Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Закон Войны Ольга Звягина


        Две противоборствующие стороны ведут нескончаемую войну, в огне которой давно исчезло то, с чего она началась — осталась лишь ненависть. Серия Закон Войны рассказывает о судьбах ее участников, о сложном выборе, встающим перед ними и последствиях принятого решения. В этом мире есть любовь и дружба, честь и предательство, радость встреч и неизбежная боль потерь. Только Коинт Таил не желает мириться с гибелью друзей, и его благие намерения, щедро присыпанные чувством вины, могут привести в ад…

        ЧАСТЬ 1
        БЫЛОЕ
        Судьба с нами часто бывает превратна,
        Иллюзия мира, ушла безвозвратно,
        И правда в душе осталась одна:
        Былое, лишь миф, реальна — война.


        


        ПРОЛОГ
        Десантный челнок PK-5 пристыковался к орбитальной станции. Ее вид и дрейфующие ря-
        дом обломки кораблей, свидетельствовали о том, что здесь произошла хорошая стычка, после
        чего, станцию забросили. Согласно предписанию, капитан Фелит Челион попытался выйти на
        связь с возможными обитателями станции, но ему никто не ответил.
        Капитан провел немало времени в поисках информации о загадочной расе Темгат, которую
        многие считали всего лишь мифом, и смог вычислить предположительное место нахождения их
        планеты. Но в системе Элатрон его ждало разочарование: капитан не обнаружил там не только
        загадочной расы, но и самой планеты Лонгрен. Челион был уверен, что сделал правильные
        выводы, но приборы не могли обманывать, а собственные глаза — тем более. И теперь, оставалось
        лишь надеяться, что удастся найти какую-нибудь информацию на станции.
        Проникнуть внутрь, не составило сложности. Один из стыковочных отсеков оказался взло-
        ман, очевидно, через него пробиралась абордажная группа. Герметизация станции осталась не
        нарушенной, но Челион не позволил команде открыть шлемы. Здесь их могут ждать любые
        сюрпризы. Он разделил команду. Необходимо обыскать каждый уголок.
        Заброшенная, разгромленная станция угнетала. Что именно здесь случилось и сколько вре-
        мени прошло с тех трагических событий, оставалось неизвестным, но то, что дело закончилось
        очень плохо — сомнений не вызывало. На полу и внутренней обшивке, сквозь слой пыли,
        виднелись бурые пятна засохшей крови и следы лазерных разрядов. А еще трупы. Очень много
        трупов. Снаряжение и экзоскелеты некоторых, идентифицировались как торианские, но в
        основном, погибшие принадлежали неизвестным войскам и компьютерная система «скелета» их
        никак не идентифицировала.
        Мертвую тишину нарушали лишь тяжелые шаги десантников, гулко отдающиеся от пола и
        эхом разносящиеся по отсеку, усугубляя гнетущее впечатление. От царившей атмосферы, по
        коже бежал мороз. Бывалые солдаты и офицеры привыкли к стычкам с врагом, а не к экскурсиям
        на станцию-призрак.
        В следствии мощного взрыва, створки одной из переборок оказались намертво сплавлены
        между собой. После нескольких неудачных попыток, сержанту Нотэлу Телиану все же удалось
        вскрыть ее. Предварительно проведя сканирование, Телиан первым шагнул внутрь. Солдаты
        последовали за ним. Все держали оружие наизготовку, ожидая сюрпризов.
        В помещении царил мрак, но спектр ночного видения давал четкий обзор. Картина, пред-
        ставшая перед десантниками, заставила их застыть на месте. Несколько развороченных
        контрольных пультов, разбитые мониторы и обломки неизвестного происхождения. Трупы
        отсутствовали. Только куски оплавленной брони от «скелетов».
        — Самоликвидация,  — выдохнул кто-то из солдат, разрывая гробовую тишину.
        Это слово знали все. Могли с первого взгляда определить, что кто-то применил именно ее.
        Узнать по звуку, от которого стыла кровь в венах. Когда исчезает шанс выбраться живым, остается последний способ сохранить свою честь — функция самоликвидации «скелета».
        Довольно мощный взрыв убивает не только хозяина брони, но и всех, кто находится в радиусе
        одиннадцати метров.
        — Обнаружен контрольный пункт,  — раздался в рации голос Челиона. — Полное энергоснаб-
        жение будет активизировано через десять секунд. Сержант Телиан, докладывай, что у тебя?
        — Пусто, капитан,  — произнес Нотэл, продолжая осматривать помещение. — Нашли какую-то
        лабораторию, но тут все оборудование уничтожено.
        — Грон, чем ты можешь порадовать?  — обратился Челион ко второму сержанту.
        — Пока не знаю. Пытаемся вскрыть отсек,  — отчитался Энтони Грон.
        — Как что найдешь, доложишь немедленно.
        — Есть!  — отрапортовал Энтони.
        Система блокировки долго не поддавалась, и Энтони уже начал думать, что ее не удастся
        вскрыть, как и некоторые другие. Но после долгих усилий, переборка все же открылась. Правда, сержант не сразу понял, что за ней.
        — Командир, у нас тут какой-то пульт и креокамеры,  — сообщил Энтони Челиону. — Они в
        активном режиме.
        — Сам не лезь,  — распорядился капитан. — Мы тут как раз планировку раздобыли, сбрасываю
        тебе, обозначь свое местоположение и жди.
        — Четвертый отсек,  — доложил Энтони, выведя полученную систему планировки на внутрен-
        ний монитор шлема.
        Прежде чем деактивировать креокамеры, Челион отправил команду на челнок, оставив
        только Нотэла и Энтони. В креокамерах находились двое представителей гуманоидной расы: мужчина и женщина, капитан не думал, что они способны доставить особые проблемы, тем
        более, сразу после восстановления. Сержанты ожидали, пока он закончит в небольшой примы-
        кающей каюте.
        — Энтони, я у тебя хотел спросить: ты долго будешь моей сестре голову морочить?  — обра-
        тился Нотэл к своему другу с давно мучавшим его вопросом.
        — Ты лучше спроси у своей сестры, чего она мне мозги полощет,  — Энтони оперся о лазер-
        ный автомат. — Может, ты как брат знаешь, что ей надо.
        — По моему братскому мнению, пару подзатыльников,  — усмехнулся Нотэл. — Прекращали бы
        вы ерундой заниматься…
        — Да с удовольствием. Я Алии предложение сделал.
        — Поздравляю, когда свадьба?  — оживился Нотэл
        — Никогда,  — хмуро ответил Энтони.
        —Она что, отказала? Ну и дура! Или ты опять уговаривал ее уйти? — ответа на свой вопрос
        Нотэл так и не дождался. — Ты б не горячился, а то только отношения испортишь.
        — Нотэл, давай я сам разберусь. Ты, конечно, Алии брат, но в таких делах — не советчик…


        — Значит так,  — в каюту вошел Челион, прервав зарождающуюся ссору, — пробуждение муж-
        чины почти завершено. Нужно быть наготове, мало ли что.
        Энтони поднялся и проверил боеготовность оружия. Нотэл сделал тоже самое. Расслаб-
        ляться действительно еще рано. Кто его знает, что за тип в этой креокамере и чего от него ждать.


        Коинт Таил открыл глаза и осмотрелся. Вокруг стоял полумрак, чтобы не повредить сет-
        чатку, особо чувствительную после креосна. Здесь находилось трое десантников с отличитель-
        ными знаками Межпланетной Военной Коалиции. Это успокаивало. Коинт не знал, сколько
        времени он провел в креосне, а спрашивать не хотелось. Он напряг память, пытаясь вспомнить
        события, предшествовавшие ему.
        Почти две недели они держали подступы к планете. Ториане бросили все силы на ее захват
        и были не намерены отступать. Причина такой упертости проста — технологии. Две недели шли
        ожесточенные бои: погибал флот, погибал десант, пытавшийся оттеснить врага и не отдать ему
        ни одного захудалого астероида, а ториане пытались закрепиться на любой попадавшейся глыбе.
        Все понимали: если неприятель сможет подойти к планете — им конец. И тогда, командование
        приняло отчаянное решение — перебросить планету в отдаленную часть космоса. Когда к
        переброске все было практически готово, ториане сумели прорваться к станции.
        Из всего персонала и охраны станции, их осталось шестеро. Они понимали — отбиться уже
        не выйдет и главной целью стало продержаться, пока будет завершена переброска.
        Первый замком Таила лейтенант Эрик Майлов удерживал одну из главных лабораторий.
        Если оборудование, находящееся в ней, окажется поврежденным, завершить переброску не
        удастся. Сам Таил и его жена Стенга готовили креокамеры. Покинуть станцию никто из них уже
        не сможет и самое разумное — погрузиться в креосон и надеяться, что рано, или поздно, за ними
        вернутся. До окончания переброски оставалось тридцать секунд.
        — Заканчивай подготовку, я к ребятам!  — приказал Таил Стенге, направляясь к выходу, но
        переборка захлопнулась перед его лицом,  — Майлов, что ты вытворяешь, Акрик бы тебя побрал!-
        прокричал он в рацию. Над дверью замигало табло обратного отсчета.
        — Командир, нам теперь не пробиться,  — голос прозвучал с какой-то спокойной предрешен-
        ностью. — Нам конец.
        — Лейтенант, разблокируй дверь! Сейчас же!  — потребовал Таил, но вместо ответа, услышал
        автоматную очередь. — Стенга, открой ее, останови таймер!
        — Я не могу!  — она отчаянно щелкала по кнопкам, но доступ был перекрыт. — Оун, что ты
        сотворил?
        — Что надо,  — раздался в рации приглушенный голос программиста.
        — Майлов, я тебя под трибунал!  — Таил в бешенстве заехал прикладом автомата в дверь. — Я
        вас всех под трибунал отдам! Вы у меня лед на астероидах долбить пойдете!
        — Да я бы с удовольствием, командир, но не выйдет,  — Таилу показалось, что он услышал
        усмешку в голосе Майлова. — Теперь, мы встретимся только у звезды. Бывай…
        Голос потонул в мощном взрыве. Таил не знал, что когда Майлов отдавал приказ активиро-
        вать креокамеру, они оставались с Оуном вдвоем и программиста застрелили сразу, после
        разговора со Стенгой. Не знал, что его друг и замком взорвал себя вместе с торианами и всем
        оборудованием, что бы враг не смог получит никакой информации. Но догадаться об этом было
        не сложно…
        Таил сидел опустив голову. На его лице отразилась горесть.
        — Вы кого-нибудь еще нашли?  — он посмотрел на Челиона. В голосе звучала плохо скрывае-
        мая надежда.
        — Никого. Только вы и эта женщина,  — огорчил его капитан.
        — С ней все в порядке?
        — Да. Скоро будет закончено восстановление после креосна.
        — А вы уверены, что больше никого нет?  — Таил не хотел расставаться с надеждой, хотя и
        понимал, насколько это глупо.
        — Не уверены. Мы не смогли открыть часть отсеков.
        — Какие?
        — Шестнадцатый, седьмой и одиннадцатый.
        — Там никого не будет — это грузовые отделы и аппаратные.
        — Что здесь произошло?  — задал Челион вопрос, который интересовал его больше всего.
        — Я сейчас не смогу сказать точно. Плохо помню. Было нападение, мы остались прикры-
        вать… А вы как сюда попали?
        — Мы искали новых союзников, подняли некоторую документацию, по нашим данным здесь
        должна находиться планета, куда она делась?
        — Ее должны были перебросить. Куда, можете не спрашивать — я этого не знаю. Данные
        находились в компьютерах и у нашего программиста. Эх Майлов, что ж ты за паразит такой… — с
        горечью произнес Таил.
        На некоторое время, повисла тишина. Челиону стало жаль этого офицера, представивше-
        гося им капитаном Коинтом Таилом. Он потерял всех друзей и даже не может вернуться на
        родную планету.
        — Что хоть творится в Большом Космосе?  — задавая этот вопрос, Таил прекрасно знал, какой
        ответ получит на него.
        — Война, что же еще,  — Челион слегка передернул плечами. — Потому, мы и ищем союзников.
        — Вы хоть помните, с чего она началась и сколько длится?
        — Да кого оно теперь интересует,  — вступил в разговор Энтони. — Мы ненавидим их, они нас —
        вот и вся причина.
        Таил ничего не ответил на это замечание. По-другому и быть не могло. Война между Меж-
        планетной Военной Коалицией и Торианской Республикой длилась слишком долго, и уже никто
        не надеялся на ее окончание. Обе стороны давно забыли, что именно послужило поводом к
        началу полномасштабной войны. То ли какая-то приграничная стычка, попытка вторжения, то ли
        нападение на патруль, а может — все это вместе. Теперь, оно никого уже не интересовало.
        Истинной же причиной стало неуемное желание ториан навязать всем свое мировоззрение
        — достаточно жестокое и агрессивное, по отношению к соседям. Корэанцы — гордый и непре-
        клонный народ, не собирались мириться с подобными нападками и позволять, кому бы то ни
        было вмешиваться в свои внутренние дела. Они и стали инициаторами создания Коалиции.
        Объединившись с небарианами — двухметровыми гуманоидами, чье тело покрывает белый ворс, за исключением кистей рук и лица, обладавшими обширными достижениями в медицине, но
        мало понимающими в военном деле, и заручившись поддержкой крейдов — еще одной высоко-
        развитой расы гуманоидов, серокожих, ростом реже выше полутора метров, с приплюснутым
        носом и хищными прищуренными глазами — отличных механиков и инженеров, они построили
        сильное военизированное общество и стали наращивать мощь, понимая, что войны не избежать.
        Так все и вышло.
        Стоило признать, что общественно-политический строй МВК в полной мере доказал свою
        состоятельность и право на существование: коалиция не просто выстояла в этой бесконечной


        войне — она сделала ее основой, перестав таким образом выживать и начав жить. Жить,
        преумножая свою доблесть и силу. Военные стали элитой. Пройти отбор в Силы МВК считалось
        большой честью, а попасть в десант или флот — предел мечтаний. Так они и жили — в вечном огне
        войны, считая, что другого пути нет. Возможно, его и правда не было. Другой путь мог привести
        к позору. Для корэанцев — лучше смерть.
        — Какова хоть диспозиция? — поинтересовался Таил, нарушая повисшее молчание.
        — Все не так уж плохо. По крайней мере, для нас. Мы удерживаем свои рубежи, а ториан-
        ские территории нам и даром не нужны,  — Челион не видел причин скрывать общее положение
        дел, а вдаваться в подробности, он не собирался. — Треплем иногда их стратегические объекты, по
        мере надобности. Так же, мы контролируем несколько систем с развивающимися цивилизация-
        ми, еще не вышедшими в Большой Космос, но во внутренние дела не вмешиваемся.
        — Зачем тогда контролируете?
        — Чтоб у этих выродков не возникло желания сунуться. Они ж не посмотрят ни на что.
        — Значит, ничего не изменилось,  — сделал вывод Таил.
        — Пока, нет. Но ничего, мы все равно засунем этих тварей туда, откуда они вылезли,  — по-
        обещал Челион.
        — Это не реально… — как бы про себя проговорил Таил.
        — Что?  — не расслышал Фелит.
        — Ничего, я о своем, мысли вслух…
        Из соседней каюты вышла женщина с темными волосами. Таил бросился к ней.
        — Ты как? — он заглянул ей в глаза.
        — Нормально, не беспокойся. Что с остальными?
        — Больше никого нет.
        — Совсем?  — Стенга задумалась, как бы пытаясь что-то вспомнить.
        — Что вы теперь будете делать?  — прервал ее размышления Челион.
        — Не знаю,  — Таил присел обратно и закинул ногу на ногу. — А что вы можете нам предло-
        жить?
        — Я должен обсудить это со своим командованием. Какие у вас есть навыки?
        — Я уже говорил, что был офицером,  — Таил не сводил с Челиона глаз и почему-то, у капита-
        на побежали мурашки по спине. — А моя жена — генетик. А еще, у меня имеются некоторые
        технологии Темгатов, вы ведь за этим сюда прилетели, верно?
        — Я доложу командованию, а вы подождите здесь. Энтони, Нотэл, тоже останетесь,  — Челион
        ушел.
        Таил сохранял невозмутимость. Казалось, он уверен, что все сложится так, как нужно ему.
        На лице его жены застыла глубокая задумчивость.
        — Ген-материалы!  — выдохнула Стенга. — У меня были здесь некоторые образцы. Мне нужно
        проверить свою лабораторию.
        — Если вы о той, что в третьем отсеке, то от нее практически ничего не осталось,  — сообщил
        Нотэл.
        — Я должна посмотреть,  — Стенга направилась к выходу.
        — Лучше не тратить время на споры,  — Таил встал и направился за своей женой. — Это беспо-
        лезно.
        При виде своей разгромленной лаборатории, Стенга пришла в ярость.
        — Отчаянный самодур!  — с горечью проговорил Таил, осматриваясь. — Эх, ребята, что ж вы
        так круто…
        — Теперь, я этих умников с того света верну только для того, что бы лично придушить! -
        сквозь зубы процедила Стенга, открывая боковую дверь, с которой десантники не смогли
        справиться. — Есть! Образцы сохранились. А вот лабораторию придется полностью восстанавли-
        вать. Как у вас с оборудованием?  — обратилась она к Энтони.
        — Этот вопрос не по адресу,  — Энтони поразила решимость этой женщины. — Вам будет лучше
        обсудить его с командованием.
        — А вы уверенны, что ваше командование нас примет?  — Таил испытывающе посмотрел Гро-
        ну в глаза.
        — У нас сейчас каждый специалист на счету,  — Энтони не отвел взгляд. — А если вы еще и
        пару технологий подкинете, то и говорить не о чем.
        Таил удовлетворенно кивнул. Ему пришлось по душе, что сержант смог выдержать его
        взгляд. Вскоре, вернулся Челион. Энтони оказался прав: командование согласилось с предложе-
        нием капитана. Из этого проекта нужно было получить хоть что-то, а то, что предлагал Таил, по
        сути, не так уж и мало. Он предоставил данные по разработке истребителей «Фелетрин».
        Таких истребителей, на вооружении Межпланетной Военной Коалиции еще не стояло. Они
        имели отличную маневренность, как в открытом космосе, так и в атмосфере планеты. С ними мог
        сравниться, только торианский штурмовик «Бирг», да и тот уступал в вооружении. Так что, эту
        операцию нельзя было назвать полностью провальной. Она принесла довольно неплохой
        результат. А на проект генетического восстановления, которым занималась Стенга Таил
        возложили большие надежды. Все данные по проекту 4Х, были сразу же засекречены, как и
        личное дело Коинта Таила, поступившего на службу в Десантные Силы МВК в звании капитана.


        ГЛАВА 1
        Два года спустя.
        Коинт Таил находился в своей квартире на территории военной базы. Вскоре после воз-
        вращения из Элатрона, Челиона повысили и перевели в Центральный Штаб — он был уже
        подполковником. Командование группой 4-Х, Челион передал Таилу.
        Стенге выделили лабораторию при Разведуправлении, но дела у нее не ладились. Проект
        практически не продвигался. Она сутками пропадала в своей лаборатории, и даже дома
        продолжала что-то вычислять. Таил мало что в этом понимал, но ему не нравилось, что Стенга
        так ушла в работу. Вот и сегодня, весь вечер она сидела над какими-то формулами и таблицами.
        — Может, хватит на сегодня? — он обнял ее за плечи и поцеловал в щеку,  — ты совсем зарабо-
        талась и забыла, что у тебя есть муж.
        — Я помню, Коинт, но дела не продвигаются,  — Стенга повернулась к нему. — Я не думала, что
        все окажется так сложно.
        — Стенга, я хотел поговорить с тобой,  — он взял стул и присел рядом с женой. — Приостанови
        работу.
        — Это еще зачем? Осталось совсем немного, и я смогу перейти непосредственно к восста-
        новлению.
        — Я прошу тебя. Это ненадолго. А еще лучше, попроси перенести лабораторию.
        — Коинт, что произошло?  — встревожилась Стенга.
        — Пока, ничего, но я чувствую. Это нельзя объяснить. Да и вообще, подумай о себе, хоть
        раз. В твоем-то положении…


        — Нормальное у меня положение,  — Стенга не спеша поднялась. — И так скоро придется кон-
        тролировать все из дома, а осталось совсем немного.
        — Я говорю серьезно. Подумай о нашем ребенке…
        — Коинт, работа не будет приостановлена, я уже сотню раз повторяла тебе,  — Стенга присела
        на диван. — Если бы ни они, не было бы ни ребенка, ни нас с тобой.
        — Мне кажется, информация просочилась. Энтони не доверяет Верму.
        — Энтони просто ревнует к нему Алию, и тебе это известно. Он не раз подбивался к ней, но
        она не любит штабных.
        — Она любит Энтони, чего только мозги друг другу сушат…
        Их разговор прервал вошедший без стука Энтони Грон. За прошедшее время, он заметно
        продвинулся по службе и был уже в звании лейтенанта. Таил полагал, что однажды, он догонит
        его в звании, а может и перегонит. У них сложились добрые приятельские отношения, и капитан
        успел убедиться, что ему можно доверять, поэтому, как только Таил возглавил группу 4-Х, он
        назначил его первым замкомом.
        — Опять обсуждаете мои отношения с Алией?  — Энтони посмотрел на командира, и от него
        не ускользнула озабоченность в глазах капитана.
        — А чего вы как дети? И вообще, взяли моду вваливаться к командиру, как к себе. Стучаться
        надо,  — отчитала его Стенга.
        — Извините, если помешал перемывать мне кости,  — Энтони перевел взгляд на жену коман-
        дира. Он давно привык к ее перепадам настроения.
        — Не обращай внимания,  — успокоил его Таил. — Она сегодня не в духе. Присаживайся.
        — Нет, я на минутку, рассказать последние новости. Ты слышал, что произошло на Питерии?
        — Еще нет. А что там?
        — «Хамелии» спятили. Во время боя, стали палить не только по торианам, но и по своим.
        Там от войск месиво осталось.
        — А ты, как всегда, все знаешь.
        Таил бросил взгляд на свою жену, которая вернулась к работе и делала вид, что ее не инте-
        ресует, о чем говорят офицеры, но на самом деле, ловила каждое слово. Капитан не хотел
        лишний раз волновать ее, но если сейчас перенести разговор в другое место, то потом, Стенга от
        него не отстанет.
        «Хамелия» являлась одной из новейших разработок инженеров МВК: беспилотный боевой
        робот весом в тридцать тон должен был значительно сократить потери живой силы. Оснащенная
        скорострельными крупнокалиберными пулеметами, плазменными и энергетическими пушками,
        «Хамелия» представляла грозного и практически неприступного противника. Она давала
        неоспоримое преимущество перед врагом, но что-то опять пошло не так, как нужно…
        — Откуда у тебя такие сведения?
        — Не важно. «Хамелий» пришлось уничтожить, командование рвет и мечет. Говорят, это не
        первый случай, но раньше удавалось скрывать.
        — А что дальше делать собираются, ты не в курсе?
        — Нет, но, наверное, закроют базу на Эскриоле и снимут «Хамелий» с вооружения. Жаль, на
        них возлагали большие надежды.
        — Это ты называешь «не в курсе»?  — усмехнулся Таил. — Знаешь, Энтони, иногда мне кажется, что в группу 4-Х ты попал, потому, что сам узнал о проекте. Твоя мания до всего докапываться, плохо закончится. Когда-нибудь, ты схлопочешь пулю, причем не в бою…
        — Да ладно, командир!  — отмахнулся Энтони. — Кто-то же должен быть в курсе.
        У Таила сработал коммуникатор. Он прочитал пришедшее сообщение и задумался.
        — Энтони, нас с тобой вызывает Верм,  — наконец произнес он.
        — Ты надолго? — Стенга бросила на мужа озабоченный взгляд.
        — Не знаю,  — капитан взял китель и поцеловал ее в губы. — Не засиживайся.
        — Если куда-то отправят, сообщи.
        — Обязательно.
        — Знаю я твое «обязательно»!  — проворчала Стенга.
        Таил ничего не ответил на это замечание и кивнул лейтенанту на дверь.
        — Скажи, Энтони, кто рассказал Стенге о нашем прошлом задании?  — обратился Таил к нему, когда они вышли на улицу. — Я же просил, чтобы ей ни слова.
        — У Челиона спроси, кроме него со Стенгой тогда никто не разговаривал.
        — И здесь тебе все известно. Ты когда перестанешь совать нос не в свои дела? А если совсем
        невмоготу, то делай это не так явно и держи язык за зубами.
        — Командир, я ведь только с тобой.
        — А с чего ты взял, что можешь мне доверять? Энтони, ты хороший воин, умеешь быть в
        курсе всех событий и быстро ориентироваться в обстановке, но пойми — нужно быть осторожнее.
        — А как дела с восстановлением? — перевел Энтони разговор на другую тему.
        — Что, по настроению Стенги не ясно?
        — Да ее сейчас не поймешь…
        Они подошли к штабу. В кабинете майора Матвила Верма, кроме него самого, находились
        подполковник Челион и генерал Алкон Старин.
        — Присаживайтесь, офицеры,  — генерал указал на стулья. — До вас уже дошли слухи о том, что
        произошло на Питерии?
        — Кое-что,  — Таил сел.
        — Так вот, то же самое, сегодня случилось на испытательном полигоне Эскриола. Существу-
        ет подозрение, что это не просто сбой в системе, а попытка дистанционного перепрограммирова-
        ния.
        — Судя по всему, не совсем удачная,  — заметил Таил.
        — Возможно. Но нам от этого не легче. Полигон на Эскриоле было решено закрыть, «Хаме-
        лий» дезактивировать и утилизировать, но не успели. Оставшиеся роботы пришли в активный
        режим. Это были новые образцы, оснащенные системами ПВО, поэтому, уничтожить их с
        воздуха не удается. Так что, капитан, придется вам туда слетать.
        — Генерал, почему мы?  — удивился Энтони. — Есть же базы и поближе.
        — Лейтенант Грон, что за хамские выходки!  — оборвал его Верм. — Если говорят вы, значит, так нужно.
        — Майор, вы не совсем адекватно реагируете на мой вопрос,  — в интонации Энтони действи-
        тельно сквозило нахальство, причем, оно было направленно на Матвила. — Я просто хочу знать, в
        чем смысл отправлять нас. От Корэллы до Эскриола, лететь около двух стандартных суток, в то
        время как с Агара войска можно перебросить за, пару часов.
        — Ты думаешь, без тебя никто об этом не знает?  — в голосе Верма чувствовалось раздраже-
        ние. — Считаешь, себя самым умным?
        — Майор, отставить!  — прекратил ссору генерал. — Что это еще за грызня! Вы же офицеры
        Десантных Сил, элита, а ведете себя, как уличные мальчишки — это неприемлемо! Лейтенант, вам объяснят все тонкости немного позже, а сейчас к общим деталям…
        Челион бросил незаметный взгляд на Верма. На его лице стали проступать вены — первый
        признак злости у корэанцев. Больше его эмоции никак не проявились. Челион давно заметил


        натянутость в отношениях между двумя офицерами, но все попытки как-то разрешить возник-
        шую проблему ни к чему не приводили.
        Когда все технические вопросы были решены, Челион прошел в кабинет Таила, чтобы ого-
        ворить последние детали, в которые не следовало посвящать посторонних. Лейтенант задумчиво
        постукивал ручкой по столу — это свидетельствовало, что он злиться или чем-то сильно
        недоволен.
        — Энтони, какого Акрика ты опять сцепился с Вермом?  — поинтересовался у него Челион, но
        лейтенант угрюмо молчал. — Да прекрати ты стучать! Знаешь, что раздражает, нет же, все равно!
        — Нервы,  — лейтенант положил ручку.
        — Значит так,  — Челион вздохнул, — на самом деле, база на Эскриоле уже свернута. Личный
        состав покинул планету, «Хамелии», вроде, в неактивном режиме, так что, вам нужно быть
        осторожными, а в остальном, полная свобода действий. У нас есть подозрения, что перепрограм-
        мирование происходило в непосредственной близости от полигона, постарайтесь что-нибудь
        найти, хоть какую-то зацепку. Вылетаете через сорок минут. Энтони, иди, собирай команду, и
        получайте снаряжение,  — Подполковник отдал лейтенанту бумаги.
        Энтони поднялся и, отдав честь, отправился выполнять приказ.
        — Что он не поделил с Вермом?  — спросил Челион у Таила.
        — Что могут не поделить два офицера?  — Таил усмехнулся. — Конечно девушку. Верм никак не
        может успокоиться, что Алия выбрала Грона.
        — Как пацаны, в самом деле. Ты присматривай, мало ли чего из ревности выкинуть могут.
        — Я и так присматриваю, но слежку установить тоже не могу. А за языком Энтони и вовсе
        не уследишь, если уж он сам не в состоянии этого сделать…
        — Слушай, Коинт, я хотел бы сам смотаться на это задание,  — неожиданно перевел разговор
        на другую тему Челион.  — Что ты на это скажешь?
        — Это твое право,  — Таил повернулся боком к столу и закинул ногу на ногу. Его глаза стала
        подергивать пелена, свидетельствующая о том, что капитана что-то не устраивает. — Мы давно не
        работали вместе, ты уже засиделся.
        — Ты меня не так понял: я предлагаю тебе не участвовать в этом задании. Я сам возглавлю
        команду.
        — Это еще зачем?  — капитан подался вперед. Его глаза окончательно потемнели. — Ты мне не
        доверяешь? С каких пор? Я не давал для этого оснований.
        — Я доверяю тебе, больше многих,  — заверил Таила Челион. — Просто, я не хочу, чтобы ты
        оставлял Стенгу надолго, в ее то положении…
        — Беременна моя жена, а не я. Как это может стать помехой? Да если каждый офицер, в по-
        добной ситуации, прекратит принимать участие в боевых заданиях, что ж тогда будет?
        — Ты знаешь, из-за чего я тебе это предлагаю. Я хочу как лучше.
        — Только выйдет как всегда. Фелит, ты, конечно, вправе делать так, как считаешь нужным, но такими поступками, ты меня задеваешь…
        — Я не хотел. Ладно, иди, готовься к вылету.
        — Это мой кабинет и идти нужно тебе,  — напомнил капитан.
        — Акриковы демоны, забыл. Никак не могу привыкнуть,  — подполковник встал. — В штабе все
        ни так. Здесь было проще. Ты, как что выяснишь, сразу дай знать.
        — Само собой,  — Таил тоже поднялся.
        Нужно успеть зайти к себе перед вылетом. Не хочется сообщать Стенге о таком длительном
        задании по коммуникатору.


        
        
        
        ГЛАВА 2
        Таил заполнял документы в офицерской каюте. Нотэл расположился на диване у стены.
        Энтони находился в рубке управления. Последнее время, лейтенанты мало общались. В
        основном, Энтони избегал своего друга, но о причине поведения говорить не хотел.
        — Командир, и все-таки, почему вы решили присоединиться к нам?  — нарушил молчание
        Нотэл.
        — Ты же знаешь, выбор у нас был не велик,  — Таил не отрывался от бумаг.
        — Это ведь не правда. Причина совершенно в другом. Может, скажите в чем?
        В отличии от Энтони, Нотэл не позволял себе обращаться к командиру на «ты», даже когда
        они оставались вдвоем. Но он все время пытался выяснить у Таила его истинные мотивации, капитан же, не желал ни с кем о них говорить.
        — И нам позволили бы просто взять и уйти?  — Таил отодвинул от себя бумаги.
        — А разве кто-то смог бы вам помешать?
        — Может, и смогли, кто его знает. А вообще, какое это имеет значение? Мы сделали свой
        выбор.
        — Просто я не понимаю, зачем вам отдавать свою жизнь за чужую войну?
        — Запомни, Нотэл, война не может быть своей или чужой. Она одна. На всех. Правда, не все
        это понимают.
        — Так вы остались из-за разногласий с командованием?
        — Это одна из причин. Ты думаешь, что Большой Космос раздирает только война МВК и
        ТР? Нет, войны везде, просто у нас нет времени заметить это. И Лонгрен все это время не жил
        спокойно и к тому же, не вмешиваться выходит с трудом. Так или иначе, но Лонгрен оказывался
        втянут в какие-то заварушки, а то и полномасштабные войны.
        — С кем?
        — Вам лучше этого не знать. Тут и своих забот хватает.
        Таил вернулся к документам, давая понять, что разговор окончен. Через несколько минут, в
        каюту вошел Энтони и сообщил, что они подходят к Эскриолу. С тех пор, как группа покинула
        базу, прошло больше двух стандартных суток. Челион все-таки не рискнул переложить дела и
        остался на Корэлле. Проект Стенги требовал постоянного контроля, особенно сейчас, когда сама
        она не могла уделять ему должного внимания. Таила радовало, что подполковник отказался от
        своей затеи — так ему гораздо спокойней за свою жену.
        Челнок вышел из гиперпространства на орбите Эскриола. Таил решил не заходить в атмо-
        сферу, чтобы не рисковать кораблем. Им предстояло высаживаться из космоса, после чего, пилоту Кеил Лоурен надлежало увести челнок за один из спутников, во избежание неприятных
        сюрпризов.
        Десантники высадились возле сборочных цехов. Солдаты настороженно осматривались,
        ожидая распоряжений. Никто не мог с уверенностью утверждать, что в следующий момент,
        откуда-нибудь ни появиться сбрендивший робот.


        Таил не представлял с чего начинать поиски. Сканирование, проведенное с орбиты, ничего
        не дало. Да и глупо надеяться, что ториане будут сидеть и ждать, пока за ними придут. Если они
        вообще здесь были…
        — С чего начинаем, командир?  — Энтони пристально осматривал окрестности.
        — Акрик его знает,  — Таил окинул взглядом ангары. — Челион ничего не сказал о том, где и что
        конкретно искать. То ли забыл, то ли и сам не знает… Анадел, проведи подробное сканирование.
        Энтони, ты со своей группой, осмотри производственные цеха. Нотэл, займись прилегающей
        территорией. Будем искать.
        — Да тут до конца жизни можно ничего не найти,  — проворчал Энтони.
        — Лейтенант, отставить пререкания! Приступить к выполнению приказа!
        Группы разошлись. Таил еще раз просмотрел результаты орбитального сканирования.
        Нужна хоть какая-то зацепка, иначе, они действительно могут за всю жизнь ничего здесь не
        найти.
        — Кеил, ты меня слышишь?  — связался он с пилотом челнока.
        — Слышу, капитан!  — отозвалась Лоурен.
        — Заходи в атмосферу и проведи еще одно сканирование, из верхних слоев, данные скинешь
        мне на монитор. Даю координаты…
        — Будет сделано!
        Вскоре, на внутреннем мониторе шлема высветились данные сканирования. Таил внима-
        тельно изучил их, сравнил с полученными ранее и вышел на связь с Энтони.
        — Энтони, что у тебя?
        — Ни хрена здесь нет! Отсюда забрали абсолютно все, как теперь выяснять причину сбоя — я
        не знаю.
        — Энтони, сколько раз было сказано — следи за языком!  — одернул его Таил.
        — Виноват, исправлюсь,  — пообещал лейтенант.
        — Как же, исправишься ты! Нотэл, что у вас?
        — Пусто.
        — Оставайтесь на месте. К югу от вас, обнаружены пустоты, они обозначены как естествен-
        ные пещеры, нужно их проверить.
        — Да, капитан!  — отрапортовал Нотэл.
        — Не вздумай сунуться сам,  — предупредил Таил. — Башку сниму! Жди меня и Энтони.
        — Есть,  — с неохотой отозвался Нотэл.
        Капитан направился к месту сбора. Он знал, что Нотэл может попытаться что-то пред-
        принять самостоятельно. Второй замком — полная противоположность первому. Если Энтони
        всегда действует открыто и прямо говорит все, что думает, то Нотэл предпочитает скрытые
        меры. Такие методы больше присущи Разведуправлению. Капитан знал, что он получал
        соответствующие предложения, но, пока, отказывался. В том, что Нотэл однажды согласиться —
        сомневаться не приходилось.
        Когда вся команда собралась, они выдвинулись к намеченной цели. Вход в пещеру оказался
        искусно замаскирован и это подтверждало догадки Таила. Пытаться сохранять тишину — не
        имело никакого смысла. Если ториане все еще здесь, то им уже давно известно о присутствии
        десанта МВК. Стоил, числившийся в группе подрывником, установил заряды и попросту разнес
        плиту закрывавшую вход. Таил вошел первым, остальные следовали за ним. Энтони замыкал.
        В пещере царил густой мрак, и полагаться приходилось на сканер. Довольно широкий ко-
        ридор, резко уходил влево и, под небольшим углом, вниз. Сканирование показывало, что на
        ближайшие пятьдесят метров, коридор чист. Группа продолжала осторожно двигаться вперед, пока ни уперлась в глухую стену.
        — Акриковы демоны!  — Таил провел рукой по шероховатой поверхности.
        На пол посыпалась мелкая крошка. Капитан автоматически опустил взгляд. Прямо под
        ногами, лежал какой-то прибор, похожий на передатчик. Он поднял его и протянул Энтони.
        — Взгляни, не знакомо?
        — Не по моей части,  — Энтони покрутил его в руках. — Алия, что скажешь? — он передал ей
        прибор.
        — Что за мужик пошел!  — девушка убрала шлем и сняла перчатки. — Кроме оружия, ничего в
        руках держать не умеет.
        — А нам больше ничего и не нужно,  — усмехнулся Энтони. — Ты же знаешь — я сторонник
        грубой силы. Давно можно было свернуть этим гадам шею. Шарахнуть пару раз из орбитальных
        пушек — и дело с концом!
        — Тебе б с такими идеями в Центральный Штаб, или Разведуправление,  — Алия, не отрыва-
        ясь изучала прибор.
        — Такие, как я, там не приживаются,  — Энтони тоже убрал шлем. — Вот твой брат — другое
        дело. Правда, Нотэл?
        — Не понимаю о чем ты,  — с недовольством отозвался Нотэл.
        — Ну-ну,  — Энтони криво усмехнулся. — Пусть будет так.
        — Энтони, я действительно не понимаю, к чему ты клонишь,  — Нотэл начинал злиться. — Хо-
        чешь сказать — я похож на штабного?
        — Чего ты завелся? Причем здесь штабные — о них речь не шла…
        — Вы когда-нибудь прекратите, или у вас троих это нервное? Так я могу полечить!  — прервал
        начинающуюся ссору Таил. — Алия, что это такое?
        — Дистанционный пульт,  — доложила Алия.
        — Вот же примитив!  — фыркнул Анадел.
        — Если примитив, тогда попробуй им воспользоваться. Он кодовый. Видимо, кто-то сильно
        торопился, раз потерял его.
        Алия упорно боролась с кодовой системой и наконец, она поддалась. Стена медленно ото-
        двинулась назад, а затем разошлась в стороны. Перед десантниками открылось просторное
        помещение. Еще совсем недавно, здесь располагалась какая-то техническая станция. Судя по
        всему, сворачивали ее в большой спешке, на полу валялись какие-то детали, приборы, но между
        тем, забрать успели практически все оборудование.
        Таил указал автоматом на единственный компьютер, и Алия поспешила заняться поисками
        информации, но все ее попытки ни к чему не привели. В системе не оказалось никаких данных.
        Всю информацию удалили безвозвратно. Они явно опоздали. Таил прошелся по помещению и
        остановился возле стола, на котором остались разбросаны какие-то распечатки. Он собрал
        документы и заметил, что под ними лежит коммуникатор. Капитан взял аппарат и включил его
        даже не надеясь обнаружить в нем что-то важное. На мониторе высветилось последнее
        сообщение. Оно пришло восемь часов назад. Обратного номера не имелось. Таил бросил
        осторожный взгляд через плечо и убрал коммуникатор в тайник на голеностопной пластине
        «скелета». Затем, аккуратно сложил документы и повернулся к Алии.
        — Что у тебя?
        — Не густо. Твари, все успели уничтожить.
        — Сворачиваемся. Здесь и так все ясно,  — отдал приказ капитан. — Энтони, свяжись с Кеил, пусть садиться на базе, мы подтянемся туда, после того, как проверим ангары.


        — Капитан, думаешь, здесь остались свихнувшиеся роботы?  — Энтони включил рацию.
        — Я выполняю приказ. И тебе советую делать тоже самое. Шевелись.
        Настроение у Таила резко испортилось — это не могло остаться незамеченным. Но выяснять
        причину такой перемены, было бесполезно. Можно и на неприятности нарваться.
        В ангарах они обнаружили десять «Хамелий». Таил долго смотрел на застывших роботов,
        что-то прикидывая в уме, и не спешил отдавать приказ на их уничтожение.
        — Капитан, когда начнем минировать?  — поинтересовался Нотэл. — Активизируются еще, что
        потом делать?
        — Не активизируются,  — заверил Таил. — Жалко уничтожать. Ты посмотри, какие красавицы, -
        он кивнул в сторону «Хамелий». — Загляденье!
        Роботы действительно впечатляли. Два с половиной метра в высоту, тридцать тон «живого»
        веса и при этом, «Хамелия» не выглядела громоздко. В ней присутствовало какое-то странное
        изящество. Корэанские инженеры умели создавать не просто мощное оружие смерти, но
        вкладывать в него особую, специфическую привлекательность. Новейшее вооружение и сканеры, делали «Хамелий» неприступными и попытка ториан перенастроить программу дистанционно,
        выглядела вполне логично. Вот только МВК такая логика совершенно не устраивала.
        — Нотэл, бери всех и выдвигайся к базе,  — приказал Таил, крепя плазменную винтовку на
        место. — Сегодня переночуем там, а завтра, еще раз все проверим. Энтони, ты останешься со мной.
        Ну, чего ждем, лейтенант?  — поторопил он Нотэла, который явно не хотел уходить. — Или я не ясно
        выразился? Мы присоединимся к вам.
        Нотэл, с солдатами, не спеша зашагал по дороге, ведущей к базе. Таил дождался, пока
        группа скрылась за поворотом, а потом направился к ближайшему ангару. Он закрыл его и начал
        вводить в систему блокировки код. Затем, вставил в отверстие для считывания данных какую-то
        карточку. Энтони знал, что так производится блокировка на генкод. После, открыть этот ангар
        сможет только носитель, либо его прямой потомок.
        — На кого блокируешь, капитан?  — не смог сдержать любопытства Энтони.
        — На кого надо,  — Таил перешел к следующему ангару и достал другую карточку.
        — Если ты мне не доверяешь, зачем тогда оставил?
        — Одиночество не люблю,  — Таил обернулся. — После тех событий, на орбиталке. А вообще,
        дело здесь не в доверии или его отсутствии. Просто, не нужно тебе знать. Придет время — скажу.
        Если понадобится.
        — А если проект не удастся завершить?  — Энтони начинал догадываться, на чей генкод капи-
        тан блокирует ангары.
        — У Стенги не бывает «если». Она всегда доводит начатое до конца,  — Таил закончил во-
        зиться с последним ангаром. — Да и командованию стимул дать нужно. Пошли ребят догонять.
        — Капитан, зачем тебе все это?  — Энтони взял лазерный автомат наизготовку.
        — На всякий случай. Место здесь хорошее, мало ли для чего пригодится, а лишняя охрана не
        помешает,  — Таил снял с плеча плазменную винтовку, или, как называли ее десантники,
        «горелку». — Ты, Энтони, пойми — в жизни случаются разные неожиданности. Чаще всего —
        неприятные. К ним лучше подготовиться как следует.
        — Ты о чем?
        — Вот, взгляни,  — капитан приостановился и достал торианский коммуникатор.
        Энтони тоже остановился. Он взял средство связи и несколько раз перечитал последнее
        сообщение. В наступившей темноте, экран коммуникатора светился ярко, но этот свет озарял
        подлость и предательство.
        — Вот же выкидыши Вселенной!  — выругался Энтони, возвращая средство связи. — Теперь
        понятно, почему так торопились, что чуть трусы ни потеряли! И кто?  — капитан лишь пожал
        плечами. — Попал бы мне этот выродок в руки! Что теперь с этим делать?
        — Отдам Фелиту. Пусть подключает управление, Службу Дознаний — это их работа.
        — Думаешь, найдут?  — в голосе Энтони чувствовалось явное сомнение.
        Таил покачал головой. Он действительно не верил, что «сливщика» удастся найти. По
        крайней мере, вот так сразу. Скорее всего, сообщение о том, что на Эскриол прибудет десант
        МВК, отправили с «теневого» коммуникатора, купленного у контрабандистов и нигде не
        числившегося. И связь, так же осуществлялась не через легальный спутник, а «темную сеть», которой пользовались те же контрабандисты и пираты. Искать владельца — бесполезная трата
        времени. Если он и вовсе ни избавился от коммуникатора, после отправки сообщения.
        — А ты уверен, что можешь доверять ему?  — Энтони неторопливо шел рядом с Таилом. Они
        не спешили догонять команду.
        — Не знаю,  — Таил вздохнул. — Кому-то нужно… Да и вообще, Фелит мог предупредить их
        гораздо раньше. Все это очень не просто, а искать тварину необходимо…
        — А Верм? Он ведь тоже знал.
        — Пол базы знало… Энтони, я понимаю твою неприязнь к нему, но ни записывать же его вот
        так сразу в торговцы честью. Доказательств никаких, а ревность к делу не пришьешь.
        — Коинт, почему ты рассказал об этом мне, а ни Нотэлу? С чего ты решил, что это не я?
        — Ты? Нет, Энтони, такие как ты — не предают, они верны своей чести до конца,  — Таил
        улыбнулся. — Я понял это еще там, на станции.
        Лейтенант ничего не ответил. Он давно заметил, что есть в улыбки капитана что-то стран-
        ное: он улыбается искренне, широко и открыто, а глаза, между тем, остаются серьезными и
        смотрят в самую душу, и никуда не деться от этого взгляда.
        — Нотэлу я тоже доверяю, но он другой,  — Таил взял «горелку» поудобней. — Кстати, что ты
        его цепляешь с этим штабом?
        — Но ведь ему и правда предлагали.
        — А тебе завидно?
        — Нисколько. Мне тоже предлагали, да и тебе, капитан, тоже,  — Энтони испытывающе по-
        смотрел на своего командира.
        — Энтони, по тебе действительно управление плачет.
        — Пусть лучше по мне, чем от меня. Капитан, скажи честно, ты ведь знаешь, где сейчас на-
        ходится Лонгрен.
        — Знаю,  — Таил вновь расплылся в улыбке. — Там,  — он указал пальцем в звездное небо. — Ты не
        обижайся, но много знать — вредно для здоровья.
        — И ты не скучаешь по дому, по друзьям?
        — Теперь, мой дом здесь, и друзья тоже,  — Таил вновь стал серьезным. — На Лонгрене меня
        считают погибшим, мне незачем туда возвращаться.
        — Все-таки, ты знаешь
        — Ну чего ты пристал? «Знаешь, не знаешь»! Говорю же — без разницы теперь.
        Энтони вздохнул. Он прекрасно знал, что добиваться чего-то от капитана — дело бесполез-
        ное. Да и в самом деле, какая ему разница? Таил сделал свой выбор и служил честно. Может, просто пришлось не по душе такое бегство, вот и решил остаться с теми, кто не прячется от
        врага. Они зашагали быстрее и вскоре догнали свою команду.
        Их челнок уже стоял на взлетно-посадочной площадке, но Лоурен не покидала рубку
        управления. Десантники расположились в штабе. Таил приказал не разбредаться. Видимое


        спокойствие могло оказаться ложным. Алия выпросила разрешение подняться на челнок и
        узнать, почему пилот не присоединяется к ним.
        Обычно, десант и флотские держались подальше друг от друга, а их встречи, чаще всего,
        заканчивались драками, но Кеил Лоурен стала исключением. Она уже давно летала с группой 4-
        Х, как в качестве их пилота, так и в звене прикрытия. Это был тот редкий случай, когда флот и
        десант смогли найти общий язык.
        — Ты чего здесь торчишь?  — произнесла Алия, войдя в рубку. — Раньше не гнушалась общест-
        ва десанта.
        — Причем тут это?  — Лоурен повернулась к Алии. — Просто, настроение ни к черту…
        — Опять со своим погрызлась?  — Алия оперлась на лазерный автомат.
        — Аргин хочет, чтобы я ушла. Говорит, мне нужно думать о сыне.
        — Сколько ему?
        — Полгода. Ты знаешь, за то время, что не летала, чуть с ума ни сошла, а он ни Акрика по-
        нять не хочет!
        — Ты не одна такая. Энтони мне тоже все мозги проел. Ничего, успокоится. Знал ведь с кем
        связался. Пошли ко всем: поболтаешь, отвлечешься.
        Лоурен уже вставала с кресла, но сработала рация. Она спешно села обратно и включила
        прием.
        — Лейтенант Кеил Лоурен на связи!  — отрапортовала пилот.
        — Лейтенант Лоурен, говорит подполковник Челион. У тебя связь с капитаном Таилом есть?
        — Так точно!  — голос подполковника показался пилоту взволнованным. — Что-то случилось?
        — Случилось. Дочка у него родилась!
        — Я сейчас его позову!  — Лоурен расплылась в улыбке. — Вы не отключайтесь, подполковник!
        Она схватилась за рацию и доложила Таилу, что на связи Челион, и он хочет поговорить с
        ним лично. Через несколько минут, Таил был уже в рубке. Девушки вышли, чтобы не стеснять
        капитана своим присутствием.
        — Слушаю, тебя, Фелит,  — произнес он, усаживаясь в кресло.
        — Это я тебя слушаю, папаша!  — радостно проговорил Челион. — Дочка у тебя!
        — Что? Когда!  — Таила буквально подбросило из кресла.
        — Только что. Я сразу с тобой связался. Так что, ты пошевеливайся — теперь тебя ждут двое.
        — Постараюсь, но сам понимаешь… Ты там приглядывай пока за моими,  — попросил Таил.
        — Мог бы и не говорить. Как там у вас обстоит?
        — Пусто. Ни сбрендивших «Хамелий», ни ториан. Хотя, были, но успели свернуться.
        — И что, совсем никакой информации?
        — Да как сказать. Я хочу кое-что проверить, поэтому, мы здесь задержимся. Но об этом
        лучше лично.
        — Ладно, поговорим, когда вернешься.
        — Фелит, передай Стенге, что у меня все в порядке, пусть не беспокоится.
        — Хорошо, конец связи.
        Несколько минут, Таил пытался справиться с захлестнувшими эмоциями. Кроме нескон-
        чаемой радости, где-то внутри глодала обида. Сейчас, он должен быть рядом со своей женой, а
        вместо этого, шляется по заброшенным полигонам в поисках неизвестно чего… Капитан отогнал
        эти мысли. Челион предлагал ему остаться — он отказался. Так кого винить? Таил неспешно
        спустился с челнока. В окнах штаба горел свет, и он догадывался, что команда уже знает о
        радостном событии в его жизни.
        Офицер не смог сдержать улыбку. Что ни говори, а ему нравилась такая жизнь. Рядом с ним
        те, кто готов разделить радости и невзгоды. Огорчало только то, что не все друзья сейчас с ним.
        Они находились рядом в трудные минуты, вместе рисковали жизнью, а теперь, теперь их нет. Но
        в душе жила вера, что Стенга сможет реализовать проект и его друзья снова будут с ним. Таил
        вошел в штаб. Команда встретила его дружным «Поздравляем»!
        — Растрепались?  — Таил посмотрел на Лоурен и Алию, стараясь вложить во взгляд строгость.
        — А как же по-другому! — казалось, Алия радовалась больше самого Таила. — В команде не
        должно быть секретов.
        — С тобой, трепушкой, ничего не засекретишь,  — капитан взял стул и присел.
        — Командир, с тебя причитается!  — как всегда бесцеремонно потребовал Энтони.
        — Что, прям сейчас?
        — А потом от тебя не добьешься.
        — Где я вам здесь возьму?
        — Не прибедняйся, командир,  — Энтони присел на подоконник. — А в офицерской, в сейфе, у
        тебя что стоит?
        — Туда-то ты, когда нос засунуть успел?  — Таил встал. — Обрубить бы его тебе малость…
        Он вышел и вскоре вернулся с бутылкой кроста1. За это время, десантники успели накрыть
        на стол. Найти что-то из провизии, на базе им не удалось. Очевидно, никто не собирался сюда
        возвращаться. Поэтому, пришлось довольствоваться запасами из сухпайков. Таил поровну
        разделил содержимое бутылки.
        — Капитан, вы имя уже выбрали?  — поинтересовался Нотэл, беря свой стакан.
        — Давно уже: Олин.
        — Ну, давайте тогда: за будущего офицера Десантных Сил МВК Олин Таил!  — Нотэл залпом
        выпил.
        Остальные тоже осушили свои стаканы. Не смотря на радостную новость, Таил выглядел
        озабоченно. Посидев еще немного, он решил пройтись по оставленной базе и упорядочить
        мысли. Энтони вышел вслед за ним, но искать своего командира не стал. Ему тоже хотелось
        побыть одному. Он спустился со ступеней штаба и вдохнул полной грудью.
        Воздух был приятно-прохладным. Пахло чем-то незнакомым, и лейтенанту почудилась в
        этом запахе какая-то горечь. В голову пришло, что так, наверное, пахнут несбывшиеся надежды.
        Он осмотрелся по сторонам. Вокруг не было ничего примечательного. База, как база. Такая же, как на Корэлле и множестве других планет. Только обнесена забором из неизвестного серо-
        желтого камня, добываемого здесь же, или на одном из трех спутников Эскриола. Два из них, висели на противоположных сторонах горизонта. Третий был не виден. За базой тянулся
        испытательный полигон, изрытый орудиями «Хамелий».
        — Я хотел с тобой поговорить,  — к Энтони подошел Нотэл.
        — Если насчет моих отношений с Алией — дам в рыло,  — он медленно обернулся.
        — Вы не маленькие, сами разберетесь. Зачем ты так при ребятах?
        — Как «так»? Я не понимаю о чем ты.
        — Все ты понимаешь, нечего прикидываться.
        — Нотэл, если тебе стыдно перед ребятами за то, что ты спутался с управлением, зачем тогда
        переходишь?
        — Я отказался,  — Нотэл смотрел в сторону от Энтони.
        — Я не похож на идиота. Зачем тебе это нужно?


        1 Некрепкий алкогольный напиток, настоянный на травах.


        — Не знаю,  — Нотэл вздохнул. — Да и не ответил я еще ничего. Подобные решения, вот так
        сразу не принимаются.
        — Значит, ты согласишься,  — в интонации Энтони не чувствовалось вопроса. — Если б хотел
        отказаться — сделал бы это сразу, не раздумывая. Ну что ж,  — Энтони криво усмехнулся, — удачной
        службы на новом поприще! — он прошел мимо Нотэла и направился в штаб.
        — Энтони!  — окликнул его Телиан, но он не обернулся. — Энтони, не веди себя как обиженный
        мальчишка, я не обязан перед тобой отчитываться!
        — Никто и не просит,  — бросил Грон, не оборачиваясь, и скрылся в дверях.
        На душе у Нотэла остался неприятный осадок. Стало обидно, что лучший друг, почти род-
        ственник, осуждает его, вместо того, чтобы поддержать и порадоваться. Теперь, он чувствовал
        себя так, будто совершил предательство. Всем было известно, что Энтони испытывает особую
        неприязнь к Разведуправлению. С чего она взялась, никто не знал. Наверное, у него есть на то
        причины. А кривить душой и притворяться, Энтони никогда не умел. Сейчас, к Нотэлу пришло
        понимание, что если он согласиться на предложение, то вряд ли они останутся друзьями.


        Таил задумчиво бродил по пустым коридорам штаба, пока ни наткнулся на командный
        пункт. Он присел за один из отключенных пультов и положил перед собой торианский коммуни-
        катор. Некоторое время, он смотрел на него, пытаясь понять, каким же раздолбаем нужно быть, чтобы забыть средство связи с информатором. А может — не забыли, может специально оставили?
        Но тогда зачем? Унизить? Поиздеваться, показать, что не все они так ценят свою честь? Глупо
        как-то…
        Негромкий писк, в царившей тишине, прозвучал как раскат грома. Экран коммуникатора
        замигал, и по нему поползло сообщение. Таил беззвучно зашевелил губами, извергая проклятья.
        Он отключил прибор, убрал его в тайник и встал. В помещение вошел Нотэл.
        — Нотэл, хорошо, что ты сам меня нашел,  — произнес Таил. — Нужно оживить систему безо-
        пасности и выставить патруль, срочно. Скоро у нас будут гости.
        — Но откуда они знают, что мы здесь?  — Нотэл бросил на капитана удивленный взгляд.
        — Они не знают, потому, придут забрать то, что осталось в ангарах.
        — Капитан, вам-то откуда это известно?
        — Из информационного потока! Не задавай лишних вопросов и выполняй приказ!
        — И когда они будут здесь?
        — Лейтенант, я тебе что, абсолютно все знать должен? Радуйся той информации, которая у
        нас есть и пошевеливайся. Да, пусть Алия сюда заглянет, нужно аппаратуру немного перенастро-
        ить.
        Нотэл отдал честь и вышел. С выполнением приказа лучше поспешить.
        Время тянулось, как болотная жижа, а противник все не появлялся. Таил нервно бродил по
        базе. Система слежения работала исправно, и теперь, оставалось только ждать и не упустить
        нужный момент.
        Энтони сдал свой пост Нотэлу и направился на командный пункт, где дежурила Алия. Вой-
        дя, он прислонил плазменную винтовку к стене и присел на стул в углу. Некоторое время, он
        молча смотрел на Алию. В отличии от брата, обладавшего довольно типичной внешностью и
        светло-русыми волосами, Алия отличалась неординарной красотой, доставшейся ей от матери —
        уроженки планеты Орус. Молочно-белые волосы спадали ниже плеч, глаза, цвета морской
        волны, завораживали своей глубиной, от них невозможно оторвать взгляд.
        — Кого хоть ждем?  — нарушила молчание Алия.
        — Ториан, кого же еще,  — Энтони прислонился к спинке стула.
        — Капитан не говорил, что они тут забыли?
        — Нет. Ты же его знаешь — он предпочитает помалкивать о подобном. Алия, давай погово-
        рим,  — предложил Энтони. — Нормально, без криков и истерики. Если не хочешь уходить совсем, переведись в штаб. Челион поможет.
        — В штаб?  — в глазах девушки мелькнуло недоумение. — Энтони, ты что, головой саданулся?
        Тогда, уже действительно лучше уйти. Но этого не будет. Мы говорили не раз.
        — Я не хочу потерять тебя…
        — То, что я уйду из десанта, не даст тебе такой гарантии. Ты должен это понимать. И неза-
        чем тратить время на пустые разговоры.
        Энтони уже давно пытался убедить Алию уйти из десанта, но обычно, эти попытки закан-
        чивались ссорой. Энтони не хотел больше ругаться, но и мириться с тем, что Алия не уйдет, он
        тоже не желал. Вот и решил зайти с другого боку.
        — Может, ты хоть подумаешь?
        — Я же сказала — нет. Акриковы демоны, из-за тебя чуть ни прозевала!
        Система слежения выдала предупреждение о появлении противника. На мониторе четко
        была видна группа ториан, высадившаяся возле ангаров. Они даже не пытались маскироваться.
        Алия доложила капитану о ситуации. Таил буквально влетел на командный пункт. Девушка
        уступила ему место.
        Ториане пытались вскрыть один из ангаров. Судя по всему, они очень удивились тому, что
        им это не удается.
        — Попались!  — на лице Таила засияла самодовольная улыбка.
        Дверь ангара стала медленно открываться.
        — Командир, ты же запоролил,  — Энтони никак не мог понять, что происходит и чему так
        радуется капитан.
        — Запоролил, еще как. Смотри,  — Таил кивнул на монитор, — сейчас этих тварей будет ждать
        большой сюрприз.
        Ангар открылся полностью, и на этом радость ториан закончилась: к ним вышла «Хамелия»
        и сразу же обстреляла из лазерных установок. Попытка несанкционированного доступа привела
        ее в активный режим.
        — Энтони, свяжись с Кеил, пусть готовит челнок к старту,  — приказал Таил. — Возможно, сма-
        тываться придется по-быстрому.
        Энтони тут же выполнил распоряжение. Таил надеялся, что роботы загонят ториан прямо к
        ним в руки, одновременно, сократив численность врага, но сбившаяся программа могла вновь
        дать о себе знать. Тогда, самым разумным будет уничтожить «Хамелий» с воздуха.


        
        ГЛАВА 3
        Ториане оказались застигнуты врасплох. Они никак не ожидали подобного поворота собы-
        тий. По имеющимся у них данным, все здесь должно быть чисто: ангары закрыты на честное
        слово, «Хамелии» полностью дезактивированы. Единственной вероятной проблемой, могло стать
        присутствие сил МВК. Но капитан Линс Варл провел сканирование территории ангаров еще с
        челнока и не обнаружил противника. Да и в любом случае, он был готов к появлению неприяте-
        ля, а вот к тому, что роботы окажутся в боевом режиме — нет.


        Первым под огонь попал тот, кто пытался вскрыть ангар. Когда дверь начала открываться, он даже подумать не мог, что произойдет в следующий момент и радовался собственной удаче.
        Правда, радость продлилась не долго. Когда «Хамелия» открыла огонь, Линс отдал приказ
        рассредоточиться и отступить. Он попытался связаться со своим челноком, но в рации стоял
        лишь шум помех. Стало ясно, что они угодили в ловушку. МВК либо узнало о их планах, либо, решило подстраховаться.
        «Хамелия» не намеревалась оставлять тех, кто потревожил ее покой. Единственным вари-
        антом, было попытаться уйти на антигравитаторах и попробовать добраться до законсервирован-
        ной базы. Линс подозревал, что там их могут ждать, но выбора у них не оставалось. На базе
        должно быть оборудование, а ему необходимо связаться с командованием и скоординировать
        дальнейшие действия. Он приказал включить антигравы и двигаться по направлению юго-
        восток.
        Робот продолжал их преследовать. Солдаты открывали ответный огонь, но это не приноси-
        ло результата. Даже от обстрела из подствольных гранатометов толку было мало. Еще шестеро
        не смогли уйти. Наконец, «Хамелия» прекратила преследование и зашагала обратно в ангар, оставляя в почве глубокие следы. Когда она заняла свое место, дверь вновь наглухо закрылась, и
        робот вошел в режим ожидания.
        На некоторое время, ториане вышли из зоны слежения и тогда, вновь потянулись минуты
        ожидания. Таил занял передовую линию обороны, оставив Алию на командном пункте
        координировать их действия.
        Неприятной неожиданностью стало то, что ториане пошли не с центрального входа, а со
        стороны артскладов. Таилу пришлось в спешном порядке перестраивать оборону. Нотэл и
        Энтони должны были защищать фланги, а сам капитан вновь взял на себя основной натиск
        противника. Хотя, горстка ториан, попавшая под обстрел «Дробилок» — противопехотных
        установок, способных сбивать десант еще в воздухе, пока он не успел достигнуть поверхности
        планеты, вряд ли можно назвать «натиском». Когда «Дробилки» изрядно потрепали врага, Таил
        отдал Алии приказ отключить их.
        — Энтони, Нотэл, вы меня слышите?  — связался он со своими лейтенантами.
        — Так точно!  — отозвался Энтони.
        — Оставляйте позиции, идем на ближний бой. Их командир нужен живым.
        Теперь, действия Таила обрели смысл. Для выполнения этого задания, ториане не могли
        направить абы кого. Командовать операцией должен хорошо осведомленный офицер. У него
        можно получить много информации.
        Таил сразу выделил для себя их командира и постарался подойти к нему. Его прикрывали
        трое рядовых, но они не стали для капитана помехой. Их быстро устранил Анадел, засевший с
        пулеметом на вышке. Торианский капитан открыл по Таилу огонь из плазменной винтовки.
        Капитан ушел в сторону и ответил двумя выстрелами из лазерного автомата. От одного разряда, торианен успел увернуться, второй попал ему в ногу.
        Алия сообщила, что к ним приближается торианский челнок «Раг-3». Очевидно, его пилота
        насторожило отсутствие связи, и он решил проверить, в чем дело.
        — Кеил, поднимай корабль!  — приказал Таил пилоту. — Постарайся перехватить их челнок.
        Лоурен поспешила выполнить приказ. Но десантный челнок PK-5 не отличался особой
        скоростью и маневренностью. Торианский «Раг-3» в этих параметрах превосходил его. Зато на
        «Пятом» стояло более мощное вооружение и усиленная броня. Но сейчас, это не имеет особого
        значения.
        Ториане поспешили включить антигравитаторы и подняться на свой челнок. Большинству,
        удалось успешно добраться до него, прежде чем Лоурен зашла на огневую позицию. Она
        произвела несколько выстрелов из лазерных установок. Один разряд скользнул по боку челнока, лишь слегка опалив броню. Пилот «Раг-3» не стал открывать ответный огонь и повел корабль из
        атмосферы.
        — Лейтенант, отставить преследование,  — распорядился Таил.
        Ему не хотелось рисковать челноком и пилотом, ради призрачной надежды взять ториан-
        ского офицера. Если Лоурен и сумеет сбить вражеский корабль, вряд ли на нем останутся живые.
        К тому же, существует вероятность, что на орбите стоит звено прикрытия. С планеты нужно
        уходить. Они и так узнали здесь достаточно. Пусть и не совсем то, на что рассчитывало
        командование, отправляя их на это задание. Таил отдал приказ подняться на челнок. Из
        атмосферы они выходили с противоположной стороны, чтоб ни столкнуться с врагом.


        Таил прибывал в задумчивом настроении. Никто не решался лезть к нему с расспросами.
        Даже Энтони. На вторые сутки, Нотэл не выдержал царившего в команде напряжения и решил
        узнать у Энтони ни в курсе ли он, что на самом деле произошло на Эскриоле. После той беседы у
        штаба, лейтенанты не разговаривали.
        Энтони занял место у штурвала, чтобы Лоурен смогла отдохнуть. Больше в рубке никого не
        было. Нотэл присел на место стрелка. В принципе, пилот мог и сам вести огонь, но это сопряга-
        лось с определенными неудобствами: он не мог полностью сосредоточиться на стрельбе, потому, для оптимального ведения боя, был предусмотрен отдельный огневой пульт.
        Нотэл посмотрел в обзорный иллюминатор. В гиперпространстве не видно ни планет, ни
        астероидов, ни туманностей. Складывалось впечатление, что летишь по бесконечному тоннелю, но он продолжал упорно всматриваться вперед. Энтони тоже не произносил ни слова.
        — Ты еще долго будешь играть в молчанку?  — Нотэл повернулся к нему.
        — Я занят,  — коротко отрезал Энтони.
        — Это я вижу. Послушай, я ведь и, правда, еще ничего не решил…
        — Ты не обязан передо мной отчитываться. Делай что хочешь. Только объясни, чего тебе не
        хватает? Хочешь дотянуться руками до звезд? Так все мы, рано или поздно, дотянемся.
        — Что-то происходит, меняется,  — медленно произнес Нотэл. — Я не хочу быть застигнутым
        врасплох. Челион какой-то всполошенный, да и капитан тоже. А то, что было на Эскриоле, вывод
        из этого напрашивается совсем уж паршивый…
        — Какой есть,  — Энтони автоматически потянулся к приборной панели, но опомнившись,
        вернул руку на штурвал.
        Этот жест не ускользнул от Нотэла, и он понял, что его подозрения совпадают с подоз-
        рениями Энтони. Да и Таил, скорее всего, тоже думает, что кто-то сливает информацию.


        На базу, группа вернулась ранним утром. Не смотря на это, по взлетно-посадочной пло-
        щадки прохаживался Верм. Таил отпустил Энтони, чтобы исключить его встречу с майором, но
        Энтони будто специально пошел ему на встречу. Поравнявшись с майором, он отдал честь и
        сказал что-то, отчего лицо Верма передернулось. После, Энтони направился к жилому блоку, а
        майор подошел к Таилу.
        — Прими мои поздравления, капитан,  — он пожал ему руку.
        — Спасибо, майор,  — Таил встретился с ним взглядом.


        Фиолетовые глаза Верма, как всегда ничего не выражали. От взгляда Таила, его заметно
        коробило, но он не хотел уступать в этом бессловесном споре.
        — Ты сейчас в штаб?  — поинтересовался майор, все так же, не отводя глаз.
        — Хотелось бы сначала к себе заскочить,  — Таил заметил, что Верм начинает не выдерживать
        эту игру в гляделки.
        — Понимаю. Ну, иди, после отчитаешься.
        — Я через часок подойду, ты у себя будешь?
        Верм кивнул, найдя таким способ повод отвести взгляд. Таил отдал честь и поспешил к
        себе. Прежде чем подняться в свою квартиру, он позвонил Челиону и договорился с ним о
        встрече. Было решено, что он зайдет к подполковнику домой. Там они смогут поговорить без
        посторонних ушей.
        Таил вошел в комнату, осторожно прикрыв за собой дверь. Стенга находилась в детской.
        Она стояла, склонившись над кроваткой.
        — Привет,  — тихо произнес капитан.
        Стенга обернулась, на ее лице появилась счастливая улыбка. Он подошел к своей жене и
        нежно поцеловал ее в губы.
        — Извини, что меня не было рядом,  — он провел ладонью по ее лицу.
        — Ты не виноват,  — успокоила его Стенга. — Я не обижаюсь.
        Таил подошел к кроватке. В ней лежал крохотный комочек и тихо посапывал во сне. В ду-
        ше разлилось приятное тепло и ощущение безграничного счастья. Таил хотел взять ребенка на
        руки, но Стенга его остановила.
        — Ну, куда ты лезешь? В порядок бы себя привел, для начала.
        — Ничего, пусть привыкает,  — Таил все же отошел в сторону. — Но умыться и правда не поме-
        шает. Еще нужно Верму рапорт отдать, а потом к Фелиту на квартиру заскочить, разговор к нему
        есть.
        — Так ты опять уходишь?
        — Через час,  — Таил прошел в ванную.
        — Как хоть все прошло?  — Стенга последовала за ним.
        — Да как тебе сказать,  — капитан снял китель, рубашку и протянул их жене. — Я, пока, сам еще
        не понял. Вот поговорю с подполковником, тогда ясно будет…
        Часа через полтора, Таил уже сидел в городской квартире Челиона. У Верма он не задер-
        жался — отдал рапорт и сразу же отправился к подполковнику.
        Челион поставил на стеклянный столик две чашки с ирлесом2 и присел напротив Таила.
        — Ты куда свою сплавил?  — капитан взял чашку.
        — Она сама сплавилась. На Эвруме конференция по регенерационному восстановлению
        тканей. Она давно к ней готовилась. Вчера улетела, и детей забрала. Стенга ведь тоже должна
        была лететь, но отказалась. А что?
        — Хотел знать, что никто не помешает,  — капитан поставил чашку обратно на столик, не сде-
        лав ни глотка. — Фелит, ты ведь знаешь, я не привык ходить кругами — у нас завелся «сливщик», -
        он положил перед подполковником торианский коммуникатор,  — мы нашли логово торианских
        ученых, но там уже никого не было. Их предупредили. Это все, что удалось обнаружить. Ну, еще
        кой-какие мелочи, о них в официальном рапорте. А после нашего разговора, на этот коммуника-
        тор пришло сообщение, что извлечение образцов следует отложить из-за присутствия сил МВК.


        2 Горячий безалкогольный напиток.
        Вот только до адресата оно не дошло — этим тварям пришлось лично убедиться в нашем
        присутствии. Жаль, капитан их смотаться успел…
        — На что ты намекаешь, Коинт?  — Челион тоже отставил свою чашку. — Думаешь — это я? Так
        отнес бы все это «мусорщикам». Сюда, зачем пришел?
        — Поговорить. Как офицер с офицером. А если бы я был уверен, то просто пристрелил бы
        тебя. Мудаков, которые продают свою честь, нужно мочить, а не выяснять, почему они так
        поступили.
        — Ну, спасибо за откровенность!  — Челион встал и прошелся по комнате. — Коинт, да как тебе
        могло такое в голову прийти?
        — А что бы ты подумал на моем месте?  — Таил не спускал глаз с подполковника, меревшего
        комнату шагами. — Ты прекрати ковер утаптывать. Шерсть трисана стоит не дешево. Присядь и
        успокойся.
        — Мой ковер, хочу и утаптываю,  — Челион все же сел обратно в кресло. — Коинт, я не ждал от
        тебя такого!
        — Твои громкие фразы не разубеждают меня, скорее, наоборот,  — Таил вновь взял свою чаш-
        ку. — Почему ты хотел лететь вместо меня?
        Челион собирался ответить, что он не на допросе, и Таил не имеет права требовать у него
        отчета в действиях, но, заметив как капитан на него смотрит, понял: правда ведь пристрелит. И
        плевать ему на последствия. Но и говорить о том, что им двигало, Челиону тоже не хотелось.
        — Ну, чего молчишь?  — поторопил его Таил.
        — Я тебе уже говорил — хотел вспомнить старые времена.
        — Чего тогда не полетел вместе со мной?  — капитан закинул ногу на ногу.
        — Не хотел Стенгу оставлять без присмотра. Только, вдобавок ко всему, не включай рев-
        ность, ты прекрасно знаешь, в чем тут причина. К тому же, мы друзья…
        — Не заговаривай мне зубы!
        — Мне все это уже надоело!  — Челион резко подскочил. — Ты переходишь все дозволенные
        границы, хочешь решить все по чести — давай. Здесь и сейчас. А терпеть оскорбления — я не
        намерен!
        Таил медленно поднялся, и Челион заметил, что его рука лежит на пистолете. Он прошелся
        по комнате и остановился напротив подполковника.
        — А давай,  — капитан смотрел Челиону в глаза. — Раз уж ты сам предложил,  — он не спеша дос-
        тал оружие. — Ну, чего ждешь? Меч я с собой не брал, придется так. Можно еще на ножах, но
        слишком шумно получится, соседи всполошатся. Хотя, какая нам разница…
        В глазах Челиона читалось полное недоумение. Он не мог понять, говорит Таил серьезно,
        или просто издевается. Его тон, оставался абсолютно спокоен. Во взгляде застыла решимость. А
        еще, в нем была мгла… Челион тоже достал пистолет.
        — Я не буду этого делать,  — он швырнул оружие на пол. — Моя совесть чиста, и я не стану
        пятнать ее. Если хочешь, можешь пристрелить меня — это уже вопрос твоей совести.
        Таил слегка улыбнулся, убрал свой пистолет и, подняв оружие подполковника, протянул
        его владельцу.
        — Знаешь, а я ведь действительно начал думать, что ты мог и мне придется стрелять,  — он
        присел в кресло.
        — Ты что, проверял меня?  — Челион чуть ни выронил пистолет. — Ну, знаешь! — он тоже при-
        сел. — Твои штучки меня до седых волос доведут!
        — Так ты скажешь, почему хотел лететь вместо меня?


        — У меня догадка, что кто-то сливает информацию, еще раньше появилась. Думал, может на
        Эскриоле что прояснится.
        — Почему сразу не сказал? На меня думал?  — Челион промолчал в ответ. — А еще говоришь,
        как я так мог. Пристрелили бы друг друга за здорово живешь! Ты кому-нибудь говорил о том
        сеансе связи?
        — Нет. А ты?
        — Я тоже. Энтони знает о коммуникаторе и первом сообщении. Насчет второго, даже он не в
        курсе.
        — Придется подключать СД и управление.
        — Спугнем же,  — Таил все-таки отхлебнул остывший ирлес. — Он умный, гад, даже нас с тобой
        стравил.
        — Думаешь, специально?
        — Акрик его разберет. Энтони на Верма сразу тыкнул. Мы так точно глотки друг другу пере-
        грызем. А им только дай сцепиться,  — Таил допил свой ирлес и поставил чашку на стол. — В
        общем, это я тебе оставляю. — Он кивнул на коммуникатор. — Удастся что выяснить, обязательно
        сообщи. Мне идти нужно, я и дома-то толком не был.
        Когда капитан ушел, Челион взял коммуникатор и покрутил его в руках. Из-за какой-то
        ерунды, чуть ни дошло до убийства. Может, Таил прав и все это действительно устроено
        специально? Челион понимал, что найти «сливщика» своими силами, им не удастся, а передача
        дела Службе Дознаний и Разведуправлению, заставит его затаиться. Получается, какой-то
        замкнутый круг. А еще, подполковник сомневался, что Таил до конца поверил в его непричаст-
        ность.


        Капитан Линс Варл вернулся на Торину в препаршивом настроении. Операция по изъятию
        образцов нового вооружения МВК обернулась полным провалом. Его не предупредили о
        присутствии вражеского десанта, хотя, это входило в условия договора. Вероятно, «сливщик»
        просто не знал о том, что группа, высланная на Эскриол, задержится там. Но это вряд ли.
        За то короткое время, что «сливщик» поставлял информацию, Линс успел понять — он не
        плохо осведомлен. Видимо, занимает довольно высокую должность и имеет доступ ко многим
        данным. Но капитана волновало то, что он не знает точно, с кем имеет дело. Попытки выяснит
        это, пока, ни к чему не привели.
        Он сам связался с Линсом. Как сумел выйти на него — неизвестно. Да и мотивации тоже не
        совсем ясны. Но шифроваться он умеет здорово — это уж точно. А главное, его мало волнует, каковы будут потери МВК, в следствии его деятельности. Это может быть очень полезно, в свете
        запланированных действий.
        — Капитан, — в кабинет вошел молодой лейтенант и отдал честь. — Поступил рапорт от веду-
        щего программиста, работавшего на Эскриоле.
        — Что там?  — Линс отложил в сторону собственный рапорт.
        — Когда сворачивали станцию, он потерял коммуникатор, через который осуществлял связь
        с осведомителем.
        — Что это еще за раздолбайство!  — в глазах Линса мелькнула злость.
        Теперь понятно, почему силы МВК застали их врасплох. Даже если «сливщик» и пытался
        предупредить, все оказалось впустую.
        — Если коалиции станет известно, что кто-то из штаба работает на нас, мы можем лишиться
        ценного информатора. Привлечь к работе военных МВК очень не просто!
        — Я понимаю. К программисту уже применено взыскание. И я не думаю, что по коммуника-
        тору удастся что-то выяснить, даже если он попадет к ним в руки. Наши специалисты так и не
        смогли вычислить кто и откуда выходит на связь.
        — Но начнется расследование — это само по себе минус. Из-за этого, могут возникнут прово-
        лочки… Ладно, можешь быть свободен.
        Лейтенант отдал честь и вышел. Мар Карон подавал большие надежды, но он имел склон-
        ность недооценивать противника — подобное может плохо закончиться. Призывно запищал
        коммуникатор. Линс тут же ответил, хоть номер и не высветился.
        — Капитан, у вас что, произошли какие-то накладки?  — Линс без труда узнал голос говорив-
        шего. — Коммуникатор, по которому осуществлялась связь, сейчас находится в Службе Дознаний.
        — Виновный в этом уже наказан,  — заверил Линс. — Поверьте, такое обстоятельство меня со-
        вершенно не радует…
        — Вы за меня волнуетесь? Приятно. Но напрасно. Мне ничего не угрожает. У меня есть для
        вас информация. Что вы слышали о проекте генетического восстановления?
        — Поступали некоторые данные, но они больше похожи на слухи,  — это уже начало всерьез
        заинтересовывать капитана.
        — Могу вас заверить — это не слухи. Проект активно разрабатывается, Информация о нем
        находится в Разведуправлении на Корэлле, но помощь в проникновении я обеспечить не могу —
        доступ в лабораторию осуществляется по генкоду и строго ограничен. Так что, вам придется
        самим. И поторопитесь, скорее всего, лабораторию будут переносить.
        — Я приму к сведению. А что насчет кодов доступа?
        — Будут,  — пообещал информатор. — Я не могу вот так сразу сделать все. Мне ни к чему под-
        ставляться. Жить еще не надоело. Я свяжусь с вами в самое ближайшее время.
        — Послушайте, я понимаю, вы не хотите раскрывать себя, но хоть скажите, как к вам обра-
        щаться?
        — Вам не зачем ко мне обращаться. Я сам обращаюсь к вам.
        Связь оборвалась. Линс несколько минут сидел задумавшись. Генетическое восстановле-
        ние. Такой проект может оказаться весьма кстати. Ради этого стоит предпринять попытку
        проникнуть в Разведуправление МВК. А если не выйдет сейчас, по-тихому, то можно сделать и
        по-другому. Это не слишком повлияет на уже существующий план атак. Подкорректировать
        придется только некоторые мелочи. Да узнать поподробнее об этом проекте.


        Алия торопилась на стоянку, где ее должен ждать Энтони. Возле бара, она столкнулась с
        Нотэлом.
        — Куда так торопимся?  — поинтересовался лейтенант.
        — Энтони у командира увольнительную выпросил, в город хотели смотаться,  — сообщила
        девушка.
        — Понятно,  — Нотэл усмехнулся. — Опять поругаетесь и вернетесь злющие, как Акриковы
        демоны. Когда вы уже повзрослеете?
        — Это не твое дело, Нотэл! Займись собственной жизнью, а в своей, я без тебя разберусь.
        — Я за тебя беспокоюсь, ты моя сестра. Энтони любит тебя…
        — Нотэл, хватит уже!  — не выдержала Алия. — Я тоже люблю его, но не уйду из десанта. Пусть
        он оставит свою навязчивую идею, тогда, у нас все наладится. Объясни ему, как друг, что не
        нужно ставить передо мной такой выбор.


        — Ты же знаешь, в последнее время, мы не очень ладим. Он не станет меня слушать, да и
        никого другого. Тем более, отчасти, я его понимаю…
        — Все вы мужики одинаковые! Мне некогда с тобой ругаться, Энтони ждет на стоянке…-
        Алия собиралась уйти. Она не хотела ссориться с братом, но ей помешал неизвестно откуда
        взявшийся Верм.
        — Что здесь происходит?  — он окинул десантников взглядом. — Рядовой Телиан, что за тон, по
        отношению к офицеру?  — очевидно, он слышал часть разговора, а возможно и весь.
        — Майор, разрешите мне все объяснить… — попытался вступиться за сестру Нотэл.
        — Не разрешаю!  — осек его Верм. — Вы, лейтенант, свободны, а вас, рядовой, прошу пройти в
        мой кабинет.
        Алии ничего не оставалось, кроме как с неохотой поплестись за Вермом. Войдя в кабинет, майор присел в кресло, не сводя с девушки глаз. От этого, Алии сделалось как-то не по себе.
        — Телиан, вы понимаете, что родственные отношения не дают вам права разговаривать по-

        добным образом с офицером? По крайней мере, в служебное время,  — довольно мягко произнес
        Верм.
        — Так точно!  — отрапортовала Алия. — Но должна заметить, что в данный момент, я нахожусь
        в увольнительном,  — девушка протянула майору документ, на который он взглянул лишь краем
        глаза.
        — Это мало что меняет. Вы находились на территории базы. Мне придется нарушить ваши
        планы. Сутки патруля,  — вынес вердикт Верм.
        — Есть!  — Алия понимала — спорить бесполезно.
        Верм мстит за отказ. Мстит мелочно и бесчестно, используя звание. Но, в данной ситуации, доказать личные мотивации невозможно.
        — Я могу идти?  — девушка заглянула в холодные глаза майора.
        — Подожди, куда ты так торопишься?  — Верм, как зачарованный смотрел в морскую бездну
        ее глаз. — Я могу забыть о твоем поведении, если ты проведешь этот увольнительный не с Гроном, а со мной,  — предложил он.
        — Майор, я уже давно все вам объяснила,  — Алия старалась придерживаться уставной формы
        общения. — Между нами не будет никаких отношений. Никогда.
        — Почему? Чем я хуже Энтони? Он сгинет в какой-нибудь заварушке, а я могу дать тебе все, что ты только захочешь. Хочешь, я сделаю тебя офицером, у тебя будет своя собственная
        группа…
        — Хватит, майор!  — не выдержала Алия. — То, что вы предлагаете, не достойно чести офицера.
        Свое звание я заслужу в боях, как все, если на то будет воля звезд. Я люблю Энтони, и если он
        сгинет, то я сгину вместе с ним. Пора бы это понять!
        — Как знаешь,  — от этих слов Верм передернулся, будто ему влепили пощечину. — Твое на-
        правление в патруль,  — он быстро подписал документ и отдал его Алии. — Свободна!
        Девушка отдала честь и вышла. Верм схватил со стола оставленный увольнительный и
        яростно порвал его. Изнутри волнами поднималась клокочущая ненависть, питаемая дикой
        ревностью. Майор до судороги в пальцах сжал кулаки. Он не смирится просто так, не отступит.
        У штаба Алию ждал Нотэл. Увидев мрачное выражение лица сестры, он понял, что майор
        испортил все ее планы.
        — Лейтенант, будьте так любезны, сообщить Энтони, чтоб он меня не ждал,  — Алия сунула
        ему в руки направление в патруль. — По вашей милости, мне теперь периметр базы топтать!
        — А я причем, что Верм на тебя взъелся?  — Нотэл вернул ей документ. — Когда отшиваешь
        офицера, нужно делать это вежливо. Ты иди, а то, еще за опоздание схлопочешь. Майор явно не
        в духе.
        — Спасибо за заботу!  — Алия направилась к оружейному складу за снаряжением.
        Нотэл пошел на стоянку, сообщить другу неприятную новость. Представить реакцию Эн-
        тони по этому поводу, не составляло труда.


        Энтони ждал Алию на служебной парковке. Она опаздывала уже минут на двадцать, и лей-
        тенант начинал нервничать. Он собирался звонить ей на коммуникатор, когда к нему подошел
        Нотэл.
        — Алию ждешь?  — он стал рядом с машиной. — Она не придет.
        — Почему?  — Энтони сунул в карман кителя руку, будто проверяя на месте ли его содержи-
        мое.
        — Ее Верм на сутки в патруль закрыл за пререкания со старшим по званию.
        — Это с ним?  — Энтони нахмурился.
        — Нет, со мной. Заспорили мы, по-родственному, а тут он нарисовался, посчитал, что такое
        неприемлемо…
        — Вот же присос кабинетный!  — лейтенант резко развернулся и пошел к штабу.
        — Энтони, ты куда?  — окликнул его Нотэл.
        — Поговорить с ним,  — чуть обернувшись, ответил лейтенант. — Пора заканчивать с этим.
        — Не самая удачная идея,  — Нотэл догнал его.
        — А другой, у меня нет. Он меня уже достал!
        — Верм старше по званию.
        — И плевать.
        Нотэл не стал больше отговаривать Энтони, понимая, что это бесполезно. Приказать ему,
        он не имел права, капитана на базе нет, а идти к генералу, означает подставить лейтенанта. Тем
        более, ему с Вермом действительно нужно разобраться. Слишком затянулась эта напряженность
        между ними.
        Энтони без стука вошел в кабинет майора.
        — Лейтенант, тебя стучать ни учили?  — Верм поднялся с кресла.
        — Майор, а тебя ни учили понимать, когда девушка говорит «нет»?  — вопросом на вопрос
        ответил Энтони. — Таким поступком, ты показал, как мало в тебе осталось чести.
        — Ты что, забыл, с кем разговариваешь?  — на лице Верма проступили вены.
        — Прекрасно помню. Я пришел предложить простое решение нашего конфликта — поединок.
        Если победа будет за мной, ты подашь рапорт о переводе.
        — А если за мной?
        — Даже не знаю, что предложить, майор. Заставить Алию полюбить тебя — я не могу. Ну,
        ладно, тогда, я подам рапорт о переводе, а уходить со мной, или оставаться здесь, Алия решит
        сама.
        — Пусть будет так,  — согласился Верм. — Где и когда?
        — Через час, на старой флотской базе.
        — Буду ждать.
        Энтони ушел. Верм долго смотрел на закрывшуюся дверь. Выяснять отношения с лейте-
        нантом подобным способом, ему не хотелось — он в любом случае останется в проигрыше. Но
        отказаться майор тоже не мог — не позволяла гордость.


        Нотэл ждал Энтони в коридоре, и едва он вышел от Верма, поспешил к нему.
        — Поговорил?
        — Да,  — Энтони быстрым шагом направился к выходу.
        — И как?  — Нотэл не отставал от него.
        — Скоро узнаешь. Если кто будет спрашивать — ты меня не видел после возвращения,  — Эн-
        тони направился к стоянке.
        — Ты скажешь что случилось?
        — Ничего. Просто, не видел ты меня, и все,  — Энтони сел в свою личную машину и захлопнул
        дверцу.
        Лейтенант ударил по педали газа. Двигатель взревел, и машина рванула с места. На покры-
        тии остался след. Нотэл пошел обратно к штабу. Мимо него пролетел Верм, и до Нотэла донесся
        звук двигателя. У лейтенанта стали появляться догадки насчет того, к какому решению пришли
        офицеры, и они ему не нравились.
        Вскоре, на базу вернулся Таил и сразу же пошел в свой кабинет. У двери его ждал Нотэл.
        — Ты что тут караулишь?  — капитан открыл кабинет. — Случилось чего?
        — Даже не знаю, как сказать… — Нотэл заметил, что капитан и так не в лучшем настроении.
        — Заходи и говори как есть,  — Таил пропустил его вперед, а потом вошел сам. — Кстати, ты не
        знаешь, когда Энтони вернется. Я не смог с ним связаться.
        — Капитан, об этом я и хотел поговорить. Он с Вермом вроде как поругался и с базы рванул, а майор за ним следом…
        — Что значит «вроде как»?  — Таил присел в кресло и закинул ногу на ногу. — Когда он успел, у
        них с Алией планы были, они у меня отпросились.
        — В том-то и дело, что были. Верм Алию на сутки в патруль закрыл. Энтони сильно разо-
        злился, сказал, что пора с этим покончить.
        — Акрик их раздери!  — Таил вскочил с кресла. — Ты знаешь, куда он поехал?
        — Нет. Энтони просил сказать, что я его не видел, но это может плохо закончиться.
        — Знаю, поэтому, будем искать. И Челиона придется подключать, я Верму приказывать не
        могу. Начнем со старой флотской базы. Ты остаешься за старшего. Найду — урою к Акриковой
        матери!


        Энтони нервно расхаживал возле полуразрушенных ангаров. Лет пятнадцать назад, эта база
        сильно пострадала, после нападения. Восстанавливать ее, посчитали нецелесообразным, тем
        более, тогда проводилось полное переоснащение. С тех пор, это место часто использовали, для
        выяснения отношений по законам чести.
        В десанте строго чтили эти законы. Если возникали какие-то разногласия, которые не уда-
        валось разрешить, или наносилось личное оскорбление, то это влекло схватку один на один.
        Отказ от схватки, означал трусость и позор. Но случалось подобное не часто. Никто не знал
        точно, с кем в следующем бою ему придется сражаться бок обок. Обычно, стычки происходили
        между десантниками и флотскими, чья неприязнь оказалась неискоренима.
        Верм приехал минут через десять, после Энтони. Он не спеша вышел из машины и подошел
        к ожидавшему лейтенанту.
        — Ну что, не будем тянуть время,  — произнес майор. — До первой крови?
        — Нет, на вырубание,  — Энтони стоял с мечом в руках. — Или боишься?
        — А в тебе напористости больше, чем я мог предположить,  — Верм усмехнулся. — Ты либо
        взлетишь очень высоко, либо — это тебя погубит.
        — Время покажет. У меня нет желания чесать язык. Давай к делу.
        — Ну, что ж…
        Верм взял свой меч двумя руками. Некоторое время, они стояли, не сводя друг с друга при-
        стального взгляда. Никто не хотел наносить удар первым. Майор все-таки не выдержал
        напряжения и, замахнувшись, предпринял попытку атаковать. Энтони ушел из-под удара, и меч
        майора рассек воздух. Второй удар, Верм нанес сверху, от правого плеча. лейтенант отразил его
        и отступил на несколько шагов назад.
        Верм не собирался давать ему передышку. Он сделал обманный замах от левого плеча и
        резко перешел на нижний удар, метя своему противнику в ногу. Мастерство, отточенное в боях, сыграло свою роль, и Энтони успел отреагировать и отразить удар, но при этом, он немного не
        рассчитал и повредил запястье левой руки о лезвие меча Верма, когда отводил его вверх. Из раны
        потекла кровь. Лейтенант взял меч одной рукой. В его глазах зажглась ярость. Он бросился на
        своего противника. Одной рукой Энтони умел действовать не хуже чем двумя.
        Верм успел подставить под удар свой меч. Лейтенант зажал рукояткой своего меча руку
        Верма и ударил поврежденной рукой ему в челюсть. Большой палец майора хрустнул. Он
        отшатнулся назад, но все же устоял на ногах. Рассвирепев окончательно, Верм вновь бросился в
        атаку, но и этот выпад Энтони сумел отразить. В порыве ярости, Верм допустил ошибку,
        подойдя к Энтони слишком близко, и получил еще один удар кулаком. На этот раз, лейтенант
        бил точно в висок. Верм отлетел в сторону и упал без сознания. Из разбитой брови потекла
        кровь.
        Энтони глубоко вдохнул и взглянул на поврежденную руку. Судя по тому, как из нее хле-
        стала кровь, задета вена. Рядом с ним раздался визг тормозов. Из остановившегося броневика
        выскочили Таил и Челион.
        — Что здесь происходит, затяни вас черная дыра!  — подполковник переводил гневный взгляд
        с Энтони на Верма, который пришел в себя и поднимался на ноги.
        — Уже ничего, подполковник,  — Верм оттер с лица кровь, и поднял выроненный меч.
        Нижняя губа у майора опухла, правый глаз начал оплывать, лучше слов говоря, что про-
        изошло между двумя офицерами.
        — Подполковник, я бы хотел попросить о переводе,  — Верм убрал меч в ножны за спиной. — И
        чем быстрее решится этот вопрос, тем будет лучше.
        — Подашь официальный рапорт, а сейчас, вам обоим нужна медпомощь. После, я жду вас к
        себе для разговора.
        Челион направился к броневику. Верм бросил на Энтони косой взгляд и зашагал к своей
        машине. Впервые со дня знакомства с майором, лейтенант заметил в его глазах эмоции — это
        была неприязнь, граничащая с ненавистью. Энтони пошел к своей машине. Таил не позволил ему
        вести с поврежденной рукой и сел за руль сам.
        — Как вы нас нашли?  — лейтенант захлопнул пассажирскую дверцу.
        — Это не так сложно,  — капитан завел двигатель. — То, что вы ни по бабам поехали — дураку
        понятно. А для подобных целей, чаще всего, выбирают именно это место,  — они выехали на
        дорогу, и Таил прибавил газу. — У тебя что, окончательно крепления снесло?
        — Ничего у меня не снесло. Мы расставили все по своим местам. Все было по законам чес-
        ти…
        — Да что ж сегодня за день такой: всех тянет выяснить отношения по законам чести,  — Таил
        свернул к госпиталю.
        — Кого еще?  — Энтони зажимал рану рукой, но сквозь пальцы продолжала капать кровь.


        — Кого надо. Не думай, что вам двоим, это сойдет с рук,  — капитан припарковал машину.-
        Иди, пусть тебе руку заштопают. Вон, все уже кровищей уделал. Я тебя здесь подожду.
        Лейтенант не спеша вышел из машины. Он был уверен, что Нотэл проболтался о том, что
        произошло на базе. Догадаться о дальнейших событиях действительно не составляло труда…


        ГЛАВА 4
        Верм приехал в Центральный Штаб первым. Ему не хотелось встречаться с Энтони, и он
        надеялся разобраться со всем до того, как лейтенант придет за своей порцией нагоняев. Майор
        постучал в дверь кабинета подполковника и, после приглашения, вошел.
        — Вы просили официальный рапорт, я принес,  — он положил документ на стол.
        — Значит, это и есть ставка,  — догадался Челион. — Куда хоть переводиться собрался?
        — На ваше усмотрение.
        — Хорошо. Рапорт будет удовлетворен. Пока, побудешь в штабе, а там посмотрим. Я как раз
        искал специалиста по дальним рубежам. Вот только скажи, вы что, не могли все решить по-
        другому?
        — Никак нет, подполковник.
        — Под трибунал оба захотели? Это не просто драка — вы оружие использовали, совсем не
        соображаете, поубивать друг друга решили?! В чем причина?
        — Извините, но этого я сказать не могу. Тем более, конфликт исчерпан, я перевожусь и к
        лейтенанту Энтони Грону не имею никаких претензий.
        — Я очень надеюсь, что все именно так,  — Челион не мог понять, говорит Верм откровенно, или пытается ввести его в заблуждение. А в чем причина ссоры, подполковник знал и так. — Ты
        учти, майор, я закрываю глаза на этот инцидент только потому, что обстановка сейчас сложная, и мне не хочется потерять двух опытных офицеров. Но если нечто подобное повториться —
        трибунал будет вам обеспечен. Все ясно?
        — Так точно!
        — Свободен.
        Майор отдал честь и вышел. Челион подвинул к себе рапорт. После, нужно перевести Вер-
        ма куда-нибудь подальше. Так будет спокойней. А сейчас, в штабе действительно необходим тот, кто хорошо знает стратегию дальних рубежей — там нужно срочно укреплять оборону. У
        подполковника сработал коммуникатор. Он ответил на вызов и, выслушав доклад, помрачнел.
        — Скоро буду!  — проговорил Челион, после чего, связался с Таилом. — Капитан, у нас пробле-
        мы: была предпринята попытка нападения на Эврум. Целью стал Научный Медицинский Центр, хорошо хоть обошлось без жертв.
        — Постой, там ведь твоя жена,  — вспомнил Таил. — На конференции. Она не пострадала?
        — Пока не знаю. Я сейчас туда вылетаю, так что, ты с Энтони сам разберись. И еще, лабора-
        торию Стенги все же придется перенести. Туда сегодня пытался проникнуть посторонний. Его
        задержали, теперь пытаются выяснить все обстоятельства. Ты с ней поговори, объясни все.
        — Ну и денек сегодня! Ладно, я поговорю с ней, а ты держи меня в курсе событий.
        — Постараюсь,  — Челион дождался, пока Таил отключит связь и положил коммуникатор на
        стол.
        Он знал, что реакция Стенги на такие новости, будет бурной, но в сложившейся ситуации
        другого выхода не было. Рисковать проектом просто недопустимо. Слишком дорого может
        обойтись, если данные попадут в руки к врагу.


        Таил вызвал Энтони к себе в кабинет. У него не было никакого желания полоскать лейте-
        нанту мозги. Он все сказал еще по дороге на базу. Но лейтенант пропустил слова капитана мимо
        ушей и остался при своем мнении. Таил не стал повторять одно и то же по нескольку раз и
        просто вынес ему сутки ареста за драку. Энтони не пытался возражать. Так можно только
        усугубить свое положение и получить еще сутки — за пререкания.
        Убедившись, что Энтони действительно отбывает наказание, Таил отправился к себе. Вой-
        дя, он снял китель и, повесив его в шкаф, устало сел в кресло.
        — Есть хочешь?  — поинтересовалась Стенга, поцеловав его в губы.
        — Нет, не сейчас,  — отказался капитан. — Тут весь аппетит отбило. Разговор есть. Малышка
        спит?
        — Только что уложила,  — Стенга насторожилась. — Что случилось?
        — Лабораторию будут переносить. Я еще не знаю куда.
        — С какой радости?  — Стенга присела на подлокотник кресла и заглянула Таилу в глаза. — Это
        была твоя идея?
        — Я не имею к этому никакого отношения. У меня, в последнее время, и без того забот хва-
        тает. Так Фелит решил. Сегодня кто-то пытался туда проникнуть. Наверное, из-за этого… А еще, было нападение на Медицинский Центр Эврума. Там его жена находилась. И ты тоже должна
        была.
        — Думаешь, это связано? Коинт, у тебя мания уже развивается.
        — Говорю же — это не я решил. Фелит не склонен к пустой панике. Раз переносит — значит, есть угроза.
        — Да какая угроза! Работа опять встанет, а тут осталось-то!
        — Как ты не хочешь понять — это вынужденная мера, ради твоей же безопасности,  — Таил
        повернулся к жене. — Я не должен об этом говорить, но в штабе кто-то продался.
        — Откуда ты знаешь?  — в голосе Стенги слышалось недоверие.
        — На Эскриоле выяснилось.
        — И кто он?
        — Если б я знал, он был бы уже трупом. Но он очень умен, и вычислить его будет не так
        просто. Так что, тебе придется смириться. К тому же, после переноса лаборатории, мою группу, скорее всего, тоже переведут.
        — Хоть это успокаивает.  — Стенга вздохнула. — Коинт, я хотела в лабораторию съездить, гля-
        нуть, как там без меня. Я могу Олин с собой взять.
        — Не нужно. Я побуду с ней. А то вот так вернусь с задания и узнаю, что она в подготови-
        тельном центре.
        — С чего ты взял, что Олин станет десантником?  — Стенга поднялась и начала собираться.
        — А кем ей еще быть?  — Таил тоже встал.
        — Может, она будет ученым.
        — Ну, какой из нее ученый?  — Таил схватил Стенгу в охапку и потащил в детскую. — Ты по-
        смотри — у нее уже сейчас упрямство на личике.
        — Коинт, оставь ребенка в покое,  — Стенга вырвалась из его рук. — Она сама решит кем ей
        стать, когда вырастет. Если, к тому времени, останется такая потребность в войсках.
        — Какая же ты у меня наивная,  — капитан нежно улыбнулся. — Война не будет закончена. Она
        — основа этого мира. Получив победу, мы просто не будем знать, что с ней делать. Мы с тобой
        яркий пример того, что мирная жизнь не для нас.


        — Не хочется верить, что ты прав. Мне нужно бежать, хочу успеть, пока Олин спит…
        Иногда, Таилу казалось, что его жена единственная, кто действительно верит в победу. И не
        просто верит, а стремится к ней. Может, в этом и есть отличие ученых от военных: ученые
        работали для победы, а военные использовали их труд для истребления.


        Стенга не спеша поднялась по ступенькам Разведуправления. Ее лаборатория находилась
        на третьем ярусе бункера. Доступ туда строго ограничен. Дежуривший у лифта сержант отдал ей
        честь.
        — Добрый день, Генит,  — поздоровалась Стенга.
        — И вам добрый день, профессор. Не думал так скоро увидеть вас здесь.
        — Ты же знаешь, я без работы долго не протяну,  — Стенга улыбнулась. — Но я ненадолго,  — она
        приложила ладонь к монитору для считывания генкода. — Что тут новенького?
        — А вы не в курсе?  — сержант прислонился спиной к стене. — Я думал, вы из-за этого пришли.
        — Из-за чего именно?  — Стенга полагала, что Вернер может сказать ей больше, чем сообщил
        Таил.
        — Пару часов назад, здесь лазутчика взяли,  — сержант понизил голос. — Доктор Норн погиб.
        Этот выродок хотел использовать его, чтобы проникнуть в лабораторию, доктор отказался
        помогать, он застрелил его и сержанта Донга, и попытался открыть мертвой рукой. Видимо, не
        знал, что это бесполезно и в таком случае, поднимается тревога,  — Вернер заметил, как Стенга
        поменялась в лице.
        Доктор Эман Норн был ее правой рукой. В последнее время, вся лаборатория держалась
        только на нем. Он отчитывался о проделанной работе Стенге, а она Челиону.
        — Вы не знали?
        — О попытке проникновения — знала, а о том, что Эман погиб — нет. Генит, могу я тебя по-
        просить?
        — Конечно, профессор, все что угодно.
        — Если здесь еще что-то произойдет, ты мне сообщи,  — она протянула ему визитку с номером
        личного коммуникатора.
        — Я постараюсь,  — сержант несмело взял визитку
        — Я буду тебе очень благодарна.  — Стенга вошла в лифт. — Братишке своему, привет переда-
        вай.
        — Его в Подготовительный Центр приняли, десантником скоро будет,  — поделился радостью
        Вернер.
        — Замечательно!  — Стенга улыбнулась и закрыла дверь лифта.
        Брата Вернера она видела несколько раз. Он приходил к сержанту на пост. Делать этого не
        полагалось, но Стенга прикрывала глаза.
        В лаборатории царило оживление, но, тем не менее, чувствовалась какая-то угнетенность.
        Заметив Стенгу, сотрудники заметно приободрились.
        — Рады вас видеть, профессор,  — к ней подошла ее второй заместитель Роана Лин. — Как ваша
        дочурка?
        — Нормально. Ест и спит. Почему никто не удосужился мне сообщить?  — Стенга пристально
        посмотрела на Роану.
        — Подполковник Челион сказал, что он сам,  — женщина опустила глаза. — Все произошло так
        быстро. И смерть Эмона — это такой шок.
        — Смерть Эмона — не повод бросать работу,  — Стенга окинула взглядом притихших сотруд-
        ников. — Мне нужен отчет о проделанном,  — лаборант тут же протянул ей распечатки. Она
        просмотрела их и вернула обратно. — Значит, по расчетам, мы можем приступить к активной
        стадии недели через две, так вот, нет у нас этого времени — нас хотят переносить.
        — Доктор Лин, вас вызывает подполковник Челион,  — прервал ее вошедший связист.
        — Я сама отвечу,  — Стенга направилась в свой кабинет. — Переключи его на мой канал.
        Войдя в кабинет, прежде чем сесть в кресло, Стенга внимательно все осмотрела. С виду, все
        так, как она оставила, но это не значило, что никто не пытался найти информацию. Раздавшийся
        сигнал вызова, оповестил, что ее соединили с Челионом.
        — Слушаю вас, подполковник,  — ответила Стенга.
        — Профессор Таил, не ожидал что вы будете в лаборатории, но я рад этому,  — по официаль-
        ному тону Челиона, Стенга поняла, что рядом с ним кто-то из командования. — Вам уже известно
        о случившемся?
        — В общих чертах.
        — В связи с этим, было принято решение о переносе лаборатории.
        — Куда?
        — Об этом, я сообщу немного позднее. У вас есть пять дней, что бы свернуть лабораторию.
        — Подполковник, я считаю эти действия несвоевременными,  — возразила Стенга. — Если хо-
        рошо постараться, то через пять дней можно будет перейти непосредственно к восстановлению.
        — И сколько времени на него уйдет?
        — От пяти месяцев до года. Точнее сказать невозможно. Восстановление — это сложный
        процесс. Спешка может привести к необратимым последствиям…
        — Профессор, избавьте меня от подробностей — я все равно ничего в этом не понимаю, -
        Попросил Челион. — Вопрос о переносе уже решен. Это займет всего недели две и во многом, скорость зависит от вас. Потом, вы сможете спокойно продолжить работу. Вы же разумная
        женщина, должны понимать, что безопасность превыше всего и как много поставлено на этот
        проект. Желательно, чтобы вы начали сворачиваться немедленно,  — Челион отключил связь.
        Домой Стенга вернулась в мрачном настроении. Она понимала, что в действиях Челиона
        есть логика и двухнедельный застой в работе лучше, чем утечка информации, но мириться с этим
        неприятно. Таил сидел в кресле с Олин на руках.
        — Чем опять недовольна?  — спросил он не поднимаясь.
        — Всем,  — Стенга села на диван. — Эман мертв, ты знал об этом?
        — Нет,  — на лице Таила отразилось искреннее изумление. — Фелит мне не сказал.
        — Лазутчик убил. Его и сержанта Донга. А еще, нам дали пять дней на то, чтобы свернуть
        лабораторию.
        — И куда?
        — Не знаю. Фелит не сказал. Как ты справился без меня?  — перевела Стенга разговор на дру-
        гую тему.
        — Нормально, могла бы не торопиться.
        — Ты устал,  — она забрала у него с рук ребенка. — После задания, не отдыхал совсем.
        — На обратном пути было полно времени для отдыха. У меня Энтони в камере сидит. Ни
        выкинул бы чего.
        — За что?  — Стенга удивленно посмотрела на капитана.
        — За драку. Он Верма отделал. Причем, от всей души. Видимо, специально старался бить по
        лицу.


        — Давно пора,  — Стенга недолюбливала майора и никогда этого не скрывала. — Главное, что
        бы Верм жалобу ни подал.
        — Ему гордость не позволит. А Энтони на пользу пойдет посидеть, подумать. Слушай, мо-
        жет, ты хочешь слетать куда-нибудь,  — предложил Таил своей жене. — Например, в Цэа-Квал. Там
        хорошо, спокойно.
        — Ты опять? Коинт, чего ты так хочешь спровадить меня с планеты?
        — Здесь может быть небезопасно,  — Таил посмотрел жене в глаза. — Ты же знаешь, мне не
        нравится Кассия. Ни одной жилой планеты, кроме Корэллы нет. Если что случиться, подкрепле-
        ние будет ползти несколько часов. Не самый удачный выбор, для центральной планеты.
        Командование стало слишком самоуверенным. Возлагает чересчур большие надежды на
        орбитальную защиту.
        — Ты зря распинаешься. Все равно через пять дней лабораторию свернут, и мне придется
        улететь, хоть на время,  — Стенга положила Олин в кроватку. — Что может случиться за это время?
        — Надеюсь, ты права.
        Таилу хотелось верить, что он действительно зря волнуется, но по опыту он знал — затишье
        бывает только перед бурей.


        За сутки, проведенные в камере, Энтони ни на минуту не пожалел о том, что сделал. Когда
        он вышел, Алия ждала его у входа.
        — Это Верм тебя закрыл? — на ее лице читалась тревога.
        Она пыталась выяснить, что произошло у Нотэла, но он отказался что-либо объяснять, ска-
        зав, что Энтони сам все расскажет, если захочет.
        — Нет, командир,  — лейтенант не желал обсуждать с Алией произошедшее.
        — Чем ты его достал?
        — Алия, какая разница? Я устал, хочу принять душ и поесть. Давай поговорим после,  — он
        свернул к жилому блоку.
        — Ты подрался?  — девушка не намеревалась оставлять его в покое и пошла за ним.
        — С чего ты взяла?  — Энтони приостановился и повернулся к ней.
        — Такой след остается после регенерации,  — она взяла его за руку, на которой виднелась тон-
        кая полоска молодой кожи. — Ты выяснял отношения с Вермом.
        — Он не имел права так поступать. Теперь, Верм переведется и оставит нас в покое. Он дал
        слово.
        — Энтони, какой же ты доверчивый,  — Алия провела рукой по его щеке. — Верм же штабной,
        он даже в собственных словах найдет лазейку и вывернется.
        — Давай смотаемся куда-нибудь,  — лейтенант вжался щекой в ее ладонь. Я поговорю с Коин-
        том, он отпустит на недельку.
        — Не отпустит,  — Алия убрала руку. — Просидел в своей камере и не знаешь ничего. Нас на
        охрану лаборатории направляют, пока ее будут сворачивать для перебазирования. Да и вообще, сейчас всех на ноги поднимают.
        — А куда переносят?
        — Этого даже Стенга не знает. Никому не говорят. Мрак какой-то.
        — Не говорят — и к лучшему. Я к себе,  — Энтони взял лицо Алии в ладони и поцеловал ее в
        губы. — Ты пойдешь со мной?
        — Энтони, ну не сейчас же…
        — Почему?  — он схватил ее за руку и стал увлекать за собой.
        — Я только с патруля сменилась.
        — А я с камеры вышел. Я соскучился по тебе,  — Энтони остановился, но руку девушки не
        выпустил. — В последнее время, мы так редко бываем вдвоем. А когда выпадает возможность, чаще всего ругаемся. Я устал от этого. Ты мне нужна. Очень. Я боюсь тебя потерять. Боюсь
        остаться один.
        — Энтони, ты опять? Я же говорила…
        — Нет, я сейчас о другом,  — перебил Алию лейтенант, прекрасно зная, что она хочет сказать.-
        В эти сутки у меня было достаточно времени, чтоб подумать, и я понял: ты не уйдешь со службы, а если я буду настаивать, то потеряю тебя.
        — Наконец-то!  — Алия улыбнулась и откинула упавшие на лицо волосы. — Тебе эта драка все
        же пошла на пользу.
        — Возможно,  — Энтони тоже улыбнулся. — Алия, я хотел сделать это еще вчера, но все пошло
        не так,  — он достал из кармана коробочку с авеолом3. — Выходи за меня замуж. Только, прежде чем
        ответить, учти — третьего раза не будет. Если ты откажешь, я переведусь с Корэллы.
        — Это шантаж?  — в глазах девушки мелькнула задорная искорка. — Таил все равно никуда тебя
        не отпустит, так что — ты не сможешь выполнить свою угрозу.
        Энтони смотрел, как легкий летний ветерок треплет ее волосы, глаза сверкают и ему хоте-
        лось, чтоб это мгновенье никогда не кончалось. Хотелось целую вечность держать за руку, тонуть в любимых глазах и верить, что они всегда будут вместе. Что ни одна сила во Вселенной
        не сможет их разлучить. Он смирится с тем, что Алия не оставит службу, будет надежно
        прикрывать ее в бою, лишь бы только она была рядом с ним. Лишь бы каждый день, просыпаясь
        видеть ее лицо, слышать голос. А с боевыми вылетами, рано или поздно, все равно придется
        завязать, и Энтони очень постарается, чтоб это произошло как можно скорее…
        К реальности лейтенанта вернул писк коммуникатора. На мониторе высветилось сообще-
        ние срочно явиться к Таилу.
        — Капитан вызывает,  — лейтенант убрал коммуникатор. — Ты так ничего и не ответила.
        — Конечно же — да. Куда я от тебя денусь,  — Алия встала на цыпочки и нежно поцеловала его
        в губы. — Я тогда жалела, что отказала. Честно,  — призналась она. — Ты иди, а то командир ругаться
        будет, он не в духе.
        — Сейчас все не в духе,  — Энтони извлек авеол и одел девушке на руку. — Если никуда не за-
        шлют, вечером отметим. И разрешение на свадьбу у генерала нужно сразу взять,  — он еще раз
        поцеловал свою невесту и поспешил в штаб.
        Подойдя к кабинету капитана, лейтенант постучал и вошел только после приглашения.
        Таил, как всегда, сидел боком к столу, закинув ногу на ногу.
        — Вызывали, капитан?  — Энтони отдал честь
        — Да. Ознакомься,  — Таил протянул ему распечатки последних сводок.
        Данные заставили лейтенанта нахмуриться. За последние сутки, совершено четыре нападе-
        ния на ближние рубежи. Предпринята попытка прорваться на Телорн, где находились основные
        кораблестроительные верфи и Эврум.
        — Кроме того, была попытка проникнуть в лабораторию. Первый заместитель Стенги убит, -
        сообщил Таил.
        — А ваша жена знает?  — тон лейтенанта был нарочито-официальный.


        3 Широкий браслет с отходящими лучами, украшенный драгоценными камнями, одевается на левую руку, чуть выше запястья. Символизирует совместный путь до звезды.


        — Не все. И знать ей не обязательно.
        — Нас хотят куда-то перебрасывать?
        — Нет. С завтрашнего дня, будет объявлен режим 1-0. Предупреди всех, пусть будут готовы.
        Режим 1-0 предписывал переход на усиленное патрулирование и введение комендантского
        часа. Так же, удваивалась охрана стратегических объектов и командных пунктов.
        — Разрешите выполнять?
        — Энтони, прекрати паясничать,  — не выдержал Таил. — Каждое действие влечет за собой по-
        следствия, ты должен это понимать.
        — Я понимаю, и Верм теперь тоже.
        — Думаешь, ты преподал ему урок и, перейдя в Центральный Штаб, он отстанет от Алии?
        — Как в Центральный?  — Энтони не смог сдержать удивления.
        — А ты думал, его на дальний рубеж отправят, или он сам туда попросится? Вы ведь не ого-
        варивали, куда он должен перевестись, хотя, следовало. И не вздумай снова пытаться выяснить с
        ним отношения. Второй раз, сутками ареста не отделаешься. Не подходящее время вы выбрали.
        Лейтенант молча выслушивал капитана, думая о том, что Алия оказалась права — Верм
        сумел извернуться.


        Челион внимательно изучал сводки, поступавшие с рубежей. Приятного в них было мало.
        Ситуация в любой момент могла стать критической. Скорее всего, с завтрашнего дня будет
        введен режим 1-0. А еще, есть «сливщик». Коммуникатор, который нашел Таил, подполковник
        передал в Разведуправление. Делать этого жутко не хотелось, но других вариантов просто не
        оставалось. Никаких докладов по этому поводу еще не поступало, не смотря на то, что подпол-
        ковника обещали держать в курсе. Управление часто забывало о своих обещаниях. Зато, если уж
        им что-то пообещали — не забудет никогда.
        У Челиона сработал коммуникатор. Он внимательно выслушал говорившего, и на его лице
        мелькнуло недовольство.
        — Вы что, своими силами не справитесь?  — осведомился Челион. — Раньше, помощи не проси-
        ли. Ситуация сейчас и без того сложная, каждый десантник может оказаться на счету.
        — Я понимаю, но тут бывшие,  — сообщили на другом конце. — Я наводил справки — ничего
        хорошего.
        — Наводили они справки… — мрачно проворчал подполковник. — Скиньте мне все имеющиеся
        данные, там уже буду решать. Переговоры проводить пробовали?
        — Так точно.
        — Протокол переговоров тоже мне. О принятом решении сообщу,  — Челион отложил комму-
        никатор.
        Данные поступили буквально через пять минут. Подполковник быстро ознакомился с ними
        и нахмурился. Это совсем ни кстати. Откуда эти отщепенцы только взялись? Какого Акрика им
        неймется? Без них проблем хватает. Все идет не так, как нужно Челиону. Хотя, это не такая уж и
        проблема. Решается она очень просто. Подполковник связался с Вермом и отдал соответствую-
        щие распоряжения.


        После обеда, Таил получил приказ вылетать на Троил. Эта планета всегда считалась про-
        блемной зоной. Там находили пристанище пираты, контрабандисты и отщепенцы. Время от
        времени, между ними возникали междоусобные стычки, которые быстро прекращали планетар-
        ные войска. На пиратов и контрабандистов смотрели сквозь пальцы, как на неизбежное зло, с
        которым нужно бороться, но всегда находятся проблемы поважнее.
        Обычно, они нападали на торговые корабли крейдов, нелегально перевозили их техно-
        логии. Крейды были расчетливы, всюду искали свою выгоду.
        Хоть они и имели договор с МВК на поставку технологий, но в состав коалиции не входи-
        ли. К ним относились настороженно, и когда пиратам удавалось потрепать крейдовские корабли, МВК прилагало все усилия, чтоб найти груз, правда, до законного владельца доходило далеко не
        все. Если там попадались разработки, которые крейды хотели утаить от МВК — они становились
        «оплатой за помощь». Крейды не пытались возражать против такого положения дел. Портить
        отношения с МВК, было не в их интересах. Таким образом, пираты помогали контролировать
        ненадежных партнеров.
        С отщепенцами дело обстояло сложнее. Хоть эта категория не многочисленна, но она могла
        создать серьезные проблемы. Как правило, банды отщепенцев состояли из бывших военных,
        которые с треском вылетели со службы. Такое случалось редко, но все же случалось. К ним
        присоединялись те, кто был недоволен политикой МВК, или кому отказали в приеме в подгото-
        вительный центр. Бывали случаи, когда отщепенцы пытались захватить небольшие пригранич-
        ные планеты и установить там свою власть, но еще ни одна из них не увенчалась успехом.
        Вот и сейчас, судя по данным, на Телорне объявилась хорошо вооруженная банда. Она
        обосновалась в заброшенной шахте, и местные войска просили помощь. Таил подозревал, что
        дело там не чисто. Обычно, местные справлялись сами, а тут им понадобилась поддержка
        десанта.
        Уже через полчаса после получения приказа, челнок покинул базу. Всю дорогу, Таил на-
        блюдал за Энтони. Лейтенант выглядел задумчиво и все время молчал. Казалось, ему в душу
        запала мысль, которая не дает покоя. Это было не похоже на Грона. Перед высадкой, Таил
        вызвал его в офицерскую.
        — Рассказывай, что у тебя случилось,  — Таил закинул ногу на ногу.
        — Что может случиться, все как обычно,  — заверил Энтони.
        — Не ври. Тебе что-то известно о нашем задании?
        — Нет, просто, все силы по приграничью раскидали. Центр голый остался — это неправильно.
        — Так пошел бы и сказал командованию. Что толку сидеть с кислой миной?
        — Будто кто-то станет меня слушать,  — Энтони взял ручку и принялся постукивать по столу.-
        Ну, на кой хрен мы туда летим? Всегда сами справлялись, а тут…
        Таил промолчал в ответ. Он и сам все это понимал, но поделать ничего не мог.
        — А ни попортил ли тебе этот вылет планы?  — предположил капитан, чтоб не обсуждать при-
        каз.
        — И это тоже,  — Энтони уже успел привыкнуть, что от капитана трудно что-то скрыть и не
        пытался ввести его в заблуждение. — Я Алии предложение сделал, хотел вечером отметить, в
        кругу друзей.
        — Рад за вас!  — Таил искренне улыбнулся. — Надеюсь, скоро будем праздновать рождение
        ваших детей.
        — А я-то как надеюсь, капитан.
        — Что, решил хитростью ее из строя вывести?
        Энтони лишь ухмыльнулся на это замечание.


        На Троиле их встречал полковник планетарной полиции.


        — Мне нужна точная информация,  — Таил сразу перешел к делу. — Кто это, сколько их, как
        вооружены, и чего от них ждать.
        — Капитан, я бы с удовольствием сказал кто это, если бы знал. Вооружены они отменно, и
        еще, их командир раньше служил в десанте, потому и было принято решение направить вас
        сюда. По нашим данным, их пятнадцать, они засели в старой шахте. Там три выхода, все
        перекрыты, но внутрь соваться нам запретили.
        — А они что, не предпринимали попыток прорваться?
        — Один раз.
        — Каковы ваши потери, после этой попытки?
        — Потерь нет, только легкие ранения. Это так важно?
        — Раз спрашиваю, значит важно,  — Таил нахмурился.
        Пятнадцать хорошо вооруженных отщепенцев, под предводительством бывшего де-
        сантника не смогли прорваться через оцепление планетарной полиции — звучит сомнительно.
        Особенно, учитывая, что полиция не понесла потерь. Это объяснялось только тем, что они не
        захотели прорываться. Получается, у них есть какая-то цель. Но какая, Таил понять не мог.
        —Полковник, убирайте оттуда своих,  — Таил одел боевые перчатки. — Мы будем действовать
        сами.
        — Капитан, вы уверены, что справитесь?
        — И не с такими справлялись. Выходы далеко друг от друга?
        — Нет, шахта небольшая. Ее разработка была прекращена. Вы там осторожней, может и
        обвалиться от старости.
        — Спасибо, что предупредили. Энтони, Нотэл, перекроите боковые выходы, я возьму цен-
        тральный,  — распорядился Таил. — Все, пошли!
        Полковник проводил их взглядом и отдал приказ своим подчиненным покинуть позиции.
        Возле шахт не обнаружили ни систем слежения, ни ловушек. Вход оказался забар-
        рикадирован изнутри. Таил, со своей частью группы проник внутрь, взорвав его. В шахте царила
        темнота. Сканеры не показывали никакой активности. Таил почувствовал, как в спину ему
        уперлось дуло. Он резко обернулся и ударил по оружию сверху. В пол вошло несколько
        лазерных разрядов. Таил хотел выстрелить в упор.
        — Капитан, не стреляй, мы сдаемся,  — остановил его отщепенец, бросая автомат.
        — С чего вдруг?  — Таил убрал палец с курка, но оружие не опустил.
        — Я не стану убивать своих. Никогда этого не делал и сейчас не буду. И мои ребята тоже.
        Из темноты вышло полтора десятка отщепенцев, и сложили оружие. На них были «ске-
        леты» десантного образца. Причем ни устаревшие, а последней модификации. Видимо, кто-то
        оказывал им покровительство и снабжал вооружением. Но, больше всего, Таила удивило то, что
        у многих сохранились отличительные знаки МВК. Если верить им, то тот, кто навел на капитана
        автомат, когда-то имел звание майора. Обычно, отщепенцы избавлялись от официальной
        символики. Таил связался с Энтони и Нотэлом и приказал подходить к нему.
        — Капитан, поговорить бы,  — предложил бывший майор.
        — Говори, пока можешь. У нас приказ на вашу ликвидацию,  — сообщил Таил.
        — Почему же не выполняете?  — голос отщепенца звучал спокойно.
        — Интересно узнать, чем вы планетарников так напугали, что они за вами лезть не рискну-
        ли.
        — Давай выйдем на воздух, я расскажу.
        — Сейчас, мои ребята подойдут и выйдем. Только не вздумай что-нибудь отколоть — при-
        стрелю и глазом не моргну.
        Таилу казалось, что где-то он уже встречался с этим бывшим майором, но где, никак не мог
        вспомнить. Когда подошла остальная часть команды, Таил указал отщепенцу автоматом в
        сторону выхода, давая понять, чтоб он шел первым.
        — Глаз с них не спускать,  — Таил пошел следом. — Ну, я тебя слушаю,  — капитан вышел из
        шахты и поднял автомат дулом вверх.
        — Информация у меня есть, ее нужно срочно до командования донести,  — бывший майор
        открыл шлем. — А мне, сам понимаешь — никак.
        — Почему через местных ни передал? У вас вроде как негласное соглашение.  — Таил тоже
        открыл шлем. — Или я ошибаюсь?
        — Не ошибаешься. Но они решили, что ему можно не следовать. Присосы… — отщепенец
        сплюнул в сторону. — Меня никто даже слушать не стал. Что-то тут не чисто.
        — Что за информация?
        — Много чего. Мы торианский разведчик перехватили. Он был под крейдовский торговый
        челнок замаскирован. Прежде, чем разнести их в космическую пыль, мы всю информацию
        выудили,  — Он протянул Таилу информационный кристалл. — Там разведданные по нашей
        обороне, я не знаю, успели они их передать, или нет, а еще, некоторые планы их атак.
        — Интересно… — капитан покрутил в руках кристалл и перевел взгляд на отщепенца. — Мы
        раньше нигде не встречались?
        — Нет, но ты мог обо мне слышать. Майор Райк Миленс,  — представился отщепенец. — Я года
        полтора назад крейда пристрелил при выполнении задания.
        — Случайно?
        — Почему же — специально. Из-за этой твари плоскорылой четверо моих ребят погибло. Ни
        пристрели я его — все бы там остались. Командование хотело замять, но этот крейд ученым был, да к тому же, не из рядовых. В общем, списали меня по психологической неустойчивости, по-
        доброму,  — Райк невесело усмехнулся. — А я не знаю, как гражданской жизнью жить. Уж лучше бы
        разжаловали. Большая часть команды с таким решением тоже не согласилась, так и превратились
        мы в отщепенцев. Своих никогда не трогали, а вот этих паразитов мелких трепали регулярно.
        Жаль только, ториане редко попадались.
        — То-то я думаю, не похож ты на полного выродка,  — капитан еще раз окинул взглядом быв-
        шего майора. — Да и команда твоя — не сброд отморозков.
        — Ну, спасибо на добром слове!
        Таил продолжал крутить в руках кристалл. До него доходили слухи об этой истории. Груп-
        па должна была эвакуировать ученых из окружения. Один из них уперся, начал выдвигать
        требования. Из-за проволочки, четверо солдат погибли. Нервы у командира не выдержали — он
        пустил крейду пулю в лоб и продолжил эвакуацию. Таил не понимал, почему отправляя на
        задание, им не сообщили с кем предстоит иметь дело. Должны же были знать.
        — А в штабе, видимо, тоже не все остались довольны твоим списанием,  — предположил Таил.
        — С чего такой вывод?
        — С вашего снаряжения. Кто-то заботиться, чтоб у вас не было недостатка в оружии. Скорее
        всего, это подполковник Челион. Он имеет доступ к распределению.
        Райк ухмыльнулся и ничего не ответил. Вернувшись к солдатам, Таил заметил на их лицах
        замешательство. Видимо, они тоже узнали, с кем имеют дело.
        — Капитан, можно вас на пару слов,  — обратился к Таилу Энтони.
        — Не сейчас. Анадел, свяжись с Лоурен, пусть подойдет к нам, но не садится. Мне нужно
        подняться на челнок. Всем оставаться здесь и ждать дальнейших распоряжений.


        Поднявшись на челнок, первым делом, Таил проверил содержимое кристалла. Там действи-
        тельно имелось много информации, которую нужно срочно передать в Центральный Штаб. Он
        связался с Челионом по его кодовому каналу из офицерской каюты.
        — Слушаю тебя, капитан,  — ответил подполковник. — Что у вас там стряслось.
        — В общем, ничего, просто, я отказываюсь выполнять приказ на ликвидацию.
        — Капитан, что это еще за выходки?  — такого заявления Челион не ожидал. — На каком осно-
        вании?
        — Они сдались добровольно. Я не стану стрелять в безоружных, и никому не позволю. Ты
        знал, что это группа Миленса? Они хотели передать информацию, но им не дали такой
        возможности.
        — Коинт, ты же в курсе, что за история была с Миленсом.
        — Половина МВК в курсе, но это не помешало тебе обеспечивать их снаряжением.
        — Я не понимаю, о чем ты говоришь,  — в интонации Челиона мелькнула нотка замешательст-
        ва, выдававшая, что он, застигнут врасплох таким заявлением.
        — Мне без разницы, понимаешь ты или нет. Я все равно не буду выполнять этот приказ.
        — Ты хочешь их отпустить?
        — Нет. Тогда я не стал бы сообщать об этом, а попросту сделал так, чтоб их считали мерт-
        выми. Их нужно реабилитировать.
        — Я не представляю, как это возможно…
        — Ты сумел найти возможность подкидывать им снаряжение, найди и тут лазейку. К тому
        же, они не нападали на своих — это зачтется, да и подобная информация не каждый день в руки
        попадает.
        — Не знаю,  — в голосе Челиона чувствовалась неуверенность. — В принципе, если все списать
        на психологическую неустойчивость, он же по ней тогда пошел, то может, и в звании удастся
        восстановить… Ты задержись там под благовидным предлогом, а я попробую что-нибудь
        придумать.
        — Хорошо. О результате сразу сообщи,  — Таил отключил рацию и направился в рубку управ-
        ления. — Кеил, нужно имитировать аварийную посадку,  — Обратился он к пилоту. — Только так, чтоб шума побольше, а ущерба поменьше. Сможешь?
        — Попробую. А зачем?
        — Нужно задержаться здесь, под убедительным предлогом.
        Лоурен не стала задавать лишних вопросов и защелкала по кнопкам на приборной панели.
        В главном двигателе появился какой-то надрывный гул. Из сопла вырвалось пламя. Капитан сел
        в кресло стрелка и закрепился. Посадка оказалась жесткой и сопровождалась громким хлопком, который должны были услышать за несколько километров. Буквально через пару минут, у Таила
        сработала рация.
        — Капитан Таил на связи,  — ответил он.
        — Капитан, мы слышали какие-то хлопки,  — раздался в рации голос полковника планетарной
        полиции. — Может, вам нужна поддержка?
        — Неполадки с челноком, но мы сами справимся. Если что-то понадобиться, я с вами свя-
        жусь.
        — Как знаете. А что с отщепенцами, вы их ликвидировали?
        — Этот вопрос не должен вас беспокоить. Будьте уверены, с отщепенцами мы разберемся, -
        Таил отключил рацию, но она тут же сработала вновь. — Слушаю.
        — Командир, что у вас случилось?  — на этот раз на связь вышел Энтони.
        — Подойди к челноку, я тебе все объясню.
        На челноке, Энтони был уже через пять минут.
        — Значит так, ты вернешься на Корэллу и отдашь вот это лично Челиону,  — распорядился
        Таил, отдавая кристалл.
        — Может, ты все же объяснишь, что произошло?  — Энтони покрутил кристалл в пальцах.
        — Ничего особенного. Кеил имитировала аварийную посадку. Поторчим здесь, пока подпол-
        ковник ни решит вопрос с Миленсом.
        — Капитан, а это так срочно?
        — Да. Транспорт возьмешь в космопорту, туда доберешься на броневике. Вперед. И запомни
        — лично Челиону.
        — Так точно!  — Энтони отдал честь.
        Он спустился с челнока и направился к броневику, который им оставили полицейские. Ему
        не давала покоя мысль, что же такого на этом кристалле, что Таил так торопится передать его
        командованию и за что бывшего майора могут реабилитировать. Лейтенант решил не ломать
        понапрасну голову, ведь можно просто посмотреть. Должен же он знать, что передает и какими
        проблемами это потом обернется.
        Информацию Энтони просмотрел еще в космопорту и тут же начал подгонять техников,
        готовящих ему корабль. Его всегда раздражали гражданские космопорта: вечно у них возникали
        какие-то проволочки. На военных все по-другому: корабли всегда готовы к старту, так как любое
        замешательство может дорого стоить. У гражданских, такой необходимости просто нет. Но, видя, что офицер начинает злиться, персонал зашевелился. Нарываться на десантника никому не
        хотелось — это могло обернуться неприятностями.


        ГЛАВА 5
        Энтони прибыл в Центральный Штаб уже через пару часов. Челион никак не ожидал уви-
        деть его.
        — Лейтенант, ты ведь должен быть на Троиле?
        — Так точно,  — отрапортовал Энтони, отдавая честь. — Но капитан Таил приказал срочно дос-
        тавить вам полученную информацию. — Это действительно важно.
        — Тебе Коинт сказал, или ты сам нос туда сунул?  — Челион поставил кристалл в считыватель.
        — Капитан знал, кому отдает,  — уклончиво ответил Энтони.
        — Понятно,  — подполковник сосредоточенно изучал данные. — Когда капитан выходил со
        мной на связь, он не говорил, что намерен отправить тебя с информацией.
        — Подполковник, вы ведь знаете, он всегда делает то, что сам считает нужным, и никому
        ничего не объясняет. Что будем теперь делать?
        — Соберем экстренное совещание. Времени в обрез. Акриковы демоны, все силы раскидали!
        Свяжись с Коинтом, пусть возвращается, вместе с Миленсом. Его, конечно, потреплют немного, а потом направят в подготовительный центр инструктором.
        — Как же вы так быстро?
        — Энтони, это не твое дело,  — Челион оторвал взгляд от монитора и посмотрел на лейтенан-
        та. — Когда ты избавишься от своих хамских замашек?
        — Наверное, когда к звезде отправят. Разрешите идти?
        — Иди.
        Энтони отдал честь и вышел. Первым делом, он зашел на пункт связи и передал Таилу при-
        каз подполковника. Он уже шел к выходу из штаба, когда из-за угла ему на встречу вышел Верм.


        — Лейтенант, не знал, что ваша группа вернулась,  — произнес майор, поравнявшись с ним.
        — Группа еще на Троиле, вернулся только я.
        — Вот как? Интересно было бы узнать причину.
        — Приказ непосредственного командира. Такая причина вас устраивает?
        — Сойдет,  — Верм знал, что не добьется от лейтенанта более конкретного ответа.
        — Майор, а вы начали обосновываться на новом месте,  — с иронией заметил Энтони. — И как?
        — Нормально. Лейтенант, ты чем-то недоволен? Я выполнил условия поединка. Мы не дого-
        варивались о месте перевода.
        — А зря. Майор, я хотел с тобой поговорить, но не здесь.
        — Мне показалось, мы тогда обо всем «поговорили».
        — Обстоятельства изменились.
        — Что ж, пошли, поговорим.
        Они прошли в кабинет, который выделили Верму. Он был намного просторнее, того, что
        майор занимал на базе и лучше обставлен. Верм присел, а Энтони остался стоять.
        — Я весь во внимании, лейтенант,  — майор смерил его взглядом.
        — Переведи Алию с Корэллы. Я останусь здесь, даю слово чести, а ее переведи куда-нибудь.
        — С чего вдруг?  — Верм подался вперед. — Лично у меня, к этому нет оснований.
        — Послушай меня, майор,  — Энтони уперся обеими руками в стол и посмотрел Верму в гла-
        за. — Я прошу это не для себя — для нее. Если у тебя ДЕЙСТВИТЕЛЬНО есть какие-то чувства к Алии, переведи ее. Под любым предлогом.
        — Чего ты заладил, как испорченная бортсистема: «переведи, переведи»! Для начала, объяс-
        ни что произошло, и я подумаю.
        — Ничего, пока,  — Энтони не хотел говорить ему о том, что было на кристалле.
        — Раз ничего, значит, и причин нет. К тому же, вопрос о переводе должна ставить сама
        Алия, либо, капитан Таил. Свободен, лейтенант.
        — Ториане готовят удар на Кассию,  — с неохотой проговорил Энтони. — Здесь будет бойня…
        — В таком случае, я тем более не стану никого переводить,  — Верм даже не дал ему догово-
        рить. — У нас каждый солдат будет на счету. Тебя никто не задерживает, можешь идти.
        — Жаль, что ты оказался таким хилым,  — Энтони выпрямился. — Сразу с ног свалился. А то так
        просто не отделался бы!
        Лейтенант вышел, хлопнув дверью. И какой Акриков демон его только дернул пойти к
        Верму, нужно было поговорить сразу с Челионом. Теперь, подполковника уже нет на месте. Но
        лейтенант надеялся, что майор быстрее его поймет. Ошибся.


        Когда Энтони покинул Троил, Таил почувствовал непонятную тревогу. В голове мелькнула
        мысль, что не следовало связываться с Центральным Штабом, а тем более говорить о информа-
        ции. Миленс долго наблюдал за тем, как встревоженный офицер не находит себе места и в конце
        концов не выдержал:
        — Капитан, тебя что, так сильно беспокоит моя судьба?
        — Ага,  — Таил обернулся к майору, — а заодно и своя собственная.
        — Информация передана, будут предприняты меры, чего беспокоиться?
        — В том-то и дело…
        — В каком смысле?
        — Майор, за то время, что ты провел в статусе отщепенца, многое изменилось,  — Таил неве-
        село усмехнулся. — Иногда, хочется плюнуть на все и последовать твоему примеру.
        — Капитан, я тебя не понимаю.
        — Я сам себя не понимаю, порой,  — Таил слегка улыбнулся.
        Почему-то от его улыбки, у Миленса прошел мороз по коже, и стало как-то не по себе.
        Больше ему ничего не хотелось спрашивать у этого офицера с глазами чернее бездны. У Таила
        сработала рация. Его вновь вызывал полковник планетарной полиции.
        — Капитан, у меня плохие новости — на подходе к планете обнаружен торианский флот,-
        сообщил он.
        — А как же орбитальный патруль?  — задал резонный вопрос Таил.
        — Капитан, здесь вам ни Корэлла, где на подходах стоят флотилии. Конечно, флот сделает
        все, что сможет, но, скорее всего, сможет он не много.
        — Что это вы, полковник, наш флот так не любите?  — Таил хлопнул рукой по плазменной
        винтовке, давая понять солдатам, что нужно готовиться к бою.
        — Кто б говорил о любви к флоту, да только не десант. Я сообщил вам обстановку, что де-
        лать дальше, вы знаете и без меня. Конец связи.
        — Капитан, как все это понимать?  — обратился к Таилу Миленс.
        — Сейчас нет времени разбираться. Думаю, ты и сам знаешь, из-за чего происходит это на-
        падения.
        То, что ториане будут высаживаться у этих шахт, сомнению не подлежало. Нужно было
        готовить «теплую» встречу. Таил связался с полицейским.
        — Полковник, как обстановка?
        — Пока, тихо. От флотских докладов не поступало, меня держат в курсе.
        — Если эти твари высадятся где-то поблизости, заманите их к нам. Только, предварительно, сообщите точную информацию, а там мы разберемся.
        — Постараемся,  — пообещал полковник.
        — Анадел, пошли, шахты заминируем,  — распорядился Таил, отключив рацию. — Нет никакого
        желания тут возиться.
        Капитан зашагал вглубь шахты. Анадел направился за ним. Когда они уже заканчивали, от
        космопорта раздался звук сработавшей системы противовоздушной обороны. Торианам все же
        удалось пробиться к планете. А через пару минут, Нотэл доложил, что противник высадился в
        двух километрах от них.
        — Пойдем на перехват?  — поинтересовался лейтенант.
        — Еще мы за ними ни бегали. Сами придут,  — Таил направился к выходу из пещеры, на ходу
        проверяя исправность оружия,  — Нотэл, бери четверть группы и отходи к западному входу. Райк, ты меня слышишь?  — обратился он к отщепенцу.
        — Слышу, капитан,  — отозвался майор.
        — Нужно завалить восточный выход из шахты. Ни к чему нам лишни проблемы.
        — Сделаем, капитан.
        Таил отключил рацию. По его расчетам, враг должен зайти на огневую позицию минут
        через десять. Ториане двигались с юго-востока. Капитан рассчитывал заманить их в шахты с
        южной стороны, завалить вход, а самому выйти с запада и взорвать установленный заряды. Но
        его планам не суждено было осуществиться: возле восточного входа высадилась еще одна
        группа. У Миленса завязалась с ними перестрелка.
        С востока доносились звуки стрельбы, но Таил ничем не мог помочь бывшему майору — им
        уже отрезали отход и теперь, они могли отступать только в шахту. Что капитану и было нужно.
        Неприятель открыл огонь первым. Рядом с Таилом прошла автоматная очередь. Он отступил на


        несколько шагов назад и выстрелил из плазменной винтовки по группе ториан. Двое остались
        лежать в жухлой траве.
        — Отходим в шахту!  — распорядился Таил.
        — Капитан, нас загнали внутрь!  — раздался в рации голос Миленса. — Выход перекрыли, нам
        теперь только вглубь. Мы потянем их за собой.
        — Акриково отродье!  — в планы Таила совершенно не входило присутствие Миленса в шах-
        те. — Я передам тебе точные координаты мин. Будьте осторожней…
        Когда Таил был уже в шахте, со стороны Миленса донесся взрыв и послышался грохот
        обрушившийся породы. Убедившись, что ториане последовали за ними и, отойдя на безопасное
        расстояние, капитан активировал первый заряд, заложенный над входом, и тоже отрезал врагу
        путь к отступлению.
        В темноте шахты засверкали лазерные разряды. Бронебойные патроны, попадая в стены
        шахты, выбивали искры. Десантникам необходимо оторваться от неприятеля и выбраться
        наружу. Пользоваться плазменными винтовками в замкнутом помещении, было опасно.
        Плазменная винтовка L-2 предназначалась для ведения боя на открытом пространстве. Она
        обладала довольно большой зоной поражения и дальностью выстрела, но имела один неоспори-
        мый минус — ограниченный энергоресурс. Его хватало на семь-восемь выстрелов полной
        мощностью, а потом, оружие можно было использовать только вместо дубинки в рукопашной.
        Пополнить энергоресурс в условиях боя, не возможно.
        Не прекращая отстреливаться от врага, Таил вышел на связь с Миленсом:
        — Майор, как у вас обстановка?
        — Та еще!  — отозвался бывший майор. — Нас зажали в каком-то «мешке», будем пробиваться.
        — Приоритетное направлении — запад, по возможности, окажем поддержку!  — пообещал Та-
        ил.
        Капитан отключил рацию и осмотрелся, оценивая обстановку. Ториане оказались в невы-
        годном положении. Отступать им некуда, и они несли потери.
        — Алия, продолжайте продвигаться к выходу,  — приказал он. — Пятеро за мной, будем вытас-
        кивать Миленса,  — Таил вновь включил рацию на частоту отщепенца. — Майор, обозначь свои
        координаты, мы попробуем расчистить тебе отход.
        — Восьмой сектор. Поторопись, капитан.
        Таил стал аккуратно отделяться от своей группы и свернул в один из боковых коридоров.
        Враг был слишком занят перестрелкой и не обратил на него внимания.
        За спиной слышались глухие выстрелы. Сканер показывал скопление токсичного газа. Ори-
        ентироваться можно только по навигатору и показаниям сканера.
        Миленса зажали в глухом ответвлении. К тому же, именно в этом секторе заложена одна из
        мин. Взрыв здесь, повлечет обрушение почти всей шахты, а остальное доделают еще два заряда.
        Таил подошел к врагу на минимальное расстояние и только после этого отдал приказ от-
        крыть огонь. Ториане среагировали сразу же, но, тем не менее, трое из них рухнули замертво.
        Низкий потолок шахты не давал Миленсу и его солдатам возможности воспользоваться
        антигравитаторами и выйти из ловушки, пока Таил отвлекал внимание противника. Но теперь, преимущество на их стороне, а враг оказался зажат в кольцо.
        — Капитан, мы уже у выхода,  — доложила Алия. — Ждем только вас.
        — Гадство!  — выругался Таил. Весь его план рушился на глазах. — Майор, придется в руко-
        пашную, иначе не успеваем,  — сообщил он Миленсу.
        Миленс, ни растрачиваясь на слова, выхватил меч. Ториане не спешили менять оружие.
        Одним размашистым ударом меча, Таил пробил броню на боку у вражеского сержанта,
        целившегося в него из автомата. Торианен опустился на колени, а затем рухнул лицом вниз, так и
        не успев нажать на курок.
        Сканер показал, что сзади к нему подошел еще один неприятель. Таил, не разворачиваясь, ударил его локтем в грудь. Тот отлетел к стене и его добил ударом встык шейной и грудной
        пластины Миленс, находившийся рядом.
        Постепенно, десантники умело оттеснили врага от прохода и он оказался зажат в тупике.
        Теперь, нужно отходить. Ториане не собирались отпускать неприятеля, и продолжали преследо-
        вать его огнем. Возиться с ними, Таил не собирался.
        — Ложись!  — скомандовал капитан, целясь в потолок из подствольного гранатомета.
        Десантники попадали, прикрывая голову руками. Сверху прогремел взрыв. Потолок обру-
        шился. Стены вздрогнули, готовые вот-вот обвалиться. Шахту нужно срочно покидаться.
        Западный выход находился довольно далеко от десантников, восточный — намного ближе, но там
        предстояло разбирать завал. В арсенале Миленса имелась портативная ракетница, которая сейчас
        пришлась весьма кстати. С ее помощью можно с легкостью пробить себе путь.
        — Внимание! — произнес Таил в рацию, переключив ее на общую частоту. — Всем покинуть
        шахту, завалить вход!
        — Капитан, а как же вы?  — возразил Нотэл.
        — Выполнять приказ, и без пререканий!  — осек его Таил.
        Они были уже у завала, преградившего выход, когда шахта в очередной раз вздрогнула, и
        донесся звук взрыва. Миленс прицелился из ракетницы вверх завала и нажал на спуск. В этот
        момент, за спиной послышались выстрелы. Видимо, кто-то все же смог выбраться из-под
        обрушившегося потолка. Таил резко обернулся и полоснул очередью по врагу. Несколько его
        солдат успели сделать то же самое. Двое «счастливчиков», сумевших настигнуть десантников, упали замертво.
        Ракета проделала в завале довольно большой проем. Сзади послышался грохот. Шахта на-
        чинала рушиться. Миленс неуклюже прижимал руку к правому боку. Его все же успело зацепить
        очередью. Таил помог ему выбраться наружу.
        — Кеил, поднимай челнок!  — скомандовал Таил пилоту и когда послышался звук заработав-
        шего двигателя, активировал заряды. — Уходим на антигравах!
        Дважды повторять приказ капитану не пришлось. Почва под ногами задрожала и по ней
        стала расползаться трещина. Откуда-то из глубины донеслось глухое ворчанье, и только после
        этого прогремел взрыв. Шахты окутал огненный столб. После взрыва, почва продолжала
        просаживаться и теперь, шахта представляла собой громадную воронку.
        — Капитан, на связи полковник планетарной полиции,  — доложила Лоурен Таилу, когда он
        уже поднялся на борт челнока.
        — Сейчас иду,  — бросил он в рацию, открывая шлем. — Нотэл, проследи, чтоб раненым оказали
        помощь.
        Зайдя в рубку управления, Таил включил громкую связь и произнес:
        — Капитан Коинт Таил слушает.
        — Капитан, я не смог с вами связаться,  — в голосе полковника чувствовалось раздражение.
        — Я был занят, мог не услышать. Шумно у нас было…
        — Я заметил. Все ближайшие наспункты заметили. Что у вас произошло?
        — Полковник, я не обязан перед вами отчитываться. Мой рапорт ляжет на стол подполков-
        ника Центрального Штаба Фелита Челиона, и тогда, уже вам придется объясняться.
        — Хотелось бы узнать, за что?  — полковник немного растерялся.
        — Узнаете, когда придет время. Мы возвращаемся на Корэллу. Конец связи.


        — Капитан, вы… — попытался что-то возразить полковник, но Таил не стал его слушать и
        отключил рацию.
        — Уходим с планеты и становимся на орбите, до моего распоряжения,  — приказал капитан
        пилоту.
        — Есть,  — отрапортовала Лоурен и повела челнок из атмосферы.
        Таил хотел дождаться, пока Челион ни решит вопрос с Миленсом, но долго торчать на ор-
        бите они не могли. Майору нужен полный курс регенерации. Так же, ранены двое солдат
        Миленса. Таил решил подождать полчаса и возвращаться на Корэллу не зависимо от того выйдет
        Челион на связь, или нет. Но вскоре, с ним связался Энтони и сообщил, что подполковник
        уладил вопрос. Капитан отдал приказ следовать на базу, а сам занялся написанием рапорта. Как
        это часто бывало, ему предстояло подготовить два документа: один — официальный, для Верма, второй — для Челиона, где следовало указать не только то, что произошло, но и личные выводы.
        От работы отвлек писк рации. Кто-то вызывал его по личному каналу.
        — Капитан Таил на связи,  — ответил он.
        — Капитан, рад вас слышать,  — раздался в ответ незнакомый голос.
        — В таком случае, неплохо бы представиться. Чтоб я тоже мог порадоваться.
        — Вы меня не узнали?  — в голосе говорившего мелькнуло удивление. — Хотя, не удивительно —
        сколько лет прошло… Я Той Колист. Теперь, полковник Той Колист.
        — Колист… — Таил нахмурился, пытаясь вспомнить говорившего.
        В памяти всплыл образ молодого парнишки, которому он и его друзья оставляли некоторые
        личные вещи, перед заданием на орбитальной станции. Действительно, сколько времени
        прошло…
        — Как же, помню,  — наконец произнес Таил. — У меня, в отличии от некоторых, с памятью
        проблем нет.
        — Капитан, нам нужно встретиться,  — Колист проигнорировал язвительное замечание Таила.
        — Зачем? Обратно я не вернусь, и не нужно пытаться заставить меня. Раньше нужно было
        думать.
        — Если вы не захотите, никто не станет вас принуждать. Необходимо кое-что обсудить.
        — У меня сейчас нет свободного времени.
        — Это займет полчаса — не больше. Только поговорить нужно до того, как вы отчитаетесь
        перед командованием по последнему заданию. У вас ведь есть раненые, вы будете доставлять их
        в госпиталь, там и встретимся.
        Связь оборвалась. Таил понимал, ему не удастся избежать этой встречи. Он закинул ногу
        на ногу. Что могло понадобиться от него по прошествии стольких лет? Спасибо решили сказать?
        Таил усмехнулся. Ну, ничего, он тоже скажет пару слов благодарности. Размышления капитана
        прервал стук в дверь.
        — Войдите!  — пригласил Таил.
        — Капитан, через семь минут будем на Корэлле,  — доложил вошедший Нотэл.
        — Хорошо,  — Таил собрал со стола документы. — По прибытию, отправишься к Верму, отдашь
        ему рапорт. Пока еще, мы отчитываемся перед ним. С Челионом я поговорю сам, после того, как
        доставлю Миленса в госпиталь. Нужно будет там все проконтролировать. Рапорт возьми сразу,-
        он протянул Нотэлу планшет.
        Лейтенант взял документы, отдал честь и вышел.


        В госпитале особых проволочек не возникло. Таила здесь уже знали и не решались с ним
        спорить. Если он говорил «срочно», то лучше поторопиться. Да и не привык медперсонал
        вдаваться в подробности. Первой задачей для них является вытащить раненого с того света, а
        разбираться кто он и откуда — это работа Службы Дознаний.
        Передав Миленса в руки врачей, Таил вышел из госпиталя. В сквере на прилегающей тер-
        ритории, он заметил мужчину в гражданском и направился к нему. Когда Таил подошел,
        мужчина встал и отдал честь по обычаю МВК. Капитан неохотно ответил на приветствие.
        — И что же заставило тебя высунуться и найти меня?  — он присел на лавочку и закинул ногу
        на ногу.
        — Обстоятельства,  — Колист присел рядом.
        — Надо же?  — Таил изобразил удивление. — А я уж подумал, что в вас проснулась совесть, и
        вы решили вернуться на станцию…
        — Сейчас не время иронизировать, капитан. А на станции мы были полтора года назад.
        — Я просто поражен вашей расторопностью!  — Таил ухмыльнулся. — Я даже знаю, что вас
        заставило вспомнить о ее существовании — появление у МВК «Фелетринов». Верно?  — вместо
        ответа, Колист опустил глаза. — Верно,  — сделал из этого вывод Таил.
        На его губах застыла усмешка, а в глазах — мгла. Лишь они выдавали истинные эмоции
        офицера — безграничную обиду и злость на тех, кто его бросил.
        — Поэтому вы решили объявиться?
        — Нет. Вернее, не только. Почему вы не дали о себе знать?  — Колист посмотрел Таилу в гла-
        за, но тут же отвел взгляд.
        — А зачем? Какой в этом смысл? По-моему — никакого. Я клялся оставаться верным своей
        чести — это я и сделал. Если вы расцениваете мой поступок как предательство — ваша проблема.
        — Почему тогда вы не отдали все технологии, которые имелись на станции?  — Колист вновь
        взглянул Таилу в глаза, и на этот раз не отвел взгляд.
        — Хотел присмотреться. Для начала. А теперь, выяснилось обстоятельство, которое вынуж-
        дает повременить.
        — «Сливщик»?
        — Вам и это известно? Может, вы знаете кто он?
        — К сожалению, не знаем. Думаю, вы сможете с ним разобраться сами. А вот проект по ге-
        нетическому восстановлению лучше закрыть. Вам известно наше отношение к нему.
        — Этого не будет,  — категорично заявил Таил. — Проект завершится, а дальше — посмотрим.
        Но, если вам так хочется, можете обсудить этот вопрос со Стенгой. Проектом занимается она, а
        не я.
        — Я знаю ответ Стенги. Но мы ведь можем принять меры.
        — Правда? А как же ваш нейтралитет?  — в интонации Таила чувствовалась издевка. — Вы ни-
        чего не сделаете, потому, что не хотите высовываться. Вас и так все устраивает, и ввязываться в
        войну — ни к чему,  — капитан встал. — Если это все, то я пойду. У меня дел до хрена и больше.
        — Нет, не все,  — Колист тоже поднялся. — Нам тут удалось получить некоторые разведданные: ториане готовят нападение на Корэллу. Они хотят получить информацию о проекте 4Х.
        — Это уже известно. Вот только цели не знали.
        — А то, что они вывели орбитальные пушки?
        — Нет, подобной информации у нас не имелось.
        — Вот, здесь все данные,  — Колист протянул Таилу планшет. — Времени мало.
        — Все же, я был прав — нейтралитета не существует,  — капитан взял документы. — Как там у
        вас дела?


        — Так, как и должны были быть. Удачи вам, капитан. Я был рад с вами увидеться,  — Колист
        отдал честь и ушел.
        Таил открыл планшет и бегло просмотрел его содержимое. От таких данных, впору бежать
        с планеты. Орбитальные пушки «Аэкс», с одного залпа уничтожали все на поверхности планеты.
        Второй залп, приводил к полному разрушению. От планеты оставалась только куча астероидов.
        На их подготовку и вывод из пусковых шахт, требовалось время. Как же они могли не заметить
        подготовку такой операции…
        — Капитан, я тебя искал,  — раздался сзади голос Энтони.
        — Что-то случилось?  — Таил захлопнул планшет и обернулся.
        — Челион срочно требует к себе.
        — Я и сам к нему собирался, да тут старый знакомый объявился.
        — Так все ж твои знакомые того…
        — «Того», или «этого», а он объявился, да еще с новостями.
        — Хорошими?
        — Эти знакомые хороших новостей не приносят. Дело дрянь, Энтони. Еще хуже, чем каза-
        лось. Пошли к Фелиту, по дороге все расскажу.
        Он направился к воротам. По дороге, Таил рассказал Энтони о том, что произошло на
        Троиле и показал данные предоставленные полковником Колистом, не вдаваясь в подробности
        кто он такой.
        Теперь, Таилу казалось, что сбой в программе «Хамелий» и нападение на Эврум — это всего
        лишь отвлекающий маневр. Пока они занимались спятившими роботами и отбивали рубежи,
        ториане успели хорошо подготовиться к контратаке.
        В Центральном Штабе царила суета. Даже той информации, что добыл Миленс, стало дос-
        таточно, для переполоха, что же будет, когда станет известно истинное положение дел.
        Таил без стука вошел в кабинет Челиона. Подполковник по коммуникатору отдавал распо-
        ряжения, но при виде капитана, запнулся на полуслове и замер с аппаратом в руках. Таким он его
        еще не видел: «скелет» перепачкан кровью и грязью, волосы взъерошены, в глазах мгла, а вместо
        лица — застывшая маска.
        — Орбитальные пушки,  — Таил бросил на стол планшет. — Ториане выводят их на позиции.
        — Я свяжусь с вами позже,  — проговорил Челион в трубку и отключил коммуникатор. — Отку-
        да ты знаешь?  — он придвинул к себе планшет и стал просматривать документы.
        — Из информационного потока.
        — И ты можешь доверять этому «потоку»?
        — Подсовывать «дизу» нет никакого смысла. Нет времени обсуждать источники, нужно что-
        то решать.
        — Ты пойди, приведи себя в надлежащий вид,  — Челион собрал документы обратно в план-
        шет. — Я созову срочный совет.
        — Это еще не все. Информацию снова слили. Ториане пытались предотвратить передачу
        данных. На Троил совершили нападение. И снова, кроме тебя, никто не знал.
        — Ты опять?  — Челион швырнул планшет на стол.
        — Снова,  — Таил в упор смотрел на подполковника. — Тут только два варианта: первый ты и
        сам знаешь, а второй — твои переговоры прослушивают. И это может сделать кто угодно.
        Собирая совет, мы сильно рискуем — все наши планы обороны будут переданы врагу.
        — А не собрать его нельзя. Сам понимаешь.
        — Понимаю. Нужно ставить вопрос о полной эвакуации,  — Таил бросил взгляд на часы. — Я
        подойду минут через сорок,  — он отдал честь и вышел.
        Несколько секунд, Таил постоял на ступеньках штаба, затем достал из кармана визитку,
        обнаруженную в папке с документами и быстро набрал указанный в ней номер. Ему ответили
        сразу.
        — Той, ты еще на планете?  — поинтересовался Таил.
        — Да, капитан,  — звонок немного удивил Колиста.
        — У меня будет к тебе одна просьба: забери Стенгу и Олин с Корэллы.
        — А ваша жена согласиться?
        — Уговорить ее — это моя проблема.
        — Хорошо. Мой корабль стоит в резервном космопорту, я буду ждать там.
        Таил убрал коммуникатор. На базе он был минут через десять. Не заходя в штаб, капитан
        отправился к себе. Сейчас, ему плевать на командование и рапорты.
        — Стенга, собирайся!  — заявил он с порога.
        — Куда?  — Стенга удивленно посмотрела на своего мужа.
        — Ты, вместе с Олин, покидаешь планету.
        — С какой это радости?  — женщина застыла в удивлении.
        — Максимум через два часа, будет объявлена общая эвакуация. Ты улетишь сейчас.
        — А ты?
        — Я не могу. Мне нужно остаться и защищать планету. Полетишь на Эврум. Жена Фелита
        еще там, тебе будет с кем поговорить.
        — Я никуда не полечу!  — Стенга уперлась в мужа взглядом. — А оборудование, данные?
        — Твоя лаборатория будет эвакуирована в первую очередь. Тем более, там все уже почти
        готово к отправке,  — Таил начал снимать «скелет». — Я сам прослежу за всем — даю слово.
        Поторопись, тебя уже ждут.
        — К чему такая спешка? Что происходит? Я никуда и шага не сделаю, пока ты мне все ни
        объяснишь.
        — Ториане вывели орбитальные пушки. Их цель — Корэлла,  — Таил взял форму. — Так что, ты
        уберешься отсюда подальше.
        — Я не брошу тебя.
        — Стенга, это не обсуждается. Подумай о нашей дочери. В резервном космопорту тебя ждет
        Той Колист, ты помнишь его?  — Стенга кивнула. — Он о вас позаботиться.
        — Это он сообщил?
        — И без него имелись данные. Он уточнил. Ну, чего ты ждешь? Собирайся,  — поторопил ка-
        питан свою жену.
        — Мне нужно убедиться, что вся информация в безопасности.
        — Акрик побери, я же сказал, что сам все сделаю!  — Таил начинал выходить из себя. — Чего ты
        еще хочешь?
        — Не смей разговаривать со мной в таком тоне!  — осекла его Стенга.
        — Я боюсь потерять тебя,  — Таил подошел к жене и прижал ее к себе. — А со мной ничего не
        случиться. Может, еще удастся предотвратить нападение. Собирайся. У меня времени нет, нужно
        в штаб на совещание,  — он поцеловал жену в губы и ушел.
        Стенга проводила его взглядом. В глазах появилась решимость, и она начала спешно соби-
        рать детские вещи.


        
        ГЛАВА 6


        Когда Таил вернулся в Центральный Штаб, совещание уже началось. Он отдал честь стар-
        шим офицерам и занял свободное место рядом с Челионом.
        — Капитан, думаю, вводить вас в курс дела ненужно, так как именно вы доставили инфор-
        мацию о готовящемся нападении,  — произнес генерал Старин. — Хотелось бы узнать ваше мнение
        по этому поводу.
        — Я считаю, нужно начать эвакуацию планеты,  — Таил окинул взглядом присутствующих.
        Здесь собралась вся верхушка Центрального Штаба, включая главнокомандующего.
        — Капитан, должен заметить, что разведка не подтверждает ваши данные,  — сообщил Ста-
        рин. — Откуда они у вас?
        — Майор Миленс предоставил. Добровольно.
        — Вы хотели сказать, бывший майор,  — поправил его генерал.
        — Нет, я сказал то, что хотел. Насколько мне известно, мы здесь собрались не для того, что
        бы обсуждать Миленса. У нас есть проблемы поважнее.
        — Я согласен с капитаном,  — поддержал Таила Челион. — И насчет эвакуации тоже. Первым
        делом, нужно свернуть Разведуправление. К счастью, большая часть оборудования и так уже
        готова к транспортировке.
        — А если эта информация окажется ложной, что тогда?  — не унимался генерал.

        — Тогда, вздохнем с облегчением и вернем все на свои места,  — вставил свое слово главно-
        командующий. — Объявить флоту нулевую готовность, патрулирование по экстренному режиму.
        Подполковник Челион, на вас эвакуация Разведуправления. Генерал Старин, займитесь
        гражданскими. Население должно быть оповещено немедленно. Лучше перестраховаться, чем
        потом биться головой об стену. Нам не нужны, лишни потери.
        — Главнокомандующий,  — в зал совещаний влетел адъютант. — Поступили новые сводки! — он
        отдал информационный кристалл.
        Главнокомандующий тут же вставил его в считыватель, и когда на экране появились дан-
        ные, изменился в лице.
        — Тревога ноль!  — выдавил он. — Флот в сектора 4-1 и 4-7, попробовать перехватить орбиталь-
        ные пушки. Генерал Старин, группа 4-Х и еще три группы с вашей базы поступают в распоряже-
        ние подполковника Челиона и будут обеспечивать безопасность эвакуации Разведуправления.
        Подполковник Челион, капитан Таил, приступить к выполнению приказа немедленно!
        — Есть!  — отрапортовали оба офицера, подскакивая с места.


        Город еще жил своей повседневной жизнью: по дороге проносились машины, в наступав-
        ших сумерках, призывно мигали рекламные щиты, прохожие спешили по своим делам. Но среди
        них, уже мелькали десантники, торопящиеся вернуться на базу и занять отведенные им позиции
        до того, как по всей планете разнесется пронзительный вой тревоги.
        Многие, были уже в «скелетах» и при полной амуниции. Офицеры на ходу отдавали по
        рации распоряжения. Некоторые прохожие бросали на них осторожные взгляды, но большинство
        не обращало внимания. Военные давно стали неотъемлемой частью жизни. Они всегда куда-то
        спешат, у них полно забот, и они постоянно в полной боевой готовности. Так требует обстанов-
        ка. Оглушительный вой тревоги оборвал привычное течение жизни. Граждан призывали
        сохранять спокойствие и, собрав вещи первой необходимости, проследовать к эвакуационным
        челнокам. Если у кого-то есть возможность покинуть планету самостоятельно, это необходимо
        сделать быстро, но без паники.
        К этому времени, Таил со своей командой успел оцепить Разведуправление. Началась эва-
        куация персонала и оборудования. На воющую сирену, десантники перестали обращать
        внимание уже через несколько минут. Из напряженного ожидания, капитана вывела сработав-
        шая рация.
        — Слушаю,  — ответил он.
        — Капитан Таил, докладывает сержант Генит Вернер,  — послышался уставной ответ. — Здесь
        ваша жена, пропустить ее?
        — Что?!  — Таил полагал, что Стенга уже далеко от Корэллы. — Нет, не пропускать. Я сейчас
        подойду.
        Он отключил рацию и направился к посту Вернера, который находился у главных ворот.
        Стенга ожесточенно спорила с сержантом, но тот лишь виновато опускал глаза и говорил, что не
        может нарушить приказ.
        — Ты что здесь делаешь?  — Таил взял ее под руку и отвел в сторону. — Я же сказал, что бы ты
        улетала!
        — А я сказала, что покину Корэллу вместе со своей лабораторией.
        — Где Олин?
        — В безопасности, можешь не сомневаться. Колист забрал ее с планеты. Так ты дашь мне
        пройти, или я должна буду торчать здесь?  — Стенга поправила висевший за плечом лазерный
        автомат.
        Сейчас, на ней была военная форма со знаками различия управления.
        — Если я буду там, дело пойдет быстрее. Как только я заберу данные и удалю всю информа-
        цию с компьютеров, то сразу же покину планету,  — заверила Стенга.
        — Сержант Вернер!  — окликнул Таил Генита. — Проводите профессора в лабораторию и воз-
        вращайтесь на пост.
        — Есть!  — отрапортовал Вернер
        Стенга самодовольно улыбнулась и направилась за сержантом. Таил тяжело вздохнул. В
        конце концов, не мог же он запихать свою жену на челнок насильно. Он проследил за ней
        взглядом, пока она ни скрылась в здании управления, и пошел проверять посты.
        Челион и Верм тоже отказались покинуть планету и остались вместе с войсками, выделен-
        ными на охрану Разведуправления. Не сказать, что Таилу от этого сильно полегчало, но мысль, что командование не бросило их, спасая свои шкуры, как-то согревала.


        Флот занял указанные позиции с поразительной быстротой. Все ждали появление врага.
        Казалось, время замерло. Сканеры и радары работали на полную мощность, но их мониторы
        показывали только свои корабли. В душе все еще жила надежда, что разведка ошиблась, и она
        оправдалась, правда, совсем не так, как хотелось бы. Рации на кораблях всех классов ожили
        неожиданно.
        — Внимание, экстренное перестроение!  — сообщил капитан флагманского крейсера «Танго-
        14». — Вражеский флот в секторе 11-98. Нас обошли с тыла. 5, 7, 12 и14 звено направиться в
        указанный сектор, остальным рассредоточиться — это может быть обманный маневр. Выполнять!
        Флот начал спешно перестраиваться. Войска, находящиеся в секторе 11-98, уже вступили в
        бой. У врага было численное превосходство. Резерв не успевал подтянуться из-за того, что
        первую атаку ожидали не здесь.
        Огонь открыли два тяжелых крейсера. Их бортовые плазменные пушки разметали несколь-
        ко торианских звеньев. После этого удара, враг перестроился и стал обходить флот МВК с


        флангов. Крейсера не успевали развернуться. Они обладали слабой маневренностью и держались
        в основном за счет пушек, оснащенных поворотным механизмом, но уходить из-под вражеских
        атак являлось проблематично. Приходилось полагаться на броню.
        В бой вступили перехватчики. Они попытались ворваться в неприятельский строй и не дать
        ему перестроиться. Ториане вели огонь преимущественно самонаводящимися ракетами или, как
        называли их пилоты «липучками». Когда подошло подкрепление из соседних секторов, враг
        оказался зажат в кольцо. Настораживало то, что ториане не пытались вырваться из окружения и
        пробиться к планете. Они яростно отстреливались, нанося флоту МВК урон, но складывалось
        впечатление, что это просто отвлекающий маневр.
        Но пилоты все же смогли заметить то, от чего их пытались отвлечь — десантные челноки,
        вышедшие непосредственно у планеты. К всеобщему удивлению, боевые спутники молчали. На
        планету сразу же сообщили о вероятной высадке. Два звена истребителей направились на
        перехват вражеским челнокам. Из не успевшей закрыться гипердыры вышел крейсер и открыл по
        ним огонь из импульсной пушки. Попавшие под залп «Фелетрины» лопались, рассыпаясь на
        мелкие обломки. Прорваться к челнокам и открыть огонь, смогли только три истребителя. Они
        успели задеть один челнок, прежде чем их обстреляли собственные боевые спутники. Каким-то
        образом, торианам удалось перепрограммировать их на свои коды. Теперь, чтобы продолжить
        эвакуацию, необходимо не только оттянуть вражеский флот, но и уничтожить хотя бы два
        спутника.


        Выслушав последнюю сводку, Таил не смог сдержать эмоций и грубо выругался. Эвакуа-
        ция приостановлена. Поступил приказ, никому не покидать планету до особого распоряжения.
        Но хуже всего то, что торианский десант смог пройти в атмосферу. Где-то недалеко, сработала
        система противовоздушной обороны. Замолчавшая на время сирена, завыла снова, но теперь, она
        сменила интонацию: ее голос стал заунывно-протяжным и оповещал о том, что на планету
        пробились вражеские войска.
        — Закрыть шлемы, занять боевые позиции! — прозвучал приказ Челиона. — Не подпускать этих
        тварей к управлению, пленных не брать!
        Последнее замечание было лишним. Никто и так не собирался оставлять неприятеля в жи-
        вых.
        Разведуправление оцепили в радиусе трех кварталов. Первое кольцо включало в себя пуле-
        метчиков и снайперов на позициях. Остальные два кольца занимали исключительно десантники.
        Сейчас, они в последний раз проверяли исправность оружия, готовясь к появлению врага.
        Вскоре, грохот ПВО раздался совсем близко. В небе появилось несколько торианских чел-
        ноков.
        — Внимание! — раздался в рации голос Челиона. — Всем сосредоточить огонь на челноках. Кто
        чем может, пускать в ход все!
        Ответ на приказ не заставил себя долго ждать. К торианским кораблям устремилось не-
        сколько ракет, оставляя за собой белый след. Цель достигла только одна, да и та лишь задела
        вспомогательный двигатель. Из него повалил густой черный дым. Челнок повело в бок.
        Вражеский десант поспешил покинуть подбитый корабль. Дым повалил уже из главного
        двигателя, очевидно, его зацепила ПВО. Потом, оттуда вырвалось пламя, челнок стал стреми-
        тельно терять высоту и рухнул в промышленном квартале. Раздался взрыв, в небо взметнулся
        огненный столб. Завыла пожарная сирена, стараясь перекричать сирену общей тревоги.
        Торианскому десанту пришлось высаживаться за несколько километров от назначенной
        цели и теперь, им предстояло с боем пробиваться к Разведуправлению. Хотя, никто и не
        рассчитывал, что их пропустят просто так.
        Пулеметчики не замедлили открыть огонь по врагу, как только он вошел в зону поражения.
        Те, кто шел первыми, упали скошенные шквалом крупнокалиберных бронебойных патрон.
        Остальные рассредоточились и продолжили продвигаться перебежками, стараясь держаться под
        прикрытием зданий.
        В дело вступили снайперы. Они старались вести огонь по офицерам и сержантскому соста-
        ву, таким образом, деморализуя противника. Торианам пришлось искать укрытие в зданиях и
        вступить в длительную перестрелку.
        Второй группе повезло больше. Они высадились непосредственно у Разведуправления,
        прямо под носом у группы Таила. Капитан открыл огонь первым, выстрелив в голову ближай-
        шему торианену из плазменной винтовки. Его шлем оплавился от прямого попадания и торианен
        рухнул на покрытие. Энтони и Нотэл тоже уже вступили в перестрелку. Отовсюду слышался
        сухой треск автоматных очередей. Неприятель продолжал высадку десанта, не смотря на
        сыпавшиеся в его сторону лазерные разряды и плазменные залпы.
        — Сержант Вернер, берешь пятерых и отправляешься в лабораторию, узнаешь как там об-
        становка и останешься прикрывать. — Приказал Таил. — Алия, пойдешь с сержантом.
        Вернер стал осторожно пробираться к управлению, на ходу отстреливаясь от врага. Алия и
        еще четверо солдат последовали за ним. Дорогу им преградила группа из десяти ториан,
        опустившихся на антигравитаторах. Неприятель сразу же открыл огонь. Вернер увернулся от
        плазменного заряда и выстрелил из автомата очередью. Один торианен упал замертво, еще
        одного ранило в бок, и броня на грудной пластине сильно пострадала. Заметив это, Алия
        выстрелила из лазерного автомата, целясь в поврежденное место. Торианен сделал несколько
        неуверенных шагов и упал.
        От группы отделились двое рядовых и один сержант и предприняли попытку пробиться к
        служебному выходу из управления. Заметив это, Вернер бросился им наперерез, перекрыв
        дорогу. Погрузка оборудования на челноки продолжалась, несмотря на разгоревшийся бой.
        Допускать ториан к управлению никак нельзя.
        Вернер несколько раз выстрелил во вражеского сержанта и бросился в сторону, уходя из-
        под огня. Он на ходу сменил автомат на плазменную винтовку. Оставшиеся двое ториан стояли
        вплотную друг к другу и если правильно рассчитать мощность заряда, их можно убрать с одного
        выстрела. Сержант отступил еще на пару метров назад и нажал на курок. Заряд прошел между
        ториан, опалив одному правую часть тела, другому — левую. Оба упали и больше не поднялись.
        Вернер обернулся к своей группе. Они тоже успели разобраться с противниками.
        Со стороны взлетно-посадочной площадки послышались выстрелы. В городе что-то взо-
        рвалось. Порыв ветра донес пепел, все вокруг стало заволакивать дымом. Через несколько
        секунд, послышалось еще несколько взрывов. На этот раз, они прогремели на десантной базе.
        Там полыхало зарево пожара, освещая эту кровавую ночь. Следующий взрыв раздался со
        стороны флотской базы.
        Глядя на то, как горит и безжалостно уничтожается все, что ему стало дорого, Таил начинал
        понимать, что ненавидит ториан. Теперь, он испытывал то же, что и все, с кем он сражался бок
        обок. Теперь, он действительно почувствовал себя одним из десантников МВК.
        — Десантная база №1828 — уничтожена в результате бомбардировки,  — сообщил по рации
        Челион. — Генерал Старин — погиб. Так же, уничтожены Центральный Штаб и базирование флота.


        Нас осталось мало, и нам неоткуда ждать поддержки, но мы должны продержаться, пока
        Разведуправление будет эвакуировано. Нельзя отдавать этим выродкам наши разработки!
        В твердом голосе Челиона, сейчас появились незнакомые нотки. Наверное, это было от
        понимания, что эвакуация им дорого обойдется. Если ее вообще удастся осуществить. В том, что
        планету не отстоять, сомнений уже не оставалось. Для себя, Таил решил, что он уничтожит
        управление, вместе с челноками, если их отправка окажется невозможной.
        — Вернер, что у вас? — связался он с сержантом.
        — Почти пробились!  — доложил Вернер.
        — Спустишься в лабораторию, доложишь обстановку,  — Таил резко обернулся и уложил то-
        рианена, подходившего к нему с тыла. — С учеными наше положение не обсуждать!
        Таил не хотел посвящать Стенгу в то, какой ценой они держат управление. Шестеро из его
        команды были мертвы, раненых никто не считал, потому, как многие молчали о том, что их
        зацепило. Пулеметчики замолчали минут десять назад. Переброска сил с других планет оказалась
        не возможной — это был полный крах.
        — Таил, со своей командой, к взлетно-посадочной! — прозвучал приказ Верма. — Там совсем
        кранты.
        Капитан включил сканер и стал продвигаться к указанной позиции. Взлетно-посадочная
        площадка практически оказалась в руках врага. Там продолжали отстреливаться двенадцать
        десантников, под командование подполковника Челиона, но долго им не продержаться.
        — Рассредоточиться! — отдал приказ Таил своим солдатам. — Энтони, Нотэл, по флангам. От-
        крываем шквальный огонь — экономить боезапас бессмысленно!
        Десантники поспешили выполнить приказ. Ториане, пытавшиеся пробиться к челнокам,
        были вынуждены отойти. Покрытие площадки, заливала кровь, буревшая темными пятнами.
        Повсюду валялись трупы: как военных, так и обслуживающего персонала. На последних,
        «скелетов» не было, и их тела оказались буквально разворочены.
        В пылу схватки, Таил потерял из вида часть своей команды. О том, что с Вермом, он не
        знал. Майор всего лишь раз выходил на связь, да и Челион замолчал, а отыскать его среди
        мешанины боя, очень сложно. Таил занял положение лежа за опорой одного из челноков и клял
        флот, который никак не мог расчистить путь для эвакуации.
        Врага все же удалось оттеснить за пределы взлетно-посадочной площадки, но отступать
        совсем, он не собирался. Недалеко раздался грохот крупнокалиберного пулемета и лязганье
        металла. К управлению смогли пробиться легкие пилотируемые роботы оснащенные только
        пулеметами, но и этого хватало, для ведения боя против пехоты.
        — Внимание! — второй раз, в рации зазвучал голос Верма. — Расчистить подход к челнокам и
        удерживать его, пока ни будет окончена погрузка. Эвакуация возобновлена, персоналу, не
        задействованному в обороне и транспортировке, приказано покинуть планету!


        Уничтожить три из восьми боевых спутников и открыть коридор, для выхода с Корэллы,
        флот смог дорогой ценой. Два звена оказались уничтожены полностью, из третьего уцелело
        только четыре истребителя, один крейсер потерян в прямой перестрелке с торианским авианос-
        цем. Теперь, остаткам флота предстояло прикрывать эвакуационные челноки. В то, что по ним не
        будут вести огонь, никто не верил. Вскоре, пришло сообщение, что первые корабли готовы
        покинуть планету. Это были челноки медслужбы.
        Флот открыл яростный огонь по врагу, пытаясь отвлечь его от сектора, где должны прохо-
        дить корабли. Неприятель ответил самонаводящимися ракетами и попытался взять остатки флота
        МВК в кольцо, но едва из атмосферы показались челноки, как наперерез им пошли перехватчи-
        ки, оставив истребители разбираться с остальными.
        Челноки медслужбы несли на себе минимум вооружения и не обладали достаточной манев-
        ренностью — этот показатель даже ниже, чем у стандартных десантных челноков. Зато, их
        скорость приравнивалась к скорости среднего истребителя. Пилоты надеялись проскочить
        именно благодаря этому преимуществу.
        Путь торианским перехватчикам перекрыли «Фелетрины». Они открыли огонь из лазерных
        установок полной мощностью. От неприятельского звена отделилось три корабля, и открыли
        ответный огонь. С обеих сторон от «Фелетринов» находился вражеский флот. Один из пилотов, совершил маневр, уходя из-под прямого лазерного разряда, подставив, таким образом, под удар
        торианский штурмовик. Разряд повредил ему вспомогательный двигатель. Маневренность
        корабля упала. Пилот «Фелетрина» сделал резкий разворот и добил поврежденный штурмовик
        двумя ракетами.
        Челноки на полной скорости направлялись к открытой для них кем-то из пилотов истреби-
        телей гипердыре. Первый успел проскочить, а второго, уже на входе, все же достала вражеская
        ракета. Изрядно потрепанная косвенными попаданиями лазерных разрядов броня, не выдержала.
        Челнок взорвался.
        После этого, пилоты с двойным остервенением набросились на ториан, понимая, что им
        придется отстаивать благополучный отход каждого челнока. Иначе, планету не покинет никто. С
        противоположной стороны выводились на позицию орбитальные пушки, под прикрытием двух
        авианосцев. Там тоже шел ожесточенный бой, в котором флот МВК не имел ни одного
        преимущества. Он нес невосполнимые потери, но отступать никто не намеревался. Помощь
        подойдет только через несколько часов — этого времени у них нет. Значит, они должны стоять до
        последнего, пока ни будет завершена эвакуация, или пока не останется никого…


        Добравшись до здания Разведуправления, Вернер обнаружил, что группа охранявшая вход
        ликвидирована. Он влетел внутрь и буквально бегом бросился к лифту. Энергоснабжение
        подавалось лишь частично, только на стратегические объекты. Алия, не успевшая включить
        сканер, обо что-то споткнулась и чуть ни упала на Вернера.
        — Осторожней,  — он поддержал девушку под руку.
        Алия обернулась и увидела на полу в луже крови тело какой-то лаборантки. Ее убили вы-
        стрелом в голову. Сканер показал, у лифта наличие противника. Вернер хотел свернуть и
        подойти к неприятелю незаметно, но было уже поздно. Их обнаружили и открыли огонь из
        лазерных автоматом. Одному солдату несколько разрядов попало в грудь, пробив «скелет».
        Алия опустилась на одно колено и выстрелила из автомата, целясь неприятелю в грудь. Она
        не успела понять, попала или нет — сканер выдал предупреждение о взрыве нейтронной гранаты.
        Алия почувствовала, как кто-то увлекает ее за собой, вперед, прямо на врага, а потом толкает на
        пол. Позади, прогремел взрыв, окатив горячей волной. Над головой проносились лазерные
        разряды. Алия хотела подняться, но Вернер прижал ее к полу и прошептал:
        — Давай к лифту, я за тобой, буду прикрывать,  — он вложил ей в руку карту доступа.
        — Но как же… — попыталась возразить Алия.
        — Больше никого нет, пошли!
        Вернер вскочил на ноги и полоснул по неприятелю автоматной очередью. Ториане броси-
        лись в стороны, и Алия стала пробираться к лифту. Над головой пронеслись пули. Она сдернула
        с плеча плазменную винтовку и выстрелила в неприятеля малой мощностью. Вернер следовал за


        ней, не прекращая огонь и не давая торианам возможности высунуться из-за угла, где они нашли
        себе укрытие. Подобравшись к лифту, Алия вставила карту.
        — Требуется идентификация,  — бросила она сержанту. — Я могу вскрыть, но нужно время.
        — Ни к чему, прикрой меня,  — Вернер снял перчатку и приложил руку для считывания ДНК-
        кода.
        Ториане попытались высунуться, но Алия открыла огонь из «горелки» и они были вынуж-
        дены отступить. Дверь лифта открылась. Со стороны входа послышались шаги. Сканер
        распознал приближающиеся объекты, как вражескую пехоту.
        Вернер толкнул Алию в лифт и, закрыв дверь, потянулся за гранатой, другой рукой он на-
        жал кнопку отправки лифта. Сержант судорожно вдохнул и прижался спиной к двери лифта. В
        его сторону посыпались бронебойные патроны. Вернер пригнулся и сделал несколько шагов
        вперед. На двери осталось кровавое пятно. Его задело еще при взрыве.
        Шаги становились все громче. К врагу приближалось подкрепление. Вернер увернулся еще
        от нескольких выстрелов. Его движения становились неуклюжими. Он активировал плазменную
        гранату и перестал уклоняться от выстрелов. В левое плечо вошла пуля. Вернер пошатнулся, но
        остался стоять на ногах. Взрыв прогремел как раз тогда, когда подкрепление, спешащее к
        торианам, вошло в радиус поражения. Использовать самоликвидацию сержант не стал только из
        опасения повредить лифт.
        От взрыва, лифт тряхнуло. Алия открыла шлем. В том, что сержант Генит Вернер погиб,
        сомнений не оставалось.
        — Капитан,  — Алия вышла на связь с Таилом, — сержант мертв, к лаборатории смогла пробить-
        ся только я. — Доложила она.
        — Как там обстановка?  — Таил, вместе с Энтони защищал челнок, на который было погруже-
        но основное оборудование.
        — Теперь, тихо. Ториане не успели добраться вниз.
        — Хорошо. Передай Стенге, пусть они поторопятся. Времени осталось мало.
        — Есть!
        Таил отключил рацию. Слева от него раздался взрыв. Он повернулся в ту сторону и увидел
        парнишку лет семнадцати, который пробирался к Разведуправлению не смотря на летящие в него
        лазерные разряды и бронебойные патроны. Как он вообще сумел пройти через занятую
        торианами территорию — не понятно.
        — Энтони, прикрой меня,  — приказал Таил лейтенанту. — Пристрелят ведь ошалелого, если ни
        ториане, так свои, ненароком!
        Капитан пригнулся и бросился к нему. Подобравшись к парню, он схватил его за ворот
        куртки и оттащил за подорванный броневик, стоявший неподалеку.
        — Тебе что, жить надоело, твою мать!
        — Там мой брат!  — парень попытался вырваться из рук офицера. — Он из охраны…
        — Имя у твоего брата есть?  — тон Таила стал снисходительнее и он отпустил парня.
        — Сержант Генит Вернер.
        — Мне жаль, но брата у тебя больше нет,  — сообщил капитан печальные новости. — Он храбро
        сражался — ты можешь им гордиться. Пошли, я проведу тебя к челноку.
        — Я не уйду, дайте мне оружие, я тоже буду сражаться,  — он извлек из внутреннего кармана
        куртки какие-то документы. — Вот, посмотрите, меня приняли в подготовительный центр…
        — Ты, вояка недоделанный, мне не до тебя!  — Таил вновь взял его за ворот. — Хватит и на твою
        долю плазмой подышать.
        — Я хочу помочь!  — Вернер опять начал вырываться.
        — Капитан,  — к Таилу подбежала Алия, пригибаясь от выстрелов, в руках она держала герме-
        тичный кейс. — Стенга просила, чтоб вы позаботились об этом.
        — Где она?  — Таил взял кейс.
        — Заканчивает. Она сказала, что весь персонал уже покинул лабораторию и челнок можно
        отправлять. Оставшуюся информацию, она заберет с собой и улетит вместе с вами.
        — Вот же… Прикроешь ее. И скажи, пусть заканчивает быстрее. Счет пошел на минуты,
        флот не справляется, да и мы тоже,  — Алия направилась обратно к управлению. Таил повернулся
        к парню, которого все это время продолжал удерживать. — Как зовут?
        — Уил Вернер.
        — Правда, хочешь помочь?
        — Капитан, я сделаю все, что вы скажите.
        — Тогда, держи,  — он сунул ему в руки кейс с генетическими образцами. — Это очень важно, отвечаешь головой. Понял?  — Уил кивнул. — С рук не выпускать, никому не отдавать, что бы тебе
        ни говорили. Передашь его профессору Роане Лин, она должна встретить вас на орбитальной
        станции. Если кто-то попытается забрать, можешь воспользоваться этим,  — Таил положил ему в
        карман пистолет. — Скажешь — приказ капитана Таила. Пошли, будем пробиваться к челноку.
        Уил вцепился в кейс мертвой хваткой. Таил перезарядил автомат. Пока они находились за
        броневиком, их успели окружить четверо ториан. Одного, капитан уложил сразу. Со вторым
        помог разобраться Энтони, попав ему в грудь из плазменной винтовки. Оставшихся двух, скосил
        пилот робота. Под его прикрытием, Таил провел Уила к челноку. Он запихнул его на борт и
        обратился к сержанту, стоявшему у трапа.
        — Глаз с этого парня не спускать, слишком шустрый. Он кейс должен передать. Взлетайте.
        — А вы? Нам приказано эвакуировать вас,  — напомнил сержант.
        — Вам приказано эвакуировать информацию, она на борту. Мы на своем, профессор Таил с
        нами. Вперед!
        — Есть!  — сержант отдал честь и взбежал по трапу.


        Стенга закончила копирование информации. Теперь, оставалось только уничтожить всю
        базу данных. В лаборатории, кроме нее, уже никого не осталось. Снаружи шел бой. Сюда, на
        третий ярус бункера, доносились лишь редкие отголоски взрывов, но Стенга знала, что там
        твориться настоящая бойня. Она понимала — времени у совсем мало. Стенга уже хотела нажать на
        кнопку ликвидации данных, когда услышала, что дверь открывается. Женщина схватила автомат
        и направила на вошедшего, но увидев, что это офицер МВК, опустила оружие.
        — Ты меня напугал,  — она вновь потянулась к кнопке.
        — Убери руку,  — офицер открыл шлем и навел на нее лазерный автомат.
        — Ты что делаешь, совсем рехнулся?  — в голосе Стенги не было страха, только удивление.-
        Опусти оружие.
        — Стенга, где образцы?  — офицер даже не пошевелился.
        — Здесь нет никаких образцов.
        — В твоих интересах отдать все по-хорошему. Так всем будет лучше.
        — Нет.
        — Стенга, подумай о дочери. Она может остаться без родителей.
        — Ты мне угрожаешь?  — Стенга удивленно вскинула брови. — Не стоит этого делать. Образцов
        у меня нет. Их и на планете уже нет. Так что, ты, продажная мразь, опоздал,  — в глазах Стенги
        светилось упрямство.


        — Отдай информацию по проекту!  — потребовал офицер. Он явно не намеревался уходить с
        пустыми руками.
        — Да пошел ты!  — она опустила руку на кнопку,  — ни хрена тебе не светит!
        — Зря ты это сделала,  — офицер снял автомат с предохранителя. — Я все равно найду…
        Стенга молниеносным движением схватила рацию и включила ее на общую частоту.
        — Коинт, здесь… — договорить она не успела.
        Офицер выстрелил ей в грудь, она отлетела назад и упала, выронив рацию. Он поднял сред-
        ство связи и отключил его. Когда офицер разгибался, рядом с ним прошла автоматная очередь.
        Одна пуля попала в ногу, пробив броню. Он повернулся в сторону, откуда стреляли, и увидел
        десантника МВК.
        — Мразь!  — солдат вновь выстрелил, но офицер успел отскочить.
        — Телиан, ты что, с ума сошла?  — произнес он, по голосу узнав стрелявшего.
        — Это вы спятили!  — она выстрелила вновь.
        Офицер перекатился к столам, одновременно закрывая шлем, и ушел из-под огня. Он бро-
        сил лазерный автомат и взялся за плазменную винтовку. Возле него застучали патроны. Офицер
        кинулся в сторону, на ходу выстрелив в Алию. Заряд попал точно в грудь. Сканер показал
        приближение трех ториан. Офицер метнулся к запасному выходу. В его планы не входила стычка
        один к трем.


        После того, как связь со Стенгой оборвалась, Таил взял Энтони, шестерых солдат и бросил-
        ся к лаборатории. Вход был перекрыт торианами, и пробиваться пришлось с боем. В том, что
        враг внутри, сомневаться не приходилось. Сердце капитана сжималось от предчувствия беды. Он
        не экономил заряды — их все равно почти не осталось, да и против орбитальных пушек, они не
        помогут. Таил выстрелил по торианам, стоявшим у входа из подствольника, разметав их в разные
        стороны. Один попытался подняться, но Энтони добил его выстрелом из лазерного автомата.
        Он, как и капитан, спешил. Глаза застилал страх потерять того, кто дорог. Сейчас, лейте-
        нанту все равно, кто стоит перед ним. Его цель — добраться до лаборатории, и он мог убить
        любого, кто встанет на пути.
        В коридоре управления они обнаружили только трупы. Некоторые опознавались с трудом.
        Видимо, здесь взорвалось несколько гранат. Возле лифта, Таил обнаружил тело сержанта
        Вернера. Вокруг находилось около десяти мертвых ториан.
        — Нотэл, тут нужно тела собрать. Направь кого-нибудь,  — приказал капитан Телиану. — И бы-
        стрее.
        Возражений не последовало. Десант своих не бросал — ни живыми, ни мертвыми.
        Войдя в лабораторию, Таил обнаружил, что там хозяйничают ториане. Увидев десантников,
        они попытались найти укрытие за столами и открыли огонь. Но эта попытка не закончилась
        успехом. Десантникам понадобилось несколько секунд, чтобы убрать их. Таил окинул взглядом
        лабораторию и, увидев свою жену на полу в луже крови, бросился к ней. Энтони стоял на
        коленях рядом с Алией и безуспешно пытался нащупать у нее пульс.
        Капитан сдернул перчатку и проверил пульс у Стенги. Еще жива, но в сознание не прихо-
        дит. Он подхватил ее на руки. Энтони стоял с телом своей невесты.
        — Коинт, флот разбит,  — сообщил по рации Челион. — Орбитальные пушки заняли позиции,
        мы больше ничего не можем сделать…
        Подполковник говорил что-то еще, но Таил его не слышал. Выйти из лаборатории оказа-
        лось проще, чем войти. Основные торианские войска спешили покинуть планету, обреченную
        ими на гибель. Уже возле челнока, Стенга пришла в сознание.
        — Коинт, позаботься… — она вложила в его руку информационный кристалл. — Проект нужно
        завершить…
        — Ты сама его завершишь, и скажешь Майлову все, что думаешь о нем,  — Таил начал подни-
        маться по трапу.
        — Коинт, «сливщик»… — договорить самое важное, Стенга не смогла.
        Когда капитан ступил на борт челнока, она была уже мертва. Трап поднялся и челнок начал
        взлет.
        Энтони убрал шлем и, прислонившись к обшивке, медленно сполз на пол, не выпуская из
        рук тело Алии. Таил застыл на месте, будто его пригвоздили. Из рубки вышел Нотэл и, увидев
        представшую картину, остолбенел. Три офицера смотрели друг на друга взглядом полным боли и
        отчаяния. Солдаты тихо ушли в общую каюту.
        Они покидали атмосферу планеты. Едва корабль вышел за ее пределы, Лоурен поспешила
        открыть гипердыру, но войти в нее челнок не успел: позади раздался мощный взрыв и в дыру их
        зашвырнуло ударной волной.
        — Корэллы больше нет,  — проговорил неизвестно откуда взявшийся Челион. Офицеры никак
        не отреагировали на это сообщение. — Энтони, вставай,  — подполковник помог лейтенанту
        подняться. — Коинт, нужно отнести их к остальным,  — он подтолкнул офицеров к грузовому
        отсеку. — Не будете же вы вот так весь путь.
        Казалось, сейчас они плохо понимают происходящее, или просто не хотят понимать. Чели-
        он и сам хотел забиться куда-нибудь в угол, никого не видеть и не слышать. Это было самое
        крупное поражение МВК. А последствия и потери — о них даже думать не хотелось. Флот разбит.
        Часть разработок и секретных данных безвозвратно утеряна, так как не всем челнокам удалось
        пробиться. Военные, ученые, гражданское население — сколько их не успело покинуть Корэллу…
        Но Челион не мог позволить себе дать волю эмоциям. Он — старший офицер на борту, а
        если быть точным — единственный, способный адекватно оценивать обстановку и принимать
        решения. Он должен держать себя в руках и проявлять выдержку.


        
        ГЛАВА 7
        Таил сидел в офицерской каюте и пустым взглядом смотрел на голографическую карту.
        Куда-то ушли ненависть и отчаяние, и осталась только боль. Нестерпимая, всепоглощающая
        боль, способная затмить целый мир. Напротив Таила сидели Энтони и Нотэл.
        — Командир, а твоя дочь, где она?  — нарушил траурную тишину Энтони.
        — Ее успели эвакуировать. Она в безопасности и пока, не вернется на территорию МВК.
        — Почему?
        — Если она будет рядом, я не смогу защитить ее. Не хочу, чтобы Олин стала предметом тор-
        га. Я знаю, что делаю.
        — Коинт, ты говорил, что меня погубит привычка до всего докапываться, а тебя подведет
        страсть к перестраховке. Ты потерял все, хотя, мог вернуться и жить спокойно, и не надо меня
        убеждать в обратном, а теперь, лишаешь себя последнего, что осталось? А если ее найдут?
        — Как? Никто и пытаться не станет. Эвакуационные челноки сбивались, так что… К тому
        же, как только вычислим «сливщика», я ее верну.


        — Если доживешь, до этого момента,  — Энтони взял со стола ручку и принялся отбивать
        дробь. В его темно-каштановых волосах четко просматривалась седина. — На это могут уйти годы.
        — Тогда, ответственность ляжет на вас двоих,  — Таил окинул взглядом лейтенантов. — И во-
        обще — это моя дочь, мне и решать.
        — Если б у меня был ребенок от Алии, я бы никогда с ним не расстался,  — Энтони вздохнул.-
        Нотэл, скажи хоть ты ему!  — обратился он за поддержкой к Телиану.
        — А что я могу сказать? Он прав. Посмотри на нашу жизнь, Энтони: у нас в венах раскален-
        ная плазма, вместо крови. Мы все знаем, как закончится наш путь, но изменить что-то не в силах.
        Сегодня, мы потеряли все, что только могли. Командир имеет право сохранить то, что у него
        осталось.
        Энтони положил ручку на стол. Переубеждать Таила, дело бесполезное. Он все равно по-
        ступит по-своему. Спрашивать, куда именно он решил отправить свою дочь тоже.
        — А что с Вермом?  — поинтересовался Энтони, скорее для того, чтобы перевести разговор на
        другую тему, нежели его действительно интересовала судьба майора.
        — Подполковник отправил его перед нами, на «Фелетрине»,  — сообщил Нотэл. — Вроде, про-
        рвался.
        Энтони кивнул, но Таилу показалось, будто он не слишком рад, что майор выжил. В его
        глазах, отчетливо читалось: «какого Акрика ни здох». В каюте вновь повисла тишина.
        Их челнок был последним, которому удалось покинуть Корэллу. Все знали, что МВК
        больше не вернется в Кассию. Никому не хотелось видеть последствия собственной самонадеян-
        ности и вспоминать цену, которая была за нее заплачена…


        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        
        ЧАСТЬ 2
        ПРЕДДВЕРЬЕ.


        В преддверье новых перемен,
        Мы попадаем к судьбе в плен,
        И то, что было — не вернуть,
        И обозначен кровью путь…


        ПРОЛОГ
        Около двадцати лет спустя, после гибели Корэллы.
        Коинт Таил сидел в кабинете Нотэла Телиана в Разведуправлении. Некоторое время, висело
        напряженное молчание. Таил давно не виделся с Нотэлом, но, между тем, не знал о чем с ним
        говорить. Они мало общались с тех пор, как Нотэл перешел в управление. Таил всегда старался
        держать разведку на расстоянии от себя и своих секретов. После уничтожения Корэллы —
        центральной планеты МВК, он даже с Энтони Гроном делился далеко не всем.
        — Генерал, а почему Энтони ни прилетел вместе с вами?  — нарушил молчание Нотэл.
        — Он занят. Дела накопились,  — уклончиво ответил Таил.
        Нотэл кивнул, но понимал, что причина вовсе не в делах. Энтони вообще избегал бывать в
        Разведуправлении. Он затаил на друга обиду и никогда не скрывал этого. А то, что произошло
        два года назад, окончательно убило остатки доверия к разведке и Центральному Штабу.
        Тогда, проект 4Х перешел в активную фазу. До удачного завершения, оставалась всего пара
        дней. Таил выглядел по-настоящему счастливым, но все обернулось не так, как должно было
        быть…
        — А вы чего такой хмурый? Радоваться нужно,  — нарушил повисшую тишину Нотэл.
        — Я буду радоваться, когда проект завершится полностью. Один раз уже обрадовались.
        — Мы можем усилить охрану,  — предложил Нотэл.
        — Нет. Только лишнее внимание привлечем — ни к чему оно. В прошлый раз, это не помогло.
        У меня до сих пор в голове не укладывается, как такое могло произойти!


        — Не знаю. Посторонние не имели доступ в лабораторию, а поиски среди посвященных ни-
        чего не дали. Лоурен жалко,  — Нотэл вздохнул.  — Если б ни она, то и от самой лаборатории ничего
        бы не осталось. Долго она со своим звеном продержалась. А с Хорминым обидно вышло…
        — Обидно? Это все, что ты можешь сказать? Его похитили из секретной лаборатории, о его
        судьбе так ничего и не удалось узнать, а тебе просто обидно? Знаешь, Нотэл, ты начинаешь
        скурвиваться в управлении.
        Нотэл ничего не ответил на это замечание. Когда-то, он служил под командованием Таила.
        Теперь, они в одном звании, но статус разведчика ставит его выше. Не смотря на это, он не мог
        спорить с генералом. Было в нем что-то такое, что исключало эту возможность.
        — Теперь, я сам буду все контролировать. Я в долгу перед ними, а долги нужно отдавать.
        — Генерал, а что с вашей дочерью?  — осторожно перешел Нотэл к интересующей его теме.-
        Тогда, я вас поддержал, но сейчас все изменилось, и я подумал, может пора уже ей узнать
        правду.
        — Лучше б ты подумал, как найти «сливщика»,  — Таил закинул ногу на ногу.  — Мне решать
        что пора, а что нет, а твои надежды что-то у нее узнать — бессмысленны. Ты должен это
        понимать. Она о своем происхождении ничего не знает, ни то, что о технологиях.
        — Я знаю, а вот торианам это не известно и они будут искать. По моим данным, о проекте
        4Х снова вспомнили и пустили его в активную разработку.
        — Это должно радовать. Значит, у них стало туго с ресурсами и технологиями. Пусть по-
        ищут, все при деле будут. А ты поищи «сливщика», иначе, не видать вам технологий.
        — Они нам очень нужны. Нам нужно преимущество.
        — Нотэл, после гибели Корэллы, я поставил всего одно условие,  — Таил посмотрел в глаза
        разведчику.  — Вы находите «сливщика», и я отдаю оставшиеся у меня технологии Темгатов. Вы
        два десятилетия не можете вычислить тварину — это нормально? А если данные по проекту
        попадут к торианам?
        — Вернер все уничтожил. Никакой документации по проекту не осталось.
        — Есть много другого, что не уничтожишь при всем желании. Например, генетические кар-
        ты. И к тому же, ты уверен, что «сливщик» не добрался до информации еще раньше? Давно
        нужно было все уничтожить, а не ждать, пока это сделает Вернер. Наш разговор всегда сводиться
        к одному и тому же,  — Таил встал.  — И заканчивается одинаково. Мне нужно возвращаться на
        Гристон. Дел теперь прибавилось.
        Генерал ушел. Дел у него теперь действительно прибавилось. Контролировать Эрика Май-
        лова, будет не просто, и скорее всего, ему придется выпутывать его из неприятностей.


        
        ГЛАВА 1
        Свет ударил по глазам и парень, только что пришедший в сознание, зажмурился, даже не
        успев толком рассмотреть, где находится. Он несколько минут лежал, пытаясь собраться с
        мыслями, и пришел к неутешительному осознанию: он ничего не помнит. Только имя — Эрик
        Майлов. Да и то не уверен, принадлежит оно ему, или кому-то другому. Он еще раз попытался
        сосредоточиться и вспомнить хоть что-то, но это закончилось приступом головной боли. Дверь
        открылась, послышались шаги. Парень чуть приоткрыл глаза и увидел возле себя небарианина.
        Хоть он ничего не помнил, но расовую принадлежность определил безошибочно. Спутать
        двухметровых гигантов, с жесткими чертами лица, покрытых мелким белым ворсом с кем-то
        другим, очень сложно.
        — Добрый день. Меня зовут Горд Джилис,  — произнес небарианин.  — Как вы себя чувствуете?
        — Сойдет,  — парень сел.  — Где я?
        — Медотсек на орбитальной станции у Гристона,  — сообщил Джилис.  — Вам крупно повезло,
        что вы остались живы. Вы что-нибудь помните?
        — Только имя — Эрик Майлов.
        — И то хорошо.
        — Что произошло?
        Вместо ответа, небарианин протянул ему документы.
        Судя по ним, Эрик Майлов — курсант, готовился стать десантником. Он находился в уволь-
        нительной на Питерии, вместе с другим курсантом, Аликом Стрелиным. На планету было
        совершенно нападение и курсанты, недолго думая ввязались в стычку. Каким чудом остались
        живы, не имея ни «скелетов», ни достойного оружия — неизвестно, да и узнать вряд ли удастся —
        у Алика Стрелина тоже полная амнезия.
        — Вы его помните?  — Джилис присел на стул рядом с кроватью.
        — Нет. Долго меня собираются здесь держать?
        — Не знаю. Все зависит от самочувствия. Я сам здесь на практике. Через год стану боевым
        врачом в десантных подразделениях. Мне поручено следить за вашим самочувствием. Будет
        необходимо провести сканирование памяти, вдруг удастся что узнать. Еще нужно проверить
        остались ли какие-нибудь навыки…
        Сканирование ничего не дало: прошлое совершенно стерлось из памяти Эрика. Будто его и
        не было. Радовало, что хоть навыки сохранились. Больше всего, Эрика удивило, что не осталось
        никакой информации о семьях «везучих» курсантов. Как им сказали, она вся уничтожена во
        время нападения. Эрик слабо представлял, как такое могло произойти, но даже совместными
        усилиями с Аликом, им ничего не удалось выяснить.
        Дальнейшее обучение, им предстояло проходить в разных подготовительных центрах. В
        тот, где они находились до амнезии, никто из них не вернулся. Эрик не оставлял попыток найти
        информацию о своей семье, но ни одна не увенчалась успехом. То ли все данные надежно
        засекречены, то ли их действительно не осталось.


        До того, как Эрик Майлов окончит обучение, оставалась неделя. Прошедший год нельзя
        назвать для Таила легким. Как он и предполагал, с Эриком постоянно возникали какие-то
        проблемы. В основном, из-за его неугомонного характера. Вот и сегодня, генерал только
        вернулся с задания и едва успел переодеться, как ему доложили, что на базу прилетел начальник
        подготовительного центра генерал Райк Миленс. О причине визита догадаться не составляло
        труда. Обычно, о том, что выкинул Эрик, Миленс докладывал по коммуникатору. Видимо, на
        этот раз произошло что-то действительно серьезное, раз он решил поговорить лично. Либо, у
        Миленса просто закончилось терпение.
        — Добрый день, Коинт,  — поздоровался он, войдя в кабинет.
        — Добрый,  — Таил встал и протянул ему руку.  — Но, судя по всему, сейчас ты мне его испор-
        тишь.
        — С чего такие выводы?  — Миленс пожал протянутую руку и присел.
        — Раньше ты не наведывался в гости. Что еще случилось?
        — Ты лучше спроси, чего за этот год не случилось. Майлов должен был при выпуске полу-
        чить офицерское звание, но оно снимается,  — сообщил Миленс.  — Он выйдет из центра старшиной, а его друг Майкол Пирсон сержантом.


        — Это не соответствует его способностям, ты же сам понимаешь,  — возразил Таил.
        — Понимаю. Вот если б он еще с дисциплиной немного подружился. А его манера действия
        знаешь ли… Взять хоть последнюю тренировку: перед его группой поставили задачу захватить
        оперативный штаб противника, а Майлов…
        — Что, не справился?  — с явным сомнение6м поинтересовался Таил.
        — Почему же, справился. Еще как справился! Хорошо хоть отрабатывали на голограммах.
        То, что осталось после захвата, зданием назвать язык не повернется.
        — Но не из-за этого же с него звание снимают?  — Таил повернулся боком к столу и закинул
        ногу на ногу.
        — Нет. Он вместе с Пирсоном заблокировал дверь на командный пункт и пытался вскрыть
        архивы Центрального Штаба. Попытку взлома обнаружили. Хакер из него оказался не очень
        хороший.
        — Если дело только в этом, то я решу вопрос. Я знаю что он пытался найти.
        — Я тоже знаю — информацию о своей семье. Но не все так просто. Майлов еще и с инструк-
        тором подрался. Там у них разногласия во взглядах получились, все по той же манере действия.
        Майлов давно грозился, цитирую: «челюсть скособочить», ну и скособочил. Инструктор
        официальный рапорт подал,  — Миленс положил перед Таилом копию документа.  — Если замять, пойдут слухи. И так слишком много его прикрывали. Не думаю, что тебе оно надо.
        — Совсем не надо,  — Таил просмотрел рапорт. Инструктор счел необходимым указать все,
        что наболело за год.  — Ладно, старшина не рядовой. Глядишь, на пользу пойдет, станет хоть
        немного осмотрительней.
        — Это вряд ли. Твой Эрик…
        — Нет уж, пусть он будет общий,  — Таил усмехнулся.  — Ты его ко мне направляй, вместе с
        Пирсоном и Хариститом. Мне замком нужен, потери у меня. Я дело Харистита видел, как раз
        подходит.
        — Хлебнешь ты еще от Майлова, потреплет он тебе нервы,  — счел необходимым предупре-
        дить Миленс.
        — Ничего, справлюсь,  — Таил улыбнулся.  — Надеюсь, за оставшуюся неделю до выпуска он
        больше ничего не выкинет.
        — Я тоже,  — Миленс встал.  — Было приятно повидаться, но мне пора.
        — Бывай, генерал,  — Таил пожал ему на прощанье руку.
        За это время, он успел убедиться, что Эрик не сильно изменился и не знал радоваться этому
        или огорчаться.
        С Аликом Стрелиным все гораздо проще. Он не доставляет столько хлопот, не лезет, куда
        не просят, кажется, даже с амнезией смирился. Его не нужно постоянно контролировать. А вот
        Эрика лучше держать при себе.
        Выйдя от Таила, Миленс направился к выходу. Честно говоря, Эрик вызывал у него симпа-
        тию. В нем чувствовалась перспектива. Только, что его связывает с Таилом оставалось неясным.
        С чего столько заботы о безбашенном парнишке без прошлого? Подобное покровительство
        вообще не принято среди военных МВК. Но Миленс не мог отказать боевому генералу в услуге.
        Когда-то, он не только спас ему жизнь, нагло отказавшись выполнять приказ, но и вернул в ряды
        коалиции из отщепенцев. Пусть Миленс уже не стал боевым офицером, но лучше так, чем
        оказаться ликвидированным своими же.


        Планета Гристон в системе Цэа-Квал, где теперь предстояло служить Эрику, занимала вид-
        ное место в обороноспособности Межпланетной Военной Коалиции, наряду с Эврумом —
        центральной планетой и Телорном, где находились основные судостроительные верфи, но у
        Эрика она вызывала тоску и лишний раз напоминала об утерянном прошлом. На одной базе с
        ним, оказался и Алик Стрелин, правда, в другой группе.
        О группе 4-Х, в которую направили Эрика, ходило множество легенд, как и вокруг самого
        генерала Таила. Говорили, что он крепко повязан с Разведуправлением и имеет отношение к
        таинственной расе Темгатов, но Эрик предпочитал верить своим глазам, а не той ерунде,
        которую несут от нечего делать. Несколько раз, он видел генерала на орбитальной станции, но
        ничего странного в нем не заметил. Расположившись на новом месте, Эрик отправился в зону
        отдыха.
        — Здорово, старшина!  — к нему подошел тот самый небарианин, который проходил практику
        на станции.  — Как память?
        — Хреново,  — Эрик пожал протянутую руку.  — Так ничего и не вспомнил.
        — Жаль. Ну, не переживай, главное — жив,  — Джилис присел рядом.  — Может, еще вспомнишь.
        — Вряд ли. Меня сразу предупредили, что надежды мало.
        — Да, мало ли что говорят… Что с тем вторым, не знаете?
        — Он тоже здесь,  — сообщил Эрик.  — Только в другой группе.
        — А мы, значит, вместе служить будем в команде Таила. Я слышал, к нему тяжело попасть, ни в курсе, почему пополняют?
        — Говорят, потрепали их где-то…


        К ним подошел рыжеволосый парень, среднего роста, крепкого телосложения с изумрудно-
        зелеными глазами.
        — Как устроился, Эрик?  — он присел.
        — Нормально. Знакомься, это Горд Джилис, наш боевой врач,  — представил Эрик небариани-
        на.  — Он практику проходил на орбиталке, когда я туда угодил.
        — Майкол Пирсон,  — парень протянул руку.  — Мы со старшиной подготовку вместе проходи-
        ли. И званий, тоже вместе лишились. Верно, старшина?
        — Верно,  — согласился Эрик.  — А где Нилион?
        — Обосновывается…
        — Встать!  — раздался рядом голос Таила, заставивший всех троих подскочить. Он окинул
        взглядом пополнение и остановился на Эрике.  — Старшина, сейчас, получишь снаряжение, -
        генерал протянул ему документы.  — Как управишься, сразу ко мне в кабинет,  — генерал направил-
        ся к штабу, не дожидаясь уставного ответа.
        — Потопали,  — Эрик сунул в руки Пирсону документы.  — Это по твоей части. Давай, Горд,
        после поговорим,  — он хлопнул Джилиса по плечу и вместе с сержантом не спеша зашагал к
        оружейному складу.


        Таил из окна наблюдал, как Эрик о чем-то спорит с дежурным по складу. Его кабинет рас-
        полагался очень удобно — из окон просматривалась добрая половина базы. Старшина упорно
        старался доказать что-то лейтенанту, но тот стоял на своем. К спору присоединился сержант и
        лейтенант начал сдавать позиции.
        — Что интересного увидел?  — в кабинет без стука вошел генерал Энтони Грон.


        — Смотри, Авенса поставили на место,  — Таил улыбнулся. Как всегда, только губами, а глаза
        оставались серьезными.
        — Ты что, специально его туда отправил?  — Энтони бросил взгляд в окно.
        — Нет. Честно говоря, я забыл, что там сегодня Авенс дежурит,  — Таил отвернулся от окна. -
        Это ты у нас помнишь графики всех патрулей наизусть, а моей памяти не хватает на это.
        — Смотрю, ты сегодня в хорошем настроении,  — заметил Энтони.
        — А с чего ему быть плохим?  — Таил присел в свое кресло.  — Хоть что-то хорошее за два де-
        сятилетия.
        — Он всегда был таким?  — Энтони вновь посмотрел в окно.
        Авенс окончательно сдал позиции и, махнув рукой на упрямого старшину, пошел менять
        снаряжение, которое ему чем-то не понравилось.
        — Хуже,  — Таил усмехнулся и на этот раз, его глаза слегка потеплели.  — Эрик своевольный, к
        нему нужен особый подход. Он все делает по-своему.
        — Уж ты-то с ним сработаешься… — на губах Энтони тоже мелькнула улыбка.
        Почти год назад, Энтони стал начальником базы. Сначала, эту должность предлагали Таи-
        лу, но он отказался наотрез, предложив вместо себя Грона. Энтони тоже долго не соглашался, но
        Таил, все же сумел уговорить его. На вопрос почему он сам не хочет, Таил ответил, что
        начальник базы из него никчемный. Он солдат. Всегда был и останется им. А Энтони пользуется
        уважением. Может и кулаком по столу грохнуть, если нужно. Ему эта должность подходит
        больше. Но Энтони понимал — причина вовсе не в этом. Таил способен удержать в руках ни то
        что базу, но и целую планету. Подтянутый темноволосый генерал с глазами цвета ночной мглы, потерявший на войне все, что только можно было потерять, просто не мог засесть в кабинете.


        Разобравшись со снаряжением, а точнее, с твердолобым лейтенантом, Эрик отправился к
        генералу, отчитаться. Возле штаба, стоял офицер в звании полковника. Эрик сбавил шаг и, проходя мимо, отдал ему честь, приложив правую руку к груди и резко опустив ее вниз.
        — Старшина, куда так торопимся?  — притормозил его полковник.  — Что-то я тебя не помню.
        Из пополнения?
        — Так точно!  — отрапортовал Эрик.
        — Чему вас только учат? Что за вид, старшина? Да и представляться, кто будет?
        — Полковник, так вы ведь тоже не по уставу… — заметил Эрик.
        В мутно-зеленых глазах офицера, мелькнула неприязнь, и Эрик понял, что от него не сле-
        дует ожидать ничего хорошего.
        — Ты меня еще учить вздумал?  — в интонации полковника была неприкрытая злость.  — Имя и
        группа!
        — Эрик Майлов, группа 4-Х под командованием генерала Коинта Таила,  — доложил Эрик по
        уставу.
        Похоже, это не очень понравилось полковнику. Он изменился в лице, казалось, даже посе-
        рел.
        — Можешь идти,  — выдавил офицер.  — И запомни: здесь не терпят расхлябанности.
        Эрик отдал честь и поднялся по ступенькам штаба. Найдя кабинет Таила, он осторожно
        постучал и, не дожидаясь приглашения, вошел.
        — Присаживайся,  — Таил указал ему на стул.  — Снаряжение получил?
        — Так точно,  — Эрик воспользовался предложением генерала.
        — Проблем не было?  — Таил испытывающе смотрел на старшину.
        — Нет, справились.
        — Хорошо. Для начала, я хотел бы узнать, за что с тебя сняли звание.
        — В личном деле все есть, генерал.
        — Я хочу услышать от тебя.
        — Произошла драка, инструктор решил вмешаться, а я ему, сгоряча, один разок в челюсть
        въехал…
        — Точно один?  — с сомнением поинтересовался Таил, закидывая ногу на ногу.
        — Ну, может два.
        — Все ясно. Значит так, старшина, хочу сразу расставить все по своим местам: ты — мой вто-
        рой замком и поэтому, тебе следует знать несколько вещей: некоторые задания, мы получаем из
        управления и никакая информация не должна выходить за пределы группы. А некоторая, должна
        оставаться строго между нами. Если, по каким-либо причинам, я буду отсутствовать, отчиты-
        ваться следует генералу Грону. И хамство свое, старайся как-нибудь придерживать. От
        полковника Барнона держись подальше, ему здесь не особо доверяют.
        — Генерал, не могли бы вы уточнить кто такой Барнон?  — почему-то Таил вызывал у Эрика
        противоречивые чувства.
        В его словах ощущалась какая-то недосказанность. Было непонятно, с чего столько доверия
        к необстрелянному новичку, да еще с таким личным делом, как у него.
        — Тот, с кем ты разговаривал у входа,  — пояснил Таил.
        — Он забыл представиться,  — на лице Эрика мелькнула ухмылка.
        Таил понял, что старшина уже успел надерзить Барнону и нажил себе если не врага, то
        массу хлопот. Полковник Колин Барнон отличался скверным характером. Он не спешил лезть в
        бой, предпочитая, что бы за него это делали другие. Солдаты и офицерский состав, между собой, называли таких «кабинетными присосами», и Таил был полностью согласен с этим определени-
        ем.


        Парень в десантной форме топтался на месте и поглядывал на часы. Он явно кого-то ждал и
        нервничал. А еще, он все время озирался по сторонам, как бы опасаясь, что его кто-нибудь
        увидит. Вокруг никого не наблюдалось, и это немного успокоило парня. Да и кто тут может
        быть: через два километра начинались полигоны, гражданские старались сюда не соваться без
        особой надобности, а никаких тренировок, в ближайшие несколько дней, не планировалось.
        Десантник вновь бросил взгляд на часы и поковырял носком ботинка рыхлую почву. Чуть
        дальше, дорога упиралась в предупредительную полосу. За ней все давным-давно вытоптали и
        перепахали плазменными взрывами и колесами броневиков. Там обкатывали новую технику,
        пристреливали оружие и проверяли навыки новичков. А в месте, где остановился десантник, росла синеватая трава, местами достающая до щиколотки, из нее торчали цветы, которые
        называли Светлая Память — до такой степени белые, что слепили глаза, как снег в ясный день.
        Десантник присел на корточки и провел ладонью по мягкой траве и цветам. От них тянуло
        свежестью, и сладкий запах возвращал веру в лучшее и надежду. Накатившую безмятежность, нарушил звук останавливающегося броневика. Парень поднялся и повернулся на звук. Из
        броневика вышел мужчина в офицерской форме, правда, без знака отличия.
        — Тебя никто не видел?  — первым делом поинтересовался офицер.
        — Никак нет,  — привычно отрапортовал десантник.
        — Уверен?


        — Уверен. Никому не надо за мной следить. У всех своих дел полно,  — десантник не знал, куда деть свои руки. Видимо, эта тайная встреча сильно его напрягала. — Может, вы объясните, зачем понадобилась такая секретность?
        — Обязательно объясню,  — офицер прислонился к броневику.  — Дело в твоем командире и его
        первых замкомах.
        — А что с ними не так?  — в интонации парня мелькнула озабоченная настороженность.
        — Ты сам разве не замечаешь? У генерала Таила всегда было много секретов,  — офицер не
        сводил глаз с десантника,  — да и сейчас их меньше не стало. Тебе не показалось странным, что
        генерал взял себе в замкомы необстрелянных новичков, хотя, у него под боком имелись
        достойные кандидатуры. А одного из них еще всячески продвигает, не смотря на его дисципли-
        нарные нарушения.
        — У Майлова нет дисциплинарных нарушений, как таковых,  — парень сразу понял о ком
        речь.
        — Отчасти, благодаря Таилу. Он хам, и о субординации, будто никогда не слышал. Но, не
        смотря на все, скоро он получит повышение. Таил позаботится о том, чтоб рядом с ним был тот, кто нужен ему, я уверен.
        — К чему вы клоните?  — десантник подозрительно посмотрел на офицера.  — Если у вас есть
        какие-то подозрения — это к «мусорщикам».
        — Какие «мусорщики»,  — отмахнулся офицер,  — кто поверит. Вот если будут доказательства —
        другое дело. Ты присмотрись, к Майлову…
        — Вы хотите, чтоб я стучал на своего непосредственного командира?  — в интонации десант-
        ника появились напряженные нотки, не предвещающие ничего хорошего.
        В основном, для десантников, командир — это неоспоримый авторитет и подобные предло-
        жения могут закончиться разбитой физиономией, независимо от звания. Офицер понял, что
        тактику нужно менять.
        — Не стучать, а собрать информацию,  — уточнил он.  — Понаблюдать: куда ходит, с кем обща-
        ется, по возможности, узнать, что его связывает с Таилом. Если окажется, что он замешан в чем-
        то незаконном, то ты сможешь занять его место. Я об этом позабочусь,  — пообещал офицер. -
        Прежде чем ответить, ознакомься вот с этим,  — он протянул парню распечатки.  — Тут некоторые
        данные по генералу Таилу. То, что удалось найти, но и они наталкивают на подозрения.
        Десантник взял распечатки. Офицер сел в броневик и уехал с места встречи, а он остался
        стоять в задумчивости. Парень покрутил в руках распечатки и пошел к своей машине. О генерале
        Таиле действительно ходило много слухов. А Эрик Майлов, о нем толком ничего не известно. Но
        в одном офицер прав: Таил действительно мог повысить кого-то из своих, а ни брать на
        командные должности новичков, да еще с такими характеристиками. Скорее всего — это
        действительно неспроста.
        Сев в свою машину, десантник просмотрел полученные данные. Информации о семье нет,
        так же, как и у Эрика, на службу поступил сразу в звании капитана, вскоре, принял командование
        группой 4-Х, а через два года, кто-то открыл подходы к Корэлле, в результате чего, планету
        уничтожили. Жена Таила погибла, дочь пропала безвести…
        Десантник скомкал распечатку и швырнул ее под сиденье. Странно это все, очень странно.
        Он завел двигатель. Наверное, действительно стоит понаблюдать.


        Потянулись боевые будни. Служить под командованием Коинта Таила, оказалось не так уж
        и легко. Он много требовал от подчиненных, но не больше того, что мог сделать сам и никогда
        не отделялся от своих солдат. Несмотря на свое звание, принимал участие во всех заданиях, и это
        вызывало уважение.
        Работа для десанта находилась всегда. Ториане никак не хотели оставлять МВК в покое и
        регулярно совершали нападения. Особенно, страдали приграничные зоны: Прэйт, Манэр, Орус.
        Ториане старались закрепиться там всеми возможными и невозможными способами. Враг очень
        хотел пробиться в системы Агриол, Цэа-Квал и Белинон — это главные опорные точки МВК, а
        для этого, нужно закрепиться в приграничье.
        Полгода прошли в ожесточенных боях. Когда приграничье не справлялось своими силами,
        туда перебрасывали дополнительные войска из центральных районов.
        В этот вечер все группы находились на базе. Эрик и Майкол сидели в баре, когда к ним
        подошел Нилион Харистит.
        — Слышали новость?  — он поставил на стол стакан и присел.
        Из-за высокого роста, его колени упирались в столешницу. Китель был застегнут под самое
        горло. Обычно небариане предпочитали прохладную погоду, но Нилион всегда мерз и любил
        тепло.
        — Еще нет,  — Эрик заметил, что лейтенант встревожен.
        — На Орусе опять неспокойно. Нас туда хотят перебрасывать.
        Нилион никогда не болтал просто так, и его словам можно доверять.
        — Когда не знаешь?  — Эрик вытянул ноги под столом.
        — Понятия не имею…
        Разговор прервал звонок коммуникатора. Эрик выслушал приказ и убрал аппарат в карман.
        — Ну, отправляйтесь паковать вещички,  — старшина окинул взглядом сослуживцев.  — Через
        два часа мы вылетаем на Орус.
        — Вот же гадство!  — Майкол поднялся из-за стола.  — Почему опять мы?
        — С чего ты взял, что только мы? Кроме нас, еще четыре группы,  — Нил, нас генерал к себе
        вызывает. А ты, Майкол, не теряйся нужно дополнительное снаряжение получить.
        — Эрик, а чего это наш командир носится с тобой, как с родным?  — спросил Майкол, выходя
        на улицу.
        — Поди, да спроси у него. Но если честно, за это время, я не заметил, чтоб генерал носился
        со мной. Дерет нещадно и спрашивает за троих,  — хмуро отозвался Эрик.
        — Это он хочет, чтоб из тебя толк вышел,  — усмехнулся Нилион.  — А то, будешь хамить ко-
        мандованию — останешься вечным старшиной.
        — Да пошел ты…
        — Скоро все пойдем… — Нилион свернул к штабу.
        База готовилась к переброске войск. Солдаты шутили, пытаясь скрыть волнение. Судя по
        всему, на Орусе предстояло задержаться. Забрав у Таила документы, Эрик вместе с Майколом
        отправился к оружейному складу. Стоявший у дверей Авенс, сегодня выглядел довольным, что с
        ним бывало не часто.
        — Ты чего весь светишься?  — старшина протянул ему документы.
        — Это не мне. Вон, ему,  — лейтенант кивнул в сторону незнакомого сержанта.  — А я этой хре-
        нью,  — Авенс пнул стену,  — больше не заведую. Достала она меня. У всех служба как служба, а я
        должен торчать тут, как Акрик знает кто.
        — Значит, тоже на Орус?
        Авенс кивнул. Его лицо светилось самодовольством. Видно, что добиться своего, ему ока-
        залось очень непросто. Никто точно не знал, за какие заслуги его «поселили» в оружейный склад, но слухи ходили разные. Самый правдоподобный, из них тот, что на одном из заданий, Авенс


        отказался подчиниться приказу Барнона и попросту въехал полковнику в рожу. После этого
        полковник окончательно осел в штабе, а лейтенант — в оружейке…


        Планета Орус в системе Солена находилась в удалении от звезды и на ней царила вечная
        зима, но условия были приемлемыми для жизни. Температура не опускалась ниже минус сорока, но и не поднималась выше минус десяти. В основном, на Орусе находились комбинаты по
        переработке льда и добыче драгоценных камней под названием Слеза Звезд. Ясно, что комбина-
        ты по переработке льда, торианам сто лет бы ни снились, а вот камни — это уже совсем другое
        дело. Слеза Звезд, встречалась крайне редко и использовалась как высокотехнологичный
        информационный носитель.
        Десантный челнок Коинта Таила шел последним. Четыре других уже вошли в атмосферу, и
        Таил должен был присоединиться к ним. Десантникам предстояло отбить занятую торианами
        стратегическую высоту и не позволить им расположить там артиллерию.
        Прежде чем войти в атмосферу, Таил приказал Эрику сесть за штурвал. Высадку должен
        прикрывать флот. Но, как и любой десантник, генерал не слишком доверял ему. Он привык
        полагаться только на свои силы. Десант МВК всегда отличался неординарным мышлением и
        завидным упрямством. Попытки взять десантника в плен, обычно, очень плохо заканчивались.
        Недаром же их лозунгом было: «Нет шанса выжить, умри с честью». И честь ценилась превыше
        всего.
        Нилион выглядел недовольным. Его совсем не прельщала мысль, что им придется торчать
        на холодной планете, Акрик знает сколько времени.
        — Чего хмуришься, Нил?  — бросил ему Майкол, готовясь к десантированию.  — Тебе бы радо-
        ваться, почувствуешь себя как дома.
        — Дома… Ты же знаешь — я холод ненавижу,  — лейтенант покосился на сержанта.
        Сержант, как обычно, оставался серьезным. На лице застыло вежливое выражение. Майкол
        всегда говорил то, что думает, но всегда вежливо и тактично. Иногда это воспринималось как
        издевка, и тогда возникали конфликты. Но ничего с собой поделать Майкол не мог. Сказывалось
        воспитание. Он родился и вырос на Телорне, в семье военных инженеров. Сначала Майкол хотел
        пойти по стопам своих родителей и даже начал обучение, но потом понял — это не для него. Он
        хотел большего. Хотел реальных действий. В Десантных Силах его навыки пришлись очень
        кстати, и он понял, что его место здесь.
        — Так мы же в «скелетах»: ни все ли равно, холодно, или жарко?
        — Мне — нет,  — Нилион закрепил лазерный автомат.  — От одной мысли, что мороз, не по себе
        становится.
        — А мне все равно,  — Майкол проверил терморегуляцию.  — Для меня все планеты хороши
        только тогда, когда покидаешь их хоть относительно целым.
        Они вошли в атмосферу планеты. Под ними расстилалась бесконечная снежная пустыня.
        Эрик пошел на снижение. Они уже почти достигли зоны десантирования, когда на радаре
        появилось предупреждение о приближении самонаводящейся ракеты, или, как называли ее
        пилоты, «липучка». Авиации замечено не было, значит, их пытались достать из «вышибалы» -
        портативной переносной ракетницы, предназначенной для ликвидации воздушного транспорта.
        Эрик предпринял попытку уклониться, но уйти от «липучки» можно лишь в том случае,
        если в зону действия ее датчиков попадет другая цель, схожая по параметрам. Тем более, десантный челнокTQS-207A не отличался особой маневренностью. Зато, кроме стандартных
        ракет и лазерных установок средней дальности, на корабль, приписанный к группе 4-Х,
        дополнительно монтирована плазменная пушка. Челнок тряхнуло. В рубку влетел Таил.
        — Что случилось?  — он бросил взгляд на датчики.
        — «Липучка» достала,  — сообщил Эрик, проверяя работу приборов.
        Они находились как раз над той высотой, которую им предстояло взять. Подходящего мес-
        та для аварийной посадки нет, да и на его поиски времени не осталось.
        — Генерал, я попробую посадить челнок, но вам лучше десантироваться,  — произнес Эрик,
        пытаясь выровнять челнок.
        — Ты что задумал, старшина?  — Таил бросил на него подозрительный взгляд.
        — Не бойтесь, заканчивать свою жизнь красиво я не собираюсь,  — успокоил его Эрик, дога-
        давшись, о чем подумал генерал.
        — Тогда объясни, что ты задумал,  — продолжал настаивать Таил.
        — Хочу проверить, насколько прочные у этих тварей укрепления… — Эрик оторвал взгляд от
        приборов и посмотрел на Таила.
        — Хорошо,  — сдался Таил.  — Но я останусь с тобой. И это не обсуждается,  — он включил внут-
        реннюю связь,  — Харистит, принимаешь командование на себя. Немедленно десантируйтесь и
        начинайте атаку,  — приказал генерал по внутренней связи.
        Просить у Таила пояснений, было бесполезно, тем более, обстановка к этому не располага-
        ла. Нилион поспешил выполнить приказ. Когда команда высадилась, Эрик направил челнок на
        платформу, занятую торианами. Она, под небольшим уклоном, уходила вниз, но выбора уже не
        оставалось. Челнок нужно срочно сажать. Двигатель начал отказывать.
        Ториане явно не ожидали, что пилот подбитого корабля решит совершить экстренную по-
        садку у них на головах. МВК не оставляло попыток отбить высоту и не давало возможности
        вывести артиллерию на позицию. Из пяти челноков с подкреплением, зацепить удалось только
        один, последний, и радость от этой удачи продлилась недолго. Сказать, что челнок сел, можно с
        большой натяжкой. Он шлепнулся на переполошенные торианские войска, предварительно
        накрыв их из лазерных установок, и продолжал ползти вниз по склону, снося развернутые
        торианами укрепления. Увидев, какой сюрприз преподнесен неприятелю, основные войска
        начали атаку раньше запланированного времени. Нилион с группой тоже поспешил открыть
        огонь, пока враг ни пришел в себя.
        — Старшина, ты ненормальный!  — выпалил Таил, когда челнок остановился.
        — Они ж, небось, так радовались, когда нас зацепили, вот пускай теперь порадуются, присо-
        сы!
        Судя по всему, Эрик остался очень доволен результатом такой вот посадки. Коинт провор-
        чал что-то на неизвестном диалекте и отстегнул крепления. Нужно выбираться из челнока, а
        снаружи наверняка ждет разъяренный враг. Оставалось надеяться, что свои их прикроют. Челнок
        протащило по склону километра два, и он оставил за собой глубокую борозду. Помощи ждать
        особо неоткуда. Группа находилась в нескольких километрах выше и пыталась пробиться к
        своему командиру, но неприятель не собирался пропускать их просто так. Когда Эрик и Таил
        выбрались с челнока через грузовой отсек, они оказались лицом к лицу с девятью торианами.
        Вести огонь из плазменной винтовки на таком расстоянии рискованно — существовала ве-
        роятность зацепить самого себя, но Эрик все же рискнул. Он произвел выстрел и тут же отскочил
        в сторону, чтоб ни попасть под собственный заряд. Один из ториан упал замертво, остальные
        успели увернуться. Двое открыли огонь из автоматов по отчаянному старшине. Эрик выстрелил
        еще раз, целясь в голову.


        На плазменной винтовке десантного образца L-3, именуемой «горелка», энергоресурс был
        значительно выше, чем на ее предшественнице, L-2. Его хватало ни на семь выстрелов полной
        мощностью, а на пятнадцать. Но перезарядить ее в боевой обстановке, по-прежнему не
        представлялось никакой возможности. Потому, бездумно палить во все стороны, являлось
        неимоверной глупостью.
        Еще двое ториан остались лежать на снегу. Таил, за это время, тоже успел разобраться с
        двумя, но оставшиеся, не собирались отпускать тех, кто разнес их укрепления. Генерал отдал
        приказ подняться на верхнюю часть фюзеляжа, чтоб занять более выгодную позицию. Бортовая
        плазменная пушка должна послужить укрытием.
        — Командир, а если расчистить нашим дорогу из плазменной пушки?  — предложил Эрик,
        меняя горелку на лазерный автомат.  — Эти выродки как раз по линии огня.
        — Раньше нужно было думать!  — Таил пытался достать торианского лейтенанта, который
        засел за поваленной опорой «Дробилки».  — Теперь в челнок вернуться проблематично.
        — Генерал, если вы прикроете, я попробую…
        — Старшина, ты сегодня что, головой шарахнулся?
        Один из атакующих ториан попытался подойти к ним на антиграве. Таил снял его автомат-
        ной очередью. Торианен ударился о борт челнока и рухнул вниз. Генерал включил детализацию
        на сканере. Группе приходилось нелегко. Да и основным войскам тоже. Ситуацию можно
        повернуть в свою сторону одним единственным выстрелом, но чтобы его произвести, нужно
        пробраться к грузовому шлюзу под вражеским огнем. Таил вновь проворчал что-то на незнако-
        мом диалекте. Эрик давно заметил, что генерал не говорит на нем, если рядом находится кто-то
        кроме него, или Энтони Грона.
        — Давай,  — сквозь зубы процедил Таил.  — Только смотри…
        Эрик кивнул и, недослушав указания генерала, включил антиграв. По броне лязгнули па-
        троны, но Таил обнаружил стрелявшего и полоснул в его сторону очередью. Стрелок упал с
        простреленной головой.
        Эрик опустился возле грузового шлюза. В правом бедре отозвалось резкой болью. Его
        главной целью, было добраться до шлюза, и он не заметил сразу, что броня не выдержала, и
        понял, что его зацепили только тогда, когда попытался стать на ногу. Путь старшине преградил
        торианен, появившийся неизвестно откуда. Неприятель вскинул лазерный автомат. У Эрика не
        имелось никакого желания играть в «кто быстрее», тем более, враг уже опередил его. Он резко
        бросился вперед, всей своей массой налетев на торианена. Неприятель выронил оружие и упал в
        снег. Эрик оказался сверху своего врага. Он вытащил из-за спины меч и замахнулся для удара, целясь в шею, по стыку пластин. Обычно, мечи использовали в самых крайних случаях, когда не
        оставалось другого варианта. В бок вошло что-то обжигающе-холодное. Пытаясь игнорировать
        разрастающуюся боль, Эрик завершил удар. Торианен конвульсивно дернулся и затих навсегда.
        Старшина поднялся на ноги и, выдернув из бока нож, отшвырнул его в сторону. Сквозь звон в
        ушах, он различил настойчивый писк рации.
        — На связи,  — глухо произнес старшина.
        — Майлов, почему не отвечал?  — послышался из динамика встревоженный голос генерала.-
        Что у тебя?
        — Уже на челноке,  — доложил Эрик, пробираясь, в грузовой отсек.  — Скоро все будет…
        — Что с голосом, ты ранен?  — от Таила не ускользнула дрожь в голосе старшины.
        — Продырявило немного,  — Эрик заблокировал шлюз.  — Командир, предупредите наших,
        пусть отходят.
        — Без тебя знаю. А ты не вздумай теперь высунуться с челнока! Конец связи,  — Таил отклю-
        чил рацию.
        Эрик доковылял до рубки управления. По полу за ним тянулся кровавый след. Правую ногу
        он почти не чувствовал и шел, держась за обшивку челнока. Стимулятор не помогал, хотя Эрик
        ввел уже две дозы. Он опустился в кресло пилота. Чтобы активировать плазменную пушку,
        нужно запустить двигатель, иначе подачи энергии не будет. Старшина открыл шлем и пробежал-
        ся пальцами по кнопкам. Двигатель запустился, но работал он с каким-то скрежетом и дребезжа-
        нием. Повреждения Эрика интересовали мало, для него важнее не потерять сознание.
        Он с трудом встал и буквально переполз на место стрелка, проклиная устаревшую модифи-
        кацию челнока: на новых образцах плазменной пушкой можно управлять с места пилота. Эрик
        активировал оружие. На табло замигали показатели энергии. Цифры медленно ползли вверх.
        Эрик связался с Таилом и сообщил, что готов совершить залп через тридцать секунд. Когда
        плазменная пушка набрала полную мощность, он навел прицел в сосредоточение торианских
        войск, ориентируясь на показания сканера, и выстрелил. В неприятеля полетел мощный заряд
        плазмы. Прогремел взрыв, испаривший снег и уничтоживший большую часть вражеских войск.
        Эрик откинулся на спинку. Сознание медленно проваливалось в черную бездну. Под креслом
        расползалась лужа крови.


        ГЛАВА 2
        Эрик почувствовал, как кто-то бьет его по щекам. Удары становились все резче, но созна-
        ние никак не хотело возвращаться полностью.
        — Да очнись же, слышишь!  — раздался как из бункера голос Джилиса.
        — Слышу,  — еле ворочая языком, ответил Эрик.
        — Ты вкалывал стимулятор? Сколько доз?  — Джилис перестал хлестать его по щекам.
        Эрик приподнял голову, но сознание опять стало ускользать. Лицо небарианина исчезло в
        серой пелене, которая сменилась темнотой. Джилис снова принялся приводить его в чувства
        старым добрым способом.
        — Старшина, сколько доз ты вколол?  — повторил он вопрос, когда Эрик открыл глаза.
        — Две… — сумел проговорить Эрик, прежде чем в очередной раз отрубиться.
        — Стимуляторы колоть больше нельзя,  — врач повернулся к стоявшему рядом Таилу.  — Он на
        них реагирует не как все, а потеря крови большая, нужно переливать.
        — Ну, так готовь инструменты,  — Таил начал снимать «скелет».
        — А донор?
        — Я что, не сгожусь? Шевелись уже,  — поторопил генерал Джилиса и заблокировал дверь в
        медотсек.  — Группа подходит, можешь не сомневаться.
        Джилис принялся подготавливать все необходимое. Они возвращались на Гристон. После
        плазменного залпа, ториане отступили, и высота была отбита. Таил не стал задерживаться на
        Орусе. Поставленную задачу, он выполнил, а значит, им нечего там делать. Так же, он отказался
        от предложения разместить своих раненых в местном госпитале. Особенно, это касалось Эрика
        Майлова. Таил считал необходимым немедленно доставить его в орбитальный госпиталь у
        Гристона.
        Вернувшись на базу, Таил сразу же отправился к Энтони. Он без стука вошел в его кабинет
        и положил на стол рапорт, составленный по дороге.


        — Быстро вы там управились,  — Энтони отложил рапорт в сторону.  — Как вам удалось так
        удачно шлепнуться?
        — Мы не шлепнулись,  — Таил присел боком к столу и закинул ногу на ногу.  — Мы совершили
        аварийную посадку. А тебе уже доложить успели?
        — Еще с час назад. И что, больше вариантов не было, кроме как на головы этим Акриковым
        выродкам?
        — Может и были, если подумать. Только, разве думали?
        — А за штурвалом у тебя кто сидел?  — почему-то, Энтони не сомневался в ответе, который
        услышит.
        — Догадайся,  — с легкой усмешкой проговорил Таил.
        — Опять проверяешь? Коинт, ну зачем оно тебе надо? Оставь парня в покое, пусть себе слу-
        жит.
        — Да пусть служит, кто ж ему не дает? Только, не нужен Эрику покой. Его вечно тянет вы-
        кинуть что-нибудь. Я ведь даже не знал, что он собирается делать… — Таил вздохнул.  — Иногда, мне кажется, что все снова закончится так же.
        — Оно всегда заканчивается одинаково. Кстати, тебе тут послание от Нотэла,  — Энтони про-
        тянул ему запечатанный конверт.
        Таил вскрыл его и начал читать известия из Разведуправления. По мере чтения, его глаза
        совершенно потемнели, мышцы напряглись и на лице проступили вены. Дочитав, он отдал
        письмо обратно Энтони.
        — И что ты будешь делать?  — Энтони тоже прочитал послание и, взяв ручку, принялся мето-
        дично постукивать по столу.
        — Набор через полгода. До этого времени, здесь будет так же небезопасно, как там. Направ-
        лю кого-нибудь. Я не собираюсь менять планы.
        — «Кого-нибудь» — это кого?
        — Ну, ты же знаешь, кому я доверяю. Когда Эрик вернется из госпиталя, я с ним поговорю.
        — Слушай, Коинт,  — карие глаза Энтони, по-мальчишески, сверкнули,  — а не боишься, что с
        таким охранником, она не попадет в подготовительный центр из-за… — он сделал жест,

        изображающий округлый живот.
        — Эрик не такой,  — черные глаза Таила оставались серьезными.  — Он никогда таким не был, и
        сейчас не изменился.
        — А ты что, и в этом плане его проверить успел? Или чип, какой вживил?  — с лица Энтони не
        сходила усмешка.
        — Да пошел ты!  — Таил сел прямо.  — Энтони, чего ты так развеселился?
        — Просто, вспомнишь еще мои слова, когда Эрик придет и попросит разрешение на свадьбу, после такого поручения.
        — А что в этом плохого? Знаешь, я был бы даже рад,  — Таил встал.  — У меня дел еще полно, а
        ты, как видно, совершенно не в рабочем настроении,  — он направился к двери.
        — Ага, здоровьем будущего зятя поинтересоваться не забудь!  — бросил ему в след Энтони.
        Таил, лишь махнул рукой в ответ. Он давно не видел Энтони в таком хорошем настроении.
        Даже новости от Нотэла не смогли его испортить. Таилу же, было совсем не до веселья.
        Эрик вернулся на базу в этот же день, сразу после курса регенерации. Ему не хотелось за-
        держиваться на орбитальной станции. Обстановка угнетала, лишний раз напоминая об утерянном
        прошлом. Генерал дал ему час, чтоб привести себя в порядок, а потом вызвал для разговора.
        Несколько минут, он смотрел на старшину, неизвестно что, пытаясь в нем высмотреть.
        — Присаживайся,  — наконец произнес он, указывая на стул.
        — Спасибо, я постою,  — отказался Эрик.
        — Да нет, ты уж присядь,  — продолжал настаивать Таил.  — Разговор будет серьезный. Ты как
        себя чувствуешь?
        — Лучше, чем когда либо,  — Эрик сел.
        Его настораживал показательно заботливый тон генерала — это не предвещало ничего хо-
        рошего. Если генерал Энтони Грон имел какие-то претензии к подчиненным, он начинал
        высказывать их сразу, а Таил заходил издалека. Интересовался здоровьем, личными делами и
        только потом устраивал взбучку.
        — Вот и отлично. Слух о твоих подвигах уже дошел до Эврума и из Центрального Штаба
        пришел приказ присвоить тебе звание лейтенанта,  — сообщил генерал.  — За проявленную доблесть,
        — последние слова он произнес с легкой усмешкой.  — Хотя я, присвоил бы тебе за такие «подвиги»
        пару тумаков. Ты псих, каких поискать надо, откуда такие, только берутся!
        — Не могу знать, генерал!
        — Все шутишь, ну-ну… А я могу сказать, как закончится твоя жизнь: разнесешь ты себя к
        Акриковой матери, с кучкой ториан, не видя другого выхода… — Таил вздохнул.
        — Это вопрос спорный,  — усмехнулся Эрик.  — Все зависит от того, каких размеров будет куч-
        ка.
        — А еще, ты хамло,  — заявил Таил, с каким-то добродушием в голосе.  — Но я позвал тебя не
        для того, чтоб обсуждать моральные качества. Я хотел кое о чем тебя попросить.
        Эти слова привели Эрика в замешательство. О чем генерал может просить новоиспеченного
        лейтенанта? Не приказывать, а именно просить.
        — Понимаешь, у меня есть дочь. Все считают, что она пропала при нападении на Корэллу,
        но это не совсем так. Я сам убрал ее с территории МВК, что бы обезопасить. Наверное, в первую
        очередь, себя,  — Таил немного помолчал, пытаясь подобрать нужные слова.  — Когда-то, у меня в
        руках были технологии Темгатов. Некоторые, я передал Разведуправлению, хотел передать и
        остальные, но выяснилось, что в Центральном Штабе завелся «сливщик». Меня не прельщала
        перспектива, что они попадут к торианам, и я решил их придержать, пока продажная мразь ни
        будет выявлена. Но все оказалось не так просто.
        Таил вновь замолчал. Было видно, как трудно ему вспоминать те события, какой болью
        отдаются они в душе.
        — Нападение на Корэллу окончательно все разрушило,  — продолжил он.  — Моя жена погибла, планету уничтожили, вот только «сливщик», как был, так и остался. Тогда я опасался шантажа, потому и не оставил дочь с собой. А теперь, информация о ее местонахождении просочилась и
        все это может плохо закончиться. Через полгода, она поступит в подготовительный центр, а
        пока, нужно обеспечить ее безопасность. О технологиях, она ничего не знает. И о своем
        происхождении тоже.
        — Генерал, почему я?  — Эрик сразу понял куда клонит Таил.
        Генерал как-то замялся, будто не знал что ответить, но быстро взял себя в руки и присталь-
        но посмотрел Эрику в глаза.
        — Я тебе доверяю — этого мало? К тому же, ты теперь слишком много знаешь, что бы отка-
        заться.
        — А как же служба?
        — Придется выкручиваться. Грон в курсе, но приказа на такое дело не будет. По крайней
        мере, сейчас. Ты можешь взять двоих, для подстраховки, но больше никто ничего не должен
        знать.
        — И когда приступать?  — Эрик понял, что отвертеться не выйдет.


        — Завтра. Сегодня тебе загрузят местный язык с учетом всех тонкостей, и с утра будешь
        вылетать. Вот фотография твоей подопечной,  — Таил подвинул к нему снимок.  — Охрану придется
        осуществлять скрыто.
        Эрик взял фотографию. На ней была темноволосая девушка, очень похожая на Таила. Эрик
        почувствовал на себе пристальный взгляд генерала и вернул ему фотографию. Почему-то, он
        всегда чувствовал, когда генерал смотрит на него. Так смотреть больше никто не мог. Его взгляд, сканером, заглядывал в самую душу, и никуда от него не деться. Мало кто мог выдержать взгляд
        Таила. Эрик был в числе таких немногих. Вторым, являлся Энтони, а больше, пожалуй, никого и
        не было. Даже Фелит Челион отводил глаза.
        — Кого возьмешь себе в помощники?  — Таил убрал фотографию дочери.
        — Пирсона и Харистита,  — не задумываясь, ответил Эрик.
        — Поговоришь с ними прямо сейчас. Тянуть нельзя. Потом получите вводную и необходи-
        мые документы…
        После этого, Эрик стал жить двойной жизнью. Сначала, его все это раздражало и утомляло.
        Быть тайным телохранителем, оказалось не так просто. Находясь на чужой планете, он думал
        только о том, чтобы побыстрее вернуться на Гристон. Слишком не похожа жизнь в этом мире, на
        ту, к которой он привык. Но однажды, Эрик поймал себя на мысли, что находясь на базе, или
        боевом задании, он думает о том, когда сможет опять отправиться туда. Не редко, он, втайне от
        Таила, связывался с Майколом, просто для того, чтоб узнать все ли там в порядке. Так прошло
        два стандартных месяца. Когда Эрик в очередной раз сменял Майкола, он заметил, что сержант
        чем-то сильно озабочен.
        — Что-то случилось?  — Эрик был в брюках и легкой рубашке, какие носят местные, чтоб
        ничем не выделяться.
        Стояла середина лета. Было душно и это сильно усложняло работу. Логика военного требо-
        вала всегда иметь при себе оружие, а спрятать его практически негде. Ходить же с автоматом
        через плечо, здесь просто неприемлемо. Даже нож нельзя носить открыто. Эрика это обстоятель-
        ство нервировало больше всего.
        — Не знаю, мне показалось, что я видел постороннюю слежку,  — сообщил Майкол.  — Так что, будь осторожней, лейтенант.
        — Доложишь генералу. Может, он как-то все это ускорит. Никакой ухажер у нее не появил-
        ся?  — Эрик старался говорить безразличным тоном.
        — Лейтенант, да ты никак втюрился!  — усмехнулся Майкол и провел рукой по волосам, что
        свидетельствовало о переполнявших его эмоциях.
        — Торианская разведка могла подослать к Олин своего агента, чтобы он втерся к ней в дове-
        рие,  — объяснил Эрик свое любопытство, прекрасно зная, что Майкол ему не поверит.
        — Да ладно! Надо оно им так изворачиваться, аж некуда. Ториане действуют проще.
        — «Проще», действуют такие вояки, как мы с тобой, а разведка везде одинаковая,  — опроверг
        его слова Эрик.  — Давай уже, проваливай отсюда. Скоро рассвет.
        — Когда тебя сменять?
        Эрик пожал плечами. Майкол вновь усмехнулся и зашагал к кораблю, находящемуся в ре-
        жиме маскировки. Меры предосторожности приходилось соблюдать не столько из опасения быть
        обнаруженными вражескими агентами, сколько из-за нежелания шокировать местных жителей.
        Население этой планеты, еще не вышло в Большой Космос, и о том, что они не одиноки во
        Вселенной, могли только догадываться. Вмешиваться в развитие и внутренние дела планеты, запрещено. Внешне, местные практически не отличались от корэанцев, а по тем признакам, что
        имелись, отличить мог лишь тот, кто знал о них.
        После предупреждения Майкола, Эрик стал еще настороженнее, чем обычно. Словам сер-
        жанта можно доверять. Он не склонен к пустой панике и преувеличениям и не стал бы говорить
        о том, в чем не уверен. Лейтенанту потребовалось два дня, что бы убедиться — Майкол прав.
        Двое парней буквально везде следовали за его подопечной. Иногда, они были вместе, иногда, по
        одному, но суть от этого не менялась. Прежде чем докладывать Таилу, Эрик решил точно
        выяснить кто они и что им нужно. В конце концов, за этим он здесь и находится.
        Когда Олин поздним вечером возвращалась домой, парочка следовала за ней, держась на
        расстоянии. Эрик обогнал их по переулкам. За то время, что он находился здесь, лейтенант успел
        довольно хорошо изучить город и вероятные пути отхода и теперь поджидал «конкурентов» в
        глухом переулке, мимо которого им предстояло пройти. Когда они проходили, он шагнул
        навстречу и преградил дорогу.
        — Ребят, время не подскажите?  — обратился Эрик к незнакомцам.
        — Сорок три одиннадцатого,  — бросил один из них.
        Он был выше Эрика, крепкого телосложения, таких называли «Шкаф», и лейтенант поду-
        мал, что его нужно будет обезвредить первым. Второй — пониже и худощавый, но это не значило, что он представляет меньшую угрозу. Парни хотели пойти дальше, но Эрик сделал шаг в сторону
        и не пропустил их.
        — Ребят, а не знаете, здесь поблизости есть круглосуточный магазин?  — ничего лучше, ему в
        голову не пришло.
        — Нет,  — парни опять попытались пройти, но Эрик вновь преградил им дорогу.
        — «Нет» значит, вы не знаете, или его здесь нет?
        — Слышь, дай пройти. Или ты на неприятности нарываешься?
        — А вы что, торопитесь?
        — Да,  — «Шкаф» бросил взгляд за спину Эрика.
        Дорога уже опустела, и он недовольно выругался на межгалактическом диалекте.
        — Что, ребята, куда-то опоздали?  — тоже на межгалактическом произнес Эрик.  — Или потеря-
        ли кого?  — он упер в бок крупному пистолет.  — Давайте-ка, отойдем в сторонку, поговорим,  — он
        кивнул в сторону переулка.  — Ты иди первым,  — приказал лейтенант щуплому.  — Если дернешься, твоему дружку каюк!
        Парень подчинился. Когда все трое скрылись в переулке, в руках у щуплого, блеснуло что-
        то металлическое. Эрик резко дернулся в сторону. В нескольких сантиметрах от него, пролетел
        нож и воткнулся в дерево по самую рукоятку. Эрик ударил «Шкафа» ногой по щиколотке и когда
        тот упал на одно колено, заехал ему рукояткой пистолета по затылку. «Шкаф» вырубился.
        «Щуплый», за это время, успел достать пистолет и открыл огонь. Эрик отпрыгнул в сторону и
        несколько раз выстрелил в ответ, а потом почувствовал, что его руку будто сжали в тиски.
        «Шкаф» очухался на удивление быстро и поспешил на помощь товарищу. Он попытался
        заломить Эрику руку, но лейтенант сумел вывернуться и заехать ему в челюсть. «Щуплый»
        пытался прицелиться для выстрела, но Эрик отошел под прикрытие «Шкафа», и он боялся
        зацепить своего напарника. «Шкаф» сделал подсечку ногой. Эрик упал на асфальт, но тут же
        перекатился в сторону и вскочил на ноги. У него из кармана выпало что-то блестящее и
        откатилось к «Щуплому». Он подобрал предмет. Это был жетон замысловатой формы с кроваво-
        красной каплей внутри.
        — Тин, отставить!  — бросил он «Шкафу» на корэанском.  — Это десант.
        Тин, готовый вновь броситься на противника, остановился и вытер кровь с разбитой губы.


        — Извини, десант,  — «Щуплый» протянул Эрику жетон,  — мы тебя не за того приняли. Да и ты
        нас, похоже, тоже. Лейтенант Грейд Долан,  — представился он.  — А это, сержант Тин Оркус.
        Разведуправление.
        — Лейтенант Эрик Майлов,  — Эрик забрал жетон, так вовремя выпавший из кармана.  — Меня
        о вас не предупреждали.
        — Нам о тебе тоже забыли упомянуть. Ты мне чуть челюсть ни вывернул, и ногу за малым не
        сломал,  — Тин потер ушибленную щиколотку.
        — А твой напарник, мне чуть башку ни отстрелил, да и нож то, не игрушечный швырял… -
        Эрик прислонился спиной к дереву.  — Кому хуже было бы?
        — Да уж, весело все это могло закончиться,  — Долан подошел к дереву и выдернул из него
        нож.  — Нужно проверить, как там наша подопечная добралась.  — Он направился к выходу из
        переулка. А то, пока мы тут друг с другом разбирались, всякое могло случиться. С нас потом
        звания слетят вместе с головами.
        — Головы вперед,  — Эрик направился за Доланом,  — а звания нас потом интересовать переста-
        нут.
        — Ты, лейтенант, прежде чем пушкой тыкать, хоть разобрался бы, кто перед тобой,  — Долан
        спешно шагал по улице.
        — Ага,  — Эрик усмехнулся,  — подойду и спрошу: «ребят, а вы по случаю ни ториане? Да? Ой, дайте я вас пристрелю»!
        Разведчик бросил на Эрика косой взгляд и ничего не ответил. Ему пришлась не по душе
        хамовато-насмешливая манера общения этого лейтенанта. Но, чего еще можно ждать от десанта
        по отношению к разведке, да еще, чуть ни отправившей его к звезде. Хотя, кто кого бы отправил
        — вопрос спорный, и Долан это понимал. Убедившись, что с их подопечной все в порядке, они
        присели на лавочку возле ее дома.
        — Слушай, лейтенант, а как тебя угораздило с разведкой связаться?  — Долан внимательно
        изучал лицо десантника.  — Ведь ваш брат нас не слишком жалует.
        — А я не имею с вашей конторой ничего общего,  — Эрик вальяжно расселся на лавочке. -
        Меня попросили.
        — Кто?
        — Ну, вы ведь разведка,  — на губах Эрика вновь заиграла усмешка,  — должны знать кто. Или
        вас не посвятили в тонкости?
        — Почему же. Но ты ведь понимаешь, я не могу говорить об этом.
        — Вот и я не могу. Сколько вы здесь?  — перевел Эрик разговор на другую тему.
        — Недели две,  — ответил Тин.  — А ты?
        — Месяца два. Кого-нибудь подозрительного видели?
        — Ага, тебя сегодня,  — Тин дотронулся до челюсти.  — Иногда, кажется, что зря мы здесь тор-
        чим…
        — Это не нам решать,  — перебил его Долан.  — Дали приказ, значит, нужно его выполнять.
        Какая тебе разница, торчать здесь, или на Эвруме бумагу ворошить. Ты хоть скажи, как тебя
        зовут, по легенде.
        — Эдуард Валов. Только мне это имя жутко не нравится, так что, без посторонних, зови на-
        стоящим.
        — Как будет угодно. А мне досталось Макс Ронин.
        — Ну, раз мы друг о друге узнали, может уже действовать вместе? — предложил Эрик.  — Все
        проще будет.
        — Можно и вместе,  — согласился Долан. — Пока распоряжение на этот счет ни получим.
        — Значит, вы дежурите ночью, а я сменю вас утром,  — Эрик встал.  — Если что, звони,  — он
        сунул в руку Долана бумажку с номером и ушел.
        — Вот же борзатень!  — разведчик, некоторое время, смотрел в след десантнику, растворив-
        шемуся в темноте.
        — А чего ты ему не приказал? Имел же право,  — заметил Тин.
        — Думаешь, он бы подчинился? К тому же, теперь наше будущее во многом зависит от того, что он доложит. Нас явно не погладят по голове, за то, что мы засветились.
        Оба разведчика сидели с хмурым видом. Долан знал, что «попросить» десантника о подоб-
        ном, мог только один офицер. Это значит, что Эрику доверяют, не смотря на то, что Коинт Таил
        вообще мало кому доверял. К тому же, Долану не раз приходилось слышать об этом лейтенанте, а вернее, о его манере действия. Сам он не отправил бы на подобное задание, того, от кого
        неизвестно чего можно ждать. Но логику Таила нельзя понять и уложить в обычные рамки, и чем
        Эрик заслужил его доверие — остается загадкой.


        Таил нервно расхаживал по взлетно-посадочной площадке. С минуты на минуту, должен
        прибыть полковник Уил Вернер, правая рука генерала Нотэла Телиана, который непосредствен-
        но занимается делом Таила. Вернер оказался впутан в историю с технологиями Темгатов еще до
        того, как поступил в подготовительный центр. Ему было семнадцать, когда произошло
        нападение на Корэллу. Брат Вернера погиб, прикрывая эвакуацию Разведуправления. Поступили
        сведения, что ториане выводят на позицию орбитальные пушки. Вернер стремился попасть за
        линию оцепления, что бы узнать судьбу брата. О том, что его больше нет, ему сообщил Коинт
        Таил. Он же, впихнул Вернера на челнок, всунув в руки какой-то кейс и сказав, что теперь, Уил
        отвечает за него головой, и должен передать его ученым.
        Тогда, Вернер как-то не задумывался что в нем. Для него было важно оправдать оказанное
        доверие. Вопросы стали мучить уже после. Вернер начал собирать информацию, но ее оказалось
        ничтожно мало. В основном, все сводилось к слухам. Некоторые, показались ему ни такими уж
        бредовыми и он начал искать направленно. Сопоставлял факты, копался в доступных архивах, а
        иногда и в таких, которые были не доступны. Все эти «копания» не остались незамеченными и
        привели к тому, что служба в десантных силах, закончилась переходом в управление. То же
        самое, Нотэл предлагал и Энтони, но он послал его открытым текстом, по известному адресу. А
        над Вернером взяли верх амбиции. И вот уже семь лет он служит в управлении.
        Челнок, со знаком разведки, благополучно сел на базе № 5148. Вернер спустился по трапу и
        отдал честь Таилу.
        — Что случилось, генерал?  — он заметил в его глазах дымку.
        — Поговорим в кабинете,  — отрезал Таил и направился к штабу.
        Полковник шел за ним, осматривая хорошо знакомую базу. Сюда группу 4-Х передислоци-
        ровали после гибели Корэллы. От ее первоначального состава, теперь, почти никого не осталось, а служить на старом месте продолжали только Таил и Энтони.
        Вернер до сих пор помнил и этот плац, на котором получал нагоняи от Таила, и трениро-
        вочную площадку, где Энтони гонял своих подчиненных до полного изнеможения, и бар, где они
        собирались после тяжелого дня, и тогда стирались звания, и все они становились просто
        солдатами… Вернер давно здесь не был, и теперь на него нахлынули воспоминания. В груди
        что-то защемило.
        — Жалеешь?  — произнес Таил, не оборачиваясь.
        — О чем?  — Вернер притворился, что не понимает суть вопроса.


        — Сам знаешь.
        — Когда как,  — почему-то, полковник не мог обманывать генерала.  — Иногда, хочется вер-
        нуться обратно. Здесь все проще. Но, с другой стороны, мы тоже делаем нужное дело.
        — Кто б сомневался,  — усмехнулся генерал, поднимаясь по ступенькам штаба.  — Ты, Уил, не
        обижайся, от управления нам, конечно, никуда не деться, вот только со своим делом, вы
        справляетесь хреновато — это факт. Почти двадцать лет прошло, а вы так и не смогли найти
        «сливщика»,  — Таил открыл дверь в свой кабинет.  — А он есть — это тоже факт. У меня складыва-
        ется впечатление, что у вас там делом занимаются единицы, а остальные так, для мебели,  — он сел
        в свое кресло.
        Вернер устроился напротив. Ему нечего было возразить генералу. У многих, в последнее
        время, возникали такие же мысли. Даже Нотэл как-то обмолвился, что Таил правильно делает, что не отдает информацию. Но она нужна позарез.
        — Генерал, вы ведь вызвали меня не для того, чтоб сказать, как плохо работает управление, -
        отчего-то, Вернер начинал чувствовать себя неуютно.
        — Почему же? Для этого тоже. Но, в общем, ты прав. Я хочу усилить охрану, мне доложили, что там замечена посторонняя слежка. И вообще, нужно придать этому делу официальный
        статус. Так будет проще.
        — Я поговорю с Телианом. Сколько посторонних, вы не в курсе?
        — Двое.
        — Тогда, не стоит беспокоиться,  — заверил Вернер.  — Скорее всего, это наши агенты. Их на-
        правили туда недели две назад.
        — Что?!  — на лице Таила проступили вены. Глаза стали чернее бездны.  — Почему мне ничего
        не сообщили? Мы ведь договаривались, Акрик бы вас побрал, что все действия будут согласовы-
        ваться со мной, а вы воротите дела за моей спиной! Ты решил заработать себе неприятностей, Уил?
        — Это не моя идея. Так приказал генерал Телиан,  — сейчас, Вернеру хотелось слиться с мебе-
        лью, хотя, он не из тех, кто боится гнева командования.
        — Ну, хорошо!  — Таил схватил коммуникатор и связался с Нотэлом.  — Слушай, когда всем
        мозги раздавали, ты что, за членом в очереди стоял?!  — выпалил он, когда Нотэл ответил.
        В трубке повисла тишина. Нотэл не знал, как ему реагировать на такое замечание.
        — Ком… мандир, вы чего?  — наконец выдавил он, заикаясь, видимо, забыв, что Таил давно не
        его командир и находятся они в одном звании, и он даже может приказывать генералу.
        — Командир? Я уже не твой командир, и ты, похоже, забыл, что когда-то я им являлся! Как
        забыл все, о чем мы с тобой договаривались!
        — Генерал, может, вы объясните толком, что случилось?  — Нотэл уже начал догадываться,
        чем вызвано такое недовольство Таила.
        — Какого Акрика ты меня не предупредил, что заслал туда своих агентов?
        — Генерал, откуда вам известно?  — в голосе Нотэла чувствовалось легкое удивление.
        — Из информационного потока! Вычислили твоих раздолбаев, завалились они к Акриковой
        матери!
        — Как завалились? Я направил туда лучших.
        — Если ЭТО лучшие, то мне страшно представить всех остальных! Значит так: Эрик сейчас
        там, и он знает о слежке, вот только не знает кто это. Связаться с ним я не смог, твоим известно, что кроме них есть еще кто-то?
        — Нет… — скорее прошептал, чем произнес Нотэл.
        — Да ты что, совсем охренел!  — Таил подскочил с кресла. Вернер невольно вздрогнул.  — Не-
        медленно свяжись с ними! Сейчас же! Если там что-то случится, отвечать будешь ты, лично!
        Головой! Ты меня понял, Нотэл?
        — Так точно!  — сейчас Нотэла радовало только то, что он находится далеко от Таила.
        — Доложишь сразу!  — генерал швырнул на стол коммуникатор.
        Вернер боялся поднять на него глаза. Он еще ни разу не видел генерала в такой ярости.
        Таил редко давал волю эмоциям, но сейчас, они прорвались наружу. В его глазах, появилось что-
        то такое, что нельзя описать словами, и это вселяло страх. Если у всех в глазах полыхает огонь, то у Таила в них царила мгла. В дверь постучали и, не дожидаясь разрешения, вошел Энтони.
        — Похоже, я не вовремя,  — сделал вывод начальник базы, бросив взгляд на лицо Таила, с
        проступившими венами, и вжавшегося в кресло Вернера.
        — Почему же. Очень даже вовремя. Я хотел кое-что обсудить с тобой. Уил, оставь нас одних.
        Вернер пулей вылетел из кабинета, даже забыв отдать честь. Энтони присел в освободив-
        шееся кресло, взялся за ручку, лежавшую на столе, и принялся постукивать ей. По виду Таила, сразу можно сказать — что-то пошло не так. Эти предположения оправдались. Энтони понимал, что все это действительно может плохо закончиться, особенно, учитывая манеру действия Эрика.
        Раздался звонок коммуникатора.
        — Ты должен быть несказанно рад этому, Нотэл,  — произнес Таил, выслушав отчет, и отклю-
        чил связь.  — Обошлось,  — он положил коммуникатор на стол и присел, но тут раздался новый
        вызов. На этот раз, сработал кодовый передатчик. Таил принял вызов. — Лейтенант, объясни мне
        такую вещь,  — как можно спокойней произнес он,  — какого дьявола ты не отвечаешь?
        — Извините, генерал, не слышал,  — попытался оправдаться Эрик.
        — Не слышал? А чем же ты был занят, спал? Ну, конечно, сейчас же самое время спать. Ты
        ведь теперь работаешь совместно с разведкой, есть на кого спихнуть свои обязанности!
        — Генерал, чего вы кипятитесь? Ничего я не спихивал…
        — Да ты знаешь, что меня чуть мандраж ни накрыл!  — перебил его Таил, не желая выслуши-
        вать пустые оправдания.  — Ты что, не мог связаться и сообщить, что вопрос урегулирован?
        — Извините, больше не повторится,  — пообещал Эрик.
        — Да на хрена мне твои извинения! Явишься, я здесь с тобой поговорю!  — Таил отключил
        связь.  — Совсем распоясался.
        — Сам виноват. Слишком много ему позволяешь,  — заметил Энтони.
        — Ты чего вообще зашел?  — перевел Таил разговор на другую тему.
        — Я-то? Хотел узнать, что ты так разорался. Половина офицеров из штаба разбежалась,
        опасаясь попасть тебе на глаза.
        — Да ладно,  — отмахнулся Таил.
        — Чего «ладно»? Ты себя со стороны видел? Бедный Вернер, готов был сквозь кресло просо-
        читься.
        — Энтони, мне тут на денек-другой отлучиться надо, у нас там ничего не намечается?  — не-
        ожиданно спросил Таил.
        — Пока, нет. А там, кто его знает. Сам ведь понимаешь. А тебе срочно?  — Таил кивнул.  — Ну, отлучись. Если что, я с тобой свяжусь.
        — Не свяжешься. Даже не пытайся.
        — Тогда, я должен знать, где тебя искать.
        — Нет. Я вернусь дней через пять. Если не вернусь, значит, искать не имеет смысла.
        — Коинт, ты мой друг, но служба есть служба. Ты должен понимать, что я не могу вот так.


        — Энтони, я предложил тебя на должность начальника базы потому, что ты, как никто дру-
        гой, понимаешь специфику нашего рода войск и можешь прикрывать глаза на некоторые вещи.
        Так вот, сделай вид, что все протоколы соблюдены — это в наших общих интересах.
        — Ладно,  — с неохотой согласился Энтони.  — Но, хотя бы дождись, пока Эрик вернется.
        — Я не хочу, чтобы Эрик знал. Нил справится. Он в курсе дел. В крайнем случае, ты за ними
        присмотришь.
        — Когда летишь?
        — Часа через полтора.
        Энтони кивнул. Ему все это сильно не нравилось, но спорить с Таилом, бесполезно. Если он
        что-то решил, его уже не переубедить. Да и нервным он каким-то стал, раздражительным.
        Срывался, по любому поводу. Перед вылетом, Таил оставил Энтони кодовый передатчик, на
        всякий случай, и еще раз предупредил, чтобы он не пытался выйти с ним на связь.


        
        
        ГЛАВА 3
        Придя в квартиру, которую он снимал, Эрик буквально вырубился. Он действительно не
        слышал писка передатчика. Теперь, по возвращению, его ждет очередная взбучка. Таил не
        забудет своего обещания и обязательно «поговорит» с ним. Он вообще ничего не забывает. Было
        уже утро. Эрик не спеша оделся. Пора возвращаться к «спихнутым» обязанностям.
        День прошел, как всегда. Время близилось к десяти вечера и на улице стемнело. Олин воз-
        вращалась домой. В последнее время, ее не покидало ощущение тревоги и грядущих перемен.
        Казалось, что за ней кто-то следит. Девушка старалась выкинуть эти мысли из головы. Кому она
        нужна? Парня, и того нет. Но ощущение не уходило и ей казалось, что у нее начинается
        паранойя. Олин никого не хотела видеть. Достали все: так называемые, «друзья», думающие
        только о своем шкурном интересе, родители, постоянно гундящие, что из нее не выйдет ничего
        толкового, и пора бы подумать о своей семье, и найти себе кого-нибудь. Но Олин не хотела
        «кого-нибудь»… В общем, с родителями она не ладила, а друзей, как таковых и не было.
        Олин не спеша шла по улице, думая о том, что завтра будет такой же день, как сегодня —
        пустой и бесцельный и ничего в ее жизни не меняется. За спиной послышался глухой хлопок, потом шорох и еще несколько хлопков. Олин автоматически обернулась. Из переулка вышел
        какой-то парень и прислонился к углу дома. Он стоял в стороне от фонаря, но свет все же
        немного падал на него, и она смогла рассмотреть, что по его левому плечу расползается красное
        пятно. Она вытащила из ушей наушники с бухающим в них тяжелым роком и подошла к парню.
        — Тебе нужна помощь?  — поинтересовалась она, понимая, насколько глупо звучит этот во-
        прос. Конечно же, нужна.
        — Нет, спасибо,  — парень принялся неуклюже снимать майку.  — Не стоит беспокоиться.
        — Может, вызвать «скорую»?  — предложила Олин.
        — Нет,  — категорично отказался парень, справившись с майкой.  — Лучше подай рюкзак, вон
        валяется,  — он указал в сторону.
        Олин подняла рюкзак и протянула парню. Он был красив: спортивное телосложение, чер-
        ные, коротко стриженые волосы, черты лица не грубые, но и не смазливые, чего Олин терпеть не
        могла, и серые глаза, в которых было что-то необъяснимо-притягательное.
        — Что случилось?  — она смотрела, как он пытается открыть рюкзак.
        — Напали. Двое… Потом сбежали. Правда, пырнуть успели. Обращаться в органы, я тоже не
        стану,  — предупредил предложение он.  — Искать их бесполезно, я лиц не рассмотрел.
        — Может за бинтами сбегать, я живу недалеко…
        — Не нужно, у меня есть. Присесть бы.
        — Здесь лавочка недалеко. Я Олин, а тебя как зовут?
        — Э… Эдик,  — запнувшись представился Эрик. Он никак не мог привыкнуть к конспиратив-
        ному имени.
        Лейтенант зажал рану майкой и направился за Олин. В этот раз, здесь действительно объя-
        вились торианские агенты. Их поведение говорило, что они не намерены ограничиваться
        слежкой, и Эрик решил не ждать, пока они перейдут к активным действиям. Он догнал их возле
        того самого переулка, где наводил разборки с разведчиками, лучшего места поблизости просто
        нет. Он схватил одного из них за плечо и развернул к себе лицом.
        — Тебе чего от девушки нужно?  — угрожающим шепотом произнес Эрик. Для начала, он
        хотел убедиться, что не ошибся в своих выводах.
        — Парень, не лезь не в свое дело — здоровее будешь,  — незнакомец говорил с явным акцен-
        том.
        — Я задал вопрос и жду на него ответ,  — Эрик опустил руку в карман брюк, где лежал писто-
        лет.
        Второй неизвестный, бросил первому несколько слов на торианском. В тот же момент,
        Эрик выхватил оружие и выстрелил ему в грудь. Выстрел произошел, практически, бесшумно.
        Торианен упал на асфальт. Оставшийся, успел выхватить нож и всадить Эрику в плечо. Судя по
        всему, он метил в сердце, но лейтенант попытался уйти из-под удара и с разворота врезал
        торианену ногой в грудь. Тот отлетел к стене, выронив нож. Эрик выстрелил еще несколько раз.
        Торианен увернулся и решил не продолжать схватку. Посчитав, что своя жизнь дороже, он
        скрылся в переулке. Лейтенант выстрелил ему вслед. Он не стал проверять, достигла пуля цели
        или нет, а подняв выроненный торианеном нож, прислонился к стене. В последнее время, ему
        просто везет на подобные ранения. Вот только, что Олин подойдет к нему, он никак не ожидал.
        Эрик присел на лавочку и убрал от раны майку, пропитавшуюся кровью.
        — Дай гляну,  — Олин наклонилась к нему.
        — Не нужно. Лучше иди домой, поздно уже,  — Эрик повернулся к девушке, и они встрети-
        лись взглядом.
        На какой-то момент, лейтенанту показалось, что он смотрит в глаза Коинта Таила. Ее глаза
        были точно такими же: черные, глубокие, как сама бездна. А потом, по телу прошла дрожь, и он
        забыл обо всем, даже о собственной ране.
        — Давай, хоть забинтую,  — продолжала настаивать Олин.
        Она сама не знала, почему не уходит. Он ведь сказал, что ее помощь не нужна, так что,
        совесть должна быть чиста, но развернуться и уйти, она просто не могла. Не могла и объяснить, почему вообще обернулась и подошла к незнакомому парню.
        — А потом уйду. Что там у тебя есть.
        Эрик достал из рюкзака бинт, вату и антисептик. Олин принялась аккуратно вытирать
        кровь, стекавшую по груди. От ее прикосновений, по телу растекался жар. Рана оказалась
        глубокой, и когда она стала обрабатывать ее, Эрик невольно вздрогнул.
        — Не хочешь вызывать «скорую», значит терпи,  — проговорила Олин.  — Я, конечно, не врач, но, по-моему, здесь нужно зашивать.
        — Обойдусь,  — Эрик поразился, как ее манеры похожи на манеры Таила, хотя, они ни разу не
        встречались.


        Олин забинтовала рану, но кровь продолжала сочиться. Эрик медленно встал.
        — Спасибо за помощь, я пойду.
        — С тобой точно все в порядке?
        — Да. Тебе самой-то куда? Может проводить?  — предложил он, чтоб ни вызывать подозре-
        ний.
        — Считай, что проводил. Я здесь живу,  — она указала на дом с противоположной стороны
        улицы.
        — Тогда, еще раз спасибо.
        Олин кивнула и направилась к своему дому. Эрик дождался, пока в ее окнах загорелся свет, а потом вновь опустился на лавочку и, достав коммуникатор, набрал Долана.
        — Грейд, меня подрезали,  — сообщил он.  — Я возле ее дома, подтягивайся сюда.
        Эрик отключил связь, не дожидаясь ответа Долана. Затем, он попытался связаться с Таи-
        лом, но вместо него ответил Энтони и пообещал немедленно выслать Майкола. Долан прибыл на
        место уже через десять минут. Эрик сидел, откинувшись на спинку лавочки.
        — Что произошло?  — разведчик присел рядом.
        — Двое ториан. Один успел смотаться.
        — А второй?  — Долан догадывался, какой ответ услышит.
        — Валяется в том переулке, где мы с тобой встретились.
        — Ты что, даже труп не убрал?
        — Может, я его еще похоронить должен был? Если ты не заметил, мне сейчас не до того.
        — Слушай, Майлов, ты, наверное, не понимаешь, что здесь начнется, если обнаружат труп…
        — Долан, отвали,  — устало ответил Эрик, поднимаясь.  — Мне плевать, что здесь начнется. И
        вообще, это твоя работа, заметать следы.  — Он не спеша пошел в сторону своего дома.
        — Тин, останься здесь,  — приказал Долан, только что подошедшему сержанту.  — Похоже, его
        серьезно зацепило. Да, и проверь переулок. Если там есть труп, нужно будет его убрать.
        Долан встал и направился за Эриком. Он не одобрял методы этого десантника. У них абсо-
        лютно разные взгляды, но бросить его, Долан не мог. То, что Эрик не оставил свой пост, пока ни
        подошла смена, несомненно, говорило в его пользу и вызывало уважение.
        — Майлов, я лучше тебя провожу,  — он догнал Эрика.  — Мало ли что.
        — Без провожатых обойдусь,  — огрызнулся лейтенант. — Только такого «счастья» мне не хва-
        тало, для полного позора.
        — Говори что хочешь, но одного я тебя не оставлю. Хоть мы и в одном звании, я имею право
        тебе приказывать,  — напомнил Долан.
        — Тоже мне, приказчик нашелся!  — усмехнулся Эрик.  — Лучше займись тем, для чего тебя
        сюда прислали.
        — Тин справиться. Слушай, лейтенант, чего ты на меня взъелся? Я же не виноват, что никто
        не посчитал нужным поставить нас в известность друг о друге.
        — Поверь, тот, кто решил действовать, таким образом, уже пожалел об этом. Не хотел бы я
        оказаться на его месте,  — Эрик свернул влево, к двухэтажному дому, где он снимал квартиру.
        — Ты отчитываешься напрямую Таилу?  — Долан не отставал от него ни на шаг.
        — С чего ты взял?
        — Больше никто не мог попросить о подобном.
        — Какой ты смышленый,  — Эрик вошел в подъезд и поднялся на второй этаж.
        — Работа обязывает,  — разведчик смотрел, как десантник ковыряется с примитивным замком.
        — Давай помогу.
        — Сам справлюсь,  — замок, наконец, поддался и лейтенант пинком распахнул дверь.
        — С ним тяжело работать?  — Долан вошел вслед за Эриком.
        — Работать, может и тяжело, а вот служить — в самый раз,  — Эрик прошел в комнату и опус-
        тился в кресло.
        — Тебя кто бинтовал?  — Долан устроился на раскладном диване.
        — Случайный прохожий. Не волнуйся, лишнего никто не видел. Хочу тебя предупредить:
        вместо меня останется сержант Майкол Пирсон, не вздумай ему мозги сушить и учить, что
        делать — он и сам все знает.
        Долан ничего не ответил. Спорить с десантниками, само по себе, дело бесполезное, а с
        этим, тем более. Официально, разведка стоит выше, но десант не подчинялся никому. Так уж
        повелось. Да и от кого ждать приказа, оказавшись отрезанным на занятой врагом территории, еще и без связи. В такой ситуации, полагаться можно исключительно на себя. Вот и привык
        десант действовать только собственными силами и не ждать милости от командования.
        Десантные силы МВК, считались элитой. Прежде, чем попасть туда, нужно пройти жесткий
        генетический отбор. Учитывалась способность быстро ориентироваться в непредвиденной
        обстановке, принимать неординарные решения. Так же, в расчет бралась склонность к агрессии и
        специфической жизни военного. Ученые называли это «ген войны». Тех, у кого он развит
        сильнее, отбирали в десантные силы, либо во флот. Эти два рода войск не ладили друг с другом, между ними часто возникали конфликты, доходящие до драк. Служба в обоих, в основном,
        являлась наследственной.
        На базу, Эрика сопровождал Майкол. Лейтенант хотел оставить его на планете, но он отка-
        зался подчиниться, руководствуясь приказом Энтони. В госпиталь Эрик не стал обращаться. Не
        хотелось лишних вопросов и поэтому, он решил, что помощи Джилиса, будет вполне достаточно.
        — Лейтенант, чего ты мозги делаешь?  — Джилис снимал неумело наложенные бинты.  — Схо-
        дил бы в «лечебку». Один курс регенерации, и забудешь об этой ерунде. А так ведь, шрам
        останется.
        — Без регенерации обойдусь,  — Эрик скривился, когда врач сдернул прилипший бинт.
        — Не хило поцарапали,  — небарианин осмотрел рану.  — Кто тебя так?
        — Подрался.
        — Флотские?
        — Горд, какая разница? Займись своим делом. Не флотские это. У них, конечно, мозгов ма-
        ловато, но они соображают, что размахивать ножами — не стоит.
        Небарианин не стал больше приставать с расспросами. По базе уже ходили слухи, что Эрик
        связан с Коинтом Таилом, больше, чем кажется, и что он, замешан в истории с поисками
        технологий Темгатов.
        По легенде, где-то в глубинах космоса, существовала таинственная, полумифическая раса.
        Они обладали мощными технологиями, но не хотели ввязываться в бесконечную войну между
        МВК и ТР и поэтому, скрыли свою планету. Найти их и привлечь на свою сторону — означало
        неоспоримую победу. Говорили, что в руки Коинта Таила попали некоторые их технологии. Где
        он их нашел — никто не знал, да и куда дел — тоже. Многие, не верили этим слухам, как и в само
        существование Темгатов. Но находились и такие, которые утверждали, что видели корабли, черные, как сама мгла, без всяких опознавательных знаков появляющиеся неизвестно откуда, и
        так же исчезающие. Но, так как это говорили флотские, десантники были не склонны верить
        подобным рассказам.
        После того, как Джилис закончил с раной, Эрик сразу же отправился к Энтони. Он посту-
        чал в дверь, и, как всегда, вошел, не дожидаясь приглашения.
        — Генерал, разрешите?  — он отдал честь.


        — Ты уже вошел, так чего теперь спрашивать? Присаживайся и рассказывай, что там про-
        изошло.
        — Два торианских агента,  — Эрик воспользовался предложением.  — Одного я пристрелил,
        второму удалось уйти.
        — Не удалось,  — сообщил Энтони.  — Твои друзья из управления обнаружили его раненым, без
        сознания. Грязно работаешь, лейтенант. Ты мог засветиться.
        — Мне помешали. А когда вернется генерал Таил, вы не в курсе?
        — Дня через четыре должен. Случилось что-то еще?  — Энтони пристально посмотрел на Эри-
        ка.
        — Просто, хотелось обсудить с ним одну деталь.
        — А я что, не сгожусь?
        — Извините, генерал, но хотелось бы с ним.
        — Что ж, тогда жди. Это все, зачем ты приходил?  — Эрик кивнул.  — В таком случае, не стану
        тебя задерживать.
        Эрик отдал честь и вышел. В коридоре, он натолкнулся на Нилиона.
        — А ты чего раньше времени?  — Нилион пожал ему руку.
        Вместо ответа, Эрик расстегнул китель и рубашку, и показал ему забинтованное плечо.
        — Понятно,  — дальнейших объяснений небарианину не требовалось.
        — А ты где был?  — Эрик застегнул китель.
        — В комендатуре. Центральный Штаб расщедрился и прислал нам снайпера, чтоб его…-
        Нилион выругался.  — Этот умник, на второй день в самоволку. Ладно бы, еще по-тихому, а он в
        драку с флотскими ввязался. Гений хренов! А мне таскайся, забирай, будто дел других нет.
        — И где он сейчас?  — Эрику очень хотелось взглянуть на того, кто на второй день умудрился
        загреметь в штрафники. Даже он так не сумел. Целых три недели продержался.
        — В камере. Я его на сутки определил. Для начала, хватит.
        — Кстати, Нил, ты не знаешь, куда наш генерал рванул?
        — Понятия не имею,  — Нилион осторожно обернулся.  — Пошли лучше выйдем. Чего тут под
        носом у командования торчать.
        Они вышли из штаба. Стояло начало осени. Деревья сбрасывали синеватые листья, вытяну-
        той формы. Сегодня, было ясно и тепло, но со стороны океана, уже наползали тучи, предвещая
        затяжную непогоду.
        — Тут кто-то из разведки прилетал,  — Нилион направился к зоне отдыха.  — Не знаю, что про-
        изошло, но выскочил он от генерала с такой рожей, будто его накормили аргуйскими гадами. Да
        и орал наш командир так, что стекла дребезжали. А потом, и сам сквазанул куда-то.
        — Так управление же свою слежку установило. Правда, сообщить об этом «забыло». При-
        чем, тем, кого туда направили, о нас тоже ничего не сказали,  — Эрик присел на лавочку под
        деревом.
        — Так это они тебя?
        — Если только в мечтах. Не доросла еще наша разведка, чтоб с десантом справиться.
        Из всего этого, Нилион смог сделать вывод, что опасения Таила имеют под собой вескую
        основу.


        Энтони бесцельно бродил по базе. Пятые сутки, были уже на исходе, а Таил еще не вернул-
        ся, и никаких известий от него не поступало. Неожиданно, у генерала сработал коммуникатор, и
        диспетчер доложил, что правительственный челнок просит посадку. Энтони направился на
        взлетно-посадочную площадку, посмотреть, кого еще принесла нелегкая. Челнок шел без звена
        сопровождения, что являлось нарушением предписания. Он плавно сел и, когда опустился трап, с
        него сошел мужчина, в офицерской форме, без знаков различия. На вид, ему было за пятьдесят, но выглядел он вполне неплохо. Увидев визитера, Энтони опустился на правое колено и уперся
        левой рукой в покрытие.
        — Энтони, ты же знаешь, как я этого не люблю,  — произнес Челион, подойдя к начальнику
        базы.
        — Главнокомандующий, что вас привело на нашу базу?  — генерал поднялся.  — Мне никто не
        сообщал.
        — Да я так, мимоходом,  — Челион осмотрелся.  — Мне на орбитальную станцию нужно, вот и
        решил по дороге заглянуть к старым друзьям.
        Сказать, что за прошедшие годы Фелит Челион продвинулся по карьерной лестнице — озна-
        чало не сказать ничего. Очередное повышение, он получил вскоре после гибели Корэллы: «за
        проявленную доблесть и самоотверженность при эвакуации, благодаря которой, удалось
        сохранить технологии особой секретности». Так же, тогда повысили и Таила с Энтони, а Нотэла
        перевели в Разведуправление. Тоже с повышением. Но это повышение не принесло всем
        четверым радости. Они бы предпочли никогда его не получать.
        Потом, было спланировано множество блестящих операций, и его карьера стремительно
        шла вверх, а два года назад, Челион стал главнокомандующим силами МВК.
        — Рад, что вы все еще называете меня другом,  — Энтони улыбнулся.
        — Ты никогда не изменишься,  — на лице Челиона появилась добродушная улыбка.  — Так и
        останешься главным хамлом Десантных Сил.
        — Нет, меня потеснили. Теперь, на это место метит Эрик Майлов. Главнокомандующий,
        может, пройдемте в штаб?  — предложил Энтони.
        — Давай лучше в бар. Достала меня уже эта официальность.
        В разгар дня, в баре было пусто. Челион старался не привлекать к себе внимание личного
        состава базы, но сделать это, было не просто. Личность главнокомандующего не могла остаться
        незамеченной. Они присели в углу.
        — А где Коинт?  — Челион заказал себе выпить.
        — Он отпросился. Сегодня должен вернуться,  — Энтони смотрел, как Челион потягивает зе-
        леноватую жидкость из своего стакана.
        — Майлов с ним?
        — Нет. Он улетел один. Майлов на полигоне, проверяет снайпера. Вы хотели с ним встре-
        титься?
        — Было такое желание. Теперь уже, в другой раз. А Стрелин?
        — На задании,  — вновь огорчил Энтони Челиона.
        — Что ж за невезенье,  — главнокомандующий поставил стакан на стол.  — А ты так и не бросил
        таскаться на задания, вместе со своими группами,  — в его интонации не слышалось вопроса. Он
        просто констатировал факт.
        — Уже настучали?  — Энтони оперся локтем о стол.
        — Главнокомандующему не «стучат», а докладывают,  — поправил его Челион.  — Пытаться
        заставить тебя не делать этого — бесполезная трата времени, поэтому, даже не стану пробовать.
        Только, будь осторожней.
        У Челиона самого не раз возникало желание надеть «скелет» и влезть в самое пекло, чтобы
        вернувшись, почувствовать весь вкус жизни. А если вернуться будет не суждено, что ж — это
        стало бы достойным завершением пути. Но Челион не мог позволить себе такого. Он даже не мог


        лишний раз увидеться с теми, с кем раньше сражался бок обок, а их осталось не так уж и много.
        Вот и сегодня: с горем пополам смог выкроить какой-то час, и то застал только Энтони. Но и это
        радовало. Начальника базы тоже могло не оказаться на месте.
        На орбитальной исследовательской станции, как всегда, кипела работа. Челион прошелся
        по отсекам, проверяя, все ли в порядке, и лишь потом, направился в четвертую лабораторию, где
        велась работа, имеющая особую секретность. Доступ туда имели не многие. Пройдя процедуру
        идентификации личности, Челион Вошел в лабораторию. Там находился мужчина, и хоть он
        стоял спиной к двери, главнокомандующий сразу узнал в нем Таила.
        — Мне сказали, что тебя нет на базе,  — произнес Челион.
        — А я и не на базе,  — Таил обернулся.  — Согласен?
        — Трудно не согласиться,  — Челион заметил, что перед ним стоит герметичный бокс.  — Что ты
        тут делаешь?
        — Вот, решил заглянуть. Воспользоваться доступом, пока его ни аннулировали. Прогулялся
        немного, развеялся, время осталось, я и заскочил,  — Таил не спеша открыл бокс.
        Челиону он показался каким-то странным. Слишком спокойным. Будто сделал то, на что
        очень долго не мог решиться.
        — Знаешь, Фелит, я очень много думал в последнее время. О жизни в целом, и этом проекте, в частности,  — он достал из бокса какую-то пробирку.  — Странно как-то получается,  — Таил
        захлопнул крышку.  — Не справедливо. В жизни и так мало справедливости, а мы делаем ее еще
        меньше. Ну, на что мы будем опираться?  — он перевел взгляд на Челиона.  — Я хотел бы закрыть
        проект генетического восстановления.
        — Как закрыть?  — Челион не поверил своим ушам.
        — Очень просто. Подумай сам: в тайне не удержишь, и огласки не придашь. Начнет возни-
        кать вполне законное недовольство, и ответить на него будет нечем. По какому принципу будет
        проводиться отбор? Как решить, что один, достойней остальных? Если нельзя всех, значит —
        никого. Никто не должен стать исключением.
        Таил разжал пальцы, пробирка упала на пол, и он наступил на нее ногой. Раздался хруст, от
        которого Челион, почему-то, вздрогнул.
        — Надо же, какой неловкий я стал,  — Таил убрал ногу и посмотрел на главнокомандующего.
        На лице генерала, была едва заметная спокойная улыбка. Не произнеся больше ни слова, он
        направился к выходу. Челион остался стоять, ни в силах даже пошевелиться от удивления. Он
        знал, что в этой пробирке находились генобразцы Таила. Даже понимал, почему генерал так
        поступил. Но, тем не менее, это произвело сильное впечатление.
        — Я там кое-что разбил,  — бросил Таил лаборантке.  — Уберите, пожалуйста. И передайте сво-
        ему начальству, чтоб не беспокоились, насчет содержимого. Оно не нужно больше.
        Он покинул лабораторию. Таилу пришлось немало помотаться, и он чертовски устал. По-
        кинув Гристон, на одноместном глайдере, он направился в систему Элатрон. Таил не был там лет
        двадцать и, честно говоря, не хотел возвращаться и ворошить уснувшие воспоминания, которые
        с готовностью вылезли наружу, едва он ступил на заброшенную станцию. Он бродил по
        разгромленным отсекам, и воспоминания набирали силу и крепли.
        Вот, они только прибыли, полные решимости и непоколебимой веры, что все у них полу-
        чится. И действительно получилось, правда, далеко не все… В голове всплывает новое
        воспоминание: звуки выстрелов, взрывы, закрывающаяся перед лицом переборка, и мигающий
        таймер обратного отсчета… «Лейтенант, разблокируй дверь, сейчас же! Я тебя под трибунал! -
        удар в дверь прикладом.  — Я вас всех под трибунал! Вы у меня лед на астероидах долбить
        пойдете!». «Я бы с удовольствием, командир, но не выйдет,  — горькая усмешка.  — Мы теперь
        встретимся только у звезды, бывай…» — мощный взрыв и темнота…
        Таил не мог сказать, сколько времени прошло с того дня. Да и не имело это особого значе-
        ния. Он прошел на контрольный пункт и отключил систему безопасности в одном из стыковоч-
        ных отсеков. Там стоял корабль, черный, как сама мгла. Благодаря системе маскировки, он
        остался незамеченным для посетителей этой станции. Таил поднялся на борт и сел за штурвал.
        Возвращаться в Кассию, ему хотелось еще меньше, но нужно проверить тайник и перенастроить
        систему безопасности.
        Кассия, как и Элатрон, была заброшенной системой, но ее судьба, оказалась гораздо пе-
        чальней. Кассию покинули после уничтожения Корэллы — единственной планеты пригодной для
        жизни. Тогда, это была центральная планета МВК. При эвакуации Разведуправления, погибла
        Стенга — жена Таила и Алия, невеста Энтони, да и много хороших ребят. Те события, прошли
        кровавой полосой ни через одну судьбу, разделив жизнь на «до» и «после».
        То, что было «до», Таил с уверенностью мог назвать счастьем. Любимая жена, рождение
        дочери, надежные друзья, карьерный рост. Но этому счастью не суждено было длиться долго.
        Пришел день, когда всему наступил конец. Наступил тяжелой поступью торианского десантника, прямо на горло. Выстрелом орбитальной пушки в самое сердце МВК. Как же они тогда были
        самонадеянны, и как жестоко за это расплатились.
        В Кассии Таил управился быстро. Теперь, нужно смотаться еще на одну планету. Не ска-
        зать, что генералу не хотелось туда лететь, скорее, даже наоборот, но его охватывало странное
        волнение. Слишком давно он там не был, да и не видел Таил никакого смысла в этом визите.
        Генерал вышел из гиперпространства у орбиты Лонгрена. Здесь не стояли патрули, но, ме-
        жду тем, ни один чужак не мог пройти к планете. Таил отключил маскировку. Система
        распознавания боевых спутников должна инициализировать корабль, его пилота и передать
        данные на диспетчерский пункт. Там уже будут решать, пропускать корабль или нет, и сообщат
        об этом пилоту, или вышлют группу сопровождения. Того, кто решит проскочить в атмосферу не
        проходя инициализации, ждала незавидная участь. Таил был из числа тех, кто мог избежать всю
        эту мороку, но он хотел собраться с мыслями перед предстоящей встречей и потому, покорно
        ждал, пока с ним свяжутся.
        Буквально через несколько минут, рация ожила и Таилу сообщили, что он может проследо-
        вать по заданным координатам, которые уже внесены в систему навигации. Таил направил
        корабль в атмосферу. Полученные координаты, ему хорошо известны — за прошедшие годы,
        здесь ничего не изменилось. Те же заросли тагвы — колючего кустарника, который изжить можно
        только плазмой, те же города, завораживающие своей идеальной красотой. И атмосфера мира и
        спокойствия, от которой генерала почему-то стало воротить…
        Он посадил корабль на территории Главного Штаба. По сути — это военная база, мало чем
        отличавшаяся от тех, что генерал видел на территории МВК. Таила уже встречал мужчина,
        примерно его лет, в черной форме с зеленым отливом без знаков различия.
        — Рад видеть вас, генерал!  — поприветствовал он Таила.  — Но признаться — немного удивлен.
        Что заставило вас нанести нам визит?
        — Не надо ломать комедию, эскерт,  — Таил быстро отдал честь.  — Не притворяйтесь, что за-
        были о договоре — вы не из тех, кто забывает.
        — Как и вы, генерал Таил. Давайте продолжим разговор в моем кабинете,  — предложил муж-
        чина.


        Генерал кивнул и направился к штабу. Эскерт шел чуть впереди и молчал, пока ни оказался
        в своем кабинете и ни устроился в кресле. Он жестом указал Таилу присесть и генерал не стал
        заставлять просить себя дважды.
        — Я вижу, у вас сложилась удачная карьера,  — заметил эскерт.
        — У тебя тоже, Той,  — Таил закинул ногу на ногу.  — Ничего, что я так фамильярно?
        — Нет, все нормально,  — эскерт сел поудобней. В его движениях чувствовалась какая-то нер-
        возность.  — Вы ведь тоже могли достичь большего…
        — Мне хватает того, что есть.
        — Как ваши дела в целом?
        — Ты знаешь все о моих делах, как в целом, так и в частности. Я же говорил, не нужно уст-
        раивать показуху, нам обоим она ни к чему. Давай сразу к делу. У меня мало времени.
        — Так вы не остаетесь?
        — А ты действительно на это рассчитывал?  — Таил подался вперед.  — Я не вернулся тогда, а
        теперь и вовсе нет никакого смысла. Я обещал прилететь, когда проект завершится — я выполнил
        свое обещание. Хочу сказать, что теперь, будут приложены все усилия, чтобы его закрыли. А вот
        на то, что война в скором времени закончится, можете даже не рассчитывать.
        — Почему?
        — Это глупый вопрос. Если ты так хочешь знать на него ответ — высунь нос и посмотри, ЧТО
        происходит в Большом Космосе.
        — Мы знаем…
        — Ни хрена вы не знаете! Вы объединились с элатронцами, вы и себя теперь называете эла-
        тронцами, но ваша суть от этого не меняется. Той, от себя не убежишь — это самое бессмыслен-
        ное занятие.
        — Вы же знаете, генерал, мы не можем вмешаться,  — Той Колист откинулся на спинку кресла.
        — Это ложь. Так вы оправдываете сами себя, свое бездействие. Но, рано или поздно, вам все
        равно придется вмешаться.
        — А почему вы сами бездействуете? Почему ни отдаете своему новому командованию тех-
        нологии? Они ведь дадут неоспоримое преимущество.
        — Отдам, когда буду уверен, что ничего не попадет в руки врага.
        — И сколько на это потребуется времени?
        — Не знаю. Это зависит не только от меня.
        — Четыре года. Если за это время ничего не изменится, мы действительно начнем вмеши-
        ваться,  — в глазах эскерта что-то изменилось. В них мелькнула пелена, заставившая Таила
        насторожиться.  — И кстати, за вами давно уже никто не следит.
        — Я знаю.
        На лице эскерта отразилось легкое удивление, но он не стал спрашивать, откуда у Таила
        такая информация.
        — Ты все же не забывай о своих корнях. Если захочешь вернуться…
        — Не захочу,  — Таил не дал ему договорить.  — Потому, что я вас не понимаю, потому, что вы
        нас бросили. За нами никто не вернулся, хотя, у вас была такая возможность. Силы МВК никогда
        не бросают своих — в этом главное отличие. А еще, вы не помешали уничтожению Корэллы. Вы
        позволили загубить миллионы жизней, вы смотрели, как гибнет планета, рушатся судьбы и
        ничего не сделали! Вы сбежали тогда, и продолжаете прятаться до сих пор.
        — У нас не было другого выбора. Мы бы оказались втянуты в бесконечную войну. Нам не
        удалось бы выстоять,  — попытался возразить Колист.
        — Это не правда, а всего лишь оправдание собственной слабости. Коалиция — яркий пример
        того, что выстоять можно в любой ситуации, при этом, не потеряв честь,  — Таил встал.  — У меня
        не так уж много времени, нужно возвращаться.
        Он вышел, на этот раз, не отдавая честь. Генерал спешил покинуть Лонгрен. Теперь, это
        видимое спокойствие и островок мирной жизни просто выводили его из себя.
        Таил вернулся на орбитальную станцию, чтобы забрать глайдер. Перед тем, как покинуть
        ее, в этот раз уже навсегда. Таил еще раз прошелся по отсекам, прощаясь со своим прошлым. Он
        забрал с командного пункта бортовой журнал, активировал систему самоликвидации и, загнав
        глайдер в стыковочный отсек корабля, отошел на нем на безопасное расстояние. Таил не покинул
        Элатрон, пока не прогремел взрыв, яркой вспышкой осветив расставание с прошлым.
        Возвращаться на базу, на этом корабле, в планы генерала не входило. Он перегнал его в
        давно подготовленное место, удалил из навигационной системы все координаты, кроме одних и
        оставил в офицерской каюте бортовой журнал с орбитальной станции. Теперь, можно возвра-
        щаться в Цэа-Квал и заканчивать дела там…


        Вернувшись на базу, Таил первым делом пошел показаться Энтони. Начальник базы, не-
        бось, себе уже места не находит. Он нашел его на тренировочной площадке. Генерал не хотел
        терять форму и оттачивал бой на мечах, выбрав себе в партнеры Алика Стрелина. Алик был
        левшой и это усложняло тренировку. Некоторое время, Таил наблюдал, как ловко Энтони уходит
        из-под ударов и отражает атаки. Реакция у генерала сохранилась отменная. Заметив Таила, Энтони прервал схватку и подошел к нему.
        — Давно вернулся?  — он убрал меч в ножны за спиной.
        — Только что. Как тут без меня?
        — Сойдет. Снайпер твой новый отличился. Харистит с ним разобрался. А вот у Майлова
        проблемы возникли.
        — Что с ним?!  — как ни старался Таил скрыть волнение, это не вышло.
        — Торианские агенты объявились. Ранили его,  — сообщил Энтони.  — Но не сильно, даже без
        регенерации обошлось. Он с тобой поговорить хотел. Лично.
        — О чем?
        — Да откуда ж мне знать? Взрастил самодура, вот и разбирайся с ним,  — Энтони оттер пот с
        лица.  — Майлов не захотел со мной говорить. Ты как хоть слетал?
        — Нормально. Пойду я, Эрика вызову, сразу с ним поговорю,  — Таил хлопнул Энтони по
        плечу и пошел к штабу, размышляя, что такого могло произойти, что Эрик не стал обсуждать это
        с Энтони.
        Само появление торианских агентов не сулило ничего хорошего, но Таил чувствовал — дело
        не в них.


        Эрик находился на полигоне, когда получил приказ генерала Таила, по возвращению,
        явиться к нему в кабинет. В принципе, Эрик мог вернуться в любой момент. На полигон он
        отправился вместе с Лоем Ромсом, снайпером, которого им прислали. Хотелось посмотреть, способен ли он на что-то, кроме самоволок и драк. Оказалось, что его профессиональные
        способности, перекрывают некоторые недочеты по дисциплине. Лой оказался просто находкой
        для любого спецподразделения, и Эрик не понимал, чем они удостоились такой чести. Хотя, с
        другой стороны, честь эта довольно сомнительная, если учитывать личное дело Лоя. На вопрос


        лейтенанта, как он умудрился вот так сразу влипнуть, Лой виновато опустил голову и пробурчал, что так вышло, и такого больше не повториться. Эрик лишь усмехнулся в ответ, прекрасно зная, что «такое» повториться еще ни раз.
        Вернувшись на базу, лейтенант поспешил к Таилу. Заранее настроившись на взбучку, но
        генерал выглядел вполне спокойно, даже как-то добродушно. Похоже, пятидневная отлучка
        пошла ему на пользу, где бы он ни был это время. Эрик честно рассказал генералу обо всем, что
        произошло, не видя смысла скрывать правду.
        Таил внимательно выслушал его и не знал, как реагировать. Первой мелькнувшей мыслью,
        было отозвать Эрика, от греха подальше. А то еще окажется Энтони прав. Но Таил понимал: если
        у лейтенанта возникли чувства к его дочери — он не отступит просто так. Еще и дел наворотит. А
        если эти чувства окажутся взаимными, тогда и вовсе лучше не вмешиваться. Не хотелось
        портить отношения с дочерью, даже не начав их. Но неплохо бы хоть немного контролировать
        ситуацию.
        — Что теперь будешь делать, лейтенант?  — Таил испытывающее смотрел на Эрика.
        — Пока не решил.
        — Действительно? А, по-моему, ты все уже решил. Признаюсь честно — мне не по душе, что
        так произошло, но отстранять тебя от этого дела, я не стану. Мне некем тебя заменить. Так что, дня через два, снова отправишься туда. Можешь идти.
        Эрик удалился, едва скрывая облегчение. Он ждал от Таила несколько иной реакции. Более
        негативной, что ли. Ждал услышать требование и близко не подходить к Олин.
        Но лейтенант сказал генералу праву — он действительно еще ничего не решил. Завязывать
        отношение с подопечной — неправильно. Это усложнит задачу. Возможно, даже поставит Олин
        под удар. Вражеская разведка может посчитать, что она в курсе дел. Эрик этого не хотел. Не мог
        позволить себе так рисковать. Вместе с этим, лейтенант хотел быть с ней. Вновь почувствовать
        прикосновение теплых рук, заглянуть в черную бездну глаз.
        Его терзания не остались незамеченными. Несколько дней, Нилион наблюдал, как Эрик
        мрачно слоняется по базе и, в конце концов, решил поговорить с ним, хоть и не любил вмеши-
        ваться в чужие дела.
        — К тебе можно?  — Нилион подсел к нему в столовой, во время обеда.
        — Что за мания, сначала сесть, а потом спросить,  — Эрик отодвинул от себя практически не
        тронутую порцию.
        — От тебя нахватался. Ты чего который день сам не свой? Вон, даже аппетит пропал. От
        Таила нагоняй получил?
        — К нагоняям я уже привык. Ими мне аппетит не испортишь,  — Эрик вытянул ноги под сто-
        лом.
        — Тогда, в чем проблема? Может, я смогу помочь?.
        — Это вряд ли.
        — Эрик, ты что, влюбился?
        — Нил, это не твое дело!  — лейтенант положил на стол ложку, которую крутил в руках.
        — Если ты встретил девушку — нельзя упускать свой шанс,  — Нилион серьезно посмотрел на
        Эрика.  — Потом всю жизнь жалеть будешь.
        — Ну да,  — Эрик невесело усмехнулся,  — меня пристрелят, а она останется. Я даже не знаю кто
        я и откуда. Сколько ни пытался найти хоть что-то, ни хрена нет. Только Таил везде всплывает…
        Не хочу никому причинять боль.
        — А ты хочешь, уходя к звезде, думать, что в твоей жизни ничего не было, кроме смерти?
        Если она к тебе что-то испытывает, ей все равно будет больно.
        — Я не знаю, что она ко мне испытывает.
        — Так проверь, кто мешает?
        — Тебе легко говорить,  — Эрик вздохнул.
        Он не мог сказать Нилиону кто эта девушка. Тогда, небарианин начнет говорить прямо-
        противоположное. Да и разбираться в своих личных проблемах, Эрик привык сам. Хоть раньше и
        не приходилось сталкиваться с подобным решением.


        ГЛАВА 4
        Вот уже несколько дней подряд, у Олин из головы не выходил раненый парень. Ей очень
        хотелось, по крайней мере, узнать все ли с ним в порядке. Каждый раз, возвращаясь домой, она
        надеялась увидеть его, возле переулка. Олин понимала, что это глупо и наивно, но ничего не
        могла с собой поделать. Он ничем ей не обязан. О помощи ее никто не просил, даже наоборот, всячески отпирался, а свое «Спасибо», сказал еще тогда. Так чего можно ждать? И вообще, он
        может оказаться каким-нибудь бандитом, и тогда, никто на него не нападал, а скорее дали
        достойный отпор. Ведь почему-то он не захотел обращаться ни в полицию, ни в скорую…
        Олин никому не рассказывала об этой встречи. Ее попросту бы не поняли. Она сама себя до
        конца не понимала. В любовь с первого взгляда, Олин не верила. Ее часто называли циничной и
        расчетливой, хотя, сама она не могла согласиться с таким определением. Просто, какая может
        быть любовь, когда они виделись только один раз, да и то, не при самых приятных обстоятельст-
        вах…
        — Привет!  — перед ней возникла мужская фигура. Олин подняла глаза и увидела его.  — Ты
        меня помнишь?
        — Эдик, кажется?  — неуверенно произнесла она, делая вид, что с трудом припоминает.
        — Точно,  — он улыбнулся.  — Я хотел еще раз поблагодарить за помощь. Вот, это тебе,  — он
        протянул ей букет.
        — Спасибо,  — Олин нерешительно взяла цветы.
        — Тебе не нравится?  — Эрик воспринял ее нерешительность по-своему.  — Я не знал, какие ты
        любишь, и выбрал на свой вкус…
        — Мне нравится, честно,  — заверила его Олин.  — Просто, я не ожидала.
        — Если ты не занята, может погуляем немного?  — предложил Эрик.
        — Почему бы и нет,  — согласилась Олин.  — Как твое плечо?
        — Нормально. Хочешь, покажу?  — они медленно побрели по улице.
        — Нет, спасибо, уже насмотрелась,  — она улыбнулась.  — Я и так узнала тебя ближе, чем пола-
        гается при первой встречи.
        — Да уж. Знаешь, я не так представлял себе знакомство с девушкой. Но так тоже неплохо.
        По крайней мере, я знаю, что ты не боишься крови. Расскажи о себе, чтоб быть хоть немного в
        расчете,  — попросил Эрик.
        — Что рассказывать?  — Олин пожала плечами.  — Ничего особенного. У моего отца небольшой
        бизнес, он постоянно в разъездах, а когда возвращается, ему ни до кого нет дела, а в последнее
        время, у него ничего не клеится… Но это не важно. Тебе все это не интересно.
        — Почему ты так решила?
        — Наверное, потому, что мне самой оно не интересно. Это его проблемы и в большинстве из
        них, он виноват сам. Я не хочу зависеть от своих родителей, поэтому, сейчас подрабатываю, пытаюсь решить, что делать дальше. Не хочу жить так, как живут они.


        — А как ты хочешь?
        — По-настоящему,  — Олин остановилась и посмотрела Эрику в глаза.  — Понимаешь?
        — Да. Понимаю,  — лейтенант смотрел на девушку не в силах оторваться.
        — А ты чем занимаешься?
        — Да так, мотаюсь постоянно,  — уклончиво ответил Эрик.
        — А я никогда нигде не была.
        — Ничего, это поправимо,  — лейтенант улыбнулся.
        Ему казалось, что он знает Олин очень давно. Он проводил ее домой, когда было уже дале-
        ко за полночь. На прощанье, Эрик нерешительно поцеловал ее в щеку. Она улыбнулась и ушла.
        Эрик чувствовал себя как мальчишка. Он никогда не испытывал ничего подобного и ни
        разу так не волновался. Ему понадобилось несколько дней, чтоб собраться с духом и подойти к
        ней. Сомнения не отпускали, но смотреть со стороны и думать, что в любой момент может
        появиться кто-то, кого не станут тревожить подобные мысли, было выше его сил. Эрик утешал
        себя мыслью, что так даже проще осуществлять охрану. Можно спокойно убедиться, что в ее
        окружение не затесались торианские агенты.
        — Вот значит, что за прохожий тебя бинтовал,  — раздался за спиной голос Долана.  — Что ска-
        жет генерал Таил, когда узнает?
        — Долан, какого кляпа ты тут делаешь?  — Эрик обернулся.
        — Это я у тебя должен спросить. Твое дежурство закончилось полтора часа назад, но ты
        этого не заметил. Ты ставишь под угрозу все задание, совсем не соображаешь, что творишь? По
        предписанию, не положено вступать в близкий контакт с охраняемым объектом.
        — Долан, катись к Акрику в черную дыру, со своими предписаниями!
        — Таил будет не в восторге.
        — Это не твоя проблема,  — Эрик прислонился плечом к росшему рядом дереву.  — С Таилом я
        сам как-нибудь разберусь. К тому же, он в курсе.
        — Как это?
        — Очень просто. Тебя, зачем сюда направили?
        — Обеспечивать безопасность.
        — Вот и обеспечивай, а в мою личную жизнь, не суйся. Уяснил?
        — Когда это она стала частью твоей личной жизни?
        — Сегодня. Будь здоров, разведка,  — Эрик отделился от дерева, хлопнул Долана по плечу и
        ушел.
        Долан долго смотрел ему в след. Он не одобрял подобных отношений, но десантнику глу-
        боко наплевать на его мнение. Более того, разведчик уверен, что ему вот так же плевать и на
        мнение Таила по этому поводу. Долан старался четко разделять службу и личную жизнь, считая, что одно, всегда будет мешать другому, но Эрик, видимо, думал по-другому.
        После этого, каждого нового визита, Эрик ждал с откровенным нетерпением. Когда он на-
        ходился рядом с Олин, время летело незаметно, и ему каждый раз становилось все труднее
        покидать ее. А месяца через полтора, он вновь заметил постороннюю слежку. Пришлось стать
        осторожней, и его напряженность не ускользнула от Олин. Ситуацию нужно решать, пока она ни
        усугубилась.
        Он сидел с Олин в парке. У дороги стояла припаркованная машина с затемненными стек-
        лами. Из нее никто не выходил. Эрик уже пару раз примечал этот автомобиль раньше. Он вот так
        же держался в стороне, и никто его не покидал.
        — Что-то не так?  — поинтересовалась Олин, заметив, что Эрик бросает настороженные взгля-
        ды в сторону машины.
        — Все нормально. Просто, позвонить нужно,  — он набрал номер Долана. В трубке долго шли
        гудки, наконец, разведчик ответил.  — Что делаешь?  — спросил у него Эрик.
        — А сам-то, как думаешь?  — разведчик был удивлен звонку.
        — Слушай, тут такое дело, у меня хвосты по документации всплыли, не знаю, успею ли я их
        подтянуть, а спрашивать с нас обоих будут…
        — Какая документация? Майлов, ты что, совсем из ума выжил? С какой стати, я должен за
        тебя рапорты писать, пока ты там… — Долан бросил взгляд на Тина, который пытался что-то
        объяснить ему жестами.
        В отличие от Долана, который сразу же начал служить в управлении, Тин, несколько лет,
        отслужил в десанте, и лучше понимал, что хочет сказать Эрик.
        — Подожди минуту,  — проговорил Долан в трубку и повернулся к сержанту.  — Чего ты тут
        руками размахался?
        — Дай я поговорю,  — он взял у лейтенанта трубку.  — Большие хвосты?
        — Да как сказать,  — Эрик был рад, что нашелся хоть кто-то, кто соображает.  — Но, поработать
        придется. И желательно, поспешить, а то шеф с нас шкуру спустит.
        — Хорошо, поспешим,  — Тин отключил связь.  — За ними слежка,  — сообщил он Долану.  — Лей-
        тенант подозревает, что они могут перейти к активным действиям.
        Долан бросил на Тина косой взгляд. Иногда, его поражало, как десантники вот так сразу
        понимают придуманные на ходу шифровки.
        Эрик проводил Олин домой, но сам уходить не спешил. Подозрительная машина стояла
        примерно в квартале от ее дома. Казалось, что теперь преследователи даже не пытались
        скрываться. Эрик не спеша направился к машине. Когда он прошел мимо и удалился примерно
        на полквартала, машина последовала за ним. Лейтенанта очень удивило такое обстоятельство.
        Сравнявшись с ним, машина притормозила, и стекло, со стороны пассажира, медленно опусти-
        лось.
        — У нас к тебе есть разговор,  — сидевший на пассажирском сиденье, высунулся в окно.
        — Ну, так говори,  — Эрик не остановился, но и шаг не ускорил.
        Торианские агенты, в этот раз, практически не маскировались. На лице у говорившего,
        довольно четко, просматривались черные разводы.
        — Ты лучше сядь в машину,  — предложил торианен.  — Я, пока, по-хорошему прошу.
        — Ты лучше рожу чем-нибудь замажь,  — усмехнулся Эрик.  — Я ведь могу и не разговаривать.
        — А чего ж тогда время тянешь?
        — Интересно. Я вас всегда только мочил, а вот поговорить — случая не выпадало.
        От последних слов, торианена передернуло. Ему тоже раньше не приходилось разговари-
        вать со своим врагом. А этот, вдобавок ко всему, попался наглый и самоуверенный, как расчет
        роботехники.
        — Слушай, ты ведь нам не нужен,  — торианен решил перейти сразу к делу.
        — Да вы б мне тоже сто лет ни снились.
        — Нам нужна информация…
        — Кто бы сомневался. Только у меня два вопроса, по этому поводу: с чего вы взяли, что она
        у меня есть, и вы что, совсем страх потеряли?
        — Мы можем предложить хорошую оплату. Ты ведь даже не понимаешь, во что ввязался. От
        тебя никогда не отстанут. Причем, не только мы, но и свои. И к тому же, то, что ты хочешь знать, свои не скажут, а мы — можем.
        — Правда?  — Эрик изобразил заинтересованность.  — Над этим стоит подумать. Но, для начала, я хотел бы отдать один должок. Ваш агент кое-что оставил, передайте ему…


        Лейтенант, через опущенное стекло машины, всадил в торианена нож. Тот самый, которым
        ранили его, но, в отличие от его владельца, он не промахнулся. Торианен откинулся назад, глаза
        закатились, по светлой рубашке стало расползаться кровавое пятно. Водитель резко ударил по
        тормозам. Он хотел выхватить оружие, но Эрик распахнул пассажирскую дверь и, просунувшись
        в машину, ударил его головой об руль. Со лба потекла кровь, застилая глаза. После второго
        удара, торианен потерял сознание.
        — Майлов, ты что тут устроил?  — послышался сзади недовольный голос Долана.
        — Хвосты по документам ликвидировал,  — ответил вместо Эрика Тин.  — Четко вы его,  — он
        бросил взгляд на мертвого торианена с торчащим из груди ножом.
        — Они что, совсем мертвы?  — Долан переводил взгляд с окровавленных ториан, на Эрика,
        который выбрался из машины и, обойдя ее, подошел к водительской стороне.
        — Нет, наполовину,  — он открыл дверцу и подхватил торианена, который чуть ни вывалился
        наружу.  — Тот — труп, а этот, жив еще, падлюга,  — Эрик забрал из машины ключи и запихал его
        обратно.  — Тин, скрути его и на заднее сиденье, Долан, труп нужно в багажник.
        — Ты чего раскомандовался?  — Долан помог вытащить труп.
        — Если бы вы поторопились, то тогда бы и командовали,  — Майлов открыл багажник.  — А то, как всегда, только на готовое приходите.
        — Акриковы демоны!  — Долан с трудом запихнул труп в багажник.  — Кровищи то сколько.
        Чему тебя только учили…
        — Убивать,  — Эрик захлопнул крышку.  — А еще, выживать, сохраняя при этом честь. Тут река
        недалеко, скинем туда, а со вторым нужно будет побеседовать.
        На них упал свет от фар, и в паре метрах остановилась патрульная машина. Из нее вышли
        два блюстителя закона и направились к Эрику и Долану. На них были надеты бронежилеты, а
        через плечо перекинуты автоматы.
        — Ребят, какие-то проблемы?  — произнес один из них.
        — Что?  — Долан обернулся.  — Нет, никаких проблем.  — Как можно непринуждённее произнес
        он.
        Но его вид говорил обратное. Запихивая труп торианена в багажник, Долан весь перепач-
        кался кровью, и теперь, больше походил на маньяка, чем на парня у которого «никаких
        проблем». Эрик не повернулся, понимая, как он выглядит и чем это может обернуться. Ему не
        хотелось проблем с местной властью, но, как видно, избежать их не удастся. Доказать, что труп, лежащий в багажнике, принадлежит инопланетному агенту, охотящемуся за информацией, да и
        сами они, мягко говоря, не отсюда — дело бесполезное. Примут за психов.
        — Откройте багажник,  — потребовал охранник правопорядка.  — Проверь салон,  — приказал он
        своему напарнику.
        — Офицер, может, не стоит?  — Эрик медленно обернулся.  — Мусор там всякий, еще форму
        испачкаешь.
        — Еще как стоит. Давай, шевелись. Проверим, что за мусор у вас там кровоточит.
        — Да это мы приятеля пьяного грузили,  — Эрик говорил громко, что бы его мог слышать Тин.
        — Надрался до фиолетовых демонят, башку где-то расквасил. Ну, не бросать же его.
        — Это мы сейчас проверим: надрался он, или еще чего. А ты багажник-то открывай!
        — Как знаешь, офицер,  — Эрик открыл багажник и отошел на пару шагов назад.  — Смотри.
        Патрульный наклонился над багажником. Эрик ударил его ребром ладони по основанию
        черепа, и он мешком свалился на асфальт. Из салона донесся глухой стон, и Тин подтащил к
        лейтенантам второго.
        — Что с ним делать?  — поинтересовался сержант у офицеров.
        — Вы что, ошалели!  — Долан переводил растерянный взгляд с Эрика на Тина.  — Это ведь ме-
        стные. Да с нас за такое шкуру спустят. Одно дело ториан пригрохать, а это!..
        — Чего ты орешь? Живы они,  — успокоил его Эрик.  — Полежат немного и очухаются. В десант
        тоже тупых не берут. Тин, давай оттащим их в сторону.
        — Нас же теперь будут искать!  — не унимался Долан.
        — Ну и флаг им в зубы,  — Эрик прислонил патрульного к кузову машины. Тин сделал то же
        самое.  — У нас сейчас своих проблем достаточно. Они даже лиц наших толком не видели. Ни по
        одной базе данных мы не проходим, так что, пусть себе ищут, если им делать больше нечего.
        Кому-то нужно здесь остаться.
        — Тин, ты останешься,  — распорядился Долан.  — А то вы вдвоем допросите… Поехали уже.
        Он направился к машине, в которой лежал скрученный торианен, проклиная все на свете и
        надеясь, что после этого задания, он больше никогда не встретится с Эриком. Долан недолюбли-
        вал десант. Конечно, это не было той открытой неприязнью, которую испытывает к десанту
        флот, скорее, не понимание их манеры действия и жизненных принципов. Наверное, такое
        действительно должно быть заложено в генетике. У Долана, этого нет. Что ж тут поделать. Но, в
        конце концов, он выполняет свою работу, чувствует себя на своем месте, и справляется с ней
        неплохо, по крайней мере, так было до недавнего времени.
        Немного поразмыслив, оба офицера пришли к выводу, что сбрасывать труп в реку, по
        меньшей мере, не разумно. Рано или поздно, его обнаружат. Начнется расследование, разные
        экспертизы, попытки установить личность, которые выявят, что его генетика не совпадает с
        генетикой жителей этой планеты. Такой разворот событий, совершенно ни к чему.
        — И что, по-твоему, мы должны с ним делать?  — Эрика не прельщала перспектива таскаться с
        этим трупом до самого утра.
        — Зарыть где-нибудь,  — предложил Долан.  — Что, места мало?
        Они стояли на берегу реки. Вокруг простирался лес. Места, что бы зарыть здесь кого-
        нибудь, действительно предостаточно.
        — Может, еще родственникам передать? Да и чем ты рыть собрался, руками? Ну, так давай, вперед, а я посмотрю.
        — Зачем руками? Тут недалеко жилой район, можно лопаты попросить…
        — Долан, ты как в разведку попал?  — Эрик живо представил картину, как Долан, среди ночи, весь в кровищи, стучится в дом к одному из местных и просит одолжить пару лопат.  — Или тебя
        сюда с глаз долой отослали?
        — Хватит ерничать. Делами нужно заниматься,  — разведчик вздохнул.  — Может, сначала раз-
        беремся с тем, который жив? Мертвый-то, никуда уже не денется.
        — Ну вот, ты все-таки начал соображать,  — Эрик подошел к машине, вытащил с заднего си-
        денья связанного торианена и швырнул его на траву.  — Ты допросы когда-нибудь проводил?  — он
        не сводил взгляда с торианена.
        — Еще не приходилось. Это не совсем по моей части.
        — И я не проводил. Это совсем не по моей части. Ничего, сейчас будем учиться,  — Эрик под-
        нял торианена за шиворот и поставил на ноги. Выглядел он довольно жалко.  — Давай так: я бью, ты спрашиваешь. Каждый должен заниматься своим делом.
        — Так не положено,  — возразил Долан.  — Предписание 83-11…
        — Ты что, всегда следуешь предписаниям?  — перебил его Эрик.
        — Стараюсь.
        — А я вот — нет,  — он въехал торианену по морде. Из разбитого носа пленного потекла кровь.
        — Кто вам сливает информацию?  — Торианен молчал.  — Ты, мразина, говори по-хорошему. Я тебе


        ни СД, церемониться не стану. Да и препаратов, для развязывания языка, у меня тоже нет. Если
        будешь отвечать, кивни.
        Торианен не пошевелился. Эрик ударил его в живот. Он согнулся пополам и упал в траву.
        Долан, наблюдавший за всем этим со стороны, медленно подошел и присел перед торианеном на
        корточки.
        — Больно?  — спокойно произнес он.  — А будет еще хуже,  — он вытащил из кармана инъектор и
        ввел ему в плечо какой-то препарат.  — У тебя есть полчаса, чтобы начать говорить, и тогда, я
        введу антидот. Если нет, твои мышцы начнут завязываться в узлы. Не смертельно, но приятного
        очень мало. Продлится такая «радость» часа полтора. Если и после этого не появится желание
        поделиться информацией, мы повторим все с начала. Думай.
        Долан поднялся и бросил взгляд на часы. Торианен несколько раз дернулся, пытаясь осво-
        бодиться, но Тин связал его на совесть, и все попытки не принесли результата. Эрик, некоторое
        время смотрел на Долана, будто ожидая от него каких-то действий.
        — Ты бы, прежде чем всякой дрянью накачивать, кляп у него изо рта вытащил,  — посоветовал
        Эрик, так и не дождавшись, пока Долан додумается до этого сам.  — Тогда, он точно заговорит
        быстрее.
        Долан бросил на Эрика недовольный взгляд и вновь опустился перед пленным. Эрик заме-
        тил, что разведчик как-то передернулся и начал нервно проверять пульс на шее у торианена.
        — Он мертв,  — Долан повернулся к Эрику. На его лице читалась растерянность.
        — Молодец! Что за хрень ты ему вколол?
        — Обычный анестетик. Нет у меня ничего. Так, припугнуть хотел.
        — Припугнул?
        Долан ничего не ответил. Он отстегнул от голени нож, повернул торианена лицом вниз и
        ощупал шейные позвонки.
        — Так и знал!  — разведчик сделал надрез и извлек из трупа микрочип.  — Подстраховываются, присосы. Вживляют своим агентам микрочипы, и если что пойдет ни так, активируют их, а они
        блокируют работу нервной системы. Мертвые ведь, не говорят. Что теперь делать будем? -
        Долан повернулся к Эрику.
        — Лопаты искать. Жди здесь, я сам схожу.
        Примерно через сорок минут, Эрик вернулся с двумя лопатами. Долан не стал задавать
        вопросов, на них не было времени. Они оттащили трупы подальше в лес и принялись за работу.
        — Акриковы демоны!  — разведчик ковырял мокрую почву, которая все время налипала на
        лопату.  — Как все было хорошо, пока тебя ни встретил!
        — Это взаимно,  — отозвался Эрик.  — Ты давай, меньше языком, больше лопатой.
        — А как ты все-таки здесь оказался?
        — Я же сказал — меня попросили,  — Эрика сейчас меньше всего тянуло на разговоры, он ду-
        мал о том, как объясняться с Таилом.
        — Почему именно тебя?  — не унимался Долан.
        — Мне не докладывали. А отказаться, сам понимаешь, нельзя. Такая просьба — хуже приказа.
        — А с ней ты что, решил возместить моральный ущерб?  — Долан усмехнулся.
        — Слышь, разведка, если ты еще разинешь пасть на эту тему, я тебя здесь вместе с этими
        выродками зарою!  — Эрик резко воткнул лопату в почву, и она вошла, практически, на полный
        штык.  — Не трогай ее, понял?
        — Да понял я все,  — Долан тоже перестал копать.  — Просто, не правильно это.
        — Ты еще начни меня учить, что правильно, а что нет. Мне твоих советов так не хватало! -
        Эрик оперся о держак.  — Ты откуда такой правильный взялся, на мою голову? Я-то думал, что

        вашу контору мало беспокоит мораль и все к ней прилагающееся.
        — Ты с нашей конторой поосторожней. Тебе с нами, судя по всему, придется еще не раз
        столкнуться.
        — Тогда, это тебе со мной нужно осторожней. Давай заканчивать с этим. А то, до утра тут
        проторчим,  — Эрик вытащил лопату и вновь принялся за работу.
        Они уже закопали могилу и теперь забрасывали ее ветками, чтобы скрыть разрытую почву,
        когда у Эрика сработал передатчик. От неожиданности, десантник даже вздрогнул.
        — На связи,  — ответил лейтенант на вызов.
        — Лейтенант, тебя через несколько часов сменят,  — раздался в динамике голос Таила.  — А ты, вместе с Доланом, живо на базу!
        — Генерал, должны же были…
        — Я сказал на базу!  — Таил не дал ему договорить.  — Разговор с вами будет. Все!
        — Гадство!  — Эрик убрал передатчик.  — Ну, разведка, готовься, с нас будут сдирать шкуру. -
        Сообщил он Долану.  — Потопали к реке, хоть рожи вымоем, потом, нам не дадут такой возможно-
        сти.
        Больше всего, Эрика беспокоило, что придется отменить все планы, и когда он теперь смо-
        жет увидеться с Олин — неизвестно. Судя по интонации Таила, он действительно намеревался
        спустить с них шкуру.


        ГЛАВА 5
        Таил ждал лейтенантов на взлетно-посадочной площадке. Он пребывал явно не в духе.
        Рядовой и младший офицерский состав, старались не попадать ему на глаза, опасаясь, что он
        сорвется на первом встречном. Но генералу сейчас было не до них. Когда лейтенанты прибыли
        на базу, он сразу же направился им на встречу.
        — Явились?  — Таил окинул офицеров неодобрительным взглядом.  — Живо ко мне в кабинет!
        Генерал резко развернулся и направился к штабу. Лейтенантам ничего не оставалось, как
        последовать за ним. На базе был разгар дня, и они ловили на себе удивленные взгляды десантни-
        ков. Их внешний вид, просто не мог не привлечь внимания: перепачканная кровью и грязью
        гражданская одежда, совершенно не вписывалась в атмосферу военной базы.
        — Вы что, совсем окретинились!  — набросился Таил на лейтенантов, едва за ними закрылась
        дверь, при этом, заехав кулаком по столу.
        Долан, к которому раньше никто не обращался подобным образом, невольно вздрогнул.
        Эрик, внешне, сохранял спокойствие, но внутри весь напрягся и пытался понять, что именно
        вызвало такое недовольство у Таила.
        — Генерал, не могли бы вы пояснить, что конкретно мы сделали не так?  — решился уточнить
        Эрик.
        — Значит, вы не понимаете!  — Таил сел в свое кресло.  — По-вашему, все сделано как надо! Вас
        двух идиотов за каким хреном туда отправили?
        — Вести наблюдение и обеспечивать безопасность,  — нерешительно ответил Долан.
        — А бойню там устраивать, кто вас просил?!  — ответа, на этот вопрос не последовало.  — В чью
        «светлую» голову пришла идея было вырубить патрульных?


        — В мою,  — признался Эрик. — Выбора не оставалось. Тут торианский труп в багажнике, а тут
        они. Что еще делать?
        — Думать. И не распихивать торианские трупы по багажникам! Лейтенант Долан, в управле-
        нии, тебя называют одним из лучших, лично у меня, сложилось иное мнение. На вот, посмотри, -
        Таил швырнул на стол какую-то распечатку,  — это то, что вы натворили за последние несколько
        часов, и суммарный срок, за данные «подвиги», по местным законам.
        — Второго никто не убивал,  — Долан быстро просмотрел распечатку.  — У него был вживлен
        микрочип,  — он протянул генералу прибор.
        — Да какая разница! Он мертв, шея расковыряна, как вы думаете, к какому выводу придут
        местные? Это своим отдашь,  — Таил кивком указал на микрочип.  — Куда вы трупы дели, умники?
        — В лесу закопали,  — сообщил Эрик.
        — Да вы что, совсем дебилы?!  — Таил вновь ударил кулаком по столу.
        — Генерал, у вас нет права нас оскорблять… — осмелился заметить Долан, о чем тут же по-
        жалел.
        — Чего? Ты откуда такой умный нарисовался?  — Таил вперился взглядом в разведчика.  — Я
        тебя на астероиды лед долбить отправлю, будешь там права качать! А ты чего зубы сушишь, Майлов?  — переключился он на Эрика, заметив на его лице ухмылку.  — Ты считаешь — это весело?
        Я тебя не стану на астероиды, я тебя на охрану флотской базы! Вы думаете, меня бы забавляло
        вытаскивать вас из местной тюряги? Вы, наверное, не соображаете, что все это под мою личную
        ответственность!
        — Извините, генерал, облажались,  — Эрик счел, что сейчас лучше признать свои ошибки. -
        Когда мы сможем вернуться к выполнению задания?
        — Если я скажу — никогда, тебя это устроит? Знаю, что нет. Ты, Эрик учти, еще раз повто-
        рится нечто подобное, и я начну думать, что ошибся в тебе. К своим обязанностям вернетесь
        тогда, когда я буду уверен, что там не подняли шум. Долан, ты, пока, свободен.
        Разведчик отдал честь и поспешил удалиться. Раньше, ему не приходилось общаться с бое-
        выми офицерами, и теперь он понял — это действительно не его. Единственное, чего Долан не мог
        понять — откуда Таилу стало все известно.
        Генерал поднялся со своего кресла и, несколько минут, мерил шагами кабинет. Это молча-
        ние, напрягало Эрика больше, чем ругань Таила, которую солдаты слышали очень редко, но
        запоминали на всю жизнь. Казалось, будто он ждет, пока Эрик сам ему что-то сообщит.
        — Генерал, мне предлагали работать на ториан,  — нарушил молчание Эрик.
        — Нужно было соглашаться,  — Таил остановился и в упор посмотрел на лейтенанта.  — Может, на «сливщика» вышли бы. Совсем не думаешь.
        — Я хотел, но там Долан не вовремя нарисовался. И патруль этот еще…
        — Все у тебя «не вовремя», только любовь — в самый раз,  — Таил вздохнул.  — Иди, приводи
        себя в порядок. Нилион введет тебя в курс текущих дел.
        Эрик отдал честь и уже хотел выходить. Он понимал, что еще легко отделался. Уже возле
        двери, его окликнул генерал:
        — Лейтенант, ты не думай, что все сказанное — это так, со злости. Я и, правда, могу засомне-
        ваться. Хотя, мне бы очень не хотелось.
        — Не придется, генерал,  — Эрик обернулся. — Слово чести.
        Таил удовлетворительно кивнул. У него и в мыслях не было сомнений, но Эрику необхо-
        димо напомнить об ответственности. Влиять на него сложно. Он не воспринимает открытое
        давление. Штрафные санкции тоже помогают мало, так можно добиться обратного результата, а
        вот задеть за живое и подтолкнуть к нужным действиям — это другое дело.
        Долан бесцельно слонялся по коридору штаба, ожидая дальнейших распоряжений. Сейчас,
        его радовало только то, что в штаб никто не заходил. Разведчику не хотелось светиться в таком
        виде, но счастье продлилось не долго. Из ближайшего кабинета вышел Алик Стрелин и
        направился к выходу. Поравнявшись с Доланом, он остановился и окинул его удивленным
        взглядом.
        — Ты откуда такой взялся?  — не смог сдержать любопытства Алик.
        — Лейтенант Грейд Долан, Разведуправление,  — представился Долан.
        — А-а!  — протянул Алик.  — Понятно…
        Он еще раз окинул разведчика взглядом. В последнее время, к ним зачастили из управле-
        ния. И, чаще всего, они выскакивали от генерала Таила с таким видом, словно их плазмой
        обдало, а этого, будто за броневиком тащили через укрепления. Из кабинета генерала вышел
        Эрик. Его вид не сильно отличался от внешнего вида разведчика, даже крови, пожалуй, больше.
        — Ты где был?  — Алик протянул ему руку.
        — В увольнительном.
        — Странные у тебя увольнительные, в последнее время. Ты из них возвращаешься то дыряв-
        леный, то вместе с разведкой, да еще в таком виде, что страшно подумать, чем занимался.
        — Вот и не думай — это бывает вредно,  — посоветовал Эрик.
        — Да, меня же повысили,  — сообщил Алик радостную новость.  — Свою группу дают.
        — Рад за тебя!  — Эрик улыбнулся.  — Хочешь, обниму, по-дружески? — он расставил руки, делая
        вид, что собирается обнять его.
        — Да пошел ты!  — Алик отшатнулся.  — Потом год не отмоешься. Вечером отмечать будем,
        приходи.
        — Вряд ли меня теперь с базы выпустят. Запрут, небось, в патруль.
        — Ну, если не запрут, приходи. Бывай!  — Стрелин хотел хлопнуть его по плечу, но воздер-
        жался от этого десантного обычая.
        Когда Алик ушел, Долан подошел к Эрику. Он собирался позаимствовать у десантника
        чистую одежду. Разведчик не рассчитывал на теплую встречу от своего командования, особенно
        теперь. Хотелось, хоть предстать перед Вернером в подобающем виде.


        За прошедшие месяцы, место первого разговора с офицером изменилось. Трава прижухла,
        на месте цветов торчали коробочки с семенами. Настроение десантника тоже заметно перемени-
        лось: теперь, на его лице застыло угрюмое выражение. Он не поглядывал по сторонам, а
        нетерпеливо прохаживался возле машины. Только за предупредительной полосой все оставалось
        по-прежнему…
        Офицер приехал минут через десять. Он не спеша вышел из броневика и остался стоять
        возле него, ожидая, пока десантник сам подойдет. Парень нехотя приблизился к нему.
        — Удалось узнать, куда Майлов все время таскается и что за представление было в штабе? -
        офицер сразу перешел к делу.
        — Нет,  — десантник поправил китель.
        — Тогда, зачем ты назначил встречу?
        — Хотел сказать, что не стану больше ни за кем «приглядывать». Ни Майлов, ни, тем более, Таил не будут заниматься ни чем, что может навредить своим. Я в этом убедился. И еще, мне
        кажется, вы используете полученную от меня информацию в своих личных целях…
        — Вот, значит, как?  — офицер как-то недобро усмехнулся.  — И давно ты пришел к такому вы-
        воду?


        — Имелось время подумать. Так что, ищите себе другого доносчика,  — парень собирался уй-
        ти.
        — Стоять!  — офицер грубо схватил его за руку.  — Мы еще недоговорили. Ты ошибаешься,
        парень, помнишь Орус? Вас подбили, при заходе на точку высадки — сделать это могли, только
        зная точной, курс захода.
        — Майлов не мог! Он жизнью рисковал, чтоб челнок посадить и подход нам расчистить, и
        Таил с ним оставался…
        — Верно, они тут ни при чем — это сделал ты.
        — Я?  — десантник переменился в лице.  — Но… я этого не делал! Вы просили уточнить, не из-
        менил ли Таил координаты и я отослал данные вам!
        — Не мне, а на тот код, который я тебе дал перед отлетом,  — уточнил офицер.  — Как думаешь, что будет, если Таил получит неоспоримые доказательства твоей вины?
        — Я не виноват, я не знал! Я пойду к «мусорщикам»…
        — Никуда ты не пойдешь! Не успеешь дойти: раньше, данные окажутся у Таила и тогда — ты
        получишь пулю в лоб, без всяких разбирательств. У генерала с подобными разговор короткий.
        Десантник чувствовал, как по спине побежали холодные струйки пота, а ноги стали ватны-
        ми. Ведь Таил и правда не станет разговаривать. Это ж надо было так попасть! Что теперь
        делать, парень не представлял.
        — Будешь сидеть смирно и выполнять то, о чем тебя просят — станешь замкомом,  — офицер
        прислонился к броневику.  — А возможно, и командиром группу 4-Х, как повернется. И поверь, Таил не так прост, как хочет казаться, так что, особо не мучайся совестью,  — десантник ничего не
        ответил.  — Молчишь? Ну, молчи,  — офицер вновь усмехнулся,  — выбора-то у тебя нет. Так что, сделаешь все так, как я скажу. Скоро будут сворачивать один секретный проект, и, вероятнее
        всего, вашу группу направят сопровождать данные, так вот: необходимо сделать так, чтоб эти
        данные забрали. Подробные инструкции получишь позже,  — офицер выпрямился.  — И не вздумай
        рыпнуться — сам знаешь, чем это закончится,  — он сел в броневик и уехал.
        Десантник долго смотрел ему в след, пытаясь унять дрожь в руках и совладать с разрас-
        тающимся комком страха.


        Последующие дни тянулись для Эрика как резиновые. Обстановка, на удивление, была
        спокойной и сейчас, Эрика это даже огорчало. Отвлечься и то не на что. Через пару дней, вернулся Майкол. Таил решил, что некоторое время, управление справиться своими силами, а то
        по базе, уже поползли слухи. Эта новость расстроила Эрика еще сильнее. Майколу он доверял
        намного больше, чем разведке. Но Таил заверил, что тот, кто сейчас там находится, не раз
        проверен, на него можно положиться, и это решение не подлежит обсуждению. Еще через пару
        дней, когда Эрик находился в патруле, к нему подошел Алик.
        — Грон приказал сменить твою группу,  — он протянул документы.
        — С чего такая радость?  — лейтенант даже не взглянул на приказ.  — Мало того, что ни одного
        задания, так еще и с патруля снимают.
        — С каких пор, у тебя такое пристрастие к патрулям?
        — С тех самых, как боевых вылетов не стало. Так за какие заслуги нам эта радость свали-
        лась?
        — Я-то откуда знаю?  — Алик пожал плечами.  — Мне приказ передал Барнон. Я с генералами
        не общаюсь, в отличие от некоторых.
        — Не ерничай — это вредно для зубов. Пошли, посты примешь,  — Эрик поправил лазерный
        автомат и направился к оружейному складу.
        — Да, Грон сказал, чтобы вы оружие не сдавали, а ты сразу к Таилу явился,  — Алик бросил
        взгляд в хмурое небо, предвещающее дождь.  — Везет тебе, а мне толкайся здесь по такой погоде.
        — Хватит ворчать. Еще неизвестно, кому везет…
        Эрик был уверен, что их намереваются куда-то отправить, иначе, не сняли бы с патруля. Да
        и приказ не сдавать оружие, тоже говорил в пользу этого.


        Энтони сидел на диване, в кабинете Таила. Он не понимал, с чего вдруг Челиону пришла в
        голову такая идея, но, по большей части, считал, что главнокомандующий прав. Таил перебирал
        какие-то документы, готовясь к отлету на Эврум. Его вызывали в Разведуправление, и он знал, что разговор предстоит тяжелый.
        — Ты не в курсе, с какого перепугу нашего главнокомандующего так осенило?  — Энтони
        внимательно следил за действиями Таила.  — Он прилетал, во время твоей отлучки, и ни словом не
        обмолвился.
        — Я знаю, что он здесь был,  — Таил даже не повернулся.  — Виделись, на орбитальной стан-
        ции.
        — А ты что там делал?
        — Уничтожил образцы,  — Таил произнес это как что-то само собой разумеющееся.  — И попро-
        сил Фелита закрыть проект. Видимо, он все же решил, что я прав.
        — Все-таки ты это сделал,  — Энтони слегка улыбнулся.  — Мне понадобилось меньше времени, что бы решиться.
        — Что?  — Таил повернулся к начальнику базы. На его лице читалось нескрываемое удивле-
        ние.  — Но я же видел бокс!
        — Не спорю, бокс на месте. А ты в него заглядывал?  — на губах Энтони сияла самодовольная
        усмешка.
        Таила не просто удивить, но ему это удалось. Сейчас, генерал сидел с таким лицом, будто
        перед ним промаршировала колонна ториан, в парадной форме.
        — Но, когда ты успел?  — наконец смог выдавить Таил.
        — Давно уже. Лет пятнадцать назад, пожалуй. Меня и так заждались,  — усмешка пропала с
        губ генерала.  — Ни к чему мне все это… — он встал.  — Единственное, чего я хочу — это узнать, кто
        та мразь, из-за которой наши жизни пошли наперекосяк. И я не уйду к звезде, пока ни найду
        этого мудака.
        Таил знал, что Энтони так и не смирился с гибелью своей невесты. Как и сам Таил не сми-
        рился с гибелью жены. Они так и жили одни, ожидая того момента, когда смогут встретиться со
        своими любимыми у звезды, и надеясь, что перед этим, отправят на тот свет «сливщика».
        В военных кругах, не принято говорить о своих потерях. Это просто не нужно. Все и так
        знают, что боль никогда не уйдет, так к чему бередить раны? И каждый жил, храня душевные
        шрамы при себе, зная, что их понимают без слов, никто из них не одинок и в трудную минуту, рядом будет друг, готовый помочь и прикрыть спину.
        — А хочешь, я скажу, где был в те пятеро суток?  — предложил Таил, опираясь локтем о сто-
        лешницу.
        — Ну, давай,  — Энтони не смог подавить заинтересованность в голосе.
        — Я летал на орбиталку, а потом на Лонгрен.


        — Так ты все-таки знаешь, где он находиться. Всегда знал,  — честно говоря, Энтони не слиш-
        ком удивило такое заявление.
        — Только не говори, что ты поражен. Но знаешь, самое интересное в этом всем то, что Чели-
        он тогда ошибся: в системе Элатрон никогда не было планеты тех, кого вы называете Темгатами.
        — В каком смысле?  — на лице Энтони отразилось искреннее недоумение.
        — В буквальном. Элатронцы и Темгаты — это две разные расы. Элатронцы очень давно
        скрыли свою планету, что бы ни быть втянутыми в войну с торианами. Тогда, планета погибала, они не смогли бы выстоять, их целью было спасти Лонгрен. Это — старя, давно забытая история.
        Ториане, вычислили Лонгрен гораздо раньше МВК и тоже были уверенны, что там находятся
        Темгаты. Элатронцы не смогли бы отбить нападение. Им была предложена помощь: перебросить
        планету и объединиться с Темгатами. Так что, по сути, теперь — это действительно одна раса.
        Таил с интересом смотрел на ошарашенное лицо Энтони, который не знал, как ему реаги-
        ровать на эту информацию.
        — Значит ты… — Таил кивнул не дослушав Энтони.
        — А кто-нибудь знает?
        — Уил кое-что раскопал, но он все сразу же уничтожил. Фелит, вроде догадывается. Я давно
        уже не отношу себя к тем, кого принято называть Темгатами. Я офицер Десантных Сил МВК и
        всегда им останусь — это самое главное.
        — Зачем ты рассказал это все мне?  — Энтони взял ручку и принялся постукивать по столу.
        — Ты же хотел знать. А еще, чтобы вы не искали их. Поверь, они не станут ни на чью сторо-
        ну. Даже я не могу сказать, к чему могут привести эти поиски. Если Темгаты захотят, они сами
        дадут о себе знать…
        Разговор прервал стук в дверь. Нужно возвращаться к делам. Группе 4-Х, поручено обеспе-
        чить безопасную транспортировку оборудования и данных, после закрытия одной из лаборато-
        рий на орбитальной станции. В этот раз, Таил не мог принять участие в задании, вместе со своей
        группой, из-за срочного вызова на Эврум. Нилион должен лететь вместе с ним, поэтому,
        руководить операцией предстояло Эрику.
        Задание не сложное: проследить за погрузкой оборудования и сопроводить его к Эвруму.
        Там, они должны встретиться с Таилом. Так же, их будут прикрывать два звена истребителей, но, как выразился генерал, случиться может любая нелепость, из-за которой все пойдет наперекосяк.
        — Так что, бдительность не теряйте, и на флотских, особо не рассчитывайте,  — напоследок
        предупредил генерал.
        — А когда мы на них рассчитывали?  — Эрик взял документы.  — Мы привыкли только на себя.
        — Ага, особенно ты. Иди, лейтенант, вылет через два часа.
        Сам генерал должен вылетать через полчаса. Ему сильно не нравилось, что он не сможет
        лично контролировать закрытие проекта 4Х, но выбора не было.
        На задание, группу провожал Энтони. Он отдал Эрику разрешение на доступ. Оно являлось
        единовременным и теряло силу, после завершения операции. Подозрения Эрика, что на этой
        станции находится что-то действительно важное, усилилось. Но он ничего не спрашивал,
        понимая, что никто не станет ему объяснять.
        — И вот еще что,  — Энтони осмотрелся. Они стояли возле челнока, готового к старту, и было
        видно — генерал не хочет, чтобы его слышал кто-то посторонний.  — Я выбил для тебя немного
        больше доступа, чем требуется для этого задания. Это для того, чтобы ты смог уничтожить все
        данные и оборудование, если появится угроза, что они попадут в руки врага.
        — Генерал, если этот проект имеет такую ценность, почему его закрывают?  — после такого
        указания, Эрик стал понимать еще меньше, чем раньше.
        — Скажем так, не смогли решить некоторые моральные аспекты. Но ториан подобное вряд
        ли будет интересовать. Все, отправляйтесь. Удачи вам!  — Энтони хлопнул лейтенанта по плечу.
        Эрик отдал честь и поднялся на челнок. Раньше, Энтони не проявлял к нему такого внима-
        ния, да и сталкивались они не так уж часто, если признаться. Из Энтони получился хороший
        начальник базы, можно сказать — идеальный. И не с точки зрения командования, а по мнению
        солдат. Он был в меру строг, не орал и не брызгал слюной по поводу и без него, мог даже
        прикрыть глаза на некоторые мелкие нарушения, но, между тем, ни у кого не возникало желания
        сесть на голову и свесить ноги. Отношения с подчиненными, Энтони строил на взаимном
        уважении, не гнушался обществом солдат, часто, лично провожал команды на вылет, а бывало, отправлялся вместе с ними. Но все знали: генерала не стоит выводить из себя — это плохо
        закончится.


        На орбитальной станции, группу встретил майор разведки. Он проверил доступ и провел
        идентификацию личности по генкоду.
        — Хочу сразу расставить все по своим местам,  — произнес майор, шагая по запутанным кори-
        дорам станции.  — Вы занимаетесь охраной и не суете нос, куда не просят. Лейтенант, вам дали
        слишком большой доступ. По-моему, это лишнее. Так что, выполняйте мои приказы и не
        пытайтесь узнать больше, чем вам положено.
        — Начнем с того, что никто не сообщал мне, что группа поступит в ваше распоряжение,
        майор,  — возразил Эрик.  — В документах, об этом не идет речи. Я внимательно их изучил. Нам
        глубоко наплевать, чем вы тут занимались, и почему вас свернули. Выполнять ваши приказы — я
        не буду. Мне даны указания, и я намерен придерживаться их. Можете считать это прямым
        неподчинением, если вам так угодно.
        — У вас на Гристоне, все такие наглые?  — проговорил майор, немного придя в себя от хамст-
        ва лейтенанта.
        — Нет, только я,  — сейчас, Эрика мало заботило, доложит майор о его поведении, или нет.
        Его волновало странное совпадение: именно на этой станции он пришел в себя и обнару-
        жил, что ничего не помнит из своего прошлого. Такое совпадение, наталкивало на мысль, что это
        связанно с исследованиями, которые здесь проводили. Но с другой стороны, кто б тогда его сюда
        направил, да еще дал расширенный доступ…
        К станции пристыковался крейсер «Симбирия» и началась погрузка оборудования. Контей-
        неры были наглухо запечатаны и на них стояли штампы Разведуправления. Десантники заняли
        позицию в стыковочном отсеке.
        — Интересно, чем тут занимались?  — старшина Рик Томин нетерпеливо перетаптывался с
        ноги на ногу.  — Вон, какую бандурину притащили, да и нас сюда не просто так кинули.
        — Не «кинули», а направили,  — поправил его Эрик.  — И вообще, не суйся не в свое дело. Нас
        не касается, чем тут занимались.
        — Лейтенант, это на крейсер,  — к ним подошел тот самый майор, который проверял доступ, и
        протянул Эрику какой-то кейс.
        — Я что, похож на грузчика?  — Эрик бросил на кейс взгляд и даже не пошевелился.
        — Мне приказали из управления, передать это лейтенанту Майлову,  — на лице майора мельк-
        нуло недовольство.  — Под личную охрану.
        — И что мне с этим делать, под «скелет» засунуть? Меня не информировали… — в этот мо-
        мент, у Эрика сработала рация. Он включил прием и, выслушав говорившего, отрапортовал: -
        Так точно, генерал, уже передали,  — Эрик протянул руку и забрал у майора кейс.  — Можете не


        волноваться, меня уже предупредили,  — заверил лейтенант генерала и отключил связь.  — Майор, долго еще?  — обратился он к разведчику.
        — Последний контейнер остался.
        Разведчик бросил взгляд на кейс. Он не знал, что в нем находится, но был рад от него изба-
        виться. Но больше всего, майора удивило то, что этот лейтенант получает приказы непосредст-
        венно от генерала. Теперь понятно, почему он отказался подчиняться ему. Майору объяснили: требовать от лейтенанта подчинения — не стоит. За безопасность, отвечает он и спрашивать, если
        что, тоже будут с него, а в обязанности майора входит лишь проследить за тем, чтобы информа-
        ция и оборудование благополучно покинули станцию. Вскоре, последний контейнер погрузили
        на борт крейсера.
        — Ну, бывай, разведка!  — бросил Эрик майору, меняя «горелку», на более легкий лазерный
        автомат, который можно удержать одной рукой. В другой, у него находился кейс с информацией.
        — Бывай, десант!  — майор проводил группу взглядом.
        Переборка закрылась, отделив крейсер от станции. Теперь, все, что происходило там, раз-
        ведчика не касалось. Он не завидовал экипажу «Симбирии», которому предстояло провести
        несколько часов с секретным грузом и охамевшей десантной группой на борту.
        В стыковочном отсеке, Эрика встретил капитан «Симбирии» подполковник Род Тронов.
        После официального знакомства, он проводил десантников к грузовому отсеку, который они
        должны охранять. Эрик критическим взглядом осмотрел переборку и систему блокировки.
        — Вы чем-то недовольны, лейтенант?  — на его лице, Тронов заметил явное неудовлетворение.
        — Есть малость,  — Эрик перевел взгляд на подполковника.
        — И чем же моя «Симбирия» не угодила нашему доблестному десанту?  — в интонации под-
        полковника звучала явная ирония.
        — Размером,  — спокойно ответил Эрик.  — Она слишком большая. В случае проникновения,
        трудно будет обеспечивать безопасность. А взломать эту переборку, вообще плевое дело…
        — Проникновения? Вы плохо представляете, что такое боевой крейсер, лейтенант,  — Тронов
        усмехнулся.  — Начнем с того, что нас прикрывают два элитных звена, еще три, находятся на
        борту, в полной боевой готовности. Да и сама «Симбирия» — это…
        — Неповоротливая махина, которой требуется уйма времени на отстыковку, разворот и на-
        ведение орудий,  — закончил за него Эрик.
        — Я вижу, вы сомневаетесь в способности флота обеспечить безопасность транспортировки,
        — подполковник начинал злиться.
        — Я — ни в коем случае. Но зачем-то же нас направили сюда.
        — Лейтенант, намекаете, что мы не вызываем доверия у командования?  — Эрик лишь пожал
        плечами в ответ.  — Ладно, пусть каждый из нас останется при своем мнении,  — примирительно
        произнес Тронов.
        Он понимал, что подобный разговор не приведет ни к чему хорошему. Ему и так придется
        следить за своими пилотами, чтобы их ни угораздило зацепить десантников, которые редко
        затрагивали флотских первыми, но с радостью цеплялись за любое неосторожное слово.
        Результат всегда был одним и тем же, а это сейчас неприемлемо.
        — Лейтенант, можете оставить кейс в сейфе, в офицерской,  — предложил подполковник.
        — Нет, спасибо,  — отказался Эрик.  — Лучше, если он будет у меня.
        — Как знаете. Если у вас нет вопросов, я вернусь к своим обязанностям.
        — Никаких. Теперь, мы сами разберемся.
        Флотский офицер ушел в рубку управления. Ему было неприятно находиться в компании
        десантников. Среди них, он чувствовал себя неуютно.
        Эрик прошелся по ближайшим отсекам и расставил посты. Сам он, вместе с Майколом и
        Лоем, остался возле грузового. Эрик прислонился спиной к обшивке и принялся изучать кейс.
        Старого образца и, судя по всему, повидал ни одну транспортировку. С одного бока, даже
        имелось несколько царапин. А вот система блокировки на нем новая, видимо, недавно заменили.
        — Что, лейтенант, любопытство гложет?  — Майкол стоял напротив, и от него не ускользнуло, какой интерес проявляет Эрик к кейсу.
        — Просто, блокировка интересная. Самому кейсу, скоро вековой юбилей, а блокировка но-
        вая. Проще другой взять, чем так мучиться.
        — Да какие же тут мучения,  — сержант убрал «Керташ4» и подошел к лейтенанту.  — Плевое
        дело,  — он осмотрел кейс.  — А сработано добротно. Кто решит вскрыть — сильно обломается.
        — И ты тоже?  — Эрик испытывающе посмотрел на Майкола.
        — Ты че, лейтенант?  — сержант перешел на шепот и бросил подозрительный взгляд на Лоя. -
        Ты же знаешь, со мной такие номера не проходят. Если хочешь влезть туда, так и скажи. Только, на кой оно тебе?
        — Грон отдал мне кое-какое распоряжение, перед самым отлетом, и потом, Таил его под-
        твердил, вот у меня и возникли некоторые подозрения.
        — Эрик, это тебе ни файлы в архиве взломать, и ни дверь на командном пункте заблокиро-
        вать,  — Майкол взъерошил волосы.  — Ты понимаешь, что за такое, вплоть до расстрела? И к тому
        же… — он кивнул в сторону Лоя.
        — Я понимаю. Но Грон приказал мне все уничтожить, в случае нападения, и я хочу знать,
        что буду уничтожать.
        — Ладно, я попробую,  — после такого сообщения, Майкола тоже стало терзать любопытство.
        — Если ты заставишь Лоя держать язык за зубами.
        — Не вопрос,  — Эрик подошел к скучающему снайперу.  — Слушай, Лой, ты ведь вчера снова в
        город мотался, да еще и снайперскую винтовку забыл оставить. И дрался с кем-то.
        — Никак нет, лейтенант,  — Лой потупил взгляд. Он полагал, что его вылазка осталась незаме-
        ченной.
        — Да брось! У тебя костяшки на правой руке сбиты. Я ведь не первый день служу, а сейчас, разговариваю с тобой не как офицер, а как боевой товарищ. У тебя девушка в городе?  — Лой
        залился краской.  — Значит, девушка,  — сделал вывод Эрик.  — Если бы моя девушка была рядом, я
        бы тоже к ней бегал. Лой, я вижу, ты толковый парень, давай договоримся: я прикрою глаза на
        твои вылазки, если все будет по-тихому, а ты сделаешь вид, что ничего не видел и не слышал, о
        чем мы сейчас говорили с Майколом.
        — А о чем вы говорили?  — Лой посмотрел лейтенанту в глаза.
        — Молодец!  — Эрик хлопнул его по плечу.  — Ты это, пригляди, что б никто не нарисовался тут
        ненароком.
        — Лейтенант,  — Лой закинул винтовку на плечо,  — вы хоть скажите что там?
        — Если еще сами узнаем,  — проворчал Майкол.
        Его попытки вскрыть кейс, не приносили результата, но он продолжал упрямо ковыряться в
        системе блокировки. Основной проблемой, являлось открыть кейс не оставив следов взлома. Но, кроме отменных познаний в механике, Майкол обладал способностью вскрывать то, что надежно


        4 Огнестрельный автомат, весом 5,250кг., длинной 75см., магазин рассчитан на семьдесят патрон калибра
        3,2мм.. Оснащен подствольным гранатометом, который вмещает в себя восемь зарядов и лазерным прице-
        лом.


        заблокировано, не имея ни кодов, ни каких либо специальных инструментов. Замок уже готов
        был поддаться, и на лице сержанта появилась довольная улыбка, кода у Эрика сработала рация.
        — Лейтенант, у нас возникли неполадки с навигацией,  — сообщил подполковник Тронов. -
        Придется выходить из гипера.
        — А это обязательно?  — Эрику такая новость пришлась не по душе.
        — А сам-то, как думаешь? Ты ведь проходил курс пилотирования, должен знать.
        — Где мы сейчас?
        — Два часа до системы Агриол. Нулевая Зона.
        — Не слишком подходящее место,  — заметил Эрик.
        — Я знаю, но выбора у нас нет.
        — Подполковник, я, конечно, не спец в этом деле, но, по-моему, мы вполне могли бы дотя-
        нуть до Агриола. Я не рекомендую выход из гипера.
        — Лейтенант, я не могу оставаться в гипере. С такой поломкой, мы имеем все шансы, выйти
        ни возле Эврума, а около звезды, тебе оно надо? Не думаю. Так что, мы выходим сейчас.
        — Ладно, пусть будет по-вашему,  — он отключил рацию.  — Майкол, брось эту ерунду, потом
        продолжим.
        Эрику это все жутко не нравилось. Крейсеры, класса «Симбирия», считались самыми на-
        дежными. Они верой и правдой служили флоту МВК, внушая противнику страх. «Симбирия»
        несла на себе мощное вооружение и обладала удивительной, для своих размеров, маневренно-
        стью. До сих пор, никто не слышал о каких-то проблемах в системе навигации. Захватить
        подобный крейсер, когда он идет в гиперпространстве, просто невозможно. Там проблематично
        взять даже обычный десантный челнок, что уж говорить о такой махине. Эрик успокаивал себя
        тем, что, даже находясь в Нулевой Зоне, где поблизости нет ни планет, ни астероидных поясов, нужно обладать не малой мощью, что бы решиться пойти на абордаж «Симбирии». Но, даже
        мысли о вооружении крейсера и прикрытии истребителей, не сильно действовали. На душе
        поселилась тревога. Не оставляло предчувствие, что транспортировка не пройдет гладко.
        — Лоун, подойди ко мне,  — вызвал Эрик специалиста по подрывным работам.  — Дело есть.
        — Что-то случилось, лейтенант?  — Тилк Лоун поспешил явиться незамедлительно.
        — Еще, нет. Пошли, поработаешь немного. Вы тоже со мной,  — бросил он Майколу и Лою.
        Эрик разблокировал отсек. Внутри стояли контейнеры с оборудованием. Эрик внимательно
        все осмотрел, и пару минут постоял, прикидывая что-то в голове. Потом, приказал Лоуну
        заминировать отсек, на дистанционные ловушки. Заряды следовало расположить в верхних углах
        внешней переборки. Лоун бросил на лейтенанта косой взгляд, но оспаривать приказ не стал.
        Выполнив работу, он отдал офицеру пульт активации.
        — И об этом, никому,  — приказал Эрик, выйдя из отсека и блокируя дверь.  — Ясно?
        — Так точно!  — отрапортовал Лоун.
        — Возвращайся на свою позицию.
        Едва он ушел, по «Симбирии» разнесся сигнал общей тревоги. Крейсер тряхнуло. Лой не
        удержался на ногах и с размаху врезался головой в переборку. Ему повезло, что он успел закрыть
        шлем, иначе, запросто мог раскроить себе череп.
        — Тебя что, ноги не держат?  — набросился на него Эрик, забирая у Майкола кейс.
        — Извините, не ожидал,  — Лой снял винтовку с предохранителя и проверил оптику.
        — И как ты еще пулю в лоб сам себе ни пустил! Винтовку лучше на предохранителе оставь, -
        посоветовал Майкол.
        — А потом время терять? Нет уж!
        Лой любил свое оружие. Эрик успел заметить, что с винтовкой в руках он резко менялся.
        Из ветреного мальчишки, Лой превращался в настоящего профессионала, снайпера от рождения.
        У него была винтовка STLV-500, оснащенная прицелом TI-8. Она имела дальность выстрела 1,7
        километра. Ее масса составляла 7,2 килограмма, а длина 83 сантиметра. На данный момент, STLV-500, считалась второй по надежности, после «Тайвер-С1»., которая и стояла на вооруже-
        нии только у спецподразделений.
        Лой осмотрелся по сторонам, но в тамбуре, между двумя отсеками, занять хорошую снай-
        перскую позицию, просто негде. Крейсер вновь тряхнуло. О том, что идет перестрелка,
        догадаться не составляло труда. На связь с Эриком выходил Томин и интересовался обстановкой, но лейтенант мог ответить лишь то, что если на борт проникнут ториане, им сразу же станет об
        этом известно. Десантники нервничали. Каждый залп орудий «Симбирии», отдавался легким
        толчком. Неожиданно, монотонный компьютерный голос оповестил, что в отсеке 8-35,
        произошла разгерметизация.
        — Это далеко от нас?  — Лой взял оружие наизготовку, полагая, что теперь в любой момент
        может появиться неприятель.
        — Через два отсека,  — Эрик отдал приказ, всем встать на оборону грузового отсека.
        Сканер показал наличие врага, в соседнем отсеке. Судя по данным — это абордажная группа
        из тридцати ториан. Их цель вполне ясна, вот только сражаться на крейсере — дело сложное и
        малоприятное. Да и кейс в руках, не облегчал задачу.
        — Майкол, Дейв, прикроете меня!  — распорядился лейтенант, открывая дверь грузового отсе-
        ка.
        Он намеревался поместить туда кейс с документами, но его планы нарушили пятеро тори-
        ан, находящиеся внутри. В переборке между двумя отсеками, была вырезана дыра, через
        которую они и проникли вовнутрь. Стало ясно, что первая группа является всего лишь отвле-
        кающей. Эрик выстрелил в того, кто находился ближе всего к нему, но торианен успел увернуть-
        ся и спрятаться за одним из контейнеров. Лазерный разряд прошел по креплению. Оно выдержа-
        ло, но контейнер, все же, немного накренился. Ториане открыли ответный огонь. Майкол
        поспешил на подмогу лейтенанту. Из соседнего отсека, ворвалась абордажная команда.
        Десантники оказались зажаты, и Эрик отдал приказ отходить в грузовой отсек.
        Ториане поспешили за своим противником. Им нужны данные, и они готовы получить их
        любой ценой. На их стороне — численное преимущество, зато десантники не заботятся о
        сохранности того, что должны защищать.
        — Майкол, блокируй отсек, я прикрою!  — бросил Эрик сержанту, отстреливаясь от неприяте-
        ля.
        Сержант поспешил выполнить приказ. Всем было ясно, что они должны выйти победите-
        лями, либо, не выйти вообще.
        Лой сумел занять позицию на контейнерах, сложенных в дальнем углу. Обзор не очень
        хороший, но это лучше чем ничего. Он попытался отыскать у неприятеля старшего офицера, но
        обнаружил, что на «скелеты» ториан не нанесены знаки различия. Тогда, он открыл огонь по тем
        торианам, которые находились в зоне обстрела. Поняв, что работает снайпер, враг поспешил
        скрыться за контейнерами. Двое открыли по Лою ответный огонь из автоматов. Отходить
        снайперу было некуда. Единственное, что он мог сделать — это вжаться в контейнер и продол-
        жать выполнять свою работу, надеясь, что его не оставят без прикрытия.
        Одного из ториан, пытавшегося достать Лоя, убрал Майкол. Второму, надоело возиться со
        снайпером, и он сменил автомат на плазменную винтовку. Выстрелить торианен успел только
        один раз. Его скосила автоматная очередь, выпущенная Эриком. Плазменный заряд попал в


        крепление, удерживающее контейнеры, и они стали заваливаться. Лой, матерясь, включил
        антигравитатор, что бы ни рухнуть, вместе с контейнерами. Эрик, ели успел отскочить в сторону, а вот двоим торианам, повезло меньше — их придавило. В рации звучал настойчивый голос
        подполковника Тронова:
        — Лейтенант, ты что, оглох?
        — Да слышу я!  — недовольно отозвался Эрик.  — Что у вас?
        — Ториане проникли на крейсер. Одним вселенским демонам известно, как им это удалось.
        Они пытаются пробиться в офицерскую!
        — Сколько их?
        — Восемь… — послышалось несколько хлопков.  — Уже шесть.
        — Повезло вам, у нас тут еще десятка два… — Эрик резко развернулся и выстрелил в ториа-
        нена, который пытался подойти к нему сбоку.
        — Ладно, разберемся сами,  — подполковник отключил связь, поняв, что десантникам не до
        него.
        Эрик услышал, что кто-то пытается подойти к нему сзади и с разворота въехал подкравше-
        муся неприятелю кейсом по шлему. Торианен отлетел и, ударившись о переборку, сполз на пол.
        Эрик выстрелил ему в грудь из лазерного автомата, индикатор которого, показывал, что скоро он
        откажет из-за перегрева. Лазерный автомат образца LSK-504RF, был поставлен на вооружение
        всего пару месяцев назад. Его главным недостатком, являлся перегрев, в остальном, это оружие
        можно назвать совершенным. Самовосстанавливающийся энергоресурс, довольно хорошая
        дальность и мощность, но вот перегревался он, как всегда, в самый неподходящий момент.
        Эрик хотел сменить его на автомат «Керташ», но рядом прошла очередь из бронебойных
        патрон. Он вытащил меч, который сейчас гораздо надежней, так как не требовал перезарядки.
        Лейтенант начал подбираться к стрелявшему, стараясь держаться за контейнерами. Резкий удар
        прикладом в спину, сбил его с ног. Эрик упал на колени. Второй удар пришелся в основание
        шлема, туда, где находились нейронные соединения, отвечающие за передачу сигналов мозга в
        электронику «скелета». В висках застучала кровь, в ушах зазвенело, а перед глазами все
        поплыло, и он почувствовал, как у него из рук вырвали кейс. Эрик тряхнул головой, чтобы
        прийти в себя. Он не понимал, почему его просто ни пристрелили, имея такую возможность. Но
        сейчас, важнее не дать врагу уйти с информацией, чем разбираться с мотивацией ториан. Эрик
        быстро осмотрелся. Преимущество, по-прежнему, не на их стороне.
        После того, как завалились контейнеры, Лой успел зацепиться за погрузочный крюк, сви-
        савший с потолка. Крюк был довольно большой, и он умудрился усесться на нем верхом, но, чтобы ненароком не свалиться, Лою пришлось пристегнуться за крепление для холодного
        оружия. Снизу его прикрывал Майкол, и он довольно уверенно чувствовал себя на новой
        позиции. Да и обзор отсюда намного лучше.
        Майкол старался не давать торианам подойти к снайперу, который доставлял им массу
        хлопот. Он еще ни разу не промахнулся и ложил свои цели с первого выстрела, не растрачивая
        патроны напрасно. Один из ториан сумел подойти к Лою со спины и открыл огонь из лазерного
        автомата. Майкола, в это время, зажали двое неприятелей, поливая автоматными очередями, из-
        за завалившихся контейнеров. Сержант упал на пол и перекатился в сторону, уйдя с зоны
        обстрела, и только тут заметил, что по снайперу открыли огонь. Он поднялся на одно колено.
        Торианен находился совсем рядом, и двух выстрелов стало достаточно, что бы он рухнул
        замертво. Но перед этим, он все же успел зацепить Лоя. Поймав два лазерных разряда в спину, снайпер не только умудрился удержаться на своем крюке, но и не выронил винтовку.
        Получив то, что им нужно, ториане стали предпринимать попытку уйти, но Эрик не наме-
        ревался отпускать их с информацией.
        — Внимание, всем покинуть отсек!  — приказал лейтенант.
        — Как покинуть? Они же уйдут… — попытался возразить старшина Дейв Самерс.
        — Это приказ, выполнять немедленно!  — прикрикнул Эрик.
        — Лейтенант, Лой ранен,  — доложил Майкол.
        — Забирайте его, и марш отсюда!
        Пока Майкол снимал Лоя, Эрик разблокировал переборку.
        — Эрик, ты что хочешь делать?  — Майкол пробрался к выходу, волоча на себе снайпера.
        — То, что мне приказали. Пошел вон!
        — Нет,  — он передал Лоя Дейву.  — Я останусь с тобой.
        — Тогда, две «нейрушки5», в этот и тот угол, живо!
        Майкол выполнил приказ. Сам Эрик активировал несколько плазменных гранат и отправил
        их к дыре в переборке, к которой рванули ториане, и нажал на кнопку активации установленных
        ловушек. Они вылетели из грузового отсека и заблокировали переборку.
        — В соседний отсек, живо!  — скомандовал лейтенант.
        Едва за десантниками закрылась очередная переборка, прогремел мощный взрыв. Уже зна-
        комый компьютерный голос сообщил, что из-за серьезных повреждений в отсеках 7-12 и 7-13, они будут блокированы, во избежание полной разгерметизации.
        — Лейтенант, вы что натворили!  — Рик Томин убрал шлем. На его лице читалось искреннее
        недоумение.
        — Выполнил приказ,  — Эрик тоже открыл шлем.  — Имеются возражения?
        Томин не успел что-либо ответить. Боковая переборка открылась, и вошел Тронов, в со-
        провождении двух пилотов. Он был явно недоволен, но Эрик не стал ждать, пока подполковник
        начнет обвинять его во всех бедах.
        — У нас раненый,  — он убрал оружие.
        — В медотсеке ему окажут помощь. У нас хорошие специалисты,  — Тронов окинул взглядом
        десантников, заляпанных вражеской кровью.
        — У нас свой врач. Просто, предоставьте ему все необходимое.
        — Как знаете,  — подполковник повернулся к пилотам.  — Бир, проводи.
        — Рик, поможешь Горду,  — распорядился Эрик.
        Томин и Джилис подхватили Лоя и направились за пилотом. Снайпер находился в полусоз-
        нательном состоянии, но все равно продолжал сжимать винтовку. Майкол хотел забрать ее, но
        эта попытка закончилась тем, что Лой еще крепче вцепился в оружие.
        — Подполковник, можно ли как-нибудь попасть в заблокированные отсеки?  — поинтересо-
        вался Эрик, когда раненого увели.
        — Конечно,  — Тронов невесело усмехнулся,  — теперь, в них можно попасть прямо из космоса.
        — Хорошо, так я и сделаю.
        — Лейтенант, вашим солдатам требуется отдых, я отдам приказ, что бы их расположили, а
        нам нужно побеседовать. Давайте, вы осмотрите творенье своих рук после,  — предложил Тронов.
        — Нет, я сделаю это сейчас. А солдаты, пусть отдыхают, они мне там не нужны. Самерс, ты
        за старшего,  — Эрик окинул команду строгим взглядом.  — И смотрите у меня, без всякого!
        — Ага,  — усмехнулся Дейв, — это ваша привилегия.


        5 Нейтронные гранаты.


        — Старшина, ты у меня договоришься!  — прикрикнул на него Эрик.  — Тебя, насчет «всякого», особо касается! Можете быть свободны,  — солдаты отдали честь и направились за вторым
        пилотом.
        — Я выделю вам сопровождение,  — Тронов направился к стыковочному отсеку.
        — Не стоит,  — Эрик шел рядом с ним.  — Я сам справлюсь. У меня есть опыт выхода в космос.
        — Ваше дело. Только, как закончите, зайдите в офицерскую.
        Лейтенант кивнул и, закрыв шлем, проверил герметичность «скелета». Проникнуть в грузо-
        вой отсек, действительно не составило труда. Дыра была такой, что в нее мог пройти небольшой
        глайдер. Соседний отсек, тоже сильно пострадал. Весь груз уничтожен окончательно и
        бесповоротно. Эрик в этом не сомневался. Обломки контейнеров и оборудования, болтались в
        открытом космосе возле корабля. Их уже начали собирать, видимо, Тронов хотел предоставить
        командованию хотя бы груду металлолома. Но вряд ли управление обрадуется такой «хозяйст-
        венности». Эрик попытался найти кейс с документацией. Он сам не понимал, зачем это делает.
        Информация не могла уцелеть. То, что совсем недавно являлось кейсом, дрейфовало вместе с
        другими обломками. Эрик без труда поймал кусок оплавленного металла и вернулся на крейсер.
        Странно, но ручка на нем сохранилась.
        Лейтенанта всегда поражали подобные вещи. Бывало, разворотит взрывом дом, и останет-
        ся от него дверная коробка, и кусок стены, и стоит ведь зараза. А на стене, еще картина будет
        висеть, да и к тому же, даже не опаленная…
        Подполковник, ждал его в офицерской. Он пытался навести там некоторый порядок. Судя
        по виду, торианам все же удалось проникнуть внутрь. На обшивке и мебели остались следы от
        пуль и лазерных разрядов. Заметив, что кто-то вошел, Тронов бросил собирать с пола разбросан-
        ные документы, сел в кресло и предложил присесть лейтенанту. Эрик поднял перевернутый стул
        и устроился напротив флотского офицера.
        — Может, хотите выпить?  — Тронов кивнул на стоявшую на столе бутылку с кростом6.
        — Нет, спасибо, я воздержусь,  — отказался Эрик.
        — Я вижу, у тебя четкая неприязнь к флоту,  — Тронов наполнил стакан наполовину.  — Отка-
        зался от помощи наших врачей, даже пить с флотским не хочешь. Ну, что ж, твое право,  — он
        сделал небольшой глоток.  — Такие отношения, между нашими родами войск, ни для кого не
        секрет. А мне, после всего, что сегодня произошло, нужно успокоиться. Для вас — это боевые
        будни, а мне раньше не приходилось, вот так, в упор. Да и последствия не самые приятные: груз
        уничтожен, крейсер поврежден, ни скажешь, как так получилось?
        — А вам ни кажется, что это я должен задавать подобные вопросы? Вы, подполковник, ут-
        верждали, что подойти к «Симбирии» не возможно, что нас прикрывают два элитных звена, где
        ваши звенья были?
        — Вы обвиняете мой экипаж в некомпетентности?  — Тронов отодвинул стакан.  — Сами вы,
        тоже не справились. Вся информация уничтожена.
        — Ошибаетесь. Я полученный приказ выполнил — информация не попала в руки ториан.
        — Так ты что, специально?  — Тронов чуть ни поперхнулся.
        — А лучше, если б ториане ушли с информацией? К тому же, я выполнял приказ генерала
        Энтони Грона, который после, подтвердил генерал Коинт Таил, вы считаете, что они приняли
        опрометчивое решение?
        — А дырявить крейсер, кто вам приказывал?
        Эрик хотел сказать, что он всегда знал — флот туго соображает, но вовремя сдержался.


        6 Слабоалкогольный напиток, настаиваемый на травах, успокаивающе действует на нервную систему.
        — Подполковник, вы либо переоцениваете мощность наших зарядов, либо ваш крейсер -
        бумажный. Не могли мы так его разворотить. Спросите об этом своих пилотов. А заодно о том, как они умудрились подпустить абордажную группу. Если бы они справились со своей работой, мне не пришлось бы выполнять свою,  — Эрик встал.  — Если у вас больше нет вопросов, я схожу, узнаю как мой снайпер.
        — Еще один. Ты знал, что там было?
        — Нет,  — честно признался лейтенант.  — А вы?
        — Лейтенант, если командование не поставило в известность о содержимом того, кому дове-
        рило охрану, что уж говорить обо мне?
        Эрик отдал честь и вышел. Он был не рад, что информацию пришлось уничтожить, по
        крайней мере, до того, как ему удалось заглянуть в кейс. И самое обидное, что не хватило всего
        пары минут. Возможно, он смог бы узнать что-то о себе. Но теперь, ничего изменить уже нельзя.
        Размышления лейтенанта прервал разговор на повешенных тонах, доносившейся из-за угла. Он
        ускорил шаг и за поворотом обнаружил Дейва, который все же не удержался от потасовки.
        Старшина хотел узнать, как чувствует себя Лой, но не смог найти медотсек самостоятельно
        и решил спросить у проходившего мимо пилота.
        — Не подскажешь, как в медотсек пройти?  — довольно вежливо поинтересовался он.
        — Что, с ориентацией туго?  — усмехнулся пилот.
        — А мне изучать планировку вашей посудины, было некогда,  — Дейв старался сохранять
        спокойствие.  — Мы с ребятами ваши косяки исправляли. Наш лейтенант предупреждал, что
        выходить из гипера не стоит, но вы, вместо того, что бы подумать, предпочитаете тупо следовать
        предписаниям.
        — А ты ответь тогда на такой вопрос: почему на крейсере начались неполадки, после того, как мы взяли на борт вашу группу?  — не замедлил с ответом пилот.
        — Ты на что намекаешь, присос орбитальный?!  — Дейв схватил пилота за грудки и прижал к
        переборке.  — Да я тебя размажу!
        — Отставить!  — неожиданно раздался рядом голос Эрика. Дейв, с явной неохотой, отпустил
        пилота и обернулся.  — Старшина, я тебя предупреждал?
        — Так точно!  — отрапортовал Дейв.
        — По возвращению, сутки ареста,  — объявил Эрик.
        — Но, лейтенант, он же… — предпринял попытку все объяснить Дейв, но Эрик не стал его
        слушать.
        — Еще сутки, за пререкания со старшим по званию. Хочешь еще что-то сказать?
        — Никак нет!
        — Какие-то проблемы?  — к ним подошел Тронов.
        — Уже, никаких,  — Эрик бросил на Дейва строгий взгляд.
        — И все же?  — Тронов осмотрел пилота, поправлявшего помятую форму.  — Бир, ты опять за
        свое?
        — Подполковник, я просто высказал свои соображения!  — Бир вытянулся по стойке смирно.
        — Соображать нужно было во время боя! Марш в офицерскую, я там с тобой поговорю!
        Пилот отдал честь и спешно удалился. Тронов пошел вслед за ним. Эрик отправил Дейва к
        остальным и велел носа не показывать, пока они ни пристыкуются, а сам, направился в медотсек.
        Лою уже завершали курс регенерации. Ранения оказались не серьезными — разряды прошли
        вскользь. Вскоре вышел Джилис и сообщил, что все в порядке: Лой в сознании и с ним можно
        поговорить. Эрик вошел в палату. Лой сидел на койке.
        — Ну, с боевым крещением,  — Эрик стал напротив снайпера.


        — Спасибо, лейтенант,  — Лой улыбнулся.  — Но лучше бы, я обошелся без него. А вы это,
        больше не пытались?  — робко поинтересовался он.
        — Теперь, попытаться уже не выйдет. Я все уничтожил, чтоб этим выродкам не досталось.
        Не смогли бы мы их сдержать, пришлось гранатами дело закончить…
        — А ребята как?  — Лой понимал, что после такого, точно ничего не сохранится.
        — Нормально. Дейв хотел к тебе зайти, но по дороге, схлопотал двое суток и пошел обратно.
        Ты здесь еще поваляешься?
        — Если можно, я ко всем. А то, тоже пару суток заработаю.
        Эрик помог ему подняться. Оставлять снайпера среди пилотов, без присмотра, действи-
        тельно чревато последствиями.
        До орбиты Эврума они добрались без происшествий. Пилоты, старались держаться на рас-
        стоянии от десантников. Очевидно, подполковник провел с ними разъяснительную беседу. Он
        понимал, что за проникновение на борт «Симбирии» врага, отвечать придется именно ему, и
        лишних проблем не хотелось.


        
        ГЛАВА 6
        На орбитальной станции, группу ждал Коинт Таил. О случившемся, ему уже доложили, и
        теперь он хотел лично оценить масштабы ущерба и поговорить с Эриком. Таил распустил
        команду, а сам с Эриком прошел в выделенную ему каюту на орбитальной станции. Генерал
        внимательно выслушал отчет лейтенанта и бросил взгляд на останки кейса. Почему-то, Эрику
        показалось, что он даже рад такому повороту событий.
        — И что ты думаешь, по этому поводу?  — Таил, по своему обыкновению, повернулся к столу
        боком и закинул ногу на ногу.
        — Кто-то из команды «Симбирии» должен был помогать торианам,  — высказал свое мнение
        Эрик.  — Они точно знали, где груз, да и навигационная система не сама по себе накрылась — это
        спланированная операция. А чтобы вывести навигацию из строя, нужно иметь к ней доступ.
        — А почему ты думаешь, что никто из наших не мог этого сделать?  — Таил облокотился о
        столешницу.
        — Да вы что, генерал!  — подобное предположение ошарашило Эрика.  — Неужели вы думаете,
        что кто-то из команды мог вот так… Подставить под удар своих, как же можно? Да и кто б
        пустил десантника в рубку управления?
        — На самом деле, для этого не нужно находиться в рубке. Есть несколько способов вывести
        систему из строя дистанционно, правда, все равно нужно находиться на борту. Я тебя потом
        научу, может пригодится. Мне один хороший спец показал, давно это было… Но, сейчас не об
        этом. Ты постоянно мог всех контролировать?
        — Нет. Все время, у меня на глазах были только Лой и Майкол. Да я как-то и не старался…
        — Попросить сканирование, что ли,  — задумчиво, будто про себя, произнес Таил.  — Хотя, без
        толку это все. Если б оно что-то давало, «сливщика» давно бы нашли.
        Он прекрасно помнил, как после гибели Корэллы, сканирование проводили всем, кто имел
        хоть малейший доступ к кодам, и даже некоторым из тех, кто его не имел, но результата это не
        принесло.
        — Ты, лейтенант, не думай, что у меня паранойя,  — Таил посмотрел Эрику в глаза.  — Обста-
        новка такая, что приходится каждого подозревать. Ты даже не представляешь, что держал в
        руках.
        — Так скажите. Теперь ведь все равно.
        — Много знать — вредно,  — вынес вердикт Таил.  — Тем более, в таких делах, «все равно» не
        бывает. Ты поспрашивай у ребят осторожненько, кто куда отлучался, чем занимался. Только, не
        говори в чем дело, что б ни обидеть зря. И лишнего ни с кем не болтай. Сейчас, мы можем
        исключить только Майкола, Нилиона и Лоя.
        — Генерал, я все равно считаю, что никто из наших не мог.
        — Я буду надеяться, что ты прав. За что Самерсу двое суток?
        — За драку и пререкания.
        — Если бы тебя закрывали за пререкания, ты бы ничего, кроме камеры, не видел. Хватит с
        него и сутки за драку.
        — Так он же при флотских начал,  — пояснил Эрик.  — Ладно бы, один на один, или при своих, а
        так…
        — Тогда, другое дело,  — согласился генерал с решением лейтенанта.  — А то совсем распояса-
        лись. Ладно,  — Таил встал,  — пошли, посмотрим, чего вы там наворотили…
        Выходя, генерал бросил задумчивый взгляд на видневшийся в иллюминаторе Эврум. Разго-
        вор с Нотэлом действительно получился тяжелым. Нотэл вызвал Таила по нескольким причинам.
        Он долго расхаживал по кабинету, не зная с чего начать. Ему пришлось отстранить Долана от
        задания. Официально, Эрик не имел к нему никакого отношения, и поэтому, все шишки
        повалились на разведчика.
        — Да как же так можно было?  — наконец дал выход возмущению Нотэл.  — Нужно же пони-
        мать! А еще додумались — в лесу закопать!
        — Они уже получили от меня,  — Таил спокойно наблюдал, как Нотэл мечется по кабинету. -
        Тем более, я тебя предупреждал, что не следует туда никого направлять без моего ведома. Но
        управление ведь знает все лучше других…
        — Знаете, генерал, до того, как Долан ни начал работать с Майловым, ничего подобного за
        ним не наблюдалось. Вы только представьте: два офицера МВК, ночью, на малоразвитой
        планете, закапывают торианские трупы в лесу! Позор для формы!
        — Так они не в форме были. Жаль, ты не видел, какими красавцами они явились на базу, -
        Таил не смог сдержать улыбку, представив то, что описал Нотэл.  — От них ребята шарахались.
        — Не смешно, генерал,  — обиженно произнес Нотэл, садясь в кресло.
        — Ну, это смотря с какой стороны. Нотэл, ты же меня не только для этого позвал, да еще так
        срочно,  — улыбка пропала с лица Таила.  — Я сейчас предпочел бы находиться со своей группой.
        — Я знаю. Генерал, за вас хотят взяться серьезно. Я пытаюсь этого не допустить, но нам
        нужно преимущество. Терпение Челиона на исходе. Скажите, где технологии, и все от вас
        отстанут.
        — Какие технологии? Я не понимаю о чем ты. Я поделился всем, что у меня имелось, еще
        тогда.
        — Генерал, ну я же знаю, что это не правда. И Челион знает. Может, хватит морочить голо-
        ву? Все эти игры плохо закончатся.
        — Не дави на меня, Нотэл!  — тон генерала резко изменился.  — Ты же знаешь — это бесполезно.
        Что вы сделаете? Проведете сканирование? Вперед и с песней! Уже пробовали. Но если ты так
        настаиваешь, я тебе скажу: да, у меня есть технологии Темгатов, более того, я знаю где сейчас
        находится Лонгрен, только, ни хрена вы не получите, пока я ни буду уверен, что данные не
        попадут в руки ториан. Тебе ясно?
        — Генерал, но мы ведь можем и сами поискать.


        — Почему же до сих пор не искали? А если возникло такое желание, можете попробовать.
        Только зря ты думаешь, что сможешь найти что-то на орбитальной станции — там вас будет
        ждать большой сюрприз. Так что, лучше займитесь поисками «сливщика»,  — Таил встал.  — И еще,
        — он пристально посмотрел на разведчика, и от этого взгляда, Нотэлу стало не по себе.  — Не
        вздумай еще раз оторвать меня от дел, по этому поводу. У меня и без вас забот хватает. Я ведь
        могу просто уничтожить все к Акриковой матери. Уяснил?
        — Так точно!  — по старой привычке отрапортовал генерал.
        — Вот и хорошо,  — Таил вышел.
        Нотэл тяжело вздохнул. Разговор не задался, и обернулся совсем не так, как ему было нуж-
        но.
        Выйдя от Нотэла, Таил связался с Нилионом и приказал подойти на взлетно-посадочную
        площадку. Когда он подошел туда, то обнаружил лейтенанта в компании молодой небарианки.
        На ней была форма со знаками Разведуправления.
        Нилион столкнулся с ней, когда шел к челноку. Небарианка, судя по всему, очень торопи-
        лась и, не заметив лейтенанта, просто налетела на него. Из ее рук выпала папка и по покрытию
        разлетелись документы.
        — Извините, я вас не заметила,  — она принялась собирать листки.
        — Честно говоря, я тоже не смотрел, куда иду,  — Нилион наклонился, что бы помочь ей.
        Он не понимал, зачем понадобился здесь Таилу. Генерал всего-то попросил его отнести
        какие-то документы полковнику Вернеру, а с генералом Телианом, разговаривал сам. И, судя по
        интонации, разговор не удался.
        — Меня зовут Нилион Харистит,  — представился лейтенант, протягивая бумаги.
        — Значит, это вам,  — небарианка сложила документы в папку и отдала ее Нилиону.  — Я — Сти-
        ла Дейлит, адъютант генерала Телиана. Я вас раньше здесь не видела.
        — Я с Гристона,  — Нилион покрутил папку в руках.  — Сопровождаю генерала Таила.
        — Странно, раньше он всегда один прилетал. С чего это вдруг с сопровождением?
        — Не знаю,  — Нилион пожал плечами. Из-за угла показался Таил.
        — А вот и ваш командир,  — заметила Стила.  — Ну, мне нужно идти. Еще увидимся, лейтенант.
        Она отдала честь и направилась к управлению. Нилион долго смотрел ей в след и из оцепе-
        нения его вывел голос Таила.
        — Эй, лейтенант, вернись к реальности и топай на челнок.
        — Извините, генерал, задумался,  — Нилион перевел взгляд на Таила.
        — Я заметил,  — генерал направился к кораблю.
        — Генерал, мне тут передали какие-то документы,  — сообщил Нилион, поднимаясь по трапу.
        — Ты ни смотрел что там?
        — Нет.
        — Ладно, давай сюда,  — Таил забрал у него папку.  — Садись за штурвал. Курс на третью орби-
        тальную, наши там должны пристыковаться.
        Таил, долго изучал, в офицерской каюте, содержимое папки и никак не мог понять, почему
        все это отдали Нилиону. На что делался расчет? Когда они пристыковались, он тут же вызвал его
        к себе.
        — Кто приказал передать это?  — Таил указал на папку.
        — Генерал, я не уточнил,  — такой вопрос застал Нилиона врасплох.
        — Значит, на то, что бы заигрывать с адъютантом, у тебя ума хватило, а вот узнать от кого
        документы — нет.
        — Она представилась адъютантом генерала Телиана, вот я и предположил…
        — Нил, никогда не действуй, исходя из предположений,  — посоветовал Таил.  — Какими логич-
        ными они бы ни казались. Доверяй только неоспоримым фактам, которые ты сам проверил.
        Однажды, исходя из предположений, я чуть своему другу пулю в лоб ни пустил.
        — С этими документами что-то не так?  — осторожно поинтересовался Нилион.
        — Как сказать. Их просто не должно существовать. Ты взгляни, не стесняйся,  — Таил придви-
        нул к нему папку.
        Лейтенант долго изучал ее содержимое. Половину, он до конца не понимал, во вторую по-
        ловину, просто не хотел верить. Все это казалось ему каким-то бредом.
        — Генерал, и как это понимать?  — Нилион захлопнул папку и перевел на Таила недоуменный
        взгляд.
        — Буквально, как же еще. Хочу предупредить сразу: Майлов об этом не знает, и говорить
        ему, пока, не стоит.
        — Почему это отдали мне?
        На этот вопрос, Таил, лишь пожал плечами. Ему самому очень хотелось бы это знать.
        — Зачем вы мне показали?
        — Ты вляпался, Нил,  — констатировал факт Таил.  — Раз ты держал это в руках, уже не дока-
        жешь, что не видел содержимое. Лучше уж тебе быть в курсе. Сам видишь, насколько это
        серьезно.
        Разговор прервал писк рации. Таилу сообщили, что на «Симбирию» совершено нападение.
        Захватить информацию торианам не удалось по той простой причине, что действиями лейтенан-
        та Майлова, она полностью уничтожена, вместе со всем оборудованием. Такая новость, даже
        обрадовала Таила. По его мнению, так лучше всего.
        Генерал не упустил случая лично взглянуть на последствия попытки ториан захватить то,
        что им не принадлежит. Глядя на останки оборудования, Таил подумал, что будь Стенга жива, она придушила бы Эрика. Дай ему волю, и половина освоенного космоса, наверное, выглядела
        бы так же, как этот грузовой отсек.
        Но Таил и сам не раз ловил себя на мысли, что будь у него доступ к орбитальным пушкам, он не задумываясь применил бы их. Потому, и не перешел в управление. Не захотел подвергать-
        ся соблазну. А разведка опять останется недовольна. Но Таилу плевать на это. Нотэл теперь не
        скоро решится вызвать его. Ему еще предстоит переварить последнее заявление.
        — Красавчик!  — генерал обернулся к Эрику и хлопнул его по плечу.  — Нечего сказать!
        — Так вы же сами приказали,  — напомнил Эрик.
        — Помню. Вот и говорю — красавчик! Если что-то нужно разворотить — это точно по твоей
        части,  — Таил еще раз хлопнул Эрика по плечу, и покинул грузовой отсек.
        Эрик так и не смог понять, говорит генерал серьезно, или с издевкой.
        — Нил, как его понимать?  — обратился он к Нилиону, который рассматривал последствия боя.
        — Как, как… буквально,  — небарианин перевел взгляд на Эрика.
        Пробоину в борту, успели заделать, «на скорую руку», и восстановить герметизацию. Те-
        перь, «Симбирию» нужно отгонять на Телорн, для ремонта.
        — Лучше скажи, как вам удалось такую дыромаху в борту проделать?
        — А хрен его знает. Не мы это. Не могли восемь гранат так все разворотить. Ну, и Лоун еще
        пару зарядов установил…
        — Сколько? Эрик, по-моему, вы перестарались.
        — Нормально. Таил вон, доволен, неизвестно чем, остался. А вас, зачем в управление вызы-
        вали? Какие-то странные вы оттуда вернулись.


        Эрик заметил, что во взгляде Нилиона что-то изменилось. Появилась какая-то озабочен-
        ность, будто его что-то очень сильно тревожит.
        — А меня туда никто не вызывал,  — небарианин еще раз окинул взглядом отсек.  — Я не знаю, ради чего генерал меня потащил. Лучше бы я с вами, вам весело было…
        — Не то слово!  — усмехнулся Эрик.  — Пошли отсюда, меня этот крейсер, уже достал.
        Лейтенант направился к выходу. Он ожидал, что по возвращению на базу, Таил все же уст-
        роит ему взбучку, но этого не случилось. Генерал распустил команду и направился в штаб. Он
        хотел поговорить с Энтони, по поводу всплывших документов. По его сведениям, эти данные, были уничтожены несколько лет назад. По крайней мере, так утверждал Вернер. Но, до них
        могли добраться и раньше. Энтони, как и Таилу, все происходящее жутко не нравилось. Если бы
        данные оказались в руках у Эрика — это можно было бы понять, но вот причем здесь Нилион — не
        ясно.
        — Разберемся,  — Таил хлопнул ладонью по столу.  — Может, оно и к лучшему, что Нил теперь
        в курсе. Случиться может всякое.
        Энтони понимал, что случиться действительно может всякое, вот только он не понимал,
        почему Таил не хочет рассказать Эрику всей правды, или, по крайней мере, большей ее части.


        Приведя себя в порядок, Эрик отправился в бар. Там он обнаружил Алика и Авенса.
        — Как отдежурил?  — Эрик присел к ним за столик.
        — Как всегда,  — Алик заметил, что Эрик вернулся не слишком довольный.  — Что здесь может
        случиться. А у вас как?
        — А!  — лейтенант махнул рукой.  — Пока еще не понял. Скажу, когда реакцию Центрального
        Штаба узнаю.
        — Наши генералы выглядят довольными, а вот Нил, тоже вернулся какой-то странный, -
        заметил Авенс.
        — Я понятия не имею, чего радостного можно найти в том, что сегодня произошло, и что
        озадачило Нилиона — тоже не знаю,  — Эрик вытянул под столом ноги.  — Хрень какая-то, и все…
        По реакции Таила, Эрик смог сделать только один вывод: он был в курсе этого проекта, и
        хотел, чтобы данные оказались уничтожены, и Энтони Грон тоже придерживался такого мнения.
        Все это можно объяснить только тем, что проект был связан с технологиями Темгатов. Авенс
        посидел минут пятнадцать и ушел. Оставшись с Эриком наедине, Алик наклонился к нему через
        стол и шепотом произнес:
        — Эрик, вы ведь были на орбитальной станции, как раз на той, где мы очухались, верно?
        — С чего ты взял?
        — Ну, так, слушок прошел, что там свернули чего-то…
        — И от кого же он вышел?  — лейтенант тоже наклонился к столу.
        Вместо ответа, Алик кивнул в сторону барной стойки, у которой сидела девушка с длинны-
        ми светлыми волосами, спадающими на плечи. Эрик слегка усмехнулся. Соня Грегори, секретарь
        полковника Барнона. Она отличалась стервозным характером и пристрастием ко всякого рода
        сплетням. Многие не понимали, зачем она вообще нужна Барнону, если даже начальник базы
        обходится без секретаря.
        — А она, от какого фонаря это взяла?  — Эрик бросил на Соню лишь беглый взгляд.
        — Не знаю. Наверное, слышала что-то у полковника.
        — Не могла она у него ничего слышать. Он сам не при делах… — лейтенант резко осекся.
        — Значит, это правда,  — сделал вывод Алик.  — А ты ни в курсе, что там было?
        — Алик, мне никто не докладывал. И с чего ты начал соваться не в свое дело? Раньше, за
        тобой подобного не наблюдалось.
        — А вдруг, это связано с нами?
        — Я не знаю. Да и не узнать теперь. Вся информация, того… — Эрик вздохнул.
        — Чего, «того»?  — не понял капитан.
        — «Того», значит, нет ее больше, понял? И смотри — сболтнешь кому-нибудь, придушу.
        — Кому я могу? А чего тогда генералитет такой довольный?
        — А хрен его разберет. Пойду, пока кое-кто, ни решил до меня докалупаться,  — Эрик встал и, застегнув китель, вышел.
        Алик бросил косой взгляд на Соню и вздохнул. На базе, все прекрасно знали, что она имеет
        виды на молодого, перспективного офицера. Вот только Эрик шарахался от нее хуже, чем от
        нейтронной ловушки.
        Центральный Штаб не заставил долго ждать своего решения, по поводу действий, предпри-
        нятых Майловым. Но, опасения лейтенанта не оправдались, даже, наоборот: через два дня, из
        Разведуправления, пришли наградные документы на него и Лоя. Как выяснилось, он уложил
        одиннадцать ториан, двое из них, оказалось сержантами и один капитаном. Кроме наград, им
        полагалось трое суток отпуска. О том, где их провести, Эрик даже не задумывался.


        Окраину города Асторга, окутывала темнота, которую рассеивали несколько фонарей перед
        баром. Моросил мелкий дождь. На улице было сыро и зябко. Обычно, в этом баре собирались
        военные: десант и флотские, чьи базы располагались неподалеку. Но в эту ночь посетителей
        оказалось совсем мало. Несколько гражданских и два десантника. Гражданские, расположились у
        барной стойки, а десантники заняли угловой столик и держались в тени. На одном, была
        офицерская форма, но знак различия, отсутствовал. Отличительный знак второго — не рассмот-
        реть в полумраке. То ли сержант, то ли старшина. Судя по всему, офицер был чем-то сильно
        недоволен.
        — Послушай, я что, непонятно объяснил?  — произнес он вполголоса, наклоняясь через стол к
        своему собеседнику.  — Что было сложного?
        — Он же ненормальный!  — не сдержал эмоций десантник.  — Откуда я мог знать, что он так!
        — Мог догадаться, не первый день знакомы!  — злобно прошипел офицер.  — На меня давят…
        — Это не моя проблема. Я сделал все, как вы сказали, даже больше. Я не виноват, что у этих
        кретинов не хватило ума забрать готовое. Не мог же я пристрелить…
        — Почему?  — офицер вскинул брови.  — Честь не позволила? Или, ее остатки?
        — Кто б говорил об этом, да только не вы!  — на лице десантника проступили вены.  — У меня
        хоть остатки есть, а вы и их уже просрали! Я не смогу выстрелить ни в него, ни в кого-то еще.
        — Если Эрик узнает, он, в отличие от тебя, не станет мешкать. И ему будет все равно, что ты
        не убил его, он придушит тебя собственными руками, если успеет раньше Таила. А если его не
        станет…
        — Хватит с меня!  — десантник не дал договорить своему собеседнику.  — Все заходит слишком
        далеко. Мы так не договаривались, я не подписывался подставлять своих под плазму. Мог
        погибнуть кто-то из наших, среди флотских есть потери! Я больше не буду этим заниматься.
        — Будешь, придется! Раньше нужно было думалку включать!  — офицер поднялся.  — А теперь, ты будешь делать то, что я тебе скажу. Как там говорят: «десант не сворачивает с выбранного
        пути»? Так вот, с этого пути, точно не свернуть. Поворот ведет прямиком в СД.
        — Ты все равно закончишь там.


        — Это мы еще посмотрим,  — офицер хлопнул десантника по плечу, бросил на стол несколько
        купюр и вышел под моросящий дождь.
        Ему все это уже порядком надоело. Внутренний голос, настойчиво шептал, что если не
        убрать Майлова сейчас, то потом, он доставит массу хлопот. Офицер сел в припаркованную
        машину и откинулся на спинку. Убрать его, проще на словах, чем на деле. Мало того, что
        везучий, гад — из черной дыры живым вылезет, да только отряхнется, так еще и с Таилом в
        доверительных отношениях.
        Выяснить, что связывает лейтенанта и Таила, так и не удалось. Прошлое лейтенанта — чис-
        тый лист, генерала — тайна покрытая мраком. Ходили разные слухи. Вплоть до того, что Эрик —
        сын Таила, но офицер знал — это неправда. Чтобы избавиться от Эрика, может возникнуть
        необходимость убрать Таила. Сделать это, по сути, не сложно, но генерал нужен живым. Пока.
        Офицер проворчал проклятье. Откуда только этот Эрик Майлов взялся. На базе, меньше
        года, а уже такое уважение заработал. Если не станет Таила, ясно, кто займет его место. И легче
        от этого не станет. Если ни наоборот.
        — Выскочка хренов!  — офицер завел машину.  — Чтоб его Акриковы демоны в черную дыру
        утащили!
        Нужно возвращаться, чтобы избежать лишних вопросов. В конце концов, проблема с лей-
        тенантом может решиться сама собой. С таким характером, действительно немудрено сгинуть.
        Из бара вышел его собеседник. Он выглядел понуро, весь съежился, и это явно не от холодного
        дождя. Офицер отвернулся и не спеша выехал со стоянки. Этого сопляка, нужно подцепить
        покрепче, что б ни возникло желания, в приступе раскаяния, пойти в Службу Дознаний, с
        повинной головой. Главное — все рассчитать и не наделать необдуманных поступков. Один он
        уже совершил. Давно. Еще, когда решил пойти в Десантные Силы. Но, когда он это понял, было
        поздно — его самого подцепили так, что соскочить не осталось возможности.
        Офицер проехал несколько кварталов, а потом, резко развернул машину и вернулся к бару.
        Оставлять своего подручного в таком настроении без присмотра — первая глупость. И правда
        ведь попрется в местное отделение СД. А у этих, ни дня, ни ночи нет. Всегда рады принять и
        выслушать. Парень медленно брел под дождем и уже успел вымокнуть до нитки. Офицер
        остановил машину и открыл пассажирскую дверцу.
        — Садись,  — приказал он.
        — Зачем?  — парень бросил на него презрительный взгляд.
        — Поговорим. Нормально, без взаимных оскорблений. Оба ведь хороши.
        Десантник сел и захлопнул дверцу. Офицер заглушил двигатель, и в машине повисла ти-
        шина.
        — Испугался, что я пойду к «мусорщикам»?  — нарушил молчание десантник.
        — Ты этим ничего не докажешь, поверь. Я выкручусь, мне не в первый раз. Я хотел спро-
        сить: ты сколько служишь? Побольше Майлова, верно?  — парень кивнул.  — Вот, а по службе, никакого продвижения. А Майлов, уже лейтенант. Не спрашивал себя, почему? Ты меньше
        рискуешь? Нет. Или, ты где-то накосячил? Тоже нет. Скорее, наоборот — это Майлов хамит
        командованию, творит, что вздумается, носит его вечно, Акрик знает где, а между тем, получает
        одно звание, за другим. Никогда не удивляло это обстоятельство?
        — В этом нет ничего удивительного,  — хмуро ответил десантник.  — Одним дано командовать, другим — нет. Он не прячется за спины и умеет сообразить, когда надо.
        — В том, что он умеет сообразить, никто не сомневается,  — офицер завел машину.  — Вот толь-
        ко, прежде чем бежать в СД, хорошо подумай над тем, что происходит вокруг, присмотрись. Я
        ведь уже говорил об этом, если не дурак, сам все поймешь. А если дурак, и жить тебе надоело —
        иди к «мусорщикам».
        Он бросил незаметный взгляд на десантника и понял, что попал в самую точку.


        
        ГЛАВА 7
        Олин не виделась с Эриком больше недели, и все это время, от него не было никаких извес-
        тий. Впрочем, как и всегда, когда он уезжал. Это больше всего не давало ей покоя. В голову
        лезли разные предположения, но, ни одно из них, Олин не устраивало. Эрик появлялся и исчезал, и она не знала, когда он вернется, и вернется ли вообще. Рабочий день уже подошел, к концу, и
        она не спеша собиралась домой.
        — Ну, ты долго еще будешь копаться?  — поторопила ее напарница.
        Им было по пути, и они часто ходили домой вместе.
        — Если так торопишься, можешь идти,  — хмуро отозвалась Олин.  — Я не прошу ждать.
        — Ты чего вот уже неделю не в духе? Заведи себе парня, настроение поднимется.
        — Саша, отстань от меня,  — Олин перекину через плечо сумку.  — Со своими, для начала раз-
        берись. Скоро забудешь, кого как зовут.
        — А у тебя вообще никого нет,  — Саша взяла свою сумку.
        — Лучше никого, чем абы кто,  — Олин направилась к двери.
        На улице, стояла их начальница. Добродушная, и все еще симпатичная женщина сорока
        трех лет.
        — Девочки, может, вас подвезти?  — предложила она.
        — Меня встретят,  — сообщила Саша, с нескрываемым хвастовством.
        — А я хочу пройтись,  — отказалась Олин.  — Спасибо, в другой раз.
        — И как ты не боишься? Совсем темно уже, а тебе идти далеко.
        — Чего мне бояться? Кому я нужна…
        Рядом с ними затормозил спортивный мотоцикл и с него спрыгнул темноволосый парень.
        — Добрый вечер,  — поздоровался он и, подойдя к Олин, поцеловал ее в губы.  — Извини, что
        тогда я ничего толком не объяснил. На работе завал, шеф рвал и метал, ни минуты свободной не
        было.
        — Эдик, почему ты не позвонил?  — Олин заметила, что Саша застыла на месте от удивления, а на лице начальницы появилась легкая улыбка.
        — Хотел сделать сюрприз. Поехали, покатаемся, или ты занята?
        — Нет, не занята. До завтра,  — Олин попрощалась с коллегами и направилась за Эриком.
        — И где она такого урвала?  — произнесла Саша, когда мотоцикл скрылся за поворотом. — И
        никому ни слова!
        Женщина, лишь усмехнулась в ответ и направилась к своей машине. Она знала, что от
        Олин можно ждать чего угодно. Она предпочитала не показывать свой внутренний мир, но
        иногда, проскальзывало что-то такое, отчего по спине бежали мурашки, и становилось понятно —
        Олин находится не на своем месте. Где находится ее место, женщина не знала, но в одном была
        уверена — она долго не задержится в ее фирме и уход, будет правильным решением.
        Примерно через пятнадцать минут, Эрик и Олин были за городом. Они стояли на возвы-
        шенности и любовались открывавшемся видом. Склон уходил вниз, к реке, которую с трудом


        можно было различить во мгле. По ее берегам, простирался лес, а за ним, ночными огнями манил
        город.
        — Никогда раньше здесь не была,  — взгляд Олин был устремлен куда-то вдаль, за город.
        — Правда?  — Эрик присел на мотоцикл.  — Ты же, всю жизнь здесь прожила.
        — И что с того?  — Олин повернулась к нему.  — А ты, наверное, всех сюда привозишь.
        — Кого «всех»? Ты первая. Честно.
        — Да ладно! Еще скажи, что ты только меня ждал, и наша встреча — судьба.
        — А ты не веришь в судьбу?
        — Нет,  — Олин посмотрела ему в глаза.  — Так объясняют свои слабости, нежелание что-то
        менять в жизни. Каждый может выбрать свой путь. Однажды, дается шанс, и если ты его упустил
        из-за страха, нерешимости, или глупости, то нечего потом списывать все на судьбу. У всех есть
        право выбора.
        — А если выбора нет?
        — Выбор есть всегда. Хоть какой-то.
        — Хорошо, если так,  — Эрик вздохнул.  — Почему ты тогда не ушла?
        — Считай, что я сделала свой выбор,  — Олин улыбнулась.  — А еще, ты не хотел, что бы я ухо-
        дила. Это было видно по глазам.
        — Что, так сильно?  — лейтенант усмехнулся.  — Там же темно было, как ты рассмотрела?
        Олин пожала плечами и ничего не ответила. Не смотря на ночь, продолжала наваливаться
        духота. Эрик снял майку. Девушка бросила взгляд на красный шрам чуть пониже ключицы
        — Остался,  — Олин приблизилась к Эрику вплотную и осторожно провела пальцем по шраму.
        — Скажи честно, из-за чего ты его получил?
        — Я же говорил, двое прицепились…
        — Ты не умеешь врать. Я же знаю, что ты следил за мной. Видела тебя несколько раз. Зачем?
        — Ты мне понравилась, но я не знал, как к тебе подойти,  — он положил свою ладонь на ее.
        — Я что, такая страшная? Или у меня на лбу написано: «не лезь — убью»?
        — Нет. Просто, у меня, в таких делах, никакого опыта,  — Эрик некоторое время помолчал. -
        Мне хорошо с тобой, легко,  — он спрыгнул с мотоцикла, так и не выпустив ее руки.  — Будто мы
        всю жизнь знакомы.
        Эрик наклонился к ней и прикоснулся губами к губам. Казалось, что в этом поцелуе, пото-
        нул весь мир. Исчезло все: война, идущая где-то в глубинах космоса, на которой, быть может, сейчас погибают его друзья, торианские агенты, жаждущие получить информацию и все
        проблемы, связанные с этим. Только сердце гулко билось в груди, готовое вот-вот выскочить, от
        захлестнувшего ощущения счастья. По телу пробежала мелкая дрожь. Руки Олин обвивали его
        шею. Он чувствовал ее тепло, и Эрик крепче прижал девушку к себе. Его рука скользнула ей под
        майку, прошлась по спине, животу и стала медленно подниматься выше, к груди. Он стал
        покрывать поцелуями ее шею.
        — Не надо!  — Олин резко отстранилась от него.
        — Извини… — лейтенант перевел дыхание. Голова слегка кружилась, сердце колотилось с
        бешенной силой.  — Я не хотел…
        Повисло неловкое молчание, которое прервал звонок. Олин взглянула на высветившейся
        номер и с неохотой ответила на вызов. Некоторое время, она молча слушала говорившего, и на ее
        лице появилось раздражение.
        — Нечего пену пускать!  — наконец проговорила она.  — Я звонила, ты трубку не брал — это твоя
        проблема. Я совершеннолетняя, могу совсем не приходить.  — Олин оборвала связь, а затем, выключила аппарат совсем.
        Настроение испорчено окончательно, а дома ждал скандал. Она вздохнула, и посмотрела на
        город. В ее глазах, Эрик заметил что-то странное, и ему показалось, что Олин опостылел и этот
        город, и те, кого она считала своими родителями, и эта планета, со всеми ее мелочными
        проблемами в целом. Он был уверен — предложи ей сейчас покинуть планету, и она согласится, причем, не раздумывая. Перед ней не будет стоять та самая проблема выбора. Возможно, Олин
        испытывает то, что называют «зов крови».
        — Если у тебя проблемы, я могу их решить,  — предложил Эрик.  — Объяснить все популярно.
        — Не нужно,  — отказалась Олин.  — Я сама разберусь.
        Эрик кивнул, не желая спорить, но решил поступить по своему, хоть и понимал, что она
        действительно может разобраться сама. Еще некоторое время, они смотрели на ночной город, Эрику вспомнилось, как ни один раз он наблюдал города и поселки, вот так же манящие огнями, а встречали они, огнем из «дробилок». Лейтенант подумал о команде. Вполне вероятно, что
        вернувшись, он узнает о гибели кого-то из ребят. От этого становилось мерзко. Эти мысли были
        совершенно не к месту и лейтенант попытался отогнать их. Здесь нет регулярных войск ТР, и нет
        «дробилок», и никто даже не знает, что это такое. Но, кое-кому, все же придется узнать. Узнать и
        почувствовать тяжесть плазменной винтовки в руках, привкус крови во рту, от которого не
        избавиться за всю жизнь, и испепеляющую душу ненависть.
        Эрик этого не хотел. Но последнее слово будет за Олин, а в том, что она сделает выбор в
        пользу Десантных Сил, сомневаться не приходилось. За то время, что они встречались, он успел
        заметить в ней тягу весьма определенного характера, а с такими наклонностями, только одна
        дорога.
        Эрик отвез Олин домой и сделал вид, что уехал, а сам, остановился за два квартала, что бы
        дождаться Долана. Но, к его удивлению, Тин появился один.
        — Лейтенант, а ты уже и транспортом обзавелся,  — сержант протянул ему руку.
        — Надоело ноги до самой задницы стирать. А где Долан?
        — Так его же отстранили от задания. Повесили на него все осечки, за то, что мы тогда наво-

        ротили, и отправили в штаб, бумагу ворошить,  — сообщил Тин.  — А тебе не сказали?
        — Как всегда, забыли. Ну, бывай,  — Эрик хлопнул сержанта по плечу.  — Завтра сменю как
        обычно.
        Эрику было даже жаль Долана. Дел наворотили вместе, а отдуваться, пришлось ему одно-
        му. Но, официально, десантника здесь нет, а значит, и спрашивать с него нечего.
        Ночью, Эрик спал плохо. Вздрагивал от любого шороха за окном, даже, положил под по-
        душку десантный нож, но и это не принесло успокоения. Терзали нехорошие предчувствия, не
        покидала тревога. Уснуть он смог только часа в три утра, а через час, его разбудил телефонный
        звонок.
        — Слышь, лейтенант, мне, по ходу, каюк,  — раздался в трубке хриплый голос Тина.
        — Что случилось?  — Эрик подскочил с кровати.  — Ты где?
        — Возле ее дома. Поторопись, если не хочешь опять таскаться с трупом,  — связь прервалась.
        — Акриковы демоны!  — выругался Эрик, надевая брюки.
        Он на ходу натянул майку и вылетел из квартиры, даже забыв закрыть дверь. Больше трех
        месяцев, здесь царила тишь да гладь, и на этом задании, можно было чувствовать себя, как на
        курорте, а стоило появиться разведке, и началась всякая хрень… От промелькнувшей мысли, Эрик споткнулся, пролетел через три ступеньки и чуть ни открыл дверь подъезда лбом. Он
        достал передатчик и связался с Таилом. Нужно доложить обстановку, а то опять можно получить
        по шее. О своих соображениях, он сообщать не стал — о подобном, лучше поговорить лично.


        Вскоре, лейтенант был возле Тина. Он сидел с закрытыми глазами, прислонившись спиной к
        дереву.
        — Сержант, очнись!  — Эрик присел рядом с ним на корточки и похлопал по щекам. Тин по-
        морщился и открыл глаза.  — Цепляйся за меня. Нужно отсюда убираться.
        — Как же пост?  — сержант попытался встать, но у него ничего не вышло.
        — Смена будет часа через четыре, раньше никак. У меня там система слежки установлена,
        будем надеяться…
        Лейтенант закинул руку Тина себе на плечо и с трудом поднялся с грузным сержантом. Он
        дотащил его до мотоцикла и посадил впереди себя. Это создавало определенные неудобства, но
        ехать было не далеко, а тащить Тина на себе всю дорогу, Эрик совсем не хотелось. Поднять
        сержанта на второй этаж, стоило немалых трудов. Уже возле двери, Эрик обнаружил, что за ним
        тянется кровавый след. Он выругался и, по своей привычке, пинком распахнул дверь в квартиру.
        Лейтенант уложил Тина на диван. На постельном белье, тут же появились пятна крови. Он
        расстегнул на нем рубашку и осмотрел ранения. Их было пять: два пулевых, в области живота, и
        три лазерных, в области груди.
        — Совсем оборзели, сволочи!  — процедил лейтенант, доставая из шкафа аптечку.
        Эрик понимал, что оказать достойную помощь, он не сможет, но хотя бы извлечь засевшие
        пули и попытаться остановить кровотечение — должен.
        — Лейтенант, брось,  — произнес Тин, не открывая глаз.  — Это бесполезно, лучше, вернись
        туда…
        — Ага, щас!  — Эрик пытался извлечь пулю.  — Успел забыть, что десант своих не бросает?
        — Еще нет. Я ведь в управлении всего пару месяцев.
        — Заметно,  — Эрик все же смог подцепить засевшую пулю.  — Еще занудством не заразился.
        Смотри, какой трофей тебе оставили,  — он показал сержанту извлеченную пулю.
        — У меня уже есть пара таких,  — Тин бросил на пулю затуманенный взгляд.  — А один «тро-
        фей», так в ноге и остался.
        — Теперь, еще пара будет. Вторая, тоже внутри засела. А мне вот, больше на ножевые везет.
        Слушай, а как ты с управлением додумался спутаться?  — Эрик пытался завлечь Тина разговором, чтобы он не потерял сознание.
        — А хрен его знает… Сунул нос, куда не просят, вот, здесь и оказался. А ты?
        — Я же говорил, что не связан с управлением,  — вторую пулю, Эрик извлек быстрее.  — Меня
        попросили. Если бы просил кто-то другой, я мог бы просто послать,  — он начал обрабатывать
        раны.  — Меня трудно заставить что-то сделать. Слышал, наверное, обо мне.
        — Приходилось. А согласился ты, исключительно из уважения к генералу Коинту Таилу, -
        слабо усмехнулся сержант.
        — По большей части,  — Эрик закончил с ранами.  — Ты поваляйся тут, а мне еще нужно убор-
        щицей поработать.
        Эрик вымыл руки от крови и подставил голову, под холодную струю. Теперь, от него ниче-
        го не зависело. Он сделал все, что мог. Летенант отключил воду и стряхнул с волос капли. Нужно
        отмывать лестницу и мотоцикл от крови. Хорошо, что еще совсем рано, и все соседи спят. Эрик
        быстро управился с лестницей и принялся драить мотоцикл. Дверь подъезда скрипнула, и вышла
        соседка по лестничной площадке, женщина, лет шестидесяти.
        — На работу?  — осведомилась она.
        — Нет, я только вчера приехал,  — Эрик слегка обернулся к соседке.
        — А чего тогда не спится?
        — Привычка,  — Эрик бросил тряпку в ведро.
        — Ну, удачного дня!
        — И вам того же,  — он проводил женщину взглядом и подумал, что как нельзя вовремя успел
        смыть кровь с лестницы и перед своей дверью.
        Могло возникнуть множество ненужных вопросов и разговоров. Тогда, пришлось бы ме-
        нять квартиру, а это лишни хлопоты, тем более, что осталось совсем немного. Эрик вылил
        грязную воду под дерево и вернулся в квартиру.
        Тин, по-прежнему, лежал на диване. Глаза были закрыты, одна рука безвольно свисала.
        Эрик пощупал пульс и выругался. Он сел на пол и прислонился спиной к дивану. Ему просто
        необходимо поговорить с Таилом, но покинуть планету он не может. Кого он оставит здесь, Майкола? Что бы с ним случилось то же самое? Эрик не сможет простить себе этого. Размышле-
        ния прервал вызов передатчика.
        — Эрик, открывай,  — раздался в динамике голос Таила.  — Я к тебе в гости.
        Лейтенант поднялся и пошел открывать дверь. Визит Таила его несколько удивил, но и
        обрадовал. Теперь, можно поговорить, обо всем, на месте, не откладывая. Узнав, что Тин не
        выжил, генерал тяжело вздохнул и ничего не сказал. Теперь, возникала проблема, как вынести
        тело из квартиры, в разгар дня. К полудню, улицы опустели, и десантники решили воспользо-
        ваться этим, но действовать, нужно было быстро.
        До места, где их ждал Нилион, добрались без проблем. Таил дал небарианину указания и
        отправил его, вместе с Майколом, на Эврум. Когда они улетели, Таил присел на поваленное
        дерево и отхлебнул из фляжки, а затем, протянул ее Эрику. Лейтенант сделал небольшой глоток
        и присел рядом с генералом.
        — Давно я здесь не был,  — нарушил молчание Таил.  — И уже думал, что больше не придется, осталось-то…
        — Генерал, может, сегодня все и закончим?  — предложил Эрик.  — Раз вы все равно здесь. Вы
        ведь видите, что происходит.
        — Вижу, не слепой. Но сегодня, мы ничего делать не станем. Ты еще многого не понимаешь, а здесь, не место объяснять. Ясно?
        — Так точно. Знаете, у меня тут кое-какое предположение появилось. Ничего ведь не проис-
        ходило, пока тут разведка ни нарисовалась. Странное совпадение.
        — Странное,  — согласился Таил,  — но доказательств никаких. И к тому же, у меня, по этому
        поводу, тоже есть предположения, поэтому, мы ничего предпринимать и не будем. Нил
        попробует прощупать кое-что, посмотрим, что из этого получится. А ты, глаз с нее не спускай, от
        себя — ни на шаг. Все понял?
        — Что тут непонятного.
        — Поехали,  — Таил встал.  — Времени еще часов шесть, чего здесь торчать, среди леса.
        Генерал покинул планету уже вечером. До этого, он отослал Эрика отдыхать и занялся
        безопасностью своей дочери сам. Эрик догадывался, что генерал прилетел сюда не столько из-за
        сложившейся обстановки, сколько из-за желания увидеть дочь, хотя бы, со стороны.


        Улетел Таил задумчивым, и сразу же отправился на Эврум, в Разведуправление. Он знал,
        что Нотэл удивится, увидев его, после их последнего разговора. Так оно и случилось.
        — Генерал, а вас, каким ветром?  — Нотэл поднялся, когда Таил вошел в кабинет.
        — Космическим сквозняком. Мне сказали, ты собирался уходить. Не против, если я к тебе в
        гости напрошусь?


        — Только за,  — Нотэл снял китель со спинки стула.  — И жена обрадуется. Давно вы к нам не
        заглядывали.
        — А вот жену, лучше отправить погулять. Хотелось посидеть мужской компанией.
        — Можно и так,  — согласился Нотэл, открывая дверь и пропуская вперед Таила.  — Кто еще
        будет?
        — Энтони скоро должен прилететь, Фелит, тоже обещал, если дела позволят.
        Нотэл кивнул. Ясно, что Таил решил собрать их не просто так. Тем более, после гибели
        одного из тех, кто был направлен обеспечивать безопасность его дочери.
        Жена Телиана, сама поспешила удалиться, когда к ним в квартиру пожаловал главнокоман-
        дующий. Им всем есть что вспомнить и о чем поговорить. Мешать не хотелось. А если мужу
        пришло в голову устроить дома совещание « без лишних ушей», то ей и подавно нечего
        мешаться и стеснять офицеров своим присутствием.
        Минут сорок, тянулся обыденный разговор. За накрытым столом, вспоминали старые вре-
        мена. Как все они служили вместе, свою базу на Корэлле, и много чего другого, приятного и не
        очень.
        — Коинт, скажи честно, зачем ты устроил этот вечер встречи бывших сослуживцев?  — Чели-
        он поставил на стол стакан.  — Я не поверю, что тебе просто захотелось пообщаться. Ситуация не
        располагает.
        — Ну, что ж,  — вздохнул Таил,  — раз хочешь перейти к делу, давай перейдем. За последнюю
        неделю, произошло несколько малоприятных событий, и если их сопоставить, то хорошего,
        становится еще меньше. Я хотел разобрать каждое в отдельности. Нотэл, ты вот скажи мне
        недоразвитому, как можно было потерять результаты генэкспертизы?
        От пристального взгляда Таила, у Нотэла кусок стал поперек горла. Челион выронил вилку, и она со звоном упала на пол.
        — Что значит — потеряли?  — главнокомандующий поднял прибор и положил его на стол.
        — Так ты не в курсе?  — Таил повернулся к Челиону.  — Ты прикинь, я больше двадцати лет
        отслужил, а такое раздолбайство, встречаю впервые. Жаль, Уил куда-то усвистал, а то я и с ним
        бы поговорил по душам. Будь это результат обычного претендента, хрен с ним, а это, не просто
        халатность — это утечка информации.
        — Как это понимать, Нотэл? Почему ты мне не сообщил?  — теперь, разведчика испепелял
        взглядом Челион.
        — Думал, сам разберусь,  — Нотэл нервно крутил в руках стакан.
        — Ну и как, разобрался? Вижу, что нет. Когда данные будут восстановлены?
        — Через неделю.
        — А чего ни через месяц? Куда вы так торопитесь, у нас же полно времени! Три дня на все! -
        вынес вердикт главнокомандующий.  — И хоть головой об стену шарахайтесь.
        — А если связать все это с тем, что произошло при закрытии проекта и сегодня, то дело и
        вовсе дрянь. «Сливщик» нагло таскает информацию из-под носа управления, а оно хлопает
        глазами и ничего не может сделать,  — Таил не спеша отпил из своего стакана.
        — Мы проверяли команду «Симбирии»… — сообщил Нотэл.
        — Ну и как, успехи есть? По твоему лицу, вижу — никаких, и никто в этом не сомневался. А
        знаете, офицеры, что во всем этом самое интересное?  — Таил обвел всех присутствующих
        взглядом, от которого не по себе стало не только Нотэлу, но и Челиону. Только Энтони оставался
        спокойным.  — Данные экспертизы — исчезли, а вот это — появилось,  — он бросил на стол папку, которую Стила передала Нилиону.
        Челион взял папку и начал просматривать ее содержимое. По мере этого процесса, на его
        лице все отчетливее читались недоумение и злость. Он протянул папку Энтони.
        — Я уже видел,  — он передал ее разведчику.
        Нотэл, бегло просмотрел документы. Все это, было ему хорошо знакомо. В документах
        имелись данные по проекту 4Х, причем, с указанием всех, кто так или иначе причастен к нему.
        Причем, речь шла не только о генетическом восстановлении, но и о поиске Темгатов. Вот только
        откуда оно всплыло, он понять не мог.
        — Где ты это взял?  — Челион забрал у Нотэла папку.
        — Само притопало. Причем, не ко мне, а к лейтенанту Нилиону Хариститу. Нотэл, твой
        адъютант передала. Не в курсе, кто ее попросил? Или, она по своей инициативе?  — ответа не
        последовало.  — Что, как всегда, нечего сказать? Ну-ну… Знаете, из всего этого, у меня складыва-
        ется очень нехороший вывод…
        — На что намекаете, генерал?  — Нотэл поднялся и прошелся по комнате.  — Что информацию
        сливает кто-то из нас? Это же глупо! Что же будет, если мы начнем подозревать друг друга?
        Если следовать вашей логике, то получается, что на роль «сливщика» больше всего подхожу я.
        — Нет, он,  — Таил кивнул в сторону Челиона.
        — Ты опять?  — главнокомандующий подскочил со стула, и тот с грохотом повалился на пол. -
        У нас уже был подобный разговор, и он чуть ни закончился очень хреново!
        — Я помню. Помню, больше чем хотелось бы,  — интонация Таила стала ледяной, а в глазах
        появился такой мрак, которого и в черной дыре не увидишь.  — Тогда, все закончилось не просто
        хреново… У меня была зацепка, и я отдал ее тебе, Фелит, и что из этого вышло? Я хочу, что бы
        вы уяснили: если у меня появятся неопровержимые доказательства виновности одного из вас, не
        будет никаких разбирательств — я пущу пулю в лоб выродку! И мне плевать, кем он является, и
        какими будут последствия.
        Таил встал из-за стола и вышел. Оставшиеся офицеры, недоуменно смотрели друг на друга.
        Челион поднял перевернутый стул и присел. Он не сомневался, что генерал поступит так, как
        сказал.
        Энтони не мог понять причину такого поведения своего друга. Если Таил действительно
        думал, что «сливщик» кто-то из них, то зачем говорить об этом так прямо? А если нет, то к чему
        весь этот спектакль? Он не стал долго любоваться ошарашенными физиономиями Нотэла и
        Челиона, и отправился догонять Таила, опасаясь, что он наворотит дел. Энтони догнал его уже за
        три квартала от дома Нотэла.
        — Коинт, что на тебя нашло?  — Энтони подстроился под шаг Таила.
        — Ничего. Абсолютно ничего,  — он посмотрел на Энтони. Теперь, в его взгляде не было чер-
        ной бездны, и он казался совершенно спокойным.
        — А то, что ты сказал? Неужели, ты правда предполагаешь…
        — Предположить, я могу что угодно, а вот насколько мои предположения верны — покажет
        время.
        — Коинт, зря ты так с Челионом.
        — Уж кто б говорил,  — Таил остановился.  — Забыл, как ты Нотэла кабинетным присосом об-
        ласкал, когда он в управление перевелся?
        Энтони помнил. А еще, помнил точный удар в челюсть, который он получил не столько за
        оскорбление, сколько, от обиды за непонимание. Тогда, Нотэл протянул ему руку, для прощания, а вместо пожатия, услышал, что если он решил стать кабинетным присосом, нечего тянуть руки
        десанту… Для Нотэла, самым обидным было понимание, что Энтони сказал это не для того,
        чтобы задеть — он действительно так думает.


        — Ну, ты не ровняй,  — Энтони застегнул китель до самого горла.  — Я, тогда, был молод, да и
        отношение к разведке, после Корэллы, тоже оставляло желать лучшего.
        — А сейчас, изменилось?
        — Не очень. Но, я все равно не понимаю, зачем, ты все это устроил.
        — Не понимаешь, вот и замечательно. А они, теперь шевелиться начнут. Надо возвращаться
        на Гристон. Устал я, как сволочь последняя.
        В глазах Таила, действительно застыла усталость. Только, не физическая, а душевная.
        Раньше, генерал всегда знал, что делать, был уверен в своих поступках, а теперь, его терзали
        сомнения. И еще — страх. Он боялся встречи со своей дочерью. Боялся, что она не поймет его и
        не признает. Генерал знал, что первая встреча будет тяжелой. Ему придется выслушать много
        упреков в свой адрес. Причем, довольно справедливых.


        
        ГЛАВА 8
        Эрик и Олин сидели в небольшом пустынном сквере. По вечерам, здесь редко кто-то бывал, а сейчас, скорее была ночь. Лейтенант не опасался, что вероятность нападения торианских
        агентов увеличится — их мало интересовали свидетели, и они с таким же успехом могли
        появиться на оживленной улице. Здесь же, в случае потасовки, по крайней мере, нет вероятности
        зацепить кого-то из случайных прохожих.
        Гораздо больше, Эрика заботило последнее указание Таила. По его мнению, он что, должен
        приковать ее к себе? А еще, было жаль Тина. Скорее всего, он даже не знал, что за всем этим
        стоит на самом деле.
        — Эдик, ты обижаешься за вчерашнее?  — от Олин не ускользнуло его настроение, но она
        истолковала это по-своему.
        — За что я должен обижаться? Я распустил руки, ты дала понять, что делать этого не стоит.
        Могла бы и по морде заехать.
        — Тогда, в чем дело? Ты сегодня сам не свой.
        — Да так,  — он натянуто улыбнулся,  — просто, шеф поставил задачу и не подумал, насколько
        реально ее выполнить.
        — Ты никогда не рассказываешь о своей работе,  — Олин заглянула ему в глаза.
        — Что рассказывать,  — Эрик обнял ее за талию и прижал к себе.  — Торговая компания. Я, в
        основном, занимаюсь документами и сопровождаю шефа.
        — Телохранитель?
        — Я не сказал «охраняю», я сказал «сопровождаю» — это разные вещи. Наш шеф не нуждает-
        ся в охране, а меня, скорее, можно назвать доверенным лицом. Вот и приходится таскаться.
        — Эдик, мы достаточно знакомы, чтобы я могла понять, когда ты меня обманываешь. Ты не
        похож на того, кто возится с бумагами.
        — Я с ними не вожусь, я ими занимаюсь, а потом передаю шефу.
        — Ясно,  — Олин вздохнула.  — Не хочешь говорить — не надо.
        Эрик понимал, что звучит это все крайне неправдоподобно, но ничего лучшего, в голову не
        приходило. Такая версия, по крайней мере, объясняет постоянные отъезды. Он радовался, что, Олин не стала спрашивать, чем именно торгует их фирма. Не мог же Эрик сказать, что, по сути, он занимается бесплатной доставкой плазменных зарядов, торианам в голову.
        — Хорошо, что ты со мной,  — он крепче прижал девушку к себе и поцеловал в губы.
        — У тебя точно что-то случилось. И не надо доказывать обратное.
        — Парень со мной работал, он погиб вчера,  — с неохотой выдавил Эрик, зная, что Олин от
        него не отстанет.  — Жаль его, молодой, перспективный, и так глупо… Я его видел, после того, как
        отвез тебя домой, нужно было с ним пойти, может, и не случилось бы ничего. Честно говоря, я
        его плохо знал, он из другого отдела, над последним контрактом вместе работали, но, все
        равно…
        — Почему сразу не сказал? Я бы не приставала,  — Олин прижалась к его груди.
        — Не хотел нагружать своими проблемами. Да и что теперь толку,  — он вздохнул.  — Что вы-
        шло, то вышло. Просто, виноватым себя чувствую.
        Они посидели еще около часа, после чего, Эрик проводил Олин домой. Ему было бы на-
        много проще, если бы он рассказал ей правду. Тогда, она сама стала бы осторожней, но как это
        сделать, чтобы, не выставить себя психом? С ходу же о таком не заявишь.
        На следующий день, Эрик встретил Олин с работы. До обеда, шел дождь, и теперь, дорога
        поблескивала лужами. Олин не стала заходить домой, там все равно никого не было. Родители
        ухали. Это обстоятельство Олин радовало. Хоть пару дней никто не будет ворчать, и выспраши-
        вать, с кем она пропадает по ночам. А посвящать их в свою личную жизнь, она не собиралась.
        Они не спеша гуляли по вечернему городу. Проезжавшая мимо машина, влетела в лужу и обдала
        Эрика грязью.
        — Сволочь!  — выругался он.  — Башку бы открутил!
        — Ты у меня просто красавчик!  — Олин с улыбкой оттерла брызги грязи с его лица.
        — Теперь, придется идти переодеваться,  — вздохнул лейтенант.  — Здесь недалеко…
        Олин кивнула в знак согласия, и они направились к его дому. Оказавшись в квартире, де-
        вушка отметила царивший порядок. С первого взгляда, трудно поверить, что здесь живет
        одинокий парень.
        — Ты точно живешь один?  — Олин присела в кресло.
        — Да. А что, не похоже?  — Эрик достал чистые вещи.
        — Порядок у тебя, идеальный. А вот у меня — вещи по всему дому,  — призналась Олин.
        — Ничего, как-нибудь справимся с этим,  — Эрик быстро переоделся.  — Может, ты будешь чай?
        — Эдик, я, пойду домой. Что-то мне нехорошо. Я под дождь с утра попала, наверное, про-
        стыла,  — Олин встала.
        — И куда ты, в таком случае, собралась?  — он приложил руку ей ко лбу.  — У тебя температура, тебя всю трусит. Сейчас выпьешь лекарство, а я сделаю горячий чай,  — Эрик вытащил из аптечки
        какую-то капсулу и протянул Олин.  — Тебе лучше остаться у меня.
        — Не думаю, что это хорошая идея.
        — Ты меня боишься? По-моему, я не давал для этого повода. Ничего, что ты не хочешь, не
        будет — я тебе обещаю,  — Эрик посмотрел Олин в глаза.  — Или, я похож на маньяка?
        — Нет.
        — Тогда, вопрос решен. Пей,  — он вновь протянул ей капсулу.
        — Я не пью лекарства. Тем более, неизвестные,  — отказалась Олин.
        — Так, теперь, ты из меня отравителя делаешь. Ты не уйдешь от меня, пока тебе ни станет
        лучше. Не хочешь пить лекарство — мне же приятней…
        Олин взяла из его рук капсулу и проглотила ее. Эрик самодовольно улыбнулся, укрыл де-
        вушку одеялом и пошел заваривать чай. Ему было приятно заботиться о ней. На душе станови-
        лось тепло и уютно. Поставив на столик перед Олин чашку, он присел на пол, обнял ее ноги и
        положил голову на колени. Он чувствовал, как Олин продолжает бить озноб. Ему хотелось
        согреть ее, отдать все, лишь бы ей было хорошо.
        — Тебе лучше?  — он поднял голову и заглянул ей в глаза.


        — Да, спасибо,  — она поставила чашку.  — Я все-таки пойду.
        — Почему ты так хочешь уйти от меня? Мне хорошо с тобой, и я не сделаю тебе ничего пло-
        хого, никогда. Я же обещал, и сдержу слово. Чего ты боишься?
        — Не знаю. Раньше, у меня ни с кем не было подобных отношений, и мне страшно, что все
        это закончится…
        — Не нужно бояться. Я всегда буду защищать тебя,  — он потянулся к ее губам.  — Я люблю
        тебя…
        Одеяло сползло на пол, и Олин оказалась в его объятиях. В этот раз, Эрик окончательно
        перестал контролировать себя, а она не сопротивлялась его рукам, скользящим по телу. Эрик не
        заметил, как они оказались в постели, как снял с нее одежду. Все застилал туман. Олин что-то
        шептала ему на ухо, он шептал ей в ответ. Ее руки ласкали израненное тело, а слова — душу. В
        какой-то момент, у Эрика мелькнула мысль, что нужно остановиться, но он уже не смог, было
        поздно. Олин вздрогнула, и у нее вырвался глухой стон.
        — Прости меня,  — прошептал Эрик ей в ухо.  — Прости…


        Она ничего не ответила и, найдя его губы, впилась поцелуем. После, Эрик целовал лицо
        своей любимой, пока она ни уснула, уютно устроившись у него на плече. Он обнял ее и тоже
        начал погружаться в дрему. Ему было хорошо и спокойно, как никогда. В эту ночь, лейтенант
        засыпал счастливым.
        Эрик проснулся, когда за окном только начало светать. Он осторожно вытащил затекшую
        руку из-под головы Олин, стараясь не разбудить ее, и сел, опустив ноги на пол. Эмоции улеглись
        и на их место, пришло осознание того, что произошло. Эрик посмотрел на спящую девушку. За
        это время, она стала по-настоящему дорога ему. Через несколько часов, он вернется на базу, а
        она останется здесь и будет думать, где он и что с ним. Попытается дозвониться, и когда не
        сможет этого сделать, решит, что он ее бросил. Как здесь говорят: получил свое и смотался. Эрик
        уткнулся лицом в ладони. Такого с ним раньше никогда не было, и он просто не знал, что ему
        теперь делать. Лейтенант обещал, что всегда будет рядом, будет защищать ее, и не хотел
        нарушать данное слово. Но не все зависит от него и ему придется уйти.
        — Что же я наделал… — тихо прошептал он, убирая руки от лица.
        Эрик не знал, как теперь будет смотреть в глаза Таилу. Он не боялся генерала, просто, ге-
        нерал доверил ему самое дорогое, а он… Конечно, ничего противозаконного, или аморального не
        произошло, но Эрик не знал что будет дальше и боялся причинить Олин боль. Он повернулся к
        ней и заботливо укутал одеялом. Лейтенант твердо решил, в следующий раз, рассказать ей всю
        правду, иначе потом, будет только хуже. Он успокаивал себя мыслью, что скоро это закончится, и тогда, все у них будет хорошо. Эрик провел рукой по ее волосам, вспоминая вкус поцелуев и
        тепло тела. Ее прикосновения и такие сладкие слова: «Ты только мой, я люблю тебя». По телу
        прошла приятная дрожь. А он, он говорил, что у него никого нет дороже и родней, что он
        никогда ее не оставит. И это было сущей правдой, вот только оставить, все равно придется. И
        может оказаться, что «следующего раза», уже не случится. И в том будет не его вина, вот только
        она, если и узнает об этом, то слишком поздно. Эрик встал и не спеша оделся.
        — Олин,  — он осторожно дотронулся до ее щеки и, наклонившись, поцеловал в губы. Она
        открыла глаза.  — Мне нужно ехать, я уже опаздываю.
        — Ты вернешься?  — она села, прикрываясь одеялом.  — Только, не нужно врать, скажи правду.
        Чтобы я не ждала напрасно.
        — Я вернусь, правда не знаю когда. Возьми,  — он протянул ей ключи от квартиры. Можешь
        ночевать здесь, если что. А еще лучше, переезжай совсем.  — Неожиданно предложил он.
        — Ты серьезно?  — Олин переводила удивленный взгляд с Эрика на ключи.  — Я не могу вот так
        сразу.
        — Это тебе решать. У тебя есть время подумать. Мне, правда, пора,  — он поцеловал ее в губы.
        По телу, вновь разлился жар. Ему захотелось забраться в постель и никуда не уходить. На-
        стойчивое дребезжание в кармане, заставило оторваться от ее губ. Эрик взглянул на высветив-
        шийся номер и сбросил вызов.
        — Пойду я, а то, уже достают.
        Эрик ушел.


        Олин задумчиво покрутила в руках ключи от квартиры. Она не думала, что уличное зна-
        комство, перерастет в серьезные отношения. Олин верила ему, но покоя не давало ощущение
        недосказанности. Девушка не спеша оделась. Нужно еще зайти домой перед работой.
        Дома ее встретил отец. Вот уж кого она не ожидала увидеть сегодня и такая встреча совсем
        не радовала.
        — Ты где шлялась?  — он загородил ей дорогу.
        — У подруги ночевала,  — Олин вытащила из ушей неизменные наушники.
        — Не ври! У тебя нет таких подруг, у которых ты могла бы остаться.
        — Да почем тебе знать, кто у меня есть, а кого нет,  — фыркнула Олин.  — Дай пройти, я на ра-
        бату опоздаю.
        — Скажи, где ты была.
        — А тебе оно действительно интересно, или докалупаться не к кому? Раньше, ты не прояв-
        лял интереса к моей жизни.
        — Раньше, ты не пропадала не пойми где и всегда ночевала дома! Я твой отец, ты живешь в
        моем доме, так что, потрудись объяснить!
        — Могу и не жить, если тебя что-то не устраивает!  — Олин развернулась и вышла.
        В голове мелькнула мысль, может, и правда переехать? Не будет никаких скандалов и по-
        стоянных придирок. Никто не станет требовать отчета, неожиданно вспомнив о своих родитель-
        ских обязанностях. Но лучше отложить это решение до того, как вернется Эдик. Она верила, что
        он действительно вернется, после того, что между ними произошло. Хотела верить, что хоть кто-
        то любит ее по-настоящему и не бросит.


        Когда Эрик добрался до условленного места, Майкол беспокойно мерил шагами поляну.
        — Опаздываешь, лейтенант. Раньше, такого не случалось,  — вместо приветствия произнес он.
        — Все бывает впервые,  — Эрик пожал протянутую руку.
        — Что-то случилось?  — Майкол заметил, что лейтенант чем-то сильно озабочен.
        — Слишком далеко все зашло,  — Эрик присел на бревно.
        — Ты что, переспал с ней?  — Майкол опустился рядом.
        — Не знаю, как это случилось…
        — Лейтенант, как это не знаешь?  — сержант провел рукой по волосам.  — Тебе что, объяснить?
        — Не нужно мне ничего объяснять,  — Эрику было неудобно обсуждать подобное, но он хотел
        выговориться.  — Просто, у нас все было в первый раз. Ну, по крайней мере, после потери памяти, у меня никого не было.


        — Эрик, ты серьезно?  — Майкол посмотрел на него так, будто он признался, что работает на
        торианскую разведку.  — Вот уж, никогда бы не подумал, что ты ни с кем… На тебя ж девки сами
        вешаются! Может, после того ранения, последствия были?
        — Майкол, я тебе сказал, не для того, что бы ты тут зубы сушил!  — обиделся лейтенант.
        — Да я и не смеюсь, просто, хочу понять — почему?
        — Не знаю. Не могу я, на один раз.
        — А с ней, значит, серьезно?
        — Думаю — да. Но ты же знаешь, какая у нас жизнь,  — Эрик встал.  — Ладно, пора вылетать, а
        то, генерал там, небось, рвет и мечет. Да, ко мне на квартиру, не ходи. Я ключи Олин оставил.
        Майкол проводил лейтенанта взглядом. Он давно предлагал, рассказать Олин правду и
        избавиться от лишних проблем. Но Эрик отказывался. Говорил, что это решать не ему.


        Таил нервно посматривал на часы. Эрик задерживался. Такого, раньше не случалось. Таил
        не брал в расчет пять-десять минут, но лейтенант должен был вернуться на базу еще час назад, а
        его до сих пор нет. Таил уже собирался связаться с ним, когда в дверь постучали и, не дожидаясь
        разрешения, вошел Эрик. Он отдал честь, и генерал кивком указал ему на стул. Эрик присел.
        — Что тебя задержало?  — Таил не сводил с него глаз.
        — С Майколом заговорился,  — Эрик привычно вытянул ноги.
        — Давно не виделись? Ты выглядишь устало, возникли проблемы?
        — Нет, никаких,  — заверил лейтенант.  — Все было спокойно.
        — Значит, просто не выспался.
        — С чего вы взяли?  — Эрик почувствовал, что начинает краснеть.
        — Предположил, вот и все. Ты привез, что я просил?
        — Так точно!  — Эрик протянул ему фотографию Олин.
        Таил взял ее, и несколько минут, смотрел не отрываясь. Его глаза потеплели, на мгновенье
        в них мелькнула грусть. Затем, он заметил надпись на обороте и вернул фотографию Эрику.
        — Оставь у себя — она не мне предназначалась.
        — Но, вы же просили,  — попытался возразить Эрик, покраснев еще больше.
        — Ничего, сойдет и та, что у меня есть. Если в следующий раз будешь задерживаться, поста-
        райся сообщить. И еще, я не собираюсь вмешиваться в твои отношения с Олин. У меня нет
        такого права. Так что, нечего передо мной краснеть. Иди.
        — Когда мне в следующий раз туда?  — Эрик встал.
        — Недели через две. Майкол вернется послезавтра, вместо него, побудет кое-кто из управле-
        ния.
        — Могу я узнать, кто?
        — Тебе это ни к чему.
        — Генерал, поймите правильно, мне не все равно, что будет с вашей дочерью, и кто занима-
        ется ее безопасностью.
        — Я тебя прекрасно понимаю. Можешь не волноваться, он заслужил доверие. Иначе, мы с
        тобой сейчас бы не разговаривали. Иди уже.
        Эрик отдал честь и вышел. Теперь, Таил был даже рад, что у его дочери сложились отно-
        шения с Эриком. По крайней мере, в нем генерал уверен.
        Эрик только зашел к себе в комнату и снял майку, как в дверь постучали. Он открыл и
        впустил Алика.
        — О, сегодня, ты вернулся целым и в приличном виде,  — усмехнулся капитан.
        — Ага, и разведку за собой не притащил. Чего хотел?
        — Эрик, моя группа сегодня в патруле, а у меня дело неотложное наметилось, не мог бы ты
        меня подменить, часика на четыре?
        — Ну, да!  — лейтенант прошел в комнату.  — Мы же, просто братья-близнецы, разницы с двух
        шагов не заметят.
        — С полковником, я договорился,  — Алик направился за ним.  — Он сказал, если найду того, кому делать не фига, могу валить куда угодно.
        — Не, Алик, так не пойдет,  — Эрик достал форму.  — С чего ты взял, что мне делать не фиг?
        — Ты только вернулся и, судя по царапинам, на твоей спине, отлично провел время.
        — Это не твое дело,  — Эрик надел форменную рубашку и повернулся к Алику,  — где и с кем, я
        провожу время.
        — Да мне все равно, а вот Барнона, это сильно интересовало. Он спрашивал, ни в курсе ли я, куда ты все время мотаешься, и что у тебя за дела с Таилом.
        — А ты чего?  — от удивления, Эрик даже перестал застегивать рубашку.
        — Сказал как есть — ни хрена я не знаю. Но, он, похоже, не поверил,  — Алик присел в кресло.
        — А еще, Барнон интересовался, ни восстановилась ли у нас с тобой память.
        — На кой хрен оно ему сдалось?  — Эрик нахмурился.
        — Не знаю. Но полковник очень просил рассказать, если что-то станет известно, обещал
        отблагодарить. Я ответил, что на меня не стоит рассчитывать. У нас с тобой не такие уж
        дружеские отношения… Эрик, ты же знаешь, я не лезу в чужие дела, особенно те, в которых
        замешано управление, но меня настойчиво в них втягивают. Мне все это жутко не нравится.
        — А ты скажи, что узнал,  — Эрик надел китель.  — Скажи, девчонку я не поделил с одним из
        управленцев. Потому, и явился тогда, как демон из черной дыры, и Таил орал так, будто лично
        меня оттуда вытаскивал.
        — Думаешь, Барнон поверит? Сомневаюсь.
        — Какая разница, поверит он, или нет. Главное, от тебя отстанет. Алик, а кто у нас сегодня
        на командном?
        — Если согласишься меня подменить — будешь ты.
        — Считай, что согласился. Кто со мной?
        — Ник Алозов. А тебе это так важно?
        — Нет, просто, как говорят: услуга за услугу. Он в связи хорошо разбирается, а мне позарез
        нужно поговорить по личному вопросу. Ты попроси его, пусть он мне поможет.
        — А с коммуникатора, никак?  — в ответ, Эрик покачал головой.  — Ладно,  — Алик встал.  — Толь-
        ко, ты будь осторожней. Барнон и так на тебя роет, а ты еще…
        — Разберусь, как-нибудь.
        Капитан вздохнул. Ему действительно все это не нравилось. А больше всего — ощущение,
        что они с Эриком крепко повязаны. Если то, что оба они страдали амнезией, могло быть
        совпадением, то направление на одну базу, уже наталкивало на подозрения. Но почему-то, Алик
        не сильно стремился узнать в чем тут дело. Порой, его начинало глодать любопытство, но потом, приходила мысль: а сможет ли он выпутаться, если что-то узнает? Да и нужно ли ему что-то
        знать? Алика и так все устраивает. У него есть друзья, удачная карьера — офицеру МВК, везде
        почет и уважение, так что еще надо? Но иногда, на него накатывало что-то непонятное. Тогда, начинало куда-то тянуть, приходила бессонница и чувство необъяснимой тревоги. Алик не раз
        хотел поговорить об этом с Эриком, но все никак не мог решиться.
        Эрик тоже испытывал нечто подобное. И тоже молчал. Особо сильно, это ощущение прояв-
        лялось в первые месяцы, после потери памяти. Потом, оно начало отступать. В боевых буднях, мало времени на размышления о прошлом, так можно лишиться будущего. Но иногда, оно
        возвращалось, а вместе с ним, приходили тревожные сны, которые забывались сразу, после
        пробуждения, оставляя после себя головную боль и чувство тоски.
        С тех пор, как Эрик начал встречаться с Олин, эти ощущения, не посещали его ни разу. На
        их место, пришли более важные и имеющие значение сейчас. И теперь, глядя, как Ник копается в
        аппаратуре, Эрик до конца осознал, насколько для него важны эти отношения. Важно, чтобы
        Олин не подумала, будто он ее бросил. Ник не задавал лишних вопросов. Он просто выполнял
        просьбу своего командира, полагая, что это условие, на котором Эрик согласился его подменить.
        — Готово, лейтенант,  — наконец сообщил Ник.  — Связывайтесь, с кем надо, а я посмотрю, что
        б никто не заперся.
        Он вышел. Эрик быстро ввел необходимые данные. Теперь, оставалось надеяться, что об-
        ратный сигнал, тоже пройдет. К великой радости лейтенанта, примерно через полминуты, он
        услышал ставший родным голос.
        — Привет, это я,  — немного волнуясь, произнес Эрик.
        — Эдик, откуда ты звонишь? Тебя плохо слышно,  — Олин была приятно удивлена.
        — Здесь связь совсем плохая, да и времени у меня немного,  — Эрик бросил подозрительный
        взгляд на дверь.  — Я просто хотел предупредить, что вряд ли ты сможешь мне дозвониться.
        — Это не в первый раз. У тебя все в порядке?
        — Да, все отлично. А как ты себя чувствуешь?
        — Нормально. Простуда отступила, можешь не волноваться.
        — Мне уже пора,  — в коридоре послышались тяжелые шаги.  — Я хочу, что бы ты знала — я
        люблю тебя.
        — Я тебя тоже…
        Послышался громкий уставной ответ Ника, который был сигналом о появлении кого-то из
        командования. Не успел Ник договорить, как на командный пункт вошел Барнон.
        — Ты чего тут забыл, лейтенант?  — он не ожидал увидеть Эрика, и казалось, не доволен этой
        встречей.
        — Дежурю,  — спокойно ответил Эрик, отдавая честь.  — Капитан Стрелин попросил подменить, сказал, что вы в курсе. Разве, это не так?
        — Так,  — с неохотой подтвердил Барнон.  — Но он не сказал, кто будет вместо него.
        — А моя кандидатура, вас чем-то не устраивает, полковник?
        — Не бери на себя больше положенного, лейтенант,  — на лице полковника стали проступать
        вены.  — Можешь за это званием поплатиться.
        — Уже проходил, не страшно.
        Барнон бросил на него злобный взгляд и вышел. Зачем приходил, осталось не ясно, но
        больше, он не появлялся. Эрику было неприятно с ним общаться, и он радовался, что не
        находится в его непосредственном подчинении. А связываться с Таилом, Барнон явно не хотел.
        Он предпочитал держаться подальше от боевого офицера.
        Майкол вернулся на сутки раньше. На Орус опять совершенно нападение, и среди десант-
        ников, ходили слухи, что если местные войска не справятся в ближайшее время сами, туда будут
        перебрасывать дополнительный контингент. Все ждали, когда придет приказ на вылет, и вскоре, он поступил. На сборы отводилось двадцать минут. Приказ имел пометку: «неопределенное
        время пребывания».
        — Вселенские дьяволы!  — выругался Нилион, узнав о приказе.  — Эти твари что, не могут вы-
        брать планету потеплее, для атаки? Чем им Орус так приглянулся?
        — Ну, явно не залежами льда. Там есть более ценные запасы,  — усмехнулся Эрик, направля-
        ясь к жилому блоку.
        — Знаешь, где бы я видал их запасы?
        — Знаю. Но лететь все равно придется,  — в отличие от Нилиона, его не беспокоил холод.
        Эрика больше волновало то, что он не сможет связаться с Олин.
        Кроме группы 4-Х, на Орус направляли команду Алика и Авенса. Никого из них, не радо-
        вал этот факт. Когда все три группы, в полной готовности, собрались на взлетно-посадочной
        площадке, к ним подошел Энтони.
        — Ну что, ребята, готовы?  — он окинул взглядом солдат.
        — Так точно!  — на правах старшего по званию, ответил Алик.  — Генерал, а вы с нами?
        — Нет,  — в голосе Энтони мелькнуло сожаление.  — Может, после присоединюсь.
        — Генерал, а что если мы по-быстрому? Вон, Эрик повторит грандиозную посадку на голову
        врагу, да и дело с концом,  — предложил Алик.
        — У вас там другая задача,  — огорчил его Энтони.  — Генерал Таил на месте вам все вводные
        даст,  — он бросил взгляд на спешащего к ним Таила.  — Опаздываешь, генерал,  — заметил Энтони. -
        А тут предложение поступило: сделать посадку на головы, визитной карточкой.
        — Ага, а они снизу будут в ладоши хлопать.  — Таил пребывал явно не в настроении.  — Давай, генерал, до скорого,  — он хлопнул Энтони по плечу и повернулся к солдатам.  — Чего ждем? Взлет
        через три минуты, живо по челнокам!
        Их корабль шел ведущим. Замыкала группа Авенса. Вскоре, после того, как они вошли в
        гипер, генерал вызвал Эрика в офицерскую каюту.
        — Лейтенант, что ты думаешь, о капитане Стрелине?  — Таил не стал ходить вокруг да около, и сразу перешел к интересующему вопросу.
        — Что я могу о нем думать?  — Эрика немного удивил вопрос генерала.  — Он хороший офицер, в бою, на него всегда можно положиться.
        — Ты меня не правильно понял. Я сейчас говорю о нем не как об офицере, а как о личности, в целом. Вы ведь общаетесь.
        — Не так, что бы очень.
        — Но ведь ты дежурил за него,  — продолжал настаивать Таил.  — И в баре вас часто видят вме-
        сте.
        — Генерал, если вы думаете, что я сболтнул ему лишнее — напрасно. Скорее, наоборот: пол-
        ковник Барнон интересовался у Алика, ни в курсе ли он, куда я мотаюсь, и моих дел в целом.
        Просил разузнать, по возможности.
        — А ты, не придумал ничего лучшего, чем пустить слух, что к девке таскаешься.
        — Это многое объясняет. И если вы так хотите знать мое мнение о Стрелине, то я считаю, что ему можно доверять. Я не знаю, что нас связывает, но чувствую, что это что-то важное.
        — Может, и так,  — теперь, Таила больше заботило, с чего Барнон решил сунуть нос не в свое
        дело.
        Возможно, полковника просто заело любопытство, а возможно, кто-то попросил его добыть
        информацию. Таил не удивился бы такому обстоятельству. Но в любом случае, генерал не
        собирался подпускать его к своим делам.


        ГЛАВА 9


        На орбите, флот расчищал подход десантным челнокам. Ториане пытались занять позицию
        у планеты и отрезать пути подхода силам МВК. Челнокам удалось проскочить, что называется,
        «под шумок». Заходить в атмосферу, пришлось не в запланированной точке и, до места посадки, делать крюк в верхних слоях, что бы избежать риска, быть сбитыми.
        Десантники сели в космопорту. Как и в прошлый раз, Орус встретил их метелью. Мало
        того, что нависшие тучи щедро увеличивали снежный покров, резкий, порывистый ветер,
        поднимал с поверхности колючие крупинки и швырял их в десантников. Снег налипал на
        внешний экран шлемов, доставляя массу неприятностей. Алик, по своей привычке, глухо ворчал, матеря разыгравшуюся метель, и эту злосчастную планету. Нилион добавлял к длинному списку
        ругательств, выражения планеты Гао, откуда он родом.
        — Генерал, так что мы тут делаем: отбиваем, или защищаем?  — уточнил Эрик у Таила, сле-
        дившего, за разгрузкой снаряжения.
        — И то, и другое,  — сухо ответил Таил.  — А может, и третье.
        — А третье — это что?
        — Тебе лучше знать, лейтенант. Ты ведь у нас спец, действовать по принципу: не выходит
        защитить — нужно уничтожить!  — усмехнулся генерал.  — Давайте, шевелитесь. Нужно еще посты
        расставить…
        Первая вахта досталась Эрику и Авенсу. Таил прохаживался по территории космопорта с
        убранным шлемом и тревожно всматривался в завесу метели. Глядя на него, Эрику становилось
        не по себе. Было не понятно, что они здесь делают. Неподалеку, оказался захвачен поселок. Там
        расположились основные торианские силы, и по любой логике, нужно выбивать врага оттуда, а
        не сидеть в космопорту. Пытаться узнать у генерала, чем командование мотивирует свои
        действия — бесполезно. Таил всегда говорит ровно столько, сколько считает нужным.
        — Майлов, я слышал, ты девчонкой обзавелся,  — обратился к Эрику Авенс.  — Кто она?
        — Авенс, ты, наверное, обратно в оружейку хочешь,  — Эрик повернулся к лейтенанту.
        — Почему?
        — По состоянию здоровья!  — Эрик открыл шлем, подставляя лицо, морозному ветру. Щеки
        закололо от хлестких ударов снега.
        — Чего ты такой хмурый, не радостный?  — Авенс оперся на «Керташ».
        — Ты лицо генерала видел? Много радостного оно предвещает? Вот Грон еще притащится,
        тогда, точно можно будет сказать — трандец нам здесь.
        И Энтони действительно «притащился» через несколько часов. Причем, не так, как это
        полагается делать командованию, а высадившись из верхних слоев атмосферы, в боевом
        «скелете» с полной экипировкой, и всем сразу стало ясно — начальник базы прибыл не для того, чтобы узнать обстановку. Солдаты вытягивались по стойке «смирно» и отдавали честь. На их
        лицах читалась плохо скрываемая тревога. Если генерал все бросил и сам решил принять участие
        в операции, значит, дело может обернуться полной дрянью.
        — Ну, и чего тебе на месте не сидится?  — поинтересовался Таил, когда они прошли в диспет-
        черскую.  — Всех солдат мне переполошил. Опять ведь, будешь нагоняи получать.
        — Та,  — Энтони снял перчатки,  — мне не в первый раз. Там все уже привыкли. Хоть кровь по
        венам разгоню, а то прокиснет скоро. Да и былые времена вспомним.
        — Былые времена не вернуть, а ты допрыгаешься,  — нравоучительно произнес Таил.  — У тебя, теперь, другое положение. Ты свое отпрыгал. Когда только успокоишься.
        — Когда к звезде пойду. И вообще, кто б говорил. У меня есть полномочия: прикажу, и убе-
        решься отсюда.
        — Как только, так сразу!  — усмехнулся Таил.  — Давай уже, рассказывай, что стряслось.
        — Ничего нового. Но тут и старого хватает,  — Энтони присел.  — Как обстановка?
        — Тихо. Даже слишком. Главное, что бы флот хорошо сработал.
        — Пока, держатся, а там, кто его знает…
        Разговор прервал мощный взрыв, прогремевший совсем рядом. Оба генерала, вскочили,
        хватая оружие.
        — Вот и закончилась тишина,  — Таил снял плазменную винтовку с предохранителя и вылетел
        на улицу.
        Солдаты занимали обозначенные позиции. Видимого противника, пока, не было. Прозвуча-
        ло еще два взрыва и, на некоторое время, повисла тишина. Энтони занял позицию с группой
        Алика. Таил остался со своей командой. Он стоял неподвижно, сжимая в руках «горелку» и
        погрузившись в изучение показаний сканера. Нейтронные ловушки, которые он приказал Эрику
        расставить, свое дело сделали, но, почему-то, сработали не все. Таил, не проронив ни слова, вскинул «горелку» и выстрелил в сплошную стену снега, тут же отскочив в сторону. Там, где он
        только что стоял, прошла автоматная очередь. Эрик и Нилион, поспешили открыть огонь. С
        позиции Энтони, тоже донеслись звуки выстрелов. Несколько случайных залпов, попали в
        здание диспетчерской. Послышался взрыв, и звон битого стекла.
        Ториане не спешили идти на сближение, предпочитая, перестрелку на пределе дальности
        выстрела. Полагаться, приходилось только на показания сканера. Метель разыгралась не на
        шутку и в десяти метрах, уже ничего невидно.
        — Майлов, бери девятерых, и заходи по левому флангу!  — приказал Таил.  — Поддержите
        группу Авенса, там ловушки не сработали!
        Авенсу, с его группой, действительно приходилось туго. Эрик не мог понять, почему ло-
        вушки не сработали. Он устанавливал их вместе с Майколом и Лоуном, и несколько раз все
        проверил. Но, размышлять об этом сейчас, нет времени. Неприятель, сумел отрезать их от
        основных сил. Энергии, на «горелке», почти не осталось, и Эрик перешел на лазерный автомат.
        Больше всего неприятностей, доставляла группа ториан засевшая в недостроенном ангаре.
        — Авенс, я их отвлеку, а ты давай из подствольника,  — предложил Эрик.
        — Не выйдет,  — отверг эту идею лейтенант.  — Там четверо моих зажаты, могут пострадать.
        — Какого хрена они там делают? Там не сработавшие ловушки!
        — Самоходку убирали. Прикинь, если бы она шмалить начала?
        Эрик выругался. Ждать помощи от Лоя, тоже сильно не приходилось. Из-за погодных усло-
        вий, он мог полагаться только на показания сканера и делал все возможное.
        — Нужно их оттуда вытаскивать. Майкол, ты со мной, Авенс, прикрывай,  — Эрик проверил
        индикатор перегрева.  — Заодно, и ловушки активируем.
        — Майлов, ты чумной?  — Авенс, не прекращая огня, чуть повернулся к Эрику.
        — Если не активировать ловушки, мы тут долго не продержимся. Они на цепную реакцию
        замкнуты — всех сразу накроет.
        — Ладно, я с вами!  — Авенс стал ползком пробираться вперед.
        Эрик связался с Нилионом и попросил обеспечить прикрытие. Положение, действительно
        приближалось к критическому. Таил, все время молчал. Единственное, что слышали от него
        солдаты — это короткие приказы. Потом, он перебросился несколькими фразами с Энтони, по его
        личному каналу, так же коротко выругался и отдал приказ, отходить к ремонтным боксам.
        Несколько плазменных зарядов, пролетели совсем рядом с генералом, но он, казалось, даже не
        заметил этого. Таил отводил солдат на безопасное расстояние, чтобы они не попали под
        воздействие нейтронных ловушек, когда Эрик их активирует. После боя, генерал намеревался


        сказать лейтенанту пару ласковых и доходчиво объяснить, что подобные действия следует
        согласовывать со старшим офицером.
        Два торианена попытались обойти Таила сбоку, но генерал засек их по сканеру и, резко
        обернувшись, уложил обоих одним выстрелом из «горелки». Среди месива боя, он пытался
        отыскать Эрика, но разобрать можно было только где свои, а где ториане.
        — Харистит, ты меня слышишь?  — связался Таил с Нилионом.
        — Так точно!  — отозвался небарианин.
        — С Томиным и Лоем останешься на подстраховке у этих самодуров. Обеспечите им отход, -
        распорядился генерал.  — Засядете возле склада!
        — Есть!  — отрапортовал Нилион и начал продвигаться к указанной позиции.
        Небарианин оказался под перекрестным огнем. Со всех сторон сыпались лазерные разряды.
        Датчики «скелета», выдали предупреждение о плазменном взрыве. Нилион шарахнулся в
        сторону, сбив с ног Рика.
        — Дьявол!  — Рик приподнял голову.  — И какого, Майлову вечно нужно куда-то вляпаться!
        — Выберемся, спросишь у него,  — недовольно отозвался Нилион.  — Давай, шевелись уже, до
        позиции немного осталось.
        Он перезарядил «Керташ». В том месте, где взорвалась плазменная граната, поднимался
        пар, от растаявшего снега, а через пару минут, почва покрылась коркой льда. Нилион все же
        сумел подобраться к указанной позиции, и поспешил прикрыть своего неугомонного друга
        огнем.
        Ребят из команды Авенса, зажали в каком-то овраге и теперь, они яростно отстреливались
        оттуда. Увидев, что их прикрывают, они поспешили покинуть свое ненадежное укрытие. Авенс
        подгонял своих подчиненных матами. Он редко ругался, но сейчас, его, по-видимому, достали.
        — Авенс, бери двоих своих и отходи к позиции Алика,  — Эрик перешел на прицельный огонь
        из «Керташа».  — Майкол, ты с остальными к Нилу. Отвлечете от меня этих тварей.
        — Ага, так я тебя и бросил!  — категорично заявил Авенс.  — Сержант, слышал приказ офицера, выполняй!  — поторопил он Майкола.
        Два лейтенанта стали пробираться к не сработавшим ловушкам. Для того чтобы активиро-
        вать их, нужно подойти вплотную к позиции врага, а потом, еще успеть унести ноги. Им везло, метель немного утихла, и это облегчило работу Лоя. Ториане опасались высовываться на
        открытую местность, где становились легкой мишенью для снайпера. Но подпускать к себе двух
        ошалевших офицеров, которые шли в лоб, явно задумав что-то из ряда вон выходящее, им тоже
        не хотелось.
        — Прикрывай меня!  — бросил Эрик, когда они подобрались к нужной ловушке.
        Авенс сосредоточился на неприятеле. С небольшой группой ториан, он решил не возиться и
        ликвидировал их из подствольника. Эрик усердно копался с ловушкой и будто не замечал того, что происходит вокруг.
        — Вот же, мудачество!  — вырвалось у него.
        — Что там?  — поинтересовался Авенс, не поворачиваясь и не прекращая стрельбы.
        Лазерный автомат уже начал перегреваться, а сменить оружие, не представлялось возмож-
        ности.
        — Ничего, совсем ничего. Что за хренотень!.. Сейчас что-нибудь придумаем…
        Эрик достал несколько «нейрушек», и вновь занялся ловушкой. От злости, он готов был
        придушить первого, кто попадется ему под руку.
        — Эрик, какого хрена вы там делаете?  — раздался в рации недовольный голос Нилиона.  — Нам
        здесь сейчас кранты придут!
        — Нил, не до тебя,  — Эрик не отрывался от своего занятия.  — Не отвлекай, а то будешь мои
        ошметки собирать!  — он отключил рацию.  — Я выставил таймер на тридцать секунд.  — Эрик
        сдернул с плеча «Керташ» и повернулся к Авенсу.  — Линяем по быстрому. На этот раз, рванет
        точно…
        Слинять по-быстрому, оказалось не так просто. Перед ними опустились пятеро ториан.
        Одного из них, уложил Авенс, после чего, лазерный автомат все же отказал. Сменить оружие, лейтенант не успел. В живот вошло три пули. Он согнулся пополам и стал падать. Эрик успел его
        подхватить.
        — Ты уходи, а я тебя прикрою,  — едва слышно проговорил Авенс.
        — Иди к Акрику!  — Эрик включил антиграв.
        В спину сыпались выстрелы, но пока, ни один не достиг цели. Эрику везло. Прогремел
        взрыв. Ударной волной, лейтенанта швырнуло в сторону. Электроника «скелета» дала сбой. Эрик
        почувствовал, как ударился обо что-то твердое. По телу прошел ток, и он потерял сознание.


        Когда Эрик пришел в себя, он обнаружил, что лежит на диване, в небольшой комнате. У
        противоположной стены, стоял стол и за ним, склонившись над какими-то бумагами, сидел Таил.
        Эрик тоже сел.
        — Очухался, суицидник хренов?  — генерал отодвинул бумаги и посмотрел на лейтенанта. -
        Ты какого черта лысого туда полез?
        — Ловушки активировать. Генерал, а где Авенс?
        — Нет больше Авенса. Его в паре метров от тебя нашли, мертвым. И ты был бы таким, если
        бы ни Майкол с Нилом,  — Таил встал и подошел к Эрику.  — Они едва ни опоздали. Иногда, мне
        кажется, что у тебя мозгов нет. Совсем. Вот и лезешь ты, Акрик знает куда! Здохнуть решил
        красиво? Рано тебе, еще успеешь…
        — Генерал, не надо полоскать мозги,  — Эрик поднял на него глаза. — Вы ведь знаете — это бес-
        полезно. Ториане отступили?
        — А что им еще было делать? Ты мне тут не хами, а то опомниться не успеешь, как вернешь-
        ся на Гристон! Лучше скажи, почему ловушки не сработали? Ты ведь сам их ставил.
        — Кто-то вывел из строя. Всю начинку вытащил, не поленился, падла. Я ее три раза прове-
        рял, все нормально было, получается, уже перед самым нападением. Командир, кроме наших, никто не мог.
        — Знаю,  — Таил присел рядом с лейтенантом.
        Выявить продажную мразь, можно, только если провести немедленное сканирование, но
        такой возможности нет. Потом, придется получать санкцию у Разведуправления и Службы
        Дознаний, а Таилу казалось, что такого разрешения он не получит. У них только домысли и
        никаких фактов. Даже неисправную ловушку уже не предоставишь…
        — И еще, у меня такая мысль мелькнула: почему торианские агенты проявляют себя только
        тогда, когда я рядом с Олин?  — поделился Эрик своими соображениями.
        — У тебя что, от «нейрушки» мозговая деятельность активизировалась? Оно и видно, что
        думал ты не о том, о чем нужно. Смотри, лейтенант, еще одно несогласованное действие, и с тебя
        слетит звание. Я сам его сдеру. Ты хороший офицер, с этим не поспоришь, но ты совершаешь
        необдуманные действия, искренне веря, что другого выхода нет. Ты заплатишь за это жизнью.
        Таил встал и вышел. Эрик вздохнул. Он знал, что генерал действительно может лишить его
        звания. Просто, что бы дать понять — он говорит серьезно.


        Нотэл ждал, когда к нему зайдет Уил Вернер. Полковник только вернулся на Эврум, и ге-
        нералу не терпелось услышать его доклад. В голове, все еще крутился последний разговор с
        Таилом. Не верилось, что он всерьез может подозревать Челиона. В дверь постучали.
        — Войдите!  — пригласил Нотэл.
        — Генерал,  — Вернер отдал честь,  — я сразу к вам.
        — Присаживайся. Как слетал?
        — Зря. Нет там ничего. Одна космическая пустота, да куча разгромленных кораблей.
        — То есть как ничего? Уил, ты точно был там, где надо?
        — Точно. Все по координатам. Нет там никакой станции. Не верите, слетайте сами.
        — Полковник, ну я же еще из ума не выжил. Я там был, все это видел, вот так, как тебя. Я
        ходил по этой станции!
        — Никто не спорит. Но сейчас, там ничего нет. Я тоже еще в уме, все проверил, только рука-
        ми не ощупал. Да и сколько лет прошло? Таил, он умнее нас всех, мог подстраховаться.
        Теперь, Нотэл понимал, о каком сюрпризе говорил Таил. Вот только, что докладывать Че-
        лиону? Он и так с него чуть три шкуры ни спустил, за утерянные данные. А Таил, ему что, скажет, как всегда, что не понимает о чем идет речь, и ни одно сканирование, ни Акрика не
        покажет. А начнешь настаивать, может и образцы вот так же, как и станцию. Терять-то ему, действительно нечего.
        — Генерал, неужели, нельзя никак заставить Таила говорить?
        — Ты его что, первый день знаешь?  — Нотэл откинулся на спинку кресла.  — Коинта в принци-
        пе нельзя заставит сделать что-либо. У меня был один вариант, но, после нашего последнего
        разговора, я от него отказался. Мне еще жить не надоело. Можешь идти.
        Вернер не спеша поднялся и, отдав честь, вышел. Полковник никому не говорил, что в
        систему Элатрон, он летал уже не в первый раз. И орбитальную станцию он тоже видел и ходил
        по ней. А теперь, ее не стало. Даже ни одного крупного куска не осталось. А еще, Вернер
        обнаружил на ней то, что не видели остальные. Правда, о своей находке, он предпочел умолчать.
        Во многом, полковник разделял мнение Таила. А еще, полковник просто не смог разобраться со
        своей находкой. Но теперь, это не имеет значения. Станции нет, и все, что на ней находилось —
        исчезло. Растворилось в глубинах Большого Космоса, и искать, не имея никаких предпосылок —
        бесполезная трата времени. Вернер со вздохом открыл свой кабинет и обомлел на пороге.
        Внутри, все оказалось перевернуто. На полу, валяются остатки компьютера и информационные
        кристаллы. Вернер достал коммуникатор и набрал номер Нотэла.
        — Генерал, вы не могли бы подойти к моему кабинету,  — произнес он, не отрывая взгляд от
        бардака.  — И вызовите «мусорщиков», кажется, для них есть работа.
        Нотэл, тупо пялился на погром в кабинете полковника. Он абсолютно ничего не понимал.
        Если кто-то хотел достать информацию, то зачем действовать так? Все можно сделать чисто, чтоб никто даже не заметил утечки. Служба Дознаний, или как ее называли между собой солдаты
        и офицеры «мусорщики», среагировала быстро. И теперь, два капитана и один майор, пытались
        найти хоть какую-нибудь зацепку.
        — Ну, полковник, готовься,  — Нотэл следил за их работой,  — мы с тобой, теперь к Таилу на
        Орус отправимся. Он там воюет, а мы, будем его свежей водичкой снабжать.
        — Нужно было попробовать самим разобраться. Спороли горячку,  — с сожалением прогово-
        рил Вернер.
        — Я один раз, уже разобрался сам. Не знаю, откуда Таил все узнает, но, что результаты экс-
        пертизы тю-тю, ему известно, и главнокомандующему, теперь, тоже,  — Нотэл говорил в
        полголоса, что бы «мусорщики» его не слышали.  — Хорошо, хоть не знает, что ни они одни. И
        вообще, не приятный разговор у нас получился. Тебе повезло, что слинять успел.
        — Генерал, мы взяли все необходимые образцы и провели экспресс анализ,  — прервал разго-
        вор, майор СД.  — Нами обнаружены генетические следы: ваш, генерал, и ваш, полковник.
        — Это не удивительно,  — Нотэл старался сохранять спокойствие.  — Полковник Вернер нахо-
        дится в моем непосредственном подчинении. Я часто передаю ему документы, да и он мне, тоже.
        — Генерал, мы нашли ваши образцы внутри сейфа и на деталях компьютера,  — пояснил май-
        ор.  — Думаю, будет лучше, если мы поговорим об этом в вашем кабинете. Полковник, вы можете
        проверить сохранность информации.
        Вернер прошел в кабинет и принялся собирать разбросанные документы. Нотэл направился
        в свой кабинет. Майор последовал за ним.
        — Ну, я вас слушаю,  — Нотэл сел в кресло.  — Вы что думаете, я устроил погром в кабинете
        своего подчиненного? С какой целью? У меня есть вся информация, которая проходит через
        него.
        — Генерал, мне нужно знать, над какими делами работал полковник Вернер,  — майор присел
        напротив Нотэла.
        — Я не могу вам предоставить эти данные. У СД нет доступа к информации подобного рода.
        — Генерал, я не стал говорить при полковнике и своих подчиненных, но там был обнаружен
        еще один образец. Он принадлежит генералу Коинту Таилу.
        — Что?  — Нотэл не поверил своим ушам.  — Ты в своем уме, майор? Тогда, уже проще предста-
        вить, что это сделал я! Зачем оно ему надо? Тем более, Таил сейчас на Орусе, как он мог
        умудриться? Раздвоился?
        — Не знаю. У меня есть факты, я их изложил.
        — Да знаешь, где бы я видал такие факты! Я много лет знаком с Таилом, и поверь, у Вернера
        нет ничего, что могло бы его заинтересовать. Значит так — это дело, я беру под свой личный
        контроль. Результаты экспертизы, засекречиваются. Никто о них не должен знать. Отчитываться
        будешь только мне. Твое командование, я поставлю в известность. Понял?
        — Так не получится,  — возразил майор.  — Вы связаны с Таилом, служили под его командова-
        нием — вам не положено заниматься делом, по которому он фигурирует.
        — Майор, ты просто не представляешь, чем может обернуться это «дело». Я должен быть в
        курсе происходящего, так будет лучше для всех.
        — Я могу держать вас в курсе,  — предложил майор.  — Но и то, только из личного уважения.
        — И на том спасибо. Можешь идти. Я буду ждать отчет.
        — Я свяжусь с вами, как только появится информация,  — пообещал майор вставая.
        «Мусорщик» отдал честь и вышел. Нотэл пребывал в полной растерянности. Он был уве-
        рен, что Таил не мог этого сделать, просто, не его манера. Да и знал генерал на несколько
        порядков больше полковника. Знал то, о чем остальные только догадывались. Нотэл решил не
        ждать, пока Таил вернется с Оруса и сразу сообщить ему о случившемся. Чтоб имел представле-
        ние о том, что его ждет по возвращению. Через пару часов, к нему заглянул Вернер. Вид у него
        был замученный.
        — Вся информация на месте,  — сообщил он.  — Ничего не копировали. Что все это значит…
        — Уил, скажи честно, ты действительно уничтожил всю информацию по проекту 4Х?  — по-
        интересовался Нотэл.
        —Ту, которая была у меня — да. А с остальным, насколько мне известно, поработал Майлов.
        А в чем дело?
        — Всплыло кое-что.


        Нотэл рассказал о том, что произошло во время отсутствия Вернера. По словам Стилы,
        документы ей передал адъютант из Центрального Штаба, под роспись. Получался какой-то
        замкнутый круг.
        — Зачем Таил так открыто?  — задумчиво произнес Вернер.  — Он же перестраховщик, не похо-
        же на него.
        — Я знаю Коинта побольше твоего и то, не могу сказать, что на него похоже, а что нет. Он
        всех заставляет играть по своим правилам. Но, исходя из реакции Челиона, он и раньше его
        подозревал. «Мусорщики» нашли генобразцы Коинта в твоем кабинете, бред какой-то… Так что, Уил, думай. Иначе, Акрик знает что выйдет.
        Вернер понимал, что выйти правда может Акрик знает что. И разгребать последствия при-
        дется именно им. И Таилу действительно лучше все рассказать, а то, почерпнет последние
        новости из своего информационного потока, и неизвестно по каким углам потом щемиться. А
        если уж «мусорщики» успеют поставить его в известность первыми — тогда совсем конец.


        
        ГЛАВА 10
        На космопорт опустилась ночь. Метель утихла, занеся следы боя. Снег искрился под мощ-
        ными лучами прожекторов, которые освещали не только космопорт, но и несколько километров
        прилегающей территории. Дежурство несла группа Алика. Врачи, приписанные к командам,
        занимались ранеными. К счастью, обошлось без тяжелых случаев. Эрику не сиделось на месте и, отмахнувшись от рекомендаций Джилиса, он бродил возле складов. Его мысли, летали далеко от
        Оруса.
        — Лейтенант, ты бы шлем одел, а то уши отморозишь,  — посоветовал подошедший к нему
        Майкол.  — Чего бродишь, как снежный призрак?
        — Местность осматриваю. Майкол, тебе ни кажется странным, что мы торчим здесь, вместо
        того, что бы освобождать поселок?
        — Нет. Командованию виднее. Да и думал ты сейчас не об этом. Если бы это тебя действи-
        тельно так интересовало, ты бы спросил у Таила.
        — Мне сейчас лучше не попадаться ему на глаза,  — он посмотрел в черное небо.
        — А вот попасть на глаза его дочери, ты бы очень хотел.
        — Я даже связаться с ней не могу. Она ведь Акрик знает что подумает.
        — А я тебе говорил, скажи правду, потом меньше проблем будет.
        — Майкол, хватит уже. Мы не раз говорили об этом. Мне самому все это уже поперек горла.
        Я мог погибнуть сегодня, а она, думала бы, что я ее бросил.
        Сержант ничего не ответил. Теперь, он понял, что не давало покоя его другу. В нем боро-
        лись десантник и парень, чье сердце отдано той одной, с которой хотелось провести всю жизнь.
        Но, как видно, десантник брал верх. Как и в каждом из них. Майкол прислушался. Ему
        показалось, что он слышит какой-то шорох, затем, неподалеку раздался скрип снега под ногами.
        — Ты слы… — Эрик приложил палец к губам, призывая сержанта к тишине.
        Лейтенант вытащил меч и жестом объяснил сержанту обойти здание с другой стороны, а
        сам стал бесшумно продвигаться на звук. Скрип снега стал едва слышен. Кто-то хотел подойти
        незаметно. Из-за угла упала тень. Эрик затаился. Когда показалась фигура, он шагнул навстречу
        и приставил меч к горлу.
        — Слышь, Эрик, ты совсем охренел?  — Алик явно не ожидал такой встречи. В затылок ему
        уперся автомат.
        —А нечего подкрадываться,  — Эрик убрал оружие.  — Майкол, нужно было пальнуть по ногам, чтобы он бросил эту привычку!  — кинул он сержанту, вышедшему из-за спины лейтенанта.
        — А провести сканирование, не судьба?
        — Ты чего шепчешь?  — Эрик только сейчас заметил, что Алик говорит вполголоса.
        — Я что-то слышал, решил проверить, а тут ты. Тебе точно все мозги отшибло.
        — Мы тоже слышали,  — Майкол так и не убрал автомат.  — Может, внутри?  — сержант кивнул
        на здание.
        — Нужно проверить,  — Эрик отошел на пару шагов и осмотрел здание.
        — Может, лучше генералу доложить, для начала,  — предложил Алик.  — Он же с нас шкуру
        спустит, если что ни так.
        — Ага, а если окажется, что это кто-то из наших решил уединиться и с толком провести сво-
        бодное время, генерал нас по голове погладит, и скажет, какие мы молодцы, что пресекли
        неуставщину, в боевой обстановке,  — Эрик закрыл шлем и начал проводить сканирование здания.
        Оно обозначалось, как хозяйственный склад. Внутри, все завалено коробками и контейне-
        рам. Судя по всему, в них находилось списанное оборудование. Но, за время своей службы, Эрик успел понять, что не все является тем, чем обозначается. Сканирование показало, что
        внутри действительно кто-то есть, и, судя по данным — это Нилион.
        — Какого дьявола он там забыл?  — Эрик открыл шлем.  — Да еще в полном одиночестве.
        Если бы Нилион находился в компании девушки, ни у кого не возникло бы вопросов. Война
        войной, а жизнь идет своей чередой. Каждому хочется любить и хоть на мгновение, почувство-
        вать себя счастливым. Конечно, обстановка сейчас не подходящая, но Эрик мог бы понять.
        — Нужно узнать, чего он туда полез,  — Эрик направился к входу.
        — Эрик, может лучше доложить?  — Алик пошел за ним.
        — Алик, ты когда от своего занудства избавишься?  — бросил Эрик через плечо.
        — Это не занудство, а здравый смысл,  — поправил его капитан.  — Подозрительно это все. Осо-
        бенно, после этих ловушек…
        — Ты думаешь, Нил броситься на нас с оружием? Просто, я хочу знать, что ему там нужно.
        А доложить, мы всегда успеем,  — Эрик толкнул дверь, но она оказалась заперта.  — Майкол, займись,  — приказал он сержанту.
        Сержант осмотрел систему блокировки. Дверь была заперта изнутри, но ему потребовалось
        всего пара минут, что бы вскрыть ее. Дверь отъехала в сторону, и сержант оказался сбитым с ног.
        Тот, кто это сделал, вскинул плазменную винтовку и хотел выстрелить, но Алик, стоявший чуть
        в стороне и оставшийся незамеченным, ударил его прикладом в основание шлема. Он упал на
        колени, выронив оружие. Поднявшийся Майкол, ударом ноги, отправил его к зданию, где он
        остался лежать без сознания. У Эрика сработала рация.
        — Слушаю,  — ответил он.
        — Лейтенант, на территории посторонний,  — доложил Рик.  — Лейтенант Харистит обнаружен
        раненным, с него сняли «скелет».
        — Рик, где ты был минут пять назад,  — Эрик, вместе с Аликом, поднял лазутчика.  — Взяли мы
        этого мудилу. Так хоть знали бы, с кем дело имеем. Доложи генералу.
        — Какому?
        — Да любому. Конец связи,  — Эрик отключил рацию.  — Что, поперли его к командованию? -
        обратился он к Алику и Майколу.


        Капитан покосился на торианена и вздохнул. По неписаному закону десанта, каждый сам
        разбирался со своими трофеями, какими бы они ни были, потому пленных брали редко. Никому
        не хотелось возиться.


        Энтони и Таил, заняли кабинет начальника космопорта. Они собирались объявить общую
        тревогу, когда на связь вышел Рик и доложил, что лазутчик пойман. На всякий случай, Энтони
        приказал прочесать всю территорию и доложить результат. Едва он отключил связь, как дверь
        открылась, и в кабинет зашвырнули бесчувственное тело.
        — Что это?  — выдавил Таил, глядя на валявшегося на полу солдата в «скелете» десантника
        МВК.
        — Торианский лазутчик,  — пояснил Эрик.  — Задержан нами на хозяйственном складе.
        — Почему «скелет» с него не сняли?  — Энтони приподнялся из-за стола и взглянул на плен-
        ного.
        — Заклинило. Не на улице же с ним ковыряться.
        — Понятно,  — Энтони переглянулся с Таилом.  — А как вы его так шустро нашли? Просто,
        моментом.
        — Случайно. Услышали подозрительный шум, решили проверить.
        — Значит, вы его обнаружили раньше, чем узнали кто он,  — сделал вывод Энтони.
        Ни подтверждения, ни опровержения этому выводу, не последовало. С пола донесся легкий
        шорох, но возню очухавшегося торианена, прекратил пинок Майкола.
        — Извините,  — смущенно произнес он, заметив на себе недовольные взгляды обоих генера-
        лов.  — Не сдержался.
        Генералы вновь переглянулись и ничего не ответили. Энтони вызвал двоих солдат, что бы
        они забрали пленного и сам пошел с ними, опасаясь, что кто-нибудь еще «не сдержится» и тогда, ничего узнать не удастся. Оставшись со своими подчиненными, Таил смерил их взглядом,
        прошелся по кабинету и остановился вплотную к Эрику.
        — Майлов, я тебя предупреждал?  — он смотрел, лейтенанту в глаза не отрываясь.
        — Так точно!  — Эрик не отвел взгляд.
        — И что мне с тобой теперь делать? На самом деле разжаловать? Ты пойми, любому терпе-
        нию приходит конец. Мало того, что у самого дурь в голове, ты еще и других за собой тянешь.
        Что будет, если тебе доверить команду, я даже представить не могу! Хотя, могу — видел на
        «Симбирии». Это же сборище психов получится! А ты тоже хорош!  — переключился он на
        Алика.  — Капитан, я от тебя такого не ожидал. Ты же старше по званию, не мог приказать им?
        Или, доложить, по крайней мере?
        — Генерал, мы хотели сначала все проверить, мало ли что могло показаться, только перепо-
        лошим всех,  — предпринял попытку оправдаться Алик.  — А потом, как-то все само собой
        получилось. Дверь открыли, и он сразу набросился…
        — Напишите рапорт. И что бы до конца операции, слились с местностью и ничем от нее не
        отличались! Пошли вон с глаз моих!
        Майкол и Алик отдали честь и удалились, а вот Эрик не спешил уходить.
        — Лейтенант, я что, не ясно выразился?  — Таил присел в кресло и закинул ногу на ногу.  — Дай
        отдохнуть от твоей хамской рожи!
        — Генерал, я хотел кое-что уточнить. Я вот ходил по территории и думал…
        — Надо же?  — Таил изобразил на лице удивление.  — Ты еще и думать умеешь.
        — Генерал, я серьезно.
        — Да у меня, после твоих сегодняшних номеров, тоже шутить, настроения как-то нет,  — гене-
        рал оперся локтем о стол.  — Ну, давай уже, выкладывай, чего ты там надумал.
        — Мне не понятно, что такое мы тут охраняем? Нам бы в поселок, выбить этих сволочей
        оттуда, да и делу конец… И лазутчик этот, какого дьявола он забыл на хозяйственном складе, где
        кроме списанного хлама ничего нет. Вот я и подумал: может, там и не хлам вовсе?
        — Майлов, у тебя есть странная особенность — ты включаешь мозги тогда, когда это совсем
        не нужно. Тебе что, больше всех надо? Выполняй поставленную задачу, и не суй нос, куда не
        просят.
        — Значит, там и правда не хлам?
        — ТАМ ничего кроме хлама нет.
        — А где есть?
        — Майлов, иди отсюда на хрен!  — не выдержал Таил.  — Чего ты лезешь, куда не надо? Прика-
        зано оборонять космопорт, вот и занимайся этим, а остальное — не твоего ума дело. Проваливай!
        Эрик отдал честь и вышел. Таил, тяжело вздохнул. С таким упрямством и пристрастием до
        всего докапываться, он рано или поздно, узнает правду. Так ни лучше ли все рассказать? Генерал
        отмахнул эту мысль. Не сейчас. Еще не время. Нужно узнать, что удалось выяснить у пленного.
        Таил никогда не проводил допросы сам. Даже предварительные. Да и пленных он тоже никогда
        не брал. Не мог совладать с собой и оставить врага в живых. Слишком велика была ненависть.
        Если кому-то из его подчиненных удавалось взять пленного, он тут же приказывал убрать его с
        глаз долой, чтоб ни поддаваться искушению. Вот и теперь, Таил ждал на улице, пока Энтони
        закончит допрос. Алик и Майкол, решили действительно не попадаться генералу на глаза.
        Сержант ушел в выделенное для отдыха помещение, а капитан проверял посты. Только Эрик
        никак не мог успокоиться и продолжал слоняться от одного здания к другому.
        — Ну, а ты-то, чего места себе не находишь?  — из диспетчерской вышел Энтони и стал рядом
        с Таилом.
        — Нервный он какой-то стал,  — генерал кивнул в сторону Эрика, который о чем-то разгова-
        ривал с Дейвом.
        — Так ты же сам его довел. Чего ты к нему прицепился? Они ведь все правильно сделали. И
        во время боя, и сейчас. Конечно, жаль Авенса, но Майлов же не виноват. Он его до последнего
        тащил. Единственное, в чем Эрик неправ — это в том, что не докладывает о своих намерениях.
        Но, с другой стороны, если на каждое действие просить разрешение, так и до маразма дойти не
        долго. А когда связи нет?
        — Если мне не изменяет память, я сам тебя этому учил,  — Таил повернулся к Энтони.  — Так
        что, не полощи мне мозги.
        — Этому учат всех. Ты и сам стал какой-то нервный.
        — Возможно. Устал я, Энтони, наверное, пора мне на покой. Смена у меня есть, что еще
        надо…
        — Ты это серьезно?
        — Конечно же, нет,  — Таил грустно улыбнулся.  — Так, минутная хандра. Что я буду делать?
        Такие, как мы, уходят на покой одной дорогой, а их — жалко,  — он кивнул в сторону Эрика и
        Дейва.  — Они хоть и другое поколение, а дорога к покою, все равно одна. Наверное, я старею, раз
        начинаю думать о таком.
        — Коинт, ты бы перестал так опекать Майлова,  — посоветовал Энтони.  — А то по базе уже
        слух ходит, что он твой сын.
        — От кого, не ходит?
        — Пока, нет.


        — Ну, как пойдет, так сообщи. Мне ведь интересно, от кого у меня сын появился.
        — Если б я не знал правду, я бы поверил в это,  — признался Энтони.  — Ты все же не напирай
        на него так, вон как парня загрузил.
        — Поверь, он сейчас думает совсем о другом, и мои нагоняи, ему как фоновый шум в рации: не приятно, но что ж поделаешь. Его мысли далеко отсюда.
        — Так что, я оказался прав?  — Энтони расплылся в самодовольной улыбке.  — Нужно было
        поспорить с тобой, был бы ты сейчас мне должен.
        — Ну, давай, суши зубы! Только смотри, отморозишь, и выпадут все. Ты же знаешь, я не
        лезу в личные дела солдат. И я не стану изменять этому правилу, даже если это отношения с
        моей дочерью. Лучше рассказывай, что удалось узнать у этого отморозка.
        — Хрень он несет полнейшую… — Энтони взглянул на Таила.
        В его глазах читалась растерянность и озабоченность. По словам пленного, Нилион сам ему
        помогал. У них была договоренность. Торианен должен был совершить диверсию, а лейтенант
        обеспечить ему доступ на территорию космопорта. Таил отнесся к таким сведениям скептически.
        В то, что Нилион продался, совершенно не верилось. А в то, что он добровольно согласился
        снять «скелет» на морозе — еще меньше. Лейтенант не сделал бы этого, даже под угрозой смерти.


        Прослонявшись около часа, Эрик все же пошел отдохнуть. Через четыре часа, нужно засту-
        пать на дежурство. Зайдя в выделенную им коморку, он бросил взгляд на пустую кровать
        Нилиона. Майкол ворочался во сне. Эрик делил с ним комнату еще в подготовительном центре и
        знал — если сержант, по каким либо причинам плохо спит, то рядом с ним тоже никто не уснет.
        Эрик снял «скелет» и лег на свою кровать. Сон к нему не шел. Он закрыл глаза и перед ним
        всплыл образ Олин. Стали мелькать воспоминания о днях, которые они провели вместе.
        Постепенно, Эрик стал погружаться в приятную дрему, где были сладкие поцелуи и нежные руки
        любимой. Сон оборвало недовольное кряхтение, и в Майкола полетела подушка. Лейтенант знал, что это единственный способ успокоить сержанта.
        — Лейтенант, тут и так хрен уснешь, ты еще подушками швыряешься,  — Майкол сел на кро-
        вати.
        — А я с какой радости должен составлять тебе компанию? Сам только задремал, а ты со сво-
        им кряхтением.
        — Что, отвык спать один?  — Майкол кинул подушку обратно.  — Так нужно было Соню сюда
        захватить, она бы с радостью тебе постель согрела.
        — Пошел ты!  — Эрик положил подушку и лег, укрывшись с головой.  — Спи, давай. Нам скоро
        в патруль, а у тебя одни глупости в голове,  — проворчал он из-под одеяла.
        — Эрик, а ты и правда думаешь, что здесь есть что-то, что требует усиленной охраны? -
        Майкол никак не хотел спать.
        — Ты же сам говорил, что командованию виднее,  — Эрик откинул одеяло.
        — Командованию-то, оно по любому виднее. А солдату все равно любопытно, что он охра-
        няет.
        — А тебе что, полегчает, если ты узнаешь? Спи.
        Майкол вздохнул и лег. Это могло означать, что Эрику ничего неизвестно, но при этом, он
        остался со своими убеждениями. А может, в чем-то нашел им подтверждение. Некоторое время, он лежал, погрузившись в свои размышления, но так и не пришел ни к какому конкретному
        выводу.
        — Эрик, ты еще не спишь?  — вновь окликнул Майкол лейтенанта.
        — Скорее, уже не сплю. Ты чего никак не угомонишься?  — Эрик повернулся к сержанту.
        — Эрик, а ты у генерала не спрашивал, что такого в том складе?
        — Спрашивал. Генерал сказал, что ТАМ ничего нет.
        — А где есть?
        — Майкол, ну чего ты ко мне пристал? Откуда я знаю? И вообще, мне сейчас глубоко напле-
        вать, что мы тут охраняем. Лишь бы побыстрее разобраться.
        — Ага, все-таки, одному спать, теперь не очень,  — усмехнулся Майкол.  — А Таил знает?
        — Догадывается. А вообще, это не его дело. Он сам так сказал.
        — Трудно не догадаться, когда пол базы говорит, что ты с разведчиком девчонку не поделил.
        — Я знаю, что говорят. Это Алик слух пустил.
        — С каких пор он начал сплетнями заниматься?  — удивился Майкол.
        — С тех самых, как я попросил. Его Барнон спрашивал, не знает ли он, что у меня за дела с
        разведкой и куда я все время мотаюсь. Вот пускай теперь, на пару с Соней, слушает и радуется.
        — Эрик, я, конечно, не собираюсь тебя учить, но эти отношения…
        — Майкол, не бери пример с Долана. Он у меня чуть по физиономии ни выпросил, за свои
        нравоучения.
        — Я не о том. Просто, если ты не расскажешь ей правду — это Акрик знает чем обернется.
        Она ведь все равно узнает.
        — Мы с тобой уже говорили об этом. И вообще, нашел время, для задушевных бесед. Все,
        отбой!  — Эрик отвернулся, давая понять, что у него нет желания обсуждать свою личную жизнь.
        Майкол закинул руки за голову и закрыл глаза. Ему казалось, что лейтенант долго будет
        расплачиваться, если не решится на откровенный разговор с Олин сейчас, но, доказать ему что-
        то, просто не возможно.


        В эту ночь, Майкол был не единственный, кому не спалось. В кабинете начальника космо-
        порта, горела только настольная лампа. Энтони придвинул стул к окну и смотрел на искрящийся
        под прожекторами снег. Наружу прорвались воспоминания, давно загнанные в самый темный
        угол сознания. Алия — она была с Оруса. Глаза, цвета морской волны, молочно-белые волосы, спадающие ниже плеч, все это досталось ей от матери — уроженки ледяной планеты. А Нотэлу
        передался только цвет глаз. Энтони очень любил ее. Он так и не смог найти силы забыть Алию и
        жить дальше. Не смог и перестать винить себя в ее гибели. Они с Таилом опоздали всего на
        несколько минут, и это стоило жизни их любимым. Если бы они пришли раньше, и Стенга, и
        Алия остались бы живы. Если бы они смогли их уговорить покинуть Корэллу…
        — Ты чего здесь сидишь?  — окликнул его Таил.
        — Так, задумался,  — Энтони повернулся.
        Он не слышал, когда вошел Таил, и ему было неловко, что его застали в таком состоянии.
        — Понятно,  — Таил заметил в глазах Энтони застывшую боль, и она лучше слов сказала, о
        чем думал генерал.  — Энтони, зачем ты сюда прилетел?  — он присел на диван, стоявший у стены. -
        Это было плохой идеей.
        — Только не надо говорить, что Центральный Штаб с меня три шкуры спустит,  — недовольно
        произнес Энтони.
        — Я и не собирался. Просто, ты зря решил поучаствовать именно в этой операции. Пребыва-
        ние здесь, плохо на тебе отражается.
        — Я в норме. Всегда был и останусь. Можешь не беспокоиться. Сам-то, почему не отдыха-
        ешь?


        — Тоже думаю. Только о том, что можно изменить. Слушай, тут скоро бунт начнется,  — Таил
        откинулся на спинку и забросил ногу на ногу.  — Ребята не понимают, чего мы сидим здесь, когда
        нужно вышвырнуть ториан из поселка. Да я и сам, честно говоря, того же мнения. Выбить их с
        основной позиции, и охранять ничего не нужно.

        — Коинт, ты что, хочешь нарушить приказ?
        — Ни в коем случае. Фактически, это не будет являться нарушением приказа.
        — Ты на что меня толкаешь?  — Энтони дотянулся до стола и, взяв с него ручку, принялся
        отбивать дробь по подоконнику.  — Мне не нужны разборки с Вермом, я просто не хочу его
        видеть.
        — И поэтому, готов торчать здесь до опупения? Правда, тебе это не обязательно, ты можешь
        убраться в любой момент, а мы будем мозги отмораживать.
        Энтони бросил взгляд в окно. В словах Таила есть логика и довольно весомая, но Энтони
        знал, что сейчас к действиям еготолкает свой собственный интерес, и в него не входит сидеть на
        этой глыбе льда.
        Расположить на Орусе пусковые шахты для орбитальных пушек — не самая гениальная
        идея. Конечно, Орус находится в выгодной стратегической позиции, но эта планета и так
        постоянно подвергается нападениям, и разместить здесь стратегический объект, предварительно
        не позаботившись об усилении мер безопасности — это неимоверная глупость. Генерал-майор
        Матвил Верм, мотивировал это «нежеланием привлекать лишнее внимание и необходимостью
        сохранять секретность». Энтони не понимал такой «секретности». Информация, все равно ушла, а солдаты шепчутся, что ни к чему охранять грузовые челноки, и дело здесь не чисто.
        — Мне нельзя здесь торчать. Нотэл выходил на связь — на меня хотят повесить несанкциони-
        рованное проникновение в кабинет офицера Разведуправления, с целью хищения информации.
        — Что?  — от удивления, Энтони чуть ни выронил ручку.
        — Что слышал. Подробностей я не знаю, дело ведет СД. Нужно возвращаться и разбираться
        с этим, а вернуться мы сможем только тогда, когда не будет угрозы.
        — И что ты предлагаешь?  — Энтони перестал стучать.  — Послушать совет Стрелина и сесть им
        на головы?
        — Обойдемся без крайностей,  — Таил встал и включил проектор. Над столом появилась карта
        местности.  — До поселка, двенадцать километров. Наши войска зашли отсюда и отсюда,  — он
        указал точки на карте.  — Контратака назначена на шесть утра, по местному времени, но она
        провалится.
        — С чего такая уверенность?
        — А с чего провалились предыдущие атаки? Давай рассуждать здраво: в таких ситуациях,
        ториане отрубают связь, в этот раз, они не стали этого делать. Почему?
        — Потому, что тогда, войска находящиеся здесь, не смогут корректировать действия с Цен-
        тральным Штабом — они будут действовать по усмотрению своего непосредственного команди-
        ра,  — Энтони вновь начал постукивать ручкой.  — Ториане перестанут получать информацию,
        «сливщик» просто не будет ничего знать.
        — Правильно. Так же, он не будет знать, что мы зайдем отсюда,  — Таил указал маршрут. — Мы
        не станем ни с кем связываться и корректировать действия, а просто начнем атаку вместе с
        основными войсками и прикроем их с тыла. Глядишь, что и получится.
        Энтони понимал — Таил втягивает его в дело, которое может очень плохо закончиться, да и
        как бы это все ни закончилось, разборок с командованием не избежать. Но, по сути, он прав.
        Если они не вмешаются, атака, скорее всего, захлебнется. Какими будут потери — неизвестно, да
        и чем это отразится для них — тоже. Генералы обсудили некоторые детали предстоящей операции
        и подняли солдат по тревоге. Им нужно торопиться, что бы успеть к назначенному времени.


        ГЛАВА 11
        Вой тревоги, буквально подкинул Эрика с кровати. Майкол тоже мгновенно подскочил и
        спешно надевал «скелет». Прикрепив съемное оружие, Эрик включил рацию на общую частоту.
        В ней звучал приказ Энтони, всем командам построиться возле диспетчерской. Эрику так и не
        удалось выспаться. Сигнал тревоги прозвучал в тот момент, когда он только как следует, уснул.
        Группы выстроились возле здания. Алик нервно расхаживал перед своей командой.
        — Алик, ты не в курсе, чего ради нас сюда согнали?  — поинтересовался у него Эрик.
        — Ну да, в первую очередь доложили,  — хмуро проворчал капитан.  — Когда тревога сработала, я думал, опять поползли.
        Из здания вышли оба генерала, в «скелетах», с прикрепленным оружием.
        — Стать в строй,  — приказал Энтони офицерам и, дождавшись пока они займут свои места,
        объявил: — Наша боевая задача — изменилась, те, чьи имена будут названы, останутся на охране
        космопорта, под командование капитана Стрелина, остальные, под моим командованием,
        приступят к выполнению новой задачи…
        Энтони зачитал список. Команда, остававшаяся в космопорту, была сводной. Энтони на-
        стоял на таком решении, чтобы уменьшить риск утечки информации, только, как он уменьшался, таким образом, Таил не понимал. Для экономии времени и сил, до места решили добираться на
        челноке.
        Солдаты не понимали сути происходящего, и на Эрика сыпались вопросы, но он знал не
        больше остальных. Таил, как всегда сохранял хладнокровное спокойствие. Энтони выглядел
        озабоченным. Перед взлетом, он провел какие-то переговоры из рубки управления и после них
        стал еще мрачнее. Когда челнок уже поднялся в воздух, он вызвал Таила в офицерскую.
        — Тут такая хрень выяснилась, что все это предприятие, может обернуться полной дрянью, -
        сообщил Энтони, садясь в кресло.  — Я запросил данные со спутника, вот смотри,  — он повернул к
        Таилу монитор.
        Судя по полученным данным, несколько «дробилок», не были уничтожены, а это означает,
        что ториане перенастроили их на свои коды. Одна из них, находится как раз по линии атаки и
        перекрывает путь не только им, но и основным войскам.
        — И что теперь? Ты ведь не намерен вернуться?  — Таил повернул монитор обратно.  — Можно, конечно, попробовать разнести «дробилки» с бортовых пушек. Но, не факт, что подпустят.
        Сильно рискуем.
        — Можно высадиться между ними, а потом убрать основную.
        — Энтони, если что-то пойдет не так, Верм с нас голову снимет. И сделает это с превеликим
        удовольствием.
        — Ну, такого счастья, я ему не предоставлю, будь уверен. К тому же — это твоя идея. Раньше
        ты не думал о последствиях, а теперь, поздно поворачивать назад. Вызывай своих гениев, нужно
        разъяснить им, что к чему. Ведем вслепую, не годится так. Только о том, что у нас приказа нет, лучше не говорить. Потом с них спросу не будет.
        — Сам знаю. Энтони, ты если что, лучше скажи, будто я тебе дизу подсунул…


        — Коинт, помнишь, как ты говорил: а губозакаталку тебе ни выдать?  — Энтони встал.  — Я не
        собираюсь прятаться за твоей спиной. Никогда этого не делал, и сейчас не стану. Придется
        отвечать, сделаем это вместе. Как всегда.
        — Ты же знаешь, мне нечего бояться. Пока я не сказал где технологии, меня никто не тронет.
        А ты — другое дело.
        — Ты слишком самоуверен. Это тебя погубит. Я сообщу Эрику, что ты ждешь его и Майко-
        ла. Если что, буду в рубке.
        Энтони понимал, что Таил хочет оградить его от неприятностей, но он в этом не нуждается.
        Ну что может сделать генерал-майор Матвил Верм: разжаловать его, снять с должности? Если
        ему так хочется иметь под окнами порядка полутысячи взбунтовавшихся десантников, что ж, пусть попробует. Но основное, было даже не в этом: Энтони просто не боялся ни разжалования, ни снятия с должности — это не являлось целью его жизни. А тем более, он не боялся Верма.
        Энтони остановился возле общей каюты. Оттуда доносился разговор. Генерал не мог разо-
        брать слов, но по интонации ясно, что солдатам очень весело. Идти в рубку, ему расхотелось.
        Всплыло теплое ощущение единства с командой. Десантники всегда держатся вместе, и здесь не
        важны звания и должности. Генерал открыл дверь и вошел в каюту. Солдаты повскакивали со
        своих мест, и вытянулись по стойке смирно.
        — Вольно,  — скомандовал Энтони присаживаясь.  — Майлов, Пирсон, вас ждет генерал Таил в
        офицерской, живо к нему.
        Они отдали честь и вышли. Энтони окинул взглядом десантников рассаживающихся по
        своим местам.
        — И что же вас так обрадовало?  — он остановил взгляд на Лое, который, судя по выражению
        лица, и есть инициатор веселья.
        — Переход к активным действиям. Надоело обороняться,  — объяснил Лой.
        Он, как всегда, сидел в обнимку с винтовкой. Снайпер никогда не расставался со своим
        оружием. Даже в самоволки бегал с ним, действуя по принципу «мало ли что».
        — Нашли, кого дурить,  — генерал усмехнулся.  — Я еще не забыл то время, когда сам таскался с
        планеты на планету. Мне тогда была не велика разница, нападать или защищать, главное, чтобы
        эти выродки получили свою порцию плазмы.
        — А вы и сейчас не засиживаетесь,  — Дейв прислонился спиной к обшивке.  — В отличие от
        полковника Барнона.
        — Вот значит, кто стал объектом насмешек,  — сделал вывод Энтони.
        — А чего он, заперся в кабинете, еще и орет на всех,  — Лой опустил голову.
        — Вы-то в долгу не остаетесь. Рассказывайте лучше сразу, что выкинули. Все равно узнаю, когда на базу вернемся. Только хуже будет.
        — Генерал, ну что мы могли выкинуть?  — Дейв бросил на Лоя косой взгляд.  — Нравится ему
        сидеть в штабе, вот и пусть сидит на здоровье…
        Надеяться, что Энтони не узнает о том, что они отмочили перед вылетом, просто глупо. Так
        уж лучше рассказать генералу все сейчас, пока у него хорошее настроение.
        — Вы его заперли?  — Энтони пытался придать своему голосу строгость.  — Не самая блестящая
        идея.
        — Фактически, он сам себя запер. Да и не видел никто ничего,  — заверил Дейв.
        — Доиграетесь вы… Мне придется рассказать Таилу, пусть знает к чему готовиться по воз-
        вращению.
        — Генерал, говорят, вы в свое время, тоже не отличались особой дисциплинированностью, -
        Дейв поправил «Керташ».  — Извините за наглость, но, как я понимаю, вы сейчас сидите с нами не
        как начальник базы.
        — Правильно понимаешь,  — Энтони усмехнулся.  — А дисциплина — вещь сложная. Нельзя всю
        жизнь прожить по уставу. Главное, меру знать и честь десантника не уронить. Когда-то, я запер
        генерал-майора Верма в его комнате. Правда, тогда он был просто майором, да и мне до генерала
        было еще далеко. Он поставил перед собой цель испоганить мне день, а я никак не мог этого
        допустить… Хорошее было время, жаль только быстро закончилось,  — Энтони встал.  — Но мне это
        с рук не сошло, и вам не сойдет. Не годится издеваться над старшим офицером. Каким бы он ни
        был.
        Он вышел. Солдаты долго молчали.
        — Что это на него нашло,  — нарушил молчание Лой.  — Странный он какой-то.
        — Нормальный. О таком начальнике базы, только мечтать можно,  — Дейв снова поправил
        оружие.  — Грон службу сержантом начинал. Мы тут как-то его личное дело вскрыли много,
        интересного обнаружили. Он раньше в состав нашей группу входил, ее тогда Фелит Челион
        возглавлял. Половина их заданий, до сих пор засекречены, хотя это еще до гибели Корэллы было.
        Так что, потаскался он не мало, да и потрепало его. Генерал за каждую свою вылазку нагоняй
        получает, и все равно продолжает.
        Лой крепче сжал винтовку и ничего не ответил. Авторитет Энтони Грона, был не оспорим,
        и он каждый раз все больше утверждал его.


        Когда Эрик и Майкол вошли в офицерскую, Таил изучал какие-то карты. Он жестом пред-
        ложил им присесть.
        — Не буду скрывать от вас, что дело нам предстоит не из простых,  — Таил включил гологра-
        фическую карту.  — В шесть утра, по местному времени, должна начаться контратака, и нам
        необходимо поддержать войска, которые пойдут на прорыв. Основная проблема стоит вот в этих
        «дробилках»,  — он указал на карту.  — Одну, мы можем проскочить, если высадимся точно в
        заданной точке, а вот под вторую, могут попасть наши войска.
        — А они об этом знают?  — поинтересовался Эрик.
        — Надеюсь, что да. Мы не поддерживаем с ними связь. Нам предстоит действовать отдель-
        но. По крайней мере, первое время.
        — У нас что, нет приказа?  — сделал вывод лейтенант.
        — С чего ты взял? Есть у нас приказ, просто, так нужно.
        — Ну да!  — усмехнулся Эрик, не поверив генералу.
        — Что «ну да»? Не тебе рассуждать о действиях без приказа!  — оборвал его Таил.  — Что-то ты
        не думал о подобных вещах, когда лез на ловушки. Вам достаточно моего приказа, остальное, не
        ваша забота. Все ясно?
        — Так точно!  — отрапортовал Эрик.
        — Тогда, продолжим. Необходимо будет четко придерживаться строя. От этого может зави-
        сеть не только собственная жизнь, но и того, кто будет идти рядом. Нужно втолковать это всем.
        И никакой самодеятельности. В первую очередь, это касается тебя, лейтенант. Запомни, я с тебя
        глаз не спущу. Высадка через сорок минут.
        — Генерал, раз у нас еще есть время, можно поговорить с вами наедине?  — попросил Эрик.
        — Пирсон, оставь нас,  — приказал Таил Майколу.  — Объясни, пока, всем суть задания,  — Май-
        кол отдал честь и вышел.  — Выкладывай, что у тебя там.


        — Генерал, то, что я встречаюсь с вашей дочерью, не дает вам право так относиться ко мне.
        — «Так» — это как?  — Таил удивленно посмотрел на Эрика. Он не ожидал, что речь пойдет об
        этом.
        — Вы прекрасно знаете, как. Генерал, я вас очень уважаю, и благодарен за все, что вы для
        меня сделали, но я не нуждаюсь в подобной опеке — это унижает мое достоинство.
        — Ты еще очень молод, Эрик, и многое не понимаешь,  — Таил говорил с какой-то грустью. -
        А я не знаю, как тебе объяснить, да и возможно ли это. Когда-нибудь, ты сам все поймешь. И
        дело здесь вовсе ни в твоих отношениях с Олин. Еще до службы в группе 4-Х, у меня был друг, а
        потом, он погиб. Еще с тремя десантниками из нашей команды, прикрывал меня и мою жену, а
        когда остался один, применил самоликвидацию, что бы дать нам возможность выполнить
        задание и выжить… Ты очень похож на него, манерой действия, и я не допущу, что бы ты
        закончил так же. Пока я жив — этого не случится. Уж лучше мне самому. Я мало кому доверяю и
        не хочу терять никого из них. Все понял?
        — Так точно.
        — Тогда иди, скоро высадка. Нужно готовиться.


        Не смотря на раннее утро, поселок окутывал мрак. Лишь редкие огни мигали и манили к
        себе. Никто из десантников даже не знал, как он называется, хотя, им предстояло за него
        сражаться. На карте было название, но Эрик его не запомнил. В голове уже не удерживались все
        обозначения.
        — Не забываем о «дробилках»,  — напомнил Таил, окидывая взглядом солдат, готовых к вы-
        садке.  — Ну, вперед!
        Часы показывали без двух минут шесть. Первыми шли Энтони и Таил, замыкали Эрик и
        Майкол. Замыкающие, рисковали не меньше ведущего. Если у первых, был шанс проскочить,
        пока орудия настраиваются, то последним, такого шанса уже не представится. К тому же, они
        чаще попадали под обстрел пехоты. Зато, если на поверхности оказывались установлены
        нейтронные ловушки, у первых, шансов выжить не оставалось.
        Десантники опустились на крышу здания, расположенного между зоной обстрела двух
        «дробилок» и через несколько минут, раздался первый взрыв, ознаменовавший начало атаки.
        Таил понимал, что окончится она под огнем «дробилки». Нужно срочно что-то предпринять. С
        такого расстояния, из подствольника установку не достать, а подойти ближе — проблематично. Их
        уже успели засечь и отправили группу, разобраться с десантниками, умудрившимися зайти с
        тыла и занять выгодную позицию между двумя «дробилками»
        Энтони отдал приказ открыть огонь, не дожидаясь, пока неприятель сделает это первым.
        Оба генерала, заняли позиции по флангам, не давая врагу взять их в кольцо. Над поселком эхом
        разнесся грохот оживших «дробилок», холодя душу пониманием, что кто-то попал под их огонь.
        Ториане не спешили идти на ближний бой и держали максимально возможную дистанцию.
        Таил уклонился от летящего в него заряда плазмы. Он прошел совсем рядом, а над головой
        просвистела пуля.
        — Занять позиции в укрытии!  — скомандовал Таил.  — У этих тварей снайпер. Ромс, вычисли
        его!
        Лой улегся на край плоской крыши в ожидании, пока враг высунется хоть на секунду и
        станет легкой мишенью. Он попытался определить укрытие снайпера по траектории полета пули
        и обнаружил две позиции, где он мог бы засесть. Лой выстрелил наудачу и вжался в крышу.
        Через пару секунд, у него над головой прошла пуля. Лой осторожно приподнялся и припал к
        прицелу. Палец привычно лег на курок. Дыхание затаилось само собой. Все вокруг поплыло, как
        в замедленной съемке. В прицеле появилась верхушка шлема. Снайпер выдохнул и плавно нажал
        на курок. В такие минуты, ему казалось, что он может следить за полетом своей пули. Лой мог
        поклясться, что видел, как она вошла в голову его «коллеге», вышибая мозги.
        — Все чисто,  — доложил снайпер.
        — Точно?  — уточнил Таил.
        — Обижаете, командир!  — снайпер осмотрел местность через прицел.
        На секунду он задержался и еще раз нажал на курок. Вражеский лейтенант на мгновение
        застыл, а потом рухнул в снег.
        — Нужно убирать восточную «дробилку»!  — произнес Энтони, ведя огонь из автомата по
        группе ториан, которые решили сменить позицию.  — Иначе, нашим не пробиться, да и нам здесь
        долго не просидеть!
        — Лоун, готовь заряды!  — приказал Таил.  — Будем действовать наверняка! Нужны доброволь-
        цы…
        Генерал тут же пожалел о сказанном. Как он и подозревал, первым добровольцем стал
        Эрик. Майкол пошел вслед за другом, Джилис тоже выдвигал свою кандидатуру, но Таил
        наотрез отказался брать его.
        — Врач нам еще живым пригодится!  — бросил он, перезаряжая «Керташ».
        — Коинт, я сам пойду туда!  — Энтони старался перекричать взрывы и грохот автоматных
        очередей.
        Ресурс на плазменном оружие, почти у всех, закончился, и десантники переходили на ла-
        зерные автоматы и «Керташи». Кто-то выстрелил из подствольника плазменными гранатами по
        зданию, в котором укрылось несколько ториан. Взрыв получился оглушительным, здание
        загорелось.
        — Это была моя идея, мне и идти,  — Таил вскинул «Керташ» наизготовку.
        — Не время спорить, прикрывай нас. Пошли, ребята!
        Энтони включил антиграв. Десантникам ничего не оставалось, как последовать за ним.
        Главное — подойти к «дробилке» на сто метров, чтобы иметь возможность достать ее из
        подствольника. Но действовать необходимо быстро — если установка успеет среагировать, их
        можно считать покойниками. Некоторое время, они держались за зданиями, а потом, все равно
        пришлось выйти на открытое пространство. Десантники даже не успели опуститься на поверх-
        ность, как их осыпали очередью. Генерал приказал отключить антигравы. Солдаты буквально
        попадали в снег и открыли ответный огонь. Старались бить по окнам здания, где засел непри-
        ятель, чтобы ни дать ему возможности высунуться.
        — Эрик, Майкол, со мной,  — распорядился Энтони.  — Остальным, отвлекать этих тварей. От-
        крывайте шквальный огонь. Главное, дайте нам возможность подойти к «дробилке». Двигаемся
        быстро, иначе: «здравствуй звезда — вот ты и дождалась»! Пошли!
        Генерал поднялся и бросился вперед, пригибаясь от лазерных разрядов и бронебойных
        патрон. Попадая в боевую обстановку, Энтони резко менялся. Он становился способен на любое
        безрассудство и часто делал то, за что обычно ругал солдат и офицеров. Они уже почти подошли
        на необходимое расстояние, когда совсем рядом взорвалась портативная ракета. Ударной волной, Энтони и Майкола отбросило вперед, и они оказались за каким-то перевернутым броневиком.
        Эрика швырнуло в сторону. Поднявшись, Майкол принялся заряжать подствольник. Энтони
        прикрывал его. В броневик врезались патроны, и сколько он выдержит, не известно.
        Эрик оказался на открытом пространстве. Ему срочно нужно добираться до укрытия, пока
        датчики установки ни обнаружили легкую мишень. Уже в нескольких метрах, сканер засек


        подбирающегося к ним торианена с ракетницей. Эрик развернулся в его сторону и выстрелил
        очередью. Неприятель выронил ракетницу. Лейтенант не был уверен, что убил его, но на
        проверку, не осталось времени. « Дробилка» среагировала раньше, чем Майкол выстрелил из
        подствольника. Эрик попытался уйти из под огня, но его все же успело зацепить. Он упал на снег
        и перекатился к броневику. За ним сыпались крупнокалиберные бронебойные патроны и еще два
        вошли в спину, в область поясницы. Эрик попытался встать, но ноги не слушались. Дыхание
        перехватило, грудь обожгло огнем. В голове мелькнула мысль, что случилось то, чего он
        опасался…
        Увидев, что вытворяет Энтони, Таил грубо выругался и, оставив Дейва командовать, все-
        таки отправился за ним. Он сумел подобраться к Эрику, когда тот уже разобрался с ракетчиком.
        Генерал бросился к лейтенанту, игнорируя проклятую «дробилку», по которой Майкол успел
        открыть огонь. Таил убрал «Керташ» и поднял окровавленного лейтенанта. Глаза застилала
        пелена ярости. Держа Эрика левой рукой, он вытащил меч. Раздалось несколько последователь-
        ных взрывов, и установка замолчала.
        — Вы думаете уходить, или нет?  — бросил он замешкавшимся Энтони и Майколу.
        Теперь, оставалось пробиться к основным войскам. Дорогу преградила группа ториан. Таил
        нанес размашистый удар мечом по корпусу тому, кто находился ближе всего к нему. Торианен
        упал как подкошенный.
        — Держись… — проговорил Таил, нанося очередной удар бросившемуся на него противнику.
        — Только держись, слышишь? Я не позволю тебе умереть. Я за тобой на тот свет приду, если
        будет надо… — противник упал замертво, даже не успев вскинуть автомат.
        Таил расчищал себе путь мечом. Казалось, он даже не замечает, кто перед ним. Попадись
        генералу кто-то из своих, он запросто мог бы положить и его.
        Увидев, что «Дробилка» уничтожена, основные войска вздохнули с облегчением. Теперь,
        атаки ничего не мешало. Вскоре, Таил оказался под прикрытием своих.
        — Медслужбу, срочно!  — потребовал он.
        — Это сейчас проблематично,  — огорчил его какой-то майор.
        — Я сказал медслужбу!  — рявкнул генерал.  — Или она понадобится тебе!
        Майор связался с медслужбой, не прекращая наступления. К ним подобрались два небариа-
        нина и забрали из рук генерала раненого.
        — Майкол, будем их прикрывать,  — приказал он сержанту.
        — У нас броневик… — попытался возразить один из небариан.
        — А мне плевать! Шевелись!
        — Коинт,  — окликнул его Энтони.
        — Энтони, скройся с моих глаз!  — Таил даже не повернулся к нему.  — Мы после поговорим.
        Энтони проводил его взглядом и не стал больше трогать. Нужно вытаскивать группу, зажа-
        тую торианами, а в том, что Таил скажет ему много «доброго», сомневаться не приходилось.
        Медслужба сразу сказала, что Эрика можно спасти только в том случае, если немедленно
        погрузить в креокамеру и отправить в один из центральных госпиталей.
        — На Гристон его, немедленно!  — распорядился генерал.  — Майкол, будешь сопровождать.
        Это на случай проволочек,  — он протянул ему какую-то карточку.  — Я прибуду сразу, как только
        мы тут управимся.
        Майкол отдал честь и не решился возражать генералу. Таил стоял без шлема с окровавлен-
        ным мечем в руках. Сержант не раз видел мглу в глазах своего командира, но ТАКОЙ — никогда. А
        еще, было что-то странное, неестественное в том, как Таил пробивался к основным войскам. Но у
        Майкола не оставалось времени на размышления, и мелькнувшая мысль ускользнула.
        Таил закрыл шлем и сменил меч на лазерный автомат. Ториане неохотно оставляли заня-
        тую позицию. Но десантники, озлобленные тем, что попали под «дробилку» в своем же поселке, не собирались оставлять им ни одного шанса. Таил и вовсе будто озверел. Большая часть
        поселка, превратилась в руины.
        Генералы разделили войска на две части и проводили последнюю зачистку. В одном из
        более ли менее целых зданий, Таил обнаружил около десяти ториан. Судя по всему, с оружием у
        них было совсем туго, так как они бросились в рукопашную.
        Ториане старались избегать ближнего боя и шли на него только в самом крайнем случае.
        Десантники МВК наоборот — навязывали ближний бой при любом удобном случае. Генералу в
        противники достался капитан. Таил выхватил меч и, отразив атаку торианского офицера,
        перешел в наступление. Он быстро перехватил меч для колющего удара и хотел вонзить его в
        шейный стык пластин «скелета», но капитан успел увернуться. Таил вновь перехватил меч и
        ушел чуть в сторону. Враг бросился на него. Генерал с разворота ударил по поврежденной
        боковой пластине. Торианен упал на колени, и генерал добил его ударом в шею.
        Обернувшись, Таил заметил, что двое ториан зажали Лоя в угол и ему приходится туго.
        Снайперу редко доводилось пользоваться мечом и потому, он не имел достаточно опыта в
        подобных схватках. В один прыжок Таил оказался возле Лоя и всадил меч в поясницу одному из
        ториан. Со вторым, Лой все-таки сумел справиться сам. Генерал осмотрелся. Живых противни-
        ков не осталось. Вокруг все заляпано кровью.
        — Коинт, у нас все чисто,  — раздался в рации голос Энтони.  — Что у вас?
        — Последнее здание зачистили.  — Таил убрал шлем и повернулся к Лою.  — Не умеешь, меч в
        руках держать — не хрен за него хвататься!  — отчитал он снайпера.  — Я не могу следить за каждым
        увальнем!
        — Извините,  — пробурчал Лой, опустив голову.
        — Не обижайся,  — уже мягче произнес Таил.  — Просто, каждый должен делать то, что у него
        получается. Я вот, не могу как ты — вычислять снайперов и снимать их с одного выстрела. По мне
        проще из подствольника,  — он хлопнул Лоя по плечу.
        — Генерал, этот живой,  — доложил тот самый майор, которого Таил торопил с медслужбой,
        поднимая раненого торианена.
        — Добить,  — бросил Таил через плечо.
        — Как добить?
        — Вот так,  — генерал снял с плеча лазерный автомат и, подойдя к раненому, выстрелил ему в
        голову.  — Майор, я что, каждого учить должен? Десант не сдается в плен и не берет пленных, если это не является частью задания. Мне нужно срочно лететь на Гристон. Командовать будет
        генерал Грон.
        Таил вышел из здания, пропахшего кровью и полной грудью вдохнул морозный воздух. Но
        и в нем чувствовался все тот же запах, к которому примешивалась гарь. Генералу казалось, что и
        во рту у него дурманящий привкус крови, от которого кружится голова. Он связался с челноком
        и приказал пилоту опуститься на минимальную высоту. Рядом с ним молча стал Энтони.
        — Я на Гристон,  — произнес он, не поворачиваясь к начальнику базы.  — Думаю, теперь, тут
        можно обойтись и без меня.
        — Коинт, я не…
        — Заткнись, Энтони!  — перебил его Таил.  — Я не хочу тебя слушать. Если тебе жить надоело, мог бы врубить самоликвидацию — и делу конец! Не зачем тащить за собой моих солдат!
        — Это была твоя идея,  — напомнил Энтони.


        — В не входило, что бы ты как полоумный бросался на «дробилки»! А еще говоришь, что
        Эрик — псих: настоящий псих, сейчас стоит передо мной! Тебя надо запереть в кабинете и не
        выпускать никуда!
        В небе показался челнок, и Таил включил антигравитатор. Энтони вздохнул. Бой окончен,
        теперь можно обратно в космопорт, к оставшимся там солдатам.
        Примерно через пару часов, после того, как Таил покинул Орус, из Центрального Штаба
        пришел приказ: войскам, стоящим на охране космопорта, возвращаться на базу.


        
        
        ГЛАВА 12.
        Таил нервно метался перед закрытыми дверьми. Когда он прибыл на Гристон, Эрика уже
        поместили в госпиталь. Генерал рвался в операционную, но врач сумел его уговорить подождать
        в коридоре, объяснив, что он только помешает. В итоге, разум взял верх над эмоциями. Таил не
        знал, сколько прошло с того момента, как дверь операционной закрылась, но за это время, он
        успел выяснить, что Нилиона поместили в госпиталь при Разведуправлении, а это означало, что
        за него серьезно взялись. Сейчас Таил жалел, что не позаботился о том, чтобы с пленным
        торианеном произошла какая-нибудь трагическая случайность… Таил решил разобраться с этим
        после того, как убедится, что с Эриком все будет в порядке. Жизни Нилиона ничего не угрожает, а вот сможет ли выкарабкаться Эрик — еще неизвестно. На Эврум же, обоим генералам, придется
        лететь в любом случае. И объяснения с командованием предстоят долгие… Из операционной
        вышла медсестра.
        — Что там?  — Таил схватил ее за руку, намереваясь, во что бы то ни стало узнать, как прохо-
        дит операция.
        — Пока, ничего,  — медсестра разжала его пальцы.  — Ранения серьезные, но мы делаем все
        возможное.
        — Делайте больше!  — потребовал Таил.  — Он не должен умереть, вы меня поняли?
        — Генерал, я вас прекрасно понимаю,  — попыталась успокоить его медсестра.
        — Ни Акрика вы не понимаете… — Таил устало опустился на кушетку.
        Медсестра не стала спорить с офицером. Видно, что ему сильно досталось. Причем, не
        только в последнем бою, а по жизни в целом. Она ушла. Снова потянулись минуты ожидания.
        Таил знал, что в приемной, вот так же сидит Майкол и пытаться выпроводить его — бесполезная
        трата времени. Дверь в операционную опять открылась и на этот раз, вышел врач — мужчина лет
        тридцати. Он сразу же подошел к генералу.
        — Вы его непосредственный командир?
        — Да,  — Таил встал.  — Доктор, ты только не тяни. Говори сразу, как есть.
        — В общем, все, что зависело от меня, я сделал. Теперь посмотрим, насколько ваш лейтенант
        живучий.
        — Живучий — не то слово!  — Таил облегченно улыбнулся.
        — Здесь ему придется проваляться с неделю, а потом, по возможности, дайте ему отпуск.
        Ранения все же серьезные — его буквально изрешетило. Чтобы восстановиться полностью,
        потребуется время. Чуть позже, я составлю письменные рекомендации.
        — Хорошо,  — генерал кивнул.  — Когда я смогу с ним поговорить?
        — Этого я точно сказать не могу,  — огорчил доктор.  — Я вам сообщу, когда лейтенант придет в
        себя. Генерал, вам сейчас лучше вернуться на базу. И тех, кто внизу околачивается, тоже с собой
        заберите. Вы ведь только с Оруса, а там было жарко, не смотря на мороз. Вам нужен отдых.
        — Это правда,  — согласился Таил.  — Ты только сразу сообщи. И спасибо тебе, доктор. Лично
        от меня.  — Таил протянул ему руку.
        — Скажете спасибо, когда ваш лейтенант вернется в строй,  — он пожал руку.  — А пока, дело
        сделано только наполовину.
        Таил направился к лестнице. Некоторое время, доктор смотрел вслед бывалому офицеру.
        Было видно, что он очень беспокоится за этого молодого лейтенанта. Хотя, ничего удивительно-
        го в этом нет: каждый офицер чувствует личную ответственность за своих подчиненных, а у
        Таила никого не осталось, кроме его команды. Солдаты заменили генералу семью, которую он
        потерял давным-давно.
        Таил спустился в приемный покой. Кроме Майкола, там находились Дейв и Алик. Вернув-
        шись с Оруса, они отпросились у Энтони и отправились в госпиталь.
        — Давайте, ребята, на базу.  — произнес Таил, подойдя к ним.  — Здесь делать больше нечего.
        — В каком смысле?  — встревожено уточнил Майкол, подумав о худшем.
        — В том, что неизвестно, когда Эрик придет в себя. Нечего здесь толкаться. Все мы устали.
        А когда он очнется, мне сообщат,  — Таил пошел к двери.
        — А он точно очухается?  — Алик направился за ним.
        — Если что, я его и от звезды достану, можешь не сомневаться,  — заверил Таил.
        — Генерал, а у вас и там связи?  — попытался пошутить Алик, но, заметив выражение лица
        генерала, понял — шутка не удалась.
        — Почти,  — хмуро отозвался Таил и всю дорогу до базы молчал.


        Эрик пришел в себя через сутки по местному времени, что составляло тридцать шесть ча-
        сов. Спустя два часа, к нему в палату вошел Таил. Лейтенант ожидал очередную порцию
        нагоняев и высказываний о суицидальных наклонностях, и о том, что его путь к звезде будет
        коротким, но ничего подобного не последовало. Таил поинтересовался самочувствием, сказал, что просмотрел записи со «скелета» и, на основании того, что он с риском для жизни обеспечил
        выполнение поставленной задачи, отправил на Эврум, для подтверждения, наградные докумен-
        ты. Затем, пообещал зайти после того, как вернется из Центрального Штаба и ушел. Вскоре, после этого, пришел Алик.
        — Привет, суицидник!  — он присел возле кровати.  — Таил у тебя уже был?
        — Минут двадцать назад.
        — Мозги прополоскал?
        — Ты знаешь, воздержался,  — Эрик переместился в полулежащее положение.  — Наверное,
        посчитал, что место здесь не подходящее.
        — Не, скорее, в себя еще не пришел. Ты его здорово перепугал. Мне сказали, он сам под
        «дробилку» бросился, чтобы тебя оттуда вытащить. Всю медслужбу на ноги поставил. И потом, операционную подпирал, пока ни убедился, что ты с того света вернулся. А еще, с Гроном
        поругался. Я его в таком состоянии раньше не видел. С чего он о тебе так беспокоится?
        — Он обо всех так,  — Эрик сел поудобней.  — Алик, сделай мне одолжение: попроси Ника еще
        разок связь обеспечить. Мне позарез надо.
        — Что, прям здесь?
        — Я бы с удовольствием здесь, но не выйдет. К нему Майкол подойдет, сообщение отправит.


        — Эрик, ты и мня, и Алозова, знаешь, до чего доведешь? Тебе ведь известно, что творится, а
        все эти тайные сеансы связи непонятно с кем…
        — Не занудствуй, капитан. Лучше помоги боевому товарищу. Это в последний раз.
        — Ладно,  — сдался Алик. — Мы послезавтра дежурим. Пусть Майкол попозже подойдет, когда
        командование рассосется.
        — Спасибо, я знал, что ты не бросишь в беде!
        — С тебя причитается,  — Алик встал.  — Пойду я, а то там Майкол ждет, нас вместе не пустили.
        Бывай!
        Он хлопнул Эрика по плечу и вышел. Сержант появился минут через десять и лейтенант
        сразу же заметил, что он сильно встревожен.
        — Рассказывай, что стряслось,  — Эрик выдернул капельницу и сел.
        — За Нила взялись. Считают, что он продался,  — сообщил сержант.  — Этот гад, которого мы на
        том складе взяли, так утверждает.
        — И где Нил сейчас?
        — В госпитале, при управлении. Меня тоже уже допрашивали. И не только про Нила, но и
        про Таила. А к тебе «мусорщиков» врач не пустил. Но ты готовься, они через денек другой, все
        равно пробьются. Вот такая веселуха,  — Майкол провел рукой по волосам.  — Эрик, ты думаешь, это может быть правдой? Ну как Нил мог подпустить к себе врага, да и мимо патруля торианен
        так просто не смог бы пройти.
        — Не знаю я, как все это удалось провернуть. Но насчет Нила — ты даже не думай. Подста-
        вить его видно хотят, вот и все. И приложить его мог, только кто-то из своих. Мне Таил еще
        после того задания на «Симбирии» говорил, что кто-то из наших продался. Я ему не поверил —
        зря. Еще будет время с этим разобраться… Майкол, ты не мог бы Олин сообщение отправить.
        Послезавтра, подойдешь к Нику Алозову, он знает, что делать,  — Эрик отдал ему записку с
        текстом.
        — Не вопрос,  — Майкол положил записку в карман.  — Мне идти нужно. Генерал сказал, что бы
        я по-быстрому.
        — Давай,  — Эрик пожал ему руку и лег.
        Чувствовал он себя отвратительно. Ощущение было такое, будто его разорвали на куски,
        а потом сшили обратно. Теперь, лейтенант понимал, почему эти установки называют «дробил-
        ки». А еще предстоит разговор с «мусорщиками»…


        Прибыв на Эврум, Таил первым делом, отправился к Нотэлу. Разведчик очень хотел пого-
        ворить с генералом.
        — Выкладывай, что за хрень здесь твориться,  — с порога перешел к делу Таил.  — У меня вре-
        мени мало. Наверняка слышал, что у нас на Орусе случилось.
        — Слышал,  — подтвердил Нотэл.  — Но сейчас, вас должно интересовать другое: кабинет Уила
        разворошили, пока он отсутствовал, мы вызвали «мусорщиков», а они нашли ваши отпечатки и
        генобразцы…
        — И что? Меня ведь здесь не было.
        — В том-то и дело, что были. Когда вы ко мне заходили, в последний раз, Вернер уже отсут-
        ствовал и до его возвращения, в кабинет никто не заглядывал. Когда конкретно устроили погром
        — узнать невозможно…
        — Весело,  — без особого энтузиазма заметил Таил.  — Кто дело курирует?
        — Челион взял под свой контроль. Мне не положено. Но меня держат в курсе.
        — А где сам виновник переполоха?
        — У себя. Позвать?
        — Не надо. Я сам схожу. А ты пока организуй мне разрешение на посещение лейтенанта
        Харистита,  — попросил Таил.  — Я, конечно, могу и без него, но шум поднимать не хочется.
        Генерал вышел и не спеша направился к кабинету Вернера. Его, как и Нилиона, подставля-
        ли. Причем, делали это грамотно, но зачем? Хотя, что за глупый вопрос… Таил открыл дверь.
        — Добрый день, Уил,  — поздоровался генерал.
        — Что в нем доброго?  — Вернер встал и отдал честь.
        — Ну, хотя бы то, что мы с тобой разговариваем,  — Таил присел.  — Как слетал в Элатрон?
        — То есть?  — Вернер попытался скрыть удивление, но это у него плохо получилось.  — Я не
        понимаю…
        — Что тут непонятного?  — Таил закинул ногу на ногу.  — Мой вопрос довольно конкретный, -
        он посмотрел Вернеру в глаза.  — Как там орбиталка, большие куски от нее остались?
        — Издеваетесь? Это не смешно, генерал.
        — А не будете считать, что вы умнее всех,  — назидательно произнес Таил.  — Я предупреждал
        Нотэла, что сам он ничего не найдет.
        — Генерал, ну зачем вам все эти игры?
        — Это не игра, Уил. И ты это прекрасно понимаешь. Потому, и не сказал Нотэлу, что нашел
        орбиталку самостоятельно. И о том, что было на ней — тоже умолчал. Так что, мы в равном
        положении.
        — Откуда вы…
        — Полковник, ты же не дурак. Если б в управлении все соображали так, мы бы горя не зна-
        ли. Неужели считал, что я оставлю без присмотра? Ну ладно, повеселились и будет. Нотэл
        рассказал, что произошло.
        — Бред какой-то. Вас подозревают…
        — Это я уже слышал,  — перебил его Таил.  — Над чем работал?
        — Все тоже: «сливщик», технологии Темгатов, восстановление статуса вашей дочери, еще
        несколько мелочей.
        — В таких делах мелочей не бывает. Так что, выкладывай.
        — Организация пусковых шахт на дальних рубежах.
        — Орус?  — Таил нахмурился.
        — В том числе.
        — Туда и ройте. Информацию о шахтах уже слили. И планы атак, кто-то передавал.
        — Так ведь ничего не взяли, даже не копировали.
        — А копировать это ни к чему, достаточно просто посмотреть.
        — Не могли здесь ничего узнать. Не держал я никакой информации в своем кабинете. Об
        этом даже Телиан не знает, но здесь у меня оставалась только рутинная документация. Потому и
        не взяли ничего — ценности оно не представляет,  — Вернер вздохнул.  — А разгромили, видимо, со
        злости. Или чтоб вас подставить…
        — Здорово вы тут живете! Уже друг от друга информацию прячете — докатились. У меня
        сейчас времени мало, еще нужно взбучку получить,  — Таил встал,  — но кое-что, я тебе скажу: нас
        хотят стравить друг с другом. Такое уже было, хорошо хоть поняли вовремя. Так что, двести раз
        подумай, прежде чем что-то предпринять. Бывай, разведка.
        Таил ушел, оставив Вернера в задумчивости. Забрав у Телиана пропуск, он отправился в
        госпиталь.


        У палаты Нилиона дежурили два сержанта. Они отдали честь и без лишних вопросов про-
        пустили генерала. Нилион лежал, уткнувшись лицом в подушку, и никак не отреагировал на
        раздавшиеся шаги. Все, что с ним сейчас происходило, казалось каким-то бредом. Больше всего, небарианина пугало сканирование памяти. Оно раскроет тайны, которые ему не принадлежат.
        Которые, он не хотел знать. Что будет после — сказать трудно.
        — Нил, хватит грызть подушку,  — окликнул его Таил.
        — Генерал!  — Нилион подскочил.  — Я считал, что вы еще на Орусе, да и не положено вам…
        — На меня многие правила не распространяются,  — Таил придвинул стул и сел.  — А на Орусе
        ториан турнули и нам там делать больше нечего. Ты присядь, чего стоишь. Конечно, нужно было
        сразу к тебе, но обстоятельства: Эрик в госпитале, его из-под «дробилки» чуть живого вытащили.
        — С ним все в порядке?  — Нилион медленно опустился на кровать.
        Он не стал уточнять, где Эрик умудрился найти «дробилку». Самым вероятным было то,
        что они помогли турнуть ториан из поселка.
        — Уже да. Нил, тебе на сегодня сканирование назначено,  — сообщил Таил.
        — И что теперь делать?
        — Ничего. Ты, конечно, знаешь, что оно покажет, а я не могу допустить этого. Если б еще
        только меня касалось, хрен с ним, а так… Ты, главное, верь мне,  — Таил вытащил из кармана
        инъектор и молниеносным движением, ввел лейтенанту в шею какой-то препарат.
        — Командир, вы… — язык перестал слушаться Нилиона. В голове помутилось, руки и ноги
        отяжелели.
        — Ничего, бывает,  — тихо проговорил Таил, осторожно укладывая его в кровать. — Ты пойми, так надо, так всем будет лучше.
        Таил пробыл в палате еще минут двадцать, а затем покинул госпиталь. По времени, уже
        должен прилететь Энтони. Им предстоит очень неприятный разговор с генерал-майором
        Матвилом Вермом. Энтони ждал Таила возле ворот Центрального Штаба. Внешне, он сохранял
        абсолютное спокойствие. Подобный разговор для него не первый, да и не последний. Энтони
        всегда радовался возможности потрепать нервы генерал-майору.
        — Ты уже здесь.  — Таил пожал ему руку. В первый раз, после того, как Эрик попал под «дро-
        билку».
        — Хочется поскорее со всем разобраться. Ты знаешь, что Хариститу будут проводить скани-
        рование?
        — Знаю,  — Таил направился к штабу.  — Это неотъемлемая процедура при подобных подозре-
        ниях. После нее, все обвинения снимут.
        — А как же…
        — Я уже решил эту проблему.
        — В каком смысле?
        — Энтони, это не твоя забота. Или ты мне не доверяешь?
        — Я никому так не доверяю, как тебе…
        Они вошли в штаб. Дежурный лейтенант сообщил, что генерала Грона ждет Матвил Верм,
        а генералу Таилу надлежит явиться к главнокомандующему. Офицеры удивленно переглянулись.
        Видимо, взбучка будет сильнее, чем они ожидали. Таил хлопнул Энтони по плечу и направился
        к кабинету Челиона. Главнокомандующий, судя по всему, уже давно ждал его.
        — Генерал Таил, вы что себе позволяете?  — сухо проговорил он, едва Таил закрыл за собой
        дверь. Даже уставного приветствия не счел нужным дождаться.  — С чего вы взяли на себя право
        перестраивать планы командования? Вы забыли, что значит слово «приказ»?
        — Никак нет, главнокомандующий,  — Таил спокойно подошел к столу и посмотрел Челиону
        прямо в глаза.  — Но, полученный приказ, мягко говоря, был лишен логики.
        — Генерал, если перед вами ставят боевую задачу, значит, она имеет логику и смысл!  — в
        голосе Челиона мелькнула злость.
        — Главнокомандующий, я выполнил поставленную задачу — космопорт не пострадал. В ходе
        этой операции, один офицер погиб, второй находится в госпитале, и на него хотят повесить
        предательство, меня самого обвиняют Акрик знает в чем!
        — Хватит Таил!  — Челион стукнул кулаком по столу.  — Никто ни на кого не будет ничего
        «вешать». Если он не виновен, это выяснится. А твои действия привели к тому, что еще один
        офицер чуть ни погиб!
        — Если бы мы сидели в космопорту и тупо ждали, когда на нас нападут, все могло бы закон-
        читься еще хуже! Вы знали, что по линии атаки находилась «дробилка»? Сколько офицеров
        могло положить свои головы? А сколько их ложат по приказу Центрального Штаба? А думать об
        этом начинают только тогда, когда было совершено действие без приказа! И всем плевать, что
        благодаря этому, враг потерпел поражение!
        — Мне не плевать, но ты переходишь все границы! Кем ты себя возомнил, Коинт? Вдобавок
        ко всему, ты самовольно покинул зону боевых действий — это ты как объяснишь?
        — Никак.
        — А я объясню: ты поставил эмоции во главе всего. С каких пор ты начал так поступать?
        Мне придется принять меры и выговором тут не обойтись.
        — Мне форму сейчас снять?  — Таил не отводил взгляда от Челиона.
        — Не мели ерунду! И нечего на меня так смотреть.
        — А я по-другому не умею. Так что будет предпринято на мой счет?
        — Акриковы демоны, Коинт, ну что я могу предпринять? Ты же не мальчишка, в камеру тебя
        не запрешь. Чья это была идея?
        — Моя. Грон считал, что я получил приказ.
        — Интересно, а он сейчас Верму говорит тоже самое?
        — Не знаю, что говорит он, но идея действительно моя.
        — Почему ты не сообщил о своих намерениях, связь ведь была.
        — Потому и не сообщил. Вот, здесь все,  — Таил кинул на стол рапорт.  — И не желательно, что
        бы это видел кто-то посторонний. Как решите, что со мной делать, дайте знать.
        Генерал отдал честь и вышел, хлопнув дверью. Челион придвинул к себе рапорт. В этот раз, он не намеревался игнорировать выходку генерала. Правда, как его наказать, он действительно
        не знал. Больше всего, главнокомандующего раздражало то, что он не мог контролировать Таила.
        Челион не знал, что генерал выкинет в следующий раз, и какую игру он ведет. Таил никогда
        никому не подчинялся — он просто выполнял приказы. Челион сам не понимал, почему до сих
        пор не предпринял соответствующие меры. С другого звание давно бы слетело, возможно,
        вместе с головой, а Таил оставался уверен — ему ничего не будет. А может, ему просто все равно.
        Поди, разбери его. Как начнет сверлить взглядом, кажется, всю душу наизнанку выворачивает и
        мороз по коже. Но, не смотря ни на что, Таил никогда не делал ничего, что противоречило бы
        принципам МВК. Присягнув на верность коалиции, он всегда честно выполнял свой долг.


        Энтони несколько минут стоял перед дверью Матвила Верма, собираясь с духом. Он не
        боялся генерал-майора, скорее, собственного языка. Генерал открыл дверь и вошел в кабинет, где
        сразу же столкнулся со спокойным взглядом фиолетовых глаз генерал-майора. Это спокойствие


        всегда нервировало Энтони. Оно было постоянным. Взгляд Верма никогда не менялся —
        холодное спокойствие, и ничего кроме. Они давно не виделись, но генерал предпочел бы не
        видеться еще столько же.
        — Вернулся?  — Верм пристально посмотрел на Энтони.
        — Как видите, генерал-майор,  — Энтони стал возле стола и теперь смотрел на Верма сверху
        вниз.  — Не рады?
        — Можешь присесть,  — разрешил Верм, игнорируя последнее замечание.
        — Спасибо, постою.
        — Как знаешь. Не буду тянуть время и перейду сразу к сути: генерал, что ты делал на Орусе?
        — Воевал. Что еще я мог там делать?
        — Ты оставил вверенную тебе базу. Генерал, когда ты прекратишь свои вылазки и займешь-
        ся прямыми обязанностями?
        — Я и занимаюсь ими. Нигде не сказано, что начальник базы не имеет права принимать уча-
        стия в боевых заданиях. Я не стану безвылазно сидеть в кабинете, и вы об этом знаете. Решите
        снять меня с должности — ваше право, но оправдываться за то, что я остаюсь верен своей чести —
        этого не дождетесь.
        — Что ж,  — Верм окинул взглядом подтянутую фигуру Энтони,  — тут мне давно все ясно. А
        вот действия на Орусе — это прямое неподчинение приказу. За это придется отвечать.
        — О каком неподчинении идет речь, генерал-майор? Приказ о том, что мы не должны оказы-
        вать поддержку войскам, идущим на штурм поселка, не поступал. А космопорт все время
        оставался под охраной. Единственное, что вы можете нам приписать — это действия без
        согласования. Согласовать же мы ничего не могли. Связь пропала. Так бывает.
        — Ни у кого не пропала, а у вас вот так вдруг? Странно все это.
        — Ни то слово,  — интонация Энтони оставалась серьезной, но Верм понимал — он просто из-
        девается.  — Сам не понимаю, как такое могло произойти. То ли связист — идиот, то ли торианские
        штучки. Буду выяснять.
        — А зачем вы туда сунулись?
        — Крайняя необходимость. Появилась информация, что эти твари перенастроили «дробил-
        ки». Связаться ни с кем мы не смогли, вот и пришлось… Или мы должны были допустить
        бойню?
        — Ни в коем случае,  — сквозь зубы процедил Верм, понимая, что шанс прижать генерала
        ускользает.
        — Значит, инцидент исчерпан?
        — Практически. Осталось только разобраться с вашим лейтенантом.
        — Думаю, СД знает свое дело. Разрешите идти?
        — Допрыгаешься ты, генерал,  — Верм встал и оперся ладонями о столешницу.  — Сгинешь в
        какой-нибудь заварушке.
        — Все лучше, чем ждать смерти, сидя в кабинете. Но ты не надейся, что на твою долю выпа-
        дет радость проводить меня к звезде.
        — Энтони, столько лет прошло, а ты все никак не успокоишься.
        — Годы здесь ни причем, сколько бы их ни прошло,  — Энтони одернул китель.
        — Алия погибла, а твоя ревность — живет. Это странно. И глупо. Тем более, если учесть, что
        она выбрала тебя. А может, ты винишь меня в ее гибели?
        — Отчасти. И не больше, чем самого себя. Так я могу идти?
        — Можешь.
        Энтони вышел, не отдав честь. Верм медленно сел обратно. Неприязнь между офицерами
        оказалась на удивление живучей. Причины давно не стало, а вот вражда — осталась.


        — Лейтенант, вы спите?  — Нилион почувствовал легкое прикосновение к плечу и открыл
        глаза.
        Перед ним стояла Стила. В голове плыл туман. Он помнил, что к нему приходил Таил, а вот
        когда ушел, не помнил. Да и зачем приходил, что говорил, тоже стерлось. Единственное, что
        всплыло — это что Эрик попал под «дробилку»…
        — Лейтенант, с вами все в порядке?  — поинтересовалась Стила.
        — Да,  — Нилион встал.  — Мне собираться?
        — Можете собираться. Результаты сканирования готовы — вы свободны. Управление прино-
        сит свои извинения и надеется, что вы понимаете — наши действия вызваны необходимостью…
        — Давайте без этого,  — прервал ее Нилион.  — И можно на «ты».
        Лейтенант не помнил когда ему проводили сканирование, но решил об этом не говорить.
        — Здесь тебя никто не задерживает. Лечение закончат на Гристоне, туда уже направлены
        рекомендации. Так что, можешь уйти в любой момент.
        — Тогда, я сделаю это прямо сейчас,  — Нилион надел китель.  — Я хотел попросить, ты не мог-
        ла бы мне оставить номер своего коммуникатора?  — он открыл перед Стилой дверь.  — Мало ли…
        — Оставлю,  — Стила улыбнулась.  — Только ты не жди, когда «мало ли», просто звони.  — Она
        протянула ему визитку.
        — Хорошо,  — Нилион положил визитку в карман кителя. Они вышли во внутренний двор
        госпиталя.
        — Мне нужно идти. Да и тебя уже ждут,  — Стила кивнула в сторону ворот, у которых стоял
        Таил.
        — Тогда, до встречи.
        Стила кивнула, и Нилион направился к генералу. На его лице сияла счастливая улыбка.
        — Я смотрю, ты весь светишься.  — заметил Таил, когда Нилион подошел к нему.
        Сразу после разговора с Вермом, Энтони отправился на Гристон, а Таил остался ждать
        результаты сканирования.
        — Рад, что все закончилось, генерал!  — лейтенант отдал честь.
        — Правда? А я подумал, ты рад, заполучить номер личного коммуникатора Стилы Дейлит.
        Ошибся?
        Нилион опустил глаза и ничего не ответил. Его поражало, как генерал умудряется замечать
        любую мелочь.
        — Пошли уже,  — Таил вышел за ворота.  — Поторчали здесь и будет. Там группа, можно ска-
        зать, бесхозная осталась.
        Нилион молча шел рядом с генералом. Туман в голове постепенно отступал, и он вспоми-
        нал, что с ним происходило. Какие-то датчики, прикрепленные к голове, неприятное ощущение, что кто-то копается в мозгах, непонятные символы, бегущие по монитору и воспоминания. Куча
        воспоминаний, разом вырвавшихся наружу. Вспомнилось даже то, о чем Нилион давно казалось
        бы забыл, а вот та информация, которую он узнал от Таила не проскользнула ни разу. Лейтенант
        только сейчас понял это. А еще, он начал вспоминать, как Таил ввел ему какой-то препарат.
        Тогда еще мелькнула глупая мысль, что генерал решил предотвратить утечку информации
        самым надежным способом…


        — Ты чего молчишь? Если есть какие-то вопросы — задавай,  — прервал его размышления Та-
        ил.
        — Генерал, что вы сделали? Почему сканирование не показало, что мне известно…
        — Я блокировал часть воспоминаний. Объяснять, как я это сделал — долго и в принципе, не
        имеет значения,  — они подошли ко взлетно-посадочной площадке Разведуправления, где генерал
        оставил свой корабль.  — Нужно было раньше продумать о вероятности сканирования и подгото-
        вить вас троих. Не пришлось бы так,  — Таил остановился возле трапа.  — Ничего, мы восполним
        этот пробел. Давай, поднимайся на корабль.
        — Генерал, спасибо, что вы не поверили в обвинение и не бросили меня,  — поблагодарил
        Нилион.
        — Десант своих не бросает. К тому же, я сильно зависел от результатов этого сканирования.
        И не только я. Ты оказался в таком положении из-за меня… Топай уже, нечего нам здесь торчать.
        Нилион торопливо поднялся на корабль. Ему тоже не терпелось покинуть Эврум. Покоя не
        давала мысль, как Таил смог блокировать воспоминания. Нилион слышал, что есть специальный
        тренинг, которому обучают спецагентов. С его помощью, можно блокировать собственные
        воспоминания, но что бы чужие, о таком он даже подумать не мог. Таил, как всегда, полон
        сюрпризов.
        По прибытии, Нилион первым делом отправился в госпиталь. Эрика он нашел в небольшом
        сквере на прилегающей территории. Он прогуливался в компании двух незнакомых офицеров, которые тактично удалились, поняв, что к нему пришел друг.
        — Как отдыхается?  — поинтересовался Нилион, когда они остались вдвоем.
        — Разве это отдых? Все нервы вытрепали. Не пойму, за каким меня тут держат. Сам видишь, я в полном порядке.
        — Раз держат, значит нужно.
        — Ты только не задалбывай. У самого как обошлось?
        — Прополоскали мозги, да отпустили. Мне ведь бояться нечего.
        — А как же…
        — Никак,  — Нилион сразу понял, о чем хочет сказать Эрик.  — Таил позаботился об этом. Толь-
        ко не спрашивай, каким образом, все равно ответить не смогу.
        — Он бы еще о «мусорщиках» позаботился. Они меня и здесь достать умудрились…
        — Давай не будем об этом больше. Не очень приятно, когда тебя в измене подозревают. Най-
        ти бы того выродка, который меня так приложил и подставил. Я ведь его не успел распознать, но
        это точно кто-то из наших.
        — Я знаю. Но исключить мы можем только Майкола и Лоя. Генерал еще после нападения на
        «Симбирию» предполагал, что кто-то из нашей команды продался. Я генералу не говорил, но
        меня тогда тоже в основание шлема приложили. Я еще подумал, чего это ториане совсем ни
        пристрелили. Только теперь понял — не ториане это были. Мы исключили тебя, Майкола и Лоя.
        Ты был с Таилом, а они все время на моих глазах. Да и заняты другим,  — Эрик подошел к
        стоявшей неподалеку лавочке и присел.
        Все-таки ранения давали о себе знать и от долгого стояния, голова начинала кружиться.
        — Чем, если не секрет?  — Нилион присел рядом.
        — Кейс с информацией пытались вскрыть. Падлы эти не вовремя напали. Минут пять не
        хватило.
        — Кстати, я хотел поговорить с тобой насчет той информации,  — Нилион осмотрелся по сто-
        ронам и, убедившись, что поблизости никого нет, продолжил: — Ты знал, что на той станции
        свернули проект, связанный с технологиями Темгатов?
        — Предполагал. А тебе, откуда известно?
        — Как выражается наш командир: из информационного потока. Так вот, Темгаты никуда не
        исчезли. Они существуют до сих пор, и Таил знает где их планета. Он просил не говорить тебе, но по-моему, ты должен знать…
        — Лейтенант, я тебе разрешил выйти на пятнадцать минут, а ты шляешься уже больше часа!
        — прервал разговор неизвестно откуда взявшийся врач.  — Живо в палату!
        — Да я задохнусь там скоро!  — возмутился Эрик.  — Мне уже и с другом поговорить нельзя?
        — Можно, но в меру. Ничего, еще денька три и выпровожу тебя отсюда,  — обнадежил его
        врач.  — А ты, по случаю, ни лейтенант Нилион Харистит?  — обратился он к небарианину.
        — Так точно,  — ответил лейтенант.
        — Пойдешь со мной. Мне на твой счет распоряжение поступило. А ты — в палату,  — еще раз
        напомнил он Эрику.
        — Ладно, после поговорим,  — Нилион с неохотой направился за врачом.
        Эрик отпустил в адрес врача пару не лестных замечаний и направился к комплексу. После, ему так и не удалось поговорить с Нилионом. Когда Эрик вернулся на базу, Нилиона там не
        оказалось. Он отпросился у генерала на сутки и куда-то улетел. Куда, никто не знал.
        — Нашел, наверное, себе кого-то,  — предположил Майкол.  — Отбыл при полном параде. Я его
        таким еще никогда не видел. Готов был без корабля взлететь. Что-то случилось?
        — Он поговорить хотел. Насчет того проекта, который на орбиталке свернули. Нам в госпи-
        тале врач помешал. Ладно, успеется. Меня Таил хотел срочно видеть,  — Эрик хлопнул Майкола
        по плечу и пошел в штаб.
        Эрик застал генерала погруженного в размышления. Он сидел не в своем кресле, а на дива-
        не у стены и крутил в руках авеол7. С того времени, как генерал вернулся с Эврума, его уже
        трижды вызывали в местное отделение СД, проводили допросы и он понимал — это не закончит-
        ся просто так.
        — Вызывали, генерал?  — Эрику показалось, что он пришел не вовремя.
        — Да. Присядь,  — Таил указал рядом с собой.  — Мне нужно с тобой поговорить.
        Эрик сел рядом с генералом. Еще некоторое время, Таил молчал, будто что-то обдумывал.
        Эрик вспомнил, что так же он себя вел перед тем, как отправить его приглядывать за Олин.
        — Тебе тут два месяца отпуска положено,  — наконец произнес он.  — Где его провести, ты зна-
        ешь. Самому уже невтерпеж. Этот визит будет последним. Ты поговори как-нибудь с Олин, чтоб
        потом все это было не так резко.
        — Хорошо. Честно говоря, я и сам хотел. Генерал, разрешите кое-что спросить?
        — Спрашивай. С чего вдруг такая нерешительность?
        — Скажите, откуда вы узнали про патрульных и все остальное?
        — Неужели, ты думал, что я пущу все на самотек и оставлю такого самодура как ты без при-
        смотра?  — Таил слегка усмехнулся.
        — И вы всегда присматриваете?
        — Нет, не всегда. В последнее время, я счел, что это излишне. Я тебе верю и хочу, чтобы это, пока, побыло у тебя,  — Таил протянул ему авеол.
        — Зачем?  — Эрик бросил взгляд на украшение.
        Оно дорогое — это видно сразу. Украшено Слезой Звезд.


        7 Широкий браслет с отходящими лучами, украшенный драгоценными камнями, одевается на левую руку, чуть выше запястья. Символизирует совместный путь до звезды.


        — Он принадлежал Стенге, матери Олин и не должен попасть в чужие руки. Когда придет
        время, отдашь его моей дочери.
        — Генерал, я в состоянии сам…
        — Я знаю, и дело здесь не в этом. Просто, ты должен отдать ей именно этот авеол. Ты ведь
        не глупый,  — Таил слегка улыбнулся.
        Такой улыбки Эрик у него еще не видел. Да и в глазах стояло непривычное тепло.
        — И запомни: ничего не может исчезнуть бесследно, что-то всегда остается. Главное, пом-
        нить откуда мы родом.
        — Генерал, я вас не понимаю.
        — Поймешь, когда придет время. И еще,  — Таил положил руку ему на плечо,  — я хотел побла-
        годарить тебя. За все, что ты для меня сделал. Я многим тебе обязан. Только не надо ничего
        спрашивать — все равно не отвечу. Ты хороший офицер и отличный друг. Я прошу, не делай
        опрометчивых поступков, каким безвыходным ни казалось бы положение. Твоя жизнь дорого
        стоит.
        — Для кого?
        — Для меня.
        — Генерал, может мне остаться?  — Эрику сильно не понравилось настроение Таила.
        — Нет. Сейчас, твое место рядом с Олин. Я должен быть уверен в ее безопасности.
        — Тогда, позвольте еще один вопрос: почему вы не хотите говорить о моем прошлом? Вам
        ведь что-то известно.
        — Я могу сказать тебе только одно: не ищи свое прошлое, оно само найдет тебя. Нужно
        только подчиниться зову крови,  — Таил встал. Эрик поднялся вслед за ним.  — Бывай, лейтенант, -
        Таил крепко пожал ему руку.  — Иди.
        — Еще увидимся, генерал,  — Эрик отдал честь.
        — Не здесь, так у звезды!  — по десантному обычаю ответил Таил и, приложив правую руку к
        груди, резко опустил ее вниз.  — Удачи тебе, сынок,  — подойдя к Эрику, он обнял его за плечи.
        От генерала Эрик уходил с тяжелым сердцем. Ему уже не хотелось улетать. В душе посе-
        лилась тревога и предчувствие беды. Перед тем, как покинуть базу, он попросил Майкола
        сообщать ему обо всем, что покажется подозрительным.
        — Что именно?  — Майкол отложил в сторону неисправный «скелет», с которым возился.
        — Все. Не нравится мне настроение нашего генерала. Будто о каком-то дерьме узнал, а гово-
        рить не хочет. Ладно,  — Эрик хлопнул сержанта по плечу,  — может, просто нервы.
        Он направился к взлетно-посадочной площадке. Нужно вылетать, пока Таил ни начал под-
        гонять.


        
        ГЛАВА 12
        Полковник торианской разведки Мар Карон не спеша прохаживался по окрестностям базы.
        С трех сторон ее окружал лес, а с четвертой, она упиралась в океан. Обещанная информация ему
        так и не поступила. Вернее, поступила, но не в полном объеме. Он остановился на пирсе.
        Океанские волны с шумом разбивались у его ног и в лицо летели соленые брызги. Карон
        посмотрел в небо. Его затянуло тучами и вдалеке уже сверкали молнии, предвещая грозу.
        Ливневые дожди с грозами на Сторлане были не редкостью. Они гремели с регулярностью три
        раза в неделю. Иногда и чаще.
        Вообще-то, Сторлан находился на территории МВК, на окраине первого периметра, но был
        признан непригодным для заселения. Один небольшой материк, сплошь покрытый лесом.
        Имелось еще несколько островов, собранных в архипелаг, но они не представляли никакого
        интереса. Залежей ценных руд нет, стратегической выгоды — тоже. Правда, это с точки зрения
        МВК. У Торианской Республики другое мнение. Они сильно рисковали, расположив свою
        разведбазу под носом у противника, но этот риск был оправданным.
        В кармане у торианена сработал коммуникатор. Он не спеша достал аппарат и нажал кноп-
        ку приема.
        — Рад тебя слышать,  — проговорил Карон, но в его голосе не чувствовалось особой радости. -
        Хотя знаю, что это не взаимно. Что хорошего скажешь?
        — Пока нечего,  — огорчил его собеседник.
        — Зачем тогда вышел на связь? Заявить о своей некомпетентности? Ты не решителен — эта
        черта не характерна для корэанца. Что ты предпринимаешь по вопросу с Майловым?
        — Сейчас, у меня нет возможности что-либо предпринять — мне неизвестно где он.
        — Мне плевать на это!  — вспылил Карон.  — Почему я все должен делать сам! Майлов должен
        быть мертв, иначе возникнет масса неприятностей!
        — Я не думаю, что он…
        — А ты начни думать! Я не могу ничего предпринять, пока он путается под ногами. Или ты
        хочешь, чтобы после он возглавил группу 4-Х?
        — Не горю желанием. Полковник, а если попробовать привлечь его к работе?
        — Не стоит всех судить по себе. Делай, что тебе говорят и желательно, побыстрее,  — Карон
        отключил коммуникатор.
        Он знал, где сейчас находиться Майлов, и гораздо надежнее действовать самому. У него
        возникло страстное желание зашвырнуть коммуникатор в океан, и он с трудом поборол его.
        Угораздило же связаться с таким олухом! Но если б он соображал чуть получше, вряд ли
        удалось бы его подцепить. Был у Карона и другой информатор, но полковник даже не знал точно
        кто он. Ни имени, ни звания. И выйти с ним на связь, он тоже не мог. Тот всегда связывался сам.
        Ничего не просил взамен предоставляемых данных. Говорил, что все необходимое получает и
        так. Видимо, был у него какой-то собственный интерес. Карон не пытался понять какой именно.
        Этот информатор начал поставлять сведения очень давно, еще до того, как полковник занял свое
        место в разведке. Именно благодаря ему, эту базу до сих пор не обнаружили, и осечки произош-
        ли всего несколько раз. Но все просчитать нельзя, и Карон это прекрасно понимал.


        Нилион задумчиво бродил по территории базы. Эрик отсутствовал уже почти месяц. Таил
        не выходил с ним на связь лично, поручив заниматься этим Нилиону. Казалось, он не хочет
        разговаривать с Эриком, но почему, Нилион понять не мог. То, что у генерала какие-то проблемы
        — знала вся база. «Мусорщики» появлялись здесь регулярно, допрашивали команду по нескольку
        раз, вот только в чем дело, никто не удосужился объяснить. Таил, как всегда, сохранял непоколе-
        бимый вид, а вот Энтони стал раздражительным и злым. Несколько раз, Нилион пытался
        выяснить в чем дело, но Таил отослал его и на том разговор закончился.
        В последнее время, Нилион тоже часто отлучался с базы. Он сам предложил генералу вари-
        ант, как можно узнать, откуда появились те документы. Немного поразмыслив, Таил согласился.
        А теперь, Нилиона начинало коробить от подобных действий. Из штаба вышел Таил, и лейтенант
        направился к нему.
        — Генерал, я хотел с вами поговорить,  — решительно произнес он.


        — Хотел — говори,  — Таил просматривал какие-то документы и, судя по всему, они доставля-
        ли ему мало радости.
        Челион все же сдержал свое слово и вынес официальный выговор с предупреждением. Но
        это мало беспокоило Таила. Больше волновало, то, что СД настояло взять его под особый
        контроль. Но, кроме этого, пришло подтверждение на повышение Эрика Майлова и присвоение
        ему звания капитана.
        — Генерал, я не могу больше поступать таким образом. Я чувствую себя последним присо-
        сом.
        — Не можешь, так не поступай,  — Таил захлопнул планшет.  — Я не заставлял, ты сам предло-
        жил. Мог бы просто попросить пару увольнительных и не выеживаться. Тем более, вряд ли
        Стиле известно больше, чем она рассказала Телиану. Устраивай свою личную жизнь.  — Он
        хлопнул его по плечу.  — Это тоже нужно. Только, Нил, сильно с ней не откровенничай. Не
        забывай, где она служит.
        — Вы думаете, они решили применить тот же способ?  — Нилиону такая мысль даже в голову
        не приходила.
        — Я ничего не думаю. Просто предупредил.
        — Генерал, мне в последний раз все же удалось кое-что выяснить: тот курьер, который пере-
        дал Стиле документы, он погиб на Манэре. Разве это может быть совпадением?
        — Не может,  — однозначно заявил Таил.  — Надо было раньше.
        — Не вышло бы раньше. Его на Манэр в этот же день отправили. Стила из сводки узнала, по
        фотографии…
        — Вот же мудилы!  — не сдержался Таил.  — Значит так, смотаешься к Эрику, передашь ему
        копию наградных и некоторые распоряжения. Пошли, я документы подготовлю. Потом, можешь
        к своей разведчице заскочить…


        Нилион без особого труда нашел квартиру Эрика. Чтобы не привлекать к себе внимания, он
        дождался, пока стемнеет. Хотя Таил и утверждал, что Эрик будет на квартире, ему долго никто
        не открывал. Нилион уже решил, что новоиспеченного капитана нет, когда из квартиры
        послышались спешные шаги, щелкнул замок и дверь слегка приоткрылась.
        — Нил?  — Эрик явно не ждал его появления,  — ты что здесь делаешь?
        — Время свободное появилось, вот я и решил заскочить, узнать, как у тебя дела на чужой
        планете.
        — А командир знает?
        — Сам-то, как думаешь? Генерал просил кое-что тебе передать,  — он протянул ему запеча-
        танный конверт.  — Может, ты позволишь мне войти?
        — Обойдешься. Я не один.
        — Вот как?  — Нилион не сдержал удивления.  — Значит то, что говорят — это правда? Вместо
        того, чтобы выполнять данное обещание, ты тут развлекаешься. Кто она?  — небарианин
        попытался заглянуть в приоткрытую дверь.
        — Узнаешь, когда придет время. Ты отдал, что просили, можешь проваливать. Таилу пере-
        дай, что все в норме,  — Эрик попытался развернуть Нилиона, но выпроводить его оказалось не
        просто.
        — Эрик, тебе что, своих мало? Что ты нашел у здешней такого, чего у наших нет?  — Нилион
        попытался оттеснить Эрика, но у него ничего не получалось.
        — Нил, не напрашивайся! Давай вали уже. Не с твоей рожей перед местными рисоваться.
        — Нормальная у меня рожа…
        — Эдик, что-то случилось?  — из комнаты вышла Олин.
        — Нет, все нормально. Коллега по работе документы занес. Он уже уходит.
        Олин кивнула и не стала мешать разговору. Нилион проводил ее удивленным взглядом.
        — Ничего себе!  — выдавил небарианин.  — А ты тут время не терял. Командир-то в курсе?
        — В курсе. Сваливай уже. Ты не вовремя, сам ведь видишь,  — Эрик захлопнул дверь перед
        его носом, но тут же раздался звонок. Эрик распахнул дверь.  — Ну, что еще?
        — Ты рубашку наизнанку надел,  — на лице Нилиона играла ухмылка.  — И еще, командир ска-
        зал, что бы ты ни расслаблялся. Он считает, что могут возникнуть проблемы. Бывай!  — лейтенант
        хлопнул его по плечу.  — Удачи в нелегких трудах!  — он развернулся и не спеша спустился по
        лестнице.
        Эрик закрыл дверь и прошел в комнату. Он бросил документы на полку и присел рядом с
        Олин на диван.
        — Что ты его так быстро выпроводил?  — Олин взяла с кофейного столика кружку и протянула
        ему.
        — Зануда он,  — Эрик отхлебнул горячий чай.  — Прицепится, потом не отстанешь. К тому же, ему и правда некогда. Кто-то же должен работать, пока я отдыхаю.
        — О каких проблемах он говорил?
        — Не бери в голову. Там всегда какие-то проблемы. Разберутся. Сейчас, ты для меня важнее
        всего,  — Эрик поставил кружку и поцеловал Олин в губы.
        — Эдик, почему ты всегда уходишь от разговора, когда я начинаю спрашивать о твоей рабо-
        те?  — она отодвинулась от него и заглянула в глаза.  — Кто я для тебя?
        — В каком смысле?  — этот вопрос поставил Эрика в тупик.
        — В прямом. Ты постоянно исчезаешь, и я не знаю где ты, когда вернешься и вернешься ли
        вообще! Я чувствую себя полной дурой!
        — Я же говорил, моя работа связана с командировками…
        — Тебя что, в другую галактику командируют?
        Олин даже не догадывалась, сколько правды в ее словах.
        — Ну, чего молчишь?  — поторопила она его с ответом.  — Ты женат?
        — Чего?!  — Эрик потянулся за кружкой, но от этих слов, чуть ни перевернул ее.  — Да как тебе
        такое могло в голову прийти! Я не женат, и у меня никогда никого не было кроме тебя. Могу
        поклясться чем угодно!
        — Значит, ты киллер.
        Кружка все-таки выскользнула у него из рук, опрокинулась на стол и по нему стала распол-
        заться лужица.
        — Слушай, ты ведь не глупая. С чего такие мысли?
        — Видимо, с того, что неглупая.
        — Я не киллер. Не представляю, как можно убивать всех подряд ради денег.
        — А ради чего представляешь?
        — Не цепляйся к словам. Ситуации бывают разные. Ты сама говорила, что если придется, то
        сможешь убить…
        — И тебе приходилось?
        — Ты мне что, допрос решила устроить?
        Он взглянул ей в глаза и увидел в них хорошо знакомую мглу.
        — Ты никогда не говорил о себе, своей семье. Я имею право знать, чем ты занимаешься!


        — Семьи нет, и не о чем тут говорить. Но если ты так хочешь знать, чем я занимаюсь… -
        разговор прервал телефонный звонок. Эрик взглянул на номер и ответил: — Ты не вовремя.
        — Догадываюсь. Есть некоторая информация, я счел, что ты должен ее знать.  — В голосе До-
        лана чувствовалось напряжение.
        — Ты не мог бы сообщить ее после?  — Эрик встал.
        — Нет. Это срочно. Нам нужно встретиться.
        — Не возможно. Если есть что сказать, говори сейчас.
        — Ладно… — сдался Долан.  — После того, что мы с тобой натворили, у нас тут начали проис-
        ходить странные вещи. Кабинет одного полковника перевернули…
        — А мне-то, какое дело?  — Эрик вышел на балкон.
        — Может и никакого. Но пропали данные генэкспертизы. Догадываешься чьи?
        — Догадываюсь,  — Эрику стала понятна причина проволочки.
        — Могу поспорить, что догадки не полные: твои тоже.
        — На кой хрен они кому-то сдались?
        — Мне это не известно. Никто не сообщал. Данные уже восстановлены, но я пришел к выво-
        ду, что им нужна не она, а ты. Похоже, генерал ошибся.
        — Он не ошибается. Слушай, ты ведь больше не работаешь по этому делу, какого Акрика
        нужно соваться?
        — Я привык доводить начатое до конца. Между прочим, я сильно рискую, сообщая тебе все
        это. Я уже нарушил около пяти предписаний. Мог бы и поблагодарить.
        — Тебе полезно, будет чем похвастаться.
        — Это еще не все. У меня есть подозрения, что у тебя в квартире может быть «ухо8».
        — Большое спасибо, приму к сведению. Больше «приятных» новостей нет?
        — Хамло неблагодарное!  — обиженно произнес Долан и отключил связь.
        Эрик убрал телефон и вернулся в комнату. Олин задумчиво крутила в руках кружку. Лужа
        на столе была вытерта.
        — Опять уезжаешь?  — она посмотрела ему в глаза.
        — Нет. Я же говорил — у меня отпуск,  — он присел в кресло.
        — Тогда, рассказывай, что собирался.
        — В общем, шефа хотят потеснить, на него собирают компромат. С этим нужно разобраться,
        — Эрик решил пока не говорить Олин правды.
        Если квартиру действительно прослушивают, то ториане будут знать, что ей ничего не из-
        вестно. Так безопасней.
        — Основная проблема в том, что это делает кто-то из нашей фирмы. Вот только узнать кто —
        пока не удается. Сама понимаешь, это может быть опасно, я не хотел тебя волновать.
        — Значит, тогда на тебя напали не случайно? И тот парень, про которого ты мне рассказы-
        вал, его убили?  — в голосе Олин чувствовалась тревога.
        — Я не знаю. Не думай об этом. К тому времени, когда закончится отпуск, все должно стать
        по своим местам. Ты сегодня останешься у меня?
        — Нет. Мне нужно домой. Завтра на работу, а я документы с собой не брала.
        Эрик не стал настаивать, чтобы она оставалась. Теперь придется проверять квартиру на
        наличие «уха», а у него нет никаких приборов. Нужно вызывать Майкола…


        8 Прослушивающее устройство
        После того, как Эрик отвез Олин домой, он ждал Майкола на лавочке у подъезда и уже
        вместе с ним поднялся в квартиру. Сержант установил глушители и обшарил каждый уголок, но
        так ничего и не нашел.
        — И чего я слушал этого идиота!  — Эрик окинул взглядом устроенный бардак.  — Ну, он у меня
        отхватит при встрече!
        — Подожди, еще вещи нужно проверить,  — Майкол присел в кресло.
        — Какие у меня тут вещи? Только самое необходимое.
        — Вот их и вытурхувай, капитан.
        — Какой капитан? С чего?
        — Ты не в курсе? Нил же должен был документы передать.
        — Он передал, только я их не смотрел. Этот умник позвонил и ни до того стало. Ты давай, вороши шмотье, а я хоть гляну что там.
        — Так раздевайся, вдруг на тебе.
        — Трусы-то можно оставить?  — Эрик снял майку.
        — Сделай милость. Без крайностей обойдемся,  — Майкол встал и снова принялся за работу.
        Поиск следящих устройств, был не совсем его специализацией, но он, как и все, проходил
        общий курс, а имея оборудование, не нужно отличаться особой сообразительностью.
        Эрик быстро просмотрел копию наградных документов. К ним прилагалась записка от Таи-
        ла, в которой он просил быть осторожным и не терять бдительность.
        — Держи!  — Майкол протянул ему на раскрытой ладони «ухо» размером со спичечную го-
        ловку.
        Эрик осторожно взял его и, выйдя в ванную, бросил в раковину и смыл водой.
        — Пусть теперь послушают музыку труб,  — Эрик вернулся в комнату.  — Рассказывай, что там
        у нас новенького.
        — Много чего. Причем, нехорошего. «Мусорщики» зачастили. Таилом интересуются, да и о
        тебе пару раз спрашивали. Капитан, ты уверен, что это «ухо» поставили ториане?
        — Нет. Но главное, что не Таил, иначе, он не прислал бы тебя его искать. Меня сейчас боль-
        ше беспокоит другое: Долан считает, что торианская разведка интересуется моей персоной, и у
        меня есть причины согласиться с его предположением.
        — Но зачем им ты?
        — Акрик их разберет. Наверное, думают, что мне известно больше, чем есть на самом деле, как и «мусорщики».
        — А генерал действительно тебе ничего не говорил?
        — Нет. Я не знаю что это за технологии, где они спрятаны и существуют ли вообще. А чест-
        но говоря, и знать не хочу. Только никто в это не поверит.
        Эрик оделся и подошел к окну. Он осторожно отодвинул занавеску, выглянул во двор и
        махнул Майколу рукой, что бы он подошел. Возле подъезда стояли четверо парней. Эрик
        заметил их еще когда ждал Майкола. Тогда, они держались возле гаражей, в тени.
        — Думаешь, по нашу душу?  — сержант бросил на парней беглый взгляд и отвернулся.
        — Скорее всего,  — Эрик поправил занавеску.  — Они здесь уже несколько часов толкутся. Чего
        ради?
        — Так давай проверим. Мне все равно нужно возвращаться. Отсиживаться бесполезно.
        — Никто и не собирается. Что у тебя из оружия?  — Эрик достал из тайника устроенного за
        шкафом пистолет.
        — Только пара ножей. Здесь с оружием сильно не погуляешь.
        — Но торианам на местные законы глубоко наплевать. Пошли, подброшу тебя до корабля.


        Они спустились вниз. Парни по-прежнему стояли у подъезда.
        — Кого-то ждете?  — обратился к ним Эрик.
        — Да, вас,  — ответил один из них.  — Мы из управления.
        — Правда?  — Эрик переглянулся с Майколом.  — Из какого?
        — Из нашего.
        — Понятно,  — Эрик слегка усмехнулся.  — Чей приказ?
        На лице парня на мгновение мелькнула растерянность.
        — Я спросил, кто вас сюда направил,  — капитан держал руку в кармане.
        — Лейтенант, это тебя не касается.
        — А вот тут промашка вышла. Тебе дали устаревшую информацию. Значит так,  — Эрик оки-
        нул взглядом потенциальных противников,  — ваша идея выдать себя за агентов управления —
        провалилась. Устраивать потасовку здесь, я не хочу. Не резон мне. Может, есть какие-то
        предложения, как нам решить возникшую проблему?
        Ториане переглянулись. Они явно не ожидали такого предложения, хоть и понимали, на-
        сколько неправдоподобна их легенда.

        — Что, нет соображений?
        — Можно договориться,  — предложил все тот же торианен.
        — Сами застрелитесь?
        — Не в вашем положении язвить — вы в меньшинстве.
        — Это не проблема. Тем не менее, я готов выслушать ваше предложение. Отойдем,  — Эрик
        кивнул в сторону гаражей.
        За ними начинался пустырь и там вряд ли кто-то помешает предстоящему «разговору», тем
        более в это время. Ториане взяли Эрика и Майкола в кольцо.
        — По нашим данным, ты успел привязаться к этой девчонке,  — торианен, которого Эрик вы-
        делил как главного, прислонился спиной к одному из гаражей.  — Для нее будет гораздо безопас-
        нее, если ты согласишься поделиться информацией…
        — Шантажировать меня вздумал, тварина?  — Эрик схватил его за горло.  — Забыл, с кем дело
        имеешь, так я тебе напомню!
        В спину Эрику уперлось дуло пистолета, но он не обращал на него внимания.
        — Отпусти его!  — раздался требовательный голос.
        Эрик со всей силы ударил того, кто решил его шантажировать, головой о гараж и отпустил.
        Торианен медленно осел, размазывая по железной стене кровь.
        — Требование выполнено, доволен?  — он резко развернулся и выстрелил в упор.
        Теперь, противников оставалось только двое. Один из них держал на прицеле Майкола,
        второй его. Эрик был уверен, что его убивать не станут — ториане надеяться получить информа-
        цию, а вот Майкол им ни к чему…
        — Опусти оружие!  — потребовал тот торианен, который стоял в стороне и держал его на при-
        целе.
        — Запустить в тебя, запросто, а вот опустить — не дождешься.
        — Опусти, или твой приятель — труп.
        — Не советую этого делать. Тогда вы все покойники. Я буду вас пинать, пока ни захлебне-
        тесь собственной кровищей,  — пообещал капитан.
        — Много на себя берешь. Смотри, погубит тебя твоя самонадеянность. Послушай мой со-
        вет…
        — Еще б я всяких выродков ни слушал,  — Эрик выстрелил.
        Пуля попала торианену в голову. Тот, который держал Майкола на прицеле, отвлекся, сер-
        жант успел выхватить нож и метнуть в него, ранив в руку. Торианен выронил пистолет. Но, не
        смотря на ранение, попытался тут же поднять оружие. Майкол подскочил к нему и ударом в
        челюсть свалил с ног. Сержант наклонился, как ему казалось, над поверженным противником и
        получил удар рукоятью пистолета по лицу. Из разбитого носа потекла кровь. Торианен начал
        вставать, но сержант успел выхватить второй нож и всадить ему в горло. Он издал хрип и упал
        обратно.
        Пристрелив того, кто держал его на прицеле, Эрик услышал шорох у себя за спиной и по-
        вернулся. Командир злополучной группы пришел в сознание и пытался встать на ноги. Эрик
        навел на него пистолет. Он успел заметить, что Майкол выбил у своего противника оружие и не
        сомневался, что теперь он справиться.
        — Ты что, будешь стрелять в безоружного?  — торианен ели стоял на ногах.
        — Ты еще к милосердию взывать начни!  — Эрик криво усмехнулся.  — К тому же, я сильно
        сомневаюсь, что ты безоружен. Руки держи так, чтоб я их видел.
        Торианен подчинился. Эрик подошел к нему и ударил в грудь. Торианен согнулся пополам.
        Следующий удар был коленом в живот. Еще один — кулаком в лицо. Торианен упал.
        — Я же сказал, что буду бить, пока кровью ни захлебнешься!  — Эрик ударил снова — ногой
        под ребра.
        К нему подошел Майкол, оттирая с лица кровь.
        — Добить его, да и делу конец,  — он кивнул на торианена.
        — Не, пусть живет,  — отказался Эрик.  — И трупы своих подчиненных пусть сам убирает. По-
        будет в нашей шкуре. А меня еще раз с ними таскаться, как-то не греет. Сейчас, проверю, нет ли
        у него оружия, и пойдем, а то выстрелит в спину, чмо!
        Обыскав избитого торианена и забрав у него бластер, они ушли, оставив его с тремя трупа-
        ми. Нос Майколу, скорее всего, сломали, но обращаться в местный травмпункт он отказался.
        — На базе вправят,  — он запрокинул голову. Кровь никак не останавливалась.
        — Останется у тебя на память об этой планете кривой нос — будешь знать,  — Эрик протянул
        ему вату.
        — Ну и Акрик с ним,  — Майкол приложил вату к носу.  — Ни так уж она и плоха, чтоб о ней
        совсем забывать. Иногда, мне здесь даже нравится.
        — Кое-кто не разделяет это мнение.
        — Наверное, у нее есть на то причины,  — сержант сразу понял о ком идет речь.  — Таилу нужно
        доложить о том, что произошло.
        — Вернешься и доложишь. Мне кажется, он догадывается, что мной интересуются. Жаль, с
        Нилом так и не удалось поговорить. Не вовремя он явился.
        — Ладно, мне нужно возвращаться,  — Майкол выкинул пропитанную кровью вату в мусорное
        ведро.  — А то на базе переполох начнется.
        — Лучше я тебя отвезу. А то мало ли…
        Эрик взял с кухонного стола ключи от мотоцикла. Он решил рассказать Олин правду за
        несколько дней до того, как все это закончится. Сейчас, все знают, что дочери генерала ничего
        неизвестно, и использовать ее можно только для шантажа. Но последствия такого шага, могут
        оказаться прямо-противоположными ожидаемым. И сегодня, они в этом наглядно убедились.


        Майор Сеил Ренг стоял перед полковником Кароном и чувствовал себя просто отврати-
        тельно. Он только вернулся на Сторлан. Даже за медпомощью еще не обращался, а она ему явно


        нужна. Пол лица превратилось в сплошной синяк, глаз оплыл, губы разбиты. Дышать тяжело, очевидно, несколько ребер сломаны. Этот десантник знал, как бить, что бы причинить макси-
        мальный вред, но не убить совсем. Карон долго смотрел на своего подчиненного, не произнося
        ни слова. Результат предпринятой попытки ясно читался по лицу майора.
        — Сколько их было?  — наконец спросил полковник.
        — Двое. Как и предполагалось,  — разбитые губы Ренга ели шевелились.
        — Вас было четверо, они убили всех, кроме тебя. Почему тебя оставили?
        — Майлов оставил,  — уточнил Ренг.  — Сказал, что его не греет опять таскаться с нашими тру-
        пами, он хочет, чтобы я ощутил себя в его шкуре. Тварь!
        — Так и сказал?
        — Да. Полковник, не выйдет с ним никаких дел. От него нужно избавляться. Это можно
        было понять после первой попытки. И на шантаж он не поддается.
        — Если дело с Таилом закончится успешно, тогда и избавимся. А пока, нам нужен запасной
        вариант. Ты взял генобразец этого сержанта?
        — Так точно. По дороге, сделал экспресс анализ. Он не тот, кто нам нужен.
        — Жаль, это усложняет задачу. Придется искать. Ладно, майор, иди, тебе нужна медпомощь.
        — Есть!  — майор вышел.
        Карон заметил ненависть в глазах Ренга, когда он говорил о Майлове. Этот десантник нанес
        ему личное оскорбление, избив и оставив в живых, убирать трупы. Такое не забывается. И не
        прощается.


        Барнон закрывал дверь кабинета, когда у него сработал личный коммуникатор. Он взглянул
        на высветившийся номер, и на его лице отразилось удивление, смешанное со злостью. Он не
        ждал этого звонка уже много лет. Полковник вернулся в свой кабинет и только после этого
        ответил на вызов.
        — Что тебе от меня надо?  — полковник сел в свое кресло.
        — Колин, мы с тобой столько лет не общались, а ты начинаешь разговор с грубости,  — раз-
        дался в трубке приятный женский голос.  — Разве так можно?
        — Я не жалею об этом. Я жалею, что мы вообще встретились. Так что ты хотела?
        — Ты, наверное, забыл, но у тебя остался долг.
        — Я давно оплатил все долги! Я до сих пор продолжаю их оплачивать!
        — Этот долг ты не оплатишь никогда.
        — Тогда, ты согласилась на мои условия. Теперь, поздно идти на попятную. Ты использовала
        меня и еще смеешь говорить о каких-то долгах? Из-за тебя, я в дерьме по самые уши, и мне из
        него не выбраться! Не смей больше звонить, или я сделаю то, что не смог раньше — я убью тебя.
        И поверь, я сумею найти тебя!
        — Колин, угрожать мне бесполезно, и ты об этом знаешь. А я прошу не так уж много: просто
        устрой мне встречу с ней.
        — Катись к Акрику в черную дыру!  — Барнон оборвал связь.
        Полковник швырнул коммуникатор на стол и провел ладонью по лицу. Он уже и думать
        перестал о ней, посчитал, что она навсегда растворилась в прошлом. Барнону очень хотелось в
        это верить. Но прошлое продолжало преследовать его. Каждый день он видел напоминание о
        собственной слабости у себя в приемной. Коммуникатор вновь сработал. Барнон с неохотой взял
        аппарат. Сегодня все явно решили его достать.
        — Слушаю,  — ответил он.
        — У нас проблемы… — раздался хорошо знакомый голос.
        — У вас всегда проблемы,  — с раздражением произнес Барнон.  — Скажите, кроме меня что,
        больше никого нет? Сомневаюсь. Так какого хрена вы прицепились именно ко мне?
        — Полковник, вам кто-то испортил настроение?  — его собеседник оставался спокойным.
        — Вы даже можете догадаться кто.
        — Тогда, это ваше личные проблемы, и меня они не касаются.
        — Это легко опровергнуть. Скажу честно — мне неприятно с вами разговаривать, так что,
        давайте ближе к делу.
        — Не припомню, когда в последний раз вы были столь откровенны!  — в интонации собесед-
        ника мелькнула усмешка.  — Наверное — никогда. Но вы правы, нужно переходить к делу: у нас не
        осталось времени. В любой момент, информация может уйти. Тот, кто есть «кроме вас», сделает
        основную работу, от вас требуются лишь некоторые координаты. Но они должны быть
        предельно точны.
        — Что за координаты?
        — Зона высадки.
        — Я могу и не узнать.
        — Вы уж постарайтесь. Это в ваших интересах. Если предстоящая операция пройдет удачно
        — вы будете свободны. Я вам обещаю.
        — Хорошо. Надеюсь, это наша последняя сделка.
        — Я тоже. Когда понадобятся координаты, я с вами свяжусь.
        Связь оборвалась. Барнон догадывался координаты чьей высадки от него потребуют. Вот
        только он действительно вряд ли будет их знать, но полковник знал, как ему выкрутиться.


        Таил сидел в баре и ждал Нилиона. Ему хотелось поговорить с лейтенантом без посторон-
        них глаз и ушей. Все, что творилось вокруг, сильно беспокоило его. «Мусорщики» не отставали, контролируя чуть ли ни каждый шаг. С Эриком он по-прежнему держал связь через лейтенанта.
        С того дня, как торианские агенты пытались шантажировать Эрика, прошло больше недели. Все
        это время царило странное затишье и это настораживало генерала. Времени оставалось мало, а
        они ничего не предпринимают.
        В голове крутились мысли, перебивая друг друга. Генерал понимал, что рано или поздно,
        придется все это заканчивать. Таил предполагал, что из кабинета Вернера все же украли
        некоторую информацию, причем, еще до погрома. Просто, он боится в этом признаться. Вскоре, подошел Нилион и, отыскав среди посетителей генерала, направился к нему. Он отдал честь и
        только после этого присел.
        — Нил, за меня взялся «сливщик»,  — сообщил Таил, после того, как подошедшая официантка
        приняла у лейтенанта заказ.  — Меня хотят подставить, и существует вероятность, что это
        получится. Челион делает все возможное, но есть вещи, которые трудно опровергнуть.
        — Но зачем?  — Нилион был искренне удивлен.
        — Ты знаешь,  — Таил помолчал, пока официантка ни поставила перед лейтенантом чашку и
        удалилась.  — Поэтому, должен быть осторожней. Я втянул вас троих в очень хреновое дело и не
        хочу, чтобы вы пострадали из-за этого. У меня есть к тебе еще одна просьба, поклянись, что
        выполнишь ее.
        — Сначала, скажите, что от меня потребуется.
        — Нет,  — Таил посмотрел небарианину в глаза.  — Ты должен мне поклясться сейчас, что сде-
        лаешь все, как я скажу. Мне важно это знать. Или ты не доверяешь?


        — Я клянусь честью, что выполню вашу просьбу,  — Нилиону не хотелось давать такое обе-
        щание, но и по-другому он поступить тоже не мог.
        — Хорошо. Теперь, дай мне свой меч,  — Нилион протянул генералу оружие.  — Это тебе вза-
        мен,  — Таил отдал небарианину свой меч.  — И, если со мной что-то случится, передашь Олин,  — он
        положил перед Нилионом запечатанный конверт.  — Ты должен будешь сделать еще кое-что, но об
        этом позже. Я так и не успел спросить, как там Эрик?
        — Нормально,  — Нилион убрал конверт во внутренний карман кителя.  — Просил передать, что
        у него все под контролем.
        — Да уж,  — генерал слегка усмехнулся,  — Майкол докладывал о его «контроле»… А Олин, ты
        ее видел?
        — Только мельком. Она очень похожа на вас.
        — Я тоже видел ее только со стороны. Всю жизнь,  — Таил задумчиво перебирал пальцы.  — Что
        за хрень твориться! И почему именно теперь! Знаешь, Нил, сейчас мне хочется напиться до такой
        степени, чтоб самого себя не помнить, но даже этого я сделать не могу. Возвращайся на базу, я
        скоро буду.
        Нилион молча удалился из бара. Таил посидел еще минут пятнадцать, что-то прикидывая, и
        тоже отправился на базу.
        Вернувшись, он сразу же пошел в штаб и связался с Нотэлом.
        — Нотэл, у меня к тебе предложение,  — произнес он.
        — Я вас внимательно слушаю, генерал,  — разведчик не ждал звонка от Таила и тем более
        каких-то предложений.
        — Я скажу, где находятся технологии, но управление должно действовать втайне от Цен-
        трального Штаба.
        — Генерал, как вы себе это представляете?
        — Не корчь из себя наивность, Нотэл. Я знаю, как вы крутите дела, когда понимаете, что не
        получите официального приказа, или у вас нет времени ждать. Я сам принимал участие в
        некоторых из них, или ты забыл об этом?
        — Помню,  — с неохотой признался разведчик.
        — А еще, я хочу, что бы ты оформил заявку на присвоение моей команде статуса спецгруп-
        пы. Я понимаю, что на это потребуется определенное время, поэтому — поторопись. И с
        восстановлением статуса моей дочери тоже.
        — За этим дело не станется. Но зачем заявку оформлять мне?
        — Затем. Это не все. В будущем, командование группой 4-Х должно перейти к Эрику Май-
        лову.
        — В каком будущем?
        — В ближайшем, Нотэл. Но вы не будете его трогать. Он ничего не знает — это чистая прав-
        да. И о проекте вы ему не расскажите. Так будет лучше.
        — Генерал, вы что, хотите уйти?  — Нотэл удивлялся все больше.
        — Пожалуй. Пора уступить место молодым. Стенга верила в реальность победы. Но не на-
        шему поколению осуществлять подобные мечты. А они — другое дело. Ты поторопись с этим
        всем. Как будет все готово, я передам информацию. И приказ о назначении Эрика оформляй
        сразу.
        — Генерал, мне все равно придется согласовывать это с Челионом. Все спецгруппы проходят
        через него.
        — Согласовывай. Только быстрее. Когда все сделаешь, дай знать,  — Таил отключил связь.
        Он откинулся в кресле и закрыл глаза. Сколько всего было в его жизни, и он совсем не хо-
        тел оглядываться на прошлое. Единственное, что сейчас Таил хотел — это поговорить со своей
        дочерью. Но именно эта мечта казалась ему далекой и несбыточной…
        — Коинт, ты что, спишь на службе?  — голос Энтони заставил его вздрогнуть.
        — Акрик побери!  — Таил посмотрел на часы. С того момента, как он поговорил с Нотэлом,
        прошло три часа. Раньше такого не было.  — Хотел кое-что обдумать и не заметил, как сморило.
        Скажешь кому — придушу! У тебя что-то важное?
        — Твоей группе на вылет,  — Энтони бросил документы, и они шлепнулись на стол с глухим
        стуком.
        — Шустро как… — Таил едва заметно усмехнулся.
        — Ты о чем?
        — Ни о чем, еще не проснулся. Куда?
        — На Роксел.
        Таил просмотрел документы. Судя по ним, на Роксел высадилась торианская разведка.
        Группе 4-Х надлежало найти ее, взять в плен старшего офицера, а остальных ликвидировать.
        — Тебя в этом ничего не смущает?  — Энтони кивнул на документы.
        — А должно?
        — Какого Акрика они там забыли? Пара тонн песка понадобилось? На Рокселе ничего нет.
        — Найдем — узнаем. Меня больше смущает, что нужно брать пленных. Ненавижу это дело.
        — Коинт, не совался бы ты туда,  — посоветовал Энтони.  — Я нутром чую, что-то здесь не чис-
        то.
        — У твоего нутра есть какие-то основания?
        — Нет.
        — Тогда, и говорить не о чем,  — Таил собрал документы в планшет. Я пойду со своей коман-
        дой — это мой долг. Тем более, я под надзором…
        — Давай я пойду вместо тебя,  — предложил Энтони.  — Возьму твой «скелет», ребятам скажу
        помалкивать. Штаб ничего не узнает.
        — Ты действительно готов пойти на такое, предполагая ловушку?
        — Да, готов.
        — А я не готов прятаться за чужую спину. Пусть даже это спина друга. Еще не докатился.
        — Тогда, вызови Эрика. Ты же понимаешь, что там обойдутся и без него.
        — Нет. Эрика вызывать я не стану. Да и не успеет он.
        — Я могу отсрочить вылет.
        — Не нужно. Эрик останется там. Мне так спокойней.
        — Коинт, ну не суйся ты туда. У меня плохое предчувствие,  — Энтони заглянул Таилу в гла-
        за.
        — Я не брошу команду, основываясь на твоих предчувствиях. Уговаривать бесполезно — это
        мое последнее слово.
        — Значит, я отстраняю тебя от этого задания! Я приказываю тебе не покидать базу!
        — Правда?  — Таил слегка усмехнулся.  — А ты не думал, что твой приказ идет вразрез с прика-
        зом Центрального Штаба, и не имеет под собой веских оснований. А значит, я имею право не
        подчиняться. Все, Энтони, мне некогда.  — Таил взял папку и встал.
        Почему-то, Энтони показалось, что Таил и сам подозревает ловушку. А может, даже уверен
        в этом. Эта странная фраза, когда он узнал о приказе, наталкивала на невеселые мысли.
        Перед вылетом, начальник базы, как всегда, пришел на взлетно-посадочную площадку.
        После его напутственных слов, солдаты поднялись на челнок, и они остались с Таилом вдвоем.


        — Коинт, может передумаешь?  — Энтони поймал его взгляд.  — Время еще есть.
        — Нет уже времени. Ты ведь знаешь — я не меняю решений,  — Таил положил руку на плечо
        своего старого друга.  — Энтони, спасибо, что все эти годы ты был со мной, что доверял. Для меня
        это очень важно, честно. Я всегда ценил твою дружбу. Все мы, когда-нибудь, уйдем к звезде, если я не вернусь, не бросай Эрика. Он же отчаянный самодур, да и не отстанут от него просто
        так. Ему еще понадобится твоя помощь.
        — Клянусь честью: я не оставлю ни его, ни твою дочь. Я сдержу слово, даже ценой собст-
        венной жизни. Но я надеюсь, что мне не придется выполнять это обещание.
        — Спасибо,  — Таил пожал ему руку.  — До встречи, генерал.
        — Не здесь, так у звезды,  — Энтони с неохотой разжал руку.
        Он долго стоял на взлетно-посадочной площадке, после того, как челнок исчез из вида. Ему
        казалось, что теперь, они действительно встретятся только у звезды…


        
        ГЛАВА 13
        На планете было тихо. В зоне высадки стояла глубокая ночь. Сканирование с челнока ниче-
        го не показало, но Таил знал, что существует множество способов маскировки. Поэтому, задача
        перед ним стояла не из легких. Челнок ушел из атмосферы, едва десантники покинули его борт.
        Таил немного замешкался, давая распоряжения пилоту, и это спасло ему жизнь. Трое рядовых, которые шли первыми, попали в нейтронную ловушку. Они погибли сразу. Еще четверо,
        оказались тяжело ранены.
        — Курс сорок градусов к западу!  — скомандовал Таил.  — Держим пятнадцать минут. Пирсон, связь с челноком!
        — Челнок не отвечает!  — доложил Майкол.  — База тоже. Я проверил радиус действия связи —
        два километра!
        — Из зоны не выходить!..
        — Генерал, два штурмовика заходят с юго-запада!  — сообщил Нилион.  — Расчетное время
        выхода на позицию — три минуты!
        — Чтоб им всем…
        Таил вывел на внутренний монитор шлема карту местности. Недалеко находится ущелье.
        Там можно укрыться от огня штурмовиков, вот только вряд ли они успеют добраться вовремя.
        — Лейтенант, продвигайтесь к ущелью!  — приказал Таил Нилиону.  — Томин, «вышибалу»!
        Рик передал генералу уже заряженную «вышибалу». Таил опустился на одно колено и,
        прицелившись, выстрелил. Ракета попала одному из штурмовиков во вспомогательный
        двигатель. Он стал терять высоту и уходить в сторону. Километрах в десяти, раздался взрыв.
        Оставшийся штурмовик сменил курс и пошел десантникам наперерез. Пытаться сбивать его,
        теперь стало рискованно. Существовала вероятность, что он рухнет на своих. Враг открыл огонь
        из лазерных установок, но группа уже почти достигла укрытия. Таил отстал от команды. Лоун и
        Рик остались его прикрывать. Совсем рядом легла ракета. Солдаты попадали на песчаную почву.
        Раздался взрыв, после которого осталась глубокая воронка.
        — Нил, доложи обстановку!  — Таил вскочил на ноги.
        — Четверо погибших, восемь ранено!  — отозвался Нилион.
        Связь портилась окончательно. Голос небарианина терялся в шуме помех. Штурмовик
        отошел и Таил ожидал, что теперь пойдет вражеский десант. Он снял «горелку» с предохраните-
        ля и включил сканирование.
        — Ромс, занять позицию для снайперского огня!  — отдал приказ генерал.  — Всем приготовить-
        ся к появлению вражеского десанта!
        Лой давно заприметил небольшой выступ на скале. Места на нем хватало только для того,
        что бы один солдат занял положение лежа, но снайперу больше и не требовалось.
        Вокруг повисла неестественная тишина. Она давила на мозг и щекотала нервы, заставляя
        напрягаться каждую клетку. Это продлилось меньше минуты, а потом, сканеры засекли
        вражеский десант.
        Таил дал первый залп по врагу. Солдаты последовали его примеру. Ториане имели числен-
        ное превосходство больше чем в два раза и взяли противника в кольцо. Генерала окончательно
        отрезали от основной группы. Рик и Лоун успели занять выгодную позицию за грядой валунов и
        пытались расчистить Таилу путь к отходу. Так же, к генералу пробивался Нилион с тремя
        рядовыми, но пока, все эти попытки не приносили ощутимого результата.
        Таила зажали возле воронки, оставшейся после взрыва ракеты. Рация была включена на
        общую частоту, но, по большей части, в ней слышался только шум помех, через который изредка
        пробивались голоса солдат. Тем не мене, Таил не хотел ее отключать. Так он не чувствовал себя
        в одиночестве. Зная, что его сейчас вряд ли кто услышит, он выматерился от всей души.
        Рядом с ним упала граната. Генерал прыгнул в воронку и вжался в ее стену. Прогремел
        взрыв. На Таила посыпался песок. Он машинально отряхнул его со «скелета» и выбрался из
        воронки, очутившись лицом к лицу с врагами. Генерал выстрелил одному из них в упор из
        плазменной винтовки. Заряд попал в грудь. «Скелет» оплавился и солдат рухнул. Во второго, генерал выстрелил с разворота и, упав на песок, перекатился в сторону. Там, где он только что
        стоял, прошло несколько лазерных разрядов. Над Таилом нависла фигура торианского майора.
        Не поднимаясь, он выстрелил ему в голову, но майор успел увернуться.
        Торианен несколько раз выстрелил в ответ. Генерал снова перекатился и вскочил на ноги.
        Сканер показывал, что к нему подходят еще два торианена. Он бросил взгляд туда, где проходи-
        ла основная схватка. Группу надежно отрезали и не собирались никого подпускать к генералу.
        Намерения ториан были ясны, но Таил не собирался давать шанс на их осуществление. Таил
        включил антигравитатор, в надежде выйти из кольца, но подняться успел не больше чем на метр.
        По антиграву полоснул лазерный разряд. Генерал рухнул вниз, но сумел стать на ноги. Таил
        почувствовал удар в основание шлема. По идеи, это должно повлечь временную потерю
        ориентации, но Таил мгновенно обернулся и въехал стоявшему позади торианену прикладом в
        голову.
        Компьютерная система «скелета» отказала. Теперь, он мог рассчитывать только на свои
        глаза и уши. У него осталось еще четыре противника и разряженная плазменная винтовка в
        руках. Таил отшвырнул ее в сторону и сдернул с плеча «Керташ». В колено вошла пуля.
        Превозмогая растекающуюся боль, генерал устоял на ногах и открыл огонь по врагу. Еще одна
        пуля вошла в бедро. Следующая, в лопатку. Таил понимал, что убивать его не хотят. А сдаваться
        в плен он не собирался. Генерал упал на колени и потянулся к кнопке самоликвидации. Эта
        функция не зависела от общей компьютерной системы и срабатывала в любом случае, если
        оставался хоть минимальный запас энергии. Нажать на заветную кнопку, Таил так и не успел. По
        глазам ударила вспышка, и он потерял сознание. Над ним склонился торианский майор и,
        убедившись, что генерал жив, произнес в рацию:
        — Задание выполнено, он у нас.


        — Отходите. Вас прикроют!  — получил он в ответ приказ.
        — Есть!  — майор кивнул стоявшему рядом сержанту на генерала.
        Они подняли бесчувственного офицера и стали отходить. Вдруг, в майора брызнула кровь,
        заляпав внешний монитор шлема. Торианен грубо выругался и бросил тело генерала. Он упал
        лицом вниз. В затылке виднелось входное отверстие.
        — Полковник, он мертв,  — доложил майор.  — Его кто-то из своих…
        — Вы что, охренели!  — раздался в рации голос взбешенного Карона.  — Что, по-твоему, теперь
        делать? У трупа спрашивать?
        — Командир, а этот небарианин?
        — Тоже мертв… Давай приказ отступать, лишние потери нам ни к чему!
        Полковник был просто в ярости. Его радовало только то, что он не стал устранять Эрика
        Майлова. Но капитан принесет ему еще массу хлопот. Карон знал, что приказ, о его назначении
        командиром группы 4-Х, уже готов, а это совершенно не радовало. Все-таки, Таил в который раз, всех переиграл. Пусть он и стал для него последним…
        Майкол пытался отыскать генерала. Связаться с ним по рации не удавалось, впрочем, как и
        ни с кем другим. Электроника «скелета» его не находила. Майкол видел, что Нилион пытается
        пробиться к Таилу, но в пылу схватки, потерял из вида и его.
        — Лой, ты меня слышишь?  — попытался он связаться со снайпером, но в рации ничего кроме
        шума помех слышно не было.  — Лой, ответь! Твари!
        Майкол загнал в подствольник последнюю гранату и выстрелил по выступу скалы, под
        которым засела небольшая группа ториан. Взрыв отломил от хрупкой песчаной породы
        внушительный кусок, который похоронил под собой ториан. Майкол уже не надеялся, что они
        смогут вернуться живыми. Энергии на плазменной винтовке не осталось, лазерный автомат —
        перегрелся, патроны заканчивались.
        — Вот и нашли, вашу мать!  — процедил сержант сквозь зубы, переводя «Керташ» на одиноч-
        ный режим стрельбы.  — Вот и ликвидировали…
        Его уже начали зажимать. Торианский сержант, который подбирался к нему слева, рухнул с
        простреленной головой. Майкол облегченно вздохнул. Значит, снайпер еще жив. Теперь, ему
        хотелось узнать, что с Нилионом и Таилом, но такой возможности не предоставлялось.
        — Пирсон, ты меня слышишь?  — пробился сквозь шум помех голос Рика.
        — Слышу!  — отозвался Майкол.  — С горем пополам.
        — Слава звездам, хоть кто-то. Сержант, проведи перекличку: я не знаю какие у нас потери, и
        ни с кем из офицеров связаться не могу!
        — Каким хреном я ее проведу, старшина?  — Майкол засел за одним из обвалившихся валунов
        и вел прицельный огонь.  — Я уже пробовал. Ты первый, кто пробился. Но Лой жив…
        Перед валуном взорвалась граната. Хрупкая порода не выдержала. Майкола осыпало ос-
        колками. Еще одна, взорвалась слева. В ушах зазвенело, сознание стало ускользать. Последнее, что сержант запомнил — это опустившийся перед ним десантник, но кто это, он уже не смог
        разобрать.
        Со своей позиции, Лой видел, что Майкола зажали. Некоторое время, он его прикрывал, но
        когда враг перешел на гранаты, Лой понял, что Майкола нужно вытаскивать. Он спустился к
        нему на антиграве и, взвалив бесчувственного сержанта на плечо, стал пробиваться обратно к
        своей позиции. Отстреливаться от напирающего врага одной рукой, таща на себе раненого
        товарища — дело не из легких, но Лой стиснул зубы и упорно продвигался вперед. В стороне, он
        успел заметить Джилиса. Небарианин склонился над раненым, его прикрывали трое рядовых, вот
        только кого врач пытается вытащить с того света, игнорируя проносящиеся мимо лазерные
        разряды, Лой не разобрал.
        Неожиданно, ториане начали отступать. Десантники не понимали с чем это связано, но на
        преследование врага у них просто не оставалось сил. Рик, являвшийся на этот момент старшим
        по званию, отдал приказ отойти глубже в ущелье. Сейчас, нужно позаботиться о раненых и
        связаться с базой.
        Когда Майкол пришел в сознание, враг уже ушел. Рядом с ним на песке сидел Рик. Стар-
        шина был без шлема. На лице застыло мрачное выражение.
        — Почему они нас не добили?  — Майкол сел.
        — Не знаю,  — Рик не повернулся.  — Генерал погиб. Нас сильно потрепали: мы потеряли чет-
        верть команды. Это слишком много. Так не должно было случиться… — казалось, он разговари-
        вает сам с собой.  — Дейва зацепило, Нилион тяжело ранен. Горд делает все возможное, чтобы он
        продержался до прибытия челнока. Наш накрылся… Нилион почти пробился к генералу,
        наверное, тогда он остался бы жив…
        Майкол встал и ничего не ответив, побрел к Джилису, а Рик продолжал что-то бубнить.
        Врач сосредоточенно обрабатывал раны лейтенанта. Майкол немного постоял в стороне, но так и
        не подошел, не желая отвлекать врача от работы.
        — Сержант, — окликнул его Лой,  — можно с вами поговорить?
        Майкол утвердительно кивнул. Сейчас он являлся вторым замкомом.
        — Лучше отойти,  — посоветовал снайпер.
        — Ну, давай.
        Майкол заметил, что Лой прихрамывает.
        — Что с ногой?
        — Ерунда. Антиграв рано вырубил — вывих. Сразу даже не заметил…
        — Это ты меня вытащил?
        — Я,  — Лой смущенно опустил глаза.  — Просто, я ближе всех был, успел заметить… Сержант, тут такое дело,  — он замялся и бросил беглый взгляд по сторонам,  — есть подозрение, что генерала
        застрелил кто-то из наших.
        — Лой, ты уверен?  — у Майкола в голове сразу всплыли слова Эрика о продажной мрази в
        команде.
        — Нет. Но многое на это указывает. У генерала четыре ранения: одно в колено, второе в
        бедро, третье в лопатку. А четвертое, ставшее последним, в голову — в затылок. Судя по
        входному отверстию, этот выстрел был сделан из «Керташа». Торианские патроны оставляют
        немного другое отверстие, я знаю, что говорю.
        — Не сомневаюсь. Но ты пойми — это не доказательство. Могли ведь и подобрать.
        — Ты сам-то в такое веришь? Ни к чему оно им. У них с оружием проблем не было.
        — Лой, никто не станет проводить расследование. Офицер погиб в бою, а подобные домыс-
        лы…
        — Сержант, почему ты не хочешь мне верить?  — в глазах Лоя читалась обида и желание дока-
        зать свою правоту.
        — Я верю. Возможно, Грон поверит. Но оснований для расследования нет. Лой, а почему ты
        решил сказать об этом именно мне?
        — Майлова здесь нет, Харистит не в состоянии, кому же еще? Я, может, и раздолбай, но не
        дурак. Вы трое были очень близко к генералу. Наверное, если б Майлов был здесь, этого не
        случилось бы…


        — Мы не можем этого знать. Ты помалкивай о своих соображениях. Лишние слухи пользы
        не принесут.
        — Слухи уже пошли,  — огорчил сержанта Лой.  — Такое подозрение возникло не только у меня.
        А еще, говорят, что кто-то слил координаты высадки.
        — Акрик знает что… Это тоже не удастся доказать,  — Майкол бросил взгляд в небо.
        Занималась заря. Горизонт на востоке был багряно-красный. Как и песок под ногами, про-
        питанный кровью погибших друзей. Вскоре, прибыл челнок. Первым спустился Энтони. За ним
        медслужба.
        — Где?  — коротко спросил он у Рика.
        Старшина указал в сторону, где сложили тела. Энтони подошел к своему погибшему другу,
        опустился перед ним на колени и приподнял его голову. Шлем с него, как и с остальных, был
        снят.
        — Ну, как же так, Коинт?  — голос генерала дрожал.  — Я же тебя предупреждал. Зачем? Что ты
        этим доказал?
        Солдаты стояли в стороне. Никто не решался подойти и сказать, что им нужно торопиться.
        Майколу показалось, что на лице начальника базы блестят слезы. Энтони встал с колен и сам
        поднял тело Таила на челнок.
        Всю дорогу до базы, он провел закрывшись в офицерской. Сразу после посадки, Энтони
        приказал Майколу зайти к нему в кабинет.
        — Мне сказали, тебя тоже зацепило, как ты себя чувствуешь?  — Энтони устало опустился в
        кресло.
        — Нормально. Обошлось легкой контузией.
        — Тогда, сменишь Эрика. Он должен принять командование. Отдохнешь, часик и отпра-
        вишься. Больше времени я не могу тебе дать, такие уж обстоятельства. Иди.
        — Есть!
        Майкол хотел рассказать Энтони о подозрениях Лоя, но глядя на осунувшееся лицо генера-
        ла, решил отложить этот разговор.


        ГЛАВА14
        Эрик тщательно готовился к предстоящему свиданию. Сегодня, он решил рассказать Олин
        правду и сделать предложение. На то, что бы ввести ее в курс дела, у него оставалось около двух
        недель. Нужно торопиться. Вот только подобрать слова, очень сложно. А зная характер Олин, Эрик был уверен, что она потребует доказательства. Правда, с этим проблем не будет. Он в
        который раз прокручивал в голове подготовленные слова, когда сработал передатчик. Капитан
        взглянул на высветившийся код, и у него возникло нехорошее предчувствие. Он несколько
        секунд нерешительно смотрел на передатчик, прежде чем нажать кнопку приема.
        — Эрик, тебе нужно срочно возвращаться на базу,  — услышал он мрачный голос Майкола.
        — Что случилось?
        — Генерал Таил погиб. Грон приказал сменить тебя.
        — Жди. Я скоро буду.
        Услышанная новость, пригвоздила капитана к полу. Он спешно набрал номер Олин. Теле-
        фон дрожал в руках.
        — Послушай, мы не сможем встретиться,  — произнес Эрик, когда она ответила.  — Мне нужно
        срочно уехать.
        — Когда вернешься, ты не знаешь,  — Олин старалась говорить спокойно, но в ее голосе слы-
        шалось явное недовольство.  — Эдик, ты же обещал…
        — Я помню, что обещал, но все сложилось не так, как мне хотелось бы. Мне жаль, что так
        получилось. Извини.
        — Эдик, ты…
        Он не стал дослушивать ее и положил трубку. Эрик знал, что, скорее всего, они смогут
        встретиться только после того, как Олин поступит в подготовительный центр.
        Капитан несся, как угорелый, рискуя на каждом повороте свернуть себе шею. Стрелка спи-
        дометра не опускалась ниже двухсот. В то, что сообщил Майкол, никак не хотелось верить.
        Сержант ждал его с явным нетерпением. Эрик затормозил прямо перед ним и спрыгнул с
        мотоцикла.
        — Когда это произошло?  — времени было мало и поэтому, он перешел сразу к делу.
        — Часов пять, шесть назад. Мы задание получили, он, как всегда с нами. Генерал мне стран-
        ным показался,  — Майкол провел рукой по волосам.  — Долго с Гроном о чем-то у челнока
        разговаривал, да и Грон, тоже какой-то мрачный был, он Таила вроде как отговаривал от этого
        вылета… А на месте, мы в засаду угодили. Вот такие дела. Еще, Лой утверждает, что последний
        выстрел сделали из «Керташа».
        — Что ты хочешь этим сказать?
        — А что можно сказать? Лой это по входному отверстию определил. Сам я ничего не видел —
        глухануло меня. Очухался, когда все уже закончилось.
        — С Нилом что?
        — В госпитале. На пару месяцев, не меньше. Ему досталось. Он все к генералу пробиться
        пытался. Горд его с трудом до госпиталя дотянул.
        — Ладно, на месте разберусь. Держи,  — Эрик протянул ему ключи от квартиры и мотоцикла. -
        Смотри, не засветись.
        — Ты с ней не поговорил?  — Майкол положил ключи в карман.
        — Сегодня собирался. Ну, давай!  — Эрик хлопнул сержанта по плечу.
        Он дождался, пока Майкол уехал, и шум двигателя стих, и только после этого покинул
        планету. Выйдя на орбиту, Эрик поспешил открыть гипердыру. Сейчас, его мало заботила
        маскировка.
        Родная база встретила капитана траурной тишиной. На взлетно-посадочной площадке, его
        уже ждал Энтони.
        — В кабинет,  — бросил он Эрику и зашагал к штабу.
        Эрик угрюмо следовал за генералом. На душе было погано. Теперь, уверенность, что Таил
        отослал его специально — окрепла. Энтони открыл дверь в свой кабинет, стараясь не смотреть на
        соседнюю, с кроваво-красной печатью, означавшей, что офицер погиб. Капитан вошел в кабинет, вслед за начальником базы и прикрыл за собой дверь. Энтони устроился в своем кресле и тут же
        принялся методично постукивать ручкой по столу. Эрик заметил, что на его лицо легла тень.
        Глаза потускнели.
        — Чего стоишь, присаживайся,  — Энтони дождался, пока капитан сел.  — О том, что случилось, ты уже знаешь, поэтому, примешь командование.
        — Генерал, а как же Нилион?
        — Он сейчас в госпитале, а после, его направят в подготовительный центр, подберет там
        собственную группу. К тому же, так решил Коинт. Он обсудил вопрос о твоем назначении еще
        до получения приказа…
        — Генерал, он что, догадывался о ловушке? О том, что все закончится так?


        — Эрик, что он тебе сказал в последний раз?  — вместо ответа спросил Энтони.
        Капитан опустил глаза и промолчал. Его последний разговор с Таилом действительно по-
        ходил на прощальный.
        — Вот и делай из этого выводы.
        — Генерал, до меня дошли слухи, что Таил погиб не от руки врага,  — Эрик по привычке одер-
        нул рубашку.
        — Слухи, говоришь? Запомни, ни один слух не рождается на пустом месте. Я вот, например, слышал, что ты давно вышел за рамки того, о чем тебя просил Коинт,  — Энтони перестал стучать
        и внимательно следил за реакцией Эрика. От этих слов, Эрик залился краской.  — Это, конечно, не
        мое дело. Коинт не вмешивался, а я и подавно не стану. Говорю я об этом только для того, что
        бы ты понял: раз ходят слухи, значит, кто-то видел немного больше, чем остальные. Тебе лучше
        знать, кто у вас отличается особой наблюдательностью. Ты вступаешь в должность сегодня.
        Завтра пройдет церемония прощания.
        — Генерал, а вам ни кажется, что она имеет право присутствовать? Да и вообще, сколько ей
        там торчать?
        — Капитан, сейчас не время давать волю эмоциям и совершать опрометчивые поступки. Это
        может плохо закончиться.
        — Для нее?  — встревожился Эрик.
        — Для вас обоих. Так что, успокойся и приступай к своим обязанностям. Я знаю, что делаю.
        — Генерал Таил говорил так же, чем это закончилось?
        — Капитан, отставить пререкания!  — осадил его Энтони.  — Переодевайся и приступай к делам.
        У тебя их не мало.
        — Есть, генерал!  — Эрик встал.  — Разрешите идти?
        Энтони кивнул. Когда дверь за капитаном закрылась, он швырнул ручку на стол и устало
        откинулся в кресле. Генерал думал, что нужно было настоять на своем. Поставить жирную точку, в виде официального отстранения от задания. Он имел полное право на такой приказ. Вот только
        приказывать Таилу Энтони так и не научился.
        Выйдя из штаба, Эрик направился к жилому блоку. В тонкой рубашке, ветер пронизывал до
        костей, а еще, начинал накрапывать мелкий дождь.
        — Майлов, ты что, лето вспомнил?  — окликнул его Алик.
        — Что?  — Эрик обернулся.
        — Я говорю, чего раздетым гуляешь?  — Алик протянул ему руку. Он был в «скелете».
        — Не замерзну,  — отмахнулся Эрик.  — Ты с задания?
        — Не, с патруля сменился. А ты где был?
        — Где был, там больше нет,  — капитан поежился.  — Лучше бы нигде не был. Дался мне этот
        отпуск…
        — Думаешь, что-то бы изменилось?
        — Не знаю. Может и изменилось.
        — Эрик, тут поговаривают…
        — Знаю я, о чем поговаривают. Слышал уже.
        — И что ты думаешь?
        — Алик, чего ты прикалупался? Не знаю я ничего, не было меня там!  — сорвался Эрик. -
        Лучше достань кого-нибудь из ребят!
        Он ушел к себе. Так погано, ему еще никогда не было. А потом, настроение испортилось
        еще больше: при передаче документации, Энтони сообщил, что теперь, ему придется отчиты-
        ваться перед Барноном. Им еще не присвоили статус спецгруппы, и необходимо придерживаться
        субординации. Хотя бы официально. Так же, генерал предупредил, что некоторые задания все
        равно будут проходить мимо полковника.
        В эту ночь, Эрик спал просто отвратительно. Вдобавок к чувству вины, вернулось ощуще-
        ние тоски и чего-то давно забытого и безвозвратно утерянного.
        К церемонии прощания, вернулся Майкол. Прибыло несколько офицеров с Эврума. Оче-
        видно, когда-то, они знали Таила. Так же, присутствовал сам главнокомандующий. Когда
        металлический гроб с телом генерала отправляли к звезде, Эрик заметил в глазах Челиона
        неподдельную печаль. Офицеры с Эврума, улетели сразу после того, как на обелиске в мемори-
        альном парке выбили новые имена. Остальные вернулись на базу.
        Эрик сразу же отправился в бар. Железные нервы офицера не выдержали. Хотелось тупо
        напиться. Он сделал заказ и сел за самый дальний столик. Минут через пятнадцать, в бар вошла
        Соня и, заметив Эрика, поспешила к нему.
        — Капитан, можно к вам?  — проворковала она.
        Светлые волосы спадали каскадами на плечи. Блузка расстегнута до такой степени, что
        грудь готова вывалиться наружу.
        — Нет,  — взгляд Эрика лишь на долю секунды задержался на ее груди.
        — Я просто хотела поздравить вас с повышением,  — несмотря на протест, она все же присела.
        — У вас теперь своя команда…
        — Ты что, совсем дура?  — Эрик посмотрел ей в глаза. — Соображаешь, с чем поздравляешь?
        — Я просто решила скрасить ваше одиночество,  — Соня наклонилась вперед.  — Составить
        компанию.
        — Мне не нужна ничья компания,  — Эрик тоже наклонился вперед.  — А твоя — в особенности.
        Не люблю, когда мне вешаются на шею, так что, пошла вон!
        Соня с психом встала из-за стола и направилась к выходу. В след ей посыпались насмешки
        десантников. Кто-то предложил заменить несговорчивого капитана собственной кандидатурой.
        Она выскочила из бара, чуть ни столкнувшись в дверях с Аликом.
        Алик окинул бар взглядом и, отыскав Эрика, поспешил к нему.
        — Я тебя искал,  — он подсел к нему.
        — Зачем?  — Эрик поднял на него взгляд.
        — Хотел поговорить. Но, как видно, разговора не получится.
        — Думаешь, я пьян?
        — Не, я это вижу,  — Алик устроился поудобней.  — А чего Соня как ошпаренная выскочила?
        — Я ее послал,  — Эрик наполнил свой стакан и залпом выпил.  — Приперлась, сиськи наружу, чуть ли ни на шею вешается.
        — Понятно,  — Алик покосился на бутылку.  — Эрик, это плохая идея — напиваться под носом у
        командования, да еще в одиночку. Мог бы хоть друга пригласить.
        — Алик, мне хреново, я хочу побыть один. Все к Акриковой матери катится, а я ничего не
        могу изменить.
        — Со смертью генерала, твоя жизнь не закончилась. А одному, сейчас не стоит. Если тебе
        совсем уж невмоготу, пошли у тебя посидим, а то Барнон нарисуется, проблем не оберешься.
        Алика и самого коробило. Особенно, от слухов, ползающих по базе. И сейчас, глядя на
        Эрика, он понимал — дело здесь действительно нечисто. В таком состоянии, Эрика еще никто не
        видел.
        Придя к себе в комнату, Эрик поставил на стол бутылку, два стакана и наполнил их.
        — Давай, капитан. За упокой иллюзий!  — он осушил стакан и даже не стал закусывать.
        — Тебя что, девушка бросила?  — Алик не донес стакан до рта.


        — Нет. По сути, я ее. Три месяца врал, а теперь, просто исчез. Она ведь даже не знает кто я
        на самом деле, и как теперь объяснить — я не знаю.
        — Как, как, словами,  — Алик все-таки выпил.  — А чего не говорил?
        — Она — дочь Таила.
        От услышанного, Алик чуть ни поперхнулся.
        — То есть как?  — он с трудом отдышался.  — Она же пропала при эвакуации с Корэллы.
        — Ну да!  — Эрик усмехнулся.  — Ты думаешь, генерал был настолько глуп, что бы потерять
        собственную дочь?  — он взял у Алика стакан.  — Он сам отправил ее за пределы МВК. Вообще-то, я
        не должен говорить об этом, но скоро все равно поползут слухи.
        — Зачем ему было это делать?  — в ответ, Алик получил лишь пожатие плечами.  — А ты как ее
        нашел?
        — Я и не искал. Он сам попросил.
        — О чем?
        — Ну, спать с ней он меня явно не просил — это собственная инициатива. Алик, не тупи…
        Разговор прервал настойчивый стук в дверь. Эрик хотел встать, но Стрелин ему не позво-
        лил и пошел открывать сам. На пороге стоял Майкол. Сержант зашел в прихожую, прикрыл за
        собой дверь и бросил взгляд в комнату, на полупустую бутылку и своего командира. На лице
        Майкола отразилось удивление.
        — Капитан, там Барнон рвет и мечет, требует Эрика к себе, а его коммуникатор выключен, -
        сообщил сержант.
        — Нельзя ему сейчас к Барнону. Так и звание может слететь,  — шепотом проговорил Алик. У
        него мелькнуло предположение, что это Соня донесла на Эрика, в отместку.  — Он и так может
        отмочить что угодно, а в таком состоянии вообще неизвестно чего ждать. Попробуй отмазать
        как-нибудь, а я прослежу, что бы он ни высовывался.
        — С чего это он так?
        — А ты не знаешь, что у Эрика за роман был?
        — Знаю. А вам, откуда известно?
        — Сам рассказал. Ты придумай что-нибудь, а потом мы с него спросим.
        Майкол кивнул и вышел. Зная предвзятое отношение полковника к Эрику, прикрыть капи-
        тана — дело не простое. По сути, сделать это может только начальник базы. В конце концов, сержант набрался наглости и пошел к генералу. Энтони внимательно выслушал суть проблемы и
        не знал, как ему реагировать. За все время службы, с подобной просьбой к нему обращались
        впервые.
        — Сержант, ты в своем уме?  — тон генерала был спокоен.  — Заваливаешься к начальнику базы
        и просишь помочь выгородить пьяного офицера. Ты хоть немного соображаешь?
        — Да. Потому и пришел к вам. Вы же понимаете — у капитана просто нервы не выдержали, а
        если Барнон увидит его в таком состоянии — это плохо закончится. Ну, кому от этого станет
        легче?
        — Ладно,  — немного подумав, согласился Энтони.  — Но это в первый и последний раз. Ясно?
        — Так точно!
        — И смотри, что бы он из комнаты не высовывался, а завтра с утра, чтоб у меня был. Свобо-
        ден!
        Майкол отдал честь и поспешил покинуть кабинет начальника базы, пока он ни передумал.
        Сержант твердо решил утром высказать своему командиру все, что он о нем думает. А сейчас, Майкол хотел выспаться как следует, но этому желанию было не суждено осуществиться. На
        коммуникатор пришло сообщение, что ему надлежит явиться в комендатуру, для разбирательст-
        ва инцидента, в котором замешан его подчиненный — рядовой Лой Ромс.
        Майкол долго материл снайпера, который кроме как стрелять, больше ничего толком де-
        лать не мог. Даже в самоволку сходить. Лой, как всегда, молчал, потупив голову. Вдобавок ко
        всему, он решил снять нервное напряжение тем же способом, что и капитан… Майкол, до утра, отправил его в камеру, а что с ним делать дальше, решит капитан.


        Ранним утром Эрика разбудил стук в дверь, показавшийся ему громче сигнала тревоги.
        Голова раскалывалась. На негнущихся ногах, он доковылял до двери и впустил Майкола.
        — Как самочувствие, командир?  — сержант прошел в комнату.
        — Охренеть ни встать!  — Эрик присел на диван.
        — А я вот вчера столько незабываемых эмоций испытал, когда стоял перед Гроном и просил
        прикрыть тебя перед Барноном — великолепное ощущение! Я себя таким идиотом никогда еще не
        чувствовал.
        — Так генерал знает?
        — Лучше он, чем Барнон. Этот присос подал бы официальный рапорт… Теперь, за тобой
        должок. Генерал просил передать, чтоб ты пораньше явился к нему, так что, приводи себя в
        надлежащий вид.
        Эрик вздохнул и побрел в ванную. Он знал, что Энтони не скажет ему ничего хорошего. Но
        и официального рапорта, тоже не будет. Это радовало.
        Энтони встретил капитана спокойным взглядом. Но ручка монотонно опускалась на сто-
        лешницу. Каждый удар отдавался артиллерийским залпом в голове.
        — Плохо?  — генерал внимательно изучал лицо капитана.
        — Никак нет!  — отрапортовал Эрик.
        — Вот и отлично. Комендатура просила выделить кого-нибудь для городского патруля. Бери
        Пирсона и Ромса, они тоже в штрафниках, и отправляйся.
        — А Пирсона за что?  — осмелился поинтересоваться Эрик.
        Спрашивать, что натворил Лой, не имело смысла — догадаться не сложно.
        — За хамскую просьбу. Ты учти — он наказан за твой проступок. Ты чего к бутылке потянул-
        ся, капитан? Раньше, за тобой подобного не наблюдалось.
        — Сам не знаю, генерал,  — Эрик поправил китель.  — Нервы сдали. Больше такого не повто-
        риться.
        — Я на это очень надеюсь,  — Энтони перестал стучать.  — Таким образом, проблемы не решить.
        Коинт доверил тебе команду, ты отвечаешь за нее, причем, не только передо мной, но и перед
        своей совестью. А она у тебя есть, я это знаю.  — Энтони несколько секунд помолчал, глядя на
        мрачное выражение лица капитана.  — Похмелиться хочешь?  — на его губах мелькнула ухмылка.
        — Издеваетесь, генерал?
        — Имею полное право. Ты своего сержанта поблагодарить не забудь. Хватило же ума и на-
        глости ко мне прийти. Можешь быть свободен.
        Эрик отдал честь и вышел. Худшего наказания, чем городской патруль, он и представить не
        мог. Уж лучше камера. Там хотя бы тихо. Шататься по шумным улицам, высматривая самоволь-
        но отлучившихся — это дело комендантских, а не боевого офицера. Но Эрик сейчас находился не
        в том положении, что бы спорить. Да и торчать на базе, честно говоря, тоже не хотелось.
        Хотелось в бой. Отыграться за все. Оставить после себя руины и кровавое месиво… Майкол


        долго поглядывал на угрюмое лицо командира. Лой шел, опустив голову, и старался не смотреть
        на капитана.
        — Рассказывай, что натворить успел?  — обратился капитан к снайперу.
        — Я? Ничего,  — Лой сделал удивленное лицо.
        — А чего тогда рожа такая виноватая? Да и в этот патруль тебя отправили не потому, что
        лицом не вышел.
        — Он вчера решил от командира не отставать,  — Майкол усмехнулся.  — Состояние не стояния.
        Два синих робота.
        — Твоего зубоскальства мне только и не хватало!  — Эрик посмотрел на Лоя, опустившего
        голову еще ниже.  — Тут Грон своей ручкой все мозги простучал, до сих пор в висках отдается.
        Патруль этот… а тут ты еще со своими насмешками.
        — Это у тебя ни генеральская ручка стучит, а выпитое вчера булькает. А еще друг называет-
        ся,  — Майкол поправил автомат,  — нахлебался в одиночку.
        — Я не в одиночку, я с Аликом.
        — Он уже потом подошел, а сначала — в одиночку. Хвала Космическим Силам, капитан
        Стрелин тебя из бара утащил. А мне вот этот гений достался в нагрузку,  — сержант кивнул на
        Лоя.  — Ему на базе не сидится, за ним в комендатуру тащиться пришлось. Вы нервы успокаивае-
        те, а мне за вами таскайся.
        — Майкол, хватит уже,  — Эрик недовольно поморщился.  — Если хочешь, можешь напиться,
        после дежурства. А я буду тебя выгораживать.
        — А мне прям сейчас хочется… — сержант вздохнул.  — Я слышал, нам собираются какого-то
        спеца по компьютерным системам прислать,  — сменил он тему разговора.  — Это правда?
        — Правда,  — подтвердил Эрик.  — Через неделю прибудет.
        — Кто такой?
        — Дил Оун. Только из центра. Судя по личному делу, гений еще той породы: умудрился
        вскрыть базу данных управления. Причем так, что никто даже ухом ни повел. Там куратор
        группы не вовремя нарисовался.
        — Какого Акрикова демона он туда сунулся?
        — Хрен его знает. Может на спор, может из любопытства. Только его после этого управле-
        ние на заметку взяло. Хотели к себе забрать, а он уперся и ни в какую. Вот и решили к нам. Мало
        Бегуна, теперь еще взломщика на шею повесят,  — Эрик вздохнул.  — Вот же команда подбирается.
        — Под стать офицеру,  — заметил Майкол.
        Капитан ничего не ответил. Он думал, как выкроить хотя бы минутку и заскочить в госпи-
        таль к Нилиону. Он надеялся, что лейтенант знает больше остальных о случившемся. Такая
        возможность, выпала только под вечер. В «скелете» Эрика не пустили. Его пришлось оставить в
        ординаторской. Когда Эрик вошел в палату, ему показалось, что Нилион не рад его видеть.
        — Как самочувствие?  — капитан присел возле кровати.
        — А ты не видишь?  — неприветливо отозвался Нилион.
        Такой ответ смутил Эрика, и он не знал, что ему делать дальше. Первым желанием, было
        встать и уйти, но он переборол его, списав поведение друга на травму.
        — Нил, что там произошло?  — капитан старался говорить спокойно.
        — Бой. Просто неудачный бой. Бывает и такое.
        — А говорят, что генерал…
        — Генерал ошибся,  — Нилион не дал ему договорить.  — Ты был нужен здесь, а тебя не было.
        Ты оказался слишком занят,  — это прозвучало как упрек.  — И к тому же, если тебе уже все
        известно, зачем спрашивать?
        — Ты знаешь больше других.
        — Ни Акрика я не знаю. Но если бы ты был здесь, все могло сложиться по-другому. Эрик, ты
        больше не приходи ко мне. И с ней тебе лучше пока не встречаться.
        — Я знаю,  — капитан встал.  — Выздоравливай,  — он уже хотел уйти, но потом задержался. -
        Нил, я виноват только в том, что выполнил просьбу генерала,  — капитан вышел.
        — Я тоже,  — тихо проговорил Нилион, кода дверь за Эриком закрылась.
        Майкол видел, что Эрик вернулся из госпиталя, еще мрачнее, чем раньше и не стал ничего
        спрашивать.
        После дежурства, Лой отпросился у капитана «буквально на пол часика» и, получив разре-
        шение, поспешил удалиться, потому, как офицер пообещал ему скрутить башку, если ровно
        через полчаса он ни будет стоять возле броневика.
        — Что сказал Нилион?  — поинтересовался Майкол, когда они остались вдвоем.
        — Ничего. Если не считать то, что видеть меня он не хочет,  — Эрик прислонился к дверце
        броневика.
        — Почему?
        — Он считает, что я был не там, где нужно. Да я и сам того же мнения.
        — Бред.
        — Майкол, ну подумай сам, какого хрена нужно было тянуть? Что бы все закончилось вот
        так?
        Сержант ничего не ответил. Скорее всего, было что-то, о чем генерал не говорил никому.
        Именно оно и стало причиной всех проволочек. А может, действительно просто просчитался…
        — А как же твои отношения с Олин? Вам ведь нужно объясниться. И чем быстрее, тем луч-
        ше.
        — Мне лучше не встречаться с ней некоторое время. Так будет безопасней для нее. Все зна-
        ют, что я был связан с Таилом. А она даже не виделась с ним ни разу. Я поговорю с Олин, когда
        все это немного забудется.
        — Ну-ну… Ты только смотри, что б у нее в тот момент оружия не имелось,  — усмехнулся
        Майкол, но в его усмешке не было ничего веселого.
        В то, что вся эта история с технологиями действительно забудется, верилось с трудом.


        Уже больше недели, от Эрика не было никаких известий. Сначала, Олин успокаивала себя
        мыслью, что это не в первый раз. Но его последняя фраза заставляла думать, что он не вернется.
        Постепенно, на смену обиде пришла злость. В первую очередь, на себя. Олин старалась делать
        вид, что у нее все в порядке — это оказалось не сложно. Родители просто не хотели замечать ее
        проблемы. Такое отношение, давно стало для нее привычным.
        После некоторых размышлений, она решила уволиться с работы и уехать из города. Пора
        что-то менять в жизни. Начальница не стала ее отговаривать, понимая, что это бесполезно. Не
        стала и задерживать Олин, пока найдет ей замену.
        Дома она не собиралась никому ничего говорить. Ей не хотелось лишних вопросов и нра-
        воучений, которые закончатся скандалом. Олин собирала вещи.
        — Куда-то собралась?  — в дверях появился ее отец.
        Он был уже заметно выпивший, и она поняла, что уйти тихо не получится.
        — Не твое дело,  — Олин не обернулась и продолжала складывать вещи в рюкзак.
        — Я твой отец!
        — Давно вспомнил?


        — Я и не забывал…
        — Правда? Где ж ты тогда был все эти годы? Тебя никогда не интересовала моя жизнь. Мои
        проблемы, всем были до фонаря,  — Олин перекинула рюкзак через плечо.
        — У тебя проблемы?
        — Уже нет. Абсолютно никаких. Всю жизнь моей проблемой был недоделанный папаша.
        Наконец-то у меня хватило решимости положить этому конец!  — Олин направилась к двери.
        — Нашла хахаля — умной стала?  — он схватил ее за руку.  — Никуда ты не пойдешь, я пока еще
        твой отец!
        — Убери от меня руки!
        Олин посмотрела ему в глаза. Пальцы разжались сами собой. В ее взгляде, читалось что-то
        новое, чего он никогда не замечал.
        — Иногда, мне кажется, что ты не имеешь отношения не только к моему воспитанию, но и к
        рождению — тоже. Можешь забыть, что у тебя когда-то была дочь и продолжать смотреть на
        жизнь через бутылку!  — Олин ушла, хлопнув дверью.
        Может, так даже лучше. По крайней мере, высказала все, что накопилось за долгие годы.
        До отъезда еще оставалось время, Олин долго бродила по городу и не заметила, как оказалась
        возле дома, в котором снимал квартиру Эдик. Она присела на лавочку возле подъезда и
        принялась рыться в рюкзаке в поисках телефона.
        — Девушка, вы кого-то ждете?  — раздался рядом с ней голос.
        Она подняла голову и увидела крепкого парня. Он стоял в тени, и ей удалось рассмотреть
        только рыжие волосы.
        — Уже нет,  — где-то в глубинах рюкзака зазвонил телефон. Олин извлекла его и, взглянув на
        высветившийся номер, сбросила вызов и убрала в карман.
        — А чего тогда делаете здесь так поздно, в полном одиночестве? Это может быть опасно.
        Олин лишь усмехнулась в ответ на это замечание. В таком настроении, она сама могла на-
        пасть на первого встречного.
        — Если хотите, я могу вас проводить,  — предложил парень.
        — Куда?
        — Домой.
        — Знать бы, где он… — как бы про себя проговорила Олин.
        Парень бросил на нее удивленный взгляд и как-то странно усмехнулся.
        — Говорят, дом там, где вас ждут и понимают. Где есть те, кому вы можете доверять в лю-
        бой ситуации.
        — Тогда, у меня его просто нет,  — Олин встала.  — И никогда не было. Извините, мне нужно
        идти.
        Она свернула за угол и вытащила телефон. Олин решила в последний раз попробовать доз-
        вониться Эдику. Монотонный голос в трубке сообщил, что установить соединение не удается.
        Телефон полетел в стену ближайшего дома. Несколько прохожих отшатнулись в сторону. Из глаз
        были готовы политься слезы, но уже знакомый голос за спиной, заставил взять себя в руки и
        проглотить подступивший к горлу ком:
        — У вас точно что-то не в порядке.
        Парень по-прежнему старался держаться в тени, но в этот раз, Олин смогла рассмотреть
        еще то, что нос у него совсем недавно был сломан.
        — У меня все в порядке.
        — Точно? Когда все в порядке, так, — он кивнул на разбитый телефон,  — не поступают.
        — А тебе какое дело?  — Олин посмотрела ему в глаза, и ей показалось, что он как-то смутил-
        ся.
        — Самое прямое. Вы ведь решили порвать со своим прошлым, полностью изменить жизнь.
        Так?
        — С чего вдруг?
        — Вы уволились с работы, ушли из дома, громко хлопнув дверью и сейчас, не знаете куда
        пойти.
        — Ты следил за мной?  — почему-то, Олин не сильно удивилась.
        — Обеспечивал безопасность — будет вернее. Здесь не место для подобных разговоров, вы
        должны пройти со мной.
        — Я никому ничего не должна.
        — Извините. Я не правильно выразился. В ваших интересах пройти со мной. Вам все объяс-
        нят.
        — Я никуда не пойду, пока ни узнаю, что происходит,  — тон Олин исключал всякие возраже-
        ния.
        — Ладно,  — парень осмотрелся,  — несколько дней назад, погиб ваш отец…
        — Мой отец жив и здоров и никакие черти его не утащат,  — возразила Олин.
        — Речь идет о вашем настоящем отце,  — пояснил парень. — Он был офицером десантных сил
        Межпланетной Военной Коалиции.
        — Чего?  — Олин поправила рюкзак.  — У меня складывается впечатление, что это либо глупая
        шутка, либо, у тебя не все в порядке с головой. Почему-то я больше склоняюсь ко второму. У
        меня нет настроения, общаться с психами.
        — Подождите еще минуту,  — попросил парень.  — Вы же сами сказали, что не чувствуете здесь
        себя дома. Вас ведь всегда тянуло туда,  — он указал в звездное небо.
        — Это ни о чем не говорит.
        Майкол вздохнул и окинул Олин взглядом. В спортивной майке, джинсах и с рюкзаком
        через плечо, она больше походила на школьницу, чем на курсанта. Но официально, она уже
        зачислена в подготовительный центр.
        — У нас очень сильно развита генетическая память. Вам от нее никуда не деться…
        Неожиданно, Олин почувствовала, как в шею вошла игла, и сознание стало ускользать.
        Чьи-то руки подхватили ее не дав упасть.
        — Полковник, ну зачем вы так?  — обратился Майкол к тому, кто сделал укол.  — Я смог бы
        убедить…
        — Времени на это нет. Она вся в отца. Долго пришлось бы распинаться.
        Майкол вздохнул. У него имелся довод, который заставил бы Олин прислушаться к нему.
        Правда тогда, сержант получил бы по шее от Эрика. Но теперь, все равно уже поздно. Вернер
        предпочел действовать обычным методом управления.


        Олин очнулась на диване в незнакомом помещении. Она села и осмотрелась. Помещение
        сильно напоминало рабочий кабинет, но в обстановке было что-то непривычное. За столом сидел
        мужчина лет сорока в черной форме.
        — Как все это понимать?  — обратилась к нему Олин. Почему-то, она не испытывала страха, лишь раздражение.


        — Извините, что пришлось вот так,  — он переложил в сейф какие-то документы, оставив на
        столе только одну папку.  — Но нам нужно поговорить в спокойной обстановке. Для начала, представлюсь: начальник подготовительного центра Десантных Сил МВК генерал Райк Миленс.
        — Очень приятно,  — с легкой усмешкой произнесла Олин.  — Так что вам от меня нужно?
        — В принципе, ничего. Вам уже говорили, что ваш отец был офицером МВК, недавно он
        погиб на боевом десантировании, в звании генерала. Его смерть действительно стала большой
        потерей…
        — Послушайте, ни к чему так распинаться о том, кого я не знала. И вообще, какое МВК? Вы
        в своем уме?
        — Был, до последнего времени. Но, если вы не верите, ознакомьтесь с этим,  — генерал под-
        толкнул к ней документы.  — Я осмелился загрузить вам программу языка, так что, вы все
        поймете.
        Олин встала, взяла папку и долго изучала ее содержимое. К своему удивлению, она дейст-
        вительно понимала все, что там написано на чужом языке.
        — Это ничего не значит,  — Олин положила папку на стол.  — Такое состряпать — пять минут
        дел. Мне нужны настоящие доказательства.
        — Вашему упрямству любой может позавидовать — одно это чего стоят.  — Усмехнулся Ми-
        ленс.  — Доказательств будет больше чем достаточно. А пока, взгляните на это.
        Он нажал на какую-то кнопку и сбоку открылся иллюминатор, за которым виднелась пла-
        нета.
        — Сейчас, мы находимся на борту десантного челнока PK-5,  — объяснил генерал.  — Теперь, перед вами лежит Большой Космос. Вы, конечно, можете сказать, что это,  — он указал в сторону
        иллюминатора,  — тоже обман, но я могу проводить вас в рубку управления…
        — Не нужно,  — Олин с трудом оторвала взгляд от иллюминатора.  — Я хочу знать, что взамен?
        — Вы станете десантником МВК, как и ваш отец — это накладывает определенные обязатель-
        ства. У вас будет уважение и множество привилегий, но не будет завтрашнего дня. Только
        «сегодня» и «сейчас». Множество планет, но видеть вы будете только вражеские экзоскелеты и
        плазменные заряды… Есть и другая сторона — вы будете дома. Вас будут ценить. А еще, вы не
        сможете вернуться туда,  — Миленс кивнул на планету.
        — Вы можете это гарантировать?
        — Вам так не хочется больше видеть мир, в котором вы выросли? Если не случится ничего, что заставит МВК вводить туда свой контингент, то могу. В противном случае — нет. Но
        вероятность такого очень ничтожна. Так вы согласны?
        — А я могу отказаться?
        — Можете. Не в наших принципах принуждать. Вы имеете право выбрать любую сферу дея-
        тельности, но поверьте, наибольших успехов вы добьетесь в военной структуре.
        — Могу я сделать один звонок, прежде чем дать ответ?
        — Конечно. Можете воспользоваться моим коммуникатором,  — генерал протянул ей аппарат,
        — не буду вас стеснять.  — Он вышел.
        Олин, некоторое время, крутила в руках коммуникатор, пытаясь собраться с мыслями. Все
        происходящее с трудом укладывалось в голове. Но она верила. Ей просто хотелось верить. Олин
        вновь взяла папку и просмотрела документы. Там был полностью заполненный бланк-заявление
        о приеме в подготовительный центр. Не хватало только ее подписи. В графе имя, стояло Олин
        Таил и прикреплена ее фотография. Отец: офицер десантных сил МВК генерал Коинт Таил.
        Мать: специалист узкого профиля профессор Стенга Таил. Оба имени перечеркнуты красной
        полосой. Олин догадалась — это значит, что их нет в живых. Так же, прилагалось уведомление о
        зачислении. Она отодвинула документы и набрала номер на коммуникаторе. В который раз, ей
        ответили, что связь установить невозможно. Олин вздохнула и, взяв ручку, быстро расписалась в
        документах своим новым именем. Взяв папку, она вышла из каюты. Миленс стоял возле двери.
        — Вот, возьмите,  — она протянула ему документы.  — Я уже сделала все, что нужно.
        — Хорошо,  — Миленс достал рацию.  — Капитан, курс на Эврум,  — отдал он приказ.  — Часа через
        три, будем на месте. Необходимо уладить последние формальности. Мне нужно в рубку, а вы
        располагайтесь в офицерской,  — он указал на дверь.
        Олин смотрела в иллюминатор до тех пор, пока они ни вошли в гиперпространство. По ее
        щекам текли слезы. Она не жалела, что никогда не вернется на планету, которая так и не стала ее
        домом. Она не жалела тех, кого считала своими родителями, просто потому, что не понимала их
        образа жизни и мыслей. И теперь, знала в чем причина этого непонимания. Жаль было, что она
        поверила Эдику и позволила себя обмануть. Но этого больше не повторится. Олин вытерла
        слезы. Теперь, ее зовут Олин Таил и она станет настоящим воином, чего бы ей это ни стоило. И
        ни одна живая душа не заставит ее плакать…


        В госпитале Нилион провел без малого месяц. Ранения оказались серьезные и затягивались
        плохо, не смотря на полный курс регенерации. Казалось, будто небарианин не слишком хочет
        выкарабкаться. Известие о том, что его повышают и направляют в подготовительный центр в
        качестве инструктора, Нилион так же получил в палате. Повышение его не обрадовало, а то, что
        он не вернется к действующей службе, казалось, не сильно расстроило. Сейчас, он предпочитал
        не встречаться с теми, с кем раньше служил.
        После того визита, Эрик больше не приходил. С одной стороны — это радовало небариани-
        на, с другой — угнетало. Он лишился друга.
        Военный госпиталь Нилион покидал хмурым утром и с таким же настроением. Перед отле-
        том, нужно заехать на базу, забрать вещи. Такая необходимость совершенно не радовала.
        Недалеко от главных ворот госпиталя прохаживалась Стила. Увидев Нилиона, она поспешила к
        нему.
        — Извини, что не пришла раньше. Дела,  — небарианка улыбнулась.  — Я звонила тебе на ком-
        муникатор, но он все время был отключен…
        — Я сам его выключил. Хотелось покоя,  — в голосе Нилиона не чувствовалось радости встре-
        че.
        — Как ты себя чувствуешь?
        — Нормально. Меня временно в подготовительный центр направляют, но думаю, ты и так об
        этом знаешь.
        — Знаю,  — подтвердила Стила.  — У нас в управлении столько слухов ходит, по поводу того, что произошло.
        — Здесь их не меньше,  — в интонации небарианина мелькнула настороженность.  — Некоторые
        до меня доходили, но прояснить их я не смогу.
        — Это и не нужно,  — Стила вздохнула.  — Генерал Телиан хотел начать расследование, но ему
        отказали. Он даже к Челиону обращался, все бесполезно. Офицер погиб в бою, повода для
        расследования нет, а все слухи — домыслы и нежелание принять реальность. А генерал Таил
        ничего тебе не говорил, может, что оставил?  — осторожно поинтересовалась Стила.
        — Что?  — Нилион посмотрел на нее с недоумением.  — Это единственное, что тебя интересует?
        За этим ты пришла? Нет, он ничего мне не говорил и не оставлял. Так и передай своему
        командованию! Мне нужно идти.
        — Нил, подожди!..  — Стила взяла его за руку, желая задержать.


        — Не называй меня так!  — он откинул ее руку со своей.  — Нилом меня друзья называют. Их, по крайней мере, интересует как погиб генерал, и кто нас слил! Но ты права, кое-что Таил все же
        говорил: он предупреждал, чтоб я был с тобой осторожней и помнил где ты служишь — он
        оказался прав, как всегда. Помнишь те документы, которые ты мне отдала при первой встрече, ты знала что в них?
        — Нет, я не смотрела,  — Стила выглядела растерянно.
        — Не верю. Ни одному слову не верю. Зачем мне их отдали? Я не имею к этому отношения,
        не хотел впутываться. Мне все равно. Но вам не удастся привлечь меня к работе, и на содействие
        можешь не рассчитывать — я своих не сдаю!
        Нилион ушел, а Стила осталась растерянно смотреть ему вслед. В его глазах она заметила
        что-то новое, чего раньше не было. Какая-то подозрительность и недоверие всему миру. Видимо, Коинт Таил все же что-то ему говорил, но он не скажет. Да и давить на Нилиона, чтоб выяснить —
        не хотелось. Ему и так досталось. Немного отойдет, здраво оценит ситуацию и сам все расска-
        жет. Может быть.
        А вот их отношения, похоже, закончились. От этой мысли стало как-то горько и до боли
        обидно.
        До базы Нилион добрался на автомате. Так же на автомате собрал вещи. К счастью, никого
        не встретил из своей бывшей группы. Ему и так хреново, еще с расспросами полезут. Он не
        хотел, чтоб Таил оказался прав насчет Стилы, но генерал, как видно, действительно никогда не
        ошибался…


        Почти три месяца, Эрик не мог решиться встретиться с Олин. Он знал, что она уже в подго-
        товительном центре и Нилион стал куратором ее группы. После того разговора в палате, Эрик не
        общался с Нилионом. Смерть генерала поставила крест не только на его личной жизни, но и на
        дружбе с небарианином.
        Программист, которого им направили, оказался толковым парнем, но в его личном деле,
        присутствовала странность, которая заставила капитана насторожиться. Дил Оун тоже страдал
        полной амнезией. На вопрос, при каких обстоятельствах он потерял память, Дил ответил, что не
        знает. Год назад, он очнулся на орбитальной станции, здесь у Гристона, и единственное, что
        помнил — это собственное имя. Эрик не стал вдаваться в расспросы, прекрасно понимая, что
        программист ничего не сможет объяснить.
        Кроме способности взламывать абсолютно любые системы безопасности, Дил отличался
        пристрастием к разным розыгрышам. Он быстро нашел общий язык с Лоем и на базе стали
        происходить странные вещи. Сначала, в жилом блоке завелся «призрак десантника». И кое-кто
        верил, что это дух Коинта Таила ищет предателя. Потом, в штабе объявился «барабашка»,
        причем, он облюбовал кабинет полковника Барнона и поселился в его компьютере, путая
        документацию и удаляя списки штрафников. Правда, после того, как Эрик определил Лоя и Дила
        в суточный патруль, все «потусторонние силы» покинули базу и больше не возвращались.
        Когда все более ли менее улеглось и жизнь начала входить в привычное русло, Эрик отпра-
        вился в подготовительный центр, под бдительным надзором Майкола. На месте, ему сообщили, что группа на тренировке, но если капитану срочно нужно поговорить с кем-то из курсантов, он
        может найти их на полигоне.
        Майкол не поехал с Эриком, справедливо полагая, что он будет лишним при этом разгово-
        ре. Группа совершала марш-бросок. Эрик ждал на конечной точке. Начинал накрапывать дождь
        и капитан укрылся под каким-то чахлым деревом.
        Олин, вместе с Нилионом, бежала в начале строя. На курсантах не было «скелетов». В ру-
        ках — лазерные автоматы, за плечом «Керташ». Такая тренировка рассчитана на то, что «скелет»
        может выйти из строя, или истощить энергоресурс. Тогда, придется полагаться только на свои
        силы. Некоторое время, Эрик смотрел на Олин не отводя глаз. Волосы, убранные назад,
        растрепались и несколько прядей упали на лицо. Мокрая майка прилипла к телу, тренировочные
        брюки забрызганы грязью выше колен. Но сейчас, она казалась Эрику красивой как никогда.
        Постояв несколько минут, он спешно ушел, пока его никто не заметил.


        За прошедшие месяцы, Олин успела привыкнуть к новой обстановке и статусу курсанта
        Десантных Сил МВК. Первое время, она надеялась, что Эдик появится, что он какой-нибудь
        агент разведки, но с каждым днем эта надежда таяла. Теперь, Олин перестала ждать и смирилась
        с тем, что он исчез из ее жизни. Остался в прошлом, которое она сама перечеркнула. И сейчас, под монотонным дождем, она думала о том, что в спину ей дышит ее одногрупник Атикс
        Лоурен, ища повод для насмешек, рядом бежит куратор группы, поставивший перед собой цель
        сделать из нее офицера, чего бы это ни стоило им обоим и потому, обращавший внимание на
        любую оплошность.
        В какой-то момент, Олин показалось, что кто-то смотрит на нее со стороны. Боковым зре-
        нием, она заметила фигуру вдалеке. В душе что-то дрогнуло, и она обернулась, но там уже
        никого не было.
        — Кого увидела, Таил?  — бросил Нилион, не сбавляя темп.
        — Никого, показалось…
        — Десантнику не должно казаться. Он всегда должен быть уверен. Уяснила?
        — Так точно!  — отрапортовала Олин.
        Она бросила еще один взгляд в сторону чахлого дерева и заглушила проснувшуюся надеж-
        ду.


        Эрик вернулся в центр и попросил никому не говорить о его визите. Майкол ждал его возле
        корабля.
        — Улетаем,  — коротко бросил капитан, поднимаясь по трапу.
        — Ты не говорил с ней,  — догадался Майкол.
        — Нет,  — Эрик прошел в рубку. Сержант следовал за ним.
        — Почему?
        — Я ей не нужен. Сядь за штурвал.
        — Дурак ты, командир,  — Майкол занял место пилота.  — Хоть и капитаном стал, и группу тебе
        доверили, все равно — дурак.
        — Майкол, не доставай меня. И так тошно. Раньше, я был ей нужен, а теперь, все измени-
        лось. Она еще не воин, но уже и не та беззащитная девушка. Ты не видел, какой она стала.
        — А ты не видел, как она телефон в стену запустила, когда не смогла тебе дозвониться,-
        Майкол проверил работу приборов,  — это все иллюзия. Ты хотел видеть ее беззащитной, а на
        самом деле, она всегда была воином,  — сержант начал взлет.  — Но ей все равно нужна поддержка.
        И ни чья-нибудь, а именно твоя. Ей нужен ты.
        — Это вряд ли…
        — Нет, ты и правда дурак, каких Большой Космос не видел. Эрик, ты же знаешь, что после
        распределения, ее направят на нашу базу. Думаешь, лучше, если вы встретитесь там?


        — Не знаю. Может, и не встретимся. И вообще, ты же сам говорил, что лучше выбрать мо-
        мент, когда у нее не будет оружия в руках. Я тебя послушал.
        — Лучше б ты послушал, когда я говорил рассказать правду,  — хмуро отозвался Майкол. -
        Если ты сейчас не появишься, то можешь потерять Олин навсегда. Она считает, что ты ее бросил
        и с чистой совестью найдет себе другого.
        — Сержант, заткнись уже!  — не выдержал Эрик.  — А то получишь мордой о панель, и я не
        посмотрю, что ты мой друг.
        — Я-то заткнусь, а вот со своими чувствами, ты так не сможешь. Их мордой о панель не
        выйдет,  — Майкол вывел корабль из атмосферы.  — Может, вернемся?  — Эрик покачал головой. -
        Твое дело. Только, во все тяжкие не пускайся — мы теперь под Барноном ходим.
        — Мы никогда не будем под Барноном, и ты об этом прекрасно знаешь. Таил, перед гибе-
        лью, подал заявку на присвоение статуса спецгруппы. Открывай уже дыру.
        Майкол подчинился. Эрик закрыл глаза и откинулся в кресле. Откуда-то изнутри стала
        волной накатываться ненависть. Теперь, бороться с этим чувством бесполезно. Для этого нет
        желания. Он ненавидел ториан. Еще во время церемонии прощания, Эрик поклялся, что эти
        твари надолго запомнят группу 4-Х, под командованием Эрика Майлова. Она станет их
        кошмарным сном, даже если это будет стоить ему жизни…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к