Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Зимин Николай: " Варнак Северный Путь " - читать онлайн

Сохранить .
Варнак. Северный путь Николай Зимин
        Виртуальный реальность. Игра, в которой тебя ждут приключения, верные спутники, мечи и магия, чудовища и боги. Но у главного героя с первых шагов все пошло не по плану.
        Тестовая локация, статус «Агрессор» и единственное, но странное задание. Отсутствие клана и друзей, злобные феи и дружелюбные неписи. Спасать решительно некого, мир вполне себе спокойно развивается и без очередного героя, темные властелины не свергаются, да и добраться до них не получается. И не видно ни одного пустого трона, куда бы он мог присесть и править железной рукой. Остается только идти по кривой дорожке, указанной мудрым отшельником из Страны болот. Надеяться на ветхую бумажку, подозрительную знакомую и странных неписей. Движение - вот наше все.
        А с планами немного не задалось…
        Николай Зимин
        Варнак. Северный путь

* * *
        Глава 1
        Установку капсулы закончили. Куча проводов аккуратно скрылась в надежном кабель-канале, мастера пожелали успехов и исчезли за дверью. Я обошел вокруг высокотехнологичного саркофага последней модели, набитого датчиками, считывателями всевозможных показателей тушки игрока, системой безопасности высшего уровня, точечного массажа и едва ли не авточесалки для пяток. Выбирая модель, я долго не раздумывал, заказав самую продвинутую, решив, что если уж погружаться в виртуальный мир ролевых игр, то делать это максимально комфортно и безопасно.
        Приложил ладонь к сенсорному экрану, гроб опознал хозяина и радостно пискнул, здороваясь с очередным мутантом, который скоро забудет солнечный свет, как и другие миллионы игроков по всему свету. Я пробежал пальцами по виртуальной клавиатуре, убедился что игра «Новый путь» успешно загружена и активировал систему подготовки. Капсула тихо загудела, мигая огоньками, выполняя диагностику и проверку установок.
        Наконец массивная крышка плавно раскрылась, демонстрируя внутренности, игриво подмигивающие огоньками и зазывающие устроиться поудобнее в мягкой утробе. За плечами был полугодовой опыт «Звездных колонизаторов», где я штурмовал разнообразные обитаемые миры и безжизненные астероиды, успешно уничтожая инопланетян, космических пиратов, андроидов, мутантов и прочую галактическую нечисть. Но мне наскучили однообразные пострелушки, где кроме как палить из плазмоганов помощнее, да шарахаться, откладывая тонны кирпичей, от мутантов в крохотных и запутанных коридорах орбитальных станций, делать было особо нечего.
        И вот, пока я нагибал космических тварей, а они изо всех ксеноморфных сил пытались возражать, год назад выстрелил крупнейший российский проект «Новый путь». Единственный в России производитель виртуальных многопользовательских игр разродился наконец-то ролевым творением в мире меча и магии. Громадный открытый мир, неисчислимое количество предзаказов и проданных капсул, созданное и мгновенно разбухшее до неимоверных размеров игровое сообщество, всевозможные расы, уникальные таланты и старые добрые мечи и магия. Роды были признаны очень удачными.
        Производитель, государственная корпорация сожравшая всех конкурентов, утверждал, что творение максимально приближено к реальности. Почитав форум игры и изучив десятки тем, где жалобы и слезы перемежались издевательствами и троллингом, я проникся. Новая капсула заменила устаревшую модель и я собирал информацию по «Новому пути». Особенно порадовал момент приближенности к реализму. Если ты, к примеру набрал уровень эдак двадцатый, но мечом из мамонтового бивня бьешь медленно и неуклюже, то тебя при должной скорости и сноровке вполне заковыряет шустрый на руку начинающий игрок с ржавым кинжалом. Да, дольше, сложнее за счет повышенного уровня противника, хороших доспехов, но заковыряет. Это переплеталось и с броней. Какой бы мощный шлем ты не одел, но даже обычный молот из кузни, прилетевший на приличной скорости в лоб, хоть чуть-чуть но контузит. А то и отправит в верхнюю тундру, если лоб будет не прикрыт, а метатель силен и запустит что-то тяжелее. Поэтому топы ближнего боя практически все являлись спортсменами.
        Это дало неожиданный отклик в реале. Шпаги, сабли, ушу с их шестами и мечами, фехтование. Секции моментально оказались забиты под завязку пыхтящими задротами, желающими стать великими нагибаторами, да поскорее. Даже обычные проходимцы бесконтактного боя и прочих ниндзюцу зажировали, до того много было желающих научиться гвоздить игровых оппонентов всеми доступными способами.
        На высоких уровнях это, естественно, не было так заметно, потому что к полтиннику уровень здоровья прокачанного игрока и рядом не валялся с таким же десятым, например. Да еще если игрок шел по ветке талантов защитника, к примеру. Но и тогда были шансы у новичка, хоть и ускользающие. Короче, как-то так. Весь год механика правилась, подгонялась с обновлениями и готовилась полностью изменить мир поней и розовых единорогов, протестировавшись на вновь открытом Севере и дав старт кровавому хардкору, боли и страданиям.
        Капсула медленно закрылась, загрузился интерфейс и я быстро пробежался по настройкам. Выбрал расу людей, слепок с реала, без всяких там правок, наращивания мускулатуры и рисования суровости или томной бледноты физиономии. Ник «Варнак», как прозвище в реале. Мелким я и так не был, метр восемьдесят четыре ростом, да почти сто килограмм костей и мяса. Короткий ежик волос на макушке и обритые наголо бока и затылок крупной головы. Двадцать четыре года, холост, два года обитаю в глубинке Сибири и мне решительно нечем было заняться.
        Классы были представлены стандартными воинами, танками, магами и прочими ассасинами, с последующим развитием по путям-дорожкам. Так же была возможность класс не выбирать вообще и в наглую качаться до полтинника, используя весьма ограниченный арсенал талантов. Набрав пятидесятый уровень бесклассовый игрок улетал на перерождение. Брались все таланты, навыки, достижения, любимое оружие, наклонности и игровые действия, пережевывались системой и выплевывались через сутки в виде какого-нибудь специфического и, как правило, уникального персонажа. С учетом рисков превратиться в заклинателя мышей, барда с фортепиано, пещерного ходока, колдуна, каждое заклинание которого привлекало нечисть в километровом радиусе, или вообще судебного пристава, данный вариант был не то чтобы популярен, но достаточно привлекателен для тех, кому обрыдли эльфы-лучники и бородатые шахтеры и кто был готов безрассудно шагнуть на уникальную дорожку.
        В качестве стартовых локаций я указал недавно запущенный тестовый Север. Изначальный континент вытянули к полюсу, забили солянкой из княжеств и королевств. Разбавили горы, холмы и поля, болотами и недружелюбной тундрой. Ближе к полюсу вспенил волны Ледяной океан, встречая редких удальцов кашалотами, падкими на человечину, стаями касаток с их загонными играми и групповой охотой, да белыми медведями, которые были абсолютными доминантами в сухопутной пищевой цепочке. Север был настолько дружелюбен, что первый же исследователь, который неделю мерз на своем фениксе, преодолевая морские просторы в безопасных высотах и решивший передохнуть на плоском айсберге, был до смерти заклеван огромной стаей пингвинов. Свои впечатления путешественник почтенного семидесятого уровня выложил на форум, снабдив гневными комментариями и добавил видео кровавой расправы.
        Разработчики прокачивали на Севере новую механику, которую планировали накатить на весь игровой мир со скорым глобальным обновлением. Никаких полосок здоровья над врагами, никаких статов на оружии, никаких имен над головами неписей или монстров. Все как в реале, знакомься, запоминай, учись стрелять из лука. Своего персонажа ты видел и развивал через меню, но вот определить класс другого игрока не представлялось возможным, пока он или сам не скажет, или не вдарит тебя, к примеру, молнией. Только ник и уровень над головой, да экипировка и оружие. И мирный синий цвет или кровавые тона агров. Логику, конечно, никто не отменял. Увидел игрока в латах со щитом - танк. Тощага в шали со звездами и посохом в руке - маг. Будь внимательней и сообразишь. С монстрами так же - никаких уровней, здоровья или наименований. Оценивай и думай, что может сделать с тобой вон тот кролик - убежать, позорно пасть под могучим мечом, или отгрызть твою виртуальную ногу.
        Всем этим я был дико заинтригован. Отказался от выбора класса. Нажал на вход. Обучающее видео. Пропуск. Старт.
        Игра встретила дружелюбно и оригинально. Виртуальное тельце вышвырнуло в небесах и я с диким воплем, болтая конечностями, полетел к земле. Ощущение полета оказалось вполне реально. Свист ветра в ушах, заполоненное карканье мелькнувшей вороны, осязаемый поток рассекаемого воздуха и удивительное ощущение свободного падения.
        Внизу расстилалась зеленая равнина, я разглядел пару деревень, крупный город у подножия горного хребта вдалеке, змеящиеся дороги и квадраты распаханных полей. Следом внимание переключилось на огромное озеро, куда я гордо и пикировал. Через минуту я рухнул недалеко от берега, подняв фонтан брызг и распугав птиц громким ударом о водную гладь. Выбрался на берег, обтекая и отплевываясь. Даже порадовало отсутствие одежды, персонаж начинал в исподнем, так что быстро обсохнет.
        На первый взгляд окружающая реальность очень даже внушала. Берег залит ярким солнечным светом, в сочной траве по цветам порхают пчелы, басовито гудят здоровенные шмели. Деревья мягко шуршат листьями, ветерок овевает лицо, принося запахи зелени, смолы и хвои. Из ближайших кустов на меня радостно, словно не веря своему счастью, пялится здоровенный волчара.
        - А… - промямлил я, судорожно озираясь. - Цыц!
        Волк зарычал с предвкушением и выбросил гибкое тело навстречу отважному искателю приключений. Сверкнули ослепительно белые клыки, меня обдало горячим дыханием, горло пронзила острая боль и мир померк.
        - Сволочь волосатая! - с запоздалым страхом взвыл я в темноте, глядя, как таймер отматывает десять минут до автоматического воскрешения. - Вот задница!
        Не дожидаясь конца отсчета, я возродил персонажа.
        ПРОИЗВЕДЕНА АВТОМАТИЧЕСКАЯ ПРИВЯЗКА ПЕРСОНАЖА ДЛЯ ВОСКРЕШЕНИЯ.
        - С дороги, краб! - меня чувствительно пихнули. Мимо с топотом промчался орк в кожаных доспехах. - Клешни подбери!
        - Сам нуб! - запоздало рявкнул я, отступив сточки возрождения. - Олень…
        Орк скрылся за низкой оградой и умчался в поля. Я огляделся. Так и есть, кладбище. Над воротами мигает прозрачная надпись, сообщившая мне, что теперь я возрождаюсь здесь после смерти. Я спешно вызвал меню.
        ИМЯ: Варнак. Уровень: 1.
        Класс: отсутствует, доступен после перерождения на уровне 50.
        Очки талантов - 1.
        Здоровье - 100.
        Энергия - 50.
        Навыки: Плетение - 0. Требуется активация.
        Религия: без предпочтений.
        - Скромно, - я подвел итог, - очень даже.
        Всмотрелся в навык, но меню подробностей не раскрыло. Выскочило информационное окно с глумливой надписью - «Каждому бесклассовому игроку дается определенный случайный навык, способный как развиться во что-то полезное, так и оказаться не слишком востребованным на выбранном пути. Для его развития придется постараться, но в итоге вы можете стать равным героям древности. Или нет».
        Отметил и новшество - отсутствие стандартных «силы», «ловкости» и прочих «выносливостей». Вместо этого для каждого класса предусмотрены таланты, представленные в виде виртуального дерева в отдельной вкладке. Уровень персонажа немного повышал количество здоровья и энергии, а ты уже сам выбирал, какой талант нужнее. Впрочем, стандартные пути развития были для меня закрыты. Все было очень скромно. Я осмотрел чахлый кустик, который мне открыла система и даже немного расстроился. Ветка скрытности, атаки, доспехов и оружия, основы магии, здоровье и энергия. Ничего серьезного. Посомневался, но закинул единичку, открыв талант «Скрытность». Я задумал делать упор на атаки из невидимости, максимальный урон и скорость, что меня всегда привлекало, как одиночного игрока.
        Смахнул меню и открыл инвентарь. С некоторым удивлением обнаружил грубо сделанный кастет, жуткого вида хламиду, проходящую как «костюм путешественника», и серебряную монету на балансе. Хламида тут же оказалась на плечах, а кастет устроился на пальцах правой руки. В принципе, это корявое недоразумение, даже не свинцовое, сложно было назвать оружием, но, как говорится, на безрыбье и все такое… Оружием и доспехами можно было пользоваться без талантов, но во всей красе они раскрывались при выборе соответствующей ветки. Иначе, даже стырив стальные латы, ты оставался громоздким увальнем со стесненными движениями. А изящный меч из эльфийской стали не шинковал камни соломкой, а притворялся колуном.
        Также в инвентаре валялся плоский камень воскрешения. Он, соответственно, воскрешал персонажа там, где находился. Если в инвентаре, то ты выскакивал возле своего трупа-кокона, если припрятал в каком-нибудь потаенном месте, то он выбрасывал тебя туда. Четыре заряда максимум, и они накапливались по одному за шесть часов. Штука была интересная и полезная, но доступная только за улучшенную подписку. Все остальное время персонажи воскрешали на кладбищах и очень редких точках привязки вне городов и поселений, которые еще нужно было отыскать. Больше в инвентаре не было решительно ничего.
        - Так, ну посмотрим, - выдохнул я, проведя ревизию. - Что тут у нас?
        У кладбища раскинулась, щерясь кривым, немного обветшалым частоколом, небольшая деревенька. В раскрытых настежь воротах стоял кряжистый сонный бородач, в меховых штанах и ржавой кольчуге на голое тело. Гармонично смотрелся криво надетый помятый шлем. Руками доблестный страж обнимал воткнутую в землю алебарду, а дыхание, как я заметил, подойдя поближе, способно было убить сивушным выхлопом слона средних размеров.
        Я открыл было рот, желая узнать про пошлины на вход или что-то подобное. Не очень хотелось делать первые шаги с нарушений местных законов или обычаев. Но бородач с усилием открыл заплывший глаз и неуверенно махнул рукой за спину. На большее его сил не хватило - он уперся в алебарду и захрапел.
        - И вам всего хорошего, - саркастически хмыкнул я и бесстрашно прошел через ворота. - Ну привет, новый мир.
        За воротами открылась небольшая круглая площадь, с разбегающимися вглубь узкими улицами. В центре площади мерно дымились угли, из которых выглядывали закоптившиеся цепи и человеческий череп. Я передернул плечами. Цепи в пепелище глухо звякнули в ответ, а пара звеньев даже шевельнулась, пытаясь подползти поближе. Пока я разевал рот, пытаясь разобраться, сработал ли это непонятный навык плетения, как из-за спины выскочил игрок.
        - Ведьму жгли, - пояснил долговязый парень, со звучным ником Менестрель Подмирья, - тут каждую неделю такое представление. В клан пойдешь? А то новичкам тяжело, а мы и обучим, и качнем, и приоденем.
        - Не-не, спасибо, - отмахнулся я. - Соло пока побегаю, осмотрюсь, то да се.
        - Ну как знаешь, - игрок тут же потерял ко мне интерес. - Если что - обращайся. Я каждый день здесь.
        Менестрель повертел головой, засек очередного новичка и поспешил к нему.
        Чуть настороженно обойдя кучу углей, я повертел головой в поисках торговых лавок или чего-то подобного. Немногочисленные игроки суетливо мелькали тут и там, хмурые деревенские неписи показывались реже. Наконец, приметив неплохо одетого и вальяжного гражданина, я двинулся к нему, надеясь выудить информацию, а то и интересный квест. Или узнать, где я вообще нахожусь Никаких сообщений над деревней не было.
        - Извините, уважаемый…
        - Пшел вон! - рявкнул местный, ухватившись за болтавшуюся на поясе дубинку. - Развелось тут!
        Я спешно отступил, слегка недоумевая. Собственно и не ожидалось, что тут сразу попадутся печальные старушки, которым надо плетень починить или письмо другой старушке через улицу донести, но все же я был немного озадачен. Да, никто не бежит, заискивающе глядя в глаза и умоляя перебить крыс в его подвале. Никто не плетет мировые заговоры поблизости, а я удачно не подслушиваю в уголке. И спасать решительно некого, все при деле, никто не грабит и не насильничает. Но что-то стандартное ведь должно быть. Стартовые квесты и все такое…
        Но наглые неписи категорически не желали видеть во мне героя, искателя приключений, и хоть немного уважаемую личность. Я сделал еще пару попыток. Выбранная мной бабулька с хворостом молча прошлепала мимо, игнорируя все попытки общаться, и бодро скрылась в проулке. Хмурый кузнец, на которого я вышел по звуку молота, на невинный вопрос о помощи в кузне или поставке редких металлов, ответил броском молота, искусно переплетя это действие с заковыристой руганью.
        - Ну конечно! - осенило меня. - Это же обычные неписи! Какие у них могут быть задания? Что я тут время теряю?
        Чуть дальше по улице ютился скромный двухэтажный особняк местного старосты, оттяпав роскошным фруктовым садом за высоким кованым забором едва ли не пятую часть деревни.
        - Хозяин не принимает! - встретил меня у калитки усатый крепыш, сверкающий новеньким шлемом и железными плечами доспехов. - Пройдите вон, пожалуйста!
        - Куда-куда? - опешил я. - Чего ты вякнул?
        - Вон! - повторил крепыш, многозначительно похлопав по рукояти короткого меча. - Плохо слышите? Могу прочистить уши. И тыкать будете вашей супруге.
        - Вы должно быть не поняли, - нахмурился я, лихорадочно соображая, что бы такое придумать, - я этот, герой, в общем. Хочу помочь деревне с ее бедами и трудностями.
        - Все беды и трудности деревни решает староста, - холодно ответил привратник, - большая часть их происходит от всяких оборванцев, считающих себя героями и искателями приключений, да прочих подозрительных личностей, ясно?
        - Предельно, - процедил я, - но я…
        - Не принимает! - припечатал крепыш и сурово уставился куда-то поверх моей головы. - Всего хорошего.
        - Пошел ты, - попрощался я и разочарованно побрел дальше.
        - Дали квест? - мне навстречу спешил очередной искатель приключений, босоногий хоббит Хардир, щеголяющий, как и я, первым уровнем. - Крысы или в полях работать?
        - Крысы, конечно, - лицемерно вздохнул я, - те еще крысы.
        - Ты первый раз в игре, что ли? - покровительственно спросил он. - Не знаешь, что надо брать поля? Там деревенские столько заданий накидать должны, что закачаешься!
        - Мне такой не дали. - Я развел руками и вздохнул. - Я же первый день, не умею, наверное. Но накидать хотели, тут ты прав.
        - Учись, нубяра, пока отец добрый! С неписями надо пожестче! Надо сразу показать, кто ты есть, понял, краб? Это же Север!
        С этими словами он пренебрежительно глянул на меня снизу вверх и решительно направился к дому старосты. Я подпер плечом чей-то заборчик и с упоением наблюдал за разговором. Крепыш явно не поменял ни содержание, ни порядок изложения, потому что Хардир сначала покраснел, потом принялся размахивать руками, вопить и что-то визгливо требовать, а затем и вовсе повысил голос до неподобающих амплитуд.
        Развязка произошла стремительно и красиво, как вспышка молнии в ночном небе. Крепыш явно имел громаднейший опыт общения с попрошайками, местными гопниками и героями первого уровня, а то и повыше. Качающий права Хардир получил короткий прямой в нос.
        Я, как истинный ценитель бокса и уличных драк, даже присвистнул от восхищения. Удар шел от пояса и без замаха, с небольшим доворотом туловища, в полную силу, с отличной скоростью, искренним удовольствием и знанием дела. Хардир вздрогнул всем телом и опал, как озимые. Крепыш аккуратно приподнял тушку, повернул спиной и дал такого смачного пинка, что хоббит приземлился в шаге от меня, вспахав пострадавшим носом приличных размеров канаву.
        - Крысы или все-таки поля? - флегматично спросил я у копошашегося внизу Хардира. - Ты как там, живой, отче? Клешни не сломал?
        - Хр-р-р-р…
        - Чего-чего?
        - Не принимают сегодня, - выплюнул пыль Хардир, с негодованием глядя на меня. - Завтра приду.
        - Я так и понял.
        Дружелюбный дом старосты остался за спиной и я наткнулся на торговые ряды. Все оружие в игре стандартно росло и развивалось, как и в тысячах игр до этого. Простая экипировка - медь, свиная кожа, старая бронза, кремень и тому подобный хлам. Следом шла редкая - тут уже царствовали благородные сорта сырого железа, подернутые изящными разводами ржавчины. Потом шли вещи элитные - мягкая сталь, плохого качества булат, редкие камни и обсидиан. Далее - легендарные, хвастающиеся булатом высшего качества, драгоценными камнями, чешуей дракона, рогами единорога и прочими редкими материалами. На вершине прочно укрепились вещи эпические, предмет слюнеизлияния всех игроков без исключения. Там искрило метеоритное железо, вымоченное в крови девственниц, убитых единорогами. Сверкали и переливались на свету выдранные живьем глаза-самоцветы генералов Хаоса. Звенели тетивой из волос эльфийских принцесс луки, выточенные из изящных деревьев, растущих на стыке миров. И тому подобное. В деревне для новичков, естественно, игроков не баловали совершенно.
        Передо мной возвышались четыре криво сколоченных прилавка. За одним торговали оружием, в другом блестела броня, в третьем находились луки и прочее метательное, а четвертый пузырился эликсирами. Продавцы были похожи, как родные братья. Мелкие заплывшие глазки, бороды лопатой и внушительные животы. На прилавках радовали глаз ржавеющие мечи, медные доспехи, щиты из досок с ближайшей лесопилки, и прочая снасть, необходимая для выживания каждому приключенцу. Серое богатство начальных уровней было явно сделано на коленке поддатым подмастерьем. На потенциального покупателя никто не смотрел. Четыре брата пили пиво и с презрением обсуждали жадных бессмертных.
        Я скривился, разглядев точную копию своего кастета, который выставил жадный торгаш за полновесный золотой. Поразмыслив я двинулся к воротам, вспомнив о всяких гильдиях и досках с заданиями, которые с упоением расписывали на форуме.
        Доски с заданиями я так и не нашел. Других игроков, кроме зазывалы, да таких же ошарашенных новичков, не обнаружилось. В целом и общем - деревня не внушала. Впрочем, я местных жителей тоже не впечатлил. Оставалось только качаться. Может, когда наберу пару десятков уровней, так и отношение местных поменяется. Вот уж воистину, хардкор, мать его… Не соврали на форуме - Север оказался суров, недружелюбен и дик.
        Деревня осталась за спиной, ноги несли путешественника и блистательного искателя приключений прямо в расстилающиеся поля, покрытые густой травой, редкими кустарниками и небольшими рощами. Лишь дальше к северу виднелась темная полоса леса, постепенно наползавшая на мрачные горы. Самые высокие пики вообще были покрыты снегом, а верхушками дырявили облака. Немного понаблюдав за пейзажем я перевел взгляд на более насущное.
        В зеленой травке мирно кормились кролики, ежи, редкие стайки полосатых свинов, какие-то здоровенные жирные гусеницы похожие на несколько бочек, спаянных в ряд. Изредка со стороны леса набегали волки и, в свою очередь, кормилисьвсем этим луговым сообществом, а так же низкоуровневыми игроками. Типа меня.
        - Так-с, надо начинать, - обозначил я план действий, - махать верным мечом… хм… кастетом, не будем. Только засады, внезапность и натиск. Во!
        С этими словами я плюхнулся пузом в сочное разнотравье и по-пластунски пополз к отвратительно жизнерадостному поросенку неподалеку. Полосатая жертва что-то выковыривала из под пня, радостно похрюкивала и так самозабвенно увлеклась своим занятием, что я сумел подкрасться едва ли не вплотную. Прыжок, прямой кастетом в загривок, несколько секунд яростной ругани и чудовищного визга и вот он, первый убитый в моем новом увлекательном путешествии.
        - Вот прямо нагибатор, ага! - скривился я, разглядывая тушку. - Убивец всего и вся.
        С поросенка выпал кусок мяса и хреновенькая дырявая шкурка. Гораздо больше отсыпал папка свина. Матерый секач вылетел из кустов, увидел разыгравшуюся трагедию и сходу отправил меня на кладбище, стоптав вонючей тушей.
        Воскреснув и отматерившись в синее небо, я запоздало обнаружил, что потерял и наличку, и кастет с хламидой. Остались трусы, кулаки и уязвленное самолюбие.
        - Что-то я слабоват, - буркнул я, покидая кладбище. - Впрочем, чего я жду на начальных уровнях… Ох ты ж, блин! Оружие!
        Мой кокон истаивал в воздухе, а в поля улепетывал знакомый хоббит Хардир, мелькая волосатыми пятками. Изрыгая проклятия на голову и остальные конечности вороватого засранца, я выдрал небольшую елочку, совершенно не вписывающуюся в местные поля с аккуратной травкой. Ободрал ветви, полюбовался длинным дрыном с массивным утолщением на месте корней, и тут же прилетело сообщение. Система порадовала открытием мастерства и удачи, которые попадали в разряд свободных талантов. Развивались они от действий игрока. Мастерство отвечало за ремесла и открывало еще одно обширное дерево разнообразных игровых профессий. А удача влияла на получение конечного результата, да на некоторые игровые моменты, типа, в найденном случайно кладе не сто монет, а сто одна.
        - Ну охренеть теперь! - прорычал я, раздраженно отмахиваясь от системных сообщений. - Мигрировать куда попроще, что ли?
        Я с тоской покрутил невзрачным оружием и по той же тактике ползуна-диверсанта ринулся за лутом и опытом. Через пару часов унылого ползания, прыжков, судорожного сбора трофеев, я кое-как удрал от очередного секача, подобрал сползающие трусы и выбрался на дорогу. Персонаж с трудом перевалил пятый уровень за все это время.
        - Полдня в игре и только пятый апнул, - я почесал затылок и с омерзением оглядел корявое самодельное оружие, которое система упорно выдавала за двуручный посох. - Надо на рынок, все продать, что-то купить поубойнее, да? И вернуться сюда же!
        На последнюю фразу, которую я с откровенной угрозой высказал окружающей природе, никто не ответил. Только из травы неподалеку высунулось противное поросячье рыло, шумно втянуло воздух и презрительно хрюкнуло. Я широко размахнулся и отправил эксклюзивный посох ручной работы в наглого порося, сплюнул и пошагал к деревне. В полях тут и там встречались редкие игроки, отважно нагибающие кабанов и гусениц.
        - Как дела? - задорно помахал эльф пятого уровня. - Го в пати?
        Рядом с ним важно водил посохом мелкий зверолюд, поплевывал на рукоять топора гном в кожаных доспехах, и даже крутилось что-то пернатое - явно питомец. То ли попугай, то ли недокормленный петух, разноцветный как радуга.
        - Дела в норме, я соло, - скривился я, проходя мимо. - А где ты питомца взял?
        - На аукционе прикупил, - ответил эльф, разглядев мои живописные обноски и сморщив нос. - Советую, отличное подспорье.
        - Не сомневаюсь, - согласился я, - удачной охоты!
        Пятый уровень подарил пять же единиц очков таланта. С учетом того, что за каждый уровень давали по одному очку, а за каждый пятый - по пять, я накопил их целых восемь. Я добавил персонажу «Скрытность» сразу подняв ее до пятого, талант позволял немного сливаться с окружением, делая персонажа незаметным, но совсем немного. «Удар со спины» второго уровня на шесть процентов увеличивал урон первого удара с тыла. «Внезапная смерть» первого, с шансом в половину процента на мгновенное убийство. Последним стал «Критический удар», на один процент дающий возможность троекратно увеличить урон. Очки кончились и я побрел к деревне.
        На удивление, но по дороге игроков стало попадаться побольше. Видимо, плюшки за жестковатые условия и новая механика находили отклик в жадных сердцах, а может основной онлайн не в моем часовом поясе. Кто-то с азартным гиканьем гонялся за полосатым поросенком, кто-то расплескивал потроха громадной гусеницы двуручным мечом.
        Из небольшой рощи с истошным воплем выпрыгнул лучник, за которым мчался, прижав уши и высунув язык, крупный волк. Серый стремительно настигал. Прыжок, мохнатое тело сапсаном врезается в узкую спину бедолаги, короткая сшибка, похожая на одностороннее избиение или изгрызание, и гордый победитель неспешно трусит в сторону деревьев. Я покосился в сторону кладбища, откуда выскочил, как ошпаренный, горе-лучник в подштанниках, и вошел в деревню.
        Потолкавшись десять минут по узким улочкам, я понял, что квестов мне не видать. Давать поручения задрыге в лохмотьях уровнем повыше, чем был с утра, никто не спешил. Зато я нашел улицу с торговыми лавками, как раз за углом от тех уличных навесов с бородатыми близнецами. В отличие от наспех сколоченных прилавков, это были отдельные здания с вывесками. Рассудив, что тут и выбор должен быть побогаче, и купец посолиднее, я смело распахнул дверь в ближайшую.
        - В будние дни не подаю! - рявкнул широкий краснорожий торгаш, едва завидев меня на пороге. - Вон пошел!
        - Сам пошел! Тут у всех в башке кроме «вон» ничего нет? - вызверился я, порядком раздраженный таким началом захватывающих приключений. - Я покупатель!
        - Да? - Пузан со смесью недоверия и злорадства осмотрел меня с головы до ног. - И вот прямо что-то купишь?
        - И продам, - заверил я, поспешив озвучить ассортимент, - у меня и шкуры, и мясо, и копыта, и потроха гусеничные, и слюни. Даже сопли наверное есть, если поискать - столько дерьма нападало.
        - Сопли можешь себе оставить, дерьмо тоже, - разрешил торговец. - Ладно, проходи, не засти свет. И побыстрее.
        Через какое-то время преодолев потоки ругани, торгов, проклятий и оскорблений, я вывалился из лавки. Свободный талант торговли успешно получен, унылая единичка сообщала, что я могу на целую десятую долю процента снизить цену товара у игровых продавцов и на такой же космический порядок повысить цену своего товара.
        На ногах красовались ботинки из грубой кожи, тело облегали новенькие штаны и рубаха. Как и в реале, от клыков, мечей и молний такая экипировка не помогала и по боевой эффективности годились только срам прикрыть, зато я уже не выглядел подозрительным бродягой с голодными и жадными очами. Из оружия я купил дубинку с короткими зубьями из ржавых толстых гвоздей на навершии. Благородное дерево из которого был вытесан прекрасный образец оружейной промышленности я не опознал. Но в детстве я подобные мастерил из тяжелой лиственницы. Все колюще-режущее стоило каких-то космических денег, а дубина шла по весу, да плюс грошовая работа. На экипировку посерьезнее не хватило денег. Выбитый из полевых обитателей хлам остался у довольного торговца, явно меня неслабо нагревшего. Единственным плюсом оказался полновесный золотой в кармане.
        - Ну хоть одет, как человек! - Я воспрял духом и огляделся. - Что тут еще есть?
        Заметив на соседней вывеске посох и книгу, не колеблясь шагнул внутрь. В просторном помещении, забитом пыльными фолиантами, свитками и глиняными табличками, за небольшим столом вальяжно развалился сухощавый старик с длинной бородой. Умостив тощий зад в огромное кресло, он закинул ноги на стол и, созерцая что-то на потолке, прихлебывал напиток из высокого бокала.
        - Добрый день, уважаемый! - Я невольно покосился на потолок, но кроме пучков засушенных трав, нескольких летучих мышей и их помета, ничего не обнаружил. - Как дела?
        - Вашими молитвами, - недовольно буркнул маг.
        - Хреново значит, - сделал вывод я. - Заклинания продаете?
        - Смотря кому, - маг лизнул винца и соизволил опустить взгляд. - Тебе, к сожалению…
        - Да понял я, понял, - процедил я в ответ. - Что на золотой можно приобрести?
        - Приобрести ты можешь девку в борделе, - старец вновь задрал глаза к потолку, - а я предлагаю знания. Мудрость, освященную в веках! Опыт предков!
        Скрипнув зубами я вступил в очередную торговую перепалку, окончившуюся тем, что золотой перекочевал алчному магу, а у меня появилось первый активный навык. Торговля не прибавила в росте, видимо единичная покупка за нормальный бартер не считалась.
        Невидимость - 1 уровня.
        При активации делает персонажа невидимым. Время действия 30 секунд, откат - 1 минута. Действие прерывается при атаке, получении урона, обнаружении. Рост умения зависит от скрытности и частоты использования.
        Для перехода навыка на следующий уровень, после накопления достаточного опыта, необходимо посещение торговца заклинаниями.
        - Обнаружении? - Я почесал затылок. - Типа, если кто-то вкачает талант на обнаружение, видимо. Или по запаху найдет? Ладно, разберусь потом.
        Навыки можно было настроить на жесты для удобства и я выставил активацию на два быстрых поворота кистью вправо-влево. Удовлетворенный успехами, я выбрался на площадь и несказанно удивился переменам.
        От пожарища не осталось ни пятнышка сажи. На месте неприятного кострища теперь высился небольшой помост, с которого что-то яростно вещал массивный волхв или друид в зеленом жреческом балахоне и с резным посохом в довольно крепких для священнослужителя лапах. Вокруг толпились и внимали деревенские и игроки. Даже стражник у ворот проснулся и вовсю глазел на происходящее.
        - Великий лесной бог Ферран, покровитель эльфов и зверей, говорит моими устами! - брызгал слюной благочестивый волхв, вращая бешеными, налитыми кровью глазами. - А я, верный жрец, передаю его слова!
        Я осторожно присел на завалинку за спинами слушателей и с любопытством уставился на происходящее, навострив уши.
        - А говорит он следующее! - Служитель культа махнул посохом, едва не размозжив череп какому-то почитателю, слишком близко сунувшемуся внять божественным откровениям. - Он говорит - объявилось лихо неслыханное! Пришел на земли ваши зверь мерзкий, что несет кровь, смерть и страдания! И имя тому зверю - ледяной вепрь!
        Вам доступно божественное задание: «Ледяной вепрь».
        Награда: 100 золота, 2000 опыта, вариативный предмет.
        Дополнительное задание: посвятить победу Феррану.
        Награда: вариативный предмет рангом не ниже элитного, +15 к репутации с лесным богом.
        Принять: да/нет.
        Принять, естественно. Я ни секунды не раздумывал и спешно согласился на задание. Три часа в игре и божественный квест. Я даже кинул злорадный взгляд на неписей, вот так, мол, деревня, мы на мелочи не размениваемся. Радость, впрочем, была омрачена количеством других игроков, тоже хапнувших этот же квест, и с точно такими же радостными физиономиями глядящих по сторонам.
        - Зверь лютует и Ферран ждет героя или героев, готовых расплескать мерзкие мозги зверя молодецким ударом!
        Народ загудел, запричитали бабы из толпы, ребетня крутилась под ногами с восторгом, то ли выглядывая этого героя, то ли ища что спереть. Игроки радостно переговаривались и жестикулировали. Несколько, с клановыми значками над головой, стояли с отсутствующими лицами - или читали системные сообщения, или спешно писали в чаты.
        - Идите на север! В дикие леса! - внушал между тем волхв, надрывая луженую глотку. - И убейте мерзостную тварь во имя светлого Феррана! Награда будет соответствующая!
        На площади стали распахиваться редкие порталы. Пространство вокруг помоста мгновенно заполнили крепкие высокоуровневые игроки. Судя по доспехам и оружию очень даже почтенного уровня. Интуиция послала легкий импульс в район ягодиц, я послушно осмотрелся и рыбкой нырнул за забор.
        Волхв между тем продолжал увещевать, перемежая речь проклятиями на головы трусов, если таковые найдутся. Орал он так, что флюгеры тряслись. Да и с виду походил на борца с медведями, а никак не на служителя культа. Впрочем, подумал я, в этих краях плоть не умерщвляют. Тут, как я успел убедиться, сначала чистят рыло, а потом фамилию спрашивают. Если жив останешься.
        - Так! - рявкнул кто-то из клановых в серебристых доспехах. - Сюда подходим все!
        Все понятно, сейчас будет распил вкусного квеста. Я кастанул невидимость, скользнул вдоль забора, перемахнул в соседний двор. Звякнула цепь, под ногами заметался мохнатый пес, оглашая окрестности злобным лаем, я перемахнул через следующий забор, сопровождаемый просвистевшей над головой скалкой и визгливой порцией брани выскочившей на крыльцо хозяйки. Замелькали стены домов, огороды и кривые переулки.
        Наконец, улочка вывела к воротам, поддатый стражник проводил меня взглядом, в котором почудилось некое подозрение, а через секунду я уже бодро шагал к угадывающемуся на горизонте лесу.
        - Вепрь, значит? - бормотал я под нос, периодически оглядывая окрестности. - Тут я специалист, однако.
        Ложкой дегтя оказалось воспоминание, как первый же вепрь, даже ни разу не ледяной, затоптал меня неумытыми копытами и отправил на кладбище. Впрочем, город Вольный, он же центр земель для новичков, если верить дорожным указателям в той же стороне, а я уже опытный игрок пятого уровня, так что не вепря, так квестов нахватаю. Уж в городе-то можно было развернуться новичку. Гильдии всякие, рыцарские ордена и все остальное, что там еще игра подготовила для бравых героев.
        Я бодро шагал к лесу на поиски новых приключений, преисполнившись мечтами и окрыленный перспективами.
        Глава 2
        Дорога извивалась под ногами, нырнула за холм, мостиком перекинулась через речку и скрылась среди деревьев. Дикие леса о которых талдычил волхв или не они, я не понял. Карта показывала дорогу, реку, лес и меня в виде стрелочки. Ни названий, ни подсказок. Глядя на роскошные густые кроны, я чесал репу и напряженно думал о том, что опытный игрок пятого уровня и рак с клешнями пятого уровня не сильно-то различаются. Позади мерно журчала река, намекающе поскрипывал мостик, словно зазывая вернуться и не страдать ерундой. В поле, мол, живности навалом. Спокойнее и безопаснее.
        Раздались шаги и на мосту появился игрок, некто Алхимик, совершенно безобидного вида. Он покосился на меня, уселся на перила и вытащил из инвентаря удочку. Глядя, как он с добродушным видом занялся рыбалкой, а поплавок мирно подпрыгивает на воде, увлекаемый течением, я заподозрил неладное, но было уже поздно.
        - Эй, человек! - рявкнул кто-то из кустов, едва не спровоцировав у меня выброс кирпичей. - Сюда иди!
        - Куда это? - подозрительно спросил я, попятившись. - Ты обозначься, партизан.
        Из зарослей выбралась тройка игроков, в доспехах и при оружии. Вперед выступил Фефель, как я успел прочитать над его головой, двадцатого уровня и с неплохим набором доспехов. Вроде даже не сильно ржавых. Он многозначительно помахивал заряженным арбалетом. Взведенные плечи оружия нехорошо поблескивали, а болт подозрительно светился зеленоватым.
        - Тут дорога платная, - оскалился Фефель, ловко вскинув арбалет. - Сам понимаешь.
        Парочка за спиной скучающие осматривала меня. Доспехи у всех были явно с чужого плеча, у одного наплечники разные, у второго медные вперемешку с бронзой. В голове забил тревожный набат.
        - И? - ухмыльнулся я. - Чеки выдаешь? Или под честное слово?
        Вот и первые агры, сообразил я, любители бить и резать других игроков с целью наживы. Ники всех троих были красного цвета.
        - Ты че такой наглый, я не понял?
        - С рождения, - пояснил я.
        Пока Фефель открывал рот, желая что-то добавить, я в одно движение развернулся и стремительно дал стрекача к речке, петляя, как заяц. Позади раздалась истошная ругань, вопли, над плечом свистнул арбалетный болт, а через секунду в спину ударило что-то тяжелое и ледяное.
        Чувствуя, как немеет тело, покрываясь инеем под действием заклинания, я из последних сил ускорился, но тут рыбак Алхимик прыжком очутился на середине моста и перекрыл путь, расставив руки.
        - Ах ты волчара тряпочный! - крикнул я, чувствуя, как верхняя тундра зовет в места, богатые дичью. - Ты…
        Выговориться уже не удалось. Я умудрился только дернуться в сторону и вмороженным куском льда рухнул через перила, мгновенно уйдя ко дну, хоть по мелочи, но испортив гадам праздник. Пусть ноги помочат, добираясь до кокона.
        - Совершенно не прет! - пожаловался я небесам, воскреснув на кладбище. - Суки!
        - Не кричи, мальчик. Ты нарушаешь гармонию.
        Рядом на надгробии, прямо на плите, сидел эльф седьмого уровня. В ужасающих обносках, грязный, рваный и ни разу не утонченный лучник. Накрашенные глаза ярко контрастировали с бомжеватым видом.
        - Изыди, душный, пока в лоб не дал! - возмутился я. - У меня хоть трусы чистые.
        Тоскливые глаза меланхолично окинули меня с головы до ног, но тонкая душевная организация не дала ушастому осквернить благоговейную тишину, разлитую меж могил. Вместо слов он скривил рожу, отвернулся и замер. Через минуту его тело замерцало. Вышел из игры, понял я. Персонаж еще будет висеть серой тушкой десять стандартных минут, после чего исчезает.
        - Скатертью по жопе! - сплюнул я вслед. - Попутного ветра в горбатую спину.
        Ревизия показала, что шмот благополучно остался на дне реки. Вполне возможно, что сейчас кокон достали и с жадным хохотом потрошат наглые агры. Хотя эта ветошь начинающих героев вряд ли сгодится лесным братьям, у которых хоть и ржавые, но доспехи, но это утешало слабо. Особенно печалила утрата свежекупленной дубинки.
        - Нормальные герои всегда идут в обход! - оптимистично заявил я окружающим могилкам, затаил зло на агров, и направился в поля. - Мы еще повоюем.
        Денег не было, шмот остался на дне реки или в загребущих лапах лесных бандюков. В знакомых до боли полях ничего не изменилось. Более того, немного полазив по кустам, я нашел на фиг никому не сдавшийся двуручный самодельный посох еловый одна штука.
        - Ну это судьба, - решил я, покрутив изогнутую палку с массивным набалдашником-комлем, - пока так, значит.
        В деревню возвращаться смысла не было. На персонаже болтались удивительно харизматичные трусы в горошек, кошелек был пуст, поэтому я твердо намеревался бить местное зверье по максимуму, подняться по уровням, вернуться и жестоко наказать зарвавшихся агров, заодно прибив и Алхимика. Вдобавок уже смеркалось, а солнце погрузилось за горы, мигнув напоследок.
        - Ну что, волчары? - спросил я у кустов. - Повоюем?
        Пройдя совсем немного я обнаружил именно волчару, который лениво возлежал на траве и дожирал останки, которые я с трудом опознал как кролика. Невидимость мягко скрыла персонажа в ласковых объятиях, я аккуратно подкрался к ужинающему зверю и с силой огрел санитара леса меж наглых ушей.
        Волчара подскочил на заплетающихся лапах, заперхал, подавившись куском и попытался клацнуть зубами в мою сторону, одновременно мотая башкой. Я, понятное дело, не хотел, чтобы он сориентировался в пространстве, и лупил не жадничая, до хруста в плечах.
        - Вот так! - просипел я, встав над поверженным волком. - Победа! Скотина ты волосатая!
        Тут же выскочило системное сообщение.
        Поздравляем: получен свободный талант «Ночное зрение» 1 уровня - вы видите в темноте чуть лучше обычного.
        Чуть лучше оказалось так себе. Но зрение хоть немного, но и вправду стало четче, а окружение контрастнее. Правда еще и не ночь, а глубокий вечер, но эффект был. Я отважно наступил на ближайший холмик с целью залезть повыше и найти скопления зверья для последующего истребления. Холмик дернулся и с оскорбленным ревом вскинулся на дыбы.
        - Вот гадство! - заорал я, падая на спину и спешно перекатившись через голову. - Ты-то что здесь забыл?
        У холмов действительно были глаза. Маленькие, налитые злобой, они сверлили меня с покатой медвежьей морды. Взмах лапой, хруст черепа, и я с воплем очутился на до тошноты знакомом кладбище.
        Деревня уже осветилась огнями. На кладбищенской ограде тоже висели факелы, бросая мрачные тени и сжигая бестолковых мотыльков. На этот раз система лаганула, а может сжалилась над несчастным нубом, но я выпал у надгробия в трусах, с пустым инвентарем, но с самодельной двуручной еловой, так ее, дубиной. Я начал подозревать, что система брезговала признавать жалкие творения моих рук за оружие, кроме как в названии. А может потому что с меня уже и выпасть было нечему.
        Поздравляем: получен свободный талант «Наблюдательность» 1 уровня - вы можете понимать суть вещей, видеть сокрытое и искать потерянные монетки.
        - Да отвали! Охренеть, как вовремя! - Я смахнул системное сообщение, вышел за ворота и сплюнул. - Как тут вообще качаться?
        - С мучениями, - сообщили из-за спины, - а как ты думал, нуб?
        - Вот спасибо, - с сарказмом бросил я, оборачиваясь, - а то я не понял.
        Позади, привалившись к ветхому склепу, скрестив руки на груди, стояла молодая девушка. Ростом не уступала мне, с правильными чертами красивого лица и подтянутой спортивной фигуркой. Снежно-белые волосы до плеч неровно острижены, вздернутый носик, огромные глаза разного цвета - правый отливал зеленью, а левый весело блестел синевой. Какой-то средневековый комбинезон, обтягивающий фигуру, витая черная клюка воткнута у ног. Я вгляделся - Алиса Белая, семьдесят пятый уровень, клан «Псы Войны».
        - Ну ты и имечко выбрал, - блеснула она зубами в усмешке. - Беглый каторжанин? С юмором, однако!
        - В реале так называют, - объяснил я. - А по паспорту - Кир. Но лучше по нику зови, я уже привык.
        - Меня Алисой и зовут. В реале. - Она отлепилась от стены, подхватила клюку, приблизилась и протянула руку. - Будем знакомы. Сразу говорю, что внешность не рисовала - все с натуры. Альбиноска.
        Я осторожно пожал узкую кисть с тонкими пальцами. Глаза сами скользнули в декольте. Понятно, что с реала. Первый размер, чуть больше. Тут обычно третий рисуют сразу.
        - Что надо сделать, чтобы тебя так прозвали? - поинтересовалась Алиса.
        - Был женат с полгода и благополучно развелся, - хмыкнул я, - а один знакомец сразу и прозвал. Типа с каторги сбежал. Прижилось.
        - Ха! Это интересно! А сейчас женат?
        - Нет. Четырежды вдовец.
        - Четырежды? - У нее отвисла челюсть.
        - Уже некуда трупы прятать, - скривился я.
        Она запрокинула голову и расхохоталась, звонко и заразительно.
        - Ты тут каким ветром, в наших нуболокациях? - спросил я, когда она успокоилась и перестала тыкать в меня пальцем. - С таким-то уровнем?
        - Квест делаю, - хитро прищурилась Алиса, - заковыристый. И очень сложный.
        - Ну это тоже интересно, - преисполнился я легкими подозрениями. Тут кинут через колено и поминай, как звали. - Только не мне.
        - Вообще, мог бы и помочь, - она оценивающе оглядела меня с ног до головы, - все равно тебе делать нечего.
        - Ну как, нечего, - почесал затылок я, - хотя…
        - Соглашайся, я тебе бонус дам. И плюшки.
        - А что делать надо?
        - Дуэль. - Алиса кинула мне вызов. - Махнемся тут, у ворот. Если ты по мне попадешь, то я и квест закрою, и тебе награду выдам. А вдруг ты вообще избранный? Сразу в клан генералом, не меньше!
        Я усмехнулся. Ага, генералиссимусом еще бы сказала. Но делать и вправду нечего, а слова о бонусе заинтриговали, к тому же вспомнилось о пустом кошельке.
        - Ну давай попробуем.
        - Ты только не сдерживайся, хорошо? - попросила она. - Не люблю.
        Я помыслил и принял вызов. Девчонка была хоть и почти моего роста, на глаз метр восемьдесят, но хрупкая, как тростинка. А уровень меня, не особо смутил. Умеешь двигаться, сумеешь и увернуться, и плюху отвесить. Тем более с ее клюкой подобраться к двухметровой дубине будет проблематично. А мне нужно всего лишь одно попадание. Впрочем, эта стройная и логичная теория была через секунду развеяна игровыми реалиями.
        - Начнем? - собрался я.
        Вместо ответа она взмахнула клюкой. Та мгновенно вытянулась, превратившись в трехметровый шест. В отличие от моей убогой палки, черное оружие альбиноски выглядело устрашающе. Это что-то уже из разряда эпических вещей, зуб даю. И мне этот зуб сейчас стопроцентно выбьют, а может и несколько. Только сейчас я заметил, как она двигается, ставит ноги и держит оружие. Расслабился, олень, пустил слюни на красивую мордашку…
        - Ох, ну ничего себе! - вытаращился я. - Это как?
        - Доброе волшебство! - Алиса оскалила зубы в довольной усмешке. - Иду!
        Она мягко скользнула вперед и шест в ее руках исчез, превратившись в смазанные полосы. Воздух заревел, будто раздираемый лопастями вертолета, я завороженно наблюдал за этой свистопляской.
        - Ты делай что-нибудь, каторжанин, - Алиса фыркнула. - Я же сейчас тебя прибью!
        Я тряхнул головой и отступил на шаг, выставив дубину. Мысли о награде поблекли и с шелестом улетели за горизонт. В реале у меня был опыт ножевого боя, помимо увлечения рукопашкой. Еще отец натаскивал, заставлял бить по манекенам, махать с ним в спарринге, но против девчонки, которая выписывала посохом сложнейшие фигуры, что-то в восточном стиле, я пролетал гарантированно.
        - Не бьешься - не добьешься! - ухмыльнулась она и бросилась вперед.
        Я успел присесть, пропуская черный посох над головой, чувствуя, как воздушной волной едва не сорвало скальп. Посох тут же спикировал сверху, с оттяжкой, а сама альбиноска мгновенно сменила позицию. Последующий обмен ударами можно было назвать односторонним избиением. Девчонка плясала вокруг, постоянно лупила под всевозможными углами, в самый последний момент ослабевая удар, отчего мне наносились не слишком сильные повреждения. Я отбивал каждый третий-четвертый, а остальные сносили здоровье медленно и неотвратимо.
        - Скукотень! - Она внезапно отпрыгнула и швырнула посох в небо. - Давай, как в кино про самураев? Рывок навстречу и все такое, а?
        Я вымученно выругался, глядя, как она не отрывая от меня разноцветных глазищ поймала оружие правой, заведя руку за спину, закрутила им сложную вязь и замерла в низкой стойке.
        - Лады, - прохрипел я, перехватив дубину поудобнее. - Договорились.
        - Но я сдерживаться не буду! - порадовала она, зловеще усмехнувшись. - Никакой пощады, каторжанин!
        Посох дрогнул, выпуская жуткое иззубренное лезвие. Я оторопело глядел на огромную косу, впору только смерти в ужастиках. Альбиноска замерла, выставив ее в сторону и подобралась. Воздух вокруг нее потемнел, а глаза внезапно полыхнули багровым. Улыбка переплавилась в оскал, меня пробрало даже в цифровом теле. Миленькое личико превратилось в жуткую маску сумасшедшей, жаждущей крови, расчлененки и трупов.
        - Ого! - На меня упало какое-то проклятие, уменьшающее все сопротивления на четверть. - Так нечестно!
        Алиса хохотнула, но тут же снова перекосилась в злобной гримасе и дурашливо зашипела:
        - Умри, несчастный краб!
        Я выгнулся назад, аж позвоночник захрустел. Лезвие с шелестом рассекло воздух, на волосок разминувшись с моим туловищем. А моя самодельная дубина уже летела по плоскости, целясь в ноги.
        Алиса взвизгнула, выгнула спину и как-то очень ловко крутанулась, приседая и взмахивая косой. Коса пролетела сквозь живот и я целую секунду, падая навзничь, оторопело наблюдал зрелище своей задницы стоящей на ногах, пока система не выкинула меня обратно на кладбище.
        - Сильна, - уважительно протянул я, выходя через минуту из ворот. - В реале чем занимаешься?
        - Кобудо, засранец! - прорычала девушка. Коса уже сложилась и теперь Алиса отчаянно чесала клюкой колено. - Не поняла, как ты умудрился?
        Я почувствовал, как губы расползаются в улыбке. Все-таки зацепил.
        - Ах ты…
        - Награду гони! - Я радостно потер ладони. - Уговор дороже денег!
        - Ладно, сама виновата, расслабилась.
        Я понимающе ухмыльнулся и подобрал свою дубину. Алиса прищурилась, зло запыхтела и принялась шарить по карманам. На землю посыпались сколотые по краям склянки, бумажки, пара медяков. Из нагрудного кармана был извлечен замусоленный леденец на палочке, который тут же оказался у нее во рту. Я ждал, посвистывая. Алиса копалась в кармашках, с хрустом грызя сладость.
        - Во!
        Я недоверчиво уставился на клочок грязного пергамента, на котором чуть ли не рунами или резами, хрен разберешь, была криво начерчена пара строк.
        - Это что? - Я спрятал руки за спину. - Где плюшки? Где бонус?
        - Слушай, пионер, - завелась непонятно с чего девушка, - бери, пока дают. И вообще - на халяву и уксус пролетает, как коньяк.
        - Что это хоть за мазня? - спросил я, поколебавшись, но брезгливо принимая бумажку. - Заклинание? Или клад?
        - Да ты орел! - восхитилась Алиса, ехидно улыбаясь. - Это карта сокровищ, ты угадал!
        - Тебе самой не надо, что ли?
        - Я уже месяц это вот никому всучить не…
        - Чего-чего?!
        - Удачи, орел! Квест закрылся, ура-ура!
        Она развернулась. Вспыхнул мягким светом овал портала. Я, чувствуя себя и вправду орлом, который деревья клюет, спешно зачастил:
        - А как прочитать-то? Стой! Как читать, говорю?!
        - Как прочитать? - Алиса замерла в шаге от портала, повернулась и почесала затылок. - А без понятия. Ищи и найдешь.
        С этими словами она сложила губки бантиком, послала мне воздушный поцелуй и спиной провалилась в портал. Я чертыхнулся, разглядывая пергамент.
        - Всучить, значит… Разберемся, - буркнул я, открывая окно персонажа. - Завтра с утра.
        Имя: Варнак. Уровень: 5.
        Класс: отсутствует, доступен после перерождения на уровне 50.
        Очки талантов - 0.
        Здоровье - 140.
        Энергия - 70.
        Навыки:
        Плетение - 0. Требуется активация.
        Невидимость - 1. Необходимо повышение.
        Религия: без предпочтений.
        Таланты я даже открывать не стал. Скрытность да чуть-чуть крита. И так все понятно. Заклинание невидимости дошло до предела развития и хотело на второй уровень. Я тоже этого хотел, только денег не было. В итоге получился персонаж с дубиной, незаметный в темноте, без репутаций, без длани какого-нибудь небожителя над бритой головой. Занавес, как говорится, и апельсиновый сок.
        - Это просто фееричный пролет, - протянул я, разглядывая окно персонажа. - Надо нормальное оружие прикупить.
        Я покопался в настройках некоторое время. Отключил чаты, убрал многочисленные подсказки, объясняющие, что камень - это камень, и прочую ерунду, что отвлекала и раздражала глаз. Оставил панель с навыками, уменьшив и утащив в уголок, оставил почтовые уведомления, но не в половину обзора, а в виде конверта, еще ниже панели с навыками.
        - Другое дело, - посмотрел я на мир новым взглядом. - Лепота и все такое.
        С этими словами я вызвал меню и удалился в реальный мир.
        Отоспавшись и отработав в спортзале пару часов, я принял душ, плотно поел и принялся изучать форум, с целью найти что-то полезное. Наткнулся на список топов и с изумлением узнал, что «Псы войны» входят в первую клановую десятку, а Алиса, с которой вчера познакомился, и вовсе одна из лучших бойцов. Не веря глазам, прошел по ссылке и лицезрел собственный видеоканал девушки.
        Глядя, как она в коротком ролике крутит шест и рубит манекены, аж щепки летят, завистливо покачал головой. Тут как не быть топовым бойцом с такой подготовкой. Надо бы кинжалы прикупить, что ли. Или все-таки с дубиной? Впечатления от игры были слишком сумбурны. Я не успел даже отойти от всех этих талантов и разобраться с получением заданий, уже слишком все было непривычно.
        Попытался отыскать информацию для новичков по Северу. Узнал, что территория забита городами-государствами с небольшими землями. Практически все они в состоянии вооруженного мира и периодически сцепляются в клинче за пахотные земли, луга, поля и ручьи. Судя по всему, тут били друг друга за малейший повод, лишь бы этот повод нашелся. Если не находился - придумывали. Или даже не заморачивались о такой мелочи.
        Кроме этой весьма скудной информации ничего полезного не нашлось. Форум оказался почти полностью забит жалобами, вопросами и клановыми зазывалами, обещающими золотые горы, но не сразу, а потом, когда тонны пота прольешь, во благо родного клана. А когда с монитора практически потек концентрат крабьей боли и страданий, как две капли воды похожих на мои собственные, я с раздражением вырубил комп и прыгнул в капсулу.
        - Набираем группу! Только новички! Совместный кач!
        - Продаю траву!
        - Куплю самоцветы, без огранки, дорого!
        В деревне царило столпотворение. То ли рынок ежегодный открылся, то ли праздник почетного сожжения какой ведьмы намечался, но народу было раза в два больше, чем вчера. Рябило в глазах от обилия плащей, разноцветных нарядов и рыскающих игроков. Видимо, вчерашний квест от местного божества так аукнулся. Я с трудом протолкался к краю площади.
        - Условия какие? - спросил я у надрывающегося неподалеку орка из клана «Руки Тьмы», собирающего группу. - И где качаешь?
        - Все, что с мобов идет мне, - сообщил игрок, быстро стрельнув на мой ник и уровень, - а я прикрываю и учу. Четыре повторяющихся квеста имеются. И вакансия в мой клан.
        - Охренеть у вас расценки, - покачал головой я, - по миру пойдешь с такими раскладами.
        - Сам качайся, жмот, - любезно парировал оппонент, отворачиваясь, - понабежали тут на халяву.
        - Клан переименуй, олень пафосный.
        Я сплюнул. Потолкавшись на площади еще с полчаса и почитав раздел чата, я понял, что тут нормальную команду не найдешь. Все хотели всего и сразу. И побольше. Редкие группы с честной дележкой за секунду облеплялись жадными новичками, как мед мухами. Замигал значок конверта в интерфейсе. Я немедленно нажал и выскочило письмо от Алисы.
        «Приветик, каторжанин!
        Как ваше ничего? У меня все прекрасно, рада, что спросил.)
        Сдала квест и шлю тебе свои „спасибы“ и малую долю. Надеюсь, еще встретимся!
        Пока-пока!»
        С письма в инвентарь перекочевало десять золотых. Не теряя времени, и набросав короткий ответ с благодарностями, я помчался экипироваться, довольный, как слон.
        Купил у торговцев самую простую карту окрестностей, включая земли Вольного, лежащего дальше города новичков, открыл счет в банке, прикупил по мелочи эликсиров и полный радостных надежд, пополам со скепсисом, выскочил через ворота. Купил рубаху, штаны, да ботинки - это уже грозило войти в привычку. Так же карман оттягивали несколько дымовых бомб, что мне показалось полезным приобретением. Невидимость перешла на второй уровень и теперь персонаж скрывался в тенях на целую минуту. Оружие брать не стал - помашу пока верной дубиной. Да и деньги кончились.
        Потратив пару часов в тех же полях и преодолев барьер десятого уровня, что принес мне девять очков, доступных для распределения, я выбрался на дорогу, чтобы передохнуть и повысить характеристики. Я решительно довел скрытность до предела, влив туда пять очков. Полюбовался на следующие в этой ветке таланты. «Тихоход», «Замри!» и «Маскировка», предлагающие незаметнее ползать, сливаться с окружением не двигаясь или быть похожим на лесной куст в засаде. Это я решил оставить на потом. Четыре очка улетели в крит.
        Здоровье на десятом уровне хорошо подросло и я отметил этот феноменальный прогресс, когда волк потратил пару минут, вместо одной, чтобы выпотрошить мою виртуальную тушку. В этот раз никто не успел обобрать кокон и я только успел торопливо забрать имущество, как меня окликнули.
        - Эй, нуб!
        За спиной стояли трое неплохо экипированных игроков. Над головами, увенчанными пятнадцатыми уровнями, болтались клановые значки. Гном в доспехах, Сталевар, магичка Веронесса и неопознанный мной Андроний, вооруженный щитом и коротким жезлом, явно магического характера. «Неприкасаемые», ни разу не слышал.
        - Кто такие? - Я напрягся, стоя одной ногой в штанине. - Чего надо?
        - Тебя агры сносили уже?
        - Было такое, ага. А почему «уже»?
        - В каком районе?
        - Да у леса, за речкой. А что?
        - Не трусь, новичок, мы их покараем.
        Я еще раз оглядел доблестных карателей, припомнив, что агры были уровнем повыше и лицами посмелее.
        - На карте покажи.
        - Ребята, - спросил я, - вы втроем пойдете, что ли?
        - А что не так? - надулась магичка. - Мы из «Неприкасаемых», понял?
        Сказала таким тоном, будто этот клан дает по сотне к силе при вступлении.
        - Карту не надо, вон мостик, дальше по дороге, - злорадно произнес я, - там они и были. Только уровни…
        - Свободен, - надменно произнес Сталевар, отмахнувшись, как от мухи. - Иди поросят бей дальше. Скоро путь будет свободен, не ссы.
        Проводив троицу взглядом, в котором изумление быстро сменилось справедливым негодованием к надменным придуркам, я чуть потоптался, поразмыслил, и направился к кладбищу. Интуиция подсказывала, что развязка будет очевидной.
        Не прошло и десяти минут, как троица материализовалась среди надгробий в одних трусах. Веронесса, впрочем, была в полотняной рубахе до колен.
        - Как там? - Я мотнул головой в сторону леса. - Нубу можно выдвигаться? Всех нагнули?
        - Рот закрой, - взвизгнула Веронесса, одергивая подол. - Сталевар ты почему не танчил?
        - Пошли, - процедил гном. - Не при этом нубе.
        Я счастливо наблюдал как троица обобранных неприкосов исчезла в деревне. Через недолгое время, уже заново экипированные, они выскочили из ворот и целеустремленно исчезли за речкой.
        - Привет, ребята! Вы такие молодцы, слабым помогаете! - Я жизнерадостно помахал им, как только они шлепнулись на кладбище. - Теперь-то можно идти? А то поросята уже кончились, а у меня клешни чешутся.
        - Иди! - рявкнула Веронесса. И добавила, куда конкретно.
        - Фу! - прокомментировал я. - А с виду интеллигентная девушка.
        Когда они с упорством баранов снова пошли в атаку на те же ворота и ломанулись в третий заход, я уже крался вдоль дороги следом. А на подходе к мосту и злосчастной опушке на том берегу, заметил подозрительное шевеление в траве поодаль от дороги. Подкрался поближе и увидел импровизированную лежанку из сена, на которой развалился уже знакомый Алхимик.
        Презренный коллаборационист с довольной улыбочкой наблюдал, как неприкосы в очередной раз лезут в лобовую атаку, и елозил от нетерпения.
        - Давайте, давайте, мочите их, - услышал я кровожадный шепот, - натяните их как следует!
        - Ах ты падла!
        Алхимик подскочил от неожиданности и хотел заорать, но тяжелый дрын мигом ошеломил засранца и пресек все нехорошие побуждения. Я быстро добил наводчика, обобрал и скрылся в траве. Речку форсировал незаметным и бесшумным заплывом, как опытный крокодил. Благо агры упоенно мутузили героических освободителей дороги и дали возможность зайти через лес им в тыл. Я присмотрелся к никам - в прошлый раз только главаря и запомнил, героически отступая.
        Лучник Синяк стоял с зависшим выражением лица, явно вызывая хитрозадого наводчика, Клееед бурчал и шел через мост, помахивая кинжалами, а Фефель копался в коконах, спиной ко мне, отложив арбалет. Шанс! Я поддался импульсу, выскочил под невидимостью, и с оттяжкой врезал дубиной склонившемуся над добычей гаду. Фефель рухнул, как подкошенный, и свернулся в кокон. Сработала внезапная смерть, наконец-то. Или неприкосы ему здоровье потрепали, всего скорее.
        Заорал от неожиданности Синяк, а я молниеносно развил успех, прыгнув к нему и засыпав градом тяжелых ударов.
        - Ах ты тварь! - орал лучник, пытаясь выхватить легкий меч, по дурному закрепленный за спиной. - Сука! Клей помогай!
        - Сам ты собака сутулая, - пыхтел я, гвоздя дубиной. - Сейчас я тебе так помогу!
        Меч Синяка все никак не хотел вылезать из ножен. Этому нежеланию способствовали мои постоянные удары по рукам, тянущимся к рукояти, и голове. Бедолага перечитал фэнтези, закрепил меч по-модному, и теперь огребал от совсем не фэнтезийной, а простой народной дубины. Выхватывать меч со спины нужно было подучиться, а я этого времени, естественно, не дал.
        Наконец, лучник выматерился особо гадко, получил дубиной точно в лоб и улетел на точку возрождения, оставив меня наедине с Клееедом. Тот как раз успел к этому времени примчаться на вопли и воткнул мне в спину оба кинжала, снеся разом половину здоровья и траванув какой-то гадостью. Я вывернулся, отмахнулся дубиной и отогнав рассвирепевшего агра на почтительное расстояние.
        - Вешайся, рак! - Он прыгнул вперед, размахивая кинжалами. - Распишу!
        - Ктулху фхтагн! - заорал я, рванувшись навстречу.
        Я встретил его ударом дубины, удачно выбил один кинжал и мы схлестнулись грудь в грудь. Дальнейшее напоминало безобразную свалку. Я успел двинуть рукоятью дубины ему в челюсть, он врезал мне коленом по кахонасам, я выронил от неожиданности оружие и вцепился в руку с кинжалом, боднув Клеееда в нос головой.
        Еще несколько позорных минут мы яростно возились на земле, как два одичавших кота, подняв облако пыли, а от обилия ругательств почернели даже небеса. В итоге победа досталась мне. Дрался он с задором, но опыта не доставало, к тому же он прилагал просто нечеловеческие усилия, чтобы добраться до выбитого оружия. Я умудрился выскользнуть из партера и серией поставленных за семь лет бокса ударов перевел Клеееда в состояние, близкое к грогги. Призвав на помощь верную боевую подругу - лютую злобу - подхватил дубину и с широчайшего размаха всадил массивный комель в район виска. Клееед скрутился в кокон и поле битвы оказалось за мной.
        - Вот жесть, - прохрипел я, неверными руками доставая пузырек с зельем. - Жесть жестянская!
        Здоровье неспешно поползло из красной зоны, неуверенными рывками наливаясь зеленью, а я с трудом передвигаясь на трясущихся ногах собрал трофеи. Адреналин кипел в крови, даже в глазах потемнело.
        - Вещи верни!
        Я устало вгляделся в возникшую передо мной троицу. Веронесса и ее боевая команда. Магичка притоптывала ногой, а гном с товарищем уже обошли меня с боков.
        - Это трофеи, - пояснил я, переводя дух. - Я этих козлов отработал, так что вашего тут ничего нет. Вы бы хоть помогли, что ли. Или стояли и пялились, а?
        - Какой наглый агр попался, да, парни? - Веронесса моргнула и отвела глаза, подтвердив мои подозрения. - Скажите!
        - Вообще оборзел! - подтвердил Сталевар, помахивая мечом. - Малышей обирает, вещи отжимает.
        - Гопота, - веско припечатал Андроний, для убедительности зыркнув на Веронессу. - Точно!
        - Какой еще агр, придурки?
        И тут до меня дошло. Первым я прибил вполне себе обычного игрока. Хитрован Алхимик в расправах не участвовал, а шнырял по окрестностям, работая наводчиком. Я глянул вверх - так и есть. Ник задорно подсвечивал красным.
        - Ну вы и крысы, ребятки, - процедил я, подобравшись. Нащупал в кармане дымовую бомбу. - Я поражаюсь. Стояли, смотрели и ждали, кто кого? А теперь вещи вернуть? Хрен по рожам!
        - Вали его! - крикнула Веронесса, бросаясь вперед.
        Под ноги неприкосам прилетела бомба, разбрасывая густые белесые клубы вонючего дыма. Я уже летел в сторону в длинном прыжке, активируя невидимость. Тяжело рухнул, перекатился и дал стрекача, чувствуя, как усталые ноги бросают меня из стороны в сторону. В облаке позади что-то сверкнуло, в одно из деревьев прилетел огненный шар, подрумянив кору, да раздались сдавленные проклятия вперемешку с кашлем.
        - Удрал, - прохрипел я, еще не веря в такую удачу. - Эффект внезапности, засранцы!
        Я углубился в лес еще, стараясь менять направление как можно чаще, добрался до какого-то оврага, прикрытого густыми кустами, и обессиленно сполз вниз. Открыл меню персонажа. Так и есть. Статус: «Агрессор» в описании персонажа, светло-красные буквы над головой, верный признак игрового бандита. И теперь нужно перебить неслыханное количество зверья, чтобы очиститься.
        Плюнув на все я достал, активировал и припрятал камень воскрешения, не стал заниматься трофеями, и вышел из игры.
        - Вот засада! - пожаловался я верному компьютеру, открывая форум. - Я теперь, значит, вне закона… И что делать?
        Форум молчал. Я почитал темы, прикинул, сколько мне нужно будет убить невинных зверушек, чтобы их кровушкой обелить свое доброе имя и приуныл. Тут же наткнулся на любопытную тему по прокачке персонажа до перерождения. Создатель темы красочно и коротко расписал мысли, которые заставили меня пересмотреть планы по талантам.
        По словам автора, вкладывать очки в таланты до перерождения нужно было по минимуму. И очень осторожно. Чтобы, когда ты на пятидесятом восстанешь из земли призывающим духов шаманом, у тебя не было ветки тяжелых доспехов или метательного оружия. Очки таланта не откатишь, а стать, например, псиоником, выжигать мозги врагам проклятиями и насылать галлюцинации, и в то же время иметь за плечами двадцать-тридцать очков, закинутых в ветку здоровья, вместо энергии, такое себе удовольствие.
        Так что не нужно тратить до перерождения больше десяти очков на самый минимум. Самая жесть начинается с пятидесятого, все что до этого - детский сад и штаны на лямках. И иметь в запасе сорок лишних очков, которые ты мгновенно вкинешь в новые таланты - вот мудрое решение опытного игрока.
        - Хм… - Я потер подбородок, переварив информацию. - А ведь все верно товарищ говорит. Трудно будет, но оно того стоит.
        Решив остановить прогресс своего персонажа в плане талантов, я прошлепал на кухню, поджарил огромную яичницу с колбасой и с удовольствием ее потребил. После чего покосился на капсулу, но решил отоспаться, а завтра уже зайти в игру. И таланты, во мне росло убеждение, больше тратить ни на что не буду.
        Глава 3
        Я выпал в том же овраге на следующий день. Осторожно высунулся, осмотрелся и нырнул обратно. Активированный камень трогать не стал, порылся в трофеях. Попался хороший нагрудник, щитки на ноги, булава и меч. Богато живут неприкосы, если три раза подряд с такой экипировкой на смерть бегут. Или я бедно живу, что скорее всего. А может это шмот агров, черт его знает.
        Решив не ломать голову над источником трофеев, я нацепил нагрудник. Вполне соответствуя нововведениям никаких показателей брони не было. Широкие медные пластины, ремни их стягивающие и больше ничего. У нагрудника имелась добавка в сотню к здоровью, но у меня не была открыта ветка на броню, поэтому я только слюни вытер и обломился. Цапнул простенький меч с повышенным шансом на кровотечение. Булаву оставил в схроне. Выбрался на поверхность и стал думать, что делать дальше.
        - Так, с неприкосами у меня трения, - размышлял я, добравшись до тропы и направившись дальше в лес. - По квесту надо бы посмотреть на этого вепря. Может ловушку какую-нибудь? Хм…
        На охоту я ходил с ружьем, капканами не пользовался, поэтому в мире меча, магии и отсутствия огнестрела решительно не знал, что делать. В памяти всплыла только ловушка на медведя из бревен, да волчья яма с кольями. Сомневаюсь, что такую выкопаю руками, да и вепря заманить туда тоже надо суметь.
