Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Захаров Роман: " Похищенный Наследник " - читать онлайн

Сохранить .
Похищенный наследник Роман Захаров
        Мальчик и король #
        Роман Захаров
        Похищенный наследник
        ГЛАВА 1
        ПРИЗЫВ К ПОМОЩИ
* * *
        -Скачите как можно быстрее, король Легарона должен как можно скорее узнать о постигшем нас несчастье!- крикнул Торсег.
        -Уже завтра на рассвете Данегор будет извещен обо всем,- отозвался молодой статный воин, поправляя серебряную пряжку на своем светло-зеленом плаще.
        Гонцы вскочили в седла и их вороные кони словно птицы понеслись по широкому лугу, на котором расстилался ковер из пестрых цветов. Правитель Лурского леса не стал смотреть им вслед. Он снова зашел под сень многовекового леса, в котором издавна жил народ луров и быстрым шагом направился в Лур-Гор, где его ждала опечаленная жена, королева Эя.

* * *

«Отлично, получилось просто здорово!» - Олег радовался, глядя, как двое мальчишек с деревянными мечами расхаживают под деревом, в кроне которого он спрятался.
        Конечно, рано или поздно они бы его увидели, но Олег не собирался давать им времени на поиски. С воинственным кличем он прыгнул прямо на мальчишек и один из них свалился на мягкую, покрытую толстым ковром из талой листвы землю. Другой попытался защититься, взмахнул своим мечом, но Олег ловко отвел его руку, схватив его за запястье, и деревянное орудие упало на землю.
        -Все, сдаюсь!- сказал мальчишка.
        Так закончилась очередная игра в средневековье, которую организовал руководитель кружка юных археологов Иван Андреевич. Он уже не первый раз собирал своих учеников в подмосковном лесу, где они разыгрывали сцены из жизни древних народов. Сегодня на большой поляне, окруженной высокими елями, Иван Андреевич предложил ребятам попробовать восстановить некоторые события Столетней войны. Вооруженные деревянными мечами, копьями, щитами, сплетенными из камыша, мальчишки и девчонки с восторгом носились по поляне. Отдельные отряды сталкивались в «ожесточенных» сражениях, и их воины демонстрировали отличное знание способов ведения войны в средние века.
        По дороге домой, в электричке, все обсуждали прошедшую игру.
        -Ты меня поразил, Олег,- сказал Иван Андреевич.- Просто удивительно, как тебе удалось справиться с таким количеством «врагов»! Похоже, в средневековых войнах ты чувствуешь себя как рыба в воде. Ты так ловко провел «вражеских» меченосцев, что диву даешься.
        Мальчик довольно улыбнулся. «Эх, если бы я мог ему рассказать, где я этому всему научился! Правда, Иван Андреевич все равно бы не поверил.»
        -Подумаешь, сила есть, ума не надо!- воскликнул Стас - он, в отличие от Олега, не любил придуманные Иваном Андреевичем игры, так как не любил бегать и был мальчиком неповоротливым.
        -Вот спросите у него любую дату из Столетней войны, он ведь не вспомнит!- продолжил Стас.- А деревяшкой махать каждый сможет. Посмотрел бы я на него, если он попал в настоящее сражение, где дерутся на железных мечах.
        -Что?- Олег был вне себя от возмущения.- А откуда ты знаешь, как я буду вести себя в настоящем сражении?!
        -Да что ты можешь? Только кидаться на людей с деревьев, как филин!- сказал Стас.
        Олег подбежал к Стасу и мальчишки покатились по полу вагона. Дерущихся разнял Иван Андреевич.
        -Сейчас же прекратите! Ишь, развоевались! В наказание вы на следующую игру не поедете!
        Запыхавшийся Олег поправлял свои разлохмаченные темные волосы и пытался оттереть пыль с джинсов. Стас пыхтел и тоже приводил себя в порядок.
        Всю дорогу Олег и Стас обменивались враждебными взглядами.
        Вернувшись домой, Олег, не чувствуя ног от усталости - представьте себе, пробегать целый день по лесу!- быстро поужинал, похвалился своими подвигами родителям и отправился спать. Быстро расстелив постель, он с блаженством растянулся на ней. Олег видел уже первые неясные обрывки снов, когда что-то на полке над его письменным столом стало излучать мерцающий свет. Постепенно слабое мерцание усилилось и луч света упал прямо на лицо засыпающего мальчика.
        Олег открыл глаза и сначала не мог понять, что же его разбудило. Он сел на кровати и увидел, что от полки распространяется мягкое сияние. Вне себя от волнения мальчик подбежал к полке. Как он и думал, светилась стоявшая там маленькая статуэтка стройного юноши, стоящего на одном колене. Обе руки юноши были подняты ко лбу и вся фигурка выражала отчаяние и мольбу о помощи.
        -Я нужен Данегору, он зовет меня!- сказал Олег самому себе.
        Не медля, он стал быстро одеваться. Об усталости Олег уже забыл, он изо всех сил спешил к своему другу. Минуту мальчик раздумывал, как бы потише пробраться в коридор за кроссовками, чтобы не попасться на глаза родителям, но потом решил не рисковать.
        -В Легароне все равно переоденусь в тамошнюю одежду!- пробормотал он.
        Дрожащей от волнения рукой он взял статуэтку и свет, исходящий из нее, усилился. Застыв на месте, мальчик стал потихоньку дуть на каменную фигурку юноши. Ничего не менялось. Тогда Олег дунул посильнее и перед его глазами опустилась непроницаемая пелена и он почувствовал холодное покалывание во всем теле…

* * *
        Олег ничком лежал на холодных камнях и капли начинавшегося дождя уже успели намочить его одежду. мальчик постепенно приходил в себя, но он не сразу решился поднять голову и оглядеться. «А вдруг я попал совсем не туда, куда собирался?» - мелькнула у него в голове предательская мысль.
        Он тут же сам поразился собственной нерешительности и быстро поднялся на ноги. Он стоял на широкой, мощенной светлым камнем дороге, вдоль которой тянулись стены из высоких деревьев с пирамидальными кронами. «Вот и снова „каменный“ лес, из дерева которого ты сделан, притянул тебя к себе»,- сказал Олег, глядя на статуэтку, которую он крепко сжимал в руке. Когда он оглянулся, у него вырвался радостный крик.
        Перед ним высились стены и башни Легарона - крепости, в которой правил его друг, юный король Данегор. Олег, не мешкая, направился к воротам, украшенным сверкающей мозаикой - могучий всадник сидел на вздыбленном коне и держал над головой меч. Над всадником из черных и зеленых камней было выложено раскидистое древо.
        -Вот они, ворота Данастра!- громко сказал Олег.
        Он подошел вплотную к воротам и постучал в них, схватившись за массивное металлическое кольцо.
        -Зачем ты пришел в Легарон? Как тебя зовут?- раздался грозный голос сверху, с крепостной стены.
        -Меня зовут Олег и я пришел по зову короля Данегора!- с гордостью ответил мальчик, пытаясь придать своему голосу как можно более внушительные интонации.
        -Олег! Наконец-то! Как будет рад король!- раздались взволнованные крики за стеной.
        Ворота бесшумно и удивительно быстро отворились, приводимые в движение отлично налаженным механизмом, и Олег вошел в город. Его тут же окружили стражи Легарона, одетые в доспехи из темного металла и полушлемы из кожи. Одного из стражей, широкоплечего и высокого, Олег сразу же узнал.
        -Митрас! Как я рад тебя видеть!- крикнул он.
        -Олег!- отозвался страж и распахнул объятия.
        Они обнялись. Все вокруг взволнованно галдели. Слух о прибывшем Пришельце уже начал распространяться по большому городу и его жители выбегали из домов, чтобы увидеть его.
        По дороге во дворец Олега приветствовали радостными криками. Мальчик шел вместе со стражами по улице, вдоль которой стояли одноэтажные дома с островерхими двускатными крышами, выкрашенными в самые разные цвета: красные, зеленые, ярко-синие. Красивые аккуратные дома придавали улице праздничный, нарядный вид. Ближе ко дворцу начались здания повыше - в два и три этажа. С балконов, открытых окон высовывались люди и с любопытством глазели на Олега.
        Наконец мальчик и стражи вышли на широкую мощенную камнем площадь и очутились перед высоким каменным дворцом с узкими башнями, стоящими по четырем сторонам света. Охранники у входа во дворец беспрекословно пропустили Олега и он поднялся по резной лестнице из темного дерева.
        Навстречу ему вышел маленький старик в длинном, расшитом серебром балахоне. Крючковатый нос, круглое лицо и выпученные глаза делали его очень похожим на сову, как его и называли придворные.
        -Юл!- воскликнул Олег, увидев старика.
        -Я очень рад, что ты снова здесь,- поклонился старик.- Король с нетерпением ждет тебя в Сияющем зале. Я провожу тебя.
        -Я прекрасно помню туда дорогу,- сказал со смехом Олег и быстро пошел по узким полутемным коридорам дворца.
        Открыв одну из многочисленных дверей, украшенных затейливой резьбой, мальчик зажмурился от переливчатого сияния. Глаза не сразу привыкли к яркой игре световых бликов. Стены и потолок зала были выложены блистающими камнями, в которых отражался свет от многочисленных светильников и огня в большом камине.
        Олег, стоя на пороге, все еще щурился, когда услышал хорошо знакомый звонкий голос.
        -Как я счастлив, что ты здесь!- воскликнул король.
        Глаза Олега наконец привыкли к рассыпанному вокруг сиянию и он смог смотреть перед собой. Перед ним стоял Данегор, юный правитель Легарона. За то время, что они не виделись, король подрос и стал почти одного роста с Олегом, но был по-прежнему худощав и называл свою комплекцию королевской статью. Белые кудри оттеняли темно-серые глаза юного правителя, а в его лице угадывались черты его благородных предков. У юного Данегора был тонкий нос, пухлые губы и идеально правильный овал лица.
        Всякий, кто видел двух юношей вместе, невольно отмечал, насколько разительно они отличаются друг от друга. Олег был не только повыше ростом, но и покрепче, а волосы его были прямыми и очень темными, почти черными. Такими же темными были у Олега и глаза.
        -Ты ведь звал меня, Данегор?- спросил Олег.
        -Да, и я рад, что ты так быстро откликнулся!
        Король сделал несколько шагов навстречу - знак высшей почести в легаронском дворце. Друзья обнялись.
        -Я так хотел бы послушать о том, как ты живешь, но сейчас на это у нас нет времени,- сказал Данегор.- Увы, я позвал тебя не для дружеской беседы. В наших землях снова случилась беда!
        Широкая улыбка Олега потускнела и он с тревогой спросил:
        -Что произошло?
        Данегор жестом пригласил мальчика сесть в деревянное кресло у камина и сам расположился рядом в таком же. В большом камине весело потрескивали поленья и пламя отражалось разноцветными бликами на сверкающей камнями стене. Обстановка совсем не соответствовала выражению лица короля. Он нахмурился и несколько мгновений помолчал, собираясь с мыслями. Потом он заговорил необычно тихо и сдержанно.
        -Видно, такая уж у тебя судьба, мой друг, появляться в Легароне в то время, когда судьба обрушивает на нас тяжелые испытания,- король длинной кочергой помешивал угли в камине.
        Олег не спускал глаз с лица короля, ставшего очень серьезным.
        -У Торсега и Эи, владетелей Лурского леса, родился сын,- сказал Данегор.
        -Сын?!- воскликнул Олег.
        Ему очень нравились мужественный прямодушный Торсег и красавица Эя, похожая на лесную фею. Он вспомнил их красивую свадьбу в Лур-Горе, столице лесного народа луров. Он словно услышал чарующую музыку, раздающуюся откуда сверху, из крон громадных вязов и увидел лурскую королеву и ее избранника, держащихся за руки и улыбающихся, принимая поздравления от многочисленных гостей.
        -Своего сына Торсег и Эя назвали Элаор, что значит «новый правитель»,- продолжил король.- Ведь этому младенцу еще до его рождения предсказано стать одним из самых великих правителей Обжитого мира. Согласно старинным преданиям, этот правитель усмирит всех врагов и люди при нем начнут жить в мире и согласии. Да, об этом пророчестве знают все в Обжитом мире. Но, видно, оно известно и за его пределами. Теперь, возможно, ему не суждено сбыться.
        -Но почему?- нетерпеливо спросил Олег.
        -Потому что три дня назад младенца похитили прямо из колыбели королевского дворца в Лур-Горе!- выпалил Данегор, яростно вороша золу и угли.
        -Как похитили?!- Олег был поражен.- Кто? Ведь луры не пускают в свой лес никого кроме тех, кто им хорошо знаком!
        -Луры по-прежнему бдительно охраняют границы своих земель,- отозвался Данегор.- Но никто из них не подозревал, что враги могут подобраться с неба. Эя лишь на несколько мгновений покинула своего младенца, она вынесла его в колыбели на открытую веранду дворца, а сама вышла за рукоделием. Луры, которые находились поблизости от дворца, видели, что к нему черной тучей, быстрее ветра, спустилась громадная черная птица, а потом так же стремительно взлетела в заоблачную высь и быстро улетела прочь. Когда Эя вернулась на веранду, колыбель была пуста.
        Воцарилось тягостное молчание. Олег взволнованно смотрел на Данегора, а тот не поднимал глаз от раскаленных углей.
        -Ты не представляешь, в каком сейчас горе несчастные родители! Эя обезумела от горя и едва не наложила на себя руки. Поэтому Торсег не может сейчас ее оставить и прибудет в Легарон через день-другой.
        -Торсег приедет в Легарон?
        -Да, вчера поздно вечером прискакали посланые им гонцы с этой страшной вестью,- ответил король.- Торсег просит меня о помощи. И конечно же, я не откажу ему в ней. Торсег родился в Легароне и хоть он сейчас и правитель луров, но легаронцы не оставят его в беде.
        -Но кто же похитил ребенка? Откуда взялась эта громадная птица?- спросил Олег.
        -Я отправил легаронских разведчиков во все концы Обжитого мира, чтобы они выяснили это,- сказал Данегор.- Раньше таких больших птиц никто не видел.
        В зал зашел камердинер Юл и пригласил короля и его юного друга в Трапезную. Перед обедом Олег ненадолго покинул Данегора и отправился в комнату, которая, по приказу короля, всегда была готова для него. Там мальчик облачился в легаронскую одежду - кожаные штаны, длинную рубаху. Он наконец обулся. Юл принес ему пару мягких кожаных коротких сапог подходящего размера. Надев широкий, украшенный матовыми металлическими пластинами пояс, Олег прикрепил к нему короткий меч - знак воина и советника короля.
        Войдя в Трапезную, мальчик увидел за большим овальным столом начальника легаронской стражи Арраса, двух молодых воинов - Митраса и Нейраса, а также главу королевских лучников Хайнласа. Имена всех знатных воинов Легарона заканчивались на слог «ас» означавший «доблесть».
        Король уже видел за столом и нетерпеливо посматривал на двери, ожидая своего гостя. Когда Олег вошел в зал, придворные встали, приветствуя его. Он подошел к каждому и поклонился, здороваясь с доблестными легаронцами.
        Началась трапеза и как по договоренности, за столом о постигшем луров и весь Обжитой мир несчастье не говорили. В основном обменивались незначительными новостями. Хайнлас сообщил Олегу, что в скором времени собирается уйти на покой и оставить службу главы королевских лучников - годы берут свое. Его преемником король намечает сделать Нейраса. Митрас стал правой рукой главного стража Легарона Арраса. Аррас был как всегда молчалив и больше слушал, чем рассказывал.
        Хотя Олег был несказанно рад снова оказаться в Легароне и увидеть своих друзей, он чувствовал, что те только стараются вести себя непринужденно. Данегор, который обычно любил поговорить и посмеяться за общей трапезой, сидел мрачнее тучи, погруженный в свои мысли. Это только усиливало всеобщую невысказанную тревогу и понемногу разговор стал стихать.
        Когда обед почти подошел к концу, страж в доспехах доложил, что во дворец прибыл Торсег.
        Все встрепенулись и выжидательно посмотрели на двери. Впоследствии все они признавались друг другу, что ожидали в тот момент увидеть Торсега убитого горем и приготовились его успокаивать настолько, насколько это возможно.
        Но не таков был славный сын Легарона, лучший разведчик и доблестный воин Торсег. Правитель Лур-Гора вошел в зал и слова утешения замерли у всех на губах.
        Торсег стоял на пороге в полном боевом облачении и доспехи из светлого металла поблескивали на солнце, заливающим зал из высоких арочных окон. Голова молодого правителя была горделиво поднята, а глаза по-прежнему сверкали воинственным огнем. Решительным шагом он прошел вперед и склонил голову перед сидевшим за столом Данегором:
        -Мой король, я прибыл к тебе, как и обещал. Жду твоего слова - поможешь ли ты мне?
        -Я рад видеть тебя, Торсег, хотя предпочел бы, чтобы повод для нашей встречи был совсем другим,- сказал король.
        Он пригласил Торсега сесть за стол, но тот остался стоять.
        -Сейчас не время для застольной беседы,- сказал он.- Я жду твоего ответа, мой король!
        -Не горячись, Торсег,- повелительно отозвался Данегор.- Ты преодолел долгий путь и я уверен, что ты не слишком-то много отдыхал в дороге. Сядь и раздели с нами трапезу и мы спокойно, насколько это возможно сейчас, конечно, поговорим обо всем.
        Выражение лица Торсега немного смягчилось и он сел за стол напротив короля. Слуги поднесли ему высокий кубок, наполненный ароматным белым вином.
        -Разве ты сомневался в том, что я и все легаронцы готовы помочь тебе?- сказал Данегор.- По-моему, никто еще не обвинял меня в том, что я не помню друзей и не откликаюсь на их призывы!
        Торсег молча поклонился королю. Данегор продолжил:
        -Я уже сделал первые шаги - разослал разведчиков в самые разные земли, чтобы они узнали, откуда прилетела та птица и кто ее хозяин. Кроме того, я думаю, нам пригодится помощь Пришельца, моего друга Олега.
        Правитель луров повернул голову к мальчику и сказал:
        -Если бы ты оказался в Лур-Горе всего лишь несколько дней назад, тебя бы встретили с песнями и красивейшими лурскими цветами. Королева Эя была бы счастлива тебя видеть также, как и я. Но ты знаешь, какая лютая беда нас постигла. Я не отказываюсь от любой помощи, а если Пришелец хочет оказать нам поддержку, мы примем ее с безмерной благодарностью.
        Только сейчас, когда Торсег был совсем близко, Олег заметил произошедшие в нем перемены. Вокруг глаз воина он виднелись темные круги и лицо его было осунувшимся и очень бледным.
        -Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе и Эе снова увидеть вашего сына!- горячо отозвался Олег.- Я очень сочувствую вам в вашем несчастье. Мы непременно разыщем того, кто осмелился похитить Элаора!
        Все сидевшие за столом сдвинули кубки, соглашаясь со словами Олега.
        ГЛАВА 2
        ЗЕРКАЛО БАРАХА
* * *
        Олег стоял у высокого, начинающегося у самого пола и заканчивающегося под потолком, окна и смотрел во двор, заполненный людьми. Торсег привел в Легарон большой отряд лурских воинов и те разместились в королевском дворце по соседству с легаронской дружиной. Сейчас и те, и другие воины проверяли снаряжение, чистили лошадей - в общем, готовились к походу.
        Хотя пока никто не знал, где искать похищенного маленького Элаора. От разведчиков Данегора не приходило известий. Юному королю приходилось едва ли не силой задерживать в Легароне Торсега, рвущегося на поиски сына. Снова и снова ему говорили, что бесполезно отправляться наобум, без каких-либо сведений о том, где может находится младенец. Но с каждым часом удерживать Торсега, не помнящего себя от горя, было все сложнее.
        Решив разыскать Данегора и узнать у него, нет ли вестей от разведчиков, Олег вышел из своей комнаты. В его покоях короля не было и мальчик стал заходить поочередно во все попадающиеся ему по дороге залы, в надежде, что в каком-то из них окажется Данегор.
        Дворец легаронских правителей был очень большим. Множество переходов, коридоров, открытых, закрытых галерей и залов делало его похожим на лабиринт. Даже те, кто постоянно жил во дворце, порой путались в расположении его помещений. Олегу же изучить дворец Легарона представлялось непосильной задачей. Вот и в этот раз он сам не понял как, оказался в нежилом крыле дворца.
        В поисках прохода, ведущего к лестнице, мальчик вышел в длинный коридор, освещенный световыми колодцами - проемами в верхней части стены. Свернув за угол, он едва не налетел на высокого мужчину в длинном дорожном плаще. Тот шел удивительно быстро, опираясь на посох из темного дерева. Его длинные пепельные волосы были схвачены на лбу тонким серебряным обручем.
        -Барах!- обрадовался Олег.
        Эрл улыбнулся, узнав мальчика. Но в его зеленых, лучистых глазах явно читалась тревога, похоже, мага одолевали заботы.
        -Когда ты приехал в Легарон?- спросил Олег после того, как они обменялись краткими приветствиями.
        -Только что,- отозвался Барах.- Но пока я не хочу, чтобы кто-нибудь знал о моем появлении.
        -Даже Данегор?- спросил мальчик.
        -У юного короля и так много хлопот сейчас,- покачал головой Барах.- Пока я не готов с ним встретиться. Я буду в Восточной башне и порошу тебя, юный Пришелец, пока никому не говорить обо мне.
        С этими словами эрл пошел дальше по коридору, а перед Олегом, словно сама по себе, открылась небольшая дверца, за которой начиналась винтовая лестница, спускавшаяся, как выяснилось, во внутренний дворцовый двор, где находились Данегор и Торсег.
        Они разговаривали со стражниками и когда к ним подошел Олег, король сказал ему:
        -Эрл Барах в Легароне!
        -О, ты уже знаешь! А я его встретил во дворце,- сказал мальчик.
        -Король Легарона всегда знает, что происходит в его владениях,- важно отозвался Данегор.- Мне сразу же доложили о его приезде стражи, впустившие его в город.
        Король рассказал Олегу о последних новостях. Оказывается, стали поступать сведения от разведчиков, посланных им. Громадную черную птицу видели земледельцы, поселение которых находится неподалеку от Лурского леса. Они говорили, что она как стрела промчалась по небу и летела на запад.
        Торсег был готов тут же вскочить в седло и отправится туда и Данегор собирался к нему присоединиться. Они уже отдавали приказы своим воинам собираться в поход и настроены были очень решительно.
        -Я найду эту птицу, где бы она не была,- говорил Торсег.- Раз она улетела на запад, значит, нужно скакать туда как можно быстрее. Если мой сын погиб, я истреблю не только этого черного орла, но и весь его род!
        -Что ж, нужно действительно спешить, вряд ли время терпит!- поддержал его Данегор.
        -Может, стоит подождать новых сведений от разведчиков?- спросил Олег.
        Он был уверен, что им нельзя спешить. Как он знал, Барах уже давно не появлялся в Легароне и его приезд наверняка как-то связан с постигшим Торсега и всех остальных несчастьем. Барах, как и все эрлы - смертные маги, проводил жизнь в вечных скитаниях и нередко знал о том, что не только происходит в разных землях Обжитого мира, но и то, что еще только должно случиться. Сейчас Олег надеялся, что Барах поможет им, но не решался говорить об этом Данегору и Торсегу - ведь не исключено, что эрл заявит, что он не может вмешиваться в дела людей, как случалось порой. Хотя Барах часто помогал легаронцам и не только им в самых разных передрягах, Олег знал, что он может и отказать в своей помощи, при этом совсем не считая нужным что-то объяснять.
        Несмотря на слова Олега, Торсег и Данегор решили отправиться на запад на рассвете следующего дня. Вечером они втроем собрались в Сияющем зале у, как всегда, пылающего камина. Все были взволнованы и невеселые думы мешали им беседовать. Олег вспомнил, как часто в былые дни он сидел здесь с Данегором и разговаривал обо всем на свете - о народах, живущих в Обжитом мире, о том, где живет он сам, здесь он слушал старинные предания легаронцев и других жителей Обжитого мира. Обычно, когда юный король и его друг Пришелец, как называли легаронцы Олега, сидели в Сияющем зале, он заполнялся звуками смеха и песен.
        Теперь же они сидели молча. Торсег то и дело вставал и начинал ходить от окна к окну, всматриваясь, не появились ли на улице, ведущей ко дворцу, разведчики Данегора. Сам король сидел у камина по своей привычке глядя на огонь и был погружен в свои мысли. Олег переводил взгляд с Торсега на Данегора и обратно, пытаясь прочитать по их лицам, о чем они думают.
        В конце концов тягостное молчание стало невыносимым и решено было отправится по своим покоям, чтобы выспаться перед дорогой. Когда все трое уже желали друг другу спокойной ночи, в зал вошел камердинер Юл.
        Круглое лицо Юла-Совы выражало недоумение, которое он всячески пытался скрыть, напустив на себя важность истинного придворного. Но все равно было видно, что старик чем-то озадачен.
        -Мой король,- обратился он к Данегору.- Эрл Барах просит тебя и твоих друзей прийти к нему в Восточную башню.
        Данегор повернулся к Торсегу и Олегу, стоявшим чуть позади него и сделал махнул рукой, приглашая их идти за собой.
        Они шли по многочисленным переходам дворца в Восточную башню и чем ближе они подходили к ней, тем явственнее ощущался запах пряных благовоний. Все трое недоуменно переглянулись - таких ароматов в Легароне обычно не встретить. Юл шел впереди всех и когда он на миг оглянулся, Олег увидел, что камердинер еле сдерживает волнение.
        Наконец они поднялись по лестнице в Восточную башню и очутились в небольшом сводчатом зале. В башне не было жилых помещений и поэтому обстановка здесь была весьма скудной - лишь каменные скамьи тянулись вдоль стен да изредка можно было увидеть старинную статую или каменный барельеф, изображающих правителей древности.
        Тот зал, в который их привел Юл, был наполнен голубоватым дымом и они не сразу разглядели в нем фигуру Бараха, склонившуюся над медным тазом, стоявшим прямо на полу.
        От ароматного, наполненного горько-сладким запахом каких-то трав дыма у Олега слегка закружилась голова. Когда они приблизились к эрлу, то увидели, что тот бросает в горячую воду сухие травы и цветы, растирая их своими длинными пальцами, украшенными серебряными кольцами.
        Подняв голову и увидев их, Барах сказал:
        -Приветствую вас, правители Легарона и Лур-Гора, а также тебя, Пришелец - ты снова явился в наш мир в черные для него времена!
        -Почему ты сразу не явился ко мне, Барах?- капризно спросил Данегор.
        -У меня были неотложные дела и у нас нет времени на праздные разговоры,- отозвался эрл.- Сегодня новолуние и я могу воспользоваться Зеркалом, чтобы показать вам, где сейчас маленький Элаор - Новый Правитель.
        -Где он?- воскликнул Торсег, потеряв самообладание.
        -Сейчас ты это узнаешь, но сразу предупреждаю - это знание принесет тебе горе и приведет в смятение,- отозвался Барах.
        -Говори, если знаешь, где мой сын. Я должен его вернуть в Лур-Гор! Я обещал королеве луров вернуться только с сыном на руках!- вскричал Торсег.
        Барах на миг поднял глаза и взглянул в лицо Торсегу - тот сразу же замолчал и снова стал тем бесстрастным воином и горделивым правителем, которым его знали все в Обжитом мире. Олегу показалось, что эрл что-то внушил Торсегу и тот снова смог владеть своими чувствами.
        -Встаньте вокруг!- Барах повелительно обвел руками широкий таз, у кого стоял сам.
        Даже горделивый Данегор не стал спорить по поводу того, кому здесь надлежит отдавать приказания. Они стали смотреть на зеленовато-коричневую воду в тазу, от которой поднимался густой пар. Барах провел несколько раз руками над самой водой и достав из тряпичного мешочка у пояса голубой цветок, бросил его в таз. Поверхность воды стала голубоватой, а затем быстро начала светлеть. Барах дотронулся своим посохом до края таза и к своему безмерному удивлению Олег стал различать на глади воды очертания далеких гор и унылую безжизненную пустыню. В тазу, словно в зеркале, отражались невиданные никем из собравшихся земли. Они видели их словно с высоты птичьего полета.
        В Зеркале Бараха горы становились все ближе, нарастая темной остроконечной громадой.
        -Это великая западная пустыня, у восточной границы которой кончаются пределы Обжитого мира,- стал объяснять Барах то, что они видели в его Зеркале.
        Вскоре в Зеркале стали видны только горы. Высокие пики были подернуты туманной дымкой и их снежные шапки искрились на солнце. Но дальше изображение на водной поверхности снова стало мутным и расплывчатым, а когда Барах вновь прикоснулся к тазу концом своего посоха, они увидели остроконечные шпили неприступной крепости, вырубленной на вершине скалы, вокруг которой зияли страшной чернотой бездонные пропасти.
        -Это цитадель Черного Врага, именно от нее он поведет своих воинов в Обжитой мир, чтобы стать его полновластным повелителем,- сказал Барах - голос его был глухим, но в нем слышались металлические нотки.
        -Это ведь не Сунка-Дор снова явился?- спросил Олег и тут же пожалел о сказанном - словно холодный вихрь окутал их всех и они зябко поежились.
        Поверхность водного Зеркала Бараха мгновенно помутнела и в ней перестала отражаться зловещая горная крепость.
        -У него много имен, и Сунка-Дор - одно из них,- отозвался Барах.- Первым делом он хочет лишить нас надежды, поэтому и похитил маленького Элаора.
        -Мой сын у Черного Правителя?!- воскликнул побледневший Торсег.
        -Да, он в его цитадели,- кивнул Барах.- Одно из имен Черного правителя, захватившего уже ни один мир, звучит как Ор-Гак, что на одном из древних языков означает Черный Орел. Он умеет превращаться в гигантскую птицу и на своих черных крыльях он может переносится с поразительной быстротой.
        Олег чувствовал, как холодный страх окутывает его, словно ледяной ветер, проникая внутрь, в самое сердце. Перед его глазами представали картины великой битвы в долине реки Тимерис, когда союзные войска Обжитого мира бились с приспешниками Черного правителя. Тогда только мужество тех, кто защищал свой мир и волею судьбы найденная магия помогли им выстоять и победить. Приспешники Врага умчались прочь и никто не мог предположить, что их черный владыка снова появится. Мальчик сжал статуэтку, висевшую у него на груди на серебряной цепочке. Когда Черный Враг впервые объявился в Обжитом мире, его талисман пробудил к жизни спасительную магию, оказавшись навершием жезла, сокрушающего зло. Может, и теперь сила, скрытая в нем, поможет им одолеть Черного Орла?
        Словно прочитав мысли Олега, Барах взглянул на него и сказал:
        -Сила магического жезла, несомненно, велика. Но чтобы сокрушить Западную крепость, этой магии недостаточно.
        -Нам не понадобится магия!- заявил Данегор.- Лучшие воины Легарона и Лурского народа отправятся к этой крепости и разнесут ее, не оставив камня на камне!
        -Нужно как можно скорее выступать!- воскликнул и Торсег.
        Похоже, оба правителя не собирались долго рассуждать о магии - настроены они были очень решительно. Вызвав двух стражей, Данегор отдавал отрывистые распоряжения по поводу утреннего отъезда воинов из Легарона. Торсег тоже собрался идти в казармы, где разместились его лурские воины, чтобы сообщить им о завтрашнем выступлении на запад.
        -Позвольте сказать вам еще несколько слов,- обратился Барах к правителям.- Вам предстоит трудный путь - ведь еще никто из Обжитого мира не пересекал безжизненную западную пустыню. Но самое тяжелое вас ждет, разумеется, у стен вражеской горной крепости. Всем известны ваши мужество и воинская доблесть, но только при помощи военного искусства цитадель Врага не взять.
        -А что же нам понадобится еще?- спросил Торсег.- Ты сам сказал, что магией жезла, навершие которого хранится у Олега, Врага не одолеть. Значит, мы будем штурмовать крепость, применяя силу и отвагу.
        -Кроме них, у вас будут и другие способности, когда наступит час решающей битвы, - сказал эрл, опираясь на свой удивительный посох, переливающийся на свету разными цветами.
        -О каких способностях ты говоришь?- спросил Данегор.
        -Вы раскроете их в себе тогда, когда придет для этого время,- отозвался Барах.- Но пока вам лучше не знать о них, чтобы они были спрятаны от Врага подобно драгоценному камню, укрытому в подземной сокровищнице. Ваши тайные возможности вы откроете в себе сами, а к тому, что вам понадобится извне, вас приведет судьба.
        -Барах, ты, как всегда, изъясняешься загадками, а нам сейчас не помешала бы помощь, выраженная не словами,- сказал Данегор.
        -Я не воин и не мое дело сражаться по поле битвы, размахивая мечом,- ответил Барах.- Эрлы могут лишь направлять людей, когда те плутают во мраке неизвестности. Но стоит кому-либо из нашего племени преступить границы дозволенного, как неизменно последует кара как на головы тех, кому он пытался помочь, так и на него самого.
        -Что ж, значит нам остается уповать на свои силы и милость судьбы, о которой ты говорил,- вздохнул Торсег и поклонившись, отправился к ожидавшим его лурским воинам.
        Вслед за ним и все остальные покинули Восточную башню, занявшись подготовкой к завтрашнему выступлению.
        ГЛАВА 3
        НАЧАЛО ПОХОДА
* * *
        Едва первые лучи солнца упали на черепичные крыши Легарона, дружина двух правителей стала выдвигаться из города. Облаченные в темные доспехи легаронцы скакали по родным улицам, оглядывая на прощанье хорошо знакомые лица и дома. Лурам же проще было расставаться с Легароном, для них поход начался, когда они покинули пределы своего золотисто-зеленого леса. С улыбками они скакали по мощенным улицам, а легаронцы бросали им цветы и махали на прощание руками, желая скорого возвращения.
        Дружина выехала из городских ворот и сохраняя ровные ряды (воины скакали по трое в ряду), стала ожидать своих военачальников.
        У дворцовой лестницы Данегор прощался с придворными советниками, а рядом с ним стоял Барах. Он был в своем неизменном, прибитом пылью множества дорог сером плаще и его широкий капюшон он откинул назад, оставив голову непокрытой.
        -Ты не присоединишься к нам?- спросил Олег, подходя к эрлу.
        Мальчик был в полном боевом облачении - легких, но прочных латах, кольчужной рубахе. У пояса его в кожаных ножнах висел меч с эфесом в виде месяца и выбитым на нем изображением «каменного» дерева - эмблемой легаронских королей. Как друг короля, он имел право получить меч из королевской оружейни.
        -К сожалению, я не могу отправится вместе с вами, мне нужно срочно отправляться совсем в другую сторону,- ответил Барах.- Но мы обязательно встретимся - у нас одна цель и на пути к ней наши пути обязательно пересекутся.
        -Что ж, тогда пожелай нам удачи!- с этими словами Олег вскочил в седло.
        Его белоснежный конь нетерпеливо загарцевал на месте, ожидая, когда всадник тронет поводья.
        Данегор отдал последние распоряжение и тоже сел на своего коня - серого в яблоках, лучшего жеребца в легаронских конюшнях, приведенного из далеких степей кочевниками-архами, приводившими лошадей для обмена в самые разные земли Обжитого мира.
        Правитель Легарона выглядел величественно, несмотря на хрупкость и юный возраст. На его голове красовался шлем в виде конуса и на нем были выбиты листья
«каменного» дерева. Древесина «каменных» деревьев, росших только вокруг Легарона, была удивительно прочной и легаронцы, говоря о человеке решительном и волевом, часто повторяли присловье: «Его характер, как „каменное“ дерево - ничем не сломишь».
        Темно-синий плащ закрывал всю фигуру Данегора и был схвачен на плече большой брошью с пятью разноцветными камнями - испокон веку ее передавали короли Легарона своим преемникам как символ власти. Под плащом на короле, как и на Олеге, была прочная кольчуга и латы, а у пояса был прикреплен меч с таким же эфесом-месяцем.
        Торсег подъехал на своем коне к Бараху. Он облачился в лурские военные доспехи. В отличие от легаронцев, луры не носили кольчуг. На Торсеге была кожаная рубаха с широким воротом и штаны из плотной холщовой ткани, его плечи, грудь и кисти были закрыты светлыми латами. Плащ правителя луров был светло-зеленым и такого же цвета сиял камень на лбу Торсега, придерживаемый тонким металлическим обручем.
        -Что ты скажешь мне на прощание?- спросил Торсег у Бараха, с надеждой глядя ему в глаза.
        -Я не пророк и мне не дано видеть будущее,- ответил эрл.- Знаю, что ты хочешь, чтобы я утешил тебя, сказав, что ты непременно вернешь своего сына. К моему безмерному огорчению, я не могу тебе этого обещать. Но все же во всех землях Обжитого мира ты сможешь найти помощь и поддержку. Хочу тебя предупредить - не позволяй своим чувствам взять верх над твоим разумом, сохраняй хладнокровие. Наш Враг победил ни одного великого воина только благодаря тому, что умеет вызывать такой гнев и ярость, что люди без оглядки бросаются в сражение с ним и попадают в хитро расставленными им ловушки.
        -Спасибо за совет,- хмуро кивнул Торсег, подумав, что хотя в мудрости Бараху никогда нельзя было отказать, но эрлу не понять, что значит потерять сына.
        Плечо к плечу трое всадников - Торсег, Данегор и Олег выехали из дворцового двора в сопровождении двадцати легаронских стражей, предводительствуемых Митрасом.
        Промчавшись по улицам города, заполненным легаронцами, они выехали через ворота Данастра, названным в честь отца Данегора, короля-воителя, погибшего в сражении с врагами Легарона около четырех лет назад.
        Дружина приветствовала появившихся правителей, ударами мечей о щиты. Запели походные роги и когда Данегор, Торсег и Олег выехали вперед войска, все двинулись вперед. Ворота Легарона, выложенные сияющими камнями, бесшумно захлопнулись и главный страж города опустил синий флаг с изображением раскидистого «каменного» дерева и месяцем над ними - в знак того, что король покинул город.
        Лошади резво скакали по отличной дороге, вдоль которой шумели резной листвой высокие «каменные» деревья, которые легаронцы называли «дрендами». Ехать по отличной легаронской дороге было легко и лошади резво несли всадников все дальше. Незаметно они миновали лес и выехали на холмистую равнину. Вдали, между двумя вытянутыми всхолмьями виднелись золотистые пшеничные поля Желтой Лощины - большого земледельческого селения, входившего во владения Легарона. За полями виднелись деревянные двускатные крыши первых домов лощинцев.
        Но путь дружины лежал на запад и они не доехали до Желтой Лощины, проскакав на южному краю ее раздольных полей. Здесь все еще была территория Легарона и дороги были отличными, аккуратно вымощенными гладким светлым камнем.
        К вечеру они проехали уже довольно много и когда солнце уже катилось к горизонту, въехали в небольшую деревеньку Серебряные Жуки. Так это поселение земледельцев и мастеров-глиноделов назвали потому, что часто все в округе: растения, земля, дома покрывали удивительной расцветки жуки: небольшие, с жесткими крыльями они были словно изготовлены из серебра.
        Жители Жуков со всеми почестями встретили Данегора, двух его друзей и их дружину. Прямо на улицах были уже заранее расставлены столы под широкими навесами, украшенными круглыми желтыми фонариками. Столы ломились от вкуснейших блюд, большая часть которых была приготовлена из овощей, выращенных здесь же, в огородах жителей поселения.
        Воины с удовольствием отрапезничали под песни и танцы гостеприимных земледельцев.
        Данегор, Торсег и Олег сидели за отдельно накрытым столом. За целый день они сильно проголодались и отдали дань вкуснейшим блюдам. Торсег не слушал песни и не смотрел на танцующих невдалеке веселых земледельцев. Он даже не заметил вкуса отлично приготовленного рагу и выпил большой кубок душистого вина словно воду. Быстро поев, он пожелал спокойной ночи королю и Олегу и отправился отдыхать в дом старейшины поселения, пригласившего правителей и их юного друга переночевать у него.
        Данегор и Олег остались видеть за столом вдвоем. Вскоре к ним подошел старейшина - невысокий, сухонький старичок в длинной, до колен холщовой рубахе и узких штанах из такой же грубой, как рубаха, ткани. Король с благосклонной улыбкой слушал старика, рассказывающего о делах Серебряных Жуков, о том, какой урожай они собираются собрать в этом году и тому подобном.
        Олег быстро потерял интерес к разговору старейшины и Данегору и вежливо им поклонившись, пошел размяться. Он отошел подальше от столов, за которыми пировали воины и присел на скамью, сделанную из лежащего на земле толстого ствола дерева, подпиленного сверху и снизу. Слышалась музыка, при свете факелов девушки грациозно танцевали и уже несколько легаронских воинов присоединились к ним. Казалось, они прибыли на веселый земледельческий праздник и ничто их не заботит. Вдруг стало заметно темнее и подняв голову, Олег увидел как силуэт громадной парящей в небе птицы закрыл месяц. Через миг птица исчезла и мальчик поспешил к Данегору.
        -Дан, я только что видел Черного Орла!- выпалил запыхавшийся Олег, подбежав к королю.
        -Не может быть,- удивился Данегор.- Где?
        Когда Олег рассказал о том, как только что сидел на скамье и видел, как тень птицы упала на землю, а затем наблюдал, как она парила высоко в небе.
        -Если это был тот самый орел,- сказал король задумчиво,- нам придется поспешить. Этот Черный совершенно напрасно считает, что может без страха летать над нашими землями, разведывая, что и как. Скоро мы ему крылья да обрежем!
        -Не думаю, что это будет просто,- покачал головой Олег.
        -Что, наслушался Бараха?!- с усмешкой отозвался Данегор.- Эрл любит напустить дыма даже в самых простых вещах. А уж когда дело касается чего-то по-настоящему важного, он не упустит случая всех заморочить - уж такие они все, эрлы.
        -А ты знаешь многих из них?- простодушно спросил Олег.
        -Да вообще-то достаточно одного Бараха узнать,- туманно ответил король, которому неловко было признаться, что на самом деле он знаком лишь с одним эрлом - Барахом.
        -Что ж, поживем увидим, но Врага мы обязательно должны одолеть,- примирительно сказал Олег.
        Вместе они отправились спать в дом старейшины, где для них были приготовлены уютные постели.

