Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Звездун Марина: " Дорога К Трону " - читать онлайн

Сохранить .
Дорога к трону Марина Звездун
        #
        Звездун Марина
        Дорога к трону
        Опоздать на экзамен это еще полбеды, можно незаметно проникнуть в аудиторию и под покровом графических планшетов сокурсников тихо занять свое место, плохо, если тихо войти не удалось, придется и здороваться и извиняться и совсем плохо, когда ты сталкиваешься с профессором в дверях.
        - Мис Амет, опаздываете?
        - Доброе утро, профессор. В общем да, но в целом нет, ведь сегодня засчитывают работы, а так как я все-все сдала, экзамен не страшен. Осталось лишь попасть в аудиторию. - Мягко намекнула я.
        - Даяна, именно благодаря вашей успеваемости и добросовестной работе в течение последних лет, мой выбор остановился на вашей кандидатуре. - Он шагнул влево и дал знак следовать за ним.
        - Но…
        - Об экзамене не стоит беспокоиться. - Заверил он.
        - Разве?
        - Пройдемте со мой, сейчас я вам все расскажу. Для начала задам вопрос: Вы были на Сутане?
        - Нет.
        - Я не ошибся и предлагаю вам выполнить одну достаточно сложную и в то же время почетную работу. Речь идет о портрете для сына одной знатной семьи. Хочу заметить, - продолжил он, не дав задать вопроса, - что ваши усилия будут отмечены в стенах ВУЗа и впоследствии многократно облегчат завершающий курс обучения, минимизировав ваши труды. Группа сопровождающих на Сутан уже ждет вас в ГОЛЛ центре о вашем прибытии я сообщу лично.
        Слушая его, я не заметила, как мы прошли через корпус художественной академии и остановились уже на улице у открытых дверей мет-авто такси.
        - Послушайте я…
        - Даяна, я уверен в ваших силах и вам советую в них не сомневаться. Портрет будущего правителя Сутана это работа не только ответственная, но и кропотливая. Не стоит зря терять время, вы согласны?
        - Я?!
        - Вы.
        Мгновение я разрывалась между желанием обнять профессора, попрыгать на тротуаре и ущипнуть себя, чтобы проснуться. Решилась на третье. Это был не сон! Не веря своей удаче и еще не совсем придя в себя от массы восторгов, я дала согласие уже будучи посаженной в такси и направленной в перемещающую компанию ГОЛЛ.
        Не придавая значения его спешке, я ринулась навстречу светлому будущему, сияющему профессиональной значимостью. Портрет правителя Печальных садов Сутана - это неслыханная удача для начинающего специалиста, - думала я, выйдя из мет-авто.
        - И в то же время невероятный риск. - На этой мысли я остановилась как вкопанная и минуту пыталась прийти в себя. - А что если? Ведь бывает, что…
        Из раздумий меня вырвал тихий голос.
        - Вам что-то понравилось, деточка? - Спросила старушка из лавки с медальонами и амулетами, возле которой я вдруг остановилась. Я присмотрелась к ее товарам, в надежде отвлечься от мыслей. Кулонами интересовалась с детства, амулетами с юности, вот и сейчас нервно теребила один из четырнадцати висящих на шее. Внимание привлек неброский камешек с застывшим внутри него пауком. Красивое плетение металла и солнечный цвет янтаря, смотрелись очень гармонично с застывшим в камне пауком.
        - Понравилось, - согласилась я - возьму вот этот из янтаря.
        - От сглаза, - старушка добродушно подмигнула, отдавая мне покупку.
        - Такое свойство мне сейчас точно пригодится, спасибо вам.

1.
        - Ваш рейс отменен, - робот натянуто улыбнулся.
        - Вас ждут в кабинете главы нашей перемещающей компании. - Добавил он и стальная рука, парящая в воздухе, указала на проход в стене. - Прямо по коридору и вверх, пожалуйста.
        Не знаю, зачем ему придали эту дымку. Вообще роботов не прятали за завесой миража. Ну и что, что они чаще пугали наших галактических гостей своим полуразвалившимся видом и устаревшей моделью, зато в каждом заведении этого промышленного городка, можно сказать 'ходил' музейный экспонат. К тому же нынешние роботы чаще всего более чванливы и не терпимы к людям, чем даже самые невыносимые наши соотечественники. Всякий раз при удобном случае новые модели перечисляют свои способности, данные или просто качества программ загруженные в них.
        Я прошла по коридору.
        Так теперь подъем вверх. Ранее об этом, конечно, слышала, но вот пользоваться таким видом перемещения даже 'не мечтала'.
        Круглая прозрачная дверь, заполненная какой-то жижей, преградила мне путь в туннель.
        - Да, и что дальше? - Спросила я вслух.
        - Кнопка 'вверх'. - Прозвучал ворчливый голос.
        Человек, - определила я.
        - Вы в юбке? - Прозвучал голос. - Я не вижу. В любом случае, прошу вас присесть, чтоб вы не появились, как некоторые, без нее.
        Думаю, сейчас кто-то сильно покраснел рядом с хозяином этого голоса. Не удивительно, ну и интонации. Наверное, это была женщина. Я бы от одного тона покраснела 'Вы в юбке, а то я не вижу'.
        - В брюках! А, ему какое дело?! Мой вылет отменен… И вообще, какого дьявола? - Поправила легкую сумку на плече и ступила на светящийся круг в туннеле. Жижа медленно сомкнулась вокруг. Вначале она стала бирюзовой, а затем резко белой и окончательно ослепив, она выплюнула меня в неизвестное пространство.
        Повезло. Приземлилась на нечто пухлое и теплое, похоже на человека. Вот так с ничего невидящими глазами замерла, пока не начала еще нормально видеть и ощущать все, что происходит вокруг. Голова раскалывается, во рту пересохло и кажется, что воздух стал твердым. Нечто пухлое где-то снизу тут же начало бубнить. Из-под меня, что ли?
        - Доктор, я же говорил, что 'перемещатель' ваш нужно отработать. Вот, как кидается тощими людьми. - Зазвучал тот же ворчливый голос, но уже с юмором, хотя и очень резким.
        - Девушка дайте старику дыхнуть!
        Видимо обладатель голоса резко поднял меня за шиворот, ненадолго задержал в воздухе и поставил на пол.
        - Зря, - подумала я, и начала падать, но пола не достигла и спустилась в кресло.
        Грубый голос продолжал бушевать. Казалось, что хозяину самому нравится его звучность или нет, он гордился остротой своего языка.
        - Ты что не поменял мощность после нашего подъема? Или у тебя всегда такая нагрузка, и эта исключение?!
        'Эта' относилось ко мне, как и 'тощая'. Спасибо, хоть человеком назвал, боюсь, не то еще будет. - Думала я.
        Сзади раздался женский смешок. Это не хозяин голоса, значит леди 'потерявшая юбку'.
        - Зорс, это новое мое изобретение, а кроме него входа в мой кабинет больше нет, так что не обессудь. - Ответил более теплый голос умного и рассудительного человека, выходит, что как раз главы фирмы.
        - Ага! - Взревел Зорс-зараза, как я его мысленно назвала, еще не видя. - И каждая так будет пролетать мимо кресел, падая прямо на тебя, создателя! Почти манная каша с неба! Или нет осоловевшие клиенты! - Он начал хохотать, ну и противно же это у него получается.
        У меня все это время перед глазами бушует море красок. Вот что-то охристое в белом, вот нечто стальное, что-то большое красное и два зелено-фиолетовых пятна, нет фиалковых на фоне белого. Краски перестали путаться и превратились в четкие очертания, а затем в людей, кресла и робота и все они в белой комнате.
        - Хороший интерьер, - подумала я, осмотревшись. Мужчина в белом подошел ближе.
        - Как вы, моя дорогая? - Бывшее охристо-белое - это доктор. Дуглас, - прочитала я на табличке, - доктор наук. За шестьдесят с приятной полной наружностью.
        Неужели я на него упала?! Вот почему так мягко. О, боже!
        - Простите, - вымолвила я скрипучим голосом.
        - Ну что вы.- Улыбнулся мужчина. - Вы только что пролетели 560 этажей вверх по прямой траектории с нагрузкой в 2 же. А теперь скажите, - спросил он обеспокоено. - Вам не дурно? Голова не кружится? Вы хорошо меня слышите?
        - Ну что вы, Дуглас, после приземления на Вас вместо кресел?! - Зорс еще раз хохотнул и успокоился. Понял, наверное, что уже не к месту так ржать. Или он просто нервный?
        - Нет, все хорошо. - Я попыталась улыбнуться и удобнее сесть. - Все в порядке.
        - Гид, стакан воды для мисс…Амет. - Сказал доктор роботу и отошел, дав рассмотреть двух других.
        Хм, нет, троих кто-то сидит на красных креслах. А, нет - это имитация человека. Вот блин мираж, перепутать манекен с человеком. Значит двоих. Он - Зорс и она. Оба в униформе агентов. Чья это форма я не сразу вспомню, если еще вспомню.
        Мне дали стакан воды. Вот я пью и смотрю на них поверх стакана. Меня уже не замечают, может быть, давая время прийти в себя или вовсе забыли.
        Эти трое начали о чем-то серьезно говорить. Зорс говорит спокойно и уже не гремит голосом, доктор отвечает на его вопросы. Она молчит, изредка что-то дополняя. Я все еще ничего толком не слышу, но пытаюсь прислушаться.
        Она в коротких шортах и короткой спортивной куртке, красивое смуглое тело оголено настолько, что действительно появляется ощущение отсутствия одежды. Определение 'потерявшая юбку' подходит. Что ее не смущает, об этом говорит вся ее волевая поза. Лицо интересное - высокий лоб, нос горбинкой, красиво очерченные губы. А из-под серебристой челки, презрительно смотрят желтые глаза кошки.
        Хорошо, что она не на меня так смотрит.
        Вода уже закончилась, мне налили еще. Робот ободряюще улыбнулся и подал мою сумку.
        А Зорс этот взгляд держит, возможно, уже привык, хотя трудно сказать, стоит он ко мне спиной, лица не видно. Он выше среднего роста, крепкий и похоже очень быстрый, волосы черные короткие. Ничего такого. - Решила я.
        Робот продолжал стоять рядом.
        - Гид, - обратилась я к нему, - о чем они говорят?
        - О том, что вас не следует брать с ними, так как вы не выдержите полет, что подтверждает ваше долгое слабое состояние после подъема, - пояснил он.
        Я посмотрела в окно, оно занимало всю стену. Облака медленно проплывали мимо.
        - Перистые, - подытожила я.
        - Стоп, а что я тут делаю? Сейчас я должна быть на планете Сутан у владык Печальных Садов Сутана, должна уже работать над портретом их принца Марка.
        Когда правителю исполняется 25 лет, они постоянно вызывают художника. Правда, портрет, по обычаю сжигают сразу после церемонии, а не хранят. Пару раз сжигали вместе с творцом попытавшимся спасти произведение. Отнюдь не из-за жестокости, я имею в виду: творца сжигают, а из-за того, что огонь этот имеет способность не гаснуть вообще, пока не проглотит все попавшее в него. После двух таких инцидентов в прошлом творцы, боясь, что все же ринутся в огонь, стали отказываться по любому удобному и не очень случаю.
        Так и мой профессор вместо своей квалифицированной персоны отправил меня, сказав при этом, что через год я достигну того же уровня. Просто все варианты отговорок были исчерпаны.
        Еще бы, до него отказалось более 20 человек. Так, что я стала лучшей альтернативой. Об этом мне, конечно, сообщили перед вылетом на перемещающую долину компании ГОЛЛ. Так вот и пропадают студенты старших курсов неизвестно куда, не предупредив родных.
        Хотя нет, своих маму и брата я все же оповестила, отцу думаю, они сообщат о моем двухнедельном отсутствии. Если вернусь.
        - Так! А что было потом? А да… робот в дымке, и вредный голос. И вот я тут и уже более или менее соображаю. Теперь можно взять себя в руки и поинтересоваться что происходит.
        Происходящии в комнате переговоры стали менее эмоциональными, видимо решение между ними все же было принято. Я решила узнать какое решение касалось меня, ведь две недели на портрет - это слишком малый срок, задерживаться глупо.
        Я откашлялась.
        - Доктор Дуглас, Зорс, как я понимаю, и…
        Не смогла вспомнить, произносили они ее имя или нет? Вот говорила мама, думай, прежде чем говорить и не попадешь впросак. Пока я вспоминала, доктор, молча, вышел через стену. Не попращался, и через мгновение вернулся со свертком.
        - Лера, - произнесла девушка.
        Голос звучный в комнате после моих слов стало тихо, поэтому 'Лера' эхом, хотя, его не должно было быть, пронеслось по комнате. Выражения лиц у них были, ну не из 'лучших'. Презрение, а я не обязана знать ее имени; весь внимание, доктор, похоже, всегда такой; и параллельность, ну Зорсу не впервой такие строить. Вот что читалось в них.
        - Хорошо, берем. - Сказал Зорс и поставил точку на их разговоре.
        - …И Лера, - я не отступила от своей идеи и решила вести тактику непонимающей ситуации великосветской девы. - Думаю, вы знаете цель моего перемещения и его важность непосредственно для жителей планеты Сутан. Поэтому прошу объяснить, почему меня задерживают? - Я встала с кресла.
        Говорить о том, что на них не произвела эта реплика никакого эффекта, наверное, не надо. Зато, какое - она произвела на меня. Словно вновь прошла сквозь жижу в двери. Более я не смогла ничего выдавить, да и соображать ничего уже не получалось - 'автоответчик включен, автопилот наготове'.
        Меня попросили подождать еще несколько минут, потом попросили пройти по кабинету, через стену, как доктор мгновения назад. Кабинет закончился через сотню метров - вот откуда эхо. Потом в руки дали какой-то сверток, значит, доктор еще был рядом. Затем попросили пристегнуть ремни и не высовывать руки за пределы кресла, вставать только после пяти минут от начала перемещения, плотно закрывать двери кабинки, и, наконец, не забывать животных в багажных отсеках перемещающих кабинок.

2.
        Напротив все время маячат два зелено-фиолетовых пятна. Интересно, а в другие цвета вы переходить можете?
        - Нет, так обращаться с пятнами не хорошо, они, возможно, всего лишь краски…- Эту мысль я видимо выдала вслух. Зорс и Лера посмотрели на меня подозрительно. А я вспомнила кто эти люди!
        Нет, вот теперь передо мной не люди, а два черта. Один с серебристой челкой, желтыми глазами, на шпильке и в руке держит кнут. Другой своими рогами задевает потолок, а на его груди герб Супермена. И вот они завертелись в бешеном танце, сметая все вокруг. Я в это время стараюсь руками поймать плетку, ведь на ней столько интересных узоров. Ухватила ее и дернула вниз.
        - … Ах, ты ж, блин! - Вода моментом вернула мне возможность говорить. - Дьявол!
        Глаза уперлись в руку. Рука моя, я держу робота проводника в дымке за его руку, его поднос на полу, а его содержимое подноса, то бишь - 3 стакана с водой, на мне. Робот пытается вырваться, пришлось отпустить. Дымка улетает восвояси, открыв взору душераздирающую картину, Зорс и Лера с двумя бластерами наготове и каждый из них направлен мне в грудь.
        - Э-э-э, мне пить захотелось, а-а-а… а нет… принять душ, все в порядке, я в норме. Хорошо, что сразу не увидела их вторых рук с гранатами наготове, а то не произнесла бы ничего в свое оправдание.
        Я тяжело вздохнула и нервно откашлялась, вот так денек.
        Вот что значит, иметь брата увлекающегося оружием, незаметно пристрастившего к его изучению и тебя. Это были гранаты, уничтожающие все вокруг на два километра и бластеры модели к 689-00 с точностью прицела до миллиметра. Интересно, а они что в жилетах? Поэтому используют такое оружие на такой маленькой площади в кабинке от силы 3 на 4 метра. Или у них малые чипы перемещателя с собой, готовые в долю секунды унести на базу своего хранителя? А много чипов у них с собой? - Задалась я вопросами.
        Еще немного подержав оружие в руках, агенты спрятали его.
        Солодо, как назвала моего старшего брата бабушка, был самым замечательным старшим братом. Хотя, несколько лет назад я бы так ни за что не сказала. Мы дрались. В ход, как новоизобретенное вооружение шло все от тарелок с присосками, когда мы были младше, до двух аквобайкеров, когда ему исполнилось восемнадцать. После аквобайкеров мы вдвоем попали в медицинское отделение. Не пострадавшими, а на трудовых началах за причиненный ущерб пассажирскому подводному лайнеру.
        Из раздумий меня вырвала Лера, она снова вызвала робота, сделала заказ и приняла позу лотоса, поднявшись при этом в воздух. Парит. Галлюцинации?

3.
        Нет. Она действительно свободно парила в полуметре от пола. Медитация, наверное, ее любимое занятие. Руки лежат на коленях, ладони раскрыты и направлены вверх, глаза открыты и явно меняют цвет, лицо расслабленное. При этом оно приобретает очень умильное выражение.
        - Как ей это удается? Она медитирует? - Кивнув на Леру, я просила у Зорса.
        - Она сейчас общается.
        - С предками? Как классно! Она медиум?
        - С парнем, у нее микрочип.
        Коротко и ясно. Робот проводник влетел с полотенцем, но не дал мне его в руки, а положил рядом и, косясь, улетел.
        Рубашка мокрая и теперь из темно-синей, под цвет глаз, переходила в темно-серую цветовую гамму, постепенно высыхая и согревая меня. Джинсы стали из серых черными. Я вспомнила, что если еще раз в моем хорошо подобранном костюме искупаться, он приобретет огненный раскрас, а потом и вовсе исчезнет. Такова жизнь нойлоноцветовых тканей - более пяти раз окунать их в воду нельзя. Спокойно вытираю лицо и руки. А Зорс неотрывно смотрит на меня, что очень смущает. Теперь он опускает взгляд на пол. Вот снова в упор скользит по моему телу от пят и до макушки. Взмахнул головой и опять уставился. Я не выдержала, что за наглость так смотреть?!
        - Что?
        Он вернул взгляд 'в настоящее время' и скривился.
        - Амулет откуда? - Зорс указал на сплетение пятнадцати моих любимых амулетов. Вообще их у меня тридцать пять, надеваю каждый в соответствии с нужными мне качествами. Четырнадцать амулетов на данный момент служат для хорошей сдачи экзамена, на который я должна была попасть, но не попала. Пятнадцатый был новым.
        - Какой?
        - С пауком Креста в янтаре. - Зорс указал на мой новый амулет.
        - Я его только сегодня купила. Старушка пообещала, что он от сглаза.
        - Хорошо, что ты старушку послушалась и купила. - Вмешалась Лера. Она еще парила, и, похоже, переключалась на другого абонента, чтобы продолжить мысленный разговор.
        - Зорс с шаловливым глазом, а этот амулет ослепляет его. - Пояснила она.
        - И?
        - Вижу сквозь преграду менее 30 см. - Опередил Леру Зорс. Но она решила пояснить полностью, продолжила.
        - Одежда тоже входит в это правило и не является исключением. - Агент выудила из-за пазухи свой амулет с пауком Креста. Затем вновь вернулась к исходной позе, перейдя в другой разговор.
        Замечательно! А ей амулет зачем? Вот так думаешь, что нравишься человеку, а он тебя в прямом смысле слова - глазами раздевает и не смущается. Я готова провалиться сквозь землю, будь она под ногами, поэтому сидела молча.
        Так прошло несколько часов.
        Есть то, что принес робот, мне не хотелось. До конца перемещения оставалось немного, решила потерпеть.
        - Куда мы сейчас направляемся?
        - На планету путан. - Ответил Зорс.
        - На какую планету? Путан? Зачем? - Недоумевала я. - Там нужна охрана с к689-00? Неужели на дев населяющих ее собираются совершить нападение?
        После неудачного 'приземления', недомолвок со стороны моего препода профессора, я была не в духе. После недосказанности и насмешек моих нежеланных, в смысле и врагу не пожелаешь, новых знакомых, к которым за объяснениями чуть ли ни в глотку надо лезть я стала считать, что сплю. Ну, где еще столько сарказма может привидеться? А после объяснения для чего амулет предназначен, мне было все равно, с какой интонацией я говорю, и как это действует на окружающих. И жутко стыдно, хотя, стыдиться должен он.
        - Нет. Там нужен художник недоучка, чтобы отобразить прекрасных дев во всей их прелести.
        Я покраснела. Зуб за зуб, как говорится. Но я не задевала его профессиональных качеств, что было вдвойне обидно. Ну и гад! Еще намекает на то, что рисовать их нужно в униформе, а значит без ничего. А ему что?! Он все равно видит 'в униформе путан' всех.
        Воспоминания о планете медленно стали отталкивать чувство смущения.
        Планета Ряйо или Путан одна из самых живописных планет. Где среди прекрасного, почти как на Земле тропического леса, растут дивные цветы, живут красивейшие птицы и тысячи горных, равнинных и подземных источников словно шепчут. Выяснили, что звук шепота создают камешки на дне. Если прислушаться, то можно разобрать, о чем они говорят между собой или о тебе, подслушивающем их. Варианты того, о чем все же шепчут источники, были самые разнообразные: о бытие, о смертных муках, о самых далеких планетах галактики, о прошедших годах и т. д. Но прижилось самое примитивное. Они шепчут о страсти друг к другу, к другому другу, к другу с другой планеты, к другу друга с другой планеты и т. д.
        Затем один из наших современников решил повторить древний подвиг и построить второй Тадж-Махал. Но не для единственной любимой жены, что похоронят в нем, а для тысячи своих жен и наложниц. Чем никого не удивил. Об умерщвлении жен не говорилось. Хотя они слишком много места занимали, съедали и пили тоже много, говорили почти без остановки, так что гонг о его возвращении откуда-нибудь из дальних стран уже не мог их перебить. К тому же количество наложниц и жен стало катастрофически расти. Нередко среди прекрасных особ встречались кокетливые старушки и даже старички, уже некоторые юноши спокойно говорили о браке с 'почтенным' шейхом.
        Население решило - лучше жить у 'мужа' за пазухой, чем работать. Что привело к
30-процентному опустошению страны в пользу 30-процентного увеличения гарема. Не удивительно, вход и выход в гарем был свободным.
        В конце концов, в его стране все политические переговоры проводились только ночью, когда 'жены' спали. А когда они просыпались, уже не мог уснуть он. Человечеству неизвестно, сколь долго он промучился бы без сна, без жен, без тишины, без нормальных доходов в стране, без политики в дневное время… Но в итоге все до единой жительницы гарема были обследованы на причастность к гарему в частности. Старички, старушки, дети, мужчины и юноши были оштрафованы за подлог, остальные за подельничество высланы с планеты.
        В общем, он повторил другой подвиг в архитектуре, построил Великую стену?2, окружающую территорию в один небольшой городок на планете Ряйо, где поселил всех своих жен. Строить все должны были они сами, зарабатывать на жизнь и пропитание тоже самостоятельно. Шейх их видеть не желал, поэтому обложил лишь денежной данью за нанесенный моральный ущерб. Поразмыслили прекрасные особы и решили, что становиться амазонками не интересно… Печальное падение нравов этих женщин дало процветание их городку. Теперь туристы посещали эту красивую планету не только из-за дивных мест, но и из-за дивного городка.
        Студенты старших курсов рассказывали, что отправлялись на планету делать этюды и зарисовки. А в город, по их словам, никто не входил. При этом их зарисовки красивых цветов, тихих чащоб леса, живописных водопадов, необычных источников и самых удивительных птиц, каких я когда-либо видела, перемежались с портретами тамошних мило позирующих обитательниц. Одежда женщин заключалась лишь в сетке набедренной повязки, монетах вшитых в нее и рисунках уже на самом теле. Цветами они украшали только волосы. В большинстве стройные, красивы и молоды были не все. Но та женственность, присущая не многим из нас, а в последнее время почти полностью утраченная, читалась в их каждом движении, взгляде и улыбке.
        Теперь действительно можно было сказать, о чем все-таки шепчут источники.
        Лера вышла из кабинки. Рейс должен был скоро заканчиться, а я все еще не знаю, зачем меня забрали и что им нужно. На этот раз решила не подниматься с места, чтобы не терять сознания, что со мной редко случалось до сегодняшнего дня.
        - Зорс, зачем я вам в путешествии?
        - Сверток все еще у тебя, прочти.
        Настоящий мужчина на его месте, еще что-нибудь объяснил, он же не удосужился. Я нашла сверток в сумке. Бумага из факсота, копия сделана с королевских документов правителей Печальных Садов Сутана. Я знаю, как документы священных особ оформляются, поэтому пропустила одну треть свертка. После неисчислимых обращений '…Ваше высочество,…, Король ля, ля, ля,…, Королева, ля, ля, ля,…, сын…, министр…, магистр.., шейх и т. д. и т. п. Стали встречаться более человечные выражения, немного вернувшись, начала читать.
        '…Марку исполнилось 12 лет… 18… 24…' - Хм, значит это часть личной переписки правителей печальных садов планеты Сутан. '… Вопрос, что делать с Марком? -…Имеет ли значение все, что будет сказано сейчас, я честно, уже не знаю. Наверняка это…' - Читала я.
        Через минуту мне стало ясно, что ищут они того же Марка, которого я в свою очередь должна увековечить в портрете. Но почему я с охраной следую за развеселившимся принцем, который уже год ничего не пишет родным? В их поисках я принимать участие не должна - это же совершенно секретно? Вот это совсем не понятно.
        - Вопрос остается открытым. Я вам зачем? Не рисовать же путан на планете?
        - Надеюсь, это не вопрос.
        - Что это значит? - Зорс начинал меня не на шутку злить.
        - То, что рисовать ты будешь именно их.
        - Учитывая ваше мнение я недоучка? - Злость стала вскипать не на шутку. Все же надо было поесть.
        - Пару штрихов, или как это у вас, - скривился агент,- хватит, если ты хотя бы это умеешь?
        - Умею. - Буркнула я и отвернулась.
        Тоже мне собеседник, блин!
        Говорят, пик злости следует пережить спокойно, чтобы не навредить психике. В моем случае желудку. Если я не поем в течение 10 часов, становлюсь очень злой, раздражительной и демонстрирую окружающим не лучшую сторону своего характера. А здесь приходится сдерживаться, ведь причины моего появления в их компании я еще не знаю.
        Перемещение закончилось благополучно. Никто не разлетелся на атомы, не подвергся излучению от планет мимо которых кабинка перемещалась. Лера вернулась. Собрав вещи, мы уже стояли у наружных дверей. Среди моих вещей, то есть помимо сумки у меня оказался сверток доктора. Весил он не много, но его мог понести и Зорс, однако тарабанить, то есть тащить его дали мне.

4.
        Двери разъехались.
        Я попала в сказку. Мир сверхнового убранства кабинета Дугласа и кабинки сменился миром изумрудной зелени. Я обернулась Зорс, и Лера рядом, а кабинки как будто и не существовало никогда в этой обители природного изящества. Мы стояли на маленькой лесной поляне, окруженной цветущими кустами и деревьями. Две далекие звезды окутывали планету голубым сиянием, и тени ложились темно синими пятнами у наших ног. Неописуемая красота!
        - Если я попала на эту планету, обязательно возьму пару камешков и постараюсь зарисовать все, что увижу!
        - Вывоз камней карается смертной казнью. - Из ниоткуда передо мной возникла путана, похоже с наклонностью к юриспруденции.
        - Ну, тогда я знаю, как избавиться от нее. - Зорс сказал это Лере так тихо, чтобы я услышала. Лера лишь улыбнулась, а внимание путаны с меня переключилось на Зорса.
        - Но здесь рады всем без исключения. - Искусно изощряясь в жестах, продолжила путана. Вот ее руки коснулись лица, затем плеч, как бы прикрываясь, а в конце, после слов, 'как самых дорогих гостей…', сказанных уже более низким тембром, она медленно провела ладонями вдоль бедер сверху вниз. Грация ее движений действительно привлекала внимание к уже и так голому телу, изрисованному узорами.
        Все я точно возьму образцы узоров для работы.
        - Меня зовут Лексипия, я являюсь вашим личным гидом. - Опять голос путаны поменялся на слове 'личным', а рука коснулась каштановых до плеч локонов.
        - Мы здесь пробудем до завтрашнего дня. Я Зорс, это Лера и…
        Нет, он издевается! - Даяна, - закончила я.
        - Да…, - и глазом не моргнув, поддакнул этот зараза. - Нам нужны номера в вашей гостинице.
        - Два или три? - прошептала Лексипия.
        Мне начинает нравиться, как здесь задают вопросы с подвохом, точнее с предложением. В данный момент ее интересовало: свободен или не свободен?
        - Три. - Ответил Зорс.
        Конечно, свободен! Путана подошла ближе к нему. Неужели думает, что он не разглядел ее с расстояния вытянутой руки? Я от такой близости ощутила запах цветка в ее волосах.
        - И где вам будет удобнее? - Продолжила она слащаво.
        Лексипия всерьез решила провести эти дни с Зорсом. Прижавшись к нему сбоку, она чуть ли не стала заливаться соловьем, говоря об их нежном гостеприимстве, не обращая на меня с Лерой внимания.
        - В одной гостинице. - Сказала Лера. Думаю, она хочет быть под его защитой.
        - На одном этаже. - Добавил Зорс. Или он хочет быть под ее защитой.
        Лексипия насупилась, кажется, свидания в номере отменяются.
        - В разных концах коридора. - Закончила я. Лера и Зорс воззрились на меня как на…, не буду говорить, как на кого… Но мне стало ясно, защищать они думали меня. Было поздно. Лексипия с почти удовлетворенным вздохом счастья прильнула к Зорсу. О да, будет весело.
        - Давайте я покажу вам город! - Пропел наш счастливый и озабоченный гид. Мягко ступая, она повела нас сквозь лес по узкой выложенной деревом дорожке. Лексипия вышагивала впереди Леры, за ней шла я, а замыкал нашу вереницу Зорс.
        Лес переливался неимоверными красками. Я часто ошибалась цветок передо мной или птица, пока яркая птаха не вспархивала выше в гущу крон, когда мы приближались или не одурманивала живая иллюзия своим благоуханием. Мы шли уже десять минут.
        - А сейчас мы подойдем к одному из серебристых источников. - Лексипия отодвинула ветви кустарника, прошла вперед, за ней мы вышли на поляну, усыпанную круглыми валунами.
        - Слышите? - Спросили она. Слышно ничего не было и мы дружно промолчали.
        - А ты? - Обратилась она к Зорсу певуче.
        Ответ я не услышала, так как подошла к ближним валунам. Первое впечатление об их беспорядочном разбросе оказалось ошибочным. Они лежали по кругу, не плотно прижатые друг к другу. Источник был в центре и мерно пульсировал из земли. Камни, уменьшаясь по размеру, спиралью проложили путь к началу источника. Это удивительно! Между ними текла серебристая вода, камешки в ней блестели серебром, как и растущие из воды растения. Но шепота не было слышно.
        Прислушиваясь, подошла Лера. Она слышала, это читалось на ее лице. Затем девушка опустила руку в воду, а когда вынула ногти на руке стали серебристо белыми. Основательно разочаровавшись в источнике и камешках, я подняла глаза от воды.
        - Смотри город. - Сказала Лера, нежно улыбаясь, как будто шепот вернул ей какие-то хорошие воспоминания. Вид был чудесным. Белокаменный город с круглыми крышами и стрельчатыми окнами в голубом сиянии выделялся в синих тенях леса. Но тихого шепота источника я все еще не слышала.
        - Мы уже близко. - Сказала Лексипия, когда они с Зорсом подошли. - До наступления темноты еще несколько часов… Если вы не устали и не голодны, я могу показать еще несколько дивных мест нашей планеты.
        - Вначале в гостиницу, а потом еще побродим. - Ответил Зорс.
        Побродишь с ней сам. Ура! Сейчас поедим. - Обрадовалась я.
        На наш приход в городе никто не обратил внимания, площадь была почти пуста. Никто не заметил, как Лексипия въехала в ворота на Зорсе, в прямом смысле слова. Под предлогом занозы она попросила себя понести, и тот благодушно согласился. Передав нам с Лерой свою сумку, он посадил ее на плечо. Вот и получается: либо вышагивай перед ним, придумывай занозы и мило просись на ручки, либо неси чемоданы.

5.
        И почему мне не сказали, что есть будем траву?! Я может и отказалась бы.
        Это была уже вторая порция салата, а я продолжала нервничать. Еда должна быть сытной, а не представлять собой второсортный сбор сена после выпаривания. Дорогие путаны на диете? Лексипия почти светится, остальные вскоре достанут ножи и вилки и примутся за Зорса - это первое впечатление.
        И вообще, здесь все не как у людей. В городе ни одного фонтана, ни цветка, даже в вазонах, ни рынка не было. Рынок еще ясно, возможно у них натуральный обмен, а возможно им все привозят гости. Белый камень зданий блестит розовым ядовитым марганцем, поэтому если живые существа в городе и есть, то только в мертвом виде. Редкие синие птицы перелетая над городом, радуют глаз, в остальном все примитивно просто и ядовито. Слишком много женщин, слишком мало мужчин. К язве Зорсу приковано огромное количество глаз, почти с одним выражением. Интересно, а разве голод так влияет на женщин?
        Но Лексипия с достоинством удерживает их на расстоянии. В этом я снимаю перед ней шляпу. Действительно, хватит покушений на одного мужчину, сопровождаемого двумя женщинами. Вдруг и у них на него есть свои виды? Вне зависимости от того есть или нет, свободен ли, проявляли бы хоть немного лояльности и стыда за свое поведение в людных местах. И так ясно, чем вы зарабатываете, как развлекаетесь и что попросите в награду…
        Я ранее осмотрела нашу травяную гостиницу. Внутри здание представляло печальную картину. Кривые стены с ручной замазкой стен белым песком, низкие потолки, стрельчатые окна снаружи внутри были от пола и до потолка узкими, как бойницы. На нашем уровне было около двенадцати комнат без дверей - входы занавешены циновками. Мое предложение Лексипия приняла близко к сердцу и выполнила во всех нюансах: комната Зорса была первой, Леры - шестой, моя - последней.
        Комната мне понравилась из-за лампы. А точнее ее полного несоответствия стилю. Красивая, старинная, классическая, гнутокованная она разительно отличалась от травяного матраса кровати на древесных пнях и травяных циновок, что лежат на полу, а так же панно из какого-то растения изображающего одну из путан в традиционном костюме. Надпись на ней 'РюРик', говорила о том, что проживал и творил здесь студент со старшего курса моего факультета. Плюс маленькое преимущество - бойниц, то есть окон в моей комнате было целых три.
        Голос Лексипии вывел меня из размышлений. - Шептание могут слышать не все… - Говорила она.
        - Почему? - Спросила сидящая рядом со мной Лера.
        - Его могут услышать только те, кто испытал настоящее чувство любви и самый страстный поцелуй любимого. - Путана провела рукой по плечу Зорса. - Остальные не могут ничего различить. - И она маняще ему улыбнулась.
        Рекламные агенты зубных паст, где вы? Тут такой кадр пропадает зря. Нет, не зря - Зорс улыбнулся в ответ. Вот это да! Ребят вам обоим в Голливуд на съемки.
        - Вот значит, как определили, о чем все-таки они шепчут. Да, Лексипия?
        - Да… - Сладко выдыхает путана.
        - Лера, Даная, а вы что-нибудь слышали? - Зорс точно забыл, как меня зовут. Или я для него как та пышка с картины Рембрандта?
        - Действительно шепчут нежно. Как это получается? - Спросила Лера.
        - Камешки трутся друг об друга и создают эти звуки.- Путана запустила руку в волосы Зорса. Совесть продала в третьем классе за булочку, вспомнила я красноречивое определение ее поведения.
        - А ты? - Зорс обратился ко мне. Признаться, я не решилась и сделала вид, что не расслышала его.
        - Лексипия, спираль из камней вы выложили вокруг источника?
        - Нет. Эти обозначения здесь были всегда. - Неохотно путана оторвалась от созерцания лица Зорса, и эффекта производимого ее действиями. Тот свободно позволял себя ласкать. И его совесть была отдана другому малышу в третьем классе.
        - Какие обозначения?
        - Серебристые источники бьют из спиралевидной формы расположения камней, золотые - из треугольной, простые - из квадратной.
        - Простые источники от золотых и серебристых чем отличаются?
        - Они не ядовиты, не уходят обратно в пески у края каменной границы и образуют ручьи.
        - Насколько ядовиты другие? - Я глянула на серебристые ногти Леры.
        - Пока не сделаешь глотка в ней можно даже плавать. - Отмахнулась Лексипия.
        Завтрак подошел к концу.
        - Я предлагаю пройтись еще в две долины. - Тихо прошептала путана, не отрывая глаз от Зорса.
        - Я приму твое предложение. - Ответил Зорс. Мы с Лерой промолчали. Уже выходя из комнаты, она что-то сказала ему напоследок. Сегодня я его точно не увижу, - обрадовалась я и поэтому направилась за Лерой.
        - Лера, какое у вас задание?
        - У нас нет задания. - Ответила она, опуская за мной полог у входа в свою комнату.
        - Поиск Марка и сопровождение его на родину, как по-другому можно назвать?
        - Долг. - Она села на кровать.
        - Это ваш личный долг?
        - Не совсем.
        Слишком уклончиво, так я и с ней ничего не узнаю.
        - Вы обещали возвращать заплутавших сыновей из Печальных Садов Сутана?
        - Нет. Мы обещали вернуть его одного. А вообще это спор, какая из групп его вернет раньше.
        - И что получит эта группа?
        - Повышение и отпуск на год.
        - А сколько групп участвует? - Не унималась я.
        - Две.
        Странно, неужели правители Сутана о споре ничего не знают? Будь они в курсе на такой поворот событий не согласились бы. Сына просят вернуть от цепких рук одной из путан, а они спорят? Что за глупости. Повышение они получают чуть ли не один раз в жизни и то при старости. А тут еще и отпуск при их пожизненной службе в органах разведки? Тут точно не договаривают, возможно, опасность ближе, чем я думаю. Или ближе чем мне дают понять. Я с ними, а они за меня не в таком уж ответе. Иногда даже хамят, - вспомнила я Зорса. - И я ничего до сих пор точно не знаю.
        - Лера, сколько человек в другой группе?
        - Мы не знаем.
        Эта группа им не знакома или это их стародавние противники? К кому я попала? Вначале говорят, что у меня спутники, потом, что это сопровождение принца в его страну, а теперь оказывается, что это полноценная охрана для принца. Я им зачем?
        - Лер, вы с Зорсом одни из лучших агентов в вашем отделе, так?
        Она молчит и смотрит на меня, а я по своей привычке начинаю мерить шагами ее комнатушку.
        - Так.- Я сама подтвердила.
        - Вы ищете Марка, чтобы его вернуть. У вас спор, кстати, это не похоже на скрытую спецслужбу РиО войск. - Я все-таки вспомнила, что у них за униформа. Я продолжила.
        - И сроки в две недели и противник есть… Принц здесь, но ты называешь эту задачу долгом. Кому из вас он родственник или верный друг?
        Лера вздрогнула. Либо я попала в точку, либо промахнулась, с Лерой, как и с Зорсом мало что можно понять. Я, не останавливаясь на достигнутом умозаключении, продолжила излагать свои мысли вслух.
        - Что это за вторая банда? Чем можно удерживать взрослого парня здесь более полугода, если ему биологически не свойственно влюбляться?
        Биологически, значит, что почти все семьи и браки были по расчету, как повелось издавна и вошло в генетику - по легенде. Остановившись у окна, я задала решающий вопрос.
        - И зачем вам я?
        - Я тебе уже говорил. - Услышала я ненавистный мне голос. Зорс стоял в проходе, сзади маячила Лексипия. Да откуда он взялся?! Я только решила все для себя прояснить и на тебе! Он опять стал насмешливым.
        - Еще вопросы будут?
        Лера смотрела встревожено, но не агрессивно. Да такие мои порывы всегда удивляли, а сегодня я вообще была в ударе. Уже ясно, что мне не ответят на прошлые вопросы, остается лишь тихо скрыться.
        - Да будут… Где здесь можно приобрести новую одежду и пару безделушек?
        Зорс не ответил. Он смотрел на меня в упор, что я с легкостью не замечала, вновь оглядывая комнату Леры.
        - Все можно приобрести за городом в цветущем саду. - Подсказала Лексипия из-за могучей спины Зорса.
        - Да? Ну, тогда я пойду, пройдусь. Как ни странно, но ты рано. - Обратилась я к нему. И не дожидаясь ответа, протиснулась между ним и стеной. Все-таки хорошо быть тощей, я весело помахала всем и скрылась у себя.
        Забрала сумку из комнаты, направилась к воротам.
        Ядовитый город, ядовитые источники, ядовитые речи. Как они тут ужились?
        В городе почти не было декоративных украшений, кроме полотен с рисунками, узоров на телах дев и моей лампы. Но на самих вратах из плотно приложенных деревьев изображен человек, изнывающий под тяжестью двух бревен, втрое больше него. Лицо мне знакомо…Ах, да! На другой стороне ворот был изображен этот же мужчина весь в шкурах каких-то животных и с мечом молнией в руке. Я зарисовала оба фрагмента. Площадь была и так не многолюдной, а теперь вообще опустела. Медленно спускались сизые сумерки. Этот день слишком быстро подходил к концу, судя по рассказам старшекурсников смена дня и ночи здесь происходит искусственно и по заказу. Так что периодически даже ночью светло.
        Все же если я хочу что-либо запечатлеть и отвлечься от своих тупиковых умозаключений, чтобы еще раз все переосмыслить, нужно поторопиться.

6.
        Зорс договорился с Лексипией о встрече вечером, и она ушла.
        - Что ты смог узнать? - Спросила Лера.
        - Нас с тобой знают, близко подпускать к месту его содержания не решатся. Гроки прибудут завтра. Они официально объявили об этом, просили нас задержать. Времени не просто мало, а катастрофически мало.
        - Лексипия наблюдает за тобой? Или не может оторваться?
        - Да. Точнее она не может от меня оторваться. У нее чип регулирования поведения прикреплен к спине под рисунком.
        - Закодирована?
        - Да.
        - Где его держат, ты хоть приблизительно чувствуешь?
        - Нет. Но там, где мы ходили с Лекс, только в одном месте я стал сомневаться, вижу ли ту действительность, которая существует.
        - Это недалеко? И конечно под хорошей охраной… - Улябнулась Лера. Он подтвердил. - Когда ты это заметил? - Она начала собирать еще не распакованные вещи.
        - Час назад на прогулке.
        - Вывезти его с нами мы не можем. - Догадалась Лера. - Предложения есть?
        - Переместим его в одно из потайных убежищ моей бабки.
        - Далеко?
        - Очень. Сейчас тихо вынуть его из ловушки возможности нет. Переместим вместе с ней, а там разберемся.
        - Мне нужны координаты тайника твоей бабули и координаты ловушки.
        Зорс записал координаты планеты Эллино и передал ей.
        - Где ловушка?
        - Найдешь ее под серебристым источником у северной стены города. Мне продолжать отвлекающий маневр?
        - Ты сам по себе уже отвлекательный маневр. - Ответила она улыбаясь. И тут же спросила. - Плазма максимума с тобой? - Зорс передал ей ампулу.
        - Собери свои вещи.- Посоветовала она.
        - Я их не раскладывал.
        - И найди девушку.
        - Ты уверена, что чары путан нужно снимать полным их отсутствием?
        - Это уже тайна моей бабки и попрошу не язвить.
        - Она о чем-нибудь догадалась?
        - Кто?
        - Художница.
        - Трудно сказать. То, что Марк твой брат, думаю, она вскоре поймет. Об остальном - она знает.
        - Ты сказала, чтобы не травмировать, когда появятся Гроки?
        - Нет. - Лера решила не раскрывать все карты перед ним. - Нам попалась довольно сообразительная попутчица.
        - А о ритуале предупредила?
        - Я не уверена, стоит ли его проводить? Возможно это настоящие чувства, так что пока она в неведении. - Лера передала сумку Зорсу.
        - Ты готов устроить представление?
        - На все сто!
        - Желаю удачи. - Сказала агент и, перевоплотившись в серебристую кошку, прошла сквозь стену.
        - И тебе. - Ответил Зорс.

7.
        Еще полчаса и я не смогу различать цвета. Стоило только окунуться в краски леса, и о надлежащих покупках я забыла напрочь. Какие там безделушки, когда вокруг столько тайн, чудес и разнообразия этого мира. 35 листов я изрисовала на одном дыхании. Как здесь будет чудесно провести практику на пятом курсе. Я уже наметила несколько мест для зарисовок. Начну с серебристого источника у северной стороны города. Мне кажется, что хоть и не слышу я шепота камешков, но видеть и догадываться о том и мне можно.
        Камни, образующие спираль, здесь сами были с серебристыми прожилками, которые мерно мерцали в свете заходящей синей звезды. Ее спутница продолжала мерцать на востоке, почти как луна на Земле. Теплый ветер шевелил кроны, запахи цветов, казалось, наплывали ароматными волнами. Лиловыми свечками цвела водяная трава, лес отражался в водной глади, а на ближних кустах сидели синие птицы. Я устроилась на траве и приготовилась еще что-нибудь зарисовать, мой выбор пал на синих птиц. При более резком дуновении ветра они издавали почти те же свистящие и квакающие звуки, что сверчки и лягушки в теплую летнюю ночь у бабушкиного пруда.
        Надо все же родным позвонить, - вспомнила я и продолжила зарисовку.
        Вдруг птицы поднялись в воздух и с криками скрылись в лесу. Я оторвалась от созерцания своего рисунка. В кустах напротив меня светятся два синих огонька, кажется, эта кошка и спугнула синих птах. Странно, вроде бы на этой планете кроме птиц более ничего не обитало раньше, может кто-то привез девам котенка?
        Мне на встречу вышел совсем маленький серебристый тигренок.
        - Кс, кс, киса, какой ты забавный!
        Мягкими прыжками на не твердых лапах он неуклюже приблизился. Всегда любила кошек, кошатницей не назовешь, но это серебристое чудо меня просто покорило.
        - Иди ко мне.
        Он боязливо остановился недалеко, потом в два прыжка настиг и плюхнулся на колени. Пушистое волшебство сразу заурчало, стоило мне его коснуться. И где рождается такая прелесть?
        В общем, закат я встретила с настоящим будущим тигром. В итоге я решила забрать с собой втайне от всех, и оставить дома, даже если потом он вырастет. Тигренок так славно мурлыкал, что и мне вскоре самой захотелось спать. К тому же я запуталась в этой поездке и ее значении. То, что не оповестила своих родных тоже немного грызло изнутри, поэтому решила немедленно вернуться и связаться с ними.
        В считанные минуты стемнело окончательно. Кое-что можно было различить, например моего нового друга, не прекращающего мурчать, но только не темные кусты, на которые я все время напарывалась. Я тихо вернулась в город. На удивление сейчас площадь была полна людей.
        Ночные жители, - решила я.
        Они громко разговаривали и водили хороводы в центре площади. Некоторые пары медленно шли мимо, не замечая никого. Держась за руки, они улыбались, а взгляды обоих лучше шепота камешков давали им понять друг друга. Я тихо позавидовала. Где мне найти такое понимание? Нет, наверное, я не тому завидую.
        Тигренок тихо мяукнул и превратился в плюшевого зайку.
        С чего бы это, я его вроде не обижала и повода не дала, но может он понял необходимость сохранить в тайне его пребывание у меня. ' Зайку бросила хозяйка…' Вспомнила я детский стишок, но его не брошу. Розовый и пушистый с пуговицами вместо глаз, он напомнил мне игрушки из детства, которые с легкостью можно было брать с собой в кровать и засыпать, держа в объятиях.
        Ладно, - решила я, - если хочешь быть зайцем, будь им, я с тобой потом поговорю. Меня не покидало ощущение, что это разумное существо мужской особи. Обязательно об этом спрошу, когда он выйдет из своего плюшевого состояния. Дабы не привлекать лишнего внимания зайку я закинула в сумку и направилась к гостинице. Леры и Зорса в комнатах не было. Наверное, он с Лексипией, а Лера опять общается с парнем. Вечерние прогулки сильно выматывают. Я не помню, как уснула, но уснула я сразу.

8.
        Сон словно дурман цепко хватался за новые видения подкидываемые подсознанием. Вот маленький тигренок играет с моими амулетами, такой веселый и забавный. Он громко шипит и фыркает, пытаясь снять амулет с Пауком Креста, окаменевшего в желтом янтаре…
        Резкий звук прорвался сквозь оковы сна, холодный пот пробил кожу, я вскочила с неудобной кровати, как ужаленная. Что это было? Вой? Словно новый инструмент преисподней воспроизвел первый звук. Скрежет, а теперь радостные крики людей и опять вой. Кто-то бьет собаку? Лучше бы застрелили - надо им предложить решила я и накрыла травяным одеялом голову. Звук повторился, а сон ушел, как последний прог на гидвокзале.
        Из узких окон ничего не видно, только лес отражает огненные всплески света с площади. Жуткие крики повторились. Либо они так празднуют, либо издеваются, решила я, накинула рубашку и одела джинсы. Воздух был холодным, я обхватила себя руками и побрела к площади, чем ближе к площади, тем громче. Раздраженных, какя, и просто любопытных идущих к площади, много. Даже слишком.
        Люди стремятся потоками. Оказывается, не только для меня это ново, все идут на представление, а может казнь? Все-таки так выть…не каждый сможет.
        Помню единственный такой вопль, который по сравнение с этим воем полностью проигрывает. Довелось его услышать, когда я нечаянно испачкала своего парня маслом. Значит, дело было так: он подлетел ко мне сзади и крепко обнял. Объятия правда были недолгими, пока он не увидел пятна на своей белой рубашке, и не отшвырнул меня. Я была оскорблена и оглушена его истеричным воплем, а он так и не простил мне своей безнадежно утерянной фирменной рубашки. Меня до сих пор не оставляет чувство глупости произошедшего в целом. Кто просил его меня обнимать, когда я в рабочем комбинезоне стою у холста с краскамив руках?
        Я была одной из первых на площади, голубые огни освещали людей с перекошенными лицами, некоторые из которых, пригнувшись и ожидая чего-то, прятались под стенами зданий, и других, стоявших ближе к центру. Голубые огни освещали людей в большинстве своем с перекошенными лицами, прячущихся под стенами зданий, замеревших в ожидании, кто-то замирал еше на подступах к площади, кто-то стоял ближе к центру. В грохочущей тишине уже не раздавались радостные крики. Округу наполняли зловещий скрежет и вой, как ни странно приближающийся…
        Я огляделась: ни Зорса, ни Леры не видно… на такое представление и не прийти! В этот миг ворота распахнулись, во двор вбежала перепуганная Лексипия. Она задвинула массивные деревянные створки ворот, говорят испуг, придает неимоверные силы его обладателю. И начала что-то кричать, но голос не поддавался ей, сделав несколько шагов к людям она остановилась, еле удерживаясь на ногах. Удар в закрытые ворота толкнул ее наземь.
        Я побежала к ней.
        - Зверь!…Зв-ерь,- крикнула она срывающимся голосом. - Уходите!
        И отключилась в прямом смысле слова, лежа у меня на руках. Выглядела она просто устрашающе. Царапины и порезы на лице руках и ногах, кое-где кровоточащие, были ужасны, в довершение картины - мертвенно белая кожа и пересохшие губы, как у мумии.
        За локти мне удалось ее оттащить ближе к забору, подбежало еще несколько женщин, чтобы мне помочь. А в это время в закрытые Лексипией с такой легкостью ворота с другой стороны, раскрывая их с каждым броском все сильнее, налетало нечто огромное.
        Это нечто могло и одним махом раскрыть врата, но пришедшие ко мне на помощь женщины ухитрялись, напирая на них с другой стороны немного сдерживать его. Какие все-таки они отважные! Кто-то схватил бревна, и они попытались закрыть ворота. Раздался дикий вой, а затем удар - ворота разлетелись в щепки, женщин отбросило в толпу, где их успели поймать. Крики перепуганных жительниц и гостей заглушил еще один устрашающий рев. Огромный зверь черный как смола с пластикой тигра влетел в центр в светящемся вихре голубых молний, кровожадно оглянулся. Холка вздыблена, голубое пламя разливается по всей шкуре, блестящие серебром клыки обнажены и готовы к схватке. Когти зверя погрузились в белый песок и при движении поднимают клубы пыли.
        Лексипия ненадолго пришедшая в себя, при виде зверя вырубилась окончательно. Люди с криками начали убегать с площади.
        Зверь рванулся за ними, потом повернул, образовав из своего тела кольцо, развернулся и сделал круг вдоль площади, перепрыгнув через Лексипию. Быстрый, сильный, казалась, он демонстрировал свои способности. Он не старался съесть кого-нибудь из толпы, а как бы играл, показывая свою мощь. Кувырок через голову и пума трансформировалась в медведеподобного зверя. Еще один рев в сторону города, откуда одни прибегали посмотреть, а другие убегали увидев.
        Неужели он красуется? - Неожиданно подумала я.
        Значит не оборотень, а обертка. Медведь в прыжке перешел обратно в пуму. Короткое время перехода из одного вида в другой не было подвластно оборотням. У них это происходит минимум за две минуты. Выходит, что это человек или какое-нибудь разумное существо с предрасположенностью к трансформации или чипом. Наверное, он или оно решило подшутить над девами или просто показать свои способности любимой путане. И эта… умница сейчас стоит среди толпы никем не замеченная и радуется своему счастью, точнее своему 'ужасу', ну или 'ужастику'. Меня все начинало бесить. И этот зверь и возможная влюбленная наблюдательница, и глупая бегущая толпа, и Зорс-зараза, и Лексипия без сознания, и чахлый свет звезды…Тварь так разыгралась, что забыла, где и среди кого она. В конечном счете, зверюга начал гоняться по углам площади за 'дичью'. За кем он гнался, я не видела.
        - Но это уже слишком!
        Он бросил свою погоню и начал наворачивать новые круги в центре города. Я спать хочу, а он тут бегает, красуется! Видите ли, весна у него. А сейчас, что? Не наше время? Или они все тут полуночники с ночниками вместо головы?
        Раздраженная и злая, я, не думая слишком долго, в порыве гнева плюнула на все и вся, и выломала факел из стены. Зверь меня не заметил. Отважные женщины, которых поймали в толпе, оправившись от удара и тоже стали вытаскивать факелы. Удивительно. Поймать в толпе-то их поймали. Но когда дело дошло до побега бессознательных дам не захватили с собой: ни первый поток убегающих от зверя дев и гостей, ни многочисленные последующие. Отважных мужчин у них все же мало.
        Мы вооружившись факелами, расположились в боевой позиции. Когда зверь, совершенно не замечая недовольных зрителей, развернулся для нового прыжка и оказался рядом, мы выставили факелы под его черное брюхо. О наш импровизированный огненный обруч он как по сценарию прошелся боком.
        Обертка издал такой рев, что в ушах зазвенело. Зверь вмиг долетел до противоположной стены, кажется, стукнулся. Уже там он развернулся к нам, при этом хвостом сбив бегущих на подмогу добровольцев, на этот раз мужчин.
        Мои помощницы, быстро сообразили, что последует неминуемое возмездие, и побросав факелы разбежались в разные стороны. Я это тоже прекрасно поняла, но пыл испарился, и вот-вот затрясутся коленки. Черная искрящаяся морда клацнула зубами, которые многократно увеличились. Он присел, и даже в таком положении пума была выше меня. Его мышцы мягко перекатывались под лоснящейся шкурой, а под черным блестящим глазом виднелась голубая пульсирующая полоса, будто кто-то прошелся по морде зверя наманикюренной ручкой.
        Зверюга готовится к прыжку.
        Это уже не игра, а настоящая охота. Я впервые ощутила будоражащий сознание животный страх, страх загнанной в ловушку добычи. Люди определив что с ним можно бороться, уже стали тесным рядом сзади зверя и подожгли факелы. Как же там, наверное, они дружно и весело стоят…! Но я не в их числе, и именно я подняла 'народные силы и задала ему жару'. Итак, если я останусь, он меня в лучшем случае сожрет, а в худшем - разорвет на куски в любом из своих обличий. Вот тут пума начала свой хищный прыжок. А я в предсмертный час вспомнила девизы моей мамы. С перепугу, возможно, и побелела как она:
        - Хочешь жить двигайся! Лучшая защита нападение!
        И уже от себя:
        - Среди толпы защита, там друзья, там весело, там останешься в живых! Надо прорваться!
        Говорят, в моменты страха люди совершают невозможное. Но это только говорят, хотела бы я на них в такие моменты посмотреть. А на деле, нужно сказать, вспоминаешь о ненаписанном завещании и вообще о неисполненных делах, в том числе о походе в уборную. Зверь набирал скорость, мышцы челюстей напряжены, когти выпущены и вздымают клубы пыли, уши прижаты к голове. Не зря профессор говорил, что воображение у меня очень развито, и я в это смертельное мгновение вижу козла в спортивном зале.
        Я побежала ему навстречу. Толпа замерла, и мое сердце тоже перестало стучать. Разбег, прыжок, сальто с упором на зверя и неудачное приземление на правое колено, я на него почти упала. От жуткой боли забыла, что и кто я, и для чего такое сальто сделала. Живая цепь из людей разом замкнулось за мной.
        Прорвалась! - Воскликнуло мое колено легким хрустом. Болевой шок - решила я.
        Все последующее я видела как в дымке. Все кроме выражения удивления на черной лоснящейся морде зверюги от произведенного мной трюка. Сама я в это время корчилась от боли. Горящая дуга из людей оттесняла обезумевшего, как мне казалось от прыжка, зверя к воротам. Вдруг сзади из леса появились еще несколько человек, они образовали плотное огненное кольцо и стали его сжимать. Зверь обернулся вокруг себя, поднял тучи пыли, рявкнув, взмыл в небо черным грифом. Через секунду он уже исчез.
        Кто-то стал набирать команду на поиски зверя, кто-то поднимать пострадавших. А я хромая на правую ногу побрела в гостиницу.
        - Вы видели зверя? Такой большой, злой, красивый! - Обратилась ко мне путана. Ее звали Софья, молоденькая служащая в гостинице.
        - Видела и очень близко.
        - Да? И вас пробрали мурашки? О, меня бы пробрали, но я видела лишь грифа…
        - Сожалею. Софья, дай мне кувшин с водой. - Она передала мне его, все еще восхищаясь грацией заразы, из-за которой у меня будет бессонная ночь.
        - Спокойной ночи. - Пожелала ей я, но меня не услышали. Она стала расспрашивать новоприбывших. Самостоятельно без помощи поднялась в свою комнату. Холодный компресс и одеяло - это все, что нужно. Пояти, я еще немного полежала без сна, прогоняя цепкий страх и ощущение близости смерти. А потом уснула с трепетной надеждой, что более никакой рев не разбудит меня.
        Мне снился мой прыжок, зверь, профессор, сокурсники, брат, которому я так и не сообщила где я сейчас, и родители. Во сне мне виделось, что они стоят сейчас у моей травяной кровати. Снилось, как они шепчутся, чтобы не разбудить меня. Мама плотней укрывает одеялом, а отец говорит, что я смелая. Но они далеко: отец в экспедиции, а мама, наверное, опять уснула с книгой в руках под желтым торшером в своей комнате. И я горько плакала не просыпаясь.
        Две тени выскользнули из комнаты, незамеченные никем, в том числе и хозяйкой.

9.
        Они стояли в его комнате. Узкие окна почти не пропускали свет.
        На улице еще искали зверя, но звуки поисков уже утихали.
        - У тебя получилось? - Спросил он с надеждой.
        - Да. Но только в том случае, если ты дал правильные координаты.
        - А источник ты нашла?
        - И источник тоже, не беспокойся. Усилитель подключила и все содержимое ловушки перенесла в указанное место.
        - Молодец.
        - Ты тоже. Охрана, услышав вопли в городе и твой рев, сразу бросила пост. У меня было достаточно времени.
        - Да. Это хорошо.
        - Но тебя чуть не поймали, как это получилось?
        - Художница проявила свою хорошую физическую подготовку и перепрыгнула через меня. Я это понял когда достиг стены и стукнулся. Поэтому чуть не поймали.
        - А что ты сделал бы, если бы она не сдвинулась с места?
        - Перепрыгнул через нее, затем через ворота и скрылся.
        - Понятно. Но верится с трудом.
        - Почему?
        - Если бы зверь игрался, а не охотился, она бы сейчас не плакала.
        - Кто просил ее соваться? - Спросил он.
        - Не я. - Ответила она.
        - Ладно, ничего с ней не будет, легкий стресс, маленький ушиб. Все обойдется.
        - Чип у тебя? - Он кивнул.
        - Давай его мне. Кстати, ведь не нужно было рвать спину Лекс. Увлекся?
        - Да.
        Она более не стала задавать вопросов и, собрав оборудование в сумку, ушла.
        Зачем пояснять, что от путаны пришлось отбиваться, и она сама поранила себе спину, когда искала его?
        - А мне пора возвращаться на место, - сказал Зорс и вышел сквозь внешнюю стену.

10.
        Я проснулась с жуткой головной болью. Так у меня всегда после слез. Да еще все тело ломило, но более всего меня порадовало мое припухшее колено и синяк на бедре. Ко всему этому проснулась я не самостоятельно, меня разбудили с приглашением к их главной жрице любви, как спасителя их города и жизней людей. Чему я была жутко рада, вот нравы - вместо лекаря высылают простое приглашение. У них медицина вообще существует?
        После осмотра увечий я оглядела комнату. Ко всем моим бедам прибавилась еще одна. Приложив ночью компресс, я намочила одежду, и она теперь имела огненно-красный окрас. Точь-в-точь, как мои глаза.
        Пока я наводила порядок, чтобы предстать перед народом, который спасла и жрицей, которая этот народ воспитала в лучших традициях путан, Софья мне методично рассказывала новые подробности.
        - Зверь! - Она не удержалась и снова описала, какой он красивый, сильный, резкий и т. д., и т. п., так, что у меня сложилось впечатление, что здесь готовы радушно принять любое существо мужского пола. - Напал на мирно прогуливающихся в лесу Лексипию и Зорса!
        - Зорс вышел на схватку. Они долго бились, и неизвестно было кто победит - почти безоружный человек или зверь? Но вскоре человек пал оглушенным, каким его и нашли сегодня утром. А Лексипия, преследуемая ужасной тварью, бежала к самому городу целых 500 метров. Кто разодрал ей спину, осталось неизвестным. Кроме того, зверь так и не был пойман.
        Он вылез из серебристого источника у северной стены города, так как именно там весь источник исчез в глубинах огромной ямы. Еще выяснилось, что медицинская практика у них все же существует, но только для жителей городка. Поэтому спину Лексипии лечили медики, а Зорсу и мне предоставили возможность зализывать раны самостоятельно. Больше ничего нового я не услышала, а Софья, все сгущая краски, пустилась в повествования с начала.
        И я решила проведать Леру и Зорса, павшего живым в бою.
        - Выражение: ты выглядишь на все сто! Тебе сейчас точно не подходит. - Честно призналась я, дохрамав к его кровати. Неподвижно лежащий на животе с исцарапанной спиной и красным боком, он имел далеко не лучший вид. Лера уже обрабатывала его спину какой-то мазью и царапины сходили. Я протерла глаза, действительно сходили.
        - А ты как поспа…, - начал он, но, увидев мое плачевное состояние замолк.
        - Прекрасно! - Решила я не показывать свою угнетенность.- Я, похоже, попрыгала через козла ночью и теперь меня приглашает сама гуру любви.
        - Почему козла? Я видел пуму. - Удивился Зорс.
        - Я тоже видела пуму. - Согласилась я, чтобы не травмировать упавшего в обморок ловеласа своим воображением основательно разошедшимся ночью.
        - Зачем она тебя вызывает? - Удивилась Лера.
        - Если честно я ничего не знаю. Чего от меня хотят, что мне скажут… Ничего. Просто пойду, пообщаюсь со жрицей, что ли? Лер, а ты где была? Ты что его не видела? - Обратилась я к ней.
        - Нет, не видела. Я общалась и была далеко отсюда. Кстати меня и сейчас вызывают. Простите. - Сказала она. Передав мне баночку с мазью, ушла, предварительно указав на необходимые в обработке участки. Я присела возле Зорса. Осталась только из-за чувства сострадания - не оставлять же его с ранами.
        - А вы с Лексипией далеко ушли от города? Где вы встретили обертку?
        - Встретили что? - Спросил Зорс.
        - Обертку. Ну, это не настоящий оборотень, ничего не соображающий, кроме как в своих инстинктах, а обертка весьма живая, но управляемая тем, кто в нее обернулся.
        - А, ясно.
        - Так где?
        - Что где?
        - Где вы встретили обертку?
        - Мы столкнулись возле серебристого источника.
        - На севере?
        - Да, а ты как догадалась? - Спросил он с усмешкой.
        - Я не следила за вами. - Его предположение было обидным. - Я была там перед потемками.
        - Так откуда ты знаешь, что именно на севере?
        - Источник сгинул в темной яме, прям по кромке внешних камней, - повторила я слова Софьи. Зорс свободно вздохнул.
        Если существует легенда, значит все шито-крыто, - решил он. Нужно быстрее покинуть планету до прилета Гроков, чтобы те ничего не заподозрили. Но получится только после церемонии.
        - Больно было? - Спросила я и тут же указала, - перевернись.
        Он перевернулся. Красивый, сильный с залихватской улыбкой смотрит на меня.
        - Я боли не чувствовал.
        - Даже когда потерял сознание?
        Он не обратил внимания на колкость и ответил: - лишь страх за Лексипию.
        - Поэтому до сих пор не справился: - жива ли, здорова? -
        Зорс нахмурился.
        - Не переживай! И жива, и здорова, и получает настоящую медицинскую помощь.
        - Знаю. - Ответил он.
        Мазь творила чудеса, все довольно быстро затягивалось. Интересно, а на опухоль она действует так же? Если да, то я попрошу немного у Леры. К этому моменту плечи я уже обработала и перешла к лицу.
        - Хочу сказать, что мне предоставили более приятную скорую помощь, чем я мечтал. - И Зорс посмотрел на меня.
        Куда можно при этом спрятать мои глаза? Кроме как… на достаточно знакомый шрам под левым глазом. Как будто был сделанный наманикюренной ручкой… Меня пробил озноб, яв деталях вспомнила весь ужас произошедшего вчера. А если бы не успела? Навязчивая мысль застучала колоколом в голове. Зачем?
        Я посмотрела на него. Гипнотизировал его взгляд, взгляд черных глаз, черных, как ночное небо, через которое пробегают голубые молнии. Гипнотизировал, но не мог приковать, я все уже знала - это был он.
        - Я рада. - Я улыбнулась ему. Вошла Лера.
        - Как дела? - Спросила она, сменяя меня у ложа больного. Больного ли?
        - Все хорошо. - Ответила я, автопилот включен, автоответчик наготове. - Надеюсь, мы встретимся вскоре у гуру.
        - Да. - Ответили они дружно. - Встретимся.
        Я уже решила уходить, но, вспомнив об обещании сообщить родным, где я и как добралась, повернулась обратно.
        - Лер, как я могу связаться с Землей?
        - Парень скучает? - Поинтересовался Зорс.
        - Нет, Зорс, я скучаю и хочу к нему. - Поворачиваюсь к Лере. - Так как? И чтобы побыстрее?
        Лера протянула мне свою ладонь, развернув ее внутренней стороной. И я увидела, что на каждом пальце под кожей располагался шарик в миллиметр величиной.
        - Новое слово техники. - Пояснила она. - При соединении разных пальцев получаешь связь с распорядителем на нужной тебе планете, например на Земле, затем произнеси имя необходимого тебе человека, и он соединит тебя по любому виду коммуникации, расшифровывая полученную информацию для пересылки ее по необходимому каналу.
        - Так можно войти в связь по любому из каналов, передающих информацию?
        - Да, и по телевидению, гритоофону, пейчеру, телефону, комофону, гнету, радио волне, ну это почти не используют, и т. д..
        - Еще по фольге в волосах в салоне красоты. - Подсказал Зорс.
        Шутничок. А вчера красовался, как последний юнец перед понравившейся девчонкой.
        - У меня есть еще набор. - Предложила она. - Они действуют в течение двух месяцев, пока не сгорают резервы питания, а затем растворяются органическими жидкостями и исчезают. Тебе внедрить их?
        - Да, если это тебя не затруднит.
        - Не затруднит. Пошли они у меня в комнате.
        И мы направились к ней. Сумки, точнее одна сумка которую они взяли с собой, была не тронута. Они вообще ее не распаковывали. Хотя Лера переоделась и теперь была не в столь откровенных шортах, а в брюках по щиколотку того же цвета.
        - Держи. - Сказала мне она, протягивая капсулу. - Здесь десять микропередатчиков. Нужно просто положить на подушечки пальцев, и они сами переместятся под кожу на нужные нервные окончания. И вот тебе это.
        Маленькая баночка с мазью, как та, которой я обрабатывала раны Зорса, покоилась во второй ее ладони.
        - Я слышала, ты колено повредила. Нанеси мазь и через некоторое время в зависимости от силы ушиба боль и опухоль пройдет.
        - Спасибо, Лера. Я тебе очень благодарна.
        - Пожалуйста. - Легко и просто ответила Лера, и оставила меня одну стоять в ее комнате.
        - Итак, что у нас по плану сегодня?
        - Срочно исчезнуть с лица этой планеты, Гроки вскоре прибудут.
        - Они на это собрание успеют?
        - Да. И увидят всю церемонию от начала и до конца.
        - Мы ее не успеем забрать?
        - Успеем, но после. - Ответил Зорс. - Она теперь спасительница, пришедшая на помощь. Гроки зная о наших способностях, все могут раскусить, но только в том случае, если мы не повернем эту ситуацию по-другому. - Он достал белый рулон бумаги и разделил его на свертки. На одном были документы правителей, а на других изображения разных животных. Выбор стало изображение старого ворона сидящего на дереве.
        - Предлагаешь выдать его вместо зверя? - Спросила она.
        - Мы его увеличим за счет дерева и используем объемность.
        - Может у тебя есть другие изображения?
        - Да есть еще лиса, медведь белый, краклюв, самбил и горош - листов всего было шесть.
        - И почему ты не выбрал одного из этих животных?
        - Белый медведь не такой большой, лиса совсем не опасна, у краклюва маленькие крылья и летать он не умеет, самбил парит лишь в азоте, а я бы до него не долетел. Про ворона я совсем забыл.
        - Что скажешь о гороше? Все-таки шесть метров размах перепонок, огромный рот и когтистая лапа. О рогастой голове и производимом ею эффекте и говорить нечего.
        - Я попытался, но поднял облако пыли, а перевоплотиться так и не смог. - Ответил Зорс. Он понимал, что-то повлияло на него тогда, но вот что?
        Я разъединила пальцы. Из разговора с мамой, а потом и с братом, я узнала, что у них все хорошо, и что я по ним очень скучаю и не смогу выдержать эти две, а может и три недели. Раньше я покидала дом лишь на день или два в кругу друзей и студентов таких же как я, готовых всегда повеселиться, но выдерживала не более назначенного срока и была всегда рада вернуться домой.
        Решение побыстрее вылететь с этой планеты пришло как-то само собой. И я этому слегка трусливому пути, что скрывать, была рада.

11.
        В том был ли это он или нет, я уже не сомневалась. Это он. Это он вчера разодрал Лексипии спину, перепугал город, уничтожил источник, который мне так понравился, и чуть не съел меня… мне стало дурно. Нет! Я сейчас же собираю вещи и отправляюсь домой. Неважно, кто из художников будет гореть за свое произведение, кто нарисует Марка и станет величайшим из творцов по обычаю Сутана, кто после этого будет меня учить… Но я знаю - чувство самосохранения у меня развито достаточно, чтобы не попасть в чужую передрягу.
        Опасность была слишком близка. Это именно то, что я почувствовала, прибыв сюда. Все их тайны не были ясны, но чувствовались очень определенно. Я начала собирать сумку.
        Во-первых, Марк здесь - это ясно из свертка, где в последнем письме он сообщает, что нашел жену и вскоре привезет ее. Но его задерживают против воли. Почему? Потому что, как я читала, ни один из правителей Печальных Садов Сутана не мог полюбить свою королеву и женщину вообще. Их чувство любви или хотя бы взаимной привязанности им давным-давно перебили и забыли восстановить, образно выражаясь. На самом деле его вывели из генотипа у мужской части правителей после некой туманной истории, и это продолжало передаваться от поколения к поколению. Учитывая их многовековую практику в генной инженерии в это легко поверить. Также они придерживаются старых традиций находить жену сыну, брату, и т. д. Я считаю, что они глупы до безрассудства. Например: в последней ветви правителей семейства Смутов, в которой родился Марк принято подняв восстание под лозунги - 'Учитель Плющ был прав, отец' свергать последнего, отбирая у него жизнь. А наставник Плющ продолжает обучать правилам свержения следующее поколение.
        Во-вторых: этот маскарад с перевоплощением. Зорс не мог вылезти из источника, так как тот слишком мелок, к тому же Зорс был бы тоже серебристого цвета, как ногти Леры, и получается, что он не причастен к его исчезновению. И он не красовался перед Лексипией, к которой был весь день благосклонен, а наоборот гнался за ней в виде пумы и разодрал спину бедняжке. Что правда неизвестно, но кто может опровергнуть? Может - она и его, и Леры противник или просто попала под горячую руку. А может, он нашел новую пассию, и решил расстаться с Лекс, но как-то слишком грубо, по-моему. Или он клин клином вышибал?
        И в то же время Зорса нашли оглушенным в схватке с предполагаемым зверем сегодня рано утром. Пострадавшим в битве с тварью, которая выпрыгнула на них с Лексипией, как говорила Софья. Но это была ночь. Могла пролететь птица, а Зорс мог уйти в кусты и сыграть схватку человека и зверя в самолично поднятой пыли, просто переходя из одного состояния в другое. Потом погнался за Лексипией к самому городу, но никого не съел и не искалечил, кроме меня, вспомнила я, задев еще ноющее колено. Может это одна из составляющих плана?
        В-третьих, где-то рядом уже должна быть другая неизвестная мне группа. Может поэтому они разыграли представление?
        А где была Лера?
        Я собрала в сумку свои туалетные принадлежности, купленные перед перемещением и все снятые вчера после завтрака амулеты, Паук Креста остался на шее, он красив и он полезен. Я вспомнила горящие голубым огнем глаза Зорса. И ту силу, что в них отражалась. Настолько полезен, что и не передать. Вещей, кроме тех, что были на мне, у меня не было. И я чувствовала себя не лучшим образом.
        - Даяна.
        Я обернулась на зов. Возле моего порога стояла еще одна путана. Мне она была не знакома, за время моего пребывания здесь я ее не встречала.
        - Меня зовут Маро. Я должна вас сопроводить к нашей жрице. Вы готовы?
        В этой девушке не было кокетства Лексипии, она держалась просто и достойно, чем отличалась от других. Отличалась и ее одежда, полупрозрачная длинная рубашка с тигровым рисунком. Темные волосы собраны в сетку с жемчугом, который, казалось, мерцал и в ее карих глазах.
        - Да готова. - Ответила я.
        Мы вышли из гостиницы. Ее я тоже больше не увижу, как Зорса и Леру. Не буду даже прощаться. В сумке зайка сделал какой-то маневр, я о нем совершенно забыла. Наверное есть хочет.
        Как только улучу момент - сразу передам ему что-нибудь. Мы подошли к восьми парням, державшим как рабы Древней Греции, кибитку с разноцветным пологом. Ее они положили на белый камень дороги, дав нам в нее войти.
        - Куда прикажете госпожа? - Спросил один из них.
        - В гостевой зал жрицы. - Ответила Маро. Она, похоже, немногословна и немного испорчена властью.
        Все восемь человек спортивные и подтянутые с темной как шоколад кожей на Земле считались бы красивейшими из мужчин, здесь были как рабы.
        Кибитка мягко двинулась, как будто ее не несли люди по мощеной улице. Ткань мягко переливалась перламутром, а я почти стала засыпать. Маро сидела в позе королевы, закрыв глаза и сложив руки на коленях. Чувство зависти и ненависти почему-то резко стало выделяться на фоне других моих чувств. За счет чего было неизвестно, но даже волосы на шее стали дыбом, и я попыталась успокоиться. Я ведь даже на площади перед зверем была вполне спокойна… Сердце от этой мысли ушло в пятки и ойкнув вернулось назад. Об этом лучше не вспоминать и не думать. Все хорошо подумала я, все хорошо и перестала злиться на Маро. Она никогда, уж это точно, не смогла бы так!
        Мы не произнесли ни слова. Парни остановились, и к кибитке была подана переносная платформа. Ее тоже несли четверо молодых мужчин, Маро пересела из кибитки на подушки платформы и уже следовала впереди меня. Через еще полмили она вернулась обратно в кибитку и продолжила сопровождать меня уже в ней с тем же надменным видом. Мое терпение и попытка не смеяться в голос подошли к концу, когда она этот маневр повторила в третий раз, но смеяться долго мне не дали. Полог кибитки распахнулся и меня, в прямом смысле, стянули вниз.
        - Нашли все-таки. - Прошипела рассерженная Маро, когда неизвестно откуда взявшаяся толпа подняла меня на руки.
        Конечно нашли, еще бы, столько раз перелезать, как клоун из 'экипажа', и слепой бы заметил.
        Дорогие жители нашего прекрасного города, - начала она величественно глаголить. - Мы с достопочтенной Даяной следуем к жрице и…
        В этот момент из группы людей, держащей меня вынырнула рука и запихнула что-то в карман моих джинсов. Я в шоке от этих людей, еще и по карманам лазят! Хорошо, что ничего не стали доставать или искать.
        - Поэтому, - продолжала говорить Маро, не выделяя кого-либо из толпы смотрела свысока, возвышаясь морально, ну и физически она была в данный момент выше, - прошу пропустить нас в ее гостевой зал.
        Она окончила свою речь, и меня так же бесцеремонно бросили на дорогу и разошлись, как будто их и не было.
        - Спасибо. - Сказала она.
        - Ну…. Спасибо, - Повторила уже я, отряхнула джинсы и подошла к кибитке. Смеяться над маневрами Маро уже не хотелось. Кибитку чуть-чуть опустили, дав тем самым возможность залезть самой. Вот так они и обозначают различия в социальных классах - уровнем кибитки, когда необходимо в нее залезать. Мой выходит ниже плинтуса.
        Спасибо - повторила я про себя, - огромное! - это уже когда задела еще ноющее, но не такое опухшее колено.
        'Мы вылетаем после приема, будь готова'.
        Коротко и ясно - Зорс писал. Бумажка найденная в джинсах меня порадовала. Я смогу с ними вылететь, но попрошу другую кабинку и задам ей свои координаты. Вот так мы и разойдемся, как в море корабли.
        Спустя час я уже готова была хохотать до упаду, когда после стольких пересадок Маро, меня заставили ждать в длинном коридоре с пятнадцатью дверьми. Неужели их жрица начала свои сборы с душа?

…Вообще столько пересаживаться и так долго шествовать в таком маленьком городке, и в конечном итоге попасть за его пределы всего лишь у синего леса - это полное безрассудство. Они обошли весь городок раз десять, - думала я, меряя шагами темно-зеленую гостиную в стиле рококо. И откуда у них зеленый мрамор?

…Вот и камин, и огромное изобилие золотой и белой лепнины в виде ракушки почти на каждом предмете. Стиль под старину и как всегда он невероятно броско смотрится. - Подвела я итог своим рассуждениям, почти засыпая на одном из стульев в 'приемном' коридоре…
        - Госпожа, прошу следовать за мной, наша жрица готова принять вас. - Маро уже в другом наряде стояла передо мной.
        - Что? - Спросила я.
        - Она может теперь вас принять. - Терпеливо повторила Маро.
        - А, ясно, сейчас…- Я встала. Сон слетел моментом. Меня наконец-то готовы принять спустя два часа, я просто удивлена. Маро успела переодеться… какая ирония с их стороны. И надо было меня так рано поднимать?
        Я оправила одежду и пригладила волосы. Хуже некуда подтвердило зеркало у двери мои опасения, глаза остались красными, а кожа стала серой, но выхода не было.
        - Проходите. - Сказала Маро, пропуская меня в эту дверь. - Вас ждут.

12.
        Меня действительно ждали, как в фильме про кровавые убийства, в темном зале. Это потому что стояла я одна среди толпы в черном зале. Я стою в огромном зале - об этом говорило эхо, наполненном людьми - об этом говорили сопение и шорох одежд, и среди них есть нечеловеческая раса - как всегда, об этом говорил запах. Гроки, определила я по сладкому запаху муската, в большом количестве - решила я, когда от запаха начала подступать тошнота.
        Маро услужливо закрыла сзади дверь, мол, да задохнитесь вы окончательно. И я провалилась в черную тьму муската, теперь я была одной из них. Настроение в толпе я чувствовала отчетливо, это было озлобленное ожидание и терпение, окончательно подходящее к концу. Наверно, когда я спала в коридоре, их разместили здесь, и они уже давно вот так стоят и ждут. Так же хорошо чувствовалась настороженность и решительность со стороны некоторых лиц. Я не Нострадамус, но где-то среди нас неподвижно стоящих, эти лица стали проходить к выходу.
        Впереди яркий свет прорвался сквозь пол и потолок, движение прекратилось, все замерли, лучи образовали два световых цилиндра, соединенных основаниями. Красное свечение стало проявляться в центре, увеличившись в несколько раз, оно образовало красный мерцающий трон. Световые луч, расширяя свои границы и прогоняя тьму, выхватывали из нее щурящихся и прикрывающих себе лицо людей в красных нарядах и Гроков в синих комбинезонах. Красный зал был просто огромным, овальный, без окон, он был украшен только позолотой и рисунком красивых птиц под потолком.
        Итак, это был зал, наполненный красными и синими зрителями, синих много больше. В центре зала размещен овальный бассейн с золотыми водами и камнями, расположенными в виде треугольника, над ним парит красный трон, все еще пустой.
        - Проходи, присаживайся. - Услышала я голос из ниоткуда. Ситуация стала напоминать нашу встречу с Зорсом и Лерой вчера утром. Куда это проходить и присаживаться, удивилась я такому предложению и осталась стоять на месте.
        - Ваше место трон. - Подсказала Маро и направила руку в его сторону. Я не двинулась с места.
        - А как-нибудь без меня можно? - Спрашиваю и уворачиваюсь от второй руки, которой она старалась меня направить в нужную сторону.
        - Нет. - Отрезала Маро, выставив вперед руки и не давая мне возможности скрыться.
        - Ладно.
        Вариантов побега больше не было, и на меня смотрели все рядом стоящие, готовые в любую секунду выбросить непокорную в центр зала. Все равно трон теперь в гармонии с моим нарядом и будет сочетаться. Я гордо выпрямилась и пошла к бассейну. Народу было слишком много, вдвое или втрое больше чем могло быть население самого городока. Как они здесь поместились? - Думала я, ступая по каменному полу.
        - Иди по камням, - сказали мне, когда я приблизилась к бассейну. Говорившая была где-то рядом, но я ее не видела.
        Камни были с площадками, и я не соскользнула с них в воду. Еще этого не хватало при всех остаться только в нижнем белье и покрыться позолотой.
        Трон с подлокотниками в виде птиц парил в воздухе в уже желтом световом луче, он с легкостью выдержал мой вес. Пока я шла к нему - в толпе среди зрителей не было произнесено ни одного слова, ни один скрип по каменному полу не был услышан мной.
        - Я рада приветствовать всех наших гостей, жительниц городка и новоприбывших посетителей.- Начал голос, а в воздухе рядом со мной стал материализоваться второй трон золотого цвета с красными рубиновыми птицами. В это же время рисунки на потолке стали плавно двигаться. Золотые птицы перелетали с одной ветки на другую. Только сейчас скрытые красным мрамором ветки стали светиться от прикосновения к ним птиц. Вот сейчас можно было увидеть все великолепие картин на стенах зала. Это был красивый объемный рисунок, который изображал группу веселых людей танцующих под ветвями деревьев, на которых только что сидели птицы. Движение птах пробудило движение воздуха и стало раскачивать ветки. А люди, подобно живым стали двигаться в такт еще неслышной музыки. Они коснувшись земли, открыли многочисленные ниши с окнами внутри, и каждый из них, став рядом, приподнял рубиново-красный полог. Яркий свет голубых звезд брызнул со всех сторон, волны свежего воздуха заполнили помещение, прогоняя мускатный дух. Кожа и одежда находившихся в помещении поменяла оттенок на более темный тон.
        Трон возле меня материализовался уже полностью.
        - Я! - Вдруг в него впрыгнула как будто бы сверху женщина.
        - Я рада, что сегодня мы все узнали, что никто не покинул наш мир- мир нашего существования в крови и порезах после битвы со зверем.
        Это она говорила, и говорила быстро и слишком торопливо, поэтому сбивалась и заговаривалась. Она быстро опустила ноги с трона и оправила золотую одежду. Кстати она тоже была одета скромнее, чем другие представительницы ее народа. Так как все разглядывали стены, то никто кроме меня не заметил ее действий, как и ее появления. И эта дама, пользуясь таким положением вещей, быстро стала поправлять макияж. Она вытащила из подлокотников зеркальце и помаду.
        - Все мы обязаны… - начала она, но запнулась, увидев меня возле нее.
        По-моему она не рассчитывала меня увидеть вообще, гримаса нашкодившей девчонки мелькнула на ее лице и тут же исчезла, а вместе с ней испарились зеркальце и помада. Губы остались недокрашенны розовым перламутром. Удивляюсь, столько времени было, и она не успела накраситься? Или кто-то ей случайно помог от макияжа избавиться?
        Она выпрямилась и продолжила.
        - Все мы обязаны этим ранее неизвестному, но очень смелому человеку. - Гуру любви на этой планете еще раз удивленно посмотрела на меня. Все присутствующие, наконец, повернулись к источнику звука.
        - Наш городок, - продолжила она, - мог потерять не одну жемчужину нашей сокровищницы, не одного искателя чуда, который нашел его на нашей планете.
        - В ваших объятиях, - закончила я мысленно.
        - Прошедшая ночь принесла ужас и панику в стены нашего города, но своевременная помощь и защита со стороны стражников и молодого и прекрасного человека с Земли. - Она улыбнулась стоящему человеку в первых рядах, тот ответил слегка самоуверенной улыбкой.
        - Зорсу… - Выдохнула она сладко. - Мы гордо выстояли против чудовища, проникшего в наши стены.
        На пол из воздуха выскользнул и плюхнулся сверток, который мне дал доктор Дуглас, тесемки развязались и на белом холсте мы увидели тушу черного и облезлого ворона. Люди отшатнулись в испуге, раздались легкие ахи и вскрики. То, что ночью все видели огромного черного грифа, которого вроде бы не нашли, а сегодня этот гриф стал маленьким облезлым вороном, который чуть больше полуметра высотой, и то был когда-то при жизни - никого не смутило. Меня рассмешило.
        Вот она женская изюминка - любить ушами. И кто мог так хитро все вывернуть? Отвечая на мой вопрос Зорс скрылся в толпе, что раздосадовало жрицу. Конечно сам охотник, кто же еще.
        - Мы должны отметить в этой победе еще одну нашу гостью с Земли, которая приложила все свои силы и смелость для спасения наших жизней. Даяна. - Сказала она слегка севшим голосом, поправляя в нерешительности рыжие с красным отливом волосы.
        - Даяна, - обратилась она ко мне,- мы рада познакомиться с тобой. Меня зовут Романтика. - Представилась она тихо и подмигнула. Рыжая бестия с изумрудными глазами, сказал бы мой брат и обязательно добавил, - обворожительна и хороша даже в возрасте. На взгляд ей было около тридцати, среднего роста, миниатюрная в общем.
        - Мы рады, что в минуту нашего панического страха, ты подняла наш дух и защитила нашу сестру Лексипию. Что, не смотря на нашу легкую отчужденность, вступила в наши ряды и билась со зверем, превосходя всех мужеством и отвагой.
        Зорс ушел и исчезли все красивые слова из ее лексикона и все отсутствовавшие в реальности подробности. Она решила резко закончить свою речь и оборвала свою тираду фразой.
        - Мы отблагодарим тебя сейчас на равнине источников.

13.
        Романтика плавно провела рукой в воздухе, стирая стены комнаты. Потолок стал небесно-голубым, а каменный пол покрылся травой. Наши троны продолжили парить над золотым источником. Часть присутствовавших на церемонии стояла на траве среди чистой природы. Остальные в красном зале, где на стенах диковинные птицы продолжали перелетать с ветки на ветку. Вокруг я узнала ту поляну, на которую мы вышли из леса прошлым днем.
        - Даяна, в благодарность мы даем тебе возможность искупаться в источнике. Если ты выберешь серебристый, то здоровью твоему не будет конца. Если золотой, то красота твоя будет сопутствовать тебе вечно. А если в чистых водах простого источника, тогда сердца окружающих тебя людей будут чисты и полны той же силы, что и твое.
        За время ее обращения ко мне гости стали расходиться, один этап встречи перешел в другой. А вокруг переместившихся на траву тронов собрались путаны, а среди них и Лексипия. Возможно, мой выбор будет конфиденциален и не известен никому. Уже лучше!
        Жрица, окончив говорить, ожидала моего ответа.
        По правде говоря - я запуталась в своих желаниях. Быть вечно здоровой - это замечательно. Купание в холодной воде, есть столько, сколько хочется, прыгать с верхних этажей и ничего не ломать, ездить в Африку и перемещаться на Марс без прививок. И в то же время умереть от долгой старости и в 170 лет смотреть с отвращением на себя? Правда можно выбрать вечную красоту… Красиво стареть и думать как такая совершенная, как я может вообще болеть и даже умереть, в конце концов? Ведь я точно изменю о себе свое представление - стану выше над другими мысленно, или нет?
        А вот возможность побуждать хорошее отношение ко всему у окружающих более ценное дарование. Можно поселиться у правителя какой-нибудь планеты и просто своим присутствием сделать всех милыми, добрыми и… И все это, наверное, банальная глупость.
        Я посмотрела на путан, стоящих вокруг трона. - А что бы выбрали вы? - Спросила я у жрицы.
        - Здоровье, - ответила она, не думая.
        - А ты, Лексипия? - Она сказала, что лучше пожизненной красоты нет ничего, так как сердца мужчин будут тебе покорны всегда. Так ли?- подумала я, вспоминая Зорса в обличии пумы. Выразилась бы она так, если бы знала правду?
        - А кто бы выбрал простой источник? - Спросила я.
        - Никто еще не выбирал этот источник. Потому что когда ты добиваешься этой милости ты либо стара и больна, либо уродлива, и не можешь стать жительницей города путан. - Серьезно сказала Маро.
        - Маро не совсем точна. - Вмешалась Романтика,- те женщины, что не являлись женами шейха, должны были пройти испытания.
        - А испытания были сложными?
        - Нет. Но они занимали слишком много времени или были опасны для кожи. Поэтому, проходя его, у них не оставалось возможности выбрать что-то другое.
        - А что можно выбрать еще? - Мне стало очень интересно.
        - Можно также попросить чудо этой планеты. - Ответила Лексипия.
        - Одну из путан? - Спросила я, рассмешив и порадовав их.
        - Нет. Она говорит о настоящих жителях планеты.- Сказала Маро.
        - Это или птицы, или камешки. - Закончила Романтика.
        - И при этом нет нужды купаться, а точнее долго выбирать?
        - Да. Итак, ты Даяна, спасительница нашего города, что ты выбрала? - Романтика придала голосу особую возвышенную тональность.
        И я с улыбкой ответила в созвучие ей, что в дар я с радостью приму несколько камешков, что удивило Лексипию и не удивило Маро. Она ко мне не слишком была благосклонна и дружелюбна.
        Я прошу разрешения отсканировать каждую из них здесь и сейчас, а после зарисовки, за такое радушие с их стороны обязательно перешлю им свои рисунки. Маро неодобрительно скривилась. Если она не будет мне помогать, то это ее проблемы, а у всех остальных, я насчитала двадцать девушек, будет долгая память обо мне.
        Я быстро отсканировала их по отдельности на пленку. Позже с кадров я смогу сделать соответствующие натуре копии и выслать им. Маро действительно отошла в сторону, но я решила, что такое проявление гордости просто необходимо запечатлеть и отсканировала ее сбоку. За время спонтанной фотосессии, Лексипия принесла маленькую сиреневую коробочку, подвязанную шелковой лентой.
        - Опусти их в воду, и ты сможешь наслаждаться их шепотом. - Сказала она, вручая мне коробочку.
        - Лексипия, а как же суровое наказание за вывоз камней?- Спросила я, напомнив о нашей первой встрече.
        - Для Грозы Чудовищ все самое ценное. - Ответила она, надеюсь, шутя.

14.
        Девчонки, какие же вы милые, когда рядом нет мужчин, подумала я, просидев в их окружении более часа. Мы трапезничали на траве в той же долине, а из исчезнувшей наполовину тронной залы младшие путаны приносили нам яства. Младшими называли несовершеннолетних девушек. Наш легкий перекус, в смысле все та же трава и странные овощи, был опять несытным. Одну из земляных груш я закинула в сумку. Прости зайка-тигренок, но мяса они сами давно не видели. Заяц ответил легким хрустом груши. Встреча с истинным 'лицом' путан, которое мне понравилось больше, подходила к концу.
        - Меня наши новоприбывшие гости, я говорю о Гроках, просили познакомить их с тобой, Даяна. Скажи, ты позволишь мне эту просьбу исполнить? - Обратилась ко мне Романтика.
        - Конечно.- Ответила я, так как с такой расой я была еще не знакома. И меня подкупило желание узнать, что их так заинтересовало. Может я, может то, что я с Земли, а может ночная пума, или наоборот тот, кто ее поймал, а может, они хотят узнать, как гриф стал вороном или все сразу?
        - Романтика, когда они прилетели, или они все время гостили у вас?- Спросила я жрицу.
        - Нет. Часть из них здесь была раньше, а сегодня рано утром они прилетели в полном составе к источнику…
        - Среди них есть вторая половина, я имею в виду как бы 'женская' половина.- Спросила я, чтобы не проявлять своего интереса.
        - Нет, Грокинянки никогда не покидают пещер предков, - ответила она, мягко поправляя волосы. - Да и сами Гроки не смогли бы с ними посетить нашу планету, так как жены излишне ревнивы.
        - Значит, они прибыли сюда с неофициальным визитом? - Решила я уточнить, а то вдруг это именно те неизвестные противники.
        - Не совсем. - Ушла от ответа Романтика. Но затем решила пояснить, чему я удивилась. Так как в обществе Зорса и Леры получала лишь малую долю информации. - Они интересуются исчезнувшим серебряным источником.
        - Почему? Вы им разрешили добычу металла на этой планете?
        - Да нет. Они посетили свою ставленницу - Это Маро. - Ответила она на еще не заданный мною вопрос.
        - Они привезли ее к нам еще пять лет назад, когда ей было около четырнадцати и, оплатив первые расходы на ее обучение, оставили у нас. - Опять она опередила мой вопрос.
        - Это разрешено? - Спросила я, осмелев.
        - Когда платят такие деньги, конечно разрешено. - Отмахнулась Романтика.
        - Гроки - это наиболее частые посетители нашего городка, мы не могли им отказать. И к тому же этот источник был их владением, поэтому они и начали интересоваться его пропажей.
        То, что об источнике она упомянула во вторую очередь, я думаю, говорит о том, что Маро здесь не жалуют и ей, наверное, завидуют. Но… Меня немного качнуло, а в глазах все поплыло. Это была очень ценная информация, даже слишком. Особенно сейчас, после ночного шоу, так как именно после него источник исчез, но Зорс из него не вылезал. Почему? Потому что он ядовит и неглубок для такой пумы, хотя он мог быть в снаряжении. Но он ходил с Лексипией, а Лера общалась. Может, у Гроков и моих спутников одни и те же цели, - Марк?
        Тогда выходит, что Марк был у Гроков и либо их так привлекли на планету, либо, что более вероятно, - его держали в источнике. Интересно - каким это образом?
        И если это так, то они действительно должны срочно покинуть эту планету. А я - срочно сматываться отсюда и ни в коем случае не обмолвиться о моем назначении… Хотя. Нет, нужно просто собраться и уехать пусть мой преподаватель, он же профессор сам выручает себя. А я от этой удивительной поездки оставлю себе красочные воспоминания, камешки и тигренка. Зайка крутанулся в сумке и мне стало так легко и просто от мысли, что вскоре эта путаница разрешится и вся эта ситуация для меня исчезнет.
        Что ж, теперь можно поинтересоваться и о неожиданной поимке грифа, то есть ворона. Времени у меня много, ведь не я должна срочно убегать, да и информация нужна.
        - Жрица.
        - Да?- Романтика повернулась ко мне.
        - Могу я узнать, как Зорс поймал это чудовище?
        - О, это совершенно немыслимо! - Начала она восторженно, и слегка зарумянилась.
        - Его утром нашли оглушенным, не так ли? - Спросила я скептически.
        - Вам не стоит, Даяна.- Она сделала ударение, - так не доверять людям и не верить в них.
        - Я верю людям.- Обиделась я, - просто верю в особых случаях.
        Но она меня уже не слышала, как будто ушла в тревожные воспоминания.
        - Зорса, действительно, нашли в лесу израненным, и вы сами могли в этом убедиться с утра…
        Интересно, кто доложил о моем приходе или у них везде уши, нет глаза. В это время путаны оставили нас одних.
        - Как мне известно, - продолжила она, - он сердечно извинился перед Лексипией за то, что не смог ее защитить. И она его простила, так как он пытался это сделать, и был искалечен… - Начинается, к концу повести он посмертно будет назван героем, а Лекс будет ему приносить на могилу цветы. Нет, ну надо же было вначале сказать, что он был изранен, а теперь уже искалечен.
        - Но, оправившись благодаря нашим привратницам, - врет и не краснеет. - Он решил восстановить свою немного павшую честь и поквитаться со зверем… - Она резко покраснела, и, как и в прошлый раз, так же резко оборвала себя, - что ему, без сомненья, удалось!
        - А вы ранее были знакомы? - Решила я поинтересоваться.
        - С кем? - Спросила она.
        - С Зорсом, конечно.
        - Нет. - Прошептала Романтика, и о чем-то совершенно противоположном сказали ее глаза. Она выпорхнула из-за стола, и я последовала за ней. Такую же легкость в движениях, как у нее, мне не удалось не то, что повторить, но даже скопировать. Она не зря называется жрицей и поддерживает свое звание всего лишь своим существованием.