        - Купить лопату, - остановился я. - Деньги теперь есть, колья сделать не проблема.
        Карман оттягивало семнадцать золотых, собранных с павших вражин. Я почти уже надумал шагать обратно в деревню, но в памяти всплыла вчерашняя безобразная драка, чертов Алхимик и мой нынешний статус агра.
        - Вот гадство! - взъярился я, сжав кулаки. - Мне теперь и в город ни ногой?
        Сзади раздались голоса. Я спешно нырнул в кусты и притаился. Когда показались идущие по лесу игроки я даже зубами заскрипел. Все та же неразлучная троица - Веронесса, Андроний и Сталевар. В новеньких бронзовых доспехах с иголочки, вооруженные и довольные жизнью.
        - Далеко уйти не мог, - услышал я Веронессу, - говорю вам, он тут где-то спрятался.
        - Попробуй его в лесу найди, - сомневался Андроний, - может он вообще не в игре.
        - Я его в черный список закинула, показывает, что онлайн.
        Сталевар пер молча, сурово топорщил бороду и зыркал по сторонам маленькими злобными глазками. Я скрылся под невидимостью и в отдалении последовал за неприкосами. В голове выстраивались картины сладкой мести, трупы врагов и я, с ногой на башке поверженной Веронессы. Почему-то именно наглая девка вызывала в душе самые отрицательные эмоции. Я был уверен, что если эти двое и хотели помочь мне у моста, то именно она их тормознула, а потом подначивала выбить мои честные трофеи.
        - Ну-ну, - злобным пробормотал я под нос, - дай только крохотный шанс, курица.
        На статус агра я решительно положил болт, последние сомнения развеялись, видя, как они бесцеремонно и незаслуженно пытаются найти и покарать, по сути, их спасителя. Да еще и обобрать до нитки. Нужно было восстановить справедливость всеми доступными методами.
        Преисполненный кровожадности и нехороших мыслей я следовал за ними почти час. Троица между тем, показав, что поиск следов не их сильная сторона, бесцельно порыскала между деревьев и явно сменила планы. Они забрали круто в сторону и целенаправленно двинули вглубь леса. Я шел следом, прячась в тенях и периодически уходя в невидимость. Азарт придавал сил, как на охоте.
        Неприкосы вышли на широкую поляну, в конце которой виднелся темный зев пещеры. Судя по всему - вход в данж. Какое-то подземелье, причем явно занятое. Очередной клан застолбил территорию и ударными темпами качал мелких товарищей. Вход в пещеру был окружен забором, два игрока торчали у ворот, изображая стражу. Приглядевшись к никам, я понял, что оккупантами являлись «Несгибаемые». Троица о чем-то с ними перетерла, распахнулись ворота и мои враги благополучно исчезли в темноте, прихватив факелы, любезно предоставленные охраной.
        Я выждал полчаса для верности и решил разведать обстановку.
        - Доброго вечера, камрады! - я приблизился и помахал рукой. - Мне бы…
        - Тебе валить бы отсюда и в темпе! - заносчиво поприветствовал меня Кукурбито, двадцатого уровня, эльф. - Здесь ты качаться не будешь!
        - Да вы охренели, что ли? - Я начал закипать от здешних порядков. - С какого перепуга?
        - Вали отсюда, нуб! - поддержал соратник, Пустынный Пес, тридцать первого уровня. - Мест нет!
        - А если за деньги?
        Не знаю, какие там в пустынях псы, но этот был исключительно злобным. Вместо ответа он швырнул в меня ножом, снес четверть жизни и явно намеревался добавить. Его дружок уже вскинул лук, поэтому я резко ушел в невидимость и скользнул в кусты. Платить я точно не собирался, но стоило оценить адекватность этих «Несгибаемых». Собственно, все было понятно - очередные и амбициозные. Мелькнула мысль, а есть ли кланы с менее напыщенными названиями? «Неприкасаемые», «Несгибаемые», блин, кругом. Осталось напороться на «Нагибаторов» или «Демонов».
        - Вор, что ли? - спросил Кукурбито у напарника, водя наконечником по кустам. - Они ж все поголовно почти хоббиты.
        - Варнак… Хм… Знаком мне этот мерзкий ник, - пробормотал Пес, поднимая кинжал и вглядываясь в кусты. - Вроде бы на форуме что-то читал. Слышь, так он же тот агр!
        Я с трудом подавил желание подкрасться и выпотрошить наглого Пса. Разница в уровнях удержала. Но с такой наблюдательностью, как у него, и без меня управятся. Заметил, наконец-то, статус.
        - Надо было добить засранца, - пробурчал Пес, возвращаясь к костру.
        - Я пробегусь? - Эльф кивнул в сторону леса. - Далеко не ушел.
        - Стоим и охраняем, понял, боец?
        Лучник уныло кивнул и уселся к костру. Я поставил отметку на карте и спешно скользнул дальше в лес. До вечера пришлось колотить мобов, все тех же волков, перемежая их с копытными. Капающий по чуть-чуть опыт поднял меня лишь на четырнадцатый уровень, поэтому к пещере я подкрался злой и раздраженный.
        Ночь окутала окрестности черным покрывалом. Вход в пещеру освещали факелы, а у небольшого костерка лениво развалились уже трое. Я обогнул освещенное пространство, подобрался к самому краю ограждения и на удивление легко раздвинул плохо вкопанные колья. Так себе они сторожат, отметил я, не выходя из невидимости и проникая в пещеру. Совсем страх потеряли.
        - Вот и добрался! - Я потер ладони и выхватил меч. - Посмотрим, что тут у нас.
        Пещера раздавалась в ширину, сталактиты и сталагмиты мягко светились, рассеивая полумрак бледным сиянием. Ни одного моба в поле зрения не было. Я пересек пещеру и нырнул в отверстие у дальней стены.
        Второй уровень встретил меня гноллами - гуманоидными псовыми, разумными и злобными тварями, прочно укрепившимися в этих пещерах. Один из них как раз стоял передо мной изумленно тараща глаза. Я стремительно прыгнул вперед, вбив клинок в грязную волосатую грудину гнолла-шахтера, уже открывшего собачью пасть для вопля. Подобрал пару медяков и скользнул по широкому коридору.
        Этаж целиком принадлежал рудодобывающей компании гноллов. Шахтеры оказались туповаты, лупили кирками руду тут и там, затравленно поглядывая на старших товарищей, бдительно следивших за выполнением плана. Гноллы-надзиратели были покрупнее, в плохоньких доспехах, и помогали ударному труду злобным лаем, пинками и зуботычинами. Пяток шахтеров и надзиратель в небольших нишах, да редкие шахтеры-одиночки, как тот, которого я завалил у самого входа. Коридоры с нишами и занимали весь этот этаж.
        Неприкосы явно меня дожидаться не стали и ушли глубже. Или давно пили чай в реале. Да и пусть. Пока я резал беспомощное зверье, пар как-то вышел. Но зло я все равно затаил и пообещал себе расквитаться при первом же удобном случае. К тому же мое благородное имя постепенно очищалось и уже не пылало такой краснотой. Гноллов было много, коридоры извивались и вызывали жгучий интерес возможностью найти золотые самородки, клады или еще что ценное.
        - Понеслась… - прошипел я. - Сейчас проредим популяцию!
        Прореживание получилось нормальным. Скрываясь в невидимости, я подкрадывался к надзирателю, подло бил по длинной шее, почти всегда прибивая с первого раза, иногда даже обезглавливая. А потом вырезал пяток шахтеров, благо они даже толком сопротивляться не могли, гавкая и наугад гвоздя воздух кирками.
        К спуску на третий ярус я подобрался через два часа унылого и однообразного задротства. Инвентарь радостно проглотил монеты, бронзовый меч и золотой самородок, выпавший из одного надсмотрщика. Сам я малость заскучал, радовал только шестнадцатый уровень и очки таланта, которые грели душу, увеличиваясь числом. Нашел маленькую нишу с сундучком, расколотил замок иобнаружил потрепанный амулет, добавивший единичку к наблюдательности. И то хлеб, как говорится. И главное, до очистки оставалось совсем немного - сквозь красные буквы над головой уже просвечивала синева, а статус перешел в «Умеренно агрессивный».
        - Какая сволочь тут порезвилась? - истошно завопили за спиной. - Всех мобов вынесли!
        Я вздрогнул от неожиданности. У входа стояла группа «Несгибаемых». Все от девятого до пятнадцатого, танк с массивным щитом, два мечника, пара магов, целитель и хоббит. Не дожидаясь пока меня обнаружат, я скользнул вниз. Огромная пещера третьего яруса была размером с четыре футбольных поля. Небольшие холмики, редко разбросанные по ней, освещали костры, на которых гноллы мирно жарили мясо врагов. В центре мягко светилось озерцо.
        За спиной раздался топот, ругань и яростные вопли. Все-таки засекли. Я спешно ушел в невидимость и со всех ног бросился вперед. Тут шастали гноллы посолиднее, а доспехи из дешевой меди сменились продвинутой, позеленевшей от сырости бронзой. Один из них, обвешанный амулетами с головы до ног, шумно втянул воздух собачьим носом, вскинул резной посох и что-то яростно пролаял. Невидимость слетела, а я получил сильный удар мечом, с трудом увернулся от второго и на пределе скорости завертелся во все стороны, проклиная чертового шамана.
        Тем временем «Несгибаемые» влетели в пещеру и с ходу попали под прессинг. Маги кастанули широкую огненную волну, едва не унесшую меня на возрождение, спалили тройку собакоголовых и перетянули на себя остальных.
        - Получай!
        - Жги его!
        - А-а-а-а-а-а! Хилл не спи, олень!
        - Сам олень!
        - Танкуй!
        Я рыбкой прыгнул вперед, перекатился через голову и в мгновение оказался за спиной шамана. Как и любой маг, он не отличался здоровьем и защитой, так что улетел в гноллий рай через пару ударов. Не глядя махнул выпавшее в сумку и тут…
        - Вот он!
        В спину прилетело огнем, я заорал от неожиданности и прыгнул с холмика, уходя из прямой видимости. С соседних возвышений уже мчались гноллы, явно заметив смерть товарищей и жаждущие крови.
        Я заплясал среди воняющих псиной врагов, отвешивая удары направо и налево, кружась и уворачиваясь. Из-за холма донеслись задорные вопли, впрочем, почти тут же сменившиеся растерянными и испуганными. На меня напали только те, кто пробегал рядом, не дальше десяти метров, а остальные, обогнув холм, устремились к группе, пылая праведным гневом и несясь на собачьих лапах что было сил.
        Откатилась невидимость и я спешно активировал ее повторно. После чего вырезать растерянных нападавших было плевым делом. Я успешно дорезал гноллов, похватал выпавшее, выпил зелье здоровья и бесшумно скользнул на вершину холма, где размахивал когтистыми лапами очередной шаман, с упоением обрушивая на невидимых отсюда игроков проклятия и ослабляющие чары.
        Меч удачно прошел сквозь ребра и высунулся из груди, шаман с тоскливым воем скребанул лезвие когтями и отправился в поля вечной охоты, а я притаился за камнем и глянул на битву. Команда отбивалась довольно бодро, хоть и неумело. Но вот на моих глазах с воплем рухнул на землю мягкотелый маг, в которого вгрызся гнолл с дубиной. Танк крутнулся на крик, тут же огреб по загривку от нападающих, а в ноги вцепились зубами гноллы помельче, с кинжалами. Я злорадно оскалился и ушел в невидимость, скатываясь вниз по склону. Несгибаемых оставалось трое - маг, хоббит и воин-человек. Танка быстро загрызли аж в три пасти. Гноллы с радостным тявканьем ринулись в атаку.
        Я возник за их спинами, вклинился между мохнатых туловищ, и принялся рубить во все стороны. Через минуту гноллы кончились, оставив меня наедине с новыми знакомыми.
        - Слышь, ты! - успел заорать воин, тут же схлопотавший укол в печень. - Это агр! Валите его!
        Увернувшись от меча, я рубанул его в открытую шею. Прикрылся дергающимся воином от мага. А тот запустил руки в сумку и принялся что-то там искать. Я перешагнул через кокон умершего от кровопотери мечника и атаковал коротышку.
        - Это наше подземелье! - пискнул хоббит, каким-то чудом умудряющийся уворачиваться от размашистых ударов и целя мне в колени кинжалами. - Мы тебя в черн…
        Коротышку удалось насадить на лезвие и он обтек на пол.
        - Как-то так! - доверительно поведал я магу, судорожно роющемуся в сумке. - Жадные крабы!
        - Мы тебя нагибать будем, козел! - истерично сообщил он перед тем, как разделить судьбу соклана. - Мы тебя порвем!
        - Конечно, - буркнул я, отправив его за хоббитом и обшаривая тела. - Что у нас тут?
        Став богаче на десяток золотых и умыкнув щит танка, я с интересом пнул кокон, оставшийся от мага. Что он там искал в своем чемодане узнать было не суждено. С него, кроме денег, ничего не упало.
        С тоской посмотрел на суетящихся гноллов и решил, что на сегодня хватит. Выскользнул на первый ярус. Невидимкой просидел в уголке, пропустив целую толпу разноуровневых «Несгибаемых» во главе с Пустынным Псом, проспавшим диверсанта в моем лице, и аккуратно прокрался к выходу. Сторожем остался только тот самый Кукурбито, вытаращивший глаза, когда я аккуратно всадил ему меч в живот и методом швейной машинки нанес еще с десяток ударов, прежде чем он отправился на кладбище, одарив меня яростным и негодующим взглядом. Кожаные доспехи, которые носил эльф, помогли ему слабо. Схватив выпавший лут, я рванул в лес и перевел дыхание только удалившись на порядочное расстояние.
        Следующий день я встретил в окрестностях Вольного. Первого города новичков. Подбил баланс - я накопил за гноллов и «Несгибаемых» полторы сотни золота, не считая барахла в инвентаре. Теперь же я бесцельно шатался вокруг Вольного, раздумывая над тем, как проникнуть за стены и не огрести от стражи. Платить штрафы и прозябать в местных казематах не хотелось совершенно. К счастью на форуме я нашел соответствующую тему. Существовал целый раздел, посвященный благородному искусству разбоя, где начинающим аграм опытные ветераны подробно объясняли различные методы отъема чужого имущества, грабежей и прочих хитростей.
        Преодолев океаны помоев, выливаемых обозленными игроками на агров в каждой их теме, я списался с одним взломщиком и за конскую цену в сто золотых получил почтой заклинание, на четыре часа маскирующее статус. Причем действовал свиток только на стражу у ворот и городские патрули. И для игроков ник тоже виделся синим. Но стоило сунуться к какому-нибудь административному зданию, типа казарм, мэрии, да и вообще куда-то кроме общедоступных зданий, как маскировка слетала со всеми вытекающими. Шаг вправо, шаг влево - тюрьма. Использовать свиток можно было не чаще раза в месяц.
        - Ну за месяц-то стопроцентно отмоюсь, - я радостно потирал руки, предвкушая аукцион, гостиницу и пополнение припасов, - верное дело.
        На дороге заскрипели колеса, в поле видимости показалась немилосердно дребезжащая телега, влекомая лошадью, похожей на заморенный труп. Восседавший на телеге крестьянин, хмурый, с поникшими усами, не вез ровным счетом ничего. На дне телеги набросано сено, да небольшой мешок рядом с возницей. Еще рукоять топора или молота топорщилась возле поводьев, полускрытая бортом.
        - Эй, человек! - Я вынырнул из кустов перед самой лошадью, уже использовав купленный свиток. - В город едешь?
        - А тебе какое дело? - возница вздрогнул, переменившись в лице и схватив короткий топор. - Тать?
        - Сам такой! - усмехнулся я, бросив ему серебряную монету. - Еще одну, когда довезешь до города.
        - Пять!
        - Не борзей!
        - Две?
        - Поехали, - согласился я, запрыгивая в телегу. - Мчи во весь опор!
        Я развалился на сене и занялся инвентаризацией. Пятьдесят золотых, три десятка серебром и горсть меди. Морально устаревшие кинжалы, простецкие мечи из дешевой бронзы или сырого железа, щит, какая-то магическая хламида, кольцо с пятеркой к удаче, самородок, и ржавые кирки с гноллов. Нужно срочно попасть в гостиницу, выкинуть барахло на аукцион и слить наличку в банк.
        Пока телега натужно скрипела, а лошадь на последнем издыхании штурмовала пологий холм, я открыл форум. Город Вольный являлся стартовым центром для новичков. Тут была библиотека, рынок, многочисленные торговцы, наставники, жрецы и храмы широчайшего пантеона богов. Гильдии торговые и воровские, искателей приключений и магии, воинов и паладинов… Гильдий было как грязи. И каждая требовала, кроме внушительных ежемесячных взносов, еще и постоянно вкалывать на гильдейское же благо. За такую самоотверженность и преданность игрокам отсыпали малость от щедрот, позволяя получить какой-нибудь среднего пошиба меч из сокровищницы или особо заковыристый квест, над которым некоторые особо упоротые трудились иногда месяцами. Стоило ли это таких усилий форум не сообщал. То ли давали постыдные крохи и игроки не спешили позориться, то ли наоборот - заваливали дарами по самую макушку и игроки молчали в тряпочку, чтобы не было конкуренции. В последнее мне верилось слабо.
        Так же я узнал, что Вольный был основан паладинами, фанатиками бога Эллоада Пресветлого. Паладины держали руку на пульсе, пресекая любые попытки прибрать власть к рукам каждому, кто, собственно, в их ордене не состоял. Поначалу любая оппозиция вырезалась во имя Пресветлого сразу и наглухо, но со временем это стало сказываться на репутации. И вот теперь, в просвещенное время, всех желающих организовать партию кузнецов, или имени того же Феррана, дабы влезть в политические игры, аккуратно и со всеми доказательствами обвиняли в злом колдунстве, чернокнижничестве, порче посевов, порче молока в деревнях и порче юных румяных крестьянок. После чего всех причастных отправляли на очищение грехов через костер на городской площади.
        - Приехали, - оторвал меня от чтения возница, - гони монету!
        Городок вольготно раскинулся на берегу реки. Игроки вливались и выливались из городских ворот шумным разноцветным потоком. Я рассчитался с возницей и какое-то время восхищенно разглядывал массивную, осевшую под своей тяжестью городскую стену, исполинской толщины ворота, распахнутые настежь, и недобро щерящиеся зубья поднятой решетки. Над башнями развевались флаги, блестели на свету шлемы стражников, патрулирующих стену.
        Немного робея и сомневаясь в действии свитка, я собрался и незаметной, но смелой мышью проскользнул в ворота. Стражи повели в мою сторону носами, но свиток отработал как надо. Игрокам, похоже, было и вовсе плевать на то, кто тут шарится, потому как на меня вообще никто не обращал внимания - все спешили, толкались, бранились и исчезали так быстро, что я даже ники прочитать не всегда успевал.
        Я отдышался, уже увереннее устремился в многолюдный поток, который покружил меня по мощеным каменным улицам и выплюнул на главную площадь.
        Сновали неписи, мчались куда-то игроки, тут было вообще не протолкнуться. Игроки, преимущественно новички, заполонили площадь почти целиком, торговали, собирали рейды, зазывали в кланы. Шум был дикий, я ошарашенно крутил головой, растерявшись.
        - Эликсиры! Практически даром!
        - Покупаю руду! Любую!
        - А кому бижутерию? Распродажа! Налетай!
        - Клешни убери, рачина! Стража! Грабят!
        Прошмыгнул мелкий хоббит, мелькая волосатыми пятками, прыгнул в проулок и исчез. За ним с топотом промчалась стража и разгневанный игрок.
        - Кражу качает? - хмыкнул я. - Тоже, что ли…
        Проходившие рядом воительницы разом фыркнули и смерили меня возмущенными взглядами. Я пожал плечами и двинул к гостинице, вывеску разглядев еще издалека, благо она была прибита на высоте третьего этажа, написана огромными буквами и даже подсвечивалась, когда на нее падала тень.
        - Золотой в день, - вместо приветствия бросила миловидная девушка за столом. - Предоплата сто процентов.
        Я молча отдал золотой, получил ключ и через минуту сидел в номере. Гостиница давала доступ к аукциону и банковскому счету прямо в комнате. Под окном стоял массивный резной сундук - хранилище. Я сразу открыл аукцион, скинул туда выбитый шмот, с тоской посмотрел на кучу оружия на торгах, что мне было просто не по карману. Легендарки стоили как подержанный автомобиль в реале. Элитные вещи тоже недалеко ушли по цене. Питомцы, кроме обычных лошадок, ценой могли сравниться с бюджетом какой-нибудь страны из «третьего мира». Скрепив сердце, я купил два кинжала уже из благородного железа и с простенькими прибавками к шансу крита. Выбитый хлам закинул на аукцион, а остатки денег, что-то около сорока монет, скинул на счет.
        - Мдя… А денег-то - кот наплакал.
        Покинув гостиницу я поплелся к доске с заданиями. Там стоял сущий ад. Целая толпа новичков штурмовала длинную доску, где листки возникали и тут же срывались жадными руками. Кое-как протолкавшись поближе я принялся было выбирать, но получил пару ударов по голове, ребрам и даже, кажется, несколько укусов. Сорвал первый подвернувшийся листок и с трудом выбрался из толпы.
        - Жадные крабы! - пробормотал я, отходя подальше. - Совсем одичали!
        - Раньше было попроще, - согласился гном Дорин, тридцатого уровня, оказавшийся рядом, - а теперь нубье лезет толпами. Капсулы подешевели. Акция.
        - Не подскажешь, где бы качнуться побыстрее?
        - Десять золотых! - тут же показал хватку бородач. - Еще за десять до места доведу!
        - Да ты сдурел, гноме? - возмутился я. - А как же взаимопомощь? Игрок игроку и все такое?
        - В задницу взаимопомощь! - хладнокровно сообщил Дорин, огладив бороду. - Капитализм!
        - Все вы гномы такие, - буркнул я, - жадные до злата.
        - Иди, качайся, нуб! - озлился гном. - Не мешай работать!
        - Да пошел ты, - парировал я, разворачиваясь. - Алчный подземный крот!
        - Нуб!
        Распрощавшись таким образом с Дорином, и пребывая в самом мрачном расположении духа, я направился к городским воротам, на ходу открывая полученное задание.
        НАЙДИТЕ ЗЕЛЕНУЮ ПЕЩЕРУ И ОЧИСТИТЕ ЕЕ ОТ ГОБЛИНОВ.
        НАГРАДА:5ЗОЛОТых, +100 опыта, уЛУЧШЕНИЕ РЕПУТАЦИИ С ГОРОДОМ ВОЛЬНЫМ +1.
        ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ НАГРАДА: ВАРИАТИВНО.
        - Великолепно! - восхитился я. - Это на какой, блин, уровень? На пятый? Зараза!
        За городом игроки уничтожали в полях осточертевших мне кабанов, разбавляя это действо волками и тощими зелеными гоблинами с короткими дубинками. Ну, в принципе, оно и понятно, локации-то для новичков. Никаких троллей, скелетов или големов.
        - Эй, народ! - окликнул я ближайшую пятерку, упоенно мутузившую очередного вепря. - Никаких пещер в окрестностях не знаете?
        - Зеленая нужна? - обернулась девушка хил, в невообразимо белой мантии и со строгим лицом. - Квест на гоблинов?
        - Ага, - обрадовался я. - Подскажешь куда идти?
        Девушка с ником Анита Исцеляющая отошла от не перестающих гнобить мобов соратников и сомнением оглядела меня.
        - Карту покажи, я отметку поставлю.
        - Вот спасибо! - Я расплылся в улыбке. - Хоть один нормальный человек! Что должен?
        - Да ничего, - пожала она плечами. - Все мы люди. Успехов!
        - Спасибо.
        Я глянул на отметку и бодро двинул к пещере. Мобы на меня не реагировали - я не сходил с широкой дороги, так что только редкие волки провожали меня недобрыми взглядами. Да какой-то очумелый гоблин с истеричным воплем выметнулся из кустов и сложился от короткого тычка лезвием, оставив после себя зеленоватую лужицу и почему-то зубы в качестве трофея.
        Пещера была у подножия гор, покрытых редким леском. Я свернул с дороги и живность сразу набралась агрессии и наглости, спеша опробовать на мне свои клыки, зубы и когти. Я меланхолично истреблял волков и гоблинов, а после каждого пятого лез на дерево, прыгал по веткам и ждал, пока регенерируется здоровье. Зелий оставалось немного.
        К пещере я добрался уже далеко за полдень. В инвентаре сиротливо валялась пара десятков плохоньких волчьих шкур, несколько склянок с их же кровью, желчью, и, по-моему, даже слюнями. А так же выпала пара серебряных и горстка меди.
        Деревья редели, солнце разглядывало меня с высоты, пригревая макушку и напомнив, что у меня нет ни кепки, ни еще более полезного шлема. Я крутил головой по сторонам, периодически включал невидимость, чтобы навык побыстрее набрал опыта. Пещера проступила сквозь ветви, я выбрался на небольшую поляну и замер.
        Система злорадно вывела перед глазами сообщение, что свиток маскировки прекратил благодатное действие и мое игровое имя заиграло прежним красным цветом. Тоже самое, только без системного оповещения, поняли и несколько игроков, которые с изумлением уставились на меня стоя у входа в пещеру. Рядом топталось еще несколько групп по пять или семь человек, дожидаясь своей очереди в подземелье.
        Более того, на меня кровожадно смотрела Веронесса с товарищами, да вдобавок с толстым бочкообразным гномом из их же милого клана. Я замер в перекрестье взглядов, растерявшись настолько, что даже проверенная тактика задать стрекача вылетела из головы.
        Над кронами деревьев, распугивая редких птах и бурундуков, вознеслось торжествующе-испуганное:
        - Агр!
        Я едва не опоздал скакнуть в сторону, укрывшись за дубом. Место, где я только что стоял, вскипело огнем, ощетинилось стрелами и метательными ножами. Дуб тут же заскрипел, меня окутало дымом, сильно запахло горелым.
        Я затравленно думал о несправедливости бытия, глядя, как разгорается и трясется дуб, а также дымят соседние кусты. Игроки быстро сплотились перед лицом коварного агра и взялись за мою шкурку с таким усердием, что бедное дерево тряслось от обилия молний, огненных шаров и стрел.
        - Выходи! Мы знаем, что ты один! - Азартные крики постепенно приближались. - Быстро прибьем!
        Я прикинул, что дым должен меня прикрыть, благо эти маги едва ли не половину леса подпалили. Ловко скакнул к следующему дереву, едва не влетев в горящий куст, и рванул со всех сил, петляя и стараясь оставлять за спиной деревья. Далеко убежать не удалось. В ногу впилась стрела, навесив и крит, и повреждение конечности, а затем меня накрыло чем-то парализующим, сбив с ног и протащив кубарем по траве.
        - Добегался, урод!
        - Слушайте, - прохрипел я, - это сплошное недоразумение. Я вчера снес агров, а потом ваши на меня напали первыми. Я оборонялся, ясно?
        - Не чеши, засранец красножопый, - возмущенно пробасил гном непркосов тридцатого уровня, некто Торин Железноголовый. - Ты подло сбежал, когда наши союзники вынесли тройку Фефеля, ссыкун. И прибил отряд новичков по дороге.
        Это они еще про пещерку «Несгибаемых» не в курсе, понял я.
        - Да-да! - поспешно подтвердила Веронесса, высунувшись из-за гнома. - Совсем агры оборзели.
        Андроний со Сталеваром, согласно закивали. Ни одна падла даже глаз не отвела. Я заскринил торжествующие лица вместе с никами и выдохнул. Затем поинтересовался:
        - Слышь, пузан, ты кроме Толкиена читал что-нибудь? Каждое бородатое говно - Торин. Ладно хоть не Дубощит. Утырок ты ограниченный.
        Гном побагровел, воздел над головой секиру и с ревом обрушил сверкнувшее лезвие на мою шею.
        Дико матерясь я завис в темноте, глядя как таймер отмечает секунды. Поразмыслил и ткнул на воскрешение, надеясь, что сейчас, с утра, народа не так много в деревне. Ожидания разбились о игровую реальность сразу же.
        - Опа! Агр! - раздалось со всех сторон. - Вот урод.
        - Да вашу же мать! - выругался я, оглядевшись. - Откуда вы повылезали в такую рань?
        Возле кладбища топталась кучка низкоуровневых игроков, которыми руководила четверка повнушительней. Клан «Неприкасаемые» собирал молодняк на заточку клешней. И я имел счастье вывалиться как раз перед ними.
        - Рот закрой! - посоветовал паладин, которого выдавал знак Эллоада, грубо нарисованный на щите, Сеффолк. - Я вас всех щемил и щемить буду.
        - Яйца не прищеми, - посоветовал я, прикидывая расстояние, - нагибатор хренов. Я не агр, тут чистая самооборона.
        Поднялся возмущенный гул, быстро сменившийся потиранием ладоней и разгорающимся в глазах огнем. Ясно все. Сейчас стартанет увлекательная игра «Поймай агра». Я с удивлением обнаружил в инвентаре трофейный меч еще со вчерашней стычки. Кинжалы, нагрудник и прочее остались у пещеры. Достал и пару раз взмахнул, под насмешливыми взглядами игроков.
        Не дожидаясь, пока паладин ответит что-нибудь хлесткое и юморное, а то и значительно рассыпется в угрозах, я активировал невидимость и ужом скользнул между опешившими игроками. Маневр удался на удивление хорошо. То ли игроки не ожидали, что здоровяк может использовать навык, столь любимый мелкими ворами, то ли по неопытности большинства, но все получилось. Я вылетел из невидимости как раз в прыжке через дорогу, готовясь нырнуть в высокую траву и уйти, как говорится, не прощаясь.
        - Ну суки, - мстительно шипел я, мчась в полях на полусогнутых, - я же злопамятный!
        - Вали его! - истошно вопили позади. - Вон, в траве! Бей!
        Забег прервался резкой болью в спине и возникшим таймером.
        - Ну козлы ведь, а? - пожаловался я в темноту. - Как так можно?
        Кладбище встретило меня как всегда равнодушно. Зато заметно оживились «Неприкасаемые», поджидающие у ворот.
        - Выходи-выходи, засранец, - издевательски протянул тощий маг в балахоне, - я тебя еще раз приложу.
        - Смотрите, какой позор, - вынырнул из-за спин игроков Сеффолк, держа в руках мой меч. - И ты вот с этой ковырялкой качался? Ну и рак!
        - Я клешнями себе помогал, - оскалился я, - дашь палкой паладину по башке и ковыряй, пока не отъедет.
        - Мдя, совсем агры опустились. - Паладин швырнул мой меч в сторону. - Такой мусор даже за трофей стремно считать.
        - Ну-ну. Этот мусор я вчера с твоего соклана снял.
        Сеффолк мгновенно заткнулся. Будет тебе еще трофей, ага. Метнуться бы до схрона, там и булава, и камень воскрешения… Стоп. Вот идиот! Я действительно рак, блин. Зачем тут воскрес, когда камень с привязкой лежит в незаметном овражке?
        Удало заорав я прыгнул на ближайшего, изобразив удар с ноги. Убили как бекаса, влет. Передернувшись от резкой боли и выпав в пустоту, я утопил нужную кнопку и выскочил у камня. Овраг встретил меня привычной тишиной и продемонстрировал разграбленный схрон, где я вчера прикопал пару мечей и кое-какие доспехи. Какая-то сволочь выгребла все мои запасы и бесследно растворилась в окрестностях.
        - Ворье кругом, - в бешенстве процедил я, роясь в земле. - Что за люди? Ничего оставить нельзя.
        Камень поприветствовал миганием сквозь прелую листву. Хорошо хоть их красть не могут. Я закинул его в инвентарь, вытащил клочок пергамента, долго смотрел на странную клинопись, но так ничего и не понял. Ищи и найдешь, ага, как же. Трусы раздражали. Чертовы неприкосы обобрали до нитки, да и с меня все сыпалось дождем. Надо было избавляться от статуса агра, планировать акт возмездия надменным неприкосам и как-то обогатиться хотя бы на простецкое оружие.
        - Ну, как говорится, уровень мастерства позволяет!
        С этими оптимистичными словами я выкорчевал очередную ель, выбрав дерево толще и прямее предыдущего. Получился двухметровый кол, толщиной как раз в обхват кисти, даже чуть пошире. Обломав кое-как верхушку, чтобы получился относительно острый конец, я закинул очередное двуручное творение на плечо и осторожно двинулся через лес. Верещали птицы, ветерок бодро гулял между редкими деревьями, босые ноги утопали в прелых листьях и мху. Красота, одним словом.
        Лес вообще был далек от настоящего. Может это только стартовые локации таковы, а дальше поджидают непролазные буреломы, тайга, топи и суровые горные тропы, но сейчас я топал по аккуратному парку. Деревья стояли редко, чуть ли не в шахматном порядке. Травка невысокая, едва по колено, в ней виднеются редкие упавшие стволы отживших свое деревьев, за которыми удобно прятаться. Шмыгают зайцы, пару раз за дальними деревьями мелькнул серый бок местного доминанта пищевой цепочки. Видимость была вообще отличная для леса. В реале устанешь продираться сквозь заросли, а деревья иной раз стоят такой стеной, что целиться дальше метров сорока и смысла нет.
        - Приветствую тебя, герой! - пискнуло из-за очередного дерева впереди. - Я хочу…
        - Твою мать! - рявкнул я, подпрыгивая от неожиданности. - Кто тут мне?
        Странная замарашка ростом мне чуть ниже колена быстро нырнула за ствол березы. Пугливо высунула чумазую физиономию, вцепившись в кору руками-спичками и с настороженной заинтересованностью уставилась на меня.
        - Чего надо? - неприветливо буркнул я, оценив опасность, как нулевую. - Денег нет, жрать тоже.
        - Ты точно герой? - мелкое, похожее на маленькую девочку, существо с сомнением пялилось на двуручный кол. - Из бессмертных?
        - Самый героический герой, - злорадно подтвердил я, вытерев несуществующие сопли несуществующим рукавом и подтянув трусы, - геройствую как раз. Чего надо?
        - Почему грубый такой? - удивилась замарашка, кривя физиономию. - Ту в лесу, понимаешь ли, такая ситуация…
        СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ПЕРЕДЕЛ СФЕР ВЛИЯНИЯ».
        УСЛОВИЕ - помочь лесной фее восстановить былое могущество.
        Награда за выполнение - почетный титул «Справедливый герой», именное оружие рангом не ниже редкого, 10 золотых монет, 250 опыта, следующий квест в цепочке.
        Принять: да/нет.
        - Ты фея, что ли?
        Я вытаращил глаза. Мелкое существо было покрыто грязью так плотно, что цвета кожи было не разобрать. А волосы, сбившиеся в колтуны, тоже скрывали свой цвет по той же причине.
        - Фея, - сварливо подтвердило существо. - Времена просто дикие. И дождя давно нет.
        Я прикинул. Вокруг шастают враги, золота и экипировки нет, а сама фея вызывала во мне крайне противоречивые чувства. Уж слишком взгляд был овечий, как у моей бывшей, которая едва не отсудила у меня отцовский дом, умело манипулируя свидетелями и заручившись поддержкой судьи - такой же курицы. Я передернул плечами от гадостных воспоминаний.
        - Иди ты в задницу, - ласково произнес я, пытливо посмотрев на фею и нажав «Нет», - своих проблем хватает.
        Фее будто оплеуху отвесили. Она открыла крохотный ротик и молча таращилась с недоверием, которое постепенно сменялось негодованием.
        - Пока! - я помахал лесному чуду рукой, перекинул еловый дрын на плечо. - Ты это, кстати, не знаешь тут в лесу партизаны водятся? Не в курсе? Хм, жаль.
        Оставив ошарашенную замарашку позади я побрел дальше. Прозвучавшие в спину отборные проклятия феечки и просвистевшую мимо уха сосновую шишку я счел недостаточным основанием, чтобы вернуться и покарать еловым двуручником мелкую крысу. В душе росла неприязнь ко всем этим мохноногим хоббитам. А лес все больше настораживал наступившей вдруг подозрительной тишиной, только фея позади бубнила и бубнила что-то торжествующе на незнакомом языке.
        - Где, кстати, живность? - удивился я вслух, крутя головой и прислушиваясь. - Где эти копытные монстры и волчары? Откуда феи повылезли стремные? Кстати, ты чего там бормочешь, а?
        Ответом послужило громоподобное хрюканье, между деревьями замелькала массивная туша, метра четыре в холке, покрытая белой щетиной, и через секунду передо мной высился здоровенный вепрь. Он раззявил пасть, ощерил частокол массивных клыков и резцов, и издал такой оглушительный полурев-полувизжание, что я наложил бы гору кирпичей, если бы не сила сжатия в месте выброса. Уж очень зверь был прописан тщательно и до дрожи реально, даже слюнями меня закидал. Позади раздался мерзкий торжествующий хохот феи.
        - Зараза мелкая!
        Мелькнули вершины деревьев, воздух с вяканьем вылетел из грудной клетки от страшного таранного удара, внутренности разодрало болью, я взлетел, аки орел, который деревья клюет, и обрушился прямо в приглашающе раскрытую пасть. Едва успел втянуть воздуха для предсмертного вопля, как пасть схлопнулась и я оказался в утробе того самого ледяного вепря. В ту же секунду что-то хрустнуло, чавкнуло, а мои руки рвануло так, что едва не вырвало из суставов.
        - Ох ты ж ё! - заорал я, чувствуя, как меня мотает и колотит о пищевод. - Гадство!
        Я мгновенно сообразил, что еловое двуручное на этот раз сработало просто как уберпушка, пронзив горло вепря и я воспылал надеждой, что зацепил внутренние органы. Тело сообразило еще быстрее, поэтому руки вцепились в древко так, что не оторвешь. Затрещало, хлынула вонючая жидкость в которой я едва не утонул. Вдобавок, вепря затрясло и я искренне надеялся что это конвульсии, а не глотательный рефлекс. Когда силы уже заканчивались, вепрь с грохотом завалился набок, сотрясая землю. Я в шоке таращился сквозь частокол кривых зубов на белый свет.
        Ваш персонаж получил уровень… Ваш уровень - 19.
        - Ничего себе, - прошептал я, выползая между бивней, куда там слонам. - Как же свезло-то, мать вашу!
        ВЫ УСПЕШНО ВЫПОЛНИЛИ ЗАДАНИЕ: «ЛЕДЯНОЙ ВЕПРЬ».
        НАГРАДЫ ЗА ЗАДАНИЕ: 2 000 ОПЫТА, 100 ЗОЛОТЫХ, ТОПОР ПАУКА.
        ЖЕЛАЕТЕ ПОСВЯТИТЬ ВАШУ ПОБЕДУ ФЕРРАНУ? НАГРАДА: ВАРИАТИВНО.
        ДА/НЕТ.
        - Не-е-е-т, - прохрипел я, обессиленно перекатившись на спину. - Никому и ничего…
        Лес глухо зашумел листьями, дрогнула земля, а зябкий ветер на мгновение кольнул меня холодом. Я понял, что Ферран намекнул, что выбор не одобряет. Но я не особо впечатлился и принялся потрошить кабана, пока он не рассыпался пеплом. Со шкурой получилось легче всего, упала еще и трехлитровая колба с кровью, а вот голова кабанчика, к моему глубокому сожалению от туловища отделяться не желала. Я проковырялся с ней некоторое время, изгваздавшись кровью, но ценный трофей так и не упал в мои алчные руки.
        Оставалось осмотреть топор. Признаться, он меня впечатлил. Цельнокованный, чуть изогнутое топорище с длинным шипом на конце венчалось лунообразным лезвием. Обух был выполнен в виде массивного клыка. Весь из металла, матово-черный, потертый, без световых эффектов, с короткой серой цепочкой, струящейся из основания рукояти. Цепочка тут же обмоталась вокруг правого запястья и исчезла.
        - Ага, привязка, значит, - обрадовался я, открывая характеристики. - Ну-ну.
        Алчному взгляду открылось описание и мои радужные мечты о сверхоружии поблекли и подернулись пеплом.
        ТОПОР ПАУКА.
        КОГДА-ТО ЭТИМ ТОПОРОМ ВЛАДЕЛА ВЕЛИКАЯ ЗЛОДЕЙКА, ЧЬЕ ИМЯ ВЫМАРАНО ИЗ ЛЕТОПИСЕЙ, А ЛЕГЕНДЫ И ПРЕДАНИЯ ДАВНЫМ-ДАВНО ЗАБЫТЫ.
        МАТЕРИАЛ: ПРОКЛЯТЫЙ БУЛАТ. ОГРАНИЧЕНИЙ НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕТ.
        ОСОБЕННОСТИ:
        ПОВЫШЕННЫЙ ШАНС КРИТИЧЕСКОГО УДАРА - 1.5 %.
        СКРЫТО.
        СКРЫТО.
        СКРЫТО.
        СКРЫТО.
        ПОСЛЕ СМЕРТИ НЕ ИСЧЕЗАЕТ ИЗ ИНВЕНТАРЯ. ПРОДАТЬ, ПЕРЕДАТЬ, РАЗОБРАТЬ НЕВОЗМОЖНО.
        ТОПОР ПРИВЯЗАН К ВЛАДЕЛЬЦУ ЦЕПЬЮ, ДЛИНА НЕ ОГРАНИЧЕНА. В СЛУЧАЕ ПОТЕРИ В БОЮ ИЛИ ИНЫХ СЛУЧАЯХ ЦЕПЬ СПОСОБНА ВЕРНУТЬ ТОПОР ВЛАДЕЛЬЦУ.
        ДОСТУПЕН НАВЫК: РАССЕЧЕНИЕ.
        - Даже не знаю, что и сказать, - признался я исчезающей в смрадном облаке туше вепря. - Лучше, чем ничего. Да и не потеряешь, что отлично, конечно. Но уж больно статы слабые.
        НАВЫК «РАССЕЧЕНИЕ». ЦЕПЬ ЗАКРУЧИВАЕТ ТОПОР ВОКРУГ ВЛАДЕЛЬЦА С БОЛЬШОЙ СКОРОСТЬЮ. ДЕЛАЕТ ДЕСЯТЬ ОБОРОТОВ, НАНОСЯ РЕЖУЩИЙ УРОН, И ЗАКАНЧИВАЕТ РУБЯЩИМ УДАРОМ СВЕРХУ. ОТКАТ НАВЫКА: 1 ЧАС.
        - А вот это неплохо, - обрадовался я и установил навык на панель. - Как цепь-то вызвать?
        - Ты убил его!
        - Да чтоб тебя! - подпрыгнул я, оборачиваясь. - Что опять?
        Фея-замарашка восторженно глядела на меня, впрочем, с немалой долей настороженности. За ней стоял какой-то старичок-боровичок в лаптях, прикрытый бородой до самой земли. Эта борода меня даже шокировала на мгновение. Дедок укутался в нее, как в одеяло, только торчали грязные ноги, да в самой бороде было полно листьев, сухих веток и засохших макаронин. Приглядевшись, я понял, что это не лапша столетней давности, а дохлые гусеницы.
        - Блин, это что с тобой за пенек? - спросил я, ткнув пальцем в дедка. - Леший или что?
        - Или! - сварливо проскрипел старикан из глубин волосатого одеяла. - Ты пошто зверя прибил, а Феррану не посвятил?
        Как только он разлепил рот, борода затряслась. С нее осыпалось несколько гусениц и какой-то мусор, так что я не выдержал и в голос заржал. Сказалось и напряжение последних часов, и проклятые неприкосы, и кабанина, чуть меня не схарчившая. Странная парочка смотрела, как я захожусь в истеричном смехе, настороженно и опасливо, чем довела меня до боли в животе.
        - Ладно уж, - всхлипнул я, успокоившись и вытирая слезы, - чего вам надо, чуды лесные?
        - Ферран ждет, - торжественно произнес дедок, тряся бородой. - Говори!
        - Какой-такой? - удивился я. - Окстись, старый. Бороду прополощи сходи в ручье. И вообще - отвалите от меня уже все.
        - Права ты оказалась, - повернулся дедок к фее, - дикий и злобный, аки зверь.
        - Угу, - отмахнулся я, - бывайте.
        - Эй, топор отдай!
        - Идите вы оба в задницу! Фея дорогу знает.
        С этими словами я вышел из игры. На сегодня впечатлений хватило.
        Вечер я провел изучая форум. Надо было поискать информацию по так и не активированному навыку плетения. Безуспешно порыскав пару часов, я закрыл сайт. Или админы стирали, или, что вероятнее, игроки не желали открывать секретов.
        Глава 4
        Мои приключения продолжились неожиданным и неприятным образом, едва только виртуальное тело разлепило глаза.
        - Что за крендель?
        С этими словами меня окружили крепкие ребята. Я подтянул трусы и ошарашенно огляделся. Человек пятнадцать рыскало по месту моей вчерашней героической битвы. Все в доспехах, при оружии, рожи сосредоточенные и суровые. Надпись «Псы войны» над головами, все высокоуровневые и прокачанные. Удачно я в игру зашел.
        - Агр, гад!
        Заскрипели луки, сверкнули мечи, засветились навершия посохов. Я открыл было рот, но тут знакомый голос радостно пропел из-за спины:
        - Каторжанин!
        Бойцы замерли. Один из старших, Сорк, в тяжелых латах и с устрашающих размеров двуручником в здоровенной лапе пробасил удивленно:
        - Знаешь его?
        - А то! - меня ласково обняли за плечи и развернули. - Это Варнак - нехороший человек.
        Я скривился, увидев отвратительно жизнерадостную Алису, которая уставилась в упор и ласково улыбалась.
        - Закадыка мой, можно сказать. А теперь еще и агр, обирающий малышей неприкосов. Скрываешься, партизан?
        - Привет, - натужно улыбнулся я, видя, что никто оружие не опускает. - Я тут мимо проходил.
        - Где кабанчик? - вкрадчиво спросила Алиса, опустив мои плечи. - Не пробегал тут никакой?
        - Что за кабанчик? - моргнул я. - Не видел.
        - Врет! - завопила мерзкая фея, высунувшись из-за дерева. - Он убил! Я приманила, а он…
        - Этот? - Сорк указал на меня мечом. - Этот нуб?
        - Этот… Э-э-э… Герой? - неуверенно подтвердил старикан, выскочивший, как чертик из табакерки. - Но он не герой, а проходимец! Вот!
        - Грубиян и хам! - поддакнула фея. - Прогоните его отсюда!
        - Вот уроды, - поразился я такому изощренному коварству. - Твари вы лесные и неумытые. Я вам все кусты орошу, если жив останусь. А то и посерьезнее чем удобрю.
        - Хо-хо-хо! - Алиса прищурилась. - А что с кабанчика упало? Расскажи-ка мне, пожалуйста.
        - С какой стати, Алиса?
        - Ты не борзей, пионер! - рявкнул Сорк. - С кладбища не вылезешь!
        - Да я и так там прописался уже, - ощерился я, - идите в…
        - Тихо! - в голосе альбиноски прозвенел металл, а глаза потемнели. - Я с ним разговариваю, а не с тобой, капитан!
        - Не много на себя берешь, Белая? - набычился Сорк. - Я на совете вопрос могу поставить. Твои закидоны уже раздражают.
        - Ставь вопрос, я отвечу, - улыбнулась Алиса, поигрывая клюкой. - Могу и сейчас.
        - Ладно, хорош! - вклинился я, сам не ожидая от себя такой наглости. - Выпал опыт, золото, да оружие.
        - Божественное что упало? - процедил Сорк. - Клан выкупит. Если квест, то считай что у тебя никаких проблем с «Неприкасаемыми» не было. И золота сколько запросишь.
        - Не было ничего божественного, - пояснил я. - Квест закрылся и все.
        - Да что ты говоришь? - прищурился Сорк. - А как же…
        - А он победу себе оставил, - снова вылезла фея. - Ферран на него плюнул, вот так.
        И фея скривив губы плюнула в траву.
        - Ты серьезно? - Сорк вытаращил глаза. - Не посвятил победу лесному богу?
        - Непись не врет, - подтвердил один из лучников за спиной Сорка. - Аналитики скинули репутацию по Феррану. Этого нуба там нет и близко.
        - А зачем? - не понял я. - Я пока никому не присягал. И вообще я лесных обитателей не люблю. С чего мне их богу отдавать честную победу?
        - Вот так просрать божественный квест… - пораженно выдохнул Сорк. - Ты даже не нуб, ты… У меня слов нет!
        Алиса заливисто расхохоталась.
        - Летите домой, мальчики. Отбой. А я погуляю.
        Сорк сплюнул, попав на плевок феи, махнул рукой. Раскрылся дрожащий портал и «Псы» один за другим исчезли в белом мареве.
        - Ну и как ты так пролетел? - Алиса прихватила меня под локоть и потянула вперед. - Не догадался, что ли?
        - Ты про квест? Не хочу я служить лесному богу. У него последователи странные.
        - Мы не странные! - хором возмутились сзади.
        Я повернулся и намекающе показал еще не опробованный топор. Лесная парочка испарилась в кустах.
        - Что думаешь делать? - спросила Алиса. - Качаться?
        - Партизанить буду. Неприкосы они как, сила?
        - Лидер сорок третьего, офицеры от тридцать пятого, по-моему, и до тридцать девятого. Ну и новички с пятого-десятого. Вольный и окрестности закрепили за собой, так что их здесь полно, имей ввиду. Не топы, но весомые ребятки. И развиваются быстро. Повоевать собрался?
        - Они сами решили.
        Я вкратце рассказал, как столкнулся с этими гражданами, начиная со стычки у леса и заканчивая знакомством с их расширенным составом у кладбища.
        - Интересно будет посмотреть, - зажмурилась девушка, прижимаясь головой к моему плечу. - Ты бумагу не потерял? Она активатор.
        - Правда? - удивился я и достал свой пергаментный бонус с корявыми значками. - И как?..
        - Присмотрись, должно получиться, - мягко остановилась Алиса, - просто смотри.
        Я послушно уставился на черточки, глубокомысленно морща лоб. Простояв так минуту и ощутив себя редкостным дурнем открыл было рот, но каракули неожиданно засветились и тут же выстрелило системное сообщение.
        ДЛЯ АКТИВАЦИИ ЗАДАНИЯ НЕОБХОДИМО ПРОЧЕСТЬ ТЕКСТ. ДЛЯ ПРОЧТЕНИЯ НУЖНО ОБЛАДАТЬ СООТВЕТСТВУЮЩИМИ ЗНАНИЯМИ. ДОСТУПНА АКТИВАЦИЯ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ТЕКСТА КВАЛИФИЦИРОВАННЫМ СПЕЦИАЛИСТОМ В ЛЮБОЙ КРУПНОЙ БИБЛИОТЕКЕ.
        - Получилось? - Алиса внимательно следила за моим лицом. - Да?
        Я кивнул:
        - Получилось-то оно получилось, только квест не стартанул. Надо прочитать или найти того, кто разберет эти каракули.
        - Тут помогу. Есть у меня кое-кто из неписей на примете. Я узнаю и сообщу тебе, хорошо?
        Я помялся, хотел спросить, зачем ей это вообще надо, но девушка скользнула в сторону и растворилась в лесу, как тень. Ни одна ветка не хрустнула.
        - Да уж, - запоздало произнес я, - вот и поговорили.
        Потоптавшись немного и пораскинув мозгами я извлек на свет топор и придирчиво оглядел со всех сторон. Внешний вид внушал уважение, была в нем некая хищность и угроза, очень красиво прорисованная, без всяких золотых сияний и бабочек на рукояти. Руки зачесались и я решил опробовать трофей немедля. Камень воскрешения улегся под плоский приметный камень в густом кустарнике, а я ринулся за приключениями.
        Первый же встреченный волк сложился с двух ударов. Я воспрянул духом, кровожадно огляделся, приметил медведя и кинулся в бой. Через секунду воскрес и пристыженно пересмотрел тактику. Мишаня, в отличие от серых, ловко орудовал еще и лапами, весьма ощутимо таранил массивной тушей и неприятно грыз голову.
        - Неудобно получилось, - отметил я, радуясь что мой позор никто не видел. - Повторим и учтем ошибки.
        Я быстро наловчился атаковать не прямо в лоб, а проскальзывая в сторону, рубить топором прямо в оскаленную пасть, благо мишки нападали однообразно. Таким образом я развлекался часа три, преодолел двадцатый второй уровень, и с умилением наблюдал, как персонаж матереет, наращивая здоровье. Очки талантов я не тратил и вообще спрятал эту вкладку персонажа, от греха подальше.
        Завидев следующего медведя, я ринулся в бой и активировал рассечение. Цепь хлестнула в сторону и мгновенно выписала несколько шелестящих кругов вокруг меня. Мохнатый хозяин леса захлебнулся рыком и сложился в траву. Топор взвился в небеса и с хрустом погрузился в череп уже мертвого зверя.
        - Раньше бы такой подарок! - Я радостно выпотрошил добычу. - Откат только долгий. А так - просто прекрасно.
        В описании оружия вместо первой строки с вопросиками неожиданно возникла новая особенность. Заметил я во время перерыва, когда пытался разобраться с цепью на предмет ее способности возвращать топор, если он выпал или выбили из рук.
        КЛЫК.
        ОБУХ ТОПОРА РАЗРУШАЕТ ДОСПЕХИ ПРИ УДАРЕ. ШАНС ПОВРЕДИТЬ ДОСПЕХ ИГРОКА - 25 %. ШАНС СЛОМАТЬ НЕ ЭКИПИРОВАННЫЙ ДОСПЕХ - 100 %.
        - Шикарно! - восхитился я. - Надо будет вломить какому-нибудь неприкосу. С чего это вдруг открылось? С двадцатым уровнем что ли?
        Если это так, то невзрачный топор раскрывался с ростом персонажа. Правда мою радость омрачали дальнейшие перспективы прокачки. До десятого уровня все пролетали со свистом, до двадцатого нужно было уже приложить усилия и время, от тридцати до сорока начинался тяжкий труд, с сорокового - многодневное задротство. Про следующие уровни я старался даже не думать. Тем более я отказался от класса на старте и пер неизведанной тропой, и переродиться мог вполне себе каким-нибудь дровосеком или охотником на гусениц, хоть персонажа стирай.
        Когда в лесу раздались голоса, я уже привычно упал в траву и с тревогой прислушался. Пятеро игроков с шумом пробирались сквозь лес, все четырнадцатого-пятнадцатого уровней. Значков «Неприкасаемых» над головами не было и я встал, как идиот, в который раз забыв про статус. Меня заметили и тут же полетели стрелы. Я с воплем скакнул за ближайшее дерево.
        - Агр! - раздались возгласы. - Мочи его!
        - Стойте! - крикнул я. - Успокойтесь! Я объясню!
        Но компания явно обрадовалась развлечению. Да и игрок агр в одних штанах показался им легкой добычей, даже несмотря на двадцатый уровень.
        Я кастанул невидимость и подскочивший к дереву игрок выхватил полноценный крит. Мгновенно ворвался между остальными, сея хаос и беспорядочные удары во все стороны. Повезло, что первым оказался воин, а четверка была сборной солянкой в легких доспехах и марлевых мантиях.
        - Отмылся, ага! - рявкнул я, оглядывая поле битвы. - Охренеть просто!
        Постоял над коконами в раздумьях, но все-таки собрал трофеи. Поделом, я первым не нападал. Тут же побросал дешевый шмот на землю и раздолбал клыком на обухе. Доспехи и оружие покрылись рваными дырами, поблекли и пришли в полную негодность. Повертев в руках обломок меча, я довольно ухмыльнулся и бросил его к остальному хламу.
        - Вещи отдай, гад! - заорали за спиной. - Мы тебя вынесем!
        - Сами напали, - рявкнул я, обернувшись. - Я вас не трогал!
        - Ты агр! - из кустов торчали головы моих недавних противников. Смотрели они с яростью и злобой. - Вас надо валить всех!
        - Вы переиграли, ребята, - хмыкнул я. - Мало ли почему у меня такой статус? Вы же не знаете, а летите сразу убивать.
        - Поговори еще, рачина!
        - Да пошли вы, - отмахнулся я, с удовольствием оглядев обломки снаряжения. - Правильно я ваши вещи раздолбал.
        С этими словами я скрылся из вида. В спину летели возмущенные вопли, крики и угрозы. Найти и покарать в реале, ага. Плавали-знаем. Но осадочек остался, конечно. Если меня так все будут встречать, то и не поиграешь толком. Надо отмываться поскорее. Но после этой пятерки непуганых идиотов ник побагровел еще сильнее. Я даже считать не стал, сколько несчастного зверья нужно перебить, чтобы обелить свое доброе имя.
        Окрестности Вольного открылись только к вечеру. Все это время я скрывался в лесах, лупил мишек и волков. Сбывались мои худшие подозрения. С кучи убитой живности опыта накапало не особо, едва хватило на двадцать четвертный уровень. Отмывание тоже шло совсем не семимильными шагами. Вдобавок игроков стало попадаться больше и приходилось то и дело прятаться в невидимости и шуршать в траве, протирая пузо и уподобляясь тихим ящерицам.
        Зато, периодически отдыхая от боев, я наконец разобрался, как работает цепь. Познание оружейного дзена произошло неожиданно, когда я, совершенно измучившись, подключил воображение. Испытывая вполне понятную злость от сотой с лишним попытки, я раздраженно зарычал и шевельнул рукой, пытаясь как-то активировать и подтянуть топор. И тут цепь дернулась. После ряда экспериментов, отнявших не меньше часа, я ощутил цепь, как тонкую веревку прямо из правой кисти. Появилось немного странное ощущение, но я медленно все-таки наловчился им управлять. Секрет был прост - у виртуального тела будто выросла новая конечность. Оставалось только тренироваться, чем я и занялся, набрав к ночи еще пару уровней.
        - Вообще не задалось, - подвел итог уже поздно ночью, сидя на ветке дуба. - Столько времени и только двадцать шестой. И с цепью не разберешься. Хоть заново начинай.
        Возможность такая была, но манил топор, бумажка с секретом, да и Алиса мне понравилась. Стройная, красивая, веселая, грудь торчком…
        - Где-то здесь, - раздались приглушенные голоса. - Надо было факелы взять.
        - Какие факелы, краб? - раздраженно произнес чей-то голос с командными нотками. - Может еще кричать на весь лес, а?
        - Золото могли и найти.
        - Заткни варежку!
        Я с интересом уставился вниз. Ночное зрение очертило контуры подозрительной парочки, крадучись двигающейся через лес. Я всмотрелся пристальнее и система дала единичку к ночному зрению, заодно показав мне, что игроки были из «Неприкасаемых». Тут других кланов нет совсем или все новички к ним лезут? Куда ни плюнь - в «Неприкасаемого» попадешь, а если не доплюнешь - так в «Несгибаемого».
        Я подобрался и стал поджидать, когда они окажутся подо мной, готовясь сверзиться с ветвей и покрошить в капусту. Ну или напугать, если убить не смогу. Но неприкосы прошли стороной, поэтому я спрыгнул с дерева и поспешил следом, стараясь не нарушать ночной тишины.
        Когда они зашуршали листвой у неприметного пня на поляне я не выдержал. Подобрался в невидимости и в результате скоротечной схватки отправил души презренных врагов на возрождение. Не успел даже нагнуться к коконам, как вокруг густой цепью вспыхнули факелы, а над верхушками деревьев запылали магические светляки.
        - Вот ты и попался, рак! - раздался голос Сеффолка. - Бейте его!
        Лес наполнился бегущими неприкосами, криками, руганью, лязгом оружия, сполохами молний и огненных шаров. В этой ночной круговерти я успел активировать рассечение, срубив несколько самих прытких, и отчаянно жалея, что на кармане не завалялась парочка дымовых бомб. Со всех сторон посыпались удары, полоска здоровья рухнула в красную зону. Я вывернулся сквозь кольцо упоенно лупивших меня толпой и мешавших друг другу игроков. В прыжке снес мага с факелом, точным ударом обратив того в кокон, и увидел таймер, повиснув в темноте.
        Тут же использовал заряд камня, воскрес и успел нанести ошарашенным таким ходом неприкосам несколько весьма ощутимых ударов, улетев на очередное возрождение, прихватив с собой еще одного врага.
        Выскочил уже на кладбище у деревни, ничего не видя вокруг. Рванул в поля, активируя невидимость и улепетывая изо всех сил. Позади запоздало заорали, но топот погони стих, как только я нырнул в спасительный лес и углубился в заросли.
        - Вот дурень! - костерил я себя через час, так основательно запутав следы, что непременно заблудился бы если бы не карта. - Элементарная ловушка ведь! Охотник, тоже мне!
        Пустые карманы, трусы и топор. Я вернулся к тому, с чего и начинал нелегкий день. Немного грело душу осознание, что слился не в сухую, прикончив несколько вражин, но сути это не меняло. Вдобавок в руках коварных врагов остались трофеи, сотня золота за ледяного кабанчика и все выбитое за день. Клещи постепенно сжимались, так что надо было срочно пересматривать дальнейшие действия и что-то кардинально менять. Я и с кладбища-то удрал, потому что основная масса врагов ждала в засаде в лесу, да еще за счет внезапности.
        Пока я ругал себя последними словами в голове постепенно сформировалось желание отомстить, но попозже. Слишком уж силы стали неравны. «Неприкасаемые» прочно закрепились в этих землях, пользуясь тем, что стартовая локация не нужна другим кланам. Тут не было ценных ресурсов, особо редких данжей. Даже ледяной вепрь был счастливым исключением и его забили бы без особых проблем «Псы войны», отправив разгонять недовольных одну только Алису. В землях новичков не было ничего особенного. Кроме самих новичков. И клан «Неприкасаемые» рос, как на дрожжах, пользуясь численным преимуществом, выдавливая мелкие, недавно образованные кланы, застолбив все подземелья в окрестностях и качая своих бойцов ударными темпами.
        Я покачал головой. В моем активе был только пергамент с загадочной надписью, отданный Алисой. Квестов из-за статуса мне не видать, как своих ушей. Качаться стало проблемно, каждый второй был неприкосом и зорко высматривал варначью тушку во все глаза.
        Кочую дальше к границе, какая поближе, пришел я к выводу. Теперь есть оружие, есть ноги, в конце концов. Я уже порядочно навел шороху на вражеской территории, базы нет, доступа в города тоже. Деньги - дело наживное. Экипировку выбью из врагов. Решено. Найдя подходящие заросли и довольный хоть каким-то образовавшимся планом я выскользнул из виртуального мира.
        Утром я возник в лесу, твердо решив двигаться дальше. Перед прыжком в капсулу я с негодованием увидел созданную на форуме тему с мерзким названием «Варнак - агр и рак!». Неприкосы выложили запись ночной стычки, позабыв вставить моменты, где их бойцы падали под моим топором. Само видео умело подредактировали и выходило, что я бегал там в панике, как лось, едва не переломав ноги и позорно слившись в темноте, сослепу напоровшись пузом на мечи благородных воителей. В заключении шло предположение, что я сейчас плачу где-то в реале, полностью и окончательно морально уничтоженный и раздавленный, подготавливая извинения на трех листах.
        - Пора двигаться, - подумал я, справедливо решив, что теперь местные леса будут тщательно прочесывать, - нужно открывать новые горизонты. Прокачаться, вернуться и отомстить. Как-то так.
        Лес уже проснулся, радостно шумел листьями, подставляя кронылегкому ветерку. Неподалеку паслась семейка кабанов, секач подозрительно глянул в мою сторону подслеповатыми глазками, но сигнала не подал, и свинское семейство, окруженное полосатыми поросятами продолжало окапывать дуб. Вдали истошно верещал заяц, встретивший волка, звонко верещали птахи.
        Царила идиллия умиротворения, настоящая утопия природы, раскрасившей солнечными лучами лес, подчеркнув и оттеснив в восторженных глазах каждую травинку и муравьишку. Я глубоко вдохнул, впитывая все это великолепие каждой клеточкой виртуального тела, а душа наполнилось легкостью и хорошим настроением, которое не могло испортить решительно ничего. Тем более какие-то там «Неприкасаемые».
        Снизу кто-то некстати откашлялся, грубо нарушив гармонию неподобающими отвратительными звуками. Я вздрогнул и опустил глаза. Восторженное ликование сдуло ветром реальности и развеяло в прах одним только видом двух мелких существ. Завидев омерзительных неписей, душа стряхнула сопли с сахаром, навеянные корявыми деревцами и достающими насекомыми, перекосила мое виртуальное лицо в злобную рожу, и растворилась во тьме, рыча и требуя крови, убийств и чужих страданий.
        Передо мной стояла насупленная фея, нервно теребя кривой подол платьица, сшитого из множества лоскутов разной формы и цвета. Рядом топтался и укутанный в бороду лесовик.
        - Вам чего опять? - раздраженно спросил я, устремляясь в сторону от подозрительной парочки. - Вчера же сказал, чтобы валили!
        Они пристроились сбоку, семеня ногами.
        - Ты не посвятил победу нашему повелителю, но остался последний шанс! - напыщенно выдал дедок, тряся бородой. - Возложи топор на жертвенный камень Феррана в долине волхвов.
        - Да-да! - пискнула фея, оттолкнув дедка в сторону. - И ситуация в лесу все-таки требует решения. Проклятые сисястые дриады…
        ВАМ ПОВТОРНО ПРЕДЛАГАЕТСЯ СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ПЕРЕДЕЛ СФЕР ВЛИЯНИЯ».
        УСЛОВИЕ - помочь лесной фее восстановить былое могущество.
        Награда за выполнение - почетный титул «Справедливый герой», именное оружие рангом не ниже редкого, 10 золотых монет, следующий квест в цепочке.
        Принять: да/нет.
        - Что с вами не так? - изумился я, во второй раз нажимая отказ. - Не хочу я вам помогать. И кто вчера орал - проходимец, мол, прогоните его! Вы же двое, я запомнил. И кабана на меня натравили опять же вы. Вернее, ты, чумичка!
        Фея не нашлась, что ответить на справедливый укор, а старик негодующе затряс бородой и пробубнил:
        - Нехорошо быть злопамятным. Топор, он не просто так, понимаешь?
        ВАМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ПОДНОШЕНИЕ».
        УСЛОВИЕ - возложить топор Паука на алтарь Феррана.
        Награда за выполнение - именное оружие рангом не ниже эпического, 2 000 золотых монет, 50 000 опыта, возможность стать адептом лесного бога.
        Принять: да/нет.
        Судя по всему топорик совсем не прост, раз лесные обитатели так настаивают. Второй раз клинья подбивают и это несмотря на явную неприязнь. Но квесты попахивали божественной междоусобицей и небесными интригами, куда я лезть не собирался ни под каким предлогом, потому что не знал раскладов совершенно. Даже запредельное количество опыта не перевесило мои аргументы. Черт его знает, чей у меня топор, за каким он нужен лесному богу и чем все это аукнется для меня лично.
        Я вытащил оружие из инвентаря, отказавшись заодно и от второго квеста, нехорошо прищурился и прицельным взглядом провел незримую черту от макушек до развилок надоедливых неписей. Добившись тишины, сунул топор за пояс.
        - Вот блин!
        Топор упал на ногу, я зашипел как уж на сковородке, окончательно перепугав фею и лесовика. У меня который день ничего не менялось и я шастал в одних трусах.
        - И что с тобой делать? - Я покрутил топором, рассекая воздух. - В руках таскать неудобно. Может из кого ремень пошить? Или из бороды связать?
        - Мы ошиблись! - отшатнулся перепуганный лесовик и спрятался за фею. - Иди по хорошему!
        - А что, ты и по плохому можешь? - Я недобро покосился на парочку, силясь вспомнить размер штрафов за неписей. - Попробуй, пенек замшелый!
        Не успел я и шагу ступить, как события приняли дурной оборот.
        - Будь ты проклят, засранец! - прилетел в спину дребезжащий фальцет. - Ферран тебя накажет!
        - Эй, люди! - завизжала и фея на ультразвуке. - Вот он, гад! Смотрите!
        Я крутнулся и увидел как на меня с удивлением таращится пара неприкосов, недавно принятых, судя по десятым уровням. Невидимость привычно скрыла меня покрывалом, я в мгновение ока разбежался и прыгнул на вражин. Лезвие засвистело, заорали и полезли прятаться кто куда фея с дедком, а через мгновение на поляне остался я и два кокона. Выбрал из трофеев подходящие штаны и ботинки, стартовые с минимальными статами. Оружие и броню, оказавшуюся обычным вендоровским хламом, я разломал и раскидал вокруг.
        - Все, сейчас тут десант высадится, - вздохнул я, - а к вам я еще вернусь, пеньки лесные!
        Пообещав злобной фее и лесовику всевозможные кары, я спешно взял с места в карьер. Полчаса я стремительно мчался по лесу, петляя и меняя направление, сопровождаемый изумленными взглядами зверья. Я решил больше не тратить деньги на барахло типа бронзовых понож, да медных наплечников. Толку никакого. Тот же медведь с его ударом стальной панцирь, наверное, сомнет, а позвоночник в трусы осыпется. Штаны и ботинки - вот выбор профессионалов. И будет полезно научиться уходить из-под ударов, а не надеяться на доспех, который потом чинить, искать новый… Если попадется действительно полезное, то да - привязать и носить. Только вот привязок было всего четыре на экипировку и каждая стоила сто тысяч полновесных золотых.
        Поляна бросилась под ноги внезапно. Я остановился, вспахав тормозным путем с метр грунта, и подозрительно уставился на невесть откуда взявшуюся избу. Бревенчатое творение неизвестных мастеров заросло травой, покрытая мхом крыша щерилась дырами и была усыпана опавшей хвоей. Куриных ног я не заметил, хотя фундамента не было видно под слоем валежника и бурьяна.
        - Это что тут такое? А ну-ка! - протянул я, держа топор на отлете. - Избушка-избушка, повернись к лесу задом, а ко мне передним местом!
        Избушка не отреагировала.
        - Передом, - пристыженно поправился я. - К лесу задом, ко мне передом!
        На плечо капнуло что-то горячее. Я заорал с перепугу и неловко прыгнул вперед, наугад махнув топором. Позади раздался яростный рык, в спину ударило как тараном, меня пронесло по полянке и с грохотом размазало по бревенчатой стене, запорошив прошлогодней хвоей с крыши.
        - Тихо, Серенький, тихо! Мой друг просто нервный!
        Я обтек по избушке, с трудом поднялся и встретился с насмешливым взглядом разноцветных глаз. Алиса сидела на огромном черном волке, на темной шкуре которого белыми мазками небрежно был намалеваны кости. Лобастая голова раскрашена под череп, отчего и так недобрая морда казалась еще страшнее. Волчара зло пялился на меня и лизал нос. Под языком быстро исчезала царапина.
        Нормальный у нее питомец, завистливо подумал я. Легендарный. И где таких берут только? На рынке у неписей я пока видел только худосочных лошадей. Надо тоже ездовое завести, а то все ногами и ногами.
        - А если он тебе еще раз носик пощекочет, то ты его скушай.
        - Пардон, - извинился я равнодушно, - но хватит подкрадываться.
        - И тебе привет, невоспитанный каторжанин, - надула губы Алиса, - и наше тебе «фу» за невоспитанность.
        - Ага, здравствуй и все такое. - Я покрутил головой, морщась. - Чуть не вынес меня.
        - Подвезти?
        - Серьезно? - обрадовался я. Волчара явно мог мчаться на порядок быстрее меня. - И что буду должен?
        - Я по-дружески, - улыбнулась она так открыто и искренне, что я почти поверил. - А то мы на тебя наехали не по делу, да и с пергаментом-загадкой есть вариант. Накопала я одного персонажа неподалеку, тот разбирается в таких вещах.
        - Вот спасибо! - Я бросился к волку. - Как на него залезать?
        Волк щелкнул зубами, едва не откусив мне голову.
        - Мать его! - отшатнулся я, упав на задницу. - Алиса!
        - Серенький, давай его прокатим, тут недалеко, - она похлопала волка по загривку и хитро покосилась на меня. - Сбоку запрыгивай, смельчак.
        Я покосился на волка, тот в свою очередь ответил недружелюбным взглядом и многозначительно зарычал, старательно показав все зубы, больше напоминающие длинные кинжалы. Собравшись и укрепившись духом, я вскарабкался наверх, цепляясь за жесткую шерсть.
        - Не лапай, пассажир! - сурово предупредила Алиса, когда я обхватил ее тонкую талию. - Прибью!
        - Было бы что лапать, - буркнул я, непроизвольно шевельнув пальцами. - Тут ребра по-мое…
        Алиса ловко двинула локтем, угодив прямо в нос.
