Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Зданович Владимир: " Вирус Интеллекта " - читать онлайн

Сохранить .
Вирус интеллекта Владимир Вячеславович Зданович
        Вирус, усиливающий интеллект и не приносящий вреда. Реальность, фантастика, плод воображения? Мы хотим стать умнее в десятки раз? Что станет с каждым из нас, с человечеством? Не потеряем ли мы при этом что-то неизмеримо более ценное, чем гениальность?
        Владимир Зданович
        Вирус интеллекта
        Когда-то в незапамятные времена мы с Дёмой были неразлучные друзья. Мы строили планы, рисовали картины будущего, уносились в мечтах к сияющим вершинам цивилизации. Как говорится, мы были молодые, и чушь прекрасную несли.
        Дёму, правда, вечно заносило из светлых далей в дремучие дебри сумасбродных идей. Но это было безумно давно. С тех пор все изменилось. Я окончил экономический и прочно встал на реальную почву: спрос-предложение, инвестиции-прибыль, семья-расходы. Было не до сияющих вершин цивилизации, нужно было крутить педали, чтобы не грохнутся с велосипеда. Дёма стал микробиологом. Видимо, кое-какие из его бредовых идей были худо-бедно поняты прогрессивной общественностью, и он прибрел некоторую известность. Под словом «некоторую» я имею в виду, что он стал широко известным в узких кругах биологов. Иногда, просматривая по старой памяти научные журналы, я натыкался на его статьи, но читать не читал. Думал, вот разберусь с текучкой, отправлю жену с детьми отдыхать заграницу, вздоху полной грудью, позвоню Дёме. Мы с ним, как бывало, за бутылочкой коньячка вспомним наше время золотое. Ну и поплачемся друг другу в жилетку. Мечты, мечты, где ваша сладость? Вне всяких сомнений, позвонить ему я так и не собрался. Дёма неожиданно позвонил сам.
        - Старик, есть дело, - сказал он без всяких предисловий.
        - Когда ты так говоришь, это значит, что в твою башку втемяшилась очередная безумная идея.
        - Дело очень серьезное.
        - Что ты там узрел? Луна - творение пришельцев? Земля - живое существо? Человечеству грозит неминуемая гибель от …
        - Давай без трёпа. Когда ты сможешь?
        - На этой неделе никак, все расписано по минутам.
        - Неделю я ждать не могу.
        - Что значит «не могу»? Собрался копыта откинуть? - я даже не подозревал, насколько я был близок к истине.
        - Короче, когда?
        - Давай завтра после восьми. Корпоратив после деловых встреч я, в конце концов, могу и пропустить. У тебя?
        - Да.
        А что, собственно? Жене скажу, что на корпоративе, секретарше скажу, что неотложные личные дела (прошу не путать личные дела с семейными), любовнице … к счастью, любовницы у меня нет. Отключу деловой телефон, и гори оно все огнем.
        И вот мы сидим на кухне у Дёмы, а ныне известного микробиолога Дементия Сиротова. Стол, два стула, газовая плита и мы вдвоём. На столе как всегда коньяк, лимон и хлеб, в этом смысле Дёма не изменился. Деловой телефон я отключил, теперь меня никто недостанет. Остался наш личный телефон, который знает только моя жена, а она, умница, по пустякам меня беспокоить не будет. Так что можно оторваться и ни о чем не думать.
        - Ну, давай, излагай свое дело, - сказал я после третьей рюмки.
        Коньяк меня уже достаточно расслабил, чтобы избежать шока от его откровений.
        - Ты знаешь, что такое вирусы?
        - В школе проходили.
        - В школе проходили, - передразнил Дёма, - вирусы это неклеточные инфекционные агенты, которые способны размножаться только внутри живых клеток. Вирусы поражают все типы организмов, от животных до бактерий. Вирусы, поражающие бактерии, обычно называют бактериофагами.
        - Ты пригласил меня, чтобы популярные лекции мне читать?
        - Без этого ты не поймешь.
        - Короче, давай ближе к телу.
        - Ладно. По заказу министерства сельского хозяйства я занимался защитой домашних животных от бактерий Clostridium Prazmowski, особо их интересовал подвид, от которого овцы мрут как мухи. Интересны и другие подвиды, которыми болеют люди. Заболевание иногда развивается быстро и в считанные часы приводит к летальному исходу. Военные заинтересовались. В походных условиях глазом не успеешь моргнуть, как солдатики начнут повально склеивать ласты. Нужен был устойчивый иммунитет. В общем, намечался широкий фронт работ. Мне пришла в голову идея синтезировать вирус-бактериофаг, который будет пожирать бактерии, не нанося ущерба животному или человеку. Синтез дело техническое, но вирус должен быть не патогенным и строго заточен под определенный вид бактерий. По сути, в этом нет ничего нового. Я уже сказал, что вирусы это облигатные паразиты?
        - Сказал, - соврал я, не моргнув глазом.
        - Угу. Синтезированный вирус, читай паразит, должен находиться в клетках организма в латентном состоянии, а клетки должны нормально функционировать. Это хроническое заболевание, но вирус никак себя не проявляет. Организм становится носителем вируса, но только до появления бактерий. Тут вирус оживает, начинает размножаться, убивает бациллу и снова впадает в латентное состояние. Просто как азбука Морзе. Я понятно излагаю?
        - Понятно. Только ты слишком долго запрягаешь.
        - Потерпи. Мы работали с лабораторными мышами, домашним скотом и прочей живностью. Животных разбивали на две группы. Одну группу заражали вирусом. Контрольную не трогали. С виду ничего не происходило. Потом всех животных заражали скоротечным смертельным заболеванием. Контрольная группа умирала через несколько часов. В зараженной группе вирус срабатывал, как молот, и все животные ни в одном глазу, даже аппетита не теряли. Успех был фантастический.
        - Ты будешь хвататься всеми своими фантастическими успехами или, наконец, …?
        - Всё, всё. Перехожу к делу. Чтобы успешно бороться с непрерывно мутирующими бактериями, вирус тоже должен быстро мутировать, иначе он бесполезен. Понятно? - я кивнул, - а мутирующий вирус меняет свои свойства. Может вселяться в разные клетки организма, начинать размножаться и т.д. ит.п. И тут я заметил, что подопытные животные под влиянием вируса изменяются. Они по-прежнему сохраняли иммунитет, и даже более того, одним своим присутствием лечили заболевших собратьев из контрольной группы. Представляешь?