15.
        Мы вошли в красный зал, и стены сзади нас стали подниматься, срастаться между собой, возвращая залу былое величие и роскошь. Рисунок теперь изображал первый вид картины - еле заметные золотые птицы среди могучей красной листвы.
        Гроки расположились в соседнем с красным залом помещении. Их было не много здесь - пять или шесть существ, которые громко разговаривали, не замечая нас. Не вооружены и не опасны, определила я взглядом любителя оружия. В речи их преобладали шипящие звуки, как будто с детства они без зубов. Это можно описать, вспомнив всего одну строчку из народной песни Гроков: 'Сщас св шебе шихлиьс севша', что означает 'Сейчас в небе загорится звезда'.
        Когда смотришь на одного из их представителей, все хочется удивиться, как это они устроены? Снаружи они твердые, каменные, а в нутри только лишь вода, ну или что-то вроде того. Гроки живут в таких местах, где столетиями нет никакого проявления жидкости, даже в газах. Говорят, они могут засыпать на год или два один раз во время пребывания в пещере своих предков. Правда, если сами немного усыхают в течение своей короткой жизни, всего двадцать пять лет. Как описывается в старых архивах, пещеры со спящими они засыпали песком. Сейчас надобности в таком режиме нет - их медицина тоже шагнула в будущее, и эти год или два никто из них не теряет.
        - Лаге, позволь я представлю тебе нашу спасительницу Даяну. - Обратилась Романтика к самому высокому из них, достигающему почти трех метров. Грок ловко, учитывая его каменную комплекцию, развернулся к нам, прервав разговор с голограммой, которая тоже смотрела на нас.
        - Ящ лашь вищ вильща. Ишь Хамша. - Прошипел сдавленно Лаге и улыбнулся.
        В общем, все понятно, но почему я 'хамша', то ли я хам, то ли ханжа? Да нет, это же 'прекрасна'. Думаю, мой собеседник понял мое замешательство и его причину. И повторил все на моем языке со все еще присутствовавшим шипением. - Я рад вас видеть. Вы прекрасны.
        Я улыбнулась в ответ. И чуть не сказала - вы тоже. Красивый как Аполлон подумала я - присмотревшись к этим мраморным греческим чертам. Действительно красивый, хотя и холодный.
        - И я рад вас видеть, - сказала голограмма на земном языке. Она была такого же роста что и Лаге. Тоже с хорошо очерченным носом, но уступал Лаге. У него тело с большим количеством наростов, выступающих из-под комбинезона. Наверное, он был старше, а может как у нас волосатее?
        - Даяна, ваша схватка со зверем, как мне рассказали, была бесподобна, - начал Лаге. На случай бесполезной лести у меня есть особый прием, чтобы не потерять голову, спросить себя, что ему нужно. Но я это и так уже знала. - Скажите, вы испугались?
        - Да. Но я решила не отступать.
        Голограмма попрощалась с нами и исчезла. Романтика отошла к другой группе Гроков, мы остались тет - а - тет.
        - Это не в вашем стиле? - Поинтересовался, улыбаясь Лаге. Наверное, при других он свою обаятельную улыбку скрывает, а сейчас решил ее проявить во всей лучезарности.
        В случае, если бы Лаге был человеком, я бы с радостью начала более оживленный разговор, чтобы как я считаю лучше понимать людей. Да и занятный собеседник может быть интересным во всем, в том числе и в браке. Но это был Грок, а я против межпланетных браков и свободных отношений вообще, так как дети получаются ужаснее отца и матери и не соответствуют природе ни первого, ни второй. Но вижу, что Гроки этим не брезгают, посещая такие планеты, что меня возмутило и отвратило одновременно.
        - Да, не в моем.
        - Скажите, Даяна, с какой целью вы здесь?- Я подозрительно прищурилась, а он решил срочно выйти из этой ситуации и продолжил, - ведь чаще эту планету посещает совершенно противоположный пол людей, и оба мы понимаем - почему.
        Он еще раз улыбнулся чеширским котом в марте месяце.
        - Я художник, и прибыла сюда, чтобы набраться опыта и вдохновения. - Спокойно ответила я.
        - Вы посетили все источники?
        - Нет не все, я два дня как нахожусь на этой планете, точнее сегодня - второй.
        - И вы успели побывать в такой переделке…
        - Да, именно так и получилось.

16.
        - В таком случае я предлагаю вам пройтись со мной и осмотреть то, что вы еще не успели. Может, расскажете мне во всех подробностях о вашей схватке со зверем? - Лаге протянул мне свою руку и я, недолго думая, согласилась его сопроводить. Температура его тела была ниже, а за счет твердой гладкой, как будто полированной поверхности его тела, создавалось полное ощущение камня.
        - Все довольно просто и к тому же большую часть я уже и не помню, в смысле даже не помню, как получила ушибы. Но зверя поймали!
        - Да, поймали, некий Зорс. Он вам знаком?
        - Нет, - ответила я, вспоминая пуму. - Не знаком.
        Пройтись в хорошей, я посмотрела на Лаге, ну может быть хорошей, хотя это вообще трудно определить, компании, куда лучше, чем сидеть в ожидании - когда же меня заберут. Сейчас смогу все запечатлеть на сканер. Они меня не найдут, а если и смогут, то не пойдут на встречу с Лаге. Это только в том случае, если мои расчеты верны. А потом, наверное, я спокойно сяду в кабинку, мысленно попрощаюсь с Зорсом и Лерой и отбуду на Землю. Домой.
        Нужно будет сменить профессора, найти место для нового зайки или тигренка… Нужно, кстати, у него поинтересоваться, а вдруг его родня ищет? Если она у него, конечно, есть.
        Лаге, повернув меня к себе, повторил вопрос.
        - С кем вы здесь? Даяна? - Позвал он меня.
        - С друзьями. - Ответила я, очнувшись.
        - И они оставили вас одну? - Поинтересовался он. Мы подошли к южной поляне источников, я насчитала шесть каменных ограждений. Но, по-моему, одиночно стоящие источники, как тот северный, куда лучше, чем эта скученность.
        - Каждый из них был занят. Он увлечен обитательницами этого города, а она -созерцанием этих красот. - Я решила хранить молчание в отношении их имен.- Посмотрите, как здесь красиво!
        Лаге замолчал, но на здешние краски мира даже не оглянулся. Он здесь не для этого. Возможно, Маро вышла из-под контроля, что вряд ли. Так как эту надменность и гордость невозможно чем-то сломить, а уж тем более перевести на другую сторону. Она им обязана своим пребыванием здесь, может жизнью, а такие люди как она, не изменяют и не являются перебежчиками. Может он здесь по другим причинам? В этот момент он взял меня за руку и повел к восточным источникам.
        - А вы? - Спросила я. Дело в том, что если Гроки и есть другая команда, то для них я могу быть и просто приезжей, спасшей городок, и просто врагом. Но моя схватка с Зорсом в обличии пумы, теперь я в этом уверена, должна дать им определенно положительное отношение ко мне. Да и к тому же сейчас на планете более двухсот посетителей, попытайся, определи незаметно - кто из них?
        - А я ищу своих старых знакомых. Они забрали вещь, принадлежащую мне.
        - И вы хотите эту вещь вернуть. - Интересно, он об источнике или нет?
        - Да, вернуть. Понимаете, Даяна, эта вещь находилась в моих владениях, и может мне дать огромную власть на другой планете. Вы слышали о северном серебристом источнике, который исчез?
        - Слышала и мне так обидно, что он исчез. Он был настолько живописен.
        - Да, жаль… Но внешняя охрана была занята с другой стороны города, а внутренняя исчезла. - Он сжал челюсти.
        - Этот источник охранялся, а я и не видела… - Пришлось играть гостью не сведущую в делах планеты.
        - Скажите, охрана была в воде, но ведь она ядовита?
        Он отреагировал как надо - как на идиотку с другой планеты, которая точно приехала на источники полюбоваться и их нарисовать. Грок слегка расслабился и уже с юмором смотрел на меня. А я решила продолжать в том же направлении.
        - Неужели вода бесценна? Как вы думаете, как им удалось столько воды украсть? - Лаге даже отпрянул от той тупизны, которую я проявила, оказывается Гроки, как и люди дур не любят, что даже хорошо!
        Мы стояли как раз на восточной поляне, где Лексипия показала нам первый источник. Город красиво выделялся на фоне синего леса, слева на опушке я теперь заприметила резиденцию Романтики. И тут на эту же поляну вышли Грок и одна из жительниц города. Он что-то спрашивал, а она бурно жестикулируя, отвечала. Заметив нас, Грок молниеносно развернул ее обратно в лес. Мой спутник весь в своих мыслях этого цирка не видел.
        - Как удалось, - мне не известно. Но важнее другое. - Лаге начал говорить сам с собой. - Где он, он-а…- он посмотрел на меня и сказал, - вода сейчас?
        Хотя на языке его крутилось другое слово.
        - Почему Маро не… - И он смолк на минуту. Тут произошедшая картина повторилась - на поляне появилась еще одна пара. Грок и девушка, а затем и еще две такие же пары, которые, как и первая, завидев нас, резко поворачивали в лес. На влюбленных они были совсем не похожи. Может, Гроки что-то расспрашивали… об источнике, например?
        - Так как все-таки зовут ваших друзей?
        Раз я не виновата, то может мои друзья? - Наверняка именно так решил Лаге. А сбить с толку, а точнее с поставленной цели его трудно. Я теперь точно понимала, что пока Лаге общается со мной, точно так же сейчас опрашивают и других обитателей города. Вот почему их было так много в зале. Вот почему он так интересовался тем, знаю я что-то или нет. А испугался он не моей твердолобости, а потерянного времени.
        - Это мои старые друзья. - Не удержалась я от соблазна немного его попутать. Если они так быстро все спланировали, то за те полчаса, что я с ним хожу, они уже опросили почти весь город. Что, если Зорс и Лера ждут меня? Или их уже схватили?

17.
        - Ну, как все прошло?
        - Из ворона сделают чучело и повесят у Романтики в гостевом зале. Гроки меня не узнали, но есть среди них мавр Лаге.
        - Жрица была рада тебя видеть?
        - Я всегда оставляю хорошие воспоминания.
        - Я тебе была не рада.
        - Я появился во время твоего медового…
        - Лим тебе этого не простит.
        - Я с ним заранее договорился.
        - Ты шутишь?
        - Нет.
        - Ладно, тогда пошучу я. Даяну мы должны забрать с нами.
        - Зачем? Я бы ее оставил здесь. Марка мы отвоевали, а ее можно выслать к родителям на Сутан, чтобы дожидалась там.
        - Зорс, если ты не видел, то сейчас именно Лаге разговаривает с ней. Она знает мало, но достаточно, чтобы нас поймали. Я имею в виду сверток с вороном. А так же и то, что она лично с тобой боролась на площади и приобрела пару синяков. И, если Романтика и поверила в то, что зверя поймали, Даяна может с легкостью все наши уловки опровергнуть. Времени у нас нет.
        - Ладно, я ее найду, но потом сразу отправим ее на Сутан. Будь наготове возле кабинок.
        - Хорошо.

18.
        - И вы с ними давно знакомы? - Продолжил Лаге. По-моему, Гроки не привыкли отступать.
        - С детства и поверьте, никто лучше меня их не знает.
        - И чем они занимаются?
        Хочу сообщить, что во время ответа на такой каверзный вопрос мы забываем об истинности секрета. Стараясь скрыть действия интересующих, выдаем их имена. И я об этом вовремя вспомнила.
        В тени ближних деревьев обозначилось движение. Пора заканчивать с ним и сматываться, подсказал мне внутренний голос и странное чувство опасности, пробирающее до костей.
        - Дорогой Лаге, Кристина рисует, как и я. Но сейчас у нее проблемы на личном фронте и она не желает составить мне компанию. - Я решила так выпутаться с Лерой.
        - Вы же понимаете женские чувс…
        - Да понимаю, - оборвал меня Лаге, он уже явно спешит. - А он чем занимается, как его зовут?
        - …Их надо беречь, - закончила я свою мысль и в попытке еще что-то придумать, взглянула на лес. Сейчас я четко видела виновника почудившегося мне движения. Зорс сидел на дереве сзади Лаге в своей сиренево-изумрудной униформе, хорошо скрадывающей его среди листвы. А я уже решила, что их схватили - вот это глупость.
        Может он упражняется? А, может, подслушивает? Весьма вероятно, но так и над ним можно пошутить. Идея приобрела яркие краски и четкие очертания.
        - А Мипьку никто и брать не хотел. - Вспомнила я имя глупой, но смешной собачки из мультика. Послышался хруст веток, Зорс со скоростью перебирался ближе к нам.
        - Почему Мипька? - Спросил удивленно Лаге. Он то ли оглох, то ли был настолько увлечен идеей из меня вытрясти какие-то доказательства, что Зорса не замечал.
        - Он с детства носит ошейник, как у Мипьки, и если у него его забрать, он начинает точь-в-точь так же скулить. - Лаге расхохотался в голос.
        - Вы тоже смотрите мультики? - Изумилась я.
        - Я - нет, но вот мой сын - да, и он тоже просил такой ошейник.
        - Не покупайте его ему. - Серьезно посоветовала я. В душе сожалея немного, что у Лаге есть сын. Вот блин необоснованная и не оправданная ревность на чужую собственность.
        - Не буду. - Все еще смеясь, ответил Лаге. Немного успокоившись, он спросил,- А почему брать не хотели?
        - Он сжевал ботинки Кристины. И затем пришлось следить, чтобы в кабинке ничего не намочил. - Грустно сообщила я.
        - Простите, Даяна, о ком мы говорим? О человеке, который сжевал ботинки Кристины и мочится где попало? - Удивился Лаге. Сосредоточен, молодец, похвалила я его мысленно.
        - Я говорю о любимом бутельере скифском моей подруги Кристины. - Серьезно произнесла я, смотря на свои руки, как ни в чем не бывало. - Их у нее двое.
        - Но вы сказали, что он был занят обитательницами этого города! - Взбесился Грок.
        - Ну, да обитательницами… Одна из них на нем даже в город въехала. Представляете, какой он милый? - После моих слов Зорс стал красным, как рак, мне это было видно, так как он был уже в кустах возле меня. А на правду не обижаются…
        И как это он так бесшумно движется? - Думала я, а Лаге уже терял терпение.
        - Мипька - это собака. - Вслух проговорил сбитый с толку Грок.
        - Это не просто собака. - Подчеркнула я.
        - В самом деле? - Насторожился Лаге, ожидая раскрыть тайну тысячелетия.
        - Это бутельер скифский. - Заявила я с умным видом.
        - О, ужас! - Воскликнул он и повернулся, чтобы уйти.
        - Он был выведен специально, - Грок, услышав продолжение моей тирады, сгорбился и пошел прочь, - для промышленных испытаний! - Воскликнула я громко.
        Лаге ускорил шаг, он меня уже не слышал, что не скажешь о Зорсе и я продолжила.
        - Но мы с Кристи его выкупали, ой выкупили, ну а потом, конечно, выкупали.
        - Для каких испытаний? - Немного взбешенный агент космических РиО войск вырос рядом.
        - О, Зося! Привет. - Не удержалась я и сейчас.

19.
        - Что за чушь ты ему наговорила?- Зорс бесцеремонно тащил меня за собой вглубь леса.
        - Ты опоздал. А повторять я не люблю. - Впереди выросли перемещающие кабинки. В одной из них мы сюда переместились и вышли на эту поляну, кажется вечность назад.
        - Придется. - Сказал Зорс и подвел к той кабинке, возле которой стояла Лера.
        - Посмотрим.
        - Вы долго,- сказала она.
        - Лаге не хотел прощаться, - мило сообщила я, застенчиво поправив волосы.
        - Прибить хотел. - Добавил Зорс, прищурившись. Он поставил все сумки, в том числе и мою сумку, на пол кабинки.
        - Ребята! - Обратилась я к ним, вспомнив свое желание отбыть, куда подальше от этой парочки. - Давайте я полечу отдельно от вас. Может, усну на досуге.
        - Хорошо, - согласилась Лера, и пошла открывать вторую кабинку.
        - Ты можешь уснуть в одной кабине с нами. - Заявил Зорс.
        - Нет. Когда в кабине перемещается три человека, то лечь там вообще негде. - Ответила я спокойно, хотя после такой наглости с моей стороны, мне бы лучше молчать.
        - Готово.- Лера отступила от кабинки, - занимай.
        - Спасибо. - Я вошла, закрыла внутренние двери и начала набирать координаты Земли. Скоро, совсем скоро я буду дома.
        - Лера, она спросила координаты следующей остановки?
        - Нет, но думаю, это будет Сутан. А мы сейчас на территорию твоей бабули.
        - А я так не думаю. - Сказал Зорс.- Ты летишь в этой кабинке, - он указал на открытую кабину, - а я с ней.
        - Зорс, ты сам хотел, чтобы она вышла из этой истории, и не приходилось ее с нами тащить.
        - Да. Но если она сбежит, то нового портретиста мы не скоро найдем. Еще неизвестно получили мы то, что нам надо или нет.
        - Хорошо. - Лера вошла в кабинку. Двери мягко съехались.
        - Хорошо. - Ответил Зорс и пошел в другую кабинку.

20.
        Еще тридцать секунд, думала я мысленно, еще тридцать секунд. И я смогу эти два часа перемещения провести в покое. А потом приеду домой счастливая, как никогда. Еще десять…
        - Не занято? - Спросил Зорс, входя в кабинку.
        - Занято. - Ответила я в замешательстве.- Что ты тут делаешь? Я хочу выспаться, в конце концов, без посторонних.
        - Ты не спросила следующие координаты, и мы подумали, что не стоит терять такого, - он сделал ударение, - человека, как ты. Смотри, а координаты неверные, здесь указана Земля. - Притворился простаком, снял мои данные и начал набирать другие.
        - И куда теперь? - Поинтересовалась я, прекрасно понимая, что все иллюзии рухнули.
        - Мы? - Спросил он, стоя ко мне спиной. - Мы посетим бабулю.
        - Чью?
        - Просто бабулю, ну знаешь, такие бабушки, которые носки вяжут? - Спросил он издеваясь. - Ну, к ней и полетим. - Он закончил с координатами. - А ты спи, - заботливо протянул он, и уселся напротив стенной кровати, на которой расположилась я.
        - Ты ведь так устала.
        - Зорс, если ты поменял координаты, то можешь быть свободен. Я хочу лететь одна. - Решила я настоять на своем уединении. Совсем некстати послышался рокот, а затем гудение и тонкий писк, оповестивший о том, что кабинка Леры уже отправилась.
        - Прости, но Лера нас покинула, а я один перемещаться не люблю - детский страх.
        То, что спорить с ним бестолку стало ясно сразу. Я уставилась на него, не веря. Он что, так и будет сидеть напротив? Нет, в таком случае, я глаз до конца перемещения не сомкну. И меня это так разозлило…
        - А ты, я вижу, успел не только грифа поймать, но и выспаться. - Заметила я саркастически. - После нанесенных пумой ранений…
        - На мне все быстро заживает. Ты в этом сама могла убедиться сегодня утром. - Ответил Зорс. Он сидел, закрыв глаза и не двигаясь.
        - Не настолько быстро, - воспротивилась я. Он открыл один глаз. - Особенно, если учитывать, что ты поймал не грифа с три метра в высоту, а ворона. Наверное, совсем плох был? Может, даже с температурой… Голова сейчас не кружится, иначе с чего тебе было на дерево залезать?
        - Эта обертка, как ты сказала, успел перед смертью перевоплотиться. - Спокойно ответил Зорс, пропуская мимо ушей все мои выпады.
        - Мугу, - буркнула я, - так же он успел скукожиться, высохнуть, облезть и упаковаться в сверток доктора Дугласа.
        - Считай, что сверток был под рукой, а нести его за глотку - мало приятного. - Также спокойно заметил Зорс.
        - Но самое интересное… Как в это поверили остальные? Те, кто был на площади. Может их кто-то заставил поверить? Некто наделенный властью и привилегией.
        - Романтика. - Подсказал Зорс.
        - Так зарумянившаяся при твоем приближении… - Начала я и остановилась, не закончив своей обличительной фразы: и кто бы мог ее так запутать?
        Зорс сидел, довольно усмехаясь, закрыв глаза и закинув голову назад. В том, что это он все состряпал, я не сомневалась ни на минуту. Но контур знакомой мне розовой помады за его воротником меня раздосадовал и заставил замолчать.
        Зачем кого-то обличать, если все и так ясно? Он это знает, и отрицать не будет. Показывать, что ты умнее, чем кажешься? За это ты ничего не приобретешь, а только потеряешь. Всего минут пять назад я великолепно избавилась от настырного Грока. Три минуты назад я попрощалась мысленно с ними. Минуту назад рухнули все надежды на спасение, и теперь я вынуждена лететь с Зорсом, к которому неравнодушна сама жрица любви. От досады решила промолчать.
        Согнув ноги в коленях и максимально упершись о стену, я уснула в надежде, что когда проснусь - не увижу ни Зорса, ни Леры, буду у себя в комнате рисовать. Вспомню виды города и леса, лампу в комнате, путан, красный зал, рисунок на воротах. Какая там была легенда? О первом мужчине, посетившем городок… Опьяненный вниманием и лаской, он решил остаться там навсегда. Чтобы добиться этого потребовал ключи от города. Но несчастный не знал простых правил прекрасных дев. Ворота закрывались на засов бревнами, возможно именно этого и хотел завоеватель - ключи от 'замка'. Поэтому вместо красивого ключа в руки, на него взвалили два бревна. Получив первый шок, он все же вынес бревна за пределы города, протащив их метров пять. Милосердные шутницы отдали долг такому рвению и не прогнали его… Вроде бы он их еще посещает, лечит ревматизм и грыжу.
        - Странно, что она вдруг умолкла, - он открыл глаза.
        - Уснула? В такой позе? - Он подошел ближе. - Стоит положить это неразумное дитя, так заигравшееся в следователя.
        Он мягко наклонил девушку, тело без сопротивления приобрело горизонтальное положение. Она, не просыпаясь, перевернулась на живот.
        - Что так смутило этого шпиона? - Он потер подбородок и затекшую шею, что-то липкое размазалось на пальцах. Зорс поднес к глазам пальцы, на которых розовый перламутр блестел, переливаясь.
        - Романтика в своем духе, как всегда. - Подумал он, стирая помаду.
        Подарок на прощание… - вспомнил Зорс ее слова. Пришли на память и слова другого человека: 'Так зарумянившаяся при твоем приближении'.
        Мипьку и Зосю необходимо ей припомнить.
        Размышляя, как это сделать, он посмотрел на свои пальцы, покрытые розовым перламутром, затем на девушку, спавшую на стенной кровати. И незаметно для себя самого весело улыбнулся.
        - Зося, значит?

21.
        - Просыпайся, мы прибыли. - Зорс потянул меня за рукав. - Лера уже подбирает нам номера.
        - Какие номера? - Не поняла я.
        - Гостиничные. - Ответил он терпеливо. - Кабинки на этой планете…
        - На какой планете? - Спросонья решила я уточнить, и села на кровати.
        - Эллино, - ответил Зорс сквозь зубы, и нажал на панели кнопку сборки кровати.
        Я рухнула на пол, больно ударившись мягким местом. Сонность, как рукой не сняло, и на что он вообще надеялся?
        - Ты что не выспался?!? - Накинулась я на него. - Какого…- Подбор нецензурных слов, остановился на - какого черта! И я было уже высказалась, а он, как ни в чем не бывало, будничным голосом продолжал оглашать путевую справку. Повернулся к двери, чтобы открыть ее.
        - Для большего удобства гостей были расположены в комнатах гостиниц и в лучших ресторанах этого мира, над которыми тоже гостиничные номера…
        Казалось, что просить прощения за мое падение или просто объяснить свой поступок он не намерен.
        - А. Понятно.- Я потянулась к автоматическому душу. Зная о способности агентов хорошо слышать, весело поинтересовалась, нажимая на кнопку. - Ты умывался? - Я набрала продолжительность подачи воды и мощность напора.
        - Что ты спросила? - Спросил Зорс скучающим голосом, не поворачиваясь ко мне и не собираясь уточнять, что именно я хотела. Душевые краны, работающие на звуковом сигнале, развернулись в направлении Зорса и окатили его с ног до головы за пять секунд с такой силой, что он стукнулся о дверь.
        - ….маленькая…., - Зорс с этим ругательством на ишвенском подскочил ко мне и схватил за ворот, -…
        Из всего я успела перевести только 'маленькая', что меня с новой силой вывело из себя. Я ухватилась я держащую меня руку, стараясь расцепить его пальцы.
        - …Что за глупый задор на работе?…Детские…Выходки…. - Проорал Зорс, переходя на человеческое разговорное слово.
        - Это твои выходки можно назвать - для маленьких!
        Он меня встряхнул и поднял на вытянутой руке, я безвольно повисла, упираясь в него взглядом.
        - Отпусти.- Прорычала я.
        Мокрый и злой с красным лбом после удара, глаза все еще застилала вода, скатываясь с коротких черных волос.
        И как это он меня поймал не видя ничего? - Задалась я вопросом, падая на пол. Зорс вздрогнул и свободной рукой, в другой руке он держал мою постепенно исчезающую рубашку, протер глаза.
        - Что с одеждой? - Спросил он. Я, сидя на полу в одном белье, покраснела. - Так что с одеждой? - Повторил он вопрос, стоя надо мной и упираясь в меня взглядом, как будто бы ничего не видит.
        - Исчезает, что, не видно? - Съязвила я, сидя на полу и пытаясь прикрыться.
        - Почему?- Удивился он по-мальчишески и отступил в сторону.
        - Ты меня намочил.
        - И она исчезла? - Удивился Зорс.
        - Да, исчезла! - Я включила кровать и выхватила из-под нее простынь. Глупость момента меня вывела из равновесия. Я быстро обернулась вокруг себя простынь и закрепила ее на груди. Как же я не захватила одежду, не купила ее на Ряйо и не позаботилась об одежде? Времени не было, с пылу жару или…
        Меня осенила догадка - амулет его ослепляет, и тут же вернулась в реальность.
        - Так ты не видишь? - Поинтересовалась я и улыбнулась. Он нахмурился. Значит не видит. Я улыбнулась еще шире, почти победоносно. - Так тебе и надо!
        В этот момент открылась наружная дверь кабинки, которую Зорс не успел полностью разблокировать. На пороге стояли человек в форме администратора, у которого вытянулось лицо при виде нас и плохо сдерживающая смех Лера.
        - Д-д-д-добро пожаловать…- замявшись, начал администратор свою заученную приветственную фразу.
        - Ключи. - Рявкнул Зорс. Лирос, значилось на белом пиджаке золотыми буквами, протянул руку, выпустив золотую коровку размером с ноготь мизинца. Зорс поймал ее и, не поворачиваясь, вышел.
        - Это ваша. - Сказал администратор, выпуская вторую коровку.
        - Спасибо.- Поблагодарила я, когда чудо техники и ювелира опустилось на мою руку.
        Лирос понял, что сегодня посетители из этой кабинки не в духе и не собираются слушать его приветственную речь, так же развернулся и ушел.

22.
        Пять минут позора. Хотя есть те, к примеру, которые одеваются еще более странно, чем я сейчас.
        - Ну, да! Я понимаю, что сейчас не дождливая погода и на улице не моросит.- Сказала я на Лерины смешки.
        - Ну и что смешного? - Я остановилась перед ней.
        - Мне не стоит спрашивать, почему Зорс намок, а ты в простыне? - Спросила Лера.
        - Не стоит. - Отрезала я, но Лера не прекратила корчиться от сдерживаемых смешков. - Так почему ты продолжаешь веселиться?
        - Ты знаешь, какой сегодня день? - Спросила она, уже в голос смеясь.
        - Нет, какой?
        - Свадебный парад Квыдыков. Они каждые пятьдесят сроков правления проводят одну большую свадьбу, где более тысячи Неве.
        - Поэтому такое большое скопление в гостинице? - Я указала на вселенских обитателей, скопившихся в просторном коридоре с номерами.
        - Да. Но самое интересное, что ты почти в таком же костюме, как все Неве, то есть - невесты Главного Квыдыка. - Она весело встряхнула серебристой челкой.
        - И что с того? - Они, наверное, уже давно на площади танцуют. - Высказала я свое предположение. Или нет. Подумала я, поймав задумчивый взгляд осигора с Осигорова острова на планете Его. Пинтаног щупальцем потрогал мою простынь.
        - А я тут и это ничего не значит. - Рванула я простынь на себя.
        - Как знаешь. - Слишком быстро согласилась Лера.
        Я остановилась.
        - Лер, я мало что знаю об обычаях квыдыков. Так о чем ты хотела меня предупредить? - Мы были возле ее номера.
        - Не попадайся ни одному квыдыку на глаза в этом одеянии. Пока я не принесу одежду.
        - А если, - я не окончила вопроса, а Лера уже веселясь, ответила.
        - Разыгрывай жуткую ревность. - И скрылась за своей дверью. Ее коровка осталась на внешней стороне, лапками нарисовала 1088 акдд и застыла.
        Весело тут, ничего не скажешь. Я оглянулась, на моей коровке значилось 1088акддд, а дверь с таким номером была в двух шагах от меня. А направление к ней было отмечено мокрыми следами, получается мы с ним в одном номере. Может, администратор перепутал все или принял нас за семейную пару? Этого еще не хватало.
        Мне с ним лучше вообще не сталкиваться. - Подумав об этом, я остановилась, сделав шаг.
        Килибек, шакунь ульга, иски, целое стадо боноч и самый большой квыдык, какого я видела, уставились на меня. Леру они почему-то до этого не замечали. А ее шорты короче моей простыни!
        О, а мне пора сматываться - квыдык, переступая копытами, направился ко мне.
        - Бывает такое невезение, - пропела я, сканируя коровку возле своей двери. Дверь поделилась на квадраты и, разворачиваясь в разных направлениях, образовала проход. Зорс стоял в центре стеклянной комнаты, он смотрел на меня точно так же как и все вышеперечисленные в коридоре. Совершенно не рад видеть, поняла я.
        - Куда спешишь, Неве? - Спросил квыдык, только что поравнявшийся со мной.
        Волосатая морда, жутко смахивающая на быка, предстала предо мной во всей своей красе. Не давая мне пройти в комнату одно его копыто наступило на простынь. Я прижала к себе сумку.
        - К мужу. - Отвечаю уверенная, что после этого он от меня отстанет. И указала на Зорса с мольбой в глазах. А он даже не двинулся в моем направлении. Кажется, холодный душ ослепил его напрочь. Квыдык не понял вообще, о чем это я.
        - К какому мужу? Ты будущая супруга нашего Главаря, моего даруго, - дяди поняла я. Так же я поняла, что попала, и Зорс не собирается мне помочь.
        - Но, но, но… - Замялась я, предчувствуя беду. - Но, Зорс!? Я…
        А он продолжал стоять, не шевелясь, в центре стеклянного гостиничного номера, который нам выдали на двоих. И, не пытаясь мне подыграть, блестел на свету, как стекло. Боги! Он в смежной комнате и не видит меня! - Страх начал медленно ползти по телу, вызывая мурашки. Я сразу замерзла, но молчать я не собираюсь.
        - Слушай ты, - начала я свирепеть, - ты ужас…
        Зычный вой, а затем гром перебил все мои лучшие ругательства, и квыдык поменялся в морде. Неужели дошло?
        С меня как камень сорвался. Слава его величеству рассудку, он присутствует в голове этого рогатого квыдыка. Я грациозно поклонилась и прошла в комнату, но не успела сделать и двух шагов, как огромная лапа опустилась на мою голову.
        - Я опоздал. - Сказал рогатый медленно.
        - Но потерявшаяся красавица в знак преданности… - К моему ужасу продолжил он. Схватил меня в охапку, так, что и пискнуть мне удалось с трудом.
        - Зорс? - получилось 'Зось', обладатель этого имени улыбнулся и исчез из поля моего зрения за косяком прохода, который резко закрыл мне обзор комнаты. Мимо пролетали открытые проемы других комнат, морды, а так же лица неизвестных мне личностей.
        - Мне, несомненно, подсобит. - Окончил рогатый свою фразу.
        - А-а-а-а-а! - сдавленно вопила я, и на большее меня не хватило - я осипла. Истерический и испуганный мой крик пронесся по коридорам и утих не вызвав ко мне помощи. Между тем меня квыдык уже задвинул меж рогов на своей голове. Ухватил какой-то яркий мусор у выхода из гостиницы в руки и понесся дальше. Мне ничего не оставалось, как крепко держаться за его рога, подскакивая при каждом его шаге, чтобы не попасть под копыта. Проносясь мимо Лироса верхом на быке, просипела - Спасите!!!
        Но тот только нахмурился и отвернулся, мне неизвестно, что ему почудилось. И боюсь, мне этого уже не узнать. Стараясь удержаться, я, подпрыгивая, неслась на квыдыке к неизвестному будущему, проклиная своего профессора, Зорса и всех тех, кто меня постоянно использует в своих целях. В том числе и обладателя этой твердой головы, чей череп мне уже набил несколько синяков.

23.
        Площадь, где происходило свадебное торжество, неминуемо приближалась. Чего я уже с радостью ожидала. Точнее, я дождаться не могла, когда меня наконец-то снимут с этих рогов. Дыхания не хватало. И после бешеной тряски я не могла говорить.
        Это море невест и их подносителей могло никогда не кончиться. Мы уже пять минут шли между такими же, как и 'мой' квыдыками, чьи рога тоже были украшены изнывающими от счастья невестами. Каждая была обернута в белую ткань, длиннее и тоньше моей простыни. Быкоголовые и копытоногие невесты с белыми лионками в разноцветных гривах спокойно восседали на, кстати, специальных подушках и ни одна не была недовольна. Сплошь счастливые морды.
        Я нахмурилась, вот блин переплет! И единственное, что я знаю, так это ревновать? Зорс меня не видел. Лера неизвестно когда принесет мне одежду и обнаружит исчезновение. Что делать?
        Если бы я только осталась дома…
        - Гек, что за Нунге, обернутая в холщовку, сидит на твоей голове. Неужели ее ты и хотел преподнести нашему главарю?!?
        Квыдык остановился, чтобы что-то ответить, но передумал и пошел дальше.
        - Гек, ты опоздал со своим подарком, их уже обвенчали!
        Сообщил тот же рычащий голос. А квыдык по имени Гек продолжал следовать своим ходом.
        - Гек, тебя ведь так зовут? - Обратилась я к квыдыку, когда восстановила голос, - отпусти меня. Ты не успел к торжеству, а я не могу быть чьей-то невестой. Так как обещала другому человеку свою жизнь. - По-моему глупое высказывание…
        - Творчество! - Тут же оправилась я.
        Он не ответил и продолжал пробираться к возвышенности, на которой стояли Квыдыки в алых тканях. Сейчас я теряю последнюю надежду на спасение.

24.
        - Зорс, я не могу найти Даяну. Ты ее не видел?
        - Не видел. Я бы ее с радостью никогда не видел.
        - Вас поселили в смежных комнатах, а входная дверь одна, так что не видеть ты ее не мог. Где она?
        - Возможно, пошла на прогулку со своим новым знакомым - квыдыком.
        - С кем? - Удивилась Лера. - Как ты мог?
        - По-моему, от нее стоило избавиться, она хотела этого давно.
        - Ты только час назад говорил о полезности ее присутствия? И с каких это пор ты избавляешься, отдавая людей в рабство другим расам.
        - Это пойдет ей на пользу, как художнику?
        - Рабство?
        - Смена декораций.
        - Едва ли. Мы за нее в ответе. Если свертки мы перевезли как ее багаж, то и Марка мы должны перевозить как ее багаж. Так что нам от нее не избавиться!
        - Хорошо. - Быстро согласился он.
        - Кроме этого есть и другие новости. К тайнику мы не сможем пройти самостоятельно. За последние шесть циклов времени местность изменилась. Путь пеших торговых групп теперь лежит восточнее на пятнадцать градусов. Нужен проводник.
        - Я уже договорилась о его предоставлении с существом, знающим судьбы.
        - Я не работаю с вампирами.
        - А я не ищу оставленных квыдыку художниц.

25.
        Вот подмостки из гранита, вот копыта, задрапированные алой тканью. Моя свобода вскоре будет потеряна навсегда.
        Гек поднялся по ступеням и остановился возле первого квыдыка. Я подняла наконец глаза, полные слез. Меня никто не спасет!
        Шестеро быков, помимо Гека, стояло на помосте. Простите, пятеро квыдыков, одна корова, вся завернутая в простынь, и один Грок. Голограммное изображение, которого я уже видела - мой новый знакомый с Ряйо, обладатель множества выступов. Имени я его не знала, но какая теперь разница…
        Из квыдыков двое маленького роста, однорогих в голубых тогах. Они сидели в каменных стульях. Два здоровых рыжих квыдыка которые держали желтую чашу из янтаря с бесцветной жидкостью. Огромный, как Гек, квыдык, в белом одеянии, которое напоминает те простыни, что мы встретили на площади. Он стоял на возвышении между стульями мелких квыдыков, но даже так выглядел не устрашающе, а комично с множеством косичек в загривке.
        - Гек, что за чудо ты принес? Это Неве или подарок к свадьбе? - Спросил сидящий слева.
        - Неве. - Ответил мой похититель.
        - Нет! Меня похитили и нагло принесли сюда! - Воспротивилась я. Квыдыки скривились, услышав мой голос.
        - Подарок. - Тут же исправился Гек.
        - Поэтому ты надела тогу? - Спросил однорогий. Главарь в знак согласия с вопросом наклонил голову, косички колыхнулись.
        - Я? Нет…, но это не ваше дело.
        - Если ты в нашем одеянии, значит знала.- Сказал второй однорогий. Главарь опять согласился, это можно определить по шуршанию косичек.
        - Не знала. - Я спрыгнула с рогов Гека, с радостью разминая ноги. - Он меня только что встретил в гостинице и унес от моего настоящего мужа. - Соврала я.
        - Никого не видел, - начал Гек.- Это именно тот подарок, что я должен был тебе, дядя.
        - Как подарок принимается. - Ответил квыдык слева.
        - Но обвенчать их смогут только через несколько лет.- Продолжил второй.
        - Или десятков лет…
        - Поэтому я принес дары в дополнение и чтобы не огорчать своим опозданием. - Они медленно наклонили головы соглашаясь. Гек передал мишуру, что держал все это время, однорогим.
        - Вы что, смеетесь?! Я же вам нормально сказала, что не являюсь его подарком, - Я пересекла площадку, чтобы найти спуск, не нашла и повернула обратно. - Или вашей Неве! - Громко произнесла я, не обращая внимания на их недовольные морды.
        Вглядываюсь в толпу, ищу спасения, но ни одного знакомого лица, ни одного пути выхода. В голове стало темно, а на глаза навернулись слезы. Я в панике развернулась, оказавшись лицом к фигуре, окутанной с ног до головы в белую ткань. Хотелось бы сказать лицом к лицу, но это могла быть и морда.
        - Или как еще там! Ни за что! - Выкрикнула я в бешенстве, фигура вздрогнула, ткань упала с головы. Маро с мокрым от слез лицом стояла возле Грока.
        - Меня не касается! Я была украдена! - Выдавила я тихо, и всматриваясь в знакомое лицо. Она не узнала меня.
        - Отпустите меня немедленно. - Я двинулась к главарю стада. - Или я подам на него в суд! - Я указала на Гека, который старался незаметно спуститься вниз. Услышав меня, он повернул обратно.
        - Повелитель, - обратился он к главарю, - если желаете, я уберу ее с ваших глаз долой.
        - Оставь, а вы уведите. - Сказал однорогий рыжим, опустившим чан.
        - Что?! - Удивилась я, - да как вы сме…
        Меня завернули в ткань, не дав договорить, и подняли.
        А-а-а-а-а-а-а-а-а - Начала я вопить. Меня понесли еще быстрее, я поднатужилась, набирая децибелы. Крик получился громкий, но не долгий - потеряла сознание, обо что-то уколовшись.

26.
        - Не успела, - Лера разъединила пальцы, после тщетной попытки связаться с Даяной. С точки, где она повисла, были видны все попытки девушки спастись, пока ее не унесли. Агент медленно опустилась на поверхность площади среди квыдыков. Красный плащ туриста скрывал ее от любопытных взглядов, не давая разглядеть униформу агента.
        Что бы ей ни вкололи, теперь можно не надеяться на долгую связь с ней через чипы, препарат их уничтожит. Может, в запасе пять-десять минут, зависит от того через сколько времени она проснется. Связь с ней появится после пробуждения можно переслать звуковое сообщение, - просчитывала Лера, - но вряд ли оно дойдет полным, нужно использовать и этот ход.
        И никто не сможет объяснить, в виде кого ее преподнесли - подарка или Неве, кроме дарителя.
        - Простите… - обратилась Лера к рядом стоящему квыдыку, чьи рога все еще украшала корова. - Вы не скажете, кто последним поздравил главаря?
        - Квиллиус.
        - Грок?
        - Да, Грок, вы с ним знакомы?
        - Наслышана. И что было преподнесено с его стороны? - Поинтересовалась Лера.
        - Одна из обитательниц Ряйо.
        - Тор, мой повелитель, вы помните Нунге. - Обратилась корова к квыдыку.
        - Да, помню. - Бык встряхнул головой, чтобы более восседающая на ней корова, не лезла в разговор.
        - После Грока с подарком поспешил наш соратник, но венчание уже было произведено, он опоздал.
        Громкой звон пронесся под куполом площади. Квыдыки выправились в ряды и стройным шагом мимо помоста, где прощались со своими подношениями, уходили в портал. Церемония закончилась, на их родной планете сегодня будет праздник.
        - А что означает Нунге? - Обратилась Лера к уходящему быку.
        - Тощая! - Хрипло хохотнула корова.
        Потоки квыдыков проходили мимо, теперь можно только передать указания и надеяться, что она их с точностью выполнит. Но времени в обрез. Лера вошла в поток, чтобы подойти к помосту может быть, ей удастся проникнуть внутрь и высвободить ее без шума изнутри.
        Один из квыдыков шел в обратном направлении от площади. Он был выше остальных и крупнее, в нем хорошо читалось явное бурление крови главы.
        - Гек?! - Позвала его Лера. Тот остановился. - Гек!- она кинулась к нему, ухватившись за густую шерсть, повисла. - Ты вернулся, как я рада!
        - Лерочка. - Он в ответ крепко ее обнял. Они стояли, и потоки квыдыков обходили их, как струи воды в горном ручье каменную глыбу.
        - Гек, ну и задала жару твоя Нунге.- Хохотнул скрипящим голосом квыдык, проходящий мимо.
        Тот лишь криво улыбнулся.
        - Так это был ты! - Удивилась Лера.
        Площадь быстро опустела, помост сам собой исчез, мощение тонким слоем накрывал песок, блестящий солью, словно кварцем и слюдой. Медленно опускались на купол розовые тени, он начинал исчезать. В центре площади стояло двое. Опустивший голову, квыдык и, пытливо смотрящая на него, девушка биочеловеческой расы.
        - Прежде чем рассказать, как ты украл моего человека, я имею в виду Даяну, ты мне в подробностях расскажешь о Виоле.
        - Может, тогда уйдем отсюда?
        - Хорошо.- Лера нажала на поясе кнопку и взяла квыдыка за руку.
        Розовые тени прошли сквозь нечеткие силуэты двоих, вскоре они полностью исчезли. Купол растворился и на площадь, где только что стояли Квыдыки ворвался космический ветер, он сорвал капюшон с головы наблюдающего. Наблюдающий стоял на краю опустевшей площади, Грок нервно поправил капюшон и тоже исчез. Ближе подойти незамеченным он не мог, но и без того было понятно, что эти двое хорошо знакомы.
        Если бы Маро не воспротивилась, и ее не решились тихо убрать с глаз долой - никто бы так и не узнал, что так называемые туристы Ряйо в количестве трех человек, отдали свою спутницу квыдыкам.
        - Лаге, - позвал повелителя Грок.
        - Я слышу тебя, Квиллиус. Как наша подопечная?
        - Отдана в подарок, как и девчонка из тройки.
        - Даяна отдана в подарок? Жестоко они относятся к своим соратникам. Что ж, если они от нее избавились, то и нам за ней следить незачем. - Он усмехнулся. - Ей недолго осталось, как и Маро. - Он замолчал. Немного подумав, добавил, - тебе необходимо вернуться на планету.

27.
        Эта планета всегда пробуждала в нем воспоминания детства.
        Оранжевые солончаки и белые пески Эллино были очень красивы. Здесь воздушная оболочка никогда не обретала спокойствия. Вечно движущаяся, она меняла все вокруг. Нежные оазисы сменялись на грубые сколы соли в один час, в одно мгновение. Нетерпеливая стихия ветра брала верх над песчаными дюнами.
        Столь непостоянные ландшафты вызвали появление постоянного города. Город жил под куполом, купол служил небом, забором, сторожем, зонтом, мешком для мусора, в общем, всем, чем вообще может служить купол. Так как построен он был давно, давние великие строители не учли появление привычки у следующих поколений - лени. Она была так велика, что не давала городу чистых воздушных потоков, не давала также уничтожить мусор на улицах этого города и многого другого тоже не давала.
        Но в городе жили. В нем были гостиницы, которые сами себе создавали купола и существовали по своему чистому порядку. Но больше всего повезло тем, кто имел небесные вилы. Где ты не стоишь на ветру космической бури, вдыхая соленую пыль и песок, в ожидании предсказателя.
        - Зорсиан, прошу меня простить за опоздание. - Черная тень села на корни, торчащие из песка возле человека.
        - Коротко - Зорс. Еще короче путь, на преодоление которого ты затратил столько времени.
        - Судьба имеет свои повороты и тупики. - Тень почти полностью материализовалась в вампира.
        - Но была в двух минутах отсюда. - Зорс замолчал. - Ты знаешь, кто может нас провести?
        - Почти. Но еще не ощущаю.
        - Как этот? - Предложил Зорс, указывая на парня из толпы.
        - У него плохая кровь, - вампир сощурился и переступил кожистыми лапами.
        - Ты давно не бывал на поверхности этой планеты - откуда тебе знать… К тому же стар не по годам.
        - Только потому, что стар, я и узнал его. Тебе бы стоило хоть иногда прислушиваться к тем, чьи века сочтены.
        - Ты хотел сказать дни или даже минуты, - съехидничал Зорс. Вампир вздыбил редкую шерсть на холке. - Намек понят, так что насчет крови? Это чей-то сынок, а точнее, какого-то вредителя?
        - Это 'сын' человека, который, несмотря на свою мощь, подкреплялся человеческой кровью.
        - Вор среди воров? Это нечто новенькое, не так ли? А этот? - Зорс указал на парня покрепче.
        - Умрет через два дня, так и не доставив вас до пункта назначения.
        - Послушай, ты из старинного рода вампиров или предсказательниц? С твоими предостережениями мы не найдем нужного проводника.
        Вампир откинул капюшон с головы, навострил уши, вслушиваясь в толпу. Старый, он не мог уже перевоплощаться из одного состояния в другое и остановился где-то на полпути. Острые уши и кожистые лапы выдавали его 'с потрохами', раскрывая сущность. Крылья не успели трансформироваться в обычный черный плащ, который сейчас был еще с длинными пальцами кровопийцы. От человека в нем остались руки, лицо и все еще различимая человеческая речь. Невозможно было сказать как давно он в таком состоянии, многие из них могли так жить еще не один десяток лет.
        Он повернул к Зорсу свое лицо.
        - Тот, кто тебе нужен, сейчас в толпе. Он следует по тому же пути, что и вы, может помочь. Но после окончания пути не отдавай то, что он потребует в награду. Предложи 'альтернативу'. - Вампир оскалился, обнажая клыки.
        - Только дары он принимает в мешке… - Кровопийца спрыгнул с корней кривого дерева, посчитав долг выполненным, он скрылся в толпе.
        - В мешке говоришь… - Произнес Зорс, задумчиво. - Глум? - И над толпой появилась лысая голова глума.
        Будущий проводник возвышался над толпой на две головы и тащил кожаный мешок, кто-то уже отблагодарил своего помощника.
        Глумы жили на болотах, строили свои хижины на редких деревьях болотистых мест, охотились на пепельных длинногривых коров рядом живущей нации, и воровато доили. Жители планеты Сутан не сразу заметили новые поселения вблизи западных стен своего государства, так как редко посещали болота. Заметили лишь по быстро набирающему скорость спаду удоя. После долгих споров глумы согласились платить за молоко, необходимое для приготовления скворзского сыра, белым песком, который собирали на дне болота. Многие из них пытались заводить собственных коров, но держать их на деревьях, как других своих домашних животных - слизней, не могли. Другие начали странствовать в поисках новых болотистых мест и новых пород длинногривых коров. Они считали так - если на других планетах нет пепельных длинногривых, то наверняка можно найти длинногривых. Простая логика того, что этот вид животных живет только на одной планете Сутан, их не пугала. Они продолжали искать, работать, получать скворзский сыр от родичей, выполнять какие-нибудь поручения и снова искать. Глум, идущий в толпе, был одним из них. Видимо, выполнив поручение, он
получил мешок. О том, что в нем должно быть он с заказчиком работы договаривался заранее. Мешок был основной формой оплаты, по какому-то известному только им их обычаю.
        - Эй, глум, как мешок набит? Доверху или есть еще место?
        - Место есть, - ответил глум, медленно поворачивая голову.
        - Значит, есть задание.

28.
        Лера закрыла дверь в свой гостиничный номер.
        - Рассказывай. - Обратилась она к квыдыку.
        - Мы с Виолой тайно обвенчались.
        Она застыла на миг, но затем подавила в себе желание завалить его вопросами.
        - Да, я знаю, что все до единой представительницы нашей расы в день пятидесятого цикла правления Главы нашего клана отдаются главарю, я нарушил обычай. - Квыдык схватил себя за рога. - Но дядя знает, что я ее не отдам. Лера, у меня будет потомок!
        Девушка взяла его за руку.
        - Где Виола сейчас?
        - На Пассейдоне.
        - И что дядя? - Спросила она. - Он принял твой подарок?
        - Я ему сказал это перед церемонией. Ты представить себе не можешь, как он хохотал!
        - Почему?
        - Мой отец тоже не отдал маму. И он мне посоветовал отдариться подарками. А я был… - Он опустил голову и тише сказал, - когда я шел к нему, то был готов принять смерть за неповиновение. Я был не готов услышать, что счастье мне дозволено. Он сказал, что обычай слишком стар и не стоит смерти моего сына. Вскоре он его отменит, как и предыдущие два закона… Теперь, представляешь, мы не должны переселяться на окраину галактики каждый круг жизни, не должны воевать, нас не убивают! Клянусь Аругой, он мудрейший Глава!
        - Теперь расскажи, как ты забрал Даяну? - Прервала поток восхищенной речи Лера.
        - Я был без даров и времени в обрез. Достойного подарка я не нашел. А тут Зорс… Я был рад его встретить. Он мне сказал, что у него как раз есть человек, который может достоверно сыграть подарок. И этот человек уже обернут в венчальное одеяние и вскоре подойдет к его номеру…
        - И он назвал ее тощей. - Произнесла Лера вслух.
        - Да.
        - Ты представить не можешь, кого он тебе отдал.
        Затянулось долгое молчание. Лера понимала, что теряет время, находясь здесь в гостиничном номере. Но ей уже точно известно, в каком виде Даяна попала к квыдыкам, теперь легче принять необходимые меры.
        - Я могу тебе помочь? - Спросил Гек.
        - Сейчас да, и после тоже. - Лера улыбнулась и встряхнула серебристой челкой. - При обучении боевым навыкам приучай молодых агентов не отдавать художниц в рабство.
        Уже хорошо то, что ее будет легче вытащить без огласки.
        Она знала, что по закону квыдыков без долгого суда и следствия от неугодных 'подарков' избавлялись.

29.
        - Даяна. Даяна, ты слышишь меня? - Голос Леры резко прервал поток звуков, доносившихся откуда-то из глубины. Что это - иллюзия или действительность? Голос позвал меня еще раз. Попытаться ответить что ли? Я мысленно подала голос, и выяснилось, что стала немой.
        - Даяна!- Рявкнул чей-то голос и моя голова пошла кругом.
        - Не стоит более, - сказала Лера.- Спасибо, Гек я уже сама разберусь. Даяна, - обратилась она ко мне. - Ты меня слышишь?
        Услышав ненавистное мне имя, я не помню, почему оно мне так ненавистно, я попыталась ответить.
        - Мугу, - удалось выдавить мне.
        - Ты сейчас слушай внимательно, у меня мало времени. Даяна, ты должна ревностью довести до белого каления Главу клана. Любыми способами в течение этого дня. Тебя выведут на место, где мы сможем тебя забрать. Ты все пон…
        - Лера, - позвала ее я тихо, - Лер?
        Кто-то рыкнул на меня мол, спать не даешь. Я замолчала. Имя 'Гек' ударом молота стучало в висках по новообразовавшемуся тугодумию, и я не могу найти ответа - кто он.
        Глаза отказывались открываться и осмотреть окружающую действительность, пришлось использовать слух, обоняние и ощущения, передаваемые кожей, так как руки и ноги меня тоже не слушались. Это странное положение вещей сильно искажало действительность. Кто такой Гек?
        Лежу я на чем-то твердом, покрытом тканью. Может, ткани не один слой и вокруг меня складки. Гек - это существо иноземное или человек? - Подумала я. А внутренний голос продолжал анализировать, мне не холодно, я слышу чужое дыхание и сопение, перебиваемое одно другим. Это…? Нас что, много в одной комнате? - Воспротивилось сознание.
        Я резко села и закашлялась. Где-то рядом что-то невнятно буркнуло - хек. Гек, насторожилась я, Гек! Да, этот гад отдал меня в подарок своему главарю! Квыдыки - самые безответственные, тупые, ух!
        И неизвестно, где я!
        А Зорс? А Зорс предатель, не смог помочь! Он же не видел тебя - сказал внутренний голос. Как же не видел, он еще улыбался! - Меня как будто под холодный ветер поставили.
        Лера, это Лерин голос я слышала. Как я могла его слышать? Ах, да микрочипы или передатчики связи. И что она говорила? Ревновать! Вспомнила, до потери пульса ревновать, но как? Я не смогу! Тогда не выберусь, хотя бы Лера обо мне помнит и выручит. Нужно его увидеть как можно быстрее и вызвать сюда. Нужна причина!
        Причина быстро обнаружилась, ну я же не вижу. Совсем ничего не вижу!
        Теперь нужно вспомнить, что было у меня с собой - простынь, кулон на цепочке или веревке, сумка. В сумке - сканер, карандаш, блокнот, остальные кулоны, игрушка, камешки. Одежда, одежда исчезла, точнее, растворилась в воздухе. Почему? А, Зорс меня намочил, и исчезла одежда, а до этого заставил переместиться на неизвестную планету, ушиб об пол, не извинился и предал! Это все он! Ну, подожди, и до тебя доберусь.
        Я почувствовала себя лучше, сразу задействовали руки и голос.
        - Ослепла, - хрипло начала я, переходя на взвизг, потуже затягивая на себе простынь.
        - Я-я-я осле-е-епла! - Схватила сумку и перекинула через плечо. Первые крики я произнесла в истерике, понимая, что действительно не вижу и неизвестно, сколько еще это продлится. Но в последующие я вкладывала всю душу, желая быть услышанной.
        Шум, потом ропот и тишина в зале дали понять, что я на верном пути. Я тут же взяла себя в руки, мне просто необходимо добраться до Зорса.
        - Спасите! Лишили зрения, я не ви-и-и-и-ижу…- Голос разносился быстро и, похоже, уходил куда-то под сводчатые потолки, раздаваясь эхом.
        - У-у-у-у, - закончило оно. Кто-то быстро от меня подальше переместился. Моя паника тоже передается. - Решила я.
        - Я слышу вас! - Крикнула я, вставая на колени. - Слепа я, но все же слышу.
        - Со стороны стали раздаваться приближающиеся шаги. Вот момент, когда от меня отшатнулись, и если не придать важности своей персоне, меня за истерику могут отдать кому угодно. А мне нужна аудиенция с их Главарем, чтобы продолжить свое собственноручное спасение.
        - Я, признанная лучшим подарком из трехсот шестидесяти девушек, - сказала я сбиваясь, - для Вашего главаря и специально преподнесенная моим повелителем, ослепла!
        Театрально подняла вверх руки и развела в стороны. Некто уже был почти возле меня. Пахло злостью.
        - Кто?! - Взвизгнула я в испуге, ну все, сейчас еще раз что-то вколют и унесут. - Спрашиваю, кто посмел так опозорить моего повелителя, лишив его дар самого лучшего, что есть в нем?!
        Этот кто-то замер в нерешительности, к нему уже подошли другие и тоже остановились. Я постаралась отдышаться, волнение перебивало дыхание, но желание выйти из этого положения помогло доиграть придуманное. Теперь они не могли меня просто заткнуть или унести из этого зала. Скандал, который я закатила, касался Гека, племянника Главаря, как я помню. Осталось дать им понять, что я не просто подарок, а дар, за который каждый из них может получить по рогам. Мне стало немного легче.
        - Кто осмелился убить то, что так и не получит ваш Главарь? - Я стихла на секунду и со зловещим шипением сказала, - кто предал свое племя, своего Главу?
        - Раздалось стихийное - ах. И опять все замолчали. Я как в трансе опустила голову на грудь и застыла, как жаль, что мне действительно ничего не видно. Теперь их черед действовать. Пусть снимают ответственность за мою слепоту как хотят, границы моего значения были обрисованы достаточно.
        - Прошу вас, - говорил тот, что прибежал первым, - э-э-э девушка…
        - Дар. - Строго перебила я его.
        - Дар, - тут же он исправился. - Прошу пойти… - Я требовательно вскинула голову и сдвинула брови, он быстро поменял тактику.
        - Прошу разрешить вам помочь. - Он замялся, вспоминая, как следует обратиться ко мне. - Дар.
        Я вытянула вперед руку, ее аккуратно зажала большая мохнатая лапа, и мне помогли подняться с колен.
        - Мы никоим образом не пытались лишить вас зрения, - начал он извиняться. И, похоже, сделал знак остальным. Судя по звуку, они одновременно переместились. - Каждый рад служить Главе клана и болью и горечью является для нас его не удовольствие. Позвольте нам отвести вас к лекарю, чтобы он смог помочь вам.
        Квыдык медленно повел меня вперед.
        - И таким образом отбелить вас, в вашей оплошности? - Я решила не сдавать позиции, и в знак протеста остановилась.
        - Если вы сможете простить нас, Дар. - Ответил он, больше не смея меня вести.
        - Да будет так. - Согласилась я, однако, быстро вошла в роль.
        Рядом стоящий квыдык опять чуть-чуть расслабился, и этот факт позднее может мне помешать.
        - Сейчас вы, - я указала рукой на него, - вернете мне способность видеть. И только после этого, взглянув в ваши глаза, я решу, что делать с вами всеми. - И оборачиваясь на возможно тех, кто был со мной в комнате. С той стороны раздался громкий стук копыт, перебегающих от моего перста в другую часть зала. Я прищурилась.
        - Теперь к лекарю. - Спокойно расправляю плечи, величественно поднимаю подбородок.
        Ту плавность коридоров, по которым меня вели, я не смогла бы и в страшном сне себе представить. Мы долго шли. Квыдык, ведущий меня, все взмахивал рукой, и шаги, идущие нам навстречу резко прекращались или удалялись в противоположную сторону от нашего шествия. Я все еще крепко держала сумку и простынь и продолжала напрягать лоб, чтобы брови сдвинулись, что с каждой минутой было все тяжелее и тяжелее. Поэтому в кабинет лекаря я вошла с самой обворожительной улыбкой, ведь у меня почти получилось добиться своего. И меня вскоре исцелят!
        - Что вы ей вкололи? - Спросил, по-видимому, лекарь слегка приглушенным шепотом. Возможно, моя лучезарная улыбка привела его в смятение, и я еще шире улыбнулась.
        - Ластикус. - Ответили ему.
        - Разрешение на его использование вам выдали? - Спросил тот же голос. Ответом послужило долгое молчание, а за ним фраза, расставляющая все точки над I.
        - Делай то, что тебе положено и не задавай лишних вопросов.
        - В таком случае, я имею полное право об этом доложить.- Ответил лекарь.
        - Только после того как исцелишь ее.
        - Хорошо, но более этот вид яда не используйте.
        После этой фразы я вроде еще и оглохла в добавку к слепоте, или как бы отключилась. В общем, следующим, что я услышала, была довольная бравада лекаря о его мастерстве. После он с почтением обратился ко мне.
        - Вот и все, моя дорогая, вы можете открыть глаза. - Я повиновалась.
        Ясность красок и насыщенность цвета - это просто изумительно. Розовая борода с сиреневыми прядями, усы чисто сиреневые, глаза карие, мохнатые белые брови и каждый волос рыжей шкуры можно посчитать. Лекарь отошел от меня, предоставив весь обзор. Я моргнула, краски стали более реальными и не такими ядовитыми.
        Ну, и как посмотреть так, чтобы боялись и выполняли все, что я скажу, когда я так счастливо улыбаюсь. Бросила взгляд на лекаря и, чтобы запомнить перевела на каждого стоящего надо мной, медленно и спокойно.
        - Спасибо. - Сказала я, так как молчание уже не могло длиться столь долго. Они все смотрели на меня, а я на них.
        - Действительно Дар. - Проговорил восхищенно лекарь, глядя в мои глаза. Остальные опустили головы в знак согласия.

30.
        - Мне нужно увидеть моего будущего повелителя, то есть вашего Главу. - Произнесла я, стараясь не покраснеть из-за нечаянно отпущенного комплимента. Нечаянно отпущенного, означает, что все они сильно испугались или нет?
        - Да, Дар, все уже готово к вашей встрече. - Ответил квыдык слева, по-моему, это он меня сюда привел.
        И что, интересно, означает его '… к вашей встрече'? Мне нужна аудиенция, а не свидание. Что делать? А ничего, сейчас я его разозлю, а потом он меня как испорченный предмет выкинет куда-то, откуда меня заберет Лера. Хотя трудно говорить, что вызовет моя ревность в их Главаре, он не человек. И еще труднее говорить о том, что преподнесший меня в подарок квыдык знаком с Лерой. И выходит с Зорсом тоже. Значит: меня он видел, слышал и именно он на меня указал. Я насупилась. - Да как он мог!?
        - Все, кроме меня. - Ответила я сухо. - Сейчас же мне новую одежду, предварительно приготовьте ванну с маслами ванили и фрокуса, и накройте стол на одного человека. Учти, - я указала на квыдыка слева,- еда должна быть человеческой к ней плитку шоколада. - Молчу, продумываю, что бы еще заказать. Ванна, еда, одежда. Что еще?
        - Приведи одну из прислуги, чтобы уложила мне волосы.
        Все Квыдыки вместе с лекарем теперь оторопело в ожидании указаний смотрели на того, что слева от меня. Старшего из них я выбрала правильно, но вот выполнит ли он мои указания?
        Я в попытке не выдать своего волнения прищурилась. Он, пытаясь оценить мои действия, на меня посмотрел. Оценил и опустил голову в знак согласия.
        Здесь очень часто голову опускают.

31.
        - Путь пеших торговых групп, которым пользовались не один цикл, исчез. Мне нужен проводник.
        Зорс резко поставил кружку с кут и выплеснул перламутровую жижу на камень, за которым они сидели. Вещество с шипением пробурило дыры в своеобразном столе, он был уже полностью ими покрыт и кое-где просвечивал насквозь. Таких столов в крытой тентом забегаловке было всего тринадцать, они были тесно расположены, так что разговор за одним с легкостью слышали другие. Но беседу за этим столом никто не слышал, форма человека быстро освободила рядом стоящие двенадцать столов. Комический народец, посещавший такие табачницы, знал взрывной и опасный нрав агентов, их можно было сравнить с самой планетой Эллино. Агенты знали и часто не переодевались, лишая себя части проблем, как, например эта.
        - Я. - Согласился глум.
        - Ты. - Подтвердил Зорс, отпивая еще глоток кут.
        - Что дашь? - Спросил глум, отрывая кусок секи, которую им только что подали.
        - Что хочешь?- Зорс свободно и быстро ножом нарезал свою порцию.
        - Что хочу? - глум задумался и, вминая секи в табак, продолжил. - Мне нужна одна вещь.
        Глумы никогда не говорили прямо, их высказывания больше напоминали намеки. Поэтому они из любой сложившейся ситуации могли выйти в выигрыше и никак наоборот, так как постоянно скрытничали или врали, закатывая глаза. Зорс знал эту особенность глумов, так как сам часто с ними общался на родной планете.
        - Какая?
        - Помогающая.
        - Возможно, она у меня есть. - Произнес задумчиво агент. - Но я могу сомневаться.
        - Работающая. - Добавил здоровяк. Зорс, жуя секи, поднял к тенту глаза. - Не на топливе, не на атомах.- Продолжил туманно излагать глум свою мысль. Он хотел узнать, что есть у человека, чтобы из перечисленного им, выбрать самое лучшее и дорогое. Но он не говорил, что у него есть, и при себе ничего в данный момент, что можно было бы запросить, не держал.
        - Даже не знаю, что и сказать. - Агент наколол на нож второй кусок и медленно проворачивает его, выбирая с какой стороны откусить.
        - Зорс! - Лера вошла в табачницу.
        - Привет и как у тебя дела? - Спросил он, интонацией указывая, что она не вовремя.
        - Есть пустячок. - Ответила она в тон ему.
        - Я согласен. - Вдруг ответил глум, прерывая их бой. - Об оплате позже условимся. - Сказал он, оглядывая Леру и вставая из-за стола.
        - Через полчаса под куполом на востоке. - Указал место встречи Зорс.
        Глум взял мешок и, тяжело ступая босыми ступнями, вышел вон. Напоследок снова глянул на Леру.
        - Если он не тебя попросит в награду, я буду удивлен. Почему ты меня не дождалась в гостинице?
        - Надеялась встретить родственника мужа.
        - Он давно растворился в толпе.
        - Он тебе что-нибудь говорил?
        - Ничего определенного. Что он хотел передать?
        - Возможно, посмотрев на тебя, он раздумал.
        - Например, что в знак благодарности мне придется глуму отдать тебя?- Предположил Зорс, вставая из-за стола.
        - Ты, я уверена, выкрутишься. Разъясни, в знак какой признательности ты отдал Геку Даяну?
        - Мне захотелось ему помочь.
        - А ее не жаль?
        - Определенная встряска ей может пригодиться.
        - Действительно встряхнул, но разве холодный душ настолько весом?
        - Это нельзя назвать местью, Лера, я помог другу. - Спокойно произнес Зорс.
        - Хорошо помог. Ты видимо забыл, Марк еще не у нас. Она как прикрытие может пригодиться. - Напомнила Лера, выходя из-под тента.
        Зорс молча подбросил пару монет. Их, вскинув руку, приблизил к себе хозяин табачницы, и поклонился в знак почтения.
        - Мы исправим это положение. - Заверил Зорс, выходя вслед за ней.

32.
        - В нашем случае ее трудно назвать прикрытием. - Прервал Зорс молчание, когда зашел к Лере в гостиничный номер.
        - Назовем ее отводящим моментом. - Предложила Лера, выходя из номера.
        - Да, который привел на Эллино Квиллиуса, совершенный отвод. - Заключил Зорс.
        - Ты же не знаешь, что именно она сказала Лаге.
        - Почему же, знаю. - Зорс вытащил чувствительный ЗКЕ17 - Лик.
        - Хочешь сказать, что такой же сейчас на ней? - Спросила Лера.
        - Да и это уже третий. - Ответил довольный Зорс. Заметив удивленное молчание Леры, продолжил.- Первый я на ней установил, когда помог подняться у Дугласа.
        - Но мы тогда еще не решили, берем мы ее или нет.
        - Предосторожность превыше всего. К тому же я смог вовремя вернуться в гостиницу против желания Лексипии, и ты ничего особенного ей не успела сказать. - Ответил Зорс.
        - Но ты же потом спросил меня. Неужели удостоверялся?
        - Ее голос я слышал хорошо, а твой нет.
        Они вышли из гостиницы.
        - Она ничего не оставила? - Спросила Лера.
        - Нет. Не успела, так бы я все захватил.
        Эта грань своенравия всегда отличала Зорса от других - людей, агентов, правителей и представителей его семьи. Постоянное стремление превзойти, преуспеть, выиграть в 'тихую', если это можно так понять. Он не был любителем показывать свои возможности и успехи и таким образом становился очень скрытым и тем самым опасным.
        - Когда был второй? - Спросила Лера.
        - Она ходила в лесу, и датчик отцепился. Его я нашел в десяти метрах от источника, когда повторно обходил территорию в сопровождении Лексипии.
        - Что дальше?
        - Установил на Лексипию, так я узнал, что они ждут Гроков не в ближайшее время, а на следующий день утром.
        - Второй, получается на следующий день.
        - Ты нас благородно оставила одних, - улыбнулся Зорс. - Не мог не воспользоваться ситуацией.
        - Что ты узнал на этот раз?
        Они шли по пустым темным улицам, переходящим в огромные площади. Зорс поправил сумку на плече.
        - Кем был так увлечен Марк.
        - Но ты знал это и раньше.
        - Он мне сообщил только имя. Встретить я ее не мог.
        - Мир постоянно была во дворце? - Подтвердила Лера.
        - Да. О том, чья она Даяне поведала Романтика. Так услышал и я. Кстати, у нее новое имя - Маро.
        - Ты был у Романтики после этого, проверял достоверность информации? - Спросила Лера, чтобы он не отвлекался.
        - И заметал следы. - Добавил Зорс.
        - Третий? - Спросила Лера.
        - Ее одежда намокла и испарилась вместе с чипом. Представ… - Он оборвал себя, а потом спокойнее добавил. - Я еле успел зацепить простынь, так чтобы она не заметила.
        - Но ты же сам ее отдал Геку?
        - Маленький расчет. Ты знаешь, как я не люблю воду.
        - Все-таки месть, - подытожила Лера, - твоя шалость может стоить ей жизни.
        - Она прекрасно справилась. - Улыбаясь, сообщил он. - Разыграла комедию и успела добиться аудиенции с Главой. И ты, по всей видимости, оставила ей сообщение.
        - Она из стойких, выкарабкается. - Сказала, спокойно улыбаясь, Лера.
        - Может и так, но справится она с Главой или нет, мы уже не узнаем.
        - Простынь тоже испарилась? - Серьезно спросила Лера.
        - Нет, ее называют Даром, и должны переодеть, приблизительно сейчас.- Зорс посмотрел на таймер.
        - Я дам ей час, если она не успеет, оставлю на месте встречи Гека.
        - Она очень удивится, увидев его снова. - Улыбнулся Зорс. - Ты не можешь дать мне шанс самостоятельно встретить блудного брата?
        - Я тоже буду рада его увидеть. - Ответила весело Лера. И добавила серьезно, - не перекрывай проход, чтобы я к тебе переместилась… Так и быть через два часа.
        Они почти пришли к восточному куполу. Глум стоял у ворот. Дорога через них вела далеко на восток в объятия пустыни. Там, песчаные бури не останавливались на месте, и постоянно сметали желтый песок с соленого плато.
        Лера повернула направо, ей стоило поторопиться.
        - Лер. - Позвал ее Зорс.- Где ты ее будешь ждать?
        - У скалы Родок. - Ответила она и скрылась в поднятой ветром песчаной пыли.
        - Гек, - позвала Лера бывшего наставника через передатчики в пальцах. Он вскоре откликнулся. - Возьми закрытый атавус и немного еды, встретимся у подножья скалы Родок.
        - Хорошо. - Ответил квыдык.
        - Зорс ты меня слышишь? - Спросила она через передатчики.
        - Слышу.
        - Ты не сказал, Квиллиус - это ошибка Даяны?
        - Нет.
        Она промолчала, с радостью отмечая, что их спутница не так проста.
        - Не отдавай меня глуму. - Попросила она, намекая на его посредственное отношение к окружающему его человеческому ресурсу.
        - Я спрошу об этом Лима. - Ответил Зорс и отключился.

33.
        Мне отдали целый зал. Комната была застелена золотой шелковой тканью, она спускалась со стен по периметру и многочисленными своими складками создавала нежный покров. Окон не было видно, но зато весь потолок был прозрачен как кристалл грез, самый чистый кристалл нашего мира. Круглое зеркало неба, где множество цветных облаков соперничали за место на небосводе. Потоки ветра то сгоняли их в стаю, то заставляли рассыпаться, а то и вовсе растворяли их в сиреневом непослушном небе. Это была все еще Элинно со своим необузданным нравом. Ее небесные краски мне запомнились навсегда.
        Я печально опустила голову. Ванна была большой круглой и полной горячей воды. Как бы я хотела раствориться в этом запахе ванили и фрокуса, уснуть и проснуться дома. А теперь даже связи с родными нет, я уже не нащупывала датчики на подушечках пальцев. Неподалеку ждал стол полный яств, шоколад, который я так люблю и одежда, может моего размера. Рядом не было никого даже немного со мной знакомого. Ну, почти никого. Розовый зайка со скоростью ел овощи, сидя на стуле. Я его чуть ли не удушила от счастья, когда он вылез из сумки и забрался на стул, чтобы быть поближе к продуктам. Не ко мне - я же о нем забыла в силу обстоятельств, правда. Теперь я точно не одна и мне легче.
        Сейчас оденусь и поем, вызову помощницу и приведу себя в порядок, затем нужно будет встретиться с Главой клана… Но что ему говорить?
        Зайка перестал проворно грызть и отодвинул от себя курпк - особо питательный овощ с планеты…, не помню, с какой планеты. Но кроме как овощей, фруктов и соков из этих фруктов, на столе ничего не было, точно, как у путан - все сидят на диете. Ну, еще шоколад.
        Зайка поднял свое второе ухо, как первое, которое не было загнуто, замер на секунду и молнией бросился в сумку не застегнув ее. Если он до этого спокойно ел, то сейчас кто-то находится рядом. Я вышла из воды и оделась. Легкие брюки, топ были моего размера и хорошо сидели, хорошо свисала шаль кремовой ткани с белым рисунком и складывалась в складки, в этом наряде можно было столетиями прятаться в комнате, уж очень они подходили друг другу. К ним прилагались белые каменные украшения, браслет, ожерелье, и серьги. Все это я одела. Медленно прошли пять минут и, в конце концов, в комнату вошла девушка. Маро.
        - Ты мне поможешь с укладкой? - Спросила я. Она меня не узнала совсем или же ей это не важно.
        - Да, Дар, я. - Ответила она тихо. Теперь от той свободной, сильной и уверенной Маро, которую всего несколько часов назад я видела, не осталось ничего. Девушку как будто сломали и заставили исчезнуть. Потухший взгляд отекших глаз и казалось, море слез неотступно поглощало ее.
        Я села у стола на пуфик, покрытый, как и вся комната, складками, предоставив ей возможность уложить мои волосы. Напротив меня выпорхнуло овальное зеркало, через которое можно за ней наблюдать. Трудно сказать, сколько времени оставалось, в любой момент меня могли вызвать. Заставлять так долго ждать Главу клана вряд ли могла позволить себе каждая Неве.
        - Как тебя зовут? - Спросила я. Хотелось узнать, почему свою ставленницу на Ряйо Гроки подарили квыдыкам. И я перешла к поэтапному расследованию.
        - Мир. - Она выложила свои инструменты на стол возле меня. Щетка круглая и прямая, какие-то подозрительные щипцы, булавки, стеклянные баночки и тюбики, странно пахнущая жидкость в пакетиках, ножницы и еще что-то, что осталось в ее сумке. Интересно, почему у нее теперь новое имя?
        - Откуда ты? - Интересуюсь, внимательно осмотрев ее принадлежности. Надеюсь, что все это не будет на мне использовано.
        - Я не имею права говорить, Дар, без вашего разрешения. - Ошеломила она меня ответом.
        - Я позволяю тебе отвечать на все мои вопросы. - Да… слишком я вошла в роль, но что делать, сейчас я сама чувствовала себя специальным агентом на задании, чье сердце покрылось бронью, а точнее страхом за себя.
        - Я родилась на огненной планете Дамасских созвездий. - Коротко ответила девушка, разделяя пряди волос.
        В это время из моей сумки вылезла янтарная ящерица, облизнулась и подмигнула мне. Зайка снова перевоплотился? Может, он хочет лучше расслышать - о чем мы говорим, решила я. Ящерка медленно поползла вверх по складкам столика. Зря я дала ему время поесть, так и не спросила, кто он. Но так как он мой попутчик и пока себя плохо не проявлял, смолчала.
        - Кто твои родители? - Спросила я.
        - Они мертвы и имена их мне не известны. Растила меня семья Гроков с ранних лет.
        Ящерка, приближаясь к крышке стола, замедлила ход. Отведенного мне двухчасового срока могло не хватить на долгое описание жизни Маро или Миры. Решение о быстром допросе пришло само собой.
        - Как ты попала на Ряйо? - Спросила я.
        Маро замерла, и по ее щекам потекли слезы.
        - Я спросила, как…- Повторила я вопрос.
        - Меня продали,- прошептала девушка, белея.
        - Кому?
        - Лаге. - Она всхлипнула и, прикрывая лицо, опустилась на пол. Щетка со стуком упала рядом.
        - Что было потом? - Она молча плачет. Я накрыла ее руки своими. - Расскажи.
        - Долгая тренировка, как себя вести с молодым человеком.
        - Тебя тренировали путаны?
        - Да.
        - Многих путешественников ты знаешь? - Спросила я, избегая прямых вопросов, которые ее добили бы полностью.
        - Одного.
        - Кто он тебе известно?
        - Нет, и не узнаю - он погиб…
        Она зябко себя обхватила руками, все в ней теперь казалось настолько беззащитным. И мне стало понятно, что в вопросах предательства я еще не так сильно пострадала. Ее после смерти клиента повторно отдали в рабство, простите, рабовладельцы это называют выходом замуж, но уж слишком узконаправленное замужество.
        - Расскажи, как это случилось?
        - Когда он прилетел, меня отправили на встречу, как гида. - Понятно, как Лексипию к нам.
        - Он оказался настолько красивым, уверенным, сильным, веселым, таким, таким замечательным!
        Я в панике, что ничего точного не успею узнать, оглянулась и бросила взгляд на стол. Ящерица высунулась от края стола настолько, что казалось будто вот-вот упадет. Глаза ее были устремлены на нас, пасть слегка открыта. Она мгновенно спустилась на середину складок стола, остановилась, облизнулась и резко переместилась наверх, заняв исходное положение, то есть опять зависла. Еще казалось, что он не хотел упустить ни слова из моего диалога с Маро. Увидев мой взгляд, ящерка нехотя отодвинулась от края.
        - Что было после вашей встречи? - Спросила я. Замечая, как мой новый знакомый проделывает еще два таких маневра, а затем еще три - не терпится что ли?
        - Меня закрыли в комнате и не выпускали месяц.
        Значит, незадачливому храбрецу и красавцу показали жемчужину и тут же ее спрятали. Из слов Маро выходило, что парню давали с ней встретиться каждый раз, когда он уже собирался проститься с планетой. И тут она, влюбленная по уши. Он оставался то ли из любопытства, то ли из-за еще чего-нибудь, предположений слишком много…
        Маро перестала плакать и поднялась, указав мне место на пуфе. Возле диадемы покоилась изысканная заколка из белого камня в виде ящерицы. Мой уже старый друг еще раз перевоплотился. Учитывая его сильный интерес и возможную причастность, я решила, что нужно взять его с собой и к Главе.
        - Так прошел почти год, конфетно-букетных свиданий, как мне сказали путаны. - Маро провела щеткой по моим волосам, но воспоминания ее настолько закружили, что щетка повисла в них. Девушка смотрела куда-то вперед.
        - Сколько вы виделись? - Спросила я, вытаскивая щетку из волос и самостоятельно причесываясь, при этом я и кудри стараюсь уложить.
        - Время моего заключения пролетало быстро в ожидании новой встречи с ним.- Маро счастливо улыбнулась, но в глазах стояли слезы. А она уже держала наготове, то есть открытым, тюбик с гелем.
        - Он говорил, что заберет меня с собой. И мне было все равно, женой я стану ему или нет.- Она с силой выдавила его содержимое на руку.
        - Но когда мы пришли на поляну к перемещающим кабинам,- ее голос дрогнул, как и руки. Гель понятное дело полился на пол.- Нас схватили. - Слезы вновь потекли по ее лицу.
        - Вот ужас, - восклицаю, выхватывая у нее гель. Ткань на полу быстро его впитала не оставив и следа лишь перламутровый блеск тысячи жемчужин. Я понимаю, что нормальной помощи от нее не дождешься, начинаю самостоятельно гелем промазывать волосы. С каждым прикосновением они покрываются перламутром и отсвечивают - это очень красиво.
        - Ему сказали, что за попытку увезти меня - частную собственность мавра Лаге, он будет заключен под стражу. - Она в нервном состоянии взяла нитку бус, которые принесла. Они, не выдержав такого напряжения, рассыпались по полу.
        - А меня решили держать подальше от него при помощи управляющего чипа.- Девушка сильнее залилась слезами, доставая следующую нитку коралловых бус. Эту нить я забрала.
        - И я действительно не могла приблизиться к месту его заключения еще несколько дней. Я узнала, что прибудет мой хозяин и решит, что с нами делать. Но за день до этого в город вломилось чудовище, оно вылезло из серебряного источника и убило его.
        - Кого? - Спросила я замерев. Ящерица мягко блеснула. - Он был на площади в тот вечер?
        - Нет, но его место заключения было под источником.- Раздосадованная тем, что я ничего не понимаю, ответила Маро.
        - Источник исчез…А стража была?
        - Вместе с ним. - Ответила печально Маро. Она взглянула на плод моих стараний и страданий. - Вам нужно их заколоть.- Всхлипнула она и потянулась за заколкой.
        Ящерица сильнее засияла. Маро собрала верхние пряди и заколола их этим гаденышем, вдруг она побелела, затем стала синей и такой несчастной.
        - Маро, в чем дело?! - Я вскочила. Она как завороженная смотрит на мои волосы.
        - Он мне подарил такую же заколку, он меня так называл - Маро. Созвучное морю, которое ему больше нравилось.
        - Ты говоришь об этой заколке? - Я вытащила ящерку, но на руке моей лежала заколка в форме цветка розового куста из того же белого камня.
        - Нет, но она только что…
        - Как его звали? - Перебила я ее.
        - Что? - Спросила она, все еще не придя в себя.
        - Его имя Марк? - Спросила я.
        - Да. - Выдохнула Маро так, словно сейчас упадет в обморок.

34.
        Ветер норовил сорвать сумку с плеча и пихнуть в бок, но агент РиО войск спокойно продолжал идти. Глум не замечал неудобства. Ногами врастая в песок, он крепко держался на поверхности и бессловесно противостоял стихии. Глум нащупывал путь, и по природе своей был лучшим проводником и вездеходом.
        - Несладко ей придется, - думал Зорс, шагая следом.
        - Скала Родок в переводе - пристанище потерянных душ. Лера пошла единственным возможным путем в этом случае. Девушка должна провиниться. Ее могут судить всем скопом, - Зорс поморщился.
        - И вышвырнут при помощи перемещения на вершине скалы. Это в случае, если она успеет до появления Главы квыдыков на пире. Если нет - два вторых по статусу и званию квыдыка будут тянуть жребий, где ее оставят, и она может не прожить и двух минут там, куда ее закинет этот жребий. Этого времени хватит, чтобы найти ее след и попытаться вернуть. Но такого оборудования у них при себе нет.
        - Решение, принятое мной, было слишком поспешным. - Понял Зорс. - Девушке всего около двадцати и лишиться жизни сейчас? К тому же у нее смешные шутки и достаточно логическое мышление, она почти нас раскусила.
        Глум остановился.
        - Мы на полпути еще полтора часа ходу. - Сказал он.
        - Хорошо. - Ответил Зорс и пошел дальше.
        - Мы не договорились об оплате. - Напомнил глум, поправляя капюшон на голове.
        - Нас прервали. - Напомнил Зорс и остановился. Глум хочет сейчас договориться о стоимости его услуг. Если цена его устроит - он пойдет дальше, если нет - уйдет в песок и через несколько сотен метров выберется на поверхность, вдохнет воздух и снова скроется. За его передвижением будет невозможно уследить и догнать. Но глумы достаточно благородны и никогда путников не убивали в пути.
        - Я хочу ту девушку, что нас прервала. - Сказал Глум.
        - Я знаю, - ответил Зорс.- Зачем она тебе?
        - Чтобы прибиралась в доме, жена сильно устает. - Ответил здоровяк, закатив глаза. Верный признак лжи. Зорс вспомнил слова вампира и последовал его совету.
        - Если только прибираться, то я тебе скажу, что она уже замужем и убирает у своего мужа. - Глум нахмурился. - Но я могу предложить тебе альтернативу.
        Зорс свободно стряхнул песок с плеча и медленно пошел вперед по направлению к глуму. Тот в свою очередь не ушел в песок.
        - Ты обещаешь? - Спросил глум.
        - Даю слово, когда доберемся до места, отдам тебе альтернативу. - Ответил агент, стоя напротив глума.
        Но подумаю об этом позже, решил человек.

35.
        - Ты можешь идти. - Сказала я, чтобы прервать ее приступ женской слабости, мягкотелости, тонкокожести, в общем, чтобы не раздражала меня сейчас.
        Маро собрала свои вещи и тихо вышла.
        Как это здорово! Он ее хотел забрать с собой, спасти из заключения, из своеобразного самоуничтожения во имя служения. Да я уже почти завидую и злюсь - ведь меня наоборот предавали, оскорбляли, бросали, ничего не объяснив, и предавали еще раз. Это просто стабильная тенденция в моих отношениях с мужчинами. Уже даже мало знакомые мне люди бросают меня на произвол судьбы, отдают в рабство.
        - Нет, нужно отвлечься, нужно немного побыть одной.
        Время нужно было не только для того, чтобы подумать, но и для того, чтобы полностью привести себя в порядок. К сожалению, услуги Маро были не столь действенны, но вот информация из ее уст исключительно ценна. Я забыла о своем плачевном положении, послушав в какой переплет судьба (или, как это еще называют, случай) ее зашвырнула, ну почти забыла, ведь мне еще хуже. Или нет?!
        - Да теперь я, более или менее начинаю разбираться в ситуации.
        Возможно, будущий правитель Сутана решил прервать свое обучение и в начале года посетить планету Ряйо. Как и все мужики переместился туда, где его будут лелеять и жаловать вниманием. Возможно, ему понравилась Мир - Маро, и пока он с ней не познакомился поближе, не решался проститься с Ряйо.
        - Но как это возможно? - Я распустила волосы, чтобы снова уложить, заколку положила на стол. - Как часто я слышала, что все, поголовно все правители Сутана не могут любить. А тут он остается ради встречи с ней на планете на несколько месяцев, дает ей новое имя, которое тут же все приняли.
        - А может она ошибается? - Съязвила я мысленно.
        А возможно, Путаны и Гроки ждали его первой оплошности, чтобы предъявить обвинение и потребовать возмещения? Но тогда зачем так долго ждать - целый год, он что почти поселился на этой планете? - Волосы никак не хотели принимать ту форму, которую я им пыталась придать, отставлю я их распущенными.
        Продолжила размышлять, меряя шагами залу и стараясь себя не накручивать. Пытаюсь таким образом успокоиться.
        Но откуда знать об этом Маро. Неоткуда - она была в заключении. И возможно, он перемещался на другие планеты, а когда вновь возвращался, ему отдавали ее. Ну и почему он не передавал ничего родителям, находясь на других планетах?
        Я остановилась возле стола, где положили шоколадный цветок, и отломила кусочек шоколада от этой глыбы. На каждый лепесток можно было поставить по голове квыдыка. С какой радостью я бы разложила там головы всех моих 'злоключителей'. Но я отвлеклась, итак я продолжила мерить комнату.
        Может быть, что перемещался он на ту же планету Знаний, где учился и сдавал все необходимые экзамены, тесты. Затем в свободные дни возвращался к ней. Ну, или к ним, только путаны знают, чем он в действительности занимался на планете. И еще ею может быть не только Маро, разве не так? Зорс, например, изранил Лексипию и принялся за Романтику. Все они такие, а этот их всех превзошел, подлец!
        В этом случае Гроки не могли предвидеть времени его появления, не сидеть же на всех полянках у кабинок. Их может быть бесчисленное множество вокруг городка. А также они ждали первой его оплошности.
        А по-моему, за одно лишь прикосновение к планете, всех этих искателей утех нужно было отправлять на тяжелые работы на край четвертой сверхзвуковой системы лун. Фу-у-у - нужно успокоиться, и я ускорила свой темп, проходя уже по кругу. Не помню, с каких пор у меня эта привычка.
        Тогда зачем он скрывался от родных? И еще вопрос, в котором мне нужно разобраться, почему здесь так часто задействованы Гроки, в чем они замешаны? То ли тут семейная драма, то ли политическая разборка.
        Я отломила еще кусочек шоколада, и таким образом исчез первый лепесток. Мне нельзя сейчас думать о том, что я буду говорить Главе клана, лучше отвлечься. Чтобы я не завалила, так сказать, миссию своего освобождения. Я задумалась.
        Еще понятно то, что источник исчез, когда Зорс танцевал на площади, а Лера, возможно, нашла место заключения Марка. И судя по скорости нашего перелета сюда, он где-то здесь или скоро будет, или они заметают следы. Также здесь Маро, но это уже простое стечение обстоятельств или удача. А еще Зорс говорил с Романтикой. Перед глазами возникло пятно розовой помады на его шее, которое стало расплываться в розовое море. Я встряхнула головой отгоняя галлюцинации - это может быть последствие ластикуса.
        Итак он мог узнать о Маро. Но квыдыкам он меня отдал раньше, чем ее привели на площадь Гроки, так как Гроки тоже опоздали. А еще тут это создание, - я посмотрела на заколку, сколько еще времени мне так и не удастся с ним поговорить? Он неспроста в ящерицу перевоплотился, о подарке Марка он знал, не может же он читать мысли? Или?
        Я прищурилась.
        - Ну и долго ты еще будешь молчать, любопытный мой? - Обращаюсь к заколке. Роза как бы вывернулась наизнанку и перевоплотилась в зайку.
        - У тебя был другой вид при первой нашей встрече.
        Зайка опустил плюшевые лапки и ушки, они как-то печально повисли - раскаивается.
        - Ладно, ты пока остаешься со мной, но первое, что я хочу знать: кто ты и как тебя - игрушка моментально перевоплотилась в заколку, - з-о-в-у-у-т? - Спрашиваю певуче в пустой комнате, обращаясь уже к неодушевленному предмету, хотя он и до этого сильно на одухотворенное существо не походил.
        - Дар, вас зовут. - Сказал квыдык, который, как призрак только что вышел из складок ткани справа от меня.
        Вот и все. Теперь мне не с кем время потянуть. В легком забытьи заколку положила в сумку, сумку закинула через плечо и вышла вслед за квыдыком. Заметив в себе отчаянное желание сгорбиться и пойти как люди на каторге - резко выпрямилась. Как же мне сейчас себя вести?

36.
        - Вы их слышите? - Спросил глум.
        - Слышу. - Ответил Зорс.
        Уже около двадцати минут в плотной рыжей пыли, которая все никак не хотела осесть после бури, слышался свистящий звук. Он приближался и с каждой секундой становился громче. Летели икшоры, еще один вид проводников, который очень ценился в ближних галактиках. Гибкие змеи перемещались по газовой атмосфере, всего лишь изгибая свое тело, и оно как пружиной прорывало толщу воздуха. Икшоры использовались лишь в поиске воздушных пробок или тел. Их услугами зачастую пользовались все кому не лень от вечных скитальцев до настоящих грабителей.
        - Встреча с ними нам ничего хорошего не предвещает. - Сказал агент. Уходим в песок по голову.
        Он подошел к глуму и, ухватив его за руку, вместе с ним опустился по плечи в песок. Свист уже слышался над ними. Икшоров было пять штук, они летели очень низко не из-за погодных условий. Эти существа могли передвигаться в любой атмосфере, тот, кто ими управлял, искал что-то на земле. Икшоры остановились в отдалении и опустились на песок.
        - Ты можешь приблизиться к ним незамеченным? - Спросил Зорс.
        - Могу.
        - Тогда держи меня за руку. - Глум повиновался. - Когда окажешься рядом с ними, подымешь на поверхность эту руку,- он сжал ее,- и раскроешь пальцы.
        - Хорошо, что дальше?
        - Я не знаю пути, и буду двигаться в неверном направлении. Услышишь быстро семенящие шаги, выходи, как только я остановлюсь.
        - Ладно.
        Они набрали как можно больше воздуха в легкие и погрузились в песок. Глум чувствовал, что он сжимает уже не человеческую руку, а нечто маленькое и пушистое. Агент перевоплотился.
        Глум отчетливо слышал, как с икшоров на поверхность спустилось трое двуногих существ. Руку, в которой таилось пушистое нечто, он медленно поднял на поверхность и раскрыл пальцы. Нечто выскользнуло в песок, и, часто прыгая, переместилось к икшорам. Глуму оставалось только ждать, когда маленькие прыжки прекратятся, что станет для него знаком.

37.
        - Ты и ты, - Ксеум указал на двух Гроков, - спускайтесь, остальные покружите в радиусе километра. Буря вскоре уляжется в этой части пустыни, и мы их сможем быстрее найти.
        Двое других поднялись выше в воздушную пыль и отлетели от точки приземления.
        Отмеченные Гроки, как и Ксеум спустились на песчаную почву. Все трое продолжали держать за поводья змеев.
        - Может их стоит отпустить? - предложил один из Гроков.
        - Не спеши, нужно свериться с координатами.- Ксеум достал из нагрудного кармана своего черного плаща блестящую монетку и бросил ее в песок. Правая рука Учителя Плюща раскрывал транссвязь. Монету от столкновения с почвой подбросило вверх и расщепило на мелкие частицы. Эти частицы сгруппировались в тонкослойный щит и образовали экран.
        - Учитель, - прошептал Ксеум, - взываю к тебе, откликнись.
        Экран вздрогнул, и как на водной глади от брошенного в нее камешка, из центра стали расходиться круги. Частицы отбрасывали световых зайчиков на стоящих рядом. Отображение реальности, находящейся за многие звезды отсюда, стало проявляться.
        - Господин. - Вновь позвал Ксеум.
        С тонкого щита с реальной четкостью на двух Гроков и биорастущего человека, каким являлся Ксеум, смотрел старик. Седые волосы заплетены в косу, что касалась его стоп. Сморщенное сухое лицо зло смотрело на них своими белесыми глазами, а крючковатые пальцы с силой сжимали посох. Это создание природы любило власть и не желало с ней расставаться.
        - Нашли? - Спросил он. Громкость голоса всколыхнула экран, из центра пошли круги.
        - Скар подтверждвает, он где-то рядом, но точных координат не дает. Радиус токов распространяется на километры.
        - Думаю, Зорсиан научился перекрывать свои токи и рассеивать их. - Сказал Плющ. - Вы сейчас в самом скоплении этих токов?
        - Да, господин. - Ответил покорно Ксеум.
        - В этом случае ищите не человека, а любое движущееся существо, от самого крупного до самого мелкого. Его дыхание будет его выдавать.- Старик оскалился.
        Экран лопнул и осыпался пылью. Часть этой пыли отнесло в уже стихающую бурю, часть в песок.
        Маленький пустынный тушканчик не более пяти сантиметров в высоту прятался под брюхом одного из змеев и все время переступал лапками. Бег на месте был необходимостью, но только пока. Песок уже почти перестал кружить, и если Ксеум выполнит все в точности, придется принять бой. Еще нужно их сбить с пути, чтобы никто не успел добраться до места ловушки. Мы их почти вывели, - с досадой думал Зорс.
        - Отпускайте икшоров, вы слышали - он рядом, и вызовите тех двоих, что отлетели. - Сказал Ксеум.
        Тушканчик поскакал вдоль тени, отбрасываемой змеем, добрался до ее окончания и в обратном направлении быстро запрыгал прочь. Он слышал, как Гроки отпускают икшоров, и как за ним под толщей песка рывками следует глум.
        Еще двадцать прыжков, еще двадцать прыжков, - думал Зорс. - И я успею скрыться.
        Отпущенные змеи издали резкий хлопок и двинулись вверх к искрящемуся синему небу где то и дело в чистой синеве образовывались новые бури, сверлящие поверхность Эллино.
        - Вон он, - Крикнул Ксеум, - Лови!
        - Сделал очередную глупость,- прорычал Зорс, перевоплощаясь в рысь. Теперь он мог быстрее оторваться от преследования.
        Фью, фью, фью… - свистели рядом парализующие лучи второв. Но ни один еще его не догнал, и они с хлопком разряжались на земле. Рысь стремительно удалялась от пеших преследователей. Глум с отставанием следовал за зверем, а в двадцати, уже тридцати шагах - Гроки.
        - Мы так его не догоним, - просипел бегущий далеко позади Гроков, запыхавшийся Ксеум. - Ридо, Ридо! - закричал он в ракушку на запястье - датчик связи с икшорами,- спускайтесь!
        - Шакум, где вы, черт побери?! - Воскликнул он в гневе. В ответ ему сзади по воздуху с резким треском быстро двигались икшоры. Змеи со скоростью преодолевали путь к беглецу и вот-вот догонят, Гроки уже наметили цель и приготовили вторы.
        Фью, - пропели одновременно вторы, нагоняя жертву. Рысь резко остановилась и легла на землю, перевернувшись на спину. Лучи с хлопком рассеялись на песке, задев только кончик правого уха. Два икшора образовали замкнутое кольцо вокруг животного, Гроки спустились на песок, наведя на рысь вторы.
        - Подождите, я сам хочу его поймать, - крикнул Ксеум, неуклюже перелезая через икшора. Гроки не двинулись с места.
        Рысь накрыла лапами морду и свернулась калачиком. - Ксеум, ты идиот. - Подумал Зорс и исчез. Четыре резких звука 'фью' оборвались хлопками.

