Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Зданович Владимир: " Мир Такой Классный Что Ты Вроде Как И Не Нужен " - читать онлайн

Сохранить .
Мир такой классный, что ты вроде как и не нужен Владимир Вячеславович Зданович
        Мы стремимся преобразовать наш мир, сделать жизнь прекраснее, а людей счастливее. Мы развиваем новые технологии, автоматизируя одну сферу деятельности за другой. Мы стремимся создать роботов умнее человека. К чему это приведет? Не создаем ли мы чудовищ, способных поглотить человечество? Искусственный интеллект - не последнее ли это изобретение человечества?
        Владимир Зданович
        Мир такой классный, что ты вроде как и не нужен
        Мартин Рич был от природы наделен высоким ростом и богатырской силой. Ему пророчили блестящую спортивную карьеру, но он захотел стать инженером и управлять промышленными комплексами. После завершения образования он поступил на работу на Цереру, малую планету Солнечной системы.
        Церера полностью освоена. Системы жизнеобеспечения, жилые комплексы, ангары, порталы мгновенного перемещения, промышленные объекты, противометеоритная защита, искусственное магнитное поле планеты, псевдогравитация и т.д. Простор, - площадь поверхности почти 3 миллиона кв. км. И полно помещений под поверхностью. Ты можешь чувствовать себя на Церере также комфортно, как на Земле. Тебе Солнца маловато? Так садись на яхту, разворачивай солнечный парус и лети к Солнцу, любуясь окружающим миром. До Земли рукой подать, - портал доставит тебя домой за считанные секунды.
        Мартин подписал контракт на пять лет и отправился на Цереру в обычном межпланетном челноке. Когда ты выходишь в Космос, тебя каждый раз поражает его необъятность, конечно, ты знаешь о нем всё, ну почти всё, но знания одно, а собственные ощущения совсем другое. Говорят, к этому привыкаешь, как и к женщине, - сегодня волнует и буквально окрыляет любое ее прикосновение, а завтра ты обнаруживаешь, что тебе без разницы, есть она рядом или нет.
        Челнок полностью автоматизирован, делать абсолютно нечего. Мартин удобно устроился вроде как в кресле пилота и любовался немигающими звездами, голубым блином родной планеты, ослепительно-белым шаром Солнца, погруженным в черную бездну пространства. Его переполняло чувство дурацкого счастья. Он даже расправил руки как крылья птицы, и ему казалось, что он летит на этих крыльях сквозь непроглядную тьму Космоса к новой безоблачной жизни.
        - Открыть шлюз? - спросил автомат, угадав мысли Мартина.
        Тут Мартин сообразил, что он наклоняет расправленные руки то влево, то вправо, имитируя виражи, и всё это фиксируется камерами наблюдения. «Девчонки ржать будут» - мелькнула мысль.
        - Нет, спасибо, - Мартин откашлялся и сел на попе ровно.
        Прибыв на Цереру, Мартин устроился в предоставленной ему квартирке. Всего шесть комнат, - спальня, гостиная, кабинет, комната для деловых встреч, тренажёрная, комната отдыха. И, конечно, бассейн, сауна, ванная, душевая, встроенные шкафы, гардеробные и прочие удобства. Кухни нет, - любую еду можно заказать по продуктопроводу прямо в гостиную. Короче, ничего особенного, квартирка, как квартирка.
        Мартин зашел в ресторан, где перекусил. К слову сказать, ресторанчик ему понравился, уютный, правда, скромненький, без изысков, но меню достаточно обширное. Нет, пожалуй, только, к примеру, жаренных в масле бамбуковых червей, но он не особенно любил экзотику и легко без нее обходился.
        Подкрепившись он приступил к работе. Прочитав должностную инструкцию, Марин обнаружил, что единственная его обязанность это сообщать на Землю о нарушениях производственного цикла. Производственный комплекс автоматизирован до последней степени. Не только весь производственный процесс, но и диагностика, и ремонт оборудования, и все остальное полностью автоматизировано. Нет ни кнопок, ни голосовых команд. Не дай бог к чему-нибудь прикоснуться, - взревёт сирена и тебя прихлопнет как муху. На Церере создана такая надежная защита, что пожары, пиратские нападения, военные действия и метеориты не являются обстоятельствами непреодолимой силы. Что может привести к сбоям в производстве? Никакого воображения не хватает, только, если наступит Конец Света или нас всех затянет в черную дыру, но в таком случае он не сможет ничего сообщить на Землю, потому что и Земли уже не будет.
        Иным словами, делать абсолютно нечего. И ни души. Одни роботы. Поболтать не с кем. Роботы не в счет. Они ни шуток, ни юмора не понимают, поэзия и музыка для них пустой звук. Подключенные к глобальной базе данных, они, конечно, обладают знаниями всего человечества, но и он может подключиться к той же самой базе данных, даже чип вживлять не надо, простая наклейка где-нибудь за ухом. Только зачем ему? Кто-то из великих сказал: «Познанье умножает скорбь». Так не будем её умножать, а будем ее делить и логарифмировать.
        На Церере для него всё бесплатно, пей, гуляй, сколько хочешь. За это ему еще и платят немалые деньги. Тратить здесь их некуда. Они ложатся ему на счет, так что он вернется домой если не богатым, то состоятельным человеком. Проблем никаких, только отлучаться с планеты нельзя больше, чем на час. Переживем.
        Первое время он чувствовал себя прекрасно. Утро проводил в тренажерном зале, стараясь поддерживать физическую форму. Потом заплыв в бассейне и завтрак. Он летал на солнечной яхте, отрабатывая сложные пируэты, смотрел кино, слушал музыку, читал. Пытался писать стихи, получалось посредственно, если не сказать скверно. Глядя на яркие точки на черном небесном полотне, много думал, но не о том, как дальше жить, с этим была полная ясность, по крайней мере, на ближайшие пять лет, а об устройстве Мира, о его совершенстве, о бескрайности Вселенной, о бренности бытия. Это умиротворяло. Потом он ужинал. Для проформы делал обход своих владений. Внимательно осматривал каждый дюйм. Везде всё было в полном порядке. С чувством выполненного долга Мартин ложился спать.
        Время от времени Цереру посещали туристы. Шумная толпа толкалась в коридорах, заполоняла ресторан. Это раздражало, но, оставшись в одиночестве, он снова успокаивался. И жизнь входила в привычную колею.
        Постепенно однообразная жизнь стала набивать оскомину. Размеренное гудение промышленных предприятий, прибытие грузовиков, отгрузка товара ровно в Х:00:00. Какой товар отгружается, он не знал и знать не хотел. Зачем?
        Еда в ресторане, звезды в иллюминаторах, тренажерный зал, бассейн. Всё вызывало в нем скуку. Он перестал делать обходы перед сном. Какой смысл? Достаточно бросить беглый взгляд на мониторы слежения. Роботы всё и так контролируют и лучше, чем любой человек.
        Земля была в нескольких секундах пути, но поездка через портал стоила дорого. Если часто ездить, то без штанов останешься, и он ограничивался поездками на Землю к морю или в горы раз в месяц, наслаждался голубым небом, ласковым ветерком, шумом прибоя. Разрешенного часа не хватало, и, кинув тоскливый взгляд на земную красоту, он возвращался на опостылевшую Цереру. Иногда навещал родителей. Разговаривать было не о чем. «У тебя все в порядке?» - «Да. А у вас?». И всё.
        Основное время он проводил в ресторане, тупо глядя на пустой стол. Иногда заказывал спиртное, что-нибудь покрепче, но ожоги виски не приносили удовлетворения. Подумывал, а не купить ли робота-girlfriend with grade experience. Можно выбрать любые внешность и характер, например, с повышенным уровнем стервозности для внесения разнообразия в опостылую жизнь. Он порылся на этот предмет в сети, но расценки оказались ему не по карману.
        Однажды планету стали заполонять дюжие охранники. Они как манекены стояли в коридорах, дежурили в ресторане, один встал у входа в его квартиру. На вопрос Мартина: «В чём дело?». Ему ответили, что ожидается прибытие очень важного туриста, вопрос согласован с руководством компании. Его, конечно, не спросили, он здесь как мебель, или как ещё один андроид.
        К Церере пристыковали внушительного вида планетарный модуль. Из него в окружении охранников и экскурсоводов вышла молодая женщина, почти девочка. Ни что не выдавало в ней VIP-персоны. Одета она была в скромный спортивно-походный костюм, удивительно подчеркивающий ее безупречную фигуру. Над ее обликом, жестами, мимикой явно поработали профессиональные стилисты. Она рассеяно слушала экскурсоводов, смотрела прямо перед собой, изредка оглядываясь по сторонам.
        - Какой великан-андроид. Никогда таких не видела. Зачем его сделали таким громоздким?
        - Это человек.
        - Человек? Такой огромный?! - воскликнула она и направилась к Мартину.
        - Прошу вас не подходить к незнакомым людям.
        - Отстаньте все! Ваша обязанность обеспечивать мою безопасность в любых ситуациях, а не запрещать мне что-либо делать, - подняв руку, она дотронулась Мартину до плеча и словно обожгла его своим прикосновением, - надо же, а я приняла вас за андроида.