* * *
        Наутро дружина была готова снова тронуться в путь. Перед отъездом к королю подошел старейшина и двое его сыновей - дородных молодца.
        -Мой король,- сказал старичок.- Все мы желаем тебе, Торсегу и всем вашим воинам быстрой и легкой победы. Пусть как можно скорее маленький Элаор вернется домой. Но мы знаем, что вам предстоит сражаться за него, поэтому просим принять в дар щиты, сделанные мастерами Серебряных Жуков.
        Сыновья старейшины протянули Данегору и Олегу щиты, сделанные из какого-то светлого металла. Овальные щиты были сделаны в виде двукрылых жуков, в честь которых была названа деревня.
        Данегор поблагодарил за подарок, сказав, что щиты непременно пригодятся им - впереди их ждет жестокий бой. Олег взял из рук одного из юношей щит и удивился его поразительной легкости. Старейшина объяснил, что несмотря на малый вес, сплав, из которого изготовлены щиты, очень прочный. Данегор тоже взял щит и прикрепил его к седлу. У Торсега был отличный лурский щит и он, поблагодарив, отказался от подарка мастеров Серебряных Жуков.
        И вновь Олег скакал между Данегором и Торсегом. Дорога, по которой продвигалась дружина, вела на юго-запад по холмистой равнине. Кое-где встречались живописные березовые и сосновые рощи, но любоваться ими и отдыхать под их сенью времени не было.
        Данегор и Торсег, посовещавшись, решили, что за пределами земель Легарона они повернут точно на запад, прямиком к пустыне. Олег лишь молча слушал совещающихся, не вмешиваясь в разговор. В Легароне он изучал карту Обжитого мира, но насколько он понял, расспрашивая короля и камердинера Юла - знатока всех преданий и истории, западные земли никто из легаронцев, луров и дружественных им народов практически не знал. Считалось, что на западе, дальше плодородной равнины, на которой разбросаны поселения земледельцев, начинаются пустыни, которые издавна являлись естественными границами Обжитого мира. Если кому из его жителей и доводилось пересекать западную пустыню, то об этом ничего не было известно.
        Поэтому Олег решил, что лучше во всем разобраться прямо на месте, а как до него добираться, не имело значения.
        Они миновали еще две небольшие деревеньки, окруженные полями и огородами. Данегор и Торсег торопились и даже не остановились в этих селениях. Они решили, что пока их путь пролегал по землям Обжитого мира, ехать нужно как можно быстрее. Дальше, когда они въедут в пустыню, в ее песках продвигаться с такой скоростью будет невозможно. Поэтому нужно было по всей возможности нагнать упущенное время сейчас, пока лошади без труда скакали по мощенным легаронским дорогам.
        Когда солнце перевалило далеко за полдень, дружина остановилась на короткий привал в светлой березовой рощице. Чтобы не задерживаться, Данегор и Торсег не разрешили разводить костров и воинам пришлось пообедать холодной пищей, которой, правда, было в избытке - хлебосольные жители Серебряных Жуков снабдили дружину большим количеством съестных запасов.
        Вскоре воины снова были в пути. В виду отсутствия новостей говорить было особо не очень и трое всадников, скакавших впереди всех - Олег, Данегор и Торсег ехали молча, каждый размышляя об одном и том же.
        Окружавшая их местность постепенно менялась - все реже на пути воинов встречались рощи, и все более пологими становились холмы. Чем дальше они продвигались на юго-запад, тем скуднее становилась природа. Трава здесь была желтой, выгоревшей на солнце, как и листва на довольно чахлых кустах.
        Когда сумерки стали сгущаться, Данегор и Торсег приказали трубить привал. Воины спешились с усталых коней и тут же начали разводить костры, чтобы побыстрее поесть и лечь отдыхать, ведь на рассвете снова предстояло отправляться в путь.
        -Мы на самой границе легаронских земель,- сказал Данегор Олегу.
        -А чьи земли начнутся дальше?- поинтересовался тот.
        -Ничьи,- пожал плечами король.- Дальше почти никто и не живет. Есть несколько одиночных поселений, но они находятся чуть севернее, а мы сильно забрали на юг. Но здесь есть дороги и лучше нам еще немного продвигаться в этом направлении. Придется нам проехать земли бойров, а уж там возьмем строго на запад. Помнишь бойров?
        Олег кивнул. Он отлично помнил этот полудикий народ, разговаривающий на странном наречии, которого никто, кроме него, в Обжитом мире не понимал. Припомнились Олегу и события, при которых он познакомился с бойрами.
        -А разве бойры не поселились неподалеку от Легарона?- спросил он.
        -Когда Враг наступал на наш мир последний раз, они действительно все разом покинули свои припустынные земли и вырыли свои норы-дома в низине за лесом
«каменных» деревьев,- ответил Данегор.- Но как только были разгромлены враги, ко мне пришел их вождь, Ботхал и рисунками и жестами объяснил, что они снова хотят поселиться в своем родном краю. Вот уже около десяти месяцев прошло, как они вернулись на запад и снова зажили по-прежнему.
        Ночью, когда Олег заснул завернувшись в плащ, как и все его спутники, кроме часовых, прямо под открытым небом, ему приснился вождь бойров Ботхал с лохматой шкурой пустынного волка на плечах и «хвостом» из иссиня-черных волос, в которые были вплетены разноцветные каменные бусины. Бойр с каменным выражением лица сидел на траве точно также, как тогда, когда привел свое племя к стенам Легарона во время последней войны с Врагом.
        Что-то тревожное, но неуловимое было в фигуре вождя таинственного народа бойров и это разбудило мальчика. Он открыл глаза и увидел мерцающие в бездонном небе звезды. До рассвета оставалось еще пару часов и весь лагерь еще был погружен в сон. Только часовые безмолвно прохаживались вокруг, зябко кутаясь в плащи от прохладного ветра, дующего с севера.
        Олег снова взглянул на небо, пытаясь понять, как скоро наступит утро и вздрогнул: высоко над лагерем кружила громадная птица, распластав длинные крылья. Мальчику даже почудилось, что он слышит отдаленный орлиный клекот.
        Подбежав к двум часовым, стоявшим неподалеку от него, Олег воскликнул, указывая рукой в небо:
        -Вы видите его?
        -Да, он уже давно кружит здесь,- отозвался один из воинов.- Но он слишком высоко - стрела до него не долетит.
        Олег уже подходил к мирно спящему Данегору, чтобы разбудить его, когда черная птица, сделав еще один круг над лагерем, улетела на запад, туда, куда они и направлялись.
        ГЛАВА 4
        У БОЙРОВ
* * *
        После того, как Олег рассказал Данегору и Торсегу о черной птице, те понимающе переглянулись и приказали своим воинам как можно скорее отправляться в путь. Утро было промозглым и серым - моросил дождь и все вокруг было залито белесым туманом. Лошади, прежде резво скакавшие, теперь неохотно передвигали ноги и всадникам приходилось то и дело их понукать, чтобы они совсем не останавливались.
        Видя уныние, охватившие всех после того, как стало известно о кружившей над ними ночью птице, Данегор приказал трубить в боевые роги и скакать с песней. Сначала не слишком-то дружно, но потом все громче и отчетливее воины затянули старую походную песню легаронцев. Они пели о славных правителях своего большого города, о былых сражениях, мудрости и бесстрашии воитель минувших веков. Вскоре и луры, которые не знали легаронских песен, стали им подпевать. А потом и они сами затянули балладу о героях Лур-Гора.
        Настроение у воинов вскоре поднялось и тень зловещей птицы постепенно забылась, хотя бы на время. Никто из них не знал, что их ждет в западной пустыне и какие испытания им придется пройти. Но каждый знал, что наверняка это будет очень трудно и им понадобится все их мужество, чтобы не потерять твердость духа. Песни о былых славных победах помогали им его укрепить.
        Олег с удивлением вслушивался в слова песни о великой битве союзных войск легаронцев, луров, людей-призраков и других народов с темными силами Врага в долине Тимериса. Эту песню отлично знали и луры, и дружина Легарона и она разносилась ветром далеко окрест. Когда воины запели о мужественном Пришельце, сразившем магией обретенного им жезла черные клинки врагов, Олег зарделся - он и не подозревал, что его самого воспоют менестрели Обжитого мира.
        Данегор, ехавший рядом, сказал:
        -Эту песню сочинил Митрас сразу же после твоего отъезда. Теперь ее знают во многих землях нашего мира. Как видишь, Митрас не только отличный воин, но и даровитый менестрель.
        -Да, красивая песня,- согласился Олег, смущенно улыбаясь.- Только какой же я
«воитель, мигом сокрушающий злейших врагов Легарона»?
        -Не стоит преуменьшать свои заслуги,- вступил в разговор Торсег.- Все, о чем они поют - чистейшая правда. А если где-то сочинитель и слегка преувеличил, то у тебя еще будет шанс полностью оправдать твои воспетые способности - впереди новая жестокая битва.
        Они снова замолчали, задумавшись о грядущем. Ближе к полудню туман рассеялся и прекратился назойливый дождь. Всадники поскакали резвее и снова в их сердца вернулись уверенность и бодрость.
        Сделав пару коротких привалов, под вечер они достигли земель бойров. У широкого каменистого ручья, являвшегося зримой границей бойровского края, кончилась мощенная дорога. По другую сторону ручья виднелась лишь узкая, еле приметная в густой пожухлой траве тропинка.
        -Теперь ехать станет намного труднее,- сказал Торсег, вглядываясь в противоположный берег ручья, поросший густыми зарослями колючих кустов.
        -По-другому к западной пустыне не пройти, поэтому придется пробираться через эти колючки,- отозвался Данегор, тоже разглядывающий невысокие заросли.
        По знаку правителей воины начали переправляться через ручей. Он оказался неглубоким, но его каменистое дно, поросшее водорослями, было скользским и лошади то и дело подскальзывались. Несколько всадников не удержались в седле и упали в воду, но в целом переправа прошла быстро и вскоре вся дружина уже продвигалась дальше.
        Колючие кусты больно царапали ноги лошадей, поэтому Торсег приказал нескольким воинам спешиться и идти впереди - они должны были мечами прорубать проход в зарослях.
        Местность была неровной. То и дело попадались болотистые участки, большие валуны, которые приходилось обходить. Все это в придачу к кустам крайне затрудняло путь. Бойров пока видно не было.
        Все ближе надвигалась ночь, а места, подходящего для ночлега, они так и не нашли. Казалось, кусты, в которых неохотно брели их лошади, тянуться вокруг на многие мили. Пришлось дружине заночевать прямо в зарослях.
        Ночью часовые не раз слышали подозрительные шорохи в кустах, но как только они устремлялись в том направлении, откуда слышался шум, он тут же стихал.
        Как только забрезжил рассвет, затрубили подъем и воины стали готовиться продолжить путь.
        Данегор, Олег и Торсег завтракали, расположившись прямо на траве, устланную легким ковриком.
        -Ну и край!- сказал Олег, оглядываясь.- Как же здесь можно жить? Одни колючки, желтая трава… Даже пения птиц не слышно, да и вообще, по-моему, мы здесь не встретили пока ни одного живого существа.
        -То, что здесь не видно и не слышно птиц, может, и к лучшему,- выразительно посмотрев на Олега, отозвался Данегор.- Но, кстати, насколько я слышал, земли бойров довольно обширны и не везде в них растут одни колючки. Вон разведчики, которые осматривали окрестности сегодня на рассвете, только что вернулись и говорят, что через пару сотен шагов к западу кусты начинают редеть. Скоро мы выйдем из этих дремучих зарослей.
        -Скорее бы, нужно спешить,- сказал Торсег.
        Он залпом осушил чашу с родниковой водой и встал. За ним и оба юноши отправились к своим лошадям - пора было снова отправляться в путь.
        Тишина окружающих их колючих зарослей прерывалась лишь короткими выкриками - это главы отдельных отрядов отдавали приказы своим воинам, следя, чтобы те сохраняли боевой порядок и не отставали.
        Разгорался солнечный день и прогалины между кустов действительно становились все шире. К полудню они выехали из уже успевших им порядком поднадоесть зарослей и оказались у края громадного оврага, тянувшегося впереди на сколько хватало глаз. Обойти овраг можно было только по тем же зарослям и решено было продвигаться дальше по его дну.
        Держа лошадей под уздцы, воины спускались по довольно крутому склону оврага. Торсег и его луры спустились первыми и проехали чуть вперед, чтобы не мешать продвижению легаронцев. Олег остался с Данегором в хвосте дружины. Вдруг король, приложив руку к глазам, закрывая их от солнца, воскликнул:
        -Похоже, Торсег встретил хозяев здешнего края!
        Олег тоже увидел, что вдали, на дне оврага перед лурами стоят люди и бурно жестикулируют.
        -Нужно подъехать поближе,- сказал он королю.- Если это бойры, то вряд ли их кто-то поймет, кроме меня.
        Мальчик решительно направил коня вперед.
        -Гляди, разговаривать с этими дикарями поехал!- сказал один из легаронских воинов своему другу Дирну, с которым они вместе только что пустились в овраг.
        -Да кто ж наречье этих бойров разберет!- отозвался тот.
        -Эх, ты, темнота! Разве ты не знаешь, что Пришельцу дан дар понимать все языки Обжитого мира?! Он не только разбирает речь любого народа, но и может говорить на всех наречиях.
        -Что ж, может, до чего-то путного он с ними и договориться, но это навряд ли - чем они могут помочь, эти дикари?- сказал Дирн, следя за Олегом, который как раз поравнялся с Торсегом, пытающемся договориться с встречающими их воинами.
        Олег убедился, что это действительно бойры. Их было много, несколько десятков. Коренастые, одетые в шкуры и кожаные набедренные повязки, бойры молча разглядывали луров и их предводителя. За плечами каждого дикаря висел лук, а колчаны у их поясов были битком набиты стрелами с каменными наконечниками. Когда Олег подъехал, все устремили взоры на него.
        -Они что-то говорят, машут руками, как оголтелые, но ничего невозможно разобрать, - посетовал Торсег.
        -Кто у вас главный?- громко спросил Олег, обращаясь к бойрам.
        -Неужели Пришелец снова посетил наши земли?!- раздался низкий гортанный голос и из толпы бойров вышел невысокий человек в лохматой серой шкуре пустынного волка.
        Черные волосы бойра были собраны на макушке в высокий хвост и в него были вплетены нитки каменных бус, которые при ходьбе дробно ударялись друг об друга. Рядом с изящными светлоглазыми лурами бойр казался низшим и уродливым существом. Его глубоко посаженные черные глаза-бусины словно сверла пронзали того, на кого устремлялся его взгляд. Лицо было суровым и некрасивым: приплюснытый нос, толстые губы, высокие скулы и маленький подбородок.
        -Здравствуй, Ботхал!- поприветствовал вождя бойров Олег.- Давненько не виделись!
        -Да, а когда наконец свиделись, то снова на мир наползает тьма,- ответил бойр.- Вы пробираетесь в западную пустыню?
        Тон Ботхала был скорее утверждающим, чем вопросительным. Олег лишь кивнул, не сводя глаз с лица главы бойров.
        -Что сейчас творится в западной пустыне, Ботхал?- спросил мальчик, отводя упавшие на лоб волосы.- Твой народ живет на самой границе с ней и наверняка вы что-либо заметили бы, если бы что стряслось?
        -Много чего происходит каждый день, всего не расскажешь,- неохотно отозвался Ботхал.- Сейчас мы проводим вас к нашему селению, там ваши воины смогут отдохнуть, а ты и двое правителей будут говорить со мной.
        Олег подумал, что все-таки у Ботхала странная манера изъясняться - не то он просил или предлагал, не то приказывал. «Наверное, все дело в их языке»,- решил мальчик и передал Торсегу предложение бойра. Как раз в этот момент к ним присоединился Данегор и оба правителя попросили Олега передать, что они согласны сделать привал в селении бойров.
        Как только Олег сказал Ботхалу об этом, тот дунул в костяную трубку и раздался пронзительный свист. Видимо, это было сигналом - все бойры, как один, развернулись и пошли вперед. Торсег и Данегор приказали воинам следовать за бойрами.
        Они прошли овраг. За ним начался луг, поросший высокой коричнево-зеленой травой. Бойры, словно по волшебству, исчезли на ровном месте и идущие следом за ними воины растерянно оглядывались, пытаясь понять, куда же делись их провожатые. Лошади нервно ржали и перебирали копытами.
        -Что-то странное происходит,- пробормотал Олег, оглядываясь к Торсегу, ведшего своего коня позади него.
        -Судя по всему, они укрылись в своих подземных домах,- спокойно сказал тот.
        -А как же они туда вошли? И вообще, где они, эти дома?- удивлялся мальчик, пытаясь разглядеть поблизости что-либо, напоминавшее жилища.
        Данегор тоже выглядел растерянным. Раньше он, как и большая часть жителей Обжитого мира, считал бойров жестокими дикарями. Но после того, как в последнюю войну бойры укравались от врагов в Легароне, все узнали, что дурную славу они получили незаслуженно. Теперь юный король и Олег вполголоса переговаривались, вспоминая все слухи о жизни бойров. В этих краях практически никто не бывал и о том, как живет местный народ, в Обжитом мире говорили разное, порой самое удивительное.
        -Так значит, они в самом деле живут под землей?- спросил Олег у Данегора.
        -А кто ж их знает? Видишь, все разом куда-то пропали, как провалились куда-то,- пожал плечами король.
        -Ботхал говорил, что они отведут нас в свое селение, где мы сможем отдохнуть,- говорил Олег.- Он хотел о чем-то поговорить с нами - с тобой, Торсегом и со мной.
        -Что-то не видно, чтобы он спешил исполнить свое обещание,- проворчал король, снимая свой довольно увесистый шлем.
        -Бойры всегда выполняют свои обещания,- раздался низкий голос.
        За спинами юношей стоял Ботхал и несколько бойров-воинов с луками и деревянными палицами с каменными набалдашниками.
        -Наши подземные дома вряд ли придутся по нраву вашим воинам,- сказал Ботхал и Олегу показалась, что он едва заметно усмехается.- Поэтому вон там, на поляне, легаронцы и луры смогут разбить свои шатры и как следует отдохнуть. Мои люди принесут им еду, воду и хворост для костров. А вас, трех предводителей этого воинства, я приглашаю в свой дом, где мы сможем побеседовать.
        Олег хотел было объяснить, что он - никакой не предводитель воинства, а друг Данегора и Торсега, но король поторопил его:
        -Что же ты не переводишь? Что он говорит?
        Мальчик спохватился - он все время забывал, что никто, кроме него, не понимает гортанного языка бойров.
        Когда он перевел все, что говорил Ботхал, Данегор сказал:
        -Что-то мне не очень-то хочется лезть в эту подземную нору. А ты как думаешь, Торсег, стоит нам туда спускаться?
        Торсег внимательно посмотрел на ждущих бойров, стоящих с непроницаемыми выражениями лиц.
        -Думаю, мы обидим здешних хозяев, если откажемся от приглашения,- сказал правитель луров.- Нужно принять его.
        -Да, но мало ли что нас там может ожидать,- все еще не соглашался Данегор.
        -Что ж, придется рискнуть,- Торсег ободряюще улыбнулся.
        Олег повернулся к Ботхалу и сказал ему, что они будут рады побывать в его доме. Глава бойров коротко кивнул и сделав рукой знак следовать за ним, прошел куда-то в сторону, где кроме травы ничего не было видно.
        Пройдя шагов десять, Ботхал остановился и повернувшись к идущему за ним Олегу, сказал:
        -Проходите, здесь вас ждет обед и очаг, у которого можно согреться.
        Олег передал его слова Данегору и Торсегу. Все трое растерянно переглянулись. Сколько они не вглядывались - кругом была только высокая трава и кое-где вдали виднелись небольшие деревца с кривыми стволами.
        Ботхал с усмешкой наблюдал за гостями. Вдоволь насладившись их замешательством, он сделал два-три шага, нагнулся, схватился за какую-то корягу и потянул ее вверх. К безмерному удивлению Торсега, Данегора и Олега вместе с корягой поднялся и довольно большой пласт дерна, под которым скрывался люк. Открылся проход и они увидели лестницу, круто уходящую вниз.
        -Не бойтесь, здесь вам ничего не грозит,- покачал головой Ботхал.- Но я догадывался, что наши дома покажутся вам странными, поэтому-то и предложил вашим воинам разместиться в шатрах. Но вы же их предводители и испугаетесь, если вам придется спуститься под землю?
        Подзадоривая таким образом гостей, Ботхал стал спускаться вниз по лестнице, пригласив их следовать за ним. Лестница оказалась на удивление длинной. Свет проникал на нее только из входного люка и Олег, а за ним Данегор и Торсег спускались медленно, держась руками за гладкую земляную стену.
        Наконец лестница круто повернула и они оказались в небольшом зале. В противоположной стене виднелись два прохода и Ботхал предложил им свернуть направо. Проход оказался довольно низким, рассчитанным на низкорослых бойров, и высокому Торсегу пришлось пригнуться, пересекая коридор. Данегор и Олег были приблизительно такого же роста, как и большинство бойров и потолки в доме Ботхала для них не были слишком низкими.
        Они прошли в зал, оказавшийся на удивление уютным. Освещался он несколькими светильниками - глиняными плошками, наполненными какой-то маслянистой жидкостью, в которые были вставлены ярко горящие фитили.
        В зале не было лишней мебели - лишь несколько крепко сбитых деревянных стульев вокруг массивного стола с темной непокрытой столешницей. В углу из камней был сложен очаг, над ним в стене виднелось отверстие, куда уходил дым.
        Ботхал предложил гостям рассесться за столом. В зал вошла женщина - она была одета в короткую жилетку с опушкой из пушистого меха и длинную, до самого пола, кожаную юбку. Женщина была такой же коренастой, как и бойры-мужчины, но ее лицо оказалось на удивление миловидным - темные миндалевидные глаза лучились добротой, а тонкий маленький нос, изящно изогнутые губы и ямочки на щеках могли вполне принадлежать легаронке.
        -Моя жена накормит вас,- сказал Ботхал, едва махнув рукой в сторону женщины.
        Он не назвал ее имени и гости решили не спрашивать. Никто толком не знал обычаев бойров и они поняли, что, видимо, женщин у этого народа представлять не принято.
        При помощи прислужниц, оказавшихся тоже, как и она сама, не лишенными обаяния, хозяйка дома быстро заставила стол едой.
        Пища бойров была очень простой, но на удивление вкусной и сытной. Здесь было много мяса, в основном дичи, грибов, блюд из необычного вкуса кореньев и трав.
        Отдав должное угощению, гости удовлетворенно откинулись на спинки стульев. Ботхал пододвинул свой стул поближе к огню и начал неторопливую беседу. Олег догадался, что говорит вождь бойров специально медленно, что он успевал переводить Торсегу и Данегору его слова.
        -Вы знаете, что мой народ давно, очень давно поселился в этих землях. Это случилось в такие незапамятные времена, что никто из других народов Обжитого мира их уже не помнит. Может, сейчас и не время вспоминать события давних дней, но без этого вы можете мне не поверить. А заручиться вашей верой я должен, ведь без этого Черная Птица заполнит тьмой весь Обжитой мир и первыми пострадаем мы.
        Олег, который слово в слово передавал сказанное Ботхалом королю и Торсегу, заметил нескрываемое удивление на лице короля. По Торсегу же нельзя было понять, что он думает обо всем происходящем.
        -Я вижу, вы удивлены тем, что дикарь Ботхал, чуть ли не людоед, вождь темного племени подземных жителей, ведет с вами такие речи,- снова заговорил Ботхал, читая по лицам гостей их мысли, как в открытой книге.- Но не стоит судить о бойрах по тому, как мы выглядим. По правде сказать, до этого дня у нас не было особого желания, да и нужды, говорить, кто мы такие. Но сейчас далеко, в горах за западной пустыней притаилась угроза. Это большая опасность для всех нас - и для народа бойров, и для тех, кто живет дальше, в плодородных долинах.
        Я вижу, вы ведете дружину прямо к Врагу. Но вам не сокрушить каменную крепость только силой оружия. Вам понадобится что-то помощнее клинков и стрел.
        -Что же нам нужно?- нетерпеливо спросил Олег, когда Ботхал вдруг замолчал.
        Мальчику припомнились туманные намеки Бараха и он понял, что эрл имел в виду то же, что и бойр.
        -Вам нужны талисманы, изготовленные много веков назад в кузне Лучистых магов,- продолжил Ботхал свою неспешную речь.- Таких талисманов два - один хранится у жителей болотной низины, а другой - в городе отшельников в предгорьях Моксорского хребта.
        -Спроси его, что это за талисманы и откуда он про них знает,- попросил Данегор Олега.
        Мальчик сразу же перевел его слова и Ботхал снова усмехнулся.
        -У болотных жителей хранится браслет из металла, который можно добыть только в отрогах неподалеку от светлого града Бессмертных,- сказал он.- А у отшельников вам нужно добыть брошь из прозрачно-чистого горного хрусталя. Силу действия этих талисманов вы узнаете, когда придет час битвы. До этого знание может губительно отразиться на вас.
        -Но откуда тебе это все известно?- спросил Олег.
        -Дальние наши предки когда-то в незапамятные времена жили в городе Лучистых магов и были с ними наравне,- голос Ботхала зазвучал глухо, словно главе бойров было трудно говорить.- Но наши предки нарушили главный закон Лучистых - они вмешались в дела смертных. Тогда Враг впервые позарился на наш мир и началась кровопролитная война, о которой не помнит никто в Обжитом мире. Наши предки помогли людям отразить темные силы и за этого бессмертные маги изгнали их из своих сияющих чертогов. Наши предки стали изгнанниками и долго бродили по разным землям, пока решили не обосноваться здесь, на самой окраине Обжитого мира. С тех пор наш немногочисленный народ живет простой и суровой жизнью и мы не любим вспоминать, что когда-то были так всемогущественны.
        Ботхал склонил голову и Олегу даже показалось, что старый вождь так устал от разговора, что заснул. Но как только мальчик хотел сказать об этом Данегору и Торсегу, Ботхал резко вскинул голову и сказал:
        -А талисманы, о которых я только что говорил, когда-то принадлежали моему народу, но когда Лучистые маги изгоняли нас, они отобрали их. Долгое время мы думали, что талисманы хранятся в Горном Граде Бессмертных. Но совсем недавно стало известно, что талисманы отданы на хранение двум самым неприметным народам Обжитого мира. Что ж, возможно, Лучистые хотели так уберечь талисманы от Врага, но сейчас пришло время пустить их магическую силу в ход.
        -А почему же они не оставили эти талисманы у себя в Горном Граде?- спросил Олег.
        -Даже Бессмертным тяжело находиться поблизости от этих талисманов, ведь им известна их сила и искушение слишком велико,- ответил Ботхал.
        После этого бойр встал, показывая гостям, что больше он говорить не собирается. Данегор и Торсег разом хотели что-то спросить, но встретив останавливающий взгляд черных глаз, передумали. Гостей провели в залы, приготовленные для ночлега. Три комнаты находились в одном коридоре и обстановка в них была одинаковой - в каждом покое стояла низкая деревянная кровать, стул и небольшой столик со светильником.
        Олег хотел поговорить обо всем услышанном от Ботхала с королем и Торсегом, но странная усталость сковала его и он едва смог дойти до кровати. С наслаждением он погрузился в сон.
        ГЛАВА 5
        В РАЗНЫЕ СТОРОНЫ
* * *
        Утром Олег проснулся с удивительно ясной головой - ни следа от вчерашней усталости не чувствовалось. В зале, в котором вчера они слушали Ботхала, он встретил двоих своих спутников. Здесь же был и хозяин дома. На столе уже был накрыт сытный завтрак, после которого они поднялись наружу.
        Воины уже свернули шатры и были готовы отправляться в путь. Ботхал против вчерашнего, был неразговорчив и угрюм. Бойры принесли легаронцам и лурам множество снеди и подарили им кожаные бурдюки, наполненные чистой родниковой водой.
        Прощание не заняло много времени.
        -Мы надеемся, что еще не слишком поздно и вы сможете добраться до Врага еще до того, как станет непобедимым. Для этого вам нужны талисманы. Помните, нельзя допустить, чтобы они попали к Врагу. Иначе все будет кончено для всего Обжитого мира. Спасения при таком раскладе сил не будет,- сказал Ботхал Торсегу, когда тот уже сидел в седле.
        Олег перевел его слова и их услышал стоящий рядом Данегор.
        -Мы разнесем эту крепость по камешку!- воскликнул король.- Вы не знаете, на что способны легаронцы в бою!
        -Мы - не воины, лишь скромные охотники и собиратели трав,- отозвался Ботхал.- Но помните о том, что я сказал.
        -Спасибо за это,- сказал Торсег.- Мы ценим твою помощь и никогда о ней не забудем.
        Сказав последние прощальные слова, они тронулись в путь, повернувшись спинами к восходящему солнцу. Бойры объяснили, что впереди им предстоит пересечь обширную холмистую равнину, а только за ней начнется пустыня.
        Когда дружина уже порядком отъехала от селения бойров, Олег на ходу окликнул короля.
        -Дан! Помнишь, о чем говорил Ботхал? Нужно добыть эти талисманы!
        -Если ты так любишь слушать чьи-нибудь росказни, то вспомни и о том, что тот же Ботхал торопил нас. Пока мы будем добывать эти талисманы, которых, возможно, и нет на самом деле, Враг может погубить маленького Элаора. Барах говорил, что сын Торсега и Эи нужен Врагу для того, чтобы сделать его своим наместником в нашем мире, который он собирается захватить. Он отравит его сердце ядом зла и бессердечия, обучит его черной магии и тот станет самым верным его слугой,- Данегор нервно поправил брошь на своем плече.
        -Но ведь и Барах, и Ботхал говорили, что одними мечами и стрелами крепость Врага не сокрушить!- настаивал Олег.
        -Смотря в чьих руках будут эти мечи и стрелы!- тут же отозвался король.- Мой оруженосец везет навершие жезла. Если мы соединим его с твоей статуэткой, то магия снова поможет нам.
        -А если не поможет?- спросил Олег, стараясь говорить как можно спокойнее.
        -Тогда будем уповать только на силу оружия,- ответил Данегор.- Нельзя медлить - только в быстроте наших лошадей залог нашей победы. Даже если талисманы бойров существуют и действительно хранятся там, где говорил Ботхал, мы не можем терять драгоценное время и скакать чуть ли не в самый центр Обжитого мира. Не забывай, что нам еще нужно пересечь пустыню, а для этого нам понадобятся силы и время!
        -Дан, но если послать всего нескольких воинов без лишней поклажи, то они успеют быстро обернуться. Доскачут по дорогам до южных земель. Город отшельников, насколько я понял, находится на юго-востоке?
        -И кого же ты предлагаешь туда послать?- вопросом на вопрос отозвался король.- Наша дружина не так уж велика, чтобы я мог отсылать воинов на поиски каких-то бесполезных украшений.
        -Если ты не хочешь никого посылать за талисманами, то я сам поеду за ними!- Олег с вызовом посмотрел на короля.
        Хотя они частенько спорили, но до ссоры дело никогда не доходило. Теперь же страсти раскалились. Олег понимал, что Данегор не соглашается послать гонцов не только из-за того, что спешит к вражьей крепости, но и из чистого упрямства. Данегор не любил, когда нарушали его планы и теперь, когда он настроился на битву, он не хотел откладывать ее ни на час. Олег же уже убеждался, что Барах никогда ничего не говорит впустую и если он советовал им применять не только оружие, то к этому стоило прислушаться.
        -Едь, если хочешь,- уже не скрывая раздражение, воскликнул король.- Можешь отправляться прямо сейчас, я тебя задерживать не буду. Когда ты вернешься с так запавшими тебе в душу талисманами, мы уже будем возвращаться с маленьким Элаором в Лур-Гор!
        Торсег, скакавший впереди, услышал громкие голоса, развернул коня и подъехал к Олегу и Данегору.
        -О чем спорите?- спросил он.
        Король неохотно объяснил:
        -Олег хочет непременно ехать за талисманами, о которых нам рассказал бойр.
        -Я тоже думаю, что нам нужно их добыть,- сказал Торсег.
        -И ты согласен терять время на поиски этих талисманов?- вскричал Данегор.- А в это время твой сын - в крепости Врага?! Ты же сам понимаешь, что нам нужно спешить изо всех сил.
        -Да, но я не прощу себе, если не спасу сына. Добраться до крепости - одно дело, а вот проникнуть в нее - совсем другое. Наверняка Враг позаботился о надежной охране своей горной цитадели. Думаю, нам нужно разделиться - путь два небольших отряда скачут за талисманами, а основная дружина продолжает путь на запад - кто знает, может, Он не успел стянуть большие силы и в крепость удастся попасть без талисманов,- Торсег был мрачен и говорил твердым, решительным тоном.
        Данегор понял, что спорить с ним бесполезно. Он хорошо знал Торсега - если тот на что-нибудь решался, то остановить его было практически невозможно. Если бы Торсег, как в былые дни, находился у него на службе, король бы приказал ему следовать за собой и тот, как любой легаронский воин, не посмел бы ослушаться. Впервые Данегор пожалел, что больше не может отдавать распоряжения Торсегу.
        -Ты - правитель луров и сам решаешь, что делать,- сказал король.- Я буду спешить к вражьей крепости, а уж вы поступайте так, как считаете нужным.
        Он махнул рукой и поскакал вперед. Его синий плащ развевался на ветру, шлем блестел на солнце - хрупкий юный король превратился в бесстрашного воителя, сила которого в оружии, а не словах. Олег смотрел ему вслед и вспомнил портреты его отца, короля Данастра - его поразило сходство отца и сына.
        Торсег приказал лурам остановиться и отобрал десятерых воинов. Пять из них должны будут отправиться вместе с ним, а остальные пятеро - с Олегом. Луры отдали излишки провизии своим товарищам и были готовы следовать за своим правителем. Остальные луры должны были продолжить путь на запад под предводительством Данегора.
        Прощание с легаронцами и королем вышло скомканным.
        -Мы будем спешить изо всех сил, Дан, и скоро присоединимся к тебе,- говорил Олег.
        -Будем надеяться, что вы не напрасно свернули с пути,- отозвался Данегор.
        -Да сопутствует вам удача!- пожелал Торсег на прощание королю.
        -Дан, обещай не лезть на рожон и не рисковать почем зря,- попросил Олег и тут же пожалел об этом.
        Гордый правитель Легарона крайне не любил, когда его просили быть осторожным. Легким поклоном он попрощался с ними и поскакал вперед, нагоняя первых воинов, с которыми скакал Митрас.
        -Вперед! Нужно спешить!- воскликнул Торсег и они развернули коней и поскакали по холмистой равнине, правя на юго-восток.