38.
        Лера впрыгнула в атавус в облике кошки.
        - Так кого же мне отдал Зорс? - Поинтересовался Гек, не стараясь скрыть любопытство.
        Агент мягко перешла в облик человека.
        - Помнишь, как он ко мне попал? - Лера показала свой амулет.
        - Паук Креста. От бабушки Зорса в день, когда вас познакомили. - Отчеканил Квыдык.
        - А точнее, за несколько минут до встречи. Великолепная Эмма-Манриэтта Де ла Круш Виллиаргон сама создавала эти амулеты и преподносила всем родственницам до того момента, когда одну из них представляли Марку или Зорсу.
        - Ну? - Оживился Гек, - и что?
        - У Даяны такой же. - Сказала Лера и после пятисекундного молчания дополнила, - но он намного сильнее.
        - Ты, как я помню, еще и блокируешь их взгляд.- Квыдык почесал за ухом.
        - Как и все остальные кузины, да.- Подтвердила Лера.
        - А ей выходит это не требуется. Ты считаешь - это Эмма?
        - Даяне его кто-то продал в тот день, какая-то бабушка. - Она улыбнулась.
        - Зорс не знает о происхождении амулетов?
        Лера пожала плечами
        - А еще здесь был Варгус,- сказала она. - Он должен был встретиться с Зорсом и поговорить с ним, конечно по делу.
        - Но разговор по душам сорвался. - Закончил за нее Гек, хорошо знающий своего протеже.
        - Ты прав, сорвался.
        - Расскажешь о таком стечении обстоятельств? - Спросил Гек.
        - Я посмотрю на его поведение. - Лера пояснила, - он сорвал мне медовый месяц. Меня вообще здесь быть не должно.
        - Тогда мсти Марку.
        - Нет, если уж совсем справедливо, то Плющу. - Рассмеялась она.
        Глава 39.
        Итак, что можно сказать о квыдыках - они любители тканей, и не просто каких-либо, а совершенно натуральных. Те ткани, что укрывали стены, - завезены с Портреала, тот вид ткани, что составлял наряды Неве и самих квыдыков, - с более дальних рубежей - из Ако и Жаквазура, но самый дорогие и редкие ткани должны быть на главаре, конечно же.
        Эстеты в душе, они так же предпочитают родные, живые цветы - они их едят. Но все эти особенности не сочетались с их вечно боевым духом и по сути дела почти постоянными войнами где-то на краю нашего мира. В последнее время их поездки на окраину почти полностью прекратились, как и еще некоторые ежегодные боевые программы. Может у них наконец-то появился прогрессивный правитель, который пытается улучшить жизнь своих верных подданных. Однако, этот обычай одной большой свадьбы, как я вижу, ему пришелся по душе - он совсем не спешит его отменять.
        К сожалению, мои знания о квыдыках обрываются на оружии. Так получилось, что брат ничем другим у этой расы не интересовался, ну и я вместе с ним дальше, так сказать, не копала. Совершенно уверена в том, что ластикус мне известен под другим названием. Симптомы можно сравнить с действиями парамелы или гибридоваскуса, которые растут на родной планете квыдыков Пассейдоне. Но с моим туманным восприятием на момент пробуждения, я вряд ли смогу вспомнить - зудела ли у меня кожа головы, и это был гибридоваскус, или вспотели ступни ног, что бы охарактеризовало парамелу.
        Может, стоит подумать не только о своем спасении? - Приободрила я себя.
        Например: предложить ему новое направление в этом ветхом русле традиций. Допустим - пусть он выбирает из всех своих Неве одну. Именно ту, которую он сам предпочтет, а остальную коллекцию даров возвращает обратно в семьи. Хотя, я понимаю, что мне самой сначала стоит выбраться. В противном случае стану такой же прислугой как Маро на следующие пятьдесят циклов его правления, а точнее на большую часть моей жизни. Нужно все же поставить себе более высокую цель, чтобы достичь хоть чего-нибудь.
        Я кисло улыбнулась 'веселой' перспективе. А сопровождавший меня квыдык остановился возле очередного круглого прохода.
        - Дар, прошу вас, проходите. - Сказал он, поднимая тяжелую ткань у входа.
        Я повиновалась, тихо прошептав 'спасибо' переступила порог. Полог тяжело опустился за мной. Мое воображение быстро обрисовало, как будто эта тяжелая ткань большими складками падает на меня, придавливая к полу и не давая в последний раз вздохнуть. Все со мной покончено… Колени подогнулись, меня качнуло, а мир перевернулся и упал. Будь проклят ластикус!
        Ну, сколько я еще буду падать? У меня раньше обмороков вообще не было, а тут - на тебе! - Мысль пришла из ниоткуда, а перед глазами висит голубой туман
        - Очнулась? - Чей-то протяжный нудный голос позвал меня сквозь него. Я открыла глаза и от возникшей при свете боли зажмурилась.
        - Дар, моя дорогая, что же вы так волновались… И так долго заставили меня ждать, когда сами потребовали нашей встречи.
        Акцент просто жуткий, или это мое больное воображение так растягивает слова. Упрек в словах самый что ни на есть милый, почти не упрек.
        Я волновалась? Какая чушь.
        - Что вы этим хотите сказать? - Спрашиваю, открывая глаза.
        А напрортив меня квыдык, сидящий боком, в халате. Халат конечно хорош - он серебристый, с переливом в темно-синий цвет в тени складок, но сильно распахнут. Так и пытаешься сравнить курчавость шкуры на груди с кудрями загривка. Наверно, я сильно покраснела, так как он тут же улыбнулся, слегка напоминая оскал очень древнего обитателя Земли - лошадь. У лошади не было оскала, - поправила я себя мысленно, - может акулу?
        Он еще сильнее оскалился.
        Что за дьявольщина, - вскипела я,- когда он успел так устроиться? Сидит, понимаете ли, на моем временном ложе в халате. Я тоже села и подтянула ноги к себе, осмотрела комнату и ее обладателя. Комната была та же, в которую я вошла, при падении мне все же удалось запомнить ее. Что-то, правда, казалось посторонним в этой зале, но сейчас меня больше беспокоил сидящий рядом. Он тоже был тем, кем являлся, - Главой клана квыдыков. Вот только косички ему расчесали, отчего бычий лоб стал еще более выпуклым. Что и говорить о голове, она теперь напоминала огромный курпк в зелени, из которого торчали две ветки - его рога.
        - Вы глава клана? - Решила я уточнить.
        - Я-я-я.
        Одну букву в слове 'я' так долго произносить может только потомственный заика. А он еще продолжил свою мысль.
        - Я,- повторился он, это еще плюс три минуты, - Приму тебя в жены лишь через пятьдеся-я-я…
        - Т,- закончила я за него, чтобы не уснуть. Он улыбнулся еще раз по лошадино-акулиному и ринулся в бой с риторикой дальше, то есть решил просветить меня полностью в вопросе традиции их бракосочетания.
        - Цик-л-л-о-о-в…
        - Правления главы клана, - со скорость выпалила я. Он улыбнулся, но уже не так скалясь.
        - Это еще пятьдесят циклов вашего правления. - Продолжила я, не спеша. Он наклонил голову в знак согласия. Быстро надоем и меня отправят к Маро, но еще неизвестно, чем занимаются остальные жены. Зато теперь мне понятен его молчаливый жест во время церемонии, он просто сокращает время длиннющего ответа - Д-д-д-а-а-а.
        Так, одна его вступительная речь или выражение признательности заняли бы: один день на Эллино или два дня на Ряйо. А остальные Квыдыки копируют главу клана.
        - И сколько вы в общем будете на этом посту? - Спросила я, найдя замечательную политическую тему для разговора.
        - Это честь для меня и правление длится всю мою жизнь. - Сказал он быстрее, чем я ожидала. Диалог с ним больше напоминал пытку. - Я вижу, что мой голос тебя задевает.- Сказал наблюдательный Глава.
        Ага, за живое. - Подумала я и только улыбнулась.
        Он начал искать что-то в кармане, которого до этого точно не было. Лапу с красным листиком вытащил из кармана, который сам заштопался. Листик он съел, предварительно извинившись, что не разделяет трапезу со мной.
        - Ничего, я уже поела, - успокоила его я.
        - Я знаю, что вы попросили. Скажите, неужели вы так любите шоколад. - Произнес скороговоркой Глава.
        - Люблю, - ответила уже я заторможено.
        - Что вы съели? - Спрашиваю, придя в себя после такого сюрприза. Сейчас мне было интереснее с ним просто поговорить, чтобы его узнать, и уже затем перейти к своей задаче.
        - Пеарею.
        Я молчу. Он, посчитав мое молчание вопросом, продолжает. - Этот вид ластикуса ускоряет речь.
        - Ластикус ядовит,- возразила я.
        - Только не для квыдыков, он растет на нашей планете Пассейдон.
        - А в справочнике ядов числится под названием…
        - Парамела.- Закончил квыдык.
        - Парамела не имеет листьев. - Не удержалась от возражений, скрестив руки на груди.
        - Мы сделали заказ, на Сутане вывели новый вид. - Он провел лапой по гриве. А пальцев у них четыре, заметила я.
        - Вы достаточно хорошо знаете правителей Сутана? - Спрашиваю, в надежде узнать больше о Марке и его семье, вдруг хоть что-то узнаю.
        - Я знаю три поколения Смутов и всю их родню. - Отвечает довольный Главарь. Посмотрел на меня и добавил.- Но мне неизвестно твое имя, оно не может быть Дар.
        - Чем плохо это имя? - Спросила я отстраненно. Я могу многое от него узнать об истории семьи Смутов, если все же выберусь…
        - Оно не настоящее.- Квыдык придвинулся.
        - Главарь квыдыков тоже назван и имеет имя, какое? - Встречный вопрос его удивил. А мне стало одновременно душно и холодно, и еще так… так жалко себя, что на глаза навернулись слезы.
        - Липа. - Ответил главарь.
        - Что? Дерево?- Засмеялась я сквозь слезы, которые сами по себе потекли.
        - Почему тебе смешно? - Перешел на 'ты' квыдык Липа.
        - А еще я плачу! - Воскликнула я, - представляешь!
        Возьми себя в руки, соберись! - Наставляю сама себя. - Не время раскисать, ты можешь отсюда не выбраться. О Боги! Мне совсем не хочется здесь оставаться, а вдруг надо мной пошутили? И не спасут? Сволочи…
        И я залилась слезами еще сильнее.
        - Дар, я не хотел тебя обидеть, - извинился Липа, и отодвинулся. Что мне твои извинения, если я к тебе случайно попала.
        - Не думал, что ты так не любишь своего имени. Впредь не буду тебя спрашивать.- Заговорил он скороговоркой.
        - Немедленно прекрати реветь! - Заорал Квыдык,- я этого терпеть не могу.
        Меня трухнуло, и я почти слетела с кровати.
        - И ты тоже?! - Завопила я от обиды.
        - Что тоже? - Возмутился моему воплю Липа. Он уже не орал, но голос был все еще на повышенных тонах.
        - Тоже противный, тупоголовый, самоуверенный и… и… и самовлюбленный осел, на которого мне опять суждено нарваться! Да что мне так в жизни не везет… - Всхлипнула я в последний раз.
        - Да вы все, все такие! Да как вас Земля-то носит?!
        - Мы живем на воде. - Сказал спокойно Липа, так и не понявший моего монолога.
        - Я хочу уйти. - Твердо произнесла я и встала.
        - Куда?- Удивился Липа.
        - В другую комнату, эта мне не нравится. - Съехидничала я, почти не управляя настроением, которое начало скакать. Ой, не к добру! Я-то себя знаю, а вот ему сейчас не поздоровится.
        - Какая зала тебе подойдет?
        - Это у вас так называется, зала? - Я пнула ткань, покрывающую пол. - Понятно,- пробубнила я, отходя к окну, которое занимало треть стены. Я стерла непрошенные слезы, еще посмотрим - кто кого здесь переиграет.
        Эллино простирала красивейшие песчаные дали перед наблюдавшим за ней. Оранжевые соляные горы возвышались на горизонте и белая пустыня, казалось, обволакивает их своим сиянием. Небо же, наоборот, как будто бы пыталось вырвать эти горы из песчаного плато. Слева от меня оно наливалось кровавыми оттенками предстоящей бури, которая только что растворилась где-то за вершинами.
        - Какие залы есть?
        - Желтая, голубая, салатовая, изумрудная, темно-зеленая, сиреневая, фиолетовая,…- Начал перечислять он.
        - Я не осел - квыдык. - Спустя некоторое время серьезно заметил Липа, тем самым вырвав меня из моей истерики.
        - Это было образно сказано. - Отмахнулась я.
        - А противный? - Стал допытываться Липа.
        - Что, 'тупоголовый' не задело? - Съязвила в ответ.
        - У нашей расы череп устроен по-другому.
        - Самоуверенный подходит? - Улыбнулась я.
        - Подходит. - Согласился квыдык. И поднялся с постели, запахивая посильнее халат. - Мы сами уверены в своих силах.
        Стоя он был выше меня головы, так на три. Широкая шея переходила в могучие плечи, а затем в руки почти в тех же пропорцииях что и у человека, но более крупных размеров. Рога это еще один отличительный знак. У квыдыков, которых я видела на площади, рога отходят от черепа на пять - шесть сантиметров, затем растут вверх на двадцать пять - тридцать сантиметров и концами заворачиваются вниз. Рост рогов вверх у всех определяется возрастом. У Главы, напротив, рога скрещивались, создавая разорванную восьмерку. Такое строение не дает возможности носить что-либо на голове и воспринимается как корона.
        Да почти красавчик, константировала я. Липа мне начинал нравиться.
        Подожди, сейчас провалишь свое освобождение, и будешь общаться с ним всю свою жизнь, какая перспектива! А также узнаем, что за черти в нем живут.

40.
        - Где он?! - Взвизгнул Ксеум. Он держал в руках втор, не веря, что они его упустили.
        - Растворился или перевоплотился. - Заключил Шакум. Грок был выше всех остальных и сильнее, его молниеносная реакция не раз спасала жизнь не только ему, но и его соратникам.
        Ксеум побелел и опустился на песок.
        - Вы его упустили!- Сказал он. - Это не я, а вы его упустили.
        - Не причитай,- оборвал его Шакум. Этот сильный Грок резко повернулся в направлении биочеловека. - Что сказал Плющ?
        - Ничего он не сказал, а вы его упустили! - Кричал снова Ксеум. - Это вы все, вы!
        Шакум резко поднял биочеловека с земли, тот завис в полуметре от поверхности, с ужасом выпучив глаза. Под каменными пальцами великана его плащ затрещал по швам.
        - Замолчи, или сегодня на обед к икшорам пойдет биомясо. Так что он сказал? - Спросил Грок, все еще держа труса на весу.
        - Ищите любое движущееся существо, от самого крупного до самого мелкого. Его выдаст дыхание. - Ответили ему Гроки слово в слово.
        Шакумразжал пальцы и отвернулся. Ксеум молча плюхнулся на землю.
        Грок еще не встречал таких кровожадных и одновременно трусливых существ, как это. Появилось большое желание его удушить от одного произнесенного писка. Но тот, как назло, смолк и не издал и звука.
        Шакум присел там, где только что была рысь, и стал просматривать поверхность песка. Песчинки неподвижно сияли на свету, и медленное движение всего одной было невозможно заметить.
        Зорс старался не дышать, чтобы не привлечь внимания. Этот Грок был умен и сообразителен. Что ему стоит сейчас разрядить в песок обойму втора - он тогда заденет не только меня, но и глума подо мной. С тремя гроками я смогу справиться, если успею перевоплотиться в человека, глум возьмет на себя биочеловека, а вот на четвертого нас может не хватить, он слишком не прост.
        Шакум улыбнулся, он уже придумал, как выйти из этой ситуации.
        - Косо, дай мешок. - Обратился он к одному из помощников, тот отсоединил от синего костюма капсулу и протянул Шакуму, капсула развернулась в большой мешок.
        - Теперь отойдите на один шаг.- Все повиновались.
        - Он не может быть песком! - Запротестовал Ксеум. - Этого ему не вкладывали в программу!
        - От ветра к ветру, от зноя к зною, прошу пойти тебя со мною. - Грок в воздухе очертил круг правой рукой - древний способ управления песчаными породами. Песок почернел и вихрем взметнулся к горловине мешка, забив его доверху. Перед Гроком образовалась неглубокая яма в виде полусферы. Лысина глума на дне этой ямы медленно ушла ниже в песок, никем не обнаруженная.
        Но Грок заметил, как над этой ямой повисла одна единственная песчинка. Шакум протянул руку с пустой ампулой, чтобы взять ее.
        - Спасите! - гаркнул Ксеум севшим от ужаса голосом. - Меня затягивает в песок! - Орал он, медленно поглощаемый песчаной 'твердью'.
        Гроки повернулись на крик. Двое стали тащить биочеловека назад, за еще видимые над песком руки. Песчинка сверкнула, обратилась тушканчиком. Зверек как ужаленный стал стучаться в песок передними лапками.
        - Глум быстрее! - Думал Зорс, усиленно прыгая и стучась. На возню грызуна отреагировал Шакум и прицелился втором.
        - Глум, ну где же ты?
        Грызун резко подпрыгнул и скрутился спиралью, увиливая от луча втора. Он почти соприкоснулся с песком, когда лохматая лапа из песка рванулась за ним, схватила тушку в момент ее приземления и с хрустом рванула в песок.
        Фью-хлоп - пропел втор, не попав в цель.
        - Что произошло? - Спросил Косо. - Его кто-то убил?
        - Нет, глумы не питаются тушканчиками. - Ответил Шакум.
        - Это был глум? - Удивился Ксеум, сипя, его почти вытащили из песчаной ловушки. - Не может быть, мы враждуем!
        - А старший сын повелителей Сутана не может стать песком. - Усмехнулся Шакум. - Этот глум с принцем.
        Он посмотрел на Ксеума, который обессиленно лежал и пытался стряхнуть со своих одежд песок - Отправьте этого глупца куда надо, он здесь только мешает.
        - Я отвечаю за выполнение нашего плана.
        - Ты его только срываешь. - Оборвал его Грок. - Доставить к первым попавшимся кабинам ГОЛЛа, дальше мы действуем самостоятельно.
        - Но!…- Воскликнул Ксеум краснея и стараясь снять свой втор с пояса. Шакум дал знак, и он, оглушенный сзади, упал лицом вниз. Грокам не приходилось применять силу или оружие в ближнем бою - они использовали только руки.
        Биочеловека пристегнули к икшору, сзади занял место один из Гроков. Змей плавно поднялся в воздух и рванул в сторону города.
        - Что будем делать?- Спросил Косо.
        - Ждать. - Ответил Шакум. - Ждать, когда они вернутся.
        Он посмотрел на рядового Грока по имени Косо и пояснил. - Они не на прогулку вышли в пустыню во время бури. Они точно что-то искали, имено то, что ищем и мы. Поэтому им осталось либо увести нас от этого места, либо сражаться. И все это, чтобы мы не нашли их пункт назначения.

41.
        - Как далеко мы от них? - Спросил Зорс.
        - В трех километрах к югу. - Ответил Глум.
        - Насколько близко они от ловушки?
        - Слишком. - Ответил глум.
        - Ты говорил мы на полпути!
        - Мы под землей передвигаемся быстрее. - Упрямо сказал глум.
        - В пять-шесть раз быстрее? - Спросил Зорс, прикидывая скорость их передвижения.
        - В двадцать, я тебя тянул, поэтому в десять.
        - Вы этого достигаете в старости. - Напомнил Зорс о природных возможностях глумов.
        - Кто говорит о возрасте, когда ты сам многому научился. - Заявил глум.
        - И как зовут такого знатока, твое имя?- Потребовал Зорс.
        - Гарен.
        - Сын Гарена?
        - Да. - Просто ответил глум.
        - Скажу тебе, мы не просто так столкнулись.
        - Проведение судьбы.- Серьезно заявил глум.
        - Проведение. Но у судьбы этой имя попроще и облик не совсем сострадательный.- Он вспомнил вампира. - Совсем не милосердный и с большим стажем.
        Зорс на минуту задумался. Гроки вблизи ловушки, схватка должна быть быстрой. Чтобы они не смогли никакой подмоги перенести на Эллино или вызвать сейчас, если они этого еще не сделали. Они теперь не смогут подобраться ближе к ловушке незамеченными. Нужно сверить данные. С таким глумом, как Гарен не страшно в бой идти даже против пятерых.
        В воздухе с легким треском летел икшор. Он был еще достаточно далеко, но летел по направлению к ним. Зорс изменил свое зрение на зрение совы. Летели один Грок и биочеловек, который вел себя не совсем адекватно и почти повис на Гроке. Ксеум, определил Зорс. Шакум убирает трусливых. Молодец, одним меньше.
        Глум без слов взял Зорса за плечо, и они ушли в песок. Икшор, не останавливаясь, быстро пролетел. И они поднялись на поверхность обратно.
        - Жди здесь, - сказал Зорс, переходя в облик черного грифа.
        - Я уберу одного-хр из никхр-р-р. - Сказал он, резко поднимаясь в воздух и расправляя большие крылья.

42.
        - Что означало нарваться? Это ты требовала аудиенции.
        - Да, я.
        Что делать? Что делать? - Думала я, нащупывая на шее медальон Паука Креста. - А ты мне нравишься. - Заявила я, краснея. Боже, какая ложь.
        - Что? - Опешил Липа.- Да ты рвалась спрыгнуть со сцены так, что тебя пришлось усыпить.
        - Кто отдал приказ?
        Он сделал вид, что не расслышал. И продолжил выводить меня на чистую воду. А приказ мог дать и сам Липа, своим кивком.
        - Обещала подать в суд. - Добавил он.
        - Такое быстрое знакомство, я была встревожена темпами развития.
        Вот это ситуация. Я и сейчас еле стою на ногах и не знаю, что делать.
        - Грозилась расправиться за испорченное зрение!
        - Как, уже доложили? - Удивилась я.
        - Зато теперь я вижу Вас. И эту красоту. - Повернулась, указывая на пустыню. В это время на горизонте от солевых гор оторвалось что-то маленькое и медленно полетело вправо, растворяясь. Я опустила взгляд на пол. Ткань с пола волнами переходила на стену, и под окном загибалась чуть вверх. Так на этом самом изгибе виднелась тонкая волосинка тени, которую отбрасывало что-то очень маленькое, полупрозрачное и очень хорошо замаскированное.
        Липа подошел сзади вплотную. И оторвал меня от созерцания нового типа жучка.
        - Я тоже вижу красоту, и это не пустыня. - Сказал Липа, проводя лапой-рукой по моему плечу. Я от неожиданности подпрыгнула. Он ко мне пристает? Неужели фраза 'ты мне нравишься', так распускает руки?
        - Я даже заворожен. - Он легко провел лапой по коже на уровне ключицы от одного плеча к другому. Чем вызвал мурашки по всему телу.
        - Стой. - Сказала я, отходя от него так, чтобы он не мог ко мне дотянуться. - Ты, Вы хотели знать, как меня зовут…- Начала я возвращать его на прежние границы.
        - Сейчас меня это не так тревожит, - сказал он, медленно приближаясь ко мне. Тихо рассыпались эти границы под его копытами.
        Я отвернулась, чтобы не показать, как напугана его поведением и эксклюзивным дополнением комнаты. Шехерезада или как ее там, мне теперь представилась в совершенно другом свете. Его рука опять настигла мое плечо и обрушилась на него своей тяжестью. Я снова вздрогнула.
        - Д-д-ар, - запнулась я, когда он опустил вторую руку на мою талию и головой уткнулся в шею. - Это не просто звук, а подарок, который я могу преподнести только в том случае…
        Голос сел, появилась паника. Я попыталась отойти от него, он тут же вернул меня на место, крепко схватив за руку. Вот сейчас меня это домогательство вывело из себя. Я снова отодвинулась, меня резко водворили обратно. Голос вернулся тут же.
        - В том случае, когда мой повелитель меня одну любит!
        Резко выпрямилась. Больше никакой робости и нежности, мне нельзя было к нему хорошо относиться. Он остановился и ослабил хватку. Я повернулась к нему с вопросом в глазах и сложила руки на груди. Что он предпочтет?
        Липа самодовольно улыбнулся, так сильно напомнив мне Зорса, и снова ко мне наклонился. Он что думает, что я просто так сдамся? Я выставила ладонь перед его мордашкой.
        - Вы, возможно, не расслышали… Я могу дать много больше своему хозяину, чем вам кажется, Глава клана квыдыков.
        Он посерьезнел, но все еще не отступал.
        - Как? - Задал он вопрос с такой интонацией, как будто я не смогу его переубедить. Я собралась и деловым тоном пояснила.
        - В случае, если вы мне докажете свое чувство, я в свою очередь буду рядом с вами. Буду оберегать Вас.
        Это единственное, что я могла придумать, не прибегая к фокусам в доказательство своих услуг.
        - Рядом со мной все время может быть любая из моих Неве. - Сказал он совершенно спокойно, отходя от меня так, словно не он только что мне говорил, как я прекрасна. Теперь я в нем видела и расчет, и холодность, а жестокое выражение морды меня удивило - Липа мог быть таким? Или это маска?
        - А ты можешь быть прислугой и выполнять все то, что скажут, без своего дара.- Добавил он, направляясь к противоположной стене.
        Удар ниже пояса, он совсем не тот, за кого я его приняла.

43.
        - Оберегать - не значит быть прислугой!
        Он не остановился.
        - Рошеры все еще воюют с вами! Как бы вы не отстранялись от мест их проживания. - После этих слов он остановился и повернулся на звук моего голоса, который от досады снова сел. От досады потому, что я раньше загруженности комнаты механизмами прослушивания не замечала.
        - Мирный договор был подписан мною лично и их предводителем. - Сказал он, давая понять, что наш диалог окончен. И снова повернулся, чтобы уйти.
        - Аквора, как ты помнишь. - Я вспоминала все межгалактические новости, которые мне могли помочь сейчас, и исподволь точнее рассматривала комнату, замечая новые тонкие тени. - Был почти при смерти во время подписания этого договора.
        Липа развернулся и направился ко мне.
        - Чего ты хочешь?- Буркнул он, став предо мной. Квыдык сложил руки на груди и стал напротив меня, в точности копируя позу.
        - Раскрыть твои глаза.
        - Например.
        - Его сын умер, как и все его прямые и наследники, и родственники. И, в общем, подвоха ждать неоткуда. На планете Рошеры ниже травы, тише воды под присмотром твоего ставленника.
        - Ты ничего нового не сказала. - Оборвал он меня.
        - А ты все новое принимаешь за чистую монету. - Укорила я его.
        - Только в твоем случае, тебя преподнес Гек. - Рыкнул он, отворачиваясь. Такое проявление неприязни я встретила в первый раз.
        - А эти залы для вас кто приготовил, вы хоть знаете? - Спросила я с досады, сожалея, что здесь кроме прослушки взрывоопасного ничего не оставили. И на Липе нет оружия.
        - Что ты этим хочешь сказать? - Раздраженно спросил он.
        Так быстро у него настроение менялось, наверно, в первый раз.
        - То, что смогу сказать вам только, если мы выйдем в ту залу, где я принимала ванну.
        С этим он, как ни странно согласился. Стал сбоку, пропуская меня вперед и вытянув руку. Я спокойно, с гордо поднятой головой прошла мимо.
        Действительно, зачем я так переживала, придумывала эти эпитеты, нужно было просто присмотреться к стенам их зал. Хотя теперь зная, что за квыдыками, а значит и за мной, велось постоянное наблюдение, стало как-то не по себе. Еще больше не по себе.
        Я подняла сумку с пола и подошла к тому месту, где только что стоял Липа. Он шел сзади.
        - Открой аккуратно и не задень косяк рогами, - подсказала я ему из вредности, пропуская Главу вперед. Бомбы не было. А так хотелось, чтобы он нагнулся ниже к полу, и как поддать…ему ускорение ножкой. Я еле удержалась.
        Благочестивый, радушный, спокойный гад, которого еще свет не видел. Это же надо так? Нет, а я еще удивлялась, как он столько коров в жены берет. Да ни одна из них его бы рядом и пяти минут не вынесла! Глава клана! Если он глава, то клан - пустоголовый!
        Что означало нарваться! Интересовался он! Да то, что я снова в окружении таких ослов, как ты и многие другие! - Злилась я про себя. Мы шли по коридорам, которые были покрыты тканью. Липа шел впереди, я сзади, а после меня еще шесть квыдыков - так называемая охрана.
        Мы, Квыдыки, сами собой гордимся, - вспоминала я его слова, - или как там? Да тебе и гордиться нечем, бабник, прикрывающийся традициями! Они не воюют, ха! Зато так прослушиваются, что просто кошмар! И это народ, чьими военными разработками пользуется большая часть миров?! Так посмотреть, с их оружием и в поле по грибы нельзя. Те их быстрее поймают и съедят, как на планете Осигоров.
        Сапоги без подошвы! Нет! Сапожники без мозгов!
        - Вы почему, моя дорогая Дар, шипите?- Спросил Липа с прежней доброжелательностью и вниманием добродушного хозяина логова.
        - Пытаюсь понять, где назначенное вами лицо, простите морда, - съязвила я, мило улыбаясь ему в спину. - Которое должно было следить за состоянием здания в целом во время вашего заселения сюда.
        Он не ответил, и не надо.
        - Это ваша постоянная охрана? - Спросила я, отвлекаясь от своих мыслей.
        - Да. И это ее пятая часть.
        - Вы не можете себя сами защитить, Глава?
        Он сбился с шага и ответил, не поворачиваясь, что это не первого века традиция и именно она часто может помочь. Спасти шкуру, в прямом смысле, - закончила я за него мысленно.
        Сбоку я увидела открытый проход. В зале, куда он вел, мелькали танцующие коровы. А рядом с ним стоял мой старый знакомый, тот самый, что вел меня к лекарю. Я остановилась. Шагающий в ногу с Липой отряд прошел дальше, рядом остановился только один охранник.
        - Что они делают? - Спросила я тоном королевны. Знакомый мне квыдык медленно повернулся.
        - Дар. - Он склонил в приветствии голову и замолчал, я подмигнула.
        - Ну?- Напомнила я заговорщически и улыбнулась. Он указал на охрану в количестве одного квыдыка.
        - Он ничего не расскажет. - Заверила я его, и повернулась к охраннику с ангельским видом. - Правда?
        Тот даже возмутился моему вопросу и отошел. Вот что может сделать простое женское обаяние.
        - Они танцуют перед перемещением на Пассейдон. - Ответил мне квыдык.
        - Еще один обычай?
        Он согласился.
        - Скажи, у вас устраиваются соревнования? - Начала я расспрашивать, надеясь выявить самую красивую по их мнению корову.
        - Да. Военные.
        - А конкурсы красоты, например?
        Квыдык приподнял косматую бровь - слыхом не слыхивал, значит.
        - А как у вас выбирают лучшую - э- э корову? - Спросила я.
        Он решился ответить лишь спустя некоторое время.- По ширококостности. - И выразительно треснул себя по бедру. Понятно! - Подумала я коварно, уже намечая план следующих действий.
        - Позови ту, что сейчас слева от колодца, - попросила я его.
        - Я… - начал он, пытаясь оставить самую обворожительную с их точки зрения.
        - Приказ Главы слушаться меня постоянно вам еще не был доложен?- Поинтересовалась я сухо. Он посмотрел на меня в раздумье и нерешительно подозвал ее.
        - Пойдешь с Дар, - сказал он и отошел на шаг от прохода. Ткань за ним, шурша опустилась. Обиделся.
        - Веди нас дальше. - Говорю величественно охраннику. Тот на миг замер перед коровой, и, опустив голову, пошел вперед. Стопроцентное попадание и Липа не увернется.

44.
        Черная тень быстро нагнала икшора. Гриф, мягко переступая когтистыми лапами по воздуху в нескольких сантиметрах от спины икшора, переходил в облик человека. Ксеум был оглушен и свисал на правой руке Грока. Каменному это вовсе не мешало направлять змея в сторону города. Остроконечные вершины зданий в городе становились более различимы.
        Оставить в живых или уничтожить?
        Как бы ты долго не был на службе в РиО войсках, эта перспектива выбора всегда представала пред тобой. Для новичков она была трудным этапом, в первые три секунды раздумий, пока на другой чаше весов не появлялась их жизнь. Спустя время, а точнее годы службы, и тысячи невероятных ситуаций, выбор не был столь удручающим и жестоким. В постоянной борьбе за жизнь ты перестаешь задумываться над верностью принятых решений и не смотришь на свои руки, как на ладони, где не осталось чистого места от разноцветной крови. Агентам просто не давали возможности вспомнить, да и они не желали возвращаться в этот водоворот прошлого.
        Зорс решил лишь временно удалить грока с поля боя и метнул в него водяную ловушку. Голубой пузырек разорвался от удара о каменную спину, бесцветная жижа растеклась по телу. Грок успел повернуться и выстрелить из втора по черной тени грифа, затем его полностью заволокло тонкой пленкой воды. Каменный зло смотрел через пленку на летящего рядом грифа, пока ловушка не сработала, и он осыпался со спины икшора как пыль. Пройдут дожди, и он воскреснет из мертвых.
        Но дожди ожидаются только через два сезона, пусть подумает о своем поведении.
        Зорс перехватил поводья икшора и занял место грока, биочеловека он перекинул через спину змея, которого направил к земле. Уже стоя на соленом плато, он пристегнул к Ксеуму чип перемещения, задав координаты собственных камер задержания. Там он допросит его после, сейчас времени на разговоры нет.
        Ксеум пискнул, что-то пробурчал и открыл глаза. Поняв, кто пред ним, открыл и закрыл рот и, кажется, перестал дышать.
        - Встретимся и поговорим позже. - Сказал Зорс и нажал кнопку. Биочеловек, как голограмма, мигнул и растворился в воздухе.
        - Ты можешь быть свободен. - Он освободил змея от ракушки, которая была в его перепончатом ухе, и снял поводья. Змей сделал кольцо вокруг человека, мягко перевернулся в воздухе и рванул с хлестким щелчком ввысь. Рядом из песка на поверхность поднялся глум.
        - Это осыпалось вместе с прахом грока.- Сказал он, протягивая руку, где на ладони лежал Д3.42 - маленький маячок.
        - Успел передать. - Нахмурился Зорс. - Они знают, где мы.

45.
        - Мы говорили о даре, который я могу принести тебе, Глава.
        Начала я во второй раз излагать свое предложение. Липа никак не мог сосредоточиться и все время отвлекался, сворачивая шею налево, чтобы следить за Тоей. Так звали корову, которую я забрала с репетиции танца. А я никак не могла собраться, руки вспотели и по телу то и дело пробегала дрожь ужаса. Казалось, я вот-вот покину этот мир, приобретя крылья и светящийся круг над головой.
        - Да - да, - пробубнил он и снова отвернулся.
        Тоя действительно хорошо двигалась. Создавая бедрами крутящие движения, она ими рисовала то круги, то восьмерки, мягко переступая белыми копытами в такт еле слышной музыки. Руки она подняла на уровне крупных плеч и только во время изменения ритма музыки сводила их или разводила. Такое чувство, как будто этот танец может длиться вечно, и Тоя как вечный двигатель производила функции кондиционера. Потоки воздуха, колыхая ткань на стенах залы, постоянно меняли направление.
        - Я требую внимания к себе. - Пропела я, квыдык повернул голову.
        - Что ты мне так долго рассказываешь? - Спросил Липа, нехотя отрываясь от созерцания Тои. Нахал, - решила я.
        - Для начала я хочу сказать, что дар, который я так долго хранила от тебя, мне придется хранить дальше. - Квыдык отвернулся.
        - Так как ты не хочешь меня слушать, радость моя. Я вижу, мои слова на тебя никак не влияют.
        Он не повернулся. - Но ты сможешь от меня что-либо узнать о рошерах только тогда, когда начнешь ко мне прислушиваться. - Начала я противно нудить, но он этого просто не замечал.
        - Ли-и-и-п,- позвала я, - Я могу ее выгнать.
        Квыдык встрепенулся.
        - Да ты не имеешь права голоса, ты даже не являешься служанкой.- Сказал он холодно, шерсть стала дыбом, а ноздри раздулись, вот-вот укусит.
        - А ты не можешь следить за своими людьми и своим поведением. - Спокойно заявила я. Он даже рот открыл от удивления.
        - Все это я запросто могу доказать. - Заверила я его, удобнее усаживаясь на диванчике.
        - Доказывай, тебе все равно ничего не удастся. - Заявил он.
        - Хорошо, заключаем пари. - Предложила я.
        - Зачем? У тебя ничего не выйдет.- Он сложил лапы на груди. Будучи все еще в халате он смотрелся комично, даже когда старался противостоять.
        - Если я смогу доказать свою правоту и в одном и в другом вопросе, ты выполняешь два моих желания. Это мои условия. Поставь свои.
        - Если ты меня не переубедишь, я поступлю с тобой так, как поступают все с нерадивыми женами, несмотря на твой дар.
        Меня могут уже сейчас освободить, только оступись. А как Маро? Неужели она останется здесь?
        Я быстро приняла решение.
        - Ой, как перепугал! - Протянула руку для закрепления условий пари, он ее пожал, а я разбила. Задаю очередной вопрос. - И что делают у вас с ними?
        - Ты узнаешь. - Сказал он и полностью повернулся ко мне.
        - Начнем с твоего поведения. - Предложила я, разворачивая сети, которые только что были проверены. - Ты должен неотрывно смотреть на меня и слушать, не пропуская ни слова.
        Квыдык улыбнулся в точности как в последний раз, когда был уверен в моей бездарности.
        - Значит так. - Сказал квыдык, затем уставился на меня, отгородившись от Тои, чтобы ее не видеть и не отвлекаться.
        - Тоя, - позвала я корову, - стань напротив нас, пожалуйста.
        Она повиновалась, мягко перейдя из угла на место, которое мною было указано, и продолжила танцевать. Липа еще плотнее уперся о спинку двойного кресла, на котором мы сидели.
        - Я засекаю время. - Сказала я и, продумав с чего начать, завела рассказ о превратностях судьбы и о том, что мне так не везет в жизни. Нытиков никто не любит, вряд ли Квыдыки исключение.
        - Ты замечательная студентка, говорил мне профессор…- Говорила я тихо, наблюдая за тем, как квыдык старается не скосить глаз в сторону Тои. И дала ей знак приблизиться, она подошла танцуя.
        - Мир полон чудес, тебе нужно съездить, говорил он мне, ты так хорошо образована, необходимо развивать в себе все, и…- Вот тут Липа не выдержал и повернул все-таки голову. Я замолчала и подала знак, Тоя замерла. Липа резко рванул голову обратно, и уставился, как ни в чем не бывало.
        - Я… - Начал он.
        - Попался. - Заключила я.
        - Четыре минуты сорок пять секунд, знаешь, я уже начала думать, что проиграла.- Я смогла улыбнуться, когда холод испуга отпустил.
        - Не дуйся, не все так плохо, - и тихо добавила,- зато я похоже нашла то, что надо. И подмигнула Тое, которая тут же отвернулась. А я, почувствовав удачу, продолжила бессовестно лезу в чужую личную жизнь.- Стеснительная, спокойная, тихая и пока послушная, то, что надо!
        И тут же постаралась продолжить парировать в поставленном вопросе, чтобы Липа не отвлекался.
        - Теперь я, показав тебе часть своего дара помогу раскрыть глаза на твоих подопечных. Пусть прекратят играть.
        Квыдык хлопнул ладонями, музыка прекратилась. По морде четко читалось, что как только я покажу свой ненужный 'дар', он меня выдворит. Не спеши - подумала я.
        - Прочитай и прикажи принести, - говорю и, вычерчиваю в воздухе, чтобы нас не прослушали, названия приборов: РгО-АТ, ЛУ-24, Селен и Киттоворсовое обмундирование в количестве трех штук. Липа на пальцах дал несколько указаний охране, которая все это время стояла у завешенного прохода.
        - Зачем три? - Поинтересовался он.
        - Хочу, чтобы у нас были свидетели. - И киваю на Тою.

46.
        Приборы принесли. Мы надели костюмы. Я принялась раскладывать последнее, выпущенное квыдыками оружие, которое выявляло и уничтожало большую часть жучков. Они в свою очередь тоже были в основном произведением квыдыков.
        Странно, что здание не было проверено перед их заселением сюда, квыдыки редко, а точнее никогда до этого момента не входили в помещение без проверки, а тут? А тут опять, какие-то проблемы и почему именно, когда я попадаю сюда?
        РгО - АТ было создано для выявления жучков трехуровневого значения: видимые - РО-2, -3,…и до 1256 номера, невидимые - их было около 20 600 наименований плюс их креоновые варианты, которые в два раза превышали численность достоверных, и последняя группа СМВП - самовоспроизводящиеся с временным периодом один в час.
        - Наденьте маски,- они повиновались, и я включила прибор. За время его действия начала подсоединять второй.
        Комната полностью погрузилась во тьму, где потолок был белым пятном, а пол и стены - черными квадратами, а не овалом. Они стали покрываться многочисленными светящимися точками. Тонкие линии проводов, идущие от этих точек, образовывали плотную паутину на стенах. И вся система прослушки начинала светиться. Липа поднес лапы к морде, он был шокирован таким количеством. Тоя подошла ближе к нему и сцепила лапки, не понимая, что происходит. Свечение было по всей комнате, но к счастью, кроме прослушивающих устройств, здесь более ничего не обнаружилось, на первый взгляд.
        - Дар, - позвал меня тихо квыдык, - не включай его. - Он указал на точки, которые приобретали красный цвет. - Посмотри.
        Я оторвалась от проводов Лу-24, которые подсвечивала фонариком на экипировке. И мне, так же как и Липе, стало плохо. Красными огнями отсвечивали взрывные устройства. Те огоньки, которые мы видели на полу, были установлены в фундаменте и по направленности паутины, можно было сказать так, что если бы я уничтожила, хотя бы один жучок прослушки, все мы оказались бы в воздухе. Я быстро разъединила все только что кропотливо связанное.
        РгО-АТ прекращало свое действие. Мерцание жучков медленно гасло, и естественный свет возвращался в комнату.
        - Ну, может, поговорим? - Предложила я.
        - Поговорим,…Аругато! - взревел Липа так, что я с Тоей отступили, на рев в комнату ворвалась группа квыдыков с вторами наготове.
        - Выйти всем. - Приказал Липа, который весь свой гнев, как показалось, выкинул вместе с проклятьем. Он указал на нас.- Кроме тебя и тебя.
        - Снимай костюм,- сказал он Тое.
        - А ты включи кром.
        Я повиновалась, нажала на поясе кнопку и в воздухе стала образовываться полупрозрачная сфера, по поверхности которой проходили магнитные линии и иногда появлялись разряды тока. Сфера увеличилась достаточно, чтобы в нее без помех мы вдвоем могли войти, и я завершила ее образование нажатием на другую кнопку.
        Мы вошли. Сквозь стенки сферы было видно все наполнение комнаты в рентгеновском отображении. Это значит все жучки, скелет Тои и мутный силуэт плюшевого зайки, который ухом прижался к стенке моей сумки. Заметив это, Липа нахмурился.
        - Я с другом, - пояснила я.
        - Я вижу, - ответил Липа. - Мы срочно покидаем это здание.
        - Вы не в отеле и не в гостинице? - Удивилась я.
        - Да, нам его готовили. - Липа становился все мрачнее и мрачнее. Он почти со стоном мычал, тяжело вздыхая.
        - Кто? - Спросила я.
        - Наш лучший друг и соратник Плющ. Он является покровителем семейства Смутов и их постоянным учителем.
        - Ладно, - я решила, что сейчас не совсем подходящее время узнавать, кем является Плющ, - и вы не проверяли здание?
        - Да, - ответил квыдык.- Не было в этом необходимости, мы достаточно давно не воюем, а со стороны других рас проблем не возникало.
        - Сколько здесь этажей, ярусов?
        - Двенадцать.
        - Рада слышать,- сказала я, когда посчитала, как долго бы мы летели к земле, включи я прибор. - А когда заселились? - Спросила я.
        - Сегодня после церемонии. - Ответил Липа, который уже отошел от увиденного.
        - Значит, взрывные устройства испытывают неизменную нагрузку уже в течении…
        - Трех часов.
        - А я с тобой сколько?
        - Около часа.
        - Могу не успеть.
        - Ты о чем?
        - О том, что скажу после. Эти механизмы в фундаменте, реагируют на изменение веса. - Я вспомнила, где эти взрывные приборы используют.
        - Кто-нибудь покидал здание? Нет? И не надо.- Чтобы не впасть в панику, крепко сцепила руки. - Никто из него без спроса не перемещается, ни сюда, ни обратно.
        - Необходимо срочно вывести моих подчиненных из этого 'клоповника'. - Твердо заявил квыдык.
        - Не нужно, ты всех взорвешь. Ни одно мощное устройство не сможет всех вас разом переместить далеко, и о малом перемещении и речи быть не может, ты так завалишь остальных в этом 'жучатнике'.
        - Что ты предлагаешь? - Спросил Липа.
        - Крестовые перемещатели на весовую категорию ты с собой случаем не взял? - Спросила я, с надеждой глядя на него.
        - Есть.
        - Разовые тоже есть?
        - Возможно.
        - Всех поголовно в один зал, смежные порталы откроем там! - Выдохнула я. Он уже выходил из сферы, когда я его остановила вопросом. - Что сделаем со зданием?
        - Ты нас как будешь перемещать?
        - Замещая посторонним весом. - Ответила я, еще не полностью продумав этот ход.
        - Мы сможем его сжать и направить туда, откуда оно, собственно говоря, и взялось. - Ответил Липа, которого предложенный план действий приободрил, он даже улыбнулся.
        - Откуда? - Спросила я заинтриговано.
        - Об этом я скажу тебе позже.- Ответил он мне под стать.

47.
        - Где Марк сейчас? - Спросил Гек.
        - По нашим подсчетам в подвале. - Мило улыбаясь, ответила Лера.
        - В каком? Он что, свободен?
        - Нет, не свободен, но он сейчас в повале виллы Эммы.
        - Там, где они вечеринки устраивали? - Восторженно спросил квыдык.
        - Их было всего две, на поверхности и совершенно неинтересные. - Напомнила Лера, встряхнув челкой.
        Вдвоем они раскрывали тент над пропастью скалы Родок. Квыдык забирался по скале и закреплял его ножами, Лера приводила в действие висящие в атмосфере точки крепления тента в облике краги - существа с тонкими, как у человека, пальцами.
        Пропасть была огромных размеров, поэтому тент они раскрывали очень большой.
        - Я бы сказал, что их было шесть.
        Лера подняла голову.
        - О каких вечеринках я не знаю? - Спросила она.
        - О закрытых, конечно! И самых веселых и бесшабашных!
        - Они не сильно шалили?
        - Нет, совсем немного, как-то закрыли Зорса на верхнем этаже.
        - И после этого пришлось наращивать Эмме стены в ее кабинете. - Вспомнила девушка.
        - Нет, это было, когда Марк на спор бегал с Яменькой.
        - Ты хотел сказать - убегал. Не думаю, что огненная кобылица была рада его видеть.
        - Да он еще тогда не был с ней знаком.
        Но именно то, как кобыла пыталась его заколоть хвостом, а Марку удавалось без перевоплощений от нее уходить нас и забавляло.
        - Когда он в наказание от Плюща был лишен прав Отога… - Вспомнила Лера о лишении физических перевоплощений.
        - А вот прав на перевоплощения его лишили после такой же вечеринки, она была, когда Зорса закрыли на верхнем этаже, и Марк в его обличии выдавал указы в отсутствие Смута.
        - О параде, фруктах и…
        - Одежде для девушек. Он говорил, что, так как от их взгляда никто укрыться не может, то зачем молодых девушек вообще стеснять одеяниями.
        - Жаль, Эммы на тот момент не было, он бы помимо отречения от прав и в цветочке в виде гусеницы пожил. - Сказала Лера.
        - Зато был Зорс. - Сообщил, улыбаясь Квыдык.
        - Это он кобылу выпустил? - Догадалась Лера. - Чтобы она за Марком погонялась.
        - Он.
        - А как же честное дело - спор?
        - Возможно, в воображении Зорса на тот момент рисовались картины как он не мог выйти из лаборатории Эммы, потом пробирался через подвал несколько часов, мы же умудрились и оружие с него тогда снять. А как потом его ругал Плющ за поведение подложного Принца.
        - Выходит, он тогда вознамерился проучить Марка, и не выдал его.
        - И честное слово, такого еще никто из нас не видел. - Квыдык расхохотался воспоминаниям.
        - Да уж, здорово. - Девушка печально вздохнула.
        - Лера, ну не могли же они разбойничать на глазах у родни. О чем бы подумали кузины? - Напомнил Гек.
        - К тому же вы проводили такие собрания в последнюю ночь перед отъездом Марка… - Вспомнила Лера. - Нас действительно там не должно было быть. - Сказала она утвердительно.
        И после минутного раздумья спросила. - Лим с вами был?
        - Тебе лучше у него спросить. - Сказал, смутившись, квыдык. - Это давно уж было я и не вспомню…
        - А он значит помнит?
        Квыдык закончил свою установку и начал переходить к атавусу.
        - А кто его знает, - сказал неопределенно Гек, - может, помнит, а может, и не было его там.
        - Да, так я тебе и поверила! - Ответила Лера, смеясь.- Я уж точно выведаю.
        - Не повезло. - Прошептал квыдык, прячась в атавусе.
        - Что ты сказал? Учти, я все слышала.
        - Так я тебе и поверил. - Подумал Гек.
        - Слух у тебя сейчас, как и у краги, - никакой, ты же не Зорс и даже не Марк. - Смеясь, добавил квыдык.
        Лера хоть и была самой близкой родственницей, но таких же данных, как у принцев, у нее не было. Если она оставляла в облике голос, то остальные данные живого существа, в которое она перевоплотилась, перекрывали ее биочеловеческие чувства.
        И выходит, что слух у нее, как у краги - ну очень слухом обделенного существа.

48.
        Нас было целое стадо, одна свободная пастушка - Липа теперь точно в долгу, и одна не свободная пастушка - это скоро исправлю. Море рогатых коров, которых было больше, и быков только что заполнило до отказа самый большой зал здания. Оказалось, что здесь было всего лишь около трех сотен коров.
        - Может, кто-то забыл поздравить Главу?
        А вот с быками их было триста двадцать пять. Они все сдали тяжелые предметы и оружие. И как не предлагал Липа снять одежды, когда смотрел на Тою, я не согласилась. Общий вес превышал сто семьдесят восемь тонн пятьдесят восемь килограмм. Выходит, крестовых перемещателей, которые были у квыдыков с собой, не хватит для перемещения такого веса на их родную планету.
        Можно конечно, как я вначале думала, провести портал на Пасейдон и через него в здание переносить руду или старую военную технику, и в это же время по одному выводить из здания в другой проход квыдыков. Но в теории это выглядит куда проще, чем в действии, где из-за одного неверного движения все могло рухнуть. Отдельных датчиков перемещения не хватало ровно тремстам двадцати четырем представителям расы квыдыков, осмотрительным оказался только лекарь Тото.
        Если переслать такие датчики всем, появляется предшествующее обстоятельство - всего одно движение, и мы научимся летать.
        - Глава, - обратилась я официально к Липе, - мы можем для начала пере… на какую-нибудь площадь, и уже оттуда к вам?
        - Дар, используйте все варианты. - Ответил он мне шутливо.
        Рядом стояла Тоя. Она точно положительно на него влияет, особенно когда поднимает на Главу свои томные, темно-синие глаза с поволокой.
        Коровам предусмотрительно не сообщили, почему они не должны покидать здания или группами перемещаться, как это было принято ранее. Только я, Липа, лекарь, и вся 'липовая' охрана, которую для контроля пришлось предупредить, отличались большей округлостью глаз и легким перестукиванием зубов.

178058 - это общий вес, 50000 - это вес одного перемещения на расстояние километра, перемещателей 2, таким образом, нас выкинет на расстоянии максимум метров сто от здания. Это слишком мало - нас может накрыть сверху, стоит только чуть-чуть сместиться, и прощай план. Я подняла голову от расчетов и подошла к окну. Ниже на семь ярусов от здания стояло какое-то сооружение с округлой крышей, а наверху располагалась ровная площадка.
        - Ли-и, гм, Глава, - позвала я квыдыка, вспомнив, что мы не одни. - Пусть включат карту координат на этом участке и размещение города.- И для прослушивающих добавила, - хочу увидеть, где мы.
        Я просила подключить Гартог, мы все объясняли туманно, чтобы никто и ничто, нас услышав, не взорвало раньше времени.
        - Она сзади тебя. - Ответил мне квыдык.
        Я обернулась, и действительно, они уже успели все необходимое оборудование разложить.
        - Любителей 'ковыряться' среди вас случаем нет? - Спросила я о наличии аналитиков среди них, глядя как уставшие после приветственного танца коровы опускаются на подушки.
        - Нет.
        - Значит, все расчеты на мне. А на вашей планете?
        - Они все сейчас на границе территории рошеров. - Махнул лапой Липа.
        - В таком случае предлагаю вот то здание как площадку. - На голографической сетке я указала на рядом стоящее здание и посмотрев параметры верхней площадки, подумала, что она точно подходит. Липа согласился. Мы стали подключать приборы и маленькими маячками очертили пространство, где должны находиться предметы перемещения, то есть все мы.
        Липа заставил подняться коров и быков, стать плотнее друг к другу и взяться за лапы.
        Маячков было мало, площадка получилась совсем маленькой. Некоторые коровы не поместились и их Квыдыки поднимали на рога. Я, будучи меньше, поместилась.
        - Пере… готовы? - Спрашиваю.
        - Готовы. - Ответил мне командующий охраной Силь - квыдык, который вел меня к лекарю. Силь должен был включить крестовые перемещатели в здании, и поэтому одиночный датчик Тото мы отдали ему.
        - Дорогие предки просим простить каждого из нас и помочь. - Сказал Липа, и все повторили за ним слово в слово. Белый луч сомкнулся над головами. Дрожь и озноб прошли сквозь толпу. Мы стали глухими в пучине частиц.
        Первое что мы смогли услышать - рев свободного ветра - дыхание Эллино. Ветер в лицо метнул смесь соли и песка, и я открыла глаза. Эллино - это была Эллино!
        - Ура! - Мычаще взревели Квыдыки и коровы.
        И красивейшее белое здание напротив, остекленное пузырями, с треском стало осыпаться. Мы замолчали.
        - Не получится. - Сказал с досадой Липа, вдруг оказавшийся рядом.
        - Что не получится?
        - Вернуть Грокам их здание.
        - Как Грокам?

49.
        Мы все, потеряв крышу над головой и стоя на чужой крыше, были перемещены на родную планету квыдыков - Пассейдон. Через портал, который открыл Силь. Меня они с собой забрали для разбирательства в этом деле и просто в гости, как предложил теперь уже добродушный Липа.
        - Для нас ты всегда будешь Даром, - сказал он, стоило мне назвать свое настоящее имя.
        Что и говорить, Гроки пусть и мастера по обработке камня и песков, но строители - никакие. В оправдание Гроков, создавших белое стеклянное здание на Эллино, можно сказать только то, что их главной задачей была необходимость спрятать за складками ткани как можно больше жучков и взрывных устройств и с этим они фантастически справились, чуть не взорвав 'верхушку' рогатой нации.
        Залы в подводном замке Липы отличались настоящим изяществом. Округлые проходы, сводчатые круглые потолки усеяны каменными лютиками, стены исключительно вогнутые покрытые плотными и прочными тканями, натянутыми как струны - без волн и складок. Полы покрыты толстыми коврами с гладкой бархатистой поверхностью, и только потолки и драпировки на массивной мебели из золоченого дерева были искусно украшены складками. Эти складки то скреплялись, то наоборот расходились, создавая не только геометрические, но и растительные изображения. Все здесь впечатляло грандиозностью и масштабностью, словно за прототип взято само тело квыдыка.
        Каждое помещение было смежным с соседним. Между особо важными залами располагались пристенные проходы с многочисленными круглыми иллюминаторами в диаметре не менее метра. Сквозь эти световые 'оконца', как их назвал сопровождающий меня квыдык Силь, открывался вид на самый таинственный океан планеты Пассейдон Прилугорин. Океан не столько таинственный, сколько неизведанный другими расами, так как планета закрыта для туристов и частных посетителей, квыдыки всегда сами выходили на связь с нужными мирами для проведения торговых сделок, и никогда не звали в гости. Только в особых случаях, таких, как мой.
        Подумать только, я первая девушка человеческой расы с Земли, которая получила возможность побывать здесь. Но радости этот факт мне не принес.
        Традиционный танец, пиршество и весь праздник наступления второго срока правления Липы был отложен на время. Липа справедливо решил, что все проголодались после такого путешествия и, сообщив прекрасным коровам, чтобы они не тревожились, так как все это было военной проверкой, которую устроил Силь, отправил всех в обеденную залу.
        Нам накрыли в его личных покоях. Кстати на троих, возможно, к нам присоединится Тоя. Но на мой вопрос Липа ответил отрицательно.
        - Может, ты его выпустишь. - Предложил он, когда мы сели за стол.
        - Кого?
        - Я говорю о твоем друге.
        - Он может и сам покинуть свое убежище.
        Зайка медленно вылез из сумки, умудрившись плюшевыми лапками застегнуть ее. Затем он подошел к свободному стулу, который был выше, кувыркнулся через плечо, переходя в тигренка, и впрыгнул на стул.
        - Здравствуйте. - Сказал он спокойно и добродушно.
        - Привет.
        - Как всегда, биологическую полную железом пищу? - Спросил Липа.
        - Я бы не отказался, Глава. - Ответил тигренок.
        Разговаривает, ну это же надо, а мне ни слова!
        И пока перед ним по приказу Липы выкладывали овощи и мясо неизвестного происхождения, Липа начал расспрашивать меня, как я его кормила.
        - Как получалось, так и кормила. Фрукты и овощи в основном. - Липа поднял бровь.
        - И только это? - Спросил он.
        - Его кормили так же, как и меня, только это - Ответила я.
        - И давно он с тобой?
        - Два дня. - Я отодвигаю свою тарелку. - Кто он?
        - Марк, ты не представился?
        - Как Марк! - Вскакиваю я.
        А тигренок усердно взялся есть.
        - Тогда я все расскажу сам. - Заверил его Липа, указывая мне на стул, чтобы я опять его заняла. Я села.
        - Это Марк, будущий правитель планеты Сутан и всех ее садов. - Представил он мне зайку-заколку-тигренка. - Сбежал из 'дома', точнее от учителя в возрасте восемнадцати лет. Ты наверняка знаешь законы у Смутов? - Обратился он ко мне.
        - Знаю.
        - Никого к себе кроме родных не допускал и жил, - продолжил Липа. - Можно сказать, на высланные отцом деньги.
        Тигренок престал жевать и сердито посмотрел на Главу.
        - Первое время, - сделал отступление Липа. - Потом пришлось зарабатывать самостоятельно. Так прошло шесть лет, пока Плющ пытался его найти и только в последний год он подключил Гроков, которым пообещал часть планеты Сутан.
        - Их услуги очень дорогостоящи.- Пояснил он, заметив мою улыбку.
        - Что было потом? - Спросила я.
        - А дальше, он как взрослый, самостоятельно живущий и зарабатывающий человек, сообщил родителям, что нашел себе невесту и пропал. А точнее он пропадал, где угодно и как угодно, скрываясь от постоянно находивших его Гроков. Но весточки все еще передавал. До начала последней недели, когда его токи существования перестали проявляться на Скаре.
        - Почему ему не помогли от них избавиться? - Удивилась я.
        - Потому что Плющ эту операцию проводил с разрешения Смута - его отца, а нарушать законы у них не принято.
        - Как же сообщение о невесте?- Поинтересовалась я.
        - Как и преподношение мне тебя - исключение из правил, но не правило.- Ах, с какой радостью я бы сейчас врезала по его рогатой мордашке. Но нет! Он меня тогда не простит. И все-таки эта мысль, так стремящаяся воплотиться, меня не покидала.
        - И за эти двадцать лет его родная бабушка и мама продвинулись в сопротивлении порядкам Плюща настолько далеко, что даже первого сына они не возвели на престол - Марк младший сын. - Гордо и как-то с радостью сказал Липа.
        - Еще одну порцию? - Спросил он у Марка-тигренка.
        - Достаточно спасибо.- Он посмотрел на меня.- Как меня поймали, ты уже знаешь.
        - Знаю - подтвердила я. - Как ты-вы покинули ловушку?
        - На 'ты', ты ведь моя спасительница. - Мягко оскалился тигренок.
        Как иногда сложно происходящее воспринимать как действительность. Например то, что при разговоре с тобой почти король Сутана будет обращаться как к равной, и еще труднее представить, что выглядеть он будет как тигренок, только что съевший теленка. И мне удалось его найти, точнее ему меня, - интересно как? Еще интереснее, как же ему так повезло?
        - Меня поставили под стражу в клетку, - начал говорить Марк, - они не успели настроить ее полностью, и я мог перевоплощаться еще целый час. И я исчез и не подавал признаков жизни.
        - Не двигался? - Спросила я.
        - И не ел. - Добавил он. - Обессилел и два дня ничего не мог тебе сказать.
        - Но сегодня он в форме,- Липа хлопнул его по серебристой лапе.
        - Не совсем… Даяна, - обратился он ко мне, - ты можешь меня переправить на планету Сутан?
        - Так ты ничего не знаешь? - Удивилась я. - А голоса? А Маро? Он ничего не помнит? Ну как же так? Нет, он просто дурачит меня.
        - О чем ты? - В один голос спросили Липа и Марк.
        - Меня взяли как прикрытие двое агентов РиО войск, чтобы тебя найти.
        - И ты молчала? - Воскликнули оба.
        - Не знала кто ты, а точнее не была до конца уверена. - Ответила я тигренку.
        - И не знала, что со мной здесь сделают, - дала я свой ответ Липе. Тот нагнул голову.
        - Наверно, мой брат велел своим подчиненным меня найти. - Предположил Марк.
        Надеюсь, он на своих подчиненных не похож. - Подумала я.
        - Да. Вот только попал ты ко мне.
        - И я несказанно рад этому! - Ответил весело Марк, у него при этом усы стали подрагивать.
        - Может, вас сразу отправить на Сутан? - Предложил деловито Липа.
        - Нет, мне нужно с ними для начала встретиться, - сказал Марк. И проделал лапами те же движения, что и человек, когда стряхивает крошки.
        - А мне? - Я с надеждой подумала, что смогу исчезнуть из их поля зрения, но вероятность того, что Лера зря меня ждет, изменила мое мнение. - Тоже.- Нахмурилась я.
        - И где они?
        - Ждут меня там, куда бы ты меня послал в случае проступка.
        - И как бы ты провинилась? - Стали заинтересованно на меня смотреть и Марк, и Липа, хорошо знающие, где меня за провинность оставят.
        Две заинтригованные мордашки быка и тигра - нет, вам я точно не расскажу! Я нервно провела рукой по складкам на тунике.
        - Это я вам в другой раз сообщу, мы все сейчас в режиме холодной войны, стоит поспешить. - Напомнила я, отодвигая тарелку, к которой не прикоснулась. - Иначе я не буду удостоена чести создать твой портрет, Марк.
        - Так, где вы оставляете 'неугодных'?
        - Скала Роддок.
        - Я должна была попасть туда через два часа после нашей встречи.
        - У нас пять минут. - Липа поднялся из-за стола.
        Я всегда знала, что и ему я в тягость. А ведь недавно приставал. А может ему стыдно за свое поведение? Тогда я его прощаю.
        Я радостно улыбнулась. Липа остановился, смущенно посмотрел на меня, затем повернулся и вышел. В дверях квыдык обернулся к нам.
        - Ты пойдешь так? - Спросил он у Марка.
        - Ее присутствие рядом меня подавляет. - Спокойно заявил Тигренок.
        Я его угнетаю, лучше бы так и сказал.
        - И дает мне возможность выспаться.- Добавил он.
        Уже лучше. Я открыла сумку, которую держала в руках. Марк любезно распрощался с квыдыком и предложил не позднее, чем через два дня встретиться. Кувыркнулся через голову и зайкой влетел в мою сумку. Поправился - заметила я, перекинув сумку через плечо.
        Он в эпицентре борьбы, а уже так уверен в том, что все станет для него просто идеальным. Кстати о Маро он не упомянул, да и я тоже…
        - Липа, у меня мало времени, где происходит этот процесс?
        - Он тебе не понравится,- спокойно сказал Липа, выбрал два самых больших курпка из вазы и закинул в мою сумку. Словно нести мне от этого ее станет легче. И о ком из нас он сейчас позаботился?
        - Мне уже все равно.
        Главное - я не останусь, и еще главнее, что скоро это все закончится.- Подумала я.
        - Глава, - позвал Липу Силь. Квыдык подошел к нам.
        - Старая Дяже говорит, что эта игла была в свадебном наряде Дар. - Силь протянул незаметную белую иглу длиной в сантиметр, которая лежала на синей ткани. - Она говорит, что увидела ее лишь когда укололась.
        - Это что, ЛИК? - Спросила я, очень надеясь, что это не так.
        - Да, ЛИК, и он лишь раз использовался, как видишь по линии вдоль него - она на протяжении всей длины белая, как одеяние Неве.
        - Знаю, - буркнула я. Он тут же замолк.
        - Скажи, кому вы такие делали?
        - В общем, всем агентам РиО войск.- Ответил Липа.
        - Агентам вы создавали нитевидные похожие на волос, а это игла. - Напомнила я.
        - Точно, я запамятовал, что ты разбираешься. Но сказать не смогу. - Липа довольно улыбнулся.
        Игла ЛИК в моем наряде. Что это значит?
        Так, вначале я поссорилась с Зорсом, затем исчезла моя одежда. И под конец, прежде чем отдать меня Геку, он меня отличил ЛИКом! И Липа не хочет говорить, кому именно они их делали, хорош лидер - покрывает Зорса. Ну, блин, он дождется! Я передам все брату Марка. Квыдык уставился на меня, иронично улыбаясь.
        Опять в нем проснулся самодовольный, нахальный тип, которого я терпеть не могу. Но у меня есть два или даже три козыря.
        - Ты помнишь о нашем споре?- Начала я томно вопрошать.
        - Помню. - Нахмурился Липа.
        - Значит три моих желания…
        - Два, - оборвал меня квыдык.
        - А спасение тебя и твоего народа?
        - Я преподнесу подарок, который тебе пригодится.- Заверил он меня, начиная улыбаться. Ох, что-что не к добру он так скалится.
        - Первое: ты подаришь мне ту служанку, которую ко мне выслали.
        - Это подарок Гроков. - Отрезал Липа.
        - Это то самое исключение, которое, как и я, подрывает ваши многовековые традиции. - Напомнила я.-
        Хотя я не против, чтобы их у вас подорвали окончательно. Но если ты так думаешь…
        - Ладно, - согласился он.
        Пусть Маро побудет пока у меня дома. Маму я может, успею предупредить. Нет! Пусть сами ей все передадут. А с Марком еще не все ясно. Может, его действительно приворожили, и это не обоюдное чувство соединило их?
        - Ты должен будешь ее направить на Землю, предварительно предупредив и передав от меня привет. - И я продиктовала свой адрес. - Учитывая твою, Липа, щедрость, я надеюсь, что просьбу посещать вашу планету раз в год ты примешь в этом же желании.
        - Это все? Для тебя, Дар, наши города всегда открыты.- Он любезно наклонился.
        - Это для брата.
        - И для него тоже. Ну, а теперь главное твое желание. - Напомнил он.
        - Второе: краткое изложение всего происходящего на планете Сутан за последние столетия правления Смута - отца Марка.
        Я, уверенная, что он в два-три слова все выложит, сложила руки на груди и оперлась о стену. - Можешь начать прямо сейчас.
        Он коснулся меня всего на секунду и потоки информации как токи от оголенного провода под напряжением, как говорит мой профессор, полетели во все точки моей головы. Его рога в этот миг засияли.

50.
        Как одна молния за другой под грохот не прекращающегося грома мелькали перед глазами чужие воспоминания и фразы, ничего сразу не разберешь и не запомнишь. Липу я не видела. Как оказалось потом, меня от его прикосновения подкосило, но вовремя поймали - синяков не осталось.
        - Дар, ты меня слышишь?
        - Боже как официально. - Мелькнуло у меня в мозгу, но где это ' в мозгу' я не поняла.
        - Дар? Поднимайся, мало времени, тебе пора.
        - Ну вот, теперь меня открыто выгоняют, я так и знала.- Подумала я.
        Меня 'как куклу' подняли и поставили на ноги.
        Я только сейчас поняла, как устала и хочу спать. Но времени нет, до меня наконец-то дошли его слова, и я открыла глаза.
        Мир перевернулся.
        - Прости пожалуйста, я немного перестарался, но так хотелось, чтобы ты все знала. - Липа склонился надо мной. А я уже сижу на полу, и когда я успела? Перестарался мягко сказано, что-то липкое потекло по лицу. Кровь, я даже не сразу сообразила.
        Липа протянул платок.
        - Теперь ты владеешь всей необходимой тебе информацией. - Он, как бы извиняясь, не поднимал полностью головы.
        - Спасибо. Как мне ею пользоваться? - Решила на него не обижаться, сама просила побыстрее, вот он и не предупредил.
        - Она… так как ты впервые этому подверглась, будет всплывать постепенно. - Липа по-отечески помог мне подняться. - Еще раз извини.
        - А головные боли появятся?
        - Нет, - сказал он и повел меня на выход.
        Я решила начать наше краткое прощание.
        - Мы можем остаться друзьями? Знаешь, я в качестве друга куда лучше, чем Дар, слуга или Неве.- Говорила я тихо, так как не вернула себе голос после шока. Квыдык не улыбнулся и все так же стоял передо мной, опустив рогатую голову. Наверно, думал, что же мне вручить, чтобы я не оставалась - яд или бомбу.
        Он молчал, как и молчал его рогатый народ, стоящий в зале.
        Рогатый народ, кстати, думал - что я прошу прощения, а так же прошу оставить мне мою жизнь. А рядом была Тойя, знавшая большую часть нашего с Липой договора. Как раз на нее я стала возлагать большие надежды, в том числе и в отмывании моей репутации в глазах рогатого народа.
        - Могу быть замечательной младшей сестрой, учитывая твой возраст. - Но на колкость он не ответил.
        - И мы будем часто видеться, - он вздрогнул,- переписываться - поправилась я, - Ли-и-ип?
        - Все в порядке. - Ответил он, что меня не переубедило.
        - Так что ты будешь делать?
        Он не ответил.
        - С рошерами ты ошиблась.- Напомнил он мне наш первый разговор.
        - Но на тот момент это не дало тебе возможность уйти.- Ответила я. Он в знак соглашения наклонил голову, опять начинается!
        - Так как ты самостоятельно начал проводить некоторые изменения, думаю, сможешь жениться на одной.
        - Легко сказать…- Начал Липа наигранно и пессимистически. Он не хотел так прощаться со свободой, что ж посмотрим, как он из этой ситуации выпутается.
        - Но ты можешь сделать. - Сказала я в общем, и в частности, касаясь всего, и обняла его, а он меня. Через мгновение мы отпустили друг друга.
        - Адрес помни. - Попросила я Липу.
        - Береги его,- посоветовала я Тойе, та мягко опустила голову. И эта взяла в привычку!
        - Прощайте народ Пассейдона, хорошего вам гуляния! - Сказала я громко, обращаясь к квыдыкам. Странная какая-то из меня обреченная, желает остальным хорошо провести время, а сама в пропасть с головой. Ну и такое бывает.
        И тише сказала самому Липе, - удачного продвижения во введении новых традиций. Решила оставить последнее слово за собой. Квыдык, как в первый раз, мне красочно улыбнулся, просияв акулино-лошадиной улыбкой, чем меня растрогал.
        - До встречи.- Ответил он тихо.
        И я молча шагнула в черную пустоту.

51.
        Времени не было совсем. На виллу Эммы ему уже не успеть
        Зорс сбросил рюкзак с плеч, расстегнул его и вытащил свернутую сетку.
        - Умеешь с нею обращаться? - Спросил он Гарена.
        - Шутить не стоит. Я с ней на охоту хожу.
        Зорс, не освобождая, передал ее глуму. Они быстро расстелили сеть, ограничив поле боя, где глумы не смогут управлять песками и перемещающими сотами.
        Он встал в центр, высвободил из рюкзака боеприпасы и стал набирать необходимые данные для сетки. Глум лишь успел переступить ногами, когда песок стал уходить из-под них.
        - Они уже здесь. - Он впрыгнул на поле сетки, заняв положение спина к спине. Хоть это было сложно с мешком через плечо у глума, снимать он его был не намерен. Скворзский сыр, последний круг из дома, у него приравнивался к ценности коровы или даже дома.
        Вокруг сетки поднялась стена из песка и соли, искусственная буря стремительно начиналась. Волны колющего песка накатывали со всех сторон. Гроки стремились заставить их сойти с сетки. На песке легко заживо похоронить и даже способности глума передвигаться под землей не помогут.
        Они знали об этом и, стараясь удержаться, не сходили с места. Зорс передал глуму втор и заряды, несколько водяных бомб, кол. Сам он держал в руках бластер и втор, гранаты были на поясе. Но их использование для полного уничтожения противника могли вызвать конфликт между планетами, они являлись лишь устрашающим элементом.
        Сейчас происходило не сражение, а бой за памятную медаль. Как на эстафете, где в решающем соревновании сдают нервы и руки начинают чесаться, но никаких жертв. Их миссия слишком многим известна и цена за ее выполнение однозначна - планета Сутан, ее жители и ее недра.
        Песок обрушивался на них все с большей силой, гроки выходили из своих убежищ, в синих комбинезонах они хорошо выделялись на фоне песка. Вступать в бой можно только тогда, когда они подойдут ближе, Зорс усилил свое зрение и слух, стараясь просчитать расстояние до каждого из них и возможность их удаления с поля боя.
        - Шесть, пять четыре, три,- сказал он тихо. - Пятеро справа от тебя!
        Глум среагировал быстро и точно, попадая водяными бомбами в двух из пяти, мягко уворачиваясь от выстрелов трех второв. Зорс перевоплотился и исчез, отдавая приказы и подсказки глуму, еще четверо упало в песок, не сказав и слова. В буре мигнул синий маячок.
        Вызывают подмогу. - Определил агент.
        Сеть оборвалась, сметая все на своем пути, взвилась вверх, обрушиваясь своей тяжестью на Гарена, тот свободно ушел от удара, зарывшись в песок.
        - Вшорвыгошшах! - Рявкнул Грок, успевший приблизиться к глуму, когда тот ушел. Его ноги повязли в пучине, и он стал медленно уходить вниз.
        Зорс ухватил соту с маяком, вырывая Грока с сидения и обрушивая перевозчик на рядом летящего, взрыв прогремел незамедлительно, сквозь искры он увидел портал. Они все же перемещаются.
        - Я не справляюсь, - сообщил хмуро глум. Гарен был вынужден убегать под песком от луча грока. Песок плавился, соль растворялась, он в любую минуту мог попасть в стеклянную ловушку, где без воздуха не выживет.
        - Помог, - сообщил Зорс, метнув в злопыхателя водяную бомбу. Грок, злобно ругаясь, осыпался серым прахом. В последний миг, стараясь подорвать Зорса уворачивавшегося от ударов троих Гроков, его защита упала, и он стал видим.
        В песок ушло еще двое. Гарен сбивал их с сот и, сорвав с них все оружие, утаскивал вглубь. Через портал, который Зорс с опозданием закрыл, прорвалось еще несколько воинов в синем.
        - Лера. Срочно сюда! - Позвал он.

52.
        Белые и сиреневые хлопья облаков, значительно плотнее земного тумана, больно резали кожу и цеплялись за одежду. В этой темноте они еле виднелись. Я еще была уверена в том, что меня вот-вот перехватят и перенесут в менее опасное для жизни место.Но лишь до тех пор, пока не стала различать огни площадей, так стремительно приближавшиеся. Вновь распрощалась с жизнью, с миром, и поблагодарила профессора за его 'признание' моего труда. Я начала панически махать руками и ногами, стараясь зацепиться хоть за что-нибудь.
        В воздухе над пропастью ничего не было. Мне оставалось, только обхватить себя руками и закрыть глаза, что я и сделала. Прощай моя простая жизнь, веселая юность, незаконченное высшее образование и не начавшаяся старость…
        Внезапно резко затормозила, как бы влипая во что-то, что снизило скорость моего продвижения к радушно раскинувшимся внизу каменистым площадям, отскочила. Эластичный тент. Его натянули для меня, - поняла я и свободно вздохнула. Лера не забыла.
        Световой луч появился сбоку и очертил круг, круг открылся. И на ярко освещенном фоне я увидела силуэт квыдыка.
        - Даяна? - Спросил он у меня.
        - Я-я.- На глазах исчезли только что проступившие слезы, Лера оставила на мое спасение подарившего меня квыдыка? Это уже начинает надоедать.
        Я поднялась и зашла в атавус неопределенного цвета. Там было тепло и уютно. Мне на плечи он накинул теплую шаль.
        - Где Лера? - Спрашиваю, кутаясь в нее. Ну, подожди, сейчас и с тобой разберусь.
        - Снаружи. - Просто ответил он.
        - Держи,- квыдык протянул мне большую чашу с напитком, от которого шел пар. Гек не смотрел на меня, и хотя чаша манила отпить из нее и согреться, я решила расставить все точки над I.
        - Спасибо, - Поставила чашу на стол и посмотрела на Квыдыка. - Жду объяснений. Он не повернулся, еще один признак Зорсионирования, да чтоб им всем хорошо было! Или они в одной школе учились?!
        - Начнем со знакомства. Гек, меня зовут Даяна,- я протянула ладонь.
        - Рад познакомиться. - Ответил Гек, повернувшись на мое предложение, и пожал мою ладонь.
        - Итак, почему меня подарили?
        Красная точка появилась за стеклом, загорелась и погасла. Гек схватил огромный нож, что висел с его правого бока и приготовился к прыжку. Стремительно в двери ворвалась Лера, створки хлопнули за ней и застыли. Гек расслабился.
        - Лера! - Позвала я.
        - Это Зорс, он вызывает!
        Она схватила итол и, не обращая на меня внимания, распорола ею бок атавуса, когда Гек выключил в кабине свет. Тонкая нить пореза быстро разошлась, создавая пространственный проход. Буря с той стороны качнула нас, и по атавусу со своих мест полетели мелкие предметы. В темном пространстве кабины все покрылось тонким слоем песка и соли. Я закашлялась, споткнулась и осела на пол, ничего не различая перед собой.
        Во мгле послышались выстрелы второв. Снаружи велась борьба, а мне срочно ей нужно сказать…
        - Будь с ней. - Сказала Лера и мягко выпрыгнула вон.
        - Мне нужно с тобой поговорить! - Крикнула я ей вдогонку, но она не вернулась.
        - Марк у меня,- сказала я, скрипя тихо голосом и кашляя.
        - Что ты сказала? - Спросил Гек.
        - Что Марк со Мной. - Повторила я громче, - был последние два дня.
        Я вновь закашлялась. Проем медленно стал затягиваться.
        - Но они сейчас его ищут, ты уверена? - Он нащупал мою руку во мгле и помог подняться.
        - Да! - Ответила я, высвобождая руку. - Уверена!
        Послышался тихий треск лопающегося металла над нашими головами, он дал знак - замолчать. Гек предусмотрительно не включил свет. Он не хотел обнаруживать еще не закрывшийся проход для дерущихся в темноте в пустыне, и давать возможность тем, кто плавил Атавус сверху, увидеть нас.
        Треск стал сильнее, чем шум бури, появился тонкий запах гари. Квыдык шепнул, чтобы я приблизилась к проему, от которого сейчас осталась только щель, и по его сигналу выпрыгнула. Я присела, прижала к себе сумку и затаила дыхание.
        Вот теперь это не шуточный розыгрыш с перевоплощениями Зорса. Гроки уловили увеличивающуюся силу Марка и последовали за мной. Что же сейчас будет с нами? Нас сразу убьют, скинув в пропасть, или будут пытать?
        Всполох зеленого огня высветил троих Гроков, которые уже спустились в атавус, еще трое стоят наверху. Все в синих костюмах и их вторы направлены на нас. Гек поджог свициум от которого и шел зеленый свет. У тех, кто хочет остаться зрячим следующие три минуты, осталось несколько секунд, чтобы скрыться.
        - Спускайтесь, - гостеприимно позвал квыдык, радушно махнув лапой.
        'Фью' издали вторы звук, попадая в хозяина атавуса с зеленым огнем в руках. Он подпрыгнул, закрывая меня от парализующих лучей. И его огромное копыто над моей головой проломило стену атавуса. Я потеряла равновесие и вылетела во мрак сквозь увеличившуюся пространственную щель.
        - А-а-а-й! - Вскрикнула я. Атавус полыхнул зеленым пламенем, и пространство затянулось. Упала на песок и, поднимая соленую пыль, сползла с дюны.
        - Гек! - позвала я. - Господи, его же сейчас убьют? Гек?!- Крикнула еще раз, поднимаясь. Он не ответил. Нужно позвать Леру или Зорса, но звуки боя стихали или стали более отдаленными, а в этой темноте мало что и кого можно различить. Что же делать?

53.
        Какой шикарный сигнал - копыто над головой, вот уж действительно, чтобы он мог означать? Задалась я вопросом, когда решила идти по следам Зорса и Леры, на связь с которыми у меня не было никаких шансов. Прошло около получаса с тех пор, когда я нехотя пошла - в первом направлении звуков борьбы, затем не уследила в какую точно сторону их, в смысле звуки, отнесло. Или они раздвоились, или я заблудилась.
        Что таить, я заблудилась уже тогда, когда упала на песок и забила им всю свою одежду. А дюны все не кончались. Хотелось спать и есть, срывать злость было не на ком. Марк мирно спал, а в пустыне я так никого и не нашла. Самое время вспомнить все, что мне успел передать Липа, но усталость пересилила. Я опустилась на песок, свернулась калачиком и уснула. Утро вечера мудренее - это последнее, что пришло на ум.
        Мягкий тычок в спину порвал связь с миром снов, второй тычок ниже заставил подскочить. Еще не открыв глаза я, схватив рукой сумку, рванулась с места, споткнулась и полетела вниз головой с гребня дюны. В последний миг открыла от ужаса глаза и… проснулась. Слишком реальное падение для сна… А яркая звезда наполнила небо нежно розовым цветом, песок, который покрыл меня по плечи, тоже принял этот оттенок. Доброе утро напомнило о том, что спала я в необычных условиях и натерла всю кожу солью до зуда. Отвратительное ощущение.
        Что-то стукнуло меня по стопе, это ползущее под землей 'нечто' меня и разбудило, я отошла от места, где оно копошилось лучше не знать, что это. Может, это подземный падальщик? Тогда я смогу себя поздравить с совершенно здоровым сном на месте внезапного захоронения. Я открыла сумку.
        Марк продолжал спать. Видимо, я действительно действую на него умиротворяюще, как тихий шелест - трава с острова Парадокс, где проживают только любители ее курить. Я закрыла сумку, весь запас курпка Марк уже съел изаняв свободное место своим животом, продолжал спать. Хорошо, что воды мне еще не хотелось. Но вот за хоть что-то съестное я бы отдала сейчас почти все свои сбережения.
        Я встала и оглянулась, попеременно почесывая руками те места, где кожа зудит. Одежда приобрела тот же оттенок розового цвета и стала топорщиться. C каждым часом мое положение все лучше и лучше, - отметила я. Интересно, а перламутр в волосах сейчас тоже розовый? О чем я?! Конечно, наверняка еще и топорщится моя шевелюра по разным направлениям без проблем и сопротивления.
        Подведем итоги. Связи, еды, воды у меня нет, есть только Марк. Но и его использовать нельзя - опасно для жизни.
        Жарко не было, и легкий ветерок заставлял ежиться. У меня в сумке множество кулонов, камешки с Ряйо и подарок Липы.
        Камешки! Вот почему Марк засыпает - это не я! Это камешки его успокаивают и убаюкивают! И что, настолько? - Задалась я вопросом. Жаль, что мне еще не удалось их услышать…
        Все же силы на перевоплощение у него есть. Так что, если камешки им услышаны, значит, любил и был любим или есть. А точнее любит и любим. Хорошо, что Маро у меня дома сейчас, ну или скоро будет. Все не так уж плохо, я может все же ей и помогла?
        А что там за подарок от Липы? Я достала мешочек, который он закинул в мою сумку. Он меня предупредил, что сделал это - когда я приходила в себя, а времени на объяснения у него до этого, конечно же, не было!

54.
        Шестнадцать уменьшенных и законсервированных предметов, которые в уменьшенном виде выглядели, как простые семечки парамелы, расположились на моей ладони. В общем, отличить их от семян настоящего растения можно было только по запаху, который в этом случае отсутствовал. Овальное черное семечко, они должны были для удобства его использования как-нибудь каждое отличить.
        ' Необходимо его поднести к свету…' - Мелькнуло в голове, а точнее прозвучал нудный протяжный голос квыдыка.
        Лучше бы ты на ашинском языке говорил певуче. - Подумала я. Это и есть краткое изложение, что ж, за те несколько секунд его прикосновения, информации от силы передалось на два предложения.
        - На какой свет? - Спросила я мысленно.
        - Яркой звезды. - Ответил голос.
        Вот и вся его передача, больше я его не услышу. Я поднесла семечко к глазам.
        - Информационное поле занимает шестьдесят триллионов слов, выдается по мере мысленных запросов и является аудиокнигой. Так же как и все вселенские новинки была разработана на планете Пассейдон учеными…
        - Заткнись. - Попросила я. - Мне только твоей болтовни не хватает.
        - Дам краткую информацию и исчезну. - Предложила память.
        Я тут же согласилась.
        - Только быстро. - Предложила я вслух.
        - В восьми из них еда - и они не прозрачны. - Медленно констатировал голос, растягивая слова.
        Скоро я и к нему привыкну, подумала я и расслабилась, подавляя попытку закрыть уши, чтобы его не слышать. Но кто сказал, что это поможет?
        - В одной капсуле одежда. На свету светится желтым светом.
        Я перебрала семечки и нашла нужную.
        - Как раскрыть?
        - Намочите. - Предложил спокойно голос из чужой памяти.
        Мне стало казаться, что это моя совесть протяжно завывает в моей голове и требует внимания, что ж уделюей время, если не засну.
        - Чем мочить? - Спросила я сонно.
        - Слюной.
        Я выполнила указание, на моих руках развернулись поочередно плотные синие брюки, рубаха с капюшоном, ботинки, тонкий свитер и очки и все безразмерно большое. Ну, если по фигуре не сядет, зато в гарем больше не возьмут.
        Оглянувшись, есть ли кто поблизости, быстро переоделась. Тунику и брюки от квыдыков пришлось бросить в песке она, как и другие ткани быстро разложилась на составляющие, которые вскоре станут таким же песком. В сумке помещался только Марк. Но ожерелье и заколку я оставила себе.
        Одежда как по мановению палочки стянулась до моего размера и перекрасилась в нежно розовый цвет, как пустыня. Фототкань с отражательным элементом - чешуей пеликеса, земноводного с Исчое.
        - Класс. А для Марка?
        - Мужских нет. Разрешите продолжить?
        - Разрешаю. - Я выбрала то семечко, что не прозрачно и лизнула. Моему восхищенному взору предстал жаренный курпк в сойсе из медзы с ножом и вилкой, лежащими рядом на свертке. Запах просто сводил с ума, а в желудке заурчало. Я решила не откладывать трапезу.
        Сумка расстегнулась, из нее вылез заспанный зайка.
        - Доброе утро. - Поприветствовал меня Марк. - Слегка заснул, где остальные?
        - Я не знаю. - Призналась я и протянула ему непрозрачное семечко. - Лизни.
        Он лизнул, не спрашивая больше ни о чем.
        И вообще, будь я в таком положении как он, я бы не чувствовала себя в безопасности, да я и сейчас при каждом шорохе внутренне сжимаюсь.
        - Ого! - Обрадовался Марк.
        Перед ним из семечки парамелы образовалась миска с выращенным мясом. Зайка кувыркнулся и в прыжке перевоплотился в тигренка.
        Затем учтиво пожелал приятного аппетита, я ответила, и он с жадностью тигра приступил к еде. Возможно, все вопросы отложил на потом.
        Я спокойно доедала свой курпк, а Марк уже уплетал третью порцию.
        Пришлось оставить ему еще порцию и три непрозрачных семечки спрятать в кармане. Остальные все еще держала в руке. Память успела за это время сказать, что в семенах еще есть палатка, втор, компас и карта с метеорологическими справками, защищенный датчик связи на одну минуту и вода, пятнадцатый - ЛИК, шестнадцатый - подзарядка к втору.
        Печально смотрю я на небо, сейчас оно было затянуто темными неприветливыми облаками, которые в любой момент могли полностью исчезнуть, как и появились до этого. Два дня полные сумятицы и неизвестности, как один миг пронеслись перед глазами.
        - Я ненавижу своего профессора. Чертова альтернатива! - В сердцах бросила я и откинулась на песок. - Чертова…
        Марк не обратил внимания на ее отчаяние, он точно знал, что возле избранной ветром, а это была именно она, ему ничего не грозит.

55.
        Зорс тяжело поднялся из песка и пыли, оставшейся от Гроков. Серое пылевое пятно покрывало всю площадь сетки. У главного все же получилось передать сигнал подчиненным, которые были в городе, и они тут же прибыли на перемещающих сотах. В этот момент он вызвал Леру, а Гек так и не прибыл, что ж, возможно, они его тоже задержали, - подумал он о гроках.
        Зорс устало провел рукой по волосам, пальцы коснулись перьев.
        Он был вымотан настолько, что еще не полностью вышел из образа гороша. Но немного отдыха и еды, полной железа и он полностью восстановит свои силы.
        - Лера? Леранке, ты где? - Позвал он кузину.
        - Тут. - Ответила она тихо. Девушка тоже была в ужасном состоянии. Она медленно поднялась из песка, пошатываясь, подошла к Зорсу.
        - Ты помнишь счет? - Спросил он, вымучено улыбаясь, уже без своего постоянного блеска.
        - Двадцать два на два и шестеро гроков на глума. - Сказала она, устало садясь рядом.
        Воздух был холодным и чистым, а свет падал розовый. Они остались сидеть на дюне, глядя на красочные разводы небесных красок чередной соленой или песчаной бури, которая собиралась бушевать на юге.
        - Было сложно. - Сказал он, обнимая ее, чтобы она не замерзла.
        - Знаешь, а Шакум, как ты его назвал, так и не рассыпался.
        - Но я вижу его пыль.
        - Это может быть только его часть, весь он еще может передвигаться. Значит где-то бродит, пытается открыть недоступный портал. Кстати, портал открыть не получится, я постаралась. - Улыбнулась она. И тут же посерьезнела. - А глум где?
        - Собирает трофеи. Если нужно - позови, он услышит.
        - Что-то могло еще остаться?
        - Могло, но он наверняка подбирает части от сот и драгоценные вещи Гроков. Они все равно до дождей еще должны полежать, а в этом состоянии им вещи не нужны.
        - Это уж точно.- Она улыбнулась и положила свою голову на его плечо.
        - Есть хочешь?
        - Очень. - Она помахала своим неисчезнувшим пушистым хвостом перед его лицом.
        - И я. - Сказал Зорс, демонстрируя перья на своей голове.

56.
        Уже через час они стояли возле пустой вскрытой ловушки. На фоне желтых всполохов молодого тростника рваный металл двери создавал как бы проход в пещеру. Вскрыли ее кислотными парами, заставляя металл расходиться, как листья жасмина. Это произошло быстро - охране не дали среагировать и отослать сигнал нападения, но ему все казалось, что он что-то упустил. Они переместили ловушку, охрана внутри и не покидала ее пределов, сигнал они не отослали, об этом позаботилась Лера. Так бы здесь уже были новые Гроки в полном вооружении на перемещающих сотах.
        - Где сторожа? - Спросила Лера, спускаясь с дюны ближе к проходу.
        - Высланы на неопределенный срок по месту жительства. - Зорс указал на следы двух Гроков, перенесенных на их родную планету. Они постепенно исчезали под потоками ветра, и рассвет в розовом свете подступал все ближе.
        - Нас отзывают,- сказал Зорс, помолчав.
        - Разве мы вернули Марка?
        - Его нет у Гроков, его нет у нас. Опасность ему вряд ли грозит, и он скоро вернется.
        - Они знают, где он?
        - Почти. Скар показывал его постепенно растущую силу. - Зорс указал на разбитый прибор. - И выходит, что он следует за нами, но вот где он?
        - Как ему удалось уйти от охраны и переместиться с Ряйо?
        - Мы можем это вскоре узнать. - Ответил Зорс.
        - Не так быстро, как хотелось бы. - Медленно проговорила Лера. Она замолчала, а потом обратилась к нему. - Зорс, я не могу связаться с Геком. И где глум, он ведь еще не появился?
        - Гарен, ты хотела сказать?
        - Как Гарен? - Удивилась Лера, вот это везение - встретить в городе и взять в попутчики представителя самого сильного рода глумов - Гарена.
        - Младший, ты не знала? Или родственники мужа с тобой не делятся информацией?
        - Варгус должен был поговорить с тобой, и как видишь, твое упрямство тебе же и помешало узнать все вовремя. Более того, думаю, ты многое упустил.
        - Мы это определим после. Тебя я глуму не отдал, так что с тебя должок.
        - Я прощаю тебе испорченный медовый месяц. - Ответила Лера.
        - Уже за это спасибо, но просто так ты не отвертишься. Оплата за поиски и за проводника с тебя! - Заявил Зорс.
        - Ладно, я поищу что-нибудь в подвалах Эммы и расплачусь.
        - Гек где был? - Спросил, устало протирая глаза Зорс. Их получасовой отдых с перекусом не дал нужного результата.
        - В атавусе с Даяной. Я увидела ее, когда перемещалась к тебе.
        - Хорошо, я пошел. - Зорс мигнул и исчез.

57.
        Лера обернулась в поисках глума.
        - Гарен, - позвала она.
        Через минуту из песка возле нее медленно поднялся глум, он встряхнул ногами и стал сбивать с себя песок.
        - Привет, Гарен! - Поздоровалась она.
        - Здравствуй. - Он переступил босыми ногами и хмуро уставился на нее.
        - Ты будь пока на связи, нам скоро нужно уходить, поэтому я сейчас расплачусь с тобой, и мы расстанемся.
        Над головами агента и глума застыла свободно передвигающаяся вилла Эммы.
        Это в ее подвал Лера перенесла ловушку Марка с Ряйо. Он, как и вилла, свободно перемещался, но под землей. В случае необходимости мог базироваться стационарно и в нужном месте. Чем они и воспользовались. Как оказалось, зря. Подсудимый покинул место заключения до вынесения судебного приговора и его исполнения. Также упустил шанс быть освобожденным лучшими агентами РиО войск, а по совмещению кузиной, родным братом и Гареном, сыном Гарена.
        А так как ловушку переместили в и без того давно полный подвал, то искать в нем что-либо целое смысла не имело. Разве что щепки.
        Надеюсь, Эмма живности в нем не держала. - Подумала Лера.
        Она серебристой кошкой перемахнула через борта виллы на высоте в семьдесят метров и скрылась из виду за нависающим каменным балконом. Она шла по коридорам, поднимаясь на верхние этажи. Здоровалась с обитателями виллы, которые следили за сооружением в отсутствие хозяйки и обдумывала, чем одарить глума.
        - Что нужно весьма сильному глуму, помимо уборщицы дома? - Задала себе вопрос Лера. Она все еще поддерживала связь с глумом через передатчики, шла и рассуждала, что может ему пригодиться. Но следующие его слова заставили ее остановиться.
        - Зорс говорил об альтернативе, я ее хочу. - Буркнул он.
        - Хорошо, тогда я сейчас перенесу все, что только может тебе пригодиться, и ты сам выберешь.- Предложила Лера, понимая, что одним предметом не расплатится. Гарен им в этой схватке очень помог, а плата может быть намного выше.
        - Не утруждай себя Леранке, - сказал Глум, произнеся ее полное имя.
        Лера тревожно взмахнула челкой и в один миг переместилась на террасу, куда наступила в образе кошки и спрыгнула вниз, приземлившись рядом с глумом. Девушка внимательно посмотрела на него.
        - Может он шутит? Или его трофей все же я? - Подумала она. Полное имя членов нашего семейства произносят только в исключительно деликатных случаях и если это один из них, я побью Зорса. - Решила Лера.
        - Я нашел, что я хочу, платы от тебя не нужно. Передай Зорсиану мое почтение. - И не истолковав им вслух произнесенного, ушел в песок.
        - Гарен, что точно ты нашел? - Крикнула Лера, но пустыня осталась безмолвна, она не выплюнула Гарена на поверхность и не заставила его говорить.

58.
        У нее получилось? - Удивился Зорс.
        Первая и единственная уцелевшая. Как Липа ее отпустил?
        Нет, я уверен, она много говорила и лезла туда, куда не нужно, впрочем, как и все женщины…- Мысль оборвалась, когда Зорс воплотился возле атавуса неопределенного цвета. Он не становился осязаемым еще несколько мгновений. Изменил зрение и просканировал атавус.
        Следы пребывания здесь гроков четко выделялись на крыше. Где зияла круглая дыра. Сейчас там никого не было. Они расплавили ее и забрались внутрь. Определил Зорс, когда вошел. Огарок свициума лежал на полу среди других мелочей. Тонкий слой пыли поверх песка и соли застелил все покрытия машины, в ней на полу остались следы копыт Квыдыка.
        Отсюда на своих двоих ушел только он, значит пыль - это гроки. Что ж, Гек в форме - определил Зорс. - А значит искать тебя нужно не в пустыне и не в городе, а на родной планете, где ни одно устройство связи не работает.
        Зорс улыбнулся мысли, что сейчас его лучший наставник и друг в кругу друзей и родных, что он остался цел и невредим.
        В таком случае - где Даяна?
        - Зорс,- позвала Лера через датчик. Он почти мгновенно материализовался рядом. Стоит и отряхивается.
        - Гарен ушел, просил передать тебе свое почтение и сказал, что он нашел то, что ему нужно.
        - Хорошо. - Спокойно ответил Зорс, подкидывая в руке кинжал.
        - Это не может быть хорошо, он что-то забрал и ты это назвал альтернативой.
        - Я не знаю, что это. - Спокойно ответил он.
        - Почему?
        - Это произнести мне сказал Варгус, я выполнил его указание.
        - Ты не знаешь, и Варгус тебе не сказал. - Повторила Лера его слова.
        - Да, именно так. - Отрезал он и повернулся, чтобы собрать оборудование. Они должны улетать.