        Девушка звонко рассмеялась. Она была безумно, сказочно, неправдоподобно красивой. Он замер, затаив дыхание.
        - Отойдите от него. Это не безопасно.
        - Да ну? Не видите, он обмер от одного моего вида, стоит как под гипнозом.
        Охрана оттеснила Мартина. Красавица фыркнула и пошла дальше.
        Вскоре девушка скрылась в своём модуле вместе со всей охраной, и Церера опустела.
        Этот, казалось бы, незначительный эпизод произвел на Мартина неизгладимое впечатление. Он постоянно представлял, что она сидит с ним в ресторане, они вместе смотрят кино, катаются на яхте, плавают в бассейне. Он мысленно одевал ее в различные наряды и любовался ею. У нее были милые белокурые кудряшки и голубые глаза. Этими глазами цвета земного неба она смотрела на него, но не так, как взглянула тогда, а преданным влюблённым взглядом. Она что-то шептала ему, ее красивые губы шевелились, но он не слышал слов. Ночью он долго лежал без сна, снова и снова переживая сладостный миг, когда она прикоснулась к нему.
        Погруженный в себя, он не сразу заметил, что на Цереру прибыла довольно странная группа туристов. Они вели себя не как туристы, а как профессионалы, обсуждали между собой особенности промышленного комплекса, сыпали незнакомыми Мартину техническими терминами, хотя он считал себя грамотным инженером.
        - Мистер Рич, я хочу побеседовать с вами с глазу на глаз, - сказал один из туристов.
        - Я нанят на работу, и обо всех контактах должен сообщать моему работодателю.
        - Мне не хотелось бы, чтобы вы раньше времени тревожили ваше начальство.
        Мысленным приказом Мартин активировал чип связи.
        - Не горячитесь, мистер Рич, связь с Землей нами блокирована. Я намерен побеседовать с вами без лишних свидетелей.
        Два незнакомых андроида выросли справа и слева от Мартина. Человек не в силах противостоять андроиду, а здесь их было целых два.
        - Что вы хотите?
        - Пройдемте в вашу комнату для деловых встреч. Там нам никто не помешает.
        Они прошли в его квартиру и сели за стол переговоров.
        - Слушаю вас, - сказал Мартин, косясь на андроидов, стоящих у двери.
        - Не волнуйтесь, - сказал незнакомец, заметив взгляд Мартина, - мы не причиним вам никакого вреда, если вы согласитесь сотрудничать с нами. Меня зовут Ричард Файтер. Я представляю политическую организацию «Нет всесилью роботов». Не секрет, что наша цивилизация зашла в тупик. Человек вытеснен автоматами из всех сфер деятельности, из самой жизни. Вы инженер. Чем вы здесь занимаетесь?
        - Контролирую работу автоматических систем.
        - Не смешите меня. Любой мыслимый контроль роботы выполняют лучше людей. Вы даже не знаете, что здесь производится и как работает оборудование. А если бы и знали, какие нарушения в работе предприятия вы были бы способны обнаружить? Никаких. Я вовсе не хочу обвинить вас в некомпетентности, боже упаси. Вы поставлены в такие скверные условия, когда вы бессильны что-либо сделать. И не вы один, все человечество находится в таком же положении и стремительно деградирует. Зачем думать, когда есть всемирная база знаний с искусственным интеллектом, во всём неизмеримо превосходящем человека.
        - Всё это хорошо известно, - подытожил Мартин, - я скажу больше. Не нужно искать дружбу и любовь. Роботы подарят вам такие искренние чувства, о которых вы не смеете и мечтать. Правда, пока это стоит очень дорого.
        - Вы правы. Человек деградирует не только в профессиональной и интеллектуальной, но и в духовной сфере. Мы хотим остановить процесс деградации.
        - Каким образом?
        - Нам удалось собрать талантливых, революционно настроенных людей. Мы хотим разработать ряд законодательных инициатив, ограничивающих разработку и внедрение искусственного интеллекта так, чтобы ключевые позиции оставались за людьми.
        - И с этой целью вы решили блокировать автоматику на Церере?
        - Да. Мы блокируем автоматику, перехватим управление. Тем самым заявим о себе. С нами начнут считаться. Идёмте с нами, мистер Рич. Человек должен утвердиться как венец творения, а не быть нахлебником железных монстров.
        - Я подписал с владельцами Цереры контракт. Вы предлагаете мне нарушить условия контракта, иными словами, толкаете меня на уголовное преступление. Нет, мистер Файтер, я не с вами.
        - Это ваше последнее слово?
        - Да.
        - В таком случае мы вынуждены применить насилие, - он сделал знак андроидам, и через секунду Мартин оказался сидящим на полу прикованный наручниками к столу, - уцелеете, если будете сидеть тихо, - сурово добавил Файтер и вышел из комнаты вместе со своими андроидами.
        Мартин остался один. Некоторое время до него доносились чьи-то шаги, едва слышимые голоса, звон инструментов, там вовсю кипела работа. Как им удалось взломать систему безопасности так, что она их не уничтожила?
        Вдруг пол под Мартином вздрогнул. Прокатилась волна землетрясения. Прозвучал сильный взрыв, будто вышибло внешний люк. Послышались звуки, похожие на выстрелы. Потом шум стих.
        Дверь комнаты распахнулась и вошла она, окруженная охранниками, половина из которых были андроиды. Один андроид тащил за шиворот Файтера.
        - Марин, ты цел? - она погладила его по голове, и снова ее прикосновение обожгло его огнем, - слава богу. Я боялась, что мы опоздали. Да отстаньте от меня! - возмутилась она, когда охранники попытались заслонить ее от Мартина, - а вы мистер …
        - Файтер, - подсказал один из охранников.
        - …попытайтесь больше не попадаться мне на глаза. Ваш девиз: люди должны править миром. Я с вами согласна и сейчас это продемонстрирую. Вышвырните его с Цереры вместе с его ублюдками. При следующей встрече я не буду такой снисходительной. Я выгляжу грубой? - обратилась она к Мартину, которого уже освободили от наручников, - прости, не сдержалась.
        - Всё нормально. Спасибо вам. Извините, я должен осмотреть комплекс и доложить …
        - Не надо. Я владелец Цереры.
        - Вы мой работодатель?
        - Теперь да. Двадцать минут назад я ее купила.
        - Вы купили Цереру?!
        - Со всеми потрохами и убогим бытом, - она криво усмехнулась, - я забыла представиться, Анита Лордшип, прошу любить и жаловать.
        Им подали обед в ресторане. Но у Аниты было другие планы.
        - Боже, какая нищета. Как ты здесь живешь? Уму непостижимо. Вызовите сюда моих поваров и официантов. Уберите это и сервируйте стол нормально.
        Появились изысканные разносолы, названий которых Мартин не знал.
        - Гусеницы ночных бабочек в кисло-сладком соусе, личинки пчёл с рисом, мексиканские кузнечики с авокадо, жареные скорпионы с листьями салата, - перечисляла Анита, - люблю всяких насекомых. Они очень питательные и вкусные. Японская рыба Фугу, игуана, суп из птичьих гнёзд, впрочем, этим никого не удивишь. Хакарл - мясо акулы, ферментированное в земляной яме. Саннакчи - живые осьминоги в сырном соусе. Угощайся. Особо рекомендую попробовать касу марцу. Это сказочно нежный козий сыр с живыми личинками сырной мухи. Живые личинки выпрыгивают из сыра и могут повредить глаза, поэтому его едят в защитных очках. Вон они лежат рядом с головкой сыра.
        - А что будете есть вы?
        - Себе я заказала репу, фаршированную белыми грибами.
        - А можно мне уху из судака и гречневую кашу с черносливом?
        - Конечно, можно, - она лукаво улыбнулась, - а ты молодец. Я, грешным делом, боялась, что ты клюнешь на экзотику. После обеда летим на Землю. Здесь тебе делать нечего. Мои инженеры обновят и настроят автоматику, повысят надежность системы безопасности. Следить за ее работой не будет никакой нужды. То, что случилось сегодня, больше не повторится.
        - Я уволен?
        - Нет, что ты. Я даже повысила тебе зарплату. Время от времени будешь проверять работу предприятий и контролировать финансовую отчетность. Всё это можно делать дистанционно с Земли. Погостишь у меня, пока тебе не подберут подходящее жильё.
        Дом Аниты подавлял Мартина своей грандиозностью. С виду дом выглядел небольшим, скромный фасад, кусты роз перед входом. Когда же Мартин первый раз вошел в дом, был поражен необычайной свежестью воздуха, пропитанного пленительными ароматами. Объем, который невозможно охватить взглядом, потолок исчезал где-то в вышине, заслоненный ветками высоких экзотических растений, стоящих как колонны вдоль стен. Удобная мебель, экраны мониторов связи, роботы, застывшие в ожидании мысленных приказов. И простор, пугающий своей необъятностью.
        - Будь осторожен, - сказала Анита, - здесь кругом порталы мгновенного перемещения. Можешь неожиданно оказаться в африканских джунглях, в пустыне или посреди океана, а то и на другой планете. С непривычки испытываешь сильный шок.
        - Здесь легко заблудиться и безвести пропасть.
