Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Зещинский Владимир / Наяль Давье: " №02 Граф Северо Запада " - читать онлайн

Сохранить .
Граф северо-запада Владимир Зещинский
        Наяль Давье #2
        Война выиграна не без помощи Семена, который не так давно попал в этот мир, заняв чужое тело. Но на этом ничего не закончилось. Новый титул несет с собой ворох проблем. Вместе с графством вчерашнему барону достаются полупустые, грязные города и замки. Обедневший и полуголодный люд, которому нужно дать еду и работу. При этом не стоит забывать о таинственных способностях, требующих внимания, а иногда и пугающих его самого. А тут еще оказывается, что на магов многие столетия охотится некое братство, с которым Семену предстоит столкнуться и выжить. В процессе всего этого узнать, зачем он оказался в новом для себя мире. История не закончена, она просто сделала новый виток.
        Владимир Зещинский
        Наяль Давье. Граф северо-запада
        
        Пролог
        Остановив лошадь, всадник прищурился, всматриваясь вдаль. Из-за темноты и ливня видимость была, мягко говоря, плохой. Он бывал в этих местах когда-то очень часто, но давно, еще в юности, и сейчас они казались ему совершенно незнакомыми.
        Лошадь под ним вздрагивала каждый раз, когда небо разрывалось от очередной молнии. Что говорить, он и сам с опаской посматривал вверх, когда в очередной раз что-то там, в вышине разрывалось и грохотало.
        Наверное, в сотый раз проверив то, что ему доверили, мужчина устало вздохнул и пришпорил лошадь. Путешествовать в такую погоду было крайне плохой идеей, но у него не было выбора. Еще немного, и до него доберутся. Он не мог позволить случиться страшному. И нет, совсем не смерть страшила его, хотя он и опасался, надеясь лишь, что умрёт быстро.
        Мужчина вздохнул. Если они узнают, что эта вещь была у него, то быстрой смерти ему не видать.
        При этих мыслях он сжал губы в тонкую полоску, стискивая кулаки. Что ж, ему осталось совсем немного. В тот момент, когда небо снова прошила белая молния, а спустя какое-то время загрохотало так, что в ушах заложило, он решил, что свою собственную смерть выберет для себя сам. Тайна нахождения такой нужной им вещи умрет вместе с ним.
        Он злорадно ухмыльнулся, оскалившись и растянув губы в кривой, совершенно безумной улыбке. Всё верно, он не позволит им узнать, куда делось то, за чем они гоняются уже не одно столетие. Только нужно сделать так, чтобы ни одна душа не узнала об этом месте и о том, что он хоть как-то связан с ним.
        Дорога была ужасной. Ему то и дело казалось, что лошадь сейчас или поскользнется в грязи, или запнётся о какой-нибудь камень. С неба лилось, и он давно промок до нитки. Холод забирался под черный, тяжелый от влаги плащ, заставляя его дрожать. Вот только он не обращал внимания на все это, стараясь разглядеть замок впереди.
        Вот так сразу его, конечно же, не пустили. Проверили, отобрали оружие и отправили на конюшню. Он не стал говорить, что он знатного рода, боясь, что даже здесь могут оказаться предатели. Сказал, что обычный гонец.
        - Новости срочные? - спросил явно главный среди стражников замка.
        Он пытался вспомнить его имя, но никак не получалось, слишком давно он тут не был. Но лицо вроде как смутно знакомое.
        Подумав немного, решил, что сильно привлекать внимание не стоит. Обычно, если новости срочные, то гонца отводили к хозяину замка в любое время. Это было заманчиво. Ему хотелось скорее избавиться от вещи и уехать, чтобы поменьше мелькать перед этими людьми. Но он понимал, что такими действиями, наоборот, привлечет больше внимания.
        - Они не стоят прерванного сна милорда, - тихо ответил он, подавляя дрожь от холода.
        Стражник кивнул, тут же потеряв к нему интерес.
        - Здесь можешь поспать, - стражник приподнял факел, сунул его в специальное крепление на стене и кивнул в сторону охапки сена. - Сейчас принесут поесть и теплого молока.
        Он поблагодарил мужчину и, стоило тому только уйти, с облегчением выдохнул, скидывая сумку на пол. На конюшне было тепло, правда, запах тут стоял тот еще, но его это мало волновало.
        Раздевшись, он быстро переоделся в сухую одежду, с неудовольствием подмечая, что даже она кое-где промокла, а значит, сумка перестала быть непромокаемой. Развесив мокрую одежду, он лег на свою сегодняшнюю постель, вслушиваясь в звуки. Вокруг тревожно то и дело всхрапывали лошади, а за стенами конюшни продолжала бушевать гроза.
        Спустя некоторое время, когда он уже начал проваливаться в дрёму, пришла служанка, притащившая ему поесть. Она хотела поболтать, но он был молчалив и на вопросы не отвечал, пытаясь слишком не светить лицом, завешивая его неопрятными с виду волосами.
        Утром его растолкал уже знакомый стражник.
        - Милорд ожидает, - позевывая, сказал он и пошёл в сторону выхода.
        Он быстро собрался, прихватив с собой только сумку, правда, перед входом в замок её у него отобрали. Во избежание, так сказать. Мало ли какое оружие он там спрятал.
        Хозяин замка сильно удивился, это было видно по глазам. Он хотел было назвать его по имени, но гость отрицательно качнул головой. Его старый знакомый, которого он не видел уже слишком давно, по-прежнему был очень догадлив. Промолчал, взмахом руки отсылая всех стражников вон.
        - Робер? Какими судьбами? Ведь твой отец…
        - Это уже неважно, - торопливо ответил он, подходя на несколько шагов ближе к старинному другу. И ничего, что их дружба вроде как прервалась много лет назад. Он отлично знал, что этот человек не откажет ему никогда. - Эдгард, дела совсем плохи. Они подобрались слишком близко. Я хочу передать твоему роду ключ.
        - Почему мне? - спросил мужчина, побледнев.
        - В твоём роду давно не рождалось магов, настоящих магов. Ты ведь понимаешь, о чем я? - спросил Робер, но продолжил, не дожидаясь ответа, так как знал, что друг его прекрасно понял: - На тебя не подумают. Вот, - он достал сверток и протянул его в сторону Эдгарда, - возьми и спрячь там, где его никто не найдёт. Мы обязаны сохранить его.
        - А ты? - Эдгард вскинул взгляд невыносимых, каких-то нечеловеческих слишком синих глаз на старого друга. - А ты, Таэри? Что они сделают с тобой, если не найдут у тебя ключа?
        - Моя семья в безопасности, - уклончиво ответил Робер. - Если тебе так хочется, то пусть это будет мой приказ, барон Давье.
        Эдгард онемел, тут же выпрямляясь, а потом, не сводя глаз с друга, опустился на одно колено, вытягивая руки вперед, ладонями вверх.
        - Как прикажете, герцог, - сухо сказал он, когда ему в руки опустился древний артефакт.
        Спустя полчаса из ворот замка выехал всадник. Он кутался в плащ, недобро поглядывая на небо, которое продолжало обрушивать на мир, казалось бы, нескончаемую воду. Вдали громыхнуло. Всадник, задумавшись, вздрогнул, а потом, будто обозлившись сам на себя, пришпорил коня, вскоре скрываясь из виду в темнеющем старом лесу.
        А в замке барон Эдгард Давье достал старинную книгу. Открыв её на последней странице, он аккуратно раскрыл обложку. Поглядев с минуту на плоский и круглый ключ, он осторожно положил его в тайник, из которого его когда-то давно, многие столетия назад вытащил кто-то из его предков.
        - Всё возвращается на свои места, - прошептал он, пряча книгу в небольшой сундук.
        Постояв с ним в руках еще пару минут, барон отодвинул один из камней на стене, пряча драгоценную книгу туда. Задвинув камень на место, барон опустил приподнятый гобелен и ушел, оставляя комнату погруженной в темноту. И он уже не видел, как на книге вспыхнула тонкая паутина, впрочем, почти мгновенно погаснув.
        Старое плетение защиты снова было активировано.
        Глава 1
        Мы уже несколько дней двигались в сторону моего теперь уже графства. Столица осталась далеко позади. Оглядываясь назад, я иногда поражаюсь тому, что влез во всё это. Сколько раз я представлял, что магии у меня нет, а Райнер со своим невеликим войском так и не успел к столице. Думаю, тогда для меня был бы неплохой шанс оставить свою голову на той самой стене. Или же под ней. Всё-таки в этом мире магия мой единственный козырь. И то, что она не такая, как у всех остальных, одновременно и хорошо и плохо.
        Плюс такой магии - с помощью неё можно проворачивать невероятные вещи. Минус - я толком не знаю, как ей управлять и откуда брать знания. Мне бы язык выучить, на котором написаны те книги, но, увы, чего нет, того нет.
        А еще я больше чем уверен, что со временем люди начнут видеть во мне угрозу. Стоит вспомнить, как на меня смотрели после того, как Райнер разбил остатки войска под стенами. Люди всегда будут уничтожать то, чего боятся или же чего не понимают. Умирать мне совсем не хочется, а значит, нужно думать, как избежать неприятного для меня исхода.
        Посмотрев на костер, лениво перевёл взгляд на людей, которые последовали со мной. Аболье, Бодор, Жанжак, Хан и еще чуть больше трех десятков человек. Всё-таки магия довольно пугающая вещь. Если подумать, то все эти люди еще совсем недавно жили в столице, служили там же, и вот так просто, даже не сомневаясь, после войны отправились вместе со мной обратно. Райнер против особо не был. И ведь выглядят так, будто по-другому и быть не могло, словно я всю жизнь был их лордом. Думаю, они будут удивлены, если им сказать, что им вообще-то, можно было остаться в столице. Ну, мне же лучше, хорошие воины на дороге не валяются.
        Я сидел в небольшом отдалении от костра, так что даже немного замёрз. Ночи всё-таки прохладные, хотя уже почти лето. За пределами светлого пятна, образованного костром, дрожали тени, а лес вокруг и вовсе тонул в кромешной темноте. Вдалеке тоскливо и протяжно завыли. Поднял голову, всматриваясь в небо. Оно выглядело тяжёлым и почти чёрным, совершенно беззвездным. Вдохнул глубже, прикрывая глаза. Метеорологом я не был, но мне кажется, что ночью будет гроза. Об этом говорит и какая-то напряжённая тишина, словно вся природа замерла в ожидании.
        - Милорд.
        - Хм? - открыл глаза, опуская голову.
        - Ужин, милорд, - Хан переступил с ноги на ногу, протягивая мне чашку с ложкой.
        - Давай сюда, - сел удобнее, забирая из рук Хана чашку, наполненную ароматной кашей, из которой торчал внушительный кусок мяса. Слюни тут же скопились во рту.
        - Попить?
        - Принеси, - кивнул, закидывая в рот ложку и блаженно прикрывая глаза. Всё-таки есть в этой жизни такие вот приятные моменты. Наверное, вся жизнь именно из них и складывается, главное суметь увидеть их, узнать и не пропустить. - Палатку пусть мне поставят, - сказал Хану, когда тот вернулся с кружкой, в которой был травяной отвар. - Да и сами себе тоже. Ночью дождь будет.
        - Так ваша палатка готова, милорд. А мы… Думаете, будет?
        Я пожал плечами.
        - Почти уверен.
        Хан оставил меня наедине с моим нехитрым ужином, а сам ушёл к остальным. Почти сразу послышались споры о том, будет ли дождь или нет. Долго он, правда, не продолжался. Следующие полчаса я наблюдал, как люди раскладывают походные палатки. Действовали они быстро и слаженно. Их было не так много, да и палатками назвать данные конструкции можно было с трудом. Просто кусок выделанной не слишком тонкой кожи, который натягивался на первый попавшийся куст. Всё лишнее внутри вырубалось, оставлялись лишь те ветки, которые должны были поддерживать кожу. Понятное дело, что особо устойчивой такая «палатка» не была, да и удобной тоже. Обычно кожа натягивалась на специально срубленные колышки, но сегодня на ночлег встали поздно, а сейчас в лесу бродить не самая лучшая идея - темно так, что хоть глаз выколи.
        Минут через пятнадцать после того, как я поужинал, а люди в лагере немного поутихли, вдалеке громыхнуло. От этого даже тихие разговоры смолкли. Ещё через пять минут грохот повторился, только был он теперь заметно ближе.
        Посидев еще немного под облюбованным мною деревом, встал и направился в сторону своей палатки. Моя, в отличие от остальных, более всего походила на знакомую мне с прошлой жизни спутницу любителей ночевать на природе. Конечно, она тоже была из кожи, но тоньше.
        Стоило забраться внутрь, как на землю обрушился самый настоящий ливень. Парни тут же засуетились, послышались ругательства и недовольные выкрики. Не завидую я часовым - они, в отличие от всех остальных, не могут просто спрятаться даже под такими укрытиями. Им остаются только деревья. Не думаю, что в такой темноте, да при таком ливне, кто-то что-то может увидеть или услышать. Если только кого-то еще более шумного. Но правила есть правила, и в этом Аболье был весьма зануден. Я не спорил, понимая, что не стоит лезть своими кривыми лапами в то, в чём сам не разбираюсь.
        Вслушиваясь в шелест дождя, я понял, что в этом мире такие вот минуты у меня до сих пор выдавались крайне редко. Обычно я постоянно чем-то занят. Времени на то, чтобы остановиться, оглядеться, подумать, я до этого момента как-то не находил. Даже странно, ведь мне казалось, что тут, в отличие от прежнего мира, не такая большая нагрузка, а оказалось, что человек может найти, чем себя занять в любом из миров, было бы желание. Ну, иногда еще обстоятельства складываются так, что хочешь не хочешь, а крутиться будешь.
        Снаружи пахнуло прохладой и сыростью. Поляну озарил на мгновение яркий свет от молнии, а потом снова громыхнуло, но на этот раз так, что даже уши заложило ненадолго.
        Прикрыв вход плотнее, лег на спину, закинул руки за голову и закрыл глаза. Мысли текли вяло, да и дождь привлекал внимание. Шум дождя убаюкивал, и прошло не так много времени, как я неожиданно даже для самого себя провалился в медитацию, погрузившись в свой внутренний мир.
        Я снова висел перед своим ядром и понимал, что в нём однозначно происходят изменения. Оно мало того, что стало больше, так еще и покрылось какими-то черными прожилками. Создавалось впечатление, будто это тонкие вены.
        Приблизившись, осторожно провел пальцем по одной такой вене, тут же отдергивая руку. Могу поклясться, что ощутил короткий толчок, будто где-то в глубине моего собственного очага билось сердце.
        Вздохнул, хотя и не совсем понятно, как и чем, всё же я присутствовал здесь не физически.
        Всё-таки живое. Мне однозначно не мерещится. Ладно, я понимаю один раз, но ведь такое происходит постоянно. Сомнений в том, что вместо положенного, обычного магического очага у меня растёт и развивается какая-то вполне разумная штука, больше не осталось.
        И что делать мне? Выдрать из себя я это при всём желании не смогу. Хотя, может, стоит поискать где-нибудь информацию об этом? Вдруг у меня просто завёлся магический паразит. Ну, бывают же всякие бычьи цепни там, гельминты, а у меня вот такой вот паразит. Внутри очага. А очаг ли это вообще?
        Если подумать, то очаг Наяля как бы взорвался. Из-за чего собственно это происходит, я так и не выяснил. Упустил из виду. Так вот, очага в этом теле, если доверять местным специалистам, быть не должно. Если только ошмётки какие-нибудь, остатки, но не полноценный очаг это точно. Тогда, получается, очаг этот либо мой собственный, привнесенный в это тело вместе со мной, человеком совсем из другого мира, либо собранный, под опять же моим влиянием на это тело из того, что осталось от прежнего очага.
        И опять же, очаг, он вообще где должен находиться? В физическом теле или же в духовном? Вот снова, такой важный вопрос, а ответа на него я не знаю. А ведь именно от него зависит ответ на вопрос выше - чей именно это очаг, который оказался не очагом вовсе, а каким-то коконом.
        Думается мне, что даже если я попытаюсь найти ответ на вопрос о магических паразитах, то меня ждёт разочарование. Насколько я смог убедиться, маги тут такие же, как и весь мир. Хотя, может, это я зря так. Всё-таки я общался только с представителями, так сказать, слабо одарёнными магией. Вдруг по-настоящему сильные маги знают и умеют намного больше.
        С одной стороны, я теперь жалею, что не остался в столице еще немного, но, с другой стороны, не хотелось мне пока что мозолить глаза народу. Думаю, чуть позже можно будет снова наведаться в гости к Райнеру. Надеюсь, к тому моменту обо мне немного позабудут. А еще лучше не светить тем, что именно я тот самый маг. Подумаешь, хочется новоиспечённому графику послушать о магии. Почему бы нет? Мало ли какие причуды могут быть у юнца, который волей случая оказался другом нового короля. Да, так и сделаю. Надеюсь, Райнер не откажет мне в небольшой услуге.
        Стал осматриваться по сторонам, понимая, что раньше не особо обращал внимание на само место. Вот откуда тут свет? И стен как таковых тут не видно. Во все стороны тянутся жемчужные и зеленые нити, и посередине этого кокон, который, по идее, должен был быть моим очагом.
        Покачав головой, вернулся в реальность. Открыл глаза. Темно. На улице шелестит дождь. В небе время от времени грохотало так, что тем, кто боится грозы, явно приходится несладко. Казалось, небо трещит по швам и вот-вот разорвётся. Я к такой погоде отношусь спокойно, но даже мне как-то неуютно от такого буйства стихии.
        Повернулся набок, натягивая на себя тонкое покрывало. Уснуть бы под такой шум. Утром мне только и оставалось, что удивляться, что я всё-таки уснул сном младенца, и никакой гром и молнии меня совершенно не волновали.
        Утром все были хмурыми и молчаливыми. Быстро позавтракали и выдвинулись в путь. Уже к обеду Аболье остановил отряд. Выглядел он при этом встревоженным.
        - Что случилось? - спросил, поглядывая на него из-под капюшона. Дождь, как оказалось, пока не собирался проходить окончательно - мелко накрапывал. Ветер то и дело швырял капли в лицо, поэтому я постарался натянуть капюшон еще сильнее, да и голову не поднимал. Ехал и дремал. Пару раз даже чуть не свалился, но, как оказалось, Хан зорко следил за мной и давно понял, что я почти сплю.
        - Слишком много следов, хотя ночью был такой сильный дождь.
        Я посмотрел на дорогу, внутренне соглашаясь с Аболье. Следов на самом деле было многовато. И нет, не копыт, а сапог.
        - Думаю, они прошли тут не более чем полчаса назад. А может, и того меньше, - сказал я, поглядев на небо, а затем снова на землю. - Дождь хоть и кажется мелким, но за более большой срок размыл бы следы сильнее.
        Мы переглянулись с Бефуром.
        - Тут деревня должна быть недалеко, - задумчиво сказал он.
        - Хм, - я натянул капюшон, крепче хватаясь за поводья. - Мне бы хотелось купить у них продукты.
        - Как милорд прикажет, - Аболье оскалился и коротко поклонился прямо в седле. - Прошу вас быть позади. Вы единственный, кто может вылечить, вдруг что. Да и с мечом вы пока что плохо управляетесь.
        Я хотел было раздражённо цыкнуть, но потом просто выдохнул, понимая, что Бефур прав - от меня на передовой будет слишком мало толку.
        Аболье, поняв, что я расслабился и готов последовать его совету, повернулся к людям и коротко сказал, что нам придётся вскоре немного повоевать. Это не точно, но все должны быть предельно собранны и готовы. Будто только этого и дожидаясь, прискакал тот, кого Аболье всегда посылал вперёд, чтобы он разведал обстановку.
        - Там деревня горит.
        Все тут же вскинули головы, но кроме довольно высоких верхушек деревьев ничего не увидели. Аболье кинул на меня взгляд и, заметив мой кивок, тут же пришпорил коня, который едва не встал на дыбы. Конь зло всхрапнул и буквально сорвался с места.
        Я немного задержался, дождавшись, пока мимо меня не проскачут с десяток воинов, и только потом устремился следом. Включив для удобства магическое зрение, я прямо на ходу накручивал самые простые плетения исцеления. Если можно было бы посмотреть на меня со стороны, то я походил на паука, который выпустил во все стороны тонкие нити паутины, в которую запутывали магические нити зеленого цвета. Только сейчас обратил внимание, что мои нити не выходят больше только из моих ладоней. Теперь центром было солнечное сплетение. Вот из него во все стороны и устремлялись мои зеленоватые, длинные и тонкие, будто паутинки, нити.
        Интересно, это я сам рассудил, что так будет удобнее, или же опять за меня это сделала «умная магия»? Да и когда это вообще произошло? А, кажется, еще на стене. Да, по-моему, был тогда момент, когда мне подумалось на мгновение, что нити только из рук очень неудобно. И вот результат. Что ж, так вполне себе неплохо.
        Потом была скачка. Я оказался весьма занят, так как мне приходилось не только управлять лошадью, - а ведь ездить я хоть и научился, но виртуозом в этом деле пока что не стал, - но и следить за своими нитями и плетениями, что тоже требовало весьма много внимания. Именно поэтому пропустил момент, когда мы вырвались из леса прямо в поле, но Аболье так и не затормозил. Мимо меня словно бес промчался Бодор, со зло прищуренным взглядом и едва не вздыбленными волосами. Рядом со мной тут же оказался Хан. Хотя увидел я его лишь тогда, когда он перегородил мне дорогу лошадью.
        - Милорд, вам лучше остаться тут, - сказал он, посматривая на то, как Аболье вместе с Бодором и еще с десятком самых быстрых буквально ворвались в деревню.
        Я затормозил и вскинул взгляд, отрываясь от своего дела. Деревня действительно горела, не вся, но несколько домов точно полыхали знатно. Слышались крики, звон, ржание лошадей, чья-то смачная ругань.
        Деревня на первый взгляд казалась небольшой. Она стояла в поле, окружённая хлипким и совершенно ненадежным плетнем. Кажется, он выполнял скорее декоративную функцию, нежели защитную. Ну, понятно, чего им тут не так уж и далеко от столицы бояться. Расслабились люди, за что и поплатились сейчас. Хотя всё-таки странно, мало ли какие звери водятся в местном лесу, он всё-таки не выглядит безобидным. Деревья высокие, подлесок густой, повсюду мох. Чем-то мне они напоминают леса Шотландии из моего прежнего мира. Сам я там не был, но фотографий в интернете видел много. Так вот и тут, весьма загадочный такой, явно мистический или же магический лес. А у них даже частокола нет.
        Дома почти все из дерева, лишь парочка, кажется, из камня. Одноэтажные, какие-то слишком низкие, неказистые и весьма бедные, будто землянки, а не дома.
        Больше рассмотреть толком ничего не получалось, так как ближе меня попросту не подпускали. Хан тревожно посматривал на меня, словно боялся, что я вот прямо сейчас кинусь в самую гущу и… А что, собственно, я должен там делать? Всё правильно, я постою тут, а потом подлечу раненых людей, когда всё закончится.
        Нет, всё-таки надо выдумать себе щит какой-нибудь. Мне нужны такие бои, чтобы набираться опыта, но лишний раз подвергать жизнь опасности не особо хочется. Хотя, может, если вот так, без защиты оно может эффективнее будет? Попробовать?
        Так, это что во мне сейчас заиграло? Детство или же какое-то совершенно мне не свойственное безрассудство? Хотя мне ли говорить такое, после того, как я самолично ввязался в войну, в которой было слишком мало шансов на победу?
        Пока я размышлял над своим внезапным рвением и куда-то подевавшейся осторожностью, как всё уже закончилось.
        Я натянул было поводья, но Хан меня снова остановил:
        - Погодите, милорд.
        Я натянул капюшон сильнее, хмуро смотря на него.
        Из деревни пулей вылетел Аболье верхом на коне и помчался в нашу сторону. Почти следом выскочил Бодор. Он довольно скалился и выглядел так, словно ему на Рождество подарили то, о чем он давно мечтал. Я заметил, что после столицы он стал еще молчаливее, чем был раньше. Спрашивать, что случилось, не стал, мало ли, вдруг это совершенно не моё дело, но иногда приглядывал.
        - Милорд, в порядке?! - громогласно спросил он.
        - Раненые? - сразу начал я, натягивая всё-таки поводья и понукая лошадь.
        - Есть маленько, - Бефур затормозил рядом. Его конь взбудораженно пофыркивал и нетерпеливо гарцевал. - Пару наших ребят и деревенские.
        - Поехали, - сказал я, на всякий случай накидывая на Аболье и Бодора небольшое плетение лечения. Кажется, они даже этого не заметили, видимо, сказывалась еще не до конца прошедшая горячка боя. Я даже немного позавидовал. Так, самую малость. Зависть практически сразу испарилась, не оставив после себя и следа.
        Бефур явно смягчил, когда говорил, что пострадало лишь парочку наших. В итоге всей короткой стычки сильно ранены были трое воинов и пятеро оказались легкоранеными. Один практически смертельно, еще бы минуты три, и все. Я за время войны настолько приловчился управляться с лечебными плетениями, что уже практически не замечая оценивал раны, накидывал плетения и, если требовалось, усиливал их одной или двумя дополнительными нитями.
        С деревенскими дело обстояло похуже. Несколько мужчин убито, двоих девчат явно изнасиловали, а троих подростков едва не забили до смерти. Это я молчу о том, что все остальные тоже, так или иначе, пострадали. Если бы мы еще немного задержались, то не думаю, что в этой деревне остались живые люди.
        Когда мы въехали в деревню, в нос тут же ударил отвратительный запах. Если вспороть человеку живот, то, поверьте, пахнуть будет не розами. Да и когда в тебя мечом тычут, не самое приятное, что может произойти в жизни. Насильственная смерть часто бывает безобразной и пахнет она порой так, что сложно удержать пищу в желудке. А уж если добавить к этому кровь и кучу мертвых тел, то неподготовленному человеку вполне может стать плохо.
        Я неподготовленным не был, но даже так мне стало не по себе. Нам повезло, что эти горе-вояки совершенно не ожидали нападения. Они самозабвенно веселились с местными жителями. Видно было, что многие даже толком не поняли, что случилось. Хотя, если посмотреть на наших раненых, то нападавшие пришли в себя довольно быстро. Хорошо хоть это им никак не помогло.
        В деревне слышался плач, ругань и стоны. Я посматривал по сторонам из-под накинутого капюшона. Когда Бефур привел нас к раненым парням, то я даже с лошади слазить не стал, просто накинул плетения, перед этим убедившись, что этого будет достаточно.
        Поначалу я совершенно не хотел лечить деревенских парней, которых отчего-то нападавшие едва не забили до смерти, но потом, увидев, как над ними убивается женщина, передумал. Кидать на них сильное плетение не стал - лишних вопросов мне не нужно - бросил слабенькое, такое, что поддержит их и позволит молодым организмам самим справиться с травмами в более короткие сроки.
        - Спроси, есть ли продукты на продажу, - сказал я Бефуру, когда убедился, что мои люди, которых ранили, через пару часов будут чувствовать себя заметно лучше.
        - Да, милорд. Но мне кажется, им сейчас не до этого, - отозвался Аболье, посматривая на женщину, которая по-прежнему выла волчицей и чуть ли не рвала волосы на голове, хоть мальчишки уже не выглядели так, будто готовы вот-вот отдать Создателю душу. Все трое пришли в себя и даже открыли глаза, хотя встать так и не смогли. Не удивительно, попинали их знатно.
        - Тогда нам больше нечего тут делать. Купи телегу для наших людей, и выдвигаемся. Не стоит привлекать слишком много внимания.
        - Слушаюсь, милорд, - Бефур кивнул и тут же умчался.
        Вернулся он минут через десять вместе с телегой, в которую была запряжена хилая лошаденка. Лошадь тут же отдали обратно владельцу, заплатив при этом и за телегу.
        - Не стоит задерживаться, - сказал я, посматривая на небо. Дождь по-прежнему моросил, и если он так и будет идти до самого вечера, то стемнеет раньше положенного. - Грузите парней, да выдвигаемся.
        В моих указаниях, в принципе, особо никто не нуждался, но почему-то все ждали, пока я их отдам, и только тогда засуетились. Я заметил, что все мои люди сплотились вокруг меня и далеко не отходили, лишь с любопытством рассматривали людей и деревню.
        Пока раненых загружали, прибежал староста. Пожилой мужчина тут же рассыпался в благодарностях, заверениях и предложениях. Под шумок Бефур, помня, что я хотел купить продукты, спросил об этом. Мужик ненадолго задумался и расплылся в улыбке, тут же заверяя нас, что такое вполне возможно, и если благородные воины хотят, то конечно, конечно…
        В итоге нам пришлось покупать еще несколько телег, которые были такими старыми и дряхлыми, что я даже усомнился в их способности доехать куда-нибудь дальше ближайшего поселка. Староста, естественно, клятвенно заверял, что новее и лучше ничего нет, и вообще, это последние телеги, и они сами останутся без них, но благородному господину и отважным воинам отказать не могут. Продукты мы купили. Ничего необычного, крупы да овощи. Староста попытался задрать цену, но тут в дело вступила та женщина, которая до этого убивалась над мальчишками. Отходив алчного старосту поленом, скинула цену на продукты вдвое, за что получила от недовольного мужика злобный взгляд, который успешно проигнорировала.
        Оставаться в деревне больше смысла не было. Мальчишки со временем поправятся, мёртвых поднимать я не умею, сгоревшие дома восстанавливать не собираюсь, изнасилованным девчатам помочь не могу. Конечно, я бросил на них слабенькие плетения, чтобы они быстрее поправились, но это всё, что я мог сделать. Возвращать время вспять или же стирать память я не умел, хотя, наверное, стоило бы попробовать. Это я о памяти, а не о времени.
        Пока мы были в деревне, старался закрыться по максимуму, так как понимал, что эмоции деревенских не самое приятное, что я хотел бы испытывать.
        Ребята немного прошерстили тела нападавших, подтвердив, что были они именно кучкой зачарийцев. Я даже с любопытством рассмотрел одного, но никаких сильных отличий от моих людей не заметил. Обычные люди, точно такие же, как и мы. Разрешил ребятам немного обобрать тела, понимая, что трофеи - дело святое. К моему удивлению, сильно усердствовать никто не стал. Обыскали на предмет денег, украшений, забрали годное оружие, плащи да кое-какие вещи. На все про все ушло не более пятнадцати минут. Почти сразу после этого мы выдвинулись из деревни, оставляя позади короткое сражение.
        Деревенские провожали нас долгими взглядами, но останавливать никто не стал. Да и незачем это было.
        Пока ехали с одного края деревни до другого, я оглядывался по сторонам из-под капюшона. Под копытами лошадей чавкала грязь. Дождь все усиливался. Люди стояли около небольших домов и смотрели на нас. Мужчины были одеты в обычные широкие штаны, подвязанные веревкой. Поверх рубашки что-то вроде теплых безрукавок. На ногах сапоги, сделанные из кожи. Хоть звучит это вполне достойно, но вот вид у этих сапог оставлял желать лучшего. Почти все мужчины были косматыми да бородатыми. А еще грязными и побитыми.
        Женщины, как можно понять, ходили в платьях. Не могу сказать об их красоте, обычные платья с длинными юбками, рукавами и горловинами. Волосы у всех собраны под чепцы. Худыми были только молодые, да и то не всегда. Я уже давно понял, что тут ценятся женщины в теле. Конечно, безобразно толстыми они не были, но я лично предпочитаю, чтобы в женщине было килограммов на двадцать поменьше. Обычные лица, красавиц мною замечено не было. Хотя, может, это от того, что многие перепачканы и черт почти невозможно разобрать.
        Дома в деревне располагались по обе стороны от дороги, на некотором от нее отдалении. Всего домов так тридцать. Не увидел ни собак, ни скота. Хотя Аболье, насколько я знаю, купил несколько туш молодых свиней нам сегодня на ужин. Дети тоже все попрятались по домам. Слышно только шум дождя да чавканье копыт в грязи.
        Когда деревня осталась позади, я вздохнул свободнее и немного ослабил свой контроль. Всё-таки держать эмпатию почти на нуле весьма неприятное чувство. Попробуйте закрыть глаза в толпе или же заткнуть уши. Не очень, правда? Постоянно хочется увидеть или услышать. Вот и у меня так. Поначалу эта способность доставляла мне проблемы, но чем дальше, тем больше я начинал чувствовать, что не могу без нее. Это будто еще один орган чувств, потеря которого сделает из меня едва ли не калеку.
        Я был готов к тому, что сейчас по моим нервам полоснут чувства моих людей, но этого не произошло. Даже странно. Все были спокойны и умиротворены, словно находились в медитации. Я оглянулся, чтобы проверить - всё ли в порядке. Сбоку тут же последовал немой, но совершенно чётко ощущаемый вопрос. Аболье смотрел на меня вопросительно.
        - Милорд? - спросил он всё-таки.
        - Все так спокойны, - сказал, поморщившись. Дождь совсем уж разошёлся. Я, конечно, люблю такую погоду, но не в дороге. - Я думал, после схватки, пусть и такой короткой, все должны быть взбудоражены.
        Аболье оглянулся, вскинул брови, будто бы и его и самого такое спокойствие людей донельзя удивляло, но потом просто хмыкнул, поворачиваясь обратно ко мне.
        - Подождите до вечера, милорд.
        Я кивнул, отворачиваясь. Пусть Бефур и сказал, что вечером будет всё по-другому, но я отчего-то не был в этом так уверен. Люди казались слишком спокойными, даже чуточку сонными. Покрутив эту мысль и так и эдак, я быстро выбросил её из головы, решив приглядывать за всеми на всякий случай.
        К вечеру немного оклемались раненые, даже перебрались на своих лошадей. Вот только ехать им верхом пришлось недолго - из-за усилившегося дождя стемнело быстро, поэтому на ночлег пришлось размещаться едва ли не после обеда.
        Лагерь устроили недалеко от дороги, немного углубившись в лес. По всему выходило, что на поляне, которую мы выбрали для ночлега, часто останавливаются. Тут даже была небольшая заготовка дров, которую сразу же пустили в дело. Жанжак не забыл о молодых свинках. Несмотря на дождь, он решил порадовать нас жареным мясом. Именно поэтому ребятам пришлось под его неусыпным руководством натягивать навес над костром. Четыре высокие жерди, вкопанные в землю, да натянутая на них кожа. Конструкция смотрелась неважно, но главную свою функцию выполняла исправно.
        Для меня тоже соорудили такой же навес, зачем, я так и не понял, так как мне достаточно было и палатки, но возражать не стал. Минут через пятнадцать, когда мне надоело наблюдать за всеми, я переключился на магическое зрение и стал осматриваться по сторонам. В лесу было много нитей земли и жизни. Если первые стелились понизу, то вторые вольготно чувствовали себе среди ветвей деревьев.
        Я с любопытством рассматривал первую попавшуюся нить, когда заметил небольшую странность. Обычно магические нити просто безвольно висели в воздухе, иногда плавно покачивались, но нить, которую я рассматривал, явно двигалась. Медленно, практически незаметно, но она перемещалась. Присмотревшись, я понял, что и все остальные едва уловимо стремились в одну и ту же сторону.
        Меня хватило еще минут на пять. Я честно пытался сидеть на месте и думать о чем угодно, но не о том, куда могут стремиться нити. Я пытался себя убедить, что на улице дождь, слякоть и сырость, но внутри все буквально горело от любопытства.
        Я уже встал, собираясь пойти и посмотреть. И тут же мой мозг подкинул последний, самый неоспоримый аргумент в пользу того, чтобы никуда не ходить - скоро стемнеет. В итоге - дождь, ночь, лес, полный зверей. Не лучше ли пойти завтра с утра?
        Сев обратно, вздохнул. Вот так всегда. Ладно, не думаю, что нити изменят своё поведение за ночь, а даже если и так, то я хорошо запомнил направление. В общем, я убедил сам себя не делать глупостей.
        Моих телодвижений никто не заметил, а если и обратил внимание, то ничего у меня не спросил. Очень скоро мне, задумавшемуся, прямо под нос сунули тарелку, наполненную жареным, горячим мясом. В руку же травяной отвар и кусок лепешки. Я ел, машинально отмечая, что мясо великолепно, а сам в это время наблюдал за нитями. Если поначалу у меня еще оставались сомнения, то чем больше проходило времени, тем меньше их оставалось - нити явно двигались. Очень медленно, буквально по несколько сантиметров в час, но двигались, а это главное.
        - Спасибо, - поблагодарил я, снова на автомате отдавая тарелку с кружкой, кажется Хану.
        Переместился с места на место, когда рядом со мной прямо под моим навесом мне разобрали палатку. Переключился на обычное зрение только тогда, когда глаза стали уставать. Конечно, они уже не болели так, как в те первые разы, но если использовать зрение на протяжении нескольких часов без перерыва, то ощущается легкий дискомфорт.
        Проморгавшись, заметил, что стемнело окончательно. Люди поели и сейчас занимались кто чем. Хотя большинство, кроме бедолаг часовых, ютились под навесом посреди поляны. Он не был таким уж большим, поэтому всем приходилось очень сильно тесниться, но по голосам, вполне себе довольным, и по спокойным эмоциям становилось понятно, что такая теснота людей совершенно устраивает. Дождь, казалось, и не думал заканчиваться. Мне оставалось надеяться, что к утру он хотя бы немного утихнет.
        Я послушал остальных еще немного, понимая, что никаких неожиданных всплесков эмоций так и не произошло. Такое чувство, что никакой стычки днём и не было. Честно говоря, такое поведение людей было странным, а я не очень люблю то, что кажется мне странным и непонятным.
        Небольшая догадка стала весьма неожиданной, отчего я даже слегка приподнялся, но потом выдохнул расслабляясь. Что если это опять моя магия? Давайте представим, что я каким-то образом влияю на такое большое количество людей. Например, с помощью тех самых магических вкраплений, которые остаются в аурах, когда моя магия считает человека «своим». Я же смог передать тем стражникам во дворце нужную мне информацию, пусть я делал это осознанно, но что если тут моя магия выравнивает эмоциональный фон так, как считает лучшим для меня. Всё-таки быть постоянно закрытым не самое приятное, но открываться в тот момент, когда вокруг толпа взбудораженных боем людей, тоже из области вещей, которые мне вряд ли могут понравиться. И именно поэтому магия посчитала, что стоит подавить ненужные для меня эмоции в других людях. Если это так, то мне стоит быть еще осторожнее.
        К тому же не надо забывать и об эмпатии. Странная способность, о которой я не знаю совершенно ничего. Как я вообще ощущаю эмоции, а иногда могу даже видеть чужие мысли? Думаю, что эмоция или же мысль это как сгусток энергии, который человек посылает во вне. Именно этот сгусток я улавливаю и как-то расшифровываю. Понятное дело, что неосознанно.
        Я хорошо знаю, что эмоции могут передаваться. Например, один человек нервничает, и если рядом с ним будет кто-то еще, то он мало того что ощутит это без всякой эмпатии, так еще и сам может почувствовать легкий дискомфорт. Конечно, такое бывает у очень чувствительных людей, но что если я могу передавать нужные мне эмоции другим? Например, я просто постоянно транслирую нечто вроде «все просто отлично, успокойтесь», подменяя их собственные эмоции на те, которые необходимы мне.
        Это все стоит хорошенько обдумать и, конечно же, постараться присмотреться внимательнее, а еще лучше немного поэкспериментировать. Не думаю, что такие эксперименты будут опасны для чьего-либо здоровья.
        Придя к такому выводу, решил, что обязательно исследую этот непонятный феномен со всех возможных сторон, и если это можно как-то улучшить или же натренировать, то надо будет это обязательно сделать.
        Зевнув, решил, что самое время ложиться спать. Пусть время еще совсем детское, но делать совершенно нечего. Да и благодаря монотонно шуршавшему дождю клонило в сон. Перебравшись в палатку, завернулся в одеяло и практически мгновенно уснул.
        Наутро дождь так и не закончился, но меня это совершенно не смутило. Я твёрдо был намерен узнать - куда же так стремятся попасть магические нити?
        Глава 2
        - Милорд, вы в порядке? - Хан спустился вниз, тревожно всматриваясь в моё лицо. А всё потому, что я банально поскользнулся на краю оврага и кубарем свалился вниз. Можно было, конечно, схватиться за какой-нибудь куст, что я и сделал, но только ободрал себе ладонь этим. Падать было недалеко, так как овраг не такой уж глубокий, но несколько неприятных секунд пережить всё-таки пришлось.
        - В порядке, - покряхтев, сел, стряхивая с волос мусор и травинки.
        Этот мох, который тут повсюду, сослужил мне плохую службу. Оказалось, на нём очень легко поскользнуться. Да и еще после дождя трава сырая. Кстати, дождь, шедший с утра, через пару часов прекратился, чем нас несказанно порадовал.
        Подняв вторую руку, встряхнул её - оказалось, по дну оврага протекал небольшой ручей, видимо, образовавшийся из-за дождя. А может, он тут всегда течет, кто его знает. Вот и именно в него я и угодил половиной туловища, намочив при этом и штаны и один рукав. Хорошо еще плащ у меня практически непромокаемый, сшитый из тончайшей, великолепно выделанной кожи. Думаю, мало у кого найдется такая вещь.
        - Так, может, вы всё же скажете, милорд, куда мы идём? - спросил Хан, пристально наблюдая за тем, как я вскарабкиваюсь наверх.
        Давно заметил, что тут не принято помогать. Например, только что, когда я свалился в овраг, Хан не стал давать мне руку, чтобы я с помощью неё поднялся. Да и раньше я замечал такие незначительные моменты. Я особо не задумывался, но сейчас короткая заминка Хана была весьма заметной.
        - Ты не подал мне руку, чтобы помочь подняться, почему? - все же спросил, выбираясь наверх. Хан тут же буквально материализовался рядом, так же как и Аболье, который с нескрываемым волнением осмотрел меня. Мне даже пришлось отмахнуться от него, чтобы оставил меня в покое.
        - Так милорд ведь не слаб. Не хотел оскорбить, прошу простить, - повинился Хан, почесывая затылок. При этом он выглядел так, будто снова играл роль недалекого дурачка.
        Значит, все дело в этом. Не думал, что тут все так сложно. Буду знать, а то в другой раз не дам упасть какому-нибудь аристократу, придержав его, и тем самым нанесу несмываемое оскорбление.
        - Все нормально, - тут же заверил его, снова включая магическое зрение.
        Мы вышли из лагеря пару часов назад, все это время двигаясь в ту же сторону, что и многочисленные нити. Я так был сконцентрирован на своих собственных мыслях, будучи полностью уверенным, что мои люди обязательно предупредят об опасности, что совершенно не обратил внимания на овраг. Со мной, кстати, кроме Хана и Аболье, пошли еще трое. Конечно, Бефур хотел было взять чуть ли не всех, но я четко дал понять, что такой толпой нам в лесу делать нечего. Пусть все и конные, но лишний шум мне совершенно ни к чему. От лошадей, кстати, вскоре пришлось отказаться. Естественно, никто бросать их не стал, мало ли какие хищники тут бродят, а добираться потом до ближайшей деревни на своих двоих совсем не хочется. Лошадей вели под узды. Свою я так вообще отдал Хану, а сам полностью сконцентрировался на нитях. Вот и упал.
        - Нам надо на ту сторону оврага, - выдал я, проверяя еще раз направление движения. Хотя можно было и не проверять - нити с каждым пройденным километром двигались все быстрее и быстрее. Если в лагере нить могла переместиться в сторону максимум на пару сантиметров за час, то тут они проделывали за это же время явно куда больший отрезок. Что и говорить, их движение видно уже вполне отчетливо, даже напрягаться не нужно было. - Мне надо кое-что проверить, - ответил я на вопрос Хана, о котором он и сам уже позабыл.
        Овраг оказался не таким уж глубоким, но лошади отчего-то совершенно не хотели спускаться вниз. Можно было загнать силой, но в этот момент из кустов вынырнул парень, который отвечал за наблюдение за местностью.
        - Там можно будет спокойно пройти, - махнул он рукой в сторону, из которой пришёл.
        Как оказалось, овраг был не только не глубоким, но и не длинным. Не знаю, как с другой стороны, но с этой мы прошли метров двести - и он закончился. Мне даже стало любопытно, откуда бежал тот ручей, ведь тек он именно с этой стороны. Я даже не поленился спуститься и глянуть - оказалось, в этом месте выходили подземные воды, пробиваясь сквозь здоровый валун.
        В общем, обойдя овраг, мы двинулись дальше. Чем ближе подходили к чему-то, тем быстрее двигались нити. Сейчас они не просто висели в воздухе и покачивались, а буквально плыли, как облака по небу. Интересно, видел я нечто похожее раньше или же всё-таки нет? Почему-то не припомню, чтобы нити вели себя столь активно.
        Ближе к обеду нити уже не плыли, а буквально летели вперед. Мне пришлось немного помедитировать, чтобы убрать свои собственные. Оказалось, что на такой скорости, касаясь меня, они могут причинить ощутимый вред. Кстати, даже убрав свои нити, почувствовал, что магия явно влияет на моё тело.
        - Как-то мне не по себе, милорд, - сказал Хан, тяжело дыша.
        Глянув на него, понял, что все остальные выглядят неважно. Неудивительно, даже если они не видят магию, но магия все равно может влиять на их тела, прикасаясь к ним. Обычно концентрация магических нитей не такая большая, сейчас же мы буквально стояли на пути урагана, который на большой скорости проносился мимо. Пусть для реального влияния на тело нужно сначала сделать плетение, но когда просто обычной магии так много, но хочешь не хочешь, ощутишь её. Хорошо хоть нити в основном жизни, воздуха и земли. А если бы были огненные?
        - Дальше мне стоит пойти одному, - сказал, осматриваясь обычным зрением. Думаю, буду включать магическое изредка, чтобы не потерять направление. Хотя, кажется, даже делать этого не надо будет - я и так ощущаю, куда стремится магия.
        - Невозможно, - тут же засопротивлялся Аболье. Выглядел он при этом весьма неубедительно. Тяжело дышал, опирался на меч и то и дело смахивал со лба пот.
        - Это магия. И вам туда дороги нет, - сказал и отвернулся, проверяя, всё ли из того, что мне может пригодиться, на месте. - Ждите здесь, ничего со мной не случится.
        Я думал, будут сопротивляться, но услышал только от Хана нечто похожее на недовольство. Отойдя шагов на десять, немного обернулся, тут же замечая, как все буквально повалились на землю. Я даже испугался, подумав, что что-то случилось.
        - Думал, еще шаг и я помру, - выдал Хан, раскидывая руки в стороны.
        - Тише ты, милорд услышит, - цыкнул на него Аболье, садясь прямо на землю. - Как милорд это терпит? И ведь даже не поморщился.
        - Он сказал же - магия.
        Аболье еще что-то проворчал, но я уже не слышал, так как отошёл довольно далеко, и звуки буквально растворились. Хм, наверное, на обычных людей такая концентрация магии действует сильнее, чем на магов. Я, конечно, тоже ощущаю её весьма чётко, но такого сильного дискомфорта она мне не причиняет. Очень похоже на то, словно я двигаюсь в чуть теплом пару. Такое ощущение, будто кожу немного стягивает и едва заметно покалывает. А еще пахнет почему-то эвкалиптом. Этот запах я хорошо помню, когда дочка раньше простывала, постоянно еще тогда жена просила покупать капли от насморка именно с эвкалиптом.
        Чем дальше я шёл, тем быстрее летели нити. Создавалось чёткое впечатление, словно меня в спину подталкивает горячий ветер, и чем дальше, тем сильнее становился этот ветер. Интересно, разрастется он до урагана или же нет? Хм, не хотелось бы, иначе я сомневаюсь, что смогу дойти и увидеть то, для чего я вообще сегодня ни свет ни заря пошёл в лес.
        Я уже почти бежал от подталкиваемой меня в спину магии, а бегать, в лесу, скажу я вам, удовольствие не самое приятное, поэтому часто спотыкался и едва не падал. В какой-то момент меня буквально швырнуло вперёд. Конечно, я не удержался на ногах и упал, полетев вперёд. Ругнувшись, приподнялся, скидывая с головы капюшон, который оказался там не по моей воле.
        Конечно, я ничего из ряда вон выходящего не увидел. Обычная поляна посреди леса, каких бывает сотни, если не тысячи. Подумаешь, на ней гуляет сильный ветер, от которого деревья по краям немного странно изгибаются. Ну да, листья там летают, трава по земле стелется, но, по крайней мере, ничего такого не было. Хм, а что я ожидал увидеть? Мало ли, вдруг тут какое-нибудь жертвоприношение совершают или прорыв из ада. В таком мире может быть всё что угодно. Раз есть маги, то почему бы не быть всяким демонам? Хотя я бы очень хотел, чтобы они остались лишь в моём отчего-то разбушевавшемся воображении. Так же как и чернокнижники, делающие человеческие жертвоприношения. Почему я вообще подумал о чём-то таком? В который раз удивляюсь своей фантазии, а ведь никогда не страдал от этого, был чистым реалистом.
        Сообразив, перешёл на магическое зрение, во все глаза рассматривая то, что творилось на поляне на самом деле. Хм, если описывать коротко, то посреди поляны горел вечный огонь, высотой метра в три.
        Я выключил магзрение, убеждаясь, что синий огонь, в котором сгорали нити магии, не является физическим, а относится к магическому миру. Снова включил, поднимаясь на ноги, меня тут же качнуло вперёд. Второпях отломал от ближайшего дерева небольшую сухую ветку, упираясь ею в землю для надежности.
        Потом, много позже, я сотни раз материл себя за то, что вообще пошел в сторону этого костерка, но ещё в более далеком будущем понимал, что рано или поздно я должен был натолкнуться на это.
        Так вот, отломав палку, я пошёл вперёд, намереваясь взглянуть на странное магическое явление поближе. Хм, говорю сразу, сделал я это зря. Костер был синим, словно из-под земли вырывался газ, который отчего-то горел. Сверху можно было увидеть оранжевые и красноватые языки. Да и горел он так, словно газ поступал под напором. Шума не производил, шумели лишь листья на деревьях.
        Приблизившись к костру метров на пять, остановился, с любопытством рассматривая, как все нити буквально сгорают в огне. Если бросить тонкую полоску от салфетки в костер, то она сгорит так же быстро, как сейчас сгорали нити. Хм, хотя разница всё-таки есть - от салфеток так или иначе останется хотя бы капля пепла, а от нитей не оставалось ничего.
        Не знаю, то ли я дернулся, то ли вздохнул как-то не так, то ли что-то еще послужило началом, но в одно мгновение, я даже не понял когда, пламя буквально обрушилось на меня. Честно говоря, все произошло так быстро и странно, что я лишь подавился, закашляв. Первым моим желанием было, естественно, сбить, убежать, как-то спастись, но буквально через мгновение мои мысли были далеки от всего этого. Не знаю, как себя чувствует человек, которому заживо снимают кожу, но думаю, примерно то же, что и я. Мне бы закричать, вот только боль была такой, что я мог только повалиться на землю и мычать, задыхаясь. Мыслей не было совершенно, мозг лишь подал короткий импульс, что хорошо бы нам с ним как-то избавиться от такого обращения с нашим телом, и тут же затих, явно намереваясь отключить меня.
        Всё закончилось так же быстро, как и началось. Не думаю, что прошло больше пары секунд, хотя они мне и показались едва ли не вечностью. Боль прошла вместе с исчезнувшим пламенем. Повалившись на спину, я раскинул руки и дышал, дышал, едва не захлебываясь таким вкусным и нужным мне воздухом. Наверное, кто-то скажет, что я дурак, и мне надо было делать ноги. Я, конечно же, с ним соглашусь, но вот тут маленькая проблема - после такого тело слушалось так плохо, что я не смог бы не то чтобы убежать, но даже банально уползти.
        Сколько я так лежал, не знаю, но явно меньше, чем мне показалось. Кажется, даже тени не изменились. Перевернувшись, встал сначала на четвереньки и только потом рывком поднялся на ноги, тут же поворачиваясь к костру… которого больше не было. Я даже поначалу не понял, но потом до меня дошло, что до этого казалось мне совершенно другим. Костер, правда, был, только такой крохотный, что его даже не видно из травы, а магия больше не сходила с ума. Нити, до этого избежавшие участи быть поглощенными огнем, замедлились настолько, что сейчас просто привычно покачивались в воздухе, едва уловимо шевелясь.
        Покряхтев, отряхнулся, обошёл поляну несколько раз, потыкал в костер палкой, но тот совершенно никак на это не отреагировал. Что ж, походу, очередная загадка. Развернувшись, в последний раз оглянулся на странную поляну и пошёл к своим людям. Кто бы мне еще объяснил, что это вообще такое было. Жаль, что объяснять мне некому, а значит, придётся искать ответы снова самому.
        До своих людей я добрался быстро и без особых проблем. В какой-то момент я явно заблудился - всё-таки с лесом был не на самом коротком поводке - но мне достаточно было проверить те нити, которые соединяли меня с моими подчинёнными. Они и послужили своеобразным «клубком», который вывел меня именно туда, куда нужно. Хан с Аболье явно выглядели намного лучше, чем в тот момент, когда я уходил от них, причём по их лицам было видно, что они этому крайне удивлены. Когда я вышел к ним из кустов, то на меня посмотрели с подозрением, но задавать вопросов не стали. И хорошо. Я сам-то не понял, что это было. Да и не стал бы я ничего объяснять.
        Когда вернулись в лагерь, почти стемнело, поэтому решили, что сегодня ехать дальше смысла никакого нет. Сев на поваленный ствол, задумался, дожидаясь, пока Жанжак разогреет еду.
        Прислушавшись к себе, понял, что даже несмотря на то, что провёл почти весь день на ногах, совершенно не устал. Я, конечно, понимаю, тело молодое, практически неизношенное, но даже так, после всего, что произошло, хотя бы капля усталости должна была присутствовать. Но нет, такое чувство, словно я только проснулся. Думаю, кого-то другого такое вряд ли бы заинтересовало или насторожило, особенно если бы человек на самом деле был молод, но иногда я обращаю внимание на такие мелочи, которые в любом другом случае не вызвали бы во мне ни грамма интереса. Хотя это и неудивительно. Из-за той кратковременной боли, понятное дело, что я пристально прислушался к своему организму, стараясь выловить любое несоответствие обычному состоянию. Сейчас же ничего кроме странной бодрости обнаружено не было. А, еще, кажется, в солнечном сплетении ощущалось небольшое тепло.
        Я хотел уже погрузиться в медитацию и глянуть, что там с моим очагом-коконом, но как раз в этот момент подошёл Жанжак с моей порцией ароматной каши. Рот мгновенно наполнился слюной, а желудок рыкнул не хуже любого хищника. Только сейчас понял, что не ел с самого утра. Отложив разборки со своим телом на время после ужина, забрал тарелку, поблагодарив при этом Жанжака.
        После еды сразу ушёл к себе. Если кого-то и заинтересовало моё поведение, то лезть ко мне с вопросами никто не стал. Иногда плюсы в том, чтобы быть благородного происхождения, явно перевешивают все минусы.
        Развалившись в своей палатке, закрыл глаза, прислушиваясь к шуму на улице. Вдалеке громыхнуло. С легким раздражением подумал, что погода дала нам всего лишь небольшую передышку - скорее всего, завтра опять будет дождь. Хм, интересно, лето тут всегда такое дождливое или это только мне так повезло? Хотя, чего это я ворчу, всего пару дней дождь, а я уже недоволен. Всё-таки более взрослая душа порой даёт о себе знать.
        Расслабившись, вслушался в приглушённые голоса, в негромкий звук металла - кто-то недалеко от лагеря явно тренировался. Эх, мне бы тоже не помешало, думаю, завтра Аболье точно возьмется за меня. Это сегодня он, видимо, решил дать мне передышку, так как мы бродили весь день по лесу и как бы точно должны были устать. Мне бы сказать ему, что я еще полон сил, но мне более интересно кое-что другое. Хотя, ладно, признаюсь, все это всего лишь всемогущая матушка лень. Кажется, мечи мне нравятся лишь только тогда, когда висят на стене, а вот махать ими я не любитель.
        Кроме шума людской деятельности было слышно и лес. Хотя не так громко, всё-таки близость людей отпугнула любое зверье, которое тут могло водиться, но вот шум молодой листвы, скрип деревьев и пение лесных птиц вдалеке были слышны отчётливо. Кажется, я даже слышал дятла.
        Уже давно я научился входить в это странное состояние, так что и сейчас это не стало для меня большой проблемой. Провалившись в свой внутренний мир, - который я пока что таковым и считаю, хотя на самом деле понятия не имею, что это, - мне пришлось собрать в кулак всё своё мужество, чтобы принять то, что я видел. Может, кто-то скажет, что я зря пугаюсь, но побойтесь бога, когда вы глубоко убеждены, что это внутри вас, то становится как-то по меньшей мере не по себе.
        Кокон явно изменился, и теперь у меня не оставалось никакого сомнения, что это не очаг. Прожилки, которые раньше имели черный цвет, изменились и стали зелеными. Кое-где встречались светло-голубые и коричневатые. Сейчас не осталось никаких сомнений в том, что это своеобразная кровеносная система. Кокон походил на громадный мешок белого цвета, в котором время от времени кто-то ворочался, словно толкался конечностями изнутри.
        Глубоко вздохнув, приблизился, весь потянулся к нему и замер, непонятно чем касаясь тонкой стенки кокона. Удивительно, но я словно видел, что прикасаюсь именно рукой. Наверное, я должен был запаниковать, а может, меня и вовсе должно было затошнить от подобного, но я испытывал лишь любому понятный страх. Самый обыкновенный страх перед неизвестностью. Существо явно должно быть магическим, но это всё, что я могу предположить сейчас. Надеюсь, в дальнейшем у меня будет больше ответов. А еще надеюсь, что я вообще выживу. Всё-таки исключать возможность того, что меня попросту сожрут изнутри, не стоит.
        Кокон был теплым и мягким. Прикрыв глаза, прислушался, понимая, что и с той стороны всякое движение прекратилось. А потом в мою руку что-то толкнулось. Первым желанием было отдернуть воображаемую ладонь, но я пересилил себя и открыл глаза.
        - Кто бы ты ни был, приятель, надеюсь, мы сможем найти общий язык, - послав в окружающее пространство свою мысль, я вышел из подсознания и открыл медленно глаза. В области солнечного сплетения горело и едва заметно чесалось, словно под кожей копошились муравьи.
        На улице было всё еще шумно, а значит, времени прошло не так много, как мне показалось. Вставать и выходить не стал. Странно, но если после того, как мы вернулись, я не ощущал никакой усталости, то сейчас на меня словно многотонную плиту положили. А может, это просто от того, что будущее уже не казалось мне таким безоблачным? Оно, конечно, и раньше не пестрело цветными пятнами, но, по крайней мере, выглядело посимпатичнее.
        Ладно, ныть и рефлексировать можно сколько угодно, но реальной пользы это не принесет никакой. Посмотрим, что будет дальше. Жалко, конечно, если помру, всё-таки я столько не сделал из того, что собирался, но ничего не попишешь.
        - Милорд, вы не спите? - голос Хана выдернул меня из лёгкой дремоты, заставив вздрогнуть от неожиданности.
        - Нет, а что? - спросил, натягивая на ноги сапоги, которые до этого снял. Запутавшись в покрывале, тихо сквозь зубы матюгнулся, немного раздражаясь.
        - Так, тут люди к костру просятся, - тут же пояснил Хан, когда я, справившись с покрывалом, надел всё-таки сапоги и вышел из палатки.
        - Люди? - я прищурился, оглядываясь. На дворе было темно. Свет от костра плясал на лицах воинов, которые пили травяной отвар и тихо переговаривались друг с другом, сидя у огня. Быстро окинув всех взглядом, понял, что не хватает только часовых, остальные даже не думали пока что ложиться спать. Наверное, время еще совсем раннее.
        - Да, - Хан кивнул в сторону, в которую я тут же посмотрел. Там и правда рядом с Аболье стояли двое мужчин, совершенно мне неизвестных.
        - Что говорят? - поинтересовался, направляясь в ту сторону. В принципе, мне можно было самому и не идти, но нужно хотя бы немного отвлечься от мыслей и проветрить голову.
        - Так, говорят, искатели, - тут же отозвался Хан, вышагивая рядом со мной.
        - Искатели? - я с любопытством осмотрел мужчин. Невысокие, широкоплечие оба, одеты для этого мира вполне нормально. Штаны, сапоги, а что наверху, не было видно из-за плащей. За спиной у каждого по мешку на веревке. Недалеко от Аболье прямо на земле лежали два меча и два арбалета. Кажется, путешественники не самые безобидные. Хотя для этого времени выходить из дома без оружия - самоубийство. Если не бандиты порешат, так убегающие зачарийцы, что, собственно, одно и то же. А если уж повезет избежать встречи и с ними, то всегда можно напороться на дикого зверя, особенно в лесу. - И что же они ищут?
        Мне почему-то сразу вспомнились собиратели металлолома или же цветного металла. Одно время, в юности, я и сам этим увлекался. А что, тогда найти в заброшке неободранные провода с медной проволокой было большой удачей.
        - Все, что можно продать, - ответил Хан и пожал плечами. - Редкие ингредиенты для лекарей, какие-нибудь магические вещи…
        - А такие бывают? - тут же перебил его, вспоминая, слышал ли я о чём-то подобном раньше. Кажется, нет.
        - Я слышал пару раз, что находили, но сам ни разу не видел, - Хан снова пожал плечами, показывая всё своё отношение к подобного рода вещам. Кажется, он не особо любит таких вот искателей.
        - Милорд, - Аболье, заметив нас, тут же поклонился. Двое мужчин сразу же последовали за ним. Поклонились намного глубже, чем Бефур, но на колени падать не стали. - Эти люди просят выделить им место за вашим костром.
        Хочу пояснить, что выражение «за моим костром» означает не то, что они будут сидеть возле моей палатки и греться от костра, который, по идее, должен разводиться лишь для меня одного. Помнится, когда-то давно ребята хотели сажать меня за такой вот отдельный костер, но я под видом того, что мне интересно послушать байки об их битвах, садился только за общий. Со временем все привыкли и уже не пытались отделить меня от себя. Но! Даже общий костер, он всё равно как бы тоже только мой. Вот именно около него и просятся погреться эти люди.
        Я пристально посмотрел на мужчин, тут же подмечая спокойствие и некое даже благодушие. Лица грубы, неулыбчивы, а взгляд прямой и уставший. Я не стал испытывать судьбу и тут же подцепился к ним нитями, вспоминая, что я их вообще-то в лесу втянул в себя. Как вообще умудрился без тренировки это сделать? Вообще, в последнее время управление нитями стало такой обыденностью, как и управление, например, рукой. Мне нужно что-то взять, я протягиваю руку и беру. Мне надо прицепиться нитью к ауре человека, я просто прицепляюсь совершенно неосознанно, словно умел это делать с самого детства.
        - Как ваши имена? - спросил, ощущая легкий дискомфорт, так как приходилось отслеживать сразу двоих.
        - Юмен, милорд, - ответил тот, что был чуть пониже. Если описывать его, то можно выделить лишь то, что глаза у этого человека были слишком светлые, словно выгоревшие. Возраст сложно определить с точностью, но думаю, лет под сорок ему точно было.
        - Аскел, милорд, - ответил второй, более молодой. Он был выше, моложе и очень походил на старшего мужчину. Сын? Брат? Всё может быть. Их роднили глаза, у Аскела они также были светло-серыми, но не такими выцветшими, зато большой шрам на нижней губе и подбородке явно мог быть его «особыми приметами» в случае чего. Явно парень когда-то хорошо подставился под меч, который едва не разрубил ему подбородок надвое.
        - Хотите к костру? Что-то замышляете? - спросил я в лоб, так как мне не хотелось кружить вокруг да около, выискивая их скрытые мотивы. Мне всё равно, что они обо мне подумают, зато так я значительно могу сократить время.
        От обоих буквально полыхнуло удивлением. Да и в мыслях была лишь усталость и желание погреться у костра. У Аскела еще проскользнуло раздражение и недовольство на «безмозглого аристократишку». Это не мои слова, это короткая мысль парня, которую я выловил. У Юмена я уловил лишь досаду на то, что они вообще затеяли поход к нам. Кажется, идея прибиться к нашему костру принадлежала Аскелу, который точно являлся каким-то родственником Юмену. Честно говоря, рисковые ребята. Если бы на нашем месте были зачарийцы, то им бы точно не удалось уйти живыми с этой поляны.
        - Хотим. Нет, милорд, ничего дурного супротив вас или же ваших людей не замышляем, - ответил за обоих Юмен.
        - Хорошо, - я кивнул Аболье, давая понять, что всё нормально. - Можете присоединиться к моим людям. Бефур, скажи Жанжаку, чтобы накормил этих людей. А вы, за тепло и пищу, не поведаете ли мне о чём-нибудь интересном, что встречалось вам на пути. Хм, и еще хочу предупредить сразу - в следующий раз, на вашем месте, я десять раз бы подумал, прежде чем проситься к костру. Тут недавно война была, если вы еще не слышали, и остатки войск зачарийцев бродят по окрестностям. Сами понимаете, милостивыми они ни с кем не будут.
        Сказав это, еще раз прислушался к их эмоциям и мыслям, но всё было нормально. При новости о том, что присоединиться к костру можно, от обоих волнами стали распространяться эмоции довольства. Зато новость о том, что они могли нарваться на остатки вражеского войска, явно их напугала. Юмен тут же полыхнул взглядом по Аскелу, отчего тот чуть наклонил голову. Я же ощутил исходящую от него вину и раскаяние.
        - Как скажете, милорд. Спаси и храни вас Великий Создатель за то, что предупредили и отвадили от нас с сыном этим беду. Если вы хотите, то мы поделимся всем, что встречалось нам необычного в нашем нелегком пути.
        После того, как эти двое поели, то принялись поочередно рассказывать обо всём, что им встречалось на пути. Конечно, никаких магических вещей они не встречали, по крайней мере, если и встречали, то отличить их от обычных не смогли бы. Специализировались они в основном на редких ингредиентах для лекарей. Вроде тех лапок болотных лягух. Занялись этим делом после того, как жена Юмена умерла от лихорадки. Юмен сам был охотником, за небольшим полем смотрели жена с тещей. Аскела он тоже приучил к охоте с малолетства. Так-то охотиться на землях благородных - а вся земля в королевстве так или иначе принадлежала или одному или другому аристократу - было нельзя, но если уйти глубже в лес, то кто им там будет запрещать. Ни один аристократ не станет забираться в такую глушь, куда иной раз забирались эти двое, чтобы спокойно поохотиться и не попасться на этом. Земля хоть номинально и была разделена среди аристократов, но на деле они или же их люди почти никогда не бывали дальше небольшого пятачка. А леса тут обширные. По рассказам, мне прямо так и представлялась что-то вроде наших сибирских лесов только с
шотландским уклоном.
        Так вот, когда жена Юмена умерла, почти сразу за ней последовала теща, Юмен принял решение в деревне не оставаться. За полем ухаживать он не любил, тяготел к лесу, странствиям и охоте. Так что собрались они с сыном да ушли из деревни. Со временем узнали, какие именно ингредиенты ценятся больше всего, вот и бродили, выискивая их. Не скажу, чтобы я одобрял такой образ жизни, но каждый выбирает, как ему прожить жизнь. Если им нравится быть постоянно в пути, то пусть, не мне их судить.
        - А из странного, милорд, - отхлебнув отвара, снова начал говорить Юмен. - Из странного, что встречали мы в последнее время, пожалуй, только полуразрушенная башня на краю дороги.
        - И что в ней странного? - спросил, почему-то вспоминая ту башню, в которой было плетение-ловушка.
        Кстати, я потом в ней еще поковырялся и обнаружил, что плетение не только укрывает теперь мой замок, будто невидимым пологом, но и не даёт выйти тому, кто сможет всё-таки войти внутрь. То есть будет точно так же, как и у нас в тот раз. Если найдётся еще один плетельщик, который сможет пройти через полог, то пока или я его не выведу наружу или же он сам не снимет плетение, выйти наружу он не сможет. Весьма интересная вещь. И полог, и отвод глаза, и ловушка. Я до сих пор не понимаю, как мне удалось воплотить такую сложную вещь в реальность.
        - Так-то ничего особенного. Просто до этого мы никогда не встречали таких башен. Стоит недалеко от дороги. Просто круглая башня. Одна стена разрушена. Внутри ничего нет. А так, ничего больше необычного не встречали, милорд.
        Я задумался. По всему выходило, что это точно такая же башня, какую встречали мы, а может быть, и та же самая. Подробнее расспросив о её местоположении, понял, что нет, не та же самая. Та, что видели эти двое, находилась всего в дне пути пешим ходом отсюда. Как бы там ни было, но мне обязательно нужно увидеть её. У меня не так много источников информации, чтобы проигнорировать нечто подобное. Вдруг я там найду что-то интересное.
        С утра мы распрощались с Юменом и Аскелом. Они направились в сторону столицы, мы выдвинулись дальше. Перед этим я ещё раз подробно расспросил, где именно нужно искать башню, о которой они говорили вечером. Тайны из этого они делать не стали, хотя судя по эмоциям и нескольким взглядам, которые они бросили друг на друга, им стало интересно, отчего это меня так заинтересовала старая и разрушенная башня. Конечно, никто посвящать в подробности их не собирался, поэтому им пришлось идти дальше, так и не утолив свой интерес. Зря, конечно, я так акцентировал внимание на башне, но, если подумать, мало ли что может аристократа заинтересовать в такой древности. Если кто-то в будущем и спросит, то всегда можно отбрехаться.
        Дождя сегодня не было, тучи по небу бежали так быстро и висели так низко, что казалось, он вот-вот начнётся. Я то и дело посматривал на небо, ежась от пронизывающего ветра. Хотя, насколько я мог заметить, все остальные не испытывали никаких особых проблем с такой погодой. Изредка даже слышался приглушённый смех и тихие разговоры.
        Я же с самого утра был хмурым, а когда в солнечном сплетении почувствовал не очень-то приятное жжение, то и вовсе нахохлился, накутываясь в свой плащ по самые уши.
        Лошадь мерно вышагивала подо мной. Даже не приходилось понукать её или же следить за движением. Спокойная, как раз для меня. Листва на деревьях шумела, люди переговаривались, создавая умиротворяющий фон. Очень скоро мне надоело просто сидеть и ничего не делать. Достал одну из книг, которую взял во дворце короля, но почитать мне так и не удалось - ветер постоянно трепал страницы. Пришлось бросить затею. Да и настроения читать, как оказалось, тоже не было. Повозился немного с магией, но и это вскоре оставил. Так я и промаялся до тех пор, пока мы не доехали до крайне приметного камня. По заверениям Юмена, если свернуть на этом камне вглубь леса направо, то буквально через полчаса можно будет увидеть нужную нам башню.
        На краю сознания мелькнуло подозрение, что это может быть ловушкой. Я не сразу отбросил эту мысль. Повертел её и так и этак.
        - Милорд, - Аболье выжидающе на меня посмотрел, пытаясь при этом усмирить своего весьма резкого скакуна.
        - Отправь отряд. Пусть проверят, - сказал, слезая с лошади.
        Магия магией, но вот так слепо верить нельзя даже ей. Помнится, в моем мире даже детектор лжи можно было обмануть, вдруг и тут есть умельцы, способные на каком-нибудь врождённом уровне противиться моим умениям. Не хотелось попасть из-за своей беспечности.
        Аболье тут же кивнул и ускакал. Буквально через полминуты в сторону леса помчались пятеро всадников. Я заметил, что и в другую сторону тоже направились мои люди. Через пятнадцать минут они вернулись и доложили, что с обратной стороны дороги никаких опасностей не замечено, поэтому мы расположились именно там, скрывшись от любых взглядов за листвой.
        Если подумать, то до башни полчаса, обратно тоже, итого час, но не стоит забывать, что вероятность найти башню в лесу с первого раза весьма мала, значит, им придётся потратить какое-то время на это. А потом еще проверить окрестности. В итоге, ждать возвращения той пятерки не стоит раньше чем через два - два с половиной часа.
        Поймав устремлённый на него взгляд, Жанжак широко заулыбался и тут же принялся сооружать мини-кухню. Понятия не имею, как ему удаётся избежать сильного дыма, а если еще учесть, что дрова должны быть сырыми из-за недавнего дождя, то можно предположить, что мой повар как минимум маг.
        Заинтересовавшись этим, включил зрение и глянул на Жанжака. А ведь помнится, я хотел выяснить, может ли быть такое, что очаг бывает вообще у всех людей, а не только у магов, но по какой-то причине просто не развивается. Хм, тогда я еще хотел попробовать раскачать такой очаг, если у обычных людей он тоже присутствует.
