здесь, я сейчас вернусь, - он усадил Теплякова на невысокий сбитый из досок ящик, который валялся рядом и пошёл осматривать переулок.
        Нигде не было и следа Винсента. Если это была ошибка телепортации, то его могло закинуть куда угодно, и шансы обнаружения были, мягко говоря, небольшие. На фасаде одного из зданий Алексей увидел синюю табличку: «Севастопольская школа № 5».
        «Значит, мы всё ещё в Севастополе», - подумал он. - Хорошо, что не оказались в другой стране, или ещё где похуже.
        Далеко отходить от раненого друга Лёше не хотелось, поэтому он вернулся к Роме, закинул его руку себе на плечо, и они пошли к проезжей части.
        - Как ты себя чувствуешь? - Алексей взглянул на бледного Теплякова. Вместо ответа того вырвало.
        - Голова раскалывается. Мне трудно сосредоточиться на чём-то. Мысли все перемешались, - сплюнув горькую слюну, ответил тот.
        - Потерпи ещё немного. Я отвезу тебя в больницу.
        Они вышли на тротуар, и Лёша сразу приметил Nissan Maxima QX, хозяин которой, не заглушив двигатель, вышел справить малую нужду тут же под забором. Романенко решил воспользоваться ситуацией. Они подошли к машине.
        - Статья 296, мелкое хулиганство. Нарушаем-с, - Лёша положил руку на плечо вздрогнувшего водителя.
        - Да я тут… Мне очень надо было… - принялся оправдываться мужик, разворачиваясь и застёгивая ширинку.
        Увидев, что Романенко отнюдь не в форме, а в запачканной обычной одежде, он умолк на полуслове.
        - Так ты не полицейский? - он сплюнул Лёше под ноги. - Чего пугаешь? Тебе-то какое дело? Иди, развлекайся в другом месте, пока по морде не получил, - водитель сжал кулаки.
        - Спокойнее, я удостоверение дома забыл, - Лёша широко улыбнулся. - А вот табельное оружие прихватил, - он похлопал по торчавшей из-за пояса рукояти пистолета. - Машину твою я конфискую, видишь - человеку плохо. Надо отвезти в больницу.
        - Вы обязаны взять меня с собой, - мужик мгновенно сбавил тон.
        - Можешь пожаловаться на меня в ближайшее отделение, если хочешь, - Романенко ещё раз улыбнулся, и, не слушая тираду водителя про поганых ментов, которые позволяют себе, что хотят, повёл обустраивать в машине Рому.
        Он усадил Теплякова на переднее сидение и откинул его спинку, чтобы тот находился в горизонтальном положении - так его голова не сильно болела. Затем Романенко сел на водительское сиденье и захлопнул дверцу. К машине подлетел владелец.
        - Где забрать-то хоть, скажи! - упавшим голосом попросил он.
        - Возле больницы, сказал же, что туда везу. Тут в паре кварталов есть одна… Знаешь? - дождавшись утвердительного кивка, Лёша закончил. - Не волнуйся, тачка будет целая, - после чего он поднял боковое стекло и нажал на газ.
        В больнице они были уже через пять минут. Лёша затащил Романа в приёмное отделение, переговорил с дежурным врачом. Пришлось наплести про нападение гопников. Теплякова положили на носилки и увезли в отделение травматологии. Лёша прождал около 40 минут в коридоре, пока к нему вышел врач с рентгеновскими снимками.
        - Доктор, скажите, как он? - обеспокоенно поинтересовался Романенко, привставая с кресла.
        - На снимках видно, что несколько шейных позвонков сместились и частично пережали артерию, из-за этого и сильная головная боль. К тому же, у него сотрясение мозга средней тяжести, - ответил доктор.
        - Средней? Чёрт… А когда он поправится?
        - Мы вправили позвонки, кровоток восстановился, но ему нужно отдохнуть хотя бы несколько дней. Не волнуйтесь, с вашим другом всё будет в порядке. Можете пройти в палату. Я оставлю вас, у меня ещё много других пациентов, - доктор сделал приглашающий жест рукой, а затем ушёл по своим делам.
        Алексей вошёл в палату. Тепляков лежал на койке с перебинтованной головой.
        - Ну как ты? - участливо спросил Алексей.
        - Уже намного лучше. Не мутит, и сознание прояснилось, - Рома потрогал бинты, - Но голова всё же ещё побаливает. Кстати, а где Винсент?
        - Не знаю. Он исчез во время телепортации. Здесь мы появились уже без него.
        - Он бросил нас?
        - Не думаю. Вряд ли он сюда приходил только за тем, чтобы потом исчезнуть. Что-то здесь не сходится… - Лёшу прервали раздавшиеся в коридоре крики. - Что за деньки пошли, ни секунды покоя. Что там стряслось? - Лёша приоткрыл дверь палаты и выглянул в коридор.
        Из палаты хорошо просматривалась приёмная. Врачи и пациенты в панике покидали больницу. Среди бегущей толпы Лёша увидел уже знакомого ему человека в бронекостюме с лазерной винтовкой в руках, он шёл в их сторону, обыскивая каждую палату. Позади него лежало тело охранника. Бедняга, видно, пытался выполнить свой долг и поплатился за это жизнью.
        - Наш старый знакомый снова нас нашёл. Собирайся, - скупо бросил Алексей, кидая Роману его одежду, висевшую до этого на спинке стула.
        - Достал уже, честное слово! - Роман начал в спешке одеваться.
        - Скорее! Вылезай в окно, - поторопил его Романенко.
        Человек в бронекостюме уже проверял соседние палаты. Совсем скоро он заглянет и к ним. Палата находилась на первом этаже, поэтому вылезти через окно не составило труда.
        - Бежим к машине! - скомандовал Лёша, спрыгнув на землю. Затем помог вылезти Роману.
        Nissan был припаркован недалеко от въезда в больницу. Они быстро добежали до него, Лёша завёл двигатель, и вырулил на проезжую часть. Они были не одни. Возле выезда из больницы появился второй преследователь, видно, он специально остался здесь, на случай их побега. Он, не медля, открыл по ним огонь. В заднем и переднем стёклах, шипя, образовались дырки. Лазерный луч прошёл ровно между Лёшей и Ромой. Романенко принялся остервенело крутить руль, пуская автомобиль по кривой зигзагообразной траектории. Это помогло. Ещё несколько выстрелов образовали дырки в кузове, но, на счастье, ни людей внутри, ни какие-либо важные механизмы не задели. Вскоре Nissan скрылся за поворотом.
        - Чёрт возьми, да кто такие эти ребята и как им удаётся каждый раз нас находить? - возмущённо спросил Роман.
        - Я сам очень хотел бы узнать ответ на этот вопрос, - задумчиво ответил Алексей. - Хорошо бы это были не те двое, что достали нас во время расшифровки у меня на квартире. Потому что, иначе, это значит, что Гриша… - он не договорил и погрузился в свои невесёлые мысли.
        Как их всё время находили? Что вообще происходит? Что с этим делать и как выбраться из внезапно обрушившегося на них ада? Ответов на эти вопросы не было, но их необходимо было найти, если они хотят выжить… Додумать Лёше не дали. Боковое зеркало со стороны водителя внезапно испарилось, оставив после себя оплавленный огрызок. Короткий взгляд в зеркало заднего вида, и Романенко, чертыхнувшись, вдавил педаль газа в пол, прильнув к рулю. Их преследовал джип, из окна которого высунулся один из рейдеров. Слишком задумался, нужно было путать следы, но теперь было поздно ныть, нужно было всеми силами уходить от погони. Романенко резко свернул на другую дорогу, которая вела к выезду из города. Дорога была пустая, и Лёша смог выжать из машины максимальную скорость. Преследовавший их джип не отставал. Так, как Алексей вёл машину сейчас, он не водил никогда в жизни. Любой профессиональный гонщик позавидовал бы. Тем не менее, их автомобиль обзавёлся ещё парой-тройкой оплавленных дырок и Лёша стал опасаться, что, даже если их не убьёт выстрелом, то им банально не останется на чём ехать, машина и так уже начинала
напоминать швейцарский сыр. В полукилометре впереди дорога уходила вниз. На мгновение Романенко показалось, что оттуда доносится шум винтов вертолёта, а в следующее - над дорогой поднялся Ми-24 с полным комплектом вооружения. С подвесок сорвались две ракеты и полетели в их сторону. Лёша инстинктивно сжался. Вот и всё, приехали… Но летящая смерть пронеслась с обеих сторон от Nissan`а и попала в джип, разорвав его в клочья.
        - Водитель Nissan`а, заглушите двигатель, - голос из громкоговорителя вертолёта казался безликим.
        Романенко остановил машину и выполнил требование неизвестного. Вертолёт приземлился в десятке метров от них. Из него выбежали несколько десантников с нашивками ВВС РФ с автоматами и заняли оборонительные позиции. Как ни странно, целились они совсем не в их машину. Один из них подошёл к Nissan`у.
        - Разрешите представиться. Я старший лейтенант Кузьмин. Вы Алексей Романенко? - десантнику пришлось перекрикивать шум винтов.
        - Да.
        - А это Роман Тепляков? - уточнил старлей.
        - Да, - у Романенко не оставалось сил на развёрнутые ответы, он был вымотан морально и физически.
        - Нам приказали доставить вас в штаб. Вы оба должны пройти с нами. Попрошу вас выйти из машины.
        Романенко и Тепляков вышли из машины и последовали за военным. Остальные десантники направились за ними, не переставая держать под прицелом окружающую местность. Как только все сели в вертолёт, он сразу же взлетел и направился на юг.
        - Ваш пилот ничего не перепутал? Мы ведь летим в открытое море! - крикнул на ухо Кузьмину Романенко.
        - Не волнуйтесь, мы знаем что делаем, - уверенно ответил тот.
        Лёша не особо в этом сомневался, он, скорее, надеялся получить ответ, почему именно они летят в открытое море. Но, видно, придётся потерпеть, прежде чем он это узнает. Минут через 20 вертолёт остановился и завис в воздухе.
        - Прилетели, - сообщил Кузьмин.
        - Куда прилетели? Здесь ничего нет! - Лёша обвёл взглядом морскую гладь. Он надеялся хотя бы на ожидающий их корабль, а то и целую водную станцию.
        - Это не совсем так, - Кузьмин взглянул на наручные часы. - Через минуту всё узнаете.
        Прошло совсем немного времени, и под вертолётом появился и стал увеличиваться в размерах тёмный силуэт. Что-то большое приближалось к поверхности. Вода вспенилась и на поверхность вынырнула огромная подводная лодка. Субмарины таких размеров Лёша ещё никогда не видел. Она была метров 300 в длину и около 40 в диаметре. Её верхняя палуба была настолько большая, что на ней смог без труда сесть Ми-24.
        Лёша и Роман в сопровождении Кузьмина вышли из вертолёта. На палубу поднялось несколько офицеров, которые подошли к ним и отдали честь.
        - Алексей Романенко и Роман Тепляков доставлены, - отчеканил старший лейтенант.
        - Вы можете быть свободны. Отправляйтесь на базу, - кивнул один из офицеров.
        - Так точно! - Кузьмин быстро приложил руку к голове и побежал к вертолёту.
        Вскоре Ми-24 взлетел с палубы.
        - Прошу за мной, - офицер развернулся и направился прочь.
        Лёше и Роме не оставалось ничего, кроме как под присмотром остальных офицеров пойти за ним следом. Они продолжали теряться в догадках, кто все эти люди, и зачем их доставили сюда. Через пять минут они уже были на мостике, где их встретил капитан.
        Он выглядел уже немолодо. Навскидку ему было лет 50, может быть 55. Рост - 185 -190 см, стройное телосложение, глаза зелёного цвета, чёткие черты лица, слегка курносый нос, волосы уже частично седые. Хоть капитан и был немолодым, но чувствовалось, что он был весьма бодр и держал себя в отличной физической форме.
        - Здравствуйте, господа. Позвольте представиться - капитан второго ранга Андрей Дементьев.
        - Капитан третьего ранга Алексей Романенко, - Лёша отдал честь.
        - Агент ГРУ Роман Тепляков, - Рома в свою очередь пожал Дементьеву руку.
        - Скажите, зачем мы здесь? - задал мучающий его вопрос Романенко.
        - Я расскажу вам всё по порядку. Вы сейчас находитесь на сверхсекретной подводной лодке российского флота под названием «Снегирь». Мы не относимся ни к одной из известных вам организаций. Мы отдельное звено, призванное отслеживать особо опасные события, непосредственно угрожающие нашей стране. И одно из таких событий недавно произошло. Нам стало известно, что машина времени вновь запущена и первые проявления изменения реальности уже наблюдаются во многих местах планеты. Мы считаем, что кто-то намеренно хочет изменить историю в своих личных целях. Я думаю, что вы уже в курсе, к каким последствиям привёл запуск машины времени в прошлый раз. Мы не можем допустить, чтобы наша реальность изменилась ещё раз. Неизвестно, насколько хуже всё может стать.
        - Да, мы в курсе сложившейся ситуации, - признался Романенко. - Вам известно кто за всем этим стоит?
        - Мы допросили и проверили всех, кто был связан с первоначальным проектом, но это не дало никаких результатов. Нам так же до сих пор неизвестно, где находится сама машина времени. Наши агенты сейчас проверяют все возможные места её нахождения, но поиски идут слишком медленно, так как у нас нет никаких зацепок, - с горечью сказал Дементьев. - Мы осведомлены, что у вас есть флеш-накопитель, возможно содержащий, информацию, которая может нам помочь. Если это действительно так, то это может пролить свет на происходящее и помочь нам исправить все последствия, причинённые её запуском.
        - Но зачем вам понадобилось привозить нас сюда? Вы могли просто забрать флешку и дело с концом, - подметил Роман.
        - Да, это так, но вы один из лучших дешифровщиков на территории СНГ. Даже у нас в отделе нет таких специалистов как вы. Без вас расшифровка заняла бы непозволительно долгое время, - в голосе Дементьева не было ни капли лести, он просто констатировал факт. - А что касается вас, Алексей Дмитриевич, мы некоторое время следили за вами и должен признать, что вы проявили недюжинную храбрость и самоотверженность, защищая малознакомых вам людей и сражаясь с превосходящими силами противника. Такие как вы всегда будут нужны нашему подразделению. Я буду рад, если вы останетесь с нами, - закончил свою речь капитан.
        - Я польщён такими лесными отзывами в свой адрес, - серьёзно ответил Алексей. - Я слишком многое прошёл, чтобы сейчас вот так просто всё бросить и уйти в сторону, так что можете на меня рассчитывать.
        - Замечательно! Я очень надеялся услышать от вас именно эти слова, - капитан улыбнулся. - Я бы хотел показать вам наш командный центр. Прошу за мной.
        - Прошу прощения, капитан, - Тепляков покачал головой. - Я бы хотел заняться дешифровкой флешки как можно скорее, осмотреть вашу замечательную субмарину я смогу потом, когда проблема будет решена.
        - И то верно, - Дементьев кивнул. - Мой помощник проведёт вас в каюту, где мы уже приготовили всё необходимое оборудование. Александр, - он обратился к одному из офицеров, - проводи товарища Теплякова. Если ему будет нужно что-нибудь ещё - немедленно предоставь.
        - Так точно, товарищ капитан! - офицер козырнул и обратился к Роману. - Пройдёмте со мной.
        - Ты уж не подведи, - Алексей достал флешку и протянул её Теплякову.
        - Обижаешь! - Рома фыркнул и вслед за офицером скрылся за переборкой.
        - Нам сюда, - указал Лёше на проход в следующий отсек Дементьев.
        Романенко отправился вслед за ним. Он оказался под впечатлением, когда увидел их командный центр. Он был набит электроникой под завязку. Везде висели огромные AMOLED дисплеи. На одном из них он заметил сегодняшнее время и дату - понедельник, 15 июня, 13:30. Рабочие места моряков были оборудованы новейшей аппаратурой, которую официально ещё даже не выпускали. Прирост производительности такого оборудования по сравнению со старыми образцами составлял до 150 %. В общем, субмарина была напичкана всеми передовыми технологиями, существующими на сегодня и даже теми, которые ещё не присутствовали на рынке. Они вернулись на мостик.
        - Вы тут неплохо устроились. Денег на всё это явно не пожалели! - с восхищением сказал Романенко.
        - На безопасности страны никогда не экономят.
        - А где мы находимся?
        - Мы сейчас примерно в 30-ти километрах от побережья Крыма на глубине 105 метров, но мы постоянно перемещаемся.
        - Товарищ капитан, сонар обнаружил объект, - сообщил оператор радиолокационной станции.
        - Какой именно?
        - Сканер определяет его, как американскую субмарину класса «Вирджиния».
        - Какого чёрта им здесь понадобилось? - риторически поинтересовался капитан недовольным тоном.
        - Они достаточно быстро приближаются - 40 узлов, расстояние - 7 миль, - продолжил докладывать оператор.
        - Свяжитесь с ними, - приказал Дементьев.
        - Одну секунду… Можете говорить.
        - Вы подплываете к территориальным водам Украины. Назовите себя и цель вашего прибытия, - громко и отчётливо произнёс Дементьев на довольно неплохом английском.
        - Я гиенерал-майор Уильям Грейнджер, командование ВэЭмЭф СеШеА, ми приплыли сюда, потому что ви нас визвали. Нам сообсчили, что ето очьено срочно, - незамедлительно ответили на ломаном русском.
        - Вас никто не вызывал, - озадаченно ответил Дементьев, перейдя на русский, затем, подумав, добавил. - По крайней мере, мне об этом ничего не известно.
        - Нам било приказано приплыть по етим координатам, - голос Грейнджера теперь звучал более неуверенно.
        - Я уполномочен открыть огонь по любому подводному или надводному судну, приблизившемуся к нашим границам без видимой на то причины, - с нажимом сказал Дементьев.
        - Сообщите вашему командованию, что прибила амьериканская субмарина «Оклахома». Я уверен, что ето какая-то ошибка. О нашем прибытии должны были вам сообсчить, - скороговоркой выпалил Грейнджер.
        - Нам ничего о вас не сообщали. Приказываю вам остановиться и ждать. Сейчас я свяжусь с командованием, - Дементьев грозно посмотрел на пятно американской подлодки на экране сонара, как будто Грейнджер мог увидеть его взгляд, затем отошёл в сторону, чтобы по специальному каналу связаться с их ведомством в Москве, но вызвать главный штаб не получилось.
        - В чём дело? - поинтересовался он у связиста.
        - Нас кто-то глушит, товарищ капитан. Кажется, источник помех - «Оклахома», но я не уверен, - ответил офицер, отвечающий за связь.
        - Полковник, они всё ещё не сбавили скорость, - оператор РЛС внимательно наблюдал за показаниями сонара и нескольких сканеров.
        - Чёрт возьми, генерал-майор, я же сказал вам остановиться и ждать пока я не свяжусь с командованием, - Дементьев повысил голос.
        Он не договорил фразу, связь прервалась.
        - Да что происходит, Егор?
        - Нас глушат на всех частотах, я ничего не могу с этим сделать, - связист развёл руками.
        - «Оклахома» уже в 4 милях от нас…
        - Капитан, что вы намерены делать? - Романенко встал рядом с Дементьевым и посмотрел на него.
        - Показать им, что они не правы, - Андрей был хмур. - Приготовить к стрельбе первый торпедный аппарат.
        - Вы их вот так сразу уничтожите? Может, он не смог вас услышать, связь то прервалась.
        - А если успел, то, возможно, он что-то замышляет, и, бездействуя, я подставлю своих ребят и имею шансы пропустить мимо себя потенциального врага, - отмахнулся Дементьев. - Не волнуйся ты так, первый выстрел по традиции предупредительный. Цель - винт «Оклахомы»…
        - Капитан, датчики засекли ещё одну субмарину, но я не могу определить её тип, - внезапно прервал Дементьева оператор РЛС. - Она находится… - он запнулся, - под нами, почти вплотную.
        - Что?! Почему вы не заметили её раньше?! - Дементьев резко повернулся к нему.
        - Её не было слышно, и на сонаре подлодка не отображалась. Они готовят торпедные аппараты. Судя по траектории цель - «Оклахома», - оператор выглядел совсем растерянно.
        - Они хотят нас подставить! - мгновенно понял Андрей. - Приготовить первый, второй и третий торпедные аппараты, выйти на курс перехвата! Цель - неопознанная подлодка! С «Оклахомой» разберёмся потом.
        - Они затопили торпедные аппараты… Стреляют… Одна… Две… Нет, три торпеды! - доложил оператор РЛС.
        - Сколько им плыть до цели? - резко спросил Дементьев.
        - Примерно две мили… Подождите, Оклахома выпустила ловушки и меняет курс, они начали маневрирование. До столкновения 10 секунд…
        Ловушки сработали для двух из трёх торпед. Те взорвались в безопасном отдалении от американской подводной лодки. Третья продолжила упрямо плыть к цели. Всё же маневрирование помогло и она, пройдя в десятке метров от «Оклахомы», ушла в открытое море.
        - Они увернулись от торпеды! - сквозь напряжение в голосе оператора пробились нотки радости.
        - Вот и славно. А теперь прижмём самозванцев! Огонь! - скомандовал Андрей.
        - Торпеды выпущены! Неопознанная подлодка развернулась на 180 градусов и уходит! - и почти сразу же. - «Оклахома» меняет курс, они выпустили две торпеды… По нам!
        - Они там совсем слепые что ли?! Ловушки и уходи влево на 90! - быстро распорядился капитан.
        - Неопознанная подлодка исчезла, сонар её больше не видит! Наши торпеды продолжают движение, по-видимому, они не попали в цель.
        «Снегирь» выпустил четыре автономных перехватчика, которые устремились к приближающимся торпедам. Сама подлодка принялась разворачиваться на 90 градусов, но не успела уйти на достаточное расстояние. Громада «Снегиря» оказалась недостаточно манёвренна, и торпеды взорвались в опасной близости от её борта. Субмарину хорошо тряхнуло, вырубилось электричество, но через несколько секунд включился резервный источник питания. Зазвучал аварийный сигнал.
        - Корыто дырявое! Теперь от любого толчка ломаться будет?! Устраните неисправность, быстро! - крикнул Дементьев. - И угостите наших тупых американских друзей ответным гостинцем! Четвёртый и пятый торпедные аппараты, огонь!
        - Капитан, обнаружена ещё одна американская подлодка. Быстро приближается со стороны «Оклахомы»… Зафиксировано появление трёх торпед позади нас! Предположительно, выпущены неизвестной подлодкой! Цель - «Оклахома»! - оператор РЛС повысил голос, чтобы перекричать аварийную сигнализацию.
        - Да куда ж он лезет?! - рявкнул капитан. - Сами разберёмся! Его очередь ещё подойдёт!
        Включилось внутреннее радио, и раздался голос инженера:
        - Докладываю о повреждениях: выведены из строя основные цепи распределения энергии, а так же несколько управляющих цепей по правому борту. Реактор не повреждён. Временно не сможем выпускать ловушки, а так же торпеды по правому борту.
        Услышав, что реактор в порядке, многие вздохнули с облегчением. Однако капитан не ответил, он неотрывно следил за выведенным на главный экран изображением с сонара. Пять маленьких точек - торпеды «Снегиря» и неизвестной подлодки - приближались к одной большой - «Оклахоме».
        - «Оклахома» применила манёвр уклонения и выпустила приманки… Наши торпеды и одна торпеда неизвестной подлодки обезврежены, оставшиеся две не среагировали на приманки… Попадание. «Оклахома» уничтожена, - взволнованным голосом сообщил оператор.
        - Чёрт… Всё же не думал, что это зайдёт так далеко. Инцидент мог ограничиться переговорами с командованием. Что со связью? - глухо спросил Дементьев.
        - Нас всё ещё глушат, - тут же ответил связист.
        - Вторая американская субмарина выпустила по нам две торпеды! - вклинился оператор.
        - Спуск перехватчиков всё ещё не функционирует!
        - Как «вовремя»… - капитан поджал губы. - Господа… Применить защитный манёвр «Альфа 7».
        На секунду в рубке воцарилось молчание, прерываемое только звуками сирены. Все смотрели на капитана.
        - Т… так точно! - наконец, дрожащим голосом ответил рулевой. - Экстренное всплытие! Продуваю балласт!
        - Произвожу наведение на цели! - отрапортовал артиллерийский офицер.
        - Что ещё за «Альфа 7»? - Романенко уставился на Дементьева.
        - Увидишь, - капитан улыбнулся краешками губ.
        «Снегирь» тряхнуло, и он медленно и неуверенно начал идти вверх. Одновременно с этим донёсся голос артиллерийского офицера:
        - Огонь по целям!
        Из левых носовых торпедных аппаратов подлодки вырвались четыре торпеды, которые повернули почти под прямым углом и устремились на перехват вражеских, по две на каждую.
        - Вы собираетесь сбить торпеды… торпедами?! - Лёша глазам своим не верил.
        - Очень надеюсь, иначе нам крышка… - Андрей схватился за стоящий рядом стол. - Советую держаться за что-нибудь, может потрясти.
        Романенко незамедлительно последовал его примеру.
        Все затаили дыхание, точки своих и вражеских торпед сближались на экране гидролокатора… Ещё немного…
        - Первая торпеда промазала… - раздался охрипший от волнения голос оператора РЛС, - вторая торпеда промазала… Третья торпеда… Попадание! Вражеская торпеда уничтожена! - и тут же. - Четвёртая торпеда промазала!
        - Торпедные аппараты не успеют перезарядиться, - капитан сглотнул ставшую вязкой слюну.
        Оставшаяся невредимой вторая вражеская торпеда неумолимо приближалась. «Снегирю» не хватило всплыть ещё всего на несколько метров, чтобы она прошла под ним… Прозвучал приглушённый взрыв, подлодку тряхнуло. Торпеда оказалась особого типа, вместо взрывной волны она поражала корпус высокотемпературной смесью, которая буквально прожигала его. В зону поражения попали гребные винты (от них остались оплавленные огрызки) и небольшая часть кормовой обшивки. В выжженную дыру хлынула вода.
        - Пробоина в кормовой части! - ожило радио.
        - Задраить кормовой отсек! - прорычал Дементьев. - Коэффициент всплытия?
        - 78 % и уменьшается! - доложил рулевой.
        - Кормовому балласту хана… дай Боже вытянуть на остальных, - Андрей сжал край стола так, что побелели пальцы, весь подался вперёд. Он был напряжён как струна, как будто этим напряжением мог помочь своей подлодке всплыть. - Уничтожить гадов экспериментальными, - негромко, еле сдерживая ярость, приказал он. - Девятый и десятый кормовые торпедные аппараты, товсь… Огонь!
        Из кормовых торпедных аппаратов вырвались длинные и узкие как игла торпеды нового поколения. Эта разработка ещё не была поставлена на поток, оснащён ею был только «Снегирь». За базу новинки были взяты торпеды «Шквал», у которых были улучшены гидродинамические свойства, за счёт чего скорость движения в водной среде увеличилась до 600 км/ч. Кроме того, добавился модуль самонаведения, с возможностью переключения в режим ручного наведения. В данном случае этого не потребовалось. Всего за 18 секунд торпеды преодолели разделяющее подлодки расстояние и, успешно миновав выпущенные американской субмариной ловушки, взорвались. Сила взрыва была такова, что на «Снегире» попадали все, кто имел неосторожность вцепиться во что-нибудь недостаточно хорошо.
        Субмарина покачнулась, выровнялась, и, оставляя за собой след из вырывающихся пузырьков воздуха, продолжила всплывать. Ещё десяток метров и она оказалась на поверхности, с дифферентом на корму.
        - Капитан, американская субмарина уничтожена, - оператор РЛС, наконец, получил возможность нормально доложить обстановку.
        - Будут знать, как обижать русских, - капитан взглянул на ошеломлённого Романенко и подмигнул ему. - Так и живём.
        - Теперь, я полагаю, встанем на ремонт? - к Алексею, наконец, вернулся дар речи.
        - Куда ж денемся с уничтоженным-то винтом, - буркнул Дементьев. - Плюс, нужно придумать, как связаться с нашими.
        - Нас всё ещё глушат, - аккуратно встрял связист. - И я думаю, что…
        - Стойте! - оператор даже не заметил, как прервал Егора. - Две торпеды, движутся к нам от границы зоны действия сонара!
        - Теперь он взялся за нас, - Андрей мгновенно вспомнил об оставшейся целой и невредимой неопознанной подлодке.
        В глазах Дементьева плескалась ярость пополам с бессилием.
        - Капитан… - Романенко слегка коснулся плеча Андрея.
        Дементьев сжал зубы так, что выступили скулы.
        - Объявляю общую эвакуацию. Всем покинуть подлодку, - наконец, хриплым голом произнёс он.
        - Общая эвакуация! Всему экипажу немедленно покинуть подлодку! - приказ капитана тут же зазвучал по всей подлодке.
        - Идём, - Дементьев решительно потянул Романенко за собой.
        Экипаж подлодки составлял 115 человек. Все они начали в спешке покидать субмарину. Наружу успели выйти только 70 человек до того момента, как в «Снегирь» врезались одна за другой торпеды неопознанной подлодки. Первая попала в левый борт. В проделанную ею дыру хлынула вода и подлодку накренило. Романенко в этот момент уже находился на верхней палубе. Он смог устоять на ногах, но тут подоспела вторая торпеда, которая попала в оружейный отсек, вызвав мгновенную детонацию находившихся там боеприпасов. Хоть корпус подлодки и был двойным и из особо прочного титанового сплава, но взрыв разворотил его изнутри, практически уничтожив правую часть носового отсека. Взрывом Алексея, как и остальных моряков, успевших выбраться из подлодки, выбросило в море. В образовавшуюся пробоину тут же хлынула вода. Субмарина, разметав осколки, начала быстро погружаться.

* * *
        Романенко очнулся, когда почувствовал, что его кто-то тянет. Это был один из членов спасательной команды, которые прилетели на место катастрофы буквально в течение часа, то есть, как только узнали, что «Снегирь» погиб. Вверху над ними висел транспортный вертолёт МИ-26MS (медицинская модификация). Лёша хотел что-то сказать, но даже не смог открыть рот. У него было несколько глубоких порезов, нанесённых разлетевшимися во время взрыва осколками, он потерял большое количество крови и совсем обессилел. Его и остальных выживших (их оказалось около десятка) подняли на вертолёт и увезли в ближайший военный госпиталь.
        Алексей очнулся в больничной палате. Он обнаружил, что его грудная клетка перевязана, левая рука туго забинтована и ужасно болит, а в голове полная каша. Он долго пытался вспомнить, что же произошло, и как он здесь оказался, но ничего не получалось. У него была полная потеря кратковременной памяти. Всё, что случилось с ним за последнюю неделю, было, как будто, стёрто. Он лежал в постели прикованный наручниками за правую руку к ней же. Над входом в палату висели электронные часы, на которых отображалось время: 09:30. Вскоре в палату вошёл человек. Он был высокого роста, имел голубые глаза и хорошее спортивное телосложение, выглядел примерно на 45 -50 лет.
        - Позвольте представиться. Генерал-майор Игорь Василенко, военно-морской флот Российской Федерации.
        - Романенко…
        - Не трудитесь Алексей Дмитриевич. Я всё о вас знаю.
        - Что вам от меня нужно? - прохрипел пересохшим горлом Лёша.
        - Мне нужно знать, что произошло на той подводной лодке. Кто её уничтожил и почему?
        - На какой подводной лодке? Я вас не понимаю. И вообще, что я здесь делаю?
        В этот момент в палату вошёл доктор.
        - Товарищ генерал-майор, я не советую вам сейчас с ним разговаривать, он ещё слишком слаб и не оправился от травм, - сходу сказал он.
        - Я знаю, но мне нужно узнать, кто уничтожил нашу лучшую субмарину.
        - Я не понимаю, о какой субмарине идёт речь! Я никогда не служил на подводных лодках. И почему я прикован наручниками к кровати? - последний вопрос Лёша задал возмущённым голосом.
        - Так вы говорите, что не помните последних событий? - уточнил доктор, игнорируя его вопрос. Василенко же просто промолчал.
        - Каких событий? - непонимающе переспросил Алексей.
        - Этого я и боялся. Мы получили результаты МРТ. У вас сильное сотрясение мозга. Это вполне могло обусловить частичную потерю памяти.
        - Она восстановится? - обеспокоенно спросил Василенко.
        - Возможно, но я понятия не имею, когда это произойдёт, - честно ответил доктор.
        - Что последнее ты помнишь? - генерал-майор обратился к Романенко.
        - Помню, как пришёл вечером к себе домой, лёг спать, а проснулся уже здесь.
        - Какое сегодня, по-твоему, число? - продолжал генерал.
        - Вторник, 9 июня.
        - Сегодня действительно вторник, только 16 июня, а не 9.
        - Ничего себе… Что со мной случилось за эту неделю? Почему я весь в гипсе? И вы не ответили, почему я в наручниках.
        - Пожалуйста, оставьте нас, - попросил Василенко доктора и тот, кивнув, вышел из палаты. - Я постараюсь немного освежить твою память. Ты ездил в Одессу по увольнительной на 3 дня. Последнее, что нам известно это то, что ты находился на подводной лодке, принадлежащей военному ведомству Российской Федерации, которая вскоре после твоего появления на ней была уничтожена. Наши спутники засекли две другие подлодки в том районе. Неизвестно, кому они принадлежали, и что делали там, но есть предположение, что одна из этих субмарин потопила нашего «Снегиря». Кроме того, нам доложили, что на борту «Снегиря» находилась флешка с важными данными, которую с вами же и доставили. Где она?
        После слова «флешка» у Романенко в голове начали мелькать беспорядочные образы. Он вспомнил небольшой отрезок разговора, в котором упоминалось название подлодки. Перед ним возник образ высокого человека в кителе. «Вы сейчас находитесь на сверхсекретной подводной лодке российского флота под названием «Снегирь»», - сказал он ему. Слово «флешка» врезалось Лёше в память как лезвие бритвы, оно постоянно звучало у него в голове, ломая оковы беспамятства…

15 ИЮНЯ, 14:01. ЗА НЕСКОЛЬКО МИНУТ ДО ГИБЕЛИ СУБМАРИНЫ.
        - Кормовому балласту хана… дай Боже вытянуть на остальных, - Андрей сжал край стола так, что побелели пальцы, весь подался вперёд. Он был напряжён как струна, как будто этим напряжением мог помочь своей подлодке всплыть. - Уничтожить гадов экспериментальными, - негромко, еле сдерживая ярость, приказал он. - Девятый и десятый кормовые торпедные аппараты, товсь… Огонь!
        На мостик вбежал Тепляков.
        - У меня получилось! Я расшифровал информацию на флешке! - сказал он. - Мне удалось ускорить процесс расшифровки, задействовав для этого все свободные вычислительные ресурсы субмарины. Я перезаписал расшифрованные данные на флешку вместо зашифрованных и запаролил доступ к файлам. Пароль - восемь первых строчек из «Евгения Онегина» в китайской раскладке. По нему вы получите полный доступ ко всей информации, - он протянул Дементьеву, запаянную в герметичный пластиковый пакет флешку.
        - Пусть она пока побудет у тебя, - капитан повернулся к Романенко. - С тобой флешка будет в более надёжных руках.
        - Спасибо за оказанное доверие, капитан, - у Романенко не было карманов со змейкой, а простым он не доверял, учитывая сложившиеся обстоятельства, поэтому он просто крепко сжал её в руке.
        Субмарина покачнулась от ударной волны, после чего выровнялась, и, оставляя за собой след из вырывающихся пузырьков воздуха, продолжила всплывать.
        - Капитан, американская субмарина уничтожена.
        - Будут знать, как обижать русских, - капитан повернулся к Романенко. - Так и живём.
        - Теперь, я полагаю, встанем на ремонт? - поинтересовался Алексей.
        - Куда ж денемся с уничтоженным-то винтом. Плюс, нужно придумать, как связаться с нашими.
        - Нас всё ещё глушат, - заметил связист. - И я думаю, что…
        - Стойте! - прервал Егора оператор. - Две торпеды, движутся к нам от границы зоны действия сонара!
        - Теперь он взялся за нас, - Андрей мгновенно вспомнил об оставшейся целой и невредимой неопознанной подлодке.
        В глазах Дементьева плескалась ярость пополам с бессилием.
        - Капитан… - Романенко слегка коснулся плеча Андрея.
        Дементьев сжал зубы так, что выступили скулы.
        - Объявляю общую эвакуацию. Всем покинуть подлодку, - наконец, хриплым голом произнёс он.
        - Общая эвакуация! Всему экипажу немедленно покинуть подлодку! - приказ капитана тут же зазвучал по всей подлодке.
        - Идём, - Дементьев решительно потянул Романенко за собой.
        Романенко вместе с остальными побежал к выходу, он успел выбраться из субмарины в числе первых, но во время взрыва флешка вылетела у него из руки…
        Всё это пронеслось у него в голове как ураган. За несколько секунд Романенко вспомнил все события прошедших дней, но не подал и виду. Он решил, что лучше и дальше притворяться, что у него амнезия. Мало ли кто из вышестоящих чинов во всём этом замешан.
        - Ладно, склеротик, я зайду к тебе попозже. Надеюсь, что к тому времени память у тебя немного прояснится, - сказал Василенко. - И, кстати, приковали тебя за тем, чтобы ты никуда не убежал, если вдруг внезапно всё вспомнишь, - и он вышел из палаты.
        Через несколько минут в палату зашла медсестра, чтобы сменить Лёше капельницу.
        - Скажите, где я сейчас нахожусь? - спросил у неё Романенко.
        - Вы сейчас находитесь в Новороссийском госпитале для военнослужащих при военной базе. Вас доставили сюда на вертолёте несколько часов назад, - любезно ответила медсестра, и, сменив капельницу, вышла.
        … Пакет с флешкой плавал в открытом море и был уже далеко от места взрыва подводной лодки. И её бы никто не нашёл, но Роман предусмотрел возможность её потери и прицепил к ней маленький маячок, который сработал по истечении отведённого времени. Сигнал подавался на высокой частоте и его смог засечь один из ещё функционировавших российских спутников-шпионов. Примерно через час в этот район прилетел вертолёт ГРУ, флешку обнаружили и увезли в ближайшую штаб-квартиру в Сочи. Так как доступ к файлам они получить не смогли, а один из лучших дешифровщиков, то есть Тепляков, погиб при взрыве субмарины, ГРУшники решили обратиться к Романенко как к одному из немногих выживших, который, к тому же, вероятно, мог знать пароль. Трое агентов ГРУ сели в вертолёт и через час были в Новороссийске. Они приземлились на вертолётную площадку военной базы. К вертолёту подъехал уазик, из него вышел генерал-майор Василенко и в довольно резкой форме сказал агентам, чтобы они немедленно улетали, мотивируя это тем, что эта военная база - закрытый объект и у них нет разрешения находиться здесь.
        - У нас есть разрешение президента на доступ к любым военным объектам на территории Российской Федерации, - бесстрастно сказал один из агентов.
        - От президента, значит? - Василенко хмыкнул. - Как же, расскажете мне… Ну, а у меня тогда от самого Господа Бога. Командование армии запретило мне пускать на базу кого бы то ни было, тем более таких самозванцев, как вы! - генерал-майор взорвался.
        Агент спокойно посмотрел на него, после чего достал из кармана спутниковый телефон и кому-то позвонил.
        - Соедините меня с администрацией президента, это полковник Сергей Ефимов… Господин президент, здравствуйте. У нас тут небольшая проблема, нас не пускают на территорию одного военного объекта, которым командует генерал-майор Василенко. Да, минутку… это вас, - он передал телефон генерал-майору.
        - Господин президент… Э-э-э… Да… Так точно, господин президент, слушаюсь, - Василенко, заметно побледнев, прервал связь и передал телефон обратно.
        - Чёрт с вами, проходите, - зло сказал генерал-майор, вытерев вмиг вспотевший лоб.
        - Потрудитесь показать нам, где находится некий Романенко Алексей Дмитриевич, - всё таким же спокойным голосом сказал агент.
        Вслед за Василенко они зашли в один из корпусов госпиталя и вошли в палату, где находился Романенко. Генерал зашёл вместе с ними.
        - Генерал-майор, я думаю, что вам лучше оставить нас наедине, это касается внутренней безопасности страны, - сказал Ефимов. - Вы удовлетворите мою просьбу или мне ещё раз позвонить президенту?
        Василенко посмотрел на агента со смесью злости и опасения, и вышел из палаты, не говоря ни слова.
        - Позвольте представиться, - агент повернулся к Романенко, - я полковник Сергей Ефимов, Главное Разведывательное Управление. Это майор Вадим Добровольский, - он указал на человека, стоявшего слева от него, - а это майор Константин Уваров. Мы обнаружили флешку. Я думаю, вы поняли, о чём идёт речь, - полковник пристально посмотрел на Лёшу. - Мы не знаем пароль для доступа к файлам. Нам нужна ваша помощь.
        - А с чего вы взяли, что я знаю пароль? - недовольным тоном спросил Лёша. Ему начинали надоедать частые посетители.
        - Нам известно, что вы контактировали с Романом Тепляковым, который работал над её расшифровкой. Кроме того, вы оба были на той субмарине. Вполне возможно вам известно, удалось ли ему преуспеть.
        - А откуда я знаю, можно ли вам доверять?
        - Мы вам не враги, поверьте. Мы хотим найти того, кто заварил всю эту кашу с темпоральными аномалиями, - сказал Ефимов.
        - Если это так, то хотя бы снимите с меня наручники.
        Агент, стоявший рядом с Ефимовым, выглянул из палаты и обратился к дежурившему у дверей солдату.
        - Будьте так добры, освободите пациента, - попросил он.
        Солдат подошёл к Романенко, достал ключи и снял уже успевшие порядком ему надоесть наручники, а затем вышел из палаты.
        - Так гораздо лучше. Спасибо, - вдогонку поблагодарил Романенко.
        - Так вы нам поможете? - с надеждой спросил Ефимов.
        - Помогу, - после короткой борьбы с самим собой ответил Алексей.
        Лёше дали ноутбук с уже вставленной в него флешкой. Он открыл экран и увидел окно с надписью: «Введите пароль». Лёша покопался в языковых настройках ноутбука и с неприятным удивлением для себя узнал, что диалектов китайского языка в операционной системе предусмотрено с десяток. Он добавил их все, так как не знал на каком именно нужно вводить пароль, а затем принялся вспоминать первые строчки из «Евгения Онегина». С трудом воскресив в памяти уроки русской литературы, он начал вводить строчки на первом из диалектов в списке. Попытка оказалась неудачной. Лёша тихонько выругался и сменил диалект на следующий. После нескольких сот введённых символов стихотворения в центре экрана появилась надпись «Проект Новая реальность 2», и через пару секунд открылось окно с содержимым флешки. Принявшись открывать файлы один за другим, Алексей обнаружил, что там находились различные чертежи, снимки каких-то объектов, напоминавшие гигантский ускоритель заряженных частиц, какие-то схемы электроцепей, в которых он ничего не понимал, математические и физические формулы и ещё множество всякой информации.
        - Нас интересуют имена и фамилии людей, участвующих в этом проекте, - раздался у него над ухом голос Ефимова.
        - Сейчас попробую найти.
        Покопавшись в файлах, Романенко сумел-таки найти список участников этого проекта. Среди всех прочих имён и фамилий, первыми в нём шли имена таких людей:
        Топалов Дмитрий Иванович, Василенко Игорь Владимирович, Ушаков Дмитрий Валерьевич.
        - Это же…
        - Если быть откровенными, мы подозревали Василенко как соучастника этого заговора, но доказательств этому не было, - Ефимов удовлетворённо кивнул.
        - Товарищ полковник, я думаю, что нам стоит поскорее уходить отсюда, - предложил Добровольский. - Возможно, Василенко уже обо всём догадался,
        - Да, ты прав. В штаб-квартире мы изучим информацию более детально. Поднимайся, ты пойдёшь с нами, здесь тебе оставаться опасно, - сказал полковник, обращаясь к Алексею.
        Рука Уварова скользнула за полу пиджака. За один удар сердца в его руке оказался пистолет, нацеленный на Добровольского. Раздался тихий хлопок и Вадим, не издав ни звука, рухнул на пол.
        - И ты с ними заодно?! Чёртов предатель! - взревел Ефимов.
        - Они сделали мне предложение, от которого я не смог отказаться, - спокойным голосом ответил Уваров.
        После этих слов он застрелил Ефимова, после чего направил дуло пистолета на Романенко и нажал спусковой крючок. Лёша даже не успел среагировать. Пуля попала ему в сердце…
        В следующую секунду Лёша очнулся и обнаружил, что всё так же сидит на койке и держит в руках ноутбук, на экране которого было открыто окно для ввода пароля.
        - Невероятно, что это было? Что только что произошло? Неужели это было всего лишь видение? Нет, не может быть. Всё было настолько реально! - пронеслось у него в мыслях.
        - Хватит гипнотизировать ноутбук. Ты нам поможешь или нет? - резко оборвал его раздумья Ефимов.
        Романенко очнулся от раздумий. Он посмотрел на предателя, стоявшего позади всех.
        - Неужели он и вправду сейчас всех застрелит или это всего лишь плод моего воображения? Сказать им или нет… - мысли в голове Алексея сменяли одна другую с невероятной скоростью. Если в ближайшее время ничего не предпринять, может случиться непоправимое.
        Он обратил внимание, что Уваров сделал несколько шагов назад и стал на ту же самую позицию, которую занял в его видении.
        - Этот человек предатель, он нас всех убьёт, - уже не раздумывая, крикнул Лёша, вытянув руку в сторону Константина.
        - Да что ты несёшь? - спросил недовольным тоном Ефимов.
        - Я видел, как он всех вас убьёт и меня в том числе, как только я введу пароль, - сказал Романенко с такой убеждённостью, на которую только был способен.
        Ефимов косо посмотрел на Костю.
        - Полковник, да вы что? Вы верите какому-то контуженному, которого видите первый раз в жизни больше, чем другу, с которым проработали столько лет? - щека Уварова предательски дёрнулась, и Сергей заметил это.
        - Никому нельзя верить, предают только свои, - сказал он и засунул руку под пиджак, готовясь в любой момент достать пистолет.
        Константин попятился назад, выхватывая из кобуры пистолет, но Ефимов оказался быстрее, дуло его табельного оружия уже смотрело в лоб бывшему другу. Он, не раздумывая, нажал на спусковой крючок. Уваров умер мгновенно.
        Хоть пистолеты были и с глушителем, но всё же хлопок от выстрела услышал солдат за дверью. Он тут же вбежал в комнату, держа автомат наготове.
        - Спокойно, - Ефимов демонстративно поднял руки с пистолетом вверх. - Это дело внутренней безопасности.
        - Я должен вас арестовать… - не очень уверенно начал солдат.
        - Сынок, просто не вмешивайся, - веским тоном прервал его полковник.
        - Но…
        - Не советую.
        Солдат, нервно кивнув, поставил автомат на предохранитель и вышел из комнаты.
        - Ты оказался прав, - Ефимов покосился на Алексея. - Рад, что тебе можно верить. Нужно как можно быстрее убираться отсюда. Что на флешке узнаем немного позже. Поднимайся, пойдёшь с нами, тебе здесь нельзя оставаться.
        - Не думаю, что меня так просто выпустят отсюда, - предположил Романенко, поднимаясь с койки.
        - У меня есть идея. Переодевайся в костюм Уварова, ты как раз издалека сойдёшь за агента ГРУ, - предложил Ефимов.
        - Будем надеяться, Василенко не будет нас провожать, - Романенко снял с себя больничную одежду и разломал гипс (к счастью, у него был не перелом, а лишь вывих с растяжением связок - двигать было больно, но можно), затем переоделся в одежду убитого. На его счастье, она почти не была запачкана кровью.
        - Ну вот, теперь ты настоящий агент ГРУ, - посмеиваясь, сказал Добровольский.
        Труп убитого они одели в одежду Алексея, положили на койку и приковали наручниками.
        - Веди себя естественно, как будто ничего не случилось, и старайся не светить лицом, - посоветовал полковник.
        - Постараюсь.
        Забрав ноутбук с флешкой, все трое вышли из палаты и направились к выходу из здания. Когда они уже садились в вертолёт на военной базе подняли тревогу, видимо солдат всё-таки решил доложить о происшествии начальству.
        - Взлетай, быстрее! - приказал Ефимов пилоту.
        К слову вертолёт, на котором прилетели агенты, был построен в ОКБ им. Камова. Это был вертолёт Ка-60 - средний многоцелевой военно-транспортный вертолёт для доставки боеприпасов и оружия в район боевых действий, патрулирования, ведения поисково-спасательных работ, эвакуации раненых, обучения лётного состава, а также для перевозки и сброса десантников и воздушной разведки.
        Ка-60 взлетел и покинул территорию военной базы. За ним в воздух поднялись 2 Су-27.
        - Товарищ полковник, вас вызывает генерал Василенко, - сообщил пилот.
        Ефимов одел наушники.
        - Я слушаю вас, генерал, - хладнокровно произнёс Сергей.
        - Вы украли нашего заключённого и совершили убийство на территории базы. Я не могу позволить вам улететь так просто. Приказываю вам развернуть вертолёт и вернуться на базу.
        - Убитый оказался предателем и предпринял покушение на наши жизни. А заключённого, согласно распоряжению президента, мы перевозим к себе и будем его допрашивать уже на своей территории. Генерал, советую вам немедленно отозвать свои истребители. Если об этом инциденте станет известно, вам очень не поздоровиться, и не только вам.
        Василенко не спешил отвечать, а тем временем истребители уже вплотную приблизились к вертолёту с обеих сторон.
        - Ещё раз повторяю - отзовите истребители, - с нажимом сказал Ефимов.
        Истребители уже догоняли вертолёт и почти поравнялись с ним. Романенко взглянул на самолёт, заходивший справа от них, и увидел, что в кабине пилота появился какой-то голубоватый дым, а сам пилот бесследно исчез. Самолёт стал неуправляемым. Штурвал отклонился сначала вправо, затем влево, самолёт начало раскачивать… ещё раз вправо, ещё раз влево…
        - Берегись! - воскликнул Романенко.
        Левым крылом Су-27 зацепил винт Ка-60, истребитель закрутило в воздухе, одна из лопастей сорвалась с крепления и попала во второй самолёт, после чего тот сразу же взорвался. Осколки его фюзеляжа пробили лобовое стекло вертолёта, убив пилота на месте. Штурвал заклинило, и вертолёт начало крутить. Из-за столкновения с крылом самолёта, лопасти Ка-60 выгнулись и приняли неправильную форму. Вертолёт уже не мог держаться в воздухе, двигатель заглох.
        Всё это произошло за считанные секунды. Все, кто находились в вертолёте, даже не поняли, что произошло, как он уже начал падать. Высота составляла примерно 700 метров, скорость 300 км/ч.
        - Прыгаем! - крикнул Ефимов, перекрикивая писк аварийного сигнала.
        Он схватил лежавший рядом парашют, одел его, борясь с центробежной силой, и выпрыгнул из вертолёта. Его примеру последовал Добровольский. Лёша замешкался, вытаскивая флешку из ноутбука, затем схватил за одну лямку рюкзак с парашютом и выпрыгнул вслед за ними. Ему пришлось одевать парашют прямо во время падения с и так не очень-то большой высоты, поэтому делать это нужно было максимально быстро. Алексей закончил одевать парашют, когда до земли оставалось падать всего метров 300. Он сразу же дёрнул за кольцо и, вопреки его опасениям, парашют раскрылся без проблем. Спускаясь на парашютах, они видели, как упал и взорвался их вертолёт, а через пару минут все трое приземлились в лесу в десяти километрах от военной базы.
        - Слава Богу, мы остались живы, - высказал общее мнение Ефимов, отстёгивая парашют.
        - Почему этот самолёт в нас врезался? - с недоумением спросил Добровольский.
        - Я видел, как из кабины истребителя исчез пилот… - начал было Алексей.
        - Наверное, это очередная волна темпоральных парадоксов, - высказал за него догадку Ефимов. - Нужно остановить всё это. Не ровен час, и мы тоже можем вот так исчезнуть… Чёрт, флешка же осталась в вертолёте! Я совсем про неё забыл!
        - Не осталась, - с довольной улыбкой сказал Романенко, доставая флешку из нагрудного кармана, куда он успел её засунуть.
        - Ну ты молодчина! Не растерялся. А я в этой суматохе про неё совсем забыл! - виновато признал полковник.
        - Да ладно, ведь ситуация была далеко не стандартная. Я, честно говоря, тоже едва не забыл о ней.
        - Но, тем не менее, ты не перестаёшь меня приятно удивлять. Думаю, что нужно отсюда сваливать, пока вояки не нагрянули. Свалят всё на нас, мол, это мы их самолёты подбили… - Ефимов задумался на секунду. - Хотя, по большому счёту, как раз мы и подбили, хоть и ненамеренно… Ладно, сейчас свяжусь с управлением, чтобы прислали за нами группу.
        Он достал спутниковый телефон и попытался связаться с главным управлением.
        - Чёрт, сигнала от спутника нет. Что же это со связью происходит? Сначала проводная, потом мобильная, а теперь ещё и спутниковая…
        - Когда мы падали, я заметил какую-то дорогу недалеко отсюда, - поделился своими наблюдениями Алексей. - Чтобы на неё выйти, нужно идти… хм… да, на север.
        - Тогда, я думаю, нам тут больше делать нечего, - заключил Добровольский.
        Все трое пошли через лес в сторону дороги, предварительно, на всякий случай, спрятав парашюты, чтобы их место приземления не было заметно.

* * *
        - И это называется недалеко? Мы уже 40 минут идём по лесу! - не выдержав, возмутился Добровольский.
        - Ладно, может она не так близко, как показалось с высоты… - попытался оправдаться Лёша.
        - Тише, я что-то слышал, - прижал палец к губам Ефимов.
        Все трое прислушались.
        - Кажется, это звук машины. Значит, дорога уже близко, - Лёша улыбнулся и посмотрел на Добровольского.
        Они вышли из леса на пустынную дорогу. В поле прямой видимости не было ни единого человека.
        - А где же машина? - Сергей разочаровано глядел по сторонам.
        Внезапно снова послышался шум двигателя, было отчётливо слышно, что он приближается к ним.
        - Уйдите с дороги! - крикнул Романенко, отпрыгнув на обочину и потянув за собой агентов.
        Через секунду прямо перед ними из ниоткуда появился Mercedes S класса. Если бы не Лёша, лежать бы им под колёсами. Машина стала поворачивать, одновременно замедляясь, пока не остановилась через десяток-другой метров, съехав на обочину. Из неё никто не вышел. Романенко подошёл, чтобы посмотреть всё ли в порядке с водителем, но открыв водительскую дверь, обнаружил, что водителя в ней нет, а салон наполнен голубовато-синим полупрозрачным дымом, который быстро рассеялся.
        - Ещё одно исчезновение, - констатировал он.
        - Посмотрите, у этой машины украинские номера, - Добровольский указал на номерной знак автомобиля. - Темпоральные парадоксы начинают принимать всё более глобальные масштабы.
        - Садитесь в машину. Поговорим об этом по дороге, - скомандовал Ефимов.
        Он сел за руль, Романенко сел на переднее сидение, Добровольский сел сзади.
        - Люди исчезают всё чаще. Это означает, что новая реальность уже совсем скоро заменит существующую, - продолжил свою мысль Добровольский.
        - Нужно как можно быстрее просмотреть информацию на флешке. Надеюсь, она стоит затраченных усилий, - сказал Ефимов.
        - Для этого нам нужен какой-нибудь ноутбук или хотя бы нетбук, - Алексей усмехнулся.
        - Кажется, я знаю, где можно найти то, что нам надо, - полковник вырулил с обочины на дорогу, и машина стала набирать скорость.
        - Куда мы едем? - поинтересовался Лёша.
        - Если я не ошибаюсь, в 25-ти километрах отсюда находится Анапа. Это более-менее большой город и там наверняка есть пара-тройка компьютерных магазинов. Мы будем там минут через 30, - ответил Ефимов.
        - Раз уж у нас выдалась свободная минутка… кто-нибудь из вас может рассказать подробнее о машине времени? Кто инициировал проект? Каким образом вообще удалось спроектировать и запустить её с учётом того, что о природе времени физики знают не так уж много? - Алексей перевёл взгляд с Ефимова на Добровольского и обратно.
        Агенты переглянулись, затем Сергей вздохнул и начал рассказывать.
        - Этот проект задумывался ещё во времена существования Советского Союза, где-то в начале 80-х. Поначалу это были чисто теоретические исследования, но через некоторое время, когда теоретический материал был накоплен в больших количествах, учёные приступили к практическим исследованиям. Наше управление курировало этот проект с самого его начала.
        - За 30 лет работы над проектом учёным удалось достичь больших практических результатов. В ходе экспериментов впервые были получены образцы антивещества в достаточном для его изучения количестве, а так же были открыты новые законы физики, которые помогли учёным лучше осознать природу времени. В 2005 году учёные совершили огромный прорыв. Им впервые удалось создать чёрную дыру с необходимыми параметрами и достаточно долго удерживать её под контролем. Это открытие позволило за пять лет построить машину времени и подготовить её к практическим испытаниям. Всё шло отлично, но когда пришло время полномасштабных испытаний, запуск машины времени обернулся катастрофой. Об этом ты уже наверняка знаешь, - Сергей скосил глаза на Лёшу.
        - Да, знаю. Мне об этом рассказал Беляков.
        - Ну вот, - Ефимов снова перевёл взгляд на дорогу. - А после того, как всё закончилось, и новая реальность окончательно заменила старую, было решено уничтожить все наработки по этому проекту, включая саму машину времени, чтобы никто больше не смог повторить этот эксперимент. Ведь его последствия могли бы быть гораздо печальнее.
        - Выходит, учёные, сделав прорыв в исследованиях, и, работая на благо науки, погубили прежнюю реальность и изменили историю… - задумчиво сказал Лёша.
        - Какая ирония, не правда ли? - Ефимов грустно улыбнулся.
        - Смотрите, что это там? - спросил вдруг Добровольский, указывая пальцем на дорогу.
        - Где? - полковник отвлёкся от разговора и закрутил головой по сторонам.
        - Мне показалось, что впереди появилось какое-то сияние. Вот оно снова! - Вадим аж привстал с сиденья от волнения.
        Метрах в 100 -150 впереди прямо на дороге образовался светящийся сгусток энергии диаметром около 4 метров. Ефимов резко затормозил и остановил машину в 40 метрах от него.
        - Это очень нехорошо, - сказал он в полголоса.
        - Я видел нечто подобное несколько дней назад, когда ехал в поезде, - поспешно сказал Лёша.
        - Это телепорт, - коротко пояснил Сергей, - он появляется в моменты, когда напряжённость темпорального континуума достигает критической отметки.
        - И куда он телепортирует? - Лёша кинул нервный взгляд на энергетический сгусток.
        - Неизвестно. Тех, кто в него попадал, больше никогда не видели.
        Сгусток энергии, как будто не дождавшись, когда к нему, наконец, подъедут, начал двигаться сам по направлению к их машине.
        - Эй, смотри! Он летит к нам! - крикнул Добровольский.
        - Вижу, - сказал полковник, включая заднюю передачу. Под его маской спокойствия угадывалось огромное напряжение.
        Машина сорвалась с места, развернулась на 180 градусов и поехала в обратном направлении, но телепорт не собирался от них отставать. Он последовал за машиной, с каждой секундой набирая скорость.
        - Он догоняет нас! - в голосе смотревшего через заднее стекло Вадима звучали нотки паники.
        - Мы уже на пределе! Больше на этой дорогое выжать нельзя! - крикнул ему в ответ Ефимов.
        - Сворачивай на просёлочную дорогу! - Романенко ткнул пальцем в сторону грунтовки, отходившей от основной дороги в 30 метрах от них.
        Ефимов так и сделал, но телепорт последовал за ними, не смотря ни на какие изменения в маршруте. Через 200 метров Ефимов предпринял ещё одну попытку избавиться от необычного преследователя и резко повернул влево, продолжив движение прямо по невспаханному полю, но это ситуацию не спасло. Телепорт за секунду настиг потерявшую в скорости машину и поглотил её, а затем бесследно исчез…

* * *
        Mercedes появился посреди средних размеров города, прямо на проезжей части одной из его улиц. Машина, не снижая скорости, вылетела на перекрёсток, чудом избежав столкновения с КамАЗом. Вдогонку им раздался гудок недовольного водителя грузовика. Ефимов нажал на тормоз и через сотню метров Mercedes остановился. Свидетелями их внезапного появления стали с десяток прохожих, вытаращившие глаза на такое чудо. Пару бабок стали креститься, остальные просто не могли сдвинуться с места от удивления. Парень, снимавший свою подругу на камеру в мобильном телефоне так и не выключил съёмку, после того, как в кадр попал возникший из ниоткуда автомобиль. Вместе с девушкой он смотрел на остановившийся Mercedes, не в силах понять, что только что произошло. В голове у него крутилась только одна мысль: «Надо поскорее друзьям показать, охренеют…». Постепенно люди стали расходится, подойти к Mercedes`у так никто и не решился. Многие пришли к выводу, что это съёмки фильма, по-другому и быть не могло, иначе, откуда такие спецэффекты.
        - Ого! Где это мы? - с неподдельным удивлением спросил Лёша, переведя дух. В тот момент его не сильно волновало, что их могли видеть, и что теперь подумают все эти люди.
        - Сейчас мы это выясним, - сказал полковник, осматриваясь. - Все надписи и вывески на русском. Это уже хорошо.
        - «Владос - лучший компьютерный магазин Крымска, приходите к нам по адресу ул. Карла Либкнехта, 36А», - внезапно сказал майор.
        - Что? - Лёша непонимающе уставился на него.
        - Билборд, - Вадим указал на стоявший неподалёку рекламный щит с изображением навороченного системного блока и большого 4К-монитора.
        - Удачно, - Ефимов улыбнулся. - Двух зайцев одним выстрелом. Скоро узнаем, что на флешке. Только знать бы, как проехать на этого Карла Либкнехта.
        - Спросим у продавца, - Вадим кивнул на газетный киоск, стоявший в 5 метрах от них.
        - Я займусь, - Сергей заглушил мотор. - Посидите тут, я скоро, - он вышел из автомобиля, захлопнул дверцу и направился к продавцу.
        - Здравствуйте, мы тут немного заблудились. Не подскажете, как проехать на Карла Либкнехта? - вежливо поинтересовался полковник.
        - Это тут недалеко, - газетчик оживился, видно, ему было скучно стоять в одиночестве. - Проезжайте дальше по этой улице, затем повернёте налево, там два квартала и направо, окажетесь как раз там, где надо.
        - Спасибо! - взгляд Ефимова упал на свежий выпуск одной из крупных газет. На первой полосе была напечатана дата 17 июня 2015. - Это что, завтрашний выпуск? - вырвалось у него.
        - Нет, что вы, - продавец рассмеялся. - Это вам не жёлтая газетёнка какая-нибудь, у которых новости на неделю вперёд расписаны. Это весьма уважаемое издание, сегодняшняя газета. Не желаете купить? - вежливо поинтересовался он.
        - Сегодня 17 июня? - словно не слыша его, спросил Ефимов.
        - Ну конечно. Вон, взгляните, - газетчик указал на большое электронное табло, висевшее на другой стороне улицы.
        Там действительно отображалась дата 17 июня, 8:05. Ефимов достал из кармана мобильник, всё ещё не в состоянии поверить в происходящее. На телефоне стояла дата 16 июня, 11: 20.
        - Да вы не переживайте, я вот тоже, бывает, числа перепутаю, один раз так на свадьбу к двоюродному брату даже опоздал, - словоохотливый газетчик сочувственно посмотрел на ошарашенного Сергея.
        - Спасибо вам, извините за беспокойство, - Ефимов развернулся и пошёл к машине.
        - Телепорт перенёс нас на 1 день в будущее, - сообщил он, садясь на водительское сиденье и закрывая дверь.
        - В будущее? Так значит это не только телепорт, а ещё и миниатюрная машина времени, - заключил Романенко.
        - Скорее, дыра во времени, - машинально поправил Сергей. - И в пространстве тоже.
        - Удалось узнать, как проехать? - поинтересовался Вадим.
        - Да, тут недалеко, в нескольких кварталах, - сказал Ефимов. - Выедем на Либкнехта, там разберёмся, - он, не теряя ни секунды, завёл двигатель и поехал в направлении, указанном продавцом.
        Через 10 минут они были на месте. Магазин оказался солидный, с богатым выбором и умеренными ценами. Добровольский отправился внутрь, и через несколько минут вышел уже с упакованным в коробку ноутбуком. Он сел в машину и принялся доставать его из упаковки.
        - Поехали отсюда, - сказал он.
        Машина тронулась с места.
        - Ничего себе модель, - восхитился Лёша, рассмотрев покупку. - Вам выдали командировочные? - он весело улыбнулся.
        - Работа в ГРУ даёт некоторые преимущества, - подмигнув, сказал Добровольский, и передал ему ноутбук.
        Лёша, не медля включил его и вставил флешку. На экране появилось уже знакомое окошко с надписью «Введите пароль». Лёша ввёл заветные два четверостишья, и на экране сразу же появилось окно с содержимым флешки. Внутри оказалось множество схем, чертежей, непонятных ему теоретических выкладок различных законов физики, о которых он никогда даже не слышал, видеоролики, в подробностях показывающие движение электронов, протонов, нейтронов и даже антивещества в ускорителе частиц. Далее шло огромное количество математических формул, перемежающихся всё теми же выкладками законов, формулы соединения каких-то непонятных химических веществ. После этого шли фотографии какой-то установки огромных размеров в деталях.
        - Ну что там? - спросил Ефимов.
        - Тут очень много всего, не знаю с чего начать.
        - Поищи, может быть, там есть имена участников проекта, местоположение машины времени или что-то в этом роде.
        - Сейчас посмотрю… - Лёша принялся за поиски.
        Прошло полчаса, в течение которых оба агента немного нервно и с нетерпением поглядывали на Алексея, но поторапливать не пытались, понимая, что он делает всё, что может.
        - Так, кажется, что-то есть, - наконец произнёс Романенко.
        На экране высветился очень длинный список имён и фамилий. На каждого из них был свой файл. Лёша хотел просмотреть их, но при попытке открыть файлы появлялось сообщение: «Для доступа к файлу необходим пароль второго уровня».
        - Жаль, что Романа нет рядом, он бы мигом взломал пароль… - вздохнул Алексей.
        Ефимов мельком посмотрел на экран ноутбука, чтобы посмотреть на список фамилий.
        - Хм, некоторые из этих фамилий мне знакомы.
        - Я видел здесь чертежи и фотографии огромного объекта. Сейчас я их найду… Вот они, - Лёша развернул ноутбук, чтобы полковник мог их хорошо рассмотреть. - Что это такое?
        - Этот объект похож на машину времени. Правда, раньше она выглядела немного иначе, но основные черты всё же остались.
        - Так вот значит, что она собой представляет.
        - Я лично надеялся, что этот проект никогда больше не всплывёт, но судьба распорядилась иначе. Боюсь, своими силами нам в этом разобраться не удастся, - посуровел Добровольский.
        - Что мы будем делать? - спросил Алексей.
        - Мы едем к моему старому другу - генералу Казакову. Он сейчас должен находиться на Базе-415. Туда-то мы и направляемся.
        - Что это за база?
        - Военная и секретная, - Сергей ухмыльнулся. - О ней не знает никто, кроме российского командования и некоторых высокопоставленных лиц в ФСБ и ГРУ. Я договорился с Казаковым, что приеду к нему на базу, как только флешка окажется у нас, но когда мы узнали, что ты жив, то решили сначала наведаться к тебе и разузнать обо всём подробнее. Мы должны были приехать к Казакову ещё вчера.
        - Туда далеко ехать?
        - Километров 140 -150 отсюда. Если поторопимся, то часа за 1,5 -2 доедем. Это единственное место, где мы можем быть в безопасности, хотя я не уверен, что сейчас это вообще возможно. На базе есть аэродром. Оттуда мы улетим в Москву.
        - Надеюсь, Казакову можно доверять, - недоверчиво сказал Лёша.
        - Он мой лучший друг, я знаю его уже 30 лет и могу с уверенностью сказать, что на него можно положиться.
        - Ты сам говорил, что предают только свои, - напомнил Алексей.
        - Если кому и можно доверять, то именно ему. Можешь называть это интуицией агента разведки. После развала СССР он ушёл из армии в ГРУ и недавно дослужился до генерала. Я постоянно поддерживаю с ним контакт. К тому же он осведомлён о происходящем и просил держать его в курсе всей этой истории.
        - Сейчас почти девять часов. К одиннадцати должны быть на месте, - подытожил Добровольский.
        Спустя 30 минут езды они услышали шум винтов вертолёта. Этот шум с каждой секундой становился всё громче и отчётливее.
        - Это вертолёт или мне кажется? - решил уточнить Лёша.
        - Нет, не кажется. Только где он? - Добровольский опустил стекло и высунул голову наружу. - Я его не вижу!
        Буквально через несколько секунд из-за холма навстречу им вылетел Ка-52. Он пролетел над Mercedes`ом, развернулся и пристроился в хвост машине.
        - Думаете это наши? - с надеждой спросил Романенко, вспоминая своё недавнее спасение от джипа с преследователями.
        - Полковник Ефимов, вы арестованы за вчерашнее убийство на территории военного объекта. Немедленно остановитесь и выйдите из машины, иначе мы откроем по вам огонь, - донеслось из громкоговорителя на вертолёте.
        - Вот тебе и ответ, - сказал Ефимов.
        - Повторяю, немедленно остановитесь и выйдите из машины.
        - Конечно, уже побежал сдаваться. Губу закатайте! - Ефимов стиснул зубы и надавил на педаль газа.
        - Как они нас нашли? - и тут Лёшу осенило. - Прохожие! Нас же видели, когда мы возникли из ниоткуда в Крымске! Чёрт! Наверняка кто-то настучал, - он зло стукнул кулаком по торпеде.
        Сергей не ответил, он был сосредоточен на вождении. Вертолёт последовал за ними и сделал несколько предупредительных выстрелов из пулемёта. Пули вошли в землю совсем рядом с машиной. Ефимов резко свернул вправо на грунтовую дорогу, идущую вдоль лесополосы, заставив вертолёт, пролетевший по инерции мимо, тормозить и разворачиваться, чтобы снова оказаться у них на хвосте.
        - Не вынуждайте меня применять силу, - снова донеслось из громкоговорителя.
        - Мы слишком много знаем, и Василенко решил с помощью своих шестёрок вывести нас из игры, - сказал полковник, в общем-то, ни к кому не обращаясь.
        Вертолёт обогнал автомобиль, улетев вперёд, затем развернулся и выпустил короткую очередь из пулемёта прямо ему под колёса. Ефимов резко затормозил. Это спасло машину, и последняя пуля попала не в мотор, а в бампер, разнеся его на куски. Сработали подушки безопасности. Пристёгнутым оказался только Сергей, поэтому он был единственный, кто не влетел головой в резко надувшуюся подушку. Романенко же и Добровольский трясли головами и приходили в себя после встречи с надувной преградой. Однако ехать, пока подушка на руле не сдуется было весьма затруднительно, она мешала управлять и вообще перекрывала обзор. Полковнику ничего не оставалось, как остаться стоять на месте. Ка-52 завис в нескольких десятках метров впереди, нацелив на них пулемёт.
        - У вас есть последний шанс сдаться. Если вы откажетесь, мы откроем огонь на поражение, - донеслось предостережение из громкоговорителя.
        Воцарилась напряжённая тишина. Полковник лихорадочно обдумывал возможные варианты побега. Сдаваться он всё так же не хотел. Подушка начала сдуваться, и Сергей решил предпринять отчаянную попытку - резко и неожиданно рвануть с места, когда вертолёт сядет. Оставалось надеяться, что мотор действительно не повреждён. А дальше - уповать на удачу, потому что, когда вертолёт взлетит, никаких предупредительных выстрелов больше не будет, в этом он был уверен.
        - Вот и хорошо, - из громкоговорителя раздался удовлетворённый голос пилота. - А теперь заглушите мотор и оставайтесь…
        За вертолётом возникла огромная ударная волна. В высоту она была минимум несколько километров, а в ширину - занимала весь горизонт. Она приближалась к ним на огромной скорости и спустя несколько секунд настигла вертолёт и автомобиль. Волна прошла сквозь них и через мгновение была уже позади, почти у линии горизонта. Романенко кинул взгляд в зеркало заднего вида, и обомлел. На заднем сиденье сгустилось облако голубого дыма. Добровольский исчез.
        В следующую секунду они услышали пронзительный свист, и маленький раскалённый метеорит попал прямо в вертолёт, пробив его насквозь. Вертолёт взорвался, его разорвало напополам, и горящие половинки остова упали прямо перед капотом Mercedes`а. Романенко поднял взгляд на небо. Оно всё было усеяно сотнями горящих точек самых различных размеров. К ним приближался целый метеоритный поток.
        Сергей, также увидевший приближающиеся метеориты, резко рванул с места, объехал горящие обломки вертолёта и на полной скорости помчался по направлению к Базе-415.
        - Твою мать! Что это было? - спросил Романенко.
        - Это была темпоральная волна, которая вызвала перемежение пространства, должно быть, она вытянула из глубокого космоса множество крупных метеоров, которые теперь оказались в нашей атмосфере. Держись, сейчас будет жарко! - Ефимов утопил педаль до самого пола, мотор взревел, и Mercedes мгновенно набрал ещё 50 км/ч.
        Метеориты падали по всей зоне видимости. Они были разных размеров: от пары сантиметров до десятка метров в диаметре. Ефимов только и успевал крутить руль то вправо, то влево. Один из крупных метеоритов упал в 200-х метрах слева от их машины. Грохот был такой, как будто взорвался склад с оружием. В боковое стекло ударила шрапнель из кусочков метеорита и земли. Следующий метеорит пролетел в 30-ти метрах над ними и упал прямо по курсу на дорогу. Образовавшаяся воронка была диаметром метров 80 -90. Ефимов успел среагировать и, свернув с дороги, объехал препятствие.
        Романенко снова посмотрел вверх. В небе было ещё полно метеоров.
        - Нам отсюда так просто не выбраться, проще выиграть в государственную лотерею, чем уклониться от них всех, - закричал он Сергею, перекрикивая стоявший грохот.
        - А кто говорил, что будет легко? - прокричал в ответ Ефимов.
        Он без устали вращал руль, выворачивая его то в одну, то в другую сторону, чтобы не угодить под очередной метеор. Вдруг, сверху, прямо по курсу движения автомобиля возникло и стало быстро увеличиваться в размерах тёмное пятно…
        Всё произошло так быстро, что никто из них даже не успел толком ничего понять. Увесистый осколок не то метеорита, не то твёрдой породы, поднятой в воздух метеоритным дождём, всем своим весом обрушился на капот их машины. Автомобиль зарылся носом в рыхлую землю, лобовое стекло не выдержало деформации и разбилось. Задняя часть Mercedes`а по инерции продолжила движение и стала подниматься вверх, в то время как передняя, вспахав грунт, почти мгновенно остановилась за счёт огромного трения. От такого мощного и резкого удара Романенко, так и не пристегнувшийся после стычки с вертолётом, вылетел из машины. Автомобиль перевернулся в воздухе, пролетев прямо над потерявшим сознание Лёшей, несколько раз кувыркнулся по земле, и остановился вверх колёсами. Произошло короткое замыкание, и машина воспламенилась. Причиной был треснувший бензобак, расплескавший горючее по внутренностям автомобиля. Огонь быстро распространялся, и уже через пару минут машину вместе с Ефимовым охватило бушующее пламя…

* * *
        Лёша очнулся от шума винтов вертолёта. Лёжа на земле, он на секунду открыл глаза и увидел, как военный вертолёт приземляется недалеко от места происшествия. Алексей хотел подняться, но сил на это не хватило, и он снова отключился…
        … Он пришёл в себя от какого-то укола, который ему сделал один из военных с белой повязкой с красным крестом на рукаве, прилетевший на вертолёте. Кое-как поднявшись, он осмотрелся. Повсюду пылали пожары. Лесополоса, протянувшаяся вдоль дороги, была охвачена огнём. Многие деревья были повалены, всюду виднелись воронки разного диаметра. Метеориты всё ещё продолжали падать, но уже в гораздо меньшем количестве. Пожар полыхал в радиусе нескольких километров. Его взгляд остановился на сгоревшей машине, которая лежала метрах в сорока от него. К горлу подкатил комок, и он быстро отвёл взгляд. С десяток солдат осматривали местность. Лёша обратил внимание на вертолёт, на котором они прилетели. Это был Ми-171Ш, военная модификация транспортного вертолёта. Эта модель была ему знакома. На таком же вертолёте однажды ему и ещё нескольким членам отряда приходилось осуществлять спасательную операцию в Индийском океане во время шторма.
        - Как вы себя чувствуете? - спросил солдат, который помог ему подняться на ноги.
        - Уже лучше. Что вы мне вкололи?
        - Мощный стимулятор. Он и мёртвого из могилы поднимет.
        Романенко обратил внимание на человека, который вышел из вертолёта и направлялся в его сторону. Вскоре этот человек подошёл к нему и представился.
        - Меня зовут Леонид Казаков. Мы с полковником Ефимовым договорились, что он приедет ко мне на базу. Я ждал его ещё вчера, но он не приехал. Тогда я решил узнать, где он и смог обнаружить его только сегодня. Вы неплохо засветились в Крымске. Я сразу же выслал за вами вертолёт, но из-за этого ЧП ему пришлось пережидать метеорный поток на безопасном расстоянии.
        - Сколько я пробыл без сознания?
        - Сейчас 14 часов… значит, около четырёх часов. Тебе ещё повезло, что жив остался. Тут было хуже, чем при бомбардировке, да ты и сам видишь. Насчёт Сергея… - Леонид замялся.
        - Я помню, - сухо ответил Лёша. - В машину попал метеорит, меня выкинуло через разбитое лобовое стекло, а ему повезло меньше.
        - Я дружил с ним уже не первый год. Поверь, мне сейчас не лучше твоего, - генерал сочувствующе похлопал Алексея по плечу. - Он сообщил мне, что нашёл ту самую флешку, - Казаков кинул многозначительный взгляд. - Ты знаешь, где она?
        - Когда всё это произошло, я держал на коленях ноутбук с этой флешкой. Он вылетел из машины вместе со мной. Я не знаю, осталась ли она цела…
        - Как выглядит эта флешка? - поинтересовался Казаков.
        - Небольшая, прямоугольная, серебристого цвета, - коротко ответил Романенко.
        Казаков достал рацию.
        - На прилегающей территории находится прямоугольная флешка серебристого цвета. Скорее всего, она находится вместе с ноутбуком. Всем немедленно начать её поиск, - приказал он.
        Спустя несколько минут его рация заговорила.
        - Товарищ генерал, думаю, я нашёл её! - раздался голос одного из прочёсывающих территорию солдат.
        Казаков и Романенко бегом направились к нему.
        - Показывай, что у тебя, - выпалил Леонид.
        Солдат указал на оплавленный кусок пластика, с виду напоминавший ноутбук, лежавший рядом с горящим стволом дерева.
        - Это тот ноутбук? - Казаков повернулся к Романенко.
        Романенко взял в руки бесформенный предмет и принялся осматривать. Возле одного из USB портов было небольшое количество застывшей расплавленной пластмассы корпуса, которая имела как раз серебристый цвет и неопытному глазу могла показаться флешкой, подходящей под описание. Вот почему солдат подумал, что нашёл её. Но он ошибся, флешка имела металлический корпус, а не пластиковый, и если бы и расплавилась, то это можно было бы легко понять. Романенко обратил внимание на один выломанный USB порт.
        - Да, это он, но флешки здесь нет. Один из USB портов выломан. Думаю, что флешка вылетела из ноутбука вместе с ним и находится где-то неподалёку.
        Казаков отругал солдата за неграмотность и неспособность отличить флешку от куска пластмассы и приказал продолжать поиски, уточнив критерии.
        Романенко же принялся размышлять над тем, куда могла деться флешка. Он понимал, что от удара ноутбука о землю её могло отбросить довольно далеко, и она уже могла быть неработоспособна, но он всячески отбрасывал эту мысль. Он обвёл взглядом всю территорию, мысленно просчитывая возможную траекторию полёта флешки, но вариантов было слишком много. Сложно было представить, как сильно крутило ноутбук в полёте и была ли флешка в нём во время удара о землю, или её вместе с выломанным портом ещё во время кульбитов машины отбросило совсем в другую сторону. После пяти минут тщетных раздумий, он понял лишь одно - мозг его напрочь отказывался работать. За последние 5 дней его голова частенько оказывалась в переделках и встречалась с твёрдыми предметами, к тому же Лёша банально зверски устал после всего пережитого. Он присел на пне, оставшемся от старого большого дерева, которое, судя по всему, было спилено очень давно.
        - Зачем я в это ввязался? - спрашивал он сам себя.
        Лёша любил опасности (иначе бы он не служил в горячих точках), но это явно уже был перебор. Так много событий за такое короткое время с ним никогда не происходило.
        Сидя на пне, Лёша вдруг заметил слабые блики на одном из деревьев напротив него. Этому дереву повезло, оно не пострадало от обрушившегося катаклизма. Он сначала не придал этим бликам значение, но потом его осенило.
        Он встал и уверенно направился к тому дереву. Казаков заметил это и окликнул его, но Романенко не ответил. Дерево, на котором висела флешка, находилось метрах в десяти от места происшествия. Видно, всё же порт был выломал не от удара об землю, а во время того, как машину крутило в воздухе. Алексей остановился перед деревом. К нему подошёл генерал.
        - Что ты там увидел?
        - Посмотри туда. Видишь там, между веток?
        - Да, кажется, вижу. Эй, ребята, быстро ко мне.
        К нему подбежали двое солдат.
        - Видите, где флешка? - он указал на кусок серого металла, висящего на ветке. - Подать её сюда.
        Один солдат сбегал за верёвкой, которую перекинул через высоко расположенную ветку. Второй обвязался принесённой верёвкой и полез наверх. Флешка висела достаточно высоко, и солдату пришлось попотеть, чтобы снять её с ветки, один раз он даже сорвался, но его товарищ не дремал и всё обошлось. Слез с дерева он уже без приключений, после чего отдал флешку Казакову. Тот взял её в руки, и ему сразу бросилось в глаза, что её корпус был поцарапан и имел небольшие вмятины, а сама флешка, как они и предполагали, шла в комплекте с вырванным портом USB.
        - Надеюсь, что она ещё работает, - генерал достал из походной сумки небольшой планшетный ПК с экраном диагональю дюймов в десять.
        Леонид аккуратно вставил флешку в USB разъём и, спустя несколько секунд ожидания, на экране высветилось всплывающее сообщение операционной системы о том, что найдено новое устройство.
        - Работает! - воскликнул Казаков.
        Романенко облегчённо вздохнул.
        - Ну что ж, ты здорово нам помог, теперь мы берём дело в свои руки…
        - И это всё? Я прошёл кучу испытаний, чтобы оказаться сейчас здесь, меня несколько раз пытались убить, и я чудом остался жив. И всё ради того, чтобы услышать, что я свободен? Нет уж, я хочу продолжить расследование с вами!
        - Ну ты резкий, - генерал усмехнулся. - Я же ещё не договорил. Мы берём дело в свои руки, но я был бы рад, если бы ты к нам присоединился, - закончил он фразу.
        - А я уже было подумал, что ты хочешь от меня избавиться, - Лёша смущённо улыбнулся.
        - Ты что, пересмотрел фильмов на шпионскую тематику? У нас и так людей не хватает, а тут ещё это. Сейчас каждый агент на счёту, а ты вообще за пятерых сойдёшь. Можешь садиться в вертолёт, мы вылетаем немедленно.
        - А как же Сергей? Мы что, его тут вот так оставим? - Алексей изумлённо уставился на Леонида.
        - Смеёшься? Чтобы я вот так друга бросил? За ним прилетят, не волнуйся, похороним со всеми почестями. Только вот конкретно в данный момент у нас нет времени ждать, я думаю, ты это понимаешь. Не решим проблему, и хоронить, вполне возможно, будет уже некому.
        Романенко удовлетворённо кивнул, после чего Казаков скомандовал сбор. Все солдаты загрузились в вертолёт, следом за ними в него сели и Алексей с Леонидом. Ми-171Ш поднялся в воздух и полетел на восток, в сторону Базы-415.
        Когда они поднялись достаточно высоко, Лёша заметил, что зона, куда упали метеориты довольно большая, навскидку диаметром около 15-ти километров.
        - Ничего себе разрушения.
        - Метеоритные дожди прошли во многих местах планеты. То, что ты видишь здесь, ещё не самое страшное. Половина Японии уничтожена таким вот дождичком. Разрушения катастрофические. Нужно скорее найти машину времени. Какой пароль к флешке?
        - Сложный. Давай наберу, - Романенко отобрал у Казакова планшет. - И как тут у тебя добавлять раскладки языков?
        - Вон там нажми. Тебе какой?
        - Китайский.
        - Ого. Оригинально… Вот он, жми.
        Алексей набрал пароль, подумав, что в последнее время он только этим и занимается, и передал планшет с открывшимися файлами генералу.
        Тот начал просматривать появившуюся на экране информацию. Он вскоре нашёл список людей, работавших над проектом, но открыть их файлы, так же, как и Лёша, не смог. К некоторым данным доступа не было вообще. Например, при попытке открыть какой-либо из файлов, касающихся конструкции машины времени планшет выдавал сообщение вида «Ячейка памяти 0х00087AFС более недоступна». И таких вот недоступных ячеек оказалось множество.
        - Должно быть, флешка повреждена сильнее, чем я предполагал, - генерал вздохнул. - Нужно передать всю найденную информацию о проекте в Москву. Пусть дадут нам досье на каждого человека из этого списка.
        - Сколько времени это займёт?
        - Не больше часа. У нас обширная база данных и всего-то и нужно, что найти имя и фамилию в списке.
        Он подключил планшет к док-станции, нажал на ней небольшую кнопку и на экране высветилось сообщение «Соединение со спутником установлено».
        - Я думал, что связь до сих пор не работает, - Лёша изогнул бровь.
        - Так и есть, но у нас остался один в рабочем состоянии, к нему и подключился. Вот если отрубится и он, тогда плохи наши дела, - несколькими нажатиями на сенсорном экране Казаков начал передачу данных.
        - Я хочу попросить об одной услуге. Мне нужно разыскать моего друга. Его зовут Озимцев Геннадий Иванович. Он недавно уволился в запас и переехал в Одессу. Именно он и передал мне эту флешку. На него тоже устроили охоту. Я уже просил об этом Меркулова, но не знаю, нашли ли его.
        - Хорошо, я передам в штаб, чтобы они выяснили, где он и что с ним.
        Тем временем передача данных окончилась, и Леонид дополнительно отправил запрос на поиск Озимцева. После этого они с Алексеем продолжили изучать информацию на флешке, чтобы понять, где находится машина времени и кто стоит за всем этим.
        Через полчаса они прилетели на Базу-415. Романенко и Казаков вышли из вертолёта и сразу же направились к Ту-324А, ожидавшему их на взлётно-посадочной полосе. Как только они поднялись на борт, самолёт взлетел и взял курс на Москву.
        - Уже через 1.5 часа мы будем в Москве, - сообщил Казаков, выходя из кабины пилота, с которым что-то до этого обсуждал. - А пока у нас есть немного времени, давай-ка взглянем на файлы ещё раз, может, мы что-то упустили. Неплохо бы всё-таки определить местонахождение этого адского агрегата.
        Генерал достал планшет, вставил флешку и по новой начал рыться в гигабайтах информации.
        - Ты тоже участвовал в этом проекте? - поинтересовался Алексей.
        - Да, я был приставлен вместе с Ефимовым курировать его и следить за ходом разработок. Высокопоставленным чиновникам хотелось быть уверенными, что деньги не пропадали даром, - сказал Казаков, не отрываясь от экрана.
        - Значит, ты должен знать, кто руководил проектом.
        - Я знаю, но это нам никак не поможет.
        - Почему?
        - Он, и ещё несколько находившихся с ним человек, попали под темпоральную волну и растворились. От них остался только голубоватый дымок… Ты, наверное, с таким уже встречался.
        - Встречался. Но раз так, тогда я не имею даже ни малейшего представления, кто может стоять за всем этим.
        - Думаешь, если бы всё было так просто, нам бы понадобилась эта флешка?
        - Как всё запутанно в этой истории.
        - Запутанно и трагично. Я и сам бы хотел, чтобы всё стало как прежде. Этот эксперимент стоил мне жены и детей. Они исчезли у меня на глазах. Не было дня, чтобы я не вспомнил об этом. Как бы я хотел всё вернуть, - на скулах у Леонида заиграли желваки.
        - Беляков, один из тех учёных, которые работали над проектом, говорил, что история очень сильно изменилась, и в этой реальности человечество находится на низшей ступени развития, чем в предыдущей. Если на самом деле всё именно так, то думаю, что нам стоит попытаться вернуть предыдущий вариант, как было до запуска машины времени.
        - Это будет крайне непросто сделать. Время - очень сложная и непредсказуемая штука. Мало кто об этом знает, но после случившегося мы попытались всё исправить и снова запустили машину времени…
        - Я так понимаю, у вас ничего не вышло, - предположил Лёша.
        - Даже более того, мы только ещё больше усугубили ситуацию. После неудачных попыток мы решили демонтировать и уничтожить машину времени, чтобы больше никто и никогда не смог повторить наши ошибки. Кстати, вот и она, - Казаков повернул планшет к Романенко и тот увидел фотографию огромного сооружения.
        - Я уже видел эту фотографию, когда рылся с Серёжей в содержимом флешки. Впечатляет, такая огромная. Никогда бы не догадался, что это машина времени, если бы мне не сказали.
        - Когда её построили в первый раз, она была ещё больше. Должно быть, её усовершенствовали. Понять бы ещё, где она находится. Здесь нет ни намёка на её местоположение.
        - Хм, возможно всё не так плохо как мы думаем. Дай-ка мне планшет.
        - Что ты придумал? - генерал протянул ему требуемое.
        - Здесь множество фотографий, как самой машины времени, так и различных зданий. Когда я просматривал их в первый раз, то видел несколько таких, но не придал этому значения. Наверняка, из них есть пара-тройка, где на заднем плане виднеются какие-то ориентиры, по которым можно определить местонахождение объекта.
        - А это действительно хорошая идея, - согласился Казаков.
        Лёша быстро пролистал все доступные фотографии. Среди них действительно нашлось несколько штук, где на заднем плане просматривались окрестности.
        - Вот, на этих двух фотографиях чётко видно, что рядом расположен какой-то горный хребет, - Романенко постучал пальцем по изображению на экране. - Думаю, от этого можно оттолкнуться.
        - Я отправлю эти фотографии в штаб. Там есть программа анализа изображений. Уверен, что она найдёт соответствия горного хребта на фотке с реальными объектами, - Казаков отослал фото.
        - Главное, чтобы она нашла их вовремя, - кивнул Алексей. - А теперь предлагаю продолжить изучение имеющегося материала.

* * *
        Примерно через час самолёт сел в одном из Московских аэропортов. Там их встретил майор Вершинин и через полчаса они уже находились в штаб-квартире ГРУ. Перед входом в зал их встретил, по-видимому, давний друг Казакова.
        - Здравствуйте, мы вас заждались, - сказал он вполголоса. - Все уже в сборе. Мы позвали на совещание лишь самых надёжных и преданных нам людей. Прошу, проходите.
        Романенко и Казаков вошли в большой зал, где их уже ждали несколько генерал-лейтенантов и даже сам генерал армии - Винниченко Андрей Павлович.
        - Рад вас видеть, товарищ генерал, - сказал Леонид, отдавая честь Андрею Павловичу.
        - Я тоже рад видеть вас. А кто этот человек?
        - Это Алексей Романенко. Только благодаря ему у нас появился шанс остановить надвигающуюся катастрофу.
        - Меня зовут Андрей Дмитриевич. Приятно с вами познакомиться, - сказал Винниченко, пожимая руку Лёше.
        - Мне тоже! - с жаром ответил на приветствие Алексей.
        - Прошу, садитесь, - попросил Винниченко. - Мы уже подготовили досье на всех людей из того списка, который вы нам прислали. Итак, смотрите, - он указал на стену, на которой висел ЖК монитор. - Мы проверили все 380 человек и отсеяли тех из них, кто не занимал в проекте серьёзные должности, и кто не мог иметь доступа к секретным данным. После этого у нас осталось всего 12 человек. Из этого списка трое уже мертвы:
        Топалов Дмитрий Иванович - главный инженер, мёртв.
        Чижов Вилен Владимирович - руководитель отдела научных исследований, мёртв.
        Стриж Владимир Тимофеевич - руководитель отдела теоретических исследований и прикладной физики, мёртв.
        Пакулин Виталий Владимирович - руководитель отдела по разработке и проектированию интегральных микросхем, местонахождение неизвестно.
        Маклов Фёдор Петрович - руководителя отдела прикладных исследований, пропал без вести.
        Василенко Игорь Владимирович - помощник руководителя проекта, в данный момент в розыске.
        Мы не смогли найти информацию о некоторых людях из этого списка, как будто они вообще никогда не существовали.
        Макаренко Станислав Викторович - информация отсутствует.
        Новиков Руслан Андреевич - информация отсутствует.
        Недавно мы получили информацию, что три из четырёх оставшихся учёных просто исчезли и в последние несколько дней их никто не видел. Речь идёт о таких людях:
        Ермаков Владимир Павлович - руководитель отдела по теории квантовых полей, пропал.
        Иванов Александр Сергеевич - помощник главного инженера, пропал.
        Труханов Иван Анатольевич - специалист в области ядерной физики, пропал.
        Из всего списка известно местонахождение только одного учёного. Его зовут Нестеров Виктор Дмитриевич - заместитель руководителя проекта.
        Итак, вот его досье: Нестеров Виктор Дмитриевич, 1965 года рождения, не женат, детей нет, живёт в Питере. В 1987 году окончил Московский государственный университет, неоднократный лауреат Нобелевской премии в области физики. Доказал теорию струн, а так же выдвинул ряд новых предположений о том, что с помощью червоточин можно путешествовать во времени, так как они являются чем-то вроде перехода в различные временные отрезки. Мало того, он фактически доказал эту теорию, но она была многими учёными воспринята в штыки, так как на тот момент в ней было слишком много белых пятен.
        - Извините, я вас перебью, - подал голос Казаков. - На флешке находилось множество фотографий и видеозаписей и вот что мы обнаружили на одном из видео, - он нажал несколько клавиш на планшете, и первый кадр записи появился на большом мониторе, висящем на стене. - Как вы видите, это червоточина небольших размеров, которая находится в какой-то энергетической оболочке, скорее всего в электромагнитном поле. Этот человек рядом с ней - один из учёных, работавших над проектом, а именно Нестеров Виктор. Я предлагаю вам посмотреть эту запись.
        - Ну что ж, давайте посмотрим, - согласился Винниченко.
        Казаков запустил видеозапись и Нестеров начал рассказывать.
        - Итак, перед вашими глазами сейчас находится результат моих многолетних опытов и экспериментов. Это - червоточина, которую мне удалось создать в квантовом ускорителе. Ранее я экспериментировал с чёрной дырой - но оказалось, что её воздействие на темпоральный континуум непредсказуемо, и каждый раз, когда открывался переход, это дестабилизировало временную ось, что в итоге привело к катастрофе. С червоточиной же процесс перехода более стабилен и легче контролируем. Мне удалось сделать кротовую нору, как её ещё называют, управляемой и уменьшить её деструктивное воздействие на темпоральную ось. Для того чтобы перемещаться во времени, нужно облучать червоточину (как ранее это происходило и с чёрной дырой) потоком тахионов, однако с плотностью от 1.5•10 ^16^до 2.5•10 ^21^частиц на кубический сантиметр, что в 300 раз меньше показателей для чёрной дыры. Сейчас у вас наверняка возникнет вопрос: «а как выбирать необходимые дату и время?». Вопрос очень правильный и у меня на него есть правильный ответ. Я создал устройство, которое будет контролировать перемещение в пространстве-времени (так как червоточина
позволяет перемещаться и в пространстве тоже) любого объекта. Устройство довольно сложное и я не буду вдаваться в технические подробности его работы, но могу сказать, что у каждого временного потока есть своя особая частота и это устройство выделяет именно нужную вам частоту, а затем перемещает вас туда. Сейчас я проведу эксперимент, чтобы доказать вам, что перемещения во времени с использованием червоточины возможны, отправив неодушевлённый предмет в будущее.
        Нестеров взял чашку, набрал на приборной панели дату, время и место, и поместил чашку в червоточину.
        - Она появится здесь через 3… 2… 1…
        Чашка появилась на том месте, откуда он её взял. Её появление сопровождалось свечением синего цвета, которое продолжалось всего несколько секунд.
        - Как вы убедились, моя теория работает. Так же можно перемещать и органику…
        На этом видеозапись оборвалась.
        - Впечатляет, - кашлянул Винниченко.
        - На флешке есть уйма информации по машине времени, но, к сожалению, нет информации о том, где конкретно она находится. Есть только одна зацепка - две фотографии, где на заднем плане изображён горный хребет. Я уже отдал их на анализ в лабораторию, но результата пока нет. Мне кажется, по рисунку горных вершин можно будет что-либо понять быстрее всего.
        Казаков вывел упомянутые фотографии на монитор.
        - Это может быть любая горная система в мире, - скептически заметил один из генерал-лейтенантов.
        - Вы ошибаетесь, господин Северянников. Горные системы можно различить по цвету грунта, по внешнему виду, по рельефу. Есть множество факторов. Хотя, не спорю, у специалистов будет много работы, - ответил Казаков.
        - Мы выясним, где находится эта горная система, но точное местоположение мы вряд ли узнаем, - Винниченко внимательно разглядывал фотографию. - Поэтому возьми с собой человека, которому больше всего доверяешь и отправляйся в Питер. Найдите Нестерова и расспросите его обо всём поподробнее. Он наверняка знает, где находится машина времени.
        - Товарищ генерал армии, разрешите поехать к Нестерову вместе с Казаковым, - Романенко поднялся с места и отдал честь.
        Винниченко вопросительно посмотрел на Казакова и тот одобрительно кивнул.
        - Хорошо, поедешь с генералом, - скрепил Андрей Павлович.
        - А что с Озимцевым? Вы выяснили, где он находится? - поинтересовался Лёша.
        - И да и нет. Один из наших агентов вступил с ним в контакт, но мы потеряли с ними связь пару дней назад. Сейчас мы ведём их поиск.
        - Чёрт, значит, и до него добрались, - нахмурился Алексей.
        - Я думаю, что с ним всё в порядке. Судя по его послужному списку, он крепкий парень. Но если что, наш агент не даст его в обиду. Не волнуйся, мы его обязательно отыщем, - приободрил его Винниченко.
        - Очень на это надеюсь.
        - Итак, вы сейчас едете в аэропорт и летите в Петербург. Нестеров проживает на Лесном проспекте в доме № 5, кв. 3. Когда доберётесь туда, действуйте по обстановке. Чётких инструкций на его счёт нет, но обязательно привезите его живым! - отдал последние распоряжения Андрей Павлович.
        Казаков и Романенко вышли из здания, сели в ожидавшую их у выхода машину и поехали в аэропорт. Там они сели в частный самолёт и улетели в Санкт-Петербург. Примерно через час они уже были в городе и направлялись к дому № 5 на Лесном проспекте. Было уже около 22 часов, когда Романенко и Казаков зашли в дом. Они подошли к двери третьей квартиры. Лёша хотел позвонить в дверь, но Казаков его остановил, указав на уже приоткрытую дверь. Из квартиры доносились какие-то звуки. Нестеров явно был дома не один. Они достали пистолеты и тихо зашли в квартиру. Казаков вошёл первым, Романенко сразу же за ним. Нестеров находился в гостиной. Двери были закрыты, но сквозь матовое стекло чётко вырисовывались силуэты трёх человек. Те явно пытались выведать у него какую-то информацию, но учёный прикидывался дураком, якобы не понимая, о чём идёт речь.
        - Нестеров, похоже, находится посередине. Будем стрелять через дверь. Ты берёшь того, который справа, я - того, который слева, - сказал шёпотом Казаков.
        - Понял, - так же шёпотом произнёс Алексей.
        Они нацелили пистолеты на силуэты за дверью, прозвучали два выстрела. Затем Леонид открыл двери и увидел перепуганного до смерти Нестерова, рядом с которым лежали 2 трупа.
        - Кто вы такие? - спросил он трясущимся голосом.
        - Мы твои ангелы-хранители, - улыбнулся Казаков. - А если серьёзно, мы из ГРУ, прибыли по заданию правительства. Кто они такие? - Леонид легко пнул один из трупов.
        - Они представились агентами ГРУ, так же, как и вы… - Нестеров перевёл подозрительный взгляд с Алексея на Леонида.
        - Расслабься, мы хорошие, - Казаков показал удостоверение агента.
        - Такие удостоверения подделать раз плюнуть, у них были точно такие же, - недоверчиво сказал Нестеров.
        - Зря мы его спасли, - Лёша сплюнул. - Вот спасаешь человека от смерти, а он потом тебе ещё и не доверяет. Идём отсюда, наверняка, найдутся ещё агенты, которые захотят с ним «побеседовать». Может, с ними он будет поразговорчивее, - он развернулся и направился к выходу. Казаков пошёл вслед за ним, не говоря ни слова.
        Когда они дошли до входных дверей, то услышали крик Нестерова.
        - Стойте, не уходите! Я вам верю, - он подбежал к ним.
        - С чего вдруг? - скептически поинтересовался Алексей.
        - Вы ведёте себя не как те… предыдущие, - Нестеров нервно переступил с ноги на ногу. - Те стали сразу вопросами сыпать, угрожать. А вы… просто уходите, - теперь он выглядел растерянным.
        - Сразу бы так, - Романенко, насупившись, прошёл мимо учёного обратно в гостиную.
        - Неплохо сработано, - Казаков одобрительно улыбнулся и тоже проследовал в гостиную.
        Последним туда зашёл совсем уж смутившийся Нестеров.
        - Вы ведь здесь, чтобы узнать о проекте «Новая реальность 2»? - спросил он - Эти тоже о нём спрашивали.
        - Что конкретно они спрашивали? - Леонид сел на один из стоявших там стульев.
        - Рассказывал ли я кому-либо об этом проекте и кто ещё знает о машине времени. Я не хотел им ничего говорить, но они пригрозили мне смертью, а тут как раз подоспели вы.
        - Послушай, нам нужно знать, где находится машина времени, - Романенко облокотился о стену и внимательно посмотрел на Нестерова.
        - Я точно не знаю. Большую часть пути нас везли с завязанными глазами и не выпускали из лаборатории, пока мы не сделаем часть своей работы. Затем нас таким же образом отвозили обратно, - объяснил учёный.
        - Ну, хоть примерно ты можешь сказать, где находится это место?
        - Оно находится где-то в Уральских горах, точнее сказать не могу. Возможно, северный Урал.
        - Ты уверен, что горы именно Уральские? - Казаков подался вперёд.
        - Один раз повязку затянули слабее, чем обычно. Впоследствии это быстро исправили, но я успел заметить горный массив прямо по курсу нашего движения. А так как я в молодости не раз ходил в эти горы с походами, я их без труда узнал.
        - Найти их в горах будет непросто. Придётся проверить все окрестности в радиусе 200 километров. Северный Урал ведь не маленький, - Лёша разочарованно поджал губы.
        - Могу добавить, - продолжил Нестеров, - что, при формировании червоточины, плотность реликтовых фотонов увеличивается в несколько раз. Это связано с особенностями самой червоточины.
        - И что нам это даёт? - поинтересовался Казаков.
        - Это даёт нам то, что мы можем по концентрации этих фотонов определить местонахождение машины времени, - ответил Нестеров.
        - Каким образом? - нетерпеливо спросил Романенко.
        - При помощи астрономического спутника на орбите. Он был запущен полгода назад для изучения этого самого реликтового излучения. Вы можете им воспользоваться, нужно лишь направить его в сторону Земли, - пояснил Нестеров.
        - Так и сделаем, - одобрительно кивнул Казаков.
        - Мне интересно, как они смогли запустить её? - задумчиво сказал Нестеров.
        - А откуда вы знаете, что… - непонимающе начал Лёша.
        - Я был одним из тех, кто её построил и тестировал, мне ли не знать, когда её включают, - перебил его учёный. - Да и ту волну не заметил бы только слепой. Только вот машина времени была недоработана…
        - Значит, они её доработали, - уверенно сказал Романенко.
        - Червоточина, конечно, лишена существенных недостатков чёрной дыры, но всё же не идеальна. Она тоже воздействует на континуум, правда с меньшей силой. Мы начали работу над одним прибором, который смог бы решить проблему искажений на временной оси, но я не верю, что его смогли создать за такое короткое время. Он невероятно сложен.
        - Я и не такие чудеса видал, - хмыкнул генерал.
        - И ещё, насчёт волны, - вспомнил вдруг Нестеров. - Как вы уже могли понять, она предзнаменует изменения на временной оси. Но это ещё не всё. Я полагаю, таких волн будет несколько, и каждая волна будет приводить к всё более значительным изменениям в окружающем мире.
        - Несколько?! - изменившимся от волнения голосом вскричал Алексей. - Надо найти машину времени в кратчайшие сроки, иначе искать её скоро уже будет некому!
        - Вы поедете с нами в управление, здесь вам оставаться небезопасно, - Казаков взял быка за рога, Нестеров согласно кивнул.
        Они быстро вышли из квартиры и направились к машине. Казаков и Романенко шли впереди.
        - Не отставайте, - кинул через плечо учёному Алексей, тот снова кивнул и прибавил шагу.
        - Скажите, как именно вам пришла в голову мысль использовать вместо чёрных дыр червоточины? Вообще, как вы строили свою теорию… - Романенко снова повернулся к идущему позади них Нестерову и замолчал.
        На месте учёного лениво рассеивалось облако голубого дыма.
        - Очень вовремя! - Лёша сорвался на крик. - И что нам теперь делать?!
        - Спокойнее, - Казаков положил руку ему на плечо. - Жалко конечно, придётся разгребать всё самим, но ничего не поделаешь. Поехали, нужно возвращаться в Москву. По пути заглянем в ЦУП. Узнаем у них насчёт спутника. Садись в машину.
        - Темпоральных волн действительно будет несколько?
        - В прошлый раз было две. Но нельзя быть точно уверенным, что в этот раз не будет больше.
        Казаков завёл двигатель, и они отправились обратно в аэропорт. Через час они уже приземлились в аэропорту «Чкаловский», а ещё через полчаса входили в кабинет директора ЦУПа в городе Королёв. Им оказалась женщина лет 40, приятной наружности. Как оказалось, она с Казаковым была знакома.
        - Здравствуй, Лёня. Я сто лет тебя не видела. Где ты пропадал? - приветливо сказала она, поднимаясь из-за массивного стола.
        - Здравствуй, Марина, - Казаков улыбнулся в ответ. - Государственные дела, ты же знаешь. Не дают и дня отдохнуть.
        - Ну да, только по телефону и можем поговорить. Что тебя ко мне привело?
        - Всё те же государственные дела. Нам нужно ненадолго одолжить один из ваших исследовательских спутников.
        - Уточни, какой именно. У нас сейчас с ними большие проблемы.
        - Тот, который может фиксировать реликтовые фотоны, - уточнил генерал.
        - Реликтовые… Хм, кажется он ещё в рабочем состоянии, - она села за компьютер и стала копаться в базе данных. - Да, так и есть.
        - Нам понадобятся коды доступа для полного контроля, - Казаков не стал церемониться.
        - Ничего себе у вас запросы. Зачем вам этот спутник? Неужто решили заняться космическими исследованиями? - шутя, спросила Марина.
        - Да, внесём наш вклад в развитие науки, - так же шутливо ответил Леонид.
        - Так может быть, прямо сейчас воспользуемся этим спутником, зачем вам коды? У вас есть я, - улыбаясь, предложила она.
        - Спасибо, но сейчас ещё рано, - поблагодарил Казаков. - Нам нужно дождаться, пока дадут необходимые координаты.
        - Тогда держи, - Марина ничуть не обиделась и достала из одного из стоявших в кабинете сейфов ноутбук. - Тут есть всё необходимое программное обеспечение для управления спутником. Коды доступа там же. Только смотри ничего не сломай, - она шутливо пригрозила ему пальцем.
        - Обижаешь. В моих руках ничего не ломается, - Казаков подмигнул ей и нежно поцеловал в щёку, после чего директор ЦУП заметно покраснела.
        - Вижу, вы хорошо знакомы с ней, - усмехнувшись, заметил Алексей, когда они вышли из её кабинета.
        - Ну… Есть такое дело, - уклончиво ответил Казаков. - Поехали в штаб.
        Уже стемнело, когда Романенко с Казаковым вернулись в штаб ГРУ. Там Лёшу ждал сюрприз в виде уставшего и потрёпанного, но живого Гены.
        - Я уж начал думать, что тебя и в живых уже нет! - Алексей подлетел к другу и хлопнул его по плечу.
        - Сплюнь, я до старости дожить хочу! Меня только что привезли, и десяти минут не прошло. Сам-то как?
        - С такими приключениями дай Бог до завтра дожить. Но пока держусь. Ну, рассказывай, куда девался, и почему тебя пришлось искать с помощью спецслужб? - Лёша шутливо погрозил пальцем Гене.
        - Ох, дай с мыслями собраться… - Гена потёр лоб. - Так вот, после того как мы расстались, я…
        - Господа, - в комнату вошёл Винниченко, - я понимаю, что вы давно не виделись, но вынужден вас прервать. Нужно разобраться с нашей проблемой. Наши эксперты определили по предоставленным фотографиям примерное местонахождение машины времени - это должны быть окрестности горы Тельпосиз, - он указал на карту в районе северного Урала. - Чтобы определить точнее, нужно использовать спутник. Всё готово для связи с ним? - спросил он у офицера, сидевшего рядом и колдовавшего над тем самым ноутбуком, который Марина отдала Казакову.
        - Так точно, - коротко ответил тот.
        - Тогда приступайте, - скомандовал генерал армии, и все уставились на большой монитор в центре, куда выводилось изображение, полученное с сенсоров спутника.
        Офицер связи подал команду спутнику на разворот к Земле. Спутник быстро среагировал и через десять секунд уже смотрел в сторону планеты. Он нацелил сенсоры в район горы Тельпосиз и включил их. Посыпались мегабайты данных. Изображение на мониторе стало совершенно непонятным для человека - это спутник наложил на карту необработанное изображение с сенсоров. На экране появилась надпись «Идёт анализ полученных данных», а через несколько минут изображение сменилось, представляя теперь собой наложенную на карту местности картину излучения реликтовых фотонов.
        - Есть! Обнаружена повышенная концентрация! - воскликнул офицер. - Сейчас я попробую определить, откуда они исходят… минутку, - все затаили дыхание в ожидании результата. - Вот оно, - на экране выделилась небольшая зона. - Радиус зоны - несколько десятков километров. Точнее определить невозможно, - заключил офицер.
        - Отличная работа. Зафиксируйте координаты. Пора готовить полномасштабную операцию, - объявил Винниченко. - А пока основные силы будут готовится, несколько небольших отрядов пойдут на разведку. Без хотя бы приблизительных планов и ориентиров армии там делать нечего. А вы можете отдохнуть, ваши приключения закончились, - сказал он, обращаясь к Романенко и Озимцеву.
        - Товарищ генерал, позвольте сказать, - возмутился Романенко.
        - Говорите.
        - Волею судьбы мы оба были вовлечены в эту историю и нам небезразлично то, что произойдёт в дальнейшем. Поэтому я прошу взять нас на задание, - сказал Алексей.
        - Вы и так прошли через ад, куда вам ещё…
        - Если не исправим весь этот хаос, нас всех может не стать в скором времени. Так какой смысл прятаться и трястись за жизнь? Нужно действовать! - поддержал друга Озимцев.
        - Эх, побольше бы таких ребят как вы, - генерал грустно улыбнулся. - Что ж, готовьтесь, через полчаса вылетаем.
        - Так точно! - одновременно выкрикнули Гена и Лёша.
        В назначенное время, в 2 часа утра, на военном самолёте с одного из аэродромов, расположенных под Москвой вылетели два отряда по десять человек. Расстояние до объекта составляло около 1500 километров, расчётное время прибытия - 5 часов утра. Задание - исключительно разведка. В бой с противником не вступать, себя не обнаруживать, собрать максимально возможное количество информации для предстоящего штурма.
        В назначенное время они подлетели к предполагаемому месту нахождения машины времени. Озимцев и Романенко числились в Группе-1. Для увеличения продуктивности поисков Группу-1 и Группу-2 сбросили над лесом на некотором расстоянии друг от друга. Переговаривались редко и по зашифрованному каналу. После получаса поисков Группа-1 обнаружила узкую асфальтированную дорогу прямо посреди леса.
        - Так, стоп, - Жданов, командир группы, поднял сжатую в кулак руку и отряд остановился. - Что-то я не помню, чтобы на карте была отмечена эта дорога, - он принялся просматривать карту местности на КПК. - Да и вообще, куда она ведёт? Не припомню, чтобы видел хоть одно строение в радиусе 10 -12 километров, пока летели…
        - Тише! Слышите? Сюда что-то едет! - прошипел Гена.
        - Всем лечь в укрытия по обе стороны дороги, по 5 человек с каждой стороны! Никому не высовываться! Ждём! - приказал Жданов.
        Все бросились врассыпную. Через полминуты они увидели приближающуюся крытую грузовую машину. Жданов и ещё 2 агента выбежали на дорогу и встали прямо перед машиной, направив автоматы в сторону водителя. Грузовик тут же остановился. Агенты остались перед ним, а Жданов обошёл его сбоку. Рядом с водителем оказался пассажир.
        - Живо вылезайте из кабины, оба! - крикнул Жданов.
        Люди немедленно подчинились.
        - Куда вы едете?
        - Мы геологи, у нас задача исследовать почву в этом районе, - спокойно сказал водитель.
        - А что в кузове?
        - Там наше оборудование, приборы.
        - Сейчас проверим. Обыщите кузов грузовика!
        Агенты обошли грузовик и полезли в кузов. Остальные всё так же оставались лежать в укрытии.
        - Посмотрите, что мы здесь нашли, - крикнул один из полезших в кузов по кличке Мясник, высунувшись наружу.
        - Что у вас там? - Жданов кинул в его сторону обеспокоенный взгляд.
        - Здесь не меньше 3-х десятков бочек с жидким азотом.
        - Интересно, а зачем вам жидкий азот? - голос Жданова теперь звучал угрожающе.
        - Ну… - водитель замялся.
        - Хватит врать! Говорите, кто вы такие и куда едете! - для пущего эффекта Жданов ткнул дулом автомата в лоб водителю. Агенты вылезли из кузова и тоже взяли водителя и пассажира на мушку.
        - Хорошо, хорошо, я скажу, - внезапно сказал молчавший всё время до этого пассажир, его голос заметно дрожал. - Мы едем на секретный объект, находящийся недалеко отсюда, - он заработал укоризненный взгляд водителя. - Нам сказали срочно привезти туда жидкий азот. Если мы не будем на месте через 15 минут, то нам оторвут головы. Мы не знаем ничего такого, всего лишь выполняем приказ! - последние слова прозвучали практически с отчаянием.
        - Вот так бы сразу, что ж вы в партизан играете? - Жданов опустил автомат.
        - Был приказ никому ничего не говорить, это секретная информация, - всё так же испуганно ответил пассажир.
        - Уже нет, - Жданов кивнул агентам, и те вырубили водителя и его спутника. - Свяжите их и киньте в кузов.
        - Рано вы их вырубили, они же не сказали, где находится этот объект, - к нему подошёл Гена.
        - Он сказал «недалеко», значит где-то здесь, может быть он замаскирован. Они ехали по этой дороге, значит, мы сделаем то же самое. Все в машину! Внимание, Группа-2, - он взялся за рацию. - Говорит Жданов. Мы нашли дорогу, ведущую к горе на северо-востоке, и захватили грузовик, который направлялся по этой же дороге к базе. Похоже, она где-то совсем недалеко, - он сверился с картой и дал более точные координаты.
        - Группа-2, вас понял. Выдвигаемся в указанном направлении.
        Жданов сел на место водителя, один из агентов сел рядом, остальные залезли в кузов грузовика и тот тронулся с места. Примерно минут через пять езды в свете фар возникло что-то непонятное. Как будто горячий воздух поднимался от земли, искажая находящееся за ним. Жданов сбавил скорость. Чем ближе они подъезжали, тем плотнее казался «горячий воздух». Вблизи он оказался больше похож на прозрачный кисель. Проехав через него, они увидели появившийся из ниоткуда (по крайней мере, так это выглядело для них) контрольно-пропускной пункт и высокий металлический забор.
        - Ничего себе! - выдохнул Жданов. - Это же новое слово в искусстве маскировки. Такого я ещё нигде не встречал и даже не слышал, чтобы такую маскировку кто-то разрабатывал.
        Агент, сидевший рядом с ним, поражённо кивнул, не в силах сказать что-либо от изумления.
        - Глянь-ка, - Лёша тронул Гену за плечо. - Теперь понятно, почему мы ничего не увидели с воздуха.
        - Неслабый у них тут уровень технологического развития, - Озимцев присвистнул.
        Как и остальные агенты, находящиеся в кузове, они стали разглядывать «маскировочный кисель», оставшийся позади грузовика.
        Через полминуты машина остановилась у контрольно-пропускного пункта. Сидящие в кузове попрятались за бочками, захватив с собой бесчувственных пленных. К кабине грузовика подошёл один из солдат, охранявших въезд.
        - Ваше разрешение на въезд, пожалуйста.
        - Держите, - Жданов протянул заранее найденный им в бардачке пропуск.
        Солдат взял его, мельком пробежал по нему глазами и вернул Жданову.
        - Оставайтесь на месте, я проверю кузов, - скучным голосом произнёс он.
        У Жданова внутри всё сжалось. «Только бы не стал залезать внутрь!» - пронеслось у него в голове.
        Солдат был уставший, ему уже порядком поднадоело дежурство на КПП, и уж точно у него не было никакого желания залезать в кузов и проверять всё досконально. Увидев поверх бортика выставленные рядком бочки, он вернулся к кабине.
        - Всё в порядке, проезжайте, - солдат махнул рукой напарнику, чтобы тот открыл ворота. - Кстати, сегодня сгружаетесь в другом месте, на складе А-15 неполадки с запирающим механизмом. После ворот проедете вперёд и третий слева ангар.
        Жданов кивнул, украдкой вытер выступившую испарину и медленно повёл грузовик в открывающиеся створки. Машина заехала на территорию огромного комплекса, проехала ещё около 150 метров от КПП и заехала в указанный ангар, оказавшийся предусмотрительно открытым. Там находилось несколько таких же машин, как с грузом, так и пустых. Агенты незаметно покинули грузовик - благо людей в это время в ангаре не было.
        - Группа-2, говорит Жданов. Проникли на базу, она накрыта маскирующем полем, - он снова обратился к карте и указал координаты.
        - Жданов, принято, молодцы, - перекрыв ответ Группы-2, в разговор вклинился Винниченко, следивший за переговорами. - Координаты записал, скоро двину основные силы. Готовьтесь к нашему прибытию, пока что разведай как можно больше, чтобы парни потом не плутали по базе. Только аккуратнее там!
        - Так точно!
        - Группа-1, говорит, Группа-2, - командир второй группы, наконец, получил возможность нормально переговорить со Ждановым. - Мы приближаемся к территории базы с северной стороны, видим маскирующее поле.
        - Вас понял, - Жданов прервал сеанс связи. - Так, ребята, вы всё слышали, аккуратно и тихо попробуем разведать чуть больше. Заезжая в ангар, я заприметил большое здание неподалёку, начнём с него.
        Отряд вышел наружу и по стенке, как можно тише, направился к чёрному (судя по виду) входу указанного командиром здания. На их удивление вокруг было довольно пустынно, казалось, что базу никто не охраняет. Но это было не так. Они не заметили камеры наблюдения, которые были расположены по всему комплексу. Это было неудивительно, потому что камеры представляли собой маленькие чёрные точки линз, вмонтированные в стены повсеместно. Вращаться они не могли, зато и заметить их невооружённым глазом было практически невозможно. Пока что, однако, факт наличия камер им нисколько не мешал. Никто не поднимал тревогу и не поливал их градом пуль. Интуитивно Жданов чувствовал, что тут что-то не так. Если бы это было возможно, он и вовсе предпочёл бы прокапываться под землёй. Но дальнейшего развития событий не ожидал даже он.
        Отряд практически подошёл к чёрному входу, как где-то со стороны раздался мощный взрыв, и сразу же застрочили автоматы.
        - Вот и пробрались тихо! - Жданов сплюнул. - Товарищ генерал! - он схватил рацию. - Похоже, Группу-2 раскрыли.
        - Чёрт! Уходите оттуда, я немедленно выдвигаю войска на штурм!
        - Парни, сюда, - Жданов кивнул на чёрный вход. - Не хватало словить шальную пулю.
        За дверью оказалось что-то вроде КПП, место дежурного, правда, пустовало. Только они подумали, что Группа-2 удачно оттянула на себя внимание охранников базы, как дверь ведущая из КПП вглубь здания, резко распахнулась, за ней оказался отряд вооружённых военных. Выходило, что им повезло не больше чем Группе-2. Без лишних разговоров агенты Жданова кинулись врассыпную, кто куда, лишь бы уйти с линии огня.
        - Бросить оружие и выйти с поднятыми руками!
        Жданов лишь молча кивнул своим ребятам, и Группа-1 открыла огонь. Через пару секунд солдаты принялась отвечать им тем же. Начался полный хаос, с обеих сторон падали мёртвые и раненые. Неизвестно, удалось бы отряду Жданова прорваться или нет, но, внезапно, в какой-то момент, за их спинами раздался громкий и уже недавно слышанный окрик:
        - Бросить оружие!
        Один из агентов резко повернулся и вскинул автомат, но тут же получил в живот очередь и сполз по стене, оставляя на ней кровавые разводы, бронежилет не спас. Остальные тут же прекратили огонь и медленно повернулись. За ними стоял ещё один отряд военных, на них смотрели дула дюжины автоматов. Они оказались в ловушке.
        - Кладём автоматы, ребята, - у Жданова вмиг пересохло в горле, и он медленно положил оружие на пол. Остальные последовали его примеру.
        - Молодцы, - нехорошо улыбнулся командир вражеского отряда. - А теперь не дёргайтесь, сейчас пройдёте с нами. Эй, Петрович, вылазь, тут всё схвачено! - крикнул он в проём двери, за которой находился остаток первого отряда.
        - Петрович погиб, - ответил ему хмурый голос, и в дверь вошли четверо солдат. Один из них был ранен в руку.
        - Застрелил бы сволочей, - нехорошо сощурился командир. - Я Петровича 11 лет знал. Вам повезло, что у меня другой приказ. А теперь шагом марш, гниды!
        Из отряда Жданова в живых остались сам Жданов, Озимцев, Романенко и Мясник. Их привели в огромное помещение, оборудованное как настоящий бункер. За пуленепробиваемым армированным стеклом находился фрагмент трубы ускорителя частиц. Рядом располагались пульты управления, возле которых суетились десятки учёных. В помещении было темно, из освещения присутствовали только лампа недалеко от входа и огоньки на оборудовании. Почти в самом углу, рядом с ними стоял человек, свет от лампы не доставал до него, и рассмотреть, кто он такой, не представлялось возможным. Большинство солдат ушли и в помещении из пришедших остались только пленные и двое солдат, охранявшие их.
        - Вот мы и встретились, - сказал стоявший в углу незнакомец.
        - Мы знакомы? - спросил Озимцев.
        Он пытался вспомнить, откуда этот человек мог их знать, но это оказалось излишне, незнакомец сам шагнул в круг света.
        - Но… - глаза Гены расширились от удивления. - Ты же погиб!
        Перед ними стоял Топалов. Именно тот человек, который передал флешку Гене и которого все считали мёртвым.
        - Нет, как видишь, - Топалов заложил руки за спину, и принялся расхаживать взад-вперёд, не спуская взгляда с Гены.
        - Значит, руководитель проекта - ты! Инсценировал свою смерть, а сам спокойно продолжал работу! - Гена сетовал на себя за то, что такая мысль ни разу не пришла ему в голову за всё это время.
        - Да, чтобы инсценировать смерть пришлось попотеть, но в целом всё получилось именно так, как я планировал.
        - А зачем было передавать мне флешку? - тут Жданов и Мясник переглянулись, про эту часть истории они слышали впервые. Но они решили не вмешиваться.
        - Есть группировка плохих ребят, которые называют себя «Вершители». Насколько я знаю, вы оба столкнулись с ними. Они получают команды от людей, находящихся в далёком будущем. Я очень тщательно скрывал следы своего присутствия здесь, но им удалось выследить меня. Их целью является уже сейчас, в нашем времени, завладеть технологиями темпоральных путешествий, чтобы получить полный контроль над естественным ходом событий. Это позволит в любой момент изменить то, что им потребуется, - Топалов немного помолчал. - Я уже несколько раз был на волосок от гибели. В тот самый вечер, незадолго до того, как я отдал тебе этот накопитель, я должен был передать его единственному человеку, которому я доверяю, но он связался со мной и сказал, что планы поменялись, и я должен передать его тебе. Сначала я подумал, что он спятил, но он заверил меня, что если я этого не сделаю, то погублю многие миллиарды жизней, и что эту флешку нужно передать тебе любой ценой. Это было очень странно, и впервые поколебало мою веру в того человека… Но особо раздумывать времени не было, «Вершители» снова вышли на мой след, и мне пришлось
последовать его совету. Теперь я вижу, что он не ошибся с выбором кандидатуры.
        - Так почему просто не уничтожить всё, что связано с машиной времени, если всё так, как ты рассказываешь? Зачем играть с огнём? - не выдержал Романенко.
        - Ты до сих пор не понял? Всё, что удерживает «Вершителей» от полного контроля - это та самая машина времени, которую ты так стремишься вывести из строя. Грядёт война, из-за которой может произойти коллапс темпорального потока. На кон поставлена судьба всей Вселенной, а не только нашей несчастной планеты, а ты хочешь уничтожить единственное средство защиты?! Я видел будущее - и, поверь мне, человечество в этой войне далеко не победитель. Так что не тебе рассказывать мне об опасности! Я прекрасно отдаю себе отчёт обо всех рисках! - Топалов повысил голос, было видно, что эта тема - его больное место.
        - Допустим, всё именно так, - скептически проговорил Озимцев. - Но каким образом то, что ты передал мне флешку, спасёт миллиарды жизней?
        - Не знаю. Я лишь последовал совету, и, как видно, не зря, если вы сумели добраться сюда. В любом случае, сделанного не воротишь. Очевидно только то, что от ваших действий зависит, как повернётся история.
        - Мы здесь именно за тем, чтобы повернуть её как она была! Наша реальность меняется, люди исчезают, а ты тут рассказываешь о спасении жизней! Лицемер! Ты должен исправить это! - Алексею уже осточертела пафосная речь Топалова.
        - Вы и вправду думаете, что я заварил всю кашу? Даже после того, как я вам всё объяснил? Когда же до вас дойдёт? - он отвернулся в сторону и отошёл к стеклу. - Поймите вы, я всеми силами пытаюсь СПАСТИ человечество от уничтожения, и дать нам всем шанс выжить и победить врага.
        - Хочешь сказать, это всё эти твои «Вершители»?
        - Они не мои. Как я уже сказал, они работают на тех, кто хочет подчинить себе само время, - уклончиво ответил Дмитрий.
        - И чтобы всё исправить, ты запустил машину времени?
        - Именно так.
        - Как насчёт того, что этим ты сделаешь ещё хуже, чем могли бы напортачить «Вершители»? - поинтересовался Романенко.
        - Я принял меры для того, чтобы максимально избежать последствий! Нужно действовать, иначе у человечества вообще не будет будущего. Баланс сил сейчас не в нашу пользу, но благодаря машине времени, у меня теперь есть возможность внести свой вклад в развитие событий, - Топалов снова повернулся к пленным. - Мне не помешает помощь, поэтому я хотел бы, чтобы вы присоединились ко мне.
        - Как ты плавно всё перевёл к сотрудничеству, - покачал головой Гена. - С чего мы должны тебе верить? Ты уже однажды обвёл всех вокруг пальца.
        - Не должны, - не стал спорить Дмитрий. - Но разве мне не было бы проще вас убить, а не рассказывать вам всё подробно, если бы я был злодеем, каким вы меня видите?
        - Аргумент, старый как мир, - усмехнулся Лёша. - Похожим способом вербуют двойных агентов. Ты не предоставил ни единого доказательства в пользу своих рассказов. Многие тираны выдавали свои злодеяния за добродетель. Я лично не горю желанием быть твоей марионеткой в этой игре.
        - Парень знает, что говорит, а? - Озимцев, несмотря на собственное незавидное положение, подмигнул Топалову.
        - Да чтоб вас!.. - Дмитрий едва сдержал гнев. - У меня и так времени в обрез, ещё оправдываться перед вами! Уведите их отсюда! Если они не хотят помочь, то пусть хотя бы не мешают, - Топалов развернулся на каблуках и скрылся в темноте.
        Пленников вывели из помещения, и повели по длинному коридору в сопровождении четырёх солдат. Один шёл впереди, второй сзади, остальные шли по бокам.
        - Эти суки меня живым не возьмут, - внезапно прошептал Мясник.
        - Что ты задумал? - так же шёпотом спросил Гена.
        - Я вырублю того, который сзади, а вы берите на себя остальных. Главное - действовать быстро.
        - Эй, а ну-ка без разговоров там, - прикрикнул солдат, шедший сзади.
        После этих слов Мясник резко повернулся назад, схватился за его автомат и резким движением вырвал его из рук не ожидавшего ничего подобного солдата, после чего ударил его головой в нос. Романенко и Жданов сработали одновременно и так же чётко, вырубив шедших по бокам. Ведущий развернулся и, хотел было выстрелить, но Гена толкнул его в грудь и прыгнул следом. Усевшись сверху на распростёртом на полу солдате, он нанёс быстрый удар правой рукой и тот затих.
        - Получилось! - выкрикнул Мясник и тут же переменился в лице, его глаза потускнели и он упал на пол.
        Из его спины торчал армейский нож, брошенный замыкавшим, которого Мясник повалил на пол и обезвредил первым из всех… По крайней мере, он думал, что обезвредил.
        - Ах ты!.. - Озимцев в два прыжка оказался возле солдата и от всей души заехал ему по лицу прикладом. Хрустнула сломанная челюсть, и конвоир мешком рухнул на пол.
        - Теперь нас всего трое, - с грустью констатировал Озимцев.
        - Двое, - поправил его Жданов.
        Гена и Лёша недоумевающе посмотрели на него. Жданов расстегнул жилетку и показал то, что раньше не заметили ни Лёша, ни Гена. По тельняшке в районе живота расплылось пятно крови.
        - Но как? Мы же вырубили их всех раньше, чем… - Алексей не договорил.
        - Схватил в предыдущей стычке. Думал, всё не так серьёзно, - Жданов грустно усмехнулся. - От меня теперь пользы будет мало. Идите без меня.
        - Но мы не можем тебя здесь бросить, - Гена кинулся к нему, чтобы перевязать рану.
        - Можете, - Жданов неожиданно мягко отстранил его. - Я уж как-нибудь справлюсь тут. Только дайте мне оружие. Я вас прикрою.
        - Держи, - Гена дал ему отобранный у охранника автомат.
        - Идём, Гена, у нас действительно мало времени, - Алексей тронул друга за плечо.
        - Мы вернёмся за тобой, - и Озимцев кинулся бежать вслед за Романенко.
        Они побежали обратно к бункеру, из которого их только что вывели.
        - Топалов! - выкрикнул Озимцев, врываясь в помещение.
        - Чёрт возьми! - Дмитрий явно не ожидал, что они вернутся, да ещё так быстро. - Что вы здесь делаете? Вы не должны мешать мне, иначе погубите всех нас, идиоты! - в его голосе зазвучали панические нотки.
        Гена и Лёша направили на него автоматы.
        - Мы не намерены спокойно сидеть и смотреть, как рушится наш мир!
        - Скажи, как стабилизировать континуум и вернуть всё на прежние места, иначе, перед тем как умереть, ты будешь очень долго мучиться, - Алексей не церемонился.
        - Если бы я мог это сделать так просто, сделал бы без ваших указок! - Топалов сердито посмотрел на них. - Изменения слишком глобальны.
        - Но ведь это не конец?! Ты же сказал, что это можно исправить! - Алексей, забывшись, откинул автомат и схватил Дмитрия за грудки.
        - Да, но пространственно-временной континуум - это вам не игрушки. Ваши благородные намерения заслуживают уважения, однако, любое неосторожное вмешательство - и все эти намерения могут обернуться против вас. Господа, прошу… - Дмитрий перешёл к просительному тону. - У каждого из нас в спасении своя роль. У вас она значительнее, никто не спорит, но, умоляю, не мешайте мне сыграть мою. От моих решений так же зависят судьбы многих миров.
        - Как ты гладко стелешь, - без тени улыбки произнёс Алексей.
        - Тогда… надеюсь, вы простите меня за это.
        Топалов с неожиданной силой заехал коленом Алексею в живот, и, пока тот пытался восстановить дыхание, достал из нагрудного кармана небольшой плоский диск и бросил его на пол. Диск оказался световой гранатой. На несколько секунд комнату озарила невероятно яркая вспышка, которая пробивалась даже сквозь ладони, которыми Гена и Лёша инстинктивно закрыли глаза. Они снова смогли открыть их только через несколько минут - когда боль начала стихать. Открыв глаза, Гена всё ещё видел перед собой мерцающие разноцветные круги, но зрение постепенно приходило в норму.
        За дверью послышался шорох сапог приближающейся охраны.
        Озимцев сконцентрировался, стараясь вернуть контроль над координацией движений. Он встал рядом с дверью.
        - Что ты задумал? - спросил Лёша, протирая ещё не отошедшие глаза.
        - Встань по другую сторону. Закроешь дверь по моей команде.
        Когда первый из охранников был всего в паре метров от входа, Озимцев кинул в коридор гранату, которую предусмотрительно прихватил у одного из убитых конвоиров.
        - Закрывай!
        Романенко насколько мог быстро захлопнул дверь, и почти сразу вслед за этим прогремел взрыв, в котором никто из охранников не выжил. Озимцев не теряя времени уже осматривался в поисках Топалова.
        - Вот зараза! Сбежал! - Гена от злости крепко сжал кулаки.
        - Хорошо, что ещё не застрелил… что, кстати, странно, - Романенко посмотрел через стекло вниз.
        Там, как ни в чём не бывало, работали учёные. Они не слышали выстрелов и взрыва, так как это помещение, по-видимому, было герметичным и звукоизолированным.
        - Кажется, я знаю, как всё исправить, - внезапно сказал Алексей.
        - Как?
        - Мы отправимся в прошлое и помешаем запуску первой машины времени. Таким образом, мы сможем вернуть нашу настоящую реальность.
        - План мне нравится, но над деталями надо будет ещё подумать, - Гена усмехнулся. - Например, над такой маленькой проблемой, как отсутствие опыта оперирования машиной времени в принципе.
        - Разберёмся на месте, - Алексей беспечно отмахнулся. - Побежали, время не ждёт.
        Лёша и Гена, перескочив через трупы охраны у входа, побежали обратно по коридору, затем вниз по лестнице и вышли в помещение, через которое проходила большая длинная труба квантового ускорителя.
        - И куда теперь? - растеряно спросил Гена. - Направо или налево?
        - Без понятия. О, спросим у него.
        Романенко подошёл к одному из учёных, работавших возле трубы ускорителя. Учёный, увидев двух человек с автоматами наперевес, испугано отшатнулся в сторону.
        - Я слышал, у вас тут экспериментируют с червоточинами, - как бы невзначай начал Алексей. - Вы не подскажете, где находится это помещение?
        - Вон там, несколькими комнатами далее, - ответил учёный дрожащим голосом и указал пальцем за их спины.
        - Большое вам спасибо, выручили, - Романенко хлопнул его по плечу, и они побежали туда, куда указал учёный.
        - Но вам туда нельзя, у вас нет пропуска, - крикнул учёный им вслед.
        - Насчёт этого не волнуйся, - хмыкнул себе под нос Гена.
        Через минуту они ворвались в помещение, над дверью которого горела надпись «Опасно, не входить. Идут испытания». Там они увидели установку, которую Лёша видел на видеозаписи Нестерова.
        - Кажется это здесь, - сказал он.
        К ним подошёл один из работников.
        - Извините, но вам нельзя здесь находиться. Это закрытая зона.
        - Пространственно-временной континуум сейчас разрывают на части различные аномалии и если мы это не исправим, то вскоре все исчезнем. Поэтому, пожалуйста, не мешайте, а лучше помогите нам отправиться в прошлое, чтобы помешать запуску первой машины времени, - сходу выпалил Озимцев.
        - Да, я обо всём знаю, но, к сожалению, мы ничего не могли с этим сделать. Я, как и некоторые другие мои коллеги, понимал, к чему всё это может привести. Мы хотели как-то исправить ситуацию, но за нашим проектом шёл строгий контроль. Кроме того, саботажников здесь жестоко карают, поэтому мы вынуждены были работать качественно. Если вы действительно решили отправиться в прошлое, то хочу вас предупредить - из-за аномалий есть очень большая вероятность, что вы затеряетесь во времени. Кроме того, ещё не отработан механизм возвращения, то есть вы навсегда можете застрять в другом времени. Это если вас вообще не распылит на атомы, - учёный был очень взволнован происходящим.
        - У нас сейчас нет другого выбора, - ответил за обоих Алексей.
        - Ну что ж, - учёный помялся, затем тяжело вздохнул, решившись. - Вот, наденьте эти устройства, - он протянул им нечто, отдалённо напоминающее средневековые наручи, но с экраном во всю их ширину. - Это экспериментальные образцы. Устройство называется темпоральный эквалайзер. Оно определяет время, в котором вы находитесь, и, к тому же, позволяет вам не зависеть от происходящих во временном континууме изменений. Так же в нём присутствует приёмопередатчик, с помощью которого вы можете связываться друг с другом, он так же настраивается практически на любые доступные частоты и даёт возможность прослушивать или просматривать аудио или видеосигналы. Для просмотра имеется встроенный проектор. Эквалайзер ко всему показывает происходящие на временной оси изменения, и отображает точку перелома, где время изменило свой ход. С помощью этого устройства вы в любой момент сможете вернуться назад… теоретически.
        - Ничего себе приборчик, - присвистнул Гена.
        - Он ещё не обкатан. Мы не успели его, как следует, протестировать, но практических испытаний ещё не было. Надеюсь, вы останетесь живы после перемещения.
        - Вы нас очень обнадёжили последней фразой, - скептически сказал Лёша.
        - После появления в другом времени у вас могут появиться побочные эффекты в виде головокружения, тошноты и тому подобного. Это явление называется темпоральной дезориентацией. Оно не смертельно и проходит через несколько минут.
        - Спасибо за предупреждение, - поблагодарил Гена. - И, вообще, спасибо вам за всё.
        - Подождите, есть ещё кое-что. В последнее время мы серьёзно доработали так называемую систему доставки, но мы не провели полный цикл испытаний и в ней по-прежнему могут быть ошибки. Если вдруг произойдёт сбой, расхождение между расчётной датой и в той, в которую вы попадёте, может составить несколько месяцев.
        - Это нас не остановит. Вам известно, когда была запущена первая машина времени?
        - В 2010 году.
        - А можете назвать точную дату?
        - Кажется, в конце июня, где-то числа 24 -25. Точнее сейчас не вспомню.
        - Тогда отправьте нас на месяц раньше, в 24-е мая 2010 года, - попросил Романенко.
        - Почему именно в май? - удивился учёный.
        - Чтобы у нас было время подготовиться, к тому же вы сами сказали - может быть, расхождение в требуемой и полученной дате доставки.
        - Вы правы… Ах да, я забыл ещё кое-что, - вспомнил учёный. - У вас могут быть незначительные провалы в памяти, опять же из-за темпоральной дезориентации.
        - О чём ещё вы нас забыли предупредить? - Гене начинали надоедать нескончаемые предостережения.
        - Источник питания в темпоральном эквалайзере очень мощный, но у него есть один недостаток - его нельзя заряжать повторно, - не обращая внимания на раздражение Озимцева, продолжил учёный. - Если он разрядится, то его можно только заменить. Но я надеюсь, что вы вернётесь к тому времени, как это произойдёт. Батарея может держать до двух-трёх лет. Ни в коем случае не отключайте и не снимайте эквалайзеры.
        - А что будет, если устройство отключится? - осторожно поинтересовался Геннадий.
        - Скорее всего, вы просто исчезнете в связи с тем, что вам не положено находиться ни в каком времени, кроме вашего.
        - Скорее всего? А есть и другие варианты? - нахмурился Алексей.
        - Возможно, вы попадёте в параллельную вселенную, я не знаю. Этого, собственно, пока ещё не знает никто, - Гена и Лёша переглянулись, слегка ошарашенные последними новостями. - Ну ладно, вы готовы? Не отпало желание после всего мной рассказанного? - учёный вопросительно взглянул на них.
        - Готов, - сказал Гена.
        - Готов, - повторил за другом Лёша.
        - Тогда я начинаю процедуру запуска, - учёный отошёл в сторону, к панели управления.
        Романенко и Озимцев тем временем застегнули на предплечьях темпоральные эквалайзеры.
        - Кстати… - Гене внезапно кое-что пришло в голову. - А что будет с нами из 2010 года?
        - Вы заместите сами себя.
        - Значит, придётся выбираться, - Гена припомнил, где он воевал в то время и поёжился.
        Учёный запустил ускоритель, и через минуту прямо перед ними появилась небольшая червоточина диаметром около двух метров. В её центре можно было рассмотреть какие-то обрывки ландшафта, неизвестных помещений и даже людей. Червоточина сдерживалась каким-то силовым полем, которое не давало ей схлопнуться раньше времени.
        - Я установил нужную дату: 24 мая 2010 года. Теперь дело за вами. Желаю удачи, она вам понадобится.
        - Ну что, кто пойдёт первым? - скрывая в голосе нотки страха, спросил Лёша.
        - Давай вместе, - Гена посмотрел другу в глаза. - Увидимся на той стороне.
        Уже в тот момент, когда они наполовину вошли в червоточину, через здание прошла вторая темпоральная волна, став причиной ещё больших изменений на временной оси. Оборудование дало сбой. На экране монитора высветилось сообщение: «Системная ошибка. Сбой в программе». Дата и время начали беспорядочно меняться. Учёный хотел их остановить, но было уже поздно, Романенко и Озимцев исчезли в темпоральном переходе.
        Глава 2
        Два капитана

30 МАЯ 2235 ГОДА
        ОКРЕСТНОСТИ ЗВЕЗДЫ БЕТЕЛЬГЕЙЗЕ - 650 СВЕТОВЫХ ЛЕТ ОТ ЗЕМЛИ
        Темпоральная дезориентация всей тяжестью свалилась на Гену. Его, конечно, предупреждали, но он не ожидал, что это будет вот так. Будто тебя целый час катали на центрифуге в парке развлечений. Голова кружилась, во всём теле была ужасная слабость, и ко всему его ещё и тошнило. Озимцев с трудом сфокусировал взгляд. Что-то было явно не так…
        Помещение, в котором он оказался, больше всего напоминало капитанский мостик на субмаринах с той разницей, что этот мостик был гораздо больше, вокруг располагалась куча совершенно неизвестного ему оборудования, а прямо впереди висел огромный экран, который транслировал сражение в открытом космосе.
        - Я что, в кинотеатре? - Гена потряс головой, пытаясь привести мысли в порядок. - «Звёздные войны»… «Стар Трек»… «Вавилон-5»… Чёрт, о чём это я… - он огляделся ещё раз.
        Всё было хуже, чем показалось с первого взгляда. Везде на мостике валялись обломки аппаратуры и части внутренней обшивки, сверкали искры, звучал сигнал тревоги, всё вокруг тряслось, слышался душераздирающий скрежет, сверху свисали частично разорванные кабели.
        - Спецэффекты у них что надо… - Озимцева всё ещё трясло после переброски во времени.
        - Капитан, к нам приближаются два вражеских корабля по правому борту, - к нему обратился человек в форме, отдалённо походившей на форму ВМС РФ.
        - А… Что?.. - Гена непонимающе уставился на того.
        - Капитан, что прикажете делать? - человек в форме чуть повысил голос.
        - Я…
        - Капитан!! - офицер - так показалось Гене - принялся трясти его за плечо. - Очнитесь!
        В этот момент стены сотрясла серия особенно сильных толчков, донёсся приглушённый звук взрыва.
        - Чёрт возьми, в нас попали! Виталий, да очнись же ты! - не унимался офицер. - Была команда отступать!
        - Я… Всё в порядке… Меня слегка контузило, - Озимцев, наконец, проглотил застрявший в горле ком, и не без труда - его всё ещё мутило - повернулся к офицеру.
        - Хорошо, что ты пришёл в себя… - серьёзно кивнул тот. - Господи, да ты же ранен! Вызовите врача на мостик! - эту фразу он прокричал куда-то в сторону.
        Гена осмотрел себя, но ран не увидел, и, только пощупав лицо, понял, о чём говорил офицер - кожа на лбу над левой бровью была рассечена почти до виска. Порез был довольно глубокий, но боль не чувствовалась из-за шока. И когда это он успел пораниться?
        - Фазеры на полную мощность! Огонь по ближайшим кораблям! - офицер рядом с ним продолжал раздавать приказы. - Андрей, разворачивай корабль на 34 градуса вправо!
        - «Астерион» атакуют, обшивка во многих местах пробита, кислород улетучивается в космос, двигатели повреждены, - сообщила женщина приятной внешности, Озимцев только сейчас заметил её в полумраке мостика.
        - Отобрази на главном экране, - сухо скомандовал офицер рядом с Геной.
        - Наверное, старпом, - мелькнула мысль у Озимцева, и тут же на смену ей пришло ужасающее в своей невозможности озарение. - Это всё взаправду! - Геннадий чуть было снова не погрузился в состояние ступора. - Не может быть, не может быть, не может быть…
        На огромном экране, во всю его величину, появилось изображение космического корабля. Хищные и, в то же время, плавные формы придавали ему сходство с истребителями XXI века, прекрасно знакомые любому из современников Гены. Корабль весь был в сполохах вырывающегося из пробоин огня, быстро гаснущего в окружающем вакууме, вокруг него лениво кружились осколки обшивки. Зрелище завораживало, Озимцев даже на секунду забыл о своём недавнем шокирующем открытии. По-видимому, это и был «Астерион».
        - Лёша! - как будто вспышкой высветило в голове недавние события. - Нас должны были перебросить в прошлое, но что-то явно пошло не так. Где же Лёша? А вдруг его выкинуло вообще в другом времени. Вдруг я здесь один? - накатила новая волна слабости, но Гена быстро взял себя в руки.
        - Мы их прикроем. Скажите им, чтобы запускали, если могут, гипердвигатель, и убирались отсюда. Этот бой нам уже не выиграть. Нужно отступить для перегруппировки, - продолжил офицер.
        Изображение на главном экране резко изменилось - росчерк чего-то зелёного и тут же взрыв.
        - Этот долетался! - хохотнул человек справа от Геннадия, он с нескрываемым удовольствием наблюдал, как от разрезанного корпуса какого-то корабля отлетают куски обшивки.
        - Следите за кормой! Они наверняка попытаются зайти нам в тыл, - отдал приказ старпом. - И где врач, чёрт возьми?
        - Не нужно врача, со мной всё в порядке, - встрял Гена.
        - Ты уверен? - на Геннадия внимательно посмотрели глаза цвета стали.
        «Волевой человек», - подумалось Озимцеву. - Да, вполне, эту царапину можно подлатать и потом, - уже вслух произнёс он.
        - Тогда принимай командование кораблём, - старпом сделал шаг в сторону, как бы уступая Гене дорогу.
        - Командование принял, - Озимцев решил импровизировать. - Мне нужна полная картина боя и отчёт о повреждениях, - корабль ещё раз сильно тряхнуло. - Что у нас с двигателями, мы сможем улететь отсюда? - он вспомнил, что старпом просил передать «Астериону».
        - Капитан, говорит главный инженер! - на мостик ворвался новый голос. - Если такая интенсивность обстрела продолжится и дальше, то мы потеряем всю энергосеть! Я стараюсь стабилизировать напряжение, но это крайне сложно в таких условиях…
        - Что с двигателями? - Геннадий прервал взволнованную тираду главного инженера.
        - Варп-двигатель повреждён, гипердвигатель функционирует удовлетворительно, квантовый двигатель тоже, но в данной ситуации он бесполезен. Далеко на нём мы не улетим, - после секундного замешательства сухо доложил тот.
        - Гипердвигатель? - Гена припомнил произведения фантастов. - Мгновенное перемещение из одной точки пространства в другую? - мысленно рассуждал он. - Надеюсь, это то, что я думаю, потому что, если я спрошу, меня упекут в медотсек, как тронувшегося умом. - Он немного помедлил, затем всё же решился. - Подготовьте гипердвигатель, нужно убираться отсюда!
        - Понял, - коротко ответил один из офицеров на мостике.
        - Свяжите меня с «Астерионом», - Озимцев начинал входить в новую для него роль.

* * *
        Лёша с трудом разлепил веки. Он лежал на полу лицом в чём-то липком и тёплом. Мысли путались, цеплялись одна за другую, и ползли со скоростью улитки.
        - Угораздило же… - Лёша выцепил одну из вялых мыслей, но куда, как и почему угораздило, он ещё не соображал.
        Он поднял голову и тут же пожалел об этом. Во-первых, она нещадно кружилась, а, во-вторых, то, что он успел увидеть, его совсем не обрадовало. Он снова положил голову на пол, в тёплую лужу. Раздался приглушённый грохот, и пол ощутимо затрясся. До Алексея стало доходить, что вокруг снуют и что-то кричат люди. До этого он воспринимал их лишь как тени на границе зрения. Он снова предпринял попытку поднять голову и, на этот раз, всё прошло гораздо менее болезненно. Опустив глаза, он понял, что липкая лужа была кровью. Ощупал лицо - ну вот, пожалуйста, оказывается, нос разбит. Повёл глазами по сторонам. Крепко зажмурился, открыл глаза и снова осмотрелся. Видение не исчезало. А это значило только одно - это не видение, и он совсем не там, где должен был быть.
        Он оказался в помещении, уставленном какими-то пультами и оборудованием. Точнее, это раньше оно было уставлено, теперь половина всего этого оборудования была сломана и искрила. Кругом валялись обломки, сверху догорал свисающий пучок кабелей, вывалившийся из дырки в потолке, запах палёной изоляции заполнил всё помещение. Рядом с ним он заметил лежащего человека, в спине немаленькое отверстие. Мёртв, по-видимому. Что тут творится?
        В нескольких метрах от Романенко располагался большой экран, транслирующий какие-то всполохи на чёрном в белую точку фоне. Секунд через десять до Алексея дошло, что это трансляция космической баталии. Это уже совсем не лезло ни в какие рамки.
        - Виктор… Виктор, очнись. Ты в порядке? - рядом с ним возник и принялся трясти за плечо какой-то человек в форме.
        - Я… Да, вроде бы, - машинально ответил Лёша.
        - Поднимайся, нам нужна твоя помощь. Корабль уже трещит по швам, ещё несколько прямых попаданий и двигателям хана. Адмирал скомандовал отступление - и очень вовремя, чёрт побери! Нужно улетать отсюда как можно скорее! - он отвернулся куда-то в сторону. - Рулевой, поворот влево на 90 градусов. Торпедный отсек, готовьте залп тиориновых торпед.
        Будь Лёша на корабле, он бы без сомнений сказал, что этот человек - его капитан. Хотя постойте… Капитан ему ведь так и сказал, что они на корабле. Что за корабль? Алексей принялся было вспоминать, на чём он служил за всю свою жизнь, но космическая битва совершенно не вписывалась в картину. А это ещё раз подтверждало, что с переброской во времени произошёл сбой.
        - Говорит главный инженер - в варп-двигателе серьёзные неполадки. Угроза утечки антиматерии, - раздалось откуда-то сверху, видимо, по громкоговорителям.
        - Быстрее ликвидируйте её, а не то мы все здесь… - начал, было, капитан.
        Он не успел договорить, так как корабль два раза ощутимо вздрогнул. Испорченное оборудование весело ответило фонтанами искр.
        - Так точно! - крикнул инженер, перекрывая грохот.
        - Где Гена, интересно? - поинтересовался сам у себя Романенко. - Хоть бы где-то недалеко, иначе одному будет туго.
        - Капитан «Феникса» на связи, - доложили откуда-то сбоку. - Видео отсутствует, только звук.
        - Давай на громкую связь.
        - Говорит капитан корабля «Феникс». Что у вас с двигателями? Можете улететь отсюда? - раздался до боли знакомый голос.
        - Гена! - если бы Лёша мог, он бы расцеловал друга, так сильно он уже давно не радовался.
        Впрочем, его радость быстро поутихла - он всё ещё был в самом центре какой-то серьёзной переделки.
        - С варпом и гипером - всё более-менее, а квантовый… - капитану снова не удалось договорить.
        Корабль сотряс особо мощный взрыв, броня не выдержала и дала трещину. Четыре палубы по правому борту в районе мостика за считанные секунды оказались разгерметизированы, значительная часть корабля оказалась обесточена, связь на некоторое время пропала.
        - Капитан? - послышался встревоженный голос Гены. - Капитан, вы в порядке?
        Лёша потряс головой, во время взрыва его хорошенько приложило головой. Что за день такой? Так и до сотрясения недалеко. Он посмотрел на неподвижное тело капитана, совсем рядом с собой.
        - Ка… - голос был хриплый и он прокашлялся. - Капитан? - он тронул лежащего за плечо, из уха капитана вытекла струйка крови.
        Рядом присел незнакомый офицер и приложил пальцы к сонной артерии. Прошло десять секунд, в течение которых его лицо мрачнело всё больше, затем он повернулся к Романенко.
        - Старший помощник капитана, Виктор Делькапо… - его голос прервался, он судорожно сглотнул и с трудом продолжил. - Капитан мёртв, Витя, принимай командование.
        И Лёша, ещё не до конца осознавая взвалившейся на его плечи ответственности, машинально ответил:
        - Командование принял.

* * *
        - Капитан? Капитан, вы в порядке? - Озимцеву доложили, что связь восстановлена, но капитан «Астериона» молчал, были слышны только приглушённые неясные голоса.
        Секунды тянулись медленно и как бы нехотя, затем, наконец, ему ответили.
        - Говорит старпом. Капитан погиб, я принял командование. У нас сильно повреждена обшивка, многочисленные пробои в энергосети, теряем мощность.
        - Лё… - Гене удалось справиться с собой, и он не назвал Лёшу его настоящим именем, но с души как будто упал огромный булыжник - друг рядом, их не раскидало, значит, прорвутся как-нибудь. - Гипердвигатель, надеюсь, не повреждён?
        - Что у нас с гипердвигателем? - послышался вопрос новоиспечённого капитана к главному инженеру.
        - Гипердвигатель работает, слава Богу, но с таким уровнем потерь энергии он скоро превратиться в бесполезную болванку.
        - Чтобы вычислить точку выхода, нужно около пяти минут. У нас нет столько времени, - вклинился другой голос. - Нимерийцы всё прибывают. Мёдом им тут, что ли, намазано…
        - Гипердвигатель ещё на что-то способен, но мы не успеем вычислить точку выхода, - резюмировал для Гены Алексей.
        - Тогда будем прыгать вслепую, - решительным тоном заявил Геннадий.
        - Капитан, простите, но при всём уважении… - нерешительно начал штурман. - Нельзя прыгать вслепую, мы можем появиться внутри какого-нибудь астероида, планеты или ещё чего похуже.
        - У тебя есть идеи получше? - Гена повернулся к нему.
        - Нет… - штурман выглядел обескураженным.
        - Тогда действуем по моему плану, - Озимцев снова повернулся к экрану. - Боже мой, что ты делаешь?! Решил погубить себя и экипаж в придачу?! Ты некомпетентен в таких вопросах! - его внутренний голос колоколом звенел в голове, но придумать что-то более разумное и осмотрительное времени действительно не было, и Озимцев просто отмахнулся сам от себя.
        - Хорошо, придётся положиться на случай, - Романенко, казалось, был спокоен. - Инженерный отсек?
        - Мы готовы к запуску. Дайте нам 30 секунд, чтобы закончить диагностику, - тут же ответил главный инженер. - Сведём риски к минимуму.
        - Готовимся к прыжку, - распорядился Алексей.
        Офицер по безопасности отдал команду, и связист тут же начал отзывать истребители,
        - Когда у вас всё будет готово, скажешь, - Гена обратился к своим. - Мы покидаем зону боевых действий, подготовиться к прыжку.
        Как и «Астерион», «Феникс» принялся отзывать собственные истребители, возвращая их в своё металлическое нутро.

«АСТЕРИОН», 63 СЕКУНДЫ ДО ПРЫЖКА.
        Главный экран транслировал отступление истребителей. То и дело виднелись вспышки взрывов - это погибал кто-то из пилотов. Перед глазами у Лёши стояла чёрная пустота космоса. Он силился представить, каково это, не иметь возможности даже катапультироваться - потому что снаружи такая же смерть, как и внутри обречённого истребителя. Во все стороны сновали те же зелёные росчерки. Как их там? Нимерцы? Нет, нимерийцы. Что они не поделили с человечеством? Почему нельзя всё решить мирным путём? Впрочем, люди никогда не славились особой миролюбивостью, даже к представителям собственного вида…
        - Капитан, это командир авиа звена. Докладываю, все птички вернулись домой, - наконец прозвучало через громкую связь. - Все, кто выжил, - поправился он.
        - Гипердвигатель готов. Можем стартовать, - Лёша узнал голос главного инженера.
        - Соедините меня с «Фениксом», - приказал он.

«ФЕНИКС», 26 СЕКУНДА ДО ПРЫЖКА.
        - Все истребители вернулись на корабль, - сообщила офицер по связи.
        - Капитан, на связи главный инженер. Варп-двигатель отказал окончательно.
        - Сейчас это неважно, - Гена сжал кулаки. - Главное, чтобы гипердвигатель не подкачал.
        - «Астерион» вызывает.
        - Давай на экран.

«АСТЕРИОН», 14 СЕКУНД ДО ПРЫЖКА.
        На экране появилось изображение Озимцева.
        - Все мои истребители уже вернулись на корабль. Ты готов? - Алексей вопросительно посмотрел на друга.
        - Да, - Гена кивнул. - Предлагаю прыгнуть на максимальное расстояние, то есть куда-то сюда, - он ткнул пальцем в карту, где отображался корабль в центре круга, обозначающего радиус действия гипердвигателя. - Место пустынное, так что у нас все шансы выжить, - штурман «Феникса» передал координаты на «Астерион».
        - Принял, - коротко ответил Алексей. - Прыгаем по твоей команде.
        - Торпеды на девять часов! - послышался отчаянный крик штурмана.
        - Чёрт! 3… 2… 1… Прыжок!
        За несколько секунд до этого тяжёлый крейсер нимерийцев дал торпедный залп по «Фениксу». Сблизиться с готовящимся к прыжку кораблём Гены успела только одна торпеда. Она уже собиралась врезаться в бок «Феникса», но в этот момент Гена прокричал свою команду. Вместе с кораблём торпеда оказалась охвачена межпространственным полем и исчезла с поля боя.
        По примеру флагманов крейсеры земного флота стали покидать поле боя один за другим. Этот бой был проигран.

* * *
        Через мгновение, которое никто не успел ни осознать, ни почувствовать, «Астерион» и «Феникс» появились в 50-ти световых годах от места битвы. Из подпространства корабли выкинуло почти вплотную друг к другу, и они только чудом не врезались один в другого. Впрочем, на этом чудеса закончились. Поле захватило торпеду лишь краем, и пространственные деформации проявились для неё в полной мере - она взорвалась, так и не долетев до борта «Феникса». Близкий взрыв оказался последней каплей для потрёпанного корабля, и окончательно вывел из строя его энергосеть. На «Астерионе» же, оказавшемся к торпеде брюхом, отказали почти все основные системы, включая систему управления двигателями, в результате чего последние вышли из строя.

«ФЕНИКС».
        К горлу Гены подкатил тугой ком, а желудок неприятно надавил на диафрагму. Озимцев неуклюже взмахнул руками, на секунду ему показалось, что он куда-то падает, но он, хоть и с трудом, но сумел совладать с собой. Невесомость наступила неожиданно, рядом кто-то ойкнул, а затем выругался вполголоса. Звук шёл откуда-то сверху, видно, бедняге не повезло, и он взлетел к подволоку.
        - Сейчас должны включиться аварийные генераторы, - сказал старпом с уверенностью, на какую только был способен. Ему и самому очень хотелось, чтобы он оказался прав.
        Секунд десять прошли в темноте, наконец, мигнули и загорелись тусклым светом лампы основного освещения. Наряду с ними теперь горели и красные маячки, оповещающие о том, что задействованы резервные генераторы. Гравитация вернулась, и те, кому не посчастливилось удержаться возле пола, кучей повалились на него. К счастью, мостик был не таким уж высоким помещением и никто ничего себе не сломал. Следом ожили компьютеры и основные системы, на большее генераторов не хватало. Сразу за запуском генераторов где-то снаружи послышался непонятный скрежет. Звук нарастал, затем послышался глухой гул, прокатившийся, казалось, по всему кораблю, пол вздрогнул, и всё затихло.
        - Капитан, плазменный трубопровод по правому борту прорвало, - ожила громкая связь. - Возможно, это последствия взрыва. Плюс, мы теряем кислород, - нужно перекрыть отсеки с 15 по 18 на 7 и 8 палубах, - голос главного инженера смолк, видимо, тот ожидал распоряжений.
        - Понял тебя. Перекройте эти отсеки, - Гена кивнул старпому и тот тут же задраил повреждённые помещения. - Что можно сделать с плазмопроводом?
        - Прямо сейчас - ничего, - «утешил» главный инженер. - Мы потеряли примерно три тонны плазмы. Плазменные трубопровод по правому борту пришлось перекрыть полностью. Теперь половина вторичных систем не работает.
        Плазма являлась продуктом работы реактора, и служила на корабле для самых различных целей - использовалась в выпрямителях напряжения, для освещения помещений, для питания орудийных систем. Нагретая до нескольких десятков тысяч градусов, она циркулировала по замкнутой системе, обеспечивая энергией многие системы корабля, а также выполняла ключевую роль в процессе работы варп-двигателя. Резервные генераторы могли лишь отчасти выполнять её функции, и то, не очень продолжительное время.
        - Как быстро это можно починить?
        - Я думаю, что ремонт займёт минимум неделю, но основные работы можно сделать за 3 -4 дня, а остальное делать уже в пути.
        - Хорошо, - Озимцев вздохнул. - Тогда собирай ребят и за дело. Постарайтесь не затягивать.
        - Есть, капитан. Всё будет в лучшем виде, - главный инженер отключился.
        - Надеюсь, они успеют восстановить нормальную циркуляцию плазмы, иначе система жизнеобеспечения долго не протянет, - тихо сказал кто-то из офицеров.
        - Я тоже на это надеюсь, - Гена запустил пальцы в волосы и помассировал голову, он вдруг почувствовал, как сильно устал. - Соберите данные обо всех повреждениях корабля и передайте их мне. Я буду у себя в каюте, - тут он осознал, что совершенно не представляет, где именно находится его каюта.
        - Давайте я вас провожу, я хотел бы с вами поговорить, - как будто прочтя мысли Геннадия, предложил старпом. Это было как нельзя кстати.
        - Да, пойдёмте, - охотно согласился Озимцев.
        Они вышли с мостика, старпом направился к капитанской каюте, Гена старался не отставать и, одновременно, не подавать виду, что он не знает, куда идти. Некоторое время они шли молча. Озимцев решил подождать, пока его спутник сам начнёт разговор.
        - Капитан, что вы думаете об этой войне? - наконец спросил старпом.
        - То есть? - Гена понятия не имел ни о том, что за война идёт, ни, тем более, о том, что ему об этом полагается думать. Поэтому, он решил потянуть время.
        - По-моему, мы её проиграем, - искренне сказал старпом. - Видели, как они разгромили наш флот? Между прочим, там были наши лучшие крейсеры!
        - Да, но я не думаю, что мы находимся в безвыходном положении. И, как по мне, ещё рано думать о капитуляции, - осторожно ответил Озимцев. - История знает много случаев, когда… - неожиданно коммуникатор Гены заиграл тихую мелодию, сигнализируя о входящем вызове. Мелодия, к слову, оказалась приятной.
        Геннадий довольно быстро сообразил, что к чему и интуитивно разобрался, как пользоваться приборчиком. К счастью, эти коммуникаторы по простоте интерфейса не далеко ушли от смартфонов начала 21-го века.
        - Капитан на связи.
        - Только что поступило сообщение от адмирала флота, - ему ответил милый женский голос. - Цитирую: «Говорит адмирал Разумовский. Сообщаю вам итоги сражения при Бетельгейзе - 44 из 107 кораблей нашего флота уничтожены. Потери противника составили 31 малых, 5 средних и 5 тяжёлых кораблей. Из наших тяжёлых крейсеров уцелели лишь 20, причём 9 из них серьёзно повреждены, включая «Астерион» и «Феникс». Пока нам не удалось выяснить точное количество кораблей в распоряжении противника, но мы полагаем, что в скором времени готовится широкомасштабное нападение на Землю, - повисло тяжёлое молчание - связистка на мгновение прервалась, чтобы смысл последних слов во всей полноте мог дойти до капитана, затем продолжила. - В связи с этим приказываю всем крейсерам космического флота прибыть в Солнечную систему настолько быстро, насколько это возможно. Мы собираем все оставшиеся силы для последнего, решающего сражения. Думаю, нет нужды говорить, что случится в случае нашего поражения». Конец сообщения, - Гена на автомате закрыл канал связи и положил коммуникатор в карман.
        - Всё ещё думаете, что положение не безвыходное? - тихо спросил старпом.
        Он остановился напротив дверей одной и кают, Геннадий же продолжал идти, глубоко задумавшись.
        - Вы разве не к себе шли? - окликнул его старпом.
        - Да… - Озимцев, остановился. - Всё верно. Прости, я просто задумался. Сообщение адмирала выбило из колеи.
        - Могу представить, - старпом невесело усмехнулся.
        - Но, - Гена поднял палец, - я всё ещё считаю, что война не проиграна. Причём не только формально, и не только потому, что последний бой пока не состоялся.
        - Прошу вас, - старпом нажал на одну из кнопок на панели сбоку от двери, и та отъехала в сторону.
        - Спасибо, - Озимцев приметил нажатую кнопку на будущее и остановился на пороге. - Так вот, не стоит отчаиваться. Хотя бы потому, что лучше нам от этого точно не станет. Я жду от вас исчерпывающий отчёт о повреждениях, а также сводку по убитым и раненым.
        - Так точно, - старпом отдал честь и пошёл обратно на мостик, а Гена вошёл в теперь уже свою каюту и закрыл за собой дверь.

«АСТЕРИОН».
        - Мостик, говорит главный инженер. Взрыв повредил добрую половину систем корабля, большинство из которых - основные, а с ними накрылись все двигатели, включая квантовые. К счастью, система жизнеобеспечения не пострадала.
        - Что насчёт ремонта? - спросил Романенко.
        - Не раньше, чем через 5 -6 дней, и то, только самое необходимое.
        - Тогда за дело. В первую очередь займитесь двигателями, без них нам по любому крышка.
        - Я тоже так подумал, поэтому мои люди уже занимаются решением этой проблемы.
        - Капитан, со всего корабля поступают отчёты о повреждениях и о погибших. Число последних достигло уже 20 человек, - бывший второй помощник, ныне старпом, выжидательно посмотрел на Лёшу.
        - Хотелось бы надеяться, что их количество не увеличится, - Романенко задумчиво потёр подбородок. - Вот что, соберите пока что полную сводку по кораблю. Плюс, мне нужно увидеться с капитаном «Феникса».
        - С этим есть проблемы, - «обрадовал» Алексея старпом. - Телепорты на обоих кораблях не работают, - здесь у Романенко расширились глаза (надо же, уже такое придумали), но этого никто не заметил, - у нас - из-за выхода из строя управляющих систем, у них - из-за обесточивания. На шаттле тоже не получится, у «Феникса» заклинило гидравлические механизмы ангара, а стыковочный шлюз не предназначен для таких маленьких судов. Единственная возможность - выйти в космос в скафандре, и добраться до «Феникса» своим ходом.
        - Что, если пристыковать с помощью шлюза не шаттл, а сам корабль? - спросил Лёша.
        - Маневровые двигатели не работают, так же, как и остальные. Но как раз их можно починить довольно быстро, я думаю.
        - Тогда займитесь ими в первую очередь. Передайте на «Феникс» запрос на стыковку и обрисуйте ситуацию, - Алексей кивнул офицеру по связи. - Если что, я - в своей каюте.
        - Принято, - пальцы офицера забегали по экрану контрольного терминала.
        Покинув мостик и пройдя по коридору с десяток метров, Романенко вдруг осознал, что понятия не имеет, где находится его каюта. Возвращаться назад и спрашивать было бы верхом глупости. Пришлось идти наугад, в надежде обнаружить какие-либо указатели. И Лёша их обнаружил. По пути ему попадались небольшие экраны, вмонтированные в переборки, вначале Алексей не сильно обращал на них внимания. Наконец, пройдя мимо двух из них, он решил всё же подойти к третьему. Экран оказался терминалом общеинформационной системы, с помощью которой можно было в общих чертах узнать о состоянии корабля, о меню в столовой на текущий день и, кроме всего прочего, проложить кратчайший маршрут в любую точку на любой палубе. Когда Романенко приблизился к приветливо светящемуся монитору, ожили встроенные рядом динамики и компьютерный голос произнёс:
        - Приветствую вас, Виктор Делькапо. Пожалуйста, произнесите ваш запрос.
        «Виктор Делькапо… Так вот как меня зовут, надо бы не забыть», - подумал Романенко, затем он придвинулся к экрану поближе и понизил голос, несмотря на то, что коридор был пуст. - Я хочу узнать местоположение своей каюты.
        - Пожалуйста, проследуйте на 25-ю палубу, секция 1, каюта номер 2514, - на дисплее по схеме палуб пробежала красная нитка, вычерчивая маршрут движения. - Нуждаетесь ли вы в подсказках во время движения?
        - Да, благодарю, - Лёша на скорую руку изучил маршрут.
        Найти нужную каюту оказалось совсем не сложно. Как и было обещано, инфосистема подсказывала направление движения, один раз даже пришлось прокатиться на турболифте, впрочем, с его интерфейсом сложностей тоже не возникло. Войдя внутрь, Лёша увидел внушительных размеров помещение, которое могло посоревноваться по своим размерам и интерьеру с номерами люкс некоторых отелей. Каюта была действительно огромная, примерно 100 -120 квадратных метров. Прямо напротив двери находился широкий диван, а перед ним стоял стол с компьютером, слева располагалась спальня, за ней туалет и душевая.
        - Нехилая у старпома каюта, - Романенко присвистнул.
        Справа от входа находился шкаф, встроенный в переборку каюты. В нём Лёша нашёл с дюжину кителей, штанов и столько же пар обуви на разные случаи - от парадов до повседневной службы, однако погоны во всех вариантах формы по-прежнему находились на плечах и не сильно видоизменились с XXI века. Там же висели кители нескольких цветов и оттенков, например, одни из них имели малиновый цвет с градиентной заливкой, которая светлела от верха к низу с такими же градиентными вставками малинового цвета вдоль рук. Штаны тоже имели градиентную заливку синего цвета, которая также светлела от верха к низу, но уже с малиновыми вставками в тон кителю. Рукава же кителя имели синий градиентный цвет в тон штанам. Другие варианты формы имели отличные цвета. По пути в свою каюту Лёша встретил нескольких человек, которые были одеты в форму с другой расцветкой. По-видимому, так разделялись люди разных званий или должностей.
        В одной из дверц шкафа было зеркало, в отражении Лёша увидел себя. Вот только он себя не узнал. В зеркале был совершенно непохожий на него человек, которому на вид было лет 40, с черными, как смоль, волосами, черты лица его слегка напоминали оные у жителей Латинской Америки, но не сильно. Было видно, что в этом человеке текло сразу несколько кровей.
        Это всё объясняло. Вот почему его называли чужим именем и принимали за своего. Вместо того, чтобы переместиться как отдельная личность, он почему-то вселился в тело этого человека. Романенко сразу вспомнил слова учёного, отправлявшего их в прошлое. Тот сказал, что система доставки не отлажена, но не до такой же степени! Время, место, даже собственная личность - всё пошло наперекосяк. Правда, в данном случае «переселение» в чужое тело было даже на руку. Постороннему человеку, скорее всего, светила бы гауптвахта.
        С этой мыслью он закрыл дверцу шкафа и сел за компьютер. Лёша хотел выяснить, прежде всего, побольше о корабле, на котором он находился, о войне, в которую оказался втянут, и вообще, про окружающий его мир. Кроме того, неплохо бы было разузнать о членах команды, изучить их личные дела, выучить имена и должности, чтобы знать, как к ним обращаться и знать, кто за какую часть работы ответственен, то есть, попросту говоря, не выглядеть дурнем с амнезией в их глазах. Разблокировать его оказалось достаточно просто. Как и гласила надпись на экране, нужно было всего лишь произнести ключевое слово, система распознавала голос владельца. Позже Лёша узнал, что во время боевой тревоги система проверки значительно ужесточалась, подключая к делу систему ввода 30-ти символьного пароля и биологический сканер, так что взломщику оставалось разве что мимикрировать на молекулярном уровне. Разблокирующее слово оказалось простым - «Проснись».
        Начал Алексей с изучения тактико-технических характеристик. Корабль, на котором он оказался, назывался, как он уже знал, «Астерион». Он, наряду с «Фениксом», был флагманом флота и оба этих крейсера всего три месяца назад сошли со стапелей верфи «Орион-5», которая находилась в сотне световых лет от Земли на орбите планеты Суара, принадлежавшей дружественной землянам расе, известной своими достижениями в области космического кораблестроения. И «Астерион», и «Феникс» были абсолютно идентичны, так как строились по одному и тому же проекту параллельно друг другу. Оба корабля принадлежали к новому классу «Сириус» и имели идентификационные номера «КФЗ-С-01» и «КФЗ-С-02», что означало - Космический Флот Земли, класс корабля - «Сириус» и его порядковый номер.
        Звездолёты имели габариты 3 километра в длину и 2 - в ширину, учитывая размах крыльев, высота - 180 метров с выдвинутым хвостовым оперением. При этом крейсеры состояли из 35 палуб, и вмещали до 2500 человек экипажа. Нумерация палуб начиналась снизу, мостик находился на последней, 35-й. На каждой палубе было по два параллельных коридора шириной 10 метров каждый по левому и правому борту соответственно. Расстояние между коридорами составляло 100 метров. Через каждые 200 метров располагались лестницы, по которым можно было спуститься или подняться на любую другую палубу. Там же находились переходы, соединявшие эти два коридора вместе. Ближе к корме коридоры начинали ветвиться и несколько ответвлений уходили в сторону крыльев. Для быстрого передвижения по кораблю, использовались турболифты, которые могли меньше, чем за минуту доставить человека, например, из носового отсека на 28-й палубе в кормовой - на 7-й палубе.
        Лёша мысленно представил себе громадную глыбу звездолёта, а затем кабину лифта с собой внутри.
        - Ничего себе… Бр-р-р, - он поёжился. - В наше время иные самолёты летали медленнее. Надеюсь, там хоть не будет укачивать. Интересно, какая там система компенсации перегрузок? - он пожевал губу, соображая, стоит ли ему углубляться в такие мелочи, затем махнул рукой и продолжил читать.
        Крейсеры выглядели, скорее, как футуристические истребители, чем как звездолёты (по крайней мере, в представлении Лёши). Они имели обтекаемую форму фюзеляжа и длинный острый нос, который занимал около трети от всей длины звездолётов. Носовая часть плавно поднималась в направлении кормы около километра, при этом расширяясь до 350 метров, затем плавно опускалась, сужаясь до 250 метров. Далее сразу же начинались крылья, которые, изгибаясь, проходили вдоль всего корпуса и заканчивались у самой кормы. Задняя часть фюзеляжа была практически целиком плоской, за исключением центральной части шириной около километра, которая углублялась внутрь на несколько десятков метров - в ней располагались основные излучающие пластины квантовых двигателей. Над ними находились сдвоенные хвостовые кили, похожие на таковые у самолётов Су-27 или Су-33 (только гораздо массивнее), которые, к тому же, могли вертикально складываться и выдвигаться. Такая форма корпуса была выбрана для того, чтобы суметь при необходимости планировать в атмосфере планеты, а для этого звездолётам нужно было иметь обтекаемую форму с
аэродинамическими свойствами, обеспечивающими подъёмную силу. Так же при полёте на досветовых скоростях антигравитационным дефлекторам легче было увести в сторону небольшие опасные объекты на пути следования звездолётов, затратив на это минимум времени и энергии. При полёте же на сверхсветовых скоростях все более-менее мелкие объекты и мусор уводились с пути следования крейсера создающимся впереди искажением пространства, так что в данном случае форма была не столь важна.
        В верхней и нижней частях крыльев располагались пусковые шахты для быстрого запуска истребителей, ангар же находился ровно посередине между двумя килями. Он занимал почти целиком три кормовые палубы и вмещал 400 истребителей и ещё 100 шаттлов. Ворота ангара были защищены массивной пластиной, которая находилась над воротами. Чтобы открыть створки ангара, необходимо было выдвинуть хвостовое оперение, после чего на такую же высоту поднималась пластина. Имелась возможность так же поднять защитные пластины спереди и сзади, в зависимости от направления захода истребителей на посадку или курса их вылета. Всё это обеспечивало безопасность ангара и минимизировало риск попадания в него торпед. При полёте же в атмосфере, защитные створки не поднимались - только хвостовое оперение.
        Система посадки была не совсем обычной: когда пилот подводил машину к посадочной платформе внутри ангара, специальные электромагниты сразу начинали тормозить машину до тех пор, пока та окончательно не останавливалась, а затем магнитные захваты жёстко фиксировали каждый истребитель на своём месте.
        - О! - Алексей одобрительно покивал сам себе. - Вот это я понимаю! Это же сводит риск аварии при посадке к минимуму! Ох, на наш бы авианосец такое… Сразу видно, военный бюджет не разворовывали. И вообще, приятно, когда всё сделано для людей, а не лишь бы как.
        Корпус обоих крейсеров был выполнен из особого материала под названием «Семёрка». Его назвали так, потому что он представлял собой сплав семи различных металлов, ни один из которых не присутствует на Земле. Экспериментировать с пропорциями и добавками пришлось очень долго, но в итоге получился материал с невиданным доселе коэффициентом сопротивляемости известным типам оружия. «Семёрка» получилась в десятки раз прочнее своих предшественниц, используемых в космическом флоте. Сплав имел очень низкую теплопроводность и мог выдержать температуру в 22 000 градусов Цельсия, не деформируясь, при этом с обратной стороны его поверхность не нагревалась.
        Алексей встал и размял затёкшие мышцы. Засиделся. Он подошёл к иллюминатору и посмотрел на далёкие точки звёзд.
        - 22 000 градусов… Если я правильно помню, температура поверхности Солнца всего 6000 градусов. Значит, вполне можно принимать солнечные ванны в буквальном смысле этого слова. Вопрос, насколько полезно это будет в реальном боевом походе… Что ж, но в изяществе и вкусе строителям не откажешь, летать вплотную к звёздам это даже романтично, - он ещё раз потянулся, и вернулся к чтению.
        Дополнительной защитой крейсеры не обладали, так как разработки в области защитных экранов находились только на начальных этапах, хотя и были многообещающими. Поэтому, пока что крейсерам приходилось полагаться только на броню и активную защиту, коей являлись фазеры. Но, с другой стороны, пока что ни одна из известных людям рас не обладала подобной защитным экранам технологией, так что люди находились в относительно равных с остальными условиях.
        Энергией звездолёт обеспечивал реактор на адолитие. Адолитий являлся чрезвычайно редким и дорогостоящим кристаллом, обнаруженным на одной из земных колоний. Особенность минерала заключалась в том, что его кристаллическая решётка имела крайне необычную структуру, а атомы содержали в себе огромное количество энергии в неактивном состоянии. И если кристалл адолития поместить между сплавом титанкобальта с одной стороны и вольфрамом с другой и замкнуть цепь, то кристалл начинал эту самую энергию излучать, становясь подобием батарейки, причём, благодаря строению кристаллической решётки, отдаваемая минералом энергия усиливалась в несколько раз. Самым важным было то, что энергия адолития была абсолютно безопасна для человека - никакой радиации, ионизирующего излучения или чего-либо подобного. Количество этого минерала было настолько мало в природе, что учёным пришлось синтезировать его. Главной проблемой искусственного адолития стало то, что его энергетическая мощность была в десятки раз меньше, чем у природного. Поэтому мощность многих кораблей космического флота была сильно ограничена. Получив природные
адолитиевые кристаллы в качестве элементов питания, «Астерион» и «Феникс» могли надолго забыть о пополнении энергетических запасов. Срок службы адолитиевых кристаллов составлял до 100 лет при максимальной ежедневной нагрузке и гораздо больше при неполной.
        - Вот как всё, оказывается, просто, - Романенко грустно улыбнулся. - Кусок стекляшки, две металлические пластинки, и не было бы ни Чернобыля, ни Фукусимы. Ладно, это всё мечты, прошлое не изменишь… Хотя… - он усмехнулся собственным мечтам и снова углубился в изучение характеристик.
        Система связи состояла из трёх, дублирующих друг друга, массивов трансиверов, расположенных в носовой, средней и кормовой частях крейсеров. Её концепция была открыта примерно через 20 лет после начала полётов на варпе. Она состояла в том, что обычные радиоволны посылались через особый слой пространства, представляющий собой очень узкую область пространства обычного. Эта область отделялась от остальной части тонкой оболочкой, которая пронизывала весь известный (и, скорее всего, неизвестный тоже) космос, и была названа информационным пространством. Чтобы иметь возможность отослать сообщение через эту область, необходимо было прорвать квантово-энергетический барьер, для этого в трансиверах использовались плазменные излучатели, которые открывали путь радиоволнам в эту «лазейку». Радиосигнал модулировался обычным способом и отправлялся по координатам одного из многочисленных ретрансляторов, а те в свою очередь, перенаправляли его либо получателю, либо очередному ретранслятору. Для того чтобы не пропустить входящий сигнал, переход в информационное пространство был постоянно открыт. Следует отметить,
что, хоть сигналы и были узконаправленными, но распространялись в этой области пространства с воистину гигантскими скоростями, и преодолевали сотни и даже тысячи световых лет за пару секунд, поэтому рассчитывать упреждение даже при отправке сигнала кораблю, летящему на варпе, не требовалось. Максимальное расстояние, которое успевал преодолеть луч перед тем, как угаснуть, составляло 9000 световых лет. К сожалению, информационное пространство было настолько узким, что было эффективно, собственно, только для передачи радиосигналов. По крайней мере, пока не было открыто больше ни одного применения для него, а корабли не могли пользоваться возможностями путешествия в нём по той простой причине, что не являлись энергией.
        Читая тактико-технические характеристики корабля, он добрался до раздела про вооружение.
        - Моя любимая часть в любых корабельных ТТХ, - Алексей потёр руки в предвкушении. - Так, первыми идут торпеды. Звучит старомодно, но посмотрим, что они придумали с ними нового…
        На вооружении крейсеров стояли тиориновые торпеды класса «Космический шторм» в количестве 1000 штук.
        Длина каждой торпеды составляла 3 метра, ширина - 1 метр и высота - 0.5 метра. Все они были выполнены в особом форм-факторе - оболочка торпеды была похожа на гранёный драгоценный камень прямоугольной формы, все края которого спереди и по бокам были скошены под углом 45 градусов сверху и снизу, придавая торпеде более обтекаемую форму. Сзади торпеда чуть расширялась, и скосы пропадали, так как там был расположен двигатель, являющийся миниатюрной копией квантового двигателя «Астериона». Так же у торпеды имелись и маневровые двигатели, делавшие её больше похожей на ракету с точки зрения управляемости. Варп-пластины же, расположенные на её корпусе, позволяли ей беспрепятственно проникать сквозь варп-поля и искажения, созданные ими. У упомянутой выше формы торпед было и ещё одно предназначение. По традиции, их корпуса использовали, как импровизированные гробы, для отправки в последний полёт павших товарищей.
        Боевой заряд торпед состоял из нескольких килограмм тиорина, разделённого на десяток отдельных частей и такого же количества детонаторов. Тиорин являлся смесью чрезвычайно сильных взрывчатых веществ. Он впервые был получен в искусственных условиях путём смешения пятнадцати компонентов, имевших нестабильную природу. При их смешении в правильных пропорциях, стабильность полученного вещества возрастала во много раз, но оно всё равно оставалось опасным и требовало осторожного с ним обращения. Тиорин был чрезвычайно твёрдым веществом, способным выделять огромное количество энергии при разрушении атомарных связей. Полная мощность взрыва одной торпеды была эквивалентна мощности взрыва 10 мегатонной атомной бомбы, только без радиоактивных выбросов, чем выгодно от неё отличалась. Силу взрыва можно было регулировать, если того требовали обстоятельства. Делалось это при помощи частичной деактивации заряда веществом-деактиватором (для предотвращения цепной реакции при взрыве заряженной части боезаряда), и последующего отключения детонаторов. Весь механизм был автоматизирован и управлялся дистанционно.
Деактивированную часть боезаряда уже нельзя было активировать повторно.
        - Вот это монстра они создали, - Алексей потёр подбородок. - Я бы, пожалуй, не стал применять такую мощь на поверхности планеты, а то, мало ли… - воображение живо нарисовало кратер диаметром с мегаполис, а потом уж и вовсе ужасные вещи.
        В ходе испытаний тиорина выяснилось, что он становится критически нестабильным при повышении температуры больше двух сотен градусов по Цельсию. Эта особенность послужила появлению тактики подрыва торпеды энергетическим оружием. Все торпеды имели очень крепкую защитную оболочку, включающую в себя охлаждающие элементы, чтобы избежать самопроизвольной детонации при непредвиденных обстоятельствах, например, при пожаре в оружейном отсеке. Это, конечно же, не давало 100 % защиты от случайного взрыва, поэтому нормы безопасности в обращении с такими торпедами были крайне строгими.
        Вдобавок, на обоих крейсерах были установлены фазовые лазерные установки (или, если кратко, фазеры) в количестве 36 штук. Фазовыми они назывались потому, что фаза их лучей могла динамически меняться перед каждым выстрелом. Этого удалось достичь путём продолжительной совместной работы с суарэйцами. Учёные обеих сторон на протяжении десяти лет экспериментировали с различными материалами, и энергетическими воздействиями. Контролировать природу света оказалось неимоверно трудно, однако, поиски, наконец, увенчались успехом. Искомый материал был произведён и получил название «фазового переключателя». Он использовался в фазерах в качестве рабочего тела, через которое проходил свет, и внешне напоминал стекло с достаточно сильной степенью искривления. Различная напряжённость магнитного поля окружающих его катушек приводила к внутреннему реструктурированию самого материала, и, как следствие, изменению фазы проходящего сквозь него луча, равно как и длину и частоту волны, что изменяло термодинамические свойства последнего. Это позволяло лучу достаточно легко проникать вглубь брони, «подстраиваясь» под её
молекулярную структуру, и эффективно разрушать атомарные связи изнутри. Этим фазеры несколько отошли от стандартного понимания слова «лазер» и приобрели некоторые черты дезинтеграторов. После апробации этих излучателей, их начали устанавливать и на другие корабли земного и суарэйского флота.
        К тому же, эти излучатели могли работать в нескольких режимах: от синхронного до полностью асинхронного, а система управления фазерами могла вести импульсный либо непрерывный огонь сразу по 36 целям. При этом каждый излучатель был способен испарить метровой толщины лист сверхпрочного трихромтитанванадиевого сплава за считанные секунды. Суммарная мощность всех фазеров составляла 9 ПВт.
        - Ну что ж, вооружение здесь в лучших традициях научной фантастики. Пожалуй, теперь я спокоен за свою безопасность, - Лёша удовлетворённо откинулся на спинку кресла, а затем просмотрел, сколько ещё страниц документации ему осталось осилить. - Да уж, у этого крейсера возможностей - на полдня читать.
        Оба крейсера первыми на флоте оснастили не так давно изобретёнными телепортационными устройствами для перемещения органических и неорганических объектов на расстояния до 30 000 километров.
        - А вот это действительно классная вещь, - Романенко вспомнил, сколько раз он мечтал о телепорте, когда стоял в пробках, или находился в очень длительной поездке, или в плавании далеко от дома, да и, хотя бы, просто, когда было лень идти в магазин.
        Принцип действия телепортов был основан на дезинтеграции материи. Учёные создали устройство, которое при помощи специального луча разбирало материю на атомы, транспортировало, а затем собирало заново уже на другой стороне. Телепорт мог работать в диапазоне частот от 89.7 до 90.5 ТГц. На такой частоте его луч мог пройти через довольно большое количество материалов, включая и корпус корабля. Его появление потребовало создать совершенную систему определения параметров перемещаемого объекта, а именно - его габаритов, формы и структуры. Живых существ луч определял, используя стандартный сканер биополя, по ауре, которая, как оказалось, присутствовала абсолютно у всех органических объектов, известных людям. С неорганическими было сложнее - чтобы корректно выделить объект из окружающей обстановки и не захватить лишнего, луч телепорта прослеживал молекулярные связи, чётко определяя где кончается граница одного объекта и начинается граница другого. На дисплее оператора строилась трёхмерная модель захваченной лучом на определённом фокусном расстоянии местности, после чего предмет для транспортировки
выбирался вручную. Также была возможность телепортировать куски предметов, но по регламенту это не советовалось, так как было более непредсказуемо в плане конечного результата обратной сборки. Телепорт быстро стал популярным средством перемещения людей и грузов на относительно небольшие расстояния, вытеснив собой обычные транспортные.
        Появление устройств телепортации привело к возникновению новой тактики ведения боя - к врагу на борт просто телепортировали взрывное устройство, и оно моментально детонировало. Таким образом, одной или двумя торпедами можно было уничтожить хорошо защищённый корабль. Этой уязвимостью и воспользовались нимерийцы, уничтожив, таким образом, десяток кораблей землян в самом начале конфликта. Принцип работы их телепортов несколько отличался от разработанного людьми и их суарэйскими коллегами, но, к счастью, учёные вскоре смогли разработать меры противодействия, и на борту стали устанавливать специальные излучатели, которые рассеивали лучи телепорта, не давая им достигнуть цели. Эта разработка спасла множество жизней и закрыла огромную брешь в земной обороне.
        Особого внимания заслуживали и двигатели.
        - Надеюсь, эта гора металла достаточно манёвренна, - пробурчал себе под нос Лёша.
        Досветовые квантовые двигатели, в принципе, способны разгонять звездолёт до скоростей, близких к скорости света, однако полёты на таких скоростях с применением именно такого типа двигателя влекут значительное различие восприятия времени для тех, кто находится на борту, и для сторонних наблюдателей, поэтому максимальная рекомендуемая скорость движения на таких двигателях - треть скорости света. Новейшие сверхсветовые или, как их назвали в документации, варп-двигатели могут разогнать крейсеры до 7.5 варп-факторов, что примерно равняется 850 миллиардов километров в час, тогда как максимум среди всех остальных кораблей флота составлял 6. Основным плюсом варп-двигателей являлось нивелирование того самого различия в восприятии времени при сохранении достаточной скорости. За это приходилось платить большим временем собственно полёта, хоть он и проходил на сверхсветовых скоростях.
        - 850 миллиардов километров в час?! - Алексей не поверил прочитанному и решил перечитать ещё раз. - Невероятно!
        Чтобы как-то уложить это в голове, он проделал нехитрые вычисления и перевёл километры в астрономические единицы. Получилась цифра 5667, то есть, именно столько астрономических единиц мог преодолеть звездолёт в течение часа.
        - Так на этом звездолёте можно за сутки пролететь всю Солнечную систему от края до края, включая облако Оорта, - Алексею уже не хватало сил для удивления. - Если бы не война, отправился бы исследовать другие звёзды, ей-богу.
        Хотя теоретическое обоснование появления варп-двигателя физики предсказали ещё в XX веке, практически эта технология была переосмыслена и реализована лишь в первой половине XXII века, когда появились достаточно мощные источники энергии. Таким источником энергии стала антиматерия.
        В процессе особой контролируемой реакции слияния материи и антиматерии образовывалась высокоэнергетическая плазма, которая подавалась на варп-пластины, а те, в свою очередь, генерировали чрезвычайно сильные энергетические колебания, которые окутывали весь корабль так называемым варп-полем. Геометрия поля была такова, что оно сворачивало пространство впереди корабля и разворачивало его позади, толкая корабль вперёд с огромной скоростью, хотя, по сути, звездолёт внутри пузыря оставался неподвижным. Само поле непрерывно колебалось с разной амплитудой, отвечая на внешние воздействия. Амплитуда и частота поля так же зависела от процедуры его создания и от скорости корабля.
        Оставался открытым вопрос о ведении огня во время движения на варп-скорости. Это было мечтой всех военных на руководящих должностях. Они хотели создать оружие, которое способно было бы свободно преодолевать варп-поле и на полном ходу точно поражать другую движущуюся на варпе цель. Для начала учёные собирались адаптировать для этого фазеры, но эта задача оставалась трудноосуществимой по нескольким причинам: во-первых, было абсолютно непредсказуемо поведение луча, прошедшего искривление пространства сзади или спереди корабля, а, во-вторых, фазер мог преодолеть варп-поле только в определённой фазе, что сводило на нет возможности динамического изменения характеристик поражающего элемента - света. Кроме того, характеристики самого варп-поля у разных кораблей с разными массами и скоростями были разные. Поэтому, единственным более-менее действенным оружием на варп-скоростях оставались торпеды.
        Чтобы людей не размазало по переборкам на сверхсветовых скоростях вследствие возникающих гравитационных нагрузок из-за значительного искривления пространства, были изобретены перегрузочные компенсаторы, которые располагались под каждой палубой и в переборках. Так же они использовались и на досветовых скоростях - уже для гашения перегрузок при ускорении, и в некоторых иных случаях. Компенсаторы основывались на эффекте антигравитации, благодаря чему могли нивелировать практически любые типы чрезмерного гравитационного воздействия. Однако, вблизи мощных источников гравитации, таких как: звёзды, пульсары, газовые гиганты и другие подобные объекты не рекомендовалось переходить на варп из-за создаваемых ими возмущений в гравитационном поле, что могло нарушить стабильность варп-пузыря и повлечь повреждения корабля и гибель экипажа.
        Так же не рекомендовалось переходить на варп-скорость при нарушениях целостности конструкции звездолёта или отдельных варп-пластин, так как и в этом случае, гравитационные воздействия могли повредить звездолёт.
        В довесок ко всему корабль имел ещё и экспериментальный гипердвигатель, способный переместить корабль на расстояние до 50 световых лет за пару микросекунд.
        - А я-то думал, что варп-двигатель - это предел совершенства, - Алексей пролистал чуть дальше, в надежде найти какой-нибудь ещё тип двигателей, который бы, к примеру, просто отправлял корабль в нужную точку времени и пространства, но такого не оказалось. - Фух, значит это всё-таки ещё люди, а не боги, - он нервно усмехнулся.
        Принцип действия этого двигателя был основан на точечном разрыве пространства посредством воздействия на него чрезвычайно сильного межпространственного поля. Через этот разрыв корабль получал доступ к подпространству, где соотношения расстояний были совершенно иными. Для примера, в подпространстве звездолёт мог пролететь один метр, и выйти в обычное пространство за тысячи световых лет от точки входа. Проблем было две. Во-первых, гипердвигатель не мог долго поддерживать нужную мощность межпространственного поля, поэтому даже упомянутый выше метр в подпространстве было пролететь проблематично. Для создания поля достаточной силы в этом случае также использовалась энергия, выделявшаяся вследствие слияния материи и антиматерии, или, попросту, аннигиляции, но её требовалось в десятки раз больше, чем при передвижении на варп-скорости. Поэтому, на практике ограничивались миллиметрами и микросекундами, чего вполне хватало на пару десятков световых лет в обычном пространстве. А, во-вторых, больше всего времени занимали именно расчёты точки выхода, и их сложность с увеличением дальности прыжка росла
экспоненциально. Сенсоры могли видеть в радиусе всего десяти световых лет, следовательно, было доподлинно неизвестно, что ждало корабль за этой границей. Чтобы свести к минимуму риск столкновения звездолёта с чем-либо, компьютер использовал вероятностный анализ расположения объектов на основании полученных данных из картографической лаборатории, находившейся там же, на корабле, и связанной, в свою очередь, с картографической базой данных земного космического флота. Она была способна работать как в онлайн-режиме, так и полностью автономно, если отсутствовала связь или данные о конкретном участке пространства, получая и обрабатывая информацию об окружающем космосе. Учитывая количество разнообразных объектов и их траекторий движения, даже сверхмощному компьютеру «Астериона» требовалось до пяти минут (при максимальном расстоянии прыжка), чтобы просчитать точку выхода. Однако и в этом случае оставался риск столкновения, пусть даже он был невелик.
        Минимальное расстояние прыжка составляло несколько десятков километров, иначе корабль могло разорвать собственным межпространственным полем. Хотя прыгать на такое маленькое расстояние наверняка никому не пришло бы в голову. Безопасностью этот тип двигателей также не отличался. Во время первых испытаний этой технологии бывали случаи, когда при прыжке звездолёты попросту бесследно исчезали, или же их разрывало в клочья из-за сбоя в двигателе. К тому же технология была довольно сырой, поэтому детали двигателя очень быстро изнашивались и требовали дополнительного обслуживания. Установленные на «Астерион» и «Феникс» гипердвигатели являлись улучшенными прототипами первого поколения этой технологии (другого пока и не было), у которых были устранены существенные конструктивные недостатки, приводившие к серьёзным сбоям, однако, технология всё ещё требовала значительных доработок. В частности, точка выхода из гиперпространства часто не совпадала с запланированной. Расхождение порой доходило до нескольких сотен тысяч километров.
        Эти двигатели должны были пройти второй этап испытаний, но их пришлось отложить из-за внезапного нападения нимерийцев на одну из военных баз космического флота в секторе «3132670». Поэтому полевые испытания они проходили прямо во время боёв.
        - Не зря я в детстве мечтал быть космонавтом, - устало резюмировал Лёша.
        Дальше по тексту имелось ещё много технических деталей, но на них у Алексея уже просто не хватало сил и терпения. Он решил на время переключиться на изучение личных дел старших офицеров, чтобы знать хотя бы как кого зовут, и кто как выглядит. На заочное ознакомление с экипажем у Романенко ушло ещё около часа. На каждого было расписано более-менее подробное досье.
        Первым в списке шёл погибший капитан, КУАНО ОРЕЗМО, затем он - ВИКТОР ДЕЛЬКАПО, занявший теперь его пост. О себе он узнал несколько интересных фактов. Например, то, что до службы на «Астерионе», он командовал кораблём среднего класса, патрулировавшем один из пограничных секторов. Проявив находчивость и смекалку, он смог задержать превосходящие силы нимерийцев до прибытия подкрепления. Правда корабль в результате стычки получил сильные повреждения и не подлежал восстановлению, поэтому Виктора взяли на «Астерион» в должности старшего помощника.
        Далее в должностной иерархии шёл ВЛАДИМИР ГОРЮНОВ - калмык по происхождению, 45-ти лет, который теперь занял место старпома, до этого он был вторым помощником капитана. Он имел ничем не выдающийся послужной список, но, тем не менее, было отмечено, что на предыдущем месте службы он выполнял свои обязанности исключительно добросовестно, за что и получил этот пост.
        На корабле существовала должность советника капитана, которую занимала НАЯНА МИРОМОТО - японка русского происхождения, 33-х лет. В личном деле было написано, что за 2 года службы она зарекомендовала себя как отличный специалист, к советам которого можно и нужно прислушиваться. Именно с её помощью удалось мирным путём разрешить конфликт между землянами и суарэйцами, превратив их из недоброжелателей в союзников. Она состоит в звании старшего лейтенанта и участвует в работе офицеров на мостике.
        Должность штурмана занимала ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА - кареглазая брюнетка ростом 175 см и довольно симпатичным лицом и фигурой. Послужной список у Кузнецовой был отличный, она считалась очень грамотным и ответственным офицером. В 22 года она с отличием закончила космическую академию, после чего пошла на службу в космический флот, прослужив там 7 лет и заслужив почётное место среди офицеров мостика флагмана.
        Пилотировал «Астерион» весьма опытный офицер по имени ДЖЕЙКОБ МАРРИНС, который налетал на различных типах кораблей не один десяток тысяч часов. Джейкоб являлся одним из лучших пилотов космического флота и, благодаря этому, в свои 28 лет попал на один из лучших когда-либо созданных на флоте звездолётов.
        АНАСТАСИЯ МАРКОВА, 31 год. Занимает пост офицера по связи. Отлично разбирается в системах связи, свободно владеет 24-мя языками, включая 15 внеземных. Незаменимый член экипажа в случае, если нужно вступить в контакт с другими цивилизациями.
        ФРЕДЕРИК САЛЛИВАН, 42 года, лейтенант. Занимает пост офицера по вооружению. В его обязанности входит также обеспечение как внутренней, так и внешней безопасности звездолёта, которую он блестяще выполняет. Иногда его мания обеспечения безопасности граничит с паранойей, но в условиях войны это всем только в плюс.
        Главным инженером «Астериона» был ПИТЕР НОВАК. Его взяли на эту должность, потому что трудно было найти инженера гениальнее, чем он. Новак мог разобраться, как работает тот или иной двигатель, всего лишь взглянув на него. Это человек обладал настоящим даром.
        Питер взял себе в помощники МИХАИЛА ГРОМОВА. Тоже весьма смышлёный малый. Ему всего 21 год, но он уже в одиночку мог отремонтировать квантовый двигатель, и ему вполне было по силам справиться с техническими заданиями повышенной сложности.
        На борту «Астериона» располагалась группа быстрого реагирования на внештатные ситуации внутри корабля под названием «Ягуар». Она состояла из 50-ти хорошо подготовленных и натренированных спецназовцев, которых возглавлял ДИН ХОФФМАН - 47 - летний коротко стриженный рыжеволосый человек около 2-х метров ростом с накачанными мышцами. Он был чистокровным норвежцем - потомком викингов, с присущей им горячностью и своенравностью, но это не являлось его недостатком. Дин всегда чётко и максимально быстро выполнял поставленную задачу.
        Конечно же, на таком огромном корабле не обошлось и без медицинского персонала. Всего медиков насчитывалось 200 человек. Главным врачом на звездолёте был РУПЕРТ ШТЕЙН - врач от Бога, как многие говорили, имевший опыт лечения не только земных, но и инопланетных болезней. Ему было уже 54 года, но он всё ещё продолжал медицинскую практику. Он провёл около 1000 сложнейших операций и все из них удачно. Идеальный врач для работы на таком звездолёте.
        - Прямо лига супергероев, - Романенко озадаченно потёр лоб. - И как бы теперь не опростоволоситься перед такими спецами? М-да, та ещё задачка…

«ФЕНИКС».
        Озимцев осмотрел свою каюту. Она была очень просторной и вообще, слово «каюта» к ней подходило очень слабо. Там была спальня с большой кроватью, рядом с которой стоял шкаф, наличествовали туалет и ванна, в другой комнате (она была поменьше первой) стоял компьютер и немалых размеров диван. Признаться, даже на Земле у него не было квартиры, сравнимой с этой каютой. Гене пришло в голову, что с помощью компьютера он, вполне возможно, сможет получше разобраться в том, кто он такой, и что здесь происходит, а заодно ознакомиться с кораблём и его командой.
        - Капитан, «Астерион» просит разрешения на стыковку, - внезапно ожил динамик системы внутренней связи. - Вы даёте добро? - голос был женский и весьма милый.
        Озимцев покрутил головой, определяя источник звука, наконец, он заметил на стене небольшую панель с несколькими кнопками на ней. Похоже, сюда же нужно было отвечать. Гена нашёл и нажал кнопку, обозначенную стилизованной пиктограммой рупора.
        - Вполне интуитивно понятный интерфейс, - отметил Озимцев про себя. - Для чего? - поинтересовался он уже вслух.
        - Капитан Делькапо хочет увидеться с вами лично, но так как у нас проблемы с открытием ворот ангара, а телепорты не работают на обоих кораблях, то был предложен вариант стыковки «Феникса» и «Астериона», как наиболее быстроосуществимый.
        - Хорошо, стыковку разрешаю.
        - Двигатели обоих кораблей также не функционируют, в настоящий момент «Астерион» производит ремонт своих маневровых двигателей, работы будут завершены в течение часа. Я сообщу вам, когда для процесса стыковки всё будет готово.
        - Принял. Конец связи.
        - Конец связи, - подтвердила девушка и разговор прервался.
        Гена вздохнул. Пока что ему удавалось вести себя адекватно, но пробелы в знаниях следовало устранить как можно скорее. Он направился к компьютеру. Покопавшись минут пятнадцать, он получил доступ к бортовой операционной системе. Каково же было его удивление, когда он увидел текущую дату - 30 мая 2235 года. Может, ошибка? Хотя, если принять во внимание уровень развития технологий… Тут он вспомнил про темпоральный эквалайзер, хорошо, что не полез смотреть сразу, команде его лучше не видеть. Сейчас он всё узнает точно. Геннадий снял китель и закатал рукав рубашки. На экране эквалайзера отображалась точно такая же дата.
        - С ума сойти! 220 лет в будущее! Господи, да что я вообще здесь делаю?! - Озимцев попытался взять себя в руки, но с первого раза ему это не очень-то удалось. Его всего трясло, казалось, он уже свыкся с ситуацией, но эта дата вернула все эмоции назад.
        Прошло несколько минут, прежде чем он немного успокоился, и смог заняться просмотром базы данных. Как и прежде, простота интерфейса сделала своё дело и он не испытывал почти никаких трудностей в обращении с операционной системой. Немало помогал в этом и искусственный интеллект, грамотно трактуя его зачастую неуклюжие запросы. Изучив все ТТХ «Феникса», Гена занялся знакомством с экипажем, начав с себя.
        Человека, в чьём теле он оказался, звали ВИТАЛИЙ ТИХОНОВ. Русский по происхождению и по национальности. При возрасте в 44 года выглядел довольно молодо, был стройным и подтянутым, а так же находился в довольно хорошей форме.
        - То есть вот это и есть я? - Гена снова не мог поверить в происходящее и специально пошёл к зеркалу в ванной, чтобы убедиться.
        В отражении на него смотрел тот самый человек, что и на фотографии в базе данных - сероглазый сорокачетырёхлетний мужчина с русыми волосами и уже начавшей пробиваться сединой, а также, длинным носом, кончик которого был слегка задран наверх. Это действительно теперь было его тело.
        Хорошенько рассмотрев себя, Гена вернулся за стол и продолжил изучать досье. О себе он узнал, что до назначения на «Феникс» он управлял военной станцией «КОСа-375» (что значило просто «Космическая Оборонная СтАнция») класса «Ёж» на протяжении 10 лет, зарекомендовав себя грамотным управленцем и талантливым военачальником, неоднократно пресекавшем контрабанду оружия и запрещённых товаров, как с Земли, так и на неё.
        Следующим шло досье старшего помощника - 40-летнего АРТУРА БУЛАВСКОГО. Согласно ему, Артур являлся довольно ответственным и порядочным офицером с твёрдым, но покладистым характером. До назначения на «Феникс» служил на звездолёте «Кассар» 5 лет. За отличную службу ему присвоили новое звание и повысили в должности, сделав старпомом на флагмане флота.
        Вторым помощником был 37-летний ЕГОР ПЕТРАШЕВСКИЙ, но его среди офицеров мостика Гена не видел, и далее он понял почему. В его личном деле он обнаружил небольшую пометку: «Погиб в бою 24 мая 2235 года». Просмотрев дело подробнее, Озимцев узнал, что Петрашевский пожертвовал собой, вылетев на шаттле с парой контейнеров антиматерии на борту на встречу нимерийцам, и аннигилировал их, уничтожив два вражеских крейсера, и ещё два повредив. Это дало возможность «Фениксу» и ещё нескольким земным звездолётам уйти живыми с поля боя.
        Должность советника капитана занимала СВЕТЛАНА НОВИЦКАЯ - приятная сероглазая блондинка 29 лет. Она была дипломированным психологом и хорошим стратегом. Суть её работы заключалась в том, чтобы помогать капитану в принятии трудных решений, а также не допускать совершения необдуманных действий со стороны командного состава.
        Штурманом «Феникса» был 26-летний ЭРИК ВАЙТ. Он родился на космическом корабле и всю жизнь провёл в полётах. Там он научился безошибочно выбирать безопасный маршрут для полётов. У него было чутьё на это. Однажды, будучи 17-ти летним подростком, он помог двум патрульным крейсерам космического флота выбраться из чрезвычайно опасной области, наполненной подпространственными разрывами. После этого капитаны тех крейсеров единогласно рекомендовали его к принятию в космическую академию, которую он и окончил с отличием. По окончанию обучения его сразу же направили на «Феникс».
        Офицером по безопасности и вооружению на звездолёте являлся 47-летний СТЕФАН МАКНИЛ - невероятный маньяк в плане перестраховки. В этом деле он был ещё хуже, чем Фредерик Салливан. Всегда всё проверяет, а потом перепроверяет ещё раз, и так по 100 раз. Достаёт это всех неимоверно, но результат того стоит. На последних тренировках по обеспечению безопасности благодаря его маниакальным требованиям удалось достичь беспрецедентно высоких показателей, его команда справилась с тестовой ситуацией за 40 % номинально отведённого на это времени. Правда, людям Макнила это стоило целых 2 недели ежедневных 12-ти часовых тренировок. Гена отметил для себя, что стоило бы проконтролировать это, и, возможно, подкорректировать, иначе, Стефана начнут попросту ненавидеть, если уже не начали. Он уже сталкивался с таким за время своей службы.
        Офицером по связи служила ВИКТОРИЯ КЛИМОВА - подруга Анастасии Марковой по академии, также 31 года от роду. Обе были отличницами и высококвалифицированными профессионалами, так что не было ничего удивительного, что им предложили должности связистов на флагманах-близнецах.
        Рулевым на «Фениксе» был 32-летний лейтенант АНДРЕЙ ШАШКОВ - опытный пилот, летавший на многих крейсерах космического флота и не только. Ему доводилось пилотировать крейсеры некоторых других рас по программе обмена персоналом. Суммарное время, проведённое за штурвалом, у него перевалило уже за 20 000 часов. Андрей прекрасно чувствует корабль, по его же словам - как продолжение самого себя. Адаптироваться к резкой смене условий полёта для него дело одной-двух секунд, что делает его ещё более ценным членом экипажа.
        ДЖОН БЕЙКЕР - главный инженер. Получил эту должность в возрасте 25 лет. С малых лет он сидел с отцом в его мастерской, наблюдая как тот собирает, разбирает и ремонтирует двигатели, подвески, инжекторы и прочие системы автомобилей. Со временем он стал помогать отцу, а потом и управляться сам. Он понял, что уже не может без этого, но ему всё время было мало, рано или поздно любой, даже самый сложный двигатель раскрывал перед ним все свои секреты, и ему становилось скучно. Именно тогда он впервые задумался о смене поля деятельности с автомобильного на космолётное. Наверное, он немного фанатичен в своём деле, но именно поэтому его и взяли на флагман. Джон буквально ждёт непредвиденных ситуаций - это вызов его умениям, и он принимает его с радостью.
        На «Фениксе», так же как и на «Астерионе», находилась группа быстрого реагирования на чрезвычайные ситуации под названием «Коготь». Возглавлял её ДАНИИЛ МИХЕЕВ - 55-летний ветеран, сражавшийся, где только можно - на земле, на воде, под водой, в воздухе и даже в космосе в условиях невесомости. Ему было чему научить своих бойцов.
        Количество медиков было аналогично таковому на «Астерионе». Главным врачом среди медицинского персонала этого звездолёта был ГЕНРИ СМИТ - 62-летний врач-нейрохирург, который до своего назначения на «Феникс» 35 лет проработал главврачом одной из самых престижных клиник в Солнечной системе и отлично владел навыками не только врача, но и психолога, умея оказывать на людей положительное влияние и разрешать конфликты. Как и его коллега на «Астерионе», даже не начинал подумывать об отставке.
        Закончив изучать основной экипаж, Гена перешёл к изучению истории за прошедшие пару сотен лет. В базе данных находилось подробное описание всех более-менее значимых исторических событий человечества. Из неё он узнал, что в 2067 году началась 3-я мировая война, в которой почти все люди были уничтожены вышедшими из-под контроля роботами, разработанными первоначально для защиты людей от самих себя. Человечество находилось на грани вымирания. Из 12.5 миллиардов человек уцелели меньше 500 миллионов. Людям пришлось объединиться, чтобы выжить и победить. Затем было создано новое общество: цивилизованное, без расовых предрассудков, дискриминации и неравенства. Человечество начало новый путь.
        В 2094 году были предприняты первые шаги по освоению дальнего космоса. Именно в этом году был придуман и воплощён в прототипе поляризационный двигатель, или, как его сейчас принято называть - предквантовый. Человек впервые смог достичь границ Солнечной системы, а затем и выйти за них. Лавинообразно стали появляться маленькие космические станции, перевалочные пункты, платформы по добыче руды и минералов и тому подобные объекты. Дальше пошло легче и быстрее. В 2141 году люди изобрели варп-двигатели, которые преобразили космические полёты. Люди смогли путешествовать в космосе со скоростями, превышающими скорость света. В 2143 году случилось то, чего все так ждали - первый контакт с внеземной цивилизацией. Раса, с которой люди вступили в контакт, называлась цератены (на самом деле, настоящее название было труднопроизносимо для человека, и это была самая близкая транскрипция). Вопреки многочисленным опасениям, подогретым книгами и фильмами о злобных пришельцах, всё прошло на удивление гладко. Трёхметровые, закованные в природную броню на кремниевой основе, дышащие разогретой до восьмидесяти градусов
ксеноно-аргоновой смесью гиганты оказались довольно миролюбивыми и охотно согласились дружить и сотрудничать с землянами. Крестом на ещё одном литературном клише оказалось то, что про людей до первого контакта они, выражаясь образно, слыхом не слыхивали, хотя в некоторых вопросах космоплавания могли бы дать людям фору, и уж тем более не следили тайно за нашей расой из глубин космоса. За последующие два десятилетия люди вступили в контакт ещё с дюжиной самых различных рас. Некоторые расы уже были в союзе между собой, с некоторыми не удалось установить более-менее приемлемые отношения в виду кардинальных отличий в физиологии и менталитете. Многие из рас охотно соглашались торговать, однако, технологиями никто из них делиться не собирался, ссылаясь на самые различные причины. Было, правда, одно исключение - суарэй.
        С расой под названием суарэй у землян возник серьёзный конфликт. Это была раса технократов-ксенофобов, обитающих на задворках галактики и ведущих преимущественно затворнический образ жизни, тщательно охраняя свою самобытность, но при этом усиленно развивая технологии. Их система находилась всего в 102 световых годах от Земли, а флот считался самым совершенным в этом секторе галактики, но новыми технологиями они ни с кем не делились, оставляя за собой превосходство. Кроме того, эта раса не являлась гуманоидной, что ещё больше рознило её с людьми. Конфликт начался, когда один из кораблей земного космического флота залетел на их территорию в рамках программы установления контактов с внеземными цивилизациями. С капитаном немедленно установили связь и в весьма невежливой форме попросили покинуть этот сектор пространства и больше там не появляться. Незнакомцы общались на человеческом, как оказалось, они перехватывали и разбирали сообщения всех рас, но исключительно с целью как можно скорее и доходчивее объяснить любому на его родном языке, что их беспокоить не стоит. Даже несмотря на эту меру, до
капитана с первого раза не дошло. Его возмутил тон и безапелляционность просьбы, и он ответил отказом в той же манере, что прямо противоречило правилам поведения экипажа при установлении контакта. Вместо ответа на его слова последовал орудийный залп. Капитан в долгу не остался, но, внезапно, оказалось, что суарэйский корабль гораздо более технологичен, чем его собственный. Итогом короткой стычки стал серьёзно пострадавший земной корабль и уязвлённая гордость капитана, вынужденного покинуть поле боя. Ситуация получилась крайне неприятной и к делу пришлось подключать дипломатов, люди не могли себе позволить роскошь нажить врага. Тогда-то и проявила себя Наяна Миромото, сыгравшая решающую роль в мирном разрешении этого конфликта. Она воспользовалась слабостью суарэйцев - страстью к технологии. Наяне удалось убедить их в том, что сотрудничество с землянами будет для них гораздо более выгодным и полезным, чем вражда, попросту продемонстрировав способ извлечения энергии из адолитиевых кристаллов. Простота, надёжность и эффективность их использования настолько поразили суарэйцев, что те немедленно
согласились забыть о случившемся инциденте, лишь бы человечество поделилось секретом. Таким образом, земляне стали единственной расой, которая смогла договориться о сотрудничестве с неприступными суарэйцами. Благодаря постоянному взаимовыгодному обмену технологиями, человечество менее чем за сотню лет смогло достичь значительного прогресса в области космических технологий, сравнявшись, а то и обогнав в этом своих «соседей», и именно благодаря ему же смогли появиться на свет «Астерион» и «Феникс».
        А вот дальше всё было уже далеко не так гладко. В 2234 году люди впервые узнали о нимерийцах, когда к ним поступил сигнал бедствия с одной из очень отдалённых колоний на планете, находящейся за 3000 световых лет от Земли. Такие сигналы поступали и ранее, чаще всего они были связаны с неудачами освоения враждебной окружающей среды, или вспышкой неизвестной болезни, вызванной инопланетными микроорганизмами. Получив сигнал о помощи, командование флота отправило к колонии положенные в таких случаях два корабля, выбрав из находившихся к ней ближе всего. Когда, спустя почти месяц, они прибыли к месту назначения, то увидели, что колония полностью уничтожена, на её месте располагается с десяток строений неизвестного назначения, а на орбите находится несколько десятков кораблей инопланетян, которые назвались нимерийцами. Наладить переговоры удалось достаточно быстро, языковая группа оказалась удивительно проста для расшифровки и понимания программой-переводчиком. Тем неприятнее и поразительнее была агрессивность новой расы, переговоры длились чуть больше двух минут. Едва узнав расовую принадлежность
прилетевших, нимерийцы открыли огонь. В дальнейшем выяснилось, что по технологическому развитию нимерийцы превосходили все известные людям расы, включая их самих, а в тот момент капитан первого корабля успел лишь увидеть яркую вспышку, перед тем как неизвестное оружие противника без труда пробило его броню и разнесло звездолёт на куски. Второй же смог совершить гиперпрыжок на ещё совсем неопробованном и неотлаженном двигателе. Это их и спасло, хотя сам экипаж говорил, что нимерийцы их просто отпустили, чтобы они смогли рассказать всем о том, что их ждёт. Вначале люди пытались сгладить произошедший инцидент, разрядить возникшую напряжённость, но нимерийцы не желали разговаривать с ними, они попросту продолжали атаковать их колонии и корабли. Всего через несколько месяцев после первого контакта люди лишились одиннадцати своих колоний в отдалённых секторах космоса. Как они узнали потом, нимерийцы строили на их месте свои военные базы. Тот самый первый разговор стал и последним, больше враги на связь не выходили, как будто геноцид всего человечества был их единственной целью и обсуждать им было нечего.
        С тех пор вот уже год идёт беспощадная война между нашими мирами. Сначала она была далеко от наших границ, но затем стала перемещаться всё ближе и ближе. Никто из дружественных рас не согласился помочь людям, и опять каждая раса придумала свою вескую причину поступить так. Вполне возможно, они просто боялись. Нимерийцы оказались очень серьёзными противниками, и командование понимало, что если в ближайшее время они не заручатся поддержкой какой-либо могущественной расы, то Земле настанет конец. В распоряжении врага находится уже 50 звёздных систем (это только те, о которых людям известно), и они не собираются останавливаться. Они добавляют технологии завоёванных рас к своим, таким образом, увеличивая свой боевой потенциал и именно поэтому оказались настолько сильны. Для людей положение ухудшается с каждым днём, по последним данным космический флот потерял уже 112 крейсеров, и продолжал их терять с катастрофической скоростью.
        Покопавшись в компьютере ещё немного, Озимцев нашёл корабельный журнал Виталия Тихонова. Последняя запись была датирована 29 мая 2235 года.
        «Корабельный журнал капитана звездолёта «Феникс» Виталия Тихонова. 29 мая 2235 года.
        Только что я общался с адмиралом Разумовским. Завтра мне и моей команде предстоит серьёзное сражение - наш флот выступит против армады нимерийцев, и мы попытаемся отбить одну из наших колоний. Поддержки нам ждать неоткуда. 107 наших кораблей, из них 32 - тяжёлые крейсеры… Капля в море, если спросите меня. Вражеских кораблей ожидается всего 80, но это их территория… Теперь уже их… И они могут в любой момент вызвать подкрепление. «Феникс» и «Астерион» сошли с верфи всего три месяца назад, они - гордость нашего флота… Точнее его остатков. Неужели им суждено быть уничтоженными так скоро после рождения? Не могу сказать, что новость была для нас неожиданностью, мы все готовились к этому. Сейчас мы летим на максимальной варп-скорости туда, где должен начаться этот бой, хотя, лично я считаю это бойней, иначе не назовёшь. Но пусть будет «отчаянная и смелая попытка остановить агрессора», как говорит адмирал. По предварительным данным у нимерийцев будет меньше тяжёлых кораблей, чем у нас, так что, может быть у нас и есть шанс на победу - один шанс из десяти, как по мне. «Астерион» и «Феникс» самые
технологичные и совершенные корабли во всём космическом флоте. Месяц назад на них установили гипердвигатели в дополнение к обычному варпу. Они ещё окончательно не отлажены, но инженеры работают над этим. Запасных частей к ним практически нет, поэтому использовать их я, честно говоря, побаиваюсь. Кто знает, какие новые ошибки допустили проектировщики в ходе их разработки и где мы окажемся после очередного прыжка. Так что я приказал лететь на варпе, пока не разберёмся с этими штуковинами окончательно. Капитан Орезмо поступил так же. Расчётное время прибытия - 30 мая в 4 часа утра по корабельному времени. Не очень в это верю, но, всё же, всей душой надеюсь, что в этот раз победа останется за нами. Наверное, я неисправимый оптимист. Конец записи».
        - Капитан, «Астерион» готов начать стыковку, - неожиданно раздался знакомый женский голос.
        - Я сейчас буду, - Гена потянулся, помассировал виски и с хрустом суставов встал со стула. Пора было идти на мостик.
        Выйдя из каюты, он сел в турболифт. Найти на панели кнопку мостика не составило труда, и через минуту он был уже на месте.
        - Как у них дела? - первым делом спросил Геннадий.
        - Двигатели малой тяги функционируют сносно, для пристыковки хватит, - ответила Новицкая.
        - А у нас?
        - У нас тоже, но только по левому борту, - опередил Светлану Шашков.
        - Справишься? - Озимцев вопросительно посмотрел на Андрея.
        - Мне не впервой, - рулевой безразлично пожал плечами и продолжил подготовку к стыковке.

«АСТЕРИОН».
        Алексей закончил изучать основную информацию базы данных и почти сразу после этого по внутренней связи раздался голос Анастасии Марковой:
        - Капитан, у нас всё готово к стыковке.
        - Передайте о нашей готовности на «Феникс», я сейчас приду на мостик, - Романенко к тому времени уже довольно сносно ориентировался в своей каюте, поэтому знал, что нажимать и куда отвечать.
        - Будет сделано, - бодрым голосом ответила Маркова.
        После прыжка «Астерион» и «Феникс» продолжили двигаться по инерции каждый в свою сторону, и уже успели отлететь друг от друга на порядочное расстояние, впрочем, не настолько большое, чтобы с ним не справились маневровые двигатели. Через десять минут корабли были снова рядом, на расстоянии около двух километров. Так как у «Феникса» работали двигатели малой тяги только по левому борту, то все основные операции по стыковке приходилось выполнять рулевому на «Астерионе». Стыковочные шлюзы у обоих кораблей находились снизу, поэтому «Астериону» нужно было перевернуться вверх ногами и подлететь к «Фениксу» со стороны брюха. Обычно такие процедуры выполнялись автоматически компьютером корабля, пилот лишь подстраховывал программу, однако сейчас Джейкобу Марринсу пришлось выполнять всё вручную. Пилот он был отменный, но даже он вспотел, напряжённо вглядываясь в показания десятка сенсоров, последний раз по приборам он выполнял такое на выпускном экзамене. При такой массе, какая была у «Астериона», любая ошибка могла вылиться минимум в полдня ремонта, а то и полностью перечеркнуть возможность стыковки, если
будет повреждён шлюз.
        Джейкоб включил верхние двигатели и огромная масса металла под его управлением медленно и плавно двинулась вниз относительно находившихся на нём людей. Через 30 секунд он затормозил нижними двигателями и начал разворот, всё так же медленно и плавно. «Астерион» развернулся на 180 градусов по продольной оси, оказавшись к «Фениксу» днищем, как и задумывалось. Снова торможение, и, наконец, сближение, во время которого Джейкобу пришлось раз пять корректировать положение относительно второго корабля. Чем ближе становились звездолёты, тем медленнее они сближались, за 50 метров до шлюза «Астерион» уже еле полз. Наконец, заветные 10 метров. Марринс затормозил полностью относительно «Феникса», облегчённо откинулся на спинку кресла и нажал кнопку выдвижения шлюзового коридора. Со стороны «Феникса» к ним уже ползла идентичная, круглая в сечении металлическая конструкция. Внезапный, едва ощутимый толчок заставил его буквально подскочить в кресле.
        - Что за…?! - его руки тут же снова схватились за рулевые джойстики.
        «Астерион» начал едва заметное вращение по часовой стрелке. Нижняя часть его правого крыла принялась неумолимо приближаться к нижней же части левого крыла «Феникса». Краешком сознания Джейкоб отметил, что катастрофически не успевает.
        - Дурак! Зачем расслабился?! - проскользнула запоздалая мысль. Он всё же смог сориентироваться и начал торможение, но этого было мало, оставалось всего полтора метра до неизбежного столкновения.
        В этот же момент пришёл в движение и «Феникс». Действуя исключительно рабочими маневровыми двигателями левого борта, его пилот тоже закрутил свой корабль по часовой стрелке, одновременно начав боковое смещение вправо. Всего пара секунд - и «Феникс» принялся вращаться вокруг «Астериона», выйдя на своеобразную геостационарную орбиту. Шлюзовые коридоры снова оказались друг напротив друга, как раз вовремя, чтобы сомкнуться. Сработала герметизация, шлюз заполнился воздухом. Уже соединённые «Астерион» и «Феникс» продолжили вращение, остановить которое никто не рисковал. Как говорится - работает, и нечего трогать.
        - Брат, ты гений! - выдохнул Марринс.
        - Мне теперь подгузники менять, - послышался весёлый голос Шашкова. - Какого чёрта это было?
        - Не знаю, - Джейкоб оглянулся по сторонам, как бы ища поддержки. - Я не трогал джойстики.
        - Говорит инженерный отсек, - вклинился голос главного инженера. - У нас тут замкнуло кое-что… - он помялся и продолжил. - В общем, несколько маневровых двигателей кратковременно сработали. Это не сильно помешало, надеюсь?
        - Достаточно, - Романенко проглотил тугой комок, подступивший к горлу. - Надеюсь, этого больше не повторится? - грозно спросил он. До него только сейчас полностью дошло, чем и как они рисковали из-за этого замкнувшего «кое-чего».
        - Приложим все усилия. Но, надеюсь, вы понимаете, что до стабильной работы систем нам ещё далеко? - принялся оправдываться инженер. - Ремонт-то на скорую руку был.
        - Ладно, - Алексей смягчился. - Всякое бывает. Главное, что все живы остались. Если будут ещё инциденты - докладывайте.
        - Так точно! - главный инженер отключился.
        Все перевели дух. Лёша ещё несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, приводя нервы в порядок, и в сопровождении Наяны направился к дверям шлюза. Десятиметровый коридор был ярко освещён, однако пола в нём не наблюдалось, его предстояло переплыть в условиях невесомости, так как поля гравитационных генераторов обоих кораблей на него не распространялись.

«ФЕНИКС».
        Ступив на борт «Феникса», Алексей сразу увидел Гену и ещё нескольких офицеров, стоявших перед ним по стойке смирно. Оказалось, что Озимцев и Романенко не только слышат настоящие голоса друг друга, но и видят настоящие лица и тела в целом. Это выглядело, по меньшей мере, странным, но зато было очень удобно - не нужно было привыкать к новой внешности товарища. Кроме того, было похоже, что больше никто и не подозревал о превращениях, произошедших с ними, так что они могли и дальше спокойно играть свои роли.
        Романенко подошёл к ним и отдал честь.
        - Приветствую тебя, Виталий, - Романенко придал своему голосу официальность.
        - И я тебя, - Озимцев пожал другу руку. - Пройдём ко мне в каюту, - Гена сделал приглашающий жест.
        - Конечно, - Лёша повернулся к Наяне, - Скооперируйся, пожалуйста, с экипажем «Феникса», нужна исчерпывающая информация по ситуации и план действий, через час - общее совещание.
        - Поняла, - Наяна и эскорт Гены ушли по направлению к мостику. Друзья же направились к капитанской каюте.
        - Гена, это действительно ты! Невероятно! - оказавшись в каюте, Романенко в порыве чувств обнял Озимцева и похлопал его по спине. - Мы переместились во времени более чем на 200 лет! До сих пор ещё не могу в это поверить!
        - Рад тебя видеть, дружище! - Гена был рад видеть друга не меньше. - Да, что-то пошло не так. Мы явно не должны были вселяться в других людей. Более того, мы вообще не должны были здесь оказаться.
        - Ко всему ещё и этот эквалайзер не работает. Точнее, функция возврата. Учёный ведь сказал, что мы сможем вернуться в любой момент, - Лёша раздражённо постучал пальцем по прибору. - Ну и что нам теперь делать?
        - Этого я не знаю, но я считаю, что мы здесь не просто так появились… - неуверенно начал Гена.
        - Конечно, не просто так, а благодаря «отлично» отлаженному темпоральному оборудованию. Всё у этих учёных через ж… Стоп! - Лёшу внезапно осенило, и он пристально посмотрел на Озимцева. - Ты о том, что…
        - Думаю, мы должны помочь человечеству победить в этой войне, - уже более уверенно ответил Озимцев.
        - А как же наше задание? Мы ведь должны были попасть в 24 мая 2010 года и помешать запуску машины времени, - Романенко непонимающе нахмурился.
        В этот момент темпоральный эквалайзер Озимцева начал издавать еле слышные звуки, ему принялся вторить эквалайзер Лёши. Они закатали рукава - на дисплее прибора мерцал сигнал тревоги, указывающий, что произошло вмешательство в данный темпоральный поток.
        - Кажется, мы здесь не одни, - Гена поправил рукав, вновь скрыв за ним эквалайзер.
        - Видно, придётся остаться здесь на некоторое время, - Лёша вздохнул.
        - Нужно вникнуть в ситуацию и разработать план действий. Кое-что я уже понял, но этого мало. Предлагаю устроить совещание со старшими офицерами, там и решим, как нам действовать.
        - Главное, чтобы нас не раскусили, иначе думать над ситуацией будем под замком в медотсеке, как тронувшиеся, - предостерёг Алексей.
        - Знаю, - Озимцев кивнул, - но сидя по своим каютам точно ничего не добьёмся, - он подошёл к интеркому и нажал кнопку вызова. - Виктория, говорит капитан.
        - Слушаю вас, - с того конца тут же отозвался бодрый женский голос.
        - Мы с Виктором хотим созвать совещание всех высших офицеров обоих кораблей. Темой совещания будет обсуждение наших дальнейших действий в виду сложившейся ситуации.
        - Вас поняла. На какое время планировать совещание и где именно оно будет проходить?
        - На сегодня, - Гена взглянул на часы, - в 17:00 в зале совещаний на 12-й палубе.
        - Будет сделано. Сейчас я сообщу об этом всем офицерам. И ещё, я отправила отчёт о повреждениях на ваш личный терминал.
        - Спасибо, я просмотрю его чуть позже, - Гена прервал связь.
        - Вижу, ты уже корабль, как свои пять пальцев знаешь, - Лёша уважительно посмотрел на Геннадия. - Предупрежу своих, - он достал коммуникатор.

* * *
        К 17:00 все старшие офицеры с обоих кораблей собрались в зале для совещаний. Озимцев и Романенко пришли туда последними, когда все уже были в сборе.
        - Здравствуйте все, - начал Гена. - Мы собрали вас, чтобы обсудить наши дальнейшие действия.
        - Так как дела космического флота идут совсем плохо, мы хотим разработать новую стратегию борьбы с нимерийцами, - добавил Романенко. - Для начала прошу высказать личные предположения и идеи.
        - Я думаю, что нам нужно собрать весь оставшийся флот и застать их врасплох. Эффект неожиданности всегда положительно сказывается на эффективности нападения, - помолчав, высказался Стефан Макнил.
        - На одном эффекте неожиданности нимерийцев не победить, - Булавский скривился. - Мы до сих пор ещё точно не знаем, сколько кораблей у них есть в наличии, но подозреваю, что их у них гораздо больше, чем у нас и никакой неожиданностью этого не изменишь.
        - Мы одни не справимся, это всем понятно, - поддержала старпома Анастасия Маркова. - Единственный выход в данной ситуации - заручиться поддержкой другой расы.
        - Никто не захотел помочь нам, когда началась война. Почему же сейчас кто-то должен изменить своё решение? - Озимцев поднял бровь.
        - Я не имела в виду тех, кто уже отказался, - пояснила Анастасия. - Есть ещё одна раса. Я говорю о креатонцах, - она обвела присутствующих взглядом. - Нимерийцы их давние и самые заклятые враги… По крайней мере, так говорили холдоны, а они знают эту расу не понаслышке. У креатонцев мы и могли бы попросить помощи.
        - А ещё холдоны говорили, - Наяна Миромото перехватила инициативу в разговоре, - что креатонцы ещё более жестоки, чем нимерийцы, если у них появляется для этого причина. И они не шибко дружелюбны, не жалуют никого кроме самих себя. Просить их о помощи будет большим риском.
        - Поддерживаю Наяну. Лететь к ним толку нет, мягко говоря. Если они на нас нападут, то живыми мы оттуда уже не выберемся, а значит всей затее - конец, - последние слова Эрика Вайта потонули в гомоне поднявшегося обсуждения.
        - Креатонцы же и отделились от нимерийцев, когда тех захлестнула жажда власти и агрессии, - Фредерику Салливану удалось перекричать шум голосов. - Чем они лучше, если без вопросов нападут на нас, как только мы появимся в их секторе пространства? Думаю, они другие… Достаточно, чтобы мы, как минимум, выжили после встречи. И ещё, враг моего врага - мой друг, помните?
        - Но нам неизвестно, где именно находятся креатонцы. Благодаря своей ксенофобии они довольно-таки преуспели в умении маскировки, - возразила Светлана Новицкая.
        - Всё верно. Прямых контактов с ними не было уже много столетий, ещё со времён контактов с холдонами, но от других рас нам стало известно, что за последние 120 лет было 543 случая исчезновения торговых и военных кораблей вот в этом и близлежащих секторах пространства. Интересная статистика, не находите? Такого не скажешь про другие сектора в мирное-то время, - Салливан нажал несколько кнопок на пульте рядом с ним, и на столе возникло изображение Млечного Пути. Он немного увеличил масштаб и рядом стали видны соседние галактики и скопления. - Вот здесь, - он указал пальцем на весьма удалённый сектор космоса в галактике Малое Магелланово облако. - Эта точка находится на расстоянии почти 60 000 парсек от нашего текущего местоположения, или, если угодно в 200 000 световых годах.
        - Это слишком далеко. В обозримое время варп нас туда не доставит, - Андрей Шашков покачал головой.
        - В отличие от гипердвигателя, - Новак, казалось, был занят чем-то своим, он копался в своём планшете и даже не поднял взгляда на окружающих.
        - Ни один корабль космического флота ещё не улетал так далеко даже с помощью гипердвигателя, - Булавский скептически посмотрел на него.
        - Это потому что у них не было такого инженера, как я, - в голосе Новака не было ни тени гордости или превосходства, он просто констатировал факт. - Посмотрите на мои расчёты, - Новак, наконец, поднял глаза и передал свой планшет сидевшему рядом Джону Бейкеру.
        В зале для совещаний воцарилось молчание. Все взгляды обратились на главного инженера «Феникса».
        - Питер прав, долететь туда вполне возможно, - наконец, после минутного молчания, и как бы нехотя признал тот. - Хотя лично мне всё равно страшновато. Историй о взорвавшемся гипере я слышал достаточно.
        - Но даже если так, сектор очень обширный, мы можем неделями там летать, разыскивая их, - попытался возразить Вайт.
        - Мне кажется, они нас сами найдут. - Горюнов пожал плечами, - Главное, долететь туда.
        - Капитан, я думаю, что у нас не хватит сил, чтобы отбить атаку креатонцев в случае агрессии с их стороны, - Вайт посмотрел на Гену, ища поддержки.
        - Смею напомнить, что корабли сейчас в плачевном состоянии, - добавил Макнил.
        - Если нас не убьют креатонцы, то убьют нимерийцы. Не вижу большой разницы, - Озимцев хмыкнул. - Я считаю, что стоит рискнуть. Если ни у кого не имеется идеи получше, то других возможностей закончить эту войну в нашу пользу у нас нет.
        - Я тоже так считаю, - кивнул Романенко.
        Во второй раз зал совещаний потонул в гуле голосов.
        - Тише, пожалуйста. Я понимаю, что многим из вас эта идея не пришлась по вкусу, и, хотя у нас тут не демократия, предлагаю голосование. Кто за то, чтобы лететь к креатонцам? - подавая пример, Гена поднял правую руку вверх.
        За ним руки подняли Романенко и Горюнов.
        - Вы без меня не погибнете, - Булавский невесело улыбнулся. - Так что я с вами.
        - Капитан, я не одобряю эту затею, - поколебавшись, произнесла Новицкая.
        - Я поддерживаю Светлану, мы можем придумать что-то менее самоубийственное, - Виктория Климова, в отличие от Новицкой, была настроена более решительно.
        - Иногда приходится делать то, что совсем не нравится, - Салливан вздохнул и поднял руку. - Я с вами.
        - Золотые слова, - Макнил выглядел угрюмо, но, несмотря на это, его правая рука оказалась поднята вверх.
        После него молча подняли руки Анастасия Маркова, Татьяна Кузнецова и Питер Новак.
        - Всегда мечтал выбраться за пределы этой галактики, - Джон Бейкер откинулся в кресле и мечтательно улыбнулся. - А все несогласные просто ничего не понимают в романтике, - он поднял сразу две руки.
        - Без рисковых мер эту войну не выиграть, это и ежу понятно, - Эрик Вайт сжал губы. - Но самоубийство к этим мерам не относится. Я против.
        - Когда ещё представится возможность повидать столь далёкие миры? Сейчас нигде нельзя чувствовать себя в безопасности. Я поддерживаю инициативу, - без тени сожаления сказал Марринс.
        - Есть большой риск, что это будет последнее, что мы повидаем в своей жизни, - Наяна покачала головой. - Не стоит нам туда соваться.
        - Я бы тоже не стал рисковать зря. Шансы найти их мизерные, а уж заручиться их поддержкой - тем более… - Шашков помедлил, - но раз уж большинство проголосовало «за», то я не стану отрываться от коллектива.
        - Значит, большинство за то, чтобы лететь на поиски креатонцев. Решено, - Романенко подвёл итог голосования.
        - Тогда совещание окончено. Можете возвращаться на свои посты, - объявил Озимцев. - И ещё - свяжитесь с командованием и сообщите им о принятом решении. Пока идёт ремонт, у них будет время это обдумать.
        Все присутствующие поднялись и вышли из зала.
        - Думаешь, мы приняли правильное решение? - в голосе Романенко зазвучало скрываемое ранее сомнение.
        - Кто не рискует, тот не пьёт шампанское, - Геннадий почесал затылок и развёл руками. - Других идей у меня нет, честно.
        - Как и у меня. А ещё, надо послушать, что скажет начальство, вдруг нам вообще запретят лететь, - Романенко протянул руку Озимцеву. - Пойду я, пожалуй. Работы невпроворот.
        - Не падай духом, мы обязательно прорвёмся, - Гена крепко пожал протянутую руку.
        Лёша улыбнулся, кивнул и вышел из зала, оставив Геннадия в одиночестве. Тот некоторое время ещё постоял, рассматривая карту галактики, хотя мысли его витали далеко, а затем вдруг вспомнил, что он ещё ни разу не ел с тех пор как появился здесь. Он вышел в коридор и подошёл к информационному терминалу. Ближайшая столовая находилась на 15-й палубе в 17-м отсеке, так что Гена бодрым шагом, подгоняемый урчанием желудка, направился туда.

«АСТЕРИОН».
        Очутившись на своём корабле, Алексей испытал ровно то же, что и Гена - он был голоден. Однако Романенко решил ограничиться лишь парой бутербродов, а остальное время потратить на знакомство с кораблём. Как-никак, он был капитаном и имел доступ абсолютно во все отсеки. Таким было грех не воспользоваться. Лёша не спеша прогуливался по палубам, рассматривая всё, что попадало в поле зрения, часто подходил к информтерминалам, уточняя предназначение того или иного помещения, или прибора. Так продолжалось часа четыре, хотя Лёше показалось, что гораздо больше. Голова звенела от новой информации. Наконец, он дошёл до третьего машинного отделения, в котором находился гипердвигатель. Дверь открылась, и Романенко зашёл внутрь. В уши сразу же ударило мерное негромкое гудение работающего в режиме ожидания двигателя. Питер стоял возле инженерной консоли и возился с настройками.
        - Как подвигается работа? - из-за гудения Романенко на всякий случай повысил голос.
        - Боже мой, капитан, - Новак отпрыгнул от консоли и схватился за сердце. - Не делайте так больше!
        - Прости, не думал, что я тебя так напугаю, - смутился Лёша.
        - Ничего страшного, я просто увлёкся сильно, - отдышавшись, объяснил Питер. - Когда я работаю, то полностью отдаюсь этому, и различные посторонние звуки, бывает, застают меня врасплох.
        - Извини, я учту.
        - Вы что-то спрашивали, когда вошли, - Новак вернул тему разговора в первоначальное русло.
        - Просто интересовался, как продвигается ремонт.
        - Полчаса назад три бригады отчитались об окончании ремонта одной из разрушенных секций корабля, остальные семь всё ещё ремонтируются в настоящий момент, - Новак вернулся к консоли.
        - Как скоро ремонт будет закончен?
        - Не могу сказать точно, но не раньше чем через 3 -4 дня. Повреждения довольно обширные. Я бросил на ремонт всех инженеров и ремонтников.
        - А что с нашими двигателями?
        - Ремонт квантовых двигателей будет завершён через 2 часа, гипердвигатель я сейчас настраиваю. А вот с варпом придётся подождать. Кстати, насчёт гипера… Честно скажу, что двигатель нам установили недоделанный. Отклонение от расчётных координат после выхода из гиперпространства при недавнем прыжке составило 47 520 километров, а расход антиматерии на 80 % больше необходимого. Но после проведённых модификаций его, может, даже будет не стыдно использовать, - Питер улыбнулся, а затем вдруг рассмеялся, словно он не гипердвигатель настраивал, а читал какой-нибудь сайт с анекдотами. - Это же надо! Оказывается, те, кто проводили изначальную настройку этого двигателя, установили постоянную Гейзенберга равной 0.26743, в то время, как она должна равняться 0.26734, представляете? Неужели сложно запомнить порядок цифр? Руки бы таким инженерам оторвать, - Новак фыркнул.
        - Да, попадаются же такие, - поддакнул Романенко, хотя совершенно перестал понимать, о чём идёт речь. - Ну ладно, я пойду дальше.
        - Хорошо, - Питер даже не обернулся.

«ФЕНИКС».
        Озимцев уже сидел в столовой, заказав себе у повара различные блюда с экзотическими названиями. Первое блюдо принесли очень быстро, и Озимцев принялся смаковать его. В столовой были установлены панорамные иллюминаторы, из которых открывался прекрасный обзор. Геннадий сидел боком к иллюминаторам и, наколов на вилку очередную порцию блюда, замер, засмотревшись на туманность вдалеке.
        - Очень красиво, не правда ли? - послышался совсем рядом чей-то женский голос.
        Озимцев повернул голову и увидел стоящую перед собой Светлану, которая держала в руках небольшую порционную вазу с каким-то кремом. Гена настолько залюбовался видом из иллюминатора, что смысл сказанного не сразу дошёл до него. Несколько секунд он просто смотрел на Новицкую, перебирая в памяти её слова.
        - Да, очень красиво, - наконец, проговорил он. - Я видел множество туманностей, но всё ещё не перестаю восхищаться их красотой, - Гена уверенными интонациями в голосе постарался скрыть тот факт, что он видит туманность не на картинке впервые в жизни.
        - Здесь не занято? Можно присесть? - спросила она.
        - Да-да, конечно, садись, - Гена сделал приглашающий жест рукой.
        - Ремонт идёт полным ходом, - начала разговор Светлана, слегка помешивая десертной ложечкой крем. - Ремонтные бригады работают без перерыва. Бейкер сказал, что работы будут закончены через несколько дней.
        - Это хорошие новости. Надеюсь, что не случится никаких непредвиденных ситуаций, и мы улетим отсюда в ближайшее время, - ответил Гена. - Однако… - договорить ему не дал сигнал коммуникатора.
        - Слушаю, - Гена вынул прибор из кармана и ответил на вызов.
        - Капитан, мы по-прежнему не можем связаться с командованием. Похоже, на пути сигнала есть какие-то помехи, - раздался голос Климовой.
        - Не хотелось бы улетать без их одобрения. Продолжай попытки, - распорядился Гена.
        - Слушаюсь, - Виктория прервала связь.
        - Должна сказать, - продолжила Светлана, - что я восхищаюсь вашей смелостью. Уверена, что найдётся совсем не много людей, которые отважатся лететь в неизведанные глубины космоса, чтобы заручиться поддержкой неизвестной расы, - в её голос ворвались восхищённые нотки, она не сводила взгляда с глаз Гены.
        - Это было необходимое решение. Я руководствовался уже озвученным сегодня принципом - «враг моего врага - мой друг».
        - Я опасаюсь, что этот принцип может не сработать с креатонцами, - осторожно сказала Новицкая.
        - Война - это всегда риск. Ты должна это понимать. Иногда приходится принимать опасные, порой, даже безумные решения, - в этом у Озимцева был личный опыт. - Если нам удастся подружиться с креатонцами, баланс сил сместится в нашу сторону и, возможно, нам не придётся наблюдать, как нимерийцы уничтожат людей, как вид.
        - Самой противно и страшно только от одной мысли об этом, - поморщилась советник. - Но что, если подружиться не удастся?
        Они просидели в столовой, беседуя ещё некоторое время, обсуждая события нескольких последних дней, а затем разошлись по своим делам.

* * *
        Ремонтные работы шли в очень быстром темпе. По итогам первого дня было сделано около 30 % всех работ. К концу смены на «Астерионе» запустили квантовые двигатели, а на «Фениксе» отремонтировали двигатели малой тяги по правому борту и частично восстановили подачу энергии, благодаря чему корабли наконец-то смогли безопасно расстыковаться и отлететь друг от друга на небольшое расстояние - около 5 километров. Гена и Лёша проводили много времени, изучая базу данных флота и стараясь как можно лучше вжиться в роль, чтобы не вызвать подозрений у команды.
        ВТОРОЙ ДЕНЬ РЕМОНТА.
        В 3 часа утра по корабельному времени неожиданно на обоих крейсерах раздался сигнал тревоги. Судя по сенсорам слежения, к ним приближались несколько нимерийских кораблей. Экипаж за считанные минуты занял свои места, включая новоиспечённых капитанов.
        Когда Гена вбежал на мостик, все остальные офицеры уже находились на своих местах.
        - Что случилось, почему сработала тревога? - Озимцев тревожным взглядом посмотрел на старпома.
        - К сожалению, мы не знаем, капитан. На сенсорах пусто, мы уже несколько раз перепроверили, - развёл руками тот.
        - Вы уверены, что сенсоры исправны? - поинтересовался Озимцев.
        - Абсолютно, - с полной уверенностью ответил Булавский.
        Тем временем полусонный Романенко задал тот же вопрос у себя на мостике.
        - Мы проверяем данные сенсоров, но пока я не вижу причин, по которым сработала тревога, - в растерянности ответил Горюнов. - Подняли несколько истребителей, чтобы проверить окрестности.
        - «Астерион», говорит командир эскадрильи. Мы не обнаружили никаких вражеских кораблей, на радарах тоже пусто.
        - Соедините меня с «Фениксом», - приказал Алексей.
        - На связи, - очень коротко сказала Анастасия, и на главном экране появилось изображение мостика «Феникса».
        - Вы в курсе, почему сработала тревога? - увидев на экране лицо друга, Лёша сразу перешёл к делу.
        - Пока разбираемся. Похоже на то, что это было ложное срабатывание.
        - Такое возможно? - Романенко адресовал вопрос Горюнову.
        - Раньше такого не случалось, но думаю, что это вполне реально, - авторитетно заявил старпом. - Правда, меня смущает тот факт, что это произошло одновременно на обоих кораблях.
        - Возвращайте наших ребят на корабль, и выключите уже, наконец, эту чёртову сирену, - раздражённо поморщился Романенко. - Я пойду ещё немного посплю, если никто не возражает, - он обвёл взглядом всех присутствующих, и, удостоверившись, что ни у кого к нему нет неотложных дел, покинул мостик.
        Последующие 5 часов прошли без происшествий, и Лёше удалось спокойно поспать до 8 часов утра. Пока он спал, ремонтные бригады посменно работали над восстановлением повреждённых систем. К 10 часам Новак доложил о том, что ремонт завершён на 45 % и вся повреждённая обшивка будет заменена до конца следующего дня.
        В 11:00 состоялась панихида по погибшим на обоих кораблях. На «Астерионе» погибло 243 человека, а на «Фениксе» - 197. Бывшего капитана «Астериона» хоронили с особыми почестями. В парадном мундире, со всем орденами на груди, его уложили в оболочку от тиориновой торпеды, в руки вложили фотографию жены с дочерью, и накрыли его флагом объединённых земных наций, не так давно заменившем все флаги стран. Затем оболочку торпеды с телом задвинули в торпедный аппарат и выстрелили в открытый космос. Эта традиция была принята почти сразу после первой смерти в космическом флоте и являлась аналогом выбрасывания погибших в море в военно-морских силах. Правда, в данном случае, хоронить таким образом всех было бы слишком расточительно, поэтому тела остальных погибших были помещены в корабельный морг.
        Панихида закончилась в 12:00 и после этого все снова приступили к работе. Везде по кораблю что-то сваривали, чинили и прилаживали, убирали тяжёлые обломки, отовсюду летели искры от сварочных аппаратов - работа кипела.
        Романенко шёл по коридору 3-й палубы, осматривая проходящие работы, как вдруг его коммуникатор зазвонил.
        - Делькапо, слушает, - сказал Романенко, ответив на вызов.
        - Это Виталик, - послышался голос Гены. - Есть минутка?
        - Конечно. Что случилось?
        - У вас не происходило ничего странного за последние несколько часов? - спросил Озимцев.
        - Нет, мне ни о чём таком не сообщали. А почему ты спрашиваешь?
        - У нас на корабле происходят какие-то непонятные мне вещи - электроэнергия произвольно выключается в различных секторах, а компьютеры вообще ведут себя так, будто у них появился характер, - в голосе Гены ощущалось беспокойство.
        - У тебя есть какие-то предположения на это счёт?
        - Я поспрашивал у инженеров. Они говорят, что не знают, из-за чего могут возникать такие неполадки. Программа диагностики не выявила никаких ошибок. И думай после этого, что хочешь, - посетовал Геннадий.
        В этот момент, как подтверждение всемирных законов подлости, на палубе, где находился Романенко, прекратилась подача электроэнергии. Послышались озадаченные и возмущённые голоса ремонтников, стоявших неподалёку, но буквально через несколько секунд подача электроэнергии возобновилась.
        - Кажется, теперь такие же проблемы начались и на моём корабле, - разочарованно цокнул языком Алексей.
        - Мне это не нравится! Нужно скорее заканчивать ремонт и улетать отсюда, - Лёша почти физически ощущал, как растёт тревога Геннадия.
        - Я постараюсь разобраться, в чём тут дело. Думаю, здесь нет ничего сверхъестественного, - нарочито небрежным голосом успокоил его Романенко.
        - Если удастся выяснить что-нибудь важное - сообщи мне, ладно?
        - Договорились. Конец связи, - Лёша положил коммуникатор в нагрудный карман, зашёл в турболифт и отправился на мостик. - Доложите о состоянии ремонта, - приказал он, едва открыв дверь.
        - Мы опережаем график ремонта, - сообщил радостную новость Горюнов.
        - Кто-нибудь докладывал о спонтанных отключениях электроэнергии? - поинтересовался Лёша.
        - Да, было несколько донесений. Я распорядился посмотреть, в чём проблема.
        - А как работает операционная система? Сбоев не было? - продолжал интересоваться Романенко. - Это вопрос ко всем присутствующим.
        - Я не замечала проблем с системой, - отозвалась Кузнецова.
        - Я тоже, - пожал плечами Марринс.
        - Если нужно, то я могу запустить диагностику пятого уровня. Если в системе есть ошибки, они будут обнаружены, - предложил Салливан.
        - Хорошая идея. Запускайте диагностику, а так же просканируйте окружающее пространство. Ищите что-то необычное - аномально высокое содержание каких-либо частиц или что-то подобное, - приказал Лёша.
        - Капитан, если позволите спросить - зачем это нужно? - поинтересовалась Кузнецова.
        - И у нас, и на «Фениксе» происходят странные вещи с электропитанием. Не думаю, что это может быть совпадением, поэтому я хочу выяснить, что происходит, - разъяснил Алексей.
        - Поняла. Анализ будет завершён через несколько минут, - сообщила Татьяна, орудуя пальцами по сенсорному экрану.
        - Поступают доклады, что на 15-й и 18-й палубах перепады напряжения, - Салливан внимательно смотрел на экран своего терминала.
        - Делькапо вызывает Новака, - Романенко вызвал главного инженера по громкой связи.
        - Новак слушает, - ответил тот спустя несколько секунд.
        - Вы выяснили причины перепадов напряжения?
        - Ещё нет. Я провёл диагностику реактора и энергетических реле, там всё в порядке, я практически уверен, что причина перепадов не в них.
        - А в чём же? - заинтересовался Романенко.
        - Пока не знаю. Никогда с таким не сталкивался. Систему питания на 15-й и 18-й палубах я тоже уже проверил - там нет сбоев на физическом уровне. Поэтому я предположил, что проблема кроется вне корабля, - Новак высказал то, о чём уже начинал подумывать Алексей.
        - Анализ окружающего пространства завершён, - сообщила Кузнецова.
        - Есть что-то интересное?
        - Ничего необычного, отклонений от нормы нет.
        - Диагностика завершилась. Сбоев в программном обеспечении не выявлено, - добавил Салливан.
        - Начните непрерывный мониторинг окружающего пространства. Возможно, природа явления периодична, - немного подумав, сказал Алексей.
        - Мониторинг запущен, - отчеканила Татьяна.
        - Если там что-то есть, мы это найдём, - Романенко был полон решимости.
        ТРЕТИЙ ДЕНЬ РЕМОНТА.
        Обшивку «Астериона» почти залатали, основные энергосистемы корабля были восстановлены, все три двигателя работали в удовлетворительном режиме. На «Фениксе» починили варп-пластины и маневровые двигатели, и полностью закончили ремонт обшивки.
        В 2 часа дня на «Фениксе» сработала тревога угрозы утечки антивещества из варп-двигателя. Все инженеры мгновенно встали на уши, ведь если бы утечка действительно произошла, то случился бы взрыв такой силы, что от «Феникса» не осталось и пылинки, а взорвавшись, он попутно забрал бы с собой и «Астерион». Двигатель пришлось заглушить и провести тщательную диагностику. После осмотра всей цепи двигателя, не было обнаружено никаких неисправностей.
        Но это было ещё не всё. Примерно в это же время система вооружения «Астериона» как будто взбесилась. Корабль начал сам наводить прицел на «Феникс» и заряжать торпедные аппараты. Салливан попытался выключить систему, но все компьютеры заблокировались, пароли доступа были изменены и в торпедные аппараты в автоматическом режиме зарядились 10 торпед.
        - Что происходит? - прокричал Романенко, вбегая на мостик.
        - Мы потеряли контроль над системой вооружения! Она уже зарядила 10 торпед, и я не могу остановить процесс! - Салливан открыто паниковал.
        - Связь ещё работает? Соедините меня с Тихоновым! - рявкнул Алексей.
        - Что у вас происходит? Наши сенсоры показывают, что вы целитесь в нас! - сходу выпалил Озимцев, как только на экране появилось изображение.
        - Система вооружения не слушается наших команд! Улетайте от нас подальше!
        - Да что за неделя… - Гена повернулся в сторону. - Увеличить дистанцию между нами и «Астерионом»! Готовьте фазовые пушки по левому борту!
        - Есть, капитан, - Макнил активировал фазовые установки.
        - Мы постараемся отключить систему. А пока держитесь от нас как можно дальше. Конец связи, - Романенко не стал тратить драгоценное время на разговоры и прервал сеанс связи, затем вызвал главного инженера.
        - Новак, как вернуть контроль над системой? - требовательным тоном спросил он.
        - Я перепробовал уже все возможные способы - ничего не помогает. Единственным вариантом остаётся полностью отключить подачу энергии, - Новак говорил запыхавшимся голосом. - Я сейчас бегу в инженерный отсек, но боюсь, что могу не успеть туда вовремя. Турболифты не работают. К тому же я один не справлюсь, мне понадобится помощь.
        - Я понял, встретимся там! - Романенко бросился бежать.
        Уже, будучи в дверях, он услышал крик Салливана «Но капитан, вам нельзя…». После этого двери закрылись и Лёша, не останавливаясь, побежал дальше.
        Тем временем первая торпеда вылетела из торпедного аппарата. «Феникс» был наготове, и фазовые пушки сбили её на подлёте, а корабль продолжал удаляться от взбесившегося собрата. Система вооружения «Астериона» явно действовала наобум, случайно выбирая промежутки и плотность атак, потому что следующий залп она сделала уже двумя торпедами…
        На самом же «Астерионе» царил полный хаос. Связь на корабле вышла из строя сразу после того, как Романенко поговорил с Новаком, многие системы не слушались команд или просто отказывались работать. Лёша и Питер изо всех сил бежали к инженерному отсеку, находившемуся на 10-й палубе, каждый со своей стороны. Через пять с половиной минут они уже были почти на месте. К дверям инженерного отсека они подбежали почти одновременно, и тут же упёрлись в закрытую дверь. Новак попытался её открыть, но его код доступа не сработал, как, впрочем, и Лёшин.
        - Разве там внутри никого нет? - запыхавшийся Алексей рассержено пнул дверь ботинком.
        - Нет. Система была в автоматическом режиме. Я направил всех инженеров на ремонтные работы, чтобы быстрее закончить. Вот подстава, - Новак устало прислонился спиной к переборке. - Эти двери так просто не сломаешь, они в несколько раз прочнее любых других на этом корабле, - было видно, что Питера одолевало отчаяние.
        - А если попробовать так? - Романенко смотрел наверх, на зарешёченное отверстие вентиляционной шахты. - Из неё есть выход в инженерный отсек?
        - Точно! - Новак щёлкнул пальцами, и лицо его просветлело.
        Романенко подсадил Новака, тот вскрыл решётку и залез внутрь, затем спустил руки и помог забраться Лёше. Через минуту они уже спрыгнули на пол с той стороны двери.
        - Говори, что нужно делать, - Романенко взглянул на Питера.
        - Сейчас, подождите секунду, - Новак колдовал над инженерной консолью, - Есть, система приняла мой пароль. Всё не так безнадёжно. Значит так, слушайте внимательно: сейчас я сымитирую перегрузку реактора, и он отключится, а вы сразу после его отключения выньте второй, четвёртый, шестой и седьмой стержни, а затем переверните их на 180 градусов и вставьте обратно. Я постараюсь дать вам побольше времени, запустив циклическую диагностику реактора.
        - А нельзя его просто заглушить? - Романенко непонимающе посмотрел на главного инженера.
        - Это новый тип реакторов, специально спроектированных таким образом, чтобы их нельзя было просто «выключить». Там сложная система безопасности, которую невозможно так просто обойти. Это сделано для того, чтобы злоумышленники не смогли просто обесточить нам все системы. Перевернув стержни, вы отключите определённые участки сети, оставив остальные работоспособными. Что-то типа режима холостого хода.
        - Да, уже видно насколько систему невозможно обойти, - поёрничал Романенко.
        - На самом деле, это достаточно сложно, если вы не главный инженер «Астериона» или «Феникса», - парировал Питер. - Всё, сейчас я создам искусственную перегрузку. Готовы?
        - Готов.
        Запищал предупреждающий сигнал и сразу вслед за этим реактор отключился. Свет погас, но на этот случай у них были предусмотрительно захваченные Питером фонари. Романенко начал осторожно вытаскивать адолитиевые стержни и вставлять их вверх ногами. Новак в это время быстро бегал пальцами по экрану консоли, препятствуя включению резервного питания, так как это свело бы на нет все их старания.

* * *
        «Феникс» из последних сил отстреливался от непрекращающихся залпов торпед. К уже заряженным 10 торпедам система «Астериона», по всей видимости, добавляла всё новые и новые.
        - Капитан, кажется где-то в энергосети утечка тока. С каждым выстрелом мы теряем всё больше энергии. Мы сможем сделать ещё максимум 2 -3 выстрела, - крикнул Макнил.
        Гена попытался вызвать «Астерион», но на запросы соединения никто не ответил.
        - Да наладят они свой глючный калькулятор когда-нибудь или нет?! - Озимцев стукнул кулаком по подлокотнику.

* * *
        Алексей уже вынимал последний стержень. До истечения сорокасекундного срока оставалось всего ничего. Он успел вставить стержень на место, а затем мигнул свет, возвещая о возобновлении подачи электроэнергии.
        - Что дальше? - Лёша уставился на Питера.
        - Так… Оружейный отсек обесточен, так же, как и несколько прилегающих палуб. Теперь я проверю одну за другой все системы корабля и выявлю, что привело к сбою.
        - Сделай это как можно быстрее и сразу доложи мне о результатах, - Романенко зверски захотелось в душ, сбросить напряжение последних десяти минут. - И не забудь восстановить доступ к заблокированным системам. Я к себе.
        - Понял, - Новак кивнул, затем пробежался пальцами по консоли и открыл для Лёши дверь отсека.

* * *
        - Обстрел наконец-то прекратился, - с облегчением вздохнул Салливан.
        - Пожалуй, это самая радостная новость за сегодня, - Гена слегка ухмыльнулся и вызвал по внутренней связи Бейкера. - Джон, у нас утечка энергии в основной энергосети. Найди и устрани эту поломку как можно скорее.
        - Я уже в курсе, будет сделано, капитан, - услышал он короткий ответ главного инженера. Кнопку окончания разговора он нажал достаточно резко, ему уже порядком надоела вся эта ситуация.
        Как только на «Астерионе» восстановили связь, Романенко связался с Озимцевым. Разговор состоялся наедине.
        - У нас творится что-то необъяснимое. Все системы корабля, будто с ума сошли, начали действовать самостоятельно. Мы с трудом смогли вернуть контроль. Это чуть не стало причиной вашей гибели.
        - Да, необъяснимого за последнее время набралось предостаточно. Я уже начинаю жалеть, что выбрал для прыжка именно это место, - Озимцев выглядел смущённым.
        - Это не твоя вина, ты не мог этого знать, - подбодрил его Романенко. - Инженеры уже проверяют корабль на предмет программных сбоев и вирусов, хотя не стоит исключать и вариант диверсии.
        - Сомневаюсь, что это диверсия, слишком всё сложно. Достаточно было просто взорвать одну из торпед и делу конец.
        - Мотивы могут быть и сложнее. Ладно, прости, меня вызывают. Как только узнаю новые подробности, я с тобой свяжусь, - Романенко прервал разговор и переключился на вторую линию, где его вызывал Питер.
        - Капитан, я проверил все системы корабля, но не обнаружил сбоев. Мне показалось этого недостаточно, и я провёл полную диагностику операционной системы, строчку за стройкой. Затем я проверил все прикладные программы, управляющие разрозненными системами корабля на предмет вирусов или фрагментации, но ничего не нашёл. Со мной такое впервые, - по голосу Питер казался очень сконфуженным.
        - Получается, что это всё произошло само по себе? - Алексей сделал единственное напрашивающееся логичное предположение.
        - Чудес не бывает. Уверен, что ответ есть. Я пересмотрю логи операционной системы. Может быть, там я найду ответ.
        - Как дела с ремонтом? - Лёша перевёл разговор на другую тему.
        - Дыры во внешнем корпусе уже почти заделаны, осталось залатать один сектор. Работы не больше чем на полдня, - Новак вновь обрёл почву под ногами.
        - Это радует. Как двигатели? В норме после инцидента?
        - С гипером не всё гладко. Мы с парнями тут обнаружили недоработки в конструкции, которые могут привести к катастрофическим последствиям, если продолжить его использование. В общем, снова просчёты строителей. Чтобы сделать его безопасным, нужно внести некоторые изменения в конструкцию камеры смешения и генераторов потока. Я уже сообщил об этом Джону Бейкеру, так что на «Фениксе» тоже в курсе. Но тут есть одна проблема - нам понадобятся дополнительные запчасти, которых у нас на корабле нет.
        - Какие?
        - Межфазовый стабилизатор и субатомный уплотнитель.
        - И почему у нас их нет? - вкрадчиво спросил Алексей.
        - Никто не рассчитывал, что нам они понадобятся, поэтому в запаски положили детали попроще, а остальное - добро пожаловать на ремонтную станцию. А, между тем, второй межфазовый стабилизатор понадобится для того, чтобы реализовать дополнительную стабилизацию антиматерии и избавить поток античастиц от разрушительных флуктуаций, которые однажды могут разорвать матрицу гипера и тогда он просто взорвётся и ещё весь корабль с собой захватит. Ну а субатомный уплотнитель нужен для повышения степени сжатия материи и антиматерии и, таким образом, снижения расхода топлива для прыжка на 50 %, - пояснил Питер. - Меньше антиматерии используется в процессе - меньше нагрузка на матрицу, и, опять же, меньше вероятность взрыва.
        - Понятно, но что теперь делать? Где достать эти запчасти? Только не говори, что лететь на станцию или завод.
        - Хороший вопрос… Есть вариант попробовать изготовить их самим, но на это может уйти до 4 дней и мне потребуется задействовать усилия всего технического персонала.
        - Просто отлично! Ладно, делать нечего, начинай работы по изготовлению. И свяжись с Бейкером, пусть поможет. Конец связи, - после ответного «Так точно» Алексей нажал на кнопку окончания разговора и затем сразу же вызвал Татьяну.
        - Слушаю вас, капитан, - голос штурмана звучал бодро, несмотря на недавние события.
        - Татьяна, скажи, ведётся ли ещё мониторинг окружающего пространства?
        - Так точно.
        - Мне нужен сравнительный анализ показаний сканеров до, во время и после происшествия, - попросил Алексей.
        - Не все показания доступны, в какой-то момент сканеры просто отключились, но сделаю всё, что смогу.
        - Хорошо, я жду, - Лёша дал понять, что не закончит разговор, пока не узнает подробностей.
        - Так, посмотрим, - Кузнецова анализировала данные вслух. - Похоже, всё-таки есть зависимость. Когда всё это началось, в окружающем пространстве появились тэта-кварки. В прошлый раз эти частицы не были обнаружены. Потом идёт искажённая информация, а затем данные после перегрузки систем. Там снова всё чисто, никаких тэта-кварков.
        - Тэта-кварки? - неуверенно переспросил Романенко.
        - Они крайне редко встречаются в космосе, - пояснила Татьяна.
        - И они привели к таким последствиям? - недоумённо спросил Романенко.
        - Я не знаю. Их свойства ещё не изучены до конца, но я не исключаю такой возможности, - голос Татьяны звучал неуверенно.
        - Ладно, а откуда они появились? Можно отследить их источник?
        - К сожалению, сенсоры этого не зафиксировали. Такое впечатление, что они появились из ниоткуда.
        - А можно ли как-нибудь защититься от их воздействия?
        - Как я уже говорила, вообще нет уверенности, что всё это произошло из-за них. Но если да… Думаю, что на данный момент защититься невозможно. Проникающая способность этих частиц почти такая же, как и у нейтрино, - сообщила она неприятную новость.
        - Что ж, тогда будем надеяться, что следующий всплеск активности тэта-кварков произойдёт, когда нас здесь уже не будет. Конец связи.
        Оставшаяся часть дня прошла без происшествий. На «Фениксе» устранили утечку энергии и провели повторную диагностику варп-двигателя. Как и в прошлый раз, никаких неисправностей выявлено не было, и оставалось надеяться, что предыдущая тревога действительно была лишь сбоем. Обшивка обоих кораблей была полностью восстановлена. Основные ремонтные работы подошли к концу.
        Романенко находился на мостике и был на связи с Озимцевым.
        - Виталий, мы уже готовы улетать отсюда.
        - К счастью, мы тоже. Предлагаю лететь немедленно, - кивнул Гена.
        - Поддерживаю.
        - С командованием связаться так и не удалось, но мы не будем оставлять попыток. А пока стоит двигаться в сторону предполагаемого местонахождения креатонцев, - предложил Озимцев. - Если нам дадут добро позже, мы уже будем ближе к ним и не потеряем времени. Думаю, для начала хватит варп 4, чтобы не нагружать двигатели.
        - Логично, - лаконично согласился Романенко. - Рулевой, варп 4, ложимся на новый курс. Конец связи, - добавил он и закрыл сеанс связи.
        Оба корабля почти одновременно перешли на варп 4 и внезапно экипажи обоих кораблей ощутили небольшую тряску.
        - Что это было? - поинтересовался у рулевого Озимцев.
        - Не знаю, с двигателями всё в порядке, - рулевой и сам ничего не понимал.
        - Целостность корпуса не нарушена, - добавил Макнил.
        - Капитан, это очень странно, но по показаниям приборов мы стоим на месте, - Вайт покосился на Озимцева.
        - Только не говорите, что вы забыли поднять якоря, - шутка Гены осталась без ответа.
        - Сами посмотрите, - Вайт ткнул пальцем в один из экранов на его пульте и Озимцев подошёл к нему и заглянул через плечо. - Видите, относительно всех звёзд, мы остаёмся полностью неподвижными, хотя система контроля двигателей сообщает, что мы летим на варп 4.
        - Увеличьте скорость до варп 6, - распорядился Гена, и рулевой тут же выполнил приказ.
        - Ничего не изменилось, - Вайт покачал головой.
        - Да чтоб вас всех… - Геннадий зло посмотрел на экран консоли, будто бы он был во всём виноват. - Соедините меня с «Астерионом»… Виктор, похоже, у нас появилась ещё одна проблема.
        - Да, я уже знаю. Кто-то или что-то не хочет нас отсюда отпускать, - озвучил общую догадку Романенко.
        - Думаю, не имеет смысла тратить антиматерию зря, - Гена пожал плечами. - Выключить варп-двигатели.
        Романенко повторил эту же команду своему рулевому. «Астерион» и «Феникс» сбросили варп-скорость.
        - Ну почему никогда ничего не может быть по-простому? - Озимцев глубоко вдохнул и выпустил воздух сквозь зубы, успокаиваясь. - Ладно, попробуем разобраться, что здесь происходит. Как только что-то выясню, я свяжусь с тобой.
        - Договорились. Я тоже попробую докопаться до сути, - Романенко прервал сеанс связи, и изображение Озимцева исчезло с экрана.
        - Просканируйте пространство вокруг нас. Есть какие-нибудь аномалии? - спросил Озимцев. - Особое внимание уделите этим тэта-кваркам, - Лёша рассказал ему свои предположения относительно этих частиц.
        - Что-то есть, - воскликнул Вайт. - Коэффициент искривления пространства вокруг нас изменился. Теперь он выше номинального в несколько десятков раз, а значит, пространство теперь гораздо устойчивее к искажениям. Мощности варп-двигателей будет недостаточно для того, чтобы искривить его нужным образом. И да, наблюдается всплеск активности тэта-кварков. Я думаю, начало проявления аномалии и не дало нам улететь, а теперь мы вообще не сможем перейти на варп.
        - Эта область космоса большая? Может быть, просто пролетим её на досветовых двигателях? - поинтересовался Озимцев.
        - Она занимает минимум двадцать световых лет в диаметре. Дальше не хватает мощности сканеров. И весь этот объем сейчас просто кишит тэта-кварками. На квантовых двигателях лететь будет очень долго, - заключил Эрик. - Если хотите моё мнение, сейчас самое время опробовать наши гипердвигатели, высокий коэффициент искривления для них не помеха.

«АСТЕРИОН».
        - Сравните телеметрию сенсоров до запуска варп-двигателей и после. Что изменилось? - поинтересовался Романенко.
        - Количество тэта-кварков резко возросло в несколько тысяч раз и продолжает увеличиваться, - немедленно ответила Кузнецова.
        - Снова эти частицы, - обречённо вздохнул Алексей. - Значит, это всё-таки они виноваты в наших невзгодах?
        - Похоже, включение варп-двигателей только подстегнуло их активность, - сделала вывод Татьяна.
        - Значит, мы обнаружили новое свойство тэта-кварков, - иронично подметил Марринс. - как думаете, нам дадут Нобелевскую премию?
        - Количество этих частиц растёт по экспоненте. Активная зона - минимум десять световых лет по всем направлениям. На квантовых двигателях нам отсюда не улететь, - констатировала Кузнецова.
        - А с помощью гипердвигателя? - тут же спросил Алексей.
        - Теоретически это вполне возможно, максимум для гипера гораздо больше пяти световых лет, но… - Таня замялась, - кто знает, как повлияют тэта-кварки на открытие гипер-перехода.
        - Хочешь сказать, нас может разорвать на части или ещё чего похуже? - кисло поджал губы Лёша, затем вздохнул и нажал кнопку громкой связи. - Делькапо вызывает Новака.
        - Слушаю, капитан, - почти мгновенно ответил главный инженер.
        - Как повлияют тэта-кварки на работу гипердвигателя?
        - Ну у вас и вопросы, - Новак помолчал, видно, подсчитывая в уме. - Гипер и так не в лучшей форме, а тут ещё… Ладно, давайте так… По самым грубым прикидкам, с вероятностью процентов 35 -40 корабль будет серьёзно повреждён или даже уничтожен. Надеюсь, вы понимаете, что на взаимодействие с тэта-кварками его никто не рассчитывал и не тестировал.
        - Вас вызывает капитан Тихонов, - прервала их Виктория и включила трансляцию с «Феникса».
        - Я не вижу другого выхода, кроме как воспользоваться гипердвигателем, - сказал с ходу Геннадий.
        - Я подумал о том же, - согласился Лёша, - но это очень рискованно, мягко говоря.
        - Знаю, меня тоже предупредили об этом. Но вся наша затея - один большой риск.
        - Как по мне, безопаснее играть в русскую рулетку… Ну что ж, делать нечего, попробуем. Я думаю, что лучше всего прыгать вот сюда, - главный экран разделился пополам так, что Гена мог видеть и Романенко, и карту, изображённую на второй половине, и Лёша указал на область космоса, находящуюся далеко за пределами той зоны, где застряли они. - Судя по исследованиям двадцатилетней давности, там наиболее чистая область космоса из всех, находящихся в радиусе возможностей гипера. А других данных, чтобы опереться на них, у нас нет. Передаю вам координаты. Начинайте расчёт точки выхода.
        - Понял тебя, приступаем к расчёту. Конец связи.
        Спустя почти 5 минут компьютер рассчитал необходимые параметры для прыжка и выдал оповещение о готовности к запуску гипердвигателя. Геннадий снова вышел на связь с Алексеем.
        - У нас всё готово к прыжку, - сообщил он.
        - У нас тоже. Прыжок через 10 секунд. Синхронизирую с вашим по таймеру. - Гена кивнул в ответ.
        На мостиках обоих кораблей зазвучал голос компьютера, отсчитывающего секунды.
        «До прыжка десять… девять… восемь…»
        В какой-то момент Лёша перестал слышать этот монотонный отсчёт, мысли его занимал только один вопрос - получится, или нет? Мало радости быть распылённым на атомы, или мутировать в бесформенную амёбу из зелёных соплей, или…
        Глазные яблоки как будто что-то сдавило на секунду, кончики пальцев онемели, но это длилось всего мгновение - корабль прыгнул.

«ФЕНИКС».
        - Капитан, мы потеряли «Астерион», - обеспокоенно сообщил Булавский.
        - Потеряли? - Гена никак не ожидал, что такое может произойти и даже в первую секунду не поверил. - Мы оказались в верных координатах?
        - Да, я проверил их трижды перед прыжком и дважды сейчас, - заверил его Эрик.
        - Значит, мы сейчас именно там, где должны быть? - ещё раз переспросил Озимцев.
        - Отклонение от расчётной точки выхода составило всего 682 километра, - Эрик пожал плечами. - Мизер.
        - Просканируйте пространство, возможно, его отклонение чуть больше нашего, - неуверенно предположил Озимцев.
        - Уже сделано, - Эрик как-то странно посмотрел на капитана.
        - И?..

«АСТЕРИОН».
        - «Феникс» не появился в расчётной точке, - Горюнов взглянул на Романенко.
        - А мы сами? - это было первым, что пришло Лёше на ум.
        - Мы там, где надо. Ошибки в вычислениях нет, - быстро ответила Татьяна.
        - Сенсоры их видят? - у Лёши в душе зашевелилось нехорошее предчувствие.
        - Произвожу поиск… Никаких кораблей в зоне видимости наших сенсоров не обнаружено, - спустя пару секунд доложила Кузнецова.
        - В подобных ситуациях самое разумное решение - вернуться в исходную точку, - озвучил Горюнов один из фундаментальных пунктов устава космического флота.
        - Разрешите сказать, - Татьяна обратилась к Романенко.
        - Разрешаю.
        - Я считаю, что возвращаться туда, откуда едва выбрались - не очень мудро. Второй раз нам может уже не повезти.
        - И то правда. Придётся ждать их здесь. Если они оказались не в тех координатах, то скоро прыгнут сюда. Если же нет… - Романенко не хотелось продолжать озвучивать этот вариант. - В любом случае, мы не улетим, пока не разберёмся в ситуации. А пока попытайтесь связаться с «Фениксом». Может быть, они находятся в зоне действия связи.

«ФЕНИКС».
        - Возможно, «Астерион» не смог совершить прыжок. Нужно вернуться и помочь им, - предложил Булавский.
        - И снова попасть внутрь аномалии? - повернувшись в пол оборота, спросил Шашков. - Почему ты уверен, что они всё ещё там?
        - Ну, мы хотя бы можем выйти из гиперпространства рядом с границей аномалии и проверить есть ли там «Астерион», - ответил старпом.
        - Проблема в том, что мы не знаем, насколько разрослась аномалия, - осадил его Вайт.
        - Обратно в аномалию мы прыгать не будем, - прервал их Гена, - как и подлетать близко к её границам… Пока что. Предлагаю подождать 30 минут. Если в течение этого времени «Астерион» не появится, тогда придётся рискнуть.
        - Капитан, я уловила очень слабый сигнал, - внезапно доложила Виктория. - Похоже, с нами пытается связаться «Астерион». Вывожу на экран.
        Изображения почти не было видно - сплошные помехи. Гена узнал в смутном силуэте Лёшу, даже понял, что он что-то говорит, но слышно ничего не было, а по губам Озимцев читать не умел.
        - Усильте и отфильтруйте сигнал, - приказал Озимцев.
        - Я пытаюсь, но никак не могу выделить несущую частоту. Сейчас попробую другой алгоритм, - Виктория быстро нажимала кнопки, стараясь не потерять связь.
        После её манипуляций изображение стало немного лучше, и к тому же появился звук, правда, очень низкого качества.
        - Виктор, ты меня слышишь? - Озимцев хотел убедиться, что голосовая связь работает в обе стороны.
        - Да, но очень… - помехи перекрыли последние слова.
        - Подключаю дополнительные фильтры, - сообщила Климова.
        - Теперь лучше? - спросил Гена, обращаясь к Алексею.
        - Если, это слово здесь применимо, - голос Лёши теперь можно было сносно разобрать.
        - Где вы находитесь? Мы появились в заданных координатах, но вас нет в зоне видимости.
        - Как это? Так стоп… Это мы сейчас находимся в заданных координатах, а вас и следа нет, - Лёша недоверчиво посмотрел на друга.
        - Назови ваши координаты, - Озимцев должен был удостовериться.
        Система космических координат людей представляла собой множество кубов (секторов), на которые виртуально была поделена галактика. Каждый куб имел длину ребра 100 световых лет и имел свой порядковый номер. Нумерация кубов начиналась от центра галактики. Точное местоположение внутри каждого куба определялось путём вычисления полярного и азимутального углов, а также радиус-вектора, имеющего начальную точку в его центре. По сути, это была сферическая система координат, она же использовалась и для более грубой оценки местоположения, если отказывал навигационный компьютер. Центром системы координат тогда считался центр галактики, углы вычислялись по видимым известным созвездиям, а расстояние - по красному или фиолетовому смещению.
        - Наши координаты: сектор «3257114», 12 градусов 17 минут 22 секунды и 4 миллисекунды по горизонтали и 45 градусов 52 минуты 41 секунда и 16 миллисекунд по вертикали, расстояние - 42.0409 световых года от точки отсчёта.
        - Я не могу в это поверить, - Гена не отрывал взгляда от своего дисплея, на котором высвечивались текущие координаты корабля. - Ты сейчас в точности назвал наше местоположение, - Озимцев был в шоке от происходящего.
        - Капитан, если позволите, у меня появилась теория на этот счёт, - воскликнул Вайт.
        - Какая же? - Геннадий тут же повернулся к штурману.
        - Это не самое тривиальное объяснение, но… В общем, я думаю, что какой-то из кораблей - мы или «Астерион», не суть важно, попал в параллельный мир. И теперь мы находимся в одной и той же точке пространства, но в разных реальностях. Возможно, причиной тому послужило огромное количество тэта-кварков, которые каким-то образом разорвали грань между мирами.
        - Интересная теория, по крайней мере, объясняет непонятки с координатами, - Романенко обдумывал услышанное. - Но как мы тогда смогли установить связь?
        - Возможно, остался некий канал между мирами, - Вайт развёл руками.
        - Хорошо, тогда почему через этот канал не прошли так же и сигналы сенсоров? - нахмурился Гена.
        - Потому что наши координаты совпадают, - ответил за Вайта Булавский. - Сенсоры не рассчитаны находить собственный корабль.
        - М-да. Ну и дела, - Романенко покачал головой. - И как будем выбир… - внезапно связь начала резко ухудшаться, и за несколько секунд сигнал был утерян.

«АСТЕРИОН».
        - Что произошло? - Алексей вопросительно посмотрел на Маркову.
        - Я не знаю, сигнал просто исчез, - попыталась оправдаться она.
        - Попробуй восстановить.
        - Они не отвечают за позывные, - сказала Анастасия после нескольких попыток.
        - Хана каналу, - пробормотал себе под нос Лёша.
        - Простите, что? - не расслышала Анастасия.
        - Нет, ничего, просто мысли вслух.
        - Капитан, - его внимание отвлёк Салливан. - Нас пытаются сканировать.
        - Кто?
        - Какой-то корабль впереди по курсу. Сигнал на радаре, правда, нечёткий, - ответил Фредерик.
        - Вижу его на визуальных сенсорах, - сообщил Марринс и вывел изображение приближающегося к ним корабля.
        В темноте космоса тяжело было точно рассмотреть его внешний вид, однако, его размеры и форму можно было определить. Корабль был вдвое меньше «Астериона» и имел форму неправильной пирамиды с треугольным основанием, положенной к тому же набок и сильно вытянутой, но рёбра корабля были закруглёнными, а сами стенки корпуса - слегка выгнуты наружу.
        - Ты можешь его опознать? - поинтересовался Лёша.
        - В базе данных нет упоминаний о таком типе кораблей, да и я таких никогда не видел.
        - Они всё ещё летят прямо на нас, - напомнил Джейкоб.
        - Вызовите их, - Романенко обратился к Анастасии.
        - Они не отвечают, - доложила та.
        - Продолжайте вызывать.
        - Капитан, они уже почти впритык.
        - Продолжают перебирать частоты, антисканер пока справляется, но не знаю, надолго ли это…
        - Корабль не отвечает.
        - С такими темпами скоро можно будет встречать гостей в шлюзе.
        - Фиксирую увеличение энергии в носовой части их корабля. Возможно, на нас наводят орудия…
        - Всем занять свои места! - перекрыл общий гомон старпом, и тут же включилась боевая тревога.
        - Предлагаю расценивать это, как акт агрессии, - добавил Салливан.
        - Насчёт агрессии не уверен, но предупредить их стоит, - Романенко кивнул, глаза его сузились. - Выстрели малой мощностью куда-нибудь подальше от центра.
        - Залп носовыми фазерами. Прямое попадание, - прокомментировал Фредерик. - Как-то странно, лучи фазеров не достигли корпуса корабля, их что-то поглотило. Пытаюсь выяснить, что это…
        - Не нравится мне всё это, - Лёшу всё больше напрягала сложившаяся ситуация. - Драться с ними не хотелось бы, но неприкрытые попытки сканирования наших систем надо пресечь. Марринс, перейти на варп 7.
        - Есть, - Джейкоб только и ждал этого, и крейсер почти мгновенно ушёл в варп, набрав необходимую скорость.
        - Он нас догоняет, - Фредерик хмыкнул. - Вот репей.
        - Увеличьте скорость до 7.5.
        - Они по-прежнему, догоняют нас, - Марринс уже начинал немного нервничать.
        - Вижу, до них не доходит. Пойдём другим путём. Залп из кормовых торпедных аппаратов, - Алексей был настроен решительно.
        - Готовлю 3 торпеды к запуску. Торпеды ушли, - проговорил вслух Фредерик.
        Торпеды «Астериона», как и «Феникса», были оснащены миниатюрными варп-пластинами, не позволявшими, конечно, самостоятельно развивать сверхсветовую скорость, но зато позволяющими свободно проходить сквозь искривление пространства, образующееся вокруг кораблей во время полёта на варпе. Таким образом, торпеды превращались в мины, после выхода из варп-пузыря выпустившего корабля она сбрасывала скорость до досветовой, и её почти мгновенно догонял преследующий корабль. Среагировать на таких скоростях было невозможно, однако ничто не мешало капитану преследующего корабля лететь не чётко за преследуемым, а чуть в стороне. Всё зависело от опыта и удачи.
        Из кормовых торпедных аппаратов вылетели 3 торпеды и через секунду скрылись за границей варпа. А через ещё мгновение они детонировали посреди носовой части преследователя.
        - Я фиксирую энергетические колебания, но, кажется, торпеды тоже не нанесли им повреждений - сообщил Салливан. - Это невероятно, но, похоже, у них какое-то защитное поле, - Фредерик поднял глаза и посмотрел на капитана, затем на старпома.
        - Ни у одной известных нам рас пока ещё нет такой технологии! Кто они такие? - в голосе Горюнова послышалась зависть.
        - Да, - Салливан ещё раз сверился с показаниями приборов. - Если это чем и может быть, то именно защитным полем. Оно просто поглотило всю энергию взрыва, как будто торпед и не было.
        «Астерион» тряхнуло ещё раз.
        - Что за?.. - теперь Салливан даже привстал со своего кресла. - Ну, это уже слишком, - он нервно усмехнулся. - Они стреляют по нам из варпа!
        - Целятся по варп-пластинам, - заметил старпом. - Откуда они вообще знают, что это и для чего предназначено?
        - Видно, сканирование не прошло безрезультатно, - Алексей поджал губы. - Что им от нас надо, интересно…
        - Капитан, у меня появилась идея, - Наяна держалась гораздо спокойнее, контрастируя с офицером по безопасности и старпомом. - Можно попробовать оторваться от них, если спрятаться в атмосфере одного из газовых гигантов, тут есть система с двумя, практически прямо по курсу. Там им нас обнаружить будет потруднее, уверена, - она вывела на экран изображение со сканеров. - Например, на вот этот, - указанная планета подсветилась жёлтым.
        - Выполняйте, - коротко приказал Романенко.
        «Астерион» вышел из варпа прямо посреди одной из нескольких, находящихся в этом секторе планетных систем с газовыми гигантами, некоторые по размерам превышали Юпитер в десятки раз. Как только они оказались в обычном космосе, Марринс резко увёл крейсер в сторону одного из таких гигантов, и уверенно направил его в атмосферу.
        - Я заведу нас на глубину 2000 километров. Этого должно быть достаточно, чтобы с орбиты нельзя было определить наше местонахождение, - сказал Марринс.
        - Они летят за нами? - через некоторое время спросил Алексей у Татьяны, когда «Астерион» преодолел отметку в 1200 километров от верхних слоёв.
        - Тяжело сказать. В этой атмосфере наши сенсоры не видят ничего дальше 500 километров, - Кузнецова слегка пожала плечами.
        - Надеюсь, их сенсоры тоже, - проворчал Лёша.

«ФЕНИКС».
        - Какие будут дальнейшие приказания? - спросил у Озимцева Булавский.
        - Пока остаёмся на месте. Мы должны разобраться, что случилось во время того прыжка. Пересмотрите записи сенсоров и выясните причину, - распорядился Гена.
        - Я немедленно займусь этим, - договаривал Макнил, уже занимаясь поставленной задачей.
        - Удалось связаться с адмиралом Разумовским? Неплохо бы посвятить его в курс дела.
        - Нет, но я сейчас попробую ещё раз, - Климова быстро нажала несколько кнопок на сенсорной панели. - Ничего не выходит, на всех частотах, включая резервные, - тишина.
        - Следовало ожидать, - Озимцев устало поднялся с кресла. - Продолжайте попытки каждые полчаса. Надеюсь, нимерийцы ещё не добрались до Земли, пока мы тут застряли. Я буду в своей каюте. Жду результатов сенсорного анализа, - он направился к выходу с мостика.
        - Капитан, подождите, я хочу с вами поговорить, - Новицкая тоже поднялась со своего места и быстро подошла к нему.
        - Слушаю вас, - хмуро отозвался Гена, для разговоров сейчас у него не было настроения. Он подошёл к турболифту и нажал кнопку вызова.
        - Мне кажется, что ввиду сложившейся ситуации нам нужно придумать другой план. В одиночку лететь к креатонцам слишком рискованно, - по-видимому, Светлана всё ещё искала способ отстоять свою точку зрения.
        - Света, - Гена грозно посмотрел ей прямо в глаза. - Мы это уже проходили. Я знаю о риске, но даже если в одиночку, нам всё равно НУЖНО попытаться спасти Землю. Если, конечно, у тебя не появилась идея получше.
        - Есть, - на этот раз Новицкая была настроена решительно. - Если помните, в 10 световых годах отсюда есть секретная база космического флота, - вместе с Геной она зашла в кабину приехавшего лифта. - Там мы сможем пополнить запасы оружия и провести нормальный ремонт. На станции имеется гораздо более мощная антенна, чем наша. Думаю, с её помощью мы сможем связаться с командованием. К тому же, там довольно мощная система защиты, и нас точно не застанут врасплох.
        «Почему ты сразу не сказала об этом?» - чуть не вырвалось у Озимцева, но он вовремя прикусил язык. Наверняка, капитан должен был знать о таких вот базах, но он ещё не изучил все документы и записи, относящиеся к его новому званию. Если записи о таких вот станциях вообще были на корабле… Надо было как-то выкручиваться.
        - Это не отменяет того факта, что нам всё равно нужны креатонцы. Одной только базой делу не поможешь, - уклончиво ответил он. - Но ты права, починиться и пополнить боезапас мы туда залетим.
        Светлана кивнула, и некоторое время они ехали молча. Затем лифт остановился и Озимцев вышел возле своей каюты, а Светлана поехала дальше. Зайдя внутрь, Гена сел на диван, откинулся на спинку, закрыл глаза и помассировал ладонями лицо.
        - Зачем я во всё это ввязался? - спросил он сам себя. - Мало того, что я оказался чёрт знает где, так ещё и Лёша пропал. А так сидели бы где-нибудь на набережной сейчас, пили пиво с таранькой… Чёрт, как же теперь быть?
        Он просидел на диване ещё минут десять, размышляя над ситуацией, в которой они оказались, а затем поднялся и подошёл к компьютеру. Гена хотел найти какие-либо упоминания о секретной базе, о которой говорила Новицкая, да и вообще изучить звёздные карты, хотя бы район их теперешнего местоположения и особенно район с предположительным местонахождением креатонцев, чтобы не попасть впросак в будущем.
        После получаса копания в базе данных и личных записях капитана, он, наконец, нашёл сведения, подтверждающие сказанные Светланой слова. Гена углубился в изучение записей и последующие два часа пролетели для него незаметно.
        - Капитан, я закончил анализ записи прыжка с сенсоров, - голос Макнила оторвал его от созерцания звёздных карт, - и обнаружил кое-что интересное.
        - Я буду на мостике через несколько минут, - Гена поставил компьютер в режим ожидания, и вышел из каюты.
        Через минуту с небольшим он уже находился на мостике.
        - Рассказывай, что там у тебя, - с места в карьер спросил Озимцев.
        - Смотрите, вот запись с сенсоров в момент прыжка, - Стефан вывел её на главный экран. - На первый взгляд всё прошло как обычно, но при более глубоком анализе стало ясно, что межпространственное поле наших кораблей вступило в реакцию с тэта-кварками и привело к образованию микротрещин в пространстве, выходы этих трещин, вероятно, располагались именно в параллельной вселенной или вселенных. Через одну из таких трещин «Астерион» и мог попасть в другую реальность, - заключил офицер по безопасности.
        - Возможно ли каким-то образом вернуть их? - поинтересовался Геннадий, выслушав Макнила.
        - Ну, понимаете… Это спорный вопрос, кого надо возвращать. Неизвестно, кто из нас находится в «нашей» вселенной, а кто нет. А может, мы оба застряли в «других». Если отбросить философию, и говорить по существу, то я посоветовался с Бейкером, и он считает, что шанс вернуть всё обратно есть, но для начала нужно привести гипердвигатель в полностью рабочее состояние. Без него точно ничего не получится.
        - И я, кажется, знаю, как это осуществить, - Гену внезапно осенило, и он вызвал главного инженера. - Джон, есть радостная новость для тебя. Кажется, тебе не придётся изготавливать те детали для гипера, - Озимцев вкратце рассказал про базу неподалёку.
        - Это же просто отлично! - Бейкер не скрывал своего ликования. - Да с таким инструментарием я вам весь корабль обновлю, любая система станет в полтора раза производительнее, и…
        - Джон, - Гена прервал замечтавшегося Бейкера, - мы там не сможем сидеть вечно. Сможем сделать только самое необходимое.
        - Простите, - поник главный инженер. - Я чересчур эмоционально принял новость.
        - Ничего, я понимаю, - мягко ответил Озимцев. - Будь готов приступить к работам. Пока - только гипердвигатель, а там посмотрим.
        - Так точно, - Бейкер отключился.
        - Просчитайте, сколько времени займёт полёт к станции на максимальной варп-скорости, - обратился к пилоту Гена.
        - Четыре с половиной дня, - Шашков быстро вычислил необходимое время.
        - Проложите к ней курс.
        - Готово, - через пару секунд отрапортовал пилот.
        - Варп 7.5, - Гена откинулся на спинку кресла.
        - Есть, капитан! - и Андрей перевёл корабль на сверхсветовую.

«АСТЕРИОН».
        Романенко находился на мостике и напряжённо смотрел на показания сенсоров. Каждую секунду он ожидал, что преследователь снова появится на их экранах, но пока всё было тихо.
        - Капитан, к нам приближается очень сильная буря. Она огромная, её диаметр 128 000 километров. Желательно с ней разминуться, иначе корабль может серьёзно пострадать, - сообщила Кузнецова.
        - Она может сыграть нам на руку, - вмешался в разговор Марринс.
        - Каким образом? - Лёша непонимающе посмотрел на него.
        - В любой планетарной буре всегда есть зона относительного затишья в центре. Там, конечно, тоже штормит, но турбулентность значительно ниже. Если попадём туда, электростатические помехи надёжно скроют нас от любых сенсоров, и в то же время мы будем оставаться в относительной безопасности. Благодаря этому мы сможем больше не волноваться о том, видят они нас или нет, - пояснил Джейкоб.
        - Добраться до центра бури без повреждений будет непросто. По классификации космического флота это шторм 7-го уровня, - Кузнецова, нахмурившись, посмотрела на Джейкоба.
        - Ты раньше делал такое? - прямо спросил Алексей.
        - Да, доводилось однажды, - признался тот. - Правда, после этого корабль пришлось ставить в док на ремонт, но зато все остались живы, - он смущённо улыбнулся.
        - Летим в центр бури, - вздохнул Романенко. - И Джейкоб… Давай постараемся обойтись без капитального ремонта на этот раз.
        - Всё будет в лучшем виде, капитан, - Марринс уверенно положил руки на штурвал и повёл «Астерион» в центр бури.
        - Скорость ветра - 550 метров в секунду и растёт, - предупредила Татьяна.
        - Компенсирую увеличением тяги, - отмахнулся Марринс. - Влетаю внутрь бури.
        - Фиксирую увеличение напряжённости в атмосфере. Сейчас произойдёт электрический разряд! - Кузнецова едва успела договорить, как в «Астерион» попала молния.
        - Повреждений нет, - сказал Салливан, быстро взглянув на экраны.
        - Молнии - обычное дело в такую погоду. Наша обшивка выдержит разряды, - всё так же уверенно и спокойно прокомментировал Марринс.
        - А что насчёт энергетических цепей? - хмуро посмотрел на него Горюнов. - Компенсаторы не рассчитаны на многочисленные нагрузки такой мощности.
        - Ну, я думаю…
        - Через 5 секунд мы окажемся внутри переднего фронта бури, - Кузнецова перебила собирающегося ответить Марринса.
        - Сейчас тряхнёт. Держитесь! - крикнул Джейкоб.
        Корабль влетел в более плотные воздушные потоки, сразу же появилась сильная вибрация, несколько раз корабль швырнуло в сторону.
        - Скорость ветра возросла в 2.5 раза - Татьяна уже заметно нервничала.
        - Необходимо увеличить тягу маневровых двигателей, иначе мы потеряем управление, - посоветовал Салливан.
        - Не учи, - огрызнулся Джейкоб. - Я в курсе, что надо делать.
        - 55 000 километров до центра бури, - Горюнов схватился за подлокотники.
        Электрическое поле корабля настолько возросло, что он стал притягивать к себе тысячи молний. В «Астерион» ежесекундно ударяли десятки мощных разрядов, которые нарушали работу двигателей. Компенсаторы не справлялись, и на корабле начались перебои с электроснабжением из-за сильных электрических полей. На экраны постоянно выводилась информация о перегрузке квантовых двигателей, хотя они работали едва ли на 10 % от максимальной нагрузки.
        - Ещё 17 000 километров и мы будем в безопасности, - пилот не хуже пиявки вцепился в джойстики управления, пытаясь хоть как-то компенсировать тряску.
        Лёша сидел в своём кресле, поглядывая то на Джейкоба, то на Татьяну. Его сковал приступ страха, который он отчаянно пытался побороть. В таких бурях ему ещё не приходилось бывать, он даже не хотел представлять себе каково оно там, снаружи обшивки. Ему вполне хватало того, что он видел на главном экране. Такого не показывали даже в научно-фантастических фильмах - мелькали миллионы молний разных оттенков, облака газа перемещались на невиданных для Земли скоростях, и, если вдруг двигатели откажут, корабль будет раздавлен ещё до того, как он долетит до поверхности планеты.
        - Мы подлетаем к центру бури, - голос Джейкоба оторвал Алексея от мрачных мыслей и он заметил, что корабль почти перестало трясти.
        «Астерион» залетел в центр бури, где скорость ветра была значительно ниже.
        - Я же говорил, что корабль останется цел, - гордо заметил Марринс.
        - Отличная работа! Я горжусь тем, что у меня в команде есть такой пилот, - искренне похвалил его Романенко, он действительно был страшно рад, что они остались целы. - Корректируйте траекторию полёта и следите за тем, чтобы корабль не попадал в турбулентные потоки. Соблюдать полное радиомолчание, не отвечать ни на какие входящие запросы.
        Десять минут прошли в напряжённом молчании, инстинктивно люди боялись даже общаться между собой. Каждый думал о своём, и все подсознательно и тайком от самих себя ждали, что вот-вот появится тот самый корабль.
        - Кажется, план всё же сработал, - Алексей удовлетворённо улыбнулся. - Хотя, расслабляться ещё рано. Нам, как минимум, придётся торчать тут, пока Новак не разберётся с гипердвигателем. Плюс, надо будет решить, что делать с этими параллельными мирами. Горюнов - остаёшься за главного, - Романенко покинул мостик.
        Зайдя в турболифт, он немного задержался, решая, куда же ему всё-таки надо, затем произнёс «Смотровая палуба номер 1». Лифт немедленно пришёл в движение. Примерно на середине пути лифт остановился, двери открылись, и вошла Наяна.
        - Здравствуйте, капитан, - улыбаясь, поприветствовала его она. - Вы далеко едете?
        - На первую смотровую палубу, а ты?
        - О, я тоже.
        - Давай подвезу, - Лёша весело улыбнулся.
        - Буду только рада, - Наяна оценила шутку, улыбнувшись ещё шире.
        Двери лифта закрылись, и он продолжил своё движение. Через полминуты перед ними предстала смотровая палуба. Покинув лифт, Лёша и Наяна подошли к огромному иллюминатору, сквозь который очень хорошо просматривалось окружающее пространство. В центре бури царила относительная безмятежность, если можно так выразиться о ветре скоростью более 400 метров в секунду. Тут газы были более разряженные, и визуальное наблюдение можно было вести на расстоянии в километр-полтора. Различные участки атмосферы под воздействием ионизации приобретали волшебные, и даже фантастические цвета и оттенки. Это сразу напомнило Лёше время, когда он, будучи юношей, любил лежать на спине солнечными летними днями и наблюдать за проплывавшими над ним облаками и воображать, на что они похожи. Аналогия была, возможно, не совсем верной, но простор для воображения тут был не меньший.
        - Расскажите, как обстоят дела с моральным духом экипажа? - почему-то, кроме этого вопроса Алексею больше ничего не пришло в голову, а затянувшееся молчание начало его напрягать.
        - Он находится на довольно высоком уровне. Экипаж верит в вас и в нашу победу. Вы очень харизматичная личность, и вселяете в людей уверенность. Не сочтите за нетактичность, но мне кажется, вы как-то изменились после недавнего боя с нимерийцами. Стали ещё более решительны, и… Рискованны, - Наяна замялась, не в силах найти слова.
        - Хм, спасибо за комплимент, - Лёша усмехнулся, пытаясь понять, это всё-таки хорошо или плохо.
        - Никогда бы не подумала, что в центре такой грозной бури может быть так красиво, - Наяна так и не нашла слов продолжить затронутую тему и перевела разговор в другое русло. - Вместо страха перед силами природы она вызывает лишь восхищение.
        - Это… - Романенко отвечал осторожно, неизвестно, мог ли видеть прежний капитан такое раньше. - Каждый раз оно по-разному, даже если видишь не впервые… Космос не перестаёт меня удивлять.
        - Позвольте узнать, что вы собираетесь делать дальше? - новый поворот разговора. - Ведь «Феникс» исчез, и мы не знаем, где и как его искать. Без него наши, и без того небольшие, шансы становятся ещё меньше.
        - Пока у меня нет чёткого плана. Но точно уже мы никуда не полетим, не попытавшись найти «Феникс». Для начала надо починить гипердвигатель. А тем временем неплохо бы заняться анализом записей сенсоров перед прыжком. Есть подозрение, что тэта-кварки к этому как-то причастны.
        - Я хотела предложить то же самое, - кивнула Наяна.
        - Тогда приступай. Можешь привлечь к этому столько людей, сколько потребуется, - дал добро Лёша.
        - Спасибо, но думаю, что я справлюсь одна. Зря, что ли, заканчивала академию с отличием, - шутливо напомнила Наяна, и тут же снова переменила тему, вернув голосу серьёзность. - Вы давно ели? Сегодня в четвёртой столовой подают отличный десерт.
        - И правда, подкрепиться не помешает, - Алексей вспомнил, что он толком и не ел с того момента, как попал на борт. - Идём, попробуем этот твой десерт.
        Они направились в столовую, которая находилась несколькими отсеками далее. Столовая представляла собой огромное помещение на полтысячи человек минимум, и была очень красиво оформлена - не чета армейским столовкам, к которым он привык за годы службы. Он уже был здесь один раз, когда ходил за бутербродами, но сейчас тут было гораздо больше народу, отчего столовая становилась больше похожа на ресторан в пятницу вечером пополам с футуристическим кафе, какое можно себе представить, читая книгу иного фантаста. Наяна направилась к одному из немногих свободных столиков, который располагался рядом с иллюминатором, Лёша шёл сразу за ней. Как только они сели, к ним сразу же подошёл один из помощников поваров.
        - Капитан, советник, - вежливо обратился он, - что будете есть?
        - Сиговски, ты сегодня подрабатываешь официантом? - Наяна удивлённо посмотрела на человека.
        - Просто помогаю шефу, кроме того мне не составит никакого труда вас обслужить, - лучезарно улыбнулся тот.
        - Тогда мне кокосовый пудинг, пожалуйста.
        - Отличный выбор, - Сиговски сделал пометку на своём планшете. - А вы, капитан?
        - Знаешь, а принеси-ка на свой выбор, - Романенко был абсолютно не в курсе обычного судового меню. - Желательно первое, второе и десерт как у Наяны.
        - Будет сделано, - Сиговски удалился.
        Романенко и Миромото сидели молча, говорить пока было не о чем, каждый был погружён в свои мысли.
        Вскоре официант принёс их заказ. Наяне он сразу подал небольшое блюдечко с порцией десерта, перед Алексеем же он поставил довольно глубокую тарелку с чем-то очень напоминающим земляных червей, плавающих в радиоактивных отходах.
        - Что это?! - Лёша едва сдержал рвотный позыв и на всякий случай отодвинулся от тарелки подальше.
        - Это блюдо только недавно включили в меню, называется «Дороак» - кинтарский деликатес, - ответил официант с гордостью. - Его едят по особо торжественным случаям, просто так у них его не попробуешь.
        - А можно мне чего-нибудь более земного? - Романенко сглотнул и отвёл взгляд, стараясь больше не смотреть на неаппетитную консистенцию. Слава Богу, пахло от неё значительно лучше, чем она выглядела, но сути это не меняло.
        - Вы уверены, что не хотите попробовать? - участливо поинтересовался Сиговски.
        - Не сегодня. Блюдо видное, но всё же… Передай шеф-повару мои извинения, - Лёша ответил с максимально возможным тактом, хотя поданная еда, скорее, располагала к закатыванию скандала с последующей отметкой в книге жалоб, если бы такая имелась.
        - Хорошо, я ему передам. Сейчас принесу что-нибудь из земной кухни, - Сиговски забрал тарелку и вновь удалился.
        - Желательно из славянской, - крикнул Романенко ему вдогонку.
        - Признаюсь по секрету, я тоже не высокого мнения о кинтарской кухне, - подмигнула Лёше Наяна. В этот момент он даже начал немного ей завидовать, глядя, как она с аппетитом поедает десерт.
        Впрочем, его зависть улетучилась без следа, когда через несколько минут Лёше принесли тарелку обычного борща, который он и принялся есть с особым удовольствием. На мгновение он даже забыл, где находится, таким родным показалось это незамысловатое блюдо.

«ФЕНИКС». ПЯТЫЙ ДЕНЬ ПОЛЁТА К БАЗЕ КОСМИЧЕСКОГО ФЛОТА № 22.
        - На частотах командования флота по-прежнему тишина? - снова поинтересовался Озимцев. За последние 2 часа он делал это уже в третий раз, не смотря на то, что если бы удалось установить связь, он бы узнал об этом сразу после Вики.
        - Так точно, - ответила Виктория. - Я пыталась связаться с ними сотню раз на всех основных и резервных частотах, но мне ни разу никто не ответил.
        - Капитан, мы подлетаем к базе. Будем там через 2 минуты, - сообщил Вайт.
        - Наконец-то мы долетели, - вздохнул с облегчением Гена. - Может быть, хоть на станции есть связь со штабом.
        Крейсер вышел из варпа в паре тысяч километров от станции. Эрик вывел её увеличенное изображение с оптических сенсоров, и огромная космическая станция предстала перед офицерами мостика во всей красе. Алексей видел её на картинке, когда изучал её в базе данных, но то, что он увидел наяву, действительно произвело на него впечатление. Вся обшивка станции была покрашена в белый цвет и представляла собой приплюснутую с двух сторон сферу. В её верхней и нижней частях располагались ангары, в которых могли разместиться самые крупные корабли космического флота. Всего таких ангаров было 12 (по шесть в каждой половине), и они располагались в четыре ряда. Они же служили и ремонтными площадками. Снаружи находилось множество торпедных аппаратов, располагающихся через каждые 10 палуб, и фазовых установок наподобие тех, что были установлены на «Астерионе» и «Фениксе». Причём абсолютно все фазеры на станции могли двигаться по специальным направляющим. Таким образом, снималась проблема мёртвых зон, так как нужное орудие могло оказаться именно в том месте, из которого удобнее всего поразить цель. В самой широкой
части станция имела почти 8 километров в диаметре. Там находились жилые помещения, склады, лаборатории, грузовые отсеки, сады гидропоники, развлекательные учреждения, в общем, всё то, что необходимо для длительного пребывания большого количества людей в глубоком космосе - персонал станции составлял почти 5000 человек. В самом центре станции находился реактор, энергетические преобразователи, генераторы резервного электропитания и главный компьютер, управлявший ею. Толщина станции составляла 7.5 километров, по её периметру располагался массив трансиверов. Арсенал этой станции был в 12 раз больше, чем у наиболее вооружённых флагманов космического флота. Такого количества торпед и всевозможного оружия хватило бы для ведения боевых действий против целой эскадры хорошо подготовленных врагов. Эта станция принадлежала к новому поколению космических баз и пока существовала только в единственном экземпляре. Однако сейчас она выглядела скорее потрёпанно, чем грозно - в её обшивке оказалось несколько трещин, через которые выходил какой-то газ, горели аварийные огни и ворота некоторых доков были почему-то        - «Феникс» вызывает космическую станцию номер 22. Прошу разрешения на стыковку, - принялась вызывать их Виктория.
        Со станции им никто не ответил. С тем же результатом завершилась вторая и третья попытка связаться с космической базой.
        - Они что, издеваются? - Гена начал терять терпение. - Продолжай вызывать, - обратился он к Вике.
        - Станция 22, вас вызывает крейсер космического флота «Феникс». Мы просим разрешения на стыковку, - Климова повысила голос, но толку от этого не было, на запрос всё так же никто не отвечал.
        - Просканируйте станцию на наличие биосигналов, - Гена решил идти от простого, и выяснить, не зря ли они вообще стараются.
        - Судя по показаниям сенсоров, на борту станции никого нет, - Макнил подтвердил его догадку, последнюю минуту они разговаривали со «стенкой».
        - Значит, она необитаема? - уточнил Геннадий.
        - Абсолютно. Сенсоры не регистрируют наличие живых существ, там нет даже тараканов. В общем, похоже, что станцию покинули, - Макнил уверенно кивнул.
        - Стоило ли ожидать другого… - Озимцев вздохнул. - Ладно, по крайней мере, никто не будет против, если мы пристыкуемся и безвозмездно воспользуемся их запасами и оборудованием. Андрей, найди для нас место.
        - Вас понял, - пилот прикинул что-то в уме. - Думаю, нам туда, - он медленно повёл корабль к ближайшему из немногих открытых доков, находившемуся в верхней части станции, и через несколько минут «Феникс» залетел внутрь громадины станции и пришвартовался. - Странно, что некоторые доки были закрыты не полностью.
        - Не более странно, чем исчезновение персонала, - Гена безразлично пожал плечами. - Кстати, неплохо бы выяснить, куда они подевались. Но главное - гипердвигатель. Макнил, собирай группу высадки, встречаемся возле шлюза через 15 минут. Мостик ваш, господин Булавский.
        Ровно через 15 минут Озимцев подошёл к шлюзу, где его уже ждали Джон Бейкер, Стефан Макнил, Даниил Михеев и остальные члены из его группы. Всего вместе с Геной группа состояла из 20 человек. Все они были в боевых костюмах и при оружии. Несмотря на блиц-ликбез в отношении экипировки, устроенный Геной самому себе несколькими днями ранее, он всё ещё не очень уверенно чувствовал себя с новинками в области вооружения и защиты, но делать было нечего.
        Макнил нажал на кнопку рядом с воротами шлюза, и те открылись. Первым внутрь вошёл Михеев с портативным анализатором.
        - Дышать можно, - послышался его голос в наушниках шлема.
        Затем он первый разгерметизировал свой костюм.
        - Ненавижу дышать в этой консервной банке, - он посопел носом. - Воздух затхловат, у них что, неисправны фильтры?
        - Да, как в подвале, - один из ребят его команды тоже разгерметизировал костюм. За ним последовали остальные.
        Гена, шедший последним, закрыл за собой ворота шлюза.
        - Уровень кислорода в здешней атмосфере чуть меньше 15 %. Нужно бы включить систему вентиляции, если мы собираемся пробыть тут дольше пары часов, - Даниил коротко взглянул на анализатор. - Или же бегать пополнять запасы в костюмах на «Феникс».
        - Центр управления станции находится на 17-й палубе, - сказал Бейкер, сверяясь с планом станции на своём планшете, - Лифт в той стороне.
        - Похоже, придётся разделиться. Прочёсывать всё подряд нет времени. Бейкер - идёшь в центр управления, посмотри, сможешь ли запустить очистку воздуха, потом - за запчастями для гипера, - Бейкер кивнул. - Я в это время попробую связаться с Разумовским, - Гена оглядел группу. - Поделимся поровну, Михеев и ещё восемь человек идут с Бейкером, Макнил и остальные - со мной.
        - Кстати, капитан, чтоб вы не искали - центр связи находится на 74-й палубе. Идёмте, покажу, где лифт, - Бейкер направился вглубь коридора.
        Пройти надо было всего метров 20, но возле лифта их ждал неприятный сюрприз. На переборках, подволоке и палубе рядом с ним красовались засохшие пятна крови.
        - Красота, - Михеева передёрнуло. - Это проливает свет на отсутствие персонала. Кровь недавняя, - он прошёлся над пятнами анализатором. - Не более чем двухсуточной давности.
        - Оружие наизготовку! - скомандовал Макнил. - Что скажете, капитан? - он повернулся к Гене.
        - Скажу, что и так было ясно, что станция пустая не от хорошей жизни, - Гена поджал губы. - Всем быть настороже… Впрочем, вы в курсе.
        - Вам сюда, - Бейкер ткнул пальцем в сторону заляпанного лифта.
        - Чуть что, докладывайте, - Гена вызвал лифт, а группа Бейкера отправилась дальше.
        Сам лифт был чистым, чему Озимцев был рад. Вид такого количества крови никогда не действовал на его нервы положительно. Несмотря на его, вполне просторные, размеры группа Гены втиснулась внутрь с некоторым трудом, ближайший к панели солдат набрал на сенсорной панели число 74 и лифт начал спуск.
        Всё шло относительно неплохо вплоть до 80-й палубы, когда группа уже построилась (насколько позволяли габариты кабины) в боевой порядок для выхода.
        Матовые лампы на потолке мигнули, лифт вздрогнул и остановился. Сенсорный экран показывал цифру 79. Ещё один перепад напряжения, на этот раз лампы погасли секунды на три, затем загорелись снова, но тускло и неуверенно.
        - Почему бы и нет? - проворчал Гена. - Стандартное клише из фильмов ужасов.
        - Наверное, перебои с энергоснабжением, - озвучил очевидное Макнил. - Остальное придётся пройти ножками. Хорошо, хоть недалеко.
        Вскрыть лифт оказалось легко, для таких ситуаций даже была предусмотрена специальная функция доводки лифта. Однако её действие почему-то ограничилось только дверьми, когда они открылись, находившиеся в нём обнаружили прямо перед собой перегородку между 79 и 78 палубами, с выходом на 79-ю в виде небольшого зазора в 70 -80 сантиметров высотой.
        Сначала из лифта вылезли спецназовцы, затем Стефан и последним вылез Геннадий. Макнил тут же подошёл к информтерминалу.
        - Похоже, нам сегодня особо везёт. Электричество отключилось только на нескольких палубах, включая нашу, но скачки напряжения успели вывести из строя систему управления лифтом, - «обрадовал» он.
        - Смотри на это с другой стороны - нам не придётся вдобавок ко всему ещё и чинить станционную энергосеть, - Гена криво улыбнулся. - Джон, что там у тебя? Здесь уже как в горах, дышишь много, но без толку, - сказал он в коммуникатор.
        - Я уже в центре управления. Разбираюсь с системой. Похоже, она цела, но её кто-то выключил и заблокировал. Пытаюсь снять блокировку и снова запустить систему.
        - Понял. Мы рассчитываем на тебя, - Озимцев прервал связь. - Двинулись, парни.
        - Командный центр дальше по коридору, - уверенно произнёс Стефан.
        Они прошли ещё 20 метров и остановились по его команде возле одной из дверей.
        - Это здесь, - Макнил нажал на кнопку открытия, но дверь не сдвинулась с места, одновременно прозвучал резкий звуковой сигнал, и на экранчике рядом высветилось сообщение, что дверь заблокирована. - Стоило попробовать, - он взглянул на Геннадия.
        Тот молча кивнул и снова достал коммуникатор.
        - Бейкер, у нас тут проблема - дверь в командный центр заблокирована.
        - Не только она. Тут половина помещений в таком состоянии, включая - вы не поверите - даже некоторые из сортиров. Кому это было надо? Подождите немного, попробую помочь.
        Главный инженер отключился. Озимцев оглянулся по сторонам, коридоры дальше десятка метров тонули в призрачном освещении едва горящих световых панелей. Выглядело это весьма зловеще, давая богатую пищу для воображения, казалось, что там, на границе видимости, что-то шевелится, ползёт… Гена потряс головой.
        - Занять оборонную позицию, - приказал он. - Не по себе мне что-то…
        Солдаты разделились на две группы, каждая внимательно следила за своей частью коридора. Так прошло минут пять, и Гена уже собрался было снова вызвать Бейкера, по его мнению, он что-то сильно долго возился.
        - Сэр, - его отвлёк один из солдат. - Там кто-то есть.
        - Ты уверен? - Геннадий молниеносно повернулся в указанную сторону, но там было пусто.
        - Я тоже это видел, - подтвердил напарник первого. - Будто человек прошёл во-о-о-н там, где перекрёсток коридоров. Только двигался он как-то…
        - … странно, - закончил за него первый.
        Макнил достал портативный сканер.
        - На радаре чисто, - он покачал головой.
        - Уверяю вас, там точно кто-то был, - солдат настаивал на своём.
        - Расслабься, я тебе верю, - Гена похлопал бойца по плечу. - Говорил же, не по себе мне тут что-то.
        - Есть, я взломал её! - голос Бейкера из коммуникатора заставил Озимцева вздрогнуть.
        Он глубоко вздохнул, успокаивая нервы, затем убедился, что его группа готова и нажал кнопку на панели рядом. На этот раз дверь без всяких возражений открылась.
        Отряд организованно зашёл внутрь. Шедший последним закрыл дверь. Макнил уже был возле одного из командных пультов, проверяя его работоспособность.
        - С виду здесь всё в порядке, - он стал торопливо перечислять, одновременно активируя нужные системы. - Аварийное питание подведено, антенные реле в норме, субпространственный передатчик выведен на оптимальную частоту, механическая часть работает, система настройки и калибровки в порядке, усилители сигнала… - он неожиданно замолчал, уставившись в одну точку, его руки замерли над сенсорной клавиатурой. Затем он медленно опустил голову и закрыл лицо руками.
        - Эй! Что с тобой? - Гена подскочил к нему и взял за плечи.
        - Голова болит… Трудно сосредоточиться… Сердце… Сейчас выскочит… Из груди, - Макнил тяжело дышал, его тело под руками Геннадия стало заметно дрожать.
        - Система вентиляции реактивирована, - в образовавшейся тишине возник слегка искажённый коммуникатором голос Бейкера. Ему вторил тихий гул вентиляционной системы, свидетельствовавший о том, что он говорит правду.
        - Вовремя, чёрт подери, голова уже раскалывается от этой духоты, - один из солдат полностью отсоединил и снял шлем, несмотря на то, что тот и так уже был разгерметизирован и не препятствовал доступу воздуха. Некоторые другие тяжело прислонились к стене.
        - Через две минуты атмосфера на станции будет полностью обновлена. Держитесь, - в голосе Джона слышалось волнение.
        - Отставить, - Озимцев заметил манипуляции со шлемом, он взял анализатор Макнила и посмотрел на его показатели - уровень кислорода был всё ещё относительно низок, в отличие от уровня СО ^2^. - Всем загерметизировать костюмы до момента полной очистки воздуха. Не хватало ещё, чтобы вы попадали в обморок как девицы при виде мыши! - он помог Макнилу, включив у того замкнутую систему дыхания.
        После этого, для пущей уверенности, он подошёл к тонким щелям вентиляционной системы, располагавшимся у пола, и, сняв перчатку, поднёс туда руку. Оттуда дул ровный прохладный поток.
        - Спасибо, Джон - поблагодарил он инженера.
        - Всегда пожалуйста. А теперь, с вашего позволения я направляюсь на склад.
        - Принято.
        Через несколько минут Гена снова посмотрел на показания анализатора.
        - Можете снять шлемы. Уровень кислорода теперь в норме.
        Все послушались и аккуратно сняли шлемы. К этому моменту все уже отдышались, но всё равно осторожничали, горький опыт пошёл на пользу, всё же решение разгерметизировать костюмы с самого начала в результате оказалось не таким уж всесторонне правильным. Нужно было время от времени поглядывать на анализатор, чего они не делали, а уровень кислорода на разных палубах оказался разным. Наконец, они продолжили заниматься тем, ради чего пришли в командный центр.
        - Капитан, подойдите сюда, - попросил Стефан, вновь вставший у пульта.
        - Что там? - Геннадий направился к нему.
        - Взгляните. Если верить этой таблице частот, то получается, что мы пытались связаться со штабом не на тех частотах и, кроме того, ещё и не в тех направлениях. Не удивительно, что у нас ничего не получилось, - Макнил продемонстрировал выделенные красным и жёлтым пункты в таблице, соответствующие основным и резервным частотам для связи с командованием, а так же расположение ретрансляторов.
        - Очень странно. Здесь ни одной, из тех, что мы пробовали. Не могли же они полностью сменить набор и не предупредить нас об этом. А уж смещённые ретрансляторы - это вообще нечто.
        - Я тоже так думаю.
        - Что ж, давай тогда пробовать эти, - Гена кивнул на таблицу. - Начнём по порядку, - он ткнул пальцем первую из представленного списка основных, и тут же появилась надпись «Устанавливаю соединение с командованием космического флота на выбранной частоте».
        Сообщение провисело около 12 секунд, а затем компьютер выдал ещё одно - «Связь не может быть установлена. Причина: нет ответа от выбранного узла. Попробуйте сменить частоту». Геннадий нахмурился, и выбрал следующую, с тем же результатом.
        - Позвольте, - вмешался Макнил. - Тут можно сделать проще, - он включил функцию перебора всех доступных частот и доступных точек, с которыми можно было выйти на связь. Система начала автоматический перебор с интервалом в 12 секунд.
        Через 5 -6 минут компьютер выдал резюме по попыткам подключения, внизу которого стояла жирная строчка - «Все попытки соединения провалены».
        - Снова?! - Гена ударил кулаком по терминалу.
        - Есть ещё вариант, - Стефан тронул Озимцева за плечо. - Возможно, сигнал кто-то глушит. Я попытался проверить, но точно сказать пока ничего не могу, как будто, если нас и глушат, то со всех сторон сразу.
        - Скопируйте все частоты командования и расположение ретрансляторов из этой таблицы. Попробуем ещё раз на «Фениксе», когда улетим отсюда подальше. Заскочим за Бейкером, если он ещё не закончил и на выход. Нечего нам тут задерживаться, - решительно сказал Озимцев.
        - Капитан, это Бейкер, - инженер был лёгок на помине.
        - Говори.
        - Я… - неожиданно коммуникатор громко зашипел, затем звук перешёл в тонкий свист, речь стало невозможно различить. - Попробую… - свист на мгновение затих, затем появился снова и после этого сигнал пропал совсем, было слышно только приглушённое шипение.
        - Бейкер, приём! - Гена попробовал вызвать инженера, но тот не ответил. - Чёрт! «Феникс», говорит капитан. Вы меня слышите? - всё то же тихое шипение. - «Феникс»! Говорит капитан! Приём! - Гена почти кричал, будто это могло чем-то помочь. - Отлично! Похоже, ты был прав, - он со злостью запихнул коммуникатор в карман и посмотрел на Макнила.
        - Я бы предпочёл ошибаться, - тот грустно развёл руками. - Похоже, кто-то решил с нами поиграть.
        - План остаётся тем же, - Гена оглядел бойцов. - Забираем Бейкера и на корабль. Со связью будем разбираться потом.
        - Без лифта туда спускаться целую вечность, - подметил солдат, стоявший у двери.
        - На другом конце коридора есть ещё один лифт, надеюсь, ему повезло больше, чем нашему, - сказал Стефан.
        - Вот и определились, - Гена одел и загерметизировал шлем. - Полная боевая готовность. Кто бы с нами не шутил, лишних шансов ему давать не надо.
        Группа последовала примеру капитана и в боевом порядке быстро, но без спешки покинула командный центр.
        - Где находится склад запчастей? - спросил Гена. - Бейкер, по идее, должен быть где-то там.
        - Он находится на 41-й палубе, - Стефан сверился с планом станции на планшете.
        Двери лифта открылись сразу же, как будто кто-то уже вызвал его до них. Спустя минуту они были уже на 41-й палубе и продолжили идти к цели.
        Склад находился в двухстах метрах прямо по коридору - большая дверь с косыми жёлтыми полосами по бокам. Она была открыта, так что волноваться о том, что она тоже может быть заблокирована, не приходилось. Войдя внутрь, они увидели помещение относительно скромных размеров. Озимцев представлял его себе совсем по-другому - бесконечные, уходящие вдаль ряды полок с запчастями и гор коробок, ну или что-то вроде этого. Хотя маленьким склад назвать тоже было нельзя. Внутри находилось примерно десять рядов стеллажей, которые заполняли всё пространство склада от низа до верха, впрочем, склад вполне просматривался по всем направлениям, не отходя от входа.
        - Здесь никого нет, - заключил Озимцев, для верности сверившись с показаниями ручного сканера.
        - Но мог быть раньше, - Стефан ещё раз окинул взглядом помещение, после чего они вышли в коридор.
        - И где нам теперь искать Джона? Всю станцию прочёсывать будет долго.
        - Возможно, он уже…
        - Тс-с-с… - их прервал один из солдат. - Мне кажется, в вентиляционной шахте над нами кто-то есть, - он понизил голос до шёпота.
        Вся группа напряжённо уставилась на потолок, на забранный мелкой решёткой выход вентиляции.
        - Ты уверен? - так же шёпотом спросил Гена и направил в указанном направлении сканер. - Я никого не фиксирую.
        - Я заметил это, как только мы вышли из лифта. Периодически оттуда доносился какой-то шорох, и, вроде как, он перемещается вслед за нами. Сначала я думал, что мне показалось. Не хотел выглядеть сумасшедшим параноиком. Теперь я уверен, что не ослышался.
        - В следующий раз сообщай сразу. Лучше быть параноиком, чем наивным и мёртвым. Макнил, есть идеи? - Гена повернулся к Стефану.
        - Есть одна, - Макнил повернулся к солдатам и что-то показал жестами.
        Спустя 2 секунды в крепления решётки ударило несколько лазерных лучей из винтовок, и она с глухим лязгом упала на пол. В ещё дымящееся по краям отверстие тут же залез один из солдат, подсаженный двумя его товарищами. Послышался шум борьбы и вскоре из шахты показался незнакомый человек, которого тащил за шкирку залезший туда солдат. Его подстраховали, чтобы он не упал, а затем прижали к полу и направили на него оружие.
        Это оказался мужчина на вид лет 35 -40, блондин с коротко стрижеными волосами, ростом около двух метров, тёмно-голубыми глазами, слегка курносый, спортивного телосложения.
        - Кто ты такой? - Макнил подошёл к незнакомцу и нагнулся, чтобы лучше его рассмотреть.
        - Меня зовут Сэм Питерсон, - тот застонал от боли, всё же держащий его боец слишком сильно скрутил ему руки за спиной. - Я инженер-проектировщик. Отпустите меня, я не причиню вам вреда!
        - Отпущу, когда буду окончательно уверен в этом. А сейчас отвечай на вопросы. Что ты здесь делаешь и зачем следил за нами? - Стефан продолжил допрос.
        - Я работал здесь раньше, а следил я за вами, так как хотел убедиться, можно ли вам доверять.
        - Почему мы до сих пор не встретили ни одного человека? Куда делся весь экипаж станции? - присоединился к допросу Озимцев.
        - Они все погибли, - Сэм всхлипнул.
        - От чего? - не отступал Гена.
        - Их всех убили.
        - Кто? - из Сэма всё приходилось тянуть клещами.
        - Я не знаю, кто они! - Сэм испуганно посмотрел на Озимцева, видно, ожидая всего, что угодно за такой ответ, но Гена даже не шелохнулся, всё так же внимательно наблюдая за ним. - Эти существа напали на станцию несколько дней назад и устроили здесь кровавую бойню!
        - Как они выглядели? - поинтересовался Макнил.
        - Они огромные, просто огромные, это машины-убийцы! Не уверен, но, похоже, что это кибернетические механизмы, около 3 метров ростом и вооружены очень мощным оружием. Один выстрел способен прожечь переборку насквозь. Я за всю свою многолетнюю практику такого не видел!
        - Мы здесь уже целый час и пока ещё никого не встретили, - Макнил нахмурился.
        - Тогда вам крупно повезло. Если уж они нападают, то не оставляют своей жертве ни единого шанса. Они убивали отряды лучших солдат за считанные минуты. Это было ужасное зрелище, - в глазах Сэма плескался ужас.
        - Если они такие крутые, тогда каким образом тебе удалось выжить? - этот вопрос напрашивался сам собой.
        - Меня направили на ремонтные работы - сменить воздухоочистные фильтры. Я как раз находился в одной из шахт, когда всё началось. Почему-то никто из них не стал проверять вентиляцию.
        - Так вот почему не работала система очистки воздуха, - задумчиво протянул Озимцев.
        - Да, её отключают ненадолго перед такими работами, но включить её было уже некому.
        - Зачем они напали на станцию и откуда они вообще взялись? - Макнил не особо надеялся на ответ.
        - Я не знаю, - Сэм не разочаровал его. - Как-то не хватило смелости спросить у них об этом, - он нашёл в себе силы пошутить, но тут же в его голосе снова зазвучала паника. - Пожалуйста, заберите меня отсюда! Я больше тут не выдержу!
        - Ладно, допустим, всё было именно так, как ты говоришь, - Макнил скосил глаза на Гену, тот кивнул удерживающему Сэма бойцу и Питерсона поставили на ноги, - но, в любом случае, у нас здесь есть ещё одно дело. Пока мы его не закончим, мы отсюда не уйдём. Мы потеряли связь с некоторыми членами отряда и хотим их найти.
        - Не видел случаем кого тут недавно? - Геннадий пристально посмотрел Сэму в глаза.
        - Да, я видел здесь десятерых человек. Они заходили в этот склад и что-то искали, но ничего не найдя, ушли отсюда.
        - Значит, отряд Бейкера всё же был здесь… Ты видел, куда они направились?
        - Я слышал, как один из них возмущался, что не нашёл какие-то запчасти… Возможно, они пошли к другому складу, - предположил Сэм. - Их тут несколько.
        - Логично, - кивнул Гена. - В какую сторону они направились?
        - Вон туда, - Питерсон махнул рукой себе за спину. - Скорее всего, их цель - склад на 48-й палубе, он ближайший к этому.
        - Тогда идём, покажешь дорогу. Чем быстрее мы найдём своих людей, тем раньше ты покинешь эту станцию, - слова Гены произвели магический эффект, Сэм усиленно закивал и даже заулыбался.
        - Идёмте, но будьте внимательны. Эти твари умеют очень хорошо маскироваться, - предупредил он всех.
        Отряд направился к следующему складу. Как только они начали идти, к Гене подошёл Стефан.
        - Капитан, можно вас на пару слов? - он придержал Гену, чтобы оказаться как можно дальше от шагающего впереди Питерсона.
        - Что случилось?
        - Слушайте, - зашептал Гене на ухо Стефан, - вам не кажется, что его рассказ не очень убедителен? По нему не скажешь, что он живёт в вентиляции уже несколько дней, слишком хорошо выглядит. И ещё - мне не даёт покоя тот факт, что сканер его не засек.
        - Именно, - кивнул Геннадий. - Я сам про это всё время думаю. Хотелось бы, чтобы это был просто сбой сканера, но… А ну-ка, дай свой, проверим.
        Макнил протянул требуемое Гене, и тот направил устройство на идущего впереди Питерсона. Тот немедленно отобразился на экране.
        - Интересно, - Озимцев нахмурился, и отдал сканер обратно Стефану. - О, смотри, мой теперь тоже видит. То есть, либо это действительно был сбой, причём включая сканеры «Феникса», либо…
        - … с ним не всё чисто, - мрачно закончил Макнил.
        - М-да… Ладно, давай пока позволим ему немного поводить нас, а ты присматривай за ним повнимательнее, - Макнил серьёзно кивнул и отошёл.
        Питерсон тем временем направился было к лифту, но Озимцев окликнул его:
        - Давай-ка, пойдём ножками, лифты у вас тут ненадёжные, а идти всего ничего. Где тут у вас лестница?
        Сэм пожал плечами и направился дальше по коридору. Через пару минут он подвёл отряд к двери, выходящей на лестничный пролёт и группа начала подъем. Шли осторожно, проверяя пролёты выше и ниже, а так же выходы на палубы, мимо которых проходили. Для того, чтобы добраться до нужной палубы им понадобилось три минуты.
        - Мы уже почти пришли, осталось пройти по коридору до развилки, там свернуть направо, и через метров 150 -200 будет склад, - Сэм уже почти оправился от шока первой встречи и вёл себя куда увереннее.
        Возле поворота направо их ждало кое-что неприятное. Сэм встал как вкопанный и побледнел, солдаты вскинули оружие и прижались к стенке. Из пересекающего коридора, как раз с той стороны, куда им нужно было свернуть, послышались чьи-то шаги. Сначала это был просто приближающийся звук, а затем из-за поворота выплыла удлинённая в свете потолочных ламп тень. Шаги замерли и тень остановилась. Макнил посмотрел на Гену, тот кивнул, и Стефан вместе с пятью бойцами выскочил в смежный коридор. Остальные остались прикрывать капитана и Сэма.
        - Да что за…?! - из-за поворота послышался яростный вопль Макнила и Гена поспешил туда.
        - Что сл… - вопрос застрял у него на губах, когда он увидел то же, что секундой ранее обнаружил Стефан. Пустой коридор.
        Озимцев посмотрел на экран портативного сканера. Глаза его не обманули, дальше по коридору никого не было, рядом с ними - тоже.
        - Куда? Ну куда он делся?! - не унимался Макнил. - Он стоял здесь, этот сукин сын! Двое за десять минут это уже слишком!
        - Тише, - Озимцев положил руку ему на плечо и опасливо покосился на Сэма, но тот был слишком испуган, чтобы обратить внимание на последние слова офицера по безопасности. - Успокойся, возьми себя в руки.
        - Простите, - Макнил потряс головой. - Я просто не привык воевать с призраками.
        - Он ещё где-то здесь, - громким шёпотом произнёс Сэм. - Эти существа могут становиться невидимыми! Они любят поиграть со своими жертвами.
        - Мне кажется, ты знаешь больше, чем говоришь, - Озимцев повернулся к Питерсону и прищурился.
        - Я знаю только то, что видел сквозь вентиляционную решётку, - упрямо заявил Сэм.
        - Давай я скажу по-другому, - Гена подошёл к нему вплотную. - Я допускаю, что ты что-то мог упустить или забыть, но сейчас тебе лучше бы припомнить всё, до самых мелочей, иначе наши шансы выжить упадут ниже первой палубы.
        - Хорошо, я сейчас… Сейчас, соберусь с мыслями. - Питерсон глубоко вздохнул, пытаясь совладать с собой. - Во-первых, я не инженер-проектировщик. На самом деле я учёный. Мы вместе с коллегами проводили на этой станции опасные эксперименты.
        - Вот с этого и стоило начать, - удовлетворённо кивнул Озимцев. - Продолжай.
        - Эти эксперименты были связаны с параллельными мирами и возможностью перемещения между ними. В ходе одного из таких экспериментов произошёл серьёзный сбой, и станция оказалась внутри параллельного мира… Ненадолго, мы смогли вернуть её обратно, но… - Сэм на секунду замялся, - через несколько дней портал снова открылся, причём, уже без нашего участия. Он был открыт на протяжении недели и всё это время мы пытались закрыть его. К несчастью, мы не успели сделать это вовремя. Через портал на станцию начали проходить эти существа. После первой волны осталась лишь жалкая часть от всего персонала станции. Я видел нескольких солдат и пару-тройку учёных, плюс Пауло из пятой генераторной… Они праздновали победу, но всего минут десять, не больше. Дальше к тем… - Питерсон нервно сглотнул, - существам… К ним пришла подмога. Я всё это наблюдал из вентиляционной шахты, как и говорил вам.
        - Звучит фантастически, но, как ни странно, уже больше похоже на правду, - подытожил Озимцев. - И много их здесь?
        - Не имею ни малейшего понятия. Но вы можете примерно представить себе, потому что только из своего укрытия я насчитал штук тридцать.
        - Тогда он прав, и нам действительно очень повезло, что мы никого из них не встретили, - подметил один из спецназовцев.
        - Почему ты сразу всё не рассказал? - возмутился Макнил.
        - Командование в штабе запретило нам разглашать эту информацию под любым предлогом, - начал оправдываться Сэм. - А вы и так согласились мне помочь. Про существ я же вас предупредил!
        - Сейчас без толку спорить, - осадил Макнила Геннадий. - Главное, что мы это теперь знаем. Ты в курсе, кто глушит сигнал радиосвязи? - спросил он Сэма.
        - Нет, мы не устанавливали никакие глушилки. Наверное, это они, - предположил Питерсон.
        - Если вспомнишь что-то ещё, тут же говори, ладно? - Гена ободряюще похлопал инженера по спине и двинулся вперёд. - Идёмте, склад уже рядом.
        - Пятая дверь направо, - вдогонку ему сказал Питерсон и поспешил вместе со всеми за капитаном.
        В 40 метрах впереди действительно виднелась дверь с уже знакомыми косыми жёлтыми полосами по бокам. Она, как и предыдущая, была открыта, однако на этот раз внутри их поджидала темнота. По какой-то причине освещение внутри не работало.
        Двое солдат встали напротив двери и взяли под прицел дверной проём, ещё двое встали по бокам. Остальные, во главе с Озимцевым и Макнилом медленно направились внутрь.
        - Стоять! - в лицо группе ударил яркий луч. - Кто идёт?
        - Не стреляйте, это Виталий Тихонов! - Гена узнал голос Михеева и на всякий случай поднял вверх руки, показывая, что не собирается атаковать.
        - Капитан? Чёрт, Гонзалес, выруби свой прожектор, хватит слепить наших!
        Свет потух, но в глазах у Гены ещё некоторое время плясали яркие круги.
        - Парни, айда сюда, - крикнул он своим, хотя те и так уже стали подтягиваться внутрь склада. - Стефан, закрывайте дверь и следите за ней.
        - Чёрт, ну точно знаю, что оно должно быть где-то здесь, - из глубины склада послышалось недовольное ворчание.
        - Джон! - Гена пошёл на голос, к этому времени склад осветили несколько небольших фонарей. - Мы тебя тут обыскались уже. У вас всё в порядке?
        - Так точно, - Бейкер, улыбаясь, повернулся к Озимцеву, - Жутко рад вас видеть. Но позвольте узнать, как вы нас нашли? Я думал, что после потери связи вы вернётесь на корабль, или, как вариант, останетесь в командном центре.
        - Ещё чего, - буркнул Геннадий. - Своих не бросаем. Связаться с командованием не удалось, но я примерно знаю причину неудачи. Кстати, мы кое-кого подобрали по дороге. Пока что это единственный выживший, инженер Сэм Питерсон. Он и помог вас отыскать.
        - Интересно, почему мы его не встретили? Инженер, говорите… Кстати! Может, хоть он знает, где у них тут эти чёртовы запчасти. Второй склад с ног на голову перевернул, и весь мой улов - пара полезных безделушек.
        Остальные члены отряда к этому моменту уже закрыли двери и, с помощью Сэма, установили новую комбинацию для её электронного замка.
        - Я спрошу у него, - кивнул Озимцев. - Джон, вы с ребятами не видели ничего странного, пока шли сюда?
        - Атмосфера тут, конечно, угнетающая, но не более. Везде пусто. А почему вы спрашиваете?
        - По словам Сэма, на станции есть посторонняя форма жизни и очень опасная. Правда, мы тоже не встретили никого, кроме него самого… Почти никого.
        - Он не выдумал всё это? Кстати, где вы говорите, нашли его?
        - В вентиляционной шахте, он там прятался от этих существ.
        - Вот он! - внезапно воскликнул Джон.
        - Кто? - Озимцев непонимающе посмотрел на него.
        - Субатомный уплотнитель. Я нашёл его! Помогите разобрать этот хлам, сейчас мы его вытащим.
        C внешней стороны двери раздался удар огромной силы. Стоявшие рядом солдаты попятились и испуганно посмотрели на неё. Секунд пять прошло в гробовой тишине, затем ещё один удар. Солдаты как по команде отступили от двери ещё на шаг. И тут началось… На дверь обрушился непрерывный град ударов, сила их была ужасающа. С каждым новым ударом казалось, что дверь попросту разворотит и вынесет. Гул эхом разносился по складу. Михеев орал, приказывая солдатам взять дверь на мушку и стрелять на поражение, если враг сможет прорваться. Те подчинились, но явно без особой охоты. Озимцев подбежал к двери и тоже взял оружие наизготовку. После десятого удара дверь начала едва заметно проминаться, теперь же она походила на консервную банку, которую пытались открыть молотком.
        - Эта дверь очень крепкая, у нас на корабле установлены такие же. Она может выдержать попадание из гранатомёта без особых последствий, - попытался обнадёжить всех Джон.
        - Да ладно, - Михеев угрюмо смотрел на появляющиеся на двери новые вмятины. - Тогда это хуже, чем попадание из гранатомёта.
        Между двумя половинками двери, до этого плотно сомкнутыми, появилась тонкая щель и тут же принялась расширяться. Сквозь неё уже были видны какие-то снующие и мечущиеся тени. Ещё немного, и дверь сойдёт с пазов, тогда ничто не помешает пробраться внутрь тем, кто снаружи. Михеев уже приготовился отдать команду «Огонь по щели!», как вдруг удары прекратились. Снова повисла оглушающая тишина.
        - Оно ушло? - тихо, будто боясь сглазить, спросил Бейкер.
        - Похоже на то, - Михеев с опаской заглянул в образовавшуюся щель.
        - Отойдите! - Сэм подбежал к Даниилу и потянул его за руку прочь. - Они так просто не…
        Фразу он не закончил, так как в этот самый момент часть потолка диаметром метра два внезапно приобрела малиновый оттенок, а затем стекла вниз, образовав лужицу расплавленного металла. Из прожжённой дыры внутрь помещения спрыгнуло нечто. Оно действительно было около 3-х метров ростом, тело его почти полностью состояло из кибернетических имплантатов, на правой руке сверху крепилась немалых размеров пушка, которая начиналась от запястья и заканчивалась у локтя, всё тело было напичкано проводами, трубками, какими-то светодиодами, голова имела форму идеального шара с узкой, светящейся зелёным, полосой, которая опоясывала половину головы. На самом деле, от плоти у этого существа осталось всего ничего, и было не совсем понятно, зачем она ему вообще.
        - Стрелять на поражение! - Макнил оттолкнул Питерсона и первым открыл огонь.
        Киборга взяли в кольцо, не переставая поливать плотным огнём. Первые пару секунд существо, казалось, вовсе не обращало внимания на выстрелы, а затем, внезапно, с поразительной для своих габаритов лёгкостью и грацией перемахнуло через атакующих, увернулось от очередной партии выстрелов и оказалось рядом с Сэмом. Затем оно просто схватило его и, запрыгнув в дыру, из которой появилось, исчезло.
        - Видели, как он двигался? - Стефан очумело смотрел на прожжённый потолок.
        Ответить ему никто не успел, как и прийти в себя. Резким и сильным ударом, держащаяся на честном слове, дверь была окончательно выбита из пазов, и в отсек ввалился ещё один киборг. Выстрелом из пушки он испепелил солдата, стоявшего к нему ближе всех, второго ударил наотмашь так, что тот со всей силы врезался в дальнюю стенку склада, до которой было метров 12.
        Выстрелить успел только Гена, но киборг, как и его предыдущий собрат, легко ушёл с линии огня, а через секунду уже возвышался перед ним всей своей трёхметровой громадой. Всё, чего добился Озимцев, так это привлёк к себе внимание. Дальнейшее для него происходило как в тумане. Киборг схватил Гену за шею и поднял над полом, а затем сжал руку так сильно, что дыхание у Озимцева перехватило в момент. Почему-то киборг не убивал его, просто смотрел на него своим зелёным «глазом», как будто изучая. Остальные так и не начали стрелять, опасаясь навредить капитану. Гена постарался не паниковать, и, воспользовавшись заминкой, дотянулся правой рукой до кобуры с пистолетом на бедре, выхватил его оттуда, передвинул большим пальцем ползунок регулировки мощности на максимум и выстрелил. Фазовый луч попал в «глаз» и прожёг линзу. Из прорези посыпались искры, а затем свет в ней погас и киборг замер, но рука не разжалась. С места сорвался Макнил, через мгновение за ним побежал Михеев и остальные солдаты. Склад наполнили крики и суета, но звуки постепенно отдалялись. В уши Озимцева будто запихали вагон ваты, со всех
сторон надвигалась темнота. Он всё так же не мог вдохнуть, лёгкие же горели и требовали воздуха. Постепенно ушло и это чувство, появились какие-то странные неспешные мысли и образы, это всё больше походило на сон…
        Из забытья его вырвал резкий скрипящий звук, прорвавшийся даже сквозь запихнутую ему в уши «вату». А затем кто-то сильно надавил на грудь и в адски болящее горло ворвался воздух. Это напоминало удар обухом со всего размаху. Гена очнулся, краски и звуки вернулись в его мир. На грудь продолжали давить.
        - Как он?
        - Я в порядке, - хотел сказать Гена, но с губ его сорвалось лишь едва слышное сипение и он просто вяло отмахнулся от давящего рукой.
        - Жив, - Озимцева тут же усадили, и Макнил - кажется, Макнил - вколол ему что-то в руку, сознание тут же прояснилось ещё больше, теперь из всего букета неприятных ощущений осталась только боль в горле.
        - Парни… - хрипло начал Озимцев.
        - Тише, капитан, должно пройти пару минут, - жестом остановил его Стефан.
        Гена скосил взгляд вбок и наверх, там, с всё ещё вытянутой рукой неподвижно стоял киборг, правда, теперь рука была разжата. Рядом стоял довольный Джон и вытирал заляпанные чем-то чёрным руки.
        - С его клешнёй было довольно легко управиться, надо лишь знать, куда ткнуть отвёрткой, - пояснил он на вопросительный взгляд Геннадия. - Кстати, вы, кажется, нашли их слабое место.
        - Иди попади по нему ещё, - возразил Бейкеру Даниил. - Видал, как они прыгают и уворачиваются?
        - Это лучше, чем вообще ничего, - парировал Джон.
        - Нужно найти Сэма, - Озимцев нарушил запрет Макнила и снова заговорил.
        - Он наверняка уже мёртв. Стоит ли рисковать понапрасну? - Макнил с сомнением посмотрел на Озимцева.
        - Если пойдём спасать Сэма, то погибнем там все. И так уже двое моих лучших ребят мертвы, - поддержал Стефана Михеев.
        - Отставить препирания, - Гена поднялся на ноги. - У меня к нему есть несколько вопросов, и я очень хочу получить ответы. Может, он подскажет, как нам оказаться поближе к «Астериону».
        - Как скажете, - Макнил поджал губы.
        - Тогда берём всё, что нам тут нужно и уходим.
        - Капитан, у нас всё ещё нет межфазового стабилизатора, - напомнил ему Джон.
        - Тут есть ещё склады, посмотрим там.
        - А это разве не он? - они повернулись на голос и увидели солдата, стоящего рядом со странной на вид штуковиной.
        - Он, родимый! - Бейкер подбежал к стабилизатору и принялся осматривать. - Цел. Как ты его нашёл? Я же весь склад перерыл.
        - Эти штуковины пока прыгали, полсклада по полу разбросали, - солдат пожал плечами.
        - Вот и отлично, хоть какая-то польза от них, - Бейкер удовлетворённо кивнул. - Помогите вытащить субатомный уплотнитель, и можно идти.
        Через пару минут отряд был готов выдвигаться. Бейкер бережно держал в руках уплотнитель, на плече у него была сумка с мелкими деталями, которые он счёл нужным прихватить с собой. На вид, она тянула килограмм на 10, но инженер не испытывал никаких видимых неудобств. Что в радость, то не в тягость. Стабилизатор тащил за Джоном один из солдат.
        Они вышли в коридор, и дошли до лифта.
        - Тебе на корабль, - Гена нажал кнопку вызова лифта. - Отправлю с тобой двоих.
        - Вы там не задерживайтесь, - Джон кивнул.
        - Как получится, - Озимцев пожал плечами и кивнул на раскрывшиеся двери лифта. - Ты по дороге тоже постарайся не теряться.
        Джон зашёл в лифт, следом за ним заволок свой груз солдат со стабилизатором, замыкал шествие ещё один боец. Двери за ними закрылись.
        - Теперь самый интересный вопрос, - Михеев кашлянул. - Где нам искать вашего Сэма?
        - Думаешь, я знаю? - Озимцев потёр переносицу. - Киборг ушёл наверх, придётся прочёсывать палубы выше этой и рассчитывать на удачу, - он достал сканер. - Надеюсь, на этот раз никаких сбоев не будет.
        - Я предлагаю найти и осмотреть то место, где киборг выпрыгнул на эту палубу, - сказал Михеев, - Может, это что-то прояснит.
        - Разумно, - согласился Озимцев. - Вперёд!
        Отряд поднялся на следующую палубу, затем вышел в коридор и направился к помещению над складом.
        - Неплохо тут поработали, - присвистнул один из бойцов.
        По помещению как будто прошёлся ураган, всё было перевёрнуто вверх дном, на переборках виднелись оплавившиеся закопчённые участки, а дыра в палубе выглядела гораздо хуже, чем казалось снизу.
        - Смотрите, - Макнил указал на несколько пятен крови рядом с дырой, - уж не Сэмова ли это кровь?
        - Скорее всего, больше вроде некому оставить такие свежие пятна, - Озимцев нагнулся и рассмотрел кровавую отметину внимательнее. - Попробуем пойти по этому следу. Надеюсь, Сэму не сильно досталось.
        Отряд двинулся прочь из помещения, дальше по палубе. Сначала всё шло неплохо, группа нашла ещё несколько пятен, и, в общем-то, держала след, который привёл её на 55 палубу. Вот тут удача их покинула. След обрывался, будто в никуда, Озимцев даже приказал полностью прочесать палубу, помещение за помещением. На это ушло добрых полчаса, но ничего не дало. Сканеры тоже ничего не показывали.
        - Идёмте дальше, - Озимцев нетерпеливо мотнул головой в сторону лестницы. - По крайней мере, тут его точно нет.
        Они поднялись палубой выше, и вышли на 56-ю. Крови всё так же не наблюдалось.
        - Макнил, быстро проходим всю палубу, ты слева, я справа, нечего нам больше терять время.
        И они пошли. Каждый сканировал свою половину коридора с помещениями, на развилках придерживались правила правой руки. Через 11 минут они вернулись к лестнице, палуба оказалась так же необитаема.
        - До верха ещё много, на последующих надо бы ускориться, - взвинчивал темп Гена. - Начиная с 57-й действуем по той же схеме, но бегом.
        Однако много бегать им не пришлось. Они прошли по 57-й палубе всего с десяток-другой метров, как Макнил остановился.
        - Есть биосигнал, - сказал он, - 200 метров слева от нас и медленно удаляется.
        - Быстро мы его нашли, - облегчённо сказал Озимцев, он-то уже морально был готов пробежать всю станцию до самого верха. - Готовимся, парни, сейчас начнётся, я чувствую.
        Отряд бегом направился по коридору, на третьем по счёту пересечении они свернули налево. Вдалеке уже было видно киборга, который тащил Сэма, держа того за руки над полом. Казалось, он никуда не спешил, но всё равно по сравнению с людьми двигался весьма быстро. Мгновение, и он скрылся за очередным поворотом. Зато со спины зазвучали новые шаги, на этот раз приближающиеся к ним, и, судя по звукам, бегущих было несколько. Счёт шёл на секунды, и отряд ввалился в первый попавшийся отсек, закрыв за собой дверь.
        - А теперь всем замереть и даже не дышать, - шёпотом успел приказать Гена.
        Темнота была кромешная, не видно было даже собственной руки, поднесённой к лицу. От этого приближающиеся шаги казались ещё страшнее. Восприятие расстояния исказилось, возникало ощущение, что существа уже рядом с дверью, а мгновением позже звуки шагов становились ещё громче, и казалось, что вот теперь-то они уже точно в метре от замерших людей. А потом шаги замедлились, бегущие перешли на шаг, почти остановились. Затем отряд услышал тихое шипение и щелчки, перешедшие в протяжные низкие звуки, быстро меняющие тональность.
        - Они общаются! Вы слышали?! - потрясённо прошептал один из солдат.
        - Тише! - успел шикнуть на него Михеев, прежде чем находящиеся за дверью начали действовать.
        Снова раздалось шипение и щелчки, а затем по центру двери как распускающийся цветок стало расползаться красное пятно. Оно стремительно набирало в размерах и яркости, центр двери уже светился вишнёвым цветом. Металл принялся деформироваться и выгибаться, как плавленый сыр.
        Ближайшие к двери буквально отпрыгнули от неё, остальные просто отступили вглубь. Михеев зажёг фонарик, хотя света от раскалённой двери и так хватало. Лица некоторых солдат выглядели затравленно.
        - Всем приготовится! - Озимцев и сам чувствовал себя крайне неуютно. Небольшое помещение, в котором они оказались, не располагало к долгой и эффективной обороне.
        Дверь всё больше напоминала сыр, в том числе и начавшими появляться дырками. Ещё пара секунд и атакующие будут внутри. «Самое время молиться» - подумал Гена. Правда в тот момент ему в голову не пришла ни одна из выученных в детстве молитв.
        - В сторону! - голос прозвучал так резко и неожиданно, что Озимцев подчинился, не успев даже ничего сообразить.
        Солдаты отряда отпрыгивали кто куда. Раньше они напоминали сжатую пружину, напряжённую до максимума, чему способствовала сложившаяся нервная обстановка. Прозвучавшая команда будто освободила это напряжение.
        В создавшемся свободном пространстве возник Макнил с чем-то громоздким в руках, подробно рассмотреть, что именно это было, не позволяли ни поджимающее время, ни освещение.
        А дальше их ждал сюрприз. Помещение осветила яркая вспышка, и большая часть двери перестала существовать, открывая их взору двух киборгов, впрочем, это длилось всего мгновение. А затем трёхметровые многотонные туши, высаживавшие ещё недавно дверь их отсека, смело как лист картона в ветреную погоду. Киборгов с грохотом впечатало в переборку, которая сразу после этого превратилась в решето пополам с месивом из перемешанных осколков металла переборки и останков врагов. С момента первого выстрела прошло не более двух секунд.
        - О-хре-неть… - шумно выдохнул кто-то из бойцов, глядя на растекающуюся под врагами жижу тёмного цвета.
        - Вот бы такое на флоте выдавали. - Стефан любовно похлопал по боку непонятную штуковину.
        - Включите свет, - скомандовал Гена.
        Даниил нашарил на стене сенсорную панель и активировал световые панели под подволоком.
        - Что это? - Озимцев подошёл к Макнилу, и принялся разглядывать их спасителя.
        - Только посмотрите на этого красавца, - Стефан развернул оружие боком и поднял до уровня груди. - Пулемёт Гаусса. Тяжеловат, но в остальном вполне приемлемо.
        После этих слов вокруг него сгрудился весь отряд.
        - Я слышал, что наши забросили разработку этого вида оружия.
        - Как ощущения при стрельбе?
        - Видели, что стало с теми уродами? Теперь им всем конец!
        - А станция-то не так проста…
        - Хоть какая-то польза от яйцеголовых.
        - Откуда ты его взял? - вопрос Геннадия перекрыл все остальные голоса.
        - Да вон, на полке, их там куча. Когда Михеев зажёг фонарик, я заприметил вот этот экземпляр. Удивляться времени не было, схватил, разогнал вас, и нажал на гашетку.
        Только теперь Озимцев заметил полки за спиной у Стефана. Их содержимое было способно поднять настроение даже меланхолику в период депрессии.
        - Подарок судьбы, иначе не скажешь. Я думаю, все согласны, что нам стоит полностью перевооружиться. Парни, хватайте, что сможете унести!
        Солдаты заметно приободрились, некоторые же просто выглядели как дети, дорвавшиеся до вожделенной игрушки. В их числе был и Макнил. Радоваться было чему. Пулемёт Стефана оказался не единственным, на стойках обнаружились ещё с пару десятков аккуратно сложенных образцов. Кроме самого оружия наличествовали и боеприпасы к нему.
        - Не забывайте про это, - Михеев подкинул в руке округлый металлический предмет. - У них тут есть плазменная взрывчатка и гранаты.
        Плазменная взрывчатка - это сверхмощное взрывчатое вещество последнего поколения. При взрыве в пространство выбрасывается большое количество плазмы температурой 100 000 градусов по Цельсию, которая выжигает всё в радиусе 500 метров. Безопасная дистанция - от 1 километра. На взрывчатке есть таймер, который позволяет выставить задержку перед взрывом от 10 секунд до нескольких суток. Она так же оснащена дистанционным взрывателем, действующим в пределах прямой видимости.
        Плазменная граната - представляет собой модифицированный вариант взрывчатки. По габаритам она ничуть не больше стандартной армейской гранаты. Температура плазмы так же достигает 100 000 градусов по Цельсию, но время её срабатывания значительно меньше - около 5 секунд. Таймером и дистанционным взрывателем граната не оборудована, однако имеет сдерживающее электромагнитное поле, которое не позволяет плазме выйти за его границы. Зона поражения гранаты - 20 метров.
        - Отлично! Их тоже берём, - внезапно киборги показались Гене не такими уж страшными и непобедимыми.
        Все боеприпасы и взрывчатку начали распихивать по найденным там же сумкам.
        - Кстати! - внезапно вспомнил кое-что Стефан. - Не стоит увлекаться стрельбой из этих пулемётов, иначе в какой-то момент нам придётся учиться дышать вакуумом. Это нам ещё повезло, что мы не были близко к внешней переборке. Так что стрелять только короткими очередями, - солдаты дали понять, что приказ понят, Озимцев тоже кивнул, затем все вернулись к наполнению сумок.
        Закончив, они вышли через расстрелянную дверь в коридор. Один из солдат пнул ближайшую к нему тушу киборга.
        - Это тебе за Карима и Хайнца.
        - Оставь, их уже не вернёшь, - мягко урезонил его товарищ.
        - Хорошо, что теперь их на двоих меньше, но мы снова потеряли Сэма, - Озимцев расстроено щёлкнул пальцами.
        - Стратегия поиска у нас уже отработана, предлагаю просто продолжать придерживаться её.
        - Ты прав, - Гена кивнул Стефану. - Идёмте.
        Им снова повезло, через три палубы они во второй раз засекли биосигнал Сэма.
        - Не пойму, он то ли убегает от нас, то ли заманивает, используя Сэма, как наживку, - Макнил покачал головой.
        - Скорее, второе, - Даниил был настроен пессимистически. - Иначе его бы уже и след простыл. Он позволяет нам найти его.
        - Так или иначе, это не меняет конечной цели, - заметил Озимцев. - Нам нужен Сэм. Живым.
        - Ну, тогда советую ускориться.
        Отряд в очередной раз перешёл на бег. Пробежав половину разделяющего их с Питерсоном расстояния, они услышали крики.
        - Кажется, пришёл в себя, - выдохнул Макнил. - Нам сюда, - он свернул в коридор по правую руку, остальные последовали за ним.
        Ещё через 50 метров отряд замедлил бег, а затем вовсе перешёл на шаг.
        - Похоже, он где-то совсем рядом, - Макнил водил сканером из стороны в сторону, пытаясь определить точнее. - Да что с этим никчёмным куском пластика? - он яростно потряс сканер. - Помехи… О! Нашёл!
        Группа ринулась дальше по коридору и на очередной развилке снова свернула направо.
        - Я всё же не понимаю, почему киборг схватил именно его? - спросил на бегу слегка запыхавшийся Михеев. - Зачем он ему живым?
        - Спросим это у него, когда догоним, - ему ответил Озимцев.
        Догонять не пришлось. За следующим же поворотом они практически упёрлись в пупок стоящего там киборга. Его оружие было нацелено на отряд. Сверкнуло, и высокоэнергетический сгусток плазмы ударил в пол, туда, где только что была группа. Идущие впереди успели нырнуть за следующий угол, часть осталась за предыдущим, не повезло лишь одному солдату. По инерции он оказался прямо по центру коридора, почти одновременно с прилетевшим туда сгустком плазмы. Человека попросту испарило, а в полу образовалась немаленькая дыра, так что теперь быстро выскочить на это место, чтобы открыть огонь, было затруднительно. Один боец, правда, рванул было вперёд, но погеройствовать ему не дал Озимцев.
        - Куда?! - он резко дёрнул солдата за руку и тот отлетел назад. - Не видел, что произошло?! Стреляем через переборку!
        Как минимум половина отряда поняла его замысел и нажала на гашетки. Пулемёты выплюнули хорошую порцию зарядов, просто стесав у поворота часть углов и развалив киборга на несколько неровных частей.
        - Бежим! - Гена не хотел терять ни секунды, он рванул вперёд, перепрыгнув через останки, но ему снова помешали.
        Сзади раздался грохот и, затем, громкий крик. Обернувшись, Геннадий увидел, что из ближайшего отсека появился ещё один металлический монстр, и теперь он держал в руке бойца его отряда. Никто и глазом не успел моргнуть, как киборг сжал гигантскую руку. Раздался противный треск и затем на пол упало безжизненное тело.
        - Ах ты!.. - что Гена кричал дальше, он не помнил, но остановил его Макнил, сильно стукнув по шлему.
        - Пробьёшь станцию! - он отошёл от Озимцева на шаг и внимательно посмотрел на того.
        - Порядок, - хрипло ответил Гена, - Я спокоен.
        От киборга к тому времени осталась жидкая кашица, кое-где виднелись обломки, но как он выглядел пару секунд назад, уже никто не мог бы сказать. Переборка за ним зияла почти сплошной дырой, как и часть палубы.
        - Капитан, - уже спокойнее начал Стефан. - Мне тоже больно терять людей, но оружие слишком мощное, чтобы…
        - Я помню, - прервал его Геннадий. - Сам не знаю, что на меня нашло.
        Внутри всё ещё клокотал гнев, но теперь Гене удавалось держать его под контролем. Смерть одного - не повод подвергать опасности остальных. Ему пришлось повторить себе это раз пять, прежде чем он более-менее успокоился.
        - Виталий, - Стефан нетерпеливо переминался с ноги на ногу. - Пора.
        - Веди, - Озимцев коротко кивнул.
        И снова погоня, мелькание дверей отсеков по обе стороны и собственное шумное дыхание, отдающееся в шлеме.
        - Так ничего не получится, - Макнил внезапно остановился и прислонился к стене, вынудив затормозить весь остальной отряд.
        - Ты чего? - Михеев непонимающе посмотрел на него. - Нам надо догнать подонка!
        - Если можешь бегать со скоростью 30 километров в час - то вперёд, - Стефан устало махнул рукой.
        - И что нам теперь, отказаться от затеи?
        - Нет, - за Макнила ответил Озимцев. - Быстрее он или нет, а попытаться надо. Поехали, парни!
        Стефан кинул на Гену мрачный взгляд и нехотя оторвался от стены.
        - И не спорь, - Озимцев взглянул на Макнила. - На ходу придумаем, что делать.
        Стефан угрюмо кивнул, и занёс ногу над полом и… Ему показалось, что он падает в бездонную пропасть. Он нелепо взмахнул руками, желудок подкатил к горлу. Мимо него проплыл один из пулемётов, за ним проследовал его крайне удивлённый хозяин, так же, как и Макнил молотящий руками воздух.
        Только спустя несколько долгих секунд до них начало доходить.
        - Гравитационный генератор накрылся! - Михеев парил где-то под потолком.
        - Вовремя, чёрт возьми…
        Гену прервала вновь появившаяся гравитация. Люди попадали на палубу.
        - Вот и что это было? - Михеев потирал ушибленный бок, ему досталось больше остальных.
        - Главное, что прошло, - Озимцев подобрал свой пулемёт и помог Михееву подняться. - Все целы? - ему ответили утвердительно, кроме Даниила, но он воздержался от жалоб.
        - Цель не двигается! - Макнил уже держал в руках свой сканер.
        - Дай-ка, - Озимцев выхватил прибор из рук Стефана. - Это, конечно, радует, но подозрительно. Пойдём, наконец, посмотрим, что с нашим «другом».
        Через минуту они были на месте. Им открылась удивительная картина - по коридору от стенки до стенки валялись куски металла, посередине навзничь лежала хорошо посечённая туша киборга, чуть дальше, и отдельно от туловища, рука, всё ещё сжимающая стонущего Сэма.
        Кто-то из бойцов присвистнул.
        - Так, ну и кто мне объяснит, что тут произошло? - Гена непонимающе оглядел сцену происшествия.
        - Жив и даже невредим, - Михеев тем временем склонился над Питерсоном. - Без сознания, правда.
        - Что-то или кто-то нам помог, - Макнил ответил на вопрос Озимцева.
        - Мило, но я в последнее время с опаской отношусь к неожиданным помощникам, - скривился тот.
        - Так или иначе, Сэм у нас, - Стефан пожал плечами. - Предлагаю двигать к «Фениксу».
        - Может, всё-таки, сначала освободим его? - Даниил кивнул на стонущего Питерсона.
        - Это Бейкер у нас мастер, - Геннадий попробовал поднять руку. - М-да, весит немало. Делать нечего, будем тащить так вчетвером, остальные пусть прикрывают.
        - Подождите, сейчас обрежу лишнее, - Макнил без лишних слов достал пулемёт и короткой очередью отрезал от руки большую её часть.
        - Эй, ты поаккуратнее, - у Озимцева от неожиданности расширились глаза. - Сэм нам ещё нужен живым.
        - Всё с ним в порядке, - беспечно отмахнулся Стефан. - Зато не надо будет так надрываться, и тащить кучу ненужного металлолома.
        Несколько человек подняли бесчувственного инженера, и группа быстрым шагом направилась к лифту. По прибытии снова пришлось ждать, пока подойдёт кабина.
        - Биосигналы, - обеспокоенно сказал Макнил. - Пять штук. Приближаются, похоже, едут на лифте.
        - Всем приготовиться, - по приказу Гены солдаты положили Сэма подальше от места возможной стычки и встали по бокам от дверей, часть группы взяла на мушку непосредственно сами двери.
        Лифт прибыл, и двери принялись открываться. С первого взгляда казалось, будто кабина пуста, но тут же изнутри раздался возглас:
        - Не стреляйте! Это свои!
        - Булавский? - вот уж кого Гена не ожидал увидеть.
        - Так точно, капитан! - старпом вынырнул из кабины вместе с ещё четырьмя людьми.
        - Я, помниться, оставил на тебя свой корабль, - Озимцев нахмурился, но затем улыбнулся, лукавить не было смысла - он был рад подмоге. - Загружаемся! - солдаты принялись затаскивать в лифт Сэма.
        - Джон обрисовал ситуацию, и я решил вам помочь, - стал объяснять Артур. - Кстати, это он выключил гравитацию и подбил киборга, взяв управление защитными системами станции на себя.
        - Умно! - Гена одобрительно кивнул. - В невесомости не особо поуклоняешься.
        В лифт они зашли одними из последних. Булавский уже потянулся к сенсорной панели, когда из-за поворота на пересечении коридоров выбежали преследователи. Их было четверо.
        - Ух, какие! - Артур сорвал с плеча винтовку. - Здоровенные!
        - Оставь свою пукалку и закрой двери! - вперёд протиснулся Макнил с плазменной гранатой в руке. - Сейчас и опробуем!
        Артур медлил, всё ещё не сориентировавшись в действиях товарища, и в панель ткнул пальцем Михеев. Дверь стала закрываться.
        Киборги приближались с ужасающей скоростью, казалось, даже по своим меркам они выкладываются на полную. До лифта им оставалось всего метров десять, когда до них долетела брошенная Макнилом в сужающуюся щель закрывающихся дверей плазменная граната. Сработал генератор электромагнитного поля, и первый из бежавших киборгов пересёк его. Трёхметровый монстр с размаху грохнулся на пол и по инерции проехал так ещё метров пять, по-видимому, его закоротило полем. Остальные остановились как вкопанные, оказавшись внутри мгновенно расширившегося электромагнитного пузыря, а спустя секунду вырвавшаяся из гранаты волна плазмы сожгла всё внутри него.
        - И что это ты кинул? - поинтересовался Булавский, когда лифт начал движение вверх.
        - Плазменная граната, - улыбнулся в ответ Стефан.
        - Оп-па! Значит, их разработку всё-таки домучили? Уже лет десять обещали…
        - А это видел? - Михеев сунул под нос Артуру своё оружие. - Пулемёт Гаусса.
        - Ну вы даёте! - у Булавского уже даже не было сил особо удивляться. - Зря времени не теряли, вижу, пошарили по закуткам.
        - Ну так, - с шутливой гордостью ответил ему Гена. - Погоди, ты ещё не видел, как он стреляет.
        - Г… где я? - очнулся Сэм.
        - Капитан! - один из поддерживающих его солдат привлёк внимание Гены.
        - О, ты пришёл в себя! Как самочувствие? - Озимцев участливо посмотрел на Питерсона.
        - Как после выпускного в академии, - Сэм попытался усмехнуться, но закашлялся.
        - Доктор на «Фениксе» живо приведёт тебя в чувство, - Гена посмотрел на сенсорный экран. - Осталось несколько палуб, скоро будем на месте.
        Оставшаяся часть пути до шлюзового отсека прошла без происшествий. В сам шлюз последним зашёл Гена, лично убедившись, что все внутри. Затем он закрыл за собой дверь.
        - Наконец этот кошмар закончился, - пробормотал Сэм.
        Позади них послышался нарастающий гул и до боли знакомое шипение. Обернувшись, они увидели уже виденную раньше картину - дверь шлюза раскалилась докрасна.
        - Что за?.. - Булавский растерянно посмотрел на Озимцева и неуверенно потянулся к своей винтовке. - Что происходит?
        - Ты многое пропустил, - Гена раздражённо и устало посмотрел на дверь. - Вот не говори «гоп», пока не перепрыгнешь. Достали, честное слово. Вы, - он обратился к отряду спецназовцев, - доставить Питерсона на корабль. Михеев, проследи. Артур, ты с ними, подготовь корабль к немедленному отбытию. Остальные со мной, задержим ублюдков.
        С Озимцевым остался Стефан и несколько человек из отряда, все - с пулемётами Гаусса, как наиболее эффективным против киборгов оружием. Они медленно отступали по направлению к кораблю, ежесекундно оглядываясь, и проверяя, зашли ли все внутрь.
        - В этот раз они разошлись не на шутку, - заметил Макнил.
        Он был прав. На этот раз дверь сияла ярко-красным вся, а не только по центру, как на оружейном складе. Пазы расплавились и приварились к краям, так что открыть дверь обычным способом уже было бы нельзя. Впрочем, это и не было планом нападающих. Дверь к этому моменту уже потеряла форму, металл выгнулся неровным пузырём, кое-где он просто стекал на пол.
        Один из солдат не выдержал и выпустил короткую очередь, наделав в двери дырок.
        - Отставить, - осадил его Гена. - Пусть ещё с дверью помучаются.
        В место попадания пуль с той стороны тут же пришлось несколько сильных ударов, ещё сильнее выгнув металл. Затем дверь продолжили плавить.
        - Они внутри, - Гена оглянулся очередной раз. - Прибавим ходу.
        Они побежали, насколько могли быстро, прикрывая спины друг другу. Десять метров - и они тоже оказались внутри корабля. Макнил с размаху хлопнул ладонью по сенсорному переключателю, и часть брони пришла в движение, закрывая проход к коридору. В этот момент дверь в его начале взорвалась раскалёнными брызгами металла - пузырь лопнул.
        - Хотите ещё? - в обеих руках Стефана оказалось по плазменной гранате. - Ловите прощальный подарок, - он со всей силы кинул металлические сферы вперёд.
        Что произошло потом, они уже не увидели. Шлюзовой отсек корабля окончательно закрыла бронированная плита, герметизируя его.
        - Сматываемся! - прокричал в переговорное устройство Озимцев.
        - Так точно! - последовал ответ Шашкова и корабль, отсоединившись от шлюзового коридора, задним ходом вылетел из дока в открытый космос.
        Через пару минут Озимцев и Макнил уже были на мостике. Станция маячила на экранах на приличном от них расстоянии, и уже не казалась больше величественной и огромной.
        - Думаю, никто не будет против, если я уничтожу станцию, - Гена повернулся к Макнилу, тот кивнул.
        - Позвольте поинтересоваться, зачем вы хотите её уничтожить? - с удивлением спросила Светлана.
        - Там много не очень дружелюбных существ, не хочу давать им хоть малейший шанс испортить жизнь ещё кому-нибудь.
        - Торпеды готовы, - доложил Стефан.
        Светлана поджала губы и промолчала, но Гена заметил её настроение.
        - У тебя есть аргументы в пользу обратного?
        - На станции проводилось множество важнейших разработок и если её уничтожить… - Новицкая не закончила.
        - Они уже в чужих руках, - Гена покачал головой.
        Светлана пару секунд боролась с собой, потом вздохнула и опустила взгляд.
        - Наверное… Вы правы.
        - Огонь, - у Озимцева сжалось сердце.
        «… важнейшие разработки…»
        Эти слова крутились у него в голове. Многолетний труд множества людей, да и сами эти люди… Одних уже нет, другого скоро не станет…
        Геннадий помотал головой, отгоняя сантименты. Правильно - это не всегда легко, напомнил он себе.
        Восемь торпед, одна за другой, вырвались из торпедных аппаратов «Феникса» и начали свой путь к станции. По точному расчёту Макнила они залетели внутрь через тот самый стыковочный шлюз, которым пользовались они, и исчезли из виду. А затем станцию сотряс мощный взрыв. Несколько её крупных частей отделились от основного каркаса, разлетаясь во все стороны, затем последовала серия чуть менее мощных вторичных взрывов. То, что случилось дальше, было неожиданностью. Взрывы ещё продолжались, выплёвывая через образовавшиеся в обшивке дыры обломки и огонь, когда изображение станции стало нечётким и расплывчатым, затем исказилось, мигнуло и исчезло. Гена сначала подумал, что неисправен экран, или же до наружных видеодатчиков долетела взрывная волна… А затем он увидел звёзды.
        - Что за чертовщина? - Шашков тоже ничего не понимал.
        - С экранами что-то, - Светлана уже копалась в своей консоли. - Сейчас выясню причину…
        - Не стоит, - остановил её Геннадий. - С экранами всё в порядке, видишь звёзды? Это сама станция…
        - И где она? - поинтересовался Андрей.
        - Выходит, что исчезла…
        - Не оставив ни единого обломка?
        - Похоже на то. Снова шутки с измерениями, - Гена потёр лоб. - Что конкретно произошло, выясним чуть позже, давайте для начала всё же попытаемся связаться с командованием. Надеюсь, те частоты и координаты ретрансляторов, что мы достали - рабочие.
        Спустя минуту на экране появился адмирал Разумовский, который сидел за своим столом.
        - Адмирал, говорит капитан крейсера «Феникс». Мы сейчас находимся в 760 световых годах от Земли и… - начал, было, Геннадий.
        - Очень смешно, - прервал его адмирал, не дослушав.
        - Что именно? - опешил Озимцев.
        - «Феникс» и «Астерион» были уничтожены во время одного из боёв несколько дней назад, - сухо сообщил Разумовский. - Вместе со всем экипажем.
        - Вы ничего не путаете? - разговор ушёл совсем в иное русло, чем рассчитывал Гена, и его это начинало раздражать. - Вот же я стою здесь, перед вами, на мостике «Феникса». Тот, кто сообщил вам о нашей гибели, явно ошибся. У нас были серьёзные повреждения, да, но оба крейсера остались целы. Мы совершили прыжок и появились в 50-ти световых годах от места сражения. Там мы встали на ремонт. В течение ремонта начали происходить странные вещи. Оборудование отказывало само по себе без видимых причин. Опытным путём мы узнали, что в этом виновны тэта-кварки, которые присутствовали в пространстве в больших количествах. Ситуация ухудшилась, когда выяснилось, что улететь при помощи варп-двигателей мы не сможем. Тогда нам снова пришлось использовать гипердвигатели. Мы совершили прыжок, но «Астерион» не появился в назначенных координатах. Позже нам удалось связаться с ними и оказалось, что из-за тэта-кварков в момент прыжка «Астерион» переместился в другое измерение. Мы всё это время пытались связаться с вами, но оказалось, что вы изменили частоты…
        - Вам бы только романы писать, - Разумовский снова прервал Гену. - Никакие частоты мы не меняли, и гибель крейсеров я видел сам. Попробуйте придумать что-то поправдоподобнее. Я был лучшего мнения о нимерийской разведке.
        - Поверьте, мы не имеем никакого отношения к нимерийской разведке, мы офицеры космического флота и мы все действительно живы и не погибли, - Озимцев не знал, как убедить адмирала, он вообще не был готов к такому повороту.
        - Вы не торопитесь, посидите, придумайте аргументы повесомее, - почти ласково ответил Разумовский. - А у меня пока, с вашего позволения, дела, - и он прервал сеанс связи.
        - Это был Разумовский? - зачем-то уточнил Шашков. - Потому что настоящий Разумовский, наверное, отвечал бы как-то по-другому…
        - У него тот же вопрос относительно нас, - мрачно заключил Гена, - и я не могу понять, почему.
        - Значит, в параллельном мире всё-таки мы, - тихо сказал Макнил, но Геннадий его услышал.
        Они взглянули друг на друга, затем Озимцев отвернулся.
        - Бейкер, - он вызвал главного инженера, - на тебя теперь вся надежда…

«АСТЕРИОН».
        Романенко зашёл в третье машинное отделение, чтобы лично узнать, как обстоят дела у команды инженеров. Войдя туда, он увидел бригаду из 12 человек, во главе с Новаком, которые копошились возле гипердвигателя, заменяя какие-то детали и что-то настраивая.
        - Питер, как продвигается ремонт? Ты не предоставил мне отчёт, который обещал ещё два дня назад и мне пришлось прийти узнавать всё лично, - Лёша напустил на себя маску суровости, сдвинув брови.
        - Ох, - главный инженер хлопнул себя по лбу, - Простите, я забыл! - он выглядел обескуражено. - Отчёты - не моя сильная сторона, да и свободного времени не было, всё уходило на двигатель. Зато основные работы уже закончены, осталось только откалибровать параметры и можно запускать, - похвастался он.
        - Ладно, раз так, тогда прощаю, - Лёша всё же не удержался и улыбнулся. - Сколько, говоришь, тебе ещё времени нужно?
        - Часа три - три с половиной, - прикинул Питер.
        Алексей взглянул на часы. Электронное табло показывало 35 минут одиннадцатого.
        - Тогда к двум дня жду готового результата.
        - Всё будет сделано вовремя. Не волнуйтесь, - Питер излучал энтузиазм.
        Коммуникатор Лёши подал звуковой сигнал и он, достав его, нажал кнопку ответа.
        - Слушаю.
        - Капитан, шторм неожиданно начал рассеиваться, - донёсся из динамиков голос Горюнова. - Скоро наше импровизированное укрытие исчезнет вместе с ним.
        - Рассеиваться? Не думал, что к газовым гигантам применимо такое слово.
        - Я, видимо, неправильно выразился. Имелось в виду, что сила ветра и направление его движения изменятся, - разложил по полочкам Горюнов, - но я надеюсь, что противник не сможет нас обнаружить даже при таком раскладе. Всё же плотность газов довольно высока.
        - Хорошо, я понял. Держите меня в курсе ситуации, - попросил Лёша и прервал связь. - Новак, было бы неплохо закончить побыстрее.
        - Да, я ускорю работу, насколько смогу. Мы постараемся успеть до 12, - разговаривая, Питер ни на секунду не прекращал копаться в настройках гипердвигателя.
        - Не забудь отчитаться по выполнении, - напомнил Алексей.
        - Капитан, я не настолько склеротик, - Питер кинул обиженный взгляд через плечо. - Будет сделано.
        Из машинного отделения Романенко направился прямиком на мостик. Следующие несколько часов обещали быть напряжёнными. Войдя, он увидел на главном дисплее, как прямо на глазах изменяется плотность газовых облаков. Молнии практически исчезли, непроницаемый туман газов будто отодвинулся дальше от корабля.
        - Расстояние прямой видимости уже увеличилось вдвое за последние 30 минут, - подтвердила его наблюдения Татьяна.
        - Что на радаре? - поинтересовался Алексей.
        - Я включила режим пассивного сканирования, чтобы по излучению нас не смогли обнаружить. На радаре пока чисто, - успокоила она Романенко.
        - Дальность видимости возросла до полутора тысяч километров, - заметил Марринс.
        - Что-то погода уж слишком резко меняется, для планет такого типа это не характерно, - Татьяна потёрла лоб. - Как будто специально, чтобы нас было легче найти.
        - Ну не тот корабль же это устроил, в самом деле, - Салливан на секунду отвлёкся от консоли и поднял голову, - Его до сих пор не видно. Кто знает, может, он уже давно улетел отсюда.
        Главный экран полыхнул бирюзовой вспышкой, заставив некоторых инстинктивно прикрыть глаза.
        - Чтоб его… - Джейкоб моргнул. - Я думал, шторм утих. Смотрите…
        Экран темнел, снова появились вспышки молний, сверкало всё чаще.
        - Погода взбесилась. Шторм опять набирает силу, уже 2… нет, 3 балла, - Кузнецова с тревогой посмотрела на Лёшу.
        - Прямо затишье перед бурей, - прокомментировал тот. - Каковы прогнозы?
        - Если динамика сохранится, то через полтора часа он наберёт силу в 10.5 баллов.
        - Это больше, чем может выдержать корабль, - подал голос, молчавший до этого Горюнов. - Максимум по планетарным штормам - 8.5 баллов.
        - Подождите, мы же в эпицентре, так? - Романенко посмотрел на Кузнецову.
        - Уже не…
        - Виноват, капитан, - прервал её Джейкоб. - мы немного сместились. Сейчас исправлю.
        - Надеюсь, в эпицентре нас не ожидают упомянутые 10.5 баллов?
        - Ожидается не больше шести, - подтвердила Кузнецова.
        Корабль снова вышел в относительно спокойные слои атмосферы, и следующий час прошёл в наблюдении за показаниями радара и штормом. Первые, к слову, были немногочисленны, погода не давала увидеть что-то дальше своего носа. А шторм… Шторм достиг ожидаемой силы, но останавливаться не собирался.
        - 11 баллов, - констатировала Кузнецова.
        - Не хотелось бы мне находиться сейчас там, - Марринс поёжился.
        - Разорвёт, кого хочешь, - поддакнул Салливан. - Скорее бы убраться отсюда.
        - 11.8.
        - Пока терпит, - буркнул Лёша.
        - Как всегда, мы - в самой заднице. Надеюсь, Фредерик прав, и тот корабль уже улетел… - Джейкоб неприязненно смотрел на экраны.
        - Успокойся, - Горюнов нервно стучал пальцами по подлокотнику. - Давайте оставим догадки гадалкам.
        Минут пять прошло в молчании.
        - Шторм набрал 12.3 балла, - Кузнецова растерянно смотрела на показания сенсоров. - По-моему, я сильно просчиталась…
        - Он вообще собирается останавливаться? - Алексею начинало казаться, что силы природы очень даже разумны, и теперь они попросту издеваются над ним и его командой. - Какой максимум у планетарных штормов?
        - 13 баллов. Это был единственный зарегистрированный случай.
        - А сейчас у нас?..
        - А у нас 12 и… - Татьяна запнулась. - 12.7.
        - Готовьтесь побить рекорд, ребята, - сказал Горюнов.
        - Сколько в эпицентре? - продолжал допытываться Лёша.
        - 7.9 и растёт.
        - Просто супер. Столько стараний и всё насмарку, - Романенко всплеснул руками. - Джейкоб, выводи нас, тут больше делать нечего.
        - Понял, капитан, - Марринс плавно направил корабль вверх.
        Они опоздали. Теперь даже в эпицентре шторм был сильнее, чем весь предыдущий. В облаках к тому моменту непрерывно образовывались гигантские молнии с неимоверными зарядами, которые выстреливали в различных направлениях каждые несколько секунд. До этого им везло, но всё когда-нибудь заканчивается.
        Пролетая через множество слоёв заряженного газа, «Астерион» притянул к себе сразу несколько молний. Они одновременно ударили в его двигатели, как в наиболее предрасположенный к этому участок корабля, разрядив в них около восьми миллионов ампер. До этого им и так досталось немало, теперь же они попросту отключились. Крейсер начал падать, набирая скорость. Его беспорядочно вращало, и без приборов уже невозможно было понять, в каком направлении находится поверхность планеты, а в каком - космос.
        - В нас попала молния! Квантовые двигатели заглохли, - запоздало выкрикнул Джейкоб.
        - Да ну, не может быть! - с сарказмом проорал в ответ Горюнов.
        - Перезапусти их! - приказал Лёша Марринсу.
        - Не получается! Сгорели несколько контуров в цепи запуска!
        - Мы быстро падаем! От границы атмосферы 2500 километров… 3000… 4000! - в голосе Кузнецовой явственно слышались нотки паники, она тараторила цифры, не переставая, видимо, пытаясь хоть как-то справиться с этим состоянием. - Давление на корпус приближается к критическому!
        - Я предлагаю перейти на варп, - среди всех криков и всего шума, Наяна, казалось, единственная сохранила способность мыслить конструктивно.
        - 6000! - крикнула Татьяна.
        - Джейкоб - варп 1! - не медля скомандовал Романенко.
        Рулевой уже держал пальцы на панели управления варп-двигателями и по команде Алексея сразу же инициировал их запуск. Компьютер рассчитал правильное время, совместив его с текущим положением корабля в пространстве, и запустил варп-двигатели именно в тот момент, когда «Астерион» поворачивался носом в сторону космоса. Разогревавшиеся до этого несколько секунд пластины сгенерировали варп-поле, обволокшее корабль, после чего тот на мгновение застыл на месте, пока пространство впереди и позади него искажалось, и затем со скоростью света устремился вверх. Из-за гравитации планеты переход на варп был далеко не столь мягким, как обычно. Все члены экипажа в полной мере ощутили перегрузки, которые не смогли погасить перегрузочные компенсаторы. Через секунду «Астерион» уже был в открытом космосе, отлетев на безопасное расстояние от газового гиганта, едва не погубившего его.
        - Спасибо за идею, - Романенко взглянул на Наяну и облегчённо выдохнул.
        - Всегда рада помочь, - она улыбнулась в ответ.
        - Что на радаре? - Лёша ни на секунду не забывал про преследовавший их ранее корабль.
        - Чисто, - за Татьяну ответил Джейкоб, взглянув на дублирующий радар на консоли пилота.
        - Новак, - Лёша нажал кнопку громкой связи, - когда будет закончена настройка гипердвигателя?
        - Мы закончили её несколько минут назад, но сообщить вам я не успел, - ответил Питер. - Кстати, раз уж зашла речь о двигателях - перед прыжком я бы хотел отремонтировать квантовые, если вы не против, иначе с маневрированием в случае опасности будут проблемы.
        - Проклятье какое-то, - Алексей вздохнул и покачал головой. - Не один двигатель, так другой. Сколько это займёт?
        - Думаю, минут за 20 справимся, - голос Новака, напротив, звучал оптимистично. - Там нужно заменить лишь несколько микросхем. Выражаясь простым языком - у двигателей перегорели предохранители.
        - Приступай, - приказал Лёша. - Джейкоб, готовься к гиперпрыжку, я хочу… - тут неожиданно мигнул свет.
        - Питер? - по громкой связи молчали.
        Свет мигнул ещё раз, яркость упала до очень тусклой, а затем мостик погрузился в кромешную темноту.
        Романенко достал из кармана коммуникатор, который, к счастью, всё ещё работал. Кто-то зажёг аварийный фонарь, высветив тёмные силуэты людей, сидящие за потухшими консолями и пультами.
        - Новак, что происходит?
        - Пытаюсь выяснить, - ответил Новак, на заднем фоне слышались встревоженные голоса людей. - Запасные генераторы уже должны были бы включиться. Хорошо, что генераторы гравитации питаются отдельно и всё ещё работают. Возможно, последствия всё того же удара молний.
        - Восстановите питание как можно быстрее, - Лёша закрыл коммуникатор и положил обратно в карман.
        «Никакая это не молния», - подумалось ему, и тут же, подтверждая законы всемирного свинства, снова ожил коммуникатор, на этот раз у Салливана.
        - Говорит Хоффман, ответьте! Это срочно!
        - Салливан на связи.
        - Мои люди сообщили, что на корабль только что телепортировались чужаки! Они забирают наших людей, уже четверых телепортировали, - голос Дина звучал довольно громко и все, находившиеся на мостике в тот момент прекрасно слышали его речь. - Я слышал крики парней, один успел предупредить меня… О, господи! - из коммуникатора донеслись звуки борьбы, затем шумное дыхание, топот ног и стрельба.
        - Хоффман! - закричал Фредерик. - Дин, ты слышишь меня?! Ответь! Кто они такие?!
        - Мы… - снова шум и стрельба. - Мы не знаем, раньше с этой расой мы не сталкивались…
        - Сколько их?
        - Пятеро. Мы стараемся сдерживать их, но они слабовосприимчивы к нашему оружию.
        - Где вы находитесь?
        - Седьмая палуба, сектор 5.
        - Понял, высылаю подкрепление, - Салливан немедленно связался с ещё одной группой.
        На мостике вдруг появилось освещение, а вслед за ним включились терминалы.
        - Похоже, у Новака получилось. Системы одна за другой приходят в состояние готовности, однако, реактор ещё не работает, энергия поступает от аварийных генераторов, - доложил Горюнов. - На радаре, кстати, наш давний друг. Только в этот раз он сумел подобраться незамеченным.
        - Капитан, часть пришельцев как раз находится рядом с инженерным отсеком, - взволнованным голосом сообщил Салливан, он уже наблюдал передвижение пришельцев на экране своей консоли.
        - Новак как раз там, - Лёша встал с кресла и направился к выходу, достав из кобуры пистолет. - Я не собираюсь сидеть здесь, пока моих людей похищают, - ответил он на вопросительные взгляды офицеров.
        - Тогда я пойду с вами, - Фредерик тоже вскочил с места и подбежал к капитану.
        - Хорошо, - Романенко кивнул, - Горюнов, тогда на тебе слежка за перемещениями наших гостей.
        - Так точно, - старпом пересел за консоль Салливана.
        - Новак, ты меня слышишь? - Алексей на ходу принялся вызывать главного инженера через коммуникатор.
        - Да, я вас слушаю, капитан.
        - К нам на борт проникли незваные гости. Они настроены враждебно и сейчас направляются в сторону инженерного отсека. Немедленно уходите оттуда.
        - Но мы ещё не закончили…
        - Это приказ! - Лёша не дал ему договорить. - Я с Фредериком направляюсь к вам. Встретимся на 18-й палубе в секторе 3.
        - Слушаюсь! Мы уже направляемся туда, - Новак прервал связь.
        Романенко и Салливан заскочили в подошедшую кабину турболифта, Лёша выбрал на сенсорной панели оговоренное ранее место.
        - Питер, - Лёша снова достал коммуникатор, - мы подъезжаем, вы где?
        - Уже выходим, - из коммуникатора скороговоркой прозвучал голос Новака.
        - Выходите?! Вы уже должны были…
        - Новак, осторожно! - вклинился в разговор Горюнов.
        - Чёрт! Бежим! А-а-а-а! - голос главного инженера прервался.
        - Новак? Новак! Питер!! - Лёша с отчаянием уставился на коммуникатор.
        - Его забрали, - вместо Питера ему ответил Владимир. - Он слишком задержался в инженерном отсеке.
        - Я же сказал ему уходить! - отчаяние Лёши сменилось яростью. - Едем туда, - он изменил место назначения на панели лифта.
        - Наше оружие против них не эффективно, - напомнил Салливан.
        - Я не собираюсь отдавать им своего главного инженера так просто. Выставь мощность оружия на максимум, хочу кое-что проверить, - Алексей проделал эту операцию со своим пистолетом.
        - Надеюсь, это поможет, - Фредерик последовал его примеру.
        Двери лифта открылись, и они выскочили в коридор в паре десятков метров от инженерного отсека. Там их уже ждали. Прежде чем нырнуть обратно в ещё не закрывшиеся двери, они успели рассмотреть пришельца.
        Существо с другого корабля было одето в плотно прилегающий к телу костюм золотистого цвета. Само тело было весьма худощавое и очень прямое, и гладкое, с очень длинными, аж до нижней части ног, руками. Такое строение наводило на мысль о низкой гравитации их родного мира, что подтверждалось некоторой неуклюжестью, и тем, что существо передвигалось медленно и с некоторым трудом. Его ноги не имели привычных для людей изгибов и суставов, вместо этого они перемещались в месте крепления к туловищу. Из-за этого инопланетянин чем-то напоминал заводные игрушки из Лёшиного детства, которые умели ходить. Рост существа был небольшой по людским меркам, примерно 160 -165 см, его голова была непропорционально велика, а глаза переливались всеми цветами радуги. На самой голове не было привычного для людей рта, ушей, или иных отверстий, что достаточно сильно выбивалось из, в остальном типичного, образа гуманоида. Шлема или чего-то аналогичного к костюму инопланетянина не полагалось. В руке он держал нечто, похожее на прозрачную волшебную палочку с какими-то спиралями внутри, которые загорались попеременно то жёлтым,
то зелёным, причём цвета, казалось, перетекали друг в друга.
        - Выглядят они не так уж круто, - Алексей коротко взглянул на Салливана. - Ну-с, попробуем, - и прежде чем тот успел что-либо сделать, выскочил в коридор.
        Существо тут же направило «волшебную палочку» на Лёшу, кончик неизвестного устройства закрыло тёмное пятно, которое, казалось, поглощало свет, а затем полыхнуло красным. Романенко оказался быстрее и выстрелил из пистолета на долю секунды раньше. Мощный заряд лазера, способный в другой ситуации перепилить пополам не самую тонкую стальную балку, всего лишь покачнул инопланетянина, сбив тому прицел, в результате красная вспышка «палочки» пришлась не на Лёшу, а чуть правее. Ему показалось, что рядом с ухом прошелестела небольшая струйка воздуха. Собственно, это были все ощутимые последствия «выстрела».
        - Вот блин, - успел произнести Романенко, прежде чем неизвестный прибор снова оказался направлен на него.
        Его кончик снова потемнел, и тут со стороны лифта прямо в «палочку» ударил ещё один лазерный луч. Его спас Салливан. Прозрачное устройство попросту наполовину стекло на пол, видно, на него не распространялась защита владельца. Инопланетянин неспешно, и казалось, с удивлением поднёс огрызок «палочки» к лицу, словно рассматривая его, затем так же медленно опустил руку и растворился в воздухе. Романенко тут же выстрелил из своего пистолета по тому месту, где он только что был, и луч лазера прожёг дыру в переборке, доказав, что существо действительно исчезло.
        - Ушёл, - к нему подошёл Фредерик. - Вы в порядке?
        - Да, спасибо за помощь.
        - Всегда рад. Видели эту разноцветную штуковину? Наверное, ей они и похищали наших людей.
        Вместо ответа Лёша подошёл к переговорному устройству на стене.
        - Говорит капитан. Мы нашли уязвимость - стреляйте по прозрачным устройствам у них в руках.
        - Они ушли, - в кармане Алексея ожил коммуникатор, говорил Горюнов. - Биосигналов пришельцев больше нет. И они прихватили с собой 142 человека из экипажа.
        - Чёртовы Копперфильды, - Романенко в бессильной ярости стукнул кулаком по перегородке. - Я возвращаюсь на мостик, готовь список похищенных.
        - Так точно.
        - Зачем они им понадобились? - Салливан зашёл вместе с Лёшей в кабину лифта.
        - Надеюсь, не для пополнения продовольственных запасов. Ещё и проблемы с двигателем и реактором как назло, - Алексей достал коммуникатор. - Горюнов, нам нужна замена Новаку, пока не вернём его и остальных.
        - Заместитель Новака - Михаил Громов, - через пару секунд ответил старпом. - К счастью, его не похитили.
        - Понял. Капитан вызывает Михаила Громова.
        - Слушаю, капитан.
        - Нужно догнать корабль с нашими людьми на борту. Справишься?
        - Так точно, - Михаил понял, о чём говорил капитан. - Сейчас же займусь реактором.
        - Пока мы не вернём Новака, ты назначаешься главным инженером. Не забудь доложить по выполнении, - Романенко отключился.
        Громов дошёл до ближайшего турболифта, сел в него и вскоре вышел недалеко от инженерного отсека. Он вошёл внутрь.
        - Капитан только что назначил меня главным инженером, - ошарашил он находящихся внутри коллег.
        - Даже не знаю, поздравлять ли, - угрюмо ответил один из инженеров.
        - Обстоятельства точно не лучшие, - кивнул Громов. - Выяснили, что с ним? - он кивнул на реактор.
        - Пока разбираемся. Выяснили, что сгорело несколько контроллеров, мы заменили их, но реактор запустить не смогли. Начали диагностику четвёртого уровня.
        - Дайте-ка я посмотрю, - Миша протянул руку, чтобы забрать у товарища переносной тестер. - О, а что это? Ну-ка… - он подошёл к консоли настройки.

* * *
        Романенко быстрым шагом вошёл на мостик.
        - Доложите о ситуации, - Алексей уселся в своё кресло. Вошедший следом Салливан тоже занял своё место.
        - Основные системы без изменений, инженеры обещают справиться в ближайшие 15 -20 минут, - сказал Горюнов. - Плюс, перенастроив сенсоры, мы обнаружили след двигателей напавшего на нас корабля. Они используют незнакомую для нас технологию передвижения. Сделав спектральный анализ частиц вокруг нас, мы смогли выявить антипротоны, выброшенные их двигателями. По их смещению мы вычислили, что корабль пришельцев летит со скоростью эквивалентной варп 12. С нашим варпом их не догнать.
        - Пока что их корабль движется по прямой, но с такой скоростью через полчаса они покинут зону видимости наших сенсоров, - добавила Кузнецова.
        - Логично предположить, что догнать мы сможем их только с помощью гиперпрыжка, - заметила Наяна. - Понадобится 2 или 3 прыжка, в зависимости от того, насколько быстро восстановят работу реактора. После можно десантироваться на их корабль, если, конечно, у них нет антителепортационной защиты, в чём я не уверена.
        - Я тоже не уверен, - согласно кивнул Романенко, - так что, скорее всего, придётся сначала разобраться с их защитным полем.
        - Исходя из прошлой стычки, - Салливан изогнул бровь, - думаю, что это будет весьма непросто. Три торпеды, с полностью активированным боезарядом, не причинили им никакого вреда.
        - Неизвестность меня не устраивает. У них должно быть какое-то уязвимое место. Попробуйте проанализировать предыдущую стычку ещё раз, - приказал Алексей.
        - Есть! - Фредерик, Наяна и Горюнов углубились в показания сенсоров и датчиков.
        Следующий час Лёша провёл как на иголках. Квантовые двигатели, как и обещалось, отремонтировали в срок, а вот с реактором всё ещё были проблемы. Инженеры упрямо молчали, а на запросы отвечали скупым «Мы работаем со всей доступной скоростью». Когда Романенко уже был готов +лично спуститься в инженерный отсек, чтобы проверить, чем они там заняты, на все электрические компоненты подалось полноценное питание, и дремавшие системы снова заработали.
        - Начинайте расчёт точки выхода из гиперпространства, - сразу же приказал Романенко и тут же вызвал Громова.
        - Капитан, всё готово. Нам удалось запустить реактор, - де-факто сообщил тот.
        - Я вижу. Почему это заняло так много времени? - Алексей попытался придать голосу вежливые интонации, хотя на языке у него крутилась фраза «Какого хрена так долго?».
        - В ходе просмотра записей бортового компьютера выяснилось, что перед отключением реакторов, сенсоры зафиксировали входящий сигнал на частоте 1.50000001 ПГц, - спокойно ответил новый главный инженер. - Пришлось провести с десяток незапланированных тестов, прежде чем мы поняли, что адолитий очень чувствителен к узкой полосе частот в пределах от 1.50000001 до 1.50000005 ПГц включительно. Каким-то образом об этом стало известно похитителям. Ну и ещё около 15 минут пришлось потратить на то, чтобы перезапустить реактор, а точнее, реакцию с адолитием.
        - Значит, они смогли прорваться через антисканер. Меня волнует другое - почему об этой уязвимости до сего момента не знали мы сами? - Лёшу довольно сильно задело, что его так легко обошли в вопросе безопасности его же собственного корабля.
        - Капитан, поверьте, трудно было предсказать такое. Невозможно предусмотреть всё на свете, а настолько тонкие нюансы зачастую остаются незамеченными в течение всего срока службы корабля, - Михаил попытался успокоить Лёшу.
        - Значит, нам особо «повезло». К тому же, наши «друзья» наверняка не преминут воспользоваться этим дефектом при следующей встрече, - раздражение Лёши вылилось в сарказм. - С этим можно что-то сделать?
        - Уже сделали. Мы заблокировали эту лазейку, установив в контрольные цепи реактора высокочастотные фильтры. Второй раз этот трюк не сработает.
        - Очень надеюсь, что они не найдут у нас что-нибудь ещё. Что у вас? - он обратился к группе, анализирующей защиту вражеского корабля.
        - Времени было не так много, поэтому мы решили пойти прямым и грубым путём, - ответил за всех Салливан. - Согласно расчётам, понадобится выпустить по ним 18 торпед и одновременно взорвать их в одной точке. Это теоретически позволит перегрузить и деактивировать их защитное поле, а дальше по старинке - фазерами и дополнительными торпедами для повреждения их двигателей, после чего можно телепортироваться к ним на борт.
        - Надеюсь, ты не ошибся, и мы не подорвём весь корабль с нашими парнями внутри.
        - Капитан, расчёт точки выхода закончен, - доложила Кузнецова.
        - Прыжок, - скомандовал Романенко и спустя мгновение «Астерион» оказался на 50 световых лет ближе к инопланетному кораблю.
        - Прыжок прошёл успешно, все системы работают нормально, - Фредерик провёл стандартную проверку основных систем после гиперпрыжка. - Провожу сканирование… Есть, они находятся на границе видимости сенсоров, но почему-то не движутся.
        - Начинаю просчёт следующей точки выхода.
        По прошествии одной минуты координаты были рассчитаны и «Астерион» совершил ещё один гиперпространственный прыжок, на этот раз более короткий. Крейсер появился в месте предполагаемого появления корабля похитителей.
        - Капитан, они по-прежнему стоят на месте, - тут же сверившись с показаниями сенсоров, сказал Фредерик. - Неужели раскусили?
        - Там увидим. Если они не хотят лететь к нам, полетим к ним сами, - Алексей кивнул Марринсу.
        Перелёт не занял много времени, благо корабль инопланетян всё так же оставался неподвижен. Меньше чем через минуту они уже были в пределах визуального контакта. И вот тут их ждал сюрприз. Инопланетный корабль будто побывал под сильным метеоритным дождём. Защитного поля больше не было, корпус зиял огромными дырами, внутри которых иногда пробегала золотистая рябь. Вокруг парили кучи обломков самой разной величины, а со стороны двигателей расплывалось во все стороны голубоватое вещество, чем-то похожее на плазму.
        - Похоже, кто-то сделал за нас всю грязную работу, - констатировал Джейкоб, повернувшись к Алексею.
        - Просканируйте пространство вокруг нас. Я не хотел бы столкнуться с теми, кто напал на них, пусть они нам и помогли неосознанно.
        - На сенсорах ближнего и дальнего действия чисто, - через минуту доложил Салливан. - В радиусе 10 световых лет кроме нас нет никого.
        - Вот и отлично, значит, никто не помешает. Наши люди ещё там? - Романенко кивнул на изображение подбитого корабля на экране.
        - Да, однако, их сигналы настолько слабые, что я даже не могу точно определить, сколько из них живы. Мешает повышенный уровень нейтринной радиации, которая, судя по всему, исходит от повреждённой силовой установки.
        - Мы можем их телепортировать?
        - Боюсь, что нет. Мы не можем определить их местоположение при таких помехах. К тому же я не обнаружил ни одного шлюзового отсека у этого корабля. Похоже, нам легче просто телепортироваться туда, и установить маяки-координаторы.
        - Так и сделаем. Джейкоб, подведи корабль на расстояние телепортации.
        - В энергосистеме корабля замечены значительные колебания мощности, видно, сказываются повреждения главного источника питания, - Салливан продолжил сканирование. - Целостность корпуса серьёзно нарушена, однако герметизирующее поле ещё активно. В любом случае, дышать их атмосферой нельзя.
        - Принято. Горюнов, мостик твой. Я отправляюсь вместе со спасательной командой.
        - Но капитан, - возразил Горюнов, - корабль с минуты на минуту развалится. Вы уверены, что хотите туда пойти?
        - Я капитан и несу ответственность за этот экипаж, а в данном случае двойную - за тех, кто уже там, и за тех, кто окажется там через минуту. И я не привык посылать людей на опасные задания, оставаясь при этом в стороне.
        - Но без вас будет трудно закончить начатое, - предпринял новую попытку старпом.
        - Это не повод отсиживаться, - отрезал Романенко.
        - Но…
        - Отставить препирания. Я принял решение, - Алексей встал с кресла, дав понять, что разговор окончен. - Фредерик, отправишься со мной.
        - Так точно! - тот поднялся с места вслед за капитаном, и они направились к дверям.
        Горюнов грустно посмотрел им вслед.

* * *
        Спустя пять минут Алексей, одетый в специальный герметичный костюм, вместе с остальными членами отряда уже находился в первой телепортационной. Группа состояла из него самого, Салливан и ещё девяти человек из отряда «Ягуар», включая лидера отряда - Дина Хоффмана.
        - Все готовы? - на всякий случай поинтересовался Лёша.
        Ему не терпелось поскорее оказаться на инопланетном корабле. Он даже не хотел думать о том, что его люди могли быть уже мертвы. Их смерть он бы себе не простил. Однако предательские мысли никак не хотели отказываться лезть в голову. Ему ответили молчаливыми кивками.
        - Телепортируйте нас, - обратился он к оператору.
        Мир перед глазами мигнул, и отряд в полном составе оказался в центре одного из коридоров. Прямо напротив них зияла дыра, сквозь которую виднелась крошечная фигурка «Астериона». Конструкция инопланетного корабля весьма изумляла. Все коридоры шли по периметру обшивки, между ними же ничего не было, середина представляла собой некое подобие колодца, открывая вид на коридоры с противоположной его стороны, а так же участки обшивки, служащей в данном случае «колодцу» полом и потолком. Сами коридоры можно было назвать скорее бортиками или карнизами, потому что со стороны «колодца» они не имели никаких поручней или ограждений. Примерно каждые 20 метров по коридору располагались двери в каюты. Вся архитектура корабля напоминала таковую в крупных офисных зданиях, только с поправкой на другую цивилизацию.
        Романенко аккуратно подошёл к краю и посмотрел вниз. Кое-где виднелись ещё дыры в корпусе, в том числе на самом дне. По ним время от времени пробегало то же самое золотистое свечение, которое они видели с «Астериона». Раздался скрежет металла, а затем перед самым носом Лёши пролетел вниз огромный кусок перекрытия. Он инстинктивно отпрянул подальше от края. Через пару секунд снизу донёсся грохот, свидетельствующий о том, что обломок достиг дна.
        - Вы целы? - к нему подошёл Салливан. - Надо быть осторожнее, тут всё разваливается прямо на глазах.
        - Я в порядке, - Романенко кивнул, - но ты прав, надо глядеть в оба, а то придавит вот таким обломочком и всё.
        - Гравитация тут пониже земной, - заметил Дин, и для убедительности пару раз подпрыгнул на месте.
        - Ненамного, - ему ответил один из спецназовцев. - Процентов на 10, не больше, как по мне.
        - Лучше меньше, чем больше, - Алексей достал сканер. - Давайте искать наших.
        Фредерик достал такой же, и глянул на экран устройства.
        - Господи, как тут всё нечётко, - он повертелся на месте, направляя сканер в разные стороны. - Вот вроде что-то есть, в 200 метрах справа и выше на пару палуб.
        - А у меня регистрирует на противоположной стороне… Ближе к корме, если тут вообще хоть что-то можно понять, - Алексей уныло посмотрел на свой.
        - Предлагаю разделиться, - Хоффман словил взгляд Фредерика и пожал плечами. - Знаю, это не безопасно, но проверить-то надо оба места и как можно скорее.
        Сверху вниз пролетел ещё один кусок переборки, на этот раз, к счастью, довольно далеко от отряда.
        - Как я ненавижу такие моменты, - Лёша вздохнул. - Половина идёт с Салливаном, остальные со мной. Связь поддерживать постоянно.
        Отряд разбился на две равные группы по 6 человек, группа во главе с Фредериком отправилась на поиски лифта, или чего-то, что могло бы поднять их на требуемую палубу. Романенко со своими парнями остался стоять на месте.
        - И как нам попасть на ту сторону? - Дин сощурил глаза, пытаясь высмотреть какой-нибудь мостик или его аналог. - Не обходили же они кругом каждый раз?
        - Может, раньше тут были подвижные платформы, - предположил один из бойцов. - Что-то типа летающего такси.
        - Теперь их точно нет, - Романенко мрачно глянул на пустоту между коридорами. - Придётся идти по периметру. Ближе всего будет пройтись в сторону носа, я полагаю.
        Отряд двинулся в указанном направлении. Они прошли всего метров 150, прежде чем Хоффман заметил довольно неприятную вещь - коридоры раньше действительно соединялись, образуя собой острый угол, повторявший форму носа, но теперь на их уровне и парой уровней выше и ниже в месте стыка красовалась очередная дыра.
        - Они что специально так стреляли? - Дин в раздражении стукнул кулаком по стене.
        - Успокойся, - осадил его Лёша. - Мы просто слезем на пару уровней ниже и пройдём по целому участку. Подстрахуй, - он передал Хоффману винтовку и подошёл к краю.
        В груди тут же появилось неприятное чувство, но Алексей быстро подавил в себе зародыш страха перед высотой, на которой они находились. По его задумке, он повис бы на руках, а затем, раскачавшись, спрыгнул бы на палубу уровнем ниже. Он осторожно выставил ногу над пропастью в сотню метров и стал опускать её. Внезапно, его нога натолкнулась на что-то твёрдое. Буквально из воздуха под ней появилась квадратная полупрозрачная пластина, находящаяся ровно на уровне пола их коридора. Романенко тут же отдёрнул ногу и пластина исчезла.
        - Ты видел? - он посмотрел на Дина, и тот поражённо кивнул.
        - Я знал, что тут всё продумано! - в динамиках Лёшиного шлема послышался радостный голос спецназовца, фантазировавшего о летающем такси. - Попробуйте ещё раз.
        - Чтоб их с их технологиями, - Лёша выругался и стал снова аккуратно опускать ногу в пустоту. Пластина не замедлила появиться.
        Гораздо больших моральных усилий Алексею стоило уговорить себя поставить на пластину вторую ногу. Та держалась, как влитая, даже не шелохнувшись.
        Рядом с ним возникло движение, и на появившейся второй пластине остановился радовавшийся недавно боец.
        - Класс! - он даже попрыгал по плите, той было абсолютно всё равно.
        - Уф, Эркки, не пугай так, - Лёша не испытывал подобного энтузиазма. - Поаккуратнее.
        Он сделал ещё один аккуратный шаг. Всё повторилось, и теперь его правая нога стояла на второй появившейся пластине, а левая всё ещё находилась на первой. Когда и она оказалась на второй пластине, первая исчезла.
        - Ого, - Фредерик с любопытством наблюдал за манипуляциями капитана. - Кстати, а обломки-то свободно падали вниз.
        - Наверняка тут есть датчики органики, - выдал ещё одну теорию Эркки.
        - Осторожность не помешает всё равно, - Романенко никак не мог заставить себя доверять инопланетной технологии. - Идёмте за мной, ступать осторожно.
        Солдаты потянулись вслед за Лёшей и Эркки, разделившись на две группы. Первая, как и их капитан шла с большой опаской, вторая, подобно Эркки, чуть не бежала вприпрыжку, проявляя неуёмное любопытство. Дин был склонен придерживаться первых. Ему казалось, что в один «удачный» момент какая-то из пластин может не появиться, и он сверзится вниз, но ничего подобного не произошло. Все благополучно перебрались на противоположную сторону.
        - Салливан, как вы там? - Лёша решил поинтересоваться успехами второй группы.
        - Отлично, капитан, нашли лифт… Точнее то, что у них тут его заменяет, - послышался голос Фредерика. - Путём проб и ошибок разобрались в принципе работы, в общем, мы уже на нужной палубе, подходим к точке назначения. Биосигналы всё сильнее.
        - Отлично, продолжай держать меня в курсе, - Романенко оглядел бойцов. - Сигнал шёл со стороны кормы, когда прибудем на место, определим точнее.
        - Знаете, - начал один из спецназовцев, когда они продолжили движение, - меня немного смущает, что мы не встретили ни одного инопланетянина до сих пор, живого или мёртвого. Может, они все уже эвакуировались?
        - Вот и славно, меньше проблем нам, - ответил ему другой.
        - При таких повреждениях должны были остаться трупы. Не забрали же они их с собой? - не унимался первый.
        - По мне так всё равно, есть трупы или нет, - буркнул Дин. - Заберём наших и свалим по-быстрому, а там уже пусть сами разбираются, кто где должен быть.
        Остальной путь прошёл в молчании.
        - Биосигналы стали чётче, - Лёша нарушил тишину и остановился. - Только они теперь ниже нас. Похоже, нам тоже нужен лифт. Фредерик, - он вызвал офицера по безопасности. - Расскажи, как выглядит лифт и как им пользоваться. И, кстати, как у тебя успехи?
        - Нашли наших. В комнате оказалась нормальная земная атмосфера, можно дышать. Подготавливаем людей к телепортации. Установили маяк, он сканирует биосигналы в данный момент. А насчёт лифта - всё просто. Между коридорами тут на самом деле не пустота…
        - Я знаю, - перебил его Алексей. - Полупрозрачные исчезающие плиты, мы по ним перебрались на другую сторону.
        - Да, так вот… Станьте на одну из них и просто представьте, что едете вниз. А потом, когда прибудете на нужную палубу, просто дойдите по плитам до коридора, если вы не были на самой первой.
        - Управление мыслями? - Романенко присвистнул. - Неслабо они развились.
        Группа Лёши опустилась на одну палубу ниже и прошла по направлению к корме ещё 30 метров, прежде чем они оказались перед дверьми, отличающимися от всех, виденных ранее. Эти двери были шире и немного выдавались из стены. Создавалось впечатление, что тут хранят что-то очень ценное. Впрочем, для Лёши и его группы это так и было. За этой дверью ждали спасения их товарищи.
        - Как бы нам её открыть? - Дин осмотрел дверь, но не обнаружил даже намёка на сенсорную панель или блок управления.
        - Думаю, здесь один принцип на весь корабль, - Романенко подошёл к двери вплотную и уставился на неё, параллельно представляя себе, как она открывается.
        Это сработало и двери ушли в сторону, предоставляя их взорам небольшое помещение, с ещё одной такой же дверью в конце. Отряд зашёл внутрь. Тут же послышалось лёгкое шуршание, и дверь за ними встала на своё место. Опустилась непроглядная темнота.
        - Э-э-э… - начал было Хоффман, но тут замерцали световые полоски возле самого пола, и помещение озарил неяркий зеленоватый свет.
        Одновременно с этим в их головах зазвучал шёпот. Слова было не разобрать, но язык им был явно не знаком. А затем, с резким хлопком из помещения вышла вся атмосфера, прозвучала целая гамма звуков, и отряд оказался во внезапно появившемся густом тумане. Прошло пару секунд, и туман тоже исчез, на смену ему пришла атмосфера, привычная для землян. И только тогда вторые двери принялись открываться.
        - Похоже, это был шлюзовой отсек и камера дезинфекции одновременно, - пробурчал Лёша. - Салливан мог бы и предупредить.
        Группа зашла внутрь довольно большого и так же, как и шлюз, слабоосвещённого помещения, оформленного в тёмных тонах.
        - Матерь божья… - Хоффман застыл на пороге. Кто-то из бойцов витиевато выругался, Лёша же просто молча взирал на открывшуюся картину.
        Именно в этом помещении находились их похищенные товарищи. Члены экипажа располагались в два ряда и парили над землёй в горизонтальном положении, удерживаемые на весу странными устройствами, вмонтированными в палубу. Рядом располагались ещё несколько таких же, но не активированных устройств. Люди оказались полностью обнажёнными.
        - Что эти ублюдки с ними сделали? - ни к кому особо не обращаясь, спросил Эркки.
        - Не знаю, но пульс у них есть, правда, очень замедленный, - Романенко принялся сканировать парящих людей. - Похоже, они в стазисе. Никаких физических повреждений или иных отклонений от нормы не обнаружено.
        - Эй, это же Амелин, - один из бойцов, ничуть не смущаясь, подбежал к молодой девушке в левом ряду. - Знакомая из научного отдела, - пояснил он Лёше. - Пару дней назад она сильно порезалась, и всё откладывала поход в медотсек, говорила, что дел невпроворот… А теперь… - он показал на запястье девушки. - У неё не осталось даже шрама.
        - Они что… Вылечили её?! - у Дина не укладывался в голове такой поворот событий. - Похитили только, чтобы залечить порез?!
        - Это был бы лучший из возможных исходов. Надеюсь, в ментальном плане у них тоже всё в порядке, - Алексей спрятал сканер. - Дин, ставь маяк, пора их вытаскивать отсюда.
        Хоффман кивнул, отстегнул от пояса миниатюрное устройство, представляющее собой цилиндр с экранчиком на небольшой треноге, и установил его рядом с парящими в воздухе людьми. Маяк был предназначен для передачи координат телепортируемого объекта, в случаях, когда со стороны телепортирующей установки их определить было затруднительно. Он обладал усиленным передатчиком, позволявшим транслировать данные даже в условиях высоких помех.
        - «Астерион», это Делькапо, - вызвал старпома Алексей. - Нашли часть похищенных, установили маяк. Принимайте наших.
        - Вас понял. Начинаем процедуру телепортации.
        Люди стали по одному исчезать, а на экранчике маяка принялись сменяться цифры, показывающие количество уже телепортированных.
        - Капитан, это Салливан, - в шлемофоне Лёши раздался голос Фредерика. - Мы закончили с этой группой, все доставлены на борт «Астериона».
        - Отлично. Фредерик, скажи, когда вы нашли людей, в каком состоянии они были?
        - Все они были без сознания, пульс был замедлен, но в остальном биосканер не показал никаких отклонений.
        - У нас та же история. Похоже на стазис.
        - Мне всё же подозрительно, что всё так радужно. Но точно узнать можно будет только на «Астерионе», - Салливан вздохнул.
        Маяк тем временем издал короткий звуковой сигнал, означавший, что он окончил работу. На экранчике горела цифра 37.
        - У нас тоже всё. 37 человек.
        - Я отправил 26. Значит, продолжаем поиски оставшихся.
        - Понял тебя. Будь на связи.
        - Куда теперь? - спросил Дин, когда они забрали маяк и вышли из отсека.
        - Сейчас посмотрим, - Романенко принялся доставать сканер.
        Корабль сотряс мощный толчок. Возможно, это был взрыв, но слышно ничего не было. Нескольких солдат кинуло на палубу, ещё пару человек, находившиеся ближе всех к краю, выпали за пределы коридора. К счастью, появившиеся плиты без труда поймали их. За первым толчком последовал второй, затем третий, уже слабее. Казалось, будто корабль знобит. Послышался протяжный скрежет и вниз полетел целый дождь из обломков и кусков обшивки. Солдаты, лежавшие на плитах, с воплями повскакивали на ноги и в один прыжок добрались до спасительного коридора.
        - Что это было? - Хоффман помог подняться бойцу рядом с собой.
        - Кажется, этому кораблю осталось недолго, - Романенко потряс головой, его довольно сильно приложило об пол, несмотря на пониженную гравитацию и шлем.
        - Капит… то Саллива… сё порядк…
        - Фредерик? Приём! Тебя плохо слышно!
        - …ичего не мог… сканер молчи…
        - Салливан!
        - …робуем сами…
        Связь прервалась.
        - Чёрт знает что! - Лёша ещё некоторое время вслушивался в помехи, затем достал свой сканер. - Тут тоже ничего не разобрать.
        - Наверное, усилилась утечка радиации, - предположил Эркки.
        - Нам придётся искать оставшихся без сканера, - мрачно сказал Лёша. - Разделимся на три группы, всё равно идти меньше чем по двое слишком рискованно и глупо.
        Раздался ещё один толчок и золотистое мерцание, закрывающее пробоины в корпусе, пропало. Солдат бросило на пол второй раз, теперь из-за вырывающейся в открытый космос атмосферы корабля. Несколько секунд им казалось, будто они попали в эпицентр шторма, их вытянуло на середину пустого пространства между коридорами, где их снова задержали плиты, после чего опустилась тишина. Пропали поскрипывания, поднимающиеся с плит люди теперь не издавали звуков.
        - Я бы поспешил, если мы хотим успеть спасти ещё хоть кого-то, - голос Дина в динамиках шлема был искажён помехами, несмотря на то, что он был всего в паре метров от Романенко.
        - План тот же, - Лёша поднялся на ноги. - Только теперь в десять раз аккуратнее. Связь поддерживать не удастся, это очевидно. Чуть что - включаете аварийный сигнал на маяке, и вас заберут на «Астерион». Всем понятно? - Алексею ответили утвердительно. - И да… Не забывайте, что тут ещё могут быть живые инопланетяне.
        Группа разделилась на пары, по задумке каждая из пар должна была прочесать нижние, средние и верхние палубы соответственно. Романенко взял с собой Эркки.
        Плиты всё так же слушались мысленных команд, и они поехали наверх. В процессе Лёша выяснил, что плиты так же могут двигаться и горизонтально, что упрощало задачу поисков. Оставалось надеяться, что остальные тоже додумаются до этого. Они начали с самой верхней палубы. Несмотря ни на что, поиски двигались всё же медленно. С каждой секундой Лёшу всё больше беспокоили их шансы самим выбраться живыми с этого корабля, а они до сих пор ещё не нашли ни одного из оставшихся членов экипажа.
        - Эркки, - он принял трудное решение. - Давай временно разделимся. Ты прочёсывай палубу с кормы, я - с носа. Встречаемся в центре каждой очередной палубы. И будь аккуратнее, ради Бога.
        - Понял, капитан, - финн посмотрел на свою плиту, и та направилась вместе с ним к корме.
        Лёша ещё пару секунд посмотрел, как тает его силуэт в царящем вокруг полумраке, затем направился в сторону носа.
        Он дошёл до первой двери. Раньше это не замечалось за суетой, но теперь в нём заговорила подозрительность. Он один, а что за дверью - неизвестно. Впервые с начала спасательной миссии он достал пистолет, перевёл его на максимальную мощность и встал сбоку от двери.
        «Откройся».
        Дверь уехала в сторону, каюта за ней была пуста. Пустыми оказались и все последующие каюты. Лёша отметил, что интерьер помещений инопланетного корабля составляют такие же самые антигравитационные установки, какие удерживали на весу его людей. Похоже, они заменяли обитавшим тут существам всю мебель.
        Алексей дошёл до середины палубы, и через минуту туда же подошёл Эркки.
        - Пусто, капитан, - он покачал головой.
        - Едем ниже.
        Пластины опустили их на следующую палубу, и они снова разделились. Опять потянулись пустые каюты, но пятая по счёту отличалась от предыдущих. Первое, что бросилось в глаза Алексею, был инопланетянин, лежащий ничком у самого входа. Палец на спусковом крючке напрягся, пистолет уже смотрел в спину существу.
        «Спокойнее, он не представляет сейчас угрозы» - голосу разума удалось заглушить инстинкты и подавить желание открыть огонь сразу, но недоверие осталось.
        Аккуратно подойдя к телу, Лёша слегка поддел его ногой. Инопланетянин оказался на удивление лёгким. Никаких повреждений у него видно не было, однако, признаков жизни он не подавал. Метод контрольных выстрелов по безжизненному телу Лёше претил, но оставлять за спиной потенциального противника тоже не хотелось. Додумать ситуацию ему не дало движение, которое он заметил в глубине комнаты краем глаза.
        «Чёрт, замечтался!» - Лёшу как огнём обжёг выброс адреналина, он снова был готов палить из пистолета по любой опасности.
        Опасностью оказался… Новак. Он сидел, прислонившись к стене, на нём был надет скафандр незнакомой Алексею конструкции. Мигом забыв про всё на свете, Романенко подскочил к нему.
        - Новак! - на мгновение он забыл, что вокруг них вакуум и услышать его Питер не может.
        Но главный инженер открыл глаза и посмотрел на Алексея.
        - Капитан… - голос был слабым, и Лёше внезапно показалось, что он идёт не из динамиков его шлема. Впрочем, он тут же отбросил эту мысль, было не до фантазий.
        - Ты как? Жив?
        - Голова очень болит, - сдавленно ответил Новак.
        - Потерпи ещё немного. Сейчас тебя заберут на «Астерион», а там тебя подлатает Руперт, будешь как новенький.
        - Хорошо бы, - Питер поморщился, говорить ему было трудно.
        Романенко отцепил от пояса и установил рядом маяк.
        - Только бы они там поняли, что надо делать…
        Тело Новака на мгновение мигнуло, что означало начало процесса дезинтеграции, но он остался на месте. Телепорт имел защиту на случаи неполной телепортации, но в данный момент главной проблемой было то, что забрать главного инженера не могут. Как и самого Лёшу…

«АСТЕРИОН».
        - Силовая установка корабля становится всё более нестабильной, - доложил младший лейтенант Матвеев, временно заменяющий отсутствующего Салливана. - Уровень нейтринной радиации растёт, вокруг корабля формируется интенсивное поле деформации. Оно искажает информационный поток от маяков. Теперь вернуть наших людей будет проблематично. К тому же, связь с ними пропала.
        - Громов! - гаркнул старпом. - Нам нужны связь и телепорты! Сейчас же!
        - Выберите что-то одно, - послышался лаконичный ответ.
        - Не паясничай! Они там по лезвию ножа ходят! - вскипел Горюнов.
        - Не кричите, я всё понимаю, но вы должны обозначить приоритеты. Всё и сразу бывает только в сказках. Я предлагаю сосредоточить силы на телепорте.
        - Хорошо, - старпом немного остыл. - Значит, телепорт - в первую очередь. Но нам всё равно нужно и то и то.
        - Понял. Мои парни и я уже работаем над усилением сигнала телепорта и изменением несущей частоты. Это должно помочь.

* * *
        - Похоже, у них неполадки, но ты же знаешь наших парней, они через пару минут всё починят, - нарочито бодрым и беспечным голосом сказал Лёша. Сам он в это не верил… Не в «пару минут» это точно. - Продержишься?
        - Куда ж я денусь…
        - Говорит Делькапо. Вы меня слышите? - без особой надежды произнёс Алексей в микрофон, переключившись на широковещание.
        - С больш… мехами, - кто-то ответил ему, но он не разобрал, кто именно. Возможно Эркки, он был ближе всех.
        Надо было бы найти его, но Романенко боялся оставить Новака хоть на секунду.
        - Телепортация временно невозможна. Продолжайте поиски остальных! - в ответ послышалось лишь шипение. - Связь тоже временно невозможна, - пробормотал себе под нос Лёша.
        - Капитан, мне нужно вам кое-что сказать, - Новак внезапно схватил его за руку.
        Не ожидавший этого Алексей вздрогнул, затем мягко попытался успокоить Питера, но тот вцепился в Лёшу мёртвой хваткой, в глазах читалась тревога.
        - На «Астерионе» расскажешь. Тебе сейчас нельзя тратить силы, - вновь попытался урезонить главного инженера Романенко.
        - На «Астерион» надо ещё попасть, я ведь тоже не маленький, понимаю, что нас не волшебник из сказки туда перенесёт.
        - Хорошо. Что ты хотел рассказать? - Лёша решил, что легче позволить Новаку говорить, чем спорить с ним.
        - Это касается похитивших нас инопланетян. Они называют себя тиакайцами. Эти инопланетяне живут по нескольку тысяч лет… - Питер заметил всё более расширяющиеся глаза Лёши и слабо улыбнулся. - Откуда я это знаю? Сейчас всё поймёте… Возможности их разума поражают, они владеют телепатией и телекинезом, могут изменять молекулярный состав веществ, а самое главное - они могут наделять своими способностями других существ, - до Алексея всё ещё не дошёл главный смысл и Новак продолжил. - У них есть враги - раса, название которой можно перевести на наш язык как Вечные. Они уже почти три сотни лет враждуют между собой. Точнее, враждуют эти самые Вечные, тиакайцы лишь защищаются. Суть конфликта заключается в том, что Вечные тоже обладают особыми способностями, но не такими, как наши похитители… - Новак шумно вдохнул и выдохнул, чтобы перевести дыхание. - Они живут уже очень-очень давно, с точки зрения любой нормальной расы они бессмертны, их физическая сила тоже переходит все границы приличия. Узнав о возможностях тиакайцев, Вечные решили, что они будут прекрасным дополнением к их собственным. Но у тиакайцев
было иное мнение на этот счёт, так как они вполне справедливо сомневались, что этот дар будет использован только в благих целях. Вечные решили подтвердить правильность сомнений и развязали с ними войну, пытаясь силой забрать то, что им не отдали добровольно. В ходе войны была уничтожена родная планета тиакайцев, а позже - и почти весь флот, - Питер снова прервался, он тяжело дышал, на лбу выступила испарина, рассказ давался ему нелегко.
        - Ты всё ещё не сказал, откуда ты это знаешь, - Романенко пытался переварить обрушившийся на него поток информации.
        - Он мне обо всём рассказал, - Новак слегка кивнул в сторону тела инопланетянина.
        - Я надеюсь, он также объяснил, зачем они похитили 142 человека с моего корабля?
        - По числу оставшихся в живых членов экипажа. По совместительству они же - последние представители своей расы. На них охотились, и для того, чтобы их наследие не кануло в лету, им необходимо было передать кому-то свои знания и навыки. Мы оказались ближайшими достойными кандидатами.
        - Чёрт возьми, но зачем же было именно похищать?!
        - У них не было времени на уговоры, а добровольно отдать своих людей вы бы не согласились. Тиакайцы и так опоздали. Вечные перехватили этот корабль, и пригрозили, что уничтожат всех на борту, если им не передадут требуемое. Тиакайцы отказались, и началось… - глаза Новака закрылись.
        - Эй! - Алексей потряс Питера. - Эй!! Не теряй сознание! Что они с тобой сделали?!
        - Я… - Новак с трудом разлепил веки. - Я согласился на слияние разумов… добровольно, - эти слова он прошептал с гордостью.
        - Боже… Зачем ты это сделал?
        - Это была прекрасная раса, капитан… Если бы вы только видели то, что показали мне… Их родной мир, города… Это были самые добрые и миролюбивые существа… Я хотел помочь им, сохранить хоть что-то… Это не должно было причинить никому из нас вреда… Но слияние прошло не… - Питер не договорил. Мышцы его лица внезапно перекосились в ужасающей кривой улыбке, а глаза стали безжизненно пустыми, пальцы сжались в кулак так сильно, что послышался хруст костей, тело выгнулось в последней предсмертной агонии. Алексею лишь оставалось наблюдать, как его товарищ покидает этот мир, помочь он ничем не мог.
        - Чёрт возьми, Питер, это не стоило твоей жизни!! - в бессильной ярости он ударил переборку кулаком, раз, другой, третий…

«АСТЕРИОН».
        - Силовой установке осталось недолго, - доложил Матвеев. - Судя по выбросам радиации и скачкам полей деформации, а так же каскадному нарастанию…
        - Сколько осталось? - прервал его Горюнов.
        - От силы минут пять. И это ещё очень оптимистично.
        - Громов, нам нужен работающий телепорт! Уже сейчас! - старпом вызвал главного инженера.
        - Если вы хотите получить капитана вместе с остальными в нормальном виде, а не в форме жидкой субстанции, вам придётся подождать ещё минуту, - с раздражением ответил Михаил.
        - Оператор телепорта там рядом? Передай ему, чтобы забрал всех, кого определят маяки, как только ты закончишь. Остальных… - Горюнов не договорил, но всё и так было понятно. - Джейкоб, готовься увести нас подальше от этого корабля.
        - Я уже готов.

* * *
        Романенко взял себя в руки. У него ещё есть кого спасать и есть на это время, душевные переживания придётся оставить на потом. Он встал, бросил последний взгляд на Новака и вышел из отсека. Проверил остальные, там было пусто. На середине палубы Эркки не оказалось, связь так и не появилась, пришлось предположить, что он попросту не дождался Лёши и ушёл искать похищенных людей дальше. Алексей спустился на палубу ниже и принялся осматривать каюты, как и раньше, от носа и к середине. Пусто, пусто, пусто… Корабль теперь едва заметно вздрагивал каждые 3 -4 секунды, было ясно, что времени не то что мало, его, считай, не осталось совсем. От безысходности Романенко ещё раз достал сканер, но там были только сплошные помехи. Внезапно он почувствовал чей-то взгляд.
        - Эркки, где тебя… - он стал поворачиваться, почему-то ему казалось, что за спиной стоит именно его напарник, но это был не он.
        В трёх метрах от него стоял Новак. От неожиданности Алексей разжал руку и биосканер грохнулся на палубу.
        - Питер? - Лёша всё ещё не мог поверить своим глазам.
        - Сознание Питера погибло, его мозг негативно отреагировал на слияние разумов, - голос Новака звучал безжизненно.
        - Кто ты такой? - Романенко потянулся к пистолету, теперь он чётко знал - голос шёл не из шлемофона, Питер вообще не двигал губами.
        - Меня зовут П`эл, я инициировал слияние с Питером, когда нас уже бомбардировал корабль Вечных. Я думал, что его мозг выдержит, но я не учёл некоторых факторов вашей физиологии. В идеале наши сознания должны были гармонично проникнуть одно в другое, Питер остался бы самим собой, с некоторыми… улучшениями с моей стороны, но его мозг оказался перегружен из-за такого количества информации, что привело к его смерти. Алексей, я сожалею о случившемся, такого не должно было произойти.
        Лёша вздрогнул, когда пришелец назвал его по имени. Теперь до него стало особенно ясно доходить, что Питер говорил правду. Значит, Новаку не просто запудрили мозги, эта раса действительно обладает…
        - … даром телепатии, - закончил за него П`эл.
        - Я не люблю, когда мне в голову залазят без моего разрешения, - Лёша направил на инопланетянина пистолет.
        - Прошу прощения, но я должен был выяснить.
        - Что выяснить? - Алексею в голову закралась мысль, что если про телекинез - это тоже правда, то он с таким же успехом мог целиться в инопланетянина из банана.
        - Совместимы ли мы.
        - Ты убил Питера, а теперь хочешь сделать то же самое со мной? Можешь и не мечтать!
        - Если бы я хотел этого, я бы не стал начинать с разговора с тобой, - спокойным, по-прежнему, безжизненным голосом сказал П`эл, и направился к нему. - Я не причиню тебе вреда.
        - А я тебе не верю. Стой на месте! - Романенко сделал предупредительный выстрел совсем рядом со шлемом бывшего Новака. - Зачем тебе мой разум? Ты ведь уже завладел телом моего главного инженера.
        - Его мозг разрушается, я не выживу в этом теле долго.
        - А где гарантия, что мой мозг не разрушится после слияния так же, как и у Питера?
        - Именно для этого я и просканировал его. В этот раз я учёл все факторы. Твой мозг выдержит слияние, - П`эл ещё больше приблизился к Алексею.
        - Не нужно пудрить мне мозги! Я не отдам свой разум в твоё распоряжение!
        - Алексей, я знаю, зачем вы здесь и могу вам помочь. Я последний выживший представитель своей расы и хочу сохранить хоть частичку нашей цивилизации, наших знаний и умений, взамен это принесёт вам пользу. Я знаю, каково вам находиться в чужом теле и жить чужой жизнью.
        Вот такого Романенко не ожидал. Это уже было посложнее, чем назвать его имя. Он собрал всю свою волю, чтобы не подать виду, что П`эл попал в яблочко.
        - Ты всё говоришь про способности и умения. Почему же, имея их, вы не защитили свой корабль? - к своему большому удивлению, Лёша начал верить этому существу, но часть разума всё ещё упрямо цеплялась за старые взгляды на этих инопланетян, и за неприязнь к ним, как похитителям.
        - Когда-то очень давно у нас случился военный конфликт с одной древней расой, которая была намного старше нашей. В итоге мы всех их уничтожили… И не только их, были и другие, много других рас. Наслаждаясь своим превосходством, мы стирали с лица галактики много миров, но так не могло продолжаться вечно. Нашлись те из нас, которые поняли, что так нельзя. И этот дар был дан нам не затем, чтобы уничтожать, а затем, чтобы созидать, - неожиданно голос П`эла приобрёл интонацию, стал мягким и грустным. - Поэтому мы решили отказаться от насилия. Нападение Вечных - это расплата за всё то, что мы натворили. Она лишь пришла чуть раньше, чем мы ожидали.
        - Питер рассказывал…
        - … какие мы добрые, и какой прекрасный мир у нас был? Это правда, мы ведём… Вели неагрессивный образ жизни уже многие тысячелетия. Но это не отменяет грехов древности. Многие из похищенных нами людей оказались не полностью совместимы, у нас не было времени проверять тщательно, когда мы высадились на ваш корабль. А остальные, хоть и были совместимы полностью, но оказались против слияния, а у нас опять же не было времени убеждать, и желания проводить его насильно. Не против оказался только Питер. Весь остальной экипаж сознательно пошёл на смерть, чтобы наш дар не достался Вечным. А я, лидер остатков моего народа, попытался передать его представителю земной цивилизации. Остальное тебе известно.
        - С чего ты взял, что мы полностью совместимы? - это была последняя попытка протестующей части Лёшиного сознания.
        - Вспомни майора Константина Уварова. И вспомни, как ты предвидел его предательство. В тебе уже есть искра того пламени, которое я собираюсь тебе передать.
        Алексей опустил пистолет. Он верил, верил, чёрт побери, каждому сказанному инопланетянином слову. Что ж, если всё это всего лишь разновидность гипноза, то у П`эла получилось. Романенко буквально ощущал, что тот не опасен.
        Они стояли на расстоянии полуметра друг от друга. Вокруг них продолжал разрушаться корабль, последний корабль последнего представителя некогда могущественной цивилизации. Корабль очередной раз сильно тряхнуло, и гравитация отключилась. Они стали подниматься над палубой. П`эл быстро положил ладони на то место шлема, где находились виски Лёши, не давая расстоянию между ними увеличиться. Зрачки бывшего главного инженера Питера Новака засияли ярким белым светом, по крайней мере, так показалось Алексею. Он оцепенел, будучи не в силах отвести взгляд от этих сияющих глаз. Перед его внутренним взором проносились странные гротескные образы, картины далёких миров и космические пейзажи удивительной красоты. Разнообразные существа, предметы, места, события, невероятные по красоте и по формам сооружения, миры, где сами законы физики действовали по-другому - поток информации был неимоверен. Сотни образов ежесекундно возникали в его сознании. Такого Алексей ещё ни разу в жизни не испытывал и вряд ли смог бы испытать ещё когда-нибудь.
        Как финальный аккорд всей этой какофонии, корабль сотряс последний, чудовищный толчок, больше напоминавший землетрясение где-нибудь в Японии, и тот раскололся надвое. Он продолжал разваливаться на части, когда из энергетической магистрали, проходившей вдоль коридора, вырвалась электрическая дуга, которая прошла через тела Романенко и Новака, связав их голубой нитью. Мощный поток энергии прервал цепочку видений, а затем и работу Лёшиного сердца. Руки П`эла разжались, и их тела по инерции продолжили движение вверх, к разлому, прямо в пустоту холодного космоса…

«АСТЕРИОН».
        - Телепорты готовы! - сообщил Громов на мостик.
        - Телепортирую всех в радиусе действия по биосигналам! - перекрыл его голос оператора телепорта.
        - Быстрее! - непроизвольно вырвалось у Наяны, наблюдающей чудовищную картину разрушения корабля.
        - Они у нас на борту!
        - Улетаем! - приказал Горюнов и «Астерион» в тот же миг перешёл на варп. Если бы они задержались ещё хотя бы на три секунды, то стали бы свидетелями мощного аннигиляционного облака, вызванного к жизни взорвавшейся силовой установкой инопланетного корабля. Оно быстро расползлось во все стороны, набрав в диаметре несколько тысяч километров. Впрочем, «Астериону» созерцание этой картины на пользу бы не пошло.

* * *
        Романенко открыл глаза и огляделся. Ему показалось, что произошедшие с ним за последнее время события - это всего лишь дурной сон. Он не сразу осознал, что находится в медицинском отсеке. Лёша приподнялся было на локтях, но отсек закрутился перед глазами и он рухнул обратно на койку. Когда восприятие мира пришло в норму, он ещё раз осмотрел отсек, на этот раз не поднимаясь. Рядом с ним он обнаружил Салливана и ещё нескольких бойцов из отряда «Ягуар», все подключены к различной медицинской аппаратуре. В отсек вошёл доктор Штейн.
        - О, капитан, вижу, вы очнулись. Как самочувствие?
        - Голова кружится, а так, вроде, жив. Как они? - Лёша кивнул в сторону Салливана и бойцов спецназа.
        - У Салливана - серьёзные повреждения внутренних органов и многочисленные переломы. Его хорошо швырнуло о переборку. Повреждённые ткани я уже обработал, однако опасения вызывает сильнейшее сотрясение мозга - его последствия исправить будет не так легко. Мы делаем, что можем, но его состояние по-прежнему тяжёлое. Он пока что в коме. Остальным повезло больше, их состояние стабильно, через неделю будут полностью здоровы.
        - А что с остальными членами группы? И что с похищенными? Мы всех забрали? - вопросы из Лёши сыпались один за другим.
        - К сожалению, - доктор помедлил, - Хоффман и ещё четверо его ребят не выжили, - он вздохнул. - Всего удалось спасти 69 человек из 142 похищенных, и мы потеряли пятерых из спасательной команды. Остальные - либо тут, либо не требовали медицинского внимания. Все спасённые находятся во втором медотсеке. Их состояние стабильное, но мне пока не удалось привести их в сознание.
        - Семьдесят восемь человек погибло, чёрт возьми, - Лёша ударил кулаком по тумбочке, стоявшей у койки, и тут же поморщился, удар отозвался вспышкой боли в голове. - А что с Новаком? Где он?
        - Его телепортировали вместе с вами, но, к сожалению, его мозг погиб ещё до того, как он попал к нам. Мы ничего не смогли с этим сделать. Мне очень жаль.
        Воспоминание о последних минутах на инопланетном корабле отозвалось новой волной головной боли.
        - Голова просто раскалывается, - застонал Алексей.
        - Сейчас я вколю вам обезболивающее, - Штейн достал шприц-пистолет и вколол лекарство Лёше в шею. - Это облегчит боль, но с причиной ещё надо разобраться.
        - Спасибо, - боль у Лёши действительно стала проходить. - Значит, вы не выяснили, что её вызывает?
        - Я провёл сканирование вашего мозга и обнаружил там чужеродный предмет - какой-то биочип. В вашей медкарте нет упоминаний о нём.
        - Он предназначен для усиления памяти, - Алексей сказал правду лишь наполовину. - Я специально просил, чтобы не упоминали, он не представляет собой ничего особенного… просто это немного личное… - вышло сбивчиво, и Романенко, сам того не желая, виновато посмотрел на Штейна.
        - Ох уж мне эти секреты, - тот в свою очередь посмотрел на Лёшу строго. - Ну хорошо, раз вы говорите, что он безвреден… Свою работу, он, по крайней мере, делает, уровень активности вашего мозга выше нормального в 8 раз.
        - Я надеюсь, боли пройдут? - с надеждой поинтересовался Алексей.
        - Мне нужно больше времени, чтобы провести дополнительные исследования, - Руперт пожал плечами. - Пока что причин для особого волнения нет. Будете наблюдаться у меня время от времени. Если боли не утихнут, будем искать более кардинальное решение, а пока прописываю вам обезболивающее.
        - Я тогда, пожалуй, пойду в свою каюту. С детства недолюбливаю медицинские учреждения, вы уж простите, - Лёша принялся слезать с койки.
        - Ничего, я всё понимаю, - доктор улыбнулся. - Кстати, пока вы не ушли, позвольте поинтересоваться, что это у вас за прибор на руке? Я не рискнул его снимать во время осмотра.
        - Это… - Романенко запнулся, снова ему надо было придумывать объяснения, это начинало надоедать. - Это экспериментальное устройство, связь, сканер… Ну, в общем, всё в одном. Довольно удобно. Оно как раз проходит фазу тестирования, и по результатам будет принято решение о постановлении на поточное производство. Такой же есть у капитана «Феникса», а этот достался мне в наследство от капитана Орезмо, - Лёша сделал грустное лицо.
        - О, - понимающе окнул Штейн. - Ну, в общем, если станет хуже, сразу же идите ко мне. И не забудьте периодически заходить на осмотр.
        - Это в моих же интересах, я знаю, - Руперт и Лёша улыбнулись друг другу, и Романенко вышел.
        Он направился в свою каюту, как и собирался, чтобы прийти в себя после всего случившегося. Никогда ещё за один день на него не наваливалось столько событий: падение в атмосферу газового гиганта, нападение пришельцев, слияние разумов с их представителем, гибель семидесяти с лишним человек его экипажа, да и он сам едва не погиб на том корабле. Больше всего его мучили, конечно же, потери личного состава. Одно дело - сухие сводки, какие всегда появляются во время войны, другое - люди, которых ты знал лично, с которыми через многое прошёл. Сейчас Лёше просто хотелось побыть некоторое время в одиночестве, чтобы его никто не трогал.

* * *
        Первыми, кого увидел Сэм, когда очнулся, были Озимцев и Новицкая, которые стояли возле его койки.
        - Как ваше самочувствие? - поинтересовалась Светлана.
        - Уже гораздо лучше, спасибо, - ответил Сэм на автомате, оглядываясь по сторонам. - Где я? - наконец, спросил он.
        - Ты находишься на звездолёте «Феникс», - ответил Гена. - Что последнее ты помнишь?
        - Спасибо, что спасли меня от этих тварей, - немного невпопад ответил Сэм.
        - Значит, помнишь, как прорывались к кораблю? - на вопрос Геннадия Питерсон нахмурился, затем улыбнулся и кивнул.
        - Скажи, почему киборги решили тебя именно похитить, - Озимцев вплотную подошёл к интересующей его теме. - С моими людьми они не церемонились и убивали при первой возможности.
        - Единственное, что мне приходит на ум - из-за моих знаний механики порталов. Я думал, меня порвут на куски прямо на месте, но киборг лишь сдавил горло, а потом я потерял сознание.
        - Да, это они любят, - Озимцев потёр шею, ещё помнящую ощущение металлических пальцев на ней. - Что ж, это имеет смысл. Признаюсь тебе честно, именно по этой же причине мы спасли тебя. Нам нужно узнать побольше о параллельных мирах. Ты говорил, что теперь проходы в параллельные миры открываются сами по себе? Так?
        - Всё верно. Теперь это неконтролируемый процесс.
        - А можно как-то просчитать, где будет открыт следующий портал? - в разговор вступила Светлана.
        - Зачем вам это? - Питерсон посмотрел широко раскрытыми глазами на капитана и его советника. - После нападения на станцию мне даже думать о порталах страшно! Вам разве нет?
        - У нас есть основания полагать, что мы сейчас находимся в параллельном для нас мире.
        - Вы… Вы уверены?! Вот это новость! - Сэм посмотрел на Гену со Светланой так, будто они только что превратились в тех самых киборгов, которые его чуть не убили.
        - Доказательств нет, но вероятность этого весьма высока. И теперь у нас есть все основания полагать, что именно ваш эксперимент стал этому причиной, - взгляд Озимцева был отнюдь не ласков.
        - Простите… - только и смог выдавить Питерсон.
        - Так что насчёт следующего портала? - напомнила Новицкая.
        - Мы… Уф… - Сэм мотнул головой, и отвёл взгляд в сторону. - Мне правда очень жаль, но нам не удавалось вычислить алгоритм возникновения порталов до этого момента. Не уверен, что там вообще есть хоть какая-то закономерность.
        - У всего есть закономерность, - отрезал Гена. - И именно с её помощью мы сможем вернуться обратно в свой мир.
        - Не всё так просто, - огорчил его Сэм. - Даже зная закономерность… В общем, каждый из миров имеет свою особую квантовую частоту, поэтому они не пересекаются. Попадая в другой мир, объект подстраивается под его частоту, но при этом он способен резонировать и на своей родной частоте. На данный момент мы выявили существование 752 845 миров. Перед тем, как искать портал, необходимо точно определить, к какому из этих миров принадлежит объект, а для этого потребуется прибор, который находится на станции.
        - Находился, - поправил его Озимцев. - Станции больше нет, мы её уничтожили.
        - Очень опрометчиво с вашей стороны, - Питерсон укоризненно взглянул на Геннадия. - Хотя… Где мой костюм?
        - Вот он, - Светлана указала Сэму на сложенную рядом грязную одежду.
        Тот незамедлительно начал рыться в карманах и вскоре достал оттуда небольшую карту памяти.
        - Фух, целая, - Питерсон облегчённо вздохнул и помахал ею из стороны в сторону. - Здесь находятся данные о природе порталов, частотах каждого из миров и вся сопутствующая документация. Я успел скопировать её после нападения на станцию. Это очень ценные сведения, и, к счастью, не только в теоретическом плане. Если у вас найдутся необходимые материалы, я могу попробовать воссоздать прибор. Мы назвали его «Камертон» по аналогии с музыкальным, или, если хотите более научно - межпространственный транспортёр.
        - Бейкер примет тебя с распростёртыми объятиями, - усмехнулся Озимцев. - Это наш главный инженер, он уже некоторое время ищет решение проблемы перемещения между параллельными мирами. Однако, учитывая вышесказанное, где гарантии, что мы попадём именно в наше родное измерение? Нам ведь нужен портал, ведущий в наш мир, а это лишь один из примерно семисот пятидесяти тысяч, или сколько ты там говорил, вы обнаружили миров.
        - Не совсем так, - Питерсон улыбнулся. - Портал - это что-то вроде перекрёстка, где сходится множество дорог, и повернуть можно куда угодно, нужно лишь выбрать правильное направление. Зная частоту вашего измерения, мы сможем настроиться на него и выделить его из множества других миров.
        - Как это сделать? - Новицкая опередила Озимцева с вопросом.
        - Всё тем же «Камертоном». Когда прибор определит частоту корабля, он начнёт резонировать определённым образом в момент входа в портал, служа чем-то вроде катализатора химической реакции, только здесь будут задействованы не реактивы, а энергетические поля и потоки. Это позволит…
        - Капитан, срочно подойдите на мостик, сенсоры зафиксировали мощную аномалию прямо по курсу, - голос старпома из динамиков медотсека прервал увлёкшегося теоретическими выкладками Сэма.
        - Сейчас буду, - Озимцев посмотрел на Сэма. - Продолжим разговор позже, - тот кивнул.
        - Искажение пространства в 152 000 километрах, прямо по курсу, - доложил Вайт, когда Геннадий и Светлана появились на мостике.
        - Я предлагаю держаться от него как можно дальше, - высказался Макнил.
        - Разумно, - Гена уселся в своё кресло. - Мы и так черт знает где, нечего усугублять ситуацию. По крайней мере, пока Джон с Сэмом не разберутся с тем прибором.
        - Сенсоры фиксируют наличие корабля внутри аномалии, - неожиданно добавил Эрик.
        - Что за корабль? - напрягся Озимцев.
        - Постараюсь отфильтровать искажения… это «Астерион».

«АСТЕРИОН».
        - В 20 000 километрах по правому борту образовалась пространственная аномалия диаметром 2 000 километров, - Матвеев всё ещё заменял выздоравливающего Салливана.
        - Пространство в последнее время ими прямо напичкано, - буркнул Лёша. - Как грибы после дождя. Уведи нас подальше от неё, - обратился он к Джейкобу.
        - Подождите, в аномалии что-то есть, - остановила их Кузнецова.
        Она вывела на экран изображение едва различимого на фоне аномалии объекта.
        - Максимальное увеличение, - приказал Романенко.
        Изображение мгновенно увеличилось, и все присутствующие смогли рассмотреть корабль. Даже несмотря на большие искажения силуэта находящегося в аномалии корабля, было ясно, что по своей конструкции он идентичен «Астериону».
        - Это же…
        - «Феникс», - Кузнецова кивнула, подтвердив догадку Алексея.

«ФЕНИКС».
        - Виктория, установите с ними связь! - чуть не крикнул Гена.
        - Открываю помехозащищённый канал… - на экране появилось изображение Алексея.
        - Как вы там? - с ходу начал Озимцев.
        - Рад тебя видеть, дружище, - заулыбался Романенко. - У нас тут много чего произошло, потом расскажу. Видимо, нам удастся объединиться. Кто к кому летит? Только решай быстрее, пока эта штука не исчезла.
        - Не так быстро, - Гена грустно покачал головой. - С порталами есть загвоздка, просто так не пролетишь. Тоже долго объяснять, но главное - у нас есть решение проблемы. Мы вернёмся обратно, и не куда-нибудь, а именно в наше родное измерение.
        - Каким образом?
        - С помощью вот этого, - Гена обернулся и увидел Сэма, стоящего у входа на мостик. Тот поднял вверх карту памяти, которую держал между указательным и средним пальцами.
        - Ты вообще-то должен быть в медотсеке, - напомнил ему Озимцев.
        - Простите, капитан, - Питерсон смутился. - Вы не говорили, что у вас есть друзья с похожей проблемой, но я случайно услышал ваш разговор… В общем, им тоже нужна информация об этом приборе, а порталы обычно остаются открытыми не больше 20 минут, и то, если повезёт. Я хотел предложить передать им информацию с этой карты памяти, пока ещё есть возможность.
        - Виктор, слышал? - Гена посмотрел на Сэма с уважением, затем повернулся к Лёше. - Прибор называется «Камертон». Всю информацию по построению и использованию мы вам передадим.
        Климова взяла у Сэма карту памяти, вставила в считыватель и начала передачу информации на «Астерион».
        - Портал закрывается, - с беспокойством сообщил Эрик, отслеживающий состояние аномалии.
        - Передача информации почти завершена, - Виктория от нетерпения принялась стучать пальцами по покрытию консольной стойки, - осталось 10 %…
        - Подожди, а где мы встретимся, когда окажемся в нашем мире? - внезапно осенило Алексея.
        - Всё равно, - Гена понимал, что времени придумывать что-то у них почти нет. - Передайте им наши координаты, - кивнул он Климовой. - Ждите нас тут!
        - Координаты и информация с карты переданы, - отрапортовала та.
        - Мы получили, - подтвердил Лёша. - Вы нас тоже ждите! Но если через пару дней не появи… - далее присутствующие на мостике ничего не услышали, так как связь оборвалась.
        - Портал закрылся, - медленно проговорил Эрик.
        - Информация передана, это главное. Теперь нам нужно заняться прибором, и, параллельно, разработать алгоритм поиска порталов.
        - Я начну анализ информации и сбор необходимых данных с датчиков, - с энтузиазмом сказал Макнил. - Тут есть над чем поработать, благодаря Сэму.
        - Светлана, - Озимцев кивнул Макнилу и обратился к советнику, - проводи Сэма к Бейкеру, им есть чем заняться.
        - Есть, капитан, - Новицкая передала карту памяти Питерсону и они оба покинули мостик.

«АСТЕРИОН».
        - Громов, - Романенко вызвал нового главного инженера. - У меня есть для тебя задание.
        - Слушаю, - тут же отозвался Михаил.
        - Мы только что получили данные, содержащие техническое описание устройства, которое поможет нам вернуться в нашу вселенную, пересылаю их тебе. Я хочу, чтобы ты занялся этим устройством немедленно. Приоритетность, думаю, ты осознаёшь.
        - Не маленький, - лаконично ответил Громов.
        - Отслеживайте появление аномалий, - эти слова уже были обращены к Татьяне. - Возможно, нам удастся периодически поддерживать связь с «Фениксом».
        - Появление аномалий спонтанно. Я постараюсь выявить закономерность, но для этого пока недостаточно данных, - Кузнецова покачала головой.

«ФЕНИКС».
        - Капитан, говорит Генри Смит. Подойдите, пожалуйста, в медотсек.
        - Это срочно?
        - Думаю, да, - голос врача был встревоженным.
        - Уже иду, - вздохнул Озимцев. - Докладывайте мне об изменениях ситуации, - распорядился он, обращаясь к старпому, и покинул мостик.
        - Капитан, проходите, - Смит кивнул головой вошедшему Гене.
        - Зачем вы меня вызывали?
        - После того, как вы привели сюда Сэма, я взял у него кровь на анализ - стандартная процедура для новоприбывших - и смотрите, что я в ней обнаружил, - Генри вывел увеличенное изображение кровяных телец Питерсона на большой экран в центре комнаты.
        - Извините, доктор, но я не имею медицинского образования, - напомнил Смиту Гена. - Что я здесь должен увидеть?
        - Сейчас поясню. Его эритроциты имеют необычную форму и содержат в себе минералы, которых в них быть не должно. Это уже настораживает, не так ли? - Озимцев неуверенно кивнул. - Увидев это, я решил провести анализ его ДНК и вот, что обнаружилось, - доктор вывел на экран изображение двух наборов ДНК. - Слева ДНК обычного человека, а справа ДНК Сэма. - Он торжествующе посмотрел на Геннадия.
        - Э-э-э… у Сэма больше хромосом, верно? - Гена поднял из глубин памяти полузабытые уроки биологии.
        - Их в 4 раза больше, чем должно быть, - уточнил Генри.
        - Это значит, что он… - Геннадию в голову прыгнул кадр из давным-давно смотренного им фильма «Пятый элемент». Там доктор так же смотрел на ДНК и говорил…
        - … что он не совсем человек, - закончил за него Смит.

«ФЕНИКС», СПУСТЯ 4 ЧАСА 53 МИНУТЫ.
        - Мы закончили сборку «Камертона», - доложил Бейкер из инженерного отсека.
        - Принято. Подключайте к сенсорному массиву, - сказал Булавский.
        - Уже готово.
        - Протестировали? - поинтересовался Озимцев.
        - Да, прибор подтвердил ваши опасения, мы действительно находимся в параллельном мире.
        - Хорошо, - Гена удовлетворённо кивнул. - Макнил, что у тебя?
        - Точность предсказаний пока составляет лишь около 70 %, порталы открываются слишком хаотично.
        - Ну, 70 % - это гораздо лучше, чем ничего, - подметил Артур.
        - Я могу продолжить анализ, - предложил Макнил.
        - Где должен появиться следующий портал? - вопросом ответил Озимцев.
        - В 2-х парсеках через 5 минут 18 секунд. Оценочное время существования - около 18 -19 минут.
        - Попробуем положиться на удачу, - Геннадий пожал плечами. - Если не получится, продолжишь, а пока что начинайте подготовку к гиперпрыжку.

«АСТЕРИОН».
        - Мне удалось выявить некую закономерность, - Кузнецова устало оторвалась от консоли и откинулась на спинку кресла. - Вероятность правильного определения следующего места появления портала неплохая, но это всё равно не точно.
        - Насколько неплохая? - уточнил Романенко.
        - 78 %.
        - Надеюсь, что этого хватит. Громов уже заждался, чтобы проверить прибор в деле.
        - Капитан, это всего лишь моя догадка, но… - Татьяна запнулась.
        - Продолжай, - Лёша ободряюще улыбнулся и кивнул.
        - За последний час частота появления порталов возросла в 9 раз. Это чем-то напоминает усиление цепной реакции. Я думаю, что вскоре произойдёт коллапс порталов, если можно так выразиться, и пространство вернётся в нормальное состояние.
        - Сенсоры регистрируют увеличение количества гравитонов, что подтверждает эту теорию. Природа не терпит дисбаланса, - поддержал Татьяну Матвеев.
        - Коллапс порталов означает, что они перестанут появляться? - нахмурился Лёша.
        - Именно, - Татьяна кивнула.
        - В таком случае нам стоит поторапливаться.
        - В 17 световых годах через 4 минуты по расчётам должен появиться портал, который будет стабильным 11 минут.
        - Начните просчёт точки выхода из гиперпространства, мы как раз успеваем.
        - Говорит доктор Штейн, - через динамики громкой связи раздался голос доктора. - Капитан, пройдите, пожалуйста, в первый медотсек, у меня для вас хорошая новость.
        - Уже иду, док, - коротко ответил Алексей.
        Когда Лёша вошёл внутрь, он поначалу не поверил своим глазам.
        - Здравствуйте, капитан, - с койки на него смотрел улыбающийся Салливан.
        - Фредерик, ты очнулся! - от радости Романенко даже не знал, что сказать. - Как себя чувствуешь?
        - Как будто спал целую вечность, - ответил тот. - Воспоминания сумбурные и тоже очень похожи на сон. На кошмар, точнее. Что произошло на корабле?
        - Если коротко - нас успели вытащить в последнюю секунду.
        - То, что Фредерик очнулся так быстро - большая удача, но он ещё довольно слаб, - вмешался Штейн. - Я пока не разрешаю ему возвращаться к выполнению обязанностей.
        - Но док… - попытался возразить Салливан.
        - Никаких «но»! Более того, вам нельзя покидать медотсек ещё хотя бы пару дней, это мой приказ. За вашим состоянием нужен постоянный контроль, синаптические пути ещё не до конца восстановились.
        - Капитан… - Салливан посмотрел на Романенко как обиженный ребёнок.
        - Фредерик, ты мне нужен полностью здоровым, - мягко сказал Лёша. - Если доктор говорит, что нужно подождать, значит так действительно надо.
        - Так точно, - покорно кивнул тот.
        - Давай, поправляйся поскорее, - Романенко по-дружески похлопал Салливана по плечу и вышел из медотсека.

«ФЕНИКС».
        - Гиперпрыжок прошёл успешно, все системы работают нормально, - доложил Шашков.
        - Портал откроется через 32 секунды, - сообщил Эрик.
        - Ну что, капитан, вы готовы, наконец, отправиться в родное измерение? - Сэм возник на мостике незаметно, как и в прошлый раз.
        - Да, - нарочито безразлично кивнул Озимцев. - Ждём лишь, когда откроется портал.
        - 15 секунд до открытия портала, - Эрик продолжил отсчёт.

«АСТЕРИОН».
        - Мы на месте. Портал в 12 000 километрах прямо по курсу, - отчеканил Джейкоб.
        - У нас всё готово? - в очередной раз спросил Романенко, ошибок в самый последний момент ему не хотелось.
        - Так точно. Можем начинать, - успокоила его Татьяна.
        - Тогда вперёд. Джейкоб, курс на портал, скорость - половина кванта, - скомандовал Алексей.
        Всё произошло быстро. Как только «Астерион» оказался внутри портала, «Камертон» выделил правильную частоту, и крейсер тут же оказался в обычном космосе. Портал исчез, и никто даже не понял, получилось ли у них вернуться в свой мир.
        - Что произошло? - Романенко растерянно моргнул.
        - Судя по данным с межпространственного транспортёра, мы вернулись в наш мир, - пояснила Кузнецова.
        - Так… просто? - Алексей изогнул бровь.
        - В другое измерение мы тоже без сложностей попали, - напомнил Горюнов. - Видно, действительно все, что было нужно, так это выделить частоту.
        - Прыгаем к месту встречи.
        Расчёт и гиперпрыжок заняли не много времени.
        - «Феникса» здесь нет, - сообщила Татьяна, когда они прибыли.
        - Будем ждать. Надеюсь, у них не возникло проблем.

«ФЕНИКС».
        - Портал открылся, - сообщил Эрик.
        - Сэм, я всё хотел задать тебе один вопрос, - вместо команды о движении к порталу Гена внезапно повернулся лицом к Питерсону и взглянул тому в глаза.
        - Какой именно? - Сэм недоумённо посмотрел на Озимцева.
        - Мне не даёт покоя одна вещь, - Гена сделал паузу, выжидающе смотря на Питерсона.
        - О чём вы говорите? - не выдержал тот.
        - Почему наши сенсоры не смогли обнаружить тебя на станции?
        - Лучи сенсоров могли не пройти сквозь толстые переборки, - Сэм отвёл взгляд. - Капитан, портал может закрыться, давайте решим этот вопрос потом.
        - Портал подождёт, - Гена нехорошо усмехнулся. - У меня есть другое предположение: узнав, что мы приближаемся к станции, ты изменил биологические параметры своего тела, скрыв, таким образом, своё присутствие, а когда понял, что мы можем быть тебе полезны, снова изменил на человеческие, позволив себя найти биосканером.
        - Вы говорите какой-то бред! - не очень убедительно возмутился Сэм.
        - Бред? Ладно, а что ты скажешь о пятнах крови? Мы шли по этому следу, когда киборг похитил тебя, но потом след прервался. А доктор не обнаружил у тебя каких-либо ран, откуда эта кровь могла течь. Вот тебе ещё одно предположение: ты умеешь быстро регенерировать повреждённые ткани своего организма, - в глазах Сэма с каждым словом разгоралась ярость, теперь Гена ясно это видел. - Мы провели анализ твоей крови. И знаешь что? Ты не человек, - почти торжествующе закончил выкладки Озимцев. - Так кто же ты такой? - Сэм упорно молчал, переводя взгляд с одного человека на мостике на другого. - Молчишь? Тебе же хуже… Посадите его на гауптвахту, будем разбираться позже, а то портал и вправду закроется.
        - Я ведь помог вам…
        - Я похож на наивного? - прервал его Озимцев. - Помощь ещё не означает добрые намерения. Слишком ты скрытный.
        Двое охранников, стоявших у входа на мостик, уже подходили к Сэму, один из них достал улучшенный вариант наручников. Сэм искоса взглянул на них, затем снова посмотрел на капитана. Его губы дрогнули в едва заметной улыбке. Охранник протянул руку… Питерсону хватило одного молниеносного движения, чтобы раскидать охранников по разным сторонам мостика.
        - Ах ты!.. - Булавский, не раздумывая, достал пистолет и выстрелил в Сэма в оглушающем режиме.
        Тот не сделал ни одной попытки увернуться, хотя после того, что он продемонстрировал, стало казаться, что ему бы это не составило труда. Сэм лишь с улыбкой смотрел, как Булавский поднимает оружие и жмёт на спуск. Выстрел никак не подействовал на Питерсона, тот лишь с иронией покачал головой. Артур быстрым движением пальца переключил оружие в боевой режим и произвёл второй выстрел, на этот раз проделавший дыру прямо посередине грудной клетки Сэма. Дыра там находилась ровно две секунды, затем, за такое же короткое время полностью затянулась.
        - Меня не так просто убить, - сказал Сэм, как только его лёгкие снова оказались способны гнать воздух к голосовым связкам.
        - «Коготь» на мостик. Срочно! - Макнил активировал громкую связь.
        - Капитан, вы мне нравились, и я на самом деле благодарен вам за то, что вы спасли меня, но в ваших же интересах не ссориться со мной, - Питерсон развёл руками. - Вы просто не знаете, на что я способен.
        Всего через полминуты на мостик ворвался десяток спецназовцев с винтовками. Они встали полукругом и взяли Сэма в прицел. Всё это время тот спокойно стоял на месте.
        - А ты не знаешь, на что способны мы, - процедил Озимцев. - Схватить его!
        Один из спецназовцев начал осторожно подходить к Сэму, держа в руках электронные наручники. Тот позволил ему подойти почти вплотную, затем скрутил ему руку так, что наручники выпали на пол, и толкнул в грудь. Всё это снова было проделано молниеносно. Спецназовец отлетел назад, сбив по пути двоих своих товарищей. Толчок Сэма со стороны казался произведённым с такой лёгкостью, будто спецназовец совершенно ничего не весил.
        - Огонь! - коротко скомандовал Михеев.
        На этот раз Питерсон не стал ждать, пока его продырявят, он ловко увернулся от выстрелов, почти так же, как и киборги, и выбежал с мостика, по пути попросту сбив пару бойцов.
        - Всем постам охраны, внимание! На корабле находится крайне опасный субъект. Необходимо немедленно задержать и обезвредить его, - Макнил коротко описал Сэма. - И пришлите медиков на мостик.
        - Отмените переход в наше измерение до тех пор, пока мы его не поймаем, - добавил Озимцев. - Я не хочу приводить с собой неизвестно кого.
        - Зря вы так, капитан, - голос Сэма донёсся из динамиков коммуникатора Геннадия.
        - Сдайся добровольно и тебя не тронут.
        - Как благородно. А только что вы, вроде, хотели меня убить, - из коммуникатора донёсся смешок. - У меня к вам встречное предложение, капитан. Давайте сыграем в одну игру. Если выиграете - сохраните жизнь экипажу, если нет - придётся убить всех и забрать ваш корабль себе.
        - Что ты задумал? - Гену начинала сильно раздражать эта ситуация.
        - Скоро узнаете, - Сэм отключил связь.
        Практически сразу после этого на корабле произошёл энергетический скачок, который перезагрузил операционную систему корабля.
        - Что происходит? - обеспокоенно спросил Артур.
        - Проблемы с реактором, он вырабатывает энергию в слишком большом количестве. Энергетические конвертеры не успевают в полном объёме преобразовывать её, - пояснил Стефан, как только его консоль снова ожила.
        - Бейкер, говорит Тихонов. Что у вас происходит? - Гена снова обратился к коммуникатору, но ответа на вопрос не последовало. - Инженерный, ответьте!.. Да что у них там случилось? Запросите охрану инженерного!
        - Охрана не отвечает.
        - А остальные посты?
        - Тоже, - растерянно сказал Макнил.
        - Значит, придётся идти туда самому. А вы оставайтесь на местах, - Озимцев строго посмотрел на офицеров. - Я его сюда притащил, мне и расхлёбывать, никем другим я рисковать не намерен. А вы попробуйте найти нашего «гостя», - и он вышел.
        Вскоре Геннадий добрался до инженерного отсека. За время своего пути туда он никого не встретил, это настораживало, с другой стороны - основной путь он проделал на турболифте. Оставалось надеяться на лучшее. За десять метров до дверей отсека он понял, что надеялся зря, - возле них лежали четверо охранников, тех самых, которых он приставил к Бейкеру с коллегами, после того, как узнал о Сэме от доктора. Гена подошёл и приложил пальцы к артерии на шее одного из них - пульс был слабый. Остальные трое охранников тоже были живы. Пока что Сэм придерживался правил своей глупой игры. Гена поспешил внутрь инженерного отсека. Там картина была абсолютно такой же - вокруг лежали тела инженеров и техников.
        - Медотсек, говорит Тихонов. Пришлите в инженерный бригаду медиков, срочно! - удивительно, но на этот раз со связью всё было отлично, Озимцеву пообещали прибыть в кратчайшие сроки.
        Гена спрятал коммуникатор и принялся перебегать от одного тела к другому. Без сознания. Снова. Ещё один. Ну, хоть кто-то же должен очнуться! Ему надо знать, что произошло!
        Как будто отвечая на его мысли, со стороны реактора раздался стон.
        - Капитан… - Бейкер попытался сесть, но у него ничего не вышло. Гена подлетел к нему.
        - Что здесь произошло? - он осмотрел главного инженера, но никаких повреждений у него не заметил, как и у других.
        - Сэм ворвался сюда и начал… - Джеймс тяжело сглотнул, - начал перенастраивать консоль реактора. Я был последним, кто пытался остановить его. Он всех вырубил пистолетом.
        - Он их всего лишь оглушил, - успокоил Бейкера Гена. - Держись, медики сейчас будут здесь.
        - Внимание, выработка энергии не соответствует потребляемому уровню. Автоматическое регулирование заблокировано. Понизьте уровень выработки энергии в реакторе, - оповестил компьютерный голос.
        В инженерный отсек вбежали 6 медиков. Одни из них сразу подбежал к Бейкеру и начал осматривать его. Пока медики оказывали всем пострадавшим первую помощь, Гена подошёл к консоли управления реактором. Он смутно представлял, что делать, но всё же решил попробовать, так как никто из инженеров не был сейчас в состоянии заняться имеющейся проблемой. Пользуясь подсказками компьютера, он попытался исправить ситуацию, но его ждал неприятный сюрприз. Система управления оказалась заблокирована полностью, включая ручной режим. Озимцев ввёл свой код авторизации - он давал полный доступ ко всем функциям корабля, но даже это не помогло.
        - Консоль заблокирована, я ничего не могу сделать! - крикнул он Бейкеру.
        - Нужно куда-то перенаправить излишки энергии, - Джон уже практически полностью пришёл в себя стараниями врача. - Лучше всего для этого подойдут варп-двигатели.
        - Мостик, говорит Тихонов, - тут же отреагировал Геннадий. - Приказываю немедленно перейти на максимальный варп! Курс неважен. Это утилизирует лишнюю энергию и должно понизить нагрузку на энергетическую сеть.
        - Вас понял! Перехожу на варп 7.5, - ответил Шашков.
        - Очень умно, капитан, - из коммуникатора снова зазвучал голос Сэма. - Но надолго ли хватит этого решения? Давайте сделаем ставки.
        - Кто ты такой? Зачем тебе всё это нужно? - прорычал Гена, едва сдерживаясь, чтобы не перейти на крик.
        - Хотите узнать кто я? - Сэма, казалось, забавляло всё происходящее. - Я расскажу вам, но не сейчас. Всему своё время, - Питерсон прервал связь.
        - Артур, - Гена вызвал старпома. - Вы смогли определить местонахождение Сэма?
        - Пока нет. У нас не получается локализовать сигнал его коммуникатора. Он оказался хитрее, чем мы думали, каждый раз ретранслирует сигнал через общую информационную сеть.
        - Мы ещё посмотрим, кто хитрее, - процедил Озимцев. - Усильте охрану ключевых точек корабля, а также заблокируйте работу всех терминалов, включая информационные. Взаимодействие с системами корабля теперь только с моего ведома. Объявите боевую тревогу, пусть каждый носит при себе оружие. Наверняка он предпримет ещё попытки испортить нам жизнь.
        - Будет сделано, - коротко ответил старпом.
        - Отстаньте от меня, со мной уже всё в порядке, - услышал он ворчание Бейкера за спиной.
        - Но я ещё не закончил! Нужно провести полное сканирование, чтобы выявить возможные внутренние повреждения, - возмутился медик.
        - Пока вы будете меня сканировать, корабль разлетится на куски! - отрезал Джон. - Как только разберёмся с проблемой, сможете забрать меня в медотсек с потрохами.
        - Хорошо, но если вам станет плохо, это будет целиком ваша вина, - с лёгкой обидой сказал медик, и переключил своё внимание на следующего пациента.
        - Ты уверен, что ты в норме? - на всякий случай уточнил Озимцев.
        - Капитан, умоляю вас… И вы туда же. Я достаточно хорошо себя чувствую, чтобы заняться реактором, честно, - Бейкер подошёл к консоли. - Уровень выработки энергии растёт, скоро он снова станет критическим, даже несмотря на задействованный варп-двигатель. Я попробую разблокировать систему управления.
        - А можно его просто отключить? Физически?
        - Если попытаться сделать это без предварительной деинициализации, мы повредим его, - Бейкер покачал головой.
        - Макнил, - Гена связался с мостиком. - Обеспечь нормальную охрану инженерного, если надо сгони сюда хоть половину личного состава. Я не хочу, чтобы у Сэма получился его фокус второй раз.
        - Так точно.
        - Будь всегда на связи, - Озимцев снова обратился к Бейкеру. - Не хватало ещё потерять главного инженера.
        - Вас понял.
        Гена кивнул и покинул инженерный отсек, направившись к медицинскому. У него появилась одна мысль.
        - Генри, вы здесь? - Озимцев вошёл внутрь, и, не обнаружив главного врача, двинулся вдоль коек, осматриваясь. - Генри!
        - Я в лаборатории, - наконец послышался приглушённый ответ.
        Гена направился к неприметной с первого взгляда двери, ведущей в немаленькую лабораторию, где обычно проводились исследования и эксперименты с биологически активными и опасными материалами.
        - Проходите, - Смит приветливо кивнул. - Я как раз работаю над расшифровкой кода ДНК Сэма, как вы и просили, и уже достиг некоторых успехов. У меня получилось выявить гены, отвечающие за его сверхчеловеческие способности. Думаю, что вскоре я смогу найти их все и разработать блокатор, который нейтрализует его дополнительные «возможности». Правда, это может сделать его инвалидом.
        - Меня это волнует меньше всего, нечего было портить жизнь моему экипажу. Как скоро вы закончите работу?
        - Думаю, мне потребуется ещё около полутора-двух часов.
        - Это определённо хорошие новости, но у нас сейчас немного иная проблема. Внутренние сенсоры корабля не могут обнаружить его. Пользуясь этим, он может скрытно пробраться практически в любую часть корабля. И я хотел узнать у вас, существует ли какой-нибудь способ определить его местоположение исходя из его биологических параметров?
        - Ну, разве только… - доктор помялся. - Когда он лежал здесь, я обнаружил, что его температура на один градус Цельсия выше нормы. Тогда ещё подумал, что он может быть чем-то болен…
        - Так просто? А мы… - Озимцев в раздражении махнул рукой. - Есть зацепка по Сэму, - он связался с мостиком. - Его температура на один градус по Цельсию выше стандартной человеческой температуры.
        - А ларчик-то просто открывался, - ему ответил старпом. - Вас понял.
        - Док, у меня ещё один вопрос, - Гена убрал коммуникатор. - «Вакцину» для Сэма можно будет распылить через систему вентиляции?
        - Боюсь, что нет. Она будет синтезирована на базе нелетучего компонента. При попытке перевести её в газообразное состояние формула распадётся и потеряет свою эффективность. Её нужно будет вколоть непосредственно в мышечную ткань. Поэтому, для того, чтобы обезвредить его, вам придётся его найти, - Генри виновато развёл руками.
        - Похоже, это будет не так просто. Но делать нечего… Спасибо, не буду отвлекать вас от работы. Сообщите мне, как только у вас получится.
        - Разумеется!
        - А я пойду помогать своим людям ловить ублюдка.
        Как только Гена покинул медотсека, с ним тут же связался Сэм.
        - Тепловые сенсоры… Умно, очень умно, капитан. Я всё ждал, когда до вас дойдёт. Но вы же не думаете, что вам это поможет? Я кое-что приготовил для вас, это надолго займёт ваше внимание.
        - Хватит игр, Сэм. Зачем ты это всё затеял?
        - Разве не ясно? Я хотел попасть в ваше измерение, я даже дал вам для этого все необходимые знания. Но, видно, слова «взаимовыгодный симбиоз» вам незнакомы.
        - Чем тебя не устраивало своё?
        - Дайте подумать… Наверное, тем, что в своём мире я являлся одним из самых разыскиваемых преступников. Помните тех огромных киборгов на станции? Они специально были созданы, чтобы поймать меня. Большая честь, капитан! И они действительно подобрались очень близко. Не буду описывать подробностей, просто, уходя от погони на своём корабле… На своём свежеукраденном корабле… Я попал в такую же аномалию, как и вы. Недалеко от места моего появления в этом измерении оказалась та самая станция. Я состыковался с ней и попросил помощи. Эх, отличные были люди, добрые…
        - Что ты с ними сделал?! - рявкнул Озимцев.
        - Ничего особенного, - Сэм мерзко хихикнул. - Они даже добровольно покинули станцию, стоило им только пригрозить, что я взорву её, если они не уберутся оттуда.
        - Значит с ними всё в порядке?
        - М-м-м, пожалуй, нет. Боюсь, что никто из них не выжил, когда я взорвал их корабли. Но такова жизнь. Ничего личного.
        - Ах ты сукин сын!
        - Как грубо! - Питерсон поцокал языком. - Я буду выше ваших инсинуаций и продолжу рассказ. На чём я остановился? Ах да… У меня ушло несколько недель, чтобы выяснить, где я и втереться в доверие к персоналу станции. Так же мне удалось узнать, что учёные на станции работали над возможностью открытия переходов в параллельные миры - в этом я вам не соврал. Представляете, какие перспективы открывает такая технология?
        - Для таких подонков, как ты? Очень даже представляю, - мрачно ответил Гена.
        - Снова вы за своё… Так вот, я был бы не я, если бы упустил шанс завладеть ею. И я не упустил. Однако когда я запустил устройство, что-то пошло не так и порталы в параллельные миры начали открываться и закрываться совершенно хаотично, остановить процесс было уже нельзя. Я подозреваю, что тут замешаны работники станции. Наверное, заподозрили что-то в последний момент. Видите, у меня была обоснованная причина их убить! Я уже было собрался покинуть станцию, но на ней появились киборги, а затем и вы. Не то, чтобы я не мог справиться с железяками, но неожиданная помощь ещё никому не мешала, правда? Ну а что было дальше вы знаете, - собственный рассказ явно восхищал Сэма, он закончил его торжествующе.
        - Что дальше - знаю, а вот что было до… Что ты натворил в родном мире?
        - Какой вы любопытный, - уважительно сказал Сэм. - Стремление к знаниям это похвально. Ну, значит… Всего-то уничтожил несколько космических станций, был инициатором крупного конфликта между тремя расами и однажды даже уничтожил небольшую планету. Так, мелочи.
        - И ты надеешься, что если попадёшь в наш мир, то там тебя не найдут?
        - Может и найдут, но это будет очень трудно. После коллапса порталов, открыть их снова будет проблематично, тем более что вы уничтожили станцию, на которой находилось всё оборудование для этого.
        - Коллапс порталов?
        - Ну не ожидали же вы, что они будут открываться вечно? Через 3 -3.5 часа закроется последний из них, и вы навсегда застрянете здесь. И тут мы плавно подходим к сути моей игры. Есть три варианта. Первый, и наиболее нравящийся мне, - вы перестаёте упрямиться и позволяете мне попасть в ваше измерение вместе с вами. Затем просто доставляете меня к ближайшей обитаемой планете или станции, и я вас покидаю. Все остаются целы и довольны. Второй - вы ловите меня и убиваете/сажаете под стражу/отстреливаете в спасательной шлюпке без запасов провизии и так далее, это уже на ваш выбор. Третий - если вы не успеваете этого сделать, я постепенно захватываю контроль над всеми системами корабля и одним махом убиваю вас и весь ваш экипаж, а затем всё-таки отправляюсь в другое измерение. Если вас это утешит - не обязательно в ваше, всё равно там наверняка живут такие же буки как вы, - Питерсон весело рассмеялся.
        - Как ты там говорил, спасательная шлюпка? Готовься к увлекательному полёту, - Геннадий прервал разговор и со злостью скрипнул зубами.
        Лампы, расположенные вдоль коридора, вдруг стали светить намного ярче, некоторые из них тут же потухли, не выдержав нагрузки.
        - Реле мощности не справляются с нагрузкой, - на связь вышел Бейкер.
        - Значит, придётся повысить варп до 7.8. Это повысит расход энергии.
        - Да, но этого будет недостаточно, кроме того, варп-двигатели долго не протянут в таком режиме.
        - Нам нужно купить себе время. Как успехи в разблокировке?
        - Сэм постарался на славу. Чтобы получить доступ, потребуется гораздо больше времени, чем у нас есть. Мне в голову пришёл другой вариант. Я предлагаю обнулить параметры операционной системы, чтобы сбросить пароль и вернуть стандартные настройки питания.
        - Наверняка у этого решения есть минусы.
        - Куда без них. Мы потеряем контроль над кораблём на 2 минуты, после чего операционная система вернётся к своему базовому состоянию. Затем нужно будет заново задать пароли для основных систем. Второстепенные системы во время сброса продолжат работу в стандартном режиме, а все первостепенные - перейдут в режим автономной работы, включая двигатели, - проинформировал его главный инженер, - Таким образом, даже если что-то пойдёт не так, мы всё равно продолжим движение. Ну и, конечно же, придётся идти в центр управления. После предыдущей встречи с Сэмом лично для меня любые перемещения по слабозащищённым коридорам - это минус.
        - Если захочет, достанет и в инженерном, ты знаешь это сам. Значит, кроме нас и офицеров на мостике никто обнуления не заметит?
        - Всё верно.
        Лампа рядом с Озимцевым взорвалась снопом искр, на секунду мелькнули язычки пламени, затем они потухли. Корабль стало едва заметно трясти. Гена инстинктивно пригнулся.
        - Значит, надо сделать это быстрее, пока корабль не расплавился! Бери всю охрану, что есть поблизости, и бегом в центр управления!
        - Жду вас там через 5 минут, - Джон прервал разговор.
        Центром управления на «Фениксе» (как и на «Астерионе») назывался отсек, в котором располагались серверы, реализующие все программные и аппаратные функции операционной системы. Он был свободен от людей, так как, в основном, не требовал обслуживания и работал в полностью автоматическом режиме. Полный доступ (а именно такой им и требовался) к нему имели лишь несколько человек на всём корабле. Помимо Озимцева это был Бейкер, кроме того Гена захватил с собой по дороге ещё двоих - старпома и советника.
        - Приступим? - Джону ответили утвердительными кивками.
        Для сброса системы существовала специальная панель, работающая полностью автономно и являющаяся продвинутым аналогом комбинации кнопок для аппаратного сброса настроек в смартфонах.
        Джон подошёл к ней, и после пары манипуляций на маленьком дисплее панели появилась надпись «Введите первый ключ».
        - Прошу, - сказал Бейкер, делая приглашающий жест рукой.
        Гена ввёл свой пароль, к счастью, он довольно сносно успел его запомнить во время изучения документов на компьютере капитана. Затем его просканировал встроенный биосканер. За ним последовали Булавский, Новицкая и Бейкер. Многоступенчатая система ключей уменьшала возможность саботирования системы одним человеком.
        - Подлинность ключей и пользователей подтверждена, - сообщил компьютер. - Начать сброс параметров операционной системы?
        Гена подтвердил запрос компьютера.
        - Сенсоры обнаружили Сэма, - сообщил Эрик. - Он находится на 27 палубе, сектор 15, движется в сторону носа корабля.
        - Направьте туда охрану и перекройте тот сектор, - приказал Гена. - На 27-й палубе находится что-то важное? - он попытался припомнить, но в голову ничего такого не шло.
        - Ничего особенного, - подтвердил его мысли Джон.
        - Внимание! Критическая ошибка! Сбой восстановления базовых настроек! Возврат к настройкам по умолчанию невозможен! - внезапно разразился тирадой компьютер.
        - Что?! - Джон подбежал к консоли и начал всматриваться в логи. - По какой-то причине базовый образ системы стал неработоспособен.
        - У нас, значит, вообще не осталось вариантов? - сник Булавский.
        - Есть ещё способы? - Новицкая вопросительно посмотрела на Джона.
        - Так с ходу пока не могу придумать, - Бейкер покачал головой.
        - Решили сбросить настройки операционной системы? - послышался уже знакомый всем насмешливый голос из динамиков. - Представляю, какие у вас сейчас лица, - Сэм рассмеялся. - Капитан, как насчёт оговоренной нами ранее сделки?
        - Напомни условия.
        - С удовольствием. Итак, я восстанавливаю операционную систему и возвращаю вам контроль над кораблём, а вы взамен позволяете мне переместиться в ваш мир и подбрасываете к ближайшему обитаемому объекту.
        - Нам нужно время, чтобы обдумать твоё предложение, - уклончиво ответил Озимцев.
        - Температура реактора достигнет критической отметки через 2 часа 17 минут. У вас есть ровно 2 часа, всё-таки корабль нужен мне хотя бы относительно целым. После этого пеняйте на себя. И, кстати, охранникам, которых вы отправили за мной, требуется медицинская помощь, - между делом сказал Сэм и прервал разговор.
        - Вот гнида! - выкрикнул Бейкер. - Неужели мы пойдём у него на поводу? - он посмотрел на Озимцева.
        - И не надейся, мы будем бороться до последнего, - Гена сжал кулаки. - У меня появилась идея, как выйти из сложившейся ситуации. Расходитесь по своим постам, я расскажу обо всём немного позже.
        Главный инженер и старпом кивнули, и, не задавая лишних вопросов, пошли на свои посты, и лишь Светлана задержалась и пристально посмотрела на Геннадия, будто пытаясь прочесть его мысли, но также не произнесла ни слова и вышла из центра управления.
        - Тихонов вызывает Смита, - негромко произнёс Озимцев в микрофон коммуникатора.
        - Слушаю вас, - тут же ответил доктор.
        - Ситуация всё больше выходит из-под контроля. Нам срочно необходим блокатор!
        - Я только что закончил расшифровку его генома. Поверьте, я делаю всё, что в моих силах. Мне потребуется около часа, чтобы разработать и синтезировать формулу.
        - Вся надежда на вас, док. Жду результатов через час.
        СПУСТЯ 1 ЧАС 47 МИНУТ.
        «Феникс» трещал по швам. Каждую минуту откуда-то сыпались искры, в коридорах и каютах техника и электричество работали с перебоями, половина мелких приборов давно перегорела. Температура реактора уже вплотную подбиралась к критической отметке. Гена находился в медотсеке и нервно ходил взад-вперёд, ожидая, когда Генри закончит работу. Синтез занимал уже гораздо больше заявленного часа, но Озимцев понимал, что торопить и ругаться в данной ситуации бессмысленно. Оставалось только надеяться.
        - Капитан, у меня всё готово! - из лаборатории наконец-то вышел сияющий Смит.
        - Вы уверены, что «вакцина» сработает? - Геннадий взял в руки ампулу с тёмно-красной жидкостью и повертел, разглядывая.
        - Стопроцентной гарантии нет, но попробовать точно стоит. Вероятность, что сработает как надо, всё же очень высока.
        - Как быстро она подействует?
        - Довольно быстро, - Смит пожал плечами. - В течении минуты, я думаю. Вот, возьмите, - Смит передал Озимцеву компактный шприц-пистолет. Гена сразу вставил в него ампулу и вложил шприц-пистолет в держатель на поясе за спиной.
        - Ну что ж, пожелайте мне удачи, док.
        - Удачи, капитан.
        Озимцев не стал медлить и вышел в коридор.
        - Где сейчас находится Сэм? - Гена нарочно связался с мостиком по незащищённому каналу.
        - Он сейчас на 15-й палубе, сектор 1, каюта… - начала было отвечать Татьяна.
        - Каюта 1512, - вмешался Сэм. - Могли бы спросить меня сами, капитан, - тон у него был всё такой же весёлый. - Неужели решились?
        - Да, мы посовещались и решили, что будет лучше, если мы позволим тебе попасть в наш мир. Корабль и наша миссия слишком ценны, чтобы рисковать ими вот так.
        - Наконец разумное решение, - удовлетворённо произнёс Пи