Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Змеевский Сергей: " Случайный Попаданец " - читать онлайн

Сохранить .
  Сергей Змеевский
        
        СЛУЧАЙНЫЙ ПОПАДАНЕЦ
        
        Глава 1
        - Алексей! - Плотоядный окрик директрисы поймал меня почти у проходной. Нарисовавшись, по своему обыкновению, в самый неудачный момент, она, как всегда, орала через весь холл. - Вы установили новые печатные формы?
        - Да-да, все поставил, Галина Витальевна! - Я спешил отбрехаться, пока не припахали сверхурочно. Тем более что эти формы совершенно никому не нужны. Документы клиентам выписывают менеджеры, у которых все давным-давно настроено.
        Пока директриса подвисала, соображая, к чему бы еще придраться, я, изобразив взмахом руки прощальный жест, рванул к выходу. И через десять секунд покинул контору, в которой отбываю рабочую повинность: официально - системным администратором, а неофициально - универсальным специалистом по всему, что втыкается в розетку.
        - Молодой человек, не подскажете, где здесь можно позавтракать? - Именно с этим вопросом обратилась ко мне какая-то девушка, едва я оказался на улице.
        Странный вопрос в конце рабочего дня. Но я проглотил просившийся на язык грубый ответ, поднял взгляд на незнакомку… и пропал. Передо мной, скромно кутаясь в китайский пуховик, стояла нежная и хрупкая девушка-мечта. Так и хотелось ее обнять, прижать к себе и защитить от всех невзгод этого не самого лучшего из миров. Заикаясь, я начал объяснять ей, как пройти к местной тошниловке, которая работала до позднего вечера.
        - Вы меня не проводите? Я боюсь заблудиться… - сказала девушка и невинно захлопала ресницами.
        - С удовольствием… - Да я готов был проводить ее хоть на край света, не то что до ближайшей столовки!
        - Может, познакомимся? Меня зовут Маша.
        - Андрей, - не знаю зачем соврал я. Хотел поправиться, но в этот момент мы приблизились к точке общественного отравления. - Вот мы и пришли, - грустно сказал я.
        - Это неважно. - Она потянула меня мимо столовки. Я хотел что-то спросить и даже открыл рот, но она доверчиво посмотрела в мои глаза, и волна нежности, смывающая любые вопросы, накрыла меня с головой.
        Миновав столовку, мы пошли дальше, болтая ни о чем. Маша расспрашивала меня о работе, о коллегах. А я говорил какую-то ерунду, вспоминая разные смешные случаи. Она весело смеялась, и то единственно важное теплое чувство разрасталось во мне… На одном из переходов она, заболтавшись, двинулась на красный свет и едва не попала под колеса. Я остановил ее, поймав за талию, и она прижалась ко мне. Потом Маша долго рассказывала о какой-то сложной игре, в которой она не может принять участие без партнера. Я тут же согласился стать ее партнером. Да ради нее я готов был стать кем угодно! Я не замечал ничего и никого вокруг, кроме своего ангела.
        Когда показалась окраина города, на улице уже стемнело. Наконец мы вошли в подъезд старого многоэтажного дома. Маша несколько раз позвонила в облезлую дверь на площадке первого этажа. «Два длинных и короткий», - почему-то отметило мое сознание.
        Нас впустил какой-то тип в сером балахоне, сшитом, по-видимому, из перекрашенного верблюжьего одеяла.
        - Все готово, ждем только вас, - сообщил он моей спутнице.
        Она скинула свой пуховик на руки типу в балахоне. Тот ловко его поймал.
        - Раздевайся, - приказала она мне. В голосе прорезались властные нотки.
        Я замешкался. Маша нежно посмотрела на меня, и я вновь ощутил прилив нежности к своему ангелу. Скинув куртку прямо на пол, хотел развязать ботинки, но Маша меня остановила.
        - Чуть позднее, - произнесла она многообещающим тоном.
        Мы прошли через длинный узкий коридор и вошли в полутемную комнату, освещаемую свечами. Посредине комнаты стоял длинный стол, задрапированный черной материей. За столом сидели четверо. На них также были надеты серые балахоны, а лица ко всему прочему оказались скрыты капюшонами. Одно место пустовало.
        - Смелее. - Моя любовь вытолкнула меня в центр комнаты, и я оказался перед столом. - Вот моя кандидатура, - объявила она, обращаясь к балахонам.
        Один из сидящих достал откуда-то непонятный девайс, похожий на лупу-переросток. Краем скатерти, покрывавшей стол, протер линзу и приложил к глазу. Громадное, во всю линзу, буркало уставилось на меня, несколько раз моргнуло, и балахон констатировал:
        - Подходит.
        Я хотел уточнить, для чего именно подхожу, но голова закружилась, и пол выскочил у меня из-под ног.
        …Открыв глаза, обнаружил себя голым, крепко привязанным к некоему подобию стола. В помещении царил полумрак. Попытка осмотреться вокруг не увенчалась успехом: голова оказалась закреплена металлическим обручем. Потолок задрапирован черной тканью. Возможно, той же тканью отделаны и стены: из-за плохого освещения разглядеть не удавалось. Единственным источником света служили две чаши на длинных ножках, стоявшие по обе стороны от моего ложа, в которых, чуть потрескивая, горел огонь. За моей головой стояла выкрашенная черной краской статуя, которую я мог рассмотреть только выше пояса. Рога этот тип, судя по его роже, носил вполне заслуженно. Какой-то демон, кажется, такой фейс я видел в «Диабло». Краска наложена небрежно, видны разводы от кисти. Таджиков, что ли, нанимали?.. Толкиенцы поспособнее будут, да и антураж тут вроде как другой. Я задергался, пытаясь хотя бы ослабить путы, но нет, привязан намертво. Вот так влип. Какого хрена я согласился участвовать в этой дурацкой игре? Какого хрена вообще поперся неизвестно куда с какой-то сомнительной девицей? И вроде ведь не пил… С трудом продираясь
сквозь собственные воспоминания, я пытался сообразить, что со мной произошло. Точно не пил. Даже из ее рук ничего не брал. А все равно опоили.
        - Эй, кто-нибудь! - заорал я. - Выпустите меня отсюда!
        На крик ко мне подошла девица в балахоне. Я не сразу ее узнал, хотя именно с ней целый вечер - кажется, это было вчера - шастал по городу. Сказка наоборот. Волшебное превращение красавицы в уродину. Сейчас Маша совсем не напоминала ангела. Страшненькая, нос длинноват, глаза раскосые, от наивности и доверчивости не осталось и следа, взгляд колючий, смотрит с гадливым отвращением. Как на крысу или червяка какого-то. Присмотревшись внимательнее, понял. Ее лицо нисколечко не изменилось, просто все то, что ранее казалось привлекательным, внезапно стало отталкивать.
        Не ангел. Совсем не ангел… Кстати, при чем тут ангелы? До встречи с Машкой я никогда даже в мыслях не называл женщин ангелами. И вообще при слове «ангел» у меня в сознании всплывает образ мужика с белыми крыльями. Однако мысль оформиться не успела. Девица поводила руками перед моим лицом, словно пытаясь что-то нащупать, и сказала:
        - Он уже в норме, можно проводить ритуал.
        - Ты уверена? Что-то больно быстро, - донесся откуда-то слева ворчливый голос, в котором явно слышалось сомнение. - Учти, повелитель несколько раз повторил, чтобы на жертве не было никакой магии!
        - Сама знаю! - резко ответила Машка. - Что лыбишься? - Это уже предназначалось мне. - Вчера ноги готов был целовать!
        - А ты их бреешь? А то не получится целовать-то, в шерсти запутаюсь… - На меня напала какая-то злая вредность.
        Хлесткая пощечина была мне ответом.
        - Машка! Не порти товар! Повелитель сказал - без пыток!
        - Я только чуток вежливости его поучу.
        - Оставь, пусть повелитель сам с ним разбирается.
        Машка зашипела, обещая отправить меня к темным богам, и куда-то ушла. Минут пятнадцать я ждал неизвестно чего, потом дергался, потом орал, пытался оскорблять своих тюремщиков, но никто мне так и не ответил. В конце концов я устал и сначала заткнулся, потом вообще задремал.
        Из забытья меня вывело веселое переругивание. Обсуждался вопрос, кто на что потратит силу. Вокруг, расставляя свечи, сновали чуваки в балахонах. Притащили еще пару чаш, стало светлее, натыкали перед статуей кучу свечей. Изваяние намазали какой-то бурдой, от которой тянуло кисловатым запахом разложения. Потом один из этих недоделанных колдунов принес коробку, в которой лежали шприц со жгутом, и сделал мне внутривенную инъекцию. В глазах у меня все поплыло, и я отключился.
        В полутемном помещении тихо жужжала, периодически подмигивая огоньками, аппаратура перехвата порталов. Дежурившие молодые люди, одетые в грязную засаленную одежду, играли на щелбаны в какую-то игру. Столиком для игры служил пульт управления. Касу и Щукон, судя по нашивкам на одежде, являлись разноуровневыми учениками одного наставника. Они вяло перекидывались пластиковыми карточками и даже щелбаны отвешивали друг другу медленно и лениво.
        Внезапно гул аппаратуры сменил тональность. Касу, старший из них, отбросив карточки в сторону, схватил амулет из заранее открытой аптечки. На пульте ярко вспыхнул синий сигнал.
        - Каталку! - скомандовал он напарнику, привычно наблюдая за рябью, создаваемой силовой подушкой. Но слова и не требовались. Щукон уже устанавливал медицинскую тележку на место, отмеченное грубым мазком краски.
        Синий сигнал сменился красным, и на силовой подушке портала-перехватчика появилось тело молодого человека. Касу тут же приклеил на лоб лежащему медицинский амулет наркоза.
        - Помогай! - Он схватил тело под мышки и ловко подсунул под него медицинскую тележку.
        Щукон немного замешкался, но успел закинуть на каталку ноги пришельца до того, как силовая подушка отключилась. Тело плавно опустилось в специальный прозрачный медицинский контейнер, установленный на тележке.
        - Шевели конечностями! - Касу уже катил тележку в сторону агрегатов, весело перемаргивавшихся огоньками. - Активируй инициатор.
        Напарник, обогнав тележку, бросился к оборудованию. К тому моменту когда старший напялил обруч внедрения на голову безвольно лежащего тела, установка была подготовлена. Касу воткнул информационный стержень в гнездо и приложил руку к специальной панели с изображением пятерни, находящейся на пульте управления рядом с клавиатурой.
        - Потекло, - сказал он, довольно глядя на приборы. - Подготовь омолаживатель.
        - Зачем? - Щукон был явно не согласен с решением старшего партнера. - Перетопчется.
        Крепкий подзатыльник оказался вполне убедительным аргументом. Младший напарник бросился к тихо жужжащей конструкции, стоящей рядом. А Касу вернулся к пульту управления.
        В установке что-то пискнуло, и большинство огоньков погасло. Он резко вскочил, не обращая внимания на упавший стул, сдернул с головы подопытного обруч и, развернув каталку, привычным движением загнал ее в специальный проем второй машины. Активировал агрегат, приложив руку к панели с пятерней, подтянув к себе стул, уселся перед засветившимся экраном и начал быстро выбирать настройки. Подтвердил свой выбор, для чего опять прижал ладонь к панели, и откинулся, довольно глядя на наручный амулет, показывавший время.
        - Укладываемся, - довольно произнес он. - А ты, придурок, еще раз вякнешь под руку, получишь в рыло.
        Устройство немного помигало огоньками и выдало на экран сообщение о завершении процесса. Касу тут же выдернул каталку из аппарата. Теперь вместо молодого мужчины на каталке в прозрачном контейнере лежал подросток лет четырнадцати.
        Загнав каталку в центр портала-перехватчика, старший активировал силовую подушку. Тело приподнялось над каталкой, а прозрачный контейнер схлынул, превратившись в жидкость, образовавшую лужу на полу. Касу сорвал со лба подростка амулет наркоза и, отскочив за край подушки, активировал продолжение телепортации. Тело исчезло во вспышке яркого света.
        - Отлично прошло. - Он был доволен. - Подотри здесь.
        - А зачем ты возраст откатил? - Щукон недовольно вытирал мокрые следы шваброй. - Мы на этой энергии могли бы нехило заработать.
        - Тебя, идиота, спасал. - Настроение Касу мгновенно испортилось. - Ты каким местом думал, когда Марке фигуру правил?
        - Она очень просила… - смутился второй.
        - «Просила», - растягивая звуки, передразнил Касу. - Просила. А ты, тупорыл бесхвостый, подумал, что каждое включение медицинского корректора фиксируется? Ты понимаешь, недоумок, что сюда могут прислать комиссию по проверке наставников? И тогда придется отдать почти все, что мы здесь накопили. Это в лучшем случае. А может, ты хочешь стать полевым агентом вместо этих перехваченных? Хочешь? Ты скажи наставнику, он тебя мигом в добровольцы оформит!
        - Я не думал…
        - А ты вообще когда-нибудь думаешь? - оборвал его напарник. - Теперь надежда только на то, что этот сегодняшний вырвется из цитадели и доживет до возраста проверки на наличие магических способностей. Тогда объяснение, будто мы омолодили агента для его же безопасности, сработает. И никто ничего всерьез расследовать не будет. Заодно и бред про тестовый запуск, мол, работоспособность установки проверяли, наверняка прокатит, - закончил он, постепенно успокаиваясь.
        - Ага, понятно. Ну ты мозг! - Щукон был восхищен старшим товарищем. - Может, тогда стоило внедрить ему в голову «Маскевиль»?
        - Не прыгай, я ему сляпал хитрую управлялку на основе «Странника». До безопасных мест однозначно доберется.
        - Каким образом?
        - «Странник» - платформа хоть и древняя, как моя бабушка, но в ней есть модуль взаимодействия с телепортами. Так что как только его попытаются протащить через любой телепорт старой сети, сработает модуль «Освобождение заложника», который выкинет его в общественный портал в дальних землях. - Касу хитро усмехнулся. - А дальше, если не дурак, справится. Пока до возраста проверки не дорастет, маги им интересоваться не будут. А нам как раз нужны данные о жизни в глубинке, - подвел он черту под разговором. - Да и «Маскевили» после учебы нам самим совсем не помешают.
        Сильный удар по лицу привел меня в чувство. В помещении царил полумрак. Голова буквально раскалывалась. В глазах двоился тип, стоявший напротив, одетый в хламиду, расшитую непонятными знаками. Когда двоение прекратилось, я увидел молодого парня, судя по поведению, главного в этой компании. Двое его помощников, завернув мне руки за спину, удерживали мою тушку от падения. Урод в хламиде грубо схватил меня за волосы и дернул к себе. Я чуть не взвыл от боли.
        Примерно с минуту всматривался в лицо.
        - Годится, - задумчиво сказал он. - Мартул довольно приличного уровня. Но совсем мальчишка - это и хорошо, и плохо. - Он разжал пальцы и отпустил мои волосы.
        Я потихонечку осмотрелся. Совершенно пустая комната. Стены сложены из грубо обработанного темно-серого камня. К серому потолку, заросшему грязью, прикреплены слабо светящиеся белые шары. На полу - сложный рисунок, словно покрытый сероватой дымкой. Глядя на узор, я внезапно осознал: это ведь весьма устаревший стационарный межмировой портал. Тем временем парень в хламиде задумчиво отошел в сторону, и моему взору открылся активированный локальный портал. Это устройство представляло собой абсолютно черный цилиндр, висящий в паре сантиметров от пола и почти касавшийся потолка.
        Так… Интересно, откуда у меня взялись подобные мысли? Крышу, похоже, унесло далеко и надолго. До встречи с Машкой и ее друзьями-сатанистами я знать не знал, что такое «межмировой портал», и тем более понятия не имел о том, какие из них современные, а какие пора сдавать в утиль. При воспоминании о Машке в груди колыхнулась глухая ненависть к обманувшей меня девушке.
        Тем временем парень в хламиде пришел к каким-то выводам относительно меня, скомандовал:
        - На растяжку его, - и, нахмурившись, отвернулся.
        Я попытался было спросить, где нахожусь, но едва открыл рот, как получил сильный тычок в область солнечного сплетения. Фрагмент стены справа от портала открылся, как дверь. Стражники протащили меня через этот проем и бросили на каменный стол. Не обращая внимания на хилые попытки освободиться, они растянули меня звездой и зафиксировали конечности с помощью встроенных в столешницу кандалов. Один из стражников куда-то вышел, а второй разжал мне зубы ножом, вложил в рот деревянную палку и закрепил ее ремешком.
        Лишенный возможности двигаться и говорить, я лишь вращал глазами, пытаясь понять, что происходит. Для чего предназначена эта каменная поверхность? Хорошо хоть теплая, не простужусь. Мысли были несколько сумбурными.
        Внезапно сверху начала опускаться круглая плита. Когда я уже почти обделался от страха, решив, что меня сейчас банально раздавит, плита дрогнула и остановилась. Теперь доступное моему взгляду пространство сводилось к гладкой черной поверхности, которая находилась прямо перед глазами. Что же это такое?
«Устройство для увеличения энергетической емкости и пропускной способности ауры», - подсказала новая память. «Это устройство чрезвычайно редко применяется по причине болезненности процедуры наряду с весьма слабыми результатами». Как только я это сообразил, хлынула боль и погасила сознание.
        Касу отодвинулся от экрана, поморщился и сплюнул прямо на пол.
        - Вот так, - сказал он и замолчал, откинувшись на спинку стула. - Вот так, - еще раз мрачно повторил он, глядя на экран, показывавший гладкую черную поверхность, находившуюся перед глазами их подопечного.
        - А что, собственно, случилось? - непонимающе спросил коллега. - Ну снесет у парня крышу, от нас ведь это не зависело. Нам же за это ничего не будет?
        - Такая идея накрылась, - вздохнул Касу. - Я был уверен, - он кивнул на экран, - что его потащат сразу в портал, а при переходе сработает моя закладка. Сменит точку привязки, и подопечный окажется в дальних землях. Там, судя по снимкам с орбиты, бардак страшный, ничего не охраняется. К тому же народ постоянно двигается, будет легко затеряться в толпе.
        - Ловко! - Щукон мотнул головой. - А нам-то какая в этом радость?
        - А такая. - Касу начал раздражаться. - До нас здесь стажировались ученики Гамскалка. Их агент прожил в тех землях всего два дня. Удалось раздобыть слабенькие снимки из местного храма инициации и мелкую информацию по взаимоотношениям жрецов. И эта мелочь была отмечена малым советом наставников, а ученики получили такие рекомендации… - Он вздохнул. - А по твоей вине нам ничего подобного не достанется. Ни зеленый выпуск нам не светит, ни отличная характеристика… Ладно, отключай контроль его модуля, нечего впустую энергию лить… Хотя постой, оставь картинку. Может, что интересное ему на глаза попадется.
        Очнулся я от звуков шагов и негромкого разговора. Боль присутствовала, но где-то на втором плане, слабо-далеко, скорее даже нудно-надоедливо. Зато появилось новое ощущение. Ощущение легкой бодрящей щекотки.
        - Сейчас идет прокачка, предельная для установки. - Я узнал голос парня, отправившего меня в эту безумную машину. В нем сквозило легкое удивление. - Аура реципиента пропускает все без задержек. Учитель Пустакр, но ведь это значит…
        - Да, это значит, что данный поток для него - отнюдь не предел, - удовлетворенно сказал тот, кого, очевидно, звали Пустакром. - Ты правильно сделал, что отправил его на растяжку. Если бы он сошел с ума, мы бы все равно содрали с него ауру, пусть и с большими потерями, а так у нас почти готовый коммутатор для восточного распределителя.
        Пустакр помолчал и через некоторое время продолжил:
        - Неплохая работа, Насуц. Думаю, благодарность совета магов тебе обеспечена. Надеюсь, родственники этого уникума уже у нас?
        - Простите, учитель, но, прежде чем действовать, я хотел сначала получить ваше одобрение.
        - Похвальная осторожность, однако в данном случае надлежало действовать незамедлительно, - недовольно отозвался Пустакр. - Откуда он?
        - Из какого-то крайнего мира, где нет источников силы. Наших агентов, к сожалению, там нет, пользуемся местными жителями. Представляемся им богами тьмы. Инициировали из них пару магов уровня младших учеников. Это первый серьезный улов, до этого была только мелочь.
        - Мир почти без магии, - хмыкнул Пустакр. - Пошли туда младших. Дай им образцы, взятые с этого, хорошая возможность, пусть практикуются в поиске по родственным связям.
        - Но вы же сами позволили им три дня отдыха? - Насуц замешкался. - Я их отправил в мир огнепоклонников…
        - Как только вернутся, сразу отправишь в крайний мир. А этого - на перевоспитание по программе коммутатора-распределителя. И предупреди воспитателей, пусть отрежут только ноги, руки ему могут понадобиться.
        Услышанное повергло меня в шок. Сначала я ощутил страх, но секунду спустя сознание захлестнула ненависть. Ненависть к себе: как мальчишка попался на удочку к Машке, завлекшей меня в свою компанию. Ненависть к этим мерзавцам, которые походя и небрежно решали, какую часть меня отрезать, чтобы было удобнее использовать в качестве коммутатора. Коммутатора!!!
        Спеша проверить свою догадку и не надеясь на успех, я попытался изменить направление потока щекотки, направив его в сторону этих двоих.
        Хлопнуло знатно. В глазах на пару секунд потемнело. Я дернулся и почувствовал, что кандалы не заперты. Немного подергавшись, кое-как освободился от оков и голым червяком выполз из этой безумной машины. Огляделся в слабом свете единственного светильника, и мое тело скрутил жестокий спазм. Я упал на колени, изрыгая содержимое и без того пустого желудка. Все пространство вокруг было покрыто кровью и фрагментами внутренностей. Изо всех сил сдерживая позывы к рвоте и стараясь не поскользнуться на кровавом месиве, я на подгибающихся ногах выскочил из комнаты.
        Я оказался в помещении, где уже находился какое-то время назад. Здесь ничего не изменилось. Все так же еле-еле светились белые шары, создавая полумрак. Над рисунком, вырезанным на полу посредине комнаты, слабо клубился серый туман. Удовлетворяя свой внезапно возникший интерес к рисунку, я подошел ближе и стал внимательно рассматривать. Тут я заметил маленькое красное пятнышко в форме руны
«опасность». Оно не следовало за движением глаз, но следовало за движением головы, оставаясь всегда в верхней правой части видимого пространства. Я закрыл глаза, пытаясь понять, что это, глюк в мозгах или повреждение зрения. И сразу открыл веки, внезапно осознав, что мне просто необходимо осмотреть напольный рисунок.
        Раздираемый противоречивыми желаниями, я уставился в пол и сосредоточил внимание на этом красном пятнышке. И тут это пятно «прыгнуло» на меня, разворачиваясь в надпись: «Внутренний модуль. Не описанное правилами воздействие на эмоциональную сферу. Разрешить. Запретить. Создать правило». По привычке, выработанной частой работой с ненастроенными фаерболами, я подумал: «Запретить» - быстрее, чем успел сообразить, что именно хочу запретить и на каком языке сделана надпись. Надпись пропала, а вместе с ней исчезло желание разглядывать напольную живопись.
        «Надо срочно отсюда выбираться», - пришла умная мысль, но внезапно накатившая усталость не дала этим идеям реализоваться. Во всем теле обнаружилась сильнейшая слабость, но мозги вроде работали. Усевшись на пол прямо посредине комнаты, я начал мысленный анализ ситуации. Машка с компанией обещали отправить меня в мир темных богов. Если судить по подслушанным разговорам, в мир темных я попал, но вот насчет того, что эти темные - боги, не уверен. На мой взгляд, темные боги, даже взрываясь, не дают такого количества крови мяса и кишок, которое находилось в соседней комнате. Я окинул взглядом помещение. Похоже, Машкину гоп-компанию водили за нос какие-то маги или колдуны, судя по атрибутике. А вспомнив машину в соседней комнате, добавил про себя: «Технически продвинутые колдуны».
        Ладно, дальше. Что мы имеем? Их язык я почему-то понимаю. Или это русский? Напряг память, язык точно чужой, хотя с восприятием проблем не возникает. Я сам, похоже, тоже стал магом. Это, разумеется, приятно, но почему-то, вместо того чтобы обучить человека магии, меня пытались сделать каким-то коммутатором, да еще и безногим. Кроме того, в голове у меня появилось некое компьютероподобное устройство. Может, и не в голове, но визуальная часть интерфейса воспринимается через зрение.