        - Размечтался, - Анита весело рассмеялась, - в доме мощная система безопасности. Тебя мгновенно доставят в любое место, стоит только об этом подумать. Так что следи за своими мыслями. Скоро привыкнешь, ещё и скучно станет. Давай на ты и по именам. Забудь, что я твой работодатель. Не возражаешь, если мы немного развеемся после катакомб Цереры? - и, не дожидаясь его ответа, она повлекла его за собой.
        Они бродили по лесам, взбирались на покрытые снегом вершины, плавали в теплом океане. Анита казалась ему беззаботной девчонкой, сбежавшей из под опёки родителей. Она лазала по деревьям, скатывалась по ледяным кручам, с разбега прыгала с обрыва в воду, заставляя Мартина повторять ее трюки. Когда они летели на флаере над степью, Анита вдруг с криком, - «Давай за мной!», - спрыгнула в высокую траву. Мартин не раздумывая прыгнул вслед, приземлился рядом с ней, больно ударившись о землю.
        - Оказывается, ты не умеешь прыгать с большой высоты, - она, расстегнув и сняв с его рубашку, гладила его по плечам, груди, спине, - Нигде не больно? Ну, ну. Ну, что ты? Не бойся меня, - шептали ее губы, руки обвились вокруг его шеи, голубые глаза подёрнулись поволокой, - боже, какое блаженство. Обними меня. Никто нас здесь не увидит. Ну же, - нежные ласковые губы коснулись его губ.
        - Будем обедать, - сказала Анита, когда они вернулись домой, - заказывай всё, что пожелаешь.
        - Буквально всё?
        - Не веришь?
        - Пунш со свежей желчью белого медведя.
        - И только? А-а-а! Пожалуй, ты прав. Нужно выпить за нашу дружбу.
        Мартину не хотелось думать о том, что Анита по социальному статусу стоит неизмеримо выше его, что они не просто из разных социальных слоев, они из разных миров. Она казалась ему простой девчонкой, доброй, ласковой, внимательной, удивительно тактичной. С ней было безумно хорошо, ее близость опьяняла. Мартин потерял счет дням, любуясь ею, слушая ее голос, исполняя ее прихоти, купаясь в ее ласках.
        Однажды, проснувшись среди ночи, он обнаружил, что Аниты рядом нет. Все закономерно. Она развлекалась с ним как с игрушкой, а теперь ей стало скучно, и она ушла. Осталось только попрощаться, если Анита, конечно, снизойдёт. Он легко нашел её, система безопасности работала безупречно.
        Она сидела на берегу озера, обхватив ноги руками и уперев подбородок в согнутые колени. Одинокая луна отражалась в черной воде как в зеркале. Ее милые кудряшки будто светились в темноте серебристым светом. Он сел рядом.
        - Случилось несчастье, - сказала Анита после долгого молчания, - я в тебя влюбилась.
        - Это, по-твоему, несчастье?
        - Не утешай меня. Ты не понимаешь.
        - Может быть, ты объяснишь?
        - Объясню. Тебе сколько лет?
        - Двадцать четыре.
        - Счастливый. Мне много больше.
        - Какое это имеет значение?
        - Ты рассуждаешь как наивный мальчуган. Это меня радовало и очень забавляло. Я думала, как удачно, пофлиртуем, разбежимся, я откуплюсь от тебя, например, подарив тебе Цереру. Прости, это низко, но я так думала. Теперь, когда я влюбилась, всё потеряло смысл. О, господи, что я говорю?
        - Я не понимаю.
        - Конечно, конечно. Я должна тебе многое объяснить. Давным, давно, я будто сказку тебе рассказываю, - она грустно усмехнулась, - лет пятьсот назад, еще до моего рождения, началась повальная автоматизация. Постепенно люди стали вытесняться автоматами из всякой деятельности, - промышленности, строительства, политики, образования, медицины, искусства. Это всем хорошо известно. Ценилась только власть, чем большим ты владел, тем больше у тебя было власти. В борьбе за власть выживает сильнейший. Из выживших образовалась элита, чуть больше миллиона. Нас в шутку, а то и всерьез, называли бриллиантовым миллионом. В выжившей элите остались только энергичные деятельные люди, но, когда мир был поделен, делать, грубо говоря, стало нечего. Некоторые нашли себя в спортивных и интеллектуальных играх, типа шахмат, го и игры в бисер. Но не все из нас перенесли вынужденное безделье. Многие гибли от алкоголя и наркотиков, сходили с ума. Нас накрыла первая волна самоубийств. Я тогда была еще подростком, но хорошо помню тот страшный период. Тем временем империя роботов успешно развивалась, обзавелась искусственным
интеллектом и автоматизировала науку. Новые открытия и изобретения посыпались как из рога изобилия. Появилась возможность изменять внешность по своему желанию. Я выбрала то, что ты сейчас видишь перед собой. И, наконец, роботы подарили людям извечную мечту, - избавили их от смерти. Только мы, бриллиантовый миллион, стали бессметными, потому что это стоило безумно дорого. Как мы этому радовались! Поздравляли друг друга, устаивали торжественные праздники. Но мы оказались не готовы к такому подарку. Когда бессмертие было несбыточной мечтой, никто не задумывался над тем, какие несчастья оно в себе таит. Вдумайся, в бесконечной череде однообразных дней видеть одно и то же небо и Солнце. Можно сотни раз перечитать все книги, облазать все уголки в мире. Зачем? Чтобы увидеть, как гаснут звезды, и умирает жизнь во Вселенной? Люди улетали в дальний космос, туда, откуда не возвращаются, погружались в эзотерику. Некоторые стали соединяться с роботами, заменяя машинами отдельные органы, а то и всего себя, превращались в киборгов и уходили в мир роботов. Образовывались общества, протестующие против сложившегося
порядка, типа того, которое возглавляет Файтер, но эта мышиная возня мало кого увлекала. Большинство из нас впало в депрессию, и нас накрыла вторая волна самоубийств, куда более жестокая, чем первая. Самоубийство это единственный способ избавиться от проклятия бессмертия. Кто-то в безумном порыве уничтожил технологию получения бессмертия. Сейчас она утрачена, может быть, к счастью. От бриллиантового миллиона осталось пять человек. Пять человек, которым принадлежит вся Солнечная система, де юро, разумеется. Мы не пользуемся и тысячной долей того, чем владеем.
        - А остальные люди ваши рабы?
        - Конечно, нет. Наша пятёрка гениальностью не блещет, но у нас хватило ума на то, чтобы с помощью роботов разработать социальную структуру, позволяющую занять людей некоторым подобием деятельности. Мы сдаем в аренду нашу собственность, и люди борются за место под солнцем в конкурентной борьбе за передел мира. Там кипят африканские страсти. Люди создают акционерные общества, спекулируют акциями, богатеют, разоряются и снова богатеют. Многие находят в этом смыл жизни. Выглядит это очень забавно.
        - А роботы с их могучим интеллектом вам не мешают?
        - Ты не знаешь? Развиваясь роботы в конечном итоге потеряли к нам интерес, оставив нам своих примитивных собратьев. Мы, элита, создали юридический концерн, собрав туда наиболее талантливых юристов. Им удалось, вступив в переговоры с роботами, договориться, что Солнечная система остается нам. Чисто формальный акт, закрепленный юридически. Солнечная система роботов не привлекает, в ней им слишком тесно. Они занимаются дальним Космосом, перестройкой галактик, многомерной Вселенной, другими Мирами и Вселенными, что нам совершенно недоступно. Мы заняли свой уголок, где можем мирно жить. Опасение быть порабощенными роботами оказался мифом.
        - Я всё равно не понимаю. Ты влюбилась в меня. Я тоже тебя люблю. Что в этом плохого?
        - Чтобы это понять, нужно прожить четыреста лет, как я. Когда-то я была влюблена. Не ревнуй, это было очень давно. Всепоглощающий восторг любви, что может быть прекраснее? Но он, самый дорогой мне человек, старел и умирал у меня на глазах, а я была бессильна чем-либо сделать. Видеть это невыносимо. Я хотела уйти вместе с ним, но он запретил. Это была его последняя воля. Передо мной разверзлась бездна одиночества, бесконечная жизнь без него. Душа рвалась из оков моего благополучного мирка, моя душа, которую я продала дьяволу бессмертия. Мне казалось, что я нашла выход, - я снова влюбилась. Всё повторилось вновь и было ещё более мучительным. Моё чувство к тебе огромно, оно заполняет весь мир, оно, то вселяет покой, то вздымается как океан, то вдруг вспыхивает огнём таинственных молний. Такого со мной никогда не было. Пройдёт немного времени, пятьдесят, ну сто лет, ты уйдёшь, и всё погаснет. Я этого не переживу.
        - Я не могу так же ярко описать свои чувства к тебе, но я люблю тебя, хочу быть рядом с тобой. Проснувшись утром, я хочу видеть твои голубые глаза. Давай заведем детей. Ты подаришь им свою любовь. Это изменит тебя и успокоит.
        - Я уже заводила детей. Все они умерли. Ты не представляешь, как тяжело, когда твои дети умирают у тебя на руках. Я не желаю переживать это снова.
        - От чего они могли умереть?