        Внимательно осмотрев Жанжака, задумался. Решил, что одного «подопытного» мне мало. Стал внимательно оглядывать остальных. Мои люди почти сразу заметили интерес, направленный в их сторону, но они уже привыкли к необычному виду моих глаз, поэтому продолжали заниматься своими делами, лишь время от времени посматривая на меня. В эмоциях я уловил небольшое недоумение и интерес.
        Что бы я там ни думал, но у обычных людей никакого очага не было, даже намека на него, даже в зачаточном состоянии. Нити магии просто проходили сквозь них, не причиняя, впрочем, никакого вреда. Вернее, это не нити проходили, а люди, ведь нити обычно просто висели в воздухе. Кстати, там, когда мы шли в сторону костра, моим людям ведь стало плохо. Значит, большое скопление магии в одном месте по меньшей мере ощущается людьми. Вероятно, если они пробудут в таком месте долго, то это может причинить им какой-то реальный вред. Надо будет поспрашивать, нет ли ещё где вот таких аномальных мест? Я больше, чем уверен, если такие костры еще где-нибудь существуют, то простые люди о них уже давно сложили какие-нибудь местечковые байки или же ужастики. Хм, и зачем мне искать их? У меня остались не самые хорошие воспоминания об этом костре, так может, ну его? С другой стороны, должен же я узнать, что это такое? Нельзя пускать такую вещь на самотёк. Но в следующий раз лучше близко не подходить. Я, конечно, как оказалось, вполне могу стерпеть, но зачем?
        Хм, я отвлёкся от темы. Значит, выходит, что у обычных людей очагов или же их зачатков не существует. Тогда откуда берутся? Ничего просто так в природе никогда не появляется.
        Помнится, у меня была идея, что это именно маги генерируют нити, ведь, как оказалось, нить, оторванная от очага, ничем не отличается от своих сестер «на воле». Хм, но тут встаёт другая проблема - откуда в мире столько магов? Хотя, если подумать, я ведь не знаю, сколько именно магов в этом мире. Может, где-нибудь существует целый город, в котором маги только и делают целыми днями, что отрывают от своих очагов нити и отпускают их в свободное плавание. Ага, а ведь нити чаще всего вообще особо не двигаются. В общем, глупости это все. Магию явно производит сам мир.
        Тогда что такое тот костер? Если вспомнить, то магию он просто пожирал. Нити в нём сгорали, словно были сделаны из пуха. А потом, получается, весь огонь перекинулся на меня. И я его… втянул? Сожрал? Высосал? Без понятия, как это обозвать, но факт того, что после прикосновения ко мне костер уменьшился, а мой очаг-кокон изменился, нельзя игнорировать. А ведь и правда. Почему я подумал об этом только сейчас? Ведь действительно, кокон увеличился и явно подрос. Получается, кто бы ни сидел внутри этого кокона, но расти ему помогает либо странный огонь, либо переработанная магия внутри огня. И опять я забыл кое-что, если хорошо подумать, то точно такое происходило раньше. Ещё тогда, в своём замке, я заметил, что в меня, в мой очаг вливаются жемчужные нити. То есть, получается, очаг-кокон работал, как тот же костер, только тот лопал все подряд нити, мой же лишь те, которые ему для чего-то нужны были. И если вспомнить, что после недавнего очаг-кокон изменился и явно подрос, то можно сделать логический вывод, что магия ему нужна для роста. Все банально и просто.
        И в итоге, к чему были все эти рассуждения?
        Первое - по всему выходит, что магию производит сам мир. Для какой цели? Является ли это естественным его состоянием или же это для него совершенно несвойственно?
        Второе - костер пожирал магию. Нормально ли такое? Опасны ли они? Нужно ли их уничтожать, или это защита мира от несвойственной и вредной для него магии?
        Итак, если принять то, что магия для этого мира вполне нормальное явление, которое не противоречит местным природным законам, то существование таких вот костров явно приносит вред. Но, если посмотреть с другой стороны, то вполне может выйти так, что костры тоже часть системы. Они очищают мир от «лишней» магии. Может быть такое? Вполне. Природа просто так ничего не делает.
        Хотя мозгом я за первую версию, но что-то внутри меня подсказывает, что эти костры всё-таки не естественны и противны миру. Это чувство будто зудит в затылке. Вполне может быть, что в таком моём отношении виновен очаг-кокон, которому, как я понял, для роста нужен этот огонь.
        Я остановился, поняв, что всё время, пока думал, хожу по нашей стоянке взад и вперёд. Хан же стоял чуть вдалеке с чашкой и скучающе осматривал лес вокруг. Остальные тоже перекусывали, молча и в темпе вальса. Хм, это насколько же я задумался?
        Развернувшись, нашёл глазами Аболье.
        - Вернулись? Сколько времени прошло?
        - Нет, милорд. И двух часов еще не прошло, - тут же отозвался он, перед этим поглядев зачем-то на небо. Что он мог там увидеть? Всё же тучами затянуто.
        Кивнув, снова повернулся к Хану и забрал у него мою порцию еды. Хан тут же подтащил мне пенёк, а после почти сразу ушёл, оставляя меня наедине с немного приевшейся, хоть и очень вкусной кашей.
        Я успел и поесть и попить, когда посланные нами разведчики вернулись.
        - Что там? - спросил Аболье. Я же стоял рядом и рассматривал ребят. Немного уставшие, но вроде как обычные. На всякий случай проверил их магией. Кажется, ничего подозрительного. Неужели действительно те двое просто заметили башню и вот так просто поделились с нами этой информацией? И никакого подвоха?
        - Все нормально. Дошли до башни, внутрь просто заглянули. Походили там около, поглядели. Следов практически никаких нет, только от животных и от этих двоих.
        - Милорд? - Аболье повернулся ко мне, ожидая моего решения.
        - Посмотрим. Ведите, - сказал я, накидывая капюшон на голову. Парни явно были голодны, но лишь сглотнули, метнули взгляд на Жанжака и развернулись. - Можете по очереди вести. Пока один ведёт, остальные на ходу поедят.
        Они с пару секунд обрабатывали информацию, а потом буквально просияли. Спорить о том, кто будет вести, никто не стал - выбрали самого молодого. Ему конечно же такое пришлось не по душе, но спорить с более взрослыми товарищами не стал, но взглядом пообещал за такое многое.
        В итоге минут через сорок мы вышли к башне. Понятное дело, что всех своих людей вглубь леса тащить я не стал, да и лошадей мы оставили остальным. С нами были лишь пятеро, которые до этого ходили к башне, Аболье и конечно же Хан. Бодор остался с остальными.
        Башня действительно была очень похожа на ту, которую мы встречали ранее. Только у этой почти половина было обвалена. Всё кругом заросло, а из земли то там, то здесь торчали камни из стены. На уцелевшей части вольготно разместилось какое-то вьющееся растение, которое будто мхом покрывало всю стену. Кое-где прямо на башню опирались парочка поваленных уже почти сгнивших деревьев. Близко к башне подступал колючий кустарник. Аболье тут же приказал его убрать, чтобы мы смогли войти внутрь.
        Я всё это время, пока мы рассматривали башню, пытался ощутить хотя бы какое-нибудь присутствие знакомой мне магии, но ничего подобного не было. Просто лес да полуразвалившаяся башня, которой явно не одна сотня лет.
        Что же случилось в далёком прошлом, что хозяева покинули свои дома? Кто вообще жил в таких странных домах и почему не в замках? Если это были маги-плетельщики, то что заставило их покинуть эти места? По своей воле они ушли, или же их заставили это сделать? Мне остаётся только надеяться, что со временем все загадки этого мира откроются передо мной. Сколько это займёт времени? Думаю, что не один год это точно.
        - Я сам осмотрю.
        Отодвинув Аболье в сторону, первым вошёл в башню, когда ребята очистили проход. Хоть я и не ощущаю магии снаружи, но это не значит, что здесь не осталось никаких старых ловушек.
        Внутри везде валялись камни, мусор, кое-где росла трава и даже небольшие деревца. На потолке гроздьями висела паутина. В стенах местами заметны дыры, которые сейчас были полностью затянуты этим плющом. Он даже сюда пробился, обвивая всё, до чего мог только дотянуться. Судя по всему, преграда, которая должна была разделять первый и второй этаж, либо обвалилась со временем, либо была уничтожена тогда же, когда и часть стены. Лестницы тоже отсутствовала.
        Пройдясь, попинал камни, осмотрел стены, убеждаясь, что в таком виде ничего ценного в этой башне нет. Хотя камень вполне сгодится для строительства, ведь обычные булыжники еще надо отесывать, здесь же уже готовые - бери и укладывай.
        - Позовите еще парней. Надо убрать отсюда всё, - сказал я, выходя наружу. - Хочу посмотреть, что стало с подвалом.
        Если кто-то и был недоволен таким моим решением, то никакого возмущения не стал показывать. Им всё равно, где быть. Мне же, конечно, не мешало поторопиться домой и заняться неотложными делами, но и отсюда уйти просто так я тоже не мог.
        В итоге еще один день был потерян. Пока подтянулись остальные, пока повытаскивали камни изнутри, пока расчистили полы от мусора. В общем, только к вечеру я мог полюбоваться на люк в полу. Будет весело, если там не окажется ничего.
        Ждать утра я не стал. Аболье вместе с Жанжаком открыли люк, могу сказать, что не без усилия. Меня снова хотели потеснить, но я лишь глянул на всех из-под капюшона, включил магическое зрение и спокойно спустился. Благо лестница вниз была невредима.
        Оказавшись внизу, внимательно осмотрелся, разочарованно выдыхая. Подвал был пустым. Нет, тут был тотем, вот только почти разрушенный. Много паутины, какой-то мусор и мох на стенах.
        Подойдя к столбу, осторожно прикоснулся, стряхивая пыль и паутину. Судя по всему, точно такой же, как и в моём замке. Я раньше не задумывался, но ведь тотемы эти исписаны такими же словами, что и написаны древние книги. Просто буквы немного причудливые, но принцип один и тот же.
        - Разломали всё.
        Я обернулся. Хан стоял и смотрел на тотем с нескрываемым неодобрением.
        - Верно, - кивнул я, обводя взглядом пустые стены. - Всё сломали. Вот только кто это сделал и когда? И зачем? - добавил чуть тише. - Возвращаемся. Нам тут больше делать нечего.
        Именно в этот момент моё восприятие что-то царапнуло. Я жестом остановил Хана, а сам же прислушался к себе, прикрывая глаза. Так и есть, мне не показалось. Открыв глаза, медленно подошёл к стене напротив и аккуратно смахнул с неё пыль и паутину. Увидев просто каменную кладку, я даже на секунду разочаровался, но когда под моими пальцами что-то блеснуло, я замер. А уж когда по всей стене заструилось то ли плетение, то ли надпись, я и вовсе отпрянул.
        Я уже был готов к тому, что сейчас рванет, но ничего не произошло. Непонятным нечто оказалась надпись во всю стену. Она светилась жемчужным светом и была сделана из нитей нейтральной магии. Я даже не представляю, как можно было такое сделать? Это такое специальное плетение, или же просто кто-то каким-то образом выплел надпись? Приглядевшись, понял, что это действительно очень сложное плетение. Не ручаюсь, что оно легче, чем плетение сокрытия.
        Отойдя еще на пару шагов, окинул надпись взглядом.
        - Милорд, всё нормально? - Хан стоял чуть позади, и я отчётливо от него ощущал любопытство. Наверное, очень странно, когда человек ни с того ни с сего начинает просто пялиться на пустую стену.
        - Да, - кивнул, всматриваясь в какие-то уж слишком ажурные буквы. Поначалу я не понимал ни слова, так как написано было на том же языке, что и книги в моём замке. Я просто старался запомнить. - Мне нужна ручка, чтобы записать.
        - Что вам нужно, милорд? - переспросил Хан.
        - Хм. Перо принеси и бумагу захвати, - не уверен, что у кого-нибудь найдётся то, что мне нужно. - Сумку мою принеси, - кажется, у меня что-то подобное было. Даже чернил небольшой металлический сосуд.
        Пока Хан бегал, я с удивлением понял, что под верхним слоем проступают другие буквы. С каждой секундой они становились всё отчетливее, пока я не осознал, что вполне могу прочесть текст.
        «Я написал это на двух языках. Если ты, пришедший сюда и нашедший эту надпись, читаешь её на нашем языке, то значит, будущее вышло гораздо лучшим, чем предрекали наши оракулы. Если же ты читаешь это на языке людей… что ж, мы проиграли. Я не знаю, сколько пройдёт времени, пока ты придёшь сюда и прочтёшь это послание, но раз ты читаешь это, значит, для этого мира не все потеряно. Также я не знаю, сколько пройдёт времени с того момента, как я выведу это плетение до того мига, как ты увидишь мою надпись, но буду надеяться, что еще не поздно. Ты, читающий это, запомни, храни в секрете то, кем ты являешься. Не позволяй узнать о том, что у тебя есть Аркана. Выплетающий, я лишь надеюсь, что ты не остался единственным, иначе тебе будет очень сложно. Пусть это самая малость, чем я могу помочь, но я сделаю для тебя две вещи. Первое - после того, как ты дочитаешь эту надпись до конца, она исчезнет, а на её месте появится карта. На ней я отмечу башни всех Выплетающих, о которых знаю сам. И второе - я уверен, что тебе нужны знания, поэтому приготовься к боли. Это всё, что я могу для тебя сделать.
        Магистр Юдард Лаклан.
        Ты будешь моим последним учеником».
        Заметив, как плетение не исчезает, а медленно распутывается и устремляется в мою сторону, я отступил на шаг, выставляя руки в защитном жесте. Не думаю, что этот Юдард хотел бы меня убить, но когда по твоим рукам струятся буквы, взбираясь всё выше, то становится не по себе. Буквы были серебристые и цеплялись друг за друга, образуя тонкую нитку. Чем-то походило на арабскую вязь.
        - Милорд, я принёс вашу сумку.
        Я обернулся, непонимающе смотря на Хана. Не знаю, что он там увидел, но Хан тоже сделал шаг назад, словно чего-то испугался, да и в эмоциональном плане от него буквально полыхнуло страхом и удивлением.
        - Да, я сейчас, - отозвался, протягивая руку, а потом мою голову так сдавило, что из глаз выбило слёзы.
        Я бы описал всё в красках, передавая малейший оттенок той боли, которую испытал, но из меня очень плохой рассказчик, а сравнений я знаю не так много. Скажу лишь то, что боль была такая, что мне пришлось встать на четвереньки и проклинать себя за то, что в очередной раз был неосторожен.
        Хан всё это время стоял, застыв, будто боялся приблизиться. Я и не настаивал, совершенно про него позабыв. Не до него, и уж тем более не до сумки. Зачем я вообще за ней посылал? Хм, точно, я хотел записать надпись на всякий случай. Кажется, делать этого более не нужно.
        Боль медленно отпускала. Сев прямо на пол, вытер рукавом лицо, шмыгая при этом носом. Не самые приятные несколько минут. Не уверен, что хотел бы испытать такое еще раз, хотя в последнее время меня постоянно чем-нибудь таким прикладывает. Кажется, в прошлой жизни я за всю жизнь столько боли не испытывал, сколько тут даже меньше чем за год. Даже немного привыкать начал.
        Анализировать всё, что прочёл, буду позже, а сейчас мне надо записать. Как он там сказал? Башни Выплетающих? Я так понимаю, Выплетающие - это маги-плетельщики. Невелика разница.
        Встав, подошёл к Хану. Он при моём приближении ожил и посмотрел на меня уже вполне осознанным взглядом. Я и сам взглянул на свои руки, но никаких букв больше там не было.
        - Что видел? - спросил ради любопытства, забирая свою сумку и принимаясь вытаскивать писчие принадлежности.
        - Так, глаза светились, белыми были совершенно, а еще по лицу буквы какие-то, будто жучки.
        - Хм, в общем, ничего не видел, - я глянул на него, ожидая, что он скажет.
        - Истинно так. - Мне показалось, Хан сейчас еще и перекрестится, но тот не стал. - Ничего, милорд, и не было. Привиделось мне, устал, поспать бы.
        - Ночью поспишь, - хмыкнул я, отворачиваясь и застывая.
        - Конечно, ночью. Я ведь не о том, чтобы сейчас, - продолжал Хан уже тише.
        Я же стоял и смотрел на стену, размышляя, куда мне все это зарисовывать. Если говорить кратко, то, кажется, тут был нарисован весь мир. Три материка, моря и океаны, разделяющие их, несколько крупных островов. И куча точек, вокруг которых были еще какие-то точки. Все подписано, но я не понимал ни слова. Вздохнув, разложил все листы, которые были у меня, на пол и принялся за работу. Надеюсь, плетение не исчезнет, пока я все это не перерисую? И вообще, какую гигантскую работу проделал этот магистр. Хотя, может, есть способ провернуть такое в считанные минуты? А что? Стоишь себе с закрытыми глазами, мысленно представляешь, а магия сама переносит образ из головы на стену. Этакий принтер.
        Пока перерисовывал, старался не думать о послании, которое настигло меня, понятия не имею через сколько лет. Полностью сосредоточился. Листов было не так много, поэтому не хотелось испортить хотя бы один. Не знаю, сколько прошло времени, но меня никто не отвлекал. Я, правда, спросил чуть позже Хана, видит ли он что-нибудь на стене. Как оказалось, ничего не видит. Наверное, я смотрелся весьма странно: ползающий на коленях перед пустой стеной и выводящий на листах непонятную карту.
        Когда работа была закончена, я ощутил, что еще немного, и я свалюсь прямо тут, на пыльный, грязный пол. Собрав листы, поднялся, прикасаясь к светящимся линиям пальцами. Мгновение - и по моим рукам снова побежали буквы, линии, точки. Я мысленно выматерился, готовясь к новому приступу боли, но ничего не произошло. Плетение полностью перешло на моё тело, а потом растворилось, не оставив и следа. В затылке едва заметно кольнуло, но почти сразу прошло. Я осмотрел стену еще раз, потом задрал свой рукав, оглядел руку, но всё было так, словно никакого послания, карты, плетения и вовсе не существовало.
        Вздохнув, поплелся на выход, складывая листы в сумку. Оказалось, на улице уже почти ночь. Мои люди разбили лагерь прямо возле башни. Вопреки обыкновению, в лагере царила тишина и напряжение. Когда я чуть ли не выполз наружу, то со всех сторон послышались голоса. Огляделся. Люди улыбались, посматривая на меня.
        - Что случилось? - спросил Хана, который отчего-то мялся позади меня. Он что, все это время со мной просидел в подвале? А я и не заметил.
        - Так, просто переживали. Милорд слишком долго не выходил.
        Сев на пенёк около костра, отдал сумку Хану, велев спрятать так, чтобы не дай Великий Создатель не промокла. Тот тут же умчался, выглядя при этом так, словно ему великую миссию поручили. Я заметил, как к нему тут же стали подходить и что-то спрашивать. Я не слушал, так как передо мной появилась тарелка с куском ароматного мяса. Желудок задушенно квакнул.
        - Ты же мой спаситель, - чуть ли не пропел я.
        - Всегда рад стараться, милорд, - отозвался Жанжак, ставя около ног еще и кружку с отваром.
        Глава 3
        Стряхнув с рук мелкий мусор, выжидающе глянул на Аболье.
        - Отлично, а теперь немного разомните руки. Не забывайте о запястьях.
        Я вздохнул, но начал послушно крутить «восьмёрку».
        Спросите, чем таким я тут занимаюсь, и где я вообще? Всё очень просто, мы с моими людьми до сих пор в пути. Очередной привал вечером. Бефур вспомнил, что я давно не занимался, поэтому несколько дней назад снова вплотную занялся моим обучением. Сейчас моя физическая форма уже не вызывала одни лишь слезы, но я по-прежнему оставался невысоким и худым. Да, мои руки больше не напоминали высохшие палки, но и рельефными мышцами там не пахло. Моё тело было скорее жилистым, без единого грамма жира. Аболье на такое только качал головой, иногда говоря, что в этом возрасте я должен быть как минимум на десять сантиметров выше и на пятнадцать килограммов тяжелее. Я даже уже и не знал, расстраиваться мне или же не стоит. От занятий никогда не отлынивал, занимался до тех пор, пока руки могли держать меч, а ноги держать. Еду поглощал чуть ли ни больше, чем взрослые мужики, но моё тело даже не думало совершать серьезный скачок в росте. Такое чувство, что все мои старания улетают в какую-то трубу.
        Немного разогрев тело, сильнее перевязал длинными лентами запястья. Вот еще одна проблема, при работе с мечом постоянно травмирую их, хорошо хоть могу практически сразу залечивать, но всё равно в этом мало приятного.
        - Достаточно, - Аболье сложил руки на груди, внимательно всматриваясь в меня.
        Я же смахнул пот со лба, опуская меч - руки совершенно не держали. Думаю, что сегодня мне просто жизненно необходимо сполоснуться, благо недалеко от места нашей очередной стоянки протекает небольшой ручей. Я бы, конечно, хотел помыться в теплой воде, но такой роскоши придется ждать до самого замка.
        Сев прямо там, где стоял, принялся чистить меч. Да, я толком его не использовал, но это не значит, что за ним не нужен уход. Любая влага может негативно сказаться на оружии.
        Когда закончил, внимательно осмотрел и, оставшись довольным, с кряхтением поднялся.
        - Я мыться, - предупредил, чтобы не потеряли.
        Зайдя в палатку, схватил первую попавшуюся рубаху, которую буду использовать вместо полотенца, вышел и направился в сторону ручья. Честно говоря, погода не радовала совершенно. Отчего-то было слишком уж холодно.
        - Такое лето тут в порядке вещей? - спросил я Хана, даже не обернувшись. Всё равно знаю, что он идет позади, будто моя собственная тень. Давно прошли те времена, когда меня раздражало и напрягало подобное.
        - Так, вполне нормально. В этом году даже тепло еще. Чем дальше от столицы, тем холоднее.
        Я задумался. Мне казалось, что Дея находится на юге страны, а там должно быть жарко, но ничего подобного не было. Вернее, в самой столице вполне себе тепло, будто южное лето, а вот в неделе пути слишком уж холодно. Такое чувство, что столица и её окрестности накрыты невидимым куполом, который обеспечивает южную погоду. А может, для этого есть какие-нибудь другие причины? Что если около столицы близко к земле проходят какие-нибудь термальные источники? Могут ли они обеспечить изменение температуры на большой территории? Понятия не имею. Ладно, не думаю, что это вообще важно.
        Пока размышлял на отвлечённые темы, как раз дошёл до ручья. Был он не таким уж и маленьким, в метр шириной как минимум. Такая себе небольшая речка, и вода в ней, скажу я вам, весьма и весьма холодная.
        Раздевшись, вошёл в неё до самой середины - вода была мне по колено. Холодно! Так шустро я еще никогда не мылся. Пальцы на ногах скрючивало от холода. Откуда течёт этот ручеек? С гор, что ли? Так до ближайших гор еще неделю пути. Скорее всего, это подземный ручей. Кое-как смыв с себя грязь, прополоскал волосы и пулей выскочил на берег, принимаясь растирать синюю кожу рубашкой. Зато взбодрился, усталость как рукой сняло. Стоящий около ближайшего дерева Хан, покачал головой.
        - Что такое? - спросил я, отчего он невольно напрягся, видимо, не ожидал, что я замечу его жест.
        - Так, милорд не равнодушен к чистоте. Как-то странно это. Моетесь постоянно. Зачем это?
        - Чистота - залог здоровья. Слышал такое? - хмыкнул я, натягивая штаны.
        - Нет, милорд. А что, это правда?
        - Чистейшая. Возьмем, например, ранение. Если посыпать его землей, то с большой вероятностью оно воспалится, начнёт гнить, и человек, скорее всего, умрёт. А если сразу промыть рану, продезинфицировать, то есть шанс, что воспаления не будет.
        - Продез… что?
        - Продезинфицировать. Например, полить спиртным. В спиртном есть вещества, которые благоприятно сказываются на ране, - объяснил я коротко, так как не хотел углубляться. Это же надо будет рассказывать о том, кто такие микробы, откуда они берутся, как действуют на организм. - Из этого следует, что в земле, как в грязи, есть нечто, что вызывает воспаление. Что-то вредоносное и опасное. Именно поэтому тело нужно держать в чистоте. Если не чистить зубы каждый день, то очень скоро они начнут гнить и вываливаться. Если не мыть руки перед едой, то вполне можно вместе с грязью съесть что-то, что вызовёт болезнь. Если пить грязную воду, то тоже можно заболеть и умереть. Понимаешь?
        Я глянул на Хана, перевязывая отросшие волосы шнурком.
        - Так, конечно, понимаю, милорд. В грязи есть нечто, что причиняет вред человеку.
        - Все верно, - хмыкнул, закидывая мокрую рубашку на плечо. - Пошли, я уже даже отсюда чую, что у Жанжака всё готово. Я голоден, как волк.
        Я не просто так обратил внимание на личную гигиену, просто мне уже поднадоело подлечивать мелкую заразу, которая постоянно цеплялась к моим людям. Может, они, благодаря моей лекции, будут руки перед едой мыть или же начнут хотя бы зубы чистить. Или, может, вещи чаще станут стирать. А не станут, заставлю в приказном порядке, так как мне надоело ощущать эту вонь. Да, мы в пути, но ведь такие речки и ручейки нам встречаются, так что не аргумент. Забегая вперед, скажу, что мне все-таки пришлось в приказном порядке заставлять людей мыться чаще и стирать вещи.
        После того как мы были у башни, прошло уже несколько дней. Всё это время я размышлял, а еще рассматривал карту. Самым большим открытием для меня стало то, что надписи на карте, поначалу казавшиеся мне непонятными, на следующий день перестали быть таковыми. Поначалу я не поверил глазам, когда рассматривал очередной лист и прочел вслух: «кривой рог». На меня тогда напал ступор, который, впрочем, не продлился дольше нескольких секунд. Я почти сразу подорвался, вытаскивая остальные куски карты и с жадностью вчитываясь в надписи. «Лик гоба», «Скалы хаоса», «Горы Ханотон». И еще десятки подобных названий, которые перестали быть для меня обычными закорючками.
        Помнится, когда-то давно, в прошлой жизни, я ощущал такой же восторг, когда, тогда еще любимая женщина, согласилась стать моей женой. Правда, восторг не продлился долго, как и счастливая семейная жизнь, но это не так важно.
        Порывшись в своей сумке, вытащил книгу, которую таскал с собой. Когда подворачивалось свободное время, пытался хотя бы что-нибудь понять. Вы когда-нибудь выигрывали в лотерею крупную сумму денег? Нет? Я тоже, но уверен, чувство должно быть очень похожим на то, что я испытывал в тот момент.
        Книгу я прочел. Ничего не понял. И нет, не потому что слова я не понимал. Как бы удивительно это ни звучало, но благодаря давно уже почившему магистру, понимал я хорошо, даже уверен, что смог бы и говорить на нём, но вот смысл слов ускользал.
        Если привести ближайшую аналогию, то выходило то же самое, как первокласснику дать в руки учебник по высшей математике и попросить его объяснить то, что там написано. Вот и у меня было так же. Я понимал слова, но их значение для меня оставалось тайной. Конечно, до кое-чего я додумывался, но всё равно мне необходима была начальная база.
        Долго размышлять по поводу того, как вообще это возможно, я не стал. Уже немного привыкнув к тому, что в этом мире бывают и не такие вещи, я лишь поразился тому, какие плетения могли создавать маги в далеком прошлом. Мне даже завидно стало.
        Если говорить кратко, то, судя по всему, плетение, которое перекинулось со стены на меня, было обучающим. Думаю, обучало оно именно языку, и умение стало доступно мне только после того, как я поспал. Вероятно, для того, чтобы умение заработало, нужна была «перезагрузка» мозга. Или же сознания.
        В общем, теперь я еще сильнее хотел добраться до своего замка, но мой пыл быстро поутих. Я просто вспомнил, что у меня теперь не только баронство, но еще и графство. Мне нужно будет его хотя бы немного объехать, поглядеть, понять, за что хвататься. По планам я хотел хотя бы немного улучшить жилищные условия своих людей теперь уже в графстве, а это просто тонны работы. Ещё нужно будет разобраться с посевом, с налогами, с тем, что сейчас имеет графство. Посмотреть города, которых ровно два. Разобраться с делами в них. Я хотел наладить производство кирпича, но не думаю, что успею это в этом году. Потом нужно будет организовать выплавку стекла.
        Теперь я отчасти понимаю магов, которые не желают сильно влезать в дела людей. Сиди себе, ковыряйся в любимом предмете, а остальным пусть простые смертные занимаются. А еще нужны хорошие дороги. Надо найти, где брать уголь или торф. Помню, я хотел сделать отопление в замке…
        Где взять время?
        Ладно, сейчас я все равно многое из того, что хочу сделать, не смогу. Сначала надо узнать, сколько у меня вообще денег есть. На те, что есть лично у меня, слишком сильно не развернёшься.
        Так что первым делом нужно организовать продажу магических светильников. Даже плетение для светильника вторично. Его я в любом случае сделаю, особенно сейчас, когда могу понимать эти книги. На этом моменте я понял, зачем мне нужна карта с обозначениями башен. Ну, вернее, я думал, что понял.
        Если вспомнить прошлую башню, то ведь в ней была целая куча книг о магии. Это сколько же книг может храниться во всех этих башнях? И если представить, что хозяев у них нет уже давно, то это вроде как теперь всё моё.
        У меня от жадности даже руки затряслись, поэтому пришлось чуток остыть. До этих башен еще добраться нужно. До самой ближайшей, кроме этих двух мне известных, добираться не меньше месяца. И снова встаёт вопрос, где взять время? Остаётся только надеяться, что в тех книгах есть информация по постройке порталов. Иначе я всю жизнь проведу, скитаясь по континентам от башни к башне.
        Итак, судя по всему, когда-то давно случился конфликт, в ходе которого маги-плетельщики, или как называл их магистр - Выплетающие, - погибли. Не знаю, есть ли у магов информация об этом, но обычные люди не знают ничего - я поспрашивал своих людей.
        Из-за чего обычно случаются конфликты? Деньги и власть. Могу предположить, что раньше плетельщики были весьма могущественны, это как обычно не понравилось другим магам. Завязалась война. Не знаю, что тогда случилось, но, судя по всему, плетельщики проиграли и почти полным составом сгинули. Либо погибли, либо скрылись где-нибудь. Второй вариант не стоит сбрасывать со счётов.
        По словам этого Лаклана, плетельщики что-то делали для мира, поэтому их отсутствие может пагубно сказаться. Знали ли об этом другие маги, не известно. Вероятно, знали, но либо им было плевать, либо попросту не верили. Возможен и первый вариант и второй. Люди разные, так что вполне могли быть такие, что точно знали, что это правда, но жажда власти перевешивала.
        Так вот, что они могли такого важного делать? Мне в голову ничего не приходит, кроме совсем уж бредовых и нереалистичных вариантов. Надеюсь, я смогу найти хотя бы какие-нибудь документы, которые подтолкнут меня в нужную сторону. Пусть я и не подписывался, но вроде как живу теперь тут, не переломлюсь, если немного постараюсь.
        Если подумать, то ничего странного в том, что я натолкнулся на надпись, не было. Если посмотреть, то магистр упоминал неких оракулов. Если я не ошибаюсь, то это такие ребята, которые видят будущее. Вполне может быть, что один из них предсказал нечто подобное.
        В общем, разобрались с тем, зачем мне карта, с моим экспресс-обучением магическому языку магическим способом, с тем, что я в будущем должен что-то делать. Осталось понять, кто или что такое Аркана?
        Сколько бы я ни думал, но так ни к чему и не пришёл. Это могло быть всё что угодно. «Не позволяй узнать, что у тебя есть Аркана». Хм, то есть выходит, она у меня есть по умолчанию. Значит, это не какой-нибудь артефакт, который я должен был найти. Тогда что же это? Может, имеется в виду инородная душа? А что, мало ли как они называли таких вселенцев, как я. Вдруг именно Аркана.
        В итоге размышления по поводу непонятного слова я оставил на будущее, понадеявшись, что и об этом в книгах будет хотя бы что-нибудь. Самому мне гадать можно сколько угодно.
        Наш отряд между тем продвигался всё дальше. В каждой встреченной нами деревне мы закупались продуктами, фуражом и всякими нужными вещами. Ещё пару раз сталкивались с зачарийцами, но их группы были такие небольшие, что мы, можно сказать, даже не заметили их.
        - Надеюсь, у них есть горячая вода и хотя бы лоханка побольше, - сказал я, смотря на небольшой городишко внизу.
        Это первое селение, в котором число дворов превышало три десятка. Думаю, его вполне было можно назвать городом. Конечно, я сгущал краски, так как мне удавалось и помыться, и постирать вещи в тех деревнях, которые мы встречали на пути. Просто мне уже не терпелось прибыть домой, вот я и ворчал время от времени, сам себе напоминая вредного старикашку.
        Вода нашлась, так же как и лоханка. Мне даже вещи постирали, еще и накормили вполне себе нормальным ужином - настроение у меня немного поднялось. Ровно до того момента, как я не сбросил с кровати в небольшой таверне покрывало. Спать с клопами и блохами я точно не собирался. Проклятое средневековье! Я покосился на облезлую шкуру на полу, тут же вздыхая.
        Пнув кровать от досады, надел плащ, накинул капюшон и вышел из номера, намереваясь спать хоть под открытым небом, но только не в этом клоповнике. Хан, подпирающий стену в коридоре, посмотрел на меня вопросительно.
        Не собираясь вдаваться в подробности, прошёл мимо.
        - Пройдёмся, поглядим на этот городок.
        - Так, скоро ночь, милорд. Думаете, стоит?
        - Далеко уходить не будем. Тем более до ночи еще несколько часов, сто раз успеем вернуться.
        На это Хан лишь пожал плечам, мол, хозяин барин. Проводив глазами пышнотелую служанку, подмигнул ей, тут же принимаясь довольно скалиться, когда она в ответ притворно засмущалась, отворачиваясь.
        Город меня не впечатлил от слова совсем. Обычные деревянные дома, иногда попадались сделанные из грубого камня. Дома низкие, грязные. Некоторые из них, правда, стояли на камнях. О том, чтобы улицу можно было бы чем-нибудь покрыть, тут никто никогда не слышал. Все просто месили грязь. Помои не выливались, конечно, под ноги прохожим, но даже без этого грязищи хватало. Судя по всему, людям к дому прилагался небольшой участок. Кто-то на этих участках что-то высаживал, но большинство строили там крохотные сараи, в которых держали скотину. Так что к грязи добавлялся и еще весьма характерный аромат. Часто можно было увидеть бегающих коз или куриц, за которыми присматривали дети.
        В общем, и не город, и не деревня, а не пойми что. Нечто среднее. Магазинов тут как таковых не было. Лекарства покупают у лекарки, которая живёт в двух домах от таверны, в которой мы остановились. Есть гончарная, где делают хорошие горшки. Местные покупают их охотно. Несколько женщин занимаются пошивом одежды. Недалеко имеется деревенька, люди из которой по субботам привозят молоко. Зерно покупают у них же, потом везут в мельницу. Она тут неподалёку, у реки. Лепешки пекут сами из той муки. Один занимается кожей, делает из неё хорошие вещи. Ещё один колесных дел мастер. А вообще работают местные кто где. Кто заплатит, у того и работают. Мужчины то тут, то еще где-нибудь постоянно. Женщины за домом смотрят, детей рожают да за скотиной, если таковая есть, присматривают.
        Все это я узнал от обычного нищего. Просто шел мимо, смотрю, сидит мужик без руки, весь грязный, косматый, а взгляд больно уж умный. В общем, не дал мне тот взгляд мимо пройти.
        - И где руку потерял? - спросил я, протягивая кусок мяса, который мне Хан из таверны специально для этого человека принёс. Встретил я его, когда возвращался назад из своей небольшой прогулки.
        - У местного барона работал. У него седло одно пропало, так конюх на меня показал. Вообще, руки мало кто рубит, да и принято только кисти, а этот по самый локоть отмахнул.
        - И чего в нищие подался? Неужели ничего более придумать не смог? По глазам ведь вижу, что умный.
        - Почему не смог? Смог, только не любят у нас вороватых. А попробуй, докажи, что не виноват. Тут мирок маленький, всё про всех знают. Я даже в столицу ходил, устроился в лавку одну помогать хозяину, так через неделю же выгнали. Кто-то от барона меня увидел, ну и донес хозяину лавки, что, мол, вора привечает.
        - А дальше чего не пошёл? Ведь Хонор не единственное королевство.
        - Бродил я везде, да только всё же вернулся обратно домой. Вы, ваша светлость, неужели думаете, что я так год или два маюсь? Нет, двадцать лет с тех пор прошло. Только вот в чём-то память людская коротка, да избирательна, а в чём-то ой как злопамятна. До сих пор порой припоминают мне то седло, которого я и не крал. Да что я говорю, Вы, поди, и не верите мне.
        - Почему не верю? - я встал и потянулся. Мужика я давно проверил, так что теперь знал, что он действительно никакой не вор. - Как, говоришь, тебя зовут?
        - Матис, ваша светлость, - мужчина тоже поднялся, посматривая на меня сверху вниз.
        - Можешь звать меня милордом. Хан, помыть, причесать, приодеть, в общем, привести в нормальный вид. Потом приведешь ко мне. Я буду в таверне. Поужинаю пока что.
        - Слушаюсь, милорд.
        Спросите, зачем мне какой-то нищий, которого я нашел на обочине жизни? Всё просто, Матис на самом деле очень умён. Работал он у того барона управляющим и, насколько я смог просмотреть его память, при нём баронство начало понемногу шевелиться. Не всем это понравилось. Был он, правда, в то время очень молод, всего двадцать стукнуло, но даже тогда смог понять, что его просто банально подставил человек, который метил на его место. Именно по его вине Матис никак не мог найти работу в Хоноре. Я думаю, что там замешана не только привлекательная должность, но что-то еще. Так глубоко копать я не стал. Просмотрел ещё немного о тех временах, когда он был за пределами Хонора. Там Матис тоже несколько раз хорошо устраивался, но каждый раз жизнь скидывала его с насиженного места, вновь и вновь окуная в отхожее место. Человек он хоть и умный, но, видимо, лишен удачи начисто. А еще слишком честный, а таких обычно быстро пожирают более амбициозные и хитрые люди.
        Так вот, мне управляющий и самому нужен. С учетом того, сколько всего я задумал, без человека, который возьмет хотя бы бумажную часть, просто нереально. Надо только не забыть приставить к Матису кого-нибудь из людей Аболье. Пусть маячит за спиной. Может, хотя бы это отпугнет какую-то прямо мистическую неудачу Матиса.
        Конечно, брать такого невезучего человека весьма опасно, но я знаю, что идеальных людей вообще не существует. Этот хоть воровать не станет, и мне не придётся об этом переживать. Хотя стоит время от времени проверять. Деньги это такая вещь, которая может и святого соблазнить.
        - Милорд.
        Я поднял голову, отрываясь от прожаренной до золотистой корки куриной ножки. Около стола стоял Хан и рядом с ним Матис, которого я сразу и не узнал. Конечно, вещи были не новые и далеки от шикарных, но, по крайней мере, чистые и не воняли. Бороду ему сбрили, волосы помыли и собрали.
        Я осмотрел лицо своего управляющего - пусть он сам пока что и не знает о своей должности. Много шрамов, губы тонкие, упрямо поджатые, нос явно несколько раз сломан, но относительно ровный, брови густые, морщины глубокие, глаза карие, цепкие, но взгляд, несмотря на суровый вид, мягок. Может, в этом причина всех его неудач?
        - Садись, Матис, - я кивнул в сторону свободного стула. Тот не стал отнекиваться, просто сел и выжидающе уставился на меня. - Скажу прямо, мне нужен управляющий. То, что ты не вор, я знаю. Осталось выяснить, что ты знаешь. Считать, писать, я так полагаю, умеешь.
        - Конечно, милорд.
        - Отлично. Языки какие-нибудь знаешь?
        - Древний калхит еще знаю. И пишу на нём и говорю. У меня отец был управляющим старого барона, он меня и научил.
        - Отлично. Вести учёт?
        - Мой отец…
        - Отлично. Будешь моим управляющим. Ты знаешь, кто я?
        - Ваш человек рассказал мне об этом. Честно говоря, я немного… Вы уверены, ваша светлость? Такого как я… Я думаю, вы можете позволить себе нанять в столице любого управляющего. Никто не откажется от такой чести.
        - Мне не нужен любой. Запомни, Матис, теперь на тебе будет лежать большая ответственность и много работы. Сам я больше люблю заниматься другими делами. И еще, всё, что ты увидишь рядом со мной, никогда не должно достичь чужих ушей. Хотя о чём это я, даже если ты захочешь, всё равно не сможешь никому ничего рассказать, - последнее предложение я буквально прошептал себе под нос, принимаясь задумчиво рассматривать таверну.
        - Простите, - Матис подался чуть вперед, явно желая услышать мои слова.
        - Ничего. Говорю, можешь идти. Хан, сними и для него номер. Хотя постой. Пусть спит в моём, я в тот клоповник всё равно не вернусь.
        Спорить со мной ни Матис, ни Хан не стали. Да я уже и не думал об этом, размышляя, где бы мне переночевать. Как раз в этот момент в трактир вошла молодая женщина, которая несла какой-то кулёк. Я даже жевать перестал. Обычно тут все такие пышные, а эта стройная и худенькая. На лицо лет тридцать, не сильно симпатичная, но и не страшная.
        Подозвав рукой трактирщика, сунул ему в руку мелкую медную монету.
        - Кто такая? - спросил, кивая в сторону женщины, которая о чём-то говорила с женой трактирщика.
        - Это Агнис. Платья шьет. Мужа нет, если вы об этом, ваша светлость. Помер давно. Есть дочка, но год назад сама замуж вышла, да в дом мужа ушла.
        - Это сколько же ей лет?
        - Так старая уже. Кажется, тридцать три. Вы бы на кого помоложе, ваша светлость, внимание обратили. Вон у меня доча, пятнадцать в этом году исполнилось, самый сок девка. И телесами Создатель не обидел, кость широкая, мясо сочное.
        Я едва не сплюнул. Так описывает, будто не девушку предлагает, а телку какую-то.
        - Ты мне поговори, - зло зыркнул на мужика. - Как-нибудь без тебя разберусь, кого, куда и с кем.
        - Дык, я же ничего такого, я же…
        - Иди давай отсюда.
        - Конечно, конечно, ваша светлость.
        Сильно вдаваться в подробности не стану, скажу лишь, что номер свой отдал я не зря. И отдохнул, и выспался, и плоть свою порадовал. Вдова оказалась весьма горячей женщиной. И клопы не кусали.
        Наутро отдал один золотой женщине и ушёл. Она не стала изображать из себя оскорблённую невинность, послушно взяла деньги и лишь легко поцеловала.
        - Перепиши всё, что мы закупили по дороге. Вот деньги, купи себе писчие принадлежности. Есть в этом городе место, где можно достать их? Есть. Вот и отлично. Так вот, перепиши всё. Отдельно веди учёт деньгам. Сколько поступило, когда поступило, если говорю, откуда, то и эту информацию записываешь, если нет, в скобочках указываешь это. Так же с продуктами, вещами, фуражом. В конце каждого месяца будешь представлять мне общий отчёт. Мелочи меня не интересуют. Например, поступило в казну сто золотых, было затрачено сто пятьдесят. И короткую выжимку, куда ушли эти деньги. Например, двадцать пять золотых на еду, двадцать пять золотых на корм лошадям и так далее. Иногда буду проверять те бумаги, в которых ты записываешь, так что будь аккуратен, чтобы я потом не сидел, часами разбирая твои каракули. Если нужен фураж, не стоит каждый раз бегать ко мне и говорить об этом, взял, отрядил людей, выдал им деньги и послал, куда надо. То же самое и с продуктами. Ко мне подходить только с какими-нибудь сложными вопросами. Ну, первое время можешь обращаться по любым, даю тебе три месяца на это, зато потом чтобы всё
делал сам. Понял?
        Мы медленно ехали вперёд, поэтому я нашел время просветить Матиса по поводу его новой работы. Я на самом деле плохо себе представлял должностные обязанности управляющего в этом мире, поэтому попросту спихнул на него ту работу, делать которую мне совершенно не хотелось, но важность которой я отчётливо осознавал.
        Было заметно, что Матис нервничает. Я его хорошо понимаю, вроде и не ждал от жизни мужик ничего, а тут и работа, и лошадь, и обязанности, и странный граф. Про то, что я отчего-то странный, я узнал из слов моих людей. Это они в городе услышали, что про меня сплетни поползли. Мол, молодой слишком, одевается не по моде, да и ведет себя странно. И люди у него под стать. Молчаливые, больно уж серьезные какие-то, не пьют, только зыркают, да в сторону графа своего поглядывают.
        - Конечно, милорд. Всё, что вы перечислили, и так входит в обязанности управляющего. Можете на меня положиться.
        - Да, еще, я приставлю к тебе Отиса, но говорю сразу, это не потому, что я тебе не доверяю. Это необходимо для внушительности. Поверь, когда за спиной маячит громила, люди становятся более сговорчивыми. Отис!
        - Да, милорд?
        Ко мне тут же подъехал тот, о ком я говорил. Отис на самом деле был самым здоровым среди моих людей. Два метра роста, широченные плечи, кулаки что те кувалды, шея как у быка, глаза небольшие, злобные. Хотя на самом деле добрейшей души человек. Правда, когда его не трогаешь.
        - Вот, это Матис. Будешь его теперь сопровождать, если наш управляющий куда-нибудь поедет на встречу. Если вдруг у него возникнут какие-нибудь недопонимания, то постарайся, чтобы при виде тебя все недопонимания попросту исчезали. Хорошо?
        - Бить можно?
        - Если только совсем начнут наглеть или же если сами первыми полезут. И то легонько.
        - Я вас понял, милорд, - прогудел Отис, окидывая внимательным взглядом Матиса. - Если что зовите, господин управляющий.
        - Х-хорошо, - ответил тот, провожая взглядом громадную спину.
        Бедная лошадь, как она вообще возит это чудовище? Рядом с такими людьми я ощущаю себя ребенком! Хотя стоит признаться, что с моим невеликим ростом тут больше половины кажутся мне громилами. Ну да ладно, не в росте дело. Как говорится: мал золотник, да дорог.
        Я снова погрузился в свои размышления, мысленно скидывая с себя крохотный камень, который давил мне на плечи. Хорошо хоть с бумажной работой теперь будет не так много возни, а то знаю я, каково это бывает. Сунешь голову - и пропал. Вечерами я продолжал заниматься с Аболье, а также рылся в своей книге, конечно, безрезультатно, но у меня буквально чесались руки, так хотелось поскорее разобрать всё, что у меня есть, и начать изучать магию нормально. То, что делал я до этого, было обычным методом тыка. Получится - отлично. Нет - значит, нужно попробовать чуть по-другому.
        Продвигались мы вполне себе спокойно. Кроме тех трех стычек, что были у нас с заблудившимися немного зачарийцами, больше никаких треволнений не было. Что и не удивительно - на такой большой отряд, по местным меркам, никакой дурак не станет нападать. Тем более на лошадях тут передвигаются либо воины, либо благородные. И на тех и на других нападать себе дороже.
        Если в первый раз, когда мы добирались от столицы до моих земель, я не обратил внимания, то сейчас до меня дошло, что тут просто огромное количество леса. Что и говорить, мы почти всё время двигались по лесной дороге, лишь изредка выезжая на поля. И то те поля обычно были искусственными, очищенными людьми для посевов. Прямо действительно местная Сибирь.
        Я за это время еще несколько раз медитировал, рассматривая очаг-кокон, но, кажется, тот совершенно не менялся. И это меня хоть и радовало, но не сильно, так как я понимал, что такое его состояние лишь временно.
        Мы почти доехали до земель, которые раньше принадлежали графу Фабьен. Нам оставалось не более пяти километров, но солнце уже село, поэтому я приказал разбивать лагерь. Я рассчитывал, что мы всё-таки успеем, поэтому ехали быстрее, чем обычно. Именно поэтому мой приказ останавливаться все восприняли с превеликим энтузиазмом.
        В эту ночь я плохо спал. Мне всю ночь снился какой-то неясный образ, к которому я испытывал весьма теплые чувства. Было такое ощущение, будто встретил старого друга. Кажется, я звал его по имени, которое, впрочем, поутру не мог вспомнить. Да что говорить, я даже толком описать этого человека не смогу. Просто смутный образ, будто тень в пасмурный день. Вроде она есть, но толком и не разглядишь.
        Замок Фабьен предстал перед нами во всей своей «красоте». Люди тут же порадовались, я же скептически оглядел строение. Обычный замок. Серый, сложенный из не слишком отесанных камней. Донжон, стена, ворота и ров, который был заросшим и напоминал больше пруд, чем нормальный защитный элемент укреплённого строения. Под стенами замка образовалась деревня, которая больше напоминала небольшой город. Стеной обнесена она не была. Дома почти все каменные. Я присмотрелся, камень отесан очень плохо, по сути это были просто ровные булыжники, из которых и складывали свои дома местные жители. Были и деревянные домики, выглядели они чуть лучше, но местная привычка строить неказистые, низкие дома меня немного напрягала. Как гномы, в самом деле. Или хоббиты.
        Пока мы ехали, на нас, естественно, все смотрели, побросав дела, которыми до этого занимались. Я же в свою очередь рассматривал местное население. Хм, ну что сказать? Измученными они не выглядели. Любопытные, живые взгляды простых людей. Одеты не в тряпье, хотя и небогато, почти все одинаково.
        Ворота в замке были открыты, и нас уже встречали. Окинув взглядом мужчину, вздохнул. Он может даже не представляться, я и так знаю, кто это.
        - Добрый день, ваша светлость. Моё имя Грегуар, я служил покойному графу Фабьен долгие годы управляющим. Я бы хотел…
        - Грегуар, - перебил я мужчину, отцепляя от него нити. Ворует по-страшному. Впечатление от погружения в его ауру и мысли осталось таким, словно сунул руку в отхожее ведро. - Передайте все дела Матису. И можете быть свободным.
        - Да, конечно, ваша светлость, - тут же поклонился Грегуар, пятясь назад. Не сомневаюсь, что он был очень рад, что его вообще не казнили за то, что он вынес после того, как тут побывал Райнер, почти все ценное в замке. А зачем мне его казнить, тем более прилюдно. Место, куда он перетащил всю казну, я и так уже знаю.
        Как я и думал - замок был совершенно пуст. Просто груда камня. Слуги смотрели испуганными ланями, а на бывшего управляющего, который порхал, словно весенняя бабочка, зло и с ненавистью. Понятно, кто-то не поделился. И вроде же не дурак. Жадность, она многих сгубила.
        - Аболье, - позвал я, садясь на каменный стол в комнате, которая, видимо, раньше была кабинетом. - Этот Грегуар… мне надо, чтобы он безвременно покинул этот мир. Понимаешь? Например, выпил яду или же упал на нож пять раз подряд. Сам упал, конечно же.
        - Милорд, почему бы просто не казнить?
        - Казнить… Можно и казнить. Народ порадуется, только мне какая от этого польза? Народ веселить в мои планы не входит. Думаешь, станет считать меня справедливым после этого? Только вот я уверен, те, кому это нужно, потом повернут эту казнь в свою сторону. Мол, казнил, ирод, человека невиновного. А так, умер и умер, все мы смертны, в конце концов. Ты же не думаешь, что это Райнер настолько обнаглел, что ободрал замок до такого состояния? Нет, он, конечно, тоже немало отсюда утащил, но вот нашлись умельцы, которые и после него постарались. И этот Грегуар один из них. Нет, нам надо по-тихому всех их передавить.
        - Как прикажете, милорд. Есть у меня парочка ребят, которые весьма сведущи в деле, когда нужно именно по-тихому.
        - Хм, - я даже заинтересовался. Хм, не думал, что такие люди у меня есть. Что и говорить, надо будет потом всех своих проверить более тщательно. Так, на всякий случай.
        Нет, я, конечно, мог просто отпустить этого вора, да потом забрать всё, что принадлежит мне, но зачем оставлять за спиной тех, кто будет озлоблен и в какой-нибудь крайне неприятный для меня момент воткнёт в спину нож? Не нужны мне такие люди позади. Совесть? А как же заповедь не убий и всё такое? Тут средневековье. Сам не озаботишься о своей безопасности, никто не озаботится. По большому счету, если бы не был выгоден королю, то он, я уверен, предпочел бы укоротить меня на голову. Во избежание, так сказать, неожиданностей от такого странного и, я уверен, как он считает, опасного мага.
        После замка мы направились в город, который значился за графом. До него было полдня пути, но так как в пустом замке делать было больше нечего, мы почти сразу отправились туда. Более внимательно я осмотрю его позже, когда тут хотя бы стулья появятся.
        Город не произвёл на меня никакого впечатления. Всё по стандарту - серость, убогость и грязь. Люди тут выглядели не беднее и не богаче тех, кто жил около замка. Тут был даже рынок. Поглядел я на то, что там продают. Всё-таки я никак не могу привыкнуть к этой атмосфере средневековья. У нас тоже на рынках не всегда соблюдали санитарные нормы, но что творилось тут, нельзя даже представить. Лично видел, как кусок мяса свалился с прилавка прямо в грязь, а продавец просто поднял его, обтер тряпкой и положил обратно.
        Как оказалось, в любом городе обязательно имелся глава. Чуть позже я узнал, что при любом посещении города любым аристократом глава города обязан появиться перед ним, чтобы засвидетельствовать своё почтение. Хм, а в прошлом городе никакого главу города я не видел. Это что, получается, меня оскорбить пытались или же просто стечение обстоятельств такое?
        В этом городе глава меня сам нашёл, раскланялся и пригласил поужинать в его доме. От главы то и дело ощущались эмоции волнения и легкого интереса, ничего смертельного, в общем. Для него смертельного, я имею в виду.
        Звали его Жуан, и был он внебрачным сыном какого-то местного барона. Но судя по возрасту лет так за пятьдесят, отец его, скорее всего, давно уже скончался. Жуан был человеком весьма спокойным, неконфликтным и угождающим. Да, наверное, это самое правильное слово. Я вообще не понимаю, как можно столько лет служить Фабьен и самому не запачкаться и остаться на своём месте. А ведь, как оказалось, Жуан действительно не имел никаких дел с зачарийцами, почти не зная, что его граф предатель. «Почти» потому, что в последние годы он стал догадываться о чём-то таком, ведь стало происходить много странностей.
        При разговоре со мной он вроде как и жалел, что такой хороший человек оказался замешан в подобном, но через секунду выражал радость, что новый граф оказался таким приятным человеком. И ведь говорил он так искренне и проникновенно, что поневоле чувствовалась симпатия к этому человеку. Что самое интересное, он и думал так же. В общем, я решил оставить его на своём месте, сказав лишь, что я не терплю грязи. На что глава тут же пообещал, что подумает, что с этим можно сделать. Думать ему я не дал, просто сказал, что дороги надо мостить камнем. Для отходов рыть специальные ямы и нанимать людей, которые будут следить за чистотой улиц. В идеале надо бы сделать канализацию под городом. Нужны трубы для неё, а пока что можно выкопать тоннели под городом. Как придумаю, из чего сделать трубы, так можно будет делать нормальную канализацию. А сейчас вызвать из столицы мага земли, дать ему задачу, проследить, чтобы прорыл всё правильно. Потом укрепить тоннели - и, пожалуйста, пользуйтесь. Ладно, пока пусть улицы мостят. Не думаю, что сделают это они так уж быстро.
        Поглядел на карту города, показал на парочку домов, которые нужно снести и поставить по-другому, так как они стоят совершенно не к месту, чуть ли не перегораживая улицы. Жуан со мной не спорил, только поддакивал и восхищался моим умом и сообразительностью. Я поначалу заподозрил его в лести, но как оказалось, мужчина был просто в восторге, что для его города что-то собрались делать. Прошлому графу на него было откровенно плевать, а глава, будучи на этой должности много лет, буквально прикипел к городу. Сам он иногда для него что-то делал, но на самом деле был скован в финансах и многого сделать не мог, да и Фабьен побаивался, поэтому старался лишний раз к нему со своими мыслями не лезть.
        Я остановился на этом, понимая, что сразу всё переделать нельзя. Это потом можно будет и дома поменять, и парки посадить, и рынок нормальным сделать, и воду в дома подвести, да и вообще привнести хотя бы немного цивилизации, но пока что обойдёмся мощеными дорогами. Это всё еще сделать нужно.
        Деньги на работу я пока что не давал, пообещав, что после пришлю с управляющим. Поглядел на казну города и понял, что я даже богаче буду. В общем, как всегда, всё придётся делать на свои кровные.
        Спросил, как дела обстоят с преступностью, оказалось, вполне себе нормально. Есть и процветает.
        - Раньше тут был тайный дом, который вылавливал всяких воров да сажал под замок. Потом их обычно на разные работы в городе назначали. Длительность по мере вины. Но потом бывший граф распустил тайный дом, сказав, что в них нет нужды, и платить он бездельникам не собирается.
        - Люди, которые раньше там работали, живы еще?
        - Кто жив, а кто и помер давно.
        - Матис, дай мне бумажку.
        Мой управляющий в последние дни, которые мы провели в городе, маячил у меня за спиной вместе с Ханом, тут же сунул лист бумаги и чернильницу с пером. Я, немного помучившись, написал свой первый в жизни приказ.
        - Вот, - дождавшись, пока чернила высохнут, отдал бумагу Жуану. - Это приказ о том, чтобы тайный дом снова приступил к работе. Людей собрать, место найти, воров ловить, к мощению улиц пристраивать. Пусть работают на благо города, раз живут тут и ничего не делают. Кто будет сопротивляться, выгонять из города. Я не собираюсь за просто так их кормить. Если будут после пойманы на разбое, сажать под стражу, потом буду с ними разбираться. Но предупредить, что таких я буду, скорее всего, вешать на первом же суку, так что им лучше не доводить до встречи со мной. Стражу усилить, неблагонадёжных гнать в шею.
        Написал еще пару бумажек. И в столицу отписался, чтобы прислали мага земли. Я бы и сам мог прорыть эти тоннели, вот только взаимодействовать напрямую со стихией весьма сложно. Вот если через мага-стихийника… В общем, мне нужен был переходник.
        Матиса я забрал с собой. Общее представление о городе я получил, благо торчали мы в нем почти неделю. Пообещал Жуану, что отправлю своего управляющего к нему с деньгами чуть позже. Эти двое явно сдружились.
        Уже после того, как мы покинули город, то завернули по пути в то место, где покойный уже Грегуар прятал ценности из замка. Недалеко от города дорога раздваивалась и одна из них вела вглубь леса. Я спрашивал Жуана, куда ведёт эта дорога, оказалось, там раньше был посёлок, но как-то давно его разграбили лихие люди, жителей всех поубивали, так что после того люди боялись селиться там. Хм, весьма удачное место выбрал Грегуар. Если простые люди и боялись там жить, то вот разбойники как-то не очень. В итоге моим людям снова пришлось поучаствовать в небольшой войне. Мне же в очередной раз лечить. Матис, если и удивился, когда раны на людях почти сразу затягивались, то виду не подал, только потом сторонился всех. Пришлось успокаивать его и говорить, что это всего лишь я маг.
        - Уф, я уж подумал, не люди они вовсе, - поделился со мной Матис, с облегчением посматривая на ребят, которые, услышав это, рассмеялись.
        - Не люди? А кто? - спросил я, дожидаясь, пока Аболье проверит последний дом.
        - Мало ли какие нелюди на свете бывают, - беспечно пожал плечами управляющий. - Я много где был, много слышал, но сам не видел. Но магов таких, чтобы лечили просто взглядом, не видел.
        - Всякое в мире бывает, - пожал я плечами. - Ты же помнишь, что я просил лишнего не болтать?
        - Конечно, милорд, - Матис поклонился, тут же отступая назад. - Дела милорда меня совершенно не касаются. Я всего лишь управляющий.
        - Вот и отлично. Ну, что там, Бефур?
        - Все чисто, милорд. Как вы и сказали, все дома забиты под завязку разными ценностями. Посуда, гобелены, даже сундук с монетами нашли. Небольшой, правда, с коробочку двадцать на двадцать.
        - Вот и отлично, - я потер руки. Так, и куда мне потратить эти деньги? С одной стороны, я обещал Жуану, что пришлю ему денег, а с другой - мне и самому нужны, чтобы запустить производство стекла. Хотя у меня в замке осталось немного золота. Думаю, тех монет должно хватить. Да, мы еще не были в замке Тьери, вполне может быть, что и там найдётся небольшой сундук.
        В общем, мы все сгрузили на специально подготовленные телеги. Что-то я забрал в свой замок, что-то отправил в замок Фабьен. Больше половины своих людей вместе с телегами, полными добра, отправил в мой замок. Матиса в город вместе с деньгами, предназначенными для мощения улиц, вместе с ним уехал Отис и еще парочка ребят. Сам же с десятком людей поехал в сторону замка Тьери.
        Ещё немного и я смогу заняться своими делами.
        Глава 4
        Замок Тьери отличался от того стандарта замков, который я привык здесь видеть. Донжон у него был весьма большим, напоминал коробку с крохотными окнами и невысокими башнями. Стоял он на возвышении, причём холм на поверку оказался скалой. Стена, если не брать во внимание то, что она как бы сливалась с камнем, была не такой уж высокой, зато толстой. Камни, в отличие от камней в замке Фабьен, имели желтоватый цвет. Рва вокруг замка не было. Дорога, ведущая к нему, напоминала серпантин. Думаю, идущих людей по этой дороге весьма хорошо обстреливать, да и вообще в плане обороны замок казался весьма неплохим.
        Вообще, замок выглядел этакой шишкой посреди большого пустого пространства. Лес, видимо, со временем слишком сильно вырубили. Или же он просто не рос тут по какой-то иной причине. Замок стоял посреди обширного поля.
        У подножия, как обычно, разместилась небольшая деревня. Люди в ней, те, кто выходил поглядеть на нас, не выглядели особо веселыми или же богатыми.
        Как оказалось позднее, замок только издали выглядел в хорошем состоянии, вблизи же производил весьма удручающее впечатление. Его явно нужно ремонтировать. Ворота заржавели, дорога была ужасной, кладка кое-где обвалилась. Внутренний двор загаженный и заваленный непонятно чем. Слуги, до сих пор работающие здесь, выглядели узниками концлагеря. Измождённые лица, в которых не было ни капли радости. С десяток людей смотрели на меня так, словно перед ними было очередное пустое место.
        Вздохнул. Кажется, хорошо жил у нас только один Фабьен. Что там говорил старина Коум? Здравствует, но вот с хозяйством не очень. Хм, думаю, «не очень» это еще слабо сказано. Кажется, жена покойного виконта все, что только можно было, вытянула. Конечно, здесь всё еще не так плачевно, как было в моём замке, тут хотя бы скотина какая-никакая водится, но всё равно видно, что замок приходит в полный упадок.
        - Хто такие?
        Я поднял голову, замечая на крыльце полную и воинственную женщину, которая по всем признакам явно была кухаркой.
        Аболье тут же будто переместился, оказался рядом с женщиной и грозно навис над ней.
        - Граф Наяль Давье приехал. Милорд теперь твой новый. Так что следи за языком, женщина, - прогудел он.
        - Ой, - женщина всплеснула руками и тут же согнулась пополам.
        Может, кого-то другого такая покорность оставила бы удовлетворённым, но на беду многих, я умел не только видеть и слышать. Я отчётливо ощущал горьковатый привкус ненависти. Этот привкус чужих эмоций оседал на языке, словно высохшая плесень.
        Я оглядел поочередно людей, прислушиваясь к ним. У многих в душе едва уловимо шевелилась капля надежды, которую они отчаянно давили, словно боялись сглазить. На кухарку толком никто не смотрел, причём, насколько я понял, женщину явно боялись. Хотя и странно, ведь прежнего их хозяин больше нет, чего бояться? Наверное, это просто подсознательное.
        Пауза затягивалась, но я пока что никуда не спешил. Слышно было лишь квохтанье парочки куриц, далекий лай собаки и жужжание мух. Именно в этот момент дверь в замок открылась, и на крыльцо едва не вывалился пожилой мужчина. Он так торопился, что не заметил всё еще согнутую кухарку. Налетел на неё, но тут же спохватился, принялся извиняться, помогать женщине встать, так как та потеряла равновесие и упала на колени.
        Кухарка, очухавшись, принялась стегать мужчину полотенцем, поливая таким отборным матом, что я даже заслушался. Аболье долго терпеть это не стал, пинками расшвырял обоих в разные стороны.
        Когда все действующие лица наконец успокоились, я аккуратно поднялся по лестнице, которую явно надо было почистить уже очень давно. Осмотрев сначала кухарку, а потом мужчину.
        - Кто вы? - спросил я у седого и весьма уже старого мужчины.
        - Я Лоренс, ваша светлость.
        - Ты здесь управляющий?
        Мужчина поднялся на ноги и поклонился.
        - Да, ваша светлость.
        - Пойдём со мной, - я толкнул тяжелую дверь и вошёл внутрь замка. В этот момент я прицепил одну свою нить к ауре Лоренса. - Рассказывай.
        - Что именно, ваша светлость?
        - Можешь звать меня милордом. Всё рассказывай с самого начала до того момента, как ты сегодня вывалился на крыльцо.
        - Хорошо, милорд.
        Лоренс рассказывал долго. Я осмотрел почти весь замок, обстановка в котором была не лучше, чем в моём. Драные шкуры, старые гобелены, состряпанная на скорую руку мебель и полное отсутствие каких-либо ценностей. В отличие от замка Фабьен, здесь постарался не грязный на руку управляющий, я жена виконта.
        Как рассказал Лоренс, который служил еще отцу ныне покойного виконта Тьери, с того самого момента, как тогда еще совсем юный виконт женился, замок постепенно начал беднеть. Вот так прямо видно не было, но постепенно исчезали дорогие канделябры, снимались шикарные гобелены, вывозилась под предлогом старости сделанная в единичном экземпляре мебель.
        Неизменным оставалась лишь жена виконта. Всё те же пышные платья из дорогих тканей и красивейшие украшения. Конечно, старела она, так как была всего лишь человеком, но выглядела всё равно великолепно. А еще неизменной оставалась кухарка. Такая же злобная и мелочная, как и в первый же день, когда она появилась в этом замке вместе с покойной сейчас виконтессой.
        Оглядел замок также и магическим зрением, но никаких плетений найдено не было. Просто старый камень и только.
        - Хорошо, можешь идти, - сказал, положив ладонь на одну из стен в главном зале.
        - Простите… милорд, а что со мной, со всеми нами будет? - немного помявшись, всё-таки спросил он.
        - С вами? Хм, у меня нет времени и желания нанимать новых слуг. Вы останетесь на прежней должности. Будете управляющим этого замка и станете подчиняться моему управляющему Матису. Чуть позже с ним познакомитесь. С остальными слугами то же самое. Все останутся на своих местах.
        Лоренс раскланялся и торопливо вышел из зала, оставляя меня одного.
        - Хм, - я погладил чуть темноватый камень. - Почти все, - добавил я тише.
        Остальных тоже потом проверю. Этот Лоренс как управляющий этого замка меня вполне устраивал. А вот кухарка мне тут совершенно не нужна. Вернее, она нужна, но точно не эта женщина. Но говорить ему об этом я не собирался.
        - Ну, и какие секреты ты хранишь? - тихо пробормотал себе под нос, прицепляясь осторожно к одной из нитей, которые выходили из камня.
        Так-то со стихией напрямую взаимодействовать мне сложно, но тут ведь не нужно контролировать многие километры вокруг, всего лишь замок и его окрестности.
        Я перебирал нить за нитью, стараясь найти ту, что покажет мне общую картину. Ничего не выходило - это были лишь оборванные нити отдельных камней. Немного походив, решил связать одни нити с другими, посмотрев потом, что из этого выйдет. Связал, отошёл в сторону, глянул. Ничего необычного. Хотел было привязать к этим двум еще одну, но потом передумал. Будто что-то внутри меня воспротивилось. А ведь и правда, если начать связывать их и дальше, то из этого может получиться целое плетение. И как оно себя поведет, мне совершенно неизвестно. Впредь нужно быть осмотрительнее. Увы, но пока что придётся выискивать потайные места своими силами, не опираясь на магию.
        Побродил по замку ещё немного, нашёл даже вполне себе нормальную комнату, как оказалось в дальнейшем, это была спальня виконтессы. Удивился. Комната не казалась женской. Хотя, может, во мне говорят стереотипы, да и много ли я в своей жизни видел женских комнат? Не так уж и много.
        Решил переночевать именно в ней, так как, в отличие от всех остальных, тут хотя бы кровать была нормальной. А еще тут не было очень надоевших мне шкур. На окнах темно-синие шторы, на полу какая-то грубая ткань, очень похожая на ковролин. Несколько тумбочек, сейчас полностью пустых. Резной стол на изогнутых ножках белого цвета. Я не скажу, что мебель выглядела хотя бы на век восемнадцатый, но, по крайней мере, была лучше, чем во всем остальном замке.
        Кровать была заправлена, но я всю её переворошил. Я помнил, что многие любят делать в них тайники. Таковые нашлись, только были полностью пустыми. Хм, кто постарался? В мыслях управляющего я об этом ничего не видел. Кухарка? Если бы это была она, то на её месте я бы был сейчас уже совсем в другой стране. Нет, тут кто-то другой постарался. А может, Райнер? Хм, не думаю, что он стал бы ковыряться в чужих кроватях. Тогда его люди? Вот они бы точно всё тут переворошили. Удивлён, что мебель вообще целая. Ладно, жаль, но ничего не поделаешь, а ведь, как сказал Лоренс, у виконтессы была целая куча украшений.
        Встав, походил туда-сюда, а потом решил, что пора бы мне уже и подкрепиться. Вот только стряпню местной кухарки мне что-то совершенно не хочется пробовать, как бы не отравила.
        К вечеру оказалось, что кухарка куда-то пропала.
        - Найти? - Аболье глянул выжидающе. - Не должна далеко уйти, говорят, на телеге уехала, мол, в город.
        - Да, - кивнул, понюхав суп. - Это Жанжак готовил?
        - Да, милорд.
        - Найдите, если при себе ничего нет, то можете отпустить. Если будет что-то, то приведите ко мне, я сам решу, что с ней делать. Иди.
        Бефур склонил голову и быстро вышел. Стоило двери закрыться, как послышался его громкий голос, отдающий указания.
        Наутро кухарку привели обратно в замок. Женщина обливалась слезами, стыдила непонятно кого, пыталась вызвать у людей, видевших это, жалость. Вот только ни у меня, ни у моих людей, она никакой жалости не вызывала. Про слуг, от которых я улавливал нотки удовлетворения, и говорить не стоит.
        Я тщательно её проверил, но, как оказалось, про тайники она знала, но ничего оттуда не брала. Свою бывшую хозяйку любила, именно поэтому ей было сложно покинуть место, в котором они с ней так долго прожили вместе, но взгляд нового молодого графа утром её напугал, именно поэтому она решила уехать от греха подальше. Держать её я не стал. Отпустил, хотя и предупредил, чтобы держалась подальше от замка - уж больно люди её не любили. И немудрено, в то время как она и виконтесса ни в чём себе не отказывали, остальные жили практически впроголодь. Отсюда и ненависть. А еще бывшая кухарка любила охаживать всех без разбору мокрым полотенцем. Это только на первый взгляд такое кажется безобидным, но если удачно попасть, то весьма больно, не говоря уже, если шлёпнуть по глазу. И криклива была, груба. В общем, любить её многим было попросту не за что.
        С утра вызвал управляющего, узнал, сколько всего должны были слугам прежние хозяева. Конечно, я мог бы им и не платить, но мне нужно, чтобы люди работали хорошо, а голодный работник - плохой работник.
        Как оказалось, задолжность хоть и оказалась большой, но я вполне мог её потянуть. Удивился, ведь разница между воинами и простыми слугами получалась просто громадной. Хотя, наверное, это и правильно, всё-таки воины каждый день рискуют своей жизнью.
        Подумав немного, решил, что всё сразу выплачивать не буду. Отдашь им деньги, а они решат слинять, но как оказалось позднее, даже тот золотой, который я решил выплатить каждому, был воспринят с огромной радостью.
        Рассматривая окрестности сверху, пришёл к выводу, что этот замок я превращу в этакую большую ферму. Лес вообще в наших краях занимает очень много места, но тут от него была освобождена довольно большая площадь. Конечно, на стотысячные стада мне места не хватит, но сотню другую тех же коров да свиней вполне можно прокормить. А это и своё мясо, и молоко, и сметана, и сыр, и творог, и много еще чего. Да и продавать их можно. Про кур вообще молчу, а ведь яйца на завтрак милое дело.