59.
        Я материализовала компас и карту, которая являлась его приложением. Мы с Марком были в самом центре пустыни в той точке, которую бури не посетят сегодня в течение следующих трех часов, как говорят метеорологи Эллино. Это радовало. Приборы я спрятала по карманам. Палатку решила не распаковывать, а втор оказался достаточно маленьким, чтобы спрятать его в кармане.
        Подаренная мне память медленно выдавала подробности чужой жизни.
        - Семейство Смутов - это главная ветвь правления на планете Сутан. Каждый новый правитель Печальных садов в день своего двадцатипятилетия восходит на престол после гибели своего отца, за этим пристально следит семейство Плюща.
        В семье правителя будущим наследникам помимо их природных способностей - перевоплощаться во все виды живых организмов и неживых предметов, путем генетики прививают еще и некоторые дополнительные способности, и профессиональные навыки.
        Также они лишены возможности самостоятельно выбирать себе пару, как и напрочь лишены симпатии к противоположному полу, которую у людей называют любовью.
        - Послушай, эту тягомотину нам еще в школе преподавали, а потом требовали отчета, я ее наизусть знаю. - Ответила я вслух памяти. Марк оторвался от мяса и подозрительно на меня посмотрел.
        - Просматриваю чужие воспоминания. - Сказала я, указав на свою голову. Он только мотнул головой и продолжил есть.
        - Что именно вы хотите знать? - Спросила память.
        - Все об их истории за последние шесть десятилетий.
        - Стоит ли мне вас в этом вопросе просвещать, если рядом с вами будущий правитель? - Спросила память.
        - Стоит. - Ответила я, не обращая внимания на проявление индивидуальности со стороны записи.
        - Дар, не недооценивай память.- Возле меня появился Липа в белом одеянии.
        Может дух? Я прищурилась, а может галлюцинация?
        Липа светился, ну или просвечивал местами. В общем, поднимаемый ветром песок проходил сквозь него, смотрел он на меня и ни на что другое не обращал внимания. Марк продолжал проворно есть наполнение четвертой съестной капсулы.
        - Я не галлюцинация, - сказал квыдык мычаще.
        Своеобразная помощь, поняла я. И пересыпала три семечки из одной руки в другую: палатка, ЛИК, и датчик связи на одну минуту.
        - Так как мне пользоваться ею, твоей памятью? - Задала я вопрос вслух.
        - Она постепенно и самостоятельно будет проявляться. - Липа сложил руки на груди.
        - Мне нужны ответы и прямо сейчас, неужели нужно ждать?
        - В этом случае задавай вопросы, - ответило изображение, которое в точности передавало повадки квыдыка и нахально улыбалось. Будь это записью, он не был бы таким живым. Одна его прядь поднялась и стала заплетаться в косу.
        - Лиип, передай привет Тое. - Попросила я его с чувством.
        - Ладно. - Спокойно ответило его изображение. Я поднялась на ноги.
        - А знать о ней программа заранее не могла! - Сказала я. - Нет, ну это же надо! - Воскликнула я, догадавшись, как он тут очутился. Квыдык вздрогнул.
        - И ты думал, я поверю в то, что ты программа?! Да со мной так даже родители не поступали. Личный присмотр!
        - М-дам, тебя не провести…- печально изрек Липа.
        - Как отключить эту функцию? - Спросила я.
        - Я сам отключусь.- Сказал он.
        - Точно?
        - Точно, - он рукой указал на прядь, поднятую кем-то невидимым для меня, и она медленно опустилась. - Но ты береги себя, я еще две минуты буду рядом, пронаблюдаю, чтобы ничего не случилось.
        - А потом, как и обещал, исчезнешь?
        - Исчезну. - Обреченно сказал он. Но его довольный вид выдал его. Он рад, что со мной возиться больше нет надобности. Воздух становился горячее и пах солью. Марк, наевшись до отвала, свернулся розовым клубочком, из которого торчали уши и пушистый хвостик, и уснул в сумке.
        - Послушай, а с тобой сейчас говорить можно?
        - Да, канал закрыт. - Подтвердил он
        - Липа, Гек жив?
        - Конечно! Он из таких ситуаций с легкостью выходит. Где агенты? Ты их не нашла? - Квыдык вдруг стал оглядываться.
        - Нет.
        - Тогда я сам выйду на них. Тебе известны их имена?
        - Лера и Зорс.
        - Это уже интересно. - Сказал интригующе квыдык.
        - Что?
        - То, что за Марком послали его кузину, если это конечно она, а она в это время должна быть в медовом месяце.
        - Зорса ты не знаешь?
        - Нет… - Отмахнулся как-то странно Липа, - но я уточню. Это могут быть сокращения, как Леранке. Или вообще не их имена. Они различаются званиями: Ког, При, Отод, Гаст, Холщ и Пепел. Ког - высшее звание, лист - низшее.
        - А Пепел?
        - Это одиннадцатый уровень. Уровень самосожжения.
        - Марк еще долго будет спать? - Остановила я его.
        - Пока не восстановит силы. На это уйдет еще два-три дня, проведенные им в покое, при наличии хорошей пищи.
        - Ясно. Как посылка? Доставили?
        - Да.
        - Хорошо. Мы доберемся до города. Я закажу перемещение на Сутан и сама доставлю Марка.
        - Плохо. - Нахмурился квыдык.
        - Ты о чем?
        - У тебя неприятности, а я почти исчезаю. Включи связь.
        - Липа, какие неприятности? - Спрашиваю устало. - Мне и так уже давно не везет.
        Квыдык стал почти прозрачен, взмахивал лапами, пытаясь что-то показать за моей спиной, и сердито смотрел. Но я решила не поворачиваться. Он понял это, плавно помахал лапой, прощаясь, и исчез.

60.
        - До встречи.
        Свертки от еды перестали издавать ее славный запах и разложились на мелкие части, которые потом и вовсе исчезнут. Я присела, застегнула сумку с Марком и одела ее на плечо. Это третий день путешествий, но по сравнению с первыми двумя я пока еще не так вымоталась. Возможно потому, что он только начался?
        - Здравствуй, голубка. - Прозвучал тихий шипящий голос сзади.
        Откуда ни возьмись, появилась память.
        - Это Грок. Гроки большей частью состоят из воды, заключенной в камень. Живут около тридцати лет в пещерах. Используют древнюю магию для добычи ископаемых. Очень сильные и опасные существа.
        В другой раз договорюсь так, чтобы она давала короткое изложение и о том, как сбежать от него или как от него избавиться. Я судорожно натянула на голову капюшон и обернулась. Высокий Грок в синем скафандре сидел на песке в шести шагах..
        - А тебя хорошо прятали, ты об этом знаешь? - Он поднялся медленно и тяжело. Одной руки у него не было, а в другой он крепко держал втор. И хоть вторая рука тоже была сильно повреждена, оружие не дрожало.
        Я решила пока быть предельно осторожной и внимательной. Грок на взводе. Возможно, он участвовал в борьбе с Зорсом и Лерой и сейчас готов выместить свое зло на мне. Я осторожно нащупала втор в кармане.
        - Здравствуйте. - Отвечаю.
        Грок разразился горьким хохотом, который сопровождался бульканьем откуда-то изнутри него. Серость его лица не мог смягчить даже розовый свет в пустыне, который в этот миг становился оранжево-золотым. В это время я мягко сняла втор с предохранителя, раздался тихий щелчок и звук перематывающегося барабана с зарядами, второй щелчок сообщил о готовности оружия. Медленно выпрямляюсь.
        - Ты что, оглохла? - Крикнул он. - Тебя умышленно прятали, мы даже не видели излучения тепла твоего тела на радарах. - Он замер, тяжело сглотнул, и его лицо исказило такое омерзение и нескрываемый гнев, что я невольно отступила.
        - А теперь давай проверим, за что же тебя так все берегут. Сумку. - Потребовал он, указав на нее втором. - Ну!
        Не целясь я выстрелила, направив на него руку из кармана.
        - Фью, хлоп,- раздалось в мертвой тишине. Парализующий заряд пролетел возле Грока, тот от неожиданности замер и посмотрел на точку, где только что прошел заряд.
        В панике я быстро вытащила втор и еще два раза метко выстрелила. Заряды попали ровно в торс на уровне несуществующего сердца Грока.
        - Мерзавка, - рявкнул он, падая навзничь. Раздался выстрел - фью!
        Я не успела пригнуться. Плечо как будто огрели раскаленным металлом, я полностью перестала его ощущать, сумка с мягким стуком упала у ног. Я резко нагнулась, голова пошла кругом, схватила сумку и бросилась вниз с дюны. Еще один уар пришелся на плечи, кубарем покатилась вниз.
        Фью, хлоп! - Пропел втор над головой. Грок подполз на край дюны и целился. Еще один выстрел и хлопок прозвучали, когда мое падение прекратилось. Отчаяние и ужас заставили двигаться, я как смогла быстро поднялась на колени, и еще дважды выстрелила. Моя рука беспомощно болталась, а плечо начало снова беспощадно гореть.
        - Тварь, своло-счь. - Взревел обессилевший Грок, что означало попадание в голову. Его должно было в мгновение полностью парализовать. Я подождала несколько секунд и поднялась, не ожидая подвоха. Резкий звук 'фью', а затем обжигающее мелкими стрелами облако спазмов прокатилось по телу. Выстрел пришелся в шею, эффект не заставил себя ждать. Я потеряла равновесие и плюхнулась как мешок рядом с сумкой не возможности пошевелиться. Вижу, как Грок, стараясь сбить полномасштабное действие паралича, ползет ко мне, все сильнее нависая над краем дюны.
        Ну все, вот теперь мне точно не спастись. И я, как кролик под взглядом рошера, не могла отвести глаз от злого Грока. Темная фигура медленно поднялась возле него. В руке новоприбывшего что-то мелькнуло.
        Водяная бомба! - Поняла я. Гость метнул ее в Грока. И тело каменного стало покрываться тонкой водяной пленкой. Тот перекатился на спину, увидев нового противника попытался нацелить на него втор, но оружие было с легкостью выбито из онемевшей руки. Грок попытался лягнуть его, но тот увернулся. С непроизнесенными вслух ругательствами каменный перестал шевелиться и осыпался серым прахом.
        Темная фигура ушла в песок. Боги, это кто?
        Через секунду возле меня из песка стал, как гриб, подниматься здоровый квадратный мужик с большими ноздрями, руками, ногами и животом, и с непривлекательной для человека внешностью глума, на чьей лысой макушке начинал блестеть блик.
        - Глум. - Вновь основательно опоздав, встрепенулась память. - Глумы едят скворзский сыр из молока длинногривых коров, добывают белый песок из глубин болота для обмена на молоко,- память старалась выдать все необходимые подробности. - На планете Сутан. Почти безобидны.- Закончила она.
        Я даже не знаю - радоваться мне или начинать плакать…
        Сознание отключилось, и реальность стала недосягаема.

61.
        - Зорс, Лера, как долетели?
        Изящная женщина, которая выглядела немного старше Зорса, радостно приветствовала их из своей кареты на цаплях возле зала перемещающих кабинок. Для королевы она была одета скромно и со вкусом и, как всегда, была прекрасна: - 'Как цветущее дерево персика, пробудившееся нежной весной'. Это высказывание местного лирика, произнесенное при первой встрече с правителями Печальных Садов Сутана, так и осталось закреплено за самой красивой женщиной Сутана, его королевой.
        - Прекрасно, мама.- Ответил Зорс.
        - Благодарю Вас, королева, хорошо.- Ответила Лера, склонив голову.
        Они заняли свои места в карете.
        - Спасибо за скромный прием.- Сказал Зорс, целуя ее в щеку.
        - Мне не стоило труда отказаться от шести таких же карет, как эта,- легко отмахнулась Лютеция, но на оркестре наш многоуважаемый повелитель настоял.- Сказала она, говоря о природном упрямстве повелителя.
        Из летучего моста, украшенного цветами, грянул гимн Печальных Садов Сутана, шестьдесят биолюдей утруждали себя неимоверным перебором веселых мелодий гимна под названием 'Цветущий'.
        - И все-таки, спасибо.- Он в порыве нежности к матери, которую не мог вживую увидеть целых два года, сжал ее руку и не отпускал пока они не прибыли на место. Лера молчала.
        Его любимый город, где каждый уголок можно считать уютным и неповторимым, приветствовал старшего сына правителей радостными криками веселых жителей.
        Он дома.

62.
        - Просыпайся, ты дома. - Сказали мне.
        - Я не дома.- Ответила я. - И вы это знаете.- Я несколько минут лежала не двигаясь и прислушивалась. В общем, кроме меня здесь был еще кто-то. Более я ничего не поняла из доносившегося шума.
        - Я Гарен, Альтернатива.
        Теперь пришлось открыть глаза, я медленно поднялась. В общем, лежала я на подоконнике. За стеклом круглого окна стелится плотный туман, как в моей голове и перед глазами.
        - Что вы, ты сказал?
        - Что меня зовут Гарен,- сказал он и добавил, обращаясь ко мне, - Альтернатива.
        - Я не альтернатива.- Зрение прояснилось. Крупный глум стоял в проходе в круглую комнату, где я занимала подоконник, и внимательно меня рассматривал.
        - Зорса знаешь?
        - И?- Я ощупала карман, втора не было.
        - Выходит, что знаешь. - Утвердительно сказал глум. - А он мне за одну услугу обещал альтернативу.
        - За какую услугу? - Спросила я настороженно. Я сидела на окне, сумка висела на стене в нескольких метрах от меня.
        - Это дело в прошлом, я им помог и теперь получил заслуженное.
        - Вы участвовали в битве против гроков, Гарен. - Заявила я, точно зная какого оружия у мирного населения никогда не найти - водяных бомб. Это вооружение агентов РиО войск прошедших первые пять уровней.
        Он молча отвернулся.
        - Не спускайся на пол, если жизнь дорога.- Сказал Глум и вышел.
        - О боги, опять Зорс, да сколько можно! Я из одного переплета попадаю в другой, когда же это закончится?! Когда?
        Неужели старший брат Марка не мог найти более порядочных агентов, ну сколько можно?
        Выходит я, рискуя жизнью, выкручиваюсь на Ряйо с гроками, на Эллино он меня отдает своему давнему другу в подарок, тот и не думает отказаться, я попадаю к квыдыкам! Там меня чуть ли не взорвали к чертовой бабушке, а в конце сбросили в пропасть, наградив вторым внутренним голосом.
        - Только помолчи, - обратилась я к памяти, которая решила вмешаться, но услышав указание, замолчала.
        Затем гроки нападают на атавус, квыдык, который меня подарил, меня спасает, я попадаю в пустыню. Меня поймал грок, спас глум, которому Зорс меня, а точнее альтернативу, обещал в вознаграждение. И все это время я не могу отправить Марка домой.
        Как мне все это надоело…
        - Нет, это просто классно,- я толкнула маятник, подвязанный листом попыли,- еще одно заключение благодаря Зорсу.
        - Да будь ты братом ордена дураков с их высшей наградой, чтобы земля разверзалась под твоими ступнями и у тебя и у этого глума, сына Гарена. Да не дай вам судьба жить спокойно и мирно!
        На мое возмущение с противоположной стороны оконной рамы смотрел слизень. Он из-под своего плоского похожего на лепешку панциря высунул только один глаз на тонкой ножке и внимательно изучал девушку.
        - Гарен, почему мне нельзя спуститься на пол и взять свою сумку? Ты объясни, что здесь опасного? - Я повернулась к нему.
        - Сиди смирно,- сказал глум, махнув на нее рукой. - И не кричи ты так, мой Рень не любит криков.
        - Ты о нем говоришь? - Я указала на слизня.
        - О нем. - Глум остановился в противоположном конце круглой комнаты, где даже потолок был полусферой.
        Стены оплетены растениями с толстыми стеблями. Стебли эти пускали слезу, если их касались. И капли, попадая на пол, создавали характерный 'шлеп', как будто вместо пола в центре комнаты был огромный колодец полный воды. Казалось, что образованные на воде круги, касаясь стен, вызывали такое знакомое шипение и тихое шелестение на гальке, как во время прибоя. Гарен медленно опустился на корточки перед входом, развел перед собой руками, затем как будто зачерпнул ладонями воду, и так же медленно разъединяя их, плеснул невидимой водой в центр круга.
        Из центра на первый взгляд твердого пола пошли круги. Когда первый коснулся руки глума, пол треснул и как засохшая грязь ошметками осыпался вниз, громко шлепая в темную воду болота.
        Девушка рефлекторно сжалась на узком подоконнике.
        А вдруг и подоконник со стеной сейчас осыпятся? - Подумала я.
        - Сиди на своем месте и не спускайся, я скоро вернусь.- Сказал глум, не вставая с корточек спрыгнул вниз, рукой держась за край пола. Когда оказался внизу, гибко спланировал влево, где по слышимым звукам приземлился на что-то мелкое как камни.
        - А может кости? Таких же, как и я одиночек, которых он нашел?
        Через минуту он вылез по ступенькам с моей стороны.
        - Там что круговой проход? - спросила я.
        - Главное, там сыр. - Сдвинув круг сыра странного сиреневого цвета под подмышку, хлопнул руками и пол вернулся на место. Он вышел в ту комнату, откуда пришел.
        Я направила свои мысли в более спокойное русло, сейчас мне от него ничего не узнать, а значит, и рассказывать я ему ничего не буду. Вот только соберусь с мыслями и устрою ему допрос.
        Пейзаж за окном представлял жутко мутную картину, полную тумана и тишины, словно в мире все вымерло.
        Туман резко разошелся, как и не было, и перед взором предстало еще два дома. Вокруг расстилалось зеленое болото. Яркая зелень изумрудных оттенков покрывала буквально все, и вода стала недосягаема для глаз. Дома глумы выращивали. На самом деле стенами являлись настоящие деревья, которые умело сплетались руками жителей, а крышей - их кроны из плоских перьевидных листьев кроваво-красного оттенка.
        И тут я увидела, что повлекло такое быстрое исчезновение тумана. Большекрылый атавус, похожий на насекомое темно-синего цвета, определенно гроков, своими пропеллерами прорезал кроны деревьев между домами и тяжело опустился к зеленому подолу болота, не касаясь его.
        Я быстро соскочила с подоконника, забыв о предупреждении глума. И ничего не случилось, пол не обвалился, я осталась твердо стоять.
        - Обманщик, - констатировала я.
        Глум не слышал, он спокойно разбирался на кухне с завтраком и что-то тихо напевал. Бу-бу-бубуууу, слышалось мне.
        - Глум, Гарен,- я тихо его позвала. Чтобы гроки не услышали.
        Тайком смотрела на атавус гроков, он, не спуская десанта на сотах, включил диагностическую линзу. Пилот стал медленно проворачивать линзу против часовой стрелки. Два дома они уже просканировали, луч вскоре должен был пройти возле дома, где были мы.
        Рень вытащил второй глаз и тоже смотрел в окно.
        - Гарен!- Крикнула я, в этот момент залп из атавуса пробил стену кухни.
        Ошметки дерева разлетелись в разные стороны, глум упал на грубый стол из корней и тяжело рухнул на пол, нож из его руки откатился в другую комнату.
        Линза продолжила сканировать округу. Луч, не видя, девушки в доме, прошел дальше.
        Я оторвалась от окна и подбежала к выходу.

63.
        - Память! - Я запаниковала. - Где ты?!
        Я опустилась на пол и поползла к Гарену.
        - Здесь.
        - Как открыть подвал? - Я схватила глума за руку и потащила в другую комнату, на ее пороге остановилась. Хорошо, что комнаты у него небольшие, я с трудом переводила дыхание, руки и спина вспотели. Какой же он тяжелый я и двух метров не протащила.
        - Это могут только глумы.- Сказал голос протяжно.
        - Стоит повторить его движения его руками? - Спросила я.
        - Повтори сама все его движения, но только с его амулетом, это даст тебе его право на проникновение.
        - Амулет где? - Я осмотрелась. Голые стены деревьев не были ничем украшены, только моя сумка как памятная безделушка висела на крючке.
        - В комнате над кроватью.
        - А кровать где? Быстрее…
        В это время из сумки высунулся проснувшийся Марк и плюшевой лапкой протер глаза-пуговки.
        Оставив глума лежать у входа, прижалась к стене рядом с Марком.
        - Сиди здесь и не высовывайся, - Сказала я, запихнув его обратно, и выглянула в окно. Линза атавуса остановилась, она стала проворачиваться в направлении дома этого несносного Гарена.
        - Спальня - смежная комната с кухней.- Сказала запоздало память.
        - Ты спи, - дала я указания Марку, он тут же отключился. Не обратив на это внимания, я кинулась в кухню, на животе проползла через комнату, предварительно рассчитав, чтобы из атавуса меня никто не увидел.
        Вход в спальню был сделан в полу. Быстро спустилась вниз, во что-то увязнув. Кровать прижата к стене, на полу вода и освещение не сработало, пока я не коснулась кровати. Светлячки взметнулись от руки под потолок, озарив комнату желтым сиянием. Над кроватью висел продолговатый череп краги, кости которой искусно укрывали черные перья. Я сжалась от отвращения.
        - Амулет - это первая находка глума в болоте.- Сказала память.
        Я стоически сняла череп с его почетного места, размечтавшись, что в руках держу не кость. А вдруг на ней еще есть мясо или кожа!
        - Нету, ни того ни другого. - Заверила память.
        - Если он в болоте с рождения, могу теперь представить, почему он такой закрытый. - Сказала я торопясь.
        Пришлось так же - ползком пробраться обратно в комнату.
        - Что дальше? - Спросила я мысленно.
        - Амулет должен быть на тебе.
        Я его пристегнула к ремню, сняла сумку с крюка и приблизилась к окну.
        Линза замерла чуть левее окна, проверяя данные.
        Лежа на полу, глум приходил в себя. Если его сейчас не вырубить, они выстрелят еще раз, тогда мы не спасемся и мне точно дома и родных не видать.
        Я сорвала с себя амулет и запустила его в голову глума. Гарен вздрогнул и притих.
        Линза не продолжила движения, но и снаряда в дом они не выпустили. Сейчас сами в него войдут, а где остальные глумы, они что, оглохли все? - Разозлилась я.
        - Все глумы сейчас на добыче песка в болоте, звуки взрыва их не достигают. - Ответила память.
        - Превосходно. - Отчеканила я. - Гроки выбрали время просто изумительно. Когда смена заканчивается?
        - Через час.
        Рень посмотрел на меня.
        - Спускайся, - приказала я, - если хочешь жить. У нас еще целый час кошмаров.
        Слизень оттолкнулся от оконной рамы, и плюхнувшись мне на плечо, спрятался внутри панциря. Я еле сдержалась, чтобы не начать истошно орать, пытаться его сбить. Какой-то он противный и скользкий.
        - Так? Значит так. - Решила я, вздрагивая, и приблизилась к глуму. Подняла амулет и в точности повторила его движения. Воображаемая волна обрушила пол.
        В трех метрах от порога плескалась черная вода болота, она заполнила все пространство, и кроме прыжка в воду больше выхода не было.
        - Позови Луло.- Сказала память.
        - Луло.- Позвала я. - А кто это? - Спросила запоздало.
        Из-под пола с другой стороны появилось четыре белых глаза без зрачков. Сплющенная морда ящера с удивлением смотрела на меня. Два больших глаза по бокам и два малых по центру презрительно прищурились. Зубастая пасть медленно открылась и закрылась, прищелкнув языком.
        - Он меня понимает? - Спросила я.
        - Пока при тебе амулет, да.
        Я поманила его пальцем. Голова Луло стала медленно с недоверием приближаться ко мне, крупная шея его пересекла пространство комнаты, а лап при этом все еще не было видно.
        Плоская голова ящера опустилась на пол рядом со мной и по высоте достигала моего плеча, когда я на корточках. Вот это черепушка!
        Я не удержалась и погладила его - это не иллюзия, и ящер не исчез и не отстранился - живой, настоящий, с теплой чешуйчатой шкурой.
        - Возьми Гарена, затем вернешься за мной и Ренем.- Сказала я. Слизень высунул глаза, подтверждая заказ.
        Луло легко перевернул мордой глума, уцепил его зубами и мягко стянул вниз.
        Я поднялась и заглянула в окно, гроки медленно приближались на сотах к дому, так, как будто зелень не давала им двигаться быстрее или же они боялись показать свое присутствие.
        Меня что-то коснулось - Луло уже вернулся за мной и Ренем. Ящер опустил голову, предоставив мне возможность сесть на нее, я опустилась и подобрала ноги.
        - Как закрыть проход? - Спросила я у памяти.
        - Хлопни в ладоши.
        Хлопок вызвал колебания воды. Куски пола, огибая голову ящера, строили мозаику над нами, скрывая от непрошеных гостей.
        Мне казалось, что я целую вечность пересекала комнату, сидя на плоской голове Луло, под которой колыхалась черная вода.
        Вода казалась странной, я чувствовала, как на меня что-то или кто-то смотрит, даже была готова поспорить, но рядом никого, кроме Луло. Может галлюцинации?

64.
        Стук возвестил о прибытии гроков ко двору. Нужно было срочно уходить.
        Я спрыгнула и оглянулась. Пещера, как большой круглый коридор, освещалась светлячками. Луло повернул ко мне голову, ожидая указаний.
        - Они не смогут спуститься? - Спросила я вслух.
        - Нет. - Ответила память.
        Луло покачал головой.
        - Хорошо. - Сказала я.- А где остальные работают?
        - Ниже на несколько уровней. - Ответил ящер в унисон с памятью. Я потеряла дар речи.
        - Обалдеть. - Вырвался у меня возглас, и я замолкла.
        Над нашими головами раздались звуки шагов. Гроки обследовали комнаты и, ничего не найдя, также быстро удалились. Когда над головами стали разрываться снаряды, я поняла почему. Они пытались удалить все следы своего пребывания и все возможные тайники. Решение спуститься было правильным. Думаю, Гарену придется вновь искать место, чтобы создать или вырастить дом.
        - Луло, отведи нас в безопасное место. - Попросила я ящера.
        Ящер медленно повернул назад, низко держа голову. Его шея сделала крюк, от которого показалось, что костей в его теле просто не существует. Вскоре появились передние ноги, затем задние, и хвост, свернутый спиралью, в котором лежал глум. Луло в общей сложности достигал около двадцати восьми метров в длину и шести в высоту и казался просто огромным, задевая хребтом потолок и заставляя светлячков разлетаться.
        Гарен все еще не пришел в себя, и это меня начинало волновать. Марк тоже не просыпался, может оно и к лучшему, но ощущение полного одиночества, слизень и память не в счет, и опасности, заставляло при каждом шорохе все сильнее обхватывать себя руками и втягивать голову в плечи. Рень сидит на моем плече и проделывает те же движения, правда глазами и поочередно, что больше походит на танец.

65.
        - Глум, как показало сканирование, находился один в доме, его тело не было найдено, Мавр.- Грок давал отчет через голографическую связь. - Возможно, он спустился в пещеры.
        Лаге стоял перед монитором, сложив руки на груди и опустив голову. Он был в бешенстве.
        - Кроме него вы никого не видели?
        - Нет. - Ответил грок.
        - Шакум, что скажешь? - Мавр повернулся к своему другу, который лежал на постели.
        Грок склонившийся над раненным, восстанавливал его руку - он обрабатывал водой из пещеры родного города пыль, собранную в пустыне.
        Двадцать восемь воинов на сотах и шестнадцать пеших, которые не смогли справиться с двумя агентами и глумом, были ветром развеяны по пустыне.
        Их сейчас быстро восстанавливали во всех комнатах крейсера Лаге. Двое гроков, перемещенных в виде пыли на планету, были сторожами Марка, и говорили о том, что они не смогли отослать сигнал, и возможно ловушка была заблокирована в подземном строении, где-то в пустыне на большой глубине.
        Как описывали агентов гроки, они перевоплощались во время боя. Биоженщина была кузиной Марка - Леранке, а о втором агенте и силе его способностей ничего не было возможно сказать и хоть его наводили смутные подозрения о том, кто бы это мог быть, он их постоянно отгонял, считая это невозможным.
        Глума они нашли по куску кожи, который Шакум содрал с него.
        Постепенно конечность, пыль которой нашли в нескольких километрах от пыли всего тела, восстанавливалась и приобретала обычное состояние.
        - Как я и говорил, - сказал он, претерпевая боль,- ее не видно ни на одном из сканеров, будь это линза или Скар. Глума вполне могла забрать она, но далеко уйти они еще не успели.
        - Что вы сделали с домом глума? - Спросил воина Лаге.
        - Снесли его до основания, от стен ничего не осталось, Мавр.
        - Используйте глубинные снаряды, кто бы это ни был - они еще не ушли и поторопитесь, вы не должны быть замечены. Нам дали только час.
        Лаге получил известие о том, что здание квыдыков благополучно рухнуло им на рогатые головы и придавило всех, в том числе и девчонок. Но что за новая бестия появилась в пустыне и унесла глума в проход?

66.
        - Зорсиан? - Служащий замка маячил в дверях не решаясь войти.
        - Входите.
        Старший сын Повелителей переодевался к обеду в честь его приезда на планету после долгих лет разлуки. Многие и не думали, что он еще жив. После такого скандала при дворе о нем никто ничего не говорил. Как о покойнике - ничего плохого и как об отступнике - ничего хорошего.
        Скар его силу не показывал, и слуги во дворце не слышали о нем и слова.
        - Спасибо, я прислан передать вам, что с вами срочно хотят связаться.
        - Как они просят выйти на связь? - Зорс укладывал воротник своего костюма.
        - Через Ваш собственный портал.
        - Спасибо, Вы можете идти.
        - Благодарю Вас, Зорсиан.
        Просто Зорсиан и никак иначе, после его отречения от престола все почетные звания стали не нужны. Это его в какой-то мере устраивало. А самое главное, что отныне все его звания и ранги он зарабатывал сам, как звание При в РиО войсках и квалификацию пепел.
        - Глава, здравствуй, я слушаю. - Поприветствовал Зорс квыдыка.
        - Здравствуй, Зорсиан! - Квыдык с блеском улыбнулся. - Наконец почтил своим присутствием родственников.
        - Да. Рад буду и тебя повидать! - Мужчина весело улыбнулся.
        - Хорошо бы. Да вот решил узнать, кто в твоем отделе за Марком полетел.
        - Лучшие из лучших.
        - Лера и ты значит…Мугу. - Квыдык потер массивный подбородок, - а Марк значит дома?
        - Нет.
        - Что же ты делаешь на планете? - Усмехнулся квыдык.
        - Жду. Липа, ты с новостями или как?
        - Марк у Дар.
        - Как?
        - Так! У нее еще с Ряйо. Он жутко выглядел, но постепенно идет на поправку. Ее, как мы и уговаривались, мы оставили на скале Родок. - Квыдык замолчал.
        - И? - Зорс опустил руки.
        - На атавус, где были Гек и Дар напали. Он ее оставил в пустыне, сам отбился.
        - Это я знаю. Она где? - Спросил он нетерпеливо.
        - Она заставила меня отключить режим присмотра как раз тогда, когда однорукий грок стал к ней подкрадываться. Я ничего не успел сделать. И последние два часа все никак не мог с тобой связаться.
        - Последние два часа. - Повторил Зорс. Час на перемещение и час я уже здесь.
        - Вы пустыню не сканировали?
        - Смеешься? Трижды. Нашли пыль от грока, так что она еще возможно жива. Хотя водяные бомбы только для агентов, - он сделал на этом ударение,- я немного удивлен, что она не с вами.
        Зорс сдвинул брови.
        - Но пришлось тут же отчаливать. - Засмеялся квыдык. - Чтобы гроки, которые стали собирать останки на крейсер Мавра Лаге, нас не заметили. Знаешь ли, мы официально вымерли.
        - Теперь учту. И надолго?
        - До тех пор пока не вызовите.
        - Спасибо.
        - И тебе за Дар.- Квыдык испарился.
        - За Дар? - Молодой мужчина, как в поиске, обернулся. Посмотрел на стену и что-то для себя решил.
        - Лера! - Нетерпеливо позвал Зорс.
        Девушка объявилась сзади зовущего, она оправила выходное бальное платье, шелест привлек кузена.
        - Класс, но придется переодеваться.
        - Это еще почему? - Она сверкнула желтыми глазами.
        - Я знаю, почему исчез глум, и еще у мисс Амет постоянно был сопровождающий.- Зорс стал быстро стягивать с себя рубашку.
        - Поздравляю тебя с открытием. Жду не дождусь, когда ты их обоих приведешь сюда.
        - Ты не со мной?- Он замер.
        - На этот раз нет. - Лера исчезла, мило улыбнувшись и помахав ему ручкой в белой перчатке.
        - Зря.

67.
        Луло медленно ступая, выбирая неведомый путь к спасению. Мы шли всего две минуты, когда сзади послышался визгливый рев взрывающихся глубинных бомб Ерата квыдыка, в честь которого они были названы.
        Паника пробила дрожью все тело, я обернулась - потолок пещеры сзади нас стремительно осыпался, надвигаясь, как и ревущий звук. Пыль поднялась столбом. Я кинулась в сторону, когда камни посыпались сверху. Нам не выжить!
        Стены трескались и осыпались на глазах, дыхание сперло. Луло еще сделал два шага и опустился на дно пещеры. Я упала рядом, споткнувшись, и не успела встать, когда меня завалило землей. Я подтянула через силу ноги и прижала к себе сумку.
        - Ничего этого не происходит! Ничего этого не происходит!
        Камни и земля продолжали сыпаться на голову, рев бомб ушел дальше. Настала полная тишина, ее перебивал шорох ссыпающегося песка и воды, которая стала пробиваться через трещины в стене.
        Я подняла голову и закашлялась. Луло предусмотрительно держал хвост выше, поэтому бессознательного глума землей не засыпало. Рень тоже высунул глаз. С ним все в порядке, я открыла сумку: Марк продолжал спать. Удивительно!
        Я поднялась, потолок пещеры над моей головой просел на полтора метра, но не осыпался полностью, вода действительно просачивалась сквозь стены. Я посмотрела на завал, нужно проверить, как Луло.
        - Держись крепко, - сказала я Реню. И подойдя к завалу стала его раскапывать, пробираясь дальше. Потолок, можно сказать, не осыпался только за счет крепкой спины Луло, которая держала его. По завалам я добралась до его передних ног, проложив тропу вдоль его тела. На это ушло больше получаса.
        Дальше - хуже, оказалось, что горло ящера повреждено острым обломком скалы, и так как он не мог удержать завала, то был полностью обложен мягкой землей и камнями ичпещренными отверстиями и песком. Ему с трудом удавалось дышать.
        Сзади я услышала стон.
        - Гарен, это ты?
        - Я. - Ответил тяжело глум.- От наших голосов камни посыпались сверху.
        Я повернула обратно. Глум освободился от хвоста ящера и согнувшись стоял там, где потолок был низок. Он держался за голову и мотал ею из стороны в сторону.
        - Больно? - Участливо спросила я, подойдя.
        - И чем ты в меня кинула? - Спросил он сквозь пальцы, протирая ими лицо.
        Я вытащила черепушку краги.
        - Ничего лучше не могла придумать? - Сердито сказал глум, забирая мой импровизированный 'бумеранг'.
        - Не могла. - Отрезала я. - Пошли, с Луло плохо, поможешь.
        Гарен только сейчас стал оглядываться, не понимая где он, и как он тут оказался. Ничего не говоря, он последовал за мной, тяжело сопя.
        Мы раскапывали вдвоем. Глум рыл руками, быстро и слажено и с каждой минутой становился все мрачнее и мрачнее. Я оттаскивала камни, еще через тридцать минут совместной работы мы освободили Луло. Ящер лизнул Гарена и тот по-братски обнял его за морду и уткнулся в нее лицом.
        Устав на все сто процентов, я опустилась на землю.
        Луло я не слышала, может потому что амулет из черепа краги был у Гарена, но кажется, ящер все ему подробно объяснил.
        - Давно были взрывы?- Спросил глум, оторвавшись от Луло.
        - Около часа назад.
        - С тех пор ничего не слышно?
        - Да.
        - Спасибо, Альтер… - Он осекся.
        - Даяна. - Представилась я.
        - Спасибо, Даяна.
        Глум перед головой Луло сделал небольшую нишу, чтобы тот смог повернуть голову, и сел рядом.
        - Нас скоро начнут искать.- Пообещал он.
        - Хорошо бы. - Становилось холодно и сыро, а на душе мерзко. И вот опять во всем Зорс виноват. Когда он успел меня отдать, ведь даже не видел?
        - Как называется эта планета, Гарен? - Спросила я.
        - Сутан.
        - Здорово, я на месте. - И ничего, что выбираться неизвестно как.
        - А как мы сюда прибыли? - Может, прольет свет на наше путешествие - думала я.
        - В перемещающих кабинках компании ГОЛЛ.
        - И в сумке моей ты не рылся?
        - Нет.
        - Хорошо. - Больше спрашивать не хотелось.
        Мы помолчали, через несколько минут пришла очередь Гарена спрашивать.
        - Кто взорвал мой дом?
        - Гроки. - Так же сухо ответила я.
        - Как мы оказались здесь?
        - Я открыла проход, позвала Луло, он тебя забрал, Рень сам ко мне прыгнул, и мы все вместе спустились.
        - Откуда ты знала, как отрыть?
        - Мне подсказывал большой знаток.
        - Он сейчас наверху и может помочь?
        - Нет, сейчас от него никакого толку, только разглагольствования. - Я указала на голову.
        Глум только округлил глаза, но спрашивать не стал.
        - Что потом?
        - Они уничтожили твой дом. А решив, что с тебя этого мало, решили подорвать верхние ходы. - Уточнила я.
        - И чем ты им насолила? - Улыбнулся догадливый глум.
        - Ты у меня спрашиваешь? Это после того как ты одного из них распечатал водяной бомбой?
        - Не надо церемоний. Грок, которого нам не удалось добить, был просто счастлив тебя встретить. Он так и лучился энергией счастья.
        - Значит, ты все-таки был с ними? - Поймала я глума на слове.
        - Ну, был. - Сознался глум неохотно.
        - И с каким заданием они тебя пригласили на работу? Я правильно поняла, альтернатива была платой?
        - Да, правильно. - Он почесал макушку.- Предложили найти подвал одной из воздушных вилл на пути пеших торговых групп.
        - И что?
        - Она оказалась пуста.
        Выходит, что ловушку из-под серебристого источника, который принадлежал грокам, они переместили на Эллино. Но его там не оказалось. Конечно, он же со мной! Нет чтобы дождаться моего появления, вот теперь ищите…

68.
        Через три минуты, когда окончилась смена глумов - во дворец Правителей печальных садов Сутана поступила просьба о помощи от жителей болот. Оказалось, что верхние пещеры глумов были завалены. Как это произошло, они не заметили, ведь на тех глубинах, на которых были глумы, внешние звуки совершенно не слышны.
        К счастью спасательная операция прошла удачно - три пещеры остались целыми. Проделав проходы из заваленных туннелей в уцелевшие, глумы с легкостью вышли на свободу. К потерям причислили дом Гаренов, который был просто стерт с лица болота.
        Чета Гаренов предположила, что на болоте был сильный ураган, и переселилась к соседям. За минутной, так как вещей из дома не осталось, процедурой переселения четы, внимательно следил молодой человек выше среднего роста с крепким телосложением, в возрасте около тридцати лет, у которого были короткие черные волосы, и почти черные глаза. После он, никем не замеченный, спустился к основанию дома Гаренов и осмотрел остатки стен у пола.
        - Это не ураган и не землетрясение, - решил Зорс.- Гроки пытались разделаться с глумом. Так как им в голову пришло бомбить верхние проходы, тел в доме они не нашли. Бомбили в течение смены глумов, если Гарен переместился сюда в то же время, что и мы с Лерой, то они около часа под завалами.
        Зорса из глумов никто не узнавал. Только Гарен старший, вернувшись к своему 'основанию' дома, когда его просили открыть проход в подвал, поздравил его с возвращением.
        Зорс пообещал, что он его удивит, если глум ему поможет в спасении еще двух - тех, о которых никто и не догадывался.
        Получается, что глум помог ей спастись от грока и забрал с собой как плату, но почему?
        Токи Марка они не могли найти, так как он был слишком слаб, но как они встретились, как Марк вышел из ловушки и как получилось, что я его не увидел?
        Зорс сканировал область обвала.
        - Как только я ее найду… - Он задумался. - Они у меня все получат.

69.
        Мы тихо сидели, ни о чем друг друга не спрашивая, молчала даже память. Еще двадцать минут.
        Время текло медленно и долго.
        Марк зашевелился в сумке и привлек мое внимание. Зайка, закрыв лапками нос, лежал свернувшись.
        - Это кто? - Удивился глум.
        - Это мой друг. - Ответила я, аккуратно расстегивая кармашек, чтобы достать оставшиеся семечки. Палатка точно должна быть там и ЛИК, и карта с компасом.
        - Его там не было. - Решительно ответил Гарен.
        - Ты говорил, что не трогал сумки. - Напомнила я.
        Семечек с палаткой, датчиком и ЛИКом я никак не могла найти. Карту тоже не нашла. Но расспрашивать его не захотела, может он предусмотрительно выбросил все. Хотя…
        - Мы могли бы Луло перевязать. Если бы я нашла вот такое семечко. - Я показала глуму семечко из своего кармана.
        - Им? - Удивился глум. - Ты что, совсем? Или это шоковое?
        - Это квыдыковое, - передразнила я,- ты лизни, но только не проглатывай.
        Он нехотя взял семечко, как барышня мышь, и с подозрением взглянул на меня.
        - Если есть хочешь? Но я помню, что семечки…
        - Я открывал твою сумку. - Признался нехотя Гарен.
        - И что, все съел?
        - Нет только семечки, как эта. В бою у меня были потери.
        Я неопределенно хмыкнула.
        - Круг скворзского сыра последний, что мне прислали из дома. - Объяснил глум.
        - А в сумке что нашел?
        - Карту и компас, но они остались в доме. - Гарен махнул в сторону завала. Он и во взорванном тоннеле знал расположение дома. Я решилась расспросить.
        - А втор с зарядкой?
        - Выбросил. - Он продолжал держать в руке капсулу с едой.
        - Хорошо, что зайку ты не видел. - Я устало улыбнулась.
        - Марк, он бы и тебя выкинул. - Сказала я принцу. - Ты вскроешь капсулу или нет?
        Глум, замерший как статуя после моих слов, от неожиданности вопроса лизнул.
        И перед нами из семечки, развернувшейся в большой поднос, высыпались горсти сытной чечеревуши. Рень быстро спустился с моего плеча, в сумке кувыркнулся Марк. Глум не пошевелился, и только глаза выдавали подавляемый голод.
        - Гарен, ты почему замер, - Поинтересовалась я.
        Марк показал свои уши из сумки, а потом и сам вылез.
        - А это он из-за меня. - Признался заяц, уперев лапы в бока и притоптывая лапкой. - У них с нами есть не положено. Что поделаешь, обычаи.
        Принц сел возле подноса и приступил к еде, как ни в чем не бывало. Трудно представить, как ест плюшевый зайка, но он быстро уплетал чечеревушуза обе щеки. Рень к нему присоединился.
        - Ох уж мне эти законы, обычаи, правила и традиции. Вы скоро и привычек будете так опасаться. - Я вытащила из кармана второе семечко и протянула глуму. - А с Луло как? Есть можно? - Спросила я.
        - Можно. - Ответил глум и взял капсулу. Он отсел от нас подальше.
        Ели в полной тишине, и каждый думал о своем.
        Я о том, что не нахожу пещеру привлекательной и хочу отсюда выбраться. А еще остался вопрос, на который ответ так и не пришел, - где скрывается 'хваленная' память? Не думала я, что горы моих извилин могли ей преградить путь к моему сознанию.
        - Гарен твой народ копает ходы, почему ты не найдешь пути к выходу?
        - Нам повезло, что якудава был рядом. - Сказал Марк, жуя в образе зайки.
        - Ты о Луло? - Спросила я.
        - О нем. - Сказал глум и погладил морду ящера. - Видишь ли, вода в этом болоте более чем просто 'темная'. С ней лучше не соприкасаться, а то, что проход не завалило - это благодаря Луло.
        - Его хребет не позволил своду упасть. - Пояснил Марк.
        - Вода может быть вокруг нас?- Спросила я.
        - Помимо этого она близко. - Сказал Гарен.
        - Он ее слышит. - Марк отряхнул лапки от крошек. - Его род так почитается у глумов, как бы почитался мой брат, будь он правителем. - Он замолчал, придав смыслу слов особую весомость. - Вода в болоте не движется и не изменяется, и при этом она совершенно чистая. Но за счет энергии, попавших в нее жертв, попавших в нее.
        Существу, которого постигла эта участь не спастись, вода его полностью поглощает и растворяет.
        - Что могут делать Гарены? - Спросила я, чтобы отогнать картины как из фильма ужасов, неожиданно представшие перед взглядом.
        - Заговаривать ее, строить полы в жилищах, которые вода как бы ни пыталась, не может притянуть и они ее слышат. Именно их семейство может находить пути полные твердой породы, прокладывать туннели в них, проходящие из верхнего болота к нижнему озеру, где они добывают белый песок.
        - Его они меняют на молоко ваших коров. - Вспомнила я.
        - И делаем самый великолепный скворзский сыр. - Заявил глум. Он почти улыбался и только когда смотрел на Луло, его брови немного сдвигались, и он сжимал челюсти.
        Ящер лежал спокойно, но было видно, что это не самое удобное его положение и хоть бесцветное вещество перестало сочиться из его раны, выглядел он не так как в первый миг нашей встречи. Он был уставшим. И из последних сил сдерживал обвал и потопление.
        - Его кроме вас более никто есть не хочет. - Сказала я, отгоняя от себя плохие мысли.
        - Оно и хорошо - нам больше. - Парировал Гарен.
        - Кстати о еде, у тебя еще что-то осталось? - спросил Марк, взволновано прижав плюшевые ушки.

70.
        - Держи. - Я протянула ему последнее семечко. Если нас отсюда не выпустят, он точно кого-то съест.
        Рень как будто прочитал мои мысли и спрятал оба глаза.
        - Да, может быть начнет он с тебя. - Подумала я.
        Глум вдруг очень быстро вскочил на ноги.
        Луло прижал голову к земляному полу и закрыл глаза. Рень со скоростью неправдоподобной для слизня, заполз в сумку.
        - Что случилось? - Их реакция меня встревожила.
        - Вода… - Сказал Глум.
        - Что вода, - запаниковала я, вспоминая их рассказ до мелочей.
        - Приближается.
        - Она нас поглотит?! - Я тоже встала.
        - Если стены не выдержат, тогда да. - Спокойно ответил глум.
        - Этого не может быть…
        Я медленно опустилась на колени и сжала голову руками.
        - Просто не может быть…
        Опровергая мои слова над нашими головами треснул свод и вода стала по каплям падать на пол, разгоняя светлячков.
        - Все не так страшно, нас обязательно высвободят, вот увидите. - Сказал Марк.
        Я и глум смотрели на него в ожидании подтверждения.
        - Ведь они знают, что ты прилетел? - Сказал он, но, увидев выражение лицаГарена, закончил вопросом. - Или нет?…
        Марк переводил глаза с одного на другого, на меня, Луло, Гарена и сумку, где его место занял Рень.
        - И все же я уверен, что нас найдут, нас просто не могут не найти! - Закончил он весело и продолжил есть.
        И капли так же весело и быстро застучали. Вода стала сильнее просачиваться через стены.
        - Она везде? - Спросила я сквозь непрошенные слезы, они как-то сами стали катиться по щекам, затруднять дыхание и сдавливать горло.
        - Да. - Ответил Гарен.
        - О боже… - Я закрыла лицо руками и отвернулась.
        Уйти, чтобы поплакать места не было. Возможности плакать тоже. Вода стала просачиваться через стены, капать с потолка. Она смывала мои непрошенные слезы и ввергла меня в безгласный ужас.
        - Ты чего? - Спросил Марк. - Воды боишься?
        - Боюсь, только не воды. Что больше никого и ничего не увижу.
        - Нас освободят.
        - Если да, тогда я расцелую первого кого увижу.

71.
        Старший Гарен сказал, что вода покрывает все тоннели и чтобы добраться хоть до одного ее нужно отвратить от шахты.
        Он указал место, где раньше проходила шахта, по которой поднимали песок. Это была единственная точка, через которую можно было попасть в заваленный туннель, идущий от дома Гаренов. Всего минуту назад они смогли ее найти. И теперь, чтобы ее раскрыть, нужно отвратить воду.
        Время было безжалостным.
        Он чувствовал, что Марк жив и, если он с девушкой, то где-то в глубине этого болота есть полость, не наполнившаяся водой.
        - Она где-то рушит стенки. - Сказал старший Гарен.
        - О чем ты?
        - Вода проникает в пещеру, я слышу, как она рушит стенки. Проползает по трещинам и собирается в лужи.
        - Покажи где?
        - Мне трудно сказать, она говорит о трех душах и двух, чей дух она оставит.
        Зорс напряг слух и еще несколько раз просканировал болото.
        Вода не говорила ему ничего, было тихо.
        - Даяна, - позвал он мысленно.- Даяна…
        Барабанная дробь капель разорвала тишину, вода не была спокойна. Он услышал голоса, всхлип и капанье воды, которое лишь частично передавало слова. Как на фоне шума он слышал.
        - О боже…
        Затем чей-то тихий стон.
        Может, показалось? Но воды мне слышать не дано.
        - Ты чего? - Спросил кто-то очень тихо. - Воды боишься?
        - Боюсь, только не воды. Что больше никого и ничего не увижу. - Говорила девушка, определил Зорс.
        - Нас освободят. - Ответили ей.
        - Если да, тогда я расцелую первого, кого увижу.
        Затем продолжительное молчание. Может она решала, кого она расцелует?
        Зорс занял место в атавусе и медленно полетел над зеленой поверхностью болота. Она молчала, молчали и остальные.
        - Где вы, откликнитесь.- Сказал Зорс, заставляя замирать атавус каждые шесть-семь метров.
        Он слышал только капанье воды, которое усиливалось. Возможно, я иду в верном направлении.
        Открывать шахту времени нет, нужно найти их раньше, если вода уже рушит стенки, а об этом говорит и Гарен и истерические интонации голоса художницы.
        - Гарен, вода поглощает и растворяет когда? - Голос изменился, она что-то для себя решила.
        - Здесь. - Определил Зорс и остановил атавус. Гарен старший следовал за ним по пятам на другой машине.
        - Вы уверены, что они здесь?
        - Да, уверен. Где вода проникает в туннель?- Спросил Зорс.
        - В тридцати метрах отсюда. Они в туннеле, ведущем на поверхность, если еще живы, тогда у нас не более трех минут.
        - Живы. - Ответил уверено Зорс.
        Он слышал все так как будто находился рядом с ними. Все настолько отчетливо, что был готов поспорить, сейчас она убирает пряди с лица.
        - Если пробыть в ней более минуты, полностью погруженным, то она тебя и так не выпустит, стоит только окунуться, и все, пиши - пропало.- Ответил Гарен младший.
        Затем настала тишина.
        Команда глумов под руководством Гарена старшего занялась установкой насосов и затворов для воды. Место в двадцать два квадрата они быстро расчистили от растительности и приступили к работе.
        Вода как зеркало отражала их сосредоточенные лица и вглядывалась в них.
        - Уйди, - сказал Зорс, - и видение безжизненных темных глаз на водной глади исчезло.
        Времени нет, - понял он.

72.
        Что же делать? Память, ты так молчать и будешь? Мне не ответили, какая все же избирательная память.
        Поплачу я в другое время, сейчас нужно думать.
        Гарен стоял и вслушивался, Луло не поднимал головы и Рень тоже. Только Марк смотрел на меня вопросительно. Вода стала скапливаться в лужи и медленно, но верно заполнять пещеру. Я подняла сумку.
        - Лично я ничего не слышу. Могу заверить, что спасать нас никто не будет, так как они о нашем прибытии наверняка не знают.
        - Никто не знает. - Подтвердил Гарен.
        - Значит, спасение уто…- начала я весело.
        - И никто не найдет, - сказал он пессимистически. - С нами все покончено. - Добил он весь мой настрой.
        Я пропустила всю его речь мимо ушей.
        - Гарен мы где? Точнее… Под нами что?
        - Глина и бутогай.
        - Это что?
        - Пластичная смесь пылеобразной железной руды и скампия, четыре метра толщиной, в том участке, - он указал на проход сзади него, - а там три метра.
        - А стены?
        - Два и девять метра.
        - И ты молчал?
        Он удивленно на меня посмотрел.
        Здесь почти три метра толщиной все стены и пол, в том числе, не будь повреждений от глубинных бомб, пещера выдерживала бы давление воды и дальше.
        Я сказала об этом.
        - Не совсем так, - поправил меня глум. - Под нами бутогай молодой, не такой прочный и водоотталкивающий, если мы начнем копать… - Он остановился не договорив. Поднял голову и прикрыл глаза, прислушиваясь.
        - Что случилось?
        - Вода… она сопротивляется.
        Я тоже заметила, как капли с потолка постепенно замедлили свой ход. Но ручьи по бокам усилились.
        Мы стояли по колено в воде. И главным, чтобы перед своей смертью не сойти с ума, было не думать о том, что будет, стоит нам в нее только окунуться.
        - Ее отвращают. - Сказал Гарен спокойно.
        - Это хорошо или плохо?

73.
        Потолок треснул над моей головой, я, не сообразив увернуться, смотрела, как огромные куски породы улетели вверх. Вверху был дневной свет - совсем маленькое и далекое отверстие, а мы как в каком-то глубоком колодце находимся.
        Глум оторвал меня от созерцания, сдвинув с места.
        - Да что происходит?
        - Сейчас нас будут поднимать наверх, - сказал он. - Воды не касайся.
        - Первый! - Услышали мы эхо.
        Гарен подтолкнул меня к дыре. Я взялась крепко за сумку.
        - Но…
        - Не касайся.
        - Почему нельзя? - задала я вопрос, вылетая. - А вы…
        Меня как пыль пылесбором, поднимали со дна. Вода, вода, вокруг вода. Она как в стакане за стеклом, но темная и устрашающая. Светлячки тоже спасались и скудный поначалу свет вскоре усилился.
        Еще метров сто - сто пятьдесят, определила я. Почему гроки на такой небольшой глубине использовали бомбы разряда 40 тт, которые уничтожают все на глубине более
4000 кир?
        Это из-за определенных пород грунта в болоте или нет?
        Поднимали меня медленно, чтобы не убить резко подскочившим давлением, и вопрос о том кто это, меня сейчас не волновал. Главное мы почти в безопасности.
        И тут я увидела ее. Я моргнула, не веря своим глазам. Человек в воде, и не растворялся.
        Она скользила напротив, провожая меня. Как видение из тьмы с темными неживыми глазами. Молодая женщина лет тридцати, белые волосы, белые губы и серая кожа, одежды я не могла различить. Но тоже что-то темное как платье. Она приблизилась. Светлячки резко отпрянули ближе ко мне.
        Я подняла голову, просчитывая сколько до верха. Еще метров восемьдесят.
        Водяное видение вышло из воды наполовину, так как бы нормальный человек плыл по озеру на поверхности. И продолжало свой ход напротив меня.
        Это был человек, или биочеловек раньше. На шее метка изгнанника, а на правой руке более двадцати похожих вертикальных шрамов, каждый отвечает за равный срок. И она не просто так приблизилась.
        Все это я смогла рассмотреть, когда она вытянула руку в моем направлении.
        - Прощения…- сказала она еле слышно.
        Я молчу.
        - Прощения…- повторила она громче. И сжала пальцы руки, которая была очень близко.
        - Прощения, что?- Спросила я, чувствуя неладное. Еще пятьдесят метров.
        - Проси прощения…- Она закружилась вокруг колодца, проплывая по спирали. И так же вокруг меня проплывала ее рука.
        - За что?- возмутилась я, сердито глядя на ее руку. Еще двадцать метров, света стало намного больше.
        - Проси прощения…
        - Скажи за что, не просить же попусту.
        Рука еще чуть-чуть приблизилась, это было похоже на угрозу.
        - Еще ногу вытяни, - нахально предложила я, - вдруг достанешь.
        Узница воды теперь смотрела не просто убийственно смертельно, но и со злостью. И начала тянуть вторую руку.
        - Тебя за что посадили?- Спросила я ее, чтобы отвлечь от мысли о мести.
        - Убью. - Зло прошептала она.
        - Значит за вредность, - заявила я,- счастливо, узница!
        Свет, дневной полный жизни свет, вокруг глумы. Я как в безвоздушном пространстве повисла. Подо мной разместили леса и выключив насос, легко поймали.
        Меня посадили на площадку, и отошли, дав отдышаться.
        - Спасибо, - не переставала я повторять всем и каждому, счастливо улыбаясь, когда мне в руки дали чашку с теплым напитком и окутали одеялом. Спасибо. Не знаю, как они узнали, но спасибо.
        Спасибо просто за то, что они есть, и они меня спасли.
        - Огромное…- Я, завидев приближающегося Зорса, замолкла и отвернулась.
        - Спасибо. Ты хотела сказать. - Он остановился рядом. Посмотрел на мои мокрые башмаки и колени и принес со стопки еще одно одеяло.
        Я молча взяла его, чтобы отказом от услуги не привлекать еще большего внимания. Зорс остался стоять рядом.
        - Кого поднимают следующим? - Спросила я у проходящего мимо глума, тот не ответил.
        - Гарена. - Сказал Зорс.
        Я не обернулась на его голос. В этот раз он не в форме агента, видимо, ему не нужен устрашающий вид на этой планете?

74.
        Встала и подошла к ограждению. Колодец восемнадцать метров в диаметре, воду по краям держат швинты, а поднимают настоящим насосом высокой мощности для добычи белого песка. Глума подняли быстрее, чем меня, так мне показалось. Но выражение волнения на его лице меня удивило, ведь все в порядке.
        - Что с Луло, - спросила я, догадываясь, в чем дело.
        - Она не даст ему подняться.
        - Ты говоришь о воде? Или о девушке, которая требует прощения?
        Глумы вокруг и сами Гарены, их сходство было заметно, замерли.
        - О какой девушке ты говоришь? - Спросили они.
        - Почти серая кожа, темная одежда и безжизненные темные глаза. Волосы и губы белые, и еще она…
        - Она шутит. - Вступил в разговор Зорс.
        - Нет, но ведь…
        Он положил свои руки на мои плечи и крепко сжал, предупреждая.
        - Ты слышал воду? - Спросил Зорс у Гарена младшего. Так, словно не слышал меня.
        Все переключились на Зорса.
        - Она говорила о большом духе, дух малый - мой Рень. А также что нам не удастся его поднять.
        - Мы его поднимем. Это якудава? - Спросил он, уже зная ответ.
        Как он услышал ее, он еще не понял, все может быть. Даже когда поднимали первого из них - он уже знал, что это она. Видел глума, слизня и якудаву, но Марка так и не мог уловить, он его не чувствовал. Спросить сейчас не удастся, слишком много посторонних, которые об исчезновении принца ничего не знали, а говорить им об этом не стоит. Интересно, где она его держит?
        Зорс, сжав кисти, медленно опустился руками от моих плеч к локтям и повторил движение в обратную сторону.
        Я передернула плечами и он убрал руки. Еще пытается меня остановить, но ведь я ее видела.
        - Да. - Сказал Гарен младщий.
        - Хорошо. Добавьте швинтов, - его команду тут же принялись исполнять.
        - Он застрял? - Спросил он у Гарена.
        - Нет, я его освободил по возможности, но стоит нам его сдвинуть и своды тут же упадут.
        - Два весовых перемещателя, по сигналу усилить работу насоса с 0.2 до 3 чаров.
        Когда принесли оборудование, он скрылся из виду.
        Зорс утаивает наличие девушки в воде, голос этой белой слышат глумы, но только Гарены, и наверно я, но я ее еще и вижу. Это вообще возможно?
        Или мой приступ паники вызвал шизофренический мираж?
        Я снова подошла к колодцу и стала рядом с Гареном младшим.
        - Как думаешь, у них получится?
        - Надеюсь. - Он кисло улыбнулся.
        Там слишком темно. Я обернулась, Гарен старший стоял в нескольких метрах от нас, следил за оборудованием насоса.
        - Осветить подъем Луло вы можете? - Спросила я.
        - Можем.
        Яркий свет от отражающей линзы проник в туннель, но не достиг дна. Я заметила серую тень, быстро спускавшуюся вниз - это Зорс, и он во что-то перевоплотился.
        - Сколько здесь?
        - Три сотни.
        - Мы разве спускались? - Удивилась я.
        - Теоретически нет, практически да. - Он тяжело махнул рукой в воздухе.
        - И как это понимать?
        - Под нашим весом проход прогибался, не обрушаясь и не сжимаясь в размерах.
        - Из-за Луло?
        - В обоих случаях: его вес опустил нас, и он же не дал туннелю обвалиться, создал прогиб.
        - Хранитель. - Подумала я, - все же везет нам.
        Относительно везет, мне так везет, как проклятой.

75.
        Зорс, стоя по колено в воде, соединил два перемещателя на теле животного. Похлопал его по гладкому боку и оглянулся. Глаз сразу определил, что копали руками так, чтобы якудаве было легче переносить тяжесть. В воде под шеей животного что-то сверкнуло. Зорс аккуратно поднял его.
        - Живи.- Сказал он.
        Светлячок собрал крылья и выправил лапки, стряхнув капли воды, взлетел и закружился над головой Зорса.
        Хранителя как игрушку огромных размеров и малого веса, выбросило в середине импровизированного колодца перемещателями. Ящер нервно дернулся и застыл.
        Насос сразу начал усиленную работу, на указанных Зорсом параметрах. Путь якудавы наверх сопровождал один единственный светлячок.
        Я готова поспорить - это Зорс летел рядом, чтобы не показать себя и свои способности, перевоплотился в существо, которое наверняка было в пещере.
        Весь подъем я внимательно следила за водой в ожидании мести узницы, которая, казалось, и не думала спешить.
        Луло почти подняли, осталось всего ничего - пара метров, когда первый швиндт не выдержал напора и, вспыхнув множеством искр, загорелся. Вода в самом низу получила свободу, и, заполнив пещеру, свободно рванула вверх.
        Затем второй швиндт, третий…грохот потоков, рвущихся вверх, наполнил болото раскатистым рокотом. В этом устрашающем шуме все сохраняли ледяное спокойствие, ящер уже стоял передними ногами на платформе, их освобождали от пут, как внезапно все оставшиеся швиндты разом вспыхнули, водный поток заполнил колодец, фонтаном взмыл вверх и намочил хвост. Я видела, как Гарен изменился в лице и подошел ближе к животному.
        Луло стоял четырьмя ногами на платформе, когда все услышали его трубный рев. Глумы остановились.
        Хвост застрял в воде, ящер уперся ногами, но освободиться не мог, Гарен был уже рядом и осматривал его. Как вдруг ящера, словно малую куклу, что-то потащило назад в воду. Луло передернул ногами, но тщетно огромные ступни с продолговатыми когтистыми пальцами скользили по платформе не в силах удержаться… Гарен что-то кричал, отдавая приказы. Все заметались в поисках веревки, насосов и ледоколов.
        Принесли веревки, еще несколько швиндтов… Якудава не переставал стонать, оглушая окрестности.
        Я видела, как в воде хвост двумя руками держала белая стерва и злобно улыбалась. Она не спешила и тянула медленно, чтобы все насладились прощальным ревом.
        Над хвостом кружился светлячок и белая смотрела на него, не отрываясь. Ее улыбка медленно сползала с лица.
        Жаль я не могла услышать их разговора на расстоянии семи метров.
        Глумы что-то привязывали к Луло, он молча смотрел на окрестность испуганными круглыми глазами.
        Белая перестала тянуть его, занятая разговором с Зорсом, который кружил над водой, то приближаясь, то отдаляясь. И тут она вытянула руку, чтобы его поймать, бледная серая кисть с тонкими пальцами рванулась за ним. Она удерживала Луло одной рукой, второй махала на Зорса.
        Я посмотрела на свои руки, в которых до сих пор сжимала чашу. Дважды за один день? Может не получиться, хотя…
        - Глотай, - ткнула я глума в бок, он нехотя взял чашу, - живо!
        Чуть не поперхнулся, но опустошил ее. Луло громко засопел и рванулся в сторону, не давая себя стянуть. Несчастное животное задыхалось, тщетно пытаясь вырваться, и издавало уже только стоны.
        - Эй, мымра белая!
        Я не знаю, видел ли кто еще, как она при крике поднялась из воды и повернула свою голову на меня. Но они точно видели, как я ни с того ни с сего, запустила в воду чашу. Вода в свою очередь вызвала сильный будоражащий всплеск и звук, похожий на вой сирены, - Гарены схватились за уши. Освобожденный Луло тут же кинулся прочь с площадки, стремительно добрался до земли и обернулся. Он с испугом смотрел на воду.
        Гарен младший, стоящий рядом, отпустив уши, вцепился в мои руки не веря в то что это я, и оторвав меня от земли, крепко обнял.
        - Отпусти, я же сейчас задохнусь… - еле успела прошептать, пока он окончательно меня не задушил. Он неловко отступил, широко улыбаясь.
        - Ну ладно тебе, пошли, что уж там, пожалуйста. - Ответила я после того как восстановила дыхание, сжала его огромную руку, и поправив сумку на плече, стала подниматься по перекинутому через болото мосту ближе к берегу, где стоял поджав хвост гибкий и красивый якудава.
        Глумы медленно расступались предо мной.
        Зорс еле увернулся от чаши. Занятый манипуляциями со светляком, которыми он отвлекал узницу, не был готов к подобным действиям со стороны. Он уже владел ситуацией, она бы через минуту загипнотизированная отпустила якудаву, но кто-то решил не ждать. Чаша, сопровождаемая криком Даяны, угодила ей в лицо,… и как она разразилась проклятиями, отпуская ящера, даже он испугался.
        Девушка с Земли, освободившись от объятий Гарена, спокойно поправила сумку и пошла в сторону берега.
        Зорс, не обнаруживая себя, полетел над водой. От места происшествия в другую сторону быстро улепетывал свободный светлячок.

76.
        - На почти белом лице синий синяк, она еще долго не сможет смотреться в водную гладь. - Марк высунулся из сумки, поправляя длинные плюшевые уши.
        - А я ненароком подумала, что ей это пойдет. - Сказала я, пряча его обратно.
        Луло склонил свою голову, давая себя погладить.
        - Ты молодец, Луло, ты умница. - Чешуйчатая морда мило улыбнулась. Да, вот это денек! И решила я в этот миг, что больше к воде болота и близко не подойду. Я пошла дальше, выбирая дорогу ориентируясь на маяк - башенные шпили.
        - Ты не хочешь объяснить Гаренам, почему вода так скверно ругалась?- Спросил он, зевая из сумки.
        - Оставим это агентам РиО войск.
        - Ты хотела сказать, первому наследному принцу Зорсиану.- Певуче протянул Марк.
        - Кому? - Я остановилась, - он, что?… Он кто?
        - Нас догоняют! - Воскликнул весело Марк, забывший о сне, взобрался на мое плечо, больно цепляясь, раскинул, откуда ни возьмись, огромные стальные крылья и взметнулся с хлестким звуком ввысь, унося меня.
        Но разве?…
        - Марк! Что ты только что сказал? - Я как будто видела себя со стороны, маленьким кроликом в когтях серебристо-стального грифона.
        - Что - нас догоняют!
        Я повернула голову, насколько, мне мое положение позволяло. И увидев лишь зеленую поверхность озера и темный лес на подступах к болоту, спросила.
        - Кто догоняет?
        - Марк! Немедленно спускайся! Ты упадешь!- Прохрипело что-то рядом.
        Я вздрогнула, - мамочки, что это?
        Возле меня из небесной синевы и перистых облаков стало прорисовываться человеческое лицо покрытое перьями. Зорс подмигнул черным глазом, пересекаемым голубыми молниями.
        Ну, гад, ненавижу!
        - Я тебя предупредил! Марк. - Угрожающе прошипел Зорс, исчезая.
        И это первый сын правителей Печальных садов Сутана? А Марк - это младший сын? И как я этого до сих пор не знала, я вроде как и догадывалась о чем-то… не хотела верить?
        - Ты не разрешила мне все тебе объяснить. - Изрекла чужая память.
        - О боже и ты тут… А раньше никак не мог появиться?
        - А ты меня звала?
        - Ну, знаешь ли… Да что вы все так взъелись не меня?!
        Марк сбил темп взмахов, как-то неестественно замельтешил крыльями и вновь вернулся в прежний ритм взмахов.
        - Марк спускайся, он тебя давно догнал, я пешком пройдусь. Слышишь?
        И тут он начал падать. Услышал что ли?
        - Марк! - Он выпустил меня, я еле успела ухватить его за коготь. А тот в свою очередь вместе с владельцем многократно уменьшался.
        - О боги, Марк! - В моей руке оказался зайка, плюшевый, розовый и неживой. Горечь встала в горле. Вокруг выл ветер, он рвал все на части - облака, звуки - все. Еще несколько секунд, определила я и… Да где же Зорс?
        - Зорс, черт бы тебя побрал! - Заорала я.
        Деревья быстро приближались, трава, холмы, как страшно, как непостижимо больно одновременно. Я прижала зайку к себе и зажмурилась.
        Да сколько можно попадать в такие ситуации?
        В двадцати метрах от земли над макушкой дерева, где я была готова распрощаться с миром, меня поймали.
        Я знала, чьи руки не дали будущему правителю и мне вместе с ним проститься с этим миром, но почему так поздно? Я открыла глаза только когда справилась с гневом, нет, не сейчас, сейчас я ничего ему не сделаю, но как только Марк будет в безопасности…
        Мы плыли высоко над землей. Точнее, кто-то не желающий перевоплощаться медленно плыл по воздуху над деревьями, удерживая при этом меня. Что ж, спасибо, и я его видеть не хотела, возможно, он понял.
        - Как решила, пешком? - спросил зычный голос.
        - Да.
        Он медленно опустил меня на землю. Но так рядом и не объявился и голоса больше не подавал. Спасибо хоть за это.

77.
        Зорс - старший сын правителей Печальных садов планеты Сутан.
        Как это? Но разве…?
        Я шла одна.
        Когда он меня отпустил, мы уже были на подступах к парадной лестнице замка. Марк не двигался и не перевоплощался, я быстро преодолела подъем по лестнице.
        На казавшейся пустой площадке перед дверью появились люди, множество людей одинаково одетых в зеленые костюмы, я огляделась, прижимая к себе Марка, в саду на верхних этажах, и кое-где в небе тоже были служители замка.
        - Где повелители? - Спросила я. Мне указали на дверь. Не успела я ее переступить, как все замельтешило вокруг. Я обернулась, но сзади уже никого не было. Да что здесь происходит?
        - Ау… - Позвала я.
        - Мы здесь. Ступай вперед. - Сказали мне тихо.
        И я пошла, через два шага дымка рассеялась, и передо мной показались люди.
        Ой, блин, это же дворец! Все при параде, а я как с войны в рванье и мокрая. Ну, хоть одежда не исчезает и то плюс.
        - Здравствуйте, - поздоровалась я, нервно сглотнув. Меня без стеснения рассматривали все - и придворные дамы и мадамочки в перьях, которые кривили рты и, принюхиваясь, прикрывали носик, и чинные мужи и молодые люди, ведать большие любители боев в грязи, не желающие скрыть своего интереса.
        - Даяна? - Спросили из-за глазеющей толпы доброжелательным и величественным голосом, толпа медленно расступилась. Передо мной красиво и грациозно появилась Королева печальных садов планеты Сутан, - прошу Вас, пройдемте. - Она указала мне на проход слева от зала, который переплетали светло серые лианы.
        Мне пришлось идти первой, впереди на стене висели светоотражающие пластины, я видела, что меня провожают глазами посетители, но как только королева что-то сказала придворным гостям, те медленно ушли в дымку, некоторые пару раз обернулись.
        Королева еще секунду постояв, последовала за мной. И тут в отражении я заметила себя, как взгляд со стороны на судорожно вцепившуюся в розовую игрушку девушку, а сейчас меня можно было бы назвать и парнем, учитывая мое обмундирование. Не вглядываясь в отражение, отвела глаза.
        - Не теряйся, - сказала мне Королева на простом наречии, - люди всегда любопытны, а приближенные ко двору так вообще только сплетнями и слухами живут. Да и ты совсем новый здесь человек, вскоре привыкнешь к такому интересу.
        Марка у меня почти насильно забрали из рук, как ни странно я с трудом отдала его, руки свело от страха. Королева оставила меня на попечение светловолосой девушки и грациозно удалилась.
        Девушка - биочеловек заверила, что с моей любимой игрушкой будет все в порядке.
        Вполне возможно, что она не знает кто это. Интересно, а распространяться насчет появления Марка в замке у них разрешено?
        Тем временем девушка предложила осмотреть, не нанесли ли мне какие-либо увечья. Я заверила ее, что с того момента как я проснулась сегодня утром, единственное что угрожало моей жизни - это втор грока, но онемение уже давно прошло и я в полном порядке.
        О взрывах на болоте, производимых линзой тех же Гроковя не сказала, так как со мной тоже ничего не стряслось, только раскапывание Луло в пещере испортило и без того страшный маникюр и прическу, затем полет и вот я тут.
        - Мне бы в душ и переодеться во что-то более чистое, лучше тоже брюки и рубашка и что-нибудь сладкое, не откажусь от фруктов.
        - В ваших покоях лучшие условия для купания. - Честно призналась Рития и исчезла из поля зрения. Я подошла к умывальнику, смыла грязь с лица и рук. Нашла расческу и попыталась привести хоть в какой-то вид свои волосы.
        Кажется это что-то типа кабинета медицинского осмотра. Стены закрыты панелями, за которыми прячется колоссальное количество техники и оборудования, в этом кабинете задача разворота оборудования - лаборатории или хирургического отдела - явно выполняется только парой кнопок. Все автоматизировано настолько, что управлять может лишь один человек, даже такая на первый взгляд неопытная девушка, хотя она явно закончила уже не первое медицинское образование и пользуется знаниями не одного направления.
        Она вернулась через несколько минут. С одеждой и корзиной фруктов, как я и просила.
        - Вы хотите попасть в свою комнату, привести себя в порядок, - предположила она простодушно. Когда я скрылась за ширмой, чтобы снять экипировку квыдыков, одновременно вгрызаясь в спелый шелет.
        - Было бы неплохо. - Улыбнулась я, выглядывая из-за ширмы - Меня зовут Даяна.
        - Я Рития, очень приятно. - Она вернула мне улыбку. - Я проведу вас.
        - Спасибо Рития.
        Я быстро переоделась и доела фрукт.
        Мы вышли из смотрового кабинета, это я прочитала на табличке, расположенной вдоль косяка двери, и направились по длинному коридору-террасе. Слева двери в другие кабинеты, справа сады. Сады сил не было рассматривать, я еле волочила ноги и с трудом соображала, где нахожусь. Что еще интереснее, мне казалось, что из-за стен выглядывают заинтригованные работники этого медицинского отделения при замке.
        - Достаточно длинный коридор, мы сейчас где?
        - О, это лечебное крыло замка.
        - А мы идем куда? - Спросила я.
        - В противоположное крыло, там расположены спальни и гостевые комнаты. Думаю, вам там понравится.
        - Рития, я кажется немного младше, обращайся ко мне на 'ты', хорошо?
        - Спасибо, вдруг сказала Рития и довольно заулыбалась.
        Странно, что это с ней? Я младше, без высокого рода, без звания, с чего вдруг такая щепетильность?
        Дальше шли молча, мне нужно было подумать над всем, что произошло, расставить все по полочкам, наконец поспать всласть, и забыть все хотя бы на несколько часов.

78.
        Королева величественно подошла к сыну. Теперь он был в полной безопасности, он дома, он сам нашел невесту и, кажется, счастлив. Осталось только поднять его на ноги, но на это не уйдет много времени, теперь все будет хорошо.
        - Марк, я не смогу быть сейчас рядом, ты знаешь традиции, поэтому я оставляю тебя на их попечение. - Лютеция поцеловала сына, и, похлопав его по руке, медленно и грациозно удалилась, оставив только легкий запах бьязации.
        Когда дверь за Королевой закрыли придворные, Зорс серьезно спросил.
        - Как ты к ней вышел?
        - Я с первого дня исчез. Ловушка была просто непробиваема, большую часть сил потратил на нее. - Ухмыльнулся Марк.
        - А потом охрана перепугалась, что к еде никто не прикоснулся. И хоть токи от меня, с каждым днем уменьшаясь, не исчезали полностью, они решились проверить, жив ли я, установив в комнате скар.
        - Но нашли только кое-какую мелочь. - Марк неловко приподнялся на подушках, чтобы было легче говорить.
        Зорс поднял бровь, не веря в то, что служители Плюща могли купиться на мелочь.
        - Одежду, - пояснил Марк, улыбаясь, - и успокоились. И правда, куда я без одежды. А вынес меня под рукой один из прибиравшихся слуг.
        - Как они это допустили?
        - Принял меня за грязь, сунул в мешок и вынес. Я был полностью свободен, когда он мусор над костром вытряхивал, еле успел отскочить. А вот дальше везло меньше… Вместо икшора стал тигром, при повторной попытке - тигренком. Несколько часов прятался в кустах возле источника, пока не увидел ее.
        - Кого?
        - Даяну, конечно, она пришла туда порисовать. А так как она единственная была для меня в одежде, я понял, что бабуля наша постаралась и это не переодетый ты.
        - Это не я. - Присутствующая при разговоре Эмма взмахнула руками.
        - А девушка благородно приняла меня под свою опеку, ни у кого, в общем, не спросясь. - Продолжил Марк, смеясь про себя, что бабуля их ни капельки не изменилась и до сих пор ложь не ее удел. - Да, Зорс, я может быть и раньше домой бы добрался, если бы не ваши с ней разногласия…
        - Какие разногласия, дорогой. - Бабуля, которую тяжело так назвать из-за ее молодого и веселого вида ненароком присела поближе к старшему внуку.
        - Это долгая история, Марк устал, давайте мы оставим его в покое, пусть еще немного поспит, восстанавливая силы.- Он ведь чуть ли не разбился из-за свойственной ему глупости.
        - Но мне ты можешь рассказать, Зорсиан? Я в этом полностью уверена. - Эмма участливо улыбнулась. - К тому же ты и так нам всем многое должен объяснить, возможно, ты начнешь именно с этого момента?
        - Эмма, ничего не было. - Заверил ее Зорс.
        - Точнее, ничего такого,- сказал Марк.
        - Их отношения как медовая оспа - протекают медленно. - Хохотнул он, уворачиваясь от запущенной Зорсом подушки.
        - Марк, Зорс, я требую объяснений, - твердо заявила бабуля,- во всех подробностях, - добавила она мягче.
        - Я ничем тебе не могу помочь - твердо сказал Зорс, прости, но я ничего такого не помню и уж тем более медовую оспу, Марк.
        Зорс сжал ногу брата, которую тот не успел заблаговременно убрать, чтобы не быть изувеченным. Марк скривился, стараясь не подать виду.
        Красивая женщина в возрасте обиженно потупила глаза, но вскоре взяла себя в руки, отойдя от этой детской привычки с поджиманием губ и вздрагивающим подбородком.
        - Что ж я еще немного подожду, но учтите, должок за каждым из вас.
        - А я тут причем? - возмутился Марк.
        Эмма только улыбнулась, потрепав его волосы, и поочередно поцеловав обоих внуков, растворилась в пространстве.
        В комнате повисло тяжелое молчание. Тяжесть придавали темные насыщенные тона драпирующих окна портьер, деревянная обшивка стен, здесь никогда не было уютно.
        - Хочу заметить, - начал Марк весело, - что ты с собой с окраины болота привел жену.
        - Я так не думаю.
        - Да брось, сегодня последний день, она единственная, кто не является тебе родней и присутствует в замке. Говорю тебе, она твоя судьба, как и предсказывал Варгус.
        - Разве он говорил о девушке с Земли? О человеке?
        - Нет, но проверить так ли это, и попал ты в капкан или нет, ты можешь прямо сейчас. - Он довольно улыбался.
        Зорс и сам слышал незнакомые медленные шаги, не принадлежавшие обитателям замка. Шла девушка, и казалось, еле держалась на ногах. Если прислушаться, можно было различить ее спокойный ровный голос.
        Зорс выглянул через стену и дал знак миленькой служащей, которая ее сопровождала, оставить художницу одну и удалиться.
        Девушка знак поняла и поспешила уйти.

79.
        Казалось, что мы идем уже битый час, но до дверей в мою комнату мы так и не дошли.
        - Даяна, - вдруг заговорила Рития.- Мне, к сожалению, нужно вас, - попыталась она сказать, но вспомнила уговор, - тебя оставить, тут через несколько дверей будут твои покои, завернете за угол пятая по счету.
        - Спасибо Рития, думаю я смогу ее найти.
        И девушка растворилась в воздухе.
        Куда она девалась? Неужели биолюди в родовом замке своих повелителей могут вот так растворяться в воздухе? Как жаль, что я так не умею, не пришлось бы сейчас идти. Даяна медленно пошла дальше.
        Вот и угол, еще четыре двери и пятая моя!
        - Даяна, - меня тихо позвали и я повернулась. Сзади на расстоянии вытянутой руки стоял Зорс, он как будто бы был во власти темного угла, в котором стоял и казался нереальным. Зорс не такой как раньше, он был растерян, как мне показалось, словно хотел о чем-то попросить.
        - Подойди ко мне. - Позвал он.
        Я не двинулась с места и сложила руки на груди.
        - Ладно, - сказал Зорс и шагнул мне на встречу.
        Куда улетучилась его растерянность? - Удивилась я и отступила.
        - Я знаю, что ни о чем не могу просить.- Сказал он.
        - Не можешь,- Я подтвердила.
        - И прощения тоже.- Продолжил Зорс.
        - И его тоже.
        - Но разве твой спаситель не может загладить своей вины?
        - Так сколько раз ты меня отдавал в залог? - Я перестала отступать.
        - Два.
        - А освободил? - Я развернулась, чтобы уйти.
        - Один. - Подтвердил он. И взяв мою руку, повернул к себе.- Но разве я не могу попросить о прощении в долг?
        Самоуверенная улыбка расплылась по его наглой физиономии. Он как-то странно смотрел, как будто мысленно на что-то решался, какие-то чувства в глазах отражались, но долго не задерживались и тут же сменялись другими. Ему явно нужно прийти в себя. - Решила я.
        Что это было? - Удивилась я, заметив его плавное движение его черных ресниц, - нежность и участие или очередной холодный расчет? Опять игры…
        - Ты время выбрал относительно неподходящее. - Пошла я в наступление, - В какой долг? Ты меня подставил дважды, как вещицу! - Я отбила его руку, - отличил ЛИКом, - я отбила и вторую руку, вежливо протянутую ко мне, - прослушивал!
        - Меня чуть ли не взорвали и не нарезали на кусочки, а ты говоришь в долг?!
        - Я тебя спас, могу сказать, что только что ты падала.
        - Это смотря с какой стороны к этому подойти! В его падении был виноват ты. - Я не на шутку разозлилась и ткнула его в грудь. - А вот на то, чтобы исправить оплошность и ловить его хоть немного ранее, тебе было трудно решиться…
        - Чего ты ждал?!
        Персонал, стоящий в том же коридоре, медленно растворился в воздухе. А мне плевать, это он неподходящее время выбрал.
        - Спас это значит помочь вылезти из пещеры, и подать одеяло?! Да, знаешь, ты действительно помог. Я тебе очень благодарна! А еще ты…поймал меня над деревьями, да что ты, нужно было оставить мне еще пару метров и я…
        Но он не слушал. Спокойно буравил взглядом, стараясь что-то рассмотреть, опять он со своим зрением! Я вскипела еще сильнее,и была готова сквозь пол провалиться, решила уйти, сделала несколько шагов в сторону, но он остановил меня.
        - А за благодарность нужно платить, - Вдруг заявил строго Зорс.
        Я опешила от подобного заявления, даже рот открыла, чтобы дать отпор.
        - И ты помнится, говорила, как это сделаешь.- Он ловко поймал мои руки и притянул к себе.
        - Что!?- Успела воскликнуть я, ошеломленная и удивленная, когда Зорс приник к моим губам, и резко оторвался. Никакой реакции, отметил он, - это не она.
        - Да ты… - начала она свирепеть.- Ты…
        Ее глаза зло сверкнули, щеки покраснели, а подбородок предательски дрогнул. Как при этом удержаться…
        И он поцеловал ее еще раз, не дав сказать ни слова. Не давая уйти, сжал руки в кистях и, удерживая их, вытянул вдоль тела.
        Мне стало жарко, как будто вокруг резко прекратили подачу воздуха, и кто-то включил отопление. Ничего не успела сделать, даже оттолкнуть его, и сейчас это было невозможно. Накатила такая злость и вместе с тем обида.

80.
        Ноги, вспомнила я, по ногам, а можно и выше, но тут Зорс резко отскочил.
        Но недостаточно далеко, моя ладонь с хлестким звуком соприкоснулась с его щекой. Он не увернулся. Удар был сильным, что и сказать - от души.
        - Сволочь…- выдавила я холодно, развернулась и, громко стуча каблуками, ушла.
        Когда она полностью скрылась за поворотом стены, он обратился к окружающим.
        - Непредвиденная сцена ругающихся влюбленных, не стоит беспокоиться все хорошо! - Сказал весело Зорс, и от голубых стен террасы-коридора стали отрываться как призраки фигуры служащих.
        - Мы репетируем свадебную церемонию.- Заверил он их, и вернулся обратно в покои брата.
        Его провожали удивленные взгляды.
        - Судя по твоим вразумительным толкованиям вашего поведения, могу сказать, что я был прав. - Марк приподнялся на своей кровати. Он еще не восстановил свои силы после неудачного полета и настолько же неудачного приземления.
        - Что будешь делать?
        Зорс застыл у стены, а потом медленно повернулся.
        - Ого, а твоя левая щека неоправданно красна для румянца! Неужели совесть заела, так с ней поступать?
        - Это не она!- Ответил весело Зорс, потирая щеку, краснота сошла.
        - И поэтому ты не увернулся.
        - Не хотел сильнее задевать ее гордость.- Нашел он подходящее объяснение.
        - Это после первой или второй попытки определить, она это или не она?! - Рассмеялся Марк.
        - Твои ребра все еще болят, может вправить?- Предостерег брата Зорс и молча вышел.
        Марк бросил ему вдогонку, - не отвертишься! - и весело расхохотался.
        - Это мы еще посмотрим, - подумал Зорс. - Посмотрим.

81.
        Комната, наполненная ароматами самых дивных цветов планеты, всегда нравилась Варгусу. Неповторимые и одурманивающие сплетения ароматов и цветочных композиций напоминали почти исчезнувшие из памяти картины, когда он рос в небольшой деревенькев кратере астероида два с небольшим века назад. Теперь от тех мест остались только цветы, которые Эмма с радостью для него растит. Сутан, как новый дом, для кровопийцы был безликим, только эти апартаменты давали ему покой и создавали иллюзию идиллии, которую некоторые наследные принцы всегда старались испортить.
        - Идет, злой… - определил Варгус.
        Видение пришло как дымка, обрисовав гневные черты посетителя, и тут же растворилась. Через минуту в комнату вихрем ворвался наследный принц Зорсиан. И без приветствия тут же приступил к озвучиванию причины, которая его сюда привела.
        - Варгус, мы видимо не поняли друг друга. - Он остановился в метре от хранителя судеб.
        - Зорсиан, вам уже передали пожелания долгого семейного счастья? - Спросил он спокойно, предвидя с долей секунды ответ.
        - Нет. Но…
        - Позвольте и мне вас поздравить со столь скорой свадьбой c избранной ветром. - Перешел к пожеланиям вампир.
        С этой временной точки, как с места перепутья его способности предвидения обострились. Теперь для принца существует два пути, еще через несколько минут их будет больше, так как появится Эмма. Он смотрел сквозь пространство, проникая в глубины временных перекрестков и судьбоносных моментов. И в то же время, он оставался в настоящем и спокойно отвечал на циничные вопросы принца.
        - О какой свадьбе вы вообще говорите, я не собирался жениться еще лет сто, по крайней мере. - Принц сменил позицию, - мир полон неизведанного и неопробованного.
        - Вам все - вампир сделал ударение,- пробовать не требуется, и это может в какой-то мере повредить в дальнейшем.
        Это были апартаменты Эммы, приемная гостиная увитая древесными узорами и цветами, возможно, самое посещаемое Варгусом помещение, где его можно было найти, если он прилетал на планету. Хозяйка не заставила себя долго ждать, прошла сквозь стену, заставив расступиться ветви дерева, и под стать внуку не поздоровалась, но сразу вникла в суть разговора.
        - Зорс, прости, но твои прежние увлечения ничего хорошего тебе не приносили. К тому же теперь, когда ты ее сам выбрал, нам нет нужды все подстраивать.
        Наблюдающий со стороны без труда бы определил родственную связь между хрупкой и изящной женщиной с печальными зелеными глазами и молодым и ретивым парнем, голос которого гремел минуту назад.
        - Как это я ее выбрал? Я ее только два дня назад впервые увидел у доктора Дугласа.
        Он не был доволен, не был рад и начинал жалеть, что вернулся в родовое гнездо.
        - Варгус, сколько было кандидаток?
        Вампир прищурился, прикрывая ухо, которое было ближе к принцу, приподнял как щит ворот плаща и только после этого ответил.
        - По моим подсчетам ты мог столкнуться с одной или двумя из 150 избранных ветром в возрасте от 20 до 27 лет.
        - И как этот список сократился до одной художницы? - Скрипнул зубами Зорс.
        - Все очень просто! Амулеты с пауком Креста купили только 15 девушек. - Варгус сел в кресло, которое ему гостеприимно предложила Эмма. Зорс, отказавшись, остался стоять в центре гостиной, сложив руки на груди.
        - Мы знали, что будь они как все… ты бы не заметил ни одну из них, кстати, как и ранее: прошел бы мимо, снисходительно просканировав.
        Зорс побагровел.
        - Выбор должен был быть сделан сердцем, а не глазами, как ты ранее это ухитрялся проделывать. - Заметила Эмма, поддерживая позицию Варгуса.
        - Мне сорок, я имею полное право самостоятельно во всем разбираться.
        - Ты сам ее нашел, сам ее выбрал из художников, которые согласились лететь на Сутан.
        - Я предположил, что с ней не будет скучно Лере. - Начал Зорс отступление.
        - Это было правильное решение, Зорсиан. - Улыбнулась доброжелательно Эмма. - Ты ее выбрал.
        - Готов поспорить, что скучать она тебе не даст. - Усмехнулся вампир.
        Старший наследный принц стиснул кулаки, так трудно ему сейчас было себя сдерживать. Не будь Марк в беде, он бы никогда не участвовал в подобных происках бабули.
        - Зорс, прими как данность - она единственная, кого ты встретил в последний день твоего выбора.
        - Я могу найти и других? - Спросил он, надеясь на возможность выбора.
        - Ты их не узнаешь, амулеты уже не работают. К чему сопротивление?
        - Ты говорил об избранной ветром, говорил, что я прилечу с ней, говорил, что я сам ее выберу…Но о каком выборе может идти речь, если вы ее пометили амулетом.
        - Ты ошибаешься. - Заверила его Эмма.
        - Она купила амулет за двадцать минут до своего появления возле перемещающих кабин компании ГОЛЛ, в ту самую минуту, когда вы с Лерой просматривали кандидатов в попутчики. Мы не могли, узнав о вашем решении надеть на нее амулет, это было просто невозможно…
        - Готова поспорить, что Леру ты не спрашивал и выбрал девушку сам.
        - Этого не может быть, вы ошибаетесь, - спокойно начал говорить Зорс. - К тому же: да, она на планете, но прилетела не со мной, а с Гареном. К чему спор - это не она.
        - В любом случае, сейчас ты долженбыть постоянно возле нее - зримым или нет. - Строго напомнила Эмма. Это касалось старых предсказаний Варгуса, так как девушке, прибывшей с Зорсом, грозит опасность.
        - С ней ничего не произойдет - это не она, это ошибка, совпадение, на этом твои предсказания, Варгус, закончатся. - Угрожающе сказал Зорс.
        Вампир только улыбнулся.
        В его видениях начали складываться как пазлы многочисленные картинки ситуаций. Когда часть из них пересекается на каком-нибудь предмете или в определенном географическом месте, он говорил об этом, остальное - незримые пути будущего, которые выстраиваются многомиллиардной толпой, но так и не сбываются.

82.
        Зачем он это сделал?
        Я закрыла двери в своей спальне, которую несколько минут назад мне выделили.
        Что за самодовольная выходка? Ему что, всех представительниц противоположного пола нужно перецеловать?
        Прошла в апартаменты. Цветы везде, цветы и изобилие кресел и диванов. Одно из них я заняла.
        Или это несдержанность его импульсов полигамии…Было невозможно успокоиться, хотелоськричать и не только от его поцелуя, из-за всего. Сволочь, сволочь, сволочь!
        Девушка встала и прошлась.
        Если это так - ему срочно нужна помощь специалистов. Но только после заключения в специальном учреждении. Это как вообще называется? Наглец! Сволочь! Самодовольный… аран!
        Где мои права на неприкосновенность! Свободу действий, и собственное не нарушаемое пространство.
        Он не дал мне уйти…
        За благодарность платить и как я это сделаю, я говорила… - Начала я вспоминать его слова.
        Но…Разговор в пещере, - вспомнила я. - Разве я что-то относительно этого говорила?
        Ах да, что расцелую того кто нас спасет… Нет, первого, кого увижу. И почему это он?
        Я не помню, кого именно я первым увидела, и к тому же, как он мог меня услышать? Тогда выходит меня сдали те, кто был рядом в тот момент. Ну, Марк!

83.
        Он все еще находился в гостиной Эммы. И зло смотрел на новоприбывших Королеву, Леру и Лима. Где-то рядом маячил Гек, готовый поздравить его с женитьбой, Зорс слышал его перестук копыт за дверью. Но так просто сдаваться не хотел, на ум приходили разные варианты протеста, и хотя на губах все еще чувствовался нежный вкус шелет, так просто он не поддастся на их уловки. Судьбе точно было угодно нечто другое.
        - Дорогой, мне только что доложили о твоей выходке - как пункт предсказания, ты его только что выполнил, и теперь обязан жениться! - Сообщила Лютеция, мягко приседая на софу,она только что образовалась в воздухе и с улыбкой поприветствовала всех.
        - Один поцелуй ничего не значит, она не научилась летать, а мне как видите - не дан варстатус… - Вихрь пронесся по комнате,срывая с места мелочи и побрякушки, и он исчез, не проронив больше ни слова. Оставил поле боя, так как победа в битве была не за ним.
        - Варстатуса нет, но появились другие признаки… - Улыбнулась Эмма.
        - Он просто ее не знает, - согласилась Лютеция, - дадим им время на размышления.
        - Варгус, что теперь ты нам скажешь? - Обратилась она к хранителю судеб.
        - Черт бы побрал их всех! Жениться… Да не она это!- Зорс хлопнул массивной дверью, стены тяжело задребезжали, где-то лопнула подшивка, и сразу же срослась, как ни в чем небывало.
        Быстро начал собираться со злостью закидывая вещи в сумку.
        - Просили найти Марка, он найден, просили привезти его в целости и сохранности, так он уже здесь. От него более ничего не требовалось, а женитьба - это просто фокус, заранее спланированный Эммой и Варгусом, в котором я участвовать не буду.
        - Теперь я могу свободно отбыть. - Он нажал на сумке кнопку, она уменьшилась так, что помещалась в ладони, Зорс прикрепил ее на поясе. Пусть церемония проходит без меня, в крайнем случае, вернусь, когда буду нужен. Одевая киттоворсовый костюм, он замер почувствовав холод, мороз покрывал затылок и ладони, в пространстве с невообразимой четкостью он увидел девушку.
        Даяна. Она была в спальне, окружающие стены сзади он определил как одну из отведенных для знатных гостей комнат. Кажется, только что вышла из ванной и в тонкой сорочке и пеньюаре легко двигалась в такт неслышной музыке, кружась и подпрыгивая.
        - Я не могу просто так за ней наблюдать, - Зорс продолжил одеваться, застегивая обмундирование.
        - Возможно, сейчас что-то происходит. - Решил он и просканировал взглядом пространство. Стараясь несмотреть на ее пластичные движения. - Ничего необнаружив, просканировал еще раз.
        Только когда она, танцуя, приблизилась к зеркалу у столика, зеркало мигнуло красным - портал, понял он, а определив, откуда идет связь, вызвал Леру и Гека. Передал им сообщение и исчез, подняв воздушные потоки в комнате.