        - У меня почти второй! - проворчала она раздраженно. - Ну полтора, может… Или…
        - Или может поедем? - взмолился я, увидев, как волчара выгнул шею и тянется зубищами к моей ноге. - Я вообще не люблю, когда сиськи большие, как вымя. Висят некрасиво.
        Алиса покраснела.
        - Почему мы тут, в глухом лесу, обсуждаем мою грудь?!
        - Не знаю, - признался я. - Ты же начала. А у меня это нервное, я высоты боюсь, вот и несу всякое.
        Вместо ответа она ткнула пятками бока Серенького. Волк с места прыгнул вперед и за секунду разогнался, как гоночный болид. Все мысли случайно перехватиться повыше и проверить какой там размер точно, вымело из головы. Волчара летел как сумасшедший, деревья мелькали смазанной полосой, а ветер старался содрать с мохнатой спины. Я вцепился в Алису клещом и восторженно заорал. Алиса подхватила, вторя протяжным индейским боевым кличем и диким хохотом.
        Волчара гнал, как сапсан за уткой. Лес закончился и серая туша выстрелила в поля, взрывая мощными лапами грунт. Замелькала трава, волк прыжком пролетел надо головами нескольких игроков, с перепугу бросившихся в стороны. Мелькнули стены какого-то города, но я не успел опознать, потому что серый скакун уже мчал по полям, глухо рыча и разогнавшись еще. Форсаж или второе дыхание, но у меня даже голова закружилась от бешеной скорости.
        За временем я не следил, наслаждаясь дикой скачкой и теплой талией под руками, так что даже не заметил, когда обжитые места кончились, а волк влетел на мрачное болото, сбавил шаг и припустил легкой рысью.
        - Почти добрались, - девушка ткнула пальцем в топи. - Тут отшельник живет, собиратель древних тайн, знаток мертвых языков и знатный археолог.
        - Какие тут древние тайны, Алиса? - изумился я, озираясь. - Это же болото.
        - Да без понятия, - она пожала плечами. - Может раскапывает курганы, может болото осушает. Или так прописан разработчиками, чтобы игроки не отвлекали от научных изысканий. Ты руки убери.
        Я поспешно отпустил тонкую талию, так как волк пробирался шагом по болоту и уже не трясло.
        - Вцепился, пошляк, в мое невинное тело, - хихикнула Алиса. - Где цветы, конфеты, подарки, желательно эпические? И даже головы дракона самой завалящей нет. Стыдоба.
        - Да ну тебя, - хмыкнул я. - Мы далеко от Вольного?
        - Не особо, но порядочно. Это самый край Страны болот. Можешь тут погулять, кстати. Курганы, миниданжи, именные монстры и прочие прелести для сольников.
        Я повертел головой, но ничего, кроме теряющегося в тумане покрывала из торфа, кочек и трясин не увидел. Тут и там виднелись гати - выложенные из жердей или досок импровизированные дорожки. Орали лягушки, в трясине мелькали головы черепах. Ничего из описанного Алисой я не наблюдал в унылом пейзаже.
        - Но тут вообще-то печально на предмет охоты, - продолжила Алиса, - да и навар так себе, поэтому игроки сюда качаться не ходят. Тут мирные, кто травников качает и алхимиков. У тебя какая профессия?
        Я пожевал губами, подбирая слова.
        - Понятно, - вздохнула Алиса, - слишком занят на маленькой победоносной войне? В принципе, ты тут передохни денька два или больше. Серенький ускакал далеко, так что тут искать не будут. Времени вагон и от агра почистишься. Есть тут и болотники, кстати, милые люди. Наставник по профессиям имеется, доступ на аукцион и хранилище. Карту открой.
        Алиса размашисто обозначила крестиком место на карте.
        - Тут их поселение, отшельник рядом живет, за забором - рукой подать. Страна болот место мирное, стражи в поселке нет, а собираются там безобидные крафтеры. Ремесло, кстати, тоже штука полезная.
        - У меня прокачано на две единицы мастерство, - сообщил я. - дубины делал. Удача, правда, не особо, я ее не качал. Колечко было на бонус, но его выбили давно.
        Алиса прыснула, потом рассмеялась в голос.
        - Чем богаты, - усмехнулся я. - Ты права, это крохи.
        - Это, Варнак, даже не разговор, - хохотала Алиса, щекоча мне лицо белой копной, - тут двадцать ступеней на каждой профессии. По сто очков в каждой. Ты даже не новичок, ты…
        - Чечако, - провозгласил я, вспомнив Джека Лондона. - Звучит?
        - А то, - хихикнула Алиса, - чечако и есть. Да и на крафтера ты похож, как мой волчок на овечку. Морда лица злая, бритоголовый, в ворованном шмоте, агр. Тебя бы местные травокуры не забили толпой с перепугу, а?
        - Этого еще не хватало. - Я напрягся. - Может прокатишь еще куда?
        - За болота долго и времени нет, тем более тут обитает Щавель, ну отшельник тот, который может расшифровать бумагу. А мне в реал скоро, на тренировку и по делам. Холодильник пустой, котэ не кормлен, да и свежим воздухом подышать надо.
        Я кивнул понимающе.
        - Тебе дальше и не нужно, поверь. За болотом, а это неделю пути, начинается море, пираты, некроманты на своих островах, морские кочевники, акулы…
        - Все-все, я понял. Схарчат в первой же локации.
        - Молодец, соображаешь. Там до полтинника не разгуляешься, так что ловить тебе в прибрежных локациях нечего.
        Волк, разбрызгивая жижу, остановился у кривой хижины, возвышающейся на четырех вкопанных столбах. Хлипкая лесенка и курящийся над крышей дымок говорили о том, что хозяин внутри и как раз что-то готовит. Лестница упиралась в балкончик, виднелась дощатая дверь. Я соскользнул с волчары.
        - Спасибо, Алиса.
        - Да подавись, - насмешливо бросила девушка, с улыбкой оглядев меня. - Если что узнаешь - отпиши. Интересно, что там, в бумажке.
        - Сама не могла разгадать? - удивился я. - Ты же тут в игре, как рыба в воде, с таким-то уровнем.
        - Забыла совсем, - повинилась девушка, но подозрительно сверкнула глазами. - У меня полные карманы всякой всячины. Завалялась в уголке.
        Интерфейс звякнул, я принял запрос в друзья от беловолосой и покосился на домик.
        - Постой минутку, - придержала меня Алиса, а Серенький закрыл дорогу массивной тушей. - Не шевелись.
        Она вытащила из очередного кармашка небольшой мешочек, развязала тесемки и вытрясла мне прямо на голову синий блестящий порошок.
        Поздравляем: Вы успешно избавились от проклятия «Бессилие». Теперь вы можете посещать избранниц для любовных утех в любое время и без позорных осечек. Удачной игры.
        - Это что сейчас было? - закипел я. - Откуда на мне такая пакость?
        - Фея навесила! - захохотала Алиса. - Незаметное такое проклятие! На два месяца всего!
        Я подобрал челюсть и уже задумался на предмет вернуться в лес и по душам потолковать с лесными обитателями. Бороду я бы закопал вместе с феей, уже очень наглый и неприятный лесовик.
        - Успокойся, Варнак, - еле сдерживая смех выдавила Алиса, - ну они пошутили, ты бы посмеялся. Это же фея - маленькая лесная проказница!
        - Да ну тебя!
        - Я все исправила! Все бордели теперь твои!
        - Бордели потом, бумагу нужно расшифровать, - произнес я, но мысли ушли не в ту сторону, - у обитателя вон того скворечника.
        - Иди-иди, - утвердительно кивнула Алиса, - дома он.
        Она махнула рукой, прощаясь. Мягко засветился портал, волк подобрался и в длинном прыжке исчез в светящемся овале. Задние лапы с такой силой метнули мохнатого, что забрызгали меня грязью с ног до головы.
        - Гад злопамятный! - Я отплевывался, отступая к хибаре на деревьях. - Специально, да?
        Хижина на высоте метров пяти от поверхности не внушала. Как и лесенка. Вдобавок я заметил в углу дощатого пола характерное отверстие, а точно под ним на земле вилось облако мух. Импровизированный туалет. Ну правильно, не слезать же каждый раз? Свесил задницу и гадь с высоты, аки мудрая птица.
        Лестница заскрипела, жалуясь на нелегкую судьбу и криворукого создателя. Я быстро вскарабкался на небольшой балкон и постучал в дверь.
        - Пошли прочь, - вяло прошелестел чей-то голос, - я медитирую и познаю мир.
        Я потянул носом, скривился от знакомого пряного запаха и пинком выбил щеколду. Внутри было на диво просторно, небольшой стол ютился под широким окном, сквозь клубы зеленоватого дыма на потолке угадывались разнообразные сушеные веники, на стенах переплетались венки и травяные гирлянды.
        В центре помещения подпирал низкий потолок пузатый кальян устрашающих размеров. Перед ним сидел сухонький старичок в выцветшем халате и драных тапках, грыз мундштук, пыхая дымом, как паровоз, и смотрел сквозь меня остановившимся взглядом. Знаменитый Щавель, понял я. Ему только фенечек навесить везде и получится вполне матерый хиппи, дитя природы.
        - Никого нет дома, - тянул он, явно меня не замечая, - изыдьте, болотные пятна…
        - Все понятно, - произнес я, пробираясь к окну, - растаман обыкновенный.
        - Произрастает на лугах, - забормотал почтенный отшельник, выдохнув очередное зеленоватое облако, - часто встречается на лесных полянах… Рвать в середине лета, в период цветения…
        - Приходы, я смотрю, мощнейшие, да? - завистливо потянул я носом, но собрался и распахнул ставни настежь. - Алло, болезный, в смысле любезный! Очнись, гость в доме! Пожар! Набег! Враги!
        Отшельник попытался сконцентрироваться, но смог только моргнуть левым глазом.
        - Драконы… - прошептал он, глядя в изнанку мироздания или еще в какие незримые простому смертному астралы, - какие прекрасные драконы…
        - Все, третий глаз открылся, - с восхищением констатировал я. - Давай-ка старый, отлипай от этой соски, приходи в себя. Есть дело и оно не требует отлагательств!
        - Дело… - неуверенно попытался настроиться на реальность Щавель. - Дела-а-а-а…
        Этот короткий, но содержательный спич он закончил идиотским смешком и отключился. Мундштук выпал из ослабевших пальцев, отшельник опрокинулся на спину, укрылся полой халата и громко, с переливами, захрапел.
        - Сука, что же так не везет-то? - заорал я, отправив кальян пинком к двери. - Что за утырки меня окружают? Каждый полудурок в этой игре прямо обязан попасться на пути!
        Яростно рыча, я растоптал кальян, вышиб ногами обломки вниз, бурей промчался по жилищу отшельника и нашел кисет с характерным рисунком и бурым порошком внутри. Кисет напоминал размерами туристический рюкзак литров на пятьдесят и был на треть пуст. Я сунул его в инвентарь, переместил отключившегося хрыча на лежанку в углу и вылез из хибары, хватая свежий влажный воздух.
        - Обтекай, туловище, - бросил я на прощание, без всякого почтения к сединам, - завтра приду с утра.
        Глава 5
        Грязь с чавканьем хватала за сапоги, я в самом мрачном расположении духа направлялся к поселку, стараясь дышать поглубже. Миновал огороды в полях, как я их назвал. Грубо расчерченные квадраты относительно твердой земли колосились папоротниками, целебной осокой и прочими камышами. У каждой стояла табличка, прибитая к столбику, сообщающая имя владельца.
        Поселок оказался по своему интересен. Болотники, заморенные с виду люди, очень уж тощие, с бледной кожей, подошли к постройке домов с учетом болотных реалий. Все хижины возвышались на столбах, вбитых в зябкую почву. Причем дома людей побогаче и исполнены был лучше, резные столбы из просмоленного дерева, красивые резные плахи пола, плотно сбитые доски и черепица. Бедняки строились, кто как мог, поэтому их дома были из неструганых досок, опоры разной толщины, а крышей служили плотные пучки соломы.
        Все было вымощено плоскими камнями, уж не знаю, откуда их натаскали в таком количестве. Деревня оказалась забита игроками в разнообразных фартуках, кузнечных и травосборных, что ли? Понятно было только, что это спецодежда местных ремесленников с бонусами к собирательству, алхимии и прочим полезным навыкам. Доспехи кое-где виднелись, но слишком уж дешевые, а оружие и вовсе заменяли закопченные молоты, серпы, сачки, удочки и пилы. Воздух звенел от выкриков, заказов, споров о полезности тех или иных ресурсов. В некоторых местах ремесленники перешли от диалога к тумакам, неумело, но ожесточенно нанося друг другу травмы.
        - Кому травы?
        - Дешевая руда!
        - Живые черви! Спешите купить!
        - Вам подсказать что-нибудь?
        От последней фразы я отшатнулся в ужасе и поспешно забрался на помост ближайшего дома. Меня хватали за ноги, уговаривая купить вот этот свежий папоротник, только-только с дерева. Я с трудом вырвался из цепких лап и привалился к стене, шокированный этим бедламом и тем, что за папоротник такой, если на деревьях растет. Рядом, облокотившись на перила, равнодушно озирал шумевший рынок местный житель. Я с высоты осмотрел балаган и передернул плечами. Слишком уж это сборище напоминало крупный рынок любого города в реале, где торговали всем подряд, ловили твой взгляд и пихали прямо в лицо свои кроссовки, куртки, ремни и шубы.
        - Жесть какая, - сплюнул я. - Нечего мне тут делать.
        Игроки, не занятые торговлей, прямо на земле топили алхимические печки, содрогающиеся от забитых под завязку углем топок. Пачкали себя и проходящих мимо брызгами, не видя ничего, кроме булькающего варева. Чумазые кузнецы усиленно качали мастерство, размахивая у походных кузниц молотами. Летели искры, клубы дыма уносило в болота, а из под могучих ударов редко когда, но выпадали корявые изделия. Повара кидали в крутобокие котлы лягушек, улиток и опустошали в чугунные утробы целые ведра мерзкой зеленоватой субстанции. Смердело так, что кишки выворачивало.
        Здесь царил ад. Казалось, даже Ктулху съежился и постарался поглубже нырнуть в Р’льех, чтобы не привлечь внимание этих жутких существ. И я с содроганием вспоминал свои прегрешения, уже решив забить и на местных торговцев и на ремесла. Толпа, видя, что их сено и ракушки мне не нужны, уже сомкнулась, поглотив все пути отхода. Я затравленно покачивал топор и прикидывал путь покороче, решив пробиваться силой, если не пропустят.
        Внезапно от ворот донеслись истошные вопли. Толпа вздрогнула как-то разом, единым организмом, и началось форменное светопреставление. Игроки давили друг друга и устремились вглубь деревни, сшибая реторты, ломая самодельные прилавки и истошно голося. Большая часть исчезла в гостинице, остальные - кто телепортировался, кто перелез через забор и скрылся в камышах.
        В ворота по-хозяйски вошли семь игроков. Все в хороших доспехах, длинные мечи зло блестели, а над наглыми лицами краснели ники. Местные агры пришли собирать дань, сообразил я, видя как они хватают не успевших удрать добытчиков и мастеров.
        - Деньги где? Ты когда обещал заплатить? Последний раз траву тут косишь, козел! На месте стой, сказал!
        Подкрепляя аргументы нещадными плюхами и разбивая пробирки, пинками переворачивая котлы и кузни, представители местной неформальной группировки продвигались вперед. Я с изумлением увидел, как некоторые поникшие кузнецы и травники явно кидали что-то в обмен, откупаясь от преждевременной смерти и сохраняя имущество.
        - Вот терпилы! - поразился я. - Каким надо быть идиотом, чтобы в виртуале так прогибаться?
        - Не бойцы, - равнодушно бросил местный, который так и стоял рядом. - Пусть их прибьют - всю деревню загадили. И нашим торговать трудно. Эти по дешевке все спускают и портят.
        - Аргумент, - уважительно покосился я на местного маркетолога. - Видно бывалого человека, ага.
        - А ты чего встал? Сюда иди!
        Главарь агров, некто Хмурый, стоял у помоста. Он выделялся среди товарищей по разбою глазами, в которых явно плескалась жестокость, жажда драки и отсутствие страха. Сразу было видно, что это человек простых решений и действий, склонный сразу дать в лоб и обобрать, чем что-то долго говорить. Рядом встали еще трое, попроще, но тоже уже вполне успевшие насладиться возможностями отъема имущества и разбойной легкой жизни.
        Я всеми фибрами души ощутил знакомую ситуацию. Сталкивался в реале неоднократно и в ночных походах в магазин, и на футбольных стадионах, да много где. Хмурый между тем умолк, заработав мыслью, окинув прищуром и топор, покачивающийся в напряженной руке, и мою злобную рожу, на которой мягкости было столько же, сколько и на его. Красный ник тоже выдавал во мне борца с системой, а взгляд, в который я вложил весь пофигизм и жажду подраться, подсказал Хмурому, что если я и не родственная душа, то сопротивление оказывать буду.
        Прокачав друг друга напряженными взглядами, мы оба сделали выводы.
        - Мы тут местных морщим, братан, - процедил Хмурый, сплюнув. - Можешь с нами, но не в одну калитку. Это наш район.
        - Я проездом, - буркнул я, чуть сместив корпус, чтобы удобнее было бить в случае чего, - скоро уйду, вашего не нужно.
        Хмурый еще постоял, меряя меня пристальным взглядом, но решил, что не ошибся. Троица шагнула за ним, дерзко поглядывая в мою сторону и беспрестанно плюя. Семки вспоминались из реала, судя по всему. Через недолгое время, завершив разгром мирных травников и собирателей лягушек, запугав не успевших удрать бедолаг, агры с хохотом и веселой руганью скрылись на болотах. Игроки выползали из укрытий и с причитаниями, ругаясь, но не слишком громко, принялись собирать разбитое и поломанное имущество. На меня уже бросали взгляды настороженные, злобные и опасливые. Кто-то посмелее даже что-то бурчал соседу, кивая в мою сторону.
        Я подождал, в надежде, что толпа решится на что-то и даст повод, но никто даже не дернулся. Постепенно атмосфера восстановилась, деревня заполнилась гулом, а я покинул ее дружественные пределы, искренне надеясь, что навсегда. Возвращаться в этот цирк я категорически не желал.
        Неподалеку от деревни я заметил концентрические круги, выложенные из крупных булыжников. Я заинтересованно подошел ближе и с омерзением обнаружил глубокие ямы, до половины наполненные жижей, в которой резвились зубастые кольчатые черви, напоминающие толстые колбасы в руку длиной.
        - Фу, блин! - выдохнул я. - Что за мерзость?
        Увидел рядом столбик с табличкой и все встало на свои места. Очередной огород. Повар какой-то развел или алхимик.
        Не успел и шага ступить от ям, как увидел самого странного игрока, за весь мой скромный игровой стаж. Чуть поодаль, тяжко загребая ногами грязь, тащился игрок с ником Древовик. Голову он воткнул едва ли не в колени и ровным счетом не видел ничего вокруг.
        На горбу у сутулого болталась странного вида железяка, отдаленно напоминающая рюкзак, из которого тянулись прозрачные трубки, уходящие прямо в бока. Капельницы, что ли, не понял я, видя как по ним струится темная жидкость. Вдобавок ко всему на рюкзаке болтался крупный булыжник, а сам Древовик был опутан колючей проволокой.
        - Это что за чмо? - гаркнул я, шокированный видом нелепого кренделя, ползущего через грязь. - Стоять-бояться!
        Древовик подпрыгнул, насколько позволяла мазохистская снасть и вытаращился испуганными плошками глаз. Взгляд прыгал то на топор на изготовку, то на мой красный ник.
        - Слышь, извращенец, ты чего тут делаешь? - Я подошел вплотную и брезгливо потыкал упряжь. - И где тот садист, который на тебе ездит? Почему седло пустое, а?
        - Руки убрал! - неожиданно вызверился сутулый, размахивая руками. - Я Древовик, понял? Меня тут все знают!
        - И что? Я вот не знаю. Тут, кстати, болота, деревьев нет! - широким жестом я обвел окрестности. - На хрена у тебя на спине это дерьмо?
        - У меня стопроцентная чувствительность настроена, понял? А через это великолепное устройство я становлюсь сверхустойчивым ко всем эффектам, нуб!
        Я закрыл рот и полез в настройки. Чувствительность отвечала за все ощущения - обоняние, осязание, боль и прочее. По умолчанию она была выкручена на максимум. Я, естественно, забыл про это дело и не изменил настройки, обеспечив себе весь букет ощущений с самого старта. Впрочем, прокачивались сопротивляемости к разным видам урона. Так что я оставил все, как есть.
        - У меня тоже сто процентов и что теперь? - спросил я, закрыв окно. - Не таскаю же всякий проволочный мусор на спине.
        - Ты слаб и неумен, нуб, - заносчиво заявил он и замахал руками, - постоянный урон прокачивает сопротивляемость, понимаешь? Вдобавок, в меня вливаются слабые яды и…
        Я оторопело слушал мерзкого мазохиста. По его словам выходило, что именно так он станет неуязвимым поработителем всего игрового пространства и отгрохает свой замок, так как он покорял рудники в качестве раба и здорово прокачал там торговлю. Вершиной его грандиозных планов, как он проникновенно сказал, облизываясь и потирая ладони, был коварный замысел сковырнуть с небесного престола какого-нибудь местного бога, ну или короля, но не меньше. Тут же, видимо ища сторонников, он обратился ко мне с проникновенной речью, взывая со всей силой убеждения.
        - Ты только представь, - верещал он, - как можно прокачать сопротивления! Никто тебя не сможет ранить!
        Мелькнула мысль объяснить недоумку, что ты можешь лупить себя хоть молотами по голове каждый день, заковаться в средневековые латы, но удар, к примеру, медвежьей лапы оторвет тупую башку на раз. Да и игровая механика существовала на такой случай. Нельзя вот так качнуть сопротивления ко всему на свете просто ползая по миру с колючей проволокой в заднице. Одно дело получить иммунитет к огню, а другое дело сопротивление к нему же. Ну часть урона, допустим, уйдет в защиту. Что-то вроде огненного недошара первого уровня ты переживешь, но серьезные заклинания или удар дубины тролля…
        - Ну что? Согласен? - возбужденно брызгал слюной Древовик. - Я и тебе сооружу такое же устройство. Я мастер по ловушкам и механизмам!
        - В самом деле? - заинтересовался я, ткнув пальцем на ближайшую яму-огород. - Тут есть одна ловушка, я никак разобраться не могу. Можешь посмотреть?
        Когда раздувшийся от важности Древовик сунул нос в яму с зубатыми червями я отвесил ему мощнейшего пинка в тощий зад и с упоением наблюдал короткий полет. Он с хлопком влетел в жижу и поднял столько брызг, будто фугас взорвался в общественном туалете.
        Вынырнула неузнаваемая от грязи физиономия и окрестности огласил дикий визг, распугавший жаб, черепах и пиявок:
        - Спаси-и-и-и-и-и-и-т-е!!!
        - Качай сопротивления, боец! - рявкнул я, как можно суровее. - Они ядовитые и кусают неплохо! Качай, я сказал!
        - Чтоб ты сдох, агр! - заорал Древовик, вынырнув в следующий раз. - Ты сво…
        - Не дергайся, они еще личинки под кожу не отложили! - обрадовал я, когда голова снова показалась на поверхности. - Вот когда начнут тебя живьем жрать, то-то сопротивления попрут!
        - Выта…тьфу!..щи!
        Черви заткнули его с немалым трудом, видимо аппарат все-таки делал свое дело и качнул сопротивляемость, но он явно тянул владельца ко дну бесполезной тяжестью. На всякий случай я подобрал длинную лесину и с удовольствием притопил барахтающегося мазохиста. Упорный Древовик все выныривал и выныривал, а черви каждый раз тратили все меньше и меньше времени, утаскивая его в кольчатое царство.
        Наконец, когда на поверхность стали выныривать только крупные пузыри, я сунул лесину в кипящее место заплыва и пошевелил на дне. Почувствовав тяжесть и проклиная собственную доброту, пыхтя и матерясь, вытащил вцепившегося бедолагу, рычагом перевалив через край.
        - Как водичка?
        - Зачем ты так? - скулил Древовик, чуть не плача. - Я ведь…
        - Что? - зло спросил я. - Что ты? Глянь вокруг. Данжи, подземелья, мобы, а ты ползаешь в грязи со стремной хреновиной на горбу и качаешь сопротивления в час по чайной ложке.
        - Это прорыв! - взвился он, заставив меня отступить от брызг грязи. - Это новое!
        - Да это бред, - зевнул я. - Бери трос и прыгай в вулкан. Принимай ванны в этой яме. Ты сколько играешь?
        - Тебе какое дело? Ну, месяцев пять.
        - Пять месяцев и едва тридцатый уровень. Сходи за болота и схлестнись с каким-нибудь мобом поздоровее. Он тебя сожрет и не заметит.
        - Я профы качал, - упрямо стоял на своем Древовик. - И ремесла. Я торговец и мастер!
        - Ты страшный и упоротый фрик, - подытожил я, приглядывая гать поудобнее, - и мастер-мазохист. Вокруг целый мир, набитый врагами и союзниками, короли королями погоняют на каждом шагу, прынцессы по башням маются. Войны, походы, горы квестов на любой вкус. Амазонки! Бордели! А ты? В борделе хоть был? Щупал эльфиек?
        Древовик покраснел, явно ощутив удар по самолюбию и больной мозоли.
        - То-то же! - брезгливо сплюнул я. - Ты глянь вокруг еще раз, внимательнее. Целый мир придумали, запахи, вкус, тактильные ощущения, елы-палы. А вы онанизмом каким-то занимаетесь месяцами. Ты мастер механизмов? А где болотоход какой-нибудь? Хоть на пердежном пару? И где ты в реале сможешь завалить дракона или сплестись щупальцами с какой-нибудь Сильмарриэль, принцессой Синих Лесов?
        - Почему Синих? - ошарашенный проникновенной речью пролепетал Древовик. - Я не читал про такую принцессу.
        - Да это к слову, - отмахнулся я. - Уловил мысль хоть?
        - Ты чего на меня набросился? - Древовик вроде уловил. По крайней мере перестал горбиться и даже обратил внимание на окрестности. - Что я тебе сделал?
        - Ничего ты мне не сделал, просто там, - я ткнул за спину, - целая деревня таких придурков. Месяцами сидят, качают профессии, ползают по навозу, собирают травки. Приходит кучка агров и ставит всех в коленно-локтевую. А там такая толпа, что можно все болота зачистить в пару часов. И уже какую-нибудь не Страну болот, а Страну крафтовиков организовать, например. Или клан Сопрано торгового разлива.
        - Завоевать? - глаза Древовика вдруг наполнились кровожадным озарением. - Крафтовики? Все болота, ты к этому ведешь? Своя страна?
        - Бывай, бродяга, - я опустил руку, не став хлопать по его грязному плечу, - я пошел мочить монстров и получать люлей от врагов. А ты как хочешь.
        Древовик какое-то время стоял, переваривая услышанное и с нехорошим блеском в глазах глядя в сторону деревни, а я, скаля зубы в довольной усмешке, шлепал по грязным жердям. Коротко обернувшись на раздавшиеся за спиной проклятия, я увидел как Древовик яростно размахнулся и швырнул червям рюкзак с капельницами.
        Я обошел деревню по широкой дуге. Вышел по гати к дому отшельника со стороны топи, забрался в кусты и вышел из игры.
        Остаток дня в реале я посвятил созданию своей темы, специально для неприкосов. Сухо изложив начало конфликта, я уведомил, что их ничтожный клан я буду бить при первой же возможности. Разбавив эту информацию скринами трофеев и перечислив ники успешно убитых вражин я прыгнул в кровать. Завтра болотный мудрец должен оклематься.
        Следующий увлекательный игровой день оправдал все мои ожидания. Щавель бодрствовал. И судя по настроению, утро он начал не с кофе и гимнастики.
        - Ты кто такой? - рявкнул он на скрип двери. - Скройся с глаз, сегодня не принимаю!
        Отшельник отрешенно стоял у полки, медленно поглаживая корешки книг. В доме было все перевернуто, на боку валялся здоровенный ларь, разбросав выпотрошенными внутренностями халаты, тапки, убогого пошива шляпы и гору носовых платков всех цветов и размеров.
        - Одыбал, наркоман? - спросил я у копошащегося отшельника. - Может винца?
        - Тут был пакетик с волшебным порошком, - бормотал тем временем Щавель, перебирая сушеные травы, - маленький такой, но очень мне необходимый для концентрации. Помоги найти.
        - Товарищ отшельник, - строго отчеканил я, - вы как себя чувствуете?
        - Твой товарищ в овраге лошадь доедает, - буркнул отшельник, садясь за стол, - чего надо?
        - Ну вот, уже по человечески заговорил, - умилился я, усевшись напротив, - а то драконы, да драконы. Как там, в атсрале?
        - Драконы… - провыл Щавель, пряча лицо в ладонях, - это край… Позор!
        - Да как сказать, - бодро ответил я, - вот если бы говорящие белки, то это да. Так сказать, следующая ступень погружения в бред без возврата.
        Отшельник замычал и помотал головой.
        - А что тут такой бардак? - Он оторвал ладони от лица и обвел комнату полубезумным взглядом. - И в углу нагажено, а?
        - Да без понятия! - Я выставил руки перед собой. - Я тебя вчера каким застал, таким и оставил. Траву только забрал, а то ты уже от бренного тела едва не отпочковался.
        - Чего приперся-то? - Щавель поморщился и оглушительно чихнул. - Во! Организм чистится. Вовремя ты меня от зелья отвадил. Где, говоришь, спрятал?
        - Я вот зачем пришел, - проигнорировал я наивную хитрость, - глянь, ученый человек, что тут написано?
        Старик подозрительно уставился на помятый пергамент, с кряхтением вылез из-за стола и долго рылся на полке. Вернулся с массивным томом в руках и огромных очках на переносице. Книга была явно старинной и ценной, как я определил по массивному позолоченному переплету, а обложка настолько заляпана жиром, что на ней не просматривалось решительно ни одной буквы.
        - Где-то тут, - обнадежил Щавель, раскрыв книгу наугад посередине. - Сейчас…
        Я поглядывал в раскрытое окно на виднеющийся поселок, отшельник бормотал и перелистывал страницы. В поселке царило нездоровое оживление. Шевелились фигурки людей, доносились едва слышные отзвуки голосов и выкриков. Что-то намечалось интересное, но здешние обитатели мне опротивели и возвращаться в это царство ремесленников и мастеров я не собирался. Алиса советовала отсидеться, но если научный деятель сейчас расшифрует бумагу, то и минуты не задержусь в этом гадючнике. Лучше уж в болота, в самую глубь…
        - Вот!
        Я подпрыгнул от внезапного выкрика.
        - Нашел! - радовался Щавель, тыча пальцем в неровно исписанные строки. - Читай! Перевод нашел!
        - Не умею, - признался я, с оторопью вглядываясь в странные значки, напоминающие иероглифы, густо покрывающие страницу. - А это точно буквы?
        Щавель скорбно покачал головой, поражаясь моему невежеству.
        - Тут написано, что идти нужно к Трем Курганам. - Щавель многозначительно кивнул на листок. - И там ты найдешь то, что ищешь!
        Вам доступно первое задание уникальной цепочки: «Неизведанное».
        Цель: добраться до Трех Курганов, знаменитых могильников.
        Награда: 1 000 опыта.
        Принять: да/нет.
        Система звякнула, добавив квест. И больше никаких сообщений. Ни одной подсказки или пояснений. Алиса вроде бы упоминала сокровища. Или этот хиппи не так перевел?
        - И все? - спросил я систему и Щавеля. - И это вот все?
        - Да, а теперь…
        - Погоди-погоди, не торопись.
        - Да что еще? - закипел отшельник. - Тебе картинку нарисовать, тупой меднолобый? Все же объяснил!
        - Перечитай еще раз, уважаемый, - тоже озлился я, медленно цедя слова, - может ты чего пропустил? Или между строк поищи!
        - Для чего? - изумился Щавель. - Полный перевод озвучил.
        - Проблема в том, что я не знаю, что там ищу, - признался я. - Такая вот загогулина.
        Щавель открыл и закрыл рот. Медленно встал. Посмотрел на меня, на листок и снова на меня, наливаясь дурной кровью.
        - И ради этого ты прервал мою медитацию?
        - Как-как ты назвал свой передоз? - Я тоже выбрался из-за стола. - Это так ты меня благодаришь?
        В дверь заскреблись и в проеме возник очередной покоритель папоротников. Заметил двух набычившихся собеседников и замер, не зная, что предпринять.
        - Вон пошел! - рявкнули мы хором.
        Игрок мгновенно исчез. Раздался вопль, глухой шлепок, а когда звуки шагов и приглушенных ругательств стихли в стороне поселка, мы продолжили диалог.
        - Ты же знаток, исследователь, мать твою! - орал я. - Читай между строк!
        - Дилетант! - визжал Щавель, потрясая кулаками. - Что ты понимаешь в мертвых языках? В письменах тайных цивилизаций?
        - Потому к тебе и пришел!
        - Ах, пришел? Дверь сзади! И траву отдай!
        - Давай по-другому, - процедил я. - Посмотри еще раз, может тут какие-то скрытые смыслы, двойное значение.
        - Ты меня учить будешь что ли?!
        - Как ты достал! А бумага? Что за материал? Какой алфавит? Кто и каким языком это написал?
        Щавель умолк и медленно стек на табурет.
        - А я не сказал?
        - Нет! Маразматик укуренный!
        - Извини, благородн… Хм… Извини, странствующий воин, шантажом выбивающий знания. Я забыл.
        - Да отдам я твою дурь, успокойся.
        - Бумага из паутины. Язык это не язык, не буквы. Это письмена Пауков. Так что переть тебе до Трех Курганов и ковырять их до усрачки, о бесстрашный герой и похититель лекарств.
        - На, держи! - Я швырнул на стол кисет Щавеля. - Обкуривайся тут хоть до драконов, хоть до зеленых человечков. И договаривай, а то я сожгу твою хибару вместе с тобой, богами клянусь! В чем подвох?
        - Пауки никогда там не были, в Трех Курганах. Это земли северных кочевников, страна вечного льда и белого безмолвия. Бескрайняя и суровая тундра от Северономорья и до самого Ледяного океана. Прекрасный край, но удивительно скудный на травы… Э-э-э, о чем это я? Ах, да. Там не может быть ничего, что с Пауками связано. Там для них холодно.
        - У этих твоих Пауков могли что-то спереть и там припрятать. Как тебе вариант, тупой непись?
        - Сам ты пись! Я об этом не подумал.
        - Реликвия, оружие последнего дня какое-нибудь, - продолжил я развивать мысль, - да, старый? Что-то важное и не обязательно украденное. Сами Пауки что-то там спрятали. Телепортом, например, перешли, быстренько зарыли в этих курганах, а теперь достать не могут. А на этом пергаменте…
        - Это бумага из паутины, неуч!
        - Да хоть береста или табличка из глины! - отмахнулся я. - На этой бумаге какой-то приказ, да? Зарыто там - иди и выкопай. Похоже на версию?
        - В целом, похоже, - Щавель задумчиво почесал затылок. - Ну или какая-то подобная глупость.
        - Вот! - усмехнулся я. - Можешь ведь извилинами шевелить, когда надо!
        - Рад помочь, - осклабился отшельник и потер руки. - Теперь надо утрясти вопрос цены.
        - Радуйся, что твой уютненький домик не горит, - набычился я, но положил на стол пять золотых. - Вы тут с местными уже моей крови ведро выпили. А перевел ты за минуту, так что сдачи не надо. Бывай, знаток древних цивилизаций. Мне пора выдвигаться. Тундра, говоришь? Лишь бы действительно в тундре, а не на северном полюсе, с моим-то везением…
        - Может курнем на дорожку? - Щавель поискал глазами. - А где мой кальян?
        Я с балкона проклял предыдущего гостя, пообещав самые страшные кары при встрече. Травник уронил лестницу в грязь, вместе с собой, судя по отпечатку. Поднимать ее он не стал, так что пришлось прыгать, а потом с трудом вытаскивать ноги из грязи. Все это под аккомпанемент ехидных комментариев Щавеля. Я постоял, посмотрел на довольную физиономию отшельника, помахал ему рукой и пошел прочь.
        - Эй! - запоздало опомнился Щавель. - Лестницу поставь! Вот гад!
        В поселок я заходить не стал. Сверился с картой и решительно направился к ближайшей гати, которая вела из Страны болот, а может уже и крафтеров, к границе Северноморья - лежащего рядом города-государства. Впрочем, мой путь резко поменял направление, когда гать внезапно кончилась, на болота упал густой туман и я тупо утонул в трясине после долгих бесплодных блужданий. Карта в тумане не работала, реализм, будь он не ладен.
        - Так! - Я сидел на обросшем мхом валуне и оглядывал окрестности. - Надо прикинуть следующие шаги. Где тут у меня чат?
        Набросал Алисе сообщение.
        «Наше вам с кисточкой.
        Пообщался с отшельником, весьма начитанный и интеллигентный гражданин. Появилась наводка по загадке. Что-то интересное, как мне кажется. Так что выражаю свою благодарность, с меня букет, если найду в этих проклятых топях что-то, кроме травы с червями.»
        Алиса ответила через минуту.
        «И вам наше по тому же месту!)
        Ты чем занимаешься? Надеюсь, отмыл ник? Тут союзники попритихли, тебя найти не могут, так что смело гуляй, корми комаров и качайся. Местные не обижали? Можешь плакать не стесняясь - тетя Алиса поможет с платочками».
        «Местные это что-то. Ты хоть предупреждай о таких скоплениях разносторонне развитых личностей на квадратный метр. Чуть крыша не съехала. Что в мире нового? А то я тут в ряске по уши, одичал, не в курсе дел».
        «Войнушка у нас с имперцами, теперь отмываться от агра усиленно придется. Жду совета от опытного убивца!)))
        В клан не хочешь, как подрастешь? Я замолвлю словечко, возьму под крылышко, будешь мне пятки чесать на привалах и клюку таскать. Я уже к тебе привыкла и Серенький тебя полюбил, ага)».
        «Спасибо за приглашение. Честь, конечно, неслыханная, но я уж сам по себе побегаю. Успехов в сражениях».
        «Пока-пока!»
        - Что за имперцы? - не понял я. - Тут и империи есть? Или клан так называется? Блин, надо на форум залезть на привале.
        Свернув окно чата с Алисой, я с оторопью увидел гору непрочитанных сообщений в личке. Стал открывать, но кроме изощренной ругани, завуалированных матов, угроз и обещаний покарать в реале ничего не нашел. Неприкосы отметились, все понятно. Покидал отправителей в черный список, снабдив отметкой «Покарать при возможности», немного почитал общий раздел, все так же состоящий из воплей, наборов в группы и кланы, купли-продажи и массы спама. Свернул чат и со вздохом оглядел болота.
        Ближайшая гать грубо и надежно сколоченная из толстых досок, напоминала тротуар. Она прямой линией разрезала топь, шириной с футбольное поле, и скрывалась в группе березняка. Квакали лягушки, в зеленой жиже булькали пузыри и изредка мелькали панцири небольших черепах, из-за дальних деревьев выпрыгнула ондатра и с плеском исчезла в воде. Царила обычная болотная жизнь.
        Я еще раз огляделся, с облегчением отметив отсутствие игроков. Видимо, дальше своих грядок и ям с червием, они не заходили, справедливо опасаясь тех же черепах или даже бобров, гораздо более приспособленных к боям, нежели великие ремесленники.
        - Ладно, проверим окрестности! - Я удалым прыжком соскочил с валуна. - Страна болот, ты меня задолбала!
        Мой вопль остался без ответа. Я легким бегом преодолел топь и углубился в березняк, прибив по дороге средних размеров черепаху, имевшую наглость развалиться на досках. Березняк тянулся вдаль, конца ему видно не было. Скрипели под ногами доски, трещали панцири черепах под молодецкими ударами, в инвентарь капало серебро, обильно разбавленное медью, и изредка куски панцирей. Еще реже попадались склянки с кровью и желчь. Откуда у черепах желчь, я не знал, но разработчикам виднее.
        К вечеру я уже прошел немалое расстояние, оставив за спиной неимоверное количество убитых мелких черепах и злющих, как чихуахуа, енотов. Из крупного мне встретился лось, с которым я довольно долго возился, уворачиваясь от массивных рогов и устроив настоящую пляску между корявых деревьев. Лосяра умело парировал рогами удары, а широкие костяные лопасти рубили деревья, только щепки летели. В итоге, после драки мне пришлось зельями поправлять здоровье, а потом начинать бдить в оба глаза. Игра ненавязчиво показала, что идти, посвистывая, не даст.
        Когда из воды высунулась голова крупной черепахи, распахнув пасть, с чемодан размером, и стрельнув языком, я уже был настороже. Неуклюже отпрыгнул в сторону, отрубил конец языка со странной сумкой внизу, и быстро запрыгнул на костяную голову. Черепаха вопила от боли и мотала укороченным языком от болевого шока, а я рубил, как черный дровосек за минуту до прибытия лесника. Летели куски панциря, брызгала темная кровь, разлетались по болоту мои вопли и проклятия. Черепаха трясла головой, истошно орала и пыталась сбросить вцепившегося как клещ дровосека. Наконец, она вытаращила глаза, пробулькала что-то и медленно утонула.
        - Зараза! - Я выбрался на гать и с тоской наблюдал, как трофеи исчезают в море пузырьков. - Снова на дно! Как их успевают обобрать на глубине?
        Я даже покопался в настройках, ища автосбор трофеев или подобную примочку, но такой функции предусмотрено не было. Я с тоскливой жадностью полюбовался последним крупным пузырем, что поднялся на месте черепахи, персонажу капнул опыт и я продолжил путь.
        Больше крупных животных не попалось. Дело шло к вечеру, солнце скрылось за горизонтом, попрятались дневные обитатели, а по кругом красиво и разом зажглись болотные огоньки. Частой цепью они обозначили тропки и гораздо реже, но достаточно для освещения окрестностей, парили над болотом.
        - Вот это красиво! - восхитился я, остановившись у ближайшего огонька. - Просто класс!
        Синие огни приплясывали, иногда разбрасывали длинные шипящие искры. Я заметил вдалеке несколько крупных, висящих метров на двадцать выше остальных, размерами с метеозонд. Гать впереди разбежалась на три направления, как раз в стороны синих крупняков.
        - Данжи или лагеря, - обрадовался я, свернув налево, - зуб даю!
        Я не ошибся. Дощатая тропа привела к небольшому зимовью. Я заглянул в окно под потолком, потом в невидимости открыл дверь. Никто не бросился с воплями, так что я осторожно вошел и огляделся. В принципе, охотничий стандарт. Небольшой стол из грубо сколоченных досок, пара табуретов, топчан в углу и крохотная каменная печь.
        Я покинул избушку и забрался на крышу, надо было осмотреться и прикинуть завтрашние действия. Видно было немного дальше, но все равно не так далеко, как хотелось бы. И ночное зрение не особо помогло - поднимался густой, как кисель, туман. Зафиксировав в памяти крупный огонек, парящий над деревьями неподалеку, привычно поискал ориентиры, потом ругнулся беззлобно - не в родной тайге же - и поставил отметку на карте.
        Спрыгнул в зимовье, поразмыслил, а потом махнул на все рукой и вышел из игры.
        Сон, душ, пробежка, плотный перекус. Я хотел было прогуляться, но холодильник забит битком, на улице выла метель, наметая белые волны, так что я передумал. Немного почитал, помаялся по пустой квартире и упал в капсулу, решив, что если тратить свободное время, то хоть не слоняясь по комнатам и не валяясь перед телевизором.
        Скользнув в виртуальное тело и проморгавшись, я увидел в зимовье эльфа с эльфийкой. Спиной к печке, у которой я появился, они рылись под столом, безуспешно дергая за ржавое кольцо подпола и ожесточенно споря.
        - Руки в гору, работает ОМОН! - гаркнул я. - Охотничий билет в развернутом виде!
        Ответом мне был истеричный вопль из двух глоток, эхом заметавшийся в тесных стенах, и мои завибрировавшие барабанные перепонки. Трясущимися руками незваные гости уже рвали тетивы, наконечники стрел нехорошо блестели, так что я решил, что шутка удалась.
        - День добрый, - выдавил я кривую улыбку, глядя на перепуганных охотников. - Я тут вчера остановился.
        - Напугал, гад! - отдышался эльф Кукрыникс, хватаясь за сердце. - Разве так можно?
        - Неожиданно, - согласилась его спутница, Таурэндиэ. - Драться будем?
        - С чего бы? - удивился я. - Ах, да… Если хотите, то будем, а так вы мне и даром не сдались.
        - Агр, - медленно проговорил Кукрыникс, не опуская стрелу. - И судя по цвету ты уже немало покрошил, да?
        - Ага, - подобрался я, вытащив топор, - спорить не буду. Но это только моя войнушка, так что к вам претензий никаких.
        - Тихо, Кук, успокойся, - встряла между нами Таурэндиэ, - видно же, что адекват. Не как те, Хмурной и его отморозки.
        - Ну я с тараканами в голове, конечно, - признал я, видя как Кукрыникс немного расслабился, - но воевать с вами интереса нет.
        - Я Тау, а он Кук, - представилась лучница, - так проще.
        - Есть такое, - признал я. - Ну а меня Варнаком кличут, я тут бродяжу понемногу.
        - У нас квест, - Тау оглянулась на Кука и тот кивнул, немного подумав. - Зачистка подземелья. Хочешь с нами?
        - Тут неподалеку, левее, - догадался я, вспомнив крупный огонек, замеченный с крыши.
        - Точно, - ответил Кук, - откуда знаешь?
        - Вчера приметил, только соваться не стал. Ночь была и реал звал.
        - Ну что думаешь? Вместе попробуем? Мы лукари, так что сам понимаешь, танковать попросту некому.
        Я даже обрадовался немного. В кой-то веки в нормальной пати зачистить подземелье. Давно хотел попробовать.
        - Лады, - махнул я рукой. - Согласен.
        Кук скинул квест «БОЛОТНЫЙ БАРОН», я ознакомился и принял. Нужно было прибить местного руководителя жабьего племени, обитавшего в уютной пещере. Давали немного золота и опыт. Дополнительное задание на развитие травничества у меня не активировалось. Приглашение в группу подтвердил и у меня даже настроение поднялось.
        - Ты так и пойдешь? - Они критически оглядели мою скромную экипировку. - Уровень, конечно, повыше, но без брони?
        - Нормально, - отмахнулся я, подтягивая штаны. - Не везет мне на шмот, к сожалению. И таланты не качал на броню. А вендоровская серость еще на начальных уровнях разочаровала. Толку с нее никакого.
        Они переглянулись, подумали и кивнули. Вариантов найти другого игрока, который будет собирать удары и пробиваться вперед, среди своеобразного местного контингента у них попросту не было. Так что успешно созданная группа пробралась через болота и мы оказались перед здоровенным могильником, у основания которого темнела пасть пещеры. По пути я узнал, что Тэя и Кук встречаются в реале, живут гражданским браком и довольно много времени проводят в игре. Слаженность от такой близости была у них довольно высокая, хоть классы и были хлипковаты для ближнего боя.
        - Вообще, грабить могилы не особо хорошо, - произнес Кук, закидываясь зельем. - Но в игре допустимо. Хоть и двойственные ощущения вызывает.
        - Есть такое, - согласилась его подруга, кастанув заклинание на магическое сопротивление всем троим, - немного противненько, что ли?
        - Ну там сто процентов не покойники, а нечисть. Или еще кто похуже. А вообще тут есть грабители могил? - поинтересовался я. - Если такая реалистичная игра, то и таким могут заниматься, нет?
        - Черт его знает, - пожал плечами Кук, - могут и быть. Не задумывался, если честно. Дерьма среди игроков хватает, так что я даже не удивлюсь.
        - Ну что, идем? Варнак, ты первый. Мы шьем стрелами. Данж стандартный должен быть. Пара этажей вниз и босс в центральном зале.
        - Вниз это да, - проворчал я, - вот такая реалистичная игра, где на болоте пара этажей вниз и воды ни капли.
        Эльфы хохотнули, напряжение понемногу развеивалось. Мы переглянулись и осторожно вошли в пещеру.
        Все началось сразу от входа. Обитали в могильнике гуманоидные жабы, ловко стреляющие языками и с копьями в перепончатых лапах. Я бросался на каждую встречную, навязывал ближний бой и старался быстро развернуть противника к эльфам. Парочка тут же работала луками, как швейными машинками. Жаба, получив полную задницу стрел, пыталась наброситься на лучников, отхватывала топором по загривку и бесславно погибала. Первый этаж мы расчистили за пятнадцать минут.
        - Готовы? - Тау вытянула шею, заглядывая в глубокий колодец. - Второй ярус, нужно спускаться.
        Кук закинул веревку на валун неподалеку и бросил моток в колодец.
        - Как пионер, - сообщил я, перебрасывая ноги через каменную кладку. - Ждите, я отпишу.
        Активировав невидимость я скользнул вниз. Завис под потолком и внимательно просканировал широкий коридор. Пусто. Следом спустились эльфы, прижались к стенам и изготовились стрелять. Я прополз по коридору до поворота и обнаружил целый зал, усеянный сталагмитами.
        В просторной пещере бродили жабы, массивнее и крепче чем те, что ложились под ударами на первом этаже. Покрытые наростами шкуры бугрились мускулами, каждую жабу прикрывала длинная кольчуга, украшенная раковинами, на головах сидели кустарные шлемы, а оружие разнообразилось тяжелыми палашами. Вдобавок ко всему появились и шаманы. Обвешанные ожерельями из высушенных рыбьих голов, они периодически мелькали между жабьими бойцами, глухо квакая и потрясая колотушками.
        - Будет сложно, - обрисовал я ситуацию напарникам, когда вернулся. - Какие действия? Есть мысли?
        Эльфы задумались.
        - Выманивать? - предложил Кук. - Стрелять в ближайшего и бить в тоннеле.
        - Толпой не навалятся, - поддержала Тау, прицельным взглядом окинув узкий коридор. - Вариант. Только ты без хила сложишься быстро.
        - С невидимостью попробуем, - прикинул я, - у вас навыки есть на замедление?
        - У меня «Корни», - ответил Кук, - раз в пять минут откат. Но по единичной цели. Держат секунд десять.
        - Ловушки есть! - обрадовалась Тау. - Я забыла совсем! У меня же есть капканы!
        Кук неодобрительно покачал головой:
        - Ты как собиралась, солнце? Проверь инвентарь уже, а то дамская сумочка получается. Уже сама не знаешь, что за барахло носишь.
        - Потом разберетесь, - вмешался я в выяснение отношений, - сейчас уже смысла нет кусаться. Обратно же не пойдем, правильно?
        Я взял целых ворох капканов, скептически осмотрел гнутые тиски и вернул их Тау. Тонкое железо было рассчитано максимум на зайцев.
        - Не катит, слишком крупная дичь тут, - я кивнул на жаб, - смысла тратить не вижу.
        - Жаль, - огорчилась Тау, спрятав имущество, - тогда по первоначальному плану, хорошо?
        Жабы атаковали группами по четыре-пять разом, иногда и по семь. Я лихорадочно бил из невидимости и крутился среди атакующих, стремясь нанести как можно больше урона и дать возможность отработать стрелкам. Рассечение тоже пришлось задействовать - налетела толпа в десять жабьих бойцов. После каждой сшибки я отпивался зельями, балансируя на грани. Жабы лупили от души, палаши наносили чувствительный урон, а шаманы закидывали проклятиями и травили ядами.
        Через полтора часа, собрав трофеи и устроив перерыв перед спуском на третий этаж, стали думать, что делать с боссом. Тау искала гайды, Кук любовался пещерой.
        - Это будет жаба, такая же, как здесь. - Тау вылезла с форума. - Но крупнее, жестче, опаснее. Вожак. Бьет языком, ядом, слизь на коже парализует и травит. Помощников не будет, так что без волн.
        Кук глядел на каменные ступени лестницы и напряженно думал.
        - У меня есть навык на мгновенное убийство, - сомневаясь, предложил я. - Действует на боссов?
        - Без понятия, - ответила Тау, - но попробовать можно.
        - Могу использовать «Стрелу Леса». - Кук дернул тетиву. - Откат недельный, но я уже месяц все экономлю и жду момента. Сдается мне, что вот он, этот момент.
        - Уверен? - быстро спросила Тау. - Точно?
        Я так понял, что «Стрелу» готовили для одного подозрительного агра. Для страховки, так сказать. Но с учетом реалий, где жабы оказались суровы и на редкость кровожадны, Кук решил не перестраховываться.
        - Когда начну, сразу не лезьте, - прикинул я. - У меня дымовухи есть еще, попробую сбить с толку. А вы сначала бейте умениями на замедление и прочий негатив.
        - Приняла! - козырнула Тау.
        - Потом уже вливайте урон. Если я сложусь - тяните время, у меня камень воскрешения на четыре заряжен, у входа брошу.
        Босс и вправду оказался лягухой. Он встретил нас в просторной пещере. Раскидал в стороны мускулистые лапы-бревна, сжимая щит со стол размером и иззубренный палаш устрашающего вида.
        - Щит, зараза, - буркнул я, выходя вперед. - Будет не так просто.
        Вождь шагнул вперед, глаза навыкате налились кровью, он ударил палашом о щит и угрожающе заревел, навесив проклятие, снижающее физическое сопротивление.
        - Ктулху фхтагн! - заорал я, крутя топор.
        Вызов был принят, всем видом изобразила зеленая морда, бросившись вперед и выставив щит. Я успел уклониться и рубануть по зеленой ноге. Вождь сбился с направления и врезался в стену у входа. Раздались вопли оглушенных эльфов, отброшенных ударной волной, но я уже кипел от адреналина и старался воспользоваться преимуществом в скорости. Прыгнул на спину, уходя в невидимость, и врубил топор в мясистый затылок. Внезапная смерть внезапно опять не сработала и я повис, матерясь и упираясь ногами в скользкую спину.
        - Бейте! - рявкнул я, цепляясь за топорище. - Быстрее!
        Засвистели стрелы, над боссом повисли значки, указывающие на дебафы, но вождь зеленокожих их особо не ощутил. Когда стряхнуть меня не получилось, он ловко развернулся и ударился затылком о стену. Я с проклятиями возродился у входа, прыгнул между судорожно стрелявшей парочкой и схлестнулся с боссом грудь в грудь. Несколько минут мы бились не замечая ничего вокруг. Я и о эльфах забыл, уловив темп боя, проскальзывая в миллиметре от шинкующего воздух палаша и рубя топором то щит, то босса, сшибаясь с жабьим бароном почти в упор.
        - Варнак! Бьем на урон! - взвизгнула сзади Тея.
        Я выхватил рубящий по ноге, здоровье обвалилось и я с трудом принял следующий удар топором. Босс навалился, надавил, я почувствовал, как ступни погружаются в твердую землю и напрягся изо всех сил. Две стрелы с чавканьем пробили левый глаз. Босс заорал так, что меня оглушило, распахнул широкую пасть и с хрустом отгрыз меня по самые колени.
        - Сука! - Я опять бросился в атаку, дрожа от ярости и унижения. - Убью, тварина!
        Тэя с позеленевшим лицом прижала руки ко рту, Кук с матами посылал стрелу за стрелой, что-то крича напарнице. Босс выплюнул пожеваные штаны, встретил меня таранным ударом щита и мы опять закружились по пещере. У зеленого монстра постепенно замедлились движения, он тяжело задышал, отступил и внезапно впал в бешенство. Ловко и неожиданно саданул меня щитом, отбросив к стене, отгрыз здоровенный кусок от этого самого щита, затем швырнул его в сторону, пустил зеленую пену и затрясся.
        - Берсерк! - закричала Тэя, выцеливая второй глаз. - Берегись!
        А то я не понял. А если бы не понял, то вождь тут же донес эту информацию, взвившись в прыжке и окутавшись росчерками стали. Отступать возможности не было, да и глупо - озверевший монстр нашинковал бы в момент. Я стиснул зубы и ускорился, насколько мог, вспомнив манеру Алисы. Припадал в низкой стойке к полу, крутился и бил по корпусу, постоянно двигался, заходя с боков. Монстр орал и лупил как молотом, отсушивая мне руки и высекая искры, когда топор принимал на себя палаш. Лучники били и били.
        Я парировал серию из десятка ударов сверху. Вождь с жутким ревом гвоздил, как молотом, вытаращенные глаза едва не лопались от крови. Я дождался следующего удара и с трудом увернулся, не парируя. Лезвие палаша погрузилось в пол, я перехватил топор двумя руками и изо всех сил рубанул по перепончатой лапе, отсекая кисть. В эту же секунду, четко поймав момент, сработал Кук. Длинная, рассыпающая зеленые искры стрела с шипением пробила уцелевший глаз. Вождь замолк, выпрямился и лапнул себя за морду. Постоял, раскачиваясь, утробно зарычал и обрушился вниз, размазав меня вонючей тушей.
        ВЫ ВЫПОЛНИЛИ ЗАДАНИЕ: «БОЛОТНЫЙ БАРОН».
        НАГРАДА: 100 ЗОЛОТЫХ, 1500 ОПЫТА.
        - Живой? - в поле зрения показалось измученное лицо Тэи. - Тащим его.
        В пару рук они извлекли меня из под поверженного вождя. Минут пять мы сидели на полу, переводя дух.
        - Обалдеть! - озвучила общие мысли Тэя. - Это прямо на грани! Мерзко, ужасно, кроваво и…
        - Круто, - подсказал Кук, устало улыбнувшись. - Действительно ведь?
        - Меня чуть не вырвало, когда он тебя сожрал, - поделилась со мной впечатлениями эльфийка. - Стоят такие ноги до колен, отгрызенные. Жуть.
        - Меня как-то на дуэли пополам рассекли, - вспомнил я Алису, - я пока падал - видел свою задницу на ногах, отдельно от туловища.
        - Жесть, - прокомментировала снова позеленевшая Тэя, - но смешно, с одной стороны.
        - Это точно, я у себя на заводе в реале такое вряд ли увижу, - ухмыльнулся Кук и кивнул на тушу. - Потрошим?
        - А чего ты дым не использовал? - вспомнила Тэя. - Ты же собирался?
        - В кураж вошел, - смущенно признался я, - вообще из головы вылетело.
        С вождя упало две сотни золота, щит, оказавшийся исключительно бесполезной по характеристикам ерундой с высоченной, впрочем, прочностью. Вишенкой на торте оказалась голова в виде трофея. А также кулон, на который тут же облизнулась Тэя, татуировка на выносливость и сопротивляемость физическому урону, пара колец и серьга в одном экземпляре. Серьга с виду была медным кольцом, но давала два процента к шансу крита и способность «Оглушение» на пару секунд.
        - Голову как будем делить? - спросила Тэя, озадаченно пиная массивный трофей, лежащий на месте распылившейся туши. - Жребий?
        - Между собой бросайте, - сказал я, - мне без надобности.
        - В доме повесишь, ты чего?
        - В каком? - удивился я. - У меня номер в гостинице, и смысл там хранить?
        - На будущее. Тут можно дом купить, если есть золотишко. Гости, балы, званые ужины, - размечталась Тэя. - Буду вся в бриллиантах, рассказывать как выносила этого жабеныша, а Кук мне стрелы подавал, повизгивал и за подолом прятался.
        Кук набычился притворно, но было видно, что шутку понял. И вообще напарники заметно расслабились и подозрительных взглядов я не ловил, когда они думал, что не вижу.
        - Себе оставьте, - отмахнулся я. - Мне эти трофеи без надобности. Серьгу мне, а остальное забирайте. Как вам такое предложение?
        - Мы бы и так ее тебе отдали, - улыбнулась Тэя. - И башку, и весь шмот. Без тебя нас бы на втором этаже разорвали и имен не спросили. А квест для нас важен, наставник отправил. Мы уже неделю тут возимся, так что ты здорово помог.
        - Ага, - кивнул Кук, - спасибо.
        - Вообще без проблем, - хмыкнул я. - Ждали, что кину?
        - Да естественно, - не стала отпираться Тэя. - Я уже и форум посмотрела на привале. Репутация у тебя караул.
        - В разделе кланов у «Неприкасаемых» дерьмом тебя закидывают, - подтвердил Кук, собирая трофеи. - И вообще, я бы посоветовал, если не в обиду, тебе на дно уйти, что ли? Покоя не дадут эти неприкосы. Они в нуболокациях и так все подмяли под себя, да и приток новых игроков постоянный.
        - Это да, - вздохнула Тэя. - Они сейчас сила. Новые кланы развиваться не могут, их прессуют постоянно и данжи все заняты.
        - Прорвемся, - оскалился я, - не впервой.
        - Не сомневаюсь, - качнул головой Кук, - но если что, у нас есть знакомцы в центральных землях. Пара кланов на отыгрыш, небольшие и дружные. И не на виду.
        - Спасибо, - удивился я, - неожиданно.
        Приняв запрос в друзья от парочки, мы выбрались на поверхность.
        - В поселок? - утвердительно спросила Тэя. - Квест сдадим наставнику и дальше.
        Кук согласно кивнул.
        - Ты куда собираешься, Варнак? - спросила Тэя, оглядывая окрестности. - Нам не по пути?
        - А у вас нет свитка телепортации случайно? - поинтересовался я. - Мне надо вернуться к Вольному, кое-что доделать.
        - У барахольщицы все есть в сумочке, только поищи.
        Получив тычок локтем Кук изобразил ужасные страдания и замахал руками. Тэя порылась в инвентаре и протянула свиток.
        - А как работает? - поинтересовался я. - Раньше использовать не доводилось.
        - Представь место, куда хочешь переместиться, только как можно четче, и активируй.
        - Сколько с меня?
        - Да брось, - обиделась Тэя. - Бесплатно.
        - Рады были познакомиться, Варнак. - Кук пожал мне руку. - Успехов!
        - Вам того же, - кивнул я, разрывая бумагу. - Если повезет, может и пересечемся.
        С этими словами я рыбкой нырнул в портал, представив знакомый овражек в окрестностях Вольного, самый первый мой схрон. Я был бы и рад дальше побродить с эльфами, но сама мысль о Стране болот отторгалась разумом и вызывала раздражение. К тому же отсюда, из нуболокации, к северу было проще добраться. И не нужно вспахивать километры болотной тины, да шарахаться от червей, пиявок, дохлых черепах и прочей фауны.
        Глава 6
        - Ну раз я здесь, - оскалился я, лелея недобрые планы, - то нужно заглянуть к старым знакомым.
        В окрестностях Вольного ничего не изменилось. Только прибавилось неприкосов, под предводительством двадцаток. Пользуясь тем, что они били лесную живность компактными группами по пять-семь бойцов, я провел несколько рейдов. Атаковал из невидимости, быстро рубил топором, собирал трофеи и исчезал среди деревьев. Также навестил памятную гоблинскую пещеру, устроив засаду у дороги, и две группы вместо ненапряжного кача получили порцию дыма, поломанные доспехи и обобранные коконы.
        Таким образом, мой ник налился тяжелым багровым уже основательно, а неприкосы выбросили целый десант, явно сняв старших с других направлений. Я, оценив перспективы, и пару раз улетев на перерождение, сменил ареал обитания и навестил пещеру с гноллами, заодно освежив позабытую вражду с «Несгибаемыми». В пещере было несколько групп, поэтому я на цыпочках прокрался на нижние этажи, вынес пятерку, молотившую босса, а потом молнией поднялся ко входу, методично вырезая всех встречных, не тратя времени на сбор трофеев.
        - Собака ты тряпочная, - сообщил я кокону Пустынного Пса, тяжело дыша и озирая окрестности, - и сутулая.
        Кукурбито исчез в кустах, вовремя дав стрекача. Оба доблестных стража подняли всего по паре уровней, из чего я сделал вывод, что они так и протирали тут штаны, охраняя пещеру ради любимого клана. Воистину, бессмысленное занятие.
        С такими мыслями я едва успел разломать выпавшую снарягу и скрыться, уже издали заметив распахнувшийся в лагере портал. А глубокой ночью, выпотрошив еще с десяток неприкосов, начиная от мелких бедолаг и закончив трофеем, снятым с офицера сорокового, подло убитого топором в затылок, я добрался до своего овражка, собрал нехитрый скарб и дал деру на другой край окрестностей Вольного, где присмотрел место в незаметной роще.
        На третий день я устал громить врага, да и на пятки уже наступали, найдя пару моих схронов и устроив неграмотные засады. В одну, правда, я глупо сунулся и меня благополучно прибили. Дополнил в своей теме список, уже разбухший до полусотни имен, добавил пару комментариев и скринов с видео, после чего свернул партизанскую деятельность и мигрировал на север. Статус уже полыхал невыносимым адским огнем, согревая меня лучами мести.
        Забравшись в глухомань далеко за границы Вольного, с чувством выполненного долга и радуясь жизни, я снова побрел по лесной дороге в северном направлении, распугивая живность помельче, сшибаясь с обитателями посерьезнее, и спасаясь на деревьях от совсем уж лютых зверей. Радовал глаз прогресс, который я отмечал по подросшему здоровью, по-прежнему спрятав оповещения. С тех пор, как я покинул Страну болот, персонаж взгромоздился на тридцать первый уровень. Надо в реале прикинуть, что прокачать.
        Тропа извивалась между деревьями, как толстая змея. Солнце пробивалось тут и там сквозь листву, щебетали птахи и стрекотали сердитые белки на ветвях. Я преисполнился хорошего настроения, которое материализовалось самым что ни на есть замечательным образом.
        Навстречу легким шагом двигались две юные длинноногие девы, в полосатых шкурах на голое тело. Первой шла коротко стриженная брюнетка, колыхая внушительным бюстом, широкие бедра упруго двигались, лицо дышало юностью и очарованием. За ней следовала блондинка с не менее пышными формами, длинной косой до тонкого пояса. Загорелые, с едва прикрытыми сильными ногами, у обеих копья с обсидиановыми наконечниками.
        - Ого! - воскликнул я, окинув взглядом красоток. - Что столь прекрасные девушки делают в этом мрачном лесу?
        - Герой! Мужчина! - Блондинка соблазнительно зарделась. - Мы искали именно тебя!
        Брюнетка ослепительно улыбнулась, не стала даже тратить времени на разговоры, а попросту врезала мне прямо в лоб древком копья. Полоса жизни затрепетала, рухнула в красную зону, тело онемело, получив какой-то дебаф неподвижности, и я опал, как озимые, с глупейшим выражением на физиономии.
        Меня быстро и ловко связали, повесили, как оленя, на одно из копий. Девушки поднатужились, вскинули ношу на хрупкие плечи и споро двинулись в обратном направлении. Я раскачивался, проклиная себя за тупость и коварных неписей за соблазнительность. Впрочем, плюс был. Я всю дорогу наблюдал весьма аппетитную попку брюнетки, мощно и амплитудно двигающуюся впереди.
        Деревня открылась разом, как на ладони. Окруженная частоколом, она вмещала в себя просторные круглые хижины и невероятное количество молодых красивых дикарок. С моим появлением из хижин их высыпало не менее сорока. Все, как на подбор, сексапильные, высокие, с пышными формами и очень аппетитные.
        - Мужчина! Праздник продолжения рода! Ура!
        - Ура! - заорал я еще громче, мгновенно уловив суть торжества и открывающиеся перспективы. - Праздник! Товарищи женщины, дорогие амазонки! Всеми силами готов!
        Поперло! Из головы вылетели и альбиноски, и проблемы с кланами, и хреновенькая репутация, и Три Кургана. Игра внезапно расцвела яркими красками, наполнив меня благодатью, радостью и любовью ко всему живому, особенно в этой чудной и милой лесной деревеньке.
        - В священный шатер его! Где старейшина?
        - Старейшина подождет, - тихо, но чтобы услышали все, сказала брюнетка, скинув копье с плеча. Блондинка согласно закивала. - Не нужно отвлекать ее от дневной медитации.
        - Дневная медитация - дело серьезное, - раздались голоса вокруг, - не будем мешать старейшине.
        Меня подхватило множество рук, мгновенно утащили в шатер, стоявший отдельно на возвышении. Через секунду с меня содрали одежду, ослабили немного веревки на руках и ногах, и бросили на широкое ложе, застеленное медвежьими шкурами.
        - Можно и развязать, уж точно не сбегу, - клятвенно заверил я, разглядев рядом стол, на который в мгновение ока натаскали фруктов, мяса и кувшин вина. - Я вообще всегда и всем помогаю.
        Мило улыбаясь амазонки покинули шатер. Пару минут я прислушивался к неразборчивым голосам, потом раздался многоголосый разочарованный выдох и один радостный вопль. Полог распахнулся, пропуская ту самую блондинку, что несла меня на копье. На пухлых щеках алел румянец, крепкая полная грудь ходила ходуном, едва не разрывая меховой лифчик.
        - Смерть через сну-сну! - прошептал я. - Всю жизнь мечтал!
        - Мечты сбываются, - томно улыбнулась блондинка, запрыгивая на меня кошкой и потянувшись к завязкам лифчика, - юный герой!
        В этот момент за тонким полотном послышался возмущенный голос, донеслись звуки оплеух и в шатер ворвалась высокая дама в возрасте, с обритой наголо головой. Строгое лицо, как у учительницы второгодников, скривилось. Она окинула быстрым взглядом шатер, просверлила меня серыми глазами.
        - Отставить, Мелия! - рявкнула она. - Это бессмертный.
        - И что? - возмутился я. - У меня все на месте! Все работоспособно!
        - Да, - согласилась блондинка, не спеша слезать, и так двинула бедрами, что я прикусил губу. - Он очень даже готов.
        - От них не бывает детей, - процедила бритоголовая тетка, презрительно окинув нас взглядом. - Стража! Вышвырните его вон!
        Радужные мечты лопнули мыльным пузырем. Две молодки подхватили меня, как куль с мукой, резво пронесли по деревне и вышвырнули пинком за ворота.
        - Да как так-то? - пропыхтел я, перевернувшись на спину. - Может попробуем?
        - Через час чтобы духу твоего не было на наших землях! - попрощалась бритая старейшина. - Время пошло.
        - Хоть развяжите, волчицы! - взвыл я, выплевывая пыль. - Куда я уползу в путах?
        Одна из стражниц полоснула по ремням кремневым ножом, меня вздернули на ноги, сунули в руки одежду и вежливокольнули пониже спины копьем, задавая направление.
        - Вот же гадство, - проворчал я, пару раз оглянувшись с сожалением на удаляющуюся деревню. - Ну ничего не поделаешь, долг превыше всего. Дорога зовет и все такое.
        Утешая себя таким образом, я не заметил, как солнце склонилось к закату. Впрочем, что тут в лесу заметишь - кроны над головой чуть ли не с дом размером, да лихие приключения на каждом шагу. Сумерки застали меня уже далеко от райской деревни с ее прекрасными, но суровыми обитательницами. Я сверился с картой и решительно взял в сторону. Судя по всему, тут не особо населенные земли, а основные поселения ближе к горам. Там и пещеры, и подземелья, и мерзкие подземные обитатели, набитые золотом, артефактами и легендарками по горло.
        Разгул оптимистичных мыслей был прерван самым наглым образом. Кто-то впереди звал на помощь. Я выставил топор и осторожно вышел на небольшую поляну. Тут явно разыгралась трагедия из серии «кто кого сожрет», трава истоптана, забрызгана кровью, а неподалеку от центра валяется крепкий мужик в пробитых доспехах и с отгрызенной рукой. Нападавших не было ни живых, ни в виде трупов.
        - Путник… кто бы ты ни был… - прохрипел он, с трудом протянув ко мне уцелевшую правую, в которой был зажат мятый конверт. - Отнеси в Сегеррад, тут час пути… Передай наместнику… Награда…
        Я успел только подойти и открыть рот, как он булькнул кровью, захрипел, откинулся на спину и умер. Тело медленно и печально растворилось, а у меня выскочило системное сообщение.
        Вам доступно задание: передать секретный приказ наместнику города Сегеррада.
        Внимание! Данное задание является стартовым в цепочке «Вольные земли».
        Награда: 1 500 золота, 1 000 опыта, +10 к репутации с жителями города, +1 к репутации вольных княжеств, вариативный предмет.
        Принять: да/нет.
        - Видимо что-то серьезное, - заключил я, принял квест и подобрал конверт. - Еще как серьезное! Полторы тысячи, это сколько всего накупить можно? Только опыта не дают, жмоты.
        Конверт я покрутил и так, и эдак, попытался глянуть на просвет, но толстая вощеная бумага скрывала свои тайны надежно. А какашка сургуча, с вдавленным гербом, держалась прочно. Сунув конверт в инвентарь я уже бодрее двинул вперед, надеясь добраться до ворот города быстрее, чем ночные обитатели доберутся до меня.