        - Естественной смертью от старости. Смотреть на это невыносимо.
        - Давай не думать об этом, как мы, смертные, не думаем о неминуемой смерти, - он обнял ее, прижал к груди.
        - Глупый мальчишка. Как я тебе завидую! Мне холодно, - она прижалась к нему, - пойдем домой.
        Он взял ее на руки, пронес в ее дом, уложил в постель. Она послушно повиновалась ему. Он обнял ее и убаюкивал, слегка покачивая сокращением мышц.
        - Я лежу у тебя на руках, как младенец в колыбели, - прошептала она засыпая.
        Казалось, всё вернулось на круги свая, но Анита стала проявлять признаки беспокойства. Её явно что-то волновало.
        - Что с тобой? Что-то случилось там, в твоей гигантской империи?
        - Послушай. Давай заглянем на Цереру.
        - Зачем? Там всё в порядке, я проверял.
        - Ты спрашиваешь «зачем»? - Анита измерила его грустным усталым взглядом, - там мы в первый раз встретились. Забыл? Там в первый раз я прикоснулась к твоему плечу. Это было как удар тока, нет, это было нечто потустороннее. Я до сих пор помню это неземное ощущение. Там, на Церере, я хочу испытать это снова. Возьмем с собой охрану двести единиц не больше, - она перешла на деловой тон, - заранее подгоним мой планетарный модуль со всеми удобствами.
        На Церере всё было без видимых изменений. Роботы поддерживали идеальный порядок в его квартирке, показавшейся ему жутко маленькой.
        - Как ты только жил в такой тесноте?
        Они зашли в комнату для деловых встреч. Анита выставила вон охрану.
        - Помнишь, ты сидел здесь на полу прикованный к столу. Я подошла и коснулась тебя. Садись на пол. Я попытаюсь повторить …
        Он сел на пол. Он подошла к нему погладила по голове.
        - О боже, что со мной? Возьми меня, стисни своими руками. Давай же!
        - В прошлый раз ты сдержалась.
        - В прошлый раз было легче, - порывисто дыша, она встала на колени, прижалась к нему, - и всё пройдёт? Да? Я не хочу …
        Через полчаса она, всё ещё тяжело дыша, лежала на полу.
        - Господи, дай мне силы пережить всё это.
        - Давай поживём в твоей квартирке. Я хочу испытать то, что испытывал ты, когда жил здесь, - Анита переходила из комнаты в комнату, - здесь будем спать.
        - Кровать можно расширить. Вдвоем нам на ней будет тесно.
        - Не надо. Я хочу, чтобы все было как тогда. Утром ты будешь уходить в тренажерный зал, потом плавать в бассейне. Потом мы будем завтракать в твоем ресторане. Потом … ты будешь решать, что нам делать потом, а я буду во всём тебе подчиняться. Не спорь, я так хочу.
        Он вернулся из бассейна в спальню, чтобы позвать ее на завтрак. Она лежала на кровати, устремив в потолок остекленевшие голубые льдинки глаз.
        - Анита, - она лежала неподвижно, холодная и безжизненная, - Анита! Что с тобой? Ты же говорила, что не можешь умереть, - он целовал ее холодное мертвое лицо, на котором застыло выражение умиротворения и покоя, - охрана! - взревел Мартин.
        Чьи-то руки оторвали его от Аниты, усадили в кресло.
        - Мистер Рич, - послышалось как сквозь вату, - вы меня слышите? Здесь для вас записка.
        Ему вложили в руку листок бумаги. Записка была написана от руки. Он узнал почерк Аниты. Мартин читал и перечитывал записку, не понимая смысла написанного.
        - Прочтите мне.
        «Мартин, прощай.
        Прости, мне легче уйти, чем долгие годы мучительно смотреть, как ты стареешь, и знать, что впереди меня ждут вечное одиночество и тоска разлуки. Я знаю, как это мучительно и не хочу ещё раз пережить всё это. Я ухожу на пике нашей любви, ухожу без сожаления. Ухожу счастливой, любимой и молодой.
        Всё своё имущество я оставляю тебе. Не скучай, любимый. Будь счастлив.
        Я ухожу по доброй воле. В моей смерти прошу никого не винить».
        - Это там написано? Не может быть! Дайте мне.
        Он снова читал и перечитывал записку, до тех пор, пока до его сознания не дошел жуткий смысл этих слов.
        - Анита, за что? - ответом ему было гробовое молчание.
        Когда опустошенный он вернулся на Землю, перед домом Аниты его встретила она.
        - Анита, ты?!
        - Конечно я. А кто же еще?
        От звука ее голоса дрожь пробежала по всему телу. Анита жива, всё, что было на Церере, просто дурной сон. Он обнял ее, поцеловал.
        - Я так рад тебя видеть …
        Что-то было не так. Взгляд холодных как осеннее небо глаз. На губах чужая улыбка. Он отстранился от девушки. Это лишь кукла. Анита всё спланировала заранее. Она знала, что не вернется, и создала свою копию. Нет, любимая, никто и ничто никогда не заменит тебя.
        Он стоял на берегу океана, его океана. Здесь всё принадлежало ему, даже копия Аниты, что была рядом с ним, даже та пустота, что разливалась вокруг. Здесь всё умерло вместе с тобой, Анита. Ты как-то сказала: мир такой классный, только мы в нём никому не нужны. Безусловно, это так.
        Футурошок
        У Дмитрия Громова была прекрасная специальность. По крайней мере, он так считал в свои двадцать восемь лет. «Диспетчер-оператор широкого профиля» - что может быть лучше? Он мог быть диспетчером крупного производства, аэропорта, автопарка, домохозяйства, на худой конец. Мог быть оператором сети супермаркетов, охватывающих регион или страну, оператором центра обслуживания пассажиров любой транспортной компании, центра чрезвычайных ситуаций, центра помощи детям, консультации молодых матерей. Да чего угодно, всего не перечислишь. При необходимости он мог бы работать и оператором котельной. А что вы думаете? Диспетчер-оператор широкого профиля это так, языком трепать. Нет, его обучали быстро погружаться в незнакомую область, осваивать новые инструменты, разрабатывать методики работы. Диспетчер, если не царь и бог, то уж точно сердце и нервная система любой области человеческой деятельности. И предложений хоть отбавляй, тем более с его-то опытом.
        Так было до тех пор, пока, вдруг, все не начало изменяться. Дима тогда работал в трансконтинентальном гиганте по перевозке грузов. Сначала перестали появляться новички, которых Диме приходилось обучать. Затем стали исчезать сотрудники с малым опытом, при этом, как ни странно, работы не прибавлялось, а объем перевозок не только не сократился, наоборот, значительно вырос. Не было ощущения надвигающейся катастрофы, так, перестройка, оптимизация, как требования текущей конкуренции. Его это не коснется, ведущих специалистов не тронут. Так Дима думал, пока сокращение не докатилось до него. При увольнении он узнал, что причиной катастрофического сокращения является автоматизация всех служб, в том числе и диспетчерской. Решение простых вопросов доверялось роботам, и только сложные ситуации выкатывались на диспетчеров, но сложные ситуации появлялись все реже и реже, потому что роботы все время совершенствовались.
        Так было во всех областях. Начался бум роботостроения. Выгоднее купить робота, чем платить большие деньги человеку, который, к тому же, еще и склонен ошибаться. А робот никогда не ошибается. Он может отказаться решать сложную задачу, и тогда понадобится человек, но только для того, чтобы проделать работу один раз для обучения робота.
        Неожиданно Дима осознал, что роботы вытесняют человека из всех областей деятельности. Дело, безусловно, дойдет до сферы обслуживания, транспорта, медицины, науки, поэзии, музыки, живописи и других сфер человеческой деятельности. Мы будем восхищаться картинами, намалеванными машинами, намалеванными так, как человеку и не снилось. Роботы, как гениальные артисты, заполонят театр, кино и телевидение. Мы будем удивляться новым идеям, которые выдвинули и внедряют роботы. Что остается человеку? «Ешь ананасы, рябчиков жуй …». Все хорошо знают, что там дальше, - «день твой последний приходит … и т.д.». Автоматизация подошла к тому пределу, при котором человек сможет обходиться без самого себя. Дима не помнил, кто это сказал, но эта абракадабра как нельзя точно отражала текущую ситуацию.
        Работу найти было невозможно. Диспетчеры нигде не требовались, везде шли сокращения. В проектировании и обучении роботов еще сохранились вакансии, временно, конечно, пока эту область не запрудили роботы, проектирующие сами себя. Диму роботостроение не привлекало, там он был ноль без палочки. У него вызывали уважение люди, разбирающиеся в таких сложных вещах. Сам он в эти области не лез, там нужен совсем другой склад ума.
        И на пособие можно жить, тем более что пособие назначается бессрочно. Пока что. Хотя бы тут нас не обошли. Придется затянуть пояс, сократить потребности, продать виллу и переселиться в городскую квартиру, купить машину попроще, одежду поскромнее и т.д. Объяснять не надо, здесь все ясно. Но жить можно, только опухнешь от безделья, а то и умом тронешься.