        Нужно просто огородить всё, чтобы звёрье из леса не шастало. Наклепать загонов да построить сараи потеплее для зимы. Правда, надо будет где-то брать корма для них, ведь одной травой даже скотина питаться не может. Хотя, по-моему, один из баронов как раз занимается тем, что выращивает то ли пшеницу, то ли овёс. Кажется, он даже с моим отцом дружен был. Как же его зовут? Не помню, но надеюсь, что мы в скором времени встретимся. Если мне не изменяет память, то можно еще скотине скармливать измельчённые стволы и листья от кукурузы. А её я точно видел в столице. Осталось только выяснить, где она растёт и едят ли её местные животные.
        Итак, замок Фабьен с городом неподалёку превращу в этакий культурный центр своего графства. Город вымощу, потом, чуть позже, выстрою другие дома. Также расширю рыночную площадь, обустрою её. Вполне возможно, построю школу, больницу, будет у меня этакий центр.
        Замок Тьери станет центром животноводчества. Если я не ошибаюсь насчёт одного из местных баронов, то у него буду покупать фураж, сами же продавать скотину или же сырье в наших же городах местным жителям или тем же баронам, вполне возможно, что и в столицу повезем. Хотя, я думаю, всё будет расходиться по местным, главное цены не задирать слишком сильно. Деревни перед замками тоже надо облагородить, а то смотреть страшно. Местных жителей привлечь к работе, чтобы без дела не болтались. Конечно, если у кого наделы, то это надо будет учитывать, а то погонишь так мужика какого-нибудь дорогу мостить, а у него окажется поле не убрано.
        А уж в своём замке стану заниматься тем, что другим видеть не положено. А ведь в моём роду уже были овцеводы. У нас там тоже просто идеальная равнина для того, чтобы пасти всяких овец. А овцы это в первую очередь шерсть. Шерсть - теплые вещи. Хм, надо будет прикупить десятка три-четыре, пусть пасутся. Потом пострижем, посажу женщин, пусть пряжу делают да вяжут. Это тоже всегда можно продать. Это на юге не нуждаются в тёплых носках и свитерах, а я помню, как тут было холодно.
        Конечно, всё было легко в моей голове, на деле же почти сразу повылазили проблемы. Из чего строить загоны? Нужен материал. А где его взять? Так леса ведь полно вокруг? Только вот одного этого недостаточно. В общем, если делать всё по уму, то тут надо оседать на всё лето и самому контролировать стройку века. Так что пока отложил свои наполеоновские планы на недалёкое будущее.
        - Все отмыть, отчистить, старые шкуры выбросить. Кто хочет, может забрать их себе. С мебелью поступить так же, оставить только ту, что в комнате покойной виконтессы. Гобелены тоже разрешаю забрать. Все постройки для скотины обновить, начать заготавливать дрова на зиму. Не забывайте о скотине. Зимой её нужно будет чем-то кормить. Двор вычистить так, чтобы блестел. Ворота смазать.
        На меня поглядывали уже совсем другими глазами. Пока что не так, как смотрят на спасителя, но что-то очень близкое к этому. Была в глазах еще и опаска.
        - Позже пришлю людей для охраны, - сказал перед самым отъездом управляющему. Так-то замок в особой защите не нуждался, да и брать тут нечего, но вот если налетят разбойники, то простые люди могут погибнуть. - С ними пришлю денег. На зарплату слугам и на продукты, фураж для скотины. Нанимай людей, пусть валят лес. Думаю, будущим летом будем делать загоны для скотины. Как замок отмоют, можешь рассчитать полностью тех, кому есть куда идти. Кому некуда, пусть остаются тут, потом найду для них работу. Не подведи, Лоренс.
        - Спасибо вам, ваша светлость.
        Старый управляющий склонился и не разгибался до тех пор, пока мы не скрылись за поворотом.
        Вот еще одна головная боль - нужно найти сюда надежных людей, чтобы защищали замок и окрестности, пока меня нет. Думаю, человек пятнадцать как минимум нужно. Хотя, может, и десятка хватит? Так-то замок в плане обороны весьма удобен, да и кто тут на них нападать будет? Закрылись, в случае чего, в замке, голубя выслали - вот еще об этом надо озаботиться - уж пару дней продержатся. Нет, пусть будет пятнадцать, на всякий случай.
        Мебелью обставлять я его не собираюсь, так как жить тут не планирую. Одной комнаты мне будет достаточно. Надо будет потом что-нибудь придумать, чтобы обновить камни замка. Так-то я знаю, что подобные строения могут стоять веками, но мне не очень хочется, чтобы у меня во владениях была старая разваливающаяся собственность. Нет, надо будет обставить его хотя бы немного, на всякий случай, и парочку слуг держать, тоже на всякий пожарный. Но это потом, сейчас мне точно не до излишеств.
        Прежде чем ехать домой, мы заехали в тот самый город, в котором раньше жил мастер Коум. На воротах стоял тот самый стражник, который в прошлый раз содрал с нас завышенную плату. А ведь я тебя помню, и да, я злопамятный. Просто я помню еще после последнего моего посещения у меня осталось впечатление, что этот город обычное пристанище воров да бандитов. Мы две недели вместе со стражами вылавливали всех, до кого смогли дотянуться. Я сам проверял каждого, кого мы ловили. Город буквально стоял на ушах. Для этого дела даже организовали тюрьму.
        - И куда мне столько бандитов девать? - хватался за голову глава города. Новый, впрочем, глава, старый умер незадолго до нашего приезда, говорят, стар был очень.
        - Как куда? - я притворно удивился, покрутив в руках перо. - На общественные работы. Улицы вон все в грязи. А я, знаете ли, терпеть не могу грязь. Пусть под присмотром таскают камни, мостят дороги, а когда закончат, отправляются в соседний город, в тот, который недалеко от графского замка. И вообще, городам нужно дать давно имя.
        - Так есть ведь имена, милорд, - тут же встрял Хан, который стоял неподалёку. Надо же, а я и не знал, и никто мне не сказал. Вскинул брови, вопросительно посмотрев на него. - Этот называется Сальмон, а тот, что около графского замка, Ромен.
        - Спасибо, - кивнул, снова поворачиваясь к главе. Нормальный, в принципе, человек, только немного истеричный и вспыльчивый. - Так вот, отправите их под стражей в Ромен. Пусть там помогают. К тому же в скором времени и Сальмон и Ромен будут перестраиваться, нужна будет рабочая сила. Те, у кого слишком большая тяжесть преступления, то будут отрабатывать годами.
        В дверь постучались, заставив меня замолчать. Мы вместе с главой устроились прямо у него дома в небольшом кабинете. Мужчина был удивлён моим появлением, но быстро сориентировался, начав тут же выливать на меня все проблемы города, которые, по его мнению, я просто обязан был решить чуть ли не в мгновение ока. То, что мы тщательно почистили город от ворья и прочих криминальных элементов, явно уверило его в моём могуществе. Так что этот товарищ теперь с меня в буквальном смысле не слезает. Разговор этот проходил по истечению двух недель после того, как мы прибыли в Ромен.
        - Милорд, тут к вам пришли.
        - Кто? - устало потёр переносицу. В последние недели мне пришлось столько информации через себя пропустить, что часто стала болеть голова. Зато я немного разбогател, присвоив себе воровские деньки и ценности. Немного, но, думаю, вполне хватит заплатить столичному магу земли.
        - Из церкви.
        Я нахмурился. Не припомню, чтобы в Ромене или же с Сальмоне были церкви. Глянул на главу, тот так скуксился, что стало понятно - этих товарищей наш доблестный глава Ромена не переваривает.
        - Впусти, - сказал я одному из моих людей.
        Почти сразу дверь открылась и в весьма темную комнату - мы сидели вечером, а от лампы много света не было - вошёл священник.
        - Вечер добрый, м-м-м… - я даже немного растерялся. До этого дела с церковью я не имел, кроме Пиррета знаком ни с кем не был.
        - Приводящий Доминик, ваша светлость.
        Приводящий? Так-так, то, что я раньше с церковью дел никаких не имел, это мы уже выяснили, но, как оказалось, глубина ямы весьма велика. Позже я узнал, что приводящий означает, что священник - это человек, который приводит заблудившихся во мраке неправильных мыслей к свету истинной веры. Не веришь в Великого Создателя? Несешь всякую ересь про то, что мир создал не Создатель, а он сам образовался в результате большого взрыва? Поклоняешься темным силам и местному Антихристу? Призываешь по ночам дьявола, проливая кровь девственниц? Тогда это работа для приводящего. Он придет и выбьет из тебя всю дурь своими молитвами, словами и благими намерениями. В принципе, обычный священник, у него даже книжка была, только на ней не крест был, а круг, который тут почитали как символ Великого Создателя.
        - И что же понадобилось приводящему от меня? - честно говоря, дел с церковью я иметь особо не хотел, но понимал, что это неизбежно. Пусть будут, главное, чтобы ко мне не лезли.
        Как и всем, приводящему понадобились деньги. Мол, и приют надо организовать, и школу, и церковь подремонтировать, и лечебницу обновить. На этом моменте я задумался. Хорошо, конечно, если церковь возьмет на себя часть проблем. Но тут есть одно большое и жирное «но». Если этих прохвостов пустить в загон, то потом можно и овец не досчитаться. Потом окажется, что и лечебница, и школа, и еще десяток нужных мне заведений стоят на балансе церкви. Да и простой народ будет видеть, что это церковь для них старается, а не их граф. Им ведь всем не растолкуешь, что церковь все делает на мои деньги. Да и что она там делать будет? Постоит рядом, а потом окажется, что чуть ли не сами камень клали да леса валили. Нет, денег для церкви дам, а с остальным сам разберусь как-нибудь. И то не деньгами буду давать, а материалами да рабочей силой. Вот пусть бывших воров в перерывах к вере своей приводят.
        Да и школа, если пустить туда церковников, то учить там будут слову Создателя, а нужные предметы потом придётся с боем проталкивать. То же самое и с приютом. Вера, конечно, хорошо, но не стоит забивать ею умы под самую завязку, тем более дети наиболее восприимчивы и их легче всего настроить так, как нужно.
        Лечебницу тут же попросил организовать главу.
        - Как вы себе это представляете? - тут же взвился глава. Всё-таки весьма вспыльчивый он человек. Зато почти честный. Иногда так разойдётся, что даже на меня, забывшись, кричит.
        - Собрать всех травниц с окрестностей в одном месте. Выделить им большой дом с большим количеством пустых комнат. Составить лист по ценам и пусть пока что лечат так. Например, у кого ухо болит, брать с него медяшку. У кого сопли текут, две медяшки. Пусть там сидят, отвары свои варят, настои делают, работают посменно. В конце каждого месяца платить им зарплату, а все деньги, которые больные принесли, пусть сдают в городскую казну. Деньги эти первое время держать отдельно. С них платить зарплату травницам. Если будет много, то делать что-нибудь для лечебницы, например, ремонт лечебного дома или же покупать редкие ингредиенты.
        - Будут просто забирать деньги и говорить, что не было никого, - фыркнул глава, а приводящий только согласно покивал.
        - Не будут, - улыбнулся я, вспоминая свою магию. - Я поговорю с каждой, и они осознают перспективы и поймут, каким будет наказание за обман.
        Глава всё равно недоверчиво фыркнул, но спорить больше не стал. Священник же иронично хмыкнул, мол, самоуверенный мальчишка, но доказывать никому и ничего я не собирался.
        - Кстати, - вспомнил я весьма интересный для меня момент, - а много ли в городе магов?
        Все в комнате переглянулись.
        - Ни одного, - ответил за всех глава города. Он говорил мне своё имя, но оно такое длинное, что я опять не запомнил, как с Ханом. Его полное имя я до сих пор не помню.
        - И как же нам быть с детьми, которые магически одарены? - я постучал пером по столу, рассматривая царапины на нём и небольшие сколы. - Ведь если рядом с такими детьми не будет мага в нужный момент… Сколько вообще страдающих черной хворью в Ромене?
        - На этот вопрос могу я ответить. - Все глянули тут же на священника. - Взрослых, которые больны около десяти. А детей не так много, всего трое. Когда в городе жил мастер Коум, то почти всех инициировал он. Этих он не успел по разным причинам. Те, кто успешно проходил инициацию, обычно почти сразу уезжали в столицу. Эти люди находятся в нашей церкви, мы о них заботимся.
        - Я хочу увидеть их, - я отбросил перо и встал.
        - Прямо сейчас, ваша светлость? - засуетился глава.
        - Почему нет?
        - Поздно уже, ночь на дворе.
        Я глянул в сторону окна, признавая его правоту. На улице действительно было темно, но на меня как обычно напало нетерпение.
        - И что с того? Бандитов мы посадили под замок. Стража не дремлет. Тем более со мной мои люди. Не стоит волноваться, с нами ничего не будет. Да и будить больных мы не станем, я всего лишь посмотрю на них, и все.
        Священник просто кивнул и пошёл на выход. Глава тут же засуетился. Разводя ненужную, но весьма кипучую деятельность.
        На улице была такая темень, что хоть глаз выколи.
        Надо будет потом освещение какое-нибудь придумать. Вот придумаю светильники и навешаю на улицах облегченные варианты. Сопрут? Так стража на что? Путь ловят, работают, хлеб свой отрабатывают, а то никакой культуры тут.
        Белые одежды священника были хорошо видны, даже странно, неужели что-то добавляют в ткань, чтобы она немного фосфорицировала? Мало ли какие тут травы растут, вдруг сок одной из них может светиться в темноте.
        Город был тих. Людей на улицах не было совершенно. Что и не удивительно. Встряхнули мы этот городишко основательно. Да и до этого больше половины жителей уехали.
        - А кому в городе принадлежат дома? - спросил главу, чуть оборачиваясь назад.
        - Людям, конечно же. Они всего лишь платят ежегодный взнос в казну. Но не все дома принадлежат людям, много таких, которые числятся за городом. Обычно город отбирает дом, если человек на протяжении пяти лет не выплачивает взнос. Естественно, сначала предупреждаем, а потом выселяем. Таких домов довольно много. А что такое? Что-то не так?
        - Нет, все нормально. Для лечебницы подберите как раз один из таких домов. Если такого большого не найдете, достройте или же соедините два стоящих рядом.
        Глава что-то там недовольно пробурчал, но я не обратил внимания, так как наступил в очередную лужу. Пару дней снова шли дожди, поэтому улицы города представляли собой сплошное месиво.
        Церковь, в отличие от остальных домов, была высокой и даже выкрашена в какой-то белый цвет. Священник обогнул её. Я натянул капюшон на голову и перешёл на магическое зрение. Подумав немного, накинул на лицо отводящее глаза плетение, которым пользовался в столице.
        Чем-то погремев, священник со скрипом открыл тяжёлую дверь. Я невольно поежился - атмосфера была жутковатой. Особенно если учесть, что за дверью ступеньки вели вниз. Хорошо хоть паутины не было. Пошарив рукой по стене, Доминик нашёл лампу и сразу поджёг её. Оранжевый свет тут же принялся дрожать, пуская по стенам причудливые тени. Глава города позади сглотнул. Кажется, он даже икать начал.
        Спускаться пришлось не так уж и долго. Буквально с десяток ступеней и мы оказались в комнате с несколькими дверями.
        - Они ведут в разные коридоры. В одном спальни для взрослых, в другом для детей. Кого вы хотите посмотреть для начала.
        - Давайте взрослых, - ответил я, отворачиваясь, так как священник чуть ли не в лицо совал мне свою лампу, хмурясь при этом и иногда потряхивая головой.
        - Хорошо, - ответил он, отвернувшись. Я же вздохнул. Чуть капюшон мне не подпалил! Он открыл дверь, ведущую в коридор, в котором были выкрашенные всё той же белой краской двери. Низкие, с небольшими отверстиями сверху. - Открывать?
        Я пригляделся, замечая, что каждая закрыта на засов. Как тюрьма, в самом деле.
        - Не стоит, - откликнулся, подходя к двери. Прилипнув к небольшому отверстию, пошарил глазами по небольшой комнатенке. Метра два на два, не больше. Я бы в такой точно свихнулся. Около противоположной стены стоял топчан, на котором, скрючившись, лежал человек. Я не видел ни то, как он выглядит, я даже пол его не стал разбирать, так как мне не это было важным. Его очаг, вот что меня волновало!
        Если вспомнить очаг магов, то магия из него выходит наружу. Если вспомнить мой не совсем очаг, но это неважно сейчас, то магия в него, наоборот, вливается. Очаг же этого бедолаги напоминал разрезанный с одного края плод, который раскрылся. Чтобы вы поняли, о чём я, представьте себе резиновый мячик. Потом этот резиновый мячик разрежьте с одного бока и немного раскройте, словно хотите вывернуть мяч наизнанку. Вот примерно то же самое было и с очагом этого человека. Энергия и вливалась в него и выливалась. Я бы хотел посмотреть, что происходит с его мозгом, но, увы, я не рентген, могу видеть только магию.
        - Я заберу этих людей.
        - Простите? - священник явно был очень удивлен.
        Я же отключил зрение, откинул капюшон и глянул ему прямо в глаза.
        - Я заберу этих людей в свой замок.
        - Но…
        - Вам они для чего-то нужны? Просто лежат тут, объедают вас. Разве церкви не будет легче, если заботу об этих бедолагах на себя возьмет кто-то другой? Кто-то, кто сам однажды справился с подобной болезнью.
        - Ну, если вы ставите вопрос так, то конечно…
        - Вот и славно. Завтра с утра мы выезжаем, людей с лошадьми и телегами я пришлю.
        Накинув капюшон обратно на голову, обошёл священника и поспешил на выход. Просто у меня появилась одна идея, которую я хотел воплотить в жизнь как можно скорее. Если эта идея окажется верной, то одной загадкой для меня станет больше. Возможно, я смогу найти хоть какие-то ответы в тех книгах, что были в башне.
        С утра мы наконец выехали в свой замок. Я оставил главе инструкции, как меня можно найти, что ему надо делать в ближайшее время, а сам поспешил в свой замок, увозя с собой тринадцать человек, которым, я надеюсь, смогу помочь.
        - Милорд, почти дома, - сказал Хан, который с города почти ничего не говорил, только поглядывал на меня сочувствующе и молчал.
        - Да, Хан.
        Увидев свой замок я, честно говоря, обрадовался. Везде хорошо, но дома как-то лучше. Всё-таки за то время, что я провёл в этом мире, я как-то уже и привязался к этому месту. Подъезжая, перешёл на магзрение, проверяя плетение. Работает.
        - Едут, - ко мне подъехал Аболье на своем немного бешеном жеребце. Почти сразу рядом с ним появился Бодор, который с моего согласия стал охранять нашего весьма рискового командира.
        На самом деле нас уже давно встретили несколько человек, которые были сегодня на дальнем дозоре, но, понятное дело, никто о нас докладывать не стал - свои же. Тем более хозяин едет. Ребята хотели, конечно, но я запретил, решив сделать сюрприз.
        Все оказалось дома нормально. Нам навстречу буквально вывалились из ворот Варон с Митроном. Следом за ним с криками и оханьем вбежали Аделаида и Матильда. Все смеялись, что-то говорили, я тоже улыбался, чувствуя, что рад видеть этих людей живыми и здоровыми. Прибежал народ из деревни, все смотрели, здоровались, выкрикивали пожелания доброго здоровья. Меня пьянили эмоции радости и счастья, которые потоком лились в мою сторону. Я даже никогда не подозревал, что кто-то будет так рад меня видеть. Сам я тоже улыбался, похлопывал некоторых по плечам, обнял Аделаиду и Матильду. Пригласил всех вечером на пир, впервые даже не подумав, что придётся потратиться.
        - Ох, милорд, а это кто? - спросила, вскинув руки Матильда, когда заметила жмущихся в страхе людей на тележках. Видимо, их напугал наш гомон, раз они все выглядели испуганными птенцами.
        - Они больны черной хворью, Матильда, размести их где-нибудь пока что, я чуть позже подойду. Аделаида, корми людей. Кстати, наши-то приехали?
        - Тут мы, милорд, - крикнул один из парней, поднимая руку вверх.
        - Чуть позже подойдёте, отчитаетесь, как добрались. А лучше давайте завтра. Сегодня уже некогда будет. Скажи только, нормально доехали?
        - Нормально, милорд, - ответило мне сразу несколько человек.
        - Вот и отлично.
        - Милорд, лошадь, - тут же рядом нарисовался Филька, который светил фингалом под глазом.
        - Кто это тебя? - спросил, усмехаясь.
        - Да, - отмахнулся он, шмыгнув носом. - За дело.
        - Ну, раз за дело, тогда ладно.
        Оставив позади шумный двор, ушёл в замок. Поднявшись в свою комнату, встал посреди неё и вдохнул знакомый запах. Странно, я жил тут всего ничего, а ощущаю себя так, будто это место и правда всегда было моим домом. Наверное, память Наяля играет со мной в очередной раз. Скинув плащ, лег спиной на кровать и раскинул руки в стороны. Надо и тут делать ремонт. Хоть замок, благодаря обновлённому плетению и выглядит как новый, вот только старая мебель да драные гобелены портят весь вид.
        Зевнув, перевернулся на бок и прикрыл глаза. Неожиданно даже для самого себя уснул, хотя спать вроде как не хотел, видимо, мне всё-таки следовало закрыться во дворе от столь бурлящих эмоций.
        - Милорд.
        Я открыл глаза и резко сел, осматривая полутемную комнату. Над кроватью стояла Матильда с лампой и смотрела на меня.
        - Да? - спросил, хмурясь и пытаясь понять, что я, кто я и где вообще я. Спросонья мозг не хотел работать в прежнем режиме.
        - Вы заснули, милорд, но помните, вы просили позвать вас, когда люди с черной хворью разместятся. Правда, я разбудила вас чуть позже, но пир будет только через пару часов.
        - Да, спасибо, - я встал, потер лицо, пригладил одежду и зевнул. - И где разместили их?
        - Я покажу, - Матильда улыбнулась. Меня будто теплым воздухом обдало эмоциями умиления, гордости и радости. - Говорят, вы теперь граф, милорд.
        - Ага, граф, - буркнул я, вышагивая следом за травницей, которая долгие годы возилась с больным тогда Наялем.
        - Разве плохо? - спросила она, заметив нотки недовольства в моём голосе.
        - Хорошо, наверное, только вот проблем с этим титулом прибавилось значительно.
        - Ничего, вы ведь умный, как и ваш отец. Я уверена, для вас, милорд, это и не проблемы вовсе. Вот и людей этих вы сюда привезли, а ведь они действительно проблема. Я помню вас, ой, как тяжело с одним-то, а тут целых тринадцать. А ведь привезли, значит, для вас они и не проблема вовсе. Вы очень добрый, милорд, спасибо вам.
        - За что? - спросил удивлённо, не совсем понимая, как из одного вытекло другое. Вроде говорили о проблемах и их серьезности, а закончили почему-то добротой.
        - Другой бы на вашем месте даже не взглянул в их сторону, а вы не только озаботились, но и взяли на себя заботу о них.
        - Подожди, Матильда. Думаю, ты не так все поняла. Я привез этих людей сюда только потому, что мне кажется, что я могу помочь им.
        - А я вам про что? Говорю же, добрый вы, милорд. Неужели и правда можете от хвори этой избавить? Это скольким же людям в мире вы сможете тогда помочь! Ведь сколько таких бедных маются, не имея возможности избавиться от черной хвори. А сколько родных их страдают, видя, как мучаются их любимые и близкие. Мне даже чуточку страшно, милорд. Обычно просто так такое Создателем не даётся. Раз наделил он вас силой такой, то и спрос будет очень большим.
        - Знаю, Матильда, знаю. Да еще пока что ничего не известно, может, и не смогу ничего для них сделать.
        - Вот и пришли, - она приподняла лампу чуть выше и открыла дверь в одну из комнат в замке.
        Я вошёл следом за ней, быстро окидывая взглядом комнату. Люди в ней вели себя, как маленькие дети. Играли с непонятно откуда взявшимися игрушками, пускали слюни, что-то курлыкали себе под нос и выглядели при этом совершенно безобидно. Мне кажется, они даже веселыми были.
        Я рассматривал каждого из них, подмечая, что кто-то старше, кто младше, несколько подростков, и трое совсем еще дети, десяти, наверное, даже нет. Совсем старых не было, самому взрослому на вид лет тридцать, не больше. Женщина. Полноватая, волосы коротко подстрижены, платье самое обычное, как и лицо.
        И? На ком попробовать? Думаю, всё-таки стоит с того, кто взрослее. Вдруг чего не так сделаю, так хоть не ребенка угроблю. Конечно, я осознавал, что у меня может ничего не получиться и человек попросту умрёт. Я мог бесконечно готовиться, но тренироваться мне было попросту не на чём и не на ком, так что единственный выход - делать всё прямо на пациенте.
        Я почти потянулся нитями к очагу одного из парней, как тут же отдёрнул их. Нет, сначала я прочту книги. Вдруг там будет что-нибудь об этом. Хватит мне уже лезть везде непроверенными способами. Это до этого мне всегда везло, а сейчас у меня есть источник информации, есть люди, которые нуждаются в помощи, так что вперёд и с песней. Конечно, проще сунуться, а потом посыпать голову пеплом, заверяя, что я, мол, не знал. Теперь, когда я могу прочесть эти книги, отговорки, вроде мне неоткуда взять знания, больше не будут работать.
        - Матильда.
        - Да, милорд?
        - Присмотришь за ними несколько дней, мне нужно проверить кое-что.
        - Конечно, милорд, присмотрю. Вы будете здесь? Мне нужно помочь Аделаиде с пиром. Там, конечно, есть Жанжак, но лишние руки не помешают.
        - Да, я побуду тут немного, а потом буду в малой гостиной. Книги же мои никуда не убирали?
        - Нет, милорд, все на месте. Отвару вам туда принести?
        - Принеси.
        Матильда поклонилась и вышла из комнаты. Я наблюдал за очагами этих людей, понимая, что моя догадка должна быть верна. Очаги не взрываются, они по какой-то причине пытаются вывернуться. Думаю, если при инициации происходит разрыв очага, он стремится вывернуться, а маг, видимо, неосознанно сдерживает края, не давая очагу сильно раскрыться. Вполне может быть, что такое кратковременно, потом очаг успокаивается, дыра зарастает, и получается обычный маг. А что будет, если очаг вывернется полностью? Магия пойдёт внутрь! Как у меня! То есть мой очаг, по сути, вывернутый наизнанку обычный очаг мага.
        Что же это получается, что каждый потенциальный маг стремится стать плетельщиком? А это ли отличает нас от обычных магов? Не думаю. Разница между нами в том, что я могу видеть, а они нет. Но может быть, вместе с вывернутым очагом приходит магическое зрение. Зачем вообще очаг стремится вывернуться наизнанку? Это придумано изначально или же какой-то сбой в системе?
        Теперь главный вопрос, что, если вернуть их очаги в то состояние, в котором они должны быть? Например, я верну их так, как они были до этого. Станет ли такой человек магом? Придет ли в себя? А если вывернуть очаг до конца и позволить ему соединить края? Что будет в этом случае?
        Вопросов, как всегда, очень много, и я даже знаю, где можно попытаться найти ответы.
        Повернувшись, вышел из комнаты, закрывая её на всякий случай на засов. Я даже не заметил, что смотрел всё это время магическим зрением, наверное поэтому Матильда и не оставила для меня лампу.
        В малой гостиной уже уютно потрескивал камин - хоть и лето, но в замке прохладно, - горели лампы везде, а на столе дымился горячий отвар. Никого тут не было, но мне и не нужен был никто, хотя стоило мне подойти, как с той стороны я отчётливо ощутил Хана.
        Перетаскав все книги с полок на стол, принялся вчитываться в названия. Поначалу было сложно, но с каждым словом я понимал всё лучше. Меня до сих пор удивляло такое, и я чувствовал восторг от возможностей, поэтому позволил себе немного восхититься мысленно магами прошлого, но быстро взял себя в руки и принялся перебирать книги.
        В той куче, что была у меня, не оказалось ни одной по начальной магии. Даже ничего средней сложности тоже не было. Всё слишком сложное, хотя понять, если поковыряться, было вполне реально. Тем более что раньше я и вовсе ориентировался только по рисункам. Но, несмотря на всё это, удача не оставила меня. В одной книге, название которой звучало так устрашающе, что я поначалу засомневался, что это книга о магии, было написано про очаги. Очень много про них, вся книга была посвящена работе с очагами. Я быстро пролистал её, заинтересовавшись строчкой в самом конце.
        «Не стоит забывать, что магов с искрой Арканы очень и очень мало. Нужно понимать всю важность такого состояния».
        И снова эта Аркана. Второй раз встречаю про неё, но так и не понял, что это или кто это. Здесь тоже не было ни одного намёка или пояснения.
        Хотел было поглядеть остальные книги на предмет этих таинственных Аркан, но потом отбросил эту мысль, решив, что сначала разберусь с очагами.
        Как я и думал, ничего простого в этом не было. Очаг действительно во время инициации открывался и стремился вывернуться наизнанку. Если все проходило удачно, и если у мага была искра Арканы, то получался маг-плетельщик. Конечно, не сразу, так как долгие годы ему приходилось следить за своим очагом, развивать зрение и еще много всего. Если же очаг оставался не вывернутым, то получался обычный маг. Но даже так, ему необходимо было работать со своим очагом.
        Это я пересказываю вкратце. В книге же много было посвящено разным методам работы с очагом, всевозможные примеры, рисунки, пояснения.
        Так вот, когда начиналась инициация, то маг-плетельщик помогал очагу вывернуться, а затем с помощью нейтральной магии как бы зашивал очаг, который потом и сам приходил в норму. Было описано, что делать, если прошла инициация, и маг остался в пограничном состоянии. Оказывается, человек не сходил с ума в прямом смысле слова, просто раскрытие очага весьма болезненный процесс, и не всегда человек способен вынести такое, поэтому магия как бы ограждает мозг от реальности на время, пока очаг не придёт в норму. Можно сказать, те люди попросту застыли во времени, по крайней мере мысленно.
        Но на этом хорошие новости заканчивались. Оказывается, если очаг находится в таком состоянии очень долго, то даже, если его привести в порядок, магом такой человек уже не станет. Очаг просто потухнет со временем. А вот если прошло не так много времени, то вполне может получиться. К сожалению, сроки были указаны совсем смешные - неделя. После истечения этого срока, при приведенном в порядок очаге, человек приходит в себя. И в третий раз было написано, что при длительном пограничном состоянии, даже если искра Арканы и существовала, то она попросту растворяется. Так же было написано, как распознать эту самую искру у магов, которые проходят инициацию. Мол, если эта искра есть, то очаг надо выворачивать, если её нет, то вывернутый очаг даже опасен для человека. Так вот, если искра есть, то весь очаг словно покрыт жемчужным налетом или же дымкой.
        С этим разобрался, еще бы понять, что же всё-таки такое эта Аркана.
        Глава 5
        - За нашего графа!
        - За милорда!
        Я сидел на стуле в большом зале и улыбался, смотря, как мои люди веселятся. Конечно, здесь были только воины, Матильда, Аделаида и Матис, но судя по звукам с улицы, деревенские тоже неплохо проводили время. Служанки так и порхали, подливая непонятно откуда взявшееся вино. Да подкладывая мужчинам куски пожирнее да посочнее. За что получали шлепки по задницам и громогласный смех. А те и не были против, тоже смеялись и иногда им удавалось настучать по рукам слишком медлительных раззяв.
        Я приподнял кубок вверх, а потом слегка пригубил из него. Пить я до сих пор не любил, но в нём все равно был клюквенный сок. Аделаида с Матильдой хорошо знали о моей нелюбви к алкоголю.
        Долго я, правда, засиживаться не стал, попил, поел, принял поздравления и ушёл. К тому времени люди приняли уже ни один кубок вина, так что мало кто заметил мой уход.
        Пока шёл в сторону своей комнаты, размышлял, где взяли столько посуды. Единственное, что приходило в голову, это те обозы из замка Фабьен. Посуда была добротной, не слишком изящной, но довольно крепкой. Такую в деревне не найдёшь.
        В комнате сразу ложиться не стал, посидел, подумал, а потом резко встал и пошёл к больным. Поначалу я хотел на чём-нибудь потренироваться, яблоко, там, зашить нейтральной магией или же ещё что-нибудь придумать, но сейчас мне стало понятно, что я даже не представляю себе, как всё должно происходить. Сложно ли вернуть очагу первоначальное состояние? Упругий ли он или, может, будто кованое железо? А может, мягкий, как сыр или кусок свежего мяса? С какой силой надо на него воздействовать? Будет ли он сопротивляться или нет? То есть мне надо было хотя бы немного потрогать, ощутить, как он себя будет вести.
        В коридорах замка было темно, зато не стояла привычная тишина. Из главного зала и с улицы слышны громкие голоса, смех, даже ругань. Кажется, кто-то даже начал петь. Не удивлюсь, если сейчас какой-нибудь местный музыкальный инструмент притащат. Пусть веселятся. У людей не так много радостей, да и таких дней почти не бывает. Надо ввести какие-нибудь праздники, что ли. Хотя, наверное, они тут и так должны быть. Надо будет узнать подробнее насчёт этого. Работать без продыху человек не может.
        Дойдя до нужной мне комнаты, открыл её и вошёл. В ней было темно, но мне свет и не требовался, так как магическое зрение весьма в этом выручало. Давно заметил, что мир преображается при нем, будто в глаза встроены камеры ночного видения. Хотя, по-моему, при них мир серый, а у меня такой же цветной, даже ярче, чем обычный. Из-за множества чуть светящихся магических нитей.
        Больные по-прежнему вели себя, как маленькие дети. Кто-то, правда, уже спал, свернувшись калачиком прямо на полу. Другие просто сидели, уставившись в одну точку, словно в трансе. А третьи и вовсе играли с разными предметами, которые, видимо, оставила для них Матильда. Что за предметы? Например, небольшой кусок дерева или же короткая веревка. Смысла в этих «игрушках» не было никакого, но, кажется, им не нужен был смысл, им надо было занять чем-нибудь свои руки. А еще были такие, кто ходил из угла в угол, мычал что-то и пускал слюни.
        Женщина, с которой я решил начать, спала. Я подошёл к ней и присел на корточки. Во сне она казалась такой безмятежной и умиротворённой. Я не стал её будить. Встал, обошёл её и сел на кровать.
        Её очаг был вывернут сильнее, чем у остальных. Чем это было обусловлено, непонятно. То ли изначально так вышло, то ли очаг продолжает выворачиваться на протяжении длительного времени, не останавливаясь.
        Сконцентрировавшись, потянулся в сторону её очага нитями. Мне кажется, мои нити медленно, но верно начинают белеть. Раньше их зеленый цвет был более насыщенным, сейчас же они были светло-зеленого цвета с мерцающим жемчужным отблеском. Сколько именно у меня нитей, я никогда не считал, но могу сказать, что очень много. Тысяча? Две тысячи? Когда мне станет совсем скучно, я посчитаю.
        К открытому очагу я прикасался так осторожно, будто боялся, что мои нити разъест кислота, но никаких неприятных ощущений не испытал. И в какую сторону его вертеть? Очаг почти вывернулся, так что помогу ему немного.
        Я не скажу, что было просто. Наоборот, чтобы закрыть очаг полностью, мне потребовалась вся ночь. Я весь вспотел, измучился, изнервничался, но сомкнул края. У меня тряслись руки, и нервы давали сбой - эта работа слишком медленная, ювелирная и требует полной концентрации внимания. Я хотел пить, в туалет, и вообще, с радостью бы пошёл и помахал лучше мечом, но мне надо было закончить.
        Если говорить о моей пациентке, то она всю ночь пролежала молча. Я даже испугался, что она умерла, но оказалось - без сознания. Присмотревшись, понял, что её голову окружает тонкая и почти прозрачная дымка, сотканная из тончайших нитей нейтральной магии. Что это и откуда, я так и не понял. Сам я ничего подобного не делал. Хотел было посмотреть у других, но не стал отвлекаться. Только позже вспомнил, что это такое.
        Если кто-то думает, что достаточно соединить очаг, как бы зашить его, и дело сделано, то он глубоко ошибается. Нужно было еще держать очаг в таком положении, пока его края не схватятся и не срастутся, иначе он мог попросту снова раскрыться, порвав все нити. И это могло быть очень опасно, так как нити не такие уж и хрупкие - они могли бы вырвать куски из очага, как бы «разлохматив» его края. Тогда вернуть его в прежнее состояние было бы еще сложнее.
        Именно поэтому я еще до обеда сидел неподвижно, дожидаясь, пока края схватятся. Я помню, как оторвал нить мастеру Лорету. Если кто забыл, этот сухонький старичок огненный маг, который решил писать книгу о магии. Я ему еще рассказал, как на самом деле действует магия. Так вот, когда я ему оторвал нить, то восстанавливаться она начала с большой скоростью. Но одно дело оторванная нить и совсем другое располовиненный очаг.
        Я вообще, честно говоря, в небольшом недоумении. Получается, что очаг как бы пуст на самом деле. То есть внутри него нет никакого органа, который генерирует магию? Или же он разрушается, когда очаг начинает выворачиваться? Хм, если подумать, то маги ведь, по идее, просто управляют стихиями с помощью своих нитей, но и магию они вроде как излучают. Ведь светятся же их очаги. Значит, внутри очага что-то всё-таки есть. Магия ли это, пока что не совсем понятно.
        Не знаю, как у других, но вот в моем коконе-очаге внутри точно что-то есть. Иногда многие знания, - многие печали.
        Отпускал я очаг женщины медленно и аккуратно. Нить за нитью, внимательно следя, чтобы края не расходились. На это ушло еще несколько часов. Когда я полностью убрал свои нити, то едва не застонал от того, что всё моё тело буквально моментально дало о себе знать. Заболели глаза, голова, спина, закололи ноги и руки. Я молчу уже о том, что мне жутко хотелось пить и в туалет.
        Прикрыв глаза рукой, посидел так с минуту, а потом медленно, жмурясь и морщась, открыл их.
        Рядом на стуле сидела Матильда, которая тихо кемарила, склонив голову набок.
        - Милорд, - тихо позвал Хан, стоящий около двери. - Как вы?
        - Нормально, - просипел я, пытаясь встать.
        - Где я?
        Я замер. Хан перевёл взгляд с меня на женщину, которая, приподнявшись, со страхом смотрела на него. Матильда тут же встрепенулась. Сначала хотела проверить, как я, но заметив мой кивок, бросилась к женщине, принимаясь что-то ей ворковать.
        Дальше я не слушал и не смотрел. Кое-как поднявшись, чуть ли не по стеночке поплёлся туда, где желало быть моё тело больше всего. Потом был самый обильный обед в моей жизни и сон, длившийся почти сутки.
        Когда я проснулся, то чувствовал себя так, словно заново родился. Не скрою, я был весьма доволен собой, особенно когда Матильда подтвердила, что женщина в порядке. Единственное, умственно она так и осталась маленькой девочкой. Всё верно, если инициация обычно проходит в юном возрасте, а магия останавливает для мозга время, то неудивительно - для нее этих долгих лет беспамятства не было вообще.
        - С этим я ничего поделать не могу, - ответил Матильде, когда она спросила об этом. - Она полностью здорова. Со временем она будет взрослеть, как и обычный человек. Просто представь, что она всё та же десятилетняя… Или сколько ей там было лет во время инициации?
        - Девять, милорд.
        - Значит, та же девятилетняя девочка, просто во взрослом теле. Со временем её мозг разовьётся до нормы. Вероятно, это произойдет быстрее. Конечно, это сложно, вот так вдруг стать взрослой, но тут я уже бессилен.
        - Так обидно, милорд, она потеряла больше двадцати лет. Но даже так, уже то, что она хотя бы сейчас сможет жить нормально, просто чудо. Я бы благодарила Создателя, но я сидела с вами всю ночь и почти весь день, так что знаю, что благодарить этой девочке и мне нужно не Создателя, а вас, милорд.
        - Создателя поблагодари, - сказал я, накидывая на себя чистую рубашку. - Всё-таки всех нас сотворил именно он и сила мне дарована им.
        - Вы правы, милорд, - Матильда склонилась и отчего-то застыла. Я хотел было спросить, что с ней, но заметил, как по щекам старой уже женщины текут слезы.
        Успокаивать я никогда не умел, поэтому как-то неловко погладил её по плечу и вышел, понадеявшись, что она сама успокоится. Мне навстречу попалась Аделаида, которая несла какие-то булочки в сторону комнаты с больными. Уйти я ей не дал, отправил успокаивать Матильду, сам же пошёл на кухню - уверен, Жанжаку есть чем меня покормить.

* * *
        Я прохаживался перед своими людьми, всматриваясь в суровые лица.
        - Итак, недавно мы все веселились, но постоянного веселья не бывает. Как вы знаете, наш славный король даровал мне титул графа. Это всё просто замечательно, и мы с вами не одним кубком возблагодарили нашего мудрого короля за такую честь, но кроме чести титул несёт с собой и ответственность. За земли и за людей. Теперь мне нужно будет следить не только за своим замком и небольшой деревней при нём, но еще за двумя замками, за двумя городами и за десятком деревень. И все это не просто строения, это люди, которые там живут. Их надо защищать, давать работу, чтобы они могли получить деньги и купить на них еду, одежду и прочие нужные им вещи. Кроме этого, титул это обширные земли, за которыми нужно следить и как-то приспособить, чтобы они просто так не стояли, зарастая бурьяном и лесом. Вы же понимаете, что один я не справлюсь?
        Я замолчал и глянул на людей, пытаясь увидеть, понимают ли они вообще, о чём я, или нет. Самое смешное, что в эмоциональном плане эти олухи до сих пор ощущали за меня гордость, а иногда я мог уловить нотки, похожие на идолопоклонничество. Но даже так, кажется, их слишком раздутую гордость за своего лорда я мог немного притушить, намеками, что граф это не просто громкий титул, а целая прорва работы, часть которой я собирался переложить на их плечи.
        Многие закивали, переглядываясь.
        - Отлично. Вы всё понимаете. Первое - замкам Фабьен и Тьери необходима защита. Так что по пятнадцать человек отправятся туда, плюс командир для каждой группы. В Фабьен поедет Варон. В Тьери командиром будет Бодор. Аболье останется командиром при замке Давье. Плюс он будет главным. Бефур, отбери по пятнадцать человек Варону и Бодору. Я надеюсь, все, кто отправится в другие замки, не забудут, кому именно они служат, и не посрамят мою честь недостойными поступками? Если узнаю, а я узнаю, будьте уверены, то наказание будет таким - вспоминать будете всю жизнь. Запомните, люди графа Давье это не пустой звук! Вы должны быть той силой, на которую я, ваш лорд, смогу опереться в трудное время. Той силой, услышав о которой, любой человек будет знать, что он под защитой, и с ним никогда не поступят бесчестно. Я думаю, что здесь собрались неглупые люди, и мне не хотелось бы в ком-то из вас разочаровываться.
        Второе - Ромен будут патрулировать время от времени, как люди Аболье, так и люди Бодора. Сальмон в полной ответственности Варона. Наведывайтесь туда чаще, присматривайте за порядком, помогайте стражникам. Надеюсь, мне не стоит говорить о том, что нужно будет следить за ближайшей территорией. Там не так уж и далеко, так что можно будет пятёрками патрулировать.
        Третье - мне необходимо знать, сколько в моём графстве всего людей, каково состояние их здоровья и платежеспособности. Сколько мужчин, женщин и детей. Десять человек вместе с Матисом отправятся делать перепись населения. Список того, что именно мне нужно знать, я дам Матису. Аболье, выбери этих десять человек, которые поедут с нашим управляющим. Конечно, включи туда Отиса.
        Четвертое - это горы. Мы же не думаем, что зачарийцы будут сидеть паиньками? Я вот не думаю. Пятнадцать человек отправятся в горы. Поставите опорные пункты, будете следить за перевалом, тропинками, патрулировать местность. В общем, не мне вас учить. Главное, обо всем подозрительном сразу же докладывать в замок. Помнится, в прошлом году были люди, которые следили за зачарийцами с той стороны гор. Бефур, прими это к сведенью, и пусть они войдут в отряд, если, конечно, сами не против. Так же на их ответственности дед Роин. Дров ему там наколите, воды натаскайте, избушку его подправьте. Не знаю, что еще. Что скажет, то и сделайте, в общем.
        Оставшиеся будут патрулировать границы графства. Говорите с людьми, выясняйте обо всех подозрительных явлениях, случаях, необычностях. Если будут встречаться посторонние, то нужно будет выяснить, кто такие, что тут делают и с какими такими целями шастают по чужим землям. Если что, всегда можно привезти ко мне, я сам разберусь.
        Хм, в моём графстве есть еще два барона, пока что к их землям не приближайтесь. Надо сначала узнать, что они из себя представляют. Старайтесь не задевать их людей, в вооружённый конфликт не вступать, только при крайней необходимости, если другого выхода не будет.
        В замке Давье останется сам Аболье и пятнадцать человек.
        Если кто-то что-то не понял, командиры вам разъяснят. На этом всё, буду надеяться, что мы с вами продолжим и дальше плодотворно работать. И еще, после обеда подойдите к Матису, он выдаст вам ваши деньги за то время, что вы служите мне.
        После моих последних слов послышался одобрительный гул, который плавно перерос в восторженные восклицания. Всё правильно, деньги нужны не только мне, но и остальным людям.
        В малой гостиной отдал Матису все бумаги, в которых подробно расписал, кому и сколько заплатить. Пришлось расстаться почти с тысячей золотых, ведь все эти месяцы они работали на меня, не получая ни единой медной монеты. Только питались и только.
        Также отдал Матису деньги на мощение улиц Ромена и Сальмона. С этим, даже несмотря на то что денег было впритык, я тянуть не собирался, хорошо осознавая, что грязь в городах неприемлема. Чистые улицы, канализация, чистая вода, с этим нужно разобраться в первую очередь, так как людей и так немного, и терять их еще по такой причине совершенно не хотелось. А люди мне еще пригодятся. Я всем найду работу, чтобы не бездельничали. Когда человек работает, то у него в голове меньше всяких глупостей заводится.
        В города я и сам собирался в скором времени съездить, так как мне надо посмотреть, что делать со стражей. В принципе, мы немного проредили её, убрав совсем уж никчёмных, но мне нужно, чтобы охрана городов работала как часы, а для этого надо, чтобы там были надёжные и умные люди, хотя бы наверху.
        - Завтра можешь брать людей и выезжать, - сказал я Матису, подписывая последнюю бумагу. В ней говорилось, какую сумму необходимо потратить на мощение улиц. - После того, как отвезешь деньги, отправляйся делать перепись. Травницы, знахари, лесники, кузнецы, пекари, те, кто умеет шить, вязать. Всех указывай. Даже если человек умеет отлично пахать поле или собирать ромашки, тоже пиши. Мне надо знать, кто и что умеет, сколько в моём графстве тех же кузнецов, а сколько бездарей и бездельников. Им я тоже найду работу. Вот список, что именно мне нужно.
        Матис забрал из моих рук бумагу и вчитался. С каждой строчкой его брови поднимались всё выше.
        - Милорд, а зачем вам знать, сколько у вас хороших поваров?
        - Очень просто. Я надеюсь, что в скором времени наше графство будут посещать торговцы, а они будут останавливаться в тавернах, то есть в едальнях. Одна едальня на весь город это очень мало, даже две и то маловато. Надо будет отстраивать новые, туда понадобятся повара, подавальщицы, уборщицы, охранники. А кормить гостей города отравой никак нельзя. Так что нужны хорошие повара. В общем, работа всем найдётся. Так что меньше слов, больше дела. Иди, отдохни перед работой. Смотри, деньги не посей.
        - Как можно, милорд? - возмутился Матис, сгребая свои бумаги и выходя за дверь.
        Я же просидел еще какое-то время, пока не вспомнил кое-что важное, о чём забыл упомянуть. Встав, последовал за управляющим, которого нашёл готовящимся ко сну.
        - Милорд?
        - Ещё кое-что, Матис. Если встретишь больных черной хворью, отправляй их сюда в замок.
        Я задумался. Вообще, хорошо бы и всех детей в графстве поглядеть, может, кто из них и маг. А вдруг и плетельщик еще один отыщется. Но обычный человек не отличит простого ребенка от одарённого, это надо или мне смотреть, или опять же мага из столицы вызывать, чтобы он смотрел. Но если вызывать мага из столицы, то этот одарённый ребенок сразу же в столицу и отправится, а мне бы хотелось, чтобы в моём графстве были свои маги. Конечно, этот момент надо будет обговорить с Райнером, всё-таки маги это дополнительное военное усиление. Не всякий король пойдёт на то, чтобы просто так усиливать одного из аристократов. Так и до заговора недалеко. Конечно, мне плевать на корону и ни о каком заговоре речи быть не может, но в этом еще надо будет убедить Райнера.
        Да и если об этом прознают другие аристократы, то могут начать высказывать претензии королю, мол, ему можно, чем мы хуже. Конечно, небольшой процент магов живёт не только в столице, но и в провинциях. Правда, это капля в море. Что и говорить, если в нашем графстве раньше жил только один мастер Коум.
        Нет, не даст король магов. Слишком это рискованно для него. Как бы Райнер мне ни доверял, но он первую очередь правитель и будет думать о том, чтобы не дать слишком большую волю кому-то из своих людей.
        Жаль, придётся постоянно выписывать из столицы. Хотя одного точно можно выпросить, надо же кому-то ездить по графству и выискивать детей магов. Не самому же мне этим заниматься, в самом деле.
        - Милорд?
        - А? - я встрепенулся, поняв, что всё это время стоял, молчал и думал. - Задумался. Скажи главе Ромена, что я скоро буду у них. Всё, спокойно ночи.
        - Спокойной ночи, милорд.
        Вернувшись в малую гостиную, сел в кресло и снова погрузился в размышления, медленно при этом отпивая горячий отвар, который, видимо, принесла в моё отсутствие одна из служанок.
        Итак, магически одарённые дети. Думаю, что сначала посмотрю сам, а потом уже надо будет этот момент обговорить с Райнером.
        А как посмотреть? Хм, организовать какие-нибудь смотрины в одном из городов. Благо графство не такое и большое, пешком можно будет добраться с любого уголка спокойно. Дать время, например, месяц. А повод? Хм, мы же собирались открывать школы, вот пусть это и будет поводом. Мол, для школ набираем учеников. Если чьи-то дети не явятся, то их родители будут выплачивать штраф, но тут тоже надо будет действовать осторожно, а то вдруг ребенок не может прийти потому, что сидит с больной матерью, которую не может оставить, а мы им еще и штраф. В общем, главам городов в ближайшее время будет не до сна. Пусть работают, я им потом премии выпишу. Может быть, если деньги останутся.
        Кстати, о деньгах.
        У меня есть выбор, начать изготавливать стекло или же подумать над плетением светильника. Плюсы и минусы.
        И то и другое тут еще никто не делает. По крайне мере, в Хоноре точно. Если начать делать стекло, то для этого в первую очередь нужен кварцевый песок, негашеная известь и поташ. Но самое главное - это печь. Вот в этом вся загвоздка, я понятия не имею, как именно её сделать. Если сложить просто из камня, смесь засыпать в какие-нибудь глиняные горшки и топить, пока не расплавится? Можно, конечно, этакий метод научного тыка. Сам я этим заниматься точно не буду, так что нужно напрячь людей, дать основу, пусть экспериментируют.
        Пусть ищут песок, прокаливают известняк, жгут деревья на поташ. Всё равно работы в поле пока что окончены, так что пусть делом займутся.
        Я же сам почитаю книги, поищу, как сделать нормальный светильник. А то эта постоянная темнота уже надоела. Окна в замках небольшие, так что нормальные магические светильники, я думаю, пойдут просто на ура.
        Хм, я ведь хотел еще отопление у себя в замке нормальное сделать. Деревьев-то, как оказалось, тут много, но они ведь всё равно когда-нибудь закончатся. А чем топить? Хорошо бы найти болото какое-нибудь. Там этого торфа должно быть валом. Надо будет озадачить людей еще и этим.
        Камины эти годны только для тех замков, которые стоят в более мягком климате, при нашей зиме надо что-то серьезнее. Если посмотреть, то толщина стен вполне позволяет проделать внутри дымоход. Итак, ставим внизу большую печь, делаем в стенах этакий вариант дымохода, чтобы горячим дымом отапливать стены в нужных помещениях. Стены и так укреплены магией, но на всякий случай нужно добавить крепости еще немного. Не думаю, что будет сложность в том, где именно сделать этакую дымовую трубу. Главное, что разрушать стены мне совершенно не хочется, а значит, надо будет делать это с помощью мага земли. Интересно, он сможет ужать камень в нужных местах. В таком случае его и укреплять не надо будет, он и так, благодаря сжатию, станет крепче. Главное, чтобы не потрескался.
        Но вот опять, тащить сюда мага земли мне совершенно не хочется. Что ж, приедет, потренируюсь вместе с ним в рытье канализации и тогда приступлю к задумке. Если к тому времени ничего более интересного в голову не придет.
        На следующий день Аболье привел мне из деревни несколько человек. Самых смышлёных. Пришлось по полочкам разжевать им, что именно нужно. Идею поняли не сразу, но потом, когда я объяснил, что в итоге должно получиться прозрачная пластина, которую можно будет вставлять в окна вместо слюды, то глаза загорелись энтузиазмом. Велел пока что работать в пределах замкового двора, но если что-то у них будет получаться, то придётся выходить за пределы, так как устраивать тут завод у себя под носом совершенно не хотелось.
        Уже к обеду меня задергали, показывая то песок, то известняк, спрашивая, это ли или же опять промах. В итоге песок был найден на одной из рек, которая стекала с гор. Известняк подходящий нашли там же, обычные белые камни. Дерево пару человек жгли с самого утра.
        Неугомонные жители притащили даже деда Аима, который оказался печником. Объяснил, для чего нам нужна печь. Тот походил немного, подумал, а потом принялся гонять ребятню, чтобы натаскали ему камней подходящих. Не думаю, что печь из простых камней прослужит долго, но пока что нужен был хоть какой-то результат.
        Постройка печи работа не на один день, так что на время от меня отстали. Известняк можно и в обычных печах прокалить.
        Освободившись, с удовольствием засел за книги. За ними я проводили почти всё время, отвлекаясь только по мелочам. Я даже больных пока что оставил в покое, понимая, что на каждого из них надо очень много времени. После той женщины, которую деревенские забрали к себе, я вылечил только мальчика лет десяти. Вот сделаю хотя бы с десяток светильников, тогда займусь ими вплотную. Хм, нет, потом я поеду в Ромен. Ладно, посмотрим.
        Так как книг по начальной магии у меня не было, то основ я тоже не знал, но по оговоркам, выпискам, уточнениям кое-что понял. Если говорить вкратце, то местные маги считали, что магия - это не что-то отдельное от мира, а неотъемлемая его составляющая. Как энергия. Вроде как всё в этом мире состоит из энергии, то есть магии, просто иногда она принимает вот такой вот видимый магам-плетельщикам вид. Ничто определённое её не производит, она просто есть, как тот же воздух или вода в организме человека. Это не вода есть, а человек почти состоит из воды. Что-то вроде этого.
        Хм, учитывая, что и вода и воздух из ни откуда не берутся, то, лично я считаю, что магию всё-таки что-то производит, просто никто об это не знает. Либо же в самом начале зарождения этому миру был выделен определенный размер энергии, которая и циркулирует с тех самых пор, не исчезая, а просто перетекая из одного в другое.
        «Мир - океан магии, которая может принимать самые причудливые формы и виды. Человек, тоже часть магии, так же как и дерево, камень, воздух, птицы и всё остальное. Мы знаем точно, что магия мыслит, а значит, ничто не может доказать обратно, что человек не есть магия».
        Вот так вот. Магия умеет думать? Очень интересный взгляд на мир. Кажется, в моём прошлом мире тоже были мысли, что на самом деле реальности не существует, а реальность творит сам человек. Мол, его окружает бесконечное количество энергии, из которой он, благодаря своему разуму, и творит свою собственную реальность. Сам же при этом и являясь всё той же энергией, только обретшей разум. Думаю, тут что-то вроде этого, только вместо энергии выступает магия.
        Под утро, когда глаза слипались, а мозг отказывался воспринимать какую-либо информацию, я натолкнулся на одно плетение, которое, как утверждает автор книги, должно было давать людям освещение. Я поглядел на это плетение - кажется, сделать купол над замком было проще, чем это.
        Повздыхал, поёрзал на кресле и встал, отложив книгу в сторону.
        - Спать, - буркнул себе под нос и, едва волоча ноги, поплелся в свою комнату. Надо поспать пару часов, может тогда мысли устаканятся немного.
        Теория магии в этом мире напоминала чем-то философию, поэтому, чтобы понять её, необходимо вдумываться и пропускать через себя всё это. Полагаю, что совсем уж глупому человеку понять будет сложновато. Хотя бывают же люди, которым всё равно, как работает. Работает? Отлично, а как оно там работает и почему, не так уж важно. Собственно, большинство людей мыслят именно так. В этом нет ничего плохого, но и ничего хорошего тоже. Я и сам такой. Если что-то мне неинтересно, то разбираться я не стану, просто приняв работу как нечто естественное. А вот магия мне интересна, поэтому я в ней и копаюсь, пытаясь разобраться лучше.
        Как я и думал, просто уставший мозг отказывался нормально функционировать, именно поэтому то плетение показалось мне сверхсложным.
        Конечно. Провозился я с ним почти до вечера, да и результат, скажу я вам, меня совершенно не устроил - это не светильник, это светлячок, не больше. Пришлось ковыряться в книгах дальше. И не зря, понял, что именно делал не так. В итоге я провозился почти две недели, пока на выходе у меня наконец не получился светильник, который давал свет в течение почти десяти часов. Потом его надо было выносить на свет и «заряжать» на протяжении двух часов.
        Сделать светильник, который бы просто светился, мне так и не удалось. К тому же не вышло сделать так, чтобы он включался и выключался по желанию.
        Оставшись полностью недовольным своей работой, засобирался в Ромен - немного отвлечься, вдруг что-нибудь путное в голову придет.
        Конечно, просто так уехать мне не дали. Оказалось, те, кто выплавлял стекло, получили первые результаты. Получилось мутное, кривое, всё в пузырях, разной толщины, но сам факт того, что это вообще возможно, сильно вдохновлял людей. Мне кажется, вокруг той печи, которую собрал дед Аим, едва ли не приплясывали все: от стариков до детей.
        Я немного за ними понаблюдал и понял, что они на самом деле считают магов кем-то далеким от обычных людей. А тут, как сказал мне один из мальчишек, можно самим творить почти магию. Конечно, они и раньше видели, как из той же железной руды получается металл, но здесь обыкновенный камень и песок становились почти прозрачным стеклом.
        Похвалил, сказал попробовать поискать мел и прокалить его. Потом добавить вместо извести, может это улучшит качество получаемого стекла. Попробовать промыть песок, просушить его, вдруг в нём всё-таки попадается глина.
        Замок, кстати, значительно опустел. Уехал Матис с десятком людей. Варон со своими пятнадцатью. И Бодор тоже отправился в замок Тьери. Да и в горы ребята тоже давно ушли, как и так называемые пограничники. В замке остались лишь Хан, Аболье, Жанжак и еще человек пятнадцать. Я не считаю Матильду, Аделаиду и девушек-служанок.
        Собравшись, забрал воинов и поехал в город. За замок бояться нечего, его всё равно кроме наших людей никто не увидит. Что-то я с этим светильником совершенно забыл, что хотел вообще-то детей в города позвать, чтобы поглядеть, есть ли среди них маги.
        До Ромена было не так уж и далеко, поэтому вечером мы уже были в гостях у местного главы. Ромен, надо сказать, немного изменился за это время. Конечно, ни о каких пока что полностью выложенных камнем улочках речь не шла, но работа явно кипела.
        Я даже имя главы запомнил, правда, с его разрешения, сократил. Звали его Барзэлемитен. Кто, вообще, придумал давать такие странные имена? Будто не детей нарекают, а каких-то демонов, в самом деле. В общем, звал я его просто Барзэль. На мою просьбу сократить имя глава только обречённо махнул рукой и сказал, что полным его никто и не зовёт.
        Так вот, он рассказал, что деньги получил, показал мне бумагу, на которой записывал все траты. Прочитал, вздохнул. А ведь улицы еще и делать не начали, а денег почти не осталось.
        - Так вот, - поднял я волнующий вопрос. - По поводу школ. Надо детей с округи собирать. Искать тех, кто умеет читать, писать, считать, чтобы они хотя бы в первое время выступали в роли учителей. Здание подобрать под это дело. Но для этого нам надо знать, сколько вообще детей есть в графстве. Вот вы, Барзэль, знаете, сколько всего детей в Ромене?
        - Побойтесь Создателя, конечно, знаю, - ответил глава совершенно не то, что я ожидал услышать. - Сто двенадцать детей, возрастом от года до десяти лет.
        Хм, не так уж и много. Хотя тут города, что деревни в моём прошлом мире. Слишком мало заселен этот мир.
        - Отлично. Вот вам задачи на будущее время. До осени организовать какое-нибудь строение, где могут поместиться эти дети. Всех вместе сажать в одном помещении не самая лучшая идея. Дети будут отвлекаться друг на друга, никакой учебы. Разделить их человек по двадцать пять. Вот для каждой такой группы нужен человек, который будет обучать их счёту, письму, чтению. Это основные предметы. Хотелось бы, конечно, ввести еще какие-нибудь полезные предметы, но пока остановимся на этом. Учителям надо будет платить. Думаю, золотого в месяц достаточно. Это пока, а там поглядим. Как дела обстоят с лечебницей?
        - Травниц собираем, ваша светлость. Бабки старые не хотят с насиженных мест сниматься.
        - Уговаривайте. Нечего им по лесам да по деревням сидеть. Хотя, знаете, если в селе только одна травница, то оставляйте пока что. Не у всех есть лошади, чтобы быстро до города добраться, еще помрут, пока доедут.
        Детей, по крайней мере, городских Барзэль собрал. Поглядел я их. Увы, но никого магически одарённого не было. Все дети обычные люди.
        После Ромена съездил и в Сальмон. Там тоже отдал те же распоряжения. Глянул и детей, но и там полный ноль. Только сейчас я стал понимать, что магов в этом мире на самом деле очень мало. Считай два города, пусть и маленьких, просмотрел, а результата никакого. Остались, конечно, еще деревни. Надежда только на них.
        Не оставил без внимания и замки Фабьен и Тьери. Всё было в порядке, везде потихоньку шевелились, что-то делали. Мои люди встречали меня с улыбками, рассказывали, что и как. Оказалось, встретили их весьма радостно, так как без защиты воинов люди себя ощущали уязвленно.
        На обратном пути меня перехватили. Нет, не разбойники. Оказалось, что встречи со мной давно ищут оба барона, только вот никак выловить не могут. То я тут, то там, то уже чуть ли не в воздухе растворяюсь, а замок Давье так и вовсе найти никак не могут.
        Встретиться с ними решил в кабинете Барзэля в Ромене. Люди от них как раз меня перехватили, когда я мимо проезжал, стремясь попасть домой, так как у меня на самом деле появились идеи, как улучшить мой светильник.
        С одной стороны, я был рад увидеть наконец, так сказать, тех, кто будет платить мне ежегодную выплату, а с другой, уж больно хотелось приступить к работе.
        Одного из баронов звали Этьен Лотер, а второго Юрбен Гаетан. Оба, как оказалось, мужчины лет под шестьдесят, что в этом мире для обычных людей весьма и весьма много.
        Если описывать Этьена, то можно сделать это одним словом - колобок. Полный, лысый, на коротких ногах и с толстыми пальцами-сосисками. Именно он был дружен когда-то с моим отцом. И именно он занимается выращиванием пшеницы и овса.
        Юрбен был полной противоположностью Этьену. Высокий, статный, с усами, немного раздражённым и высокомерным взглядом, который он постоянно пытался хотя бы немного притушить. Не получалось. Но, как я мог потом убедиться, человеком он был неплохим, хотя и не без изъянов.
        Юрбен даже в войне недавней успел поучаствовать, вместе с сыном и внуком. Сын у Юрбена был один, как и внук, но мужчина полностью был уверен, что если война, то за юбками женщин негоже отсиживаться.
        У Этьена тоже был сын, но родился мальчик поздно, получился хилым и совершенно безынициативным. Зато старшая дочь родила внука, которому сейчас было чуть за двадцать. Вот он, как утверждал Этьен, его гордость и радость. Задира, но сильный, смелый. Дочь его была замужем за безземельным аристократом, поэтому жила вместе с мужем и сыном у них в замке. Пожаловался, что дочь постоянно ругается с матерью, ведь обе они видят своих сыновей будущими баронами.
        Юрбену с этим то ли повезло больше, то ли, наоборот, не повезло, но женщин в его семье не осталось - пару лет назад прошлась по окрестностям какая-то болезнь, которая и унесла жизнь его жены и жены сына.
        Если семейство Лотер занимались земледелием, то Гаетан разрабатывали крохотный рудник с серебром. Их владения тоже подходили вплотную к горам. Надо будет тоже озаботиться этим, а то столько гор просто так простаивают, по-любому там и золото должно быть, и серебро, и драгоценные камни. Изумруды там всякие, рубины. Владения Гаетан были самыми маленькими, и кроме этого рудника у них и не было толком ничего.
        Оба были весьма обеспокоены сменой власти, хотели знать, как именно их семей это коснётся. Когда я задал вопрос о том, знали ли они о происходящем, оба замялись. Этьен вытер небольшой тряпицей лысину и заглянул мне в глаза.
        - Понимаете, ваша светлость, врать нам не хочется, но поначалу никто об этом ничего не знал, да и потом были догадки, но это ведь только догадки, не более!
        - Верно, толком никто ни о чём не знал.
        «Или не хотел знать, закрывая глаза на происходящее. Своя рубашка ближе к телу. Интересно, они на самом деле думали, что война их не коснётся и зачарийцы оставят их в покое?» - добавил я про себя мысленно.
        - Ладно, что было, то прошло. Сейчас нам надо обсудить ряд вопросов, крайне важных. Первое - времена сейчас неспокойные, остатки зачарийцев разбрелись по Хонору и причиняют вред нашим людям. Мои люди присматривают за границей графства, чтобы никакие подозрительные и лихие людишки не тревожили покой обычных людей. Я хочу, чтобы ваши люди не мешали и не препятствовали им, если они пройдут по краю ваших земель. К тому же, если вдруг кто-то из них заметит что-то подозрительное, то надо незамедлительно докладывать моим людям. Второе - что касается ежегодной выплаты. Я делаю её единой для всех живущих в графстве - десятая часть от всего производимого, добываемого, зарабатываемого человеком. То есть, если вы собрали десять тонн зерна за год, будьте так любезны отдать мне одну тонну. Если же вы это зерно продали и вам заплатили за это, например, тысячу золотых, то сотня будет идти в графскую казну. Третье - если в ваших землях есть дети, которые болеют черной хворью, то их нужно направить в ближайший город. Четвёртое - на ваших землях не должно быть сирот, если такие имеются и не способны сами о себе
позаботиться, то их следует доставить в ближайший город. Пятое - в городах в скором времени заработают школы, так что все дети будут изучать письмо, счёт, чтение. Это пока что. Насчёт этого поговорите с главами Ромена и Сальмона. Дети после обучения могут вернуться в родное село, если им захочется. Шестое, Этьен, я бы хотел поговорить с вами насчёт вашего зерна и овса. Вы же его продаёте в столице?
        Оба барона явно были немного ошарашены моим напором, поэтому просто сидели и хлопали глазами. Когда же до Этьена дошёл смысл сказанного мною, он тут же оживился.
        - Да, ваша светлость.
        - Как вы смотрите на то, чтобы продавать всё мне? Цена будет немного ниже той, что дадут вам в столице, но зато вам не надо будет платить за наем воинов для охраны, за фураж для лошадей, за время, потраченное в пути, ведь бывает так, что пока везете, часть из-за дождей может испортиться.
        - Намного ниже?
        - Хм, давайте посчитаем.
        Этьен оказался тем еще торгашом, но мне всё-таки удалось добиться своего. Теперь мне не надо будет искать постоянно, где купить фураж для скотины. А из пшеницы можно будет печь тот же хлеб. Если у нас будут школы и лечебницы, то и детей и больных надо чем-то кормить. А если будет еще и приют, так и вовсе. Это я не считаю, что на будущий год начнут строиться загоны около замка Тьери, рабочих тоже надо кормить. Да и заключенные свежим воздухом не питаются. Так что пшеница нам нужна.
        В общем, расстались мы трое довольные друг другом. Ежегодный платёж я даже немного снизил. Прежние выплаты для обычных людей в большинстве своём были неподъемными. Мне нужно, чтобы люди в моём графстве были платёжеспособны, а не выдаивать из них последние крохи.
        Чтобы меня снова никто не перехватил, чуть ли не галопом полетел домой. А в замке лишь перекусил, переоделся и сразу принялся за работу. Конечно, я взял за основу мой взрыв-камень. То есть плетение не было само по себе, оно крепилось к небольшому камню почти идеальной квадратной формы. Почему такой формы? На самом деле камень не обязательно должен был быть именно таким. Главным во всем этом был именно материал, так как я уже привык к структуре подобного камня, так что прикреплять к нему плетение было проще. Конечно, если взять тот же гранит, то структура у камня будет другой. Мне придется делать немного по-другому.
        В общем, работал я снова до самого утра. Ко мне в малую гостиную даже Матильда заглядывала, я уловил от неё нотки недовольства.
        В итоге я остался вполне доволен проделанной работой. Светильник по-прежнему мог светить только десять часов, но его при желании можно было затушить. Заряд у него не терялся при выключенном состоянии. За основу были взяты нити огня и воздуха. Не обошлось без большого количества нейтральной магии. Без нее подобного не сделаешь.
        Выключался светильник просто, достаточно было перевернуть его другой стороной, и в плетение поступал сигнал, что свет нужно блокировать. Свет гас. Поворачиваешь светильник нужным боком - свет снова загорался. Зарядка ему всё-таки была необходима. Причём я подумал и о будущем - светильники не были бессмертными. Примерно через год плетение рассыпалось на составляющие, и только маг плетельщик мог заново его собрать. Или собрать, или купить новый светильник.
        Оставалось придумать, во что такие светильники упаковывать. Думаете, не проблема? Так, если продавать светильники просто так в упаковке, которую запросто можно снять, то кто даст гарантии, что перед этим светильник не был в эксплуатации и вам не продают сейчас предмет, которому до окончания срока службы осталось пару дней? Гарантии никакой. Именно поэтому нужно было что-то, что даст понять покупателю - товар новый, ни разу муха не садилась.
        И это была одна из проблем. Форму для своих будущих светильников я выбрал в форме песочных часов. Они и вертятся туда-сюда и устойчивы и смотрятся более эстетично, чем просто каменный квадрат. Надо теперь только настругать таких часов. Хотя можно ведь с помощью магии земли попробовать изменить форму камня.
        Этот же светильник отнёс на кухню, показал Аделаиде. Там с утра была не только она, но и Матильда, Жанжак, Аболье и, конечно, Хан, который пришёл следом за мной, зевая во всю свою немаленькую пасть. Когда я включил своё творение, то поначалу женщины охнули, испугались, да и мужчины напряглись, видимо, хорошо помнили, что именно демонстрировал я им в прошлый раз. Когда первый испуг прошёл и стало ясно, что ничего убивать их не собирается, то снова последовали охи, ахи, восклицания. От мужчин были слышны конкретные вопросы, типа, долго ли он может так светить, когда погаснет, сколько будем просить денег за такое. Последний вопрос меня и насмешил и заставил гордиться своими людьми. Вот, моё воспитание.
        По поводу светильника всё очень подробно объяснил, к тому времени в кухню набилось столько народу, что яблоку упасть было негде, но я не выгонял, с улыбкой посматривая на взрослых людей, которые выглядели, как дети, впервые увидевшие что-то новое и жутко интересное. А ведь для этого мира магия вроде как привычна, но, как это всегда бывает, привычна не для всех. Обычные люди могли прожить всю жизнь и ничего волшебного так и не увидеть.
        - А глиняные шкатуленции если делать, да полностью заляпывать этот светляк в неё. Шкатуленция высохнет, и продавать светляк. Хто купил, пусть поглядает, сломана ли шкатуленция или нет. Коли нет, то и светляк новье, коли трещина какая, так сразу пусть вам, ваш милость, сказывает об энтом.
        Я посмотрел на того мужика, который подал идею, после того, как я объяснил, в чём загвоздка упаковки. Говорил он весьма странно, но его идея мне понравилась. Потом он еще и признался, что любит поделками заниматься из глины. Посмотрел я на те поделки, явно у человека руки из нужного места растут. В общем, подрядил я его делать красивые шкатулки из глины, но такие, чтобы были узнаваемыми, и чтобы подделать их было весьма сложно. Забегая вперед, скажу, что делал он такие шкатулки, которые и в моём мире у него с руками и ногами оторвали бы. Конечно, это не убережет полностью от того, что светильники, которые с легкого языка людей стали назваться просто светляками, не будут перепродавать. Нам главное, чтобы первый покупатель был уверен, что берет то, за что будет платить немаленькие деньги. А перекупщики… Ну, там уж как-нибудь без меня разберутся.