        Сумерки пролетели, как Алискина коса над головой, в черном небе высыпали звезды, в кустах кто-то выл и шебуршился, а на каждом дереве чудился какой-нибудь зверь, желающий перекусить не жесткой олениной, а отведать нежного крабьего мясца тридцать первого уровня. Я то и дело активировал невидимость и старался ступать аккуратно, прячась от редких лунных лучей, с трудом прошивающих кроны деревьев. Скрытность понемногу росла, да и навык качался.
        Тропинка постепенно разрасталась, поглотив несколько таких же, выныривающих из-под деревьев, и превратилась в широкую проторенную дорогу, где в могли разъехаться не слишком широкие повозки. Лес по обочинам поредел, намекая на очередные обжитые места впереди и развитую инфраструктуру, кабаки с выпивкой, гостиницы с мягкими кроватями и распутных девок.
        Впереди показалась группа игроков. Я к этому времени шел едва ли не вприпрыжку, махал топором направо и налево, посвистывал, да пялился по сторонам, надеясь поднять уровень ночного зрения. Так что заметил я путешественников, только когда меня предупреждающе окликнули.
        - Стой там!
        Я вздрогнул, едва не подпрыгнув от неожиданности.
        - Что тебе надо?
        - Мне? Ничего. В город иду, - пояснил я. - А вы кто такие?
        - Не твоего ума дело, агр.
        Блин. Я уже и забыл о своем статусе. Пригляделся к игрокам. Сервелат, Птица, Скользкий Жук. Фрики, блин. Хотя мой ник тоже не предел интеллектуального полета. Двадцать с мелочью по уровням, двое с кинжалами и в легких доспехах, ассасины какие-то или кто тут по классам, забыл. Птица же щеголял в мантии с балахоном, расшитой хвостатыми звездами, а мосластая рука величаво держала тонкий посох с навершием в виде человеческого черепа. Все трое, к моей досаде, оказались неприкосами.
        - Вы шли бы ребята дальше, по своим делам, ага?
        - Рот закрой, - посоветовал мне Сервелат. - Что делаем? Это тот самый, в черном списке.
        Я поразился этим нелепым стратегам. Будь я мирным игроком, да в компании таких же, и встреть по дороге агра из черного списка клана - я бы и думать не стал, на предмет как быть и что делать. Бить или бежать, выбор скромен и очевиден.
        В принципе, со своей позиции я тоже не растекался мыслью по древу. Задействовал невидимость, прыгнул вперед и с силой врубил топор прямо в лицо Сервелата, благо он стоял впереди. Сдавленный вопль отозвался радостью в моей душе, логи пыхнули, отмечая крит, а первобытный варвар где-то в глубинах подсознания ликующе завыл. Не успели напарники колбасни опомниться, как я подрубил ноги Птице и схлестнулся с Жуком.
        - Скотина! - заорал Птица, рухнув на землю. - Вали его, он Сервелата грохнул!
        Птица был магом и судя по всему каноничным. Потому что тряпочную мантию, явно со всякими плюсами к интеллекту, мане и прочему, лезвие топора почти не заметило, обездвижив его по крайней мере на минуту. А вот с Жуком было сложнее.
        - На! Сдохни!
        Скользкий Жук - вот ведь имечко выбрал! - резво махал кинжалами, перемежая выпады бранью и проклятиями на мою голову. Я отмахивался топором, пользуясь преимуществом - руки были длиннее да и топор удерживал воистину скользкого насекомого на почтительном расстоянии. Жук действовал с немалой сноровкой, умудрялся даже пару раз принять топор на блок. Но на взгляд любого профессионала, я был уверен, мы напоминали двух пьяных дурней за гаражами.
        - В сторону! - заорал Птица, поднявшийся на ноги. - Отвали с прицела!
        Жук отпрыгнул было, но я тут же последовал за ним, прикрываясь им же от мага. Тот тем временем размахивал посохом, навершие светило из пустых глазниц желтым.
        - Сейчас!
        Жук тут же рухнул плашмя, как подкошенный, а череп выстрелил мутным желтым лучом, от которого я чудом увернулся и умудрился даже врезать затихшему Жуку по затылку.
        - Идиоты! - захохотал я кровожадно, добавив копошащемуся Жуку еще раз, обрушив его здоровье до несовместимости с жизнью. Перешагнул через кокон. - Сюда иди, пернатый!
        Птица что-то быстро забубнил, а под его ногами засветилась земля. Птица оказался некромантом. Из земли выпростался по пояс скелет в ржавом шлеме, дырявой кольчуге, сквозь которую виднелись покрытые мхом ребра, и иззубренной саблей в руке.
        - Ненавижу некромантов, - процедил я, активируя рассечение. - Куски вы говна, а не маги!
        Птица не успел негодующе открыть рот, как топор взвился в небо, позвякивая цепочкой. Полумесяц со свистом закружился темным вихрем, дотянулся до скелета и с мерзким хрустом расчленил его в семь оборотов. Птица выпучил глаза и в таком виде улетел на точку возрождения - лезвие аккуратно пролетело сквозь его шею, рассекло мантию вместе с грудной клеткой и закончило движение, разрубив его в поясе, взлетев вверх и обрушившись ему точно на темечко.
        - Отличная ночка! - Я радостно потер руки и быстро выпотрошил коконы. - Ну сказочная же!
        Полста золотом, десяток серебра и горстка меди. Не густо, конечно, но с Сервелата упал нагрудник, а с Жука его кинжалы. Не элитные, но довольно редкие и с неплохими статами. Остальное барахло я уже привычно разбил обухом.
        - Ага, добрая ночка - согласилась Алиса, внезапно высунувшись из-за плеча. - Привет!
        - Мать твою! - рявкнул я, отшатываясь. - Ты меня заикой сделаешь!
        - Интересный топорик, Варнак, - она улыбнулась, но глаз от моего оружия не отрывала. - Опробуем?
        - Не-не, спасибо. Плюшки опять какие-нибудь стремные в награду? Проходил уже, до сих пор не разобрался.
        - В смысле, опять? - Алиса состряпала суровую физиономию, а разноцветные глаза прищурились. - Ну ты и наглец! Опять победишь, ты это хотел сказать?
        - Как бы… всякое бывает, - выдал я, помявшись. - Ты чего за мной следишь, что ли?
        - Ага, - кивнула девушка. - У тебя конвертик в кармашке.
        - Ты откуда… - Я хлопнул себя по лбу. - Вот кто на меня с деревьев пялился!
        - Заметил что ли? У меня маскировка вкачана, будь здоров.
        - Да взгляд такой почуйствовал. - Я неопределенно помахал рукой. - Будто упырь наблюдает и сожрать хочет. А про тебя и не подумал.
        Алиса расхохоталась и я невольно поддержал. Она вообще заразно смеялась, как колокольчик.
        - Ладно, - она вытерла слезинку, - давай по-серьезному.
        - Пошли только к городу и в обход, желательно.
        - Не трусь, у этой троицы в Сегерраде привязки нет. Они оттуда бежали, можно сказать.
        - Отличная новость! - обрадовался я. - Спасибо, кстати, за болота. И за наводку на отшельника.
        - Да подавись! - фыркнула Алиса. - Там сейчас народ подозрительно оживился, в Стране болот. Ты не в курсе? И у неприкосов который день истерика. Кто-то новичков их вырезает под корень, ограбил с десяток середняка, да несколько ветеранов прибил. Тоже не знаешь?
        - О, кажется город вижу, - я махнул рукой вперед. - Пошли?
        И мы пошли. Лес кончился, раскинулись поля, показались огни деревенек, а на горизонте замаячила громада городских стен. Я косился на Алису - уж слишком подозрительно она молчала с исключительно ехидным выражением лица.
        - Что? - не выдержал я.
        - А как ты в город попадешь? - промурлыкала девушка. - Просто интересно.
        - Как? - не понял я. - Зайду в ворота, пошлину уплачу, если есть. А что?
        - Ну как что, - она толкнула меня в бок. - А статус агра?
        Я поперхнулся и встал, как вкопанный. Алиса просто цвела, улыбаясь от уха до уха.
        - Гадство! И свиток профукал! Месяц ждать что ли?
        Алиса похлопала меня по плечу:
        - Какой же ты… Неумненький, во!
        - Варианты есть?
        - Глупенький. Туповатенький. Идиотик.
        - Да я про то, как в город попасть! Эти варианты!
        - Как планировал, так и попадешь, - она улыбнулась еще шире, - иди и придешь.
        - Сядь и сядешь, ага, - раздраженно проворчал я, - ложись и ляжешь. Алиса, а если серьезно?
        - Я и так серьезно, - хихикнула она, - этот город для всех, скажем так. Ты там свой в доску, Варнуля.
        Я передернул плечами:
        - Это откуда еще взялось? Не зови меня так. А это правда про город?
        - Ну не буду же я тебе врать!
        Я скептически вскинул бровь.
        - Этот город основан незаконными золотодобытчиками. Люди они жесткие, резкие и богатые. Вот и отгрохали, обжились, деревеньки тут и там отстроились, опять же. Ты форум вообще читаешь? Или прешь напролом?
        Я стыдливо промолчал, разглядывая черный городской массив.
        - Эх, ну ты даешь, - протянула Алиса. - Этот город на краю, можно сказать. За ним уже горный хребет, пещеры, перевалы, неизведанные подземные города и неиллюзорные страдания. Потом - Северноморье, полоса тундры и Ледяной океан.
        Она укоризненно посмотрела на меня и продолжила:
        - Сейчас-то все устаканилось, законы образовались, стража городская и все прелести цивилизации, но к аграм тут относятся гораздо проще и малость сентиментально. Типа, братья по кистеням. Если короче, то в каждой стране, королевстве или крупном княжестве есть такой островок безопасности, где ты с чистого листа начинаешь. Тут статус не решает, тут ценят репутацию, поступки и дела. Но красный ник ты никуда не денешь, тут индульгенции от братьев-игроков не будет.
        - Интересно, - протянул я. - А именно для агров поселения тоже есть?
        - Бандитские притоны в городах, вольные поселения, пиратские базы и все в этом духе. Туда с мирным статусом не попадешь. Ты это должен знать, Варнак, это же основы.
        - Да мне и не надо было, - окрысился я, - пока с вашими союзничками не встретился. Я же думал играть как все, по лесам и долам шариться, данжи зачищать, нагнуть Темного Властелина или воткнуть свою задницу в королевский трон. Скромные мечты и все такое. А на деле тут отмахиваться не успеваешь.
        - Не так уж все и плохо, - не оценила жалоб Алиса. - Как сольник ты интересно играешь. В кланы не идешь, к аграм не присоединяешься. Воюешь с переменным успехом, но удачно. Сколько ты там наколотил? Судя по цвету ника - отмываться полгода, не меньше. В Стране болот после того, как ты там побывал, крафтеры как с ума сошли. Бьются с аграми, местных обижают.
        - Знать не знаю, мне бы конверт в город донести.
        - Ну что поделать, раз ты не в курсе, - Алиса равнодушно пожала плечами. - Кстати, твое письмецо на девяносто процентов стартер на цепочку. Редкую.
        - Так и есть, - согласился я, - но все же одного не пойму.
        - Да?
        - В чем твой интерес? Свиток дала, советуешь, подсказываешь. Зачем?
        Алиса долго молчала. Потом внезапно сунула мизинцы в рот и надула щеки. Раздался оглушительный свист, в лесу замелькало черно-белое и на дорогу выметнулся Серенький. Покосился на меня презрительно и прикрыл глаза, когда Алиса почесала ему за ухом.
        - Ты мне понравился, - ответила Алиса, с места запрыгнув волку на загривок. - Бывай, каторжанин. Не доверяй тут никому, а то окрутят, как те лесные шлюхи, и выкинут на мороз.
        Я вспыхнул и хотел что-то ответить в оправдание, но Алиса ухмыльнулась, ударила пятками волка и тот в несколько длинных прыжков скрылся среди деревьев.
        Я добрел до массивных ворот, закрытых на ночь. Пытался колотить, но выслушал порцию брани со стены, перемежаемую с угрозами плеснуть на крикуна расплавленной смолой. Немного полаявшись интереса ради и узнав пару новых заковыристых словосочетаний, я вышел из игры.
        Какое-то время спустя, уже оккупировав диван, я задумался и взвесил все плюсы и минусы. Сумбурное начало игры, испорченная карма, постоянное бегство и отсутствие каких-то планов, куча врагов в лице многочисленного клана «Неприкасаемых», отсутствие нормальных квестов, экипировки и умений. Вдобавок, меня здорово напрягла забота Алисы. Возиться топу с левым новичком само по себе странно. А она еще и ведет меня, из виду не теряет. Разыгрывает в темную или что-то похожее…
        С другой стороны на весы взгромоздился открытый и неисследованный мир с потрясающий реализмом и новизной. Распутывался клубок с пергаментом. Адреналин, постоянное движение и скромная, но тем не менее увлекательная, война. Отсутствие в игре друзей, клана и плеча поддержки меня не смущало совершенно, так как и в реале я жил бирюком. Редкие знакомые, приходящие на ночь-две девушки. Я не любил окружать себя людьми по складу характера.
        Я перевернулся на другой бок, раздумывая. Пробиться севернее, кочуя по поселениям со свободным доступом. Можно и без квестов, благо тонны опыта нужны после перерождения, а сейчас можно и мобами обойтись. А там начинаются относительно безлюдные места, нечисть, восставшие скелеты, кочевники - самая жесть. Если убрать в сторону мои проблемы с другими игроками - игра очень даже шикарная. Скоро поставят обновление, где в буре божественных войн меня забудут или отложат решение с наглым агром на потом. Решив продолжить приключения и дав зарок придумать стройный план действий, я зевнул и погрузился в сон.
        Следующее утро встретило меня обычным северным дружелюбием.
        - Куда тут героям? Подскажи направление.
        Стражник скептически выпятил губу, презрительно оглядев мой скромный наряд:
        - Тебе, что ли?
        Я важно кивнул.
        - В корчму чеши, герой. Может пожрать дадут, если посуду помоешь.
        Я покосился на злорадного стражника и шагнул в указанном направлении.
        - А, слушай, - обернулся я, - где тут наместник?
        - А чего сразу не к князю? - захохотал стражник. - Чего мелочиться?
        - Ты не умничай, ты пальцем покажи.
        - В центре города резиденция, дом такой, больше остальных, понимаешь? Поместье, - стражник едва ли не жестикулировал, - понимаешь, чудо лесное? Длинный дом в три поверха, там охрана, вывеска с буквицами и народу много.
        - Да понял, спасибо, - скрипнул зубами я, отворачиваясь. - Удачного дня.
        Игроков здесь было достаточно. Даже перебор. На мой красный ник косились, но не более того. По мощеным улицам передвигались горожане, шумел вездесущий рынок. У крыльца какого-то дома я заметил пятерку игроков из неприкосов. Судя по их напрягшимся физиономиям, меня успешно опознали. Я поприветствовал их, показав средний палец, и бодро пересек центральную площадь.
        Дом наместника оказался массивной трехэтажной резиденцией, вмещавшей под мощеной черепицей местный офисный планктон, сборщиков налогов, рабочие кабинеты начальника стражи, советников и прочих буржуазных сволочей, угнетающих электорат.
        Заморенный клерк на входе скрупулезно записал мое имя в книгу посещений, высовывая от усердия язык, выдал бирку с номером и равнодушно указал на коридор. Вдоль стен стояли длинные деревянные лавки, украшенные искусной резьбой, на которых ютились просители, жалобщики и даже два игрока. Впрочем, сидели они порознь, усиленно отворачивали друг от друга лица и всячески демонстрировали неприязнь к окружающим.
        - Долго принимает? - я подсел с края очереди, как раз рядом с одним из игроков. - Или как в реале?
        - Смотря кого, - надменно ответил он, окинув меня величавым взглядом. - Смотря кого.
        Важный какой крендель, подумал я, изучив его ник. Гражданин Альдувиэль являлся эльфом тридцать третьего уровня. Второй игрок, бочкообразный гном, сидевший через троих просителей впереди и тискающий в руках огромный лист бумаги, исписанный мелкими каракулями, ответил на спич темного эльфа громкой отрыжкой, просто оглушительной, под стать его сорок второму уровню. Я скривился. Цирк уродов кругом. Где все эти суровые покорители Севера? Пока мне встречались одни утырки.
        Ожидание было утомительным донельзя. Просители выходили по разному. Кто с грустным или даже заплаканным лицом, кто радостно и вприпрыжку. Двое выскочили, как ошпаренные, сопровождаемые злобной руганью. Еще троих вытащили стражи, на ходу надевая на несчастных кандалы и отвешивая мощнейшие пинки. А один проситель вообще не вернулся. Судя по озверелой роже, мелькавшей в дверях, наместник был суров, справедлив, скор на суд и расправу. Так что я сделал вывод, что не вернувшийся уже дергается на виселице, а то и забит до смерти прямо в кабинете.
        - Гад, - пробормотал эльф, когда его пережевал и выплюнул кабинет, - нет ну гад же!
        - Поделом тебе, ушастый, - злорадно подбодрил я, поднимаясь, - нечего было щеки дуть.
        - Да пошел ты! - змеей прошипел расстроенный Альдувиэль и помчался к выходу. - И он пошел!
        Гном вышел еще раньше, судя по кислой физиономии его просьбы если и услышаны, но рассмотрены не были. А то и вовсе исчезли под сукном вместе с его писаниной. Он с потерянным выражением стоял у окна и теребил пояс, не обратив на эльфа внимания и, казалось, впал в ступор. За мной скопилось с десяток горожан, стражник с подбитым глазом и знакомый неприкос Сеффолк. Этот, завидев меня живым и здоровым, уронил челюсть на пол, а потом только сверлил злобным взглядом и явно что-то писал в клановый чат.
        Я поприветствовал его так же, как и встреченных в городе сокланов, толкнул дверь и отважно вошел в кабинет. В принципе, все было оформлено красиво. У стены потрескивал камин, огромное окно играло зайчиками на паре графинов с прозрачной жидкостью, примостившихся на краю дубового стола, заваленного кучами бумаг. Половицы скрипнули под шагами, а сидевший в кресле пожилой мужик с нечесаными седыми волосами и разбойничьей рожей вскинул бешеные, налитые кровью глаза.
        - Короче! - рявкнул он, окутав меня перегаром и бряцая графином о стакан. - Денег нет, гражданство кому попало не даем, за заданиями обращайся к золотарям, у них работы невпроворот!
        Я захлопнул рот от такой речи. Вежливо подождал, пока наполнится стакан, вознесется и опрокинется в пасть с золотыми зубами. Наместник извлек из-за ближайшей кипы бумаг краюху хлеба, шумно занюхал и опять уставился на меня.
        - Ты еще здесь?
        - Так точно! - рявкнул я, вытаскивая конверт. - Просили передать лично в руки!
        - Ну-ка, чего там у тебя? - Он взял конверт, вскинул брови, изучая сургучную печать. - Ага, понятно. Садись.
        Я послушно опустился в небольшое кресло. Наместник выхватил кривой нож, чуть меньше мачете, ловко выпотрошил конверт и принялся читать выпавшее письмо.
        - Рассказывай. Ко мне обращайся по имени. Сувор.
        Я вкратце обрисовал встречу в лесу, описал путь, полный опасностей и тягот, которые преодолел с риском для жизни, все да за ради родного Сегеррада. Сувор скептически все это выслушал.
        ВЫ УСПЕШНО ВЫПОЛНИЛИ ЗАДАНИЕ: «Передать секретный приказ наместнику Сегеррада».
        НАГРАДЫ ЗА ЗАДАНИЕ:1500 золота, +10 к репутации с жителями города, +1 к репутации вольных княжеств.
        Кольцо мелкого дуэлянта.
        Инвентарь звякнул, я расцвел от такого количества золота.
        - Держи в награду, - Сувор снял с пальца небольшое латунное колечко. - Магическое, понял?
        КОЛЬЦО МЕЛКОГО ДУЭЛЯНТА.
        КВЕСТОВЫЙ ПРЕДМЕТ. ПОСЛЕ СМЕРТИ ОСТАЕТСЯ В ИНВЕНТАРЕ. ПРОДАТЬ, ПЕРЕДАТЬ, СЛОМАТЬ, РАЗОБРАТЬ НЕВОЗМОЖНО.
        - А то! Магией так и пышет, - принял я дар, протолкнув в медяшку левый мизинец, - спасибо.
        - Спасибо не надо, - отсек Сувор, - надо бы кое-что обстряпать.
        - Я весь во внимании.
        - Соседний богатей, подкупивший вольных крестьян, и провозгласивший себя князем, Лер с дурацким прозвищем Свирепый, отправил сборщика податей по своим чахоточным и бесплодным землям.
        - Ясно. - Я подобрался, почуяв квест и запах наживы. - Продолжайте, пожалуйста.
        Сувор минуту помолчал, собираясь с мыслями.
        - Караван с деньгами проедет завтра вдоль нашей границы. Там узкое место, вдоль холмов. Он бы и через лес проехал, но дорогу завалило.
        Я понимающе вздохнул. Буря пролетела или оползень, ага.
        - Так вот, патриотам Сегеррада жизненно важно забрать деньги, отобранные у погрязших в нужде крестьян. Бедные пахари вкалывают от зари до зари для того, чтобы какой-то самопровозглашенный князек, у которого прав на эти земли отродясь не было, обирал их до нитки? Это справедливо?
        Вопросив, он так шарахнув кулаком, что на ровной поверхности стола зазмеилась трещина, а графин полетел на пол.
        - Это ужасно! - Я едва успел подхватить графин. - Добрые люди в опасности, я не могу пройти мимо.
        - Прекрасно, что мы понимаем друг друга. - Сувор успокоился и благосклонно кивнул. - Иди в корчму, тут за углом. Там найди Кнута, верного мне наемника и служащего нашему городу человека. Он все объяснит, а ты поможешь советом и верным… Что там у тебя?
        Я продемонстрировал оружие.
        - Верным топором поможешь. Не для красоты же носишь?
        ВАМ ДОСТУПНО ЗАДАНИЕ «ПОПОЛНИТЬ КАЗНУ».
        НАГРАДА: 2 000 ОПЫТА, 350 ЗОЛОТЫХ,+5 к репутации Сегеррада, +5 К РЕПУТАЦИИ С ВОЛЬНЫМИ КНЯЖЕСТВАМИ.
        Принять: да/нет.
        Принять, что уж поделать. Моя дорожка причудливо изогнулась в сторону нарушений законов, грабежей и разбоя. Статус влияет скорее всего, что такие задания попадаются. Но и это уже кое-что. Не вечно же по лесам слоняться и от всех прятаться?
        - Выполнять!
        Я выскользнул за двери, нацепил радостную ухмылку и прошел мимо очереди. Сеффолк с кислой миной уставился в стену, делая вид, что меня знать не знает.
        Чтобы обойти банк, торговцев и оплатить гостиницу я потратил почти час. Зато теперь я был удовлетворен, наконец-то скинув наличность с кармана. Теперь не ограбят. Аукцион по прежнему шокировал ценами на все, выше синих вещей по редкости, так что излишки золота легли на счет.
        Я потоптался по рынку, пополнив запасы зелий и бомб, и посетил указанную наместником корчму с игривым названием «Три стрелы в затылок». Не очень удачно, в плане рекламы, решил я. Внутри, впрочем, все оказалось вполне пристойно, но с оттенком местного колорита.
        Как только двери за спиной захлопнулись, корчма на секунду замолчала. Десятки глаз, злых и алчных, оценивающих или равнодушных, трусливых или заинтересованных, просканировали меня рентгеном. Оценили, взвесили, признали несъедобным, и тут же корчма загудела по-прежнему.
        С кухни валил жар и чад, в котором смутно виднелись столики второго этажа, на огромном вертеле целиком зажаривался олень, круглозадые служанки разносили напитки под сальные шуточки. Игроки перемежались с неписями, пара пьяных музыкантов безуспешно пытались конкурировать с гулом голосов и выкриков, стены почернели от богохульств и паров алкоголя, а у стойки валялось несколько выбитых зубов.
        - Как в родной кабак попал, - восхитился я, уступая дорогу вышибале, который тащил к двери пьяного просто в умат кочегара в цилиндре и плотном слое сажи на поверхности всего себя. - Один в один.
        - Проход не загораживай, - буркнул вышибала, открывая двери головой бедолаги и могучим пинком отправив того аж до середины улицы. - Садись, да заказывай.
        - Что посоветуешь? - поинтересовался я. - Какое сегодня блюдо дня?
        - Жри, пей и не выпендривайся, - перечислил меню здоровяк, загибая пальцы. - Деньги вперед.
        Я почесал нос, выставив палец с кольцом. Вышибала мигом оживился, жутко скривил рожу и подмигнул, типа, все понял. Потом проводил меня к лестнице на второй этаж и указал на столик в углу, где в гордом одиночестве угрюмо напивался сухощавый подозрительный тип бандитской наружности.
        - Че надо? - рыкнул мужик, ловко закидывая стопку с чем-то ядреным, а то и ядовитым, в щербатый рот. - Кто таков?
        Я продемонстрировал кольцо, вызвав смесь раздражения вперемешку с лихой радостью в тусклых глазах, подсел напротив и заказал у подскочившей служанки вина и еще вина.
        - Правильный подход, - одобрил собеседник, проводив удаляющуюся задницу девушки задумчивым взглядом. - Меня Кнутом кличут.
        - Варнак, - представился я. - Нужно срочно пополнить бюджет города. Наместник к тебе направил.
        - И это правильно, - кивнул Кнут, принимая у вернувшейся служанки два пузатых кувшина. - Ты участвуешь?
        - Ага.
        - Я тебя в деле не видел, так что ты сам как-нибудь. В группу включать не буду, задача - не путаться под ногами. Усек?
        - Однозначно усек.
        - Кто там будет?
        - Сборщик податей с соседнего княжества. Три десятка охраны, может четыре.
        - Очень хорошо, - оживился Кнут, набулькав два бокала. - Пощипаем жирных гусей!
        Кнут достал карту, очень подробную, с многочисленными отметками. Объяснил маршрут и состав охраны. Его парни, как он сказал, уже третий месяц пуза протирают, следя за сборщиком податей и маршрут вызубрили. Кнут ткнул пальцем в узкое место на карте, где дорога проходила через холмы, на самом близком расстоянии от Сегеррада. У меня на карте вспыхнула точка.
        - Вот тут мы их и встретим. С утречка подходи, как раз бойцы все подготовят. У меня с полста волчар застоялись, разомнем косточки.
        Мы пожали руки, я оставил на столе пару серебряных и покинул уютный ресторан. Методы пополнения казны этого славного города немного отличались от моих представлений о налогах, но в целом вписывались в картину местной каши из княжеств с их сложными соседскими отношениями. Я даже подумывал пробежаться по окрестностям, побить мобов, но потом решил, что завтра так и так опять придется махать топором.
        Проанализировав таким образом перспективы и ощущая приятную тяжесть виртуального счета, я решил исследовать город, осмотреть местные достопримечательности, полюбоваться лепниной каких-нибудь дворцов. Ноги, повинуясь душевному порыву, резво привели к трехэтажному особняку, украшенному этой самой лепниной по самую маковку.
        - Самые изысканные удовольствия! - рядом возникла, как телепортировалась, статная красавица, прижавшись ко мне пышными формами и ловко заводя в двери. - На самый утонченный вкус! Массаж, танцы и все вытекающее! Знойные красотки юга, страстные и дикие степячки, эльфийки и полуэльфийки! И даже орчанки!
        - Не-не, орчанок не надо, - отмахнулся я, завороженно ступив на мягкий ковер холла и косясь в декольте провожающей. - А вот эльфийки…
        - Прошу вас, - томно улыбнулась красотка, - проходите, уважаемый. Лучшие дамы для отважных героев. Вам на всю ночь, я правильно понимаю?
        Отказать такому дружелюбию было бы оскорблением. Дверь мягко закрылась за спиной, меня окружила стайка полуобнаженных девушек. Счет со стоном распрощался с частью золота, а я с головой окунулся в подготовку завтрашней операции.
        Утром я покинул гостеприимное заведение с осунувшимся лицом, но очень довольный, полный жажды действий. Игроков в такую рань было немного, но я, на всякий случай нашел место на городской стене, где стражи расходились достаточно по времени, врубил невидимость, с трудом вскарабкался по каменным плитам и рухнул на другой стороне.
        Хлебнув зелья и подняв полосу здоровья, я направился к месту засады по кривой дуге, поминутно оглядываясь, ныряя в чащи и практически все время находясь под невидимостью. Польза от такой паранойи не было. Никто не крался следом, лелея коварные планы. Караван, как я представлял себе, уже тащился по дороге, позвякивая золотишком и готовясь благополучно прибыть в родной город.
        Доблестные граждане Сегеррада под чутким руководством Кнута уже были готовы развеять эти наивные фантазии.
        Сам Кнут обнаружился на склоне холма, под которым извивалась дороге. Он лежал в густой траве и изучал расстилающийся внизу пейзаж. Рядом с ним замерло еще человек двадцать с мощными составными луками. Меня Кнут засек мгновенно, никакая скрытность не помогла. Опытный государев муж, чего уж там.
        - Варнак! - махнул он рукой, приветствуя. - Подползай в темпе!
        Я пригнулся, быстро взобрался на верхушку холма и со вздохом облегчения шлепнулся наземь.
        - Умотали тебя девки? - осклабился Кнут. - У нас такие, лучшие в этих краях. Огонь!
        - Что делать будем?
        - На той стороне, - Кнут ткнул пальцем, - столько же бойцов. Бьем стрелами и добиваем выживших. Казну - в город, трофеи - в карман.
        - Предельно понятный план, - одобрил я, - мои действия?
        Кнут пожал плечами, подумал:
        - Когда в рукопашную пойдем, помогай. Сбоку где-нибудь. Сильно не мешайся.
        - Без проблем.
        Задание интересное, конечно, но вот если честно - от меня тут пользы никакой. Игра реализмом хвасталась, но в плане заданий была довольно демократична, раз уж позволяла таким нубам, как я, участвовать в событиях вроде этого. Поглядывая на матерых ветеранов Кнута, много лет набивающих руку на лесных засадах и коротких сшибках, я чувствовал себя оруженосцем или даже случайным свидетелем. Никак не опытным бойцом.
        К полудню, когда я уже извелся от ожидания, все затянуло легким туманом. То ли в отряде Кнута оказался маг, то ли сама игра указывала на экшон и подкидывала подсказки, но когда послышалось ржание лошадей, скрип колес и бряцанье оружия, обе стороны были готовы к кровавой развязке.
        Солнце с трудом пробивалось через туман, бросая багровые отсветы на одухотворенные лица патриотов Сегеррада, сжимающих в крепких руках топоры, луки, мечи и копья, в общем, все средства для сбора налогов, так недостающих родному городу. Караван, идущий внизу ощетинился копьями, прикрылся щитами, и сквозь легкую туманную дымку казался похожим на длинную бронированную злобную гусеницу с горбом-повозкой в середине туловища. Впереди вышагивал паладин Сеффолк, раздувшийся от важности и повелительно покрикивающий на сокланов. Я с изумлением и холодком разглядел в колонне с десяток неприкосов.
        Кнут разбойничьи свистнул и тут же вскочил, вскидывая лук. Подхватилась вся группа, заскрипели тетивы и воздух наполнился свистом тяжелых бронебойных стрел. Надо отдать должное, неписи в караване отреагировали четко и слажено. Стеной выросли щиты, принимая большую часть стрел на крутые бока, заржали умирающие лошади, которые щитов не носили, да истошно заорал неприкос, которому стрела пробила плечо.
        Я сжимал вспотевшими руками топор и поглядывал на Кнута, ожидая команды. Его группа усилила обстрел. Луки били прямой наводкой, особо не целясь по плотно сомкнутой группе, стараясь послать как можно больше стрел. Пятерка неприкосов, закованных в тяжелые латы, отделилась от каравана и стала подниматься на наш холм, прикрываясь башенными щитами. Я пока не видел развития в этом противостоянии, но тут в спины противников залпом, страшно и быстро, ударили луки со второго холма.
        Неприкосы-танки мгновенно обросли стрелами, став похожими на ежей, окутались дымкой и исчезли, оставив после себя коконы на земле. Из стражей каравана осталось едва ли полтора десятка - остальных выкосил железный ливень. Пока игроки матерились, а неписи взывали к богам, пытаясь спрятаться за повозкой, чтобы прикрыть спину, лучники делали свое дело, посылая стрелу за стрелой. Наконец сработали маги неприкосов. На втором холме вспух огненный шар с сарай размером, а по нам ударил редкие ледяные стрелы.
        - В мечи! - заорал Кнут, выхватывая кривую саблю. - Бей супостатов!
        - Мочи козлов! - вразнобой завопили уцелевшие неприкосы. - Варнак, сука!
        Я обреченно выругался. Надежды на то, что меня не узнают, благо засадный полк выкосит всех, а я покурю в сторонке, не оправдались. Теперь, как говорится, открывается большая загонная охота. «Неприкасаемые» точно делали квест на сопровождение и я его испортил.
        Врубив запись и слетев с холма я схлестнулся с удирающим паладином, в котором узнал все того же Сеффолка, который забил на командование и героически спасал самое ценное в обозе - свою тухлую шкуру и шмот. Мчался он как раз в сторону, по краешку сражения. Топор с лязгом скрестился с двуручным мечом, полетели искры.
        - Козлина! - заверещал паладин, размахивая двуручником. - Ты попал! Мы тебя теперь в ноль загнобим!
        - Сопли вытри, - посоветовал я, отпрыгнув от рассекающего воздух лезвия. - Сейчас посмотрим, кто тут козлина.
        Орудовал мечом он так же, как гопник штакетиной. Размахивал, стараясь удержать меня на расстоянии, неловко ступая, проваливаясь вперед и едва не улетая за своим грозным оружием. Я уворачивался, изредка парировал и быстро сокращал расстояние, каждый раз лупя обухом, где короткий металлический зуб прогрызал в доспехах порядочные дыры.
        - Ты, гад! Доспех!
        Я выждал особо размашистого удара, скользнул под лезвием и с силой рубанул по роскошному шлему. Пока Сеффолк мотал башкой и пытался сориентироваться в пространстве, я отступил в сторону и закрутил топор на цепи, отработав, как гильотиной. У моих ног остался кокон, который я мгновенно выпотрошил, не присматриваясь, что там есть, а затем поспешил на помощь соучастникам. То есть, соратникам.
        Дела там шли ни шатко ни валко. Стражники сбились в кольцо и увлеченно лупили нападающих мечами, клевцами, алебардами и прочим арсеналом самообороны. Бандиты падали чаще, сводя постепенно численное преимущество на нет. Легкие кожаные доспехи и кольчуги явно были хороши в лесных молниеносных стычках, но против тяжелых мечей не слишком помогали. А стражники, упакованные в добротную сталь с головы до ног, лучше держали удар.
        Я вклинился в ряды, парировал пару ударов, тут же получил с десяток тычков копьями в лицо и туловище, едва не улетев на возрождение. Тут Кнут умудрился с другой стороны выхватить стражника из рядов, предварительно резанув саблей по открывшемуся горлу. В брешь мгновенно прыгнул двухметровый верзила с колуном, похожий на вставшего на дыбы медведя, широкими ударами разбрасывая стражников.
        Видя такой прогресс, я воспользовался цепью. Топор молнией взвился в небо и по крутой дуге врубился в голову стража передо мной, рассекая его пополам. Тут же в проем ужом ввинтился сухощавый юркий парень с двумя саблями. Через пять минут все было кончено. Я стоял малость ошарашенный, забрызганный кровью и с трудом сдерживающий тошноту. Неписи в этом квесте умирали очень реалистично.
        - Молодцом! - рявкнул Кнут, подходя ближе, зажимая окровавленное плечо. - Славно сечешь!
        - Угу, - булькнул я, отводя глаза от поля. - Старался.
        ВЫ УСПЕШНО ВЫПОЛНИЛИ ЗАДАНИЕ «ПОПОЛНИТЬ КАЗНУ».
        НАГРАДА: 2 000 ОПЫТА, 150 ЗОЛОТЫХ,+5 к репутации Сегеррада, +5 К РЕПУТАЦИИ С ВОЛЬНЫМИ КНЯЖЕСТВАМИ.
        ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ СЛЕДУЮЩЕГО ЗАДАНИЯ В ЦЕПОЧКЕ «СЕТЬ ВЛАСТИ» ПОСЕТИТЕ НАМЕСТНИКА СЕГЕРРАДА.
        Ну уж нет. Мне с таких «цепочек» даже поплохело. Сюжет точно уходит на рубку с соседями и захват земель. Даже название намекает. Сувор может раскидывать эту сеть сколько угодно, но без меня. Тем более сейчас меня будут усиленно вылавливать и в этих землях - засветился по-полной.
        Разбойники Кнута быстро дорезали раненых, реквизировали из возка здоровенный сундук и споро утащили за холм, к лесу. Я опомнился и быстро обобрал коконы неприкосов.
        - Дальше пойду, на север, - сообщил я Кнуту, вернувшись, - мне сейчас в город соваться не резон.
        - Да не вопрос, - откликнулся Кнут, сквозь зубы, стягивая повязку на руке. - Мы тоже затихаримся на время. Награду наместник не зажмет, он наш мужик.
        - Это да, - вспомнил я разбойничью рожу уважаемого чиновника и фигуру циркового борца. - Этот такой.
        - Бывай, бродяга, - Кнут хлопнул меня по спине и устремился за своими людьми. - Увидимся.
        Я дунул в леса, стараясь максимально выжать скорости и увеличить расстояние от дороги. Перевел дух только в каком-то овраге, вдали от лишних глаз. Настало время изучить трофеи. Золото, упавшее на карман, я успел оценить на бегу. Удалось урвать лишь десяток золотых со слабоумного Сеффолка, остальные благоразумно денег на боевую операцию брать не стали. Зато я знатно разжился зельями и амуницией.
        Семь доспехов разного уровня редкости, из них три нагрудных элитки, редкие шлемы с отличными статами, и очень неплохое оружие. Пара мантий и посохов на двадцать пятый, целый ворох разнообразной бижутерии. Сеффолк зато порадовал полным латным доспехом. По редкости легендарка, но особо доставили поножи и шлем - две сетовых паладинских вещи из набора «Путь Света». Так себе, конечно, распространенный сет за репутацию, но до полтинника уровнем паладины с руками оторвут. Тем более в комплекте всего четыре наименования, так что на руках у меня половина сета.
        Я заскринил все это богатство и добавил в свою тему на форуме, перечислив также ники убитых, видеозапись ссыкливо удирающего Сеффолка и нашу схватку. Позади, в стороне схватки, на грани слышимости что-то загрохотало. Я навострил уши, огляделся и споро двинул подальше от греха, как говорится.
        Через пару минут надо мной завис прозрачный светлячок, я не успел махнуть топором, как он свечой ушел в небо и взорвался, оставив после себя жирное зеленое облако, видимое, казалось, даже из города.
        - Вашу мать! - рявкнул я, дав по газам и спешно забирая в сторону. - Вычислили!
        Погони не последовало. Я далеко ушел или времени не было у моих старых друзей - оставалось только гадать. Совершенно этим не расстроившись, я направился в горы. Привычно ощущая холодок на голом торсе и подтянув штаны, сунул топор за пояс и продолжил путь.
        Глава 7
        Лес закончился ровной полосой, как отрезанный. Признаться, он порядком надоел за эти дни увлекательных приключений, будь они не ладны. Теперь под ногами похрустывал мелкий гравий, а впереди высились покатые горы, покрытые редким мхом, валунами, расщелинами, корявыми соснами и горными ручейками.
        Жизнь, впрочем, царила и в этих недружелюбных местах. На высокий булыжник выскочил какой-то суслик, увидел меня и истошно завопил. Я вздрогнул от неожиданности, а целое поле каменных столбиков, которые я издали принял за жертвенный круг или что-то ритуальное, внезапно ожил. Камни оказались такими же сусликами, которые наблюдали за приближающимся путешественником, а потом выслали разведчика. Тот орал и орал на меня с камня, совершенно игнорируя уже спрятавшихся в норы соплеменников.
        Я подхватил увесистый камень и примерил в руке, прикидывая, как разбить башку этому вахтеру с одного удара, но тут с неба упала крылатая тень, суслик вякнул, отдавая последний писк белому свету и вознесся в когтистых лапах в небеса. Я ошарашенно проводил взглядом крупного орла.
        - Поделом, - напутствовал я мохнатую жертву. - Не щелкай…хм…рылом, короче.
        Сусликово поле встретило меня гробовым молчанием. Как раз за полем распахнула пасть в чистое небо полуобрушеная пещера. Я поглядывая на нее, с интересом ковырнул в ближайшей норке. Раздалось истеричное стрекотание, из норки вылетело облако песка, а в сапог вцепились чьи-то зубы.
        - Нафиг, - я выдернул ногу и отряхнул штаны. - У вас там полмешка зерна из богатств. Да насрано, поди, по самый потолок. Лучше пещеру проверю.
        Не успел я сделать и шага к подозрительной пещерке, как мою ногу оплела какая-то веревка и я рухнул, как подкошенный. Под злорадный свист со всех сторон петля затянулась, а веревка вдернула меня в пещеру, больно протащив по камням. Я, проклиная слепошарость и обзывая себя последними словами, исчез в каменном зеве.
        Тащило меня долго и с приличной скоростью. Мелькали какие-то отнорки, углубления, светящиеся кристаллы. Всю красоту и очарование подземного мира я смог оценить через несколько минут. Веревка с силой утащила меня в идущий вертикально вниз отнорок, я соколом пролетел метров сто и рухнул в стог прелого сена. Веревка, не дав мне вздохнуть, тут же втянула мою тушку в массивную клеть. Чьи-то грязные мосластые лапы захлопнули дверь, лязгнул замок, а я протер слезящиеся глаза и дико выматерился.
        - Заткнись, раб! - мне чувствительно врезали палкой через решетку. - Я спрашиваю, а ты отвечаешь.
        Я пригляделся к говорившему. Невысокий человекоподобный зеленый дикарь с треугольными зубами, корявой вязью татуировок по голому торсу, в набедренной повязке. Вместо ступней торчали массивные копыта, голову украшал торчащий из середины лба короткий рог, уши лопухами, мелкие слезящиеся глазенки и полное отсутствие волос на теле. Вдобавок, пористая кожа сочилась слизью.
        За его плечами угадывались еще семь клеток и в каждой кто-то сидел. Пещера терялась высокими сводами в темноте, на каменном полу расположился целый стан зеленых пещерников, высились палатки, из которых курился легкий дымок. У вытоптанного кострища в трех шагах от меня кружился у потухшего огня дикарь с мерзкой маской на лице, колотил в бубен и истошно завывал. Всю эту фантасмагорию освещали зеленоватым светом гнилушки, в изобилии растущие на стенах.
        - Ты кто еще такой? - Я с кряхтением выпрямился, шевельнул невидимую цепь. Топор ощущался где-то наверху. - С какой стати напали?
        - Заткнись! - Новый удар пресек мои вопросы. - И слушай.
        Я скривился и сел. Шевельнул пальцами и незримая цепь заструилась, щекоча запястье, подтягивая топор по извилистым коридорам.
        - Ты взят в плен великим пещерным народом! Имя нам - племя Рога!
        Я промолчал, хотя желание прокомментировать было огромным.
        - Будешь верно служить, добывать грибы в пещерах, пасти скот и защищать его от ур-шугов, царствующих в нижних коридорах. За это тебе - больше сена для лежанки и двойная порция помоев.
        Я настолько растерялся от таких великолепных перспектив, что даже не смог выразить словами всю гамму чувств. Дикарь явно принял обалделое выражение моего лица за смирение и принялся с вдохновением описывать все прелести рабской доли. По его словам выходило, что быть рабом его племени просто предел мечтаний мягкотелого человека с поверхности, а так же величайшая честь и вообще он крайне удивлен, что я до сих пор не облобызал его копыта и не рвусь пасти скот на самых опасных участках.
        - Пошел в задницу, - проникновенно ответил я, когда склизкая лапа протянула в клетку ошейник. - Да сожрет тебя великий Ктулху!
        Дикари в пещере заволновались, увидев скользящий на невидимой цепи топор. Лезвие глухо лязгнуло и скрежетнуло, протискиваясь сквозь решетку.
        - Кто сожрет? - тугодумно спросил дикарь. - Не пони…
        Топор скользнул и устроился в руке, я с оттяжкой снес протянутую конечность пещерника, рубанул по засову, разнеся в щепки вместе с замком, выскочил и обезглавил визжащего от боли единорога. Навстречу кинулось все племя, с тридцать татуированных образин. Они вопили, потрясали копьями и топали так, что сверху сыпались мелкие камешки. Я активировал невидимость, отпрыгнул подальше освобождая место для цепи, раскрутил топор и пустил черное лезвие по широкой дуге.
        Схватка заняла минут десять. Дикари, привычные колоть копьями в тесноте, да ловить беспечных путников силками, понятия не имели о метательных навыках, строе или иных тактических маневрах. Они тупо лезли под острое лезвие толпой, мешая друг другу. Топор с хрустом ломал черепа, дробил кости, расчленял, а я, проредив популяцию зеленых, втянул цепь и в ближнем бою объяснил, кто тут раб, а кто нет. С учетом боевой подготовки единорогов и полном отсутствии доспехов понимание в этих вопросах было достигнуто в рекордно короткие сроки.
        Оставшиеся в живых дикари оценили мою сноровку и жажду восстановить справедливость. И через секунду обгоняя друг друга резво отступили в тоннель. Я, еще не отошедший от горячки боя, ринулся следом. Через полчаса блужданий я вернулся в пещеру. Догнал я только троих и то в первые минуты, остальные же растворились в отнорках и только истошный удаляющийся визг указывал направление их бегства. Все остальное время я бродил по коридорам, заблудившись напрочь, и лишь наткнувшись на кровавые следы, смог вернуться обратно к месту пленения.
        В пещере валялись посеченные тела, догорало несколько шатров. В клетках кто-то шебуршился и тихо звал на помощь.
        - Так, граждане, - я пошел к клеткам помахивая топором, - сейчас будем вызволять!
        Запоры трещали, разбиваемые вдребезги. За спиной столпились пятеро эльфов, хоббит, два гнома и зверолюд. У последней клетки я замер в нерешительности. Сквозь массивные прутья меня тяжелым взглядом буравил паук размером с автомобиль. Массивное брюхо царапало стенки клетки шипастым хитином, с холицеров капала зеленая пенящаяся жидкость, а педипальпы нехорошо подрагивали. Выглядел он кошмарно и пугал даже будучи в заточении - столько ярости и мощи виделись в каждом движении членистоногого.
        - Не выпускай его, герой! - взмолились за спиной. - Это ужас лесных земель. Солдат Серой королевы. Он всех убьет.
        Паук яростно зашипел на говорившего эльфа и тут же в голове глухо прогремели слова.
        - Отпусти, человек.
        Телепат какой-то, догадался я. Скрежетание каким-то образом перестраивалось в понятные мне слова.
        - Как тебя поймали? - поинтересовался я, с сомнением глядя на засов. - Ты же их племя в секунду покрошил бы.
        - Больной. Взяли сонным. Слабым. Трусы.
        - Есть мнение, - я ткнул пальцем в спасенных, - что ты выразишь благодарность не так, как надо.
        - Тупой эльф врет. Он мясо. Ты служишь Серой королеве. Не обману.
        - С чего ты взял? Знать не знаю никаких королев.
        - Плетущий боль. У тебя топор. Я повинуюсь.
        Я другими глазами посмотрел на оружие. Темный полумесяц все так же ухватисто лежал в руке, был с виду брутален и красив, но вот ничего особенного пока не проявлял. Немного посомневавшись, я понадеялся на камень воскрешения, рубанул по засову и отступил в сторону. Спасенные неписи загомонили и сгрудились у горящего шатра, похватав с трупов оружие.
        Паук зашипел, выпростал тело из клетки, поднялся на задних лапах и огласил пещеры победным злобным стрекотанием.
        - Иди, - дрогнувшим голосом велел я, выставив топор, - не трогай этих.
        - Благо…дарность. Вот. Я передам Вожакам, что топор нашел хозяина. Эльфов надо съесть. Съедим?
        - В другой раз, - я покосился на окрысившихся эльфов, - в другой раз.
        В «благо» и «дарность» паука я не то чтобы не поверил, но здорово напрягся, когда он закрутился волчком, исполняя странный танец. Потом когтистая конечность нырнула в складку на спине и извлекла темное чешуйчатое яйцо размером с дыню.
        - Это что? - не понял я.
        - Благо…дарность. Найди Повелительницу. Освободи ее.
        - Но…
        Паук не стал дожидаться ответа. Неуловимо быстро метнулся к стене и унесся вверх, шустрый, как молния. Неписи загомонили, особенно подозрительно смотрели на меня эльфы. Уловили мыслеречь эльфийской магией? Или разобрали что-то в стрекотании? Я сплюнул в их сторону, подхватил с пола яйцо.
        Яйцо ледяной виверны.
        Легендарный ездовой питомец.
        Для активации дайте питомцу имя.
        Особенности:
        50 уровень - стремительный полет, пожирание, перевозка хозяина.
        100 уровень - навык «Ветер смерти». Доступен один пассажир для перевозки.
        Можно продать, обменять, подарить.
        - Ни хрена себе! - восхищенно выдохнул я, пряча ценную находку в инвентарь. - Вот поперло!
        - Во славу Зеленой Дубравы!
        Я успел обернуться, увидел торжествующий оскал на эльфячьей морде и тут же три копья пробили трофейный нагрудник, унося меня в страну вечной охоты.
        - Ах ты лицемерный ушастый урод! - прорычал я, воскреснув через десять минут у своего кокона. - Доберусь я до твоих Дубрав.
        Отвечать, естественно, мне никто не стал. Пленники, отблагодарив меня таким подлым образом, покинули пещеру. Я подобрал вещи, оделся и достал яйцо.
        - Нарекаю тебя Алиской! - торжественно провозгласил я. - Сей разумное, доброе, вечное, жри, кого скажу.
        Яйцо подпрыгнуло.
        Поздравляем. Вы стали четыреста третьим обладателем легендарного питомца. +1 к Удаче.
        - Отвали! - системное сообщение покорно скрылось, а я наблюдал за чудом рождения.
        Яйцо покрылось трещинами, изнутри кто-то долбил скорлупу словно мелким долотом. Наконец, скорлупа подалась, яйцо раскололось на части и в луже вонючей слизи перед моими глазами предстала та самая ледяная виверна нулевого уровня, размером с мелкую летучую мышь.
        - Не внушаешь, - сурово произнес я, - но похожа, ага. Угадал с имечком.
        Виверна напоминала дракона, но только была рукокрылой. Окрас живота белый, постепенно темнел по бокам, а спина и голова были угольно черными. Длинный хвост оканчивался граненым костяным шипом. Вытянутая морда распахнулась, демонстрируя пасть, набитую крохотными иголками зубов. Я протянул руку и виверна шустро заползла мне на плечо. Я пощекотал белоснежное пузо, она потерлось о мое ухо и диалог был налажен.
        - Красотка, - хмыкнул я, направившись к шатрам. - Встречу твою тезку и познакомлю. Один в один.
        Виверна прошипела что-то и крепче вцепилась в плечо.
        - Тебя кормить надо, да?
        Я перерыл все шатры, нашел разделанную тушу какого-то странного шестилапого зверя. Спустил виверну, умильно понаблюдал, как она жадно рвет маленькой пастью мясо.
        - Так, что делаем дальше? У этих нищебродов в шатрах вшей больше, чем ценностей. На поверхности меня ищут, на севере никто не ждет. А вот пещеры…
        Я крепко задумался. Если верить форуму, то в здешних горах кипела жизнь. Не очень дружелюбная, но все же довольно интересная, насыщенная на события. Отнорки по которым я преследовал остатки зеленых единорогов вели вглубь. Судя по местным традициям, дальше будут новые ярусы и чем глубже, тем ядренее.
        - Остаемся, Алиска, - заключил я. - Пойдем ниже. Искатели мы приключений или кто, в конце-то концов?
        Виверна распахнула пасть и зло зашипела.
        На четвертый ярус уровень я смог спуститься только через три дня. Первый и второй я прошел, как нож сквозь масло, разнося жиденькие отряды зеленых рогоносцев, круша панцири подземных муравьев, размером с овчарку, и расплескивая внутренности ядовитых слизней. На третьем ярусе обитали странные упыри, медленные, вязкие и наполненные кислотой бурдюки. Тряся длинными хоботками они перекатывались по пещерам, стремясь задавить липкими телами и высосать из меня все жидкости.
        Четвертый этаж встретил меня тишиной. На волне прошлых побед я довольно беспечно попер напролом, но как только под ногами заскрипели камни, то на звук сбежались совсем уж отвратные обитатели.
        - Умри, человек!
        Я едва успел пригнуться, спасая череп от массивного молота. Тяжелое оружие с грохотом ударило по стене, запорошив меня пылью и каменной крошкой. Я отпрыгнул назад, размахивая топором и усиленно промаргиваясь.
        Низкорослый широкий здоровяк, напоминающий недоразвитого тролля, замахнулся и бросился в атаку. С трудом увернувшись и от этого удара я с силой обрушил топор на узловатую толстую руку.
        - Наглый человек! - прорычал тролль-недоросток, перехватывая кувалду одной рукой. - Твое место в котле!
        Мой удар оставил глубокий порез, брызгающий зеленоватой кровью. Я перехватил топор двумя руками и схлестнулся с подземным обитателем всерьез. Молот летал медленно, хоть и сокрушительно. Один раз едва не зацепил, но я выигрывал в скорости, а мое оружие было легче. Вдобавок, не последнюю роль сыграло превосходство в росте и длине рук. Тяжелый подземник не успевал за мной, а удары блокировал замедленно. Наконец, получив рубящий в макушку, он упал с глухим стоном, разбросав руки и упустив молот на пол.
        - Нечего нападать, - пропыхтел я, прислонившись к стене. - Я может просто гулял? Дикие вы тут и злые!
        Я пинком перевернул поверженного и с любопытством осмотрел. Массивная лобастая голова, низкий лоб и злобные глаза, глубоко запавшие в глазницы. Тело крупное, мускулистое, серая кожа в разводах сливается с плохо освещенными стенами. Короткие ноги в грубых сапогах, кожаный фартук поблескивает пластинами руды, защищая грудь, а молот самый обыкновенный, весьма эффективный в своей простоте. Ноздри огромные, вывернутые, а безгубый рот обнажил редкие крупные зубы в посмертной гримасе.
        - Кто вы хоть такие? - Я подобрал пару серебряных монет и вгляделся в темные коридоры. - Тролли? Мелковаты. И нос, как… Как не знаю что. Обоняние развито, судя по всему.
        Алиска презрительно фыркнула, высунувшись из-за сапога.
        - И воняет страшно, - согласился я. - С такими ноздрями это мука, а не жизнь. Нарекаю его… Минитроллем? Глупо. Ур-шуг же! Вот про кого талдычил единорог! Нижние коридоры!
        Виверна радости не разделила, закрутилась на месте, подпрыгнула, вцепилась мелкими зубами в палец и ловко вскарабкалась на плечо, не обращая внимания на мое шипение. Устроилась поудобнее, довольно ощутимо вонзив коготки в кожу, и задремала.
        - Терпимо, - скривился я. - Идем глубже?
        Виверна что-то хрюкнула не открывая глаз.
        - Помощница, - умилился я. - Как бы я один тут бродил?
        Виверна, как и все питомцы, потребляла полученный мной опыт. Причем три четверти. Так что мой прогресс за эти дни составил всего пять уровней и я достиг тридцать седьмого. Алиска же уже немного подросла и красовалась двадцать первым. Причем летать отчего-то отказывалась. Все мои попытки подкинуть ее заканчивались недовольным шипением и раздраженным визгом.
        Пугливо держась стен и готовый отрубить любую конечность в пределах видимости, я крался по длинным коридорам. Ухо уловило мерные звуки грохочущего железа. Я скорректировал движение, выбрал проход в том направлении и с трудом прополз по неожиданно узкому лазу.
        Проход окончился небольшой площадкой, выступающей над целым подземным городом ур-шугов. Серые мутировавшие гномы сновали тут повсюду. Терялись в дали круглые каменные дома без намека на окна. Длинные широченные колонны тут и там сливались с потолком, их соединяли многочисленные веревочные мосты, паутиной висящие между ними. Внизу грохотало - шла прокладка туннелей. Из многочисленных нор выскакивали вагонетки, груженные землей и камнями. Длинные толстые черви грызли новые дыры, под бдительным присмотром ур-шугов с кнутами.
        - Прямо стройка века, - восхитился я, оглядывая этот муравейник. - Интересно, где у них кладовка?
        Мысль о количестве добытого золота, драгоценных камней, древних артефактов и прочих полезностей вспышкой сверкнула в голове. Эти ударники подземного труда немало натаскали, почему-то уверился я. И должны все это хранить в сокровищнице.
        - Алиска! - Я разбудил виверну. - Давай по стеночке, когтистая ты моя. Поищи такой же выступ или что-то похожее. Надо камешек туда пристроить.
        Виверна зевнула, лениво соскользнула на камни и уставилась на меня с немым укором.
        - А что поделать? Подвиги они в меру хороши. А тут есть возможность отыскать что-то полезное. Давай-давай, не ленись!
        Когда верный питомец быстро пополз вдаль по стене, цепляясь за выступы и помогая себе хвостом, я увеличил карту. Польза от разведки была, но, в отличии от дрона в реальном мире, никакого изображения и прочих прелестей игра не предоставляла. На карте лишь медленно проступала глухая стена, небольшие ниши, в которые и смысла не было соваться. Нужно было найти место, где можно незаметно и безопасно спуститься, без риска сломать ноги или убиться о камни внизу.
        Алиска постепенно забрала ниже, не то сообразив, что с такой высоты хозяин расшибется, будучи бескрылым крабом, не то просто устав карабкаться. Я отметил на карте появившийся отнорок, на высоте пары моих ростов, подходящий к задуманным планам. Вздрогнул, услышав внезапный рев, грохот и смачные удары.
        Ваш питомец погиб. Возможность повторного призыва через один час.
        - Разведчица, тоже мне! - Я раздраженно ударил кулаком по камню. - И что теперь делать?
        Ждать целый час, ютясь на крохотном уступе мне не хотелось. Возвращаться в тоннели тоже. Я вздохнул, вызвал меню и нажал на выход. Реал встретил меня тишиной и покоем. Перекусив на скорую руку, глянув время, я какое-то время слонялся по дому, решив зайти в игру, когда там наступит ночь и подземные копатели уснут.
        Удачно подгадав время, я убедился, что ур-шуги выполнили суточную норму, разбрелись по домам и благополучно отдыхали после трудов праведных.
        Виверна, пыхтя, уползла по стене, держа в зубах камень воскрешения. Я дождался, когда она устроит его в отнорке и недовольно высунется, глядя на меня, как раб на проклятого эксплуататора. Сделал глубокий вдох и полетел головой вниз.
        Алиска подпрыгнула от неожиданности и цапнула меня за ногу, когда я возник у камня.
        - Спокойно! - прошептал я и огляделся. - Отличное место, молодец.
        Отнорок был когда-то полноценным коридором, но теперь от него остался небольшой огрызок, выступающий в подземный город. Метрах в четырех позади темнел завал. Крупные валуны перемежались разбитыми балками, валялась забытая каска, из щели рядом с полом торчала изломанная рука, истлевшая до костей.
        - Как уютно, - равнодушно отметил я, отворачиваясь и мгновенно забыв о несчастном бедолаге. - Алиска, на разведку.
        Отправив питомца в нелегкое путешествие по стенам, соскользнул со стены и юркнул за ближайший валун. Ур-шуги спали, только красными точками мелькали факелы на верхних этажах, да горели костры у стен, освещая входы и выходы. Загонов для зверья видно не было, скорее всего гусениц и прочих домашних животных загнали в норы пониже. Крадучись я добрался до своего кокона, забрал скудные пожитки и скользнул в город.
        Длинные улицы подземного города змеились без всякой планировки. Упирались в тупики, ныряли в подземные переходы и переплетались между собой, совершенно меня запутав. На счастье, ур-шуги компактными группами несли дозор только у входов-выходов в свой город. Редкие патрулирующие подземники внутри города поодиночке лениво прохаживались по улицам, особо не напрягаясь с поиском лазутчиков. Чадные и искрящие факелы были видны издалека и я успешно пропускал их мимо, прячась в тенях и за домами.
        Дома становились все массивнее, круглые стены раздавались вширь, напоминая огромные башни из обожженной глины. Мягко светились гнилушки и в их неверном свете я рыскал в поисках сокровищницы, склада или захудалого амбара. Ничего не находилось. Я недоумевал, вспоминая многочисленные вагонетки с рудой, которые глотал этот город целыми вереницами.
        Сверху раздался шелест и мне на голову упал когтистый комок. Не знаю, почему я не завопил от неожиданности. Скакнул в сторону, сбросив напавшего и занеся топор трясущимися руками. Из-под ног на меня нагло таращилась Алиска, которая вернулась из разведки, спланировав точно на макушку дорогому хозяину.
        - Зараза! - яростно прошептал я, поднимая довольную виверну и прижав к плечу. - Я чуть не обделался!
        Поиски так и не дали результатов. Я не нашел решительно ничего. В конце концов, я обнаружил лестницу на верхние этажи - сумбурное переплетение дощатых мостов и веревочных лестниц. Бесшумно поднявшись, я долгое время крался по мостикам, заглядывая в окна - на верхних этажах они все-таки имелись. Снял трех часовых со спины, затоптал факелы, подобрал горсть монет. Уже в центре, с трудом забравшись на самую высокую площадку, я осмотрелся.
        Никаких дворцов не наблюдалось. Всюду в городе цилиндрическими кругами торчали крыши домов. Небольшие площадки, клетки со зверьем, черные отверстия шахт.
        - Где ваши сокровища? - прошипел я, удерживая равновесие и схватившись за перила. - Чертовы ур-шуги.
        Меня качнуло еще сильнее.
        - Да что такое?
        Позади раздался истошный рев. Я суматошно обернулся, едва не улетев в пропасть внизу. По мостику, неуклюже переваливаясь и размахивая кривым мечом, мчался часовой.
        - Тебя только не хватало! - взъярился я. - Откуда ты взялся?
        Вместо ответа ур-шуг обрушил на меня меч. Я парировал, напрягся, удерживая грубое лезвие у лица, и с силой пнул ур-шуга в живот. Тот охнул и схватился за отбитые внутренности. Полумесяц топора свистнул, отделил голову от туловища, и серый абориген медленно перевалился через перила и улетел вниз.
        Загрохотало, обезглавленное тело пробило крышу дома и с треском разнесло что-то внутри. Отовсюду раздались крики, гулко забил набат. Из домов стали выскакивать хозяева и с воинственными криками бросились на нарушителя. Я помчался по мостику, спеша спрятаться хоть куда-нибудь. Вышиб неприметную дверь, сунулся внутрь и осел, напоровшись на мечи.
        Воскрес тут же, перекатился в сторону и вскочил, полосуя топором во все стороны. Зазвенело, заорали ур-шуги, едва различимые в темноте и навалились со всех сторон. Завязалась безобразная свалка, из которой я с трудом выбрался, получил в затылок и позорно погиб. Повисел в темноте секунду и воскрес снова, использовав последнюю попытку камня. Теперь выбора не было. Шесть часов ждать до попытки. Если не вывернусь - завтра полечу на кладбище.
        Я выпрыгнул в проем, цапнув перед этим кокон, метнулся обратно на мостик и замер посередине. Впереди сгрудились ур-шуги, размахивая оружием. За спиной высыпали из домика уцелевшие, тоже немало. Меня окружили. Ур-шуги переглянулись и одновременно бросились в атаку с двух сторон.
        Я приготовился. Мостик раскачивался и трясся, приближались оскаленные морды, вздымались молоты и кирки. Я прыгнул вниз, увидел стремительно несущиеся в лицо камни и зажмурился. И тут за пояс страшно рвануло, едва не разорвав меня пополам. Ур-шуги замолчали. Я открыл глаза, нащупал странную тонкую нить, обхватившую пояс, вцепился за нее, и извернулся, желая увидеть загадочного спасителя.
        Толпа ур-шугов замерла на мостике, со страхом глядя вверх. Я поднял глаза повыше и увидел огромного Паука, высунувшегося из дыры под потолком, который подтягивал белую нить щетинистыми лапами. Я рубанул топором паутину, но лезвие бессильно скользнуло по тончайшему шелку без всякого эффекта.
        - Прощай, глупый человек, - донесся тихий шепот, когда я проплывал мостик. - Мы бы дали тебе легкую смерть…
        Я заорал, рубя топором паутину. Укутаться в мягкую паутину и заживо в ней перевариваться я категорически не желал. А Паук был все ближе, лапы мелькали, ловко сматывая белую нить. Я трусливо зажмурился и принялся с воплями махать топором во все стороны, не желая видеть мерзкую тварь, которая скоро впрыснет яд в мою виртуальную тушку.
        - Хватит!
        И тут же под черепом резануло:
        - Прекрати!
        Я открыл глаза.
        Головогрудь этого членистоногого разительно отличалась от встреченного ранее Паука, которого я освободил в пещере. У этого, а вернее этой, имелись существенные отличия. Вместо головы с хелицерами высился женский торс. Это был не Паук. Паучиха. Женское тело по пояс вырастало из массивной туши, изгибаясь тонким станом и целясь в меня черными виноградинами сосков с упруго торчащих полушарий грудей. На тонкой шее покоилась голова с короткими волосами, больше похожими на паутину. Бледные губы чуть раздвинуты, вытянутые глаза абсолютно черные, а прямо на лбу располагались еще три пары, чем выше забираясь к волосам, тем меньше размером.
        Тонкие руки с длинными когтями крепко держали нить, на которой я болтался и оглашал окрестности воплями.
        - Успокоился? - спросила Паучиха. - Не кричи, тут опасно.
        - Ты кто? - пугливо выдавил я, отмахнувшись топором. - Уйди - зашибу!
        - Отпустить? - холодно предложила Паучиха и легко ослабила полметра паутины. - Уверен, маленький брат?
        - Нет! - поспешил ответить я. - Не нужно!
        - Драться не будешь?
        - Нет!
        Тонкие ноги заплясали, выбивая каменную крошку из пола когтями. Массивная паучья туша поплыла вглубь тоннеля и втянула меня на уступ. Паучиха тут же оказалась рядом и ловко распутала меня, собрав паутину в клубок. Я передернул плечами и торопливо поднялся.
        - Кто ты? И что тебе надо от меня?
        - Я Сирисса, разведчица Путанного леса. Солдат передал, что встретил тебя в плену зеленых Рогов. Я пришла помочь.
        Раздался торопливый скрежет и на уступ вскарабкалась Алиска, донельзя вымотавшаяся и дышавшая, как загнанная лошадь. Увидела незваную гостью и зашипела, выгнув спину и встопорщив зачатки гребня на спине.
        - Ящерка, - умильно произнесла Паучиха, совсем как девчонка, радующаяся подобранному котенку. - Я поглажу?
        - Хрен его знает, - пробормотал я, стараясь не свихнуться от происходящего. - Попробуй.
        Алиска, как мне показалось, не сильно и сопротивлялась, когда ее поймала Паучиха, прижала к груди и стала с упоением наглаживать, почесывать и что-то бормотать. Виверна свернулась клубком и довольно засопела, подставляя бока под ноготки.
        - Спелись уже, - подвел итог я. - Так ты, значит, помочь пришла?
        - Ну да, - подняла глаза Сирисса. - Приказ генерала. Ты должен выжить и продолжить путь, маленький брат.
        - А кто такой этот генерал?
        Сирисса вместо ответа придвинулась, оттеснила меня хитиновым боком, и пристально вгляделась вниз восемью парами глаз.
        - Что ты хотел у них найти? - Она указала пальчиком на город ур-шугов, гудящий, как растревоженный улей. - Это же земляные черви, что роют подземные ходы.
        - А золото? - спросил я, чувствуя себя идиотом. - Камни драгоценные?
        - Ур-шугам все едино, что золото, что драгоценности. Они не с кем не меняются и все, что ценят, это червей-копателей, скот и редких гостей, которых съедают. Они тупы и ограниченны. А ты - жадный.
        Я пристыженно промолчал.
        Сирисса развернулась.
        - Ты медленно продвигаешься, маленький брат. Я потеряла тебя в лесах у людских поселений, но за это время ты должен был уже добраться до Трех Курганов. Почему так долго?
        Вместо ответа я достал из инвентаря бумагу с квестом и протянул Паучихе. Сирисса легко подхватила серый лист и быстро пробежала по нему верхней, самой узкой пар глаз, поднеся вплотную.
        - Все верно. Иди к Трем Курганам и найдешь. Старые письмена, сейчас слог не такой вычурный. Ты заметил?
        - Что я там должен найти? - обрадовался я. Вот и представитель письменности, так сказать. Сейчас мне все объяснят. - Говори скорее.
        - Нет информации.
        - В смысле? - опешил я.
        - Я - Сирисса. Разведчица. Третья в плетении Низших. У меня нет ответов на твои вопросы, маленький брат.
        Я подобрал челюсть и сделал ход конем.
        - Там ваша повелительница, да?
        Сирисса сверкнула глазами и улыбнулась широко-широко.
        - Понятно, ответа не будет.
        - Поехали? Тут вертикальная шахта рядом, я доставлю тебя на поверхность.
        Я покосился на массивную паучью тушу и в который раз передернулся. С детства пауков не переношу.
        - Спасибо, я лучше пешком.
        Сирисса подогнула брюшко и выдавила из желез крупную вязкую каплю. Оторвала с потолка тонкий сталактит и ловко насадила подрагивающую сферу на острие. Прищурилась и быстро прошипела заклинание. Капля сжалась, уплотнилась и засветилась бледным могильным огнем.
        - Держи! - Она всучила мне импровизированный факел. - Впереди пойдешь. Вот, кстати, держи.
        Она протянула мне небольшой мешок. Я с любопытством открыл и мне в инвентарь перекочевало с десяток зелий здоровья.
        - Вот спасибо!
        Мы двинулись по коридору. Факел освещал каменные стены странным мерцающим светом. Сирисса молчала, слышно было только как хитин трется о камни, изредка задевая бронированными боками стены. У меня в голове крутились тысячи вопросов.
        Пауки. Их мрачное царство простиралось в центральных землях, в глубинах пещер, куда редко проникает солнечный свет. Исповедуя полузабытый кровавый культ, они являлись развитой полугуманоидной цивилизацией, прочно осевшей под землей и приклеившейся липкими лапами к истории «Нового пути».
        Несколько обширных лесных массивов, которые они держали под контролем, скрывали под опутанными паутиной сводами забытые города и странные сооружения. Леса накрывали рискнувших туда сунуться игроков мягкой тенью и выплевывали орущих от ужаса на ближайшие кладбища. Их разведчики и боевые отряды выныривали даже в Зеленых Дубравах, сея ужас и смерть среди эльфов - их врагов с незапамятных времен. Пауки не знали пощады, не заключали мир, не сдавались в плен. Они жили и умирали во имя их госпожи - Королевы Боли. Серой Девы, танцующей между Мирами.
        Я представил, сколько всего мне может рассказать Сирисса, безмолвно и мягко ступающая позади. Сколько тайн, скрытых городов, брошенных и забытых сокровищниц. Тайны и секреты, оружие древних, спящее в сглаженных ветрами и временем курганах и стертых с поверхности земли могильниках. Сколько она может указать таких мест на моей карте, пусть и недостаточно разведанной. Или дать побочных заданий.
        Коридор расширился и Сирисса огромной тенью бесшумно скользила рядом. Я набрался наглости, уставился твердо на Паучиху и, предвкушая свет знаний и всевозможное обогащение, выпалил:
        - Зачем тебе грудь?
        - Грудь? - не поняла Сирисса. - Ах, да… А что? Не нравится?
        Я проклял свои глаза, а заодно и дурные мысли. Не это ведь хотел спросить, идиот. Но теперь уже надо ответить.
        - Ну нормальная такая, ага. Но зачем? Ты же не млекопитающая. Функция какая?
        - Для людей.
        - Для кого? - Я отвесил челюсть. - В смысле?
        - Для сбора человеческого материала. Как, по-твоему, я получилась? Наполовину Паук, а наполовину - женщина. Не из яйца же вылупилась.
        Я ошарашенно молчал. Сирисса ехидно улыбалась и почесывала виверну.