84.
        От вида купальни, прилегающей к моей спальне, я оторопела. Рития была права.
        Облака на земле, одним словом. Стены и потолок в форме полусферы без окон, гладкая чуть шероховатая белая поверхность с нежными золотистыми и розовыми разводами. Купальня освещена в самой верхней точке полусферы, а свет ближе к круглой плоской ванне приобретает чистый голубой оттенок, пол покрыт отполированным до зеркальной поверхности камнем, теплым, как будто нагретым на солнце. Совершенно гладкий пол, стены и круглая, всего на 30 сантиметров заглубленная ванная, нет ни кранов, ни крючков для одежды, ни зеркала, ничего - гладко отшлифованные стены постепенно вызывают клаустрофобию. Я так и осталась стоять у открытой двери.
        - И что дальше? - удивилась я мысленно.
        - Проходи и дверь закрой. - Прошептала память.
        - Ладно. - Я повиновалась и вошла, легкий щелчок дверного полотна эхом отразился от стен. В полусфере повернулись невидимые ранее панели, сизое небо ворвалось в покои купальни. Я невольно отступила, сильнее запахивая халат.
        - Тебя не видно. - Заверила память на мой внутренний вскрик и тираду ругательств, относительно 'скромности' местных жителей.
        - Очень мило, - не удержалась я от сарказма. - Всегда хотела стать предметом подглядывания.
        - Тебя не видно. - Повторила память.
        Из стены над ванной развернулись многочисленные радиусные полочки с самыми невиданными баночками и бутылочками - масла, гели, крема, шампуни, мыла, скрабы, тоники, в полу появились щетки и ножницы, аккуратно расположившиеся в углублениях, точно повторяющих форму предметов.
        - Ау, память, что дальше.
        - А дальше как дома, проходишь, раздеваешься и садишься.
        - На пол?
        - В ванну.
        - Она плоская…
        - Это не меняет ее функции.
        Ванна оказалась на удивление теплой, как и пол, а так же мягкой и уютной.
        - А дальше?
        - Заказывай! Можно душ, ванную, бассейн, джакузи, водопад, все, что душе хочется, все, что хоть как-то связано с водой.
        - И это можно? - Мне начинала нравиться вседозволенность в выборе и, несомненно, комфорт с которым я расположилась в ванной.
        - Хочу душ, - не вставая изрекла я. Из свечения в потолке пошел теплый летний душистый дождь, барабанивший четко по линии ванны. - А создать завесу? - капли расступились, разделяя пространство и прикрывая меня от сизого неба.
        - Восхитительно! Я решила привести себя в порядок, а затем для развлечения провести еще несколько экспериментов. Спустя время, вдоволь надышавшись ароматами баночек и перепробовав почти все, что можно было, решила расслабиться.
        - Водопад. - Запросила я.
        Из стен забил источник, искристая вода, многосисленными волнами-порогами упираясь в воздушные невидимые ступени, спустилась к ванне, я с удовольствием нырнула под струи, подставив спину и плечи. Хорошо… слов нет как хорошо, еще бы домой такую капельню, я была бы на седьмом небе от счастья.
        - Почему ее называют капельней? - Спросила я у памяти.
        - Потому что в ней все возможно, в том числе полное наполнение пространства водой. Но лучшая из забав - это капелия. От нее, собственно, и произошло название помещения.
        - Капелия. - Тут же заказала я.
        Процесс высвобождения воды на этот раз пошел из пола. Огромные шарообразные капли, перекатываясь по воздуху и отскакивая как воздушные пузыри от пола, проходя через ванну и меня, были великолепны. Полупрозрачные розовые, голубые, сизые, желтые и синие, разного размера, создавали восхитительные ласкающие ощущения на коже, массирующие и незабываемые. Казалось, что я посещаю массажиста и принимаю аромованну одновременно, кожа стала нежной и бархатистой, а я совсем позабыла, где я, как сюда попала и зачем. Забыла все, кроме его поцелуя, мысленно вернулась в ту невыносимую ситуацию, но не смогла своим гневом и негодованием затмить совершенно немыслимые ощущения от его губ, к которым меня вернула капелия.
        Мдам, сволочь, но как целуется! Чтоб ему хорошо было!
        Провела в неге капельни несколько часов, наверняка. В конечном итоге решила, что на сегодня хватит. Ко мне постепенно вернулись силы и хорошее расположение духа.
        Искупалась, перекусила, сейчас приведу себя в порядок, высплюсь, а потом пойду узнавать: куда же мне теперьидти, что делать дальше, а еще нужно связаться с родными, переживают наверняка.
        Обдумывая свои следующие действия, присела на пуф у столика и начала расчесывать волосы в зеркале, но почему-то мое отражение заменили.
        Пожилой мужчина в синем одеянии, почти скрывающем и его лицо и начало длинной седой косы спускающейся ниже пояса, возник в другом пространстве. Стеклянной преграды между нами не было, ощущалось дуновение ветра из его покоев. По коже побежали мурашки, мы как будто в портале и как я к нему могу с легкостью попасть, так и он вломиться в отведенную мне комнату без приглашения. Я подумала, что стоило бы прикрыться и затянуть полы пеньюара. Но тут посетитель заговорил холодным как сталь голосом, которым можно только приказы отдавать и который заставил меня забыть последнюю здравую мысль.
        - Вы должны немедленно покинуть эту страну.
        Сурово и строго, а мне какое дело до того, что вам нужно.
        - Наверное, вы сейчас предложите оставить и эту планету? - Я опустила щетку, которую держала в занесенных над головой руках.
        - Предостерегу, - скрипнул он,- или…
        - … когда мои родные меня увидят - они меня не узнают, - закончила я. И, не дав ему что-то сказать, спокойно добавила. - Конечно не узнают, из-за вашего присутствия взеркале я себя привести в порядок не могу. Может, аудиенцию проведем в другой раз, господин… Как вас зовут?
        - Здесь небезопасно, - настаивал гость все в том же тоне.
        - Небезопасно всем или только мне одной, господин… так как вас?
        - Вы…,- Он высунул бледную белую руку, чуть не коснувшись моего носа. Рука, кости которой обволакивала, казалось,только кожа, выглядела устрашающе. Он явно хотел что-то обидное сказать, но остановился, - Вы, - подчеркнул посетитель, тыча в меня бледным пальцем, - в опасности.
        Напугал, ну да, прямо сейчас побегу собираться. Был бы он там, где я была, посмотрела бы я на его поведение после этого. Тоже мне, угроза! Вы в опасности…
        А в наложницы у квыдыков, как? Слабо?!
        - Что ж, спасибо за уведомление, но я с первого дня знакомства с его 'бывшим высочеством' в опасности, так что еще раз спасибо и прощайте…
        Я повернулась, чтобы уйти и почти соскользнула с мягкого пуфа, когда он вдруг изменил тон и от угроз перешел к действиям.
        - Да ты маленькая… - Крючковатые пальцы старика выхватили из-за рукава нить коврос.
        Я ничего не успела сделать. Орудие смело столик перед зеркалом и раскрошило статую в дальнем конце комнаты, по пути расщепив деревянную кровать, маленький пуф и противоположную стену. Но не задев меня!?
        Не поняла, как оказалась на полу в другом углу комнаты, и чудом успела увернуться от рассечения пополам?!
        Этого чуда в жизни не могло быть - нить коврос реагирует только на живое существо, она может разорвать его на части, просто проносясь рядом, если только у этого существа не развита максимальная скорость и энергия. Разработал ее какой-то врач или лекарь рогатого народа, - вспомнила я.
        Я слышала многочисленные звонкиещелчки, производимые запрещенным видом оружия, увидеть мне ее не дано. Но почему старик все время промахивался? Я же здесь, с таким мощным оружием мог управиться и ребенок, разом перебив целое войско. Скрипящим голосом он на ишвенском проклинал буйную чужестранку, то есть меня. Теперь я точно знаю от кого такие познания этого древнего языка у Зорса. И кого-то еще. Кого? В комнате только я и куча щепок после неудачных попыток старика меня достать, к кому он обращается?
        Нить щелкнула еще раз где-то рядом, саданув по моей левой руке, и исчезла. Точнее - перестала издавать ужасающие резкие хлопки.Я оглянулась, старательно не смотря на руку, да и на ребра слева тоже, я точно знаю, что мне ее больше не видать. Ее я и чувствовать уже перестала.
        Старик успокоился, в пространстве больше не звенел его голос, сыплющий проклятиями на мою бедную голову, требующий у кого-то отдать меня на расправу. Это было единственное, что я смогла расслышать.
        Комната, полная щепок, пуха и мелких кусочков тканей, которые раньше радовали, становилась размытой, со стен содрана отделка вплоть до ветвей, из которых был создан весь замок. Дверь, которую я с трудом закрывала за собой минут тридцать назад, разлетелась в щепки. В проем, освободившийся от нее, с опаской кто-то заглянул и исчез из виду. А по комнате стали ходить духи, чьи-то размытые тела, я все еле различаю.
        - Даяна, ты меня слышишь? -Откуда ни возьмись, Зорс наклонился надо мной, из-за его плеча выглядывали Гек, Лера и еще какой-то парень, который снимал с головы киттоворсовый шлем.
        - В обмундировании? - Прошептала я, еле ворочая языком. Во рту стало сухо и запершило в горле.
        Зорс наклонился ближе, просунул руки под мои согнутые колени и под правую руку и легко поднял. Как пушинку, расстроилась я, в голове все кувырком, в том числе и мысли, которые я вдруг решила выдать вслух.
        - А тебе идет. - Почему-то сказала я, теряя сознание…
        Зорс нахмурился. В его руке была зажата сломанная пополам нить коврос, которую он не успел выдернуть из цепких рук Плюща вовремя. Нить прошла в двух метрах от девушки, задела ее, разорвав ткани руки в клочья и обнажив расщепившуюся кость, зацепила ребра.
        - В отключке - констатировал Лим, поправляя волосы. Он оказался рядом, поэтому тоже поспешил на помощь.
        - Ей это не впервой. - Заверил квыдык.
        Зорс медленно вышел из комнаты. Девушка уронила голову на его плечо, ее лицо становилось бледным, быстро синели губы.
        - Скажи, почему ты так не попадаешь в переделки? - Лим повернулся к Лере.
        - А ты был бы не против такихувечий? Муж мой?
        - Нет, но…
        - Значит, нет. - Закончила Лера. - Ты как?
        Девушка догнала Зорса. Она аккуратно повернула к себе руку Даяны.
        - Шрам будет долго расходиться, если ее немедленно не прооперировать, определила она.
        - Я… - Начал Зорс.
        - Все виноваты, - предвидел его ответ Гек.
        Он разбил зеркало как последний пункт в уничтожении портала. - Мы могли раньше проникнуть в ее комнату, перекрыть портал и не дать ему даже заговорить с ней.- Он пнул копытом большой осколок, тот жалобно скрипнул.
        - Или не оставлять ее одну. - Подтвердила Лера.
        - В том-то и дело, - буркнул Зорс, - я мог не оставлять ее одну, - сказал он севшим голосом, еще сильнее хмурясь.
        - Теперь тебе этого не удастся, я правильно поняла?
        Зорс повернулся и исчез вместе с девушкой.
        Значит - да.- Решила Лера. Это его избранная ветром как говорили Эмма и Варгус, а точнее, она может ею стать.

85.
        Великолепная Эмма-Манриэтта Де ла Круш Виллиаргон отшатнулась от руки девушки, как от огня. По ее молчаливому приказу комната погрузилась во мрак. Когда плетущиеся ветви окрапии опутали стены, во тьме она увидела, как тонкие нити яда ползут по краю разодранной кожи, как раздробленная кость покрывается пятнами и исчезает. Его действие было необратимо и несло самые ужасные мучения человеку.
        Только от одного человека зависела ее жизнь, но только, если…он согласится.
        Эмма вызвала помощника, дала указания и, оставив его возле девушки, стремительно вышла. Коридор за коридором, она преодолевала большие расстояния, комнаты, нанизанные вдоль коридора как бусины на нить, их может быть миллион, кто их придумал? Она ворвалась в залу как раз во время, он был еще там и не улетел, как обещал ранее, ее дочь тоже была рядом, что ж, возможно им удастся его уговорить.
        - Мы должны произвести обряди сразу же операцию, иначе ей не спастись.
        Королева мягко повернулась. - Зорс, мне не хотелось заставлять тебя на что-то решаться, как только ты приехал, и учитывая твой прошлый отъезд, но в данный момент все зависит только от твоего решения.
        - Никто не мог и подумать, что он использует эту смесь. - Эмма быстро прошлась по комнате, - мне ее очень жаль, ни в чем неповинную. - Она остановилась,как привидение бледная,с затаенной болью в глазах.
        И это за другого человека, за совершенно неизвестного? - Удивился Зорс.
        - Но теперь ясно, он готов пойти на все, чтобы остаться в правлении, даже на мучительную смерть девушки.- Эмма-Манриэттанервно поправила прядь волос, упавшую на лоб.
        - Причем здесь она, на пути к его правлению? - Возмутился Зорс.
        - Месть. - Ответила Эмма. - Она привезла Марка, тайно, что другим вовсе бы не удалось, она же его забрала с Ряйо. Она единственная гостья, прилетевшая с тобой.
        - Она избранная ветром, - добавала Королева.
        - Это всего лишь несколько случайных совпадений. - Буркнул он.
        - И все же, теперь она медленно и мучительно умирает, если придет в сознание, вначале сойдет с ума от боли, а после и вовсе сгорит в агонии, и уж если это совпадение, то на ее месте должна быть другая.
        - Он не пожалел собственную дочь, о каком милосердии может идти речь? - Зорс оттолкнулся от окна, у которого стоял. Снова Плющ и его проделки, может, не стоило возвращаться или это последний шанс с ним и его режимом расквитаться?
        - Зорсиан, мы никогда не заблуждались на его счет, и с полной уверенностью можем ответить, что только на этом он не остановится, как не останавливался раньше. У нее не будет жизни, она ее по крупицам покидает уже сейчас, а в этом случае…
        - Да я знаю.- Его слова повисли в пространстве.- Сколько у меня времени?
        - Только час.
        - Только час на свободу холостяка? - Рассмеялся он.
        - Неужели у тебя и сейчас есть настроение шутить? - возмутилась Лера, Лим остановил ее, коснувшись руки.
        Двадцать лет назад Зорс почти при таких же обстоятельствах без особого сожаления оставил Лучезарную. Так он доказал Плющу, что не все его заговоры могут сойти ему с рук, и исчез на долгие два десятилетия. Теперь история повторилась.
        - Я согласен.
        Все, кто был в комнате в тот момент, замерли на своих местах.Даже водопад, струящийся у наружной стены, стал тише. Казалось, будто этот миг длился слишком долго.
        - Что ж,- оборвала молчание Королева, - тогда мы сейчас же приступим. Лим, оповести ее родных, Гек ты… - она быстро продолжила давать распоряжения.
        Комната стремительноопустела, все разошлись по поручениям, отдаваемым Королевой. Сейчас в замке правителей Печальных Садов Сутана начнутся быстрые приготовления к еще более быстрой помолвке и все будет держаться в тайне.
        Зорс приник горячей головой к холодному стеклу.
        - Я женюсь, возможно, по расчету я женюсь на мертвеце. - Прошептал он, горько осознавая, насколько чудное будущее его ожидает.

86.
        Ее родители и брат посетили планету 'жениха', в строгой тайне их переместили на Сутан, а в замковую часть Эммы, где была церемония, провели через подземные пути, быстро построенные и заваленные, как только церемония закончилась и их для безопасности отправили домой. Высокий темноволосый парень, приехавший с опозданием, остался только на один день, который просидел возле ее кровати, ни на миг не отходя.Держал за руку и говорил, говорил много и обо всем, что случилось за эти несколько дней, вспоминал их прошлые разногласия, говорил о будущем. А уходя, пообещал прислать синий автодрайвер и сказал, что новой гостье очень по душе ее комната. Он не общался даже с дружелюбным Марком, который к тому времени смог встать с постели, Лима и Леру обходил стороной, остальные его избегали.
        И он уехал. Автодрайвер прибыл на следующий день в 8:00, как он и обещал.
        Быстрая церемония в больничной палате, нет ничего смешнее - проявлять чувства к бесчувственному телу, да еще при ее родителях и брате, готовом свернуть ему шею при первой же возможности. И ты легко целуешь холодные губы бледной невесты, но ее глаза с опухшими веками не открываются, неживая, холодная и как в предсмертный миг каждый вдох с тихим хрипом. Ты рядом как лекарственная доза, в ожидании употребления. Нас расписали, только церковник произнес последние слова, как ко мне подключили аппарат. Кровь, лимфу и несколько нервов - это все, что требовалось от меня, все то, что теперь после церемонии сможет прижиться в ее теле, начать борьбу с ядоми поможет ей выжить.
        Что дальше?

87.
        - Ай,- вскрикнула я от боли, слеза медленно потекла по щеке.
        - Крепись, терпи и не двигай рукой. - Женщина аккуратно отвернула мою голову в сторону от руки. - Мне нельзя давать тебе обезболивающее средство, иначе… - Она замолчала, подбирая слова, в помощь себе рукой, как бы в воздухе выбирая их из словаря, - иначе сказать мы добьемся не тех успехов, к которым стремимся.
        Я посмотрела на нее внимательнее сквозь пелену слез. Она выглядит и ведет себя моложе своих лет - решила я.
        Волосы седые, и кажется, что натуральным является зеленый, как весенняя трава. Глаза большие зеленые, они окружены маленькими сеточками морщинок, исключительно украшающих их обладательницу. Глаза очень выразительные и именно по выражению, иногда мелькающему в них, я предположила, что она гораздо старше.
        - Но выглядеть молодо в ее силах, ведь именно ее прародительница век назад нашла состав омоложения. Над твоей рукой колдует сама Великолепная Эмма-Манриэтта Де ла Круш Виллиаргон. - Высказалась память.
        По моим щекам теперь текло два ручья слез, я старалась не всхлипывать, но с болью мне было не справиться.
        - Еще минуту, деточка, и все пройдет. - Запричитала она, отходя в сторону к столику, который был заставлен скляночками и пробирками.
        Миг, о котором Эмма-Манриэтта говорила, не заставил себя ждать, глаза как-то сами закрылись и меня понесло…
        Я помню - как просыпалась от прикосновения ко лбу, кто-то легко касался моего лица, и я как сквозь паутину вырывалась наружу к этому прикосновению. Через минуту я понимала, что рядом никого нет и наконец открывала глаза, в комнату входила Эмма-Манриэтта. Всегда добрая и внимательная ко мне, она осматривала руку, давала некие указания слуге и я снова засыпала. Как долго длилось это, мне было неизвестно.
        Мне грезилось, что мама и папа были тут, что заходил брат и что-то веселое рассказывал, я отчетливо помню его смех, его ужимки. И обещание привезти мне гоночный автодрайвер синего цвета. Непрошеные слезы потекли ручьем, я снова что-то упустила и я не помню - что?

88.
        - Жива! - раздалось в комнате живое эхо. - А я-то думал - не видать мне тебя более.
        Розовые, желтые и голубые лепестки пиорекии как перья из перины посыпались, с потолка. Казалось лепестками заволокловсе пространство.
        - Ан, нет, и тебя заштопали и на ноги вскоре подымут. - Комната ниспадала благоухающим великолепием. Когда лепестки полностью осыпались, пол был покрыт толстой периной.
        - Мне нравится! - Сказала я, подбрасывая горсть разноцветья вверх и наблюдая за их медленным падением.
        - Мне тоже, но Эмма сказала не сорить. - Разноцветное волшебство как ветром сдуло, оставив только розовый цветок на моей ладони. В кресло напротив сел молодой парень, за исключением нескольких моментов, например разреза глаз, точная копия Зорса и лишь одно разительное отличие…
        - Я не знала, что ты рыжий, Марк.
        - Огненный. - Предложил он.
        - Точно, огненный. - После мига молчания спросила, - как сам?
        - Как видишь, великолепно. Ну…я к тебе…
        - По делу, - предположила я.
        - Да. - Он улыбнулся скромно и мило. У Зорса так бы точно не вышло.
        - Портрет или подарок?
        - Важнее…
        - Подарок.- Утвердила я, памятуя о девушке в моем доме, которую он как видно и не пытался забыть. Он согласно кивнул. - И как мы с тобой обменяемся?
        На юном лице веселого Марка, который явно был старше меня и не на один Сутанский год, появилось слегка шкодливое выражение, которое он постарался скрыть за учтивой улыбкой.
        - Не стоит, при мне можешь не стараться.
        Он свободно расслабился и улыбнулся.
        - У меня есть то, что точно тебя заинтересует.- Предложил Марк.- Я немного понимаю в подарках, но этот, я уверен, оставит тебя довольной.
        - Надеюсь, он не убежит? - Спросила я.
        - Нет. - Он еще раз улыбнулся.- Если постараться, - весело подмигнул он.
        - Хорошо, когда произведем обмен?
        - Ты даже не поинтересуешься, что это?
        - Нет, - я подумала, но решила все оставить как есть, - люблю сюрпризы.
        - Тогда я сообщу тебе заранее о времени и месте.
        И он исчез. Девушка долго смотрела на стул, на котором он растворился. - Это мне не пригрезилось?
        И все не покидало меня ощущение беспокойства как-будто, что-то произошло, а я не в курсе.
        - Ты как бы присутствовала, но ничего не помнишь. - Прозвучал голос в голове.
        - Привет, чужая память. - Поздоровалась я мысленно.
        - Привет.
        Я немного поразмыслила и решилась спросить.
        - Послушай, у меня к тебе только один вопрос: как ты, являясь источником сохраненной информации, копируешь ее из внешнего мира и сохраняешь так, что доступ к ней возможен. Простой чип данных функций не имеет, ну кроме как простого видео и при этом глаза носителя должны быть открыты. Старые архивы из памяти Липы тоже не могут иметь подобных функций. Ты, память, можешь обижаться - я припомнила его долгое молчание в пещере, - поэтомутеперь вопрос: ты кто, и как тебя зовут?
        - Вообще, вопроса два, на какой ответить?
        - Итак, теория подтвердилась, ты мыслишь, - я тяжело вздохнула, меня опять решили провести. Снова Липа. Мне что, так все знакомство с ним будет везти?
        - Ты был живым?
        - Да.
        - Квыдык.
        - Да.
        - Слуга или правитель?
        - Правитель, опережая твой вопрос - я прадед Липы - Роркон, и я против такой фамильярности.
        - Ты, - я запнулась, - фамильярно? Так и быть, откажусь от нее. Главное, что я узнаю теперь куда больше с его помощью. - Вы можете просмотреть мои воспоминания?
        - Нет.
        - Точно?
        - Точно.
        - Как же вы следите за происходящим извне?
        - Только когда ты не в состоянии.
        - Во время сна тоже?
        - Да.
        - Что ж, не плохо,- своеобразная сигнализация, будильник, друг и психиатр, который мне вскоре пригодится, и все в одной голове! - Подумала я.
        - И как мне к Вам обращаться?
        - Верховный Роркон. Или Роркон.
        - Роркон, что произошло за последние…
        Я и задать вопроса не успела, а Роркон дать на него ответ, как в комнату вихрем ворвался Марк.

89.
        - Я забыл зачем, собственно говоря, прибыл.
        Он, плотно закрыв дверь за собой, приник к ней, уперев ноги в пол.
        Что-то бухнуло о нее и дернулось вовнутрь комнаты, но Марк не отступил, не пропуская настойчивого гостя. Он уверенно подпер дверь, которую с другой стороны активно давили.
        - Одним предложением, - выдохнул Марк, удар повторился с новой силой, - ты была при смерти, - еще удар, - твои родители тебя посетили, - дверное полотно жутко захлопало под многократными ударами, дверь треснула пополам, но Марк договорил, - и тебя обвенчали с Зорсом.
        Раздался хлопок, Марка будто невидимая рука ухватила за шиворот и рванула в проем через щепки. Я соскользнула с кровати и, придерживая больную руку, побежала за ним.
        - Марк! Марк! Стой. - Но в коридоре уже никого не было. - О боги… Я посмотрела еще немного в пустоту, обернулась назад, но никого не увидела, стало как-то не по себе…
        - Что он мне сказал? Самой не верится, он не шутил? Я в растерянности так и осталась стоять возле дверного проема.
        Девушка еще минуту стояла в коридоре, являя собой подтверждение, что чудеса случаются, и смерть, точившая когти, может отпустить свою жертву, стоит только эту несчастную обвенчать с Зорсом.
        Возможно, смерть проявила милосердие и пожалела бедняжку. А кто бы ни пожалел? Только тот, кто с Зорсом не знаком, - решил Марк.
        Он улыбался каждый раз, когда вспоминал, как она из передряг выпутывается, точнее как из одной сразу же влипает в другую. Вот и сейчас, она, слегка растрепанная с вспухшими губами и нездоровым блеском в глазах, больше походила на жрицу любви и никак не на тихую и скромную художницу, которую он видел раньше, а значит это еще не развязка, это только начало. Она медленно повернулась и побрела обратно в палату на ватных ногах, немного шаркая по полу.
        - Хороша, не правда ли? - шепнул сдавленно Марк, провожая девушку взглядом.
        Зорс сжал его еще сильнее, - будь моя воля - тебя бы уже не было в живых.
        - Не говори чепухи. - Прохрипел Марк.
        - Не делай глупостей.
        Они замолчали, каждый обдумывая комичность ситуации.
        - Может, отпустишь меня? Уж слишком неудобно ты меня прижимаешь - шутливо взмолился Марк.
        - Пока мы не уйдем отсюда, нет. - Зорс легко оторвался от потолка над разгромленнымвходомпалаты художницы и, удерживая все еще слабого, но вырывающегося Марка, потащил его в другую сторону.
        - Ты не подаришь ей огненную кобылу.Она ее не получит.
        - Она уже не твоя,- напомнил весело Марк.
        - Кобыла нет, а вот девушка - да.
        Зорс продолжал его тянуть по коридору, явно злой до чертиков, не мог успокоиться, так что дверь Марка пропустил.
        - Стой - это моя остановка, братец, - Марк указал на дверь и озорно улыбнулся, - простите, сударь, но дальше мне идти не суждено.
        - Ладно, - ответил Зорс, - не иди.
        Он кулаком расшиб стену, швырнул младшего наследного принца в образовавшийся проем и, пока тот не сошелся, следил за его полетом. Марк долетел до кровати по инерции, и самостоятельно мягко приземлился на перины.
        - Спасибо за доставку, - хохотнул он, явно наслаждаясь ситуацией.
        Зорс проявляет характер, забывая о сдержанности, а вывести его удается только раз в десять лет. А тут за три дня уже четвертый всплеск эмоций - прогресс налицо.

90.
        Когда они успели, но разве… а мои родители и брат, как они могли согласиться? Нет, я бы тоже на все пошла ради них, о какой помолвке может идти речь - это какой-то пустяк, всего лишь обряд. Или нет? Или…Роркон? - позвала я.
        - Слушаю. - Отозвалась чужая память.
        - Расскажи, что случилось.
        - Вкратце? - уточнила чужая память.
        - Если спрошу, ответишь подробнее.
        - Ясно. Нить коврос была покрыта ядом и, хотя удар прошел в нескольких метрах от тебя, его капли достигли своей цели.
        - То есть простым расщепление кости дело не ограничилось. Что это за яд?
        - Укоес.
        От ужаса произошедшего меня начало немного мутить. Укоес, о боги, укоес. Файлы об этом яде не распространяли совершенно, только слухи, что существует некий вид яда, который опасен для всех видов жизни, в голове мелькали старые снимки случаев отравления этим ядом, снимкам более 500 лет, а я до сих пор помню описание действия этой дряни.
        - Твоя жизнь… в общем, если тебе известен этот вид яда, ты понимаешь, почему тебя с наследным принцем расписали.
        - Нет. Не понимаю. Противоядие не разрабатывалось, как…
        - После церемонии венчания, Зорсиана использовали как донора крови, лимфы и пары нервных окончаний, которые тут же вживили тебе, что помогло сохранить твою жизнь.
        - Значит, просто поделиться он не мог - только после венчания.
        - Таковы их традиции, тело принца неприкасаемо для посторонних.
        - Мои родные дали согласие за меня, так?
        - Да.
        Я задумалась, стараясь переварить информацию и в то же время отчаянно надеясь, что это шутка. Нет, на шутку не похоже, кажется у меня проблемы.
        - Теперь расскажи об этом семействе Смутов. - Я здоровой рукой взбила, как смогла подушку, чтобы лучше устроиться.
        - Если просмотреть галерею портретов правителей Печальных садов Сутана семейства Смутов, можно заметить одну и ту же закономерность - каждый правитель является убийцей предыдущего, жестокое свержение отцов сынами вошло в кровь и стало традицией, которую из поколения в поколение, как обряд передает Плющ. Это жрец, если можно так его назвать, хранитель обычаев и обрядов. Когда силы Плюща на исходе он начинает создавать себе сына, теперь поиском приемника не занимаются, его растят. Это продолжалось многие века, пока не произошла ошибка в расчетах и у Плюща не родилась дочь.
        - Ты хочешь сказать, что в последнем поколении Плюща теперь есть женщина?
        - Ароматис Лучезарная. - Подтвердил мою догадку Роркон.
        - Но как подобное сошло с рук? Он ведь почти всесилен и имеет неограниченные возможности, особенно здесь, на Сутане?
        - Ему сообщили о том, что генофонд уничтожен, и восстановлению не полежит.
        - Это проделки Эммы-Манриэтты. - Догадалась я.
        - Возможно, история умалчивает. Но Плющ этим не был повержен, он растил дочь с определенной целью - выдать за наследного принца. Этому способствовала и крепкая дружба, они были не разлей вода.
        Предугадав мои рассуждения о невозможности любить, которую Марк с легкостью опроверг, Роркон продолжил рассказ.
        - Ему исполнилось 20 лет, когда 18-летняя Ароматис неизвестным образом разбила бутыль с укоес. Ее нашли на полу в лаборатории Плюща только через час после отравления, действие было необратимо и отсрочить его не удалось, оставался один шанс.
        - Обвенчать их и использовать Зорса в виде донора.
        Роркон тактично молчал несколько секунд, следующая произнесенная им фраза повергла меня в шок.
        - Он не согласился.
        - Как нет?! Он что, совсем с ума сошел, они же дружили? - Я подскочила на кровати, сбив подушку на пол.
        - Мне неизвестно. - Усмехнулся Роркон. - Он принял решение и покинул планету на следующие два десятилетия, только два дня как вернулся. Прошел подготовку и поступил на службу в РиО войска, затем начал получать повышения и так добрался до…
        - Стой, с ней что? Что с девушкой, неужели они не смогли ей ничем помочь?
        - Смогли остановить действие яда на неопределенное время.
        - Как?
        - Давно в болоте Правитель разрешил разместиться скляру, который был изгнан со своей родной планеты и нашел пристанище здесь, на Сутане. Скляр - очень древнее существо, без оболочки может только воду в болоте очищать.
        - Ему отдали тело девушки? - Недоверчиво спросила я, припоминая уроки цивбиохрологии и все, что связано со склярами.
        - Да, он мог свободно удерживать распространение яда в теле на протяжении долгих лет, а с оболочкой получил возможность править в воде. - Подтвердил Высший.
        - Создавать сильное притяжение на поверхности, растворять попадающие в воду предметы, - начала я вспоминать все странности воды в болоте. Вот почему Гроки использовали глубинные бомбы, простые не достигли бы даже второго водного потока, а мы были в третьем, как сказал Гарен.
        - И, конечно же, разговаривать с Гаренами.
        - Вы хотели сказать - злобно шептать проклятия и предостережения.
        - А в последнюю вашу встречу и матом ругаться. - Напомнил Роркон.
        Я вспомнила белую заключенную в воде, которая мне не понравилась.
        Они с Зорсом были друзьями, вполне возможно некоторое время увлечены друг другом? -Удивилась я. Она же страшная? Но промолчала, в конце концов, после его вкус изменился - Лексипия и Романтика на несколько порядков выше бледной Ароматис, так что не все потеряно для Зорса, хотя?
        - Скажите, а на что надеялись, когда ее упрятали в болоте? Неужели они думали, что Зорс изменит свое решение?
        - Нет, был еще один вариант. Плющ разбирался в ядах и создал противоядие от укоес. Говорят, он его уничтожил за год до трагедии, но на подобное безрассудство ни один ученый не пошел бы.
        - Значит, они в тайне надеялись, что он поймет, что проиграл и сам спасет Ароматис.
        - Да.
        - Еще какие-нибудь странности или отклонения у этой семьи есть?
        - Только одна. В последнем поколении два сына, когда ранее в семье рос только один наследник.
        - Спасибо, Роркон. - Он замолчал, а я задумалась - как же все-таки Эмма и Лютеция обошли расчетливого Плюща? А Зорсу уже 40 лет, правда, 40 биочеловеческих лет - это немного меньше человеческих, значит ему около 28. На 28 он не выглядит.
        - Роркон! - позвала я, спохватившись. - Кто на меня напал?

91.
        Он говорил спокойно и не долго. Старался сократить время повествования, чтобы я не успела устать.
        Оказалось, что Ароматис осталось всего ничего - один день и скляр покинет ее тело. Завтра ночью выходит срок.
        Плющ пытался убрать меня из-за какого-то старого предсказания хранителя судеб. Роркон не знал его дословно, только в общих чертах.
        Он вообще слишком много знает!
        Я понимаю, что Высший, что подобный образец, индивид с великолепными физическими и умственными, ментальными и т.д. и т.п. возможностями, который может вести войну самостоятельно, и глазом не моргнув, против вселенной. Но этого ни один из них не делал. В каждой цивилизации рождается один на триллионы, а дожить до преклонных лет и сохранить все свои знания, так вообще редкость, пока за миллиарды лет это удалось только трем представителям старых цивилизаций из тысяч и тысяч, в общем, из тех, которым счета нет!
        Отвлеклась, и все же он слишком много знает, я могу даже сейчас спросить, кем были мои предки в тридцатом колене и он ответит. Вот только знать не совсем хочется. В прошлом наша раса отличилась экспериментами с кровосмешением, уж какие только корни не появляются у современной молодежи.
        А предсказание гласило, что женится старший наследный принц, то есть Зорс, на девушке, прибывшей вместе с ним на планету после долгих скитаний. Чьих именно скитаний неизвестно, но все равно - глупее повода для убийства я не слышала. Во-первых: потому что предсказание не сбылось полностью, а во-вторых: нет ничего глупее, чем верить в предсказание, так как мы сами потом моделируем ситуацию относительно него, а значит, сами вершим судьбу.
        Когда я спросила, кто может знать об окончании срока, который 'мотает' девушка, квыдык почему-то замялся.
        - Только один человек, - ответил он нехотя. - Ее отец.
        - Почему это неизвестно остальным?
        - В семейные тайны у них не принято вникать, - заверил меня Роркон. - А мне известно, так как меня на этом свете уже давно нет. - Добавил он.
        Что же это получается? Девушка, прибираясь в лаборатории, поранилась и отравилась укоес, все знают, что неспроста, но верят в лучшее. Зорс, как 'настоящий друг' отказывается жениться и стать донором и улетает, на черт знает какой срок и даже не интересуется подробностями. В это время королевское семейство из сострадания предлагает отодвинуть смерть, отдав тело Ароматис скляру, но также в курс дела сильно не вникает, потому как традиции, чтоб им всем пусто было…
        Выходит, что о последнем дне заключения превосходно знает отец, он будет всеми силами противостоять женитьбе обоих принцев и их холостяцкому коронованию, дабы спасти дочь, но в первую очередь женить одного из них на ней во что бы то ни стало. А там опять что-то придумает.
        У Ароматис только один день. - Эта мысль не покидала меня уже несколько часов к ряду. И, просчитав, что ей где-то около 16 - 17 человеческих лет, жалко ее стало до безумия. Каково это быть заключенной в воде, отдать свое тело скляру? Может, она потом ничего помнить не будет, правда неизвестно настанет ли это потом.
        Биолюди до восемнадцатилетия растут как обычные люди, но быстрее - лет так за 6 -
10 Земных, за этот срок они достигают полного развития, а вот потом старение отодвигается на неопределенный срок, люди не умирают немощными и живут более 150 лет. Молодость всегда сопутствовала биолюдям, этот факт привел к многочисленным бракам биолюдей с простым Земным населением, которое не желало стареть. Ну, а сейчас с их 'особым' элексиром молодости, и подавно от примеси био в крови никто не откажется, все только 'за', даже в фиктивные браки вступают.
        Ко мне в палату, где быстро сменили дверь, ненадолго зашла Эмма, предупредила, что сегодня меня выписывают, если это можно так назвать, а точнее спать теперь я буду в специально отведенной мне комнате без медицинского оборудования. На вопрос - та ли это комната, где на меня напали, она ответила отрицательно и пообещала, что вскоре зайдет Лера.
        Спасибо им огромное, мне так грустно стало, я замужем, но это не плюс…
        Лера не заставила себя долго ждать, когда мне помогли одеться две девушки, она вошла с грандиозным цветком в руках и вручила его мне.
        - Теперь ты полноправный член нашей семьи, - улыбнулась она. - Нам не придется искать тебе вознаграждение за сотрудничество, - пояснила она, отвечая на мой немой вопрос.
        Я просто дар речи потеряла после ее слов. Теперь я в их кругу? Но будучи замужем за Зорсом? Меня передернуло - гад, сволочь, неблагодарная скотина!
        Нет, ну может быть он и красив и грациозен, а еще принц и воин, привлекателен и опасен, но характер… Я все думала, что не повезет той несчастной, которая станет его женой, да вот меня судьба угораздила таким преимуществом. Мысль замкнулась - я теперь замужняя дама и позор на его седую голову.
        Я более слова вымолвить не могла, Лера, сожалея о своей шутке, несколько раз пыталась вывести меня из шока, но у нее так ничего и не вышло. Мы вскоре пришли в комнату, где я теперь буду обитать, и Лера тихо вышла, закрыв за собой массивную деревянную дверь.
        Прозвучавший щелчок вывел меня из комы.
        - Мне нужно с ним поговорить, обязательно, разъяснить некоторые моменты и наверняка развестись, не могу я так! Роркон, где ты? - С этой мыслью выбегаю из комнаты и чуть ли не сталкиваюсь со счастливым сияющим Марком, который тащит охапку цветов.
        - Ты куда? - Удивился он.
        - На поиски твоего достопочтимого братца! Где он?
        - А он… можешь и не искать, сейчас его на планете нет, и возможно до вечера не будет. Мне сказали за тобой присматривать, так что, - он оттеснил меня в сторону, толкнул ногой дверь и прошел в комнату вместе с цветами. Обратно вышел сквозь дверь, не открывая ее, и окончил фразу, - сегодня тебя сопровождаю я.
        - Как тебе удалось?
        - Ну, если внутрь я попадаю как чужой, то выходя наружу, я уже свой.
        - Не поняла?
        - Ну, если ты меня впустила, значит, свой и обратно выйти могу сам.
        - А еще как-нибудь в мою комнату попасть можно?
        - Конечно! Еще, по крайней мере, дюжина вариантов. Боишься? - Прищурился Марк.
        - Нет, просто почувствовала себя как дома.
        - У вас тоже можно залезть через щели?
        - Да нет, как раз наоборот.
        Она звонко рассмеялась.
        - Понятно, - улыбнулся настороженно Марк, - ну что идешь со мной?
        - Куда?
        - Получать подарок.
        - Конечно, надеялся что откажусь? Не дождешься!
        И мы вместе вышли из корпуса через черный ход. Попали на задний двор, усеянный теми самыми цветами, что мне Марк принес. Он, кажется, и не понял своего промаха, и в нерешительности оглядывал окрестности. А может, у них тут так принято? Первые попавшиеся срывать и дарить девушкам? Надеюсь, что цветы у них, как и у нас: знак внимания, уважения и любви, ну в некоторых случаях символ памяти, чтобы просто не наоборот, а то еще неизвестно, что это значит. Лера, правда, тоже с цветком меня встретила, может обычай? Или дань светлой памяти, и со мной в лице новоиспеченной супруги Зорса все решили заранее попрощаться? А что? Лучезарную не спасли…
        - Ну ладно, и то приятно - действительно свежесорванные, только что с клумбы или с грядки, или как у них это зовется?!
        - Ты идешь? - Позвал девушку Марк, хорошо ощущающий присутствие Зорса, который почему-то вернулся. Но отступать Марк не привык и Даяне он уже пообещал, так что пусть теперь попытается девушке запретить Даяне подходить к ее собственной 'скоростной зверушке'.
        - Конечно, куда я денусь, сюрприз все-таки! - Я подошла к нему, поравнявшись и, оправив простые брюки и рубашку, спросила, подходяще ли одета. Он не глядя, сказал, что да.
        И мы пошли в сторону огромного леса, который видно было, насколько глаз хватало вправо и влево, казалось, он подобрался ко Дворцу, тихо обступил со всех сторон своей искрящейся свежестью изумрудной листвой, стараясь укрыть от ненастья.
        Зорс видел как Марк, ослушавшись указа, все же повел девушку к пустынной резервации Ямении. Совершенно нереальное самомнение, он думает, что я не помешаю? - Усмехнулся старший наследный принц, уже продумав следующие свои действия до малейших деталей и, представив реакцию девушки, улыбнулся.
        - Я сказал нет, значит - нет!

92.
        - Марк, ну и где мой подарок?
        - Сюрприз, - поправил он меня, - подожди немного, сейчас.
        Мы стояли в совершенно выжженной степи, где даже земля покрылась трещинами и сгоревшими рубцами, обожженное раздолье, куда ни бросишь взгляда, до самого горизонта виднеется желто-оранжевая пустошь. Она совершенно не походила на Дивные Сады Сутана, где каждый лист и травинка, переливаясь зелеными красками, дышали жизнью и блестели влагой.
        - А что произошло? Где растительность? - Спросила я. Он не ответил. Я обернулась к нему.
        - Марк? Ты меня вообще слышишь?
        Марк с обожанием и радостью, мило улыбаясь, смотрел куда-то выше меня.
        - Я год ее не видел, - ответил он. Но приглядевшись, добавил тише.- Точнее эту кобылицу я не видел здесь двадцать лет.
        Только сейчас я услышала тяжелый вдох, воздух, уходящий вверх, сорвал с головы накидку. На коже проступили мурашки, я обернулась и ощутила раскаленный выдох, возвращающийся обратно в атмосферу, ох лучше бы я поворачивалась. Когда образовавшееся вокруг меня пекло стихло, я, наконец, смогла вздохнуть.
        - Надеюсь, брови остались на месте? - Спросила я Марка, ощупывая лицо.
        - На месте, - сказал он утвердительно, и решил заверить, - он-на еще не старалась.
        - Растительность, как видишь, ей не понравилась и она ее выжгла.
        Огромная с перепончатыми ушами морда с интересом смотрела на меня, моргая четырьмя глазами поочередно, язычки оранжевого пламени весело поднимались от скошенного носа к ярко синей гриве на хребте, бесхвостое существо в нетерпении переминалось с лапы на лапу, создавая маленькое землетрясение.
        - Огненная кобылица, - вспомнила я название рожденной в пекле звезд.
        - Хочешь сказать, что будь я недружелюбной, меня бы уже на этом свете не было. - Я протянула руку, чтобы погладить огненную кобылицу. Она, кажется, даже голову слегка наклонила и прищурила глаза.
        - Ну, что-то в этом роде. - Марк, заметив мое движение, рванул наперерез, хватая мою руку, - стой, ты что, с ума сошла, кто же касается огненной?!
        - Я пытаюсь прикоснуться, - заявила я, выдергивая из его рук свою.
        - Не нужно этого делать, - сказал твердо Марк, нервно поправляя упавшие на лоб волосы.
        - Хорошо, не буду.
        Воцарилось неловкое молчание.
        - А почему кобылица? - Спросила я.
        Зверюга шумно хрипнула, плюнув искрами и заржала, постукиваякогтистыми лапами в такт.
        - Ясно. А ты значит - все понимаешь?
        Кобылица в знак согласия кивнула головой и прошествовала вокруг нас.
        - Ей знакомы шесть языков. - Прокомментировал Марк.
        - Ишвенский тоже?
        - Это любимый и самый приемлемый для Зорса, конечно знаком! - Заверил он, мельком поглядывая на кобылицу. Казалось, что он был чем-то очень недоволен.
        - Яменька, - позвал Марк, - она твой друг, - указал он на меня.
        - Ты не о безвозмездном ли пользовании говорил, Марк?
        - Тебе, - да, а ей - он хотел сказать ему, но удержался,- ей хватит и дружбы. Правда, Яменька?
        Она в ответ весело заржала и рванула с короткого старта ввысь отталкиваясь когтистыми лапами от воздушного пространства, как от оголенной каменной скалы.
        - Как у нее это получается?
        - Мне и самому интересно, особенно если… - Он не окончил и запнулся.
        - Если что, - спросила я.
        - Если погода нелетная, - не краснея, соврал Марк. Уж слишком неправдоподобное объяснение.
        - Ладно. - Согласилась я, - а касаться мне ее нельзя или только в китоворсовом костюме?
        Он кивнул.
        - И почему ты меня не предупредил?
        - Дал тебе возможность ее дружбу заработать, завоевать. - Неубедительно он как-то это сообщил, может еще не отошел от прошлого путешествия.
        - Великолепно! Тогда рисовать мы тебя будем именно на ее фоне! - Улыбнулась я. Марк пристально посмотрел на меня, о чем-то думая.
        - Он-на… - Началбыло Марк, но тут же исправился, - она будет довольна.
        - Конечно, ты будешь в китоворсовом костюме, нужно решить что-то со шлемом, чтобы тебя не поджарить и в то же время лицо не слишком скрыть. Так что будь добр, готовься.
        - Всегда готов. - Нахмурился Марк, глядя на то, как перевоплощенный Зорс кувыркается в небе в облике огненной кобылицы.
        - Здорово у нее получается, правда Марк?
        - О, он-на, она еще не на такое способна, поверь мне.
        - Верю. - Я в воздухе обрисовала руками круг, прощаясь с существом, рождающимся в пекле звезд. Она кувыркнулась через голову и улетела, на прощание махнув лапой.
        - Знаешь, что странно, - Марк не спросил, что, поэтому я свободно продолжила, - что в книгах о рожденных на звездах существах, об их опасности не упоминается, говорится только, что их температура тела достаточно высока, но нахождение вблизи него ожогом окружающим не грозит.
        - Да. - Согласился Марк, - но Яменька еще совсем молодая, и стоит быть немного более осторожной в общении с ней.
        Настроение у Марка с каждой минутой становилось все хуже и хуже. Он спросил: устала ли я, я ответила отрицательно.
        - Тогда я буду рад, если ты составишь мне компанию в пешей прогулке.
        - Хорошо.
        Он летел, не разбирая дороги. Прочь от нее, прочь от пустыни.
        Силы постепенно возвращались, теперь он набирал скорость, как и сама Ямения, рывками прорезая воздушное пространство, достигая немыслимой скорости.
        Но там, тогда… стоило ей только руку протянуть, как все внутри него похолодело, и он не мог заставить себя сдвинуться с места. Так уже происходило, но в меньшей степени, когда он был пумой и не смог перевоплотиться в гороша, еще на Ряйо, и она просто коснулась его. Потом, когда еле успел ее и Марка поймать, стоило только их настичь, и он застыл в воздухе обездвиженным, он видел их падение и еле справился с охватившей оторопью, заставил себя двигаться.
        Она для него опасна и притягательна одновременно, второе заслуга амулета, он был в этом полностью уверен. Но перевоплощаться возле нее опасно.

93.
        Мы шли в полном молчании, пока не появились первые признаки живой природы - зеленная трава с еще немного опаленными концами. Впереди начинали появляться более высокие творения Эммы - цветущие кусты, а дальше и деревья. Стволы деревьев представляли собой несколько десятков изгибающихся лиан, которые витиевато сплетались в один стержень.
        - Как же здесь красиво! - выдохнула я восхищенно. - Знаешь, я третий день на вашей планете и в первый раз смогла покинуть комнату. Путешествие по туннелям вместе с Гареном и крушение с тобой не считается. - Уточнила я. В те короткие мгновения всю эту красоту заметить было трудно.
        - Да уж. - Согласился Марк.
        - Мне сейчас так хорошо. - Она легко встряхнула головой, чтобы волосы немного разметались, и свободно вздохнула, как будто набираясь сил.
        Девушка искренне улыбалась, радуясь тому, что смогла вырваться из палаты.
        - Я рад,- отстраненно ответил Марк, наблюдая за ней.
        - Даяна, а ты уверена насчет того что портрет необходимо рисовать на фоне этой Ямении.
        - Что значит этой? - удивилась я.
        - Нет! Дело не в этом, точнее будет сказать… в общем, ты точно решила? - Спросил он смущенно.
        - Если тебе будет неудобно, то моя идея может более не рассматриваться как вариант.
        - Спасибо. - Ответил Марк.
        - Хорошо. - Она снова весело улыбнулась.
        - Ты знаешь, что являешься избранной ветром? - Вдруг серьезно спросил Марк.
        - Ветром? Это как?
        Они добрались до полянки, где протекал прозрачный ручей, быстро огибая каменистые берега, нес свои потоки далеко в лес. Она с легкостью взобралась на валун возле ручья, подогнула ноги, удобно на нем размещаясь.
        - В общем, ранее использовались старинные гороскопы, особенно на Земле, помнишь?
        - Слышала, но ими уже давно никто не пользуется, было 12 зодиаков вроде бы, но сейчас больше посещают предсказателей судеб, которые выдают миллиарды предположений относительно твоего дальнейшего пути и повествуют о том, что выбор каждого следующего зависит от предыдущего. Да глупости это все.
        Марк удивленно улыбнулся.
        - Возможно, тебе известно, что существовало разделение на пять стихий: земля, вода, огонь, ветер.
        - Очень-очень древнее… слышала и что?
        - В общем, только этим подразделением дело не кончилось. - Начал пространственно объяснять Марк. - На каждой новой планете условия были соответствующие: грунт - земля, жидкость - вода, газ - ветер, ядро - огонь. Ты родилась на Земле, значит ты ветер. Будь ты с планеты Эллино - была бы бурей. С Ряйо, стала бы ветерком или искрящимся бризом и так далее, - говорил он, вспоминая планеты, на которых я была.
        - И что же свойственно избранной ветром? - улыбнулась я, не веря в предсказания.
        - Помимо того, что в переделки она попадает постоянно, - отшутился он и серьезно добавил, - это лучший вариант для земли.
        Марк ожидал, что она спросит о том, кто относится к земле, но она совершенно не проявила интереса к представителям этой стихии.
        - А ты к какой стихии, - вспомнила я старинное слово, - относишься?
        - Огонь,- спокойно ответил он, - вода мое оборотное я.
        - Ты хотел сказать - половина? - Она явно не доверяла подобным правилам противоположностей.
        - Нет, я сказал то, что является правдой. И в поисках своей воды не мог успокоиться, пока ее не встретил. Ну, ты знаешь. - Ответил он смущенно.
        - Да, знаю.
        - Мой подарок прилетит завтра, ближе к вечеру.
        Марк счастливо улыбнулся и даже подпрыгнул на месте.
        - У меня к тебе вопрос.
        - Сейчас я готов ответить на все твои вопросы.
        - Сколько тебе лет?

94.
        Весь день я провела с Марком, гуляя в окрестностях замка. Он сказал, что рад со мной общаться, так как все его кузины, которые считали своим долгом его навестить с первого дня его появления, постепенно начинают его немного нервировать. Возможно потому, что стремились к нему именно водные красавицы - представительницы стихии воды.
        Нужно срочно знакомить Маро с его родителями, решила я и, оказавшись в своей комнате, передала перед сном Солодо послание.
        - Я не готов с ней проститься, - почему-то ответил Солодо ближе к полуночи.
        - Хочешь сказать, что она не просто у нас гостит, а взяла на себя все домашние обязанности? - Спросила я, точно зная ответ.
        - Да, - весело согласился Солодо, - в отличие от некоторых. - Намекнул он на меня.
        Я не обратила внимания на колкость, это в его репертуаре. Сейчас я очень рада была слышать его голос, казалось, прошло несколько месяцев с последнего нашего разговора. Теперь мне даже приятно с ним говорить. А то, что он намекает на мое неумение готовить - это просто пустяк.
        - Надеюсь, что ты тоже помнишь, что в отличие от некоторых уже помолвлен и вскоре будешь женат?
        - Помню, но не перестаю удивляться, какие сюрпризы и соблазны преподносит судьба перед одним из самых важных шагов в моей жизни.
        - Хочу напомнить, что она является подобным 'шагом' для совершенно другого человека.
        - Значит завтра, - посерьезнел Солодо.
        Он сейчас явно улыбается, и уже продумал, что Маро должна сделать по дому до завтра. Наверняка он ей это не предложит, но подумать уже успел.
        - Да, завтра.
        - И как там твой новоиспеченный…
        Я оборвала его сразу же, - в другой раз об этом, спасибо большое, Солодо. Передай всем привет, мне пора. - И отключилась.
        Я отстраненно смотрела в пространство. Зорс не появлялся уже несколько дней. Я была благодарна богам за его отсутствие, так как совершенно не знала как себя вести. Он благородно спас мне жизнь, но злость за прошлое не проходила.
        Злюсь на Зорса, сорвалась на Солодо - несправедливо, набрала снова домашний номер.
        На этот раз сонно ответила мама, значит, если он не подойдет вообще - обиделся сильно. Если будет через минуту под грозным взглядом мамы - есть возможность извиниться. Вскоре он подошел.
        - Прости, - одновременно сказали мы друг другу.
        Через минуту я рассоединила связь с полной уверенностью, что все у меня будет хорошо. И уснула, медленно погружаясь в липкие оковы сна.
        Какое-то движение в комнате вырвало меня из сонных темниц. Не двигаясь, начала вслушиваться в окружающие звуки. Стараясь так же размеренно дышать, как спящие. Получилось плохо, опять чуть не уснула, но вскоре звук повторился. Я села, подтянув перистое одеяло повыше.
        - Ну, здрасте, - поздоровалась я. Никто не ответил, - ау, кому ночью не спится?
        Движение прекратилось, но некто оставался все еще в комнате.
        - Выходи, иначе…, - я не закончила фразу, когда возле моего лица появились знакомые черные глаза с голубыми молниями, глаза Зорса. Вот его я здесь увидеть не ожидала совершенно. Потеряла дар речи, но только до тех пор, пока он не начал язвить в своем духе.
        - Ну и что ты сделаешь? Неужели закричишь? - Ехидно поинтересовался их обладатель.
        Наверное, в киттоворсовом костюме, определила я, ощущая повышение температуры.
        - Нет, как можно, - парировала я, - зачем?
        - Это ведь тебе свойственно чуть что - впадать в панику. - Я загнула один пальчик на руке.
        - Оставлять спутников на расправу, - загнула второй. Хотела сказать - давать в кредит малознакомых девушек, - но он меня опередил.
        - Спасать кого попало. - Съязвил он, загибая третий мой пальчик. Это он явно обо мне - еще так зло смотрит. Я выдернула руку.
        Он не объявился полностью, только лицо, вот уж чего и в кошмарном сне не привидится.
        - Тебя здесь не должно быть.
        - Возможно, я удивлю тебя, если скажу, что имею полное право разгуливать там, где мне хочется. - Он свободно уселся на край кровати, появившаяся вмятина и звук сопровождали это действие.
        - Может, подежуришь у кроватей других гостей? - Устало отозвалась я, сил уже не было на препирательства, но и засыпать, зная, что он рядом совсем не хотелось. - Возможно, им будет, чтотебе поведать, уснешь наконец-то под красивые байки о себе любимом.
        - Не могу, меня это уже слегка нервирует, но так не положено. - Вдруг сказал он. Я удивилась подобной честности. Если конечно это была честность, а не очередной просчет.
        - Опять обычай?
        - Необходимость, а так как теперь ближе всех тебе я, то и дежурить мне. - Зорс явно чувствовал себя как дома, разлегся рядом, заняв большую часть ложа. И полностью исчез, наверное, просто глаза закрыл, удобно ему, видите ли - и дежурство держит и устроился с комфортом. Как бы его отседова спровадить-то? - задалась я вопросом.
        - А ты начни расспрашивать о том, чего знать не должна или чем он с тобой ни за что не поделится - Подсказал Роркон, учтиво хмыкнув, предупреждая, что он тоже в курсе ситуации.
        Действительно, что мне стоит? Вот только жаль - на вопрос не ответит, но уйдет и то хорошо.
        - Почему ты согласился? - Не удержалась я задать весь день терзавший меня вопрос.
        - На что? - Объявился полностью и даже глаза открыл и обратил в мою сторону.
        - Обвенчаться со мной, чтобы спасти? - Я для убедительности придвинулась поближе к нему. Начинаю лукаво улыбаться, рассматривая его уже хмурое лицо. Он молчит, а моя улыбка становится шире. Как мне нравится, когда у него такой нерешительный вид.
        Ответом мне было долгое молчание. Длилось молчание где-то минуты три, на лице не дрогнул и мускул, глаза отвел в сторону, а потом он, не отвечая, исчез полностью, даже вмятина испарилась, как будто и не было.
        Ответа я, конечно, не ждала, но надежда как говорится - умирает последней.
        Тем лучше, решила я, удобно устроилась на свободном от чужих тел ложе и уснула.

95.
        День был ясным, искрящимся свежестью, как будто прошел весенний дождь, но ни луж, ни мокрой листвы не наблюдалось, только особый запах и нежное состояние, как после спокойного пробуждения.
        Мне так захотелось снова увидеть Ямению, что я, совсем недолго думая, захватила китоворсовый костюм, который обнаружила вовстроенном в пол и при необходимости появляющемся шкафу, подложив пару подушек под одеяло для усмирения совести Зорса, смело ринулась на поиски огненной кобылицы.
        Конечно никого об этом не спросив, чтобы не волновались, - рассуждала я, вспоминая поведение Марка, и не запрещали, - пришел на ум грозный облик Зорса, которому я явно не нравилась. Ну не реагировал бы он так на меня, если бы нравилась.
        Направление выяснилось быстро, на севере у самого горизонта виднелась неправдоподобно желтая полоска. Мне нужно идти в том направлении, решила я и спустилась в сад.
        Через поля, через луга, мимо витых заборов и цветущих усадеб знати. Усадьбы были расположены в деревьях: то ли из дерева сделанные, либо в дереве построенные самых грандиозных масштабов и видов. Вот где фантазия может работать на все сто процентов.
        Опять через поля, через луг, через ручей вплавь. Рука напомнила о себе легким покалыванием, еще день и все пройдет, говорила Эмма. Хорошо бы, иначе неизвестно, как я буду рисовать портрет удерживая и палитру и кисть в одной руке, а может и никак. Вообще история получилась слегка запутанная и витиеватая, но думать сейчас и раскладывать все по полочкам совсем не хотелось.
        Я достигла конца следующего поля, когда стало немного теплее. Киттоворсовый костюм держал комфортную для тела температуру, поэтому при приближении к месту я почти что мерзла, а вот голове моей становилось жарко.
        Странно, при Марке она так не горячилась.
        Пройдя еще метров двести, наконец, достигла ее места обитания - выжженная пустыня с оголенными обгорелыми колышками от кустов и деревьев, кое-где еще встречающихся. Дальше не было видно вообще ничего, перед глазами из-за жара все расплывалось. Я надела шлем, и сразу стало лучше.
        Ямении видно не было. Что ж, главное я сделала: я в костюме с самыми сочными фруктами в руках и готова подружиться с ней поближе, может она меня покатает? Фрукты за пять минут постепенно превратились в сухофрукты, полностью потеряв сочность. Чувствую, теперь ее радость от моего визита не будет такой воодушевляющей, как я предполагала. И меня сегодня никто с огромной сверхзвуковой скоростью не покатает.
        - Ты хто? - Хрюкнуло где-то рядом, я обернулась на звук. Рыжая огненная огнедышащая мордашка кобылицы смотрела в упор недоверчиво, и даже зло.
        - Привет Ямения, ты меня не помнишь? - Я открыла шлем.
        Кобылица весело переступила лапами, махнув хвостом, которого в прошлый раз вроде бы не было.
        - Отхрюуда? - Слова давались ей тяжело. Язык она понимала, но еще не разработала свои связки, если они у нее конечно есть.
        - Что откуда? - Не поняла я.
        - Ты отхрюуда. - Терпеливо повторила кобылица, еле шевеля губами и открывая пасть.
        - Только что из дворца. - Махнула я в сторону, где предположительно должен был быть дворец.
        - Нет, - она шевельнула хвостом с пушистой кисточкой оранжевого цвета, меня обдало жаром, - ты откуда?
        Кобылица плавно и грациозно обошла меня по кругу.
        - А?! Сразу не сообразила, я с Земли.
        - Почему в тебе хрювь марс-ттера?
        - Кого? - Удивиласья, какая кровь…
        - Зорс донор - напомнил Роркон услужливо.
        - Ты с Земли, - она перевела дух, - но у тебя его хрювь.
        - А это, мы как бы повенчаны, и он спас меня от отравления укоес.
        - Весело зхрючит. - Протянула медленно кобылица.
        - И не говори. - Согласилась я. Неужели у нее короткая память? Тогда как она наследных принцев запомнила?
        - Вообще-то нас Марк вчера знакомил.
        - Трудно сказать, что именно с ней, - вмешался Роркон.
        - Точно… - Она задумалась, двигая ноздрями, то расширяя, то сужая их. Подняла выше голову и с прищуром заметила.
        - Но сегодня ты в киттоворсовом костюме, решила покататься. - Утвердительно закончила кобылица, не допустив ни одной ошибки в произношении, еще раз махнув перед моим носом хвостом.
        - Подружиться, - вспомнила я наставления Марка.
        Кобылица расхохоталась, обдав меня жаром, сухофрукты сгорели дотла и пеплом осыпались с рук в песок. Кажется, к ним она особого пристрастия не имела.
        - Роркон, что делать? - Взмолилась я, - она явно меня сейчас поджарит.
        - А возможно и съест, - бесстрастно добавил квыдык.
        Я замерла, перепуганная до жути, и даже дышать перестала.
        - Ладно, подруга, - хохотнула кобылица, - садись!
        - Что? Правда, можно? - Удивилась я.
        - Только одно условие, - она не ждала моих комментариев по этому поводу и сразу перешла к делу.
        - Уздечек я не люблю, любых, - предостерегла она меня от правомерного вопроса, а можно ли взять 'Кнут' новое изобретение с планеты Выркка, вроде бы разработанное с наибольшими удобствами для впрягаемого в узду существа или животного.
        - Намек поняла, - сообщила я спокойно.
        - Тогда держись!
        Ямения своим жестким синим языком ухватила меня за ногу и подбросила, как куклу, вверх. Я, падая, спланировала как раз на ее спину у начала холки, как ни странно ничего не ушибив.
        - Хрюпче держись, - фыркнула она, плюнув пламенем, и взмыла вертикально вверх.
        Я еле успела ухватиться за ее гриву, чтобы не сорваться с высоты в сто метров вниз. Она рывками набирала высоту и скорость, казалось, отталкиваясь от воздуха, как от твердой поверхности. Я оглянулась, просчитывая расстояние. Просчитать не получилось, моим глазам предстала невиданная картина: болото, пустыня и Замок Правителей превратились в маленькие цветные точки на огромной зеленой поверхности планеты.
        Не достигнув верхних слоев атмосферы, которые для нее стали совершенно скользкими, судя по ее движениям, она с воплем сорвалась вниз, унося и меня. Маленькие пространства этих трех знаменательных точек стали быстро приближаться и увеличиваться в размере, не достигнув поверхности метрах в ста, Ямения свернула вправо и полетела параллельно выжженной пустыне, производя больше движений набрала высокую скорость. Она взмыла выше, чтобы не опалить жаром деревья и кустарники, за два часа мы обогнули всю планету. Воплями радости и счастья наполняя сонное пространство внизу, настигая и преодолевая потемки ночи на другой части Сутана, мы то взмывали в небо, то бросались вниз головой. Я не могла рот закрыть от счастья и все время улыбалась.
        Не знаю, как мне удавалось удержаться, но ни разу так и не сорвалась с ее спины. Только иногда в особо самоубийственные моменты срывалась на панический визг, оглашая местность.
        Перед моими глазами в основном все расплывалось от скорости, которую она развила, я не могла ничего разобрать, только иссиня-зеленое марево поверхности планеты и свет сизого неба. Как красиво! А когда она начала успевать за тонкой линией рассвета, рассекающей небо, мир как будто остановился, какие великие мгновения бытия.
        Я оторопела от ощущения ее скорости, это бесподобно, это невозможно удержать в границах обыденности.
        Мы остановились где-то в совершенно неизвестном месте, чудные деревья с перевернутой к земле кроной, странно сплетающиеся корни, которые тоже уходят вглубь, напоминали человеческие фигуры.
        - Яменька, где мы? - Я с опаской осмотрелась: почему эти корни так напоминают мне людей?
        - Это долина умиротворения, - вздохнула кобылица.
        - Кладбище, - учтиво пояснил Роркон.
        - Это твое любимое место на планете?
        - Это единственное место, где атмосфера настолько плотная и позволяет подняться выше. - Со вздохом пояснила она.

96.
        Утро для него наступило неожиданно. Всю ночь он лежал в своей комнате и не мог уснуть. Ее вопрос, а точнее ответ на ее вопрос, он так и не нашел. Пожалел ли он ее? Или…мыслями вновь вернулся в ее комнату.
        - Она еще спит, - решил он, но все же переместился. Теперь для него как для ее мужа апартаменты девушки всегда открыты - неплохое качество, нет нужды стучаться.
        В ее комнате было необычно тихо, слишком тихо. Одеяло давало смутное ощущение, что хозяйка комнаты на месте, но ее дыхания он не различил. Мысль о том, что гроки с ней расправились в его родовом замке, он отверг сразу, сюда им теперь хода нет. Однако одеяло все же откинул.
        К проблеме исчезновения из комнаты Даяна подошла творчески. Подушки и простынь для создания достоверности она расположила с учетом необходимых изгибов и пропорций женского тела.
        Ушла. В шкафу не хватает только лишь киттоворсового костюма, который Эмма заблаговременно распорядилась к ней принести. Опять Варгус подсказал… Он от ненависти сжал кулаки. И все-то они просчитали…
        Ну, вот теперь ее нужно искать, куда она могла пойти в костюме? Опять не хватает приключений? Он вышел во двор и удивленно присвиснул заметив стремительное движение рожденной в пекле звезд. Ямения достигла сверхзвуковой, и если бы он не изменил зрение, вполне возможно не увидел бы ее. И так же, как работники замка, удивился внезапно поднявшейся температуре и хлесткому звуку порыва ветра.
        Резвится - подумал он, и уже было сделал шаг в сторону леса, чтобы пойти на поиски художницы, как его слух уловил счастливый вопль девушки, звук ее голоса удалялся с огромной скоростью, кажется на спине Ямении. - Определил Зорс.
        - Даяна!
        Он знал, где ждать эту художницу и уже не торопился на ее поиски. Теперь ясно, ради чего она так рано встала и захватила с собой костюм. Это же очевидно! Вчера ей прогулок и приключений не хватило, нужно было наверстать упущенное сегодня. Уже интересно, что она, якобы невзначай, предпримет в следующий раз. Якобы невзначай, потому что уж слишком тянет ее в чужие истории и неприятности. Нюх на них развит, что ли?
        Однако обойти его она сумела, добралась все-таки до Ямении. И напроситься на утреннюю пробежку умудрилась. В ней явно скрыты еще не проявившиеся таланты.
        Но и подобное поведение он предвидеть не мог. Не приковывать же ее к кровати, чтобы поутру находить на месте, а не на спине огненной кобылицы, несущейся во всю свою мощь. Видение художницы в наручниках преследовало его еще несколько минут, пока он не достиг пустыни. Девушка уже спешилась, нежно поглаживая огненную холку Ямении, она что-то ласково приговаривала.
        Я сошла на обожженное плато на ватных ногах и чуть было не села в песок, еле устояла, аккуратно поддерживаемая Яменией.
        - Устала? - тревожно спросила она.
        - Не то слово, визжать устала, а так все в норме, спасибо тебе огромное. Не будь необходимости в защите - расцеловала бы тебя за подобную возможность, спасибо, Яменька!
        - И мне хриятно, мастер и Марк заняты, а хрюк хоть ты со мной за компанию. - Ямения легла и опустила голову на когтистые лапы. Постепенно восстановила свое дыхание, окончательно перестав плеваться пламенем. Загрустила.
        Я вспомнила долину умиротворения, и хоть огненная не решилась мне рассказать о своей грусти, все это поведал Роркон. Мдам, как-то нехорошо получается. Спасти спасли, а вот выпустить так и не решились. Пока в голову ничего не приходит, потом решу, а сейчас…
        - Яменька, могу я заручиться твоей поддержкой? - Спросила я учтиво.
        - Меня тебе хручили, как я хрюняла, твои хрюблемы - мои хрюблемы, горхори.
        - Тут такое дело, в общем, мне вроде как на бал сегодня идти…
        - Боишься.
        - Боюсь, - сознаюсь честно, чего греха таить, уже через час за мной придут. - И помощь мне твоя нужна, так как более я не успею к кому-либо обра..
        - А мастер как? Хрюж все же.
        - Муж? Да нет, мне же верить никто не будет, не знают они оснований, вот и приходится заблаговременно… да и улетел он, вроде бы…

97.
        Маячок на шее Ямении с завидным опозданием показал их точное местоположение. После пробежки все оборудование возле Ямении отказывалось реагировать на команды, пока создание не остынет. Поймав сигнал, Зорс тут же переместился по полученным координатам.
        Опоздал и из их разговора он уловил лишь последнюю реплику девушки с просьбой прийти на подмогу, если огненная кобылица услышит свист. Даяна издала громкий свистящий звук с плавным переливом.
        - Я услышу, - пообещала Ямения. - Я прилечу.
        - Скажи, а тебе позволено покидать Сутан? - нахмурилась девушка.
        Начинается. - Он сцепил зубы и, стараясь не шуметь, пошел им навстречу.
        Кобылица молчала, художница попыталась смягчить вопрос.
        - Просто кажется, что тебе здесь недостаточно места, да и сама среда не наполняет энергией, скорее ты ее расходуешь. Возможно, будь ты за пределами планеты, смогла бы все восстановить.
        Та понимающе кивнула.
        - К нам идут. - Тихо и предостерегающе прошептало огненное создание.
        Он, конечно, услышал и это, но останавливаться на полпути не имело смысла, да и не требовалось. Даяна слишком много себе позволяет, это нужно прекратить.
        Зорс почти неожиданно возник рядом, появившаяся вместе с ним воздушная масса чуть не сбила меня с ног.
        Предположить, что это никто иной, как старший наследный принц, который караулит гостей в их собственных опочивальнях, я конечно не бралась. И не приведи Боги с ним сейчас говорить, еще обвинит, в чем попало.
        И в то же время, ведь не будет же Ямения с такой осторожностью ожидать Марка. Правда вспомнить вчерашнюю встречу ей так и не удалось и хвоста у нее, кажется, и в помине тогда не было. Странная она какая-то сегодня. Но Яменька чувствует его даже невидимым, очень полезное чутье.
        - Что ты здесь делаешь? - он дал знак Ямении уйти. Огненная, не заставляя себя ждать, тут же развернулась, и нырнула в небесную лазурь.
        - Спасибо! - Крикнула я, сняв шлем, и махнула ей на прощание. Ямения отмахнулась хвостом и взмыла вверх, через мгновение полностью исчезнув из вида.
        - Удивительное существо, - выдала я восхищенно, стараясь не обращать внимания на его гневный вид.
        Вид был ну очень гневный и с чего бы это? Не нашел в спальне, так там меня искать он вообще не имеет права.
        - Прекрасная погода, не находишь? - Начала я светскую беседу скучающим тоном. Кажется, о помощи его сейчас просить не стоит.
        - Правильно кажется, - согласился Роркон.
        - Тебе откуда знать?
        - Я многое знаю, - отвечает рогатая память, засевшая в моей голове. - Будь с ним мягче, тебе сегодня понадобится его помощь.
        - Его? Помощь?! Да уж, рассмешил.
        Я скосила глаза в сторону Зорса. В это мгновение старший наследный принц набрался терпения, чтобы не задушить меня на месте.
        - Нет, не нахожу, какого дьявола ты здесь делаешь? - Навис как гора. Даже не поверну в его сторону голову, он не смеет мне указывать.
        - Я не обязана оправдываться.
        Я вообще ничем ему не обязана, жаль Зорсу такого сказать нельзя, а как было бы здорово. Молчу, упрямо глядя вдаль и не улыбаюсь. - Ну-ну и чего ты хочешь на этот раз?
        - Как ты сюда попала?
        Ну, вот сейчас он меня съест. Ух, и взгляд зверский.
        - Пришла, - продолжаю не замечать ходящих на скулах желваков и строго поджатых губ. - На вопрос - как именно, отвечаю: пешком.
        - На следующий вопрос нездорового интереса, отвечаю: сама.
        Я же говорил, - заговорически шепчет память, будто бы Зорс его сейчас расслышит, - не зли его попусту.
        Он в этот момент тяжело вздохнул.
        - И додумалась тоже сама, мне никто не подсказывал, - добавляю я, совсем забыв, кто за язык тянул. - Так что… вопросы еще есть?
        - Я запрещаю тебе к ней подходить. - Вот эта его фраза, произнесенная спокойно и тихо, меня выбила из колеи. Сдаваться? Да ни за что!
        - Мне Марк сделал сюрприз и подружил с Яменией вчера. Сегодня я решила наладить контакт. - Поясняю спокойно. - А я в свою очередь могу сделать тебе запрет и выдвинуть свои правила?
        - Не смей к ней приближаться ни на йоту, слышишь! - Он дернул меня за руку, повернув, заставил на себя посмотреть. Ух, ты, а где же эта неподдельная сдержанность?
        - Не смей мне указывать! Слышишь? - Отвечаю под стать ему.
        Ой, мамочки, да он в бешенстве, никогда его таким не видела, нужно было помолчать. Авось и успокоился бы. Когда-нибудь. Чего он так кипятится, ему-то что?
        - Ты к ней больше не подходишь. - Закончил он.
        - Тебе какое дело? - не сдержалась. - Ямению мне подарили. Марк подарил, к тебе это никоим образом не относится, хочешь разобраться, поговори с ним. - Выдергиваю руку и ухожу, гордо подняв голову, кажется, на поясе остался чип-перемещатель. Нужно срочно давать деру от этого эгоиста. Чип быстро нашелся, жаль это последняя уловка в моем костюме и бомбами или хотя бы лазером он не укомплектован.
        - Ты довела его сама. - Вступился за него Роркон.
        Он меня заставил.
        - Куда ты идешь? - Вот, теперь он рычит, а по-другому это и назвать никак нельзя, самое, что ни на есть натуральное рычание. Кажется, в затылок дышит.
        Поворачиваюсь, нет, стоит все на том же месте. - Обрадовалась я. - У меня есть фора в несколько метров.
        - Правильно! - Взорвалась я, - теперь добавь, что ты меня никуда не отпускал и разговор не окончен! Я тебе что, прислуга? Рабыня? Подопечная? Почему я должна слушаться?
        - С чего вдруг? - И в этот самый момент переместилась. Не решившись услышать его ответ.
        - Молодо-зелено, - выдает Роркон.
        - Нет, просто решила дать ему время на ответ, пусть подумает над вопросом.
        Слова словами, а из комнаты выйти без сопровождающих я не решилась. А вдруг снова его встречу, без свидетелей это опасно. Из комнаты вообще можно было не выходить, все под рукой, только оружия нет и плана сохранения жизни, моей жизни, - тоже нет.
        Через несколько часов моей отсидки в комнате, ко мне заглянула Лера.

98.
        Сказочно красиваяЛера в сиреневом платье появилась в проходе, держа в руках вечернее платье.
        Еще не рассматрев его ближе, я удивилась, а где в нем ноги прячут. Или не прячут вообще.
        - Лера, это что - маскарад? Или грубая шутка?
        - Это платье для выхода в свет, хочу сразу сказать -одно из лучших и самое модное. - Она свободно прошла в мою комнату и расположила кружевное чудо на кровати.
        - Но ты же не в таком? И это что? - Я указала на кусок золотистой искрящейся ткани, которую она положила рядом.
        - Я замужняя дама и должна скрывать свои достоинства - улыбнулась Лера. - А это нижняя юбка, верхняя без нее не надевается.
        - На Земле ты себе позволяла больше. - Заметила я.
        - Там я на работе, как хочу - так и одеваюсь, - парировала она, встряхнув челкой.
        - Значит, все это кружево не закрывает…
        - Все это кружево подчеркивает. - Утвердительно закончила она.- Но верх будет закрыт, так что сильно не расстраивайся.
        - Да уж, спасибо. - Буркнула я.
        - К тому же о платье позаботился лично Марк.
        - Это как?
        - Ну, в общем, амулет скрывает только то, что особенно открыто. - Подмигнула она.
        - Значит, мои ноги решил рассмотреть.
        - Ну, где-то так. Однако я решила не бросать тебя на произвол судьбы, так что держи. - Она протянула еще одну тряпочку золотистого цвета. - Это шорты, чтобы ты себя чувствовала увереннее.
        - Спасибо. - Вздохнула я. Какой компромисс - ему ноги, мне уверенность и все заключено в одной тряпочке.

99.
        Люблю балы-маскарады, люблю вечеринки, где можно порезвиться, люблю пенные вечеринки и очень не люблю, когда на меня все смотрят просто так, от нечего делать.
        - Почему мне уделяют столько внимания? - Спросила я у рядом стоящего Марка.
        - Это бал в честь приезда Зорса и моего благополучного возвращения на Сутан.
        - Но почему смотрят на меня?
        - Ты новенькая, держись, сегодня ты будешь танцевать со всеми.
        - Дааааа, - протянула я, - великолепная перспектива.
        Я почувствовала его приближение за долю секунды до того, как он крепко сжал мой локоть и стал рядом. Что и говорить, его методы мне уже до боли знакомы.
        - Не слишком ли ты рано?
        Марк и Лера отошли от нас, оставив наедине. Ау ребята! Куда вы? Мне бы сейчас свидетелей и защитников, куда же вы ушли? С трудом заставила себя не паниковать. В нем нет ничего страшного, просто самоуверенный, твердолобый, толстокожий гад! Еще и с вопросами пристал.
        - Пришла или сбежала?
        Руки чешутся этому самодуру глаза выколоть, констатировала я.
        Не при его же родных. - Вдруг объявился Роркон.
        Ну-ну, теперь скажи, что мне его помощь понадобится. Действительно понадобится, если Плющ не достанет, то Зорс добьет точно.
        - Стала мне надоедать. - Заявило это чудовище в человеческом облике.
        - Не переживай, это вскоре войдет в привычку и ты перестанешь меня замечать.
        - Неужели? - Он повернул меня к себе. Со стороны, возможно, этот его маневр выглядел до боли сентиментальным, однако слезы проступили у меня на глазах.
        - Ну?
        - Если у тебя проблемы, обратись к психотерапевту, у меня этой специализации нет! - Сдавлено прошептала я. Он ослабил хватку, и я высвободила руку. Растираю локоть, заставляя кровь прогнать легкое онемение.
        Он было потянулся ко мне, чтобы помочь. Ах, заметил, наконец, что сделал больно.
        - Не трогай меня, у тебя нет никаких прав запрещать мне что-либо! Или диктовать правила поведения.
        - Уверена?
        - Более чем! И не смей приказывать! Учти, слушаться, а тем более терпеть подобное я не намерена. И уж коли мы женаты, а это, я уверена, ненадолго, веди себя пристойно. - Я решительно шагнула в сторону, в надежде скрыться из виду.
        - Хорошо, радость моя, сейчас я передам тебя в надежные руки и ступай по добру по здорову, куда твоя душа желает. - Ухватил за другой локоть и потащил в другую сторону.
        Не успела я оглянуться, как уже была представлена половине придворных, находящихся в зале. Зорс был предельно галантен и нежен по отношению к придворным и в какой-то мере ко мне, однако руки моей не выпустил.

100.
        - Разреши представить тебе, дорогая, - язвительно протянул Зорс, - моего друга детства - Жулиен Тигр, наш двоюродный кузен.
        Темнобровый мужчина почтительно поклонился, касаясь губами моей руки, от неожиданности я чуть руку не выдернула, но Зорс - зараза предупредительно сжал мой локоть.
        - Дорогая, думаю, я могу тебя оставить в его сердечном обществе,
        - Согласна с Вами, моя радость. - Пролепетала я.
        Зорс только уничтожающе глянул в упор и, ничего не говоря, оставил нас одних. Повисло неловкое молчание, в течение которого Жулиен открыто меня рассматривал.
        - А вы не похожи… - Вдруг прервал молчание мужчина, и запнулся.
        - На кого? - Спросила я.
        - Вы о чем? - Удивился Тигр Жулиен, который вдруг уставился на меня, как на новые ворота.
        - Вы начали говорить. - Напомнила я.
        - Разве, когда? - Удивился он фальшиво, как мне показалось. Хотя, если мне до этого показалось, что он ко мне обращается, то возможно у меня расстройство памяти и временное помутнение рассудка.
        - Только что. - Ответила я в пространство, уже не обращаясь ни к кому.
        Жулиен водил по зале полной людьми пустующим взглядом, что-то заметив, опустил голову вниз. Я посмотрела в том же направлении. Зорс, подняв сиреневую чашу вверх, радостно улыбался милым дамам, собравшимся стайкой вкруг него, которые беспрерывно щебетали.
        - Мдам. - Любитель женского внимания. Мы встретились глазами, как бы я хотела в него сейчас чем-нибудь тяжелым запустить, чтобы стереть эту мину с его лица. Я отвернулась.
        Марк оказался рядом через минуту.
        Подарок, вспомнила я, глядя на его взволнованное лицо.
        - И где у вас конечный пункт перемещений расположен?
        Марк только улыбнулся и поманил меня в тень, когда я оказалась рядом он, взяв мою руку, увлек меня куда-то вбок, потом вперед, потом назад, ровно по три шага в каждом направлении, но кружили мы на одном и том же месте. Я остановилась, слегка опешив.
        - Да ты меня танцевать учишь?
        - Прости, но ранее к тебе я добраться не успел. Я скоро твоя очередь заставлять придворнух, прости придворных дам ахать.
        - Или злорадствовать, - я замолчала, повторяя все движения за ним. Казалось, что движения запомнить легко, но это только казалось.
        - Как думаешь, а может, я быстренько скроюсь? - Предложила в надежде я.
        - Не стоит, найдут и заставят.
        - Что за!
        - Традиции… - с иронией добавил Марк, не беспокойся, в крайнем случае тебе только отдавят ноги, но следи за платьем, чтобы не порвали.
        - Да уж, смешно будет остаться в мини, которая пояс.
        Он крутанул меня, заставив развернуться, и притянул к себе.
        - Последнее наставление, - если нравится старое, но проникновенное танго, используй движения из него. В этом случае на мини никто внимания не обратит. - Он ободряюще улыбнулся.
        - Угу, все будут смотреть на туфли.
        - На ноги, - поправил Марк. - Так где, говоришь, мне ее искать?
        Прослушав мою инструкцию, второй и как оказалось теперь, единственный наследный принц оставил меня, предварительно водворив на место. Замешкавшийся за разговором со светлорусой Нойири - четвероюродной кузиной Леры, Тигр вдруг ойкнул, обнаружив меня рядом.
        - Прошу меня простить. - Он обхватил мои пальцы и, извиняясь, сжал их.
        - Что ж, в таком случае, я тоже должна извиниться, что оставила вас. - Разыграла я великосветскую невинность и улыбнулась. Тигр размяк.
        Да с чего это вдруг такие любезности?
        В зале кружили пары, большинство взглядов было приковано к той, что кружилась в центре. Зорс и одна из их многочисленных кузин, с чьего лица не сходила торжествующая улыбка. Через несколько минут улыбка слегка померкла, когда Зорс отвел ее в сторону и оставил, увлекая за собой следующую партнершу.
        Я видела, как он легко без устали пятый танец подряд кружился под мотивы мелодичного народного танца, достаточно плавно двигался в такт музыке, виртуозно подстраиваясь под партнершу и тем самым доставляя ей неописуемый восторг. Пелеция, как мне ранее ее представили, светилась от счастья, когда ее грациозно исполненное па Зорс повторял в точности и без усилий, дополняя полную картину единого целого.
        Да с такими способностями ему нельзя было идти на службу в РиО войска.
        В общем-то, совсем скоро он начал повторять свои па, один за другим ничего не меняя, кроме партнерш, что мне лично быстро наскучило. Жулиен был занят другой, а мне не хотелось вести светских бесед, поэтому отойдя в укромный уголок, я подняла глаза к потолку. Именно там, на высоте в десять метров располагалась плавная изгибающаяся по углам платформа с мистическим узором витиеватых перил. Она располагала на себе всю королевскую семью, где-то до второго смешения кровей. Множество кузин и кузенов, которым явно не терпелось спуститься вниз, тетушки и дядюшки, каждый занят своими делами, кто в толпу смотрит, а кто на закуски. Икак на такой платформе разместилось столько человек?
        В середине главные места занимали Эмма, Лютеция, и король Смут, являя собой третье седовласое или серебристоволосое воплощение Зорса. Нет, точнее Зорс и Марк его копии с некоторыми исключительными отличиями. Он заметил мой взгляд и свел брови. Я тут же отвела глаза. Зорс - любимчик, король сводит брови точь в точь как его первый отпрыск. Да уж, нехорошо как-то получилось. А меня ему так и не представили. Оно и к лучшему, тоже мне папаша, за сыном Гроков посылать верхом на икшорах.
        - Успеется, - заверил Роркон, ты здесь надолго.
        - Не прогнозируй, пожалуйста, мне бы закончить с портретом и поскорее отбыть.
        - Впрочем, тебе бы его еще и начать. - Подсказал Высший.
        Спасибо тебе большое, умеешь поддержать в трудную минуту.
        Мелодия закончилась и, как и говорил Марк, объявили мое приглашение. Жулиен вывел меня в свободное пространство и рукой указал, что идти я должна в центр, снова ободряюще сжав мои пальцы в своей руке.
        Я послушалась и медленно пошла. Ухохочешься от ситуации: жена, спасительница и вполне возможно, не жилец. Плющ обязательно что-то да предпримет, а мне как первой подозреваемой в покушении на свободу старшего наследного принца Зорсиана, придется получать за все. Спасибо, Роркон меня заблаговременно предупредил, да вот только запастись оружием я не успела, смогла лишь с Яменией договориться, что та прибудет, стоит мне только свистнуть.
        С подобными мыслями направляюсь в центр зала, ухитряясь не наступить на кружевную юбку, ниспадающую хвостом и при этом красиво идти, чтобы запомнился мой легкий образ. Бал так бал, я умею себя проявить на балах, вот только наличие маски придется компенсировать, заставила себя лучезарно улыбаться придворным, разинувшим рты. Вспомнили значит меня в недавней 'оборванке' с розовой игрушкой в руках. Да! Я и такой бываю, иногда.
        Навстречу мне медленно шел граф, кажется, Синомби - полный мужчина со светлыми глазами, когда он улыбался, было невозможно определить, как в прочем и минуты его гнева или негодования, - казалось, лицо его всегда выражало одно и тоже чувство - непоколебимость. Уголки его губ еле двигались, и смысл был неразличим.
        Танцевать с графом Синомби, который все пытался ухватиться за мой корсет, оказалось не так уж страшно, по сравнению со следующим танцором. Второму удалось меня незаметно шлепнуть, через юбку почувствовала. В отместку наступила на ногу и нечаянно на ней крутанулась. Герцог Мунбудирг за 70 по виду, худой, сухой и с наглым зыбким взглядом, покраснел, стиснув зубы, глянул в мои невинно хлопающие глаза и успокоился, а стоило только музыке остановиться, прохромал в противоположном от меня направлении ничего не сказав.
        Только когда ко мне навстречу вышел еще более пожилой и медлительный партнер, я заметила виновника столь грандиозного набора танцоров. Зорс собственной персоной подходил к пожилому составу придворных, проговаривая, казалось, одну и ту же мысль и тут же удалялся. Итог: каждый новый мой партнер старше и неуклюжее предыдущего, жадно смотрит в область декольте и старается облапать. Он что? Издевается?!
        Краснеть уже и не пытаюсь - я зла до чертиков и на данный момент неуравновешена, последнему дала по коленке каблуком, как бы тоже невзначай и даже извинилась. Хватку ослабили. Повторяю самостоятельно придуманные па, ввожу всех наблюдающих, а в особенности партнера, в шок от подобной бескультурности и одновременно продумываю план мести. Моя юбка неотступно мотается вслед за ногами, не подпуская ко мне ближе, чем на полметра. Вовсю уворачиваюсь от жаждущих 'приятных' ощущений рук.
        Ах, значит, так решил? Ну, погоди, сейчас тебя вызовут.
        - Роркон, как пригласить его в центр зала? - спросила я мысленно, в очередной раз уворачиваясь от настойчивых попыток облапать. И откуда у этих старичков такая настойчивость?
        Покрутись вокруг своей оси по часовой стрелке, если обернешься против - пригласишь Винчестатера. - Да уж, спасибо, еще короля не хватало. Сугубо строгий правитель и приверженец правил меня вовсе не привлекает.
        Я, не подпуская к себе следующего, тут же обернулась вокруг своей оси по часовой стрелке. Маневр получился шикарный - следующий партнер не смог и шага ступить в мою сторону, как юбка уже по кругу обошла фигуру и пенным кружевом вернулась назад.
        Вызвала.
        Зорс чуть наклонил голову, тут же по-щегольски вышел мне навстречу. По самым малым подсчетам, он уже уговорил троих новых претендентов на танец, последний был в спецкресле и двигался по воздуху. - Вот это выбор! - не похвалить за такой вариант партнера трудно.

101.
        В зале прозвучали первые аккорды. Настроение начальные ноты создали совершенно иное от тех композиций, что звучали ранее. Томная и искренняя, сказала бы я. Но глядя в глаза ненавистного мужа, я не обратила на мотив внимания. Он ловко направлял меня в такт музыке, в совершенстве отточенные движения и бросаемые в толпу улыбки говорили о профи высшего класса, возвращаясь ко мне, он тут же менял свою маску, упрямо глядя в глаза.
        - И что тут у нас такого? - Начал он зычно, с неким недовольством, еще ближе притягивая меня к себе. - Интересного?

… Удивил не то слово. - Я попыталась отстраниться, не получилось, слишком крепко держит.
        - Вряд ли, скорее претенциозно необоснованного. - Поправился он.
        - Тогда - это ты, - согласилась я, - совесть не заела? - каблуком промазала, он вовремя убрал ногу, какая жалость.
        - Разве подобное еще бытует на Земле? - Крутанул он меня резко. Голова закружилась, я сцепив зубы продолжила поворот.
        - Скорее да, чем нет. Что ты себе позволяешь? - Зашипела я. Тычок под ребра, не увернулся, но и эффекта никакого.
        Он словно и не слышал, смотрит спокойно, как будто и не он меня только что в дурацкое положение своим великовозрастным отбором ставил.
        - Как муж, что хочу. - Изрекает Зорс спокойно.
        Я все же наступила на его ногу - реакции никакой. Притягивает совсем уж близко, чувствую дыхание на лице и жар от тела, а возможно он в киттоворсовом костюме сейчас. Ну, тогда понятно, почему мои попытки столь незначительны.
        Если в киттоворсовом, тогда либо боится за свою жизнь, либо знает, что сегодня что-то должно случиться. Гнев поднимался от самых кончиков пальцев. Да какой он мне муж?!!
        - Ты мне никто, никем являлся, таким же и останешься. - Злобно прищурилась.
        - Что ж, за подобную стойкость и терпимость прошу принять вот эту диадему, - он раскрыл ладонь, которой только что меня касался, диадема из миниатюрных белых цветов покоилась на его ладони.
        - Это мне? - удивилась я, не поднимая на него глаз.
        - Тебе. - Ответил он тихо, провел рукой по спине снизу вверх и обратно, медленно и легко. Мурашки поползли в противоположную сторону, стало тепло и уютно. Мерзавец! А прощения просить и не пытается.
        Неужели я счастлива?! От одного его прикосновения?! Черт подери! Он только что сделал мне больно, наговорил кучу гадостей и получаса не прошло…
        - И где подвох? - Расстроилась я, с ужасом определяя свою реакцию. Вот, блин, угораздило, уникалка!
        - Был, но прошел, - намекнул он на своих танцоров, - ты его прошла… он аккуратно вколол диадемку в мою новомодную сутанскую прическу.
        Смысл слов дошел с опозданием, я отбила его руку, но диадемка осталась на месте.
        - Ах, вот оно что, очередное задание, да не по… - Я попыталась оттолкнуть его, но не тут-то было.
        Он молниеносно поймал мои руки чуть выше кистей и предостерегающе сжал их. Со стороны все выглядело достаточно мило, - прекрасный принц в отчаянии удерживает свою принцессу. Возможно в ожидании ответа на лестный подарок.
        - Не нужно так. - Спокойно изрек он, совершенно не изменившись в лице. Проверка! - встрепенулась моя уязвленная гордость.
        - Да, иди ты к… - Мне как нормально соображающей принцессе оставаться претило.
        Вот тут на самом красноречивом моем выражении с момента встречи квыдыка Гека прогремел взрыв, и свод зала треснул в центре, огромные куски породы посыпались вниз.
        Зорс притянул меня ближе, прижался губами к ушку и напутствовал убираться отсюда по добру поздорову вместе с Джулиеном, напоследок слегка встряхнув. Подлец!
        По телу побежали мурашки, звук его голоса заставил сжаться все внутри в один непредсказуемый клубок чувств. Дура! Что со мной творится!
        В последние секунды, все еще удерживая руки, окинул оценивающим взглядом. Бабник!
        Я отвернулась. В этот момент краем глаза заметила, как он тянется в моем направлении, но тут же остановился, еще раз глянул сердито и исчез. Бессердечная сволочь!
        Ощущение крепких и тугих браслетов на руках осталось.
        Нет! Ну, надо же…Ведет себя как мальчишка, то унижает, то лезет целоваться - детский сад, ясельная группа!

102.
        Я невольно начала растирать вновь онемевшие руки, оглядывая зал в поисках Жулиена, с головы чуть в сторону съехала новоприобретенная диадема. По привычке ставить все на свои места, потянулась ее поправить, в эту минуту седовласый старик с прозрачными глазами стремительно подлетел ко мне, срывая с меня диадему из безации.
        - Ты недостойна! - Рявкнул он, отпихивая меня в сторону.
        Я пошатнулась, но не упала.
        Здание скрипело и стонало от взрывов, пригибаясь все ближе к земле, стены не выдерживали тяжести обрушившихся верхних этажей, покрывались гигантскими трещинами не в силах срастись, и оседали под завалами. Мы медленно спускались с 'небес' на 'землю'.
        Из залы как призраки исчезли все гости, первыми в пространстве растворились члены королевской семьи. Вальяжный Жулиен Тигр, пригибаясь, трусцой пересек залу и выпрыгнул через окно. Да, человеческих корней в нем больше, поэтому раствориться ему не удалось. Может и мне последовать его примеру, как Зорс сказал?
        Не получится, сегодня нужно поставить все точки над i. - Ответил мой внутренний 'правильный голос',- последний день для Ароматис, - напомнил Роркон.
        Сбоку от нас треснул потолок, струи воды, разбиваясь на тысячи капель о витые узоры, осыпались в комнату мокрыми искрами, вскоре они скопились в лужи и начали перетекать из одной в другую, в поисках выхода.
        Я обернулась на обидчика. Кажется мне знаком его голос, определенно знаком.
        - Глупая землянка, решила расстроить все мои планы. - Прошипел невесть откуда взявшийся Плющ, теперь я точно знаю, кто он - этот 'надоеда'. Он в это время топтал белым каблуком мою диадему и злобно сопел, смешно размахивая руками.
        Ну почему растолковывать, что у Плюща все козыри вышли и он может потерять дочь, придется именно мне?
        Роркон спокойно и решительно ответил на мой вопрос.
        - Ты единственная за последние сто лет, кто удостоился дара Высшего. И знаешь больше других, а точнее, то, что другим не под силу.
        Я действительно удивилась. - Ты о своей памяти, точнее душе, которую материализовали и вывели в цифровое оформление, а потом преобразовали и засунули…
        - Ладно, да, именно так. - Согласился Роркон. - С тобой бестолку спорить.
        - А ты и не пытался.
        Даяна отвлеклась от внутренних мысленных препирательств. На душе как-то тяжело стало, холодно, накатила непреодолимая усталость, а еще тут этот…
        Тяжело вздохнула, отгоняя внезапно накатившую меланхолию, и обратилась к Плющу, как истинно культурная девушка первым делом поздоровалась, сегодня я его точно ранее еще не видела.
        - Добрый вечер. Вижу, вы сегодня без своей подруги.
        Плющ уставился на меня, не сразу сообразив, о чем это я ему говорю и так и замер с поднятыми руками.
        - Я о нити коврос, помнится, в прошлый раз вы меня с ней познакомили, - заулыбалась я.- Вас разлучили? Какая бессердечность с их стороны.
        - Что ты себе позволяешь? - Плющ шагнул в мою сторону, сжимая тонкие крючковатые пальцы в кулаки. Кулаки больше походили на женские, такими маленькими они казались. Я не преминула об этом сообщить.
        - Что! - Взревел Плющ.
        - Да! А голос! Не голос, один фальцет.
        Что ты делаешь? - Взмолился Роркон. - У тебя нет оружия, даже перемещателя нет, беги глупая!
        - Я договорилась с Яменией. - Напомнила я.
        - Она принадлежит Зорсу, может не прийти.
        - Пусть только попробует он так сделать…
        Я повернулась, уходя от старца вбок к колонне, где валялся обломок стула с каменным набалдашником. Плющ начал свирепеть, переходя на ишвенский.
        - Да ты! Шерова хровиля ихвышь лоуэйн егрель ноарма тут харвио!
        - Вы это к чему? - Удивилась я, насилу не переводя ни единого слова, чтобы не расстраиваться из-за его сомнительного и предубежденного мнения обо мне. Обломок от стула неудачная идея, это однозарядное метательное оружие - не подходит.
        - Ибис харнувы лар гавша. - Вопил он, приближаясь. - Ивыях вир стаглул.
        Вот теперь он в добавок к нецензурной лексике начал копошиться за отворотом праздничного одеяния. Саван светло-синий с вышивкой из сервициума мог таить за своей тонкой матерчатой границей новое запрещенное оружие, как и нить коврос, оставшееся в одном экземпляре.
        Он отвлекся, дав мне время на поиски нормального метательного оружия и хоть какой-то защиты. Каменная колонна, разбившаяся на куски, соединила в себе оба искомых предмета. Я еще немного отошла, стараясь не стучать каблуками, чтобы не привлечь к своему маневру его внимания. Пусть продолжает совершать невиданные телодвижения, стараясь выудить из-за пазухи застрявшее там оружие, главное, чтобыпо глупости не поджарил сам себя, обидно ведь будет.
        Достигнув разбитой капители диаметром в метр, обернулась на Плюща. Он понял, почему я уходила, а я, глядя на предмет в его руках, поняла, почему оружие застряло в его одеждах.
        Бластер Ви 14 упирался дулом в пол - последняя модель, видоизмененная для человека и выпущенная, опять-таки квыдыками, в количестве шести штук.
        Модель отличалась лишь одним явным преимуществом, - уничтожала все, вплоть до жидкостей, и одним существенным недостатком - весила более шести килограммов (хотя рассчитана на удержание в одной руке), и парой маленьких недочетов, которые убрать не успели: бластер быстро нагревался и давал сильную отдачу, ненароком мог вывихнуть плечо или вовсе руку отсечь.
        - Вы знаете, что это оружие опасно? - Ни с того ни с сего спросила ястрого и предупреждающе.
        Возможно, он знал, но не послушался, попытался поднять тяжелый, ему явно не по силам, бластер и нацелить на меня. С первого раза прицелиться, конечно, не получилось, и он понял, что может промахнуться. Дабы исключить такую оплошность, подтащил бластер ближе, шаркая ногами по полу, размахивая свободной рукой для равновесия, и оставляя после себя отчетливую царапину на каменном покрытии пола.
        Я больше не ждала, совершенно не хотелось быть опробованной в роли мишени, вдохнула и громко свистнула с мелодичной переменой нот. Ямения обещала меня услышать.

103.
        Последний танец с гроками теперь был настоящим военным действием. Это рассматривалось как нападение на страну, попытка захвата власти. Последствия будут катастрофическими для двух миров, жаль только, что Плющ опять останется 'чистым' и вроде как ни при чем.
        Лаборатории Эммы были полностью уничтожены, попытка накрыть корпус защитным куполом не увенчалась успехом, один из снарядов угодил в рубку, где обороной руководил Лим. Его из пылающего помещения, разгребая вывернутое из стен оборудование, вынес Зорс.
        И тут он услышал ее сигнальный свист.
        Когда он запретил Ямении приближаться к девушке и строго наказывал не слушаться ее, он и не предполагал, что ситуация, где ей будет нужна помощь кобылицы, действительно наступит.
        Не вовремя он запретил ей приближаться к художнице. Совсем не вовремя. Положил Лима на лежак у стены, Лера тут же оказалась рядом.
        - Она не примет твоей помощи, или вовсе… вызови Ямению - крикнула Лера, чтобы перебить раскаты взрывающихся снарядов, но он не услышал, -… стой, Зорс!
        Исчез.
        Лера склонилась над Лимом, родное лицо с припухшей щекой и кровавым глазом.
        - Ну, как ты? - она нежно его гладила, определив, что он цел и невредим, немного успокоилась. Смогла улыбнуться, привычно тряхнув челкой.
        - Когда я с тобой, то чувствую себя как дома, точнее как на небесах, - улыбнулся Лим, - они справятся? - Спросил он.
        - Справятся, вместе - справятся. - Сказала тихо Лера.
        - Поднимайся, здесь, - она печальным взглядом обвела руины, оставшиеся от лечебного корпуса, и, не ощущая посторонних, сказала, - здесь уже можно не оставаться.
        Они переместились в запасное лечебное отделение, где сейчас находились все, кому не повезло увернуться от осколков, работники быстро перемещались из палаты в палату, выполняя указания главного помощника Эммы. Куразос с легкостью справлялся с наплывшими раненными и просто перепуганными служащими и гостями.
        Он осмотрел Лима и предупредил, что здесь нет необходимого для него оборудования, камера занята, а на производство другой уже ушло много времени и уйдет не меньше.
        - Лима нужно переместить на Судазуз. - Дал он свой вердикт.
        Лера расстроилась, - он будет так далеко от нее опять. Не хотелось его отпускать, пришлось, она должна была остаться здесь, на Сутане, провести зачистку территории, помочь Зорсу, и найти куда-то запропастившегося Марка.
        - Я позвоню, - пообещала она, прощаясь с мужем. Нежно поцеловала, потом отстранилась, поглаживая его по щеке, еле сдерживая бессильные и глупые слезы. Как же давно она его не видела, не могла его коснуться, только слышала любимый голос, который неустанно говорил о любви.
        - Леранке, я там пробуду не долго…, - повторил он, чтобы она не расстраивалась, обещаю. И тут же к тебе, первым рейсом, ну же, любовь моя, улыбнись.
        - Я знаю, - она ободряюще улыбнулась.
        Он улыбнулся и закрыл глаза, капсула растворилась мягко мигнув.
        - Улетел. - Всхлипнула Лера, рассеяно оглядываясь. Тут же заставила себя собраться, взять себя в руки.
        - Не время раскисать, - напомнила она себе, застегивая наглухо костюм и приводя его в боевой режим. Через несколько секунд исчезла.