* * *
        Под конец дня маленький отряд луров во главе с Торсегом и Олегом выбрался из земель бойров и въехал на казавшуюся бескрайней равнину, на которой паслись стада лошадей и коров.
        -Это же край архов, я узнаю его!- воскликнул Олег.
        -Ты прав,- согласился Торсег.- Здесь мы должны разделиться. Один отряд поедет дальше, на восток, к Моксорским горам. Другим же нужно скакать на север, в болотную низину. Эх, если бы мы знали, что талисман силы находится совсем недалеко от Лурского леса, мы бы раньше добыли его!
        -Ничего, ваши отличные лошади мигом домчат вас туда, куда надо,- попробовал успокоить его Олег.- Но нам нужно решить, кто из нас куда едет. Меня должны помнить в землях архов, ведь я уже как-то побывал здесь с Аррасом - главой легаронских стражей.
        -Но вспомни, ведь тогда архи оказались предателями и вместе с другими приспешниками Черного Правителя бились с легаронцами и лурами!- говоря это, Торсег внимательно оглядывал окрестности, будто опасался внезапного появления врагов.
        -Да, но те времена уже позади!- воскликнул Олег.- Насколько я понимаю, архи заключили вечный мир с Легароном и его союзниками. Теперь нас здесь должны встретить друзья.
        -Не забывай, что архи какое-то время провели под началом Валт Хора - самого верного слуги Черного Правителя. Это не могло не отразиться на них. Даже одной встречи с Ним достаточно, чтобы душу стала застилать тьма, не пропускающая свет дружбы и верности,- Торсег покачал головой.
        Уже стемнело и они решили переночевать на границе земель бойров и архов, а утром тронуться в путь. Договорились, что Торсег и пять лурских воинов поскачут на север, в Болотную низину, а оттуда прямо на запад, догонять дружину Данегора. Олег же станет во главе остальных воинов и доберется до города отшельников.
        Разместившись на склоне холма, они наспех поужинали и легли спать под открытым небом, завернувшись от ночной прохлады в плащи. Лурские воины сменяли друг друга на часах, а Торсег, как опытный разведчик, спал чутко и открывал глаза при малейшем шорохе.
        Окружающая их равнина была наполнена самыми разными ночными шумами. Где-то в траве громко пели сверчки, мелкие зверьки шуршали в камнях.
        Олег проснулся среди ночи и услышал, что к этим шумам примешались какие-то новые звуки. Вскоре он смог различить треск сминаемых чьими-то ногами веток и сухой травы. Вскочив на ноги, он увидел Торсег и луров, стоявших рядом с ним. Торсег обнажил меч, готовый ринуться в бой в любую минуту. Луры держали наготове свои длинные луки.
        Олег хотел было спросить, что происходит, как вдруг окружающую мглу пронзила яркая световая полоса - кто-то пустил в небо горящую стрелу. На миг все озарилось неверным светом и они увидели вокруг себя множество высоких людей с луками и обнаженными кинжалами, сталь которых блеснула в отсвете огня.
        -Архи!- воскликнул Торсег и подошел поближе к Олегу.
        Несколько мгновений ничего не происходило. Как только упала стрела, мгла снова сгустилась и тех, кто их окружил, снова стало не разглядеть. Тишину снова не нарушали никакие посторонние звуки.
        -Похоже, нас ждет настоящая драка,- прошептал Торсег Олегу.
        К своему удивлению, мальчик уловил в голосе правителя луров азарт. Торсег был прирожденным воином и ему не раз приходилось бывать в самых тяжких передрягах. Олег же почувствовал, как неприятный холодок пробежал по его спине. Он знал, что воин из него никудышний, он даже меч не умел держать как следует. Где уж ему одолеть хотя бы одного взрослого воина, даже средне владеющего оружием! А архи, он это прекрасно помнил, были отличными воинами и любой из них был неравным противником для московского мальчика, привыкшего проводить время за книжками и компьютером.
        В это время раздался громкий крик:
        -Чужеземцы! Бросайте ваше оружие на землю и стойте не шевелясь! Вы без спроса вторглись во владения архов и за это поплатитесь!
        -Кто осмеливается столь грозно говорить с правителем луров?- также громко отозвался Торсег.- Назови свое имя!
        -Я - Арт, сын Фрера, старейшины архов! А ты, стало быть, Торсег - бывший воин Легарона.
        -Да, это я,- ответил Торсег.- Мы пришли в ваши земли с миром. Мы держим путь в город отшельников и просим вас пропустить нас через ваши кочевья.
        -Мы не разрешаем вооруженным чужеземцам появляться в наших краях!- воскликнул Арт.- Если вы сейчас же не бросите оружие на землю, нам придется отобрать его у вас силой!
        -Вы забыли, что проиграли последнюю войну и заключили мир с лурами и легаронцами? - отозвался Торсег.- Мы не собираемся нападать на вас, но не оставим оружие. Сейчас не то время, когда лурские воины могут позволить себе путешествовать по чужим землям без оружия!
        -Тогда берегитесь, мы атакуем вас!- крикнул Арт и раздалась его команда: - «Ихш ган мар!», что по-архски означает «Вперед на врага!»
        В воздухе зазвенели тетивы луков и несколько стрел упало прямо туда, где стоял их маленький отряд. Вслед за этим на луров обрушились удары мечей. Мгновенно завязался бой. Еще не рассвело и Олег совершенно ничего не мог различить в окружающей мгле. Архи и луры же обладали более острым зрением, чем мальчик и намного лучше ориентировались в темноте.
        Внезапно Олег, не успев даже пошевелиться, почувствовал, что кто-то железной хваткой обхватил его за плечи и поволок куда-то в сторону, подальше от сражающихся. Мальчик пытался вырваться, но это было совершенно невозможно - тот, кто его тащил, был во много раз сильнее.
        -Тише! Молчи!- с облегчением услышал он голос Торсега над самым ухом.- Сейчас вся надежда на тебя. Вместе с Ратом ты должен скакать в город отшельников за талисманом.
        -А ты?!- с волнением воскликнул Олег.
        Отправиться без мужественного Торсега, всего лишь с одним воином, куда-то в незнакомые земли, навстречу неизвестным опасностям?! Олег не мог даже вообразить себе подобное. Нет, не так он представлял себе путешествие за талисманами.
        -Я вместе с остальными постараюсь задержать архов, а потом, если нам удастся вырваться, мы догоним вас,- сказал Торсег.
        Он помог Олегу взобраться в седло и вслед за Ратом - высоким крепким юношей, мальчик поскакал в темноту, полностью доверившись зорким глазам лура и чутью своего коня. Мягкая земля заглушала звук лошадиных копыт и архи не заметили, что двое из иноземцев ускакали прочь.
        ГЛАВА 6
        В ГОРОДЕ ОТШЕЛЬНИКОВ
* * *
        Подходили к концу уже вторые сутки, как Олег и Рат стремглав летели на юго-восток. Темный хребет Моксора становился все ближе, надвигаясь на них стеной. Вскоре впереди стали видны только горы, застилающие весь горизонт.
        Бешенная скачка и свинцом наваливающаяся усталость не давали думать о тех, кто остался позади и о возможной погоне. Сероглазый Рат скакал впереди и его длинные русые волосы развевались на ветру.
        Под вечер они остановились и без сил сели у груды больших валунов.
        -Насколько я знаю, город отшельников находится где-то совсем рядом,- сказал Рат. - Завтра, как только рассветет, мы должны будем разыскать его.
        -Как же мы его найдем? Ведь мы там ни разу не были,- проговорил Олег, вглядываясь в горы, окутанные туманом.
        -Я слышал в Легароне, что этот город находится в расселине двух скал, которые называют Воротными столпами,- отозвался Рат, кутаясь в плащ - со стороны гор дул холодный, пронизывающий ветер.- Насколько я понимаю, мы приблизились к горам немного южнее, чем нужно. Завтра продвинемся на северо-восток, к Воротным Столпам.
        Развести костер для того, чтобы согреться и приготовить пищу было невозможно - здесь негде было взять хворост да и если бы он и был, сильный ветер задул бы пламя. Поэтому им пришлось утолить голод пресными лепешками, которыми воинов Легарона и Лур-Гора снабдили бойры. Заснуть в таком холоде было трудно и Олег стал расспрашивать Рата о городе отшельников. Рат знал об этом городе очень мало и смог рассказать немного. Как оказалось, в пригорном городе поселялись люди изо всех земель Обжитого мира. Отшельники ни с кем не общаются, не отправляют торговых караванов в другие края. Лишь раз в несколько недель отшельники приходили на Большую Ярмарку на восточном берегу Тимериса, где собирались торговцы из самых разных земель. Там отшельники выменивали добытые ими в горах камни и руду на еду и другие товары. Но даже на ярмарке они ни с кем не завязывали особых контактов и пробыв там всего день, возвращались обратно. А живут они замкнуто, не вмешиваясь в дела других народов да и иноземцев в своем городе не жалуют.
        Когда Олег поинтересовался, что именно заставляет людей из разных краев селиться в этом городе, Рат не смог ему этого толком объяснить.
        -Понимаешь, говорят, что там живут те, кто почему-либо не может оставаться в Обжитом мире,- говорил лур, пытаясь получше завернуться в плащ.- Я слышал, что отшельники практически не разговаривают друг с другом. У каждого есть свой дом - они вырубают свои жилища прямо в рыхлых меловых скалах и никто без особой надобности его не покидает. Порой они проводят в своих домах-пещерах целые недели, не показываясь наружу.
        -Да, странные люди,- протянул Олег задумчиво.- Как же мы добудем у них талисман?
        -Попробуем договориться,- пожал плечами Рат.
        -Послушай, а луры тоже там живут?
        -Нет, наш народ слишком тесно связан с лесом, с его духом, шумом листвы, ароматом лесных цветов,- покачал головой Рат.- Луры никогда не уходят в город отшельников. По крайней мере я о таком не слышал.
        -Что ж, тогда будем искать с ними общий язык,- вздохнул Олег.- Ведь в конце концов, как бы они не отделили свою жизнь от Обжитого мира, они должны понимать, что Враг, похитивший Элаора несет угрозу для всех без исключения, в том числе, и для них самих.
        Вскоре усталость сделала свое дело и путников сморил сон. Они забылись тревожной дремой и то и дело просыпались, с опаской вслушиваясь в завывания ветра, ожидая услышать стук копыт. Отряд Торсега, если бы ему удалось вырваться из окружения архов, должен был уже догонять их. В равной степени и архи могли узнать о прорвавшихся в их земли всадниках и отправить за ними погоню. Олегу и Рату оставалось уповать на удачу.
        В путь они отправились довольно поздно, когда солнце было уже высоко - пришлось дожидаться, пока оно взойдет над горами и изгонит беспросветные тени, которые они отбрасывали. Продвигаться на северо-восток было трудно - здесь не было даже намека на дорогу и лошади то и дело спотыкались о камни, усеивающие все вокруг. К тому же всадникам приходилось объезжать большие валуны. Только ближе к вечеру зоркий Рат воскликнул, оборачиваясь к Олегу:
        -Я вижу Воротные столпы! Через пару часов мы сможем добраться до них!
        Олег, душа которого была не на месте из-за оставшегося где-то далеко позади Торсега и его воинов, приободрился - скоро они окажутся у цели. Мальчик искренне верил, что успех похода к вражеской крепости напрямую зависит от того, привезут ли они талисманы. Он отлично помнил слова и намеки вождя бойров Ботхала и эрла Бараха - оба они говорили о том, что только мечами и стрелами Черного правителя не одолеть.
        Воротные столпы оказались двумя остроконечными скалами, вершины которых склонялись по направлению друг к другу, образовывая природную арку, почти смыкающуюся вверху. Теперь Олегу стало ясно, за что скалы получили свое название.
        По мере приближения к Воротным столпам ехать становилось все сложнее. Равнина превратилась в сплошные холмы. Пришлось спешиться и вести лошадей под узцы.
        Миновав обрывистый каменистый овраг, они наконец подошли к скалам. Олег удивился, что расселина между ними оказалась довольно широкой и представляла собой площадку, аккуратно выложенную гладкими темными плитами. Они вступили под своды громадной природной арки, образованной Воротными столпами и пошли вперед по каменной площадке. Нигде не было видно людей и ничто вокруг, кроме ровных плит, которыми была вымощена площадка, не указывало на их присутствие в этих местах.
        Решив приблизиться к одной из скал, Рат и Олег свернули влево. Ближе к скале начался крутой подъем и вскоре продвигаться можно было только хватаясь за выступающие камни. Когда оба выбились из сил, Олег предложил передохнуть. Они опустились прямо на камни, оперевшись спинами на гладкую и холодную стену меловой скалы.
        -Что вы ищите здесь?- раздался негромкий голос и Рат с Олегом увидели перед собой высокого мужчину в темном балахоне. Возраст его нельзя было определить из-за густой бороды и длинных, падающих на плечи светлых волос. Олегу и Рату показалось, что незнакомец вырос словно из-под земли и только потом они разглядели позади него узкий и низкий проход прямо в скале.
        -Мы ищем помощи от жителей вашего города,- ответил Олег, вставая и выпрямляя спину - рядом с незнакомцем он казался совсем маленьким.
        -Какой помощи вы от нас ждете?- мужчина говорил ровным тоном, лишенным каких-было эмоций.
        -Мы знаем, что в вашем городе хранится талисман, который может помочь одолеть Черного Врага, который построил свою цитадель в Западной пустыне,- сказал Олег.
        -Отшельники никогда не принимают участия в делах народов Обжитого мира,- отозвался бородатый незнакомец.- Почему вы считаете, что можете являться сюда, когда вам заблагоросудиться?
        -Мы не пришли бы сюда, если бы в этом не было необходимости,- хмуро ответил Рат - луру совсем не нравился подобный прием.
        -Судьба всех без исключения народов в нашем мире зависит от того, удастся ли армии легаронцев и луров разгромить Врага,- сказал Олег.- Неужели вы хотите сгинуть в том мраке, который опустится на Обжитой мир, если властителя Западной цитадели никто не остановит?
        -Проходите, возможно, наш Учитель поговорит с вами,- сказал бородатый и сделав шаг в сторону, указал рукой в узкий проход в скале.
        Переглянувшись и кивнув друг другу, Олег и Рат шагнули к скале. Первым в проход прошел Олег, довольный тем, что, похоже, дело сдвинулось с мертвой точки. Пройдя шагов пять по узкому проходу, в котором с трудом бы разминулись два человека, Олег и идущий вслед за ним Рат оказались у края широкой каменистой долины, окруженной серо-коричневыми скалами. В их бугристой поверхности виднелось множество отверстий - по всей видимости, входов в пещеры. Нигде не было видно людей и на город все окружающее походило меньше всего.
        -Вот как они, оказывается, живут,- пробормотал Рат, оглядывая окрестности.
        -Подождите здесь и никуда не выходите,- прошел вперед бородатый отшельник и подвел юношей к ближайшему входу в пещеру.
        Внутри была маленькая комната, освещенная двумя масляными лампами. Обстановка этого мрачного помещения с низкими сводами потолка состояла всего из одной каменной скамьи. На ней Олег с Ратом и расположились. Камень был холодным, но больше в пещере сесть было не на что, а путники довольно сильно утомились. Встретивший их отшельник не зашел в пещеру и они снова оказались в обществе лишь друг друга. Потянулось томительное ожидание. Никто не заходил в пещеру и нетерпеливый Рат, который чувствовал себя совсем неуютно в сырой и холодной пещере, предложил пойти и самим разыскать в этом странном городе того, у кого хранится талисман.
        -Нет, давай еще подождем,- ответил Олег.- Не будем нарушать их покоя, вряд ли они хорошо отнесутся к нам, если мы без разрешения станем бродить по их городу.
        Рат еще больше помрачнел, но спорить не стал. Олег впервые видел лура в таком настроении - обычно тот был жизнерадостным, как и все жители Лур-Гора. Прошло еще много времени, когда наконец их ожидание закончилось.
        В пещеру вошел невысокого роста старец в длинной хламиде. По его плечам были рассыпаны длинные волосы, но бороды, в отличие от того отшельника, который их встретил, не было. Лицо старца было покрыто густой сетью морщин - видимо, он был очень-очень стар. О его возрасте говорила и медленная, немного шаркающая походка и дрожание рук, которые он поднял ладонями вперед, когда зашел в пещеру. И лишь глаза старца были на удивление ясными и молодыми. Он быстро оглядел путников и остановил свой взгляд на Олеге. В разговоре он обращался главным образом к нему.
        -Я не буду лицемерить и приветствовать вас, чужеземцы, так, как будто рад вас видеть в нашем городе,- начал старец, остановившись прямо напротив Олега и Рата.
        Те, чувствуя неловкость от того, что столь преклонного возраста человек стоит перед ними, тоже поднялись. Теперь все трое стали в круг и так и продолжали разговаривать. Олег хотел было объяснить старцу, зачем они пожаловали сюда, но тот не дал ему сказать и слова.
        -Не нужно мне говорить пустого,- подняв одну руку, сказал старец.- Я знаю, что вас привело в наш город. Не будем тратить время на ненужные объяснения - его у вас и так мало.
        -Если вы все знаете, то скажите - вы дадите нам то, зачем мы приехали?- спросил Олег.
        -Только если ты, пришелец из другого мира,- старец слегка кивнул в сторону Олега,- докажешь, что сможешь справиться с силой, заключенной в талисмане.
        -Но как я должен это доказать?- удивился Олег.
        -Ты пройдешь испытание,- ответил старец.- Справишься с ним - ты и лур уедете отсюда с тем, зачем прибыли. Откажешься от испытания или не пройдешь его - ничего не получите и немедленно покинете город отшельников, как называете вы наше поселение.
        Старец говорил тоном, не терпящим возражений и оба путника поняли, что спорить с ним бесполезно. Но Рат все-таки упрямо тряхнул русоволосой головой и сказал:
        -Почему ты считаешь, что именно мой спутник должен проходить ваше испытание?! Я не знаю, откуда тебе известно, что он пришелец из другого мира, но тем не менее это действительно так. По закону гостеприимства, я не могу позволить, чтобы Олег - так зовут моего друга - подвергался каким-либо испытаниям!
        -Тебе придется смириться с тем, что твой друг Пришелец подвергнется испытанию в обход тебя,- все так же беспристрастно сказал старец.- Луры не живут среди нас и тебе не стоит покидать эти стены,- он развел руки в стороны, как бы обводя ими стены пещеры,- Пока твой друг не вернется, ты останешься здесь.
        -Следуй за мной, О-лег,- имя старец произнес протяжно, нараспев. Он неспеша пошел к выходу из пещеры, показав рукой Олегу, чтобы тот следовал за ним.
        -Я постараюсь сделать все, что в моих силах,- сказал Олег Рату на прощание.- Будем надеяться, что мне удастся получить талисман.
        -Удачи тебе,- Рат выглядел взволнованным.
        Олег вслед за старцем вышел из пещеры, в которой они с Ратом так долго томились. Отшельник пошел по направлению к высокому арочному входу в скалу. Пройдя туда за ним, мальчик увидел просторный зал, абсолютно пустой. Стены зала были украшены какими-то причудливыми картинами, но рассмотреть их как следует он не успел. Старец повел его дальше. Из зала они прошли в небольшую комнату, из которой имелся еще один выход, закрытый плетеной из соломы занавеской. Указав жестом на каменную скамью, старец сказал:
        -Здесь ты можешь отдохнуть. Вот на столике стоит еда - мы привыкли питаться скудно, так что уж не взыщи за скупое угощение. Через пару часов я вернусь сюда и мы сможем продолжить беседу.
        -Но я не могу ждать!- воскликнул пораженный Олег.- Давайте начнем испытание прямо сейчас - меня ждут! Куда нужно идти?
        Всем своим видом Олег показывал нетерпение.
        -Ты находишься в Храме Затмения,- произнес старец.- Так же редко, как происходит затмение солнца, так и жители нашего города собираются все вместе. И бывает это только по крайне важным поводам. В обычные дни храм пустует. Сейчас здесь никого нет.
        -Какой-то странный у вас Храм,- задумчиво сказал Олег, оглядывая комнату.
        Здесь, кроме каменной скамьи, стоял лишь небольшой деревянный столик, а на нем - глиняный кувшин и небольшая миска, над которой поднимался пар. Каменные стены, в отличие от большого зала, не были расписаны и были темно-серыми, закопченными от дыма многочисленных масляных ламп.
        -Мы не придерживаемся какой-либо религии и поэтому слово «храм» - всего лишь название,- отозвался старец.- В этой пещере мы храним наши главные ценности,- он махнул рукой в направлении двери, занавешаной соломенной занавеской,- и лишь изредка собираемся, когда нужно что-то совместно решить.
        С этими словами старец быстро вышел из комнаты и Олег услышал звук его удаляющихся шагов, эхом отдающихся в большом зале. Мальчик сел на скамью у столика, и заглянул в миску с дымящейся едой. Оказалось, отшельники решили угостить его кашей, похожую на гороховую, только с горьковатым привкусом. Но сейчас Олег был не в том положении, чтобы привередничать - он был страшно голоден и поэтому взяв лежащую рядом с миской деревянную ложку, съел кашу и запил ее ледяной водой из кувшина.
        -Да, приходилось мне обедать и получше,- пробормотал Олег и встав с холодной скамьи, на которой сидеть было не слишком-то уютно, стал прохаживаться по комнате. Но рассматривать здесь было совсем нечего и взгляд мальчика остановился на соломенной занавеске.
        Не долго думая, Олег отдернул ее. За ней находилась комната, чуть побольше той, в которой он находился. Несколько ламп освещали помещение, вдоль стен которого тянулись высокие постаменты, уставленные различными ларцами. Олег никогда не умел особенно сдерживать свое любопытство и подойдя к одному из постаментов, попытался приподнять крышку небольшого резного ларца. Хотя мальчик был уверен, что тот закрыт, он на удивление легко открылся. В ларце лежали бусы из блестящих зеленых камней, наверняка драгоценных.