        - То есть, - очнулся я, - вы ловите мужика…
        - Ага.
        - И потом вы… Ну…
        - Ага! - обрадовалась Сирисса, увидев понимание на моем позеленевшем лице. - Сейчас я опишу процесс. Вон там, на брюшке, у меня есть…
        - Хватит! - булькнул я, покачнувшись. - Не надо!
        - Это интересно, - закатила глаза Сирисса, многозначительно толкнув меня локтем. - Вы, люди, такие смешные, когда…
        - Все, проехали! Пощади! - взмолился я, представив эту картину. - Мне плохо.
        - Ну это ты нормальный, - с сожалением отметила Сирисса, - а вот некоторые человеческие самцы бегут в Путанный лес с мешком денег и драгоценностей, лишь бы попробовать.
        - Фу, блин, - отшатнулся я. - И бессмертные?
        - Эти тоже лезут иногда, но от них…
        - Не бывает детей, - вспомнил я деревню амазонок. - И много таких?
        - Да не особо. Проще отловить кого покрепче. Гипноз, кое-какие настойки, точечный массаж. Понимаешь?
        - А что потом? Отпускаете? - полюбопытствовал я на свою голову.
        - Перевариваем, - улыбнулась Сирисса мягко и ласково.
        Я заткнулся, пораженный до глубины души изощренными экспериментами. Материал они собирают. С ума сойти. Меня передернуло и я с трудом проглотил комок в горле.
        - Лучший симбиоз именно с людьми, - продолжила Сирисса увлекательную лекцию. - Вы самые злые, плодовитые, жестокие и живучие твари на этой грешной земле. После нас. О! Вот и подъем!
        Коридор окончился широким вертикальным колодцем без намека на ступени. Кто и для каких целей его сделал я предположить не мог. Вентиляция, скорее всего. Но прорубить такую дыру в камне, это нужно было приложить невероятные усилия.
        - Садись за спину, - бросила Сирисса, заглядывая в колодец. - Иначе свалишься.
        - А на паутине нельзя? - пролепетал я, косясь на хитинового монстра. - Я бы внизу поболтался.
        - Не получится, - ответила Сирисса, вручая мне разомлевшую виверну. - Мне нужны все руки. А ты будешь качаться и мешать.
        - Хорошо, - с дрожью в голосе ответил я. - Только ты меня не съешь.
        - Для этого надо спариться. Или проголодаться.
        Сирисса поднималась по колодцу так ловко, что буквально летела вверх. Тонкие лапы с шипами впивались в мельчайшую щель и поднимали массивное тело без малейших, казалось, усилий. Я висел, цепляясь за талию человеческой части руками, а задницей ощущал гладкий мертвенно холодный хитин. Сколько мы так неслись, я не знаю, Сирисса только несколько раз просила не дергаться, когда я, забывшись, вздрагивал от контакта с паучьим телом.
        - Выход, - коротко бросила Сирисса, остановившись. - Смотри.
        Вверху виднелась дыра, сквозь которую пробивался свет и в колодец залетали крупные хлопья снега.
        - А теперь слушай внимательно, маленький брат.
        Нижние паучьи лапы сняли меня со спины Сириссы. Я замер, боясь шевельнуться. Сирисса поднесла меня к своему лицу и внятно произнесла:
        - О нас никто не должен знать. Повелительница, я, Три Кургана, все, что я тебе рассказала - тайна. Никому ни слова. Иначе тебя убьют. Слишком много желающих втереться в доверие к Паукам. И слишком много жадных людей ищут Повелительницу. Не все хотят освободить. Использовать, убить - да. Освободить - нет. Помни и храни нашу тайну, а я постараюсь не отходить от тебя далеко и помогу, если получится.
        Я кивнул, еле дыша. Сирисса уставилась всеми глазами пристально, жутко, немигающе.
        - Слишком высоки ставки, маленький брат. И мне хочется увидеть тебя живым, когда придет время. Бойся Серой Девы, почитай Ее и дари Боль всем, кто этого заслуживает. Лишь Боль - истина и истинна. И еще - ты должен освободить Деву только когда произойдет затмение луны. Не раньше! После затмения! Уяснил?
        - Я понял! - прохрипел я, чувствуя, как хитин вот-вот сломает ребра. - Я услышал, Сирисса!
        - Времени много, но ты все равно продолжай путь, повергай врагов, расти и становись сильнее. Сейчас ты слаб, как новорожденный паучок. Это пугает и настораживает. Плети сеть, маленький брат. Почувствуй ее!
        С этими словами, не дав мне и рта открыть, она куснула меня в ухо, размахнулась и швырнула вверх. С воплем я взлетел под потолок, ухватился за края дыры и перевалился наружу, хватая воздух и все еще ощущая на боках стальной капкан паучьих лап. Снизу мелодично рассмеялась невидимая Сирисса и рядом упал солидный моток паутины. Я сунул его в инвентарь и встал.
        - Это что сейчас такое было? - спросил я Алиску, выкарабкавшуюся следом. - О чем говорила Сирисса? Ничего себе квест у меня, оказывается. Или тут что-то другое, а?
        Алиска не ответила, испуганно озираясь и вздрагивая от ветра и крупных хлопьев снега.
        - Наконец-то! Свобода!
        Порыв ветра тут же заткнул меня снегом, виверна заполошено каркнула и вцепилась в плечо, стараясь залезть под кожу хотя бы. Пещера вывела прямо на заснеженный пик горы. Я зябко поежился и осмотрелся. Внизу, на грани видимости, торчал лес у подножия, через него змеились ниточки дорог, и даже Сегеррад было видно с такой высоты.
        - Как же нас так высоко занесло, Алиска?
        С плеча недовольно заворчало.
        - Летать будешь? Понятно.
        Виверна ледяным куском тряслась на плече. Ветер завывал меж торчащих камней. Вокруг кружил снег, полируя заледеневшие скалы.
        - Так я и знал, - процедил я, оглянувшись на выход и вспомнив вертикальный бесконечный подъем, - билет в один конец. И как теперь быть? Убиться?
        Плечо куснули. Виверна была категорически против.
        - Один хрен замерзнем. Ладно-ладно, побарахтаемся, не кусайся!
        Пик оказался началом высоченного горного хребта и тянулся вдаль, теряясь в буране, как гребень исполинского зверя. Я прикрылся рукой и медленно начал продавливаться сквозь белую круговерть. Ветер мгновенно выдул все тепло, ресницы смерзались, а зубы яростно выбивали кастаньету. Из головы не выходили слова Сириссы. Что, черт возьми, такое закручивается?
        Впереди показался еще один пик. Я сумел рассмотреть какую-то изгородь из сосулек и хрустальный дворец с тонкими шпилями башенок. У тропы, ведущей к этому ледяному великолепию от архитектуры, высился настоящий снежный тролль. Огромный, как живая скала, поперек себя шире. Злобные глазки, прятавшиеся в глубоких глазных впадинах, сверкнули, увидев бредущего по колено в снегу путника. Он взмахнул дубиной, размером с таран, подхватил щит, тоже немалый, и яростно зарычал.
        Постояв пару минут и изучив врага, я опасливо отступил. Мало того, что массивная туша была в два раза выше меня, так тролль еще и не был привычно угловатым и медлительным здоровяком. Короткие ноги с массивными ступнями твердо держали крупное туловище, затянутое в металлические пластины, переплетенные кожаными ремнями, судя по толщине и размерам вырезанными из мамонта. Длинные лапы, прикрытые стальными толстыми наплечниками, бугрились мышцами, удавами шевелящимися под слоновьей кожей. Это был не тролль, а бодибилдер из тролльего царства. Прямо венец эволюции какой-то. И этот венец ударил дубиной о щит, взревел и приглашающе шагнул навстречу.
        Я икнул, но вызов принимать не стал из природной осторожности. Круто свернул и стал спускаться прямо по покатому склону. Тролль проводил меня злобным взглядом, дернулся было, но тут же обернулся к дворцу, будто ожидая приказа.
        - Да ну его нафиг, мордоворота, - успокаивал я себя и виверну. - Дальше мне явно хода нет. Эта скотина шерстяная таких как я сотню сожрет и не заметит. И здоровый, как танк.
        Удалось спуститься метров на триста. Дальше склон ушел в крутой обрыв, где и белка не зацепится, но зато стих промозглый ветер и стало не так холодно. Я хлебнул зелья, достал паутину Сириссы, закинул петлю на ближайший валун. Осторожно выглянул за край пропасти. Скала круто уходила вниз, блестя, словно зеркало. Тут и там виднелись отверстия разного калибра - ходы ур-шугов или их вентиляция скорее всего. Виднелись каменные лестницы, выступающие массивными глыбами ступеней. Одна была как раз подо мной.
        - Лети, верная боевая подруга! - Я отодрал от плеча сопротивляющуюся виверну и подбросил вверх. - Самое время тренироваться.
        Алиска возмущенно заверещала, но тут же исчезла в потоке воздуха. Проводив взглядом кувыркающегося питомца я покачал головой, вцепился в шелковую нить и стал спускаться.
        Виверна нагнала на середине пути, когда я болтался на головокружительной высоте, дергая ногами. Конец пути был уже виден - нить почти задевала лестницу, вырубленную в скале. Алиска вцепилась в паутину задними лапами, взмахнула крыльями и подозрительно уставилась на меня черными глазенками.
        - Молодец какая! - льстиво похвалил я питомца. Уж слишком ехидным показалось выражение на морде. - Как быстро летать научилась. Прямо орлица!
        Алиска горделиво вскинула голову, а потом ряззявила пасть и зажевала паутину.
        - Ах ты жопа! - заорал я, видя, как дрожит нить под мелкими зубами. - Продам в первом же городе!
        Алиска нагло застрекотала и покосилась вниз.
        - Ладно, ладно, прости засранца.
        Виверна тут же отцепилась, спланировала вниз и плюхнулась на плечо, щекоча шею крыльями. Довольно потерлась о голову чешуйчатым тельцем и примирительно заворчала.
        - То-то же, - буркнул я, продолжив спуск. - Сейчас узнаем, куда эти ступеньки ведут. Явно неспроста.
        Мои планы нарушились самым неожиданным образом. Паутина дернулась и резко протащила меня вверх на пару метров. Кто-то достаточно сильный вытягивал меня, как рыбу из пруда. Рывок и еще пара метров. Новый рывок. Я судорожно цеплялся и изрыгал проклятия, виверна испуганно летала рядом и верещала, создавая невыносимую какофонию для стороннего зрителя.
        Задрав голову я увидел все того же тролля. Видимо, отступление противника он за победу не считал и только оскорбился. Могучими рывками он подтягивал паутину вверх, кровожадно скалясь.
        - Да что ж такое! - Я с тоской посмотрел на удаляющиеся ступени. - А ты пошел в задницу, мохнатая морда!
        С этими словами я разжал руки и отправился в свободное падение. Мелькнули каменные ступени, мне показалось, что я даже разглядел какую-то дверь. Тут же стены с прожилками и трещинами слились в темную полосу, в ушах засвистело, а от набранной скорости все внутри замерзло напрочь. Алиска безнадежно отстала, суматошно хлопая крыльями выше.
        Полет закончился довольно быстро. Я с треском влетел в крону могучего дуба, сокрушил ее, снес туловищем ветви, еще ветви, и тяжело впечатался в землю, подняв целое облако прошлогодних листьев. Хрипло дыша я пялился на дуб, читая о многочисленных переломах конечностей, травмах всех видов и тяжести, а также единице оставшегося здоровья. На голову мне упало воронье гнездо, размазав яичный желток по физиономии.
        Я захрипел и неверными движениями вытащил зелье здоровья. Рука дернулась и эликсир укатился в траву, посверкивая стеклянным боком.
        - Али…ска… - прохрипел я, чувствуя близость могильных склепов и очередной полет в страну вечной охоты. - Быстрее…
        Виверна пулей пробила зелень, распугав ворон, мигом оказалась рядом, подхватила лапой пузырек и ткнула его мне в губы, едва не оставив без зубов. Проклиная мохнорылого тролля я с трудом разгрыз пробку и сделал глоток.
        Здоровье поползло вверх, я сумел пошевелить руками, осушил еще две склянки и с проклятиями воздел себя на ноги. Опять лес. Я сверился с картой. Похоже, что я упал уже на землях Северноморья, небольшого города-государства, разбогатевшего на пушнине и богатых железами рудах из рудников.
        Приметив рядом дорогу, что извивалась вдоль хребта, с которого я сверзился, выбрался из чащи, отряхнулся и бодро двинулся на север. Алиска, которая быстро наловчилась летать методом «не хочешь - заставим», порхала среди деревьев и пугала певчих птиц.
        Глава 8
        Пограничный пост впечатлял. Массивная башня мрачно смотрела узкими бойницами, на широкой площадке сложен гигантский сигнальный костер. Мост через пропасть надежный, из каменных плит, широченный и внушительный. У башни на привязи флегматично жевал сено старый конь. Позади заставы, окруженная полями, широко раскинулась деревенька. В полях паслись стада коров, доносились звуки молота, яростно орал петух, слышались людские голоса и прочие звуки цивилизации.
        Я внимательно изучил информацию и радостно припустил по мосту. Северноморье было нейтральным по отношению к аграм, что давало мне свободу действий, доступ к аукциону, борделю, торговцам и прочим прелестям игровой жизни.
        - Стой, кто идет? - лениво окликнул страж, выставив алебарду. Суровое лицо ветерана украшала неровная борода, а глаза носили следы вчерашнего боя с зеленым змием. - Цель посещения королевства, пошлина, опохмелиться.
        Я выслушал заученную тираду и вежливо ответил:
        - Зовут Варнак, я простой путешественник. Имею проблемы с законом, но в других государствах, и они связаны исключительно с самообороной. К грабежу граждан не склонен, в порочащих связях не замечен.
        Закончив, я швырнул стражнику золотой, мгновенно исчезнувший в ладони.
        - Проходи, - посторонился тот. - Законы не нарушать, вести себя прилично.
        - Как у вас тут обстановка с темными властелинами, а? - сурово спросил я у пограничника. - Или чудовища, может, досаждают? Работенка есть для героев?
        - Да как грязи, - буркнул страж, куснув золотой и уже потеряв ко мне интерес, - всюду чудища и твари мерзостные. Даже страшнее моей старухи попадаются. Вчера, значитца, такое видел…
        Почему-то посчитав на этом разговор законченным, он свистнул. Из башни выметнулся паренек придурковатого вида и в ржавых доспехах. Радостно ощерился, поймав монету, прыгнул на коня, дал пяток и ускакал по дороге к деревне.
        - И сегодня увидишь, судя по всему, - понятливо кивнул я, не дождавшись продолжения увлекательной истории. - Не переусердствуй, пограничник.
        - Усерствуй сам, только подальше отойди.
        Сплюнув, я тоже направился к деревне. Если тут такие стражи, то страшно представить, что там дальше будет. Но первое впечатление оказалось обманчивым. Распахнутые ворота явили красивые ухоженные улицы, опрятные дома, мощеные улицы и аккуратно распаханные огороды. Я даже рот открыл от неожиданности.
        - Уважаемый, - поймал я за руку проходящего мужика, - тут точно Северноморье?
        - Все верно, благородный воин, - степенно ответил местный, погладив ухоженную бороду, - а что? Что-то не так?
        - Просто там, пограничник, ну это… Как бы объяснить? Не совсем сочетается с вашей деревней.
        - Старый Гур? Он уже месяц в запое, вместе с племянником. Опять за старое взялся, - пояснил мужичок, заглянув за мое плечо. - Вы же границу уже миновали, полдня пути конному к Сегерраду. Там настоящие пограничники, а не наш алкоголик, который в старой башне пьет, скотина, и нас позорит.
        С этими словами он распрощался. До меня дошло, что я вылез уже в Северноморье, ну сверзился со скалы, если уж точно говорить. А погранцы местные, значит, были чуть дальше в лес.
        - Ах ты старый пьяница, - пораженно протянул я. - Развел, как лоха на вокзале!
        Виверна насмешливо фыркнула в ухо. Возвращаться и наказывать хитрого дедка я не стал. Пусть гуляет. Тем более мимо проскакал конь, которым ловко управлял не касаясь поводьев, аки степной кочевник, племяш погранца. Руки были заняты здоровенным мешком, в котором что-то звякало, булькало и переливалось. Стало ясно, что золотой явно уже не вернуть.
        Оставив все, как есть, я повертел головой, заметил гостиницу и немедленно направился к ней.
        - Чего желаете? - девушка за стойкой бросила на меня строгий взгляд. - Вы просрочили свой номер.
        - На месяц вперед, - произнес я, выгребая деньги, - .
        Комната ничуть не изменилась, даже игровой пыли не наросло. Я вызвал аукцион и туда сразу улетели пещерные трофеи, ненужные мне ремесленные ингредиенты и прочий хлам, представляющий хоть какую-нибудь ценность для игроков. Заодно собрал проданные лоты. Две вещички из сета я выставил на обмен, запросив вещи с уклоном в крит, что-нибудь равноценное на скрытность или татуировки. Отложилпять тысяч накопленных непосильным трудом и грабежами золотых на будущие привязки, а то, что осталось, около сотни с мелочью, сгреб в инвентарь.
        Через час я уже облазил всю деревню, закупился зельями, пополнил арсенал бомб. Гостиницы не было, как ни странно. Зато был аукцион, куда я со вздохом облегчения скинул все, что было в инвентаре.
        На площади тут был даже фонтан в виде писающего мальчика. Я с некоторым удивлением обошел это каменное недоразумение, пожал плечами. Не хотят люди фонтан в виде нимфы или русалки, ну это их право. Увидел вывеску лавки чародея и напоследок решил и туда забежать, а ну как что-то полезное освою. Тем более в кармане еще звенело полсотни золотых в остатке.
        - Что хотите приобрести? - вежливо произнес седобородый старец, стоя у окна и с любопытством меня рассматривая. - Вижу, что магии в вас…
        - Кот наплакал, - согласился я. - Что посоветуете может быть?
        - Хм… - Чародей поводил руками, посопел и вздрогнул. - Можно ваше оружие посмотреть?
        - Зачем? - подобрался я. - Это боевой топор, к магии отношения не имеет.
        - Для полноты картины, - пояснил маг, делая шажок вперед. - Чтобы лучше подобрать подходящее вам заклятие. Со скидкой!
        Алиска предостерегающе зашипела. Чародей и мне нравился все меньше с каждой секундой. Как-то он засуетился, после пассов руками. Увидел что?
        - Вы не давите, гражданин! - Я повысил голос и встал. - Озвучьте выбор, берите денежку и отдыхайте дальше.
        - Мне! Нужен! Твой! Топор! - завизжал чародей и окутался багровой сферой. - Дай сюда!
        - Окстись, старый, - зарычал я, - дать могу только в рыло!
        Чародей совершенно слетел с катушек. Лицо почернело, он затряс руками, дом заходил ходуном, а на голову посыпалась пыль и куски штукатурки. Он выкрикнул длинное заклинание и меня вынесло воздушным тараном прямо сквозь двери.
        ВАШ ПИТОМЕЦ ПОГИБ. ВОЗМОЖНОСТЬ ПОВТОРНОГО ПРИЗЫВА ЧЕРЕЗ ОДИН ЧАС.
        Полет прервал фонтан на площади, в стенку которого я влетел на приличной скорости, снес ее и врезался в каменного писающего мальчика, отколотив ему ногу и источник воды. Удар был так силен, что вода разлетелась по всей площади, а я очумело тряс головой и неверными руками достал зелье здоровья.
        - Ах ты скотина, - я спешно выкарабкался из фонтана, когда здоровье поползло вверх. - Ты Алиску убил, старый хрыч!
        Увидев, как почтенный чародей выплывает из развороченного дома, я заткнулся. Старик разительно переменился. Стал выше ростом, раздался в плечах, волосы с головы исчезли, пробились три ветвистых рога, а вместо бороды торчало что-то щупальцеподобное. Вдобавок его окутала прозрачная сфера, вспыхивающая искорками. Я подобрал осколок фонтана и силой отправил в полет Камень столкнулся со сферой и взорвался, разлетевшись мельчайшими осколками.
        - Отдай! - завел он ту же пластинку. - Сейчас же!
        Я закрутил топором и огляделся. Местные с воплями разбежались кто куда, призывая стражу, магов и всяческие кары на проклятого колдуна. Я так понял, что не на меня. Пока я обходил колдуна полукругом и раскручивал топор на цепи, подоспели трое стражников в добротных доспехах, с ходу бросившись в бой. Сорвав с пояса фляги, они ловко швырнули их в озверевшего колдуна. Сверкнула сфера, фляги лопнули, окутав колдуна синим полупрозрачным дымом, который подействовал на колдуна самым негативным образом. Защитная сфера со стонущим звуком потрескалась и испарилась, а сам колдун упал на колени, давясь от кашля и содрогаясь всем телом.
        Упускать такой шанс было бы глупо. Я уже предвкушал трофеи и разграбление торговой лавки, чего мне еще не доводилось делать. Там точно было чем поживиться. Артефакты, заклинания, магические книги и оружие, может в закромах и парочка питомцев найдется, кто знает? Я бросился вперед, но меня опередили все те же стражи. Ловко подскочив к кашляющему и силящемуся открыть слезящиеся глаза противнику, они мгновенно обрушили на него град ударов, изрубив того мечами в долю секунды.
        - Никому не двигаться! - рявкнул один из них, вытирая окровавленное лезвие. - Всем оставаться на местах!
        Я мысленно взвыл, пожирая взглядом проем в стене, где виднелись какие-то сундуки, пузатые запечатанные кувшины и полки, забитые книгами и манускриптами. На площадь прибыло подкрепление. Рослый крепкий ветеран со значком начальника стражи, с десятком бойцов под его началом и тощий писарь. Усатый ветеран зычно распорядился собрать свидетелей, допросить, колдуна и содержимое лавки немедля спалить за воротами. Я заскрипел зубами от разочарования.
        Труп колдуна уволокли, кровь быстро замели, вереницей потянулись груженые добром стражи из лавки. Писарь противно заскрипел пером в тетради, выслушивая тех горожан, кто не успел удрать, ломая ноги, а начальник стражи перевел подозрительный взгляд на меня.
        - Кто таков?
        - Путешественник. Человек прохожий, сшит из кожи.
        - Из чего? - не понял усач. - Как-как?
        - Странствующий герой Варнак. - Я козырнул. - Всегда рад помочь правосудию всеми силами. Я помогу вещи перетаскать в костер?
        - В яму его! - рявкнул начальник стражи, закрутив ус. - Потом разберемся с этим пособником.
        Мне ловко завернули руки, звякнули кандалы и странствующего героя с натугой протащили к караулке и швырнули в яму. Я рухнул на дно, разбрызгивая вонючую грязь, сверху загрохотала решетка и небо стало в крупную клеточку.
        - Жди разбирательств!
        - Ах вы…
        - Не усугубляй! Оскорбление власти!
        Я заткнулся, проглотив ругательства, что сами просились на язык. Тяжелые браслеты надежно облегали запястья.
        - Что происходит? - спросил у стража, чья макушка виднелась мне со дна. - Я ведь помог! Колдуна прибили вместе! Какого черта вы меня арестовали?
        - Не положено!
        - Требую адвоката! И законного разбирательства!
        - Не положено!
        - Воды дай!
        - Не положено!
        - Да ты охренел, военный!
        - Рот закрой!
        Исчерпав темы для разговора я последовал совету стражника, то есть заткнулся и вызвал форум. Что-то тут творилось совершенно непонятное. И нелогичное. Я, по идее, героически помог побороть колдуна и сейчас должен был, как минимум, пить вино у старосты, слушать его жалобы и получать какое-нибудь задание. Но никак не торчать в вонючей яме и выть на луну, даже несмотря на ни разу не мирный статус. Эти земли были свободны, как Сегеррад, доступны всем без исключения.
        Форум сбил с меня уверенность, разломал розовые очки и ткнул носом в местные политические реалии. Северноморье находилось в состоянии войны с племенем чернокнижников с островов Клыка. Поэтому участились случаи поднятия погостов, массовых стычек на границах, диверсий в обе стороны и просто отвешивания люлей всеми доступными методами. Игроки роптали, но подвергались всевозможным гонениям и изощренным издевательствам, именуемым проверками на лояльность. При любом подозрительном жесте выхватывали неиллюзорных лещей, вплоть до почетного сожжения.
        Вдобавок в Северноморье оказалось много спящих агентов, преимущественно магов, на одного из которых я и нарвался. Игроки с уклоном в колдунство, ощутив пятыми точкам перспективы, быстренько мигрировали от греха в соседние королевства. Кланы же принялись изо всех сил лезть в разгорающийся конфликт, желая безвозмездно помочь, а заодно втереться в доверие к местному правителю, внося свою лепту в разрастающийся хаос. А видя, какое в Северноморье закрутилось веселье и власть малость ослабла, зашевелились соседи. С земель соседних королевств Полыники и Анертанума несколько раз накатывались крупные отряды, жгли деревни и пытались урвать драгоценные гектары плодородной земли Северономорья. Среди вооруженных отрядов мелькали точно такие же кланы, как и здесь, с точно такими же благородными мотивами.
        - Мдя, - свернул я окно, - веселье, как говорится, в самом разгаре.
        Худшие подозрения сбылись. Когда улеглись страсти, а труп колдуна вместе со всеми вещами, выгребенными из лавки, весело запылал за околицей, меня извлекли из ямы. Расковывать не спешили, я стоял и старался держать на лице выражение оскорбленной невинности.
        Явился начальник стражи и тот же писарь. Худосочный клерк с вытянутым лицом, как под копирку писаный с сегеррадовского, быстренько записал с моих слов версию произошедшего в зашнурованную тетрадь, заверил все листы печатью, сунул в тубу и вручил начальнику стражи.
        К яме выдвинулась телега с клетью, запряженная парой лошадей. На козлах сидел хмурый возница с топором, позади гарцевали верховые стражи, пять дюжих и жилистых мужиков, похожих на браконьеров с легкими арбалетами.
        - В город их! - скомандовал начальник стражи. - Немедля!
        Я запоздало заметил в клетке игрока. Тридцать второго уровня маг, в белой рясе и с фингалом. Бледное лицо несколько оживилось при виде меня, он даже клочковатой бородой что-то изобразил. Меня приподняли и швырнули в клетку, заперли дверь, сняли кандалы сквозь решетку.
        - Аккуратнее по дороге!
        Возница щелкнул кнутом, с мерзким скрипом закрутились плохо смазанные колеса и я начал путь в столицу немного иначе, чем планировал.
        - Ну что, будем знакомы? - жизнерадостно спросил маг. - Меня звать Синий Доктор, клан «Псы войны», хил по призванию. Отбываю по обвинению в незаконном сборе мандрагоры и папоротника. Тебя за что замели?
        - Оболганный путник Варнак, - отрекомендовался я, - вольный, без клана. Класс не брал, жду полтинника и перерождения.
        - Да-да, знаем, слышали, какой ты оболганый, - усмехнулся Доктор, протягивая руку. - Наши союзнички всю землю изрыли, никак выловить не могут. Давно хотел посмотреть, кто так сильно им прищемил бубенцы.
        Я пожал руку и спросил:
        - Неприкосы, что ли?
        - Они самые. После твоего недавнего нападения на караван, да заброса скринов с трофеями… Короче, знатно ты говнеца на вентилятор закинул. Весь клан закидало. Сеффолка этого, кстати, пнули из-за ролика, а твою шкурку взвесили заново.
        - И что? - полюбопытствовал я. - Что получилось?
        - Сформировали группу из офицеров и топов, чувак. Ты слишком рьяно сносишь им репутацию. Новички скоро брезговать начнут таким кланом. Да и князь их вышвырнул за прокол с доставкой дани.
        - Удачи им, - вздохнул я лицемерно, но внутри напрягся. - Что там в мире делается?
        - А ты не в курсе?
        - Только вот форум почитал. Про местные реалии.
        - Войнушка очередная, - пожал плечами Доктор, - что же еще? Битва богов, говорят, близится. Всякие древние божества паству собирают, какие-то непростые неписи бродят. Ну все в таком духе.
        Я кашлянул и вытянул ноги.
        - И на кладбищах неспокойно, да? И монстры неведомые набегают? Тоска, блин.
        - Ага, - согласился Доктор, - она самая.
        - Слушай, вопрос можно?
        - Валяй.
        - А чего вы союзникам не помогаете?
        - В плане? - не понял Доктор.
        - В плане меня, ессно.
        - Да нафиг надо, - усмехнулся маг. - Неприкосы месяц клинья в княжестве подбивали, добились влияния, в караван подрядились, а теперь они для Лера, князя тамошнего, никто и звать их никак. Все заново, короче, а мы там знатно укрепились.
        - Здоровая конкуренция, одним словом, и грязные закулисные игры.
        - В точку! - обрадовался Доктор. - Тебя, ясен пень грохнут наши бойцы при встрече, но шмот не тронут. Ты вроде как полезный оказался. Хотя агр тот еще.
        - Обстоятельства, - скривился я. - Все они, проклятые.
        - Да я вижу, что ты адекватный вроде. Да и какой ты соперник? У нас топы в районе семидесятого, а ты, уж извини за прямоту, бесклассовый и вообще…
        - Да понятно, чего там, - немного обиделся я, но виду не подал.
        Короче, болтал я с этим Доктором всю дорогу. Малость информации выудил, но прожженный хил ловко избегал скользких тем, к примеру, на предмет влияния «Псов войны» в местных землях, точках добычи ресурсов, разговоров о цитадели клана и прочем. Видно было, что потрепаться любит, но интересы клана блюдет.
        Ожила виверна. Я поразмыслил, призвал питомца, и теперь она барражировала в небесах. Поначалу она попрыгала на железных прутьях, попробовала их на зуб, но получив приказ устремилась ввысь, на зависть мне, и рассекала воздух, исполняя различные фигуры высшего пилотажа. Доктор погрузился в чат и с кем-то переписывался, объясняя мне, что в городе ему помогут. Я как-то расслабился и решил не мешать течению событий. Ленился и читал форум.
        Наконец, когда солнце перевалило за полдень, показался город. Он вольготно расположился на слиянии двух широченных рек и очень внушал своими размерами. Я успел полюбоваться высокими башнями, торговыми рядами, любопытствующими игроками, бесцеремонно тыкающими в нас пальцами. Телега остановилась у здания городского суда, нас споро взяли под прицел копий и проводили через черный ход, заперев по камерам друг напротив друга.
        Синий Доктор погрузился к клановый чат, посылая мольбы о помощи, а я открыл форум и увлекся чтением, натолкнувшись на весьма интересную тему. Один игрок яростно расписывал пользы профессий, вывалив многостраничное сочинение на пространство сайта. Там было все. Добыча руд, трав, рубка леса, строительство, алхимия, кузнечное дело, изготовление свитков с заклинаниями, кораблестроение и чуть ли не производство надувных резиновых баб. И это все было обильно сдобрено длиннющими таблицами, графиками, исследованиями и напоминало докторскую диссертацию. Пока я пробирался сквозь дебри знаний, морщась от сухого слога, в казематы прибыла клановая подмога Доктора.
        - Ну что, юннат? - Меня оторвал от чтения знакомый голос. - На чем засыпался, ботаник-недоучка?
        Я поднял глаза, увидел напротив знакомую фигуру с каре белоснежных волос. Алиса стояла к моей клетке спиной, руки в бока, и распекала поникшего Доктора. Я слушал, с удовольствием глядя на ее стройные длинные ноги и упругие ягодицы, обтянутые комбинезоном.
        - Какого ты вообще сюда поперся, дурилка? Тут война в разгаре! Некроманты некромантами погоняют!
        - Да я… - мямлил Доктор. - Тут папоротник…
        - Хренапоротник! - рявкнула Алиса. - Ты даже испытательный срок не пройдешь с такими закидонами! Говори, что у кого украл, лишенец! Или ты девок деревенских портил? А байки про траву оставь наставнику, он из тебя душу вынет через интересное место!
        - Корум тоже тут? - совсем пригорюнился Доктор. - Но я ведь и правда не виноват, ты же знаешь!
        - Знаю, конечно. Но люлей тебе вставить не мешает, да?
        - Так точно! - расцвел Доктор. - Я чес-слово ничего не нарушал. Вон свидетель!
        - Иди ты в пень! - возмутился я громко, перепугав Алису. - Я тебя в клетке только увидел!
        - И ты тут, Варнуля! - радостно вскрикнула Алиса, оборачиваясь. - Иди, обниму!
        - Очень смешно, - я подергал решетку, - обхохочешься. И не зови меня так, пожалуйста.
        - Ты ее знаешь? - вытаращил глаза Доктор. - А чего сразу не сказал?
        - Варнуля скромный, - прощебетала Алиса, прошив меня оценивающим взглядом. - Возмужал, я смотрю. Взгляд как у орла, даже штаны есть! Уже не тот бомжеватый нубик, а? Где шлялся-то, бродяга?
        Я улыбнулся.
        - Ну-ну, молчи. Секретики, ага, - притворно надулась Алиса. - Ладно, тетя сегодня добрая, тетя вытащит бандитов.
        С этими словами она вприпрыжку ускакала по коридору и скрылась за массивной дверью.
        - Ты ее откуда знаешь? - немного робко спросил Доктор. - Она вообще-то из совета нашего.
        - Старые знакомые, - не стал я вдаваться в подробности. - Правда вытащит?
        - Конечно. Суда можно и избежать, заплатив в казну штраф за беспокойство. Мы ж и вправду не виноваты, тут такое тонкое вымогательство. Или заплатить штраф и выйти, или торчать неделю в тюрячке и ждать суда, где тебя оправдают. Зато серьезные косяки…
        Он замолчал и подозрительно покосился на меня.
        - Я тоже не виноват, - заверил я. - Наоборот, только местным помог.
        - Ты агр, так что первый подозреваемый.
        Дверь лязгнула засовом, в коридоре возник страж со связкой ключей. Алиса держалась рядом, ехидно скалясь. Нас с Доктором вывели по тому же коридору, распахнули неприметную дверь и мы оказались на свободе.
        - И все? - обрадовался я. - Так просто? Без пинка под задницу?
        - Могу устроить, если ты не удовлетворен, - предложила Алиса, обнимая меня за талию и прижавшись. - А могу и…
        - Спасибо, я всем доволен, - спешно заверил я, - осталось только узнать, сколько я тебе должен.
        - Пятнадцать золотых, - сообщила Алиса, подталкивая нас вперед. - Вон трактир, там Корум заждался одного травника.
        Доктор тягостно вздохнул и потащился в указанном направлении. Алиса придержала меня на полдороге.
        - Пусть идет, сейчас выхватит и мы зайдем. Посидим, поболтаем, обсудим планы на жизнь.
        Я кинул торг и отправил ей золото, в ответ получил приказ о своем оправдании и освобождении с судейской печатью. Поинтересовался:
        - Какие еще планы?
        - Придумаем, - жизнерадостно хихикнула Алиса. - Я такая.
        Сверху раздался скрежещущий визг и мне на плечо упала виверна. Лизнула в щеку, радостно потерлась боком, засекла альбиноску и мгновенно вздыбила зачатки гребня на спине. Щелкнула хвостом, раздулась и зашипела.
        - Какая прелесть! - Алиса вытянула губы трубочкой. - Легендарный пет. Ну ты везунчик. Погладить можно? Не клюнет?
        - Конечно можно. Нет, не клюнет.
        Виверна мгновенно цапнула тонкий пальчик.
        - Ай! Ты же сказал, что не клюнет?!
        - Она и не клюнула, - покровительственно пояснил я, - у нее нет клюва, она кусается.
        - Вот ты гад, - рассмеялась Алиса. - Как назвал?
        - Алиской, - ехидно улыбнулся я.
        Девушка надулась. Виверна распахнула крылья и пискляво рявкнула, пыхнув синеватым дымком.
        - Ну в принципе, когда подрастет, то будет как я, - оттаяла Алиса, оценив рвение питомца. - Такая же сильная, стройная, умная, да? Кр-р-расотка!
        Виверна сложила крылья и что-то глухо прорычала.
        - Идем, нет?
        - Пожалуй, пора, - согласилась Алиса. - Доктор уже должен был получить живительных наставлений на путь истинный.
        Таверна встретила нас гулом голосов, песнями, запахами жаркого и вина. На мне сразу скрестились взгляды, далеко не доброжелательные. Не каждый день тут агры расхаживают, как я догадался. Впрочем, сбоку вышагивала Алиса, так что дальше презрительных взглядов дело не зашло. Девушка входила в один из кланов первой десятки по рейтингу, щеголяла немалым уровнем, и считалась одним из лучших бойцов в игровом сообществе. С такой крышей я мог и не переживать, но чувствовал себя все равно неуютно и не в своей тарелке.
        Мы нырнули в комнату для особых гостей. Там за накрытым столом игрок в черных доспехах и алом плаще, с выражением неудовольствия на волевом и строгом лице, выговаривал багровому Доктору. Завидев нас осекся, указал ученику на дверь и протянул руку.
        - Корум.
        - Джайлин Ирси? - поинтересовался я.
        - Точно, - обрадовался он, тряся мою руку. - Второй, кто догадался. Читал Муркока?
        - Ага, классно пишет.
        - Ближе к делу, книгоманы, - буркнула Алиса, усаживаясь за стол. - Время тикает.
        - Белая не угадала, - подмигнул Корум, указав на свободное кресло. - Вот и дуется.
        - Я просто другое читаю, - хмуро объяснила Алиса, наливая вина в бокалы. - Не такую старину.
        Я потянул носом, опрокинул бокал и расслабленно откинулся в мягком кресле.
        - Забегался? - участливо спросила Алиса. - Потрепала игра?
        - Есть немного, - признался я. - Перерыва не видно, устал малость. Но классно это вот все.
        Я повел рукой по кругу, расплывчато обозначив игровой мир.
        - Тут нам подсказали, что ты в пещерках побывал, - начала Алиса, - тех, что неподалеку.
        - Кто подсказал? - насторожился я. Игроков там не было. - Поточнее, пожалуйста.
        - Эльфы, - ответил Корум, - которых ты освободил. В их Дубраве только и разговоров было про отморозка, который их вытащил из плена, чтобы скормить другу Пауку.
        - Вот гады ушастые, - поразился я неблагодарным лесным обитателям. - Врут не стесняясь.
        - Факт твоих путешествий это не отменяет, - заметил Корум. - Побывал, с серым солдатом беседовал, в пещерах дрался.
        - Допустим. И что?
        - У нас там есть интерес, Варнак, - бросила Алиса, пригубив вина, - в этих пещерах. И нам нужен выход на Повелительницу.
        - Знать не знаю таких, - твердо ответил я, вспомнив Сириссу и ее наставления, - крест на пузе.
        - Но узнать можешь, так? - напрямую спросил Корум. - Если с тобой заговорил серый, то и подсказать может чего-нибудь. Куда идти, где искать, да?
        - Без понятия, я ни о чем таком Паука не спрашивал. Кто хоть такая эта Повелительница?
        - Древняя богиня, - пояснила Алиса. - Из последователей только разумные пещерные Пауки. В летописях упоминания стерты, известно только, что она где-то заточена. Серая Дева, как ее называют. У нас треть клана форумы шерстит, а еще треть - в библиотеках по всем городам на континенте штаны протирает.
        - Мне это все зачем?
        - Богиня, дурень, - скривилась Алиса. - Ты представляешь, что может дать богиня за свое освобождение?
        Я даже на дурня не обиделся. Потому, как дурень и есть. Действующие боги отсыпают особо рьяным сторонникам редкие заклинания, благословения, дают прирост к характеристикам и уникальное оружие. Не все и не каждому, но случаи известны. Взять тех же паладинов, к примеру.
        Мои догадки наконец-то подтвердились. С самого начала игры ведь все было как на ладони. Навык плетения, бумага с квестом от Пауков, топор опять же, да и Сирисса прямым текстом говорила. События выстроились в цепочку и я мигом ухватил суть. На форуме попадались намеки, обрывки сведений, что вот так можно выйти на любой сюжетный поворот. Прибил бы я ледяного вепря во имя Феррана, стал бы адептом и пошло поехало - цепочка квестов могла привести куда угодно. Нужно было только клювом не щелкать, искать, пытаться, пробовать. Тут свобода действий, а многие квесты могут как рассыпаться в труху, так и вывести в неведомые дали закрученных приключений.
        - Вижу, что дошло, - подытожила Алиса, наблюдая за моим лицом. - Ну так что насчет небольшой сделки?
        - Вступай в наш клан и качай тему с Пауками. Серый солдат говорит только от лица его командиров, понимаешь? Считай, что с тобой общалось высшее руководство. Мы решим все проблемы, - мгновенно выдал Корум, ощутив мою внутреннюю борьбу. - Непров приструним, приоденем как надо, питомцы, руны, легендарки. Бордель арендуем на год в личное пользование.
        Алиса испепелила его взглядом.
        - Даже не знаю, - развел я руками. - Щедрое предложение, особенно про бордель.
        - Но? - спросил Корум. - В чем это «но»?
        - Но нафиг мне это не надо, - подвел я итог. - Идите и придете, как говорит одна моя знакомая.
        Корум с кислым выражением лица покосился на Алису. Та подбоченилась и важно кивнула, знай, мол, наших.
        - Да уж. Тоже знаком с этим философом. Самородок тот еще. Да или нет? Думай сейчас.
        Я молча начал подниматься, но Алиса подвинулась и прикрыла мою ладонь своей.
        - Я давлю, не отрицаю, - признался Корум, - но тут ничего не поделаешь. Алиса говорила, что ты сольник и характер у тебя…
        - Дерьмо, - подсказала Алиса.
        - Упертый, - выкрутился Корум. - Но и ты нас пойми. С каждым новичком никто расшаркиваться не будет. А для тебя это неплохой шанс подняться. Прокачка, шмот, умения. Тебе скоро на перерождение лететь, а ты, зуб даю, не то что не решил, даже форум не читал на эту тему.
        Я хмыкнул. Не в бровь, а в глаз.
        - А тут штаб аналитиков на зарплате. Подберем лучший вариант, поправим, что успеем, в твоем персонаже. Пауки ни с кем еще не разговаривали. Мы, если честно, вообще не знали, что они с людьми могут взаимодействовать. В их владениях мы просто дичь, которую надо сожрать.
        - Ну пустите туда разведку, - выдал я, - ассасинов всяких, воров топовых.
        - К Паукам? - засмеялась Алиса. - Варнуля, ну ты чего? Это как мошку к домашнему паучаре отправить. А эти мало того, что продвинутые в физике и магии, так еще и разумные. Жрут там наших рог за милую душу, еще на подступах, никакая скрытность не помогает. Они же охотники, убийцы, блин, природные, эти Пауки. Эволюция, все дела.
        - Это перспектива, - рубанул Корум. - Разумные монстры по определению враждебны к игрокам, но если подобрать ключ, то сам понимаешь. Что там можно найти и как развернуться. Это не союз с каким-нибудь корольком.
        - Честно говоря, не хочу быть ключом и открывать двери.
        - Для нас открывать? Или кто-то еще предлагал?
        - Да для всех, - ответил я. - Спасибо за хлеб-соль, но у меня своя дорога.
        Алиса довольно улыбалась, с видом «А я говорила!», Корум раздраженно косился то на нее, то на меня.
        - Квест тянешь какой? Или принципиально не согласен на наши условия?
        - Да какой квест? - изумился я. - Статус агра не способствует, сам понимаешь. Для неписей я бандит, нормальные игроки большей частью шарахаются, как от чумного. Сбежал из Вольного, закрутило по игре, теперь тут вынырнул.
        - Все так, Корум, - подтвердила Алиса, - приглядывала я за ним еще со старта.
        - Зачем? - не понял тот.
        - Ну… - Алиса почесала нос. - Захотелось, вот и помогла немного. Он интересный, с безуминкой. Другой бы заново начал, а Варнуля прет, как слон. Ни квестов, ни планов, ни друзей. Хаотичный такой бродяга.
        - В точку, - посмурнел я немного. - Мне бы этот агр снять, я бы на юг удрал.
        - Тут, конечно, локации сырые, - признал Корум, - да только смысл сейчас на юг? Там еще характеристики народ качает, никаких талантов. Жизнь, конечно, побогаче, квестов море, ивентов всяких, но с обновлением придется перестраиваться в новые реалии. Кланы, что поумнее, все здесь. Принял условия и все - вот тебе персонаж с новой механикой.
        - А тут они и есть, - кивнула Алиса. - Умные новички все начинают с Севера. Пустовато, грубовато, но зато ты уже готов будешь к будущим переменам.
        - Ладно, это лирика, - отрезал Корум. - Варнак, ты подумай хорошо. У тебя тут даже не перспективы в соло, у тебя - ничего. И в Северноморье качаться будет ох как непросто, поверь.
        - И действительно, - заявила Алиса. - Варнуля, ну ты может все-таки подумаешь? А то какой-то ерундой маешься, честное слово. Наш глава интересовался, если надо - хоть сейчас прыгнем в цитадель, напрямую переговоришь на своих условиях.
        - Я подумаю, - пообещал я, выбравшись из-за стола. - Бывайте.
        - Пока-пока, - Алиса подмигнула. - Не теряйся. Цветы в следующий раз приготовь, а то так меня не добьешься. Я ландыши люблю. И где голова дракона, кстати?
        Корум отправил приглашение в друзья, я принял, пожал ему руку, махнул Алисе и покинул таверну. Виверна слетела с конька крыши, привычно потопталась на плече и затихла, прижавшись теплым животом.
        - Куда пойдем?
        Алиска приоткрыла глаз, лениво щелкнула хвостом, доверяя выбор пути хозяину.
        - Понял, ага.
        Город остался за спиной, Алиска порхала неподалеку, то и дело врезалась в бабочек или истошно вереща гоняла воробьев. Купленный конь шел ровным галопом, дорога бросалась под копыта, сливаясь полосой.
        - Надо было хоть карту взять! - хлопнул я себя по лбу. - Опять с голой задницей на танк!
        Тундра лежала где-то на севере, туда я и направил коня. А сколько до этого севера, что есть по дороге, куда заехать на отдых и ночлег… Как всегда, поторопился. Я привстал в седле, выглядывая какую-нибудь деревню.
        - Ладно, у прохожих спрошу дорогу, да, Алиска?
        Виверна приземлилась на плечо, царапнув ухо крылом. Открыла узкую пасть и выплюнула мне в руки измусоленного суслика. Довольно потерлась чешуйчатым боком и коротко кивнула на тощего бедолагу. Насыщайся, дорогой хозяин, прочитал я в наглых выпуклых глазах.
        Глава 9
        Вперед показался длинный обоз, тянущийся по дороге. По бокам сновали всадники, заметили настигающего их путешественника и в мою сторону тут же отделились трое. Я натянул поводья, сбавив скорость.
        - Кто таков? - меня взяли в клещи. Подозрительные взгляды не отрывались от виверны. - Куда едешь?
        Я медленно поднял руки, показывая добрые намерения и растянул самую располагающую улыбку, от которой солдаты еще больше нахмурились. Блеснули мечи, а кони придвинулись, напирая на моего буланого.
        - Бумаги!
        Я осторожно вытащил приказ о снятии обвинений.
        - Вот, уважаемые. Чего случилось-то? Еду, никого не трогаю.
        - И мы тебя не тронем, - буркнул старший, с плюмажем на богатом шлеме, придирчиво изучив печать на бумаге. - Пшел отсюда.
        Когда они развернули коней, старший неожиданно бросил через плечо:
        - Наймит?
        - Бывает иногда, - оживился я. - Смотря по каким делам.
        - У тебя на роже написано, по каким ты делам, - рыкнул солдат, но придержал коня. - Заработать хочешь?
        - Почему нет? - Я пожал плечами, напустив бравый вид бывалого ветерана. - Что нужно делать?
        - Гони к обозу, найди капитана. Скажешь, что я послал.
        - А ты кто?
        - Сержант Кварц.
        - Так точно, сержант! - рявкнул я и дал коню шпор.
        Обоз растянулся прилично. Капитан двигался во главе колонны, за ним следовала конница, довольно крупный отряд, в полном боевом облачении, даже лошади укутаны попонами с металлическими пластинами. Ребята явно собирались повоевать. Я решил, что тундра может и подождать, а возможность поучаствовать в чем-то массовом и перспективном в плане опыта не каждый день попадается. Опять же трофеи лишними не будут. И жалование. С этими наивными фантазиями я и присоединился к военной компании доблестной и победоносной армии Северноморья.
        Капитан несколько озадачился, увидев рядом мою физиономию, полную каких-то ожиданий. Довольно презрительно мазнул по голому торсу, но топор оценил, одобрительно покачал головой.
        - Наш человек, - бросил он, - без брони, зато с оружием. Значит так, боец, ставлю задачу.
        Я обратился в слух.
        - Там впереди, - он простер руку величавым жестом полководца, - нас ждет поле брани, которое мы должны усеять телами. И желательно не своими. Поэтому нам важен каждый патриот, готовый грудью остановить наступление противника! Ясно?
        - Ага! - рявкнул я, вглядевшись в системное сообщение. - Предельно!
        Вам можете принять участие в событии: сражение в Выжженной Пустоши.
        Условие: выступить на одной из сторон битвы и одержать победу.
        Награда: 1 000 золота, +50 к репутации Северноморья, +5 к репутации вольных княжеств, вариативный предмет на выбор из трех предложенных.
        Принять: да/нет.
        Я прикинул, взвесил и согласился. Предмет, репутация, все такое. Вряд ли армия Северономорья проиграет, это княжество стояло на границе со сложными локациями, буфер своеобразный. И слить его разработчики не должны, иначе туда, где бродят новички едва достигшие тридцатых уровней, ворвется орда озверевших элитных монстров и начнется хаос. Все это мне показалось относительно стройной теорией, поэтому я согласился с легкой душой и жаждой поживы.
        - Значит так, новобранец! - повысил голос капитан. - Сейчас мчи вперед, догоняй основную массу войск. Найдешь ополчение, ими командует сержант Вогред. Держи пропуск, а то патрули башку срубят.
        Я миновал речку, взлетел на холм и остановился, внезапно почувствовав неуверенность и легкое сомнение в своем выборе. На широченном поле выстраивались квадраты пехоты, поодаль темнел табун тяжелых коней, высились шатры командиров, звенела походная кузня, а небосвод закоптили дымом костры. Тут явно готовилось что-то нешуточное. А солдат было столько, что у меня зарябило в глазах. Копейщики, конница, пехота, лучники и арбалетчики. Особняком стояли медики, маленькие белые шатры напоминали саван на шестах. Я поежился от неприятных ассоциаций.
        Поле окружали леса, когда-то наверное красивые и густые. Теперь в небо щерились редкие обожженные стволы, словно на них тренировались драконы, выжигая все подряд. На моих глазах массивный ствол завалился, обрушив пару деревьев помельче, и поднял огромное облако пепла. Взвилось воронье, с оглушительным карканьем.
        - Алиска, на отдых! - Я отозвал питомца, а конь, повинуясь команде, медленно двинулся к лагерю. - Куда это я ввязался?
        Недоумевая, как простому игроку, без прокачанной репутации, вот так дали поучаствовать в массовом геноциде прямо в составе княжеской армии, я пустил коня к лагерю. Сержанта Вогреда я нашел не сразу, так как он расположился дальше в поле, и командовал разношерстной толпой мужичья в доспехах, явно выданных с какого-то забытого склада и изготовленных во времена их прадедов. Бронза, медь, у некоторых даже копыта, пришитые к толстым кафтанам.
        - Доброволец? - рявкнул сержант. - От капитана? Бери оружие и знакомься с остальными.
        - У меня оружие есть, - заявил я, соскочив на землю и держа поводья. - Зачем мне…
        - Отставить разговоры! Вооружиться и захлопнуть варежку! Лошадь в котел! Исполнять!
        Я не успел и глазом моргнуть, как моего коня ласково увлекли куда-то в сторонку, раздалось короткое ржание и глухой удар.
        - Чего стоишь, солдат? - нахмурился Вогред, поглаживая дубинку на поясе. - Поторопить?
        Ошарашенный мгновенной утратой коня, на котором я планировал мчать до самой тундры, я только хлопал глазами. Услышав вопрос я налился негодованием и возмущенно спросил:
        - Коня мне кто компенсирует?
        - Трофеями возьмешь! - Вогред рявкнул так, что над дальним лесом взвились вороны. - Вооружайся, я сказал!
        Я скрипя зубами, отошел, и с плохо скрываемым раздражением осмотрел кучу деревянных кольев, валяющихся неподалеку. Именно на это вооружение и кивал сержант. Грубо ошкуренные, заточенные с одного конца, обожженные для крепости, они живо напомнили мои еловые посохи ручной работы.
        - Топор же есть, - попытался я откреститься от этого счастья.
        - Топором верховых не остановишь, лапотник! - рявкнул сержант.
        - Каких верховых? - вытаращился я.
        Но сержант уже исчез. Зычный голос раздался с другой стороны лагеря, распекая очередного доблестного воина с дрыном, а я подхватил кол из древесины благородной лиственницы, судя по тяжести, и живо огляделся. Страсть к опыту и трофеям медленно вытеснялась подозрениями, постепенно переходящими в мрачную уверенность.
        Толпа ополченцев кучковалась вокруг костров небольшими группами и судя по занимаемой площади сюда загнали всех обитателей соседних деревень. Глядя на унылые, совсем не воинские фигуры, я постепенно осознал, что меня не просто обманули, а воспользовались по-полной моей простодыростью и отсутствием опыта в средневековых сражениях.
        Я решил выяснить детали и принялся расспрашивать новобранцев. Внятного ответа я не добился, так как мало кто что знал и кроме «враги напали», «за родное княжество», «целый золотой дали», «староста-засранец надул», не добился ничего внятного. Гораздо больше мне поведала группа игроков, человек тридцать, пониже меня уровнем но с такими же наивными интересами. И точно так же ловко завербованные опытными командирами. Они плотно сгрудились у большого костра и громко обсуждали ситуацию.
        - Развели нас, как даже не знаю кого! - возмущался один эльф, естественно с луком. - Я думал репутацию качнуть, прибарахлиться. А тут такой беспредел!
        - И то верно, - вторил мелкий хоббит, который сидел на своем колу, явно притащив к костру волоком, до того он был мелкий. - И не удерешь ведь, там такие штрафы, что проще учетку стереть.
        - Сольемся и все, чего вы ноете? - внес и свою лепту еще один игрок. - Возрождайся на точке и иди по своим делам. Обманули, ну и черт с ними! Первый раз сливаетесь, что ли?
        - Сам сливайся, ракал!
        - А что делать? Воевать? Так некроманты проклятий тебе накидают на тупую башку и будешь дебафы неделю снимать, олень!
        - Я видел пару роликов! - надрывался один. - Нас выставят впереди, как мясо! Приманят тварей некросов и перебьют стрелами вместе с нами!
        - Беспредел! Я буду жаловаться!
        Я оторопело слушал многоголосый вой, незаметно стоя за их спинами. Игроки, тем временем, наперебой принялись обсуждать, стоит ли назначать кого-то командиром и как удобнее спрятаться от лобовой атаки за спинами неписей. Или попасть в последние ряды. Я вгляделся в клановые значки, висящие над некоторыми головами. «Драконы Ночи», «Покорители подземелий», «Спецназ», «Дети Великой Тьмы» и прочий пафос.
        - А ты чего тут уши греешь, красножопый? - завопил кто-то из толпы.
        Я отступил, чувствуя десятки скрестившихся на мне глаз.
        - Тоже участвую, как и вы, - поспешил я объяснить ситуацию. - Меня тоже вписали в это дело.
        - Вали отсюда, - возопил эльф, ранее жалующийся на беспредел, - тут тебе не новичков обирать! Это сражение грудь в грудь, понял? Битва в чистом поле! Поединок!
        - Слышал я, как ты в нее стремишься, в битву да на чистом поле, - ответил я. - «Дракон ночи» то же мне.
        - Тебя забыл спросить! - взвизгнул эльф. - Первый сольешься, трус!
        Остальные согласно загудели, бросая на меня ненавидящие и презрительные взгляды.
        - Дракон, это тот же петух, - злорадно выдал я бородатую присказку, - только гребень до задницы. Впрочем, тут поединщики те еще, как я погляжу.
        Объединенными усилиями меня вытолкали от костра взашей, не применяя оружия и справедливо опасаясь лупить соратника, хоть и временного. Так что я плюнул им под ноги и направился к другой стороне лагеря, прихватив грубое копье. Там тоже мелькали игроки и мне оставалось надеяться, что там собрались товарищи побоевитее.
        Разочарование постигло и у этих братьев по оружию. На уложенных бревнах сидели человек двадцать прокачанных игроков. Некие «Альбатросы». Все в хороших латных доспехах, вооружены стальными мечами и каплевидными щитами. Сразу бросалось в глаза, что тренированные на строй и отыгрыш в группе. Даже копья были свои. Длинные, с широкими закаленными наконечниками, стоящие в аккуратной пирамидке неподалеку.
        Один из них выступил в мою сторону.
        - Тебе тут не место, агр. Мы не жалуем падальщиков и трупоедов.
        - Ага, - кивнул я понимающе. - Очередные святоши. Бывайте.
        Закончив содержательную беседу, я направился к переднему краю. Там, чуть выйдя в поле, стоял наш сержант и вглядывался в дальнюю полоску леса.
        - Ну что, бандит? - ухмыльнулся он, заметив меня рядом. - Нигде не рады?
        - Есть такое, - признался я. - Но я привык.
        - Хреново, - удивил меня Вогред. - Крепкое плечо собрата должно быть. Один в поле не воин.
        Я пожал плечами.
        - Знаешь, какая главная проблема с новобранцами?
        - Нет, - заинтересовался я. - Какая?
        - Самая главная проблема с новобранцами - это сами новобранцы! - Сержант метнул молнии из глаз и стиснул кулаки. - Каждая сволочь считает, что стоять рядом со старшим по званию и открывать пасть, когда его не просят, это норма!
        Я захлопнул рот.
        - Уверяю тебя, это не так!
        Я вытянулся и постарался придать лицу тупое выражение.
        - Ладно не тянись, все равно через пару часов тут все кончится. И ты, скорее всего, тоже. А может и нет, больно рожа у тебя хитрая и мерзкая.
        - Вот спасибо! - крякнул я. - Еще советы будут?
        - Если умудришься насадить ездовую тварь на копье, - неожиданно ответил сержант, - то не заваливай ее на бок. Постарайся удержать прямо. Если она завалится в сторону, то тебя стопчет следующая. Главное - выстоять, усек? Наша конница ударит по их пехоте, сразу после вас. А легкая - вон те дрищи, видишь?
        Я посмотрел в указанном направлении. Там действительно легковооруженные всадники затаптывали костры и запрягали коней.
        - Вот эти ударят с фланга, очень далеко зайдя через пожарище. А впрочем, тебе это не должно быть интересно.
        Я догадывался, какой будет следующая фраза, и сержант не подвел.
        - К тому времени вас всех уже сожрут. Иди в строй, боец. И я советую посрать. Хорошенько так, от души. Чем меньше дерьма внутри, тем больше шанс дотащить кишки до лекарей.
        - Спасибо, это было познавательно, - выдавил я.
        - Вернись в строй, боец!
        Делать было нечего и я сел на камень, оглядывая окрестности. Верное копье я бросил рядом. Открыл характеристики персонажа и перечитал еще раз описание плетения.
        - Как тебя активировать-то, блин? - Разгадка не находилась. - Может словом? И значка никакого, зараза.
        Дошло только через час. Я к этому времени забил копье между двух валунов и лениво бросал топор с десяти шагов, безуспешно пытаясь попасть острием. Получалось не очень. Топор в большинстве случаев пролетал мимо, а если и попадал, то боком или обухом. Я, ленясь бегать за оружием, каждый раз подтягивал цепью. Разменяв около сотни бросков и озверев от постоянных промахов, я зарычал и метнул топор уже со всей дури. Матовый полумесяц со свистом преодолел расстояние и срезал кол посередине, как бритвой.
        - Ну-ка стоп, - прошептал я и медленно, стараясь не вспугнуть, подтянул топор в руку. - Я кидал не так.
        Сосредоточившись до кругов в глазах, я четко представил, как цепь выбрасывает топор к деревянному огрызку, держа его, словно рукой. Звенья задрожали и с такой силой метнулись вперед, что лезвие топора срезало кол и разбило валуны, которые его удерживали.
        - Ага. Предельная концентрация? Так значит…
        Я перехватил топор в левую. Цепь проявилась, чуть подрагивая, а звенья насмешливо звенели. Кольцо отпустило топорище и цепь послушно взлетела, покачиваясь у моих глаз, словно кобра перед заклинателем.
        - Вот ты, значит, как работаешь, - прошипел я, щурясь от перспектив, - вот как ларчик открывался, да? Не топор, тупой я краб, а цепь. Вот тебе и плетение.
        Цепь ощущалась как продолжение меня. Виртуальное тело словно приобрело еще одну конечность, я сконцентрировался, погрузившись в странное ощущение с головой. Цепь снова прильнула к топорищу, захватив кольцо на рукояти. Я примерился. Свистнул воздух и цепь вспахала землю у огрызка кола и разбросанных кусков камня. Я добавил злости, чувства обострились, цепь зазвенела, напряглась и топор тут же разбил пополам короткий кусок деревяшки.
        ВЫ УСПЕШНО АКТИВИРОВАЛИ НАВЫК: ПЛЕТЕНИЕ.
        ВЫ МОЖЕТЕ ЗАСТАВИТЬ ПОВИНОВАТЬСЯ ВАШЕЙ ВОЛЕ ЛЮБУЮ ЦЕПЬ. ДЛИТЕЛЬНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ НЕ ОГРАНИЧЕНА. НАВЫК НАПРЯМУЮ ЗАВИСИТ ОТ КОНЦЕНТРАЦИИ ВЛАДЕЛЬЦА.
        Округа огласилась диким радостным воплем. Я прыгал, бесновался и вопил. Попытался даже сделать стойку на руках, но упал. Примчался сержант с парой врачей и носилками. Причем один из костоправов нес массивную короткую дубинку - успокоительное и обезболивающее, как я догадался.
        - Все в норме! - Я поспешно выставил руки. - Это адреналин! Разволновался я перед боем!
        Спустя два часа я сжимал вспотевшими пальцами новое импровизированное копье и орал со всей мочи, видя накатывающийся на наши нестройные ряды вал мутантов. Некроманты слепили из дохлой лошади и скелета единый организм, нарастили плоти, шипов, вплавили в грудь и бока получившейся твари костяные пластины. Каждый такой скелет-кентавр был вооружен круглым щитом и копьем, составленным из нанизанных на толстую железную пику позвонков крупных животных. И таких кентавров на нас летело невообразимое количество. Ну или так казалось с перепугу.
        Если у меня и мелькнула мысль удрать, то я быстро выкинул ее из головы. Несущиеся с дикими воплями кентавры попросту растоптали бы все ополчение в миг. Какое там - воевать! Я с ужасом смотрел на жуткую лавину с ревом и визгом накатывающую на нас. Звук столкновения оглушил меня, руки тряхнуло, едва не оторвав от туловища, я опрокинулся назад и удержал кол только каким-то чудом. На грубом колу, почти до середины насадившись на ошкуренный ствол, бился и верещал кентавр. Меня забрызгало черной кровью, скелет размахивал саблей, упустив копье, и изо всех сил старался достать меня кривым лезвием.
        - Зар-р-аза! - рычал я, откидываясь назад от свистящей стали и стараясь удержать кол. - Когда же ты сдохнешь, урод?!
        Мимо, ударяясь потными боками о насаженного на импровизированный шампур кентавра, неслись его сородичи. На мое счастье, туша нависала надо мной достаточно, чтобы сабли жутких конников не доставали до меня, а основание кола ушло в землю под весом твари. Я не мог оглянуться, не в силах оторвать взгляда от глазных впадин скелета, где понемногу гас, словно подергивался пеплом, адский огонь. Из-за спины неслись отчаянные вопли, лязг железа, истошное ржание коней и громкие командные выкрики. Вступили в бой тяжелые пехотинцы, наш заградотряд.
        Наконец, земля перестала трястись, я со всхлипом повел кол в сторону и убитый кентавр завалился, едва не сломав спасшее мою шкуру простое деревянное оружие. Я с трудом встал.
        - Охренеть! - прошептал я, хватая воздух. - Тут реализм полнейший, блин! Так и свихнуться недолго!
        Тяжелая пехота устояла, хоть и завязла в сече. Им пришлось отступить, таща на копьях озверевшую нечисть, и рубя, что было сил. Вокруг меня поле было усеяно раздавленными, стоптанными и порубленными телами. Я покачивался, сжимая топор и вытирая с очумелого лица кровь и грязь, не замечая, что руки не намного чище.
        Сзади в плечо с силой ударило, развернув лицом к противнику. Я выругался и выдрал из тела длинную неоперенную стрелу. Оцепенел на миг, глядя как на меня летит очередной вал, грозя на этот раз решить вопрос со мной и остальными уцелевшими раз и навсегда.
        - Помирать, так с музыкой, - сплюнул я, попав на труп кентавра. - Налетай, торопись, и… И все такое.
        Неудачно закончив героическую речь, я бросил быстрый взгляд по сторонам. Позади спешно добивали остатки кентавров, трубил рог, пославший в обход легкую конницу, а с флангов уже летела лава тяжелых всадников, зажимая пеших тварей некромантов в клещи. Я оказался в центре и достаточно далеко от основных войск, одиноким пнем маяча в перепаханном поле.
        Вперед вырвались твари, похожие на крупных псов с ободранной шкурой. За ними мчались неведомые плоские монстры с кучей щупальцев, между которыми мелькали совсем уж крохотные и шустрые, напоминающие зубастиков из древнего фильма ужасов. За этим стадом, чуть приотстав следовала основная масса врагов, закованных в костяные пластины брони.
        Я отправил цепь в полет, стараясь разогреть в себе злость. Сзади не слишком быстро, держа строй, но не успевая добраться до меня, наступала и наша пехота. Свистнуло и с неба пролился дождь из стрел, выкашивая передние ряды атакующих. Я приготовился, заорал, нагнетая ярость, и сшибся с первым монстром.
        Рубка продолжалась до полудня. Каким-то чудом я был еще жив, размахивал топором, рубя щупальца, лапы, пробивая черепа и разрезая все, до чего мог дотянуться. С боков бесконечным потоком, обтекая меня, как валун речной водой, перли и перли твари. Орала позади пехота, лязг железа и магические взрывы доносились со всех сторон. Вокруг меня сливались в сумасшедшем хороводе оскаленные пасти, перекошенные рожи, многосуставчатые лапы и искореженные колдовством тела монстров.
        У меня будто второе дыхание открылось. Адреналин бурлил, а топор летал размазанным полумесяцем, с чавканьем вгрызаясь в плоть и оставляя чудовищные раны в телах. Цепь почернела, как напиталась мерзкой кровью, я с силой крутил ее над головой, топор врубался в нападавших и злобно выл, рассекая воздух. Я же ощутил виртуальное тело четко, как-то разом. Забыл об усталости, пропускал и наносил удары, умудрялся бить во все стороны, полосуя цепью, как кнутом. Топор как мысли чуял, свистел и резал, рассекал и рубил, повинуясь даже быстрее, чем я успевал шевелить руками.
        Когда монстров снесла волна кавалерии, я не увидел. До моих ушей донеслось ржание, победные крики, а земля задрожала от тяжести конной лавы. Топор с грохотом расколол массивный валун и глубоко погрузился в землю. Я перевел дыхание и дико огляделся. Вал из трупов и отсеченных конечностей возвышался метра на два, через него никто уже не лез непрекращающейся волной и рубить было решительно некого.
        - Это я ведь намолотил? - неверяще прошептал я. - Это как я смог?
        Цепь зашевелилась, уловив мое желание. Топор выскочил из земли, заструились звенья и рукоять послушно легла в ладонь.
        - К черту такие события! - Я тяжело потащился назад, к лагерю, чувствуя предельное истощение. - И награды, и трофеи. Борща бы горячего…
        Система в первый раз на моей памяти предостерегающе запищала. В глазах потемнело, я увидел стремительно летящую землю и покинул виртуальный мир. Так и не узнав за кем осталось поле, что произошло с другими игроками, да и вообще, не увидев больше ничего, я пришел в себя в капсуле. Мягко распахнулась крышка, тревожно мигая датчиками, и я с трудом, чувствуя себя столетним разбитым дедом, вывалился из нее, проклиная все на свете.
        - Свет… - выплюнул я пересохшим горлом, прокашлялся. - Свет!
        Послушно вспыхнули лампы. Кривясь от головной боли я прошлепал на кухню, достал из холодильника наполовину пустую бутылку коньяка, выхлебал ее из горла, не отрываясь. Жадно закурил. Глянул на часы.
        - Двенадцать часов, Кир! - рявкнул я, чувствуя всепоглощающий огонь в желудке и хмельной удар. - Задрота ты убогая! Двенадцать часов в игре!
        Не раздеваясь упал на диван. Потушил сигарету о пепельницу.
        - Но это было круто!
        С этими словами я провалился в сон, как в обморок упал.
        Утром, очнувшись на диване, я вспомнил вчерашнюю мясорубку, подавил постыдный порыв немедленно ринуться в капсулу. Отмылся в душе, плотно перекусил и, дымя сигаретой, опрокинул грамм двести коньяка. Календарь сообщил, что сегодня суббота и я, забив на игру и желая отдохнуть душой и телом, пригласил знакомую девчонку из свободных и любящих поразвлечься без обязательств.
        Она с трудом дозвонилась уже к вечеру, когда я сладко спал и совершенно забыл и о гостье, и о планах. Пришлось извиняться, доставать шампанское и предаваться кутежу и разврату. В итоге, проводив ее после завтрака уже в воскресенье, я залез в капсулу только к обеду.
        Выпрыгнул прямо на поле, где топтались жирные вороны. Трупы к тому времени благоразумно растворились, не шокируя редких путешественников горами иссеченного и гниющего мяса. Я передернул плечами, вспоминая этот ужас. Кто выиграл - непонятно. Войска давно разошлись, наград никаких не досталось, система сообщила, что квест перешел в статус отложенных, до выяснения мной подробностей, но я и не расстроился. Цепь ласково потерлась о бедро, наверху гоняла ворон Алиска. Я подобрал чей-то медный нагрудник, явно ополченца, его даже трофейная команда побрезговала прибрать. Напялил на себя. На всякий случай.
        - Надо найти лошадь, - улыбался я. Игра начинала затягивать. - И гнать на север.
        Я пошел по полю битвы, меланхолично осматривая перепаханную землю. Мне стало крайне любопытно, откуда вылезли некроманты. Все-таки тут совсем сырые локации, квестов мало, тестовый режим до глобального обновления. Если немного разведать противника, разузнать сильные и слабые стороны, да и лагерь найти… Короче, я решил осмотреться.
        Павшие с обеих сторон благополучно обратились в пар, не оставив поживы воронам, так что я шел, особо не таясь. Поле брани затягивало туманом. Он стелился густыми клубами, поднимаясь до пояса. Впереди уже показался лес, мрачными редкими мачтами выпирающий из белого марева. Ни веток, ни листьев - как огнем слизало. В тумане тут и там стали раздаваться шорохи, невнятное бормотание и пощелкивание, словно чьи-то когти клацают по камешкам.
        - Кто тут? - тихо спросил я, подобравшись. - Выходи!
        В стороне от меня туман вспух белым куполом и стек с покатой головы, напоминающей человеческую. Бледная голая кожа блестела, вытаращенные безумные глаза с вертикальным зрачком смотрели неотрывно, а вместо носа имелись лишь две узкие щели.
        - Ты что за урод? - спросил я, похолодев. - Пошел отсюда!
        Под ноздрями распахнулась щель, как будто кожа треснула. Распахнулась широкая пасть и тварь зашипела. Тут же в тумане вокруг меня всплыли еще головы. Заипели со всех сторон, закружились, вспенивая белые волны, замелькали длинные шестипалые руки с кривыми когтями.
        Цепь послушно заструилась, образуя свистящий кокон. Лезвие загудело, вспарывая воздух, но никто из туманников этим не впечатлился. Головы мелькали ближе и ближе, я готовился бить. Убегать было некуда.
        - Нельзя!
        Туманники замерли, заурчали и нырнули в туман. Из-за моей спины возникла фигура в драном плаще и капюшоне, скрывающем лицо. Оружия не было видно, правая рука опиралась на посох. Аккуратно сделанный из человеческих позвонков и с черепом на верхушке.
        - Поговорим?
        - Ты еще кто? - подрагивая от адреналина с примесью страха, спросил я. - Управляешь ими?