104.
        Плющ, порядком провозившись с прицелом, от которого я плавно увильнула, не успел выпустить заряд. Я не успела руку оторвать ото рта, как Ямения оказалась рядом, вышибив уже порядком осевшую стену праздничной залы. Куски древесной обшивки разлетелись в разные стороны. Среагировала она так же быстро, как и требовалось.
        Девушка присела, накрыв голову руками, освобождая поле для ее лапы, которая тут же нашла противника.
        Его тело как перо легко отлетело от меня, несколько раз перевернулось в воздухе и шмякнулось о стену. Обездвиженное, оно упало возле руин, созданных Яменькой.
        Теперь с ним точно можно поговорить. - Определила я.
        - Спасибо моя радость, - я протянула руку, кобылица вначале настороженно глянула на меня, она оторопела, но потом склонила голову, давая себя погладить, - ты просто прелесть, Яменька.
        Перчатка на моей руке не сгорела, а я не придала этому значения. Может все же рожденная в пекле умеет сдерживать свой пыл? Сейчас - это неважно, главное время, которое неминуемо ускользало прочь, нужно действовать.
        Девушка вышла из-за укрытия - каменной колонны, грациозно взмахнув юбкой.
        - Сейчас нужно его уговорить отдать мне противоядие, и все будет кончено. - Я медленно пошла в его сторону, обдумывая свои слова. Но в голову ничего толком не приходило.
        Он лежал лицом вниз с неправильно запрокинутой рукой под голову, тело вообще приняло совершенно неудобную позу, кукольную с вывернутыми конечностями, но на этом точно быстро заживет.
        - Наверное, сломана, - сообщила я, с трудом переворачивая его и встречаясь с ненавидящим взглядом. Все еще жив - констатировала я.
        - Конечно, жив - такие индивиды, как он сразу не умирают. - Напомнил Роркон.
        - Кстати, тебе 'новая' Яменька никого не напоминает?
        - Сейчас дело не в ней. - Отрезала я мысленно.
        - Это ничего, в смысле не страшно. - Заверила я Плюща, осмотрев его руки и ноги, помогаю приподняться, чтобы прислонить его к стене. И главное - не смотрю в налитые кровью глаза. Говорят, мысли материализуются - вот теперь я понимаю, почему этого выражения так боялась в детстве. Именно сейчас я бы с радостью опровергла все догадки, лишь бы то, о чем он думает, не реализовалось.
        Будь он в форме, он бы меня голыми руками задушил.
        - Ну, что теперь, Плющ?
        Просто так он не сдастся, - решила я, - придется оповестить его о ритуале венчания, а как не хотелось оглашать. Глаза не от мира сего, ненависть, неприязнь и отвращение, и все на меня, интересно, а он знает, что сам во всем виноват?
        - Ваши следующие действия? - Спросила я, спокойно разглядывая виновника парада, возможно, вечером Гроки в его честь еще раз в замке устроят шквальный салют.
        Старик оживился, лютую ненависть в его глазах сменила плохо затаенная жажда власти.
        - Он спасет ее,- глядя куда-то через мое плечо вглубь зала, прохрипел Плющ. Я обернулась, а сзади стоит Зорс во плоти, появившийся неизвестно откуда.
        - Он вернулся вовремя и теперь сможет ей помочь, - хрипнула живая мумия, Плющ с трудом высвободил руку из-под тела и указал на него крючковатым пальцем.
        - Срок выходит, - напомнил он, обращаясь к Зорсу, и продолжил уже для меня, видимо, - скляр покинет ее тело и они поженятся, он сможет отдать ей…
        - Вы просчитались, - сообщила я хладнокровно. С радостью бы сейчас ему торжествующе улыбнулась, жаль ситуация с его дочерью не повод для веселья, хотя другая на моем месте может и повеселилась бы.- Старались убрать меня с дороги и просчитались.
        Я отошла от него, дабы не провоцировать на рукоприкладство, под аффектом от новости. Отошла подальше - обошла Зорса и собственнически положила ему руку на плечо.
        - Он потратил свои силы и стал моим донором. - Пояснила я. Зорс кивком дал понять, что это правда. Я краем глаза видела, что он смотрит на меня.
        Плющ прищурился, не веря. Что-то булькнуло внутри него и хаотично мелко захлопало.
        - Он женился на мне, церемонию провели в моей палате, именно поэтому сегодня вы смогли меня лицезреть.
        Я представила эту картину - палата, мои родные в ужасе от моего вида, жених, который меня не любит, возможно, тоже в легком шоке от невесты. И он мне глубоко неприятен, стоит только вспомнить все передряги и кто мне их устроил. - Я чуть приэтой мысли не шарахнулась от него, как ошпаренная, только вздрогнула. Зорс медленно повернул голову в мою сторону.
        - Что случилось?- Тихо спросил он.
        Ну не говорить же ему, что иногда от него просто воротит? Несмотря на подарки.
        - Ш-ш-ш, - прошипела я, давая знать, что сейчас не время. Разборки проведем после, не сейчас. Я слегка поморщилась и опустила лицо, чтобы он не заметил бледности - да в любом случае быть бездыханной невестой мне совершенно не хотелось, кто бы ни был женихом. Но его поведение и мой внутренний отклик мне не нравились совершенно, так нельзя!
        - Марк слаб, Зорс женат, а скляр должен покинуть ее тело - продолжила я, отошла от Зорса - и вы ее больше не увидите. У Ароматис нет шанса.
        Слова прокатились как гром над головой старика, он просто перестал существовать - в одно мгновение с его и без того бледного лица как водой смыло все краски, на него было просто страшно смотреть. Но и это меня не остановило. Старик только сейчас возможно понял, что собственноручно убил ее, из жажды власти и ради чего он удерживал ее в болоте двадцать лет?
        - Именно сейчас происходит ее освобождение от скляра, и яд продолжит свои действия, если захотите проститься - вытащите из воды и под ее крики, попросите прощения. - Мило предложила я.
        - Жестоко, ничего не скажешь. - Сказал Роркон.
        - А что делать, - ответила я мысленно, - спасать-то ее мне.
        - Плющ, где противоядие? - Я холодно и отстранено спросила.
        Он более не медлил, рукой, разодранной в кровь, достал из посоха закупоренный камень с жидкостью.
        - Ты… - он не смог спросить, только глаза тяжело больного вопрошали о надежде, о последней надежде.
        - Уверена. - Ответила я, - где нож?
        - Когсарат - клинок, - пошептал он, еле ворочая языком.
        Тоже мне языковед, нашел время поправлять ошибки. - Возмутилась я мысленно.
        - Не суди, - тихо произносит Роркон.
        - Да я бы с радостью! - Перешла я на истеричные нотки, - вот только не получается!
        - Ладно. - Ретировался квыдык.
        Плющрасщепил посох, вытащив на свет клинок с изогнутым лезвием, увенчанный белым искристым камнем, он медленно протянул его мне. Зорс предупреждающе совершенно бесшумно подошел ближе, дабы тот ничего не предпринял. Смешной он какой-то, раньше всех меня продал, а вот теперь почему-то боится за меня.
        Я аккуратно забрала клинок из его холодных пальцев. Зря они так волнуются, все будет в порядке с Ароматис.
        - Спасибо, - сказала я, не глядя на него, неизвестно за что поблагодарив. Возможно, я сейчас возвращаю чужой долг, сама того не зная. Когда поравнялась с Зорсом, спросила, где Яменька, но он ничего вразумительного не ответил, только глазами странно сверкнул. Возможно, устал до чертиков…а мне должно быть все равно!
        Яоглядела себя - платье, как после войны осталось только в крови искупаться, чтобы дополнить картину навеки потерянного вечернего наряда. Сейчас дайте зеркало мне и заикание на всю оставшуюся жизнь обеспечено. Мдам, и времени нет.
        - В общем, пора идти.

105.
        Я бежала через залы, преодолевая одну за другой, несколько бесконечно длинных коридоров и комнат, путая след, чтобы Лаге и гроки меня не нашли, благодаря амулету, а теперь и Роркону я в тени скрыта от Скара и линзы, сейчас можно поиграть в прятки, пусть помучаются - поищут.
        - Мне нужно тебя покинуть, - вдруг возник Роркон.
        - Ты сейчас оставишь меня? Но как мне…?
        - Я смогу спутать след, а у тебя будут лишние минуты.
        - Ладно. - Согласилась я мысленно. - Где тебя потом найти?
        - В твоей комнате среди камней с Ряйо. - И он исчез, замолк. Странно, как-то сразу стало грустно, теперь я одна одинешенька против армии каменных, а все же быстро привыкаешь к компании.
        И к технике тоже быстро, что раньше два километра - включила перемещатель и ты через долю секунды на месте, а теперь бегаю и вспоминаю наше с Солодо спортивное детство. И все это только для того, чтобы гроки не засекли перемещения и не прошли по разрыву времени и пространства вслед за тобой. В руке отданный Плющом кинжал, фамильная ценность, которая так и не достигла рук Ароматис, но все еще впереди, он будет мне обязан…
        А там уже я поставлю свои условия, Плющ точно не обрадуется своему первому порыву, все ж благодаря ему я теперь обручена с Зорсом, чтоб им всем хорошо было…
        Впереди еще одна лестница и длинный коридор для слуг, выходящий к основанию главной парадной лестницы, я свернула вправо, как говорил Роркон.
        Через минуту выскочила из дворца на задний двор, а вот и обещанный Солодо синий автодрайвер. Он взревел, стоило мне его коснуться, записан на меня - обрадовалась я его подарку. Автодрайвер понес меня к болоту, смещая все на своем пути.
        Как я люблю скорость, звук, движение, и как мне они сейчас нужны, я становилась увереннее в своих силах и свободней, как же мне все эти дни этого не хватало…
        Сад, казалось, расступался, испуганно пряча зеленые ветви, возможно - это рабочие их заблаговременно убирают, чтобы не отчитываться перед королевой за испорченные образцы. Вскоре показался мостик и обширное черное болото, я только сейчас заметила, что перед болотом расплылись прозрачные озерцы, через которые перешагивалибелые мостики. Автодрайвер смирно утих.
        - Лучезарная!- Позвала я,когда приблизилась к воде. Крик срывался и затихал,на болоте зажгли свет, я, кажется, разбудила мирных глумов. Да… а клятву не сдержала, я вновь у болота.
        - Ароматис! - Может, у нее уже нет сил, чтобы отозваться? Пусть будет так.
        Она сейчас не справится со мной.Я сбросила обувь, мысленно пожалела платье и прыгнула в воду.
        Песок, красный песок окутал меня в воде, почему красный?

106.
        Вдруг кто-то сверху ухватил за воротник и выдернулна поверхность.
        Я так и повисла в воздухе, стараясь протереть от воды глаза свободной рукой. О боги, только не Лаге или другой грок, тогда мне крышка!
        - Куда ты идешь?! - спросил Зорс, рывком встряхнув меня. Ситуация казалась до боли знакомой, где-то я это уже проходила.
        - Отпусти меня немедленно, да как ты вообще мог с ней так поступить? Это же бездушно!
        Он не пошевелился, даже позы не изменил.
        - Вы все с ума сошли? Отпусти… Ты не мог ее спасти, и теперь удерживаешь меня, не смей мне мешать!
        Его как плетью ударило. Зорс опустил меня на берег, но все еще не отпускал, удерживая за локоть.
        - Ты ничего не понимаешь, тебе неизвестно. - Он устал - это было видно, но все равно тянул меня обратно. Или пытался оправдаться? Да что, черт возьми, с ним происходит?!
        - Ты глубоко ошибаешься Зорс. - Я уперлась ногами. - Ты спас меня… спасибо - тихо буркнула я, впервые его поблагодарив. Он расслышал.
        - Теперь дай мне ейпомочь, ничего плохогоя не сделаю. - Еще тише сказала я.
        Расслышать-то расслышал, но даже ухом не повел, и с места не двинулся.
        - Немедленно меня отпусти, слышишь…- Это точно не слышал, может и не хотел слышать. Попытался поднять на руки, чуть ли не упал от расхода сил в бою в тронной зале, но не отпустил. Почему он так упорствует, неужели Роркон мне не все рассказал о них? Нет, наверное, он сам еще не во всем разобрался, ведь он не знал о ее судьбе, да и как знать, он вообще ни о чем у семьи не спрашивал, улетел и все на том.
        - Ты сам ничего не понял, и как вас вообще угораздило столько времени заблуждаться? -Я увернулась, когда он попытался еще раз меня схватить. Зорс мотнул головой и осоловело посмотрел на меня, силы его медленно покидали - ему нужен сон и еда, а еще пара тумаков за характер.
        - Но ты…- Он уже не тащил меня, остановился, с трудом подбирая слова. И почему он ранее не был таким простым, все время сложности.
        - Я все знаю, слышишь, все! И даже больше! Ты Роркана встретил, а значит мне благодаря всезнающему высшему известно… Известно намного больше… У нее сегодня последняя ночь!
        Повисло неловкое молчания, а секунды все бегут.
        - Теперь дай мне с ней встретиться, Зорсиан. - Впервые попросила, называя полным именем, и как-то самой стало не по себе, как странно это прозвучало - певуче.
        Зорс замер и уставился на меня, как будто в первый раз видит. Я машинально прикоснулась к шее, нащупывая амулет от его взгляда. На месте. Нет, сейчас нужно целенаправленно следовать инструкциям дальше. Я оглянулась, собираясь с мыслями.
        Освобожу Лучезарную или Ароматис и оставлю их планету далеко в космическом пространстве, наконец-то мне будет дарована свобода, я вернусь домой, я смогу… Что именно смогу, когда вернусь, я так и не вспомнила, но время поджимало. Мысли вертелись вихрем - что дальше? Тут я посмотрела на него и меня осенило.
        - Ты можешь мне помочь. - Он остановился. - Мне нужен точь-в-точь такой нож. - Я показала Когсарат.
        - Но… - воспротивился Зорс.
        - Немедленно, и ты будешь рядом. Обещаю.
        Не прошло и трех секунд, как у моих ног лежал второй нож. Настоящий Когсарат спрятала в корсете, Зорса зажала в руках, пусть потом попытается сказать, что я все испортила. Теперь он будет со мной, а значит вся ответственность за правильность поступка на нем. Я посмотрела на платье, юбка от воды стала тяжелой, да и в воде она не будет давать возможности для маневра. Пришлось юбку, ранее именовавшуюся как кружевное чудо оторвать, так я и осталась только в мини, которое иначе, как супер мини и не назовешь. Собственно темно и стесняться нечего, к тому же вид мой презентабельным не являлся, да и я не в претензии.
        Когда тас-1 включился, чтобы активизировать его действия под водой вдохнула полной грудью, разбежалась и нырнула. Громкий всплеск, опять ледяной холод и такой знакомый звук'фью-хлоп' над головой сопровождали мой прыжок.
        Я сжалась от ужаса - гроки нашли меня.Но они не решатся последовать за мной в эту пучину, - говорил Роркон - даже в скафандрах. Я бы и сама с радостью не плавала здесь в это время суток, я бы вообще к воде и близко не подходила, а что делать? ала обещание, теперь спасай.

107.
        О боги, куда я плыву? В воде, как ни странно, было относительно светло, но жутко и страшно.
        - …как только преодолеешь красный песок… - Вспоминала я слова Роркона. Вот это мне с ним повезло, так повезло, наследной семье, кстати тоже, -…достигнуть центраболота, - говорил он.
        Там - в глубине среди зарослей водорослей что-то светилось, именно это свечение давало разглядеть окрестности. Жилы туннелей как громадные черви протыкали пространство под водой, уходя в темную глубь болота. Вся флора с поверхности воды сворачивалась внизу, как только болото настигала ночь. А я заметила это только сейчас.
        Я в холодной воде с ужасными мыслями, которые даже здравые рассуждения не могли убрать, достаточно глубоко спустилась, почти достигла дна, и только сейчас поняла, что источник света - сама Ароматис, точнее белое тощее тело, ничуть на человека не похожее, ну разве что отдаленно, а все скляр.
        От кровожадного и опасного скляра, безобидного только если он без оболочки, меня ограждали хилые водоросли. Тело девушки скляр готовился покинуть, поэтому оно и светилось, и все бы хорошо, да только не подниму я ее на поверхность - времени мало, а она от болей, которые мне не понаслышке знакомы, соображать куда плыть не будет, и потонет нас трое, я, она и железный Зорс.
        Их нужно выманить на поверхность, а обряд провести на берегу. - Решила я, а вот идея подъема пришла сама собой.
        - Эй, скляр! - Позвала я. И чуть не выронила Зорса, который услышав меня, попытался перевоплотиться.
        - Сиди тихо предупредила его я, ты не вовремя, все будет хорошо. - Он застыл, израсходовал все силы, надеюсь. А еще надеюсь, его потом в чувства приведут.
        Свечение тут же прекратилось. Скляр без оболочки - ничто, и не сможет править в болоте, а Ароматис срок вышел, так как яд медленно, но все же прогрессирует и самого скляра губит. А тут я - жива и без яда, если меня утопить, то теоретически - я оболочка безвременного владения, точнее мое бездушное тело.
        - Новая жертва в твоем распоряжении, скляр. - Помахала ему ножом. - Может, догонишь?
        Последние слова можно было не произносить, он увидел в моих руках нож, быстро все просчитал и ринулся в бой. Правильно, через раны ему будет легче проникнуть в тело.
        - Нужен нож? - Спросила я. - Держи.
        И отшвырнула металлического Зорса в сторону подальше от себя. Зорс, будь он в чувствах - убил бы меня за подобное.
        Сейчас есть время уплыть, скляр хоть и слаб, но настигнет быстро. Он ринулся в пучину за ножом, я поплыла вверх, как и рассчитывала, вскоре он снова появился в поле зрения Света мало, только песок с красным отблеском создавал иллюзию кровавого сновидения, а белая тень скляра в облике Ароматис настигала меня. Белое тело как кукольное, в глаза лучше не смотреть, в них не видно рассудка, только кинжал давал ясное представление о решении скляра, - он заглотил наживку.
        Что ж, кто бы ни захотел таким образом отомстить за полученный синяк. Сжимая клинок он неотступно следовал за мной, приходится активнее грести и отталкиваться от водных потоков, которые невообразимым образом появлялись на глубине прозрачного озера. Я не знала, хорошо это или плохо, может даже скляр пытается остановить меня, создавая потоки, но я не останавливалась, теперь главное - ступить на твердыню берега прежде, чем он успеет меня настигнуть.
        Еще мгновение и я на берегу, земля под ногами как утешение и поддержка, я обернулась на шум падающих капель. Скляр вырос из воды и уже занес клинок для удара, я отступила на пару шагов, он промахнулся, еле удерживаясь на ногах. Да, притяжение на воздухе это тебе не шутка. - Усмехнулась я.
        - Остановись! - Попросила я. О чем он, конечно, не думал и замахнулся еще раз.
        Вот глупый я же не в воде, а уверенно стою на берегу, и в руке его Зорс.
        - Не получится, - белое тело не отреагировало, в черных глазах только кровожадность и желание заполучить новое тело, как оболочку. Со вздохом произнесла - да он тупой.
        - У-уурь-ль. - возмутился скляр, хлопнув теперь уже бесцветными глазами и посмотрев на нож.
        - Тупой, говорю, ничего не получится.
        - Ууурь - у, - напомнил Скляр.
        - Да, но ее срок вышел, меня ты не догнал, и в теледольше этого срока тебе оставаться опасно.
        Почувствовала себя учителем с первоклашкой, даже брови сурово сдвинула.
        Бледное создание по-детски фыркнуло и отвернулось, продолжая изогнутыми пальцами сжимать Зорса. Да для такого выброса эмоций только ножкой притопнуть не хватало, для полноты ощущения.
        - Короче, - вырвался на волю мой крик души, вытягиваю из-за мокрого корсета настоящий клинок Когсарат - пошел вон из нее! Хватит, наплавался!
        Скляр подпрыгнул от неожиданности, но повернулся.
        - Руки. - Приказала я непререкаемым тоном. Он, недолго думая, бросил нож, протягивая руки в мою сторону. Зорс булькнул в кроваво-красную воду.
        - Нечего киснуть, отдохнешь без тела пару-тройку лет, - обнадежила я, отвечая на жалостный взгляд скляра, и сделала надрезы на запястьях Ароматис. - А там и привыкнешь.
        Недовольно урькнув на мое безразличие к его горькой судьбе без оболочки, скляр через раны вместе с черной кровью закапал в воду, пока кровь не приобрела естественный розовый, как у всех биолюдей, оттенок.
        - И тебе счастливо. - Ответила я. Бесформенная тень, еле заметная на фоне красного песка, тоскливо поплыла прочь.

108.
        Ночь, тишина и только яркие звезды в небе, как красиво.
        Из воды поднялся мокрый и злой Зорс.
        Зорс был не просто злой, он хотел объяснений, и уже ринулся ко мне с распростертыми объятиями, явно желая удушить. Но наткнулся на полусонную Ароматис и застыл как вкопанный. Кажется, не верил своим глазам и даже слегка открыл рот, но быстро с шоком справился.
        Не успел он и слова произнести, как уже держал понемногу приходящую в себя девушку. Хоть скляр и покинул ее тело, сильно оно не изменилось, и сейчас было особенно страшно осознавать, что это не болотный обитатель для которого подобный вид нормален, а биочеловек, к тому же девушка.
        Ароматис от возникавшей в теле боли начинала стонать, первый ее звук иначе как выдох не назовешь, но потом с каждым секундой он перерастал во вскрик и становился сильнее.
        - Держи крепче,- отдала я указание Зорсу.Что же дальше?
        Дальше, как Роркон говорил: от надрезов на запястьях вверх к шее… Я проделала продольные движения клинком, кожа от прикосновения мгновенно расходилась. Я успела это только с левой рукой, когда Ароматис закричала и залилась слезами.
        - Прости… - Сказал Зорс, сжимая ее крепче. Кому он сказал - неизвестно, я продолжила обряд с другой рукой. Теперь соединить на ямке в шее… - вспомнила я, клинок дрогнул, только бы ничего ей не задеть.
        - У тебя получится, - сказал Зорс.
        - Знаю. - Нетерпеливо убрала мокрые пряди, так некстати закрывающие обзор.
        Я провела клинком еще две линии, от проделанного с ее кожей ужаса, стало слегка подташнивать. Ароматис стихла, закрыв глаза, уже не в силах кричать от боли, только слезы лились ручьем, казалось она в обмороке.
        Залить жидкость на рану в шее,слова Роркона последовательно всплывали в памяти. Сделала - теперь жди, его последнее наставление, секунды медленно шли одна за другой.
        Зорс опустил Ароматис на землю и сам сел, аккуратно пристроив ее у себя на груди. Раны медленно стали закрываться, не оставляя и следа. Он убрал с ее лба волосы, и как-то нежно-нежно провел рукой по бровям, опускаясь к щекам, а затем к подбородку, вначале с одной стороны, а затем с другой… Это выглядело так… так… в общем, я отвернулась, ощутив тупую непонятную боль в груди.
        - Давно не ела - решила я.
        А через мгновение в теплой, даже жаркой ночи ощутила холод, скорее озноб, рядом что-то происходило. Неожиданно сама для себя зажмурилась и сжалась, обхватив себя руками, о боги как я устала…
        - Что-то случилось? - Спросил тихо Зорс.
        - Нет, - отрезала я, не поворачиваясь к нему. - Сопроводи ее к отцу и ни в коем случае не возвращайся.
        Он скептически хмыкнул. Вот теперь он хмыкает, неужели восстановился и может самостоятельно принимать решения, однако быстро же он.
        - Ладно, мне все равно, только ее отсюда убери. - Я кивнула на Ароматис.

109.
        Миг спустя она исчезла. Зорс остался.
        - Как-то странно… - Прошептала я тихо сама для себя, но он расслышал.
        - Что странного? - Спросил он, когда сел в нескольких метрах от меня.
        И говорить с ним не хотелось после всех его проделок на балу, сволочь! Но сейчас экстренная ситуация, поэтому придется.
        - Я ушла под воду, когда гроки уже были на берегу. - Призналась я вслух.
        - И что? - Спросил Зорс, пиная кусок породы под ногами.
        - Где они сейчас? - Со вздохом я поднялась с колен, оправляя свою миниюбку и подтягивая мокрый корсет. Когсарат, взвесив в руке, протянула ему. Грязная как самух и уставшая до чертиков, а еще в волосах перья и заколки, которые сейчас, наверно как мусор из головы торчат. С тяжелым вздохом принялась их доставать.
        - Заняты, конечно. - Зорс почему-то замер и замолк.
        - Чем? - Заколки пришли в полную непригодность, пришлось выбросить.Я посмотрела на мокрую юбку от платья лежащую рядом, а какое было платье. Даже обидно стало до слез, оно мне так понравилось.
        - Не знаю, это ты Роркона отпустила без спросу. - Он опустил глаза.
        - И? - не хотелось говорить, даже спорить с ним не хотелось, а все же спросила.
        - Вот им они и занимаются. - Он замолчал, рассматривая почву у моих ног. Я тоже посмотрела вниз, почва как почва.
        - Куда ты смотришь? - Удивилась я, не понимая его пристального внимания.
        - А тебе идет… короткое. - Спокойно заявил Зорс, не пытаясь поднять глаз.
        Будь у меня хоть капля сил, я бы высказала ему все свои 'пожелания' относительно его здоровья в будущем и 'счастливого' далекого пути к незнакомой бабушке, но сил не было.
        Я оглядела себя, да, сейчас меня можно только в электро-микорные порно журналы под заголовком борьба в грязи Сутана. Юбку не поднимешь, ноги не прикроешь - класс. А он только что держал в руках девушку, которая явно была для него больше, чем просто друг, какая же он сволочь!
        - Мы возвращаемся в замок, ты идешь впереди. - Сказала я Зорсу.
        - А я еще не могу, дай дух перевести, - он посмотрел, наконец, на меня. Точнее теперь его глаза сосредоточились где-то на моем лице, а не ниже. - Да и идти сейчас нет смысла, пока мы здесь Роркон нас прикрывает, как только покинем берег, придется справляться самим, так что выбирай: или идем сейчас и продолжаем бой, или я набираюсь сил, и мы сможем пройти во дворец без больших проблем.
        - Но с маленькими? - спросила я недоверчиво.
        - Сама посуди, ты в таком виде, что проблем не оберешься. - Зорс отвернулся.
        - Спасибо. За беспокойство.

110.
        Разведчик торопливо давал отчет об операции на Сутане. Грок часто сбивался с мысли и оглядывался, рассказывая, как прорвались в замок, но не смогли удержать позиции и в спешке отступили к болоту.
        - Кто ведет бой с их стороны?
        - Небольшое пешее скопление: биолюди в количестве 30 человек, агенты РиО войск старшего и среднего звена и рожденная на солнце по имени Ямения.
        - Значит Зорс, Леранке, наверняка ее муж Лим, Гек - старый товарищ, - подытожил мавр Лаге, который не мог сдержать своего гнева, - все же было рассчитано. Где же они ошиблись?
        - Где Плющ? - Рявкнул главнокомандующий.
        - Мы не можем с ним связаться, - он приложил руку к горлу и отстранился от экрана, тут же вернулся - мне только что доложили, что была освобождена Ароматис, сейчас она с ним.
        - Предатель, - прошипел сдавленно Лаге. - Его срочно ко мне, живым или мертвым, все равно.
        - И еще кое-что. - Замялся грок.
        - Что?
        - Девушка, простой человек с Земли, - это ее инициатива.
        - Но он убрал ее, - оторопел Лаге, - какого дьявола она еще жива?
        - Она супруга старшего наследного принца, их в тайне обвенчали еще вчер…
        - И ее тоже сюда немедленно!
        - Но… как? к ней не подоб…-
        Лаге видел, как темная тень стремительно приближается к бойцу сзади, она только прошла сквозь него не задев ни листьев болотной травы ни одежды на бойце, как тот рухнул, не договорив. В объектив линзы попала серая пыль, поднявшаяся после крушения тела, и связь с поверхностью планеты в этой точке оборвалась.
        - Что это было? - Сдавленно спросил Шакум, который стоял рядом.
        - Тень одного из Верховных. - Лаге стал темнее тучи.
        - Прокрутить обратно, - обратился он к инженерам на борту. Кадры медленно пошли, когда тень настигла грока, в темноте над головой бойца что-то неровно мелькнуло, очерчивая восьмерку.
        - Это рога?- Удивился Шакум.
        - Роркон, дух Роркона… - Нахмурился Лаге, невозможное возможно, как его выпустили?
        - Дать команду отступления, немедленно верните всех на борт.
        Услышав приказ, специалисты по связи тут же начали отдавать указания.
        - Свяжитесь с последним отправленным отрядом. - На экране появился другой командующий отрядом.
        - Кто-нибудь видел девушку с Земли? И Плюща.
        - Ее мы засекли у восточного берега болота, но к ней не подойти, Плющ в замке.
        - Где именно?
        - Сейчас он возле капсул.
        - Возвращайтесь. - Сказал Лаге. И отвернувшись от темного экрана, давал следующие распоряжения. - Произвести сброс чипов перемещения,закодированных на девушку и Плюща, на восточный берег болота и несколько чипов доставить в замок к капсулам с больными, пункт обратного назначения - изолятор в шахтах Кехрона.
        Мелкие почти невидимые чипы россыпью расстелилиcь в обозначенных местах, ожидая как капканы свою дичь.

111.
        - Зорс, ты где? - Лера вышла на связь, ее голос звучал встревожено.
        - Все еще на болоте. - Отозвался он, включив передатчик связи.
        - У нас пропал Плющ. Его везли к капсулам, как и Лучезарную, чтобы восстановить. Прислуга говорит, что он исчез в воздухе вместе с капсулой. Ты его знаешь, он сам не мог… после всех переломов и ушибов.
        - Лера это происки гроков, возможно использовали чипы. - Устало заговорил Зорс.
        - Стоит перепроверить. - Согласилась Лера.
        - Аккуратно осмотрите место, - начал Зорс по привычке, как наставник, - только будь осторожна, они не специалисты в подобной работе. После нужного перемещения чипы еще могут работать, чтобы и тебя не забрали.
        - Хорошо, я осмотрю.
        - Что случилось? - Я обернулась к нему, поднимаясь, чтобы пересесть ближе.
        - Сиди на месте и не двигайся. - Сказал Зорс предупреждающе. - Я эти чипы сейчас точно не различу, лучше, если к нам кто-нибудь будет пробиваться. До автодрайвера далеко - не дотянемся. - Рассуждал Зорс дальше.
        - Да я бы с радостью, - я села обратно, но не так, как надо, - да вот только, ой…
        - Даяна?
        - Кажется я…, - в глазах потемнело. Сквозь мутную дымку я видела, как злой Зорс из последних сил с застывшим лицом, перемахнул через разделяющее нас расстояние, чтобы поймать меня и сдвинуть с места…
        Ощущение нереальности происходящего выбило меня из колеи, одним словом я умудрилась сесть на чип, который с радостью выплюнул меня, и как оказалось и Зорса в пространстве в совершенно другой солнечной системе. Я больно ударилась о почву, а Зорс не успел или не захотел сориентироваться и приземлился сверху на меня нанеся еще один удар.
        Оба закашлялись от боли и от пыли, которую подняли. Еще не успев прийти в себя после кашля Зорс начал свирепеть.
        - Я же говорил! - Начал злобно Зорс, ухватив меня за корсет и поворачивая к себе. - Я говорил, не двигайся! - Он меня волоком подтянул ближе, добавив ко всем ушибам и синякам еще и ссадину.
        - И? - всхлипнула девушка. - И что?
        Я не сдержалась, понимая, что плакать нельзя, не смогла себя удержать от громкого всхлипа и пары слез из того невыплаканного моря, которое начало меня душить. Все болело, просто все, сейчас я готова была исчезнуть из этого мира навсегда, только бы он не видел этого.
        - О Боги, только не начинай… - стиснув зубы, зашипел Зорс, крепко зажав ее в своих руках, еще не оправившийся от гнева и все еще желающий ее удушить. - Я тебя очень прошу. - Смягчился он и ослабил хватку, решившись погладить по плечу.
        Когда он коснулся моего плеча, в надежде приободрить, меня как молнией ударило, и такая злость взяла.
        Ах, смягчился значит…А мои раны?! А мое душевное состояние?! Которое требует поплакать… и этот живодер еще и издевается, рискнул наехать в самый неподходящий момент…
        Он успел только поднять руку и почти коснулся ее плеча, когда она ни с того ни с сего сменила назревающий рёв на бешеное буйство. В одно мгновение оказалась с ним лицом к лицу.
        - Иди к черту! Сволочь! - завопила она, колотя его руками и ногами по чему попало.
        - Скотина, ты даже не представляешь, через что мне пришлось пройти из-за тебя!
        Истерика назревала нешуточная, но остановиться мне было не дано, а я и не пыталась себя контролировать.
        Первые несколько секунд он не знал, как на это реагировать, пока до него не дошел смысл ее слов. Поэтому буйствовала она сильно и несдержанно, лихорадочно выкрикивая первое, что в голову придет.
        - Эгоист проклятый! Сволочь! Гад! Дубина! Сволочь редкостная… Ты-ты…Гаааад!!
        Он ухватил ее за руки, зажал их в одной своей руке, прижав к груди, второй перехватил ее поясницу, ногами сумел поймать ее брыкающиеся ноги и их тоже приструнил.
        - Ааааа, - стонала скрученная девушка - сволочь!
        - Радость моя, ты начала повторяться - заметил спокойно Зорс, которому данное положение груши для битья перестало нравиться. Точнее, ему это вообще не нравилось и при чем тут он. Нужно расставить точки на i.
        Она несколько раз дернулась, стараясь вырваться. Но злоба постепенно отступила и попытки были не существенными.
        - Все равно, - начала она шипеть, - ты сам, черт тебя подери, во всем виноват и нечего на мне срываться! Мог не прыгать за мной! Понял!
        - Понял, понял, - спокойно заверил он. - Однако сейчас мы здесь, а вина твоя. - Начал Зорс промывание мозгов елейным голосом наставника. Он подтянул ее ближе, так чтобы лучше было видно лицо.
        - Нет! - Отозвалась она и врезала головой ему по подбородку.
        Он от неожиданности выпустил ее спину и одной рукой схватился за челюсть. Недолго думая, она решила отвоевать захваченные 'участки', рванулась вверх, освобождаясь и коленом въехала куда не надо. Зорс вздрогнул, но не согнулся и рук ее не отпустил.
        Она упала рядом в пыль спиной к нему, оба тяжело дышали.

112.
        Будь она мужиком, как бы я ей сейчас с радостью врезал! - зло думал Зорс, поворачиваясь в сторону девушки, которую била дрожь.
        Ревет, - определил Зорс. Он тяжело вздохнул, набираясь терпения, и устало потер лоб, затем подбородок, - начинается…
        И тут раскатистый смех прошелся под каменным сводом пещеры. Он поднялся на локте и не поверил своим глазам. Девушка заливисто хохотала в голос, в этом ее странном для его понимания действии звучали истерические нотки и редкие всхлипы, из глаз не переставая катились крупные слезы. Громогласное ха-ха через минуту сменилось сдавленным - хи-хи-хи, в это время она еще умудрилась сказать что-то.
        - Хи-хи-хи, Зось, прости хи-хи меня, хи-хи-хи-хи-хи, я не ха-ха-ха хатела, хи-хи-хи, - она закрыла рот грязной ладошкой, чтобы подавить смех. Слезы наконец-то прекратились, как и ее хи-хи хрипы, она несколько раз судорожно всхлипнула, чтобы набрать воздуха и так же судорожно его выдыхала.
        - Ап-ап-аф, - фу-фу-фу-фуууууу, всхлип, фу-фу-уууу. - Так прошла еще минута, пока она не вернулась в реальность.
        - Успокоилась? - Серьезно спросил Зорс.
        - Д-д-да. - Ответила она, слегка заикаясь и виновато посматривая на него.
        Он смотрел на нее. Разглядывал распухший нос, бледные как мел щеки, красные от слез глаза, губы, которые она прикусила выжидающе, что-то было в этой художнице, что он не мог разглядеть, но так хотелось.
        Безоговорочное 'Врезать!' - вспомнилось ему - сдурел, с ней по-другому надо.
        Она зашевелилась, пытаясь встать, - может,пойдем. - Предложила девушка робко.
        - Подожди, - проснулся Зорс.
        - Что? - спросила она недоверчиво, вытирая следы слез. Получилось не лучшим образом, она их окрасила грязью с ладоней и размазала.
        - А как же моя истерика? - Он удивился еебыстро сменившемуся спокойствию и невозмутимости.
        - Какая истерика?
        - Ты пар выпустила, теперь моя очередь.
        - Смеешься, а кто меня до такого состояния довел?
        - Не знаю. - Ответил он, приникая к ее губам. Не успел подтянуться ближе, как она резко отстранилась.
        - Нам нельзя. - Сообщила она строго.
        - Смеёшься, нам-то как раз и можно…- намекая на венчание, сообщил Зорс.
        - Тогда, мне нельзя! И не приставай больше. - Даяна спокойно поднялась с гладкого пола.
        - В смысле, нельзя? - Он резко встал и чуть не потерял равновесие, еле устояв на ногах, воззрился на нее.
        - Это не твои проблемы. - Она собрала волосы в пучок, подвязав лентой с корсета, - так что давай узнаем, где мы и поскорее выберемся отсюда.
        - Вот уж действительно…
        Целовать его! Да никогда в жизни, не буду и не хочу - сволочь!
        Только что держал в руках Лучезарную, которую не попытался спасти и можно сказать участвовал в ее двадцатилетнем заключении, а теперь вспомнил, что я рядом! Новенькая! - Ну уж, нет, хватит!
        Как жаль, что ко мне не прилипло пару чипов, возможно, был бы хоть какой-то шанс. И Зорс почти падает от усталости, что с него сейчас? Только мускулы, ни оружия, ни перевоплощений, ничего.
        - Похоже на древние пещеры гроков на их родной планете. - Сообщил Зорс.
        Она оглянулась.
        Как тело кольчатого червя, стены и потолок нарезались кольцами, нет -гофра. Песчанная беложелтая с вкраплениями охры гофра, каждый десятый, - специально посчитала, - сегмент пещеры светился желтым светом, кое-где из-под серой пыли чернел пол, ровный и блестящий, как поверхность зеркала.
        - Да уж, ты по запаху мускуса разобрался.
        - По вони, это удушье запахом назвать трудно. - Зорс поморщился.
        - Зачем мы им?
        - Ты хотела сказать, зачем им ты.
        - Почему я? Яничего плохого им вообще не сделала.
        - Ошибаешься, именно твое появление им спутало все карты, мои тоже, а учитывая, что кроме тебя больше на чип никто не сел и не переместился сюда, искали именно тебя. Явно хотят расправиться.
        - Не шути так, у меня уже мурашки по коже. - Я попыталась отвлечься от кровавых картинок, представших перед взглядом.
        - Я не шучу. Ты сама все понимаешь, прими, как данность - отсюда тебя не выпустят.
        - Нам куда?
        - Не знаю. - Он тяжело вздохнул.
        - Тогда давай налево. От тебя сейчас вообще мало толку… - ехидно заметила я.
        - Я знал, почему 'нельзя'… любишь ходить… 'налево'?
        - Зорс, ты всегда такой зараза? - Не выдержала я.
        - А ты во сне разговариваешь?
        - К чему вопрос? - я остановилась.
        - Точно! Я сам вскоре смогу узнать, знаешь у меня такой чуткий сон… - он многозначительно улыбнулся. Сердце предательски дрогнуло.
        - Если меня не выпустят ты не узнаешь.
        Подлец! У самого на каждой планете есть подруга сердца, кое-где их больше двух, на Сутане так вообще дочь главного жреца, а доводит меня. Нет, с этим нужно как-то покончить, не буду я с ним ничем заниматься, пусть даже не намекает, сволочь.
        - Разве ваши браки невозможно расторгнуть?
        - Никто не пытался, так что вполне возможно, что в договоре этот пункт упущен вовсе. - Он неловко споткнулся и упал на колено.
        - Живой? - Я подошла к нему.
        - Живой. Не надо, - предостерег он, - я сам.
        Тяжело поднялся и медленно выпрямился.
        Класс! С каждой минутой все лучше и лучше.
        Хотя нет, и в этой ситуации можно найти плюс, если не выберусь, не придется решать проблему с разводом. Но выбраться очень хочется, даже с разводом, я готова на все. Впереди за поворотом что-то с матовым покрытием лежало у стены.
        - Это капсула, - догадалась я. Размытый паникой план побега приобрел некоторые черты.
        - Что ж в таком случае, могу я предложить тебе исчезнуть? - Я мило улыбнулась.
        - Как сейчас? Мне бы хотелось досмотреть шоу до конца. - Заверил он, приложив руку к груди. Актер!
        - А я вижучто, если тебя сейчас найдут, то оплакивать будут не только меня.
        - И как ты хочешь, чтобы я исчез?
        - Мне нужны контактные линзы, две, одна простая, то есть прозрачная, другая, как у мигранциумскопа. Сможешь?
        - Нет. Не умею я раздваиваться.
        - Тогда…
        - Только от мигранциумскопа подойдет?
        - Да! Только быстро!
        Он шагнул мне на встречу. Я попятилась.
        - Если не собираешься поднимать линзу из праха гроков и ставить ее в глаз, дай руку.
        Медленно протянула ладонь, не доверяю я ему, какой еще прах гроков?
        Он сжал мою ладошку и подошел ближе.
        - Только учти, если меня потом не откачают… - он подошел почти вплотную, прижав меня к стене и глядя в упор.
        - Да что с тобой станется! - Отмахнулась я, оглядываясь на капсулу. Я сейчас готова куда угодно смотреть, но только не на него.
        - Тебя женят на Марке! - выдохнул он самую поразительную глупость в своей жизни, грубо повернул девушку к себе, чмокнул в нос и прикусил нижнюю губу.
        - Зорс! - Взвизгнула она, обращаясь уже к пустоте, на ладони лежала линза.
        - Как бы я хотела тебя сейчас раздавить…

113.
        Это действительно была капсула. От удара ее перевернуло, она осталась цела, но опустела. Утерянное тело в зеленом больничном комбинезоне лежало в двух метрах от нее. Плющ не двигался. Я догадывалась, чья это капсула, но увидеть его в таком состоянии не предполагала.
        - Плющ, ау, вы целы? - пока он не подаст хоть какой-нибудь признак жизни, я не подойду. Если вообще не подаст, я тоже не подойду.
        - Ваше прео…
        Он шевельнул пальцами правой руки. Жив! Слава богам.
        - Знаете, - обратилась я к нему, когда перевернула и начала тащить к открытой капсуле, - я думала, что одна я такая невезучая, или наоборот слишком 'везучая', но оказалось, чтоне мне одной так сопутствует удача.
        Я сейчас видела, насколько он стар, и обессилен.
        Казалось, грокам все равно, в каком виде он должен был к ним попасть. Я старалась шутить, видя, в каком он положении, но ему было не до шуток.
        - Я вам говорила, что мы выберемся?
        Я готова была танцевать, как только заметила через линзу, то есть Зорса, пару чипов, прилипших к стеклянной сфере капсулы.
        - Аромати-и-и-с… - шепнул он тихо.
        - Жива. - Я уложила его, подсоединила оборудование, стараясь не покалечить и в то же время не шуметь, кто знает, когда за нами явится охрана… Может, не заметят и пройдут мимо? В душе теплилась невзрачная по своим размерам надежда, хотя нет, теплиться ей было нечем, она там просто пряталась.
        Капсула закрылась. Что дальше? А дальше мне нужен мерганциум, чтобы переключить чипы на обратную связь, хотя бы две миликроны, но где я его найду, не просить же опять раздвоиться Зорса, у него после этого перевоплощения вообще ничего не получится, может только рассыпаться в пух и прах.
        Ни с того ни с сего решила спросить у Плюща, может он знает - где есть, а вдруг.
        - В корсете твоего платья вшиты несколько нитей, - ответил он слабым и глухим голосом.
        - Да? - Удивилась я.
        - А зачем так сделали, он в корсете не несет никаких функций? - Задала вопрос, нащупывая участки с металлическими нитками, наконец, одна поддалась и вышла из ткани.
        - Это Варгус, еще десять лет назад сказал, что нити должны быть в корсетах вечерних платьев.
        Я, не веря своему, нет - нашему общему счастью, через линзу искала контакт в чипе, нашла и коснулась нитью. Чип загорелся зеленым.
        - Сейчас я отправлю вас обратно, - улыбнулась я, - Варгус - это кто?
        - Предсказатель.
        И Плющ вместе с капсулой мигнул и исчез. Я отклеила второй чип, от запястья, и принялась за работу.

114.
        Вскрыла верх, сдула пыль и почти нашла контакт, когда послышался тихий шорох.
        Я замерла. Вот и все сейчас меня поймают, руки начали трястись, нервно вздрагивали при мысли, что меня отсюда живой не отпустят, вообще не отпустят. Вот так и погибают благородные девицы, дважды спасшие жизнь своим врагам. Шорох повторился. Не веря происходящему, я наблюдала, как вдоль стены коридора, напротив входа в тупичок, где оказался Плющ, а сейчас смирно сидела я, параллельно полу ползла голова грока.
        Ой, мамочки! Лизнув ладонь, прикрепила обратно закрытый чип к руке, в другой зажала нить мерганциума. Захотелось, как в детстве закрыть глаза, - если я его не вижу, то и он меня. Еле удержалась от этого порыва, мысленно повторяя как молитву - только бы не заметил, только бы не заметил.
        Голова медленно поворачивалась в мою сторону и вот-вот увидит меня. Сверху как из игрушки на пружине высунулся еще один грок, его голова была на месте, но мой вопль в себе этой информации не нес. Так что наполнен он был таким ужасом, который мог вызвать только безголовый грок.
        - Рот закрой! - Рявкнул грок.
        Я замолкла, обиженно глядя на него снизу вверх. Он там что, пятками за потолок держится?
        - Пойдешь со мной. - Бесцеремонно ухватил меня за локоть и потянул, поднимая вверх, оторвал от пола.
        - Только не через потолок! Только не через потолок! - Взмолилась я мысленно.
        Зря, он не услышал и потянул рывком. Я еле успела прикрыть чип ладонью.
        - Боги, если вы слышите меня, оставьте мне хотя бы один шанс на спасение. - Я была готова повторять это про себя все время, однако пришлось только пять раз. Ровно столько же, сколько меня протаскивали через песчаный потолок пещер вверх.
        - Мерзавец! - Рвалась моя душа крикнуть это злосчастному гроку уже на четвертом уровне, но он, протянув меня через пятый, остановился.
        - Даная с Земли прибыла, мавр. - Отчеканил страж, стоя по струнке, я с облегчением плюхнулась на песчаный пол, подняв клубы пыли.
        - Даяна! - оборвала я и закашлялась.
        Гроки, стоявшие полукругом в нескольких метрах от редкостного гада, который меня сюда затащил, повернулись на мой кашель, среди них оказались Лаге и Квиллиусс. Старые знакомые, представленные мне с самого первого дня этого 'розыска Марка'. Сзади вооруженная охрана бренчала металлическим оружием и взводила вторы.
        По-видимому, вытащили меня на балкон внутри огромной пещеры, а снизу, учитывая шорох, наверняка находилось все население.
        - Сколько лет, сколько зим, давно не виделись. - Лаге величественно приблизился.
        - Четыре дня точно, но может и больше. - Хрипнула я, наконец-то очистив горло.
        - Да?- начал он. - Ты так изменилась за эти днине в лучшую сторону. - Заметил он.
        - Да? - Судорожно нащупываю на месте ли чип, нить я чувствовала, а вот чип создавал проблемы, - тебя синий старит.
        Лаге в металлическом обмундировании с синим отливом презрительно скривился. Он стукнул по квадратному камню, висевшему на уровне песчаных перил, работавшему как выносная площадка над пространством, где было население пещер.
        - Взбирайся на платформу. - Сказал он. Двое стражей обошли меня сзади и стали по бокам от платформы, держа на изготовке по два меча каждый.
        Я нервно сглотнула, только не представлять, что будет с телом, только не представлять…
        - А может не надо, все-таки такой стыд на весь каменный народ. - Съязвила я, мило улыбалась. В это же мгновение, из последних сил стараясь обнаружить чип на ладошке не задействуя глаза, чтобы не выдать себя его активным поиском.
        Лаге хохотнул над моим предположением, остальные его поддержали откровенно издевательскими смешками в мою сторону и ироничными улыбками. По коже предательски побежали мурашки.
        А когда-то, конечно давно, он мне нравился. Ненавижу эту свою черту, склонность проявлять симпатию к обладателям красивых лиц. Если выберусь, переведусь на другой факультет, и буду симпатизировать зданиям, бабочкам, букашкам, камням, а чем плохо? Я вспомнила строение тела грока. - Нет, камням вряд ли. Хватит с меня и этих каменных, выше крыши.
        - Я в коротком, - сообщила я тихо.
        - Не переживай, ты подходяще одета, когда мы твоему возлюбленному Зорсиану передадим твое тело, мы обязательно тебя приоденем. - Повеселел Квиллиус, которому синий цвет тоже совсем не шел.
        - На шее должно быть жабо, не люблю шрамы, - пояснила я. - Особенно когда они на виду. Может быть… еще пару ленточек на открытые места…
        - Скорее на мешок, в котором бу… - Квиллиус не закончил реплики, когда Лаге оборвал его. Но моему взвинченному состоянию и с детства развитому воображению хватило. Оно, услышав подобную информацию, тут же стало обрисовывать картины с упакованным 'Подарочком'.
        - Ладно, - махнул рукой грок, - приступайте.
        Я очнулась.
        - Мавр, стойте,- в мольбе вскинула глаза на его высокую фигуру, - могу я узнать, почему вдруг простая девушка с Земли так вам стала поперек горла, что вы вынуждены с ней расправиться.
        Он сардонически улыбнулся, но желание поделиться своими догадками и предпосылками к моей казни взяло верх над молчанием.
        - Хранитель судеб, не единожды в своих видениях будущего видел девушку с темными волосами, затем он сказал, что глаза у девушки серые,…
        В этот момент из-под пола выскочил второй грок. И все на него отвлеклись.
        - Тело и капсула не были найдены, остались только их отпечатки. - Отчеканил он.
        Я смирно опустила голову и начала чесать локоть, при этом внимательно вглядываясь через линзу в поисках чипа. Нашла!
        Девушка чуть ли не подпрыгнула от радости, еле успела себя усмирить, чтобы не вскинуть голову и торжествующе заулыбаться.
        - А что еще рассказывал хранитель? - Я простодушно смотрела на остальных старейшин, все они были заняты докладом охранника, кроме самого молодого из присутствовавших. Он оскалился, обнажая белые клыки, совершенно не свойственные грокам. Я внутренне содрогнулась - вор среди воров! Кровопийца!
        Сейчас Роркон своим протяжным голосом точно сказал бы что-то вроде этого: существо, унесшее жизнь вампира, приобретает часть его способностей, но теряет годы собственной жизни взамен. Если он убил старого кровопийцу, проживет свои законные 25 - 30 лет, а если нет? То осталось ему от силы 2 года, а может месяца или один день, я посмотрела на грока, стараясь определить, насколько сильно он хочет еще пожить.
        - А еще я говорил им, - начал молодой грок, приближаясь ко мне и оскаливаясь еще сильнее. По-моему, я только что видела его 36 зуб, вот это улыбка!
        - Что убрать ее нужно было давно, до ее венчания, - он протянул руку и сбил несуществующую пылинку с моего плеча. - Как оказалось, с самим наследным принцем Зорсианом. Грок свободно опустил тяжелую холодную ладонь на плечо девушки, пригвоздив к месту, обошел со спины.
        - И стал-то как, ишь ты! - Воспротивилась я мысленно, и ужаснулась одновременно, - стал так, как будто сейчас от меня откусят кусок.
        Он очень хочет жить, готов и с меня шкуру снять. Значит, ему осталось мало, возможно только несколько дней. Что собственно его заставило пойти на этот шаг - неизвестно, одним словом - сам виноват.
        - Ну, отойди же от меня! - Молюсь мысленно, проклиная свои трясущиеся коленки и стучащие зубы.
        - Это… - залепетала я, чувствуя, что вот-вот и все! И наступит конец моей жизни, если он на меня не накинется, чтобы высосать всю кровь, то может быть, я проживу еще минуту.
        - Вышло случайно, - закончил молодой кровопийца за меня, - так же случайно, как ты отправила Плюща обратно.
        Ой, блин, если он видит недавнее прошлое, то сейчас меня раскусят, а потом укусят, а потом четвертуют, или как там, если на 16 кусков разрубят…
        В этот момент охранник медленно выговаривал, что рядом с капсулой отпечатались мои следы, и остальных гроков вдруг привлекла наша беседа с кровопийцей. Который в свою очередь уже освобождал путь к шее, трогательно убирая мои запыленные пряди волос в сторону.
        - Ладно, каюсь - это все я. - Яшагнула вперед и в сторону, освобождаясь от него. - Но я не знала, что так вам надоем за эти четыре дня. - Оправдываюсь смиренно.
        - А Плющ был почти мертв, что вам с него?
        - Вам нужно торопиться, - заверил клыкастый грок мавра Лаге.
        Ой-ой, сейчас он расскажет, сейчас расскажет и все…
        Лаге с ним согласился, дал указ стражам.
        Не рассказал, однако, меня более не спрашивая ни о чем, волоком втащили на платформу и поставили на колени. Наверное, чтобы не успела встать или в таком положении напасть труднее. А чтобы не видеть моего затравленного взгляда Лаге развернулся и ушел в пол, остальные последовали его примеру, оставив меня в дружном окружении двух палачей и двух надсмотрщиков с вторами наготове, которые стояли сзади.
        - Как это низко целиться в спину. Я оглянулась. Плюс еще двое с боков, в итоге - шестеро на одну!
        Девушка сцепила руки и вскрыла чип. Тяжело вздохнула, сдувая пыть, закрыла глаза - одним прищурилась, чтобы найти контакт. Со стороны картина маслом, прощаюсь с миром в тихой молитве. Контакт нашла быстро, решила попрощаться напоследок.
        - Лаге! - Позвала я слезно мавра, оказавшегося внизу в толпе на почетном месте. Он явно надеялся увидеть, как я окажусь без головы с самой главной точки, и стал под платформой.
        - Почему, - всхлипнула я, - не интересовался, как я Плюща отправила?
        Ковопийца забеспокоился и подошел ближе. Палачи занесли мечи в тот момент, когда я повторила, нажимая на чип, - я же просила - не надо, такой позор на всю нацию…
        И исчезла. Взметнувшемуся за ней молодому хранителю судеб повезло меньше всех, палачи не успели остановиться.

115.
        В парадном холле перед главной лестницей, дважды мигнув, появились агенты РиО войск, подразделение Зет. Лера быстро отдавала приказы группе агентов подразделения Зорса. Всего минуту назад исчез Плющ, спустя 30 секунд уже Зорс не отзывается на сигнал.
        - Вы на болото, - она указала на пятерых.
        Нужно тщательно все проверить,- думала она, - найти чипы или другое оборудование, хотя как они могли его незаметно разместить?
        - В отделение капсул, - от группы отделилось еще пятеро.
        В суматохе, - пришло ей в голову,- но взрывы продолжались не более минуты. Нет, они не успели бы без точных планов, это было больше похоже на штурм вслепую, бомбили не ту часть замка, целью был тронный зал, а полностью уничтожили лечебные корпусы Эммы.
        - Штурмовики двигались пешими, без сот и вслепую, найти и обезвредить, - сказала она вслух, - Гек поведет правую часть, я левую.
        Агенты тут же выстроились, разделившись поровну.
        - Передаю карты, - она сбросила изображения на дисплеи в шлемах агентов, - двигаться будем по левому крылу в центр, трое на улице, трое на крыше.
        В это время Гек отдавал такие же приказы. За следующие 30 секунд холл опустел, как будто и не было никого.
        - В отделении капсул только два чипа, еще работают, - услышала Лера отчет от первого агента.
        - На берегу нет действующих чипов. - Отозвался второй.
        - Место перемещения? - спросила Лера.
        - Пещеры Кехрона, старый город. -Отчеканило два голоса.
        - В захоронениях! Не плохо. Выслать захват группу, а стойте. - Лера судорожно искала решение. - Перешлите группу на поверхность. Док Д3Ф4, ор 176.Без разрешения не вскрывать.
        - Выполняем.
        - По двое из каждой группы в окрестности. - Сказал Гек.
        - Есть.
        Два отряда внутри быстро продвигаясь к центру, тщательно обыскивали каждое помещение, секунды длились мучительно долго.
        - У нас подарочек, - отозвалось эхом в ухе, - капсула вернулась вместе с содержимым. - Уточнил агент. Биочеловек в отключке.
        - Вдоль берега много пыли, источник разрушения не найден. - Отрапортовал второй агент.
        - Они не могли от старости расщепиться, - произнесла Лера, уворачиваясь от удара грока. Он повис на потолке, но был вовремя замечен, получил от нее водяную бомбу в рот и зло рыча осыпался серым прахом.
        - Я такое впервые вижу, - вдруг ответил второй, - никаких следов вокруг и в пыли нет.
        - Хо-хо, Верховного выпустили, - удивилась Лера, - интересно кого?
        - И мне ничего неизвестно, - отозвался Гек.
        - Как капсула попала обратно? - Задала первому Лера вопрос.
        - Использовался чип, но с капсулой он не был перемещен.
        Капсула упала не на свое место, поняла Лера. - Все живы?
        - Живы, немного похромаем и все. - Отозвался голос.
        - Лера, - вдруг требовательно позвал Гек. - Это Роркон.
        - Не может быть!…
        - Он в комнате Дар.
        - В чьей комнате?
        - Даяны, - уточнил он, - наш клан дал ей свое имя.
        Лера удивленно моргнула. - С этой девчонкой только на вид все в порядке, - решила она.- А так с ней явно что-то не то, ветренная, точнее избранная ветром, одним словом.
        Через десять минут осмотр дворца и всех его хранилищ был окончен. Теперь группы высылали в просторы садов.
        Лера медленно шла, уныло опустив голову. Лим на другой планете подключен к капсуле, она здесь и не может сейчас быть с ним рядом, опять работа их разлучает.
        - Мы не можем прорваться в пещеры, - сообщение пришло издалека, оглушая характерным визжащим свистком. - Количество гроков более 50 тысяч и внизу на площади происходит какое-то волнение.
        - Это казнь. - Ответила Лера, - вам срочно нужно прорваться внутрь, сейчас пришлю подкрепление.
        Она быстро отдавала команды, отправляя на задание в Кехрон большую часть подразделения. Гек пошел с ними.
        Еще через несколько минут оставшиеся агенты собрались на берегу болота, Лера связывалась с Геком, но все не получала ответа.
        - Да где они, черт бы их побрал, - от волнения она вспомнила древнее маленькое проклятье, не преносящее существенный вред, но такое подходящее к случаю.
        - Лера! - Вдруг в ухе закричал Гек. - Они только что казнили Чуера! И почему-то все готовы разодрать мавра на составляющие конституции тела. Тот сбежал, стоило только нам ему помахать.
        - Даяна и Зорс есть?
        - Нет, ничего не прослеживается. Но они живы. Нет никаких следов кроме как в подвалах, возле отметины капсулы.
        - Возвращайтесь. Это они Плюща вернули.
        Лера тяжело опустилась на песок. И как их теперь искать?

116.
        - А-а-ах, ой! - Я опять на кого-то упала. Точно ощущаю под собой большое живое существо. В глазах темно, после освещенной пещеры гроков небо планеты Сутан казалось черным и непроглядным, я несколько раз моргнула.
        - Вставай! - сказал мне знакомый голос, - угораздило же тебя так! - смущенно и угрюмо отозвался он.
        - И не говори, Гарен. Прости, я не хотела, честное слово. - Глаза, наконец, привыкли к ночному освещению, я стояла на берегу болота, вдалеке, горели огни в домах глумов.
        - Это какой берег? - Спросила я. И оглянулась, - оказалось, что прервала я глума на возможно самом главном моменте в его жизни. В руке Гарен сжимал браслет из амелиски, символ вечной любви и преданности, а его милая широкобедрая и большегубая красавица с миллионом косичек и цветов на голове, вытянув пухлую ножку, ждала предложения руки и сердца. Простите, ноги и сердца…
        Я шмякнулась на Гарена, когда он должен был завязать браслет на ножке любимой. Да уж ничего не скажешь - угораздило.
        - Тебя и Зорсиана уже минут 15 ищут и не только здесь, но и на других планетах. Берег южный. - Ответил он.
        - Мне нужен восточный. - Еще раз простите, я обратилась к ним обоим. Помедлила и добавила, - Поздравляю!
        Встало неловкое молчание. Невеста недобро смотрит, Гарен спокоен, как удав.
        - Можешь взять Луло, он за тем холмом. - Улыбнулся Гарен и указал направление, махнув рукой в сторону зарослей болотной травы, чернеющей на фоне серебристо-черного неба.
        - Спасибо, Гарен, - крикнула я, удаляясь от них, - извините.
        Вскоре я нашла якудаву, Луло действительно пасся на равнине за холмом, мерно вытаскивая длинные корни растений с резными листьями.
        - Луло, - позвала я, решив спуститься к нему, но стоило только сделать пару шагов, как я поняла, что трава выше,чем кажется. А ступать в заросли, в которых меня совсем не будет видно, я не решилась, к тому же неизвестно, какая здесь живность и почва.
        - Луло! - вернулась я на исходную позицию, чтобы он смог меня заметить.
        Якудава медленно и плавно повернул голову на длинной шее в мою сторону, я весело помахала и попросила подойти ближе.
        - Привет, красавец. - Огромная морда ткнулась мне в живот, и я обняла его за нос, до щек руки не дотягивались. - Рада, что с тобой все в порядке. - Улыбнулась я.
        - Подбросишь меня? - Он в ответ согласно кивнул, - тогда давай к замку, на восточный берег.Он поднял меня головой, и я по шее скатилась к ее основанию, где как оказалось, Гарен укрепил мягкое сидение с ремнями.
        - Интересно, а ремни подвязывать нужно? - удивилась я вслух. Луло опустил и поднял голову.
        - Ладно. - Ремни были рассчитаны для глума, мне эти повязки больше напоминали удавку достаточно большой длины. Недолго думая, я несколько раз их обернула вокруг себя и закрепила на сидении, опоясала одним словом. Подала знак Луло, но когда он начал движение я пожалела о столь скором решении, тоесть о решении ехать верхом.

117.
        С поразительной скоростью и легкостью для такого здоровяка, он петлял между деревьями, огибая их своим длинным телом, скользил среди зарослей болотной травы, от толстых листьев которой мнеприходилось уворачиваться и пригибаться, чтобы не происходило мое с ними столкновение. Но полное бессилие и заторможенная реакция все никак не позволяли начаться процессу увертывания, я то и дело получала размашистые пощечины от толстых листьев, тычки и оплеухи от инерционно возвращавшихся на свое место стеблей.
        После особо ощутимого тычка Даяна не выдержала.
        - Луло!
        Крикнула я вперед, вроде там находится голова, сейчас трудно сказать, так как я и хвоста не видела. - Очень прошу, выйди на открытую местность, пожалуйста!
        Он услышал и повернул, по пути мне еще пару раз перепало от листьев, несмотря на медленный поворот якудавы, моя реакция так и не включилась. Он вышел на берег, сейчас я могла его полностью увидеть, вот только ход его мыслей меня не обрадовал. Ящер медленно приблизился к воде, вошел в нее, так чтобы место моего сидения оставалось на поверхности, и поплыл, очень быстро. Я судорожно начала вспоминать, не нанесли ли мне открытых и кровоточащих ран, иначе скляр получит новую оболочку в безвременное пользование намного раньше, чем я прогнозировала.
        Нет, о ранениях я не вспомнила, в голову пришел еще открытый вопрос с Зорсом, - жив ли он?
        И как всегда через несколько минут прозвучал ответ: Нет! Я ослепла на один глаз. Моргнула, но слепота не прошла. Ну все, если его в чувства не приведут, у меняначнется второй круг проблем.
        - Зорс, - позвала я тихо. Он не включился, - придется плыть с одним зрячим глазом, не доставать же его сейчас, вдруг уроню, кто его искать будет?
        - Хотя? - С трудом заставила себя не думать о положительных для мира последствиях в случае потери Зорса в облике линзы.
        Вскоре впереди замаячил другой берег. Какое маленькое болотце, а нет, это быстро плавает якудава.
        Он из воды полностью не вышел, уже находясь около берега, Луло прогнул шею, и яразвязав 'удавку', скатилась на песок.
        - Спасибо тебе огромное Луло, ты прелесть. - Погладила его щеку и нос. - До встречи.
        Он спокойно повернул обратно, погрузившись в воду через несколько секунд исчез из виду.

118.
        - Даяна, это ты? - Вдруг недоверчиво прозвучало за спиной. Голос Лерин.
        Я медленно повернулась, как пират с одним закрытым глазом и приветственно махнула рукой оцепеневшей Лере и двум десяткам агентов РиО войск, которые поснимав шлемы от обмундирования, с ухмылками заинтересованно смотрели на меня.
        - Привет. Прекрасная ночь, не находите?
        Лера отдала приказ, и агенты скрылись, растаяв в воздухе и на прощание кивнув мне.
        - Зорс где? - Встревоженно спрашивает Лера. - Мы его не чувствуем, ни один сканер и даже я.
        - Он! В общем, он… Короче, Лера я не знаю что сним, он был перевоплощен в линзу от мигранциунскопа, а теперь линза не работает, я не вижу сквозь нее.
        - Хорошо, что он с тобой, а дальше мы что-нибудь придумаем, давай со мной в корпус Эммы.
        Она потянула меня за руку и включила перемещатель, мы вмиг оказались в лечебном крыле. Чуть не увязли в куче осколков, металла, странных жидкостей и проводов, все это было вывернуто с верхнего этажа на уровень, где мы оказались, что-то где-то ухало и капало. А через черные обожженные дыры в полу проглядывался нижний этаж, и все его оборудование, которое тоже пришло в непригодность.
        Лера предложила отдать Зорса, я повиновалась. Она ушла, перешагивая через дыры, в смежное помещение, следя за ее действиями, я вдруг набрела взглядом на кусок зеркала, который висел напротив, и чуть не шарахнулась в сторону. Отражение тоже дернулось.
        - Ой, да это же я!
        Волосы золотистобелые от песка из пещер, корсет тоже посветлел и даже приобразился, но общая картина скорее ужасала, чем впечатляла.
        Я ринулась на поиски воды. От первых попавшихся мне на пути трех лабораторий не осталось ничего; в четвертом кабинете тоже все было вывернуто из стен, но умывальник уцелел, я нашла кусок полотенца и, намочив его в воде, принялась снимать с себя песок и прах гроков. Щетки рядом не оказалось, придется еще немного походить растрепышем.
        Тут я услышала, как меня зовет Лера. Стряхивая песок с волос, направилась к ней.
        - Даяна, мне…придется сказать, что сегодня твоя очередь выводить его из комы. - Лера от неловкости хлопала себя по бедрам.
        - И как мне прикажешь его откачивать?
        Я смотрела на Зорса, которого разблокировали и вывели из перевоплощения, но в чувства не привели. И как они говорили, им это не удастся, почти все оборудование Эммы уничтожено, а время идет.
        Зорс в нормальном состоянии на лежаке единственной уцелевшей капсулы полностью не поместился, поэтому его ноги в ботинках безвольно свисали, соприкасаясь носами. В целом я бы сказала, что смотрелся он умильно и по-детски со скрещенными руками на груди, они тоже выступали за пределы лежака, поэтому их решили сложить. Взлохмаченный и даже в состоянии отключки с недовольной гримасой на лице и немного брезгливой ухмылкой. Конечно, может быть, когда я его доставала из глаза могла повредить, и он от боли скривился, но это, в общем, тоже мало похоже на правду. В комнате находились только я, Гек и Лера, остальное королевское семейство отчалило прямым ходом на другую планету, как только замок начали бомбить.
        - Не знаю, - вдруг призналась Лера. - Мне еще не доводилось видеть его в таком состоянии, обычно он всегда держался на ногах и чаще всего других выносил из пепелищ.
        - Я свяжусь с Эммой, - предложил квыдык и вышел.
        - Он ни разу до этого не отключался? - Не поверила я.
        - Да. В общем, даже когда он прошел Пепел, да и задолго до того мне не доводилось видеть его в таком состоянии.
        - Лер, если наследный принц умирает, что делают с его женой, невестой? - Решилась я спросить.
        - Ничего. Точнее в нашей истории подобных инцидентов еще не было. - Зачем ты спрашиваешь?
        - Обрадовала. - Сказала я, отмахиваясь от вопроса, - так чушь всякая в голову лезет.
        - Даяна, держи, - квыдык быстро вернулся и передал мне маленький экран, из него на меня с той стороны хмуро смотрела Эмма.
        - Лера, нам нужно идти.
        - Но…, - начала она и запнулась, увидев его взгляд. - Хорошо.
        Они ушли и плотно закрыли двери, оставив меня с экраном в руках.
        - Лера, по-твоему, чем она может его вернуть на этот свет? - Спросил квыдык, когда они находились на первом этаже корпуса.
        - Мне даже думать страшно…

119.
        Когда Эмма заговорила, мое сердце упало.
        - Дорогая, - начала она, - я не хочу тебя пугать, но сейчас многое действительно зависит от тебя. Мы не можем его перемещать, чтобы еще больше не усугубить его состояние. И все необходимое оборудование уничтожено, к тому же оно вряд ли сможет помочь, может только через два-три года.
        Я смотрела на Зоса, не веря ее словам. Два три года в коме, уму непостижимо, он же такой сильный, такой могучий. И это с их технологиями?
        Он же меня кинулся спасать, черт, зачем я его с собой взяла!
        - Даяна?
        - Да, я слышу.
        - Когсарат у тебя?
        - У него, - я ощупала его лодыжки и вынула изогнутый клинок, - вот.
        Экран запищал, изображение мигнуло и исчезло.
        - Слушай внимательно, - произнесла Эмма. - На груди между пятым и четвертым ребром вонзи насквозь Когсарат. Ориентируйся ближе к середине.
        От ее слов меня передернуло.
        - Насквозь? Когсаратом?
        Она продолжила, не обращая внимания на мой вопрос.
        - Нужно его провернуть, чтобы задеть главную артерию. Крови не будет, - заверила она, - нужно запустить его сердце, а поможет твоя кровь, несколько капель по клинку. Поняла?
        - Да. А что потом?
        - Я буду через несколько минут, но ты поторопись. - И Эмма отключилась. В комнате только мое дыхание, Зорс продолжал упорно не подавать никаких признаков жизни.
        Я начала расстегивать его праздничную рубашку, которая, как и мое платье превратилась в тряпье, под ней оказался киттоворсовый костюм, предусмотрительно ничего не скажешь, пришлось на его горле искать застежку. Она поддалась, распахивая отвороты, представляя взгляду немного косматую широкую мускулистую мужскую грудь, определила я, рассматривая тело чисто с художественной точки зрения. Хорош был бы в роли натуры, даже очень…
        Итак, между пятым и четвертым, а с какой стороны?
        Я запаниковала.
        - Что делать? Что делать? - Решение пришло само собой. - Да к черту, будет с двух сторон!
        Удобнее взяла клинок, расставила ноги на ширине плеч и ссутулилась над телом.
        Как раньше мне хотелось это сделать, представься мне такая возможность ранее - я бы не вздрогнула, я бы возможно не смогла остановиться после первого тыка, однако сейчас, когда он в бессознательном состоянии, мне становилось очень плохо.
        Приходилось себя отдергивать, я опять режу человека, снова с клинком и меня воротит от этого. Посчитала ребра, приложила клинок и без особых усилий по рукоять воткнула в тело. Зорс не очнулся. Провернула по часовой и, ухватившись за лезвие рукой, порезала ее. Его крови действительно не было, а вот моя ярко красная на клинке спровоцировала приступ ужаса, - о боги, что я делаю?!
        Зорс не очнулся, лежит, холодный и бесстрастный. Может не с той стороны?
        Вынимаю клинок, просчитываю ребра, прикладываю, вонзаю в тело. От него никакой реакции, проворачиваю по часовой стрелке, послышался хруст, кажется, задела ребро, режу вторую ладонь. Снова начинает воротить, но Зорс признаков жизни не подает. А если он уже труп?
        Нет. Эмма сказала, что жить будет, но…
        Вот тут меня не на шутку встряхнуло.
        Я виновата, он попытался меня сдвинуть с чипа и сейчас в коме. Точнее, он сам виноват, нечего было лезть вместе со мной в озеро, перемещаться в другую галактику, пытаться поцеловать… И вообще я его проблемы пытаюсь решить, а не свои.
        Но все равно жалко-то как! Он меня спас.
        Слезы потекли сами собой, стало страшно за него, за себя и все…
        Теперь он не очнется, если Эмма вскоре прибудет, то может через два года, только… не показалось, что я теряю почти родного, но слабо знакомого человека, слезы безостановочно текли, в груди давило, а сдавливаемый слезами голос сел до шепота.
        Убрала окровавленную руку с его груди, подтянулась к лицу, поправляя мокрые пряди, покрытые серой пылью, проводя пальцами вдоль бровей, по красивому подбородку.
        Как мне жаль… Поддаваясь неведомому инстинкту, потянулась к нему.
        - Мне очень жаль, - произнесла я, целуя его щеку, - спасибо тебе…
        Я нежно поцеловала его губы, лишь легко касаясь на прощание… - извини…
        И отстранилась, когда он вдруг перехватил мои пальцы у своего лица и тихо спросил:
        - Луч, почему ты плачешь? - Прошептал Зорс пересохшими губами.
        Не узнал?!
        Ох, лучше бы ты умер, лучше бы молчал, лучше бы притворялся и не двигался, сволочь!
        Я высвободила пальцы из его слабой руки, с неизвестно откуда возникшей злобой выдернула окровавленный кинжал, развернулась и вышла, не оглядываясь, пока он полностью не открыл глаза.
        Двери за моей спиной с грохотом захлопнулись.
        Встревоженная Эмма неслась по коридору мне наперерез. Как волны в океанах древесные плиты, из которых был выложен пол, стремительно смещались, перенося ее в моем направлении, плавно как пушинку.
        - Ты все сделала? - Она внимательно вглядывалась в мое лицо, ища подтверждения или опровержения своих самых страшных мыслей.
        - Да… - девушка опустила голову.
        - Как он? - Она видела следы слез, которые я старалась стереть, но видимо не смогла скрыть.
        - Живой. - Произнесла я со злобой. - Очнулся…
        Клинок в руке, ладони жжет, кровью заляпала весь пол и собственный 'наряд', нет! Больше вподобную ситуацию я не попаду! Хватит с меня! К чертовой бабушке их традиции и законы!
        - Спокойной ночи…
        Даяна развернулась и, не говоря больше ни слова, пошла вдоль террасы.

120.
        Когда она выскочила, он перестал себя сдерживать. Сел на лежаке, закашлялся и засмеялся одновременно. Всего пару минут в сознании, и как же он удивился, когда она проткнула его еще раз. В груди две сквозные кровоточащие раны, пульсируя, ыбрасывали несвойственную биочеловеку огненно-красную кровь. Та, из которой она нож выдернула, кровоточила сильнее. Сквозь туманное сознание прорвалась резкая пульсирующая боль. Зорс сжал руки в кулаки и из последних сил заставил тело регенерировать, раны сжались, оставив только углубления. Он тяжело дышал, хотелось пить, ко всему прочему голова кружилась, он еле заставил сидеть себя ровно.
        Далеко в коридоре узнал знакомое движение Эммы подереву, знал этот характерный звук с детства и мог определить его за тысячи километров от источника.
        Эмма остановилась, - различил он, но вот разговор их ему услышать не давалось никак, силы медленно покидали владельца.
        Она вскоре должна была появиться в разгромленной палате, не желая ее пугать ондовольно улыбнулся, когда двери открылись.
        - Зорсиан! - Рассерженно начала Эмма, врываясь в палату. - Как ты мог с ней так поступить!
        Его улыбка медленно сползла с лица.
        - Не нужно нотаций. - Он встал, но не смог и шага сделать, как начал оседать на пол.
        Эмма лишь движением брови вызвала сучья из стен, которые удержали внука от неуклюжего и глупого падения.
        - Спешишь. - Заметила она строго, осматривая его.
        - Ладно, больше ни слова. Пока не заштопаю, - пошутила она, приступая к работе.
        Через несколько часов, когда Зорспод ее строгим наблюдением восстановил 30% своей силы, она не удержалась от совета.
        - Все же, оставлять одну ее тебе, - она сделала ударение, - теперь нельзя!
        - Мы разведемся, - спокойно сказал Зорс, отцепляя от себя датчики. Принялся стаскивать с себя грязную одежду за ширмой.
        - Я настаиваю. - Эмма придвинула ближе к ширме сменную одежду. - Ты должен быть рядом, даже если вы вскоре разведетесь, хотя я и против этого.
        - Спасибо, бабуля, - сказал он, выходя и целуя ее напоследок. Остановившись в дверях, добавил. - Но это мне решать.
        - Да-да тебе же сорок лет, усмехнулась она в пустоту, а все еще малыш.
        Он решил не реагировать на ее реплику, медленно выпрямился, разогнул затекшие суставы, через несколько секунд лишь подумав о перемещении в свои апартаменты, рывком пересек разделяющее его от комнаты пространство.
        Эмма ахнула, почувствовав его рывок, и победоносно улыбнулась.
        - Попался мальчик. Ты получил свой варстатус, осталось только развить его.
        Со стен полетели картины, стекло в оконной золотой раме треснуло и тут же заросло, как ни в чем не бывало. Портьеры над балдахином с треском порвались, ткань испорчена навсегда. Он удивленно оглянулся на последствия своего перемещения.
        - А раньше таких возможностей у меня не было, - констатировал Зорс, очутившись в своих апартаментах. В женитьбе есть свои плюсы - пришел он к этому выводу, вспоминая длинный перечень всех возможностей, которые могут ему открыться с варстатусом, - и минусы, перед глазами с четкой выразительностью предстал облик художницы со светлыми от песка волосами с остервенением вонзающей в него кинжал. Правда потом почти поцеловала…
        И все же сказочно она смотрелась у болота, взъерошенная, встревоженная, настоящая воительница. Глаза напуганные, но вида не подает, ценное качество для агента РиО войск.

121.
        Я громко хлопнула дверью, вложив оставшиеся силы. Руки тряслись, ноги подгибались от усталости, горло сдавливали слезы.
        Ни одной слезинки - отрезала я, стараясь восстановить перекрывшееся дыхание, - ни одной.
        - Луч, коротко от Лучезарная, а с моими волосами в песке он принял меня за Ароматис. С этим нужно кончать, я его не люблю, он не любит меня, мы друг другу просто пару раз спасали жизнь, так зачем тянуть? Развод и девичья фамилия!…
        Сон все никак не приходил, хотелось кричать, хотелось плакать, я от обиды пару раз врезала подушке, но не успокоилась. Может еще раз залезть в капельню с теплой водой.Почему-то именно сейчас вспомнила ненавистное болото, нет, в воду еще раз сейчас что-то уже не хочется. Я вообще старалась не вспоминать этот вечер, отгродиться от всего, отойти, спрятаться… Забыть.
        Раны на руках сами по себе закрылись и регенерировали. Поначалу я удивилась, потом вспомнила, что во мне протекает и чужая кровь. Ненавижу - выдавила я. - И крови твоей во мне не будет! Спущу ее к чертовой бабушке!
        В темноте в этой комнате было неуютно и холодно, окно открыто и представляло черную ночь во всей ее холодной красе. Девушка ухватила избитую подушку и уселась на подоконнике, крепко ее сжимая.
        Небо черное, ни одного оттенка синего или ультрафиолетового, только черный полог и серебристые плывущие из-за моих слез зигзаги звездных скоплений, которые плавными линиями пересекали небосвод от одного горизонта до другого. Ночь на Сутане намного короче ночи земной, сверкающий изумрудной зеленью день немного длиннее чернильной ночи. Но самое красивое время, мне кажется - это рассвет, который не заставил себя ждать. Я смахнула непрошеные слезы - высплюсь потом.
        Огненная полоска первого луча на поверхности планеты из-за определенного состава верхних слоев атмосферы прорезает небо как клинок, двумя тонкими изгибами лезвия разрывая черный полог, заставляя его медленно расходиться клином по швам, обнажая сизые все еще сонные неяркие оттенки, которые с каждым мгновением становятся сочнее. Ни одного облака, ни одной туманности, ни одной паутинки или заслоняющей тени, только чистые раскаты удивительной глубины красок морской волны и два светлых пятна спутников планеты, одно розовое, другое желтое. Свет падает и рассеивается мягко, плавно, не обнаруживая источника. Белая звезда скрыта собственными парами на поверхности и больше напоминает сияющее бесформенное пятно на востоке, очень маленькое и очень далекое, как будто новорожденное.
        Рассвет прошел за двадцать пять минут, я моргнула, вглядываясь в преобразившиеся просторы зелени, нечеткие и размытые. Снова стряхнула слезы. Слева показалось какое-то движение, я оглянулась, но никого не заметила. Подумала, что от усталости начинает мерещиться бред всякий.
        Сейчас рано, может быть и усну.
        Сбросила на диван все подушки, освобождая шелковую поверхность мягкой кровати под такой же простыней свернулась в клубок и отключилась.
        Сон нарушил шорох. Девушка открыла глаза и выглянула из-под простыни. На полу возле кровати неизвестно от чего падала тень, по виду человек, который надней склоняется.
        - Здрасте, - поздоровалась я, посмотрев, как мне казалось, в ту точку, где должна находиться его голова. Фигура выпрямилась, но не сдвинулась с места, определила я по тени.
        - Вообще, в ответ принято здороваться, - сообщила я, зевая, и села на кровати. Он не ответил. Стоит и пытается не шевелиться, еще бы дышать перестал, вот бы я обрадовалась тепленькому трупу, собственноручно перекрывшему себе воздух. Это не Зорс явно, тот бы так не старался.
        - Все также будете безмолвны или представитесь?
        Теперь тень переступила, но ничего собственно не ответила, и двигаться ни ко мне, ни в противоположную от менясторону не начала.
        - От вас тень! - Я ухватила подушку с дивана и запустила в обладателя тени. - Вас видно!
        Подушку невоспитанный гость поймал и отложил в сторону, не предпринимая попыток приблизиться,стоит молча. Это не биочеловек.
        Пришел либо поглазеть, либо поговорить, - решила я, - убивать меня сегодня не будут, уже хорошо.
        Глазеть вообще нет на что, так как я в пижамной двойке, и уже явно не красавица - с темными кругами под глазами и парой царапин на щеках благодаря грокам. Мазь была израсходованаранее, а новой порцией я не запаслась.
        Говорить не хочется, мне точно не охота.
        - Дверь сзади вас, - сообщила я, и отвернулась, накрывшись с головой. - Исправь костюм, иначе прибьют на следующем задании.
        Глупо, конечно, вот так оставлять неизвестного посетителя в киттоворсовом костюме в своей комнате, но это не Зорс и мне настолько сейчас всеравно, что через минуту я уснула.
        Он долго стоял, стараясь не шевелиться, и прислушивался к ее дыханию. Кажется, уснула.Агент зета подразделения РиО войск медленно сел на вторую половину кровати.
        - Что у тебя? - спросил мастер через датчик.
        - Я на месте, меня обнаружили, в контакт не вошел, объект спит. - Ответил агент.
        - Засекла. - Подытожил Зорс, растягиваясь на постелив своей комнате.
        - А раньше не видела, да уж будь в ее комнате больше места, его агент не сидел бы рядом на стуле. Хорошо, что это продолжалось только два дня. Марк уже начинал потешаться над его щепетильностью и предложению агентам-наблюдателям прятаться не только от девушки, но и от бабушки, уходя в древесную стену. Тогда в палате работало первые двое, сейчас вторая пара агентов приступила к дежурству, жаль, что Юго она заметила.
        - Жду указаний. - Прорвался сквозь стройный поток размышлений Зорса голос Юго.
        - Продолжать наблюдение. - Ответил Зорс и отключился.
        Еще немного он отстраненно смотрел в потолок, обдумывая свой 'побег' из темницы под названьем - 'семья, долг, обязательства'. На втором плане медленно проплывали эпизоды этого долгого вечера: бал, бой, освобождение, пленение, побег и воскрешение и все это с одной и той же девушкой, что и сказать - скучно ему не было. Отчетливо вспомнились ее попытки высвободиться из его тисков, храбрость и отвага у озера и в тронной зале на балу, отсутствие лицемерия к Плющу и таинственная способность вляпываться в чужие проблемы, чтобы их решить.
        Его глаза медленно закрылись, и последней мыслью было решение освободить от задания, заступившего на вахту агента, чтобы занять его пост, но он уснул.

122.
        Для Юго день выдался не из легких, хотелось, как и она укрыться с головой от всех 'надо' и 'должен', завершить 78 часовые акрономические сутки, которые никак не хотели закончиться. Прошлой ночью вылет на границу Портрогула в квадрате 132 отсек омега - пресечь попытку развязать военные действия между тремя планетами отсека. Потом с Тримийса пятой планеты отсека было необходимо расщепить четвертую, тот самый клад ископаемых, который не поделили. Подобным действием ввергнуть драчунов в шок и вернуть все обратно с предупреждением, что неправомерные поступки с каждой стороны приведут к гибели не только планеты-заводилы, но и предмета спора.
        Потом стремительное перемещение в пещеры Дакуса, направленное на поиски самсициума, затем город под водой на территории Вычер, после предотвращение нападения гроков на дворец Правителей Печальных садов Сутана, возможно, мастера связывают кровные узы с Королевским семейством, но доступ к этой информации закрыт. Потом ожидание у пещер гроков на их родной планете. И вот теперь, когда он, закончив доклад, был готов вернуться в свои апартаменты, его вызвали охранять девушку с Земли.
        Агенты подразделения рассказывали, что к берегу, который являлся отправной точкой мастера на Кехрон - планету гроков, приплыла золотистая девушка, сидя на большом якудаве. Она светилась в ночи, и к ней Лера обратилась как к Даяне…
        Неужели именно к ней мастер прикрепил двух лучших агентов подразделения в наблюдении и охране? Правильнее сказать - одного. Он вычеркнул из этого списка свое имя, Сива она не заметила.
        Юго еще несколько часов сопротивлялся, стараясь не уснуть, но силы его были израсходованы и бессонные ночи взяли свое.
        Пробуждение тяжелое и липкое, кто-то спал рядом и сопел. Точнее, рядом расположилась чуть посапывающая вмятина в матрасе. Утренний гость не только остался здесь, но и устроился с комфортом.
        - Тебе пора. - Шепнула я, проходя к двери. - Подьем и марш отсюда!
        Я открыла дверь и оперлась о косяк в ожидании. Невидимка сел на кровати, кажется, всматривался в меня пару секунд или просто соображал, где он и кто он, потом тяжело поднялся и вышел.
        - Что-то знакомое в нем есть, - решила я, но тут же послала свою мысль куда подальше. Меня достали переделки, в которые я впутываюсь благодаря некоторым.
        Среди запахов цветов в вазах отчетливо ощущался мускат, - гроки.
        - Стоять! - Бросила я ему вдогонку, настигая его широкими шагами.
        Он действительно остановился.
        Совсем не соображает, что ли? Он же невидим? Мог давно деру дать или еще в комнате переместиться.
        - Имя? - я подошла туда, где он должен был стоять. Тень исчезла, возможно, он за ночь исправил функции костюма, но слышать мне его еще было можно. Он,кажется, простыл, поэтому сопел, а это можно было различить и сквозь преграду шлема.
        - Доброе утро, Даяна. - живой Зорс во плоти встал рядом со мной, загораживая пространство перед невидимкой. Явно давая незнакомцу уйти, значит - они знакомы.
        - Привет. - Ответила я тихо. - Только бы вопросов относительновчерашнего не задавал. Живой и не помер, а как из пещер выбирались, даю сто процентов не помнит, ну-ну, надеюсь без претензий. - Думала я.
        - А ты стоять! - Невидимка как я слышала, остался на месте.
        - Я и так стою, ты к кому обращаешься… - Зорс махнул рукой в воздухе, давая жест невидимке и сделал попытку увести меня, взяв за руку и потянув в другом направлении.
        - Нет, так не пойдет!!! - Я вырвалась, на языке крутилось неизвестное мне имя неизвестного человека. - Юго!
        Я как будто почувствов какое-то второе свое я, а может и третье, выпалила я это имя.
        - Юго, - позвала я, - ведь тебя так зовут?
        Пространство рядом мигнуло, - ушел. Я пару раз моргнула и раздосадовано посмотрела на Зорса, который не дал мне поймать невидимку-незнакомца.
        - Ты знаешь Юго? - Вдруг не веря спросил он.
        - А ты знаешь человека, который ночевал у меня?
        - В смысле ночевал? - Потемнел Зорс. - Какая непрофессиональность, вздумал уснуть на посту. - Думал он.
        - Он спал рядом. - Добавила я, удивляясь решительному выражению лица принца, которое после моих слов приобрелоплохоскрываемое гневное выражение. Попадание в цель - Зорс точно знает этого невидимку.
        Еще и в кровати объекта! Мало того, что обнаружили, так он решил все свои навыки пустить под откос!
        - Я точно знаю, что злишься ты не на мою 'измену', что ли, - дала я определение подобной ситуации, как ее можно увидеть со стороны.
        - Моя верность тебе даром не нужна. - Не удержалась я от напоминания фиктивности нашего союза. Ух, как мне захотелось вновь воткнуть в него Когсарат и провернуть пару раз.
        - Может на невидимку по имени Юго, на подчиненного, который не выполнил задание, или допустил ошибки.
        - А может, перевыполнил! - Шипя, предположил Зорс.
        - А может это не твое дело?
        - У нас…
        - Следил бы сам, если тебе важно, твое 'у нас', а не подставлял уставших агентов, которые еле ноги волочат после прошлых заданий на Кехроне.
        - Отку…
        - Мне все равно, - махнула я рукой, останавливая его вопрос, - так что попридержи ребят на месте и не раскидывайся талантами на пустяки.
        - Это тысебя пустяком назвала?
        - Нет. Это насчет твоей видимой щепетильности и наигранной взволнованности относительно факта моей охраны. - Выдала я на одном дыхании. Замолчала, глядя на него, он тоже смотрит.
        - Я подле тебя теперь в опасности, кто знает, что ты выкинешь в следующий раз, может вновь Когсаратом воспользуешься? - Предложил Зорс. Или начнешь задавать неуместные вопросы и ставить ими в тупик, - подумал он.
        Да уж, будь он при мне, я бы им непременно воспользовалась.
        - Мне нужно идти. - Девушка, не отвечая, спокойно развернулась,и оставила его в гордом одиночестве.
        Нужно встретиться с их предсказателем или хранителем судеб. Варгус, вспомнила его имя. Не люблю предсказателей, всю жизнь сторонилась, а вот теперь придется…
        А может потянуть со встречей, а там и не понадобится?
        Интересно, где сейчас Плющ и Ароматис?
        Немного поразмыслив, я решила сначала навестить их. Служащите в замке рассказали, где искать.

123.
        Лечебный корпус к полудню почти полностью восстановили. Работавшие на этом участке служащие объяснили, где я могу найти новых больных и раненных, попавших в капсулы после вчерашнего вечера. Идти нужно в сторону леса, но не доходя до светло зеленой - так они ее назвали, поляны, где растет шаркель, повернуть налево и вы упретесь прямо в это строение. Мысленно я была далеко от планеты Сутан, поэтому быстро преодолела путь и даже не заметила, как вошла в указанное мне место.
        - Даяна!
        Я обернулась на оклик, в коридоре стояло шестеро человек, и сказать, что я хоть одного из них узнала, было трудно. Я решила, что мне показалось, и уже было повернулась уходить, как меня поймали за руку.
        - Привет! - Радостно пропел девичий голос. Обладательница высокого альта лучезарно улыбалась, в ожидании, когда я ее вспомню.
        Белокурые густые волосы волнами ниспадали до плеч, большие ярко-зеленые лучистые глаза и обворожительная улыбка ввели меня в ступор. Черты казались вроде бы знакомыми, но вот знала ли я эту девушку, я вспомнить не могла.
        - Привет, - поздоровалась я.
        - Я так рада, что встретила тебя, - моему удивлению не было предела, откуда она мне знакома.
        - … теперь могу познакомиться с тобой, - продолжала она, попеременно подмигивая окружающим и здороваясь с проходящими мимо. Многие, как и я, не понимая, что это за юная особа, только улыбались. - Отец говорил…
        Я упустила смысл ее слов, поняв кто передо мной. Молодая, пышущая весельем, здоровьем и радостью Ароматис!?
        - Ароматис…- сама для себя сказала я.
        - Да!
        - Прости, не узнала… - Почему-то извинилась я.
        - О! Меня сейчас никто не узнает, они говорят…
        Я снова упустила ее нить разговора.
        - А тебе все рассказали? - Решила я уточнить, чтобы не попасть впросак, если начну задавать вопросы.
        - Рассказали о чем? - Искренне удивилась она, внутренне предчувствуя беду, так что даже тонкие брови свела к переносице. Красавица одним словом и почему такая дочь именно у Плюща, возможно, чтобы он гордился ею и сильно не переживал об утерянном генофонде.
        - Ты Зорса видела? - Начала я с другого конца.
        - Зорса? - Переспросила она, пытаясь вспомнить,что же это за загадочный Зорс, которого она непременно сегодня должна была увидеть.
        В это мгновение только что упомянутый старший наследный принц и агент по совместительству, возник на входе.
        - Зорсиан! - Воскликнула Ароматис и бросилась ему навстречу.
        Ах, Зорсиан значит. Как Зорс он тут мало кому известен, даже Липа - глава квыдыков не мог его вспомнить, хотя… Леранке он вспомнил сразу.
        Я с замиранием следила за ее движениями, блестящие струящиеся волосы и легкое сиреневое платье из многочисленных складок, которое, казалось, порхало вокруг стройного тела, создавали иллюзию бабочки.
        Только что проснувшаяся бабочка, радуется весеннему солнцу, - определила я, глядя с какой легкостью и нежностью Зорс поймал ее и закружил, подбросил в воздух как пушинку, от чего она залилась счастливым смехом, поймав ее крепко обнял.
        - Ну, здравствуй! - Поздоровался он.
        Я не оставаясь больше, медленно повернулась и пошла на поиски Плюща. За спиной долго еще раздавался ее веселый щебет, который меня начал раздражать.
        О боги, и он мог меня спутать с ней?

124.
        - Здравствуйте. - Поздоровалась я сухо.
        К этой встрече, я все же немного подготовилась. Роркон дал несколько полезных советов и пару указаний. И хоть я его не выпустила и к себе в память не заселила, однако белую каменную фигурку квыдыка теперь постоянно ношу с собой.
        Плющ полулежал на кровати, а стоило мне войти, приподнялся на подушках.
        - Я по делу, - заверила я его, показав руки и что оружия у меня при себе нет, так что опасаться ему нечего.
        - Спасибо.
        - Приступим, Когсарат я оставляю себе, как памятный подарок.
        Он, конечно, попытался возразить, гневно сверкнув глазами, я остановила его.
        - Я знаю, что это единственный в своем роде обрядовый нож, тот самый, которым Вы вырезали старшее поколение Смутов, стоило только молодому наследнику почувствовать власть. Именно поэтому он остается у меня.
        Плющ, грядут перемены, и Вы теперь не можете ничего изменить. - Думалось мне.
        - Далее, сюда прибыла девушка Марка. Противиться их желанию обрести друг в друге законного супруга, Вы уже не имеете права.
        Конечно, он опять порвался остановить меня.
        - Теперь Вы. Если вы не хотите огласки - снимите с себя полномочия. За Вами останется научная практика, на этом, пожалуй, все. Вопросы, предложения, просьбы?
        - Мне нужно подумать. - Сказал он сухо.
        - Не тяните с ответом, Вас все еще очень хотят видеть на Кехроне, не стоит противиться.
        Плющ, казалось, не отреагировал на мою угрозу. Нужно было для убедительности Зорса взять с собой, но он сейчас занят, как я могу его отрывать?
        Ответ - никак.
        Я тихо вышла.
        Итак, подведем итоги.

1. Предназначение, о котором я и не предполагала, выполнено - Марк на Сутане, ожидает коронации.

2. У меня погостила Маро, теперь братец опять начнет прикалываться относительно моих способностей 'хозяйки'. Маро у Марка вроде бы, но если их со вчерашнего вечера никто не видел, а гроки пытались казнить только меня и Плюща, значит счастливая парочка наслаждается долгожданной встречей. Их можно не искать - вскоре появятся.

3. Далее, меня чуть не расщепил Плющ, спас Зорс, и я ему это спасение вернула в полном размере, жизнь за жизнь. Еще вытащила дочурку Плюща, потому что о ее последнем дне чудом узнала только я, удивительно, не правда ли?