        Изменять камни магией я не стал, решив приобщить к созданию светляков людей. Всё сам ведь не сделаешь. В итоге уже на следующий день мне принесли несколько камней нужной формы и величины. Как так быстро? Так никто не говорит, что было идеально, до красивого состояния я сам довёл, а потом наложил плетение.
        Мне кажется, проклятое письмо от Райнера только этого и ждало. Стоило мне наложить последний штрих, как Хан притащил тонкий лист бумаги. Меня вызывали в столицу. Срочно.
        Глава 6
        Свернув в первую попавшуюся подворотню, достал свой плащ и накинул его на себя, тут же набрасывая капюшон. Плетение для отвода глаз почти на автомате заняло своё место. Ну вот, теперь я к походу во дворец готов.
        После получения письма от Райнера, в котором он просил меня как можно скорее прибыть в столицу, я долго ждать не стал. Собрался и пошёл к порталу, предупредив всех своих, чтобы меня не теряли. Хан хотел пойти со мной, но я в приказном порядке оставил его в замке.
        Вошёл в ворота Деи я обычным пешим путешественником. Одежду я надел не самую шикарную, а плащ так и вовсе в мешок заплечный спрятал. Внимания на меня особо никто не обращал. А мне и лучше. Отдал за вход положенную плату, прошёлся немного по городу, будто выискиваю, где бы остановиться.
        Я почти вышел из подворотни, когда услышал топот ног. Пришлось укрываться в тени. Благо плащ был тёмным, да и место я выбрал весьма удачное.
        - И где он? - просипел мальчишеский голос.
        - Да сюда зашёл, я те говорю. Наверное, с обратной стороны вышел. Бежим.
        Мимо меня пробежало четверо пацанят лет по тринадцать. Понятно, видимо, заметили, когда я ходил, якобы ворон считал, глядел по сторонам. Посчитали легкой добычей, у которой можно разжиться парой монет, да только не ожидали, что я так резко в подворотню сунусь.
        Я бы мог и не прятаться, но мне хотелось, чтобы между мной и магом короля было поменьше общего. Меньше знают - крепче спят.
        Дождавшись, пока топот стихнет, я вышел на улицу и пошёл в сторону королевского замка. Меня почти сразу узнавали, немудрено, времени прошло слишком мало, еще не забыли.
        Послышались шепотки, а в эмоциях при виде меня поднимался такой коктейль, что я даже не берусь их расшифровывать. Зато никто не толкал, все уступали дорогу, а кто не знал меня и тупил, того просвещали остальные.
        При входе в замок меня, конечно же, остановили стражники.
        - Кто таков и чего тут надобно? - спросил тот, что помоложе. Его более взрослый коллега явно узнал меня, но пропускать не торопился.
        - Маг. К королю. Доложи, - голос сделал пониже, хотя, как по мне, так всё равно было слышно, что принадлежит он совсем еще молодому человеку.
        - Я тебе сейчас…
        - Постой, дубина, - осадил молодого стражника второй. - Иди и доложи Его Величеству, что тот самый маг пришёл. Простите его, мастер, молод, глуп.
        Парень обиженно глянул на своего напарника, но спорить не стал, развернулся и вошёл внутрь. Вернулся он, впрочем, довольно быстро. Видно, не сам сообщение передавал. И всё то время, пока мы стояли и ждали, буквально сверлил меня взглядом, словно пытаясь проделать дыру в моём плетении. Он бы еще знак «я за тобой слежу» показал для полного комплекта. Мне даже слегка начало это надоедать, но в этот момент прибежал мужчина, смахивающий на павлина.
        - Мастер, прошу, прошу, проходите. Его Величество велел идти вам в главную залу. Там сейчас приём важных гостей, так что вы пришли очень вовремя. Сейчас подойдём к двери, и я зайду первым, назову вас, и тогда войдёте. Как войдёте, идите прямо к трону Его Величества, а потом встаньте на колени и склоните голову. Только именно в этом порядке. Не забудете? Не перепутаете?
        Говорил мужчина торопливо, как-то слишком смазанно, словно проглатывал окончания. Всё время на меня оглядывался, забегая вперёд, будто пытался увидеть мою реакцию на его слова.
        - А еще бы капюшон, конечно, снять. Всё-таки вы во дворце, а не где-то там у себя.
        Это было явной попыткой оскорбления, но я лишь молча шёл вперёд, понимая, что меня пытаются зачем-то спровоцировать. Говорить с этим павлином я не собирался, но с каждой минутой злился на Райнера всё сильнее.
        Поняв, что мне плевать на него, павлин замолчал, заговорил лишь тогда, когда мы приблизились к входу в главную залу замка.
        - Ждите.
        Он распахнул двери, но чего-то ждать я был совершенно не намерен, просто прошёл мимо него. У павлина от удивления даже рот открылся. Быстро оглядев зал, понял, что я на нём, как черная ворона среди расфуфыренных куриц. Некоторые наряды были столь комичны, что я даже в страшном сне бы такое не надел.
        При моём появлении все разговоры заглохли. Павлин позади пытался что-то там сказать, но я целенаправленно шёл в сторону сидящего на небольшом возвышении Райнера. А ведь раньше тут было всё по-другому, перестроил, переделал всё под себя, да так быстро. Конечно, это же не он неделями до дома добирался.
        Двое стражников, которые стояли неподалёку, кинулись было ко мне, но Райнер лишь поднял руку, и они остались стоять на месте. Что там говорил этот павлин? Преклонить колени? Склонить голову? Думаю, последнего с него будет вполне достаточно.
        Пока шел, даже успел осмотреть Райнера. Как я и думал, моих заготовок больше не было. Три покушения смертельных, значит, уже были, поэтому и позвал. Хм, ладно, я сам ведь говорил, чтобы звал.
        Подойдя к возвышению, остановился, оглядел короля более внимательно, подмечая, что тот выглядит не очень здоровым. Я и сам всю ночь не спал, так что понимаю его. Повесил на него несколько легких плетений, замечая, как он явно сразу ощутил себя лучше. Синяки пока не исчезли, но спина выпрямилась, и появился более здоровый блеск в глазах.
        - Ваше величество, - сказал я после почти минутного рассматривания короля. При этом чуть склонил голову, отходя на шаг.
        - Вы прибыли, - то ли спросил, то ли констатировал факт Райнер.
        - Вы позвали.
        - Вы быстро.
        - Вы были убедительны в своей просьбе.
        - Присоединитесь к нашему празднику?
        - А что празднуем, ваше величество?
        - День нашей столицы.
        - Я почту за честь.
        На этих словах я снова немного склонил голову и отошёл на пару шагов от ступенек, которые вели к трону. Райнер кивнул, давая понять, что я могу делать, что хочу. Далеко отходить не стал, накинул на него еще парочку лечебных плетений, понимая, что на самом деле синяки у короля не от того, что он устал. Походу, кто-то решил травить его медленно и целенаправленно. Видимо, пытались убить, но так как каждый раз срабатывали мои плетения, подумали, что медленная смерть будет надежнее.
        Время тратить я не стал, принялся расхаживать между гостями, прицепляясь к ним нитями и вслушиваясь в поверхностные мысли. От меня многие шарахались, посматривая, будто видели громадного паука, невесть как забредшего в королевский замок. Заметил, что магов на этом празднике жизни не было, только аристократы. Сколько бы их ни слушал, тем больше убеждался, что настоящие пауки именно они. Или змеи все сплошь ядовитые. Я смотрел на них, видел их, слышал, о чём они думают и понимал, что была бы моя воля, я бы здесь никогда не оказался.
        Вздохнув, отошёл к стене и скрылся в тени. Только тогда, когда меня потеряли из виду, люди начали потихоньку расслабляться. Снова послышался смех, откровенный флирт на грани прямых предложений, споры и прочие прелести такого рода мероприятий.
        - Вижу, вам, мой друг, не нравится быть тут.
        Я никак не отреагировал, хотя для другого человека такое внезапное появление и голос сзади стали бы неожиданностью. Вот только эмоции Райнера я ощущал очень хорошо, и не только его.
        - Вы об этом прекрасно знаете.
        - Почему вам так не нравятся эти люди?
        - А почему они мне должны нравиться? Они ведь не золотые монеты. Это они всем нравятся, а эти люди… скажем так, я вижу в них много недостатков.
        - Да, не монеты, но эти люди многое могут превратить в золотые монеты. К тому же многие из них не так плохи, как может показаться.
        - Вот насчёт монет это вы кстати сказали. У меня к вам будет одно предложение, которое может сулить достаточно золотых.
        - Достаточно кому?
        - Нам с вами, конечно же, ваше величество. Скажем, мне восемьдесят частей, вам двадцать.
        - Тридцать.
        - Вы ведь даже не знаете, о чём пойдёт речь. Уверяю вас, за то, что вам нужно будет сделать, отдавать тридцать частей… многовато. Двадцать пять, не больше.
        - Двадцать семь.
        - Двадцать шесть и ни частью больше. И я не стану отчислять с этих продаж ежегодный налог.
        - По рукам. Так о чём же речь?
        - А вот это разговор не для посторонних ушей.
        - Тогда жду вас у себя в кабинете после того, как этот чудесный пир закончится. И не стойте в темноте, мой друг, иначе вас примут за опасного человека.
        - Хм, думаю, уже поздно. Судя по всему, ваши дорогие гости и так считают меня таким. Хотел узнать, как вы себя чувствуете?
        - Спасибо, с вашим появлением заметно лучше.
        Райнер коротко усмехнулся, и присутствие позади пропало, а через пять минут он снова появился около трона, в который тут же и сел.
        Пир казался мне бесконечным. Гости болтали, ели, пили, кто-то даже плясал под заунывные мотивы местной музыкальной группы. Честно говоря, я даже немного закемарил, притулившись в углу.
        - Мастер, - я повернул голову в сторону того, кто звал, судя по всему, меня. Рядом стоял знакомый павлин, и выглядел он так, что и без эмпатии можно было понять, что ему совершенно не нравится моя персона. - Его Величество ждёт вас у себя в кабинете. Я провожу.
        Я огляделся. Пир еще не закончился, но Райнера на троне уже не было. Наверное, именно поэтому гости медленно расходились, хотя молодежь еще вовсю развлекалась.
        Ждать моего ответа павлин не стал, развернулся и пошёл вперёд быстрым шагом. Я последовал за ним. Я так устал за последнее время, что почти спал на ходу. Наверное, именно поэтому совершенно не заметил, как мы дошли до кабинета. Павлин постучался, потом заглянул в комнату и только потом распахнул передо мной дверь, проводив таким взглядом, словно я собирался сожрать его любимое мясо в одиночку прямо перед его носом. И чего ему от меня надо?
        Оказавшись внутри, осмотрелся, прислушался и, поняв, что мы одни, тут же сел в кресло, разваливаясь на нём.
        - Устали, Наяль? Снимите этот ваш капюшон, совершенно не видно лица.
        Я снял не только капюшон, но и плащ. Под ним у меня был далеко не королевский наряд, но Райнер на это лишь хмыкнул, но комментировать не стал.
        - Не то слово устал, - ответил я, снова разваливаясь на кресле. - Несколько дней толком не спал. Про сегодняшнюю ночь вообще молчу. Ещё и ваша просьба, пришлось буквально мчаться, в чём был.
        - Это хорошо, что вы можете так быстро прибыть ко мне. Я даже не подозревал. Я так понимаю, секрет вы не откроете.
        - Хм, - я сидел в это время, задрав голову к потолку, рассматривая интересный рисунок. - Многие знания - многие печали. Иногда любопытство лучше держать в узде.
        - Понимаю, поэтому и не настаиваю, Наяль.
        - Это прекрасно. Итак, ваше величество. - Райнер скривился так, будто ему в рот попал как минимум лимон. - Райнер, - исправился я. - Итак, Райнер, насколько я понял, на вас три раза покушались. Именно поэтому вы позвали меня.
        - Да, - Райнер черканул что-то пером на бумаге и отложил и то, и другое подальше. - Я помню, что вы говорили, что после трёх раз мне следует немедленно звать вас.
        - Все верно, - я зевнул, прикрывая рот рукой. Всё-таки как бы там ни было, но Райнер король. - Сейчас можете допустить пять смертельных покушений.
        На самом деле я повесил на ауру Райнера шесть мощных плетений здоровья. Они поочередно должны были реагировать, если вдруг телу будет причинён серьезный урон, который просто обязательно привёл бы к смертельному исходу. А про пять я сказал на всякий случай, а то вдруг, пока птица долетит, его снова попытаются убить. Не успею ведь.
        - Вы стали сильнее? - вскинул брови Райнер.
        - Не без этого, - я улыбнулся. - Главное, если почувствуете малейшее ухудшение здоровья, зовите меня. Если вас снова начнут травить, то те заклинания, что я оставляю на вас, не сработают. Они работают только при смертельном ранении. Например, если выпьете смертельную дозу яда, то заклинание сработает, а если будете каждый день принимать по чуть-чуть, то оно так и останется неактивным. Поэтому я и говорю, вдруг что, сразу птицу в небо. И найдите человека, который, в случае чего, сможет сделать это вместо вас. Всякое бывает. Я в любом случае приду. Хотя, вполне вероятно, когда организм начнёт умирать, заклинание и сработает, исцелив вас, но зачем вам терпеть многие дни не самые приятные ощущения?
        - Хорошо, я вас понял. Итак, расскажите мне, как вам новый титул.
        Я вздохнул, хмуро глянул на короля и принялся рассказывать обо всех своих начинаниях, мыслях, планах и прочем. Мы немного поговорили, поспорили, так как Райнер не понимал, зачем около замка разводить скотину. В общем, давно я так ни с кем не общался. Все-таки мои люди воспринимают меня как лорда, а не как друга. Насчёт Райнера я тоже сильно не обольщался, но, по крайней мере, с ним можно было поговорить более открыто.
        - Я так и не понял, в чём именно во всём этом нужно моё участие? - спросил король, когда аргументы в пользу того, чтобы переместить загоны подальше от замка Тьери у него закончились.
        - О, так это мы просто болтали. А если о деле, то вот, - я достал из многочисленных карманов на моём плаще светляк и выставил его на стол. Светильник был еще немного грубоват, на мой взгляд, но главное, что работал. Вернее, именно сейчас нет, но вообще, да.
        - Что это? - Райнер приподнял брови и глянул на камень.
        - Только не смотрите на него вот так.
        - Как?
        - Будто перед вами обычный камень.
        - Но, - Райнер глянул сначала на меня, потом на неработающий светляк, - Но, Наяль, передо мной ведь на самом деле камень. Разве нет?
        Ладно, не стоит испытывать терпение монаршей особы. Приподнявшись с кресла, дотянулся до светляка и перевернул его. Кабинет сразу ярко осветило. Король, как и люди в моём замке, вздрогнул, зажмурился и отвернулся, спасая глаза от яркого света. Видимо, когда перед глазами перестали плыть темные пятна, он медленно повернулся, но всё равно старался не смотреть на светляк. И правильно, на лампочку тоже долго не посмотришь.
        - Я жутко не люблю, как воняет масло в лампах. А еще у меня постоянно болят глаза, так как я люблю почитать ночью, но освещение просто ужасное. А факелы? О, эти чадящие черным дымом демоны просто верх древности. Именно поэтому я подумал, что не один я страдаю от плохого освещения. Как вы думаете, Райнер, такие светляки, как прозвали это мои люди, будут цениться нашими уважаемыми аристократами, некоторые из которых, как вы утверждаете, не так уж и плохи?
        Райнер, вместо ответа, взял светляк и перевернул его - тот тут же погас. Комната мгновенно погрузилась в полумрак. Темноту не способны были в полной мере осветить те несколько ламп, которые стояли на специальных подставках.
        - Надо было мне настоять на тридцати, - отозвался король после того, как еще несколько раз попереворачивал светляк. - Надеюсь, он не вечен?
        - Конечно, нет, - я улыбнулся, посчитав забавным, что он тоже подумал о том, что делать вечный светляк совершенно невыгодно.
        Я коротко и понятно описал принцип работы этого устройства, пояснил, зачем именно нужно заморачиваться по поводу упаковки.
        - Я так понимаю, моё участие во всем этом ограничивается только тем, что я буду пользоваться этими светляками? - спросил Райнер, откидываясь на высокую спинку кресла.
        Серые глаза смотрели на меня, несмотря на лечебное плетение, устало. Уголки губ опущены, а между бровями виднелась складка. И это в его годы. Совершенно не понимаю тех людей, которые любыми способами стремятся к подобной власти. Минусы такой работы явно перевешивают все плюсы.
        Кажется, за это время он немного подрос и повзрослел. Я не совру, если он догнал в росте меня. Ещё немного и перерастёт. Как быстро растут всё-таки чужие дети. Если бы я, как Наяль, не был похож на Астора, то мог бы со всей серьёзностью винить Эмилин в неверности. Почему я так говорю? Да всё очень просто, И Астор, и сама Эмилин, и Михель были высокими, тогда почему я совершенно перестал расти? Мне остаётся лишь надеяться, что это просто временно.
        - Всё верно, Райнер. Вы поставите это тут и в своей комнате. Я уверен, что уже завтра с утра все во дворце будут знать о новинке. Её появление тут же свяжут с моим появлением на прошедшем пиру. Я уверен, что многие захотят себе такое. Начнут искать, возможно, даже станут обращаться к вам. Именно в это время в городе появится мой человек. Думаю, о нём быстро узнают. И еще, хотелось бы, чтобы вы негласно или гласно, как вам будет угодно, взяли его под свою опеку. Иначе ведь и избить могут и отобрать, а то и вовсе убить.
        - Это не сложно, - Райнер махнул рукой. - Вы останетесь ночевать?
        - Хм, ночью в городе может быть опасно, так что да, я останусь.
        - Даже для вас, Наяль?
        - Поверьте, я всего лишь обычный человек, у которого за пазухой парочка трюков. Кстати, я тут кое-что вспомнил. Вы могли бы мне организовать доступ к библиотеке магов?
        - М-м, это будет сложно. Маги не самые щедрые люди, да и к своим фолиантам они относятся как к святыням. Естественно, я сейчас говорю не об обычных книгах, которые есть у любого мага, а о тех единичных книгах, которые они хранят в своей библиотеке. Кстати, - Райнер удивлённо вскинул брови и подался чуть вперёд, будто желая лучше рассмотреть моё лицо. - Я помню, вы показывали мне тогда лист, на котором был совершенно незнакомый мне язык. Так вот, я сейчас вспомнил, что видел в их библиотеке один фолиант с точно такой же письменностью. Не поделитесь, что это за язык.
        - Я сам толком не знаю, - честно ответил я, стараясь подавить своё любопытство. - Я нашел пару книг с этим языком, заинтересовался, но пока что не нашёл ни одного человека, который смог бы прочесть. Думаю, что это еще более старый язык, чем древний калхит. Вполне может быть, что это что-то совершенно безобидное, а может, на нём изъяснялись древние маги или священники. Человек существо любопытное, я не исключение.
        - Теперь и мне стало любопытно. Хорошо, я поговорю с главой ковена магов.
        - Спасибо. Кстати, не заметил сегодня на пиру магов. Где же ваш придворный маг?
        - Он передо мной.
        Я нахмурился.
        - То есть вы сделали меня придворным магом? Моё согласие, я так понимаю, особо не требовалось. Но как же тогда с главой ковена? Помнится, раньше этот маг, занимающий одну из этих должностей, занимал и вторую.
        - Пережиток прошлого, - Райнер снова махнул рукой и зевнул. - Вы бы видели их лица, когда я сказал, что у меня уже есть личный маг и в других я не нуждаюсь. Жаль, что не видели. Мы бы посмеялись потом вместе.
        - И какие же у меня обязанности, как у придворного мага? - меня не очень сильно обрадовала эта новость. Проблем и своих хватало, не хотелось бы еще слишком часто появляться в столице.
        - Не стоит волноваться, меня вполне устраивает то, что вы уже для меня делаете. Ничего сверх этого мне не нужно.
        Я всё равно был хмур, так как понимал, что это пока не нужно. Ладно, в любом случае я бы так или иначе помогал бы Райнеру.
        - Я так понимаю, что у придворного мага должна быть зарплата, привилегии там какие-нибудь. Например, скидки на ежегодные отчисления?
        Райнер на это рассмеялся, поднимаясь с кресла.
        - Вы не упустите своего, я прав?
        - Понимаете, ааше величество, - сказал я, тоже поднимаясь, надевая плащ и накидывая капюшон на голову. Плетение тут же заняло своё место. - У меня очень маленькое и крайне бедное графство. Недавняя война сказалась на нём крайне плохо. Вы не поверите, но, когда я вернулся домой, то меня ждали почти пустые замки, лишённые всех ценностей.
        - Наговор, - возмутил Райнер, выходя в коридор. - В них и так было шаром покати. А если серьезно, то, конечно, всё то, о чём вы говорили, вам полагается, но давайте поговорим об этом завтра. Я валюсь с ног. Ваша комната всё так же осталась за вами, и никто в ней кроме вас не ночевал. Найдёте дорогу?
        Я оглянулся на тёмный коридор, понимая, что дорогу если я и найду, то только к утру, но глянув на почти засыпающего Райнера, вздохнул.
        - Я провожу вас до комнаты, ваше величество. Тут такая темень, что можно и споткнуться запросто.
        Райнер не стал отнекиваться, только мимолётно глянул на двух стражников, которые тут же отделились от стены и последовали за нами.
        Прежде чем в комнату вошёл сам Райнер, её тщательно проверили те самые стражники. Понятно, значит, были нападения прямо в спальне. Неудивительно, ведь мы и сами когда-то напали так на Пиррета.
        Райнер кивнул мне, я же снова чуть наклонил голову, дожидаясь, пока он зайдёт полностью. Когда массивная дверь закрылась, я выпрямился и повернулся в ту сторону, в которой, по моему мнению, должна была быть моя спальня.
        На удивление комнату я нашёл быстро. В ней уже горели лампы, и постель была расправлена. Я заправил её обратно и улёгся прямо в плаще. Перед этим, правда, тщательно заперся и приставил к двери небольшой столик. Я думал, что спать в такой обстановке невозможно, но ошибся, так как уснул практически мгновенно. Проснулся я утром так резко, словно и не спал вовсе. Прислушался к себе. Я бы еще столько же поспал, но надо идти. Мне еще о кораблях надо с Райнером поговорить, может, он знает, остались ли отцовские корабли или нет.
        Убрав свою импровизированную баррикаду, перед выходом проверил себя и только тогда открыл дверь. В коридоре было шумно, туда-сюда носились слуги, что-то таскали, кричали. Я даже подумал, что снова война, но когда услышал смех, то немного расслабился.
        Увидев меня, многие сторонились, пропуская вперёд. Хотел было узнать у них, где искать Райнера, но заметив их поведение, решил не лезть.
        Тронный зал искал я долго, но всё-таки нашёл. Как я и думал, Райнер был уже там. Столов тут уже не было, поэтому многие просто стояли. Все что-то возбуждённо обсуждали, махали руками и чуть ли не дрались.
        Я постоял, никем не замеченный в дверях, немного, решая, где мне встать, а потом просто пошёл вперёд. Кто видел меня, тут же замолкал. Я же, пройдя зал, поднялся по ступеням и встал рядом с троном с правой стороны, поворачиваясь ко всем. Самое хорошее место, где можно и видеть всех и по желанию проверять каждого.
        - Утро доброе, - поздоровался я.
        - Уже почти обед.
        - Хм, а с чего такая суматоха?
        Говорили мы с королём тихо, вполголоса. Нужно было иметь очень хороший слух, чтобы с зала услышать нас, но остальные всё равно пытались говорить тише и вытягивали шею, будто бы это могло чем-то помочь.
        - Прибывает посол из Мансура.
        Я задумался, вспоминая, где именно эта страна. Ага, Мансур, страна песков, находится на юге. Мимо нас течёт Линея, которая краем задевает эту страну. Насколько я знаю, Хонор раньше торговали с Мансуром. Что именно мы продавали этим людям песка, я не знаю. Именно этот вопрос я и задал Райнеру.
        - Пшеницу, ткани, шерсть. Они из неё делают потрясающую тонкую, ажурную ткань. Торфом. Говорят, у них очень холодные ночи. Ещё торговали лесом, но лет десять назад торговля прекратилась. Думаю, что без Зачари в этом не обошлось. И недавно из Мансура пришло письмо с просьбой встретить их посла. Завтра он прибывает.
        Я постоял с минуту, наблюдая, как один полный аристократ наступил на ногу другому и пытается сделать вид, что он не при делах, а тот другой ищет виновного, видимо, желая поругаться.
        - Я надеюсь, что вы вызвали меня сразу, как мои заклинания потеряли силу?
        Райнер тоже немного помолчал.
        - Почти, - всё-таки ответил он.
        - В следующий раз не стоит быть таким опрометчивым, ведь я могу и не успеть. Я так понимаю, вы зачем-то хотите, чтобы я посмотрел на этого посла?
        - Да, мне надо знать, почему они вдруг так резко снова захотели с нами торговать и почему именно сейчас.
        Я не стал отнекиваться, так как понимал, что король не дурак и давно понял, что у меня есть способ получить эту информацию.
        - А еще мы нашли корабли зачарийцев. Лоханки, но если немного подделать, то вполне можно плавать по Линеи. За вами закреплено три корабля.
        - Только с утра об этом думал. Благодарю. Есть ли еще что-то, что я должен сделать как ваш придворный маг, ваше величество?
        - Вы ведь и так знаете, я прав?
        - Что бы вы там себе ни надумали, но мысли читать я не умею, но я примерно представляю, что именно вы хотите. Что ж, думаю, сегодня вечером я смогу вам рассказать. Знаете, мне было кое-что любопытно, но я всё время забывал спросить - где же мастер Дамиен?
        - Он в Зачари.
        - О, жив, значит, я рад. Что-нибудь по моей вчерашней просьбе?
        - Вечером глава ковена прибудет, обговорю с ним, пока ничего.
        - Тогда я пойду. Я буду вечером в вашем кабинете, ваше величество.
        Райнер лишь кивнул, а я медленно спустился вниз. Немного походив среди гостей, ушёл из тронного зала, направляясь в сторону кухни. Зачем я это сделал? Ну, есть мне что-то нужно, а ни завтрака, ни обеда мне никто так и не предложил. Видимо, все решили, что я питаюсь святым воздухом.
        На кухне, которую я кое-как нашёл, на меня сразу же начали странно коситься. Постояв с минуту и поняв, что предлагать мне поесть никто не собирается, плюнул на всё и пошёл сам шерстить кастрюли. Нашёл тарелку, положил себе всё, что нашел, и самым наглым образом уселся за стол.
        - Может, молочка, мастер? - обратилась ко мне одна из кухарок. Все они жались подальше от меня, убедительно делая вид, что еще немного и их хватит удар. Не понимаю, чего так боятся?
        На вопрос я просто кивнул, продолжая поглощать что-то очень похожее на нашу картошку-толченку. Почти сразу передо мной появилась глиняная кружка, наполненная молоком. Потом появилась тарелка с каким-то салатом, на вкус похоже на квашеную капусту. Потом еще и еще. Я не понял, это они меня едой задобрить решили? Ну, отказываться я не стал.
        Через десять минут повара совершенно не обращали на меня внимания, разговаривали о своём, смеялись, варили, изредка бросая на меня заинтересованные и всё еще опасливые взгляды. Я ощущал себя прямо как животное, которое прикормили и теперь следят за мной. Мол, стану ли я кусаться или же буду благодарен тем, кто меня накормил?
        Неблагодарным я никогда не был, пока сидел, накинул на женщин парочку слабых плетений здоровья, а потом, поблагодарив, ушёл.
        После этого, уже вечером, слуги совершенно меня не шарахались, наоборот, почему-то старались оказаться ближе. Послушал, оказалось, что теперь среди слуг ходит слух, что если быть рядом с магом короля, то все болезни пройдут сами собой, причём почти мгновенно.
        Я посмеялся, подлечил парочку тех, кто выглядел не очень. Один из них убирал в моей комнате во время моего отсутствия, а второй по вечерам зажигал в моей комнате лампы и расправлял для меня кровать. Так появился новый слух, что нужно обязательно что-то сделать полезное мне, только тогда приходит исцеление.
        Зачем мне всё это надо было? Просто слуги это такие люди, которые видят очень многое, слышат и знают порой больше, чем их собственные господа.
        Я мог бы пойти и узнать всё прямо у аристократов, но среди тех, кто был сегодня и вчера около короля, не было тех, кто вредил Райнеру. По крайней мере, я не уловил в их мыслях то, что мне нужно было. Именно поэтому я обратился к слугам, но так как они от меня шарахались, то пришлось немного побыть добрым магом, которого зря боятся.
        Поначалу я поспрашивал мальчика, который обычно пробовал пищу перед королём. Его пришлось тоже подлечить. Оказалось, что для короля готовит постоянно только одна кухарка. Якобы её еда ему нравится более всего. Это оказалась та самая женщина, которая первой предложила мне молока. Я немного поспрашивал её о меню короля, о том, были ли в последнее время изменения. И я совсем не удивился, когда она вспомнила, что на самом деле в последнее время добавляет немного другую травку. Якобы с ней запах становится ароматнее. Спросил, где она её берет. Сказала, что посоветовала ей эту траву одна из служанок, которую она что-то давно уже не видела. Кстати, потом выяснилось, что девушку эту убили. На вопрос, а сейчас где она эту траву берет, женщина ответила, что ей её привозят с рынка вместе с остальными продуктами.
        Пришлось искать того, кто закупает продукты на рынке, просматривать его, потом идти на сам рынок, искать продавца чудесной травы. Сделать это оказалось не так уж и легко, пришлось побродить, но мне всё-таки повезло. Продавец нашёлся. Как и оказалось, он ничего не знал о том, что своими травками, по сути, травит людей, но зато я узнал, где он их берет. Ему их поставляла старая травница, живущая около стен города. Хотел уже пойти к ней, но потом меня будто что-то царапнуло изнутри.
        Прислонившись к стене одного из домов, закрыл глаза и прислушался к окружающим меня эмоциям. Мои нити тут же принялись хаотично, в случайном порядке цепляться на мгновения ко всем подряд, позволяя мне считать поверхностную информацию. Голова начала немного шуметь, зато я понял, что за мной следят. И следят именно те, кто мне нужен. К травнице можно и не идти, я и так узнал, кто именно хотел травануть Райнера. Надо же, сам пошёл, видимо, совсем никому не доверяет.
        Открыв глаза, развернулся и пошёл в сторону замка. Ловить преступника я не собирался, так как был он не один. Пусть этим занимаются те, кому за это зарплату платят. Убедившись, что я пошёл назад, от меня отстали, хотя я и думал, что захотят прибить в темном закутке.
        Во дворце по-прежнему царил бедлам. Пройдясь к тронному залу, заглянул туда, но Райнера не увидел. В кабинете? Надо проверить. Таэри нашёлся в своей комнате.
        - Что-то узнали? - спросил он, завязывая шейный платок на узел.
        - Да, хотел сразу рассказать.
        - Быстро.
        - Пришлось побегать немного. В общем, смерти вашей желает человек, который считает, что вы, так же как и ваш отец, самозванец, кукла, посаженная зачарийцами на трон. А вот у него есть истинный наследник трона. Все дело в том, что раньше ваш отец очень любил женское внимание.
        - Бастард, - тут же догадался Райнер.
        - Все верно. Бастард вашего отца. Вокруг него вьются люди, которые хотят посадить его на трон и заиметь больше власти.
        - Но кто?
        - Подумайте, кого вы недавно ограничили в этой самой власти.
        Райнер посидел с минуту, а потом быстро вышел из комнаты, оставляя меня одного. На самом деле имён я не знал, так как мало кто думает про имена, но общий смысл был именно таким. Некого совсем недавно влиятельного человека, возможно, какого-нибудь мелкого, но любящего красивую жизнь в столице барона, а возможно, и вовсе графа, Райнер то ли отлучил от своего двора, то ли еще как-то ущемил права и ограничил власть. Но этот человек знал старую тайну отца Райнера о том, что у бывшего короля есть бастард. Я так думаю, что и не один. Вот тогда этот человек и решает, что лучше ручной бастард, чем законный сын.
        Как я узнал позднее, это действительно был один из баронов с севера. В своём баронстве тот не жил еще со времен правления Аделарда. Жена и дочь жили в провинции. Барон был на самом деле вполне осторожным человеком, поэтому в заговор с Зачари не вступал, но прекрасно о нём знал. Приправа, которой травили Райнера, на самом деле была очень полезной и росла у его соседа, вот только эту траву, чтобы она стала полезной, надо было тщательно обрабатывать, иначе она выделяла сильный яд, который накапливался в организме и медленно убивал человека.
        Это всё я узнал позднее, когда Райнер позвал меня убедиться, что это именно тот человек. Конечно, на вопросы он не отвечал, возмущался и говорил, что его оболгали, но вот его мысли не могли врать. Вскрылось и то, что к этому были причастны еще некоторые из аристократов, как они утверждали, невинно обиженных деспотом и жестоким королем Райнером. Нашли и того бастарда, им оказался парень, удивительно похожий на старшего принца. Я даже поначалу подумал, что это именно Аделард. Дураком парень не был и сразу понял, что его ждёт, но молить о пощаде не стал. Мне даже понравилось такое поведение.
        Именно тогда, когда я стоял и смотрел на этого парня, я понял, что моя способность считывать мысли изменилась. Раньше мне нужно было задавать вопросы, чтобы человек подумал о том, что я хочу узнать. Сейчас мне даже задавать вопросы не требовалось. Память другого человека для меня была похожа на длинную цепочку ассоциаций. Я хватался нитью за один образ, а потом будто выслеживал мысль, погружаясь всё глубже и глубже, узнавая при этом всё, что мне было необходимо. Это было похоже, словно я стою посреди комнаты, а вокруг меня вьются образы, слова, действия, в виде то ли картинок, то ли смутных образов, которые я всё равно понимаю.
        Не скажу, что это было так просто и легко. Слишком долго считывать мысли было нереально, так как начинала болеть голова. Поэтому я всё равно предпочитал всё-таки задавать наводящие вопросы, так как это облегчало задачу во много раз.
        Не знаю, что стало с тем бастардом, но, как мне кажется, Райнер не стал бы оставлять угрозу для своего правления. А может, он спрятал его, чтобы потом как-то использовать. Я не стал вдаваться в подробности, решив, что это дело короля. Барон и еще несколько аристократов безвременно скончались, так как были на самом деле в возрасте, и их здоровье оставляло желать лучшего.

* * *
        Я снова стоял рядом с троном Райнера. От трона до двери постелили целую кучу белоснежных короткошерстых шкур. Сейчас в тронном зале были только самые старые и влиятельные рода. Увидел я и главу ковена, им был, как утверждает Райнер, весьма сильный маг водник. Не обошлось без церкви, новый архиерей стоял неподалеку и неприязненно косился в мою сторону.
        Дверь открылась, внутрь чуть ли не впорхнул знакомый уже мне павлин.
        - Посол Мансура. Второй сын третьей жены. Третий принц Мансура - Алим дель Амирхан.
        И тут принцы? Не могли послать кого попроще, что ли? Второй сын третьей жены? Это у них там гаремы в ходу? Приставка «дель» что означает? Надо было учить мансурский. Хотя когда мне?
        Внутрь вошла целая делегация. Черноволосые, загорелые, черноглазые и все как на подбор высокие. Головы укрывали расшитые золотом и серебром платки, опоясанные черными жгутами. Думаю, во всех мирах такой головной убор весьма популярен, так как защищает голову и шею от палящего солнца. А там, где властвует песок, просто обязано быть очень жарко.
        Все взгляды вошедших тут же скрестились на короле. Они прошли по шкурам и, приблизившись, остановились. Те, кто был позади, спустя несколько секунд преклонили колени, а тот, что стоял впереди, встал на одно, немного наклоняя голову.
        - Желаю мирного неба над головой, король Райнер, - заговорил, как я думаю, Алим на том же самом языке, на котором разговаривали и все мы. И это было не так уж и удивительно, ведь раньше на нём говорили все в империи Роланд, а Мансур также был частью империи.
        - Благодарю, и вам покоя в сердце и стране, принц Алим.
        - Позволь преподнести тебе от моего народа подарок, о, мудрый король.
        Райнер кивнул, Алим отошёл чуть в сторону. Два человека позади него поднесли к ступенькам небольшой сундук, в котором виднелись яркие камни. Потом еще двое притащили следующий. Если я не ошибаюсь, то там разные благовония. В итоге этих сундучков набралось пять штук. Хм, Мансур богатая страна, как ни посмотри.
        В общем, они еще долго что-то друг другу желали. Мне даже надоело. Минут через пятнадцать в зал втащили столы, потом появилась разная еда, и Райнер предложил гостям отдыхать. Мол, о делах всегда можем поговорить позже. Сундуки куда-то исчезли, я не обратил внимания, так как рассматривал Алима и слушал его.
        - И как? - тихо поинтересовался Райнер, когда Алим со своей свитой смешались с аристократами и завели неспешные разговоры.
        Я вздохнул, понимая, что домой я попаду еще не скоро.
        - Торговать, хотя и… а вот про вторую просьбу, узнаете позже, ваше величество.
        - Я не люблю сюрпризов.
        - Так что там с моей зарплатой?
        - Это тут при чём? Можете зайти к моему казначею, он выдаст вам ваши золотые.
        - Очень даже при чём. Я так спешил к вам, что не взял совершенно ничего, а учитывая будущую просьбу Алима, мне нужно будет кое-какое снаряжение. Да просто сменная рубашка и то нужна.
        - Вы же не хотите сказать…
        - Узнаете всё вечером, ваше величество, а сейчас, позвольте мне покинуть вас. Мне нужно найти вашего казначея.
        - Идите.
        Я коротко поклонился и спустился вниз. Буквально по мановению палочки прямо передо мной вырос Алим. И почему меня постоянно окружают только высокие люди? Я так скоро комплекс неполноценности заработаю, в самом деле.
        - Мастер.
        - Ваше высочество.
        Он хотел еще что-то сказать, но я сделал вид, что не понял. Просто кивнул и обошёл стороной, устремляясь к выходу.
        Казначея я нашёл быстро, даже быстрее, чем свою комнату после этого. Как оказалось, платили придворному магу здесь неплохо. Решив не откладывать в долгий ящик, я отправился на местный рынок. На деньги, выданные казначеем, купил себе пару рубашек, штаны, новые сапоги из мягкой кожи, весьма хороший нож, специальную флягу для воды. Прикупил несколько мешочков с ароматной травой, которую можно было заваривать. Пошатавшись еще немного по рынку, вернулся в замок и сказал, чтобы в мою комнату принесли какую-нибудь бадью с теплой водой. После того, как парочка слуг, выглядевших так, будто ждала подарка на Новый год, принесла мне то, что просил, я заперся в своей комнате. Ладно, ладно, перед этим кинув на них самые примитивные плетения. Скинув плащ, разделся и забрался в воду. Помывшись, вытерся и развалился на кровати, перед этим, правда, снова забаррикадировав дверь.
        Итак, несколько месяцев назад на султана, не знаю точно, как называется правитель Мансура, поэтому будет пока султан - было совершено покушение. Оно, впрочем, не увенчалось успехом, но султана всё-таки ранили в ногу. Местные лекари и маги в один голос говорили, что рана нестрашная и затянется за пару недель, но вопреки их словам, рана стала гнить, разрастаться и болеть. Дошло до того, что султан больше не мог ходить.
        Так вот, с месяц назад Алим, который, как и все братья и сестры, ищущий лекарство для своего отца - неожиданно, но они его на самом деле любили - услышал про то, что в Хоноре якобы есть маг, который может и мертвого поднять. Понятное дело, пересказали то, как я исцелял Райнера после сражения. Всё разузнав, Алим переговорил с отцом, вытребовал у него согласие на возобновление торговых отношений с Хонором и отправился сюда за этим самым магом. То есть за мной.
        Я и не думал, что слухи обо мне разойдутся так сильно. Иногда они весьма полезны, а иногда от них одна головная боль. И ведь я почти уверен, что Райнер согласится. Мне иногда кажется, что он считает меня бессмертным! А ведь у меня столько дел в графстве. Кто светильники будет делать, в конце концов? Хотя я могу шлепать их по пути, наверное, надо выбрать другой материал, не камень. Я привык, что у нас в Хоноре полное средневековье, а увидев богатства другой страны, понял, что нужно поднимать планку. Как говорится, за державу обидно! Кто-то может, а мы чем хуже? Хотя странно, чем они торгуют там в своих песках, что имеют такие богатства? Ладно, в моём мире нефтью торговали, а здесь? Надо будет узнать.
        Повалявшись на кровати до самого вечера, я хорошо так заснул, когда в дверь постучали и сказали, что король ждёт меня в своём кабинете.
        Переодевшись в чистые вещи, свои сунул в мешок и спрятал под кроватью. Накинул плащ, вернул на место плетение и убрал препятствие на пути к двери.
        В кабинете, как я и думал, был не только Райнер, но и Алим. Тот при виде меня встал и глянул так, будто увидел в пустыне после долгого пути оазис. Кажется, кто-то уже успел наслушаться слуг.
        Я еще раз внимательнее осмотрел его. Лет двадцать пять, не больше. Нос тонкий с небольшой горбинкой, черные глаза, смуглая кожа. Лицо узкое, подбородок острый, скулы высокие.
        - Мастер, - я повернулся к Райнеру. - Вы знаете?
        Я вздохнул, пожимая плечами.
        - Не сложно догадаться, - я сделал вид, что узнал о проблемах со здоровьем отца Алима не только что, а давно. - Вы дали согласие, ваше величество?
        - Я хотел спросить, согласен ли ты?
        - Думаю, мне будет интересно посмотреть на страну песка. Только вот наши с вами дела придётся ненадолго отложить. - Если кто-то думает, что я вот так просто с бухты-барахты согласился тащиться в другую страну, чтобы вылечить кого-то там, то он ошибается. На самом деле, как только Райнер сказал про Мансур, я вспомнил о карте. В этой стране было как минимум две башни магов плетельщиков. Думаю, что за услугу эти люди не откажутся показать мне их. А может, и отдать. Всё-таки они могут воспротивиться тому, чтобы я забирал то, что найду внутри. Надо будет обдумать этот момент. - Когда выезжаем? - уточнил, накидывая на Райнера еще несколько плетений, которые снял со своей ауры. Я себе могу еще наплести, а вот за здоровье короля я немного переживаю. Всё же в пустыне не будет порталов.
        - Как можно скорее, - ответил Алим. - Вам что-нибудь нужно, мастер?
        - Хм, транспорт.
        - Простите?
        - На чём у вас там ездят?
        - А, кахора мы вам дадим, конечно. Самого сильного, быстрого и злого.
        - Кхм, а можно мне кого поспокойнее? Мне не нужно злого.
        - Конечно! Если надо, то найдём самого смирного, кроткого и незлобного кахора из всех. Что-то еще?
        Кто такие эти кахоры, я понятия не имел.
        - Ваше величество, что насчёт охраны?
        - С вами отправятся около тридцати человек. Все они уже бывали в Мансуре, так что хорошо знают, как вести себя в таких условиях.
        - У меня будут еще какие-нибудь обязанности, кроме верховного сульмаха? - да, я узнал, как называется титул мансурского короля. Оказалось - сульмах.
        - Нет, с вами поедет мой человек, который и будет решать вопросы торговли. Я подумал, что вам будет не до торговых дел.
        - Вы правы, как всегда, ваше величество.
        На этом Райнер усмехнулся, видимо, вспомнив, как еще совсем недавно я наотрез отказывался оставить замок Тьери и не уродовать его окрестности недостойным аристократа занятием.
        - Вам точно ничего не нужно? - встрял Алим, смотря на меня тревожно. - Травы, ингредиенты?
        - О том, что мне будет нужно, я потом поговорю с верховным сульмахом. Вы не против, ваше высочество?
        - Конечно нет! Мой отец весьма щедрый человек и за вашу помощь дарует вам всё, о чём попросите. Женщины, деньги, драгоценности!
        Теперь уже Райнер тревожно глянул на меня. Ещё бы, сам он мне по сравнению с этим почти копейки заплатил. Ещё и работать заставляет.
        - У магов, ваше высочество, немного другие ценности. Давайте пока не будем говорить об этом. Нам надо еще добраться до вашего отца и только тогда станет ясно, смогу ли я помочь или нет.
        - А может быть такое, что не сможете? - спросил Райнер с любопытством.
        - Что бы про меня ни говорили люди, но мёртвого я пока что ни разу не поднимал. Именно для того, чтобы избежать такого финала, мы отправимся завтра с утра.
        - Хорошо, - Алим явно расстроился. Я глядел на него и понимал, что с ним никакая эмпатия не нужна. Либо он всегда такой открытый, либо делает это специально по непонятной пока для нас причине.
        - Да, мастер, насчёт светляков, - Райнер усмехнулся, откидываясь на спинку кресла. - Только сегодня ко мне подошло с десяток человек с просьбой сказать, где и у кого я купил такую замечательную вещь.
        Светляк сейчас как раз освещал кабинет. Стоял он на специальной тумбе, которой еще вчера тут не было. При своих словах Райнер глянул на неё, чем привлёк внимание Алима.
        - А ведь я тоже заметил, что у вас потрясающе светло и тоже хотел спросить, если возможность нам купить пару сотен точно таких же? Неужели ваши маги умеет творить такие вещи? Раньше ведь ничего подобного не было.
        Райнер вместо этого кивнул в мою сторону. Алим уже открыл рот, чтобы высказать кучу слов восхищения, как я перебил его:
        - Пока что светляки не продаются, в силу того, что эти два, которые я подарил королю, единственные существующие. Конечно, я хотел сделать еще, но сейчас у нас стоят немного другие задачи. Хотя, пока мы будем плыть, то у меня будет немного свободного времени.
        - Это просто великолепная новость! - всё-таки он слишком шумный. - Вам что-то для этого нужно, мастер?
        Я показал, каким примерно должен быть предмет, на который я стану накладывать плетение.
        - Мне без разницы, из чего оно будет. Золото, камень, древесина. Единственное, что из дерева светляк прослужит намного меньше, - на самом деле я врал, так как плетению было совершенно всё равно на материал. Оно могло бы работать вообще просто так. Только крутить его мог бы только я, остальные его попросту не видели. Но мне надо же набить цену. - Чем прочнее материал, тем дольше будет служить светляк.
        В итоге мы поговорили еще немного и разошлись. Правда, почти перед сном ко мне в комнату пришёл Райнер. Он принес мне около двадцати заготовок под светляки. Я даже удивился его оперативности. Кажется, мне понадобится носильщик, так как таскать такую тяжесть мне совершенно не хочется. Именно это я и сказал ему.
        - Вам и не придётся, Наяль. За вас будут носить другие люди. И не забудьте, мои двадцать шесть долей.
        - Хорошо, - я усмехнулся. - Я тут написал своим людям, отправите?
        - Конечно, давайте сюда. Вам не стоит волноваться, я предупрежу их, что вас не будет какое-то время.
        - Спасибо, и да, постарайтесь не умереть, пока меня не будет, ваше величество.
        - Я помню про пять раз, граф Давье. И вы тоже берегите себя. Говорят, в пустынях много зыбучих песков. Мне бы не хотелось искать нового придворного мага. Тем более что нынешний меня полностью устраивает, - сказал король, закрывая за собой дверь и оставляя меня в одиночестве.
        Что ж, уже завтра у меня начнётся новое приключение, совершенно мне не нужное и мною не желанное. Наверное, мне надо было отказаться, но загадки, связанные с магами-плетельщиками, Арканами, башнями, манили меня сильнее магнита. Да, в графстве было много дел, но я вроде всем раздал работу, так что пусть привыкают. Думаю, к тому моменту, как я вернусь, дороги в городах выложат камнем. Хм, забыл о маге земли. Надеюсь, он подождет меня. Было бы хорошо, если бы у тех, кто пытается выплавить стекло, что-нибудь получилось. Ведь это дополнительный доход. Кроме стекла можно будет делать и зеркала. Как раз поспеет урожай у Этьена. Нужны будут деньги, чтобы выкупить его, и место, где хранить. Хотя у меня теперь столько пустых замков, что о месте можно и не волноваться. Правда, в них сыро, пшеница может испортиться.
        Райнер к тому времени разрекламирует светляк, так что, думаю, от клиентов отбоя не будет. Деньги можно будет пустить на благоустройство городов и селений. Хватит людям жить в этих землянках. Хм, еще надо будет сделать нормальные дороги между населенными пунктами. Ладно, планов, как обычно громадье, будем делать дела постепенно, так даже веселее жить.
        Не скучно, по крайней мере, точно.
        Глава 7
        Как я и думал, до Мансура мы собирались добираться на кораблях. Линея была рекой не очень широкой, но небольшие парусники на ней вполне неплохо смотрелись. Не сказать, что река быстрая, но в одном месте, как сказал Алим, она имела весьма неприятные пороги.
        Выехали мы с самого раннего утра. Ещё солнце не оторвалось от горизонта, как я уже стоял на палубе корабля. Впервые нахожусь на подобном корабле. Лодки, пароходы, баржи, даже на круизном лайнере бывал, а вот на таком, средневековом с парусами, нет.
        Для Алима, его людей и меня внутри были предусмотрены отдельные небольшие места. Воины и члены экипажа спали кто где. Всего таких кораблей было пять. За такой короткий срок Райнер даже успел что-то продать Алиму, поэтому суда были загружены.
        Мне кажется, провожал нас весь город, хотя, конечно, это и не так. Людям были интересно всё, что выбивалось из повседневности. Алим всё утро куда-то бегал, что-то кому-то говорил, я же просто сел подальше ото всех, чтобы не мешать, и принялся за плетение. За основу я взял нити воздуха, поверх них выплел нейтральной магией решётку. Тонкую, почти что не пропускающую через себя ничего. По моей задумке, такое плетение должно было защитить меня в будущем от горячего солнца пустыни. Снимать свой плащ и показывать кому-либо лицо я не собирался, поэтому решил, что мне нужна обязательно защита, иначе в темном плаще я попросту сварюсь. Конечно, возможно там не так жарко, но стоит перестраховаться.
        Одним слоем нейтральной магии я не ограничился и добавил еще несколько. Как показала практика, такая защита не пропускает внутрь даже воду. Хм, если убрать нити воздуха и вплести немного нитей огня, получится ли у меня обогреватель? Только надо между самими нитями тоже всё заделать нейтральной магией, иначе так и загореться можно.
        - Вы готовы, мастер? - спросил возбужденно и весело Алим. Я поднял голову, не совсем понимая, чему тут радоваться, но на всякий случай кивнул, давая понять, что я уже часа три как готов. - Тогда отправляемся.
        Алим махнул рукой, что-то крикнул на своём языке, и корабль качнулся. Я придержался, чтобы ненароком не свалиться. Поначалу мне казалось, что будет интересно путешествовать таким образом, но очень быстро стало скучно смотреть на природу. К тому же течение реки было слабым, мы еле тащились. Такими темпами доберемся к следующему году. Хм, нам бы мага воздушника, он бы сейчас нагнал ветерка.
        - Скажите, ваше высочество, а эти корабли крепкие?
        - Конечно, их строили еще при моём деде и они много раз ходили из Мансура в Хонор и обратно.
        Что-то мне оптимизма это не прибавило.
        - А они всегда так медленно ходят?
        Алим озадачился, видимо, ответа на этот вопрос не знал, поэтому тут же поймал пробегающего мужчину возрастом лет под сорок и что-то быстро у него спросил на мансурском.
        - Сальди говорит, что это нормальная скорость, ветер хороший, течение великолепное, погода отличная. Нам не о чем волноваться.
        Я на это кивнул и отвернулся, замечая, что неугомонный принц снова куда-то хочет бежать. Секунду спустя рядом уже никто не стоял.
        Перейдя на магическое зрение, стал всматриваться в воздушные нити. Многие из них как обычно плавно покачивались. Хм, а как же получается ветер? Мне пришлось наблюдать за привычным природным явлением почти полчаса, пока я не придумал, что с этим можно делать. Ветер ведь совершенно не магическое явление, а природное. Но это не значит, что если взять нить воздуха и не ускорить её, то не получится магический ветер. Ведь тогда, когда многие нити стремились в сторону костра, ветер тоже был.
        Постояв, подумав еще минут пять, я поймал парочку таких нитей и осторожно махнул ими перед лицом, замечая, что меня тут же обдало воздухом.
        Выпустив все свои нити, проверил, что впереди нас нет ни корабля, ни какого-нибудь камня, ни неожиданного поворота. Потом каждой нитью, так сказать, «поймал ветер» и махнул ими, пропуская всё это через парус. Корабль так дёрнулся, что и я и все остальные попадали.
        Тут же поднялся крик, шум. Алим бегал туда-сюда, смотрел за борт, интересовался у меня, всё ли нормально, махал рукой другим кораблям. В общем, весьма активный молодой человек.
        Я же спокойно сел, мысленно дал себе подзатыльник, а потом снова направил магию в паруса, которые тут же надулись, заставляя корабль бежать втрое быстрее. Минут через тридцать я приноровился и пропускал магию беспрерывно, что позволяло кораблю не дёргаться, а идти вперёд плавно, уверенно и, самое главное, быстро.
        Поначалу на корабле поднялась паника, особенно когда они увидели, что только наш корабль двигается так быстро. Я же, поняв свой промах, максимально удлинил свои нити, пропуская воздух теперь через все пять парусов. Правда, из-за того, что нити пришлось разделить поровну, скорость слегка упала. Это на словах кажется просто, но концентрация нужна весьма и весьма сёрьезная. Поначалу. Буквально через пару часов я настолько привык, что делал это автоматически, в очередной раз убеждаясь, что магия у меня весьма умная.
        Поначалу я не придал этому значения, а потом понял, что просто так махать туда-сюда нитями будет глупо, так как ветер будет работать не только в ту сторону, куда мне надо, но и в обратную. Так вот мои нити на обратном пути полностью обвивали нити воздуха, мгновенно помещая их в кокон, так что обратно нити летели совершенно безобидными.
        Длина получалась около ста метров, благо корабли шли не прямо друг за другом. Наш впереди один, а четыре других не параллельно друг другу. Не помню, чтобы до этого вытягивал нити на такую длину. Ну, будет мне тренировка.
        - Мастер, это ведь вы?
        Алим стоял рядом, подставляя лицо под струи прохладного воздуха.
        - Мне показалось, что скорость у корабля слишком маленькая.
        - И долго вы так можете?
        - А сколько плыть до Мансура?
        - С таким ветром, какой был еще недавно, недели две.
        - Мне нужно еды побольше и доплывем за неделю.
        Еду мне предоставили. Если бы не пороги, на которых нам пришлось провозиться два дня, то уложились бы в неделю точно. Алим был в восторге, говорил, что еще никто не плавал так быстро. Я его радости не разделял, так как умаялся, как собака. Причём планировал в пути поделать светляки, а сам всё время стоял и махал нитями, гоняя ветер. Делал работу, за которую мне никто не заплатит. Хотя время тоже своего рода валюта.
        Линея цепляла Мансур лишь краешком, но это не помешало на её берегу появиться портовому городу. Как и любой портовый город Фальмир, в переводе на наш язык «сияющий», был шумным, многолюдным и в отличие от наших городов, довольно чистым. По берегу были натыканы небольшие причалы, около которых с двух сторон стояли самые разнообразные корабли. Сразу становилось понятно, что Мансур активно развивает речной путь.
        Пальм не увидел, зато были деревья очень похожие на них. Как сказал Алим, почти по всему берегу, где Линея проходила в Мансуре, жили люди. И это не удивительно, ведь в пустыне оазисов не так много, а река это всегда зелень, всегда вода и плодородные почвы. С севера она несла с собой ил, который веками выбрасывала на свои берега.
        Грязи тут не было по той простой причине, что на земле вместо земли был песок, да и дожди тут не частые гости. Все говорили на чужом языке, носили совершенно другую одежду, но меня это мало смущало.
        Пришло время испытать своё плетение, которое я сделал еще в самом начале нашего странного заплыва по Линеи. Как показали полевые испытания, плетение работало, но требовало доработки.
        Скажу сразу, до ума я его довёл, так что чувствовал себя в своём плаще ничуть не хуже, чем в своём графстве. Мне было не жарко, даже немного прохладно.
        Если говорить о домах, то сделаны они были из какого-то пустынного камня. Камень этот мне незнаком. Цвет имел песочный, был на удивление лёгким и запросто поддавался обработке. Алим как-то его обозвал, но мне слово показалось больше похожим на ругательство. Никаких стёкол в домах не было, даже слюда и та отсутствовала, окна затягивали обычной тканью, лишь бы песок в дома не сыпался. Вообще, песок тут был везде. На улице, в домах, в одежде, в волосах, на зубах, в еде. Просто проклятье какое-то, но местные давно уже привыкли к этому. Так же, как и те, кто бывал тут по работе, то есть торговцы. Женщин видел, огорчился. Я думал, хоть в другой стране будет больше худышек, но и здесь в чести были пышные телом. Вот такие каноны красоты в этом мире.
        В городе я наконец увидел, что из себя представляют кахоры. Кахор - ездовое животное. Туловище похоже на лошадиное, но ноги крупнее и явно сильнее. Вместо копыт трехпалая, широкая лапа, позволяющая животному устойчиво стоять на песке. Тонкий, хлыстообразный хвост, короткая шерсть песочного цвета. Зубы явно жвачного животного, но спереди есть клыки, значит, может и мясо съесть, если сильно приспичит. Похож на верблюда, но и не верблюд. Горбов точно нет. И кахор не такой высокий. Издаёт странные звуки, похожие на кашель глубоко больного человека. Наверное, поэтому имеет такое название.
        В городе мы пробыли недолго, хотя в местном отеле я успел отдохнуть, пока Алим носился по городу, собирая караван до столицы Мансура.
        Караван получился знатный. Тридцать человек моей охраны, я, Алим, около пятнадцати человек его свиты. Это только нас. Плюс к нам присоединились четверо торговцев, следующих до Халимита - столицы Мансура. С этими торговцами в среднем шло человек по десять. Итого порядка ста человек. Это если не брать в расчет кахоров, каждый из которых был навьючен по самые уши. Некоторые торговцы ехали в повозках, которые напоминали паланкин. Такие паланкины цеплялись за двух кахоров. Конструкция была весьма шаткой, и за кахорами постоянно приходилось приглядывать, чтобы они шли примерно одинаково, но когда богатых людей волновали проблемы, которые они создают своими желаниями другим людям.
        Алим предложил и мне ехать в таком, но я отказался. Я думал, уж принц точно поедет в чем-то подобном, но тот меня удивил, перед выходом просто забравшись на своего кахора.
        Город покидали мы на рассвете. Алим сказал, что будем идти примерно часов до одиннадцати, потом встанем. В полдень становится так жарко, что идти невыносимо. Дальше придётся ждать часов до пяти - шести, когда жара начнёт хотя бы немного спадать. Ночью идти тоже нельзя, холодно и темно, можно все ноги кахорам переломать.
        Как Алим и сказал, часов в одиннадцать караван остановился, чтобы понять, насколько на улице жарко, я снял своё плетение. Что могу сказать, если бы я не додумался спрятаться от солнца с помощью магии, то меня бы ждал тепловой удар уже через час после того, как мы выехали из города. Было очень жарко. Я поглядел на своих людей, которых Райнер отправил охранять меня, и выругался.
        Умный, сам под плетение спрятался и сижу на кахоре, в ус не дую. Хорошо хоть все они уже бывали в Мансуре и примерно представляли, что их ждет, но это не значило, что люди, привычные к совершенно другому климату, будут чувствовать себя хорошо.
        Когда сел плести, то в очередной раз поразился магии. По сути, что плетение, которое я обычно накидываю на своё лицо, что плетение охлаждения состоят из нитей воздуха и нитей нейтральной магии, но получаются совершенно разные вещи. До того, как они не превратились в плетение, ни те, ни другие нити никак с физическим миром не взаимодействовали, будто находились в другом слое реальности, но стоило мне переплести их, как они начинают выполнять именно ту задачу, которую я им ставлю. Или я подсознательно умею вкладывать в плетения информацию, как именно они должны работать, или в этом мне помогает что-то другое.
        Если посмотреть на плетение охлаждения, то по всему оно не должно работать. Берем нити воздуха, сверху плетем сложную мелкоячеистую сетку из нитей нейтральной магии, которая по моей задумке не должна пропускать горячий воздух. Солнечный свет проходит через них, но теряет свою температуру. Тогда почему нити воздуха не нагреваются от тела? Ведь тело тоже имеет свою температуру, которую постоянно излучает. Если так подумать, то нейтральная магия должна была как не впускать тепло, так его не выпускать, но этого не происходит, будто тепло, излучаемое телом, всё-таки уходит. Получается, что сетка из нейтральной магии выполняет двойную задачу - не пускать тепло и выпускать его. Тогда что делают нити воздуха, ведь они тоже, по идее, никак не влияют на внешний мир в обычном своём состоянии. И что мы видим? В плетении нити воздуха выполняют роль прохладной прослойки, которая каким-то образом регулирует температуру между сеткой нейтральной магии и телом человека.
        Когда я придумывал это плетение, то держал в голове образ конуса. То есть широким дном такой конус обращён к телу человека, а своей вершиной наружу. Получается, что внешнее тепло не проходит сквозь узкую вершину, зато тепло от тела уходит, благодаря широкому основанию.
        Когда я присмотрелся к ячейкам, то понял, что они в конечном итоге действительно напоминают совсем маленькие конусы. И самое интересное, что это не я плел именно так. Я делал обычные квадраты, а в самом конце плетение принимало вот такой вид, будто подстраиваясь под моё желание.
        К тому же по ночам, когда температура падала, то плетение переставало работать, позволяя телу сохранять необходимое тепло.
        В общем, всё оказалось еще сложнее, чем я сам думал. Мало знать, как сплести, нужно еще и понимать, для чего нужно то или иное плетение. Играет ли тут роль воображение или какой-то жизненный опыт, знания? Не ясно. Остаётся надеяться, что ответы я когда-нибудь найду. Или же сам к ним приду. Одно из двух точно произойдёт.
        Плетение охлаждения не занимало так уж много времени, но всё равно я просидел неподвижно до самого вечера, и то смог сделать всего лишь несколько десятков. Алим, понятное дело, заинтересовался моей странной неподвижностью, но подошёл только тогда, когда мы выдвинулись в путь.
        Сначала я набросил плетение на него, но оно неожиданно стало соскальзывать. Всё верно, своё я придерживал нитями. Немного подумав, прикрепил его к верхней одежде. Поначалу Алим не понял, что происходит, заговорил с одним из своих людей на мансурском, видимо, выясняя, отчего стало прохладно. Человек посмотрел на своего принца так, будто тот неожиданно тронулся умом.
        - Не стоит волноваться, ваше высочество, - поспешил успокоить я его, так как тот и сам выглядел, будто вдруг засомневался в своём уме. Всё-таки весьма странный человек. Вроде умный, но в то же время непоседливый, как ребёнок. - Это я сделал. Просто я забеспокоился за своих людей. Всё-таки они хоть и были раньше в Мансуре, но всё же не так привычны к такой жаре, как другие. Заклинание весьма сложно, и мне потребуется больше времени, чтобы сделать для всех.
        - Вы и так умеете? - удивился Алим, рассматривая меня во все глаза. Интересно, что он там пытался увидеть? Глубокий капюшон плюс воздушное плетение, которое не позволяло рассмотреть мои черты, были как всегда на мне. - То я и думаю, как вы во всем чёрном еще держитесь. Я впервые слышу, чтобы можно было делать с помощью магии что-то подобное. Всё-таки рассказы о вас не отражают всей глубины вашего мастерства.
        - И что же говорят обо мне? - спросил, аккуратно накидывая и прикрепляя плетения на своих людей. На всех не хватит, но на следующей остановке сделаю еще.
        - О, у нас был музыкант из вашей страны, так вот он пел песню о вас. Говорил, камни взрываются, побывав в ваших руках. Раны затягиваются, стоит больному человеку постоять рядом с вами. А еще, что можете создать преграду, совершенно невидимую глазу. Я поначалу не поверил, посчитав небылицами, но потом… В общем, кое-что о вас подтвердили люди. А уж чуть позже, когда мы узнали, что Хонор выстоял против Зачари, то спрашивали всех, кто что-то видел или слышал. Вот так и узнали, что короля Хонора на самом деле хранит загадочный и пугающий маг, который никому не открывает своего лица и имени. Говорят, что даже король не знает имени и не видел лица, но так ли это?
        - Кто знает, - я пожал плечами, набрасывая последнее плетение. - Кстати, ваше высочество, я слышал, что примерно в трех днях пути от портового города до столицы стоит древняя башня? Это так?
        - Стоит, - Алим прищурился, всматриваясь в горизонт. - Правда, она разрушена. Если ехать два дня на запад от столицы, то можно найти еще одну точно такую же башню, но и она давно разрушена, остались лишь стены, почти засыпанные песком.
        Ну, примерно этого я и ожидал. Если башня в таком, можно сказать, густозаселенном месте, то рано или поздно её кто-то должен был открыть. Интересно, плетение скрыта в них само перестало работать или же его изначально на эти башни не накладывали.
        - А говорят, недалеко от этих башен есть странные зоны, в которых постоянно дуют ветра, а простым людям становится плохо. Так ли это?
        - Так, - Алим глянул на меня. - Хотите посмотреть?
        - Глянул бы, не отказался.
        - Хорошо, только давайте сначала отправимся в столицу, а потом посетим ту башню. Чтобы увидеть местные необычные пески, придётся делать крюк, а мне бы хотелось поспешить в столицу.
        До столицы при таком темпе передвижения обычно добирались не менее семи - восьми дней. Моё плетение, которое я соорудил всем, даже животным, позволило сократить это время до пяти. С торговцев потом содрал деньги, сказав, что те одежды, которые на них теперь, будут очень долго поддерживать такую температуру. Поначалу платить не хотели, тогда я начал просто снимать плетения. В итоге неожиданно сам для себя заработал на том, на чём совершенно не собирался. Содрал еще и за животных, посоветовав не менять их, пока заклинание полностью не исчезнет.
        Хоть торговцы и бухтели, но я ощущал исходившие от них эмоции радости, ведь это плетение позволит им сокращать время, которое они обычно проводят в пути. А время, как известно, деньги.
        Халимат меня не сильно впечатлил. Все тот же песок, синее небо, редкие деревья, похожие на кактусы-переростки. Дома из того же материала, из которого сделаны дома в портовом городе на Линеи, правда, тут встречались двухэтажные, а бывали и повыше. Улицы почему-то узкие. Часто можно было встретить каких-то птиц, очень похожих на павлинов, только совершенно белого окраса. Оказалась, священная птица, убивать которую строжайше запрещено. Люди вокруг все в белом, очень редко встречаются яркие пятна.
        Воду я увидел только во дворце, который, кстати, напоминал громадную юрту, у которой по кругу со всех сторон стояли колонны. Я насчитал порядка пятнадцати этих колонн. На самом верху у них были выбиты квадратные лица людей, напомнившие мне статуи с острова Пасхи. Высота колонн была приблизительно метров по двадцать, не меньше. Как объяснил Алим, это стражи, которые смотрят во все четыре стороны света, защищая семью правителя и предупреждая и отводя всякие беды.
        Во дворец мы прибыли ближе к вечеру, поэтому Алим сразу повёл меня в покои, которые, как он сам сказал, он приготовил еще до своей поездки в Хонор. То есть он был полностью уверен в моём существовании и даже в том, что я соглашусь поехать с ним.
        - Просто я был уверен, что маг, умеющий лечить, не откажет другому человеку в беде. Я думаю, что такой великий дар даётся людям, имеющим большое сердце и добрейшую душу, - ответил он мне на мой вопрос о такой уверенности в моём согласии.
        Не знаю, не могу сказать, что я с ним согласен. Не скажу, что я самый плохой человек, но и добряком себя никогда не считал. Кажется, кто-то идеализирует магов-лекарей. Тем более сам я лично встречал в той еще жизни врачей, которые умели лечить и правда имели дар, но были черствыми, бездушными и крайне жадными людьми, которые пользовались своим даром только тогда, когда им за это платили.
        - Я бы хотел искупаться. Это возможно? - спросил, представив, сколько я не мылся.
        - Конечно! Сейчас вам всё сюда принесут. Можете оставить свою одежду за дверью, слуги все выстирают и к утру вернут сухим и чистым.
        Эта новость была весьма приятной. Всё-таки в пути мы пробыли долгое время, и большую часть времени я был на глазах у всех, так что не мог позволить себе даже снять плащ.
        - Мои люди…
        - Их уже разместили. Располагайтесь, а мне пора. Если что, слуги всё для вас сделают.
        Алим развернулся и чуть ли не бегом помчался по коридору. Всё верно, он, как приехал, даже не видел еще ни родственников, ни отца. Нас встретил его брат, наследный принц Акрам де Амирхан. Как я потом узнал, приставка «дель» и «де» имеет очень большое значение. «Де» даётся только самому верховному сульмаху, его наследнику и женщине, которая родила наследника. «Дель» прибавляется ко всем, кто имеет хоть какое-то отношения к семье сульмаха.
        Алим с Акрамом были очень похожи. Тот же нос, глаза, скулы. Только Акрам немного мощнее.
        После того, как Алим ушёл, почти сразу пришли слуги, притащившие чуть ли ни ванну, наполненную водой. Молчаливо поставили ее за специальной перегородкой, молчаливо развернулись и вышли. Я уже по отработанной привычке подпёр дверь и только потом скинул с себя плащ. Одежду решил сразу выставить за дверь, предварительно вытащив всё из карманов. Долго возиться в воде не стал, хотя и хотелось хотя бы немного полежать. Натянув на себя последнюю чистую рубашку, проверил дверь, окно и только тогда лёг спать. Всё-таки мне немного не хватает Хана. Я как-то уже привык к его постоянному присутствию за дверью. А ведь когда-то меня это раздражало.
        Утром, как и сказал Алим, за дверью меня ждала моя чистая одежда. Я успел одеться, как в дверь постучали. В коридоре был конечно же Алим.
        - Мастер, пойдёмте, - он выглядел встревоженным, так что я не стал заставлять себя ждать.
        Около комнаты, к которой меня привёл Алим, толпилось куча народу. Много было пожилых мужчин, бородатых, с густыми, свисающими бровями, полностью седых. На голове у них были намотаны что-то вроде тюрбанов, а белые одежды украшали вышивки золотом или серебром.
        При виде меня многие начали ругаться, спорить, чуть ли не махать кулаками. Я не понимал их, но улавливал общий негатив в эмоциях. А когда присоединился, то понял, что меня снова приняли за шарлатана. Смысл состоял в том, что это были местные маги-шаманы, которые предлагали отрезать ногу сульмаху, чтобы спасти его жизнь, ведь тот был почти без сознания с ночи и готовился отдать душу местному верховному духу. Это что-то вроде бога или того же Создателя, только на мансурский манер.
        Так вот, они хотели оттяпать ногу, а принцы не давали, утверждая, что хонорский маг, то есть я, смогу вылечить, не калеча сульмаха. Понятное дело, умудрённые жизнью старые маги не верили.
        Когда прошло десять минут и ничего не изменилось, я просто обошёл всё это столпотворение и вошёл в покои сульмаха. Закрывая дверь за собой, я заметил, какими ошалелыми глазами на меня смотрел Алим и все остальные. Почти сразу поднялся крик, шум, в дверь что-то ударилось. Я лишь покачал головой - и ведь взрослые люди.
        Подойдя к кровати, посмотрел на сульмаха. Пожилой мужчина лет под шестьдесят. Болезненно худой, изможденный, без сознания. Проверил пульс, вроде живой пока что. Откинул тонкое покрывало, невольно отшатываясь. Нога действительно была в ужасном состоянии. Вся верхняя часть гноилась и чуть ли не отслаивалась от кости. Не думаю, что такое можно вылечить, просто подстёгивая организм к естественной регенерации и усилению его иммунитета.
        Думаю, что пришло время для создания усиленного плетения. Зарастить маленькую дырочку от стрелы или вывести яд из организма это одно, а нарастить сгнившее мяса, которому взяться неоткуда, это совсем другое.
        Оглянувшись, сел в кресло и перешёл на магическое зрение, тут же замечая кое-что интересное в ране. Присмотревшись, понял, что в ней находятся какие-то насекомые, похожие на тлю, которые медленно, но верно пожирают плоть. Нет, не так, сначала они выделяли что-то, что разлагало мясо, а потом поедали эту гниль. Вся рана была буквально усеяна ими.