        - Вроде того, - задумчиво ответил незнакомец. - Это детишки. Шалят.
        Он повел посохом и туман хлынул в стороны, освобождая небольшой кружок земли. Череп лязгнул щербатой челюстью и из земли выползли, поскрипывая, два плоских камня. Странный гость сел и из тумана тут же выскочил один из детишек. Угловатое тощее тело, длинные когтистые конечности и неестественные, рывками, движения. В кошмарах ночных самое место таким, впечатлился я.
        - Хороший мальчик, хороший.
        Туманник потерся головой о бедро незнакомца, оскалился на меня и зашипел.
        - Нет, - твердо приказал незнакомец. - Гуляй.
        Мелькнула и исчезла в тумане тощая спина с выпирающими позвонками. Я разглядывал странного поводыря этих мутантов. Высокий, по макушку закутанный в плащ, в глубине капюшона тусклыми искрами посверкивают глаза. Лица не видно вообще, даже контуров, конечности замотаны в просторную ткань и разобрать, руки или лапы скрываются в широких рукавах было невозможно.
        - Куда путь держишь, странник?
        Голос был странный, щелкающий, нечеловеческий. Будто кости трещали в стаканчике.
        - Путешествую, - уклончиво ответил я, поглядывая на клубы тумана, откуда периодически выныривали злобные морды. - А что?
        - Есть одна просьба… Мой отец заточен уже много веков. А ты, плетельщик, я почуял тебя еще вчера. Спаси его. Я отдам все, что имею.
        - В каком смысле - плетельщик? Да и как я смогу помочь?
        - Сейчас…
        Он вскинул посох. В тумане проступил огромный силуэт, возвышающийся над горелыми стволами. С шипением разбежались головы в тумане, а в круг вступил скелет. Замотанная в тряпки фигура склонилась надо мной, нависая сухой фигурой, высотой с водонапорную башню. Странный, явно чуждый этому миру вытянутый череп, без намеков на ноздри, с острыми коническими зубами уставился на меня с высоты черными провалами глаз. Я завороженно смотрел на гиганта. Массивное туловище скрипело и трещало ребрами, проглядывающими сквозь рваную ткань. Длинные пальцы оканчивались пожелтевшими от времени когтями.
        - Отец, мертвый Король забытого всеми народа, чье имя стерлось в веках! - проскрипел незнакомец. - Некроманты, эти паразиты, заняли наши земли и сковали его сотни лет назад.
        Руки были опутаны ржавыми цепями, больше и массивнее корабельных. Они оплетали все суставы, извивались на позвонках шеи, исчезали под хламидой и мелькали в разрывах его одеяния. Скелет был опутан редко, но с ног до головы. Провалы глаз не отрывались от меня. Чувство взгляда огромного и древнего существа накрыло с головой. Казалось, что передо мной стоит ожившая гора, видевшая динозавров и рождение людей.
        - Ты управляешь цепями, плетельщик, - прошептал незнакомец, подавшись к скелету. Вся его поза выражала надежду и отчаяние. - Спаси его и мы уничтожим черное племя на островах. Мы остановим войну. Мы… Мы снова будем…
        - Я попробую, - решился я.
        Не знаю, интуиция меня подтолкнула или что-то иное, но странная пара не внушала такого ужаса, как некроманты. Я и сам не понял, почему решил попробовать. Сконцентрировался на новых чувствах и тут же цепи на костяном великане зашевелились. Рыжим снегом посыпалась ржавчина, я ощутил звенья и что-то наподобие замков. Собрал всю волю в кулак и приказал цепям повиноваться. Металлическая сеть задрожала, в голове раскаленной иглой засела боль, а скелет дернулся и глухо заскрежетал. В ту же секунду цепи полыхнули огнем, а меня вдавило в землю, едва не расплющив. Взревело прозрачное пламя и я почувствовал, что горю.
        Контакт порвался, а я не успел даже заорать, как незнакомец взмахнул посохом и пламя исчезло.
        - Нет, не могу, - прохрипел я, чувствуя, как виртуальное тело потряхивает. - Слишком сильное колдунство.
        Великан бесшумно отступил, исчезая в тумане. Голова какое-то время мерно плыла над деревьями, пока не скрылась вдали.
        - Очень жаль, - медленно произнес незнакомец. - Спасибо, что хотя бы попытался. Это от нас, бессмертный. Пусть твои начинания будут успешны. Когда ты станешь сильнее, мы постараемся найти тебя.
        Земля затряслась и вздыбилась горбом, разбрасывая комья земли. Из разлома выбрался конь, вполне обычный с виду, но без ноздрей и глаз. Разлом затянулся, выстрелив дымком, а конь заржал и ударил копытом.
        - Это тебе…
        Я обернулся. Туман рассеялся, как и не бывало. Я стоял в на краю выжженного леса, рядом с подземным конем. Вокруг не было никого. С небес упала Алиска и встревоженно зарычала, обнюхивая меня и недоверчиво поглядывая на коня.
        - Фиг его знает, Алиска, - растерянно произнес я, почесывая шипастую спину. - Даже не спрашивай, что тут было - сам не понял. Но играть становится все интереснее.
        Я ухмыльнулся. Впереди ждала бескрайняя тундра, холод, стужа, белые медведи, йети, пингвины-мутанты и кто знает, что еще. Но мне все нравилось, мир становился интереснее, а события, хоть и не совсем простые, вызывали жгучее любопытство.
        Глава 10
        Конь пал, когда чахлый лес сменился тундрой. С момента побоища в пустошах, прошла пара дней. Я привык, что подаренный неизвестными туманными обитателями, пер, как сумасшедший, не зная усталости. Поэтому момент, когда мчавшийся во весь опор конь ржанул и рассыпался пылью, стал полной неожиданностью. Земля ринулась навстречу, мою героическую голову остановил придорожный камень, я глухо всхлипнул и замер, раскидав конечности.
        - Да что ж такое… - проворчал я, когда восстановилась ориентация в пространстве. - Алиска! Ты когда вырастешь? Я уже ноги до задницы стер! И одного коня!
        Виверна, только перевалившая сорок третий уровень, насмешливо каркнула, усаживаясь на камень. Апнулась она с утра, когда я заметил неподалеку стадо местных бизонов и потратил кучу времени гоняясь за ними, размахивая топором и уворачиваясь от острых рогов. Сам я кое-как взял тридцать девятый и всерьез раздумывал, не отправить ли легендарного питомца на денек-другой в спячку. Уж больно много опыта отжиралось в пользу виверны. С другой стороны, виверна скоро освоит полет с любимым хозяином на загривке, а желание летать, а не ползать на своих двоих, очаровывало мою скромную натуру.
        - Опять пешком? - скривился я, оглядев окрестности. - Надо было подписаться на предложение «Псов». Сейчас бы брал пещеры штурмом, да и бордель на год, сама понимаешь.
        Виверна прикрыла глаза, свернувшись на камне.
        - Лети на разведку, - вздохнул я, - ищи врагов, добычу, честь и славу. Вдоль дороги.
        Дороги, правда, особо не наблюдалось. Каменистая почва была усеяна мхами, лишайниками и редкими карликовыми березками. Я сурово обозрел окрестности, но во все стороны простирались унылые серые пейзажи, которые, впрочем, разнообразили какие-то каменные столбы, торчащие тут и там, насыпи, и…развалины замка.
        - Ух ты! - обрадовался я. - Что-то там наверняка есть! Алиска!
        Виверна неслышно махнула крыльями и набрала высоту. Я проводил взглядом почти неразличимую на фоне серого неба боевую подругу и осторожно направился к замку.
        - Что-то определенно должно быть, - размышлял я, видя, как приближаются высокие обветшалые стены. - Сокровища, старые заклятия на древних манускриптах, на худой конец - горы злата в подвалах, прекрасные пленницы…
        Я поразмыслил еще.
        - Ну или огребем по-полной.
        Виверна нарезала несколько кругов над замком и вернулась. Часто-часто махая крыльями зависла впереди и плавно опустилась на землю, косясь круглым глазом.
        - Красотка! - одобрил я. - Прямо как колибри, только страшненькая.
        Замок же с каждым шагом зарождал во мне легкие сомнения, постепенно перетекающие в твердую уверенность, что поживиться тут нечем. Если только мной непосредственно. Ворота, выбитые чудовищным ударом, валялись внутри двора. Дубовые плахи до сих пор хранили следы когтей. При чем настолько здоровенных, что я даже боялся предположить, кому они могли принадлежать.
        Я пугливо сунул голову в проем, готовясь уйти в невидимость, и отважно сжал в кулаке дымовую бомбу. Во дворе догнивали повозки, валялись скелеты в ржавых доспехах, ветер нехорошо выл между бойницами. Царила мертвая тишина, только скрипуче плакал флюгер, да Алиска шебуршилась наверху, царапая когтями башенку над воротами.
        - Меня терзают смутные сомнения, - прошептал я под нос, - но что-то подсказывает, что мы тут конкретно огребем, Алиска.
        Невидимая отсюда виверна презрительно что-то прошипела.
        - Сама такая.
        Да что я, в конце концов тут трясусь? С этой мыслью я устыдился и прошел в проем. Углубился во двор, готовый бить, крушить, изничтожать и ретироваться. Но ничего не произошло. Никто не нападал, не бросался с ветхих стен, не кидал камнями из окон. Создавалось впечатление, что крепость давно заброшена, а неведомые монстры, пожрав обитателей, ушли на поиск другой еды.
        К полудню я уже с интересом изучал книжные полки в верхней комнате башни. Тут оказалась удобная винтовая лестница вдоль стен и три комнаты друг на друге. Всюду царило запустение, пыль и паутина. На стенах висели канделябры, факелы, огарки свечей в крохотных нишах. И ни души.
        - Ничего интересного, - подвел я итог, закрыв пыльный фолиант. - Пусто, как на кармане в субботу.
        Алиска чихнула, протерла нос и выжидающе уставилась на меня. Я спрятал камень воскрешения за статуей какого-то героя или правителя, постоял в раздумьях.
        - Да фиг его знает, - честно признался я виверне. - Может ходы подземные есть? Айда в подвал!
        Вход в подвал располагался сразу под лестницей, но поиски я начал с кухни, перерыл постройки и только потом его обнаружил. Злясь на себя за трату времени и косясь на солнце, которое уже преодолело середину небосвода и теперь неуклонно катилось к закату, открыл дубовую дверь. Изнутри пахнуло сыростью, мелкий камешек запрыгал по ступеням и исчез в зловещей темноте, где-то внизу звякали цепи, доносились приглушенные стоны и полубезумный хохот.
        - Призраки?
        Алиска попятилась от входа и топорщила гребень, яростно шипя. Глаза не отрывались от подвала, из которого нехорошо дуло.
        - Да и ладно, - махнул рукой я, срывая со стены факел и перехватывая топор, - мы же герои, да?
        Виверна спускаться не стала. Всем видом демонстрировала героичность, но от меня приказа не было, поэтому она осталась наверху, провожая меня тревожным взглядом. Подошвы скользили по каменным ступеням, факел бросал причудливые тени, я продирался сквозь белые тенета, собрав на себя столько паутины, вперемешку с дохлыми трупиками пауков, что стал всерьез опасаться случайной искры от факела. И только потом сообразил, что этим самым факелом я полотна паутины и раздвигаю. Не горючая, стало быть.
        Ступени кончились, когда факел почти превратился в огрызок. Я разглядел лампаду на стене, ткнул огарком и подземные коридоры разом осветились. Лампады вспыхивали одна за другой, будто я выключатель повернул.
        - Интересное колдунство, - отметил я, не заметив опасности и обдирая с головы комья паутины, - вполне экономит время. Удобно.
        Длинный коридор уходил в стороны впереди, на всем протяжении был усеян дверьми, но никто не шастал, не звенел цепями, да и вообще стало подозрительно тихо. Я сразу понял, что добра ждать не стоит. Если нет мелких монстров, значит жди беды посерьезнее.
        Подтверждая мои слова из-за поворота внезапно высунулась рогатая голова какого-то демона, с отвратной харей, похожей на смесь кабана и человека. Она жутко и молча уставилась на меня, капая слюной с клыкастой пасти. Я открыл небольшой кирпичный завод и выставил вперед топор.
        Молчанка продолжалась с минуту и когда я уже готов был с воплями кинуться вверх по лестнице, жуткая харя скрылась.
        - Твою мать! - выдохнул я, сжимая вспотевшими руками топор. - Это что за урод?
        Из глубин подземелья раздался визгливый хохот.
        - Идите вы в задницу, - пролязгал я зубами и стал спиной вперед подниматься. Поворачиваться к страховидле, рыскающей внизу я категорически не хотел. - Алиска, валим отсюда!
        Виверна яростно заверещала, я рискнул кинуть быстрый взгляд наверх и омертвел. Дверь закрывалась. Не помню, как оказался наверху, но стены слились в серое марево, я разогнался так, что едва не сжег паутину, как болид, горящий в атмосфере. Дверь захлопнулась прямо перед носом, насмешливо дохнув воздухом с поверхности и стрельнув каменной крошкой.
        - Нет-нет-нет! - заорал я, обрушив лезвие на толстые доски. - Открывайся!
        Дверь презрительно молчала, а внизу приглашающе проклацали чьи-то когти.
        - Падла… - обреченно прошептал я. - А ну соберись, тряпка! Это дебаф!
        Урод внизу был, конечно, здорово прописан, но не настолько, чтобы вызвать панику. Да и я не обладал такой утонченной психикой, чтобы бояться чего-то в виртуальном мире аж до дрожи в коленях. Вызвал меню персонажа и с омерзением ознакомился с подтверждением догадки.
        На вашего персонажа навешено проклятие «Древний ужас» высшего ранга. Симптомы: бесконтрольный страх, панические атаки, легкий тремор конечностей.
        - Так и знал, - клацнул зубами я. - Что теперь делать-то?
        ВНИМАНИЕ! АКТИВИРОВАНО ПЕРВОЕ ПРОХОЖДЕНИЕ ПОДЗЕМЕЛЬЯ «ХОЗЯИН ЗАСТАВЫ». ЕСЛИ В ТЕЧЕНИИ 15 МИНУТ БОСС НЕ БУДЕТ ПОВЕРЖЕН ВЫ ЛИШИТЕСЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ НАГРАД, ПОДЗЕМЕЛЬЕ ПЕРЕЙДЕТ В РАЗРЯД СТАНДАРТНЫХ, ШАНС НА ВЫПАДЕНИЕ РЕДКОЙ ЭКИПИРОВКИ БУДЕТ ПОНИЖЕН ДО ОБЫЧНОГО ПОКАЗАТЕЛЯ.
        - Будем биться до последнего! - Я с бешенством принял условия игры. - Только хардкор.
        Переборов частично паническую атаку и радуясь отсутствию пищеварительной системы у персонажа я стал спускаться. Ступени кончились, открыв коридор и поворот.
        - Выходи, рожа! - заорал я, героически, но немного пискляво. - Бейся честно!
        Урод моментально высунулся из-за угла. Я чуть не завизжал позорно, до того эта харя пугала. Он так же немо пялился на меня и пускал слюни. Наконец, не выдержав противостояния взглядов и чувствуя, как слабеет решимость, я размахнулся и швырнул в мерзкого гада огненную бомбу.
        Рогач истошно завыл, как паровозный свисток, и бросился в атаку. Я успел разглядеть человекоподобное туловище, чешуйчатую кожу, длинный хвост, ударивший по стене, и тут мы сшиблись грудь в грудь. Монстр рвал меня когтями, вбив в боковую дверь, пытался вцепиться в горло, визжал и верещал, заплевав меня слюнями с ног до головы.
        - Ах ты сука! - Я с трудом оттолкнул цепкого рогача, оставив в когтях ошметки нагрудника, и скривился от боли в растерзанной груди. - Сдохни!
        Рогач ответил визгливым криком и навалился с новыми силами. Какое-то время я бился в глухой обороне, уповая на уклонение и ловкость, но ситуация изменилась, когда он в очередной раз ударил хвостом из-за спины, как копьем. Я не сплоховал, уже поджидая этот удар и вычислив амплитуду. Темный полумесяц с хрустом отделил треть длинной конечности и я тут же продолжил движение, скользнув вперед. Крутнулся, пока ошарашенный монстр орал от боли, вспорол живот и добавил по горлу. Рогач булькнул, выплеснул из рассеченной шеи фонтан крови, и рухнул в пыль.
        - Крепкий гад, - прохрипел я, спешно доставая зелье. - Охранник?
        Трофеев не было. Рогач рассыпался пеплом к моему негодованию. Оставил после себя темное пятно на полу и меня без нагрудника, с порванной рубахой и побитой мордой.
        - Следующий! Выходи бороться!
        На мой вопль никто не ответил. Я дотащился до поворота, употребил еще одно зелье здоровья и спустился по крутой лестнице, которая привела в небольшой каменный зал. В центре, глядя на меня десятком глаз разного размера, сидел здоровенный слизень, с автобус размером. Он заполнил почти весь зал и вдобавок из жирных студенистых боков торчали мясистые щупальца с присосками. Я с тоской оглядел сиреневую тварь из неведомых глубин кошмаров какого-то юного разработчика и обреченно поднял топор.
        - Мясо! - обрадовался жуткий выползень, размахивая щупальцами. - Мясо пришло!
        - Посмотрим сейчас, кто тут мясо, - не согласился я, проклиная дебаф, и стараясь взять себя в руки в который раз. - Сюда иди, сопля!
        Выползень взревел и бросился вперед. Я с трудом увернулся от массивной туши, скользнул в образовавшуюся щель между стеной и жирной образиной, успев активировать невидимость. Цепь яростно зазвенела, лезвие топора завизжало, рассыпая искры и оставляя глубокие дымящиеся борозды на стенах. Монстр мгновенно покрылся разрезами, на пол вывалились ленты подрагивающей слизи невыносимо омерзительного вида.
        - Слабак! - рявкнул выползень, прыгнув вперед. - Мясо!
        Я успел скакнуть в другую сторону, но тут же склизкий гад зацепил щупальцем за колено. Я дергался, как муха в паутине, махал топором, но все порезы тут же затягивались в желеподобном теле.
        - Пора кушать! - заявил выползень, не обращая внимания на топор, перехватывая меня головой вниз. - Мясо!
        Я заорал, погрузившись в беззубую пасть. Вокруг заколыхалась слизь, интерфейс противно запищал от града сообщений. Кислота, отравление, переваривание, разрушение доспехов - выползень буквально осуществлял свое «кушать». Я дергался из последних сил, бил кулаками и рассекал тягучие внутренности топором. Наконец, полоса здоровья мигнула, прощаясь, и я вывалился в кабинете башни, тяжело хватая воздух. В проем влетела Алиска и принялась носиться вокруг, переживая. Из подвала донесся глухой хохот выползня, а я в трусах на голое тело с трудом сдержал тошноту, все еще ощущая прелести пищеварения.
        - Это жесть! - сообщил я виверне. - Но мы победим, ты верь.
        Последнее, что я успел заметить, улетев на возрождение, было пульсирующим комком сосудов в кишках выползня. Сердце или что там у твари вместо него.
        Время еще шло, рогатый урод не воскрес, я молнией пролетел по коридорам, ворвался в зал и не теряя времени пустил цепь, выцеливая глаза. Топор с чавканьем пробороздил бесформенную голову, рассекая и лопая мутные шары, отставил целый каньон в месте, где должна быть шея и прыгнул в руку.
        - Слабак! - расхохотался я, поигрывая топором. - Кто теперь кого будет кушать?
        Выползень слепо размахивал щупальцами и полз навстречу. Я скользнул в сторону, обошел его сбоку и разрубил бок. Выползень ответил мгновенно. Щупальце довольно споро метнулось, обхватило меня за пояс и приподняло. Раны затянулись, как будто и не было никаких ударов, а злорадный взгляд всеми восстановившимися глазами явно дал понять, что прием пищи повторится. Пасть захлопнулась и я вновь погрузился в вонючее желе.
        - А-а-а-а-а-а-р-р-р-р-р-г-х!!! - взвился вопль над окрестностями, перепугав Алиску. - Убью, паскуда!!!
        Огни лампад сдуло ветром. Я влетел в зал, позабыв про дебафы и всей душой желая угробить проклятого выползня с особой жестокостью. Топор погрузился по самый обух, застрял в желеподобных мышцах и не достал до сердца. Монстр навис надо мной тушей и раздавил с легким недоумением.
        На четвертой попытке я сумел добраться до сердца, осуществив этот подвиг из желудка выползня, перевариваясь и отчаянно булькая. Дотянулся, разодрав какую-то пленку, продрался через кишки и вцепился зубами. Выползень глухо взревел, я почувствовал, как исполинская туша бьется о стены, круша камни. В глазах уже потемнело, когда я смог, помогая пальцами, порвать сердце в клочья. Желе превратилось в мутную жидкость и заполнило пещеру, стремительно утекая куда-то под пол. Я встал, покачиваясь. Инвентарь затрясся, спешно поглощая опыт из растекшегося монстра. Пикнуло системное сообщение.
        ВЫ ПЕРВЫМ ПРОШЛИ ПОДЗЕМЕЛЬЕ «ХОЗЯИН ЗАСТАВЫ».
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ: 10 000 ОПЫТА, 1 000 ЗОЛОТЫХ, ТАТУИРОВКА: МАСКА ИМПЕРСКОГО ПАЛАЧА КОРИ.
        ВЫ ПОЛУЧИЛИ ДОСТИЖЕНИЕ: «ЭГОИСТ». ВЫ ПОЛУЧИЛИ ДОСТИЖЕНИЕ: «ВСЕ ПО ПЛЕЧУ». +1 К ОЧКАМ ТАЛАНТОВ.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ: УРОВЕНЬ ПЕРСОНАЖА ДОСТИГ 41.
        ВНИМАНИЕ: ПОДЗЕМЕЛЬЕ ПЕРЕХОДИТ В РАЗРЯД СТАНДАРТНЫХ. ДОСТУПНО ГРУППОВОЕ ПРОХОЖДЕНИЕ.
        - Все, что ли? - возмутился я, оглядывая разбросанные по полу предметы. - За такую жесть?
        С выползня перепал мешочек с золотом, целых тридцать монет, которые тут же, под комментарии о жадности разрабов, упали в карман. Выпали кинжалы из булата, закаленные, элитные, с упором на крит и отравление. Я подобрал кирасу на паладина, тоже элитку, и редкого ранга сандалии с неплохим бонусом к скрытности. Стряхнул слизь с последнего трофея и даже онемел от ярости. В руках переливался бледно-золотым эпический лук.
        Лук Можжевельника. Сет «Багровый лес», один из семи предметов. Материал: звездный тис, плетеная драконья жила.
        Класс для использования: стрелки.
        Шанс нанести критический урон: +10 %.
        Шанс нанести калечащий урон: +10 %.
        Шанс вызвать кровотечение: +10 %.
        В лесах урон повышен на 15 %.
        Шанс каждым третьим выстрелом пробить цель насквозь: 4 %.
        - Я выбью на себя шмот или нет? - негодовал я, бредя ко входу. - Хрен с ним, поменяю у какого-нибудь эльфа на что нужное.
        Лучник, следопыт или перерожденец с уклоном в метательное оружие тут кипятком все стены бы забрызгал, а мне такой роскошный подарок судьбы попросту не использовать. Я на всякий случай попробовал натянуть тетиву и чуть пальцы не сломал. Тонкая нить казалась металлической на ощупь и злорадно показала, что я в пролете. Как обычно.
        А вот татуировка очень порадовала.
        Маска Имперского палача Кори. Ранг: легендарный.
        Палач Кори Авелиан считался лучшим умельцем заплечных дел времен Древних войн. А загубленных им душ было так много, что некромант Вегерин Злокозненный, после смерти Кори, эксгумировал труп и сделал из его лица татуировку.
        Наносится на лицо.
        Шанс провести калечащий удар: 15 %.
        Шанс «Внезапной смерти»: 5 %.
        Эстетичный внешний вид.
        - Фу, блин! - Я поморщился от описания, крутя в руках полупрозрачную ленту. - Почему у классных вещей такая гадская история?
        Ответа, я естественно, не дождался. Закрыл подземелье и направился в башню. Камень воскрешения улетел в инвентарь. Алиса обеспокоенно обнюхала меня, фыркнула и залезла куда-то под потолок, гонять мышей или кто тут вместо них.
        - Лучше всего у меня получается мочить монстров изнутри, - хмуро сообщил я питомцу. - И вепрь, и этот слизняк из подвала. Что-то я делаю не так. Хотя тут все логично - в мягких потрохах ни когтей, ни щупалец, ни панциря нет. Только вот надоедает, когда меня постоянно кто-то жует, знаешь ли.
        Выразив свое недовольство Алиске, я вылез через окно и с немалым трудом забрался на верхушку башни. Вокруг расстилалась серая равнина, редкие вороны изумленно таращились на бесстрашного путешественника, обхватившего ветхий шпиль. Ветер легонько щекотал волосы, а тусклое солнце медленно катилось по небосклону. Вокруг не было ни души. Только неподалеку паслись мохнатые носороги, да бурлил поток овцебыков или бизонов, в общем, каких-то копытных на горизонте, лениво мигрирующих в неведомые мне с башни дали.
        - Тут пока остановиться? - поразмыслил я. - Игроков не видно, городов тоже, как и кочевников. Все лучше, чем по лесам от неприкосов прятаться. И где эти долбаные Три Кургана, а? Надо было у Сириссы спросить, а не на сиськи паучьи пялиться, идиот.
        Я спрятал камень воскрешения понадежнее, достал свиток телепорта и прыгнул в Северноморье, с намерением поскорее раскидать накопившееся барахло, набить татуировку и пополнить скудные припасы. Я решил задержаться там на пару дней, посмотреть, что за движения в округе, чем дышит мир и разузнать насчет профессий. А Три Кургана никуда не денутся. Все равно я не знаю, где их искать и до затмения, как я узнал на форуме, больше месяца. И мало ли кто может заинтересоваться, чего это ради один агр так настойчиво идет на север. А пока хотелось попробовать что-то относительно мирное, ну или спокойное. Открыть мир простого крафта и профессий.
        В Северноморье, как всегда было многолюдно. Сегодня вообще какое-то нашествие агров, судя по багровым никам, которые наводнили улицы и заведения полновесной красной рекой.
        - Что за сбор юных и находчивых? - изумился я. - Я что-то пропустил?
        - А то! - кто-то хлопнул меня по плечу. - Форум надо читать!
        Я раздраженно дернул плечом, сбросив руку, и обернулся.
        - Ох ты, какие люди…
        За спиной стоял Фефель с компашкой. Троица довольно скалила зубы.
        - Давно не виделись!
        Меня перекосило от такого проявления дружбы.
        - Идите-ка вы в задницу!
        - Без обид, братан! Это же игра! - донеслось в спину. - Давай с нами, если что!
        Я с трудом подавил раздражение. Если бы не эти три утырка, то, может и игра бы пошла иначе. А тут, начиная с их Алхимика, я то по лесам скрываюсь, то меня гоняют как зайца. Все пузо в скрытности стер. Я сделал зарубочку в памяти и решил расправиться с «братанами» при первой же возможности.
        Увидел пару легковооруженных игроков не слишком агрессивного вида, оба с кинжалами и в легких кожаных доспехах. Кастет и Бедовик. Парочка что-то лениво обсуждала, укрывшись в тени под навесом.
        - Привет, - окликнул я парней. - Что тут происходит, не подскажете?
        - Ивент, - бросил худощавый Кастет, поигрывая кинжалом и благосклонно рассматривая цвет моего ника. - «Убей злую лесную фею».
        - Что за зверь? - поинтересовался я, видя, что в кой-то веки никто не бросается на меня с оружием. - Откуда взялся?
        - Мелкая фея объявилась, - пояснил Бедовик, - без понятия, откуда она тут взялась. Ворует у крестьян продукты, в колодцы гадит, яйца в курятниках давит, жжет сено в полях. Та еще тварючка.
        - Тут недавно «Муравьи» обретались, - добавил Кастет. - Отморозки игровые. Мы их выбивали вместе с неписями. Я так думаю, что эту карлицу они потеряли. Или забыли при бегстве.
        - Фею? - не поверил я. - Это же непись.
        - Ты с луны свалился, что ли? - пренебрежительно бросил Кастет. - Тут неписи попадаются поумнее моих соседей. Искусственный интеллект, саморазвитие и все дела. Я когда квест закрывал на ассасина, то нанимал помощника из воров местных, городских. Так тот через неделю со мной уже нагло спорил, запорол квест, а в итоге - обобрал мой схрон и сбежал, прикинь? Непись!
        - Тут что-то подобное, - продолжил Бедовик. - Ее уже неделю поймать не могу, эту злыдню.
        - Облава с собаками, - предложил я. - Выследят?
        - Пробовали уже, - махнул рукой Бедовик. - Она следы прячет и порошки рассыпает, чтобы нюх отбить. Вчера сгорела ферма неподалеку, а позавчера - мельница у реки. Сегодня в городе кто-то разграбил продуктовый склад в казарме, что не сожрал - понадкусывал. А из городской сокровищницы сперли старинную чашу, чуть ли не реликвию седой старины. Теперь правитель сыпет искрами и сулит весьма жирные плюшки за башку этой феи.
        - Встречался я как-то с одной феей, - вспомнил я первое приключение, - тоже лесной. А с ней дедка не было? Ростом по колено и борода до земли?
        - Вроде одна, без дедков, - припомнил Кастет. - Да, точно одна. За следы говорили - я запомнил.
        - Где это задание получить? - для вида спросил я. - Далеко?
        - Возле ратуши, - махнул рукой Кастет, указав на высокое здание неподалеку. - Там объявление на доске.
        - Честное слова, с «Муравьями» проще было, - пожаловался Бедовик. - Те хоть игроки, а эту тварь не найдешь. Где сегодня будем искать, кстати?
        Я покинул лелеющих коварные планы игроков, прошел мимо ратуши, и углубился в город. Забежал в гостиницу, выгреб всю выбитую экипировку, кроме лука, и скинул на аукцион, заодно забрав оттуда почти семьдесят тысяч. Наконец-то продались старые трофеи, ремесленные ингредиенты, которые я выставил после пещер, да оружие неприкосов.
        Сет Сеффолка пока висел. Предложения пестрели унылыми татуировками, едва ли не начальных уровней. Попались пара адекватных вариантов - плащ и кулон на шею. Но с доплатой в сотню тысяч. Я раздраженно закрыл аукцион, покрутил выбитую с выползня татуировку и решил поискать мастера.
        Мастер по татуировкам в городе был. К счастью. Или к горю. Я с первого раза не разобрался. Салон располагался сразу за торговыми рядами. Я вошел в небольшой, но просторный зал, уставленный мебелью в полном соответствии с философией минимализма. Циновка на полу, кресло у окна, рядом столик. Стены увешаны бумагой с набросками самых разнообразных татуировок. У задней стены виднелась неприметная дверь, а в кресле полулежала хозяйка салона.
        Высокая и невероятно тощая эльфийка с бледным и злым лицом курила тонкую трубку. Легкий халат обнажал ноги до середины бедра, густо исписанные сложным узором, а закатанные до локтей рукава щерились многочисленными змеиными пастями, искусно выведенными зелеными чернилами. Змеи были изображены так натурально, что я даже завис, рассматривая, как они вгрызаются друг в друга. Волосы эльфийки были собраны в тугой хвост, глаза с интересом оценили меня и сняли мерку, как опытная швея заготовку костюма.
        - Мастер Иримэ приветствует странника! - выскользнула струйка дыма из неприятно изгибающихся тонких губ. - Что будем ваять на вашей шкурке?
        - А дорого берете? - поинтересовался я. - У меня с собой есть одна татуировка.
        - Свое дешевле, - улыбнулась она, сверкнув мелкими и остро заточенными зубами. - Но ненамного.
        - Понял, - кивнул я. - Скидки?
        - Если треть рисунков на теле - мои, - пояснила Иримэ, вскакивая. - Давайте посмотрим, что тут имеется.
        Она бесцеремонно обошла меня со всех сторон, разглядывая.
        - Простор есть, - Иримэ потерла подбородок. - Желаете что-то конкретное? Так сказать, по специальности? Есть и стандартные наборы, есть редкие и сложные рисунки, а так же эксклюзив.
        - А поподробнее? - мгновенно заинтересовался я. - Не хотелось бы забить кожу всякой ерундой.
        - Мудрое решение, - Иримэ прищурилась. - Эксклюзив стоит денег. И немалых. Но и плюсы тоже значительны, понимаете?
        Я кивнул. Тему с татуировками я недавно изучил. Стандартные давали небольшой бонус к скрытности, к примеру. Или повышали наблюдательность и удачу. Следующий уровень узоров, редкий, был достаточно разнообразен - от слабых магических щитов с накапливаемым зарядом, до бонуса к привлекательности у неписей. Можно было получить с помощью татуировок и способности достаточно интересные - дышать под водой, видеть скрытое под магическим пологом, и даже инфракрасное зрение. Если такое где-то найдешь и хватит денег.
        Эксклюзив вообще попадался крайне редко и найти его даже на аукционе было не просто сложно, а практически невозможно. Рисунки, что давали перемещение в пространстве на короткие расстояния или делали персонажа неуязвимым на определенное время. Элитные могли отвести смертельный удар, запутать противника, создать несколько твоих же копий, придать сил в нужную минуту, как укол адреналина в сердце, или даже поменять внешность. Помимо боевых были еще и ремесленные, за которые мастера готовы были выложить все добытое нелегким трудом. Способности временные и постоянные. Нужные и не очень. У татуировок был огромный плюс - они делались навсегда. Но и свести их уже было нельзя.
        - На эксклюзив у меня денег нет, - с сожалением протянул я. - Сколько будет стоить вот эта?
        Я подал эльфийке ленту.
        - Фу, - поморщилась Иримэ, брезгливо подняв эскиз на уровень глаз. - И даже много раз «фу»! Кори Авелиан, древний Имперский ублюдок. Вы уверены? Это вам не голубок на плечо изобразить - это, знаете ли, уже практически клеймо.
        Я только рукой махнул. На рынке пусто, денег тоже не особо, других татуировок я не добыл. А шанс покалечить или убить с одного удара был весомым аргументом. На репутацию я уже плевать хотел - перебить монстров чтобы обелиться нужно было неимоверное количество.
        - Приступайте.
        - Пятьдесят тысяч.
        - Сколько-сколько? - Я едва не схватился за голову. - Впрочем, ладно…
        Решив, что золота я так и так набью или заработаю, я расплатился. Счетом можно было пользоваться в городах напрямую, так что я с внутренним стоном списал монеты, а эльфийка указала на циновку. Я улегся и разглядывал потолок, который тоже был обклеен разнообразными эскизами и набросками.
        - Ну что же…
        Иримэ возникла надо мной, как ангел смерти. В тонких пальцах застыла жуткая игла из черной кости, увенчанная крысиным черепом. Глаза эльфийки прицельно щурились, а мое тело тут же перетянули широкие полосы ремней.
        - Это больно? - сглотнул я.
        - Ну что вы, это не больно, - успокоила Иримэ. - Это очень больно.
        В лицо раскаленным жалом впилась игла. Крысиный череп распахнул пасть, истекая черной жидкостью, и на мою физиономию выплеснулся океан боли и чернил. Сколько продолжалось это я не знал, но был уверен, что не меньше века. Когда я, изрыгая проклятия и постанывая, стек с циновки на пол, счетчик игрового времени показал всего минуту.
        - Вот и все дела! - Иримэ обнаружилась в кресле, попыхивая трубкой. - Зеркало за спиной.
        Я с трудом поднялся, неверными шагами добрался до стены и уставился на свое отражение. Отражение хмуро смотрело на меня. Сквозь кожу просвечивал череп, вернее его рисунок, нанесенный тонкими, изящными стежками. Сделано было отлично, будто кости выступали под кожей.
        - Класс!
        - Рада, что вам понравилось. Выбор только… - Она щелкнула пальцами. - Я бы не рискнула. Вы и так внешностью не утонченный аристократ, а тут еще и это.
        - Разберусь.
        Иримэ выбила пепел и снова забила трубку. Я ждал, уже догадавшись, что к чему. Эльфийка сделала жадную затяжку и выпустила тягучее туманное облачко.
        - Хотите заработать?
        - Смотря как, - расплывчато ответил я. - Что предлагаете?
        - Ваша репутация известна в определенных кругах, - она скривила тонкие губы, - и вы невероятно похожи на человека, который в состоянии выполнить одну маленькую просьбу.
        - Вот не надо издалека, - проворчал я, привыкший к прямолинейным северным порядкам. - Коротко и без премудростей.
        - Я своего рода изгнанница, - поморщилась она, начиная рассказ, - из Дубрав меня вышвырнули за отказ выйти замуж за хлыща благородных кровей. Я скиталась по разным землям, но осела в Северноморье. Есть тут, знаете ли, некое очарование и простота.
        Я уселся на циновку скрестив ноги. Настало время очередных удивительных историй. Время было, спешить некуда, почему не выслушать…
        Иримэ, до того как освоила искусство рисования на кожаных мешках, много где бродила, наемничала, браконьерила по лесам. И за Дубравами, в странном подземном городе, наткнулась на интересную реликвию. Если я правильно понял из пересыпанной восторженными оборотами речи, то этот артефакт позволял наносить татуировки любой сложности. И безболезненно, что привлекло бы клиентов со всех земель, а Иримэ разбогатела бы просто неприлично.
        Загвоздка была в том, что перо вещей птицы Сирэ - именно из ее хвоста выдрали или само выпало это перышко, - находилось в обители древних упыреподобных существ, которых Иримэ описывала проникновенно, в красках и с мельчайшими подробностями. Художница, блин.
        Выходило, что подземные упыри обитали южнее Дубрав, в какой-то глуши, где никто не жил. Охотились на подземных обитателей, поклонялись богине Смерти, обожали купаться в крови и пожирать мозги неосторожных путников. Перо же вплел в корону их царек - Аргвэзир, массивная тварь, царствующая там уже несколько веков, и обладающая, помимо совсем скверного характера, силой взбешенного великана и непробиваемой шкурой. Очередной босс. И судя по локации - туда нужен полноценный рейд опытных игроков.
        - И мне нужно его найти? - Я подобрал отвисшую челюсть. - В этих проклятых пещерах? Отобрать у этого вашего Аргвэзира?
        - Ну да… - Иримэ сконфузилась. - Вы же бессмертный и герой, так?
        - Цена вопроса?
        - Что?
        - Награда, спрашиваю, какая?
        - Хм… Я сделаю вам любую татуировку бесплатно. Из тех, что вы принесете.
        - Это слезы, а не предложение, - возмутился я. - Там древние упыри. Я только их дерьма еще не нюхал!
        - Зачем нюхать? - ошарашенно спросила Иримэ. - Мне нужен только артефакт. Ну если вы так хотите, помимо основной цели, так сказать…
        - Это сарказм! - рявкнул я, разозлившись. - Давайте о награде. То, что вы мне предлагаете, я даже как аванс не рассматриваю!
        - Жадные люди, - вздохнула она. - Золото?
        - Миллион.
        Эльфийка поперхнулась дымом и закашлялась так, что глаза едва не вылезли из орбит.
        - Или два.
        - Знаете! Вы! - вскинулась она, откашлявшись. - Есть же пределы?
        - Не знаю, я не видел, - пожал плечами я. - Я жадный человек и нет краев моей алчности, эльфка.
        - Прошу прощения, я погорячилась. Но и вы…
        - Ближе к делу. Татуировка это всегда прекрасно, особенно элитная. Но что вы можете еще предложить?
        - Я не говорила про элитные рисунка! - начала Иримэ, но осеклась. - Хорошо, ваши варианты.
        Мне в голову пришла идея:
        - Одна элитная татуировка, на выбор. Двести пятьдесят тысяч золотом. И вы возьмете меня в ученики и будете учить, пока я не стану мастером.
        - Что?!
        - В ученики, - припечатал я. - Хочу стать мастером по татуировкам. Вот так.
        - Если мы заключим сделку, то вы автоматически станете учеником, - сладко улыбнулась Иримэ, - я научу вас основам. Но лишь до первой ступени, не более. Как только вы добудете перо вещей Сирэ - я приложу все усилия для обучения в полной мере.
        Вам доступно задание: «Перо вещей птицы Сирэ».
        Награда: 1 500 золота, 10 000 опыта, возможность закупать у мастера Иримэ рецепты вплоть до высшего уровня профессии.
        Мы пожали руки.
        Поздравляем, вы освоили профессию «Татуировщик». Текущий уровень мастерства - 0.
        Мне показалось, что это идеальный вариант. Приложил рисунок, обводи иглой, да краски подливай. И стриги купюры по полста тысяч золотом. Можно вообще бить баклуши и торговать. А в Три Кургана направить сотню наймитов - пусть они там ковыряются. Мои радостные мечты прервала эльфийка.
        - Принеси мне чаю, ленивый засранец! - рявкнула Иримэ. - Учитель не будет долго ждать!
        - Чего? - опешил я. - Как-как?
        - Бегом, я сказала! - Глаза эльфийки метнули молнии, с треском вспоров воздух. - И метнись кабанчиком к торговцам, купи иглу и краски! Ты еще здесь? Тебе слово учителя - пустой звук?
        В ее руках оказался стек, наподобие кавалерийского, и я опрометью выкатился из салона. Следом, поторапливая, просвистел пустой чайник.
        - Ты к ней в ученики подался? - спросил пробегающий мимо гном. - Вот ты рак!
        С этим словами он оставил меня с раскрытым ртом посреди улицы. Я иначе представлял себе ученичество, но в списке заданий выскочили две строчки. Купить чая и иглу подмастерья для татуировок.
        - Узнаю гостеприимный Север, - ворчал я, топая к торговым рядам. - Тут суровеют даже эльфы. И еще как, блин.
        Учителем Иримэ оказалась великолепным. А учеником я был тупым и криворуким. Так объясняла Иримэ мои жалкие потуги сделать первые рисунки на выделанной шкуре дикого кабана, развешенного в комнате за стеной зала. Я пыхтел, целил иглой, но рисунки выходили корявыми и убогими. Эльфийка ярилась и била посуду. Редкие посетители вздрагивали и убегали. Иримэ в вопросах наставничества легко давала фору любому армейскому сержанту, которому попалась рота неуклюжих увальней, не знающих с какой стороны держать копье.
        - Мягче иглой, мягче… Вот… Вот! Вот рукожоп!
        - Объясняй лучше!
        - Закрой рот! Кто так держит инструмент? Дай сюда! Вот! Вот…
        - Вот рукожопка!
        - Где ты взял эту иглу? Что за кривая кость из трупа недоразвитого тушканчика? Как можно было купить такое?
        - Из шкафа взял. У стены. Мою ты вчера сломала.
        - Кхм… Свои надо иметь, ленивый засранец! Купи еще!
        Развлекаясь таким образом и постепенно приближаясь к заветной единичке, я в свободное время слонялся по городу, пытался разнюхать что-то интересное и откровенно бил баклуши. Нашел местный публичный дом, поучаствовал в очередном ивенте, где на ездовых страусах проводили забеги у реки возле города.
        Бил в окрестностях кабанов и таскал шкуры кожевникам. На вырученные деньги покупал краски и простенькие эскизы с незначительными прибавками к скорости передвижения, например. Нашел в окрестностях несколько пещер. Одну благополучно зачистил, выбив немного золота и несколько предметов экипировки, подходящих танкам, которые тут же отправил на аукцион. На второй пещере случилась осечка - напоролся на группу, у которых глаза налились такой же краснотой, как и мой ник, когда они его разглядели. После короткой сшибки я выбрался с кладбища и завязал с дальними походами.
        Оставался еще один день моего игрового отпуска, когда полоса опыта в «Татуировании» перевалила за единицу.
        - Ну что ж, ученик. - Эльфийка довольно жмурилась, налив вина в две маленькие чашечки. - Это было нелегко… Пожалуй, даже бегство из Дубрав, скитания и лишения на моем долгом жизненном пути, можно было назвать легкой разминкой для встречи с тобой. Я искренне надеюсь, что ты в будущем бросишь это благородное искусство и займешься, к примеру, рубкой леса или добычей руды. Короче - поздравляю. Ты осилил первую ступень к мастерству!
        Я хмыкнул и отпил вина.
        - Мое поручение! - Иримэ подняла палец. - Помни!
        - Забудешь тут, - хмыкнул я. - Но спасибо за науку.
        - Ты мне должен семьдесят тысяч, - улыбнулась она, - за испоганенную спину охотника. И тот исследователь, который хотел татуировку, увеличивающую зримое.
        - С охотником согласен, - нехотя подтвердил я. - Но у ученого теперь зрение, как у орла!
        - Вот именно, - кивнула Ириме. - Он просил, чтобы предметы приближались раза в два. А ты испортил рисунок и теперь они приближаются в двести. Он письмена в книгах хочет читать, а не на муравьиных задницах.
        - Хорошо, - вынужденно согласился я. - Вычти из награды. Мне пора.
        - Чая там поищи редкого. В центральных землях много сортов. Что-нибудь эдакое, - Иримэ повертела пальцами, - ага?
        - Бывай, наставница.
        Салон остался позади. Первая профессия освоена. Пора возвращаться в заброшенный замок и поискать Три Кургана. Я уже достаточно времени провел в городе. Душа хотела движения и жаждала приключений.
        Портал поглотил меня, как трясина неосторожного травника. Я возник в башне, в верхней комнате. К счастью, никто не покусился на полуразрушенное строение. Никаких следов игроков или монстров. Я вызвал Алиску, что уже застоялась на отдыхе и виверна, лизнув меня в щеку, упорхнула в небеса, расправляя затекшие крылья.
        Миновал подвал, прислушался, уловил знакомые выкрики и хохот, но решил не соваться внутрь. Нужно было разведать окрестности. Может быть получится подружиться с местными кочевниками и выведать где тут и что находится? Или карту купить, если они с письменностью в ладах.
        Вокруг замка цвели скудные травы, пели птицы, скрипела Алиска над головой, журчали ручьи и стрекотали насекомые. Суровая и не слишком разнообразная природа все-таки жила. Метрах в ста от замка лежала на боку туша мохнатого носорога. Заинтересовавшись, я направился к нему. Не успел преодолеть и половину расстояния, как сверху зашипела Алиска, а из-за туши вышел недовольный саблезубый тигр.
        - Все понял, - поспешил я отступить, - ухожу. Приятного аппетита.
        Полосатый гигант был в два раза меньше носорога, но в пять раз массивнее меня. Клыки с локоть длиной испачканы кровью, мощные лапы бугрились канатами мышц, а хвост раздраженно хлестал по вздымающимся полосатым бокам.
        - Уже ухожу, - заверил я, отступая еще. - Ты кушай, тигра, кушай.
        Тигр глухо зарычал, но атаковать не стал. Удовлетворившись тем, что жалкий двуногий не претендует на мясцо, он облизнул окровавленную пасть и вернулся к трапезе, терзая тушу и мерно взрыкивая от удовольствия.
        - Ф-фух… - Я поспешно вернулся к замку. - Тут не сильно разгуляешься.
        Пришлось идти в другую сторону. Я заметил вдалеке холм или невысокую гору и после минутных колебаний двинулся в ту сторону. По мере приближения холм разросся и оказался практически неприступным плато, горбом порвавшим мхи. Будто гриб выдавили из-под земли. С полкилометра в диаметре, прикинул я, слоняясь вдоль покатых стен и вслушиваясь в какое-то чириканье наверху.
        - Алиска!
        Виверна взмыла с петлей в лапах, я пропускал сквозь пальцы веревку и ждал. Наконец, сверху высунулась голова питомца, я дернул веревку, убедился, что выдержит и пополз наверх. Пару раз я соскальзывал, но смог-таки преодолеть подъем и тяжело перевалился через край.
        - Это оазис местный, что ли? - изумленно оглядывался я. - Что-то намудрили с этой тундрой. Откуда это все?
        На всем плато редко, на приличном расстоянии друг от друга, высились корявые перекрученные стволы деревьев. Мхи перемежались островками травы, виднелись ягодные кустики и пара муравейников.
        - Алиска, видишь птицу?
        Виверна с подозрением уставилась на уродливое подобие мелкого птеродактиля, следящего за нами с ближайшего дерева.
        - Врежь ему!
        Виверна скосила глаз на меня.
        - Давай, попробуй уже. Он тощий, так что справишься. Хоть посмотрю не зря ли ты мой опыт ешь.
        Виверна подобралась и с силой прыгнула вперед, ударив крыльями и подняв пыль. Птеродактиля снесло с ветки, он успел только открыть длинный клюв, утыканный кривыми зубами и заорать, как виверна ловко схватила пастью бородавчатую шею. Передние лапы вцепились в клюв, Алиска дернула головой, птеродактиль поперхнулся и рухнул в траву. Виверна красиво извернулась над самой землей и набрала высоту.
        - И что тут у нас? - Я подтолкнул тушку носком ботинка. - Ага.
        Выпала скляночка с кровью. Ремесленный ингредиент алхимиков. И составная часть для чернил, как мне любезно подсказала система. Ремесло-то я уже освоил, вот реагенты и стали распознаваться. Использовать только не смогу - качать и качать татуирование до такой кровушки.
        - Вот оно что, - протянул я. - То-то все эти жидкости так быстро разбирают.
        С самых начальных локаций кровь, желчь и тому подобное падали почти с каждого моба. Я все это отправлял на рынок, не особо задумываясь над использованием. А теперь, имея в багаже первую профессию, я смотрел на склянку в раздумьях. Добавить сажи или глины - вот тебе и чернила. Ну или не глины. Рецепты на краску я так и не купил. Брал готовую с аукциона. А тут ведь можно самому изготавливать…
        - Алиска! Фас! - Я повел рукой по таким же уродцам, облепившим деревья. - Боевое крещение.
        Весь день, пораженный внезапным приступом хомячества, я натравливал виверну на птеродактилей. Инвентарь давился склянками, а я собирал и собирал трофеи. С одного птеродактиля упало перо. Я долго изучал следующего чешуйчатого уродца на ближайшем дереве, но кроме кожистых крыльев, жуткого гребня из набухшей венами кожи, никаких перьев не разглядел. Пожал плечами и мы продолжили избиение.
        Глава 11
        На третий день, когда я вновь собрался на плато, а потом в город, чтобы купить алхимическую печь, рецепты и выучить алхимию, ко мне пожаловали гости. И самое время, потому что я постепенно стал превращаться в крафтера, позабыв и о благородном разбое, и о квестах. Так что внезапные и суматошные гости мигом привели меня в чувство.
        - Эй! Есть тут кто?
        Неожиданный крик за окном напугал меня до потери пульса. Осторожно высунувшись, я увидел разномастную группу игроков, кучкующихся во дворе.
        - О! Человек! - Девушка с восточной внешностью, в легкой одежде и совершенно без доспехов, бесцеремонно указывала пальцем. - Привет, агр! Хау, краснокожий брат!
        - Поднимайтесь, - махнул рукой я, разглядев клан гостей. Этих отморозков удержать было нельзя. В тундру пожаловали «Муравьи». - Будем знакомиться.
        «Муравьи» культивировали несколько безбашенные принципы. Сборная солянка игроков имела несколько баз по игровому миру. Периодически оседая то в степях, то в пустынях или обжитых королевствах, они несли хаос, насилие, кураж всюду, куда могли дотянуться жвалами. Кочевали, иногда задерживаясь на одном месте, покуда их не вышибали кланы, озверевшие от наглых выходок, оскорблений и стычек. Или изгонял правитель, подкрепляя волю войсками. Мураши вели себя нагло, вызывающе, крали все, что можно было украсть, наплевательски относились к застолбленным данжам и лезли на рожон буквально везде.
        Их часто нанимали, впрочем, почти всегда успевая пожалеть о таком решении. Мураши задирали союзников, бились на дуэлях, используя надуманные предлоги, крали, ломали и беспредельничали изо всех сил, внося в размеренную жизнь соседей разброд и шатания. В общем, те еще кадры.
        Теперь я с интересом наблюдал, как по двору разбредаются разноуровневые вредители, с любопытством заглядывают в каждую щель и громко переговариваются. Мураши весело бранились и успели уже взобраться на крепостные стены. Пятеро игроков, громко бранясь, рвали пупки, пытаясь поднять вросшие в землю ворота. В глубине двора громыхнуло, из караулки выпал в клубах дыма маг, кашляя и пытаясь протереть глаза.
        - Что он там умудрился взорвать? - не понял я. - Паутину?
        Алиска не ответила, видимо тоже не знала.
        В дверь громко постучали.
        - Войдите, - машинально ответил я, продолжая озирать шевеление внизу, - открыто.
        Дверь распахнулась и я лицезрел явно командирский состав отряда. Свиристель, крепкий подтянутый парень в латном рыцарском доспехе, вооруженный булавой и щитом. Рядом колыхалась невысокая японка, Мэй Ямамото, в широких черных штанах, шелковой рубахе, с катаной на поясе и легких сандалиях на босу ногу, как сошедшая с картинки про самураев, но с запредельным для их отряда пятьдесят первым уровнем.
        Следом ввалился маг, с бледной изможденной физиономией и печальным именем Плакальщик, и стройная симпатичная эльфийка с нехарактерным именем Еля, откровенно бандитской наружности, в кожаной куртке, таких же штанах и платке поверх головы, с расшитыми черепами на тонкой ткани.
        - Привет! - выступил Свиристель. - Мы «Муравьи», третий малый рой. Хотим тут базу разбить.
        - Привет, - ответил я. - Разбивайте, я не против.
        Мы пожали руки, познакомившись. Свиристель оказался сибиряком из глубинки Урала, флегматичный Плакальщик жил в Питере, Еля, оказавшаяся в миру Еленой, с Приморья. А Мэй Ямамото вообще из Токио. Остальные «Муравьи», бесчинствующие внизу, были наполовину земляками, а на другую половину из разных стран. Был там даже мексиканец, играющий гномом, и друид, родом из Норвегии. Все, кроме Мэй, не дотягивали до сорокового несколько уровней.
        - Ты тот самый Варнак? - прищурилась Мэй, высокомерно задрав носик. - Который неприкосов кошмарил?
        - Наверное, - не обрадовался я такой популярности, - а что?
        - Вступай к нам, - пропела Еля. - Нам нужны такие кадры.
        - Это точно, - откашлялся Свиристель, - мы сами не в почете у неприкосов, так что лишние руки не помешают.
        Плакальщик уныло кивнул, повертел головой и со вздохом облегчения растекся в ближайшем кресле.
        - Я сам по себе, - сразу пояснил я. - У меня на севере дела, в местной тундре.
        - Давай тогда без вступления, - предложил Свиристель. - В группах можно побегать, данжи, трофеи, все дела. Как?
        - Если по пути, то почему бы и нет.
        - Отлично. Мы тут ниже развернемся, на этажах. Тебя беспокоить не будем.
        - Угу, - скептически скривилась Мэй. - Это про нас.
        Снизу донесся грохот и приглушенные вопли, полные животного ужаса. Бесстрашные мураши добрались до подвала, явно познакомившись с рогатым стражником, вкупе с дебафом. Я вспомнил выползня и широко улыбнулся. Покорение подвала только началось.
        - Есть у нас одна тема, - начал Свиристель, покосившись на окно. - Планируем в Заброшенный город наведаться.
        - Садитесь уже, - проявил я гостеприимство, - поговорим.
        Плакальщик дернулся было с кресла, но видимо это усилие сожрало остатки его сил и он с умирающим видом плюхнулся обратно.
        Когда троица уселась, Свиристель обрисовал ситуацию с молчаливого согласия Мэй.
        Их клан дробился на две основные части ветеранов и офицеров. Игроки же уровня тридцать, плюс минус десять уровней, образовывали бродячие рои, в которые входило несколько десятков бойцов, под предводительством офицеров и просто перспективных игроков, показавших себя в грабежах и разбоях. Рои шатались по игровому миру, выполняли поручения офицеров и всячески соответствовали общей идее клана.
        Ядро «Муравьев» с топами в районе восьмидесяти и выше осели на южных землях, осваивая жаркие джунгли местного падишаха, не особо обращая внимание на его сопротивление. Еще треть клана, уровнями поменьше, трудилась где-то на побережье, захватив пиратскую базу. Не успели обрадованные жители рыбацких поселков вознести хвалу храбрым освободителям, как «Муравьи» уже штурмовали прибрежный порт, разграбив и разрушив его до основания. А через две недели сожгли все, что могло плавать и закошмарили побережье так, что неписи срывались с обжитых мест, устремляясь поглубже на континент. И совсем малый отряд юных дарований, один из многочисленных «роев», вступил в холодные земли позавчера. Глава выдал им задание и они торным путем тащились в Заброшенный город, который, как оказалось, находился где-то тут.
        «Муравьи» сунулись в тундру впервые, до этого неся хаос в окрестностях Северноморья, кочуя вдоль его границ и развлекаясь на всю катушку. Вскоре король, озверев от жалоб местного населения, выгнал мурашей со своих земель. Перед этим, правда, «Муравьи» умудрились отбиться от одного отряда, заманить в засаду второй, после чего удрали лесами от третьего, и осчастливили своим появлением тундру.
        За два дня, пока они тут были, «Муравьи» успели схлестнуться с местными аборигенами, вычистить несколько подземных городков и запутанных лабиринтов. Так же откопали в этих безлюдных землях великанского бронированного червя, который мирно спал в потухшем вулкане, разбудили и получили от него по щам, да заключили мирный договор с осевшими неподалеку «Лепреконами». Разозленный червь тем временем разломал вулкан и теперь терроризировал окрестности, изредка выкапываясь в людных местах и пожирая все, что шевелится.
        Что тут делали «Лепреконы» я не знал, так как кроме скудной растительности и абсолютно враждебного ко всему живому мира, я лично решительно ничего полезного в тундре не видел. В общем, когда «Лепреконы» сунулись в какое-то унылое подземелье, с другой стороны туда же бодрой вереницей вступили мураши. Итоговая битва прогремела возле босса, до которого никто из сторон даже не добрался. Весь вчерашний день шли столкновения, диверсии, погромы, срач на форуме и прочие прелести военных действий. Только уже к ночи, устав махаться с неутомимыми мурашами, «Лепреконы» с неохотой заключили мир на весьма расплывчатых условиях.
        «Лепреконы» были кланом закрытым, необщительным, исключительно гномьим и никому на фиг не нужным. «Муравьи» достали добрую треть игрового сообщества, которой вся эта возня в диких далях была до лампочки. В итоге эту кровавую, но местечковую войну не оставили без внимания только форумные тролли.
        На мой, как я горделиво думал, замок, они наткнулись по наводке «Лепреконов». Потрепанные гномы, узнав о конечной цели мурашей, выдали им расположение замка, которым изредка пользовались, когда ковыряли окраины Заброшенного города со своими гномьими мутными целями. Попытки неизбежно проваливались - судя по скудной информации в городе обитала масса монстров всех расцветок, а руководили ими две весьма непонятных неписи, которых «Лепреконы» видели только издали и опознать не смогли.
        - Такие вот дела, - закончил рассказ Свиристель. - Вот мы и решили тут лагерь организовать.
        - Располагайтесь, - повторил я, - я все равно ненадолго.
        - Ты что планируешь вообще? - спросила Мэй, вроде бы равнодушно. - Как насчет объединить усилия?
        - У нас группа в двадцать семь игроков, - поспешил разъяснить Свиристель, - и все только-только тридцать с мелочью.
        - Усилить вас? - догадался я. - Интересное предложение.
        - Что тут думать? - Еля вскинула тонкую бровь, недоумевая. - Опыт, лут, сокровища.
        - Ага, - бросил Свиристель, - все это и немного сверху. Еля, ты не думай, что это прогулка будет.
        - Я и не думаю, я расписываю плюсы.
        - А что по минусам? - заинтересовался я. - Меня сложно чем-то удивить, я нищеброд, гоняемый агр и отмороженный грубиян с хреновой историей.
        - Ты точно не хочешь в наш клан? - хмыкнул Свиристель. - С такой характеристикой прямо в офицеры можно.
        Мэй свирепо кашлянула и Свиристель осекся.
        - Что там про минусы? - повторил я. - Жажду подробностей. И что у вас за задание? Конечная цель какая?
        «Муравьи» переглянулись, помолчали.
        - Мне нужно добраться до алтаря в храме этого города, - понизила голос Мэй. - И все.
        - Что с этого получу я?
        - Мы будем тебе должны, - тихо сказал Свиристель, - так, капитан?
        - Подтверждаю, - посуровела Мэй. - У нас нет резервов, а все рои на других направлениях. Тут мы справимся, пупок развяжем, но справимся, конечно. Но…
        - Но всякое может случиться, - договорил Свиристель. - Раз уж мы откровенно говорим, то сейчас все задействованы. Весь клан. Ядро, основной костяк, рои большие и малые. Все на точках и ждут. Нам лишние руки не просто не помешают, нам каждый нуб пригодится. А ты не нуб.
        Я крепко задумался. Дело, как я понял, затевалось совсем не шуточное, раз один из топовых кланов вот так запросто незнакомому игроку раскрывает карты. Не все, естественно, но достаточно крупные.
        - Согласен! - решился я.
        Мураши оживились, даже Плакальщик изобразил головой что-то, напоминающее кивок.
        - Заброшенный город тут в часе пути, ближе к заливу Гибели. - Мэй махнула рукой. - Вы все равно там не были, чего я распинаюсь? Так вот, сначала придется тащиться через холмы, там их много, один за одним, как в пустыне барханы. А в центре находится Заброшенный город.
        - Ну это я знаю, - Еля щелкнула пальцами, - только не была. Холмы, город, храм, сокровище, домой. Выносим, потрошим, убегаем. Как вам план?
        - Как в лужу пукнула, - оценила Мэй. - В холмах полно местных кочевников. И все их развлечения - поймать путешественника и вырвать ему сердце.
        - Какого путешественника? - пристыженно спросила Еля.
        - Любого, Еля, любого. Там царят суровые нравы и верят в древних богов. Это вам не паладинский святоша - извини, Свиристель, - которому только трофеи да цветочки на алтарь ложи. Старым богам все это нафиг не надо, они любят кровь и мясо. И желательно в живом виде.
        Эльфийка булькнула и позеленела.
        - Ну а как ты хотела? - удивился Свиристель. - Контент повышенной жестокости. Даже для Севера. Все по-взрослому. Награды, кстати, тоже. Седьмой рой в прошлом месяце выбил сетовые наручи на сотку.
        - Ты забыл добавить, что до этого сетовая вещь упала там за семь месяцев до наручей, - мило улыбнулась Еля, - так что целесообразность вылазок не соответствует результатам и навару. Тем более там может не повезти еще на подступах, что обидно втройне.
        - Не отвлекаемся, - отрезала Мэй, - наш краснокожий брат устал от вашей трепотни. Самая задница - это непосредственно город. Там плотно заселились сектанты, я забыла кому они бьют поклоны, не суть, но эти парни крутят темные делишки. Запрещенная магия, мутации и все дела. Поэтому там не пещера с зелеными гоблинами, а полноценное жесточайшее мясо. Кстати, туда можно пройти только со стопроцентной ощущалкой. Меньше никак.
        - Поэтому я еще раз повторяю, - отчеканил Свиристель, обводя всех напряженным взглядом, - кто не хочет тратить нервы, милости прошу на выход.
        - Краснокожий брат идет с вами, - заявил я. - Уж очень интересно стало.
        - Хау! - улыбнулась Мэй. - Тропа войны зовет!
        - Да будут стрелы наши точны! - поддержала Еля. - А враги не устоят!
        - Скальпы… - умирающем лебедем прошелестел Плакальщик от двери. - Не забудьте про скальпы…
        - Ну и это, ага, - проворчал Свиристель, поднимаясь. - Разбиваем лагерь, мураши. Надо разведать город.
        Мэй дождалась, пока они скроются за дверью, подталкивая впереди Плакальщика, и повернулась.
        - Стартовый навык открыл? - полуутвердительно спросила девушка, сверкнув черными глазами. - Никому о нем ни слова.
        - И сам догадался, - ответил я. - Ты с перерождением идешь? Что за класс?
        - Самурай, - очень довольно улыбнулась Мэй. - Навык тоже есть. Рассечение. Голова трещит, если часто пользуюсь.
        - Я чуть не сдох, когда плетение разбудил. Сражение шло большое, - признался я, - не знаю, сколько я часов там махался. В капсулу только на второй день сунулся.
        - В игре каждый десятый примерно навык умудряется открыть. - Мэй тряхнула челкой. - Остальные или забивают, или получают небоевой. Чуять руду в земле, ковать легендарное снаряжение, ловушки строить из грязи и палок.
        - Ковать легендарки? - вскинулся я. - Тут и такое можно?
        Мэй покровительственно растянула в улыбке тонкие губы, отчего ее физиономия стала похожа на лисью мордочку.
        - На двадцатом уровне мастерства, - охладила она мой пыл, - несколько часов работы с массой заготовок, на которые времени уходит не меньше. И очень редкие и дорогие ингредиенты. С обновлением шанс станет совсем призрачным. Зато гарантированно смогут мастера из НПС, но только за сумасшедшие деньги. И с твоими материалами, конечно.
        - А эпическое?
        - Только трофеями.
        Я ощутил легкое разочарование. Впрочем, мои шаги по лестнице крафтеров тоже не семимильные.
        - Мэй! Ты чего застряла? - донесся снизу крик Свиристеля. - Помогай скорее! Там наши в подвале обгадились!
        - Бегу! - крикнула Мэй, повернулась ко мне. - Сходи к нашим, купи что-нибудь. А то так и хочется тебе деньжат подбросить. Из жалости.
        Показав язык, она стрелой умчалась вниз. Я забыл про город и чернила с алхимией. Уж очень вовремя появились гости. «Муравьи» народ шебутной и деятельный, они тут все перероют и везде сунут носы. Проще всего вписаться в их интересы, чтобы разведка округи стала эффективнее на порядок. Или я один брожу и ищу стог сена, или насекомыши широкой цепью во все стороны. Аккуратно расспросить, внимательно слушать, наблюдать.
        - Валите отсюда! Тут теперь наша база!
        - Что такое? - не понял я, выглянув в окно.
        Во дворе стоял десяток гномов, те самые «Лепреконы», с которыми у мурашей был союз. А сами «Муравьи» сосредоточились вокруг, вмиг став похожими на амазонских тезок - собранные, наглые, готовые драться. С гномами общалась Мэй, которую я разглядел окном ниже. Девушка ярилась, махала катаной и объясняла позицию их клана.
        - У нас перемирие! - орала Мэй, высунувшись до пояса. - Валите отсюда!
        - Ну так мы и не воюем! Нам нужен привал! - вразнобой ответили со двора. - Мэй коза! Это мы вас на замок вывели!
        - Напоминаю условия! Мы! Вас! Терпим! - надрывалась Мэй, размахивая катаной. - А вы! Не суете свои гнилые носы! В наши дела!
        - Я с твоими старшими поговорю, деревня! - заорал коренастый гном, отличающийся богатыми доспехами. - Сколько можно уже? Вы достали!
        Мэй метнулась вниз, по лестнице словно горох рассыпали, выскочила из башни и тут же схлестнулась с гномом. Зазвенело железо, брань взвилась до небес, полыхнуло чадным огнем, а площадь перед башней заволокло дымом. Я оторопело смотрел в окно, наблюдая, как сквозь рассеивающийся дым растаскивали Мэй и предводителя прибывшего отряда. Гном кривился и зажимал рассеченный нагрудник, а японка, местами опаленная, вырывалась из рук Свиристеля, отчаянно шипя и плюясь не хуже кошки.
        - И вот в подобное меня периодически зовут вступить, - сообщил я виверне, которая забралась на подоконник и тоже смотрела вниз с недоумением. - Кланы, политика, взаимопомощь. Представляешь?
        Виверна что-то прошипела, как мне показалось, пренебрежительное.
        - Вот-вот, - кивнул я. - Ни одного нормального альянса, все норовят друг друга сожрать или определить пиво подтаскивать. Фигня какая-то.
        Алиска пыхнула дымком.
        - Ты огнедышащая или что? - покосился я. - Вроде не было такого навыка, а?
        Когда Мэй и Свиристель вошли в кабинет, я сидел на подоконнике и болтал ногами.
        - Извиняюсь за безобразную сцену, - начал Свиристель, - но…
        - Да идут они… лесом! - взъярилась Мэй, хватая катану. - Достали!
        - Я за тебя извиняюсь, вообще-то! Где дух самурая и уважение к врагам? Сеппуку сделать или сама справишься?
        - Ты мне поговори еще, боец! - рыкнула Мэй, но попритихла. - Эти бородачи на разведку явились. Сколько нас, какие уровни, классы, экипировка, понял?
        - Да понял я, но зачем так сразу морды бить?
        - Вот такой я дипломат, - хладнокровно ответила Мэй. - Варнак?
        - Тут, - хмыкнул я. - Чем два дня будем заниматься?
        Мэй задумалась.
        Дверь с грохотом распахнулась и в нее влетел худощавый парень, Кистень.
        - Там это… Это!
        - Где мой чай? - рявкнула Мэй, стукнув ножнами о пол. - Почему без доклада? Ты оборзел, мураш драный?
        - Там тролли, капитан! Вон в окне видно! Куда-то идут втроем.
        - И что? - нахмурилась Мэй. - Хочешь победить тундрового амбала?
        - Обокрасть, - признался Кистень, переминаясь. - Мы сбегаем?
        - Ой, да валите уже, - оттолкнула его Еля, входя в кабинет. - Вас теперь палкой не отгонишь, от троллей этих гадских.
        Обрадованный Кистень скрылся за дверью.
        - Все какую-то реликвию ищут у троллей, - пояснила лучница, устроившись в кресле и закинув длинные ноги на стол. - Раздражают уже. Тролли и реликвия. Это несовместимо.
        - У них есть реликвия, - возразил Свиристель. - Я читал…
        - Хорош уже, - пресекла разговоры Мэй. - Отпиши мелким, пусть выдвигаются к городу. Разведка и все дела. Через два дня выходим. И Еля, будь любезна, возьми лучников, следопытов, и проверь где червь. Зря вы к нему полезли, чую - наломали дров, как обычно.
        - Чай будет? - вздохнула Еля. - Дай дух перевести. Первый день без драки.
        - Чай только что ушел за троллями, ты сама разрешила, заместитель, - флегматично пояснила Мэй. - И пусть лагерь уже разбивают под нашим этажом. А то сейчас опять разбредутся по норам, никого не поймаешь.
        - Лады, - зевнула Еля. - Только пусть без меня. Я завтра почервячу, сейчас на выход и баиньки.
        - Почервячу, - повторил Свиристель, оторвавшись от чата. - Ха! Надо запомнить.
        - Ты приказы капитана забываешь через минуту, - уличила Мэй. - Запиши в блокнот. Запомнит он, ага.
        Мэй встала и обратилась ко мне:
        - Разомнемся во дворе?
        - В смысле?
        - Тренироваться зовет, - пояснил Свиристель, подойдя к окну. - Капитан, все помчались. Семь человек в подвале еще, сейчас стационар установлю - их там кто-то кушает.
        - Даже слушать не желаю, - проворчала Мэй. - Варнак, помашем железом, а? Мы в паре пойдем в город. Надо притереться.
        - Почему не со своими? - спросил я, когда мы спускались по лестнице. - Из-за навыка?
        Мэй бросила:
        - Они не битые, как ты. Их по лесам не гоняли, они всегда с напарниками. Это расслабляет. А воин должен уметь биться без поддержки. Хоть со всем миром. И быть готов к смерти. А ты даже доспехов не носишь, но сюда добрался, а значит опыт есть. Мне это нравится.
        Мы отошли от замка за стены. Мэй положила пальцы на рукоять.
        - Атакуй!
        Я бросился вперед и бесславно сложился от неожиданного удара, который даже заметить не успел. Мэй ловко прыгнула, стелясь вдоль земли и врезала мне мечом, не вынимая из ножен, прямо в живот.
        - Больно?
        - Конечно, блин, - скривился я потирая место удара. - Тут хоть и не реал, но у меня стопроцентная чувствительность.
        - Тут нет чувствительности, - процедила Мэй, прищурившись. - Твое тело там, в капсуле. И оно не чувствует боли. У него не будет этого синяка, не будет переломов и оно не умрет. Это все сигналы, электронный мир, понимаешь?
        - Знаю, - немного опешил я от такого напора. - И все это знают.
        - Ты не знай, ты пойми, - продолжила Мэй. - Тут даже твоя скорость - плод твоего видения с телом, который ты притащил из реальности. А тут мы - чистое сознание, понимаешь?