«Странные они люди, эти отшельники,- подумал Олег,- хранят такие ценные вещи совсем без охраны.» Он стал открывать другие ларцы и в каждом из них находились красивейшие вещи тонкой работы. Были в них и украшения, и кубки из золота и серебра, а в одной из больших шкатулок Олег обнаружил и несколько изысканной выделки кинжалов с инкрустированными рукоятками.

«В этой пещере мы храним наши главные ценности и лишь изредка собираемся, когда нужно что-то совместно решить»,- словно гром прозвучали слова старца-отшельника в голове мальчика. «А может, и талисман, за которым мы приехали, тоже хранится тут?» - подумал он.
        Олег стал открывать еще закрытые ларцы и вскоре, в самом дальнем из них, он увидел большую брошь из цельного куска прозрачного камня. Невыразимое волнение охватило мальчика и он, поколебавшись секунду, взял талисман, а в том, что это именно он, он не не сомневался, в руки. «Сейчас здесь никого нет, а до пещеры, в которой меня ждет Рат - всего несколько шагов! Я могу добежать до него за минуту и мы вместе быстренько унесем ноги из города! Нас наверняка не скоро хватятся, а мы будем уже далеко - сядем на лошадей, оставленных у Воротных Столпов и поминай как звали, «- думал Олег, а сам уже вышел из сокровищницы и быстрыми шагами шел по большому залу с расписными стенами.
        Он вышел из Храма Затмения и быстро огляделся - вокруг не было ни души. Он уже направился к той пещере, в которой был Рат, когда какое-то тягостное чувство заставило его остановиться. Новые мысли одолели Олега: «Да, талисман нам необходим и мы должны доставить его к цитадели как можно скорее. Но так ли мы должны были его добыть? Украв у тех, кто его так долго хранил?! Ведь когда меня спросят, как мне удалось достать этот талисман, что я отвечу - что я стал вором, чтобы помочь друзьям?! Примут ли они такую помощь?»
        Олег опустил голову и понял, что сейчас он не побежит к Рату. Развернувшись, он быстро, чтобы не передумать, пошел обратно в Храм. Он положил брошь в ларец, а сам вернулся в комнату с каменной скамьей. Спустя какое-то время в комнату зашел старец и тот самый бородач, который встретил Олега и Рата у входа в город.
        -Надеюсь, ты достаточно отдохнул для того, чтобы отправится в обратный путь,- сказал старец.
        -Как в обратный путь?!- удивился мальчик.- Вы же говорили, что я должен пройти какое-то испытание, чтобы получить талисман!
        -Ты уже прошел его,- спокойно ответил старец.
        -Уже?- Олег был поражен.- Когда? И как?
        -Ты знал, что за тобой никто не следит и что все наши сокровища, а нужный тебе талисман - один из них, находятся в соседней комнате,- отозвался старец, стоя неподвижно, опустив руки вниз.- Но ты остался здесь и не взял талисман, не попытался убежать с ним.
        Олегу показалось, что в глазах старца мелькнула усмешка, но повнимательнее приглядевшись к абсолютно бесстрастному выражению его лица, он решил, что это ему только показалось.
        -Ты показал себя честным человеком с чистыми помыслами,- продолжил старец.- Поэтому мы отдаем тебе талисман и пусть его сила поможет вам одолеть Врага.
        Бородач прошел в сокровищницу и вернулся оттуда с уже знакомым Олегу ларцом. Открыв его крышку, он протянул ларец Олегу и тот взял брошь. На вес она стала на удивление тяжелой.
        -Этот талисман служит только тому, кому он достается в дар. Если же его украсть, он потеряет всю свою магию,- сказал хмурый бородатый отшельник.
        Олег бережно приколол брошь к изнаночной стороне своего плаща.
        -Не скажете ли вы, в чем состоит сила этого талисмана?- спросил он у отшельников.
        -Когда наступит для этого нужный час, ты это узнаешь, а пока время для этого не пришло,- ответил старец.- А теперь тебе и луру пора в путь.
        Вместе со старцем и бородачом Олег вышел из Храма и пошел в пещеру, где изнывал от неизвестности и нетерпения Рат. Как только Олег зашел в пещеру, он кинулся к нему с возгласом:
        -Наконец ты пришел!
        -Талисман у меня и мы можем отправляться обратно,- сказал Олег.
        Старец и хмурый отшельник ожидали их в входа в пещеру. Когда юноши вышли из нее, они указали им на выход из города.
        -Мы очень благодарны вам,- с воодушевлением начал Олег, но старец остановил его, повелительным жестом заставив замолчать.
        -У нас не принято прощаться,- сказал он.- Я не знаю, каков будет исход битвы, но если воины Легарона и Лур-Гора победят, мой вам совет - найдите понадежнее место для хранения талисмана, который мы вам дали. И если вы его не подыщите, пусть он вернется сюда - здесь нет угрозы того, что им воспользуется кто-то с черной душой. А сейчас - езжайте!
        Юноши одновременно поклонились отшельникам и развернувшись, пошли к выходу из пещерного города. Когда они уже вышли к Воротным Столпам, Олег подумал, что они так и не узнали имен старца и бородача.
        -А сейчас - на север, туда, где хранится второй талисман!- воскликнул Рат, прыгая в седло своего коня.
        Олег кивнул в знак согласия и последовал его примеру, вскочив на своего белоснежного коня, которого звали Снег.
        ГЛАВА 7
        БОЛОТНАЯ СТРАНА
* * *
        Подходили к концу уже вторые сутки пути, начавшегося у Воротных столпов. Медленно отодвигались горы назад и Олег с Ратом скакали по холмистой равнине все дальше на север. Приходилось держать ухо востро - в любую минуту могли появится архи - полноправные властители здешних земель. Если воинственные кочевники их заметят, то наверняка их ждут неприятности. Оба юноши хорошо помнили, какой «гостеприимный» прием оказали им архи, как только они въехали на границу их края. Олег постоянно думал о том, что могло случится с Торсегом и его воинами и надеялся, что те вырвались из окружения и спаслись. Хотя, помня о том, сколько было архов и как мал был отряд луров, надежды на то, что кто-то из последних спасся, практически не было.
        Несколько раз Олег порывался заговорить об этом с Ратом, но по грустному виду своего спутника он понимал, что лучше не заводить об этом речь. Лур очень переживал из-за того, что ему пришлось оставить своих товарищей в тот миг, когда он мог им хоть чем-то помочь. Олег хорошо понимал, что сейчас чувствует Рат и как ему больно говорить об этом.
        Они почти не разговаривали и обменивались лишь краткими замечаниями по поводу того, какое им следует выбирать направление. Лур намного лучше Олега ориентировался в этом холмистом крае и тот полностью доверился ему в выборе пути.
        Под конец второго дня, когда солнце было уже едва видно у края горизонта, они остановились на ночлег.
        -Если я не ошибаюсь, мы выехали из земель архов и через два дня, если нам ничто не помешает, окажемся в болотной низине,- сказал Рат, спешившись.
        -Что ж, будем надеяться, что все будет так, как ты говоришь,- отозвался Олег, снимая седло со своего уставшего коня.- А быстрее мы не сможем туда добраться?
        -Только если загоним лошадей,- ответил Рат.
        Олег промолчал - лур по-прежнему был явно не в духе. Они развели костер, дождались, пока он прогорит и подогрели на углях несколько лепешек, которые обнаружили в мешках, притороченных к седлам - видимо, отшельники, пока они были в городе, позаботились о них. Поев, путники завернулись в плащи и легли у остывающих углей, которые давали хоть какое-то тепло в наступившей промозглой ночи.
        Олег забылся тревожным сном. Вереницей проносились обрывки сновидений: он видел Данегора, устало бредущего по петляющей пыльной дороге; потом перед ним промелькнули разноцветные чарующие леса Лур-Гора, он услышал мелодичный, невыразимо печальный голос, поющий протяжную песню под звуки лютни, которые становились все громче и громче и в конце концов разбудили его. «Эя, королева луров, поет песню о своем сыне, «- подумал Олег и окончательно проснулся.
        Подняв голову, в свете громадной желтой луны он увидел стоящего над ним Рата. Лур, заметив, что мальчик проснулся, приложил палец к губам. И тут Олег услышал отдаленный топот копыт - к ним приближалось несколько всадников. Мальчик вскочил на ноги и встал рядом с луром.
        -Нам нужно бежать! Скакать как можно скорее - это наверняка архи!- сказал он.
        -Слишком поздно - наши лошади расседланы, к тому же не успели отдохнуть. Одна надежда на то, что нас не заметят,- ответил Рат и вздохнул: - Видно, я ошибся, когда решил, что мы выехали из земель архов.
        Рукой он показал, что им лучше сесть. Оба вытянулись в невысокой траве и замолчали, надеясь, что их преследователи или кто бы то ни был, проскачут мимо.
        Глухой топот приблизился и Олег различил буквально в нескольких шагах от себя всадника, медленно скачущего прямо к месту их ночлега. За первым всадником показались еще двое - по его знаку все трое остановились, видимо, пытаясь разглядеть что-нибудь в неверном свете луны. Не было ни ветерка, стояла полная тишина и звуки далеко разносились по равнине. Олег с Ратом слышали, как позвякивают стремена у всадников и как тяжело всхрапывают их лошади. Один из всадников немного продвинулся вперед и подъехал еще ближе к лежащим в траве юношам. У Олега все похолодело внутри и скосив глаза на Рата, он увидел, что лур сжимает эфес своего меча, готовый в любой миг выхватить его из ножен. Мальчик тоже нащупал рукоять легаронского меча, спрятанного у него под плащом. «Просто так им нас не взять,» - решил Олег.
        -Неужели мы их потеряли?- вдруг громко сказал первый всадник, обращаясь к двум остальным.
        Сердце сжалось у Олега - этот голос был ему знаком. А Рат вскочил на ноги и кинулся прямо к всаднику.
        -Торсег!- воскликнул он и счастье явственно слышалось в его голосе.
        -Рат! Неужто ты!- удивленно отозвался Торсег, а это был действительно он.
        Олег тоже поднялся из травы. Встреча была в равной степени неожиданной и радостной. Торсег и два лура, его спутника, соскочили с лошадей и принялись обнимать Олега и Рата. Какое-то время все говорили одновременно и ничего нельзя было разобрать. Когда первые восторги утихли, Торсег стал рассказывать по порядку.
        -В той битве на холме уцелели только мы трое,- указал он на своих спутников - двух молодых лурских воинов, которых звали Торн и Верль.- Архи перебили весь наш отряд и долго преследовали нас, оставшихся, по равнине. Чудом нам удалось оторваться от них, но мы вынуждены были ехать по самому краю их земель, где безопаснее и сделали из-за этого большой крюк. Когда мы добрались до Воротных столпов, вас уже не было в городе отшельников и мы, не жалея лошадей, поскакали на север, догоняя вас,- вот, теперь вы знаете, что с нами случилось.
        Рат был бледен - радость встречи с правителем и двумя друзьями омрачилась вестью о гибели луров. Олег же подумал о том, как тяжело пришлось Торсегу и двум уцелевшим его воинам. Он знал, как ценят жизнь луры и понимал, какую сильную боль будут испытывать те, кто не дождется погибших в Лур-Горе.
        -Но самого главного мы до сих пор не знаем - не была ли гибель наших воинов напрасной?- Торсег вопросительно посмотрел на Рата, а потом перевел взгляд на Олега.
        Тот молча откинул полу плаща и сумрак озарился белым мерцанием броши.
        -Так она у вас!- воскликнул Торсег.- Отшельники отказались с нами разговаривать о талисмане и мы догоняли вас с тревогой, а вдруг вам не удалось его добыть! Неужели они беспрекословно отдали вам ее?
        Олег вкратце рассказал, как именно к нему попал талисман. После этого он отцепил брошь от своего плаща и протянул ее Торсегу.
        -Ты должен хранить этот талисман, доставшийся нам такой дорогой ценой,- сказал он.
        -Думаю, будет лучше, если он останется у тебя,- ответил Торсег.- Не знаю, почему, но мне кажется, именно тебе уготовано пробудить силу этого талисмана.
        Олег не стал настаивать и снова приколол брошь к оборотной стороне своего плаща. Немного посовещавшись, решили дождаться утра и хоть немного поспать, а после краткого отдыха продолжить путь. Рат и два других лура быстро улеглись, а Торсег с Олегом еще долго вполголоса разговаривали о том, что с ними произошло с той самой ночи, когда они виделись последний раз.

* * *
        -Когда я думаю, что совсем рядом, всего в пяти-шести милях отсюда начинается лурский лес, у меня сжимается сердце,- говорил синеглазый и светловолосый Верль скачущему рядом с ним Рату.
        -Да, я бы тоже многое отдал бы за то, что б хоть день провести в нашем многоцветном лесу. Эх, поспать бы сейчас в доме моего отца в Лур-Горе, послушать песни королевы Эи!- с готовностью отозвался Рат.
        Но вспомнив о королеве Эе, он осекся - негоже возвращаться в Лур-Гор, не выполнив своей клятвы - спасти королевского сына Элаора. Верль, словно прочитав мысли Рата, тоже замолчал и стал повнимательнее следить за дорогой и стараться ехать след вслед за Торсегом.
        Они вступили в болотную низину и с каждой милей продвигаться вперед становилось все труднее. Здесь росла высокая сине-зеленая трава и редко встречались низкие, с кривыми стволами ивы и чахлые березы. Лошади увязали копытами в зыбкой водянистой почве и идти они могли только по едва заметной тропинке, которая была настолько узкой, что им пришлось продвигаться цепочкой. Впереди ехал Торсег и он первым увидел расстилающуюся перед ним гладь озера, сплошь покрытую листьями кувшинок с изумительной красоты белоснежными цветами. Посередине озера покачивались необычные сооружения - от бревенчатых оснований поднимались вверх плетеные из тростника стены, которые венчали дугообразные кровли из того же материала.
        -Вот он, город эмнунов!- воскликнул Торсег, останавливаясь на берегу озера.
        Остальные подтянулись к нему и, сгрудившись у самой кромки воды, тоже вглядывались вдаль.
        -Какие странные у них жилища,- удивился Олег.- Они что, плавают?
        -Да, эмнуны называют себя детьми озера Кувшинок и вся их жизнь неразрывно связана с ним,- ответил Торсег.- Они и дома свои строят плавучими и те свободно перемещаются по водам озера. Вообще, в былые времена луры были частыми гостями эмнунов, а те, в свою очередь, приходили в лурский лес. Оба народа обменивались товарами и считались друзьями. Но однажды этой дружбе пришел конец.
        -А что же случилось?- спросил Олег.
        Отвечая, правитель луров продолжал рассматривать плавучие дома, ожидая, что вот-вот появятся их обитатели.
        -Несколько молодых эмнунов как-то ушли из города, сказав родным, что отправляются в Лур-Гор. По их словам, они собирались обменять тростниковые циновки на тканные ковры, которыми славятся лурские мастерицы. Когда прошло время и ушедших, по всем расчетам должны были бы вернуться, все еще не было, все жители плавучего поселения начали волноваться. Они отправили нескольких человек на поиски пропавших в Лур-Гор. Но луры - и это было правдой - ничего не знали о тех юношах, о которых их спрашивали эмнуны и ничем помочь им не могли. Но болотные жители не поверили лурам и были уверены, что юноши погибли в лурском лесу, ведь именно туда они отправились. Так пролегла пропасть недоверия между двумя прежде дружественными народами.
        -И чем это закончилось?- поинтересовался Олег.
        -Такое положение сохраняется и по сей день,- Торсег все с большей тревогой всматривался в глубину озерного поселения.- Луры и эмнуны не общаются и очень не любят друг друга. Самое интересное, что эмнуны не изменили своего отношения к лурам даже после того, как стало известно, что четверо юношей, когда-то ушедших из их города, объявились в одном из поселений земледельцев неподалеку от Легарона.
        Вдруг раздался громкий выкрик Торна, стоявшего позади всех. Обернувшись, они увидели бледного молодого лура у темно-серого ствола ивы. В рукаве Торна торчала длинная стрела, и ее расщепленный конец мерно покачивался. Оказалось, что стрела, выпущенная невидимым лучником откуда-то из зарослей тростника, прошла совсем рядом с рукой лура и, чудом ее не задев и пройдя рукав рубахи, вонзилась в дерево.
        -Всем спрятаться за деревьями!- скомандовал Торсег, выдергивая стрелу из ивы и освобождая Торна.
        Все пригнулись и постарались укрыться. Но никто толком не успел заметить, откуда именно прилетела стрела и поэтому было неизвестно, где и как прятаться от нападавшего или нападавших.
        Олег и Торсег присели за корнями старой корявой ивы и правитель луров, осмотрев стрелу, пущенную в Торна, воскликнул:
        -Это явно эмнунская стрела! Вот, у самого основания вырезаны две косых черты - это знак охотников-эмнунов. Значит, вот как стали принимать болотные «цапли» гостей!
        -Что же мы теперь будем делать? Неужели придется с ними драться?- спросил Олег и тут же добавил: - Если да, то ведь их намного больше…
        -То, что их больше, не имеет большого значения,- неожиданно спокойно ответил Торсег.- Эмнуны толком-то стрелять не умеют, а уж в рукопашной драке они вообще ни на что не годны. Мы сможем их разбить и впятером.
        Олег решил не уточнять, откуда Торсегу так хорошо известны боевые способности эмнунов, но другая мысль пришла ему в голову.
        -Послушай, я вот о чем сейчас подумал…- нерешительно начал мальчик.
        Когда Торсег повернулся к нему, явно торопя с дальнейшим, Олег продолжил:
        -Отшельники говорили, что талисман, который мы у них взяли, обладает силой только в руках у честных людей. Может, второй талисман такой же, как и первый? Тогда вряд ли нам стоит добывать его силой.
        Торсег опустил голову и задумался на мгновенье. Потом сказал:
        -Думаю, ты прав. Но договориться с эмнунами невозможно. Увы, судя по всему, они узнали луров и теперь ни за что не захотят с ними разговаривать.
        -С ними, может быть, и нет, а вот с тем, кто не лур - другое дело,- хитро улыбнулся Олег.
        Торсег хотел было воспротивиться, но мальчик остановил его.
        -Нет, я не стану ничего слушать,- воскликнул он.- Я должен поговорить с ними и объяснить, зачем мы пришли.