        Вздохнув и поморщившись, глянул поверх сульмаха, замечая, что комната заполнилась людьми, но я не обращал на них никакого внимания. Сначала набросил на правителя Мансура несколько мощных своих плетений, надеясь, что магической силы в них хватит, чтобы он не помер, пока я делаю новое, усиленное плетение.
        Меня тряхнули за плечо, на что я лишь приподнял голову и чуть приспустил плетение на лице, чтобы видны были только мои глаза. Я точно знаю, что вид почти белых глаз, которые излучают свет, выглядит весьма устрашающе. Так и вышло, старик, который прорвался мимо Алима и решил меня собственноручно вышвырнуть из покоев сульмаха, отшатнулся и едва не шлёпнулся на задницу.
        - Мешаете, - тихо сказал я в полной тишине, обведя всех остальных взглядом. - Его пожирают, а вы все мешаете.
        Кто-то пытался возмутиться, но тут вошёл Акрам, который велел стражникам немедленно вывести всех, кроме брата и меня из комнаты. Старики были возмущены, но больше спорить не стали, вышли, продолжая возмущаться вполголоса.
        - Это правда, мастер? - тихо спросил Алим, вставая на колени перед кроватью отца. - Кто его пожирает?
        - Насекомые иного плана, - ответил, сам не зная, как именно назвать то, что я видел. - Мне надо убрать их, и только тогда я смогу начать лечение.
        Я замолчал, снова сосредотачиваясь на ране и её пожирателях. Тишина мне очень помогала. Своими нитями я методично убирал крохотных насекомых, тут же раздавливая их. Можно было сложить куда-нибудь, но я не был уверен, что обычная посуда их удержит, а придумывать плетение для удержания мне было некогда.
        Не знаю, сколько я так просидел, но очнулся только тогда, когда меня снова потрясли за плечо. К этому времени насекомые были убраны. Насколько я могу заметить, заклинание лечения немного помогло улучшить общее состояние, но вот рана пока что и не думала зарастать. Зато сульмах стал выглядеть лучше, хотя бы вид покойника больше не имел.
        - Хм? - моргнув, перешёл с магического зрения на обычное, тут же понимая, что забыл вернуть плетение на глаза обратно и сейчас смотрю на Алима своими собственными глазами. Принц моргнул, удивившись, но я почти сразу вернул привычный вид.
        - У вас глаза синие, - выдал он. - А я думал всегда такие белые, страшные. Я вам есть принес, мастер.
        Только сейчас я понял, что уже темно и везде понаставлено просто море свечей, из-за чего комната казалась какой-то нереальной. Алим кивнул в сторону столика, на котором стояли подносы с пищей. Я понял, что хочу не только есть, но еще и в туалет.
        В комнате оказались не только Алим, Акрам, но был еще один молодой парень чуть старше Алима.
        - Анвар дель Амирхан, старший брат Алима и младший Акрама.
        Я немного завис, вспоминая, как там представлял Алима павлин при дворе Райнера. Кажется, говорилось что-то про второго сына третьей жены. И то, что он третий принц. То есть Анвар его родной брат, а Акрам брат по отцу. Не так уж и сложно, надеюсь, у них больше нет братьев, иначе я запутаюсь.
        - Зовите меня мастер, - ответил я, а потом пристал к Алиму с вопросом, где у них тут уборная.
        В общем, туалет был под кроватью у каждого в комнате. А еще на улице, но идти далековато. Я выбрал уличный вариант. Алим провел, чтобы показать дорогу.
        - Как вы думаете, сможете вылечить нашего отца? - задал вопрос Анвар, который был похож на своих братьев очень сильно. Отличало от остальных его то, что у него волосы были примерно до плеч и немного вились.
        - Чтобы вы понимали, что происходило, представьте мелких, размером с сошку насекомых, которые выпускают яд, разлагающий плоть, а потом эту сгнившую плоть пожирают. Так вот, я очистил рану от этих насекомых. Немного укрепил состояние вашего отца, а сейчас, после того как поем, буду пытаться зарастить рану. Только для начала надо убрать остатки гноя из неё. Мне нужна прокипяченная вода комнатной температуры и чистые полотенца.
        Рассказывать, как мы вчетвером пытались промыть рану, не буду, скажу только, что нам повезло, что сульмах был без сознания, иначе нас бы покрыли трехэтажным матом.
        А потом, когда всё было закончено, я снова сел на своё прежнее место, перешёл на магическое зрение и стал думать. Мне надо подстегнуть регенерацию в отдельно взятом месте. При этом, чтобы энергия на эту самую регенерацию бралась не из организма, а из плетения. Немного подумав, сплел из нейтральной магии круг. Все пространство внутри заполнил тонкими нитями магии жизни насыщенного зеленого цвета. Ее, кстати, в Мансуре было мало, но мне вполне хватало. Плетение сделал строго такого же размера, как и рана. После опустил его на поражённую ногу и стал наблюдать. Если сейчас всё пойдёт, как надо, то моя теория, что плетения сами подстраиваются под то, что мне необходимо, верна.
        Как я и думал, мясо на ране начало немного нарастать. Клетки в этом месте делились с бешеной скоростью, а плетение между тем буквально истаивало на глазах.
        Проверил состояние сульмаха. Кажется, он сейчас просто в глубоком сне. Сплел еще одно, потом ещё. Очнулся я снова только тогда, когда меня потрясли за плечо.
        Отключил магическое зрение, ощущая, как резкая боль полоснула по глазам. Надо поспать хотя бы немного.
        - У вас выходит, - с улыбкой сказал Алим, во все глаза смотря на явно уменьшившуюся рану на ноге отца.
        - Да, состояние стабильное, думаю, через пару часов он может проснуться. Двигаться нельзя. Необходимо обильное питье, а также надо, чтобы он как можно больше кушал. Его организм ослаблен так сильно, что я не могу зарастить рану одним рывком, это может убить его. Я - есть и спать. Если проснётся, меня не звать, только в крайнем случае.
        Встав, пошатываясь, поплелся в свою комнату, которую неожиданно для самого себя нашёл довольно быстро. Общая усталость не сказалась на моём аппетите, а вот искать туалет на улице я был уже не в силах, пришлось воспользоваться комнатным вариантом. Не забыл я и дверь подпереть, зато, как добрался до кровати, уже не помню.
        Когда я проснулся, был день. Еду нашёл в коридоре на небольшом столике. Поев, пошёл в покои сульмаха. Как оказалось, там были все три принца, а сам сульмах пребывал в сознании.
        - Добрый день, верховный сульмах.
        - Добрый… Мастер. Даже мне имени не скажете?
        - Прошу простить, но это под запретом.
        - Понимаю. Надеюсь, моё имя вы знаете?
        Имя сульмаха я спросил у Алима еще тогда, когда мы плыли по Линеи. Алиаскар де Амирхан. Кажется, у них традиция иметь имена на «а».
        - Конечно, не думаю, что в мире есть человек, который не знает имени верховного сульмаха.
        Алиаскар хмыкнул, посмотрел лукаво, видимо, Алим успел сдать меня, но ничего не сказал на это.
        - Скажите, мастер, через сколько я смогу встать?
        Я подошёл к кровати, осторожно убрал простыню с ноги и осмотрел её и тем и другим зрением. Честно говоря, опасался, что те насекомые снова объявятся, но этого не случилось.
        - Дня три-четыре вам еще придётся полежать, - ответил я, прикидывая скорость восстановления раны.
        - Но я ведь встану?
        - Хм? Конечно.
        - И нога останется на месте?
        - Не вижу причин вас её лишать.
        Сульмах замолчал, о чём-то крепко задумавшись.
        - Скажите, мастер, где та страна, в которой рождаются такие маги, как вы? - спросил он после долгого молчания.
        Я, сев на то же место, что и раньше, устроился удобнее, перешёл на магическое зрение и, прежде чем начать, ответил:
        - Не знаю, где остальные, но я в Хоноре был рождён.
        Глава 8
        Спрыгнув с кахора, повернулся к тому, что когда-то было башней. Сейчас из-под песков видны лишь развалины и валяющиеся то тут, то там обломки. Явно сама по себе башня не могла развалиться на куски. Тогда что же её разрушило? А ведь та, которую я встречал в лесу, тоже была разрушена, но тогда я не обратил внимания на это, посчитав, что причиной разрушения стало время. Только время ли в этом виновато, ведь самая первая башня была цела?
        Здесь, среди песков, которые веками перетаскивал с места на место нагретый звездою ветер, развалины башни смотрелись, будто старый скелет какого-то причудливого великана, жившего многие века назад. В облизанных песком камнях чудились выгоревшие на солнце кости, которым осталось совсем немного до того времени, как их полностью поглотят золотые пески.
        Присев, я рукой смахнул с камня нанесенный на него песок. Ветер, будто недовольный моими действиями бросил мне в лицо пригоршню песка.
        - Тут всегда сильные ветра, - сказал Алим, внимательно наблюдавший за тем, что я делаю. Конечно, он заметил, когда я начал отплевываться.
        У кого-то из людей, которых Райнер приставил охранять меня, зашелся своим странным кашлем кахор. Я оглянулся. Все тридцать я сегодня не брал, взял с собой пятнадцать. Нечего нам целым караваном по пустыне шарахаться.
        Снова повернувшись к камням, с сожалением подумал, что добраться до подвала будет сложно, так как тут почти всё занесено песком.
        Перейдя на магическое зрение, понаблюдал за нитями, поняв, что они снова движутся в одном направлении. Значит, я был прав, и эти странные костры есть около башен. Осталось понять, костры возникли возле башен или же башни строились именно из-за близости этих костров?
        Встав, подхватил кахора под узды и направился в ту сторону, куда стремилась магия. Странно, я ведь помню, как мне было больно в прошлый раз, но меня так же, как и все эти нити, тянуло туда. Нет, я могу развернуться и уйти, но боюсь, что мои мысли, так или иначе, возвращались бы к этому.
        - Вы знаете, где опасные пески? - спросил Алим, поглядывая на меня с любопытством. - Говорят, что в этих местах на цепь посажен разгневанный дух. Если подойти к нему слишком близко, то он выест ваши глаза, слижет шершавым языком кожу, высосет кости и разорвёт сердце. Я не знаю, правда ли там дух, но то, что при приближении людям становится плохо, в этом я полностью уверен.
        - И кто тогда рассказывает такие истории?
        - Маги, - пожал плечами Алим почти безразлично, но я ощущал исходящий от него интерес. - Они могут приближаться к тем местам, но я однажды узнал, что ничего там не видят на самом деле. А рассказы эти, чтобы обычные люди не пострадали. Вы ведь знаете, что там?
        Я молчал минут пять, вглядываясь в, казалось, бесконечные просторы пустыни. Я не любитель таких мест, но признаю, что у них своё особенное, неповторимое очарование. Эти пески, яркое, голубое небо, воздух, который дрожит от нагрева и словно искажает реальность. Во всём этом можно найти свою особенную красоту.
        - Знаю, - ответил тогда, когда градус терпения Алима начал падать. - Если его можно назвать духом, то пусть это будет дух. И он действительно причиняет боль. То, что вы, ваше высочество, описали, весьма похоже. Обычным людям и правда не стоит подходить к нему близко.
        - Но зачем тогда вы идете к нему? - Глаза принца распахнулись, а в эмоциях у него начал твориться полный бардак. Думаю, точно так же было, если человеку, который всегда подозревал, что у него под кроватью кто-то живёт, скажут, что там действительно кое-кто живёт, просто у него не те глаза, которые могут это увидеть. Если ты не видишь, это еще не значит, что чего-то не существует.
        - Кто знает, - пожал я плечами, внутренне содрогаясь, ведь если огонь снова перекинется на меня, то всё, что описал только что Алим, покажется мне цветочками. - Возможно, чтобы увидеть, понять.
        - Мастер!
        Я обернулся. Крикнул один из моих людей. Алим тоже повернулся.
        - Шармахи! - встревоженно крикнул он, начиная спешно проверять свое оружие.
        Я, прищурившись, наблюдал, как в нашу сторону с ближайшего холма на всех парах, пригибаясь к шеям своих кахоров, скачут не меньше пятидесяти человек, одетых во все черное. Им не жарко? Ладно я с плетением, но как они в таком ходят?
        Глянув на принца, на моих людей, которые принялись выстраивать круг, в который заключили нас с Алимом, не трудно было догадаться, что эти самые шармахи скачут к нам не для того, чтобы пожелать доброго дня и крепкого здоровья.
        - Что им нужно? - спросил, прикидывая, кто такие эти шармахи. Рэкетиры? Гопники? Или же убийцы?
        - Кучка сплотившихся отщепенцев. Никто не знает, сколько их всего. Постоянно кочуют по Мансуру. Они бич нашей страны. Нападают на всех, кого видят, грабят, убивают, насилуют. В этот раз они забрались слишком близко к столице. И это очень странно. Обычно ближе чем на расстояние в неделю пути они не приближаются.
        - Никогда ничего не происходит в этом мире просто так, - сказал я, вглядываясь в быстро приближающие точки. - Если они тут, значит, кому-то это было нужно.
        - Но кому? Покушение на меня? На вас?
        - Пока не знаю, - сев прямо на песок, скрестил ноги по-турецки и закрыл глаза. Иногда представлять что-то проще, отгораживаясь от реального мира полностью.
        - Что вы делаете? - Алим был явно встревожен.
        Неудивительно, учитывая, что против нас втрое превосходящий наши силы противник. И дернул же меня черт не взять всех воинов и настоять на том, чтобы пошло всего пятнадцать. И ведь как удачно напали. Будто знали.
        Отвечать я не стал, вспоминая самый страшный фильм, который когда-то видел в своей жизни. Как назло в голову лез только образ Чужого. Ладно, пусть будет он. Помнится, когда-то я смог передать стражникам в королевском замке, что Пиррет мёртв и дальнейшее сопротивление бесполезно. Если у меня получилось тогда это сделать, то почему бы сейчас не попробовать напугать наших гостей до мокрых трусов.
        Люди часто не боятся смерти и других людей с оружием, иногда это наоборот действует, как красная тряпка на быка. Они готовы драться, скалясь и бросаясь в драку, словно берсерки. Но очень многие, даже такие храбрецы, боятся неизведанного, страшного и безобразного. Не все, конечно, некоторые могут и на того же Чужого броситься с ножом, но подавляющее большинство побежит. Это инстинкт, заложенный природой. И если человек с мечом известное зло, против которого вполне можно сражаться и выжить, то безобразное существо пока что непонятное, неизведанное, а значит, вполне возможно, сто процентов смертельное.
        Мои нити устремились вперёд. Я открыл глаза, наблюдая за ними. Многие тысячи тончайших, будто паутина нитей, ощерились в сторону всадников. Со стороны я, наверное, напоминал странного дикобраза. Длина нитей была чуть больше ста метров. Помнится, я говорил, что мои нити весьма самостоятельные и любопытные, наверное, поэтому их длина постоянно увеличивается. Словно пытаясь познать мир вокруг, они стремятся стать как можно длиннее.
        Я неоднократно наблюдал, как в спокойном состоянии нити шевелятся, ощупывают любой предмет, который попадался им на пути. Они вели себя так, словно ребенок, сильно нуждающийся в тактильных контактах для изучения внешнего мира.
        - Король с нас голову снимет, если мы не вернем ему мастера целым, - услышал я голос капитана. Кажется, его зовут Рубьен. Я мало общался с ними, будучи занят постоянно своими делами.
        - Самим бы вернуться, - буркнул совсем еще молодой голос.
        - Поверь, - осадил его Рубьен. - Если мастер погибнет, то нам лучше забыть о возвращении в Хонор навсегда.
        А ведь он прав, я знаю, что Райнер на самом деле не мягкотелый добряк. Без нужды, конечно, ужасы творить не будет, но если надо, то и казнит, и по-тихому прикажет удавить, и отомстит жестоко. Не скажу, что я прямо бесценный для него, но потерять меня ему бы не хотелось, по той причине, что с моими плетениями ему можно не так сильно опасаться быть убитым. Без меня ему просто придётся быть более осторожным, и только. Но парням он точно голову снимет, в этом Рубьен прав.
        Открыв глаза, вздохнул. Из-за сплотившихся людей пришлось немного сдвинуться вбок, так как ноги впереди стоящего человека мешали. Что ж, наши работники ножа и топора, на местный лад, неслись к нам, аж пыль позади столбом стояла. Они что-то там кричали, кажется, даже улюлюкали.
        Перевел взгляд на нити. Мне показалось, что они даже слегка вибрируют, будто от нетерпения. Нити, обычно напоминающие извивающиеся нитки, сейчас выглядели будто острые и тонкие иглы.
        Когда шармахи почти доехали до нас, я медленно закрыл глаза и попросил магию не осторожничать. И почти сразу ощутил, как все нити нашли свою жертву. Обычно я мягко присасываюсь к ауре людей, за редким исключением, сейчас же я буквально пронизывал её. Длины нитей хватало, чтобы не только проникнуть в ауру, углубиться в неё, но и обвернуться вокруг человека несколько раз.
        Итак, готовы, уважаемые зрители? И даже если вы не готовы, любуйтесь.
        - Храни нас Верховный Дух нашей бескрайней пустыни.
        Перед моим внутренним взором возник знакомый почти каждому жителю моего прошлого мира облик. Чужой резко обернулся и оскалил свою пасть, пронзительно закричав, неестественным, совершенно чуждым человеку голосом.
        Кроме этого, я будто нашептывал, что здесь опасно, смерть ужасная и болезненная. Я чувствовал, как где-то в груди зарождалось нечто и словно выплескивалось наружу по нитям.
        Долго ждать не пришлось. Дикий, животный страх рухнул на меня лавиной, пришлось даже отстраняться. Послышались крики, кашель кахоров, какой-то визг, ругань.
        - Что происходит? - сквозь всю какофонию звуков услышал я голос Алима. - Мастер?
        Я открыл глаза, наблюдая, как совсем недавно несущиеся на нас во весь опор шармахи стремятся оказаться как можно дальше. Те немногие, кто все-таки смог преодолеть внушенный мною страх, последовали за своими отступающими товарищами, понимая, что произошло что-то странное, а странное в понимании многих является синонимом опасного.
        Когда шармахи покинули зону, в которой я мог бы достать их нитями, то я расслабил их, позволяя, как обычно, исследовать окружающий мир и вести себя как им вздумается.
        Но молчал и сидел до тех пор, пока последний шармах не скрылся за далёким барханом. И только потом поднялся, нашёл своего кахора, достал сосуд, который тут заменял флягу, и отпил прохладной воды. На сосуд пришлось тоже накидывать плетение охлаждения, так как пить горячую воду то еще удовольствие.
        Кому-то мое молчание могло со стороны показаться загадочным, на самом деле я просто обдумывал, стоит ли нам вернуться или же продолжать путь. Если возвращаться, то из-за этого мы потеряем почти неделю. Два дня сюда, потом обратно, затем снова два дня сюда, итого шесть, плюс потом снова два дня до столицы. Даже больше недели. А если не возвращаться, то можно снова подвергнуться нападению этих молодчиков, которые через какое-то время отойдут от испуга. Да, они сто процентов снова полезут к нам.
        Хм, но возвращаться я точно не хочу. Значит, прибегну к старому способу.
        - Наберите мелких камней, пока едем, я превращу их во взрывающиеся. Кто-нибудь был в Дее, когда зачарийцы осаждали город?
        - Да, мастер, я был. Я знаю про эти камни, - ответил Рубьен, тут же принимаясь отдавать указания. Все мгновенно разошлись. Кажется, даже те, кто не был тогда в осажденном городе, и так знали, что такое взрыв-камни.
        - И многих вы можете обратить в бегство, ничего не делая при этом? - спросил Алим как бы заинтересованно, но при этом чувствовалась от него тревога.
        Кажется, настал тот момент, когда восхищение чужими способностями перерастает в тревогу и опасение.
        - Это не так легко, как может показаться, и нет, не многих и не часто.
        Говорить правду я не собирался, надеясь, что меня хотя бы выпустят теперь из Мансура. Ссориться с Райнером им сейчас не с руки, но я понимал, что в большинстве своём благодарность власть имущих часто очень кратковременна, а порой её и вовсе не существует. Сегодня, пока они еще помнят, что я для них сделал, можно спать с одним открытым глазом, но уже завтра лучше и вовсе не ложиться.
        Алим натянуто улыбнулся и тревожно посмотрел туда, где скрылись шармахи. Чуть позже, когда все набрали камни и продолжили путь, я нет-нет да ощущал на себе его взгляд и направленные в мою сторону эмоции.
        Вздохнул, верно, в этом и не только мире, делая добро, будь уверен, что твоя спина хорошо прикрыта, иначе тот, кого ты поставил на ноги, может запросто воткнуть в твою спину кинжал.
        Любой маг, хоть сколько-нибудь сильный, всегда будет опасен и невыгоден для любой другой страны, кроме своей собственной. Да и в своей, пока ты покладист и не представляешь опасности, ты будешь нужен, но если захочешь чуть больше свободы, готовься. Маги это оружие, а оружие, в понимании людей, должно точно знать своё место, иначе его лучше уничтожить, пока оно рано или поздно не будет направлено против них самих.
        Теория относительности существует не только в прошлом моём мире. И в этом все относительно. Если находишься на стороне людей, то понимаешь и принимаешь верность такого, но я сейчас с другой стороны этой своеобразной стены. Я маг и мне не стоит забывать, что друзей у меня нет и быть не может. Конечно, вреда другим причинять я не собираюсь, но, если что, буду бороться до последнего вздоха. Наверное, люди правильно делают, что опасаются магов.
        Пока пугал этих шармахов, то успел мельком поглядеть, с чего это они нарисовались так близко от столицы. Узнал много интересного. Оказывается, шармахи не просто шайка уголовников, а люди сульмаха, и грабят, убивают они только тех, на кого укажет его палец. Например, торговцев, которые не захотели делиться, или неугодных придворных. Плюс в пустыне есть пути, по которым следует водить караваны всем. За то, что эти пути якобы охраняются, взимается специальный налог. Эти пути считаются самыми безопасными. Но всегда найдутся люди, которые не хотят платить и пойдут в обход, по, так сказать, бесплатным, но опасным территориям. Вот таких людей и вылавливают шармахи.
        В принципе, дело житейское и понятное. Поначалу я подумал, что это сульмах захотел меня так отблагодарить, но оказалось, что шармахи давно уже подчиняются не только сульмаху. Предполагаемое оружие Мансура начало думать совсем в другую сторону. Так называемые маги-шаманы решили, что работать на другую страну им будет намного сытнее. Почему-то я и не удивлён, что и тут показались длинные лапы Зачари. Мне даже интересно глянуть на их короля. Наверное, интересный должен быть человек.
        Через какое-то время ветер поднялся. Я мог наблюдать магическим зрением знакомую картину. Всё то время, пока мы ехали, я не переставая накладывал взрывное плетение на камни. Его я запомнил хорошо. В своё время пришлось сделать ни одну сотню таких же. Времени на это не самое сложное плетение у меня уходило мало, поэтому к тому моменту, как люди стали чувствовать на себе действие магии, которой в окружающем пространстве было очень много, я закончил.
        - Дальше я один, - сказал я, отдавая последний камень в руки Алиму.
        - Вы уверены? - прикрывая глаза и рот - его явно тошнило, - спросил он, тревожно посматривая по сторонам.
        - Да. - Мои глаза были устремлены в сторону костра, который я мог видеть даже с того места, где мы стояли. Этот костер был раза в три больше, чем тот в лесу. Его голубое пламя, как мне казалось, вздымается чуть ли не до самого неба, сливаясь там с его синевой. Изредка видны были красноватые всполохи, причудливым рисунком на мгновение украшающие величественное явление. - Вы там погибнете, - сказал тихо и слез с кахора, который в последние минуты не желал стоять на месте. Передав узды Алиму, пошёл в сторону костра, мысленно ругая себя последними словами. Если тот маленький был таким болючим, то этот точно меня убьет. - А может, и я там сгину, - прошептал себе под нос, но всё равно продолжал идти вперёд.
        Когда до костра было метров триста, я остановился, поднимая голову. Он точно меня убьёт, я просто сгорю в этом адском синем пламени. Мои нити вели себя совершенно странно. Теперь я понимаю, что так влекло меня сюда. Они все устремлялись к огню, пытаясь дотянуться до него. Не знаю, для чего и зачем, но им явно нужно было туда.
        Вдохнув и мысленно приготовившись к боли, пошёл дальше. Кажется, нити снова стали длиннее. Думаю, до костра было больше ста метров, когда мои нити буквально нырнули в огонь. Костер задрожал, и пламя в один момент обрушилось на меня.
        Что там говорил Алим? Высосет кости, сдерет кожу и разорвёт сердце? Не знаю, я не могу сказать, что ощущал что-то из этого. Я даже на колени упасть не смог. Меня просто окунули в океан боли, которая стала полновластной хозяйкой в моём теле. Я не ощущал ничего, кроме нее. Я не могу сказать, на что это похоже, так как с меня никогда не снимали кожу, я никогда не горел заживо, и меня никогда не растворяли в кислоте, но отчего-то пытаясь описать свои ощущения, мне на ум приходит именно это.
        Когда всё закончилось, я еще минут пятнадцать стоял и смотрел перед собой, пытаясь осознать себя и мир вокруг. Мне казалось, что я сошёл с ума. Я никак не мог вспомнить, кто я такой и что тут делаю.
        Моргнув, опустил голову вниз, смотря, как мои нити будто пытались спрятать меня в кокон, оборачиваясь вокруг моего тела. На моей коже не было ожогов, и мои кости были целыми, я даже ходить мог, и это не укладывалось в голове.
        Подняв голову, снова глянул на костер. Огонь в нём опал и сейчас он выглядел не больше пламени свечи. Магия успокоилась, ветер стих. Зато у меня в солнечном сплетении поселился горячий шар. Впрочем, он не причинял мне никакого вреда.
        Постояв еще немного, приходя в себя, я развернулся и пошёл обратно к людям и ждущему Алиму.
        - Что, - он сглотнул, шальными глазами осматривая меня, - произошло?
        Мне бы и самому было интересно. Кажется, моё стремление к этим кострам похоже на инстинкт. Да, это чудовищно больно, но меня всё равно что-то толкает к ним. Какая-то непреодолимая сила. И это меня весьма раздражает. Если бы я знал, зачем я это делаю, наверное, было бы хоть немного легче принимать такое.
        Хм, меня же спросили, что это такое было. Правду говорить не самый лучший вариант, так что соврем.
        - Если дух будет слишком долго бесноваться, то может причинить вред не только себе. Именно поэтому их надо иногда успокаивать. Он никуда не делся, но ярость его ненадолго утихла.
        Я понятия не имел, сколько потребуется времени костру, чтобы разгореться до предыдущих размеров, но надеюсь, что долго.
        Алим смотрел на меня такими глазами, словно сам не знал то ли верить мне, то ли назвать сумасшедшим. Мне как-то всё равно, главное, чтобы удалось после всех моих выкрутасов выбраться из страны. Не думаю, что маги-шаманы так просто успокоятся. Главное, чтобы к ним не присоединился сульмах с сыновьями, иначе нам точно придётся спасаться бегством.
        На обратном пути на нас снова напали очухавшиеся шармахи. И на этот раз тем, кто выжил, пришлось спасаться бегством. Мы просто подпустили их ближе и закидали взрывными камнями. Алим уже не так сильно радовался моим умениям, становясь с каждым разом всё пасмурней и пасмурней. Улыбался он теперь натянуто, стараясь делать вид, что всё по-прежнему, но я ощущал, какой сумбур творился в его душе.
        Наверное, Райнер, отпуская меня сюда, и не подозревал, что такое может произойти. Надо срочно искать плетение порталов, чтобы всегда иметь возможность уйти в свой замок из любой точки мира. Не удивлюсь, если однажды вместо приветствия в королевском замке меня будет ждать совершенно другой прием. Во мне снова заговорила немного утихшая в последнее время паранойя. Кажется, эта дама приходит тогда, когда моя задница находит себе очередные приключения, которые могут закончиться весьма плачевно.
        Во дворце сульмаха было шумно. Как оказалось, готовился пир в честь выздоровления правителя. На ноги он встал уже давно, но я почти сразу уехал к башне, поэтому он решил подождать, пока мы вернемся.
        Не успели мы вернуться, как Алим ушёл к отцу. Я же предупредил Рубьена, что нам, вполне может быть, придётся попросту драпать из дворца, пошёл в свою комнату. Там меня ждал сюрприз в виде клубка змей на кровати. Думаю, змеи ядовитые, проверять я, конечно, не стал, как и выкидывать.
        Вышел из комнаты и направился в покои правителя. Пока что ему нужно было набираться сил, поэтому я посоветовал ему больше лежать, кушать и отдыхать.
        Около двери стояли охранники, которые конечно же не пустили меня. Я не стал уходить, решив, дождаться пока из покоев выйдёт Алим, но дождался когда сюда пришли Акрам вместе с Анваром.
        - Мастер? Почему вы тут?
        - Не пускают, - пожал я плечами.
        - С ума сошли? - рыкнул на стражников Акрам. Анвар же молча прошёл к двери и постучался. С той стороны послышалось разрешение войти.
        - Пойдёмте, мастер, - позвал он меня с собой.
        А я что? Я пошёл.
        Конечно, тут был Алим. Причём явно успевший многое рассказать отцу. Оба они были хмурыми и задумчивыми. Акрам с Анваром непонимающе глянули на них, на меня, но так и не дождались объяснений.
        - Мастер, - заговорил спустя пару минут тяжелым, будто камни, голосом сульмах. - Я искренне благодарен вам и сожалею, что мои люди обратили свои клинки против вас.
        - Я понимаю, - я сел туда же, где сидел, когда лечил его. - Хочу предупредить вас, что сорняк добрался и до мансурской пустыни и успешно пустил в её пески свои корни. Ваше ранение и болезнь не случайны.
        - Я знал, что они здесь, но я позволял им быть тут, так как вреда они не приносили. Да и я понимал, что если выдрать их, то на место придут другие, о которых я не буду ничего знать.
        - Все верно, но Хонор им не достался, как и страны, которые они считали уже своими, но пытаться они не перестали и им нужны деньги. А Мансур весьма богатая страна.
        Кстати, об этом. Я узнал, чем так богата мансурская пустыня. Все дело в тех деревьях в виде кактусов. Оказалось, что растет оно только в песках, растет быстро. Его сок можно было пить, как молоко. К тому же, если его выпарить, то оставался белый налёт, очень вкусный. Его добавляли в блюда как специи. Этот же порошок можно был весьма ценным ингредиентом и пользовался большим спросом у лекарей. Думаю, мне не стоит говорить, что Мансур, как монополист в этом деле, мог сам назначать цену.
        - Да, я понимаю. Пришло время вырывать сорняки. И именно поэтому вам, мастер, лучше быть в это время совсем в другом месте. Я бы, конечно, предпочёл, чтобы вы остались у нас, даже хотел предложить вам это, но ссориться с Хонором сейчас мне не хочется. Может, позже.
        Я встал и едва уловимо склонил голову, понимая, что если бы сульмах захотел, то смог бы меня запереть в своей стране. Конечно, я бы придумал, как свалить, но, как говорится, осадок бы остался.
        После я продал сульмаху все свои светляки, которые он оценил по достоинству, только ему не очень понравился материал, но я пообещал, что в следующий раз пришлю светляки из достойного верховного сульмаха материала. Денег я выручил столько, что даже моё упавшее настроение поднялось. На них я собирался перестраивать один из своих городов. Мне совершенно не нравилось то, что было сейчас. Слишком серо и уныло. Мне надо, чтобы ко мне стремились люди, которым я буду находить работу. Графство надо развивать, иначе оно так и останется болотом, в котором веками ничего не меняется. Еще бы найти денег, чтобы выложить хорошие дороги, и я буду почти доволен.
        - Думаю, что вы простите меня, если я не останусь на пир?
        - В любой другой ситуации я бы непременно или оскорбился или бы сделал вид, что оскорбился, но сейчас мне даже будет спокойнее, если вы уедете.
        - Отлично, тогда мне пора.
        Прощание надолго не затянулось. Я забрал своих людей, выкупил у Алима кохаров, погрузил на них свою оплату за светляки, и мы в тот же день отправились обратно, взяв с собой лишь одного проводника.
        - Мне нужна башня, - сказал я ему.
        Уходить, не побывав на второй башне и не сходив к костру, я не собирался. Проводник сразу же понял, что мне надо, и повёл нас немного другим путём. Как я узнал много позднее, это, вероятно, спасло нашу жизнь, так как на обычном пути нас поджидали шармахи и было их отнюдь не пятьдесят. Думаю, я подсознательно этого и ожидал, поэтому пошёл другой дорогой.
        Когда мы добрались до башни, то я понял, что не уйду отсюда, пока не гляну, что стало с подвалом. В той, которая около столицы, я так и не узнал, но не здесь. Не сказать, что ребятам понравилось рыть песок, но они работали, ничего не говоря. На то, чтобы добраться до люка, ведущего в подвал, ушло не так много времени, как мне казалось изначально.
        Поначалу я разочаровался, так как внутри было пусто, а тотемный столб разрушен на кусочки. Помня о прошлом неожиданном плетении, не торопился уходить, внимательнее осматривая стены. И был прав, так как очень скоро заметил маленькое плетение под самым потолком.
        - Снова послание? - спросил я тихо сам у себя, подходя к тому месту. Подняв голову, осторожно коснулся нитями плетения.
        Неожиданно оно вспыхнуло, а сзади что-то зашумело. Я вздрогнул и обернулся, напрягаясь. Поначалу я и не понял, что произошло, но потом увидел в стене отодвинутый в сторону камень. Это был тайник. И он не был пуст. Там лежала одна-единственная книга, но даже это меня обрадовало. Аккуратно взяв её в руки, сдул пыль, убеждаясь, что книга не развалится в руках, но, видимо, её хранило до этого какое-то другое плетение, так как она была в очень хорошем состоянии.
        Открыл на первой странице, вчитываясь в аккуратный и ровный почерк. Перевернув лист, другой, я закрыл книгу, глаза и глубоко вздохнул. Кажется, удача всё еще на моей стороне. Эта книга о порталах. Правда, чтобы понять её, мне придётся очень много работать. Это даже не высшая математика, это что-то невообразимо сложное.
        Не зря первая же строчка гласит, что прежде чем изучать плетение для создания порталов, меня настойчиво просят изучить пошагово двадцать ступеней начальной, средней и высшей магии плетения.
        На каком я уровне? Кажется, ниже быть не может. Я что-то могу, что-то изучаю, но у меня нет никакой схемы, да и где бы мне её взять. Найти бы книги по начальной магии. Кажется, в Хоноре была еще одна башня. Нужно будет обязательно сходить туда. Спрятав книгу, оглядел последний раз подвал, вернул камень на место и только после этого выбрался наружу.
        Этот костер был намного меньше, чем тот у столицы, но я вас уверяю, больно было ничуть не меньше. Зачем я это делаю? Этот же вопрос я каждый раз задавал себе. Около каждой башни был костер. Мне кажется, что башни строили именно из расчёта существования поблизости этого явления. Вероятно, в обязанности магов входило наблюдать за кострами, мне даже кажется, постоянно забирать его пламя. Но зачем? Что делают эти костры? И почему я не нашёл никаких записей по этому поводу в той башне, которая не была разрушена.
        Не знаю, почему нас не ждали в портовом городе, но нам удалось нанять корабль одного из торговцев, и в тот же день отправиться в Хонор. Это по течению было просто плыть, а вот против мы добирались целый месяц. За это время я прочитал всю книгу, даже постарался разобраться в ней. Если бы кто-то видел мои попытки сделать портал, то он бы точно посмеялся. В принципе, он получался, но вот только лично меня в такой портал даже под страхом смерти не загонишь. Всё, что попадало в него, буквально расщеплялось на составляющие, то есть на атомы. В итоге я оставил попытки и начал размышлять над щитом для себя, но сделать ничего не успел, так как мы приплыли обратно в Хонор. Я только сейчас понял, что лето почти подошло к концу, а я в своём графстве так толком ничего и не сделал. Ладно, зато мне удалось заработать денег, найти очень важную книгу, подобраться ближе к разгадке непонятных башен и костров.
        Если никто не сидел всё это время сложа руки, то в графстве меня должны ждать хоть какие-нибудь результаты работ. Уж улицы должны были покрыть камнем. Интересно, маг земли сейчас в столице или всё еще ждёт меня в Сальмоне?
        - В вашем графстве он, Наяль, - ответил на этот вопрос Райнер, когда я вечером после приезда сидел у него в кабинете и рассказывал о своих приключениях.
        Конечно, я не забыл о том, что я должен делиться с королём, поэтому почти сразу отдал ему его часть. Райнер остался доволен, хотя и пожурил, что мало взял. Здесь, в Хоноре цена за один светляк уже доходит почти до трехсот золотых. Именно поэтому Райнер выдал мне еще целую кучу заготовок. На вопрос, как будем упаковывать, сказал, что всё уже готово, нужны только светляки. Король оказался тем еще эксплуататором. Он не выпускал меня из замка, пока я не сделал ему около ста светляков. Хоть с каждым разом у меня получалось всё лучше, но такая монотонная работа никогда мне не нравилась.
        - Всё, Райнер, мне пора. Кстати, может, вы будете, наконец, более осторожным. За время, пока меня не было, на вас дважды покушались. Я все поправил, так что завтра ухожу в графство.
        - Пока вы живы, и на моей стороне, я могу вести королевство по тому пути, который выбрал. Он многим не нравится, именно поэтому недовольные и пытаются укусить. Смертельно укусить. Взять, например, торговлю с Мансуром. Вроде для нашего королевства это хорошо, но нашлись люди, которым это совершенно невыгодно. И так во всем, во всех начинаниях. Всегда найдутся те, кому новое положение вещей будто кость в горле. Но не будем об этом. Когда мои люди продадут эту партию светляков, я отправлю вам деньги. Надеюсь, к тому времени будет готова еще сотня-другая?
        Я покивал и решил, что пора сваливать, иначе этот эксплуататор решит снова посадить меня за работу. Против денег я ничего не имел, но у меня была куча и других дел.
        - Смотрите, ваше величество, не стоит перенасыщать рынок, иначе тогда придётся продавать их за медные монетки.
        - Не стоит меня учить, граф Давье. И без вас мне об этом хорошо известно.
        - О, меня это весьма радует, значит, мои деньги в надежных руках.
        Райнер усмехнулся, якобы сердито взглянув на меня, но потом улыбнулся.
        - Идите уже, думаю, ваше графство и люди заждались вас.
        Я встал, накинул на голову капюшон, приладил привычно плетение и немного склонил голову набок.
        Подойдя к двери, взялся за ручку, но перед тем как открыть, повернулся.
        - Люблю эту страну, здесь меня хотя бы после войны вроде как не пытаются убить, - с этими словами я открыл дверь. Я даже не понял сначала, что случилось, ощутил лишь странный толчок в грудь и жжение в области сердца. Опустив голову вниз, увидел оперение болта, торчащее из груди. Повернувшись к Райнеру, усмехнулся: - Видимо, пока что не пытались.
        Я еще запомнил, как король непонимающе посмотрел на меня, потом заметил торчащий болт. Как его глаза расширились, как он медленно поднялся со своего кресла, что-то сказал или крикнул, а потом моё сознание заволокла тьма.
        Она была даже приятной. Мне казалось, что плыву в тёплой воде с закрытыми глазами. Было уютно и мягко. Немного доставлял дискомфорт факт, что я не мог ничего увидеть, хоть и пытался. Спустя какое-то время полнейшая темнота вокруг пошла странными кругами, будто в окрашенную черной краской воду какой-то непоседливый ребенок решил добавить немного белой. Круги ширились, расходились волнами, тревожили меня, пока из них не стали вырываться длинные нити жемчужного цвета.
        Я хотел уже заволноваться, но понял, что сделать это не могу. Просто наблюдал за происходящим, словно все это было не со мной. Нити между тем стали обворачиваться вокруг меня, словно пытались создать кокон.
        Понятия не имею, чем именно я всё это видел, но понимал, что делаю это я не глазами. Да и тела у меня не было.
        Когда нити остановились, тогда я ощутил, короткую и тонкую боль, будто меня пронзило на мгновение насквозь иглой. Эта боль ширилась, становясь все сильнее, пока нити не начали заполнять что-то во мне. Это дало мне понять, что у меня в груди дыра, в которой словно в пропасти исчезают нити.
        Не знаю, по этой причине или нет, но боль стала утихать, растворяясь. Сразу она не отступила, оставаясь где-то на краю сознания, но потом, спустя время полностью исчезла. Нитей тоже не было, но темнота не хотела уходить.
        Я даже устал ждать, пока что-то изменится во всем этом одинаковом пейзаже, когда тьма шевельнулась. Как? А вот так. Представьте, что в полной темноте комнаты, в которую вы вошли, до этого стоял человек во всём черном, причём и лицо и руки у него тоже были чем-то скрыты. И вот этот человек, не замеченный вами поначалу, начнет двигаться. В комнате будет так темно, что вы не сможете увидеть его глазами, но ощутите, почувствуете, увидите чем-то другим, не зрением.
        Так и я просто ощутил, как в мою сторону что-то двинулось. В одном месте я точно ощущал что-то отличное от всего остального. Испугался ли? Не думаю, что я осознавал тогда само понятие страха. Скорее это привлекло моё внимание, так как было хотя бы чем-то отличным от всего остального.
        Я был точно уверен, что та тьма не просто сгусток или же какой-то монстр, я знал, что это кто-то вроде человека. Я почти видел руки, ноги, глаза, тело. Если бы меня потом спросили, то я с уверенностью ответил, что незнакомец был одет в длинный черный балахон, а на голове у него был глубокий капюшон. Этот балахон словно источал саму темноту, едва ли не растворяясь в окружающем пространстве. Сразу пришли ассоциации со смертью.
        Странно, но даже это меня не испугало, ведь по всему выходило, что однажды я уже умирал. Никаких эмоций во мне всё это не вызывало, кроме вялого интереса.
        Нечто приблизилось ко мне вплотную, и в мою сторону снова потянулись тысячи и тысячи нитей. Когда я был оплетен ими с ног до головы, тьма сделала еще один шаг и подняла руки. Я уверен, что она или оно, или он это сделал. Я вяло трепыхнулся, а потом меня что-то дернуло, да так, что я едва не закричал. В груди от такого рывка словно разорвалось что-то. Распахнув глаза, я уже открыл рот, чтобы закричать, но горло сдавило, а жжение в груди начало медленно потухать.
        Моя эмпатия развилась так сильно, что если я её отпускал, то мог слышать всю Дею без какого-либо напряжения. Единственное, что делать это долго я не мог. Именно поэтому мне приходилось почти постоянно закрываться. И именно поэтому меня подстрелили. Просто я включал своё восприятие тогда, когда мне было это нужно. Хоть и старался делать это постоянно, но быстро уставал. Кажется, мне только что явно дали понять, что давно нужно начать учиться тому, чтобы улавливать не все подряд эмоции, а только направленную на меня агрессию. Или же, как в случае с этим стрелком, он ведь думал об этом перед выстрелом, испытывал определённые чувства, вот и нужно как-то их отделять от всего остального и улавливать моментально, будучи закрытым от всего остального мира.
        Надо мной нависал Райнер, а в окровавленной руке он держал тот самый болт. Он что, его просто выдернул из меня? Я даже хотел возмутиться. Вот так просто выдернул болт из груди человека? А вдруг бы я помер от такого? Это как он вообще его вытаскивал? Он же мне наконечником всё мясо выдернул! Вон, я даже отсюда вижу.
        - Живы? - спросил он.
        Только тогда я услышал, как снаружи кто-то кричал, бряцал металл, стучали сапоги по каменному полу.
        Я кивнул, отчего Райнер выдохнул, бросил болт на пол, а сам сел рядом.
        - Кажется, попали в сердце. Я был уверен, что если вытащить, то это поможет вам. Мне самому недавно в сердце попадали, ужасное чувство, неправда ли? Я тоже сознание потерял. Не знаю, Наяль, как работает ваша магия, но она вытаскивала меня с того света столько раз, что мне уже стыдно перед Создателем. Правда, мне попадали стрелой, не болтом.
        Я прислушался к себе. Боль еще гуляла по нервам, но уже была всего лишь воспоминанием. Проверив свои плетения, но все были на месте. Это как? Получается, что меня спасло не одно из моих лечебных плетений? А что тогда?
        - Сволочи, мой любимый плащ испортили, - сказал, с кряхтением садясь рядом с Райнером.
        Король посмотрел на меня, а потом хмыкнул.
        - Ничего, купите себе еще. А хотите, я вам подарю, у меня есть один такой, который вам точно придется по вкусу. Чёрный, длинный с глубоким капюшоном.
        Таэри задрал голову кверху и стал смотреть на потолок. Наверное, мы выглядели как два дурака. Сидели на пороге кабинета, один переживал за плащ, хотя пару минут назад чуть не умер. Второй пялился в скучный потолок, а рядом валялся окровавленный болт, на котором можно было увидеть кусочки мяса. А если учесть, что в коридоре кого-то то ли ловили, то ли убивали, так и вовсе картина казалась сюрреалистичной.
        - А в нём подклад есть? А то у нас там зимой прохладно бывает.
        - Подклад? - Райнер оторвался от созерцания потолка и глянул на меня. - Кажется, был, но если хотите, я могу приказать портнихе сделать его вам.
        - Хм, тогда я не стану отказываться от такого королевского подарка. Надеюсь, его стоимость вы не станете записывать в мою ежегодную уплату?
        - Вы же сами сказали, что это королевский подарок. Можно сказать, плащ прямо с королевского плеча, - Райнер усмехнулся. - Цените, граф Давье.
        - Обязательно, ваше величество.
        Глава 9
        Я даже не удивился, когда выяснилось, что покушение было «заказано» Мансуром. Райнер буквально на следующий вечер рассказывал мне, что всё удалось выяснить довольно быстро. Стрелял один из стражников, которого банально шантажировали. Приём старый, как мир. У мужчины была дочь, которую обещали убить, если он не сделает то, что ему скажут. Дочери той было около семнадцати, и как потом выяснилось, никто её не собирался похищать и убивать. На днях она познакомилась с одним мансурцем, который тут же воспылал к красавице пламенными чувствами. Запудрив девчонки мозги о том, что её отец будет против их любви, он её якобы украдёт, а через некоторое время они ему всё объяснят, тогда мужчине не останется ничего другого, как принять истинные чувства влюблённых и позволить свадьбу. Романтика, красивый парень, возвышенные слова о прекрасном и вечном. В общем, девочка бросилась в этот омут с головой. А вот отцу было сказано, что всё было совсем не так.
        Многие знали, что мы с Райнером часто сидим по вечерам в его кабинете, так что подловить меня было не так уж и сложно. Мужчине оставалось только каким-то образом пронести арбалет и напроситься охранять кабинет короля именно вечером. В итоге ни в первом, ни во втором трудностей особых он не встретил. Никто даже внимания не обратил, когда он спокойно принёс арбалет к кабинету. Да и поменяться с другим стражником на вечер тоже было проще простого.
        Трудно было стрелять, как сказал сам стражник. Оказалось, что во время осады он тоже был на стене, и дважды его чуть ли не смертельно ранило, но я тогда особо не разбирал, кого лечил, накидывая плетения на всех подряд. Вот и его спас. Дважды. Именно поэтому он в первый раз так и не решился выстрелить, но волнение о дочери сделало своё дело.
        На вопрос о том, как это он оказался на посту в одиночестве, ответил просто - напарника оглушил. Мол, слуги давно уже изучили, сколько мы с королем обычно сидим в кабинете. Говорит, что примерно к этому времени мимо него проходит слуга, который проверяет комнату мага. Расстилает постель, немного прибирается, если нужно. Вот как этот слуга мимо прошёл, так он напарника и оглушил, затащив его потом в первую же пустую комнату.
        Во всем этом было много случайностей. Мы могли бы засидеться намного дольше. Слуга мог забыть о своих обязанностях или опоздать. Напарник мог очнуться раньше времени. Но ничего этого не случилось.
        В общем, пришла его дочка домой сама, правда зареванная - бросил горячий мансурец, сказав, что ошибся и судьба его с другой. Найти его не удалось, да и не нужно, и так понятно, кому я помешал. Либо шаманам, либо сам сульмах решил всё-таки избавить короля соседней страны от такого непонятного мага.
        Стражника того не казнили по моей просьбе. Всё-таки у меня у самого была дочь в прошлой жизни, и я знаю, что тоже бы выбрал её жизнь. Конечно, он мог бы прийти к королю и всё рассказать, но чаще всего родители слишком боятся за жизнь детей. И страх этот ослепляет. Но без наказания он не остался. Его отправили в моё графство, там работы конь не валялся.
        Плащ я у Райнера всё-таки забрал. Хороший плащ, длинный, черный, с капюшоном, с карманами.
        Дворец я покинул той же ночью, после того как Райнер рассказал мне всё о покушении и отдал плащ. Ворота были еще закрыты, но я и не стремился покинуть город до рассвета, нашёл один из заброшенных домов, забрался на чердак и принялся ждать, предварительно испачкавшись в грязи. Сейчас, с волосами сосульками, грязной рубахой и штанами, меня можно было принять за обычного пацана из трущоб, каких тут было по-прежнему слишком много. Конечно, если не присматриваться сильно к одежде, ведь качество её было совершенно другим.
        Под утро, потягиваясь и позевывая, вылез из своего укрытия. И опять я не пошёл к воротам. Чем меньше меня там видят, тем лучше. Ещё со времен осады я помнил, что в, казалось бы, надежной стене есть уйма проходов, сделанных совсем не добросовестными гражданами. Вот к одному из таких тайных ходов я и направлялся.
        Да, я тогда приказал заделать их, но времени прошло достаточно, чтобы те, кому эти проходы нужны, снова расковыряли их.
        Подойдя к нужному месту, не стал ломиться напролом. Тут могут и людей поставить, охранять. Всё-таки такие проходы часто используют те, кто на короткой ноге с преступным миром.
        - Чего ждём? - сзади в спину уткнулась явно не деревяшка.
        - На ту сторону надо, - шмыгнул я носом, вытирая его потом рукавом. А что вы хотели, конец лета, по утрам не так уж и тепло.
        - Так плати и иди.
        Порывшись в карманах, вытащил несколько медных монет. И откуда они у меня?
        - У меня только…
        - Как раз столько и нужно, - «деревяшка» со спины пропала, как и деньги из моей руки. Я попытался якобы возмутиться, но меня грубо пихнули, отчего я едва не упал. - Вали, пока можешь.
        Я снова проникновенно шмыгнул носом, буркнул зло и полез через нагроможденные доски к стене. Несколько раз зацепился за что-то штанами, поцарапался о деревяшку, загнал парочку заноз, но вскоре всё-таки оказался около стены. В ней была проделана дыра. Дыра небольшая, можно было пролезть только худым и маленьким. Мне в самый раз.
        Оказавшись на той стороне, сначала огляделся, а потом чуть отбежал от дыры и, выпрямившись, пошёл в сторону леса. С Райнером мы сразу договорились, что деньги он пришлёт мне с людьми, так как тащить самому мне такую тяжесть совершенно не хотелось. С собой у меня был только новый плащ, нож, книга да то подобие фляги, что я купил перед поездкой в Мансур.
        Привычно уже проделав путь до тоннеля, убедился, что за мной нет никого, потом пару часов - и я наконец дома.
        Сколько было снова слёз и радости. Меня едва не самолично Матильда хотела отмыть от грязи, пришлось вовсю отнекиваться и отбрыкиваться. Аделаида, конечно же, решила, что я ничего не ел всё это время, и едва не впихнула в меня целую зажаренную свинью. Хан смотрел обиженно, но нет-нет да улыбался. Я и сам успел оценить неусыпное бдение этого парня. Аболье был громогласным и довольным, хотя и ругался, что я куда-то намылился один. Говорил, чтобы в следующий раз обязательно брал хотя бы его с собой. Обещать я не стал.
        Прискакал Матис, охал, ахал, говорил, что его скоро с потрохами сожрёт Этьен, который собрал урожай и требовал денег. Говорил, что Жуан хотел видеть меня, так же как и Барзэль. Мол, и маг земли давно ждёт в Сальмоне. А еще надо в замок Тьери съездить, поглядеть, нужно ли еще лес валить, или того, что сделали, хватит. И деньги бы надо заплатить тем, кто валил. И данные, которые я его просил собрать, давно собраны и ждут, что с ними делать дальше. В общем, дел, как я и думал, накопилось уйма.
        - Матис, бумаги с данными отнеси мне в малую гостиную. Я сегодня посмотрю их, если будут какие-то вопросы, то завтра с утра спрошу. Завтра отправляемся в Ромен. Надо будет встретиться с Этьеном и забрать у него зерно и овес. Разделим все на пять частей. В замках наши люди овсом пусть лошадей кормят. Что делать с пшеницей, думаю, разберутся. Пока всё, дальше поглядим.
        Уйти в малую гостиную не успел, пришли те, кто плавил стекло. Новость о том, что граф вернулся, быстро облетела замок, поэтому они тут же поспешили похвастаться результатами. И хвастаться было чем. Стекло у них получилось ровное, почти идеальное. Похвалил. Велел делать пробную партию, которую под охраной потом повезут в столицу. Напугал их тем, что сначала стекло будет показано королю, поэтому надо, чтобы было без единого брака. Ещё показал им, как стекло можно превратить в зеркало. Долго не могли понять, зачем нужно на себя смотреть, пока я не привлёк к этому женщин. Они быстро разъяснили недогадливым мужикам, как тяжело глядеться в начищенные подносы и вообще, чтобы шли и немедленно делали.
        Посмотрел я перепись Матиса. В итоге три замка, в которых проживало в общей сложности порядка ста человек. Два города общей численностью жителей десять тысяч. Четыре с половиной в Ромене и шесть с половиной с Сальмоне. Города в моём графстве и правда были небольшие. К тому же из-за недавних событий был очень большой отток людей из этой области. Всего деревень он нашёл двенадцать. В каждой от сотни до пятисот человек. Если около гор деревень нет совсем, то ближе к другому краю плотность населения увеличивается и количество людей становится больше. Не удивлюсь, если где-нибудь в центре стоят деревни, в которых по несколько тысяч человек проживает. Интересно, сколько в Деи людей? Тысяч двадцать? Тридцать?
        Вот такие дела, людей очень мало. Города чуть ли не пустые, землю некому обрабатывать, так как деревень тоже, считай, нет. И ведь надо как-то заманивать. Отстраивать города, строить дороги, давать людям работу. Хотя, может, сейчас, после войны, некоторые и вернутся обратно.
        Поглядел и списки профессий. Ничего необычного. Печники, дровосеки, пахари, сапожники, кузнецы. Все это нужное и для каждого найдётся работа.
        Были и болеющие черной хворью. Не в городах, в селах. Таких людей на селах стараются не обижать, кормят, одевают, моют, но отселяют от семьи в отдельную хибару. Почему? Понятия не имею. Так вот таких Матис тоже нашел еще пять человек. Итого у меня теперь в замке целая куча, а у меня до них всё никак руки не дойдут.
        Убрав бумаги, встал и направился к той комнате, где держат этих бедолаг. Я помню, что поправил очаги двоим, надо спросить Матильду, как они там. Травница нашлась там же.
        - Милорд? - она поднялась со стула и поглядела на меня вопросительно.
        - До утра время есть. Прочёл, что Матис еще пятерых нашёл.
        - Да, милорд. Пять мальчиков. От десяти до пятнадцати. Они тоже все тут.
        Я оглядел комнату, вздыхая. Точно народу прибавилось. Сел на то же место, где обычно сидел, выбрал себе паренька лет тринадцати и принялся править ему очаг. Я выбрал его не просто так - он единственный, кто спал.
        Просидел с ним я до утра, но зато все сделал. Мальчик почти сразу пришёл в себя, конечно, испугался, увидев перед собой незнакомых людей. Матильда тут же бросилась успокаивать, а я пошёл переодеваться и собираться в дорогу. Сегодня у меня по плану Ромен. Поглядим, как они там улицы сделали.
        Тягаться с римлянами и их дорогами я не стал, поэтому приказал лишь немного убирать слой земли, траншею закладывать песком, мелкими камнями, а сверху укладывать хорошо подогнанными друг к другу камнями. Середину дороги делать чуть выше. Не думаю, что они успели вымостить все улицы, но даже если сделали половину, уже хорошо. До дождей время есть, а потом продолжим на следующий год. Надо будет поглядеть, какие дома оставить, а какие перестроить. Улицы в городе были узкими, если ехать на телеге, то только главная была более-менее нормальной, а если углубляться, то с телегой там делать нечего.
        Попросил Матиса отправить птицу в Сальмон, чтобы маг земли ехал в Ромен. Не буду же я за ним туда-сюда ездить. Но оказалось, делать этого и не надо было.
        Магом земли, как я и думал, был старый мой знакомец, мастер Гиль.
        - В-ваша с-светлость, - поздоровался он.
        За то время, что я его не видел, он как-то возмужал. Видимо, повзрослел, хотя по-прежнему заикался.
        - Мастер Гиль, - поздоровался я с ним. - Долго ждали?
        - Н-ничего, у в-вас тут и-интересно. С-спокойно, р-работать можно.
        - Ну, вот и славно. Вам Жуан объяснял, что именно я хочу от вас?
        - Д-да.
        - И как? Сделать такое реально?
        - В-вполне. Т-только е-если город с-стоит на к-камнях, т-то б-будет сложнее. К-камень м-мне п-пока д-дается т-трудно.
        - Ничего страшного, время у вас есть. Завтра и начнём.
        - Х-хорошо.
        - Барзэль, у вас как дела? Я поглядел на улицы, смотрю, меньше половины сделано.
        - Так людей не хватает же, ваша светлость! Да и я разорваться не могу. Лечебницу устрой, детей собери! Кстати, о детях! Куда их девать? Все с деревень пришли, уже неделю в пустых домах сидят. Учителей я нашёл, здание под школу тоже подобрал. И всё сам, сам, мне бы помощника какого-нибудь.
        - Подберите, чего же вы ждете?
        - А платить ему кто будет? Город?
        - Ничего страшного. Заплатит. Вот увидите, что скоро городу деньги некуда будет девать.
        - Что-то я сомневаюсь в этом.
        - А вы не сомневайтесь, Барзэль, а просто делайте, что говорят. А детей мы послезавтра посетим, я на них гляну и скажу, что с ними делать.
        На следующий день, стоило мне выйти из дома, в котором мы остановились, как меня едва не сбил с ног Этьен.
        - Ваша светлость, ну куда же вы пропали?
        Мужчина активно жестикулировал, отдувался, и было видно, что он очень спешил.
        - А, день добрый, барон Лотер. Я слышал, вы собрали урожай? Это отлично. Раз мы с вами встретились, то сейчас все быстро решим, и я пойду дальше, а то дел, понимаете ли, очень много.
        В итоге нам пришлось вернуться в дом. Составить бумаги, которые я после отдал Матису, чтобы он по ним распределил зерно и овес и записал у себя сумму расхода.
        Деньги на это мне пришлось брать из заначки, так как выручка за светляки мне еще не пришла. Недели через две, две с половиной можно ждать, не раньше. Только сейчас подумал, что за лечение сульмах мне совершенно ничего не заплатил. Надо же, и я что-то не подумал, хотя книгу по порталам можно считать достойной платой. Если бы я туда не поехал, то и книгу бы нашел значительно позже. Конечно, это можно считать своеобразной платой, но такого я точно не забуду. Специально мстить не стану, но вот зарубку у себя оставлю. Да и покушение… В общем, земля, как говорится, круглая.
        Этьен остался полностью доволен. Быстро забрав свои бумаги, деньги, он укатил в свой замок, напоследок спросив, что это я собрался делать и зачем покрываю дороги камнями. Сказал, что не люблю грязь, вот и благоустраиваю города. На это Этьен покачал головой, посетовав, что кому-то деньги девать некуда. И уехал. Всё-таки некоторым для счастья надо очень мало.
        - Так, мастер Гиль, скажите, что там под городом? Вы еще не смотрели?
        - Н-не успел. М-мне письмо от к-короля п-пришло, ч-то вы с-скоро б-будете в Р-ромене, в-вот я и п-поспешил.
        - Хм, король у нас весьма заботливый и продуманный. Ладно, смотрите сейчас.
        Мы стояли за городской стеной, почти в поле, на нас со стены поглядывали стражники, а около ворот толпились редкие зеваки. Хан с Аболье стояли неподалёку, поглядывая по сторонам.
        Гиль прошёл чуть вперёд, присел и положил руки на землю. Я же потянулся к его ауре нитями. Хоть я их и не видел, но мне этого и не требовалось уже. Как только в мозгу Гиля начали возникать картинки, которые ему формировала магия земли, так и я их сразу же видел. Было весьма сложно разобрать, что к чему, но с трудом я разобрал. Под городом шёл слой земли, потом глина и под ней были камни, еще глубже виднелось что-то плотное. Видимо, цельная скала.
        Минут пятнадцать слушал, как он мне объяснял, где и что находится. Немного подумав, решил, что тоннель не нужен. Что с ним потом делать?
        - Скажите, Мастер Гиль, я можно сделать на небольшой глубине этакую каменную трубу?
        - Т-трубу?
        - Да. Вы ведь с камнем тоже можете работать? Вот глядите.
        Мне пришлось долго объяснять, что я хочу, чтобы примерно на двухметровой глубине под всем городом были трубообразные пустоты, усиленные поднятыми до глиняного уровня камнями. Эти пустоты со всех сторон тоже должны были быть обложены камнями. Что-то вроде свёрнутой в рулон мощенной мелким камнем дороги. Если бы можно было нагреть глину так, чтобы она спеклась до керамического состояния прямо в земле, было бы вообще замечательно.
        Показал карту города, начертил, где именно должны были проходить крупные трубы, под каким уклоном, и обязательно более мелкие подводиться к каждому дому.
        Я собирался на следующий день идти к детям, но мы с Гилем так увлеклись, что я совершенно об этом забыл. Если кто-то думает, что поднимать из глубины земли камни, а потом еще вылеплять из более мелких что-то вроде труб, то он ошибается. Глину нам удалось сделать твёрдой, но не нагревая её, а уплотняя до такой степени, что дальше некуда, а потом еще и убирая из неё воду. Конечно, можно было сделать обычные трубы и просто закопать их точно так же, как в моём мире. Но когда мы пробовали сделать такую пробную трубу, а потом откопали её… Что хочу сказать, сломать её оказалось очень сложно. Так что такой метод был и реален и более быстр. Раз в этом мире есть магия, то нужно ею пользоваться.
        Потом пришлось отводить трубу подальше от города. Сделали специальный резервуар, стены которого так же облепили камнями. Хм, а ведь из мага земли может получиться отличный специалист по мощению улиц.
        Оставил пока что резервуар, который вызвал большой ажиотаж у местных жителей. Он находился под землей, поэтому многих стало интересно сходить и глянуть, чего это такое творит их странный граф.
        - Понимаете, что надо делать? - спросил я у Гиля, только сейчас замечая, что парень действительно стал очень сильным магом земли. Ну, я других не видел, но, на мой взгляд, парень справляется очень хорошо.
        Своего рода канализацию мы сделали за две недели. Правда, Гиля приходилось едва ли не выжимать по вечерам. Я светиться не мог, так как за нами постоянно, чуть ли не круглыми сутками наблюдали любопытствующие. Можно было закрыться где-нибудь да оттуда делать, но как потом Гилю объяснять, чего это он без сознания так долго провалялся. Так что делали мы аккуратно, медленно, учитывая всякие грунтовые воды и пустоты, редко, но всё-таки встречающиеся в земле.
        Конечно, я не ставил задачу подвести в дома людям воду. Пока мы делали только для того, чтобы люди не выливали помои и продукты их жизнедеятельности на улицу. К каждому дому подводили небольшую трубу, которая в свою очередь соединялась с самой большой, пролегающей под уклоном. Все отходы должны были стекать в созданный нами резервуар. Он был не таким большим, поэтому его время от времени необходимо было очищать. Я рассчитывал потом выкопать ещё парочку в стороне, а перебродившие отходы оттуда раздавать потом по деревням, для удобрения полей.
        - К-конечно, в-ваша с-светлость, - Гиль криво улыбнулся, сверкнул усталыми глазами и как обычно присел прямо посреди улицы, которую еще не начали мостить.
        Зачем тратить деньги, если можно будет потом заплатить только магу земли? А преступники будут у меня копать котлованы дополнительные, может чего найдут.
        - Вот тут и тут и еще здесь, - я показывал на своеобразной карте места, которые мы с Гилем подобрали для рытья котлованов. - Я там поставил столбики с красной тряпкой, мимо не пройдёте.
        - А улицы? - ошарашенно спросил Барзэль, поглядывая на Гиля, который сейчас поднимал к поверхности слой глины и самые плоские камни.
        - Мастер сам все сделает. - Мне показалось, что Гиль при этом как-то вздрогнул. Хм, наверное, показалось. - Пока пусть там копают, а потом я найду, чем им заняться. У нас тут целые горы неисследованные, пороемся и там, может, чего найдём интересного. Зимой будут улицы от снега очищать, работа красит человека.
        - Но почему так далеко от города эти ваши котлованы.
        - Не ваши, Барзэль, а наши. Вы мне еще спасибо скажете, что они далеко. Вы хоть представляете, как это все будет вонять. Это мы сделали под землёй, а ведь вы будете рыть поверх. Вот будет в городе чисто, тогда вы поймете, в каком свинарнике до этого жили, и сами начнёте морщить носы, когда ветер будет доносить до вас запах нечистот из котлованов. Так что подальше ройте.
        Мы еще не успели доделать, а предприимчивые граждане уже вовсю пользовались нововведением. Приказал стражникам штрафовать всех, кто будет выливать что-то на улицу. Есть дыра дома, вот туда и лейте. Были недовольные, но мало.
        - Вы справитесь тут без меня, мастер Гиль? - я глянул на парня, у которого круги под глазами стали такими, что еще немного и он начнёт походить на панду.
        Он просто кивнул. Отлично. Вот люблю таких людей. Молчит, уже почти по всему городу новые мостовые сделал и слова лишнего не сказал, красота. И мостовые у него лучше выходят.
        Оставив Аболье сторожить Гиля, сам вместе с Ханом и еще парочкой моих людей пошёл к дому, в котором, как мне говорил Барзэль, до сих пор ждут дети, собранные с ближайших деревень.
        Дом этот был около стены и раньше явно служил каким-то складом.
        - Милорд, - позвал меня Хан. Я обернулся. - Этот мастер Гиль, он же не помрет?
        - С чего ты взял? - спросил удивлённо. Вообще-то, я так, слегка, подлечивал его, когда он спал, иначе и правда уже давно помер от перенапряжения. Ничего, еще спасибо скажет, у него после моей практики и количество нитей увеличилось, и их длина, и очаг ярче разгорелся.
        - Так, выглядит совсем уж плохо.
        - Не переживай, всё с ним нормально. Чтобы перейти на другой уровень, всегда надо немного поднатужиться. Сейчас посмотрим на детей и вернемся к нему. Гилю осталось две улицы, так что потом в дороге отдохнет. Поедем Сальмон облагораживать.
        Увы, но неинициированных магов среди этих детей не было. Думаю, что надо искать среди тех, кто младше. В этом возрасте либо не маги, либо уже проходят инициацию.
        - Все, Барзэль. Мы с мастером Гилем свою работу здесь закончили. Итак, на улицу отходы, мусор, разное дерьмо выливать запрещено. Кто будет продолжать гадить там, где живёт, штрафовать. Кто не поймёт, поедет рыть котлованы. С этим первое время надо строго, иначе так и будут по привычке ночные горшки под ноги прохожим выливать. Мастер что, зря старался? А я ему зря деньги за это буду платить? Нет, следить строго. Увижу, отвечать будете вы. Следующее, преступники пусть роют котлованы. Пшеницу я вам выделил, намелите муки, будете хлебом их кормить. Для покупки других продуктов… Матис! Спасибо. Вот список, что надо покупать и чем их кормить. Так, дальше. Лечебницу я осмотрел. На первое время пойдёт. Потом нужен будет дом больше и светлее. Думаю, следующим летом что-нибудь придумаем. Я так понял, что идея с зарплатами им не понравилась? Хорошо, пусть забирают деньги за лечение, но выплачивают с каждого пациента десять частей городу. За аренду места в лечебнице. Кто откажется, пусть уходит. По школе добавить нечего. Смотрел, то же самое, что и с лечебницей. Здание хоть и большое, но похоже на склеп. С
домами будем разбираться уже в следующем году. Сейчас распределите по классам новоприбывших и больше доборов не делайте. Деньги на зарплату учителям Матис потом привезет. Пока на этом всё. Есть еще очень много, что я собираюсь тут сделать, но на данный момент можете выдохнуть. Готовимся к зиме. Завтра мы выезжаем в Сальмон. Провожать нас не надо, всего хорошего, Барзэль.
        - Всего доброго, ваша светлость.
        Уже несколько дней лил дождь, и жители Ромена, в первое время смотревшие на наши с Гилем чудачества и беготню по городу с недоумением, очень быстро оценили такую вещь, как мощеную дорогу. Получилось вполне неплохо. Центр дороги был слегка приподнят, поэтому вода стекала по краям, а там были сделаны специальные желобки. Так как весь город стоял на небольшом возвышении, то вода стекала от центра к окраинам, а под стеной в некоторых местах мы подвели трубы.
        Когда мы утром ехали по городу, то отчего-то гуляющие горожане улыбались, здоровались и кланялись.
        Пока ехали до Сальмона и уже даже когда прибыли туда, дождь так и шёл. Жуан встретил нас чуть ли не с объятиями. Кто-то ему уже доложил, что творилось в Ромене. С мощением улиц в Сальмоне дела обстояли не лучше, чем в Ромене. Всё-таки людей было не так много, а работы приходилось делать больше.
        - Думаю, Сальмон мы только замостим. Трубы под землей будем класть только следующим летом.
        - Почему? - тут же спросил Жуан, глядя, будто ребенок, которого обманули.
        - Видите ли, мастер Гиль…
        - Н-не стоит, в-ваша с-светлость. П-простите, ч-что п-перебил, но я с-справлюсь. Мне в п-последнее в-время д-даже п-полегче уже б-было.
        Что-то он какой-то больно самоотверженный, это наводит меня на нехорошие подозрения в отношении него. Хотя такая интенсивная работа действительно подстегивает его очаг и нити к развитию.
        - Что ж, раз мастер Гиль решил довершить начатое, тогда начинает прямо завтра.
        Закончили с Сальмоном мы тогда, когда по ночам стало холодно, и скоро должен был выпасть первый снег. Жуан едва не сиял, когда видел, что получилось в итоге. В Сальмоне было немного сложнее, чем в Ромене, там в земле много камней, тут же приходилось их тягать чуть ли не со всей округи. Но в итоге все было завершено.
        На работы по выкапыванию дополнительных котлованов вдали от города были так же направлены различные преступные элементы. Насчёт лечебницы и школы отдал точно такие же распоряжения, как в Ромене.
        - В столицу, мастер Гиль?
        - Д-да, в-ваша с-светлость.
        Расплатившись с Гилем, лишился значительной суммы, но не стал горевать, так как парень действительно проделал громадную работу. Позже он признался, что благодаря этой работе он чувствует, что стал значительно сильнее.
        Гиль уехал в столицу с людьми, которые привозили мне моё золото. Все это время они дожидались именно его.
        Мы же с моими людьми отправились в замок Тьери. Там мне тоже пришлось раскошелиться, заплатив людям, валившим лес для будущих построек. Немного подумав, решил, что действительно около замка ставить их не стоит. Зато из-за того, что лес валили, освободилась большая территория. Вот там и построим. А поближе к замку высадим ряд деревьев, чтобы скрыть ферму.
        После Тьери поехали домой. Добирались не привычным маршрутом, а немного по-другому, заезжая в деревни, которые показывал мне Матис. Там я увидел наконец одарённого ребенка, которому было около двух лет. К сожалению, он не был магом-плетельщиком, но даже так, мне было интересно узнать, как выглядит неинициированный взгляд. Ребёнка и семью на всякий случай запомнил. До инициации ему еще далеко, так что пусть живут спокойно.
        Когда добрались домой, зарядили поздние дожди. Люди, изготавливающие стекла, порадовали меня отличной работой. Показали мне и зеркала, повинившись, что истратили всё серебро, что я им оставил. Зато похвастались красивыми резными рамками. Одно такое зеркало поставил у себя, одно подарил Матильде, бракованные разрешил разобрать, а хорошие образцы планировал отправить в столицу. Думаю, одно подарю Райнеру, пусть рекламирует, а остальные продам, когда цена благодаря рекламе короля взлетит до небес.