        Спасение пришло неожиданно. Нет, он не нашел работу, его нашли. Позвонил менеджер из компании со странным названием «Модели будущего». Условия работы скорее устрашали, чем привлекали. Его поместят в искусственную социальную среду, модель вероятного нашего будущего, реальную, заметьте, не виртуальную. Полное обеспечение, включая жилье и все остальное. Чек на большую сумму, так сказать подъемные. Можно брать кредит в разумных пределах, который не нужно будет выплачивать после окончания контракта. Умопомрачительная зарплата, вернее сказать пособие, так как делать ничего не надо, живи и наслаждайся.
        Его настораживало то, что нигде объявлений о таких вакансиях он не нашел. Боялись катастрофического наплыва претендентов? Или там есть какой-то подвох? Но выбора у Димы не было.
        В компании его встретил звонивший ему менеджер, высокий худощавый мужчина лет сорока. Вопросов не задавал, измерил Диму холодным взглядом и сказал:
        - Прочтите и подпишите.
        Это был контракт. Его принимали на работу без вопросов, значит, заранее собрали необходимые им данные и поняли, что нужен им именно он. Из сотен, а то и тысяч, безработных выбрали его. Это, по меньшей мере, странно. Дима внимательно изучил контракт, вдумываясь буквально в каждое слово, не нашел никаких подвохов и подписал.
        Дима осмотрел квартирку. Как сказал новый русский, посетив Эрмитаж: «Миленько, но простенько». Квартирка скромненькая, с виду, но сам чёрт не знает, что там кроется за простенькой обстановкой, будущее, блин, непредсказуемо. С квартирой потом разберёмся, для начала прогуляемся по городу. Город в целом не изменился. Те же улицы, кварталы, здания. Только рекламные щиты и магазины изменились. Реклама была на каждом шагу и поражала разнообразием и фантастичностью товаров и услуг.
        Живая обувь и одежда, откликающаяся на кличку, способная к самостоятельному перемещению, не знающая износа, не требующая стирки и преданная тебе как собака. Это тебе надо? Дима посмотрел на свои кроссовки и джинсы, которые его вполне устраивали.
        Не доставало только изобрести пищу, которая откликается на кличку и прыгает тебе в рот, едва ты его разинул. Но такого на рекламных щитах пока не видно.
        Автоматизированная домашняя кухня с заказом обеда или банкета к определенному часу по телефону, способная получать продукты по домашнему продуктопроводу. Продуктопровод, правда, нужно было в квартире установить, но сумма за установку весьма приемлемая.
        Мебель, как видно из рекламных роликов, пляшущая перед тобой как припадочная, меняющая облик, стремясь предугадать и удовлетворить твои потребности самого дикого толка, управляемая голосом или мысленным приказом.
        Без стеснения предлагались эротические массажи и сексуальные услуги, от которых волосы вставали дыбом. Предлагалось любую женщину раздеть догола. Любую, стоит только пальцем указать, только плата за такую услугу была о-го-го. Какое-то извращение, ей богу.
        Органайзеры и компьютеры, вживленные под кожу, личный доктор-робот, мгновенно реагирующий на изменение твоего состояния и предлагающий терапию, судя по рекламе, безотказную.
        Поездки, туры «все включено» за ничтожную плату. Ошеломляющая индустрия развлечений. Например, какие-то непонятные оргии, только не сексуальные, а что-то из мистики и оккультизма. Участие в революциях и войнах, как сказано в рекламах, для нейтрализации твоих агрессивных намерений. Такое надо? У Димы с детства не было агрессивных намерений.
        Широкий спектр тонизирующих средств, читай наркотиков, для создания нужного настроения.
        И, наконец, биопротезы, не протезы в общепринятом смысле слова, а замена скелета, связок и мускулатуры на более прочные сильные и мобильные. Слава богу, мозги вправлять пока не предлагали.
        Дима вернулся домой. Лег на кровать. Кровать, как кровать, облик не меняет, желаний не исполняет. Собственно, и желаний-то никаких нет. Давай по порядку разберем, что, собственно, происходит.
        Как они такое организовали, если это не виртуальность? Впрочем, это не его проблема. Что там сказано в контракте? «Принять будущее во всей его полноте. Пользоваться всеми благами, стараясь удовлетворить свои потребности. Будущее должно стать частью тебя». И ещё: «Ежедневно вести дневник, занося туда свои действия и впечатления». Последнее и есть работа, за которую фирма согласна платить бешеные деньги. Сходил в кино, написал отчет, - получи миллион. Дурдом. «А у психов жизнь, так бы жил любой. Хочешь спить ложись, а хочешь песню пой» - вспомнились слова шуточной песенки. Ну, что ж, попоём и мы, где наша не пропадала? Наша здесь еще, конечно, не бывала, значит, здесь она еще не пропадала.
        А кроме шуток, возникает естественный вопрос: как человечество достигло такого прогресса? Внедрять роботов в обувь и одежду, в вилки, ложки, тарелки и моющие средства, - это тебе не микроскопом гвозди заколачивать. Они что? Из нефти роботов получают прямой перегонкой? Кстати о нефти. Слезло ли человечество с нефтяной иглы и на какую иглу подсело? Надо выяснить.
        Здесь есть компьютер? Конечно, есть, управляющий всей квартирой и постоянно подключенный к глобальной сети. Сеть - полный отпад. Быстродействие такое, как будто вся мировая сеть в твоем компе. Так.
        Во-первых, все на электричестве, солнечные панели, аккумуляторные батареи. Но вот что важно, - аккумуляторы почти ничего не весят при практически неограниченной емкости. В таких аккумуляторах доставляют электроэнергию из космоса, где развернуты необъятные солнечные панели. Неиссякаемый источник энергии, куда там круче, никакая нефть не нужна.
        Во-вторых, молекулярные технологии, в частности создающие компьютеры на основе управляемых ионов, электронов, фотонов, спинов. На популярном уровне ясно одно, - такие компьютеры или роботы, называй, как хочешь, быстрее в миллионы раз и размерами в тысячи раз меньше полупроводниковых. Роботы неразличимые невооруженным глазом. Внедряй их хоть в маковую росинку.
        Но Земля стоит на трёх слонах. Где же третий слон? Нашел. Варп-двигатель, искривляющий пространство и позволяющий перемещаться со скоростью, намного превышающей скорость света. Мгновенное перемещение из пункта А в пункт Б, своеобразная телепортация. Такое изобретение при достаточном количестве энергии полностью решает все транспортные проблемы. Пока солнышко будет светить, варп-порталы будут работать. Любой пассажир, любой товар мгновенно перемещается в любую точку планеты. Ну не сказка ли?
        Додумать не сложно. Устойчиво стоя на этих трех слонах, мир стал стремительно развиваться. А человек теряется, когда всё вокруг меняется как в калейдоскопе. Он не успел принять решение, а мир уже изменился и требует от него новых решений. В результате стресс, шок, депрессия и т.д. Вот они (социологи?) и придумали, - прежде, чем внедрять новое, нужно обкатать его на модели будущего. Создание таких моделей дело хлопотное, но если их создают, значит это рентабельно, впрочем, о какой рентабельности здесь может идти речь Дима не мог взять в толк. Но их создают и находят добровольцев, выступающих в качестве подопытных кроликов.
        Он подопытный кролик. Да ладно, поживем - увидим. Как говорится, ешь ананасы, рябчиков жуй сколько в тебя влезет. Что в контракте сказано об условиях расторжения? «Контракт может быть расторгнут только по инициативе нанимателя», то есть когда они решат, что получили от него всё, что хотели. Пускай будет так, не страшно. Будем наслаждаться будущим.
        И Дима наслаждался. Он накупил живой одежды. Смак! Подзываешь носки, они подползают и сами натягиваются тебе на ноги, приятно щекоча пятки. Остается только их слегка подправить. Да что там носки, достаточно сказать «Хочу одежду по погоде», и она у твоих ног и уже напяливается на тебя в той последовательности, в какой нужно, с автоматической подгонкой по росту и фигуре.
        У него появился личный робот-консультант, который подбирал для него рекламные объявления, находил нужные товары. Он немного навязчивый, но зато всегда под рукой. Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит.
        Он посещал бассейны, корты, выставки, театры. Объездил всю Землю. Условно говоря «объездил», на самом деле варп-двигатель, встроенный в интерьер квартиры, доставлял его в любую точку мгновенно. Соседнее кафе или австралийская пустыня разницы никакой. Вся планета была у него на блюдечке с голубой каемочкой как на ладони. Он сплавлялся по бурным рекам, прыгал в водопады, летал на дельтапланах и воздушных шарах, ездил на слонах и медведях. Появлялись единомышленники, счастливые, веселые, общительные, с которыми было приятно проводить время.
        И за каждый день он получал миллион. Dream in reality!
        Накувыркавшись за день и возвращаясь домой довольный, но на бровях, он плюхался в постель, мысленно приказывая ей его усыпить. Постель мягко обволакивала его и укачивала как ребенка, мурлыкая ему колыбельную.
        Не о таком ли будущем он мечтал?
        Есть здесь что-нибудь, доступное его воображению, что нельзя получить за приемлемую плату? Космический туризм, вот что! Реклама утверждала, что космический туризм не за горами, только будет стоить не дёшево. Что значит «не дёшево»? К тому моменту, когда они родят космический туризм, он будет миллиардером, ему будет море по колено и горы по плечо.