        С этими словами она аккуратно поставила меч стоймя и запрыгнула на рукоятку, умостившись там на большом пальце ноги. Медленно выпрямилась и второй ногой сбила меч на землю. Я вытаращил глаза, видя как она падает, но медленно, будто парит. Не достигнув земли, она извернулась кошкой и расплылась в невероятно быстром рывке, в мгновение ока оказавшись рядом.
        - Понял?
        Я посмотрел в черные глаза, напряженные и злые. Аккуратно отвел меч от шеи и потребовал:
        - Повтори!
        Мы бились за стеной целый день. Уж не знаю, какие самураи были в реале, но Мэй запросто могла заткнуть за пояс по выносливости, наверное, современного боевого андроида. Катана свистела, едва не отрубая мне уши, застывала в миллиметре от тела, парировала топор так, что воздух стонал, а по округе прокатывалась воздушная волна.
        - Ты ощущаешь свою цепь, как часть тела, - пыхтела японка, осыпая меня градом ударов. - Так же управляй руками и ногами, понял? Тут даже притяжения нет и быть не может.
        Я так и не проникся. На второй день она утроила усилия, загнав меня до предела и заставив отцепить топор. Я плел цепью чуть ли не паутину, чередовал выпады и удары, попытки захватить юркую девушку и замотать в цепи, но так и не смог поймать эту шуструю японку. Выдержал сумасшедший темп до полудня и сдался. Ну их, такие издевательства. Я понял, к чему она ведет и суть этого законного читерства тоже уловил. Да только так и не продвинулся на новые уровни скорости.
        - Все, - выдохнул я. - Хорош, Мэй, я уже натренировался.
        - Ладно, слабак! - Мэй с досадой швырнула меч в ножны. - Пошли кого-нибудь грохнем. Чай только попьем.
        Штурм города был запланирован на завтра.
        «Муравьи» окопались в замкеосновательно. Массивные ворота водрузились на место, шпиль гордо хлопал флагом, а на стенах маячили два часовых. За эти дни, пока Мэй вышибала из меня дух, мураши парами или тройками разбрелись по окрестностям в хаотической разведке, больше похожей на поиски чего и где спереть, сжечь или подраться. Из окна было видно, что тундра покрылась дымами до самого горизонта. Свиристель погрузился в чат, а Мэй устала носиться по подвалу, то и дело выскакивая у стационара-воскрешателя, страшно дорогой клановой примочки в виде здоровенного столба с черепом на вершине.
        - Какая цацка! - восхищенно сказал я, когда понял, что это такое и оценил возможности. - Действительно класс!
        - А то! - хохотнул Свиристель, закрыв чат. - Ограничения, конечно, всю малину портят, а так, ты прав - это одно из преимуществ, за которые в кланы готовы вступать.
        Стационары стоили миллион каждый, пояснил Свиристель, не заметив, как моя челюсть едва не пробила пол. И действовали только в строго разрешенных местах. В клановых цитаделях, занятых дворцах, замках, селах, разбитых лагерях и тому подобное. Вдобавок, локация должна быть на достаточном удалении от любых эпических данжей, чтобы не позволять игрокам заваливать врагов трупами, прыгая в бой через секунду. Если где-то официальная война, то на таких землях его не поставишь. И разрушить его можно было парой ударов. А купить новый только через полгода. Главе. И не больше пяти на один клан.
        - Поэтому, если с нашим что-то случится…
        Увидев страдания, отраженные на лице паладина, я ехидно закончил:
        - По голове не погладят.
        - Лучше вообще не возвращаться, - буркнул Свиристель. - Сразу тут остаться жить или под землю, к гномам, в какие-нибудь глубокие норы.
        Череп раскрыл пасть, засветился, и к основанию столба упала Мэй. Вместо полотняной рубахи, как у других женских персонажей, Мэй щеголяла купальником. Девушка взвилась с катаной наголо, перекошенная от страха и бешенства.
        - Он! Меня! Сожрал! - завизжала она, сотрясая башню звуковым ударом. - Меня! О боги, как же он мерзко воняет! Какой же он тошнотворный и гадкий!
        - Восьмой заход, потом таймер кончится, - проводил взглядом Свиристель исчезнувшую девушку. - Ты кого там приютил, в подвале?
        Я развел руками:
        - Выползень какой-то, точно не скажу, он не представился.
        - Стандартом шел? - поинтересовался Свиристель. - Как умудрился? Там орава каких-то уродов хвостатых, прямо из стен хватают, с потолка падают. И не заметишь их, цвет меняют, сволочи.
        - Когда проходил - был всего один, - ляпнул я.
        - Первоход! Я же говорил Мэйке! - Свиристель довольно ударил кулаком в ладонь. - Ты элитное прошел, да?
        Я в душе обозвал себя нехорошими словами. Распустил язык, рачина. Надо было сказать, что вообще не ходил в подвал или слился на лестнице. Уже и про выползня разболтал.
        - Прошел, - буркнул я. - Она сильная, справится.
        - Фиг там, - отмахнулся Свиристель. - Босс слизень, раны затягивает. Толку с ее ногтечистки никакой, а она уперлась рогом. А там еще и страх навешивают со входа.
        Сверкнул череп, выпала Мэй. Зашипела кошкой, размахивая мечом во все стороны. Я опасливо подсел к столу с другой стороны.
        - Перерыв, таймер в ноль, - успокоилась она резко, как кнопку переключили. - Чай есть? Где мой чай? А ты чего вздрогнул?
        - Да вспомнил кое-кого, - усмехнулся я. В ушах отдались вопли Иримэ, мастера татуировок. - Тоже чай любит.
        - Хороший человек, наверное, - бросила Мэй. - Где кружка? Почему вода не кипит? Есть чай или нет, кто-нибудь скажет?
        - Сколько угодно, - улыбнулся Свиристель, кивнув в сторону походной кухни у окна и горы мешков в углу. - Заварка где-то в мешках, уголь на первом этаже. Хоть запейся.
        - Проклятые мураши, - проворчала Мэй, - вы совсем оборзели. Целый капитан без чая, весь день в суровых боях. Где мой оруженосец?
        Свиристель, пряча улыбку, глянул чат.
        - Скоро будет. Встретили троллей опять, пытаются разведать на предмет лагеря.
        - Что можно разведать у кучки тупых ходячих скал? - изумилась Мэй. - Нет, ты скажи? Все их ценности - жратва. А вождем выбирают самого вонючего. Какая, к черту, реликвия, а?
        С этими словами Мэй побрела вниз.
        Когда чай запарил в кружках, Свиристель спросил:
        - Навык не работает?
        - Попробуй резать кисель, - проворчала Мэй. - Вот тут как раз такой случай.
        В окно сунулась Алиска, увидела чаепитие и резво прыгнула прямо на стол, едва не снеся чайник.
        - Фу! - Мэй шлепнула по чешуйчатой заднице. - Брысь, я сказала! Ай!
        Алиска довольно перебралась ко мне и уселась на край стола, свесив хвост. Мэй сверкнула глазами и сунула в рот палец. Я положил виверне под нос кусок вяленого мяса.
        - Богато живешь, Варнак, - завистливо вздохнул Свиристель. - Легендарный пет.
        - Фолофранеф! - заявила Мэй и вытащила палец изо рта. - Топор привязанный и пет. Никто отобрать не может, ага? А с виду… Штаны купил и то муравьевые. Муравейные. Дерьмо, короче, а не штаны!
        - Чегой-то у нас штаны плохие? - обиделся Свиристель. - Мастер шил.
        Мэй злорадно рассмеялась, а Свиристель набычился. На штанах и ботинках, которые я купил у «Муравьев» стояла его метка, как изготовителя.
        - Да хорош язвить, - поморщился я. - Разведали вы город или нет?
        - Возвращаются, - пояснил Свиристель. - Несут скрины, видео, маршрут. Еля, наверное, уже и план вчерне накидала.
        Мэй фыркнула, как мне показалось немного уязвленно.
        Совещание прошло сумбурно. Свиристель, Мэй и Еля планировали операцию, Плакальщик удалился в реал. Наступать решили по утренней росе, когда солнце достаточно осветит окрестности. Группы «Муравьев», заканчивая разведку, по широкой дуге обошли холмы и начисто вырезали пару кочевий, слаженно прокатились вдоль границы города, поодаль от ветхих стен и подтянули союзников «Лепреконов» на предмет завтрашнего действия.
        Еля пообщалась с «Лепреконами», которые давно уже точили зуб на Заброшенный город. Обе стороны решили штурмовать с разных сторон, а там как повезет. У союзников в ходу был строй, длинные копья и короткие мечи. И полсотни гномов, закованных в тяжелые доспехи имели неплохие шансы добраться до дворца, если часть обитателей перекинется на «муравьев». Мураши же почти поголовно обожали ближний бой, подраться любили, но со строем дружить не хотели. Тройками и парами они выступали в сражениях, давно сработавшиеся напарники прикрывали друг друга, ускользали от групп противника и предпочитали молниеносные наскоки везде, где это было возможно. Вдобавок группу разбавлял десяток лучников и убийц, пара донельзя своеобразных магов и один-единственный почтенный гном, мастер по ловушкам. Как он затесался к игровым отморозкам мне было не понятно.
        - Мы с тобой на острие! - Кулачок Мэй ударил в плечо. - Напарник.
        - Слушай, напарница, - я тоже ответил легким тычком в плечо девушка, - все забываю спросить. Где ты взяла катану?
        - Ах, это… - Мэй крутанула меч. - Это за деньги. Обложка, образ, скин. На самом деле он выглядит так.
        Катана подернулась дымкой и исчезла. Вместо изящного тонкого лезвия в руках Мэй застыл странный прозрачный меч, с легкой гардой и острым, как игла кончиком. По поверхности змеилась вязь символов, то исчезая, то вновь появляясь.
        Свиристель подавился чаем:
        - Это то, о чем я думаю?
        Мэй самодовольно улыбнулась, задрав нос.
        - Не ожидал, что своими глазами увижу, - прошептал Свиристель, разглядывая хищное прозрачное лезвие, - сетовый «Путь верных слову». Охренеть просто!
        Мэй вернула вид обратно, сунула катану за пояс.
        - Прибью, если разболтаете, ясно?
        Мне этот «Путь» вообще ничего не говорил, я только кивнул, а Свиристель едва лоб не разбил об стол, до того быстро согласился не болтать.
        - Такой штукой можно командующих Хаоса резать в лоскуты. Мэй, а ты точно командир? - Свиристель завистливо вздохнул. - Может ты вообще глава?
        - Глава диких мурашей? - рассмеялась Мэй. - Мне здоровый сон дороже! Где, черт возьми, насекомыши? Пора выдвигаться.
        Меня привязали к их стационару еще вчера, так что через час портал поглотил толпу мурашей и мы выпали возле города. Вернее того, что от него осталось.
        - Какого?.. - ошарашенно выдохнула Еля. - Что тут стряслось? Где город?
        Вместо города впереди оказалось перепаханное пространство. Редкими шляпками виднелись уцелевшие кирпичные здания, а все остальное пространство бугрилось широкими полосами взрытой земли, будто тут пронесся плуг великана.
        Мэй подошла к ближайшей полосе вывороченной земли и принюхалась. Спрыгнула на дно, пнула землю и с усилием выбросила к нашим ногам грубую коричневую чешуйку размером с поднос.
        - Червь, - нахмурился Свиристель. - Это ведь он?
        Мэй выбралась из канавы, отряхнула руки, быстро подпрыгнула и залепила парню подзатыльник.
        - Я говорила не лезть в вулкан? - яростно закричала она. - Я говорила не трогать этого червяка? Долбаные мураши! Вы все обгадили! Снова! Еля! Сюда иди!
        - Да ну тебя! - Лучница спряталась за Плакальщика. - Нам же проще! Города нет, вон храм торчит, я отсюда вижу башенку.
        - Точно?!
        - Ты мелкая, - ткнула Еля пальцем, - вон он стоит. Подпрыгни еще раз.
        - Дайте только вернуться, вы у меня в этом рое будете месяц бойцами бегать. Заместители, тоже мне! Зачем мне заместители? Что вы натворите, замещая? Тундру сожжете?
        Плакальщик вскинул руки и между пальцев замелькали крохотные светлячки.
        - Все в круг! - скомандовала Мэй. - Нытик начал!
        Благословение Слез, как мне объяснила Еля перед выходом, было мощнейшим заклинанием поддержки. Плакальщик получил его стартовым уникальным навыком, его можно было использовать один раз в две недели и накрыть до сотни человек. Это был абсолютный щит от всех проклятий и заклинаний не физического воздействия. Целый час Слезы отражали на колдующего все его проклятия, удушения, страх, панику и прочие подлые штучки. Вдобавок Слезы внушительно повышали сопротивления ко всем стихиям. Полезная штука.
        - Рассыпались группами! Гномы уже выступили! - рявкнула Мэй. - Варнак, ты со мной!
        Мураши парами и тройками брызнули в стороны, образуя широкую редкую цепь и исчезли среди валов перепаханной земли. Мы с Мэй пошли прямо, к виднеющемуся впереди храму. Возле него город не был так разрушен. Заброшенные дома таращились провалами окон, в тишине слышались только наши шаги. Храм постепенно приближался, нависал над нами и ощутимо давил огромными стенами.
        Он напоминал темный наконечник копья, стремящийся разорвать потемневшее небо. Уцелевшие улочки наполнились вдруг шепотом, тихими стонами и звуком легких шагов. Мэй вздрогнула, а я едва не заорал от неожиданности, когда со всех сторон загрохотало, зазвенела сталь и город наполнился воплями и криками мурашей. Тряслись дома, над крышами мелькнули стрелы, а мы стояли перед храмом и на нас никто не нападал. Закрытая резная дверь заскрипела.
        Мы отшатнулись от открывшегося провала. Из черноты проема выскочила маленькая фигурка и бросилась к нам, вытянув руки и воя, как баньши на болотах. Я успел отреагировать, оттолкнув Мэй в сторону. Сверкнул топор, под ноги упало маленькое изломанное тельце, похожее на упыриное.
        Голова покатилась в жуткой тишине, разбрызгивая черную кровь, наткнулась на кирпич и остановилась. Дернулась, перевернулась на обрубок шеи, продемонстрировав гротескное детское лицо. Глаза распахнулись и мы со страхом увидели, как их заливает чернота. Зрачки засветились красным, а уголки губ поползли к ушам, разрывая щеки. Показались длинные иглы зубов, голова распахнула невероятно широкую пасть и издала пронзительный вопль.
        - Чем она кричит? - пролязгала Мэй зубами. - Вон ее тело и легкие!
        - Тебя это интересует сейчас? - проворчал я, стараясь не удариться в панику. - Тут что-то не то, Мэй.
        - Глянь, - напряженно ответила Мэй. Она смотрела на храм и переменилась в лице. - Лучше бы тут были орды монстров.
        Я обернулся. Из теней под крышей храма выступили четырехрукие тонкие фигуры. Женские тела были облачены в белые тряпки, руки и ноги плотно обмотаны бинтами. Лица тоже облегали бинты, местами заляпанные грязью. Открыты были лишь глаза и я передернул плечами от отвращения. Нечеловеческие, выпуклые, они не имели ни зрачков, ни радужки. Только ярко-красные пятна, которые медленно переливались, изредка просвечивая белым. Руки сжимали оружие, а тонкие ступни не отрывались от земли, ощупывая каждый камень и трещинку гибкими пальцами.
        - Это кто? - прошептал я пересохшим горлом. - Мэй?
        Девушка чуть присела, широко расставив ноги в низкой стойке, сгорбилась и напряглась. Катана уже была в ножнах, пальцы вцепились в рукоять, а она словно окаменела.
        - Сестры Ринн. Вот они где, оказывается, обитают. У нас проблемы, Варнак, очень большие проблемы.
        Я встал рядом. Над городом летала пыль, грохотало со всех сторон, доносились яростные вопли мурашей, а им вторил рев, визг и сумасшедший хохот.
        - Уйдите с дороги! - рявкнул я кошмарным сестренкам. - Мы все равно пройдем!
        - Та, что слева, с топорами - Миса, - бубнила Мэй, по-прежнему не шевелясь. - А мечница - Келей. Кого берешь?
        - Хрен его знает, - прошептал я, - я их одинаково боюсь до усрачки.
        - Тогда на кого нападут.
        Сестры подергивали головами, наклоняя их то к одному плечу, то к другому, напоминая заводных кукол. Но двигались плавно, белые тряпки развевало на ветру, скрадывая движения. Две пары рук постоянно выписывали в воздухе узоры оружием, мешая сконцентрироваться и путая. Сестры разом прильнули к стенам и медленно двинулись к нам, заходя с двух сторон.
        - Спина к спине! - рявкнул я. - Живо!
        Мэй вжалась в меня, едва не опрокинув. Я закрутил топор над головой, образовав шелестящий круг. Мэй, пользуясь тем, что была ниже на две головы, собралась и приготовилась к атаке. Сестры замерли, жутко глядя кровавыми буркалами, и размазались в движении, бросившись на нас.
        Не знаю, что там успела Мэй, но я умудрился хлестнуть топором по размытой фигуре. Звякнуло, полетели искры и я услышал гнусный смешок. Мечница Келей успела шагнуть вперед, пропуская полумесяц топора за спиной, и теперь держала его в правой руке, успев поймать за топорище на лету. Она наклонила голову, из-под бинтов вылетело облачко пара и продирающий до костей смешок. Я не успел предостерегающе заорать, как цепь рвануло вперед и я полетел прямо на лезвия мечей.
        Перед Келей возникла, как из под земли выскочила, Мэй, едва успев за миг до того, как меня рассекли бы лезвия сестры. Затрепетала, как пламя, катана, слилась в шелестящую полосу, едва успевая за своей владелицей. Я пролетел мимо и пробил телом кирпичную стену хибары. Кашляя и отгоняя пыль, посеченный кирпичами, я с трудом поднялся и пробрался к выходу.
        Мэй билась вровень с противницами. Я вытаращил глаза, видя как маленькая японка орудует мечом, умудряясь ввинчиваться в любую брешь. Она не просто выстояла под двухсторонней атакой, она напала сама. Рассечение, дошло до меня. Катана резала воздух, резала стены домов, резала все, что попадалось под узкое лезвие. Под ногами валялись обломки одного меча и пары топоров. Подергивалась в пыли верхняя правая рука Мисы, сжимая оружие. Сестры молча и бесшумно мелькали вокруг Мэй, явно боясь парировать. Я заорал и послал в полет цепь.
        - Ложись!
        Мэй резанула еще раз, быстрым, неуловимым ударом, угодив прямо по животу Келей. Бинты лопнули, мелькнула голубая кожа и длинный разрез, сквозь который густым потоком хлынула прозрачная жидкость. Мэй упала плашмя, а над ее головой со свистом ударила цепь. Звенья яростно зазвенели, извиваясь в пляске. Я ускорил их, как только мог, стараясь не прибить девушку, прижавшуюся к земле. Голову резануло болью, но цепи уже послушно разогнались, выписывая петли и окутывая две жуткие фигуры со всех сторон. Кольца затянулись, столкнули сестер вместе, переплели в металлический клубок, и теперь звенели под градом их ударов.
        Мэй взлетела с земли, поджав ноги и рубанув плоским, хлестким ударом. Сестры исчезли, только мелькнули две призрачные тени в проулке, рассыпался удаляющийся злобный смех, да упали в лужу прозрачной крови мои цепи и несколько рассеченных бинтов.
        - Сучки! - выплюнула Мэй, хрипло дыша. - Ушли…
        Я доковылял до нее и дал руку. Мэй, кривясь и хватаясь за бок, вцепилась, и дрогнувшим голосом добавила:
        - Я билась на турнире Стали в прошлом году и уступила только беловолосой из «Псов» с глазами кицунэ. Но сестренки - кошмар во плоти. Они бы там порубили и участников, и болельщиков. Какой ненормальный, ударенный на голову, сумасшедший полудурок их выдумал и прописал?
        Риторический вопрос я оставил без ответа. Мы позволили себе минутный перерыв, поправляя здоровье эликсирами. Если бы не Плакальщик, то мы бы тут и минуты не продержались. Мэй сообщила, что только дебафов на нас пытались навесить около пятнадцати. И на три из них не было защиты. Никакой. Кроме благословения Слез.
        - Идем дальше. - Мэй указала на открытый дворец. - Путь свободен.
        - Мураши? - Я прислушался к звукам битвы. - Ждем?
        - Догонят, - отмахнулась японка. - Тут каждая минута на счету. И «Лепреконов» могут смять, а потом перекинуться на нас. Или Ринн вернутся. А второй такой бой я не вывезу. У меня в голове уже плывет…
        Я особых повреждений не получил, снес стену дома только, да выложился плетением. Поэтому я прижал к себе одной рукой Мэй, другой перехватил поудобнее топор. Мы вошли в храм, оставив в пыли две кривые цепочки следов и длинную полосу от катаны, которая болталась в руке японки, кончиком царапая землю.
        Высокие окна во всю стену, густо исписаны рунами. Прямо в центре высился алтарь. Огромная, потемневшая от времени статуя, местами сколотая и выщербленная. Она изображала женщину, в вуали, скрывающей лицо. Вскинутые руки держали каменный меч, будто готовясь ударить в жертвенную чашу, размером с колесо, утопленную в камень у основания. От спины статуи простирались в стороны каменные крылья.
        Мэй остановила меня на расстоянии вытянутой руки. Придирчиво осмотрела статую, мазнула, присев, край чаши пальцем. Я с немалым опасением поглядывал на каменное изваяние. Вроде и женщина, как женщина, длинное платье, вуаль, лица не видно, но статуя была так проработана, так четко изображена в застывшем движении, полном угрозы, что казалось меч сейчас ударит и разрубит Мэй пополам. У женщины было четыре руки. Две нижних держали странные кубы, испещренные неведомыми знаками.
        - Расслабься, Варнак, - произнесла Мэй, не оборачиваясь. Ее руки что-то достали из инвентаря, а в алтарную чашу упал тяжелый предмет. - Все так, как должно быть.
        - Объясни! - потребовал я, шагнув вперед. - И что это такое?
        Моему взгляду открылась чаша, на дне которой пульсировало что-то темное - черный, мерно сокращающийся клубок, размером с голову.
        - Сердце Ильферии. Крылатой Воительницы, богини битв.
        Я обернулся на голос. В проеме стоял Свиристель в посеченных доспехах, закопченный, изрядно потрепанный, но страшно довольный.
        - Такой же обряд сейчас делают все рои. А старшие держат оборону на побережье, у главного храма Ильферии. Да только никто не знает о наших планах.
        Три широких наконечника копий с хрустом вышли из груди Свиристеля. Паладин вскрикнул и свернулся коконом. В храм влетели несколько гномов и бросились в атаку, шустро перебирая ногами. Я успел размахнуться и только. Мэй позади меня вскрикнула, лязгнула сталь, и больше я ничего не успел услышать.
        - Ну не совсем никто, - как ни в чем не бывало продолжил Свиристель, когда я выпал у черепа в замке. - «Лепреконы» планировали вытащить из небытия своего бородатого дурня.
        Паладин уже облачился в доспехи из сундука и поджидал у стационара-воскрешателя.
        - Вот они что тут делали, - проворчал я, поднимаясь с пола. - А вы вернули богиню, значит…
        Сверкнуло и мне на голову сверзилась Мэй. Ловко оттолкнулась от плеч и мягко упала на корточки.
        - Секретная миссия, ага, - буркнул я. - Нехорошие вы люди, мураши.
        - Прорваться могла только Мэй, да и то с минимальным шансом. Сестры Ринн положили бы любого из нашей группы не вспотев. А ты здорово помог, Варнак.
        - Могли бы и прямо сказать.
        - А если бы ты отказался? - спросила Мэй, не отводя глаз. - Было такое мнение от старших, что у тебя интересов нет в божественных драчках. А если и есть, то уж точно не Ильферия. А лезть в чужие разборки пушечным мясом…
        - Должны будете, - ответил я. - С вас одна военная операция и без условий. Слово было сказано.
        - Идет, - обрадовался Свиристель, протянув руку. - Старшие одобрят.
        - Отлично, - улыбнулся я, пожал ему руку и пробил в челюсть.
        Свиристель рухнул, врезавшись в шкаф и с громким грохотом разломав его в щепки. В кабинет влетела Еля с луком на изготовку и замерла, растерявшись.
        - Ну это перебор, - пожаловался Свиристель, потирая шею. - Мэй скажи, а?
        - В самый раз, - сурово отрезала японка. - Я предлагала сказать, как есть. Это они все, конспираторы хреновы, в темную тебя разыграли. Вмажь ему еще разок. И этой курице тоже.
        - Сама такая! - заявила Еля, быстро скрывшись за дверью. - Я простой солдат, что сказали, то и делаю.
        - Военная операция за нами, - неодобрительно покосилась Мэй в сторону двери. - Слово. Если не сдержат - сама пошинкую этих мурашей.
        Свиристель выбрался из обломков.
        - Мир?
        - Мир, - кивнул я. - Гномы не успели?
        - Неа, - улыбнулась Мэй. - Сердце исчезло, когда я улетела.
        - Все в норме, - заявил Свиристель, - старшие отписались, квест главы закрыт. Ильферия возвращается. Завтра с утра будет игровое объявление, таймер тикает. А в горах неслабо так рванут пуканы. Думаю, как вулкан средних размеров.
        - У нас еще день свободный, - заявила Мэй. - Надо собираться понемногу и сворачивать лагерь. Я от местных реалий с повышенной жестокостью скоро с ума сойду. И так уже глаз дергается. Варнак ты с нами?
        - У меня еще дела в тундре.
        - Расскажи, - серьезно попросила Мэй. - Мы кочуем, много всего открыли на карте.
        Я отрицательно помотал головой.
        - Ладно, - вздохнула девушка. - Я бы помогла, если что. Должок все-таки.
        - Сестры не очень старались, да? - спросил я напрямую. - Хоть и про должок я запомню.
        - Не в полную силу, скажем так, - подтвердила Мэй. - Они враги Ильферии, так что храм их здорово ограничивал, но если бы мы оказались совсем овощами, то порубили бы в миг. Поэтому шла я. И ты. Еще на «Лепреконов» много обитателей оттянулось, так что та троица - их топы - чудом проскользнула.
        - Интересно, - тут же влез Свиристель. - А чем ты так хорош, Варнак? Что у тебя в кармашке?
        - Ничего, - тихо и выразительно ответила Мэй, повернувшись к паладину. - Ничего. Доступно объяснила?
        - Предельно, капитан, - скис Свиристель. - Да я любопытства ради и только.
        - Закрыли тему.
        Я решил, что мне на сегодня достаточно впечатления.
        - Я в реал, дела зовут.
        Мураши попрощались, я вышел из игры, покинул капсулу и потянулся, разминая затекшее тело. Обиду на насекомышей я не держал. Наоборот, в плюсе остался. Кто знает, что там будет в Трех Могильниках, а поддержка злых и отмороженных «Муравьев», которые вцепились в десятое место топа жвалами, уж точно лишней не будет. Я завистливо покачал головой. Вернуть из небытия древнюю богиню. Сколько же им отсыпят наград? Страшно представить. Ничего, я скоро тоже что-то подобное отчебучу. Надо только добраться до этих Курганов, а потом ждать затмения, качаться, развиваться и все такое.
        Поборов сонливость, я побрел в душ. Нужно было еще за покупками сходить, кашеварить на кухне, курнуть… Скучная бытовуха ласково обняла меня за плечи, подталкивая к ванной комнате.
        Глава 12
        Вернувшись в игру я, к своему удивлению, никого не застал. В башне было пусто. Во дворе мелькали редкие игроки, кто-то размахивал руками на стене, то ли сигнализируя, то ли гимнастику делал. Командиры мурашей отсутствовали. Многочисленные пожитки «Муравьев» исчезли, остался только переносной склад и череп, внезапно засветившийся и выплюнувший взъерошенную Елю. Она тоже носила купальник, вместо стандартной рубахи. Я чуть слюной не подавился, уставившись на прелести эльфийки, едва прикрытые тонкими полосками ткани.
        - Куда это ты смотришь? - Еля поднялась с пола, колыхнув крупной грудью. - А? Пошляк, у меня сейчас кожа задымится!
        - Ну началось, - хмыкнул я, глядя как она ныряет в сундук и роется там, оттопырив задницу. - Эти ваши эльфячьи заигрывания.
        - Ф-фу, блин, узковато, - пропыхтела Еля, с трудом пролезая в рубаху и натягивая штаны. - Тут могли бы и по щелчку сделать. Пока это все наденешь…
        - Где народ?
        - Да где попало! - пожаловалась Еля. - Разбрелись, кто куда. Лагерь «Лепреконов» жгут, Кистень, придурок, к троллям полез, нашлось их стойбище все-таки. Мэйка рубится в тундре с носорогами, натаскивает молодняк. А остальные - кто в реале, кто в подвале твоем позорном.
        - Почему позорном? - поразился я. - И с какой стати он мой?
        - Ну крепостица твоя, значит и подвал тоже, - заявила Еля, достав лук. - Как раз меня там и сожрал только что слизень. До чего же мерзкий, скажи?
        Она зябко передернула плечами.
        - Вы когда уходите?
        - Свиристель зайдет и телепортируемся. Как раз придурков с Кистенем тролли прибьют и лагерь гномов сожгут.
        - А «Лепреконы»? - не понял я.
        - Свалили, кроты бородатые, - презрительно бросила Еля. - Как только поняли, что пролетели, так и ушли в обратно в горы. Ну или где там их цитадель. Не помню точно.
        - Слушай, ты какие профессии качаешь? - поинтересовался я, вспомнив об этом аспекте игры, который у меня болтался на позорном никаком уровне, за исключением татуировок. - Если не секрет?
        - Алхимик, заклинатель и ученый, - ответила она, качаясь на стуле. - А что?
        - Думаю освоить подходящую, интереса ради, - признал я. - Выгодное дело или так? У меня пока только татуировки на первом.
        Еля уставилась на меня, как будто в первый раз увидела. Я даже голову пощупал - не выросло ли там чего лишнего.
        - Знаешь, честно тебе скажу, - начала она, - тебе бы в стартовые локации. Там и надо начинать. Тут ресурсы уровнем выше, ты их не добудешь. А что добудешь - использовать не сможешь, пока предыдущие уровни не подтянешь.
        - Логично, конечно. Я пока с выбором не определился даже.
        - Вот-вот! - Палец лучницы уставился в потолок. - Прикидывай, что из всей этой тоскливой скуки меньше всего тебя будет бесить. И выбирай. Сено в полях резать, соревнуясь с травоядными. Рубить кайлом в пещерах, отбиваясь от местных обитателей. Или цедить из неведомых зверушек интересные жидкости из интересных мест во славу алхимии и философского камня.
        - Фу, блин! - скривился я. - Травником не так гадко прозвучало.
        - Да по тебе видно - какой ты травник-собиратель! - хохотнула Еля. - Ты зачем играешь, все хотела спросить?
        - В смысле?
        - Ну я играю, потому что в реале инвалид, - неожиданно призналась Еля. - Есть работа в сети, есть деньги, муж даже вполне себе нормальный. Хоть и в командировках постоянно.
        - Сочувствую, - произнес я, ощущая себя не в своей тарелке. - Это…
        - Да это хреново, - помрачнела Еля. - Но тут у меня есть ноги. Я бегаю, прыгаю, хожу. Это здорово. И все такое реальное, четкое. Мир вокруг, как настоящий. Волшебный. Чудовища, феи, гномы, боги… Понимаешь? Тут весело, нескучно, тут будто и действительно новый путь. Если перенос сознания изобретут, то я первая в очередь встану.
        Мы помолчали.
        - Нагрузила? - улыбнулась Еля через пару минут. - Да?
        - Есть немного.
        - Народ, кстати, давно эту тему мусолит с переносом. Но все на уровне баек и слухов. Ты как думаешь, скоро такие технологии появятся?
        Я не успел ответить. В дверь ввалилась Мэй, чем-то недовольная. Она сразу раскочегарила печь, с руганью стала искать чайник, да отмахивалась от Алиски, которая симпатизировала девушке и норовила грызануть за ноги. Почти тут же замерцал воздух и в игру вошел Свиристель.
        - О! Все в сборе! Еля, ты чего такая потрепанная?
        - Да слизень этот, будь он неладен.
        - Его наши так и не прошли? Или прошли? - спросила Мэй, отгоняя пинком виверну. - Все не спросила. Вчера вечером собирались всей толпой его прибить.
        - Кстати, да! - оживилась Еля. - Сейчас узнаю, кто-то копошился у подвала, когда я улетела.
        Только она пропала за дверью, как ввалился Кистень, ворюга с хорошо прокачанной скрытностью, непомерными амбициями и крайне довольный собой. Начал он громко и пафосно.
        - Я совершил сегодня очень опрометчивый, но смелый поступок! - заявил он смущенно, но горделиво. - Это апофеоз всей моей деятельности! Высшее достижение!
        - Проколол пупок? - спросила Мэй.
        - Нет.
        - Татуировал пупок? - предположил Свиристель.
        - Нет!
        - Да расскажи ты уже про свой пупок, - надавил я, - нам всем интересно!
        Мэй прыснула, а Свиристель захохотал.
        - Да хватит про пупок! Вы достали! - занервничал Кистень, роясь в инвентаре. - Я проник в логово троллей! Вот! Смотрите и завидуйте!
        С этими словами он водрузил на стол метровую сушеную рыбину. У нас отвисли челюсти, а Мэй даже стала похожа на персонажа из их аниме, с глазами в половину лица. Вяленый экспонат отдаленно напоминал осетра вытянутым рылом и крупной головой, но на этом сходство с благородным носителем дорогой икры заканчивалось. Корявое червеобразное туловище щетинилось разбросанными невпопад плавниками, похожими на сушеный укроп. От головы до хвоста пролегал шипастый гребень тошнотворно-зеленого оттенка, чешуя же была серой, как жизнь бомжа из теплотрассы. Четыре мутных глаза тоскливо и незряче пялились на окружающий мир. Алиска в страхе вылетела в окно, едва увидев это чудо.
        - Это что? - поморщилась Мэй, ткнув уродца ножнами. - Что за гадость? Фу!
        - Да лучше бы ты проколол пупок! - заорал Свиристель и прыгнул к окну. - Все наверх! Немедля! В чат отпишите - кто на выходе, пусть валят подальше!
        - Что такое? - Мы с Мэй переглянулись. - Ты чего завелся?
        - Это… этот… - задохнулся от ярости Свиристель, схватил за грудки Кистеня и принялся трясти. - Ты идиот!
        - Я все сделал, как надо! - взвыл Кистень, стараясь не прикусить язык. - Никто меня не видел, тревоги не было! Я на цыпочках и следы запутал, клянусь!
        - Поясните, что ли, а то я не понимаю истерики, - попросила Мэй. - Да, Варнак?
        - Согласен.
        Свиристель отпустил Кистеня и процедил:
        - Это священная реликвия троллей, дурни.
        - Эта вобла? - поразился я. - Почему именно…хм…это?
        - А я знаю? - вызверился Свиристель. - Нам валить надо срочно! Тролли уже на подходе, я уверяю. Они свою реликвию чуют, как собаки!
        Кистень поправил воротник и бросил быстрый взгляд в окно.
        - Да навешаем им и все дела, - предложил он, немного подумав. - Что там? Три-четыре тролля. Вывезем, как два пальца об асфальт.
        - За реликвией придет все племя, идиот, - прорычал Свиристель, лихорадочно рассылая сообщение сокланам, - сколько их там? Десятков пять? Шесть?
        - Так, нам срочно нужен доктор для Кистеня, - вставила Мэй. - Очень срочно.
        - Какой? - пристыженно спросил тот.
        - Хороший доктор, умелый. Ветеринар, на худой конец. Вивисектор.
        - Зачем?
        - Починить трындец в твоей голове, оруженосец! - рявкнула Мэй. - Иначе я сама…
        Что она сделает сама никто не узнал. В окно влетел громадный булыжник, разворотил ставни и врезался в стену, слегка искромсав осколками мебель и нас четверых.
        - Началось, - буркнул Свиристель, - хватай мешки и телепортируемся. Задание старшаков выполнили, какого мы тут сидим?
        - Куда прыгнем? - спросила Мэй, достав пачку свитков. - Варианты?
        - Чешем на восток, к орчатнику, меня достали уже местные реалии. Если там все травой не заросло, на старой базе, - торопил Свиристель. - Народ, в темпе вальса!
        Топот ног и возмущенные вопли были ему ответом. Дверь распахнулась и в комнате мгновенно стало битком. Муравьи похватали, что могли и летели на зов, подальше от троллей с их дубинами, магической сопротивляемостью и людоедскими наклонностями. Мэй порвала свиток и в комнату хлынул горячий воздух, принеся запах полыни и стрекот кузнечиков.
        - Мураши! - рявкнул она. - Мигрируем в степи! Хватит тут морозить задницы, пора разнообразить досуг актами убийств, грабежей и насилия! Вперед!
        Муравьи заорали, потрясая оружием. Снизу ответили еще более грозным ревом, а башня зашаталась под могучими ударами. Игроки спешно погрузились в портал один за одним. Последней в комнату забежала Еля, таща сложенный стационар-воскрешатель, подмигнула мне и прыгнула в портал.
        - Варнак, прыгай с нами, - крикнула Мэй, пинком отправив в портал печь и лихорадочно забрасывая следом мешки. - Тролли разнесут тут все по камешку. Базы, считай, уже нет. Мы из степей к старшим двинем, по дуге.
        - Мне надо на север, - я скрипнул зубами, проклиная предприимчивого Кистеня и его апофеоз идиотизма. - Может свидимся еще, земля круглая.
        - Тогда до встречи!
        Мэй врезалась в меня, неожиданно поцеловала в щеку и рыбкой прыгнула в портал. Светящийся овал замерцал и потух. Алиска мелькнула в развороченном окне, а я остался в трясущейся башне.
        - Да к черту! - выругался я и вскочил на развороченный подоконник. - И телепорт не догадался взять у Мэй!
        Я вскарабкался по битой черепице к шпилю, глянул по сторонам. Массивные серые монстры методично разносили стены, плотной цепью окружив замок, топтали развалины караулки, а трое особо крупных особей с ревом били дубинами по башне.
        - Долбаные мураши! - хмыкнул я, цепляясь за шпиль. - И тут все обгадили!
        Башня тряслась все сильнее, камни в стенах шевелились и выдвигались из пазов. Во двор крепости влетел совсем уже громадных размеров тролль, на пару голов выше собратьев, а дубина в лапах была, похоже, из цельного дуба. С яростным ревом он тремя ударами обрушил половину стены, башня накренилась, я с воплем полетел вниз, сопровождаемый кучей камней и истошным криком Алиски с небес.
        - Хватит на сегодня, - сказал я темноте и таймеру. - Пусть разносят все к черту.
        Капсула открылась и я выбрался из нее, потягиваясь и зевая. На часах было два ночи, завтра я планировал свалить в тайгу с ночевкой, развеяться и пострелять. А то уже ощущал себя полноценным задротом, торча в капсуле по двенадцать часов в сутки, а то и больше.
        В игру я вернулся только через два дня. Развеялся, отдохнул и хорошо провел время. В отличие от моей крепости. Уже бывшей.
        - Ну здравствуй, новый день, будь ты неладен.
        Я очутился в развалинах башни, вокруг которой были живописно разбросаны каменные глыбы. Тролли порезвились основательно, не оставив ничего крупнее валуна с мою голову. Разломали даже крепостную стену с караулкой. И нагадили посередине двора.
        - Вот уроды, - чертыхнулся я, вызвал Алиску и покинул побоище. - Тролли, что тут скажешь?
        Алиска куснула мое ухо, сердясь за позавчерашнее приключение, но быстро порхнула ввысь и нарезала широкие круги, изредка бросаясь на ворон. Я же решительно не знал, куда двигаться. Свитков не было, камень воскрешения в инвентаре, цель не локализована.
        Поразмыслив, я выбрал направление опять на север и поплелся по унылой тундре. Изучив форум, я понял, что впереди меня не ждут никакие поселения, лагеря или что-то интересное. Только кочевые стойбища и подземелья. Местоположение Трех Курганов по-прежнему было неизвестно, что приводило меня в раздражение. С мурашами я этой информацией не делился, справедливо опасаясь расспросов.
        Тундра основательно утомила однообразием и весь день я потратил на унылые скачки на носорогах. Заметив издали толстокожего гиганта, я скрывался в невидимости, подкрадывался, запрыгивал на шею, стараясь удержаться, и лупил топором. В первый раз такой зверь, почуяв непрошеного наездника, дернул головой и длинным рогом угодил мне прямо в лицо. Воскреснув и пересмотрев тактику, я повторил маневр, на этот раз плотно прижимаясь к зверю. Победа далась с немалым трудом, носороги щеголяли большой массой тела, толстой кожей и могучим здоровьем.
        Капал понемногу опыт, в инвентарь периодически падали рога, куски кожи и склянки с кровью. Алиска пухла от опыта, я ревниво косился на полоску у своего персонажа, не так активно пополняющуюся. Таким образом я и путешествовал, в сумерках продолжая избиение носорогов, ползая рядом в невидимости, пока восстанавливалось здоровье, и ища отбившегося от стада слабого или больного. Возникали и пропадали за спиной каменные лабиринты, одинокие горы, испещренные пещерами. Несколько раз я зарывался в мох, прячась от групп нежити странного вида, под руководством совсем уж аморфных демонов, покрытых шерстью с головы до ног.
        На следующий день нашел место, где носороги толпились стадами. Трава тут была погуще, носороги нашли укрытие в здоровенной яме, чуть не с километр в диаметре и благополучно паслись, ревниво прогоняя овцебыков, изредка приближающихся к выпасу. Журчал родничок на дне, бойко разбрасывая мелкие капли, а животные явно никуда не собирались. Идеально.
        - Все, хватит тащиться, аки краб, - твердо решил я, внутренне укрепившись, - да начнется унылое задротство.
        Носороги тут были жирнее, злее и отличались исключительно склочным характером. Родео оказалось жутко выматывающим и нелегким делом, но компенсировалось хорошим притоком опыта. Я плюнул на все, дал слово, что не выберусь отсюда пешедралом, а воспарю на собственной виверне, как настоящий герой и блистательный искатель приключений.
        Семь проклятых дней я бился с носорогами под тусклым северным солнцем. Я убрал личку, почту и все остальное, и с упоением задрота, дорвавшегося до своей первой игры, лупил и лупил животных, огребая от них в свою очередь. Меня пробивали рогами, затаптывали тумбами ног и несколько раз коллективно, всем стадом, размазывали по траве. Периодически появлялся серый вожак, которого я шинковал плетением. И снова бросался на его подданных.
        Из игры я выходил, когда кончались заряды камня воскрешения. Занимался в спортзале, пару раз выбрался на рыбалку, которая заключалась в том, что с утра самые трезвые камрады закидывали сети, возвращались на берег и продолжали бухать. Удочки валялись в багажниках автомобилей, рядом с банками засохших червей и мумифицированного мотыля.
        На восьмой день чудо свершилось. Я с трепетом смотрел на надувшуюся от значимости Алиску, гордо щеголявшую пятидесятым уровнем. Грязный, ободранный, но воспаривший душой в самые багровые облака кровавых мечтаний о мести ворогам, я открыл окно питомца и нажал «Развитие».
        Виверна скрутилась в огромный шар, покрылась пленкой, затряслась и выстрелила в небо, порвав кокон в клочья.
        - Обалдеть! - выдохнул я, когда повзрослевший питомец величаво опустился на землю. - Ты только посмотри на себя!
        Алиска прибавила в росте, разом став в холке мне по голову. Тело вытянулось в длину метров на десять, приобрело обтекаемые очертания и очень даже внушало. Чешуя потемнела и окрепла, от головы до кончика хвоста выросли шипы, на голове образовались короткие наросты, придав и без того хищной морде уж вовсе злобные черты. Длинный хвост с острым кончиком звучно щелкнул бичом, Алиска раскрыла пасть, усеянную длинными зубами и яростно взревела, перепугав овцебыков, жующих мох неподалеку.
        - Красотка! - подвел итог я. - Просто прелесть!
        Виверна покосилась на меня довольным глазом и задрала нос.
        Солнце мутным глазом следило за нами сквозь дымку, похрюкивали носороги в отдалении, на горизонте клубился дым. Почему-то решив, что это будет подходящим ориентиром, я решил осуществить пробный полет именно туда.
        - Ну полетели уже, что ли?
        Я подошел, оглядел Алиску со всех сторон, вскарабкался по скользкой чешуе. В месте, где туловище переходило в длинную шею, имелось свободное от шипов пространство. Я уселся в него, поелозил задницей, умащиваясь. Вполне удобно, только держаться было не за что. Ну да ладно, в душе я уже предвкушал полет, стремительный и неутомимый. Воздушные налеты на врагов и обзор окрестностей с высот, куда там всяким орлам.
        - Лети! - скомандовал я, важно простирая руку к дымам. - Вперед, верная спутница!
        Алиска поджала лапы и прыгнула в воздух, взвившись чуть ли не до облаков. Я соскользнул с чешуи, втемяшился в землю и с проклятиями подскочил. Свидетелей такого позора не было, но все равно самолюбие прищемил знатно. Алиска вернулась с небес, сложила крылья и смотрела с легким недоумением.
        - Повторный заход, - велел я, взбираясь на спину питомца. - Давай только осторожно, без закидонов. Не дрова везешь, а любимого хозяина.
        На этот раз Алиска обошлась без выпендрежа. Аккуратно разбежалась и прыгнула вверх, хлопком разогнав воздух массивными крыльями. Я вцепился в шею, стараясь не шевелиться, но уже через секунду восторженно заорал. Алиска явно тоже радовалась новым возможностям, потому что тундра под нами проносилась стремительно, размываясь полосой. Крылья шарахнули еще раз и виверна набрала высоту.
        Мы мчались в ледяном воздухе еще с полчаса, пока я совсем не задубел. Наконец, источник дыма раскрылся перед моими ошеломленными глазами во всей красе. Землю пересекала огромная трещина, теряющаяся по сторонам. Дымило в месте огромной впадины, что-то вроде воронки в этой трещине, но такого размера, что там запросто исчез бы Вольный целиком.
        Спустившись на землю, я с опаской подобрался к краю разлома. Стены, испещренные багровыми трещинами, дымились и потрескивали, изредка выбрасывая багровые языки пламени. Неподалеку, прямо в стене, исчезали в чадном мареве гигантские каменные ступени. Куда они вели, я не разобрал, отшатнувшись от волны жара. На той стороне в клубах жара извивались размытые фигуры. Саламандры плясали, а то и демоны исполняли брачный танец, решил я.
        - Местный филиал ада. Ну или аналог Тунгусского метеорита. - Я так объяснил Алиске, которая с любопытством оглядывала расщелину, положив массивную голову на мое плечо. - Ты сама только на плечо не залезь, по привычке.
        Виверна фыркнула. Я задумчиво чесал ей подбородок и размышлял на предмет дальнейших действий. Спускаться вниз? Сгорю. Или под зельями и если очень быстро, то получится? Мысли вернулись к Трем Курганам. С высоты я ничего такого не заметил, но кто сказал, что это прямо целые холмы? Вполне может оказаться, что хваленые Курганы тушканчик перепрыгнет. Нужно было найти местных охотников или кочевников, как-то втереться в доверие и собирать информацию.
        - Заглянем, - решил я и отозвал Алиску. - Любопытство, будь оно неладно.
        Взяв в обе руки по зелью здоровья я бросился по ступеням. Слишком широкие, явно не под человеческую ногу, они здорово сбивали с темпа, но тем не менее я домчался до самого дна. Там текла река из лавы, выжигая кислород, плавя камни, а так же спалив, как спичку, нуба сорок третьего уровня. Ступени исчезали в этой реке, то ли растворившись, то ли продолжали спуск невредимыми.
        Воскреснув, я одним движением обобрал свой кокон и понесся по ступеням перепуганной ланью, стуча горящими копытами и едва не блея. Горящий пукан способствовал выхлопом ускорению. Я тяжело дыша выпрыгнул из расщелины и рухнул на горячую землю.
        - Засада! - прохрипел я, еще чувствуя горечь поражения и сажи в глотке. - Тут как надо? Тут… хрен его знает, как! И Алиску отозвал, идиот!
        Сделав такой вывод, я отполз от расщелины на несколько метров, силясь сообразить, что делать и как быть дальше. Поодаль топтались носороги, но один их вид вызывал у меня тошноту, пополам с желанием убить их как можно изощреннее и с лютой жестокостью. Поэтому я отвернулся и принялся извлекать на свет ярлыки с почтой, глянул чат, привычно пробежал по личке и добавил с десяток персонажей в черный список.
        Что меня подтолкнуло, я не знаю, но я залез в список друзей, радостно увидел значок онлайна и быстро отписал Алисе, решив отбросить конспирацию и чуть-чуть, самую малость, разузнать.
        «Наше вам с кисточкой!
        Алиса, подскажи, пожалуйста, где в этой долбаной тундре Три Кургана, какие-то знаменитые могильники? Я кроме мохнатых носорогов ни черта не нашел. И еще трещина в земле имеется. Я возле нее размышляю».
        Алиса ответила почти сразу.
        «Ого-го! Какие люди!
        Ты почему так долго на связь не выходил?
        Девушка ждет, ногти обгрызла до локтей, а они у меня красивые, между прочим!
        Насчет Трех Курганов. Они не то, чтобы знаменитые, просто локация крупная и приметная. Но тундра при чем?»
        «В смысле?»
        «Они в степи вообще-то, Варнуля. Ты опять не зная брода и не покурив мануалы играешь? В степи они, там, где орки. А в твоей тундре вообще никаких могильников отродясь не было. Там огнепоклонники все поголовно, а локация - прослойка между Ледяным океаном и Северноморьем. Держи скрин, сам увидишь куда тебе нужно идти».
        Я ошарашенно синхронизировал скрин Алисы со своей картой. Игра была в таких случаях категорична. Не был, не разведал - держи отметку на черном поле. Я молчал и смотрел на крестик, который издевательски маячил на неведомых землях, где-то в глубине континента, далеко на юго-востоке от этой тундры и моего местоположения.
        - Щавель… - прохрипел я, воздев себя на ноги. - Долбаный болотный наркоман! Убью тварь!!!
        Перепуганные носороги всем стадом бросились прочь. Горячий воздух над расселиной заметался и пугливо прижался к земле. А над суровой тундрой до самого горизонта раскатился протяжный сумасшедший крик, клокочущий от переполнявшей его злобы и ярости.
        Глава 13
        Виверна тяжело хлопала крыльями, из последних сил поднимаясь судорожными рывками. Набрав высоту, парила, скатываясь по воздушной горке. Вольный скрылся за спиной, я высматривал какое-нибудь поле, где мы могли незаметно сесть, не привлекая внимания.
        Мы перли уже третий день, задержавшись только в Северономорье, где мне улыбнулась удача. Аукцион порадовал, благополучно передав в руки алчущих все лоты. Я также обменял, наконец, Сеффолковский сет, выторговав стальные наручи без требований к использованию, парными пластинами закрывающие руки от кистей до локтей. Единственными плюшками были неразрушимость и короткие шипы по всей поверхности, дающие шанс поймать оружие нападающего. Шипы торчали частыми кругами по поверхности и при должной сноровке можно было крутануть руку и увести лезвие, как я прикинул. И никаких плюсов к характеристикам, никаких способностей к поглощению заклинаний или чего-то подобного. Я потратил сто тысяч на привязку и еще десять на покраску их в матовый черный цвет.
        Все остальное предложенное было откровенным хламом или не подходило по классам. Лук с выползня так и ждал в хранилище, его я выставлять не стал. Так же в сундук улетели выбитые с тундрового зверья ремесленные ингредиенты, рога и прочее. Пополнив запас зелий, свитков телепорта и бомб, скинув в банк остатки денег и полюбовавшись цифрой в двести тысяч на счету. Купил провианта немного, чернил и пару эскизов, решив как-нибудь на привале валяться в траве и постигать азы мастерства на шкурах зверья.
        Мы выпорхнули из Северноморья злобной бабочкой с наездником на спине и помчались дальше к востоку, держась уже открытого маршрута. Соваться в сторону я не стал, справедливо полагая, что только научившаяся летать виверна выдохнется в каких-нибудь дебрях.
        Алиска уже не выдерживала беспрерывной гонки из тундры. На третий день перерывы между полетами становились чаще, и теперь, когда под нами замелькали границы Вольного, она плавно пошла вниз, вспахала небольшую полянку и обессиленно замерла, хрипло дыша.
        - Молодец, моя хорошая. - Я похлопал ее по шее и скользнул на землю. - Мы тебя еще прокачаем, на сотне весь континент облетишь на одном бензобаке.
        Алиска что-то проворчала и я отозвал питомца. Здоровенная летающая виверна привлекла бы ненужное внимание, а тут рядом Вольный, стартовые локации и «Неприкасаемые», которым, в принципе, неплохо было бы напомнить о старой вражде. Но тихо и незаметно, а не рассекая на летающем питомце и рискуя быть сбитым баллистой с городских стен.
        - Была бы ты семидесятого, так и до Страны болот смогли бы добраться. Я бы грохнул Щавеля, сжег хибару, а ты обгадила бы пепелище.
        Само воспоминание о болотном укурке доводило до бешенства. «Белое безмолвие», «суровый край льдов» и что он там еще плел. Столько времени впустую. Впрочем, я и сам хорош. Махоньким оправданием служило то, что Щавель был неписью, а то, что он все перепутал своими прогнившими мозгами и ввел меня в заблуждение, так это вина разработчиков. Таким образом, найдя крайних и немного поостыв за эти дни, я прикидывал, как пробираться к недосягаемой отметке, оставив болотного непися в счастливом неведении о его запланированной ужасной смерти.
        Вообще, у меня возникли определенные сложности с маршрутом. Кратчайший путь, по прямой, в принципе это день полета только до Зеленых Дубрав. Само это лесное образование было несколько южнее, но в не столь давние времена произошли перемены в расстановке границ. Зеленая Дубрава каким-то образом вытянулась длинным и широким лесным массивом, прямо по землям Форгоста, соседнего королевства, отсекая его от земель, граничащих со степью и орками.
        Этот аппендицит выползший из Дубравы гражданами Форгоста и их королем воспринялся как чудовищное оскорбление, поэтому коренные форгостцы методично пытались вырубить вечные дубы, отрезая ушастым головы, и теряя в свою очередь свои, в многочисленных физических дебатах о том, каким макаром Дубравы отожрали полосу земель Форгоста аж до самых гор. Виверна может и могла бы проскочить, но она все-таки хладнокровная зверюшка и с большой вероятностью ее кровь могла остыть до ледяных температур и отправиться сосулькой вниз, на радость эльфийским пограничникам. А те, к моей, досаде, сбивали все, что над Дубравами летало и было крупнее воробья.
        И вот дальше, за щупальцем из дубов-колдунов и простиралось королевство Великая Анталия, находящееся в постоянном конфликте с орками. Людей там поддерживали ушастые, ценными дарами, финансами, дальнобойными луками и редкой военной помощью удерживая правителя на плаву. А заодно и поддерживая буфер из глупых анталийских человеков между своими тонкими натурами и суровыми клыкастыми здоровяками. Анталия уже одним боком в степи и моя цель там.
        - Гадство, - протянул я, прикидывая, как начать путь. - Надо прорываться дальше.
        Я углубился в лес, забирая в сторону и стремясь добраться до границ немалых земель Вольного. Живность тут была на один зуб, на меня нападала редко, так что путешествие прошло относительно спокойно. Пару раз я скрывался в кустах, пропуская редкие группы игроков из неизвестных мне кланов.
        Наконец, устав бродить, плюнул на все, вызвал Алиску и мы воспарили над лесной поверхностью. Виверна смогла добраться до Форгоста за семь часов с многочисленными перерывами. Я с удовольствием подставлял лицо ветру, виверна кидала по сторонам удивительно кровожадные взгляды, словно желая подраться или хотя бы что-нибудь спереть.
        - На тебя мураши дурно повлияли, - сообщил я Алиске. - Давай вон там садись.
        Виверна сложила крылья и штопором пошла к границе леса. Я с проклятиями цеплялся за шею и в который раз вспомнил о седле, так и не купленном. Виверна на этот раз села, как вкопанная, без пробежки, растворившись после приказа на отзыв.
        - Так вот ты какой, Форгост! - Я сверился с картой. Посмотрел на черноту неизученных земель и раздраженно закрыл интерфейс. - Ладно, разберемся.
        Форум дал гораздо больше информации. Королевство Форгост восстало из пепла какой-то войны несколько лет назад, сожрало соседей поменьше и объединило завоеванные земли под могучей рукой своего короля. То ли из-за войны, то ли исключительно по задумке разработчиков, но эти обширные земли были заселены людьми, обожающими сражения. Эдакая страна наемников. Причем мирных договоров Форгост ни с кем не заключал, периодически накатываясь на соседей, захватывая пленных, вырезая деревни, крадя скот и совершая иные военные преступления.
        - Типа, Спарта, только с бандитским уклоном, - хмыкнул я и продолжил читать.
        В Форгосте, словно его злобного населения было мало для счастья, бродили банды дезертиров, на погостах ночью грызли заборы мертвецы, а одинокий путник, по неопытности забредший в леса на границе с горами, вполне мог закончить путь в желудке неведомой твари, которых там водилось просто возмутительное количество. При всем этом далеко не полном великолепии, земли Форгоста активно использовались игроками для прокачки до заветного полтинника, как одно из пары десятков подходящих мест. Тут хватало брошенных замков, подземелий, могильников и тайных орденов, закопавшихся в норы. Горы пестрели всевозможными пещерами и подземными городами, а перевалы караулили гарпии, засыпающие путников с высоты заклинаниями, стрелами и пометом, а потом терзая мертвые тушки.
        Сам город стоял на пресноводной реке, крупнейшей водной артерии континента, достигающей даже далеких южных земель. Форгост торговал деревом, рудой, древними артефактами из могильников, собирал торговые флотилии и спонсировал пиратов. В общем и целом инфраструктура на воде была очень и очень развита. Если верить форуму, то первые исконно-посконные торговые кланы игроков, позарившиеся на налаженные отношения со всякими южными шахами, крепко получили по зубам от пиратов, лишились кораблей с имуществом и довольно негативно отзывались об этой интересной стране. Теперь каждая торговая флотилия кланов напоминала вооруженный караван, в котором боевых судов было в два-три раза больше, чем грузовозов.
        - Познавательно, - я закрыл форум и потянулся. - Надо завтра пройтись, осмотреться.
        Найдя укромное местечко в чаще, я вышел из игры, не желая лезть на ночь глядя в столь дружелюбные места.
        На следующий день, зайдя в игру уже после обеда, я вызвал Алиску и мы воспарили в небеса. Леса тут были только у Дубрав, до которых предстояло пилить и пилить, так что передо мной расстилались холмы, за которыми широкой сетью змеились каньоны. Торчали каменные столбы, непонятного назначения, одинокими свечами грозящие небу и сложенные из плоских валунов. Некоторые достигали весьма почтенных высот. Алиска тяжело преодолела холмы и плюхнулась пузом на валун.
        Я спешился и решил не гонять питомца, а шевелить ногами. Благо тут можно было поднять опыта при желании. Можно было набрести на какой-нибудь редкий данж, найти спрятанные сокровища, а порывшись в полуразрушенных курганах, при удаче найти и древний меч, даже эпический или сетовый. Если верить форуму был целый один такой случай, а счастливчика прибили на границе агры, случайно отжав могильное оружие.
        По хмурому небу ползали тяжелые свинцовые тучи, оглашая окрестности ленивыми громовыми раскатами и морося противным мелким дождем. Вдали мелькали ветвистые молнии, каждый раз оставляя на сетчатке виртуальных глаз белесые рисунки на пару секунд. Местные земли встречали безрадостно, мрачно и с нехорошим предвкушением, как мне показалось.
        - Пошли, - скомандовал я, сунувшись в каньон. - Навстречу приключениям.
        Алиска сложила крыльями и пристроилась рядом, вроде касаясь пузом камней, но в то же время бесшумно, как опытный питон. Со сложенными крыльями и длинным хвостом, ее вытянутые и поджарые очертания и вправду напоминали громадную змеюку, мягко скользящую за странным игроком, в одних штанах, с топором в руках, прикрытых наручами, да с татуировкой на физиономии.
        - Лук надо на доспех менять, - поделился я мыслями с виверной. - Осточертело голопузому ходить. А с этим статусом агра каждая сволочь шмот вышибает. Да?
        Алиска неразборчиво рыкнула, то ли соглашаясь, то ли сочувствуя.
        - И вообще, пора бы уже дом подыскать, что ли? - размышлял я, обходя очередной каменный столб, равнодушно мазнув взглядом по непонятным каракулям, грубо выбитым на поверхности. - Не будет проблемы с городами, своя база, опять же. Можно и ремесло попробовать качнуть, купить стол для алхимии, например, или кузню…
        Таким образом, односторонне болтая, мы углублялись в каньон, который все ширился, а каменные стены поднимались выше и выше. Периодически попадались ответвления, пещеры и лестницы, убегающие или под землю, или исчезающие в каменной мешанине вверху.
        - Герой! - радостно завопили вдруг из-под каменной плиты поодаль. - Ура!
        - Да мать вашу! - рявкнул я, замахнувшись на плоский валун. - Кто тут?
        - Герой…
        Голосок почему-то продолжать не стал, стушевался и смолк. А я набычился, услышав знакомые писклявые интонации. Под камнем, в узкой щели, кто-то шевельнулся, мелькнул и затаился.
        - Фея, это ты что ли?
        - Н-нет, - подозрительно быстро открестился подкаменный житель, - я не фея. Я этот… Гнум!
        Я прислушался. И точно. Тот самый мерзкий писклявый голосок. Замахнулся и шарахнул обухом по валуну. Брызнула каменная крошка, пахнуло горелым, а валун треснул посередине и обвалился в небольшую яму.
        - Вылезай, зараза мелкая, - прорычал я, отбросив половинки валуна и пиная что-то мелькающее на дне и истошно вопящее. - Вылезай, я сказал!
        В душе пели ангелы, расправив обмороженные в тундре крылья, трубили победный марш, а я со всем усердием пинал мелкую сволочь, пока не выкинул на белый свет из грязной норы.
        - Я так и знал, - с радостью оскалился я, оглядев помятую фею, под глазом которой быстро наливался синяк. - Ну привет, милая лесная проказница.
        Фея заверещала, чудом уклонившись от лезвия.
        - Я очень, очень рад тебя видеть, - шагнул я ближе. Топор звякнул о камни, цепь свистнула, пуская полумесяц по шипящему кругу. - Я так скучал, ты не представляешь.
        Фея лязгала зубами и отползала, не отрывая от меня затравленного взгляда.
        - А где твой дружок-пирожок? Где эта падла бородатая? - злобно прошипел я. - Я ему бороденку в одно место сапогом забью!
        Система предупреждающе замигала, но я даже заморачиваться не стал, чтобы читать сообщения о санкциях. Так, попугаю мелкую заразу, да и пусть новую нору себе ищет. Интересно, каким ветром ее сюда занесло из лесов…
        - Я скажу! - фея выставила крохотные ручки и запричитала. - Не бей меня, герой! Я вепря со злости призвала, но уже исправилась! И прокляла тебя со страха, честное слово! А деду съели давно!
        - Серьезно, что ли? - Топор замедлил обороты и послушно прыгнул в руку. - Кто рискнул здоровьем? Он же ядовитый, наверное, как поганка. И вкусный, как труп гиены.
        - Не знаю, не пробовала, - промямлила фея, понимающая все буквально. - Но его съели. А я сбежала и… И… Тут вот… Бедна-а-а-а-я я-я-я-я-а-а-а…
        Фея шлепнулась на задницу и залилась крупными слезами. Алиска высунула длинную шею из-за моей спины и презрительно фыркнула. Фея тут же заткнулась от неожиданности, вытаращив глаза, но мигом оправилась и снова скривила рожицу для плача.
        - Хорош на жалость давить, - процедил я, устав от этого спектакля, - она у меня с молочными зубами выпала. Что там с бородой приключилось? И не скули! А то Алиске скормлю!
        Фея протерла чумазую физиономию, отряхнула платье, грубо скроенное из разнокалиберных лоскутов, настороженно зыркнула на виверну и деловито предложила:
        - Не убьешь - расскажу.
        - Слово, - пообещал я. - Не тяни, времени у меня мало.
        Фея поведала скучную и довольно предсказуемую историю, суть которой свелась к тому, что в бедах замарашки виноват исключительно я. Когда я положил болт на фейкин квест по разделу влияния, ее турнули из леса дриады, прочно и надежно захватившие окрестности Вольного и давно точившие на фею зуб из-за ее мерзкого характера и черной завистливой душонки. А та, вытерев сопли после короткой сшибки с явным превосходством противниц, двинулась в Форгост, отбиваясь от гнавших ее до самой границы дриад.
        В Северноморье фее тоже не понравилось, да так не понравилось, что провожали ее с привлечением игроков. Я сразу вспомнил ивент, проходивший там какое-то время назад. Вот кого искали по лугам и полям. А фея мигрировала в Форгост, прилагая все усилия, чтобы оторваться от погони. Поныкавшись по окрестностям, видя, что тут творится, фея осела в этом каньоне, бродяжничая и ночуя в ямках под камнями, как кочевая мышь. Питалась тем, что находила, добывала всяких мокриц и гусениц. Дралась с ежами за жуков с переменным успехом и, как я злорадно успел заметить, вела совершенно позорный образ жизни.
        - А на лесовика бог Ферран наслал злого волка из ближних слуг, за то, что он топор проворонил, - закончила фея. - А пожрать есть?
        - Есть, - кивнул я, с умилением глядя на протянутые лапки, - но у меня. А ты можешь грибов пожевать, я тут видел неподалеку - полдня пути по каньону.
        Фея плаксиво скривилась и неловко топталась на месте, явно не зная, что еще сказать. Я со вздохом порылся в инвентаре, достал связку вяленого мяса, краюху хлеба и пару подсохших груш. Фея вгрызлась в мясо с волчьим рычанием, давясь хлебом и откусывая еще и грушу.
        - Ну ты и мечешь, - восхитился я, когда она сыто отдуваясь подобрала и сжевала даже хлебные крошки. - Я думал феи нектар пьют и пыльцой заедают.
        - Думаешь много там нектара, в этих цветочках? - проворчала насупленная фея. - Надо вылизать пару полян, чтобы только пузо не сводило с голодухи. Проще мед воровать. Или молоко у коров. И птичьи гнезда зорить. И яблоки дриад - ты бы знал, какие вкусные.
        - Какая прелесть, - скривился я, - неудивительно, что тебя турнули. Хранительница леса, блин.
        - К демонам этот лес, - заявила фея, распутывая колтун на голове. - Скоро Феррана подвинут, а меня обратно пригласят. Мне эти дриады вонючие еще пятки чесать будут. Ох я наведу порядок! Поплачутся, заразы сисястые!
        - Войны богов никак? - перебил я замечтавшуюся фею. - И ты уже кому-то присягнула, да? Решила кинуть лесного папку?
        - Я ничего тебе не говорила! - взмолилась фея. - Пожалуйста!
        - Ой, да брось ты, - отмахнулся я, собираясь уходить, - мне эти игры до фонаря. Мне бы имя доброе свое восстановить - вот и все заботы. Да Три Кургана найти.
        - Не знаю никаких Курганов, - ответила фея. - В лесу такого нет.
        Я не прощаясь зашагал по каньону.
        - А вот как обелить твое имя я знаю.
        Я круто развернулся. Фея смотрела серьезно, не мигая.
        - А ну, повтори, что ты сейчас сказала, - медленно спросил я. - Мне не послышалось?
        - Я знаю, как сделать, чтобы другие бессмертные не видели в тебе убийцу, - отчеканила фея, сверля меня взглядом. - Это в силах Феррана. Я могу воззвать и он услышит.
        - Ты же сказала, что его скоро подвинут, - напомнил я, - и как тогда?
        - Но сейчас же не подвинули, - фея хитро подмигнула, - а мы ему не скажем, да?
        Я задумался. Мелкая может и обмануть, с нее станется. С другой стороны - она непись. И сейчас явно та ситуация, где мне обломится квест. Это же игра, в конце концов. Я решился.
        - Во многих знаниях много горя, - кивнул я. - Мы будем молчать.
        - Сделаешь, что он попросит, а перед этим возьми с него клятву, что он вернет тебе доброе имя. Как раньше! - сделала упор фея. - Запомни накрепко! Боги могут зацепиться за любое неверно сказанное слово, не верь никому без клятвы, понимаешь, герой?
        - Я себе не всегда доверяю, - хмыкнул я, отметив, как фея переменила тон и манеру речи. На глазах растет. - Какая должна быть клятва?
        - Боги клянутся только Вечностью. Такие клятвы нерушимы. Идем готовить место для призыва или так и будем стоять?
        Небольшая пещерка была завалена камнями, рядом торчал какой-то местный саксаул или что-то подобное. В этих локациях деревья как ресурсы использовались и тоже были со своими уровнями, сложностью рубки и распила. Поэтому с моим уровнем мастерства опознать узловатое, закрученное винтом дерево без листьев и веток, с брошенным вороньим гнездом в разбитой молнией вершине, не представлялось возможным. Внешность этого мутанта мне ни о чем не говорила.
        Фея долго осматривала валуны, протиснулась в пещеру и скреблась там несколько минут, ворча и ругаясь. Потом примеривалась к солнцу, ставила у входа палочки и смотрела на тень. Наконец добралась и до дерева, обошла его кругом, обнюхала, отгрызла кусок коры, жесткой, как подошва.
        - В этой пещере я смогу дотянуться до Ферррана, - сообщила она, отплевавшись, - но надо подготовить место для призыва.
        Следующие пару часов прошли в ударном совместном труде. Я выкатывал камни из пещеры, фея чавкала грушами и указывала пальчиком. Потом рухнуло дерево под ударами топора и я рубил корявый ствол, больше напоминающий плотностью стальной крученый канат, на крупные поленья. Фея тем временем выудила кулек с белым порошком, размешала в ближайшей луже и получившейся краской исписала всю пещеру каракулями явно магического содержания, лазая по стенам не хуже паука.
        Уже ночью, у разгоревшегося в пещере костра, фея достала крохотный нож и сказала:
        - Давай руку, кровь нужна.
        Я протянул палец, фея чиркнула своим скальпелем.
        - В костер капай.
        С этими словами фея погрузилась в транс, опустила голову и принялась раскачиваться, едва не падая в костер и шепча заклинания. Спустя долгие минуты, тянущиеся, как патока, костер вспыхнул зеленым пламенем. Клубы дыма собрались над огнем, образуя крупное мясистое лицо сурового мужика, с лосиными рогами на лысой голове, которые, вдобавок ко всему были покрыты то ли длинным мхом, то ли волосами.
        Колоритный персонаж уставился на меня и торжественно спросил:
        - Кто взывал ко мне?
        - Я взывал, - откашлялся я, стараясь выдерживать почтительный тон. - Мне нужна помощь, о Ферран.
        - Говори, - важно велел лесной бог. - Я выслушаю.
        В двух словах я обрисовал ситуацию.
        - Выполнимо, - отмахнулся Ферран с великолепным презрением, даже не дослушав. - Мелочь.
        - Правда? - обрадовался я. - Это замечательно!
        - Теперь о том, что ты должен сделать.
        - За мелочь, - ввернул я. - За выполнимую мелочь.
        Лесной бог тряхнул рогами, зыркнул на меня подозрительно.
        - Ты точно бессмертный герой?
        - Куда уж героичнее, - подтвердил я. - Вы не отвлекайтесь, расскажите, что вам нужно, а я поспособствую, если там не слишком сложно.
        - Мне не нужно поспособствовать, - раздраженно произнес Ферран, из глаз его не уходило подозрение. - Мои эльфы угнетаются людьми, герой. И сволочные дровосеки рубят деревья. Охотники вообще разум потеряли, зачем вам столько шкур, люди? Кого вы пытаетесь согреть таким количеством меха? Пресветлого Эллоада?
        Я кашлянул, сбив Феррана с вдохновенного описания лишений и бед.
        - Эти земли когда-то процветали под моей могучей рукой. А теперь я желаю вернуть их обратно! Ты должен привести в мой разграбленный и брошенный алтарь верного мне и лесу ученика. Или апостола. И провести там ритуал! Это самое главное! Мои владения вернутся ко мне, если ты все сделаешь, как нужно!
        СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ВОССТАНОВИТЬ АЛТАРЬ».
        УСЛОВИЕ - привести на разрушенный алтарь лесного бога Феррана его ученика. Провести ритуал восстановления могущества.