* * *
        Безоружный, Олег вышел из-за дерева, подняв высоко над головой руки ладонями вперед - жест, означающий во всем Обжитом мире дружелюбие. Он застыл, ожидая появления хозяев этого болотного края. Но долгое время никто не появлялся и Олегу, а вместе с ним лурам и Торсегу, находившимся поблизости, показалось, что прошла вечность.
        Наконец прибрежный тростник закачался и из его зарослей вышло несколько человек. Эмнуны оказались высокими, худощавыми, одетыми в короткие юбки из тростника и накидки из птичьих перьев. На ногах у всех были плетеные сандалии. Волосы у всех эмнунов были рыжими, а глаза - зелено-голубыми, как воды озера Кувшинок.
        -Ты показываешь, что у тебя нет дурных намерений!- один из эмнунов ткнул в грудь Олега пальцем.- Но ты и луры, которые пришли с тобой, принесли с собой оружие! Разве они не знают, что мы давным-давно запретили лесным жителям приближаться к нашим землям?!
        -Сейчас не время вспоминать старые раздоры!- воскликнул Олег.- Мы пришли к вам за помощью.
        -Чем можем мы помочь лурам? Неужели вы думаете, что мы захотим им в чем-нибудь помогать?- с насмешкой отозвался эмнун, поблескивая своими черными большими глазами.
        -Вы можете помочь всем народам Обжитого мира и себе самим,- стараясь говорить как можно более убедительнее, сказал Олег.- У вас хранится талисман - браслет из светлого металла, магическая сила которого способна сокрушить Врага, который угрожает всем.
        -Так вы пришли за Эшну!- лицо эмнуна потемнело.
        Его соплеменники начали что-то недовольно бормотать и Олег поймал на себе несколько откровенно злобных взглядов. Один эмнун, по возрасту не намного старше Олега, кинулся к мальчику, но его остановили.
        -Я - вождь эмнунов Краш,- сказал высокий эмнун.- И я никогда не допущу, чтобы на мой народ пали бедствия и страдания, от которых нас защищает луносветный Эшну! Пока хоть один из эмнунов жив, он будет сражаться за него. Уходите прочь, вы не получите Эшну!
        Олег попытался еще раз объяснить все значение талисмана, которого эмнуны называли Эшну, но все напрасно - те, пригрозив перестрелять незванных гостей, если они не уберутся по добру - по здорову, развернулись и скрылись в зарослях тростника. Торсег предположил, что встретившие их столь негостеприимно были охотниками, которые заодно являлись и стражами плавучего города.
        Все пятеро, отойдя подальше от озера, разместились прямо на тропе и начали совещаться, решая, как им поступить дальше. Но решить это было не так легко. Олег во что бы то ни стало хотел еще раз поговорить с эмнунами и, не обращая внимания на протесты Торсега и остальных, снова пошел к берегу озера.
        В том месте, где он разговаривал с эмнунами, никого не оказалось и он решил зайти в тростниковые заросли. Раздвигая сплошняком росший тростник, он старался ступать осторожно на кочки, чтобы не провалиться в жидкий ил. Углубившись в тростниковые заросли, Олег быстро потерял направление и уже не мог понять, с какой стороны он в них зашел. Решив брести наудачу, он медленно продвигался все дальше. Вдруг он услышал отдаленный крик.
        Остановившись и прислушавшись, он отчетливо различил, как кто-то кричит:
«Спаси-ите!» Без раздумий Олег побежал в ту сторону, откуда слышался крик. Вскоре он стал различать не только крики, а судя по голосу, кричал ребенок, но и бурное барахтанье в воде. Пару раз ему пришлось останавливаться, чтобы сориентироваться в нужном направлении.
        Когда он увидел в зарослях тростника впереди просвет, крики прекратились. Добежав до прогалины, Олег оказался на берегу озера, а в нескольких шагах от него, в воде, еле барахтался маленький мальчик. Скинув плащ, Олег ринулся в воду и через минуту был рядом с тонувшим. Схватив уже захлебывающегося мальчика за шиворот, он потащил его к берегу. Когда он уже почти вытащил перепуганного малыша на сушу, тростник раздвинулся и появились взрослые эмнуны. Двое человек подбежали к Олегу - один взял на руки малыша, а другой помог мальчику выбраться на берег.
        Пока Олег выливал воду из сапог и надевал плащ, малыш, которого он спас, уже полностью успокоился и счастливо улыбался, стоя рядом со своим отцом - вождем Крашем.
        -Ты спас моего сына и за это я твой вечный должник!- сказал вождь Олегу.- Мы были слишком далеко, когда услышали его крик и могли не успеть вовремя добежать до него.
        -В последние годы у нас рождается очень мало детей и каждый из них - это частичка нашей общей надежды на то, что народ эмнунов не исчезнет в будущем,- проговорил старый эмнун, стоявший рядом с Крашем.- Поэтому цена детской жизни у нас намного выше, чем у других народов. Мы должны отблагодарить тебя, Снежный всадник!
        Олег смутился - он чувствовал себя неловко и только пробормотал:
        -Не нужно меня благодарить - я просто оказался поблизости.
        -У эмнунов не принято забывать о тех, кто им оказал помощь,- покачал головой Краш.- Сейчас мы проводим тебя к твоим друзьям и там поговорим.
        Мокрый Олег, окруженный эмнунами, шел через тростниковые заросли. Оказалось, что в них было множество тропинок, сплетенных из того же тростника, и идти по ним было легко, хотя и непривычно - плетенные тропинки покачивались на иле, словно живые.
        Вскоре они вышли из тростниковых зарослей и подошли к тому месту, где стояли лошади луров и Олега. Торна и Рата не было - они уже отправились на его поиски. Торсег и Верль, тоже уже ходившие разыскивать пропавшего мальчика, с удивлением рассматривали приближающуюся к ним процессию с Олегом и Крашем во главе. А когда Торсег увидел, что Олег идет в вымокшей одежде, его лицо приобрело еще более недоуменное выражение. Но как только Краш поравнялся с ним, Торсег уже совладал с лицом и снова стал горделивым правителем луров, которому не подобает открыто выказывать любопытство или растерянность.
        Вождь и Торсег отошли в сторону и о чем-то начали беседовать вполголоса. Остальные почтительно ожидали итога их беседы. Олег вкратце рассказал Верлю о своем маленьком приключении и хотя он не приписывал себе никаких героических заслуг, лур сказал ему:
        -Ты просто молодец, может, теперь они поймут, что мы не хотим причинить им никакого зла.
        Разговор Торсега и Краша не был долгим. Вскоре они подошли к ожидавшим их.
        -Правитель Лур-Гора объяснил мне, зачем он и те, кто пришел с ним, просят у нас Эшну,- сказал эмнунам Краш.- Воины северных земель собрались на битву с тем, кто может разрушить жизнь не только их народов, но и всех остальных. Поступок Снежного всадника показал, что мы ошибались, когда считали луров и всех их союзников злодеями, не способными к доброте и милосердию.
        Эмнуны переглядывались, с удивлением внимая своему вождю. Краш продолжил:
        -Я решил, что мы отдадим им Эшну - пусть его сила поможет им победить. Правитель луров дал мне слово, что луры вернут нам Эшну, как только закончится битва. Если же им не суждено одолеть Врага… Будем уповать на милость судьбы.
        Краш сделал знак одному из молодых эмнунов и тот подвел к нему того самого мальчика, которого спас Олег. Вождь поднял рукав длинной холщовой рубашки сына и снял с его руки браслет из светлого матового металла. Краш подошел к Торсегу и тот взял у него талисман древних магов.
        -Мы благодарим эмнунов за их щедрость и помощь!- сказал Торсег.- Если черная власть владыки Западной цитадели не наступит в Обжитом мире, мы сможем возобновить дружбу между народами луров и эмнунов. А сейчас мы немедленно должны отправляться в путь - нам давно пора присоединиться к войскам, которые ведет юный король Легарона Данегор.
        ГЛАВА 8
        ЗАПАДНАЯ ПУСТЫНЯ
* * *
        И снова они были в пути. Маленький отряд Торсега - всего пятеро человек, включая его самого, спешил изо всех сил. И лошади, и их всадники буквально падали от усталости, а Торсег все время их поторапливал. Ему казалось, что они скачут слишком медленно. Не тратя много времени на сон и отдых, они всего за три дня добрались до Западной пустыни. Набрав воды в походные фляги из ручья в последней плодородной долине, они вступили в край, где однообразие песчаных холмов нарушали лишь шары перекати-поля, которые гнал ветер.
        Никто из спутников толком не знал, сколько им придется добираться до горной цепи, находившейся где-то посреди пустыни. Дорог здесь не было и они просто держали путь на запад. Постоянный свист ветра, бросающего им в лица тучи пыли и песка, промозглый холод по ночам, отсутствие хоть чего-то, на чем можно было задержать взгляд делали путь трудным.
        В первый день после того, как они вступили в пустыню, удалось пройти совсем немного - лошади крайне неохотно продвигались вперед. Торсег мрачнел все больше - он постоянно думал о том, что с такой скоростью они доберутся до Западной цитадели слишком поздно, когда воины Данегора будут разбиты и силе талисманов уже некому будет помогать.
        На закате они без сил спешились и расположились на отдых. Все - песчаная земля, лица людей, небо - заходящее солнце окрасило в кровавые оттенки. Воду приходилось беречь - все позволяли себе в день всего по нескольку глотков живительной влаги. Стремясь отвлечься от мыслей о воде и усталости, Олег заставлял себя внимательно разглядывать окружающую местность, как будто среди безжизненной пустыни можно было увидеть что-то интересное. Поэтому-то мальчик первым и увидел, как вдали, на фоне ярко-красного закатного неба появились темные точки, которые медленно росли.
        -Там что-то в небе!- воскликнул Олег, взмахивая рукой.
        -Похоже, кто-то летит прямо на нас,- прикладывая руку к глазам, сказал Торсег.- И летит прямо с запада.
        У луров глаза были намного острее и они тоже стали вглядываться вдаль.
        -Это птицы!- сообщил Рат.- Несколько громадных птиц летят сюда. Они будут над нами совсем скоро - они летят очень быстро.
        -Приготовьте оружие!- Торсег повернулся к своему маленькому отряду. Его лицо стало суровым и решительным.
        Луры достали из-за спин луки и держали наготове стрелы. Олег и Торсег вынули мечи из ножен. Спрятаться было негде и оставалось только ждать и быть готовыми встретить опасность с оружием в руках.
        -Это горные орлы!- воскликнул Верль, когда Олег мог различить в небе только далекие мелкие тени.
        -Орлы с запада?- пробормотал Рат.- Наверняка собратья Ор-Гака. Неужели они хотят на кого-то напасть?
        Юноша обращался к Торсегу, но тот ничего не ответил, всматриваясь в небо. Вскоре и Олег увидел нескольких гигантских птиц, величаво парящих высоко в небе. Он, Торсег и его воины не спускали с птиц глаз. Когда им уже показалось, что те пролетят мимо, орлы начали стремительно спускаться вниз, прямо на них. Камнем падающие громадные темные птицы были ошеломляющим зрелищем. Слышался их неприятный клекот и хотелось упасть на землю, уткнуться в нее лицом и закрыть уши руками, чтобы не слышать и не видеть птиц, спастись от которых, видимо, им не удастся.
        Но все пятеро остались стоять на месте. Трое луров и Торсег были опытными воинами, они приобрели мужество и отвагу в сражениях. Гордо подняв головы, они готовы были встретить невиданную доселе опасность и сражаться до тех пор, пока их руки смогут держать мечи и луки. Олег чувствовал, как сильно у него дрожат колени, но ни за что бы не позволил себе показать Торсегу, что испугался. Поэтому он усилием воли пытался придать своему лицу такое же суровое выражение, как и у правителя луров.
        -Смотрите, там люди!- закричал Торн.
        В голосе лура звучало сильное удивление. Все остальные теперь тоже ясно различали, что на спине каждого орла сидят люди, держась за ремни, похожие на лошадиные сбруи.
        Вскоре пятеро воинов были оказались в окружении приземлившихся птиц, каждая из которых была величиной с небольшой дом. Сколько было птиц, подсчитать было трудно. Сначала Олегу показалось, что их были сотни, но потом он попытался их сосчитать и поразился - птиц было не больше пяти десятков. На каждой сидело по два-три человека. Они спрыгивали со спин птиц и подходили к Торсегу и его четырем спутникам. Среди прилетевших были дети и женщины.
        Они улыбались и поднимали руки, поворачивая их ладонями вперед, показывая, что настроены они дружелюбно.
        К Торсегу подошла девушка в кожаных штанах и короткой куртке. Высокая, ростом с правителя луров, она вела горделиво, но без лишнего высокомерия.
        -Куда вы держите путь?- спросила она у главы луров.
        -Я - Торсег, правитель Лур-Гора,- представился он.- А это мои воины - Рат, Торн и Верль. Этот юноша - наш друг, а также почетный воин Легарона, его зовут Олег. Мы идем к Западному хребту, к горной цитадели. Мы как можно скорее должны присоединиться к войску короля Данегора, который уже должен был добраться до гор, чтобы штурмовать Вражескую крепость. А кто вы и как вам удалось приручить этих птиц?
        -Я - Имра, княжна людей-птиц,- ответила девушка.- Мы живем в западных горах, но теперь мы должны были улететь - черный враг пришел в наш край и стал там полновластным хозяином. Наши предки давным-давно приручили горных орлов. Мы передвигаемся на них также, как вы на лошадях. У орлов независимый характер и мы стараемся не ущемлять их свободу. Но теперь в Артайе - так мы называем наш горный край - даже птицам стало невыносимо жить. Черная крепость все время расширяет свои владения и там, куда достигает ее тень, не выжить тому, кто любит солнечный свет и вольный ветер. Там все становится подвластно кромешно черной власти Ор-Гака.
        Девушка говорила взволновано, глядя прямо в глаза Торсегу, который слушал ее очень внимательно. Олег же рассматривал людей-птиц - это были смуглые, крепкие люди. Суровая жизнь в горах сделала их выносливыми и смелыми. Но жестокость природы не отразилась на их характере - люди-птицы были дружелюбным народом.
        Княжна Имра объяснила, что в западных предгорьях она и ее народ встретили армию Данегора и юный король предложил им поселиться, хотя бы на время, в Легароне. Именно туда-то и они и держали путь.
        Когда Олег услышал, что Имра видела Данегора он забросал ее вопросами о нем.
        -Когда ты видела Данегора и где именно это было? Это далеко от Черной Цитадели?- стал расспрашивать он княжну.
        -Мы увидели армию вашего друга, когда уже решили покинуть наш горный город и искать прибежища где-нибудь на востоке,- отвечала Имра.- Вылетев на орлах, мы прощались с родными горами, когда заметили войско и спустившись, различили флаги Легарона - нашим торговцам не раз приходилось бывать в этом городе. Не нужно было догадываться, зачем легаронский король ведет своих воинов в наш край. Мы спустились прямо перед войском и говорили с Данегором. Рассказав ему и его советникам о том, где находится Черная цитадель, мы спросили о том, где нам можно получить прибежище и Данегор любезно предложил остановиться в Легароне. Он даже снабдил нас пропуском - своим перстнем.
        Имра не без гордости показала Торсегу и Олегу серебряный перстень с эмблемой Легарона - они сразу узнали его, он действительно принадлежал Данегору.
        -А встретили мы войско легаронцев и луров позавчера на рассвете,- закончила Имра свой рассказ.
        -Как, всего два дня назад?!- воскликнул Торсег.- А я думал, до Западной цитадели намного дальше…
        -Для конных всадников - да,- согласилась Имра, тряхнув рыжей копной волос.- Если вы отправитесь дальше на своих уже измученных лошадях,- девушка покосилась на их лошадей,- то доберетесь до предгорий не раньше, чем за неделю.
        Торсег и все остальные погрустнели. От проницательного взгляда серых глаз Имры это не ускользнуло.
        -Догадываюсь, что вы хотите догнать войско Данегора как можно скорее,- сказала она.- И мы можем вам в этом помочь! Мы дадим вам двух орлов, которые домчат вас в Артайю быстрее, чем за два дня.
        -Орлов?!- воскликнул Олег.- Вот здорово!
        -Но разве все ваши птицы не заняты?- спросил Тор
        сег.
        -Четверо наших людей с легкостью могут пересесть на других птиц,- ответила Имра. - А когда орлы доставят вас, они вернуться к нам - эти птицы всегда находят своих собратьев через любые расстояния.
        -Будут ли ваши орлы слушаться нас?- снова задал вопрос Торсег.
        -Управлять ими вам не придется,- княжна прямо посмотрела в глаза правителю луров.- Они будут знать, куда им лететь.
        Так было решено лететь. Хотя трое луров, Торсег и Олег с опаской смотрели на громадных птиц, когти на лапах которых были не намного короче их мечей, они не сомневались в том, что им нужно воспользоваться предложением Имры. Им нужно было спешить - там, в западных горах, начиналась битва.
        Им объяснили, как лучше разместиться на птицах. Олег с опаской подошел к громадному орлу, перья которого отсвечивали на солнце. Птица покосилась на него взглядом и мальчик невольно поежился. «А вдруг она решит от нас избавиться и скинет прямо оттуда, с высоты?» - подумал Олег и посмотрел вверх, в темнеющее небо. Но времени на сомнения у него не было. Крепкий парень подошел к нему и помог взобраться на орла. На спине у птицы оказались на удивление три удобных сидения, к которым можно было пристегиваться ремнями. Олег занял среднее из них, слева от него сел Торсег, а справа - Рат. Торн и Верль разместились на другой птице.
        Имра подошла к орлу, на котором сидел правитель луров и сказала на прощание:
        -Не беспокойтесь за своих лошадей. Двое наших юношей отведут их в Серебряные Жуки, там о них позаботятся. Как только мы разместим наших детей и женщин в Легароне, мы вернемся в Артайю, чтобы сражаться за свой край.
        -Значит, вы хотите присоединиться к нашим войскам?- спросил Торсег.
        -Да,- ответила Имра.- И постараемся сделать это как можно быстрее.
        -Что ж, ваша помощь для нас не была бы лишней,- сказал Торсег.- Желаем вам удачного пути!
        -До встречи у стен Черной цитадели!- крикнула Имра.
        Орел, на котором сидели Торсег, Рат и Олег склонил голову перед княжной и та сказала ему:
        -Этраг лер падм!
        К своему неописуемому удивлению, Олег не понял ни одного слова. Он вполголоса сказал об этом Торсегу и тот ответил:
        -Насколько я понимаю, твой дар касается только языков Обжитого мира, а край этих людей находится за его пределами. Вот поэтому-то ты и не понимаешь их язык.
        Оба орла, на которых сидели пятеро путешественников, взмахнули крыльями и легко поднялись в воздух. Ветер засвистел у Олега в ушах и у него перехватило дыхание - птица, на которой он сидел вместе с Торсегом и Ратом, стремительно поднималась вверх. Олег зажмурился, а когда открыл глаза, увидел под собой необъятный простор пустыни.
        -Ух, ты!- закричал он и сидевший рядом Торсег откликнулся:
        -Никогда не видел ничего подобного!
        -Какая же она большая, эта пустыня,- задумчиво сказал Рат, крутя головой.
        Орел мерно взмахивал крыльями и они летели прямо на багрово-красный солнечный шар, а под ними раскинулся серо-коричневый ковер пустыни. Быстро исчезли из виду Имра и ее соплеменники и вскоре сумерки скрыли от их глаз землю, им не удалось разглядеть на западе гор. Через какое-то время они вполне освоились и даже поужинали прямо на птицах, благо все свои припасы они привязали к кожаным седлам, на которых сидели.
        Какое-то время Олег и Рат перекрикивались с Верлем и Торном, летевшим на другой птице, но вскоре усталость дала о себе знать и все заснули, уютно завернувшись в плащи. Сначала Олег и представить себе не мог, что можно заснуть в таком положении - не каждый день приходится летать на гигантских орлах, но оказалось, что сидения были очень удобными и мальчик, взяв пример со своих спутников, полностью доверился крепости кожаных ремней, которыми он был пристегнут и заснул.
        Утром он проснулся от того, что перестал ощущать медленную качку, к которой уже привык за время полета. Открыв глаза, он увидел, что лежит на земле, поросшей выжженной на солнце жесткой травой. Рядом журчал родник. Два орла жадно пили из него, а Торсег и трое луров сидели на земле, зябко кутаясь в плащи от ветра - утром в пустыне было очень прохладно. Кроме появившейся жалкой травы, ничего в окружающей природе не изменилось.
        -Мы давно приземлились?- спросил Олег.
        -Только что,- ответил Верль.- А ты так крепко спал, что и не заметил, как мы тебя сняли с орла и положили сюда.
        Синеглазый лур улыбался - похоже, ничто не было способно испортить ему настроение. Олег встал, потянулся и подойдя к ручью, с удовольствием умылся, хотя вода была слегка мутноватой.
        Напившиеся птицы спокойно стояли, всем своим видом показывая, что снова готовы лететь. Торсег скомандовал всем занять свои места и снова они вцепились в ремни, когда громадные птицы устремились ввысь. Когда они поднялись и Олег смог заставить себя посмотреть вниз, он воскликнул:
        -Смотрите, горы! Там, впереди!
        -Это и есть Западный хребет или, как называют его местные жители, Артайя - Горная страна,- отозвался Торсег, не спуская глаз с показавшейся на горизонте черной полосы.
        Теперь все могли только смотреть на горы, которые, казалось, совсем не приближаются, хотя птицы летели со скоростью ветра. Олег подумал о том, что там, внизу, наверняка сейчас очень жарко - солнце приближалось к зениту. Им же жара не грозила - орлы летели на такой высоте, на которой путешественникам было скорее холодно, чем жарко.
        Вскоре птицы поднялись еще выше, над облаками. Землю перестало быть видно и путешественники потеряли возможность следить за тем, приближаются ли горы.
        -Что же там происходит, в горах, как ты думаешь?- обратился Олег к правителю луров.
        Торсег сидел, полузакрыв глаза и по выражению его лица нельзя было догадаться, о чем он размышляет.
        -Я думаю, Данегор уже добрался до Черной цитадели,- сказал он.- Как бы я хотел сейчас быть там, с ним рядом! У Данегора горячее сердце и для того, чтобы добиться своей цели, он может рискнуть всем. Надеюсь, благоразумие не изменит ему.
        Олег отлично понимал, чего опасается правитель луров. Отвага Данегора была всем хорошо известна и порой она граничила с безрассудством. Потомок великих воинов, Данегор стремился во всем быть похожим на своих знаменитых предков, сражавшихся с самыми страшными врагами Обжитого мира. Юный возраст короля, по его же мнению, вовсе не означал, что он не способен на такие же подвиги, которые совершал его отец, знаменитый Данастр, погибший в битве с ортами - злобным племенем, напавшим на союзников Легарона. Олег вспомнил, как не терпелось Данегору вступить в схватку с Ор-Гаком. Юный король даже не захотел ждать, пока гонцы доставят талисманы. «что же он сейчас делает?- думал Олег о своем друге.- Штурмует горную крепость? Или уже лежит, пронзеный черным когтем черной птицы?»
        Мальчик тряхнул головой, пытаясь избавиться от кошмарного видения - лежащий на темных камнях мертвенно-бледный Данегор.
        В тягостных думах прошел день. Когда облака наполнились розовым, орлы начали снижаться. Как только они проскользнули туманную завесу облаков, все трое - Олег, Рат и Торсег громко вскрикнули. Прямо под ними проносились черные провалы ущелий, и повсюду, куда хватало глаз, вздымались острые горные пики, самые высокие из которых были покрыты снежными шапками.
        -Вот они, Западные горы!- услышали они громкий крик Торна.
        Второй орел парил невдалеке и обоим сидевшим на нем лурам не терпелось поделиться своими впечатлениями с остальными. Казалось, у птиц была определенная цель и они летели, не снижая высоты. Так как никто из пятерых путешественников не умел обращаться с птицам, им ничего не оставалось, как отдаться на милость орлов.
        -Какой мрачный край,- проговорил Торсег.- Неужели здесь может кто-то добровольно поселиться?
        -Народ Имры где-то здесь жил,- сказал Олег.- И, похоже, им не слишком-то хотелось отсюда уходить. Где же Черная цитадель?
        -Вон она,- Торсег нарочито спокойно поднял руку и показал ею в сторону.
        Обернувшись, Олег обомлел. В еще ярком солнечном свете показалась высокая гора, отвесные стены которой со всех сторон уходили в бездонные пропасти. На самой вершине горы высились островерхие черные башни. Ни дороги, ни мосты не соединяли крепость с соседними вершинами и было абсолютно непонятно, как туда добираются те, кто в ней живет или, даже если она пустует, те, кто ее построил.
        Развернувшиеся птицы летели прямо на крепость и когда Олег и все остальные решили, что скоро налетят на одну из высоченных острых башен, орлы начали стремительно снижаться, словно камни, падая вниз. Все схватились за ремни и за те мгновения, пока они летели к земле, Олег успел подумать, что добраться к черной цитадели можно только по воздуху.
        ГЛАВА 9
        ДАВНИЕ ВРАГИ
* * *
        Скала была такой высокой, что ее вершины не было видно из-за облаков. Вокруг вздымались горы чуть пониже, но и они были абсолютно неприступными. Торсег и его маленький отряд, спустившись с птиц, осматривали ущелье, в котором оказались. Каменистая, неровная поверхность ущелья выглядела зловеще. Орлы, как только с них спрыгнули люди, тотчас взмыли вверх и улетели.
        Пятеро путешественников очутились прямо у подножия скалы, на вершине которой вздымались башни Черной цитадели. Но как подняться к ней, они не знали.
        -Нам нужно идти вперед,- сказал Торсег и первым пошел вдоль отвесной каменной стены. Олег и трое луров последовали за ним.
        Никаких намеков на дорогу или тропу здесь не было, но идти было довольно легко. Ущелье было довольно просторным и завернув за скалу, они увидели, что дальше оно еще больше расширяется.
        -Смотрите! Похоже, здесь была битва!- воскликнул Верль.
        Остальные и сами видели на земле вокруг следы сражения. Следы многочисленных ног, обрывки ткани, несколько стрел и наконечников копий. Олег разглядел на скале рядом с собой темное пятно - по всей видимости, кровь.
        -Дальше нужно идти осторожно,- голос Торсега стал суровым и решительным.
        Он приказал им выстроиться цепочкой и идти пригнувшись, прячась за камнями, которыми было усыпано ущелье по своему краю, ближнему к скале.
        Чем дальше они продвигались, тем больше находили свидетельств о сражении, которое здесь разыгралось. Все пятеро достали мечи и не выпускали их из рук. Убитых или раненых они не видели, но Торсег, нагнувшись, поднял с земли кинжал, на рукоятке которого было высечено «каменное» дерево.
        -Теперь мы точно знаем, что Данегор добрался сюда!- сказал Олег.
        -Да, и уже встретил врагов, по всей видимости, тех было много,- добавил Торсег с нескрываемым волнением.
        -Смотрите, там какой-то проход или пещера!- воскликнул Рат, показывая рукой вверх.
        Все подняли головы. Над ними в скале виднелось черное пятно, и в самом деле похожее на вход в пещеру.
        -Нужно туда подняться!- сказал Торсег. Они стали
        карабкаться вверх, но это оказалось совсем нелегко. В гладкой, отшлифованной ветрами поверхности скалы было слишком мало выступов, за которые можно было схватиться или поставить на них ногу. Из всех пятерых самым ловким скалолазом оказался Верль, который первым добрался до цели.
        То, что виделось снизу как черное пятно, и в самом деле было входом внутрь скалы. Верль не стал дожидаться остальных, которые еще карабкались по скале, и вошел в проход.
        Он сделал несколько шагов вперед, ничего не различая в царившем внутри сумраке. Вдруг раздались крики и Верль почувствовал сильный удар в плечо. Он хотел закричать, чтобы предупредить остальных, но чья-то широкая ладонь закрыла ему рот.
        Торсег, поднявшись к проему в скале, нахмурился.
        -Кто разрешил ему идти туда без нас? Там может быть опасно!
        Сжав покрепче меч, он ринулся в проход и за ним поспешили запыхавшиеся от трудного подъема Олег, Рат и Торн.
        В отличие от юного Верля, Торсег был опытным воином и когда прямо на него выскочил кто-то высокий с копьем, он встретил его ударом меча. Тут же, как из-под земли, за спиной правителя луров возникло еще двое нападавших. Одного из них он сбил с ног, толкнув плечом, а второго оглушил, обрушив на его голову плашмя меч. Олег услышал впереди звуки потасовки и поспешил на помощь Торсегу, размахивая своим мечом. Двое луров уже дрались с кем-то, кого не было видно в сумраке.
        Олег успел сделать всего пару шагов и кубарем полетел на каменный пол, споткнувшись о чью-то «любезно» подставленную ногу. Он больно ударился локтем и так ушиб бок, что не смог встать.
        -Это снова орты, Митрас?- раздался властный голос.
        -Нет, мой король, это кто-то другой,- тут же был дан ответ.
        У Олега поплыли цветные круги перед глазами от переполнивших его волнения и радости.
        -Дан!- хрипло позвал он - бок болел нестерпимо.
        -Что я слышу! Живо дайте сюда факел!
        К лежащему у холодной каменной стены Олегу приблизилось сразу несколько человек с факелами. В их свете он увидел Данегора - в полном боевом облачении, король выглядел весьма величественно, хотя был небольшого возраста и очень изящной комплекции.
        -Олег! Ты здесь!- Данегор бросился к Олегу.
        Он помог ему подняться и они обнялись. Олег, к своему невероятному смущению, увидел на глазах Данегора слезы. Он и сам чувствовал, что в глазах у него предательски что-то пощипывает.
        -Так вот как вы нас встречаете - сначала пытаетесь убить, а потом обнимаете!- воскликнул Торсег, подходя к ним.
        -Торсег!- Данегор повернулся и распахнул объятия и для правителя луров.
        В это время воины-легаронцы подвели и троих остальных прибывших к королю.
        -Вот, это все, кто остался жив из нашего отряда,- сказал Торсег Данегору.
        Король приветствовал Верля, Торна и Рата, кивнув каждому из них.
        -Ваше путешествие не было напрасным?- спросил Данегор.
        -Мы привезли то, за чем отправлялись,- ответил Торсег.- А где же остальные воины?
        Он оглядывал пещеру, в которой, кроме них, находилось не больше тридцати легаронских стражей. Темные своды пещеры бугрились каменными складками и вся эта масса нависала над ними, заставляла сдерживать дыхание.
        -Сейчас я вам все покажу, идите за мной,- сказал король и пошел вглубь пещеры.
        Пятеро путешественников пошли вслед за ним. Данегор провел их по узкому проходу - природному туннелю, по всей видимости, старому руслу ручья, и они оказались на площадке, представлявшей собой вырубленный неизвестными зодчими в скале широкий балкон, длиной шагов в двести, а шириной - в пятьдесят.
        -Здесь и находится наш лагерь,- сказал Данегор, оборачиваясь к ним.
        Они увидели множество палаток, сделанных из походных плащей воинов и копий. Легаронцы и луры громкими радостными криками приветствовали Торсега и всех остальных. Олег услышал, как один из легаронских воинов громко крикнул своим товарищам: «Смотрите! Пришелец тоже тут - значит, теперь мы обязательно возьмем Цитадель - помните, как он помог разбить врагов в той битве в долине Тимериса?!»
        Мальчик смутился, подумав: «Какой из меня здесь будет толк? Похоже, здесь важно умение владеть клинком, а я - не воин. Чем я смогу им помочь? Ведь с талисманами я да и никто другой управляться не умеет.»
        В это время Торсег легко вскочил на камень, стоявший почти в центре площадки и, когда приветствия стихли, громко возвестил:
        -Теперь у нас есть талисманы! Мы владеем ими благодаря Пришельцу и должны его за это благодарить! Но талисманы достались нам за непомерно высокую цену - семеро лурских воинов, героев, погибли в предгорных степях.
        При этом известии каждый из луров опустился на одно колено в знак почтения к погибшим. Легаронцы склонили головы.
        -Наши враги расплатятся за их жизни!- воскликнул Торсег.- Нужно собрать всю нашу силу и все наше мужество - час решающей битвы скоро пробьет!
        После этого правитель луров спустился с камня и Данегор позвал его и Олега в свою палатку. Когда гости разместились в тесной палатке, усевшись прямо на постели короля - двух плащах, брошенных прямо на землю, Данегор спросил:
        -Значит, вы добыли талисманы?
        Вместо ответа Олег распахнул плащ, отцепил брошь и протянул ее королю. Тот осторожно, словно боялся ее уронить, взял талисман и довольно долго рассматривал его.
        -Так в чем же ее заветная сила?- наконец, задал он интересовавший его вопрос.
        -Это отшельники нам не сказали,- ответил Олег не без смущения.- Их Учитель говорил, что когда придет время, мы узнаем силу талисмана.
        Данегор не смотрел ни на Олега, ни на правителя луров.
        -У меня - второй талисман,- сказал Торсег.- Это браслет, который хранился у эмнунов - болотных жителей.
        Но король Легарона не стал смотреть на браслет, который показывал ему Торсег. Он сделал пару шагов, но палатка была слишком мала и Данегор вынужден был сесть на невысокий камень, заменяющий в его походном жилище стул. Какое-то время он молчал, потом спросил, бросив задумчивый взгляд на Олега:
        -Действие второго талисмана вам тоже неизвестно?
        -Пока - нет,- покачал головой Олег.
        -Что ж, может, эти красивые вещицы и в самом деле обладают какой-то силой, не знаю,- говоря это, Данегор выглядел гораздо старше своих лет.- Боюсь, у нас может не быть времени, чтобы узнать это. Мы пришли к этой скале пять дней назад. Подъем в горы был очень трудным. Лошадей пришлось оставить в маленькой зеленой долине в предгорьях. Пока мы добирались сюда, Враг не дремал. в том ущелье, которое вы прошли, пробираясь сюда, нас ждала засада. Врагов было очень много. Они словно дикие пчелы роем набросились на нас…- голос короля становился все более приглушенным.
        -Кто же воюет за Ор-Гака?- спросил Торсег.
        -Старинные враги Легарона да и всего Обжитого мира. Те, о ком все мы надеялись больше не услышать. Орты!
        -Орты?!- как эхо, повторил Олег - это слово ему приходилось слышать.
        -Но они ведь ушли из нашего мира!- воскликнул Торсег.
        -Как оказалось, совсем недалеко,- Данегор усмехнулся одними губами, глаза его оставались серьезными и даже суровыми.- Этот дикий народ нашел себе повелителя под стать и теперь верой и правдой служит ему. Сражение в ущелье было долгим. Наши воины дрались со всей отвагой, на которою способны люди и даже вышли за пределы человеческой смелости. Твои луры, Торсег, заслужили быть прославленными в веках лучшими менестрелями Лур-Гора.
        -Я не сомневаюсь, Данегор, что так оно и будет,- отозвался правитель луров.
        -Мы отбили яростное нападение ортов и они убежали в горы,- продолжил рассказ король.- Но наутро они снова вернулись и началась новая схватка, еще более жестокая, чем первая. В том бою мы потеряли и легаронских, и лурских воинов.
        Данегор говорил совсем тихо и Олегу с Торсегом приходилось напрягать слух, чтобы слышать его. Олег только сейчас хорошенько рассмотрел своего друга короля и его поразили произошедшие в его внешности перемены. Данегор осунулся, черты его лица заострились. Движения юного короля стали порывистыми и у него появилась привычка сжимать что-нибудь рукой. Говорил он рубленными фразами и не смотрел на собеседника, лишь изредка бросая на него быстрый пристальный взгляд. «Сколько же он пережил за это время!» - подумал Олег.
        -В конце концов мы рассеяли ортов и они разбежались, оставляя своих погибших в ущелье,- говорил Данегор.- Мы разбили лагерь на этой площадке и каждый день ждем нового появления ортов, наверняка в Черной Цитадели их множество и скоро они спустятся оттуда снова.
        -А как подняться к крепости?- спросил Олег.
        -Этого нам не удалось узнать,- глухо ответил король.- Те из наших воинов, кто преследовал убегающих ортов и пытался узнать, как они пробираются в цитадель, так ничего и не разведали. Орты словно призраки растворяются в темноте пещер, которых очень много в этой скале. Они забегают туда и тут же исчезают. Наши воины не нашли в пещерах никаких проходов наверх, но они, несомненно, там есть. Скорее всего, Ор-Гак закрыл их какой-то магией и открывать их могут только те, кто знают заклинания.
        -Нельзя просто сидеть здесь и ждать, когда снова явятся орты,- сказал Олег.- Нужно разведать эти таинственные пути наверх и пробираться к цитадели как можно скорее.
        Но Данегор видимо устал от разговоров и предложил прибывшим сначала отдохнуть, а потом собрать военный совет, на котором и решить, что им делать дальше. Правитель луров отправился к своим подданным узнавать о потерях и отдавать распоряжения, а Олега легаронский воин провел к небольшой, такой же, как у Данегора, палатке. Мальчик устало вытянулся на походной постели, он почти задремал, когда ему принесли ужин - жаркое из какого-то горного зверя - легаронцы охотились поблизости от лагеря, чтобы обеспечивать себя едой. Поев, Олег попытался заснуть, но не смог - его очень тревожил Данегор. Он показался мальчику очень подавленным, лишенным решимости и веры в их победу над Ор-Гаком.
        Олег подошел к палатке короля и позвал его по имени. Не получив ответа, он уже развернулся, чтобы поискать Данегора в лагере, но решил удостовериться, что короля и в самом деле нет в палатке. Отдернув полог, закрывавший проход, он увидел бледного Данегора, лежащего на земле, у того камня, сидя на котором он недавно беседовал с Олегом и Торсегом.
        -Дан!- крикнул Олег, подбегая к лежавшему королю.
        Рука, до которой он дотронулся, была холодной. Глаза Данегора были закрытыми, он еле дышал.
        -Помогите!- закричал Олег так громко, как мог.- Кто-нибудь, скорее сюда!
        Он был в полной растерянности. В палатку вбежал Митрас, с которым Олег еще не виделся сегодня, а с ним - двое стражников.
        Митрас взял короля на руки, положил на постель. Он расстегнул рубашку у Данегора, раскрыл ее на груди и сообщил:
        -Это снова открылась рана!
        -Дан ранен?- поразился Олег.
        -Да, во время второй атаки один из этих черных тварей, ортов, метнул в короля дротик и тот вонзился ему в грудь,- сказал Митрас.
        Он обмакнул в принесенную воином холодную воду полотенце и положил его на зияющую широкую рану на груди короля. Данегор, не открывая глаз, застонал.
        -Эта рана очень его мучит и, честно говоря, я боюсь за его жизнь,- сказал Митрас тихо, так, чтобы его слышал один Олег.- Она не заживает, хотя ее промывали всеми целебными травами, которые мы взяли с собой.
        Олег сжал кулаки. Данегор даже не обмолвился им с Торсегом о том, что ранен. А оказывается, его изматывали страдания. Волна ненависти к ортам, которых он еще не видел, захлестнула Олега. «Наши враги расплатятся за их жизни!- вспомнил он слова Торсега.- И за рану Данегора они тоже ответят,- решил мальчик.- Он обязательно поправится, с ним ничего не случится»,- твердил он про себя.
        Митрас жестами объяснил мальчику, что ему лучше выйти. Еще раз взглянув на бледное лицо Данегора, Олег медленно, как во сне, вышел из королевской палатки. Он побрел по лагерю, пытаясь разыскать Торсега. Олег надеялся, что правитель луров, такой сильный и смелый, обязательно найдет средство побыстрее вылечить короля и избавить его от страданий. Но Торсега нигде не было видно. В той части лагеря, где разместились луры, Олегу сказали, что правитель куда-то отправился вместе с отрядом воинов.