        - Ты это хотел мне рассказать?
        - Не только. Дело в том, что мы постоянно заставляли подопытных животных бегать, прыгать, добывать пищу, решать посильные им головоломки, чтобы убедиться, что с ними все в порядке. Я стал замечать, что они запросто выполняют замысловатые тесты, а то и понимают человеческую речь. Однажды я сказал: «Куда это запропастился лабораторный журнал?» И, вдруг, овца, у которой по определению куриные мозги, сорвалась с места и притащила мне журнал, аккуратненько неся его в зубах.
        - Удивил! Если животные постоянно общаются с человеком, они становятся умнее. Это общеизвестно.
        - Так-то оно так, но когда оно останавливается, смотрит на тебя как человек, и, кажется, вот-вот заговорит …
        - Как собака?
        - Мне не объяснить, блин! Иногда они вели себя прямо как люди. Бывали случаи, что волосы дыбом. Думал, уж не рехнулся ли я.
        - Ты бы сам-то себя протестировал, побегал, попрыгал, пищу бы себе подобывал, головоломки там всякие.
        - Можешь не ёрничать?
        - Могу. Ты хочешь сказать, что под действием вируса твои подопытные становились людьми?
        Я живо представил себе овечку с человеческим лицом, которая, стоя на задних ногах, улыбается и весело блеет, прямо как моя секретарша.
        - Не людьми, конечно, но необычайно умнеют. Я стал тщательно исследовать этот феномен. И вот что получил в результате. Общеизвестно, что ДНК животных и человека содержат фрагменты вирусов, которыми переболели предки много миллионов лет назад. Среди этих фрагментов мне удалось нащупать один вирус. Этому предшествовал длительный процесс экспериментов и наблюдений, надеюсь, тебе не надо объяснять. Согласно моей теории безвестный предок человека заразился вирусом, усилившим его интеллект, а может его кто-то сознательно заразил.
        - Пришельцы? - сказал я с насмешкой.
        - Называй, как хочешь, - отмахнулся Дёма и продолжал, - когда фрагменты этого вируса внедрились у нашего предка в ДНК, интеллект стал передаваться по наследству. Повторяю, на эту мысль меня натолкнули эксперименты с животными, но там усиление интеллекта было лишь побочным эффектом, а тут я сознательно шел к цели.
        Дёма замолчал, переводя дух. Мы глотнули коньяка.
        - В организме животных этот вирус не живет. У нормального человека срабатывает иммунитет, и вирус подавлен. В организме человека его ничтожное количество, поэтому его долго не могли обнаружить. Мне удалось синтезировать штамм вируса, против которого у человека иммунитета нет. Впрыснуть такой вирус, дважды заразить смертельным заболеванием, с которым вирус легко справляется, и человек превращается в гения или психа, уж тут как повезет. Гений и безумие шествуют рядом, говорят, что нет гения без безумия. Короче, я открыл вирус интеллекта.
        Сказать мне было нечего. Я привык к его закидонам, но вирус интеллекта это слишком.
        - Я уже говорил, что военные заинтересовались? - между тем продолжал Дёма, - Мы заключили с ними договор. Эксперименты проводили на шимпанзе. К слову, к шимпанзе в отличие от остальных животных вирус прививался, и не удивительно, ведь они ближайшие наши родственники. Шимпанзе стоят дорого, это тебе не овцы. Взяли двух обезьян: один под вирусом, другой контрольный. При заражении контрольный умер сразу, а тот, что под вирусом, хоть бы хны. Повторное заражение только усилило иммунитет. Вот тут-то и началось. Его звали Джонни.
        - Кого «его»?
        - Шимпанзе. Однажды я увидел, что Джонни читает. Сначала подумал, обезьянничает, листает книгу, подражая людям. Но нет, Джонни действительно читал, читал все подряд, книги, журналы, газеты. Причем он сам научился, его никто не учил. Говорить он не мог, голосовые связки шимпанзе для этого не приспособлены, но на компьютере работал профессионально. Вскоре мы подружились. Что смотришь на меня квадратными глазами? Не веришь? Я сам себе не верил. Джонни был творческой личностью, быстрый, решительный, смелый. Я за ним не поспевал, моего умишка не хватало. Но он всегда бережно ко мне относился, не жалея времени и сил разъяснял мне свои идеи. Я сильно комплексовал. Он предупреждал меня, он уже тогда знал, но я не видел другого выхода. Да я не очень-то ему и верил. Это уже потом, когда я его …, - Дёма замолчал и некоторое время сидел, закрыв лицо ладонями, - до сих пор не могу без боли вспоминать.
        - Что он знал? О чем предупреждал? Что случилось? Говори толком, мать твою!
        - Нужно было просто ввести в себя вирус, заразить смертельной болезнью, когда вирус справится, заразить еще раз. И … - Дёма криво усмехнулся, - этого не описать словами. Мы стали с Джонни на равных, нет, я даже опережал его, все-таки я человек, а не обезьяна. За тот короткий период, что мы были вместе, мы сделали в микробиологии больше, чем все эти институты с толпой бездарных ученых мужей.
        - Вы расстались с Джонни? Он уехал в свои родные джунгли?
        - Он умер, а я еще жив.
        - Умер от чего? Ты можешь изложить все по порядку, или у тебя от твоего вируса мозги набекрень съехали?
        - Не видишь, мне трудно?
        - Трудно, коньяка глотни, полегчает.
        Мы выпили.
        - Но есть одна реальная опасность: мутируя внутри организма вирус может стать патогенным. Так и случилось с Джонни. Он знал это и предупреждал меня об опасности, но я его не слушал. Да и игра стоила свеч. Кстати, вскрытие Джонни показало, что вирус вплетается в мозговую структуру и образует ложную нейронную сеть, вторую кору головного мозга, откуда усиление интеллекта.
        Я налил себе коньяка.
        - Знобит?
        Я молча выпил.
        - Мне тоже не по себе, - он налил себе изрядную порцию и залпом выпил.
        - Погоди, дай сообразить.
        Воображение рисовало человеческую расу, повально зараженную смертельным вирусом. Большинство умирает в детском возрасте, но некоторые, достигнув зрелости, становятся титанами и вершат глобальные проблемы человечества. Более робкие идут по стопам великих, поэтому следов не оставляют, но тоже двигают цивилизацию вперед и вверх, а там …
        - Вот так примитивно? Гениальность это вирусное заболевание? Ты отдаешь себе отчет в том, что говоришь?
        - Отдаю, - он поднял на меня безумные глаза, от чего у меня по спине забегали мурашки, - не бойся, я не заразный, вирус бытовым путем не передается. То, что я тебе сказал, лишь упрощенная схема. Я подробно изложил все в статье, которую послал в Biological Sciences.
        Дёма выпил коньяка и стал быстро пьянеть. Язык у него заплетался, мысли путались. Я разлил остатки коньяка.
        - За успех дела, - мы чокнулись.
        Дёма положил голову на сомкнутые руки и закрыл глаза со словами:
        - Вот и всё.
        - Дём, ты чего? - но он уже спал.
        Дверь в квартиру открылась, я весь напрягся, ожидая любого сюрприза.
        - Пьянствуете, - сказал за моей спиной женский голос.
        Я обернулся. Передо мной стояла молодая женщина, с первого взгляда показавшаяся мне очень даже ничего.
        - Зачем вы напоили его коньяком? Ему же нельзя. Видите, до чего вы его довели?
        - Мы и выпили-то всего ничего.
        - Всего ничего? - она вертела в руке пустую бутылку, - теперь помогайте мне его до постели довести.
        Мы положили Дёму на кровать и вернулись на кухню.
        - Давайте знакомиться. Маша, - она протянула мне руку.
        - Евгений Прохоров, Женя.
        - Много о вас слышала от Дементия.
        - Польщен безмерно, - я склонил голову в шуточном поклоне.
        - Ой, ой, ой, - Маша укоризненно покачала головой, но при этом невольно улыбнулась.
        - Вы знаете, чем Дёма занимается?
        - Да, мы работаем вместе.
        - Он мне говорил, что открыл некий вирус …
        - Да, да, вирус интеллекта. Он просто помешался на этой идее, ему всюду чудится влияние этого вируса. Из Biological Sciences пришел ответ: Его статью отклонили. Кем надо быть, чтобы поверить в этот бред.
        - Но Дёма говорит, что все основано на фактах: Джонни, он сам.
        - Джонни … он сам … - Маша устало вздохнула, - и вы верите в это?
        - У меня нет оснований не верить.
        - Зато у меня есть. Мы все тонем в море его бредовых идей. Простите, это я сгоряча. Далеко не все его идеи ни к черту не годны. В некоторых есть рациональное зерно. Им разработан вид бактериофагов, подавляющих заболевания домашнего скота. За эту работу Дементий был удостоен международной премии имени Николая Вавилова, получил мировую известность. Овечка Молли перенесла целый ряд заражений и до сих пор жива-здорова. Забавное существо. Он научил ее приносить ему лабораторный журнал. На обезьянах эксперимент оказался неудачным. Джонни умер. Вскрытие показало, что вирус поразил его мозг. Дементий был очень к нему привязан, можно сказать, они дружили. Дёма часто беседовал с ним, как с человеком, учил работать на компьютере. Это было так забавно. Смерть Джонни сильно его надорвала, по-моему, он так и не оправился.
        - Дёма сказал мне, что он себя тоже заразил этим вирусом.
        - Нет, я ему категорически запретила. Только этого нам не хватало.
        - Но он считает, что …
        - Знаю. Давайте сменим тему.
        Маша подошла к окну. Теперь я видел ее спину. «У вас прекрасная фигура, как у молодой девушки» - хотел сказать я. А может быть и сказал, потому что Маша обернулась, и в ее глазах я прочитал то, от чего галстук на моей шее стал тесен. Я его даже немного распустил, и напрасно. Маша истолковала этот жест по-своему и стала робко приближаться ко мне. Надо было как-то исправлять положение.
        - У вас есть дети? - сказал я первое, что пришло в голову.
        - Нет, мне хватает одного ребенка, с двумя, а тем более с тремя я бы не справилась. Вы не представляете, как я устала, видеть это каждый день, поддакивать, соглашаться. Он требует постоянного внимания, но я люблю его и никогда не оставлю. Он такой милый, добрый, чуткий, ласковый, но когда заведется … боже мой, хоть святых выноси.
        Мы с минуту постояли молча.
        - Хотите кофе или чаю?
        И тут зазвонил спасительный телефон.
        «Прохоров, тут тебя с собаками разыскивает твоя Света. На корпоративе тебя нет. Твой деловой мобильник не отвечает. На срочные сообщения, Viber, WhatsApp, не реагируешь. Ты где шляешься? Обещал придти пораньше и почитать Сереже перед сном. Он ждал тебя, все спать не ложился».
        - Извини.
        «Перед Сережей будешь извиняться. Отрываешься? Бросай все и марш домой».
        - Слушаюсь.
        «Так-то лучше. Пока, любимый», - жена повесила трубку.
        - Спасибо, Маша, но мне нора.
        Я попрощался с Машей и ушел. Город жил своей жизнью. По улице шли безразличные ко всему прохожие, куда-то мчались машины. Я вызвал по мобильнику такси, сел, назвал адрес. Машина уносила меня к семье подальше от дома, где беззаботно спал мой друг.
        - Он гений или безумец?
        - Вы что-то спросили?
        - Нет, это я так … сам с собой.
        Неделя прошла в суете мелочных забот. Я лишь изредка вспоминал о Дёме, и всё происшедшее казалось призрачным сном, чем-то средним между кошмаром и нежданным приключением.
        Неожиданный звонок застал меня в офисе.
        - Женя, нам надо встретиться, - звучал в трубке незнакомый женский голос.
        Женя, значит мы накоротке. Возможно, мы встречались. У меня, что провалы в памяти?
        - Извините, но я встречаюсь только со своей женой.
        - Простите, Женя, я неверно выразилась. Я жена Дементия Сиротова. Если вы не возражаете, давайте встретимся где-нибудь в нейтральном месте и поговорим.
        Голос поникший, видимо, произошло что-то серьезное, как говорится, что во сне приснилось, то с неба и свалилось.
        - Маша! Не узнал вас, богатой будете.
        - Ну, да, конечно.
        - Света, я на обед к Тарасову не пойду. Пусть мой зам отдувается.
        Мы сидим с Машей в кафе, пьем грейпфрутовый сок. Вид у нее краше в гроб кладут. Она молчит.
        - Так что же привело сюда такую очаровательную женщину?
        - Да уж, привело.
        - Что у вас стряслось? Дёма?
        - Да. Я не понимаю, что происходит. Дементий стал забывать самые элементарные вещи. В нем будто живут две личности, и одна не помнит, что делала другая. Он вдруг начинает говорить на незнакомом мне языке, потом ничего этого не помнит. Мне страшно. Помогите мне.
        - Похоже, он инфицирован, а вы говорили, что запретили ему заражать себя вирусом.
        - Я запретила ему делать инъекцию, так он и не делал. Он утверждает, будто изобрёл способ заражения его чертовым вирусом без инъекций. Достаточно прислонить его новое изобретение к человеку, и человек заражен.
        - Вы считаете, что он инфицирован?
        - Да. И он наверняка заразил с помощью своей игрушки …
        - Других, - вставил я, - понятно. Я могу его увидеть?
        - Конечно. Он все время дома. Только не пейте с ним ничего спиртного.
        - Одна просьба. Я поговорю с ним тет-а-тет.
        - Не наделайте глупостей, я вас умоляю.
        - Старик, я безумно рад тебя видеть. Спасибо, что нашел время навестить меня.
        Я осмотрелся. В кухне, куда меня повел Дёма, чувствовалась женская рука. Везде наведен порядок. На столе и в раковине нет грязной посуды. Кругом чистота, никаких лишних запахов. Маша, очевидно, здесь хозяйничает, значит, их разлад не зашел слишком далеко, все еще можно поправить.
        - Что будем пить?
        - Чай.
        - И только?
        - Спиртное мне сегодня противопоказано.
        Дёма довольно ловко приготовил чай. По крайней мере, эти функции у него не нарушены.
        - Дём, ты действительно заразил себя вирусом? - спросил я, когда мы погрузились в чаепитие.
        - Конечно, я тебе уже говорил. Что тебя волнует?
        - Ты подписал себе смертный приговор. Джонни ведь умер.
        - Джонни был обезьяной. Его организм неприспособлен к вирусу, а я человек. Человеческий организм родная для вируса среда, мне он вреда не принесет. Я выяснил это несколько дней назад. Так что не волнуйся, паника отменяется. Знаешь, Сём, когда я избавился от страха неизбежной скорой смерти, все встало на свои места. Я многое понял. Эксперименты с Джонни были ошибкой. Для животных этот вирус может быть опасен. Нужны люди, добровольцы. Пойми, присутствие вируса вызывает дальнейшее развитие человеческого мозга, вирус играет роль катализатора. Происходит мутация, рождается новая раса. Каких вершин при этом достигнет человек, хотя, может быть, это будет уже не человек, а другое высшее существо, сказать трудно, но перспективы сногсшибательные. Мы стоим на пороге нового мощного эволюционного взрыва. Здесь я всё подробно изложил, - Дёма стал размахивать у меня перед носом толстой потрепанной тетрадью.
        - Дай посмотреть, - я протянул руку.
        - Потом, - он спрятал тетрадь.
        - Дём, как у тебя отношения с Машей?
        - Прекрасно. Я подумываю, не завести ли нам детей. Возможно, что усиление интеллекта передается по наследству. Для этого, правда, ей следует инфицироваться и активировать вирус.
        - Ты сказал ей это?
        - Пока не решился. Боязно как-то. Одно дело себя заразить, а другое дело она.
        - Дёма, извини, у тебя с памятью все в порядке?
        - Почему ты спрашиваешь?
        - Ну …
        - Машка наклепала. Она, значит, тебе позвонила, и ты пришел сюда, чтобы решить, не надо ли меня упрятать в психушку. Спиртное ему, видите ли, противопоказано.
        - Дём, ну, я пришел к своему другу, беспокоюсь о его здоровье. Знаешь, что она о тебе говорила?
        - Воображаю.
        - Нет, ты послушай. Она сказала мне, что ты забываешь элементарные вещи, иногда говоришь на незнакомом языке, потом ничего такого не помнишь. Как будто в тебе живут две личности, и одна не помнит, что делала другая.
        - Это я уже слышал. Думаю, все объясняется тем, что мое сознание расширяется. Иногда оно переходит в другой сектор, слабо связанный с нашим миром. Это трудности роста. Потом сектора соединятся в единое расширенное сознание. Я ощущаю влияние того таинственного сектора. Оттуда приходят новые идеи, причем в таком виде, что их невозможно выразить на нашем языке. Я их упрощаю, выбираю оттуда крохи, которые удается записать в виде формул и слов. Старик, эти божественные ощущения не передать, их надо ощутить самому. У меня идея.
        - Подожди. Ты красиво излагаешь, я даже начинаю тебе верить. А ты о Маше подумал?
        - А что о ней думать?
        - Её пугают все твои, не знаю, как сказать, идеи, измышления, фантазии. Пожалел бы ее, был бы с ней помягче, поосторожней.
        - Мы с ней оба биологи. Мои, как ты говоришь, измышления, ей понятны, это ее хлеб. Пойми, все происходит потому, что я инфицирован, а она нет. Стоит ей только инфицироваться, и все образуется. Я в том секторе говорю на чужом языке, но и она будет говорить на этом же языке, объединение секторов сознания пойдет легче и быстрее. Создание новой расы процесс социальный, чем больше людей в нем участвует, тем лучше. Давай не будем углубляться в наши семейные дела. Лучше поговорим о тебе. У меня идея: инфицируйся и активируй вирус.
        - С ума сошел. Зачем это мне?
        - Бизнес требует усиленной работы мысли, недаром его называют гимнастикой ума. Ты же бизнесмен. Ты даже не представляешь, какие перспективы перед тобой откроются. Раскидаешь конкурентов, сожрешь их к чертовой матери. Расширишь свой бизнес на весь мир, поглотишь целые отрасли. Твои дети будут учиться в самых престижных университетах мира. Да ты сам построишь университеты по своему вкусу, пригласишь туда лучшие умы человечества, мы с тобой будем там развивать новую биологию. Одно безобидное касание, два ничтожных заражения, и всё.
        - Складно брешешь. Только мне это не надо. У меня есть семья. Я неплохо зарабатываю, обеспечиваю свою семью. Мы любим друг друга и счастливы. А это все лишь разрушит наше хрупкое семейное счастье. Да, меня впишут в скрижали самых богатых людей планеты. Да, я смогу строить себе виллы в самых престижных местах. Да, я получу возможность купить заповедник в Африке и разводить там белых слонов. Разве в этом счастье?
        - Ты прилично зарабатываешь, пока твой бизнес устойчив. А завтра на тебя наедет Тарасов, проглотит тебя как крокодил обезьянку, и плакало твое благополучие.
        - Откуда ты знаешь о Тарасове?
        - Мое сознание расширяется не только в сферу биологии.
        - Тарасов мой партнер по бизнесу.
        - Сегодня, а завтра он сдаст тебя с потрохами.
        - Откуда ты знаешь?
        - Мне не объяснить, ты все равно не поверишь.
        - Ты не можешь этого знать, ты ведь в нашем бизнесе не разбираешься. У нас с Тарасовым есть совместные проекты. Благодаря его влиянию я получил большой льготный кредит.
        - Под залог твоего дома и имущества фирмы.
        - Ты и это знаешь.
        - Знаю. Более того ты рассчитываешь на высокую прибыль, но конъюнктура на рынке упадет, ты не расплатишься по кредиту, твоя фирма пойдет с молотка. Тарасов это знал и сознательно заманил тебя в ловушку.
        - Поживем, увидим. Бизнес всегда риск.
        - Станет паршиво, приходи. Мы расправимся с твоим Тарасовым одной левой.
        - Маша, тебе удобно разговаривать?
        - Да.
        - Я поговорил с Дёмой. Все не так просто.
        - Заходи к нам. Я дома, Дементия нет. Улетел в лабораторию проверить очередную свою идею. Мы сможем спокойно поговорить.
        - Другой сектор сознания, говоришь, - задумчиво произнесла Маша, когда я кратко изложил ей наш разговор с Дёмой.
        В кабинете чистота и порядок. В шкафу аккуратно стоят книги, нигде не пылинки. На рабочем столе ни одной бумажки, только монитор, клавиатура и мышь.
        - Ты ее видел, его рабочую тетрадь?
        - Видел, но он не дал мне ее почитать.
        - Эта? - Маша достала из ящика стола толстую потрепанную тетрадь.
        - Похоже она. Не очень хорошо без его согласия …
        Маша так на меня посмотрела, что я замолк. Она села за стол, углубилась в чтение.
        - Подойди, посмотри.
        - Египетские иероглифы, - невольно вырвалось у меня.
        - Нет, сложнее. Это биологические структуры, их упрощенные плоские проекции. Тут пояснения по-русски, очень краткие. Все остальное только у него в голове. Чтобы понять это нужно мне самой …
        - Маша, не делай этого, это очень опасно.
        - Да, да, конечно, - она подняла на меня невидящие глаза.
        Лицо ее окаменело. Я стоял неподвижно, чувствуя, как по всему телу бегают мурашки.
        Вдруг лицо ее смягчилось. Она мило улыбнулась.
        - Это наши семейные проблемы. Спасибо тебе, ты настоящий друг, - она подошла, чмокнула меня в щеку, - иди, я разберусь с этим сама.
        Что мне было делать? Я попрощался и ушел.
        Рынок рухнул неожиданно, провалился как чахлый мостик через пропасть. Мою фирму стало засасывать в черную дыру. Рушились планы, как снег в летний зной таяла прибыль. Тарасова как подменили, вместо того, чтобы помочь пережить черную полосу, он стал откровенно меня топить.
        Лично явился ко мне в офис со своей бухгалтершей и безликой тенью в виде зама. Сначала я думал, помочь хочет. Нет, вынюхивал, куда бы ударить, чтобы наверняка.
        Его бухгалтер, брезгливо сморщив милое личико, просмотрела финансовый отчет, который я ей показал по просьбе Тарасова.
        - Она очень опытный бухгалтер, может найти выход из тупика.
        Просмотрела, чуть заметно кивнула шефу. Осторожно взяла чашечку кофе, картинно изогнув мизинец, пригубила. Демонстративно небрежно кончиками пальцев взяла салфетку. Такая милая самовлюбленная фифа, хитрая лиса на службе у медведя.
        Неуплата кредита означала банкротство. Все эти фирмы с рекламой «Избавим от долгов и КРЕДИТОВ законно» вдруг как по команде отказались что-либо делать. Арбитражный суд, опись моего дома и имущества фирмы, блокировка расчетных счетов. Все, я оказался бомжом без средств к существованию. Ну, Тарасов, ну волкодав.
        - Дёма, я в заднице.
        - Дуй ко мне. Я сейчас все подготовлю.
        Дёма встретил меня на улице перед своим домом.
        - Я думал, что у тебя ноги подкашиваются и уши волочатся по земле. А ты бодр и весел. Вот, что значит бизнесмен, кувалдой не свалишь. Пойдем в садике посидим.
        Мы сели в тени на скамейку. Тихо шуршала листва. Играли на дорожке рассеянные тени. Мирно чирикала какая-то птичка. Тишь да гладь. Неужели где-то мне расставлен капкан, в котором я безнадежно застрял?
        - Быстренько введи меня в курс.
        Я кратко изложил положение дел.
        - Ну, шустёр твой Тарасов, шустёр, мне он даже начинает нравиться. Будет отрадно видеть, как ты раздавишь этого таракашку.
        - Не таракашка он, больше на медведя похож.
        - Посмотрим, посмотрим. Мы тут с Машей работаем, пусть тебя это не смущает.
        - Садись сюда, - продолжал Дёма после того, как мы вошли в квартиру, и я поздоровался с Машей.
        В кабинете царил беспорядок. Кругом валялись раскрытые книги, листы бумаги с какими-то формулами и схемами, ручки и карандаши. Маша непричесанная, в домашнем халате, работала на компьютере. Кивнула мне, не отрываясь от работы, и махнула рукой, мол, потом.
        - Времени мало, некогда сантименты разводить. Это совершенно безболезненно, - он прикоснулся чем-то прохладным к моей шее сзади, - вот и все. Посиди пять минут. Маша возьми анализ крови.
        Маша оторвалась от компьютера, ловко выдавила из меня капельку крови.
        - Да, Евгений инфицирован, - сказала она спокойно и погрузилась в свой компьютер.
        - Заражаю.
        - Рано ещё, - сказала Маша, не отрываясь от экрана.
        - Нормально. Вирус уже в крови. Закатай рукав.
        Я почувствовал укол в плечо.
        - Теперь пей побольше воды. Можно зеленый чай, - Дёма провел меня на кухню, - давай заправляйся, мы с Машей пока поработаем.
        Пить не хотелось, но надо. Я налил себе зеленого чая. Было слышно, как они переговариваются в комнате. Слов я не разбирал. Временами мне казалось, что я слышу какую-то тарабарщину. Наверно, я заболевал болезнью, которой меня заразили, и уже плохо воспринимал человеческую речь.
        - Давай закатывай рукав.
        - Зачем?
        - Повторное заражение. Забыл? О, да ты в депрессию ударился. Не бойся, все идет нормально, - Дёма сделал мне укол, - теперь вали отсюда. Прогуляйся. Через час, максимум через два ты поймешь, как его раздавить.
        - Я ничего не могу. У меня блокированы все расчетные счета.
        - Знаю, знаю. Это мелочи. Погуляй, подыши свежим воздухом. Мозгу нужен кислород.
        Я оставил машину на Конюшенной площади. Вышел на Дворцовую набережную. Пошел вверх по течению Невы, время от времени останавливаясь и любуясь блестящим на солнце шпилем Петропавловской крепости. Достаточно ли тут свежий воздух? Другого в Питере нет. За город уезжать не следует, я могу в любой момент понадобиться в фирме. Что должно происходить? Мой мозг начинает развиваться. Что я должен почувствовать? Дёма не объяснил, только сказал: «Божественные ощущения, не передать». Может, надо было в храм податься, глядишь, ближе к богу, - ощущения поярче.
        В Петропавловке тоже какая-то церковь есть. Или нет? Давненько там не был. Однажды участвовал только в профилактике курантов Петропавловки. Поставлял какие-то штифты.
        - Штифты, - сказал я вслух. В этом слове ощущался какой-то тайный смысл, что-то очень важное, только я не мог ухватить, что именно. Но божественных ощущений не было и в помине. От нечего делать решил проверить, все ли мои счета заблокированы. Нашел один счет, перевел в оффшоры. Деньги могут понадобиться.
        Тарасов поставляет морские буровые установки, могучие чудовища современной технологии. Как такого свалишь? Я, маленькая мышка, поставляю ему всякие мелочи, водоотводящие колонны, головки обсадных колонн, всяческий крепеж. Что же он меня-то так боится, что решил прикнопить? Оборудование я закупаю за рубежом. На него Тарасов найдет поставщиков и без меня, может оказаться даже дешевле, а вот крепеж отечественный и весь идет через меня, случись что со мной, начнутся перебои. Я-то думал, это обеспечивает мне стабильность, мол, не заменим, как колесо в телеге, а вышло, что Тарасов испугался, решил узкое горлышко расшить. Вот она, ахиллесова пята морских плавучих платформ, штифты, постоянно изнашивающиеся от качки, а без них платформу не стабилизируешь. Стоят недорого, но необходимы как воздух. Отечественные штифты не уступают зарубежным по качеству, а стоят в десять раз дешевле, не очень-то просто найти им замену.
        Зазвонил телефон.
        - Евгений Петрович, где вы? К нам едет судебный пристав опечатывать офис. Ваше присутствие обязательно.
        - Соедини меня с замом. Это срочно. Никита? Слушай меня внимательно. Скупи все штифты артикул А723-14-12ОП. Все, по всей России и ближнему зарубежью. Арендуй склад, где-нибудь в Самаре, в Тмутаракани. Он не попадет под опись судебного пристава. У тебя фирма есть?
        - Да.
        - Деньги возьми с оффшора. Все штифты. Ты понял? Заключи фьючерские сделки на период до года. Дальнее зарубежье тоже прокачай, чтобы никто не мог купить ни одного штифта в ближайший год.
        - Зачем это надо? У нас есть оперативный запас штифтов. Боюсь, что и он нам не понадобится.
        - Не рассуждай. Делай, как я говорю. Оперативный запас штифтов перекинь на склад, который ты арендуешь. Следы сделок о покупке тщательно спрячь, чтобы ни одна собака не пронюхала. Все сделки по продаже штифтов аннулируй и новых не заключай.
        - Я, кажется, начинаю понимать … не совсем честно, но …
        - Я сказал, не рассуждай. На дискуссии нет времени.
        - Без штифтов всё встанет по всему миру. Такая ситуация долго не продержится.
        - Нам долго и не надо.
        Я не спеша пошел к своей машине. Мир плыл предо мной, плавно раскачиваясь на невидимых волнах. Краски меркли. Небо из голубого становилось светло серым. Дома словно становились прозрачными и таяли в серой дымке неба. Асфальт, машины, прохожие исчезали. Я шел по гладкой невидимой тверди. Из серой дымки неба стали возникать четкие картины. Вот он бизнес изнутри, все его финансовые потоки, узлы, связи, заторы. Ты прав, Дёма, словами это не передать. Всего его не охватишь, это целый мир, но мне нужен лишь один пустяк, один крохотный жучок. Андрей Владимирович Тарасов, друг ты мой любезный, один лишь ты мне нужен, твои цели, принципы, приемы. Примитивный ты донельзя, даже жалко на такого силы тратить. Теперь я точно знал, как его уничтожить. Со штифтами я явно погорячился, но сойдет в качестве первого мягкого толчка, выводящего из равновесия.
        А теперь главный удар.
        На шельфе Южной Америки в Морской Гайане найдено богатейшее месторождение нефти. Заключение экспертов, лицензия на бурение, план разработки месторождения - все липа от начала до конца, но комар носа не подточит. Только что созданный концерн, предложения сотрудничества, проекты контрактов, гарантия оплаты. Срочно, срочно, срочно! Клондайк! Должен клюнуть. Еще одна маленькая деталь - фирмочка по производству штифтов. Материал, технические условия, гарантия качества - липа, штифт срежется в первый час эксплуатации. Он не смонтирует ни одной работоспособной платформы. Это честный бизнес? Нет, но хочешь жить умей вертеться.
        Проблема только с подставными сотрудниками концерна. Не должно быть никакой утечки информации, нужны абсолютно надежные люди со знанием английского, а желательно и французского.
        - Дёма, помощь нужна.
        - Заходи.
        В квартире такой же беспорядок, как и в прошлый раз. Маша осунувшаяся подняла на меня усталые глаза.
        - А, Евгений, привет, - она готова была снова упереться в монитор.
        - Привет, Маша. Нельзя так себя изводить.
        Она отмахнулась. Я подошел, взял ее за плечи, вынул из кресла. Она смотрела на меня тусклыми мутными глазами. Захотелось ее встрянуть, поцеловать.
        - Старик, ты до чего жену довел! Маша проснись! Прими душ, переоденься. Ты мне нужна.
        - Что ты разоряешься? Отпусти ее. Смотри, что мы обнаружили, - он стал тыкать мне в лицо исписанными листами бумаги, что-то тараторить, - упрощаем, чтобы в компьютер завести. Не мешай. Посиди на кухне, мы сейчас закончим.
        На кухне беспорядок, как в приличной холостяцкой квартире. Я убрал со стола грязную посуду. Вскипятил чайник. Заварил чай. Нашел какое-то подсохшее печенье. Вслушиваясь в их разговор, я пытался ухватить суть, но ничего не мог понять из-за обилия профессиональных терминов. Потом все стихло. Через некоторое время вошла Маша. Подтянутая, стройная, футболка с короткими рукавами, спортивные брючки.
        - Прекрасно выглядишь.
        - Сначала проснись, потом прекрасно выглядишь. Дальше куда тебя занесет?
        - Вы мне нужны для очень важного дела.
        - Говори, я слушаю, - она села за стол, - проголодалась. Налей мне чая.
        - Я зарегистрировал фиктивный концерн в Гайане, - сказал я, наливая е чай.
        - Это где? - она отхлебнула чай, поморщилась.
        - Маленькая страна на северном побережье Южной Америки. Хочу заключить липовые договора с Тарасовым.
        - Зачем?
        - Он хочет меня уничтожить. Вынужден нанести ответный удар.
        - Неплохо, - сказал Дёма, входя в комнату, - мы-то тут причем?
        - Мне нужны сотрудники фирмы. Не самому же светиться. Я подготовил фиктивные паспорта, визы. Осталось только купить билеты. Поедете в Гайану.
        - Ты рехнулся. Мы ничего не понимаем в добыче нефти. Это на земле или на шельфе?
        - На шельфе.
        - Там какие-то плавучие платформы, а я плавать не умею.
        - Плавать тебе не придется. Проведем ликбез. Выучите терминологию. Нужно только, чтобы Тарасов подписал контракт.
        - Зачем туда ехать? Достаточно все сделать по электронной почте.
        - По почте я ему контракт уже послал. Он хочет приехать в офис концерна, лично убедиться на месте.
        - С нашей безграмотностью проколемся на первом же совещании.
        - Вот и надо сделать, чтобы не прокололись. Рабочий язык английский, второй язык французский.
        - Сума сойти. Какие мы англичане?
        - Акцент спишем на южноамериканское происхождение.
        - Евгений, зачем так сложно? Можно как-нибудь попроще и покороче. Например, киллера нанять.
        - Можно. Только Тарасова уберешь, а фирма останется. Они меня все равно сожрут, а мне семью кормить.
        - Мы тебя прокормим.
        - Вот спасибо, благодетели. Меня так не устраивает.
        - Короче, гони свой ликбез.
        - О нефти в последнюю очередь. Сначала о стране. Гайана малюсенькая страна. 90% территории покрыто влажными джунглями. Климат жаркий. Средняя температура на побережье - от 26 до 28C. Сейчас летний сезон дождей. Распространены водные болезни. И еще. Гайана страна, где продают людей с целью сексуальной эксплуатации и использования как рабочую силу.
        - И ты нас туда, чтобы мы заболели лихорадкой Денге или нас продали в рабство. Ты мог выбрать что-нибудь поприличнее?
        - Во-первых, в любой приличной стране нас вычислят на счет раз. Во-вторых, я еду с вами, только светиться не буду.
        - А деньги?
        - О деньгах не беспокойтесь. Финансирование я беру на себя.
        - Не много на себя берешь? Твой дом и фирма вот-вот пойдут с молотка.
        - Я уже выкупил через подставных лиц. Еще создал торговое предприятие. Поставляю продовольствие. Оттуда, где недоедают, туда, где голодают. Теперь детали. На столах должны лежать туристские проспекты: дикие звери, джунгли, водопады, океан. Среди них на видном месте, как бы случайно, предупреждения о тропических болезнях и торговле людьми.
        - Зачем?
        - Чтобы больше туда соваться им было неповадно.
        И вот я в Гайане тихо сижу в маленькой комнате, точнее в кладовке, и смотрю на экраны мониторов.
        Входит Тарасов и плывет через офис величественный как Посейдон. Здравствуйте, уважаемый Андрей Владимирович, с приездом. Чуть сзади семенят его бухгалтер и зам. Их сопровождают две индианки в полунациональных одеждах, делают им пригласительные жесты, щебечут что-то толи на французском, толи на креольском. Неплохо для начала.
        Садятся за стол переговоров. Дёма довольно бойко лепечет по-английски. Маша ему поддакивает.
        Бухгалтер берет буклет предупреждение о водных болезнях. Глаза ее округляются. Она зачем-то смотрит в окно, за которым как из ведра хлещет тропический ливень. Индианки очень кстати подают чай. Вместо контракта вся тройка возбуждено обсуждает буклет. К чаю никто их них не прикасается. Уже хорошо.
        Из папки как бы случайно выпадает проспект о торговле людьми. Дёма неумело пытается его спрятать так, что Тарасов успевает его прочесть и косится на великана охранника негра, безучастно сидящего у двери.
        Весь офис обвешан схемами, диаграммами и формулами явно биологического толка. Когда успели? Тарасов постоянно смотрит на плакаты. Дёма ему что-то объясняет и у того глаза лезут на лоб. Маша активно жестикулирует, надеюсь в тему. Это, пожалуй, тоже неплохо. Тут уже спесь с Тарасова полностью слетает.
        Тарасов подписывает контракт и пытается побыстрее свернуть совещание. Дёме удается лишь настоять на том, что по дороге в аэропорт они осмотрят буровые установки, не выходя из машины. Всё, рыба на крючке.
        Я скупил все предприятия Тарасова, разумеется, через подставные фирмы. Выразил ему свои соболезнования. Продал часть штифтов, ликвидировав ажиотаж на рынке. Остальные придется сдать в металлолом, их скопилось у меня тысячи тонн.
        Что дальше?
        Я был один в моем новом просторном кабинете. Современная мебель, стеновые панели, портрет президента России у меня над столом. А что? Мы законопослушны.
        - Евгений Петрович, извините, что беспокою, на связи премьер министр.
        - Соедини.
        - Женя, я прилетел в Петербург. Хотелось бы обсудить с тобой план освоения месторождения в Баренцевом море. Да, да, предварительно, пока только между нами.
        - Ты в аэропорту?
        - Да.
        - Я вышлю вертолет.
        Я подошел к окну. С высоты сорокового этажа людской муравейник был виден как на ладони. Куда вы всё спешите, суетитесь, милые мураши, со своими эмоциями, чувствами, проблемками? Остановитесь, оглянитесь, мир един и гармоничен, своим мельтешением и возней вы вносите в него лишь суету и хаос. Панорама города стала удаляться и таять в светло серой дымке. Она поглощала мир, как океан, поглощающий сушу с ее горами, лесами и озерами, порождая бескрайнюю совершенную гладь, нет, не гладь, космос. Я стоял на невидимой гладкой тверди, всматриваясь в светло серый туман. Из его необъятных глубин возникали фантастические структуры. Они проплывали передо мной, порождая ощущения, которые нельзя передать словами. Я шептал что-то на неземном языке. Я понимал их, впитывал в себя. Человеческая цивилизация, убогая человеческая Ноосфера поглощалась, порождая Новую Совершенную Ноосферу, мощную, спокойную, холодную, как арктический океан, лишенную эмоций, сомнений и неразберихи человеческого ментала. Я видел рождение новой расы, которая займет господствующее положение в мире. Ты не исчезнешь, человек, как не исчезли
животные. Ты будешь по-своему счастлив, а мы …
        Картины нового мира дрогнули, стали расплываться, вмешался какой-то посторонний звук.
        - Евгений Петрович, вас к телефону жена.
        - Слушаю, жена.
        - Прохоров, я тебя дома когда-нибудь увижу?
        - Через полчаса, дорогая, одно маленькое совещание и я лечу к тебе.
        - Ты помешался на своей работе.
        - Судьба.
        - Моя судьба любить тебя, дурачок. Я люблю тебя больше всего на свете.
        - Я тоже очень люблю тебя.
        Эта мысль как молния пронзила всё вокруг, проникла в Новую Ноосферу. Что-то невозвратимо изменилось. Померкла красота и мощь нового интеллекта. Ты понял? Да?
        По-прежнему куда-то спешили люди, со своими эмоциями, чувствами, проблемами. Только теперь в этом виделся глубокий смысл. Нет, я не дам тебе поглотить человека. Ты многократно усилил мой разум. Спасибо тебе. Я направлю его на благо человечества.
        Дверь кабинета открылась. Вошла Света с подносом: кофейник, чашки, сливки.
        - Сейчас прибудет Григорий Аркадьевич. И я подумала, он любит не очень горячий. Я помешала?
        - Нет, присаживайся.
        - Я не взяла органайзер. Я сейчас.
        - Успокойся. Сядь. Как поживает твой Антон?
        - Хорошо. Подарил мне браслет. Вот какой красивый. Сказал: «Я люблю тебя больше жизни», - Света залилась румянцем, - Евгений Петрович, разве можно любить кого-то больше жизни?
        - Можно, даже нужно. Иди, встречай нашего премьера. Вертолет скоро приземлится на крышу. Я хочу побыть один.
        Пять минут у меня есть. Я набросал бизнес план трансконтинентальной корпорации. Миллиардные кредиты, покупки месторождений, портов и заводов по переработке нефти. Я видел всю отрасль, ощущал ее пульс и протягивал щупальца по всему миру. Баренцево море лишь первый аккорд моего победного марша по планете.
        Дома меня встретили с любовью и теплом. Я раздал подарки детям. Что-то подарил жене. Было приятно видеть, как она радуется пустяковой безделушке.
        - Ну зачем так дорого?
        Я молча ее поцеловал. Мы сели ужинать. Бизнес с его подводными течениями, водопадами и смертельными водоворотами отступал, терялся где-то вдали, уступая место домашнему уюту и покою.
        Утром я пришел в свой кабинет полный сил и энергии. Открыл файл с набросками бизнес плана. Я читал и почти ничего не понимал. Миллиардные кредиты. Кто мне их предоставит? Покупка месторождения. Мало того, что сделка затянется на годы, так там же мафия, меня обложат со всех сторон. Это я написал? Вчера? За пять минут?
        Я листал файл и ужасался все больше и больше. Откуда такие амбиции, такая уверенность? Никакого анализа рынка, данные взяты с потолка, из моей головы. Значит, вчера я все видел и понимал, а сегодня катастрофически поглупел. Я схватился за телефон.
        - Дёма, я неожиданно поглупел, не понимаю того, что написал вчера. Весь бизнес летит к свиньям собачьим. Можешь чем-нибудь помочь?
        - Боюсь, что нет. У нас с Машей та же проблема, мы собираем по крошкам то, что удается осмыслить. Советую тебе сделать тоже самое.
        - Какого черта? Что происходит?
        - Вирус ушел.
        - Что значит ушел?
        - Слушай, отвали, не мешай. Завтра приходи, поговорим.
        Утром следующего дня я был у Дёмы. В квартире полный порядок. Блики солнечного света играют на экране выключенного монитора. Книги аккуратно лежат в шкафу. Маша в легком платье колдует на кухне.
        - Женя, привет. Чай, кофе?
        - Чай.
        - Проходи на кухню.
        На столе вазочка с песочным печеньем, варенье, фрукты.
        - А я ничего не принес.
        - Не удивительно, старик. Ты все еще в шоке, - Дёма помолодевший, подтянутый садится за стол, - а мне кофейку.
        - Объясните мне, что случилось. Ты говорил, что вирус вызывает развитие мозга. Наш мозг развился. А теперь он что? Опять деградировал?
        - Не деградировал, просто связь с энергией вируса потеряна. Ложная нейронная сеть перестала функционировать.
        - Отмерла?
        - Не отмерла, да не бери ты в голову. Воспринимай как данность. Мы с Машей нарыли идей и разработок, на двадцать лет хватит. И ты давай.
        - А мои планы?
        - Забудь о них. Продай свой небоскреб, открой скромный бизнес. С твоим-то опытом, да быть в печали.
        - Все же, что произошло? Есть какие-нибудь предположения?
        - Предположения есть. Разум вируса, могучий, спокойный, холодный, лишен заблуждений человеческого ума. Но он лишен и эмоций. С какой-то сильной человеческой эмоцией он не справился и связь порвалась.
        - Какая может быть эмоция? Я ума не приложу.
        - Любовь, - вставила Маша.
        - Неужели нельзя ничего исправить? Дёма, блин, ты можешь меня снова своим вирусом заразить?
        - Во, настырный. Нет, я уже сказал, вирус ушел. Считай, что ты выздоровел и приобрел иммунитет. Да и все человечество тоже.
        - Не понимаю, как такое может быть?
        - Просто мы оказались сильнее его, вот и всё, - вновь вмешалась Маша.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к