        Летели дни, проходили месяцы. Жизнь будущего менялась. Появлялись новые товары и услуги. Но они, почему-то перестали радовать, наскучил и космический туризм. Семь лун в небе, солнце в пол небосклона, сады диковинных растений почему-то не умиляли. Перестали восхищать вещи, которые пляшут и дергаются перед тобой, как в эпилептическом припадке. Стоит только подумать о ванне, как ванна полная горячей воды подкатывала к нему, а его одежда сползала на пол. И никто из этих вещей не замечал, что мысль о ванне просто случайно проскользнула в сознании. Приходилось отрабатывать обратно, иначе ванна так и будет стоять посреди комнаты, пока в его голове не мелькнет другая шальная мысль. Надо было учиться управлять своими мыслями. Учиться не проблема, - опытный педагог всегда к твоим услугам. Может это робот, а может и человек. Какая разница? Только от этих занятий голова нещадно болела, и приходилось пить пилюли, которые услужливо подсовывал его личный доктор. Миллион в день, может, того и стоит. Только такая жизнь его постепенно вымотает.
        Все потому, что он не работает. То, что он делает, работой не назовешь, балду он пинает, хоть за это и платят деньги. Дима попробовал найти работу. Куда ни ткнись, все автоматизировано. Нет, есть работа, - муж на одну ночь. Ага, роботы не удовлетворяют, нужен живой человек. Только не это! А еще что? Где нужны люди, а не роботы? Встречать путешественников у варп-портала, помогая пожилым людям переступить через порог. Не все, видите ли, любят, чтобы к ним прикасалась такая мерзость как робот. И это работа для серьезного человека? Специалист по поддержке пожилых, когда они споткнуться. Даже не смешно. Дима, вдруг, понял ужасную истину, - роботы все делают лучше и быстрее, чем люди. Он и раньше это умом понимал, но сейчас это мысль пронзила его словно электрическим током, и испарина выступила у него на лбу.
        Дима долго лежал в постели, никак не мог заснуть. От назойливо предлагаемого снотворного удалось отпереться. Как можно жить в таком будущем, где нельзя найти стоящую работу? Отупеешь, скатишься на уровень неандертальца. Почему отупеешь? Можно заниматься самообразованием. Только зачем? У него всё есть, всё, стоит только пожелать. Чего же ему еще не хватает? Нет друзей, есть компании таких же бездельников, как и он, а настоящих друзей нет. И женщин тоже нет, преданных любящих подруг. Как женщин нет? Просто он о них не думал, а стоит о них подумать. Можно раздеть любую, только пальцем укажи. От этой мысли на душе стало мерзко. К губам тут же подкатился стакан с каким-то снадобьем, который удалось оттолкнуть.
        Он неожиданно для себя подумал о девушке, с которой вместе работал, светлые волосы, милый прямой носик. Ноги у нее были чуть полноваты, но она ему очень нравилась. Он все не решался подойти к ней, а тут его и уволили.
        Какая-то сила перевернула его на живот. Пижама слетела с него сама собой. Кровать под ним зашевелилась. И вот он уже лежит в объятиях белокурой красавицы. В него будто впрыснули что-то, вызвав непреодолимое желание. Красавица оказалась пылкой и покладистой. Когда все кончилось, Дима обнаружил себя лежащим в кровати в пижаме, как ни в чём не бывало. Кошмар какой-то, выходит, ничего вспомнить нельзя.
        Он стал внимательно контролировать свои мысли. Лучше никаких мыслей, ни даже мой. Дима бесцельно бродил по улицам, стараясь не смотреть на рекламы и ни о чем не думать. Его дневные отчеты сократились до нескольких повторяющихся изо дня в день фраз, но и за это продолжали исправно платить. Чего еще от него ждут? Почему контракт не прерывается?
        Росла злость на такое хреновое будущее, где человек не может ни к чему приложить силы, по большому счету, он просто никому не нужен. Выдерни его из этого самого будущего, и никто не заметит потери. На счете у Димы скопилась баснословная сумма, которую некуда было тратить. Он готов был отдать все эти деньги до копейки, лишь бы снова оказаться в милом привычном прошлом, перед этим забыть, растоптать, уничтожить назойливое будущее. Глаза скользнули по рекламному проспекту, который услужливо подсунул ему его робот-консультант. «Революции и войны, - это то, что тебе нужно, выплесни свою агрессию, накопленные злобу, ненависть и бессилие».
        Бегло просмотрев текст, Дима подписал договор. Все предлагаемые товары и услуги имеют необходимые сертификаты и лицензии.
        Он косил их из станкового пулемета, забрасывал гранатами, расстреливал с вертолета. Согласно договору это были враги. Что за враги, он не вникал. Злоба и бессилие тонули во взрывах и пулеметной дроби. Но легче не становилось, только росло гадкое чувство, что он стал убийцей. Не убийцей в полном смысле слова, хотя они падали под пулями и разлетались от взрывов, в глубине сознания он думал, что все организовано так, что никто не умирал и даже не получал ушибов. Но выглядело шоу очень натурально, и он с кривой усмешкой на губах убивал, убивал, убивал, стараясь этим заглушить душевную боль.
        Откуда у него столько злобы? В жизни с ним такого никогда не было. Постепенно по вечерам стала наваливаться усталость, делать ничего не хотелось. Безразличие и апатия затопили сознание. Наконец пришла желанная усталость, и стало всё равно, что совесть, правда, жизнь, какая это малость, ну разве не смешно?
        Дима обнаружил, что стоит посреди комнаты, тупо глядя на сервант. Из этой ямы самому не выбраться. Контракт может быть расторгнут только по инициативе нанимателя. Нет, шалишь! Есть один способ прекратить все это. Есть выход, который не может перекрыть даже сам Бог. Ножом по горлу, и конец. Сервант зашевелился, очертания его размылись. В следующее мгновение сервант исчез, на его месте появился высокий плечистый мужчина с кинжалом в руке. Грозно сверкнув глазами, великан двинулся к Диме. От удивления нижняя челюсть у Димы упала на грудь. Краем глаза он заметил, как открылась дверца холодильника, что-то вылетело оттуда и заткнуло ему рот - бутерброд, завалявшийся в холодильнике. Дима выплюнул бутерброд под ноги великану, лихорадочно соображая, что же делать. О самоубийстве он подумал совершенно отвлеченно, как о теоретической возможности, и, на тебе, сервант понял это как приказ. Драться с роботом бесполезно, он в десятки раз сильнее человека. Что можно сделать? Жаль, что он не внедрил в тело биопротезы, тогда бы был шанс, мелькнула бесполезная мысль. Оружие! Дайте мне оружие! Нужно приказать
холодильнику или кровати превратиться в автомат и прыгнуть ему в руку. Мысли путались, а великан уже совсем рядом и занес кинжал для удара, но вдруг он замер, словно наткнувшись на невидимую преграду.
        - Не можешь? Да? Не можешь меня убить?! Дай сюда!
        Дим вырвал у робота кинжал. В безумном порыве полоснул себя по горлу, но нет, нож наткнулся на что-то непреодолимое и скользнул по воздуху.
        Дожил в прекрасном будущем до того, что чуть себя не убил, но оказывается, в будущем самоубийство невозможно. Дверь, которую не в силах закрыть Господь Бог, здесь была заперта.
        Извольте бриться, дорогой Димочка. Похоже, будешь гондурасить на этой Колыме до конца своих дней. И жизнь, не зная истребленья, так - лишь замедлила свой шаг.
        Ночью Диме снились кошмары, где его убивали, а он воскресал снова и снова. Утром он встал и пошел прямиком в кабак, так он называл ближайший ресторанчик. Вышел из квартиры, спустился на лифте, вызвал такси. Можно было мгновенно переместиться через варп-портал, но так создавалась хоть какая-то видимость деятельности. Робот-такси с елейным женским голосом лишь усиливал желание нагрузиться и забыться.
        В ресторанчике было прохладно, тихо и уютно. Официантом пусть будет девушка. Стоило подумать, и девушка в форменной одежде возникла перед ним как из-под земли. Робот-официант. Женские прелести робота почему-то раздражали. Пусть будет мужчина. Черты девушки стали меняться, на мгновенья она окуталась туманом, и рядом с ним уже стоял мужчина. Быстрая трансформация тоже раздражала. Могли бы устроить шоу, типа ушел-пришел.
        - Коньяк и легкую закуску.
        Дима выбрал армянский коньяк цвета темного золота, изготовленный по старинному рецепту, выдержанный в бочке из свежих дубовых досок. Дима с наслаждением вдохнул аромат коньяка. Оказалось, не всё ему безразлично, кое-какие желания остались.
        Он приходил в кабак почти каждый день.
        К вечеру нагружался так, что едва добирался до кровати. Утром, мучаясь похмельем и отмахиваясь от услуг доктора, твердил: «Я сам, я сам». Отмокал, лежа в полудреме, вставал только для того, чтобы выпить для бодрости и написать дневной отчет, снова ложился и засыпал беспокойным сном. Отчеты сократились до одного слова: «Пил» или «Отмокал».