4. Но оно и правильно, наше женское племя в беде оставлять нельзя, к тому же теперь в моем распоряжении Когсарат! Пусть только Зорс попробует меня вновь достать до белого каления.
        Почему так называемый хранитель судеб Варгус ничего не предвидел относительно Ароматис Лучезарной?
        Я усмехнулась. О нити сервицикма он говорил за десять лет до происшествия, возможно, такой поворот он видел, но помогать мне не стал, тоже интересно.
        Плющ - это биочеловек, живет давно, он расчетливый, моих слов мог и не услышать. И плевать ему на гроков! Все свои делишки он прокручивал под эгидой Повелителя Печальных Садов Сутана. Вчерашнее нападение гроков - это нападение гроков. Не было слышно, чтобы хоть кто-то говорил о нем - Плюще.
        Только квыдыки могли пострадать и я.
        Ароматис на свободе, Зорс здесь. Опять Плющу мешаю только я. Но поддержки гроков он лишен, а вот с моей стороны теперь есть квыдыки, Верховный Роркон и Ямения.
        Жизнь налаживается! - Решила я, уже звонко чеканя свой шаг маленьким каблуком весенних туфель, расправила плечи и вышла на воздух. Еще один коридор, поворот…

125.
        - Даяна!
        Этот голос, иногда приятный, иногда зычный, иногда грубый, злой, будоражащий - порядком мне надоел. Его обладатель вскоре догнал меня.
        - Я хотел поговорить, - Зорс остановился рядом.
        - Говори.
        Что еще он может мне сказать. Оправдываться, - в чем? Он мне ничего не должен и я ему ничем не обязана, мы давно квиты.
        - Ты, - он замялся, потирая затылок, - мы… можем поговорить в другом месте?
        - Целовал ты меня прилюдно, но говорить намерен наедине? - Усмехнулась я сердито. - Страшно представить, что еще в твоем поведении не соответствует этикету, может, ты все делаешь наоборот?
        Не обращая внимания на колкость, взял мою руку.- Не сердись, пойдем.
        И не спросив, он совершил перемещение.
        Не включив ни одного чипа?! - Я от удивления рот открыла, еле справилась с легким шоком.
        Пространство чужой спальни в темно-синей гамме с голубыми элементами с нереальной четкостью возникло вокруг.
        - Это что?
        - Мои апартаменты, - поясняет он спокойно. Зорс отступил куда-то за завесу в дальнем углу комнаты, красивыми складками спускавшуюся к ворсистому ковру. Через миг вернулся с двумя бокалами в руках.
        - Держи. - Один из них галантно протянул мне.
        - А теперь я могу положиться на твой выбор, или это очередной тест, который я должна пройти?
        - Нет.
        - Что нет? Это, вообще, ответ на какую часть вопроса?
        - Не тест.
        Воцарилось неловкое молчание.
        - Спасибо. - Прерывает он череду тихих секунд, которые я начала в уме считать. Стою, спокойно согревая стакан в руках. Я хотела с ним поговорить в первый день после выписки, не получилось, теперь он хочет поговорить.
        - Не отравлено, - подсказывает он, глядя на меня.
        - Не люблю крепкие напитки, - отвечаю я. Все дело в том, что я великолепно умею поднимать бокал, говорить тосты, поддерживать беседу, но пить - не люблю.
        - Спасибо за спасибо.
        Уже и не надеялась от него это услышать. И все же…
        - Мы в расчете. - Мой голос спокойный, не дрогнул. Молодец! Хвалю себя за стойкость.
        - Не совсем так…
        А вот и тема, о которой он хотел поговорить. Конечно, нет! Ты вообще пожизненно в долгу Зорс, жаль, что до тебя долго доходит… Так, чтобы мне запросить? Хотя нет, глядя на него ненароком понимаю, что речь не о моем вознаграждении. Кажется, все совсем наоборот.
        - Понимаешь, мы в одной упряжке. - Начал он свое толкование. - Брак - это обоюдное подчинение и зависимость…
        С ним об обоюдном подчинении и не заикнешься, тут даже о компромиссном диалоге в семье с таким 'Главой' говорить трудно. Он больше похож на тирана, самоуверенный, наглый, самодовольный, распущенный хам.
        Но я все равно расстроилась. Как быстро он вспомнил о том, что женат. Стоило только появиться, точнее - воскреснуть Ароматис, хотя спасать он ее и не спешил. Конечно,он мог не знать о последнем дне. Ну, а пытать Плюща, чтобы тот отдал противоядие от укоес не догадался, не его видимо метод.
        Он все говорит: о трудности брака, о совместном правлении и не договаривает что-то. Говорит хорошо с доводами в пользу своего аргумента, заслушаешься такого оратора. Да вот только обидно очень. Что же ты, такой-сякой, раньше не решился спасти ее, мог бы и потом Плющу шею свернуть, ан нет жешь, блин…и я тут оказалась.
        - Что-то не так? - Он остановил свою речь.
        Я молчу, чтобы не дай Бог не обмолвиться вслух. И все же эгоцентрик чертов, вечно ищет лучшие комфортные условия для себя, на кой черт я ему подвернулась?!
        - Ты странно смотришь, что-то не нравится?
        Ты не нравишься! - Думала я. - Твои жизненные приоритеты круть-верть, твоя улыбочка и хамский взгляд из-под черных бровей, темноокий гад.
        - Да нет. Все в порядке, так вспомнила кое-что, - заставила себя улыбнуться.
        Вспомнила, как целоваться лез, как отпускать не хотел, как в спальне караулил тоже помню, помню, как Лучом назвал, обидно-то как… а вот теперь я в отставку, Луч на пьедестал. И подарок мне свой ты дарил просто так, как символ вечной дружбы. Зачем ты вообще его мне дарил, или это очередной Лик, чтобы отслеживать мои действия?
        Я тяжело вздохнула и отвернулась.
        - Я тоже не против развода, - соглашаюсь спокойно, как и подобает простой девушке без претензий. Эх, будь у меня хоть какие-то права… Кстати, насчет прав нужно узнать заблаговременно…
        - Что ж в таком случае первый шаг за тобой, я со своей стороны приложу все свои силы. - Он в ожидании чуда потер радостно руки, бокал повис в воздухе подле него.
        Радуется. Я совсем скисла.
        - Приятно слышать, что в этом щепетильном деле ты не оставишь меня разбираться самостоятельно.
        - В этом виновата не только ты. - Задорно начал он, - было бы неправильно обвинять только тебя.
        Поднял бокал в приветственном жесте и сделал глоток. Ликует.
        Ну…. гад…! Лживый бабник.
        - В этом меня винить, по крайней мере, нечестно. Я здесь вообще ни при чем и пострадала ни за что.
        Поперхнулся. Утирая подбородок, чувствую, он что-то уже просчитал.
        - Это как посмотреть, - Зорс начал медленно приближаться.
        - Что ты делаешь? - Еле заставила себя стоять на месте, подать вид, проявить испуг, ни за что!
        Нервничает и пытается это скрыть, а пылу поубавилось. - Заметил он.
        - Иду к тебе. - Он остановился в метре от нее на мгновение, - а вот теперь настигаю. - Констатировал Зорс.
        - Заставляю отступать. - Его бокал вновь повис в метре от пола.
        Я не удержалась, попятилась, уперлась о стенку, оторопело смотрю на него. Что делать, сам позвал и сама пошла, и что теперь делать?
        Принц подошел вплотную, уперев обе руки по бокам от моей головы, неприятно.
        - И загоняю в ловушку. - Закончил он, глядя в упор.
        - Что за игры? - Руки ослабли, мой бокал со звоном разбился о пол. Вот тебе и нервы - с собственными руками совладать не в силах.
        Его бровь медленно полезла вверх, губы искривились в усмешке. В глаза лучше не смотреть, - решила я. И смотрю куда угодно.
        Повисло молчание.
        - Все дело вот в этом, - он выудил за цепочку на моей шее кулон с Пауком креста в янтаре. - Не приобрети ты его незадолго до нашей встречи, все было бы иначе.
        - Это точно, я бы продолжала учиться, перемещаться с группой на практику на другие планеты и никогда бы не знала этих приключений. Спасибо, что разъяснил, мне стоит сожалеть об этом. - Легко прячу амулет за краем платья. - Но от амулета я не избавлюсь, он мне слишком дорог.
        - Мы одни?
        Его взгляд изменился. А смена его настроения меня встревожила.
        - Это вопрос? Или утверждение? - Глазами отчаянно ищу помощи. - Может не нужно нарушать границы? - Напомнила я.
        - Я о Рорконе. - Поправил прядь моих волос, убирая локон за плечо.
        - Стесняешься Роркона. - Мельком посмотрела на него и не смогла глаз отвести. Ой, блин. Его глаза что-то недобро как-то блеснули, кажется зря я так!
        Тут же меняю свою позицию.
        - Извини, но с твоей стороны нечестно уединяться со мной, особенно сейчас.
        Первый наследный принц, грозный противник межрасовых войн, агент РиО войск, любвеобильный подлец в недоумении на меня уставился, даже моргнул.
        - Пойми, я волнуюсь исключительно за тебя. - Рука прижата к сердцу, точнее выше, чтобы не привлекать внимания.
        - Исключительно? - Переспросил он.
        - Конечно, меня это не касается совершенно. Это только относительно тебя. - Заверяю сердечно глядя на него, прям мать Тереза. Этот щепетильный разговор стоит оставить до лучших времен, когда этому Зорсу легче станет.
        Вот теперь у него явно начался нервный тик, левое веко еще пару раз непроизвольно дернулось.
        - И что изменилось?
        - Ситуация. - Доверительно сообщаю, хлопая ресницами.
        - Ближе к делу.
        Сердится, но от первоначальной темы отошел, уже хорошо. Он наклонил голову и устало потер переносицу. Я медленно выскользнула из кольца его ловушки.
        Охотник, скажу прямо, из него никакой. Только подумала об этом, как он поймал мой подол и вернул назад. Охотник никакой, но бдительность не теряет.
        - Ты о чем? - Он уткнулся головой в мое плечо, спокойно поглаживая руки. От ладоней легко проводя, от ладоней поднимался к локтям и прокладывал путь обратно.
        - Ар-роматис, - запнулась я.
        Он замер, что-то промычал в мою ключицу, ослабив свою хватку.
        Горячее дыхание на шее, жар от его рук, мне срочно нужно уйти, не проявив чувств, которые он вызвал, срочно!
        Я стремглав бросилась в сторону, уже открыла дверь, чтобы выскочить, но остановилась, обернулась к нему. Теперь он стоял упершись спиной в том же месте, что и я минуту назад, стакан полный искристой жидкости уже покоился в ладони.
        - Развод, - напомнила я, - что мне нужно сделать?
        - Отправь прошение в канцелярию короля о приеме. Получи аудиенцию, и там сообщишь о своей просьбе.
        - Ясно. - Я выскочила и не обернулась.
        Он видел, как она убегает. Почему его так тянет коснуться ее, почувствовать вкус губ, нежность кожи, ее собственную слабость к нему…
        Но слабости нет, скорее это он медленно тлеет рядом, стоит только ей руку протянуть, или ему ее коснуться. Все вернет на круги своя развод, и это чувство угаснет навсегда.

126.
        Я дрожащими пальцами выводила буквы на свитке. Прошел час после нашего разговора, а мне все никак не удваалось унять свои нервы. В свитке выходят только каракули, даже стыдно как-то. Нет чтобы другой вид письма ввести как государственный документ, а не заставлять каллиграфией заниматься, когда руки дрожат, пульс учащен, и очень хочется пуститься бежать, не разбирая дороги, куда угодно.
        Ко мне постучали. Маленькая служащая пригласила к столу, обед в кругу королевского семейства.
        Не раздумывая отказалась, сославшись на головную боль. Накрыли в моей комнате, еще раз переписав строки, врезавшиеся в память навечно, я отправила письмо.
        Не прошло и получаса, как мне назначили время аудиенции, без четверти одиннадцать второго вечера этого дня. Я посмотрела на циферблат, осталось всего лишь два часа. Мгновения остановились…
        Опять очень красивое платье, великолепные украшения из перьев и волосы, уложенные в прическу, соответствующую их последней моде - веером вокруг головы. Вспоминая свою радость, которую я ощущала, одев прошлое бальное платье и последующие за балом катастрофы, я старалась держать себя в руках и не влюбиться в новый наряд.
        Впереди был трудный разговор с его родителями. Со своими родными, я справившись со ступором, наконец-то связалась, и, не вдаваясь в подробности все им объяснила, они со мной согласились. Теперь осталось дело за малым.
        Темный зал, только самые близкие люди, посвященные в тайну нашего венчания. Свет падал на меня и на правителя, выхватывая из мглы добрые лица Эммы и Лютеции, стоящие рядом с ним. Возле меня никого и даже как-то страшно.
        Правитель Печальных садов Сутана, дал знак, позволяющий мне говорить. В помещении тут же посветлело, предоставив возможность рассмотреть всех присутствующих, а среди них и Зорса.
        Тянуть с разъяснениями я не стала.
        - Я требую развода. - Собравшееся в комнате королевское семейство замерло. Один только Зорс, виновник всех моих бед и скоропостижного решения - быстрее улететь, во что бы то ни стало, довольно ухмылялся.
        - Даяна, но это невозможно… - Вмешалась Эмма.
        - Без определенных пунктов договора, который подписывается при каждом бракосочетании, - закончила я. - Я знаю, и все же быть супругой старшего принца, - после всего произошедшего мне даже дурно становилось от его имени, я всячески старалась его не произносить, - быть супругой я не согласна.
        - Что ж, - король Винчестатер нагнулся ближе, - мы не можем противостоять твоему решению, учитывая столь же сильное желание решить этот вопрос и со стороны Зорсиана.
        Я склонила голову, нет ну надо же, я потерпевшая, а избавиться от меня хочет он. Обещание он сдержал, и в свою очередь старался помочь тоже, это в какой-то мере должно радовать, и все же обидно.
        Королева было коснулась руки мужа, но вдруг остановила свой порыв. Теперь и она также думает - решила я, оно и лучше.
        - Учитывая принесенные вами усилия для установления мира на нашей планете и личное участие в сражениях, я даю свое согласие на бракоразводный процесс мисс Амет и наследного принца Зорсиана.
        - Договор и все необходимые к расторжению пункты тебе объяснит Леранке, - добавил он.
        Я оглянулась, ища ее в толпе большого как оказалось семейства, но так и не нашла. Ее отсутствие заметил и Король.
        - В противном случае - твой собственный муж. - Закончил он монолог и быстро вышел, за ним все семейство, стуча каблуками и цепляя стены перьями - традиции, черт бы их подрал!
        - Зорс? - опешила я, опять Зорс!
        - Я принесу его к тебе в комнату. - Заверил Зорс, неизвестно как оказавшийся рядом, - в целости и сохранности. - Сардонически оскалился он.
        - Нет, - отрезала я, - с тобой мы встретимся в малой гостиной, той, что рядом с моей комнатой.
        - Боишься посягательств с моей стороны? Не смеши, ты еще договор не прочла, а уже вся кипишь. - С этими словами он исчез.

127.
        Не прошлои получаса, как я снова его встретила, стук в дверь известил о его прибытии в гостиную. Что ж, я психологически готова к очередной баталии. Гордо выпрямилась, расправила плечи и с надменной улыбкой выхожу.
        - Это что?
        Девушка, вошедшая как королева ледников, теперь в нерешительности вопросительно смотрела на пыльный 'талмуд', в котором не меньше 5 тысяч страниц. Зорс с легкостью бросил его на каменный чайный столик, покрытый тончайшей резьбой. Столик жалобно скрипнул.
        - Это договор? - Предположила я, оторопев от вида 'томика' законов.
        - Да, это договор и как бы мне не было приятно тебе сообщить о самых ужасных пунктах его расторжения, я сам не рад, что ввязался в такое дело.
        Это он говорит о спасении моей жизни? Спасибо большое, больно хотелось жить… А может я бы и смерть предпочла этому обряду.
        - Уже читал? Но здесь столько информации, - я открыла талмуд, пролистывая страницы, где не было: ни пробелов, ни полей, ни отступов, одни только слова, слова, может можно использовать переводчика и дешифратор, а так же ЧТиВ?
        - Я подумал о том же, пока не вспомнил, что до меня брак пытался расторгнуть Смут четвертый. У него ничего не вышло, однако собрать нужную информацию он смог. Зорс выудил из кармана сложенный листок и бросил на столик.
        - Что ж, тогда я очень рада, что ты тоже не против, все же мне не пришлось заниматься этим. - Я взяла листок.
        - Да уж. - Усмехнулся Зорс, - ты прочти для начала.
        Листок был исписан всего лишь наполовину, обозначая только три пункта.
        - Я думала, что пунктов будет больше, сколько он занимался разработкой, чтобы выудить такую малость?
        - Всю свою жизнь, пока его собственный сын его не прирезал поздно ночью. В общем, именно из-за этого он и хотел развода, чтобы остановить кровопролитный бой за трон, но его 'величество' Плющ успел раньше. - Зорс злобно скривился.
        Перед глазами, словно из пространства предстал утомленный работой стареющий правитель, который пытался изменить будущее. Возмущенная разводом супруга, их маленький сын и давно зреющий зловещий план. В каком ужасе рос Марк, ну и Зорс, конечно.
        Я прочитала пункты медленно, но так ничего и не сообразила.
        - Что означает 'проверить на несовместимость'. - Это первый пункт, мне просто не понятно, что…
        - Проверить, можем ли мы в первую совместную ночь зачать.
        - Что за бред, вы сейчас используете совершенно другие технологии. Как вообще на подобное можно пойти? Вы…
        - Дорогая, я просто расшифровал. - Остановил он меня. - Не кисни, этот пункт за мной, я знаю, как его пройти.
        Второй пункт тоже не нес в себе доступного объяснения.
        - Предательство? - Удивилась я.
        - Какое именно предательство? Измена супругу или как?
        - Нет, предательство нации, всего королевства Печальных Садов Сутана.
        - Этот пункт за мной. - Заверила я. Он прищурился.
        - Не смотри так, это вполне в моих силах, к тому же я буду в какой-то степени счастлива. - Моя улыбка и наигранная веселость медленно отступали. На душе становилось тяжело.
        Я углубилась в чтение списка. Третий пункт - исчезновение на 1 год.
        - И исчезновение, не менее года. - Повторил вслух Зорс.
        - К чему вообще?
        - В общем, это что-то типа срока исковой давности на супружеский долг.
        - Ты смеешься?
        - Нет. Договор старый, ветхий сама видишь, так что за подобные строки отвечают наши предки.
        - И кто из нас исчезнет?
        - Думаю, тебе выпала честь исчезать, а на меня лягут обязанности ни в коем случае тебя не находить. 50 на 50 вполне честно.
        - И все - развод?
        - Да!
        - Я согласна.
        Воцарилось молчание. Кажется, он, как и я обдумывал пути решения пунктов договора. За пределами дворца мерно журчал ручей, шелестела изумрудная трава сочьб, время, казалось, остановилось. Итолько громадные стрекозы, перелетающие с одного участка сада в другой, опровергали чувство временной незыблемости.
        - Я… - начала я, неуверенно оборвав молчание и замялась.
        - Ну? - прокомментировал мною изданный звук Зорс.
        - Хочу, чтобы мы с тобой кое с чем определились. - Стеснительность стеснительностью, но обсудить все же нужно.
        - Что именно? - Он свободно поднялся и обошел столик с другой стороны, прислонившись к витым перилам, обернулся ко мне лицом. Из-за падавшего сияния белой звезды, весь облик Зорса какбы приобрел матовое, почти бархатистое напыление, образ казался милым. Я встряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли относительно его нового вида вне рабочей обстановки, красивый доблестный, что ли - определила я.
        - Меня не устраивает твои посягательства, - он удивленно приподнял правую бровь,- так ты сам выразился. - Заметила я, отворачиваясь от его точеного профиля.
        - Впредь прошу тебя держать себя в руках.
        - Ты бы не могла обрисовать, как именно я должен держать себя в руках? - Усмехнулся он, немного придвинувшись ко мне.
        Явно думает, что я шучу или изощренно кокетничаю, не дождется!
        - Не приставать ко мне, не пытаться поцеловать, не обнимать меня.
        - Но мы будем на людях? - Запротестовал он.
        - Мы разводимся, не все ли равно, что они подумают? - Бросила я.
        - Мне не все равно, моя супруга, даже незапланированная должна быть хоть немного, но в восторге от меня. - Он выпрямился, глядя вдаль, сложил руки на груди.
        - Что за глупость?
        - Так, просто мысли вслух…
        Я задумалась. Главное, чтобы все его действия были более или менее со мной согласованы, я не буду настаивать на полном контроле, - посмотрела на него. Зорс, довольный собой, светился энергией, будто бы развод - это его второе призвание и не будь он агентом и принцем в отставке, точно только бы разводом и занимался.
        В общем, мне и не придется, он все сам всегда решает и именно так, как ему, видите ли, хочется, настоящая сволочь!
        - Ладно, если это тебе необходимо, в таком случае жди моей инициативы. - Сказала я.
        Он широко улыбнулся.
        - Но твое поведение я буду корректировать.
        Улыбка сошла на 'нет'.
        - Мне и этого вполне достаточно. - Заверил он и исчез.

128.
        Он вернулся в старое хранилище королевских документов.
        Ярко освещенное помещение с тысячами ящиков в стенах, заполняли его от пола и до потолка. Резные фасады каждого хранили всю история Сутана. Каждый день, каждое событие тщательно конспектировалось и вносилось в архив. Хранилище всей истории его народа. Зорс криво усмехнулся, теперь это будет всецело народ Марка и Маро.
        Сутан не заполучит его никогда в свои липкие сети правления, каким бы радужным оно ни было. Еще в юности он решил не сдаваться, вся история его прадедов была воплощением цинизма, предательства и горькой нелепости. И все это только из-за принятых законов. Он пытался повлиять на отца, пытался ввести новые законы, или хотя бы поправки к старым. Но безрезультатно - отец остался непреклонным, закостенелый консерватор подбадриваемый Плющом!
        Не убивать же его только потому, что они не сошлись во взглядах на устройство государства, и он улетел.
        В самом полу прятались ячейки с датами и происходившими в это время событиями, по которым можно было легко найтивсе. Он помнил код договора, вновь вбил его в панель и в конце добавил еще несколько символов, вызывая всю приложенную документацию касательно браков и разводов. Ящик в стене слева почти под куполом выдвинулся в пространство. И плавно опустился к его ногам. А вот и решение всех проблем.
        Почти всех, о самой главной своей проблеме он не хотел даже думать.
        В свое время Лучезарная взяла с него слово. Точнее два: первое - он женится, только после того, как она выйдет замуж; второе - они дружат, но в случае попыток ее отца ввести их в игру, Зорс, как и обещал родным, улетит с планеты, не раздумывая.
        - Он мой отец, - Лучезарная накрыла своими руками его пальцы. - Он не сможет причинить мне вреда, я буду в безопасности в любом случае. Но его тяга к власти не должна давить на тебя. Ты улетишь сразу же, чтобы ни случилось.
        Она смотрела внимательно и ждала его ответа. Мой верный детский друг.
        Как давно это было, как верно она оценила все происходящее. Ароматис лучше всех понимала его, они были одной стихии - земля и всегда могли найти точку соприкосновения в любом вопросе. Как бабуля предусмотрела и это, до сих пор не укладывалось в его голове. Хотя с Варгусом 'наперевес' они могли творить чудеса. Без судьбоносного подсказчика здесь не обошлось.
        В общем, как и сейчас, когда речь зашла о разводе с Даяной. Она явно просчитывает следующий ход. Но я не сдамся, как бы не изменилась ситуация с Плющом, моего решения им не изменить.
        Эмма просила перед началом выполнения пунктов договора зайти к ней, это подождет, пока он во всем не разобрался. Пусть они с Варгусом еще немного похитрят. Он знал, что бабушка работает только сообща и только с проверенными помощниками на взаимовыгодных для всех условиях. Один лишь Плющ не принимал ультиматумов, впрочем, сейчас он вполне может об этом пожалеть.
        Документов в ящике оказалось слишком много, часть из них больше походила на поверья, и он свободно отметал их. В другом томе встретил правила доброго тона по отношению к супруге или супругу. Просмотрев информацию, не стал углубляться в чтение, - подобное мне еще не вскоре пригодится.
        Он слышал разговор Плюща с Даяной, что ж ей смелости не занимать. Ни с кем, не советуясь, ринулась в бой. Правда, она имела на это право, все же именно Плющ свел нас вместе. Не первый и уж тем более не второй поцелуй, за который он схлопотал по щеке. Она должна была ответить, как истинно его девушка, - она должна была научиться летать. Но ничего не произошло, он ей безразличен.
        - Впервые сталкиваюсь с таким инцидентом. Интересно, чем он обусловлен? - Зорс продолжил поиски, просматривая папки с документами. Где-то здесь хранится еще одна тайна ее привлекательности для него. Тайна, которую нужно раскрыть. Но к Эмме с расспросами лучше не идти.
        - Как только я узнаю, почему меня к ней тянет, тут же смогу избавиться от этого недоразумения.
        Да, он все-таки женился, кажется из милосердия, чтобы спасти ее. Вопрос, который она задала ему в своей спальне, не давал покоя. В конечном итоге, возникшие в тот момент чувства он назвал состраданием, достаточно сильным состраданием, чтобы все-таки жениться.
        Женился на пришедшей с ним после долких скитаний, как и говорило предсказание. Однако развод сметет все иллюзии родственников относительного его, Зорса, будущего. Поддаваться, а уж тем более вестись он не намерен. Он не будет править на Сутане, он не будет выполнять 'предначертанное', у него своя судьба, своя жизнь, своя личная жизнь - в голове всплыл светловолосый образ Даяны, который он тут же отогнал.
        Спустя час в ящике остался лишь один документ, нераспечатанный конверт с королевской печатью. На конверте не значилось ничего. Зорс аккуратно вскрыл его и вытащил содержимое. Лишь пара листков, испещренных королевской символикой, ничего сверх важного, ничего ценного, только несколько строчек и список вторых имен правителей. Всего на миг он перестал дышать, с недоверием вглядываясь в строчки.

129.
        После переговоров относительно договора прошло два земных дня - шесть сутанских дней, которые я провела за работой над портретом Марка. Время пролетело быстро и мы еще раз встретились с Зорсом. Он обещал устроить все, чтобы выполнить пункт первый.
        Казалось, будто бы я встретила его брата-близнеца Зорсиана, а не старого знакомого Зорса.
        Какой он оказывается уравновешенный, приятный и общительный, позитивно настроенный на успех, если дело касается его свободы - развода со мной. Уму непостижимо, как он со всей его хамоватостью и нахальством, может так галантно и корректно обсуждать тему первой и последней брачной ночи. Не в пример его поведению в пещере. Кажется, появление Ароматис действительно на него положительно влияет, как бы ни неприятно мне было об этом думать.
        Этой ночью мы расторгнем первый пункт.
        Я ждала, как он сказал - в нашей общей спальне. И как подобает преданной супруге в красивом белье на романтической постели с пологом, вся в нетерпении поглощая фрукты, первым надкусила шелет.
        Зорс в пижаме возник из ниоткуда. Шелет остался недоеденным.
        Хорошо смотрится, - определила я невольно.
        - Значит так. Сейчас я тебя отсканирую, а ты меня, потом я подберу программу…
        - Ты хотел сказать голографическое объемное порно, в котором заменишь главных героев нами. - Догадка пришла сама собой. Что он еще мог придумать в короткие сроки, чтобы условие было выполнено, а мы не участвовали.
        - Да, - усмехнулся он. - Ты против?
        - Нет, пункт твой - выполняй, как хочешь…
        Он отсканировал меня с трех сторон, и протянул сканер.
        - Я тут подумала, что, наверное, не стоит выбор оставлять только тебе.
        - Хочешь поучаствовать в подборке?
        - Нет, предлагаю тебе выбрать нечто менее изощренное, ну без выкрутасов.
        Он не понял. Я, продолжая сканирование, закончила свою мысль.
        - Так как мы вроде бы собираемся разводиться, и эту ночь нам попросту навязывают условия брачного договора, не думаешь ли ты, что будет смешно проявлять море энтузиазма и страсти?
        - Совсем обычное? - Спросил он расстроенно.
        - Ну, сам посуди, где же здесь логика.
        Зорс коварно улыбнулся.
        - Хорошо, - изрек он.
        Я догадалась о его намерении потом использовать данные из сканера для развратного моделирования других сцен с моим участием.
        - Из сканера запись я заберу.
        - Ладно, - махнул он рукой. - Забирай.
        Он уселся на кровать рядом со мной и включил программу.
        - Забирайся под одеяло, - скомандовал Зорс, - сейчас начнется!
        Я полезла прятаться.
        - Учти, - шепнула я, когда он тоже забрался под одеяло, - между нами ничего не будет.
        - А между ними уже кое-что! - Сказал он в ответ.
        Я с интересом выглянула. Успела рассмотреть только две фигуры: одну в розовом, другую в синем ночном одеянии, которые липли друг к другу, как вдруг Зорс затянул меня обратно.
        - Не мешай! - Предупредил он.
        - Я же просила без фанатизма!
        - Я записи менее фанатичной не нашел. - Сказал Зорс, потом озорно поинтересовался, - к тому же тебе неизвестно, возможно, я в этом деле - высший пилотаж, и даже одна ночь может поменять твое решение.
        - Там актер из порно, а не ты.
        - Да уж. - Он замолк, нащупывая чипы на поясе. - Это можно исправить!
        - Держи себя в руках, у нас договор и ты остаешься тут. - Напомнила я. - Еще не хватало моего образа в этих играх. - Подумала я.
        Объемные голографики, сцепившись друг с другом упали на кровать. Я отчетливо слышала, хрипы и стоны, а так же совершенно уникальные для ситуации отрывистые фразы, кажется, они говорили о географии космопорта на четвертом галактическом скоплении.
        - Все! Нам пора выметаться. - Зорс обхватил меня рукой и нажал на чип. В тот миг, когда мы из-под одеяла исчезали, голографические клоны ловко занимали наше место.

130.
        - Где мы? - Спросила я, сипя от перемещения.
        Как будто бы пространство подернулось полупрозрачной пленкой, и за ее пределами кто-то был. Голова немного кружилась, но вскоре все пришло в норму, я огляделась, поворачивая голову по сторонам под пристальным взглядом Зорса, которого данное положение, кажется, даже устраивало.
        - В общем, в спальне нам находиться нельзя, в замке тоже, да вообще на планете и соседствующих с ней планетах, астероидах, кометах, так как меня обязали токи не перекрывать.
        - Кто обязал? - Мы лежали в малом пространстве, снизу Зорс, а сверху я, становилось неудобно от такой близости и подобного положения. Зорс, теплый и твердый как сталь за счет своих мышц, совершенно не подходил на роль перины.
        - Долго рассказывать… - Отмахнулся он.
        - Так где мы? - я попыталась с него соскользнуть, но пространство капсулы не позволяло. Нужно, чтобы он тоже на бок лег.
        - В изоляторе. - Улыбнулся он, глядя на ее тщетные попытки соскользнуть вниз.
        - Здесь я задерживаю тех, кого необходимо допросить, ну или изолировать. Видишь фигуру в противоположном конце комнаты? Это Ксеум, давно ждет своей очереди. Так что не говори громко, чтобы мы его не разбудили.
        В подтверждение его слов на противоположной койке кто-то шевельнулся.
        - Да я бы с радостью, а ты место поудобнее выбрать не мог? Ну или где кровать больше?
        - Не мог, нас бы нашли. - Отрезал он. - Кто тебя просил о разводе, ты могла спокойно улететь к себе и жить там, вот теперь наслаждайся. - Он провел рукой в свободном от тел пространстве, как бы указывая на условия.
        - Интересно, и как по-твоему, мне, будучи замужней, устраивать свою личную жизнь? И разве я единственная из желающих расторгнуть данный брак, ты тоже не отстранился. Я бы сказала, даже поддержал со своей стороны.
        - Ты, - он сжал меня так, что где-то в спине хрустнуло, - сама меня вынудила.
        - А ты, - я больно ущипнула его в отместку - к моим бедам значит, не причастен. Он замолчал, что-то обдумывая. Так прошло несколько минут, когда я уже решила отбросить стеснение, не терпеть данное неудобство и предложить ему перевернуться набок и меня перевернуть, он вдруг заговорил.
        - Почему ты меня поцеловала?
        - Я не помню подобного. - Ответила я, пряча красное лицо на его груди, чтобы он не заметил. Воспоминания накатили сами собой: ужас, боль, обида…злость на него, потом на себя…
        - Я после перевоплощения в линзу не выходил из комы, ты проткнула меня дважды Когсаратом, хотя тебе Эмма сказала это сделать один раз.
        - Я не спросила, с какой стороны. - Отвечаю, не поднимая головы, получилось прошептать в грудь. - И я тебя не целовала… Не выдумывай…
        - Но ты прощалась со мной?- Он спросил неестественно мягко для жесткого образа Зорса. - Я точно помню. - Сказал он медленно.
        - Так просто получилось… - Меня начинало трусить, если он будет настаивать, что это была я, то как я выкручусь, что скажу? Что у него галлюцинации? Я же врать не умею, точнее хорошо врать не умею, он меня раскусит…К тому же обидно было - он принял меня за Лучезарную… И с чего вдруг я буду признаваться?
        - Ты не приходил в себя и я, выполнив все, что было в моих силах на тот момент, решила, что стоит попрощаться.
        - Значит, ты меня не целовала, чтобы попробовать как это - поцелуй с мертвецом? - Усмехнулся он.
        - Ну, знаешь ли… - Даже если и целовала, то не с данной мыслью - мысленно ответила я.
        - Ты дрожишь? - Заметил он. - Замерзла.
        - Есть немного - ответила я, стуча зубами.
        Зорс вспомнил, в чем она одета: пижамные розовые брюки, скрывающие ноги и кружевной топ. Хоть и кружевной, но больше чем хотелось, он не открывал. Причиной всему ненавистный амулет.
        - Подожди.
        Он исчез и я, преодолевая пространство, которое было заполнено его телом, стукнулась о жесткий настил стенной кровати в изоляторе. Вскоре он вернулся.
        - Подвинься, - скомандовал Зорс, расстилая одеяло на своей части. Видно его не было, но он с легкость орудовал в капсуле, находясь за ее пределами, и спокойно мной командовал. - Теперь ложись.
        Я повиновалась, он накрыл меня остальной частью одеяла, подвинул к другой стороне и оказался рядом.
        - Спасибо. - Ответила я не находя других слов.
        - А теперь поворачивайся набок и засыпай. - К его заботливому тону не хватало только поцелуя в мою макушку.

131.
        Я повернулась, но стало только холоднее, и заснуть не получалось. Он тоже не спал, не было слышно мерного дыхания. Сейчас, как ни странно, я не ощущала такой ненависти, даже наоборот некоторую 'странную' симпатию. Симпатию я тут же оправдала - Зорс мне помогал освободиться от наших брачных уз, и хотя он мог поступить совершенно иначе, сейчас он был рядом.
        Я, отгоняя свои мысли, старалась уснуть, но было холодно. Казалось, что он куда теплее, чем одеяло, а еще казалось, что я могу свободно сейчас к нему поприставать и моя совесть не будет меня потом грызть. Такая полноценная свобода.
        Через пятнадцать минут своих мучений рискнула спросить.
        - А можно по-другому? - Спросила я, зная, что с моим вариантом мне будет тепло, а ему неудобно, но ведь сам виноват, не предусмотрел самое необходимое.
        - Как?
        Я, не объясняя, повернулась к нему лицом, теперь одеяло закрывало спину, и начала расстегивать его пижамную рубашку.
        - Что ты делаешь?- спокойно спросил Зорс, не перехватывая моих рук. - Это проявление той самой инициативы?
        - Нет! Как видишь, устраиваюсь удобнее.
        Я спокойно развернула полы его пижамы, он, как и предполагалось, был в киттоворсовом костюме, который нагревался и представлял собой что-то в виде грелки. Интересно, а зачем ему защита в первую и последнюю брачную ночь? Убивать его я не собиралась, тогда зачем?
        - Понимаешь, - начала я объяснять, придвигаясь к нему вплотную.
        - Я мерзлячка по жизни. - Сказала я, просовывая одну свою руку ему под голову, а другую между его рукой и боком. Получилось, что прижалась я к нему совершенно бесстыдно, как к своей любимой игрушке дома, которая меня согревала. - А пока не согреюсь, не могу уснуть.
        - Ты уверена, что данное положение для тебя не опасно? - Спросил он и приподнял одну бровь.
        - Если рассматривать физическую сторону такого положения, то я очень хорошо помню, что ты прошел уровень Пепел и вот-вот достигнешь высшего уровня, а значит, держать себя в руках умеешь. К тому же у нас негласный договор. - Я начала согреваться и отвечала слегка зевая.
        Зорс, в общем-то, может и спрашивал недовольным голосом, но сам одну руку подставил как подушку под мою голову, а другой приобнял, защищая спину от холода. Нет, у моей игрушки так не получалось - это мне нравится немного больше. - Подумала я сонно.
        - А с чувственной? - Спросил он тихо, прижав щеку к моей макушке.
        - В общем, меня ты терпеть не можешь, у тебя есть пассия, и мы разводимся. Как видишь, нет никаких причин, чтобы не использовать тебя беззастенчиво в виде - телогрейки. Спокойной ночи, Зорс и спасибо.
        И я, ощутив беспредельное спокойствие, тепло и защиту, провалилась в глубокий сон. Счастливая бесстыдница.
        Он лежал неподвижно, не веря в то, что с ним происходит. Она спала, свободно к нему прильнув, беззастенчиво назвала телогрейкой и обвинила в бесчувственности. Эта художница заставила его понервничать, когда начала расстегивать пижаму, довела до исступления, прильнув, о чем завтра и не вспомнит, но в собственном поцелуе не признается никогда. И зачем он подшутил над ней тогда, видел же, что она и так на грани, считает себя убийцей…
        Маячок на браслете мягко сверкнул, оповещая о конце галографической сцены. Пора возвращаться. Он нажал на чип. И через минуту они оказались там, откуда сделали скачок. Она, не просыпаясь, скользнула руками по его телу и перевернулась на другой бок, отстранившись.
        Он лежал в темноте, обдумывая все происходящее. Через несколько дней церемония восхождения Марка на престол и можно будет покинуть Сутан, вернуться на службу или воспользоваться одним годом отпуска и пожить дома… Он глянул на темные кудри Даяны, тут же потеряв цепочку мыслей.
        Зорс так же беззастенчиво придвинул ее к себе, заключил в нежные объятия и поцеловав белеющую в темноте кожу на плече девушки, уснул зарывшись в ее волосы лицом.
        Оставшиеся от срока сорок восемь минут и двадцать пять секунд быстро вышли, его разбудил сигнал.

132.
        - У меня еще пара минут, пока не подействовало снотворное. - Думал он, снимая костюм. А еще ее нужно раздеть. И зачем я только согласился на условия Эммы? Теперь только и думать, а уживутся ли афродизиак Эммы и снотворное Лима в наших организмах?
        Нет! Другого выхода не было, и он это прекрасно понимал.
        Нажал кнопку на обмундировании, и костюм сложился, теперь он больше походил на матерчатую шайбу.
        Зорс легко перевернул девушку и стянул с нее шелковые штаны. Амулет сработал сразу, окутав обладательницу непроницаемой для его глаз пеленой. Он, не замедляя движений, спустил с ее плеч кружевной топ и также стянул через ноги.
        Выдвинутые требования Эммы касались принятия афродизиака Элека, действие которого невозможно было бы остановить при втором ее условии - не исчезать из поля зрения и не перевоплощаться, поэтому он подстраховался. Предварительно опоил Даяну, и с разницей в час и себя снотворным, которое взял тайком у Лима. Через час, потому как исполнение этого пункта договора целиком и полностью лежит на нем. А он должен был подготовить необходимые декорации.
        Теперь у них точно ничего не получится. - Решил Зорс, вспоминая довольные лица Варгуса и Эммы, когда он согласился с их условиями.
        Расшнуровывать или не расшнуровывать? - Задался Зорс вопросом, вспоминая, что молодые жительницы Сутана делали с лифом. - Ей будет легче, - решил он и потянулся сквозь дымку на ощупь в поисках завязок.
        Она вдруг повернула к нему голову, протерла слабыми руками глаза и серьезно на него посмотрела.
        - Что ты делаешь? - Спросила она с сонной хрипотцой в голосе.
        - Да вот, исполняю наш договор, - улыбнулся Зорс, не убирая рук.
        - И как? Получается? - Лукавая улыбка коснулась нежных губ, они припухли со сна и приобрели тонкий контур. Зорс замер, поймав ее взгляд.
        - Пришлось нарушить прежнюю договоренность, - весело сообщил он, отворачиваясь. Окончив развязку лент, тут же убрал руки, в тон ей добавил, - но все только ради дела.
        - Ради дела? - переспросила она шепотом, кокетливо взмахнув ресницами. Глаза наполнились искрами.
        Он понял, что несмотря на сильное снотворное, началось действие Элека. И когда они его ей подсыпали?
        Зорс откинулся на подушки и отстранился от нее, чтобы девушка поскорее уснула. Он вскоре тоже уйдет в мир Морфея, зачем испытывать судьбу?
        - Ради того самого. - Ответил он и еще раз взглянул на нее.
        Взгляд нежный, мерцающий, томно зовущий из-под длинных ресниц, отбрасывающих тени на щеки, нижнюю губу она прикусила. Но как она сейчас призывно хороша и так маняще привлекательна, одна улыбка чего стоит.
        - Я обещал тебе, тебя не трогать, помнишь? - попытался Зорс достучаться до ее затуманенного разума, подтягивая одеяло повыше, как преграду.
        - А я тебе что-то подобное обещала? - Она придвинулась ближе, приподнялась на локте и свободную ладошку положила на его обнаженную грудь.
        Глаза, улыбка, волосы, запах, я не смогу подобное забыть.
        - Нет. - Ответил он серьезно и уставился в потолок.
        - Хорошо… - она подтянулась и припала к его губам, дразня касанием своих губ. Он не двигался. Девушка взяла его голову в руки и, запустив пальцы в волосы, сладострастно поцеловала.
        Молниеносный удар током прошел сквозь тела, пронизывая все нервные окончания.
        - Зорсиан… - прошептала она, прервав поцелуй на вдохе и отстраняясь.
        Как в огне он уцепился за нее, словно утопающий за соломинку. Кипела кровь, стучало в ушах, горело сердце, изнывало от той тоски, которую он ощутил с ее поцелуем. И он ответил столь же страстно и исступленно со всей болью одиночества, которую копил годами.
        Он уложил девушку на подушки и навис сверху, покрывая ее лицо поцелуями, через мгновение остановился, осознав, что она спит. Даяна улыбалась во сне, явно наслаждаясь своим положением - она спит, возможно, думает, что ей это снится.
        Зорс рассмеялся ее детской непосредственности и прагматичности, не возьми она с него слова, он бы сейчас точно подумал над своими следующими действиями. Его смех еще долго наполнял комнату своим звучанием. Он медленно вдохнул и так же медленно выдохнул, заставил себя успокоиться и откинулся на подушки. Голова закружилась, на лице расплылась довольная улыбка и тут же померкла.
        Он тяжело вздохнул.
        Не хотелось обдумывать только что произошедшее - эту бурю чувств, вызванную ею, хотелось спать. Снотворное начинало действовать. Зорс сгреб девушку в охапку вместе с одеялом и притянул к себе. Отбирая складки ткани, нащупал теплое девичье тело, обнял ее. Нежно прижал к себе, вдыхая аромат азаруса исходивший от волнистых волос, и всем сердцем пожелал в этом аромате раствориться.
        - Видеть не могу, но на ощупь очень даже неплохо. - Прошептал он, засыпая.

133.
        Пробуждение было странным… От нежного прикосновения к моему плечу, которое было схоже с поцелуем. Мне тепло, спокойно, но немного неудобно, я пошевелилась, разминая затекшие мышцы. Кто-то спал рядом и свободно прижимал меня к своему голому торсу, рукой удерживая за талию, там где, как я помню, должен был быть топ. В новинку, но приятно. Я попыталась повернуться. Этот кто-то чмокнул меня в шею и переместил руку на бедро, тоже голое, где мои пижамные штаны?
        Вот тут сон как рукой сняло, я села в постели и оглянулась на соседа - Зорс!
        - Зорс! - Шарахнулась в сторону и слетела на пол, ухватив с собой одеяло.
        Сонный Зорс, не открывая глаз, каким-то образом успел оказаться сзади и у самого пола поймал меня, не дав стукнуться, спокойно вернул на место. И так же быстро занял свое, все еще не просыпаясь полностью.
        Как он успел?
        Я, не соображая толком, как в дымке, осмотрела себя. От кружевного топа остался только лиф, и тот расшнурованный, ленты свободно висели. Я принялась его стягивать. Штанов не было, на мне остались только кружевные шорты. Что мы делали?!
        Он, наконец, открыл глаза и потянулся.
        - Почему я раздета, и ты тоже? - Я ухватила подушку, прикрываясь.
        - Хочешь сказать, что после бурной ночи мы должны были остаться в пижамах? - Зевнул Зорс. И продолжил отстранено, - вообще без ничего должны быть…
        - Была бурная ночь? - Опешила я. Пытаясь вспомнить вчерашнее.
        - Ты что, совсем ничего не помнишь? - Он начинал искриться весельем от подобной мысли.
        - Помню… помню, как мы переместились, ты включил программу… И… И…все.
        - Мы разговаривали, потом ты начала ко мне приставать…- Он потянулся за подушкой и, ловко перехватив ее вдоль, прижал к себе. На лице играла коварная улыбка.
        - Я не могла! Это на меня непохоже! Я не пристаю, никогда!
        Она схватилась за голову, смешно растопырив пальцы, и застыла. Тяжело дыша, уставилась в пространство остекленевшими от ужаса глазами.
        Зорс оглянулся, взгляд упал на поднос с фруктами. Фрукты как фрукты, один шелет надкушен. Он изменил взгляд и просканировал его, вот и первый элемент.
        - Ты фрукты ела?
        - Д-да, а что? - она еще не вышла из ступора.
        - Я разве не говорил: ничего не есть? - Усмехнулся он.
        - Не говорил, и это только фрукты… - нахмурилась она, - я нервничала и неосознанно потянулась за ними… Зорс, в чем дело?
        - Они покрыты афродизиаком. - Заметил он, улыбаясь.
        - Что?
        - Это Элек. - пояснил Зорс.
        Теперь она сцепила руки в молитвенном жесте, - о боги! И строго спросила - что я делала?
        - В общем… только страстно прижималась ко мне, назвала телогрейкой, призналась что мерзлячка и…
        Она угрюмо опустила голову, поворачивая ее справа налево. Ну, как я могла? Это же противоестественно - мне липнуть, да еще и к Зорсу.
        - И уснула, - сжалился он, глядя как на ее лице появляется выражение скорбной муки. - Вот уж не думал, что ночь со мной может вызвать подобные чувства. - Удивился он мысленно.
        - Я ничего такого не делала? В смысле ничего, чтобы тебя… - она запнулась не договаривая.
        - Спровоцировать?
        - Да.
        Выжидающе смотрит, глаза цвет поменяли на более синий оттенок, удивительное свойство, подметил он, наблюдая за ее реакцией. Волосы немного спутались, губы чуть приоткрыты, глаза распахнуты в ожидании.
        - Нет. - Протянул он медленно, подмечая ее реакцию. Легкий румянец и беспечное выражение глаз. - Возможно, на тебя он по-другому действует. И я сейчас даже разочарован.
        - Слава богам!
        Она, прогибаясь назад, не отпуская подушку, счастливо улыбалась. Потом потянулась, сидя на коленях и откинулась на подушки, взмахнув стройными ногами, покрытыми непроницаемой дымкой.
        - Да-а-а-а, - протянула Даяна, - а я уже было подумала, что… - Мой взгляд упал на Зорса, он остался только в шортах, смуглый и поджарый, свободно лежал на подушках, с интересом наблюдая за мной.
        Что-то тут не так… - определила я.
        - Ты был в киттоворсовом…
        - Снял, и тебя, как видишь, привел в соответствие с прошлой ночью. Так как нас сейчас посетят.
        - В смысле? - насторожилась я и подскочила с кровати.
        - Будем сдавать анализы. - Сказал Зорс.
        - Что? Но… какие анализы?
        - Кровь. - Ответил он, спокойно продолжая лежать.
        - Это все?
        - Да, все.
        - Ладно. - Согласилась я. Все самое страшное и неизвестное позади.
        - А теперь занимай позицию, к нам уже идут. - Скомандовал он.
        Я тут же распласталась на кровати, смешно раскидав руки и растопырив пальцы. Мне данная ситуация начала напоминать детские игры с Земли 'Море волнуется раз', вроде бы.
        - Подожди…- Сопротивлялась я, когда он по-хозяйски, как медведь одной рукой начал меня к себе подтягивать. - Мы же ненавидим друг друга, - шепнула я, упираясь ладошками со все еще растопыренными пальцами ему в грудь. Он не отреагировал, с серьезным видом продолжает меня тянуть под себя - разводимся! - Напомнила я.
        - Это как посмотреть - ненавидим.
        Он остановился в упор, глядя в ее глаза.
        - Меня вполне будут устраивать отношения, когда я беру, - он провел рукой вдоль ее бока от плеча к колену, вызвав мурашки по телу, - а ты ненавидишь… - и склонил голову в попытке поцеловать ключицу девушки.
        От него я как ошпаренная шарахнулась в сторону, слетела на пол, сбив за собой подушки. Тут же подскочила.
        - И не приставай ко мне больше, понял!!!
        В этот миг в комнату ворвалась Эмма.
        - Доброе… - начала она бодро, но расслышав мои слова, растерянно закончила - утро.
        - Доброе. - Отозвались мы глухо.

134.
        Рия и еще одна служащая брали у нас кровь, процедура заняла по времени меньше минуты.
        То ли из-за потери крови, то ли из-за новизны подобного утра, я вдруг с четкой реальностью вспомнила вчерашний вечер в изоляторе, и свое постыдное поведение. И чуть не упала на пол от шока, я к нему приставала?… Другие воспоминания в спальне, как картинки из чужой жизни - несвязные и размытые, но в общем ясно одно - я приставала, он отбивался.
        Не удивительно, ведь сработал Элек, но как же… Это самое сильное химическое средство, что он сделал?
        Я посмотрела на него, Зорс спокойно реагировал на расспросы так называемого специалиста и изредка украдкой подмигивал мне, мол, держись.
        Изменился до неузнаваемости, улыбался и шутил…может подменили, пока по коридору шли.
        Когда нас оставили одних, я ринулась к нему за точной информацией, из первых уст. Подошла вплотную к лежаку, где он сидел, свободно облокотившись на поручни, и болтая ногой, прям подросток-переросток.
        Я начинала злиться, опять.
        - Как ты предотвратил действия элека? Я просто так уснуть точно не могла, ты и сам знаешь о его свойствах.
        Он молчит, снисходительно улыбаясь.
        - Хочешь сказать, что знал заранее и не предупредил. - Продолжила девушка.
        Кивнул.
        - Не тебе ли пришла подобная идея? Спаивать Элеком. - Я прищурилась, поморщив носик. - Учитывая все, что мне известно, вы с Марком ранее шкодничали…
        Зорс встал, распрямив плечи, поставил руки на бедра и грозно навис надо мной.
        - Может, не будешь ворошить чужое прошлое и займешься своими делами? Свой пункт я выполнил, не прибегая к твоей помощи.
        - Оскорбился? - Удивилась я. - Интересно, с чего бы вдруг?
        Он только смерил меня взглядом, так и не разъяснив ситуацию, в общем как всегда, оставил при своих мыслях и догадках.
        - Следующий пункт твой. - Бросил напоследок, развернулся и вышел. За дверью через несколько метров его спортивный силуэт растворился в воздухе.
        Стало грустно.

135.
        Лютеция стремительно ворвалась в лабораторию. Горящие глаза и улыбка полная надежды, сразу объяснили цель столь раннего визита. Настроение королевы быстро передалось служащим, работавшим в лаборатории, все с интересом стали поглядывать на повелительницу Цветов, занятую бумагами.
        Эмма оторвалась от созерцания последних опытных образцов и прогнозов роста растений, взглянув на дочь, она не говоря ни слова, поманила Лютецию за собой. Они перешли в смежное помещение, оставив работников в раздумье.
        - Какие новости? - Не удержалась Лютеция, пока за ними закроются двери. -
        Что говорят проведенные анализы?
        - Ничего. Мы их не проводили.
        - Как? - Удивилась королева.
        - Дорогая, я слишком хорошо знаю своего старшего внука. - Она указала дочери на кресло, приглашая присесть.
        Тут же в комнату вошла Рития с подносом яств и напитков. Разложив их на маленьком столике, тихо удалилась, плотно прикрыв за собой дверь.
        - И могу с уверенностью говорить о том, что он заблаговременно позаботился о полном соответствии пунктам договора и анализов и записи из спальни. - Эмма спокойно разливала чай в миниатюрные чашечки с золотым рисунком бьязации.
        - Они только лишь подтвердят несовместимость этой пары, каким бы наглядным ни было их обоюдное проявление чувств.
        - Вы так думаете? - Лютеция аккуратно приняла чашечку из рук матери.
        - Дорогая, это видно.
        - Но… к чему, в таком случае, Вы разрабатывали условия к их первой брачной ночи? Если знали, что он сможет их обойти?
        - Не будь условий, он бы заподозрил неладное. Его способности непомерно развились за последние 20 лет, служба дала результаты. - Напомнила Эмма. - Поэтому нам пришлось хитрить.
        - Получается, они могли и не разводиться. - Лютеция грациозно поправила локоны, ниспадающие на плечи.
        - Он бы этого не допустил. Факт его нежелания править на Сутане известен всем. Обрученный принц по нашим законам автоматически становится правителем. Он бы нашел предлог для избавления от брачных уз.
        - Только ради того, чтобы остаться свободным. - Грустно вздохнула Лютеция.
        - А для нас с вами главное, чтобы они подольше были вдвоем, смогли присмотреться друг к другу. Возможно, привыкнуть. - Эмма весело подмигнула.
        - И ничто так не сближает, как единая цель, даже если целью является развод. - Улыбнулась королева.
        - Вот именно.
        - Что говорит Варгус? Он видит дальнейшее развитие событий, может знаки?
        - Пока нет. Время, сейчас главное - время, которое они проводят вместе.
        Лютеция коварно улыбнулась. - Мы можем это устроить.
        - Не нужно, - предостерегла Эмма, - пусть все будет естественно, без вмешательства с нашей стороны, иначе мы их спугнем.

136.
        Я продумывала, как исполнить свой пункт договора, попутно занимаясь именно той работой, которая меня сюда привела - портретом Марка. До сегодняшнего дня у меня мало что получалось, все не давали покоя эти пункты бракоразводного процесса. Да и поведение Зорса изменилось до неузнаваемости. Вспоминая наше общее дело, и пути решения, я все время себя одергивала - у него уже есть девушка, у него уже есть Ароматис, а помимо Ароматис еще пара десятков. Я это точно знаю, видела.
        И к чему мне он такой? К чему?
        Марка необходимо было нарисовать в полный рост на фоне тронной залы, как мы с ним и договорились. Холст более двух метров высотой и шириной около 120 сантиметров крепился на жесткую деревянную раму. Лучшее дерево, первоклассный холст и самые удивительные краски, около трех тысяч цветов, так что смешивать их не придется, плюс великолепные фигурные кисти с упругой щетиной. Что и говорить - это набор самого удачливого и 'счастливого' художника, но у меня радости не прибавилось. Работы море, а времени в обрез. Осталась слишком мало времени до коронации Марка, а тут еще и с разводом маленькая проблема. Не знаю я пока как предательство состряпать, совсем-совсем не знаю.
        Чтобы успеть с портретом, работала по ночам, трижды наступавшим на Сутане за время одних земных суток. Спать в малые ночи Сутана не хотелось вовсе. Я смыкала глаза лишь на пару часов третьей длинной чернильной ночи до прихода Марка и цветущей Маро. Теперь после знакомства с его родителями и полным одобрением Маро в виде невесты, она сопровождала его везде.
        На этот раз меня хватило лишь на полчаса созерцания их обоюдного счастья, нежных улыбок и многозначительных любящих взглядов. После я спокойно предложила им Марка отснять на пленку и освободить, таким образом, от позирования. Долго не думали, сделали, как просила и удалились. Вот теперь в мастерской я осталась совсем одна. Никто и ничто не отвлекает, и работа закипела.
        Быстро набросала композиционный план, наметила кое-какие детали и приступила к прорисовке силуэта Марка. Его сканирование успешного момента не отобразило, везде взгляд какой-то влюбленный-влюбленный. И зачем я Маро сканер дала? Поэтому попутно продумываю выражение его лица, чувство, которое я бы хотела передать. Стоило мне только набрать удовлетворительный темп работы, как в дверь постучали.
        Закрываю пологом работу, вытираю руки и недовольная тем, что меня прервали, сердито открываю двери. На пороге стоит миловидный парень в зеленом камзоле придворной прислуги, с улыбкой ожидающий меня.
        - Простите за вторжение, мисс Амет. Вас ожидает хранитель судеб. - Смотрит внимательно. Хорошенький и смешной, ему бы ушки заострить кверху - был бы точь-в-точь копия сказочного эльфа из детских раскрасок.
        - Имя? - Спрашиваю я.
        - Варгус, - замялся посланник, отвечая, как зовут хранителя.
        - Твое имя.
        - Эрис.
        - Эрис, извинитесь за меня перед хранителем судеб. Скажите, что я не могу принять его предложение встретиться, так как слишком занята.
        Да и по правде сказать, не очень верю хранителям. - Подумала про себя.
        - Он просил передать, что предвидел Ваш ответ и это вам. - Эрис протянул мне маленький белый листок и продолжил стоять на месте.
        Предвидел! Жаль, что ранее помочь с видениями не мог, у меня бы жизнь быстрее наладилась.
        Пришлось тут же ознакомиться с содержимым записки.
        'И все же я прошу вас оказать мне честь и уделить несколько минут вашего бесценного времени. Суть не в том: верите ли вы предсказаниям хранителей судеб или не верите, а в том, что следует за последним пунктом расторжения договора, заключенного между вашими родными и старшим наследным принцем Зорсианом'.
        - Где? - Спросила без церемоний. Он тут же понял.
        - Гостиная Эммы Манриэтты де ла Круш Вилларгон верхние покои.
        - Какие? - Удивилась я.
        - Вон там, - Эрис кивнул на зеленый оазис, как передвижная платформа, раскинувшийся в нескольких десятках метров над садами.
        - Второй этаж напротив лифта.
        - Спасибо, Эрис.
        - Всегда к вашим услугам. - Молвил парень и испарился.

137.
        Варгус тяжело опустился на пол подле королевы. Окинул взглядом комнату и объяснил цель своего визита.
        - С сожалением хочу сообщить, что теперь, когда молодые решили развестись, я полностью потерял ход событий.
        Тишина, казалось, прорезала пространство. На миг все замерло на месте. Эмма лишь повела бровью, и вампир ее понял.
        - Нет, не все, - продолжил он тем же будничным тоном, - остались лишь крохи что-то относительно подарка, который должна сделать невеста и надпись. Я все никак не разберу слово, оно состоит из четырех букв.
        - Все сводится к тому, что теперь мы идем вслепую. - Эмма медленно откинулась на сидение, не отрывая взгляда от хранителя судеб. Вот так поворот событий.
        - Да.
        Королева аккуратно поставила чашечку на блюдце.
        - И что ты решил предпринять, Варгус? - Спросила она.
        - Все очень просто. Я предложу девушке поделиться своими данными, - он переступил лапами и наконец занял свободное кресло, сложив кожистые крылья, - так как принц, я уверен, более нам такой возможности не даст.
        - Когда? - В один голос спросили королева и Повелительница цветов.
        - Она уже следует в этом направлении и через несколько минут будет в вашей гостиной, Эмма. Вы сможете ее нам предоставить?
        - Несомненно, Варгус, несомненно.
        Выходя из мастерской, столкнулась с Зорсом, который куда-то быстро шел. Мой молчаливый кивок головой в приветствие, его столь же холодный кивок в ответ и я прошла дальше. Он меня не окликнул.
        Спасибо ему большое и вообще в его присутствии я полностью теряю дар самообладания, ноги подкашиваются, на лице расплывается мнимая улыбка счастливицы. Стук сердца начинает заглушать остальные звуки. Чертов Элек!
        Подъем в резиденцию Эммы я нашла сразу. Возможно, во всем государстве не было более изящного входа. Я даже замерла на мгновение, не решаясь войти.
        - Может этот хранитель судеб Варгус и без меня справится со всеми вопросами? Мысль канула в лету. - Не справится, пришлось подняться. Потом один из служащих дал знак следовать за ним, и путь который мне объяснял Эрис, изменился. Пришлось пройти вдоль открытой галереи еще не распустившихся цветов. Мы остановились на площадке перед открытым входом в гостиную комнату, биочеловек тут же удалился. Вампир уже ждал меня сидя на столе. Он был стар, из всех увиденных мною представителей этой расы, наверное, самым старым. Не будь у меня веской причины в визите, я бы не удержалась и начала его расспрашивать о вампирах, уж он точно много знает.
        - Проходите, Даяна.
        Кажется, я даже не увидела движения его губ. Уж не почудилось мне? Но вампир указал на кресло напротив и произнес, тоже явно он. - Устраивайтесь удобнее.
        После этих слов меня как будто заволокло непроницаемым туманом. Я молча прошла и села на указанное место. Когда он заговорил, каждое слово я слышала с тихим эхом. Захотелось постучать по ушам, еле удержалась, сцепив руки на коленях. Я, кажется, рассуждая, как прочистить слуховые пути невнимательно его слушала. Оказывается, с первых секунд монолога, он объяснял суть моего визита, но я ни слова не поняла. Как будто плотный туман, глушащий звуки и создающий эхо, засел в голове и не желает оттуда выбираться.
        Через минуту на мгновение прозрела и попросила повторить.
        - Простите, что?
        Моего вопроса он не ожидал. Взгляд, которым он меня пригвоздил к спинке кресла, вдруг вернулся в этот мир. Вампир моргнул и его щека дернулась.
        Он нехотя повторил.
        - Что вам нужно? Простите, я не ослышалась?
        - Не ослышались.
        Туман в моей голове развеялся. Вот эта фраза для меня прозвучала четко и без эхо. Я, наконец, его расслышала внятно, правда вампир разозлился, и у основания его шеи перья стали дыбом. При этом сам он резко сменил позу и переместился по крышке стола. Варгус еще несколько секунд пристально разглядывал меня, потом что-то для себя решил и даже махнул рукой с крылом в мою сторону.
        Смысл его слов доходил медленно, пришлось повторить фразу про себя. Я чуть не начала икать от шикарной новости.
        - Вы, вы говорите о добровольно отданной крови? Об укусе, о… о информации, которую получите, о проникновении в мою личную жизнь! Я правильно поняла?
        Вампир по имени Варгус даже не повернулся на звук моих слов, лишь выше поднял плечи.
        Все внутри меня похолодело. Дожили. Не будь я вымотана работой, может быть перепугалась, как в пещере гроков и сдала кросс на 10 км за 4 секунды, удирая от кровопийцы. Но сейчас, когда сил мало, туман развеялся, икота не пришла, я решила уточнить суть вопроса.
        - Позвольте узнать причину этой просьбы.
        - Туманность дальнейшего развития событий. - Честно признался правитель судеб.
        - Почему процедуре не подвергается Зорс? Подождите. - Всего мгновение и я смогла расставить все точки.
        Предположение, что это попытка сбить меня с пути ко второму пункту договора меня разозлила. Еще и тумана в мою голову напустил, психиатр редкостный! Что бы они не затевали, в их игры я играть не собираюсь, и уж тем более являться пешкой!
        - Это не игры, - вдруг заверил Варгус.
        - А вам откуда!?… Я вслух ничего не произнесла! - Вот теперь он еще и в мысли мои полез. Я сжала и разжала руки, подобной помощи они от меня ждать не должны. Я заканчиваю портрет и отчаливаю домой. С разводом или без, мне уже все равно.
        - Эту мысль можно было предположить, - признался он. - Что вы решили?
        - Нет. - Ответила я.
        Данного ответа он ожидал, и без улыбки продолжил. - В таком случае я прошу Вас не делать ему никаких подарков.
        - Вашу просьбу я выполню с радостью. Обещаю.
        - Что же, более не смею Вас задерживать. - Ответил он и отвернулся.
        Я вышла как на иголках и даже не воспользовалась лифтом и вниз пошла по каменным ступенькам, вросшим в деревянную обшивку. В голове крутились только лишь его слова.
        Не делать подарков…туман - это попытка влияния на мою психику, замечательно, верить хранителям судеб я не буду до конца своих дней! Он спрашивал разрешение дать себя куснуть разок, лишь пара капель…
        - Да ни за что!
        Злости мне не хватало, обидно было очень. Попытка гипнозом заставить меня дать свое согласие - это нечестная игра, совсем нечестная! Я в считанные минуты вернулась к мастерской. Уже у маленького дворика моей творческой обители меня окликнул второй служащий замка.
        Вот стоило только ступить на первую ступень бракоразводного процесса, как друзья просят крови, а враги уделить время. Он на словах передал послание от Плюща, так сказать: скромная просьба посетить его палату. До этого меня так же скромно просил прийти Варгус, теперь Плющ. Если он тоже попросит крови, я не знаю, что я с ним сделаю.
        Я не рискнула идти к нему сразу, сослалась на важное занятие, но пообещала вскоре явиться. Важное дело - это пункт номер два и маленькая незадача с портретом Марка, хотя я все же смогу уложиться в рамки отведенного времени. Осталось лишь решить, как я предавать все государство буду.
        Не прошло более двух Сутанских часов напряженного обдумывания преступления, как Зорс вновь оказался рядом. По моим подсчетам, что-то часто он рядом плутает, или опять за мной присматривать прислали? Не сам же он приходит, ему уже не до меня.
        Он нашел меня в саду, когда я пыталась просчитать действия необходимые для следующего пункта расторжения договора. Опять я стала сама не своя. Кажется, Элек крепко засел в моей крови и все еще не растворился. Однако простой просчет действий в присутствии Зорса для меня не мог проходить спокойно. После злополучной ночи я перестаю соображать, стоит ему только приблизиться.
        Хотя и отвлекать было не от чего. В голову приходили только глупости, типа: вооруженное восстание, взять кого-нибудь в заложники, убрать Плюща, хотя теперь он куда проще смотрит на мир, возвращение дочери его совершенно изменило, а выдвинутые мною требования не дадут ему расслабиться. Что-то было еще, но сейчас не вспомнить… Моя голова пошла кругом только от одного ощущения, что он рядом.
        Стоит спокойно, расслаблен и даже улыбается. Ему хоть бы хны! И аллергическими пятнами не покрылся!
        Кивнула в ответ на второе приветствие, и как наркоманка через силу глаза отвожу от этого гада, руки трясутся, коленки подгибаются, на лице счастливая улыбка идиотки, которую пытаюсь скрыть, наклонив голову. Усиленно стараюсь сдерживать ненормальные порывы и в то же время чувствую, что стоит ему голову в моем направлении повернуть и улыбнуться, как это он на балу проделывал, и я кинусь к нему. Упьюсь досыта его вкусом и разорву от горя на мелкие кусочки, потому что не принадлежит он мне, как и раньше не принадлежал, а желания мои вызваны Элеком.
        Он просто благородно поступил: спас девушке жизнь, стал донором, поделился…
        - Чтоб ему 'хорошо' было!!! Теперь мои гормоны, благодаря его соглашению с Эммой, как это потом выяснилось, с ума сходят и доводят меня до крайностей. Я украдкой глянула на часы. - До обеда еще пол-часа, а ведь не отвяжется, не просто так пришел.
        - Сегодня прекрасный день. - Начал он издалека.
        Скромно молчу, потупив взор.
        - Прекрасный, чтобы ты успела расторгнуть договор и улететь. - Закончил он мысль, которой предавался уже несколько дней, так и не решившись показать ей найденный в библиотеке документ.
        - Не сомневайся. У меня получится. Разве ты спешишь? - спросила я.
        Он прищурился, но не ответил.
        - Разве ты не желаешь ввести меня в курс дела? - Спросил он, заняв позицию немного сзади, и загораживая падающий свет, наклонился над моими бумагами.
        Я старалась думать только о том, что он давно занят и моя реакция вскоре пройдет. Ароматис, подумай об Ароматис, - напоминала я себе. Бедная девушка пробыла в заточении целых 20 Сутанских лет, что приравнивается, где-то к 8 нашим земным.
        - Ты, возможно, будешь удивлен, - Я не оглянулась на него, - но свои секреты я держу при себе, как и ты тайны предательств.
        - Другими словами - я свободен.
        - Вполне и можешь идти по своим делам, - отмахнулась я.
        - И помощь тебе моя не нужна?
        - Тогда это будет не предательство, а совместный сговор, а мне нужно, чтобы пункт был выполнен в полном соответствии с договором. Предательство, значит предательство.
        Уточняет он просто из вежливости. А сам, чувствую, давно хочет уйти и спрашивает скорее для приличия.
        - Да, и в помощи твоей я не нуждаюсь.
        Он уже развернулся, чтобы уйти, когда я его окликнула.
        Не удержалась, так захотелось его остановить, что я вначале окликнула, и лишь затем придумала повод. Глупая.
        - Разве что можешь подкинуть меня к Плющу, я обещала его повидать, - добавила тише.
        - Новый друг?
        - Скорее старый, но он точно нужен. - Заверила я серьезно.
        - В отличие от некоторых, - добавил он.
        Зорс подошел ближе, я поднялась и стала рядом.
        - Только держись крепче, предупредил Зорс, и прижав меня к себе рванул вверх быстро унося от полянки, где я ранее обосновалась с записями. Он расправил большие черные крылья, мягко планируя между деревьями, и доставил меня к новому лечебному корпусу в считанные секунды.
        С ним тепло, приятно и надежно. - О боги, да о чем это я?!!!!
        Когда мы достигли почвы, я, сердитая на себя и на него, не смогла удержаться от вопроса:
        - А просто дать чип перемещения ты не захотел?
        Крылья мгновенно исчезли, будто их и не было.
        - Значит мое предположение, что прогулка по воздуху тебе понравится больше, были ошибочными.
        - Нет! Но… - он не дал мне договорить и растворился в воздухе.
        Спасибо, что подумал обо мне, очень приятно, - рассуждала я, поднимаясь по лесенкам. - Пусть лучше держится от меня подальше, пока Элек весь не выветрился.

138.
        В палате Плюща все преобразилось, стало светлее. Может, потому что два агента вооруженной охраны РиО войск более не стояли возле входа, а может, потому что Эмма сняла живую завесу из пелий за огромным окном.
        - Так что же Вы хотели мне сказать? - Подошла я сразу к делу, как только мы поздоровались.
        - Ты должна покинуть планету. - Строго начал свою тираду Плющ.
        - Лиандр, вы повторяетесь. - Напомнила я нашу первую встречу в зеркале.
        - На этот раз это серьезно. - Он еще сильнее сдвинул белые брови. Они вот-вот сойдутся на переносице, чтобы создать огромный разлет.
        Интересно, а пересечься они могут?
        - Вы и в прошлый раз были более чем серьезны. - Напомнила я о нити коврос.
        Он неопределенно хмыкнул, тонкими пальцами потирая высокий лоб. Не забыл, что при этом нужно сумрачно хмуриться, потом медленно провел рукой по волосам, и еще раз тяжело вздохнул, прежде чем вновь посмотреть на меня.
        Подготовился одним словом к следующей сцене, акт второй, сцена первая: невыразимые муки на лице старца. Теперь он смотрел удивленно и оскорблено вместе с тем, брови невозмутимо поползли вверх.
        - Вздохните, - посоветовала я, - лучше всего тяжело вздохните еще раз. - Наставляю с умным видом знатока.
        - Зачем? - Его брови чуть-чуть опустились, но вспомнив о принятом образе великомученика, моментально вернулись назад, на позицию 'еще чуть-чуть и пойдут гулять самостоятельно'.
        - Для полной и более достоверной передачи глубокого сожаления. - Объяснила я.
        - Я рад, что ты спасла мою дочь, - начал он оправдываться.
        По вашему лицу этого не скажешь. - Думала я. - Даю сто процентов, что если бы он ее спас 'по-своему' он был бы гораздо счастливее. А что - и муж с наследством, и корона в его руках. Я возможно тоже рада, что спасла, но молчу в тряпочку.
        - Кто знает, как бы все сложилось… - продолжил он.
        - Варгус знает, вот уж точно кому известно все или почти все. - Бросила я в сердцах.
        - Да. Ты к нему ходила? - Прищурился Плющ, явно что-то просчитывает.
        - Все может быть, - отмахнулась я. - Так что… - стоически выдерживаю весомую паузу, - что именно Вы мне хотели сказать?
        - Понимаешь, - начал он слишком неуверенно даже для самого себя, - тебе нужно улететь, потому что Ароматис…
        Чувствую, с этим именем и значимостью его для других, здесь на Сутане многим приходится встречаться, а точнее либо уходить в сторону, либо удаляться в противоположном направлении, от цели счастливицы Ароматис и ее отца. Ни слова слышать не хочу. Я перебила его.
        - Улечу сразу после коронации, - ответила я на длинную тираду перед не прозвучавшим вопросом о моем отбытии с планеты, - надеюсь, вы сможете мне помочь с вашей стороны.
        - Все что угодно, - согласился Плющ.
        - Тогда я оповещу вас заранее, а пока… на этом все? - Спросила я.
        - Да.
        И я почти вышла. В дверях обернулась и все же задала терзавший меня вопрос. - Если вы ее так любите и защищаете ее интересы, почему позволили столь долго ждать помощи? Неужели вы не хотите дать ей хотя бы сейчас свободу.
        Я более не оставалась, столкнулась с Ароматис, спешащей к отцу в коридоре, мило поздоровалась и поспешила на выход.

139.
        Старалась идти спокойнее, но вот из самого здания вылетела пулей, не обернувшись на Лерин оклик.
        И только одно горячее желание - идти, куда глаза глядят, заклеить рот и заткнуть уши, я никого не хочу видеть, слышать и уж тем более говорить с кем бы то ни было. Шла быстро, не разбирая дороги, не оглядываясь через гущу леса, оказалась возле золотистого холма с красными цветами, обошла его, и, не замедляя хода, пошла дальше. Потом набрела на синюю, даже ультрафиолетовую степь, расстилающуюся до самого горизонта, насколько глаз хватало. Вокруг ни души, тишина. Стена плотно растущих растений была выше моего роста, я снова свернула, через час где-то вышла к пустынной 'резервации' Ямении и остановилась.
        Вот так же обуглено, со страшными красными рытвинами, выглядит моя душа - подумала я и села. Не концентрируя взгляда, смотрю вдаль, ничего перед собой не замечая и не разглядывая. Сколько прошло времени после моего бегства, я не знала, опять захотелось тихо плакать. Странное состояние, и еще более странное ощущение, ведь я не имею права, я просто не имею права…я ему никто, он мне никем не приходится, это все Элек, но мне так обидно и горько…
        Прозрачная слеза медленно потекла по нежной щеке девушки, оставляя мокрый след.
        Зорс напрягся, заметив это, но себя так и не выдал. И, несмотря на развод, он все еще был к ней привязан обязанностью, должен следить, оберегать. Правда, после первой и последней ночи некоторые его планы изменились, но об этом ей он еще не сообщил.
        Лера передала, что видела ее выбегающей из нового лечебного корпуса, чем-то расстроенной.
        Он тут же оказался рядом, возник возле нее невидимый для глаз, и все время тихо следовал по пятам. Определив, где она и он вместе с ней могут очутиться, учитывая ее скорость передвижения и нерациональный выбор пути, дал распоряжение в этом квадрате никому не появляться. Она остановилась лишь у начала владений Ямении, опустилась на все еще зеленую траву.
        Подтянув согнутые ноги, девушка неотрывно смотрит невидящим взглядом вдаль, в пустыню. Лицо-маска, такой ее видеть ему еще не доводилось. Всегда радостная, энергичная и пусть не улыбалась, глядя на него, ее глаза сияли независимо от погоды и от обстоятельств. А вот сейчас они блестят из-за еле сдерживаемых слез, которые редко стекают по щекам.
        Тонкие черты лица, огромные влажные глаза, черные мокрые ресницы с капельками слез. Он смотрел завороженно, опустившись в нескольких метрах от нее, не шевелился, стараясь не выдать своего присутствия. Она постепенно пришла в себя, осмысленно взглянув на мир. Только для него, наблюдавшего со стороны, этот взгляд значил больше.

140.
        Насидевшись вдоволь у выжженной степи, насмотревшись на копию своего душевного состояния, медленно побрела обратно.
        Она уходила с поляны, опустив взгляд и полностью укрывшись от мира в своей душевной раковине. Стройная изящная фигурка с тонкой талией, спортивная и подтянутая. Легкой походкой она шла медленно и тихо, плавно огибая растения, низко растущие ветви на ее пути незаметно приподнимал он.
        Я не знаю что делать, но нужно что-то делать, дальше так нельзя.
        Вот синяя степь, через час показался золотистый холм, который в сумерках свернул красные цветы, вот лес. Далеко же я ушла…
        На душе кошки скребли и противно завывали волки. Доигралась детка! Привязалась к этому… этому…! Слов нет - к кому!
        Я неожиданно сама для себя поняла, в чем заключается мое плохое настроение, которое сопровождало меня последние несколько часов, когда я покинула палату Плюща. Так и остановилась остолбенев.
        Зорс чуть на нее не налетел, еле увернулся от столкновения и отступил под ветки дерева.
        Я не хочу улетать, я не хочу оставлять все для Ароматис. - Злость во мне начала подниматься волной от самых кончиков пальцев, я с силой рванула ветку справа. Пнула земляной ком, который достигнув преграды, осыпался на куски. И быстро зашагала вперед.
        Он получил ощутимую оплеуху веткой, под которой стоял. И тут же в колено врезался земляной ком, задев болевую точку. Принц тихо ругнулся, уже отчаянно желая убить художницу, которая вдруг набрала темп. Но решил ретироваться назад и отступил подальше.
        - Она не может меня видеть, но каким образом в меня все время попадает? - Возмутился он мысленно.
        Моя злость не проходила. - Хотя возможно Ароматис и заслужила моральную компенсацию, но разве в таком размере?! Оставить сейчас все как есть? - На глаза попалось сочное зеленое яблоко, прототип с Земли, сорвала его с ветки, подумала, что кусать не стоит и выбросила за спину.
        - Может, будь сейчас со мной Роркон, он бы точно одним предложением вставил мне мозги, и разложил все по полочкам? Однако хорошо, что его рядом нет. Я не хочу слышать правду, я могу о ней только догадываться или делать вид, что все понимаю, но произносить вслух и даже мысленно, не хочу.
        Нет, не видит, это точно. - Решил он и подошел ближе, вот тут зеленое яблоко врезало прямехонько в глаз.
        - Дьявол дери эту девчонку!!! - Выругался он вслух. И опрометчиво подошел вплотную к девушке.
        А мне здесь ничего и не принадлежало, я просто ввела некоторые поправки в их 'систему'. И введу еще пару, не оставлять же незаконченным начатое?
        Вот тут послышалась чья-то реплика, кажется 'Дьявол дери!' - Вот уж в точку!!!! И пусть горит все синим пламенем! - К штанам прицепился разноцветный плющ, так напомнивший одного знакомого с красивой дочуркой. Не раздумывая долго, дернулась от него и с размаху наступила, пару раз пяточкой на каблучке прокрутившись.
        Расправившись с растением, решила. - А была-не была, мне все равно! Теперь и ранее - мне все равно!
        Если бы он знал, что ей так не нравится этот злосчастный иргиус, растение похожее на плющ, он бы никогда не поставил свою ногу возле него. Она не просто раздавила несчастное творение Эммы, но и крутанулась на ноге Зорса. Тот от неожиданности так и продолжил неподвижно стоять. Если бы не киттоворсовый костюм, он бы понес ощутимые потери.
        Отдавив ему ногу, она припустила бежать в сторону мастерской, здесь ей дорога уже известна.
        Он прохромал за ней, проклиная день их первой встречи. Перевоплощаться возле нее нельзя - иначе он израсходует все силы. На перевоплощение, чтобы догнать, сил уже нет, слишком долго он возле нее. Зорс невидим из-за костюма, но и этот эффект уже не столь сильный, киттоворсовое обмундирование она явно только что повредила…
        Я с силой толкнула дверь и ворвалась в свои 'художественные апартаменты'.
        Злоба накатила в последний раз, я задыхаясь вылетела из комнаты под черное небо.
        - Ни слезинки, ни слезинки, ни за что…
        Показалось, что прямо передо мной возник он. Красивый, мужественный с упрямой чертой сдвинутых бровей. Стоит в черной ночи, и сквозь него просвечивают звезды. Я словно видела свет его глаз и даже смогла прочитать выражение на красивом лице - глубокое раздумье. Не веря, моргнула, видение исчезло. - Вот теперь мне еще и мерещится!
        Дохромав наконец-то к мастерской, он остановился, чтобы перевести дух. Вот тут она выпрыгнула из домика в темень внутреннего дворика и чуть не налетела на него. Остановилась в десяти сантиметрах, гневно уставившись вдаль и с силой сжав кулаки.
        В его душе боролось два совершенно противоположных чувства, - убить ее за нанесенный вред и обнять, чтобы успокоить, наконец, эту неуемную страсть.
        Он еле удержал себя от опрометчивого шага - обнять ее, забыть обо всем и вся, поцеловать. Почувствовать, как у нее получилось в прошлый раз взорвать в нем плотину спокойствия. Повторить поцелуй, который забыть все никак не удавалось, который преследовал своей сладостью, стоило ему подойти к ней ближе.
        Он остался стоять на месте, тоже сжав кулаки, и к ней не потянулся, хотя между ними сейчас всего пара сантиметров. И кажется, что она его видит, смотрит прямо в глаза, своими синими озерами.
        Нельзя. Он проиграет в играх бабули, он подведет Ароматис, но в первую очередь он нарушит данное самому себе слово не править на Сутане.
        Она еще постояла, чтобы успокоиться, тяжело вздохнула и с новыми силами опять вошла в мастерскую.
        Когда она скрылась за дверью, Зорс так и остался стоять под черным небом, еще немного подумал о своем решении, и исчез. Перескакивая через пространство, вдруг ощутил наблюдателя и тут же вернулся во дворик у мастерской.
        - Ароматис, ты здесь? - Спросил он, появляясь вновь.
        Стройный облик девушки отделился от дерева.
        - Здесь, - сказала она тихо.

141.
        - Работать, работать, работать… Кисти, краски, палитра, холст, Марк…
        Неуловимый звук заставил обернуться и подойти к маленькой щелке окна, в угольной черноте ночи я различила силуэты. Тонкая точеная фигура девушки и он, Зорс и Ароматис. Что-то щелкнуло и близко стоящие друг к другу фигуры растворились в ночи.
        Пространство в мастерской вдруг сжалось до минимума, воздух казалось, вовсе исчез, в горле стал ком, и я чуть не села на пол. Пара исчезла как видение, мои последние несколько часов мучений исчезли как эта пара. Если бы из моей памяти все архивы, связанные с ним стерлись начисто, мне бы стало легче. Я все же опустилась на деревянные доски пола, жаль воспоминания еще не научились контролировать.
        Вывод.
        Я три часа терзала себя мыслями о нем, а он все это время ходил с Ароматис, с Лучом! Боги, если бы я могла убить взглядом! - Вот тут меня осенило.
        Мысль пришла сама собой и просто предстала перед глазами во всей своей красе.
        - Что там Варгус говорил? Не преподносить подарков! А подарков не будет, у меня сюрприз!
        Руки зачесались моментально, мысли побежали быстрее, а идеи предательства представлялись одна краше другой. Нет, я не позволю себе низко пасть и мстить, я всего лишь выполню второй пункт!
        Я тут сделаю такой переворот, о котором никто не смел догадываться. Даже Варгус будет не в курсе, я же не поделилась с ним. - Улыбнулась я. - Не поделилась и поделом!
        - Никто ничего знать не будет, до поры до времени, а этим моим изобретением я решу две задачи одновременно!
        Не раздумывая более о правильности или неправильности решения, и всех последующих политических дрязгах на Сутане, я взяла широкую кисть с упругим ворсом и в творческом угаре принялась писать портрет.
        - Так значит, хочешь развода? Да, Зорс? - Мысленно переспросила я. - Ну вот сейчас я помогу исправить эту досадную ошибку.
        - Будешь сидеть на Сутане до конца своих времен!
        - Обзаведешься дополнительной семьей, или парой! - Где-то слева в груди больно кольнуло и сдавило. Ком стал в горле, чертов Элек, ты уже выветрился!…
        - Ничего! И это я переживу!
        Осталось два земных дня, шесть Сутановских суток. Я работала без устали, совершенно не замечая времени, вскоре рассвело. И первые лучи белой далекой звезды наполнили помещение мастерской прозрачным светом. Разгоняя ночной мрак, пробиваясь в самые потаенные уголки, рассеивая темень через узкие щели в стенах. Мужественное лицо казалось, ожило, будто бы черные глаза с голубыми молниями пристально вглядываются в пространство моей мастерской, не замечая меня.
        Галюцинации, - нарисовала так, что реальность от портрета отличить не могу.
        Пора идти спать.
        Тяжелыми шагами вышла, не помню, как дошла в свою комнату, и что я там делала. Кажется, уснула я на полу.

142.
        - Ароматис, что случилось?
        - Ты. Я искала тебя, а мне сказали, что ты должен быть рядом с ней и… - Она тяжело вздохнула.
        - Я ждала вас. Даяну видела, а вот тебя нет, пока ты на мгновение не появился. - Она замолчала, подбирая слова, приблизилась к нему и взяла за руки.
        - Знаешь, мой вопрос может подождать еще ровно столько же, сколько меня не было.
        Он вздрогнул. Она с улыбкой продолжила. - Зорсиан, ты ничего не хочешь ей рассказать?
        - О чем ты? - Улыбнулся он, как всегда нежно, как своей младшей сестренке.
        - Я уже решила уйти, как вдруг, когда она выскочила. - Ароматис робко улыбнулась, - я чувствую, - начала она, но не решилась закончить. - Вы…
        - Вынужден следить за ней, то есть приглядывать, ну чтобы… - Он вспомнил о ее отсутствии и тут же поправился, - помнишь, как-то Варгус такого наговорил… что теперь, - Зорс скривил недовольную мину, - вот теперь обязан.
        - Вы стояли так близко, мне показалось… - Она спокойно глядя в его глаза, с улыбкой подмигнула. - Все же Варгус лишнего болтать не будет. Ты меня понимаешь. - Утвердительно закончила она. - По глазам вижу, понимаешь. Только давай без иронии.
        Он не смог не улыбнуться, сжал ее в объятиях крепко.
        - Эээх, Луч! - Они мгновенно перескочили и в его покои. Он чмокнул Ароматис в щечку и отпустил.
        - Тебе показалось. - Отрезал он серьезно.
        Ароматис легко толкнула его в плечо, лукаво улыбаясь.
        - Варгусу, тоже показалось. - Добавил принц также серьезно.
        Все он понял, но как всегда не договаривает и в этом его проблема.
        - Так зачем ты меня искала? - Он направился к столику за напитками. Рядом в потойном ящике лежал злдополучный документ, о котором он хотел узнать у нее. Все же Ароматис дочь Плюща. Она должна быть посвящена в тайны его семьи и секреты королевской документации.
        Он наполнил бокалы ее любимим напитком, и протянукл один ей.
        - Отец не желает меня отпускать. Я возобновляла контакты, - она невесело улыбнулась, принимая бокал.
        - Спасибо. - Поблагодарила она и продолжила, - встретилась со старыми знакомыми. Меня никто сразу не узнает, приходится представляться.
        Еще одна невеселая улыбка коснулась ее губ.
        - Мне…Теперь мне нет смысла и дальше здесь пребывать.
        - Прости меня - в сотый раз Зорс повторил. - Я должен был…
        - Ты не знал. И ты не должен был! - Запротестовала Ароматис. - Не будем об этом, мы оба все прекрасно понимаем.
        - Кстати, никто не знал, - я за последние дни начала наводитьсправки. - Отец всем говорил, что я учусь.
        Она села в кресло, аккуратно опустив руки на подлокотники.
        - Знаешь, что интересует всех?
        Он ответил отрицательно.
        - Специальность, на которую я училась и сколько сейчас стоит образование, нашлали мужа и чем пользуюсь, что бы сохранить прежнюю молодость кожи. Я же не изменилась!
        - Ты не изменилась. - Согласился он.
        - Вот видишь, я должна улететь! Узнать, наконец, сколько стоит образование, каково это быть студенткой, быть живой, нормальной, а не за…- ее голос сел, предательски дрогнув. Она отмахнулась от протянутой им салфетки. - Я знала, что так будет, но…
        - Знать - не значит чувствовать. - Закончил он.
        - Да. - Согласилась она. - Зорсиан, отец меня не отпускает.
        Он даже не сразу понял, о чем идет речь.
        - Говорит, что…Что сожалеет о своем поступке, но и сейчас меня отпустить не готов. Я прекрасно понимаю, что если, - собираясь с мыслыми запнулась она, - если ты и сейчас будешь свободен, он опять… В общем… - Она стремительно поднылась из кресла.
        - Будь он верен своей идее месяц, я бы его простила, но прошло… - она в замешательстве опустилась обратно. - Я не знаю, сколько прошло.
        - Разве он тебе не сообщил, сколько времени прошло? - В который раз Зорс убедился в двуличии этого человека.
        Ароматис замолчала, просчитывая. Отец сказал год, но Марк уже обручен и вскоре станет на престол, и Жан и Вияж, и… Да все, все кто был старше и все ее одногодки!
        - Сколько прошло времени, - нет, не говорил. Так сколько? Только честно! Зорсиан?
        - Двадцать лет. - Его голос прозвучал глухо.
        - Двадцать лет, - тихо повторила она.
        Девушка замолчала на несколько долгих минут. Он сел напротив, прекрасно понимая, что в ее заключении виноват и он. Но поздно каяться, если бы не Даяна, никто бы так и не узнал, что случилось с Ароматис. Он не знал, и это было глупо. Нужно было, нужно было…
        - Поговори с ним, - вдруг попросила она и заставила себя улыбнуться. - Жизнь не заканчивается, я имею полное право на свободу, хотя бы сейчас.
        - Я обещаю, Ароматис. - Заверил он.
        - Если ты все так же держишь свои обещания, тогда я тебе верю.
        - Держу. - Заверил он.
        - И еще кое-что, я возвращаю слово, данное тобой мне. - Она испытующе смотрела в его глаза, казалось, и не было этих двадцати лет, все тот же Зорсиан, все та же комната.
        - В силу сложившихся обстоятельств. - Спокойно напомнила девушка о его женитьбе. Теперь тебе нет смысла ждать моего бракосочетания, двадцати лет ожидания с тебя хватит вполне.
        - Ты помнишь все-все его предсказания? - Улыбнулся Зорс, понимая, что ее ничто не могло изменить и Луч все та же колкая собеседница, распознававшая все его хитрости за версту.
        - Я помню и во что ты был одет в последнюю нашу встречу. - Усмехнулась она.
        - Скляр полноценно сохраняет память. Неплохо. - Констатировал он вслух.
        - Значит, скляр. - Эхом повторила она.
        - Он тебе ничего не говорил?
        - Он тактично отмалчивался все эти дни.
        Они встретились взглядами. Прекрасно друг друга понимая, как это случалось и раньше.
        - Рассказывай, и если можно - в подробностях. - Попросила она.
        Они проговорили еще несколько долгих часов. Он, не останавливаясь, рассказывал о Сутане, о родных, с которыми поддерживал контакт, о том, что знает о них, о том, что помнит, о своей службе в РиО войсках, о личном подразделении Зета.
        Ни словом не обмолвившись ни о Марке, ни огруппе 'розыска' в лице гроков, которую направил ее отец. Умолчал и о спасении Ароматис, в котором непосредственно участвовала Даяна.
        Она слушала, лишь изредко выспрашивая подробности.
        - Когда ты мне расскажешь о ней? - Вдруг перебила она его на третьем часу повествования.
        Он так и остановился на полуслове, не зная, что сказать.
        - Наверное, в другой раз, Ароматис.
        - Ты прав, поздно. И мне уже давно пора идти. - Улыбнулась она и легко поднялась с кресла. - Только не забудь, в следующий раз ты мне все расскажешь о ней. Ароматис потянулась к нему, стала на носочки и обняла за шею.
        - Договорились. - Ответил он.
        - Хорошо. - Поцеловав его шершавую щеку и пожелав приятных снов, она растворилась в воздухе.
        Он решил проверить, где Даяна. Появился возле мастерской, но ее присутствия не ощутил, проник в ее комнату и так и остался стоять, обнуружив девушку спящей на полу.
        Она не переоделась, возможно, устала и уснула на полу, так и не добравшись до кровати. Девушка лежала на ковре, свернувшись в клубок. Тонкие пальцы покрывала яркая голубая краска, на лбу пролегла упрямая складка, вокруг глаз круги, губы недовольно сжаты. Он сел рядом, стараясь не разбудить ее. Убрал с лица девушки пряди волос, она еще сильнее нахмурилась. Захотелось снять это недовольное выражение с ее лица, но он остановил себя.
        Сегодня с ней явно что-то случилось. Плющ наговорил гадостей, или… Или я. - подумал он. - И что теперь с ней делать?
        Нужно переложить ее, ковер - не лучшее место для сна. - Принял он решение и аккуратно поднял девушку, словно пушинку перенес на кровать. Медленно, чтобы не проснулась, положил ее на подушки, накрыл одеялом. Она расслабилась, лицо перестало быть сердитым, через минуту улыбнулась.
        Спит крепко, - определил он, нежно поглаживая тонкие пальчики, выглядывавшие из-под одеяла. Подтянулся и все же коснулся гумами ее волос, вдыхая нежный аромат азаруса.
        Этот запах будет всю жизнь его преследовать.

143.
        Варгус уже несколько часов подряд искал ответ в хранилище королевских документов и не мог найти. Почему девушка человеческой расы не поддалась гипнозу? Кровь старшего наследного принца не могла в полной мере предотвратить его воздействие на сознание девушки, тогда что это было?
        Он тщательно просматривал всю документацию и даже корреспонденцию, подключил к работе нескольких служащих хранилища, но все безрезультатно. Ни строчки о том, как человек мог избежать гипноза.
        Стегус - самый старый из работников, сделал вывод относительно поисков и со всем почтением обратился к вампиру.
        - Варгус, мы ищем документ, который возможно был изъят. - Серьезно сказал он.
        - О чем ты, Стегус? - Варгус отложил бумаги в сторону, внимательно посмотрев на работника.
        - Я помню, что старшие сотрудники хранилища рассказывали, как еще несколько веков назад Смут четвертый во время своих поисков создал копию одного из документов. - Стегус отпустил остальных работников, посчитав разговор важным.
        - Что случилось с оригиналом?
        - Более в хранилище оригинал этого документа не регистрировался. - Стегус понизил голос до шепота. - Однако копия была создана на двойном штампе, - Варгус понимающе кивнул.
        - И теперь все записи из оригинала полностью отражаются и в копии. - Закончил свою мысль старый работник.
        - Но мы не нашли и копию. - Подтвердил Варгус. - Какой документ, Стегус, ты помнишь?
        - Список вторых имен правителей Печальных Садов Сутана.
        - Нет, мы бы нашли копию. Возможно, ты прав и в нем есть ответ, но… - Варгус остановил изложение своей мысли.
        Стегус, довольный проницательностью вампира, кивнул, отвечая на не прозвучавший вопрос.
        - Принц Зорсиан искал документы Смута четвертого. - Догадался Варгус.
        Значит, список передается от правителя к правителю и в данный момент этот важный документ находится у Винчестатера Правителя Печальных Садов Сутана, а копия, полноценно отражающая вторые имена правителей в руках у Зорсиана.
        - Благодарю тебя, Стегус. - Работник кивнул.
        Вампир растворился в воздухе. Уже находясь в гостиной Эммы, он продолжил свои рассуждения.
        - Список воочию он не может увидеть.
        Как у действующего правителя, так и у первого наследного принца, есть все основания не показывать документ. Но если Винчестатер хранит его как реликвию, передающую власть от отца к сыну, тогда принц Зорсиан заинтересован в этом списке с совершенно противоположной целью - развод. Какую провоцирующую запись может таить в себе список вторых имен для принца? Что он не решится обнародовать?
        - Доказательство их совместимости!
        В список вносят настоящие пары правителей. Фиктивный брак, заключенный ради спасения жизни девушки, простого человека, ведь она не принадлежит к биорасе, не мог войти в список, только если… Только если человек не обладает вторым именем, полностью противоположным имени принца.
        Зорсиан обладатель имени - молния, тогда ее второе имя должно быть…
        Варгус тут же попросил об аудиенции королеву, и передал послание Эмме.
        Раним утром, когда в гостиной оказались обе гостьи, ожидая новых открытий судьбоносных поворотов будущего, вампир задал только один вопрос.
        - Что может поглощать и аккумулировать энергию молнии?
        - Громоотвод, Варгус. - Ответила Эмма.
        - Это единственное, ради чего ты нас вызвал, Варгус? - Спросила королева. - Разве ты не расскажешь нам о встрече с девушкой?
        - Рассказывать нечего! Она не поддалась!
        - Но… разве это… - Королева не договорила, так и оставив предложение незавершенным.
        - Возможно в полной мере, - заверил вампир. - Только если девушка имеет определенные чисто человеческие качества.
        Немного помедлив, он продолжил. - Я забыл, что она не биочеловек, - летать, как правительница ветреной стихии после восхождения на трон, она не научится никогда.
        - Но Зорсиан получил варстатус, он его еще не развил, однако…
        - Второе имя было создано ее характером.
        Повисло молчание.
        - Громоотвод…
        - Она не поддается гипнозу, - продолжил вампир, излагая доводы в пользу своего решения, - при этом дала принцу варстатус, она настоящая представительница ветреной стихии, она человек и обладательница второго имени.
        - Противоположного имени принца Зорсиана. - Закончил он.
        - Молния и громоотвод. - Повторила королева. - Это возможно?
        - Зорсиан выбрал простую девушку, которая обладает определенными качествами, дающими ей второе имя. - Сказала Эмма после долгого молчания, - это уже интересно.
        - Определенными человеческими качествами. - Подтвердил Варгус.
        - Эту информацию необходимо подтвердить, Варгус, найти документы…
        - Невозможно, список вторых имен изъят! К тому же человек еще никогда не становился правителем. Для нас с вами все будет в новинку.
        - Вы не получили ее разрешения, Варгус? - Тихо спросила королева.
        - Да.
        - Теперь мы можем уповать только на их взаимное притяжение вторых имен. Подобного я не предполагала. - Высказала свою мысль Эмма, погрузившись в тяжелые раздумья.
        - Теперь все зависит от них… - Расстроилась королева.
        - Как трудно чувствовать себя не в силах изменить настоящее, Варгус. - Эмма неуверенно улыбнулась. - И будущее.
        - Я понимаю. - Ответил вампир.

144.
        Я проснулась в своей комнате, на своей кровати. Вспомнила вчерашние события и от обиды чуть не расплакалась. О боги, какая глупость!
        Нужно собраться и идти работать. Нужно закончить начатое.
        Рядом спал невидимый агент, об этом говорила посапывающая вмятина, наверное, снова Юго. Я, не будя его, тихо выбрала одежду из потайного шкафа и пошла в капелию. Все же трудно быть агентом РиО войск, пусть поспит на службе, ему не часто выпадает такой шанс.
        Помню, когда Солодо только окончил институт, он интересовался службой в РиО войсках. Мама, глядя на его подготовку, сборы и предстоящие испытания, еле его уговорила оставить свою затею.
        - У тебя не будет нормальной жизни, - говорила она. - Только вылеты, разборки, охрана и так далее. Контракт расторгнуть следующие десять лет, а иногда и пятнадцать тебе не дадут. Теперь, скажи мне, кому ты будешь нужен измученный и израненный в свои 34 года.
        Солодо лишь молча слушал, не поднимая глаз.
        - Врачам, дорогой мой, только врачам. Да, протезирование у нас развито от и до, но поверь мне, лучше иметь собственные конечности и органы, чем вставную часть от аппарата. Конечно, решение принимать тебе, но я хочу, чтобы ты подумал.
        Он отказался от этой идеи. И по сей день, а прошло уже более пяти лет, он благодарен ей за совет.
        Итак, холодный бодрящий душ, новый облик трудоголика - штаны, рубашка, лодочки черного цвета в тон моего настроения и быстрый завтрак в мастерской. Когда я собралась и вышла, не создавая шума, Юго все еще спал.
        И все же я молодец, научилась двигаться тихо.
        Дверь щелкнула. Я пошла работать.
        - Ну что, Зорсиан, я нашла выход из сложившейся ситуации… Решено, теперь днем я работаю над портретом Марка. Он продвигается с большой скоростью, а ночью над своим предательством.
        В несколько минут добралась к мастерской.
        Мне не пришлось долго объяснять, зачем на двери должны повесить замок, и всю мастерскую заблокировать от проникновения. Служащие замка тут же выполнили все просьбы безоговорочно и быстро. Я также заранее попросила более в мастерской не убираться, так решилась проблема с допуском служащих на территорию моих владений.
        - Осталось слишком мало времени, чтобы тратить его на подобные процедуры - утверждаю я серьезно, и со мной никто не спорит. Работа закипела.
        Он проснулся от щелчка.
        Ушла.- Определил Зорс, потягиваясь на ее кровати. Затекли все члены тела, он старался не двигаться, чтобы не разбудить ее и так с этой мыслью и уснул подле девушки. Мы не поговорили. - Вспомнил он с досадой, чувствуя примесь аромата азаруса, исходящую от ее подушки.
        - Еще нужно узнать, что за документ ко мне попал, имеет ли он власть. Хотя о чем это я? Конечно, имеет… Нужно принять решение, нужно разобраться!
        Он поспешно встал, отправился в свои апартаменты, чтобы привести себя в порядок, затем найти девушку и поговорить. Спустя всего десять минут после пробуждения, он оказался возле мастерской, но войти не смог.
        - С каких это пор меня к ней не пускают? - Удивился он вслух.
        - Принц Зорсиан, - позвал его служащий появившийся рядом. - Мисс Амет просила поставить купол. Мы уже возвели сооружение и включили. - Замялся служащий.
        - Она дала запрет на все проникновения?
        - На все, - подтвердил парень, постоял еще секунду, удалился - простите.
        - Вот так задача! Ладно, поймаю после. Лишь бы не натворила бед за это время.
        - В камере задержания спит и видит свободу помощник Плюща, надо бы допросить и отпустить, или… еще Плющ и подарок для Марка. Я обязательно ее поймаю.
        Выйдет же она когда-нибудь из мастерской, тогда и поговорим.
        Но он ошибся.