        Первыми своими удачными стеклами мы всей гурьбой застеклили окна в замке. В своей комнате я даже немного увеличил его, чтобы было больше света. Стекла вставили в деревянные раны, рамы в окна, все замазали и выбелили в белый цвет. Уже лучше, чувствуется, как несколько столетий перепрыгнули. Брак тоже отдал деревенским, они с радостью разобрали и застеклили свои дома. Также немного всем заплатил, пообещав себе, что на следующий год надо будет построить им новые дома. Деньгам все были рады.
        А потом в один день около границы барьера появились какие-то повозки. Я поначалу не понял, что это, оказалось, что пришло время всем платить ежегодную плату. В этом году я установил её единой для всех людей в графстве - десять долей.
        Пришлось в срочном порядке ставить заставу, на которой Матис сидел целыми днями, записывал, кто, чего и сколько привёз. Я видел, как люди недоумевали, что никакого замка нет, а стоит небольшой домишко, чуть ли не в чистом поле. Везли всё. Зерно, овес, горшки, топоры, платья, шарфы. И это далеко не весь список. Я очень удивился, когда увидел сушеные грибы. Кто-то оплатил годовой взнос сушеными грибами. Что ж, Аделаида была весьма рада, сказав, что наварит супа, а еще пожарит и как-то там замаринует. Ну, раз так, то пусть будет. А вообще, придётся собирать целый караван в столицу и везти большую часть этого добра туда, продавать. Деньгами привезли только главы городов да бароны, которые тоже удивились, что замка на положенном ему месте нет. Благо что Матиса все знали, поэтому исправно ему все отдавали. Я же ругал себя за то, что совершенно забыл об этом. Вообще, я думал, что это мои люди будут ездить по деревням и собирать, так сказать, дань, а оказалось, что тут принято возить самим. И как я узнаю, что никто не обманывает? Мало ли, привезли мне мешок сушеных грибов, а на самом деле у него там целая
ферма. Нет, всё-таки надо этот момент обдумать.
        Оказалось, что здесь приходят только к тем, кто не платит. У нас были и такие. Матис скрупулезно записывал неплательщиков, чтобы потом выяснить, по какой причине не было уплачено. Всякое ведь у людей бывает, надо будет каждый случай разбирать отдельно. Хорошо хоть нарушителей было меньше десятка.
        На следующий год надо будет построить нормальную заставу со стеной, чтобы меньше глядели куда не надо, если не придумаю, как более нормально собирать налог. На вопросы, куда делся замок, Матис отвечал, что он дальше находится, просто они якобы давно тут не были, а то и никогда, вот и не помнят. На вопрос, где граф, отвечал, что дела у графа, занят он страшно.
        Когда это закончилось, я велел отобрать нужные вещи, а из остальных собирать караван в столицу. В итоге нужных оказалось много, но все равно больше половины пришлось отправлять в Дею.
        Сам не поехал, отправил Матиса с охраной. К тому времени дождь и холод прямым текстом говорили, что не сегодня завтра придёт зима. А уж когда после ухода каравана дождь закончился и пришёл холод, так и вовсе уверился в своём правильном решении. Подожду немного, а потом порталом пойду в столицу. Сделаю вид, что прибыл с караваном. Место, где мы должны будем встретиться, я Хану, отправившемуся с Матисом, сказал. Замок с их уходом почти опустел.
        Не став тратить время зря, все это время проводил за лечением людей. Если кто забыл, у меня в замке полно неправильно инициированных бывших магов. К тому моменту, как мне надо было выходить, я выправил очаг последнему мальчику. Их постепенно деревенские отправляли к родителям и близким. Правда, чтобы сохранить тайну моего участия во всем этом, уводя из замка, им закрывали глаза, а потом долго водили по лесу. Но даже так, уже будущей весной в пределах нашего леса шарилась целая куча людей. Как оказалось, слухи быстро распространяются, и люди, чьи родственники не смогли стать магами, узнали о том, что есть какой-то лекарь, способный вернуть таким людям нормальное состояние.
        Я и сам не понимал, зачем мне всё это. Какое мне дело до всех этих людей, но всё равно приказал поставить избушку в глубине леса. Это как с теми кострами, будто кто-то за руку держал и вел, мягко подталкивая. В общем, очаги я исправлял. И что удивительно, даже денег за это не брал. Райнер просто однажды спросил меня:
        - Это ведь вы, Наяль?
        И почему-то тогда я сразу понял, о чём именно он меня спрашивает. Ответил, что я. Король на это лишь кивнул и сменил тему.
        Так вот, этот разговор дело еще далекого будущего, а сейчас я встретился в условном месте со своими людьми. Если Хан и остальные к такому уже привычны, то вот Матис был изрядно удивлён. Мне захотелось немного отвлечься. Я столько времени исправлял очаги почти без перерыва, что хотелось заняться чем-нибудь кроме магии. Именно поэтому я решил, что распродавать товар буду сам. Прямо при въезде в город наш внушительный караван отправили сразу в сторону рыночной площади. Там уже собрались многие торговцы и скупщики, так как в это время обычно в Дею и прибывали такие вот караваны из провинций.
        Если говорить коротко, то продавать мне понравилось, особенно если учесть, что мысль покупателя и реальную цену на товар я знал. Пустым караван не ушёл. Я отсчитал долю, которую обязан был отдать королю, прибавив еще немного из того, что осталось дома. Немного потратил на ткани для штор и на местный аналог ковролина. Конечно, это было что-то другое, но очень похожее и, зараза, дорогое.
        Мебель мне здешняя не нравилась, как и посуда. Гобелены я считал пережитком прошлого. Не знаю пока что, чем буду отделывать стены в замке, но точно не гобеленами. Прикупил еще разных продуктов. Список мне дала Аделаида. Не забыл и про подарки для них.
        Они проводили меня до замка, где я передал деньги казначею под роспись. Людей отправил за ворота, ждать меня, а сам пошёл к королю. Просто после выплаты тут каждый год был пир для всех, на который нужно было обязательно явиться.
        Был я, так сказать, в образе графа. Плащ пришлось прикупить другой, дорожный. Я никогда не заморачивался по поводу одежды, вот и сейчас был в черных штанах и безрукавке, белой рубашке без всяких излишеств. Волосы вымыты и собраны в обычный низкий хвост. Ни перстней, ни колец, только графская цепь на шее, и всё.
        Знакомый мне павлин осмотрел меня так, будто в замок вошёл конь, которого непонятно кто впустил. Когда он увидел графскую цепь, его лицо вытянулось еще сильнее.
        - Ваше имя?
        Я назвался. Павлин нахмурился, будто пытался воскресить в память мое имя, а потом даже рот открыл, видимо, вспомнив, но я его поторопил.
        Он недовольно зыркнул, но придраться было не к чему. Открыв дверь, сказал тише, чем следовало:
        - Граф Наяль Давье.
        Конечно, его никто не услышал, зато увидел Райнер, так как его трон был прямо напротив, и он не мог не видеть, если дверь открывалась.
        Сделав самое скучающее лицо из всех возможный, я прошёл до трона, постоял немного, посмотрел на короля и встал на одно колено, привычно склоняя голову. Если бы я этого не сделал, то это привлекло бы ко мне слишком много внимания. И так я встал всего на одно, хотя положено вставать на два. И естественно, даже такое мое поведение заинтересовало всех.
        - Ваше величество.
        - Граф, рад видеть вас. Как дорога?
        - Все спокойно, ваше величество.
        - А торговля?
        Я поднял голову, тут же замечая смех в глазах Райнера. Ага, значит, он уже знает о том, что я пробовал себя в роли торговца.
        - Удача сопутствовала мне.
        - Я наслышан. Можете отдыхать, граф. А после пира я бы хотел послушать, как там дела на севере королевства.
        Коротко кивнув, встал, выпрямился, снова наклонил голову и сделал два шага назад, только потом разворачиваясь. Пир больше напоминал бал с фуршетом. По краям столы, на которых лежали закуски. А ведь раньше тут принято было сидеть и есть, выпивая.
        Поначалу на меня просто глазели, потом послышались смешки по поводу моей одежды. Уж кто бы говорил. А после ко мне стали по одному подходить разные графы, виконты, даже бароны. Я всех их слушал, понимая, что им просто любопытно, что это за такая новая фигура появилась при дворе короля. До этого ведь меня здесь видели только в образе мага.
        - Пожалуй, мне больше нравилось, когда ко мне никто не подходил и вообще сторонились. Думаю, сюда я больше в таком виде не приду, - сказал я вечером, садясь в кресло в кабинете короля.
        - Думаю, вам все же придется хотя бы изредка показываться при дворе. Вы же хотите выгодно жениться, а тут порой встречаются весьма приятные особы.
        - Раз в год будет достаточно. А по поводу женитьбы… Я бы походил еще не женатым.
        - Но с этим не затягивайте, Наяль. Мы с вами как раз в том возрасте, когда пора присматривать себе достойную жену. Хотя я с вами согласен, еще лет пять…
        - Десять, - перебил я его, улыбаясь. За что получил укоризненный взгляд.
        - Хорошо, пусть будет десять. Я в любом случае вскоре женюсь. От меня, как от короля, требуют наследника. А так как я единственный прямой потомок королевской династии, то оставлять Хонор без наследника даже опасно. Если вдруг я погибну, то за трон начнётся драка, которая повергнет Хонор в хаос. Я до сих пор не могу до конца выловить всех зачарийцев, которые попрятались в лесах, как крысы, изредка высовываясь оттуда, чтобы разорить очередную деревню. Вы, кстати, ничем помочь не можете?
        - Скоро зима, разве они не повылазят из лесов?
        - Я тоже на это надеюсь, но за лето они могли там весьма уютно устроиться. Мы уже находили в глубине леса небольшие землянки, в которых вполне можно перезимовать. Если их оттуда не достать, то весной они снова примутся за старое. Хорошо хоть многие ушли из Хонора, а некоторым, видимо, идти некуда.
        - Не думаю, что те, кто уходит вглубь лесов, обычные разбойники. Скорее всего, это обычные люди, которых правитель Зачари обязал идти в поход на Хонор. Разбойники будут пастись поближе к городам, деревням, дорогам. Им ведь надо быть ближе к тем, кого можно ограбить. А что им делать в глубине леса? Там надо еду самим добывать, так как украсть не у кого.
        - Вполне может быть, но в любом случае я не могу позволить им просто так бродить по Хонору. Они люди страны, напавшей на нас, так что им не стоит пытаться начать новую жизнь в нашем королевстве. Но это мои проблемы, вы лучше скажите, вы останетесь ненадолго? Светляки, вы ведь не забыли о них, правда, Наяль? Их цена снова поднялась.
        - Хорошо. Только людей отправлю, пусть идут домой, я потом сам доберусь. Незачем им просто так стоять.
        - Напишите письмо, мои люди передадут. К сожалению, вам придётся ночевать в другой комнате, чтобы не вызывать подозрения. Заготовки ждут вас, мой дорогой друг.
        - Вы эксплуататор и тиран, Райнер.
        - Деньги нужны не только вам, но и мне. Вы себе не представляете, сколько нужно золотых монет, чтобы поддерживать королевство хотя бы в том виде, в котором оно существует сейчас. Как бы мне еще эти пиры сократить. Все эти графы и виконты слишком много съедают.
        - Терпите, помнится, вы говорили, что такая жизнь именно то, что вам нравится.
        - Я был молод и глуп, - ответил Райнер, засмеявшись. - Даже того я не представлял, какая это морока быть королем. Раньше я не понимал, почему вы так категорично говорили о том, что власть вам совершенно не нужна, даже не верил вам, про себя считая, что вы лжете, но сейчас я понимаю, что вы оказались просто умнее меня и уже тогда осознавали, какое это бремя - власть.
        - Хм, я не знал, но представлял. Хотя вы ведь можете просто гулять на пирах, ездить на охоту и ничего не делать, ублажая целыми днями свою плоть.
        - Думаю, в таком случае с меня быстро снимут голову.
        - Ну почему, аристократам такое точно понравится, так как в таком королевстве всегда можно будет заработать. Больше всего будут страдать обычные люди, но терпение их порой бывает, как мне кажется, безграничным. Вон, когда я болел, а мой дядюшка пускал по миру весь замок вместе с деревней. Прошло семь лет, а люди в ней до сих пор жили и на что-то надеялись, продолжая терпеть всё, что происходило. Но я точно знаю, что любому терпению приходит конец, и тогда быть войне.
        - А нам она не нужна.
        - Мне за глаза хватило. Но, как говорится, хочешь мира - готовься к войне.
        - Да, поэтому я и пытаюсь сделать войска регулярными, чтобы мне не нужно было в случае чего собирать воинов со всех концов королевства. И тем более, чтобы не нужно было вручать в руки меч вчерашним пахарям. И для этого нужны деньги.
        - Нужно просто придумать, где их взять. Знаете, я тут придумал кое-что у себя в графстве. Это будет весьма полезная вещь. Даже две.
        - На этот раз вы меня не проведете, граф Давье. Тридцать частей и можете не платить с этих продаж ежегодную часть.
        Я вздохнул, укоризненно смотря на короля, но тот покачал головой, как бы говоря, что он будет непреклонен. Райнер и в самом деле за этот неполный год очень повзрослел. Сейчас он мне совершенно не напоминал того мальчишку, которого я встретил впервые в таверне. Совсем другой взгляд, мимика, жесты, более жесткие, более властные. А что будет лет через пять, десять? Главное, чтобы он не испортился. Пока что у него правильные мысли и желания, можно сказать, он всё еще наивен, как и я, конечно. Но эта наивность идёт на пользу королевству, а значит, и мне. Чем сильнее, развитее и надежнее будет Хонор, тем спокойнее и безопаснее будет житься мне. Не думаю, что много таких людей, которые будут что-то делать на благо других, именно поэтому мне нужно, чтобы Райнер был жив. По крайней мере, пока он делает то, что делает. Жаль будет, если власть его всё-таки испортит.
        - Хорошо, ваше величество. Слушайте.
        Возможно, мне следовало продавать стекла и зеркала самому, не вмешивая во всё это короля, но я понимал, что без его участия во всем этом все равно не обойтись. Такие вещи не могут происходить без участия властей. Да, я могу продавать сам, но рано или поздно меня всё равно бы попросили делиться.
        Райнер оценил по достоинству и стекла и зеркала, хотя и не видел их пока что в глаза. Я тут же предложил ему расширить окна во дворце и застеклить их в целях рекламной, так сказать, акции. Тут всегда полно людей высшего сословия, так что думаю, желающих будет достаточно. Так же поступить и с зеркалами. Повесить несколько штук в тронном зале в красивых рамках. Я полностью уверен, что женщины моментально оценят по достоинству такое новшество, и их мужьям и отцам придётся раскошелиться.
        Думаю, придется литьем стекол заниматься всей моей деревне. Нужно будет только построить нормальные печи подальше от замка. Сделать что-то вроде стекольного завода, скрыть его от посторонних глаз и выставить охрану. Если даже Райнер спросил, как это делается, что уж говорить о других, которые точно захотят узнать секрет создания.
        Не думаю, что не найдутся люди, которые не догадаются «откуда дровишки», но догадки и знания разные вещи. Мне не придется опасаться, что найдётся умник, который захочет любым способом узнать секрет изготовления.
        - А ведь Хонор это всего лишь одно королевство среди множества, в которых богатые люди до сих пор сидят при свете ламп.
        - И ни о чём подобном вроде этих ваших стекол я раньше не слышал, - Райнер задумчиво постучал по столу. - Мне нужно подумать, Наяль.
        - Конечно, думайте, а я пойду. Где, говорите, моя новая комната?
        - Стражник за дверью вас проводит, - немного рассеянно ответил Райнер.
        Глянув на короля в последний раз, прислушался к эмоциям за дверью, на всякий случай, и только потом вышел. Стражник и, правда, меня провел. Вот только и он и второй, который остался стоять около двери кабинета, как-то странно на меня посмотрели. Мне резко стало любопытно, да и паранойя подняла голову, нашептывая, что это неспроста. Оказалось, что они при виде выходящего меня одновременно подумали, что я похож на того самого мага. Конечно, не лицом, так как лица и тела у меня в плаще видно не было, а движениями, ростом, а еще тем, что, оказывается, был единственным человеком, кроме того самого мага, с кем король вел так долго разговоры в своём кабинете. Но, естественно, дальше смутных мыслей у них это не ушло.
        Ночью я не спал. Когда я вошёл в свою комнату, то поначалу не поверил, но это оказалось правдой. У меня тут же начали мелькать цифры перед глазами. Отлично, а то мне как раз нужно будет строить так называемый завод для выплавки стекла. Платить людям, чтобы работали добросовестно, да и на следующее лето у меня полно запланированного, для чего деньги будут просто необходимы.
        Ночью не спал, зато под утро сам не заметил, как меня сморило. Вроде только что сидел, накладывал плетение на очередную заготовку, как уже в дверь стучат и говорят, что меня хочет видеть Его Величество.
        Как оказалось, он хотел поговорить более подробно, узнать, сколько я могу представить ему готовых стекол, какого размера, по какой цене будем продавать.
        - Давайте для начала застеклим вам замок. А цену… я думаю, покупатели сами её назовут. Только сразу не соглашаться, и будет как с светляками, чем дороже товар, тем он кажется людям ценнее, богаче, необходимее.
        - Хорошо, давайте так и сделаем.
        В общем, мне пришлось еще какое-то время побыть в замке короля, доделывая светляки. После поговорил ещё с мастером Гилем, который напросился на аудиенцию к королю. Разговаривал Райнер с ним в кабинете, потом туда вызвали и меня. Оказалось, мастер Гиль загорелся желанием повторить всё, что мы делали в моих городах, с Деей, вот Райнер и спрашивал, нужно ли вообще людям такое новшество.
        И уже после всего этого я проверил плетения на Райнере и уехал. На этот раз через главные ворота, делая вид, что собрался добираться домой в одиночестве. Если на меня кто-то и обратил внимание, то я об этом не узнал, хотя и следил за всеми эмоциями, которые так или иначе были направлены в мою сторону. И чего я в тот раз полез через дыру в стене? Иногда паранойя толкает меня на такие странные поступки, что иногда они даже самого меня удивляют.
        Глава 10
        Вернувшись в замок, узнал, что мои люди пока что еще не вернулись. У меня были планы на ближайшую пару месяцев. Один идти я не собирался, поэтому надо дождаться их. А пока снова засел за бумаги, пытаясь хоть немного разобраться в них. Книга по порталам так и манила меня, поэтому я всеми днями и ночами ломал голову, чертил, плел, пытаясь понять, что именно я делаю не так.
        Я так увлёкся своей работой, что Матильде приходилось едва ли не силком меня выдергивать из малой гостиной и кормить. Но вскоре вернулись люди. В замке снова стало шумно. Матильда с Аделаидой были довольны подаркам. Сначала я хотел застелить полы купленными покрытиями, так напоминающими мне ковролин, но потом глянул в окно и понял, что если мы не поспешим, то потом будем лазить по лесу по колено в снегу.
        В итоге Аболье с людьми даже толком отдохнуть не успели, а я уже приказал собираться в путь.
        - Куда теперь, милорд? - спросил меня Хан.
        - Вот всё вам дома не сидится, - поворчала Матильда, расправляя на коленях кусок ткани. Она вместе со служанками сидела и подшивала новые шторы.
        - Сидеть, конечно, хорошо, - сказал я, потягивая какой-то странный напиток. Раньше его не делали. Напоминал солёное молоко, только густое и пахло еще чем-то неуловимым. - Но нужно делать дела. Пока время есть, надо съездить, а то потом снег навалит, в лесу не пройти будет. А пока что с месяц точно продержится такая погода.
        - В этом году поболее.
        - Даже если и так. Завтра с утра выезжаем.
        - И сколько вас не будет на этот раз, милорд? - поинтересовалась Матильда.
        - Месяца два точно не будет.
        Матильда на это только покачала головой, но промолчала, продолжая своё прерванное занятие.
        На следующее утро мы выехали. Еще солнце не встало, и на земле лежал прохладный утренний туман, а мы уже спешили вперед. Со мной были как всегда Аболье с Жанжаком, неизменный Хан и еще десяток людей.
        Небо было тяжелым, дул весьма неприятный ветер, но вскоре мы заехали на лесную дорогу, поэтому стало немного лучше. Ещё в замке я показал Аболье примерный маршрут. Бефур потер подбородок, подумал и сказал, что знает короткую дорогу туда, куда мне надо. Я сразу вспомнил, что обычно ничем хорошим короткие дороги не заканчиваются, но решил, что времени до выпадения снега не так много, так что можно рискнуть.
        Раньше, в прошлой своей жизни, я никогда не путешествовал столько, сколько в этом мире. Да, я не летаю тут на другие континенты, но уверяю вас, когда трясешься в седле неделями, то кажется, ты просто обязан был доехать чуть ли ни до другого конца света.
        Ночевка в палатке, уже знакомая каша Жанжака, в которую он всегда клал много мяса. Моросящий дождь по утрам, густой туман и утренний холод. Все это со временем стало для меня таким привычным, будто я всю жизнь жил в этом мире, был сначала бароном, потом графом, имел в своей собственности целые города и деревни. Будто всегда засыпал и просыпался в каменном замке. Такие замки в моём прошлом мире давно считаются памятниками древности, в них делают музеи или же они стоят заброшенные.
        Прошлая жизнь не забылась мною. Я помню её так же хорошо, будто всё это происходило со мной вчера, но этот мир начал прочно въедаться мне под кожу. Я стал замечать за собой, что уже совсем не отделяю себя от Наяля, будто я им действительно всю жизнь был, а ведь поначалу постоянно путался. Даже Астор и Эмилин ощущаются мною, будто они действительно были моими родителями, а Нихель моим братом. Иногда я даже скучаю по ним. Это немного пугает, но я давно уже понял, что от этого никуда не деться, память бывшего владельца тела плотно слилась с моей. Что ж, это, наверное, даже хорошо.
        - Милорд, дорога тут заканчивается.
        Я вернулся из своих размышлений и немного приподнял край капюшона. На улице снова моросил дождь. Посмотрев вперёд, увидел, что Аболье прав.
        Уже несколько недель, как мы двигались вперёд. Как оказалось, хоть королевство и было усеяно лесом, но дорог в этих лесах было очень много. Много раз проезжали мимо деревень. Я только сейчас обратил внимание, что в моём графстве слишком мало деревенских жителей, а ведь, по идее, их должно быть во много раз больше, чем в городах. Здесь же, в глубине королевства, села, деревни встречались чуть ли не на каждом шагу. Были и большие и маленькие, всегда поля около них были освобождены от леса и поделены на части. Дорога обычно шла по лесу, редко выруливая в поле. Сейчас мы ехали совершенно по другим местам, нежели раньше, может, поэтому я заметил столько деревень.
        Так вот, дорог в лесу было много, пару раз мы сворачивали, углубляясь всё дальше, и вот сейчас стало совершенно ясно, что дальше никто уже давно не ездил.
        Я, конечно, говорю дорога, но на самом деле они здесь были обычными проселочными, накатанными телегами. То есть ни о какой нормальной дороге речи не шло, но тут даже этого не было. Мы и так, как оказалось, долгое время ехали по едва заметной тропинке. А дальше и вовсе всё заросло.
        - Сколько примерно нам еще до того места добираться? - спросил я, спрыгивая с лошади. За все время я уже приноровился с ними обращаться и сейчас мог, наверное, попробовать поехать даже на бешеном коне Аболье. Тот у него совершенно дикий, вечно скалился, норовил укусить посторонних. Ко мне и то только недавно привык.
        - Я точно не скажу, милорд, врать не стану, но по моим расчетам, если бы двигались по этой дороге еще с неделю, точно были бы примерно в том районе. - Бефур тоже спрыгнул с коня, подходя ближе к заросшей части дороги. - Вообще, странно это как-то. Тут, - он ткнул пальцем на дорогу, на которой мы стояли, - хоть и выглядит заросшей, но впечатление складывается, что забросили дорогу, если не в этом году, то в прошлом. А здесь, - он показал на участок впереди, - явно видно, что там никто не ездил уже долгие годы. Да что говорить, кажется, что там дороги вообще никогда не было.
        - Ты прав. Получается, кто-то доезжал до этого места зачем-то и останавливался. Зачем сюда могли приезжать люди?
        - Милорд, - позвал меня Хан, подходя ближе. - Так, а что мы ищем?
        - Ещё одну башню, - ответил я, так как скрывать мне от них смысла не было никакого. - Точно. А что если сюда люди доезжали, разворачивались и уезжали?
        - Зачем они тогда сюда приезжали?
        - А ведь это точно как у нас перед чертой. Люди едут, а потом из-за магии милорда разворачиваются и едут обратно.
        - А ведь и правда. Но ведь в том месте, где мы впервые столкнулись с такой магией, дорога была.
        - Да, - снова начал говорить я, подходя ближе к бурьяну. - Была. Только вот тогда шёл дождь, а вот внутри той ловушки его не было, и вообще создавалось впечатление, будто там ничего не происходит.
        Я задумался. Полагаю, что в тот раз мы не развернулись назад лишь по той причине, что там был я.
        - Ладно, может, потом узнаем, но сейчас нам идти дальше. Судя по всему, башня ближе, чем мы думали. И, скорее всего, магия недавно спала. Или нет, - добавил я чуть тише. Ведь то, что я видел границу, могло значить, что её видит любой маг-плетельщик. Но мои люди магами не были и, по идее, если так рассудить, видеть ничего не должны, но видели. Из-за моей магии, ведь я их привязал к себе. Хорошо еще, что никто толком не задавался вопросом, как все это работает. Для обычных людей в большинстве своём магия была чем-то вроде волшебства - захотел, и всё получилось, как ты захотел.
        Ехать верхом можно, если не жалко глаз. Именно поэтому пришлось нам идти на ногах, а лошадей вести под уздцы. Так-то в некоторых местах не было ни кустов, ни травы, но вот лес тут отчего-то слишком уж густой, а у деревьев ветки низко.
        - Всё, встаем на ночлег, - отдал узды от своей лошади Хану, а сам сел на поваленное дерево. Шли мы до самого вечера, но на башню так и не наткнулись. Старались придерживаться того же направления, в котором должна была идти дорога. Саму её видно не было совершенно, будто и не было тут никогда никакой дороги. - Завтра будем искать. Лагерь будет тут. Разобьемся на тройки и обшарим местность. Может, башня где-нибудь в стороне. Теперь так и будем, день пути, день стоянка.
        Утром я настоял на том, что тоже пойду. Аболье поначалу не хотел, говоря, что мне лучше остаться в лагере, но потом сдался. В итоге я пошёл вместе с ним, Ханом и еще с одним воином, которого звали Родольф. Ему было примерно под сорок. Хмурый, мощный, руки кувалды. Казалось, очередной неповоротливый громила, но Родольф на удивление был проворным и ловким. Разговаривать он не любил, но пока шли, я выяснил, что у него в деревне, из которой он родом, осталась матушка. Он, когда были в столице, встретил знакомого из той деревни и передал для неё денег. Благодаря ему я только сейчас понял кое-что, о чём раньше совершенно не задумывался. А ведь и правда, у всех моих людей есть близкие. И я уверен, каждый из них хотел бы увидеться, побыть немного с ними, а то и вовсе перетянуть свою семью ко мне в графство.
        - Скажи, а если бы можно было, свою матушку ко мне в деревню привёз? - спросил я, всматриваясь в лес. Стоило мне спросить это, как и Хан и Аболье тут же навострили уши и начали поглядывать заинтересованно.
        - Отчего бы не привёз, милорд? Коли бы ей место нашлось, да я бы и с радостью.
        - А почему не везешь?
        - А кто ж меня отпустит? Мне службу служить вам надобно.
        - У меня бы спросил, я бы и разрешил. И дом бы нашли. Сам видел, деревня полупустая. Да и в городе домов полно пустых, можно было бы и туда.
        - Да зачем ей тот город? Она ж землю любит, возиться в ней очень охоча.
        - Вот и я о том же. Так что давай ты весной мне скажи, да поезжай за матерью своей. Привезешь, дом вам дадим, надел какой-никакой, земли у меня много. Может, и женишься, детей заведешь. Это ведь не будет мешать тебе служить мне по-прежнему. Ну как тебе идея?
        - Спасибо, милорд, век не забуду. Служить буду верно, и вам, и детям вашим. И детям своим то наставлять буду.
        - Милорд, у меня тоже родичи с седыми головами. Отец у меня сапоги умеет справлять, а матушка знатные платки вязать может. Наш кусок земли им уже тяжело пахать, вот мне хотели передать, чтобы я её обрабатывал, а я мир поглядеть желал, людей увидеть, места другие. Сбежал из дому. А ведь, окромя меня, нет больше сыновей у них. Так, коли Родольфу можно…
        Хан замялся, отворачиваясь.
        - Почему нет? И другим скажите, кто хочет, пусть привозит семью свою. Дома найдём, не достанется, построим. Землю дадим, кто хочет пахать. А кто не хочет, так работа для всяких рук найдётся. Отец твой сапожник, а мать вязать может? Так в городе им самое место. Такие люди везде нужны. И ты, Аболье, если есть кто, вези. Только надо как-то сговориться, а то ринетесь по весне все, и что мне, самому графство охранять? Ты займись этим, капитан, у кого старые родители, те пусть едут первыми, вдруг чего. После те, у кого дети. А уж последними остальные. Если соседи какие полезные захотят к нам перебраться, так не стоит отказывать. Только смотрите, всякий сброд мне не нужен. Сами видите, людей мало, земля стоит, а земля не должна просто так простаивать, её надо пахать, засеивать, чтобы люди на ней жили. Лесов много, на первое время, если что, и деревянные избы поставим.
        Я замолчал, замечая, что все трое погрузились в свои мысли. Надо было давно об этом подумать. Конечно, прирост будет небольшим, если они только семьи свои перетащат, но любое море начинается с ручейка.
        Хорошо еще тут нет крепостного права, иначе так просто людям сорваться с места нельзя было бы. Их бы пришлось выкупать у хозяина.
        В тот день на башню мы так и не наткнулись. Другие тоже вернулись ни с чём. Вечером я пораньше ушёл к себе, ощущая, что те, с кем я говорил в лесу, хотят поделиться новостью с остальными. Стоило мне улечься в палатке, как Хан не вытерпел и начал рассказывать. Остальным тоже пришлась по душе новость. А ведь многие уже взрослые, у некоторых есть жены, дети, конечно, им хочется их видеть. Я почему-то раньше считал, что в наёмники идут одни одиночки. Да, честно говоря, я толком об этом и не задумывался. Когда понял, что с помощью магии эти люди не смогут меня ни предать, ни причинить вред, ни уйти просто так, то обрадовался даже. А ведь получается, я чуть ли ни удерживал силой их около себя.
        На следующий день мы снова шли вперёд. Все были более веселыми, и даже зарядивший дождь и собачий холод не портил настроения. Жанжак набрал каких-то грибов, уверяя, что в этом году их тут целая прорва, а вечером пожарил их с клубнями, которые тоже нарыл в лесу. Я был удивлён, что так поздно осенью есть еще грибы, мне казалось, что они бывают только в конце лета и в начале осени.
        Клубни были очень похожи на картошку, поэтому попросил его нарыть еще и сохранить. Весной попробуем посадить, вдруг взойдёт.
        На исходе третьего дня наткнулись на почти развалившуюся хижину. Крыша в ней давно провалилась, да и сами стены выглядели так, будто разваляться от любого чиха. Как назло на лес опустился туман, и старая хижина выглядела весьма устрашающе. Особенно если учесть общую тишину, легкий скрип деревьев и далекое хлопанье крыльев какой-то птицы.
        - Туманы в этом году зачастили, - прошептал Хан, во все глаза рассматривая хижину. Будто по заказу, словно нам не хватало до этого декораций, возле хижины кто-то появился, и я готов был поклясться, что увидел человека.
        Все тут же похватали мечи и напряглись. Я же вслушался. Любой человек, даже самый хладнокровный, так или иначе что-то испытывает. Впереди нас же, по моим ощущениям, не было никого, но в полутьме почти угасшего дня, среди густого тумана явно что-то стояло.
        Прищурившись, я бросил узды и сделал шаг. На плечо тут же легла ладонь Аболье.
        - Милорд, - выдал он тревожно.
        - Там никого нет, Бефур. Это всего лишь старое пугало.
        Я был совершенно прав. Около хижины на толстой палке висело пугало. Голова его была сделана керамического горшка, а вместо тела висела почти истлевшая тряпка. Нам показалось, что пугало появилось, на самом деле, видимо, мы подошли уже достаточно близко, чтобы увидеть, а общая мрачность обстановки и напряжённое состояние сыграли с нами злую шутку.
        Понятия не имею, зачем человеку, жившему в этой хижине, нужно было пугало. Может, воронье летало, потому и поставил? Вполне может быть.
        Дверь оказалась заперта изнутри. Крыльцо едва не разваливалось, становилось понятно, что это место давно покинуто. Везде разрослась лесная трава и кустарники.
        Обойдя хижины по кругу, нашёл окно. Когда-то оно явно было чем-то завешено, но сейчас в проёме не было ничего. Если «стеклили» бычьим желудком, то его, корее всего, сгрызли мыши или другие лесные грызуны.
        Заглянув внутрь, увидел только разруху. Кажется, даже внутри росла трава. Окно было небольшим, поэтому многого увидеть не удалось, но это и не требовалось - Жанжак попросту выдрал дверь, сказав, что она пойдёт на дрова для костра. Внутрь входить он не стал, тут же принявшись разводить этот самый костер. Верно, скоро ночь, а мы еще не ели.
        Первым сунулся Хан. Его не было с минуту, а потом он вышел и позвал меня. На упавшем от времени топчане лежал человеческий скелет. Пол сгнил настолько сильно, что скелет лежал буквально в траве. Было немного жутко смотреть, как через грудную клетку растёт тонкая, белёсая от недостатка света трава.
        Оглядев остальное, нашли пару целых горшков, но содержимое, если там что-то и было, давно испортилось и испарилось. Горшки были грубыми. Сейчас обычный деревенский житель может сделать намного лучше. Печи не было, но посередине, в том месте, куда упала ветка, пробившая крышу, виднелся собранный из камней очаг. Если тут что-то еще и было раньше, то сейчас всё это это просто почти истлевший мусор.
        История этого места была, на мой взгляд, весьма проста. Жил человек один в лесу, умер по какой-то причине, а потом сюда никто больше не приходил, отчего этот дом почти развалился от прошедшего времени. Единственное, интересно узнать, кто этот человек и почему жил так глубоко в лесу один. А еще более интересно, как он умудрился жить внутри преграды? Или же мы все ошибаемся, и разница между дорогами была такой вовсе не потому, что там проходила линия барьера?
        А ведь если вспомнить, то около той башни не было слышно ни птиц, ни зверья. Не было ни дождя, ни тем более тумана. Значит, всё-таки не барьер.
        С утра мы закопали кости, придавив получившуюся могилу найденным булыжником. Времени это занимало немного, да и оставлять вот так чьи-то останки не хотелось.
        Спустя еще несколько дней я ощутил весьма знакомое уже чувство.
        - Стойте, - сказал, тут же переходя на магическое зрение. Так и есть, магия ускорилась. Это может быть только по одной причине - рядом тот самый костёр. А где костер, там недалеко и башня. - Так, я пойду вперёд. Со мной только Хан. Как станет совсем невмоготу идти, говори. Остальные ставить лагерь, расходиться. Башня где-то рядом.
        Никто спорить не стал, только кивали и быстро перебирали руками. Я же пошёл в ту сторону, куда стремилась магия. Хан шёл позади. Нити уже буквально летели, а он продолжал шагать. Прислушавшись, понял, что он пересиливает себя, стараясь ничем не выдать, так как ему, оказывается, жутко любопытно.
        - И зачем? - спросил, шагая дальше. - Ты все равно не увидишь ничего. Для тебя там будет лишь пустое место. Ты же не видишь сейчас, что вокруг тебя?
        - Нет, милорд, - Хан остановился, принимаясь часто и неглубоко дышать.
        - Отойди подальше. Я тебя уверяю, там нет ничего интересного. Тот же лес, только ветер сильнее.
        Я не оглядывался, но судя по ощущениям, Хан послушался.
        Костер был на месте. Наверное, я сильнее бы удивился, если бы его не оказалось. Этот отличался от уже увиденных мною. Он был маленьким. Метра полтора в высоту. Таких слабых я еще не встречал. Хотя до сих пор не знаю, каким был тот, в самой первой башне.
        Шагнув вперед, ощутил уже знакомую до последней ноты боль. Была она кратковременной, какой-то слишком мимолётной. Но я всё равно пошатнулся, выдыхая через сжатые зубы, в который раз задаваясь вопросом - зачем я это вообще делаю? Мазохистом я не был никогда, но почему-то раз за разом проделываю одно и то же.
        Когда самые последние отголоски боли растворились, не оставляя и следа, я проверил костёр. Его пламя по-прежнему было в том месте, только совсем небольшое. Словно кто-то только что бросил тут горящую спичку. Присев рядом с ним, присмотрелся. Огонёк трепетал, возвышаясь над землёй. Стоило мне приблизиться, как он тут же стал наклоняться в мою сторону, будто его примагничивало.
        Рассмотрев его со всех сторон, пошёл обратно. Хана встретил чуть дальше. Он, убедившись, что я живой и здоровый, снова пошёл позади, как обычно ничего не спрашивая и не говоря.
        Когда мы вернулись на то же место, в котором расстались с остальными, то обнаружили разбитый лагерь, Жанжака около костра и лошадей, привязанных к деревьям. Никого из людей тут больше не было.
        - Вернулись, милорд? Есть хотите?
        - Не откажусь, - ответил, присаживаясь на сложенную палатку. - Не вернулись? - спросил я очевидное.
        - Нет, ушли следом за вами. Пока никто не приходил. Вот, держите. Крупы у нас осталось мало, так что будем есть то, что найдём, милорд, - Я глянул в тарелку. Там лежала сваренная ножка какой-то птицы. - Вам мясо, остальные и суп поедят.
        - Я тоже могу есть суп.
        - Вам расти надо еще. А им незачем, так что кушайте мясо.
        Спорить с Жанжаком не стал, понимая, что его, как и Аделаиду, не переспоришь в вопросах моего питания. Они почему-то лучше меня всегда знали, что именно мне надо есть и в каком количестве.
        К вечеру вернулись все остальные.
        - Нашли, милорд. Далековато отсюда, но нашли.
        - В каком состоянии? - спросил я то, что меня на самом деле волновало.
        - Целехонькая, правда, заросшая, чуть мимо не прошли.
        А вот эта новость меня весьма обрадовала. Если целая, то в ней могут быть книги, какие-нибудь записи. Будто удача в этот день исчерпала себя - начал накрапывать холодный дождь. Становилось понятно, что и до снега недалеко. По утрам и ночью и так уже пар изо рта шёл.
        Утром мы быстро собрались и пошли в сторону башни. Она оказалась на самом деле далеко, пришлось идти почти до обеда, пробираясь через заросли. Но любая дорога рано или поздно кончается, вот и мы пришли. Аболье был прав, башня стояла целая, заросшая, а еще в ней не было двери. Я думал, что это только в первом случае так было, а оказывается, вон оно как. Это что, традиция такая, после ухода закладывать двери? Или это несёт в себе какой-то другой смысл?
        Уже учёные, мы быстро отыскали дверь. Пока ломали, я стоял в стороне и размышлял. Что могло заставить всех магов плетельщиков покинуть свои дома? И ведь что-то заставило их куда-то идти, и путь был явно не близким, раз они даже двери закладывали. И почему одни из них разрушены, а другие нет? Люди нашли и разломали? Или это сделал кто-то другой?
        - Милорд! Сделали, - крикнул Хан, отряхиваясь от пыли.
        Я подошёл к проёму, заглянул. Внутри было темно. Достал из кармана небольшой светляк, который смастерил по пути и посветил. Удача!
        Внутри явно никого еще не было, и я точно видел книги. Осмотрев все магическим зрением, убедился, что нет никаких плетений, вошёл внутрь. Обстановка весьма скудная. Стол, топчан, полки, шкаф, тумбочка небольшая. Посередине лестница наверх. Кажется, эти башни строились по одному принципу. Чем-то напоминает какие-то монашеские кельи. Все лаконично, строго, без излишеств.
        Взял первую попавшуюся книгу, осторожно открыл, так как она явно сохранилась хуже, чем те, из первой башни. Я читал строчка за строчкой, поначалу не совсем понимая, что читаю, но потом не мог поверить, что мне улыбнулась удача. Это книга была чем-то вроде учебника с основами по магии.
        Закрыв книгу, я осторожно положил ее, взял другую. «Огонь поглощающий», значилось в самом начале. Чуть прочитав, понял, что эта книга про те самые костры.
        Получается, что это башня новичка? Если вспомнить, то костры в других башнях были намного больше, про тот в Мансуре я вообще молчу, монстр, а ведь там я нашёл книгу о порталах. А здесь был небольшой костер.
        Значит, за этими кострами точно следили маги-плетельщики. За большими кострами смотрели опытные маги, за маленькими те, кто только начинал всему учиться. Чуть позже в книгах я нашёл подтверждение своим мыслям. Оказалось, что неопытному магу крайне опасно забирать огонь на себя. У этого огня было два названия: поглощающий и боль мира. Считалось, что, поглощая большой огонь, неопытный маг слишком сильно травмировал психику и свой очаг. Ничего особенного я в себе не заметил, так что не могу сказать, так ли это или нет.
        Так же оказалось, что эти башни назывались домами. Маги жили тут по многу лет, приглядывая за костром, но не постоянно, время от времени они менялись. Зачем? Просто огонь раскачивал и усиливал очаг, и в один момент вчерашний новичок уже переставал быть таковым, и его можно было пускать к более большому огню. Нашёл я и значение этих костров, но об этом чуть позже.
        - С книгами аккуратно, - попросил я, когда мы все их тщательно упаковывали, чтобы не промочить. Ничего брать отсюда, кроме книг, я не собирался. Денег тут не было, не тащить же с собой снова тотемный столб. Его мы тоже нашли.
        Позже я выяснил, что в этой башне плетение сокрыта было наложено не совсем верно, поэтому-то и работало так непонятно. Ну, не удивительно, всё-таки тут жил совсем молодой ещё маг.
        Когда мы возвращались назад, то я нашёл среди книг его дневник. Оказалось, что он был совсем еще ребёнком, когда его направили в это место. Тогда ему было всего одиннадцать. Мальчишку звали Матью. Был он до инициации сыном простого кузнеца, а после стал магом. Его почти сразу забрали из семьи. Насколько я понял, семью он больше не увидел. По крайней мере, записей об этом не было. Несколько лет он учился, как я понял, в какой-то закрытой школе. Он описывал её как мрачное, душащее и пугающее подземелье. А после был направлен сюда. Оказалось, что книги в башне по его прибытию уже были. Его наставник, доставивший сюда, предупредил, что с книгами надо обращаться аккуратно, так как после него ими будет пользоваться другой маг. В его обязанности было приходить к огню раз в месяц и забирать боль мира. Так и было написано: «забирать боль мира».
        Так он пробыл тут несколько лет, а потом записи в один день просто прерываются. Что же тогда случилось? Что тот, кто вел свой дневник почти с первого дня, как научился писать, оставил его?
        Пока мы ехали назад, я читал при каждом удобном случае. Из них я выяснил очень многое. Например, одна из книг была по древней истории. В ней писалось, что раньше в этом мире не жили люди. Тут жили совсем другие существа, магические. У них не было физических оболочек.
        А потом в этот мир пришли люди. Откуда? Как? Зачем? Ничего не было сказано, только то, что они откуда-то пришли, чуть ли не в один день.
        У людей были маги. Люди не видели магических существ, зато маги их хорошо могли и видеть, и ощущать. Опять же не было указано, по какой причине, видимо, эта информация была затеряна в истории, но однажды маги начали войну против этих существ. Возможно, что было наоборот, вероятно всё вышло как-то по-другому, понятия не имею. Так вот, началась война. Существа оказались то ли миролюбивыми и беззащитными, то ли маги того времени были слишком сильны, но итог оказался печален - магических существ уничтожили.
        Казалось бы, хеппи-энд, живите счастливо, но как обычно, трындец приходит неожиданно. Эти существа в мире жили не просто так, а выполняли крайне важную работу. В общем, в мире существовали проколы. Куда? То ли в иной какой-то мир, то ли еще куда, но проколы были. Так вот в эти проколы медленно просачивалась магия того измерения. И для всего существующего здесь эта магия была очень опасной. Проколы появились не сразу, постепенно, будто что-то с той стороны потихоньку дырявило этот мир. Именно для борьбы с этими проколами мир и магия и создали тех существ, которых люди быстренько искоренили под ноль. Как обычно, люди сначала сделают, а потом хватаются за головы. Так и в этой истории, люди поняли, что натворили. И в итоге мир наказал людей, обязав некоторых из них поглощать магию иного измерения. Так появились маги-плетельщики. Но и это еще не все. Оказалось, что мир и магия пошли дальше. У магов-плетельщиков после нескольких поглощений огня вместо очага появлялась та самая Аркана. Поначалу плетельщики думали, что это демоны того измерения. Но намного позже выяснилось, что никакой человек, пусть даже
маг, не способен выдержать поглощение этого огня. Магические существа вновь вернулись в мир, но теперь они были неотъемлемой частью магов-плетельщиков. Этим магам пришлось скрывать факт о наличие в них Аркан, так как в мире магов до сих пор считали, что эти существа опасные твари иных измерений, которые проникают в этот мир через проделанные ими же проходы. Со временем плетельщики привыкли к такому странному соседству, даже выяснили, что благодаря Арканам их магия стала другой, необычной и весьма сильной. Кажется, что все остались в плюсе, мир мог быть спокоен, так как дыры снова заткнуты, на этот раз магами вместе с Арканами. Сами Арканы, которые питались энергией того измерения, могли не бояться, что их обнаружат и уничтожат. Маги-плетельщики получали от такого соседства совершенно иную, но, несомненно, сильную магию. Видимо, магия плетения образовалась именно из энергии того измерения и со временем прочно вошла в этот мир.
        Читая эти книги, я многому удивлялся. По всему выходило, что раньше люди были очень сильными магами. Либо это преувеличение, либо раньше любой, даже начинающий маг огня мог, чуть ли не щелчком пальца создать шар из огня диаметром не менее полуметра. Маги земли уже с сопливого возраста умели делать для своих игр земляных големов, а водники запросто вызывать дожди в нужной области и создавать воду хоть в пустыне. Если бы сейчас существовали такие маги, то я бы непременно об этом знал.
        Только сейчас вспомнил, что я так и не ходил в библиотеку в столице. Хм, и Райнер мне не напомнил.
        Так, про магов. Это что получается, маги отчего-то стали слабее? Почему? Не кроется ли ответ в том, что этот огонь пожирает первым делом именно магию огня? Магов-плетельщиков ведь, я так понял, больше нет. Куда они вообще делись? Аркан нет. Магии в мире стало мало - маги ослабели. Огонь, сожрав в один день всю магию, перекинется на все остальное. Невесело.
        А про магов-плетельщиков и о том, куда они могли деться, тут и думать долго не нужно. Скорее всего, однажды обычные маги прознали о том, что творится у них под носом. Вполне может быть, кто-то и понял важность существования таких людей, но как это всегда бывает, мы сначала в рожу дадим, а потом подумаем, что можно было и поговорить. Если магов-плетельщиков было примерно столько, сколько и башен, может немного больше, то не удивлюсь, что их попросту закидали шапками. Башни, те, что нашли, разрушили и остались довольными. Этакая местная охота на ведьм. А что, болтнул какой-нибудь умник, что они носят в себе демонов, и понеслась нелегкая по кочкам.
        Вероятно, таких магов уничтожали очень долго. Почему? Если бы не так, то магия снова бы что-нибудь придумала, а раз нет, то сил со временем у неё стало так мало, что поделать она ничего не могла. Но я ведь тут? Почему? И кто вытянул мою душу из моего мира? А можно ли как-то закрыть эти проколы вообще? Что-то мне не хочется в одиночку шарахаться по всему миру, чтобы затыкать своей задницей постоянно эти огненные фонтаны. Я уверен, что способ есть, просто он еще не найден. Значит, его надо найти, ради моей спокойной и безопасной жизни.
        Так получается, что у меня вместо очага развивается эта самая Аркана? Ну, хорошо хоть не паразит. Хотя, выходит, что это нечто похожее. Наверное, лучше назвать это симбионтом, так правильнее. Правильно я думал, что моя магия имеет разум, да тут не просто разум, а целое живое, только магическое существо. Немного не по себе. Я даже понимаю тех магов, которые подумали, что это демоны. Ощущаю себя по-прежнему, словно во мне какой-то чужой.
        А правда ли то, что это именно эта магия создала этих существ? Может, они действительно из того измерения? И магия ли поместила их в людей? Вдруг они сами подселились, чтобы иметь возможность кушать и быть при этом в безопасности. А зачем тогда они сюда залезли, если им надо есть тот огонь? Тогда, что если они едят не сам огонь, то есть, по сути, энергию из своего мира, а ту магию, которую этот огонь сжигает?
        То есть маги были правы, когда уничтожили Аркан? Да, но без них теперь тоже никак. В общем, сейчас узнать точно, кто такие эти Арканы, нереально. Из этого они мира или, правда, жители другого измерения, которые зачем-то заявились сюда.
        А еще эти проколы, а вдруг пока не было ни магов-плетельщиков, ни Аркан, их количество увеличилось? За этим же никто не следил.
        Что ж, история так себе, похожа на очередную байку. Неизвестно, как всё было на самом деле. Откуда взялись проколы? Что там за измерение? Что за энергия и почему решили, что всё в ней сгорает? Куда девается поглощённая этим огнём магия? Огонь ли это вообще? Откуда пришли сюда люди? Как они это сделали? Они умели открывать межмировые порталы? Где эти знания? Почему маги стали такими слабыми? Куда делось описанное могущество? Почему на самом деле маги уничтожили Аркан? Опасны ли Арканы? Если на магов-плетельщиков действительно пошли войной, то какова причина? Откуда берутся в магах-плетельщиках Арканы? Правда ли, что этот мир и магию их подсадили людям? Почему, в конце концов, выворачивается очаг?
        В общем, вопросов много, но не совсем ясно, что в этом правда, а что вымыслы историков и передёрнутая действительность. Интересно, а Арканы умеют говорить? Скорее всего, нет, иначе вопросов у меня сейчас было бы меньше. Хотя неизвестно, что там за правда, вероятно, о такой правде в книге не напишешь.
        Кроме книг по древнейшей истории, нашёл и о начальной магии. Была целая книга, в которой описывались принципы плетения. Вроде общего каркаса. Который обязан был быть в любом плетении. Этот каркас выплетался из нейтральной магии, и уже на него как бусины на нитку нанизывалось само плетение. Ничего подобного раньше я не делал, но сейчас, вспоминая все свои опыты, понимал, что каркас всё-таки был, только я его добавлял не в самом начале, а порой и вовсе в конце. Например, в плетении, которое я использую для усиления ворот, этот каркас был мною добавлен чуть ли не в конце.
        То, как делаю я, в принципе, можно, но время создания плетения увеличивается, так как нужно держать всё плетение целиком до тех пор, пока не будет добавлен каркас, иначе оно либо будет работать не так, или и вовсе рассыплется.
        Мои плетения лечебной магии вообще не должны были работать, но тут у меня есть оправдание. Скорее всего, изначально мой очаг был больше ориентирован на лечебную магию, как те же маги огня или воды, поэтому эти плетения для меня столь просты и работают даже в самых простейших комбинациях.
        Ещё, как оказалось, плетение творческое дело, поэтому магу-плетельщику или, как их называли тогда, Выплетающему необходимо было воображение. Оказывается, мало просто сплести из нейтральной магии каркас, потом дополнить его нужной магией, необходимо было еще чётко представлять себе, для чего именно будет использоваться то или иное плетение. Только когда все эти условия выполнены, магия сплавлялась в нужное плетение, которое несло в себе необходимую информацию.
        Например, мне нужно плетение для разогрева воды. Если при его создании я буду думать о северном полюсе и представлять себе, как замораживаю воду в кружке, то может произойти одно из двух. Либо плетение вообще не сработает (думаю, поэтому у меня так и не получился портал, я просто плохо себе это представляю). Либо произойдёт распад плетения на составные части, что приведет за собой небольшой взрыв. То есть вы лишитесь в лучшем случае кружки. Так что мне еще повезло, что у меня хорошее воображение. Думаю, именно оно меня в большинстве своём и спасало.
        Нашёл в книгах много плетений, которые считались начальными. Например, тот же разогрев. Плетение взрыва, которое я накладывал на камни, тоже считалось начальным, как и то плетение, с помощью которого я вылечил ногу сульмаху. Да, оказалось, тогда я все сделал правильно и по науке.
        Плетение скрыта, которое стояло у меня в замке, относилось к верхней ступени начального этапа. То есть оно было даже не средней сложности. Вот так, а я, помнится, чуть копыта не откинул, пытаясь воспроизвести его. А если вспомнить светильник? Я пытался сплести его две недели, потом, правда, наловчился клепать их быстро, но сам факт, что такое, казалось бы, несложное плетение мне пришлось осваивать так долго, угнетает.
        Ну, я успокоил себя тем, что все из нижней степени начальной магии я мог выплетать чуть ли не с закрытыми глазами. Ничего сложного теперь в том, чтобы разогреть воду в кружке без огня, не было. Как и не было сплести всем нам плетения нагрева, которое позволяло ходить зимой в минус двадцать в шлепанцах и майке. Мои люди тут же оценили такое умение. В последнее время становилось все холоднее. Ночью даже снег немного шёл.
        - Бефур, мне нужно к той первой башне, - сказал я, выплетая в воздухе разные буквы из огня. В книге было написано, что такое упражнение позволит лучше контролировать свои руки. Это как разминка для пальцев.
        В последние дни, как только я начал упражняться в магии, я почти всегда смотрел на мир другим зрением. Люди сначала смотрели на мои фокусы с интересом, но потом привыкли. Спросили, чего это я делаю, пришлось ответить честно.
        - Придётся немного сделать крюк, - отхлебнув отвара, ответил Аболье.
        - Ничего страшного. Нам теперь зима не страшна.
        - Да, только вот ходить по колено в снегу по лесу не самое легкое дело. У вас там, в ваших книгах, милорд, нет никакого заклинания, чтобы снег с дороги убирать.
        Я моргнул, представив себе такую картину. Кто-то воду с пути убирает, а я снег.
        - Нет, - усмехнулся. - Такого не нашёл.
        - Жаль, а то нам бы тогда и снег не мешал.
        - Ну, все на свете может только Создатель, так что нам, его творениям, придётся лишь смириться со своим бессилием в некоторых вещах.
        Интересно, а что говорят хроники магов по поводу магов-плетельщиков? Ведь Райнер о них слышал, значит, они не совсем забыты. А может священники что-то знают? А надо ли мне совать свой нос в это дело? Суну, а мною и заинтересуются, начнут задаваться вопросом, а чего это он лезет куда не надо? А не бесноватый ли он? И опять моя любимая история с пытками и сжиганием на костре. Нет, не буду я лезть куда не надо. Буду изучать магию, делать свои дела и готовиться к тому, что ко мне могут рано или поздно прийти. И мне надо дать им достойный ответ. Так что учимся и еще раз учимся.
        - Это точно. А насчёт башни, то дойдём, тут недолго осталось до места, где свернуть надо будет. Потом поедем той же дорогой, что после войны возвращались домой.
        - Это хорошо. А куда это Хан намылился? - спросил я, кивая на Хана, стоящего с одним из воинов, который обычно у нас охотился. Ему единственному из всех удавалось вернуться в лагерь с добычей. Видимо, у каждого есть своя магия, даже у обычных людей.
        И вот еще что мне интересно. Давайте на минутку забудем, что у меня внутри сидит магическое существо, забудем, что я могу плести, будто самый натуральный паук. А вспомним о таком небольшом нюансе - у меня ведь это не единственные способности. Моя эмпатия. Это откуда? В книгах магов-плетельщиков я не нашёл ни единого упоминания, что они могли нечто подобное.
        Если вдуматься, то эта моя способность вообще ни на что не похожа. Я вполне могу ощущать эмоции людей и без нитей. Они нужны мне только тогда, когда я хочу считать мысли или же воспоминания. А еще если что-то внушить.
        Можно было бы подумать, что это способность именно моя, Семена, среднестатистического жителя планеты земля, которого неизвестные силы вселенной забросили в тело Наяля Давье, тогда еще барона милого и глубоко средневекового королевства Хонор. Но! Вот всегда так, выстроишь замечательную схему, почти поверишь в то, что всё именно так, как вылезет из какой-нибудь щели это самое «но». Так вот, но если мои воспоминания не врут, то момент, когда у Наяля началась инициация, он ощутил, словно на него что-то наваливается. И это «что-то» было очень похоже на эмоции других людей.
        - Мы в последнее время рано становимся лагерем. Молодой, скучно, вот и решил пойти поохотиться.
        Так что же это получается. Именно Наяль маг-плетельщик. Эта способность явно досталась ему по наследству, кстати, я ведь так и не прочёл ту старую книгу, которую нашёл в сундуке. Это можно легко предположить по плетениям в замке, их я тоже в книге по начальной магии нашёл, оказалось обычное плетение обновления, усиленное плетением укрепления.
        И эмпатия принадлежит именно Наялю, если брать во внимание мои воспоминания. Тогда зачем вообще я в этом теле? Что я принёс в него, что меня в него засунули? И я всегда знал, что ничего не делается просто так, так что сделано это было точно не случайно.
        С одной стороны можно было и расстроиться, все-таки все эти способности мне, как Семену, не принадлежат, а с другой, я понимаю, что моя душа была помещена в это тело не просто так. Но вот для чего именно, непонятно.
        Но всё же немного странно, что в простом, в принципе, пареньке, собралось столько всего. Я даже не знаю, везение это или, наоборот, невезение. Будто все умения, какие скапливались в роду за многие столетия, сконцентрировались в последнем представителе, пытаясь тем самым защитить, не дать погибнуть.
        Кстати, об эмпатии. Пока мы ехали по достаточно глухим местам, я часто полностью открывался. Вы себе не представляете, какое это блаженство - открытый разум.
        Вот и сейчас я полностью раскрылся, вдыхая глубоко прохладный воздух. После того, как я применил плетение обогрева, то можно было не тереться постоянно у костра, пытаясь с утра согреть замерзшие пальцы.
        - На охоту, говоришь, собрались? - спросил в пустоту я, прислушиваясь. Плести буквы я тут же перестал, обращаясь весь во внимание. На самой границе моего восприятия явно кто-то ощущался. И это точно был не человек. - Скажи, чтобы подождали немного.
        - Хорошо, милорд.
        Аболье встал и поторопился к уже почти скрывшимся за кустами. Я же почти не обратил на это внимания, мягко прикасаясь разумом к тому, кого ощутил. Что-то похожее раньше я встречал, вот только где? К моему удивлению, этот кто-то тоже почувствовал меня. Я явно ощутил нечто вроде просьбы помочь. Чувство было весьма странным, размытым, и под языком от него оставался кисловатый привкус.
        Я открыл глаза и тут же заметил Бефура с Ханом, которые стояли рядом и ждали что-то от меня. Я так привык к ним, что совершенно не обращал внимания на их эмоции. Кажется, мое постоянное ощущение эмоций своих людей стало для меня точно таким же, как и собственные мысли в голове. Как бы не выдать чего-нибудь этакого однажды.
        - Милорд?
        - Кто-то просит нас о помощи. Надо сходить, глянуть, кто это.
        - А вы не знаете?
        Я взял меч, которым благодаря наставлениям Аболье с каждым месяцем пользовался всё лучше и лучше, и быстро зашагал в ту сторону, где ощущал постороннего. За мной кроме Хана и Бефура пошли еще три человека, остальных Аболье оставил в лагере.
        Меч занял своё место на поясе. Конечно, я больше чем уверен, что если будет возможность оградить меня от опасности, то мои люди это сделают, но когда есть, чем себя защитить в случае чего, всё-таки немного спокойнее.
        На деревьях уже почти не осталось листьев, да и трава выглядела хоть еще и зеленой, но уже вялой и будто бы вымороженной. Не удивительно, ночью температура часто опускалась ниже нуля.
        Идти пришлось минут пятнадцать, потом я остановился и поднял руку, мысленно снова касаясь того, кто просил помощи. Мне тут же ответили, только как-то вяло и слабо. Кто бы это ни был, он находился совсем рядом и явно отчего-то собирался умереть.
        Бежать было недалеко. Метрах в пятидесяти в кустах я нашёл того, кого до этого ощущал лишь мысленно. Тут же я вспомнил, где именно ощущал точно такое же прикосновение чужого разума. Это было так давно, что неудивительно, что я забыл.
        Когда-то давно я немного помог тогда еще наследному, а теперь уже покойному принцу Аделарду. Правда, так до сих пор и не узнал, от кого именно его тогда спас. И тогда же я видел похожее существо. Копия черного добермана. Рат. Зверь, умеющий мысленно общаться со мной. Это я выяснил еще тогда, когда тот рат, которого послали отыскать след пропавшего принца, спокойно попросил меня снять ему ошейник, просто протранслировав свою просьбу мне в голову. Да и сам я просил его не выдавать нас, и он послушал, убежав совсем в другую сторону. Я сам не очень люблю собак, поэтому, когда рат вернулся к нам, то я отправил его вместе с Аделардом. Дальнейшая судьба того зверя мне неизвестна. Райнер ничего не упоминал о звере брата, да и в замке я его не видел. Так что случилось с ним после казни Аделарда, я не знаю.
        Я присмотрелся к этому рату. Взрослый уже, черный, очень худой. Длинный, хлыстообразный хвост, уши торчат. Глаза орехового цвета, зрачок неестественно расширен. На боку рваная рана. Дышит тяжело, хоть и старается сильно не тревожить рану.
        - Судя по всему, он пришёл с той стороны, - сказал Хан, показывая на цепочку крови, которую на листве почти и не видно было.
        - Надо же, Аделард говорил мне, что раты очень редкие и ценные звери, но я не думал, что настолько редкие. Я только второй раз вижу.
        - На самом деле в природе свободных ратов не осталось. По крайней мере, я тоже никогда не видел настоящего рата просто так где-то, - сказал Аболье, подходя ближе и приседая рядом. Я как раз в этот момент выплетал по-новому магическое плетение для лечения, так что был немного отвлечен, но всё-таки слышал его хорошо. - Раты очень редки. И все они находятся либо у состоятельных людей в их владениях, либо в специальном королевском питомнике. Давно известно, что раты в неволе крайне плохо размножаются, но знать не хочет отпускать этих зверей на волю. Раты сами выбирают себе хозяев. Можно заставить силой, но такой зверь очень быстро умирает. Именно поэтому многие аристократы часто посещают питомник, чтобы однажды найти для себя рата, согласного принять их. Говорят, они могут общаться мысленно. Так вот, значит, как вы его услышали. И ведь так далеко.
        Я аккуратно опустил плетение на рану, потом добавил еще одно почти на всё тело, внимательно наблюдая, как рана затягивается. Надо же, а ногу сульмаху моим самопальным плетением лечил чёрт знает сколько. Вот что значит, знания, накопленные поколениями.
        - Ты много знаешь об этом, - задумчиво сказал, смотря, как Хан недалеко от нас поглядывает по сторонам. А потом и вовсе юркнул в кусты, скрываясь из виду.
        - Я, как и все мальчишки в детстве, сильно мечтал о рате, поэтому знаю довольно много. Рана была рваная, от укуса.
        - Ага, да и сам он явно потрепан. Что там делает Хан. Хан?! Что там?!
        - Милорд, идите, посмотрите.
        Мы с Аболье переглянулись и поднялись.
        - Лежи тут, приятель. Мы пойдём, посмотрим, что там такое, а тебе пока рано вставать, - сказал я рату, мельком улавливая мысленное согласие.
        - Говорят, раты очень сильные, - начал Аболье, когда мы подошли к Хану и поняли, что именно он рассматривал. Оказалось, на небольшом пятачке лежала целая стая убитых волков. - Шесть штук, силён, - с уважением добавил он, всматриваясь в окровавленные клыки и мёртвые глаза.
        - Мне больше интересно, что он тут делал? Сколько отсюда до ближайшего замка?
        - Вряд ли он сбежал оттуда, - тут же сказал Бефур, поднимаясь. - Шкуры убитые, снять можно, но их потом только на пол бросать.
        - Не нужны шкуры. - За эти слова на меня посмотрели так, будто я сказал что-то такое, о чём никто вообще подумать не мог. - Ладно, но тащить будете сами, и в замок ко мне их не тащите. Так почему ты говоришь, что он не оттуда сбежал?
        - Потому что раты не сбегают от выбранных ими хозяев. Это самые верные и умные из зверей.
        - А если хозяин навязанный?
        - Нет. Он слишком взрослый, если бы хозяин был навязанный, то рат давно бы уже умер. А таких взрослых особей, которые так и не нашли хозяина, обычно держат в питомнике. На развод.
        Я задумался. Скорее всего, того самого рата как раз и отправили в питомник после смерти Аделарда. Никогда не интересовался судьбой того рата, даже не вспоминал ни разу. Да и в столице особо о них не слышал.
        - Тогда пойдём, спросим у него, откуда он. Хан, вы тут справитесь?
        - Конечно, милорд. Мы быстро все сделаем.
        - Не торопитесь. Порежете шкуры еще сильнее, будете нести караул в четыре утра.
        И пусть мне до тех шкур дела никакого.
        Ребята тут же вытянулись, закивали, сделав самое расстроенное и в то же время умное лицо из всех возможных.
        - Ну, рассказывай, - сказал я, опираясь спиной на ствол дерева, которое росло рядом с тем кустом.
        Рат уже не лежал, а сидел, правда, его еще немного штормило.
        - Пойду ему поесть принесу, а то голодный, наверное. Вон худой какой. Да и наших успокою, а то ушли и не возвращаются.
        Я кивнул, и Аболье тут же ушёл в сторону лагеря.
        Рат коротко прорычал, потом немного поворчал, вздохнул, как человек, и улёгся обратно. Я закрыл глаза, когда в голове начали вспыхивать образы. Как бы удивительно это ни было, но это оказался тот самый рат, которого я встретил тогда.
        Его история была не такой веселой, как могло показаться. На самом деле рат сразу признался, что решил сделать меня своим хозяином. Я попросил его присматривать за принцем и идти за ним, поэтому он так спокойно ушёл. Он знал, что я за ним не приду, но не переживал, так как всегда мог найти меня, хоть на другом конце света.
        Потом, после того как принц пропал, рат подождал немного и собрался идти ко мне. Искать этого человека он не собирался, решив, что о пропаже нужно сообщить мне, его хозяину. Но его почти сразу отловили и поместили в питомник. Он много раз убегал, но его каждый раз ловили. Однажды его даже отдали другому человеку, пытаясь сделать его хозяином, но и от него рат смылся. Правда, его снова поймали. Затравили собаками. Хоть они и были слабыми, как признался рат, но их было слишком много.
        Его снова вернули в питомник. Много раз он хотел уже сдаться, но раз за разом ощущал, что я бываю в столице. Говорит, что пытался до меня дозваться, но не выходило. Наверное, это оттого, что я почти постоянно закрыт. Ему просто не везло. Да и питомник, как оказалось, был в той части столицы, к которой я никогда не приближался.
        А недавно в питомник пришёл человек. И когда он проходил рядом, то рат учуял на нём мой запах. Привлечь внимание было просто. И когда тот человек заглянул рату в глаза, то он просто показал ему меня. Рата отпустили почти сразу. И тогда он бежал, пока на него не напала стая. И ведь был так близко, почти дошёл.
        - Понятно. Надо будет поблагодарить Райнера, что отпустил тебя. Принесем ему в следующий раз от тебя в благодарность запеченного зайца. Зайца поймаешь сам.
        Я только удивлялся тому, сколько вытерпел этот рат ради совершенно случайного человека, который о нём даже не вспомнил ни разу. Да и запах на Райнере… это какой же нюх у этих зверей? Это, наверное, из-за моей крови. Райнер же тогда выдернул болт из груди руками и весь перепачкался в моей крови. Все равно удивительно. И ведь сюда бежал, а не в замок, будто действительно чуял на таком огромном расстоянии. Правду Аделард, значит, тогда говорил - если рат возьмет след, то уйти от него невозможно.
        - Вот, держи, - вернувшийся Аболье сунул под нос рату кусок мяса. Остатки после сегодняшнего обеда.
        Рат не стал отказываться, тут же принялся хрустеть птичьими костями.
        - Узнали, милорд, чей рат-то?
        - Узнал, - я грустно усмехнулся. - Оказывается, мой рат.
        - Это как? - удивленно спросил Хан, который буквально материализовался рядом, вытирая о тряпку окровавленные руки.
        Я коротко рассказал историю рата, за что тому тут же перепала куча восхищенных возгласов. Рат на это лишь снисходительно поглядывал, а когда доел, то, пошатываясь, встал и подошёл ко мне, едва ли бухаясь рядом с моими ногами. Повздыхав, уложил морду поверх сапог, прикрыл глаза и уснул.
        - Отныне твоё имя будет Виль, а полное Вильгельм, что значит волевой. Думаю, такое имя тебе должно подойти. Я не знаю никого, у кого была бы такая же сильная воля и такое же терпение, как у тебя.
        Да, я не люблю собак, но знаете, после истории Виля я никогда не смог бы его оттолкнуть.
        - Милорд, темнеет, - тихо сказал Хан.
        Я опустил глаза, Виль по-прежнему безмятежно спал. Я даже не представляю, как он устал. Я осторожно убрал ногу, Виль тут же открыл глаза.
        - Лежи, сегодня ты мой пациент.
        Наклонившись, я осторожно поднял его. М-да, даже в таком состоянии Виль весил вполне себе немало. А когда он поправится, отъестся у Аделаиды? Я его точно тогда не подниму.
        Когда мы вернулись в лагерь, всем тут же стало интересно глянуть на самого настоящего рата. А когда Аболье с Ханом на пару рассказали удивительную историю Виля, как он, оказывается, все это время стремился к своему хозяину, который даже не знал, что его выбрали таковым. А когда было сказано, что он бежал с самой столицы, то тут уже началась самая натуральная дискуссия, как такое возможно - ощущать кого-то на таком огромном расстоянии? Успокоились только тогда, когда вскользь выдвинулось предположение, что это всё магия. Немного похвалили короля, который помог рату. Когда я сказал, что пообещал угостить Райнера от лица рата свежеиспеченным зайцем, тут же стали выспрашивать, когда я снова соберусь в столицу, так как они изловят самого жирного зайца. А ведь действительно, не мешало бы, после приезда, навестить Райнера. Не дай Создатель прибили его там, пока я тут по лесам шарахаюсь и разгадываю древние тайны, которым лет чуть ли не от сотворения мира.
        На ночь я накинул на Виля еще одно плетение, не забыв и про обогревающее. А утром рат был на ногах. При виде меня он не кинулся облизывать лицо и не стал вставать на задние лапы, а просто подошёл ко мне и встал рядом, показывая мне цветные пятна, которые, как я понял, означали то, что он рад меня видеть.
        - Доброе утро, Виль. Нам тут нужно еще кое-куда заскочить, а потом домой. Ты как, не занят в ближайшее время? Погуляем еще немного?
        Глава 11
        До первой башни, на которую мы натолкнулись когда-то давно, мы добрались уже тогда, когда на землю упал первый снег, оставшийся лежать на ней. Снег уже выпадал, но до этого постоянно растаивал, сейчас же становилось понятно, что этот пролежит до весны. Да и чем ближе к северу, тем холоднее становилось с каждым днём. Мои люди не могли нарадоваться моему плетению, да я и сам был доволен тому, что не приходилось морозиться.
        Оказалось только, что плетение со временем исчерпывает себя, поэтому его необходимо было подправлять или же делать новые. Это стало еще одной причиной, по которой я спешил. Раньше я как-то не задумывался, считая, что все мои плетения, оставленные на Райнере, исчезают именно потому, что на него покушаются. Но что если они просто со временем прекращают работать? А ведь и плетение для светильника рассчитано было всего примерно на год.
        Хотя скрывающее плетение на башнях работало так долго. Интересно, это только в начальной магии так? Вероятно, в дальнейших плетениях будет добавляться какой-нибудь специальный узел, вполне возможно, что-то вроде батареи. А не поэтому ли меня тогда так высосало энергетически, когда я делал плетение для замка? Надо будет глянуть.
        Всё-таки когда имеешь хотя бы какое-то представление, что и как, то намного проще и даже интереснее. Конечно, я и раньше не страдал от того, что магия мне надоедает, но сейчас совсем другое дело.
        Рат очень быстро полностью поправился, даже шерсть заблестела и бока перестали казаться стиральной доской из-за выпирающих ребер. Неудивительно, такой воспитанный и аккуратный рат почти моментально стал всеобщим любимчиком. Теперь на охоту ходили каждый день и утром и вечером, и кормил его Жанжак почти так же, как и меня, заверяя, что Виль болеет и ему просто обязательно надо кушать больше и сытнее. Пришлось предупредить слишком расстаравшегося повара, что если Виль заплывет жиром, то бегать вместе с ним вокруг замка будет именно он. Конечно, говорил я это в шутку. Наблюдать за тем, как Жанжак пытается втихомолку скормить рату лишний кусок, было забавно. Особенно если учесть, что все эти махинации я отчетливо видел в голове Жанжака, да еще и сам рат потом со мной делился этой весьма ценной информацией.
        Ночевать остановились около башни. Я не стал ждать утра и пошёл к костру. За мной теперь ходил не только Хан, но еще и Виль. Когда мы начали приближаться, то рат сильно забеспокоился. Он, вместе с Ханом, остался дожидаться меня. Я же привычно уже дошёл до костра, забрал его пламя, но уходить не спешил.
        Присев перед небольшим огнём, склонил голову, заглянул под него. Ничего, висит в воздухе, будто так и надо. Да и при магическом зрении тоже полный ноль. Такое чувство, что тут все так, как и должно быть. Потоптался немного рядом, раскопал землю под огнём, но ничего так и не понял.
        Мало информации, надо искать дальше. Таскаться по всему миру, затыкая постоянно эти костры, мне совершенно не хочется. Да и я пока что полностью не доверяю всей этой истории, что огонь обязательно надо тушить. Вдруг его, наоборот, нельзя гасить. Кто знает, ведь эта книга написана именно плетельщиками. Но и сильно копаться во всем этом не стоит, можно лишнее внимание привлечь.
        Плюнув на этот костёр, развернулся и пошёл обратно. Всё, теперь можно и домой, а потом сразу в столицу, а то мне как-то совсем неспокойно. Всё-таки Райнер, случись чего, и позвать меня не сможет. Хм, телефон бы сюда, было бы просто отлично. Интересно, а есть какое-нибудь плетение для связи? Вряд ли, конечно, ну а вдруг. Впрочем, есть ведь плетение портала, почему бы не быть чему-то для связи? Ясно, что простым такое плетение не будет.
        Домой мы вернулись, когда и горы, и замок, и долина, и лес, всё было покрыто снегом. Встретили нас так, будто мы вернулись с какого-нибудь фронта. Виля, бедолагу, затискали все, кто только его не боялся. Рат он был спокойный, поэтому вполне позволял это с собой делать, хотя я и советовал ему, как надоест, немного порычать. Но ему, видимо, нравилось такое большое скопление людей, которые так хорошо к нему относились, да еще и жили в доме хозяина.
        Замок рат исследовал не хуже любой кошки. Мне кажется, он облазил все, что только можно. В этом мы с ним оказались на удивление похожи. Я тоже, когда тут очнулся, едва ли ни первым делом пошёл всё обследовать.
        На всякий случай приказал сделать ему ошейник из кожи. Против него Виль не возражал, просто позволил надеть его на себя. А потом еще удивился, что совсем не больно. То есть даже если бы это было больно, он всё равно бы разрешил надеть? Тем более что у него об этих ошейниках остались не самые лучшие воспоминания. Такая преданность снова меня поразила. Наверное, я навсегда запомню тот момент в королевском замке, когда мои люди стояли кольцом, не пуская ко мне никого, и вот этот, казалось, совсем небольшой инцидент с ошейником.
        Надо будет узнать у Райнера, нужны ли на него какие-нибудь документы.
        В замке не только повесили новые шторы, но и застелили полы. Стало намного лучше. Осталось, облагородить чем-нибудь стены да сделать нормальную мебель, и можно будет даже жить. И еще не забыть об отоплении. Если в отапливаемых комнатах еще было более-менее нормально, то в коридорах стояла температура чуть ли не ниже, чем на улице. Хм, а почему бы не поискать какое-нибудь долгоиграющее плетение? Но это всё потом, потом.
        Выслушал Матиса, который рассказал, что работы с котлованами на этот год закончены. Стало очень холодно и земля совершенно замёрзла. Можно было заставить их и зимой работать, но я не стал пока что зверствовать.
        Стекольщики предоставили мне почти готовую партию идеального стекла. Оставалось совсем немного, и можно было везти в столицу, стеклить королевский дворец. Вместе со стеклами были сразу сделаны и рамы, резные, чем-то даже покрашенные. Спросил, кто это у нас такой мастер. Совсем упустил из виду того мастера, который делал шкатулки для светляков. Да, я не стал отказываться от этой идеи. Не знаю, как продают светляки люди короля, но я если кому и буду продавать или дарить, то буду делать это в специальной шкатулке. Вот именно этот мастер и был так же отличным резчиком по дереву. И делал он всё обычным ножом.
        Больше новостей у Матиса не было. Зима заставила всех немного притормозить.
        Просмотрел доклады, так сказать, пограничников, которых отправил в горы. Со стороны Зачари в нашу сторону вроде как никаких поползновений не было. Зато нашли в горах целый посёлок людей. Люди явно не местные, говорят на другом языке, разводят коз и овец, носят бороды и странные одежды. Решили язык изучить, все разузнать, а потом подробней доложить.
        Велел написать им, чтобы попытались купить у них коз и овец. А что? У меня тут целая равнина, пусть пасутся. Тем более что я всё равно собирался покупать, так может у них дешевле будет.
        Пограничники, патрулирующие графства, тоже отчитались. Были небольшие инциденты, но вроде ничего страшного. Но на всякий случай попросил описать эти инциденты получше, вдруг за неважным скрыто нечто большее.
        В замках Фабьен и Тьери тоже было все спокойно. Как и в городах. Главы отписались, что не могут нарадоваться на такие улицы. Мол, дождь идёт, а грязи нет. Признавались, что поначалу люди пытались продолжать выливать помои по привычке на улицу, но когда оштрафовали пару десятков таких, то все тут же начали осваивать новую привычку.
        Барзэль отписался, что в городе отыскался человек, который хорошо знает древний калхит. Пьяница, но если взяться, то можно отучить. Откуда знает язык, непонятно, но спрашивал разрешения на то, чтобы попробовать его в роли учителя. Может, находясь с детьми, возьмётся за ум и перестанет пить. Тем более что мужчина не старый, вдруг на своих потянет, человеком станет. Разрешил попробовать, но предупредил, чтобы следили за ними в оба глаза. Не дай Создатель, явится на урок пьяным, сразу взашей гнать.
        - Вроде ничего срочного нет, - сказал я тихо Вилю, который лежал около камина и посматривал на меня время от времени. - Завтра в столицу. Надо Райнера навестить. Сказать спасибо и проверить, здоров ли вообще. Писем от него вроде не было, но мало ли.
        На следующий день, когда я собрался уходить, мне на полном серьезе спросили, как жарить зайца. Пришлось объяснять, что я вообще-то пошутил. Кажется, этим я расстроил многих. Я всё понимаю, но не тащить же мне зайца через портал.
        Рат пошёл вместе со мной, чем весьма сильно огорчил Хана. Самое интересное, что я давно заметил, что за мной постоянно следят, пытаясь понять, как я ухожу и куда. Приходилось с каждым разом всё сильнее изворачиваться. И ведь знаю, что без злого умысла, а лишь из любопытства.
        Заходил в город я в плаще. Рядом со мной бежал Виль. На него все смотрели чуть ли ни больше, чем на меня. Думаю, мы с ним представляли весьма мрачную парочку.
        Когда мы входили во дворец, то больше нас никто не останавливал. Вот глупцы, а вдруг это кто-то меня копирует. Вот возьмёт какой-нибудь злоумышленник притворится мной, натворит дел, а обвинять потом будут не кого-то другого, а меня. Надо будет высказать Райнеру.
        Сегодня не было пира, но в тронном зале всё равно толклись люди. Что они тут делают целыми днями? Райнер сидел на троне и читал какие-то бумаги. Его внешний вид так и кричал, что он не спал парочку ночей. Как я и думал, моих плетений на нем больше не было. Прикрепил ему несколько к ауре, а одно сразу лечащее, думаю, ему в самый раз сейчас взбодриться. Подойдя к подножию трона, остановился.
        - Мастер, давно вас не было у нас, - подняв голову и тут же заметив нас с Вилем, сказал Райнер. Скорее всего, ощутил то, что стало получше, вот и понял, что это моих рук дело. Да и в зале тихо стало, когда мы вошли. - О, и этот рат всё-таки нашёл вас.
        - Да, благодарю, ваше величество, что отпустили. Мы встретились недавно.
        - Это отлично. Я надеюсь, вы не торопитесь?
        - Нет, я планировал остаться в вашем замке на некоторое время. Вы позволите?
        - Конечно. Отдыхайте, мастер.
        Оставаться в зале я не стал, развернулся и вышел вместе с Вилем. В комнате меня, конечно же, ждали светляки. Я заметил, что они теперь часто встречаются в королевском замке. Закрывшись, скинул плащ и принялся за работу. Всё равно до вечера делать нечего.
        Вечером рассказал королю историю Виля. Тот сдержанно подивился настойчивости и выдержке рата, хотя в душе у него я и ощущал настоящий детский восторг. Кажется, не только Аделард хотел себе рата. Не просто так же король оказался в питомнике.
        Также рассказал, что весной собираюсь отправить ему партию новых стекол вместе с рамами.
        - Почему не сейчас? - спросил он, видимо, желая самому лично убедиться, что такая вещь действительно может существовать.
        - Сейчас, когда уже снег выпал, не хотелось бы гонять людей в мороз. Хотя, думаю, я могу что-нибудь придумать. Сделаем на телегах вместо колёс лыжи. Да и для людей у меня кое-что найдётся. Думаю, так даже лучше. По снегу сани будут идти мягче, меньше шансов, что стекла разобьются. Главное, чтобы никто не нападал.
        - Я пришлю вам своих людей. Чем больше их будет, тем меньше шанс нападения. Дураков нападать на большой отряд мало.
        - Отлично, пока они доберутся до меня, мы как раз сани подготовим, да всё упакуем, чтобы они не ждали и сразу отправлялись.
        - Заодно отвезут ваше золото за предыдущую партию светляков. Вы ж не против, Наяль, что я позволил себе самолично забрать свои доли?
        - С чего бы мне быть против? Забрали и хорошо, мне меньше работы, не надо пересчитывать. А вот деньги это хорошо. Кстати, я заметил, что мастер Гиль начал делать улицы мощеными, как вам результат?
        В итоге мы как обычно долго разговаривали, я время от времени прикреплял к ауре Райнера плетения, которые делал прямо тут, пока мы говорили. Теперь в магическом плане он светился весь зеленым.
        Через некоторое время, чтобы не вызывать слишком больших подозрений, Райнер отправил большой отряд ко мне в графство. Я же вместе с ратом еще задержались, так как мне надо было доделать новую партию светляков. С каждым разом скорость накладывания плетения увеличивалась. А ведь поначалу столько времени ушло, чтобы просто понять, как именно его нужно делать и что означают различные детали.
        Когда я закончил и собирался на следующий день уходить, то меня неожиданно поймал в коридоре Клем Лорет. Я как раз возвращался вечером после разговора с Райнером. Виля я до этого оставил в комнате дремать у камина. Кажется, за это время он ничуть не изменился.
        - Мастер! - потрясая чем-то завернутым в ткань, довольно воскликнул он.
        - Мастер Клем? Давно вас не видел. Как вы? - спросил, останавливаясь.
        - Нормально, нормально, мастер. Я к вам по делу. Книга. Я её написал. Хотел бы, чтобы вы взглянули, - ответил он, засовывая мне в руки то, чем до этого размахивал.
        - Книга? - я тут же вспомнил, что сам же посоветовал ему написать книгу об основах магии. - Хорошо, я прочту. Кстати, хотел спросить, а кто сейчас глава ковена?
        - Мастер Римар. Добрейшей души человек. Вам надо обязательно с ним познакомиться. А почему бы не сейчас? Вы заняты? - Лорет выглядел довольным и явно перед этим немного выпил.
        - Сейчас? - я задумался. - Можно и сейчас, но не поздно ли?
        - Бросьте, - отмахнулся Лорет, разворачиваясь. - Пойдёмте. Он крайне заинтересовался моей книгой, поэтому мне хотелось бы, чтобы вы познакомились. Во время недолгого правления Пиррета ему пришлось покинуть Дею тайно. Он один из самых сильных магов, так что справедливо опасался за свою жизнь. Но потом вернулся. Он тоже весьма увлеченный человек, поэтому ему будет очень интересно познакомиться с вами. Вас ведь во дворце очень сложно увидеть. А в Деи вы и вовсе не живёте. То, что я встретил вас, настоящая удача.
        - Не знаю насчёт удачи, но мне стало интересно вот что: я заметил, что сейчас маги практически не показываются в замке. Этому есть какая-то причина? - Мы вышли на улицу. Темнота стояла непроглядная, но Лорет уверенно вел нас вперёд. Даже удивительно, ведь мне приходилось идти с магическим зрением, чтобы хотя бы не упасть.
        - Есть причина, мастер, - Лорет остановился, огляделся по сторонам, будто в такой темноте он мог кого-то увидеть, и тихо зашептал, приближаясь ко мне чуть ли не вплотную: - В последнее время, как раз после войны, слишком много магов стало погибать. Все случаи выглядят естественными, вроде споткнулся, упал, ударился головой и умер, но уже больше десятка магов так погибло. В ковене ползут слухи, что кто-то целенаправленно убивает нас. Неважно, старых, молодых, сильных или же слабосилков. Я слышал, что даже на вас покушались, это правда? Многие разъехались по своим владениям, если такие у кого есть, а у кого нет, то просто покинули столицу. Вот только слышал я, что не помогает это. Беда будто следует по пятам.
        - Хм. А вы не выглядите обеспокоенным.
        - А что мне? Я стар. Свой труд закончил. Даже если я умру, то сожалений у меня не останется. Жаль молодых, им бы еще жить и жить.
        - Кстати, я слышал, у вас в ковене находится книга на каком-то неизвестном языке, почему вы держите ее у себя, может это вовсе не о магии?
        - Честно говоря, я даже и не помню, как именно она попала к нам. Возможно, это случилось еще до моего рождения. Но книга точно есть. А держим… Попала она давно, и тогда на это точно была причина, но сейчас вряд ли вы найдёте кого-нибудь, кто что-то об этом знает. Если хотите, можете посмотреть. Я не удивлюсь, если вы ее и прочесть сможете, - Лорет хохотнул, будто сказал только что занимательную шутку. - Про вас столько слухов, что я не удивлюсь даже, если вы прямо здесь сможете призвать демона.
        - Слухи преувеличены.
        - Да, я знаю, но слухи на пустом месте никогда не появляются, что-то же даёт им толчок и пищу. Главное, во всём этом надо уметь отличать правду от вымысла. А вот мы и пришли.
        Я остановился. Шли недолго. Дом не выглядел чем-то внушительным. Обычное строение, каких тут полный город.
        - Это…
        - Дом мастера Римара. Видите свет от лампы? Я же говорил, что не поздно. Этот старый пройдоха опять засиделся за своими опытами.
        - И над чем он работает? - спросил я, шагая следом за Лоретом.
        - У него в семье из поколения в поколения передается одна вещица занятная. Вот он и пытается понять, что именно делает эта вещь. По мне так она давно перестала работать, - Клем подошёл к двери и пару раз от души пнул её.
        Через пару минут с той стороны послышалось недовольное ворчание.
        - Кого принесло?
        - Открывай, Асс, это я, - ответил Лорет. Сразу было видно, что эти двое как минимум приятели.
        Послышался шум отодвигаемого засова, а потом двери открылись, и на пороге показался старик, держащий перед собой лампу. От этого его черты лица были немного искажены, и на секунду он мне показался похожим на гоблина. На самом деле у старика просто был длинный горбатый нос, да и кожа вся покрыта старческими морщинами и пятнами.
        Глянув мельком на Лорета, Римар вперил взгляд прямо на меня.
        - Неужто мастера с собой притащил? В замке был? Опять со своей книгой носился? И не надоело тебе?
        - А сам-то? - тут же заворчал почти в тон Римару Лорет. Даже звучания голосов были похожи. - Всё носишься со своей драгоценностью, хотя она давно уже просто кусок железки.
        - Много ты понимаешь, мальчишка. Мой прадед знал, мой дед знал, мой отец и я знаю, что это не просто кусок железа.
        Как оказалось позднее, Римар был на пару лет старше Лорета, поэтому на полном серьезе считал того слишком молодым и глупым.
        Мне даже интересно стало, что там такое передаётся у них в семье, что до сих пор будоражит их умы.
        - А чего вы пришли-то? - недовольно спросил Римар, давая нам пройти. - Разувайтесь только. Грязь в дом мне натащите.
        - Мастер хотел увидеть главу ковена, вот я и привел.
        - А до завтра подождать не судьба?
        - Так ты стар, как трухлявый пень. Неизвестно, доживёшь до завтра или нет. Вот я и привёл его сразу, - Лорет усмехнулся и прошёл дальше в комнату.
        - Я тебя еще переживу, - проворчал Римар, закрывая дверь за мной. - Проходите, мастер. А вы не разговорчивы. Правду говорят.
        - Не хотел мешать вашей беседе. Доброго вечера вам, мастер Римар.
        - Скорее уж ночи. Что вы хотели у меня спросить? - спросил он, когда мы прошли в небольшую комнату, которая, видимо, служила чем-то вроде гостиной.
        - Я хотел бы узнать мысли по поводу ситуации вокруг магов. Еще хотел бы спросить, есть ли возможность посетить вашу библиотеку или то место, где вы храните книги. Ещё хотел бы взглянуть на книгу с неизвестной письменностью. Мне интересны такие вещи. И сейчас, придя к вам, мне захотелось увидеть тот предмет, о котором говорил мастер Лорет.
        Римар тут же поднялся.
        - Иногда совпадения бывают весьма неожиданными, - проскрипел он, подходя к столу, заваленному так, что я даже не могу понять, что там вообще. Бумаги, книги, кажется, даже вещи какие-то лежали. - Вчера, рассматривая древний артефакт, я подумал, что нужно еще раз поглядеть ту книгу, так как буквы и там и там похожи. Это явно один и тот же язык. А сегодня я взял эту книгу из ковена, желая вечером посидеть и посмотреть. А сейчас приходите вы и спрашиваете меня об этом, - он взял в руки массивную книгу и вернулся на место. - Это книга, которая вас интересует. А артефакт… вот он, - достал он что-то небольшое из кармана и протянул мне.
        Я аккуратно взял сначала книгу, а потом и так называемый артефакт. Поначалу я подумал, что у меня в руках обычные карманные часы, но так как я всё еще не отключал магического зрения, то почти сразу заметил плетение, которое было под корпусом.
        - Оно открывается? - спросил я, садясь на лавку. Положив книгу рядом, оглядел корпус и нашёл небольшую выпуклость, на которую тут же нажал.
        - Да… открываются, - сказал Римар. - Впрочем, вы уж и сами догадались.
        Крышка откинулась, но не как у часов, а почти до самого конца, отчего казалось, что часы сложились пополам в обратную сторону. Я готов был увидеть обычный циферблат, но ничего подобного не было. Вперед немного выдвинулась конструкция, состоящая из винтиков, болтиков, шестеренок, чем-то напоминающих небольшие сверла. И для чего это?
        Пригляделся к плетению, но такое я точно раньше не видел, хотя, как мне кажется, некоторые узлы и элементы были в плетении портала, но точно сказать не могу.
        - А надпись где? - спросил, закрывая и рассматривая корпус.
        - Зря закрыли. Откройте. - Я сделал, как просили. - Вот здесь, на одном из колесиков.
        Я моргнул. Ничего себе у стариков зрение! Шестеренка та была крохотной, а уж надпись на ней… это нужно под лупой смотреть. Мне пришлось долго вглядываться, чтобы наконец разобрать буквы, которые, как оказалось, тоже были частью плетения. Чем вообще кто-то сумел написать такое? Похоже на гравировку.
        Действительно, они были написаны на знакомом мне языке.
        «Часть единого».
        Что это может значить? Без понятия. Повертев вещицу в руках, поглядел на плетение, пытаясь запомнить, а потом отдал её хозяину. Её явно сделал какой-то маг-плетельщик, вот только назначение её мне пока что не понять. Надеюсь, к тому времени, как я смогу делать нечто подобное, эта штука никуда не денется.
        Оба мага смотрели на меня так внимательно, что мне даже немного жутко было. Пожав плечами, открыл книгу и пробежался глазами по первым строкам. Интересно, как бы её взять почитать?
        - Мастер Римар, вы не будете против, если я возьму её с собой? Понимаете, меня давно интересует этот язык, у меня тоже есть несколько книг, и я хотел бы попробовать расшифровать. Если получится, то мы сможем перевести слова на вашем… хм, артефакте.
        - Думаете, получится? - недоверчиво спросил он, убирая «часы» в карман.
        - Почему нет? Если задаться целью… Вы ведь до сих пор не теряете надежду узнать, что именно хранится в вашей семье?
        - Это верно. Ладно, берите книгу, но не забудьте вернуть.
        Я довольно улыбнулся, складывая книгу и рукопись Лорета, которая все еще была со мной, в одну стопку. Отлично. Может, в этой книге я найду что-нибудь интересное.
        - А что по магам? Мастер Клем говорит, что в последнее время было много смертей? - поинтересовался я, ругая себе за то, что столько времени сторонился магов. Пока что те ужасы, что я себе напредставлял, не оправдывались. Конечно, я послушал немного мастера Римара. Тот не испытывал ко мне никаких негативных эмоций, скорее привычный уже мне интерес и любопытство.
        - А вот тут сложнее. Не сказать, что умерло много, но заметно больше, чем это было раньше. Вы же знаете, что от руки Татина Пиррета погибло довольно много магов, несогласных с тем, что он самолично назвал себя королем. Тогда никто и подумать не мог, что всё закончится вот так. Конечно, обычно ковен сильно старается не влиять на власть, - в этом месте он явно лукавил, но говорить я ничего не стал, - но когда случается нечто подобное, мы не можем остаться в стороне. Род Таэри правил Хонором еще со времен распада империи Роланд. Таэри всегда были мудрыми и умными правителями, которые заботились о своём народе. Не допускали слишком кровопролитных войн, следили, чтобы люди не голодали. При их правлении только однажды случился сильный голод, а еще однажды был мор. А всё остальное время они вели королевство по пути процветания. Именно поэтому нам совершенно не понравилось то, что трон заняла церковь. Мы высказались против, и никто не ожидал, что буквально на следующий день начнутся публичные казни.
        - Но как же так? Вам не показалось странным, что Пиррету удалось казнить не самых слабых магов вот так просто? Неужели они даже не сопротивлялись?
        - Вот именно! - Римар едва не подпрыгнул, потрясая кулаками в воздухе. - Вот именно. Я слышал, что маги, которые способны были из небольшого костерка раздуть лесной пожар, шли к своей смерти так, будто что-то лишало их воли. Стало понятно, что дело нечисто. Некоторые пытались напасть, но уже на следующий день также были казнены. Пиррет навсегда запомнится в истории как король, который правил так недолго, но успел за это время прослыть кровавым тираном.
        Я не стал спрашивать, почему маги не сплотились, почему покинули столицу, по сути, просто сбегая. Эта история только больше убедила меня, что дружить с магами не стоит. Да и организация они так себе.
        Я в очередной раз подумал, что маги слишком измельчали. И это касалось не только магической силы. Поначалу мне казалось, что ковен магов это сильная организация, которая держит руку на пульсе королевства. Мне чудилось, что стоит мне не так вздохнуть - и меня тут же загребут в какие-нибудь подвалы, начнут пытать и ставить опыты. Я думал, что маги это один из столбов, на котором держится королевство, а оказалось, что это просто разобщённое общество, называемое громким именем «ковен магов». И что теперь с этим делать? Мне даже церковь казалась тут намного организованней и могущественней, чем те же маги.
        Когда я спросил, а сколько вообще есть магов в Хоноре, то буквально опешил от цифры. Сто двадцать пять зарегистрированных магов, которые официально состоят в ковене. Со мной двадцать шесть. А ведь Лорет сказал, что больше десятка магов погибло после войны. Я понимаю, их были бы тысячи, то можно было и не волноваться сильно, но так…
        Да, я знал, что маги на самом деле рождаются очень редко, но мне казалось, что ситуация не столь плачевна. Хотя, если вспомнить, то я в своём графстве нашёл всего одного одарённого ребёнка.
        - А вообще, с такой ситуацией как-то пытаются бороться? Ведь много детей так и не проходят инициацию. С такими цифрами скоро в Хоноре и вовсе магов не останется.
        - Пытаемся, конечно. Вы же не думаете, что все маги сидят именно в столице? Нет, здесь нас меньше половины, остальные в провинции, следят за одарёнными детьми. Конечно, многих мы так и не успеваем инициировать.
        - А пытались как-то, не знаю, собрать таких детей в одном месте, чтобы не пропускать такой важный момент?
        - Обычно это не требуется, потому что у ребенка первые симптомы появляются задолго до инициации, но я думаю, ваши слова не лишены смысла. Думаю, надо начать строить специальные дома, в которых дети будут дожидаться.
        Я задумался. А надо ли именно сейчас это делать? Если магов действительно хотят стереть с лица земли, то как безопасней будет детям? Если они соберутся в одном месте, то так их будет удобнее убить разом, но с другой стороны, в таком случае их будут охранять маги.
        - А еще неинициированных детей много погибает? - спросил я.
        - Не могу сказать. Мастер Жиль ничем подобным не интересовался. В его документах я точно не находил никаких списков. А мастер Коум после него пробыл в должности главы ковена не так много, поэтому толком ничего не успел сделать.
        - Я думаю, вы понимаете, что ситуация с магами слишком ужасна. Нам нужно сберечь подрастающее поколение. Мастер Римар, я могу попросить вас попытаться выяснить, как обстоят дела с неинициированными детьми. Сколько проходят успешно? Случалось ли такое, что даже маг не мог помочь? Часто ли гибнут одарённые дети? Сколько их вообще в Хоноре? Я буду благодарен, если вы спросите у тех магов, что в провинции. Я думаю, они должны хотя бы приблизительно знать ответы на эти вопросы.
        - Да, я завтра же напишу письма и отправлю. Думаю, им понадобится время… Вы же понимаете.
        - Да, а сейчас, мастер Лорет, вы останетесь тут или вам нужно в замок?
        - О, я посижу еще немного с Ассом. Вы ведь найдёте дорогу обратно?
        - Конечно. Доброй ночи.
        Я попрощался и ушёл. Римар проводил меня, а после медленно закрыл дверь.
        Луна поднялась над городом, поэтому было уже не так сильно темно. Город только казался тихим. Иногда был слышен далекий смех, лай собак. От ветра то и дело что-то скрипело. В какой-то момент мне даже показалось, что позади слышны шаги, но если кто-то и шёл следом, то явно свернул на другую улицу.
        Подходя к замку, уловил в одном из ближайших переулков впереди эмоции. Судя по всему, это была женщина. Эмоции были сильными, мне казалось, что даже отсюда я слышу, как учащенно бьется её взволнованное чем-то сердце. Она явно волновалась и кого-то ждала, а ещё очень сильно переживала и боялась.
        Остановившись, подумал обойти её другой дорогой, но потом пошёл дальше. Шанс, что она ждала именно меня, был небольшим. Вдруг это просто какая-нибудь неверная жена ждёт своего любовника. Решил не гадать. Подойдя ближе, легко прикоснулся к её ауре, считывая поверхностные мысли. Вздохнул. Шанс был небольшим, но она ждала именно меня.
        Свернув на другую улицу, обошёл переулок и тихо приблизился к женщине со спины. Сразу окликать не стал, сначала прислушался к ней, осматривая. Как и большинство в этом мире полная, но вполне себе стройная. Платье длинное, конечно же. На спину наброшена какая-то короткая накидка из шкуры. Не знаю, как это называется. На голове шляпа. Конечно, со спины сразу человека не узнаешь, порой даже очень хорошего знакомого, но я вспомнил этот привкус эмоций. Сейчас они отличались от тех, что я слышал ранее, но звучали примерно одинаково, на той же ноте. Я уже встречал её недавно. На балу, когда я был именно графом Давье. Подходила и точно назвала своё имя. Точно, баронесса Ивет Зидони. Я бы и не запомнил её, тем более её имя, но следом подошёдшая за ней женщина с супругом посмеивались над взрослой, почти пожилой Ивет, говоря, что после смерти мужа она совсем потеряла стыд.
        На самом деле Ивет ничего предосудительного, на мой взгляд, тогда не делала. В её эмоциях при разговоре со мной проскальзывала скука и всего лишь небольшой интерес, но это странное общество, как я понял чуть позже, решило, что Ивет пытается соблазнить меня. Именно благодаря этому мне очень подробно рассказали о жизни Ивет, поэтому я среди всех гостей запомнил именно её.
        Ивет Зидони - баронесса. Была замужем за Грегори Зидони, который умер несколько лет назад. По какой-то причине у них так и не было детей, и на стороне вроде как ни один, ни вторая не нажили. Баронство Зидони находится не так уж далеко от моих владений, в соседнем графстве. Говорят, что в Зидони есть скудная золотая жила. Правда это или нет, точно никто не знает, так как жили Зидони тихо, старались не показываться больше нужного и к себе особо не приглашали.
        После смерти мужа баронесса, которой было уже за пятьдесят, стала чаще появляться при дворе. Она даже купила дом в столице, жила в нём и очень редко куда-то отсюда уезжала. Говорили, что ей просто скучно жить в глуши одной.
        - Миледи опасно одной быть ночью в таком месте, - сказал я, замечая, как женщина едва не подпрыгнула от неожиданности и резко развернулась, тут же хватаясь за сердце и приваливаясь к стене. - Простите, я напугал вас. Вы в порядке?
        На всякий случай отцепил от своей ауры одно из плетений и накинул на неё. Не хватало еще, чтобы у нее тут сердечный приступ случился.
        - Вы меня напугали, - она отдышалась и тут же обернулась ко мне. - Это вы?
        - А вы ждали кого-то другого? - спросил, рассматривая баронессу.
        - Нет, ждала именно вас, - ответила она, будто шпионка в плохом боевике выглядывая из проулка и осматриваясь по сторонам.
        - Не стоит переживать, поблизости никого.
        - Вы уверены? - спросила шёпотом, возвращаясь обратно.
        - Абсолютно.
        - Это хорошо. Вы спрашивали меня, зачем я ждала вас. Так вот, я хотела попросить у вас помощи.
        Она совершенно ненатурально всхлипнула, но я до сих пор слушал её.
        - Не стоит. Это лишнее, я и так вас выслушаю, - сказал я, разглядывая пусть и полноватое, но не лишённое до сих пор, несмотря на возраст, привлекательности лицо. Думаю, в молодости, она разбила не одно мужское сердце. Бывают такие женщины, которые и двадцать и в пятьдесят излучают что-то такое, что влечет к ним мужчин всех возрастов. - Я вас слушаю.
        - А вы бы не могли снять этот свой капюшон. Говорить с человеком без лица как-то не очень приятно.
        - Вы знаете ответ. Я могу просто уйти, раз вас смущает мой внешний вид.
        «Тем более если мне понадобится, то я могу просто вытащить из вашей головы нужное», - добавил я про себя, прислушиваясь к окружающей обстановке.
        - Кажется, я случайно попала в неприятности. Поначалу мне казалось это даже забавным. Вы ведь знаете, что мой муж умер. После его смерти я нашла у него странные письма. В них говорилось о том, что мир необходимо сделать чище, что маги это существа противоестественные природе. Упоминалось какое-то братство под названием Агалон. Я так поняла, мой муж был членом этого братства. Он, конечно, был немного чудак, но добрый, как мне казалось. Да, он недолюбливал магов, но я и представить себе не могла, что он будет вести переписку с людьми, у которых таких идеи. Поначалу я не хотела никуда ехать, а те письма просто сожгла. Честно говоря, испугавшись. А потом в одной из деревень я случайно встретила мальца, больного черной хворью, и вспомнила, что в нашем баронстве давно уже нет мага. Тогда меня поразила догадка, что мой муж специально не пускал к нам мага, и позволял этим бедным детям страдать. Не знаю, что меня тогда толкнуло, но я собралась и поехала в столицу. Почти сразу, как я купила дом, ко мне пришли два человека.
        - Тсс. Кто-то идёт, - прошептал я, вставая так, чтобы Ивет не было видно с улицы. Мимо прошла пятерка стражников, которые патрулируют улицы ночью. Когда шаги стихли, я попросил говорить тише. На всякий случай.
        - Мне не нужны были слуги. У меня был свой управляющий, но почти сразу после приезда он умер, а служанка ни с того ни с сего уволилась, сказав, что встретила мужчину, и он позвал её замуж. Тогда-то и пришли эти двое, сказав, что знают, что мне требуются слуги. Они не показались мне подозрительными, поэтому я наняла их. Этот управляющий был весьма приятным человеком. Вечером бывает скучно, поэтому я часто звала его побеседовать со мной, тем более что он был очень начитанным и умным собеседником. Да и возраст у него был примерно такой же. В общем, вот так. Вы не подумайте, ничего такого не было, мы просто разговаривали. И как-то так он всё подвёл, что мне самой начала казаться, что маги вредят миру. А ведь еще совсем недавно я поехала в столицу, так как мне стало жалко детей. Я ужаснулась, когда в разговоре с ним сказала, что так и надо этим детям, меньше грязи в мире будет. Как так вышло, что мои мысли изменились? Я сама этого не заметила. И тогда он пригласил меня посидеть в одном месте, где встречаются разделяющие наши мысли люди. В общем, я начала осознавать, что меня втянули во что-то опасное.
Я не хотела, правда, но так вышло. Я так боялась отказаться ходить на эти вечера, думаю, что меня сразу же убьют, если я сделаю что-то не то. Там говорили такие страшные вещи, - Ивет на этот раз действительно расплакалась, хотя быстро взяла себя в руки.
        - Почему вы пришли именно ко мне? И почему всё это рассказали? - спросил я, когда она достала из кармана платок и принялась вытирать глаза.
        - Понимаете, я бы так и не решилась. Я ведь трусиха на самом деле. Но недавно мне дали подписать документ, в котором говорилось, что деньги с рудника будут уходить не в моё баронство, а совершенно другому человеку.
        - Вы подписали?
        - Конечно, - она почти прошипела. - Я была так напугана. Но даже не это заставило меня идти к вам и просить помощи. Вчера со мной долго говорили, а после дали небольшую коробочку. В ней тонкая и длинная игла. Мне сказали, что я должна приблизиться к вам и использовать эту иглу. Неважно как, на приеме или подождать вас в коридоре дворца. Когда я спросила, почему именно я и именно вас, мне просто ответили, что женщине легче усыпить бдительность мужчины. А на второй вопрос спросили: «Он маг, вам этого недостаточно, чтобы желать его смерти?» Конечно, я взяла спицу и пообещала, что всё сделаю.
        - Судя по тому, что вы не поджидаете меня в одном из многочисленных коридоров замка, я могу сделать вывод, что вы всё-таки решились пойти против тех, кто втянул вас во всё это.
        - Я не знаю, что делает эта игла, но я далеко не дура и понимаю, что ничего хорошего не будет. Пусть меня накажут за то, что я ввязалась во все это, но вдруг вы погибнете? Я не хочу становиться убийцей.
        - Вы думаете меня можно убить иглой, пусть и большой? Или вы думаете, что на ней яд? Так и он мне не страшен, - я говорил, а сам размышлял, что же меня может убить, если даже прямое попадание в сердце из арбалета не отправило меня на перерождение. Я могу умереть только в том случае, если по какой-то причине у меня не окажется магии. А еще, наверное, если отрубить голову. Или разрубить на части и растащить их в стороны, чтобы не срослись. В кислоте растворить еще можно. Хм, оказывается, способов много. Это очень плохо.
        - Я знаю. Они обсуждали то, что уже пытались убить вас, заставив какого-то бедолагу выстрелить в вас. Но я также слышала и совсем другое. На этой игле какой-то особенный яд, который на время оставляет любого мага без магии.
        - А вот это уже интересно. Эта игла, она у вас с собой? - заинтересовался я. Если такое вещество действительно существует, то тогда становится понятно, как Татину удалось казнить магов так, чтобы они даже не пытались сопротивляться. Даже я, помнящий, как это жить без магии, настолько к ней привык, что думаю, без нее первое время будет сложно. К тому же я не знаю, как скажется на разуме и организме даже кратковременное отсутствие магии.
        - Да, но пообещайте мне, что поможете и укроете меня, - сказала Ивет, прижимаясь спиной к стене, будто я собирался наброситься на неё и силой забрать эту иглу.
        - Обещаю, я отправлю вас в такое место, где никто из них не сможет добраться до вас, - ответил я, размышляя, как лучше всего доставить её в свой замок. Оттуда она никуда не денется, да и моя магия уже пометила её. Интересно, а Райнеру она эту метку так и не поставила. Порталом вести я её точно не собирался, так что придётся ехать ей на лошадях. - Не будем терять время. Идёмте.
        Обойдя её, пошёл дальше в сторону замка. Когда мы почти дошли, то Ивет схватила меня за руку и принялась что-то говорить и смеяться. Я поначалу недоумевал, но потом обратил внимание, как смотрит на нас один из стражников при входе. Оказалось, что его она видела на тех вечерах, именно поэтому пыталась сыграть, будто выполняет требование этого самого братства.
        Райнер как обычно был в кабинете. И это ночью. Он вообще спит? Я быстро изложил ему суть происходящего.
        - Игла, - попросил я, протягивая руку.
        Ивет сглотнула и отвернулась. Когда она повернулась, то у неё в руке была небольшая, тонкая, сделанная из дерева коробочка.
        - Вы обещали, мастер, - дрожащим и неуверенным голосом сказала она.
        - Я помню.
        Взяв коробку, открыл её и поглядел на лежащую иглу, которая больше напоминала спицу. В самой игле ничего необычного не было, только на конце, примерно сантиметра полтора, она была обмотана чем-то очень напоминающим тонкую кожу. Разматывать не стал, и так видно было, что в этом месте игла светится от магии.
        - Как думаете, что она делает? - спросил Райнер, подходя ближе.
        - Полагаю, этот яд как-то блокирует работу очага. Ивет, а при вас случайно не разговаривали о человеке, который изготавливает это? - спросил я так, но тут же уловил в её голове образ мужчины, которого она видела лишь несколько раз. На такую удачу я даже не рассчитывал.
        - Я не знаю, он ли это, но однажды мой управляющий, вернее, он теперь не управляющий, конечно. В общем, его зовут Жаром. Управляющего так зовут. Однажды Жаром рассказывал мне о человеке, который очень много сделал для их братства, говорил, что без него с магами стало бы справляться гораздо сложнее. И показал мне его. Знаете, он выглядит так невзрачно. Невысокий такой, уже почти седой. Глаза тусклые, серые, нос крупный. Как зовут, к сожалению, не знаю. Но я видела его еще раз. На той улице, где живёт много травников. У него дом такой неприметный, и крыльцо скошено в одну сторону. Я могу показать.
        - Не нужно, вы сегодня же уедете из столицы. Мы сможем вывезти ее из города тайно? - спросил Райнера, который внимательно до этого слушал нас.
        - И куда вы хотите отправить её? - спросил он, вставая и подходя к двери.
        - В свой замок. Только людей я проверю сам.
        - Вы так уверены, что её там не найдут?
        - Вас же не нашли в своё время, - усмехнулся я, закрывая коробку. Надо будет попробовать на ком-нибудь, чтобы точно знать, что именно делает этот яд.
        - И правда, - Райнер усмехнулся точно так же.
        Из столицы Ивет вывезти удалось без особых проблем. Людей с ней ехало не так много, и каждого я проверил на причастность к этому тайному братству. Налегке они должны были добраться быстро. С ней я отправил письмо, благодаря которому мои люди должны были помочь ей. А еще сказал, что сейчас в столицу должны направляться мои люди с товаром, предназначенным для короля, пусть часть из них поедет с Ивет обратно в замок.

* * *
        «Кажется, это здесь», - подумал я, останавливаясь перед обыкновенной лавкой травника. Таких в Дее было довольно много. Крыльцо и правда было немного скошено вбок.
        Травник этот, как оказалось, не просто травник, но еще и маг. Маг-лекарь, который никого не лечил - он варил разные зелья, яды и противоядия.
        Дом его находился на самой окраине, почти впритык к стене. Казалось бы, весьма выгодная профессия, так как найдётся много кого, кто захочет воспользоваться его услугами, но этот человек почему-то не спешил привлекать к себе внимание. Жил вроде как тихо, был приветлив с редкими клиентами, часто болтал с соседями и выглядел просто одиноким человеком, который живет тихо и мирно. На самом деле за таким благопристойным фасадом скрывался совершенно другой человек, которому посчастливилось родиться с весьма редким даром. Наверное, иногда в этом мире рождаются маги, у которых пробуждается нестандартный дар. Как с моей эмпатией. Вот и у этого маго-лекаря-травника. Он родился с даром создавать магические яды, способные убивать не только обычных людей, но и магов. Как потом выяснилось, его яд действовал на очаг, он попросту парализовывал его работу. Остановка очага сказывалась на любом маге весьма негативно. Что и неудивительно, ведь очаг был для нас будто еще один внутренний орган. С таким магом можно было делать всё что угодно.
        Убегать при виде меня травник не стал, просто вздохнул и покорно впустил в свой дом. Всё по канону, пучки травы, мешочки всякие, ступки, пестики.
        - И даже оправдываться не будете? - спросил я, рассматривая засушенные то ли куриные, то ли какой-то другой птицы лапы.
        - Зачем? Вы ведь и так все знаете, раз пришли ко мне.
        - Верно, смысла нет никакого. Я знаю о ваших поступках, не понимаю их, не принимаю, но это ваш выбор. Каждый из нас всегда делает его сам, разбираясь потом с его последствиями. Пришло ваше время отвечать за свой выбор. Вы ведь не расскажете, верно?
        Мне даже немного жаль было, что такой человек выбрал в своё время не ту дорогу. Таких талантов всегда мало. А ведь я ничего подобного раньше не встречал даже в книгах. Так же как и с моей эмпатией. Интересно, сколько в мире подобных магов.
        - Вы ведь знаете ответ?
        - Знаю, - я уже увидел в его голове всё, что мне было необходимо. Интересно, если мои способности в этом направлении будут и дальше развиваться, смогу ли я, например, научиться неизвестному мне языку? А может, я смогу перенимать чужие знания? Взять вот этого мага ядовара, а вдруг в будущем я смог бы выучиться у него этому, просто посмотрев его память? Хм, поживём увидим, пока что я однозначно этого сделать не могу. - Тогда, - я развернулся и направился к выходу. Снаружи уже стояли стражники, готовые арестовать мага. - Прощайте, мастер.
        Выйдя на улицу, посторонился, пропуская стражников. Я еще постоял немного на улице, а потом направился в замок.
        Я еще когда увидел яд на той спице, подумал, что уже второй раз встречаю нечто нестандартное и связанное с ядом. Первый раз был тогда, в Мансуре. А ведь действия тех насекомых можно было сравнить с действием яда. Случайность? Может быть, только случайности обычно очень редки. Вот только оказалось, что тот яд варил как раз этот ядовар. Для чего братство пыталось убить правителя чужой страны? Намного позже я узнал, что таким способом пытались подставить магов-шаманов. Хотели после смерти натравить на них наследного принца. Ни для кого не было секретом, что сыновья очень тепло относятся к своему отцу-правителю, поэтому они рассчитывали, что в гневе Акрам не станет разбираться сильно, где правда, а где нет, и просто снесет головы. А тут вылез я и помешал им, поэтому от меня решили избавиться.
        Мне бы уйти из столицы, скрыться с глаз, тем более мне так настойчиво об этом намекали, но в этот раз я проявил упрямство. Я сплел себе щит, который вычитал в книге по начальной магии, таскал с собой постоянно в ауре разнообразные плетения лечения. Не забыл я и о боевой стороне магии, вызубрил и довёл до автоматизма плетение малого огня, малого шторма (название красивое, но всё, что мог этот шторм, просто отбросить противника на несколько метров), малого вихря, недолгого сна и еще парочку подобных.
        Всё-таки маги древности меня удивляли, все эти плетения были сложными, а относились всего лишь к начальной магии. А может, это я просто лишён на самом деле таланта? Я с каждым разом склонялся именно ко второму варианту. Хм, талант еще не всё, что нужно, так что буду продолжать работу, может, когда-нибудь смогу сплести и портал.
        Райнеру я рассказал о том, о чём мы говорили с главой ковена.
        - Значит, кто-то пытается избавиться от магов. И, кажется, не только у нас, - Райнер встал и достал письмо из одной из книг. - Вот, прочтите. Это я получил на днях от мастера Дамиена.
        Я развернул небольшое послание и быстро пробежался глазами.
        - Зашифровано.
        - М? А, простите. Давайте я вам так скажу. Всё рассказывать не буду, но в нём есть упоминание, короткое, в котором говорится, что в Зачари в последнее время исчезло или погибло очень много магов. Я поначалу не обратил на это внимания, пока вы сейчас не сказали, будто от магов кто-то хочет избавиться.
        - А другие страны? По поводу Мансура понятно, но другие?
        - Я не узнавал, но напишу своим людям, чтобы обратили внимание на этот момент.
        - Итак, у нас магов убирают, в Зачари магов убирают, в Мансуре тоже пытались провести акцию.
        - Какие они там вообще, эти маги?
        - Я не видел их в работе, но знаете, Райнер, я не видел ни одного молодого мага, все сплошь бородатые старики. Возможно, это потому, что во дворец правителя берут только опытных и сильных. А может быть, какая-то другая причина в этом. За всем этим братством может быть какая-нибудь страна, которая лишает противников одного из козырей.
        - Может.
        - И эта та страна, в которой маги не умирают пачками.
        Райнер глянул на меня тревожно. Новой войны не хотелось ни мне, ни ему.
        - А если это не страна?
        Я задумался, постукивая ногтем по столу. Если рассказывать, то всё, а на это я пойти не могу. По крайней мере, пока. Я не настолько сильно доверяю Райнеру, чтобы вот так просто рассказывать ему такую тайну. К тому же то, что знают двое, знают все. Нет, о природе моей магии, моих знаний, и уж тем более об Аркане, я говорить не буду никому и никогда.
        - У нас есть братство, они там у себя не любят магов и всё магическое, говоря, что это противоестественно Создателю. У нас есть церковь, которая уже однажды показала своё лицо. К тому же вы заметили, что у той секты схожие взгляды с церковью? Только в церкви все не так резко, что ли. Вроде да, плохо, но маги как бы тоже творения Создателя, так что давайте простим их.
        - Вы клоните к тому, что за всем этим стоит церковь?
        Я молчал минут пять, размышляя.
        - Может быть. Тем более если вспомнить Пиррета. Он вполне мог состоять в этом же братстве, тем более что магов казнили, предварительно накачав ядом. Так что он точно состоял, либо на него просто вышли, как с Ивет. Знаете, о чём я сейчас подумал? А вы ведь тоже состояли в ордене Священного Круга, глава которого якобы был Татин Пиррет.
        Брови Райнера взлетели вверх.
        - Вы подозреваете меня?
        - Нет, просто вспомнил, что об этом ордене как-то забыли. И подумал, что вы можете что-то знать.
        Райнер вздохнул.
        - Всё это членство было сплошной фикцией. Конечно, мне было рассказано, как обстоят дела, думаю, вам то же самое говорили, но ни с кем кроме самого Татина я не общался и в глаза не видел.
        Я внимательно просматривал его мысли и видел, насколько быстро он думает, и при этом я не улавливал ни капли лжи. Образы сменялись один за другим с такой скоростью, что я даже не всегда успевал уловить и понять их, хотя чуть позже понимание приходило. Я уже заметил, что Райнер умеет так думать не всегда, но когда случается что-то, требующее от него быстрого и чёткого ответа. Было ли мне стыдно, что я вроде как подслушиваю друга? Ни капли. Я отлично знал, что наша дружба это всего лишь взаимовыгодный симбиоз. Я ему полезен, он мне полезен. Да, иногда нужно иметь рядом человека, с которым можно поговорить более свободно, но Райнер избавится от меня без сожалений, если я предам его. То же самое сделаю и я. Собственно, об этом было сказано с самого начала. Любой король или правитель не будет легко доверять людям, если он, конечно, не дурак. Да и мне, человеку, который несет в себе столько тайн, которые никому нельзя рассказать, тоже не стоит слишком уж подпускать к себе кого-либо. Почему моя магия не подчинит себе короля, как она это сделала с моими людьми? Я и сам каждый раз задавался вопросом, но
так и не смог найти на него ответ.
        - Не слишком ли все это сложно? Честно говоря, у меня уже от всего этого идёт кругом голова, - признался Райнер, начиная бессмысленно перекладывать бумаги с места на место.
        - У меня тоже, но от этого зависит, что нам делать дальше. Продолжим? Или на сегодня хватит?
        - Нет, лучше разобраться быстрее и разогнать этих любителей сбиваться в кучки и называться громкими именами. И вообще, знаете, о чём я подумал, а так ли нужна эта магия, раз от неё столько проблем?
        - Магия это естественное состояния этого мира. То, что не будет магов, не значит, что из мира исчезнет магия. Не пользоваться одним из ресурсов, дарованных самой природой, по меньшей мере глупость. К тому же не станет магов, люди найдут другую причину для войны. Увы, это в нашей природе. Как бы ни пытались измениться, но война это постоянный спутник человечества. И еще неизвестно, что будет с миром, если магов не станет. Если маги были созданы, значит, это для чего-то было нужно мирозданию, и не нам, людям, решать, нужны они или нет.
        - Хорошо, тогда зачем это братство пытается избавиться от магов? Чистота мира? Мне кажется, что это может подействовать на обычных глупцов. Я не исключаю, что есть люди, действительно свято верящие во все это, но, по-моему, должна быть другая, более, скажем так, полновесная причина.
        - Все верно, скорее всего, тут замешан чисто финансовый вопрос. Возьмем, к примеру, какую-нибудь травницу. Она может вылечить рану на руке за две недели, а тот же маг сделает ту же работу за более короткий срок. Пусть он возьмет больше, но ведь быстрее. Многие люди, способные позволить себе это, выберут мага. Травница в таком случае лишается своих денег. Конечно, она найдёт и для себя работу, но если бы не было магов, то ей бы был почёт и уважение, так как никто больше лечить не умел. А это ведь тоже своего рода власть. И так во многих сферах. Возьмем того же мастера Гиля. Если бы не он, то мне бы пришлось делать ту же работу, привлекая намного больше людей. К тому же мне нужны были бы камни, песок, глина, не говоря уже о тех трубах для слива отходов. Я даже представить себе боюсь, сколько бы мне потребовалось времени и денег, чтобы сделать точно такое же без магии. А мастер Гиль сделал это в одиночку. Вот и подумайте, зачем кто-то хочет, чтобы не было никаких магов.
        - Тогда, если это и так, то это дело рук простых людей.
        - Может быть, в самом начале это и были только простые люди, но вспомните того ядовара. Он ведь маг и применял свои необычные умения во вред именно магам. У нас, у людей, обычно как, сейчас хорошо, а в будущем хоть трава не расти. Вы знаете, зачем он это делал? Ему платили хорошо, много, а он всё проигрывал в азартные игры. Вот так, - я моргнул, чувствуя, что еще немного и усну. - Пожалуй, пора спать.
        Встав с кресла, зевнул, хрустнув шеей. Последние дни мне приходилось постоянно быть в напряжении, даже спал вполглаза, поэтому совершенно не высыпался.
        - Да, я тоже пойду. Все равно сейчас ничего в этих бумажках не пойму.
        В своей комнате я лег на кровать и попытался уснуть, но сон, еще пятнадцать минут смаривающий меня, будто испарился. Перевернувшись на спину, положил руки под голову и уставился в потолок, слыша, как, в отличие от меня, Виль почти моментально уснул, удобно устроившись на кресле около камина.
        Вспомнив о книге, которую одолжил у главы ковена, встал с кровати и в темноте отыскал её, спрятанную за шкаф. Подумав немного, включил один из светляков и сел за стол, недолго рассматривая темно-коричневую с металлическими, уже потертыми от времени уголками обложку.
        Я хотел спать? Забудьте. Как и было сказано в учебниках, которые полагалось читать начинающим магам-плетельщикам, маги пришли в этот мир. Тогда они еще были способны строить порталы, которые открывали им многие дороги.
        Что именно случилось, неизвестно, но однажды они не смогли создать портал по старой схеме. Тогда маги попытались снова разработать плетение, которое позволит им путешествовать не только из одной точки планеты в другую, но и снова откроет им путь к другим мирам. Что случилось и почему они не смогли создать портал по старому плетению, неизвестно. Всё это заняло не год и даже не столетие. Вероятно, к тому моменту даже маги стали слабее или же глупее. Кто знает.
        Так вот, в ходе экспериментов был создан артефакт, который вроде как делал проколы в другое измерение. Маги обрадовались, решив, что у них всё получается, и стоит лишь немного приложить усилий, и всё будет отлично.
        Вот тогда-то и случилось непоправимое. Выяснилось, что проколы те не закрываются, из этого мира утекает по капле драгоценная магия, которая является неизменной составляющей этого мира. Было выяснено, что если магия совсем покинет этот мир, то он со временем просто увянет. То же самое произойдёт, если из растения выдавить весь сок.
        Маги начали искать выход, снова напрягая все свои знания. Проходили годы, но выход так и не могли найти. Некоторые снова начали создавать плетение для портала в другой мир, собираясь оставить этот на погибель, но большинство пыталось создать запирающий ключ, способный закрыть сделанные ими проколы. Смогли ли те первые достигнуть успеха, сказано не было.
        И это еще не всё - первый артефакт со временем был утерян. Позже выяснилось, что проколов стало столько, что магия не просто утекает, она выливается из мира, будто вода через решето. Автор книги утверждает, что сделано это было специально, и пишет, что находил сведения в церковных записях, свидетельствующие о нетерпении церкви к магии и всему, что с ней связано. А также записи одного священника, который уверял, что он лично делал эти проколы, получив артефакт от архиерея с указаниями точек, где именно нужно их сделать.
        Тогда появились Арканы, существа, рожденные на стыке двух миров. Наша магия оказалась довольно вредна для того измерения, поэтому оно тоже сопротивлялось, пытаясь задержать магию в проколах. В итоге на местах проколов образовывалось что-то вроде портала, который впитывал в себя магию, разрастаясь. Чем больше он становился, тем сильнее всасывал магию и тем быстрее разрастался.
        Та сторона полностью нематериальная и состоит из сплошной энергии, не преобразованной в твердые предметы, но это не мешало измерению противиться проникновению нашей магии в него. Именно поэтому в этих своеобразных порталах образовалось нечто вроде своего микроклимата, или лучше сказать, своего мира. Небольшого, но насыщенного магией из нашего мира и энергией из другого измерения.
        Так вот об Арканах. Это нечто вроде разумного сгустка энергии. Что-то вроде духов, наделенных разумом. Арканы способны были на время закрывать проколы, в прямом смысле слова выпивая то, что выходило при смешивании магии и энергии. Это снижало напряжение, позволяя нашим мирам «выдохнуть» и «расслабиться». Так что обоим мирам необходим был такой вот своеобразный стражник, следящий постоянно за проходами.
        Поначалу все было нормально, времени и магии ушло много. И это не года, а столетия. Автор книги писал, что даже несмотря на работу Аркан - это был не выход. Арканы поглощали то, что получалось от смешивания магии и энергии, но не возвращали магию назад в мир. И поэтому магия постепенно истощалась.
        Так вот о магах. Раньше очаг при инициации выворачивался всем магам. Всё дело было в том, что при обычном его состоянии магию вырабатывал сам маг, а при вывернутом очаге магия в очаг втягивалась извне. При первом состоянии очага действия мага были ограничены лишь своим собственным потенциалом, при втором, по сути, не ограничены ничем. Пока есть магия в мире, пока маг в сознании, он может плести.
        В какой-то момент маги перестали как-то влиять на свой очаг, удерживая при инициации его в исходном состоянии. Что этому послужило, человек, писавший эту книгу, не знал. Он говорил, что прочел сотни, тысячи книг, но история надежно похоронила ответ на этот вопрос.
        Со временем обычное состояние очага стало нормой и именно люди с таким очагом стали считаться магами. Тогда маги еще способны были видеть магию и плести даже с таким очагом. Они были ограничены, да, но это стало нормой. Оставались маги и с вывернутым очагом, но их с каждым годом становилось всё меньше и меньше.
        Автор книги пишет, что нашёл один древний трактат того времени, в котором утверждалось, что вывернутый очаг несет в себе угрозу жизни и здоровью мага. Вполне может быть, что именно это стало причиной, что настоящих магов почти не осталось.
        Не удивлюсь, что написана была та книга специально, а может, люди тогда и правда так считали. Да вполне может статься, что это на самом деле так, мне ведь узнать неоткуда.
        Постепенно маги с обычным очагом рождались всё слабее, пока не родился первый человек-маг, который не видел магию. Сначала такие маги считались калеками, пока в мире не осталось никого, кто вообще мог её видеть. И снова это было возведено в норму, а те, кто видит магию, то есть маги-плетельщики с вывернутыми очагами, казались остальным какими-то неправильными. Да и было их меньшинство. Регресс налицо. Что еще могу сказать.
        Тогда был сложный период. Были гонения, сжигались книги, плетущие изгонялись из городов и сел. Автор пишет, что часто ему приходилось собирать сведения из обугленных по краям книг и свитков. Маги-плетельщики вынуждены были уйти подальше от людей и поселиться ближе к кострам. Некоторые из них до сих пор знали правду и искали способ остановить постепенную утечку магии.
        Вот тогда история берет новый виток. В народе появляются тогда еще редкие слова, что Арканы вовсе не спасители, а демоны. Находятся даже свидетели, которые якобы видели, как они пожирают людей. Постепенно таких свидетельств становится все больше, пока все не начинают верить в то, что это действительно демоны из другого измерения. На Аркан начинается охота.
        Очень часто история забывается. Часто за правду мы принимаем ту ложь, которая была на тот момент удобна кому-либо. Мы ведь не были там и не знаем, какая она, та правда. Так случилось и с Арканами, безмолвными существами, которые веками сдерживали проколы, не позволяя им разрастаться до угрожающего размера. Их просто уничтожили. Арканы появлялись снова, но и их уничтожали. Около костров постоянно дежурили маги, которые не позволяли Арканам выполнять свою работу.
        Но были в мире еще люди, которые помнили, что значат на самом деле Арканы. Остатки магов-плетельщиков. Они заключили с Арканами своеобразный союз и впустили в свои тела этих странных существ, которых не могли понять даже сами маги.
        Оказалось, что от этого союза есть польза не только Арканам, на которых перестали со временем охотиться люди, так как Арканы перестали появляться около костров. Польза была и магам-плетельщикам. Они к тому времени тоже ослабли, многое забыли и не способны были сотворить даже плетение портала в пределах планеты. С Арканами внутри их сила возрастала многократно.
        Так они и начали жить в симбиозе, помогая друг другу. Маги, которые несли в себе Аркан, помнившие, что это именно они виноваты во всем этом, и Арканы - безмолвные стражники двух миров, вынужденные скрываться внутри единственных, кто понимал всю опасность проколов.
        Было даже рассказано, как именно появлялись Арканы. Рождаясь, они покидали прокол и почти сразу пытались прикрепиться к очагу ближайшего неинициированного мага. Когда проходила инициация, и очаг выворачивался, то Аркана оказывалась внутри и ждала. Она тянула магию этого мира для того, чтобы выжить. Оказалось, что со временем Арканы научились питаться нашей магией, только нейтральной. Так было до тех пор, пока такой маг не приходил к проколу. Ещё не полноценная Аркана, а всего лишь искра, чуяла близость прокола и втягивала в очаг смешанную энергию другого измерения вместе с магией этого мира, после выполняя свою функцию - уменьшая на время прокол.
        Казалось бы, всё встало на свои места. Маги-плетельщики со временем становились сильнее, даже придумали ключ, который мог закрыть все проколы. Для того чтобы его создать, они всё-таки нашли тот первый, утерянный, и доработали его. Проколы начали закрывать. И тогда мир снова потрясла новость. Демоны-то, оказывается, никуда не делись. А вот они, в магах сидят. А эти маги среди них бродят, кровь по ночам пьют, энергию сосут.
        Снова разразилась война. На этот раз уничтожали магов-плетельщиков. Их башни разрушались, их самих убивали. Никто не слушал, что они говорят, Было понятно, что кто-то просто умело подогревал толпу, и была проведена громадная работа для того, чтобы настроить против них и людей и магов. В итоге все снова стало так, как было. Проколы остались, хотя количество их не увеличивалось.
        Автор писал, что он сам долгое время искал этот ключ, но он будто затерялся среди людей и времени. Было только известно, что состоит он из двух частей, и может закрывать проколы только тогда, когда обе части были собраны.
        На этом моменте я едва не вскочил и не помчался к главе ковена. Его «часы»! Там ведь было написано - «часть единого». Может ли быть, что это именно одна из частей ключа? Почему нет, ведь видно было, что создан он явно магом-плетельщиком, да и сделано это точно не вчера.
        Успокоившись, сел и стал читать дальше, но ничего больше особо интересного написано не было. Автор в конце написал, что он последний маг-плетельщик в этом мире, которому удалось уцелеть в той войне. Война случилась в то время, когда он только прошёл инициацию, и даже ничему не успел научиться. Он всю жизнь скрывался, бродил по миру, время от времени прикрывая проколы, и за всю свою длинную жизнь он так и не встретил ни одного ребёнка, у которого могла быть Аркана. Почему так? Он писал, что так до конца и не понял, зачем самим Арканам нужно было то, что они делали. Вероятно, как он считал, Арканы поняли, что своими действиями убивают среду, которая их рождает. Именно поэтому они решили больше не вмешиваться и не трогать проколы. Как считал автор книги, из-за этого в скором времени не останется ни нашего мира, ни того измерения. Они просто сольются, породив совершенно иной мир, в котором будут царствовать именно Арканы.
        Я откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. А что тогда я? Сколько лет прошло с той войны? Судя по разрушенным башням, не одно столетие. Арканы столько лет не вмешивались, тогда почему сейчас одна во мне? Ответов у меня не было.
        Теперь, прочитав эту книгу, если сказанное в ней правда, я понимаю, что на протяжении долгого времени, буквально тысячелетиями, кто-то пытался избавить этот мир от магии. Вероятно, не осознавая последствий, а может, к ним и стремясь. Вся эта история буквально пронизана волей того, кто всеми силами старался помешать изначальным магам. Кто это был? Не думаю, что сейчас на этот вопрос можно найти ответ, все-таки прошло так много времени. Но если вспомнить о событиях не таких далёких, то сразу вспоминается некий Агалон, братство, которое всеми силами старается избавить этот мир от магов.
        Одно я знаю точно, кто бы за всем этим ни стоял раньше и сейчас, они почти добились своего. То количество магов, их знания и силы, почти на грани исчезновения. Я уверен, вскоре на магов начнут настоящую охоту, как в моём мире на ведьм. Под шумок будет казнено много неугодных и неудобных людей. Магов и сейчас мало, а вскоре не останется никого. И тогда что будет ждать этот мир? Разрушение? Слияние? Или же он станет, вопреки всем опасениям, обычным миром без магии, техногенным миром? Таким же, как и мой прежний. Ответа на этот вопрос у меня нет, но одно я знаю точно, моё появление здесь не случайно. Надеюсь, мне полагается вознаграждение? Замок у меня есть, даже целое графство, а вот насчёт принцессы я не уверен, говорят, они уж больно капризные, хотя мне только принцы попадаются. Что за несправедливость? Мне можно уже начинать требовать свою принцессу или всё-таки стоит думать, что мне пока дико везёт, раз я её не встретил?
        А теперь серьезнее. Если нынешний Агалон это остатки тех, кто с древних времен пытаются сотворить непонятно что, то они давно могли понять, кто я такой. Если только их не постигла та же участь, что и магов - со временем, решив, что миссия выполнена, многое было утеряно. И самое ценное - знания.
        Кто первый вообще сказал мне о магах-плетельщиках? Райнер. Тогда около замка, когда я показывал ему своё первое плетение взрыв-камня. Он сказал тогда, что услышал это на одном из приемов. От кого? От магов? Не думаю, что даже для магов было большой тайной, что плетельщики существовали. Надо спросить Райнера, как именно это было произнесено. Хотя что спрашивать? Он ведь спокойно это сказал, будто маги-плетельщики это почти то же самое, что водники, только более редкие. То есть он не стал с ужасом на меня таращиться, спрашивая, а правда ли то, что во мне сидит демон.
        Я думаю, в то время информация о том, что Арканы никакие не демоны, была удалена, значит, те маги читали книги явно более позднего периода, послевоенного. А в них по-любому было бы сказано, что это носители демонов. Хотя, может, утверждение «полностью отличающиеся от нынешних» имеет под собой именно это значение. Ну, или что-то в этом роде.
        Покосившись на окно, вздохнул. Уже утро. Думаю, уже можно навестить главу ковена. Под каким же предлогом уговорить его отдать мне артефакт?
        Даже не знаю, хорошо это или плохо, но уговаривать никого не пришлось. Мастер Римар был мёртв. Лорет был тут. Он сидел на стуле и смотрел перед собой пустыми глазами, пришлось долго его тормошить, чтобы узнать хотя бы что-то. Оказалось, он ушёл домой почти сразу после меня. Они еще немного поговорили с Римаром, выпили немного, да Клем засобирался и ушёл. А утром, проснувшись, случайно нашёл у себя тот самый артефакт.
        - Понимаете, мастер, он всё смотрел на него, будто даже тогда пытался понять что-то, вот я и сунул его себе в карман, сказав, забыть хоть на время. Мы выпили, закусили, потом еще выпили. Римар всегда был слаб на выпивку, он уснул. Перед тем как уйти, я сам его на эту кровать затащил и даже укрыл. Подумал, что сейчас всё-таки не лето, продует. Собрался и ушёл, и случайно унёс это, - Клем раскрыл ладонь, на которой лежали те самые «часы». - Утром нашёл, подумал, что он с ума сойдёт, вот и пошёл прямо так. Прихожу, а он вот тут… Как же так?
        - А чего тут не остались? - спросил, рассматривая лежащего на кровати Римара. Никаких увечий на нём не было, будто умер во сне.
        - Так кровать у него одна. Где мне на полу, что ли? У меня кости старые, я же поутру не встану. Так я и подумал, когда уходил. И что теперь с этим делать?
        - Это давайте мне, вам меньше головной боли будет, а насчёт Римара… сочувствую. Вам бы уехать куда-нибудь пока что, мастер Клем. На свежий воздух, к природе ближе. Куда-нибудь… подальше. Понимаете?
        Я мягко забрал из руки артефакт. Вполне может быть, что Римар умер сам, по естественным для его возраста причинам. А может быть, ему помогли, в чём я лично не сомневаюсь. Если убийцы искали артефакт, то для самого Лорета будет безопасней, если это будет у меня. Если же не искали, то ему он совершенно не нужен, так что снова пусть он будет у меня.
        Лорет вскинул голову и посмотрел на меня так, будто впервые видит. Потом его взгляд прояснился, и он медленно кивнул, словно был в каком-то трансе.
        Я сжал артефакт и кивнул ему. Развернувшись, пошёл на выход. Перед тем как выйти, безжизненный голос Клема остановил меня:
        - Думаете, это они его, да? Вы ведь тоже так думаете, да… Мастер?
        Я сжал ручку двери, а потом открыл дверь, замирая в проёме.
        - Вам лучше уехать, мастер Клем.
        - Да, спасибо. Я так и сделаю.
        В замке я проверил свою комнату, убедившись, что тут никого в отсутствии меня не было. Виль это подтвердил, пожаловавшись, что меня слишком долго не было, и он вообще-то хочет есть и в туалет. Пришлось выгулять его и попросить слугу, пойманного в коридоре, принести в кабинет королю чего-нибудь пожевать и как можно больше. Не забыв при этом чего-нибудь для рата. В комнате после этого я забрал книгу, рукопись и пошёл в кабинет Райнера, поглядывая при этом по сторонам и прислушиваясь ко всем, кто только попадался в поле моего зрения и не только.
        Райнер уже знал, что глава ковена мёртв. Я коротко рассказал о своём вчерашнем визите к главе ковена и о нашем разговоре. Про книгу и артефакт ничего рассказывать не стал. Сам не знаю почему, но после прочтённой истории я только больше уверился, что о таком лучше молчать в тряпочку, целее будешь.
        - И что нам делать дальше? - Райнер вместе со мной уплетал заказанный мною обед, при этом, кажется, даже не понимал, что именно он ест, настолько выглядел рассеянным.
        Мне бы кто на этот вопрос ответил.
        - Если магов убивают во всех странах, то тут вдвоём мы вряд ли с вами что-нибудь сможем сделать, скорее всего, нас просто задавят, пережуют и выплюнут. А вот если это братство пока что не успело снова набрать силы, то можем и побарахтаться.
        - Снова? - зацепился за мою неслучайную оговорку Таэри, глянув на секунду заинтересованно.
        - Есть информация, что существует некое сообщество людей, которое начало бороться с магами еще с очень древних времен. Вроде бы в последнее время они поутихли, возможно, распались, но судя по происходящему, не полностью. Что-то осталось и продолжает делать то, что делало и столетия назад.
        - Откуда эта информация?
        Я немного подумал и ответил:
        - Вы еще помните, что у меня немного нестандартная магия? - решил я поделиться той частью, о которой Райнер уже знал. - Остались книги от тех магов, таких же, как и я. Вот там и прочел. Не могу указать точное время, но некоторое время назад магов-плетельщиков уничтожили. Я думаю, тогда виновато было как раз это сообщество людей. А сейчас они принялись и за всех остальных.
        - Неужели какая-то идея может жить так долго? И про эту войну. Я ведь помнил о том, кто вы. Кажется, впервые я вас так назвал неосознанно, просто повторив услышанное слово. А потом мне самому было немного интересно, поэтому я поискал. Так вот, я нашёл одну книгу, и там описывалась война между магами. Правда, там говорилось что-то о магах-демонах. Эта та самая война?
        - Думаю, да. Но никакие плетельщики не демоны. Благодаря подобным слухам этим людям и удалось настроить людей и простых магов против таких, как я, - сказал, отодвигая одну тарелку и придвигая к себе поближе другую.
        - Не знаю, порой мне и самому вы кажетесь демоном, Наяль. Если в прошлом маги-плетельщики тоже ходили вот так, то немудрено, что их легко обвинили в чём-то подобном, - Райнер усмехнулся, выискивая в тарелке кусок сочнее. - Оказывается, я так голоден.
        - А ведь это была ваша идея выставить меня этаким пугалом для других, - не забыл я попенять за идею Райнеру.
        - Но тогда это все не казалось таким серьезным. Да и не помню я, чтобы до войны были сильные проблемы с магами. Сидели в своём ковене, чем-то там занимались, иногда бывали при дворе. А после войны началось, будто только этого и ждали.
        - Думаю, это началось раньше. Когда Татин казнил тех магов, многие испугались, разбежались. Их разобщили и начали давить по одному. Я не удивлюсь, если и в провинции происходит нечто подобное. Но вопрос всё еще открыт.
        - Какой?
        - Вечный, ваше величество. Вечный. Что делать?
        Глава 12
        Проснувшись утром в комнате, что всегда была выделена мне в замке короля, ощутил довольно знакомый привкус эмоций. Что говорить, не просто знакомый, а очень знакомый. Минуту подумав, встал, оделся, сдернул плетение с ауры и повесил его на лицо. Отодвинул кресло, открыл дверь и тут же увидел того, кого тут не должно было быть.
        - Ми… Мастер, - улыбаясь, выдал этот человек.
        - И? Чего ты тут торчишь? - спросил я у Хана, а это именно он тут стоял около моей двери.
        - Так, - он замялся, видимо, сразу не найдясь с ответом. - А что, не надо? Я же всегда тут. То есть за дверь, когда вы там.
        Я вздохнул. Выйдя из комнаты полностью, закрыл дверью, поворачиваясь.
        - Привезли? Встретили?
        Мимо прошмыгнула служанка, бросив на меня и на Хана мимолётный взгляд. Я уверен, что обязательно найдётся кто-нибудь, кто видел в меня в прошлый раз на рынке вместе с этим человеком. Не запомнить высоченного Хана нереально, а уж его низкорослого хозяина и подавно. Особенно когда увидишь нас вместе. Что-то подсказывает мне, что недолго осталось просуществовать моему маскараду. Наверное, так даже лучше будет, а то бывает, устаю я от всего этого ребячества. А с другой стороны, не хотелось бы давать неприятелям лишнюю информацию.
        - Если вы про стекла с рамами и зеркала, то, конечно, привезли. И своих мастеров привезли.
        - Это каких? - насторожился я.
        - Так вставлять которые будут. Они в вашем замке вставляли, приловчились. Мы их и сюда взяли.
        Я постоял, подумал, решил, что надо пойти к королю. Всё-таки магия магией, братства и прочие ордена от нас никуда не денутся, а вот стекла могут и побить случайно. А это деньги. Мои деньги.
        - А по поводу второго моего вопроса? - спросил, шагая по привычному уже маршруту.
        - Вы про баронессу? - тихо уточнил Хан. Шагал он чуть позади и справа.
        - Про неё, - подтвердил я. Слуг отчего-то в этом коридоре было много, обычно тут более тихо.
        - Так встретили. Письмо капитан читал, так что не знаю, что там. Но потом он с ней несколько наших отправил, а те, кто с ней были, вернулись с нами в столицу.
        - Это хорошо, - задумчиво протянул я, думая уже совершенно про другое.
        Конечно, стекла пришлись по душе королю и не только ему. Все, кто видел, как их вставляли, приходили в восторг. А людей на это собиралось посмотреть достаточно. Говорю же, здесь людям очень не хватает зрелищ.
        Дамы моментально оценили зеркала, приходя в восторг. Когда их повесили в рамах в главном зале, то мне кажется, распоследняя кухарка приходила пыль в тронном зале протереть. Что и говорить, даже мужчины были весьма под впечатлением. Многие увидели себя, так сказать, во всей красе.
        - Очень хорошая вещь, - сказал Райнер, рассматривая себя в зеркале. - Я правда так выгляжу?
        Конечно, тут было что-то вроде зеркал, но это были начищенные медные листы, вставленные в рамы.
        - Да, - просто ответил я, скучающе поглядывая по сторонам.
        - Я уверен, с этого можно выручить много золотых монет. Мне кажется, что с зеркал даже больше, хотя и эти ваши стекла просто великолепная вещь. Думаю, что нам с вами надо заводить отдельную книгу, в которой будем указывать все приходы, расходы и выплаты.
        Райнер последний раз взглянул на себя и равнодушно отвернулся, садясь за стол. Это я ему в кабинет выделил зеркало в полный рост. Тут у него много должно толпиться всяких состоятельных людей, которые приходят решать разные вопросы королевской важности. Вот пусть и будет реклама.
        - Можно и завести такую книгу, - согласился я, понимая, что рано или поздно она понадобится. - Сегодня пятница.
        - М? И что? - Райнер оторвался от бумаги, в которой что-то быстро писал пером. - А, вы об этом. Тех двоих уже заключили под стражу. Слова Ивет подтвердились. Именно сегодня Агалон должны проводить очередное собрание.
        - Мне кажется, они не станут этого делать.
        - Почему?
        - Я жив, баронесса пропала вместе с иглой. Ядовара арестовали. Управляющего и слугу Ивет взяли под стражу. Они насторожатся, я больше чем уверен.
        Райнер выпрямился и отложил перо в сторону.
        - И что нам делать? Поодиночке их вылавливать по всему королевству? Это хорошо, если их немного, но если их, как тех засланцев из Зачари? Вы смерти моей хотите? Я с этим еще не до конца разобрался. А ведь есть еще те, кто по провинции расползся.
        - Я могу указать на людей, которые к этому точно причастны. Думаю, сегодня по случаю очередного… что у там за праздник?
        - По случаю начала зимы.
        - Да, вот именно. Сегодня на пиру точно кто-то из них будет, я укажу вам на них.
        - Отлично. Хоть кто-то в моём королевстве может нормально работать. А давайте вы будете у меня еще и начальником стражи. О, а может, вы мне всех предателей найдёте? А, Наяль?
        Я хотел уже возмутиться, но ощутил исходившее от Райнера веселье, поэтому просто махнул рукой и ушёл. За дверью Хан о чём-то весьма увлечённо разговаривал с Вилем. Кажется, стражники тоже в этом принимали участие. Надо же, а мне казалось, раты могут общаться только с хозяевами. Это все они так, или снова проявление моей магии.
        Немного отдохнув до вечера, я собрался идти на пир. До этого я слышал, как слуги носились по коридору, а сейчас вроде тише стало. Даже странно. В коридоре стоял только Хан. Виль тут же выскользнул из комнаты и принялся прохаживаться туда-сюда, посматривая по сторонам. Я тоже мысленно огляделся. Что-то в этом коридоре сегодня неуютно как-то. Темно уж больно. Но вроде никого не заметил, только парочку стражников впереди и несколько в начале коридоры. Прислушался к их поверхностным эмоциям. Какое-то предвкушение. Насторожился, но, услышав девичий смех, расслабился. Парни просто хотят отдохнуть, а мне всё убийцы везде мерещатся.
        На всякий случай повесил на себя щит. Он хоть и слабый, но вдруг тот же болт может остановить. Кивнув Хану, который сидел на корточках и трепал Виля за ушами, пошёл в сторону тронного зала.
        Проходя мимо стражников, мельком глянул, машинально считывая поверхностные эмоции и мысли. Странные какие-то. Припев в голове засел какой-то, что ли? Когда я уже прошёл, то краем сознания уловил скользнувшее в их эмоциях чувство. Опасное, холодное и расчётливое.
        Я почти понял, почти до меня дошло, зачем нужен был этот припев, когда сзади ухнул Хан, а Виль коротко взвизгнул. В спину знакомо ударило, но боль не пришла. Я резко развернулся, сдергивая плетение огненного шара с ауры и выбрасывая его вперёд. Шар был небольшим, примерно с теннисный, но он попал точно в лицо одного из стражников, отчего тот отшатнулся и закричал. Я сдёрнул второе плетение, но в этот момент мне в грудь снова ударило. На этот раз было больно. Швырнув по инерции малый шторм, уже оседая, краем глаза заметил, что в нашу сторону торопятся еще двое стражников. Понимая, что могу не успеть, набросил на лежащего Хана и Виля мощные плетения исцеления, а потом провалился в темноту, мельком радуясь тому, что и книгу, и артефакт я спрятал в кабинете Райнера.

* * *
        Очнулся я резко. Бывает такое, проснёшься и сна ни в одном глазу, потом размышляешь еще - спал или не спал вообще. А когда понимаешь, что спал, не можешь сообразить, чего вскочил тогда посреди ночи, выпучив глаза. Вот и я сейчас, открыл глаза и не могу понять, что происходит.
        Первые минуты, когда я более-менее очухался, не чувствовал толком своего тела, зато потом… Хотя, если так подумать, то от костров даже больнее было. Грудь болела больше всего. Чуть приподняв голову, заметил торчащее из груди оперение. Опять подстрелили. Попытался поднять руку, а внутри солнечного сплетения что-то вспыхнуло, будто грудину вскрыли и плеснули туда кипятка. Стиснув зубы, медленно задышал, ощущая, как по виску катится пот, а в глазах темнеет. От болта так больно? В прошлый раз полегче было. Я даже заскучал по Райнеру, который в прошлый раз выдернул болт вместе с мясом, пока я был в отключке.
        А собственно, где это я и почему этот треклятый болт до сих пор не вытащили. Тут пол, на котором я до этого лежал, тряхнуло так, что у меня чуть желудок от боли через горло не полез. В этот раз вспыхнуло не только в солнечном сплетении. В голове поселилась сверхновая. Сознание медленно соскользнуло в темноту, я даже не заметил, как отрубился.
        В следующий раз очнулся я не так резко. Сначала услышал какой-то шум, потом почувствовал, что моей спине холодно, а затем и то, что вообще-то везде мне холодно, а пальцы на ногах так и вовсе окоченели.
        Открыв глаза, первым, что увидел, когда в глазах прояснилось, высокий каменный потолок. Только он не ровный был, а полукруглый, как в соборах. Без рисунков. Просто серый, унылый потолок. Краем глаза заметил мерцание, немного повернул голову - горели факелы. Закрыл глаза, прислушиваясь к окружающему миру и к себе заодно.
        Итак, что мы имеем? Я слишком расслабился в последнее время, уверился в своей исключительности и крутости. Конечно, кто не уверится, когда ему из сердца выдирают болт, а от него потом даже шрама не остаётся? Моя подруга паранойя обиделась на меня и свалила в далёкие дали, за что мне пришлось расплачиваться.
        Меня опять подстрелили, только в этот раз мои противники учли, что ко мне не нужно подпускать в этот момент дружественно настроенных лиц. Надеюсь, Хан выжил, и Виль тоже. Хотя мне сейчас о себе думать надо. На чём я там остановился? Точно. Мне в спину выстрелили. Я так полагаю, мой щит всё-таки отразил первый удар, а вот второй болт достал-таки меня. Неприятно, когда корона с головы слетает. Очень неприятно. Будем надеяться, что в этот раз она не с головой слетит.
        Думаем дальше. Меня подстрелили, Хана с Вилем обезвредили. И, видимо, куда-то уволокли. Меня, не их. А может, и их тоже, пока не знаю. Судя по предыдущим ощущениям, меня везли в телеге. Даже болт не вытащили. Для надежности? Ощущаю себя вампиром, которому постоянно пытаются пробить сердце осиновым колом.
        А сейчас болт вытащили? И чего я вообще лежу, может сейчас самое время сваливать, пока некоторые личности думают, что я еще не пришёл в себя? А что у нас там снаружи? Хм, думаю, убежать у меня пока что не выйдёт. Почему? Вокруг меня людей уйма. Человек тридцать насчитал. А теперь представим то, что я ощущаю холод всем телом, и совершенно не чувствую на себе одежду. Это что получается, я лежу на каком-то камне голый, а все эти люди на меня зачем-то пялятся? Что за извращение?
        И всё-таки откуда они узнали про мою способность к эмпатии? Хотя, если подумать, со мной был ведь Виль, это все могло быть для него, чтобы он не уловил в их мыслях кровожадных намерений против меня. Расслабился.
        А у этих что на уме? Хм, странно, эмоции слышу, а до мыслей не дотягиваюсь. Почему? Мои нити… Они что-то сделали с моими нитями? Я ведь эмоции могу слышать без прикосновений нитями к людям, а вот для чтения мыслей мне нужны нити. Я так к ним привык, что уже и позабыл об этом, управляя ими на интуитивном уровне.
        Неужто мне тот яд всё-таки вкололи? Скорее всего, вместе с болтом. И что, собираются казнить? А зачем тогда раздели? Чтобы позорней казнь была? Или опасаются, что у меня в одежде может что-то скрываться? Как всё-таки удобно, оказывается, уметь читать людские мысли. Чувствую себя так, будто мне глаза закрыли. Хотя они у меня и так сейчас закрыты.
        И что теперь делать? Почему я вообще не умер, если мой очаг не работает? Я просто обязан был умереть. Но я опять жив. А если сработали плетения, которые были на ауре? Хм, вполне возможно. Вспомнил еще один момент. Когда Райнер из меня болт вытащил, я ведь излечился, но количество лечебных плетений не уменьшилось. И почему я вообще упустил из виду такую важную деталь? Видимо, слишком большая нагрузка сказалась.
        Ладно, размышлять можно долго, вот только, чем дольше я лежу, тем сильнее замерзаю. Хотя, может, только это мне и сохраняет жизнь. Решив, что лучше всё-таки оглядеться внимательней, открыл глаза и медленно приподнял голову. Надо же узнать - болт оставили или нет. Болта не было, уже хорошо. И да, я действительно был почти голым. На мне красовалась какая-то белая распашонка, длиной почти до колена. Была она тонкой и совершенно не спасала от холода. Уверен, какое-нибудь жертвенное одеяние.
        Вернув голову в исходное положение, попробовал подняться, но этого у меня не вышло - тело попросту не слушалось, будто было не моё. Такого состояния у меня никогда не было. Даже когда я впервые очнулся в этом теле, то пусть мне и было больно, но шевелиться я всё-таки мог. Если бы хотел.
        Рядом послышались шаги, а потом в поле зрения оказалось лицо незнакомого мне мужчины. Лет тридцать пять, ничего примечательного во внешности, серое такое, невыразительное лицо.
        - Очнулись, граф? Или лучше называть вас мастер? Как ощущения? Вижу, что вам не очень нравится. Не волнуйтесь, это ненадолго. Вскоре всё для вас закончится, а пока полежите еще немного. Если холодно, то придётся потерпеть.
        И ушёл. Даже не представился. Это что-то вроде: «Вам незачем знать моё имя, вы всё равно скоро умрёте»? Так, что ли?
        Постепенно моё тело всё-таки немного «оттаивало». Головой я вертел только так. Стало понятно, что это и правда какой-то собор, а вокруг меня люди. Стоят и смотрят с таким интересом, будто перед ними инопланетянин. Близко не подходят. Как я понял, лежал я на камне вроде алтаря и вокруг него был очерчен круг, за который заходил лишь единожды тот самый мужчина. Больше за нарисованный какой-то белой краской круг никто не ступал.
        Я рассматривал людей, пытаясь найти хотя бы кого-нибудь знакомого, но тщетно. Ни одного из них я раньше не встречал. Кто они? Аристократы? Тогда почему не бывали в замке Райнера?
        Время между тем тянулось. Моё тело всё больше отходило, да и в груди не так сильно пекло. Наверное, действие яда проходит. На год вперёд они его там наварили, что ли? Ядовара же казнили.
        Как оказалось, факелов до этого было не так много, но когда стемнело, в этот холодный склеп притащили большие чаши, наполненные чем-то горючим, и поставили по углам от меня. Точно какое-то ритуальное убийство готовят. Я лежал, смотрел, как пляшут тени на потолке, и пытался дозваться до своих нитей, расшевелить очаг. Не обращая внимания на боль при каждом таком моём зове, я всё равно мысленно тянулся к очагу. Попытался даже медитировать, но мне так и не удалось попасть во внутренний мир.
        Подумал, что очень давно этого не делал. Наверное, в последний раз, когда впервые принял огонь на себя. Думаю, я просто испугался того, что во мне было, не хотел смотреть правде в глаза, считая, раз не вижу, значит, этого нет.
        После того как эти фанатики притащили масло, они снова примерно с полчаса просто рассматривали меня. И всё-таки я их не понимаю. Неужели они думают, что у меня сейчас крылья отрастут и рога?
        - Друзья, - заговорил тот самый мужчина, который до этого один-единственный раз обратился ко мне. Он тоже больше не входил в круг, а ходил, раскинув руки в стороны, по краю нарисованной на полу черты и смотрел на всех, словно обращался к каждому находящемуся здесь. Хм, тут даже женщины есть и девушки молодые. - Сегодня великий для всех нас день. Все мы знаем историю. Знаем, как наши предшественники старались очистить этот мир от скверны, этих демонов. Они, влекомые совершенно ненужной нам энергией, которую они называют магией, пришли к нам, привнося в мир свои законы и порядки. Они стали вести себя, как хозяева этого мира, совершенно отодвинув нас в сторону. Наши предшественники делали всё, чтобы избавить наш мир, наш дом от тех, кого мы к нам домой не приглашали. Поначалу нам казалось, что всё, больше не будет самых мерзких из них, тех, кто принял в свое тело потустороннее существо. Нам оставалось всего ничего. Скоро не останется больше ни магии, ни магов. Этот мир снова будет чист и только наш. Но нет, снова родился на свет тот, кто оскверняет этот мир одним своим существованием. И сегодня мы
уберем эту скверну, сотрём её с лица нашего мира. А потом завершим то, что начали наши предшественники многие века назад, завещая нам продолжать их дело, несмотря на тягости и невзгоды. Если кто-то думает сейчас, смотря на это, что он человек, то не стоит. Запомните, это нелюдь, натянувший на себя кожу человека. Наверное, он думал, что мы забыли о них, поэтому был так неосторожен, но мы никогда не забудем. Пока в этом мире будет хотя бы один маг, мы будем помнить. До назначенного времени осталось не так много. Чтобы ни у кого не осталось никаких сомнений, то через два часа в этом месте, как и обычно, появится блуждающий прокол. И тогда вы все поймёте, что жалеть это не стоит.
        Я еще раз оглядел людей вокруг, стараясь подметить детали. По всему выходило, что бедняков среди них не было. Вполне вероятно, что они просто старались не показываться в замке короля, когда я там бывал. Почему? Нежели уже тогда они догадывались обо мне? Или же просто пытались избегать всех магов?
        Блуждающий прокол? Как это возможно? Насколько я понял, проколы привязаны к одному месту. Или под блуждающим имеется в виду что-то другое.
        Как я узнал позднее, в этом месте прямо в алтаре, на котором я лежал, был вмурован артефакт. Так сказать, остатки былого гения. В тот момент, когда настоящие маги по какой-то причине потеряли способность строить порталы, они начали искать выход, экспериментируя. Как мы помним, именно тогда и был создан артефакт, делающий проколы. Уже намного позже придумали запирающий ключ. Но до этого было много попыток создать хоть что-то, что могло уберечь мир от утекания магии. Вот один из таких почти получившихся ключей и был сейчас у меня под спиной. Он не запирал прокол навечно, лишь на некоторое время прикрывал его. Но время от времени прокол снова раскрывался, и артефакту требовалась жертва.
        Да, всё правильно - артефакт работал на крови магов. Чем сильнее был маг, тем на более долгое время закрывался прокол. И нельзя было просто порезать руку и капнуть крови, нужна была полноценная смерть мага. Одно время, как я узнал намного позднее, этим артефактом даже пользовались активно, но потом знания снова вроде как затерялись и забылись. Правда, вот братство о нём не забыло, прикарманив его себе. Они использовали артефакт как средство для казни. Они видели во всём этом какой-то сакральный смысл.
        Одно меня несказанно радовало - меня не пытались убить немедленно. Они совершали ту же ошибку, что и я совсем недавно. Стали слишком самоуверенны, потеряли бдительность, расслабились. Возможно, потому что поймали меня и уверились в своем могуществе? Всё-таки репутация у меня та еще. Я даже могу их понять.
        Пока тот, кто у них, скорее всего, был за главного, разглагольствовал, обвиняя меня во всех их бедах, я пытался всеми силами ощутить свои нити или же очаг.
        Мне каждый раз казалось, что вот еще немного и всё получится, как силы словно испарялись. И в то же время я чувствовал, как нечто рвется изнутри, пытаясь освободиться. Это было странное ощущение.
        Сначала начали гореть внутренние органы. Я буквально чувствовал, как полыхает желудок и почки. Про грудь я вообще молчу, так как мне даже дышать стало больно от какого-то внутреннего жара. Мне казалось, что еще немного, и я начну дышать огнем, как самый натуральный дракон. Конечно, тогда мне было совершенно не смешно. Ассоциации эти пришли намного позже.
        После заломило кости. Я хорошо знал, как они болят, когда-то давно сломанные, на плохую погоду. Ноют, не давая о себе забыть. Вот и сейчас боль была похожей, только в несколько раз сильнее и во всем теле. Такое чувство, что мне сломали каждую кость, а потом срастили неправильно.
        В тот момент, когда у меня, по моим ощущениям, начала лопаться кожа, я перестал обращать внимание на окружающий мир. Мне было всё равно, что происходит вокруг. В голове билась лишь одна мысль, вернее, желание, чтобы всё это прекратилось как можно скорее.
        Удивительно, но отчего-то я знал, где-то глубоко внутри себя, что всё происходящее сейчас с моим телом не просто так. Что стоит потерпеть совсем немного - и всё изменится, станет правильным, таким, каким и должно быть.
        Это чувство, нет, даже, скорее, знание всплывало из глубины, наполняя меня странной верой и почти безграничным терпением. Это как с проколами. Они всегда причиняли мне невероятную боль, которую любой другой на моем месте не стал бы терпеть ни за что. Или же постарался хоть как-то избежать ее. А я, словно меня тянуло на аркане, всегда шёл к ним и молча терпел боль от огня, позволяя ему корежить тело изнутри.
        Вот и сейчас было нечто подобное. Я хотел, чтобы мои нити освободились. Желал, чтобы никто и ничто больше не смогло связать их, оставив меня полностью беззащитным. И внутри словно на мой зов шло нечто такое, отчего и корежило моё тело. Но я всё равно то ли звал, то ли требовал его появления. Неосознанно тянул что-то или кого-то, будто пытаясь вытащить пробку, заткнувшую мою магию.
        Я думал минуту назад мне было больно. Да, я не кричал, хотя имел на это полное право. И пусть боль, накатившая на меня, была осознанной, но всё-таки она была.
        А вот та, что навалилась на меня, словно громадная лавина, была неожиданной. Я не могу сказать, что я молчал. Единственное, что помню, как меня выворачивало наизнанку, выламывало мне кости и сдирало кожу. Я полностью уверен, что кто-то вытаскивал у меня через затылок позвоночник, словно собирался сделать из него какой-нибудь хлыст или другое оружие. А может, просто выбросить, кто знает.
        - Великий момент…
        Я словно воочию видел, как я выдираю глотку человеку, благодаря которому я сейчас здесь.
        - Вы сами видите, что…
        Что они там могли видеть, я не знаю. На краю сознания трепыхнулась мысль, что это тот самый блуждающий прокол. Боль от него была просто невероятной. Я испугался. Наверное, впервые за долгое время по-настоящему испугался. И нет, не смерти, как ни странно. А потери разума. Я полностью был уверен, что пережить такую боль и не сойти с ума нереально.
        Мне казалось, что у меня прямо в мозгу лопаются капилляры, заливая всё кровью. Она текла изо рта, из глаз, носа и ушей. Ощущал это так хорошо, будто весь мир сосредоточился именно на этом.
        И этот самый мир пульсировал. Сквозь боль я даже заметил, что моё слишком быстрое сейчас сердцебиение подстраивается под этот пульс. Мысль была мимолётной, почти неосязаемой. Наверное, всё-таки у меня были просветления.
        - Не останется никого…
        Да заткнись ты! Заткнись! Заткнись!
        - Что?..
        Я слышал крик, хотя мне показалось, это мой собственный. Кажется, что-то сыпалось на меня, но я почти не ощущал ничего. Перед глазами стояла красная дымка. Я уверен, это из-за крови. Хорошо хоть не темнота, не хотелось бы, чтобы мои глаза лопнули. Хотя ощущались они так, словно именно это с ними и произошло.
        - Нет! Он должен сдох…
        Сдохнуть? О нет, это я точно никому не должен. Спасибо, один раз я, кажется, уже умер. А может, и не один, кто там знает.
        Почему-то в этот момент я подумал, что ненавижу людей. Вот прямо так сильно, что готов самолично выдергивать им позвоночники, чтобы они на своей собственной шкуре ощутили, каково это. Хотелось выдавить кому-нибудь глаза, вырвать ноздри, и рвать руками мягкие животы, давая полюбоваться на внутренности.
        Все эти желания прошли почти мгновенно, стоило только боли стихнуть. Я осторожно, но глубоко вздохнул, тут же захлебываясь какой-то жидкостью. Не удивлюсь, если это кровь.
        Когда боль стихла еще немного, то я прислушался к окружающему миру. Кричали. Улыбнулся. О, это не я кричу. Славно. Но мне хочется глянуть.
        Снова попытался открыть глаза, чувствуя смутную тревогу - вдруг на самом деле лопнули? Что тогда делать? Если выживу, придётся как-то к этому привыкать.
        Не лопнули. Правда, мир выглядел как-то иначе, словно кто-то поднял температуру так сильно, что воздух начал дрожать, расплываясь.
        А еще я почему-то уже не лежал, а стоял. Или висел? Над тем самым алтарем, на котором еще недавно лежал, ожидая дальнейших действий.
        Боль всё еще гуляла по телу, но я уже почти с блаженством осознавал, что она отступает. Она была похожа сейчас на легкую ломоту, которая появляется после долгой тренировки. Вроде, когда не шевелишься, нет ничего, но стоит чуть дернуться или даже напрячься, как мышцы прошивают болезненные импульсы. Вот и у меня так.
        То, что я увидел, было слишком странным, чтобы вот так просто понять. Во-первых, я висел высоко над тем самым алтарём. Не под потолком, конечно, но достать меня руками нельзя. Наверное, вернее будет сказать, не висел, меня же не повесили, а парил, или, еще лучше, левитировал.
        Это было необычно и почему-то особо меня не волновало, хотя под лопатками и свело от кратковременного страха, что я сейчас свалюсь.
        Решив, что со своим положением разберусь чуть позже, я осмотрелся. Странно, но у меня будто выключили слух. Казалось, я где-то глубоко под водой. Стоял гулкий шум, но поначалу я не мог вычленить какие-то определённые звуки. Гул постепенно стихал, но не исчезал, а словно отходил на второй план.
        Очень скоро зрение почти пришло в норму. И пусть воздух вокруг продолжал подрагивать и переливаться от громадного скопления различных нитей, которые практически переплетались друг с другом, образуя невероятное по своей сложности полотно, видеть я стал лучше.
        Люди внизу явно что-то не поделили. Поначалу я и не вспомнил, кто это такие, но потом пришло знание. Странно, еще совсем недавно я желал смерти хоть кому-нибудь, а сейчас ощущал лишь апатию и вялый интерес. Люди выглядели такими неинтересными, скучными созданиями, что не вызывали во мне ничего. По крайней мере, те, кто был внизу.
        Неожиданно для самого себя понял, что есть среди той толпы внизу те, кто вызывает у меня немного иные чувства. Разбираться толком не стал, вглядываясь в происходящее.
        Кажется, они там дрались. Или веселились? Странно, мозг работает явно не так, как обычно. Они точно там передрались. Не знаю, по какой причине, но потасовка не была безобидной, о чём свидетельствовали мертвые тела, от которых во все стороны разлетались серые, пахнущие смертью нити.
        Я осмотрелся, стараясь понять, почему я всё-таки не на земле, а в воздухе. Может, я стою на чем-то? Пошевелил сначала пальцами на ногах, потом ногами. Нет, опоры подо мной нет никакой.
        Осмотрел себя, хмурясь. Почему-то мне казалось, что я должен выглядеть иначе. Кажется, еще недавно на мне была какая-то белая распашонка, сейчас же я был в чем-то вроде моего любимого плаща, от которого во все стороны тянулись жемчужные нити.
        Вздохнул облегченно, вспоминая, что совсем недавно никак не мог до них дозваться. Обычно мои нити были шебутными, будто непоседливые дети, сейчас же они просто едва уловимо покачивались, то и дело стараясь обвернуться вокруг меня. Я видел, что стоит им качнуться чуть сильнее, как воздух словно заворачивается небольшими воронками в том месте. Думаю, слишком сильно махать ими не стоит. По крайней мере, пока что.
        Сознание с каждой минутой становилось всё яснее и прозрачнее, а оцепенение проходило.
        Я поднял руки, осматривая их, но увидел лишь длинные рукава, которые скрывали даже пальцы. Кажется, моё постоянное желание скрыть своё тело сделало своё дело.
        Так и не поняв, каким таким образом я оказался в воздухе и не падаю, я снова посмотрел вниз. Драка не стихала. Нахмурился, заметив знакомое лицо. Человек что-то мне кричал, махал рукой, в которой был зажат окровавленный меч.
        Мой взгляд метнулся к другому человеку, который подкрадывался к моему знакомому. И пусть я его еще не вспомнил, но точно был уверен, что я знаю этого здорового парня.
        Моей нити даже приказывать ничего не надо было, она словно прочла глубинное желание. Секунда - и тот, с мечом, рухнул от порыва воздуха, а второй принялся глупо моргать, смотря, как на груди расплывается кровавое пятно. Первый увидел это, что-то снова закричал и опять бросился в толпу. Неугомонный.
        Еще я видел пса, черного и яростного. Он тоже бросался на людей, грыз ноги, хватал за руки. Пару раз его сильно пнули. Я видел, как у него из носа течет кровь, а на боку зияет свежая рана.
        Как и с тем парнем, я знал, что не мог дать этому зверю так просто умереть. Зеленых нитей жизни было много, так что сделать плетение оказалось проще простого. Я даже толком не обращал внимания, нити сами всё сделали, а потом обвили взвизгнувшего зверя и подняли над землей, накладывая плетения одно за другим. И самым последним я наложил сонное, убирая пса подальше от яростной толпы. Ему там делать нечего, убьют, затопчут.
        Я почти пришёл в себя, почти вспомнил, кто я такой, что тут делаю, кто все эти люди и что тут происходит. Не скажу, что эти воспоминания мне понравились, хотя это было лучше, чем незнание, которое было у меня еще совсем недавно.
        После того, как я спрятал рата подальше, принялся более внимательно оглядывать людей внизу. Выхватывал знакомые лица и тут же бросал на них лечебные плетения, которые словно сами появлялись в воздухе, стоило мне захотеть.
        Аболье, Хан, Жанжак, несколько знакомых стражников, что постоянно охраняли короля. Надеюсь, он сам сюда не полез. Не хотелось бы ошибиться в его здравом рассудке. Остальных не знал, но благодаря нитям, которые прицепились к каждому, отчетливо слышал, кто со мной, а кто против. Не скажу, что в том гуле голосов, навалившемся на меня, было просто разобраться, но намного легче, чем могло бы показаться.
        Я видел, что Хан снова ранен. Ощущал, что у Аболье рассечена щека. Причем ощущал так, словно это у меня половина лица раскурочена.
        Усыпить всех, кто приволок меня сюда, чтобы в дальнейшем полюбоваться на мою, как они думали, справедливую казнь, не составило особо труда. Короткий импульс - и все, кто против, просто повалились на пол, уснув глубоким сном. Я мог убить их, причём просто, легко и даже безболезненно, но решил, что в их головах есть слишком много интересного, чтобы вот так просто лишать себя этого.
        Мои союзники сначала и не поняли, что произошло, а потом будто по команде вскинули головы.
        Мне стало интересно, и я посмотрел на себя их глазами. Нечто непонятное, в черном балахоне с жемчужного цвета маской на лице. У маски не было никаких прорезей для глаз или для рта, просто маска без лица, слабо мерцающая в глубине капюшона. Да и балахон… Наверное, это должен быть плащ, только вид у него такой, словно кто-то очень долго трепал. Хорошо еще хоть выглядело это все не так, будто я бездомного с помойки обобрал, а немного даже устрашающе, благодаря тому, что все эти лохмотья будто бы распадались дымом и постоянно едва уловимо шевелились. Конечно, нитей люди не видели, зато я отлично осознавал, что они разлетаются от меня в разные стороны. Наверное, зрелище было на самом деле еще то.
        Почему я принял такой вид? Не знаю, но склоняюсь к тому, что что-то внутри меня изменилось из-за того самого блуждающего прокола. Видимо, он был слишком силен, если вспомнить ту боль, что он мне причинил, то он должен был быть даже больше, чем тот в Мансуре.
        В любом случае прямо сейчас разбираться не стоит. Нужно как-то спуститься. А еще что-то сделать со слухом, так как, мне кажется, я ничего не слышу до сих пор. Только не говорите мне, что у меня лопнули барабанные перепонки или еще чего повредилось жизненно важного, и слух пропал?
        Будто что-то только этого и ждало. Я ощутил, как у меня в голове надулся пузырь и с противным чавканьем лопнул. Я поморщился, но тут же ощутил, как на меня наваливаются звуки. И это были не только голоса, но и мысли.
        Принялся торопливо возводить свои щиты, отгораживаясь от мыслей остальных. Слишком они показались мне сейчас громкими, цветными, будто бы материальными.
        Получилось не сразу, но когда вышло, то я облегченно вздохнул, осматриваясь. Так, а теперь бы спуститься.
        И опять. Стоило об этом подумать, как нити шевельнулись, а я начал медленно опускаться.
        Мои люди с людьми короля тут же отмерли, загомонили, напряжённо всматриваясь в меня.
        - Милорд? - неуверенно спросил Хан, стирая рукавом кровь, текущую из носа. Наверное, кто-то совсем недавно разбил. Я ведь подлечивал.
        - Хан, - сказал тихо, но всё равно люди отшатнулись. Я и сам невольно вздрогнул. Мой голос совершенно не походил на человеческий. Я даже слегка запаниковал и притормозил свой спуск. А ну как испугаются да кинутся на меня.
        - Вы изменились, милорд, - влез вперед Аболье, улыбаясь кривоватой улыбкой. На лице не было больше раны, но красноватый шрам пока что еще было видно. Ничего, минут десять и даже следа не останется.
        - Тебя так волнует внешность?
        Аболье тут же смутился, наклоняя голову.
        - Нет, милорд, - тут же ответил он. - Это по-прежнему вы.
        - Почему ты так решил? - задал вопрос, всё-таки спускаясь до самого пола. Голые ноги тут же ощутили холодный камень, но секунду спустя холода я не ощущал. Аболье поднял руку и прикоснулся к тому месту, где всё еще краснел шрам. - Ты прав, - понял я его намек. - Как вы меня отыскали?
        - Виль, - коротко ответил Бефур, тревожно оглядываясь по сторонам. - Он нас привел сюда.
        - Не ищи. Я усыпил его и убрал подальше, чтобы не затоптали в той толчее. Хан, позаботься о нём, он в том углу, - я махнул рукой в сторону, где оставил рата, тут же замечая, как все выдохнули и расслабились.
        - Милорд, - начал немного неуверенно говорить Аболье, поглядывая по сторонам так, словно искал поддержки. Было странно видеть этого человека таким. - Ваш вид, вы теперь всегда будете таким?
        Я вздохнул. Мне бы кто самому рассказал, я бы даже поблагодарил.
        - Я пока не разобрался, - ответил честно, без всякого пиетета усаживаясь на каменный алтарь. - Разберитесь пока с этими товарищами, а я немного посижу.
        Аболье коротко кивнул, тут же разворачиваясь и принимаясь руководить остальными людьми. Я же удостоверился, что потерь среди моих знакомых нет, принялся разбираться с собой. Войти в медитативное состояние оказалось весьма просто. Даже неожиданно просто, учитывая то, что происходило недавно. Да и сейчас вокруг меня все шумели, кричали, что-то делали и возились. Согласитесь, это не способствует спокойному состоянию. Но вопреки всему этому я даже буквально провалился внутрь себя, невольно замирая от неожиданности.
        Очага-кокона больше не было. Был огненный, пульсирующий шар, который обвивало странное существо. Оно перетекало из одной формы в другую, отчего я никак не мог понять, на что оно похоже. Ящерица? Змея? Волосатый сом с короткими и цепкими лапами, когти которых впивались в мой очаг? Цвет у существа тоже постоянно менялся. Оно становилось то красным, то жемчужным, то зеленым. Покрытое длинными волосками, которые плавно шевелились, словно были в воде, оно походило на лохматое чудовище. Глаза у него тоже были, и оно смотрело прямо на меня. Я никогда не видел таких глаз и уверен, что больше ни у кого не увижу. Никакого зрачка, белка, ресниц и прочего. Просто продолговатые глаза, внутри которых переливалась перламутровая зелень, в которой иногда вспыхивали искры.
        Он не спешил покинуть свой насест. Я огляделся. Все вокруг тревожилось. Только сейчас обратил внимание, что мой очаг с одной стороны медленно зарастает, словно еще недавно был разорван. Кажется, я даже догадываюсь, что всё было именно так.
        Я не знал, нужно ли что-то говорить, или же лучше пока что оставить всё, как есть. Судя по виду моего внутреннего мира, тут совсем недавно бушевала магия. Думаю, красный пульсирующий цвет очага как бы говорил, что все внутри меня ранено и сейчас старательно заживает.
        Прикрыв глаза, решил оставить всё, как есть. Выгнать из себя Аркану я не смогу, больше чем уверен в этом. Ссориться с этим духом, пока что неизвестным мне совершенно, будет опрометчиво. Пусть пока всё идёт так, как идет, а дальше будет видно.
        Открыв глаза, ощутил, как на плечи мне навалилась тяжесть, которой еще совсем недавно не было.
        - Милорд, здесь холодно.
        Я поднял голову, понимая, что рядом стоит Хан, который накинул на меня плащ и накинул на голову капюшон.
        - Ушло? - хрипло спросил, поднимая руки и всматриваясь в белоснежную кожу, по которой время от времени будто бы проскальзывали красноватые молнии. Словно она была там, под кожей.
        - Так, вы снова стали собой, - ответил Хан, явно поняв, о чём именно я его спросил.
        Я кивнул, чувствуя, как сонливость накатывает чуть ли не девятым валом. Но я нашел в себе силы дойти до телеги, которую мне быстро организовали. И только забравшись в нее, завернулся в плащ и провалился в сон, оставив все дела на потом.
        Глава 13
        Проснулся я в замке короля. Поначалу полежал, подумал, обматерил себя несколько раз и только потом встал. Оглядевшись, оделся, по привычке натянув капюшон до самого носа.
        Выходить пока что я не собирался. Закрыл глаза, прислушался. Едва не оглох от шума, который буквально ударил по темечку. Приглушил чувствительность. Моя способность ощущать эмоции развилась еще сильнее. Я даже не уверен, на каком теперь расстоянии я могу слышать. Пришлось заново пристраиваться, чтобы иметь возможность слышать выборочные эмоции. Спустя некоторое время вроде что-то начало получаться. Закрываться полностью я не желал, понимая, что я, что бы там обо мне ни думали остальные, совершенно не бессмертен.
        Когда с эмпатией более-менее разобрался, обратил внимание на нити. Я хотел бы сказать, что они и раньше мне отлично подчинялись, но сейчас не могу этого сказать. Сейчас мне хватало даже не мысли, всего лишь намека на мысль, чтобы они тут же делали то, что мне требовалось. Они не были больше слишком беспокойными, а их длину и количество я даже представить себе не мог. Боюсь, даже если мне будет невероятно скучно, я не рискну их считать. Если кто-нибудь когда-нибудь сможет увидеть меня, то он сможет полюбоваться на нечто малопонятное.
        В итоге из комнаты я выходил, наложив на свою ауру столько плетений, что цеплять новые попросту было некуда.
        Пока я возился, настало время ужина. Есть хотелось, но для начала мне необходимо было увидеть короля и поговорить с ним.
        - Милорд, - прогудел Хан и тут же подскочил ко мне. С другой стороны подлетел Виль, вопреки обычному своему поведению, принимаясь вертеться вокруг меня.
        Поздоровался, погладил рата, поинтересовался здоровьем.
        - Кто-нибудь погиб? - спросил, устремляясь в сторону королевского кабинета. Сегодня во дворце было непривычно тихо.
        - Вашими стараниями, нет, - ответил Хан, а я заметил, что кроме него меня охраняет еще пятерка стражников. Уже наученный, тут же проверил их, причем более основательно.
        - Это хорошо, - вздохнул я, дожидаясь, пока стражники откроют передо мной дверь кабинета. Как оказалось, король велел пускать меня в любое время, если я очнусь и захочу его увидеть.
        - Наяль, я рад, что вы очнулись наконец. - Король поднялся из-за стола и вышел, подойдя ко мне ближе. - Как вы? - спросил он, останавливаясь в шаге.
        - Полагаю, что в моём случае, что ни случается, то к лучшему, - ответил я, обходя застывшего Райнера. Я видел в его голове, что тот беспокоился, даже сейчас хотел обнять, так как здоровый я вызвал у него облегчение. Но он не решился, посчитав, что королю не пристало показывать такую привязанность. - Зато теперь я могу назвать вам имена всего этого братства. Или большей его части.
        Я не врал. Ещё тогда, когда я висел там, под потолком в соборе, мне удалось считать всех тех людей. Это вышло неосознанно, зато сегодня, когда разбирался в себе, нашел эту информацию, вернее, вспомнил о ней. Конечно, вполне может быть, что кто-то из ордена вел совсем уж скрытую жизнь и не высовывался, но ведь всегда можно допросить тех, кто тогда не был в соборе, но входит в братство.
        - Вы уверены? - спросил король, глянув на меня выжидающе.
        - Давайте бумагу, буду писать, - ответил я, скидывая капюшон.
        Райнер как-то странно на меня посмотрел, но ничего не сказал, но мне и не надо говорить, я и так прочел, что он в который раз удивлён моими способностями.
        Писал до самого утра, в перерывах быстро перекусывая. Уже утром Райнер отправил людей во все концы королевства. Вся эта эпопея с братством закончилась только через месяц. За это время я столько раз читал чужие воспоминания, что мне это надоело до чертиков.
        Сильно вмешиваться я не стал, переложив почти всё связанное с братством на плечи короля. Я лишь читал воспоминания, выписывал новые, всплывающие имена, помогал найти доказательства. Конечно, в мыслях членов братства.
        Я понимал, что на самом деле это братство еще долго будет всплывать в разных делах, но сразу предупредил Райнера, что я помогу на начальном этапе, потом он уж как-нибудь сам.
        В братство входили не только простые люди, но и аристократы. Были изъяты документы, книги, яды, оружие, артефакты. Королевская казна значительно пополнилась, а население немного сократилось.
        Конечно, руки короля пока еще были коротковаты, так что до многих из других стран добраться не удалось, поэтому во все стороны полетели письма и поехали шпионы.
        Не думаю, что братство можно так просто выкорчевать. Это как с зачарийцами. Любой может оказаться предателем.
        Нам на самом деле повезло. Может быть, когда-то давно братство и было сильно, но в нём тоже были всего лишь люди. Даже слишком сильная идея иной раз не может устоять перед жаждой власти. Нет, конечно, как и везде в нём были люди, которые искренне верили, но таких оказалось меньшинство. Остальные лишь что-то для себя выгадывали, вступая в ряды братства.
        Со временем такое дало свои плоды - многие знания затерялись, растворились на просторах мира, а то и вовсе сгинули. Неудивительно, ведь время идёт, всё меняется. Ничего не остаётся неизменным. К тому же с последней войны магов прошло много времени, да и в тот период, как оказалось, погибло достаточно членов братства, которые унесли в могилу какие-нибудь свои секреты или же тайные знания.
        Первое время братство зализывало раны, видимо, слишком долго. Или же в той войне погибли самые ярые сторонники, а остальные просто не нашли в себе силы на тот момент продолжать такую же яростную борьбу.
        В общем, из некогда грозного врага, который умудрился перебить всех магов-плетельщиков, братство превратилось спустя столетия в кучку людей, толком не понимающих, что именно они должны делать и от кого очищать их якобы чистый мир.
        Это оказалось нам на руку. Не думаю, что я смог бы остаться в живых, если бы жил в годы той войны. Меня бы точно не потащили ни на какой алтарь, а просто по-тихому перерезали глотку. Я уверен, что тогда люди знали, что плетельщиков ни в коем случае нельзя подпускать к проколам, так как его огонь усиливает их. Видимо, эти знания тоже затерялись, и нынешним членам показалось хорошей идеей казнить меня таким странным способом. Вероятно, они и раньше казнили так других людей, а может быть даже магов, но забыли, что я отличаюсь от остальных.
        Уходил из столицы я с ощущением, что в следующий раз буду собираться сюда, как на войну. Каждый раз, как сюда наведаюсь, так какие-нибудь проблемы у меня возникнут.
        От короля пришлось долго отмахиваться, увешав его при этом самыми сильными лечебными плетениями с ног до головы. Мне кажется, если ему отрубить голову и в течение некоторого времени приставить обратно, то она прирастет назад, настолько много на нем было лечебной магии.
        Только ею я не ограничился, повесив на него несколько видов щитов. В общем, обезопасил почти как самого себя. А потом ушёл, отправив своих ребят обратно в замок.
        Пока был в столице, мастера успели застеклить королевский замок, так что необходимо устраивать завод. А на это нужно моё время и внимание, благо что деньги теперь есть.
        Ушёл из столицы, забрав с собой только рата. Мне нужно было разобраться со своим неожиданным приобретением, поэтому я спешил, как мог.

* * *
        Дома я снова засел за книги. Моя личная библиотека значительно пополнилась, поэтому я с удовольствием погрузился в чтение и сортировку. До весны еще было время, так что меня ничто не отвлекало.
        Некоторые книги, в которых описывалась история, противоречили друг другу. А ведь некоторые вещи желательно бы знать наверняка, но тут уж ничего пока что не поделаешь, остаётся только накапливать знания и пытаться среди всего разглядеть правду.
        Книги по начальной магии я прочитал, разобрал и некоторое время ходил расстроенный. Судя по всему, у меня действительно были весьма низкие способности, по сравнению с магами прошлого. Некоторые плетения были настолько сложными, что я начал сомневаться не только в своей магии, но в уме. Я не понимал, как кто-то мог спокойно держать в уме нечто настолько громоздкое, с множеством узлов и переплетений. Или маги прошлого все поголовно обладали уникальной памятью, благодаря которой запоминали что-то раз увиденное на всю жизнь, или же во всем этом был какой-то иной подход.
        Впрочем, немного подумав, я пришёл к выводу, что всё дело в моем нетерпении. Вспомнить хотя бы те же светляки. Первый я делал две недели, к тому же самый начальный вариант мне еще и не понравился, но ведь потом я начал клепать их так, словно в этом нет никакой сложности. Да и с взрыв-камнями та же история. То есть, чем чаще выполняешь одно и то же плетение, тем легче оно дается. Не удивлюсь, если я приловчусь создавать плетение скрыта на раз-два, если немного потренируюсь. Видимо, со всем так. То есть тут не столько талант, как усидчивость, терпение и время.
        Не знаю, сколько живут маги-плетельщики, но полагаю, что с такой сложной системой учиться мне придётся всю жизнь, совершенствуя свои плетения с каждым новым этапом. Не скажу, что это меня расстраивает, но некоторое недовольство грызет. Хочется просто взмахнуть рукой, пожелать и готово. Увы, но такого мне точно не светит. И пусть для местных все и происходит примерно так, как я описал, но ведь сам я знаю, чего мне стоит и будет стоить такое.
        К тому же я так и не разобрался, что мне делать с Арканой. Честно говоря, мне было слегка не по себе. И пусть физически я никак не ощущал её присутствие, но на каком-то ином плане постоянно чувствовал, что я теперь не один в этом теле. Это было странно и немного пугающе. Время от времени по спине пробегал мороз. Кто знает, вдруг Аркана вполне может и правда душу сожрать. Иногда люди ведь не просто так болтают. С чего-то делают свои выводы.
        Не скажу, что постоянно страдал от страха, но такие мысли иногда проскальзывали, заставляя искать больше информации, читать, осмысливать, учиться.
        Я уже понял, что и моя эмпатия и способности мага-плетельщика принадлежат именно Наялю, я же всего лишь посторонняя душа. Я много думал на эту тему, пытаясь понять, зачем меня притянули в это тело. Единственное объяснение, которое я нашел, это Аркана. Видимо, каким-то образом она сохранилась в ядре Наяля, и магия, пытаясь найти выход и спастись, решила поселить в этом теле призванную из другого мира душу. Вероятно, только так можно было пробудить спящую Аркану. Или же призвать, если её изначально в очаге всё-таки не было. Вполне возможно, такое подселение даёт какой-нибудь магический всплеск на ином плане. И именно это притянуло Аркану, давая магии шанс на выживание.
        Не могу сказать, почему именно меня. Вполне возможно, что тут всё дело простого совпадения, случая. Всё это лишь мои догадки. Не думаю, что когда-нибудь получу ответы именно на эти вопросы. Если только сама магия не снизойдёт до меня, чтобы рассказать. Ну, или тот, кто всё это провернул. Ведь может статься, что это сделала сама Аркана или же некто из того, иного измерения. Да хоть сам Создатель! Главное, что мне, как обычному человеку и исполнителю, не светит узнать всей правды. Я так думаю.
        В начальной магии оказалось много полезных плетений. Кроме боевых, я нашёл целую книгу бытовой магии. Например, я научился призывать вещи, не касаясь их руками. Одно из моих любимых - плетение расширения пространства. Благодаря этому я смог сделать сумку, в которую могла поместиться вся моя библиотека. Конечно, делалось это не день и даже не два, но результат того стоил.
        Я не забыл и об артефакте, доставшемся мне от мертвого ныне главы ковена. Это была еще одна загадка, требующая ответа, причём желательно в самое ближайшее время.
        Мне совершенно не хотелось всю жизнь бродить по свету и затыкать проколы, но я понимал, что и оставить их просто так не могу. Не знаю, что случится, если размер их превысит какое-нибудь опасное значение, но проверять мне это совершенно не хотелось. Вполне может быть, что два мира просто сольются, породив взрыв. Всё-таки, насколько я понял, проколы, в которых скапливалась магия нашего мира и энергия иного плана, принимали вид третьего измерения, наполненного совершенно иной силой, смешанной. Чем-то это напоминало хаос, насколько я знаю, не самая спокойная и миролюбивая стихия.
        Было интересно, если я вдруг, ну вот прямо вдруг смогу закрыть все проколы, то чем станет питаться Аркана? Или же она не питается энергией проколов в прямом смысле этого слова? Если нет, то куда девается вся та сила?
        Опять одни вопросы. Хотелось бы иметь наставника, но я понимаю, что вряд ли на свете есть хотя бы один человек, способный ответить на все мои вопросы. Это несколько удручает, ведь кто знает, сколько у меня осталось времени. Или лучше сказать, сколько времени осталось у этого мира? Вполне может быть, что столетие или год, а может быть, что всего один день или даже меньше часа. Иной раз такие мысли наводили апатию и безразличие, с которыми приходилось бороться всеми силами.
        Когда я вернулся в замок, то был очень удивлён тем, что совершенно забыл об одной моей гостье, которую сам же сюда и направил. Баронесса Ивет Зидони. Женщина оказалась весьма мягкого характера. Узнав меня, она со временем прониклась какими-то материнскими чувствами ко мне, видимо, подпитываемыми поначалу благодарностью.
        Иной раз я жалел, что пригласил её в свой замок. Всё началось в тот день, когда я решил поесть на кухне. Прозанимавшись с книгами всю ночь, у меня было только одно желание - скорее лечь спать. Баронессе отчего-то совершенно не понравились мои манеры, и она решила, что вполне может мне в этом помочь, ведь её уже давно просветили, что я когда-то заболел черной хворью, а очнулся уже после смерти родителей. А это значило, что меня никто не учил.
        В нашем противостоянии мне удалось отстоять свою точку зрения на одежду. Как только баронесса ни ругалась, но заставить меня одеваться, как клоун, она не смогла. Я же со стойкостью переносил всё её недовольство, ворчание, сморщенный нос и искривлённые губы, когда я в очередной раз надевал простые черные штаны, белую рубашку и жакет с карманами. Спустя несколько недель непрерывных переговоров я позволил пошить мне своеобразные плащи, которые накидывались на плечи и обычно развевались позади. Застегивались плащи на всевозможные фибулы из драгоценных камней. Первое время было несколько неудобно, но со временем я привык, да и баронесса вполне удовлетворилась моим внешним видом.
        И если с одеждой я был непреклонен, ну, почти, то всякие светские тонкости мне были интересны. Конечно, баронесса признавалась, что сама не знаток, так как жила большую часть в провинции, но основные моменты она мне разъяснила.
        Многое я лишь принял во внимание, но не торопился этому следовать, считая чем-то непозволительным для себя. Но были вещи, которые я учел и решил, что они вполне могут быть мне полезны.
        В итоге ели мы теперь всегда только в специально отведенной столовой и часто вели беседы с кубками вина и сока для меня перед каминами. Беседы в большинстве своём оказывались познавательными. Я понимал, что женщина неосознанно поддается материнскому чувству по отношению ко мне, но пока что она не делала ничего плохого, так что осекать её я не торопился.
        Баронесса не лезла в мои дела, ни о чём на самом деле важном не спрашивала. Я думаю, что она просто в глубине души боялась, понимая, что лучше не лезть, куда не просят. Она один раз уже обожглась, и, думаю, именно этот опыт сделал ее намного умнее и осторожнее.
        Я не выгонял её, разрешив жить в замке. Выделил денег, сказав, что она вполне может заняться обустройством и наведением уюта, но только после того, как посоветуется со мной.
        - Никаких шкур, - сказал я баронессе, когда она вскользь о них упомянула. - Это пережиток, от которого нужно избавляться.
        - Но почему? - спросила Ивет. - От них ведь тепло. И красивы они.
        - А еще они дурно пахнут, - я поморщился. - И в них живут блохи, - сказал не так уверенно, так как на самом деле не вглядывался, но почему-то мне казалось, что они точно там должны жить. - А блохи - это разносчики болезней.
        Этим я поставил точку, убедив баронессу, что именно благодаря крысам и блохам время от времени случается мор. А еще из-за грязи и немытых тел. Ивет опять тогда засомневалась, но я всё равно настоял, чтобы в моём замке все постоянно мылись, даже она.
        Баронесса оказалась упрямой, но приятной в общении. Со временем у нас вошло в привычку болтать у камина. После того, как я заучивался до мушек перед глазами, было приятно посидеть у огня, послушать тихий женский голос. У баронессы отлично получалось своей ненавязчивой болтовнёй расслаблять меня. И нет, меня не тянуло к ней, как к женщине, всё-таки она была уже в возрасте, пусть и выглядела для своих лет и этого мира вполне хорошо. Хотя, бывало, размышлял, что если бы баронесса была моложе лет на тридцать или хотя бы двадцать… но не всё так, как нам того хочется.
        Конечно, я не сидел в замке безвылазно. Я бывал в городах, в своих замках. Проверял, как работает новосозданная школа и лечебница. Понятное дело, что всё шло со скрипом, нехотя. Люди, ни к чему подобному непривыкшие, пока что толком не понимали всю полезность и нужность подобного. Были и те, кто видел, для чего я это делаю, но простым людям нужно было либо разъяснять, либо просто приказывать. Чаще всего второе, так как даже после объяснений многие просто думали по инерции, по веками отлаженной привычке, не желая что-то менять.
        Иногда я сомневался, что мне вообще это надо. Зачем? Ради кого я этим занимаюсь? Трачу свои деньги, нервы, время. Ради людей, которые даже не пытаются хотя бы немного подумать?
        Хотелось плюнуть, но отчего-то раз за разом продолжал объяснять или чаще всего попросту приказывать.
        Налив в кубок сока, я сел у камина, вытягивая ноги в сторону огня. В этом году у меня не получилось улучшить отопление, но я нашел плетение, способное обогревать комнаты. Наложить его получилось пока что только в жилых комнатах, но камин всё равно протапливался, ведь живой огонь всегда несет в себе некий уют.
        Наклонившись, подхватил со столика артефакт, принимаясь, как и много раз до этого, сверлить его взглядом.
        Я понимал, что, чтобы понять его устройство, нужно изучить не только начальную магию, но мне не терпелось либо найти вторую часть, либо создать её самому. Отчего-то я знал, что придёт время, и мне придётся отправиться в путь, чтобы закрыть все проколы. Наверное, в глубине души я давно смирился с этой задачей, хотя пока что толком её и не осознавал.
        Кто-то сказал бы пафосно, что именно для этой великой задачи я и был призван в этот мир, но это точно был бы не я. Пафос, конечно, хорош, но в дозированном варианте и уж точно не с такими громкими словами. Я предпочитал думать, что мне дали второй шанс случайно, просто так совпало.
        Повертев артефакт, открыл его, снова всматриваясь в плетение. Вздохнул. Да, до такого мастерства мне еще очень далеко.
        Повертев его в руках, положил неосознанно поверх книги и принялся устало смотреть на огонь. После очередной бессонной ночи болели глаза, чуть подрагивали руки, и шумела тяжелая сейчас голова. Конечно, я не специально не спал, просто снова увлёкся. Лечь сейчас спать? Так весь день впереди, а у меня на него были планы. Ничего, не в первый раз, высплюсь следующей ночью.
        Боковое зрение что-то царапнуло. Лежащий перед камином рат приподнял заинтересованно голову, поворачивая ухо к источнику шума. Виль, вообще, оказался образцовым домашним любимцем. Пусть он на самом деле опасный хищник, но любили его в этом замке, думаю, даже больше, чем меня. Он же по какой-то для меня совершенно неясной причине положительно относился ко всем, но любил только меня. А еще он безропотно позволял купать его, так как я не переносил собачий запах.
        Я напрягся, повернув голову вбок и с недоумением и интересом поглядел на едва заметно дребезжащий артефакт. Он с каждой секундой всё сильнее пританцовывал, словно кто-то дергал его за ниточки.
        Перейдя на магическое зрение, присмотрелся, с еще большим удивлением понимая, что плетение в артефакте меняется, словно вытягивается вниз.
        Осторожно поставил кубок на стол и коснулся странно ведущей себя вещи пальцем. Артефакт на мгновение затих, но потом «затанцевал» еще сильнее.
        - И что с тобой? - задал я вопрос в тишине, невольно вздрогнув из-за слишком сильно щелкнувшего полена в камине. Цыкнув, размял шею и еще раз прикоснулся к артефакту, осторожно снимая его с книги.
        Положив его на стол, стал наблюдать. Не шевелится. Нахмурился, поднял и положил обратно на книгу. Через минуту он снова принялся мелко подрагивать. Причём с каждой минутой все сильнее и сильнее.
        Потерев лицо, смахнул остатки сонливости и снова снял медальон, внимательно вчитываясь в надпись на книге.
        Вроде ничего необычного. Книга, в которой собраны плетения среднего уровня. Немного толще и больше, чем остальные, но такая же старая.
        Что-то щёлкнуло у меня в голове, и я тут же вспомнил, что это та самая книга, которую я нашёл когда-то давно в сундуке моего дядюшки. Она была еще в самом низу, под камнями, кубками и золотыми монетами.
        Тогда я не смог ее прочитать, потом забыл совсем о ней, а намного позже, когда с помощью плетения научился читать, то она попросту смешалась со всеми остальными моими книгами.
        Да, точно. Пару раз мне казалось, что на ней какое-то плетение, но каждый раз что-то меня отвлекало, не давая проверить. А после я просто забывал о своих кратковременных подозрениях. Что поделать, подумать у меня всегда было о чем. Хотя немного странно, обычно я более внимательно отношусь к чему-то подобному. Хм, похоже на то, словно мне отводили глаза, делая всё, чтобы я не обращал внимания на книгу.
        Потрогав пальцами обложку, тут же отпрянул, заметив, как вспыхнула паутинка плетения. Пальцы защипало. Присмотрелся к ним, замечая капельки крови.
        Внутри книги что-то отчетливо щелкнуло, а артефакт рядом снова пришёл в движение, будто бы нетерпеливо подпрыгивая.
        Хмыкнул, осторожно открывая книгу. Вроде ничего.
        Мне пришлось долистать до самого конца, именно там нашелся небольшой тайник, в котором и было что-то спрятано. Сказать, что я разволновался, ничего не сказать. При этом старательно пытался отогнать от себя мысли о том, что это могло быть. Не хотелось понадеяться, а потом разочароваться.
        Открыв тайник, с минуту смотрел на нечто напоминающее крышку от карманных часов. Отдалённо напоминающую. Она тоже задребезжала, а потом попросту выскользнула из тайника. Артефакт на столе тут же сам по себе открылся, и часть из книги плавно опустилась вниз. Короткая вспышка - и на столе лежал, я так понимаю, ключ. Я не хотел бы ошибиться, но на ум больше ничего не приходит. Конечно, внешним видом он совершенно не походил на ключ, скорее на какую-то конусообразную шестеренку, заполненную внутри мелкими деталями. И эти детали все крутились, вертелись, словно механизм в часах.
        В магическом плане ключ был покрыт таким количеством плетений, что я еще не скоро смогу хоть что-то там понять. Для меня он выглядел просто как кокон из серебристых нитей, переплетенных друг с другом в каком-то определенном порядке, который я никак уловить не мог.
        Выдохнув, потер глаза и обвел глазами комнату. Резко захотелось смеяться. Надо же, видимо, я не просто так появился именно в семье Давье. Судя по всему, вторая часть ключа давно уже хранилась здесь.
        Магия делает все возможное, чтобы предотвратить своё медленное угасание. Теперь у меня в этом нет никаких сомнений. Ключ, лежащий уже спокойно на моем столике, этому подтверждение.
        Вздохнул. Думаю, у меня нет другого выхода, как сделать то, к чему меня подталкивают. Проколы должны быть закрыты в самое ближайшее время. Всё об этом говорит. Меня едва не носом в это тычут.
        Что ж, если другого выхода нет, то зачем сопротивляться? Как говорится, расслабься и получай удовольствие. Какое во всем этом может быть удовольствие? Например, знания. В каждой башне есть книги, если она, конечно, не разрушена. А знания это увеличение моих возможностей, как мага. Плюс рост Арканы. Я пока не решил, плюс это или минус, но буду надеяться, что оно меня не сожрет изнутри.
        К сомнительным плюсам можно отнести новые впечатления, удовольствие от путешествия и новые знакомства. Нет, последнее точно плюс. Я, может быть, не особо общительный, но чем больше знакомств, тем больше связей.
        Ладно, с этим разобрались, осталось придумать, когда все успевать. Графство просто так не бросишь, да и я не представляю, сколько мне потребуется времени, чтобы объехать всю планету и заткнуть каждый прокол. Явно не один год, и даже не десятилетие.
        Мой взгляд сам по себе уперся в другую книгу, в которую я время от времени нырял, пытаясь вопреки всему разобраться. Порталы. Они манили меня. Так странно, я не понимал своей тяги именно к этому разделу магии, но не мог надолго расставаться с книгой. Почти каждый вечер я пролистывал ее, пытаясь разобраться в том, что я тогда делал неправильно. Прямо как магический фетиш какой-то.
        Может, у всех плетельщиков так? Если вспомнить тот вариант истории, в котором рассказывается, что проколы были созданы именно из-за стремления магов заново изобрести плетение порталов, то всё выглядит именно так. И всё-таки мне интересно, куда делись знания. А что тогда эта книга? Неужели в ней написана какая-то ошибка, и именно из-за нее у меня, а еще раньше у моих предшественников ничего не получалось? Осознанная ли эта ошибка или случайность? Откуда тогда в моём замке порталы? Неужели этому замку так много лет? Ведь если порталы делали еще в то время, когда маги помнили о том, как это делать, то с того времени прошли даже не столетия, а тысячелетия. А точно, маги разучились делать только межмировые порталы, но не в пределах одной планеты. Тогда не такие уж и старые мои порталы.
        В дверь постучались, заставив меня вздрогнуть. Встав, взял ключ, который тут же в моей руке тихо завибрировал, словно от нетерпения, и спрятал его в карман.
        - Милорд, - в комнату заглянул Хан, получив перед этим разрешение. - Тут Матис пожаловал. Говорит, срочно нужны. Бумаги там всякие.
        Я быстро оглядел комнату, убрал книги подальше и снова сел.
        - Раз срочно, так пусть входит. Да, и скажи там кому-нибудь, пусть поесть принесут.
        - Милорд, - замялся Хан. - Ежели баронесса…
        Я зашипел не хуже гадюки. Надо же, Ивет успела вышколить всех моих людей, и теперь весь замок следил за тем, чтобы я ел в определенном месте.
        Быстро взяв себя в руки, вздохнул.
        - Зови Матиса, - махнул я рукой. - Пусть накроют в гостиной, через полчаса выйду.
        Хан кивнул и открыл дверь, пропуская моего управляющего.
        - Милорд! Тут несколько бумаг, требующих вашей подписи.
        - Что за бумаги? - спросил, подаваясь вперед и принимая из рук управляющего листы. Вот тоже, не бумага здесь, а ерунда одна, надо будет озаботиться чем-нибудь нормальным. Или ну его? У меня и так дел выше головы, еще в это соваться. Нет, сначала портал, потом проколы, а затем уже все остальное. - И что тут?
        Слушая Матиса, я вдруг отчетливо понял, что уже все решил. А ведь верно, порталы самый верный способ обойти всю планету, не теряя при этом несколько десятков лет времени. Даже если мне придется учиться создавать портал лет пять, я всё равно выиграю по времени.
        Глянув мельком на полку, где лежала такая притягательная для меня книга, вслушался в объяснения управляющего, чувствуя при этом, как мягко вибрирует в кармане древний ключ, созданный когда-то для того, что теперь предстоит сделать мне.

* * *
        Я снова сидел в кабинете короля. Пришла весна, и я решил, прежде чем вплотную заняться делами, проведать Райнера и проверить его здоровье. И пусть он мне не писал, но на всякий случай полезно. Да и не стоит забывать людям, что маг у короля всё-таки есть. Я долго думал, но всё-таки решил, что буду продолжать ходить так, как ходил до этого. То есть в черном плаще с капюшоном и с немного измененным плетением на лице, которое визуально походило на безликую белесую маску. Кажется, такого моего облика пугались еще больше, хотя я по-прежнему подлечивал слуг, получая за это осторожную, но постоянную благодарность.
        Многих плетений на короле не было, хотя полностью исчерпать себя они не успели. Ну, неудивительно, учитывая, сколько я их в прошлый раз на него навесил.
        Обновив все плетения, обратил внимание на то, что Райнер хоть и выглядит здоровым, но всё-таки некая усталость тенями мелькала в глазах. Может быть, я его и пожалел бы, да помог бы чем, вот только не моя это ноша, не моё дело. Сам хотел власти, вот пусть радуется. К тому же дальше должно быть легче, это первые годы трудновато, а потом войдёт в колею и покатится. Главное, чтобы не вниз.
        - Вам бы, ваше величество, отдыхать больше, - упрекнул я его, садясь и снимая капюшон. Плетение на лице тут же развеялось, готовое позже снова занять свое место. - Вы, наверное, работаете без сна, эксплуатируя мою магию.
        Райнер бледно улыбнулся, глянув на меня.
        - Пару часов в день мне достаточно, - ответил он, откидываясь на спинку кресла и потягиваясь. Пробежавшись глазами по столу, налил что-то себе в кубок и с видимым наслаждением выпил.
        - Полагаю, - я хмыкнул, отказываясь от питья жестом, - достаточно для того, чтобы не помереть окончательно? Я серьезно, Райнер, даже моя магия не может заставить тело человека работать без передышки без последствий. Еще немного и мне придется поднимать твой труп, выдавая его за живого короля.
        Райнер глянул заинтересованно.
        - А вы уже умеете это, Наяль? Помнится, вы говорили, что не можете воскрешать человека.
        - А я и не о воскрешении говорю, - фыркнул, складывая руки на груди. - Это будет просто труп, ходячий, имитирующий жизнь, то не имеющий таковую. Тело без души.
        - Звучит не очень, - Райнер нахмурился, видимо, представляя себе подобное.
        - Еще немного и вы точно станете кем-то подобным, поэтому мой вам совет - отдыхайте чуть больше. У вас столько людей, пусть работают. Если вы умрете от переутомления, ваши подданные спасибо вам всё равно не скажут.
        - Я подумаю, - ответил этот упрямец, немного рассеянно оглядывая заваленный бумагами стол. - Я хотел бы кое-что вам отдать. Хорошо, что вы пришли сами, я уже собирался вам писать.
        Я нахмурился. Почему-то вспомнились собственные мысли о том, что практически ни одно посещение столицы не проходит для меня гладко и без проблем. От этих мыслей тут же напрягся, всматриваясь в бледное и похудевшее лицо короля.
        Паранойя, давно уже ставшая моей спутницей, взвыла, требуя немедленно покинуть кабинет и вообще это королевство. Я передернул плечами, заставляя свой взгляд потяжелеть. Надеясь этим дать понять королю, что не одобряю то, что он задумал, я хмуро сверлил его взглядом. К сожалению, кажется, у короля уже появилась стойкость к моим взглядам. Или она у него всегда была?
        Райнер лишь криво усмехнулся, не обращая на моё недовольство совершенно никакого внимания.
        Наклонившись, он отодвинул один из ящиков стола и достал небольшую коробочку, обитую синей тканью.
        У меня пересохло во рту. Нечто подобное уже было. И это принесло мне кучу проблем! Из-за почти точно такой ситуации у меня появилось два города, еще два замка и дюжина деревень. И толпа людей, о которых мне приходится заботиться по мере моих скромных сил.
        - Одного графства мне вполне достаточно, - поспешил заверить я короля, невольно отодвигаясь от стола подальше вместе с креслом, которое весьма противно скрипнуло по полу.
        Райнер, заметив это, сначала удивлённо вскинул брови, а потом улыбнулся. Причем так, словно ему только что подарили вещь, о которой он всю жизнь мечтал.
        - Не волнуйтесь, Наяль, ваше графство останется при вас.
        - Я не об этом волнуюсь, - поторопился заверить я короля.
        - Уверяю вас, друг мой, если всё будет хорошо, то ваше графство не увеличится ни на один клочок земли, даже самый маленький, - тут же отозвался король, явно поспешив меня успокоить. Вот только я ему совершенно не верил.
        - Вы ведь уже все решили? - спросил, обреченно вздохнув. - Учтите, у меня дел выше крыши. Так что никаких дополнительных обязанностей мне не надо.
        Райнер мимолетно нахмурился, будто ему совсем не понравились мои слова, но я назад забирать их не собирался.
        - Решил, - король кивнул, устало выдыхая. - И почему вы так не любите власть? - спросил он тихо, будто бы и не у меня вовсе.
        - Она не входит в сферу моих интересов, - откликнулся, немного расслабляясь. Может, пронесет?
        - Ладно, - король протянул мне коробку, чуть привставая. Не пронесло! - Возьмите, мой друг, это теперь всё равно ваше. Даже, наверное, хорошо, что вы так не любите власть и не стремитесь к ней. Мне будет спокойнее. Не скажу, что доверяю вам безоговорочно. Но! Вы единственный человек, рядом с которым я могу позволить себе немного расслабиться и даже повернуться спиной, не боясь получить удар в спину. Вы слишком много сделали для королевства, чтобы оставлять это без награды. Не спорьте! То, что я вам даю, несомненно, много, надеюсь, что этим я смогу скрепить нашу дружбу еще сильнее.
        Король замолчал, напряженно всматриваясь в мои глаза. Я толком не понимал, что происходит, но догадывался, что что-то очень важное.
        Так и не решившись ничего сказать, опустил взгляд и открыл шкатулку. На черном бархате лежал свиток, а под ним медальон с громадным синим камнем.
        - Это?..
        Я засомневался. Судя по всему, мне снова пожаловали какой-то титул. Вот только, насколько я знаю, в Хоноре выше графа может быть только король. Семья Таэри раньше имела герцогский титул, но со времен развала империи Роланд Таэри стали считаться королевским родом. И герцогов в Хоноре никогда не было.
        - Титул герцога.
        Если бы я был более впечатлительным, то мне бы стало плохо.
        - Ваше величество…
        - Не спорь, Наяль. Это просто титул, без земель. Вернее, в твоей собственности останутся земли графства, но оно будет переименовано в герцогство Давье. Или вам нужно еще земли?
        - Нет, нет, с этой бы разобраться. Но зачем? - спросил недоуменно, не понимая этого жеста.
        - Я официально приравнял род Таэри к королевскому. Это надо было сделать еще пятьсот лет назад. Графов в Хоноре много, а герцог теперь только один. Второй после короля. Разве плохо звучит?
        Я скрипнул зубами, закрывая шкатулку.
        - Никаких дополнительных обязанностей?
        - Совершенно.
        - И мне не придется ходить на эти ваши балы?
        - Как пожелаете.
        - Все по-прежнему?
        - Абсолютно.
        - Я могу отказаться?
        - Нет, Наяль, не можете. Официально вы уже герцог. Примерно месяц как.
        Я хмуро смотрел на короля и размышлял о причинах, которые могли толкнуть Райнера на такой поступок. Я чувствовал, что во всем этом есть какой-то подвох, вот только сразу разобраться не мог. Не так уж я хорошо знаю всю эту аристократическую кухню.
        Вздохнув, покачал головой. В любом случае от меня ничего не зависит. Райнер точно с этого что-то имеет, ведь просто так он не стал бы ничего подобного делать, значит, мне остается только принять и еще больше поглядывать по сторонам. Думаю, мой новый титул многим не понравится.
        Кивнув, соглашаясь. Резко поднялся, решив, что на сегодня мне разговоров больше чем достаточно. Накинув капюшон на голову, тут же вернул плетение на место.
        - Спасибо за оказанную честь, - сказал, чуть поклонившись. - Я постараюсь не запятнать мой новый титул, ваше величество.
        Попрощавшись, я вышел в коридор, где меня на этот раз ждали стражники. Хан остался в замке. Рядом тут же пристроился Виль, но я не обратил на это внимания.
        Второй человек после короля. Звучит и правда совсем неплохо, вот только я печенкой чую, что все не так просто и у меня еще будут проблемы из-за этого.
        Подавив раздраженный вздох, подумал, что мои люди уж точно титулу обрадуются. Ладно, пока ничего не произошло, так что не стоит беспокоиться раньше времени.
        За пазухой, будто только и дожидаясь, мягко завибрировал ключ, словно напоминая о себе. Я тут же взбодрился, устремляясь черной тенью в сторону своей комнаты. Еще пару дней в замке и можно возвращаться. Меня ждут мои порталы.
        Хотя чего ждать? Книга ведь у меня с собой. Чем раньше начну, тем больше успею. А титул… А что титул? Ну, пусть будет, раз королю так хочется. Он явно играет в какую-то свою игру. И либо втягивает меня в неё, либо просто прикрывает мною.
        Остается лишь принять её и не погибнуть раньше времени. Боюсь, магия мне этого точно не простит. Как я понял, у нее на меня свои собственные планы. И они точно более приоритетны, чем игры молодого короля.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к