        Пил - миллион. Отмокал - миллион. Дни тянулись за днями. Пил-отмокал-пил. Ему исправно платили. Что еще он должен сделать, чтобы контракт расторгли?
        Дима сидел в ресторанчике, упираясь взглядом в стакан с коньяком. На что он вообще способен, бездарь, диспетчер-оператор широкого профиля? Ну разве не смешно?
        - Не смешно, - сказал рядом женский голос, видимо, он пробормотал что-то вслух.
        Дима поднял голову. На него смотрели внимательные синие глаза, не голубые, а именно синие. Глаза принадлежали обворожительной молодой женщине. Нет, фантастически красивой девушке, почти девочке. В ней всё было совершенно - скулы, подбородок, алые губы, изгиб шеи, грудь, рюшечки на блузе, - буквально всё. Вот он, человек будущего. Или он пьян? Он осмотрел зал. Всё плыло и двоилось перед глазами. Ты, просто, пьяное чудовище. Дима перевел взгляд на девушку, сидящую за его столиком. Это галлюцинация? Он поморгал глазами и встряхнул головой. Девушка не исчезла, более того, она улыбнулась.
        - Что-то не так?
        - Н-е-т, всё т-а-а-к, - сказал он заплетающимся языком.
        Девушка хихикнула. Нужно срочно отрезветь. Срочно! Что-то коснулось его губ. Ага, стакан с каким-то зельем. Дима залпом выпил горьковатую жидкость. Голова немного прояснилась. Она не была фантастически красивой, просто он долго видел одних роботов, этих заводных кукол, а она живой человек, и это само по себе прекрасно.
        - Простите.
        Она снова хихикнула.
        - Я смешён?
        - Нет. Наоборот, на тебя больно смотреть. Как ты до такого докатился?
        - А что? - он еще не совсем отрезвел.
        - Посмотри на себя. Недельная щетина, лихорадочный блеск в глазах. Белая горяча?
        - Не знаю. Мне все равно.
        - Понятно, - она встала, собираясь уходить.
        - Подождите, не уходите. У меня белая горяча? Вы моя галлюцинация?
        - Докатился. Контрактник?
        - Да. Мне этот контракт уже во, - Дима провел ребром ладони по горлу.
        - Понятно, - она снова села.
        Некоторое время они сидели молча.
        - Ну и ну, - она покачала головой, - способен меня понять или пьян?
        - Способен … наверно.
        - Тогда слушай и не перебивай. Честно говоря, не понимаю, зачем я с тобой разговариваю. Ладно, это мои проблемы. Не знаю, помнишь ли ты что-нибудь или алкоголь все выветрил из твоей головы, поэтому начну с самого начала. С тобой заключили контракт и исправно платят деньги. Так? - он кивнул, - За что? Не за то же, что ты по порталам скачешь и хлещешь коньяк как лошадь. Догадайся, за что?
        - Ну-у-у.
        - Вот тебе и ну, - она помолчала, глядя на него, - надеюсь, ты понимаешь, что участвуешь в социальном эксперименте. Сказала, не перебивай. Всякий эксперимент имеет свою цель. Им нужны конструктивные идеи. Они, бедные, перепуганы до полусмерти надвигающимся будущим, не знают, что делать. Изобрели вот модель, гоняют ее и смотрят, а вдруг что ценное промелькнет. Вдруг, да и родится идея, как избежать шока от будущего. Что ценного в том, что ты беспробудно пьешь? Ничего, пей себе на здоровье. В твоих отчетах тоже ничего ценного нет. Ты даже нашу встречу не сможешь описать, а завтра утром о ней и не вспомнишь. Нужен ты им такой? Не нужен. Помнишь пункт контракта об ответственности? Не перебивай! Они за тебя ответственность не несут, у них все схвачено. Сопьешься ты, туда тебе и дорога. Думают, чем черт не шутит, вдруг, контракт с тобой даст что-то ценное. А не даст, затраты спишут вместе с тобой. У них таких контрактников море. Если ты этого не понимаешь, будешь здесь торчать до страшного суда.
        - Это я понимаю.
        - А если понимаешь, так думай, пока у тебя мозги от алкоголя не скукожились.
        - Думай … о чем?
        - Не понял? Если ты хочешь отсюда сбежать, предложи им, как жить в будущем и оставаться счастливым, подкинь идею, как уменьшить шок от надвигающегося будущего, тебя и выпустят отсюда. Теперь понял?
        - Какую идею?
        - Похоже, я зря тут соловьем разливаюсь, - она встала.
        - Подожди. Как тебя зов… телефончик д-д-ай.
        - Отрезвей сначала, - и она ушла.
        Думай … не думай. Не о чем думать. Еще выпью и домой пойду.
        Придя домой, он плюхнулся в постель. Стоп! Дневной отчет, все-таки миллион есть миллион … очи синие бездонные цветут на дальнем берегу.
        Утром он проснулся еще не окончательно отрезвевший. Что-то вчера произошло. Дай вспомнить. После пьянки всегда, как говорится, есть что вспомнить. Что там было? Что-то необычное. В душу запало, а память отказала. Он вывел на экран вчерашний отчет. Там была только одна фраза: «Очи синие бездонные цветут на дальнем берегу». Похоже, он вчера сильно перебрал.
        Очи синие, очи синие … Почему синие? Очи черные, очи страстные, очи жгучие и … Надо опохмелиться. В руку услужливо легла рюмка коньяка, вынырнувшая словно ниоткуда. Очи синие … на него смотрели внимательные синие глаза. Вчера он видел эти глаза. Где? А где он был?
        Постепенно как из тумана вплыло лицо молодой очаровательной девушки, светлые чуть золотистые кудри, как у девочки. Дима оттолкнул рюмку. Вчера в ресторане … она что-то говорила, что-то очень важное. Давай, вспоминай, дубина! Его слегка мутило. Он лег на кровать, так было легче сосредоточиться. Она что-то говорила о контракте. Что? …Цель … Всякий эксперимент имеет цель … Цель контракта: получить от него идею … Идею чего? …Как уменьшить шок от будущего и как быть счастливым в будущем. Вот! Легко сказать!
        Дима задремал. Во сне он видел ее, ее синие глаза, ее светлые кудри. Во сне она казалась ему девочкой. Он погружал руки ее в шелковистые кудряшки. Мои руки, словно пара лебедей, в золоте волос твоих ныряют. Хотелось нежно прижать ее к себе, как ребенка. Проснулся только под вечер. Пить не хотелось. Полночи он просидел, читая социологическую литературу, благо в сети ее было полно.
        Сначала надо все разложить по полочкам. Что мы имеем?
        Первое впечатление: вода из этих социологов льется бурным потоком, в котором ценные мысли тонут, как в омуте.
        Помогать людям строить стабильные зоны, где они чувствуют себя комфортно и могут не отказываться от милых привычек прошлого.
        Наряду с анклавами будущего создавать анклавы прошлого - сообщества, в которых кругооборот новшеств и выбор сознательно ограничен.
        Поставить перед образованием задачу воспитания людей, у которых «будущее в крови». Не вдолбить знание, а научить самостоятельно учиться, развивать способности принимать решения.
        Нужно создавать курсы о будущем, где студенты могут изучать вероятное будущее, побуждать их к свободному размышлению, с фантазией о том, какое будущее будет в следующем поколении, создавать «центры воображения», предназначенные для мозгового штурма.
        Создавать личных роботов, которые могли бы разобраться в системе ценностей своего хозяина и подавать продуманные советы для принятия решений.
        Необходимо предвидеть воздействия любого нововведения на социальную, культурную и психологическую среду. Там, где эти воздействия могут нанести серьезный вред, внедрение нового должно быть приостановлено для более тщательного изучения.
        Должно сделать предположения о профессиях и должностях, которые будут востребованы в ближайшем и отдаленном будущем. Например, предсказатель будущего, специалист по взаимодействию робот/человек, управляющий сообществом роботов, консультант для пожилых людей, галактический архитектор.
        Пожалуй, все. И что же мы имеем? По большей части банальные предложения. Идея с обучением вообще с патлатой бородой. «Учись, мой сын, наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни» сказал еще Борис Годунов своему сыну Феде. Уже тогда жизнь была неуловимо скоротечной, а образование было в почете, впрочем, как в любые другие времена.
        Короче, устарела старина и бредит старым новизна, а любое утверждение становится очевидным, когда тебе всё объяснят.
        За эти Димины социологические изыскания конфетку ему, конечно, не дадут, но в дневной отчет вставить можно для галочки.
        Все это полумеры, соломинка в бурном потоке. Какие могут быть профессии? Роботы всё, буквально всё, будут делать лучше, чем люди. Какой «специалист по взаимодействию робот/человек»? Да роботы будут сами общаться с человеком во сто крат лучше людей. «Управляющий сообществом роботов» это, читай, пастух, управляющий современным предприятием. А человек-«галактический архитектор» вообще курам на смех. Да он загнется в космосе там, где робот глазом не моргнет.
        Что можно предложить?
        Человек боится излишней самостоятельности роботов. Разумно ввести законодательное ограничение на проявление воли роботов. Тут не вредно вспомнить три закона робототехники, давным-давно сформулированные писателем-фантастом Айзеком АзимовымАйзеком Азимовым(%D0%90%D0%B9%D0%B7%D0%B5%D0%BA) .
        Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.
        Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
        Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.
        От всех бед, конечно, не спасает, но помочь может, как черновая наброска. Кое-что такое у них, наверняка, реализовано в их модели будущего. А вот и профессия нарисовалась: юрист по законам робототехники и обязательно человек, а не робот.
        Но в целом, нужен другой подход.
        Дима гулял по улицам, полностью погруженный в свои мысли. Он не мог ни о чем больше думать, почти ничего не замечал вокруг. Наконец-то, это была работа, пусть теоретическая, пусть надуманная, подсказанная таинственной незнакомкой. Но это была работа, и он был счастлив.
        Неудивительно, что Дима не сразу заметил изменения в рекламе, которая казалась и раньше навязчивой, теперь словно сорвалась с цепи. Когда он подходил к рекламным щитам, они становились объемными. Длинноногие девицы сходили с реклам, окружая его и наперебой предлагая то шедевры кулинарии, то божественные напитки. Импозантные мужчины демонстрировали одежду и обувь. Обворожительные красавицы заманивали его в рекламные щиты, где разворачивались аттракционы, игры, праздники и вообще черт те что. Чего они всполошились-то? Почуяли, что теряют над ним контроль. Вся рекламная вакханалия поняла, что ее царству приходит конец и изо всех сил барахталась, как зверь, попавший в западню.
        Личный робот-наставник тоже из кожи вон лез, подсказывая ему, на что обратить особое внимание и на свой лад расхваливая рекламные предложения.
        Но вся эта пляска святого Витта не будоражила его и не будила воображение, порождая лишь ощущение скверно смонтированного кино, и совсем не мешала ему думать.
        Все, что сделано роботами, обезличенное, мертвое, человек не вложил туда частичку своей любви, не согрел теплом души. Другое дело то, что создано непосредственно человеком, изготовлено вручную, заряжено биоэнергией мастера. Музыка, написанная человеком, а не бездушным автоматом, должна будоражить душу, брать за живое, а не просто услаждать слух. Но это, по большому счету, вопрос вкуса: «Это сделано вручную!», но на заметку следует взять.
        Сначала надо решить глобальный вопрос, - кто мы и зачем мы здесь на Земле. Не для того же, чтобы нас выперли с Земли в небытиё созданные нами машины.
        Если человек лишь мешок костей, заплывших жиром, с серым веществом в черепной коробке, тогда каюк, складывай тарелки, ложись на диван, руки крестиком на груди и жди, когда рак на горе свистнет.
        Человек не только плод эволюции, восставший из животного мира в результате естественного отбора, он сотворен силой Высшего Разума, Божественного Духа. Он несет в себе искру этой силы, которая скрытно из-за вуали руководит им, призван подняться к вершинам Духа и быть проводником божественных сил на нашу грешную Землю. Человек не венец творенья, он лишь «канат», переходное существо от животного мира к духовному. Его ждет долгий эволюционный путь со взлетами и падениями к вершинам Духа. Религии, йога, восточные единоборства лишь первые не самые удачные попытки ступить на этот путь. Этому надо человека учить, постепенно открывая для него необъятные глубины духовности. Как это сделать? Как открыть человеку мир Духа, мир новых, порой чуждых ему ценностей? Нужны учителя, наставники, духовники. Не религиозные деятели с мышлением, ограниченным догматами принятой ими религии, а люди с широкими взглядами, истинные адепты Духа, лишенные религиозных предрассудков и понимающие, куда вести человечество. Конечно, они родятся не сразу, пройдут поколения прежде, чем они появятся на свет. Но такую задачу нужно
ставить уже сейчас. Титаны приходят тогда, когда мир нуждается в них. Нужно, чтобы зов Божественного Духа был услышан каждым. Не все пойдут по этому пути, многие так и останутся потребителями. Что ж, такова жизнь, и тут мы бессильны.
        Нужно создавать общественные институты и университеты, где будут разрабатывать, исследовать и преподавать будущую эволюцию человечества, открывать человеку духовные ценности, помогать ему не забывать свою душу. Душа не дается нам уже сотворенной, она творится на земле, в течение всей жизни человека.
        Все это и сейчас зарождается, только как-то кособоко. Религия и йога - одно, наука и техника - другое, хотя, на самом деле, все едино, все есть природа и ничего кроме природы.
        Пожалуй, хватит, а то потонешь в этих глубинах, как в Марианской впадине. Он огляделся вокруг. Реклама успокоилась, щиты поблекли и стали плоскими. Заткнулся и его личный робот-наставник. Ага! Выдохлись, голубчики. Вам нечего мне возразить? Значит я на верном пути.
        Теперь нужно тезисно сформулировать это для дневного отчета, а там уж социологи подхватят, если захотят, и разовьют так, как тебе и не снилось.
        После долгих раздумий, ему удалось сформулировать тезисы для отчета, плохо или хорошо, - это не ему решать.
        Разрабатывать и внедрять законы, огранивающие проявление воли и поведение роботов. Создать специальность юрист по законам робототехники с обязательным требованием, чтобы это был человек.
        Прививать любовь к произведениям искусства и вещам, сделанным людьми и заряженным биоэнергией человека.
        Учить людей духовности, прививать им духовные, а не материальные ценности.
        Создать профессию духовник-наставник, лишенный религиозных предрассудков и понимающий, как вести человечество к вершинам Духа, призывающий людей встать на путь духовного развития.
        Создавать общественные институты и университеты, где разрабатывать, исследовать и преподавать будущую эволюцию человечества, открывать человеку духовные ценности, божественный мир Духа, помогать ему не забывать свою душу.
        Получилось просто, как все гениальное. Дима улыбнулся своей шутке. Бог простит такой цинизм.
        Утром следующего дня он проснулся с ощущением, что в комнате кто-то есть. Около кровати стоял высокий сухопарый мужчина лет сорока в деловом костюме. Дима сел на кровать, протирая глаза. Мужчина казался ему смутно знакомым. Как он в квартиру-то проник?
        - Дмитрий Громов, действие вашего контракта закончилось.
        Это же менеджер, который брал его на работу!
        - Здравствуйте … - Дима не мог вспомнить его имени, - спасибо.
        Они сидели в той же комнате, где с ним заключали контракт.
        - Господин Громов, мы предлагаем вам работу футуролога в нашей компании «Модели будущего», если вы не возражаете.
        Конечно, это не то, о чем он мечтал. И какой он футуролог, прости Господи. То, что он предложил, всем хорошо известно, только позитивная европейская наука не может признать господство Духа в вечном споре, что первично сознание или материя, но это вопрос чисто философский. Согласен ли он работать футурологом?
        - Я согласен. При одном условии.
        - Слушаю.
        - Мне дадут возможность вернуть из вашей модели будущего одного человека.
        - Хорошо, но под вашу ответственность, и только, если этот человек не возражает.
        Вероника стояла на скалистом берегу. Океанские волны ударяли в скалу так, что до нее долетали брызги. Она никому не нужна. Здесь никто никому не нужен. Но можно просто жить, не думая о хлебе насущном, не заботясь о будущем, влача бесцельное существование, никому не мешая. Безликое, пустое будущее, бескрайняя пустыня жизни, когда у тебя все есть, но ты чувствуешь себя обездоленным и нищим. Нет, она никогда не напишет об этом в дневном отчете. Не дай бог, они прервут контракт и вернут ее в настоящее, где к одиночеству прибавится еще и борьба за выживание, и настоящая нищета. Это бегство? Да это бегство от жизни, ужасно давно что-то сломалось, она не хочет вспоминать, и она нашла такое место, где ей хорошо.
        - Здесь у меня все хорошо, - сказала она океану.
        - Все хорошо? Остановите Землю - я сойду, - сказал мужской голос над самым ее ухом.
        Вероника вздрогнула и обернулась. Перед ней стоял молодой рослый мужчина с букетом цветов. О Боже!
        - Ты?! Как ты меня нашел?
        - Здравствуй, Вера. Прости.
        - За что?
        - За то, что пришел только сейчас.
        Синий лёд ее глаз обжигал и холодил душу. Дима вручил ей цветы.
        - Как в нашем милом прошлом, - она осматривала букет со всех сторон, - подожди. Как ты здесь …? На тебе обычная одежда из прошлого. Тебя же не выпустят … Зачем ты вернулся?
        - За тобой.
        - За мной? - она покачала головой, - отсюда мне нет выхода. Да я и …
        - Мне разрешили забрать тебя с собой, конечно, если ты не возражаешь.
        - Я даже не знаю твоего имени, а ты хочешь забрать меня как вещь.
        - Не надо так. Зовут меня Дима. Ты мне нужна … там.
        - Зачем?
        - Глупенькая, я не смогу без тебя.
        Дима погрузил руки в ее шелковистые кудри, нежные как у ребенка.
        - Пойдем со мной, - шепнул он.
        Вероника смотрела на него. Лед в ее глазах таял, и проявлялась бездонная манящая синева.
        Для обложки использовался файл
        10b0782b8830f34f3391917ae0785bff.jpg с сайта Путь к файлу: https://www.pinterest.ru/pin/480196378998263157/

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к