145.
        Эти дни затворничества пролетели стремительно. Одно тяжелое мгновение. Я как заключенная выходила из мастерской только в самую длинную ночь. Пять минут под звездами и обратно. При этом отказывалась от всех предложений совершить прогулку, и отобедать в тихом королевском кругу. Лим и Лера были не в пример настойчивее Марка и Маро, спасибо Зорс и Ароматис к моему затворничеству интереса не проявляли и не появлялись вблизи больше. Большое спасибо…
        Сегодня день коронации Марка. День моей свободы, сейчас только лишь раннее сизое утро.
        Портрет Марка получился великолепно, теперь я понимаю, что благодаря своим злосчастным приключениям смогла шагнуть дальше, возможно даже сделать рывок в своем творчестве. Но вспоминая прошлые несколько дней, с тоской думала о будущем. Я вернусь домой в университет и придется вновь входить в старую колею студенчества: пары, профессор - обманщик и трус. Но сейчас, сейчас…
        Я также смотрю и на шедевр своего предательства 'счастливая' как никогда, с кругами под глазами и вымученным лицом. Теперь я уверенна в успехе своей 'Акции'. За прошедшее время я не передумала - молодец! Можно ставить памятник.
        Кстати, о памятнике… Его мне вполне могут поставить в ближайшее время, если не после самосожжения, тогда после расправы либо со стороны Зорса, либо со стороны гроков.
        - Все равно! Это будет измена так измена, измена всем традициям, нарушение всех правил и обычаев!
        На меня накатило шкодливое настроение, я взяла в руки тонкую кисть и не полностью уверенная, что портрет в огне сгорит дотла, все же предупредительно макнула ее в белую краску. Смешно, но опасаясь возмездия со стороны принца, только на белом фоне паспорту, запечатлела четыре гневные буквы.
        Пусть знает, как девушек обижать!
        Да, побоялась, но если он увидит, пусть побесится. Хотя нет, никто надписи не увидит, это наверняка! Но ничего! Главное - мое желание отомстить, таким образом, сбылось и мне станет хоть немного легче.
        Немного легче.
        Это утро я рассчитывала начать с череды визитов. Первая Ямения. Подле огненной я так и осталась стоять со щемящей тоской в сердце, глядя невидящим взором в будущее.
        - Может, полетаем, - предложила Ямения, хитро улыбнувшись.
        - Не хочется, спасибо.
        Я все думала, что затем нужно повидаться с Лерой, Маро, Лучезарной, но не решилась. Нужно связаться с Плющом, нужно договориться… а после. Я вернулась в комнату и забылась крепким сном.
        За мной пришли ровно в шесть, разбудили, взяли ключи от мастерской, предупредили, что процедура коронации начнется через два часа и ушли забирать портрет Марка.
        Скорее бы…
        Занимался третий закат за день, самый долгий и самый яркий. Этот день с самых первых минут своего рассвета задал особое настроение. Конец моего пребывания на Сутане, мои последние часы, и давно пора собираться.
        Я, наконец, окончательно проснулась, написала Плющу и отправила записку, начала собираться, как вдруг заглянул Зорс. Причесан, хорошо одет, улыбчив и безупречен.
        - Не занята? - Спросил он и без приглашения вошел, не открывая дверей.
        - Как ты посмел… - Устало проговорила я. - Стучать прежде, чем входить, не учили?
        - Да ты про дверь, так мы же женаты, а о разводе двери не знают. - Он подошел вплотную.
        - Я занята, собираюсь.
        - До начала коронации еще час, может, уделишь мне это время.
        - Нет. - Он исчез.
        И вдруг тут же оказался рядом, в упор глядя в глаза.
        От неожиданности вздрогнула.
        - Пошли. - Попросил он, трепетно и театрально взял в свои теплые руки мои моментально заледеневшие и прижал к груди. - Слышишь, как сердце стучится.
        - Нет. - Я попыталась высвободить руки. Не отпустил.
        - Я не бессердечный, оно хоть стучит? - Смеется с меня.
        - Стучит. - Потупив взор, смотрю в пол.
        Заставил меня подняться.
        - Куда ты меня тянешь? - Вырываться бесполезно, он третью мою попытку зарубил на корню.
        - Привяжу, - предупредил строго и уже спокойнее добавил. - Я хочу тебе кое-что показать.
        Вот ребенок, тоже мне принц, агент РиО войск, а как щепетилен, показать что-то решился.
        - Почему только сейчас, когда мне пора собирать вещи и отчаливать домой?
        - Ранее до тебя было не достучаться.
        - А ты стучал? - Задала я вопрос. Не ответил.
        - Зачем? - повторила я. - Я улетаю через час. - Воспротивилась я и остановилась.
        - Идем, или я тебя силой потащу, - нахмурился. Боги, как глупо, но не хочется с ним никуда и не сказать ему, не намекнуть - чужой, совершенно чужой, он для Ароматис…
        - Ну?
        - Хорошо, иду. - Нехотя побрела за ним.
        С чего вдруг такое желание что-либо показать. Через два часа он явно попытается мне голову свернуть, возможно, прилюдно среди толпы свидетелей. От мысли о своем возмездии, начала улыбаться и даже напевать. Он мне не простит, так что сейчас можно разыгрывать его, как угодно, хуже не будет - это точно.
        Он удивленно оглянулся на меня. Но поняв, что мое хорошее настроение заключается вовсе не в его предложении пойти пройтись, отвернулся.
        Он меня ведет в неизвестном направлении. А вдруг он узнал о моем плане и заранее, до его исполнения, решил расквитаться? Я остановилась.
        - Что не так?
        - Куда мы?
        - В лес.
        - Зачем?
        - Закопать тебя решил под вон тем раскидистым деревом, - кивнул он, указывая вперед. Серьезность его голоса заставила меня пожалеть о содеянном. Я нашла дерево, о котором он говорил. Действительно раскидистое, но и несчастное какое-то, печальное совсем. Портрет Марка уже унесли, в моих услугах больше уже никто не нуждается. И искать меня теперь никто не будет. - Плохие мысли пришли совсем не вовремя. А что, если?..
        - Пошли, - усмехнулся он, - трусиха.
        - Не стоит так меня называть.
        Он лишь рассмеялся.
        Весело тебе, да? Разводишься, свободен как ветер в поле, есть девушка, которая ждала своего часа, и вот теперь у тебя почти все, Марк на престоле, слава борца за свободу от нападений гроков, прекрасно выполненное задание, хоть и не совсем твоими руками, но все же… Я стала идти еще медленнее, погруженная в свои мысли.
        - Нет. Такими темпами нам к месту не добраться, ты почти спишь. - Упрекает он.
        - Это неудивительно, я только что окончила работу, и начала…
        Он не спросив, и не предупредив, переместился, ухватив и меня с собой. Голова пошла кругом, захотелось пить и стало очень жарко.
        - Собирать вещи, прежде чем я тебя украл. - Продолжил он, как ни в чем не бывало.
        - Увел. А теперь еще и переместил. И…
        - И все же долго бы мы добирались. - Изрек он, смотря на меня в упор. Я так и остолбенела, обхватив себя руками.
        - Иди сюда, - он раскинул руки, приглашая к нему прижаться.
        Я не сдвинулась с места. Очень хорошо помню, как он и Ароматис стояли под деревом у мастерской, как трепетно он держал ее руки, как нежно и любя смотрел в глаза. И как она смотрела. Поэтому осталась стоять на месте.
        - Помню - помню, не приставать. - Он взял меня за локоть и привлек к себе, все еще улыбаясь. - Ничего страшного, если сейчас я тебя коснусь?
        - Ничего.
        - Хорошо! - Он еще сильнее прижал меня к себе, крепко обнял. И так и остался стоять, глядя на меня. Черт бы тебя побрал, Зорсиан!
        Молнии одна за другой пересекли его глаза. Подлец, мерзавец, повеса!
        Да, красивый, точнее это можно увидеть, только основательно приглядевшись и прислушавшись, а так же проанализировав все его поступки. Он добрый отчасти, умный, сильный, честный - чуть-чуть, сострадательный. Все же стал донором, и бабник. - Вынесла я свой вердикт, совершенно совладав с чувствами, которые во мне встрепенулись, стоило ему меня обнять. Хотя нет, где-то в глубине мое сердце все еще трепыхалось, как пойманная бабочка.
        Ароматис, напомнила я, Ароматис.
        - Почему стоим? - Я зевнула, отгоняя плохие мысли и чудесные ощущения. Ни за что не поддамся.
        - Ждем. - Он перестал смотреть, щекой приник к моему лбу. - Не замерзла?
        - Нет. А ждать долго? - Не удержалась я и вновь зевнула.
        Зорс отстранился, пристально вглядываясь в меня.
        - С таким лицом только задачки решать.
        - Что?
        - Ты так и не поведала мне секрета твоего предательства.
        Вот. Умеет он все испортить, напомнил, что ему, возможно, мой сюрприз не понравится.
        - Почему ты хмуришься? - Спросил он.
        Молчу, старательно отвожу взгляд.
        - Ты не ответишь?
        - Я…
        И в это мгновение пошел дождь. Небо не потемнело, свет продолжал исходить от двух далеких звезд, а дождь шел. Каждая капля спускалась к земле, словно в замедленной съемке, очень медленно и плавно огибая нас, падала к почве и тут же впитывалась, не создавая луж.
        Деревья. Это источали капли чистой воды деревья. Ветви в эти мгновения мерцали голубым сиянием, кое-где переливаясь в красный свет. Листва из изумрудной зелени превратилась в ультрамариновую с вкраплениями сизого цвета.
        Вот почему сады Сутана называют Печальными! Они плачут. Капли блестели на свету, переливаясь тысячами бриллиантов, ни одна не коснулась нас, я высвободила руку и потянулась. Даже руку маленькие капельки старательно обогнули, чтобы во всей полноте достичь почвы. Я подняла голову к небу. Боги, как красиво.
        Все мысли улетучились, все отрицательные эмоции. Я посмотрела на него. Он сам решил мне показать это чудо.
        - Спасибо. - Поблагодарила я.
        Сейчас, когда она такая нежная и робкая стоит рядом, подняв голову вверх и смотрит на капли, он был готов выложить все начистоту, показать документ и… И возможно, даже предложить другой выход из их бракоразводного процесса. Как вдруг она прервала ход его мыслей всего одним простым предложением.
        - Сегодня.
        - Что сегодня?
        - Сегодня я выполню второй пункт договора. - Ответила я, отвернувшись. Его нужно было предупредить, мне просто совесть не позволила так с ним поступать…
        Зорс так и остался стоять, молча глядя на нее. Он не ослышался? Сегодня?
        - Почему сегодня?
        И в самый неподходящий момент рядом возник служащий на перемещающей соте.
        - Вас уже ожидают. - Посыльный остановился перед ними, так что проигнорировать его присутствие и расспросить, что она имела в виду, он не решился.
        Кажется, я об этом пожалею, уж слишком у нее виноватый вид. - Решил Зорс.
        - Зорсиан, вам стоит поторопиться. - Напомнил служащий о подготовке к мероприятию.
        - Да. - Ответил он и помог Даяне подняться на соту. Сам стал рядом. Не сказав друг другу более и слова, они переместились.
        Вот и все. Зорс помог мне сойти с соты напротив балкона моих апартаментов. Он ничего не спросил! Ничего…
        Не спросил и не надо!

146.
        Собираюсь. Платье - только черное, обувь в цвет, украшения белые с золотом, заколки - к черту! Заколки! Пусть струятся. Сегодня я готова с этим покончить! Макияж - агрессивный: черные стрелки, белые тени… Помада - обойдусь! Румяна, пудра - нет! Не сейчас! Перчатки? А к дьяволу всю эту прелесть!…
        Слышу, как в коридоре начинает звучать музыка. Легкие переливы какой-то музыкальной флейты здесь звучат по любому поводу. Зовут на обед - флейта, зовут на охоту - флейта, зовут на совещание - флейта…
        Если начала звучать флейта, значит, сейчас в дверь постучатся. Так и произошло - маленькая служащая с моего позволения робко вошла в комнату. Тихо прошептав послание, словно боясь спугнуть зеленых мотыльков в своих волосах, она так же робко растворилась.
        Пора идти. Выхожу, плотно закрываю дверь и опечатываю ключом комнату, сюда я больше не вернусь, все кончено. В складках платья спрятана сумка, под платьем киттоворсовый костюм без чипа перемещателя, конечно. Чип мне попросту не предоставили. На голени закреплен Когсарат, на груди амулет, в рукаве костяная статуэтка Роркона. Его я не слышу, просто для поддержки, во втором - ключ от перемещающей кабинки - мой тайный билет домой. Плющ как сообщник моего бегства лишь криво улыбнулся, завидев меня неподалеку. Я полагаюсь на него, хотя это странно… но каким-то шестым или седьмым чувством я полностью осознаю, что остальным в деле бегства с Сутана доверять нельзя.
        Внизу во внутреннем дворике правого крыла в тени деревьев стояло огромное серебристое существо. Грифон вышел на свет, ослепив зеркальным блеском крыльев. Он грациозно склонил голову и прищелкнул клювом.
        - Мое почтение, госпожа.
        - И вам. - Выдавила я удивленно, невпопад.
        - Подарок для наследного принца Маркуса. - Рядом появился Варгус. Медленно переступая когтистыми лапами, вампир шел немного неуклюже. - Даяна могу я Вас сопроводить?
        Он подал руку. Я протянула свою.
        - Сегодня Вы невероятно хороши собой. - Соврал вампир, я-то себя в зеркале видела. Мы вошли в залу. Я спокойно его поблагодарила, стараясь ничем себя не выдать.
        - Благодарю. - Спокойно взглянула на него.
        - Вы что-то хотели сказать? - Догадался Варгус.
        - Прощайте. - Медленно высвобождаю пальцы и отхожу в сторону, далеко.
        Тронная зала совершенно восстановлена после нанесенного гроками ущерба. Стены блестят, колонны светятся, воздух наполнен ароматом.
        Передо мной расступилась придворная знать, киваю в знак приветствия и отхожу в сторону, вглубь, чтобы никто и ничто не привлекало ко мне внимания.
        Огонь, красный свирепый огонь полыхает, как из преисподней, - Плющ лопочет на неизвестном мне языке, ни слова, ни звука непонятно. В пестрой толпе придворных я единственная в черном. Гек рядом, Лим и Лера неподалеку, а ведь я стою вообще далеко от центра. Что они здесь делают?
        Поднимаю глаза на Гека. - Ты здесь зачем?
        - Сторожу.
        - Что?
        - Кого. - Мирно усмехается. - Забыла?
        - На тот случай, если ты решишь, что портрет Марка не должен сгорать и поспешишь спасти свое творение.
        - Не дождетесь, пусть вносят, я с места не сдвинусь.
        - У тебя, кстати, какие планы на ночь после празднества?
        - Выспаться.
        - Хм, мы думали, ты позволишь себе отдохнуть.
        Лера и Лим подошли ближе.
        - Решили провести время у Эммы на вилле, - продолжила Лера.
        - Сутан? - Спрашиваю я.
        - Эллино.
        - Нет, спасибо. С Эллино меня связывают не совсем добрые воспоминания.
        Гек потупился.
        - Не обращай внимания. - Поддержала я. - Высплюсь, и все пройдет.
        - Хорошо бы. - Шепчет квыдык тихо.
        Показалось, что потолок над нами мигнул, как-будто кто-то переместился. Гек заметил мой заинтересованный взгляд.
        - Это агенты РиО войск, подразделение Зэт. Подразделение Зорсиана. - добавляет он, чуть изменив интонацию, так что даже с его медленным выговором это было слышно. - Охрана.
        Класс, охрана. Я опустила глаза и встретилась взглядом с ним. И с чего вдруг столько внимания, сам ни о чем не спросил, а смотрит. Моя жизнь перед глазами пронеслась, как мгновение, опять падение со скалы Родок и все эти мелочи, что произошли за последние две недели. Теперь все это казалось пустяком, мелочью, стекляшкой, разбившейся в одно маленькое мгновение. Мгновение, когда я увидела их вдвоем.
        Среди королевской семьи он единственный был в черном костюме. Как ни странно, но мы оба выбрали траурный цвет. Хотя, нет. Ему черный, несомненно, идет.
        Медленно отвожу глаза.
        За Плющом стоит улыбающаяся Ароматис. Плющ все что-то лопочет, бормочет и крутит в воздухе руками. Вся королевская семья на возвышении. Впереди Марк и Маро, чуть позади королева и король, справа Варгус и Эмма, слева Зорс.
        Плющ наконец-то замолк, зазвучали первые струнные и вдруг со всех балконов зала вниз полетели биолюди. Девушки в зеленых струящихся платьях и пышных штанах замедленно, словно капли в саду, прыгали с балконов потоками, первые достигнув пола оттолкнулись, пролетели несколько метров и еще раз оттолкнулись. Каждая держала в руках золотую накидку, танцовщицы создали иллюзию живого водопада из накидок, потоком спускаясь вниз, облетая полыхающий огонь, и взлетали обратно на перила. Мгновение и группа девушек зависла под самым потолком, все еще держа накидки, вспыхнул огонь и вдруг все они исчезли.
        В зале ни звука, только тихие переливы флейты и вот накидки плавно пролетели над нами в центре и на краю колодца они на мгновение застыли. Ткани провернулись, позволяя увидеть улыбчивых девушек - тех самых, что исчезли. Они отпустили накидки, и кусочки материи растворились в пламени, полыхнув золотой искрой. Танцовщицы остались на краю огненной пропасти. Мягко, словно волны, они взмахивали руками и ногами, создавая движение двух диссонансно реющих лент. Синева опустилась в зале, и вдруг всего в двух шагах от пламени объявился портрет Марка. В свете красных всполохов я в последний раз взглянула на свое творение. Пусть его, хм, принца… Зор..р..са ничто не огорчает больше, я здесь никогда более не объявлюсь.
        Полотно медленно полетело в огненную пропасть. Девушки в мгновение ока взлетели от обрыва и растворились, лишь тканные золотые накидки усеяли пол.
        В зале стало очень тихо.
        - Первентиус, аль крамерос, заст Ван Виделио лео сунтос. - Выговаривает Плющ и портрет начинает двигаться к пламени.
        - За дневным светом, всегда наступает влажный рассвет. - Переводит тихо Лера, Лим в это мгновение ее еще больше прижимает к себе. Какие они счастливые…
        Про себя отсчитываю секунды. Гек предупредительно взял меня за руку.
        - Спасибо, - шепчу я.
        Он сжимает руку чуть сильнее. - Тебе спасибо, Дар.
        Сердце начало медленно вести отсчет.
        Вот первые искры достигают полотна, вот начинает покрываться золотой пленкой изображение. Огонь полыхнул, зал засверкал золотом. В глубине каждой колонны проснулось подобное пламя. Увитые лианами балконы, перила, лестницы, потолок - все засветилось. И вдруг на алтаре в центре загорелся красный свет. Образ Марка как на портрете воссоздавался в полной естественности, огненный Марк занял позицию нарисованного.
        - Что это? - Спрашиваю я.
        - Варстатус. - Спокойно говорит Лим.
        - Он теперь столь же сильный, как и отец, ему подвластно все.
        В зале почувствовался спад напряжения.
        Мдам, моя неосведомленность в этом вопросе может все испортить.
        - У Зорсиана варстатус появился намного раньше. - Продолжает Лим.
        Гек, удивленно, - как раньше?
        - Намного раньше, - шепнула Лера и подмигнула.
        - Не беспокойся, он по определенным причинам очень 'недоразвит', что ли? - По голосу Лима можно определить, что он улыбается.
        - Опять-таки по определенным обстоятельствам, - шепнула тихо Лера.
        Намного раньше? Нет мне уже дела до его отношений с Ароматис, нет! Пусть подавится своим варстатусом, о котором я ничего не слышала из школьной программы об истории народов вселенной. Я продолжаю наблюдать.
        Стальной грифон, что был в саду, взлетает на тумбу, за алтарем раскинув огромные крылья. Я только сейчас догадалась, что возможно он являет собой существо, которое будет защищать хозяина варстатуса.
        В зале появился удивленный ропот. У Зорса и всей его семьи, но больше всего именно у него, глаза лезут на лоб. Потому что с изнанки, сгоревший полог открыл второй портрет, и он тоже начинает покрываться золотой пленкой. Портрет, который я нарисовала в предельно сжатые сроки, который затем битый час укрывала пологом, изранив руки, когда хотелось выть, когда хотелось подорвать тебя Гад урбесом или хотя бы готоком. И да, принц Зорсиан, вторая часть тоже покрывается золотом, потому что на ней не простой придворный изображен…
        Гек, не веря, уставился на меня, чуть открыв пасть. Лера и Лим вдруг переместились ближе.
        Как красиво он горел дотла, полностью, и рама и портрет и паспарту и надпись. Как красиво!

147.
        На том же алтаре, там же в центре выше красного огненного образа Марка, появился синий искрящийся образ Зорса. В зале заглохли все звуки, кажется, даже флейта захлебнулась последней нотой, пронзительно пискнув.
        Поэтому тихо произнесенное мною единственное слово эхом прокатилось над головами.
        - Сюрприз…
        Ой, как нехорошо получилось. Но это действительно единственное, что я могла сказать.
        В зале гробовое молчание вдруг разразилось бранным матом на ишвенском.
        Плющ - редкостный лицемер, не сумел сдержаться и проявил свою заинтересованность в этом вопросе. Все повернули головы на единственно произнесенный мною звук в самый дальний угол, кто-то свесился с балкона, недоверчиво глядя на меня.
        В этот самый миг в залу влетает Яменька, опалив перья в прическах придворных дам, она замирает под тумбой стального грифона. Гордо приветствуя повелителей, легко склоняет голову.
        - Даяна!
        Мой мир треснул пополам. Гостей как рукой сняло, их сдуло от силы, которая выплеснулась вместе с произнесенным именем. Зала мгновенно опустела, остались лишь близкие родные наследных принцев, потух огонь и даже Плющ позеленел в тон своему одеянию.
        - Черт тебя дери! - В зале потемнело.
        - Я просил, я говорил… - единственным источником света стала Яменька и Зорс, он горел синим пламенем, явно собираясь свернуть мне шею.
        - Какого дьявола?!!!! - от этого крика, кажется, исчезли все остальные, остались только мы.
        Он так неожиданно оказался рядом и с такой силой меня встряхнул, что я испугаться не успела, думала лишь о том, чтобы голова не слетела с плеч, вторая моя мысль, - разве он это говорил мне?
        - За что?!!! За что? Черт тебя дери! Девчонка!!!!
        - Дьявол… Я не хочу править! Не сейчас, никогда, вообще!!!
        Он действительно горел, но синее пламя меня не достигло. Девчонка? Я девчонка? - Я очнулась.
        - Мне ты говорил, что не хочешь обязательств. - Я строго поджала губы, и гордо выпрямилась, глядя в его черные, удивленные глаза, без молний на этот раз.
        - Так я спасла твою свободу, дала возможность избавиться от брака. - Еще тверже заявила я. Он начал гаснуть, а я, кажется, начала гореть.
        - Ты заковала меня!
        - Я выполнила свой пункт договора. - Мы, кажется, вернулись из дымки в залу. Я оглянулась, рядом медленно проявлялись встревоженные и удивленные лица.
        - Впереди год, не ищи меня…
        Улыбающийся во весь рот Марк, удивленный Лим, встревоженная Лера и Маро как-то очень быстро оказались возле нас. А чуть впереди стояли Гек и Липа, по их мордам что-либо прочесть не удалось. Они-то меня и оттеснили от огнедышащего Зорса, который меня неохотно отпустил.
        Вернулись на свои места все придворные. Кажется, что, то самое мгновение после вымолвленного мною - 'Сюрприз' продолжает длиться. Все также удивленно смотрят на меня. Их лица становятся еще более озадаченными, когда замечают, что меня уже окружает толпа молодой верхушки королевского двора. Ограждая от новоиспеченного правителя, который судя по лицу не рад своему 'Назначению'.
        Да уж, за эти две недели я не только врагов себе нажила на всю оставшуюся, но и друзей приобрела.
        - После церемонии, - проскрипел Зорс. - Жди меня в своей комнате. - Безоговорочно процедил он. Припечатав напоследок тяжелым взглядом, типа, чтоб была на месте живой или мертвой. Развернулся и тут же оказался в противоположном углу на той же ступеньке, где стоял ранее.
        - Ага, жди. - Прошептала я.
        Марк быстро чмокнул в щечку, сказал, что я умница, и приобняв цветущую Маро вернулся на место вместе с ней.
        Липа обнял и отошел, Лера и Лим лишь улыбнулись, стараясь меня поддержать в трудную минуту. Ароматис Лучезарная подмигнула и послала воздушный поцелуй, ее улыбка сияла. Вот уж действительно, ей есть чему радоваться. - Я только кивнула в ответ, уже точно зная, что после церемонии меня здесь не будет.

148.
        Не смотря на маленькую заминку в самом начале церемонии, дальнейшее ее действие разворачивалось с невиданным шиком. Летающие биолюди, вспышки пламени, раскаты грома, порывы ветра, игра молний, возвышенные речи Плюща и приветствие бывшего правителя Смута старшего - шли по сценарию. Постепенно я начала медленными шажками отдаляться от Леры и Лима, Липа давно вернулся в круг именитых гостей, Гек на несколько минут отошел. Я, никем не замеченная, в самом разгаре пламенного шоу, когда вспышки пламени ослепляли, скрылась за потайной дверью. В эти мгновения даже агенты РиО войск должны были потерять меня из виду.
        Дверь кладовки я заметила еще во время бомбежки лечебного корпуса Эммы в тот злополучный вечер, состоящий из одних лишь приключений. В дверном проеме по моему наставлению Плющом был сделан портал всего на одно перемещение. Шагнув за дверь, я оказалась возле перемещающих кабинок во дворе лабораторий Эммы, и как оказалось Плюща. Здесь я еще не была, но это уже неважно, моя решимость улететь, во что бы то ни стало, не уменьшилась. Даже тишина ночи на Сутане более меня не настораживает, главное - не попасться на глаза агентам подразделения Зета, как назвал его Гек. Я быстро вскрыла двери кабинки и тут же ее заблокировала изнутри.
        Двенадцать цифр адресата ввела без заминки и нажала на кнопку голографичкеского дисплея. Кабинка двинулась в путь, прорезая время и пространство. Я так и осталась стоять у закрытых дверей возле мигающего в пространстве дисплея прикоснувшись горячим лбом к холодному металлу. Теперь всё.
        - Лим, а где Даяна? - Вдруг спросила Лера.
        - Только что была здесь, - он потер глаза, прогоняя солнечных зайчиков. На этой церемонии они явно перестарались со светом. Лим оглянулся в поисках Даяны.
        - Действительно, где она?
        - Потеряли, - усмехнулся подошедший Гек,- кажется, она решила заглянуть вон за ту дверцу, - указал квыдык на потайную дверь. - Я видел, как она к ней отходила.
        - Там кладовка, Гек, что ей там делать? - усмехнулся Лим. Когда Гек открыл дверь, маленький пустой чулан без полок девушку не обнародовал.
        - Здесь был портал, - вмешалась Лера.
        - Судя по всему - одноразовый. - Согласился Гек.
        - Далеко не ушла, - улыбнулся Лим. - Поищем?
        Лера приложила руку к уху, прослушивая сообщение от агента на другом конце королевского сада.
        - Не стоит, - предложил Гек. - Зорс тоже отсутствует. - Он махнул рогатой головой в сторону пьедестала для королевской семьи.
        - Уже нашли, - сказала Лера. - Она перемещается. Его рядом нет.

149.
        Зорс неотрывно смотрел на пламя.
        Глупая, глупая, глупая… Прошляпил, упустил, натворила! - горло свело судорогой, желваки несколько раз дернулись на скулах.
        Он был готов удушить ее, но нет, слишком много свидетелей, еще и заступники нашлись. Предатели!
        Нужно было поговорить, не успел, но теперь он не упустит своего шанса. Теперь ей не удастся его обойти. Он ненароком заметил ее маневр. Наверное, потому что все еще не верил в произошедшее, и невольно бросал на нее суровые взгляды.
        Пункт договора выполнила…с лихвой!
        - Пытается уйти, в самом разгаре представления, - нахмурился он, - куда ты топаешь?! Заварила эту кашу, должна сидеть на месте!
        Вспышка света ослепила его на мгновение, всего одна секунда и девушка скрылась из вида.
        - Решила скрыться в своей комнате, - подумал он. Не просчитывая хода портала, который она использовала, переместился в ее апартаменты. Он не обнаружил ее присутствия, однако заметил нечто иное.
        Ловушка, судя по настроенным частотам, установкой занимался биочеловек. Ксеум - биочеловек, освобожденный из изолятора памятной камеры всего два дня назад, уже строил ловушки для гроков. Задорная мысль показалась неплохим выходом из положения. - Вот где он сможет выплеснуть злость в полную силу, никого при этом не убив.
        Ловушка была рассчитана на Даяну, он уловил заданные параметры и понимая, что девушку они так и не оставят, перевоплотился в нее, полностью скопировав образ.
        - Если не начнут раздевать, обман не раскроют. В противном случае предстану перед ними в виде дымки. - Думал он. - Дымки для его глаз, беспросветно обволакивающей ее тело.
        Зорс легко толкнул вазу, датчик сработал с заминкой, распаковал пространственный блок-клетку и с характерным свистом накрыл жертву прозрачным пологом, расщепив на составляющие.

150.
        - Вот мы и встретились вновь, Даяна, - голос из внешнего пространства доносился глухо, но узнать его не стоило труда, - мавр Лаге.
        Стенки ловушки еще раз сдавили попавшуюся жертву, хрупкое тело девушки должно было ощутить невероятное давление, нагрузку, которая лишила бы последних сил. Зорс уперся руками в пол и подтянул ноги. В черном бальном платье это получилось с трудом. Нагрузку они дали настолько ощутимую, что от девчонки не осталось бы и мокрого пятна. Как всегда в электронике гроки допускают невероятные ошибки.
        Он посмотрел на руки. Ее руки скопировать получилось в два счета.
        Не раз он останавливал взгляд на тонких изящных пальцах девушки, особенно привлекала родинка на левой руке у основания среднего пальца. Вот и сейчас, обернувшись Даяной, он смотрел не на капли крови, покрывшие пальцы и песок, а на маленькое коричневое пятнышко. Попади в эту ловушку девушка, ее они получили бы уже мертвой, не пришлось бы последние силы вышибать.
        Он поморщился от звука радара. Эти идиоты, ничего не смыслящие в новых технологиях, даже радар прошлого столетия включить не могли, не испортив микросхемы.
        Блокадное поле постепенно перестало давить.
        Через мгновение они оприходуют ее-его радаром, вывернут в мгновение конечности, повторят образ казни, на которой в прошлый раз вместо девушки казнили клыкастого вора судеб - Чуера. Теперь они остались без предсказателя.
        Зорс сосредоточился на своих ощущениях. Шестнадцать гроков в закрытых скафандрах и девушка, то бишь я, стоят на поверхности необитаемого астероида. Купол ловушки ограждает и от открытого космоса. Значит, если бы не добили ловушкой, а после и радаром, высказав все свое негодование, пустили бы тело полетать. Рядом белеет четвертая планета Забытых.
        Молодцы, - похвалил он их мысленно, - далеко отлетели, почти на окраине.
        Найти в этом пространстве тело Даяны он бы со всем своим подразделением и за год не смог. Главный корабль мавра по соседству, четыре малых крейсера на орбите планеты, здесь его запасное логово. - Понял Зорс. - Ой, зря они сюда его, то есть ее вытащили, действительно зря.
        Варстатус позволил полнее оценить ситуацию. Зорс почувствовал Когсарат на лодыжке, сумку, спрятанную в платье, оковы киттоворсового костюма, какую-то костяшку в одном рукаве и ключ от перемещающей кабинки в другом. Кажется, она решила сбежать, и ждать его прихода сидя в своей комнате, не намеревается. Наверняка уже улетела. Теперь можно не спешить возвращаться обратно, меня никто не ждет. - Решил он.
        Перемещающего чипа Зорс в костюме не ощутил. - Вот зачем ей понадобился ключ. - Рассуждал он спешно. Однако, учитывая всеобщее молчаливое решение королевского семейства оставить ее на Сутане, кто-то все же помогает скрыться. Интересно, кто?
        Ладно, об этом после, а сейчас…
        - Не думала, что вы наступаете на одни и те же грабли, Лаге, - пропел он ее звенящим голоском.

151.
        Ну, здравствуй дом, милый дом, я вернулась… Щемящее чувство, которое я сдерживала всю дорогу домой, чуть ли не вылилось в глупую истерику на пороге дома. Мама вовремя подметила и уже издалека попросила ввести команду для системы кондиционирования дома и вбить несколько параметров. Минутное дело в моем состоянии обернется двухчасовым разбирательством. Придется успокоиться - иначе система пошлет меня, куда подальше прямым кодом. Истерика откладывается. Просьбу выполнила, оставляю сумку в комнате, иду к нашим. Кухня - место семейного собрания, Сол себя ждать не заставил, появился тут же.
        - Жаль терять такого зятя, - Солодо не переставая, сверкал зубами, довольный, тем, что теперь ему есть чем меня подкалывать и ставить в неудобные ситуации. Проверка на твердость.
        - Что ты этим хочешь сказать?
        - Ну как же он не отвернулся от тебя, спас, я даже не знаю - благодарить ли его за это… Все-таки, твоя комната освободилась бы.
        - Так она тебе и сдалась, у самого квартира в двух кварталах от родного дома.
        - Квартира - так, мелочи жизни, а вот на твои квадраты я бы новое авто приобрел для Желзы.
        - Солодо, прекрати. - Предостерегает мама.
        - Так о чем это я, а да! Разве он ее не поцеловал? Я бы не осмелился, а он смог… - многозначительно поднимает указательный палец вверх.
        Я хмурюсь.
        - Лучше не спрашивай, ты же его знаешь… - мамин совет потонул в моем вопросе.
        - Да что ты говоришь, и что, неужели было трудно?
        - Ну, знаешь ли, ты была не в форме, и это мягко сказано.
        - При смерти. - Напомнила мама,
        - При ней или еще не при ней, этой старой костлявой старухе, но похожа была на… - он покрутил пальцем в воздухе, как бы выбирая подходящее слово из перечня.
        - Синее яйцо, нет! Синего дохлого цыпленка! Тоже что-то не то… А! Эврика! На холодец из этого самого цыпленка - синяя такая, кое-где с кровоподтеками и нос заостренный - Во! - Скривил жуткую рожу явно несчастного скелета, прижал комично руки к груди и даже пару раз для детальной передачи образа дернул ногой.
        - Кошмар - выдаю я.
        - И не говори, однако сумел совладать с рво..
        - Сол! - Мама треснула брата по плечу полотенцем -… лодо! Следи за языком!
        - Ну, хорошо, хорошо… гм, с рефлексом собрать все свои вещички и смыться куда подальше, часто-часто сверкая пятками. Знаешь как… - он уже был готов комично разыграть убегающего Зорса, когда я его опередила.
        - Он перемещается.
        - Что? - Спросил он, не расслышав.
        - Перемещается.
        - Это с чипами.
        - С ними самыми.
        - И какая модель?
        - Знаешь, не помню, я устала, - поцеловала маму, и потрепала его по голове.
        Он тут же вернул шевелюру назад чисто мужским брутальным движением, хлопнув ладонью по макушке и сдвинув локоны в нужную сторону - справа налево.
        - Иду спать, все вопросы завтра.
        - Ну, Даяна, неужели ты оставишь меня в неведении?!
        - Правильно, именно в неведении и именно тебя. Кстати, есть допуск на Пассейдон.
        - У кого? Как? Когда?
        - Слишком много вопросом, милый.
        - Я умру от ожидания… - горестно воскликнул он. - Ну, Даяночка!
        - Продержись как-нибудь до утра, Солик, авось и расскажу.
        Медленно выхожу с победной улыбкой на губах и плотно закрываю за собой двери.
        - Ну… - поникает брат.
        - Сам виноват. - Отчетливо слышу мамин голос.
        - Кто? Я? - не унимается, сейчас еще начнет сопротивление.
        - Ну, а кто за язык тянул, не видишь? Ей тяжело, смерть - упасите Боги, брак, развод, она еще не все тебе рассказала, а ты насел со своими шутками.
        - Так я…
        - Так ты… - Ступай, Желзы заждалась уже, наверное?
        - Иду. Вот из родительского гнезда выгоняют, совсем не любят меня здесь, а все она, - наверняка указал на дверь в мою комнату, - младшая.
        - Цыплё ты наше, неугомонное, - смеется мама, целуя Сола. - Любят тебя, любят. - И миротворчески добавляет, - периодически, когда не вредничаешь.
        - Ну, так я пошел?
        - Иди.
        Проходя мимо дверей моей комнаты, братец все же высказывает свое мнение.
        - Мое горе в ожидании пусть тебе приснится, злодейка!
        - Не переживай, мне всегда хорошо спалось, сейчас и того лучше.

152.
        И красивый девичий голос, томная улыбка на лице, покрытом капельками крови, манящие женственные движения. - Я определенно вошел в роль, - отметил про себя Зорс. Хотя ребра уже в семи местах сломаны и голова трещит по швам - с варстатусом залечить повреждения можно за 30 секунд, но то, что он решил предпринять заберет массу сил. Лечение затянется.
        - Как бы не остаться без головы. - Он посмотрел на корабли, прикидывая расстояние до них. Вскоре скар на главном крейсере заметит растущую силу, поднимут тревогу, откроют огонь на поражение. А так не хочется петлять от огненных лазеров. - Он вздохнул, предвещая недолгую продолжительность схватки, которую с радостью бы продлил, будь это в его силах.
        - Стоит поспешить.
        Каменные умники продолжили настройку радара, самый высокий, конечно мавр Лаге собственной персоной угрожающе приблизился к ловушке.
        Хотя, почему бы не продлить? Связаться через личный портал с квыдыками, договориться о встрече и растянуть удовольствие мне, как обладателю полноценного варстатуса ничего не стоит. - Он отвлекся от размышлений, поглядывая ее чистыми серо-синими глазами на грока с перекошенным лицом.
        - Ты, дрянь! Еще издеваешься!
        - Ничтожество! - Возмутился Зорс, мысленно штурмуя личный портал связи Липы на Пассейдоне. Он обмолвился, что спешит домой. Портал поддался, связь идеальная, Липа сонный. Если он сонный, значит, перемещение длилось несколько часов, интересно. С предложением воскреснуть из мертвых ради подарка согласился сразу. Будет через минуты три.
        - Да как вы смеете! - Продолжает Зорс возмущаться, на ходу просчитывая, что связь была мгновенной, и сигнал отследить невозможно, если только Плющ по своей инициативе не оплатил усовершенствование их оборудования для слежки.
        - Я королевской крови!
        - Ты жена королевской рожи! - Сказал грок, как плюнул. - Мразь! Ему тоже не поздоровится. - Прошипел Лаге, приглашая помощников включить орудие пыток.
        В этот момент Лаге, все еще не понимая, что его смутило, всматривался в ее лицо. Прошло слишком мало времени со дня последней встречи, она не изменилась, но что-то в ней было не так. И он это ощущал.
        - Учти, без глупостей. - Ни с того ни с сего предупредил он.
        Двое сзади наставили на хрупкую фигурку в черном лазеры, цинично щелкнул выключатель Мех - а57 - ловушку блокируют. Боятся? Девчонку? С чего бы это?
        Сам не помню, как она выбиралась из их пещер, и даже не поинтересовался у нее лично. Нужно будет спросить на досуге. Жаль, что сбежала, хотя это поправимо.
        - Да. Как бы… - усмехнулся Зорс, - какие глупости, шеф? В сборище таких идиотов, как ты можно вершить миром.
        Лаге пропустил мимо ушей ее слова, прищурился, не услышав знакомых интонаций. Что-то здесь явно не так, слишком спокойная, слишком словоохотливая, слишком живая…
        - Мавр Лаге! - Затараторили по связи. Мы видим усиливающуюся мощь варстатуса вокруг астероида, РПГ - уловил кратковременную связь с сектором Б12.
        - Старший? - Задал он всего один вопрос, прекрасно понимая, что другие из семейства Смутов не могут чувствовать девчонку на таком расстоянии. Маяков с ней нет, никакие приборы не вынесли бы заданной изначально нагрузки. Это мог быть только новоиспеченный муж.
        - Старший, - подтвердили с корабля.
        - Заводите двигатели, - распорядился Лаге, и обратился к внимательно взиравшей на него девушке. Она не пыталась пригладить волосы, не хотела стереть кровь с лица, ее глаза неотрывно наблюдали за всем происходящим, и казалось, улавливали каждое движение гроков.
        - Сейчас, к прилету твоего благоверного, мы устроим маленький фейерверк с инсценировкой твоей казни. - Радар подключили к ловушке. Лаге подошел к пусковому рычагу.
        - Он полюбуется на тебя, крошка, в последний раз. - Ядовито произнес он.
        - Сейчас, - столь же тихо начал Зорс, посылая силовые импульсы на корабли, - никто не прилетит.
        В это мгновение тысячи искр, поджигаемых его силой, пролетали по шлюзам крейсеров, уничтожая станции управления и выводя из строя оборудование. Ни звука не было передано по связи с кораблей о произошедшем бедствии, ни слова. Весь персонал каменных по сигналу бросился в шлюзы, спасая свою шкуру. И в космос с кораблей брызнули потоки спасательных шлюпок, совершенно не оснащенных какой-либо защитой. Алые огни пожаров на бортах крейсеров быстро поглотили их большую часть. Ни слова не прозвучало от тех, кто, стоя на астероиде, с немым ужасом видел бегство с тонущих кораблей, ни звука.
        - Я уже здесь.
        Он обернулся в свое привычное тело.
        Ловушка треснула, осколки всплыли вверх, огибая его. Зорс, закрывая шлем обмундирования, спокойно и зловеще произносит последние слова, глядя в упор на ошарашенного Лаге. - И я устрою маленький фейерверк и инсценировку вашей казни, чтобы племя квыдыков успело посмотреть на вас в последний раз.
        Лаге вздрогнул, услышав о квыдыках.
        На глазах у гроков их крейсеры на полном ходу двинулись, набирая скорость, к поверхности четвертой планеты Забытых.
        - Поздравьте меня, я наконец-то женился!
        И планета Забытых вторит его словам, вспыхивая красными огнями взрывов.
        - И развелся! - Произносит старший из молодых правителей, угрожающе приближаясь к грокам. А позади него, прорезая пространство носами, из черных порталов к маленьким неподвижным спасательным шлюпкам надвигалось порядка десяти кораблей с головой квыдыка на каждом крыле.

153.
        Прежде чем тихо открыть двери, мама постучалась.
        - Еще не легла, - констатирует она по привычке и присаживается рядом. Она приобняла меня, погладив волосы.
        - Как-то не получается собраться. - Простонала я, прижавшись в ответ. - Сил нет совсем.
        - Верю, детка, верю. Перелет долго длился?
        - Очень, я даже не поговорила с доктором Дугласом. А он пришел меня встретить. Только обняла, сказала, что все в порядке и… и тут же домой.
        К горлу подступил комок. Я домой, а мне еще нужно систему кондиционирования настроить, несправедливо… Зато не расплакалась ни на пороге, ни потом, ни даже сейчас.
        Она молчала.
        - Ничего не хочешь рассказать?
        - Столько всего произошло. Я пока сама не разобралась… Да и вряд ли решу с чего начать. Давай отложим?
        - Давай.
        - У вас как? Что с папой? Как соседи? Что в мире?
        - Что в мире? - Переспросила она, улыбаясь. - Я думала, ты расскажешь, что в мире или даже в мирах!
        От воспоминаний моментально сникла, захотелось уткнуться в подушку и пореветь всласть. Именно с этим глупым желанием я отчаянно боролась, сидя в комнате, пока не пришла мама.
        - Все тихо и спокойно,- заверила мама, тут же переводя тему. - Надеюсь, также будет и впредь.
        - Да уж. Если ранее жизнь без происшествий мне казалась скучной, то сейчас я уверена, что это и есть та золотая середина нормального существования.
        - Нормальной жизни. - Поправляет мама.
        Ее слова пробудили в моей голове тысячи эпизодов, которые могли бы произойти со мной, не сложись все иначе. Взвесив устрашающие картинки возможного исхода, в большинстве которых от меня не оставалось и мокрого пятна, я поделилась своими наблюдениями.
        - Мам, а вы с папой знаете, что я у вас очень, ну очень везучая?
        - Счастливая, успешная, удачливая. Это заложено в твоем имени. Спи - улыбнулась она, - завтра поговорим. Дверь за ней так же тихо закрылась.

154.
        Я проснулась в поту, совершенно не осознавая, где я. Ломило все тело, губы припухли, на лице проступил холодный пот, руки трясутся. Еле уняла страх и тревогу. Включила свет и прошлась по комнате, чтобы успокоиться и снять дрожь.
        Мне снилось что-то неразборчивое. Дело происходило на астероиде, нужно было куда-то, бежать, что-то делать, противостоять. Вокруг снуют синие комбинезоны, поверхность ближайшей планеты охвачена огнем. Я помню руки, из которых била молния. Сейчас даже не вспомнить, какими они были.
        Что за нелепое видение? Дурацкий сон. Всего два часа ночи, а я уже проснулась.
        Дом, милый дом, что же мне не спится в нем?…
        Стянула с полки книжку 'Научные догадки' - приключения с яркой любовной линией, открыла, но прочитать хотя бы строчку не смогла. Воспоминания накатили сами собой. У меня теперь есть свои приключения, не менее яркие, чем в книге, наоборот они куда живее, реальнее.
        Послышался знакомый голос. Кажется, я на всю оставшуюся жизнь запомню, как он одно лишь мое имя в тронной зале произнес. Мерещится. Мне мерещится, а в груди сжимаются все мои чувства в одну ноющую точку, и накатывает тоска.
        Через время пройдет - точно, Эмма обещала. А прошло всего-ничего - одни земные сутки или трое суток Сутана. Уже на целых три дня и почти четыре ночи меньше срока, слава богам год взяли не земной, а планеты Сутан, который намного короче, где-то 4 с половиной месяца, ровно в 3, 333… раза меньше нашего.
        Задумалась. Вспоминался наш совместный танец, бал, его диадема - в общем: куча романтики и мало гнетущей действительности: похищений и побегов, в которые я благодаря ему - этому несносному гаду, попадала.
        И еще кто был возле моей кровати те два дня бессознательного состояния - его агент, и потом ночью Юго, тоже агент, и еще подложная Ямения, о которой говорил Роркон, но я не придала этому значения. Глупая! Он просто играл.
        Так! Меня это не должно касаться. Он подле Ароматис, и хватит об этом. Я покосилась на огромного медведя, сидящего в кресле напротив. Обнять или не обнять. А если обниму, начну вспоминать ночь в карцере, его теплые крепкие объятия.
        - Хватит возвращаться в детство! Взрослая уже. Пора отказываться от детской привычки!
        Спустя час переживаний, раздумий и самобичевания, наконец-то уснула. Медведь остался сидеть в кресле.

155.
        - Доброе… - мама вошла в комнату, но полностью поздороваться не смогла. - Ты ужасно выглядишь. - Вынесла она свой вердикт.
        - Доброе утро, и спасибо за правду. - Я села.
        - Плохо спала?
        - Как ни странно хорошо. А вот сны… - Протянула я. - Со снами туго.
        - Мам, я когда перемещалась все думала - куда же дальше. И, в общем решила сейчас закрыть свое художественное и поступить на заочное.
        - Ух, еще раз поступить? - Не удержалась мама.
        - На архитектурное.
        - Грядут большие изменения… Послушай, тебе там ничего этакого не подлили? - Пошутила она.
        Я снова скисла. - В том то и дело, что да. Подлили, но только крови и лимфы и еще пару нервных окончаний вживили где-то под кожу на левой руке, и опять Зорс.
        Возможно, эта связь держит и меня, тогда это объясняет мои сны. И что же с ним происходит? А мне все равно!
        Глядя на мои мысленные переживания, как всегда четко отображающиеся на лице, мама лишь вздохнула.
        - Вставай, собирайся. Тебя наверняка уже ждут в университете. Всем хочется узнать…
        - Мне тоже много чего хочется, но это не означает, что они все будут что-либо объяснять. - Буркнула я, и мама вышла.
        Итак, собираться. Умыться, одеться, собраться, и решить наконец, готова я к переменам или не готова! Здравствуйте мои любимые вещи, мой забитый всякой всячиной трехметровый шкаф, мой огромный стол и моя стена событий, где я вывешиваю записки со срочными делами. Нет смысла в интерактивной записной, если ты терпеть не можешь носить эти побрякушки в карманах.
        От моего движения зажегся экран моего компьютера, противоположная письменному столу стена бликнула. Шесть квадратных метров личного экрана одного из самых мощных компьютеров - это вам не глупости.
        Картинки событий в нашей вселенной и в дружественных мирах мгновенно заполнили экран. Звук я специально не включаю, чтобы голоса операторов не звучали гамом, пока я выбираю, что именно меня заинтересует.
        Я оторвалась от созерцания шкафа и повернулась к экрану. На боковой вкладке экрана высветилась моя перегруженная почта: 138 сообщений, три тысячи предложений познакомиться и два десятка интернет подарков, я застыла как вкопанная.
        Новость о том, что на престол Сутана взошел Марк, была второй. А вот новость о том, что по счастливой случайности на престол вместе с ним взошел его брат, гремела на всех мини экранах новостных сообщений. Мое фото виновницы и жены, которая с ним разводится, размещалось ниже. Новых правителей Сутана успели красиво заснять. А мое изображение было получено с камер наблюдения в холле компании ГОЛЛ, когда меня встретил доктор Дуглас. Черное платье, сшитое по первой моде Сутана, волосы заплетены в косу, чтобы не мешали, изможденный вид, припухшие глаза, усталая улыбка. Ни дать, ни взять великомученица. Нужно было платье снять и остаться в киттоворсовом костюме еще в кабинке, жаль догадалась это сделать только в такси.
        Ой, блин!
        В этот момент на мониторе появилось шестнадцать онлайн предложений выйти на связь. Большинство от журналистов, два от подруг по учебе и одно совершенно непристойного содержания от анонима. И еще один аноним, с подписью Ароматис Лучезарная. Число предложений стало расти и за три секунды перевалило за три десятка.
        Плюс того, что наш мир соприкасается с дружественными мирами заключается в том, что новостей миллиард и они быстро сменяют друг друга. Через три дня обо мне забудут. А может и через день.
        - Простите подруги, извини Ароматис, мне не до вас. - Монитор выключился по хлопку. Я еще немного постояла в тишине, пытаясь понять свои чувства. Да, я готова к переменам или нет?
        - Да, готова. Я перевожусь.
        Быстро прикинув, что необходимо сделать и с кем поговорить, остановилась на выборе своего костюма. Строгий покрой для серьезного принятия серьезного решения моего предприятия. Светлые тона, иначе круги под глазами будут явными даже под макияжем. Волосы собрать, туфли - шпилька, для солидности. Сумка?
        Я посмотрела на подругу моих странствий, которую до сих пор не распаковала. Нужно собрать и все расставить по полочкам! - И с этим решением я беру другую сумочку из шкафа и выхожу.
        - Может, вначале позавтракаешь? - Слышу голос мамы из кухни.
        - Когда вернусь. А вернусь я скоро, так что даже проголодаться не успею.

156.
        Зорс неподвижно лежал в открытой капсуле и с трудом фокусировал на расплывчатой морде Липы свой взгляд. Если бы можно было описать состояние двойного перерасхода сил и полное их отсутствие, он бы так и сделал, однако голос тоже не поддавался.
        - От меня остались только глаза и те участки кожи, где крепятся рецепторы капсулы, - думал он. Иначе я бы выпроводил этого гостя.
        Наконец в светлом пятне потолка он смог чуть отчетливее рассмотреть Липу. Квыдык улыбался, не в силах совладать с эмоциями, которые его переполняли, отчего рога его сияли, а на белом полотне зубов играли блики.
        - Ну, ты и задал жару. - Липа хлопнул, лежащего второго правителя по плечу. И устроился напротив капсулы.
        - У меня появился еще один участок кожи, - подумал второй правитель, и закрыл глаза.
        - Эй! - позвал Липа. - Это было нечто! Твое исчезновение с коронации и вдруг среди ночи такой подарок. Я тебе по гроб жизни благодарен.
        Зорс с трудом поднял тяжелые веки.
        - Вечеринка удалась? - Cпросил он.
        - Не то слово! - Липа стер пыль с щеки. - Мы битый час наперегонки делали коктейли из спасательных шлюпок и отправляли полученный осадок на его родную планету!
        - Повеселились… - прошептал он, вновь впадая в слепую темноту.
        В коридоре послышались шаги. - А раньше, думал Зорс, я бы определил, кто сюда идет задолго до появления человека.
        Лера вошла с букетом бьязаций. Их нежный запах оживил воспоминания о художнице.
        - Его важнейшеству, - прошептала Лера, входя в палату.
        Мысли его тут же были прерваны удивленным голосом Леры.
        - Липа, ты еще не улетел? - Вазу с цветами она тихо опустила на пол. - Я думала, тебя и след простыл, так ты спешил вчера удалиться!
        - Тоже самое хочу спросить и у тебя. Что здесь делает прекрасная миссис Матори? Неужели Лим все еще пасует и не решается вырвать тебя из лап королевского семейства?
        - Дабы провести давно намеченный медовый месяц? - В голосе слышалась улыбка.
        - Хотела взглянуть на Зорса, узнать как он. - Ответила она.
        - Зорс, - позвала Лера, - как ты? - Со смешком поинтересовалась она.
        - В порядке. - Голос поддался с трудом.
        - Разве? - Лера подошла ближе, присматриваясь к впалым щекам и опухшим векам ее старого товарища по оружию.
        - Я пропустила нечто особенное? - Спросила она у Липы.
        - Леранке! Такого огненного и молниеносного шоу я еще не видел! - Ответил мычаще квыдык. - Но заверю тебя, даже моего отряда там и меня вместе с ним было уже много. Не передать, какими глазами на него смотрел Лаге…
        В комнате повисло молчание.
        - Как ты вышел на них?
        - Дело мастера бо… - Зорс не смог договорить. И квыдык понимающе вздохнул.
        - Зорсиан, забыл сообщить, что вдвойне благодарен тебе за Дар. Если свяжешься с ней, передай мои наилучшие пожелания, и скажи, что она была права.
        - Случаем, не та ли молодая волоокая красавица, изображение которой ты нам показывал вчера, причина данной просьбы?
        - Она самая! - Гордо заявляет Липа. - Так что мой привет и наилучшие пожелания!
        - Мне с ней встрети…
        - Это так, на всякий. - Опередил его Липа, собираясь уйти.- Еще раз спасибо за подарок! Голова Лаге теперь украшает мою гостиную.
        - Остальное где? - Прошептал Зорс.
        - Все на том же астероиде!
        - Кстати Лера не хочешь пару торшеров с эксклюзивным дизайном? Торшеры выполнены в точном соответствии с образами двух главных помощников мавра Лаге. Один называется Шакум, второй Квиллиус, две вторые по величине шишки клана Гроков!
        - Как-то не особенно тяготею… - Протянула Лера. - Может, вернешь на родную планету?
        - Нет, на родную планету я отправил пепел. И… - Он сделал паузу, - мне до сих пор интересно, когда пыль восстановят, они будут искать головы или догадаются?
        Они весело рассмеялись. Зорс лишь немного повел уголок рта в сторону.
        - В любом случае, племя гроков будет вынуждено мне платить за возвращение остатков.
        - Ладно, поправляйся! - Громыхнул Липа.
        - И не трать понапрасну силы. - Напомнила Лера. Они ушли. Следом его навещали Эмма, родители и даже Варгус. Говорить не было сил. Поэтому посетители сильно не тревожили и долго не задерживались. Силы по крупицам собирались воедино.

157.
        - Заходи! Он сейчас в отключке, не укусит. - Марк аккуратно и бережно привел Маро в палату к Зорсу. Две стены заставлены оборудованием, несколько десятков проводов прикреплены к капсуле, Зорс слаб и об этом говорит всего лишь 0,1 процентная метка в шкале датчика. Восстановление проходит тяжело. Однако в палате светло, пахнет бьязацией и даже впалые щеки и немного темные веки Зорса уже не так пугают.
        - Ты уверен?
        - В том, что не укусит? Уверен! Он и раньше не кусался, а сейчас так истощен, что его поле варстатуса почти не прощупывается.
        Он ласково убрал черную прядку с ее лба и завел за ушко, которое тут же поцеловал.
        - По правде сказать, я боюсь его. - Тихо отвечает Маро.
        - Дорогая, это плюс.
        Она лишь удивленно подняла тонкие бровки.
        - Я не буду думать о том, что он может тебя у меня увести. - Веселился Марк.
        - Глупости. Я даже представить себе не могу, как и о чем с ним разговаривать. - Еще тише ответила девушка. - Как вообще Лера и Ароматис Лучезарная находят с ним общий язык?
        - Ты забыла о Даяне. - Напомнил Марк.
        - Как раз наоборот. С ней они на разных орбитах! - Запротестовала она. - Помнишь, как он кричал?
        - Маро, поверь мне, это не был его настоящий ор. - Усмехнулся он, привлекая к себе молодую супругу. - Это так, горло прочистил.
        Марк наклонился к самому ее ушку и прошептал. - К тому же он не свернул ей шею на расстоянии, не поджег, не закинул в космическое пространство, а лично подошел.
        - Ему это подвластно? - Удивилась Маро.
        Марк кивнул, довольно улыбаясь.
        - И ты считаешь эту его 'сдержанность' хорошим признаком?
        Марк еще раз кивнул.
        - По сути, он самый скрытный из Смутов. И его всплески гнева, - это единственные эмоции, которыми он себя проявляет.
        - И вы его не боитесь?
        - Дело привычки.
        - А коронация, разве ты мог предположить, что так все обернется?
        - Предположить нет, но финал был известен.
        - Марк, поэтому ты не волновался?
        - Не совсем так, родная. Варгус за последние три и даже четыре десятилетия сделал более сотни предсказаний и ни в одном не было плохого финала. Я оптимист, так что…
        - Все в любом случае складывалось хорошо? - Маро улыбалась.
        - Да, и Зорс правил. Этот факт предначертанности ему настолько не нравился, что он все время увиливал от возможных исходов.
        - А Плющ? Он пытался изменить будущее?
        - Пытался и не единожды! Я тебе еще не все рассказал. В моем семейном архиве немало склепов. Но посмотри к чему мы пришли: все в порядке и Зорс правит.
        - А сейчас ты, несмотря на его состояние, собираешься уехать в медовый месяц?
        - Мы вместе, неужели ты отпустишь меня одного, после всего что случилось? - отшутился он.
        - Марк?
        - У него есть, кому его спасать.
        - Ты о Даяне?
        - Да.
        - Но она сбежала, - тихо прошептала девушка. - И ты говорил, что теперь целый год они ни при каких обстоятельствах не должны встретиться.
        - Уверен, Эмма и Варгус что-нибудь придумают. Они не раз за счет бурно развитой фантазии бабушки и вампирских предсказаний находили выход из сложных ситуаций.
        - Но разве… - Попыталась запротестовать она.
        - Маро. - Остановил он ее, и притягивая взглядом произнес, - ты чертовски привлекательно смотришься в этом платье.
        Она мгновенно залилась румянцем, но как хорошая ученица путан, не позволила себе смутиться. С гордым блеском в глазах и нежной улыбкой, ответила - Знаю.
        Долгий поцелуй прервал все объяснения. Забыв все на свете, они простояли в палате Зорса несколько долгих минут. Марк очнулся первым. Сейчас собрать вещи, а можно и без вещей, и в путь. Их ждет увлекательный круиз на двоих специально для молодоженов.
        - Так чего мы ждем? - Очнулся Марк.
        - Не знаю, ты меня сюда привел. - Отвечает раскрасневшаяся от поцелуев Маро.
        - Да, точно! - Он приблизился к брату и положил маленький чип в нагрудный карман восстанавливающего костюма. - Зорсиан, я для тебя оставил спецзапись, очнешься, прослушай.
        - Братишка, напомни, я тебя за спасение своей души благодарил? - Шальная улыбка Марка озарила пространство.
        Болезненный вид Зорса оправдывал его молчание.
        - А, ну да! Что благодарить! Меня Даяна спасла, и даже сохранила в целости и сохранности мою Маро.
        - Марк, что ты говоришь, он может обидеться. - Прошептала Маро.
        - Он спит. - Заверил Марк. И обратился к спящему брату. - В общем, приятных сновидений и не трать времени зря, восстанавливайся.
        Маро прикоснулась к загорелой руке Зорса и тихо приблизилась к мужу. Уже выходя, она спросила.
        - Помнишь, я тебе рассказывала, как у нее устроена комната?
        - Да, помню. - Марк помнил все короткие рассказы Маро о том, как устроена комната Даяны, где она гостевала, что родные у нее самые замечательные люди, и что родиться в такой семье - это счастье.
        - Когда у нас родится девочка, пообещай мне сделать такую же небольшую и очень уютную комнату.
        - Обещаю. - В подтверждение своих слов он чуть крепче сжал ее крохотную ручку. Маро рассказывала о том, что гостила в доме Даяны. И ни разу о том, как ее держали на Ряйо или у квыдыков, к которым попала служанкой. Ни разу не упрекнула его в том, что он не прилетел за ней.
        Даяне за конспирацию нужно поставить памятник, - думал он. - Знала бы Маро, что он все это время был рядом. Рядом и не мог помочь, уповая своим оптимизмом на то, что все будет хорошо. Но он ей обязательно расскажет об этом.
        - Марк. - Спросила Маро робко.
        - Да?
        - Можно мы их будем навещать?
        - Кого? Ее родителей? - Догадался он, судя по ее словам, она успела к ним привязаться.
        - И ее, конечно. - Добавила Маро.
        - Почему нет, можно.
        Она благодарно улыбнулась и вышла.
        - Удачного выздоровления! - Специально громко крикнул Марк, махнув в пространстве рукой и закрывая двери.
        - Марк, как ты мог, он же спит?
        В это мгновение Марк получил увесистую оплеуху и тычок в живот от варстатуса Зорса.
        - Кто спит? - Удивился Марк, как только сумел разогнуться.
        Варстатус Марка несколько раз достаточно сильно сдвинул капсулу с телом Зорса с ее законного места… Маро не заметила, как капсула в палате ходит ходуном. Прижав к себе Маро он переместился вместе с ней. И они сбежали, проскользнув в пространстве, но недостаточно далеко. Марк еще в пространственном прыжке получил вторую оплеуху, а после перемещения еще один тычок, но уже слабый. Смеясь, он отпустил из объятий Маро, и схватившись за живот несколько секунд приходил в себя.
        - Марк, что случилось?
        - Он не спал!
        - И что за сообщение ты ему оставил?
        - Сообщение личное и не мое, состоит из четырех букв. - Он улыбался. - Собирайся, мы отправляемся!
        Он слышал каждое их слово, ловил каждое движение и даже взгляд. Все в них говорит о гармонии. Мысли медленно потекли своим ходом.
        Где она сейчас? Чем занимается? Он в сознании уже несколько часов, и где эта художница с клинком? Со своими темными кудрями и серыми огромными глазами, улыбкой… Мысли путались и все время возвращались к ней. Перед глазами предстал строгий образ девушки с Земли, которая приветливо улыбалась…
        - А это кто?
        - Она не говорила, что у нее есть…, точнее не успела… нас быстро обручили.
        - Потом бал и… не важно! Что за хлыщ за ней увязался?…

158.
        Как долго я рисовала в воображении эту встречу. Правда на мне всегда был киттоворсовый костюм с множеством перемещателей, а вот профессор падал вниз со скалы Родок, или пробирался через туннели в болотах Сутана. Или не успевал увернуться от нити коврос, которая его ни больше, ни меньше - расшибала пополам. И вот я здесь на Земле, он в том же помещении родной мастерской, трудится на благо образования. Я прекрасно понимаю, что виновен он не совсем прямо, а скорее косвенно, но это не снимает с него вины.
        Заметив мое появление, профессор резко сдвинул мольберт, картина перекосилась, холст отклеился. Он еще раз вздрогнул, но не принялся все поправлять. Пришел мой черед выводить его из равновесия. Не поздоровалась и сразу перешла в наступление.
        - Я выполнила Ваше задание и теперь хочу экстерном закончить последний год.
        - Но Вы еще… - он сцепил руки, и тут же быстро сложил их на груди. В это мгновение его тонкокостная фигура с массивной рыжей шевелюрой напомнила мне одуванчик. Старый одуванчик.
        - Я уже сдала выпускную работу, - портрет правителя. - Уточнила я. - И если быть точной - дважды.
        - Даяна, я ни в коем случае не хотел Вас обидеть. - Заверил он. - Но разве подобное возможно?
        Веско, однако виноват сам. Он продолжил.
        - В нашей практике…
        Нет, ну это надо же! Он мне сейчас еще что-то будет говорить! Я что, зря два часа к ряду разбиралась с советом деканов факультета?
        - В вашей практике Вы еще не отправляли студентов на расправу.
        В комнате повисло молчание. Он встрепенулся, и мне почудилось, что сейчас от его головы как от одуванчика при порыве легкого ветерка слетят все рыжие с белыми прядями локоны. Если будет сопротивляться, попрошу Липу или Гека это ему устроить, они не откажутся.
        - Нет! - вдруг ответил профессор, побледнев.
        - Да! Или я вызываю мужа.
        - Нам известно о Вашем разводе Даяна. - Упрекнул он.
        - Процесс не окончен и следующие 4 месяца я все также буду входить в число одной из самых влиятельных семей дружественных миров. - Ух, даже дух захватило от такого пафоса.
        - Неужели Вы хотите снискать неодобрение среди Смутов?
        Удар в яблочко. Профессор застыл на мгновение с открытым ртом, потом сглотнул, и прочистив горло все же сделал вывод.
        - Я переговорю с советом, и мы решим…
        - Сожалею, но я уже переговорила с советом и получила одобрение. Вместе с пожеланиями счастливого бракоразводного процесса, как вы заметили.
        Комичное внимание со стороны деканов и зам. деканов только лишь расстроило. Я протянула свои документы. Сессия была мною почти закрыта окончательно, тот памятный экзамен, на который я спешила всего две недели назад, но попала на Ряйо, закрыли безоговорочно в тот же день. Бонус попаданкам. Остался главный предмет и дипломная работа.
        - От Вас только оценка и подпись.
        Он все еще не решался, стоял на своем месте. Бумагу я развернула перед ним и заняла место у стола. Одна моя рука на колене, вторая на столе. Сижу спокойно, хотя эти самые руки и чешутся ему что-либо сделать. Жаль момент упущен, нужно было об этом подумать заранее.
        Он долго не думал, приблизился, вытащил перо и расписался, потом помедлив секунду, поставил оценку.
        - Отличница…
        - Благодарю. - Улыбка получилась холодной и отстраненной, его передернуло. Знали бы Вы профессор, через что мне пришлось пройти, поняли бы мое негодование.
        Я, не проронив более ни звука, оставила аудиторию.

159.
        Обычный светлый коридор, как прозрачная стеклянная галерея соединял два корпуса парящих на высоте зданий. Коридор располагался в воздухе на высоте в 25 этажей над простым студенческим городком. Почему меня потянуло на старое место встреч с бывшим парнем, я не знала, однако оказавшись здесь, я увидела знакомое лицо своей давней мечты. Мечты, которая слава Богам не сбылась.
        Шад собственной персоны с уверенной грацией охотника за женскими головами шел мне навстречу, преграждая путь. Учитывая его неприкрытый интерес ко мне, можно было сделать вывод, что да, и такие человеческие индивиды не брезгуют космоновостями. Встретил он меня с одурманивающей во всех смыслах улыбкой, за которую всего пару лет назад я отдала бы все свои конспекты и даже выполнила бы его курсовую. Опоздал.
        - Даяна, мятежная душа, сколько лет сколько зим!
        Он наклонился, пытаясь поцеловать меня. Этот очаровательный 'скромняга' рассчитывал никак не меньше на губы и а-ля французский поцелуй в сольном исполнении. Я по возможности мягко увернулась.
        Правильно поняв мой маневр, он задал вопрос.
        - Разве ты не свободна теперь?
        Странный вопрос для мачо, которому подчас все равно - занята девушка или нет, и еще более странная реакция для меня. Я не рассердилась. Мне польстил его интерес, но более всего рассмешили глупые попытки проявить симпатию.
        Кажется, я выросла. Если не выросла, значит, определенно повзрослела.
        - Свободна. - Я повернула обратно в сторону лифта, не решившись оставаться в заполненной светом галерее. Он последовал за мной. В лифт вошло еще несколько наших сокурсников. Они дружно поприветствовали искрометного Шада. И также дружно уставились на меня. Никто не проронил ни слова, и даже ничего не спросил. Я гордо подняла голову и расправила плечи. Ну, здравствуй новое понимание слова жизнь после новостных сводок.
        Вышла на первом этаже. Сейчас можно забрать свои вещи из мастерской и спокойно направиться домой - моя миссия на сегодня окончена. Шад вышел за мной.
        - Так-так, неужели я стала ценной добычей?
        Мое замечание он с достоинством проигнорировал. И даже не попытался выйти из положения рассказом о явной слепоте, которая скрывала меня от него.
        - Свобода величина относительная. - Заметил он, шутя, и спросил. - Насколько свободна?
        - В полной мере свободна. - Я искренне ему улыбалась, предчувствуя, что даже эти крохи популярности в будущем могут мне пригодиться. - Свободна, и от замужества, и от кафедры, и от профессора.
        - И Шад, - я остановилась, внимательно глядя в его глаза, - к сожалению, теперь твоя милая мордашка не будет мне мешать работать.
        Позволила себе даже ткнуть его пальчиком в грудь. - Я перевожусь.
        Потоки удивленных и заинтересованных студентов огибали нас. Если Шад в здешних водах всегда был королем, тогда меня они сейчас воспринимают на уровне королевы этих студенческих волн, неплохо.
        Красивые глаза ловеласа прищурились.
        - Не поделишься секретной информацией, куда именно переводишься?
        - На архитектурный.
        - Кажется, ты мне теперь не по зубам. - Замечает обиженно Шад.
        Аккуратно поправляю прическу и обольстительно улыбаясь, отвечаю.- Если кажется, значит так и есть.
        Игра не стоит свеч, но именно сейчас мне вдруг захотелось поиграть.
        - Хотя возможно, при иных обстоятельствах я бы непременно воспользовалась твоими услугами наставника.
        Я ощутила укол совести. Казалось, что где-то рядом стоит Зорс и все это слышит. И откуда у меня такая больная совесть? Занят он давно и сейчас он далеко, не время себе им голову морочить.
        Медленно на лице Шада появился хищный оскал, который так же медленно перерос в сардоническую улыбку победителя.
        - Для вас миледи я всегда свободен, обращайтесь в любое время. - Просиял Шад. Потом немного серьезнее с легкой хрипотцой в голосе он добавляет. - Стоит всего лишь поманить меня этими прекрасными пальчиками, - Шад уверенно берет мою руку и перебирает пальчики. Затем аккуратно переворачивает ладошку и легко-легко проводит большим пальцем по тонкой коже, - и я буду у ваших стройных ног.
        С особым взглядом страстного мачо подносит ладошку к губам и…
        Нет, не целует, Шад почему-то сжался весь, покраснел, открыл рот так, словно ему не хватает воздуха. Он отпустил мою ладонь и закашлялся, хватаясь за стены, чтобы устоять на ногах.
        - Боги, Шад! Принести что-нибудь? Воды?! - Кинулась к нему, похлопав рукой по спине. Его недуг привлек внимание, кто-то сделал вызов в мед. отделение. Он еще стоял, согнувшись у стены, и хрипел, жмурясь от боли, когда на маленьком автодрайвере прилетела медсестра, она попросила столпившихся вокруг студентов разойтись.
        - Садитесь,- указала она ему на место сзади себя. Шад покорно сел все еще хрипя.
        - Вас необходимо госпитализировать, такой случай непроизвольного удушения случается…
        Ее я не слышала, все мое внимание было приковано к Шаду. Его цвет лица принимал нормальное состояние, но вот в его красивых глазах сквозил испуг, и он в них отражался, лишь при взгляде на меня. Как странно - я далеко от разборок агентов РиО войск, но даже тут люди чуть ли не умирают у тебя на глазах.
        - Эй?! - Я попыталась взять его руки, прежде чем он улетит с медсестрой. Но Шад их тут же спрятал в карманы щегольского пиджака. Я так и осталась стоять с протянутыми руками, не веря в происходящее. Поэтому моя встревоженная реплика, которую я произнесла, прозвучала обижено.
        - С тобой все в порядке? - У Шада лишь глаза стали больше. И тут автодрайвер с моим старым знакомым, у которого был странный приступ удушения, двинулся прочь. Студенты стали медленно расходиться, странно на меня посматривая.
        - С ним все в порядке. - Услышала я голос, который отчаянно пыталась забыть за эти дни. Мои руки тут же были сжаты и притянуты к могучей груди, пришлось повернуться, а благодаря его второй руке, которая взяла мой подбородок, пришлось посмотреть ему в глаза.
        - Может быть, спросишь, как я себя чувствую?
        Зорс полупрозрачный, глаза злые, веет холодом и злобой - мне это кажется, мне это кажется, - на третьей моей молчаливой молитве он исчез. Фу, показалось…
        Я рванула с того места не разбирая дороги, добежала до парка и остановилась. У меня галлюцинации!

160.
        Ароматис, погруженная в свои мысли, медленно шла в палату Зорса, чтобы навестить его. В руках она держала его любимое им с детства лакомство. Лера уже наверняка принесла ему цветы, поэтому порадовать его она решила старым, как мир угощением - ветвистой выпечкой в глазури с мариметим и ягодами. Корзинка закрывала весь обзор, поэтому она вошла спокойно, и ничего не замечая. С некоторой досадой в поисках места для угощения, начала его поддевать.
        - Привет, а мне тут говорили, что у тебя талант общения с девушками, но знаешь… - Он промолчал. Она продолжила мысль.
        - Зорсиан, все катастрофически изменилось!
        - Никогда не думала, что женщины от тебя будут сбегать! Более того, она оборвала все связи и, ничего с собой не прихватив, скрылась. Даже фамильные ценности, что по праву принадлежат ей, как твоей супруге, остались на месте. Будь на ее месте другая…
        - Не хотелось бы говорить о других… И все же будь другая на ее месте, она бы не упустила своего шанса.
        - Молчание - знак согласия? - Спросила она, он промолчал. - Значит, да.
        - И еще… я пытаюсь с ней связаться уже несколько часов к ряду… - Ароматис тяжело вздохнула.
        Почему, стоит ей решиться на трудный разговор, люди тут же исчезают - отец оказывается сверхзанятым, Зорс улетает на расправу, как потом оказалось, с гроками, Даяна сбегает, Варгус просто растворяется в воздухе.
        - Она не выходит на связь… - отметила вслух Ароматис.
        Вскоре было найдено место для корзинки, и она со вздохом облегчения устроила ее, освободив руки.
        - Нет! Действительно не знала, что от тебя будут убегать… - только сейчас девушка отметила, что он не отвечает.
        - Зорсиан? - Он не ответил.
        Она, наконец, выглянула из-за съестного букета. И с ужасом отметила, насколько он изменился. Черные линии капилляров покрывали лицо и руки, глаза светились. Его варстатус блуждал неизвестно где, подводя хозяина к смертельной грани.
        - Зорсиан! - От него никакой реакции. - Зорсиан! Она похлопала его по щекам и запаниковала. - Эмма!
        Ароматис вспомнила, что делать. Кувшин с водой располагался на входе, его содержимое тут же было выплеснуто на немого и бесчувственного Зорса. Электрические разряды проскочили по грани открытой капсулы. Серый до того экран состояния объекта капсулы мигнул, вновь покрываясь многочисленными строчками анализирующими степень максимально возможных повреждений.
        Черные вздувшиеся линии, почти полностью покрывшие и лицо Зорса, начали приобретать сереневый оттенок. Он возвращался. Возвращался из полета, который его чуть не вверг в безвозвратную кому.
        - Что ты творишь!? Зорсиан? - Прошептала она чуть слышно, еле сдерживая слезы. Ее лучший друг чуть ли не ушел в мир иной по собственной глупости.
        Эмма стремительно ворвалась в палату. По инерции несущие ее древесные плиты пола пробили дверь, впиваясь в стены.
        - Девочка моя! - Она быстро поняла, что к чему, крепко обняла бледную Ароматис, готовую сию секунду расплакаться от перенесенного ужаса.
        - Ароматис, что происходит, что за кри… - это в комнате появился Варгус, а следом за ним еще трое сотрудников лечебного корпуса и двое агентов.
        Наметанный взгляд Эммы скользил по обессилевшему внуку, который окончательно себя довел полетами варстатуса. Она с точностью определила масштабы силовых потерь.
        - Ясно. - Отрезала Эмма, поглаживая Ароматис. - Все свободны.
        Посторонние вышли, не смея перечить.
        - Варгус, - обратилась она к вампиру, тот понял молчаливый знак, растворился в воздухе. Эмма продолжала молча держать в объятиях ошеломленную Ароматис, поглаживая ее по плечу и кляня глупость старшего внука.
        А был бы умнее, не упустил бы ее. Если бы девушка осталась на Сутане, не стремился бы его освобожденный от сознания варстатус на Землю к своему громоотводу, не потерял бы он сейчас столько сил.
        - Ароматис, все в порядке. - Заверила она, когда девушка немного успокоилась. - Как вернула?
        - Водой, - прошептала Ароматис, аккуратно стирая проступившие слезы. - Вспомнила, что он воду не любит… и вот…
        - Умница. А теперь ступай в мою гостиную, я скоро присоединюсь к тебе и остальным.
        Ароматис замерла, с опаской поглядывая на Зорса.
        - С ним все будет в порядке, ступай.

161.
        Эмма подошла ближе к капсуле, проверяя сохранность оборудования. Несколько соединений расплавились, он начал брать внешние ресурсы. Совсем не контролирует себя! Так дело дальше не пойдет!
        Итак, если оставить его сейчас, неизвестно что он сделает в следующую секунду, сидеть рядом и все время его возвращать нет смысла. Выход один - полностью отключить его сознание на время совета, когда решим, что делать дальше - подключение восстановим, и…
        Решать ничего не будем, - мысленно отрезала Эмма. - Я точно знаю, что делать дальше. Несмотря на их развод, правильное решение было принято мгновенно. С ней можно будет договориться, с ним сейчас бессмысленно разговаривать.
        Она нажала несколько кнопок, затем ввела код доступа к сознанию, известный только ей, и отключила его. Температура тела снизилась, сердечный ритм стал медленнее.
        Собрание королевского семейства не состоялось. Эмма просто вошла в помещение, где присутствовали все близкие по родству лично или в голографическом виде, и огласила свое решение.
        - Эмма, ты шутишь. - Вдруг вырвалось у Варгуса. По лицам окружающих ее родственников можно было догадаться, что они с мнением вампира полностью согласны.
        - Нет. Не шучу. Более я действительно не буду способствовать их встрече, довольно.
        - Но… - протянул голографический Марк.
        - Я понимаю, что вас это смущает. Хочу заверить, что к данному решению я пришла давно.
        - Ты раскроешь нам секрет? - Улыбнулся Марк.
        - Поскольку мы теперь не видим дальше собственного носа - шутила Эмма, - а судьба повернула все совершенно немыслимо, я не считаю необходимым продолжать наши попытки их воссоединить.
        - Даже с теми усилиями, что были приложены, мы не добились и 80% предвиденного Варгусом результата.
        - Но все сложилось именно так, как должно быть. - Заметила королева.
        - Да, именно поэтому я решила сменить тактику. - Эмма удобнее расположилась в своем кресле. - Возможно, что не способствуя, а наоборот - препятствуя их встрече, мы добьемся больших успехов.
        Взгляды, которыми обменялись присутствующие, говорили о том, что ей никто не верит, даже дочь. Она решила расставить все точки над i и полностью их заверить в отсутствии умысла с ее стороны.
        - Поэтому сообщаю сразу, я отключила его сознание и знать о том, что происходит, он не сможет. А значит, и встретить ее.
        Повисло удивленное молчание.
        - Что ж, - заговорила Эмма, удовлетворенная произведенным эффектом, поверили, - на этом считаю собрание закрытым. Марк и Маро, желаю вам хорошо провести время.
        - Будет исполнено, бабуль, - хохотнул Марк и отключился.
        - Гек, более отрывать вас от празднования победы над гроками я не смею, благодарю за присутствие.
        - Спасибо Эмма, я передам ваши пожелания Липе и его избраннице. Надеюсь, я могу навестить Зорса.
        - В любое время. - Гек отключился.
        - Лера, извини. Дела семейные вновь тебя отвлекают.
        - Нет, Эмма, ничего. Спасибо, что предупредила. - Девушка и ее супруг растворились в воздухе.
        - Если ты решила, я не буду перечить, - прошептала расстроенная Лютеция, поцеловав Эмму, она растворилась, решив передать все услышанное мужу.
        Варгус и Лучезарная остались на своих местах. Ароматис пошевелилась, откладывая в сторону чашку.
        - Я бы хотела вам помочь. - Пролепетала она.
        - Несомненно. - Улыбнулась Эмма. - Свяжись с Даяной. Ароматис удивленно улыбнулась и, стараясь скрыть смущение, так же тихо пролепетала. - Эмма, боюсь это невозможно. Я пыталась с ней связаться ранее, но она настойчиво не выходит на связь.
        - Я обещала не вмешиваться, - заговорила Эмма, - но учитывая, что являюсь его кровной родственницей - должна. Должна вернуть мальчику силы. - Улыбнулась доселе серьезная Эмма, - поэтому мы к ней полетим. Варгус…
        - Думаю, мне не стоит вас сопровождать. - Предположил вампир.
        - Наладь портал с переходной комнатой, заключи разрешение на крови Зорса, таким образом, мы сократим доступ к порталу до двух человек.
        - Разве она носит его ребенка? - удивилась Лучезарная.
        - Нет, она получила его в мужья в виде донора, и теперь их кровь смешана.
        - В двустороннем порядке. - Добавил, исчезая вампир.
        - В двустороннем?
        - И это благодаря твоему отцу. - Поддакнула Эмма.
        - Моему отцу? - Ароматис не находила слов. И Зорсиан всю ночь ей говорил о чем угодно, но не удосужился рассказать о главном?!
        - Не знала. - Заметила Эмма сухо.
        - Расскажите. - Попросила Ароматис.
        Эмма, лишь изредка вдаваясь в подробности, рассказала все, в чем была сведуща. О том, как встретились Зорс и Даяна, как совершенно немыслимо затем еще несколько раз пересекались, как вдвоем пришли с болот и все остальное. Ароматис слушала, не проронив ни слова слов. Наконец-то она знает все или почти все. Отец, ее отец в этом играл немаловажную роль… папа… - мысленно ужаснулась Ароматис, - мой папа.
        К концу рассказа в гостиной вновь появился Варгус.
        - Все верно. - Подтвердил он ее предположение. - Земля, северное полушарие, квадрат ДтК 45, четырнадцатый круг.
        - Город Малой Деревни, место ее проживания? - Спросила Эмма.
        - Нет, место ее учебы. - Ухмыльнулся вампир. - Студенческий городок в Неополисе, кафедра прикладного рисунка.
        - Студенческий городок…- тихо прошептала девушка, погруженная в невеселые мысли.
        - Все же к ней. - Улыбка Эммы стала шире, глаза залучились.
        - Передумаешь? - Спросил Варгус, относительно ее решения не вмешиваться.
        - Нет! Проведем эксперимент. - Эмма встала со своего места. - Летим к ней с неофициальным визитом. Даю слово - на связь она не выйдет самостоятельно, учитывая прошлое показательное шоу Зорса, нам придется лететь к ней.
        - Я с вами, - вдруг уверенно заявила Ароматис.
        - Хорошо, - Эмма приобняла ее, - посмотришь на мир.
        - Спасибо.

162.
        - Вот тебе и перемены… - Я, спустя двадцать минут после бегства, не могла прийти в себя и так и стояла под раскидистым деревом. То открывая, то закрывая рот, стояла, хмурясь, жмурясь и периодически идиотски улыбаясь.
        - Галлюцинации или Зорс? Неужели решился все-таки встретиться и проломить мне голову за свое восхождение на трон? Но он же свободен! Теперь может делать все что угодно, еще какой-то недоразвитый ранее, а теперь полноценный варстатус ему уже принадлежит, так в чем, собственно говоря, проблема?
        - Немыслимо! Нет, мне кажется. Это точно! Что за глупости - заявиться после всего что было! Так что мне показалось и на этом все.
        - А что собственно было? - Усомнилась я, - много чего, все и не упомнишь, хоть берись писать роман. Мдам, перспектива… Я оторвалась от дерева и побрела в неизвестном направлении, мало что замечая перед глазами.
        Итак! Предположим, что это галлюцинации, пока не было официального визита королевской семьи, или его реального появления. Хотя я чувствовала его пальцы на своей коже, все-таки пункт третий продолжается, наш развод продолжается. Все в порядке…
        А я? А я уже подала документы, новая специализация - это великолепно - новый тип развлечений, новые знания, новые горизонты, новые друзья.
        Нет, спасибо, друзей у меня теперь полно. Могу и поделиться.
        Я вдруг остановилась. Я же забыла совсем, обещала девушкам с Ряйо, что сделаю их портреты и отошлю. Сейчас срочно в корпус кафедры межгалактической архитектуры за заданием и домой - выполнять давно обещанное. Вот оно - реальное отвлечение от ненужных мыслей.
        Однако дома мысли вернулись сами по себе.
        Конечно, а о чем еще можно думать, когда на синей лужайке перед домом с полным комфортом разместился королевский экипаж. Маленький выездной королевский экипаж с соответствующей символикой и с впряженными цаплями. Я остановилась, вновь являя собой рыбу на берегу.
        Черт вас дери!!! А как же мой развод?!
        - Даяна! - Приветливо позвала меня Эмма из экипажа, - заходи к нам.
        - К вам? - Удивилась я. Из окна появилась рогатая голова Гека.
        - Ясно, а как же люди, папарацци и…
        - Все решено, заходи, не бойся.
        Не буду.
        Неловко залезаю, приветливо улыбаюсь остальным - Ароматис и Королеве. Гек кашлянув проинструктировал, что прогуляется по округе на всякий случай. Дверца за ним с щелчком поднялась.
        Так-так.
        - Зорс, - я прочистила горло, - точнее старший правитель Зорсиан изменил свое решение?
        - Что? - Удивилась Эмма, но тут же сообразила, - ах, нет, деточка, что ты! Все остается в силе: развод и выполнение третьего пункта.
        - Мы здесь, скорее, с миссией спасения, как ты догадалась - Зорсиана.
        - Спасения?
        - Если быть краткой и не вдаваться в подробности, нам необходимо твое близкое нахождение подле него, дабы Зорсиан восстановил свои силы.
        Королева взяла меня за руку. - Мы надеемся, что ты не откажешь в такой малой просьбе и поможешь нам.
        Ароматис улыбнулась. - Только два дня, в среднем часов восемь, больше не потребуется.
        Не знаю, что именно промелькнуло у меня на лице, но девушка вдруг решила покинуть карету. Уже спустившись по витым золотой лозой ступенькам, она обернулась и улыбнувшись радостно поделилась своими впечатлениями.
        - Я бы здесь осталась учиться! Земля прекрасна!
        - И не говори, - поддержала я сухо.
        - Что ж пойду на поиски Гека. - Ароматис обернулась и легко словно тростинка на ветру, убежала из поля моего зрения.
        Вот и ее они взяли на дело о спасении Зорса, - Я оказалась права.
        - Объясните, почему мое близкое присутствие восстановит его.
        - Так сложилось, что ты обладаешь противоположным ему вторым именем. - Заговорила королева. - Ты его получила от рождения, в следствии определенного набора твоего характераю
        - В смысле? - Опешила я.
        - Вы две взаимно притягивающиеся стороны. - Дополнила Эмма.
        - Очень мило. - Вот тебе и магия противоположностей.
        - Он молния, ты громоотвод. - Пропела довольная Королева, явно чувствуя, что лед тронулся и Зорс не останется недвижимым следующие пять или даже десять лет Сутана.
        - Класс… - Вымучено выдала я. Моему второму имени не позавидуешь. Даяна-громоотвод - очень нежно…
        - Даяна, все дело в том, что ваша противоположность вторых имен дает тебе определенные способности.
        - Способности? - Переспросила я. Вауч! У меня новые способности!
        Эмма заметила смену настроения и поспешила спустить с небес на землю. - Но только по отношению к нему.
        Недолго музыка звучала, жаль. - Подумала я.
        - В твоем присутствии он не должен использовать варстатус. - Продолжила королева, не отпуская моей руки. - Иначе ты впитываешь все его силы в максимальных размерах и аккумулируешь их.
        - Я могу летать, исчезать, перемещаться? - Скептически начала я, уже зная ответ.
        - Самостоятельно ими пользоваться ты, как человек, не в силах.
        - Я так и знала.
        - Но можешь вернуть ему энергию, возобновив растраченную в двойном размере. - Заметила, улыбаясь королева.
        Опять ему? А не слишком ли много? Все одному Зорсу. Это нечестно.
        - В максимально сжатые сроки. - Добавила Эмма.
        - Аккумулятор? Батарейка?
        - Неиссякаемый источник энергии. - Предложил вернувшийся не к месту Гек.
        - Вечный двигатель. - Изрекаю я.
        - Только если тебя устраивает данное название, Дар. - Ухмыльнулся рогатый.
        - Угу. Учту. Может, звучное сокращение - ВДЗ.
        Королева и Эмма спокойно наблюдали за нашими переговорами.
        - Возобновляемая доза? - Предположил Гек.
        - Почти. - Эмма улыбнулась.
        - Так что от меня требуется, и что я получу? - Наглость - второе счастье, авось и откажутся от идеи моего близкого присутствия подле Зорса 'не более восьми часов'.
        - Думаю, нам стоит подумать над финансовым решением данной проблемы, Даяна, я переговорю с адвокатами. - Королева накрыла мою ладонь второй рукой, как-то очень мило ее сжав. - Конфиденциально, конечно же. - Добавила она, увидев мой прищур.
        Мне осталось только согласиться.
        - Отлично! Возможно, на первых порах мы оплатим твое обучение. Ведь ты поступила. - Предложила Эмма.
        - А вы уже в курсе. - Я выдавила из себя улыбку, - впрочем, какая разница, я тоже подумаю.
        - Договорились. - Эмма меня обняла, - нам пора. Гек, объяснишь ей.
        - Да. - Согласился квыдык.
        Он помог мне выйти из кареты.
        - Вот и хорошо.
        Ароматис Лучезарная вернулась, - спасибо, ты не представляешь, как много это для нас значит, - проговорила она, крепко меня обняв.
        - А, да…
        Ароматис заняла свое место в карете и экипаж исчез.
        Я молча смотрела в точку, где только что растворилась загадочно улыбающаяся королева, довольная Эмма и счастливая Ароматис. Повисло молчание.
        Гек стоял рядом, но не пытался его прервать.

163.
        - Ты в курсе, что было? - Подала я голос, размышляя, а в курсе ли родители, кто только что растворился перед нашим домом.
        - Не совсем. - Ответил, немного помешкав, квыдык.
        - А подробнее.
        Мы продолжали стоять перед домом, неужели мои родные ничего не видят?
        - Ты сбежала, Зорс исчез, а через восемь часов он связался с Липой и предложил устроить шквальный фейерверк из крейсеров гроков. И это было нечто невозможное, по словам Липы.
        - Тебя не было.
        - Виола. - По его мордашке мне все стало ясно.
        - Не поясняй. А дальше?
        - Он ослаб и не смог переместиться сразу на Сутан, только спустя час попал прямо в руки медиков. А вот далее следует совершенно уникальная история, в которой я толком не разобрался.
        - В смысле?
        - Его обнаружила Ароматис, он был на грани срыва и уже подпитывался из внешки, когда его отключили. Кстати, он в бессознательном состоянии и ничего не соображает и не чувствует.
        - Это лишняя информация
        - А я думаю - в тему, - ухмыльнулся Гек.
        - А я так не думаю.
        - Ладно… оставим… - Этот чип позволит перемещаться из пространства без помех. Только носители его крови могут пользоваться им без разрешения. - Продолжил он инструктировать.
        - Какие носители крови? - не поняла я.
        Его удивленный взгляд вернул меня в реальность. А да, точно…
        - Ясно. Гек, что-нибудь еще?
        - В остальном смотри сама, все работы по установке уже проделаны.
        - Что?
        - Пока мы тут прохлаждались установка уже была произведена, он в ужасном состоянии, поэтому Эмма спешит. С твоими родителями договорились сразу, как только приехали. Остальное осталось за тобой.
        - Великолепно.
        - Хочешь взглянуть сейчас на двойной портал через зеркала с переходной комнаткой?
        - Нет.
        - Тогда я пойду.
        - Ок, привет Виоле и Липе с Тойей.
        - Передам, удачи.
        - Пока.
        И он растворился, мигнув с заминкой в милисекунду. Чип АР 25 - определила я бессознательно.
        А я уже себе воображала, что являюсь совершенно свободным человеком независимым. Птицей, стремящейся в небо в любом направлении, и вновь оказалась перышком, невесомо летящим в порыве ветра. В голове все еще крутилась пара вопросов, но поток информации был настолько велик, что я их просто отложила. Значит, он в отключке…
        Я побродила еще по саду, стараясь унять странное не поддающееся описанию чувство злости, бессильности, смятения, вражды и обиды прежде, чем поднялась к себе. Чувство не улеглось полностью, осадок остался.
        - Есть будешь? - Спросила мама, памятуя, что я не завтракала.
        - Спасибо, не сейчас, я позже спущусь.
        - Хорошо, - говорит спокойно мама, словно королевский экипаж и необычное предложение - это дело обыденное, и обсуждать здесь нечего. Хотя нет, мне просто дают время, чтобы прийти в себя.
        А вот и портал через зеркала, о котором говорил Гек. Они действительно по-королевски обустроили двойной портал, создав для меня в срединном пространстве - переходной комнате все условия для веселого и дельного времяпрепровождения. Мягкий бархатный из регерта диванчик, откидной стол-комульвир, экран в полстены, как раз для работы за столом, огромная полка с книгами, о которых я и мечтать не могла. Стоимость этих знаний об архитектуре других цивилизаций в нашем квадрате баснословная. Плюс двойного портала - меня никто не видел, не слышал, не ощущал из палаты, как и из моей комнаты.
        Все, что требуется - это сидеть более двух часов в день в этом потайном портальном промежутке. О стоимости моих посиделок мне сообщат позднее. В выходные моя смена может быть увеличена по желанию. Вот уж здесь я подумаю, проводить ли свое свободное время возле него или нет. Пусть лучше Ароматис отсиживается рядом!
        Я присела на свою кровать, все еще будучи в нерешительности.
        Так я дала свое согласие или нет? Что-то вроде бы дала.
        - Нет, согласие не давала, однако работы проводились одновременно с уговорами - замечательно.
        Сегодня я отдыхаю, твердо решила я и закрыла проход, пусть помучается.

164.
        Эмма, находясь в палате внука, еще раз взглянула на свои труды и последнее свое вмешательство.
        - Вот и все дорогой, теперь тебе никто не смеет, и не будет перечить, ты все решаешь сам. - Она поцеловала его синюю щеку, проводя по коже рукой. Следы полос исчезнут лишь спустя несколько дней, или после почти 50% восстановления сил варстатуса.
        - Что же ты глупенький наделал, Зорсиан? - Конечно, он молчал, не отвечая. Она еще раз взвесила все за и против своего решения. И не рискнула его изменить. Все правильно, посмотрим, что из этого получится. Еще раз сверив все данные, и кропотливо их записав, уже уходя, она остановилась в дверях и обернулась.
        Эмма посмотрела на быстро смонтированный портал, вновь и вновь просчитывая возможные выходы из сложившейся ситуации. Если бы девушка согласилась хотя бы коснуться его, процесс пошел бы гораздо быстрее, не говоря о поцелуе. Но она не согласится.
        - Так будет лучше. - Тихо произнесла Эмма, покидая его палату.
        Однако на этом посещение больного не прекратилось.
        - Послушай, братик. - Марк через минуту после ухода Эммы материализовался рядом с капсулой, с опаской косясь на двери в коридор.
        - Мне тут рассказали, что стоило только тебя одного оставить, а мне уединиться с супругой, ты пытаешься покончить жизнь самоубийством. - Он быстро нажимал известные не только Эмме кнопки.
        - Я тут пока тебя 20 лет не было, кое-что интересное откопал, вот теперь пользуюсь новоприобретенными знаниями. Думаю, ты потом мне скажешь спасибо за включенное сознание.- Он завершил введение кода, точно зная, что Зорс слышал все его слова.
        - Кстати, каким образом ты за одно перемещение варстатуса на Землю уничтожил капсулу и тот чип с записью, что я тебе оставил? Они расплавились.
        Зорс с трудом соображал что происходит. Марк тут? Он же должен был улететь, неужели вернулся? Он перехватил руку Марка у пульта, но сказать хоть слово не смог. Слышал его, но не понимал, к чему он клонит. Как чип мог расплавиться? Какой полет на Землю?…
        - Остынь, и прослушай, наконец. - Отрубил Марк, возвращая его руку на место, словно тот и не двигался вовсе.
        - Эмма решила опустить руки и дать вам все завалить. Я против! - Горячо заверил он. - Мне было видно, на что вы способны.
        Он помолчал, подбирая слова, нужно спешить, чтобы никто не заметил нежданного посетителя и уж тем более не вверг Зорса обратно в бессознательное состояние.
        - Как тебе известно, я всегда был против брата отшельника. А сейчас я дважды благодарен судьбе и тебе за Даяну. Во-первых: она вернула мне Маро, а во-вторых: тебя в семью. Говорят, также она вернула меня, Лучезарную, глума Гарена младшего и весь клан квыдыков, но это тебе лучше у нее самой узнать. - Отшучивался он.
        - Поэтому, - Марк еле успел исчезнуть и ухватить непокорную руку брата, которой тот, кажется, хотел его придушить, - Тихо, сюда идут…
  &nb