        Награда: почетный титул «Несущий волю богов», статус ученика Феррана со всеми сопутствующими привилегиями, вариативный предмет не ниже легендарного, 50 000 золота, 1 750 000 опыта.
        Дополнительное задание «Божья длань»: исполнение заветного желания игрока, в пределах разумного и допустимого. В связи с условиями, которые устанавливаете Вы непосредственно, система рекомендует обдумать все моменты тщательно. При любом развитии событий администрация ответственности за результат не несет. Статус дополнительного задания: не подтверждено.
        Принять: да/нет.
        - Конечно помогу! - Я аж слюной захлебнулся от таких наград, с силой втопив «Да». - Все сделаю как надо! А где ученика вашего взять?
        - Вон сидит, бормочет, - Ферран брезгливо кивнул на фею. - Непутевая, но верная.
        Ага, та еще ученица, мелькнула мысль. Особенно верная, куда там.
        - Один момент, - напомнил я, - вы кажется не поклялись в выполнении моего желания вернуть статус и обелить доброе имя.
        - А надо? - вспыхнул Ферран. - Мне?
        Я молчал, не отрывая взгляда от дымной рогатой головы.
        - Клянусь Вечностью, - процедил наконец Ферран. - И помни - я не доверяю тем, кто сомневается в моих словах.
        СТАТУС ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ЗАДАНИЯ: ПОДТВЕРЖДЕНО.
        - Отлично, - обрадовался я. - Всего хорошего, я выдвигаюсь немедля.
        - Похвальная инициатива, - одобрил Ферран. - Не потеряй ученицу, в этих землях ты других не найдешь.
        Ферран рассеялся, костер потух, а фея вышла из транса, кашляя и тряся головой.
        - Все в ажуре, - сообщил я, хватая ее за шкирку и вытащив на свежий воздух. - Давай, прокашливайся в темпе, надо спешить.
        - Куда? - Фея протерла глаза и оглушительно чихнула. - Все получилось?
        - Как нельзя лучше, - заверил я. - Где тут разрушенный храм Феррана? Нам туда.
        - Ритуал что ли? Он хочет земли вернуть?
        - Ага.
        - Это не совсем хорошо, - загрустила фея. - Храм в проклятом городе Исс-а-Ганне. И там все очень и очень плохо.
        Проклятый город с дурацким названием Исс-а-Ганн, как пояснила фея, в давние времена был захвачен людьми, которых в последствии выбили оттуда эльфы. Потом снова по нему прошлись маршем бойцы Форгоста, разрушив и разграбив по второму разу все, что успели восстановить эльфы, выкосили ушастых, заодно спалив священные рощи, которые к тому времени эльфы умудрились посадить. Не успели эльфы утереть кровь с разбитых физиономий и ответить наглым человекам, как с перевала, преследуя совсем уж непонятные сторонам конфликта цели, пожаловали тролли из тундры.
        С этими парнями и их священной рыбой я был знаком, поэтому заранее представил картину тотального разрушения и загаживания всего, что только возможно. Троллей вышибли объединенные силы людей и эльфов, которые потом откатились по домам зализывать раны. Исс-а-Ганн, пользуясь кратковременной передышкой противников, заняли черные гоблины, которых вышибать уже никто не стал. Потому что раздолбаный такими маневрами за много лет город стал никому не нужен. Я так понял, что после всех этих захватов сторонам стало проще и дешевле построить такие же города заново, но уже на своих землях.
        Гоблины передохли от неведомых болезней, трупы сгнили прямо на улицах, а истлевшие тела и выбеленные временем кости засыпало пылью. Когда скелеты стали оживать и вылезать из земли, город получил статус проклятого, и туда уже совершенно никто не совался даже днем, справедливо опасаясь быть растерзанным в клочья. Там воцарилась тьма, вещала фея, пугливо дергаясь и делая охранные жесты. И туда лежал наш путь.
        - Ни хрена себе услуга за малость! - рявкнул я. - Ты точно ничего не перепутала? Может где-то есть еще алтарь? В тихом болотце, в мирном лесу, а?
        - Нет, не перепутала, - вздохнула фея, передернув плечами. - Нам нужно в Исс-а-Ганн. В покинутый храм лесного бога.
        - Опять какая-то жопа! - выругался я, даже не удивившись таким раскладам. - Как всегда впрочем. Я еще со стартовых локаций заметил кучу подлянок.
        Я сел на камень у пещеры и принялся прикидывать варианты. С учетом местных реалий, монстры там элитные, тут даже думать не надо. Плюс значимое место, обросшее ворохом легенд и нехороших слухов, со стремной историей и ходячими трупами, что сразу повышает сложность на порядок.
        С другой стороны, только количество опыта за успех бросало меня к вожделенному перерождению. Сейчас я был сорок четвертого уровня, а такой океан опыта экономил месяц унылого задротства. Или даже два. И огромный жирный плюс - чистая репутация. Можно рвануть куда угодно, хоть на юг, хоть на моря-океаны, честно кошмарить каких-нибудь скелетов, качать профессии…
        - Ты тоже думай, - упрекнул я фею, ковырявшую палочкой землю. - Я бессмертный, а ты там гарантированно отбросишь копыта, если меня убьют.
        - Какие копыта? - не поняла фея.
        Я пояснил, фея прониклась, уселась рядом на камешке и принялась напряженно морщить ум, став похожей на крупного хомяка, страдающего запором.
        Спустя какое-то время, решительно ничего не придумав, я ткнул кончиком сапога фейкину задницу:
        - Ну?
        - Я не знаю, - развела руками фея. - Что делать-то?
        - Союзников искать. Только этот вшивый город никому и даром не сдался.
        - Это да…
        - Может эльфов? - сомневаясь предложил я. - Это же их бог, в первую очередь. Впишутся они, как думаешь?
        - Очень навряд ли, - развеяла надежды фея, - они в проклятые места не суются. Организм не позволяет. Они там дохнут сразу.
        - Теперь ты версию предложи, голова два уха, - зло бросил я. - Напрягай мозги, ты же ученица Феррана. Или ты уроки прогуливала, двоечница?
        - Я думаю, - пискнула фея, - думаю я!
        - Купить может кого? Наемников? Или клан, к примеру. Они там все выносят, держат оборону у алтаря, а ты ритуал проводишь тем временем.
        - Отлично! - Фея захлопала в ладошки. - Что у тебя есть? Какие драгоценности? Золота надо будет много, уж очень город сильно проклят.
        Я захлопнул рот и перебрал список друзей, постыдно маленький, но так и не решил, кого привлечь. Алиса из топового клана, но даже если «Псы войны» и наемничают, то запросят астрономическую сумму только из-за престижа. Знакомцы из Страны болот, Тау и Кук? Очень навряд ли они настолько прокачались, чтобы выкосить всю шатающуюся в городе мертвечину. «Муравьи» опять же… но что я им предложу? Двести тысяч золотом? Это для меня деньги, а для крупных кланов - пшик. Пара привязок и деньги кончились. Долг Мэй и военная помощь мурашей - это я решил приберечь до Трех Курганов, доверяя интуиции, которая нашептывала, что там будет совсем не просто.
        - Хм… Так-с… - поняла фея, явно прочитав все на моем лице, - этот план отложим, да?
        - Угу.
        - Может у тебя задание какое есть? Вы же бессмертные мастаки на поручения? Награда крупная, к примеру. Метнешься зайкой, сделаешь и деньгу заработаешь.
        - Тоже отложим, - процедил я, вспомнив свои унылые квесты. - Ни черта мы не купим и никого не наймем. Думаем дальше. Только завтра с утра. Ты тут прикопайся где-нибудь.
        Оставив фею в пещере и привалив вход валуном, я спешно отключился, чувствуя, как тянет в сон.
        Утром я откатил валун и из пещеры вылезла фея. Подбитый глаз налился всеми оттенками фиолетового, что ласкало душу. К тому же фея щеголяла свежими царапинами, судя по всему от игл.
        - Ты плохо валун приткнул, - обвинила фея, - гадские ежи ползали тут всю ночь. Еле отбилась. Повезло, что я сильная и смелая, напарник.
        Я передернул плечами от такого панибратства:
        - Слушай, напарница, ты всю ночь не спала и думала, да? Над нашей общей проблемой? Или ежей кошмарила?
        - Думала, - скривилась фея, - всю ночь думала, отчего я такая невезучая.
        - Ясно все, - протянул я, доставая последнюю грушу, - завтракать будешь?
        - Может на ходу? Мне до смерти надоели эти камни, - призналась фея. - Можно я на плече поеду? Ноги короткие просто…
        Я молча посадил фею на плечо, вызвав презрительное и немного ревнивое ворчание Алиски.
        - И если ежа увидишь, а лучше двух, можешь этих гадов топором порубить? - прочавкала фея, болтая ногами и вгрызаясь в грушу, тут же по уши перемазавшись соком. - Или их гнездо найдем! Где-то же они живут, сволочи колючие!
        Я расхохотался, едва не стряхнув фею с плеча, и углубился в каньон. Медленно всходило солнце, пробивая лучами туман. Пялились на нашу троицу грифы со скалы, тучи постепенно рассеивались и дождь сменился мелкой, но еще более противной водяной пылью. Пробегавший мимо добродушный еж лишился головы под кровожадные вопли озверевшей феи.
        Меня осенило, когда каньон закончился и под ногами расстелилась каменистая бесплодная равнина. К этому времени я успел несколько раз схлестнуться с каменными големами, внезапно вылезающими из стен каньона, и удрать от здоровенной, как автобус, ящерицы, похожей на игуану, едва не затащившей меня в пещеру длинным клейким языком.
        - У меня есть лук! - хлопнул я по лбу, вспомнив о заначке. - Шикарный лук!
        - Ну это прекрасно, - осторожно пролепетала фея с плеча, ощутимо вздрогнув, - лук это всегда хорошо, в нем витаминов много. У тебя голова не болит? Жара нет?
        - Нет конечно, что ты в самом деле, - раздосадованно ответил я. - С тетивой лук. Оружие, короче. Поняла?
        - А-а-а… - обрадовалась фея. - Я уж грешным делом подумала, что ты того…
        - Головой надо думать, а не грешным делом, - сурово уличил я. - Пошлячка мелкая!
        - Эй! - возмутилась фея. - Я не про то!
        Я огляделся и заметил углубление в куче камней неподалеку, снял фею с плеча и подтолкнул вперед:
        - Сиди тут и жди, поняла? В камнях пересидишь денек, может меньше. Я смотаюсь, узнаю, что можно полезного на лук поменять или продать подороже.
        - Опять камни? - проныла фея. - Надоели!
        - Хотя да, - сообразил я, - прибьют тебя ежи и мне потом новую фею искать хрен знает где. Или какого-нибудь жреца уговаривать в проклятый город тащиться.
        С этими словами я усадил ее на шею, чтобы не свалилась, отозвал Алиску и рванул свиток портала.
        Северноморье встретило меня гулом голосов, очередной бесконечной ярмаркой и народными гуляньями с шутами и медведями. Я прорвался сквозь этот хоровод к гостинице, спешно сделал скрин с лука и быстро набросал Алисе.
        «Наше вам с кисточкой.
        Нужно встретиться, кое-что обсудить, если есть время.
        Торчу в Северноморье, в местном кабаке, где с Корумом были в прошлый раз».
        Ответ не заставил долго ждать.
        «И вам наше!
        А я даже не накрасилась! Ты же мне предложение делаешь, да? Заборол дракона? А то я уже намекать устала.
        Лечу-бегу! Жди меня на краешке стула.)»
        В таверне я занял ту же кабинку, благо посетители толкались на площади, участвуя в ярмарочном ивенте, и внутри было лишь несколько неписей.
        Алиса явилась уже через пару минут, все в том же эффектном комбинезоне, ни капли не изменившаяся внешне. А вот восемьдесят первый уровень говорил, что времени девушка не теряла.
        - Ну приветик, каторжанин! - Она распахнула руки, обняла меня и неожиданно поцеловала в щеку. - Вот тебе! Какая же у тебя тату страшненькая!
        Фея тут же перебралась на плечо, вытерла мою щеку и ткнула пальцем в Алису.
        - Это кто? Жена? Бросай немедля эту ведьму - у нее глаза разного цвета.
        - Да заткнись ты! - не выдержал я. - Это подруга.
        Фея, чем дольше со мной таскалась, тем больше повышала градус бреда, показывая характер, и совсем не была похожа на ту лесную деревяшку, которую я когда-то повстречал. И говорила заковыристее, и умнела на глазах, наполняя меня очень нехорошими подозрениями.
        - Офигеть, Варнуля! - восхищенно взвизгнула Алиса. - Это же фея!
        - Ага, - важно ответила фея. - Спусти меня, а то скоро пожрать принесут. Ну когда закажешь, конечно!
        - Какая прелесть! - Алиса рассматривала фею, что уже нагло расселась прямо на столе и лизала солонку. - Эта же та самая? Из леса? Которая тебя прокляла?
        Фея подавилась солью и испуганно уставилась на меня.
        - Мы ведь уже все решили? - взмолилась она. - Правда же?
        - Считай, что ты покушала, - я мстительно кивнул на обслюнявленную солонку. - Спасибо, что напомнила, Алиса. Надо и нам поесть, без нахлебниц некоторых.
        Фея застонала, схватилась за живот и завалилась на бок, подергала ножками, изображая смерть от голода. Меня это не впечатлило, Алиса рассмеялась и фея уселась обратно, надувшись.
        - Пойду закажу чего-нибудь.
        Пока готовили на троих - я пожалел вечно недоедающую спутницу - Алиса уже изучала скрин лука. Фея пускала слюни и не отрывала голодных глаз от двери, ожидая свое долгожданное «пожрать». А я рассказывал об алтаре и проклятом городе.
        - Минутку, я Корума свистну через чат, - прервала Алиса, когда я добрался до троллей-завоевателей. - Он тут на площади болтается. Думал, что ты до Пауков созрел и в клан к нам собрался.
        Она приоткрыла дверь и рявкнула:
        - Трактирщик! Еще на одного сделай! И поспеши, тут мелкое чудовище скатерть доедает!
        - Сама такая, - буркнула фея. - Но он и вправду долго возится, телепень.
        Корум подтянулся сразу за трактирщиком. Тот как раз расставлял тарелки с шашлыками огромного размера. Массивное блюдо с салатом уже водрузилось в центр стола, а вино в плетеных бутылях ароматно шибало в нос виноградом, устроившись с края.
        - Привет, Варнак, как твое ничего?
        - Да так себе, если честно, - признался я. - Совет нужен умный или военная помощь, если я ценник потяну.
        - Интересно, - он глянул на Алису. - Рассказывай.
        Из-за высокой салатницы раздалось громкое чавканье, от которого Корум подпрыгнул.
        - Это что?
        - Это я, - просипела фея, высунувшись, - я с ним!
        В пасти торчал кусок мяса, а руками она держала краюху хлеба, настолько крупную, что на тонких ручках даже бицепсы вздулись.
        - Фея? - не поверил Корум. - Впервые таких вижу. А как же пыльца?
        Фея сплюнула на пол жесткую жилу, которую не смогла прожевать, и махнула рукой на меня, вгрызаясь в новый кусок, урча, как дикая кошка.
        - Долгая история, - процедил я, испепелив обжористую спутницу взглядом, - эта фея пыльцу ест, но не наедается.
        - Оно и видно, - потрясенно выдохнул Корум, таращась на рвущую мясо фею едва ли не с восхищением. - А почему у нее фингал?
        - Это она мне навстречу бросилась и врезалась в колено, - объяснил я, - спешила, мчалась, соскучилась очень.
        Алиса беззвучно смеялась, зажимая рот руками и едва не лопаясь.
        - Ну чего ты ржешь? - Корум неодобрительно покосился на девушку. - Я таких фей никогда не видел, вот и все. Она еще и исцарапанная, сама посмотри. И грязная, как в луже купалась…
        Алиса опустила руки и с подвыванием захохотала в голос, запрокинув голову.
        - Она лесная, вообще-то, - пояснил я, - из нуболокации, в лесах рядом с Вольным жила.
        Алиса отсмеялась и я начал рассказывать. Корум слушал внимательно, изредка бросая взгляд на альбиноску, что сюсюкала с объевшейся феей, которая уничтожила половину шашлыков, беззастенчиво схарчив и мою порцию, а теперь сидела и тяжело отдувалась, потягивала винцо из маленькой кружки и вытирала трудовой пот. Когда я закончил, трактирщик уже успел убрать опустевшие блюда, добавил еще пару бутылок вина и поднос с печеньем.
        - Покажи лук.
        Корум придирчиво изучил скрин.
        - Полтора миллиона. Минимум.
        - Сколько?
        Я не понял, кто это пропищал, может фея, а может и я. Или даже хором. По крайней мере рты мы распахнули одинаково, только из фейкиного еще и крошки печенья падали в тишине.
        - Если на долгий срок выставить, то и за два возьмут. Или больше немного.
        Я глянул на Алису, та мгновенно все поняла и лучезарно улыбнулась.
        - Да, Варнуля, ты все это время был миллионером!
        - Это ж как… - Я подавился, вспомнив вечное нищебродство и жалкие потуги насобирать на привязки. - Это точно?
        - Зуб даю, - подтвердил Корум, - эльфы-игроки с руками оторвут. И не только эльфы. Ты посмотри, какие статы. И усиленный урон в лесах. Это шикарное оружие, поверь.
        - Завтра же распишемся, пока не перехватили, - сложила губы бантиком Алиса и чмокнула воздух. - А ты завидный женишок, оказывается! Сразу похорошел, покрасивел! Орел!
        - Так! - Фея очнулась от ступора и поспешно заглотала последнюю печенюху. - Ну-ка руки убери от напарника!
        Алиса остолбенела.
        - Мой дорогой друг! - Фея воздела себя на ножки и с обожанием уставилась на меня. - Раз в году, в особый день, фея может стать человеком! В моем случае - прекрасной девой. Даже принцессой!
        - Ты набухалась, что ли, мелкая? - отшатнулся я. - Окстись!
        - Ты меня спас? Спас. - Фея стала загибать пальцы. - Накормил? Накормил. Даже два, нет, три раза. Ежа убил? Убил. Теперь ты обязан на мне жениться! Иначе я буду обеспеч… тьфу!.. обесчещена и брошусь в колодец!
        - Какого ежа? - Корум тоже обалдело слушал фейкин бред. - Зачем ежа?
        - Через месяц, значит, то самое новолуние, ага, - забормотала фея. - Чего там для ритуала надо? Кровь дракона, цветы уйве… А! Мелочи! Тыщ сто подкинем местным задрыгам и они драконами всю площадь завалят.
        Алиса прыснула, глядя на предприимчивую фею.
        - И все! - подвела итог фея. - Я стану прекрасной принцессой и мы поженимся!
        - А квест? Ферран? - Я поверить не мог в творящийся цирк. - Алтарь и проклятый город? Тебя куда понесло?
        - У нас! Будет! Два! Миллиона! Золотом! - завопила фея в экстазе. - В задницу Феррана! И алтарь туда же! И город! За сто лет не потратить такую кучу деньжищ! Заживем!
        - Блин, а весело сольникам живется, - улыбался Корум, - с такими-то персонажами.
        - Не-не, - воспротивилась Алиса фейкиным планам, - мы с Варнулей давно друг друга любим. Только он об этом еще не знает. Я его и оборванцем люблю, без всякого золота.
        - Много ты понимаешь, - отмахнулась фея. - Когда я стану принцессой, да вот с такими сиськами…
        Она изобразила перед собой что-то объемное и бесформенное, далеко выбросив руки.
        - Не то, что у некоторых за пазухой, - закончила фея, указав пальцем на Алису. - Подкладки носишь, доска стиральная?
        - Я тебя сейчас пополам разрублю, чумичка, - улыбнулась Алиса, но так, что нас пробрала дрожь. - И голову отгрызу!
        Фея струхнула, но тут же стиснула кулачки и подбоченилась, открыв рот для ответной речи.
        - Успокойся, зараза! - рявкнул я. - Продаем или меняем лук и делаем город. Это окончательно.
        - Эх, - пригорюнилась фея, махнув рукой. - Ну пусть так. А сдача будет если продадим?
        - Успокойся уже, говорю.
        Фея обиженно уселась на прежнее место и забулькала вином, бросая на Алису нехорошие взгляды, чем довела ту до очередного приступа смеха.
        - Ревнует что ли? - Алиса хихикала. - Да и вообще она попроще была, когда в лесах обитала.
        - Кстати, да! - мгновенно взвился я со своей верной паранойей. - Ты тоже заметила?
        - Неписи же развиваются, - бросил Корум. - ИИ подстраивается под игрока, который долго с ними общается. Перенимает, так сказать, черты и умственно развивается, чтобы интересно было. По сути, каждый непись - сложный саморазвивающийся искусственный интеллект. Меньше, конечно, чем основной, но самообучение и развитие заложено.
        - Так вот оно что, - протянул я. - Ты, значит, рядом со мной ума-разума набираешься, да?
        - Вредности, злости, жадности и наглости тоже набирается, - подсказала ехидно Алиса, - а еще…
        - Я понял, - поспешно перебил я. - Технологии на марше.
        - Они самые, Варнуля.
        - Вы беретесь? - напрямую спросил я. - Лук в оплату.
        Корум барабанил пальцами по столу, задумавшись. Фея прервала раздумья протопав по столу и пнув по руке. Стук в заднице отдавался, видимо, или таким образом поторапливала.
        - Что? - Он недоуменно посмотрел на наглое создание, та показала язык. - Ах, да… Надо с советом порешать. Впрочем, скорее да, чем нет. Задание не сложное, наши топы раскатают этот город в пыль. И делайте, что нужно, хоть сутки простоим, хоть неделю. Золото, оно лишь золото, его можно и добыть, и заработать. А такое оружие нужно еще умудриться выбить.
        - Мы тоже совет, - сказала Алиса, - я вписываюсь, давно косой не работала.
        - Я тоже согласен, - обнадежил Корум, - но там еще семь человек в составе. Ну и глава, конечно. Право вето и все дела. Завтра жди ответа, в общем.
        - Отдыхай, Варнуля, - предложила Алиса, - а мы завтра тебе отпишем, как решим. Чумичку выгуляй эту противную или еще что сделай ненапряжное. Голову дракона опять не добыл? Я не фея, меня золотом не купишь.
        - Работаю над этим, - буркнул я, все еще паря мыслями над свалившимся богатством. - Где их тут найдешь, носишься как угорелый…
        Сообразив, что ляпнул, поднял глаза. Алиса зарделась, как маков цвет, таращась на меня разноцветными глазищами. Корум ехидно скалился, видя ее смущенной явно впервые, губы растянул от уха до уха и выставил зубы, как крокодил.
        - Да ты посмотри на нее! - пропищала мерзкая фея, тыча пальцем. - Запала на моего напарника! Сиськи отрасти сперва, ведьма!
        - До завтра, - я поспешно выскочил из кабинки, цапнув на ходу фею. - Спишемся.
        - Ага, - крякнул Корум. - Отомри, Алиса!
        Фея выбралась из кулака и залезла на плечо. Глянула орлицей на площадь перед таверной.
        - Как я ее, а?
        - Чего? - Я разозлился. - Ты что там устроила?
        - Да сама не пойму! - Фея пощелкала пальцами. - Накатило что-то.
        - Еще бы не накатило, - продавливался я сквозь толпу. - Сколько ты там выхлебала?
        - Бутылочку.
        - Ты сама с нее размером! - поразился я. - Куда в тебя это все вмешается? И шашлыки? Салат? Печенье ты тоже одна слопала, все блюдо!
        - Я - волшебная фея! Добрая магия, понимаешь?
        Я ошарашенно открыл и закрыл рот, не зная чем крыть такое заявление. Фея самодовольно пыхтела в ухо, вытащила из складок платья швейную иглу и попыталась дотянуться до мелкого мальчугана, вернее до его воздушного шарика. Я ускорился от греха подальше и выбрался к воротам.
        Город остался за спиной. Я вздохнул с облегчением.
        - Свобода! - обрадовалась фея. - Пошли скорее, напарник!
        - Куда например? - поинтересовался я. - Ежей гонять?
        Глаза феи моментально налились кровью, пролитой на полях былых сражений.
        - Вот точно нет, - сразу отсек я, видя как фея оскалилась и провела иглой фехтовальный выпад. - Что тут интересного есть на примете? Я мир плохо знаю, все в бегах, язык на плече и все такое.
        - Махнем туда! - фея ткнула пальцем вдаль, не глядя. - Точно!
        - Навигатор ты тот еще, - вздохнул я. - Кстати, все забываю спросить.
        - А?
        - Где твои крылья? Нет, ты и без них похлеще пожара, а если бы еще и летала… Но все же?
        Фея вытаращила глаза.
        - Я думала, ты хотя бы имя мое спросишь! - Она пнула мелкий камешек и отвернулась. - А ты… Эх, напарник…
        Она махнула ручкой, спрыгнула в траву и понуро уставилась под ноги.
        - Давай без театрала, а? - На душе все же стало неприятно. - Ладно, не надо этой драмы. Как тебя зовут, лесная повелительница?
        - Другой разговор! - самодовольно скрестила руки на груди мелкая. - А то «фейка» да «фейка»!
        Она присела, кончиками пальцев приподняла края лоскутного платья и важно представилась:
        - Айне, великая и прекрасная!
        - Оч-чень приятно! - протянул я. - Теперь понятно откуда твой дурной характер. И вообще - многое объясняет.
        - Чего это? - выпрямилась фея. - Чего тебе там понятно?
        - Есть такая фея в Ирландии, тоже Айне зовут, - пояснил я. - Там народ, как говорят, весьма хулиганистый.
        - Не знаю никаких Ирландий, - подозрительно прищурилась фея. - Надо разобраться, что там за самозванка. Летим скорее! Вызывай свою ящерицу!
        - Уймись ты уже, - отмахнулся я, закинув фею на плечо. - Это я так, к слову. Нет такой страны здесь.
        - Другое дело, - оттаяла фея. - Куда пойдем?
        - Да никуда, - развел руками я. - Завтра все решится, там и видно будет.
        - Жаль, - вздохнула фея. - Вези к лесу, я там переночую.
        - Вези! - передразнил я наглое создание. - Ты тут местных дриад только не трогай, а то опять ведь поколотят.
        - Кто кого еще поколотит, - заявила фея. - Хотя я наелась и спать хочу…
        Я спускался с холма, заприметив густую чащу.
        - А ты знаешь, как появляются феи? - Айне, видимо, молчать больше минуты было как согрешить. - Мы рождаемся из первого смеха младенца, понял? Я точно из смеха маленькой принцессы появилась!
        - Это была на редкость страшная и злобная принцесса! - Я уже подустал от фейкиной трескотни. - Принцесса гоблинов! Или троллей! И смеялась она, когда задушила кота!
        - Фе! - Айне высунула язык и неожиданно добавила: - Хотя это многое объясняет, ты прав!
        Я даже обомлел от такой самокритики, а фея зевнула с волчьим подвыванием. Я вломился в рощу, отыскал подходящее дерево с дуплом и сунул туда фею.
        - Спи, чумичка.
        - И тебе по тому же месту… - Фея свернулась в клубок и засвистела носом.
        Капсула открылась и я тоже решил вздремнуть.
        Глава 14
        Утром я воплотился у чащи и разбудил фею. Айне как вчера завалилась в дупло, так и проспала там все это время.
        - Доброе утро, - потянулась она и вытянула руки. - Поехали.
        - Вот ты наглая, - изумился я, посадив ее на плечо. - А сама побегать?
        Фея вытрясла из волос веточки и прочий мусор.
        - Покушать есть?
        - Сейчас в город зайдем, - ответил я. - Мне по торговцам пройтись надо. Потом в таверне позавтракаешь.
        - А с тобой хорошо странствовать, - обрадовалась Айне, ерзая на плече. - Сытно!
        - Цени, - усмехнулся я. - Сейчас бы мокриц жевала в каньоне.
        - А вообще, Ферран тоже вариант, - размышляла фея, пока мы приближались к городу. - Дядька на эльфах и зверье, конечно, повернутый, но бог могучий. Хотя мне тут предлагают…
        - Ну? - поторопил я фею. - Кто? И что?
        - Да неважно, - отмахнулась Айне, пряча глаза. - Я еще не решила, на чью сторону встать.
        - Где вкуснее кормят, - подсказал я. - Ага?
        - Точно! - Айне уважительно покосилась на меня. - А ты знаешь жизнь, бродяга!
        Я едва не расхохотался от маленького надутого от важности существа на плече. А фея тут же принялась вспоминать то, чем питалась еще со времен, когда вылетела из смеха новорожденной принцессы. Принцессы троллей. Или гоблинов. Тут единого мнения не было, а фея толком и не помнила чуда собственного рождения. Слухи собирала и только.
        Я в краем уха слушал гастрономические изыскания Айне, обходя торговцев. Пополнил запасы бомб, слушая рецепты приготовления гусениц в жареном, печеном и вяленом виде. Поторговался за эликсиры, а в ухо потоком лились ценнейшие сведения о видах рыб из лесных озер и рек и в каких из них меньше костей. Пробежался по оружейным магазинам и уже одурел окончательно, когда бубнящая фея перешла с рыбы на лягушачью икру и объясняла, как правильно пнуть цаплю, чтобы та выронила пойманную жабу.
        В трактир я ввалился благодаря небеса, что теперь фейка будет есть и хоть на минуту заткнется. Айне шустро промчалась по столу и открыла меню, выставив его перед собой.
        - О да… - Я вытянул ноги за столом. - Счастье-то какое…
        - Я - счастье? - высунулась фея из-за меню. - Или кто?
        - Заказывай уже, что там есть, - отмахнулся я, проверяя почту. - Ждем Алису.
        - Все, что захочу, заказывать? - уточнила фея.
        Я ответил тяжелым взглядом.
        - Все-все, я поняла! - Айне уткнулась в меню, водя пальцем. Трактирщик раздраженно топтался рядом. - Это! Это! И это! И сока графин персикового! Самый большой! Все понял, человече?
        Трактирщик перевел взгляд на меня. Я выложил на стол золотой.
        - Полтора.
        - Ты чего там заказала? - не понял я. - Все меню?
        - Расплачивайся! - нагло заявила Айне. - Впереди суровые сражения и штурм. Надо набраться сил. А то они у меня совсем слабые.
        Покачав головой я добавил монету. Трактирщик испарился, а фея завертела головой по сторонам. Я получил ответ от Алисы, она обещала явиться через полчаса.
        - Напарник! - жутко прошипела фея, подкравшись ко мне поближе. - Беда!
        - Да чего еще? - рявкнул я, закрыв интерфейс. - Что стряслось?
        - Он слишком долго несет еду, - пояснила Айне. - Сам не съест?
        - О боже… - Я простонал, хватаясь за голову. - За что?
        В таверну ввалилась группа игроков - три парня и две девушки, хорошо прокачанные. Уселись за соседний столик и стали изучать меню, косясь на мой красный ник. Я тоже на них покосился, но враждебности они не проявляли, так что я успокоился, насколько это было возможно с дикой Айне.
        Компания сделала заказ и теперь обратила уже пристальное внимание на наш столик. Я глянул вниз - так и есть. Зловредная фейка показывала им двусмысленные жесты и высовывала язык. Я дал ей легкого подзатыльника.
        - Эй, ты чего?
        - Хорош дурить, Айне. И так проблем по уши, а тут ты еще, бедствие на мою голову.
        - Ну чего ты?
        - Мне еще от этих по кустам бегать не хватало, - прошептал я и показал Айне кулак. - Ты ешь уже. Где там ходит этот корчмарь, в самом деле?
        - Я же говорила! Он…
        Трактирщик, словно услышав, как порочат его доброе имя, появился у нашего столика. В его руках исходил паром на огромном блюде запеченный в травах поросенок. По бокам этого великолепия возлежали жареные перепелки, обильно посыпанные зеленью. Подоспела служанка, поставив на стол блюдо с горой пирожков и печенья, со второй руки соскользнул большой горшок, пахнувший гречневой кашей и бараниной. Звякнул графин с соком, больше похожий на маленький бочонок.
        Я вытаращил глаза и открыл рот. За соседним столиком раздались восхищенные и потрясенные вздохи.
        - Ага, так, ага. - Айне, ежесекундно вытирая слюни рукавом, придирчиво обнюхала поросенка, сосчитала перепелок, сунула нос в горшок и милостиво кивнула. - Свободны!
        Суровые сражения и штурм, о которых талдычила фейка, произошли немедленно и были подобны буре. Айне с такой яростью накинулась на несчастного поросенка, будто он был ее кровным врагом. Во все стороны полетели шкварки, скатерть заляпалась жиром, а фея вгрызлась в покрытого хрустящей корочкой бедолагу, как голодная касатка в труп кита.
        - Вы это видите? Это баг какой-то, да?
        Я налил сока и старательно игнорировал любопытные голоса, делая вид, что меня тут нет.
        - Можно я заскриню? - попросила одна из девушек, миловидная волшебница, в алой мантии и с резным красивым посохом. - В жизни такого не видела. Обычно феи пугливые…
        - Это она от страха такая, - сказал я. - А скринить уже поздновато.
        Пугливая фея уже скрылась в растерзанном поросенке едва ли не с ногами. Чавкала и даже рычала.
        - Поест сейчас и тогда сколько угодно.
        - А ты почему не ешь? - спросила ее подруга, сурового вида воительница в доспехах.
        - А я ничего и не заказывал, - объяснил я. - Это все для нее.
        Больше вопросов не задавали. Фея осилила поросенка и без передышки набросилась на перепелок. Когда же в черной дыре, вокруг которой наросла Айне, исчезла каша, печенье, пирожки и сок, она отдуваясь и сопя уселась на стул и вяло махнула рукой.
        Трактирщик, бледный как смерть, поспешно забрал растерзанные останки поросенка и пустые блюда. На вылизанных и изгрызенных костях не было ни хрящика, словно над поросенком потрудилась стая волков, а потом несчастный скелет пару лет жарило беспощадное солнце пустыни. От перепелок остались только головы и лапки. Трактирщик свернул и унес скатерть - то ли стирать, то ли сразу сжигать, проводя над ней обряды экзорцизма. Служанка протерла стол и расстелила новую.
        - Кто хотел сфотографироваться с лесной феей? - спросил я, обернувшись. - Подходите и не стесняйтесь.
        - Чего им надо? - через силу простонала фея, потирая живот. - Они скучные.
        - По сравнению с тобой, да, - признался я.
        Волшебница робко села на соседний стул, а ее подруга, статная воительница в бронелифчике, примостилась напротив.
        - Можно с тобой сфотографироваться?
        - Это как? - настороженно и одновременно с любопытством спросила фея. - Это едят?
        - У тебя одно в голове, - проворчал я, - лишь бы утробу набить. Мгновенная картина, тебя нарисовать хотят, поняла?
        - Не особо, но суть уловила, - проворчала фея, забравшись на стол. - Хотите запечатлеть великую меня на холсте? Дозволяю.
        Я цинично заржал. Волшебница беспомощно смотрела на подругу, а та, едва сдерживая хохот, не отрывала глаз от задравшей носик фейки.
        - Малюй, железная! - Фея величаво махнула ручкой и приняла горделивую позу, водрузив на плечо вилку. - Я готова!
        Волшебница тоже расхохоталась. Но тут же собралась и обняла фейку, прижавшись к ней щекой. Айне возмущенно заверещала от такого панибратства и принялась отбиваться.
        - Нахалка! - махнула вилкой фея, когда ее опустили на стол. - Платье помяла!
        - Спасибо, - прощебетали подруги и умчались за свой столик.
        - Какое платье, Айне? - Я брезгливо коснулся пальцем лоскутов. - Ты похожа на заросшего бешеного карлика, а не на фею. Который, к тому же, не мылся пару лет.
        - Ну знаешь, напарник, - процедила фея, зло прищурившись, - ты говори, да не заговаривайся! Я волшебная фея! А ты…
        - Надо тебя помыть! - осенило меня. - Точно!
        Фея сдулась и вытаращила глаза.
        - Меня? Помыть?
        - Да-а-а-а! - зловещим шепотом произнесла Алиса, которая подкралась от дверей. - Вымыть тебя всю. С мылом!
        - С мылом не надо! - икнула перепуганная Айне. - От мыла пыльца смоется и я летать не смогу!
        - У тебя крыльев нет, - уличил я. - Привет, Алиса.
        - И наше вам с кисточкой! - Алиса довольная и веселая уселась за стол. - Многие с неписями ходят, но такие экспонаты я не видела ни разу. Вы очень гармонично смотритесь! Знаешь, эдакий отмороженный разгильдяй-папашка и его безумная дочь, зачатая на шабаше. Хорошо, что тут инквизиции нет, а то бы и от них пришлось побегать.
        - Она родилась из первого смеха младенца, - буркнул я, ткнув пальцем в фейку, - а не на шабаше. Такая фигня.
        Алиса замолчала и переводила взгляд то на фею, то на меня.
        - Да что она пялится-то? - возмутилась Айне. - Сглазить хочет, точно!
        - Рот тоже помыть, - припечатал я, - с мылом. Есть мыло, Алиса?
        - С вами свихнешься, - пожаловалась Алиса. - Еще вчера я слыхом не слыхивала про такой бред. Первый смех младенца? Боюсь представить этого монстра. А мыло я найду.
        Фея притихла и накрылась меню. Идея помыться ей совершенно не понравилась.
        - Все в норме? Сделка будет?
        - Будет, Варнуля, - порадовала Алиса. - Все решено, хватай лук и прыгаем в нашу цитадель. Часа через два рванем на штурм. Надо в темпе, а то у шефа бизнес в реале, ему скоро выходить.
        - На штурм! - рявкнула фея, выскочив из-под меню. - В атаку!
        Я подпрыгнул от неожиданности и выругался.
        - Ты тут побудь, с Алисой, я быстро.
        Не успев полюбоваться возмущенным лицом девушки, я спешно выскочил из трактира и скрылся в гостинице. Проверил аукцион. Все лоты продались и принесли мне десять тысяч с мелочью. Подбив баланс, я сунул лук в инвентарь и поспешил обратно. В итоге у меня остался только этот лук, золото на счету, ремесленные ингредиенты в сундуке, набор бомб и эликсиров, и все. Гол, как сокол.
        В трактире ничего особо не изменилось. Айне что-то рассказывала Алисе, размахивая кулачками и строя героические рожицы. Алиса внимала, улыбаясь и норовя пощекотать фее живот, чем приводила ее в бешенство.
        - Готовы? - прервал я увлекательную беседу. - Выдвигаемся?
        - Пошли, - Алиса тягуче выскользнула из-за стола. - А ты на мне поедешь.
        Айне уселась на плече у девушки и тут же вытерла рот прядью белоснежных волос.
        - Салфетки не подали, - объяснила она виновато. - А я чистоту люблю.
        - Нет, нет и нет! - отшатнулся я от Алисы, которая с умоляющими глазами потянулась ко мне. - Сама решила - сама и носи эту… Айне.
        - Меня так зовут! - сердито пробурчала фея Алисе в ухо. - А ты, ведьма, даже не спросила!
        - Сама ты ведьма, чумичка!
        Трактир проводил нас изумленными, веселыми и перепуганными взглядами. Алиса достала свиток и вежливо пропустила меня в портал. Я вышел на площадь, мощеную ровными плитами, и не успел оглядеться, как меня толкнула в спину Алиса.
        - Добро пожаловать!
        Я с любопытством повертел головой. Цитадель «Псов войны» внушала уважение. Длинные и высокие стены, крепкие ворота, окованные металлом. Огромный замок вздымался к небесам, на шпиле реял флаг с оскаленной собачьей пастью. На площади стояли игроки, с любопытством разглядывающие меня. Контраст был дикий. Я даже опешил на мгновение. Плащи с вышитыми эмблемами, красивые доспехи, шлемы, как на подбор. Внушительная такая компания, сразу видно, что люди плотно занимаются экипировкой. Я, кроме штанов и ботинок, мог похвастаться только топором и татуировками. И лесным упыренком в напарниках.
        - Привет всем! - Я вскинул руку.
        - Да проходи, Варнуля, не стесняйся! - Алиса подтолкнула меня в спину. - Тут все свои.
        Айне ловко перепрыгнула мне на плечо и подозрительно засопела.
        - Смотри, как вырядились. Индюки надутые, - прошептала она, но так, что услышали даже часовые в башне. - Ведьма, ты куда нас притащила?
        - И тебе привет, бродяга, - поприветствовали меня вразнобой. - И тебе тоже привет, чудо лесное!
        - Чего встали? - вопросила Алиса, скорчив грозную физиономию. - Дел нет? Через два часа будем грызть кости в Исс-а-Ганне!
        - Не хочу грызть кости, - выдала фея, - там витаминов мало.
        - Ты где такую взял? - спросил матерый с виду волшебник, с ником Антиполер над головой, растянув рот в умильной улыбке. - Какая прелесть. Алиса это ты про них вчера рассказывала?
        - Они самые, - рассмеялась Алиса. - Позвольте представить - Варнак и его спутница Айне. Покорители проклятых городов, агры и зло во плоти для «Неприкасаемых».
        - Мы такие! - гордо заявила фея. Она выпрямилась и отставила ножку, держась за мое ухо. - И ежей еще! Ежей тоже покорители! Ты почему про ежей ничего не сказала, ведьма?
        - Каких ежей? - вскинул брови Антиполер. - Корум вчера что-то такое говорил, но я не понял…
        Вокруг нас уже собрались любопытствующие, глазея на Айне.
        - Ой, да ну на фиг! - Я снял фейку с плеча. - Общайтесь на здоровье, у меня сил нет с ней никаких! Алиса, куда нам?
        - Идем-идем! - Алиса подхватила меня под локоть и повлекла к замку. - Айне, жди, мы скоро!
        - Пусть накормят! - донесся в спину вопль. - А потом еще накормят!
        - Где мы пыльцу возьмем? - спросил кто-то недоуменно. - У нас только деревья фруктовые и отцвели давно…
        - Сделайте доброе дело! - Я остановился и обернулся к народу. - Вымойте ее, пожалуйста, если не в тягость! С мылом!
        Двери захлопнулись отсекая возмущенные вопли Айне и многоголосый хохот.
        - Если бы не ники над головами, - буркнула Алиса, - то я бы некоторых неписей от людей не отличала. Этот виртуальный мир точно виртуальный? Может наши капсулы и есть - виртуал, а? Та сторона - ложные воспоминания, а сами мы давно булькаем в инфополях электронной Вселенной, перейдя в цифровые тела?
        - Ты, мать, поменьше с ней общайся, - ошарашенно ответил я. - У тебя психика не железная. Уж на что я пофигист, но один день с фейкой за год надо считать.
        Коридоры цитадели красиво освещали изящные канделябры. Мы шли вдоль стен, увешанных оружием и щитами. Миновали зал с трофеями, где на стенах застыли головы настолько разнообразных монстров, что я сбился с шага. Звери, гуманоиды, демоны и нечисть. «Псы войны» рвали добычу по всему континенту.
        - Красиво тут у вас, - похвалил я, миновав полный рыцарский комплект в нише. - Все в стиле средневековья.
        - Ага, готичненько, - согласилась Алиса, останавливаясь у резных двустворчатых дверей. - Ну заходи, будем знакомиться.
        Я толкнул дверь, пропустил Алису и прошел следом. Тут находился рабочий кабинет, размером с квартиру, наверное. Окно от пола и до потолка, в половину широкой стены, бросало блики на стол в центре, усыпанный картами. На дальней стене тоже висели карты, списки с названиями кланов и листы с заданиями. Явно что-то нестандартное. Я даже упоминаний не встречал о такой фишке.
        В конце кабинета, у камина, в котором потрескивали угли, сидели за небольшим письменным столом двое. Корум и некто Вереск. Они устроились в плетеных креслах и попивали вино. Вереск, как я понял, их глава. Седой, подтянутый, сухопарый мужчина лет тридцати, с короткой бородой. В руке дымилась трубка, на плечах короткий жилет и белоснежная рубаха. К голове прижимал короткие волосы обруч с синим камнем.
        - Прошу, проходите! - Он указал на кресла. - Давно хотел с тобой познакомиться.
        Я кивнул и сел напротив. Алиса умостилась рядом.
        - Привет, - кивнул я Коруму.
        - Я - Вереск, - представился мужчина. - Глава «Псов войны», руководитель этого буйного общества. Ну ты наслышан, наверное.
        - Да не особо, - честно ответил я, - Алису знаю и Корума. А так… Мне кланы не интересны. Пока.
        Алиса чуть удивленно подняла бровь.
        - Лук мы берем за оплату, - продолжил Вереск, чуть улыбнувшись. - Вещь отличная, а Исс мы потянем не напрягаясь.
        - Рад слышать.
        - Договор подпишем только.
        - Вообще без проблем, - ответил я, достав лук и протянув ошарашенной Алисе. - Быстрее бы уже закончить.
        - Что хоть в награду? Извини за любопытство. - Вереск достал бумагу и поставил размашистую подпись. - Уж больно необычное место.
        - Агр с меня снимут, - пояснил я, быстро пробегая глазами по строчкам. - Ну и отсыпят наград полные руки. И от вредителя одного избавлюсь.
        - Фея тоже тут? - вскинулся Корум. - Я вчера поспорил насчет пыльцы. На хорошие деньги, между прочим.
        - Сорок процентов, - согласился я, подписывая договор. - Не вопрос.
        - Тридцать.
        - Забились. Еда за твой счет.
        - Мы вам не мешаем? - вкрадчиво поинтересовалась Алиса. - Может прямо тут пусть питается?
        - Я бы посмотрел, - рассмеялся Вереск. - Корум тут вчера всех удивил рассказами. Кто поверит в таких фей?
        - Во дворе у вас, - кивнул я на окно. - Чудит, наверное, как всегда.
        - Она родилась из младенческого смеха, - выдавила Алиса. - Представляете?
        - Из чего? - хором спросили Вереск и Корум. - Как-как?
        - Ну как-то так, - проворчал я. - Да и кому вы верите? Она соврет - не дорого возьмет.
        - Как лесная фея оказалась с тобой? - спросил Вереск. - Я не первый год играю, но они все по лесам прячутся.
        - Ее турнули дриады, - пояснил я. - Не сошлись интересами. Короче, это долгая история. Вы лучше ее спросите сами. Я этот бред озвучивать даже не хочу. Хотите, так я ее вообще оставлю?
        - Шеф, я сбегаю? - Корум мотнул головой в сторону двери. - А то скоро в рейд.
        - Иди уже, - отмахнулся Вереск от Корума, - а то проспоришь.
        Тот умчался и мы остались втроем. Вереск перевел вопросительный взляд на девушку.
        - Алиса?
        - Предлагала.
        - Я все по тому же вопросу хотел переговорить, - начал Вереск. - Есть интересы у Пауков. Ну ты в курсе, Корум уже разговаривал с тобой на эту тему. Ты решение не поменял?
        - Нет, - твердо ответил я. - Не поменял. Но и другим ответ будет такой же, если кто предложит.
        - Спасибо, - искренне поблагодарил Вереск. - Я ценю. Но если вдруг передумаешь - милости просим в нашу компашку. Ты уж извини, я планировал посидеть, потолковать вдумчиво, а тут реал зовет. Может в другой раз зайдешь и поговорим обстоятельно? Я предложу, ты условия выскажешь. Найдутся, глядишь, и варианты, как мыслишь?
        - Конечно зайду, почему не поговорить с хорошими людьми?
        - Вот и договорились. - Он пожал мне руку. - Алиса ты объясни, как и что, пожалуйста. У меня встреча в реале важная. Совещание опять. Достали, если честно. Так что…
        - Да без проблем, - сверкнула Алиса зубами. - Все сделаем в лучшем виде. Что там сложного-то?
        - Только не так, как вы начудили в Заводи, я очень прошу, - едва не взмолился Вереск. - Будет стыдно и выговор влеплю. Или в рядовые сразу.
        Алиса сделала испуганные глаза и дурашливо замахала руками.
        Я открыл было рот, чтобы уточнить время следующей встречи. Но тут огромное стекло взорвалось, разлетевшись вдребезги, засыпав все вокруг стеклянным градом и заставив нас испуганно подпрыгнуть.
        - Нападение? - взвился Вереск. - Алиса!
        - Да не может быть! - Девушка метнулась к окну, а в правой руке уже хищно изогнулась коса. - Кто пос… Ага…
        Я ошарашенно смотрел, как на столе крутится, замедляя обороты, крупный кусок мыла.
        - Лучше бы на вас напали, - буркнул я. - Рад знакомству.
        Глава 15
        Фея, набычившись, стояла перед зеркалом. Отмытая до блеска, в новом платье, она и вправду оказалась феей, хотя я до последнего подозревал увидеть под слоем грязи какой-нибудь незаконнорожденный плод любви гиены и хоббита.
        За окном потрескивали догорающие ящики, некстати сложенные во дворе. С кухни доносились раздраженные голоса, оттуда выметали разбитую посуду и обломки мебели, а изящные купальни, расположенные как раз под окном замка были основательно затоптаны и частично разрушены. Фея дралась как львица, перед лицом неотвратимой опасности мытья, но спасовала перед совместными усилиями десятков игроков.
        - Да ты просто прелесть! - восхитилась Алиса. - Тебя и не узнать!
        - Как принцесса, да? - проворчала Айне, придирчиво осматривая черное платье с синими вставками и черные сандалии. - Точно?
        - А то!
        Колтуны исчезли и теперь фея щеголяла двумя косичками на блондинистой голове. Кукольная мордашка, хоть и кривилась в привычной злобной манере, но дышала чистотой и детским очарованием. Не хватало только крыльев и волшебной палочки.
        - Хм… Ну ладно, - сдалась Айне, благосклонно сделав ручкой. - Вы молодцы. Хвалю. Когда обед?
        - Только из таверны, ты, обжора! - возмутился я. - Нам уже в проклятый город выдвигаться. Совесть имей. Тем более кухню ты разнесла.
        - А нечего было меня хватать! - заявила фея и опять уставилась в зеркало. - А я вовсе даже ничего, а?
        - Мы еще и виноваты? - протянул Корум. - Варнак, ты в следующий раз один приходи.
        - А как же спор? - ехидно поинтересовался я. - Тридцать процентов?
        - Да хоть сто, - отмахнулся он. - Здоровье дороже.
        - Что за спор? - Айне крутнулась на ножке, не отрываясь от зеркала. - На что спорим?
        - Корум сказал, что ты не осилишь жареного поросенка за один присест, - ткнул я пальцем в опешившего воителя, - говорит, подавишься.
        - Дай мне свой топор, напарник, - пропела фея, завороженно пялясь на свое отражение, - я его зарублю. Это страшное оскорбление, такое только кровью смывать.
        Корум поперхнулся от таких наглых заявлений, да еще и в своем-то доме. Алиса расхохоталась, цапнула фею и потискала.
        - Всегда такую хотела! Варнуля, оставь ее мне, а? Я ее буду холить и лелеять! - Она пощекотала фею, та захихикала. - Будешь у меня жить? Зловредная ты мелочь!
        - Да ну тебя, - отмахнулась Айне, соскочив на пол. - У меня другие планы. Вот ему помочь, а потом еще надуть одного рогатого дурня, который дриадам - все, а бедным феям - пыльцу с чахлых цветков. Да и ты теперь совсем дурнушка, на моем-то фоне.
        - Она точно не твоя доча? - ухмыльнулась Алиса, глядя как фея пыхтит и карабкается мне на плечо. - Прямо копия, только в юбке. Шебутная и наглая.
        - Вот спасибо, - саркастично ответил я. - Ты меня уже засмущала своими комплиментами.
        - Я такая, ага.
        Корум выложил на стол подробную карту города.
        - Смотри, Варнак. Мы заходим с центра и флангов, - он указал пальцем. - Три группы выносят всех по периметру и зачищают скопления монстров. Я и Алиса, с пятью бойцами, сопровождаем вас и выдвигаемся к храму сразу после зачистки. Там соберутся все бойцы к этому времени и возьмут здание в кольцо. Мы ждем у входа. Вы, два отморозка, оскверняете алтарь.
        - Там вообще-то ритуал, - возмутилась фея, спрыгнув с моего плеча и топчась по карте. - И не осквернить, а восстановить, ясно?
        - Если только во имя Хаоса или Смерти, - усмехнулась Алиса. - Чтобы ваша парочка восстановила что-то полезное…
        - Ну не суть, - оборвал разглагольствования Корум. - Сколько нужно времени?
        - Да минут пять, не больше, - ответила Айне. - Мне только в чашу влезть и молитву прочитать. Там делов-то, на пару слов.
        - Варнак, а ты что должен сделать, напомни?
        - Вообще ничего, - пояснил я. - Все делает фейка. А мне нужно ее туда проводить.
        - Вчера бойцы разведали Исс-а-Ганн, - добавила Алиса, - так что все должно пройти, как надо. От нас пошли полсотни человек, все от восьмидесятого уровня. Это больше, чем необходимо, но для железной страховки, чтоб уж наверняка.
        - Замечательно, - потер я руки. - Значит, выдвигаемся?
        - В принципе, да. - Корум кивнул. - Все уже началось, кстати. Зачистка уже минут сорок как идет. А мы сейчас телепортируемся.
        - Всегда бы так, - размечтался я. - Иди и собирай ништяки, да квесты делай направо и налево.
        - Ну так приноси нам такие луки, - ухмыльнулся Корум, - и мы каждый день гулять будем.
        - Ты лучше голову дракона добудь, - мигнула Алиса. - А то только обещаешь.
        Проклятый город Ис-а-Ганн раскинулся в скалах прямо перед нами. Телепорт выплюнул нас неподалеку от ворот и мы прислушивались к грохоту взрывов, лязгу железа и воплям нечисти. Пятерка тяжеловооруженных бойцов мгновенно рассредоточилась вокруг. Двое впереди, двое по бокам и один прикрывал тыл. Мы в центре. Организовав таким образом боевой порядок, двинулись вперед.
        Миновали ворота, прошли по длинной улице. Вокруг тряслась земля, вздымалась пыль и рушились дома. «Псы войны» делали свое дело четко, слаженно и спокойно. Воздух закручивался вихрями, всасывая хоботами скелетов и восставших мертвецов. Лучники быстро били стрелами жуткого вида упырей, пускающих пену из несоразмерных лысым головам пастей. Кольцо вокруг храма сжималось, выкашивая все, что попадалось под мечи, секиры, стрелы и магию.
        Когда из храма выскочила целая толпа странного вида людей в черных балахонах им навстречу устремилась Алиса. Коса взвыла, рассекая воздух, взлетели отрубленные конечности и рассеченные тела. Девушка скользила вперед, а визжащие сектанты словно налетали на невидимую стену, падая к ее ногам уже частями.
        - Во дает! - испуганно прошептала Айне, прижимаясь ко мне. - Ты посмотри только!
        Я и сам был впечатлен. Казалось, что Алиса вообще не прилагает особых усилий, вращая здоровенную косу. А девушка тем временем проскользнула внутрь храма. Загремело, раздались истошные вопли, чавкающие звуки ударов. Корум быстро обнажил меч и тоже исчез внутри. Спусти минуту, когда храм уже окружили бойцы, а маги методично снесли все здания на полет стрелы вокруг, Корум и Алиса вышли наружу.
        - Все чисто, Варнуля. Можете вызывать демонов.
        - Спасибо, - хмыкнул я. - Айне, ты готова?
        - Да, - посерьезнела фея. - Когда я закончу, то вам лучше сразу уйти.
        Свистнули стрелы, загудели огненные шары, ветвистые молнии с грохотом выкосили все перед собой. Кольцо сдерживало нечисть, спешащую со всего города.
        - Уверена? - спросил Корум. - А вы как выберетесь?
        - Это не ваша забота, - напряглась фея, - тут все изменится после ритуала. Поверьте мне и уходите.
        - Варнуля, ты уверен в своих действиях? - промурлыкала Алиса, взмахнув косой. - Сдается мне, твоя чумичка что-то недоговаривает.
        - Все должно быть в порядке, - ответил я. - Задание такое.
        - Ну как знаешь.
        Алиса бросилась к кольцу, помогая держать оборону, пятерка телохранителей уже давно присоединилась к остальным, остался только Корум.
        - Прикрою, мало ли что.
        - Спасибо!
        Не успели мы и шагу ступить, как земля подпрыгнула. Фея с воплем вцепилась в мою ногу, я качнулся, теряя равновесие и едва не рухнул.
        - Это что? - заорал Корум, стараясь перекричать звуки раздираемой земли. - Варнак?
        - Без понятия!
        Из образовавшейся трещины возле храма выпростались две огромные лапы. Когти впились в края, вдавливаясь в землю, и рывком выдернули неведомого монстра из глубин. Массивная бронированная туша взлетела вверх, блестя черной чешуей, а спустя мгновение обрушилась на кольцо игроков, мгновенно обратив в коконы с десяток. Окутавшись пылью, скрежеща вытянутыми челюстями, на «Псов» уставилась костяная ящерица, размером с дом. Скелет был собран из костей людей, эльфов и гоблинов, много лет удобрявших здешние улицы. На костях висело гнилое мясо, остатки доспехов и истлевшие тряпки. Короткая коническая морда распахнула пасть и исторгла волну гниющей крови, в которой растворились еще несколько бойцов.
        - Бегом внутрь! - рявкнул Корум, бросаясь вперед. - Быстрее!
        Мы быстро скользнули под защиту массивных стен, не дожидаясь развязки.
        - Надо торопиться! - Айне вращала глазами и дергала меня. - Там еще три таких просыпаются! Я чую!
        Помещение храма было разгромлено, обломки мебели и реликвий покрывал толстый слой пыли. Мы миновали разрубленные тела сектантов у порога, где вихрем прошлись Корум с Алисой, и подбежали к каменному изваянию.
        В отличие от храма Галлеаны на севере, здесь сразу бросался в глаза громадный барельеф на всю стену. Высокое дерево склонило усыпанные крупными плодами раскидистые ветви. Под ним искусно выписаны олени, лоси, зайцы, и прочие лесные обитатели. Картина лесной идиллии, если коротко. Вокруг ствола замерли в хороводе каменные эльфы в праздничных одеяниях. У подножия дерева, словно выступая из каменной стены, стоял трон, в котором величаво покоилась статуя Феррана, выполненная из белоснежного мрамора. Ступнями он попирал жертвенную чашу, как и в случае Галлеаны, утопленную в пол.
        - Готов? - почему-то шепотом спросила Айне. - Начинаю?
        - Действуй, - тихо ответил я, сжимая топор. - И побыстрее.
        Здание тряхнуло, с потолка посыпалась каменная крошка. Фея часто задышала, подобралась и прыгнула прямо в чашу. В ту же секунду храм поглотила тьма.
        - Что за черт? - Я выставил руку, слепо водя по сторонам. - Айне, так и должно быть?
        Чаша засветилась. Стоящая в центре Айне медленно поднималась в воздух, раскинув руки. Глаза закрыты, а кривящиеся губы выстреливают длинные фразы на странном шипящем наречии. Свет стал нестерпимым, я прикрыл глаза и отшатнулся. Сверкнуло, звуки за стеной стихли, меня окатило воздушной волной, едва не сбив с ног. Тьма развеялась. В наступившей следом тишине посыпались мелкие камешки со статуи. Каменное изваяние открыло глаза.
        - Свершилось! - возвестил сидящий на троне Ферран во плоти, стряхивая каменную крошку. - Ритуал совершен и эти земли снова под моей рукой!
        ВЫ ВЫПОЛНИЛИ СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ВОССТАНОВИТЬ АЛТАРЬ».
        Награда: почетный титул «Несущий волю богов», статус ученика Феррана со всеми сопутствующими привилегиями, 50 000 золота, 1 750 000 опыта, легендарный перстень Праздного Дракона.
        Дополнительная задание выделено в отдельное событие, ввиду пересечения с игровой механикой, касающейся Вашего персонажа.
        Инвентарь аж затрясся, спешно поглощая золото и феерическое количество опыта. Перстень приятной тяжестью упал туда же.
        ВЫ ПОЛУЧИЛИ УРОВЕНЬ… УРОВЕНЬ ПЕРСОНАЖА - 53.
        ВАШ ПИТОМЕЦ ПОЛУЧИЛ УРОВЕНЬ… УРОВЕНЬ ПИТОМЦА - 89.
        - Да! - рявкнул я, пускаясь в пляс и потрясая топором, как индеец на тропе войны. - Да! Да! И еще раз да!
        Прилетело сообщение от Алисы.
        «Нас выкинуло за стены! Вы справились! Город рассыпался, тут теперь джунгли! И варан костяной в пыль сразу! Варнуля, ты бы видел, какая красота! Заканчивай скорее и дуй к нам в цитадель. Мелкую не потеряй».
        - Все получилось, Айне!
        - Угу. - Фейка отряхивалась, стоя у входа. - Меня чуть о дверь не размазало.
        Перерождение! Долгожданное перерождение! Наконец-то получу свой класс. А сейчас этот рогоносец еще и агр снимет. Жизнь определенно удалась и заиграла радужными красками. Я залез в интерфейс, вызвал меню персонажа, полюбовался огромной надписью рядом с ником и воззвав ко всем богам нажал «Перерождение».
        ВНИМАНИЕ: ВАШЕ ПЕРЕРОЖДЕНИЕ ПРОИЗОЙДЕТ ЧЕРЕЗ 24 ЧАСА. ВСЕ ПОКАЗАТЕЛИ ПЕРСОНАЖА ЗАМОРОЖЕНЫ И БУДУТ ПЕРЕРАБОТАНЫ НА СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ПОЛУЧЕННОМУ КЛАССУ. ПЕРЕРОЖДЕНИЕ НЕЛЬЗЯ ОТМЕНИТЬ ИЛИ ИСПРАВИТЬ, ДАННЫЙ ПРОЦЕСС НЕОБРАТИМ. ОНО УНИКАЛЬНО, И РАЗ И НАВСЕГДА ИЗМЕНИТ ВАШУ ИГРОВУЮ ЖИЗНЬ. ТОПОР ПАУКА ВХОДИТ В ПАРАМЕТРЫ ПЕРЕРОЖДЕНИЯ, БУДЕТ ПРОИЗВЕДЕНА МОДИФИКАЦИЯ, НА ВРЕМЯ КОТОРОЙ ОРУЖИЕ БУДЕТ НЕДОСТУПНО.
        - Шикарно! - возопил я, глядя, как исчезло все, кроме характеристик, появился крупный вычурный таймер и стал отсчитывать время. - Вот теперь развернусь! Топор жаль…
        Я не успел толком и погоревать о верном оружии. Лесной бог поднялся с трона, тряхнул волосатыми рогами и повелительно ткнул пальцем.
        - Ты исполнил обещанное! Теперь эти земли под моей властью!
        - Отлично, теперь вернемся к моей проблеме. Мне нужно отмыться от статуса агра.
        - Я не понимаю тебя, человек. Что есть «агр»?
        - Ах, да… Как бы объяснить? - опомнился я. Это же непись, хоть и божество, и не разбирается в механике убийств игроков игроками. - Это как…
        - Ты сможешь просто показать, тупой бессмертный? - раздраженно спросил Ферран, глядя на мои потуги. - Пусти меня в свой разум и покажи момент жизни, где ты стал преступником и убийцей. Я увижу твое клеймо и исправлю!
        - Так можно, что ли? - удивился я, пропустив оскорбление мимо ушей. - И ты увидишь?
        - Открой свой разум, я исполню свою клятву!
        ВНИМАНИЕ: РАЗРЕШИТЬ БОГУ ФЕРРАНУ СКАНИРОВАНИЕ ПЕРСОНАЖА И ПРОСМОТР ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ? ДА/НЕТ.
        - Действуй! - согласился я, как в омут бросился. - Мозги только не спали.
        Меня окружила светящаяся сфера, я плавно воспарил в ней и подлетел к возвышению, остановившись на расстоянии вытянутой руки от Феррана. Сфера замерцала, как экран в кинотеатре, мелькали картинки моих приключений, прокручиваясь в обратном порядке.
        - Дальше, дальше, - нетерпеливо подгонял я, уже измучившись от ожиданий. - Еще дальше. Да ускорь ты перемотку!
        Наконец, возникла сцена, где я обрушиваю корявую дубину на голову Алхимика, а мой ник над головой полыхает багрянцем.
        - Вот! - крикнул я. - Смотри! Тут все началось!
        Изображение на сфере замерло. Я радостно тыкал в ник над своей головой, синий и безобидный, а Алхимик валялся в траве еще живой и невредимый.
        - Видишь синие буквы у меня над головой? А сейчас на мне отметка убийцы! И мое имя начертано кровью, - сымпровизировал я, тыкая пальцем вверх, не зная, как объяснить неписи понятия «статус» и «агр». - Она говорит другим бессмертным обо мне плохие вещи! Надо чтобы ее не было, чтобы вот так, синими чернилами, как сейчас на картинке, понял?
        - Плохие? - вскинул брови Ферран. - Кровь, которую ты пролил, говорит правду, мерзкий убийца!
        Я захлопнул рот от такой перемены тона и подобрался. Ферран смотрел с презрением и плохо скрываемой неприязнью.
        - Ты думал, что я не всеведущ? Думал, что не узнаю тебя? Ты! Ты убил священного ледяного вепря и не посвятил мне победу! И мерзкий топор презираемых Пауков я сразу узнал! И тень твари, что стоит за твоим плечом, да будет ее имя вычеркнуто из истории навек! Чьей вонью ты давно пропитался, бессмертный!
        Это «бессмертный» он просто выплюнул в меня и уставился, явно задумав что-то нехорошее.
        - Ах ты гад! - Я забился в сфере, безрезультатно пытаясь выбраться. - Ты меня кинуть решил? Я все условия выполнил, а ты клятву дал! Вечностью клялся!
        - Я выполню клятву, - презрительно бросил он, поманил пальцем кого-то, глядя за сферу. - Не нужно обвинять великого бога в неверности слову. Ты слишком ничтожен для этого. Только за восстановленный алтарь и за мою верную дщерь, которую ты привел, я сдержу слово.
        Мимо сферы радостно проскочила фея. Я прищурился, видя, как мелкая гадина забралась на колено Феррану и буквально разомлела, когда он погладил ее по голове.
        - Ах ты жопа! - зло выдохнул я. - Айне! Мелкая лицемерка!
        Фея потерлась о руку Феррана, всем видом выражая благоговение и преданность. А в мою сторону плюнула.
        - Все! Я начинаю обряд! А ты помни, Варнак, помни мою доброту и то, как легко отделался! И возноси хвалу моей верной слуге, а с этого дня и старшей жрице возрожденного храма, что уговорила не бросать тебя живьем священным аллигаторам! Пошел вон из моих владений, жалкий червь!
        Ферран закончил речь и властно взмахнул дланями. И я, провожаемый предельно наглым и высокомерным взглядом Айне, она же - старшая жрица, взмыл к самому потолку. Все, что я успел, это незаметно подмигнуть фейке. Та быстро кивнула, косясь на изучающего алтарь Феррана, который уже потерял ко мне интерес.
        Сфера потемнела, погрузила меня в абсолютный мрак мелко завибрировала, загудела, закладывая уши. Появилось ощущение полета, через мгновение раздался громкий хлопок и я осознал себя стоящим по колено в траве, с занесенным над головой до боли знакомым деревянным дрыном.
        - Что за хрень? - Я дико огляделся и отшвырнул еловую дубину. - Как это?
        Вы выполнили дополнительная задание «Божья длань». Ваш статус изменился на «Мирный».
        Внимание! Лесной бог Ферран отныне не благоволит вам. Ваши отношения в статусе «Враждебность».
        Вы лишаетесь почетного титула «Несущий волю богов», статус ученика Феррана аннулирован.
        - Да блин, - я отмахивался от сообщений, быстро пробегая глазами текст, - ага, ага, ага, так, да пошел ты, волосорог!
        Прочитав и усвоив информацию я снова осмотрелся. Та же локация возле деревни, вон и мостик неподалеку. Только Алхимика передо мной не было, да пялились с опаской несколько новичков третьего-пятого уровней с дороги.
        - Это что, ивент какой-то? - спросил один, видя, что я их наконец-то заметил. - Что за сфера тебя притащила?
        - Я тоже хочу! Рассказывай! Почему у нас такого нет? - загомонили остальные.
        Статус «Мирный»! Я стоял с глупейшей улыбкой и осознавал перспективы. Вход в города, стационарные порталы, уютная гостиница и румяные эльфийки в публичных домах. Да хоть и орчанки! Вдруг в памяти почему-то всплыла голова дракона и укоризненно грозящая пальцем Алиса.
        Я опомнился и сунулся в инвентарь. Все на месте на первый взгляд. Наручи защелкнулись, вернувшись на запястья, я придирчиво припомнил количество золота - ничего не пропало. Перстенек китайского вора тоже присутствовал, но рассмотрение такой плюшки я отложил - рядом было слишком много глаз и кто-то уже мог скинуть инфу о моем появлении неприкосам. Я орлом осмотрел окрестности и хотел уже призвать виверну для тактического маневра в сторону леса, как тут…
        - Ты оглох, что ли, рачина? - любопытствующие игроки уже подошли вплотную, чуть не оглушив выкриками и требованиями. - Ниче себе напульсники! Где ты их взял на таком уровне? Зацените, народ, это же эпик? Татуха вон, на морде, ага. Донатер сраный!
        - На каком еще уровне? - рыкнул я, раздраженный таким навязчивым вниманием. - Отвал…
        Я осекся и похолодел от страшной догадки. С трудом вызвал меню, еле попав в иконку и остановившимся взглядом уставился на пятый уровень. Ферран сдержал слово и вернул все, как было. Синий ник и пятый уровень. Все в точности как в воспоминаниях, что отобразила сфера. Легко отделался, как сказал лесной бог.
        Новички вздрогнули и отшатнулись. Я вскинул кулаки и громко завопил в небеса, перемежая угрозы и забористые маты.
        - Во дает!
        - В задницу пошли! - рявкнул я, вызвав Алиску. - Пока она вас не сожрала, крабы!
        Виверна упала рядом, распахнула крылья и оглушительно взревела, явив немалую пасть и представ во всей красе элитного монстра восемьдесят девятого уровня. Игроков как ветром сдуло. Я стоял столбом, не зная, что делать и кого убить. Еще раз изучил персонажа.
        ИМЯ: Варнак. Уровень: 5. Статус: «Мирный». До перерождения осталось: 23 часа 52 минуты.
        Вся информация о персонаже заблокирована и будет доступна после перерождения в полном объеме.
        - Ну хоть перерождение не отменили, изверги, - прорычал я, закрывая окно. - И что теперь делать? Гадство!
        Алиска напомнила о себе, ткнув мордой в плечо.
        - Жми к городу, родная! - Я запрыгнул на виверну. - Мне надо в библиотеку!
        Алиска подозрительно каркнула, будто сдерживая смех, и послушно ударила крыльями, выстрелив поджарым телом в воздух.
        Через час я вывалился из библиотеки Вольного, покрытый бумажной пылью, пропитанный знаниями, нафталином и восковыми каплями. Пантеон богов был достаточно велик, тут вам и бог войны, и смерти, и жизни, и любви, и лесов, чтоб у него волосатые рога отвалились, и морей, и океанов - полный фарш. И добиться чего-то серьезного было делом очень не простым. Форум тоже не помог - чтобы пробиться на вершину и стать по правую руку любого божества нужно было пролить цистерны пота, качать репутацию по капле через закрученные квесты и все это имело смысл, если места апостолов и прочих приближенных еще где-то не заняты. А мне срочно был нужен божественный союзник, способный надрать задницу злобному лесному упырю.
        Между изучением древних книг я накатал письмо в техподдержку, откуда мне пришел ответ об отсутствии нарушений, игровой механике и расплывчатым условиям клятвы, данной богом. Простыми словами - сам лох и формулируй четче пункты договора, а претензии можешь предъявлять вон той кирпичной стене, успехов в игре и всего наилучшего.
        - Завтра сядет обновление, - вспомнил я и зло оскалился, - и начнутся божественные войны. И перерождение мое. И если завтра на Феррана ополчится какое божество, то нужно будет помочь. Но есть ведь и другой вариант…
        Припомнив свои похождения, я недобро посмотрел на восток. Три Кургана, Пауки и их повелительница. Короткий путь втереться в доверие к высшим силам у меня был. Придется только обогнуть Дубравы южнее, там теперь восседал божественный лесной засранец, и я был уверен - меня собьют еще на подлете. А до затмения чуть меньше месяца, так что времени на маневры хватает.
        - Ну держись, Ферран, - пообещал я небесам, - мне начинает нравиться этот мир. Скоро гробы подорожают!
        В хаотичном путешествии наконец-то возник и оформился корявенький план.
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к