«Все верно, Торсег не может долго сидеть без дела. Недаром он был лучшим разведчиком Легарона. Вот и теперь наверняка пошел осматривать окрестности и искать пути наверх, к тем острым башням. Как же можно туда пробраться? По-моему, это совершенно невозможно»,- размышлял мальчик.
        Он не мог найти себе места и еще раз спросив у воинов, ухаживающих за королем, не стало ли ему лучше и получив ответ, что Данегор пришел ненадолго в себя, а потом забылся тревожным сном, пошел дальше. Погруженный в своим мысли, Олег не заметил, как прошел туннель, ведущий с площадки в пещеру, а затем вышел в ущелье перед скалой.
        Он брел по открытой местности, не задумываясь о том, что поблизости могут оказаться враги, для которых он сейчас - легко доступная мишень. Немного пришел в себя расстроенный мальчик только тогда, когда поднявшийся ветер пронял его насквозь холодом. Оглядевшись, он увидел неподалеку кучу какого-то тряпья, прижатую камнем.
        -Наверное, осталось здесь после битвы,- пробормотал мальчик.
        В куче чьих-то пожитков он нашел меховой плащ себе по росту, взял в руки длинную палку, валявшуюся тут же и пошел дальше опираясь на нее, как на посох - ушибленный бок еще побаливал. Он надеялся, что встретит Торсега с его отрядом. Олег был так расстроен, что не обратил внимания на то, что надетый им плащ не похож ни на легаронский, ни на лурский. Сшитый из короткого черного меха, он застегивался металлическими пряжками в виде когтей орла. Широкий капюшон был тоже подбит мехом и полностью закрывал лицо от ветра.
        Обогнув здоровенный валун, лежащий вплотную к скале, мальчик увидел темный проход внутрь горы. Изнутри раздавались голоса и Олег, радуясь, что наконец нашел отряд Торсега, поспешил зайти в пещеру. Сделав несколько шагов, он застыл на месте. Пещера, в которую проникал свет из широкого прохода, была наполнена людьми. Коренастые, одетые в короткие меховые плащи, они переговаривались гортанными голосами. Все они были вооружены длинными копьями. Многие держали в руках массивные дубинки. Мимо мальчика, не обращая на него внимания, прошло двое воинов и он разглядел на их поясах мечи с расширяющимися на концах лезвиями.
        Олег попятился назад, и тут до него долетел обрывок разговора двух воинов, стоявших неподалеку:
        -Ор-Гак сейчас будет говорить с нами,- говорил один из них.- Он скажет, что мы должны делать.
        -Что-что, а орты умеют выполнять его приказы,- отозвался другой.- Мы его не подведем.

«Так это орты!- Олег оглядывал пещеру.- И никто не обращает на меня внимания. Странно.»
        В пещере было холодно и Олег привычным движением получше закутался в плащ и тут же сообразил, что на нем та самая одежда, которую он подобрал в ущелье. «Так вот почему меня не заметили - я в такой же накидке, как у них,- догадался мальчик.- Тогда можно здесь и задержаться еще не надолго, посмотреть, что будет дальше»,- решил он.
        -Эй, ты, рохля! Где наконечник от копья потерял?- вдруг услышал он низкий голос над самым ухом.
        -Какой наконечник?- опешил мальчик, весь съежившись.
        Рядом с ним стоял невысокий воин. Из-под капюшона выглядывал кончик красного носа. Голос незнакомца совсем был лишен приятности.
        -Как какой? От копья, которое у тебя в руках! Вы только посмотрите, какой олух этот Дзак - ходит с копьем без наконечника и ничего не замечает! Ха-ха!
        Олег ничего не понимал. Он решил пока помолчать - его явно принимали за кого-то другого.
        -Тише!- крикнул кто-то еще.- Заткни пасть, Герлог! Мы ждем Голос!
        Олег встал в сторонке, осторожно поводя в стороны головой, пытаясь получше рассмотреть то, что происходило в пещере. Стоявшие вокруг орты явно чего-то ждали.
        Видя, что к нему приближаются двое воинов, он сделал несколько шагов назад и столкнулся с кем-то. Лязгнул металл и он услышал хриплый шепот:
        -Дзак, ты что, ослеп? Не видишь, куда идешь, болван?
        Олег замер, не зная, что говорить и делать. В этот момент справа от себя он услышал звук, похожий на то, как будто песок сыплется на что-то металлическое. Звук нарастал, а потом изменился и превратился в рокот, похожий на отдаленный гром. Вдруг раздался властный голос, от которого по спине Олега пробежала холодная волна мурашек. Казалось, голос наполнил всю пещеру.
        -Мои слуги орты! Сегодня ночью вы избавитесь от этих жалких людишек и луров, копошащихся у моей скалы! Вы не оставите в живых никого! Я так хочу!
        Снова раздался рокот, похожий на падение камней и гром, а потом все стихло.
        -Вы слышали? Ор-Гак хочет, чтобы мы сегодня ночью напали на легаронцев и луров! Готовьтесь к бою!- заговорил кто-то ворчливым скрипучим голосом.
        Олега толкнули в бок, тот самый, который он сегодня ушиб. Мальчик невольно ойкнул.
        -Слышь, Дзак, похоже сегодня будет славная заварушка! Как же ты будешь воевать без копья?
        Рядом с Олегом остановился тот самый орт, который принимал его за кого-то из своих приятелей. Мальчик пожал плечами, надеясь, что этого будет достаточно для ответа. Тот, кто с ним разговаривал, хмыкнул и отошел в сторону.

«Нужно немедленно выбираться отсюда и предупредить в лагере, что ночью нападут орты!» - подумал Олег.
        Он наугад пошел влево, где, как ему казалось, находился выход из пещеры. Он старался идти медленно, чтобы ни на кого не натолкнуться, а судя по творящемуся здесь гомону, ортов было видимо-невидимо.
        -Выходим, быстрее!- услышал Олег, как кто-то отдал команду.
        Мальчика толкнули в спину, потом наступили ему на ногу. Его пихали и толкали - он оказался в потоке бегущих ортов и этот поток вынес его наружу. Солнце уже почти спряталось за горами, но было еще довольно светло.
        Орты суетливо бежали к гряде больших валунов у скалы и ловко прятались за ними. Мальчик понял, что если он хочет убежать от них, то делать это нужно сейчас, пока никто не обращает на него внимания. Он со всех ног побежал в ту сторону, откуда пришел, стараясь как можно быстрее обогнуть скалу, чтобы исчезнуть из поля зрения ортов. Когда он пробегал мимо плоского камня, из-за него показалась голова орта. Тот был без капюшона и мальчик увидел широкое смуглое лицо дикаря с длинным носом и маленькими, прищуренными глазами.
        -Эй! Куда бежишь? Давай сюда!- позвал его орт.
        Сердце екнуло в груди мальчика. Он махнул рукой, показывая, что ему нужно бежать дальше.
        -Так куда ты?- закричал настойчивый орт.
        Олег отлично понимал, что если сейчас за ним погоняться, ему не убежать. Обернувшись на ходу, он показал рукой на видневшийся невдалеке валун и побежал прямо к нему. Голова длинноносого скрылась.
        Добежав до валуна, мальчик присел за ним и осторожно выглянул - отсюда ортов было не видно и он решил, что нужно бежать дальше, в лагерь. Так быстро Олег никогда не бегал, хотя бегом он даже одно время занимался в секции легкой атлетики. Ему казалось, что вот-вот он услышит за своей спиной топот ортов, бросившихся за ним вдогонку.
        Но удача ему не изменила и он без помех донеся до пещеры, ведущей к лагерю. Его долгое отсутствие уже встревожило всех и несколько легаронских воинов уже разыскивали его в окрестностях скалы. С ними он и встретился у входа в пещеру.
        -Торсег вернулся?- первым делом спросил он у них.- Тогда мне нужно скорее с ним увидеться - есть тревожные новости!
        ГЛАВА 10
        У ПОДНОЖИЯ ЧЕРНОЙ СКАЛЫ
* * *
        Желтый круг полной луны появлялся и тут же исчезал за темными облаками, которые ветер рвал в клочья. Но даже когда луна появлялась на небе из-за облаков, ее свет не проникал в ущелье, на которое падали черные тени окружающих гор. Ледяной ветер свистел и приносил тучи снега с вершин.
        Воины один за другим выбирались из пещеры и тут же растворялись в темноте ущелья, спеша к тем участкам, которые им велели занять главы отрядов. За шумом ветра не было слышно других звуков.
        Олег стоял рядом с Торсегом и наблюдал за выдвижением воинов в ущелье, где решено было встретить ортов. Торсег, Митрас и другие военачальники лурско-легаронского войска обсудили план предстоявшей битвы. Как только Олег сообщил правителю луров о том, что узнал в пещере ортов, был созван военный совет. Только Данегор не смог присутствовать на нем - юному королю стало немного лучше, но ходить он не мог - рана была слишком серьезной.
        На совете решили не дожидаться нападения ортов, а выдвинуться им навстречу. Общим мнением главой всего войска стал Торсег. Каждому отряду он указал, где разместиться в ущелье и теперь все воины следовали его приказу. В лагере осталось только двадцать легаронских стражей - личная охрана Данегора. Все остальные ушли в ущелье.
        Когда последние воины вышли из пещеры, Торсег стал обходить позиции. Олег старался не отставать от него ни на шаг. Правитель луров пытался уговорить мальчика остаться в палатке Данегора, но тот отказался наотрез. «Может, я и плохой воин, но все-таки я хочу поквитаться с этими дикарями за рану Дана!» - сказал он Торсегу, который в ответ понимающе кивнул и попросил во время битвы держаться возле него.
        Удостоверившись, что все воины стоят так, как им приказано, Торсег, не мешкая, приказал трубить атаку. Лурские лучники выступили вперед и град зажженных ими стрел полетел по направлению к груде валунов, за которыми, как сказал Олег, прятались орты.
        Раздались грозные крики и сотни дикарей высыпали из своего укрытия. Размаивая своими короткими мечами, они ринулись в рукопашный бой. Войска быстро перемешались и лучники перестали стрелять, чтобы не попасть в своих же воинов. Легаронцы дрались тонкими длинными мечами, луры же обнажили свои клинки - короткие, сделанные из светлого металла.
        Торсег перебегал от одного участка битвы к другому. Его присутствие окрыляло воинов и они бесстрашно бросались на многочисленных врагов. Олег старался держаться поближе к правителю луров, но тот ловко оттеснял его подальше от себя, когда становилось слишком опасно. Мальчик сжимал в руках свой легаронский меч, но применить его ему еще не пришлось. Как только рядом с ним появлялись орты, как из-под земли появлялся Торсег и яростно обрушивался на них.
        Орты не ожидали атаки легаронцев и луров, а рассчитывали неожиданно напасть на их лагерь. Поэтому сейчас они беспорядочно вклинивались в стройные ряды войск, расставленных по приказу Торсега, и их небольшие группы легко можно было окружать. Но природная кровожадность ортов делала их опасными и сильными противниками. Хотя преимущество в битве было явно на стороне легаронцев и луров, орты не собирались сдаваться.
        -Нужно взять их в кольцо!- крикнул Митрас.
        Олег видел, как Торсег что-то говорит оруженосцу, держащему рог, но из-за шума битвы и свистящего ветра не расслышал. Оруженосец приложил рог к губам и раздался сигнал, приказывающий воинам перестроиться в круг. Легаронцы и луры стали теснить ортов и несмотря на то, что те яростно оборонялись, вскоре замкнули их в непроницаемое кольцо.
        Наступил решающий момент битвы и Олег успел подумать, что теперь орты не уйдут от расплаты. Но тут раздался громкий зловещий клекот и луна на небе скрылась за силуэтом громадной темной птицы.
        -Ор-Гак!- закричали орты и с удвоенной яростью обрушились на воинов Легарона и Лур-Гора.
        Торсег поспешил вперед, чтобы помочь воинам. Олег тоже прорвался в самый авангард. В паре шагов от него широкоплечий, могучий правитель луров размахивал двуручным мечом, круша направо и налево нападавших на него ортов. На какое-то время пространство вокруг Торсега очистилось от врагов и он повернулся, вглядываясь в то, что происходило позади него. В этот момент Олег увидел, как здоровенный орт со всех ног несется прямо на Торсега, целясь в его спину копьем.
        Не раздумывая, мальчик кинулся вперед, держа меч наизготовку. Орт не собирался останавливаться. Размахнувшись копьем, он так сильно ударил им мальчика, что тот упал. Сам дикарь, немного потеряв скорость и направление, с удивительно быстротой подбежал к Торсегу, все еще стоявшему к нему спиной.
        -Торсег!- закричал Олег, но правитель луров его не слышал - громко свистел ветер, и орты вокруг кричали, приветствуя страшного черного орла, парящего в небе.
        Мальчик встал на колени и что было силы бросил в орта меч. Дикарь вскрикнул и повалился вперед, пронзенный острейшим легаронским клинком. Орт упал прямо у ног Торсега. Тот, обернувшись, мигом понял, что произошло. Он подбежал к Олегу, уже встающему с земли.
        -Ты спас мне жизнь, Пришелец! Я этого никогда не забуду!- сказал Торсег.
        -Ничего, ты сделал бы то же самое,- ответил Олег, сам не веря в то, что ему удалось прикончить врага.
        -Не время разговаривать, эти дикари беснуются - Ор-Гак вдохновляет их на бой,- крикнул Торсег и снова устремился в гущу сражающихся.
        Громадная птица стала снижаться, летая широкими кругами. Когда она стала кружить совсем низко, Митрас приказал лучникам стрелять в нее. Зазвенели тетивы луков и множество стрел пронзили воздух. Раздался злобный клекот орла и Ор-Гак быстро взмыл ввысь и вскоре скрылся на вершине скалы.
        Как только черный орел исчез, орты потеряли былую отвагу. Снова затрубил рог правителя Лур-Гора и легаронские и лурские воины бросились в новую атаку. Олег потерял из виду Торсега и оказался возле Митраса, командовавшего большим отрядом легаронцев. Мальчик присоединился к ним. Отряд Митраса теснил целую орду ортов к пропасти, чтобы не дать тем возможности отступать дальше, заманивая противников в неизвестные ловушки. Орты назубок знали горы и им ничего не стоило ложным отступлением завести врагов туда, где их разбить легче легкого. Митрас и Торсег учли это, когда разрабатывали план сражения.
        Олег был в самых первых рядах воинов, но больше ему не довелось проявить свою доблесть. Легаронцы считали его своим живым талисманом и всеми силами берегли его от опасности. Ортам не давали приблизиться к мальчику даже на пару шагов. Олег же рвался в первые ряды сражающихся, совсем не думая о том, что любой орт на две головы его выше и сильнее как минимум в два раза. Азарт сражения полностью захватил мальчика и он не думал о том, что его жизнь, как и всех, кто находится рядом, подвергается сильному риску.
        Легаронцы и луры теснили ортов и ярость тех начала постепенно ослабевать. Вскоре исход сражения стал ясен - орты его проиграли. Торсег разыскал Олега среди воинов Митраса.
        -Тебе лучше вернуться в лагерь,- сказал он мальчику.- Ко мне прибежал один из стражей, охраняющих Данегора. Он сказал, что король очень хочет видеть тебя, Эдор.

«Эдор» означало по-легаронски «пришелец». Торсег родился в Легароне и, хотя став правителем луров, он чаще всего говорил на лурском языке, легаронское наречие было для него родным.
        Рядом с Торсегом Олег увидел воина в кольчуге из темного металла, какие носили стражи Легарона. Мальчик кивнул ему и они стали пробираться к пещере, ведущей к лагерю.
        Сражение переместилось к краю ущелья и возле самой скалы почти никого не было. Олег спешил увидеть Данегора и старался идти как можно быстрее.
        Уже рассвело и все вокруг залил яркий солнечный свет. Ветер почти прекратился и стало намного теплее, чем ночью.
        В лагере оказалось довольно многолюдно - сюда приносили раненых и те из них, кто чувствовал себя лучше, ухаживали за остальными. Возле палатки короля застыли стражи, держа копья наперевес. Когда Олег подошел к ним, они подняли копья, пропуская его внутрь.
        В палатке царил полумрак и кроме лежащего на своей походной постели короля, там никого не было.
        -Дан!- тихо позвал Олег короля, присаживаясь на тот самый плоский камень, заменяющий в палатке стул.
        Король повернул к нему голову. На его щеках пылал румянец, а глаза лихорадочно блестели. Он не сразу узнал Олега, лицо которого в его глазах расплывалось и никак не приобретало отчетливые черты.
        -Олег, это ты?- спросил король едва слышно.
        -Да, Дан, это я,- Олег взял Данегора за руку - она была ледяной.- Ты позвал меня и я пришел.
        -Там идет битва?- король хотел поднять руку, чтоб показать ею в сторону ущелья, но смог только едва пошевелить ею.
        -Да, легаронцы и луры сражаются с дикарями-ортами,- сказал Олег.- Скоро битва закончится и если кто-то из ортов и останется в живых, то никогда больше не приблизится к воинам Обжитого мира.
        -Я так устал,- проговорил Данегор.- Я все время чувствую усталость.
        Он лежал на спине и его взгляд блуждал по палатке, как будто король никак не мог найти что-то, на чем его можно было остановить.
        -Скоро ты почувствуешь себя лучше, тебе нужно отдохнуть,- Олег пытался говорить бодро и убедительно.
        -Я не могу больше тут оставаться,- говорил Данегор.- Нужно подниматься наверх, спасать Элаора. Помоги мне подняться!
        Король попытался приподняться в постели, опираясь на локти, но без сил снова упал.
        -Ты не можешь сейчас вставать,- Олег укрыл раненого теплым плащем.- Сейчас тебе нужно беречь силы. Я побуду с тобой - все равно толку от меня там, среди сражающихся, никакого.
        Ему удалось немного успокоить Данегора и тот закрыл глаза. Вскоре король заснул. Олег, оперевшись на колени, вслушивался в звуки, доносившиеся из лагеря, куда уже приносили все новых раненых. Он хотел было пойти помочь тем, кто занимался ранеными, но решил пока не оставлять короля одного - тот в любую минуту мог проснуться и снова пытаться встать. Постепенно мальчик сам не заметил, как тоже задремал.
        Очнулся от дремы он, когда окрестности огласили звуки рога - трубили победу. Выбежав из палатки, Олег увидел воинов, возвращавшихся в лагерь. Среди легаронских латников он узнал высокую фигуру Митраса, быстрым шагом приближавшегося к нему.
        -Мы разбили ортов! Только небольшой кучке дикарей удалось убежать в горы,- сообщил он, когда поравнялся с мальчиком.- Как чувствует себя наш король?
        -Сейчас он заснул, а до этого порывался отправиться сражаться,- ответил Олег.- Неужели вам удалось избавиться от этих мерзких тварей?
        -Не вам, а нам, ты тоже внес свою лепту в успех сражения,- раздался голос Торсега.
        Обернувшись, мальчик увидел правителя луров. Торсег снял шлем и его темные длинные волосы рассыпались по плечам. Светло-зеленый камень, вправленный в серебряный обруч, сверкал на лбу молодого правителя. Лицо его хранило печать былой битвы. Казалось, отблески сражения все еще полыхают в синих глазах воителя.
        Олег вспомнил, каким он увидел Торсега в первый раз. Произошло это, когда впервые присутствовал на военном совете в Легароне. Тогда Торсег показался Олегу похожим на крестьянина из земледельческого поселения в окрестностях Легарона - таким тот был большим, статным, слегка неуклюжим, и на лице его часто появлялась широкая открытая улыбка. Теперь Олег не мог и вспомнить, когда видел на устах Торсега улыбку в последний раз.
        -Нам следует удвоить караулы, несмотря на то, что воины хотят отдохнуть,- сказал Торсег.- У Ор-Гака непременно есть еще, чем встретить незванных гостей. Он наверняка в самом скором времени проявит свой черный нрав. Я отправляюсь на разведку, возьму с собой несколько лурских воинов.
        -Возьми и меня с собой!- попросил Олег.
        -Но разве ты не хочешь отдохнуть?- спросил Торсег, немного мягче обращаясь к мальчику, чем ко всем остальным.
        -Но ведь ты сам не собираешься отдыхать,- заявил Олег.- Вот и я отдохну, когда вернемся.
        Правитель луров больше не стал спорить и кивнул в знак согласия. Препоручив заботы о раненом Данегоре Митрасу, Олег вместе с Торсегом отправился в тот участок лагеря, где стояли зеленые палатки луров.
        Торсег взял с собой в разведку трех воинов - Верля, Торна и Рата. Впятером, включая Олега, маленький отряд разведчиков вышел из лагеря, прошел по туннелю пещеру и выбрался наружу, в ущелье.
        Отдельные отряды легаронцев и луров все еще находились на месте недавнего боя. Они проверяли, не осталось ли в ущелье раненых или погибших.
        Торсег повел отряд разведчиков по краю ущелья, вдоль скалы. Когда они обошли высокий валун, Олег показал ему вход в пещеру, где он впервые увидел ортов. Оглядевшись, они зашли в пещеру. Какое-то время они стояли у входа, привыкая к сумраку. Множество неправильной формы колонн, не то созданных природой, не то неведомыми зодчими, дробили пространство пещеры и трудно было на глаз оценить ее размер.
        Когда глаза стали лучше видеть в полумраке пещеры, разведчики стали пробираться вперед. Луры умели ступать совсем бесшумно. Торсег недаром считался в свое время лучшим разведчиком Легарона - он скользил перед Олегом как тень - быстро и не издавая ни одного звука. Мальчик тоже старался не шуметь, поэтому шел медленно и осторожно. Несмотря на это, он уже успел задеть плечом неровный край одной из колонн. Затем он остановился, чтобы отцепить плащ от какого-то выступа в каменной стене пещеры.
        Остальные не заметив того, что Олег отстал, пошли дальше. Отцепив край плаща, мальчик заметил на стене какой-то темный контур в форме высокой арки. Он решил приблизиться к стене, сделал шаг и почувствовал сильный сквозняк. «Странно, как будто дверь где-то открыли»,- подумал Олег. Он запахнул плащ и тут же контур арки, проступившей на стене, исчез.
        Ничего не понимая, мальчик стал ощупывать стену - она была абсолютно гладкой.
        -Что-то случилось?- за спиной Олега появился Верль.
        -Да померещилось что-то,- неуверенно ответил мальчик.
        -Что именно тебе померещилось?- спросил подошедший Торсег.
        Он успел обойти большую часть пещеры и не нашел никаких проходов вглубь или вверх скалы.
        -Какая-то темная арка, она появилась во-он там,- Олег махнул рукой чуть в сторону.
        От этого жеста его плащ распахнулся и не только Олег, но и все остальные, явственно увидели на стене проступивший контур островерхой арки. Мальчик опустил руку и в раз контур потускнел и исчез.
        -Это что, какая-то магия?- повернулся пораженный Олег к Торсегу.
        -Подожди-ка,- нахмурился правитель луров.
        Он подошел вплотную к стене и внимательно ее осмотрел. Затем вернулся к Олегу и стоявшим рядом лурам.
        -Эдор, а талисман-брошь ты по-прежнему носишь на изнанке своего плаща?- спросил он у мальчика.
        -Ну да,- кивнул тот.
        И тут его тоже озарило догадкой. Распахнув плащ, он снял брошь и поднял ее над головой в вытянутой руке. Луры одновременно ахнули - мгновенно прямо напротив них, в стене, появился черный контур арки, словно вырубленный из темного мрамора.
        Торсег быстро подошел к арке и коснулся посветлевшей стены внутри нее. Рука Торсега прошла сквозь стену без всякого усилия. Увлекаемый азартом, правитель луров шагнул прямо в стену и исчез из поля зрения своего отряда.
        -Куда же он?!- закричал Верль, подбегая к арке.
        В этот миг стена внутри нее заколыхалась, словно гладь озера при ветре, и Торсег вышел из арки.
        -Талисман высветил мрак магии Ор-Гака!- воскликнул правитель луров.- Вот мы и нашли проход, ведущий на вершину скалы!
        ГЛАВА 11
        РАЗВЕДКА ТОРСЕГА
* * *
        В лагере было шумно. Воины, уже успев отдохнуть от битвы с ортами, готовили пищу на кострах, приводили в порядок одежду и оружие.
        Отряд разведчиков Торсега зашел в лагерь, как раз в обеденный час. Луры отправились трапезничать с воинами своего отряда, а их правитель и Олег пошли к палатке Данегора, чтобы первым делом навестить короля, а уж потом собрать военный совет и сообщить на нем о пещерном проходе к горной цитадели.
        Пока они шли к палатке, Олег обратил внимание Торсега на необычное оживление, царящее в лагере.
        -Все радуются победе над ортами,- сказал правитель луров.- Хотя нам еще предстоит вступить в схватку с главным нашим врагом…
        Прямо перед ними пробежал юный оруженосец короля с пучком эдельвейсов. Он прошмыгнул в палатку Данегора.
        Олег удивленно посмотрел на Торсега, а тот - на него.
        -Что-то я раньше не замечал у короля любви к цветам,- пробормотал Торсег и откинул полог палатки Данегора. Он шагнул внутрь и воскликнул:
        -Вот так радостная неожиданность для нас!
        Олег поспешил тоже зайти в палатку, и выглянув из-за широкой спины Торсега, закричал:
        -Барах! Ты пришел к нам на помощь!
        Эрл сидел у постели раненого и бросал лепестки эдельвейсов в кувшин с горячей водой. Вошедшим он показал рукой, чтобы они говорили потише и не тревожили больного. Рана Данегора была им умело перевязана и теперь он, приподняв одной рукой голову больного, поднес к его губам чашу с дымящимся настоем каких-то трав. Король сделал несколько глотков и его щеки слегка порозовели. Он снова лег и закрыл глаза.
        Пристально посмотрев на Данегора, Барах встал и показал на выход из палатки, давая понять, что хочет поговорить с Торсегом и Олегом снаружи.
        Когда они вышли, Олег нетерпеливо стал расспрашивать эрла о том, как тот здесь оказался.
        -Мне помогли добраться сюда призраки. Помнишь их храм?- спросил Барах у мальчика.
        -Тот, из которого можно попадать в другие миры?- спросил Олег.
        -Тот самый,- важно кивнул эрл.- Дверь, открывающаяся в храме призраков, может привести туда, куда хочет тот, кто вступает на звездную дорогу.
        -И через ту дверь можно попасть куда угодно?- спросил Торсег.
        -Это так, но вот найти нужный ему путь может далеко не каждый,- покачал головой Барах.- Когда-то звездные дороги построили маги, которые были намного могущественнее, чем даже Лучистые, живущие в Светлом граде в Моксоре. И пользоваться этими путями могут только маги и эрлы. А вот люди могут путешествовать по звездным дорогам только если у них есть нужные амулеты, такие, как этот.
        Эрл дотронулся до статуэтки коленопреклоненного юноши, висевшей у Олега на шее на тонкой цепочке.
        Барах стал расспрашивать Торсега обо всех последних новостях. Торсег рассказал ему о битве с ортами, о том, что они потеряли в ней несколько десятков человек. Эрл слушал внимательно, не перебивая и не задавая лишних вопросов. Наконец Торсег рассказал о том, как при помощи броши-талисмана они обнаружили проход к цитадели.
        -Я зашел прямо в арку и словно перешагнул какую-то завесу. Через миг я стоял у высокой башни, мимо остроконечной кровли которой плыли облака. Это была цитадель Ор-Гака! Стены ее увенчаны бойницами и изваяниями черного орла. Я всмотрелся в глаза одной такой каменной птицы и вдруг они зажглись красным огнем! Невольно я попятился и снова оказался в пещере, где меня ждали мои луры и Эдор,- говорил правитель.
        -Так значит, талисманы у вас?- спросил Барах.- Оба?
        -Да, отшельники отдали нам брошь, а эмнуны - браслет,- сказал мальчик.
        Он отцепил брошь от своего плаща и протянул эрлу. На солнце горный хрусталь заискрился так, что на брошь стало больно смотреть. Барах не взял ее в руки.
        -Наверное, лучше тебе стать хранителем талисманов. Вы, эрлы, хорошо знакомы с магией и кто, как не ты, найдешь применение талисманам,- сказал Торсег.
        Но Барах покачал головой и ответил:
        -Эти талисманы отдали вам прежние хранители и пусть они и будут у вас. Они сделаны в Горном Граде Бессмертных и эрлы - не тот народ, чтобы иметь дело с магией Лучистых. Эрлы и жители сияющих чертогов Моксора отличаются друг от друга также, как две стороны зеркала. И всегда будут смотреть в противоположные стороны.
        Олег не слишком-то понял, о чем говорит эрл, но не стал его расспрашивать. Он снова приколол брошь к своему плащу.
        По приказу Торсега был созван военный совет. Правитель рассказал о том, что обнаружен путь наверх, к стенам черной цитадели. Военачальники приняли эту новость с удивлением - до этого разведчики обыскали все пещеры у подножия скалы и никаких проходов наверх не нашли. Тогда Торсег сообщил, что дверь к крепости была найдена магией талисмана.
        -Я рад, что вы добыли эти талисманы, видимо, они нам еще сослужат добрую службу, - сказал Митрас.
        После этого стали обсуждать, что делать дальше. Торсег настаивал на немедленном штурме цитадели, но некоторые военачальники - главы отрядов, не спешили его поддержать.
        -Сначала нужно выяснить, что нас ждет у стен крепости,- сказал Рат.- Мы не можем рисковать всем нашим войском и вести его без оглядки к черным стенам. Давайте пошлем отряд разведчиков.
        -Я думаю, Рат прав,- поддержал лура Митрас.- Мне тоже кажется, что выводить все войско сейчас к цитадели было бы неразумно. Сначала нужно разведать, нет ли там какой-либо западни.
        Олег отлично понимал, почему так торопит со штурмом Торсег - ведь там, на вершине этой чудовищно высокой скалы, во вражеском замке был его сын, Элаор. Мальчик подумал, что сейчас правитель убедит всех немедленно выступать, но ошибся.
        -Не могу с вами не согласится,- снова взял слово Торсег.- Я сам готов повести отряд разведчиков к стенам цитадели. Надеюсь, никто не против?
        В знак согласия военачальники кивнули. На этом совете опытный воин победил в душе Торсега убитого горем отца. Правитель понимал, что Митрас и Рат верно рассудили - вести все войско к цитадели сейчас было нельзя, слишком опасно это было. На том совет и кончился - решено было, что отряд разведчиков Торсега немедленно отправится на вершину скалы, а все остальные будут готовиться к штурму.
        Когда военачальники разошлись, Олег подошел к правителю луров и попросил взять его с собой.
        -Но это слишком опасно,- Торсег посмотрел на мальчика и поправил латы на плечах. - Я беру наверх только самых опытных воинов, которые не только хорошие разведчики, но и мечом отменно владеют.
        Олег понимающе кивнул - да, там, у цитадели, могут пригодиться не только зоркие глаза и чуткие уши, но и крепкие руки, умеющие управляться с оружием - ведь никто не знает, что ждет разведчиков наверху. Правитель, решив, что разговор окончен, пошел по направлению к палаткам луров. Мальчик тут же опомнился и побежал вслед за ним.
        -Но, Торсег, ведь я пригодился в последний раз, правда ведь?- громко спросил он, догнав быстро шагающего воителя.
        -С этим никто не спорит, но сейчас, думаю, тебе лучше остаться в лагере,- ответил правитель.
        В этот момент к ним подошел Барах, который сразу понял, о чем они говорят по расстроенному лицу мальчика.
        -Возможно, Пришельцу лучше пойти с тобой, Торсег,- мягко сказал эрл.- Его помощь не раз помогала нам. Вспомни хотя, кто спас тебе жизнь в последнем сражении?
        -У меня нет времени на споры,- отозвался нахмуренный правитель.- Пусть идет!
        Олег благодарно посмотрел на Бараха и удивился тому, насколько серьезным было у того лицо. Эрл смотрел вслед Торсегу, ушедшему к лурам, а потом перевел взгляд на мальчика.
        -Пожалуй, мне лучше пойти с вами,- сказал он ему.
        -Ты пойдешь с нами?!- обрадовался Олег.
        -Да, мне тоже не мешает наконец воочию увидеть цитадель всеобщего Врага,- ответил Барах.