        Внимательно присмотревшись, нашел еще одну руну. На сей раз темно-синего цвета. Сосредоточил на ней внимание, и она «прыгнула» на меня, разворачиваясь в надпись. Я закрыл глаза, но надпись не исчезла - наоборот, стала даже лучше видна:
«Изменились базовые биомагические характеристики, рекомендуется переинициализация системы». Также предлагался выбор действий: «Хочу. Не хочу. Отложить решение. Больше данных». Красивые синенькие буковки, анимированные под текущую воду. Дешевые понты, а не интерфейс.
        Разумеется, я выбрал пункт «больше данных». Появилась куча созданных мелким шрифтом строк, сформированных в блоки. По большей части синие или зеленые, но мое внимание привлек блок красных строк. Видимо, интерфейс реагировал на проявление интереса со стороны юзера, так как этот блок без дополнительных команд красиво увеличился, а остальные поблекли. На сей раз «огненный» шрифт, в котором буквы красиво пылали. И сообщала эта надпись о том, что целая куча модулей не прошла контроль целостности. Но гораздо сильнее меня заинтересовало то, что внизу была строка с предложением восстановить поврежденные модули с местного «сервера». Не особо задумываясь о последствиях, я мысленно ткнул в нее. Потом отказался от переноса текущих настроек, выбрал «минимальный» интерфейс, выбрал функцию
«деактивировать и сохранить все текущие модули» и наконец разрешил системе начать восстановление.
        Докладная записка Аскастору Великому,
        королю Меозара
        Пятнадцатого дня седьмого месяца меня вызвал хранитель путей. Это было связано с исчезновением мага Пустакра, открывателя пути. При опросе служителей гильдии выяснилось: помимо означенного мага пропал старший ученик Насуц. При осмотре дома Пустакра в подвале был обнаружен тайник, в котором находился телепорт, ведущий к незарегистрированному межмировому порталу. К портальной комнате примыкали три помещения: одно - явно жилое, другое, по-видимому, служило центром силы, в нем обнаружен большой камень силы, разряженный. В третьей комнате обнаружен неисправный растягиватель для усиления и коррекции мартулов, а также фрагменты тел, принадлежавших, как позднее установила экспертиза, магу Пустакру и старшему ученику Насуцу. Кроме того, возле телепорта найден маг в бессознательном состоянии. Маг - подросток, что указывает на его высокое происхождение. Были разосланы запросы на предмет исчезновения детей из дворянских семей, но безрезультатно. Судя по всему, у нас в руках оказался неофициальный новоиспеченный ученик некоего мастера. Подросток в бессознательном состоянии помещен в приют магической гильдии и
будет допрошен позднее.
        Очевидно, что гибель Пустакра и Насуца произошла в результате несчастного случая. Комнаты чисто убраны и имеют следы длительного использования. Очевидно, Пустакр обнаружил действующий межмировой телепорт и эксплуатировал его в личных целях. Мартулов из других миров он использовал для усиления собственных способностей, а также выставлял на продажу. Это подтверждается наличием двоих мартулов с раскачанной аурой, которых обнаружили в камере подвала (изъяты в пользу короля). Установлено, что для выполнения последнего заказа жрецов Пустакру требовался очень сильный мартул. Возможно, какая-то ошибка при модернизации установки вызвала непроизвольный выброс энергии. Старший дознаватель Сакмар
        Резолюция на документе
        За сокрытие портала имущество изъять в пользу гильдии без компенсации, дело передать в архив. Жрецам напомнить о недопустимости покупки мартулов на стороне и об их обязательствах сообщать тайной страже о таких предложениях.
        Очередное пробуждение оказалось куда приятнее предыдущих. Проснулся я среди ночи, лежа в чистой кровати на чистом, свежем белье. Перед глазами висело сообщение об окончании восстановления и приглашение к настройке интерфейса. Вокруг тишина, трогать меня пока явно никто не собирается, поэтому следует воспользоваться возможностью и настроить интерфейс. Что можно сказать: по-видимому, есть какая-то логика в развитии средств взаимодействия с компьютерами, будь то электронные или магические устройства. Отличие от земных - не принципиальное: нет мышки и клавы, модуль управления сам берет из мозга информацию и действует в соответствии с твоими пожеланиями.
        Огромное подспорье начинающему - база данных по управлению компом и магией. Я немного повозился, пытаясь настроить земные единицы измерения, но плюнул на это: надо привыкать к местным реалиям.
        Более-менее освоившись с интерфейсом, стал изучать содержимое магокомпа. Наткнулся на интересную функцию. Оказывается, он пишет все, что я вижу и слышу. Просмотрел, а вернее, прослушал запись разговоров людей, которые притащили меня из подземелья. Выяснилось, что я нахожусь в приюте для магически одаренных детей. Очень интересно, как это они умудрились спутать меня с ребенком? Впрочем, это неважно. Важно другое: скоро меня будут допрашивать. Но и это не особо существенно. Расскажу, как все было, и, думаю, отправят обратно домой. Гораздо больше меня заинтересовал вопрос, где находится запись событий, происходивших до начала восстановления магического компьютера. Полазив в настройках и изучив раздел справки о «виртуальных» компьютерах, я сумел просмотреть (точнее, опять же прослушать, так как мои глаза тогда были закрыты) запись о двоих оболтусах, которые мне этот магический комп и впарили.
        Я нашел звукозапись, что-то вроде записки-напутствия от одного из них. Судя по тексту, она должна была проиграться в момент моего выхода из портала, но что-то не сработало. От прослушивания этого напутствия захотелось вскочить и бежать сломя голову подальше отсюда. Суть записи сводилась к следующему. Эти двое - представители очень доброй и мирной цивилизации, они изучают злобную местную цивилизацию, которая похищает людей из других миров. Они, разумеется, изо всех сил пытались спасти меня, но устройство телепорта таково, что они не могут вытащить меня из него. Они сделали что могли: обучили меня всем языкам, которые, как они полагают, мне могут пригодиться, омолодили, так как подростку намного легче затеряться в этом обществе, и инициировали меня в качестве мага. Дальше шло видео, где было показано, каким образом нужно сложить пальцы левой руки, чтобы вызвать или убрать магический щит, и как щелкать пальцами правой, чтобы кидаться малюсенькими огненными шариками, эдакими крошечными фаербольчиками.
        Но главное, прояснялась причина моего похищения, и от этого объяснения становилось не по себе. Оказывается, есть три способности, необходимые магам. Первая - умение управлять магическим потоком, вторая - внутренний запас магической энергии и третья - возможность черпать энергию из некоего внешнего источника, которую местные называют «способностью к пробою». Что это за источник, не уточнялось, но точно известно одно: его емкость не ограничена и доступ к нему есть всегда и везде. Магами считают тех, кто обладает первыми двумя способностями. Способность к пробою у большинства магов либо очень слабо развита, либо вообще отсутствует.
        Встречаются люди, у которых отсутствует собственный запас магии, но при этом есть талант управлять потоками и черпать энергию. Причем, как правило, возможности управления потоками гораздо выше, чем у обычных магов. Таких местные жители называют мартулами. По законам этого мира, любой мартул является собственностью правителя государства, в котором родился. Он обязан получить особое воспитание, дабы во взрослом возрасте лучше служить обществу. Фактически мартулы - государственные рабы, которых выкупают магические гильдии и независимые маги для своих нужд. В основном их используют в качестве живых запчастей, для замены выходящих из строя блоков управления магическими потоками в устройствах, оставшихся от одной из множества предыдущих цивилизаций, называемых общим словом
«древние».
        Кроме того, мартулы нужны для одного сложного ритуала слияния аур, в результате которого способность управлять потоками силы частично передается участвующему в ритуале магу. К сожалению, мартул при этом гибнет. Определить, является ли человек мартулом, может в принципе любой маг, но только если на человеке нет никакой защиты. Любая, самая примитивная защита делает невозможным выявление мартула. Хотя подозреваю, что для великих магов и защита не станет помехой.
        Кроме всего прочего, я обнаружил описание местной магии. Это оказалось довольно забавно. В голову человека внедряется специальное плетение, управляющее его магическими способностями и воздействующее в одних случаях на мозг, а в других
        - непосредственно на энергетическую структуру человека для получения готовых магических проявлений или их фрагментов.
        В общем, абсолютное большинство местных магов - тупые юзеры магического варианта компьютера. Используя оборудование, оставшееся от цивилизации, погибшей несколько тысяч лет назад, внедряют себе в голову магокомпьютеры с крайне убогим интерфейсом. Доподлинно неизвестно, но есть предположение, что управление осуществляется особыми жестами и звуками, как в примитивных низких реализациях.
        Упоминание о низких реализациях навело меня на мысль покопаться в базе данных. Практически сразу я наткнулся на огромную коллекцию разнообразных модулей (более пятисот штук), представленных в несколько специфическом информационном виде, я бы сказал - в виде исходников. Чтобы использовать эти модули, их необходимо пропустить через некий компилятор. В базе имелась не только полная информация о создании и модернизации таких модулей, но и о создании законченных магокомпьютеров.
        Заодно я разузнал, для чего предназначен мой собственный магокомпьютер. В одной из древних космических империй существовал то ли орден, то ли клан, а может, просто специфический род войск, такие милые ребята, называемые странниками. Они путешествовали через сеть порталов, оставшуюся от еще более древней цивилизации, и тихо «прихватизировали» слабые миры разными хитрыми способами. Самый простейший путь - сколотить из местных организацию, способную захватить межмировой портал и открыть его для войск империи. Но шиком среди этих странников считалось создание организации, способной захватить весь мир без помощи извне и присоединить к империи уже полностью идеологически обработанный мир. Несколько описаний подобных захватов с детальным разбором конкретных ситуаций нашлось у меня в базе. Насколько я понял, эти ребята сразу по прибытии на планету устанавливали некую базу с мощным магокомпом и регенерационной камерой, благодаря которой могли пережить даже смерть физического тела. Жуткие люди. Даже собственное бессмертие использовали как оружие. Четкие подробные инструкции, как составить нужное «великое»
пророчество, овладевающее умами людей, и выдать себя за великого пророка, несправедливо казненного властями. Вплоть до того, надо ли перед смертью плевать, и если надо, то в кого.
        Хотя все эти данные я просматривал лишь поверхностно, не особо вчитываясь, все равно потратил уйму времени и не заметил, как наступил рассвет. Пора было решать, что делать. Я встал, осмотрелся. Маленькая симпатичная комнатка, с большим окном, выходящим в сад. Стены выкрашены белой краской. Шкаф, столик, пара стульев, кровать - вот и вся обстановка.
        Я заглянул в шкаф. Одежда осталась в родном мире, а разгуливать голым или завернутым в простыню не было никакого желания. К моей радости, на полках обнаружилось несколько свернутых балахонов довольно грубой темно-серой ткани, по покрою аналогичных балахону того придурка, что разглядывал меня в подземелье. Нательное белье в этом мире либо не использовалось вообще, либо мне не полагалось, поэтому я напялил подходящий по размеру балахон прямо на голое тело. Под кроватью нашлись тапочки, похожие на наши шлепанцы. Чуть великоваты, но не беда.
        Теперь готовый смыться, я запустил модуль видения силовых потоков и принялся осматривать комнату более тщательно. На окне, в отличие от двери, никаких магических плетений не было, а вид из него закрывал здоровый зеленый куст. Скорее всего, оно выходит в такое место, откуда так просто слинять не удастся, или имеются какие-либо механические запоры-датчики. А возможно, наличествует и то, и другое. В любом случае этот путь к бегству пока исследовать не будем, а перейдем к двери. Дверь была насыщена плетениями. Я вызвал найденный в своем магокомпе дебаггер внешних плетений и натравил его на самую сложную структуру, которую нашел на двери.
        О-о-о… Минут пять я просто любовался результатом работы отладчика. Работа с ним напоминала работу с IDA. Нет, это даже круче! В одном из окон в виде схемы были представлены силовые линии, а в другом - представлена логика в виде аналога дизасма на некоем языке довольно высокого уровня. Типовые модули были опознаны и выделены, для них имелись ссылки на базу, с которой их при желании даже можно было сравнить и увидеть выделенные цветом отличия. Кстати, ни в одном блоке отличий от
«собратьев» не было. Логика работы этого плетения не отличалась от логики аналогичных земных устройств. Один модуль считывал ауру того, кто прикасался к двери, другой кодировал ее в виде некоей последовательности и отправлял куда-то по одной из информационных линий (вероятно, на обработку), по другой линии приходил сигнал-команда на модуль, управлявший силовой линией, которая, в свою очередь, заставляла некое механическое устройство втянуть язычок замка. Имелась и защита от чересчур хитрых любителей отмычек, способных просто отодвинуть язычок замка: датчик положения двери сообщал в центр о любом изменении.
        Налюбовавшись, я решил сунуть в эту конструкцию свои шаловливые ручки. И обломался. Я не мог внести никаких изменений в модули. Информационные линии, соединяющие их, я мог обрывать и соединять сколько угодно, но изменить хоть что-нибудь в самих модулях не получалось. Чтобы понять причины неудач, пришлось основательно полистать базу. В конце концов разобрался. Для модификации модулей нужно было инсталлировать одну магопрограмму, но, глянув на ее требования, я понял, что моего запаса силы не хватит.
        Если задачу нельзя решить напрямую, под нее всегда можно подкопаться. Я взял из библиотеки аналогичный модуль, немного изменил его, напитал энергией и создал рядом с действующим. Потом перекинул со старого все связи и вытянул из него энергию. Дополнительный «вход» своего модуля прицепил к модулю, контролирующему мою сторону двери, а «выход» - к управлению замком. Теперь дверь изнутри открывалась свободно, а снаружи продолжала контролироваться неким внешним устройством. Вообще вся эта конструкция напоминала электрическую схему, собранную из микроконтроллеров.
        Осторожно открыв дверь, я высунул голову в проем. Ничего интересного, типичный пустой коридор какого-то учреждения. Темно-зеленые, плохо покрашенные стены, серый бетонный пол, пара окон, через которые от двери ничего не видно. Справа и слева от моей двери были точно такие же. Толкаться в них я не рискнул, а вскрывать - не было никакого желания. Вместо этого я осторожно пересек коридор. «Дремучее Средневековье», - первая мысль, что пришла в голову.
        Прямо под окнами располагался небольшой рынок. Площадь была усеяна цветными палатками, торговцы раскладывали свой товар, покупатели сновали туда-сюда… и безмолвие. Только через минуту до меня дошло, что в доме отличная звукоизоляция. Люди размахивали руками, явно споря, проехала карета, наверняка громыхая колесами по булыжнику, а здесь стояла мертвая тишина.
        Я принялся разглядывать одежду горожан. Черт, ни на ком нет балахонов, похожих на мой. Плохо. Вдруг это рабочая одежда типа фуфайки или робы? Или, еще лучше, чисто домашняя вроде пижамы… Значит, если я выйду в таком балахоне, на меня будут активно обращать внимание. И я совсем не уверен, что мне это внимание понравится.
        Внезапно до меня донесся звук шагов. Я юркнул обратно в комнату и прикрыл дверь, оставив маленькую щелочку. Благодаря этой хитрости удалось подслушать разговор двоих подростков, которые прошли по коридору. Кстати сказать, одеты они были в балахоны типа моего. Подростки обсуждали некоего преподавателя, который, по словам одного из них, «ну точно зверь». Пуляется какими-то шариками, вызывающими весьма болезненные ощущения у всех, кто не успеет вызвать некую защитную сферу. Судя по разговору, эти двое поставить защиту не успели.
        А мне ведь тоже надо подумать об оружии и защите. Я плотно закрыл дверь и присел на кровать. Как там говорил один из этих? «Малая защитная сфера»? Пальцы левой руки автоматически сложились в забавную комбинацию… и ничего не произошло. Понадобилось около получаса, чтобы разобраться в работе системы. «Добрые» ребята, перехватившие меня при телепортации, установили несколько примитивных боевых модулей, активировавшихся специфическими движениями пальцев. В момент восстановления системы эти модули оказались вместе с троянцем в виртуальной машине. Еще минут пятнадцать ушло на поиск и инсталляцию аналогов из моей библиотеки. Теперь соответствующее движение пальцами вызывало защитную сферу, сформированную из сетки силовых линий. Подгибая определенным образом мизинец, можно было регулировать толщину линий создаваемой защиты, при этом менялось потребление силы. Установив минимальную толщину и, соответственно, минимальную защиту и потребление энергии, я оставил сферу в покое. Ввиду отсутствия собственного запаса силы я был вынужден обойтись минимумом.
        Даже при движении по комнате приток силы извне резко менялся. Магокомп, по-видимому, имел небольшой собственный резерв, несколько сглаживавший подобные изменения, но все равно при большей интенсивности защиты был риск потерять ее в момент прохода через область, где уровень магии был слабым. Можно не снижать степень защиты, а несколько увеличить резерв магокомпа, но для этого надо пожертвовать большей частью информации, в нем находившейся. В условиях, когда для сокрытия своей сущности достаточно минимальной постоянной защиты, жертвовать жизненно важной инфой не хотелось.
        Глава 2
        Кейран был посредственным магом. Оно и неудивительно. По правде сказать, от рождения он и вовсе не был наделен магическим талантом, а все свои способности приобрел при помощи особой магической машины, что имелась в его родовом замке. Так поступали многие родовитые дворяне. Древний магический артефакт «Созидатель гармонии» позволял забрать часть способностей у одного человека и передать другому. При этом тот, у кого способности забирали, погибал, но Кейрана это волновало лишь одной с точки зрения: довольно сложно скрыть факт смерти человека в твоем доме. Закон позволял владеть подобным приспособлением только жрецам, все остальные могли ими воспользоваться, только имея на руках личное разрешение короля. Однако в реальности чудесная игрушка была довольно-таки распространена среди старых магических родов. А что делать, если родовитый отпрыск появлялся на свет, обладая лишь малой толикой дара или вообще без оного?
        Первым Кейрану отдал свою силу какой-то крестьянский сын. Его слабого дара хватило для первой инициации. Потом под руку попались еще несколько крестьян, потом - пара безродных друзей из академии, наивно пытавшихся продвинуться вверх по общественной лестнице, водя дружбу с отпрыском знатного рода. Это все были шалости, родственники откровенно закрывали глаза на подобные выходки: даже попадись Кейран на горячем, дело бы легко замяли. Но с ритуалом тоже все не так просто, имелся ряд принципиальных ограничений: донор «делился» только способностями, превышавшими аналогичные у реципиента. Так что серьезно усилиться за счет крестьян и безродных товарищей невозможно. Для получения звания младшего магистра Кейран провернул гениальную, как ему казалось, интригу. Втерся в доверие к одному отставному преподавателю, пригласил его погостить… и в результате здорово увеличил личный резерв.
        Вот только во время проведения ритуала выяснилось, что старый хрыч не просто так стал теоретиком. Обладая большим личным запасом силы, он имел очень слабые каналы для ее передачи. То есть если плетение строить из маленьких кусочков, на каждый из которых хватало потока силы, то все получалось. Однако большинство стандартных плетений не допускало сборку частями либо требовало для этого невероятно сложных действий.
        В результате Кейрану, принявшему силу старика, приходилось подолгу строить относительно мощные плетения, состыковывая их из простых. Обидно. Будь канал хоть чуть-чуть толще, можно было бы пройти нужное посвящение и создавать те же самые плетения небрежным движением руки. Но и таких способностей хватило для получения звания младшего магистра, в каковом он и пребывал последние двадцать лет.
        Обычно подобную проблему высокородные маги решали при помощи мартула. Покупали подходящий экземпляр - и все дела. Вот только мартулов, способных управлять большими потоками силы, было мало. Их использовали в основном как «запчасти» для древнего оборудования. Требовалось много денег, чтобы сделать подобное приобретение. У Кейрана столько не было. Также оплатой могла послужить особо ценная услуга жрецам.
        Изыскивая возможность заполучить необходимый компонент для проведения ритуала, Кейран сначала пришел к жрецам. Совсем скоро стало понятно, что те используют мартулов строго по указанию короля. Тогда маг принял решение стать агентом тайной стражи. Заполучить мартула и тут не светило, но имелась иная возможность: похитить сильного новичка, стихийно проявившего магические способности, или, более вероятный вариант, высокородного юношу, сбежавшего от родителей. Кейран уже переработал нескольких и имел на примете еще парочку. Однако опасность разоблачения заставляла осторожно выбирать кандидатов, тщательно готовить похищение и придумывать обоснование их гибели.
        И вот сегодня начальник направил Кейрана разобраться в ситуации и по возможности вернуть родителям подростка, который предположительно являлся учеником погибшего Пустакра. На всякий случай агент тайной стражи заехал в свой городской дом, потратил пару часов на активацию портала, связывающего его жилище с замком, где находился «Созидатель гармонии», и только тогда отправился в приют для магически одаренных детей.
        Едва агент тайной стражи вошел в изолятор, новичок, лежавший на кровати, сразу поднялся.
        - Здравствуй. Я - Кейран, представляю тайную стражу. - Кейран умышленно не стал называть свой род. Внимательно разглядывая мальчишку, он отметил, что перед ним - инициированный маг с очень слабой защитой. Похоже, защита стоит только для того, чтобы его нельзя было прочитать. Движения уверенные, взгляд спокойный, ни капли подобострастия. Это явно не выходец с улицы, но и не высокородный. Тот не стал бы вставать в присутствии простого королевского служащего.
        - Здравствуйте. К сожалению, своего имени и прошлого я не помню, - вот так сразу огорошил мальчишка.
        - А что помнишь? - Кейран был сбит с толку. К тому же понять, врет новичок или нет, мешала защита. Чтобы выиграть время, он прошелся туда и обратно вдоль комнаты, приблизился к столу и сел на стул.
        Мальчишка опять удивил своим поведением. Нисколько не смущаясь, он уселся на кровать, повернувшись так, чтобы видеть собеседника.
        - Да ничего не помню. Первое воспоминание - проснулся в этой комнате. - Новичок говорил уверенно. Слишком уверенно и слишком спокойно.
        - Могу я попросить тебя снять щит? - поинтересовался Кейран. Он ничем не рисковал, требование в данном случае вполне законное.
        - Не могу. Не знаю, как это сделать, - тут же откликнулся подросток. - Я же говорю - я ничего не помню.
        В соответствии с правилами на этом Кейран должен был закончить беседу и вызвать специалистов. Но он был настолько озабочен постоянным поиском «мяса» для своей прокачки, что в очередной раз пошел на риск. Пальцы сами сложились в
«щитоломник», простейшее заклинание для разблокировки. И ничего не произошло. Ощущение удара в пустоту, как при отсутствии цели. «Разрыв» - то же самое. Мальчишка сидел, уставившись на агента тайной стражи и не проявляя никакой реакции на его действия.
        Необычная защита заинтересовала Кейрана.
        - Ты помнишь название своей магической школы?
        - Нет. Я вообще ничего не помню, - чересчур усталым голосом заявил подросток.
        Переигрывает. Теперь Кейран не сомневался, что подросток не так прост, как хочет казаться. И амнезия, судя по всему, ненастоящая. И снять его защиту не сложно, только придется воспользоваться атакующим заклинанием. Короткий резкий удар «плетью демона» - и защита мальчишки лопнула.
        - Мартул! - Кейран был не просто потрясен. Он, если можно так выразиться, был потрясен в квадрате. Общеизвестный факт: мартулы не могут пройти ритуал первого посвящения. Причина в том, что при попытке произвести эту процедуру артефакт посвящения будет разрушен. Именно поэтому перед проведением ритуала будущих адептов тщательно проверяют на наличие магических способностей.
        Через минуту, когда Кейран оправился от удивления, а мальчишка опять укутался в защитный кокон, Кейран сказал со значением:
        - Мартул, скрывающийся от властей. - Немного помолчав, спросил: - И откуда ты такой взялся?
        - Мама родила, - недовольно откликнулся подросток. - А к вам попал пару дней назад, один ваш придурок выкрал меня из моего мира.
        - Так… - Агент тайной стражи задумался.
        Налицо возможность прибрать к рукам этого мартула, точнее сказать, не мартула, а мага с мизерным запасом силы. Видимо, именно наличие этой силы и позволило ему пройти посвящение… Феномен интересный сам по себе, но Кейрана научные изыскания не особо волновали. Ему нужно расширять канал передачи силы, и мальчишка для этого подходит как нельзя лучше. Сообщать о нем старшим не стоит - тут же отберут. Надо найти предлог забрать его отсюда. Перед Кейраном забрезжила идея, как заполучить мальчишку.
        - Видишь ли, в чем дело, - поразмыслив, медленно начал маг. - Устройство нашего общества несколько специфичное. Мартулы обязаны работать на благо всех. Долго объяснять, - отмахнулся он, заметив вопрос в глазах мальчишки, - так сложилось исторически. Фактически это тоже рабство, как и в южных королевствах. Не все с этим согласны, но у власти находятся люди, которым выгодно подобное положение дел. Тебе лучше как можно быстрее покинуть приют. Рано или поздно очередная проверка тебя разоблачит. Тебя уже проверяли?
        - Нет, не проверяли. Я не являюсь подданным вашего короля, какое мне дело до всего до этого? - Подросток несколько сжался, но сдавшимся не выглядел.
        - А ты думаешь, их, - Кейран сделал неопределенный жест, - волнует, чей ты подданный? Мартулов не хватает, они нужны для управления древней магией. Думаешь, правителей заботят права какого-то мальчишки?
        - И что же делать? - несколько растерянно спросил подросток. Похоже, он не строил иллюзий на предмет честности власть имущих. - Не нравится мне у вас, как мне домой попасть?
        - Вообще-то я мог бы тебе помочь, - доверительным тоном предложил маг. - У меня в дальнем замке есть межмировой телепорт, я могу отправить тебя обратно.
        Покинуть приют оказалось чрезвычайно просто. Пока я поглощал завтрак, принесенный прислугой, Кейран сам сочинил протокол моего допроса. В нем говорилось, что мое единственное смутное воспоминание - это обнесенный оградой одноэтажный дом, где я жил в раннем детстве. Он тут же сочинил историю от моего лица и добавил описание дома. «По всем признакам, - значилось в резюме, - данное место находится на одной из улиц столицы». После этого оформили необходимые документы. Я ничего не подписывал, но от меня этого и не требовали. Быстренько нашли где-то пару свидетелей: те зафиксировали, что я получил в приюте одну мантию и съел один завтрак. Вообще у меня сложилось мнение, что приютское начальство было радо от меня избавиться.
        И вот мы едем в карете, и я через окно разглядываю город. Довольно чистый, архитектура напоминает старый город Варшавы, где мне как-то довелось побывать. Однако здесь, в отличие от исторического центра польской столицы, достаточно широкие мощеные улицы и весьма интенсивное движение. Дороги заполнены в основном повозками, но пару раз я видел некий транспорт, похожий на наши древние автомобили. Кейран с гордостью объяснил, что данная штука - последнее достижение местной магической мысли. Изобретение требует больших затрат силы, а потому доступно лишь высокопоставленным магам и госслужащим. Я поинтересовался, откуда берется этот местный «бензин». Оказалось, силу можно получить тремя способами. Способ первый, основной: купить у жрецов - именно в храмах, от алтаря,
«заправлялось» абсолютное большинство магов. Способ второй - собрать силу, рассеянную вокруг. Подобное накопление непрерывно проделывает каждый маг, скорость зависит от концентрации силы в окружающей среде. Открывшись, маг может увеличить поток получаемой энергии пропорционально возможностям своего канала, но все равно это чрезвычайно длительный и трудоемкий процесс, используемый в основном студентами и младшими магами, у которых недостаточно денег. И третий способ, доступный исключительно великим магам, - пробой. Суть его заключается в том, что маг создает канал в некое параллельное пространство, откуда черпает необходимую силу в любых потребных ему количествах. Но способность к пробою встречалась среди магов чрезвычайно редко. Обычно они приобретают ее искусственным путем в результате проведения сложного ритуала.
        Маг охотно отвечал на мои вопросы, и я получил некоторое представление о жизни в этих краях. Заодно узнал, что говорю на местном языке с акцентом, характерным для выходцев из восточных королевств. Моего нового знакомого чрезвычайно заинтересовало, откуда я знаю язык, но рассказывать ему о тех двух оболтусах, которые привили мне данную способность, я не стал. Наплел что-то об изучении мертвого языка в процессе школьного обучения.
        Что примечательно, Кейран ничуть не стремился вызнать что-нибудь о моей родине. Я и сам не спешил удариться в воспоминания, предпочитая слушать, а не говорить. Ведь в данный момент я получал информацию, крайне важную для моего выживания в этом мире. Разумеется, я ни на секунду не поверил в то, что маг собирается отправить меня домой. И не только потому, что он ни разу не спросил о настройках телепорта, ведущего в мой мир: по его поведению было видно, что ему от меня что-то нужно. При этом он очень хотел оставить меня в неведении относительного своих планов. Отсюда вывод: во-первых, это «что-то» мне явно не понравится, а во-вторых, когда он сделает свое предложение, отказаться я не смогу. Поэтому я рассчитывал сбежать еще по пути в его дальний замок. Пожалуй, следует слинять, как только мы окажемся за пределами города.
        Тем временем служебная карета остановилась перед городским домом Кейрана.
        - Прибыли. - Он несколько суетливо открыл дверцу и выпрыгнул наружу.
        Признаться, я был несколько ошарашен стремительностью, с какой маг буквально выдернул меня из кареты. Мы вихрем пронеслись мимо слуг, которым он на бегу отдавал распоряжения. Я не прислушивался к его словам, растерянно озираясь. Дом, в который мы прибыли, явно видел лучшие времена, но и отнюдь не напоминал развалины
        - именно так описывал свою обитель Кейран. Видать, товарищ остро переживает свою финансовую несостоятельность. Проскочив через первый этаж и пару комнат подвала, мы оказались перед телепортом. Тут я осознал, что никакой загородной поездки не будет, и попытался вырваться. Кейран, похоже, трактовал мои действия как страх перед перемещением. Болтая что-то успокаивающее, он просто втолкнул меня в телепорт.
        Мгновенная потеря ориентации - и вот я уже стою посредине небольшой тесной комнаты, слабо освещенной парой желтоватых магических шаров. Прямо настоящий каменный мешок. Вон и под потолком по всему периметру темнеют отверстия бойниц, через которые так удобно расстреливать находящихся в комнате пленников. Через секунду я ощутил сзади небольшое дуновение и начал разворачиваться к прибывшему вслед за мной Кейрану. Но страшный удар по голове погрузил мое сознание во тьму.
        …Все получилось не так чисто, как планировалось, но Кейран не расстроился.
«Ничего страшного, - думал он. - Вот обработаю этого мартула, и можно будет сдать на магистра. И наконец-то сменю опостылевшее место службы на более денежное».
        Мальчишка - вот он, двое слуг уже закрепляют его на столе, предназначенном для жертвы, дарующей силу. Через пару часиков он очнется и можно приступить к ритуалу. Хотя нет, лучше сделать это позже. Во-первых, ритуал лучше проводить на голодный желудок, а во-вторых, сейчас надо вернуться обратно в столицу, дабы обеспечить себе алиби. Кейран прихватил с собой одного из дворовых, переодетого в мантию мальчишки-мартула, и отправился назад.
        Очнулся я в абсолютной темноте, снова голый и снова зафиксированный в какой-то магической машине. Прямо дежавю какое-то. Многовато однотипных пробуждений в незнакомых местах за последние дни. Голова раскалывалась, я не мог двигаться, даже пальцы рук оказались чем-то зажаты. Я закрыл глаза и вызвал интерфейс своего магокомпа. На самом деле закрывать глаза не было необходимости, скорее я действовал по уже возникшей привычке. Порывшись в интерфейсе и потратив почти весь запас силы, сформировал над собой магическую камеру инфракрасного диапазона, транслирующую картинку на мой мысленный экран. Огляделся с помощью этого устройства.
        Очередной подвал, очередная безумная машина. «Созидатель гармонии», - подсказала внедренная память. Старинный артефакт, предназначенный для добровольно-принудительной передачи магических возможностей. Надо отсюда линять. Я натравил дебаггер на магическую составляющую фиксировавших меня захватов. Ничего сложного или интересного изобретатель не придумал, все тупо до крайности: плетение, создающее псевдоматериальную пленку, обтягивающую любой предмет, уложенный на стол. Две линии: одна силовая и одна управляющая типа «вкл. - выкл.», уходящие куда-то за пределы моего обзора. Логика тоже незатейливая: есть сигнал на управляющем входе - притягиваем, нет сигнала - ничего не делаем. Я использовал остатки силы, чтобы оборвать информационную линию, и легко поднялся со стола.
        Размявшись, походил по комнате, заглянув во все углы. Магокамеру я прицепил себе на лоб и пользовался ею как прибором ночного видения. Стол-верстак с набором инструментов разных размеров: от здорового рашпиля до совсем крошечных пинцетов. Над верстаком полка с книгами. Я снял несколько томиков, полистал - все описывают создание амулетов. Так, книжки мы потом прихватим, надо только найти, во что их положить, в руках такую стопку не утащишь. Возможно, прихвачу и кое-что из инструментов.
        Я продолжил осмотр. Кровать, довольно мягкий матрас, тканое шерстяное одеяло. Под кроватью - мусор, клоки пыли и паутина. Похоже, в помещении давно не убирались. Я открыл дверцы шкафа возле стены. На верхних полках стояли стеклянные банки с заспиртованными фрагментами чего-то там, на нижних полках - коробки. Снял крышку с одной из них - энное количество заготовок перстней, остается только вставить камень. Хотел взять несколько штук, но сообразил, что без одежды положить будет некуда. Ну ничего, я уже знаю, кто меня ею снабдит. Вообще-то я человек не просто не злой, а можно сказать - даже очень добрый, однако не знаю, как у других, а у меня удары по голове вызывают повышенную агрессивность.
        Кстати о птичках. А нельзя ли эту адскую машину использовать для моей пользы? Я тоже нуждаюсь в совершенстве, пусть она для меня гармонию созидает, чем я хуже?
        Прежде всего, поискал в своей базе знаний информацию о подобных устройствах. В разделе «Приспособлений для развития магических способностей» нашел описание и схемы схожих аппаратов. Дизассемблировал плетение управляющего модуля и довольно быстро откопал в базе аналогичную установку. Забавно, но эта конструкция на самом деле изначально предназначена для тренировки начинающих магов. Однако в полном соответствии с «человеколюбивыми» принципами странников была детально описана и возможность применения механизма для передачи, а точнее, кражи способностей. При этом заниматься подобным не рекомендовалось, поскольку развитие потенциала тренировками было хоть и чрезвычайно болезненно, зато гораздо эффективнее.
        Суть работы «Созидателя гармонии» заключалась в некоем объединении (или, как говорилось в документах, - «склеивании») участков аур, отвечающих за магию, после чего в организме адептов начинали происходить противоположные процессы. То есть если один энергию передает - другой принимает, если у одного запас переполнен, то другой должен быть пуст. И так - как на качелях. Чтобы сделать из полного нуля слабенького мага, достаточно одной тренировки в течение нескольких часов. Неприятной особенностью процедуры была сильнейшая боль, возникавшая прямо в мозгу пользователей, которую к тому же нельзя было убрать обезболивающими средствами. Поэтому перед использованием этой адской машинки необходимо было подготовить юзеров к сознательному преодолению боли. Методика подготовки тоже человеколюбием не отличалась, ее описание напоминало справочник пыток.
        Полная передача способностей осуществлялась и вовсе предельно просто - тот участник процесса, который «делился» энергией, после слияния аур банально умерщвлялся. Болезненность для берущей стороны минимальная, но был один существенный минус: эффективность процедуры заметна только в том случае, если потенциал передающего значительно превышает потенциал принимающего.
        Я приступил к детальному осмотру машины. Первым делом нашел механизм умерщвления. Незатейливо, как грабли: управляемое с помощью магии некое подобие шприца с ядом, встроенное в стол, на котором я не так давно лежал. По команде, исходящей от устройства управления, оно должно было воткнуться мне в затылок. Эдакая здоровенная выдвижная игла. Я подключился к управлению, выдвинул и аккуратно отломал явно лишнюю часть этого устройства. Первая часть модернизации выполнена, теперь надо придумать, как ухлопать моего несостоявшегося жертвователя. Полчаса копания в базе знаний и осмотра лаборатории ничего в этом плане не дали. Но кое-что полезное все же нашел: скрытую дверь подземного хода, пару бутылочек с ядом и небольшой запас продовольствия в шкафчике, очень похожем на наш холодильник, - наверное, хозяин любил перекусить во время работы.
        Еще немного исследовал лабораторию Кейрана. Наткнувшись на кладовку, основательно в ней поковырялся. Из полезного нашел котелок, почему-то серебряный, керамическую ложку и магическую зажигалку. На вид все совершенно новое, ни разу не пользованное, именно по этому признаку я и отбирал вещи, так как разнообразного хлама тут хватало. Нашел чуть потрепанный заплечный мешок, в который свалил добычу. По здравом размышлении книги решил не брать, просто пролистал, включив камеру: если позже понадобится, просмотрю видеозапись. Спрятал мешок в тайном ходе, который, как ни странно, никаких магических запоров не имел. Потянешь за кольцо в стене - дверка и откроется.
        Еще полчаса просидел на пороге тайного хода, пытаясь придумать автоматически срабатывающее оружие. Кейран мог вернуться в любой момент. Проблема заключалась в том, что не было времени сделать нечто механическое, а для магического не хватало запаса силы. И тут до меня дошло. Совсем необязательно убивать, вполне возможно воспользоваться штатным режимом работы установки, если, конечно, Кейран не станет активно сопротивляться. Боли, сопутствующей применению этого устройства, я не боялся, заранее выяснив по базе, что ее уровень не будет превышать уровень в машине прокачки канала силы. Полная пассивность партнера - тоже не препятствие, надлежащие действия описаны в разделе, описывающем превращение немагов в магов. Главное - надежно зафиксировать клиента. Осмотрев лежак, предназначенный для реципиента, обнаружил точно такую же систему, как и в моем, только отравленной иголки не было. К этому моменту мой невеликий запас силы успел пополниться естественным путем, и я легко создал простенький модуль, подключив его в разрыв управляющей линии лежака. Логика работы моего довеска заключалась в том, что
проходила только команда включения пленки, команда выключения игнорировалась. Ну да, такой вот я нехороший. Пусть Кейран сам себя освобождает, как хочет. Пока он будет этим заниматься, я легко сумею смыться.
        Теперь осталось только наладить машину. Почитав документацию, наткнулся на описание процесса подключения внешнего управляющего модуля. Попробовал проинсталлировать себе такой модуль, провозился какое-то время, но результат был нулевой. Даже для создания донельзя обрезанного модуля не хватает резерва силы. Наконец додумался просмотреть текущие настройки. В принципе они мне подходят, вот только время действия слияния - всего лишь пара местных минут. Минута здесь, по ощущениям, чуть дольше земной, но мне-то требуется минимум два часа, и лучше местных, они длиннее. Панель управления машины, кстати, сильно упрощенная, как на древних табло, когда все текстовые строки просто нарисованы, а в окошечках - индикаторы с циферками. Система счисления - шестнадцатеричная, прогрессивные тут изобретатели. Выбор единицы установки - один из трех значков (минуты/часы/дни), это и подало мне идею. Пара изменений в информационных линиях - и теперь при выборе единицы измерения «часы» индикатор показывает минуты, а при выборе «минут»
        - часы. С ограничителями взаимодействия вообще проблем не возникло, они и так были выставлены на максимум.
        Закончив со всеми делами, я разлегся на лежаке. Приклеивать себя не стал, лежать в таком состоянии слишком уж неудобно. Думаю, услышу шаги и успею приклеиться. Пока я был погружен в деятельность, голода не чувствовал, а вот сейчас ощутил, что не ел уже очень давно. Покрутившись немного в тщетных попытках умерить не ко времени разыгравшийся аппетит, я все же совершил вояж к местному холодильнику. Стащил кусок сыра и переложил остальные продукты так, чтобы пропажи не было заметно. Искал хлеб, но в этом мне не повезло.
        На почти сытый желудок нечаянно задремал и чуть не проспал возвращение своего
«благодетеля». С перепугу свалился с лежанки, вскочил, поскользнулся, плюхнулся на пол, поднялся, заполз обратно и быстренько приклеился. Кейран за дверью так гремел замками, что, по-моему, ничего не услышал.
        Он вошел, проделал какие-то манипуляции, в результате которых в лаборатории стало довольно светло. Убрал в шкаф-холодильник принесенные продукты, после чего подошел ко мне. Я лежал с закрытыми глазами и смотрел на окружающее через свою виртуальную камеру.
        - Просыпайся. - Маг хлестнул меня ладонью по лицу. Пленка погасила большую часть удара, и мне досталось лишь легкое неприятное прикосновение. - Пора вставать!
        Я открыл глаза. Кейран удовлетворенно кивнул и подошел к пульту управления. Сверяясь со своей тетрадкой, он проверил настройки.
        - Что происходит? - спросил я.
        - Заткнись, - грубо ответил маг. - Сейчас я тебя отправлю домой.
        Он отошел к кровати, на которую бросил снятую с себя одежду.
        - Что вы собираетесь делать? - Я подпустил в голос чуть-чуть паники. Главное, не переиграть, чтобы этот гений магии ничего не заподозрил.
        - Подожди немного, сейчас отправишься домой. - Он привычно устроился на лежанке.
        Протянув руку, маг ткнул пальцем в пульт установки. Через пару минут я почувствовал легкую щекотку. Потом яркая вспышка в мозгу - и все чувства отключились. Согласно методике одному из нас следовало выталкивать из себя силу, а другому - изо всех сил затягивать ее в себя. Я начал плавно выталкивать, и довольно быстро мой резервуар опустел. Тогда я стал не торопясь, чтобы Кейран ничего не заподозрил, втягивать силу в себя и быстренько набрал свой резерв. Как и рекомендовала инструкции, я не остановился, а тянул все сильнее и сильнее. И тут пришла боль. Я чувствовал, что мой резерв немного увеличивается, но с ним нарастала и боль, и, когда она стала невыносимой, я по-прежнему не спеша сбросил силу своему невольному партнеру. Боль пропала. Маг не тянул энергию на себя, а значит, «узкое место» не создавалось и емкость канала не прокачивалась. Но это меня не заботило. Если Кейрану не надо, это его дело, а канал у меня и так жирный, мне бы только емкости прибавить.
        Я тянул и выталкивал, выталкивал и тянул. В какой-то момент ожидание медленного заполнения и опустошения резерва стало надоедать. Я немного увеличил скорость. Потом еще немного… И еще… Боль стала непрерывной, но держалась в пределах терпимого уровня. Все шло просто отлично, но внезапно, когда я снова прибавил немного скорости при передаче силы, меня выбросило в реальный мир. Защитная пленка отключилась, и я согнулся на лежаке. Приподнялся, и из меня хлестануло все содержимое желудка. Немного очухавшись от спазмов, я глянул на пульт управления. Там мигал сигнал, сообщающий о гибели одного из подключенных.
        Немного отлежавшись, поднялся, напялил валявшуюся рядом рабочую робу хозяина и, прихватив приготовленный мешок, воспользовался тайным ходом.
        Я выбрался из замка через потайной ход, поддерживаемый в почти идеальном состоянии. Видать, хозяин часто пользуется… Вернее, пользовался. Никаких переживаний, сомнений или нравственных метаний у меня не было. Все получилось честно. Он хотел взять мою жизнь ради своей прокачки. Но это ему не удалось - и я пустил его уже на свой «левел ап». Так что он сам выбрал свою судьбу…
        Ладно, с лирикой закончили, пора решать, куда двигаться дальше. Подземный ход, тщательно укрепленный плетением, выходил под обрывом на берег весьма живописной реки. Не очень широкая, до Волги ей далеко, но все же и не ручей. Был уже поздний вечер, двигаться куда-то, не осмотревшись, нет смысла, но опыт общения с покойным хозяином напрочь отбивал желание переночевать где-нибудь в окрестностях. Скорее по привычке, чем по необходимости, я осмотрел защитное плетение тоннеля. Мелкая сетка, запитанная откуда-то из замка. Отключить ее ничего не стоило, но я не видел смысла хулиганить. Перед выходом коридор имел небольшое расширение, где обнаружилась лодка и куча камней с уже привязанными веревками. Лодку я взял, но топить мне вроде некого, так что камни оставил. Лодка оказалась не такой уж легкой, пришлось здорово напрячься, прежде чем удалось спустить сие судно на воду. Люди всегда селились по берегам рек, так что, отправившись вверх или вниз по течению, я неизбежно выйду к какому-нибудь поселению.
        Очевидно, что плыть вниз по течению заметно легче. Закинув в лодку мешок с трофеями, я оттолкнулся от берега дрыном, который нашел во все том же тоннеле, когда ходил закрывать дверь потайного хода. Похоже, предыдущий хозяин тоже использовал эту штуковину, поскольку весла в лодке отсутствовали. Меня подхватило неторопливое течение. Я несколько раз оттолкнулся от дна, а когда длины слеги стало не хватать, немного погреб. В конце концов выплыл на средину. Скорость возросла, но, по моим ощущениям, ненамного.
        Берега казались бесформенными клочками темноты, однако на небе светила местная луна, и плыть совсем уж в потемках не приходилось. Я положил дрын поперек лодки и, усевшись поудобнее, уставился на воду. Ночь была тихая и теплая, вскоре я задремал. Проснулся, когда по бортам лодки зашелестел камыш. Пока спал, даже не почувствовал, как лодку снесло к другому берегу и она воткнулась в заросли. Поймав дрын, который уже успел вылететь за борт, я принялся отталкиваться, выходя на большую воду.
        Спать было небезопасно, и я, чтобы как-то отогнать дрему, начал обдумывать свое положение. Вернуться обратно в приют в принципе можно, но помогать мне в телепортации домой точно никто не будет. Скорее всего, отрежут руки-ноги и пристроят куда-нибудь в качестве магической релюхи. Конечно, информации Кейрана до конца доверять не стоило, но то, что все маги, с которыми я сталкивался, хотели приспособить меня для своих нужд, говорило о многом. Чтобы попасть в свой мир без посторонней помощи, нужен универсальный межмировой портал, к тому же с правильными настройками. Ничего подобного у меня в наличии не было. Осталась видеозапись прибытия и видео осмотра портального знака, но первая запись была, мягко говоря, фрагментарная. Ну не до портала мне тогда было, хорошо хоть часть случайно в кадр попала, и эта часть не совпадала с тем, что я увидел, осматривая портал позднее. Видимо, к моменту моего выползания из той безумной машины настройки успели поменять. Короче, придется неизвестно сколько времени здесь кантоваться. Возможно, всю оставшуюся жизнь. Как ни странно, подобная мысль не вызывала у меня никаких
эмоций. Плохо, что больше не увижу сестру и мать. Утешает хотя бы то, что мать - главбух и совладелица одной мелкой фирмы, так что беспокойства за достаток родных я не испытывал.
        В общем, желания обратиться к властям, чтобы объявить себя вынужденным переселенцем и потребовать депортации на родину, не возникало. Остается предпринять попытку устроиться здесь. Для начала необходимо достать местный базовый документ - жетон гражданина. С этим мне здорово помогли два неизвестных парня, которые меня омолодили. По местным законам, этот жетон получают в семнадцать лет, а на вид мне, по словам того же Кейрана, около пятнадцати. Так что все еще впереди. Получить настоящий документ, удостоверяющий личность, мне вполне по силам. Надо только получше изучить порядок выдачи.
        Дальше - деньги. Несколько крупных и примерно десяток мелких золотых монеток я выудил из специальных кармашков на поясе Кейрана. Прихватил бы и пояс, да уж больно он был заметным, весь в каких-то непонятных значках. Кто его знает, может, на нем выдавлен герб или иной специальный знак; если случайно увидят - проблем не оберешься. У него же в хламиде позаимствовал толстый кошель серебра и тощий - меди. Кроме того, среди химической посуды набрал каких-то золотых по виду штуковин, но их еще надо ухитриться продать. Таскать их с собой тоже не следует, надо подыскать местечко поприметнее да припрятать, пока не освоюсь. А потом вернусь и заберу свое добро.
        Разбойников я не боялся. Через пару часов пройдет срок, который, согласно документации, необходим для того, чтобы вживленный и раскачанный фрагмент ауры был принят организмом. Нет, я не стану крутым магом, но устроить одну маленькую Хиросиму в отдельно взятой деревне смогу. Или двадцать - тридцать очень маленьких Хиросим для отдельно взятых личностей. Это минимальный теоретически возможный результат наших с Кейраном упражнений. Реальный результат станет известен совсем скоро.
        Так прошла ночь. Постепенно рассветало. Алел восток, и черные пятна берегов превратились в серые, стали различимы отдельные деревья. Река по-прежнему несла мою лодку. Я пребывал в каком-то трансе, лишь изредка вяло поправлял движение, когда слишком сильно сносило к одному из берегов. Мысли отсутствовали. Из этого медитативного состояния меня вывело появление перед моим взором железнодорожного моста ниже по течению. Я протер глаза, но мост оставался на месте. Я начал грести к берегу, рассчитывая пристать перед мостом. Наполовину вытащив лодку из воды, я поднялся на берег и двинулся к мосту. Вблизи стало понятно, что возникшие у меня ассоциации с железной дорогой неверны.
        Это был широкий ажурный мост с четырьмя пролетами, вот только предназначен он был не для железной дороги. Разметка, чем-то похожая на ту, к которой я привык в моем мире, определяла шесть полос для наземного транспорта. Полосы движения по виду были немного шире наших и разделялись непривычной разметкой. Шестиполосная дорога уходила в обе стороны, скрываясь в лесах, что раскинулись на берегах реки. Я подошел к мосту. Черное покрытие дороги похоже на пористый пластик, матовые балки моста - явно металлические, совершенно не тронутые ржавчиной. Я осмотрел тщательнее. Конструкция моста собрана из уголка, соединенного заклепками; шляпки заклепок имеют практически идеальную форму. Поверхность металла покрыта мелкой насечкой, делающей металл матовым.
        Мост производил впечатление только что возведенного. Разумеется, я сразу попытался что-нибудь сломать. Ради этого даже не поленился спуститься к воде за подходящим камнем и снова подняться, но удары изо всей силы по насечке лишь чуть расплющили кончики ее пирамидок. Постояв и повосхищавшись, я вернулся обратно к лодке. Попутно прошел по краю леса и насобирал валежника для костра.
        Вскипятив воду, поскольку пить сырую опасался, я достал припасы и слегка позавтракал, заодно обдумывая свои дальнейшие действия. Плыть дальше по реке или двинуться по дороге. За реку голосовала моя лень, за дорогу - благоразумие. Не сегодня завтра обнаружат труп Кейрана и вполне могут затеять погоню. Первое, что придет преследователям в голову, - это бегство по воде. Не сразу, конечно, но реку исследуют. И мне лучше в этот момент быть где-нибудь подальше отсюда. Вряд ли другие маги простят мне гибель своего товарища. И неважно, любили они его или ненавидели, но корпоративная солидарность заставит их попытаться меня убить.
        В общем, я уговорил себя идти по дороге. Мне пришла в голову идея, как усложнить поиски своей нежной персоны, но для этого нужно было подождать примерно час. Ровно столько времени требовалось до истечения срока адаптации организма. Я лег на песочек и провалялся этот час, греясь на солнышке. За это время по мосту неторопливо проехала пара оригинальных конструкций, запряженных шестеркой лошадей. Длинные фургоны с окнами, правда, снизу было невидно, сколько у них колес. На мой взгляд, для Средневековья здесь довольно интенсивное движение.
        Наконец-то положенное время прошло, и я вызвал перед собой виртуальный экран магокомпа. Просмотрел отчет о своих текущих возможностях. Ну что ж, страдал я совсем не зря. По объему запасаемой силы, если пользоваться классификацией создателей этого магического чуда, я с уровня «магического нуля» прыгнул до
«младшего магистра». Вот только запас был почти пуст, хотя и довольно интенсивно пополнялся, так как магический фон вокруг был немного повышен.
        Играя с новыми возможностями, я осмотрел окрестности в магическом диапазоне. Мост оказался конструкцией, весьма насыщенной магией. Естественно, меня посетила мысль урвать небольшой кусочек. Я снова двинулся к мосту. Подойдя ближе, убедился, что и шестиполосная дорога представляла собой сложную магическую конструкцию, пронизанную сложнейшим плетением. Но что еще более ценно: под ней проходят мощные магопроводы, питающие ее саму и ажурный мост, так что я решил воспользоваться своими способностями мартула.
        Я пропихнул тоненькую магическую нить между дорожными плетениями, коснулся ею магопроводов и потянул через нее силу, как коктейль через соломинку. Одно из отличий мартулов от полноценных магов - возможность втягивать в себя силу. Конечно, обычные маги тоже могут творить нечто подобное, но их возможности здорово уступают нашим. Максимум, что умеет маг, - это быстро втянуть в себя свободно разлитую силу. Да и эти возможности, как правило, маги не развивают, предпочитая использовать специальное засасывающее плетение-шунт. А уж тянуть силу из магопровода без шунта не под силу ни одному обычному магу. Сила через мою
«соломинку» поступала еле-еле. Я потянул сильнее, соломинка схлопнулась. Я создал вторую, на сей раз укрепленную специальным плетением, и потянул хотя и не со всей дури, но неслабо… Тот факт, что идея тянуть силу через защитную оболочку магопровода была не очень удачной, я осознал минут через пять, когда пришел в сознание, скрючившись в кювете. Тело болело, голова кружилась.
        Отдышавшись, я просмотрел свои действия в замедленном видео. Гм… Осознавать свою глупость всегда неприятно, но полезно для увеличения продолжительности жизни. Если бы порылся в базе, прежде чем экспериментировать на собственной заднице, ничего подобного не случилось бы. Все оказалось просто. Магопровод защищен от утечки силы специальным плетением, я тянул силу не из самого магопровода, а из защитного плетения. В какой-то момент отток силы превысил приток, и защита распалась. Хорошо еще это произошло на крошечном участке размером с копеечную монетку. Я продолжал тянуть силу… и хлебнул прямо из канала. Мой резерв мгновенно заполнился, и магокомп начал активно сбрасывать излишки всеми доступными методами. Сила в первую очередь полилась в мой щит, но убогое примитивное плетение не могло поглотить море энергии, идущее через меня, и магокомп врубил аварийное рассеивание. Долго так продолжаться не могло, но мне повезло: плетение-соломинка не выдержало и с взрывом распалось. Меня откинуло в кювет. Щит, хоть и убогий, но заполненный энергией по максимуму, уберег меня от синяков и переломов, но не смог
уберечь от сотрясения мозга.
        Пошатываясь, я поднялся, и моему взору предстало необычное зрелище. Выбоина на дороге постепенно заполнялась пенящейся черной жижей. Магический фон примерно тысячекратно превышал норму, и мой магокомп настоятельно рекомендовал отсюда убираться. Я двинулся к лодке, но примерно на полпути сообщение об опасности внезапно пропало. Я глянул на датчик фона - превышение примерно в пятьсот раз. Голова болела все сильнее, думать не хотелось, и я продолжил путь.
        На берегу, возле лодки, я наконец сообразил, что надо бы запустить какой-нибудь лечебный механизм. Открыл список и, почти не читая описаний, ткнул в первое попавшееся плетение, где в описании было упомянуто «комплексное восстановление организма». Появился значок плетения, готового к активации. Я ткнул в него. Ничего особенного не происходило. Устроившись на теплом песочке, я задремал… Проснулся примерно через полчаса, бодрый и здоровый. Проверил резерв - магической энергии ушло всего ничего. Ну что ж, прекрасная новость, но надо, как говорится, дело делать. Я углубился в изучение магических движителей.
        Через пару часов я оттолкнул от берега доработанную мною лодку. Здоровый булыжник, лежавший на носу, был превращен в не очень емкий накопитель и по совместительству в радар, определявший расстояние от лодки до берегов и сравнивавший оба результата. В случае если лодка отклонялась от середины реки более чем на десять процентов, запускался один из двух магических движителей, внедренных в днище лодки и подталкивавших ее вперед-влево или вперед-вправо, в зависимости от того, какое расстояние было больше, до тех пор пока разница между расстояниями не сокращалась до двух процентов. С некоторым удивлением я довольно наблюдал за тем, как лодка проходит четко посередине между опорами моста. Создавая автоматику лодки, я не задумывался о такой возможности, но радар принял опоры за берега, и принцип сработал.
        Заровняв по возможности место моей стоянки, в основном след от лодки, я двинулся к мосту. На дороге уже не осталось и следа от творимых мной безобразий. Подойдя ближе, я постоял, подумал, ничего умного не надумал и повернул налево. А что, у нас в России принято ходить налево.
        Торопиться было некуда, и я шел почти вразвалочку, отдыхая на обочине при первых же признаках усталости. Мимо периодически проезжали странные длинные экипажи, отчасти похожие на наши автобусы. Была даже сменная табличка над сиденьем кучера - по-видимому, с названием города или маршрута. В какой-то момент я просто ради интереса решил тормознуть это транспортное средство. Подготовился, разложив небольшие суммы по кармашкам вещмешка. Дождался экипажа, который следовал в мою сторону, и махнул рукой, как у нас на дорогах голосуют водителям маршруток. Остановился транспорт таким образом, что сиденье кучера оказалось точно рядом со мной. Сразу видно - профи.
        - До города сколько стоит? - Абсолютно безопасный вопрос. А то, что я не знаю названия города, - сугубо мое личное дело.
        - Вторым классом - пять манок, третьим - одна, - привычно ответил кучер.
        Во время нашей недолгой поездки до городского дома Кейрана маг успел меня просветить насчет денег. Поэтому я знал, что требует кучер. Мелкая медная монетка, в просторечье - манка. Я вытащил пять монеток и подал кучеру. Он взял и кивнул, мол, залезай. Задачка непростая. Три двери, какая из них - «второй класс»? Я открыл среднюю, залез и плюхнулся на свободное место, засунув мешок под ноги. Через минуту агрегат тронулся.
        На меня смотрел народ: кто равнодушно, кто с интересом, кто с неодобрением. Дедок в черном одеянии, напоминающем костюм, пожевал губами и с явным неодобрением высказал:
        - Молодые люди в мое время следили за внешним видом и не позорили своего мастера. - И дедок впился в меня строгим взглядом.
        Я опустил глаза, вроде как засмущавшись, а на самом деле лихорадочно придумывая легенду.
        - Ну бывает… Мастер немного не в духе… - Я пожал плечами.
        - Тебя прогнал мастер? - Старичок был явно поражен и глядел на меня с подозрением.
        - Не прогнал… - я мялся, не зная, что бы соврать, - но послал к другому мастеру… - Так, быстро придумываем, за чем именно послал меня «мой мастер». - Послал за такой стеклянной штукой… - Удивленное выражение по-прежнему не сходило с лица моего попутчика, срочно требовалось наплести что-нибудь еще. - Точно такой же штукой, как та, которую я немного уронил…
        Мои попытки выдавить из себя очередную идею прервал громкий хохот двоих парней, сидевших напротив старичка.
        - Тебе… тебе… - Повернувшийся ко мне парень, давясь от смеха, никак не мог сформулировать мысль. - Тебе еще очень повезло! Меня мастер полдня гонял палкой, а когда поймал, отходил так, что я неделю сесть не мог…
        Оба парня снова зашлись смехом.
        - Оболтусы, - со скрытым удовлетворением произнес дед. И залепил несильную оплеуху сначала одному, а затем второму юнцу. Но на них это не подействовало.
        - Уронил он… совсем чуть-чуть… - Парень, продолжая смеяться, повернулся к товарищу: - Как ты тогда кипящий перегонный бак - на кошку!.. - Он водил руками, видимо показывая, как выглядел этот бак.
        Тут стало заметно, что и дедок пытается скрыть улыбку.
        - Ты лучше вспомни, как всей деревней ту кошку потом ловили!.. - Второй тоже не остался в долгу. - Фиолетовую и светящуюся. Думали, от магов чудовище какое сбежало…
        Тут уже заулыбались все пассажиры. Постепенно возникли разговоры между знакомыми и незнакомыми людьми. На меня никто уже не обращал внимания, а я незаметно прислушивался к беседам, стараясь хотя бы кое-что узнать о местных реалиях.
        Приехали в город уже затемно. Большая часть пассажиров, к которым я и присоединился, направилась в одну сторону. Как оказалось, не зря. Мы пришли в некое подобие гостиницы, совмещенное с рестораном. Следуя за большинством, я подошел к толстому мужику. Тот собирал деньги и выдавал ключи от комнат. Мы обменялись парой дежурных фраз, я оплатил проживание и получил увесистый ключ от места ночлега. Не такой массивный, какой однажды видел в музее, но, если этим ключом залепить в репу, мало не покажется. Комнаты располагались на втором этаже, номер комнаты был выкован в кольце ключа. Я поднялся в номер. Ничего так, культурненько: кровать, стол, шкаф, окно. Удобства явно во дворе, но мне доводилось ночевать в местах и похуже. Засунул мешок в шкаф. Пока раздумывал, какое плетение навесить на дверцы, пришла служанка и заправила кровать свежим бельем. Спустившись вниз и понаблюдав за поведением других, я заказал себе ужин: здоровый кусок мяса и гарнир, по вкусу и виду напоминающий жареный картофель.
        Чуть позже, сытый, довольный и усталый, я нежился в чистой постели, перед сном прокручивая информацию, которую сегодня получил, и строил планы на завтра. Самым странным и необъяснимым было то, что продукты сельского хозяйства стоили крайне дешево. А наряду с этим цена на металл была чрезвычайно высока. Какое-то время я ломал над этим социальным феноменом голову, но ничего не надумал. В итоге решил, что не стоит напрягаться, тем более что для меня такое положение вещей выгодно. Насчет того, что делать дальше… Завтра пройдусь по торговым рядам, поищу другую одежду. Пока лучше всего закосить под ученика какого-нибудь мастера. На тех двоих парнях, которых встретил в повозке и которые, судя по всему, были учениками мага, никаких знаков отличий не было. Возможно, имеет значение специфический покрой одежды или еще что, но придется рискнуть. На худой конец, скажу, что недавно принят в ученики и необходимыми атрибутами еще не обзавелся. С таким мыслями я и уснул.
        Утром, чуть свет, я был разбужен громкими воплями какой-то птицы. Интересно, это петух? Но эта земная птица вроде кричит «кукареку»… Я выполз из-под теплого одеяла и подошел к окну, выходящему во двор. Подлую птицу я не увидел, зато увидел дородную тетку. Размахивая здоровой пустой корзинкой, та размашистым шагом двигалась к воротам. За ней семенила девчонка примерно моего текущего возраста, волоча корзинку еще больших размеров. Тетка остановилась перед мужиком вида «дай на пиво, трубы горят» и принялась что-то ему втирать. Из любопытства я приоткрыл окно и подслушал «культурную беседу». Впрочем, постоянно повышавшаяся громкость голосов позволяла разобрать каждое слово даже с закрытыми окнами. Минуты через три я уяснил, что тетка направляется на рынок за зеленью, а этот «косорылый баран и брюхатый мерин», испортивший всю жизнь своей супруге, должен туда подъехать на телеге и забрать с покупками. Иначе кто-то кого-то куда-то вышвырнет. На эту угрозу муж прореагировал индифферентно, зато вторая угроза - что-то популярно объяснить ему, когда они окажутся дома, - мужика, похоже, проняла. Кстати, рынок
во времена Средневековья не только играл роль супермаркета, но и был информационным центром общества. Поэтому я тоже решил посетить это дивное место.
        Минут через пять, определяя направление по движению основной массы женщин всех возрастов, я вышел к рынку. Он здорово напоминал наш обычный базар, вот разве что все палатки были стационарные. Пришел я, мягко говоря, рановато: в продуктовой части примерно треть палаток еще закрыта, а в вещевой - закрыты почти все. Немного поболтался по более-менее оживленной части рынка и обнаружил, что тут в ходу еще одна валюта. Небольшие деревянные пластинки, с одной стороны которых - выпуклые цифры, с другой - сложнейший объемный орнамент. Называются в обиходе
«деревянными». Купив пару фруктов, по виду очень похожих на спелые яблоки, получил с одной медной монетки сдачу этими деревяшками. Кстати, купленные фрукты и по вкусу были неотличимы от яблок. Хрустя плодами местного садоводства, я направился обратно в гостиницу завтракать, намереваясь зайти на рынок позднее.
        Сидя в ожидании, когда приготовят мой заказ, я разглядывал деревянные деньги. Совершенно непонятно, как сделаны выпуклые цифры и объемный орнамент на оборотной стороне. До кучи они защищены от механического воздействия каким-то плетением. Никаких следов инструмента. Это напоминало обработанный пластик, но на взгляд и на ощупь - лакированное дерево. Я бросил монетку на стол. Звук - как от падения деревяшки. От экспериментов отвлек принесенный завтрак, весьма небрежно поставленный перед моим носом. Я отметил, что отношение ко мне резко изменилось, как только официантка увидела у меня в руках деревянные деньги. Тип денег - показатель статуса? Оригинально. Снижение моего статуса имело и положительный эффект. Денег за завтрак с меня взяли в два раза меньше! За почти такой же ужин, съеденный мной накануне, взяли медную монетку, а за завтрак - восемьдесят деревяшек. Вначале я обрадовался, но, пораскинув мозгами, решил, что не все так просто.
        Поднявшись к себе в номер, продолжил эксперименты с двумя оставшимися деревянными денежками. Магический анализ показал, что плетение, встроенное в монетку, имеет функции, далеко выходящие за рамки механической защиты. Состояло оно из трех модулей. Первый был опознан как накопитель - собиратель энергии, второй - как типовая защита от повреждений, третий, самый сложный, не был опознан никак. Ни одного подобного плетения в базе не обнаружилось. Дизассемблировав его, я увидел фрагменты, опознанные как часть плетения обмена данными, которые общались с шифратором. Почитав описания шифратора, узнал следующее: оказывается, это воплощенный в плетение фрагмент алгоритма несимметричного шифрования. Цифровая подпись, считываемая с небольшого расстояния… Хм, эти деньги явно предназначены для торгового автомата. Скорее всего, и материал, из которого сделаны эти монетки, вовсе не дерево, а какой-то вариант пластика, стилизованный под дерево. Для проверки этой гипотезы я высосал энергию из монетки с изображением цифры «два», разрезал ее ножом. Подозрения подтвердились: какая-то волокнистая структура, а сверху
наклеена пленка с изображением фактуры дерева.
        Тем временем наступил обед. Официантка сменилась. Она, очевидно, была не в курсе моего статуса, поэтому обслужили меня вежливо и быстро. Взяли медную монетку, но все было вкусно. После обеда я снова направился на рынок. Вот теперь этот рынок соответствовал моим представлениям о подобных местах. Толпа народу, продавцы вопят, зазывая покупателей, покупатели обсуждают товар и торгуются с продавцами. И откуда в таком маленьком городе такое количество граждан?!
        Я протолкался к «отделу одежды». Интересный момент: вот лежат штаны из домотканого материала, а рядом - штаны из ткани явно заводской выработки. Цена на заводскую одежду, конечно, выше в разы, но для меня далеко не запредельная. А раз подобные изделия лежат едва не в половине палаток, значит, не только я тут такой богатый. Выбрал черный костюм, покрой которого аналогичен покрою костюмов, которые носит, как я приметил, большинство приличных граждан. Костюм оказался чуть великоват, но ничего, пойдет на вырост. Отдал три серебряные монетки. Наверняка можно было сторговать дешевле, но не умею я торговаться.
        Отнеся купленное в гостиницу, я прошел на «автобусную» станцию. Кстати говоря, правильнее называть местный транспорт дилижансом. Система внутренних сообщений устроена довольно прилично: по крайней мере, имелось расписание движения и даже бронирование билетов предусмотрено. Также на станции можно было купить и сопутствующие товары, поэтому кроме билета на завтра я приобрел еще и карту страны.
        Прошла неделя с того момента, как я попал в этот мир. Я путешествовал по королевству. Выяснилось, что страна, в которую я попал, называется Лауган и управляет ею король Альдален. Слушая разговоры во время поездок, уяснил массу полезных и бесполезных мелочей. Читал газеты: они здесь, что удивительно, имеются, но печатаются только в столице и еще одном крупном городе, расходятся по стране довольно медленно, новости, которые в них содержатся, жителям провинции совершенно неинтересны. Есть магический телеграф и, возможно, телефон. В техническом плане Средневековьем здесь и не пахнет, но в общественном укладе царило прямо-таки махровое Средневековье.
        Высшим сословием являлись дворяне-маги. С одним из представителей этой местной
«белой кости» мне как раз и довелось сегодня встретиться. Обычно маги путешествовали исключительно телепортами: среди них не то что тряска в дилижансе, а даже дальняя поездка своим транспортом считалась унизительной. В большинстве крупных городов имелся свой зал телепортов. Я слышал лишь, что это очень дорогое удовольствие, а иных подробностей, к сожалению, не знал. Впрочем, сейчас меня телепорты особо не интересовали: я пока вовсю занимался анализом и копированием всего магического, что попадалось мне на пути. Именно поэтому наблюдение за потоками силы работало почти непрерывно, что и позволило мне во время ужина увидеть странную картину.
        Приезжий маг обедал с девушкой из обслуживающего персонала. Та была примерно моей ровесницей. На этих двоих, точнее, на девушку косо поглядывали коллеги, но сказать что-либо ее сотрапезнику никто не рискнул бы. Маг - довольно молодой парень со сломанным носом, одетый в хламиду вроде той, какую я прихватил когда-то в приюте, разве что материал получше, - вел себя вызывающе. Громко разговаривал (здесь это не принято) и смеялся, обращался к хозяину со словами: «Эй, баран, иди сюда!» В общем, отрывался как мог. И постоянно теребил бляху со знаком магов разума. Обычно такие маги, как я узнал из одного случайно купленного справочника по местной геральдике, служили в местной полиции. Их обучение длилось пять лет, а этому деятелю на вид едва исполнилось двадцать. То есть шишка не крупная, но для местных, по-видимому, величина запредельная. Меня этот хмырь заинтересовал тем, что от него к шее девушки шел канал силы. Не очень толстый, но тем не менее. Я пересел так, чтобы между мной и девушкой оказался один пустой стол, и начал незаметно исследовать неизвестное плетение.
        На уровне шеи к позвоночнику прицеплены четыре абсолютно одинаковых плетения, воздействующие на ауру. Два из них, неуправляемые, работают по максимуму, подавляя какие-то два участка ауры. Я глянул в справочник. Понятно: подавляется воля и мышление. Третье и четвертое плетения работают сложнее: по команде поводыря изменяется накал эмоций. Глянем в справочник. Ага, регулируется интенсивность страха и положительных-отрицательных эмоций. Идеальная схема зомбирования - интересно, это законно или мальчик резвится на свой страх и риск? Хотя о чем это я
        - разве власть имущих когда-нибудь волновала законность? Похоже, юный маг - мажор местного розлива, освоил пару фокусов и теперь изгаляется. Я стал прикидывать, как ловчее и незаметнее отключить этот канал силы, и тут увидел еще один маленький модуль. Анализ показал, что это - плетение, перерезающее мозговой столб в случае потери связи с поводырем.
        Маг-недоросль продолжал радоваться жизни, а я ушел в себя, придумывая способ уже не просто освободить девчонку, а капитально нагадить любителю марионеток. Идею с убийством или членовредительством я отбросил сразу. Будет комиссия, следствие, оно мне надо? Но сделать какую-нибудь конкретную пакость хотелось, просто руки чесались. Особенно это желание обострилось, когда я случайно поймал обреченный взгляд девушки. Но время шло, ничего дельного в голову не приходило. Маг хлестал вино, как конь, а я сидел с полузакрытыми веками, изредка отхлебывая микроскопические глотки из своей кружки.
        Наконец народ по большей части рассосался и хозяин, отвесив множество поклонов, уведомил мага о том, что ему пора в постель. Видимо, при слове «постель» у пьяной свиньи сработали определенные инстинкты. Он с трудом поднялся и, схватившись за свою спутницу, направился к лестнице, попутно громко объясняя девушке, как и в какой позе он сейчас будет делать ее счастливой. Внезапно мне пришла идея первой части будущей гадости. Дождавшись момента, когда, по моим расчетам, эти двое поднимутся по лестнице и пойдут по коридору, я не торопясь двинулся за ними. Исчезнув из поля зрения тех, кто остался внизу, я мгновенно взлетел по лестнице. Стараясь не шуметь, догнал пьяного мага и его спутницу. Приблизившись к девушке, я подключился к самой опасной части плетения и рывком втянул в себя всю магию.
        Как оказалось, плетение этого недотепы не имело никаких предохранителей или ограничителей, так что заодно с опасным участком я втянул в себя не только силу всего плетения целиком, но и прихватил часть личного запаса силы мага. От резких изменений в ауре девчушка хлопнулась в обморок, выпустив руку поводыря. Тот, сделав еще пару шагов, запнулся и грохнулся на пол. Удачно получилось: девушка не успела ничего заметить, а маг, по-моему, был в таком состоянии, что в принципе не мог что-либо заметить. Аккуратно перетащив девушку (тяжелая, зараза; или это у меня мышцы слабые?) ближе к лестнице, я отправился в свою комнату. Интересно, у хозяина хватит смелости переместить жертву зеленого змея в комнату? Скорее всего, нет, но даже если и хватит, неважно - замки здесь примитивные.
        Я лег спать, установив в магокомпе будильник примерно на середину ночи, - всего полтора часа, но хоть что-то.
        Как оказалось, на перемещение тела смелости не хватило. Невменяемому магу, разлегшемуся посреди коридора, принесли подушку, накрыли его одеялом, но будить не рискнули. Ну что ж, тем лучше. Я уселся на полу перед ним. Итак, что мы имеем? Я натравил отладчик на магокомп в голове пациента. Тут же появилось сообщение, что это стандартный модуль такой-то серии и с таким-то номером. А также появился вопрос, по смыслу схожий с любимым вопросом нашей винды: «Вы уверены, что хотите сделать то, что хотите сделать?» В данном случае я был уверен, что не хочу читать дизасмы компьютерного ядра, тем более того, что имелся у меня в исходниках, а потому отказался. Изучать инфу, сидя посреди коридора, было глупо, и я вернулся в свою комнату.
        На изучение документации я потратил около получаса. По возможностям магокомп местного нахала соотносился с моим примерно так, как китайский калькулятор соотносится с навороченным писюком последней модели. Специфика - управление путем построения мысленных конструкций. Прочитал и не понял, пришлось заглянуть в соответствующий раздел справочника. Оказывается, чтобы упростить понимание процесса программирования для примитивных рас, разработана целая серия специальных интерфейсов. В данном случае используются некие графические объекты - руны, мысленно выстраиваемые определенным образом. Звучит заумно, выглядит еще заумнее, я не стал ломать голову, просто нашел в дебрях документации интерфейс подключения, а заодно и дефолтный пароль для входа. Вернувшись к телу и соединив наши компы информационным плетением, ввел пароль. Пароль, как ни странно, подошел, и я проник в его магокомп в качестве суперпользователя.
        Какую бы гадость устроить? Сначала я хотел просто удалить всю инфу, но решил, что это слишком гуманно. Всего-то пройдет повторную инициацию, потеряв деньги, и только. А за его проделки надо минимум неделю головой в дерьмо макать, чтобы наелся как следует. Эта мысль и дала мне идею. Для ее реализации необходимо было изучить имевшееся у клиента программное обеспечение. Растянув связывающее нас плетение, я вернулся в свою комнату и улегся на кровать. При необходимости я мог бы, наверное, растянуть эту линию километра на два.
        Большую часть программного обеспечения идентифицировать не удалось. Но модуль, формирующий внешние плетения, был стандартной частью магокомпа, на него я и направил все свое внимание. В конечном итоге в середину этого модуля удалось воткнуть фильтр, опознающий попытки сформировать плетение, воздействующее на ауру, и вызывающий вместо этого вставленный мною фрагмент, который должен был управлять мышцами сфинктера ануса. Но по результатам испытания на себе простое расслабление этих мышц было признано недостаточным. Не было той задорной скорости процесса, которая обычно сопровождает понос. Сидя над дыркой в полу, в заведении, специально предназначенном для подобных размышлений, я экспериментировал над собой.
        Идея казалась самоочевидной. Зачем управлять отдельными механизмами, когда природой уже создан и великолепно отлажен аппаратно-программный комплекс, отлично выполняющий эти функции. Сложность состояла в нахождении «точки входа» в мозге. Инсталлировав самый лучший энцефалограф, занявший почти все мои ресурсы, я определил в своем мозге две точки, воздействуя на которые можно было получить нужный результат. Пока я возвращался в комнату, пришла идея обеспечения собственной безопасности: десять вызовов перед первым срабатыванием надо сделать простыми пустышками. Пусть потом гадает, когда именно начались проблемы и что их вызвало. Прямо на ходу воткнул счетчик. Проходя мимо, наклонился и создал необходимые связи магокомпа и нужных участков мозга. Стоя возле своей двери, запустил тест. Раздался характерный звук, и коридор заполнился соответствующим запахом. Этот баран даже не проснулся. Уничтожив всякие следы своей деятельности и особенно тщательно затерев следы ауры, лег спать, предвкушая завтрашнюю потеху.
        На следующий день меня ждало разочарование. Во-первых, в результате ночных бдений я проспал до средины дня и ничего не видел. А во-вторых, как выяснилось, пострадавшая девушка поведала коллегам о своих ощущениях от общения с дворянчиком; в результате кто-то умный, услышав ее рассказ, сложил два плюс два и стукнул куда следует. Рано утром нас посетил маг, глава службы местной безопасности, и застал приезжего прямо в том состоянии, в котором я его оставил. При попытке его разбудить парень длинно обругал и послал ответственное лицо, тем самым подписав себе приговор. Обидевшийся маг не дал страдальцу не то что опохмелиться, но даже переодеться, отправив под конвоем двоих солдат прямо в центр телепортации, находившийся при местном храме. Детальное описание всего произошедшего, да еще с изображением в лицах, я выслушал во время обеда. В зале, где я перед отъездом заправлялся, это была единственная тема для обсуждения.
        Честно говоря, путешествовать мне нравилось. Междугородные перевозки здесь были поставлены на довольно приличном уровне, а все мои ошибки автоматом списывались либо на незнание местных традиций, либо на усталость от поездки. Подростки моего возраста документов не имели, подразумевалось, что они должны передвигаться в сопровождении взрослых, но обязательным это считалось только для девочек. На редкие вопросы попутчиков о целях поездки я отвечал, что еду по поручению мастера. Этого вполне хватало.
        Чуть позднее я узнал, что, поскольку подросткам не полагались документы, их маршруты было труднее отследить. Именно поэтому их довольно часто использовали для доставки писем и не очень ценных бумаг, подтверждавших факты разнообразных сделок, заключаемых удаленно или через посредников. Об этом мне рассказал мой сверстник, с которым я разговорился на одном из постоялых дворов. От него же я узнал о существовании нескольких фирм, оказывавших подобным образом услуги частной почты. Закосить под одного из таких курьеров, купив специальный чемоданчик для бумаг, было вообще плевое дело.
        Постоянные переезды хорошо меня скрывали, буквально растворяя в толпе, но не отменяли необходимости качественной легализации. Для этого через пару лет следовало пройти специальную церемонию в одном из храмов, а пройти ее можно было только с подачи учителя или родителей. Время у меня еще имелось, деньги тоже водились, но неопределенность несколько напрягала. И тут мне повезло. Я стал свидетелем одного разговора…
        - Деда, расскажи мне о подземельях.
        Мы были в пути уже два часа. Мальчишка лет десяти как следует выспался и, не зная, чем еще заняться, приставал к сопровождавшему его хорошо одетому пожилому господину.
        - Я тебе уже тысячу раз рассказывал. - Пожилой господин явно был настроен подремать.
        - Ну деда! - Мальчишке было скучно, и он продолжал теребить своего взрослого спутника.
        В конце концов пожилой господин сдался и начал рассказывать нечто из сталкерской серии. В этой истории были жуткие монстры, подземелья, артефакты и тому подобное. И меня бы совсем не заинтересовал этот рассказ, если бы не несколько фраз.
        - Когда я вырасту, то тоже уеду в Некварк и стану искателем! - вдохновенно произнес малыш.
        - Не говори глупостей, я не для того облазил эти пещеры, чтобы мой внук становился оборванцем. - Господин поморщился. - Слава Великому, дела у твоего отца идут неплохо. И ты, когда вырастешь, будешь ему помогать. А потом он, как и я, отойдет от дел и будет нянчиться с внуками, а ты возглавишь семейное дело.
        Мальчишка недовольно отвернулся, а меня снедало любопытство. Выходит, этот дед рассказывал реальные истории своей молодости. Получается, он сколотил начальный капитал нелегким сталкерским трудом в Некварке. Судя по некоторым моментам рассказа, местный сталкерский бизнес процветает уже несколько столетий, привлекая в основном нищую молодежь. А значит, там должно быть много приезжих, в том числе и молодежи, не прошедшей обряд совершеннолетия, или, как здесь выражались, обретения. Вполне возможно, процедура упрощена по-максимуму. Так что на следующей остановке сделаю пересадку и рвану туда.
        В Некварк я прибыл, когда уже стемнело. Народ, вышедший из дилижанса, был тут же атакован толпой разнообразных разводил. Что только не пытались втюхать приехавшим лохам! Двигаясь через образовавшуюся толпу, я слышал:
        - Точно говорю, в столице в сто раз дороже продашь, с руками оторвут, сам бы съездил, да денег нет, вот, один продам, с остальными - в столицу!
        Тут же какой-то бомжеватый тип обрабатывал двоих деревенских парней, приехавших вместе со мной:
        - Тайные карты проходов к россыпям артефактов, сам раньше только туда и ходил, приносил кучи артефактов, а сейчас все, здоровье не позволяет!
        И совсем на выходе из толпы ко мне прицепился какой-то тип с самым опасным вариантом.
        - Я вижу, ты хороший парень, а нам в бригаду как раз нужен человек! - Очередной бомжара неопределенного возраста и с выбитыми передними зубами преградил мне дорогу.
        - Не интересует. - Я сделал шаг в сторону, пытаясь обойти этого разводилу, но тот вновь преградил мне дорогу.
        - А что так дерзко? - Бомж ухмыльнулся. Тут же справа, оттесняя меня в сторону кустов, росших у обочины, нарисовался второй. Я активировал защитное плетение. - Ты что, искателей не уважаешь?
        - Разрешите пройти, - равнодушно глядя ему в глаза, произнес я фразу из учебника этикета, случайно купленного на одной из станций.
        В глазах бомжа мелькнула неуверенность, и он вроде как начал отодвигаться с моего пути. Но видимо, механизм ограбления никаких изменений не предполагал: я почувствовал тупой удар по голове. Красная муть в глазах - и я потерял сознание.
        Очнулся почти сразу. Ощупал голову - защита сработала, шишки или других следов удара не было. Но небольшое сотрясение все же имелось, голова немного кружилась. Инвентаризировал потери: мешка и карманных денег тоже не было. Я схватился за внутренний карман, где хранил золото и немного серебра. До внутренних карманов здесь не додумались, и после покупки костюма я сам пришил важный кусочек ткани. Золото и самые крупные серебряные монетки оказались на месте, но пропажа остального и особенно очередной удар по голове вызвали во мне нешуточную злость.
        Толпа «встречающих» постепенно рассасывалась, никто из них произошедшего либо не заметил, либо не хотел замечать. Я запустил исцеление, для которого после случая у моста подобрал боевой вариант, не отключавший сознание исцеляемого. Неприятно, конечно, такое ощущение, будто под кожей что-то шевелится, но ничего не поделаешь - сон допустим далеко не всегда. Вспомнил недавние эксперименты с аурами и вызвал плетение, показывающее следы аур на предметах. Обнаружил три четких следа вокруг себя, на всякий случай сделал копию уникальных мест аур и, тяжело поднявшись, пошатываясь, пошел по следам.
        Целительское плетение действовало. Постепенно мое самочувствие вернулось в норму, но настроение продолжало находиться ниже плинтуса. Плетение «генератор фаерболов» ожидало лишь момента, когда пальцы правой руки сложатся в нужную фигуру. Активная защита была готова при любой опасности выжечь вокруг меня круг диаметров чуть больше пяти метров. Я, не торопясь, шел городской окраиной. Пару раз мне заступали путь какие-то темные личности. Я даже успел обрадоваться возможности испытать свое оружие, но, посмотрев мне в глаза, личности почему-то предпочитали тут же исчезнуть.
        В конечном итоге минут через пятнадцать след привел меня к дверям перекошенного строения без окон. Судя по наличию вывески, это была местная тошниловка. Ввиду отсутствия половины надписи прочитать название не получалось, да оно меня и не интересовало. Сейчас, когда эмоции немного улеглись, первоначальное желание догнать и порвать начало постепенно уступать осторожности. Светиться перед местным криминалом не хотелось, но и так просто оставить это дело я не мог.
        Покрутив настройки видения аур, я разглядел ауры всех троих будущих пациентов, сидящих у дальней стены. Остается решить, к какому врачу их лучше направить. Я обошел здание, пролез сквозь растущие здесь кусты и оказался через стену от гуляющей компании. По ходу дела я придумал, как мне вернуть хотя бы часть денег. Приноровившись, я по очереди навесил на всех троих парочку плетений, использовав в качестве точки привязки их черепа. Плетение усыпления я взял из репозитория своего магокомпа, а второе было наскоро переделанным плетением диареи, в которое я добавил удаленный запуск.
        Сар Молот сидел сытый и довольный. Сегодняшнее дело было очень удачным. Почти тридцать серебряных и куча меди, такого улова у их банды давно не было, да что тут говорить - никогда не было! Столь денежные мальчики в одиночку в Некварк не ездят. И с чего вдруг Шепелявый в последний момент дал сигнал не трогать? Хорошо Молот не послушался, теперь бандиты сидят в тепле и пьют вино. Жалко, Шепелявый не позволил обыскать мальчишку: у того явно имелся дорогой амулет или даже артефакт. Мелкий использовал внутренний щит. Подобное Молот видел только на подготовке к боям в столице, где когда-то по дурости служил гладиатором. Там умели учить, и навыки гладиатора сработали сами, когда после первого удара пацан лишь зашатался с головокружением. Хороший у мальчишки амулет оказался - почти удержал пробивной в голову, который Молот, по привычке, вбитой на тренировках, нанес со всей силы. Он поначалу даже испугался, что облажался и зашиб пацана. Но ничего, обошлось. Выхлебав остаток вина из кружки, застучал ею по столу, призывая хозяина налить еще. Напротив сел Шепелявый. Он спустился сверху и был хмурый и очень
задумчивый.
        - Вот скажи, Шепелявый, чем ты сейчас недоволен? Чего тебе не хватает? - Захмелевшего Молота потянуло на разговор за жизнь. - Все выстраиваешь, выгадываешь и через это отпугиваешь удачу. Вот я - почуял удачу, сделал как надо, и смотри - мы при деньгах! - Молот поднял указательный палец вверх.
        - Заткнись, Молот! - негромко, но зло сказал Шепелявый. - Мертвецам деньги не нужны. - И, подумав, добавил: - Все, завтра разбегаемся.
        - Ты чего, Шепелявый? - проснулся дремавший у стены Одноглазый. Глаз у него было два, а свое прозвище он получил за попытку выбить пенсию солдата-инвалида, потерявшего глаз. - Все так удачно складывается…
        - Удачно? То, что сегодня мы серьезно нарвались, ты считаешь удачей? - зыркнул на него Шепелявый - Или ты, как и этот идиот, - кивок в сторону Молота, - думаешь, что такие амулеты имеются у деревенской босоты? - Шепелявый хотел еще что-то добавить, но тут с характерным звуком обделался Одноглазый.
        - Шепелявый, кончай пугать, Одноглазый уже наложил! - громко заржал Молот. Громкий хохот Молота и запах, источаемый Одноглазым, привлекли внимание хозяина.
        - Эй, вы там! Здесь не сортир! - Хозяин махнул вышибале и, прихватив дубинку, двинулся к их столу.
        - Баран! - Казалось, Шепелявый сейчас разорвет Одноглазого. - Иди на улицу отмывайся!
        И Одноглазый шустро бросился во двор, сопровождаемый советами и подначками деклассированных элементов, сидевших в трактире.
        Активировав плетение, я ждал у входа, прижавшись к стене, но жертва вышла через второй выход прямо во двор. Я бросился вокруг здания, попутно активируя плетение сна. Подбежав к телу, я кое-как его обшарил, преодолевая отвращение: от объекта весьма ощутимо воняло. Мой улов составили несколько мелких медных монет в карманах и покрупнее - в мешочке на шее.
        Следующий. Отойдя в тень стены, я активировал второе плетение. От хохота здание содрогнулось, и второй пациент пулей выскочил в мои добрые руки. Сон, осмотр - улов был ощутимо больше. Немного меди и почти треть украденного у меня серебра.
        Последний бандит оказался сообразительным и, пока я возился со вторым, успел покинуть заведение через парадный вход. Но далеко не ушел. Этому я не стал делать очистку кишечника, всего лишь усыпил. Здесь меня поджидала награда - я не только вернул себе все потерянное, но и стал богаче минимум в несколько раз.
        Пока я осматривал пациента, какая-то темная личность вышла из трактира и направилась ко мне. Наверное, за консультацией. Но на полпути личность вдруг развернулась и резво скрылась в неизвестном направлении. Может быть, вопросы пропали, когда крошечный фаербольчик ударился в стену прямо перед самым носом любопытного? Я откачал большую часть энергии из плетения сна и полностью развеял плетение диареи. Примерно через час остаток энергии рассеется окончательно и пациент проснется.
        То же самое я повторил с объектом, что выбежал первым. А вот товарищ, бивший меня по голове, так просто не отделается. Вспомнив анекдот про смесь слабительного и снотворного, я модифицировал наложенное на обидчика плетение, добавив еще один модуль, следящий за ритмами мозга. Логика работы была незатейлива, как параметры команды формата «С». При снижении активности мозга, когда пациент засыпает, включалось плетение сна, усыпляя его еще сильнее, потом срабатывало плетение диареи, а еще через пару минут «сон» выключался. Отойдя подальше и активировав измененное плетение, я с чувством глубокого удовлетворения наблюдал за тем, как криминальный тип вскочил и бросился к кабинке, расположенной в углу двора. Ну-ну, самое интересное у тебя еще впереди…
        Глава 3
        Переночевав в занюханной таверне-гостинице, наутро я направился в центр города. А город не такой-то уж и маленький, до центра пришлось идти минут двадцать. При приближении к центру стало понятно: сталкерский бизнес здесь раскручивают по всем направлениям, равно как и туристический. Честно говоря, я такого совершенно не ожидал. Во время своих путешествий я слышал о подобном роде деятельности, но считал его чем-то незначительным. Ошибался. На подходе к центральной площади практически все нижние этажи домов были превращены в сувенирные лавки. По-моему, нет такого хлама, какой не нашелся бы на этих развалах. Я вышел слишком рано, чтобы во всей полноте оценить этот «блошиный» рынок, в который был превращен центр города. Хозяева точек только еще открывались, снимая с окон щиты или выставляя специальные столы-прилавки.
        Выйдя на центральную площадь, огляделся. В центре торговцы-лоточники собирали свои палатки. Справа от меня возвышался какой-то храм (все как-то руки не доходят изучить основы местной религии), слева - шикарный коттедж здешнего олигарха, с другой стороны на площадь выходили окна двух зданий, по виду - официальных. К ним, обходя мельтешащих торговцев, я и направился. Одно из них оказалось офисом «Первой гильдии искателей», второе - было чем-то вроде мэрии. Об этом я узнал от деда-дворника, подметавшего брусчатку. Дед был явно любителем выпить и почесать языком. Когда он закончил свое дело, я прихватил на рынке кувшин с вином и пристроился к нему поболтать. Дед, которого звали Ренгас, увидев у меня кувшинчик, пригласил к себе в подсобку. Вино было слабым, только под разговор, но я все равно разбавил налитую себе порцию, чем заработал одобрительное покачивание головы собеседника.
        Разговорились. Меня интересовали подводные камни в жизни местных искателей, особенно в начале пути. Мои двадцать деревянных, вложенные в кувшин вина, окупились с большим наваром. Выяснилось, что Ренгас приехал сюда молодым парнем, заработал кучу денег на дальних заходах, завел в столице дело и купил там дом, женился… и в конечном итоге разорился благодаря молодой жене. Я так и не понял, каким образом он потерял бизнес: то ли супруга подсунула на подпись какой-то документ, то ли какой-то документ украла. Главное, что я уяснил: лет пятнадцать назад он лишился всего и вернулся сюда, рассчитывая снова заработать. Но сказался возраст. Все, кого Ренгас знал в былые годы, и все, кто знал его, уже оставили искательство, а молодежь связываться со стариком не желала.
        Да и вообще попасть в удачливую ватагу, которая постоянно делает дальние заходы, совсем непросто. Да и небезопасно. Сбитые ватаги обычно пускают новичков вперед, в результате именно те чаще всего и попадают в ловушки. Хуже того: некоторые постоянные ватаги используют новичков как смертников, чтобы очистить проход к какому-нибудь лакомому месту. Старик с ходу назвал мне три ватаги, которые, по его мнению, в этом не раз были замечены. Ренгаса пристроили старые друзья в местный центр власти в качестве дворника-охранника-завхоза. Имея уйму свободного времени и неплохие для своих преклонных лет мозги, он внимательно наблюдал за жизнью города. Чтобы закрепить полезное знакомство, я принес еще пару кувшинчиков.
        По словам Ренгаса, имелось три гильдии искателей. Первая - самая престижная. За вступление в нее надо внести двадцать монет серебром (довольно значительная, по местным меркам, сумма) и артефакт, найденный претендентом обязательно лично. Во вторую гильдию, которую я мысленно обозвал «туристической», за серебрушку принимали кого угодно, но только на один месяц. Особенно напирали на туристов, желающих спуститься в подземелье. И наконец, существовала еще третья гильдия, которую правильнее было бы назвать «рабской». Устав, система выплат и штрафов там были так хитро придуманы, что, получив входной бонус, человек оказывался в полном подчинении старших. Искатель должен добывать то, что прикажет гильдия, там, где прикажет гильдия, и тогда, когда прикажет гильдия. К тому же по уставу является обязательной покупка снаряжения (в реальности - просто хлама) по завышенной цене. И человек в итоге оказывается намертво привязан долгами.
        Старик посоветовал мне для начала вступить во вторую, постараться за месяц накопить денег и перейти в первую. В качестве артефакта можно было принести почти что угодно: главное, чтобы добыто было лично. Об этом Ренгас предупредил особо. Основным бонусом первой гильдии являлось право продажи артефактов непосредственно в государственную скупку. Государство тут было основным потребителем, но по каким-то причинам (угу, знаем мы эти причины) чиновники брали товары исключительно у перекупщиков. А подпольная продажа каралась тюрьмой. Если же выяснялось, что в конечном итоге артефакт ушел или должен был уйти за границу, наказание было одним
        - смертная казнь. В результате обычному искателю удавалось продать артефакт в лучшем случае за полцены. Патент скупщика стоил дорого, да и налог был немаленький.
        Особо ушлые пытались организовать скупку, используя права искателя первой гильдии. Для предотвращения подобных хитростей и был в свое время создан довольно хитрый устав, включающий в том числе и правило артефакта. Артефакт, кстати, после приема в гильдию возвращали, главным было подтвердить факт его добычи, причем сделать это с обручем правды на голове. И чем круче артефакт, тем больше уважения, что для новичка немаловажно. Интересно отметить: пользовались повышенным спросом и стоили дороже всего не боевые артефакты, а видеопанели, аккумуляторы и, самое ценное, управляющие модули станков. Также я получил массу рекомендаций по выбору снаряжения и краткие характеристики мест его закупки.
        Я вышел от Ренгаса с головой, распухшей от информации, и прямым ходом направился на постоялый двор «Удача», где располагалась штаб-квартира второй гильдии. Вступать в нее не глядя я не собирался, но, по словам Ренгаса, это место имеет лучшее соотношение цены и качества. «Удачу» я нашел легко. Трехэтажное здание находилось на полпути от центральной площади к официальным спускам под землю. Гостиница, или, как здесь принято говорить - постоялый двор, не выделялась из череды аналогичных ничем особым, помимо ярко выраженного сталкерского колорита. А вот стоимость проживания для искателей и приезжих была разная. Очень разная. Три манки за сутки для искателей и восемь - для приезжих.
        Врожденная жадность сразу начала теребить меня, так что, договариваясь с хозяином о прожитье, я сразу же выяснил порядок вступления в гильдию. Ничего сложного, хотя экзотики - через край. Прием осуществляется в мэрии один раз в неделю. Претенденты, одетые в ритуальные одежды, проходят испытание венцом правды, после чего получают гильдейскую бляху небольшого размера. Гильдейский взнос - ежемесячный, задержки не допускаются. При этом местный маг что-то делает с бляхой, и глаза изображенной на ней ящерицы становятся красными, а тельце - зеленым. Если деньги вовремя не внесены, через месяц ящерица теряет цвет, а еще через месяц имя владельца, написанное на обратной стороне, исчезает.
        Все это, причем в гораздо более подробном изложении, я уже слышал от Ренгаса. Но сделал внимательную морду лица: в этой гостинице гильдия снимала целое крыло, помощь хозяина для сведения знакомства с ее главой была нелишней. Главой оказался невысокий плотный мужичок лет сорока, с небольшим шрамом на подбородке, одетый в сюртук из добротной ткани. По крайней мере, другого названия для одежды, надетой на него, в голову не приходило. В принципе, отпусти он бороду, шрам стал бы не виден, но мужик был гладко выбрит. Проблем с вступлением не возникало. А ту единственную задачку, что меня могла напрячь, я разрешил еще в разговоре с Ренгасом. Так что на вопрос об имени я уверенно ответил:
        - Резус Фактор.
        Использовать настоящее имя не хотелось, мало ли что (расти, паранойя, расти), а с придуманными, которыми я пользовался во время путешествий, возникала трудность при прохождении испытания с венцом правды на голове.
        Тут мне здорово помог Ренгас. Дело в том, что, пытаясь доказать мошенничество жены, ему пришлось разобраться в принципах работы этого венца, который имел вид небольшого обруча с синим камнем. Обруч надевается испытуемому на голову и анализирует состояние ауры, изменяя цвет камня. То есть фактически оно определяет, что сам отвечающий думает о своих ответах. Сказать откровенную ложь невозможно, но ни один прибор не заменит мозги, так что обмануть вопрошающего вполне реально. Тем более - когда заранее знаешь не только суть вопроса, но и, как в данном случае, его точный текст. Ради вычурности и придания моменту торжественности вопросы задавались на «высоком» варианте языка. Ведь гильдия зарабатывала, в основном продавая членство туристам, а тем нравится, чтобы все было в соответствии. Местный
«высокий» отличается от разговорного еще сильнее, чем старославянский - от русского. Звучит красиво и в общем-то почти все понятно, но есть масса нюансов в значениях слов. Так и здесь вопрос об имени по смыслу означает: «Как называют тебя твои боевые товарищи?» В своей земной жизни «сражался» я в основном в «Кваку», и там мой ник был Резус Фактор. С остальными вопросами было еще проще. Например:
«Нарушал ли ты присягу королю?» Нет, конечно. Чтобы нарушить, надо сначала присягнуть, а я и не думал этого делать. «Веришь ли ты, что только великий Спящий питает наш мир силой?» Верю, хотя реально мне все равно: я ни разу не слышал, чтобы кто-то чем-то питал этот мир. Поэтому верю: этот чувак - единственный. Ну и так далее.
        Возникшую проблему моего несовершеннолетия решили просто: договорились оформить меня подмастерьем главы гильдии. Похоже, вступление в гильдию - это отлаженный конвейер. Когда пришло время платить вступительный взнос, глава вызвал казначея. Пришел ничем не примечательный, если не считать взгляда, человек. Но взгляд у мужика - это нечто. Тяжелый, как железнодорожный рельс, не дай бог, приложит. Я даже проверил, нет ли на дядьке чего магического, но, кроме защитных амулетов, ничего не было. Я заплатил вступительный взнос и отдельно внес сумму за год членства, чем, кажется, немало удивил обоих первых лиц. Но никто ничего не сказал, лишь казначей одарил меня особо тяжелым и крайне подозрительным взглядом.
        Процедура была выверена до секунды. Пойти что-то не так не могло в принципе. Зал правды, находившийся в середине второго этажа, гильдия арендовала на весь день. Ребята явно знали толк в шоу. Мужики в вычурной одежде с факелами в руках на входе, огромный полутемный зал, задрапированный красной и черной материей. В центре зала на полу слабо светился какой-то ни на что не похожий знак, нарисованный золотой и красной краской. У стены стояли мы, босые, одетые в специальные церемониальные одежды, которые накануне претендентам долго подбирали и подгоняли по фигуре на гильдейском складе. Напротив нас треугольником стояли руководители гильдии в расшитых золотом и серебром хламидах. Каждый претендент проходил через знак, и тот вспыхивал в такт шагам идущего. Красивая, хотя и чуть затянутая постановка.
        Вначале четверо жрецов с громкими воплями долго обращались к какому-то спящему богу, благодаря за все хорошее, умоляя обратить внимание на них, ущербных, и благословить собрание. Честное слово, будь я на месте спящего бога, испепелил бы всех, если бы меня разбудили из-за подобной ерунды. Но местному божеству то ли нравилось, то ли он крепко спал. Моя очередь была ближе к концу, и от скуки я изучал плетение, защищающее драпировку стен от пожара. Оригинальное решение. Плетение на расстоянии примерно сантиметра от поверхности создает невидимую силовую мембрану, которая пропускает к поверхности исключительно азот и углекислый газ, а от поверхности выпускает кислород. Пока я раскладывал плетение на составляющие, постепенно очередь дошла и до меня.
        Я подошел к главе и встал на одно колено. Тот напялил мне на голову обруч и начал задавать вопросы. Я отвечал практически на автомате: отбарабанил свои ответы и склонил голову. Глава надел мне на шею красно-черную ленточку с бляхой, напоминающую медальку за участие в соревнованиях. Потом я встал, прочел клятву верности гильдии. Глава снял с меня обруч, и я отошел к правой стене, уступив место следующему. Непрерывно движущаяся лента.
        Удивило разве что количество людей, но, как объяснял Ренгас, причиной была мода среди выходцев из среднего класса. Оказывается, в этой части социума, где стартовый капитал имел в основном «подземное» происхождение, было модно начинать карьеру с искательства. Правда, местные презрительно называли их искателями пьянок. Вступали в гильдию и, пожив какое-то время в городе, уезжали обратно, чтобы потом гордо помахивать бляхой в компании таких же обалдуев. Имя владельца и дата выдачи хоть и исчезали с просроченной бляхи, но легко проявлялись с помощью специального плетения, формируемого жезлом, который предназначался для проверки подлинности документов. Такой жезл был обязательным атрибутом любой конторы. Да и у большинства бизнесменов имелись карманные варианты.
        Красивая и скучная церемония вступления в гильдию прошла без происшествий. Мы сдали форменную одежду и собрались в зале местного ресторана. Стандартная последовательность - официальное мероприятие и банкет. Здесь я и познакомился с остальными новичками. Маменькины сынки держались отдельно, остальные искатели, кроме одного, были заметно старше меня. Так я оказался вместе с Лерком. Он произвел впечатление простого, не особо разговорчивого парня, но в конце концов пиво, которое он потреблял довольно активно, развязало ему язык. Пятый или шестой сын мелкого дворянина не унаследовал дар отца и не имел денег, поэтому в местной иерархии стоял очень невысоко. Отец его хоть и не бедствовал, но и богатств не нажил. Лерк приехал в Некварк с мечтой о деньгах. Поначалу он был вполне вменяем, но по мере злоупотребления выпивкой все больше уходил в свои мечты. Новый товарищ надоел мне довольно быстро. А кому не надоест выслушивать бесконечные описания того, что сделает человек, когда баснословно разбогатеет? Вот и я, оставив юное дарование наслаждаться своими фантазиями, ушел в свой номер.
        Следующий день выдался хлопотным и суетным. С утра я заскочил к Ренгасу. Старик помог составить список предметов, необходимых для первого спуска в подземелья. Из списка Ренгаса я закупил почти все, начиная от полного комплекта одежды и заканчивая наборам инструментов типа отверток и торцевых ключей. Не купил только складную лестницу, кувалду и большое зубило. Тяжело таскать. Если понадобится, то что-нибудь придумаю.
        И вот мой первый заход. Я не стал нанимать «опытного искателя», как рекомендовала сделать гильдия, или присоединяться к группе псевдоискателей-туристов, которых раз в два дня водил специальный человек. А чтобы не привлекать внимания, скооперировался с Лерком, еще одним новоявленным искателем.
        Мы спустились через основной вход. Я дотронулся до круга, нарисованного посредине налобной повязки, и небольшой светящийся шарик повис над головой. Удобно, хорошо освещает и не слепит. Достал схему ближайших ходов, скопированную по совету Ренгаса в местной библиотеке, активировал видение магии и аур, и мы двинулись по заранее обговоренному маршруту. Хваленые подземелья ничего выдающегося собой не представляли. Прямые коридоры, ровные серые стены, сделанные из бетоноподобного материала, пол и потолок - из него же. Потолки здесь высокие, могу достать, только подпрыгнув.
        Под полом имелось пустое пространство: возможно, там когда-то проходили технологические коммуникации. Как туда попасть, непонятно. Хотя нет, понятно, изредка встречаются люки. Над потолком тоже какой-то служебный или вентиляционный проход. Кстати о вентиляции: воздух несколько спертый, но сухой и вполне пригодный для дыхания. На стенах - следы от варварски содранного оборудования и облицовки. Мы не торопясь шли по коридору. В принципе, когда был мелким, я лазил по подвалам, ощущения - аналогичные. По известным местам мы лазили, наверное, в течение часа. Ничего интересного не нашли, зато встретили пару групп искателей третьей гильдии, отдиравших облицовку с тех стен, где она еще осталась. Макджоб, копеечная работа. В конце концов мы выползли за пределы пространства, описанного картой.
        Нельзя сказать, что сразу что-то изменилось. Все мало-мальски ценное давно ободрано. Нашли люк в потолке, но залезть не смогли: мне тушу Лерка было не поднять, он с трудом меня подсадил, я залез, однако затащить его наверх не хватило сил. Но мы не расстроились. Согнувшись в три погибели, я пробежался по техническому ходу. Как говорилось в одном старом фильме: «Все уже украдено до нас». Плюнули, пошли дальше, периодически делая меловые пометки на исписанных подобными пометками стенах. Лабиринт становился все сложнее, на стенах начала попадаться поцарапанная облицовка, наверное, только из-за поврежденности ее еще не сняли. И вот наконец первая удача. В углу длинного коридора с колотой облицовкой светится под потолком некий предмет, от которого магическая линия поднимается на технический уровень и уходит куда-то вдаль.
        - Кажется, что-то есть. - Я скинул заплечный мешок. - Доставай инструмент.
        - Где? - Лерк тоже скинул мешок. Я указал пальцем в угол, где находился артефакт. Мы достали инструмент: я - комплект отверток и торцевых ключей, Лерк - зубило и здоровый молоток.
        - Убирай, это не понадобится, - кивнул я на его кувалду.
        - Ничего, пригодится, - усмехнувшись, ответил Лерк.
        - Подсади. - Я встал под артефактом. Лерк без слов подхватил меня и приподнял.
        Так, что тут у нас?.. Стеклянная пластина из темного стекла, прикрученная винтами с потайной головкой. По крайней мере, у меня на родине этот тип головок называют «потайными». Я подобрал подходящую отвертку. Местные отвертки очень похожи на наши, предназначенные для сотовых телефонов, разве что размеры другие и звездочка вместо пяти лучей имеет семь. Выкрутил винты, вышедшие довольно легко. Мой напарник пыхтел и шатался.
        - Опускай, - сказал я. Он аккуратно поставил меня на пол, а сам, весь мокрый, стоял и качался. - Отдыхаем.
        Лерк без сил плюхнулся на мешок, я тоже устроился на своем.
        - Последний остался. - Я передал ему винты, и он убрал их в карман.
        - Резус, как думаешь, что там такое?
        - Какой-нибудь датчик. А может, «глаз», - так здесь называют камеру. - А может, еще что.
        - А сколько это может стоить? - Все, началось. Великая искательская мечта - найти какую-нибудь ерунду и сразу разбогатеть.
        - Вытащим - увидим. Если «глаз», то от пятидесяти до ста манок, смотря кому сдавать. А если там непонятный датчик - пойдет за мелкий источник, манок десять - двадцать дадут. Это если целым вытащим.
        Энтузиазм Лерка несколько угас.
        Отдохнув, мы продолжили дело. Наконец стекло было снято, и под ним я увидел нечто, до жути напоминающее управляемую видеокамеру, как в какой-нибудь системе видеонаблюдения в моем родном мире. Я запустил анализ этого предмета.
        - Все, отпускай, - попросил я напарника. Оказавшись на полу, пояснил: - Похоже, «глаз», и не простой, а управляемый. Теперь главное - вытащить все аккуратно. Сейчас отдохнем, поедим и подумаем, как ловчее его извлечь.
        Мы достали свои продовольственные запасы и принялись за трапезу. Не собираясь под землю надолго, мы вместо дорогих консервов в специальной пластиковой упаковке взяли с собой хлеб и копченую колбасу. Кстати, примечательный момент: такие консервы и упаковка даже не снились производителям у меня на родине. Хранились при нормальной температуре почти вечно, во всяком случае я не слышал, чтобы они у кого-то протухли. Упаковка после вскрытия через несколько часов разлагалась без остатка. В моей базе отсутствовало плетение, находившееся в упаковке этих консервов, но это упущение древних я успел исправить еще в гостинице.
        Наевшись, мы достали из мешков спальники и улеглись поверх них, подсунув мешки под голову. Лерк дремал, а я ломал голову над весьма непростой задачей. Дело в том, что видеокамера не имела собственного источника. Как только я ее отсоединю, естественное рассеивание силы начнет разрушать плетения. Не могу сказать, сколь быстро ей настанет каюк, но не думаю, что в нашем распоряжении больше нескольких часов. Насколько я понимаю, для хранения в подобных устройствах предусматривается подключение небольшого внешнего источника. Я запросто мог бы поработать таким источником, но это означало открыто заявить о своих возможностях, чего делать очень не хотелось. Местные в подобных случаях пользовались услугами мага гильдии, быстро доставляя к нему вещь или заплатив за визит под землю.
        Платить мне не хотелось, бегать по подземельям - тоже. В принципе для данного конкретного случая решение у меня имелось. Не составляло особого труда внедрить в плетение камеры небольшое плетение-аккумулятор. Вот только как это будет выглядеть, если все найденные мной артефакты будут с аккумуляторами, да еще не самыми слабыми? Слабый у меня только один, да и тот невероятно сложный, так как предназначен для создания хорошо замаскированных плетений. Пока я обдумывал, какой аккумулятор встроить, пришла здравая мысль: взять куски оборудования, воткнуть в них аккумуляторы и сдать в таком виде - дескать, нашел. Мысль, безусловно, хорошая, но, дабы не выдать себя, нужно вначале как следует изучить внешний вид и плетения штатных аккумуляторов.
        Не придя ни к какому результату в своих размышлениях, я сказал Лерку подниматься, и мы продолжили. Лерк работал домкратом, держа меня перед камерой, в плетение которой я аккуратно внедрял аккумулятор. Надо озаботиться приобретением приспособления типа раскладной лестницы. Ренгас, помнится, даже объяснял, где что-то подобное можно приобрести. Наконец плетение аккумулятора было внесено в основное плетение и включено в точку подключения внешнего источника. В целях маскировки я минимально зарядил аккумулятор. Даже такого минимума камере могло хватить на очень много лет хранения. Сжав защелки, я аккуратно вынул разъем, находившийся на конце магопровода, и вытянул его из камеры. Связь камеры с магопроводом оборвалась. Чисто из любопытства я вставил разъем обратно и наблюдал занятную картину: микроплетения ответной части сами соединились с нужными точками.
        Мы аккуратно упаковали камеру в запас тряпок, который Лерк зачем-то таскал с собой. Я еле отговорил его от идеи прихватить еще и магопровод. Точнее, не отговорил, а объяснил, что магопровод уходит в верхний проход и мы оторвем лишь маленький кусочек, за который дадут в лучшем случае десяток деревяшек. Ведь мы можем прийти сюда позднее и выколупать провод целиком. За провод с разъемами на концах дадут раза в три больше, чем за такой же, но без разъемов. Конечно, запитанный магопровод я запросто видел через потолок и легко мог бы найти место, куда он идет, но открываться Лерку не собирался. Одно дело - видеть магию непосредственно перед собой, другое - сквозь препятствия. Тем более что, судя по рассказам, далеко не все местные маги на это способны.
        В гостиницу мы вернулись уже под утро и сразу отправились спать. Реализацию камеры отложили на завтра. На следующий день я проспал почти до обеда. Встал, умылся и спустился в обеденный зал, где меня поджидала неприятная новость. Камеру украли. Лерк вовсю ругался с хозяином, требуя компенсацию. Тот не уступал, утверждая, что, во-первых, в его заведении воров нет, а посторонний не мог пройти мимо охраны, а во-вторых, он не уверен, была ли у Лерка эта камера. В вопросе воровства я был согласен с хозяином: по словам Ренгаса, существовал договор между местным криминалом и хозяевами постоялых дворов. Но не стоит исключать и такой распространенный в моем мире вариант, как профессиональный гостиничный вор. Эти граждане въезжают под видом простых постояльцев, а при случае потрошат имущество других жильцов, оставленное ими в гостинице. Как только я уяснил суть произошедшего, то сразу, не обращая внимания на ругающихся, схватил Лерка за рукав и потащил в его комнату. Тот что-то возмущенно лепетал, но меня это не интересовало. Возле комнаты я отобрал у него ключ и врубил максимальное разрешение на видение
аур.
        На двери помимо ауры Лерка я заметил чью-то еще. Вторую - в базу. Распахнул дверь, но Лерка не пустил, пока пусть возмущенно сопит у входа. С порога осмотрел место преступления. Слабые, практически рассеявшиеся следы чьих-то аур (скорее всего - старых постояльцев) и два вполне читаемых. Один четкий яркий след - самого Лерка и второй, сильно размытый, словно с момента визита сюда ее обладателя прошла пара дней. Идентифицировал. Тот же след, что и на двери. Я не увидел заплечный мешок, в котором должна была лежать камера, завернутая в рубашку.
        - А где мешок?
        - Под кроватью, - недоуменно отозвался Лерк.
        Я заглянул под кровать. Слабые следы ауры под матрасом идентифицировал как сходные со следами на двери. Они были заметно слабее, чем на остальном полу. Достал мешок. На нем - следы исключительно Лерка. Странно. Вытряхнул содержимое на кровать: не дай бог, ложный шухер, убью всех. Лерк что-то принялся пищать, но под моим взглядом заткнулся. Увы, камеры нет. Вот аккуратно сложенная рубаха, вернее, была аккуратно сложенной, а камеры нет. Подозрительно. Лерк на обратном пути меня достал, беспрестанно спрашивая, сколько стоит находка, и по-детски радуясь. И тут
        - украли самое святое, а он рубашечку аккуратненько складывает. Или это вор-аккуратист рубашечку за собой прибрал? И ни на одном предмете нет значимых следов чужих аур. Оставим пока содержимое мешка, перейдем к окну.
        - Вот это номер!.. - Открыв окно, я обнаружил на раме свежие следы какого-то инструмента. Хоть она и не сломана, но над рамой по меньшей мере кто-то основательно поработал. - Лерк, позови сюда хозяина.
        Минуты через три пришел хозяин.
        - Взгляните, уважаемый. - Я показал на следы деревообработки, заодно сравнив ауру хозяина с незнакомым отпечатком. Как и предполагалось - не он.
        - Ничего не понимаю. - Хозяин выглядел действительно ошарашенным. - Сейчас! - Его озарила какая-то мысль, и он куда-то убежал.
        - Ну вот! Я же говорил! Это все они! - Лерк вновь завел свою шарманку, а я все это время пытался понять, каким инструментом и с какой целью здесь ковырялись. Умных мыслей не приходило: все мое знакомство со столярным делом началось и закончилось в школе. Появился хозяин, ведя какого-то мужика с железкой в руках.
        - Вот, смотри! - Он ткнул пальцем в выбоины в раме. - Какого болотного шмарика я вам всем плачу?! Чего стоит охрана, под носом которой моих клиентов грабят?!
        Мужик, ни слова не говоря, закрыл одну створку рамы и уселся на подоконник. Высунувшись из окна, осмотрел стену, потом начал примерять свою железку к следам на раме.
        - Нет, ну вот ты скажи, скажи, кто мне компенсирует ущерб? - продолжал разоряться трактирщик. - Ущерб моей репутации! Мне говорят: «Гаркан, плати, и у тебя не будет проблем»! Я плачу! Но проблемы-то есть!
        Невозмутимый мужик встал с подоконника, совершенно спокойно открыл закрытую створку и запер открытую. После чего принялся изучать ее аналогичным образом. Гаркан орал без умолку. Я сравнил ауру мужика с образцом. Естественно, не он. Перепуганный Лерк смотрел на этот балаган выпученными глазами.
        Наконец мужик закончил осмотр окна и обратился к нам:
        - Кого обокрали?
        - Нас! - Лерк хотел что-то вякнуть, но я успел его заткнуть. - Мы партнеры, нашли в подземельях управляемый «глаз». Хранился он у него, - я кивнул на Лерка, - вот в этой комнате. Ночью его украли.
        - У тебя? - уточнил мужик у моего напарника. Тот молчал, выпучив глаза. Мужик переспросил: - Эта штука хранилась у тебя?
        Лерк судорожно кивнул.
        - Так, остальных попрошу нас оставить. - Мужик выставил меня и хозяина из помещения и плотно закрыл дверь.
        Я озадаченно почесал затылок и приглушенным голосом, почти шепотом, спросил у Гаркана:
        - Кто это?
        - Это Мурик, глава частной стражи, которую оплачивают все владельцы постоялых дворов и магазинов, - ответил Гаркан тоже почему-то шепотом.
        Мне едва удалось сдержать смешок: вот мужику с именем повезло. Между тем мы с трактирщиком спустились вниз. Я направился было в обеденный зал, но Гаркан дернул меня за рукав, приглашая в служебное помещение.
        Подсобка. Тесное помещение, заставленное стеллажами с какими-то ящиками, бочками и тому подобным хламом. От тех подсобок, которые я видел на родине, помещение отличалось только тем, что бочки и ящики были деревянными, а стол кладовщика или товароведа, за который мы сели, не был завален кучей бумаг. Гаркан плюхнулся на стул, что стоял перед столом, и знаком показал на стул, втиснутый сбоку между столом и стеной. Как только я уселся на стул, Гаркан крикнул куда-то вглубь:
        - Милка, принеси пива и что-нибудь закусить! - и повернулся ко мне. - Что ты обо всем этом думаешь?
        - Ну… Думаю, слава постоялого двора, где обворовывают клиентов, тебе ни к чему. Значит, ты тут ни при чем. - Во взгляде Гаркана медленно проявилось удивление. Неужели он никогда не слышал о логике? Но продолжим: - Твои люди тоже вряд ли в этом замешаны. Если что, ты им все выступающие части с корнем оторвешь. Разве что кого-то нового взял, кто не в курсе?
        - Нет, новых не было, - покачал головой хозяин и внимательно посмотрел на меня. - А ты хитро мыслишь, давай дальше.
        Тут откуда-то из дебрей склада вышла девушка с двумя кружками пива и тарелкой порезанного ломтиками копченого мяса, поверх которого лежали ломти хлеба. Кружки она поставила перед нами, а тарелку с мясом - посередине стола.
        - А дальше остается два варианта. Либо кто-то проник снаружи - кстати, следы на окне имеются, - либо это кто-то из нас с Лерком артефакт запылил. - И я, следуя доброму примеру хозяина, прихватизировал с тарелки кусочек хлеба и на него водрузил ломтик мяса.
        - Складно у тебя выходит. А может, и не было никакого артефакта? - предположил Гаркан и сквозь прищур уставился на меня.
        Ага, собирается обработать молодого. Нет, товарищ, тут тебя ждет облом.
        - Последнее легко проверить. - Я отхлебнул пива и нахально взял еще один кусочек мяса. - Выдвигай обвинение, и проверка в зале правды сразу все покажет. Кстати, если кто-нибудь оплатит аренду зала, я могу ответить на все вопросы, связанные с этим делом, и без выдвижения обвинений.
        Гаркан пребывал в задумчивости. Я не зря в свое время купил краткий сборник законов королевства и почитывал его перед сном (кстати, идеальное снотворное, пара страниц - и вырубает напрочь). Чтобы вызвать кого-либо в зал правды, нужно выдвинуть обвинение; в случае, если обвинение не подтвердится, обвиняющий должен не только оплатить использование зала, внести штраф в казну и компенсировать судебные издержки, он еще обязан выплатить компенсацию тому, кого напрасно обвинил. К тому же если имел место навет, то плата за судебную деятельность исчисляется как процент от суммы компенсации… В моей ситуации это не менее десяти серебряных, причем сумма может быть увеличена судьей.
        - Да ладно, я тебе верю. - Гаркан стал сама любезность. - А твой напарник?
        - За Лерка я ничего сказать не могу. - Я помолчал, прожевывая очередной бутербродик и запивая его пивом. - Он дворянин, а у них знаешь какие тараканы в голове? Так что с ним договаривайся сам.
        Гаркан ничего не ответил, лишь согласно кивнул. В случае огульного обвинения дворянина компенсация составляет минимум один золотой. Мы молчали. Я заглатывал бутерброды. Гаркан, отрешившись от мира, о чем-то размышлял.
        - Ладно, подождем, что скажет Мурик. - Гаркан очнулся, когда мяса для бутербродов почти не осталось. Он удивленно посмотрел на тарелку, потом на меня и покачал головой: - А ты, случаем, не из торговой семьи? Ведешь себя, как в родном доме…
        - Гаркан, не хочешь, чтобы тебе врали, не задавай лишних вопросов, - уклончиво ответил я. Не рассказывать же ему, где шабашил в студенческие годы.
        В общем-то на этом наш разговор и закончился. Мы обменялись еще несколькими ничего не значащими фразами, после чего я покинул трактирщика.
        Поднимаясь на второй этаж в свой номер, сообразил, что все постояльцы, как и персонал, проходят по одной из двух лестниц. Я включил видение аур и начал тестировать имевшиеся следы. Четвертый или пятый след был опознан. Выделив его и отключив остальные, я двинулся по следу. Поднявшись, увидел, что он ведет ко всем комнатам на этаже. Пройдя по коридору чуть дальше, обнаружил и обладательницу ауры. Симпатичная молодая девушка лет двадцати - двадцати двух сидела за столиком прислуги.
        - Что угодно? - улыбнулась она.
        - Спасибо, ничего. - Развернувшись, я пошел в номер.
        Вот дурак, надо было сразу сообразить, что это аура уборщицы или горничной, а ослаблен след потому, что убираются здесь не так уж часто. А под кроватью вообще, наверное, раз в месяц моют.
        Войдя в комнату, я походил, не находя себе места, и в конечном итоге улегся на кровать. Проблема заключалась в следующем. Я почти уверен, что камеру спер либо сам Лерк, либо это сделал кто-то с его подачи. Но в том-то и дело, что почти уверен. А без напарника работать неудобно. Не то чтобы нельзя, но действительно очень неудобно. Однако крыса за спиной - это весьма опасно.
        Против Лерка много улик. И отсутствие чужих аур, и его уход из номера после того, как мы расстались, и то, что после обнаружения пропажи он аккуратно сложил мешок. И самое главное: кто и откуда мог узнать о наличии камеры? Впрочем, с другой стороны, все могло оказаться одной большой случайностью. Вор мог использовать что-нибудь для сокрытия ауры: я встречал подобные фишки, когда изучал этот вопрос. Напарник мог выйти просто прогуляться, или у него в городе зазноба какая есть. Свернуть мешок он мог, будучи в шоковом состоянии, по причине врожденной аккуратности. И информации у воров могло и не быть: заскочили наудачу или, когда мы возвращались в гостиницу, углядели находку, воспользовавшись лекарскими очками, позволявшими видеть плетения сквозь небольшие преграды.
        Подтвердить или опровергнуть эти предположения я сумею, только найдя камеру и проследив всю цепочку событий. Но, честно говоря, я не верил в возможности местных, а чтобы найти «глаз» магическим способом, мне пришлось бы создать неслабый артефакт поиска. Думаю, года за три управился бы. Да черт с ней, с этой камерой. Потеряна, значит, потеряна. Главное сейчас - определиться, что делать дальше.
        В конечном итоге я принял решение проверить Лерка на вшивость. Посажу маячок на следующий артефакт, который доверю напарнику, и буду отслеживать. Если сопрут, то буду знать, кто и как сделал. Просмотрел информацию о маячках разного рода. Имелось много вариантов, где использовались все известные мне физические принципы
        - от ультразвука до гравитационных колебаний, и парочка неизвестных, завязанных на магию. К сожалению, все, что можно сварганить по-быстрому, имеет слишком малый радиус действия. А километр-два я и так легко отслежу, просто прицепив к объекту информационную линию. Все остальное требует создания специальных артефактов, причем проблема - не в самом процессе создания, а в отладке и калибровке. Нет у меня времени на изыскания и эксперименты. Так что буду следить сам. На случай, если не услежу, установлю радиомаячок и какую-нибудь легкую магическую гадость.
        С радиомаяком сложностей не возникло. Стандартное плетение передатчика и приемника. Недостаток один: невозможно определить точное местоположение - только направление. Проверил, внедрив довольно примитивное плетение в монетку, а в качестве приемника использовал плетение в своем магокомпе. Немного поиграл. Все работает, однако при определении точного направления плетение разворачивает над головой небольшую магическую антенну, видимую в магическом диапазоне. Но магов в этом городе мало, а ходить в лекарских очках - слишком дорогое удовольствие, поэтому при определенной осторожности шанс быть случайно замеченным невелик.
        А вот с гадостью застопорилось. Самое простое - устроить взрыв, но мне это не подходит: не хочу случайных жертв, к тому же в магическом видении магобомба будет хорошо заметна. Все остальное должно точно наводиться на объект воздействия. Что и дало идею. Я нашел в базе кучу модулей, которые наводят что угодно (от звука до гравитационных и магических аномалий) на что угодно. Но это отдельные модули, оставим их на крайний случай. Наверняка есть что-нибудь готовое.
        Заглянул в раздел с готовыми шпионскими плетениями. Да, фантазия у разработчиков была богатая. Но подход - прагматичный. Все унифицировано. Генераторы, плетения-носители, плетения воздействия. Выбрал подходящее. Генератор массы мелких самонаводящихся плетений-носителей. Носители, наводящиеся на ауру, и плетения-исполнители, на эту самую ауру воздействующие. Долго колебался, прежде чем выбрал между пометкой цели магическим «жучком» и хулиганством. «Жучок» распадется через несколько часов, сомневаюсь, что мне это чем-то поможет, а гадость даст моральное удовлетворение. Того, что я желал для совмещения приятного с полезным (изменение цвета кожи или волос), не было. Вернее, для кожи имелся сильный загар, но длительность эффекта составляла от нескольких минут до часа. Это неинтересно и бесполезно.
        Несколько дольше я изучал возможные воздействия на сексуальную сферу. Там было все: от возбуждения и легкого влечения до смены сексуальной ориентации и «трахать все, что шевелится». От двух последних вариантов я, подумав, с сожалением отказался: кто знает этих придурков, еще начнут бросаться на случайных мужчин или женщин, не хочу быть причиной изнасилований. А вот с агрессивностью можно и поиграть. Нашел модуль, взвинчивающий эмоции до максимума. В описании содержалось предупреждение: при таком уровне агрессия проявится сразу, причем по отношению к любому объекту, что привлечет внимание подопытного. Именно то, что доктор прописал. Длительность мала, но ничего - думаю, товарищи надолго запомнят эти несколько минут.
        Разберемся с алгоритмом управления. Прежде всего, вещь могут и не украсть, а снимать плетение в момент продажи на глазах у зрителей не стоит. Риск минимален, но кто знает, как оно обернется: на всякий случай вставлю блокировку всех своих плетений, включаемую через информационную линию. Теперь настроим срабатывание. Тут пришлось немножко обломиться. Сложные алгоритмы анализа состояния аур или поведения окружающих не попадали в заданные мной параметры незаметности. Но кто ищет, тот всегда найдет. Вот и я нашел датчик, реагирующий на активацию лекарских очков. Ради такого дела даже сходил в гильдию, взял очки напрокат под залог в двадцать серебряных. В принципе действия я разбираться не стал: что-то связанное со специфическими колебаниями магического фона. Главное, тестовое плетение, которое я для эксперимента встроил в стол, срабатывало надежно.
        Все было окончательно собрано и испытано. В ходе проведения испытаний я внес в свое изобретение некоторые изменения. Плетения-носители вместо агрессии теперь содержали слабенькие плетения, повышающие настроение. Все работало отлично. Генератор плетений выплюнул всю энергию простенького аккумулятора в виде двух десятков плетений-носителей. Те вначале разлетелись по комнате забавными шариками: казалось, они двигаются совершенно хаотично, но это был логичный хаос, как в косяке рыб. Пока они меня не «заметили», двигались по расширяющейся спирали. Наконец часть оторвалась от косяка и прямо через стену бросилась ко мне в коридор. А еще часть ушла куда-то в соседний номер, где секунду спустя раздался взрыв смеха.
        Достигшие меня шарики впились в мою ауру. Но веселья я не почувствовал, вместо этого появилось предупреждение о воздействии на эмоциональную сферу и сообщение о его блокировании. Я глянул на ауру соседей и понял, что я нехороший человек. Парочка как раз надумала заняться продолжением рода, а я, такой гад, сломал весь кайф. Теперь эти двое, напрочь забыв о процессе, тряслись, пытаясь остановить смех. Протестировав остальные режимы срабатывания (только теперь генератор плевался пустышками), я сформировал уже готовый пакет для быстрой инсталляции. После чего отправился по местным лавкам на поиски раскладной лестницы.
        Вечером договорился с Лерком о завтрашнем заходе. Напарник был мрачен, а на вопрос о разговоре с Муриком ответил неопределенно. Из бурчания Лерка я смог уяснить одно: Мурик вообще не верит в существование артефакта. Странно. Почему тогда он не поговорил со мной? Но я не стал заморачиваться на этом, пусть делает что хочет, а мне завтра рано вставать. В отличие от большинства искателей мы собирались выйти рано утром, чтобы в подъемнике ни с кем задницами не толкаться.
        До места, где мы в прошлый раз добыли видеокамеру, добрались без приключений. В этом нам помогли знаки, оставленные на стенах, и видео, которое я вызывал в сложных случаях. Не без приключений собрали складную лестницу, представлявшую собой комплект обрезков труб, свинчивающихся либо в стремянку, либо в приставную лестницу. Ну да, я виноват, не спросил при покупке, как ее собирать, вот и мучились с этим творением безумного гения. Но в конце концов начали долбить потолок. Вернее, долбил Лерк, а я его придерживал, вроде как страховал от падения. Не знаю, из чего делали древние свой бетон, но, пока мы выбили подходящий по размеру кусок потолка, измучились знатно.
        Отбитый по квадрату кусок, едва не придавив нас, свалился вниз, и мы проникли на технический уровень. Сразу стало понятно, почему выжила эта камера. С обеих сторон технологический коридор был перекрыт. При этом с одной стороны была штатная стена, а с другой - стена была сляпана явно криворукими гастарбайтерами. Такой похабной работы мне в этом подземелье еще не встречалось. Но в этом был и свой плюс.
        На стенах сохранилась магопроводка освещения, которую Лерк начал активно отдирать. Я же занялся отслеживанием подключения камеры. То, что линия была запитана магической энергией, давало весьма приличный шанс найти на ее конце что-то интересное. И я начал аккуратно выдалбливать магопровод, который как ни странно, проходил внутри стены. Странными людьми были древние: положить относительно толстый силовой магокабель снаружи, а аккуратный проводок от видеокамеры - упаковать в стену. Наконец я, со всеми предосторожностями извлекая магопровод, дошел до похабно сделанной стены. Похабно-то похабно, но своим маленьким зубилом я буду долбить ее долго. Припахал к этому делу Лерка: у него и молоточек, и зубило заметно побольше моих. А сам решил обследовать окрестные помещения в поисках возможности обойти препятствие.
        Спустился в основной коридор. Ничего не понимаю. Кажется, расстояние от пролома до поворота меньше такого же расстояния от пролома до самодельной стенки. Я был уверен, что ошибся, все же длина коридора вполне приличная, но, измерив веревкой, убедился: коридор короче примерно метра на два.
        Пока я занимался геометрическими измерениями на местности, Лерку надоело тюкать стенку. Достав кувалду просто эпических размеров, он саданул по стене. Стена не выдержала и единым блоком, перегораживавшим проход, провалилась. Кувалда улетела туда же, едва не утянув стенопробивца за собой. Я прибежал на вопли напарника. С удивлением мы рассматривали небольшую комнату с приставной металлической лестницей, идущей к люку в потолке. Лерк спрыгнул вниз, а я аккуратно спустился по лесенке. Оказалось, кто-то из древних отгородил трехметровый тупичок в конце коридора и создал тут некое подобие центра наблюдения.
        По какой-то причине от всего оборудования остались только части, выполненные из металла и камня. Несложно было догадаться, что железяка в середине комнаты - металлический остов вращающегося стула. Металлические столы, прикрученные к стенам, и шкафчик были покрыты слежавшейся черной пылью. Каменные пластины, похожие на плоские мониторы, когда-то были экранами видеонаблюдения. Две пластины в металлическом корпусе висят на стене над столом. Остальные разбросаны по комнате
        - по-видимому, упали во время катастрофы. Большая часть пластин расколота. Пол устлан слежавшейся черной пылью. На стене кроме пары мониторов еще находятся две закрытые металлические коробки. Одна из них жива. К ней откуда-то снизу подходит магопровод, а от нее пара проводов идет к мониторам, еще несколько - разбегаются внутри стены. Я выбрался обратно на техуровень и убедился, что наш магопровод идет именно в этот ящик.
        Осмотрел пару висевших на стене мониторов. Один был просто отсоединен, и плетение в нем давным-давно разложилось. А во втором под металлической рамкой раньше, очевидно, была какая-то прокладка, закреплявшая пластину из искусственного камня. Наверное, от времени прокладка разложилась, пластину в рамке перекосило, и она треснула. Поэтому, а может, еще по какой причине, часть плетения, оказавшаяся в отколовшемся куске, была необратимо испорчена. Лерк радовался, как… да не знаю, как кто, нет у меня определения для подобной радости. А ведь придется ему сказать, что все мониторы реально мертвы, единственной действительно ценной вещью является коммутатор, к которому была подключена камера.
        Лерк упаковал все пластины в мешок, взял даже битые, для этого ему пришлось выкинуть добытые ранее магопроводы. На мои увещевания, дескать, пластины на полу точно пролежали незнамо сколько, все плетения выдохлись, он ответил:
        - Лучше двенадцать раз ошибусь, чем оставлю свои золотые кому-нибудь другому.
        Я подзарядил аккумулятор блока коммутации камер и отключил его. Незаметно создал связь между подводом энергии и парой входов, на которых проявлялась небольшая активность. Позднее, когда Лерк отойдет от экранной лихорадки, найдем и снимем. Неспешно внедрил разработанное мной плетение-ловушку. Лерк как раз закончил возиться со своими пластинами и начал подгонять с возвращением.
        Пока шли обратно, напарник все приговаривал:
        - Хоть одна пластина должна быть целой!.. - и успел надоесть мне до невозможности. Призрачная перспектива получить несколько золотых свернула человеку мозги.
        Разумеется, оценщику гильдии, предложившему за все пластины восемь медяков, Лерк не поверил и решил пробежаться по окрестным скупщикам. Я едва удержал его, чтобы оформить аренду банковской ячейки в хранилище гильдии. Дело в том, что я тоже с подозрением отнесся к оценке коммутатора всего в один серебряный и завтра намеревался посетить других торговцев. Я оформил аренду на двоих, потому что добыча до официального раздела считается общим имуществом всей группы, а нарушать традиции мне не с руки. Для оплаты аренды ячейки я продал за несколько медяков нарезанные магопроводы.
        Пообедал, перекинувшись парой слов с Гарканом. Как я и предполагал, следствие топталось на месте. Мне оставалось только, прихватив кувшин с компотом, свалить в свою комнату отдыхать.
        Я поднялся к себе и переоделся в чистое. Устроившись на кровати поверх одеяла и прихлебывая компот, углубился в чтение документации по разнообразным магическим сканерам. Ничего экзотического я не искал, просто надо было проследить, куда идут магопроводы, оставшиеся в найденной нами комнате, после демонтажа коммутатора. Мое видение магических структур весьма ограничено, а лазить по стенам не хочется. В общем-то я довольно быстро нашел подходящий исходник даже более функционального амулета. Нашел почти сразу, но вот в чем загвоздка: он рассчитан на использование в качестве отдельного амулета. Создавать амулеты я еще не пробовал, и у меня засвербело.
        Объектом экспериментов стал многострадальный стол. Время внедрения плетения было около местного часа. Я прислонил стул таким образом, чтобы, когда я на него усядусь, моя голова затылком лежала на столе. Устроившись поудобнее, я запустил процесс внедрения плетения. Усталость и неподвижность сделали свое дело, и я задремал. Разбудило меня сообщение о разрыве связи с нашим коммутатором. Недоумевая по поводу случившегося, я спустился вниз и прошел в хранилище гильдии, где охранник просветил меня по поводу нашего совместного имущества.
        Оказывается, пока я спал, прибегал Лерк. Он сообщил, что искал меня, но не нашел, забрал нашу находку и убежал. Странно, как будто он не знает, где мой номер. И за каким долбаным хреном он взял эту штуку? Поздний вечер, нормальные скупщики не работают, хорошую цену он не получит. Я был немного зол. Я всерьез рассчитывал воспользоваться связями Ренгаса и попытаться сдать коммутатор напрямую королевским скупщикам. Я намеревался разбогатеть, поэтому нужно было заранее все разнюхать, чтобы иметь возможность продать раза в два, а то и в три дороже, чем давали мелкие скупщики. Даже если ничего не получится, все равно я бы узнал уровень сумм, которыми здесь оперируют.
        Вспомнив, какой сюрприз ожидает Лерка при продаже коммутатора без моего согласия, я немного позлорадствовал, так что в обеденный зал вышел, пребывая в неплохом настроении. Тут меня поймал Мурик. Он сказал, что страстно желает со мной пообщаться, ищет меня с самого утра. Ну-ну. А спросить у хозяина, где моя комната, нельзя было? Разумеется, говорить это я не стал и даже любезно согласился ответить на вопросы, но отношение к нему стало соответствующим.
        - И кто ты такой? - сразу в лоб спросил Мурик.
        - Искатель. А разве не видно? - Вполне нормальный ответ.
        - Не уклоняйся. Из какого сословия? Как зовут? Откуда приехал? - Мурик, поморщившись, соизволил расшифровать вопрос.
        Тоже мне Шерлок Холмс, мог бы и у главы гильдии спросить.
        - Горожанин. - Это сословие чем-то напоминает мещанство в царской России, только имеет от короля дополнительные вольности. - Зовут Резус Фактор. Приехал оттуда, где меня больше нет.
        Мурик приподнял бровь и внимательно на меня посмотрел.
        - А вот хамить не надо, - веско произнес он.
        - Послушай, уважаемый, я устал и очень хочу спать. Поэтому для нас обоих будет лучше, если мы сразу перейдем к делу, - сказал я и уставился ему в переносицу. Хитрый прием: у противника создается впечатление, что ему смотрят в глаза, а смотрящему выдерживать ответный взгляд гораздо легче.
        Мурик даже слюной поперхнулся. Еще бы, сидит напротив тебя пятнадцатилетний шкет, вовсю дерзит, но дерзит так, что обвинить его не в чем.
        - Мальчик, похоже, ты не понимаешь своего положения… - Многозначительно помолчав, он продолжил: - Ты обвинил уважаемого человека в воровстве.
        - Обвинил? - Я сделал большие удивленные глаза. - Не было такого! - отрезал я.
        - Как «не было»? Да весь постоялый двор слышал! - Он буравил меня взглядом.
        - Тогда вызывай в зал правды. Но если Гаркану я обещал ответить на все вопросы, лишь бы он оплатил процедуру, то тебе буду отвечать только по вызову судьи. - С этими словами я встал, развернулся и двинулся к себе в номер.
        Обалдевший Мурик остался сидеть с раскрытым ртом.
        И что на меня нашло? Нахамил в общем-то незнакомому человеку. Поднимаясь по лестнице, я обдумывал свое поведение и наконец понял. Своей манерой поведения и разговора Мурик напомнил мне одного знакомого мента, который добился звания майора, фабрикуя дела. Но даже если он и гнида (что далеко не факт, внешность запросто могла оказаться обманчивой), не стоило заводить такого врага. Однако сделанного, как известно, не воротишь.
        Вернувшись в комнату, я осмотрел результат своего «сонного» творчества. Да, печальное зрелище. Модули правильные, сканирование идет, вот только модуль экрана, на который должен выводиться результат, изуродован. Хотя нет, не изуродован, он создан таким: кривым и перекошенным. Первый блин комом. Увы, создать амулет с наскока не получилось, позднее придется разбираться. А сейчас просто уничтожил плетение.
        Покопавшись в базе, я таки нашел несколько модулей для своего магокомпьютера. Перепробовал все. Характеристики, откровенно говоря, были несколько хуже. Если в режиме максимальной дальности амулет покрывал радиус около двух километров, то установленный мной модуль уже на расстоянии сотни метров мог заметить только объект, по насыщенности энергией соизмеримый с магопроводом под дорожным покрытием. А уж плотность он определял и того хуже. Моя прямоугольная комната отображалась как расплывчато-размытое пятно. Часть стен исчезла, стол был опознан как опасная магическая мина… В общем, ожидали Джи Пи Эс, а получился ГЛОНАСС. Но все равно лучше, чем ничего.
        С созданием амулетов все же необходимо разобраться. Пока листал базу, столько любопытного видел. Больше всего мне понравился комплекс, состоящий из почти десятка простеньких амулетов-датчиков и центрального сверхсложного амулета управления. Назначение - создает подробную трехмерную карту пустот в земле. Неудобство - простенькие амулеты нужно расположить по краям изучаемого пространства, причем в конфигурации, как можно более напоминающей куб. Тогда по содержимому этого куба можно будет не просто построить объемную модель всех пустот, а в реальном времени отслеживать передвижение любых живых или неживых существ крупнее таракана.
        Не меньшее внимание привлек амулет, способный сделать все то же самое, создав сферу переменного магического поля. Получая информацию путем анализа искажений силового поля, он мог обнаружить не то что видеокамеры и магопроводы, а даже хорошо замаскированный магический «жучок» в любой точке этой сферы. Да много чего там было. Я улегся на кровать, вызвал перед глазами экран и начал серьезно изучать процесс создания амулетов.
        Где-то в полночь, как раз когда я дошел до материалов по прямому внедрению плетений методом наведенной силы, на улице раздались вопли и какой-то шум. Впрочем, вскоре все стихло. Отвлекшись от чтения, я вспомнил о потребностях организма и спустился вниз, желая воспользоваться удобствами. Но, проходя через зал, неожиданно увидел, как двое служащих постоялого двора вносят Лерка…
        Из трактира только что выкинули всех «лишних». Эрмод Рынкан, или просто Рыгало, прозванный так за привычку громко срыгивать после пары бочонков дешевого вина, сидел довольный среди друзей. Дела шли отлично, и все благодаря его новому знакомому. Когда и откуда в городе появился Тихий, никто сказать не мог. Просто однажды в трактире, где пьянствовала шайка, появился незаметный человек. Он неслышно подошел к Рыгало и тихим голосом предложил очень хорошие деньги. Вообще-то шайка не занималась грабежом в Некварке, они промышляли исключительно в других городах. Изменять этому принципу Рыгало не собирался. Относительно безопасное место, где можно спокойно отсидеться и прогулять награбленное, дорогого стоит.
        Но предложение было из разряда тех, от которых разумные люди не отказываются. Все просто. Тихий дал разговорный амулет и показал нескольких искателей, которых по его команде надлежало аккуратно, можно сказать - нежно, ограбить. Рыгало был далеко не дурак. Он догадался, что таким образом искатели сбывают ценные артефакты на сторону. Ловко придумано: и деньги есть, и венца правды можно не бояться. А если случится проверка, искатель будет говорить чистую правду: дескать, шел по улице и его ограбили. Как они будут уворачиваться от более заковыристых вопросов, Рыгало не знал. Тихий, который отдавал команду, когда и кого брать, исправно платил за изъятое, а вот знаниями делиться не спешил. Но Рыгало это не остановило. В одном южном городе, где прошло его детство, он нашел в воровских кварталах подходящего мальчишку, достаточно глупого, чтобы поверить в сказки.
        Особым плюсом для дела было происхождение Крысеныша, такое же, как у самого Рыгало. Местное обнищавшее дворянство, представители которого не имели и крупицы магической силы, но считали унизительным любое занятие, кроме грабежа, исправно поставляло таких вот Крысенышей. Благородное происхождение существенно снижало риск быть вызванным в зал правды в принудительном порядке.
        Первый же улов принес шайке десять серебряных. Тихий отсчитал деньги без вопросов и возражений. На предыдущем поприще подобная удача случилась лишь однажды, когда удалось обчистить подгулявшего аристократа, забредшего в бедный квартал в поисках специфических развлечений. Но тогда половина шайки полегла в драке с его охраной. Потом пришлось срочно удирать от разгневанных ночных хозяев города, получавших с таких развлечений неплохой доход.
        Сегодня Крысеныш принес еще какую-то штуку, за которую оценщик гильдии предложил серебряный. Рыгало был доволен, хотя его и грыз маленький червячок сомнений.
        Не так давно случился прокол. Крысеныш, подавший сигнал о немедленной встрече, буквально заразил Рыгало своим энтузиазмом. По его словам, в притащенной им куче хлама имелось как минимум одно исправное магическое зеркало. Рыгало повелся, как молодой, и даже оплатил визит одного неболтливого оценщика…
        Наверное, он был слишком зол и погорячился, когда велел Крысенышу срочно принести что-нибудь взамен. Мальчишка, скорее всего, дернул вещь, не подумав, но Рыгало был в приподнятом настроении и надеялся, что все обойдется. А если не обойдется, то плевать на этого Крысеныша, надо только завтра сменить постоялый двор. За этими рассуждениями в кругу товарищей его и застал Тихий. Как только агент контрабандистов оказался за столом, остальные собутыльники, кроме Кулака, который являлся основной ударной силой шайки, моментально рассосались по трактиру. Рыгало не знал причину такого поведения, но в присутствии Тихого абсолютно всем, кроме упомянутого помощника, становилось не по себе.
        - Кулак, доставай. - Рыгало не собирался общаться с Тихим дольше, чем было необходимо.
        Помощник выложил на стол несколько штуковин, отобранных у искателей. Тихий мельком осмотрел выложенное и предложил сумму сразу за все. Рыгало не торговался. Еще в самом начале сотрудничества он выяснил, что за вещи, добытые по своей наводке, Тихий всегда дает цену, примерно равную цене скупщиков. Сколько же он при этом наваривает? Ведь ему еще искателям приходится платить. Любопытство в очередной раз проснулось в Рыгало, но тут же уснуло под холодным, рыбьим взглядом Тихого.
        - Есть еще что-то? - спросил агент, отсчитав деньги.
        - Вот. Не знаю, что это, недавно принесли. - Рыгало спрятал деньги и извлек на стол штуковину, которую припер Крысеныш.
        Тихий осмотрел коробку. Вытащив откуда-то из складок плаща другую, с гибким штырем, воткнул ее в добычу и внимательно уставился на устройство. Тут Рыгало увидел нечто такое, что до него не видел никто. Лицо Тихого приобрело удивленное выражение. Он что-то понажимал на коробочке, потом надел лекарские очки…
        И в этот момент на Рыгало накатило. Такой ненависти, какую он сейчас испытывал к этой гниде, бандит не ощущал никогда. Не думая о последствиях, он выхватил нож и бросился на Тихого. Тот круговым движением левой руки отклонил руку с ножом, а правой нанес удар куда-то в горло…
        Очнулся Рыгало оттого, что на его лицо лился поток дешевого вина.
        - А-а-а… - На более членораздельные звуки его не хватило.
        - Магическая ловушка. Уровень магистра или старшего магистра. - Тихий покачал головой. - Тебя кто-то здорово не любит. Совет - уезжай из города. Немедленно. - Последнее слово звучало как приказ.
        Тихий развернулся и двинулся к выходу. Но напоследок обернулся и произнес:
        - Меня не ищи. Будешь нужен, сам найду.
        Драка, еще недавно царившая в трактире, постепенно, по мере естественной убыли участников, угасала. Рядом со стоном зашевелился Кулак. Лихо его Тихий приласкал. Мысли Рыгало путались. Сам Крысеныш такую пакость сотворить не мог, а если бы решился, гораздо проще было сдать начальника страже. Или хотели убить без шума? Тогда лучше не придумаешь: устроить драку, а потом, если никто случайно не прирежет, можно и добить. Никаких проблем, на драку все списать можно.
        Даже не глянув на валявшихся ватажников, Рыгало схватил Кулака за шкирку и бросился вслед за Тихим, гадая, кому из ночных хозяев успел перейти дорогу. О том, что он напрасно взял помощника, Рыгало сообразил, только отойдя от трактира. Сейчас Кулак - последнее, что его связывает с прошлым. Денег в загородной заначке накоплено достаточно, там же лежит его настоящая бляха гражданина. Осторожный Рыгало всю свою криминальную жизнь пользовался поддельными документами, теперь эта осторожность дала плоды: достаточно переехать туда, где его никто не знает, и можно начать новую жизнь. Надо только избавится от верного, но глупого Кулака.
        - Крысеныш нас сдал. Принес магическую гадость, из-за нее ребята друг дружку порезали. Надо наказать. - Такой базар Кулаку был понятен. - Поучи его. Пойдешь на постоялый двор. Окно его помнишь?
        - Да.
        - Два камушка и свист - вызов на разговор. Потом сам знаешь, что с этой гнидой делать. Когда закончишь, топай пешочком до ближайшего города, оттуда дуй в столицу. Будешь ждать меня в трактире, где мы обычно останавливались.
        - Понял, все сделаю. - И Кулак исчез в темноте.
        А небогатый, но вполне обеспеченный дворянин Эрмод Рынкан направился в сторону леса.
        Очнулся Лерк уже под утро. Все тело болело. Ему уже приходилось получать тяжелые травмы, но не в таких количествах. Сейчас у него, похоже, сломаны несколько ребер, разбито лицо, правая рука замотана бинтом и зафиксирована специальной лекарской повязкой. Что же вчера произошло? После условного сигнала Лерк, гадая, что могло случиться, уже подбегал к месту встречи, когда внезапно почувствовал удар сзади в область сердца, потом удар в голову… Открыл глаза уже в своем номере. Хорошо, если это было ограбление: жизнь научила Лерка не носить с собой ценности без крайней необходимости, а потерю двух-трех медяков можно пережить.
        Стоило определиться, о чем говорить страже. Ответ на вопрос, зачем он туда пошел среди ночи, был придуман заранее. Для этого Лерк по рекомендации Рыгало познакомился с девушкой довольно свободных нравов. В районе Нахаловка таких хватало, но подругу для Лерка Рыгало выбрал сам. И условное место встречи выбиралось с тем расчетом, чтобы, отвечая под венцом истины, Лерк вполне мог сказать, будто ходил к дому своей знакомой, но не встретил ее и вернулся. Именно об этом он и поведает страже. Шел к подруге, ограбили, хорошо хоть не убили. Ценностей с собой не было. Все.
        Мелькнула мысль наврать Резусу, что украли найденный ими артефакт, но Рыгало приказал вовлечь партнера в криминальный бизнес. Пока втемную, сообщив, что нашел скупщика, который нарушает общую корпоративную договоренность и скупает артефакты заметно дороже. Спорить с боссом чревато. Тем более что четыре серебряных лежат в отдельном тайнике, устроенном возле туалета. Можно просто сказать, где искать, и Резус возьмет деньги сам.
        Лерк принялся думать о партнере-искателе. Он никак не мог его понять. Вначале ему показалось, что Резус, как и он сам, имеет проблемы со стражей. Потом, увидев, что парень совершенно свободно общается с дознавателем, Лерк изменил свое мнение. Когда тот легко смирился с потерей первого найденного артефакта, он посчитал, что связался с простым лохом. Хотя на лоха Резус не очень походил. Слишком хорошо знает артефакты и места, где их можно найти.
        «Ладно, отдам четыре монетки, все равно шесть за прошлый артефакт в другом месте лежат, - решил Лерк. - Нет, лучше три, про четвертую скажу - моя. Или лучше две. Когда спросит про последний артефакт».
        Глава 4
        На следующий день город буквально стоял на ушах. И вовсе не из-за того, что в трактирной драке прирезали парочку сомнительных личностей или одному малолетнему искателю переломали кости. Местный глава стражи моментально разобрался в истинной причине драки, и сейчас стражники рыли носом землю в поисках умельца, изготовившего магическую мину, или искателя, ее притащившего. По слухам, искали некоего Крысеныша, мальчишку четырнадцати - семнадцати лет, связанного с главой бандитской шайки. Якобы это он приволок магическую гадость. К нашему с Лерком счастью, следствие, похоже, не располагало не только свидетелями, но и уликами. В противном случае нас бы уже допрашивали. Если у них имелись остатки мины, они бы тупо опросили всех скупщиков, наш гильдейский легко бы опознал доработанный мною коммутатор - и все, абзац, пишите письма до востребования.
        Причину того, что это еще не сделано, я видел в алчности местных стражей порядка. Скорее всего, запылили вещдок и по-тихому сдали в скупку. Хотя могли просто не понять, где была ловушка. Та была одноразовой и наверняка развеялась после срабатывания. Но я все равно предпочел провести ближайшие недели под землей. Благо повод нашелся беспроигрышный. На лечение Лерка мы взяли в гильдии кредит под драконовский процент.
        Нет, я совсем не дурак и сразу догадался, кто такой Крысеныш. К Лерку никаких теплых чувств я не испытывал, но прекрасно понимал: если повяжут его, следующим повяжут меня. Надо либо сматываться, либо выгораживать Лерка. Напарника обещали поставить на ноги примерно за месяц-полтора и просили за это двадцать пять серебряных. Еще пять серебряных стоили особое питание, уход и аренда постоянной комнаты для меня. Постоянная комната мне не без надобности, но если от этого конечная сумма не изменится, то почему бы и нет.
        Гильдия, кстати, наличных денег мне не давала: все операции было совершены в форме расписок. Понимают, что с деньгами искатель может запросто свалить, наплевав на своего товарища. А кредит я взял из очень простых соображений: теперь у меня есть железный повод почти не вылезать из подземелий. Еще бы, набегавший процент - один серебряный в месяц - заставлял шевелиться. Вот я и шевелился.
        Однако поиск артефактов давно отошел на второй план. Прежде всего я обустроил свое подземное жилище. Разгреб и вынес мусор, попутно обнаружив в полу люк, расположенный напротив потолочного. С помощью плетения, найденного в базе, срезал и выбросил остовы столов и кресел. Замаскировал пробитую нами дыру в потолке, соорудив незаметный люк из подходящего по фактуре камня, вырезанного в одном из соседних проходов. Действовать в одиночку оказалось не намного сложнее, чем вдвоем, а иногда было даже проще: не приходилось скрывать свои действия от напарника. Немного не хватало грубой физической силы, особенно при монтировании скрытого потолочного люка, но все же я справился.
        Потом наступило время артефактов. Открыв потолочный люк (для этого пришлось восстановить магическую часть управляемого замка), я проник в небольшую шахту. К ее стене была приделана лестница, поднявшись по которой я оказался в почти такой же комнате, только на уровень выше. Все то же самое: кроме коммутаторов, ничего не работает. Еще уровнем выше, на стеллаже, оказался небольшой склад разнообразных, полностью исправных законсервированных видеокамер. Я сразу получил в свое распоряжение более двадцати штук. Помимо этого на нижней полке стеллажа обнаружились два видеомонитора и устройство, предназначенное, судя по небольшому экрану и торчащему выводу с характерным разъемом, для тестирования видеосетей. Все подключено к специальному оборудованию, поддерживающему уровень энергии, необходимый для обеспечения целостности плетений.
        В одном из видеомониторов оказалась сломана панель. Честно говоря, я ее испортил сам. Поторопился и, вынимая, оторвал разъем для подключения магопровода. Вероятно, когда-то все было закреплено в корпусе, позднее рассыпавшемся. Но со вторым видеомонитором я, наученный горьким опытом, был аккуратнее. Специально притащил сверху кусок твердой смолы, практически канифоли, и, расплавив, тщательно залил пространство вокруг разъема, жестко зафиксировав его. Когда масса застыла, спокойно отключил технологическую подачу энергии и достал панель с полки.
        Не приходилось сомневаться, вокруг панели, которая имела вид каменной пластины, когда-то был корпус из материала, до меня не долежавшего. Его неплохо заменила деревянная рамка-коробочка, сделанная на заказ одним местным столяром. Той же самой смолой я закрепил пластину внутри рамки и наконец подключил свое творение к штатному разъему в одной из наблюдательных комнат. На экране появилось черно-белое меню. Сразу бросилось в глаза, что язык меню совершенно отличается от ставшего привычным языка создателей моего магокомпа. Но после небольшого замешательства я с радостью осознал, что понимаю и этот язык. Экран оказался сенсорным. Немного полазив по меню, получил картинку с одной из работающих камер. Качество картинки, по земным понятиям, довольно среднее. То есть для наших систем видеонаблюдения - отличное, а для бытовой видеотехники - отстойное. Попытался разобраться с прибором. Ничего особенного. Несколько настроечных картинок (интересно, что и как по ним настраивать, никаких возможностей настройки я не видел) и маленький экранчик - полный аналог большой видеопанели, только разрешение значительно
хуже.
        Развлечение с мониторами и камерами подтолкнуло меня к детальному изучению их работы. И тут начали вылезать серьезные отличия между модулями из моей базы и используемые в камерах и панелях. В моих базах при видеообработке предпочтение отдавалось неким подобиям нейронных сетей, работающих с многоуровневыми сигналами. Попытка получить информацию об их принципах действия вывела меня в раздел документации, посвященной базовой математике. Не знаю, может, для них она и базовая, но мне так не показалось. У меня не возникло даже тени понимания тех странных функций и не менее странных операций с ними. В изученных мной устройствах древних, наоборот, рулила двоичная система счисления и алгоритмы кодирования, явно сходные по принципам действия с математикой моего мира. Самое забавное, что входные и выходные модули были идентичны, мне даже удалось, подключившись к плетениям одной из камер, получить видео на свой внутренний экран. Экспериментировать с выводом я не рискнул, боясь испортить единственный доступный мне видеоэкран.
        А вот эксперименты с амулетами пришлось пока приостановить. Создание логических структур трудностей не вызывало, трудности возникли с созданием точной геометрии плетений в объеме. Причина - в подвижности головы, вернее сказать, в микродвижениях, производимых неосознанно. Для простых плетений, накладываемых почти мгновенно, эта проблема не стояла, а вот создание плетений типа экранов, в которых содержатся десятки тысяч мельчайших структур, требующих точного позиционирования относительно друг друга, становилось невозможным. Другой проблемой, плавно вытекающей из предыдущей, было точное позиционирование создаваемого плетения относительно материального носителя. И если первую задачу можно было решить методом создания плетения, не привязанного к объекту, с последующим «впечатыванием» в заготовку импульса силы, то вторая задача простого решения не имела. Создатели моего магокомпа рекомендовали использовать для этих целей особые печати. Это такие магические структуры, способные воспроизвести заданное плетение с привязкой к неким точкам заготовки, заранее помеченным определенным образом. Фактически -
специализированные амулеты.
        Причиной прекращения экспериментов стала нужда в огромном количестве энергии, на воровстве которой я едва не попался.
        А произошло следующее. После обеда я вышел из города и направился в сторону расположенного неподалеку леса. Отойдя подальше и обойдя город по длинной дуге, добрался до дороги. Этот крюк я проделывал просто из осторожности. Так же из осторожности я прошел еще несколько километров вдоль дороги до того места, где дорога огибала холм с какими-то развалинами. Развалины ничего интересного собой не представляли, в этом я убедился еще во время своего первого визита, но в них вполне можно было укрыться в случае непогоды. Еще засветло я заготовил дрова, насобирав валежника в лесополосе, протянувшейся вдоль дороги. Ни одно поле не приближалось к дороге ближе чем на километр: возможно, генетически модифицированные растения, составлявшие здесь основу сельского хозяйства, плохо переносят близость столь сильного магического источника.
        Дождавшись, когда пройдет последний дилижанс, вышел на дорогу. Сегодня я хотел попробовать превратить пластину, которая когда-то была видеомонитором, в печать, судя по описанию копирующую не очень сложные плетения. К мысли о сотворении подобной печати меня подтолкнул ряд неудач при попытках создания продвинутых амулетов. Чтобы не сидеть в пыли, расстелил специально захваченную грубую тряпку. Внедрив в пластину три крошечных маркера, будущие точки привязки, вызвал на внутренний экран схему создаваемого плетения и совместил точки со схемой. Потом улегся поудобнее и начал аккуратно дырявить оболочку магопровода, проходящего под дорогой.
        Вообще ситуация с этими магопроводами забавная и странная одновременно. Насколько можно понять, некое подобие проводов из сплава нескольких металлов служит для защиты от внешних воздействий и снижения потерь при передаче магической энергии. Забавность состоит в том, что в моей базе есть плетения для создания гораздо более эффективных многослойных магопроводов, не требующих физического носителя. Точнее, им почти все равно, через какую физическую среду они проходят.
«Почти» - потому что какие-то проблемы возникают с высокотемпературной плазмой, но вдаваться в подробности я не стал. А странность в том, что в этом мире, похоже, существовали две разные высокоразвитые цивилизации, и мой магокомп - продукт более ранней из них.
        Тем временем плетение аккуратно продырявило оболочку магопровода. Теперь преобразуем наше простое плетение в многослойный магопровод, причем один из лучших
        - несчастный случай с моей нежной тушкой мне совсем не нужен. Создаем не заполненное силой плетение, теперь чуть-чуть приоткрываем поток силы, даем импульс
        - и отсекаем поток, рассеивая созданный нами магопровод. Все. Теперь втянуть рассеянную вокруг силу, стереть следы ауры, и можно идти обратно к костерку отдыхать.
        Я принялся втягивать в себя выплеснувшуюся силу: вчера специально большую часть резерва слил под землей в самодельный аккумулятор. Что-что, а КПД у этого метода хромает на обе ноги. Собрать всю силу мне не удалось. Неуместившийся остаток примерно в два раза превышал мой резерв. Подобрав шмотки, я двинулся к развалинам. Надо найти подходящий булыжник, сделать из него аккумулятор и собрать все оставшееся.
        Завернув созданную печать в тряпку, на которой лежал, я упаковал ее в мешок. Подобрав первый попавшийся камешек, я уже спускался обратно, когда из-за поворота дорогу осветило дальним светом фар. Из-за сюрреалистичности происходящего я на миг замер на месте, но порция адреналина, выброшенная в кровь, сделала свое дело. Почти мгновенно я запустил сворачивание ауры, очистил от ее следов окружающее пространство и рванул обратно в развалины.
        Из подъехавшего автомобиля выскочили двое стражников в дурацких стрекозиных очках, дико фонивших магией. Один пробежал по обочине, другой оббежал развалины и, крикнув:
        - Здесь никого, - спустился обратно.
        Потом тот, который оббегал развалины, прошел по дороге чуть дальше и, видимо наткнувшись на какой-то след, закричал и замахал руками. Машина подъехала к нему, и из нее вылез глава стражников. Играть с его внимательностью я не рискнул. Пока он рассматривал дорогу, я осторожно, затирая за собой ауру, переполз на другую сторону холма и бросился к городу.
        Между тем прошел месяц. С помощью печати, созданной в ту ночь, я наладил собственное производство: из купленных на сувенирных развалах разряженных камер создавал вполне аутентичные артефакты. Потоком «найденных» камер я и привлек повышенное внимание к своей скромной персоне. Хорошо хоть хватило ума сначала под видом туриста скупить в сувенирных лавках все продающиеся там мертвые камеры и только потом продавать результаты своих экспериментов. После четырех проданных настоящих камер и трех самоделок ко мне (и, как позднее выяснилось, к Лерку) начали подбивать клинья новички из гильдий. Со мной они обломались: на все вопросы я молчал и лишь загадочно улыбался, отрабатывая улыбку Джоконды на практике.
        С Лерком им повезло больше. Он уже вовсю расхаживал по городу, хотя лекари запрещали нагружать едва сросшиеся кости. В один прекрасный момент моего напарника напоили, и он выложил все, что знал. Но ведь чего не знаешь, того не скажешь, поэтому от его болтливости мне было ни холодно ни жарко. Зато у меня появился формальный повод разругаться с ним вдрызг, чем я и воспользовался.
        Скандал устроил вечером, в обеденном зале. До звезд трагедии мне далеко (пожалуй, я даже больше тяготел к комедии), но непритязательная публика, состоявшая в основном из опытных искателей, которых в связи с проводимым следствием было необычайно много, прониклась. И когда в процессе ругани Лерк заикнулся о своей доле, кто-то из зала в простых и доступных выражениях указал ему точный маршрут к месту, где его ждет все, чего он заслуживает. Не знаю, что на самом деле думал об этой ситуации глава гильдии, но на жалобу Лерка, возмущенного моим отказом проводить его к найденной нами комнате, он ответил:
        - Если это твое, то иди и возьми.
        Самостоятельные попытки Лерка вспомнить путь окончились неудачей, и он в конце концов вступил в ватагу товарищей постарше.
        Никаких особых эмоций я по отношению к Лерку не испытывал. Та мелочь, которую он у меня украл, воспринималась скорее как плата за проверку на вшивость. Оплата его лечения - как стоимость «живца», остававшегося на поверхности в мое отсутствие: именно его в случае чего должна была взять стража. Возвращаясь из заходов, я, прежде чем идти в гостиницу, интересовался у Ренгаса свежими слухами, ожидая ареста Лерка как сигнала «пора сваливать».
        Но сейчас, когда бывший партнер вступил в ватагу более старших, но менее удачливых соратников, мои заходы становились реально опасными. Их попытки проследить за мной, которые начались сразу после того, как я принес первые камеры, раздражали. А после вливания Лерка в «стаю» появился риск, что эти деятели, озлобленные неудачами, рискнут на меня напасть. Руки чесались устроить им «эцих с гвоздями», но неадекватная реакция властей на мою маленькую магическую мину ставила под большое сомнение безопасность подобной шутки.
        Наконец наступил момент, когда они попытались проследить за мной уже открыто.
        Как-то рано утром спустившись и выйдя из подъемника, обнаружил поджидающую меня компанию из трех человек. Я спокойно прошел мимо, и компания тут же пристроилась у меня за спиной. На мой вопрос, что это значит, Дрын, самый наглый из них, заявил:
        - Надо делиться, Резус. Не выпендривайся, никуда ты не денешься, все равно придется.
        Я не стал спорить, просто развернулся и поднялся обратно наверх. Идиоты. Их поведение вызвало неодобрение среди старых искателей, но формально придраться было не к чему. Ладно, пусть сидят бдят. Я просто не пойду в заходы в ближайшие несколько недель. Посмотрим, у кого деньги кончатся раньше.
        Проболтавшись пару дней без дела, я придумал себе занятие на следующие две недели: решил наконец-то выяснить все, что связано с ритуалом обретения. