Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Звёздная Елена: " Князь Тьмы И Я " - читать онлайн

Сохранить .
Князь Тьмы и я Елена Звездная

        В мире, где даже полицейские чувствуют себя незащищенными и слабыми, правят вампиры. Они главенствуют над нами потому, что сильны, могущественны и коррумпированы. Они во главе правительства, под них подстраивают законы, они неприкосновенны, но…Одна попытка спасти девушку, одно неосторожное слово, столкновение двух сильных характеров и… капец вампирам. Основательный, полный и сокрушительный.

        Я стояла, с трудом сдерживая нецензурную брань. И дышала. Четыре раза вдох через нос, четыре выдоха ртом, а так же формула-успокоения «С каждым днем я становлюсь все спокойнее и спокойнее»… И так пока не упокоят - ехидно подсказал внутренний голос.
        Одну вот уже упокоили.
        Я посмотрела на контуры человеческого тела, обозначенные закрывшей его белой простыней, вздрогнула, когда работники морга рывком подняли убитую на носилках и выкатили тележку из бутика. Из бутика в самом фешенебельном торговом центре Даркана. Здесь сияло все - бриллианты в ювелирных магазинах, бриллианты на платьях в дизайнерских магазинах мод, бриллианты на сумочках, бриллианты на ошейниках для домашних животных, бриллианты на туфельках… Ближайшая пара босоножек на витрине стоила примерно семь моих годовых зарплат, потому что и на ней были во все не стразы - вампиры всегда выбирают лучшее, вампиры всегда предпочитают бриллианты.
        А еще вампиры вне закона человеческой юрисдикции. Даже когда в их личном магазине обнаруживают убитую девушку.
        Вспышки фотокамер ослепляли, криминалисты старались запечатлеть каждую деталь, каждый предмет, каждую капельку крови, обнаружившуюся на полу, а я… у меня была достаточно сложная задача - следователь-стажер, без права задавать вопросы расе высших.
        - Итак, неизвестная девушка зашла вчера к вам перед закрытием, я правильно поняла?
        Вампирша напротив издевательски оскалилась, глядя на меня со смесью презрения, высокомерия и откровенной насмешки. Она, как и я, прекрасно знала, что я не имею никакого права задавать ей вопросы. Я была слишком ничтожна для нее. Несмотря на статус полицейского-стажера. Иногда я подумываю о том, чтобы присоединиться к партии «Долой вампиров», а может даже «Уничтожь вампира, сделай мир лучше». Несомненно, вторая партия уже давно была запрещена, пропаганда в целом вещала, что вампир лучший друг человека и все такое, но… втихаря мы в полиции прикрывали членов движения сопротивления как могли. Из идеологических соображений. И потому что присоединиться к тотальному уничтожению вампиров хотел каждый, кто имел несчастье пообщаться с данной расой немного ближе, чем гораздо более везучая часть населения, видевшая вампиров только по визору.
        - В магазине находился кто-нибудь еще кроме вас?  - попыталась я продолжить то, что по факту так и не начиналось.
        Усмешка вампирши стала еще более издевательской.
        И вот, честно говоря, пока она не скалилась вот так, демонстрируя весь свой паскудный характер, ее даже можно было назвать красивой - высокая, с идеальной стройной фигурой, длинными тонкими пальцами и маникюром сверкающим не блестками - бриллиантами. Бриллианты украшали ее идеально уложенные сегодня золотые волосы, бриллианты сверкали в ушах, бриллианты сияли на ожерелье, опоясывающем шею, не имевшую вообще никаких морщин и прочих признаков возраста, хотя по документам Ивгене Женьер было сто семьдесят.
        И я об этом знала. Знала и о том, что любые психологические приемы по отношению к вампирам запрещены, но… откровенно говоря, я не удержалась.
        - Простите,  - улыбнулась максимально вежливо,  - я понимаю, вы, возможно, забыли о событиях вчерашнего вечера, все же ваш возраст явно сказывается…
        В следующий миг эта тварь кинулась на меня. Оскалившись, частично трансформируясь, и явственно желая впиться если не клыками в шею, то когтями в лицо точно, но я все-таки не обычная девушка, которая накануне стала жертвой явно конкретно вот ее кровожадности, а потому едва вампирша кинулась на меня, в ее лоб уперся мой любимый ИКР-13.
        И чудище застыло, медленно втягивая клыки и тяжело дыша.
        Вспышки фотокамер прекратились, появилось ощущение, что все даже дышать перестали. Проблема в том, что от кровавой расправы меня не смог бы спасти никто из присутствующих. Полицейским стрелять в вампиров можно было лишь в одном случае - при прямой угрозе жизни.
        - Лейтенант,  - окликнул меня капитан Маер.
        - Все в порядке,  - произнесла я, все так же держа палец на спусковом крючке.
        На самом деле Маер подставил меня и подставил намеренно. Мужчина средних лет едва ли желал быть облитым презрением с головы до ног, так что «допрашивать» «свидетеля» отправили меня. Свежее мясо в расход, так это у нас называлось.
        - Уберрриссссс!  - потребовала вампирша.  - И убирайсссса!
        И если по поводу оружия я могла проигнорировать ее требование, то вот второе игнорировать было нельзя. Закон, мать его.
        Все так же держа ИКР-13 взведенным, я медленно вышла спиной вперед, потому как напасть вампирша могла и со спины. И тут уже вопрос - успеют выстрелить в нее парализатором, или нет. И если успеют - как быстро он подействует? В смысле до того, как она превратит мое горло в клочья, или уже после?
        И лишь выйдя в галерею и проследив за тем, как закрылась дверь, отрезая меня от невменяемой кровопийцы, я поняла, насколько испугалась. Руки дрожали. Невыразимо хотелось пить. И очень страшно становилось от того, что уже начался рабочий день, то есть сейчас в торговый центр входили все новые, новые и новые вампиры. В основном, конечно, вампирши, но легче от этого мне не стало.
        Меня безумно поражало то, насколько мы, простые люди, по факту беззащитны перед сильными мира сего. Жуткое ощущение. Страшное. Когда понимаешь, что лучшее, что с тобой может произойти - это просто никогда не пересекаться с вампирами. Не писать ничего плохого о вампирах в сети, потому что не знаешь, в какой момент постучат даже не в двери - в окно, и твоя жизнь оборвется, вызвав лишь оттенок любопытства у и так запуганных соседей. Никогда не переходить дорогу вампирскому кортежу, потому что переедут не глядя. Никогда не сталкиваться с вампирами нигде. Промолчать, опустив голову и стараясь ничем не задеть вампирские чувства, если вдруг каким-то образом оказался рядом. Мы жили в страхе. Мы замалчивали любые известные нам факты вампирского произвола. Нам просто хотелось жить. Всем нам, потому что в отличие от вампиров мы бессмертием не обладали.
        Опустив голову и стараясь не встречаться взглядом с красивыми, дьявольски красивыми вампиршами, я прошла до конца галереи, спустилась вниз по эскалатору, естественно уступив тем, кто шел на пять шагов позади меня, но… таковы правила. Мы, люди, уступаем. Всегда.
        Выслушать нелицеприятные высказывания и насмешку над моими неухоженными волосами, ногтями, частью нервно обгрызенными и лицом, на котором не было маски идеального макияжа… я, кажется, едва ли успела умыться сегодня - нас подняли по звонку в четыре утра.
        И уже после, спустившись вниз, пройдя быстро по сверкающему звенящему фонтанами холлу, сбежать вниз по ступеням и сесть в полицейскую машину. Я чувствовала себя безопасно только здесь - в бронированном пуленепробиваемом автомобиле, забившись в угол и сжимая свой пистолет в кобуре. Меня трясло.
        - Лейтенантик,  - сержант Нактон,  - жива?
        - Частично,  - потянувшись и достав бутылку с водой, ответила я.
        Сержант был за рулем, в торговый центр он с нами не поднимался, остался так сказать «держать связь с начальством». Хотя я бы сказала иначе - струсил. Просто струсил.
        - Какова твоя версия?  - жуя булку с сосиской и маслом, поинтересовался он.
        Нактон зверски чавкал, когда ел, это бесило настолько, что пятидесятилетний сержант потерял уже четвертую жену… впрочем, может все дело в характере, кто знает. Но меня лично он бесил, остальных тоже. Поэтому при капитане Маере он не ел, а я… ну я просто никто практически, посему меня сержант не стеснялся.
        - Версия?  - я глянула на торговый центр.  - Все как всегда, видимо. Перед закрытием ТЦ «Сияние» в него залетел очередной мотылек, привлеченный всем вот этим… сиянием. Ивгена Женьер пригласила ее в свой бутик… Внезапно отключились просто таки все камеры наблюдения в обувном магазине и оп - мотылька уже съели. Косвенных улик полно, но…
        - Но косвенными уликами вампиров не прижмешь,  - усмехнулся сержант.
        - Именно,  - мне было горько.
        О том, что произойдет дальше, я знала. Знала почти со сто процентной вероятностью - дело закроют. Сейчас прискачут ВСБ, вампирская служба безопасности, заберут дело себе, потому как… ну потому как все улики только косвенные, это официальная версия, неофициальная - потому что им все можно. Полная безнаказанность… Вероятнее всего девушку объявят неопознанной, соответственно где-то кто-то еще «пропадет без вести». И это будет унылый висяк в каком-то полицейском участке, а все что остается нашему - иметь висяк по поводу убийства неопознанной девушки. Висяк, раскрыть который нет никакой надежды, но и закрыть дело закон не позволит.
        А девушка…
        В лучшем случае ее родителей или близких заткнут деньгами, в худшем… просто заткнут.
        И о таких ситуациях мы тоже знали - порой вырезали целые семьи. Вырезали и уничтожали, а нам… все что оставалось нам, это еще один висяк, потому что «нету тела, нету дела». Когда-то я хотела стать полицейским, чтобы помогать людям, чтобы сделать этот мир лучше, чтобы сажать преступников… а в итоге у меня такое чувство, что мы занимаемся лишь тем, что прикрываем этих самых преступников. И мы не делаем мир лучше - мы просто способствуем тому, что мир остается в неведении относительно истинной природы вампиров.
        В этот момент над панелью полицейской машины алым вспыхнуло экстренное оповещение:
        «Внимание. Улица Валианта. Дом 3889, квартира 47. Судебное решение - смертельный приговор. Приговор привести в исполнение немедленно».
        Я вздрогнула.
        Сержант повернулся ко мне, с открытым ртом, в который не успел запихнуть очередной кусок булки. Кто жил по указанному адресу - знали мы оба. Знали отлично. Но пока сержант сидел в ступоре, я уже набирала номер.
        На вызов ответили мгновенно, и на том конце раздался сонный голос Майкла:
        - Чё?
        - Вали. Быстро.
        В трубке повисло молчание, затем Майкл сипло произнес:
        - У меня жена повезла ребенка в садик.
        Черт! Черт! Черт!
        - Адрес садика. Фото жены. Быстро.
        Я выскакивала из полицейской машины на ходу срывая с себя мундир и фуражку. Действовать нужно было быстро, очень быстро, потому что семью повстанцев, вампиры неизменно использовали как самый надежный из рычагов воздействия. И как бы сильно ты не был прав в своей ненависти к вампирам, ты забудешь обо всей своей идеологии и братьях по мировоззрениям, когда твою жену на твоих глазах изнасилуют, или ребенка медленно выпьют. У вампиров нет жалости. У вампиров нет сочувствия. У вампиров, мне кажется, вообще нет чувств.
        А у нас есть. От того полиция и поддерживает оппозицию. Тайно, осторожно, стараясь не высовываться, но неизменно.
        Я выскочила на проспект, остановила попутку не глядя, рухнула на переднее сиденье, пытаясь разобрать адрес, который Майкл не стал писать - просто криво сфотографировал присланный садиком чек.
        И вдруг поняла, что что-то не так.
        Кресло, в которое я уселась - было удобным. Слишком удобным. Безумно удобным… Сердце пропустило удар. Взгляд нервно скользнул по обивке, затем по вставкам из красного дерева на дверце автомобиля, очень осторожно я посмотрела на приборную панель и уже не рискнула смотреть на водителя. Вляпалась!
        - Ммм, куда едем?  - насмешливо поинтересовался вампир.
        Абсолютно точно вампир. Низкий пробирающий голос, чуть вкрадчивый, основательно располагающий. Голос хищника. Голос, на обладателя которого хотелось посмотреть. Хотелось, но явно не следовало.
        - Простите, ошиблась машиной,  - нервно выдавила я, и попыталась открыть дверь.
        Щелчок замка. Выйти мне не позволили.
        - Иногда, то, что кажется нам ошибкой, вполне может стать знаком судьбы,  - произнес вампир.
        Философ хренов!
        Дышать. Просто дышать. Четыре вдоха через нос, четыре выдоха ртом. С каждым днем я становлюсь все спокойнее и спокойнее. Я очень спокойна. Я сейчас само спокойствие.
        - Откройте, пожалуйста, дверь,  - глядя четко перед собой, произнесла я.
        Усмешка, едва слышная, но у меня сейчас было настолько обостренное состояние, что я слышала все - даже биение своего сердца, и полное отсутствие этого органа у него. В смысле теоретически у вампиров сердце было, фактически - это едва ли проявлялось хоть в чем-то.
        - Зачем?  - все так же издевательски поинтересовался вампир.
        - Я спешу,  - выдала первое, что, как мне казалось, повлияет на него.
        Ошиблась.
        - Это заметно,  - произнес вампир,  - именно поэтому я начал наш разговор с вопроса «куда едем»?
        - Пожалуйста, откройте дверь,  - спокойствие в моем голосе медленно, но верно сменялось охватившим меня напряжением.
        - Адрес,  - издевательски потребовал вампир.
        На кону была судьба матери и ребенка. Я уже рванула к ним, значит остальным посвященным сержант Нактон даст отбой. Что делать?
        - Пожалуйста, откройте дверь,  - я еще не просила, но уже была на грани.
        И тут вампир приказал:
        - Посмотри на меня.
        Хрен тебе! Учитывая отделку автомобиля и лежащую на руле сильную ладонь вампира с алым перстнем на безымянном пальце передо мной был князь. А некоторые из вампирских князей вполне способны читать мысли. Информация об этом засекречена, и скрывается весьма тщательно, но… мы помогаем движению сопротивления, они как могут, помогают нам, делясь вот такой вот закрытой инфой.
        - Ну же,  - потребовал внимания кровопийца.
        Что делать? Что делать? Что делать?
        Говорить о том, что я из полиции - нельзя. У князей идеальная память, рано или поздно всплывет информация о срыве захвата Майкла и его семьи, и князь мгновенно сложит логическую цепочку. Изображать из себя простого обывателя - во-первых, никак, от меня сейчас зависела жизнь двух человек, во-вторых, слишком опасно - есть нехилый шанс присоединиться к «без вести пропавшим».
        Что делать? Что делать? Что делать?
        В низу живота вдруг стрельнуло болью. Какой сегодня день месяца? Черт, только этого не хватало.
        А впрочем…
        И я повернулась к вампиру. У него было красивое лицо, хотя, глупо было ожидать иного при встрече с вампиром. Я скользнула взглядом загнанного зверя по хищным чертам, взглянула в черные с алым отблеском глаза и откровенно взмолилась:
        - Пожалуйста, откройте дверь, я очень спешу.
        Это вслух. А мысленно: «Месячные, как не вовремя. Я ему сейчас всю обивку испачкаю!»
        - Не проблема,  - отозвался вампир, задумчивая вглядываясь в мои глаза,  - на кожаной обивке водонепроницаемое покрытие, кровь ему так же не вредит.
        Черт!
        - И-так,  - медленно проговорил князь,  - подбросить до аптеки?
        Мгновенно опустив взгляд, прошептала:
        - Да, если вас это не затруднит.
        - Ничуть,  - отозвался монстр.  - Пристегнитесь.
        И автомобиль рванул на такой скорости, что скрип шин и запах жженой резины ощутились даже в салоне.
        ***
        Путь едва ли занял несколько минут, и уже вскоре шины вновь завизжали, но уже от стремительного торможения.
        - Аптека,  - произнес вампир, любезно открыв дверь.
        - Ссспасибо,  - с трудом выговорила я, отстегиваясь.
        - Не за что.
        Я выскочила из машины, очень осторожно захлопнула дверь, и не поднимая головы умчалась в аптеку. Уже там, зайдя за стеллаж с предметами гигиены, осторожно выглянула в окно - черный автомобиль оставался там же.
        На месте.
        И, кажется, не собирался двигаться с места.
        Черт!
        И ругательство очень сильно захотелось повторить, когда оставив автомобиль прямо там, действительно, о каких законах парковки может идти речь, если вампиры в принципе не признают законы, князь вышел и направился в эту же аптеку, следом за мной.
        - Девушка, вам помочь?  - окликнула меня фармацевт.
        - Ддда,  - я плавно отступила,  - где у вас туалет?
        Мне указали в направлении, которое едва ли имело для меня значение, потому что мне требовался не туалет, а служебный выход. Я нашла его предельно быстро, почти без труда взломала замок, и уже прикрывая дверь за собой, услышала вопрос вошедшего в аптеку вампира:
        - Девушка. Только что зашла. Где она?
        Я знала, куда ему укажут. Еще я знала, что у вампиров хватает благородства не беспокоить девушек в таких местах, в смысле во время всяческих природнообщательных действий, а так, что касается туалетов - половина расследуемых нами изнасилований, проходила именно там…
        Выскользнув через служебный вход, я перебежала улицу, еще одну, свернула к станции метро, и резко сменив курс запрыгнула в такси неопределенной пасажироперевозочной фирмы, в смысле - нелегала, пытающегося мимикрировать под стандартное такси с целью заработка и по причине отсутствия рабочей визы. И, казалось бы - мы знали о них, и полиции в принципе ничего не стоило прикрыть данную нелегальную деятельность, но проблема в том, что мы же чаще всего и пользовались их услугами - точно зная, что это никак и нигде не будет задокументировано.
        - Улица Верди, дом 44578,  - отчеканила я адрес.
        Таксист молча посмотрел на меня через окно заднего вида. Я молча отодвинула край джинсовки, демонстрируя торчащую в кармане корочку. Мужик без вопросов завел мотор.
        - Гони,  - попросила я, глянув на время.
        - Так видеокамеры же,  - произнес он.
        - Прикрою.
        И мотор взревел.
        ***
        Мы промчались через половину города на бешенной скорости, дворами, закоулками, и даже по встречке, все что угодно, только бы успеть. И мы успели - Нита с сыном как раз подходили к своему автомобилю.
        - Подрезай,  - приказала я таксисту.
        - Этих двоих?  - уточнил он.
        - Да,  - я напряженно всматривалась в другой конец улицы - оттуда почти беззвучно мчались два черных болида. Вампиры.  - Подрежь ее. Основательно.
        Таксист глянул на меня, уже осознав, во что ввязался, но… у него выбора не было, а ссориться с полицией то еще удовольствие. Скрип тормозов, звук удара, и мать, в последний момент оттолкнувшая сына, упала на асфальт от удара.
        Почти сразу рядом завоняло жженой резиной от двух остановившихся автомобилей, но прежде чем они успели вмешаться, я уже выскочила.
        - Девушка! Девушка, как вы?
        Подхватить плачущего ребенка, закинуть в такси так быстро, что затянутые в черные костюмы всбэровцы не успели ничего сделать.
        - У ребенка повреждения,  - я орала и истерика, одновременно помогая подняться мгновенно забывшей о собственном пострадавшем бедре матери,  - в больницу. Срочно. Надеюсь не сотрясение. Простите! Простите меня! Мне так жаль.
        Подхватить сумку одновременно забрасывая в нее выпавшие ключи и кошелек.
        - Простите,  - я обернулась к застывшим вампирам,  - я не местная. Вы не знаете, где ближайшая больница?! Ребенок умирает!
        Всбэровцы оторопели. Их можно было понять: при подобных операциях руководство ставит перед ними одну задачу - доставить людей без повреждений. Это говорит явно не в пользу простых вампиров, которые срываются на людях, потому что даже их бесит вседозволенность и привилегий их правящего класса, но в то же время это была единственная возможность для меня, вытащить семью Майкла. Потому что этим проще было доложить, что не нашли, чем доставить женщину с мертвым ребенком - за такое им и самим могли запросто оторвать голову, прецеденты случались.
        - Больница? Знаю, девушка, прыгайте, тут за углом травмпункт!  - включился в игру водитель.
        В салоне Нени уже прижимала к себе совершенно невредимого ребенка, но нервы, стресс, ситуация ее собственная боль от повреждений, в итоге вопли: «Маленький мой! Мой мальчик!» были отличным способом уверить вампиров, что речь идет о жизни и смерти.
        И запрыгнув в машину, я крикнула:
        - Быстрее! Пожалуйста быстрее!
        Мы сорвались с места, причем чтобы объехать болиды вампиров, водителю пришлось промчаться по тротуару, к счастью привлеченные событиями мамы с детьми проявили бдительность, и освободили путь для маневров.
        А мы мчались. Быстро. Очень быстро.
        - Тттак подождите,  - вскинулась Нени когда водитель вдавил педаль газа до упора, едва мы выехали за угол,  - травмпункт же здесь!
        Мужик лишь мрачно глянул на нее через все то же единственное средство визуального общения - зеркало заднего вида. Растерянная мать, до которой дошел факт неповрежденности ребенка, и в то же время поврежденности ее самой, повернулась ко мне.
        - Свяжите появление вампиров и мое своевременное прибытие,  - очень тихо сказала я.
        Она побледнела. Побледнела настолько, что стало заметно, насколько посинели ее губы под слоем полупрозрачной помады.
        - Я просила Майка не выкладывать эту запись в сеть,  - почему-то попыталась оправдаться она.
        Что я могла сказать? Да, глупо. С одной стороны. С другой стороны видео с камеры наблюдения в одном из элитных клубов очень показательно демонстрировало, на что способна вампирская золотая молодежь. И, боюсь, я уже давно была на стороне тех, кто считал - что народ должен знать. Должен понимать, что такое эти вампирские подонки. Должен быть в курсе своей беззащитности. А народ… спал, пребывая в блаженном неведении. Впрочем, если бы был шанс остаться в неведении… возможно, я бы выбрала его.
        - На восток, к выезду из города,  - скомандовала я таксисту.
        Он гнал.
        Гнал до ближайшего гаража, где выскочив, быстро сменил номера на машине, а после снова была гонка. И я старалась не слышать, как всхлипывает перепуганная молодая мать, у которой теперь никогда не будет нормальной жизни… потому что страх остается. Мы можем помочь, спасти вот так в последний миг, можем даже вывести из полицейского участка, списав на акт раздолбайства, за которое нас вампиры с одной стороны ненавидели, с другой считали недоумками. Мы пользовались. Когда надо выживать, назовешься и идиотом, и дебилом, и ленивой продажной тварью. Это мелочи. Не мелочи - возможность спасти хоть кого-то. Спасти жизнь. От страха спасения нет. Все проходит, а страх остается. Страх оседает решетками на окнах, тремя бронированными дверями, постоянным оглядыванием назад в страхе увидеть вампира за спиной. Страх… он уже навсегда.
        И сообщение на мой телефон:
        «Птица вылетела».
        И я поняла, что все это время едва дышала, а сейчас выдохнула с облегчением.
        - Спасли,  - тихо сказала Нени.
        С ее ресниц сорвались слезы.
        - Не пугайте ребенка, все будет хорошо,  - солгала я.
        Не будет. Но, по крайней мере, останетесь живы.
        ***
        За городом нас ждала машина. Старая, черная, сильно тонированная, с полустертыми номерами. Майк не выходил, но я поняла, что он там, едва с его номера пришло:
        «Спасибо».
        Нени с ребенком пересели, я, окликнув ее вернула сумку, предварительно забрав все кредитные карточки из кошелька. Она стояла и смотрела, как я ее практически граблю, но, как и я понимала, к сожалению, это необходимая мера. С водителем такси расплатился друг Майка, заплатил много, в десять раз больше того, что выскочило на счетчике. Попытался было сунуть и мне пачку денег, но я не пересчитывая передала таксисту. Заслужил.
        - Ссспасибо,  - нервно произнес сопротивленец, натягивая кепку еще сильнее, хотя казалось бы сильнее уже некуда.
        - Не за что,  - сухо ответила я.
        ***
        Вернувшись в город, мы приехали к тем же гаражам. Там, таксист сжег те номера, которые недавно снял. Я подкинула в костер и кредитные карточки жены Майка. Мы постояли, глядя, как догорает костер из пластика.
        - Пива?  - вдруг спросил таксист, имени которого я так и не знала.
        Отрицательно мотнув головой, я сняла и кинула поверх огня свою джинсовку. В лицо вампиры вряд ли узнают, я выскочила из такси растрепанная, вампиры на неухоженных женщин обычно даже не смотрят, а вот по одежде могут.
        Поежилась на холодном ветру оставшись в одной белой рубашке, засунула руки в карманы и направилась к дороге, не прощаясь.
        - Послушай… - окликнул водитель. Я остановилась и обернулась. Под моим холодным взглядом, он мгновенно исправился:  - Послушайте, может вас подвести? У меня и своя машина есть.
        - Спасибо, доберусь,  - ответила ему.
        И пошла между гаражами к трассе.
        ***
        Две попутки. Одно такси. Маршрутка. Снова такси.
        До участка я добралась довольно быстро, но если рассчитывала на то, что все закончилось, то зря. Очень зря.
        Стоило только подняться по трем зашарпанным ступеням и открыть двери, кивнув охраннику, как я услышала истерический вопль:
        - Вы же полиция!
        Да, черт возьми, мы полиция, но судя по воплю, нам это сейчас не поможет.
        А истеричная девушка продолжала истерить.
        - Арестуйте меня! За грабеж!
        - Девушка,  - капитан Айсвел судя по голосу, был на грани очередной попойки. Черт, вылетит же с работы за пьянство, а при нем хоть существовать нормально можно.  - Девушка, вы же никого не грабили.
        О, это уже интересно.
        - Я… - в истеричном голосе послышались нотки растерянности,  - за оскорбление власти! Я вас оскорблю! Могу даже ударить!
        - Леди, - капитан практически простонал это, а мне стало ясно, что это не просто девушка.
        Истерику закатывала вампирша.
        - Поймите,  - продолжил Айсвел,  - вы вне нашей юристикции. Даже если вы нападете на меня, все что я могу - выстрелить в вас, в попытке спасти свою жизнь… и то, поверьте, после, строча объяснительные и объясняясь перед руководством, я, скорее всего вообще сильно пожалею, что спас эту самую свою жизнь. Еще раз - вы вампир, все, что я могу для вас сделать - передать в соответствующие органы, то есть ВСБ.
        - НННННЕЕЕЕЕТТТ!  - визг был такой, что у меня заложило уши.
        И мне бы пройти мимо, но кэпа стало жаль, да и в целом следовало отчитаться о произошедшем в торговом центре, поэтому я, под всеобщими неодобрительными взглядами старших товарищей, которые точно знали, что туда соваться не следовало, подошла к кабинету начальства, постучалась в открытую дверь.
        Капитан мгновенно перевел взгляд с рыдающей на полу вампирши на меня, заметно обрадовался моему появлению, тут же откашлялся, и официальным тоном вопросил:
        - Лейтенант Мэттланд, причина отсутствия на рабочем месте?!
        Я подавила понимающую усмешку и отчиталась так же официально:
        - Проведения следствия на месте преступления, капитан.
        По идее, на этом разговор должен был бы завершиться. Но Айсвел вцепился в меня как клещ со стажем, и торопливо продолжил:
        - А почему своим ходом вернулись? Капитан Маер с группой уже час как на рабочем месте. Где вы были?
        - Занималась оперативно-разыскной деятельностью,  - ответила шаблонной фразой.
        И тут к счастью капитана, и несчастью моему, рыдающая вампирша развернулась и узрев во мне женщину, решила вспомнить о такой мифической вещи, как женская солидарность.
        - Вы же женщина!  - возопила она.
        То грустное чувство, когда в двадцать два тебя уже называют «женщина». То ли я настолько паршиво выгляжу, то ли пора признать, что работа в полиции это повод состариться значительно быстрее. К слову назвать вампиршу женщиной у меня бы язык не повернулся - тоненькая, изумительно красивая даже в слезах, явно молодая, потому как на морде лица характер еще не оставил свою печать, с копной густых каштановых волос до пояса, огромными карими с привычным для этой расы красноватым оттенком глазами, огромными ресницами, пухлыми губами, румянцем на щеках. Ну… будем объективны, в сравнении с ней меня даже женщиной называть было как-то совестно, какая из меня вообще женщина, когда есть вот такие богини?
        Но вампирша почему-то решила иначе.
        - Вы же тоже женщина!  - возопила она.
        - Ну… не будем делать скоропалительных выводов,  - нервно пробормотала я и вообще уже сильно жалела, что зашла и теперь искала повод осторожненько ретироваться.
        Вампирша вскинула брови, потрясенно глядя на меня, и удивленно вопросила:
        - Вы… мальчик?
        Да, удар по моей самооценке был сокрушительным.
        - Не уверена, что мой гендер имеет какое-либо значение,  - я сделала осторожный шаг назад.
        - Значит девочка!  - торжествующе возопила та, кто только что последовательно обозвал меня сначала женщиной, а после и мальчиком.
        И, к сожалению, это было только начало.
        - Тогда вы должны понять меня!  - она плавно встала на колени.
        - Ээм,  - пол у нас хрен его знает, когда мыли,  - гражданочка, встаньте, пожалуйста.
        Нервно попросила я.
        Но увы, спектакль плавно приближался к своему апофеозу:
        - У меня трагедия всей жизни!  - вампирша заломила руки, красоте которой могли позавидовать все и скопом. И добила мое чувство, логики проорав:  - Я ВЫХОЖУ ЗАМУЖ!!!
        В голове зазвенело. Прочистив ухо, я с тоской посмотрела на нее и произнесла стандартное:
        - Счастья, здоровья.
        Она вытаращилась на меня с таким выражением лица, как будто я ей только что пожелала «Земля тебе пухом» или «Покойся с миром». Даже неудобно как-то стало. Особенно когда с ее ресниц сорвались слезы и прочертили дорожки по щекам, чтобы в итоге сорваться вниз и остаться двумя кляксами на давно не мытом полу.
        Почувствовала себя сволочью.
        - Послушайте, может чай?  - предложила на свою голову.
        - Да-да, конечно,  - капитан Айсвел подскочил как молодой сервал, наплевав и на свой возраст и на крайне избыточный вес,  - Каи, в смысле лейтенант Мэттланд, присаживайтесь, я все сейчас. Я сейчас! Садитесь…
        И он свалил в закат, сдвинув меня с пути таким образом, что я вместо того, чтобы переместиться в сторону, оказалась в кабинете, причем мне придали ускорения так, что я едва носом в пол не улетела, а после… после за моей спиной эпически захлопнулась дверь!
        Я не сразу поняла всю глубину подставы, осознание настигло едва девица вытерла слезы, встала, прошла к стулу расположенному напротив стола, села, указала мне на соседний и величественно произнесла:
        - Присаживайтесь.
        Так как путешествовала я без мундира и джинсовки, то рубашку пришлось застегнуть и заправить, чтобы не было видно кобуры под ней, и вот теперь я сильно пожалела об этом, потому как сейчас достать пистолет быстро не получилось бы, а чувство беззащитности вовсе не то, что я люблю испытывать.
        - Сядь!  - уже практически прорычала вампирша.
        Но молоденькая. Совсем. Потому что даже при рыке ее челюсть не трансформировалась, а клыки не вылазили… с возрастом они как-то больше соответствуют своей внутренней сути.
        В общем… я осталась стоять на месте. Вампиршу это не остановило.
        - Смотри,  - она достала телефон из сумочки.
        Сверхсовременный гаджет, обладал функцией галаграфического экрана, а потому когда она включила видео, я все увидела отчетливо даже с расстояния. Это была та самая съемка с камеры внешнего наблюдения, которую ночью выложил в сеть Майк. Выложил через даркнет, предприняв все возможное, для того чтобы скрыть информацию собственно о выложившем, но даже хакеры-гении существенно уступали программерам вампирских кланов - его отследили, а запись уже стерли отовсюду, включая файлообменники. Удивительно, что она сохранилась у этой вампирши. Да еще и в превосходном качестве. На слитом видео едва ли можно было разглядеть лица подонков, последовательно растоптавших и уничтоживших две человеческие жизни, на этой записи видно было все.
        Абсолютно все. Гораздо больше того, что я в принципе хотела бы увидеть. Парень и девушка. Мы не знали кто они и откуда. Мы не знали, что произошло. Все что показывала камера - эти двое бегут, держась за руки. Девушка несколько раз чуть не падает, парень поддерживает и тянет за собой. Возможно, без нее у него был бы шанс, но видимо девушка была для него важнее жизни. И собственно жизнь и стала ценой его промедления.
        Их настигли. Сначала последовательно избивали парня, ломая кости, выбивая зубы. Девушка, которую удерживал один из вампиров, рвалась и кричала, но силы были не равны. А после наступил и вовсе ужас - они принялись за нее. Посадив искалеченного парня так, чтобы он, истекая кровью, видел все.
        На этом моменте я отвернулась. Знала уже, что будет дальше, и не хотела… Просто не хотела. Я и первый раз посмотрела на перемотке, а чтобы вот так… с подробностями.
        - Ну что же вы, вы же полицейский,  - ядовито прокомментировала мою слабость вампирша.
        Я посмотрела на нее.
        И сама не верю, что подумала об этом - но там, в ее глазах с красноватым отблеском, вместо насмешки плескалась боль, и отражался страх.
        - Вы знаете, кто это?  - шепотом спросила она, остановив запись так, чтобы отчетливо было видно лицо первого из насильников.  - Знаете кто?..
        Ее голос сорвался.
        Я не хотела знать. Правда. Лицо этого вампира отчасти показалось мне знакомым, да, но… я не хотела знать, как бы малодушно это не прозвучало.
        И вампирша, словно поняв мое состояние, поняв, что я сейчас просто уйду, очень тихо сказала:
        - Это тот, кто на закате станет моим мужем, князь Валиант Даркан. Как вы думаете, вот после всего этого, я смогу лечь с ним в одну постель?
        И я снова посмотрела на вампиршу. Боже, совсем ребенок по меркам их расы. Возможно, даже младше меня.
        - А вы знаете,  - уже совсем тихо, продолжила она,  - какой по счету женой я у него буду?
        Я… понятия не имела.
        - Девятой,  - прошептала вампирша.
        Странная мысль мелькнула в моем шокированном сознании, и я тут же спросила:
        - У вас принято многоженство?
        Она молча отрицательно мотнула головой. То есть, нет.
        - Пожалуйста,  - слезы снова потекли по прекрасному лицу,  - пожалуйста, помогите мне. Свадьба на закате, все, что мне нужно - спрятаться где-нибудь до ночи. Спрятаться там где не найдет, не достанет, не… Пожалуйста. Только одна ночь. Если меня не будет на закате, ему отдадут другую… - она осознала, что произнесла и мгновенно исправилась,  - другой вариант.
        И тут вдруг я вспомнила, что никогда не слышала о разводах у вампиров. Вообще никогда. То есть, если она девятая жена, значит все остальные… о, боже.
        - Понимаете,  - она заговорила, срываясь на шепот,  - если меня спрячут мои родные, он их убьет. Такое не прощают. Понимаете? Я не могу воспользоваться помощью родных и друзей! Не могу! Я поставлю их под удар!
        Она выключила видео, согнулась по полам, словно от невыразимой боли, и простонала:
        - У него два варианта, я и леди Ивгена Женьер. Но она старше, и она… она сильнее, она…
        И тут у меня в голове что-то сделало «щелк»!
        Ивгена Женьер?! Та самая, что вчера убила девушку, а сегодня чуть не схомячила меня?! Серьезно?! Карма, ты существуешь!
        - Так,  - я вдруг поняла, что, кажется, улыбаюсь. И вероятно оскал был не хуже, чем у леди Женьевер сегодня, когда я даже обвинение не могла ей предьявить,  - конкретно, какие обстоятельства могут счесть форс-мажорными, что приведет к смене жертвы… эээ… в смысле варианта для брака князя Даркана?
        Рыдающая вампирша мгновенно выпрямилась и потрясенно посмотрела на меня.
        Я выразительно на нее.
        - Вы мне… поможете?  - кажется, она сама в это не верила.
        - А почему бы собственно и нет?  - произнесла я.  - Телефон дайте.
        Вампирша пугающе-стремительно поднялась, протянула мне гаджет. Я взяла телефон и пошла ломать шредер. Вообще шредер у нас был качественный, папки уничтожал как за здрасти, но на телефоне старичок заскрипел, надсадно засипел, и все-таки справившись с врагом, испустил дух, наполнив воздух запахом сожженных микросхем и пластика.
        Именно в этот момент в кабинет с чашкой чая, кстати одной, вошел капитан Айсвел.
        - У нас шредер сломался, досада такая,  - уведомила я его и так об очевидном.  - Кстати, вы знакомы с моей… эм… неизвестной девушкой, которую только что сбила машина?
        Капитан оторопел, а потом уточнил у меня:
        - То есть ты спрашиваешь меня, лейтенант, знаком ли я с этим трупом? Нет. Не знаком.
        Я улыбнулась. Кэп достал из кармана фляжку с виски, вылил добрую порцию в чай, и прихлебывая таким образом ставший крайне успокаивающим напиток, добавил:
        - К слову, трупам полагается находиться в морге.
        - Поняла, оформим.  - И, кивнув вампирше, я приказала:  - За мной.
        ***
        За час я оформила все. Протокол с места аварии, с указанием того, что «неизвестный скрылся с места преступления». Некоторую сложность составила подделка фотографий с места аварии - Мелисент лежала на полу, в красной краске, с растрепавшимися волосами и «непременно прекрасным выражением мученической смерти на лице». Кадров десять испортила, прежде, чем окончательно психанув, не потребовала, чтобы она прекратила корчить рожи и умерла спокойно. В итоге мы справились, было потрачено два литра кровавой краски, мы ее обычно используем для допросов на месте, я пару раз свалилась со стула, потому как фотографировать надо было сверху, но в результате, пока довольная вампирша уплетала пончики с кофе, я продолжала подделку всего, что можно.
        В общем, за час дело было сфабриковано со всем тщанием и таким образом, у меня в кабинете, поливая мой столовый кактус сидел труп, который по документам, в данный конкретный момент лежал в морге на другом конце нашего огромного города.
        Тем временем я заказала пиццу, и с тоской проследила за тем, как Мелисент уминает ее за один присест. Тоску мою можно было понять - я тут на диетах переодически, а ей пончики, пицца, карамель со взбитыми сливками, и ничего.
        - А я так всегда ем,  - радостно сообщила мне Мелисент.
        Она не вампирша, она ведьма.
        А потом солнце неуклонно начало клониться к закату и… у нас начались проблемы.
        Для начала в полицейском участке объявились ВСБ. Вампирская служба безопасности, поправ нашу юрисдикцию и вообще все, что только можно было, взломала нашу базу и обнаружила того самого «неизвестного который скрылся с места преступления в неизвестном направлении». Вообще, для максимальной правдивости, я использовала реальные кадры с аварией, в которой была сбита женщина переходившая улицу по пешеходному переходу. К слову, это был висяк. Это был висяк, который наши года четыре не могли раскрыть. Эти… раскрыли. За полчаса. Еще через час убийца, которому четыре года удавалось избегать наказания, сидел у нас в участке, избитый до состояния «один глаз уже не откроется» и «дантист тоже не поможет», тарабанил про аварию, сбитую девушку и… И тут мы прокололись. Ладно, не мы - а я. Ну частично я. Дело в том, что я из базы подобрала случай, когда по оценке оперативников имело место случайное убийство… мы лоханулись. Убийство случайным не было. Этот, беззубый и потому плохо понимаемый, все же донес до разъяренных вампиров ту крайне невыгодную для нас истину, что убитую он знал, охотился за ней, и потом даже
сходил на похороны… И вот тут то кровососы выяснили, что дело было четыре года назад…
        По счастью в этот момент в полицейском участке уже почти никого не осталось - ВСБэровцы выгнали всех, как только явились, так что присутствовали только капитан Айсвел, офицер ночной смены, ну и я… так как покинуть полицейский участок оставив Малисент дрожать в шкафу, было как-то не слишком хорошо.
        Между тем накал событий нарастал.
        Вампиры к тому времени уже добрались до морга пятнадцатого участка, перерыли его и… естественно труп не нашли. И если сначала у них была теория, что «девчонка притворилась мертвой и сбежала», от чего они прочесывали весь южный округ города, то когда вскрылась подстава с аварией… В общем до заката оставались считанные минуты, а Малисент хотела есть. Дико. Потому что безумно нервничала и уже сгрызла даже мой кактус.
        Я тоже нервничала, поэтому невзначай шастала по участку за чаем, попутно прислушиваясь к происходящему. К слову - убийцу они добили. Ногами. От бешенства.
        Вообще все случилось крайне внезапно - я как раз набрала себе еще чаю, и уже шла обратно, как вдруг эти взбесились. Тысячник, а у вампиров своя градация военных чинов, такой могучий в плечах, с зализанными назад и сильно напомаженными волосами, до того сидевший на кресле с видом вообще стороннего наблюдателя, вдруг получил звонок, выслушал, дал отбой, а потом… потом сорвался.
        Одного удара хватило, чтобы проломить несчастному уже и так далекому от состояния целостности убийце всю грудную клетку, и мужик, упав, забился в агонии на полу, хрипя и подыхая. Следующим погиб стол! И еще один.
        А потом тяжело дышавший вампир вдруг резко развернулся и посмотрел на меня. Прямо на меня. Багровыми полными бешенства зрачками!
        И что-то теплое с перепугу потекло на пол…
        - Я,  - теперь все два десятка присутствующих ВСБэровцев уставились на меня,  - я… кажется мне надо в туалет.
        Только потом до меня дошло, что потекло не то, о чем я с перепугу подумала, а мой чай. И он продолжал течь, потому что руки у меня дрожали, и кажется, к первой луже вполне имелась вероятность добавления еще одной. Уже из того самого…
        Потому что, кажется, меня собирались убить.
        Кажется, вполне осознанно. А раз так, значит, этот тысячник уже был в курсе, кто вообще все вот это устроил, то есть убивать меня будут за дело. Впрочем, глупо, наверное, было рассчитывать, что эти не докопаются до сути.
        - Ты… - прошипел вампирский тысячник.
        Черт, значит точно в курсе…
        Я поняла, что меня трясет, причем крупной и значит, вполне заметной дрожью, а еще… я не успею достать пистолет. А если и успею - этот тысячник, у него скорость запредельная, он от пули увернется вообще без затруднений, ну и плюс тут еще этих двадцать кровососущих особей. Мне конец.
        - Яяя… - из чашки уже практически все вылилось,  - я… мне правда в туалет нужно.
        И тут эти все резко выпрямились, как на параде. И застыли, почти не дыша. И почему-то от этого вконец жутко стало, настолько жутко, что у меня, кажется, волосы зашевелились на макушке.
        А потом вдруг до меня дошло - это не волосы шевелятся. Это на них дышат!
        И подтверждением этого стал раздавшийся прямо у моего уха голос:
        - Какая интересная девушка, ей всегда нужно в туалет…
        И я узнала этот голос!
        И голос, и с запозданием вспомнила. Лицо, которое я сегодня видела в черном автомобиле. Лицо, которое Малисент показала на видео… Я… хреновый полицейский, который сразу не соотнес имеющиеся данные! Я…
        - У меня цистит,  - сообщила я.
        На миг на мои волосы дышать перестали.
        Затем вампирский князь совершенно серьезно спросил:
        - Цистит?
        - Угу, воспаление мочевого пузыря. Профессиональная болезнь. Знаете, посидишь с мое в засадах, еще не то заработаешь.
        - Да?  - кажется вампирский князь искренне удивился.
        - Угу,  - подтвердила я, чувствуя, как чашка почти выскальзывает из моих ослабевших рук. - Вообще у нашей профессии много профессиональных болезней. Геморрой к примеру.
        - Это тоже болезнь?  - уточнил вампир, видимо вообще не разбирающийся в человеческих заболеваниях.
        - Угу,  - меня трясло,  - это такое заболевание органов мозга.
        - Мозга?  - переспросил, кажется не такой уж и несведущий князь.  - Мне казалось, эта болезнь присуща… эм… несколько иной части тела.
        - Да?  - я уже не знала что несу.  - А вы поработаете в полиции и поверьте, ваше мнение существенно изменится.
        - Хм… как интересно.
        И у меня отобрали чашку, которая уже почти соскользнула с ладони, в стремлении покончить жизнь самоубийством, путем разбивания об пол. У меня на такое не было даже шанса.
        - Так, вы идете?  - вопросил князь.
        - Кккуда?  - не поняла я.
        - В туалет,  - учтиво напомнили мне.
        У меня, что есть шанс?!
        Я обернулась, потрясенно глянув на возвышающегося за мной вампира, потом на спасительный путь к туалету, потом…
        Потом стало поздно. Потому что князь Даркан обратился к своему тысячнику:
        - Навьен, этого полицейского урода нашли?
        Затянутый в черную водолазку так, что я даже не знаю, как он дышал то, вампир с лютой ненавистью посмотрел на меня и произнес:
        - Да.
        - И где эта мразь?  - голосом, от которого у меня уже не от дыхания, а действительно волосы зашевелились, спросил князь.
        И все присутствующие посмотрели на меня. В смысле им даже не пришлось говорить где мразь, они просто на меня посмотрели так, что стало сразу ясно, кто именно тут собственно мразь. А даже я бы сказала, что маразота отменная… Кажется, туалет мне уже не светит. Вообще никогда. Как и чай. Как и…
        И в этот момент меня взяли за руку. Мокрую от чая кстати, после чего повели к одному из оставшихся в живых столу, причем я перед трупом остановилась, а князь нет. Подхватив меня за талию, он равнодушно переступил убитого, и посадил меня на стол. У меня уже, кажется, даже зубы друг о друга стучали.
        Движение, и встав между моими ногами так, что зубы стучать перестали, потому как это уже было даже не то чтобы неловко, а как-то в целом неприлично, пусть даже я и в брюках, но Даркана едва ли это волновало.
        Не смущаясь ни присутствующих, ни весьма интимной позы, он взял меня за подбородок, заставляя запрокинуть лицо, пристально посмотрел мне в глаза и очень пугающе спросил:
        - Где она?
        Меня накрыло ощущение абсолютного ужаса. Я смотрела на вампирского князя с четким пониманием, что меня здесь и сейчас в лучшем случае убьют… В худшем, он повторит все то, что проделал с той девушкой на видео. Сначала он. Потом все его подчиненные. А после смерть уже перестанет пугать вовсе…
        Вампир, явно считавший мои мысли, очень медленно сузил глаза, его губы превратились в две тонкие линии, на скулах проступили желваки.
        - И-так,  - по слогам проговорил он,  - ты знаешь о случившемся. И все же, сделала все, чтобы прикрыть Малисент. Сколько тебе заплатили, девочка? И кто?!
        Мне никто не платил!
        Это было первой мыслью, потому что я могла обвинить себя во многом, я не идеальна, но не в продажности точно!
        - Та-а-ак,  - тон вампирского князя стал холоднее градусов на сто.
        И он произнес это слов так, что у меня по спине мороз прошелся, а зубы, кажется, застучали снова. И это спасло бы, возможно, в любом другом случае, потому что говорить сейчас я была не способна, говорить… но к моему искреннему сожалению, не мыслить. А мысли… они вырвались сами.
        Потому что вы чудовище!
        Потому что мне стало ее жаль! Пусть она и вампирша, но даже она не заслуживает такой участи, как лечь в постель с насильником и убийцей!
        Но это мысли.
        А вслух я вдруг выдала:
        - Подобное должно тянуться к подобному, так что Ивгена Женьер будет вам отличной партией, князь Даркан. Она такая же безжалостная и вконец оборзевшая от своей безнаказанности тварь, как и вы!
        И зрачки вампира мгновенно сузились. Это было жутко. Это было так жутко, что от ужаса хотелось орать, но…
        - Малисент в морге,  - отчетливо проговорила я, нагло глядя в его глаза,  - в каком именно - можете начинать искать. Но до заката осталось сколько там? Пять минут? Десять?
        Отклонившись назад, глянула на часы и удовлетворенно уточнила:
        - Семь!
        После чего, вернувшись в исходное, пусть и вообще не приличное положение, выдохнула в лицо окаменевшего от бешенства вампира:
        - Спешите. Как вы мне там сегодня сказали: «Иногда, то, что кажется нам ошибкой, вполне может стать знаком судьбы»? Так вот, вы были правы! Абсолютно точно правы! Ивгена Женьер ваша судьба! Два сапога пара и все такое. Будете радостно убивать вместе, у супругов же должно быть что-то общее, да? Вот, это оно!
        И тут в участке раздалось неожиданно очень осторожное:
        - Князь, не надо. Мы сами ее убьем. Сами. Кня…
        - Зат-кнись!  - прошипел этот самый князь, прожигая меня полным ненависти взглядом.
        А я вот не поняла «не надо» это он про что? Если не надо насиловать, то я согласна. Я даже за «мы сами ее убьем», я…
        - Сдохнуть хочешь?  - очень нехорошим тоном переспросил вампир.
        И он спросил это так, что я даже ответить ничего не смогла, напрочь скованная диким ужасом. Первобытным ужасом. Кошмаром, который наяву, оказался еще кошмарнее. И если можно испытывать страх в наивысшей его степени, то да, я его сейчас испытывала и да:
        - Хочу. Если можно, убейте меня, пожалуйста, быстро и не мучительно. И без насилия. Я как-то в целом против насилия, и секса с вампирами особенно.
        И в этот момент дверь в мой кабинет распахнулась! Она распахнулась и на пороге оказалась зареванная вампирша, с всклокоченными волосами и недогрызенным горшком от кактуса, ну потому что кактус она давно уже сгрызла. И этот бедный перепуганный ребенок, у которого вдруг оказалось чести и благородства больше, чем у всех вместе взятых вампиров, которых я знаю, дрожа и захлебываясь слезами, опустилась на колени и взмолилась:
        - Пожалуйста, князь, не убивайте ее. Я… я не платила, я просто попросила, я не хотела, чтобы пострадал хоть кто-то… я думала, вы не тронете полицейских, я… не убивайте ее, пожалуйста. Я стану вашей женой, я сделаю все, что вы прикажете, я…
        Он бросил на нее только взгляд. Всего один взгляд.
        А потом все его внимание обрушилось исключительно на меня.
        - Так ты против секса с вампирами? Интересно, почему?
        Никогда не страдала зоофилией, а вы даже не звери, вы хуже. Потом вспомнила, что думать в его присутствии стоило крайне осмотрительно. Еще и ребенок этот зареванный, я про Малисент, хотя складывалось впечатление, что и тысячник, который Навьен тоже слегка в истерике, но меня его состояние не трогало. Меня вообще сейчас ничего не трогало, кроме этой кровососущей мрази и судьбы Малисент.
        - Женитесь на Ивгене Женьер, пожалуйста. Учитывая все, что я знаю о ней и о вас, это будет очень удачный брак, у вас ведь реально так много общего.
        Причем именно с Ивгеной Женьер, потому что такую благородную девочку как Малисент, этот урод не заслуживает точно… Черт, не думать! Не думать! Не…
        И вдруг князь медленно наклонился к моему лицу, почти коснувшись моих губ, и прошипел:
        - Значит я для тебя животное?
        Хуже.
        - А в плане секса?
        Равнозначно.
        Ой…
        Черт!
        Черт! Черт! Черт!
        - Хотите я самоубьюсь?  - нервно спросила у вконец озверевшего вампира.
        Несколько секунд он смотрел на меня так, что казалось, сейчас скажет «Да», но надеждам не суждено было сбыться.
        - Смерть,  - прошипел вампир,  - слишком легкое наказание. Ее еще нужно заслужить, девочка.
        Движение руки вверх, и мою шею сжали очень умело, и очень правильно - не знаю, что ему было известно о человеческих болезнях, но можно было утверждать со всей категоричностью - человеческую анатомию он знал превосходно.
        «Мразь!»  - было моей последней мыслью перед тем, как я потеряла сознание.
        - Нет, пожалуйста, нет!
        Крик Малисент я услышала, уже проваливаясь вечную ночь.
        ***
        Потом происходило странное.
        Запах кожаной обивки нового автомобиля, резкий запах жженой резины…
        Гул ревущего мотора…
        Свет.
        Яркий, почти ослепительный.
        Шум голосов, почему-то свадебный марш…
        Чей-то возмущенный возглас, и заглушающий все иные звуки хриплый рык:
        - Начинайте!
        И чей-то очень неуверенный:
        - Эттто ннневеста?
        - А что? Не похожа?
        И мне что-то нахлобучили на голову.
        - Так лучше?  - издевательский вопрос.
        Пауза.
        И еще более неуверенное.
        - Ннневеста без сознания… нет-нет, не подумайте, я не осуждаю, но нужно ее согласие… нет? Не нужно? Ну, тогда хотя бы имя…
        Невнятный лепет был прерван одним жестким ледяным:
        - На-чи-най!
        Именно в этот момент я открыла глаза.
        Первым, что увидела, была… Ивгена Женьер. Она стояла в белом платье, со свадебным букетом в руках, свадебным маникюром и растрепанной прической. Внезапно поняла, что на моей голове не просто абстрактное «что-то», а фата с диадемой. Тяжелой. Но, судя по золотой кайме, которая повторялась на платье «невесты» эту фату только сняли собственно с нее - Ивгены Женьер. Сняли и нахлобучили на меня. И вот я в ужасе смотрю на вампиршу, которой под двести лет, а она медленно звереет до такой степени, что уже челюсть выдвигаться начала.
        - У-пол-зла!  - прошипел удерживающий меня ее идеальный кандидат для супружеского союза.
        И ужас состоял в том, что Ивгена мгновенно свалила. В прямом смысле слова. Молча и быстро и куда-то в лево… на лево… куда-то туда!
        - Стойте,  - простонала я.
        Но меня не слушали. Я в ужасе попыталась скинуть фату с головы, я попыталась хотя бы встать на ноги, но меня держали в полувисячем положении, крепко, сильно и абсолютно безразлично к моему мнению. Здесь всем было безразлично. Абсолютно всем. Вампиры сидели в вампирском храме с каменными выражениями на лицах, цветы и свадебные декорации разбавляли их постные выражение морд, музыка затихла, потому что их священник уже произносил что-то неразборчивое на латыни. Свечи стали гореть чуть менее ярко, а после и вовсе практически гаснуть, так что в какой-то момент, в круге света свечей, горящих в стоящих рядом с нами подсвечниках. Только я и этот… чья идеальная супруга уползла. И я… Я понять не могла, что это за херня происходит, но тут священник замолк и князь что-то ответил. На латыни… или чем-то похожем на нее. А после возникла пауза и ритуальщик все же сказал:
        - Возможно, теперь, придя в сознание, невеста смо…
        - Нет!  - отрезал князь ледяным тоном. - Она низшая. Что-то вроде животных. Разве вам требуется согласие собаки, которую вы решили взять в свой дом?
        Я оторопела. В голове шумело, в глазах роилась тысяча черных точек, диадема с фатой оказались зверски тяжелыми, но поднять голову и посмотреть на князя, я все же сумела. И он на мой потрясенный взгляд, ответил лишь издевательским:
        - Я же сказал - смерть еще нужно заслужить, девочка. И да, как тебе быть замужем за зверем?
        И на меня обрушился весь ужас моего положения!
        Он, а после и оглушающая мелодия свадебного марша. Надеюсь, это все бред моего воспаленного сознания. Или без сознания. Может быть я уже умерла, а это все просто какой-то кошмар, предваряющий тоннель со светом и рай как минимум. Это же была мученическая смерть, да? Значит, мне полагается рай!
        И тут ритуальщик еще что-то сказал.
        И все вампиры захлопали и поднялись, все с теми же каменными выражениями на лицах.
        А князь Даркан наклонился к моим губам и прошептал:
        - Добро пожаловать в ад.
        На этом я снова потеряла сознание.
        ***
        Меня разбудили слова, которые прозвучали крайне подозрительно с точки зрения правоохранительных органов:
        - Я ее убью!
        Убийство? Это уже серьезно.
        - Я ее убью так, чтобы эта тварь мучилась до последнего вздоха!
        Так, а это уже убийство с отягчающими.
        - Я…
        - Еще слово и я отрублю вам голову,  - раздался спокойный и уже мужской голос.
        Мгновенно послышался удаляющийся перестук каблуков.
        Затем наступила тишина.
        «Преступление откладывается»  - меланхолично констатировал внутренний голос.
        Я открыла глаза и села.
        Первое, что заставило обратить на себя внимание - кровать. Она была роскошной и… полутораместной. Я бы сказала, что это как полторы больничных койки, если бы не шикарность данной мебели - отделку позолотой в медицинских учреждениях точно не практикуют. Нет в больницах и балдахинов. А так же мебели из красного дерева, багряных ковров, черной росписи на темно-алых стенах, могильно-темных окон с кованными решетками…
        Большего рассмотреть не удалось - что-то нещадно давило на голову. Подняв руку, ощупала диадему, после припомнила, что к этому каменному чудищу присобачена была еще и фата, спустив руку чуть ниже, обнаружила и ее.
        Когнитивный диссонанс привел меня в замешательство.
        Полежав еще несколько секунд, я осторожно перевернулась на бок, и сползла на пол, в позе нинзи на выезде. С минуту посидела под прикрытием кровати, напряженно оглядываясь. Диадема давила все сильнее. Но затем я вспомнила, кому она принадлежала до меня, и нести эту ношу стало гораздо приятнее… приятности хватило еще на пару секунд.
        После я попыталась избавиться от предмета роскоши, и поняла, что бриллиантовая сволочь села намертво!
        Я тянула ее вверх, вбок, вправо, влево, назад, вперед - бриллиантовая гадина решительно отказывалась расставаться с моей головой без такой жертвы, как половина моих волос.
        Осторожно поднявшись, я обошла комнату пугающего интерьера, обнаружила не зеркало - блестящую плитку над камином, и… впечатлилась диадемой. Бриллиантовая тварь была чуть ли не размером с мою голову, но эстетического удовольствия я не испытала - кроме красоты, данное изделие обладало еще и изрядным весом. Я начала всерьез опасаться за здоровье своей шеи.
        И похоже, мне срочно требовалось подкрепление. В смысле помощь.
        Помявшись еще немного перед камином, я двинулась к двери. Мне нужно было снять эту гадость. Желательно до того, как у меня начнет ломить спину, а шея и так уже ныла нещадно.
        Подойдя к двери, я осторожно приоткрыла ее и… узрела абсолютную непроницаемую тьму за ней.
        Совершеннейший беспросветный мрак.
        Всепоглощающую темноту.
        Могильным холодом даже пахнуло…
        Меня замуровали под землей?! Захоронили заживо?! Оставили мучительно умирать от тяжести этой поганой диадемы?! Я сдохну здесь?
        Паника начала захватывать основательно, но больше всего было перепуга по поводу того, что, кажется, эта диадема останется со мной навечно!
        И тут в темноте прозвучало:
        - Княгиня, вам запрещено покидать спальню князя.
        Вздрогнув по началу, я обессилено прислонилась к дверному косяку и с облегчением выдохнула:
        - Хух!
        В темноте повисло недоуменное молчание. И меня это напугало гораздо больше, чем если бы там пусть даже князь Даркан стоял.
        - Эй,  - позвала несчастным голосом,  - эй, тут есть хоть кто-нибудь?
        Тишина.
        В голову закралась нехорошая мысль, что возможно это просто автоматическое оповещение при открытии двери, да и голос был какой-то безжизненный.
        - Хоть кто-то…
        Тишина была мне ответом.
        - Чччерт, я уже согласна даже на вампира,  - вконец испугалась я.
        И вот только тогда, из все той же темноты раздалось ехидное:
        - Надо же, как быстро вы, однако передумали. Схожу, сообщу князю, что вы уже на все согласны.
        И в кромешной тьме раздались удаляющиеся шаги.
        - Стойте!!!
        Мой вопль разнесся эхом, пугая меня размерами пространства за дверью, и вообще отбивая желание покидать данную комнату, но… но тиара.
        Из темноты донеслось:
        - Хм.
        Из очень далекой темноты… очень-очень далекой…
        - Ввернитесь, пожалуйста,  - откровенно взмолилась я.
        И звука шагов к моему облегчению вновь возобновился, но уже по направлению ко мне.
        Облегчение закончилось, едва вампир вышел на свет!
        Это был Навьен. Тот самый тысячник, который убил убийцу одним ударом, нанес столам повреждения несовместимые с жизнью, и явственно желал избавить и меня, от такого досадного момента как существование в этом мире. И да, судя по взгляду вампира - его позиция по отношению ко мне ничуть не изменилась, более того - лютой ненависти теперь стало на порядок больше.
        У меня появилось желание сделать шаг назад и захлопнуть дверь. И появилось оно уже после того, как рука рефлекторно потянулась к кобуре под рубашкой и обнаружила, что моего любимого пистолета там уже нет.
        - Что-то потеряли?  - издевательски осведомился вампир.
        - Скорее приобрела,  - испуганно ответила я.
        - И что же вы приобрели?  - заинтересовался вампирский шкаф под два метра высотой.
        - Ссстрах, ужжжас и жжжелание самоубиться,  - прошептала, дрожа всем телом.
        - Неплохой набор,  - то ли похвалил, то ли поиздевался Навьен.  - Что мешает воплотить самоубийственные желания в реальность?
        Не в состоянии произнести ни слова, молча указала на тиару.
        Вампир смерил меня уничижительным взглядом и ехидно сообщил:
        - Вам идет.
        - Что-то мне подсказывает, что не очень,  - промямлила я.
        - Да?  - интерес вампира приобрел живейшие нотки.  - И что же именно вам это подсказывает?
        - Боль в шее, например…
        У вампирского тысячника медленно поползла вверх одна бровь. Левая. Над которой проявился шрам, и это странно, потому что обычно на вампирах все заживает даже лучше, чем на собаках. Однако, сочувствия к ближним у них на порядок меньше, чем даже у зверей.
        - И?  - вопросил Навьен.
        Я постояла, разрываясь между чувством стыда и самоуважения, затем представила ту проплешину, что останется на моей голове, если я таки психану и вырву эту тиару с корнями… причем корнями моих волос, и самоуважение стремительно ретировалось.
        - Ппомммогите ее снять, ппппожалуйста,  - попросила я вампира.
        Вампирюга хмыкнул и сообщил:
        - Я бы с гораздо большим удовольствием свернул вам шею.
        - Если честно, я бы вам тоже,  - призналась в свою очередь.
        Навьен молча оттянул воротник водолазки, демонстрируя весьма мускулистый орган поддержания его сильно напомаженной головы. Да, его шея раз в пять была существеннее моей, но:
        - Мечтать же не вредно, да?
        Он повел плечом, выражая некоторую солидарность в данном вопросе.
        У меня же возникло предложение:
        - А давайте вы сначала снимите с меня тиару леди Ивгены Женьер, а потом мы уже продолжим совместно мечтать о взаимном непреодолимом желании между нами?
        У вампира медленно приподнялись на сей раз обе брови.
        - Как интересно, даже не знал, что между нами возможны столь непреодолимо желанные отношения,  - сказано было с сарказмом. Но далее последовал вопрос:  - С чего вы решили, что эта тиара принадлежит леди Ивгене Женьер?
        - Полицейская интуиция,  - гордо ответила я.
        - У вашей интуиции явно тоже геморрой на весь головной мозг,  - вампир издевательски улыбнулся.
        Мне было не до улыбок, шея болела все сильнее и нестерпимее.
        - Послушайте,  - я уже начала придерживать это бриллиантовое орудие пыток,  - я, конечно, была в полубессознательном состоянии, но я видела, с кого ее сняли. Или догадалась. В любом случае или вы мне поможете снять этот ужас, или шею мне свернет диадема, а ваши мечты останутся нереализованными.
        - Да, это действительно достойный повод избавить вас от родовой тиары княжеского рода Даркан. Между прочим, этой диадеме две тысячи лет.
        - Я бы с удовольствием еще две тысячи лет не знала бы о ее существовании!
        Навьен укоризненно посмотрел на меня и произнес:
        - Княгиня, вам следовало с гораздо большим уважением относиться к родовым реликвиям.
        - Извините,  - мои нервы начали сдавать,  - но тут одно из двух, либо вы ее снимаете, либо эта штуковина оставит вас без княгини, а меня без скальпа!
        Вампир скорбно вздохнул и произнес:
        - Да, княгини без скальпа в нашем роду еще не было. Ладно, так и быть, помогу вам во имя сохранения надежды на скорую возможность свернуть вашу шею. Отодвиньтесь.
        И отодвинув меня самостоятельно, Навьен для начала вошел, после закрыл дверь, затем прошел в мою комнатку с полутораместной кроватью, поискал стул, обнаружил, вытащил в середину комнаты и указал мне на предмет мебели. Делать было нечего. Я прошла и села.
        Вампирский шкаф занял позицию за моей спиной.
        И начал меня откровенно пытать.
        Пытки сопровождались моими возгласами.
        - Аай!
        - Больно!
        - Да, вот так!
        - Чуть осторожнее!
        - Да, так лучше…
        - Ооо, спасибо…
        - Еще так, и так да, у вас замечательные руки, продолжайте…
        - Ооо, дааа…
        - Мммм, мне еще никогда не было так хорошо…
        Мне действительно было так хорошо, как только может быть человеку, с головы которого, наконец, сняли херню весом килограмм пять, а то и все семь. Это было божественно. Это было настолько хорошо, что я даже забыла, что помощь мне оказывает вампир…
        Ровно до того момента, как дверь распахнулась и на пороге показался вампир номер два!
        И это был тот самый уродский князь, который мне эту самую херню на голову и нахлобучил!
        - Вы!  - прошипела я.
        Князь Даркан на мое «Вы!» никак не отреагировал, сейчас он смотрел исключительно на тысячника, который, держа злополучную тиару, отшатнулся от меня шага на два, едва начальство распахнуло дверь с таким зверским выражением, что я всерьез заподозрила, что у этого вампира явные проблемы с управлением гневом.
        И этот вот тысячник, бледнее так стремительно, что я даже подумала, а может не чистокровный он вампир, нервно выговорил:
        - Я не тронул ее и пальцем.
        Со стороны невменяемого князя расстался глухой полный ярости рык.
        С моей стороны ярость тоже присутствовала, а потому я, подскочив, одной рукой отобрала двухтысячный раритет у Навьена, второй схватанула стул, подтащила его к озверевшему вампирскому князю, взобралась и нахлобучила диадему с фатой на Даркана.
        - Держи, сволочь, наслаждайся! Или как ты там мне сказал, «Добро пожаловать в ад»?  - прошипела я.
        И спрыгнув со стула, я на всякий случай отошла подальше, оставив сам стул как хоть какую-то преграду, на пути монстра.
        Монстр пребывал в ступоре секунды две, после прошипел что-то, схватился за тиару, хотя на мой личный взгляд ему очень шло и это скопление бриллиантов, и фата в целом, и попытался сорвать ее со своей головы.
        Ключевое слово - попытался.
        Князь рванул тиару раз… рванул второй раз… гнев на его лице медленно сменился бешенством… рванул третий раз! Я восторженно наслаждалась мучениями врага, Навьен смущенно переступил с ноги на ногу и произнес:
        - Давайте помогу, князь, опыт уже имеется.
        Черные глаза вампира сверкнули багровым отсветом.
        - Я думаю, лучше оставить,  - решила я,  - все-таки кому как не князю носить родовой реликт целой двухтысячной давности!
        Но вампиры решили иначе. Один взял стул, протащил его в центр комнаты и сел, второй принялся осторожно высвобождать пряди начальства из тисков родового реликта. Волосы у князя были куда как на порядок лучше моих, гладкие, ухоженные, послушные, а потому дело пошло куда быстрее, чем со мной, и уже через минуту, Даркан поднялся, с лютым бешенством глядя на меня.
        - Так, все что угодно, только не эта тиара,  - попросила я, осторожно отступая как можно дальше, и, к сожалению «дальше» было ограничено пространством комнаты.
        Даркан разъяренно посмотрел на меня, потом на тиару в своей руке, снова на меня… очень пристально на меня…
        - Мама… - прошептала я.
        И взгляд князя изменился мгновенно. И взгляд, и выражение лица, на котором проскользнула настолько садистская усмешка, что я тут же поняла - сейчас не будет у меня мамы.
        - Вввв смысле «папа»!  - мгновенно исправилась я.  - Вы знаете, так люблю своего папу! Мой самый любимый человек на свете! Самый дорогой! Самый важный! А с матерью у меня вообще отношения не очень…
        Усмешка Даркана стала еще более жуткой, он сжал тиару, развернулся и вышел, оглушительно хлопнув дверью.
        Я же не сдержала облегченного вздоха, и, отперевшись спиной о стену, чуть не сползла по ней вниз.
        - Не ожидал,  - произнес вдруг все так же стоящий в комнате Навьен.  - Мне казалось, вы умнее. И человечнее.
        И произнес он это с нескрываемым осуждением.
        Я мрачно глянув на него, ответила:
        - Вот кто бы говорил о человечности.
        Не вампир точно, но Навьена это не остановило.
        - Ваш отец и так в тюрьме. А после ваших слов, можете мне поверить, живым он оттуда уже не выйдет.
        Я просто молча посмотрела на него. Молча и равнодушно.
        Навьен, глянув на меня так, что стало сходу ясно - свернуть мою шею теперь стало его заветной мечтой, развернулся и вышел. В отличие от князя он хотя бы дверью не хлопнул, но едва вышел, из меня словно стержень вынули, и по стенке вниз я все-таки сползла, осев на пол.
        В висках стучали слова вампира «Ваш отец и так в тюрьме. А после ваших слов, можете мне поверить, живым он оттуда уже не выйдет».
        Мой отец…
        Мой отец погиб в автокатастрофе, когда мне было пять. Его сбил неизвестный, скрывшийся с места преступления урод, и расследование не дало ничего. Мама после смерти отца начала угасать, из счастливой жизнерадостной женщины, она превратилась в полутруп, постоянно лежавший лицом к стене… целыми днями. Она вставала только чтобы пойти в полицейский участок, к следователю, чтобы узнать - кто убил моего папу.
        Это было очень тяжелое время, но потом все стало хуже.
        Намного хуже.
        С моим отчимом мать познакомилась все там же, в полицейском участке. Его вели на допрос к тому самому следователю, к которому пришли и мы и сидели на скамье напротив двери. Бандюган, шестерка на побегушках у вампиров, он сразил мою мать хамоватой уверенностью, и тем, что сказал: «О, какая малАя забавная. Куколка, хочешь стану твоим папой?». Мне было пять лет, но уже тогда единственное чувство, которое вызвал этот человек, был ужас. Панический ужас. Я сердцем почувствовала, что это был очень плохой человек. А мать… в детстве я придумала для себя такую отговорку - мамино сердце умерло вместе с папой, поэтому она и не почувствовала ничего.
        Его посадили. Убийство с отягчающими, должны были дать от пятнадцати, но вампиры… Отчим вышел через год, весь этот год переписываясь с моей матерью. Она как с ума сошла, жила этими письмами, перечитывала по сто раз на дню, и говорила, что «Каи, у тебя скоро будет папа».
        Папа…
        Этот «папа» присылал подарки только мне, и это насторожило бабушку, но не маму.
        В день освобождения мы поехали встречать «моего нового папу». Я выдиралась, как могла, но «папа» прижимал и зацеловал меня, меня, а не маму! Сидя в машине на заднем сиденье, я вытирала слезы и пыталась стереть все поцелуи, а мама вела машину, что-то весело рассказывая отчиму, который почти всю дорогу не сводил с меня глаз.
        Мне повезло, что бабушка забрала к себе в тот же день, заявив матери, что раз у нее теперь новый муж, то им как раз не помешает совместный медовый месяц, и ребенок будет только мешать, причем это же чужой ребенок, так что…
        Чужой я перестала быть через месяц.
        Странное дело, отчим не женился на моей матери, зато удочерил меня. В семь лет я шла в школу с новой фамилией. Но зато еще в шесть в секцию карате. Бабушки, и со стороны мамы и со стороны отца, оплачивали уроки как могли, обе, несмотря на преклонный возраст, взяли дополнительную работу и выбивались из сил, в попытке защитить меня хоть как-то, потому что мать… моя мать перестала быть собой. «Новый папа» не стал даже хорошим сожителем, он пропадал неделями и месяцами, менял любовниц, и затыкал матери рот тем, что семья без ребенка не полная, и он вернется только тогда, когда я буду дома.
        В школу записал меня он, причем в ближайшую к дому, который купил максимально далеко от моих бабушек. Так что за день до школы мы с мамой переехали в новый дом.
        Самый страшный день в моей жизни.
        У меня было все - комната, мечта любой девочки, с платьями как у принцессы, с живым пони в конюшне, с кукольными домиками, и искренней «любовью» «нового папочки». Меня он обожал, не скрывая этого. Мать… даже не взглянул на нее, все было для меня - прислуга, подарки, украшения.
        И сказки на ночь, с обязательным «отцовским поцелуем».
        Меня поймали при попытке побега в первую же ночь. Охрана стоящая по периметру стены, окружающей дом. Отчим не ругал, о нет… нежно подхватил на руки вырывающуюся меня, и понес спатки… с обязательным поцелуем на ночь.
        На следующий день я пошла в школу и сбежала.
        Мне повезло - женщина социальный работник, к которой меня привели полицейские, остановившие шатающегося ночью по городу семилетнего ребенка, не стала ругать, воспитывать или говорить, что убегать из дома плохо. Она выслушала. Выслушала, и подняла дело отчима. Он оказался педофилом со стажем. С очень внушительным стажем из потерянных жизней маленьких девочек.
        Отличие в моем случае оказалось лишь одно - меня он удочерил.
        Дальше была борьба. Борьба за возможность жить с бабушками, несколько месяцев в кризисном центре вместе с бабушкой Лорой, когда мы проиграли очередной суд, школа урывками, и вечные слезы матери, которая кричала в трубку, что я ломаю ее жизнь, и отчим сказал, что выгонит ее, если я не вернусь.
        Не вернулась. Меня к нему притащили, несмотря на все попытки к сопротивлению.
        Жизнь стала адом.
        За три года жизни с матерью он исчезал на недели и месяцы, но когда дома была я, он проводил там каждый день. Каждый долбанный день… Я училась как одержимая, на всех факультетах, бассейн, спорт, дополнительные занятия. Все что угодно, только бы не появляться «дома».
        А потом - подслушанный разговор, мой звонок в полицию… отчим сел на два года.
        Вышел бы быстро, как и в первый раз, но подтасовка фактов, и вампиры узнали о своей шестерке очень много нового. Отчиму пришлось продать свой шикарный дом и исчезнуть из моей жизни еще на несколько лет.
        Его нездоровая любовь ко мне превратилась в ненависть, а мать… мать он продолжал ломать. Она приезжала к нему постоянно, возвращалась с синяками, но отказывалась прекращать все это безумие. Не жена, но мать его «единственного ребенка».
        Мой «новый папа» вышел, когда мне было пятнадцать, но уже в четырнадцать я могла сама решать с кем буду жить. Так что снова купленный другой дом остался без «любимой и единственной дочери». Он отомстил - забрал мать к себе. Изменял ей открыто, избивал, и давил на все возможные рычаги, чтобы вернуть меня. И лазейку нашел быстро - у бабушки внезапно нашли наркотики. Она вышла за хлебом и не вернулась.
        И все закончилось бы плохо, очень плохо, но отчим не знал одного - я уже давно сотрудничала с полицией. Бабушку отпустили, а я… военная школа закрытого типа стала новым убежищем для меня. Военная школа, и мечта - работать в полиции и сажать таких ублюдков как отчим, отрезая их от общества раз и навсегда.
        В шестнадцать я получила паспорт и смогла вернуть себе свою фамилию - Мэттланд. Моя гордость, и моя победа. Жаль, что тот год обернулся потерями, сначала бабушка Лора, потом бабушка Мишель ушли в мир иной, оставляя меня практически полной сиротой. Мама… мама не появилась ни на одних, ни на вторых похоронах… ей было все равно. Меня она ненавидела, обвиняя в том, что отчима замели из-за меня, и, обзывая полицейской шавкой в лучшем случае, в худшем… было много других слов.
        Но это не помешало ей заявиться на мое восемнадцатилетние с отчимом под руку. Счастливая, помолодевшая, радостная и… «папа» так и не утративший крайне сексуальный интерес к «дочери». Не знаю, каким педофилом он был, но видимо неправильным.
        Через год отчим сел снова… за попытку изнасилования. А еще у него нашли наркотики. Много. Максимум из того, что мне смог выдать отдел по борьбе с наркоторговлей.
        Когда его выводили из нового дома, я, несмотря на синяк в пол лица, сломанную руку и пару треснувших ребер, просто улыбалась. Даже не скрываясь. Вот это уже было гарантированных пятнадцать лет, потому как в полиции на отчима навесили еще парочку дел, просто потому что - мы своих не сдаем.
        Так что…
        «Ваш отец и так в тюрьме. А после ваших слов, можете мне поверить, живым он оттуда уже не выйдет».
        Это факт. Живым он оттуда уже не выйдет. Никогда. Потому что дело об убийстве мое отца я нашла, расследовала и раскрыла. Не скажу, что мне стало от этого легче, но настоящей болью было сообщить матери, что человек, к которому она продолжает мотаться в тюрьму на свидания, является именно тем, кто отнял у меня папу…
        Дверь распахнулась без стука.
        Вошел Навьен.
        Вампир посмотрел на меня очень внимательно, усмехнулся и сообщил:
        - Я так понимаю, реальной местью было бы вытащить этого ублюдка из тюрьмы и оставить на свободе, так?
        У меня дрогнуло сердце.
        Вампир видимо что-то понял, усмехнулся, и продолжил:
        - Но, я так же понимаю, живым ему оттуда выйти не грозит, да?
        Я промолчала.
        Навьен оперся плечом о дверной косяк, сложил руки на груди и продолжил:
        - Странное дело, держали его в карцере столько лет, но один мой звонок, и мужика перевели в шестиместную камеру, сообщив сокамерникам статью по которой он сел. А вы ведь знаете, что с насильниками, особенно педофилами, делают в тюрьме, не так ли?
        Улыбка… я ее не сдержала, да.
        - Я так понимаю,  - продолжил вампир,  - до приезда моих сотрудников, ваш папочка еще и суицид успеет совершить?
        Моя улыбка стала шире.
        - Это вообще-то полицейский произвол,  - произнес Навьен.
        - Это вообще-то справедливость,  - ответила я. И добавила:  - Произволом было то, что вы, вампиры, прикрывали его столько лет.
        Странно, но Навьен как-то странно посмотрел на меня, а затем произнес:
        - Нет. Дом Даркана никогда не сотрудничал со Стивеном Фает.
        - Ааа… а вы белые и пушистые, да?  - у меня вдруг начали сдавать нервы.  - К слову, вчера Ивгена Женьер убила девушку в принадлежащем ей обувном магазине. Мне интересно, это тоже никак не относится к дому Даркан? Просто странно, вы не находите, что убийца вдруг оказалась стоящей не за решеткой, а в наряде невесты и явно положительно отнеслась к подобной перспективе. Или, вот еще момент - потрясающе, но недавно в сеть слили видео, на котором избивают, калечат и насилуют, но… никого не посадили. А главный насильник, вы не поверите, князь Даркан! И мне вот интересно - дом Даркан и с ними тоже никогда не сотрудничал? Серьезно?
        Навьен странно глянул на меня, развернулся и вышел. Молча.
        Я осталась сидеть на полу.
        На самом деле мне было очень больно. До крика. Потому что я шла работать в полицию с наивной верой в то, что смогу защитить невинных и помочь обществу… я тогда просто еще не знала всей правды. О том, что закон писан не для всех и существуют те, кто давно и беззастенчиво пользуется своей абсолютной безнаказанностью, я узнала, только начав работать в полиции. Это было ударом.
        И я уже даже как-то не удивлялась высокому проценту самоубийств среди полицейских - невозможно жить, зная обо всем этом. Невозможно, прикрывать дела вампиров, раз за разом наступая на горло своей совести. Единственный выход - хоть как-то пытаться прикрыть заговорщиков, это немного гасило чувство собственной беспомощности, и осознание абсолютной безысходности.
        ***
        На полу я просидела еще некоторое время, потом решила, что нужно что-то делать. Неопределенность в целом как-то напрягала.
        Поднявшись, я подошла к двери, открыла, скорбно вздохнула, встретив все ту же абсолютную беспросветную тьму, и спросила:
        - Навьен, меня тут еще долго будут держать?
        Темнота хмыкнула и оставила меня без ответа.
        - Слушайте, это уже не смешно. Мне домой нужно.
        - Угу, и в туалет тоже,  - издевательски поддакнул Навьен.
        Постояла, сдерживая желание ответить колкостью, и начала давить на жалость:
        - Меня дома ждут.
        - Кто?  - усмехнулся вампир.  - Кактус?
        - Да!  - мгновенно оживилась я.  - Между прочим, его нужно поливать, он без меня погибнет!
        Навьен вдруг заржал, ну не то чтобы как лошадь, но примерно так же, и произнес:
        - Княгиня, спите спокойно - ваш кактус уже сгрызли. Насколько я помню, леди Малисент и горшок понадкусывать успела.
        - Она нервничала!  - мгновенно вступилась я за вампиршу.
        - В любом случае, смиритесь, кактуса у вас уже нет, вас больше никто не ждет,  - подытожил вампир.
        А мне вдруг стало жалко кактуса. Мы с ним пять лет были вместе. Он себе перманентно рос, я перманентно забывала его поливать, а когда вспоминала, поливала обычно остывшим чаем. Но мы провели вместе лучшие годы моей жизни!
        - Можем устроить похороны,  - неожиданно предложил Навьен.
        - Кого? Кактуса?  - не поняла я.
        - Горшка. Боюсь, вы едва ли захотите увидеть то, что осталось от кактуса. Но, если это для вас так важно, дом Даркана потребует от леди Малисент… хм… останки.
        Скотина кровососущая!
        Я захлопнула дверь, после в бешенстве еще и ударила по ней. Постояла, открыла, снова задала вопрос в темноту:
        - Меня долго здесь держать будут?
        - До утра можете спать, князь сегодня ночью едва ли станет вас беспокоить,  - в тоне Навьена послышалась очередная насмешка.
        - Да? И почему это?  - мгновенно спросила я.
        - Ммм… - повисла некоторая пауза, но затем вампир пояснил:  - У князя некоторые проблемы с управлением гневом. Учитывая обстоятельства вашего брака, он счел за лучшее, провести эту ночь в медитации. Потому как, видите ли, княгиня, есть вероятность, что он останется вдовцом раньше, чем планировалось, а дому Даркан это не выгодно.
        И у меня кровь в жилах начала стыть от ужаса.
        - Чччто?  - переспросила дрогнувшим голосом.
        - Что конкретно «что»?  - издевательски переспросил Навьен.
        Да, действительно, вопрос по существу.
        Я постояла, пытаясь осознать все вот это, и припоминая обстоятельства при которых на меня водрузили бриллиантовое орудие слома шеи, после чего до меня начало медленно, но верно, доходить, что на Ивгене Женьер эта кровососущая мразь не женился…
        И на Малисент не женился тоже…
        Меня пошатнуло…
        Потому что внезапно я очень отчетливо осознала - он женился на мне!
        ОН ЖЕНИЛСЯ НА МНЕ!
        - Я… - горло сжало спазмом, слова прорывались с трудом,  - я… я же не дала свое согласие, я…
        - Вы низшая, вашего согласия не требовалось,  - равнодушно уведомил Навьен.
        В следующий миг я бросилась бежать. Прямо в кромешную мглу, сломя голову, и наплевав на возможность случайно самоубиться на такой скорости, потому как бегать в темноте не самое безопасное занятие на свете.
        Увы, мне не то, что убежать, мне даже три шага сделать не дали. Тысячелетние вампиры способны обогнать пулю, что говорить обо мне. Навьен просто ухватил за шиворот, развернул, вернул в комнату и захлопнул дверь за мной.
        Я осталась стоять, все больше приходя в ужас.
        - Я же назвал вас княгиней несколько раз,  - произнес вдруг вампир за дверью.  - Неужели это не намекнуло вам на ваше новое положение?
        - Ннет,  - прошептала потрясенная я,  - назвали и назвали, вы же вампиры, на всю голову ненормальные, мало ли как вы там могли меня называть…
        За дверью стало тихо.
        Потом Навьен сказал:
        - Княгиня, лучше не выходите, боюсь, желание сломать вашу шею становится уже практически невыносимым.
        Помолчал и добавил:
        - Но, увы, убийство жены прерогатива князя, так что, мне придется просто постоять в сторонке. Жаль, да. Но держите ваше сочувствие при себе, я в нем не нуждаюсь.
        - А я и не собиралась вам сочувствовать!  - сорвалась на крик.
        И тут раздалась трель телефонного звонка. Навьен ответил на вызов, потом отключил телефон. Помолчал немного и сообщил:
        - Сочувствую. Ваш отец только что предпринял попытку самоубиться. Сокамерники в шоке, говорят, сам кинулся на нож. Все двадцать раз. Видимо очень настойчивый у вас… папа.
        Теперь некоторое время молчала я.
        Жалости не было.
        Было опустошение.
        Ну и еще кое-что:
        - Что ж, одной мразью на свете станет меньше. Надеюсь, вы следующий.
        Вампир решил, что последнее слово должно быть за ним, и произнес:
        - Княгиня, когда князь до вас доберется, я запишу ваши крики на телефон. Поставлю в качестве любимого рингтона. На все входящие. Так что вы будете слышать собственные вопли по сто раз на день, ведь вашим охранником князь назначил меня. Так что… мы будем вместе. Почти постоянно. Мне понравится.
        Сука!
        Я не стала ни отвечать, ни реагировать - не хотела радовать эту мразь. Не хотела радовать ничем. Прошла, легла на кровать и долгие несколько часов молча смотрела в потолок.
        «Вы знаете, кто это? Знаете кто?.. Это тот, кто на закате станет моим мужем, князь Даркан. Как вы думаете, вот после всего этого, я смогу лечь с ним в одну постель?»
        Перед внутренним взором стояли полные слез глаза Малисент.
        «Пожалуйста, пожалуйста, помогите мне. Свадьба на закате, все, что мне нужно - спрятаться где-нибудь до ночи. Спрятаться там где не найдет, не достанет, не… Пожалуйста. Только одна ночь. Если меня не будет на закате, ему отдадут другую… другой вариант».
        Могла ли я в тот момент подумать, что этим другим вариантом стану я?!
        «Значит я для тебя животное?»
        Надо было промолчать, надо было просто промолчать! Тупо промолчать, и тогда сейчас на этой кровати лежала бы вовсе не я - а Ивгена Женьер! Черт, стоило просто промолчать!
        Я сожалела только об этом. Не о том, что помогла Малисент, этого ребенка, пусть и вампирского, было жаль, но, правда, лучше бы он меня убил там же, в полицейском участке, потому что лежать и понимать, что тебя очень скоро жестоко изнасилуют, не самое приятное чувство на свете. Еще не приятнее знать, что караулящий под дверью Навьен действительно запишет, а кричать… не кричать едва ли получится, учитывая то, что я видела на той записи. Мерзко. И горько от осознания, что дверь не заперта, а слух у вампиров… отменный. Соответственно, князь предполагал появление у меня самоубийственных намерений и подстраховался - Навьен ворвется, как только почувствует неладное. А беречь он меня будет. Ооо, беречь со всем тщанием, потому что как и я отлично знает - хуже смерти для меня только секс с тем, кто не спросил моего согласия заключая брак, соответственно моим мнение по поводу согласия на интимный контакт интересоваться тоже не будет… Даже хуже, он точно знает, что я буду против. Я в принципе пойду на все, только бы не… ложиться в постель с вампиром. Особенно с этим конкретным вампиром…
        ***
        Часов в семь по моим внутренним ощущениям, в том плане что часов тут не присутствовало, а мой телефон остался в участке, дверь открылась и в комнату вошла Малисент. Юная вампирша поражала своим нарядом - черное платье, белый передник поверх, белые манжеты, воротник, какая-то повязка, тоже белая и кружевная на голове.
        - Ты ограбила сексшоп на костюм горничной?  - исключительно из вредности спросила я.
        Ну и еще потому, что вампирша, кажется, опять собиралась разрыдаться. И уловка сработала - огромные карие глазищи Малисент округлились и вампирша прошептала:
        - Нет, вы что, нам запрещено посещать такие места.
        От удивления я даже села. А девушка, осторожно ступая с грацией, которая была присуща только ее расе, внесла поднос с едой, вошла в середину комнаты и остановилась, оглядываясь. И или я чего-то не понимаю, или роль горничной эта слишком добрая для вампиров девочка примеряла на себя впервые.
        - Так, просто сюда неси,  - сказала я.
        Малисент отрицательно мотнула головой, задумалась и выдала:
        - Греи мне всегда откуда-то столик доставала…
        И я поняла, что предположение было верным - роль прислуги была явно не для нее.
        - Маль,  - позвала я, и едва девушка на меня посмотрела, спросила прямо,  - ты, что здесь делаешь?
        Она замерла, затравлено глядя на меня, и прошептала:
        - Работаю.
        - Давно?  - хотя вопрос, конечно, был глупым.
        Малисент подошла, поставила поднос с едой на кровать, достала из кармана новый мобильник, и ответственно сообщила:
        - Двадцать пять минут.
        Я взирала на нее со всем потрясением, на которое еще была способна после сегодняшнего. А вампирша торопливо начала рассказывать:
        - Пришлось встать на колени, но князь дал дозволение. Я думала, он меня убьет, говорят, он за ночь в родовом склепе разнес стены, но… дал дозволение.
        Как я сидела, так и осталась сидеть. Вампирша же остановилась рядом с кроватью, стараясь не глядеть на меня и виновато опустив взгляд.
        - Простите меня,  - проговорила едва слышно.  - За это все… - она сбилась и, опустив голову еще ниже, добавила,  - и ззза ккккактус.
        - Кактус тут причем?  - оторопела я.
        Мелисент, не глядя на меня, вконец потерянно прошептала:
        - Господин Навьен сказал, что он был для вас самым близким существом на свете, а я… его… сгрызла.
        Пару секунд мои глаза были с две медные монеты по форме, но вот потом.
        - Это что?  - спросила я, указав на чайничек, не то что бы не понимала, но уточнить требовалось.
        - Это кипяток,  - торопливо ответила Малисент,  - вы же чай любите, я и…
        Больше я не слушала. Схватив чайничек, я вскочила, на ходу свинтила с него крышку, отшвырнула и распахнула дверь в темноту. Да, там, за дверью, все еще царила мгла.
        - Навьен!  - взбешенно позвала я.
        - Ну и что? Негодовать будете?  - лениво поинтересовался вампир, стоя где-то совсем рядом.
        На его голову рядом, потому что в тот же момент в ту сторону я плеснула кипятком! И главное - попала! Это от пули вампир увернулся бы, а на кипяток просто не сразу среагировал, так что когда взбешенный тысячник разъяренно зашипел, я, удовлетворенно хмыкнув, шагнула обратно в комнату, и захлопнула двери перед его красной от ожога рожей.
        - Хороший был кипяток,  - прислонившись к двери спиной, и сдерживая натиск рвущегося в наше общество тысячника, похвалила я остолбеневшую Малисент.  - Качественный. Приноси почаще.
        В коридоре между тем кто-то, и я догадываюсь кто, рычал и ревел, выплевывая проклятия, а кто-то его пытался успокоить.
        - О,  - сказала я,  - телефон дай.
        Вампирша быстро приблизившись, протянула гаджет. Включив на запись, я приоткрыв дверь, выставила его, записывая ругань взбешенного Навьена, и в итоге у меня было секунд тридцать разъяренных шипений, матюганов, и клятвенных заверений, что он мне шею свернет. Хороший рингтон выйдет.
        - Кстати,  - я снова закрыла дверь, и поставила запись на повтор,  - можешь мотнуться в участок и принести мне мой телефон?
        Малисент неуверенно кивнула, а потом сказала:
        - Нет. Нельзя. Но вы можете купить себе любой, княгиня.
        Я посмотрела на нее, на телефон, снова на нее и спросила:
        - Сколько?
        Она быстро что-то просчитала, натянуто улыбнулась и сказала:
        - Подарок я сделать не могу, князь мне за несогласованный подарок голову оторвет. Но можно засчитать, как компенсацию за кактус… если он был вам дорог.
        - О, я его очень любила!  - мгновенно заверила ее.
        - Тогда телефона мало… - сжалась девушка.
        - Не-не, в самый раз,  - заверила я, просматривая гаджет и понимая, что он новый, абсолютно новый. Малисент его еще даже к номеру подключить не успела, а потому я смело ввела свой, активировала.
        И застыла, едва пришло сообщение, что номер не доступен. Мой номер не доступен!
        Посмотрела на Малисент, вампирша стояла, кусая губы, и виновато смотрела на меня.
        - Так,  - начала я реализовывать решение не скатываться в истерику,  - чего я не знаю?
        Девушка едва слышно сказала:
        - Всего.
        И тут в дверь вежливо постучали. Я вежливо открыла. В следующее мгновение меня вежливо окатили ведром ледяной воды. И едва я, проморгавшись, посмотрела на Навьена, тот оскалился и ехидно произнес:
        - Княгиня ведь еще не принимала утренний душ, не так ли?
        Ах ты… Молча взяла телефон, включила запись на полную громкость и последующие тридцать две секунды с меня капало, а вампир обтекал, но это было очень приятно, потому что хамская усмешка, сменилась звереющим оскалом.
        Через эти тридцать две секунды, я взяла и включила запись на повтор.
        Навьен протянул руку и молча закрыл дверь.
        Я же прослушала свой новый «любимый рингтон» еще раза три, прежде чем самой не надоело.
        Повернулась, посмотрела на Малисент, и поинтересовалась:
        - Это вообще что сейчас было?
        - Утренний душ,  - из коридора прорычал Навьен.
        - Тебя не спрашивали, мразь тысячелетняя!  - ответила ему я.
        Рык стал громче.
        Я снова посмотрела на Малисент - девушка явно собиралась с духом, то ли что-то сказать, то ли сделать. Я надеялась на первое, но, к сожалению, тут оказался второй вариант:
        - Я обо всем доложу князю!  - сообщила отчаянно смелая вампирша и поспешила к дверям.
        Остановила ее на подходе, неодобрительно покачала головой и спросила:
        - Где можно одежду высушить?
        ***
        Как оказалось нигде, пришлось снимать, потом принимать душ, он тут тоже был, после сидеть с мокрыми волосами и делясь завтраком с нервничающей, и потому дико голодной Малисент, выслушивать подробности своего и ее положения.
        - Я не знала, что все так получится,  - девушка нервно мяла салфетку, слезы снова срывались с ресниц,  - думала, если спрячусь в полиции, князю некому будет предъявить претензии… Оказалось, что нет. Мою семью обвинили в ненадлежащем воспитании невесты князя…
        - В смысле?  - не поняла я.
        Вампирша сжалась, и начала быстро, правда немного путано объяснять:
        - Князь избрал меня десять лет назад, мне было девять, первое представление ко двору.
        Мои глаза снова стали приобретать округлую форму.
        А она продолжила:
        - Всего было представлено семь кандидаток. Выбрали меня и еще двух девочек. Обязанностью семьи является правильное воспитание невесты князя, я… я не знала. Не знала, что мой побег вменят в вину папе, я…
        - Так, стоп, отставить моральные терзания, продолжить докладывать об обстановке,  - потребовала я.
        Теперь удивилась Малисент.
        - В смысле дальше рассказывай,  - пояснила ей.
        Она кивнула, и начала дальше:
        - В девятнадцать лет князь посетил наш дом, мы с юга, и определился с выбором - из трех кандидатур, выбрали меня. Я… обрадовалась. Такая честь - стать княгиней дома Даркан, и князь он такой… казался хорошим.
        Малисент сбилась, и вдруг торопливо начала перечислять:
        - Я ведь все про него знаю - любимые книги, предпочтения, фильмы, мелодии, вкусовые пристрастия…
        - Кровь девственниц?  - мрачно предположила я.
        - О, нет, князь предпочитает мясные и рыбные блюда, правильно приготовленные, с подчеркнутыми вкусовыми нюансами… я выучила три тысячи семьдесят рецептов…
        Мои глаза продолжили свое стремление обрести круглую форму.
        - И… когда ты все это выучила? Уже когда кровосися определился с выбором?
        Малисент, странно посмотрев на меня, отрицательно мотнула головой и ответила:
        - Нет, он только месяц назад определился, я бы не успела так быстро… Вся подготовка длилась десять лет.
        Шмыгнув носом, заправила мокрую прядь волос за ухо и подумала что с таким уровнем маразма, мне еще сталкиваться не приходилось.
        - Ты продолжай, продолжай,  - попросила я, потягивая зверски крепкий чай, состоявший из одной заварки.
        Ну, тут сама виновата, кипяток то я вылила, так, что жаловаться не приходилось.
        Вампирша очень старалась быть полезной, даже предложила сходить за кипятком, но в моем состоянии после бессонной ночи чифир был самое то.
        - Мы прибыли в замок князя вчера,  - голос Малисент дрогнул,  - утром. Тиара оказалась не слишком удобной и я попросила немного смягчить обруч, наголовную часть, потому что я молодая очень, у меня еще нет силы, мне было…тттяжело. И мы с папой поехали к ювелиру семьи Даркан. И ттам… тттам…
        - Поточнее,  - попросила я.
        И Малисент поточнила:
        - Я сидела в приемной, папа разговаривал с ювелиром, обсуждая возможности, и тут… это сообщение с неизвестного номера… О том, что я стану девятой. О том, кто такой князь Даркан на самом деле… а потом видео…
        Она всхлипнула и добавила:
        - Я была в ужасе… Просто в ужасе… А потом новое сообщение: «Хочешь свободы - автомобиль ждет внизу».
        На этом Малисент замолчала, но затем:
        - Я не могла сказать отцу. Если бы он узнал, он бы не простил себе, что отдает меня такому монстру, он бы не пережил, если бы с его девочкой так… вот так, как на видеозаписи. Но я и не дура, я знаю правила - невеста князя не должна оставаться наедине с другими мужчинами никогда. И я не стала искать автомобиль, я пошла в полицию, я…
        И я вдруг поняла, что эту девочку подставили.
        Кто подставил? А тут даже вопросов не было - я все еще помнила ошарашенный вид Ивгены Женьер в свадебном платье, которое ей не пригодилось…
        - Тттак,  - медленно проговорила я, чувствуя, как замерзаю, и пытаясь согреть ладони о чашку со зверски крепким чаем,  - объясни мне одно - чем его эта мымра Женьер не устроила? Они же два сапога пара, ей богу!
        Девушка удивленно моргнула, затем пожала плечами и прошептала:
        - Я не знаю. Может быть тем, что она свободная? Высокопоставленные вампиры свободных не очень любят, независимые женщины вообще мало кому нравятся… вампиры предпочитают зависимых.
        Вот после этого, мои глаза окончательно приняли круглую форму и я попросила:
        - Поясни, пожалуйста. Что за хрень со свободными и зависимыми?
        Малисент глянула на меня как на недоумка необразованного, но затем кивнув скорее своим мыслям, чем мне, выдала:
        - А, вы же ничего не знаете.
        И выпрямившись, начала объяснять:
        - У нас три касты. Низшая - это вы, люди. Средняя - это обращенные. У них нет семьи, но они обязаны подчиняться своему князю, в смысле князю того вампира, который их обратил. И так как у них нет семьи, они не могут ее опозорить и… они свободные, могут ездить самостоятельно, могут ходить по магазинам, могут выбирать любовников, иногда, если они достигли определенного возрастного порога и социального положения, им удается заключить брак с истинным вампиром. И третья - высшие, то есть рожденные вампирами. Мы, такие кто рожден в семье, должны постоянно беречь честь семьи и… мы не покидаем дом, без сопровождения мужчины, отца, брата, или охраны. Нельзя.
        - Ээээ… - у меня уже не было слов.  - А как же вы по магазинам ходите?
        Не поймите меня неправильно, но я лишь вчера была в «Сиянии» и там было полно вампирш без сопровождения!
        - А когда мы идем в магазин, его закрывают от посетителей,  - очень тихо сказала Малисент.
        - Это как?  - не поняла я.
        - Ппполностью,  - прошептала девушка.
        И так как мой полный непонимания взгляд выражал сплошной вопрос, добавила:
        - Свободным дается пять минут, на то, чтобы покинуть торговый центр, когда к нему приезжаю я… приезжала.
        Что?!
        То есть вся вот та полная снобизма, высокомерия и тщеславия толпа, которую я видела вчера, при появлении высшей вампирши, вынуждена торопливо сваливать на всех своих каблуках?! Серьезно?!
        - Может они вам еще и кланяться должны?  - спросила потрясенно.
        - Конечно,  - ответила как само собой разумеющееся Малисент.
        Странное дело, я вдруг подумала об Ивгене Женьер. Сто семьдесят лет тетке… Сто семьдесят. И все эти годы, ну может сто пятьдесят, хрен ее знает во сколько ее обратили, она каждый раз вынуждена была униженно кланяться высшим вампиркам, покидать магазин, если в нем появлялись высшие, ну и все прочее. И вот ей сто семьдесят, и есть шанс взять и стать целой женой Князя и… Помня морду этой мрази, я отчетливо могла представить, насколько сильно она желала перейти на новый уровень социального положения… зверски желала.
        - Княгиня?..  - осторожно позвала меня Малисент.
        - Подожди, у меня шок,  - ответила, делая новый глоток до невозможности крепкого напитка. Честно, это было слишком даже для заварки.
        Потянувшись, открыла крышечку и обнаружила, что заварник сначала засыпали заваркой почти доверху, а уже потом сверху кипятка налили.
        - Эээ… ты впервые чай заваривала?  - спросила у девушки.
        Мали виновато кивнула.
        - Зачетный чай,  - похвалила я,  - можно пить вместо водки. Самое то, для меня сейчас.
        И тут вампирша прошептала:
        - Княгиня, вам нельзя водку…
        Я так и застыла, поднеся чашку к губам и уже рот приоткрыв. Но Малисент добила:
        - Спиртное нельзя. Сладкое. Пиццу. Вам запрещены все вредные продукты.
        До меня вдруг дошло, что чай я пью без сахара. Посмотрела на принесенные продукты - ржаной хлеб, цельнозерновые булочки, сыры… Где мой сахар?!
        Внезапно вспомнила, как вчера наворачивала все подряд Малисент, и запоздало поняла:
        - Это ты вчера пиццу ела впервые?!
        - И пончики,  - восторженно прищурилась девушка.
        - А раньше - нет?  - мне вдруг стало как-то совсем не по себе.
        - Раньше нет,  - совершенно серьезно сообщила Малисент,  - только подобие, ну не из белой муки, и без сладкого. Зелени много, салаты.
        Что ж, неудивительно, что вчера она сгрызла мой кактус, похоже ей вообще к растительной пище не привыкать.
        И тут я вдруг вспомнила, что говорю с кровопицей же.
        - А кровь?  - живо заинтересовалась.
        Малисент пожала плечами и сообщила:
        - Никогда не пробовала. У нас такое запрещено до двадцати одного года, мне еще рано.
        - А… а мне?  - состояние шока становилось всеобъемлющим.
        - Уууже поздно,  - сжалась девочка.
        И тут в дверь постучали.
        После раздался голос Навьена:
        - Князь выразил желание видеть княгиню на завтрак…е.
        Я напряглась и переспросила:
        - Так на завтрак, или на завтракЕ? Вы знаете, разница существенна.
        На это тысячник ехидно ответил:
        - Полагаю, князь совместит приятное с полезным… Я поставлю телефон на запись.
        Вот сука, сука как есть!
        - Сообщите князю, что я не голодна,  - ответила, понимая, что вообще-то надо бы одеться.
        - Так о вашем голоде речи и нет,  - язвительно уведомил Навьен.
        - Хорошо, передайте князю, что он не голоден,  - тоже мне проблему нашел.
        За дверью повисло молчание.
        Потом кто-то что-то кому-то сказал.
        Потом грохнули стены.
        И еще через пару секунд Навьен мрачно уведомил:
        - Князь ушел медитировать.
        И сказано было с таким тоном, что отчетливо слышалось «Ты, сволочь, опять его довела». Но, кстати, если речь шла не о голоде желудка, то возникает вопрос:
        - А точно именно «медитировать», или вы сейчас что-то другое, но очень созвучное имели ввиду?
        Дверь распахнулась - разъяренный вампир, у которого рожа начал стремительно терять человеческие очертания, прорычал:
        - Слушай ты…
        - Княгиня,  - подсказала Малисент. Она явно перепугалась, но все равно готова была встать грудью на мою защиту.
        - Княгиняссссс,  - прошипело чудовище.  - Еще одно оскорбление князя, и я тебе глотку перегрызу, поняла, ты?!
        - «Вы»,  - снова поправила Малисент.
        Если честно, я тоже испытала некоторый… ну страх там, парализующий ужас и все остальные прелести соседства с упырем, но справедливость требовала внесения ясности:
        - Я не оскорбляла, я предположила, что вы, возможно, несколько неверно обозначили то занятие, которому сейчас предается князь. Мне простительно. Я, лично, вообще понятия не имею, чем вампиры занимаются в свободное время на утро после свадьбы. Так что я только спросила. Это уже вы интерпретировали все по-своему.
        Существенно выдвинувшаяся челюсть Навьена показательно отвисла.
        Вампир втянул ее обратно и разъяренно спросил:
        - То есть это я оскорбил князя?!
        Молча развела руками.
        Тысячник прошипел что-то невразумительное, развернулся и хлопнул дверью.
        А я вдруг осознала, что безумно устала за эту безумную ночь и жутко хочу спать. И даже чифир не помог.
        Но тут в двери постучали вновь.
        - Князь ожидает вас,  - произнес Навьен.
        Неозвученным, но явно отчетливым было в этом «И только рискни сказать хоть что-то».
        Я не рискнула, я посмотрела на Малисент и спросила:
        - Так?
        Просто надеть мне было нечего - все мои вещи стекали каплями воды сейчас в ванной, и до сухости им было еще очень далеко.
        Девушка вскочила, начала оглядываться, и тут все тот же сотник сообщил:
        - Там есть халат…
        Ни я, ни вампирша понятия не имели где это «там»?!
        - В ванной,  - скорбно уточнил вампир,  - алый для княгини, черный для князя.
        Малисент метнулась в ванную, пошумела шкафами и вернулась с красным халатиком, у которого шелка было меньше, чем кружев.
        - Однозначно красный не мой цвет,  - мгновенно решила я.
        - Красный,  - из-за двери возразил Навьен.
        Взяла и включила запись на телефоне, чтоб так сказать поднять вампиру настроение, сама сходила в ванную. Черных, как и красных, халатов имелась стопочка. Черный, как и красный халаты был шелковым. Когда я его надела на себя, с одной стороны я в нем утонула, с другой… такое ощущение, что я на конкурсе мокрых маек стою наиболее доступная взглядам, чем тетки в мокрых майках без бюстгальтеров под ними! И главное под низ надеть мне было нечего.
        Психанула, сняла халат, завернулась в полотенце поплотнее, собрала в пучок мокрые еще волосы, и только уже потом снова надела халат. Так было хоть немного приличнее. Правда обуть было нечего - мои кроссовки стараниями вампира теперь были мокрыми насквозь, но делать было нечего.
        ***
        Когда я вышла из ванной, у Малисент отвисла челюсть. Видок у меня был еще тот.
        - Может мои балетки?  - нервно спросила она.
        Но будем откровенны - размер ноги превышающей меня в росте на голову вампирши, был бы мне несколько… неудобен.
        - Тапочки под кроватью,  - уведомил Навьен.
        Все так же из коридора.
        - Меня и кроссовки устраивают!  - гордо заявила я.
        В коридоре послышалось шипение, но дверь открылась.
        В кромешную тьму я выходила с самым гордым видом, держа в руке телефон из которого доносилось шипение, проклятие и бешенство вампира. Да, я поставила запись на повтор. На постоянный повтор.
        С одной стороны хоть какая-то месть, с другой не так сильно слышно как хлюпает вода в мокрых кроссовках.
        Но если бы я знала, чем мне это аукнется, лучше бы хлюпала кроссовками.
        Потому что Навьен отомстил.
        И еще как отомстил!..
        Мы миновали кромешно темный коридор, потом пару раз свернули, причем каждый раз мне говорили право или лево, а я когда нервничаю, постоянно их путаю, так что пару раз тысячнику приходилось меня возвращать. А потом вспыхнул неяркий свет перед огромной двустворчатой черной дверью, Навьен посмотрел на меня и с деланным участием поинтересовался:
        - Готовы?
        Неуверенно кивнула.
        Вампир критически оглядел меня, услужливо смахнул невидимую пушинку с плеча, потом потянул какую-то ниточку, почти промурлыкав:
        - Торчит, сейчас поправлю.
        Что-то там поправил, и распахнул дверь.
        С полумрака слегка ослепленная я шагнула в пространство наполненное светом, и отчаянно моргала, пытаясь привыкнуть к свету солнца, а за моей спиной захлопнулась дверь, оставляя меня наедине с князем Даркан, который, сидя за массивным дубовым столом привычного для вампиров черного цвета, при моем появлении оторвался от каких-то бумаг, поднял голову и посмотрел на меня.
        И именно в этот момент мой халат вдруг с тихим шелестом опал на пол двумя ровными половинами, прямо по выкройке…
        Сука!
        Ниточку он мне поправил!
        - Какое… любопытное начало разговора,  - прокомментировал ситуацию убийца, насильник и кровосися.
        - Извините,  - прошипела я,  - я на секундочку.
        И развернувшись, попыталась открыть дверь.
        Попыталась, потому, как та оказалась не то чтобы заперта - с той стороны ручку держали. Но это не помешало этой падле, едва слышно уведомить:
        - И на полотенце тоже… поправил.
        В следующий миг, все что на мне осталось… кроссовки.
        И дергать дверь я перестала, да.
        - Ммм… хорошая обувь,  - наградил меня комментарием князь.
        Учитывая, весь вид, который ему открылся, кроме обуви, комментировать просто больше было нечего.
        Наплевав на князя, прошипела тому, кто был за дверью:
        - Я же тебя урою!
        - Поставил телефон на запись,  - ядовито сообщил Навьен.
        И я вспомнила, что самый опасный тут не он.
        Очень медленно присела, подхватила остатки халата, половиной полотенца прикрываться было бы глупо, завернулась в черную ткань как в покрывало, заткнула сиротливо повисший рукав в подмышку, и повернулась к князю.
        Он сидел, откинувшись на спинку высокого кресла, одна его рука лежала на столе, во второй вампир задумчиво крутил дорогой паркер с золотым пером.
        - Хм,  - произнес он, продолжая изучать мое паршиво прикрытое тело,  - а все не так плохо, как я думал.
        Припомнив внешность Малисент, осознала - что с точки зрения эстетики в моем случае все реально было очень плохо. Очень плохо. Ну где я, и где молодая вампирша? Тут даже говорить не о чем, она была краше меня раз так в сто, а может и в двести. И я бы может быть и обзавелась бы парочкой комплексов, но, работа в полиции и все такое, так что я уже знала, что насильник насилует не потому, что жертва ему понравилась, причина насилия всегда в ином, а в качестве жертвы да, я выгляжу на порядок виктимнее Малисент.
        - Подойди,  - начал мою проверку на подчиняемость Даркан.
        Уже! Бегу, подпрыгивая от нетерпения! Лечу как метеор! Мчусь в трепете, аки трепетная лань! Скачу дикой горной козочкой… блин, можно я уже пойду отсюда, а? Готова даже вприпрыжку.
        - Я вижу,  - с нескрываемой насмешкой произнес князь.
        Он ситуацией просто-таки наслаждался!
        Сглотнула, нервно глядя на упыря, и подумала, как бы повела себя Малисент, окажись действительно на моем, в смысле на своем месте.
        - Она бы подчинилась,  - Даркан считывал мои мысли, как дорогущий высококлассный навигатор с неограниченным доступом к спутникам, такой точно в курсе, где тупик, а где ремонтно-строительные работы.
        И… это бесило.
        Реально бесило, как и невозможность просчитать ситуацию.
        Я просто не могла просчитать данную ситуацию, не понимая, с кем имею дело. Были только догадки, основанные на его выборе объекта надругательства путем бракосочетания… но и только.
        А мне бы понять, что он за челов… в смысле кровосос маниакальной направленности.
        Тяжело дыша, я начала вспоминать все, что знаю о типологии маньяков. Говоря откровенно - вампир едва ли подходил хотя бы под один из известных мне видов.
        Нет, ну серьезно, как вообще можно классифицировать вампира? Классифицировать по мотивам, побуждающим к убийству, было нереально. И не потому, что он не подходил ни под одно определение, а потому что подходил тупо под все!
        Гедонист? О да, убийство ради удовольствия было явно его темой.
        Сексуальный маньяк - тоже да, одно то видео было уже ну очень показательным.
        «Разрушитель»? Опять же - да, потому что получать удовольствие от страданий ему явно тоже нравилось.
        Меркантильный? Ну вот тут есть сомнения, просто потому что этот упырь был богаче всех, кого я не то что знаю, а даже могла бы знать.
        Идем дальше: Властолюбец? Да, явно предпочитает подчинить себе волю жертвы.
        Миссионер? Не знаю, не уверена, но кто их кровосисей вообще знает, может и есть у них какая-то высшая цель, толкающая их на убийства.
        Визионер? Ну, едва ли князя Даркана можно было назвать психом, убивающим по наущению внутренних голосов, с другой стороны у него явно имеются проблемы, как минимум с контролированием гнева, а значит… в общем тоже исключать нельзя.
        - Мда… - протянул обалдевший вампир.
        Я запоздало вспомнила о возможностях высших руководителей упырьской нации.
        - Обезьяну спросить забыл!  - психанул вдруг князь.
        - От летучей мыши слышу!  - не сдержалась я.
        Мысленно добавила «И да, человек произошел не от обезьяны и это уже давно доказали. А вот про летучих мышей в родословной вампиров никаких научных опровержений не было, так что…»
        - Заткнись!  - прошипел взирающий на меня с лютой ненавистью вампир.
        Да вроде как уже…
        - Так,  - князь отшвырнул ручку, и та улетев на стол, покатилась и рухнула куда-то на пол. - Давай отбросим эмоции и четко обсудим ситуацию. Вчера я… несколько эмоционально отреагировал на… случившееся.
        Взять и жениться от ярости, это называется «несколько эмоционально отреагировал»?! Однако…
        - Заткнись!
        И так молчу.
        Даркан простонал, приложив пальцы к вискам, таким странным образом неожиданно вернул себе душевное равновесие, и вернулся к диалогу, который явно имел все основания претендовать на монолог:
        - Не важны причины, важен итог. Итог в нашем случае плачевен. Но, раз я взял на себя обязательства, выполнять придется. Иди сюда, ложись животом на стол, я постараюсь сделать все быстро. И да - сними свою обувь, она находится в крайне плачевном состоянии.
        Что? Серьезно? В гораздо более плачевном, чем мое?!
        - Я сказал, заткнись!!!  - прорычал вампир.
        И так молчу!!!
        Вполне резонное, и кстати мысленное заявление, внезапно обрело страшные последствия - князь Даркан зарычал, пристально глядя на меня и вдруг князей стало два!
        Это случилось как-то очень внезапно, но вот один вампир сидит за столом, а рядом с ним внезапно друг появляется ВТОРОЙ вампир! Абсолютно точно такой же. В таком же черном словно бы шелковом, потому как ткань блестела, костюме, с белой водолазкой под шею, разве что волосы, у этого второго были чуть-чуть длиннее… как и клыки.
        - Черт!  - хрипло выругался сидящий за столом Даркан.
        - Ангел,  - плотоядно глядя на меня, облизнул губы второй.
        - Дьявол!  - не согласился с ним сидящий.
        Закрыл глаза, он шумно втянул воздух и начал дышать по системе семь быстрых вдохов, пауза, четыре медленных выдоха. И снова семь быстрых вдохов, пауза, четыре медленных выдоха, и рычащее:
        - Навьен!
        Дверь распахнулась, меня шустро укутали в покрывало какое-то и вытащили в темноту, а я… я все так же смотрела туда, в алое нутро вампирского кабинета, где в одного вампира медленно втягивался другой…
        Досмотреть не удалось - дверь закрыли и Навьен, уже без издевательств и подколок, подхватил на руки и торопливо понес, унося прочь от того, у кого проблемы если и были, то, похоже, вовсе не с управлением гневом.
        - И… дддддавно у него разззздддддвоение личности?  - вопросила я.
        Ответа не последовало.
        Навьен донес меня до моего склепа… тьфу ты - комнаты, открыл дверь, поставил меня на ноги, втолкнул, после закрыл дверь.
        И почти сразу оттуда, из коридора донеслось шипение, и жуткий голос произнес:
        - Дддддевочка, хочусссссс…
        И в двери заскреблись. Да не просто заскреблись - ее, кажется, собирались выломать.
        - Я говорил, князь, люди пробуждают худшее в вас,  - нервно произнес Навьен.
        Ничего не став говорить, хотя и очень хотелось, я отступила вглубь комнаты, испытывая некоторый шок. Мне бы очень хотелось думать, что это я чифира перебрала, но… но… но тот, кто сейчас скребся под дверью, это был не мой глюк, вовсе не мой.
        - Сссаахт!  - прорычал уже князь.
        Откуда знаю что он? Его речь была более четкой, чем у… копии.
        Но я не уверена, что обрадовалась, когда дверь распахнулась и вошел… оригинал.
        Выглядел князь не намного лучше меня - на лице ссадина, стремительно затягивающаяся, водолазка разорвана до груди, пиджак куда-то вообще делся, в глазах лютая ненависть.
        - На кровать!  - приказал мне монстр, закрывая дверь, под которую, и я видела это, Навьен просунул телефон.
        Свой. Включенный на запись. Паскуда!
        И ужас несколько отступил, перед осознанием, что надо мной сейчас привампирно надругаются. Но мои моральные терзания едва ли кого-то здесь трогали.
        - На! По-стель!  - взревел князь.
        - Вы телефон уронили,  - сказала я, указав на подслушивающий гаджет.
        Даркан резко развернулся, не сразу сфокусировал свой взгляд на телефоне, но едва узрел…
        - Хочу кровьссссс,  - прошипел кто-то в нем.
        Видимо тот самый дубль два.
        Князь как-то странно дернул головой, раздался хруст шейных позвонков, и дубль-два исчез. Не понятно как, но я это ощутила - вот он был, вот его нет.
        И только тогда я выговорила с трудом:
        - Что это было?
        Даркан устало посмотрел на меня, затем развернулся, подошел к двери, наклонился, поднял телефон, открыл дверь и протянув его в темноту, холодно приказал:
        - Жуй.
        Он сказал это так, что его тысячник подчинился мгновенно, и за дверью послышался хруст разгрызаемых деталей телефона. Даркан молча проследил за тем, как его подчиненный давится своей местью, удовлетворенно захлопнул дверь, развернулся ко мне и мне же, сообщил:
        - Это был я. Моя худшая половина. Понравился?
        Я отрицательно замотала головой, отступая подальше.
        - Неужели?  - издевательски переспросил князь.  - Обычно Темный любимец женщин. Неутомимый любовник, страстный влюбленный, верный мужчина. Мечта, разве нет?
        Я сделала еще шаг назад.
        Князь стоял все так же у двери, пристально глядя на меня, я потрясенно смотрела на него, все так же прикрываясь остатками халата и я…
        - Это был демон,  - внезапно как-то даже устало произнес князь Даркан.
        Отошел от двери, щелчком запер ее внезапно возникшей в дверном проеме второй, наглухо отрезавшей нас от любых попыток подслушать, а сам вампир, пройдя к кровати, сел, сгорбившись, и глухо произнес, невидяще глядя в пространство перед собой:
        - В вашем человеческом обществе мужчина считается неполноценным, если не имеет стабильных отношений к тридцати пяти - сорока годам. В нашем, к несколько осуждающему общественному мнению добавляется демон. Вполне реальный… демон. И чем дольше вампир остается без той, возле которой сердце бьется чаще, ради которой стоит жить, тем сильнее становится пытающийся овладеть им демон.
        Вампир поднял взгляд на меня, посмотрел пристально и продолжил:
        - Ты взбесила меня вчера. Назвать меня животным? Благодари, что осталась жива.
        Я бы с удовольствием поблагодарила бы, но, боюсь, рано делать преждевременные выводы по поводу того, что я жива.
        - Логично,  - усмехнулся князь Даркан и плавно поднялся.
        Нечеловечески плавно.
        Так что я сделала еще один шаг назад, чем вызвала лишь усмешку в красивых глазах. Но усмешка мелькнула и пропала, остался только могильный холод.
        - Вчера я сорвался. Это не свойственно мне, и вызывает гнев на самого себя. Возможно, стоило бы убить тебя сразу, но слезы в глазах леди Малисент мне понравились. И ее поза на коленях. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я?
        Поняла. В то же мгновение мне все стало ясно.
        - Это радует, лейтенант Каиль Мэттланд, ваше умение ясно и четко осознавать ваше положение.
        И развернувшись, вампирский князь покинул меня.
        Избавился движением руки от первой двери, вторую ему почтительно открыли, и после него так же почтительно закрыли.
        Я осталась стоять, перехватив у князя эстафету по «глядению вникуда» и понимая, что благодарить за жизнь действительно было рано. Слишком рано… я не выживу. Князь Даркан четко дал понять, что в сферу его интересов входит именно Малисент, а я… это мне так отомстили. И будут продолжать мстить даже не за слова - за неосторожные мысли.
        ***
        Когда вернулась Малисент, неся для меня платье, коробку с обувью и белье, я продолжала стоять все там же, все так же, все с теми же невеселыми мыслями. И едва девушка вошла, я… я увидела в ней себя. Ту себя, которой было пять, но которая уже тогда понимала, что «новый папа» очень плохой человек.
        Малисент понимала тоже. В том смысле, что это был очень плохой вампир, но сейчас она, как когда-то я, думала не о себе, она думала обо мне, пытаясь загладить чувство вины и хоть как-то помочь мне, попавшей во всю эту переделку… Я тоже когда-то носила маме чай, готовила завтрак, убиралась в доме, приносила цветы - делала все, чтобы порадовать маму, потому что отчетливо ощущала себя виноватой… И еще не понимала, что реальной жертвой в конечном итоге буду именно я.
        - Малисент,  - проговорила, глядя как деловито, но явно неумело вампирша раскладывает все на постели,  - я тебя увольняю.
        Девушка вздрогнула, развернулась, потрясенно посмотрела на меня и сказала:
        - Я… я не уйду.
        - Уйдешь,  - я подошла к вещам, забрала белье не глядя, и срывая бирки, ушла в ванную.
        ***
        Надевала не глядя, дергаными механическими движениями, потом встала перед зеркалом и посмотрела на себя - Каиль Мэттланд, 22 года… Нужно связаться с матерью, и попросить, чтобы меня похоронили рядом с бабушками. И нужно было быть осмотрительнее, когда села в чужую машину - моя вина. А еще - не следовало даже думать в присутствии князя!
        Но все то, что ненужно, я уже совершила.
        Пора переходить к тому, что я еще могу сделать для этого мира перед тем, как уйду в мир иной. И первое - Малисент. О девочке следовало позаботиться.
        Робкий стук в дверь и еще более робкое:
        - Княгиня, я могу вам помочь?
        - А должна?  - безразлично глядя на черные кружева, спросила я.
        - Ддда, моя горничная всегда мне… я… Почему вы меня увольняете?
        - Потому что горничная из тебя паршивая, Малисент,  - вслух сказала я.
        «Потому что не хочу, чтобы ты прошла через весь тот ад, что когда-то выпал мне»  - подумала про себя.
        И когда вышла, решительно облачилась в багровый шелк платья, которое показалось мне чересчур легким, но сейчас было не до него, надела без лишних слов и вопросов. Всунула ноги в черные туфли на высоком каблуке, потом ушла к зеркалу, оставив свои волосы на растерзание еще двум появившимся вампиршам в костюмах горничных.
        Их стараниями через минут пятнадцать - я себя в зеркале не узнала. Но едва ли думала сейчас об этом, ровно до тех пор, пока третья появившаяся горничная не притащила золоченый ларец.
        - Так, вот давайте без этого!  - возмутилась я, едва крышку откинули и там обнаружилось еще оно пыточное приспособление для моей и так многострадальной головы.
        Но вампирши, демонстративно игнорирующие Малисент и откровенно неуважительно относящиеся ко мне, лишь скривились.
        И та, что расположила ларец на туалетный столик, доставая пыточное орудие, уведомила:
        - Торжественный обед в честь молодоженов требует соответствующего одеяния. Что касается тиары, она была изготовлена под цвет ваших глаз, княгиня, и в соответствиями с возможностями вашей шеи.
        И пыточное приспособление водрузили на мои волосы.
        Пару секунд я вглядывалась в зеркало, чувствуя какой-то подвох, потому как штуковина действительно если и ощущалась, то на порядок легче прежней и в целом меньше. Венок из синих сапфиров, кажется. Ну насколько я знаю, или думаю - то сапфиров. Топазы вроде светлее… наверное.
        Пока я размышляла о природе камней, в мои уши вдели серьги с сапфирами. Затем последовало колье, кольца, браслеты, и украшенный сапфирами пояс. И мои не особо синие глаза, под таким обилием доводов тоже стали почти синими. Волшебная сила драгоценностей?
        Дверь распахнулась.
        Вошли еще две вампирши, обе в черном, обе в золоте и бриллиантах, возраст определялся с трудом, но судя по лицам, которые застыли словно маски, вампирши пребывали в возрасте.
        - Вдовствующие княгини Даркан,  - сообщила мне одна из горничных.
        Вампирши, прожигая меня взглядами, после представления все же взяли и сделали реверансы. Обе. Затем выпрямились и та, что показалась мне старшей, как-то очень угрожающе произнесла:
        - Мы проводим.
        Как-либо отреагировать я не успела - из коридора донесся голос Навьена:
        - Запрещено.
        Эти двое переглянулись между собой, и втора, на которой тиара была поменьше, возмутилась:
        - Мой сын позволяет себе слишком многое!
        Вошел Навьен. Молча посмотрел на этих в черном, те молча развернулись и вышли.
        Тысячник проследил за их бегством, затем посмотрел на меня и пояснил лично мне обстановку:
        - Не хочется, чтобы вы случайно раз двадцать упали на нож, или еще более случайно свернули себе шею. И да, княгиня, сегодня все в черном в знак траура по вашему отцу.
        - Оу… - только и сказала я.
        Просто лично я то была в красном.
        - Идемте,  - приказал Навьен.
        - Только если вы не будете поправлять на мне ниточ… - начала было.
        - Не буду.
        Вампир произнес это так, что я встала, и уверенно заковыляла к двери, балансируя на каблуках, как припадочный акробат в момент припадка. И в какой-то момент я действительно начала падать - Навьен придержал. После предложил руку, и я продолжила путь, клещом вцепившись в его локоть.
        Так мы и вышли в темноту, которая, стоило мне в ней оказаться, вспыхнула синеватым светом, открывая взору широкую галерею с черными обоями, черным ковром и алыми абстракциями на стенах.
        - Интересный дизайн,  - заметила я.
        - Интересные у вас отношения с князем,  - в свою очередь заметил Навьен.
        Я споткнулась, вампир учтиво придержал, и едва мы продолжили путь, как-то напряженно пояснил:
        - Не рассчитывайте на то, что вы ему безразличны.
        Если я ожидала, что Навьен скажет что-то еще, то напрасно - тысячник молчал, я продолжала ковылять, вопросительно на него взирая.
        - Детали,  - вдруг решил вновь снизойти до общения тысячник,  - дьявол кроется в деталях… То, что между вам что-то не так стало ясно еще в полицейском участке.
        На этом я не выдержала и спросила:
        - Что конкретно не так?
        - Не знаю,  - произнес мрачный Навьен.  - У вас есть опыт успешных личных отношений?
        Задумалась, и неуверенно ответила:
        - Нет.
        - Вот и у меня не срослось,  - неожиданно поделился вампир, после чего добавил,  - леди Малисент он не хочет. И никогда не хотел.
        - Он же ее выбрал,  - вспомнила я рассказ Мали.
        - Выбирал я,  - неожиданно признался Навьен.  - У Малисент высокие показатели интеллекта, гибкая нервная система, хорошая родословная. Выбирал я. Князь безразлично согласился с моим выбором.
        - Мне его пожалеть?  - язвительно поинтересовалась у вампира.
        Тот посмотрел на меня, пожал плечами и произнес:
        - Возможно.
        И пока я думала, как бы помягче объяснить, что это был сарказм, тысячник добавил:
        - Но можешь продолжать быть стервой. Правда, я не уверен, что в этом случае, княгиня, ваша мать доживет свой век, не последовав примеру вашего «отца» и не проявив излишнее усердие в искусстве самоубиения.
        И вот это уже была угроза.
        Я попыталась вырвать свою руку и в целом ответить, но вампир удержал, и глядя мне в глаза, очень тихо произнес:
        - Я всегда найду рычаг воздействия, княгиня. Мать, родственники, сослуживцы… кактус. Мне плевать, по чьим головам я пройдусь. Единственный, кто имеет для меня ценность - князь. Все ясно?!
        Тяжело дыша, я несколько секунд с ненавистью смотрела на Навьена, а после напомнила:
        - Твой «любимый и ценный» князь, менее часа назад заставил тебя сожрать твой же мобильный.
        Пожав могучими плечами, тысячник спокойно ответил:
        - Наша с вами вражда скорее носит характер детского противостояния. Я повел себя как ребенок. Князь наказал меня как ребенка. А вас нет… Делайте выводы, княгиня.
        - Интересно, какие из этого можно сделать выводы?!  - возмутилась я.
        Мне не ответили. То ли Навьен сам не знал, то ли…
        - Удар князю - удар матери. Не злите меня, княгиня.
        И подведя меня к еще одной двери, тысячник распахнул ее.
        ***
        Меня всегда радовали системы автоматического освещения - вот ты идешь в темноте, но всего шаг и вспыхивает свет, освещая твой путь, и эта пусть и запрограммированная забота электроники, всегда вызывала какое-то приятное чувство в душе.
        Но не в этот раз.
        Едва распахнулась дверь, помещение за ней вспыхнуло тысячами свечей, осветив длинный стол, за которым до моего появления сидели, а теперь безмолвно поднялись все вампиры. И все были в черном. В темной комнате. За столом, устланном черной скатертью, где в бокалах алыми отсветами сверкало вино, а вот еда еще не была подана.
        - Навьен, вы долго,  - прозвучал усталый голос с той стороны стола.
        И я, вглядевшись в ряды вампиров в строгом черном, и вампирш в черном роскошном, разглядела князя Даркана. Он сидел во главе стола, напротив него через все эти метров тридцать стола, находился пустой стул, тоже возглавляющий все это пиршество, к нему телохранитель меня и повел.
        Подвел. Два лакея-вампира выступили из полумрака - стул-кресло отодвинули, меня посадили, стул придвинули, все вампиры сели.
        Стало тихо.
        Как в склепе.
        Как в склепе, где половина обитателей гробов проснулась и пристально смотрит на тебя.
        Та самая тишина, которую очень не хотелось бы нарушать… особенно если ты живой, а вокруг одни упыри.
        - Княгиня,  - вдруг подала голос одна из сидящих неподалеку вампирш,  - как вам… спалось?
        Чуть не ответила, но как-то очень невзначай Навьен поправил рукав на моем платье, я автоматически взглянула на него, вампир очень очень очень предупреждающе оскалился. Ощущение, что я сейчас в западне, и выход из нее не прост, ох и не прост, тут целый лабиринт со смертельными ловушками и я… я…
        - Я не спала,  - с самой вежливой улыбкой сообщила вампирше,  - разве можно спать, когда рядом с тобой тааааакой мужчина?!
        Навьен замер, уловив двусмысленность. На том конце стола замер князь. Вампиры даже несколько вдруг взяли и смутились. Тысячник же мгновенно отступил от меня, напряженно глядя на Даркана. Последний, молча взял бокал с вином… или кровью, молча выпил половину, не спуская при этом внимательного взгляда с меня.
        - И вам… понравилось?  - все та же вампирша никак не желала заткнуться.
        - Волшебство этой ночи? А разве такое может не понравиться?  - поинтересовалась уже я.
        За столом закашлялись, а кое-кто и подавился вином, которое начали пить по примеру князя. Но это меня не напрягало, а вот злой взгляд Навьена основательно.
        - Любимый,  - произнесла я, обращаясь к князю, но при этом, глядя на звереющего тысячника,  - я не голодна. Могу я…
        - Любимая,  - князь умудрился заставить меня обратить свой взор на него,  - ты можешь абсолютно все. В благодарность за волшебную ночь, милая.
        И отсалютовав мне бокалом, князь допил все до дна и подал знак подавать завтрак.
        Злой Навьен почему-то продолжал негодовать, а я… я мило улыбалась князю, который с явным подозрением смотрел на меня. Под его подозрительным взглядом моя улыбка становилась все шире, грозясь перейти в оскал, а между тем мне подали завтрак.
        Мне подали две клубнички, четыре малинки, шесть маленьких черных ягодок и воду.
        Улыбка сама собой как-то сошла на нет.
        Я растерянно посмотрела почему-то на Навьена, тот вызверился одним взглядом в ответ. Посмотрела на князя - «Добро пожаловать в ад» кажется, началось с пыток голодом.
        Посмотрела на остальных - начнем с того, что отели «категории все включено» могли начинать идти и курить в уголок, в том смысле, что изобилием тут и не пахло. Все ели… мясо. В основном сырое. С ягодным соусом и ягодными салатами. Присмотревшись, обнаружила, что мясо являлось различным - рыбьим, куриным, говяжьим… по крайней мере по цвету, но однозначно сырым! Двузубчатые вилки тут были всем в помощь, с ножами орудовали со сноровкой мясников со стажем, пили вино. Я тоскливо переглянулась с тоскливыми ягодками…
        И тут кто-то произнес:
        - Человеческая княгиня. Нам стоит воспринимать это, как предвестник оттепели в отношении к… двуногим?
        Мгновенно вскинувшись, глянула на него и подумала: «Сам ты… двуногий, кровосися недоделанная».
        Уловив движение на том конце стола, глянула на князя и на миг, показалось, что он с трудом сдержал улыбку… но только на миг. Уже в следующий величественный князь произнес:
        - Дом Даркан продолжает придерживаться выбранной политики оттепели по отношению к человечеству.
        Как интересно…
        Еще один из вампиров счел своим долгом вступить в разговор и сообщил:
        - Дома Харнан, Эторс, Текрад и Мортем высказали недовольство… импульсивным выбором князя.
        - Высказали… открыто?  - лениво вопросил Даркан, нанизывая что-то на двузубую вилку.
        - Они не настолько… импульсивны,  - склонил голову вампир.
        Прозвучало с некоторым укором, но общей мыслью было «они не настолько идиоты», и князю Даркану явно было известно об этом. Но усмешки не последовало, и вампиры, словно позабыв о моем присутствии, перешли к обсуждению дел.
        Дел… хватало.
        Акции, ценные бумаги, законы, которые следовало «обозначить» для человеческого правительства, новые техники контроля сети, и еще контроль, контроль, контроль. Все ягоды я нервно съела, делая вид, что совсем не заинтересовалась докладом единственного вампира которого я хорошо знала до вчерашнего дня - лорда Сторса, руководителя ВСБ.
        - Мы внесли в законодательную инициативу предложение о декриминализации убийств по неосторожности,  - произнес он.
        И посмотрел на меня. Я не скрывала своего взгляда на него. С руководством ВСБ мы часто имели дело, в основном, правда, с их секретарем. Тот звонил напрямую к капитану Айсвелу с очередным «это дело вне вашей юрисдикции». Своих вампиры прикрывали всегда. Мы уже как-то даже свыклись с этой несправедливостью, но «декриминализация убийств по неосторожности»?!
        И молчать я не стала.
        - Простите, уважаемый лорд Сторс,  - позвала я,  - значит ли это, что с введением нового закона, если я вас исключительно «по неосторожности» немного пристрелю, то не понесу никакой ответственности?
        Глава ВСБ разъяренно выдохнул, и собирался было промолчать, но…
        - Княгиня задала вам вопрос,  - очень холодно произнес князь.
        И Сторс подавился своим возмущением. Сглотнул вино, дернул было головой в мою сторону, но взглянуть побоялся, и опустив глаза, произнес задыхаясь от гнева:
        - Да, княгиня.
        - «Да»  - это ответ на вопрос?  - поинтересовалась я, нервно постукивая накрашенными в алый ногтями по поверхности стола.
        Сорс сжал челюсти так, что скрежет зубов отчетливо раздался в зале, затем произнес:
        - Ваш статус сейчас позволяет вам убить любого из нас. С принятием нового закона вы сможете столь же беспрепятственно убивать и людей.
        - Хм,  - я взяла свой бокал с водой, сделала глоток и следом вывод:
        - То есть речи о «декриминализации убийств по неосторожности» не идет, не так ли? Фактически это еще один повод безнаказанно убивать людей, я вас правильно поняла?
        Спецслужащий сжал свою вилку до степени ее полной непригодности к продолжению трапезы, и напряженно ответил:
        - Вы поняли верно.
        В трапезной расползалась какая-то пугающая сковывающая всех тишина, а я невольно взглянула на князя - он смотрел прямо мне в глаза так, что казалось между нами нет этого стола, и этих вампиров… между нами ничего нет.
        - Что ж,  - я сняла салфетку с колен, демонстративно уронила ее на тарелку,  - я сыта. Могу я идти?
        Князь задумчиво кивнул.
        Вампиры встали.
        Лакеи отодвинули мой стул, Навьен подал локоть.
        И мы с тысячником гордо покинули зал, не оглядываясь, но отсвечивая всеми сверкающими гранями сапфиров, что были на меня надеты.
        И лишь когда вышли в коридор, и отошли от двери на приличное расстояние, Навьен мрачно сообщил:
        - Новые законы не та область, куда следует совать свой симпатичный носик, княгиня.
        - Неужели?  - воскликнула я, гневно отцепляясь от его локтя.
        Меня пошатнуло.
        Вампир снова предложил локоть, и едва я вцепилась в него аки тонущая муха в протянутую каким-нибудь идиотом прутик, вампир добил:
        - Князь слишком многое вам позволяет.
        - Задать вопрос это слишком многое?  - переспросила я.
        Навьен снова остановился и произнес:
        - Княгиня, сейчас не время задавать вопросы, сейчас нам всем следует сплотиться вокруг нашего лидера!
        Прозвучало так пафосно, что я едва удержалась от очередного ехидного вопроса, но тут вдруг тысячник сказал:
        - Ладно, снимайте.
        - Что снять?  - не поняла я.
        - Туфли эти,  - прорычал вампир.
        Я подумала, что это разумно - ноги болели в них зверски, а потому, опираясь на Навьена, сняла обе туфли, передала их охраннику, придерживая слишком длинный подол платья, и тут тысчник выдал:
        - Пошли, пока я не передумал.
        Все бы ничего, но это он «пошел», а вот мне пришлось побежать.
        ***
        Бежать мне пришлось в разных направлениях - влево, вверх, вправо, вверх, по первому этажу здания в горах, а ранее мы получается передвигались по подвалу, до самого упора крытой галереи, в помещение, где все вампиры подскочили, едва мы вошли.
        Вампиров тут было около полусотни, мониторов втрое больше, и если в первый миг я подумала что это охрана и на экранах вид с камер, то уже в следующее мгновение, я поняла, что эти мониторы отслеживают вовсе не обстановку вокруг замка - они контролируют сеть.
        - Чего встали? За работу,  - прорычал Навьен.
        Вампиры торопливо вернулись к своим далеко не столь безобидным, как могло бы показаться обязанностям, а тысячник повел меня к одному из столов у окна. Его столу, судя по тому, как по-хозяйски он водрузил на его край мои туфли, после чего указал на слишком громадное для меня кресло и приказал:
        - Садись.
        Опасливо обойдя его, я села, и вздрогнула, едва на экране в великолепном разрешении начала воспроизводится запись, которую я уже видела! Дважды! Один раз вчера утром мельком, потом мне именно ее продемонстрировала Малисент, а теперь вот…
        - Я не буду это смотреть!  - разъяренно сообщила вампиру.
        - Да ладно,  - Навьен притянул ближайший свободный стул, сел.  - Ты же в полиции работаешь. В смысле вы работали, княгиня. А теперь посмотрите на эту запись как работник исполнительных органов, а не перепуганная девчонка.
        Я смерила Навьена самым уничижительным взглядом из всех, на которые только была способна, повернулась к монитору, вгляделась и… это был не Даркан.
        Я не поверила в первый момент, прикоснулась к экрану, отмотала запись, поставила в более замедленном режиме и через несколько секунд начала грызть ногти, плевать что накрашенные. Потому как в большом разрешении, и в замедленной съемке, отчетливо поняла - князя подставили. Очень качественно. Майк вчера распространил видео, а кто ему его передал? И почему у Малисент оказалось видео гораздо в гораздо лучшем разрешении, чем то что ушло в сеть, чем даже то, что сейчас мне показывал Навьен.
        - У вас не первоисточник,  - заключила я.
        - Откуда инфа?  - мгновенно напрягся вампир.
        - Догадалась,  - ответила, внимательно вглядываясь в черты князя, который князем не был,  - у Малисент на телефоне было видео в гораздо лучшем качестве.
        - Видео у леди Малисент?  - переспросил вампир.
        Искоса взглянула на него и ехидно поинтересовалась:
        - А с чего бы, по-вашему, девочку посетило желание бежать?
        - Мало ли,  - Навьен пожал плечами,  - предсвадебный мандраж, нервы, гормоны.
        Высказал все это, понял что сказал, и в ответ на что, нахмурился, глянул на меня и до него дошло очевидное:
        - Подставили девочку.
        Я сначала кивнула, потом припомнила наш разговор с князем, и особенно его: «Вчера я сорвался. Это не свойственно мне, и вызывает гнев на самого себя. Возможно, стоило бы убить тебя сразу, но слезы в глазах леди Малисент мне понравились. И ее поза на коленях. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я?»
        И как-то им сказанное мало вязалось с тем, что сказал Навьен про выбор невесты князя, и с тем, что произошло за завтраком и… и в целом.
        Я остановила видеозапись, увеличила кадр и на правом шее фальшивого «князя» увидела основательно закрашенную тоником, но слегка заметную татуировку. Ни разобрать что это за рисунок, ни определить к чему он относится я бы не смогла, но - шею князя я сегодня имела несчастье наблюдать, и на ней никаких татуировок не было. Абсолютно никаких.
        - Вы это видели?  - спросила у вампира.
        - Да,  - Навьен скривился,  - судя по всему свежак, они стандартно прикрывают укус татуировкой, но кто конкретно выяснить не удалось.
        - Свежак?  - не поняла я.
        - Свежеподчиненный,  - нехотя пояснил Навьен.
        - Подчиненный?  - я все еще не могла понять, что это за градация вообще.  - Может быть «обращенный»?
        - Обращенные - это уже вампиры, а тут клыки поддельные,  - пояснил Навьен.  - Присмотрись.
        Я присмотрелась - поняла, что в клыках явно не разбираюсь.
        Вампир скорбно вздохнул и оскалился, предлагая мне возможность свериться с оригиналом. Учитывая, что Навьену лет было дохрена, и оскал у него был… зверский. В общем:
        - Извини, я не спец, разницы не вижу,  - честно призналась вампиру.
        Он втянул клыки и челюсть, вздохнул и устало повторил сказанное ранее:
        - Это не вампиры.
        Я перекрутила видео на момент, где лже-князь разрывает захлебывающейся девушке горло и жадно пьет ее кровь.
        - Свежак, я же говорю,  - Навьен подпер подбородок кулаком,  - только им не хватает мозгов проверить кровь перед ее употреблением. Мало ли, вдруг там паразиты, болезни, еще что-либо, особенно сейчас, когда молодежь на наркоту подсаживается. Представь себе, перекусил и получил в неожиданный дар тягу к героину.
        - Герой на героине, героиня на героине… - почему-то сказала я.
        - Групповуха?  - по-своему понял меня Навьен.
        - Нет, песня про наркотики,  - я снова вернулась к просмотру видео.
        Теперь уже гораздо внимательнее, присматриваясь к деталям и да - герой был на героине, и героиня на героине, и исполнители насильственных действий так же. Причем Навьен это понял так же, потому что начал поочередно увеличивать изображение таким образом, чтобы рассмотреть глаза участников действий и да - пришел к тем же выводам, что и я.
        Некоторое время мы сидели молча, сделав стоп кадр и взирая на него с печалью и грустью.
        А потом вдруг что-то щелкнуло, и я переключила на девушку. На само лицо смотреть было сложно, его почти постоянно прикрывали, но вот туфли…
        - Упыр, ты это видишь?  - спросила я, указывая на обувь.
        Навьен моего «упыр» явно мне не простит, но это потом… а сейчас он, как и я, внимательно всматривался в обувь. В босоножку облепленную стразами. Одну, вторая где-то посеялась, но эта одна…
        - Знакомые босоножки,  - приглядевшись повнимательнее, задумчиво проговорила я.
        Руки тут же потянулись к телефону, не обнаружили ни его, ни карманов, ни вообще ничего.
        - Серьезно?
        - Увы.
        Я сдвинула в сторону мои собственные туфли, быстро сделала скрин, выставила его на одну часть рабочего стола, на второй набрала адрес вчерашнего торгового центра и… и, в общем, на их сайте вообще коллекции не выставлялись.
        Но если мое предположение верно, то для начала нужно бы смотаться в морг. А уже затем к той, кто вчера так и не исправил свое свободное положение, за счет устранения соперницы. Но, если девушкой на видео была та, которую мы вчера обнаружили в торговом бутике Ивгены Женьер, то, спрашивается - а за каким дохлым тараканом, она вообще притащила к себе труп?!
        - Так,  - постукивая ногтями, которые мне нацепили поверх моих, мрачно вглядывалась в экран компа,  - сначала в морг. Потом в торговый центр. Потом допросить неудавшуюся новобрачную.
        Тысячник, посидел возле меня, переводя взгляд с меня на монитор, затем нехотя озвучил:
        - Не выйдет.
        - В смысле?  - не поняла я.
        - В смысле, княгиня,  - он почесал подбородок, который был способен двигать вперед на основательное расстояние,  - вы теперь - княгиня. Покидать дом князя вы можете по двум причинам - шопинг и салон красоты. Все.
        И пока я сидела, шокировано взирая на вампира, он пожал плечами и сообщил:
        - Таковы правила.
        - У нас тут зацепка!  - возмутилась я.
        - А у нас правила,  - пожал плечами он.
        Блин!
        Я посидела, подумала. Спорить как бы было бесполезно, но… тут как с Малисент вчера - всегда есть способы обойти запреты.
        - Спа?  - поинтересовалась осторожно.
        Навьен, поразмыслив, кивнул, и произнес:
        - В принципе входит в понятие «салон красоты».
        - Тогда… погнали,  - решила я, подхватив подол платья, и намеренно «забыв» туфли на столе вампира.
        - Княгиня,  - окликнул Навьен.
        - Время,  - сказала ему я.
        ***
        Разрешение покинуть дворец Навьен получил, когда я уже нервно подпрыгивала на заднем сиденье, в окружении двух вампиров по бокам, ну и двое имелись впереди. Ждали мы этого разрешения минут двадцать - князь все был занят, а без его разрешения, даже Навьен не рискнул вывести меня с охраняемой территории.
        Но, наконец, тысячник запрыгнул на переднее сидение, рядом с водителем, и сказал:
        - Выезжаем.
        И мне, полуобернувшись:
        - Два часа.
        - Не катит,  - я сидела во все том же платье, ничего другого мне не доставили, зато хотя бы украшения удалось с себя снять, зверски тяжелые штуки.  - Слушай, скажи, что я это… кератиновый тритмент хочу, это четыре часа минимум.
        Навьен сделал вдох-выдох, и связался с собеседником.
        Пока мы ехали, тысячник с одной стороны, держа телефон, зачитывал кому-то там, что такое кератиновый тритмент, с другой доказывал, что княгине, то есть мне, это жизненно необходимо. Где-то на этапе вытягивания прядей утюжком секретарь князя сдался, и прошипел, что у нас три часа с половиной.
        - Отлично,  - тормознула я тысячника, который уже собирался с силами, чтобы начать доказывать, что этого времени мало,  - у нас будет отмаза по поводу неудавшейся прически.
        Вампир задумался, согласился и не стал повторно набирать начальство.
        Поступил умнее:
        - Тормози, меняемся местами,  - приказал он водителю.
        И мне:
        - Прыгай на первое сиденье.
        Таким образом мы продолжили путь в составе - группа содействия впереди, то есть я и Навьен, три сопящих вампира на заднем сиденье.
        Я, устроившись по-турецки на переднем сиденье, на телефоне самого Навьена торопливо искала, в какой морг увезли нашу вчерашнюю жертву. Да, ВСБ опять вмешалось, заграбастало все под свою юрисдикцию и в результате тела в нашем морге не было, было в вампирском.
        - Садовая 613,  - сообщила я адрес тысячнику.
        Так как гнал он на немыслимой скорости, в худших традициях шашечника, то едва тормознул, я чуть не выронила телефон.
        - А, черт!  - выругался он.
        - Что?  - не поняла я.
        - Это не спа-салон, князю донесут. И ты без обуви. В смысле вы.
        - Тогда сначала ко мне,  - решила я.
        Навьен вновь рванул с места в карьер, но даже на сверхразрешенной скорости, в смысле сверх-запрещенной, умудрился начать объяснять мне всю проблематику моего положения.
        - Понимаете, у князя есть личный секретарь. Есть еще не личный, но там другие обязанности. А вот в сферу обязанностей личного секретаря входит контроль над передвижениями княгини, то есть вас.
        - Каиль,  - представилась я.
        - Да я в курсе, княгиня,  - расставил приоритеты Навьен.
        И затормозил возле моего дома. Затем внимательно посмотрел на меня, протянул руку, снял мою сережку с левого уха, передал застывшим на заднем сиденье вампирам.
        - Тысячник… - напряженно произнес один из охраны.
        - Мы в спа!  - нагло заверила я.
        - В салон красоты «Коса девичья краса»?  - ядовито поинтересовался второй охранник.
        Мы как-то разом посмотрели на подъезд моего дома, там действительно справа в полуподвальным помещении располагался салон-парикмахерская. Надо же, никогда не замечала.
        - Так, Гудрас, ты в салон,  - скомандовал Навьен
        Вампир посмотрел на тысячника с такой глухой ненавистью, словно готов вцепиться в его горло здесь и сейчас, но тысячник на то и тысячник Навьен был старше, соответственно опытнее - охраннику пришлось выйти из автомобиля, и поплестить с обреченным видом и моей серьгой в парикмахерскую.
        Помолчав, вампир добавил:
        - Остальные туда же.
        И пока кровососы шли наводить красоту, мы с Навьеном поспешили в мою квартиру.
        ***
        Только подойдя к своей квартире, я осознала страшное - ключей то у меня нет. Ключи остались в сумке в полицейском участке, и я не помню, чтобы там где-то рядом были салоны красоты.
        - Отойди, «княгиня»,  - это надо было уметь вложить столько сарказма в произнесение всего одного титула.
        Но я отошла. Осторожно и на цыпочках, потому что это был банальный коридор в многоквартирном доме, мне даже пришлось переступать через несколько отходов жизнедеятельности в подъезде, и вот меня всегда мучил один вопрос - почему владельцы собак должны гулять с пластиковым пакетом, чтобы собирать дерьмо своих собак, а вот владельцы дерьма - почему-то с пакетами не ходят. Дискриминация какая-то.
        Навьен взялся за ручку двери, приложил ладонь к замку… щелчок, и заходи кто хочешь, бери чего хочешь, а я тут вообще так, зря стою.
        - Прошу!  - жестом радушного хозяина предложил зайти Навьен.
        Охренеть, они замки одним прикосновением взламывают!
        Но зашла, куда деваться. Потом, багровея от стыда, походя прибралась, хоть немного, носки пособирала, вещи, пару коробок из-под пиццы, вспомнила, что голодная. Сгоняла на кухню, закинула мюсли в микроволновку, потом душ, быстро переодеться, и в итоге, вытирая волосы на ходу, обнаружить Навьена, доедающего мои мюсли!
        - Эээ эй!  - возмутилась я.
        - Жаль тебя разочаровывать, княгиня, но тебе такую гадость есть нельзя,  - со смаком отправляя последнюю ложку в рот, сделал наглое заявление Навьен.  - Причесываться будешь, или так поедем?
        - Вообще-то я есть хочу!  - уведомила тысячника.
        В двери позвонили. Навьен поднялся, сходил, вернулся с сушами, сунул упаковку мне, а себе, насыпав еще мюслей в ту же тарелку, сдобрил все это последним куском сливочного масла который оставался у меня в холодильнике, запихнул в микроволновку и выставив на три минуты, спросил:
        - Так чего не ешь?
        Кровосися недоделанная.
        Сняв полотенце с влажных волос, откинула его на ближайший стул, села, открыла упаковку с сушами… никакого риса, это были сашими. То есть рыба, водоросли и соус в наличии имелись - углеводов вообще нифига.
        Ну и… у меня в холодильнике вареный рис оставался. Хотела как-то салат с крабовыми палочками и кукурузой забацать, вчера вообще собиралась, но ситуация как-то вышла из под контроля. Игнорируя неодобрительный взгляд вампира, сходила, достала, холодным сыпанула в упаковку с сашими, перемешала, полила соусом и села есть.
        Навьен не то чтобы вмешался, но взгляд у него был очень неодобрительный, вконец неодобрительный, совсем я бы даже сказала не одобрительный.
        - Что?  - не выдержала и возмутилась в итоге я.
        Тысячник сходил к микроволновке, достал тарелку с нагретыми мюслями, вернулся, сел напротив меня, и сообщил:
        - Княгиня должна питаться без углеводов.
        - И почему это?  - отправляя в рот первую ложку, спросила я.
        - Зачатие,  - пояснил добавивший в мюсли еще и варенья уведомил Навьен,  - князь и княгиня перед зачатием обмениваются кровью. Вкус крови нареченной пробуждает к жизни функцию родопродолжения, таким образом происходит зачатие.
        Второй ложкой своей непонятно чего, я чуть не подавилась.
        - Что?  - спросила осипшим голосом.
        Навьен глянул на меня с тяжелым вздохом и уведомил:
        - Высшие вампиры не питаются кровью, это прерогатива низших и свежака. Высшие вампиры обмениваются кровью исключительно ради зачатия потомства.
        На третью ложку меня не хватило.
        Тысячник же, не замечая моего потрясения, продолжил, уплетая мои мюсли:
        - В данный момент у князя Даркана нет наследника. Это очень плохо. У нас были большие надежды на леди Малисент, но… вчера не только у вас все пошло не по плану, не так ли?  - насмешливо-пристальный взгляд.
        Я сочла за лучшее просто есть. В основном рис. Как можно больше риса!
        - Зачем вы вообще в это влезли?  - вдруг спросил Навьен.
        Что я могла на это сказать. Сейчас, когда страхи и тревоги вчерашнего вечера улеглись, я… да я практически чувствовала себя счастливой. Годами мне внушали - вампиры неприкосновенны. У них сила, у них власть, на их стороне закон, у них даже своя служба безопасности имеется. А ты, вроде как и полицейский, вроде как стоишь на страже закона - но сделать ничего не можешь! И все что остается - скрежетать зубами, когда СБВ изымает труп за трупом, потому что «это не в вашей юрисдикции». И все. И вампиры забирают тела «случайных жертв», а тебе как-то все это приходится объяснять находящимся в шоке, ужасе и негодовании родственникам. И ты смотришь на рыдающую мать, на безутешного отца, выслушиваешь все, что они думают о полиции, и внутренне полностью с ними согласна, и сама задыхаешься от полного осознания своего бессилия.
        - Я влезла в это потому, что мне было жаль Малисент,  - честно ответила я Навьену.  - А сейчас, я в деле, потому что не хочу, чтобы такие как Ивгена Женьер упивались своей безнаказанностью.
        Навьен безнаказанно доел мои мюсли. Внимательно посмотрел на меня. И вдруг сказал:
        - Ты никогда не замечала, что ощущаешь момент нападения вампира? Предчувствуешь его?
        Удивленно моргнула, глядя на него.
        - История с твоим отчимом,  - продолжил Навьен,  - что-то здесь не так. Что-то он увидел в тебе такое, что цеплялся клещом, до последнего. Кстати, мужик жив. Соображаешь, о чем я?
        Я выронила ложку, потрясенно глядя на тысячника.
        - Да, двадцать ножевых ранений, такой упорный самоубийца оказался, но при этом даже с перерезанным горлом продолжает жить. И восстанавливаться.
        - Да ну нахер!  - выдохнула я.
        Навьен издевательски оскалился во все клыки.
        - Ты мало знаешь о вампирах,  - продолжил он, поднимаясь и топая делать себе кофе.  - Есть разные. Одни из самых скрытных и неизведанных - энергетические. Им не нужна кровь. Они на шаг отстают от высших, которые так же не зависят от крови, но при этом энергетические вампиры отчаянно скрываются - определить их практически невозможно, но когда находят… - он насыпал себе растворимого порошка в чашку, залил кипятком, и, вернувшись за стол, добавил,  - их убивают.
        И Навьен посмотрел мне в глаза, с нескрываемой усмешкой.
        - А есть люди,  - продолжил он,  - со значительным энергетическим запасом. В основном - это дети, к двадцати количество энергии обычно сокращается, но не в твоем случае. Ты притягиваешь. Я этого вчера не понял, а князь почувствовал. И чем я больше узнаю о тебе, чем больше вглядываюсь, тем сильнее ощущаю - его идиотский поступок, возможно, был самым правильным решением в его жизни.
        Он неторопливо насыпал сахар в чашку, сделал первый глоток, авторитетно заметил «Гадость», и удовлетворенно продолжил пить.
        Я сидела.
        - Сделка,  - вдруг произнес Навьен.  - Я предлагаю тебе сделку, княгиня - я прикрываю тебя, и позволяю оторваться на вампирах по полной программе, а ты - уважительно относишься к князю.
        У меня появилось желание сходить, взять чайник с оставшимся кипятком, вернуться и вылить в эту наглую вампирскую рожу!
        - Слушай,  - нехорошим тоном начала я,  - ты вообще в курсе, как полицейские договариваются с террористами и шантажистами?
        Навьен нагло ухмыльнулся и подсказал:
        - Зовете нас? Сами-то вы нихрена не способны решить такую проблему, как например, скрытно проникнуть в захваченное здание и разоружить террористов, или я сейчас не прав?
        От нервов съела еще пару ложек риса с сырой рыбой, прожевала, проглотила и язвительно вопросила:
        - А как же: «Княгиня, сейчас не время задавать вопросы, сейчас нам всем следует сплотиться вокруг нашего лидера»???
        У Навьена вытянулась вся его тысячелетняя морда.
        - Возвращаемся к сделкам,  - я пристально смотрела на вампира,  - я помогаю тебе расследовать дело с подставой вашего князя, а его подставили, причем качественно, а ты помогаешь мне выбраться из этого недоразумения с браком.
        Упыр обалдел.
        Секунды три он смотрел на меня так, словно видит вообще впервые в жизни, потом задумался.
        - Я так понимаю, ваш дом Даркан под угрозой… - вообще ни на что, не намекая, беззаботно произнесла я.
        Глаза Навьена медленно прищурились, вглядываясь в меня как-то в целом по-новому. А я в целом вдруг подумала - он мне нравится. Да ему лет тысячу, да характер паршивый, но история с ниточками и телефоном неожиданно сблизила.
        - Ну так что?  - подтолкнула я его к правильному решению.
        И плечи у него были широкие, и глаза умные, и в целом он замки умеет одним прикосновением взламывать… хороший мужик, сказала бы бабушка. Хороший, жалко только что вампир, а так очень даже.
        - Так,  - Навьен сделал еще глоток кофе,  - сколько?
        Чего?
        - Вопрос не про деньги,  - уточнил вампир.
        И я поняла, о чем он.
        - Ммм,  - подцепила вилкой кусочек сырой рыбы, обмакнула в соевый соус.
        Вообще хороший вопрос, в том плане насколько я смогу наглеть.
        Тынь-тынь-тынь.
        Начала я с размахом:
        - Сто пятьдесят.
        - Нахрен!  - отрезал тысячник.
        Ну, не такой уж он и привлекательный, еще и жмот.
        - Сто сорок девять,  - наступив на горло собственной гордости, продолжила я.
        - Ты точно из полиции?  - поинтересовался вампир.  - А то знаешь, я вдруг себя ощутил на овощном рынке, такое чувство, что мне еще скажут «Бери не торгуйся, красавыца».
        Я усмехнулась, и:
        - Сто сорок семь, бери не торгуйся, красавэц.
        Хмыкнув, Навьен отпил еще глоток бурды, которую я вообще-то не пью, даже не помню откуда эта банка с растворимым кофе на моей кухне взялась, и внес свое предложение:
        - Десять.
        - Надо же, всегда слышала о вампирах много плохого, но чтоб вы еще были и жмоты… Да, ниже в моих глазах вам падать уже некуда.
        - О да, зато ты, само совершенство! Страшно представить, как ты из начальства прибавку к зарплате выбиваешь.
        Вспомнила последний разговор с капитаном Айсвелом по поводу моей зп, поняла что даже покраснела немного, потому как да… стыдно вспомнить, это хорошо что шеф полиции ко всему уже привычный.
        - Сто сорок шесть. Слушай, опустила уже ниже некуда!
        Навьен усмехнулся, демонстрируя, что есть куда, еще как есть куда.
        - Сто двадцать - последнее предложение,  - да, торговаться я умела.
        Вампир окосел немного, но затем высказал:
        - Слушай, княгиня, давай объективно - раскрыть сто двадцать ваших висяков, мы просто не успеем. Тупо не успеем. Это сейчас, пока князь еще не овладел тобой, ты носишься как угорелая, потом будешь лежать тупо несколько месяцев, поверь, я знаю, о чем говорю. И если ночью у вас ничего не случилось, то не думай, что это тебя спасло - до новолуния всего несколько дней, и вот в новолуние - у вас все будет. Это время считается идеальным для зачатия, а князь уже не в том положении, чтобы игнорировать такие возможности.
        Откровенность за откровенность:
        - Слушай, я не хочу… Есть варианты, как в принципе этого избежать?
        - Есть,  - невозмутимо отозвался Навьен,  - сдохнуть. Но, прости, Каиль, вот этого тебе не дам сделать уже я - дому Даркан нужен наследник.
        Прикинув всю ситуацию, заметила:
        - Это если сам дом еще будет существовать.
        Вампир помрачнел.
        - Итого,  - продолжила я,  - мы сошлись на том, что я помогаю тебе распутать дело с подставой, а ты не мешаешь мне, когда я дорвусь до базы ВСБ, и… помогаешь свалить от князя. По рукам?
        Навьен промолчал.
        - Слушай,  - решила я зайти с другой стороны,  - ну какая с меня княгиня? У вас вообще хоть одна человеческая женщина хоть когда-нибудь княгиней была?
        - Нет,  - помрачнел вампир.
        - Так тем более,  - воскликнула я.  - Укусы, обмен кровью, вынашивание наследника - тебе не кажется, что я как-то слегка не подхожу для всего этого?
        Меня оценивающе оглядели еще раз, и Навьен произнес:
        - Не знаю, Каиль. Все что я могу - прикрыть пасть твоему отчиму. Но у меня есть подозрение, что не так просто он вцепился в тебя. Плюс его крышует дом Мортем, а они претендуют на правящее положение дома Даркан уже достаточно давно. Хотелось бы верить, что это просто подозрение, хотелось бы ошибиться, и я прикрою дело как смогу, но… ты в курсе, что князь читает мысли?
        Я кивнула.
        - Что ж, давай рискнем,  - Навьен последним глотком добил кофеподобную гадость в чашке, и поставив ее, на стол, добавил,  - в любом случае, что мы теряем, кроме моей головы?..
        Прозвучало как-то пугающе.
        - А может мы не будем рисковать твоей головой?  - напряглась я.
        - Уже рискуем,  - беззаботно отозвался тысячник.  - Так что у нас дальше на повестке?
        Педофилия моего отчима была на повестке далее.
        Этот момент очень напряг. Потому что все, что я знала о тех девочках, которые к нему попали - они погибли. Все. Но… но что, если прав Навьен, и тут что-то не то?
        «Что-то он увидел в тебе такое, что цеплялся клещом, до последнего. Кстати, мужик жив».
        Жив… это вот уже было странно, и в целом необъяснимо. Да, я работаю в полиции, да, мы нередко совершаем массу всего не слишком законного в том случае, где закон скажем так не доработан. И среди нас, конечно, есть разные люди, но начальника тюрьмы в которой сидел отчим я знала лично, хорошо знала. И у нас была договоренность - живым эта мразь из тюрьмы не выйдет. Насколько я знала Скотта - он держал свое слово всегда. И двадцать ножевых ранений тому прямое доказательство, но… отчим выжил. Как?
        «Что-то он увидел в тебе такое, что цеплялся клещом, до последнего».
        Цеплялся - да. Постоянно обнимал, сажал к себе на колени, прикасался губами к моей щеке… вспоминать об этом было мерзко до безумия, гадко, брезгливо, отвратительно, но… Каиль Меттланд, ты уже большая девочка, ты достаточно знаешь о сексе, чтобы осознать - реально отчим попытался меня поиметь только тогда, когда я выросла…
        - Так что? - напомнил о времени Навьен.
        - Сначала полицейский участок. Потом морг ВСБ,  - решила я, поднимаясь.
        ***
        В нашем полицейском участке царил хаос. Вчера вампиры оставили тут труп, погром, мою чашку и даже лужу чая никто не вытер - все ходили мрачные, напряженные, злые и… наше с Навьеном появление никого не обрадовало. Вообще.
        Вампирского тысячника наши, как оказалось, знали, и далеко не с лучшей стороны, потому что едва мы вошли, все шарахнулись в сторону.
        - Всем привет,  - сказала я,  - кэп на месте?
        Маер кивнул, и я пошла к начальству.
        В кабинете Айсвела нас ждал… сюрприз.
        Там, небрежно стоял, держа папку с моим личным делом, лорд Сторс, глава ВСБ, и трясся в своем кресле так, что ходуном ходил даже стол, капитан Айсвел.
        И, собственно, нам с Навьеном полагалась бы тоже затрястись, причем вполне обоснованно - мы оставили всю троицу моей охраны в салоне красоты вместе с моей сережкой, в которой был маячок, а сами как бы нарушали режим, правила и все прочее. Но отступать было поздно - нас увидели. Решила - наглеть. Наглость вообще иногда очень хорошая штука, особенно если ты княгиня, и как сказал сам Сторс: «Ваш статус сейчас позволяет вам убить любого из нас. С принятием нового закона вы сможете столь же беспрепятственно убивать и людей». Ну, собственно, я решила начать пользоваться своим статусом уже прямо сейчас.
        - Какие люди!  - воскликнула, оскорбив этим вампира до самой глубины его отсутствующей вампирской души.  - Какая интересная папка!
        Это было уже по поводу моего личного дела, которое я, пользуясь ступором, в который впал лорд Сторс после моего «Какие люди!», просто нагло отобрала.
        И игноря главу ВСБ, сообщила начальству:
        - Кэп, я тут возьму пару недель по личным обстоятельствам, вы не против?
        Айсвел отрицательно мотнул головой.
        - Это да, или нет?  - не врубилась я.
        Глянув на вампиров, кэп произнес:
        - Мэтланд, на пару слов.
        И попытался встать, потому как - господ вампиров никто бы не рискнул выставить из кабинета, а мы люди маленькие, не гордые, мы можем и оставить господам вампиром занятую ими рабочую площадь.
        Но увы, это дело пресек Навьен.
        - Княгиня, я не имею права оставить вас наедине с кем-либо.
        - Так мы в коридор,  - возмутилась я,  - там полно народу. И вообще криминалисты работают, вы же нам вчера от своих щедрот вампирских труп оставили.
        Это было основание - не прикопаешься.
        Мы с кэпом быстро вышли в коридор, я закрыла дверь, Айсвел с явной тревогой посмотрел на меня и вопросил:
        - Мэтланд, ты во что вляпалась?
        - В вампиршу,  - напомнила ему о вчерашнем.
        Просто он Малисент на меня скинул вообще глазом не моргнув.
        - И… итог?  - поинтересовался кэп.
        - Итог печален, на мне женились,  - вздохнула я.
        - М-да, чего у кровососов не отнять, так это умения мстить,  - капитан посмотрел на меня с тревогой, у которой уже были более чем конкретные основания.  - Тебя в каком гробу хоронить?
        Поинтересовался, проявляя заботу исключительно в своем стиле.
        - В закрытом!
        Шутка была с бородой, как говориться, и обычно этот вопрос адресовался всем, кто попадал под каток вампирской оборзевшей безнаказанности.
        - Помощь нужна?  - продолжил капитан.
        - Угу, отпуск на две недели. Висяки за последнее время. Дело моего «папы».
        Мы с Айсвелом разом посмотрели на дверь его кабинета, и свалили в архив. В принципе, там тоже были люди, так что не наедине же.
        ***
        Архивов в нашем полицейском участке было два - один на третьем этаже, защищенный, пожароустойчивый, интернетоизолированный, все как полагается.
        Другой в каморке за моргом - закрытый, от мертвяков изолированный, незаконный, и подключенный к инет базе.
        Мы пошли в морг.
        Встретили двух вампиров, которые молча уворовывали труп вчерашнего водилы-убийцы из морга. Не дорезавший собственно труп патологоанатом стоял, печально опустив руку со скальпелем. И тут пришли мы.
        - О, хоть кто-то!  - обрадовался док.
        - Так, опустить скальпель и руки за голову,  - кэп у нас был тот еще шутник.
        Но и док от него не отставал:
        - Не скромничаем, раздеваемся и ложимся замертво,  - вставил он.
        Док у нас был на всю голову, да.
        - Ты нас не видел,  - сказал Айсвел, и мы миновав холодильные камеры с трупами, ушли в подсобку, из нее в базу номер два.
        И пока Айсвел за меня писал «по собственному желанию», и, на всякий случай «отпуск за свой счет», я для начала вскрыла все дела своего отчима. И, просмотрев первые пять, слегка… забыла как дышать. Работая в полиции, сталкиваешься со многим, но… мне было известно, что на отчиме около десятка мертвых детей, причем во всех случаях диагностировалась анемия. Анемия. Но, просматривая фото в архиве, я не нашла ни одного подтверждения того, что там были сексуальные контакты.
        Оно, конечно, могло уже к моменту смерти зажить, или еще что, но… с педофилами за время работы в полиции я сталкивалась тоже, и кровопотери были, анемия… практически нет.
        - Что у тебя?  - кэп подошел, встав за моей спиной и вглядываясь в экран служебного компа.
        - Странность,  - ответила, переключая дела.
        «Новый папа» возил своих жертв в больницу, в итоге имелись выписки от врача и везде - анемия. Низкий, очень низкий уровень гемоглобина. При этом - никаких укусов, никаких повреждений на телах. Собственно по этой причине, получается, так долго и не могли его прижать… пока я не появилась.
        Айсвел о моей истории знал. Посмотрел на дела, потом на меня, спросил:
        - Что передать Скотту?
        - Пусть кончает его,  - приговор я вынесла вообще без жалости.
        Ее давно не было по отношению к этому человеку, и тот факт, что он «не человек» ничего не менял. Эта тварь сломала жизнь моей матери. Я вырвалась, я сумела справиться, а мать нет. И осознание того, что моего настоящего намеренно убила эта мразь, жалости мне это тоже не добавляло.
        Капитан достал телефон, и позвонил.
        - Как там наша птичка?  - спросил он, и я догадывалась у кого.
        - Птичка отправился в морг, и неожиданно встал,  - сообщил Скотт.  - Уложить снова?
        - Да, пусть отдохнет,  - у кэпа жалости тоже не было.
        Я оторвалась от экрана монитора, и сообщила:
        - Вампиры могут попытаться провести допрос.
        Айсвел кивнул мне, демонстрируя, что понял, и произнес в трубку:
        - Давай ко мне с женой на выходные, пожарим стейки.
        - Идет,  - ответил начальник тюрьмы.
        Вампиры могут допрашивать трупы, но допрашивать пепел не способен никто.
        И все, дело закрыто.
        Только горько и тяжело осознавать, что, вероятно, моего отца убили намеренно. И мне плевать, особенная я или нет, факт остается фактом - моего отца убили, мою мать растоптали, мою жизнь… мою жизнь еще надо как-то спасать.
        - Какие висяки нужны?  - спросил Айсвел, убирая телефон.
        - Все, по которым ВСБ перекрывало нам доступ, попробую сделать что могу, пока у меня есть возможность.
        Утешать и отговаривать кэп не стал. Перешел дорогу вампирам, считай ты труп - кому как не полицейским это знать. Мы знали. Сделать ничего не могли, но знали.
        Кэп сдвинул меня в сторону, и сел распечатывать файлы. Распечатываться они будут в его кабинете, так что я, кивнув, подхватила оба своих заявления и ушла в отдел кадров.
        В морге встретила Навьена и нашего дока. Док лежал на операционном столе и притворялся трупом - хорошая тактика, правильная, надо бы взять пример.
        - Княгиня,  - прошипел тысячник.
        - Что? Мне уже и наедине с трупами нельзя постоять?  - возмутилась я.
        Тысячник просто не нашел, что на это ответить.
        Так что молча потащился за мной на второй этаж, перепугал кадровиков, постоял, пока я ставила подписи, потом мы отправились обратно на первый, в кабинет кэпа Айсвела, где все так же находился лорд Сторс, и на его лице степень офигения росла в арифметической прогрессии, потому как практически все вампиры владели скорочтением, так что он видел то, что распечатывал принтер главы полицейского участка.
        А потому, едва я нагло прошагала к принтеру, забирать все файлы, решил на меня пошипеть, и начал с неожиданно шипящего:
        - Княгиняшшшшшшш!
        - Какой странный титул,  - не могла не отметить я.
        Лорд Сторс начал медленно звереть. Вампиром он был древним, а потому зверение имело ярко-выраженные признаки, как то выдвигающаяся пасть, исчезновение белков в глазах, рык из самой груди…
        Родной и любимый ИКР-13 в моей руке оказался прежде, чем я даже осознала это - рефлексы, мать его. И я уже даже смутилась и хотела извиниться, но тут вспомнила его утреннее: «Ваш статус сейчас позволяет вам убить любого из нас. С принятием нового закона вы сможете столь же беспрепятственно убивать и людей», а потому ехидно поинтересовалась:
        - Как вам перспектива быть беспрепятственно убитым, лорд Сторс?
        Вампирские очи полыхнули багровым отсветом.
        Да, получи вампир по морде! Между прочим было даже приятно, достало уже постоянно чувствовать себя беззащитной.
        Но я несколько оторопела, когда лорд Сторс, вдруг опустившись на одно колено, опустил голову и произнес:
        - Прошу меня простить, княгиня.
        Вошедший следом за мной и Навьеном кэп Айсвел чуть не рухнул. А я… я вдруг начала понимать, это не я, это они все основательно попали! И пусть даже это будет стоить мне жизни, но так приятно поставить кровосов на место, черт возьми!
        - Вы прощены!  - пафостно возвестила я.
        И, кажется, что-то явно не то сделала, потому что Сторс, Сторс которого я давно и не с самой хорошей стороны знала, Сторс который попил у нашего полицейского столько кровушки, даже не вскрывая нам артерии, смотрел на меня большими округлившимися глазами.
        Даже неудобно как-то стало.
        - Духи,  - почему-то произнес Навьен, как-то очень аккуратно загораживая меня собой,  - просто духи.
        И пресекая дальнейшее развитие событий, он сначала хватанул все, что успело распечататься, потом меня за руку, и быстро вывел из полицейского участка. Я всего-то и успела, что захватить один пончик, ну и кобуру для ИКР-13.
        И уже на улице, когда тысячник затолкал меня в машину на пассажирское сиденье, а сам сел за руль, я спросила:
        - Это что сейчас было?
        - Вот и мне интересно,  - прошипел Навьен, чем-то крайне раздосадованный.  - Мне очень даже интересно, что это было!
        Так высказал, словно я тут вчера мужика убила.
        - Слушай, На… - начала было я.
        - Заткнись!  - отрезал он.
        И продолжая вести автомобиль на бешенной скорости, набрал какой-то номер. Что ему там сказали, я не услышала, но отчетливо увидела, как на лице вампира проступили желваки.
        - Пожар, да? В медчасти? И как часто у вас в медчасти случаются пожары? Первый раз?! Ах проводка подвела… Старый аппарат искусственного дыхания? Неужели?!
        И он вырубил телефон и посмотрел на меня.
        Я… безмятежно ела пончик. Пончик был вкусным, с глазурью, все как я люблю.
        - Вккуссно?  - прошипел Навьен.
        - Ошень,  - ответила я.  - Хошь кусочек?
        Сунула ему надкушенный пончик. И вот меньше всего я ожидала такой подставы со стороны тысячелетнего, мать его, вампира - Навьен взял и сожрал его. Мой пончик. Мой! Надкушенный.
        - Да, неплохо,  - заключил он.
        Я осталась с пальцами в глазури. И без пончика.
        - Сволочь,  - констатировала печально.
        - Кто из нас?  - ни к кому не обращаясь, произнес вампир.
        - Ты, естественно, ты же мой пончик сожрал,  - я развела руками.
        Навьен вдруг странно посмотрел на мои пальцы левой руки, на которых осталась глазурь. И он как-то так на них посмотрел, что я взяла, достала салфетку, и вытерла руку, на всякий случай. Мало ли, вдруг он изначально на пальцы нацелился, а пончик это было так, на закуску просто.
        ***
        О том, что несемся мы хрен знает куда, я поняла только за городом - просто занята была, пересматривала дела, складывала на приборную панель те, что не очень важны, и перекладывала на колени наиболее важные, как вдруг…
        Визг тормозов…
        Машина ушла в занос…
        А я застыла, с широко распахнутыми глазами, потому что…
        Это я была пристегнута, а Навьен нет, и он этим воспользовался. А я… я даже не сразу поняла что происходит, когда губы вампира накрыли мои.
        Все о чем я могла думать в этот момент - меня сожрут. Через секунду - мы разобьемся! Еще через секунду - у него же не губы и рот, у него пасть! Выдвигающаяся челюсть… меня сейчас сожрут!
        И когда Навьен оторвался от меня, я смотрела на него так… как если бы из лесу вышел волк, и решил меня облизать. Или медведь. Или помесь медведя с волком. Или медведь гризли… Или…
        Машина остановилась, провернувшись несколько раз, и при этом чудом не перевернувшись. В салоне опавшей листвой опадали собственно распечатанные листы, а я… я в шоке смотрела на тысячника.
        - Охренеть! - прокомментировал случившееся Навьен.
        - Можно я дальше пешком пойду?..  - потрясенно попросила я.
        Вампир не ответил, сжимая руль машины с такой силой, что он, кажется, начал деформироваться. Руль, а не вампир, к сожалению.
        - Я тебе нравлюсь,  - вдруг совершенно уверенно произнес упырь.
        - Категоричненькое заключение,  - пробормотала я, нащупывая ручку на двери.
        Заблокировано.
        Попыталась отстегнуться, и поняла, что вампир следит за каждым моим движением. Как-то очень странно следит, очень пристально… жутко так.
        - А вот сейчас страх, да,  - произнес тысячник, угрожающе прищурив глаза,  - но то что было до этого… Интересно, а что будет, если ты влюбишься?
        Мама…
        - Слушай,  - я огляделась,  - тут до города всего часа три пешком, прогулки на свежем воздухе полезны, я княгиня и все такое… так я пойду, да?
        Его остановило слово «княгиня». Именно это слово, потому что едва я его произнесла, Навьен застыл. Несколько минут, долгих, томительных, жутких он пристально смотрел на меня, затем усмехнулся и как-то горько произнес:
        - Князья всегда получают лучшее. Это закон.
        Эм…
        - У нас сделка,  - осторожно напомнила я.
        И да - он мне уже не нравился. Ничуть не нормальный мужик! Это он когда на моей кухне был, казался нормальным, а вот когда свою мобилу жевал, нормальным не был вовсе, так что…
        - Не надо,  - вдруг тихо попросил вампир.
        - Не надо что?  - не поняла я.
        - Отгораживаться.
        - Да я как бы и за сближение не ратовала!  - возмущенно напомнила ему.
        - Я… знаю,  - Навьен сглотнул.  - Знаю…
        И вновь завел мотор.
        Мне же вдруг вспомнился наш ночной разговор:
        « - А давайте вы сначала снимите с меня тиару леди Ивгены Женьер, а потом мы уже продолжим совместно мечтать о взаимном непреодолимом желании между нами?»
        - Как интересно, даже не знал, что между нами возможны столь непреодолимо желанные отношения».
        И как бы я все понимаю, но вот что это только что сейчас было?
        И мы вот едем, едем, я осторожно все листки собрала, какие могла, посидела, глядя на вампира, и… предположения строить это вообще моя работа, между прочим.
        - Я что, как батарейка?
        - Очень смешно,  - отрезал Навьен, более даже не глядя в мою сторону.
        - Тогда что это сейчас было?  - поинтересовалась, все так же недоумевая.
        - Повторить?  - Навьен холодно взглянул на меня, приподняв бровь.
        - Ннне надо!  - искренне взмолилась я.
        - Мм, не понравилось?  - почти ледяным тоном.
        Как бы ему так помягче…
        - Представьте себе, идете вы по лесу, и вдруг оттуда, из чащи, выходит медведь с вот такими клыками и вот такими когтями,  - я продемонстрировала размер с метр.  - И вот эта машина убийства вдруг вас целует. Ваши ощущения?
        Навьен повернул голову и молча воззрился на меня.
        - Красный. Опять красный. Снова красный!  - заорала я, пока мы проносились мимо светофоров, каким-то чудом не врезавшись ни в одну из машин.  - Эй! Мы вообще-то по городу едем! Давайте без аварий!
        Аварий не было - Навьен ударил по тормозам.
        Скрежет, скрип, запах жженой резины, бледные лица пешеходов, которых мы чудом не сбили, и злой взгляд вампира.
        - Я что, зверь, по-твоему?
        - Нет, блин, ты ангел правосудия, нахрен! Ты вообще соображаешь, где едешь? Это город! Здесь люди! Ты только что чуть мать с коляской не сбил! Так что, по-моему, ты не зверь, ты придурок, твою мать!  - проорала я.
        Твою мать!
        Самые страшные мгновения моей жизни оказывается были не раньше - случились сейчас. Центр города, оживленные перекрестки, позади нас просто каким-то чудом машины сумели разъехаться без аварий, глаза женщины с коляской я, кажется, никогда не забуду, но… все прекрасно видели номера машины. По одним только номерам было ясно, что это вампирская тачка, а потому не было ни разгневанных водителей, ни ругани со стороны пешеходов… Все просто радовались тому, что выжили, и пытались свалить по дальше по-тихому. А я…
        - Придурок!  - у меня руки дрожали.  - Ты не зверь, ты хуже. Вы все хуже! Больные охамевшие от своей безнаказанности кровососущие придурки! О, господи!
        Я закрыла лицо руками, пытаясь просто осознать, что никого не задело, никого не убили, никто не умер. Сейчас не умер…
        А скольких отскребали от асфальта…
        Скольких пьяные безразличные к человеческим жизням впервые севшие за руль вампирши сбивали на тротуарах… Скольких убивали во время своих «гонок на выживание» по городу. Вот только у вампиров и машины были покруче в плане безопасности, и телосложение покрепче, в плане собственно их расы, а вот люди…
        - Ты когда-нибудь видел взгляд матери, у которой на глазах сбили ее ребенка? Нет?! Тебе повезло… - прошептала я, все пытаясь успокоиться.
        Выходило не очень.
        - Прости,  - вдруг сказал Навьен.
        - Ты у меня прощения просишь?  - я убрала ладони от лица, и посмотрела на него.  - Слушай ты, кровосос недобитый, ты вообще осознаешь, что там, среди водителей, которых ты чуть не убил, дохрена народу лет за пятьдесят? И не у всех у них здоровое сердце. И ты понятия не имеешь, кто из них сегодня придет домой, к жене, детям и внукам, и сможет нормально поужинать, а кого хватит инфаркт или инсульт! Ты вообще думал, хоть когда-нибудь, о подобных последствиях вашей «езды без границ и дорожных правил»?! Нет, даже на ум не приходило? А кто-то сегодня может рыдать в больнице, навеки потеряв любимого человека. Кто-то может хоронить отца и мужа через три дня, но ты даже не будешь в курсе, что именно ты его убил! Ты… - у меня слов не было.  - Навьен, ты для меня не зверь, ты хуже! Такие как вы - хуже! Хозяева жизни, нахрен!
        И на этом я просто отвернулась.
        От злости колотило. От осознания, того что могло произойти - просто трясло.
        Мрази! Окончательно охамевшие от своей безнаказанности, мрази!
        - Ты меня судишь?  - прорычал вдруг Навьен.  - Ты? По твоему сговору человека сожгли заживо!
        Молча повернула голову и посмотрела на вампира. Молча. Зло.
        А потом все же сорвалась:
        - Тебе все эти люди, которых ты сейчас поставил на грань жизни, своим «стилем безнаказанного наплевательского на все дорожные правила» вождением, хоть что-нибудь плохое сделали? Может они убили твоего отца, искалечили жизнь твоей матери, пытались тебя изнасиловать?! Давай, выскажи мне еще что-нибудь в духе «сама ты тварь»! Да, я тварь! Да по моей просьбе сожгли человека! А был ли он, убивший больше десятка детей, человеком?! Был ли он, убивший моего отца, человеком? Был ли он, человеком, когда ломал жизнь моей матери? Ты меня осуждаешь? А за что?! Ты сам сказал «его крышует дом Мортем». Что для тебя значит эта фраза, Навьен? А ничего! Просто факт. Один маленький факт, в вашем огромном плюющем на все законы обществе. Вы - кровососы, во всех смыслах этого слова. Вы ставите себя выше закона, а потом ты еще смеешь обвинять меня в убийстве? Серьезно?! Если бы не ваш дом Мортем, эту мразь посадили бы уже после первого убийства. Его бы посадили. Надолго. И тем спасли десятки жизней. И мою семью и мою жизнь в том числе. Но… «его крышует дом Мортем»! Супер! Здорово! Придумать бы вирус, чтоб вы все сдохли!
Честно, я бы порадовалась! И не только я. Ты хотя бы на миг представляешь, что такое работать в полиции, и ежедневно закрывать дела, потому что является ВСБ и «крышует» очередного ублюдка, очередного убийцу, очередного…
        Так, я разошлась.
        Отвернулась и вновь посмотрела в окно.
        Не объяснишь ведь. Хоть кричи, хоть приводи аргументы, хоть доказывай до хрипоты - им плевать. Им не просто плевать, они еще и новый закон собираются ввести «о декриминализации убийств по неосторожности». Обалдеть. Просто охренеть даже!
        И в этот момент Навьену позвонили.
        Тысячник выслушал кого-то на том конце провода, посмотрел на меня и произнес:
        - Да, мы еще в салоне красоты. Князь требует нашего немедленного возвращения?
        Если честно - мне очень хотелось заехать тысячнику по его морде, но… я посмотрела на свежераспечатанные дела, вздохнула, отчасти смирилась, отчасти решила, что в своем новом положении, я, хоть кому-то смогу помочь, и сказала:
        - Еще шугаринг и массаж.
        Навьен посмотрел на меня, после озвучил сказанное мной личному секретарю князя. И нажав отбой, очень мягко и плавно стартовал с места. С разрешенной по городу скоростью, тормозя на каждом красном сигнале светофора, пропуская всех пешеходов на пешеходных переходах. И не глядя на меня.
        И только когда мы подъехали к сверкающему пафосно-стеклянному зданию ВСБ, Навьен тихо сказал:
        - Мне жаль.
        Мне хотелось сказать, что мне тоже, но… говорить это вампиру было как-то выше моих сил.
        ***
        В здание ВСБ нас пропустили без вопросов - оба охранника на входе разом поклонились, и произнесли «Княгиня».
        Офигеть, да.
        Раньше никому из нас, простых полицейских, не то, что к этому зданию - к его ступенькам было не подойти. Величественно кивнув, я вошла в обитель зла, укрывательства преступников и «это дело вне вашей юрисдикции». А теперь было в моей!
        - В морг!  - скомандовала я Навьену.
        Лица охранников заметно вытянулись. Но дорогу в морг нам показали.
        ***
        Когда мы спустились в морг, расположенный на третьем подвальном этаже, нам навстречу вышла вампирша. Древняя. Древняя настолько, что умудрялась выглядеть лет на семнадцать. Высокая, с высоким конским хвостом из неестественно прямых волос до талии, в черном бюстгальтере, черном корсете, черных облегающих джинсах, и в белом халате, который был наброшен сверху, но не скрывал, а скорее подчеркивал красоту и… развратность, что ли. По идее должно было бы, наверное, выглядеть сексуально, и даже сексуально на грани, но - это тем, кто не знает, что такое вампирши. Нет, внешне все было идеально - не придерешься, идеальная кожа, идеальное лицо, контуры лица, волосы, зубы, ногти… Но одна улыбка, и внимательный собеседник мгновенно поймет, что лицо после всех пластических операций уже давно как маска, волосы наращены, ногти тоже, грудь… процентах в девяносто.
        - Княгиня Даркан,  - произнесла вампирша, склоняя голову.
        А затем поклонилась куда ниже и… провокационнее, бросив взгляд на Навьена. А грудь у нее была ничего так. Я посмотрела на тысячника, кивком указала на грудь и заметила:
        - Красивая девушка.
        Красивая, да, только ей лет так двести пятьдесят, а в остальном очень даже ничего. «Девушка» выпрямилась, посмотрела на меня с такой ненавистью, словно ненавидела меня за мои двадцать два года, и прошипела:
        - Чем могу быть полезна, княгиня Даркан?
        Мне ничем, а вот Навьену очень даже могла бы помочь. Мужику вообще помощь нужна, а то он на чужих баб с поцелуями бросается. Жаль, вслух такое не скажешь.
        - Вчера в морг доставили девушку, погибшую в торговом центре «Сияние»,  - произнесла я.
        Вамирша криво усмехнулась, теряя все свое тщательно подчеркнутое «очарование юности», и произнесла:
        - Героиновая наркоманка? Да, в морге.
        Героиновая наркоманка? Ну-ну.
        - Мы бы хотели осмотреть тело,  - сказала, глядя на вампиршу.
        Судя по бейджику на халате «Доктор Савадж», судя по улыбке - она нас проведет, судя по взгляду - мне пора было уже доставать свой ИКР-13. Но возраст такая хорошая штука, которая дает плюс сто к опыту и терпению.
        - Следуйте за мной,  - выговорила доктор, не скрывая того, что с удовольствием послала бы нас лесом, полем, пешим маршрутом и все такое.
        Но естественно никто ничего озвучивать не стал, правила приличия и все такое.
        Доктор Савадж провела нас плохоосвещенными коридорами в морг и… тут был всего один стол, и около тысячи отсеков с телами. Легкой танцующей походкой вампирша прошла мимо хранилищ тел, выбрала нужный, легким движением вытащила поддон с телом, так, словно мертвая девушка была резиновой надувной куклой, переместила ее с поддоном на стол, и развернулась к нам.
        Мама… На тетке даже каблуки не сломались, а они у нее были сантиметров пятнадцать!
        - Ссспасибо,  - нервно поблагодарила я.
        - Всегда рада помочь, княгиня,  - прошипела доктор Савадж.
        На всякий случай я обошла ее по дуге.
        На еще более всякий случай, передала все листы Навьену и положила руку на рукоять своего пистолета. Ну так… на всякий случай. Просто, судя по силе этой вампирюги, с возрастом я сильно ошиблась - тут все лет триста-четыреста.
        А потом я как-то совершенно забыла про пистолет, вампиров и прочее, потому что, разорвав рукав истрепанного платья убитой, я обнаружила вену. И там был всего один укол. Укол, который сделали при сильном сопротивлении жертвы - место укола было расцарапано видимо иглой, в вену попали не с первого раза и да - это был первый героиновый укол, который получила девушка. Наркоманкой она не была. Никаких следов от иных инъекций. И я проверила все, вены на правой руке, на ногах, снова вернулась к левой стороне убитой.
        - Наркоманкой она не была,  - заключила в итоге.
        Вампирша приблизилась и молча протянула мне одноразовые перчатки.
        - Спасибо,  - поблагодарила я.  - А фонарик не найдется?
        Нашелся.
        Я проверила глаза - либо доза была слишком маленькая, либо она уже вышла из состояния героинового угара - зрачки сужены не были, напротив расширены от ужаса и страданий.
        Следующее, что протянула мне вампирша, был скальпель.
        Но вскрывать трупы я не умела, хватило внешнего осмотра.
        - Итак, никаких синяков от проколов, на локтевых сгибах всего один прокол и сделан он не слишком уверенно - героин вкалывал человек,  - сделала я вывод.
        Вампирша подошла, демонстративно нагнулась над трупом, и с шумом втянула воздух носом.
        - Героин употреблялся несколько раз,  - высказала она, выпрямившись.  - Сильный запах.
        Я посмотрела на доктора Савадж, потом на одежду девушки, которую в этом морге, в отличие от нашего, никто не снимал, и на ней имелись биологические жидкости.
        - А вы уверены, что героин употребляла именно убитая?  - спросила я.
        Вампирша хмыкнула, взяла скальпель, который я так и не взяла, резанула вену на руке, наклонилась, лизнула… Я в этот момент сильно пожалела, что вообще что-либо ела сегодня. Нет, к трупам я привыкшая, но такое…
        - Хм,  - вампирша выровнялась, задумчиво склонила голову к левому плечу,  - а вы правы. Всего одна доза. И та довольно слабая. Те, кто ее… хм… убивал, пусть будет так, были накачены на порядок больше. Нужно будет взять биологический материал на пробу.
        То есть до этого они его даже не взяли?!
        Я потрясенно обернулась к Навьену - вампир стоял с каменным выражением лица, и почти остекленевшими глазами. И я не сразу поняла почему.
        - О, да… - издевательски протянула доктор Савадж,  - ваш страстный поцелуй я тоже оценила.
        Внимательно посмотрела на ее нос - между прочим аккуратный хорошенький носик, так сразу и не скажешь, на что он способен.
        - Вы все не правильно поняли,  - почему-то решила возразить я,  - Навьен просто стырил мой пончик.
        Вампирша, которая как раз отошла за пробирками и ватными палочками, обернулась, странно посмотрела на меня и спросила:
        - Да?
        - Абсолютно, главное не надо меня лизать!  - воскликнула я.
        Просто она так плотоядно губы облизнула, что… я точно зря сегодня ела.
        - В целом, я ранее полагала, что вампиры питаются кровью, поэтому несколько не сообразила, в какой опасности находится мой пончик.
        - Ну, моя дорогая,  - вампирша крутанулась на каблуках, доставая реактивы,  - вампиры бывают разные. Свежак и низшие зависят от крови, высшие - нет. Я так понимаю, если я начну ее препарировать при вас, я испытаю сомнительное удовольствие любования вашим завтраком?
        Как будто я первый раз в морге.
        - Если вы ее облизывать не будете, меня не стошнит,  - заверила я ее.
        Усмехнувшись, вампирша движением, откинула волосы на спину, и… занялась трупом.
        Меня хватило минуты на… на треть минуты, в общем, и я уже приготовилась к позорному бегству, как увидела сквозь две тонкие стеклянные вставки на двери лорда Сторса. И то что он делал… было более чем странно. Вампир стоял, полуприкрыв глаза, и смотрел на меня так… словно он там кого-то имел попутно. И по сравнению с ним, препарируемый труп был еще очень даже ничего.
        Я посмотрела на Навьена, указала ему взглядом на дверь, Навьен развернулся, посмотрел на Сторса, подошел ко мне, всучил мне папку с делами, и быстро вышел, убирая от двери собственно лорда Сторса.
        - Не люблю лезть не в свое дело,  - разрезая уже обнаженную девушку, произнесла вампирша,  - но… если Даркан узнает, он оторвет Навьену голову. В прямом смысле. Не знаю, в курсе ли вы этой мелочи, княгиня, но… держите свое либидо при себе, мой вам хороший совет.
        Совет был… так себе.
        - Откуда вы знаете, что князь женился на мне?  - действительно интересно стало.
        Вампирша подняла голову, насмешливо посмотрела на меня, сдула прядь волос, упавшую ей на лицо, и произнесла:
        - Княгиня, существует всего пять великих Домов. Даркан - во главе. Считайте, что вы вышли замуж за короля, императора, президента, кто там у вас сейчас в моде?
        Ээээ…
        - Ваша свадьба транслировалась по всем каналам вампирского телевидения,  - пояснила она потрясенной мне, потроша ту, кого потрясли окончательно… просто так до смерти потрясли.  - Естественно, о том кто вы теперь знают все наши. И большинство ваших, из подконтрольных нам правительств. Спирт там, прополощите рот.
        Спорить я не стала, сходила к реактивам, нашла характерную темную баночку.
        - И следы на шее,  - добавила доктор Савадж.
        - В смысле?  - не поняла я.
        Блондинка бросила на меня скорбный взгляд, скорбя явно по уровню моего интелектуального развития, и пояснила:
        - Поцелуй припомните, княгиня. В подробностях.
        Я припомнила. Скрип шин, кружение в автомобиле… пальцы Навьена на моем затылке… Надо же, я была в таком шоке, что даже не заметила.
        - Спасибо,  - удивительно, до чего докатилась, вампиршу благодарю.
        Она лишь усмехнулась.
        Затем, плавно передвинувшись к интимным местам жертвы, вдруг поинтересовалась:
        - Хотите, окажу вам услугу?
        Я неуверенно кивнула.
        - Второй подземный этаж, пыточная номер сто девятнадцать. Советую поторопиться.
        Почему-то я ей поверила.
        Быстро сполоснула спиртом рот, вытерла проспиртованной ваткой шею, и торопливо покинула морг. В коридоре стояли и молча смотрели друг на друга Навьен и лорд Сторс. Просто вот стояли и смотрели друг на друга. Очень угрожающе так, но вообще не понятно.
        - Мне нужно в пыточную!  - сделала я громкое заявление.  - Сейчас.
        И ухватив Навьена за руку, потащила за собой.
        Лифт ждать не стала - взбежала вверх по внутренней лестнице, вышла на втором подземном этаже, отсчитывая камеры, нашла номер сто девятнадцать, не спрашивая, не задавая вопросов, вообще никак не реагируя на протест тысячника, распахнула дверь!
        В пыточной… как это ни удивительно - пытали.
        В данный конкретный момент коренастого темноволосого вампира с удивительными синими глазами… И эти глаза мне показались на удивление знакомыми.
        - Княгиня!  - четверо присутствующих вампиров вскочили.
        Двое пытали того, кто сейчас повис на вдетых в стену наручниках, один готовил шприц с чем-то, четвертый походу вел протокол допроса.
        Вопрос только в том, кого допрашивали.
        Я посмотрела на пытаемого вампира, окровавленного, покрытого рубцами и полузатянувшимися шрамами, а так же ранами, которые основательно кровоточили. Вообще вампиры способны управлять своей кровью, но я где-то слышала, что есть составы, отрубающие эту способность. Глянула на шприц, снова на вампира… Надо же глаза вконец знакомые, только те были сильно зареванные, а в этих нет ничего кроме ощущения обреченности.
        - Слушайте, а вы случаем не отец Малисент?  - догадалась вдруг я.
        Вампир, несмотря на все страдания и мучения, которые испытывал в данный момент, удивленно моргнул, но затем ответил:
        - Да, княгиня. И я несу ответственность за ее предательство.
        Нормально так.
        Я повернулась к Навьену. Увидела входящего в пыточную лорда Сторса, и потребовала:
        - Отпустите его.
        Глава ВСБ вскинул бровь.
        - Что вы мне глазки строите?  - возмутилась я.  - Я княгиня, я сказала - вы исполняете! Отпустить вампира немедленно, снять с него все обвинения и в целом - чего вы к мужику пристали?
        Присутствующие в помещении вампиры переглянулись. Все семеро. Переглянулись и все.
        Ну, кто им доктор.
        Я достала свой родной ИКР-13 демонстративно направила его в голову лорда Сторса, и произнесла:
        - Что вы там говорили, про мою возможность безнаказанно вас убивать?
        Через минуту мы покинули пыточную. Я, увлеченно читающая «протокол допроса», Навьен, которому опять досталось сомнительное удовольствие тащить стопку с делами, и лорду… не помню как его, отцу Малисент, на котором, без разрушительных инъекций, быстренько все заживало, он даже когда в коридор вышел, с него перестала капать кровь.
        И вот как только капать перестало, и вампир надел рубашку, как он тут же позвал:
        - Княгиня.
        Я остановилась, вопросительно посмотрела на того, кто «Был плохим отцом и гражданином, не сумел воспитать будущую княгиню соответствующим образом, и прочая, и прочая…».
        - Благодарю вас,  - произнес вампир, припадая на одно колено.
        - Не за что,  - ответила я.  - Забирайте Малисент и уезжайте как можно дальше от князя Даркан, ваша дочь заслуживает лучшего.
        Вампир замер, затем поклонился, и, развернувшись, поспешил к выходу.
        Я постояла, потом посмотрела на Навьена, и спросила:
        - А как у вас, кровососов, принято говорить «Спасибо»?
        ***
        Доставка пиццы с оливками, грибами и неожиданно рыбой, прибыла вовремя. Доставщик, стоял и некоторое время трясся перед даже не входом - лестницей. Я не стала доводить его до нервного приступа, сбегала забрала пиццу, передала деньги, которые мне по доброте душевной вручил Навьен, и обратно в морг вернулась с пиццей.
        - Ооо, а вы знаете толк в благодарности,  - оскалилась вампирша.
        Труп был уже слегка разобран на запчасти, но доктор Савадж, просто сняла перчатки, выбросила их в мусорку, подошла, взяла пиццу и предложила:
        - Угощайтесь.
        - Не-не-нет, спасибо,  - открестилась я.
        Кстати пицца была конкретно под кровососов заточенная - в смысле клыкастый оскал украшал картонную коробку.
        - О, княгиня, вы еще совсем зеленая,  - снисходительно вынесла мне характеристику вампирша, протопала с коробкой прямо к трупу… и начала, жуя по ходу дела:  - Убили ее удушением, применив ладонь, для захвата рта и перекрытия носовых отверстий. Доза героина была, и вы были правы - вкалывал человек. Как, впрочем, и людьми были все четверо насильников.
        И все вот это, продолжая с аппетитом есть пиццу.
        Кажется, лично я больше никогда пиццу есть не смогу.
        - Как вам информация?  - поинтересовалась доктор.
        - Эээ,  - я очень многословная бываю, когда меня тошнит.
        И тут доктор добила, задумчиво уведомив:
        - А вот любовником - вампир.
        Чего-чего?
        - Идите сюда,  - скомандовала доктор.
        Но я была уже стрелянный воробей, я сходила за маской для лица, потом натянула перчатки, потом на всякий случай сняла медмаску, смочила спиртом, и только надев, поспешила к вампирскому патологоанатому.
        - Смотрите,  - сказала она, указав на небольшие шрамы на груди, на шее, на бедрах.
        Шрамы были парные и давно зажившие. И я вообще не обратила внимания на эти уже даже ничем кроме фактуры не выделяющиеся на трупе.
        - Любовницей вампира она была несколько месяцев,  - продолжила доктор Савадж.  - Как странно…
        Что? Что именно странно? Я не поняла, в чем тут странность?
        Но промолчала, вопросительно глядя на вампиршу. Тут штука такая работает - когда ты молчишь, всегда кажешься умнее, чем есть на самом деле. А на самом деле я понятия не имела, как можно определить любовницу вампира, в чем странность, я вообще мало чего знала о вампирах!
        И доктора Савадж мой прием ничуть не обманул. Искоса взглянув на меня, она усмехнулась и объяснила:
        - Странно убегать от четырех человеческих мужчин, после того как прошла все круги разврата с вампиром.
        Я постояла, переводя взгляд с трупа на вампиршу, потом попросила:
        - Дайте телефон.
        Нужное видео в сети я нашла не сразу - его удалили практически отовсюду, осталось на двух известных мне личных страничках соц сетей известных мне личностей из сопротивления, но я нашла. Включила, сунула вампирше.
        И та, устроив пиццу на столике с хирургическими инструментами, оперлась бедром о стол с трупом, и жуя пиццу, с интересом просмотрела все видео. Так что некоторое время вампирский морг оглашался криками и воплями жертв, а после…
        - Я не поняла, а мужик где?  - задумчиво произнесла доктор.
        И взяв очередной кусок пиццы направилась к холодильным камерам, прошлась вдоль, и начала выдвигать ящики с трупами… вампиров. Вампиров!
        От людей они отличались значительно - никакой синевы, никаких признаков смерти и при этом никакого соединения головы с телом.
        Тело отдельно, голова в стоячем положении рядом.
        Причем доктор Савадж, абсолютно равнодушно приподнимала губы и проводила осмотр зубов, как нечто само-собой разумеющееся. Вообще не парясь.
        - И-тааак,  - протянула она,  - среди убитых за вчера ни одного вампира с неправильным прикусом нет.
        И перешла к следующему стеллажу.
        У меня же в ушах отдавалось «Среди убитых за вчера вампиров»… Она пересмотрела шестнадцать отсеков с телами. То есть… за вчера, за один день было убито шестнадцать вампиров! Как такое вообще возможно?! Вампиры же почти бессмертны.
        - За-а-а позавчера - двадцать,  - она последовательно проверила клыки. - О, а вот и герой любовник.
        «Герой» смотрел на мир широкораспахнутыми глазами.
        И так как голова была установлена на отрубленную шею, то по идее вампир мог бы полюбоваться и собственным телом. Причем полностью одетым.
        К черту принципы!
        - Княгиня, что вы делаете?  - изумленно спросила вампирша, когда я начала шариться по мертвому явно не обысканному телу.
        Я нашла все - бумажник с документами, ключи от машины, кредитки в кошельке, деньги отдельно в кармане, и телефон. Последней модели. Телефон последней модели, где для разблокировки можно было использовать «лицо». И лицо у меня было.
        - Кня… - начала было вампирша.
        Поздно, я поднесла экран к отрубленной голове, и разблокировала телефон.
        - Княгиня, у нас запрещено прикасаться к ритуально убитым,  - сообщил мне Навьен.
        - В смысле «ритуально убитым»?  - я залезла в фотографии.
        - А это убийства чести,  - пояснила доктор Савадж, с интересом наблюдая за мной.  - Их привозят в морг на один оборот луны, и хоронят спустя месяц.
        - Пппочему?  - не поняла я.
        - А потому что, иначе есть шанс, что они вполне себе оживут,  - сладко пропела доктор Савадж.  - Видите ли, княгиня, убить вампира не очень сложно, сложнее не дать ему в итоге воскреснуть. Такие как вы используют для этого осиновый кол, такие как мы - поступают куда гуманнее.
        Глянув на нее, едко заметила:
        - Вампиры и гуманность, как-то не слишком, а?
        А потом я увидела Малисент.
        Видеозапись. Первая была смазанная и темная, так что я переключилась на вторую фотку в галерее вампирского телефона и увидела Малисент. Юная вампирша сидела на скамейке в саду, рядом с ней расположилось блюдо с персиками, в руках была книга, и сидя в тени раскидистого дерева, Мали наслаждалась книгой и фруктами, безмятежная, почти счастливая, упоенно читающая.
        Следом… жертва преступления. Связанная бандажем, с кляпом во рту, слезами на щеках и предвкушением в глазах - есть виды секса, которые я никогда не пойму, но кому-то нравятся. Жертве, судя по всему, нравилось. А я… я переключала фотку за фоткой, поражаясь контрасту. Одна для развлечений - во всех позах, в сексуальном белье, накрашенная и нет, в крови и без, и вторая - естественная, милая, красивая, счастливая и никогда не смотрящая в кадр.
        Малисент снимали скрыто.
        Восторженно, влюблено и скрыто…
        А вот вторую имели - по всякому, и физически, и психологически, и морально. И на каждой фотографии ее преданный влюбленный взгляд. У убитой были очень красивые глаза - небесно-голубые, как у Малисент.
        Сука, жаль, что сдох, я бы его сама с удовольствием прибила. Наименее гуманным способом.
        Навьен подошел, обратив внимание на мой долгий тяжелый взгляд направленный на убитого, взял его документы, просмотрел и сообщил:
        - Охранник. В доме лорда Натана. Один из охранников леди Малисент Натан.
        Я заставила себя перестать думать о морально-этической стороне ситуации, и подошла к имеющейся информации максимально прагматично:
        - То есть… этот знал личный номер леди Малисент.
        Перешла в сообщения и нашла.
        Контакт с подписью «Мое сердце», и отправленная видеозапись. Уже в совершенно ином качестве… в том идеальном качестве, в котором запись была только у Малисент.
        - Ка-ак интересно,  - доктор Савадж протянула мне мобильник, где был указан ее номер.  - Перекиньте мне запись, если вам не сложно.
        Мне сложно не было, я перекинула.
        Вампирша получив послание, активировала один их выключенных экранов на стене морга, и включила запись на нем. Крики, стоны, мольбы… и фальшь!
        Фальшь во всем. В том, как эта девушка, после вот всех тех извращений, с применением огромных… не хочу думать об этом, так вот после всего того, четыре вампира для нее были пыль, серьезно.
        И ее побег, эта трогательная часть, где двое держались за руки… фальшь. Во всем. Парень с которым она убегала был человеком. И она едва ли на него посмотрела хоть раз… постановка. Тупо постановка. Я не хотела смотреть эту запись, с первого раза не хотела, а следовало бы отбросить жалость, сострадание и эмпатическое сочувствие, и посмотреть на происходящее внимательнее. Критично посмотреть на происходящее.
        И вот сейчас, после всех тех фотографий, я могла точно сказать - убитая играет на камеру. Хорошо так играет. Профессионально. Качественно. И единственная естественная реакция - в момент смерти. Она не ожидала, что ее убьют. Видимо имелась какая-то договоренность, и жертвы считали себя участниками постановки… вот только одного они не ожидали - что постановка окажется со смертельным исходом, и убьют - их.
        - Лорд Навьен,  - задумчиво проговорила доктор Савадж, в третий раз прокручивая ролик,  - кто копает под Даркана?
        Тысячник на этот вопрос не ответил. Он уже набирал номер, и едва на том конце ответили, ледяным тоном спросил:
        - Причина ритуального убийства?
        Менее всего, я ожидала, что он позвонит отцу убитого. Менее всего я ожидала, что это будет отец! Но… собеседник на том конце хрипло ответил:
        - Мой сын возжелал недопустимого.
        Навьен нажал отбой. И посмотрел на меня.
        Я даже не знаю как, но в голове сложилась четкая логическая цепочка - я теперь княгиня, то есть я то недопустимое, чего возжелал Навьен, то есть… То есть когда доктор Савадж сказала, что этот поцелуй может стоить Навьену головы… это не было ни метафорой, и расхожей фразой.
        Молча сходила к раковине, взяла спирт, которым уже кажется провонялась вся, обжигая слизистую прополоскала рот, потом вытерла спиртом и так уже пекущие губы, затем старательно шею. Когда закончила, поняла, что все это время тысячник стоит и смотрит на меня.
        И в этот момент ему, кажется, было плевать даже на доктора Савадж, которая не особо и пыталась скрыть ироничную усмешку.
        - Извини,  - сказала я Навьену,  - но я как-то предпочитаю, чтобы ты смотрел на меня с высоты своего двухметрового роста, чем с постамента в морге.
        И Навьен отвернулся.
        Резко, молниеносно, пугающе даже и… как-то зло.
        А потом вдруг спросил:
        - Что, я уже не «зверь»?!
        - Да зверь, зверь,  - успокаивающе заверила его,  - просто, понимаешь, я предпочитаю, чтобы звери твоего уровня смотрели на меня из лесу там, но лучше из-за решетки зоопарка, а вот чучела, головы развешенные по стенам и прочее, меня как-то не радуют.
        И после этого застыли оба. И на меня уже даже доктор Савадж смотрела с нескрываемой яростью. Я прямо себя как на работе почувствовала.
        - Итак,  - возвращаясь к отсеку с вампирскими трупами и вампирскими же не трупами,  - что мы имеем на данный момент? А имеем мы охранника леди Малисент, который, видимо, не хотел, чтобы девушка стала княгиней Даркан.
        Несмотря на ярость, с которой вампирша продолжала взирать на меня, уже даже не прикасаясь к пицце, доктор все же заметила:
        - Это объясняет столь долгую связь с человеческой девушкой.
        - А что, обычно связь длится меньше?  - я реально мало знала о вампирах.
        - Да,  - практически выплюнула Савадж,  - обычно да. Вы - люди, вечно спите. Это раздражает.
        И на этом вампирша потеряла к нам всяческий интерес. Быстрая, грациозная, опасная, она сорвала с себя перчатки, ловким броском забросила их в мусорное ведро, уже почти вышла… Остановилась, вернулась, забрала пиццу, и бросила мне уходя уже окончательно:
        - Была бы ты поосторожнее со словами, княгиня.
        И вышла.
        Собственно, на этом моя осторожность и закончилась.
        - Ну, гопником я еще не была,  - разминая шею, глубокомысленно выдала я.
        И пошла отжимать мобилы у вампиров.
        Все было муторно, конечно, но просто - взял мобильник, разблокировал путем поднесения к голове убиенного, снял блокировку, вбил простой пароль - процедура закончена. Навьен мне не мешал ни в чем, он в какой-то момент даже стал помогать - принес чистый мусорный пакет, и я закидывала мобильники туда.
        Потом заставила себя сходить к трупу. Это было не очень приятно, но образцы биологических материалов следовало взять. Возле трупа мне стало нехорошо, и Навьен это понял - молча пошел, забрал пробирки с биологическим материалом сам.
        И в этот момент на его телефон позвонили.
        На этот раз громкую связь тысячник не активировал, так что мне лишь оставалось догадываться о содержании разговора, но лицо у Навьена приняло каменное выражение, так что… боюсь, хорошего ему не сказали.
        Нажав отбой, вампир посмотрел на меня и сообщил:
        - Приказано возвращаться.
        Я кивнула.
        Хотелось бы возразить, но… вообще не хотелось, чтобы его голова стояла вот так, отдельно от тела.
        ***
        Как только мы вышли из морга, нас окликнула доктор Савадж. Оказывается у нее был кабинет напротив. Прямо напротив входа в морг.
        - Княгиня,  - позвала вампирша, и едва я подошла к двери, сообщила,  - биологический материал можете не брать. Лорд Навьен, принтер.
        К чему был принтер, я не поняла, но главное что сообразил он - сходил, забрал из принтера пять листков. «Жертва» и «насильники» поступили в четвертый городской морг вчера ночью. Вампирами они не были, но на двоих из них имелись признаки мутации, появляющейся после укуса.
        Кто-то качественно замел все следы. Но слегка не рассчитал, что в дело вмешается полицейский с моим новым уровнем допуска.
        - Спасибо,  - искренне поблагодарила я.
        Блондинка оглянулась, усмехнулась, и отвернувшись опять к монитору, пожелала:
        - Берегите… голову.
        Одну. То есть его голову.
        И вот поцеловал меня Навьен, а стыдно и страшно почему-то только мне, хотя… по тысячнику просто невозможно было прочитать, о чем он думает. Он словно отгородился от меня, от ситуации, от… от всего. Словно его глаза уже смотрят в вечность на отрубленной голове.
        ***
        Трех злых вампиров мы подобрали во дворе моего дома.
        Вампиры выглядели почти как вампиры, только… лучше. Укладка, бровки, у одного даже татуаж. И вампиры были злые настолько, что гулять во двор сегодня не вышли даже коты, а часть народа побоялась вообще зайти в подъезд, вернувшись с работы, и теперь жались грустной толпой за углом.
        Мы подъехали, Навьен открыл дверь, недвусмысленно посылая подчиненных на заднее сиденье.
        - Ссссспассссибо за шугаринг!  - прошипел один из охранников.
        Я не поняла, чего он такой злой, но тут главный над охраной протянул Навьену чек. В чеке было все - укладка, стрижка, покраска, депиляция воском, пилинг, шугаринг.
        - А наша служба и опасна и трудна,  - зачем-то сказала я.
        Кажется, все три вампира хотели меня убить.
        - Чего новенького?  - спросила я так, из вежливости.
        Но ответ неожиданно последовал:
        - Вы или проститутка, или наркоманка - уважаемые пенсионерки еще не определились.  - Марта из сорок восьмой квартиры беременна не от мужа. В квартире шестьдесят семь скоро свадьба - какая-то понаехавшая увела мужика из семьи. Ему восемнадцать, ей девятнадцать - точно увела, приговор уважаемых пенсионерок обжалованию не подлежит. Парикмахер Степан гей. Но у него три любовницы, которых он скрывает от жены, зато бесплатно красит раз в месяц, и они эти…ммм…
        - Сучки крашенные,  - подсказал второй из охранников.
        - Кобель из четырнадцатой бегает налево,  - добавил третий охранник.
        Я обалдела. В четырнадцатой квартире жила женщина за пятьдесят, у нее была очень милая дочь и замечательные внуки. Она жила одна.
        - Откуда в квартире четырнадцать взялся кобель?  - спросила я.
        - А, она его на дороге подобрала. К ветеринару на такси возила, лапу ему лечила, а он теперь по всем крашенным бегает.
        Мои глаза медленно округлились.
        - Использовал синоним, чтобы не шокировать вас руганью,  - пояснил охранник.
        - А…э… а… - я не совсем поняла, в каком месте синоним использован был.
        Навьен, понаблюдав за моей мимикой, отражающей судорожную попытку что-то понять, пояснил:
        - Женщина не кастрировала пса, поэтому он теперь пристает ко всем собакам во дворе.
        - Оу,  - только и сказала я.
        И подумала, что есть такие вещи, которые мне вообще знать не хочется. Нет, серьезно, я бы отлично прожила и не зная всего этого.
        - Как вам мой новый цвет волос?  - поинтересовался первый охранник.
        - Эээ… - я и старый не помнила, если честно.
        - Дикое индиго!  - гордо сообщил вампир.  - Раньше был гнилой баклажан, а теперь вот!
        Я поняла, что кто-то сейчас будет ржать. И этот кто-то - я.
        Но перехватила взгляд Навьена, вспомнила про головы в вампирском морге, улыбаться как-то сразу перехотелось.
        - Вам очень идет,  - похвалила я вампира, чьего имени даже не знала.
        - Спасибо, мы этого цвета четыре часа добивались,  - с достоинством уведомил охранник.
        И я все же улыбнулась, потом посмотрела на свой мешок для мусора. В нем имелось более сорока телефонов, и более ста двадцати файлов с делами, которые я хотела бы хотя бы попробовать раскрыть. А впереди… что было впереди, я не знала. И не очень хотела знать.
        И Навьен почти постоянно смотрел на меня.
        Нет, он вел машину, очень аккуратно, с соблюдением всех правил дорожного движения, тормозя на каждый красный светофор и пропуская всех пешеходов, что вынудило вампиров-охранников, забыв о страданиях на фронте сражений за цвет «дикого индиго» внимательно посмотреть на своего шефа.
        А потом мы приехали.
        Сначала поднялись по извилистой дороге в гору, потом постояли пока открывались ворота, потом заехали и Навьен скомандовал охранникам:
        - Вышли.
        Сказано было так, что меня передернуло даже, а первый охранник едва успел передать мне сережку.
        А потом они вышли, захлопнув дверь и оставляя меня с Навьеном одних в автомобиле.
        Он молчал несколько секунд, затем произнес:
        - Мешок.
        Молча протянула ему. Это далось мне нелегко, но я понимала, что не стоит светиться с этим всем перед князем.
        Навьен все взял, поставил к себе на колени, сжал руль.
        По идее нам нужно было выходить.
        Дворецкий даже уже дверь открыл, и держал ее открытой. Я заметила в окне в фойе двух вампирш в черном, кажется мать и бабушка князя Даркана. А еще… я не хотела выходить. Навьен, конечно, зверь, но к нему я уже как-то почти привыкла, а вот князь…
        - Договаривайся с демоном,  - вдруг сказал тысячник.
        Вздрогнув, при воспоминании об альтер-эго князя, я лишь вопросительно посмотрела на Навьена. Вампир, сжимая руль с такой силой, что тот начал скрипеть, деформироваться и трещать в местах деревянных вставок, глухо добавил:
        - Если князь с тобой переспит - пути назад не будет.
        Дворецкий, задолбавшись стоять у двери, сошел по лестнице вниз, обошел машину и взялся за ручку двери, но Навьен заблокировал двери, повернулся, посмотрел на меня и добавил:
        - Я попробую что-нибудь придумать.
        Щелкнул замок, он разблокировал дверь.
        В то же мгновение, дворецкий попытался снова меня извлечь… но тут Навьен вновь заблокировал двери. Несколько секунд, и глухое:
        - Не прикрывай меня. Никогда, ни перед кем, ни при каких условиях.
        Снова щелчок замка.
        Дворецкий раздраженно распахнул дверцу, подал мне руку.
        Я вышла, никак не отреагировав на этот жест.
        Когда поднималась по лестнице, все время хотелось оглянуться, я чувствовала взгляд Навьена всем телом, но обернуться… было бы безумством.
        ***
        Едва я вошла в дом князя Даркана, мне представили мою новую горничную. Вампирша, лет семидесяти от роду, была очень миловидна, и заметно растеряна. Как вести себя с той, кто понятия не имел, как себя нужно вести вообще, она явно не знала.
        Вампирша запиналась, общаясь со мной больше жестами, чем словами, и вот я не совсем поняла - это потому что я княгиня, или потому, что меня считают умственно отсталой?
        - Второе,  - прозвучало откуда-то сверху.
        Вскинув голову, я увидела князя.
        Даркан, в черной шелковой рубашке, еще более черных брюках, с, на удивление, короткими для вампира волосами, стоял, с некоторой небрежностью взирая на меня, оторвавшись от папки, которую держал раскрытой, и судя по всему просматривал до моего появления. Единственным его украшением был перстень с алым камнем на правой руке, неизменная «Печать власти», в остальном… Странно, я вдруг подумала о том, что на самом могущественном князе нет более никаких украшений. Ни тебе золотых запонок, ни часов за баснословные деньги, ни… да ничего. Он был какой-то странный для вампира, если честно.
        - Если совсем честно - я собирался на встречу. Но, внезапно, я подумал, что ужин в твоей компании предпочтительнее.
        Не-не-не…
        - Поздно!  - вынес вердикт князь.
        Захлопнул свою папку, и небрежным жестом передал ее почти скрывшемуся в тени секретарю. Интересно, это тот который личный, или…
        - Или,  - избавил меня от сомнений князь.  - Идем, помогу тебе переодеться. Ведь ты сегодня так старательно пыталась стать краше для меня. Я так понимаю, это безобразие на твоих волосах и есть «дикое индиго»? Странное обозначение для твоего почти шоколадного оттенка волос, на которых остался дешевый рыжеватый оттенок, и мне уже страшно представить последствия «депиляции воском», но… сюрпризы, это так интригует, не правда ли?
        Вот если ты нахер пойдешь, вот это так заинтригует!
        Подумала я так, конечно, зря - в темных глазах вампира зажглись багрово алые угольки предупреждения. Пока что предупреждения…
        - Спасибо за предложение, но мы, домашние питомцы, предпочитаем переодеваться самостоятельно,  - с милой улыбкой, высказала я.
        В следующий миг все исчезли.
        Все, это вообще все!
        Вот только что внизу находилась охрана, передо мной горничная, там в фойе две вампирки-родственницы этого, личный секретарь в конце концов, и тут вдруг раз - и остались только я и… и князь.
        И этот князь начал медленно спускаться ко мне, пристально в меня же вглядываясь, и замораживая своим:
        - Кто-то…
        Шаг вниз.
        - Что-то…
        Еще шаг.
        - Не понял?!
        Две ступеньки.
        Все остальное случилось слишком быстро, даже еще до того, как я осознала - вот я на рефлексах выхватываю свой ИКР-13. Выстрел, тоже на рефлексах. Я даже подумать не успела. И снаряд, который Даркан просто перехватил даже не рукой - двумя пальцами. Посмотрел на пулю, затем на меня, и на его губах начала расползаться очень нехорошая, я бы даже сказала ужасающая ухмылка…
        Черт!
        - Неверная характеристика,  - пугающе-мягко, издевательски-предвкушающе произнес князь.
        И совершил еще один доводящий меня до икоты шаг вниз.
        Твою мать!
        Палец на курке дернулся сам! Я даже не знаю как, но последней мыслью было «Мля, я выпустила всю обойму!». И это действительно было страшно, потому что пули, каждая из них, застыла в воздухе перед князем. Не причинив ему вообще никакого вреда А князь… он улыбался, и его улыбка с каждым мгновением становилась все плотояднее.
        Еще шаг.
        И он становится на ступеньку ниже…
        На ступеньку ближе!
        Твою мать! Твою мать! Твою… у меня затряслись руки, особенно когда князь сошел вниз, а пули все так же остались висеть в воздухе!
        Я мало что знала о князьях… о них в принципе мало кто что знал, но это… это уже за гранью просто!
        - За гранью?  - он сверкнул клыками.  - Еще нет. А вот сейчас…
        И все вдруг изменилось.
        В единый миг.
        Вот ко мне спускался монстр, опаснейшее чудовище на земле, пугающее как своим видом, так и возможностями и вдруг…
        Это как-то странно все случилось, но луч света отразился в темных волосах, и я вдруг очень неожиданно подумала, что князь Даркан невероятно красив. Высокий, изящный, широкоплечий, он притягивал взгляд и заставлял сердце биться чаще. Идеально-правильные красивые черты лица, прямой хищный нос, красивые чувственные губы, мангетически-притягивающие глаза, умные, внимательные, с легкой смешинкой в самой глубине. И… так вот если посмотреть, то по отдельности князь был как все вампиры, ничего такого особенного, но все вместе черты его лица сочетались идеально, выдавая в нем аристократическую кровь тех, кто рожден, чтобы править. Тех, кто изначально, с самого своего рождения находился на ступень выше…
        И было бы неплохо, если бы он «где родился, там и пригодился»! В смысле, где стоял, там и стоял! В смысле не надо спускаться к нам убогим со своей ступеньки! Стой, сволочь!
        Князь вопросительно вскинул бровь и… и стал еще притягательнее. Я вдруг подумала, что его глаза не темные, они цвета влажного асфальта, и… и осознала, что судорожно обыскиваю свои карманы.
        - Да-а-а,  - протянул Даркан,  - и вот мне уже очень интересно - зачем?
        Я замерла. Потом поняла - запасной патронташ ищу.
        У меня обычно всегда есть парочка в карманах, на всякий случай.
        А следом…следом я поняла, что это сейчас было. Магнетизм, харизма, притягательность? О нет! Банальное вампирское обаяние, просто я раньше сталкивалась с гораздо менее способными в данном деле кровососами, а этот… Этот оказался посильнее всех, с кем я когда-либо встречалась, но рефлексы сработали.
        Правда, меня это не спасло.
        Смазанное движение, и Даркан оказался на одной ступеньке со мной. Медленно, так жутко медленно, наклонился к моим губам, сильные руки сжали талию, рывком прижав к твердому телу вампира, и я… я… я пережила не самые лучшие мгновения своей жизни, в полной мере ощущая, что такое вампирский засос.
        - Сладкая,  - прошептал князь, ласкающее проведя языком по моим губам,  - неимоверно сладкая.
        Офигевшая я была. Неимоверно офигевшая. И только ладонь сжимает пистолет, а палец бесполезно жмет и жмет на курок, так что раздается только сухое бесполезное: «Щелк, щелк, щелк».
        - Нежная,  - ладонь скользит по моей щеке, вниз, лаская открытую кожу на шее, закрытую кожу под рубашкой, грудь, живот…
        Я вздрогнула, когда животом вампир не насытился.
        - Милая, сильно сомневаюсь, что животом в принципе кто-либо мог бы насытиться. Но, знаешь,  - он нажал там, куда вообще лезть не следовало, даже и через брюки, и прошептал у самого уха,  - я даже не помню, когда последний раз столь сильно кого-то желал.
        Мои глаза и так были распахнуты от ужаса, что казалось больше некуда… оказалось есть куда. Я готова была ставить рекорд по округлению глаз. Мировой рекорд! Где комиссия по измерению окружности? Мне надо к ним. Мне срочно надо к… такой рекорд нельзя оставлять без внимания общественности.
        И услышала смех.
        Просто смех.
        Даркан прижал меня к себе и тихо ржал, уткнувшись мне в волосы.
        Секунду, вторую, третью…
        А потом отстранился, ухватил за подбородок, заставляя посмотреть в его глаза и… и мы вернулись в реальный мир.
        Послышалось, как бьют часы, по-моему, было восемь вечера, как тикают стрелки, как тяжело стучит мое вконец перепуганное сердце, как внизу раздается осторожное:
        - Князь, ужин подан.
        Усмешка на его идеальных губах и сказанное не мне:
        - Хорошо.
        И все снова исчезли. Остались я, Даркан и часы. Часы тикали, демонстрируя, что мы пребываем в реальности… а где были до нее?!
        - В иной реальности,  - продолжая пристально смотреть в мои глаза, вкрадчиво уведомил князь.
        И вроде бы сделал любезность, не оставил терзаться в сомнениях, а с другой стороны:
        - Да какая к чертям еще иная реальность?!  - я думала прокричу это, а вышел жалкий лепет.
        - В иной,  - с нажимом на слово «иной» произнес князь.  - И самое удивительное в этом знаешь что?
        Я не хотела этого знать. Нет, вот правда, есть вещи, которые я просто не хочу знать. Вообще не хочу, никак! В целом прекрасно буду жить, не зная этого. Я…
        - Ты, моя сладкая Каиль, способна в нее перемещаться. Забавно, да?
        Он выпрямился, издевательски-торжествующе взирая на меня с высоты своего положения, только взгляд… это уже не мокрый асфальт, это было что-то похуже… ядовитое нефтяное пятно на поверхности океана, болотная топь в лесу, черная дыра в космосе…
        Усмешка.
        И ледяное:
        - Николь, проводите княгиню в ее покои. Я ожидаю вашу госпожу через пять минут. Не позднее. Опоздаете - вместо нагревшегося вина, я наполню бокал вашей теплой кровью.
        И отпустив меня, он сошел со ступеней, как бог, и лишь когда скрылся в столовой, пули, висящие в воздухе, рухнули на пол. Я подумала, что неплохо бы к ним присоединиться.
        Но тут горничная умоляюще произнесла:
        - Госпожа, пожалуйста.
        Снизу донесся голос князя:
        - Алое платье.
        ***
        Капец!
        Все о чем я могла думать, обозревая свою комнату.
        Меня переселили. Внизу, там, похоже, был склеп, а тут, наверху… тупо тюрьма. Я переводила растерянный взгляд с окна на окно, пока горничная пыталась впарить мне сплошные кружева, вместо платья. И эти кружева они даже не прикрывали ничего!
        У меня был шок.
        У Николь истерика.
        В шкафу еще платья.
        ***
        Ровно через четыре минуты пятьдесят пять секунд я стояла в столовой.
        Князь, крутивший в пальцах бокал с вином, глянул сначала на часы, затем жестом отпустил горничную, и лишь после посмотрел на меня. И у бокала были все шансы разбиться, не знаю, как Даркан умудрился его подхватить.
        Просто… я умудрилась одеться. Не то чтобы со вкусом и все такое - но все платья, что были в шкафу, я натянула на себя! Все платья! И платье из серебряных кружев. И из золотых кружев. Из темно-синих кружев. Из темно-зеленых кружев. Из багровых кружев, и да - сверху, как и было велено, я натянула алое платье. Оно, правда, трещало по швам, из-за всех остальных и мой черный комплект спортивного белья как бы был не в тему, как собственно и черные кроссовки с белыми носками. Но это было мелочью, по сравнению с волосами, которые радостно стекали мне на спину холодными каплями, и все платья уже были мокрыми насквозь.
        - М-да,  - князь выразительно оглядел меня с ног до головы и обратно,  - я знал, что беру в жены пугало, но не знал, что настолько… старательное пугало.
        Мне даже почти стало неудобно, но только почти - у Николь сильно тряслись руки, так что…
        - Да, еще есть сходство с клоуном,  - меланхолично констатировал Даркан.
        Еще все эти одеяния зверски жали. Не продохнуть просто.
        Усмешка князя, движение рукой и… ну вот Навьен проделывал то же самое с моей прежней одеждой, только князю даже ниточку вытягивать не пришлось.
        - Это просто другой уровень управления материей,  - улыбнулся Даркан, глядя, как с меня сползает вся имеющаяся на мне кружевная материя, так что одно белье и осталось.
        И стало зверски холодно.
        - Согреть?  - лениво поинтересовался князь.
        И он смотрел на меня с такой безмятежной, лукавой, и в то время не скрывающей его возможности усмешкой, что если у меня и были бы какие-то сомнения в том, что меня могут согреть, то теперь их точно не осталось.
        Как и моего желания присутствовать здесь на ужине.
        - Йййа не голодна!  - не знаю, как хватило слов на это пафосное заявление.
        Даркан улыбнулся. Эта загадочная улыбка на его губах, блеск в глазах цвета самой страшной болотной топи, внимательный, все понимающий, и в то же время ласковый взгляд. Он смотрел на меня как на милого совершившего шалость ребенка, как на домашнюю зверюшку, тоже очень милую, как на что-то, что до крайности его забавляло, как на создание, настолько любимое, что мне готовы были простить любые выходки.
        - Почти любые,  - произнес вампир, все так же пристально взирая на меня.
        И то как он смотрел… Под его взглядом, внимательным, слегка насмешливым, я особенно остро ощутила, как жалко выгляжу. С мокрыми волосами, с губами, которые обвели алой помадой вовсе не по контуру, скорее вне его, с черными кроссовками и белыми носками. С полным осознанием, что мне тут явно не место…
        - Ты сильно переоцениваешь… это место,  - и Даркан поднялся.
        Смазанное движение, быстрое настолько, что уловить его глазами было невозможно, и теплый согретый его теплом пиджак. Странно, я всегда думала, что вампиры хладнокровные, но тепло исходило от черного пиджака, поверх которого заботливо уложили мои все такие же мокрые волосы, и теплом дыхания князя, окутало едва Даркан наклонился, почти касаясь губами моего уха, и произнес:
        - Ты удивительно милая, когда смущаешься. Милая настолько, что хочется сгрести в объятия, прижать к себе, и согревать дыханием твои волосы, твою кожу… тебя. Удивительное ощущение, удивительное желание, удивительная ты.
        И когда князь провел меня к стулу и усадил, я была пунцовая настолько, что алое кружево платья могло идти нервно курить в сторонке - по сравнению с цветом моего лица, оно вообще не котировалось.
        А потом я превзошла кружева еще на порядок, потому что Даркан, взяв салфетку, заботливо стер с меня и помаду, и те потуги на придание моим глазам глубины и всего прочего, чего тенями делают. И то, как он стирал макияж с моего лица… Легкие осторожные касания, забота в каждом движении, нежность во взгляде…
        Наверное, в этот момент я почти влюбилась.
        Почти, потому что… он же вампир. Нахрен, он вампир! Упыр, кровосися, кровосос, кровососущий, кро…
        - Каиль, однотипные оскорбления повторенные множество раз, перестают походить на оскорбления, и являют собой то, чем собственно являются - твоей попыткой отгородиться от меня, от твоих собственных чувств, от того, что ты боишься почувствовать.
        Он придвинул стул, сел, развернул меня к себе лицом, и продолжая с нежностью стирать остатки убогой помады, добавил, окутывая, обволакивая меня своим голосом, тем что говорит, тем как говорит… мифические сирены, одурманивающие моряков своим голосом в целом тоже могли идти и курить в месте с кружевами.
        - Для примера, представь - два боксера на поле боя, один стоит и недоуменно забавляется по поводу другого, который приволок с собой две сотни кирпичей и цементный раствор, а теперь стоит, и отчаянно возводит стену. Согласись, это глупо. А ведь ты у меня умная девочка, Каиль.
        Я может и умная, но я тонула. В тепле его мягкого доброжелательного голоса, в нежных заботливых прикосновениях, в сиянии его глаз, в запахе какого-то одеколона, который не затмевал - скорее подчеркивал природный аромат самого Даркана. И я никогда не думала, что мне может понравиться чей-то запах, а его… нравился. Не знаю почему, но хотелось закутаться в этот пиджак, зарыться в него носом, вдохнуть аромат всей грудью… потому что так, он улавливался, но его было мало, не хватало, хотелось именно вдохнуть, ощутить, почувствовать, и раствориться в нем кажется, хотелось тоже. Странное дело - мне вообще не нравился князь Даркан, но… я сходила с ума по его запаху. И по его присутствию рядом. И по его взгляду. И по движениям. И по… энергетике.
        Это ошеломило.
        Меня.
        Я вдруг очень ясно осознала - меня вообще не напрягает нахождение Даркана настолько близко. Мне нравится. И то, что рядом, и то, что прикасается, и ощущение его дыхания на моей коже… Мне нравится его внимательный умный взгляд, его волевое лицо, его хищные темные глаза… Но больше всего - ощущение непробиваемого спокойствия. Такого слегка насмешливо-снисходительного непробиваемого спокойствия этого мужчины.
        Как тогда, когда я по собственному идиотизму загрузилась в первую подъехавшую машину, даже не глянув куда сажусь.
        Что насторожило меня тогда?
        И я вдруг поняла - запах. Первое, что насторожило - запах. И не кожи в дорогом автомобиле - а его запах.
        Интересно, что ощущает олень, за секунду до того, как выскользнувший из сумрака кустов хищник, вцепится в его шею? Страх? Предчувствие? Запах зверя?!
        - Полагаю - ничего,  - Даркан откинулся на спинку стула, закинул ногу на ногу и посмотрел на меня расчетливым взглядом дьявола аристократического происхождения.
        И добавил, почти насмешливо:
        - Хищник нападает внезапно, Каиль.
        - Но… может быть сломанная под лапой зверя ветка, крик птицы, поры ветра… заставивший оленя ощутить запах?
        - Лань,  - все так же глядя исключительно на меня, поправил князь Даркан,  - испуганную трепетную лань.
        Пауза, и задумчиво-меланхоличное, словно и не вопрос:
        - Интересно, ты осознаешь насколько заводишь меня?
        Я вдруг осознала, что ощущаю и страх, и предчувствие, и запах зверя, который бесшумно шагнул на очень опасную тропу. Тропу моей жизни.
        Даркан странно улыбнулся. Этот взгляд, эта усмешка, эта абсолютная уверенность, что я принадлежу ему.
        - Даже не так - у меня стойкое ощущение, что тебя создали, по тому образу и подобию, что всегда витал в моих снах и фантазиях.
        Еще одна кривая усмешка, и пугающее:
        - Все чего мне сейчас хочется - сделать тебя своей. Прямо сейчас. Здесь. На этом столе. И все что меня сдерживает, это два момента, моя сладкая фантазия, первый - не хочется ранить… так что я, пожалуй, приторможу, пока не сумею взять собственные желания под контроль. И второй момент… Кто тебя целовал сегодня, Каиль?!
        Блин, а ведь только что был почти нормальным!
        - Не нормальным,  - разбил мои надежды на свою психическое здоровье Даркан.  - Для меня не нормально облизываться, на женщину, которую я до безумия хочу. Для меня в принципе не характерно желать кого-либо до такой степени, что темнеет в глазах. Но еще менее мне свойственно заботиться о ком-либо… И я смотрю на тебя и никак не могу понять, каким образом, каким маневром, за каким демоном, ты сидишь в моем пиджаке, вместо того, чтобы после твоей выходки не стоять голой возле стола, в ожидании пока я завершу с ужином и перейду к… десерту.
        Кажется, я только что побила собственный рекорд по округлению глаз.
        - Вот и я… в некотором недоумении, - мрачно произнес Даркан.
        И князь поднялся, с легкостью, так, словно каждое изящное движение было для него в порядке вещей, вернул тяжелый стул, на котором сидел, на место, стоять в ряду таких же стульев, прошел к своему месту, сел, тяжело посмотрел на меня.
        У меня внутри все похолодело от его взгляда. Напряженного, пугающего, хищно-внимательного взгляда.
        И вот так, на расстоянии, Даркан вызывал ужас.
        Просто ужас.
        Ледяной, цепкий, заставляющий застывать кровь ужас.
        И это вот было… безумно странно. Словно рядом со мной он становился другим, вообще другим. А вот так, на расстоянии, терялось все, растворялось, застывало, замирало дыханием, которое невольно хотелось задержать, и… что чувствует лань, уже услышав, как хрустнула ветка под лапой хищника? Что ощущает, когда ветер донес запах зверя? О чем думает, обернувшись на звук, и увидев расчетливо-голодный взгляд из сумрака?
        Неотвратимость гибели - вот что.
        Неотвратимость. Неизбежность. Неминуемость. Безысходность. Когда четко знаешь - впереди боль и смерть. Именно в такой четкой последовательности. Сначала боль, потом смерть. И ты цепенеешь, не в силах даже двинуться, а твой враг любезно-ледяным тоном вопрошает:
        - Имя, Каиль.
        Одно из главных правил, которому меня научили на курсах по самообороне - «В любой непонятной ситуации - беги!»
        И это тоже уже было где-то на грани рефлексов, потому что осознать, что я вскочила и рванула прочь, я смогла, только врезавшись в Даркана!
        Каким образом, он, только что сидящий за столом напротив меня, через весь вообще длинный стол, оказался прямо передо мной, не позволяя распахнуть входную дверь - я не знала. Я даже не помнила, как выскочив из столовой, добежала через все просторное фойе к двери! Рефлексы не раз спасали мою жизнь, а сейчас - дали сбой. Давали сбой. Сбоили, к чертовой матери!
        Потому что отшатнувшись, я стояла, прижав руки к груди, ощущая как бешено бьется мое собственное сердце, и понимая - хищник уже не скрывается в сумраке, он легко и естественно, как могут только хищники, не просто уверенно встал на мою тропу жизни, он еще и перекрыл мне все пути к бегству.
        И моим поведением хищник был недоволен. Не просто не доволен - он был зол, раздосадован и я бы даже сказала, взбешен.
        И в этот момент за дверью раздалось:
        - Князь, это требует вашего внимания.
        Навьен!
        О, да плевать, что он страшный пипец опасный жуткий и наплевательский ко всем человеческим жизням зверь, я была готова его в данный момент тупо расцеловать за свое спасение.
        Но, мои лобызательные намерения, оборвали одним жестким:
        - В столовую!
        Приказ, которому я не смогла не подчиниться.
        Ощущение, что ты кукла, ноги идут сами, носок один криво повис, но поправить его возможности нет.
        Я вернулась в столовую, села на свое место, поправила носок, закуталась сильнее в пиджак. От дорогой ткани пахло дорогими духами, оседающими на губах хвойно-горьким привкусом… вкусом князя Даркана.
        И как интерпретировать все вот это, что происходило со мной - я не знала.
        Но окончательно всё перестало пониматься, когда я услышала обрывок слов князя:
        - У нее кто-то есть. Найди.
        И мое сердце понеслось вниз, прямо с разбега в бездонную пропасть.
        Оно просто неслось в пропасть, навстречу острым камням, и замерло, когда Навьен равнодушно и холодно спросил:
        - Мои действия при обнаружении?
        Равнодушный вопрос.
        И равнодушный ответ:
        - Убить.
        Просто. Вот так легко и просто «Убить» и все.
        - Приказ ясен,  - подтвердил свой приговор Навьен.
        Свой и… и мой тоже.
        Я ненавижу вампиров. Ненавижу осознанно. Ненавижу не без причинно. Ненавижу… но этот безумный морг, эти отдельно стоящие головы тех, кого даже не убили - казнили. Просто ритуально казнили… я не хочу, чтобы там стояла голова Навьена!
        - Сопроводить вас на встречу?  - еще один вопрос тысячника.
        Черт, еще вчера мне было плевать на него, на его голос, на интонации, а сейчас… что чувствует другой хищник, когда ощущает запах, присутствие, взгляд другого хищника?.. Я знала, что Даркан сильнее. Он выглядел хрупким и изящным на вид, в то время как Навьен своим разворотом плеч, рвал рубашку, но… Даркан сильнее. На порядок сильнее. А в голосе тысячника я отчетливо ощутила то же, что чувствовала сама - безысходность. Безнадежность. Боль и смерть, и тоже именно в такой последовательности.
        - Нет,  - словно от мухи отмахнулся князь.  - Охраняй княгиню. Отведешь вниз. Я буду дома к рассвету. К завтраку жду его голову.
        И князь Даркан вернулся в столовую, двери перед ним сами открылись, и сами же захлопнулись, едва он, погруженный в какие-то бумаги, прошел и сел.
        - Поешь,  - приказал он, на миг оторвавшись от документов.
        И вновь вернулся к делам. Сам князь ел практически «на ходу», кому-то позвонил, с кем-то обменялся диалогом, на непонятном мне языке. В перерывах между разговорами ел. Как-то вот очень красиво ел. Каждое движение, каждый поворот или наклон головы - все было удивительно красиво, даже как-то гармонично. Такая злая обжигающе убийственная красота.
        - Каиль, ты злишься. Что разозлило мою княгиню?  - иронично-издевательский вопрос.
        А я поняла что да, злюсь. И у меня есть на то причины.
        - У меня хороший слух,  - сообщила Даркану.
        - Это радует.
        Похвалил хрен его ведает за что князь.
        - За слух,  - напомнили мне.
        Ах да, достойный похвалы повод.
        - Мне интересна ваша логика,  - произнесла я, чувствуя, что окончательно замерзла,  - вчера вы, вообще наплевав на мое мнение, на мою жизнь, и фактически на меня - на мне женились. На момент свадьбы, против которой я более чем возражала, вас не интересовала ни моя жизнь, ни моя… личная жизнь. И вот сегодня я слышу приговор тому, кто мне важен и интересен, раз уж я с ним целуюсь.
        Глаза князя угрожающе сузились. Жаль, мой ИКР-13 остался без зарядов, а то очередной повод задействовать рефлексы уже имелся.
        - Мне просто все интереснее и интереснее,  - злость закипала медленно, но верно,  - а если бы это был мой парень, жених, муж, в конце концов? Его голову тоже было бы приказано подать вам к завтраку?!
        Спокойный взгляд в ответ на мой разъяренный, и сказанное не мне:
        - Спасибо, Николь.
        Я даже не услышала шагов горничной, повернулась, реагируя на слова князя, и увидела, что мне протягивают халат. Теплый, махровый, пушистый халат. И протягивают так, с намеком.
        Даркану хватило той секунды, в которую я повернула голову, чтобы из состояния почти расслабленного, перейти в собранное, миновать длинный стол, и отодвинуть мой стул, когда я начала подниматься.
        И он не просто отодвинул стул. Движение, вампир развернул меня к себе, наклонился к моим губам, едва прикоснулся собственными, и произнес:
        - Да. Если бы у тебя был парень, жених или муж, его голову подали бы мне к завтраку. Еще вопросы?
        Сука, чтоб ты сдох!
        - Вполне вероятно, но мало возможно,  - улыбнулся князь.
        Темные глаза цвета мокрого асфальта скользнули по моему лицу, остановились на губах… И в следующий миг князь начал двоиться, а появляющийся демон прорычал «Мойййааа».
        - Нет, моя.
        Очень жестко, абсолютно уверенно, я бы даже сказала с железобетонной уверенностью, произнес Даркан. И демон испарился, так толком и не явившись на свет.
        - Моя,  - повторил Даркан, уже лично для меня.
        Удовлетворенно усмехнулся и спросил:
        - Пиджак отдашь?
        Да подавись! Я сорвала его с себя, протянула вампиру. И почувствовала себя голой. Не тогда, когда осталась без одежды, а в тот момент, когда Даркан поднес свой пиджак к лицу, вдохнул оставшийся на ткани мой запах, и произнес, все так же не отрывая взгляда от моих глаз.
        - Сладкая. Упоительно сладкая. Я все не мог понять, почему так тянет к тебе… теперь понимаю.
        Он небрежно бросил пиджак на стул, забрал халат у горничной и самолично одел на меня. Так же самолично поправил на мне теплую ткань, попутно оторвав бирку, и бросив ее вконец затрясшейся Николь, с нескрываемой заботой завязал пояс на мне, рывком прижал к себе, поцеловал и произнес, отстранившись:
        - Отдыхай, Каиль, я вернусь утром.
        Остановился на пороге столовой, словно не заметив, что двери уже распахнулись, обернулся, посмотрел на меня, усмехнулся как-то неожиданно светло и радостно, развернулся и покинул столовую.
        Из противоположных дверей выскользнул его секретарь, подхватил оставленные князем на столе бумаги и унесся за хозяином. Следом в столовой появился второй вампир, на удивление с проплешиной, остановился в пяти шагах от меня, низко поклонился, открыл имеющуюся папку и… и началось.
        - Княгиня, вы не могли бы уточнить такой вопрос. Я обратился к специалистам, и выяснил, что шугаринг и восковая депиляция - взаимоисключающие процедуры. Вы не могли бы…
        Я не могла.
        Я развернулась, и ушла в фойе, остановилась, заметив стоящего в проеме входных дверей Навьена, который молча проследил за тем, как князь садится в свой суперлюксовый автомобиль, и бесшумно исчезает в темноте.
        И лишь после обернулся.
        Я стояла, в халате, но под взглядом тысячника почему-то невольно стянула ворот у шеи дрожащей рукой, и… ничего не сказала, конечно.
        Говорить пришлось холодному, словно отстраненному, скованному изнутри, Навьену:
        - Княгиня, у меня приказ сопроводить вас вниз, ради вашей безопасности.
        Просто кивнула.
        Молча.
        ***
        «Сопроводить вниз»  - это спуститься по лестнице на четыре пролета, то есть два этажа, и идти там, в кромешной мгле, ориентируясь на звук шагов вампира. В какой-то момент я споткнулась, Навьен поддержал, а потом… просто не отпустил мою руку, ведя меня за собой.
        У него была широкая и теплая ладонь, и я… неправильно, в принципе, не стала отдергивать свою, убеждая себя же, что здесь темно, можно упасть и…
        - Почему он называет меня сладкой?  - тот случай, когда из тысячи вопросов, выбираешь самый дибильный.
        - Потому что ты сладкая,  - тихо ответил Навьен.  - Опьяняюще сладкая. К тебе тянет. Тянет настолько сильно, что практически не справиться. И мне бы очень хотелось, чтобы ты была стервой, как большинство из наших женщин. Или продажной тварью, как существенная часть ваших. А ты сияешь. Добротой, сопереживанием, заботой. Мне еще никогда не было так паршиво.
        Еще одна тысяча вопросов роилась в моей голове, но я задала опять дурацкий:
        - Это так важно?
        Навьен гулко сглотнул, и ответил:
        - Это ошеломляет. Сбивает с ног. Обезоруживает. Убивает. Мне бы хотелось, чтобы ты была тварью, тогда включился бы разум, останавливая, а так… ты слишком хорошая, Каиль, но с того момента, как тебя засек князь, рядом с тобой нет места для двоих.
        И остановившись, вампир открыл дверь, которую в этом непроглядном мраке я не видела вовсе, но стоило двери открыться, как в комнате, уже знакомой мне комнате, включился неяркий свет.
        - Иди спать,  - с убийственной обреченностью произнес Навьен, роняя мою руку.
        Он не просто ее отпустил, он разжал пальцы, оставляя свою ладонь окаменевшей в воздухе, и роняя мою.
        Иногда жесты говорят больше, чем тысяча слов.
        Я молча шагнула в комнату, возводя между нами призрачную, но вполне ощутимую грань, развернулась и посмотрела на него. В глазах тысячника было столько боли, что у меня перехватило дыхание.
        - Не надо на меня так смотреть,  - очень тихо попросил Навьен,  - я тварь, Каиль. Мразь, зверь, упырь. На рассвете к тебе придет князь, а я пойду трусливо убивать первого подвернувшегося под руку.
        Что?!
        - Да,  - он криво усмехнулся,  - лучше смотри на меня так. С негодованием и ненавистью. Я же зверь, ты помнишь?
        И он закрыл дверь.
        А я… я стояла, ошеломленная его словами, и тем, что погибнет невиновный, и не сразу заметила движение справа. А дальше…
        - Мам… Навьен!  - мой визг чуть не расколошматил все стеклянные предметы в комнате, но вообще ничуть не остановил змею, плавно ползущую ко мне. Уверенно, убежденно ползущую! Такую просто кипец как уверенную в правильности своих дейсвий, и… зря она так.
        Потому что дверь молниеносно распахнулась, и змее пришел… Навьен. Полный, в смысле мускулистый Навьен. Через секунду змея была мертва. Еще через две рядом с ней валялись трупики подруг по несчастью, а Навьен стоял, мрачный как скала, над которой уже с тысячу лет идет мерзкий холодный дождь и чуть ли не рычал.
        А он вампир, дофигалетний, так что рык был тот еще! Как и мимика…
        - Не надо так делать, пожалуйста,  - высказалась я по поводу его выдвигающейся челюсти.
        И вампир посмотрел на меня.
        - Реально страшно,  - прошептала я.
        Навьен перестал двигать челюстями и произнес:
        - Я найду того, кто это сделал.
        - Ага,  - нервно выдавила я,  - используй паяльник.
        Странно на меня посмотрев, Навьен спросил:
        - Паяльник?
        - Угу, паяльник,  - меня начало трясти, я жутко боялась змей.  - Паяльник - плюс сто к красноречию!
        Вампир улыбнулся старой шутке, а я… я попросила:
        - Обыщи, пожалуйста, комнату еще раз.
        Догадывалась, что зря вообще прошу, вампиры видят иначе, он бы тут и паука нашел бы вмиг, но кипец как стремно было. Я и змеи… Я предпочитаю так, чтобы была я, и где-то там на расстоянии километров в сто - змеи.
        И Навьен понял, что мне страшно, а потому тщательно и демонстративно обыскал комнату повторно, обнаружив… мобильник. Малисент его положила мне под подушку, видимо, чтобы обнаружила только я, но… Вампир постоял, вздохнул, подошел и протянул мобилу мне.
        - Я княгиня-гопник, у всех мобилы отжимаю,  - почему-то глупо опять пошутила я.
        Навьен улыбнулся, и пошел дальше методично переворачивать все вверх дном, а я открыла входящее сообщение, и прочла последовательно все, что прислала вампирша:
        «Княгиня, по возвращению вас ждет ужин».
        «Вы меня правда уволили? За что, я же старалась…»
        «Вы спасли моего папу…»
        «Спасибо!!!»
        «Княгиня, вы не читаете входящие, значит вас еще нет. Надеюсь, телефон найдете вы, только спрячьте его, пожалуйста, иначе мне голову оторвут».
        «Это шутка».
        Я уже знала, что не шутка.
        «Княгиня, семь вечера. Где вы?!»
        «Семь тридцать! Князь должен понимать, что вас попытаются устранить».
        «Лейтенант Мэттланд, ну где же вы?!»
        «Каиль???»
        «О, великие кровавые боги, только бы вы были живы!»
        «Мой папа сказал страшную вещь. Я молюсь, чтобы он ошибся… Княгиня, я с ума сойду, где вы?!»
        Бедный, наивный, до боли добрый и светлый ребенок.
        «Все хорошо, Мали. Не пиши мне больше».
        И я нажала отправить, надеясь, что это дите послушается, и… не будет рисковать своей головой в буквальном смысле.
        Она и послушалась. В том смысле, что больше не писала - она позвонила!
        Нажав отбой, я написала:
        «Малисент, из тебя паршивая горничная. Забудь про меня. И мой номер забудь. И вообще исчезни из моей жизни!»
        Я видела, что она прочитала сообщение. Но за этим последовал снова звонок. Боже, что за ребенок?! Отчаянно смелый и почти уже безголовый ребенок.
        «Мали, не звони мне. Не пиши мне. Я телефон уничтожу. И если ты не думаешь о себе, то подумай о своей семье и родителях!»
        Но доброта Малисент могла соперничать только с ее упертостью.
        «Вы думаете, я не знаю, почему вы мне это написали сейчас? Я знаю!!! Вы просто пытаетесь меня защитить!»
        Дите, мать твою!
        «Из тебя просто реально очень паршивая горничная»,  - написала ей.
        И начала было уничтожать все входящие, но тут девочка прислала:
        «Если папа прав, князь вас обратит. Вы станете вампиром».
        И у меня повторно рухнуло сердце куда-то вниз.
        И я знала, что не надо, вообще не надо реагировать, но я не удержалась и спросила:
        «В чем прав ваш отец?»
        Навьен подошел. Глянул на переписку, тяжело вздохнул, достал свой телефон, позвонил, и едва на том конце ответили, произнес:
        - Заберите телефон у дочери.
        И сообщение, которое начала писать Малисент… не написалось. Что ж, так даже лучше. Я молча удалила все входящие. Стерла базу телефона. И молча протянула гаджет Навьену… рисковать головой Малисент у меня лично не было никакого желания.
        Но там вся семейка оказалась чокнутой!
        Входящий на телефон Навьена, скрежет зубов раздраженного тысячника, но он ответил, и мы оба услышали голос вампира, которого я сегодня вытащила из пыточной. Так вот… с первых слов, стало ясно, что они с Малисент родственники! На всю голову родственники.
        - Я чувствую себя виноватым, Навьен. За эту девочку. Она этого не заслуживает, она…
        Вампир оборвал его ледяным:
        - Поздно.
        Судорожный вздох на том конце и тихое:
        - Она слишком хорошая.
        - Как и ваша дочь,  - отрезал Навьен.
        Пауза и ожесточенное:
        - Малисент вампир. Ее готовили к этому с детства. Лейтенант Мэттланд - нет. Если то, что я ощутил правда - великодушнее будет ее убить.
        Я потрясенно посмотрела на Навьена, он на меня, и глядя мне в глаза, ответил собеседнику:
        - То, что вы ощутили - правда. Берегите дочь. Я сожалею, что выбрал ее.
        В ответ обреченное:
        - Я сожалею, что просил тебя об этом.
        Навьен нажал отбой.
        Я продолжала потрясенно смотреть на него. Вампир - отвел взгляд. Еще раз осмотрел комнату, наклонился, собрал змей, и, выходя, уведомил:
        - Я быстро.
        Остановился в дверях, обернулся и уточнил:
        - Две минуты и вернусь.
        - За две минуты вряд ли,  - скептически высказалась я, и едва он вопросительно вскинул бровь, пояснила,  - паяльник греется минуты три.
        Навьен сдержанно улыбнулся, показав, что оценил шутку, и ушел вместе со всеми змеями.
        Я осталась одна.
        И вдруг подумала - а ванную он не проверил. А там дверь приоткрыта. И в шкафу дверь. И в гардеробной. И окно может даже приоткрыто, пусть его тут и нет. А я одна и… змеи. Змеи это вообще не мое, абсолютно не мое, и я… вдруг тут какая-нибудь мелкая еще где-то затесалась?!
        Все две минуты, я по часам за секундной стрелкой следила, я простояла у дверей, с подозрением оглядывая каждый темный уголок комнаты. Тут дохрена оказалось этих уголков, и все как назло - темные.
        К тому моменту, как дверь открылась, я уже нафантазировала себе змей так сто, и в моем воображении они все ползли ко мне, со словами «Сладкая». С чего змеи умеют разговаривать, я не знала, но как только Навьен вернулся, осторожненько притиснулась к нему и поняла, что нет, спать я тут точно не смогу.
        Навьен, игнорируя трясущегося присосавшегося к нему клеща подвида «простой человеческий полицейский», вдруг спросил:
        - Есть хочешь?
        А нет, первый приз по идиотским вопросам не у меня! От избытка чувства гордости, прижалась к герою и победителю, сильнее. Подрожала, поняла, что в процессе дрожания участвую в гордом соло, и была вынуждена сознаться:
        - Дико боюсь змей.
        Не вникнув в суть проблемы, тысячник уведомил:
        - Две головы ожидают князя у двери.
        Запрокинув голову, посмотрела на него, просто посмотрела, верещать «Что?» сил уже не осталось.
        - Я к тому, что змей больше не будет,  - очень сдержанно пояснил Навьен.
        - Но по дому бродят два обезглавленных трупа и это норм, да?  - не знаю, с чего решила поязвить.
        Вампир пожал могучими плечами, и ответил абсолютно честно:
        - Да.
        Твою мать, с кем я вообще разговариваю? Вампиры, что б их!
        Гордо отшагнула от Навьена…
        Вспомнила про змей…
        Еще более гордо шагнула обратно, прижалась к вампиру и подумала «Так, мюсли ест, со змеями разбирается, значит норм мужик. Как сказала бы бабушка - надо брать!».
        - Каиль,  - осторожно позвал тысячник.
        С другой стороны - головы отрывает как за здрасти, а с маньяками я предпочитаю встречаться исключительно, когда они уже в наручниках. Ну или когда у меня наручники с собой. Или…
        - Слушай, давай, когда все это закончится, ты меня поужинать пригласишь. Ну так, если выдастся свободный от отрывания голов вечер,  - даже не знаю, почему это сказала.
        Змеи, замужество, стресс и все такое. Опять же доктор Савадж, невозмутимо поедающая пиццу в обществе трупов. Жуткий день сегодня выдался, и вчерашний был не лучше. И…
        Зверя ощущают по запаху! Я поняла это резко, внезапно, словно молнией пронзило. И случилось это всего за мгновение до того, как в мою склепную комнату вошел князь.
        Отшатнулась ли я от Навьена? Нихрена!
        Я прилипла к нему как банный лист к некоторым округлостям, и если честно - отлипать не было никакого желания! Нафиг! Больше вампиров я боюсь только змей! Внезапно как-то это осозналось, но очень отчетливо.
        А дальше начался треш.
        - Только змеи?  - оглядев комнату, вопросил князь.
        - Наверху взрывчатка,  - ответил ему Навьен.
        Ну, взрывчатка это еще по-божески, это не змеи.
        Князь посмотрел на меня. И приказал кому-то в коридоре:
        - В мой кабинет ее.
        Ну, хоть не в спальню.
        Даркан странно на меня посмотрел.
        Говорить что-либо он не стал, а из темноты змеей выдвинулась рука, и меня утащили. В буквальном смысле. Я просто не перебирала ногами, я как застыла, так меня застывшую и утащили.
        Пронесли по коридору, открыли знакомые мне уже двери, поставили как статую на постамент в кабинет князя, закрыли дверь за моей спиной и…
        Шевеление справа.
        - Маааа… Навьен!!!  - заверещала я.
        Дальше все по накатанной - дверь распахнулась, тысячник, только с виду неповоротливый, молнией пронесся по кабинету! Придушил шесть змеюк! Шесть!
        Когда он отшвырнул последний труп к стене, я сделала самое разумное, что только могла сделать - вернулась к тактике «банный лист» и все такое. И идите нахрен все, но на Навьене, походу, самое выживательное место, а во всех остальных - змеи и вампиры!
        Ворвавшийся одновременно с тысячником князь, к стене швырнул девять трупиков, но фигня, меня не проведешь, я уже в курсе кто тут реально выживательный, а кто… А кто не успел, тот не успел!
        И считавший мои мысли Даркан, застыл, гневно глядя на меня, а я… я…
        - Иди нахрен!  - сообщила кровососу.  - Я больше чем вас, только змей боюсь!
        Интересно, а если я в Навьена вцеплюсь реально как клещ, руками, ногами и зубами, меня на нем оставят?
        - Нет!  - прошипел Даркан.
        А по барабану!
        Я вцепилась в Навьена с жесткой установкой - тут самое безопасное место! Окоп. Бруствер. Бомбоубежище. Моя тайная комната на случай атомного взрыва!
        Тем обиднее было в момент, когда меня жестко и бескомпромиссно отжали с чувством, толком и расстановкой рейдерского млин захвата, и утащили в спальню, где попытались водрузить на пол. Да счас! Уже ученая! И я вцепилась уже в князя, руками, ногами, но не зубами, он не Навьен все-таки, зубами в него не хотелось, а вот огромная королевская кобра на кровати брезговать не собиралась.
        - Мааа… Навьен!  - заорала я, не выпуская князя из захвата.
        Тысячник ворвался в спальню, и… тут была не одна кобра, а две. И еще несколько маленьких крохотных, но ядовитых змей.
        ***

        Когда-то давно читала одну историю, про женщину из тропической страны, которая пошла в туалет, открыла крышку унитаза… а там кобра. Жутковатая история. Но все о чем я могла сейчас думать, так это - как эта женщина жила дальше? Это ж перепуг на всю жизнь. Это ужас! Это страх, который не отпускает, и ты как ненормальная вздрагиваешь от каждого движения, а шорох ползущих змей - он же постоянно чудится!
        - Княгиня, успокойся,  - произнес Навьен, осознавший, что у меня опять зубы стучат об чашку.  - Хочешь, покажу фотки с мест убийств?
        - Хочу!  - я уже на все была согласна, только бы не думать о змеях.
        Я сидела на столе тысячника в его «оупен офис». Прямо на столе и сидела. Забравшись на стол с ногами. Устроилась, скрестив ноги, радуясь тому, что чай теплый, халат теплый и чашка с чаем в моих руках тоже теплая.
        Навьену, правда пришлось передвинуть экран компьютера и клавиатуру, освобождая место для меня, и тут еще сидело дохрена упырей вокруг, но… мне было плевать, как на меня смотрят, плевать, что сижу на столе, плевать на все. Меня трясло. Все еще трясло.
        А еще у меня был вопрос - откуда они узнали про змей?
        Не про пауков, не про клопов, не про все остальное, с чем бы я в принципе справилась, а про змей! Именно про змей. Откуда?
        Посмотрела на Навьена, который подбирал для меня самые видимо приличные изображения, и… Вот есть момент, который меня как-то очень смутно, но все же напрягал - князь доверял своему тысячнику абсолютно и полностью. Уверенное, убежденное, совершеннейшее доверие.
        И, кажется, самому Навьену от этого было только хреновее. Хреновее настолько, что он больше в принципе не смотрел мне в глаза. Не называл по имени. Берег и охранял как самую хрупкую фарфоровую статуэтку, но… он больше вообще не смотрел мне в глаза.
        С того момента, как Даркан передал ему меня, чуть ли не с рук на руки, Навьен словно замкнулся. Он был рядом, вот руку протяни и дотронешься, но вместе с тем, он выстраивал барьер между нами, возводил его отгораживаясь все больше и больше. И если бы он не был вампиром, я бы сказала, что он ощущает себя предателем. Тем, кто предал доверие своего… хозяина, господина, друга?
        Разобраться в его отношениях с князем было проблематично. С одной стороны Навьен проявлял искреннюю заботу о князе, с другой… просто больше не смотрел мне в глаза.
        Странная ситуация. Странная иерархия. Странное… все.
        И ком странностей только нарастал.
        Еще ночью князь допросил… головы.
        И я вот все думала, к чему вампирам головы отрубают, а оказывается - князья вполне себе способны допрашивать эти «мертвые души».
        В итоге моя бывшая горничная поведала, что заказала доставку змей, после чего, прямо как было, с ящиком в руках, походила и порасскидывала этих ползающих. Ну ладно, допустим, я в это поверила. Допустим, даже поверила, что вторая горничная, подложила взрывчатку.
        Но вот чего я не могла понять - зачем?!
        Для чего, в чем логика, какой резон был так подставляться? Вроде вампиры высшая ступень эволюции и все такое, а эти даже на камеры запалились, собственно, поэтому Навьен их и нашел.
        И это все отчетливо отдавало - подставой!
        Основательной, лютой подставой. Ну не могли вампирши, которые вполне себе в курсе последствий подобного, взять и самостоятельно все это спланировать и воплотить. Никак не могли. И мотивация «Мы защищали дом Даркан»  - тупейшая мотивация.
        Опять же - о том, что меня будут охранять, они знали. О том, что любой вампир ощутит присутствие других живых существ в помещении - тоже знали. И тогда вообще не ясно, к чему все это? Акция устрашения?!
        Видимо так. Потому что чем больше я об этом думала, тем больше понимала - меня хотели запугать. До ужаса. До паники. До истерики.
        Ради чего?!
        Причем ударили четко - по моей, пожалуй, единственной фобии. Кто мог знать об этом?
        И вдруг очень ясно перед глазами пронеслась картина: Я, тогда еще практикантка, убийство в зоопарке, которое сначала приписали вырвавшемуся из клетки ягуару, но наши криминалисты мужики бывалые, то что это были вампирские клыки определили быстро, и почти мгновенно дело было передано в ВСБ. Это было лето. Стояла невыносимая жара. В зоопарке откровенно воняло - животными, навозом, потом, над трупом жужжали мухи, их становилось все больше. Потом появились вампиры. Я, как и все, отошла, позволяя кровососным спецам заняться упаковкой трупа, и резко отпрянула, едва поняла, что позади меня террариум. Не заметила сразу. А там одна из змей поползла чуть ли не по стеклу…. это смазанное угрожающее шевеление. Перепугалась дико. Врезалась невольно в лорда Сторса, появившегося со своими специалистами, извинилась, и спросив разрешения капитана Маера, быстро ушла в служебную машину.
        Вот и все.
        Для меня это было все.
        Каким образом глава ВСБ вообще понял, что я испугалась именно змей?
        - О чем задумалась?  - спросил Навьен.
        Посмотрела на него. Он смотрел исключительно в экран.
        Я на него.
        Он в комп.
        Я… вспомнила, как подчинилась приказу князя, и будто марионетка, повинуясь его словам, пошла в столовую и села. И я не смогла даже носок поправить до тех пор, пока не выполнила приказ.
        - Слушай,  - придвинулась ближе,  - вампир может сопротивляться прямому приказу князя?
        - Обычный вампир - нет.
        И тогда Навьен все же посмотрел на меня и спросил:
        - Княгиня, вы же не подозреваете князя?!
        Вообще это была интересная версия, но… накануне, Даркан очень явственно дал понять, что я ему нужна. Более чем нужна. Так что как раз у него мотив отсутствовал.
        - А лорды?  - делая очередной глоток чаю, спросила я.  - Они тоже могут отдавать приказы, которым невозможно сопротивляться?
        Тысячник задумался. Помрачнел и выдал:
        - Теоретически достаточно древние - да.
        - Лорд Сторс?  - был мой следующий вопрос.
        Навьен откинулся на спинку стула, отстукивая пальцами правой руки по поверхности стола какой-то мотив, кажется, вальса, подумал, и ответил:
        - Нет. Почему спрашиваешь?
        Скрывать я не стала:
        - У меня две фобии - вампиры и змеи. Ну как бы даже можно сказать, что змей я боюсь больше вампиров. Но всего один раз, я невольно продемонстрировала это, прошлым летом, в зоопарке, отшатнувшись от террариума и врезавшись в Сторса.
        Взгляд тысячника стал на порядок мрачнее. Но несколько секунд размышлений и уверенное:
        - Это не Сторс. Кто еще из вампиров был в тот момент в зоопарке?
        Если бы я еще и помнила!
        Попыталась, конечно, профессия у меня такая, нужно запоминать и вспоминать, но тогда… Человек ко всему привыкает, но на тот момент у меня еще не было этого чисто профессионального чувства созерцания, без каких-либо эмоций. Это потом труп стал просто трупом, как-то учишься от всего этого отгораживаться…
        В этот момент раздался звонок на телефон тысячника. Вампир резко поднялся, указал на меня своим людям и ушел. Оставляя меня все так же сидеть на столе, и… свой комп не выключенным.
        И вот я вдруг подумала - как далеко простираются рамки дозволенного и допустимого для княгини?
        Решила проверить опытным путем.
        Мягко соскользнула со стола, оставляя на своем месте чашку, пересела в кресло Навьена.
        Вампиры за мной следили, все те пятнадцать индивидов, что занимались контролем территорий дворца, но… Видимо есть что-то такое в статусе «княгини», что мне никто слова не сказал, едва я устроилась перед монитором их руководства.
        И… и собственно, я не могла не воспользоваться подобным шансом.
        Быстрый взгляд на камеры наблюдение, и я засекла, как Навьен вышел из дворца, спустился к князю, который в задумчивости стоял над головами горничных, и что-то обсуждал со своим вторым тысячником.
        Внезапно подумалось - насколько же необычный контраст. Оба тысячника казались огромными. Коротко стриженные волосы, застывшие каменные лица, скупые движения… Князь на их фоне выглядел принцем. Почти принцем… Стройный, даже изящный, с волосами короткими для вампира, но подлиннее, чем у военных, со стильными, элегантными очками в золотой оправе. В нем все было как-то… элегантно. Удивительно гармонично, идеально, правильно. Легкая отрешенность, вдумчивость, внимательность и едва ощутимый, какой-то злой азарт. Это ощущалось. Не знаю как, но ощущалось. Князь пребывал в состоянии ледяной ярости. Основательной настолько, что оба тысячника, несмотря на доверие, держались подальше, видимо тоже чувствуя, что есть грань, тонкая незримая грань, но переступишь - и Даркан начнет убивать.
        И я точно знала, что однажды он убьет меня, а потому…
        А потому я безжалостно влезла в базу файлов Навьена, нашла две папки с обозначением «Сопротивление. Опасно» и «Сопротивление. Наблюдать».
        И едва удержалась от возгласа, едва открыла обе!
        В первой имелись все, вообще ВСЕ сведения о тех, кого я прекрасно знала, потому что… в полиции работает много хороших людей, очень много, и когда мы сталкиваемся с беззаконием охамевших от своей безнаказанности кровососов, мы… делаем все возможное, чтобы помочь тем, кто с кровососами борется. У нас была своя негласная по большей части устная база большинства участников сопротивления, и… у нас была крыса. Крыса, которая сливала инфу вампирам.
        Что ж, теперь крыса была у вампиров.
        Действовала я быстро - закачка обеих папок в «облако», переход на сайт, который знали не многие, связка логин-пароль, и отправление ссылок кэпу Айсвелу.
        Бросила быстрый взгляд, на экран - князь все так же продолжал вести разговор со своими тысячниками. Такой вдумчивый, внимательный, уверенный, излучающий спокойствие неба перед бурей.
        И я знала, прекрасно знала, что если меня запалят за сливом информации, то по головке не погладят, но будем откровенны - на войне как на войне, а в этой войне я не без оснований находилась на стороне человечества.
        И потому, следующим, что я сделала - просмотрела всех, кто имел доступ к этой папке. Список оказался с одной стороны внушительным, в числе пользователей числился даже лорд Сторс, но… одно маленькое «но»  - все они имели доступ к папкам, копий которых никто не создавал. Были уверены, что до компа Навьена никто не доберется? Это вы зря.
        И на моих губах появилась более чем злорадная улыбка.
        «Delete, Delete, Delete, Delete, Delete, Delete, Delete».
        Я уничтожала все, до чего можно было добраться. Добралась до администрирования, и сделала невозможным восстановление файлов.
        А потом я нашла папку «Сопротивление. Уничтожить».
        И выполнила ее предназначение - уничтожила нахрен. Ее, ее базы, допуск к ней, все копии, и я уничтожала все, без возможности восстановления. За несколько минут диверсантской деятельности, я спасла жизни более чем двухсот человек из сопротивления, и это грело душу. Все-таки не зря живу на свете, уже приятно.
        А вот уже после я открыла ту папку, в которой значилось «Княгине», и притянув чашку чая к себе, начала разбираться.
        Первое - пропавшие без вести.
        Когда ты работаешь в полиции, четко знаешь - именно эта категория дел наиболее сложная, но в то же время и наиболее нужная. Она в приоритете. Всегда. Потому что найти убийцу можно в любой момент, а вот спасти похищенного - нет. И порой счет времени идет на часы и минуты, а потому, я, получившая полностью доступ к базе ВСБ, начала прогонять по ней тех, кого не сумели найти в нашем полицейском участке.
        И… это оказалось тяжело.
        Первое дело - Стив Масон, по нашей базе он классифицировался как без вести пропавший, по базе ВСБ - убит. Труп в морге. Не в том, вампирском, а парой этажей ниже. Поставлен в очередь на кремацию.
        И все бы ничего, наверное, как бы все равно происходит профессиональная деформация, и ты привыкаешь видеть смерть, видеть трупы, но… у этого парня была беременная жена. И родители, у которых он был единственным сыном. А вампиры… у них все просто - кремация и все. Им же плевать. Плевать, что кто-то ждет звонка ежесекундно. Плевать, что беременная девушка, глотая слезы, расклеивает объявления об исчезновении мужа на всех столбах и деревьях. Плевать, что у матери Стива Масона обнаружили рак, но она держится, цепляется за жизнь изо всех сил, потому что ждет… ждет своего сына.
        Интересно, вампиры хотя бы когда-нибудь смотрят на эти объявления «Разыскивается без вести пропавший», или равнодушно проходят, проезжают мимо? А впрочем, о чем это я - это же вампиры! Им плевать. Действительно плевать. Для них люди, это как грязь под ногами, и это… страшно.
        Кусая губы, я вышла на сайт полиции, вошла в свой кабинет, и начала по пунктам:
        «Стив Масон - мертв. Труп у вампиров, еще не кремирован…»
        Вот и все, что я могла для него сделать. И я не знаю - правильно это или нет, ведь… его жена была на последних месяцах, и у нее все еще была… надежда.
        И вот эта надежда сверкающими крыльями распахнулась за моей спиной, когда я вбила второе имя «Лесия Никстон» и обнаружила и его, и статус: «Игрушка. Владелец Анастиан Шеайрон».
        Потрясающе просто!
        Абалдеть!
        Слов нет! Слов просто тупо нет!
        - Мне нужен телефон,  - сообщила я, сидящим за мониторами вампирам.
        Мне принесли стационарный. Не проблема. В досье на лорда Шеайрона имелся и его адрес, и его мобильник.
        Я набрала номер, и едва на том конце ответили, максимально вежливо сообщила:
        - С вами разговаривает княгиня Даркан.
        Тишина, затем осипшее:
        - Служу Великому дому.
        На этом моя вежливость дала сбой:
        - Лесия Никстон. Отвести к родителям. Сейчас. Немедленно. И выплатить моральный ущерб. У тебя час, тварь недоделанная. Один час, и если девушки не будет дома через час, я тебе лично голову оторву. А впрочем, нет, не я, мы с Навьеном подъедем! Понял? Ты все понял?
        - Да, княгиня.
        Я положила трубку.
        Ну я вам устрою, упыри оборзевшие!
        Бросила взгляд на монитор видеонаблюдения - вампиры все так же теряли время на болтовню.
        Отлично, мне бы еще часик.
        И я продолжила.
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан. Упырь, у тебя проблемы!
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан. Четыре человека в прислуге? Вы знаете, есть специальные конторы для найма работников, а вариант с похищением - противозаконен. У тебя час, кровосос гребанный, что бы отпустить всех!
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан. По моим данным, на данный момент у вас, против собственной воли и законодательства находятся две девушки. Тварь клыкастая, я тебя нашинкую, понял?!
        Присутствующие вампиры неоднозначно реагировали на происходящее, несколько вампиров вообще работать перестали, пара упырей вышла, один попытался вызвать начальство, но они все еще были заняты, так, что я отрывалась основательно.
        Имена, имена, имена. База ВСБ, которую я умудрилась скопировать и прислать капитану Айсвелу. И звонок на мой стационарный телефон.
        Я подняла трубку.
        На том конце находился лорд Сторс, и вот он был уверен, что разговаривает с Навьеном, а потому:
        - Отбери у нее телефон. И да, ваша «избранная» взламывает пароли и систему.
        Я промолчала.
        - Навьен,  - прошипел лорд Сторс,  - это против наших правил!
        И вот тогда уже я ответила:
        - Напротив. Насколько я успела изучить ваши традиции - у меня есть право убить любого из вас. Абсолютно любого. Без причин и мотивов. Что-нибудь еще, лорд Сторс?
        На том конце воцарилось молчание.
        - Кстати,  - пока не забыла,  - помните, мы с вами имели возможность испытать все прелести крайне неприятной встречи в зоопарке. Помните?
        - У меня абсолютная память, княгиня,  - сухо ответил вампир.
        - Отлично!  - воодушевилась я.  - Мне нужны имена всех вампиров, кто присутствовал на тот момент. Вообще всех.
        Злой судорожный выдох и вопрос:
        - Только сотрудников ВСБ или всех представителей моей расы, которые находились там?
        - Всех. Жду.
        И сбросив его вызов, я продолжила.
        Быстро, не отвлекаясь, вообще про змей забыв. Вероятно, проползи сейчас по моей ноге мерзкая гадина, я бы стряхнула ее не глядя, потому что… я спасала жизни. Чужие, частично сломанные, но жизни. И на листке возле клавиатуры список тех, кого удалось найти живыми - он рос. Он рос, он дошел до конца листа, он заполнил вторую его сторону почти до конца, когда лорд Сторс прислал список.
        Он был поделен на две части - сотрудники ВСБ и присутствующие в зоопарке в тот момент вампиры, и… Я уже знала, что великих домов пять. И даже названия их знала - Даркан, Харнан, Эторс, Текрад, Мортем. Еще я отлично помнила, то, что рассказа Малисент - « У нас три касты. Низшая - это вы, люди. Средняя - это обращенные. У них нет семьи, но они обязаны подчиняться своему князю, в смысле князю того вампира, который их обратил. И так как у них нет семьи, они не могут ее опозорить и… они свободные, могут ездить самостоятельно, могут ходить по магазинам, могут выбирать любовников, иногда, если они достигли определенного возрастного порога и социального положения, им удается заключить брак с истинным вампиром. И третья - высшие, то есть рожденные вампирами. Мы, такие кто рожден в семье, должны постоянно беречь честь семьи и… мы не покидаем дом, без сопровождения мужчины, отца, брата, или охраны. Нельзя».
        И вот он интересный парадокс, что, в таком случае, в зоопарке делала княжна Сессилия Мортем?
        И вот он выбор - я могла написать Сторсу, могла продолжить спасать людей из моего списка, а я из ста двадцати дел обработала только половину, или…
        Или есть шанс совместить?
        Я нашла номер Сторса, позвонила, и, продолжая вбивать в поиск имена без вести пропавших, спросила:
        - Лорд Сторс, а вы не подскажете, что в зоопарке делала Сессилия Мортем?
        Пауза.
        Я за эту паузу нашла еще двоих… в морге. Черт! В морге!
        - Едва ли я могу подсказать подобное. Она княгиня, как и вы, у нее есть некоторые… привилегии.
        - К примеру, гулять по вонючему зоопарку в разгар летней жары?  - поинтересовалась я.
        Третий труп. Настроение катилось вниз все стремительнее.
        - К примеру, если вы вспомните тот труп… - просто намекнул Сторс.
        Труп я помнила. Труп был высосан. Это в принципе и вынудило мое руководство, отдать дело под юрисдикцию ВСБ. Но…
        - Во-первых, высшие вроде насколько я знаю, кровь не пьют,  - сказала я, вбивая в строку поиска по базе следующее имя,  - во-вторых, труп провалялся там несколько часов прежде, чем был обнаружен. Вы хотите сказать, что все эти часы, Сессилия Мортем сидела в тенечке, попивая коктейль?!
        Едва слышная усмешка и уточнение:
        - Кровавый коктейль. Со льдом и кровью. Еще вопросы?
        И в этот момент вернулся Навьен.
        - Нет-нет, спасибо, благодарю за помощь,  - сказала я, кладя трубку на аппарат.
        Навьен же подошел, посмотрел на своих подчиненных с медленно округляющимися глазами, потом на меня, с видом полной наивности и безмятежности восседающую за его рабочим столом, а после…
        База выдала новое имя.
        Твою мать!
        Я схватила трубку, набрала номер и начала как всегда вежливо:
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан. Шестнадцать борцов тяжеловесов? Нелегальные бои?  - но далее сорвалась:  - А ты не охренел ли, упырь недобитый? Слушай сюда, тварь, у тебя час на то, чтобы отпустить всех, уплатив за моральный и физический ущерб. Час! Ты понял меня, трупак ходячий, твою мать?
        На этом у меня отобрали телефон.
        Навьен - предатель кровососный!
        Он прервал разговор, вернул телефон на место, мрачно посмотрел на меня и…
        - Сессилия Мортем,  - сообщила я тысячнику.  - В тот день в зоопарке находилась Сессилия Мортем. Труп к слову оказался делом ее клыков.
        Вампир нахмурился и спросил:
        - Ты уверена?
        - Да,  - тихой сапой возвращая себе телефон, путем передвижения оного по столу, заверила я.  - Сторс сказал, что у него абсолютная память, а у нас есть повод не доверять Сторсу?
        - Нет,  - глухо ответил Навьен, и, развернувшись, быстро покинул помещение.
        Алилуя! Телефон снова мой!
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан. Слушая сюда, маразота вампирская…
        Спустя еще шесть звонков, один из присутствующих операторов видеонаблюдения, вдруг сообщил:
        - Сессилия Мортем навещала вдовствующую княгиню Даркан утром, в девять часов.
        Мне сообщил.
        Я подскочила, подбежала к нему, замерла, просматривая видеозапись, которую мне демонстрировал вампир. Сессилия оказалась красивой. Потрясающе красивой. Совсем молоденькой, я бы сказала, что по возрасту, она была как Малисент.
        - Одна из претенденток,  - произнес охранник,  - но выбор князя пал на леди Малисент.
        О, да, и закончился мной.
        - Просмотрите, пожалуйста, с кем она контактировала,  - попросила я.
        И вернулась за свое «рабочее место». Просто вампирский заговор вампирским заговором, покушения на меня - ну, рано или поздно покушение закончится убийством, а вот людей надо было спасать. Всех кого возможно. Всех кого смогу. Всех, кого сейчас кроме меня спасти больше просто некому.
        Следующее имя, новый номер телефона и:
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан.
        В полиции учат давить. Конечно, в рамках закона, конечно, не всех, но были те, кого мы раскалывали на допросах не жалея. Рецидивисты, маньяки, убийцы. Сейчас я не жалела никого, потому что лично для меня вампиры были просто три в одном - и рецидивисты, и маньяки, и убийцы. Жалеть? Нахрен! Я вытаскивала всех, кого только могла, потому что отчетливо понимала - мне этого не простят.
        Навьен еще может быть и войдет в мое положение, а вот князь… мне хана. Абсолютно и точно капец мне, но:
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан.
        И еще две жизни. Две спасенные жизни.
        Инфу я сливала и капитану Айсвелу, и сейчас наши фактически мотались от одного адреса к другому, подбирая, забирая, спасая.
        В один из элитных коттеджных вампирских поселков попасть оказалось не так просто, но статус княгини, уверенный голос, неприкрытый ничем наезд - и наших пустили.
        «Живы. Забрали всех»  - прислал мне по личке кэп.
        Господи, мне бы еще немного времени, но…
        Я засекла момент, в который кто-то позвонил князю. Кто-то, кто счел безопасным для себя позвонить Даркану в момент его занятости… Кто-то более чем высокопоставленный, высокопоставленный настолько, что имел возможность позвонить князю лично. На личный телефон князя…
        Дальше… я вздрогнула, когда князь вскинул голову и посмотрел прямо в объектив камеры видеонаблюдения, по полной программе ощутила удушающую волну паники, и все же новый номер, новый вампир и ледяное:
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан.
        Я испугалась. Безумно испугалась, но еще одна жизнь, она стоила того, чтобы даже когда тенью метнувшийся ко мне князь, застыл в дверях, с едва ли скрываемым бешенством глядя на меня. Я… я боролась за своих до последнего.
        - Слушай ты, мразь упыристая, воровать людей - противозаконно. Девушку отпустить немедленно!
        Это все, что я успела сказать - в следующий миг у меня вырвали трубку из рук, и грохнули ее на телефонный аппарат.
        В воздухе отчетливо и жутко, страшным нефтяным пятном разливался ужас. Мне казалось, князь, перегнувшийся через стол и прожигающий разъяренным взглядом, меня сейчас просто убьет, но помощь пришла откуда не ждали.
        - Княгггиня, княжна Мортем контактировала с вдовствующими княгинями дома Даркан, а так же - с двумя казненными горничными. Контакт не только вербальный, она прикоснулась к руке каждой из убитых.
        Даркан замер, выпрямился, гибкий и быстрый, развернулся, подошел к вампиру-охранику, постоял, пока тот демонстрировал ему видеосъемку, а я… я одними губами прошептала охраннику «Спасибо». На бледном лице кровососа едва заметно и всего на миг мелькнула улыбку, а после… не до улыбок тут было.
        Князь достал телефон, набрал номер, и произнес кому-то на том конце провода:
        - Я хочу твою дочь. Сейчас.
        И нажал на отбой.
        - Ура, мы подаем на развод!  - обрадовалась я, не отвлекаясь от закрытия всех окон, которые были открыты, стирания истории браузера, и удалении своего логина и пароля.
        Не то чтобы я реально верила, что развод возможен - это вампиры, у них вполне себе существует «и даже смерть не разлучит нас», но мне нужны были еще секунд тридцать и… Мне их не дали.
        Причем более чем неординарным способом - комп вдруг просто исчез.
        И компьютер, и стол, и даже чашка с недопитым чаем.
        Удар сердца и исчез стул, на котором я сидела.
        Испуганно вскочив, ну в принципе выбор был не большой - я или встаю, или падаю, я в ужасе огляделась… Вампиры исчезли тоже. И лампы дневного освещения. И мониторы. И теперь это была совершенно другая комната. С окнами меньшего размера, зарешеченными стальной кованной решеткой, с ковром на полу, с обоями на стенах, с тяжелыми алыми гардинами, красивыми волнами обрамляющие окна. И мебель. Здесь появилась старинная мебель их красного дерева с позолотой…
        Я растерянно огляделась, потом потрясенно посмотрела на князя.
        Даркан стоял, сложив руки на груди, и мрачно взирал на меня.
        А я стояла, просто в ужасе от всего, и единственная мысль, которая билась в голове, была: «Морфин или героин?» А может ЛСД? Нет, серьезно, я не знала никаких других наркотиков, со столь явственным эффектом изменения восприятия окружающей реальности, и я бы реально подумала, что под кайфом, но… Даркан не менялся. Никак и ничуть. Все та же белоснежная шелковая рубашка, все те же темные брюки с легким блеском дорогой ткани, туфли - современные, очки… ультра-современные.
        - Это не прошлое,  - любезно уведомил меня князь.  - Это реальность. Иная, но реальность.
        Он действительно думал, что меня данная информация успокоит?!
        - Каиль, я не пытался тебя успокоить,  - и князь, просто таки явственно демонстрируя это - сделал шаг!
        Он шаг!
        Меня затрясло просто вот от одного его шага!
        - Ты меня разозлила,  - еще шаг.
        Еще шаг!
        Черт, не успела передать Айсвелу, чтобы меня похоронили рядом с бабушками. Не хочу в вампирский крематорий. Не то, чтобы мне не было все равно, что там сделают с моим телом после смерти, но даже пеплом я бы хотела быть рядом с родными, а не с уродами.
        - Каиль!  - глухая угроза в голосе.
        Я понимала, что бежать бессмысленно. Понимала, что у меня ни шанса на спасение. Понимала. Я все понимала, я большая девочка, но мне вдруг захотелось, чтобы меня убили быстро. Быстро и безболезненно. Я…
        - Ты так и не поняла,  - губы князя Даркан исказила злая усмешка,  - я же сказал «Добро пожаловать в ад». Смерти не будет, Каиль. Не для тебя. Рядом со мной, девочка моя, тебя ждет вечность.
        И от этого его «тебя ждет вечность» по спине побежали мурашки. Я содрогнулась, ощущая как леденеют ладони, и понимая - он не шутит. Он с самого начала не шутил. И… лучше смерть, правда.
        - Ты ее не заслужила,  - обволакивающе мягким голосом произнес князь.
        Такой мягкий полный искреннего расположения тон, такой вызывающий доверия тембр голоса, и разбивающий эту попытку казаться добрым взгляд, за золотой оправой стильных очков… И я осознаю, что Даркан наслаждается. Искренне наслаждается своей силой, своим превосходством, своими возможностями и… моим страхом.
        - Твоим страхом?  - переспросил князь.
        И усмехнулся. Затем снял очки, небрежно отбросил их в сторону, и золотая оправа, блеснув в свете горевших по стенам свечей, исчезла без следа…
        А я вдруг поняла - тут не было свечей.
        Только что - не было.
        А теперь они вспыхивают в подсвечниках, трансформирующихся в факелы… и мы словно проваливались в прошлое, все глубже и глубже. И окружающая обстановка менялась, исчезали изящные кресла и диваны в стиле барокко, на их месте появлялась более грубая и крепкая мебель, а потом…
        Дверь распахнулась, и в комнату влетела вампирша. Она не шла, она именно летела, практически летела - быстрые шаги, плавные движения, белая ночная сорочка и кровь. На губах, на подбородке, и ниже живота так много крови…
        Вампирша, не видя нас, промчалась через всю комнату, и исчезла в дверях, которые распахнулись, стоило ей приблизиться…
        - Расскажу тебе одну историю,  - Даркан, демонстративно засунув руки в карманы, видимо, чтобы не пугать меня, шагнул, с усталой усмешкой во взгляде, и усмешка приобрела оттенок горечи, едва я отшатнулась.  - Так вот об истории…
        Князь двигался с неторопливостью и неотвратимостью палача, идущего к уже связанной жертве.
        - Когда-то давным-давно, в среде вампиров главенствовала идея о чистоте крови.
        И Даркан вдруг оказался рядом со мной, так быстро, и так близко, что я отшатнулась, и он обнял меня за талию, удерживая от падения. Удержал… и вовремя - из тех дверей, откуда выходила окровавленная вампирша, появился ползущий ребенок.
        И он полз жуткими, рваными, пугающими неестественными движениями!
        Он был новорожденным! Он был настолько новорожденным, что все еще был покрыт кровью и слизью, но… он уже был убийцей.
        Он был убийцей! Потому что крохотный ротик был приоткрыт, в нем сверкали клыки, а следом, в комнату, ввалилась и рухнула женщина с разорванным горлом. Она упала, сотрясаясь в агонии, а Даркан произнес:
        - Ты имеешь честь наблюдать первого из князей Даркан.
        Малыш остановился, оскалился и прыгнул - туда, за двери, вслед за… матерью? Крики ужаса! Вопли! Предсмертные хрипы… расползающийся страх!
        Даркан же продолжил совершенно равнодушный к происходящему:
        - К моменту возвращения его отца - во дворце не осталось живых. Никого. Однако в схватке «новорожденный против многолетнего вампира», победил, естественно лорд. Но убить собственного сына? Последнего из тех, кто хранил его кровь? Было бы неразумно, ты не находишь?
        Я не находила, я дрожала всем телом - оказывается есть штуки, которые будут пострашнее змей.
        - Малыша заперли,  - продолжил Даркан, скользя пальцами по моей щеке,  - спустя положенное время он обрел разум, как впрочем, и все дети. Вот только сила… его сила превосходила, возможности его отца. Многократно. И потому, род Даркан вскоре стал - княжеским.
        Этот, в будущем собирающийся стать князем, в данный момент - раздирал на части обитателей замка! Там вопли были! И крики! И мольбы о спасении! И предсмертные хрипы!
        - Да, жутковато,  - усмехнулся вампир,  - но большие победы, требуют больших жертв. Род Даркан свою цену заплатил сполна, но сам первый князь задался вопросом - каким образом он, новорожденный малыш, обрел столь значительную силу… И,  - странная улыбка,  - сначала причиной сочли близко родственные связи. Кровосмешение в принципе ни к чему хорошему не приводит, но… Спустя некоторое время появился новый князь - князь дома Мортем. Готова это увидеть?
        Я отрицательно мотнула головой, но если бы еще кого-либо интересовало мое мнение - обстановка вокруг начала меняться стремительно, а после… Крик. Надрывный, натужный, и после стон освобождения… Это была спальня, там, на постели лежала вампирша, мокрая, вспотевшая, покрытая капельками пота, окровавленная и произведшая на свет ребенка…
        И все бы ничего, но… это была та же самая вампирша, которая родила первого монстра!
        - Занятно, не находишь?  - поинтересовался князь.
        Занятно?!
        Я, пребывающая в объятиях Даркана, себя ощущала в безопасности, но это я… а вампирши в родовой еще не знали, с чем столкнулись…Повитуха отрезала пуповину, бережно понесла малыша к кроватке и…
        Все пошло не так, с момента, когда она перерезала пуповину, потому что малыш мгновенно открыл глаза… дальнейшее… Было, наверное, предсказуемо. Первой он разодрал горло повитухе, затем кинувшимися кто наутек, кто к нему служанкам, а убив всех монстр прыгнул на кровать и стоя на четвереньках, застыл напротив матери.
        Мать, вампирша с проседью в волосах, хрипло произнесла:
        «Лучше бы я сдохла еще тогда!»
        Я внезапно поняла, что жду, когда он на нее набросится и убьет. Стою и жду. Жду этого. С ужасом, с неизбежностью, но… жду. А мелкий монстреныш вдруг подполз к матери, забрался на нее, улегся на грудь, достал одну из них и начал есть. Молча, обиженно и сосредоточенно.
        - Князь дома Мортем,  - любезно сообщил мне Даркан.
        А я… я смотрела на женщину, и вдруг поняла - она не вампирша. У вампирш не бывает седых волос - у нее были! Немного, но были…
        - Очень верное наблюдение,  - насмешливо уведомил князь.
        А женщина на постели, осторожно обняла своего ребенка, погладила по спинке, улыбнулась, глядя как он сосредоточенно ест, и с обреченностью, которая бывает лишь у тех, кто полностью смирился со своей участью, обняла чудовище. Чудовище погладил маму окровавленной ладошкой, и продолжил есть.
        Несмотря на весь ужас, выглядело трогательно…
        - Он ее потом убьет?  - едва слышно, очень сильно опасаясь, что меня услышат, спросила я.
        - Он? Нет. Он будет защищать свою мать до последнего. Новый князь Мортем, убийца собственного отца.
        Объятия князя стали чуть сильнее, и он продолжил:
        - Видишь ли, Мортем выкрал ее. Выкрал, намереваясь в нужный момент выдвинуть этот козырь тому, кто потерял любимую женщину. У клана Мортем были весьма далеко идущие планы, но когда стало известно о способностях ребенка, которого родила эта женщина, планы… изменились. И лорд Мортем приложил все усилия к тому, чтобы получить дитя от нее. Получил. На рассвете малыш вырежет подчистую всех, кто когда-либо причинял вред его матери. Сыновья всегда мстят за матерей, Мортему следовало бы это учесть.
        Ужас…
        Но все равно есть вопрос:
        - Сейчас существует пять княжеских домов,  - вспомнила я.
        - Да,  - подтвердил Даркан,  - новый князь дома Мортем очень ответственно подошел к выбору мужей для трех своих дочерей, так появились князья Харнан, Эторс, Текрад. Но дом Даркан доминировал даже при таком раскладе.
        Вампир помолчал и добавил:
        - Многие вампирские семьи пытались и пытаются повторить то, что когда-то возвеличило роды Даркан и Мортем, но, уже восемьсот лет как - безуспешно. Более того - дом Мортем раз за разом предпринимает попытки стать сильнее.
        - Дда?  - меня уже трясло.  - Но, почему первые князья раз уж они рождены одной женщиной, не равны по силе?
        Тихая усмешка и снисходительное:
        - Смотри внимательно.
        И мы оказались вновь в той, прежней комнате, куда стремительно вышла не вампирша, а все-таки женщина. Почему я сочла ее вампиром?
        И вдруг поняла - она была бледнее сорочки, в которую оказалась одета, и у нее был застывший, остекленевший взгляд.
        - Ментальный приказ Мортема,  - мягко скользнув губами по моим волосам, прошептал князь.  - Пока в ней был ребенок, она могла ему сопротивляться, но едва родила… И малыш остался один. Абсолютно один. Озвереть в такой ситуации… неудивительно, согласись.
        Да как по мне зверства тут было и так более чем изрядно!
        - Зачем ты показываешь мне все это?!  - спросила, пытаясь дышать как можно реже.
        Потому что аромат князя Даркана, как яд, проникал все глубже…
        Резонный вопрос, кстати. Честно, есть вещи, которые я не хотела бы знать в принципе! Вообще никогда.
        - Потому что,  - резкий разворот, и князь прижался к моей спине,  - одна маленькая глупая княгиня сегодня, со всем тщанием, старанием и целеустремленностью, ринулась высвобождать… пусть будет рабов.
        И… до меня вдруг начало доходить…
        Меня начало накрывать ужасом осознания происходящего!
        - Тттоесть,  - прошептала, в ужасе,  - раз обычная женщина смогла родить двух князей, то остальные упыри пытаются повторить успех данного сомнительного предприятия и… и…
        - Именно так,  - подтвердил князь.
        Убрал волосы с моей шеи, перекинув их на другое плечо, и скользя губами по обнаженной коже, продолжил:
        - Имеет ли дом Даркан право лишать иные вампирские кланы надежды? Теоретически - нет. Чистокровные вампиры равны. Но фактически… фактически, Каиль, я сильнейший из вампиров. Бросить вызов мне - идиотов нет. А потому все те, кому ты сегодня столь нелюбезно угрожала, естественно поспешили выполнить твой приказ. Но… я даже не знаю, какими словами передать тебе, что подобное - является унизительным. Более чем унизительным.
        На миг я застыла.
        Но только на миг!
        Резкий разворот в кольце его рук, гневный взгляд и разъяренное:
        - Вы живете в правовом государстве! Да, у вас больше прав, да, уровень коррупции который вы внедрили, зашкаливает, и вы давно возомнили себя королями жизни. Но! Вы живете в правовом государстве! Воровать людей - запрещено законом! Удерживать людей против их воли - запрещено законом! Унизительно?! А жениться на женщине против ее воли не унизительно?! Я вот, между прочим, чувствую себя более чем униженной! И лапы убрал от меня, кровосос недоделанный!
        И он действительно убрал.
        В следующий миг интерьер начал меняться вновь, и вскоре мы уже стояли в том же пункте видеонаблюдения замка, операторы видеонаблюдения старались не смотреть на нас, а… за окном несмотря на ночь, становилось как-то темнее.
        - Навьен,  - не отрывая от меня взгляда, произнес князь,  - я в склеп. Следи за ней.
        И взбешенный вампирский монстряга, не скрывая собственной ярости, покинул помещение. Навьен, отошедший с пути, когда князь выходил, медленно подошел ко мне, и спросил:
        - Что вытворила?
        Ну, если так, вкратце - подставила весь ваш клан под удар. Если подробнее - князю скоро наступит трындец, причем полный. А если откровенно:
        - Навьен, а можно мне еще чаю?  - спросила я, осторожненько возвращаясь за стол, и занимая его место.
        А дальше список, телефон, моя очаровательная улыбка застывшему тысячнику, набранный номер и:
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан. Короче так, мразь вампирская, по моим данным у вас содержатся две девушки двадцати трех и двадцати пяти лет. Тварь, испытать все прелести отрывания головы хочешь?..
        Когда я повесила трубку, Навьен произнес:
        - Княгиня, а… это согласовано с князем?
        - Конечно!  - с самыми честными глазами заверила я.  - Прямо так и сказал «Каиль, я сильнейший из вампиров. Бросить вызов мне - идиотов нет».
        И главное почти же не вру. Фраза дословная. Из контекста немного вырванная, правда, но дословная же.
        Хотя один момент все же уточнила:
        - Князь сильно занят?
        Навьен, с нескрываемым подозрением глядя на меня, все же ответил:
        - Часа на три.
        А, ну и кто им тогда доктор?
        Новый номер, и едва на том конце подняли трубку, мое привычное:
        - Добрый день, с вами разговаривает княгиня Даркан.
        Имелось подозрение, что меня за такое убьют. Еще имелось предположение, что у князя Даркана теперь будут большие, очень большие проблемы, и мне, возможно, должно было бы быть стыдно - но не было.
        «Она низшая. Что-то вроде животных. Разве вам требуется согласие собаки, которую вы решили взять в свой дом?»
        За собаку, князь, несут ответственность ее хозяева. И раз уж назвал меня собакой - огребай последствия. А мне лично, в данный момент плевать на любые моральные аспекты происходящего - все чего я хотела, это спасти людей. Как можно больше людей. Потому что я точно знала - меня уже никто не спасет.
        Ушедший за чаем лично, никому больше он не доверял, Навьен вернулся к тому моменту, когда я уже почти все закончила, и на проводе у меня теперь был… Мортем. Ничего личного, кроме разве что:
        - Слушай сюда, упырь! Мне плевать, куда там твоя кровососная доча едет! У тебя пятнадцать челов в подвале. Не охренел, нет? Выпустить всех! У тебя час, мразь! Час, понял меня!
        На том конце, неожиданно, впервые за все время прошипели:
        - Княгиня, а не охренела ли ты?
        Охренела, и еще как, но у тебя, тварь, пятнадцать человек!
        - Мне позвать мужа?  - мило поинтересовалась я.
        - Сука!  - послышалось на том конце. И тут же:  - Нет, привлекать князя не стоит, ваша просьба будет выполнена. Исключительно… в знак уважения к дому, которому так сильно не повезло с… княгиней!
        И я повесила трубку.
        Передо мной стоял Навьен. В его руке была чашка, которая лопнула, и теперь спадала на пол каплями чая и осколками фарфора. Сам тысячник был в бешенстве.
        И тут мой, уже чуть ли не самый любимый охранник, сообщил:
        - Княгиня, прибыла княжна Мортем.
        Я же подумала - это Навьен еще не видел, что я его систему почти грохнула и несколько баз, которые они годами собирали, стерла нафиг. Но… К дьяволу моральные терзания - у меня их в отношении вампиров не было. Хватит, насмотрелась, наелась, нахлебалась уже! Я вообще в полицию пошла, чтобы людям помогать, но за одну сегодняшнюю ночь мне удалось спасти больше, чем за годы работы. И… это с одной стороны радовало, а с другой - твари! Безжалостные, ублюдочные экспериментаторы! Они же не возвращают девушек после домой. Они никого не отпускают, даже если и эксперимент по «рождению монстра» проваливается… Они просто убивают. Они, нахрен, убивают, а кто-то ждет дочь, сына, отца, мать всю свою жизнь, вздрагивая от каждого телефонного звонка, дыша надеждой, теряя ее по капле с каждым днем… Вот это страшно. Это, а не то, что у князя Даркана теперь будут проблемы.
        - Вызови вдовствующую княгиню,  - приказал охраннику Навьен.
        Но…
        Но…
        Но я еще помнила тот труп в зоопарке!
        Между прочим молодой пацан был, лет двадцать всего. На виолончели играл. Единственный сын у родителей. И как же было мерзко, глядя на их безутешное горе, осознавать, что ничего не можешь сделать.
        В смысле «не могла». В прошедшем времени.
        А вот в настоящем очень даже и попробую, терять все равно уже нечего.
        - Я ее встречу,  - заявила Навьену, освобождая его рабочее место.
        Тысячник ожег предостерегающим взглядом, но кто-то уже все решил, и я гордо отправилась к двери.
        - В халате?  - прошипел Навьен, когда я проходила мимо.
        - А что? Я дома, имею полное право походить и в халате.
        ***
        Княжна Мортем была красива. Жгучая брюнетка с ухоженным каре, обрамляющем ее лицо двумя длинными прядями, подчеркивающими алебастровую кожу. Девушка была… сногсшибательна, откровенно говоря. Белая рубашка подчеркивает грудь тремя расстегнутыми сверху пуговками и идеальными выточками, пояс юбки обхватил тонкую, настолько тонкую, что ее могла бы наверное обхватить пальцами даже я - талию, короткая клетчатая юбка с плиссировкой, короткая до неприличия, черные чулки, высоченные каблуки черных лаковых туфель. Красные полные манящие губы, длинные ресницы, тонкие пальцы, черный лак на ногтях и… алый блеск черных глаз.
        Вот по факту, чисто визуально - она была краше даже Малисент.
        Но эти красные глаза… нечеловеческого в княжне Мортем было слишком много для того, чтобы я могла назвать ее действительно красивой. Это тоже была своеобразная красота, конечно, но… Малисент была как роза, а эта как ядовитый кактус. Причем весь ядовитый, не только там шипы, но и сам цветок.
        А я… я…, помятая после бессонной ночи, всклокоченная и вообще не видевшая сегодня зеркала, в розовом пушистом домашнем халате, белых носках и черных кроссовках. Еще я догрызла ногти, пока звонила всяким упырям.
        И к слову об упырях.
        - Княгиня, я польщена встречей! Вы…ммм… прекрасно выглядите!  - Сессилия произнесла это так, что я себя сразу на порядок уродливее ощутила.
        Но… Это для нее я была страшной человеческой женщиной, непонятно с чего ставшей женой самого влиятельного кровососущего дома, а вот она для меня - тварью, потягивающей кровавый коктейль из того, кого она только что убила.
        - Княжна,  - я заставила себя улыбнуться, да, не знаю как, но заставила,  - благодарю, за… непередаваемо волнительную ночь, это было прекрасно.
        Повторять главное не надо, пожалуйста, а то пристрелю же, тварь… впрочем ты и так вряд ли уйдешь отсюда живой.
        И вампирская девчонка, удивленно моргнула.
        Черт, интересно, а она тоже мысли читает, или как?
        - Княжна Мортем, очки!  - произнес не отходящий от меня ни на шаг Навьен.
        Я оглянулась на него и тихо спросила:
        - А очки это что?
        - Дань уважения, правило хорошего тона. И да, княжна способна читать ваши мысли, княгиня. С расстояния пятьдесят шагов, но способна.
        О, какая интересная информация…
        Ну что, мразь, вот мы и встретились!
        Сессилия вздрогнула, и испуганно посмотрела на Навьена.
        - Очки надевать совершенно не обязательно,  - практически прошипела я.
        И вот я сейчас была настолько злая, что даже появись на моем пути кобра - пристрелила бы не глядя. Потому что единственной на кого я сейчас смотрела - была эта упыринная тварь!
        - Артур Сендман,  - произнесла я, все так же пристально глядя на нее,  - двадцать лет, звезда консерватории, увлеченный, молодой, безумно талантливый виолончелист и совершающий свои первые шаги композитор. Его мать, Адель Сендман, получила травму при родах, и держа на руках сына, уже знала - он навсегда останется ее единственным ребенком. Она любила его самозабвенно, посвящая ему все силы, все время, даря всю свою любовь. И мальчик, которого с рождения называли особенным и единственным, рос на радость родителям. Золотая медаль в школе, блестящее поступление в университет, дипломы, награды, и сольные партии на концертах консерватории. И мне бесконечно интересно - что ты, тварь тупорылая, чувствовала, когда убивала того, кто был не то, что в сотни - в миллионы раз талантливее и важнее для мира, чем ты?!
        Щека вампирши дернулась, как от удара.
        - Княгиня!  - прошипел за моей спиной Навьен.
        Я помню, что я княгиня, прекрасно помню, этим и пользуюсь.
        Но, как оказалось, княжна тоже оказалась не робкого десятка.
        - Это… прямое оскорбление, княгиня!  - прошипела она.
        Оу, даже так.
        - Ммм,  - я безмятежно преодолела еще несколько ступеней,  - значит, вы признаете себя виновной в убийстве Артура Сендмана, княжна Мортем?
        А мысленно… Ну давай, тварь, выкручивайся.
        - Интересно, каково это? Смотреть на парня, и понимать, что не стоишь даже его мизинца?
        Сессилия вдруг криво ухмыльнулась, и произнесла:
        - А это вы мне расскажите, княгиня? Каково это, стать женой мужчины, зная, что вы не достойны целовать даже песок… по которому он проехал на своем автомобиле?..
        - Княжна!  - прошипел уже ей Навьен.
        Но, кажется, мы обе уже завелись основательно.
        - Это - шикарно, малышка,  - сладко прошептала я.  - И, знаешь,  - я протянула руку, провела пальцами по периллам, вновь посмотрела на вампиршу,  - отдельное удовольствие осознавать, что этот потрясающий мужчина предпочел меня, такой твари как ты!
        И она бросилась на меня.
        Смотрелось это жутко - красивая девочка-куколка в единый миг обзавелась сухой жилистой мускулатурой, рвущей ее одежду в лохмотья, клыками и выдвигающейся челюстью, ее кожа приобрела красновато-кирпичный оттенок, и чудовище с багровыми глазами ринулось на меня.
        Никогда не видела князей в их боевой ипостаси… кошмарное зрелище.
        И, если честно, я рассчитывала, что это будет последнее зрелище в моей жизни. О том, что князья сильнее обычных, пусть даже и древних вампиров, я знала. Так что простой расчет - она, я… моя голова, радостно подпрыгивающая на ступеньках и несущаяся прочь, пока тело сотрясается, заливая все кровью.
        Это был неплохой вариант моей смерти, потому как после нее, и я знала это точно, князь Даркан оторвет голову уже ей. И мне этого очень хотелось, чтобы хоть кто-то оторвал голову этой твари, для которой Артур Сендман был явно не первой и не последней жертвой…
        Но все пошло не по плану.
        Чудище с перекошенной рожей, одним прыжком преодолело двадцать ступеней, и… полетело обратно. Навьену хватило удара, чтобы отшвырнуть от меня КНЯЖНУ! Вампиру. Пусть и тысячнику, но вампиру же…
        И в шоке от ее полета на пол была не только я, но и сама кошмарка Мортем. Она вскочила, на полусогнутых, демонстрируя весьма сомнительное удовольствие наблюдать ее в одних полуразодранных чулках и эластичных трусиках-танго, которые на сухом жилистом нечеловеческом теле выглядели так себе… стринги на синтоловых бодибилдерах и то лучше смотрятся, и, огласив дом рыком, бросилась на меня снова.
        Навьен спокойно встал у нее на пути, прикрывая меня. Причем он даже не дрогнул, а вот мне, когда у нее пена со рта пошла, сделалось как-то очень не по себе - но удар тысячника, и вампиршу снесло.
        А я… я это:
        - Ты видел, как у нее пена изо рта?  - потрясенно спросила у тысячника.
        - Я тебя придушу!  - глухо, но так пробирающим до костей тоном, пообещал он. И добавил:  - Это не пена, это слюна… Она засекла. Ты осознаешь, что теперь князь будет вынужден ее убить?
        - Конечно!  - радостно заверила я тысячника.
        Между тем маразота вампирская упав на пол, перекатилась, встала на странные четвереньки полуприседом, и снова помчалась на меня. На этот раз не по прямой, а свернув и помчавшись по стене, раздирая когтями обои, картины, даже бра!
        Но все что ждало ее в финале вертикального бега - кулак Навьена.
        Монстрище отлетела и вновь рухнула на пол.
        - Слушай, а давай ты ее убьешь?  - внесла я конструктивное предложение.
        Навьен ответил не сразу - несколько долей секунды он смотрел на чудовище, которая вновь вскочила, отряхнулась, как собака какая-то, оскалилась и приготовилась к новому прыжку, но… Навьен вообще не нашел более удобного времени, чтобы развернуться ко мне, подставляя врагу спину, и прошипеть:
        - Да ты хоть представляешь, что такое вампиры княжеских родов?!
        - Так, а мне представлять не надо - вот оно, во всей красе!  - указала я на чудовище.
        Чудовище… которое больше не нападало!
        И я как-то слишком поздно это поняла.
        Вампирша не то, чтобы не нападала больше - она поджала куцый зад, и мелко тряслась, глядя на кого-то, кто появился в фойе, но стоял в основании лестницы, скрытый сумраком… и только ужас, ледяной расплывающийся губительным пятном сырой нефти ужас…
        Черт, как же он не вовремя!
        И вот он стоит, просто стоит, даже толком не различить, только очертания изящного тела и широкие плечи, прямой намек на то, что кто-то выполз из склепа, но кошмар кошмарный трясется, стремительно теряя остатки монструозности, и становясь тощей девчонкой, на которой все что осталось - трусы и частично чулки. Частично, это потому, что когтями она не только обои рвала, но и туфли разодрала.
        - Навьен,  - очень спокойный голос князя,  - сопроводи княгиню в ее комнату.
        И главное - тысячник точно знал, что там внизу князь. Просто отлично это знал, потому как даже головы не повернул, хотя там еще пару секунд назад вместо тощей девицы с силиконовыми… носителями силикона, был кошмар. А сейчас вот ничего так, вполне себе симпатичная особь, даже глаза уже почти не красные.
        - Я никуда не пойду!  - сделала громкое заявление.
        - Навьен,  - еще на порядок тише, произнес князь.
        Меня подхватили на руки, и мир стал смазанной тенью - Навьен, когда хотел, он почти как князь передвигался.
        Но вот то, что было дальше…
        Открытая ударом ноги дверь в новую, построенную за ночь спальню со стоящей на высоких стеклянных столбиках кроватью из стекла, подсветкой по полу и без единого темного угла, из которого могла бы выползти змеи, он швырнул меня на кровать, а затем… развернулся и начал избивать стену.
        Удар. Удар. Еще удар.
        Между прочим вмятины оставались, но… меня пугало вовсе не это.
        - Навьен… - испуганно позвала я.
        Он замер, приложив обе ладони к стене, и пытаясь успокоиться. Его рубашка и пиджак трещали, казалось еще миг, и вздувшиеся мускулы разорвут все в клочья… или вампир убьет меня.
        - Ты!  - прорычал он, прислонившись лбом к холодной стене.  - Ты!.. Ты!
        Разворот, и глядя мне в глаза, тысячник прорычал:
        - Зачем?
        Я села на постели, скрестив ноги, огляделась… за остаток ночи князь Даркан умудрился построить для меня идеальную спальню. В смысле не он построил, конечно, но… эта стеклянная кровать, эта подсветка по нижнему контуру стены… Словно Даркан знал, что меня теперь будет от каждого темного угла трясти и… просто не оставил темных углов. Очень заботливо с его стороны.
        И все же… и все же…
        - Потому что я надеялась, что она меня убьет, Навьен,  - очень тихо сказала я, не глядя на тысячника.
        В спальне стало тихо. Так жутко и так тихо, все, что я слышала - его тяжелое дыхание. Снизу не доносилось ни звука. А здесь…
        - Слушай,  - я все так же не могла поднять взгляд на него,  - мы оба знаем, что будет дальше. И… ничего хорошего ведь там не будет, Навьен. Так какой смысл? Эта тварь убила молодого парня, а после сидела и попивая кровавый коктейль… коктейль из ее крови, наблюдала за поднявшейся суетой, едва тело обнаружили. Она сидела и наблюдала. Просто сидела и… наблюдала. А хороший, талантливый парень погиб, и все что мы могли передать его убитым горем родителям - вашего сына больше нет. Ты когда-нибудь видел, как женщина, еще вполне молодая женщина… за несколько секунд стареет на твоих глазах? Я видела. Это - страшно. И еще страшнее было осознавать, что за это убийство никто не понесет ответственности…
        Помолчав, тихо добавила:
        - Знаешь, этот как в шахматах - до королевы не так просто добраться. Но если подставить под удар другую фигуру… Я надеялась, что она убьет меня, а Даркан из мести оторвет ее голову. Как по мне - нормальный расклад, правильный. Такие как она не должны жить.
        И я посмотрела на Навьена, решительно вздернув подбородок.
        Вампир, словно окаменев, молча смотрел на меня, его губы были плотно сжаты, в его глазах… достаточно сложно было интерпретировать, что плескалось в его глазах. Ярость, ненависть, злость… почти злоба. А после вдруг усталость. Просто безумная усталость, и очень тихое:
        - Лучше бы ты была стервой, Каиль. Отъявленной хладнокровной стервой, которая искренне говорила про «Отдельное удовольствие осознавать, что этот потрясающий мужчина предпочел меня, такой твари как ты!». Лучше бы ты не лгала, Каиль, лучше бы… действительно так думала.
        Он развернулся и ушел из моей спальни, хлопнув дверью.
        Я вздрогнула, от грохота, и… медленно повалилась на постель, заваливаясь на бок, подтягивая колени к подбородку и… лучше бы она меня убила. Вот так было бы лучше. Правда.
        Хотя с другой стороны - еще вчера я не могла ничем помочь числящимся без вести пропавшими людям, а уже сегодня - вытащила их из ада. И, может быть, может… может быть получится, спасти еще хоть кого-нибудь?
        И вроде все правильно, и делаю, и поступила, но… чувствую себя виноватой. По большей части перед Навьеном. Он ведь пошел на нарушение приказа из-за того, что хотел разобраться с угрозой нависшей над домом Даркан, а… а в итоге я за день нанесла вампирскому кляну удар значительно больший, чем все заговорщики разом.
        И вот с одной стороны - ненавижу вампиров, а с другой - стыдно. Перед Навьеном стыдно, и все же - был бы у меня шанс отмотать время обратно, я бы поступила так же. Потому что стыд стыдом, но человеческие жизни важнее.
        Внизу раздался какой-то крик.
        Крик перешел в рев.
        Рев оборвался на высокой ноте.
        Внезапно из сонма жутких картинок минувшей ночи, вычленилось сказанное Навьеном: «Это не пена, это слюна… Она засекла. Ты осознаешь, что теперь князь будет вынужден ее убить?».
        А было бы не плохо, если так…
        Я прислушалась, никаких иных звуков более снизу не доносилось.
        Соскользнув с постели, подошла к двери, попыталась открыть - заперто. Не просто заперто - дверь теперь была тут другая. На порядок прочнее деревянной. Повернувшись, посмотрела на окна - помимо решеток туда добавили и бронированное стекло. Не то чтобы это сразу бросалось в глаза, но кто знает - разницу определит быстро.
        Постояла, обхватив себя за плечи, и ощущая какие-то смешанные чувства…
        Вспомнилось про очки. Надо же, оказывается из уважения князья, носят очки. Что-то типа «Из уважения я не буду читать ваши мысли». Правда… что-то я как-то сильно сомневаюсь, что это как-то спасает.
        Постояв еще, пошла в душ.
        Потом, вернувшись, завалилась на кровать, предварительно проверив, нет ли там еще парочки змей, и провалилась в сон. Два дня почти без отдыха давали о себе знать.
        ***
        Бывают дни, в которые просыпаться не хочется. Ты понимаешь, что как бы надо встать, но… вставать нет никакого желания. Лежишь, с закрытыми глазами, и открывать не хочется.
        Ничего не хочется.
        И мозг старательно ищет повод заставить тебя двигаться, ищет, но не находит.
        И в целом… я проснулась от ощущения взгляда на себе.
        Тяжелого, мрачного взгляда.
        Полежала еще несколько секунд, открыла глаза и села.
        Князь сидел напротив, в, кажется, пластиковом кресле, сделанном под хрусталь.
        Помимо него, в смысле кресла, в комнате появилась и другая мебель, такая же прозрачная и… безопасная.
        Тут все было предельно безопасным… кроме князя.
        Князь был опасен. Особенно когда бывал зол. В принципе, его изображение в самый раз смотрелось бы как иллюстрация в словаре к слову «опасность». Не несущийся на тебя автомобиль, не тонущий кораблю, не каменная лавина, а… Даркан.
        - Что ж,  - нарушил тишину князь,  - в таком случае, твое лицо вполне подошло бы к определению «самопожертвование».
        Вот… черт.
        - Голову княжны Мортем тебе принести сюда, или полюбуешься ею после завтрака?  - продолжил Даркан.
        Внезапно вспомнила, что вечером он отдал приказ, принести ему голову того, с кем я целовалась.
        - Его голова лежит рядом,  - усмехнулся князь.
        Я похолодела…
        Следующей судорожной мыслью было «Навьен!».
        - Он в порядке, но тебе лучше пока не попадаться ему на глаза. Видишь ли, над сбором информации, которую ты вчера уничтожила, он трудился четыре года. Ты уничтожила то, на что он потратил четыре года своей жизни…
        Да пофиг, вампиры бессмертны, переживет.
        Даркан странно улыбнулся.
        Очень странно.
        Очень… жутко.
        И что-то мне подсказывало, что дальше будет только хуже.
        - Откинь одеяло,  - вдруг приказал Даркан.
        Именно приказал. Потому что иначе, моя рука не сжала бы ткань, преодолевая секундное сопротивление разума, чтобы после действительно откинуть одеяло, открывая меня взгляду князя.
        Посмотреть было на что - единственной имеющейся одеждой была ночнушка. Алая ночнушка. Из кружев. Из одних только кружев…
        - Встань на колени,  - следующий приказ.
        Даркан отдавал приказания равнодушным, даже каким-то безразличным тоном. Тем сильнее бесило то, что мое тело его слушалось! Беспрекословно!
        - Стяни левую бретельку с плеча,  - продолжение экзекуции.
        Моя рука дернулась, сжимая шелковую завязку и…
        «Нет!»  - сорвалась я.
        Прикусила губы до крови, сжала кулаки, и попыталась сдержаться. Напряжение в мышцах было таким, что меня начало трясти, но…
        - Нахрен пошел!  - искренне пожелала я князю.
        И сев на постель, прикрылась одеялом. А после с вызовом посмотрела на Даркана, собираясь мысленно пожелать ему куда более конкретное направление движения.
        Но в ответ на мой бунт, князь лишь улыбнулся и несколько секунд смотрел на меня почти с восхищением… Несколько секунд.
        Затем…
        - Неплохо, для первого раза,  - произнес он.
        И что это сейчас было?!
        - Ты же умная девочка, вот и догадайся,  - издевательски ответил князь.
        В том-то и дело - я умная, логичная и привыкшая классифицировать происходящее с позиции логики, а то, что происходит сейчас вообще не логично.
        - Уверена? - усмешка на красивых губах.
        И он поднялся, в явном намерении подойти ко мне, но… прежде чем я успела реально испугаться, в двери постучали.
        - Князь, прибыл князь Мортем,  - сообщил Навьен.
        И для игр времени не осталось.
        Даркан, приказав мне «Спи!», уверенно меня покинул. У стоявшего в полумраке Навьена - багровой яростью светились глаза.
        В ответ на его ярость, смущенно высказала:
        - Всего четыре года твоей жизни. Между прочим - ты бессмертный. Ну так, напоминаю на всякий случай, вдруг забыл.
        Навьен с грохотом закрыл дверь.
        Я упала обратно на подушки, с безнадегой глядя в белый потолок.
        Снизу доносился шорох шин подъезжающих машин, звук голосов, топот прислуги по ступеням… Мысль о том, что я доставила Даркану массу неприятных минут меня, где-то в чем-то даже радовала. Будет знать, как брать в дом новых «собачек», не интересуясь их мнением. Между прочим, нормальные люди, даже беря щенка из питомника, все же дают хоть какой-то выбор животному, никто его против воли не утаскивает.
        А меня утащили.
        Итог… надо было думать, кого в свой дом берешь!
        Но даже от этих мыслей как-то легче не становилось.
        Я поднялась, подошла к одному из окон, глянула вниз - вампиры все съезжались и съезжались. То, что это именно вампиры, было отчетливо видно… в смысле почти не видно - лакей открывал дверь, тень перемещалась от автомобиля ко входу почти неуловимым движением.
        Кажется, я разворошила осиный улей.
        Не то, чтобы я испытывала какие-то сожаления, но… все равно страшно.
        Внезапно дверь распахнулась. Я, в почти полностью прозрачной сорочке обернулась, и увидела застывшего Навьена.
        Такой неловкий момент.
        Телефон, брошенный на мою кровать. Захлопнутая дверь. Щелчок проворачиваемого замка.
        То чувство, когда не хочешь думать о случившемся только что.
        Я подошла, стянула одеяло с кровати, завернулась, подхватила телефон и забралась с ногами на кресло. Потом ответила на входящий звонок, и услышала встревоженный голос Малисент.
        - Княгиня?
        - Привет, самая паршивая горничная в мире,  - грустно ответила я.
        Она шумно выдохнула, и спросила:
        - Вы же не уволите меня повторно?
        Повторно?!
        - Мали! Твою мать! Ты… где?
        - Внизу,  - дрогнувшим голосом ответила она.  - Вы знаете, что сейчас происходит?
        Нет. Не знаю. Но это не повод продолжать беседу.
        - Слушай меня внимательно, ребенок,  - прошипела в трубку,  - ты сейчас развернешься и уйдешь! Из этого замка, из моей жизни, вообще уйдешь! Все поняла?!
        Но вместо того, чтобы сейчас подумать о себе, Малисент тихо сказала:
        - Вампирские кланы требуют вас.
        Ну… неудивительно.
        - Вашу кровь,  - продолжила вампирша.
        Тоже не особо удивлена, вампиры они или как.
        - Вы особенная,  - добила Мали.
        - Та я ваще избранная!  - психанула я.
        - То есть вы… вы уже знаете?
        - О том, что я избранная? А то. Я тебе больше скажу - я еще и военнообязанная.
        Пауза на том конце, и удивленное:
        - А это вообще что такое?
        С трудом сдержав стон, я попросила:
        - Малисент, сделай доброе дело - не звони мне больше. Никогда. И на глаза мне не попадайся и…
        - Это я вас втянула во все это,  - взволнованно перебил меня этот на удивление чистый и светлый вампирский ребенок.
        Как она вообще могла родиться среди вампиров? Я как-то больше привыкла к вампиршам типа Ивгены Женьер или княжны Мортем, но Мали?! В принципе сложно поверить в то, что среди вампиров рождаются хорошие люди… или не люди.
        - Малисент! Начнем с того, что втянулась я сама, закончим тем, что ты сейчас валишь отсюда. Без объяснений, без попыток меня спасти, без страданий и чувства вины. Свалила, Малисент!
        На том конце послышался всхлип.
        Блин, довела ребенка до слез.
        - Уезжай!  - повторила безапелляционно.  - Вали отсюда, я серьезно. Не звони мне больше.
        И нажала отбой.
        Минуты через две появился Навьен.
        Молча протянула ему его мобильник.
        Тысячник явно заставил себя войти, подошел, забрал свой телефон, я мгновенно спрятала руку обратно под одеяло.
        - Что с княжной?  - спросила, не глядя на него.
        - Ее голова лежит на пороге,  - холодно уведомил Навьен.
        Ну… хоть что-то хорошее, правда радости я почему-то не испытываю.
        - А чья голова лежит рядом с ее?  - просто вот ни на что не намекая, спросила я.
        Так бывает, что двух в принципе ничем не связанных людей, объединяет одна постыдная тайна. И вот вроде я не целовала его, а он меня, но… как-то негласно, не обсуждая этого в принципе, мы оба… храним тайну.
        Правда мне вовсе расхотелось хранить тайну, когда Навьен произнес:
        - Твой практически первый… мужчина.
        Я вздрогнула и подняла растерянный взгляд на вампира. В моих глазах был ужас, в его - ни капли сожаления.
        Мой почти первый мужчина?.. Моим почти первым мужчиной был кэп Маер. Не то, чтобы это было моим желанием, а он просто был… подлый трусливый ублюдок, который нажравшись, решил зажать в своем кабинете стажера. Огреб. Мне это стоило шрама на животе и сломанного ребра, ему - подбитого глаза и раны на плече. Драка была жесткой, я не собиралась сдаваться, он не хотел останавливаться. Итог… списали все на падение с лестницы, огласки не было. С тех пор Маер держался от меня подальше и мне этого было более чем достаточно.
        Только вот… о том что тогда произошло, знали только я и он.
        И вот теперь я смотрю на Навьена и вижу в его глазах приговор.
        - У кэпа двое детей,  - сдавленно произнесла я.
        - Выражу им свои соболезнования,  - ответил тысячник, и, развернувшись, направился к двери.
        - Ублюдок!  - не сдержалась, да и не хотелось сдерживаться.
        Навьен замер. Постоял, сжимая дверную ручку, затем развернулся и глядя на меня , ледяным тоном поинтересовался:
        - И почему же я ублюдок, Каиль?
        - А если я скажу «трус», это будет ближе к истине?  - прошипела я.
        Знала бы, что за этим последует - не издала бы ни звука!
        Навьен перестал быть человеком в один миг.
        Рывок, стремительное перемещение, и я вдруг падаю на матрас, но еще до того, как осознаю это, вампир навис надо мной. В глазах - ярость. Клыки отчетливо проступают под плотно сомкнутыми губами, мышцы рвут ткань безупречного пиджака на нем.
        Секунда.
        Мы смотрим друг на друга, он в бешенстве, я не скрывая ненависть.
        Удар кулаком по постели, и Навьен выпрямившись, вышел из моей комнаты, снова грохнув дверью напоследок.
        Я осталась лежать, глядя в потолок и… с трудом сдерживая слезы.
        Капитан Маер хорошим человеком не был, но и смерти такой не заслужил. Просто… не заслужил.
        Некоторое время я почти спала.
        Сон был странным, нервозным, пугающим. Почему-то мне снился князь, затем Навьен. Навьен склонившийся надо мной так близко, что я ощущала его дыхание, и… и не помню, дурацкий был сон.
        А потом мне принесли завтрак.
        Вампирша в черном платье, принесла на подносе стакан крови.
        Поклонилась, поставила все это на серебряном подносике на прикроватную тумбочку, такую же прозрачную, как и все здесь, поклонилась и вышла.
        Оставив меня наедине с кровью!
        С кровью!
        Я в ужасе посмотрела сначала на поднос с граненным бокалом, потом на дверь. Было зверское желание разбить стакан, просто швырнуть о закрытую дверь, но… хрен его знает, сколько мне тут еще сидеть, а созерцать кровавое пятно не самое приятное в жизни.
        Я встала, взяла стакан… с отвращением поняла, что кровь еще теплая, сходила, вылила ее в раковину в ванной, невольно посмотрела на себя и… стакан выпал из рук.
        На моей шее был укус.
        Еще не заживший, такой, словно он был совершен недавно, с кровью выступившей в местах прокола, с абсолютным отсутствием боли в области шеи вообще…
        Мир пошатнулся, и я упала на пол, лишь в последний миг, успев ухватиться за край раковины и тем удержаться, от травмы головы, но… потом взгляд упал на стакан. Пластиковый. И рука соскользнула по округлому краю раковины.
        Меня затрясло.
        Всем телом.
        Я не раз наблюдала героиновую ломку, это было страшно… у меня все происходило страшней!
        Судорога по телу, стремительно растущие ногти, которые из обгрызенных, превращались в когти прямо на глазах, боль, меня снова типануло, бисеринки пота на коже, боль, судорога… Вспышка света в глазах, и следом все тело пронзает болью…
        Не знаю, в какой момент появился Навьен.
        Просто вдруг ощутила себя в холодной, практически ледяной воде, а меня гладили по мокрым волосами и хрипло просили:
        - Держись, Каиль, держись. Ты сможешь.
        Смогу? Смогу что? Сдохнуть?
        Меня колотило, но Навьен все равно высыпал ведро льда в воду, потом подхватил тонущую меня, удерживая одной рукой, рванул клыками ткань пиджака, разрывая его в хлам, с громким треском порвалась ткань рубашки и мне под нос сунули жилистое запястье, сопроводив это хриплым:
        - Давай девочка.
        Что тебе давать?! Меня трясло, зуб на зуб не попадал, мне было хреново как не было никогда в жизни, мне было больно, меня ломало как наркомана, а он…
        - Да пошел ты!  - прошипела я, пытаясь оттолкнуть его руку от себя.
        Но никто никуда идти не собирался.
        Жесткий фиксирующий захват на затылке, лишающий возможности даже отвернуться, запястье, росчерк клыков, налившаяся кровью царапина, и эту кровь, Навьен собирался затолкать в меня. И, похоже, любой ценой.
        Я перестала смотреть на его запястье, я посмотрела в его глаза…
        В моих собственных застыли слезы.
        В его - неотвратимость предстоящего.
        Слезы соскользнули с ресниц, и потекли теплыми дорожками по щекам.
        - Каиль,  - ему было жаль. Ему правда было жаль, это читалось в его взгляде, но жалость затмевало чувство необходимости. - Надо.
        Надо.
        Паршивое слово, но иногда просто надо поступать так, как считаешь нужным. И потому несмотря на все сочувствие к Навьену, ночью я поступила так, как нужно было мне - уничтожая результат его работы за четыре года, и спасая людей. И тогда мне было жаль его, правда жаль, но я не могла поступить иначе. А сейчас он поступал так, как он считал нужным, как бы сильно ему не было жаль меня.
        - Каиль, так надо,  - произнес Навьен, с неотвратимостью горного обвала, который уже несется вниз сотнями тон гранитной породы.  - Иначе ты не выживешь. Два глотка крови. Этого будет достаточно.
        И его окровавленное запястье у моих губ, а взгляд… ему все-таки было меня жаль, несмотря ни на что - было жаль.
        Мне меня тоже.
        Несколько долгих секунд вампир пристально смотрел на меня, затем поднес собственное запястье к своим губам, высасывая собственную кровь, а я вдруг поняла - он заставит меня выпить. Не так, так иначе. Он сильнее. Он безжалостнее. И он - вампир.
        - Я буду тебя ненавидеть всю свою жизнь, Навьен,  - прошептала с абсолютной уверенностью в своих словах.
        Буду. Ненавидеть до безумия. И не важно - вампиршей или нет. Просто убью. За такое даже убить не жалко.
        Он понимал это. Отлично понимал. Он все понимал!
        Но набрав полный рот собственной крови, он рванул меня вверх, абсолютно мокрую и ледяную, прижал к себе, и крепко стиснув, надавил на подбородок, заставляя открыть рот.
        Черт, ты сам виноват!
        Моя рука скользнула вниз по тренированному телу вампира, накрывая ту часть его тела, которая в отличие от хозяина, ледяным спокойствием не отличалась. Накрыла рукой и сжала.
        Тысячник замер.
        Пристально глядя в его глаза, я медленно облизнула губы…
        Навьен судорожно сглотнул.
        Один:ноль!
        И он понял, насколько намеренным был поступок, едва я торжествующе улыбнулась.
        - Вкусно?  - могла бы и не спрашивать.
        Судя по выражению лица, вкуса он не почувствовал. Он сейчас ничего не чувствовал, кроме ярости и… моей ладони все там же.
        - Объясни,  - ласкающее движение вверх, и медленное вниз,  - для чего Даркану потребовалось обращать меня?
        Навьен, казалось, окаменел. Он все так же крепко держал меня, но теперь я ощущала, как нервно, неровно, судорожно бьется его сердце, замирая при каждом моем движении. Потрясающее ощущение своей власти, чувствую себя просто Каиль-всемогущей.
        - Так,  - снова вверх,  - почему?
        Вместо ответа, Навьен хрипло прорычал:
        - Прекрати.
        - Я прекрати?  - даже не собиралась, несмотря на то, что меня трясло и ломало.  - Как отрывать головы не особо виновным полицейским, так, пожалуйста. А как совершать противоправные действия уже мне, так сразу «прекрати»?
        Одно движение, и я рухнула обратно в ледяную воду.
        Вскочила почти сразу, движением откинув мокрые пряди волос с лица и замерла - Навьен стоял, исподлобья глядя на меня так, что любой другой на моем месте стало бы страшно за свою жизнь. Но тут такое дело - есть штуки пострашнее смерти. И одну такую штуку знала - стать вампиром!
        - Каиль,  - с его руки, обнаженной разорванной тканью, на пол капала кровь,  - Даркан уже начал твое обращение. И сейчас есть два варианта - или ты выпьешь кровь сама, или… я ее в тебя волью силой! Мы ведь оба знаем, кто из нас сильнее, не так ли?
        Не так.
        Вообще не так.
        Тварь ты, Навьен, ты тварь… а я… я просто поступлю по-скотски.
        И стряхнув капли воды с лица, я шагнула через бортик ванны, почти поскальзываясь, и основательно падая, несмотря на то, что вампир меня поддержал. Потому что я знала - поддержит, подхватит, не даст упасть.
        Вот в пропасть уже толкну я!
        И я толкнула, обхватывая его шею, прижавшись губами к его губам, и увлекая его в бездну, из которой не выберемся мы оба. Вот только для меня это был осознанный шаг, а Навьен упал со мной с пронзающей облака высотки, еще не осознавая, что это не полет - это падение.
        Мы целовались как безумные. Я, вкладывая всю силу в то, чтобы просто не отпускать его, и он, напрочь переставший сопротивляться этому сумасшествию.
        Каждый выживает, как умеет…
        И я целовала его с холодной решимостью выжить - упоительно, страстно, ощущая привкус крови и жар его поцелуев, и чувствуя, как все стремительнее бьется сердце. Мое. Его. Наши. На секунду оторвалась, вглядываясь в его глаза, и задохнулась жутким осознанием - это он для меня был способом выжить, а я для него - целым миром. Всей его вселенной. Его солнцем, его светом, его ночью, его бездонным омутом, вот только… кажется, Навьен тонул вполне осознанно. Более чем осознанно… Я думала, он повелся на мою уловку? Я ошиблась. Он знал. Знал, что падаем, знал, что твердая поверхность бетонированной площадки приближается с неумолимой скоростью. Он все знал. Но…
        Мои пальцы скользят по широченным плечам, ладони на жесткой мускулистой спине, одно движение, и он, с обреченным стоном, вновь приникает к моим губам.
        Для кого-то жизнь что-то основательно длинное, для кого-то - яркая вспышка метеорита.
        И тихий рык вампира, когда я ответила на поцелуй, размыкая губы, впуская его в себя, задыхаясь и… понимая, что подписываю ему смертный приговор.
        Меня остановило именно это.
        Страх… не за себя, за него.
        Резко отстранившись, я поняла, что давно зажата между сильным телом вампира и стеной, но… как же это было красиво. Его полный страсти взгляд, его непристойное и в то же время такое нежное прикосновение к моему бедру, его рука на моем затылке, просто чтобы я не ударилась, он оберегал меня даже в момент страсти, его… обжигающе-сияющее счастье метеорита, напрочь сгорающего в верхних слоях атмосферы.
        «Мама, смотри, звезды падают»,  - мой звонкий голос откуда-то издалека, из детства, из сердца.
        «Они не падают, они сгорают без остатка,  - тихий ответ матери».
        Это был день похорон моего отца.
        Через несколько недель я потеряю и мать. Сначала буду рада тому, что она больше не лежит сутками напролет, прижимая к себе свитер папы, и безразлично глядя в стену, а потом… Потом отрешенность сменится лихорадочным безумием влюбленности, влюбленности, для которой я стала преградой, и потому меня смели не глядя…
        «Мама, смотри, звезды падают».
        «Они не падают, они сгорают без остатка»…
        Я посмотрела в глаза вампира, сияющие такой прорвой нежности, что мне казалось меня затопило с головой…
        И нанесла удар:
        - Что ж, ты отлично доказал, что ты не трус. Молодец. Пять баллов за старания!
        Навьен застыл.
        У его темных глаз был металлический оттенок, нереальный для человека цвет, но он так гармонично смотрелся у вампира. И вместе с тем широкий подбородок, столь редкий у его расы, твердые красиво очерченные губы, кровавый потек на щеке…
        И я, я себя тварью последней ощущала, но:
        - Попытаешься влить в меня свою или чужую кровь еще раз, и следующей оторванной головой станет твоя!  - жестко сообщила вампиру.
        И с трудом выдержала его взгляд. Наверное, так смотрят на своего убийцу, который уже выстрелил, пистолет дымится, а жертва падает на колени, еще не веря, еще не понимая, не желая понять, и жертва смотрит, с этим неверием, непониманием в расширившихся глазах…
        - Руки убрал!  - потребовала я, отталкивая Навьена.
        Он не сопротивлялся.
        Ни когда я выходила, подхватывая полотенце, ни когда вышла из ванной, по пути обнаружив два ведра со льдом. Да, он хорошо подготовился. Просто отлично подготовился, точно зная, что меня ждет после укуса князя.
        И знал не только он - на прикроватной тумбочке, стоял еще один стакан с кровью.
        И меня затрясло от одного ее вида.
        Сорвав с себя мокрую ночнушку, закуталась в полотенце, отшвырнула мокрую ткань на пол. Следом я собиралась зашвырнуть и стакан, но едва схватила его, мою ладонь накрыла сильная ладонь вампира.
        - Я не стану это пить!  - ощущая, что и она тоже теплая, с содроганием и отвращением, заявила я.
        - Я знаю,  - очень тихо ответил Навьен.
        В этой тишине так отчетливо слышался гудящий звук напряженного металла. Я знала, что он сейчас вольет это в меня. Он знал тоже.
        Что ж…
        Сдаются только мертвые, а я еще жива!
        Удар ногой по тумбочке, так, чтобы проклятый стакан опрокинулся и кровь разлилась, и ощущение металлически твердых мышц сжавшего меня в объятиях вампира.
        - Убил бы,  - прошипел он.
        - Да пошел ты.
        И он пошел.
        Схватив стакан, пошел прочь из моей комнаты, хлопнув на прощание дверью… И вот зря он так. Я работаю в полиции, я в курсе типов и видов замков. И у меня есть второй пластиковый стакан в ванной.
        А потому, когда Навьен попытался вернуться, его ждал сюрприз. Не приятный, видимо, но основательный - замок был поврежден, и поврежден умело.
        Бронированная дверь, которую нихрена ударом ноги не выбьешь. А держать руку над замком Навьен мог сколько угодно, сколько влезет просто, но в финале, его ждала дверь номер два.
        Надеюсь, к моменту, когда он сумеет сломать обе, я уже сдохну.
        ***
        Хрип и стон. Стон и крик. Ощущение, что мои мышцы рвутся, а суставы выворачиваются, боль, пронзающая насквозь электрическими разрядами. И так по нарастающей. Приступ за приступом. Меня трясло как в лихорадке, но при этом кожа оставалась холодной, несмотря на воду, которую я довела до состояния почти кипятка.
        Я не знала, правильно поступаю, или нет, просто действовала от противного - если Навьен принес лед, значит, мне нужна горячая вода. Очень горячая. Горячая до кипятка, но… от нее было только хуже, и рука против воли тянулась к крану со спасительным холодом.
        Не знаю, сколько это продлилось.
        В моем состоянии минуты тянулись часами, но в какой-то момент по шее полилась кровь. Она казалась холодной, ледяными ручейками змеясь по распаренной коже, а потом, вдруг, хлынула теплым потоком, унося мои силы и мое сознание.
        Но за миг до того, как я потеряла сознание - дверь распахнулась. Последним, что я увидела - был князь Даркан.
        В его глазах плескалось бешенство.
        ***
        Хриплый стон, шея простреливающая болью, и холодные пальцы, спасением накрывающие пульсирующее болью место.
        - Шшш, спи,  - тихий голос князя.
        И я почти подчиняюсь, почти проваливаюсь в сон, слыша где-то на грани, словно громом отдаленного шторма:
        - Я жду объяснений, Навьен.
        Именно эти слова и не позволили мне провалиться в небытие. Это, и раздавшаяся гробовая тишина в ответ.
        - Обратить ее сам, не причинив ей вреда, я не смогу, и ты знаешь об этом.
        Могут ли слова падать вниз каменными глыбами, убивая того, кто и так уже тонет? Могут. Еще как.
        Между тем тихий, пугающе тихий, размеренный голос продолжал:
        - Ты знаешь, кто я. Ты отчетливо осознаешь, каких усилий мне стоило заставить себя остановиться на одном укусе. Тебе известно все, Навьен. Но вместо результата, я вижу что?
        Навьен промолчал.
        А я вздрогнула, осознав, что не слышу его голоса, и распахнула глаза.
        Вампирский тысячник стоял, в разодранной рубашке и пиджаке, покрытом мокрыми пятнами и кровью и… смотрел на меня.
        - Не сметь смотреть на мою женщину!  - жестко отрезал князь.
        Навьен опустил взгляд.
        А я осознала, что прикрытая лишь полотенцем, лежу на постели, а князь, устроившись на подушках сидя, ласково перебирает пальцами мои волосы.
        И князь же продолжил:
        - Разгони шавок. Усилить меры безопасности. Свободен.
        Но вопреки приказу Навьен остался.
        Затем, подчеркнуто стараясь не смотреть на меня, поднял преданный взгляд на хозяина, и спросил:
        - Тело княжны?
        - Сжечь.
        Поклон, и Навьен покинул мою спальню, а я сдержала желание прошептать «Не уходи».
        Положительно, при всех недостатках Навьена мне с ним было… на порядок комфортнее.
        - Неужели?  - поинтересовался князь, продолжая гладить меня по волосам.
        И не остановившись, даже когда осознал, что я не сплю.
        - Странно,  - невозмутимо продолжил он,  - часть мыслей я слышу, часть нет. Как тогда, когда ты села в мой автомобиль.
        Очень хотелось… сбежать. Прямо сейчас встать, и…
        - Сбежать? Я правильно понял?  - ироничная насмешка.
        А затем он, взяв меня за подбородок, заставил посмотреть на себя. Мокрый асфальт? Оттенок мокрого асфальта беспросветно исчез, являя метал. Жуткий, пугающий, металлический цвет радужки.
        Это было… жутко.
        Неестественно, неправильно, негармонично… это было жутко. Так словно человек сорвал кожу со своей руки, а у него там железо вместо костей. И ты смотришь на металлические кости, стальные сухожилия, но видишь и вполне живые мышцы. Ты смотришь и одновременно не понимаешь, как это работает? Как такое возможно? Что это в принципе?!
        Ты смотришь, и не веришь в то, что видишь, а главное - не хочешь верить. Просто не хочешь…
        - Страшно?  - подтянув меня и устроив на подушках рядом, поинтересовался князь, скользя пальцами по моему телу.
        Я вздрогнула.
        Почему-то посмотрела на его ладонь, потом вновь на князя.
        Он взирал на меня с едва читающейся улыбкой на губах и… казался таким хорошим…
        И это мгновенно напрягло.
        Я даже не сразу осознала почему, а потом вспомнила торопливо-суетливую Малисент, и ее полные чувства вины слова: «В девятнадцать лет князь посетил наш дом, мы с юга, и определился с выбором - из трех кандидатур, выбрали меня. Я… обрадовалась. Такая честь - стать княгиней дома Даркан, и князь он такой… казался хорошим».
        Ключевое слово - казался!
        Именно ключевое.
        Осторожно отстранившись, я села, придерживая полотенце. Куда девались остатки моей одежды, даже спрашивать не хотелось. Просто есть такие вопросы, ответы на которые знать как-то не особенно хочется, а если честно - вообще не хочется.
        Я еще мне было некомфортно.
        Странно, еще не так давно, на вопрос: «Кто хуже всех на свете?», я бы не задумываясь, ответила: «Вампиры». А вот теперь не отвечу. Хотелось бы ответить, но… не отвечу. Я просто уже видела тех, кто был хуже вампиров.
        Один из них сидел рядом со мной.
        И смотрел на меня все с той же насмешливо-покровительственной усмешкой, как смотрят на детей и… домашних животных. И князь уже обозначил, кем я являюсь для него.
        - Нападение княжны Мортем так напугало тебя?  - вдруг спросил Даркан.
        Напугало? Не то слово. Мне проще было поверить в призраков, чем в то… чем стала княжна Мортем. Это было страшно. И это было жутко. Не то, чтобы я ранее недооценивала вампиров, я весьма высоко оценивала их смертоностность и уровень опасности, которую они представляют. Но княжна… У меня было такое чувство, такое странное и даже омерзительное чувство страха смешанного с отвращением. Как если бы волк в лесу вдруг превратился в огромного жука, теряя шкуру опадающими с него лохмотьями. Теряя свою принадлежность к животным, к теплокровным, к тем, кого я могла понять и принять.
        И это было похуже змей.
        Это было чудовищно настолько, что мой разум просто отказывался верить в это.
        О мутациях вампиров мы знали. Разные расы, разные вирусы, разные условия проживания - вампиры были хищниками, идеально подстраивающимися под меняющиеся обстоятельства. Они подстраивались, выживали и… в конечном итоге доминировали. Всегда, неизменно доминировали. Не явно, не становясь непосредственными правителями, но искусно манипулируя марионетками, которых подпускали к власти. И убирая своих же марионеток, если те пытались переломить ситуацию.
        Причем весь масштаб их власти как-то не осознавался до того момента, пока… я не начала работать в полиции. Счастье в неведении… Счастье просто в неведении… Наверное, я бы не хотела всего этого знать. Оглядываясь на прошлое, я понимаю так остро и отчетливо - мне действительно не хотелось бы этого знать. Меня вполне бы устроила такая версия гибели политиков, как - пьянство, случайность или авария. Она ведь даже не шла как официальная, так, на уровне слухов и сплетен, официально все всегда выдавалось красиво, торжественно, и лживо… Ложь льется потоком, и только правду приходится кропотливо собирать по осколкам собственного мировоззрения, мироощущения, миропонимания…
        Потом накрывает шок.
        Шок, осознавать, что вертолет не разбился при посадке - взорвался в воздухе. Шок, от понимания, что не было пьянства, не было даже тяги к алкоголю, и вдруг… Шок, от того, что кто-то может вернуться домой, поужинать с семьей, строить планы на завтрашний день, а потом вдруг внезапно сесть за руль автомобиля, мчаться на огромной скорости и врезаться в бетонный столб.
        Но тайное действительно имеет свойство становиться явным…
        Жаль что не всё тайное.
        Так, например, я имела обрывочные сведения о том, что князья способны читать мысли, но не было никаких данных о том, что они способны приказывать на таком уроне, что приказ минуя сознание, воздействует сразу на подсознание, и человек выполняет команду, не в силах сопротивляться. И в свете данной информации я на многие события теперь посмотрела иначе.
        Как собственно и на князя.
        Он наблюдал за мной внимательными спокойными глазами, наблюдал молча.
        Я бы с удовольствием так же молча ушла. Встала бы, и… а там лестница, двор, лес и напролом через лес…
        - Прямо в объятия князя Мортема,  - мягко предостерегающе произнес князь.
        Я замерла. Нервно посмотрела почему-то на дверь, потом на дверь в ванную комнату - замки были сорваны на обеих, после на князя.
        И вдруг подумала - то что он мне показывал, произошло восемьсот лет назад, сам он потомок, насколько я понимаю внук или правнук первого князя, а вот Навьену тысяча лет… Ну где-то около того.
        - Да, Навьен служил еще моему прадеду,  - сообщил князь.
        Кажется, его откровенно забавляли мои рассуждения.
        На всякий случай отодвинулась подальше… Я вообще бы встала, но на мне ничего не было… неприятное ощущение собственной беззащитности, впрочем, в отношении князя не сработал даже мой ИКР-13.
        И я, правда, не хотела бы ничего знать, но… работа в полиции накладывает отпечаток на любую личность, в результате я спросила:
        - Итак, то есть на данный момент существуют князья, простые вампиры и… - вспомнила отчима, и то, что я про него знала,  - и энергетические?
        - Эмоционально выпивающие,  - неожиданно пошел на контакт Даркан, и добавил непонимания в ситуацию.  - Или, что будет вернее, потребляющие.
        - Это вы энергетических называете эмоционально потребляющими?  - не поняла я.
        Даркан улыбнулся, очень мягко, очень притягательно и, кивнув, добавил деструктива в мою попытку создать логическую конструкцию:
        - Они делятся на два подвида - потребители, и фермеры.
        У меня чуть челюсть не отвисла.
        - Фермеры?  - что за бред.
        - Ну почему же бред?  - Даркан вальяжно откинулся на подушки, все так же глядя на меня с легкой покровительственной улыбкой.  - Вампирское общество, в силу длительной продолжительности жизни, развивается несколько медленнее человеческого, но примерно по тому же пути. В данный момент у нас своеобразным образом заканчивается период феодальной раздробленности, и начинается консолидация. Следующим этапом станет абсолютная монархия. Но, как и у людей, у нас есть те, кто пошел по иному пути. У вас наиболее отсталыми были племена кочевников, у нас - это собиратели. Собиратели в свою очередь делятся на две категории - одни собственно кочевники, они кочуют из поселения в поселение, оставаясь в каждом пункте пребывания до тех пор, пока не израсходуют ресурс. И второй тип собирателей - фермеры. Они предпочитают оседать на одном месте, выращивая себе пропитание. Как твой отчим.
        Не дыша практически, я потрясенно смотрела на Даркана, а князь, усмехнувшись, продолжил:
        - Цивилизованное вампирское сообщество в основном уничтожает энергетиков.
        - Почему?  - мгновенно спросила я.
        Князь повел плечом, и практически нехотя ответил:
        - Вампиры мутируют быстро. Иногда мутации подвергается каждое поколение, таким образом, есть вероятность, что энергетические вампиры рано или поздно, но скорее всего неизбежно, перейдут на тех, кто гораздо более эмоционален чем люди - на вампиров. Уничтожение энергиков - предосторожность.
        Отодвинувшись еще немного, я посидела, осмысливая, и прямо спросила:
        - Почему же тогда дом Мортем постоянно крышевал моего отчима?!
        Князь улыбнулся и вкрадчиво сообщил:
        - Я уже ответил на этот вопрос.
        Точно не отвечал, руку даю на отсечение!
        Усмешка, и очень тихое:
        - Период феодальной раздробленности практически закончился. Сейчас идет борьба за власть. Князь Мортем, как и все мы, готовится к любым исходам борьбы за власть.
        Все так легко и просто «Князь, как и все мы, готовится к любым исходам борьбы за власть». Он произнес это так естественно, так спокойно… просто борьба за власть. Сколько раз я читала о подобном в учебниках по истории, сколько пересмотрела исторических фильмов о королевах и их пути к трону… Но, наверное, я только сейчас понимаю насколько это страшно - оказаться в жерновах власти, и понимать, что ты всего лишь горстка зерна, которое перемелют в муку, и от тебя просто ничего не останется, только потому, что… у кого-то идет борьба за власть.
        - Не совсем все понял,  - задумчиво глядя на меня, сообщил Даркан.
        Хотелось сказать, что такие как он вообще в принципе мало что понимают, особенно когда дело касается чужих жизней. Но… таким как он об этом не принято говорить в принципе. Я это давно поняла, я с этим практически смирилась, я к этому почти привыкла, так что… переходим к насущным вещам:
        - Не надо меня превращать в вампира.
        Пока спокойно, почти мягко, практически, даже вежливо.
        Даркан медленно прищурил глаза, но кроме того, что взгляд его стал вдумчиво-отрешенным, никакой иной реакции не последовало. И это… напрягло. Мне бы хотелось определенности в данном вопросе, хотя бы какой-нибудь определенности, а тут… молчание. Причем тот вид молчания, о котором я уже сейчас могла сказать точно - это было именно та категория молчания, которую вполне можно было бы характеризовать как - неведение! То есть - Даркан не мог мне сейчас ответить, просто потому что не знал сам.
        - Примерно так,  - подтвердил этот упырь.
        Между тем слышно было, как дом покидают многочисленные непойми кто, хлопают двери, внизу срываются на визг шины отъезжающих автомобилей.
        И тут Даркан произнес:
        - Как бы тебе так помягче…
        Я оторвала взгляд от окна и посмотрела на князя. Князь с едва заметной усмешкой смотрел на меня. Затем очень тихо произнес:
        - Есть два варианта, Каиль, первый - ты становишься вампиром. В этом случае ты обретаешь силу, живучесть и способность к регенерации. Вариант второй - ты становишься вампиром.
        Это называется «Выбор без выбора». Когда тебе иллюзорно как бы дают возможность выбирать, но по факту…
        - Я так понимаю, следующим шагом моего запугивания станет унылая попытка сыграть в плохого и хорошего полицейского?  - разъяренно поинтересовалась у князя.
        Даркан усмехнулся и промолчал.
        Он промолчал.
        Не став отрицать того очевидного факта, что выбора мне просто не оставят. Никак не прокомментировав ситуацию для меня, ни… ничего не сказав.
        Что я могла сделать в этой ситуации? Как женщина вообще ничего, а вот как сотрудник полиции - многое.
        - Понравился сегодняшний… пусть будет вечер?  - придерживая покрывало на груди, с вызовом спросила я.
        В полиции учат давить. Давить психологически.
        В глазах цвета мокрого асфальта вдруг асфальт начал плавиться, являя миру гранит так, что мне стало холодно. Как-то вот очень холодно. Могильным таким холодом потянуло просто!
        - Каиль,  - Даркан пристально смотрел на меня,  - ты… мне… угрожаешь?
        Черт, ненавижу вампиров!
        - Да,  - ответила, заставляя себя выдержать жуткий пугающе жуткий взгляд.
        - Ты… мне?!  - уточнил князь.
        Блин, а что, так сразу не видно?!
        - Да,  - стараюсь вести себя так, словно на мне полицейская форма,  - я вас… предупреждаю. О последствиях ваших действий. Они будут. Последствия. Мне бы хотелось, чтобы вы это понимали. Осознавали. Приняли к сведению.
        Я говорила уверенно, спокойно, не угрожая и угрожая одновременно. Потому что вампиром я не буду. Скорее сдохну, но не буду. И да - за эту ночь я спасла больше жизней, чем за всю свою жизнь… Продолжу ли я в том же духе? Да без сомнений даже!
        И реакцией на мои слова должно было стать хоть что-то, но… князь вдруг улыбнулся. Просто улыбнулся, и даже взгляд его смягчился, словно гранит стал плавится как янтарь, как смола, как мед в сотах, как патока - тягучая, сладкая, теплая.
        - Это ты, - глядя мне в глаза, произнес Даркан,  - тягучая, сладкая и теплая. Меня безумно тянет к тебе с первой секунды.
        Он произнес это так, что я мгновенно словно наяву увидела себя, нервно вглядывающуюся в экран телефона, судорожно пытающуюся остановить попутку, напряженную, нервную и… хрупкую настолько, что он резко свернул, непонятно как выхватив мою фигуру из сотен невнятных силуэтов спешащих по своим делам людей, пересек две сплошные, перестроился, подрезав маршрутку и остановившись рядом со мной, открыл дверь, позволяя мне, занятой настолько, что даже не увидела цвет автомобиля, торопливо сесть в машину, все так же вглядываясь в телефон.
        Никогда не думала, что можно вот так, увидеть себя чужими глазами.
        - Ты можешь многое,  - Даркан легко поднялся с постели, прошел к окну, вгляделся во двор, видимо отслеживая, кто и куда уезжает, и, не оборачиваясь, добавил,  - гораздо большее, чем полагаешь. Вопрос лишь в том - что смогу сделать я, чтобы защитить тебя.
        Обернулся, с небрежной грацией в каждом движении, посмотрел на меня, вновь повернулся к окну, и добавил, следя за покидающими дом автомобилями:
        - От Навьена ни на шаг. Если мои сведения подтвердятся - помимо него я приставлю к тебе и Теранса. Через час придет врач, мне нужно точно знать на какой стадии мутации ты находишься. Хорошие новости хочешь?
        Хочу. Очень. Хотя бы одну хорошую новость.
        - Сегодня я тебя не трону,  - насмешливо произнес князь, бросив на меня вполне себе даже понимающий мое состояние взгляд.
        Смазанное движение, тенью переместившийся ко мне князь, губы, смятые ураганом страсти, и дверь, захлопнувшаяся за его спиной прежде, чем я поняла, насколько сильным было его прикосновение.
        А потом… за дверью едва уловимое:
        - Что делать с доком?  - от голоса Навьена у меня начало быстрее биться сердце.
        - Если он обнаружит то, что я думаю - убить,  - равнодушный ответ князя.
        ***
        Несколько секунд после всего этого, я сидела, потрясенная, шокированная, и испытывающая ужас. Вполне даже объяснимый ужас!
        Потом не выдержала, соскользнула с постели, сходила в ванную, нашла халат, сухой и теплый, завернулась, подошла к двери и… там было заперто. Я безуспешно подергала ручку, потом поняла, что срываюсь на тихий полный отчаяния вой и позвала единственного, кто конечно был на меня зол как не знаю кто, но хотя бы он тут был самый нормальный:
        - Навьен…
        Тишина. Затем щелчок замка. Одного, второго, третьего, четвертого… на седьмом мне стало как-то вконец нехорошо, и все оказалось только хуже, когда дверь открылась, а на пороге я увидела вовсе не Навьена.
        - Тэранс,  - представился второй тысячник князя.
        Он был шире Навьена, и видимо… старше. Хищное жесткое лицо, взгляд в котором тепла было меньше, чем в могильной плите, клыки - заметные даже в спокойном состоянии вампира, и несокрушимость… вдруг подумалось? что если об него ломать бетонные столбы, то это не ему, это столбам придет хана.
        - Ддддобббрый вечер,  - поздоровалась я.
        - Доброе утро, - насмешливо ответил Тэранс.
        Хотелось бы сказать, что приятно познакомиться, но… приятно не было.
        - Простите, а где Навьен?  - прошептала я.
        - Занят,  - равнодушно ответила мне громада вампирской несокрушимости.
        - Ааа… - протянула я.
        Потянулась и закрыла двери.
        Сама.
        Никогда не думала, что подумаю о таком - но Навьен был человечнее этого тысячника раз так в тысячу!
        Я вернулась на кровать. Села, поджав ноги, и сидела, в ужасе глядя на пол. На светлый, освещенный нижней подсветкой пол, на дверь, на окно, снова на дверь…
        Да за что же мне все это?
        Ни пол, ни окно, ни дверь не ответили.
        Я сидела еще некоторое время, пытаясь хотя бы не расплакаться, а потом дверь распахнулась и вошел он.
        Не знаю, как это все вышло - но я поняла, что бросилась к нему на встречу и повисла, обнимая его за шею, только когда услышала напряженное:
        - Каиль, у нас нет на это времени.
        - На что?  - прижавшись к вампиру, спросила я.
        - На твою истерику!  - достаточно жестко произнес Навьен.
        Поняла, что самым тупым образом обнимаюсь с вампиром.
        Осторожненько отпустила, а отступить Навьен не дал.
        - Рот открой,  - приказал он.
        Я открыла, испугано глядя на тысячника.
        Тот молча достал что-то из кармана, пристально оглядел мои зубы, и вынес вердикт:
        - Шире.
        Не знаю, почему я послушалась, но открыла рот пошире.
        Навьен тем временем открыл… какой-то клей, щедро намазал мои резцы, и принялся крепить что-то на мои зубы.
        - Шо ээааа?  - вопросила, пока он там хозяйничал.
        - Временное решение,  - сосредоточенно ответил Навьен.
        Закончил, критически осмотрел мои челюсти, сказал:
        - Постарайся губы не ранить, я договорился, к стоматологу сходим днем, а пока… просто будь аккуратнее. Рот можешь закрыть.
        Я закрыла.
        Потом, исследовала свои новые зубы языком, умотала в ванную, и вот там, перед зеркалом, впечатлилась своими вампирскими клыками!
        - Кривовато немного,  - сообщил Навьен, завинчивая крышку на баночке с клеем,  - но пока лучше хоть что-то, чем ничего.
        Я перевела потрясенный взгляд с зеркала на него. Тысячник ответил спокойным взглядом, и пояснил смысл своих действий:
        - Это отсрочка, Каиль. Это все, что я могу сделать для тебя.
        На глаза навернулись слезы.
        - Прекрати,  - жестко приказал Навьен.  - Вампир на первой стадии несколько далек от эмоций. Готова?
        - К чему?  - слезы я быстро вытерла.
        - К осмотру,  - усмехнулся он.
        Я вспомнила все сказанное о докторе. Нервно закусила губу… поранилась. По губам потекла кровь.
        - Черт,  - тихо выругался Навьен,  - ты слышала приказ князя.
        Я кивнула, чувствуя, что меня начинает трясти.
        - Прости,  - глядя мне в глаза, произнес вампир,  - но он сдохнет.
        - За что?  - прошептала я.
        Несколько мгновений вампир молча смотрел на меня, затем очень тихо сказал:
        - Потому что у меня нет выбора. Прости.
        Он развернулся, вышел из ванной и подошел к двери в мою комнату, впуская… труп. Просто труп.
        Доктором был вампир преклонного возраста - лет восемьдесят на вид. Сухой, подвижный старичок, вызывающий доверие с первых секунд, ведущий себя как врач прошлого века, в том смысле, что начал с:
        - Где наша хорошая девочка? А, вот вы где! Как самочувствие, княгиня? Ну-ну, моя хорошая, не нужно плакать, идите-ка сюда, садитесь, вот так. Сейчас будет один маленький укольчик и все.
        Я не смотрела на доктора, я смотрела на Навьена.
        На Навьена, который старался на меня не глядеть вовсе.
        За врачом он следил, очень пристально и профессионально, отслеживая каждое его движение, каждое действие, а я не могла успокоиться и по моим щекам текли и текли горькие слезы.
        - Ну-ну, моя хорошая, не стоит отчаиваться, это только первый этап. Ну-ка откройте ротик? Воот, уже и зубки появились, замечательно. Не стандартно немного, конечно, но замечательно. Сейчас будет немного больно, потерпи, моя хорошая.
        Да. Сейчас будет. Больно. К сожалению не мне.
        - Во-о-от так, придержите ватку, замечательно. Так, что там у нас в крови, сейчас посмотрим.
        И взятую у меня из вены жидкость, ловко разлили по баночкам с реактивами.
        В держателе было тринадцать колбочек. Четыре из них не дали никакой реакции, пятая окрасилась в синий цвет, тринадцатая вдруг начала менять окрас с ярко-алой, на черную.
        И это потрясло доктора.
        - Что за?..  - начал было он.
        И это были его последние слова.
        Одно молниеносное движение Навьена, хруст, и вампир повалился на пол, сотрясаясь всем телом. Я как сидела… так боюсь и осталась сидеть, в ужасе глядя на тысячника. Он вел себя спокойно. Уверенно и спокойно. И пока док сотрясался в агонии на полу, Навьен забрал тринадцатую колбочку, заменил ее другой, которую достал из кармана, чиркнув по своему запястью, наполнил ее своей кровью, а с этой ушел в ванную.
        Шум воды, и тысячник вернулся с пустой тщательно вымытой стекляшкой, вернул ее в саквояж уже затихнувшего врача, и только после этого произнес:
        - Прекрати реветь. У меня был выбор - ты или он. Я выбрал тебя. Все. Это мое решение и я несу ответственность за него. Я, а не ты.
        И подхватив саквояж, пластиковую упаковку с реактивами и уже труп, Навьен покинул мою комнату. Откуда-то из коридора, послышалось:
        - Подтвердил?
        И спокойный ответ Навьена:
        - Нет.
        Я замерла, еще не понимая, что происходит, и тут Навьен продолжил:
        - Девчонка бесполезна. Убить?
        Молчание, и в итоге решение князя:
        - Нет.
        Я уже вообще ничего не понимала!
        И все стало только хуже, потому что следующим вопросом Навьена было:
        - Разве есть смысл ее держать?
        Даркан ответил слегка насмешливо:
        - Навьен, я сделал выбор. Было бы замечательно, получить в дополнение к интересной девушке еще и сверхспособности, но Каиль вполне устраивает меня такой, какая она есть. Более чем устраивает.
        Странное дело, Навьен промолчал, от него не донеслось ни звука, но я вдруг почувствовала, что ему тяжело. Что эти слова стали для него ударом. Не знаю почему, но… почувствовала. Сердце словно сжалось и заныло в груди, хотя… вот объективно - с чего бы?
        И умом я понимаю, что этот… упырь, только что убил другого вампира на моих глазах. Убил молча, без капли сожалений, без толики сожаления, просто убил, и мне бы прийти в ужас от этого, но…
        Спустя несколько минут мне принесли завтрак - сырая рыба, соус, сыр, сырая рыба, еще сырая рыба, лимон, морковный салат, сырая рыба, чай. Там было что-то еще, но я не особо вглядывалась, потому что пока новая горничная раскладывала все на столике, Навьен стоял в дверях и пристально следил за ее движениями. За каждым ее движением.
        На меня он не смотрел.
        Не взглянул, когда вышел вслед за горничной.
        Окаменел, услышав мое тихое «Навьен» и все же закрыл дверь, оставляя меня одну.
        Это осознание, что он оставил меня, обрушилось так резко и внезапно, оглушило, растоптало…
        Объективно - всего лишь вампир, даже хуже - почти тысячелетний вампир.
        Субъективно - я просто хотела, чтобы он вернулся.
        Я очень этого хотела.
        Я хотела этого, а не есть.
        Упав на постель, я лежала, глядя в белый потолок… без права на надежду.
        Мне хотелось встать и уйти отсюда. Просто встать и уйти. От этого места, белого и насквозь прозрачного, от ощущения замкнутого пространства, от мыслей о… вампире. Для чего он так поступил? Зачем? Что пытался сделать?!
        Все что у меня имелось на данный момент - смутные догадки и только. Смутные догадки, едва ли имеющие под собой какие-то знания, потому что базировались на все тех же догадках.
        Что я знала о вампирских князьях до вчерашнего дня? Что они сильные, сильнее обычных вампиров на порядок, и… способны считывать мысли.
        Что мне известно после вчерашних событий? Князья носят очки из вежливости, в тех случаях, когда встречаются с другими князьями, что касается всех остальных - такой чести как личное пространство хотя бы в мыслях они были не достойны.
        Еще один неприятный момент - князья способны отдавать приказы, которые, как люди, так и вампиры выполняют априори, практически не имея возможности противостоять отданной команде. Об этом мы если и не знали, то… догадывались, однако масштаб проблемы я осознала только сейчас.
        Третье - князья не вампиры. Тут что-то другое. Что-то жуткое и другое. Абсолютно другое. У меня складывалось впечатление, что они просто носят маску вампиров, и маску и тело, а под всем этим скрывается что-то настолько противоестественное, настолько омерзительно-жуткое, что об этом было страшно думать. И сейчас, вспоминая, во что обратилась княжна Мортем… черт, да я скорее себе зубами вены выгрызу, чем лягу в одну постель с Дарканом. Нет, я и раньше примерно так же думала, но теперь…
        Вскочив, начала нервно ходить по комнате, меряя пространство нервными шагами. Вспомнила, как в спальне, прыгнула на князя, испугавшись змеи. Да блин, не того я испугалась! Змеи, вполне себе очень даже еще ничего, по сравнению с князями!
        Остановилась, детально вспоминая, во что вчера превратилась княжна Мортем.
        Вспомнила слова Навьена про то, как громко я буду кричать, когда князь займется со мной сексом… он был прав. Я буду кричать. Громко. Да я захлебнусь от ужаса! Это уже даже не зоофилия, это что-то еще хуже!
        И вдруг я вспомнила наш разговор с Дарканом в полицейском участке…
        « - Значит я для тебя животное?
        Хуже.
        - А в плане секса?
        Равнозначно».
        Я остановилась…
        Черт!
        Трижды черт!
        Он же знает кто он! Он знает!
        «Потому что вы чудовище!»  - тогда подумала я. Одна маленькая проблема - он хуже, и он знает об этом. Я ударила по больному. Я ударила наотмашь, еще не зная, что он чудовище даже среди вампиров, даже для них! Просто чудовище, монстр, урод, тварь… но тварь сильная настолько, что ему вынуждены подчиняться даже вампиры.
        А еще - отморозок.
        Он. Все они. Все князья.
        Я немало знала о вампирах в силу своей профессии, но кем надо быть, чтобы сидя в тенечке как образцовая милая девочка-школьница, попивать кровь через соломинку, и смотреть, как вокруг трупа суетятся люди. Да и просто смотреть. Она перегрызла ему горло. Сначала полоснула клыками, сцеживая кровь, после - разорвала всю гортань, и… и в итоге, устроившись с бокалом в тенечке на скамье под деревом, наслаждалась его агонией, затем тем, как его обнаружила служительница зоопарка, старая женщина, испугавшаяся что накануне не закрыла клетку ягуара…
        Кем надо быть, чтобы повести себя так? Да отморозком! На всю голову отморозком!
        Но это был один из тех моментов, в которые вдруг перестаешь думать о морали, потому что…
        Во время секса вампиры теряют контроль над собой. Секс, это в принципе такое удовольствие, при котором контроль как параметр поведения не особо учитывается, а потому… Секс с вампиром это именно секс с вампиром - на теле остаются следы. Следы клыков, иногда укусы…
        А теперь страшный вопрос - кем станет в постели князь Даркан?
        Я вдруг осознала, что это его второе демоническое «Я» это еще не так страшно.
        Страшен сам Даркан. И он знает об этом!
        Он прекрасно знает об этом! Именно поэтому, попытался поиметь меня днем, в момент когда вампиры наиболее слабы, если вообще их хоть когда-то можно было бы назвать слабыми.
        Черт!
        При всем этом сам князь, в человеческой, в смысле вампирской форме, был… притягательным. Против моей воли, он был очень притягательным - улыбка, взгляд, запах…
        Я чувствовала себя как маленькая глупая рыбка, которая где-то на глубине океанической впадины, плывет себе на свет, и вдруг внезапно осознает, что это сияние, этот огонек, этот свет в конце тоннеля - это жуткая рыба удильщик с громадными челюстями и чудовищными острыми зубами!
        Монстр неминуемой смертью выплывающий из темноты…
        И вопрос, накатывающий вполне обоснованной безнадегой - что будет со мной?
        Не то чтобы я с самого начала всего происходящего надеялась на какой-либо благополучный исход, но при имеющемся раскладе… оставалось надеяться только на смерть. Быструю. Достаточно быструю для того, чтобы напрочь исключить вероятность интимного акта с князем Дарканом.
        Тихий стук в двери, я обернулась и посмотрела на вошедшего тысячника.
        Навьен был безукоризнен, отстранен и холоден, как могут быть холодны только вампиры.
        Обреченный взгляд на меня, и тихое:
        - Княгине требуется посетить… салон красоты?
        - Да,  - мгновенно ответила я.
        Несколько секунд он смотрел в мои глаза, затем сказал:
        - Пошли.
        Развернулся и вышел.
        Я побежала за ним, как собачка, которой хозяин отдал приказ «Ко мне», оступилась на пороге и полетела бы носом в пол, но вампир поддержал, вмиг оказавшись рядом, и так же быстро отстранился, едва вернул меня в вертикальное помещение.
        Внизу меня ждали вчерашние охранники и личный секретарь князя, который, едва я спустилась по стремительно восстанавливаемой рабочими лестнице, шагнул ко мне и произнес:
        - Доброго утра, княгиня. Мне бы хотелось уточнить, по поводу вчерашних косметических процедур, и…
        И я его не слушала.
        Я стояла босиком на полу, и смотрела на рабочих, которые суетливо устраняли последствия вчерашнего погрома. Это были люди.
        Ключевое слово «были».
        Сейчас же на шее у каждого из них виднелись кровавые отметины - их обратили. Похоже сегодня.
        - Заткнись.
        Вдруг очень тихо сказал Навьен.
        Я еще ничего не сказала, но видимо взгляд у меня был выразительный очень. И когда я перевела его на тысячника, он ожесточенно повторил:
        - Просто заткнись.
        Мне протянули серьги. Все те же - светлое серебро с сапфирами. Молча вдела в мочку уха.
        Молча вышла вслед за Навьеном.
        Молча спустилась по ступенькам, стараясь не наступить на места, где еще оставались потеки крови.
        Молча села в автомобиль, устроившись на заднем сиденье.
        Вампиры так же молча расселись, Навьен занявший кресло водителя, плавно тронулся, чтобы разогнавшись за несколько секунд, промчаться через открытые ворота, оглашая визгом тормозов и копотью шин, спуститься по дороге вниз с холма и резко сбросить скорость, едва мы подъехали к городу.
        Это тронуло. Не знаю почему, и то что приехали к дому, в котором находилась моя квартира тоже.
        А вот дальнейшее уже не трогало ничуть.
        - За нами хвост,  - произнес тысячник, взглянув в боковое зеркало.
        И я вдруг поняла, что всю дорогу смотрела на него, только на него… вообще потеряв окружающее пространство, иначе слежку я заметила бы тоже.
        - Серьги сними,  - вдруг приказал Навьен.
        Подчинилась безоговорочно.
        Протянула было на ладони ему, но…
        Навьен не смотрел на меня, напряженно вглядываясь в два догоняющих нас автомобиля, которым на всех окружающих было совершенно плевать - это утро, во дворе были мамы с колясками, дети, пожилые люди…
        - Каиль, нас взорвут,  - напряженно сообщил Навьен.
        - Здесь?!  - сорвалась на визг я.
        - Ты не меняешься,  - съязвил тысячник.
        И мотор взревел.
        Мы уходили на огромной скорости, нарушая правила, выходя на встречку, слетая с мостов, сломав ограду на эстакаде. Безумная скорость, повороты резкие настолько, что если бы не вампиры, я едва ли выжила бы в этой гонке, и абсолютно спокойный даже какой-то расслабленно-небрежно-равнодушный Навьен.
        Автомобиль он вел так, словно машина была продолжением его самого - каждое движение выверено, каждый поворот руля просчитан, и педаль газа, вдавленная до упора.
        И это успокаивало.
        Его уверенность - она действительно успокаивала.
        Тем неожиданнее оказалось услышать:
        - На счет три.
        Разворот, вонь паленой резины визжащих шин, и сломанная ограда моста, в момент, когда автомобиль сорвался вниз!
        - Три,  - спокойно произнес Навьен.
        Словно мы сейчас не мчались навстречу смерти!
        Дальнейшее смешалось в калейдоскоп ярких картинок и диких ощущений.
        Рука Навьена, ухватившая меня поперек живота.
        Рывок вверх.
        Рухнувший вниз автомобиль.
        Яркая вспышка взрыва.
        Волна обжигающего жара.
        И мой потрясенный взгляд на тысячника, который повис под мостом, одной рукой держась за бетонную балку, а второй держа меня.
        - Серьги,  - произнес Навьен, в ответ на мой потрясенный до основания всего моего мироздания взгляд.
        - Что «серьги»?  - прошептала я.
        - Выброси,  - вампир вдруг улыбнулся.  - Просто выброси.
        Я разжала ладонь, и две сверкающие сережки полетели вниз, искрясь в лучах солнца и обжигающем свете охватившего автомобиль огня.
        Две сверкающие капельки безумия, в общей полной безумия картине.
        Внизу на глубине оврага полыхает взорванный автомобиль, наверху раздается вой подъезжающих полицейских сирен, под мостом висят четыре вампира и я.
        - Гады, прическу испортили,  - посетовал тот, кто вчера обзавелся волосами цвета дикого индиго.
        Это было сказано скорее с иронией, нежели с сожалением, а вот после вампиры переглянулись.
        Горящий внизу автомобиль порадовал повторным фейерверком, что не удивительно - сверху в него пальнули чем-то вроде базуки. Взрыв был основательным, даже мост дрогнул.
        - Уходим,  - тихо скомандовал Навьен.
        Говорить что-либо еще ему не потребовалось. Я, прекрасно понимая, что передвигаться под мостом явно не мое, обхватила его шею руками, прижавшись к вампиру. Поняла, что ноги будут мешать, и вцепилась в тысячника как мартышка, мартышкой же себя и ощущая.
        В тот же миг вампиры начали свой забег с места преступления, если передвижения в стиле «горилла прыгает по деревьям» можно классифицировать как «забег».
        ***
        Уходили мы быстро и четко - сначала миновав мост, после какими-то тропами, обходя мусор и валежник, вышли к окраине города.
        Все это время Навьен меня нес. И потому, что я была босиком, и потому, что вампиры передвигаются на порядок быстрее, чем смогла бы я.
        А потом случилось нечто.
        - Сейд студио,  - скомандовал Навьен.
        И… нас покинули.
        А после мир стал одной смазанной картинкой - вампиры двигались быстро. Тысячники - очень быстро. Слишком быстро для моего зрения. Быстро настолько, что я совершенно потерялась в пространстве, тем невероятнее было вновь оказаться в моем доме, и даже больше - Навьен открыл дверь, и внес меня в мою квартиру.
        И когда он опустив меня на ноги, повернулся и закрыл замок, все что я могла, это… стоять и смотреть на него.
        Молча.
        Долго молчать не вышло, потому что вампир, игнорируя степень моего потрясения, буднично поинтересовался:
        - Мюсли еще есть?
        - Твою мать!  - я бы еще много чего сказала, но я была слишком в шоке.
        - Не слишком информативный ответ,  - поддел Навьен.
        - Твою нахрен мать!  - меня трясло.
        - Информативности все так же ноль,  - усмехнулся тысячник.
        Я постояла, потрясенно глядя на него, судорожно вздохнула и сообщила:
        - Здесь неплохая кофейня за углом. Дай пять минут, я оденусь.
        И ушла, потрясенная больше некуда.
        Оказалось - есть куда!
        Все это время я была в одном халате. Всего в одном халате на голое тело. А Навьен меня переносил, поддерживал, когда с моста спрыгивал, и вообще много чего… Супер просто! Даже слов нет!
        ***
        Кофейня «Тони и кофе», в это время дня была, как и всегда свободна. Сюда приходили завтракать обычно с шести и до девятиутра, а после забегали на чашечку кофе к двенадцати, сейчас же, в десять, мы с Навьеном оказались одни в пустом зале, но Тони смутило явно не это - а собственно вампир.
        Тысячелетний вампир в темной водолазке, которая скорее подчеркивала, чем скрадывала внушительный разворот плеч, и темно-синих джинсах, заказал для себя омлет из двенадцати яиц, крепкий кофе, пончики, и свежеиспеченный хлеб. Приготовивший и принесший все это Тони, до последнего не верил, что вампир будет есть - среди народа ходили слухи, что вампиры питаются исключительно кровью, и потому когда Навьен с аппетитом принялся завтракать, Тони стоял в нескольких шагах от нашего столика и… потрясенно смотрел, не веря собственным глазам.
        Навьена подобное внимание не смущало, в принципе его вообще ничего не смущало. Его не смутил даже мой вопрос на тему, откуда взялись его вещи в моей квартире.
        С моим выбором кофейни вампир тоже согласился абсолютно спокойно, но сел примечательным образом - спиной к стене, выбрав столик, от которого просматривался весь зал и улица через окно, и это было единственным, что продемонстрировало опасность ситуации. В остальном Навьен был непробиваемо спокоен.
        А вот я нервничала. Более чем нервничала. Меня почти трясло.
        Одевалась я нервно и в спешке, несколько недооценила погоду на улице, и надела только белую рубашку, серые брюки на ремне, и серые кроссы на белой подошве - стандартная обувь для работы, когда вроде и дресскод соблюден, и бегать удобно. Небрежно собранные в хвост на затылке волосы отомстили сполна, и теперь пряди время от времени падали на лицо, вынуждая все время заправлять их за уши. Не то чтобы это как-то ранее меня смущало, но теперь, каждый раз, когда я поправляла волосы - на меня смотрел Навьен. И так в принципе смотрел, но когда поправляла волосы, его взгляд становился каким-то… иным.
        Ели молча.
        Я пила крепкий черный чай, заедая сырные тосты, Навьен ел с аппетитом, при этом оставался предельно внимателен к ситуации, обстановке и… вообще ко всему. И мне достаточно было смотреть только на вампира, чтобы быть уверенной, что все под контролем.
        Впрочем, всегда оставался шанс, что он прямо сейчас скажет свое «Три» и ад разверзнется.
        - Ничего не хочешь мне сказать?  - спросила я, когда с омлетом было почти покончено.
        - Нет,  - хрипло ответил вампир.
        Интересная позиция.
        Но если честно, если вот совсем честно - спрашивать мне ничего не хотелось. Эдакая иллюзия счастья, тихого спокойного затишья перед бурей. И хочется промолчать, просто продлить эти мгновения тихого счастья, но…
        Но…
        - Ты пытался меня вытащить?  - едва слышно спросила я.
        Навьен молча посмотрел на меня - ответ знали мы оба. В принципе зря спросила вообще, имелось гораздо больше куда как более важных вопросов, но я почему-то задала этот.
        Глупо, да.
        Перешла к более умным вопросам:
        - Князья это что вообще?
        Вампир усмехнулся, взял чашку с кофе, сделал глоток, посмотрел на меня, в зал, в окно, снова на меня, и ответил:
        - Ты видела.
        Вот и все. То есть «ты видела и так, смысл вообще спрашивать?!».
        То досадное чувство, когда понимаешь, что в состоянии молча - выглядишь на порядок умнее.
        Посмотрела на Навьена, у него программа взглядов была четко расписана - я, зал, окно, я, зал, окно, я… и так далее.
        - А ты старше князя, так?  - спросила я.
        Взгляд на меня. Пристальный, внимательный и вопрос:
        - На что конкретно ты сейчас намекаешь?
        Да уж, интересный разговор у нас выходит.
        - Кто сильнее - ты или князь?  - меня действительно интересовал этот вопрос.
        Навьен усмехнулся и спросил:
        - Каиль, кто сильнее - кот или лев?
        Я замерла, напряженно глядя на Навьена, и напомнила:
        - Княжне Мортем ты вчера дал отпор только так.
        - Дать отпор и выиграть в сражении - несколько разные вещи, ты не находишь?  - усмехнулся Навьен.
        Сделал еще глоток кофе, все так же ведя неизменное наблюдение за обстановкой и добавил:
        - Я способен дать отпор, Каиль. И вызвать князя. Все. Продлись вчерашняя схватка на пару минут дольше и княжна размазала бы меня по асфальту тонким слоем. Они сильнее. Значительно сильнее. И мой возраст дает мне только два преимущества - я способен сопротивляться прямым приказам, и я могу дать отпор, в силу наличия опыта. На этом все, Каиль.
        Нерадостная информация.
        И самый дурацкий вопрос, который я только могла задать:
        - В мою «первую брачную ночь» ты сказал, что когда князь до меня доберется, я буду кричать. В принципе, я уже догадываюсь почему но… все-таки можно больше конкретики?
        Навьен перестал есть.
        Швырнул нож и вилку на тарелку, с ошметками омлета, отодвинул от себя, сел, упираясь локтями в стол, и посмотрел на меня. Молча. На лице его дергались желваки, в черных глазах словно сгущались тучи, губы побледнели.
        Я вдруг поняла, что ему от осознания моих перспектив не лучше, чем мне, но… мне правда хотелось бы больше конкретики.
        - Он становится чем-то вроде того монстра, в которого вчера перекинулась княжна Мортем?  - спросила я.
        Вампир отвернулся, с какой-то глухой ненавистью глядя в окно.
        - Давай ты меня просто пристрелишь,  - почти просьба.
        Горькая усмешка на бледных губах, и полное безысходности:
        - Оживит.
        Я как сидела, так и… сидела.
        - Знаешь, почему вампиров хранят в морге примерно месяц?  - не глядя на меня, но все так же отслеживая и зал, и улицу, безразлично спросил Навьен. И не дожидаясь моего ответа, продолжил:  - Потому что всегда есть шанс, что князь снизойдет и оживит казненного. Собственно, по этой же причине никто никогда не трогает вещи убитых вампиров - у нас не любят, возвращаясь к жизни обнаруживать, что кто-то копался в карманах.
        Жжжжжжесть!
        - Поэтому тех, кого князья реально приговаривают к смерти - сжигают,  - отстраненно продолжил Навьен.  - Что касается вас, людей, процесс оживления проходит на порядок легче, но есть одно но - возвращенные к жизни теряют способность деторождения. Как мужчины, так и женщины.
        И он замолчал, все так же отслеживая ситуацию.
        Я продолжала сидеть, ощущая, как все сильнее меня трясет. Просто трясет. От информации, от перспектив, от всего! Почему-то вспомнилась Малисент, ее ведь тоже трясло от перспективы стать женой Даркана, только… судя по всему, она в принципе не знала, во что способен превращаться князь.
        - Почему ты выбрал Малисент?  - спросила я.
        Навьен укоризненно посмотрел на меня, усмехнулся, и неодобрительно покачав головой, причем не одобряли конкретно меня, ответил:
        - Малисент готовили для него с детства, Каиль.
        Я мысленно восстановила в памяти ключевые моменты из рассказанного Малисент:
        «Князь избрал меня десять лет назад, мне было девять, первое представление ко двору».
        «Всего было представлено семь кандидаток. Выбрали меня и еще двух девочек. Обязанностью семьи является правильное воспитание невесты князя».
        «В девятнадцать лет князь посетил наш дом, мы с юга, и определился с выбором - из трех кандидатур, выбрали меня».
        «Я ведь все про него знаю - любимые книги, предпочтения, фильмы, мелодии, вкусовые пристрастия…»
        Помолчав, спросила:
        - Что входит в понятие «готовили с детства»?
        - Многое,  - Навьен пристально вглядывался в окно, словно увидел там что-то подозрительное.  - Начинают со сказок - «Красавица и чудовище», первый шаг формирования нужного психологического восприятия ситуации. Избранных леди учат любить мужчину не за внешность. Постулат «внутренняя красота истинна, внешняя не имеет значения» вбивается сразу. Второй этап - предназначение. Тех, кто впитал в себя первый этап, подводят ко второму - им внушается постулат об избранности, об уникальности, о необычности, и, раз уж она такая избранная, то ее путь служение князю, ее предназначение - служение князю, ее единственная жизненная цель - служение князю.
        Навьен достал телефон, отправил сообщение кому-то, и посмотрев на меня, добавил:
        - И… избранницы ничего не знают о сексе.
        Ну… я все так же потрясенно сидела.
        - Прекрасные, возвышенные, уже по уши влюбленные в князя,  - усмешка на губах, которые редко трогала улыбка.  - Каиль, продемонстрируй кто-нибудь леди Малисент видео преображения князя - она едва ли испугалась бы, в отличие от тебя. Ее подготовили, причем основательно подготовили, к тому, чем может стать Даркан ночью, но удар был основательно выверен - ей продемонстрировали, что князь полный ублюдок внутренне.
        Наверное, мне стоило впечатлиться, и промолчать, но само сорвалось:
        - А это не так?
        Навьен посмотрел мне в глаза, скрипнул зубами, и хрипло ответил:
        - Нет.
        Теперь отвернулась я.
        Несколько секунд смотрела в окно, затем, ощущая взгляд тысячника на себе, сказала:
        - И восемь его жен, получается, просто чисто случайно ушли из жизни, да?
        Услышав, как он хмыкнул, я посмотрела на вампира, и вот тогда Навьен сообщил, глядя мне в глаза:
        - У его отца было восемь жен, Каиль. У нынешнего князя - ты первая собственно жена.
        И после этих слов Навьен снова посмотрел в окно, игнорируя мой потрясенный взгляд.
        - Чувствую себя последней подлой мразью,  - едва слышно произнес он.
        - Почему?  - я уже догадывалась, какой ответ услышу, и все равно спросила.
        Несколько секунд молчания, и сказанное с ненавистью:
        - Князь влюблен в тебя. Это было заметно еще в полицейском участке, это стало явным, когда он женился на тебе, и все дальнейшее лишь подтверждает… выводы.
        Пауза, и сказанное почти спокойно, почти, потому что за показным спокойствием, кажется грохотал гром и разрывали душу молнии:
        - Чем ты его зацепила? Как? Почему настолько сильно? Каким образом вы вообще познакомились?!
        Вампир резко повернув голову, посмотрел на меня, почти с ненавистью.
        - Я,  - судорожно сглотнула,  - я попутку ловила.
        У Навьена медленно приподнялась левая бровь.
        И под его неодобрительным взглядом, я почувствовала себя вконец дурой. Наверное, потому, что и сама понимала - глупый был поступок. Я как-то слишком привыкла к тому, что работаю в полиции, что всегда при себе корочка и оружие, что смогу поставить на место любого придурка, даже вампира… я просто никогда не предполагала даже такой вероятности, как встреча с князем.
        - Нормально так,  - мрачно произнес Навьен.
        - Слушай, я в полиции работаю, я как-то отвыкла бояться маньяков, воров и прочее. Честно говоря, я даже с вампиром вполне бы справилась, со мной всегда был ИКР-13, я…
        Я отвернулась и посмотрела в окно. Там, за стеклом, текла обычная жизнь - ездили автомобили, спешили по своим делам люди, голуби копошились в траве между переходной тропинкой и дорогой, девочка прыгала, удерживаемая бабушкой за ручку… Жизнь. Такая простая, обычная жизнь… Как-то очень больно за ней наблюдать, отчетливо осознавая, что твоя собственная дала трещину.
        И в то же время во всей этой ситуации был какой-то немного злорадный привкус торжества справедливости - передо мной сидел вампир, который четыре года копал под людей из движения сопротивления, и я ни капли не сожалела, что уничтожила все результаты его работы.
        Сожалений вообще не было.
        Даже если учесть все то, что явно ожидало меня впереди - я не сожалела. Мне удалось спасти многих, очень многих, эта мысль согревала сердце. Это было тем, ради чего стоило умереть.
        Но если мне осталось еще немного времени, почему бы не потратить его с пользой?
        Я понимала, что за мою жизнь бороться смысла нет, но, возможно, перед тем как сдохнуть, я смогу спасти еще хоть кого-нибудь?
        - Что дальше?  - спросила, откинувшись на спинку сиденья и сложив руки на груди.
        Навьен внимательно посмотрел на меня и спросил:
        - В каком смысле?
        - В прямом,  - прядь волос упала на лицо, я сдула ее, и снова посмотрела на вампира.
        Вампир смотрел на меня.
        Безмятежно улыбнувшись ему, сказала:
        - Ну, смотри сам - жить мне недолго и неприятно, страдать по поводу своей предстоящей смерти как-то тоже не слишком хочется. Итог - мы можем сидеть здесь дальше, а можем выяснить, к примеру, кто подсунул Малисент видео, кто копает под Даркана и… возможно еще что-нибудь удастся. Вчера был основательно продуктивный день, ты не находишь?
        Не находил. Да и не искал, если так честно. Навьен если куда-то и смотрел, то на меня. Стиснув челюсти так, что губы снова побелели, он несколько секунд продолжал смотреть на меня, затем произнес:
        - Ты не умрешь, Каиль.
        Помолчал, почему-то раздосадованный видимо фактом продолжения моей жизни, и добавил:
        - Даркан очень осторожен с тобой. Очень. Вполне возможно, что в какой-то момент… ты…
        Замолк, и отвернулся.
        Но меня недосказанность не устраивала.
        - Я «что»?  - прямо спросила у Навьена.
        Он дернул головой, словно отмахнулся и от моего вопроса и от собственных мыслей, и явно решил продолжить молчать.
        Меня это не устраивало.
        - Навьен,  - позвала раздраженно.
        Тысячник все так же продолжал смотреть в окно, а затем, сглотнув, произнес:
        - Каиль, князь молод, богат и умен. Так что о смерти тебе думать определенно рано.
        - Как сказать,  - возразила я.
        И едва Навьен взглянул на меня, пояснила:
        - Сегодня от смерти меня спас ты. Но что если в какой-то момент ты просто… не успеешь?
        Навьен странно усмехнулся, покачал головой, и снова глядя в окно, тихо спросил:
        - Ты никогда не ощущала себя особенной, Каиль?
        Я промолчала.
        - Нет?  - догадался Навьен, все так же глядя в окно.  - Напрасно. Есть три параметра, которые клином сошлись в тебе. Первый - доброта. Второй - сила духа, сила твоей личности. Третий - вкус крови. Ты - сладкая. Во всех смыслах этого слова. Это знаешь… как хороший кофе, поданный в хорошей кофейне - напиток, который притягивает оформлением, ароматом, вкусом. Ты - притягиваешь. Неявно. Не сразу. Но чем больше на тебя смотришь, тем меньше хочется отвести взгляд.
        Странно было слушать это от того, кто продолжал смотреть в окно, и говорил, глядя все туда же.
        - И я тебя не спас,  - словно с трудом выталкивая из себя каждое слово, продолжил он,  - я подставил тебя под удар. До того момента, пока у вампиров имелось подозрение, что ты особенная - тебя не трогали. Ядовитые змеи это скорее утонченное издевательство, чем полноценная угроза. Просто, понимаешь, все полагают, что хорошо знают Даркана и князь слишком умен и коварен, чтобы позволить себе спонтанные поступки. Они не знают его - я знаю. Он женился спонтанно. Даркан никогда и ни с кем не срывался, ты же завела его с пол оборота, ты довела его до такой степени… Князь никогда не опускался до выражения собственных эмоций. А с тобой…
        Резко выдохнув, он неодобрительно покачал головой и произнес:
        - Зря я это затеял. Битва без шанса на победу, без права на надежду, с привкусом горечи собственной подлости на губах. Вероятно, будь я помоложе, утешился бы мыслью, что ты во всем виновата. На подобии того, что любят говорить серийные убийцы по поводу того, что жертва нарывалась сама, может выдал бы что-то в духе «Нельзя быть такой красивой», но… Но!
        И Навьен посмотрел на меня.
        В мои глаза.
        Посмотрел так, что сердце пропустило удар.
        Я, пустая кофейня, тысячелетний вампир на расстоянии вытянутой руки, и… что вы знаете об неимоверном энтузиазме? Таком, который просыпается тогда, когда тебя уже не просто прижали к стенке, тебя пригвоздили к ней копьями и терять уже практически нечего. Абсолютно нечего терять, кроме самоуважения.
        Моего, по факту, никогда и не существовало. Я знала, что нравлюсь Навьену. Говоря откровенно, он мне нравился тоже, но… мы были по разные стороны баррикад. Он - вампир, а я та, кому до осточертения надоела вампирская вседозволенность.
        - Тони, дай пива!  - крикнула, перекрывая шум негромкой музыки.
        Хозяин кофейни выглянул, из-за дверей на кухню и спросил:
        - Тебе какого, Каи?
        Глядя в глаза Навьена, я ответила:
        - Темного, крепкого… с привкусом горечи.
        А что, гулять так гулять.
        - Ты ведь не будешь его пить?  - хрипло спросил вампир.
        - Буду,  - ответила я, поднимая руку и поправляя волосы.
        Следующим пунктом шло вызывающее облизывание губ, и Навьен замер, едва дыша и напряженно глядя на меня.
        Тони молча принес полный бокал пива, молча ушел. Я взяла запотевший ледяной бокал, отсалютовала Навьену, и, сделав первый глоток, перешла к делу:
        - Для начала смотаемся в ТЦ «Сияние», хочу переговорить с Ивгеной Женьер.
        Еще глоток, с огромным удовольствием, и я констатировала:
        - Горькое, очень горькое, примерно как предательство, да?
        Скрежетание зубов казалось, перекрыло музыку, но эту партию раздавала я.
        - Кто мог передать другим князьям информацию о крушении надежд князя Даркана на мою исключительность?
        И пока Навьен напряженно размышлял, я с огромным удовольствием допила пиво. Действительно горькое, примерно как мои сожаления о моей же жизни, но… в доме Даркан сейчас восстанавливали порушенное княжной Мортем, и делали это люди. Свежеобращенные люди. Бригада простых рабочих, которые, судя по всему сегодня утром тупо не доехали до работы. Я слышала жуткие истории о вампирах и их отношении к нелегальным трудовым мигрантам - строителей закапывали. Живьем. Как только объект строительства был закончен. Не знаю, правда это все или нет, происходило ли подобное, или все это только слухи, но…в доме Даркан сейчас трудились свежеобращенные. И… после такого к семьям не возвращаются.
        - Чего ты добиваешься?  - вдруг спросил Навьен.
        Хочу, чтобы вы все сдохли. Все. Скопом. Навечно. Хочу, чтобы убийцы получали по заслугам, чтобы законодательство было одинаковым как для кровососов, так и для людей, хочу… справедливости.
        Я опрокинула бокал, ловя губами последние капли горького пива и да - я хотела справедливости.
        Черт возьми, я хотела справедливости. И чтобы такие, как княжна Мортем больше не убивали безнаказанно, а лучше, чтобы они вообще больше не убивали.
        Хороший вампир - мертвый вампир, это было моей жизненной позицией.
        Но озвучивать ее при тысячелетнем упыре я не собиралась.
        - Давай так,  - глядя на капли, конденсирующиеся на поверхности запотевшего бокала, произнесла я,  - есть два варианта. Вариант первый - ты возвращаешь меня князю. В принципе, Даркан умен, и, я не знаю какие у вас отношения, но что-то подсказывает мне, что у любого доверия есть определенный лимит, а ты свой… скажем так - истратил. Как ты думаешь, сколько слов мне потребуется, чтобы донести это до Даркана?
        И я перевела взгляд со стакана на Навьена.
        Взгляд тысячника мне ожидаемо не понравился - тяжелый, внимательный, пристальный, изучающий и… полный глухой ненависти.
        - Или,  - продолжила я, вновь глядя на стакан,  - мы отправляемся в ТЦ «Сияние», я помогаю тебе расследовать дело с подставой князя, а ты - тупо не мешаешь мне. Идет?
        И взгляд Навьена стал откровенно нехорошим. Несколько секунд, я заставляла себя смотреть исключительно на стакан… наслаждаться игрой света на запотевшем стекле, и не видеть того, как на лице тысячника печатью ненависти проявляется основательный жизненный опыт. Навьену тысяча лет. Тысяча. Я могла развести любую полицейскую шестерку или арестованного, но разводить тысячелетнего вампира - мне было явно не по силам. Он видел все. Видел, понимал, осознавал. Знал, что я подставлю, так же легко и естественно, как подставила ночью, взломав вампирскую базу с файлами про сопротивление. Знал, что мне достаточно слова, чтобы уничтожить его. Знал. Он все прекрасно знал. Он меня видел на сквозь, но…
        - Я люблю тебя.
        Я вздрогнула от его слов, и едва не обронила бокал - Навьен перехватил его в полуметре от пола. Перехватил. Поставил на стол. И посмотрел на меня.
        Твою мать, я не могла на него смотреть!
        Не могла. В окно, на муху, запутавшуюся в паутине ловко раскинувшего сети у форточки паука, на пылинки, проявившиеся в свете прямых солнечных лучей, на стакан, который вампир поставил на стол, но… не на него.
        Я чувствовала себя тварью. Знала, что тварь он, он и все ему подобные, знала это просто преотлично, но тварью чувствовала себя я. Подлой, расчетливой тварью.
        Наверное, стоило расставить все точки над и уже тогда. Наверное, следовало остановить. Наверное, предупредить, что ли… я не знаю. На душе было паскудное чувство, на губах горчило выпитое пиво… в доме князя Даркана трудились свежеобращенные люди.
        Мне достаточно было вспомнить о них, чтобы ощущение «паскудная же я тварь» переросло в «паскудная, но справедливая».
        И я заставила себя посмотреть на Навьена.
        Зря.
        Из его глаз на меня смотрела пропасть. Огромная бездонная пропасть. Тьма прожитых веков. Глухая ярость и… смирение. Я не могла это понять. Навьен же все видел. Он точно знал, что мое предложение - тупая разводка. Он…
        - Просто живи,  - произнес он, все так же глядя мне в глаза.  - Дай шанс Даркану и живи, Каиль.
        С губ сорвалось тихое:
        - А ты?
        Он мог растоптать меня уже после этого вопроса. Мог убить, мог просто «не спасти», мог… Он мог многое. Но достаточно было уже того, как Навьен на меня смотрел - и от этого всепонимающего взгляда мне становилось неловко и стыдно.
        Просто… подставлять под удар свою жизнь это одно, но я точно знала, что и Навьен теперь тоже не выживет. Такие как он не разбрасываются словами. Такие как он, не разбрасываются признаниями. Такой как он… он просто подарил мне шанс спасти кого-нибудь еще, ценой его жизни. И от этого становилось отчаянно мерзко, паскудно и горько.
        Мне горько. Словно я предавала не кровососа, а кого-то… очень близкого, кого-то чье доверие я не заслуживаю вовсе, кого-то… кто имел силы честно сообщить о своих чувствах, даже осознавая, что он для меня даже не зверь - хуже.
        - Ладно, погнали,  - я поднялась, словно сбрасывая с себя ошметки моей совести, - дел по горло!
        Как часто за показной дерзостью и хамством, мы скрываем растерянность? Слишком часто, чтобы об этом задумываться.
        Думать сейчас я не хотела.
        Мы покинули кофейню Тони, и я отметила, что Навьен расплатился налом, а не кредиткой. Кажется, мое предположение о том, что кто-то в доме Даркан сливал инфу налево, оказалось верным, и Навьен теперь не хотел светить картой в принципе. Интересно, князь знает о покушении? В курсе, что я выжила?
        В этот момент Навьен придержал меня в дверях и вышел на улицу первым, а я поняла - Даркан, знает, что я с его тысячником. И, вероятно, ему этого достаточно, чтобы быть абсолютно уверенным в моей безопасности.
        - Кто знал, что мы уехали?  - спросила, спускаясь вслед за вампиром по ступенькам.
        Навьен не ответил, но… догадаться было не сложно. Это был не просто тот вампир, который видел, с кем я уехала, таким мог оказаться любой в доме, это был тот вампир, который имел доступ к счетам князя и, вероятно, самого Навьена.
        А кто у нас имеет доступ к счетам и в курсе моей фальшивой «неуникальности»?
        - Ммм, личный секретарь?  - небрежно поинтересовалась я.
        Навьен промолчал, но мне достаточно было мимолетного взгляда, чтобы понять - я была права.
        - Вероятно,  - засунув руки в карманы, потому как не по погоде все же я оделась,  - он же знал, что княжеская тиара то еще пыточное орудие, а потому, был в курсе, куда отправятся Малисент и ее отец.
        - Возможно, - нехотя обронил вампир.
        Затем остановился, снял с себя пиджак, набросив мне на плечи, сделал вид, словно это в порядке вещей, и продолжил, идя на полшага впереди меня:
        - Но Асдас предан Даркану так же, как и я, и…
        - Что-то я не заметила в тебе особенной преданности князю,  - сделала я скептическое замечание.
        Навьен остановился.
        Я обошла его, развернулась к вампиру, запрокинула голову, просто здоровый, упырь, шея уже ноет из-за него, но вызывающе вздернув подбородок, добавила:
        - Это я к тому, что преданность, она, знаешь такое дело, непостоянное.
        Навьен окинул меня таким взглядом, что стало как-то не по себе, но, не надолго. Подъехала машина. Черный внедорожник с затонированными стеклами. Из него молча вышел вампир, молча передал ключи, Навьен так же молча прошел и открыл для меня заднюю дверь.
        Кажется, меня понизили. Или возвысили, но и в том и другом случае тысячник походу просто вычеркнул меня из списков тех, кто был ему равен.
        Что ж, я могла его понять.
        Молча подошла, сняв пиджак, вернула его владельцу, забралась на заднее сиденье. Дверь захлопнули.
        За руль сел сам Навьен, и мы сорвались с места, оставляя неведомого вампира на дороге.
        ***
        Ехали в тишине. Навьен молчал, я тоже - не видела смысла разговаривать о чем-либо.
        Чувствовать себя тварью, оказалась неимоверно… тяжело. Паскудно на душе, мерзко, гадко, почему-то очень хотелось извиниться, но… а смысл? Мы враги. Он всегда будет одним из кровопийц, он является им уже тысячу лет, а я просто хочу справедливости, но понимаю, что ее не будет до тех пор, пока… пока существуют кровопийцы.
        Вот такой вот паршивый расклад.
        И он стал только паршивее, когда резко свернув, Навьен въехал на паркинг возле стоматологической поликлиники.
        Из автомобиля меня выпустили с пиететом и унылым пафосом швейцара, который задолбался открывать двери. Соскользнув с сидения, я пошла за Навьеном, на шаг позади, с болью глядя в широкую спину тысячника и в некоторой растерянности пытаясь вспомнить, где и когда потеряла наклеенные им клыки? Кажется, во время нашей бесконечной гонки под мостом, или может в лесу, или… или не знаю где, но когда мы завтракали, наклеенных зубов у меня уже не было.
        - Слушай, а зачем они мне?  - спросила, делая попытку догнать и идти рядом с вампиром.
        Навьен это дело пресек, просто начав идти чуть быстрее, так что все, что мне оставалось - шагать позади, и… надеяться на ответ?
        Ответ последовал.
        - Потому что вчера я должен был обратить тебя,  - сухо уведомил он.
        Я сбилась с шага.
        Вампир остановился, обернулся ко мне, и… на его лице не выражалось никаких эмоций. Вообще. Я же… я…
        - Почему ты?  - спросила, упавшим до шепота голосом.
        С парковки мы еще не вышли, только к лифту успели подойти, и сейчас мы тут были в принципе одни. Такая маленькая я в тонкой рубашке, такой большой вампир, такие безучастные ко всему бетонные стены.
        - Потому что я мог это сделать максимально безболезненно для тебя,  - холодно ответил Навьен.
        А я смотрела на него, и почему-то думала не о моральной стороне вопроса, и даже не о рациональной… я думала о двух стаканах крови. Не то, чтобы мне хотелось знать, из кого ее нацедили, но… Навьен пытался напоить меня собственной кровью, а значит…
        - Кровь в стаканах была твоя?  - прямо спросила я.
        Ответа не последовало.
        Вампир подошел к лифту, нажал кнопку вызова и больше просто не смотрел на меня.
        Я на него смотрела!
        Потому что вдруг отчетливо осознала - Навьен уже подставился из-за меня. У вампиров выполнение приказа - это не просто акт выполнения какого-либо дела, это то, на чем строился весь их упырский мир. А Навьен не выполнил приказ князя. Знала ли я, чем для него все закончится, если правда откроется? Знала.
        Навьен дождался приезда лифта, вошел первый, как и всегда, проверяя территорию, дернул головой, приказав заходить. Я зашла.
        Вампир нажал нужный этаж, не оборачиваясь ко мне, а я… я даже не знаю, что на меня нашло, но два шага, и я прижалась к его спине, уткнулась лбом. Не обняла, я бы не рискнула, я и говорить сейчас не хотела бы, просто… просто эмоции, просто боль за него, просто осознание того, что я сломала вампиру жизнь.
        - Не надо,  - очень тихо произнес Навьен.
        - Сука, ненавижу… Зачем?  - глаза жгли слезы.
        - Не знаю,  - едва слышно выговорил он.
        Слезы сорвались с ресниц, упали вниз.
        На миг закрыла глаза, судорожно пытаясь… даже не знаю, что-то придумать, что-то сделать, что-то…
        - Ты осознаешь, что будет со мной, если твою голову поставят на ступеньки дома Даркан?  - судорожно вздохнув, спросила я.
        - Ничего,  - сухо ответил Навьен.  - Переживешь. Я же вампир, я даже не зверь, я хуже.
        И он сделал шаг, отходя от меня.
        Я отвернулась, вытерла слезы. Постаралась собраться, но душа рвалась на части. Зверь, да, даже хуже - тоже да, только…
        Лифт остановился.
        Навьен вышел, быстро оглядел территорию, опять кивком приказал выходить. Я вышла и пошла за ним, молча и за ним… почему-то хотелось, чтобы он взял меня за руку, почему-то очень этого хотелось…
        ***
        Никогда не заходила в стоматологические клиники через служебный вход, как оказалось - внутри все печальнее, чем снаружи. А еще - внутри есть кабинеты для обслуживания «особых» клиентов, видимо особо дорогих сердцу стоматолога, и Навьен привел меня именно в него. Привел, усадил на кушетку и вышел.
        Через минуту до меня донеслись обрывки фраз:
        -…ты соображаешь, о чем просишь?  - визгливый возглас мужчины.
        - Да,  - спокойный ответ Навьена.
        - … никогда! У меня дети! Практика. Лицензия, я…
        Его очередной визг был прерван одним убийственно-спокойным:
        - Док, ты пытаешься меня разозлить?
        И сказано было так, что док мгновенно заткнулся. Я бы тоже после такого заткнулась, если честно. Я в принципе не знаю никого, кто не заткнулся бы.
        ***
        Когда мы покидали стоматологическую клинику, я никак не могла прекратить ощупывать свои клыки языком. Непривычное было ощущение. Клыки мне нарастили. Очень быстро, очень профессионально и качественно, а после… уничтожили все следы моего пребывания. Навьен умел давить, но умел и прикрывать тех, кто ему помогал, очень качественно. Съемки с камер видеонаблюдения были стерты, слепок моих зубов, рентген их же, даже простынь на которой я лежала - вампир уничтожил и сжег все.
        И когда мы выходили, даже самый придирчивый коп, не нашел бы к чему подкопаться - следов не осталось, нас тут не было, нас тут просто не было.
        Мы уносились прочь на огромном внедорожнике с затонированными стеклами, вот только… я пересела на переднее сиденье.
        Не то чтобы с разрешения, но пока Навьен, усадивший меня сзади, обходил машину - я перебралась на переднее сидение рядом с водительским. Под его пристальным взглядом молча пристегнулась. Объяснять свой поступок не хотелось.
        Вампир объяснений и не потребовал.
        Молча сел, молча пристегнулся, молча завел двигатель и мы плавно стартовали с места, чтобы далее, соблюдая все правила дорожного движения и пропуская пешеходов на переходах, отправиться к ТЦ «Сияние».
        ***
        Когда мы подъехали, Навьен потянулся, заставляя меня вжаться в спинку сидения, достал из бардачка внушительные черные очки, положил мне на колени, следом свой пиджак, и произнес:
        - Идешь за мной, четко, в местах камер опускаешь голову. И волосы распусти.
        Молча кивнула и надела очки.
        Вампир удовлетворенно кивну, направил автомобиль на подземную парковку. Камер тут оказалось действительно много, и засмотревшись, я поранила язык о клыки. И губы кажется искусала тоже - жутко неудобная штука эта хрень.
        - Слушай, а у обращенных тоже всегда так? Я имею ввиду клыки мешают?
        - Зависит от способа обращения,  - Навьен уверенно лавировал по подземной стоянке. - В твоем случае они должны доставлять неудобство до первого лунного цикла, после станут подвижны.
        - Хм, или не станут,  - протянула я.
        Вампир отвечать не стал.
        ***
        Торговый центр «Сияние»  - Мекка всех вампирш и заветная мечта тех, кто не рискнул бы даже примерить туфли украшенные бриллиантами. Или платья, украшенные бриллиантами. Или сумки известнейших брендов. Место не для простых людей. Для простых существовали подделки разной степени качества, бриллианты заменялись быстро тускнеющими стекляшками, кожа - кожзамом, шелк - синтетикой… и так далее.
        Ну и собственно именно здесь, любая нормальная женщина начинала чувствовать себя… дешевкой. Почему-то вспомнилось, что мои кроссовки были куплены по скидке, там на внутренней части имелась царапина, так что… Ну и рубашка из обычного магазина, про белье молчу в приципе, брюки, кажется, вообще на распродаже взяла, но они и до нее стоили в пределах нижнего уровня цен, так что…
        Хотя с другой стороны на мне супердорогой брендовый пиджак, и очки тоже явно не дешевые, и пофигу, что мужские. Мне пофигу - а вот всех встречных вампирш это шокировало. Это, или Навьен. Если честно, даже не знаю, что шокировало их больше, но рядом с вампиром я чувствовала себя вполне комфортно, и плевать, что я тут самая страшная, что не гожусь всем этим высоким стройным красоткам в сияющих бриллиантами платьях и в подметки, зато… зато я с Навьеном, вот.
        И потому, когда мы вошли в обувной бутик Ивгены Женьер, мне лично было по барабану, что вампирша мгновенно ощетинилась, увидев меня, потому что… ну, Навьен рядом, так что скалиться упыриха могла сколько угодно.
        - Не доброго дня,  - поздоровалась я, снимая очки.
        Тысячник молча закрыл двери за моей спиной, сменив табличку «открыто» на ту, где значилось «закрыто». Следующим его действием была активация тонировки, встроенной в стекла. Я, если честно, даже не знала, что такая существует, но он что-то нажал на панели у двери, которую лично я принимала за сигнализацию или что-то вроде, и от всего торгового центра нас отрезало мгновенно потемневшими до черноты стеклами.
        Я оглянулась на Навьена, тот кивнул, позволяя мне действовать, и, собственно, я начала.
        - Итак, гражданка Ивгена Женьер, возраст сто семьдесят три года…
        Вампирша, вальяжно сидящая в кресле, когда мы вошли села уже настороженно, выпрямившись так, словно проглотила шпагу, и ее взгляд… она смотрела не на меня, она смотрела на Навьена.
        - Перед тобой княгиня,  - очень холодно произнес он.
        Ивгена стиснула зубы, ну или клыки, я еще не до конца разобралась в их зубастых условностях, поднялась, затем молча опустилась на колени, опустив и голову.
        Глядя на ее склоненную голову, припомнила слова Малисент:
        «У нас три касты. Низшая - это вы, люди. Средняя - это обращенные. У них нет семьи, но они обязаны подчиняться своему князю, в смысле князю того вампира, который их обратил. И так как у них нет семьи, они не могут ее опозорить и… они свободные, могут ездить самостоятельно, могут ходить по магазинам, могут выбирать любовников, иногда, если они достигли определенного возрастного порога и социального положения, им удается заключить брак с истинным вампиром. И третья - высшие, то есть рожденные вампирами».
        Судя по всему, Ивгена Женьер принадлежала к средней касте, и видимо подходила под определение «если они достигли определенного возрастного порога и социального положения, им удается заключить брак с истинным вампиром». Этой конкретной - не удалось. Не то, чтобы меня это радовало, напротив - если бы ей удалось стать женой Даркана, лично я бы этому очень порадовалась, но будем работать с тем, что имеем.
        - Итак,  - я прошлась по бутику,  - несколько дней назад, в вашем магазине был обнаружен труп девушки. Как вы прокомментируете данную ситуацию?
        Ивгена посмотрела на меня и промолчала, вот только в ее взгляде, вместо ненависти вдруг отчетливо проступил страх. И взгляд метнулся от меня к Навьену.
        Случившееся далее я осознала не сразу - вдруг молниеносно, как змея, на меня бросилась вампирша, и я даже инстинктивно дернулась, в попытке достать ИКР-13, но нужды в этом не было - у меня был Навьен. Тысячелетний вампир перехватил сто семидесяти летнюю вампиршу, в сравнении с ним абсолютную соплячку, хруст сломанных позвонков, и Ивгена рухнула на пол, судорожно пытаясь встать, но абсолютно не контролируя конечности, меняясь внешне, и ревя видоизмененным до мерзости ртом с выдвинувшейся челюстью.
        Навьен же молча наклонился, обыскал ее карманы и протянул мне найденный телефон вампирши.
        - Ннне… нне… - начала было Ивгена, оглашая свой магазин хрустом срастающихся костей и надсадным ревом,  - мне покровительствует княгиня Мортем! О случившемся будет доложено! Княгиня Мортем…
        - Княгиня Мортем едва ли сегодня способна кому бы то ни было покровительствовать, у княгини горе - она оплакивает дочь,  - произнесла я, обходя вампиршу, и не глядя, опускаясь в кресло, которое она недавно занимала.
        Навьен, умничка моя кровососущая, гаджет разблокировал, так что я абсолютно без проблем открыла недавнюю переписку госпожи Женьер, и…
        И телефон едва не выпал из моих рук.
        Абонент с закрытым номером и подписанный как «Твой шанс», в последнем сообщении написал:
        «Автомобиль черный, тонированный, старый, полустертые номера».
        Сообщение было прочитано.
        А спустя двадцать секунд, имелось сообщение, отправленное на номер Малисент: «Хочешь свободы - автомобиль ждет внизу».
        Ивгена была тупой. Настолько тупой, что толком не обозначила средство побега, но… тот кто написал ей это сообщение, он был на порядок умнее.
        Я видела этот старый черный тонированный автомобиль с полустертыми номерами. Я видела его, в тот самый день, когда вся моя жизнь дала трещину. День, в который был обнаружен труп в магазине Ивгены Женьер, день, когда я совершенно идиотским образом даже не посмотрела в какую машину сажусь, потому что моей единственной целью было спасти жену и ребенка Майка. И все бы ничего, но… друг Майка приехал в условное место на окраине города на черном тонированном автомобиле, старом, с полустертыми номерами…
        - Каиль?  - позвал Навьен.
        - Все норм,  - ответила я,  - переписка интересная.
        Каким боком во всем этом оказалось замешано сопротивление? Хотели убить одним выстрелом сразу двух зайцев - подставить наших и записью, которую скинули Майку, и тем, что Малисент увезли на автомобиле все тех же оппозиционеров? Что за хрень?
        Мне нужно выбраться. Мне нужен телефон. Черт, нужно что-то делать!
        - Я хочу телефон,  - сообщила Навьену.
        - Мой подойдет?  - ровно спросил он.
        - Нет, спасибо,  - я вернулась к переписке.
        Всмотрелась внимательнее в номер, который у вампирши именовался как «Малисент», и… подвисла. Просто, насколько я помню, Малисент сначала прислали видео, а уже затем сообщение.
        Прогнала еще раз мысленно все, что говорила Мали в мою первую ночь в статусе княгини: «Это сообщение с неизвестного номера… О том, что я стану девятой. О том, кто такой князь Даркан на самом деле… а потом видео…».
        Но в переписке Ивгены не было ничего ни про видео, ни про девятую жену… Этого всего не было. Единственным отправленным сообщением являлось: «Хочешь свободы - автомобиль ждет внизу».
        Похоже, Ивгена Женьер не была даже ферзем в этой игре, ей досталось положение пешки, не более.
        Я вернулась к переписке между нею и «Твой шанс».
        Господин или госпожа по имени «Твой шанс» к многословным личностям не относились. Все было предельно кратко.
          «Твой шанс»: Хочешь изменить свою жизнь?
          Ивгена Женьер: Кто вы?
          «Твой шанс»: Твой шанс.
          Ивгена Женьер: С чего ты взял, что я…
          «Твой шанс»: У тебя есть шанс стать княгиней Даркан, средняя.
          Ивгена Женьер:???
          «Твой шанс»: На закате у князя не станет невесты. Ты знаешь закон - ему придется жениться на той, что окажется рядом. Подумай, Ивгена, что будет, если рядом окажешься ты…
        И наживка была проглочена!
        «Твой шанс»: Итак?
          Ивгена Женьер: Я согласна. Но князь… мне нужна кровь.
          «Твой шанс»: Ты получишь требуемое. Ее доставят утром.
          Ивгена Женьер: Подберу платье.
        И она его подобрала. Идеальное белое платье с золотой каймой и фатой повторяющей оформление свадебного наряда, причем… классное было платье, как раз идеально подошедшее к княжеской тиаре, вот только… князь отмахнулся от потенциальной невесты как король от пешки. Видимо Даркана не устраивали «средние», он предпочитал «низших». Не могу сказать, что мне в этой ситуации было жаль Ивгену, говоря откровенно - мне было жаль меня. Меня, Малисент и того парня из сопротивления, который вчера, явно нарушив приказ и сорвавшись с места, понесся подхватывать Майка и следом в наше условное место, чтобы перехватить его жену и ребенка.
        Последними словами переписки были:
        «Твой шанс»: Передай леди М. «Автомобиль черный, тонированный, старый, полустертые номера».
        Я нажала на сообщение, выбрала «Удалить» и… удалила.
        Это была ниточка, маленькая ниточка нехило так подставляющая все братство сопротивления… но пусть о ней буду знать только я.
        - Зачем вам потребовалась девушка?  - спросила я у вампирши, просматривая другие ее сообщения.
        Ивгена промолчала, но ответ был у Навьена:
        - Для омоложения. Человеческая кровь делает женщин моей расы привлекательнее на некоторое время, от двадцати до сорока часов. В случае госпожи Женьер вероятно можно говорить о двадцати часах.
        В случае госпожи Женьер можно было говорить о тупости, исключительно о тупости.
        В случае народа из сопротивления - о подставе. Их подставили. По идее их реально тупо подставили, но мне надо было в этом удостовериться.
        - Вызывай СБВ, попросила я у Навьена и вышла из бутика с дизайнерской обувью.
        ***
        В ТЦ меня знали. Это было и плюсом, и минусом одновременно. Плюсом, потому что, стоило снять очки и высокомерные кровососущие гадины застывали, в состоянии толи реверанса, то ли приступа ревматизма.
        Я же, не глядя ни на кого, свернула к магазину мобильных телефонов, обошла стойку, вызвав удивление стоящей на кассе вампирши, и сделала, то, о чем мало кто знал - взяла голую симку. Чистую. Одну из тех, что можно было смело уничтожить сразу после использования.
        - Навьен расплатится,  - уведомила я обалдевшую вампиршу и скрылась в служебном туалете.
        Кабинка тут была одна, окон не было, воду я мгновенно включила на весь имеющийся напор, вскрыла телефон Ивгены, поместила чистую симку, и набрала номер. Один из тех номеров, о которых мало кому было известно.
        На том конце ответили сразу.
        - Это Меттланд,  - представилась я,  - друг, забравший тебя вчера на автомобиле, не выполнил свое задание, так?
        Майкл глухо сглотнул и произнес:
        - Это мой брат, лейтенант, да, он не выполнил поставленную задачу, и сорвался за мной.
        - Правильно сделал,  - я обессилено прислонилась к холодному кафелю белоснежной стены.
        - Я ннне уверен,  - едва слышно ответил Майк,  - нам перекрыли финансирование.
        - Вас подставили,  - уничтожила я на корню все его сомнения,  - подставили качественно. Как именовал себя контакт, чей приказ нарушил твой родственник?
        - «Исарен»,  - ответил Майк.
        - Ясно.
        - Тебе выслать переписку?
        - Не успеешь,  - я заметила, что ручку двери в туалет дернули.  - Симку уничтожу. Береги себя и родных. И держитесь подальше от столицы.
        На этом я извлекла симку, вышвырнула ее в унитаз, смыла, вернула симку Ивгены на место, и когда Навьен ворвался в мое интимное пространство, я лично делал вид, что поправляю волосы.
        - Что-то не так?  - поинтересовалась с самым невинным видом, осматривая новообретенные клыки в зеркале.
        На меня посмотрели так, словно я навеки заняла единственное отхожее место в столице.
        - Эй, это женский туалет!  - между прочим заметила я.
        Навьену было на это глубоко… пусть будет сходить в туалет.
        - Кстати,  - я продолжала прихорашиваться,  - имя «Исарен» тебе о чем-то говорит?
        - Да,  - судя по его взгляду, он более чем понимал, что я не настолько невинна, как хотелось бы,  - мы его видели вчера. В морге.
        Так, походу кто-то основательно рвал концы.
        Основательно так, даже более чем основательно
        - Лорд Сорс прибыл,  - сообщил Навьен.
        Я кивнула, умылась в очередной раз, кое-как собрала волосы, улыбнулась себе клыкастой улыбкой, и пошла к Сорсу.
        ***
        У ВСБ был очень оригинальный подход к работе. Во-первых, они изолировали территорию досмотра, во-вторых,  - изолировали голову подозреваемых от тела, в третьих,  - обладали псами. Откровенно говоря работу «псов» я наблюдала впервые, и не могу сказать, что ранее мне это не было интересно, но вот сейчас… Представить себе, что вампир, который внешне выглядит абсолютно как вампир, вдруг полностью видоизменяет свое лицо причем не только выдвинувшейся челюстью, но и увеличившимся носом, а затем даже не на четвереньках, это было бы еще как-то приемлемо, но на руках и ногах, как звери, начинают перемещаться по территории, обнюхивая тоже как… звери.
        Ничего удивительного, что я с перепугу прижалась к Навьену.
        Лорд Сторс мою более чем естественную для любого нормально человека реакцию, без внимания не оставил, посмотрел на меня, усмехнулся, и не стал ничего говорить - хоть на этом спасибо.
        «Нюхачи» работали качественно, и вскоре из подсобного помещения приволокли еще один труп… девушки. У меня появилось безумное желание пойти зарядить с ноги по Ивгене Женьер, но Навьен удержал. Во-первых, потому что это уже был труп, во вторых… а кто его знает, что там во-вторых, мне лично было просто мерзко. До тошноты мерзко.
        Третий обнаружившийся труп добил окончательно!
        - Навьен, - лорд Сторс подошел к нам, закрывая от меня остатки того, что раньше жило, дышало, существовало, было любимым хотя бы родителями,  - я полагаю, княгине делать тут нечего.
        - Княгиня как-то не особо интересовалась вашим мнением,  - ответила я, кусая губы и глядя, как выносят четвертый труп. И вот на этом я сорвалась окончательно:  - Вы были здесь!  - я подняла глаза полные слезы на главу ВСБ,  - Вы были здесь несколько дней назад, почему? Почему ничего не было найдено? И сколько еще тел тех, кого вы проигнорировали, лорд Сторс?
        Вампир даже взгляда не отвел.
        Несколько секунд он просто смотрел на меня, затем произнес:
        - Княгиня Даркан, вы любите рыбу? Или быть может мясо? А возможно стейк слабой прожарки? Я вас сильно удивлю, если сообщу - что там тоже были вполне себе живые существа, но, будем откровенны - мы не заводим уголовного дела, если какой-либо фермер забьет кабана, или корову.
        Я… обалдела.
        Но вампира это не остановило:
        - К слову, мне известно, что вы вытворили прошлой ночью, и я не князь Даркан, чтобы спустить вам с рук подобное!
        - А вы не спускайте!  - кажется, я была на грани истерики.  - Не надо, что вы, вот только… знаете, мне вот интересно, у вас есть дети?
        Сторс посмотрел на Навьена, затем на меня, и напряженно ответил:
        - Допустим.
        - Отлично,  - с небывалым воодушевлением воскликнула я,  - я рада, что у вас есть дети, а у меня, как у княгини Даркан, есть право убить любого из вампиров, кого я пожелаю. И знаете, я полагаю, я бы с удовольствием сегодня получила бы на ужин вашу дочь. Но можно и сына, я не привередливая.
        Глава ВСБ побледнел.
        Я же, поинтересовалась:
        - Как вам такой расклад, лорд Сторс?
        Помолчав, он хрипло ответил:
        - Это не этично.
        - Серьезно?  - меня понесло.  - А жрать людей это, по-вашему, этично?
        Сторс опустил взгляд.
        Мне же хотелось достать свой ИКР-13 и тупо грохнуть их всех здесь. Всех до одного. Каждую кровососущую тварь.

        Хотя, к слову о крови:
        - Знаете, когда-то мне казалось, что вампиры пьют кровь из необходимости, что это их единственная пища, но вот я уже некоторое время пребываю в ваших рядах, и мне как никому, отчетливо ясно - вся ваша кровососущность это не более чем миф! Вы предпочитаете мясо. Сырое, да, но мясо. И тут уже на любой вкус - от рыбьего, до говяжьего и свиного. Человеческое мясо вы не жрете. Человеческую кровь - не пьете, если только нет ритуальной необходимости для этого. И знаете, исходя из всего этого, я начинаю отчетливо понимать - все ваше упыринное общество это один большой миф! Мыльный пузырь, раздутый человеческим страхом, перед вами, хозяевами жизни!
        Мое желание грохнуть тут всех, росло в геометрической прогрессии, накрывая тупой кровожадной апатией, которая стала лишь сильнее, когда обнаружили пятый труп.
        Я не смогла больше на это смотреть - отвернувшись, прижалась лбом к груди Навьена, и поняла, что с трудом сдерживаю слезы. Или уже даже не сдерживаю.
        - Княгиня, думаю, нам стоит уйти,  - произнес тысячник, опустив руки, и стараясь меня не обнять на глазах у всех.
        - Думаю, нам стоит вызывать полицию и опознать тела,  - я тоже с трудом сдерживала желание обнять Навьена, потому что… не важно почему, уже просто не важно.  - Это ведь не просто тела,  - тихо сказала, понимая, что слезы сейчас соскользнут с ресниц,  - это люди, Навьен, и каждую их убитых, все еще ждут дома, вздрагивая от каждого телефонного звонка, и вампиры никому ничего не сообщат, это придется делать полицейским - опознавать тела, искать родственников, сообщать им страшную весть.
        - Княгиня,  - лорд Сторс попытался было вмешаться,  - это правовое поле ВСБ и…
        Не оборачиваясь, просто громко спросила:
        - Так кого мне сожрать первым, сына или дочь?
        ***
        Через пятнадцать минут в торговом центре «Сияние» работали уже наши криминалисты. Работали впервые спокойно, не хватаясь за пистолеты при каждом движении вампиров, и бросая на меня настороженные взгляды. Их можно было понять, рядом с сидящей в кресле мной, стояли два цербера - Навьен и Сторс.
        Ко мне они не подпустили никого, даже Нактона, который заметно обрадовавшись тому, что я жива, подошел было и протянул руку поздороваться.
        Ему не дали.
        Полный высокомерия взгляд Навьена, и почти угрожающее:
        - Для начала руки вымой.
        Вампиры - больше сказать нечего.
        Спустя какое-то время, когда упаковывали четвертый труп, сержант, словно невзначай, произнес:
        - Мэттланд, слышала - кэп Маер пропал.
        Почему-то после этих слов я посмотрела на Навьена.
        - Прикинь,  - продолжил Нактон,  - вытащили ночью, прямо из постели.
        Я продолжала смотреть на тысячника, который вообще словно ничего из этого не слышал, и в целом не причем, и…
        - Как думаешь, есть смысл его искать?  - вопрос с двойным дном.
        - Нет, сержант Нактон, смысла искать уже нет. Маер был убит этой ночью,  - сказала я, все так же глядя на Навьена.
        На его лице не промелькнуло ни тени скорби, ни тени сожаления, вообще каких-либо эмоций. Ничего. Ему было все равно. Абсолютно все равно.
        - Ненавижу,  - очень тихо сказала я, и резко поднявшись, вышла из бутика уже покойной Ивгены Женьер.
        Мне казалось, за годы работы в полиции, я привыкла уже ко всему. Но нет. Не привыкла. Наверное, есть вещи, к которым в принципе невозможно привыкнуть, с которыми невозможно сравниться, которые вызывают желание просто взять и взорвать всех кровососов скопом!
        Но, кровосовов тут практически не осталось - бутики закрыли, вампирши слиняли, служители ВСБ тоже, из упырей присутствовали Навьен, Сторс, ну и условно - я. Я, для которой тут возможно было все - стоило приблизиться к бутику - двери открывались сами, в помещении включался свет, а когда я подошла к холодильнику с водой, он выдал мне все бутылки разом даже без оплаты. Не знаю, как это работало, но в ящик для оплаченных бутылок, свалилось по экземпляру от всего ассортимента.
        Взяла себе просто бутылку с водой, прошла к фонтану в центре павильона, села, отвинтив крышку, сделала первый глоток…
        Давно мне так мерзко на душе не было.
        Когда Навьен вышел из обувного бутика, я все так же маленькими глотками пила воду, глядя в никуда, и не обратив на вампира вообще никакого внимания.
        Сев рядом на каменный бортик, вампир произнес:
        - По крайней мере, одна зацепка у нас есть - черный автомобиль.
        - Забей,  - хриплым, севшим голосом, посоветовала я,  - мне известно, что это был за автомобиль, я в курсе кто сидел за рулем, и… их тоже подставили. Так же как Ивгену Женьер.
        И достав ее телефон из кармана, я залезла для начала в сообщения, указала на дату первого смс от «Твой шанс», а после на фотографии Ивгены Женьер, одну за другой, без косметики и под жестким дневным светом. И… на каждом фото она становилась все красивее и красивее.
        - Я так понимаю, все эти девушки были убиты за последний месяц, да?  - говорить было тяжело.
        Он в принципе мог даже не отвечать - и так все было ясно.
        Ивгена Женьер хотела стать красивой, настолько красивой, чтобы князь Даркан, оказавшийся без невесты в самый ответственный момент, обратил свой взор на ста семидесятилетнюю вампиршу не самого благородного происхождения, и женился на ней.
        «Княгиня Ивгена Даркан»  - была подписана последняя фотка, где вампирша сделала сэлфи в свадебном платье, уже нацепив на себя и тиару и фату. К слову ей шло. И платье, и фата, и даже тиара - вполне себе шикарно смотрелась, и красива была невеста… вот только цена у этой красоты оказалась зверская - пять убитых девушек. Пять оборванных жизней! Пять дочерей, которых больше никогда не увидят их родители…
        «Княгиня Даркан, вы любите рыбу? Или быть может мясо? А возможно стейк слабой прожарки? Я вас сильно удивлю, если сообщу - что там тоже были вполне себе живые существа, но, будем откровенны - мы не заводим уголовного дела, если какой-либо фермер забьет кабана, или корову»,  - вспомнились мне слова лорда Сторса.
        Мы не заводим уголовного дела, если какой-либо фермер забьет кабана, или корову…
        Мразь! Просто мразь!
        - Я хочу сына лорда Сторса,  - сказала, делая глоток воды.
        Навьен странно посмотрел на меня и спросил:
        - Жажда крови проснулась?
        Можно было бы сказать что «да», но… я честно призналась:
        - Хочу, чтобы он понял, каково это, не знать, жив ли твой ребенок.
        Навьен помолчал, глядя на меня, затем произнес:
        - Слишком жестоко для тебя, не находишь?
        Повернув голову, пристально посмотрела на него, и ответила:
        - А не было ли слишком жестоко для тебя, вытащить из постели Маера, и убить, отчетливо зная, что целовал вчера меня вовсе не он? Ты убил невиновного, Навьен. Просто убил. Просто чтобы прикрыть свою зад… прикрыть себя.
        Он встретил мой взгляд и мой вопрос с хладнокровием зверя, который не видел причины в целом сожалеть о чьем-либо убийстве, но затем, кивнув, произнес:
        - Сына и наследника лорда Сторса доставят на закате. Довольна?
        Я продолжала смотреть на Навьена, откровенно ненавидя его вот за эту покладистость. Мог бы возразить. Мог бы хоть что-то сказать про убийство капитана Маера, мог бы… А он просто взял и уступил, распоряжаясь жизнью вампиров столь же безразлично, как и жизнью людей.
        Но Навьен ничего не стал говорить. Совершенно ничего, он молча смотрел на меня и в его глазах тепла было ровно столько же, как в гранитной каменной плите - казалось, на меня сквозь его глаза смотрела вечность…
        И я отвернулась.
        Горько, тошно, больно, и накатывает абсолютным осознанием чувство своей беспомощности. Просто вампиры, они… Ночью я спасла многих людей, но вот оно утро, и в доме Даркан работают свежеобращенные уже не люди.
        Водки бы сейчас выпить, но… Медленный вдох, глубокий выдох, и я, профессионально забивая на эмоции, перехожу к делу:
        - Итак, нам нужен «Твой шанс». Что мы имеем по нему - это челов… в смысле вампир, определенно приближенный к князю Даркану. У меня есть три косвенных улики, доказывающие мое предположение - первое, кто-то точно знал, что с диадемой что-то не так, и леди Малисент с отцом отправятся к ювелиру. Этот же кто-то, похоже, сегодня сообщил, нападавшим - где мы. И третье - вчера, о месте моего якобы нахождения знали три вампира охранника и… личный секретарь князя Даркан. Какой мы делаем вывод из всего этого?
        - Ты снова указываешь на Асдаса,  - медленно чуть растягивая каждое слово, произнес Навьен,  - но, поверь, это ошибочное предположение.
        - Уверен,  - я сделала глоток воды.  - Даже если и уверен, у нас есть все основания, для того чтобы проверить мою версию.
        - У Асдаса нет мотива,  - вставил Навьен.
        - Ооо, Навьен, поверь - мотивы есть всегда и у всех, это я тебе как полицейский говорю. Поднимайся, пошли шманать Асдаса.
        Тысячник криво усмехнулся, явно не горя желанием поддержать мой расследовательский энтузиазм, но в этот момент ему позвонили.
        Несколько слов, напряженный взгляд Навьена на меня, и едва на том конце дали отбой, тысячник, опуская руку с телефоном, произнес, глядя уже не на меня, куда-то мимо:
        - Возвращаемся. Приказ князя.
        И все. Из моего адекватного, пусть и жестокого, но какого-то живого Навьена, сделался оловянный солдатик. Тот, кто свято следует приказам. Тот, кому уже приказали. Тот, кто…
        - Но на нас вроде как напали,  - очень тихо сказала я,  - ммм… может мы еще можем побыть, я не знаю, где-нибудь вне зоны доступа?
        Навьен усмехнулся, отрицательно покачал головой, и сообщил как маленькой:
        - Ты со мной, Каиль, соответственно с тобой ничего не могло случиться, князю об этом превосходно известно. Идем.
        Я посидела еще, попивая воду и глядя снизу вверх на Навьена.
        Мне ведь это не показалось? То, что он меняется после общения с князем? Что-то здесь явно не так. Я бы даже сказала - определенно не так.

        Конец первой книги.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к