* * *
        Олег не сразу решился шагнуть в арку, темной рамкой окаймляющую светлый участок стены. Все-таки проход, созданный магией Черного Правителя, выглядел совершенно непроницаемым и трудно было преодолеть себя, чтобы шагнуть прямо навстречу стене. Но за спиной мальчика стоял Барах, и когда он оглянулся, встретил ободряющий взгляд зеленых лучистых глаз эрла. Не мешкая больше, Олег шагнул вперед и тут же, словно перед ним внезапно открылась дверь, оказался у самой вершины скалы, перед высокой, сложенной из отшлифованных камней стены. Торсег, Торн и Рат уже стояли здесь, вглядываясь вверх, туда, где по краю стены зияли темные провалы бойниц.
        Барах появился на вершине сразу же за Олегом. В отличие от остальных, он сразу же отошел от крепостной стены и остановился у самого края пропасти. Края площадки, в центре которой высилась цитадель, со всех сторон была окружена обрывами. Мальчик подошел к эрлу и посмотрел вниз. У него тут же закружилась голова - под ними простиралась пропасть, дно которой терялось в густом клубящемся тумане.
        -Осторожнее,- Барах взял мальчика за плечи и отвел на пару шагов от края пропасти.
        Олег глубоко вздохнул - он и не подозревал, что скала такая высокая. Ее обледенелый пик нависал над цитаделью. Торсег показал Бараху и Олегу, что нужно укрыться за вершиной скалы и те пошли вслед за ним. Став так, чтобы их не было видно с крепостной стены, разведчики поделились первыми впечатлениями.
        -В цитадели наверняка есть охранники,- сказал Торсег.- Может, это орты, а может, и кто-то другой, покровожаднее. Бойницы тянутся по всей стене и из них очень удобно обстреливать тех, кто приближается к цитадели. Но если наши воины, прикрывшись щитами, даже и подойдут вплотную к стенам, не знаю, как они смогут взобраться на них. Цитадель выложена гладкими камнями и подняться по стенам невозможно.
        -Но обрати внимание на ворота,- посоветовал Рат.- Это самое слабое место в цитадели. Они сделаны из дерева и их легко можно будет поджечь.
        -Порой то, что кажется самым слабым, в определенных условиях оказывается самым сильным и наоборот - то, что представляется непреодолимым, оказывается легко доступным,- сказал Барах.
        -Ты хочешь сказать, что эти ворота, пусть они и из дерева, не так легко взять, как кажется?- спросил у эрла Торсег.
        Барах ничего не ответил. Прислонившись к скале, он стал разглядывать цитадель.
        -Сейчас мы разделимся,- сказал правитель.- Торн и Рат пойдут вправо и осмотрят стены цитадели, а я с Олегом пойдем налево и разведаем, что там. Потом встретимся здесь же. Идти нужно очень осторожно, чтобы никто из цитадели нас не увидел. Барах, с кем пойдешь ты?
        -Я подожду вас здесь, я уже увидел все, что мне нужно,- ответил эрл, спокойно усаживаясь на камень.- Пока меня здесь ничего больше не интересует.
        Олег удивился - ведь они только что поднялись сюда и ничего толком еще не разведали. Зачем же Барах поднимался вместе с ними? Но размышлять над этой загадкой у него не было времени. Крадучись, они с Торсегом стали обходить вершину скалы и вскоре увидели стену цитадели.
        Крепость Ор-Гака была воздвигнута почти на ровной площадке, словно срезанной гигантским ножом у самой вершины скалы. Со стороны ворот и двух угловых башен цитадель была окружена высокими стенами, которые заканчивались у краев пропасти. С юга и запада, как сейчас убедились Олег и Торсег, цитадель не была защищена стенами, но в этом и не было необходимости - подобраться с этих сторон к крепости не было никакой возможности. Крутые обрывы, ведущие в пропасть, делали скалу и цитадель на ее вершине совершенно неприступными с южной и западной сторон.
        -Пока мы не умеем летать, отсюда нам в цитадель не попасть,- сказал Торсег мальчику, когда они, спрятавшись за грудой камней, рассматривали южные башни черной крепости.
        Площадка, на которой находилась крепость, делала здесь небольшой выступ, поэтому с него можно было увидеть маленький участок цитадели за северной стеной. Но даже стрела не долетела бы отсюда до ближайшей башни.
        -Вот если бы Имра прилетела сюда со своими людьми!- сказал Олег.- Тогда бы мы смогли долететь до цитадели.
        -Не стоит надеяться на Имру, ее можно прождать слишком долго, а время не ждет,- ответил Торсег.
        Убедившись, что дальше пройти невозможно, они повернули обратно. Добравшись до пика скалы, за которой они недавно прятались, они застали Бараха в той же позе, что и когда уходили. Эрл безучастно сидел на камне, погрузившись в какие-то одному ему известные думы. Вскоре вернулись и остальные двое разведчиков. Рат рассказал, что с востока цитадель тоже не защищают стены, но и подойти с этой стороны к владениям Ор-Гака нельзя. Стало ясно, что попасть в цитадель можно только через северную стену и ворота в ней.
        Разведчики подошли к скале и брошь на плече Олега высветила в ней арочную дверь. Друг за другом они прошли сквозь нее и оказались в пещере у подножия скалы. Отряд разведчиков поспешил в лагерь.
        Как только Торсег вернулся, он снова созвал большой военный совет и рассказал военачальникам обо всем, что удалось узнать о цитадели. Выслушав правителя луров, все задумались. Никто не брал слово, опустив глаза, все думали о том, штурмовать цитадель будет очень непросто. Боевой порыв и желание немедленно встретиться с главным врагом, наступившие после победы над ортами, начали ослабевать.
        Торсег медленно переводил взгляд с одного военачальника на другого, ожидая, что они начнут высказывать свои мнения, но никто не решался первым заговорить о штурме. Тогда снова поднялся Торсег. Когда он заговорил, Олег понял, что правитель луров не просто ждал, пока кто-то из военачальников выскажется, а обдумывал план предстоявшего штурма.
        -Мы не можем терять время на размышления и поэтому завтра же должны штурмовать крепость. Рат и Торн видели какие-то тени на стене цитадели, а значит, из бойниц в нас могут полететь стрелы, камни. Наши воины будут прикрываться щитами и поэтому стрелять им самим будет не с руки. Самое слабое место цитадели - деревянные ворота. Именно их нужно в первую очередь поджечь. Для того, чтобы отвлечь побольше сил Врага от их защиты, мы сделаем вид, что собираемся штурмовать крепость в совсем другом месте - у угловой башни. Наши воины будут делать вид, что взбираются на стену, в то время как отдельны отряд проберется к воротам и подожжет их.
        Вспомнив слова Бараха, произнесенные им по поводу крепостных ворот, Торсег поискал глазами эрла. Но Барах не участвовал в совете. В это время он находился в палатке Данегора, занятый лечением его раны.
        -Но пока мы будем ломать ворота, множество наших воинов могут перестрелять со стен крепости ее защитники,- возразил Митрас.
        -Ты можешь предложить план лучше?- спросил у него Торсег ровным тоном, лишенным вызова.
        -Нет, ничего другого предложить я не могу,- покачал головой легаронский воин.
        -Думаю, Враг не ожидает от нас такой дерзости - прийти к неприступным стенам его цитадели и пытаться взобраться на них,- говорил Торсег.- Вот мы его и поразим своим отчаянным приступом и пусть он на нем и сосредоточит свое внимание, пока мы не сможем зайти в его ворота.
        На этом и порешили. Штурм был назначен на завтрашнее утро и весь лагерь готовился к предстоявшему сражению.
        После совета Олег пошел в палатку Данегора и к своей радости, застал короля уже намного более бодрым, чем раньше.
        Данегор сидел на своей постели и разговаривал с Барахом. Увидев Олега, он приветливо махнул рукой и усадил мальчика рядом с собой.
        -Расскажи о совете,- попросил король.
        Выслушав Олега, сообщившего ему о завтрашнем штурме, Данегор воскликнул:
        -Начинается то, ради чего мы пришли сюда, я вынужден лежать в палатке и пить ужасно горькие отвары Бараха!
        -Ты уже показал себя героем. Придет и твое время совершать новые подвиги,- умиротворяюще сказал эрл, с улыбкой протягивая королю чашу с дымящейся темной жидкостью.
        Данегор сделал мученическую гримасу и все трое рассмеялись.
        ГЛАВА 12
        ЛОВУШКИ ОР-ГАКА
* * *
        Большая часть войск легаронцев и луров уже поднялась ан вершину скалы и быстро выстраивалась перед стеной цитадели. Торсег, возвышаясь даже над высокими лурами, наблюдал за всем происходившим, отдавая короткие отрывистые приказы. Олег стоял у арочной двери в скале. Брошь-талисман сверкала на его плече. Когда последний отряд вышел из арочной двери, Торсег дал приказ трубить наступление.
        Сам правитель первым устремился к цитадели с отрядом лурских меченосцев. Большая часть войска стала подступать к угловой башне, согласно плану Торсега.
        Вдруг Рат воскликнул, поворачивая голову к своему правителю:
        -Смотрите, ворота открыты!
        Торсег и сам уже увидел, что мощные деревянные ворота распахнуты настежь. Возле них не было ни души. Со стороны цитадели вообще не раздавалось ни звука. Бойницы в стенах по-прежнему зияли черными прямоугольными отверстиями - из них, против ожидания штурмующих, не вылетело ни одной стрелы.
        Правитель луров поднял руку, приказывая воинам остановиться. Его приказ тут же передали главам остальных отрядов. Все войско легаронцев и луров замерло, не дойдя всего десятка шагов до стен цитадели. Отряд Торсега стоял напротив открытых ворот. Прямо за ними начиналась мощеная дорога, которая изгибалась так, что рассмотреть то, что находится даже за раскрытыми воротами, было невозможно.
        К Торсегу подошел Митрас, Олег тоже поспешил подойти к ним.
        -Это ловушка!- сказал легаронский воин.- Ор-Гак неспроста заманивает нас в свою крепость.
        -Да, я недооценил Врага,- задумчиво ответил Торсег, не спуская глаз с ворот.- Нам лучше подождать и посмотреть, что произойдет дальше. Заходить в ворота сейчас слишком опасно.
        Затрубил рог, приказывая воинам отступить назад. Воины Легарона и Лур-Гора, в полном боевом облачении, рассыпались цепью вдоль вершины скалы и всматривались вперед, на нависающую над ними черную цитадель, острые шпили которой были похожи на клыки дракона.
        Олег видел, что Торсег, Митрас и другие военачальники находятся в замешательстве. Вдруг он увидел, как из арочной двери в скале появилась высокая фигура в хорошо знакомом ему сером дорожном плаще. Опираясь на свой неизменный посох, Барах быстрым шагом приближался к Торсегу.
        -Почему же вы не штурмуете цитадель?- спросил он у правителя и Олегу показалось, что в глазах эрла мелькнул веселый огонек.

«Что могло его развеселить теперь, когда мы стоим у вражеской крепости?» - поразился мальчик.
        Торсег молча махнул рукой в сторону распахнутых ворот.
        -На вашем месте я бы не стал отступать так поспешно,- сказал Барах.- Вы думаете, что за воротами вас непременно ждут смертельные ловушки? Но ведь и Враг знает, что вы обязательно так подумаете.
        -Ты считаешь, что распахнутые ворота - просто хитрость, которая должна нас всех запутать?- спросил Олег.
        Барах кивнул.
        -Ор-Гак знает слабое место своей цитадели и решил его вообще не защищать и этим поставил наступающих в тупик.
        Торсег, немного помедлив, сказал:
        -Твоя догадка, Барах, может быть верной, но вдруг ты ошибаешься? Мы не можем рисковать жизнями наших воинов. Я сам проверю, можно ли пройти в эти гостеприимно распахнутые ворота!
        С этими словами Торсег обнажил меч и быстрым шагом направился прямо к цитадели.
        -Стой!- неожиданно властно воскликнул Барах и его голос разнеся далеко по горам.
        Торсег не оборачиваясь, шел к воротам цитадели. Тогда эрл, сделав несколько шагов вперед, взмахнул своим посохом и из него вылетела огненная стрела. Она пронеслась над головой Торсега и влетела в ворота. Правитель луров обернулся на ходу и увидел Бараха, который неподвижно стоял, опираясь на посох.
        Через миг из ворот вылетела огненная стрела и расчертив воздух, втянулась в посох эрла. Все стояли замерев от неожиданности. Барах вернулся к Олегу, Митрасу и сказал:
        -Ворота, как я и думал, ничем не защищены. Ор-Гак слишком самонадеян! Он уверен, что мы не поспеем войти в его цитадель, опасаясь его ловушек и черной магии.
        -Тогда - вперед!- скомандовал Митрас и воины стали медленно приближаться к широким воротам цитадели, в которых их уже ждал Торсег.
        Олег шагал рядом с Барахом, сжимая меч. Он с уважением посматривал на эрла, впервые видя его таким грозным, похожим на воителя.
        За воротами начиналась мощеная извилистая улица, с обеих сторон придавленная стенами домов с узкими окнами и плоскими крышами. Как только первые отряды вступили в цитадель, на них обрушилась туча стрел, пускаемых из окон верхних этажей и крыш.
        Разглядев стрелу, вонзившуюся в столб рядом с ним, Митрас воскликнул:
        -Снова орты! Значит, не всю эту нечисть мы перебили!
        Он отдал приказ своим воинам подниматься на крыши домов и там настигать хриплоголосых защитников вражеской цитадели.
        Вскоре из узкого переулка навстречу лурскому отряду, шедшему впереди всех, выскочила целая орда невысоких, длинноруких воинов, размахивающих широкими цепями, на концах которых были прикреплены железные мячи.
        -Гномы!- воскликнул Торсег.- И эти стали слугами Ор-Гака!
        Луры вступили с гномами в ожесточенную схватку. Им на помощь поспешил отряд Митраса. Гномы были опасными и сильными противниками. Помимо их смертоносно разящих булав, они были вооружены длинными топорами, которыми владели удивительно ловко. Торсег сражался, как всегда, в первых рядах своих луров, когда почувствовал, что что-то призывает его, тянет назад. Обернувшись, он увидел Бараха, стоявшего на ступенях высокого крыльца. Эрл пристально, не отводя глаз, смотрел на правителя луров. Когда их взгляды встретились, Торсег понял, что Барах зовет его и стал пробираться к нему.
        Олег наблюдал за всем этим, стоя рядом с Барахом. Когда Торсег подошел к ним, эрл сказал ему:
        -В цитадели полно приспешников Ор-Гака и они, конечно же, со всей присущей им и данной Черным Правителем яростью будут защищать крепость. Но твои воины сильны и смогут одолеть их. Ты же, если тебе дорог сын, долен поспешить в замок Ор-Гака, пробраться в который непросто и времени терять нельзя.
        Барах указал посохом туда, где возвышались острые тонкие башни замка.
        -Я пойду с тобой,- сказал эрл.
        -Я тоже хочу пойти с вами!- решительно заявил Олег.
        -У меня нет времени спорить с вами,- отозвался Торсег.- Видно, по этой улице мы доберемся к замку быстрее.
        Правитель махнул рукой по направлению к высящимся башням, до которых, казалось, идти было не больше сотни шагов.
        -Не всегда путь, который кажется самым коротким на первый взгляд, оказывается самым легким,- покачал головой Барах.- Смотрите!
        Он указал посохом в сторону ближайшего дома, из которого высыпало множество ортов и устремилось к лурам, уже дравшихся с гномами.
        -Мы потеряем драгоценное время, если сейчас станем пробиваться к замку напрямик, - сказал Барах.- Думаю, лучше нам обойти сражающихся.
        Торсег согласился с эрлом, а Олег решил присоединиться к общему мнению. Они спустились с крыльца и свернули в ближайшую подворотню.
        Цитадель Черного Правителя не имела четкой планировки. Казалось, все постройки внутри крепости были возведены совершенно хаотично, без всякого порядка. Свернув с главной улицы, мощенной мелким камнем, они оказались между сплошными, без окон, стенами двух домов. Переулок, петляя, уходил вдаль, и между постройками - одинаковыми домами, идущими вдоль него, было множество проходов. Выбрав наугад один из них, Торсег свернул в него, а за ним - Барах и Олег.
        Пройдя по узкому проходу, они вышли во двор-колодец - со всех сторон он был окружен домами со слепыми черными глазами окон. Из двора можно было выйти только через узкую арку, к ней и устремилась троица.
        Торсег первым добежал к арке. Вдруг из темноты прохода вырвался сноп пламени и правитель упал. Олег и Барах, подбежав к правителю, перевернули его на спину. Торсег открыл глаза и попытался что-то сказать, но ему это не удалось.
        -Нужно отойти подальше от этой арки,- сказал Барах.
        -Ты можешь стоять на ногах?- спросил он у правителя.
        Тот кивнул. Опираясь на плечи Олега и эрла он поднялся и неверной походкой отошел к стене дома. Арка, словно ничего не произошло, была темной и не было видно, куда она ведет. Олег дотронулся до броши, прикрепленной у него на плече. Рука будто сама потянулась к талисману и как только коснулась его, светлый луч осветил арку и они увидели в ее глубине массивную металлическую дверь. На двери висел замок в виде большой головы дракона. Металлическая голова открыла пасть и из нее вырвалось пламя. Оно было настолько мощным, что вылетало на несколько шагов. Стало ясно, что подойти к двери и попытаться ее открыть было делом опасным и почти безнадежным.
        Вдруг пасть дракона-замка открылась, но вместо пламени из нее начали вылетать какие-то утробные звуки. После этого дракон-замок заговорил.
        -Меня сделали гномы для охраны их сокровищ. Теперь я служу здесь, закрывая проход к замку Ор-Гака. Долго, очень долго я спал, был обычным замком. Вам луч разбудил меня. Открыть дверь, которую я храню, может только тот, кто решится отгадать мою загадку. Пусть тот, у кого есть талисман, пробудивший меня, будет отгадывать!
        Все трое переглянулись. Торсег уже сделал было шаг вперед, но Олег его опередил:
        -Раз брошь у меня, то и отвечать на его загадки придется мне!- воскликнул мальчик и выбежав вперед, встал в паре шагов от арки с дверью.
        -Если вы станете ему помогать, подсказывать, то дверь перед вами никогда не откроется,- сверкнул глазами дракон в сторону Бараха и Торсега.- Пусть мальчишка отвечает сам. Ты готов?- спросил он у замершего перед ним Олега.
        -Я готов!- громко ответил тот.
        -Тогда слушай: однажды к старосте поселения прибежал его слуга и сообщил: «В семье лекаря драка! Сын отца лекаря бьет родителя сына лекаря. Лекарь в драке не участвует!» Староста попытался понять, между кем же возникла драка. Он долго думал, но потом все-таки догадался. Ответь и ты, кто участвовал в той драке?
        Олег задумался. Он хотел было повернуться к Бараху и Торсегу, но дракон, предвидя это, громко зашипел:
        -Сам, отвечай сам!
        Мальчик понял, что ему лучше не оглядываться. «Сын отца лекаря? Кто же это такой? - стал он лихорадочно размышлять.- Лекарь? Но он же не дрался - это ясно сказано. Тогда кто? Хорошо, допустим, я - лекарь, у меня есть отец и его сын - это я… или мой брат! Мой брат - это же сын моего отца, отца лекаря! Ага, с одним драчуном ясно.»
        Олег хитро посмотрел на дракона, не спускающего с него глаз. Страшно подмывало оглянуться на ждущих его друзей, но усилием воли мальчик заставил себя этого не делать.

«Так, думаем дальше,- сказал себе Олег.- Кто же второй? Родитель сына лекаря! Начнем сначала. Допустим, я - лекарь. У меня есть родной сын. Кто же его родитель? Конечно же, я. Тогда что же получается? Что второй, кто дерется - это я, то бишь лекарь? Не сходится, лекарь ведь не участвует в драке. Что-то не получается. Вот Барах наверняка догадался. Как он говорил про открытые ворота: „Враг знает, что вы обязательно так подумаете!“ Значит, дракон знает, как меня сбить с толку. Значит, я рассуждаю неправильно, иду по тому пути, который мне дали. Родитель сына лекаря - это его отец, лекарь. Или… или его мать!»
        -Я знаю ответ!- воскликнул он.
        Дракон зловеще блеснул глазами.
        Если бы Олег мог обернуться, он бы видел, как взволнованный Торсег дернулся вперед, и как его остановил Барах, схватив за плечи. Оба замерли, слушая уже начавшего говорить мальчика.
        -В драке участвовали брат лекаря и его жена!
        Олег замер, ожидая, что вот-вот из пасти дракона вылетит пламя. Он даже зажмурился на мгновенье, но услышал, как дракон прошипел:
        -Тебе повезло, коротышка! Проходите!
        Раздался скрежет открываемых засовов и дверь распахнулась. Все трое поспешили зайти в нее. За дверью начиналась узкая, сдавленная со всех сторон глухими стенами, улица. Торсег, вышедший из двери первым, повернулся к Олегу:
        -Ты отлично справился с загадкой! Молодец!
        -Да ладно, ничего трудного,- махнул рукой мальчик.
        -Нужно спешить,- поторопил их Барах, слегка подталкивая вперед.
        Торсег устремился вперед, а за ним Олег и Барах. Вскоре улица повернула и они увидели еще два прохода, за которыми начинались улицы. Правитель луров остановился, выбирая направление.
        -Можно разделить и каждый пойдет в свою сторону, чтобы посмотреть, куда ведет каждая улица,- предложил Олег.
        -Пожалуй, ты прав,- согласился Торсег.
        -Нам лучше не разделяться,- покачал головой Барах.- Но времени у нас мало, придется рискнуть. Только давайте договоримся - как только каждый разведает, куда ведет его улица, он сразу же возвращается обратно. Здесь, на перекрестке мы и встретимся и решим, куда лучше идти.
        Олег свернул направо и быстро зашагал по кривой, петляющей улице.
        -Будь осторожен!- услышал он голос Торсега где-то за спиной.
        -Хорошо! Не волнуйся!- отозвался мальчик и поспешил вперед.
        Он шел так быстро, как только мог, но улица, плавно изгибаясь то вправо, то влево, не преподносила никаких сюрпризов - те же глухие, высокие стены и скользские камни, которыми она была вымощена. Олег ускорил шаг, чтобы побыстрее выяснить, куда же ведет улица, но, казалось, у нее нет конца-края. Времени прошло уже довольно много и он решил вернуться обратно. «Торсег и Барах, наверное, уже вернулись и ждут меня»,- подумал мальчик и поспешил обратно. Но удивительное дело - как только он повернулся и поспешил в обратную сторону, улица стала ветвиться. Появлялись все новые проходы, сама улица раздваивалась. Олег ничего не понимал. Ведь все то время, пока он шел, улица была сплошной и свернуть с нее было невозможно!

«Магия Ор-Гака?!» - думал мальчик. Он был так поражен, что решил сворачивать наугад. На первой развилке он выбрал левую дорогу, потом, когда и эта улица - такая же глухая, сдавленная стенами - тоже раздвоилась, он свернул направо. Олегу все больше становилось не по себе - происходило что-то непонятное и ему казалось, что он никогда не выберется из лабиринта одинаковых улиц. Уже совершенно не раздумывая, он бежал по улицам, поворачивая то налево, то направо.
        Ужас перед извивающимся лабиринтом затавлял мальчика бежать без оглядки. Но вскоре он совсем выбился из сил и сел прямо на мостовую, прислонившись к холодной стене.

«Стоп! Нужно отдышаться и подумать. Хватит носиться по этим улицам впустую!- сказал себе Олег.- Барах, кажется, в таких ситуациях говорит, что нужно сделать перерыв, чтобы разглядеть победу.»
        Он стал вспоминать все, что когда-либо слышал о лабиринтах и о том, как из них нужно выбираться. Он вспомнил миф о Тесее и Минотавре. «Да, если бы у меня была нить Ариадны!» - вздохнул мальчик.
        Оглядывая однообразные стены, тянувшиеся по обеим сторонам улицы, он поднял голову - край стен терялся где-то очень высоко и был еле виден. Встав, Олег попробовал взобраться на стену, но это было невозможно. Камни кладки были плотно подогнаны друг к другу и между ними можно было вставить разве что лезвие ножа, но никак не руку или ногу.
        Мальчик принялся ходить взад-вперед, мучительно пытаясь припомнить еще что-нибудь, когда-либо слышанное или читанное о лабиринтах. Когда он уже отчаялся что-то вспомнить и снова побрел вперед без всякой надежды когда-нибудь выйти из лабиринта, словно молния озарила его мысли.

«Ну конечно! Как же я раньше не вспомнил,- Олег всплеснул руками.» В одном историческом романе, который он прочитал уже очень давно, герой книги попал в подземный лабиринт и выбрался из него только благодаря тому, что все время держался правой рукой за стену и сворачивал только направо. Олег решил последовать его примеру, сказав себе: «Хорошо, что я люблю читать такие книжки!»
        Он взялся рукой за стену и уже более уверенно пошел вперед. На ближайшей развилке он, помедлив мгновенье, свернул направо. Если бы мальчик знал, куда приведет его эта дорога, возможно, он бы не стал следовать примеру книжного героя и по-прежнему отдался на волю своей удачи. Но путь был избран и не подозревающий о грядущих испытаниях Олег быстро шагал по ставшей еще более узкой улице.
        ГЛАВА 13
        В ЗАМКЕ ЧЕРНОГО ПРАВИТЕЛЯ
* * *
        Уже привыкший к нескончаемым серым стенам, Олег опешил, когда увидел резную чугунную решетку, преградившую ему путь. За решеткой начинались широкая лестница из черного мрамора. Лестница вела к замку. Мальчик, встав на цыпочки, смог даже разглядеть высокую дверь без ручки - видимо, она открывалась по принципу подъемного моста.
        Решетка, перед которой стоял Олег, не была слишком высокой и ее можно было бы без труда перелезть, если бы не зловещего вида шипы, ровным рядом тянувшиеся по ее верху. Мальчик озирался, раздумывая, как ему попасть на мраморную лестницу - он был уже у цели. Где-то за углом, видимо, совсем рядом, сражались - раздавались крики, звон оружия, топот.
        На всякий случай Олег попробовал, легко ли выходи меч из ножен. Возможно, скоро ему придется воспользоваться оружием. Но пока поблизости от него никого не было и главной задачей мальчика было преодолеть решетку.

«Здесь все держится на черной магии Ор-Гака,- стал рассуждать Олег.- Вот мой талисман высветил же проход наверх в той пещере. Может, и здесь он поможет?»
        Отцепив брошь из горного хрусталя, мальчик поднял ее повыше и подошел к решетке. С замирающим сердцем он присмотрелся и вскоре разачарованно вздохнул - ничего не изменилось. Преграждавшая ему путь решетка по-прежнему была прочной и неприступной. Тогда мальчик решил попробовать просто перелезть через преграду и поставив ногу в одну из ячеек решетки, взялся руками за перекладину чуть повыше его головы. Брошь, которую он снова приколол к плащу, прикоснулась к решетке, когда мальчик стал подтягиваться на ней.
        Олег, не понимая, что происходит, полетел вперед. Решетка исчезла, как только брошь прикоснулась к ней. Мальчик вытянулся во весь рост на влажных камнях мостовой. Несколько мгновений он неподвижно лежал, приходя в себя. Затем поднялся, потер ушибленную коленку и стал подниматься по лестнице. Ступени были очень высокими и широкими, явно не рассчитанными на людей обычного роста. Поднявшись на ступеньку, Олегу приходилось делать еще два шага, прежде чем он мог поднять ногу и поставить ее на следующую ступень.
        Поднявшись повыше, он оглянулся. Теперь он видел площадь перед замком. В нескольких шагах от лестницы толпились гномы и орты. Словно разъяреные звери они бросались на высокого воина в светлых латах и отлетали от него сразу по двое-трое, толкая и увлекая за собой тех, кто толпился сзади.
        Конечно же, Олег сразу узнал в грозном воителе Торсега. Тот яростно отбрасывал врагов, не дававших ему подняться по лестнице. Мальчик уже открыл рот, чтобы позвать Торсега, но вовремя понял, что так он привлечет внимание ортов и гномов к себе и те сразу же бросятся на него. Помочь правителю он тоже не мог. У Олега было только одно преимущество - пока враги его не заметили. Воспользовавшись этим, мальчик побежал наверх, к высокой, не меньше чем в три его роста, двери. Он сам не знал, на что надеется и тут же понял, что ему не удастся открыть тяжелую дверь. Он навалился на нее всем телом, но это было бесполезно. Тогда Олег начал осматривать дверь в поисках замка или ручки, но ничего подобного не было. Справа от двери он увидел потускневшие письмена, выбитые прямо в гладкой каменной стене. «Только тот, у кого есть ключ, сможет войти,» - прочитал мальчик. Прямо под надписью была небольшая круглая выемка.
        Решив, что и тут его талисман может оказаться полезным, Олег снял брошь и попытался вставить ее в выемку. Но как только он положил талисман в выемку, тот сразу же выпал и покатился вниз по ступеням лестницы. Забыв об опасности быть замеченным многочисленными врагами, Олег побежал за катившейся брошью. В это время Торсегу удалось основательно потеснить врагов и он стал медленно подниматься по лестнице, продолжая размахивать своим длинным, сверкающим в лучах солнца, мечом. Орты и низкорослые гномы не отставали от него ни на шаг, хотя множество их собратьев уже лежало у мраморной лестницы замка Ор-Гака.
        Подняв голову, Торсег увидел бегущего вниз, прямо к нему Олега. Брошь упала прямо к ногам правителя луров и тот поднял ее, воспользовавшись тем, что раненный им гном, падая, увлек за собой остальных нападавших и те спустились на несколько ступеней ниже.
        -Торсег! Нужен какой-то ключ. Брошь не помогает - дверь не открывается!- крикнул Олег, остановившись.
        -Может, пришло время испытать силу второго талисмана?- отозвался правитель.- Я задержу этих тварей, а ты еще раз попробуй открыть дверь - нам обязательно нужно туда войти!
        Торсег молниеносным движением снял с руки браслет и бросил его мальчику. Тот поймал талисман на лету и со всех ног понеся снова наверх, к двери. Орты и гномы, видя это, всей ордой стали подниматься по лестнице. Грозно сверкнув синими, холодными глазами, Торсег приготовился их встретить. Он размахнулся мечом и уже знающие его разительную силу враги нерешительно замерли, не желая расставаться со своими жизнями.
        Олег, подбежав к двери, поднял руку и вставил браслет в круглое отверстие. Браслет вспыхнул ярким светом и дверь, дрогнув, стала опускаться. Мальчик едва успел отскочить в сторону, когда она рухнула вниз на длинных массивных цепях. Оглянувшись и увидев, что Торсег отбрасывает назад врагов, а к нему на выручку уже спешит отряд легаронцев во главе с Митрасом, Олег шагнул вперед и оказался в громадном зале, из которого в две противоположные стороны вели сводчатые галереи. Помедлив секунду, мальчик свернул направо. По одной стене галереи шли окна, замурованные камнями, другая стена была глухой. Вскоре дорогу Олегу преградила дверь, почти такая же высокая, как и входная. Мальчик не сомневался, что она окажется заперта, но к его удивлению, дверь неожиданно легко поддалась, едва он надавил на нее плечом.
        За дверью начинался еще один длинный коридор и Олег, выхватив меч, устремился в него. В пяти шагах коридор резко повернул направо и как только мальчик зашел за угол, он увидел, как от стены напротив него отделился громадный камень и со все возрастающей скоростью покатился прямо на него. Разминуться с камнем в узком коридоре было невозможно.
        Отбросив мешающий меч, Олег побежал обратно так быстро, как только мог. Шум катящегося камня за спиной все нарастал. К ужасу мальчика, дверь, в которую он только что вошел, оказалась закрытой и открыть ее не удалось. В тяжелой двери не было ручки или хотя бы какого-то выступа, за который ее можно было потянуть на себя. Олег стал лихорадочно ощупывать стену справа от двери и вдруг один из камней в ней, когда он на него нажал, провалился куда-то внутрь и в стене появилась небольшая ниша, в которую и вжался мальчик. И сделал он это как раз вовремя - камень с треском ударился о дверь и замер на месте, напрочь замуровав вход.
        Некоторое время Олег не мог себя заставить выйти из укрытия, понимая, что только что он по счастливой случайности избежал смертельной опасности. Наконец, он заставил себя покинуть нишу и вновь пошел по коридору, с опаской вглядываясь вдаль. Коридор закончился входом в большой зал, по стенам которого было развешано разнообразнейшее оружие - от стилетов с тончайшими лезвиями до громадных двуручных мечей, предназначенных для всадников. Войдя в зал, Олег озирался по сторонам, пытаясь решить, куда ему идти дальше.
        Зал был так заставлен оружием, что трудно было разглядеть, есть ли из него какой-то выход кроме той двери, в которую вошел мальчик. Для того, чтобы получше разглядеть большой зал и не терять времени на его обход, Олег решил подняться на ступенчатый выступ, рядом с которым стоял. Поднявшись на три ступеньки, он стал озираться, как вдруг услышал свист и всего в паре шагов от себя увидел знакомую фигуру Бараха. В правой руке эрл держал длинную стрелу с черным опереньем на конце.
        -Не стоит в замке Ор-Гака поступать так опрометчиво,- спокойно сказал Барах мальчику и протянул ему стрелу: - Это летело прямо в тебя.
        Олега прошиб холодный пот - он успел пробыть в замке совсем недолго, но уже два раза чуть не расстался с жизнью.
        -Как ты здесь оказался?- спросил он у эрла, спускаясь со ступенек, на которые так необдумано поднялся.
        -Нет времени объяснять, всем нам пришлось разными дорогами добираться сюда, но главное, что мы здесь и пока Торсег и легаронцы дерутся на площади, нам нужно найти Элаора,- сказал Барах.- Прямо за этой дверью начинается лестница, ведущая в главную башню. Думаю, наследника лурских правителей Ор-Гак держит именно там.
        Эрл указывал на большой щит. Мальчик уже видел его и решил, что щит, как и остальное оружие, просто висит на стене. Но оказалось, что это была дверь. Барах распахнул ее и вместе с мальчиком стал подниматься по винтовой лестнице, начинавшейся сразу за дверью.
        Лестница казалась бесконечной. Загибаясь крутой спиралью, она освещалась узкими окошками, забранными частыми решетками, через которые ничего нельзя было разглядеть. Эрл легко переступав сразу через две ступеньки и стремительно поднимался вверх. Олег изо всех сил старался не отставать от него.
        Наконец лестница закончилась. Они стояли на самой вершине главной башни Ор-Гака, в небольшом квадратной формы зале, из которого вел только один проход. Большие круглые окна располагались в зале так, что из них можно было осматривать всю цитадель.
        -Смотри, Торсег и легаронцы почти расправились с этими злыднями!- воскликнул Олег, глядя в окно на казавшиеся с высоты совсем маленькими фигурки, сражающиеся у замковой лестницы.
        Торсега он узнал по статной фигуре, черным волосам и светлым доспехам, ослепительно сияющим на солнце. Вдруг из переулка, спрятанного от глаз мальчика высоким мрачного вида зданием, появился новый отряд латников. Впереди Олег увидел невысокого воина со светлыми волосами. Он воинственно размахивал длинным мечом, немного великоватым для него.
        -Это же Данегор!- поразился Олег.
        -Нужно спешить!- торопился Барах.- Торсег и Данегор
        Он устремился вперед, в коридор, начинающийся за залом. Коридор оказался совсем коротким и вел он в другой зал, в котором было только одно окно, зато занимало оно большую часть стены. Прямо за окном начиналась ровная площадка без перил. Быстро пройдя зал, Барах уверенно перешагнул низкий подоконник и, оказавшись на площадке, подошел к самому ее краю. Олег тоже взобрался на подоконник и уже хотел спрыгнуть на площадку, но эрл, обернувшись, остановил его повелительным жестом.
        В этот миг молния пронзила совершенно ясное небо. Барах поднял посох и огненная ломаная стрела втянулась в него. Эрла окружило переливчатое облако и сильная воздушная волна отбросила Олега к противоположной стене.
        За мгновенья, что он стоял у окна, он успел увидеть высокую черную фигуру, стоявшую на такой же площадке у соседней башни. Черный плащ Ор-Гака развевался на ветру и был похож на громадные птичьи крылья. В вытянутой руке Черный Правитель держал темно-фиолетовый шар, из которого одна за другой вылетали молнии. Долетая до Бараха, молнии втягивались в его посох, не принося вреда эрлу. Облако, окутавшее Бараха, становилось все темнее. Сражение двух могущественных магов завораживало своим величием.
        -Ты должен разыскать Элаора, он где-то здесь!- услышал Олег раскатистый голос Бараха.
        Мальчик попытался подойти к окну, но сумел лишь ненадолго выглянуть в него и порыв ветра снова отбросил его назад. Эрла уже не было видно за вихревым облаком, окутавшим его светло-оранжевым смерчем, по которому пробегали молнии.
        ГЛАВА 14
        ПОСЛЕДНЯЯ ЗАПАДНЯ
* * *
        Олег вышел из зала и поспешил к винтовой лестнице. Было ясно, что Элаора в башне не оказалось и нужно было его искать в других помещениях замка. Сбежав по лестнице, он устремился в тот громадный зал, в котором оказался, когда зашел в замок.
        На этот раз Олег побежал по тому коридору, который вел в левую сторону от двери. Этот коридор оказался намного короче первого и вскоре мальчик, поднявшись по невысокой деревянной лестнице, миновал небольшой полутемный зал и вышел во внутренний двор замка.
        Он услышал детский плач, доносившийся откуда-то свысока. Оглядевшись, Олег обомлел - вокруг было множество лестниц, насколько он мог судить, их было больше десятка. Подняв голову, мальчик прислушался, но плач стих и он никак не мог сориентироваться и понять, куда ему нужно подниматься. Лестницы сходились между собой на уровне второго этажа замковых башен, потом, через пролет, расходились под острым углом. Решив не тратить время на пустые раздумья, мальчик стал подниматься по той лестнице, которая была к нему ближе остальных. Его шаги по каменным ступеням гулко отдавались эхом. Поднявшись до небольшой площадки, Олег увидел еще одну лестницу, примыкавшую к той, по которой он поднимался. Снова раздался плач и Олегу показалось, что он доносится откуда-то справа. Именно туда и вела вторая лестница и мальчик стал подниматься по ней.
        Но поднявшись до ее середины, он перестал слышать плач и остановился, прислушиваясь. Что-то прошелестело прямо над ним и всмотревшись, Олег вскрикнул: прямо на него сверху по каменным ступеням ползла большая змея. Ее треугольная голова была уже совсем близко, а противно извивающееся тело было серого цвета. Рука сама потянулась к ножнам, но они были пусты - Олег уже успел забыть, что отбросил меч, когда спасался от катящегося на него камня. Оглядевшись, мальчик увидел совсем рядом с лестницей, на которой стоял, ровную широкую площадку - она была вершиной ступенчатой пирамиды, выложенной из темного гранита. Допрыгнуть до площадки можно было без особого труда и Олег постарался посильнее оттолкнуться ногами от края лестницы. Он высоко подпрыгнул и вдруг стены и бесчисленные лестницы хороводом закружились перед его глазами.
        Словно в вязком плотном тумане мальчик медленно, не быстрее птичьего пера, падающего с высоты в безветренную погоду, падал к площадке. Все вокруг продолжало кружиться и Олегу казалось, что его прыжок никогда не закончится. Но вскоре он почувствовал твердую опору под ногами и в тот же миг его странное головокружение закончилось.
        Но площадка, на которой он оказался, вовсе не являлась вершиной пирамиды. Неизвестно, как она держалась в воздухе, лишь одна лестница под углом уходила отсюда куда-то вверх. Мальчик подошел к краю площадки и посмотрел вниз. Он едва не упал вниз от ужаса - под ним простиралась бездонная пропасть, со всех сторон ее окружали острые шипы скал.
        Поняв, что выбраться отсюда он сможет только по лестнице, Олег уже занес ногу над первой ступенькой, когда снова услышал детский плач. На этот раз он был громким, как будто плакавший младенец был где-то совсем рядом. Мальчик поспешил наверх и когда он поднялся на несколько ступенек, он радостно воскликнул - впереди, прямо на широкой ступени, стояла колыбель, а в ней лежал младенец и плакал. Оставалось сделать не больше трех-четырех шагов, чтобы подойти к нему. Олег со всех ног ринулся вверх. В запале он не сразу заметил, что поднялся на большое количество ступеней, а к колыбели нисколько не приблизился. Остановившись, мальчик поражено оглянулся. По обе стороны лестницы появились серые стены, кончающиеся высоко вверху крутыми сводами. Посреди лестницы, сжатый темными стенами, Олег всеми силами пытался добраться до колыбели. Он поднимался на все новые ступеньки, но ни на шаг не приближался к продолжавшему плакать младенцу.
        От отчаяния мальчика охватила слепая ярость и он стал подниматься вверх по лестнице так быстро, как мог. В конце концов, обессиленный, он упал на холодный гранит ступеней. Повернув голову, он, к своему ужасу, увидел, что стена медленно надвигается на него. Олег обернулся и увидел, что и вторая стена неумолимо движется прямо на лестницу, которая становилась все уже. Из последних сил мальчик устремился вперед, туда, где не выше трех ступенек, стояла колыбель с плачущим Элаором. Теперь Олег видел ее словно из все сужающегося коридора. Три ступени, отделяющие его от колыбели, были непреодолимы. А стены сдвигались все ближе…

* * *

«Спокойно! Не паникуй!- закричал сам себе Олег.- Думай! Думай!» По инерции он продолжал подниматься вперед, ноги его уже плохо держали, он совсем вымотался. Стены продолжали сближаться и придвинулись уже совсем близко. Вытянув руки в стороны, Олег уже мог дотронуться до них.

«Если я сейчас ничего не сделаю, через пару минут меня раздавит»,- понял мальчик. Но что-то придумать в такой ситуации было крайне трудно. Мысли лихорадочно проносились в его голове, но ни одна из них не предлагала пути к спасению.

«Где-то же я читал,- вспомнил вдруг Олег,- что если ты попал в ловушку, нужно подумать о том, кто ее приготовил, на что он рассчитывал. И тогда можно будет понять, как действует ловушка. Что думал Ор-Гак? Конечно же, что тот, кто попадет на эту кошмарную лестницу, станет бежать как можно быстрее вверх, спасаясь. Да, именно на это вся ловушка и рассчитана!»
        Резко развернувшись, Олег устремился в обратную сторону, вниз по ступеням. Он сделал всего два шага, как стены, бесконечные ступени вновь закружились перед его глазами и выдержать этот бешеный хоровод было невозможно. Мальчик зажмурился и почувствовал, что неодолимая сила влечет его вниз. Падение не было долгим и закончилось также внезапно, как и началось.
        Открыв глаза, Олег увидел себя в большом зале, потолок которого был таким высоким, что терялся в полумраке. В стенах были прорублены стрельчатые окна, в которые проникал тусклый свет. Пол был выложен громадными плитами, которые заглушали шаги мальчика. Он находился в самом центре зала и увидел у одной из стен высокий помост, над которым колыхались длинные неясные тени.
        Олег замер на месте, не зная, что ему делать и куда идти. То, что было на помосте, явно представляло собой смертельную угрозу и меньше всего на свете мальчику хотелось сейчас хотя бы на полшага приближаться к этому месту. Он озирался в поисках выхода из зала, но ни дверей, ни окон, в которые можно было бы отсюда выбраться, не было.
        Посмотрев в сторону помоста, Олег увидел, что темные тени разрастаются и в ширь, и в высь. Ничего различить на помосте было нельзя. И именно оттуда раздался уже хорошо знакомый мальчику плач. Он, превозмогая охвативший его ужас, пошел к помосту.
        Он сделал всего пару шагов и натолкнулся на невидимую преграду. «Снова магия Черного Правителя!» - подумал мальчик. Он пошел вдоль прозрачной стены, пытаясь найти в ней проход. Но всюду он натыкался на твердую поверхность, преодолеть которую было невозможно. Со стороны помоста по-прежнему раздавался плач. В отчаянии Олег размахнулся и ударил кулаком по невидимой преграде и сильно ударился.
        -Осторожнее!- вдруг услышал он голос Торсега.
        Обернувшись, мальчик увидел в стене все расширяющийся проем и из него вышел правитель луров с несколькими воинами. Он не успел остановить Торсега и тот ринулся вперед и невидимая преграда отбросила его назад с такой силой, что воитель едва удержался на ногах.
        -Туда никак не пройти!- Олег махнул рукой в направлении помоста, над которым бесновались темные тени.
        Плач стал громче - маленький Элаор словно чувствовал, что его отец рядом. Торсег был мрачнее тучи. Он жестом приказал воинам и олегу отойти назад, а сам достал из-за плеча длинный лурский лук, стрелу и натянул тетиву. Словно молния, светлая стрела пронзила зал и пролетев сквозь невидимую стену, скрылась в самой верхушке теней над помостом.
        Правитель луров поднял высоко над головой руку и брошь из горного хрусталя засверкала в ней. Олег и луры замерли перед открывшемся перед ними зрелищем. Поперек зала возникла стена, переливающаяся многообразными оттенками - от светло-зеленого до темно-красного. Торсег продолжал держать брошь и ее свет устремлялся к стене и словно растекался по ней, делая ее яркой и многоцветной. Через пару мгновений стена, словно оплывающая свеча, стала стремительно исчезать сверху вниз. Вскоре проход к помосту был свободен и вслед за Торсегом они устремились вперед. Когда правитель луров, бегущий на несколько шагов впереди остальных, уже поднимался по ступеням лестницы, ведущей на помост, тени рассеялись.
        Все увидели плетенную колыбель, а над ней нависающую громадную темную фигуру. Тот, кто стоял над колыбелью Элаора, был высоким, завернутым в развевающийся плащ. Лица Ор-Гака, а Олег понял, что наконец перед ними предстал владыка черной цитадели, не было видно. На ходу Торсег достал стрелу и пустил ее из своего лука, целясь прямо в фигуру. Раздался громкий клекот и фигура стала менять очертания. Поднялся сильный ветер, не дававший подняться на помост. Через несколько мгновений все увидели над колыбелью громадную черную птицу с хищно изогнутым клювом и горящими красным огнем глазами. Птица взмахнула крыльями и поднявшись в воздух, вылетела через широкое окно, находившееся прямо за помостом. За окном находился небольшой балкон без перил. Именно на нем стоял Ор-Гак, когда сражался с Барахом.
        Торсег подбежал к колыбели и взял на руки сына. Элаор сразу же перестал плакать. Младенец был очень похож на правителя, а глаза у него были такие же, как у матери - широко распахнутые, голубые с зеленоватым отливом. Олег и остальные окружили счастливого отца с сыном.
        -Познакомься,- обернулся к мальчику Торсег,- это мой сын, наследник, Элаор - Новый Правитель.
        В ответ Олег поклонился, приветствуя младенца, которому суждено, согласно пророчеству, стать великим правителем Обжитого мира.
        -Правитель, нужно поскорее выбираться отсюда!- обратился к Торсегу один из лурских воинов и показал рукой на стену, возле которой стоял. Стена мелко дрожала.
        -Скорее!- воскликнул Торсег, показывая свободной рукой, что нужно бежать к проему в стене.
        Все поспешили к выходу. На ходу Олег спросил у Торсега:
        -Как же вы нашли проход сюда?
        -Нам снова помог талисман отшельников,- отозвался правитель.- Он указал нам проход в зал, когда мы наконец смогли войти в замок.
        -Кто бы знал, что талисманы нам настолько пригодятся! А Данегор не верил в их силу,- сказал Олег, когда они уже спешили к выходу из замка.- Кстати, мне показалось, я видел Дана из окна башни.
        -Да, король привел нам на помощь отряд легаронцев. Без них мы вряд ли бы справились с ортами и гномами, охраняющими замок. Они бросались на нас как цепные псы!
        Стены замка стали дрожать и где-то вверху слышался гул падающих камней. Отряд луров, Торсег с Элаором и Олег выбежали из двери и поспешно стали спускаться по замковой лестнице. Оглянувшись, Олег увидел, как сильно накренилась одна из башен. Высокий остроконечный купол все ниже склонялся прямо над лестницей и вот-вот должен был на нее обрушится.
        -Торсег, смотри!- крикнул мальчик, указывая рукой наверх.
        Правитель и сам видел, что замок Ор-Гака начинает рушиться. Несколько тонких шпилей из темного металла уже со звоном рухнули на каменные плиты площади перед замком. Пригибаясь от летящих с кровель домов, сотрясаемых мощной дрожью, камней и черепицы, луры и легаронцы бежали к воротам цитадели.
        Окруженные небольшим отрядом луров, Торсег, прижимающий к себе сына, и Олег, быстро пересекли площадь перед замком и свернули на одну из извилистых улиц, ведущих к выходу из цитадели. Они вынуждены были прикрываться щитами от летящих камней. Но продвигаться вперед становилось все сложнее - рушились дома, плиты, которыми была выложена мостовая, расходились и покрывались сетью трещин. Когда путь им преградил рассыпавшийся на груду обломков дом, Торсег, громко, перекрывая стоящий оглушительный шум, крикнул:
        -Нужно искать другой путь к выходу!
        Они повернули обратно. Неожиданно из ближайшего переулка появились легаронцы и среди них Олег увидел Данегора. Король, несмотря на происходивший вокруг хаос, выглядел величественно, как и подобает его сану. На нем был синий плащ, застегнутый сверкающей брошью с пятью разноцветными камнями - символом королевской власти Легарона. Конусный шлем прикрывал лоб и от этого взгляд юного короля казался более пристальным.
        -Дан!
        -Олег!- воскликнул король, подбегая к своему другу и обнимая его.
        После этого он подошел к Торсегу.
        -Как я рад, что Элаор спасен!
        -Да, но нужно еще выбраться из цитадели. Последняя ловушка Ор-Гака может оказаться смертельной,- отозвался правитель луров.
        -Что бы вы делали без меня?- важно спросил Данегор.- Я и мои верные легаронцы выведем вас отсюда! Идите за нами!
        Король важно махнул рукой в направлении переулка. Они свернули в узкий проход между дрожащими домами и побежали по мощенной улочке, петляющей между рушащимися постройками черной цитадели. Вскоре они оказались у крепостной стены. Данегор, который шел впереди всех, оглянулся:
        -Видите? Стена не качается, стоит, как влитая. Мы поднимемся на нее и сможем пройти по ней до самых ворот, а там спустимся.
        -А может, нам сразу спуститься на ту сторону?- предложил Олег.
        -Это вряд ли удастся, если учесть, какая она высокая,- сказал Торсег, оглядывая стену.
        Вскоре они увидели узкую каменную лестницу, ведущую на стену. Стена была достаточно широкой и поперек нее могли стать трое человек. Первыми на стену поднялись Олег и Данегор. Они увидели внизу, по ту сторону цитадели, множество легаронских и лурских воинов, которых отводили подальше от крепости главы отрядов, повинуясь приказам Торсега и юного короля.
        Оглянувшись в сторону цитадели, Олег ужаснулся - все внутри крепости рушилось. С грохотом осыпались кровли, стены построек складывались, как карточные домики.
        -Скорее, кто знает, сколько эта стена продержится!- оторвал его от созерцания мрачной картины всеобщего разрушения Данегор.
        Все устремились вперед по стене, так как спуститься с нее в этом месте было невозможно. Пригибаясь от летевших камней, луры, легаронцы и их предводители добрались до ворот и здесь спустились со стены.
        У ворот их встретил Барах. Его спокойствие и сосредоточенность разительно отличались от царящей вокруг сумятицы. Он улыбнулся, когда увидел маленького Элаора.
        -Хотя Ор-Гаку удалось улететь, главное, что этот мальчик снова вернется домой, в Лур-Гор,- сказал эрл и выражение его лица заметно смягчилось.
        Спасаясь из рушащейся по воле Черного правителя цитадели, все входили в арочную дверь в скале. Вскоре все воинство собралось в ущелье под скалой. С ее вершины, несмотря на большое расстояние, слышался грохот - черная цитадель рушилась.
        -Смотрите, орлы!- крикнул Рат, который стоял рядом с Олегом.
        По небу к ним пикировали громадные птицы с седоками. Вскоре орлы приземлились и к стоявшим у скалы Торсегу, Данегору, Бараху и Олегу легкой походкой направилась девушка в боевом облачении.
        -Имра!- узнал ее Олег.
        -Я вижу, мы опоздали,- сразу же выразила свое огорчение княжна людей-птиц.- Поверьте, мы спешили изо всех сил. Но вот - в тот час, когда мы наконец добрались сюда, мы видим лишь руины и обломки черной цитадели.
        -Не огорчайся, прекрасная воительница,- с улыбкой сказал Барах.- Вы сможете нам помочь. В Лур-Горе с нетерпением ждут возвращения правителя и его наследника. Не отвезете ли вы на своих сильных птицах Торсега и его сына Элаора домой, в лурский лес?
        -Мы будем рады помочь вам всем, чем можем,- с готовностью отозвалась Имра и подошла к правителю луров, держащему Элаора на руках.
        -Твой сын прекрасен,- сказала она ему.- Это говорит о том, что он родился от великой любви его матери и отца. Мы готовы хоть сейчас отправится в путь. Правитель луров, ты можешь взять с собой нескольких своих приближенных или друзей.
        -Да, если можно, я хотел бы отправиться в путь в обществе моих друзей - короля Данегора, эдора Олега и эрла Бараха,- ответил Торсег.- Мы очень благодарны тебе за помощь.
        -То, что мы можем предложить вам, ничто по сравнению с тем, чем мы вам обязаны,- сказала Имра.- Наша горная страна, Артайя, снова свободна от мрака черной цитадели!

* * *
        -Тебя ждут,- сказал Барах.
        Едва уловимым движением он указал в сторону двух полупрозрачных всадников в длинных широких балахонах. Это были призраки - жители города, расположенного в пустыне, на северной границе Обжитого мира. В городе призраков находился храм, из которого по звездной дороге мальчик мог попасть в свой мир.
        Кончилось короткое путешествие над западной пустыней. Орлы людей-птиц быстро домчали Торсега с Элаором, Бараха, Данегора и Олега до предпустынных земель. Отсюда начинался край бойров. Олег рассчитывал побывать перед отправлением домой еще раз в Легароне, а прежде увидеть светлый Лур-Гор и радостную встречу Эи с сыном и мужем. Но на самой границе западной пустыни и степей бойров их поджидало двое призраков, посланных Эртопагом, главой их города.
        Гонцы сообщили, что через три дня дверь, ведущая к звездной дороге, закроется и когда она вновь откроется, никто не знает. Поэтому, если Пришелец хочет вернуться домой, ему нужно спешить в их город.
        Так выяснилось, что Олег не успеет побывать ни в Лур-Горе, ни в Легароне. Обняв в пятый раз на прощание Данегора, Торсега и маленького Элаора, мальчик подошел к Бараху.
        -Неужели я никогда не смогу сюда вернуться?- спросил он у эрла.
        -Я не пророк и мне не дано видеть будущее,- ответил тот.- Но что-то подсказывает мне, что ты обязательно вернешься в Обжитой мир и встретишь тут своих верных друзей, которым ты всегда готов прийти на помощь. До встречи, Эдор!
        -До встречи, эрл!- ответил Олег и, прыгнув в седло белоснежного Снега, поскакал вслед за полупрозрачными призраками, не оглядываясь на тех, кто остался смотреть ему вслед.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к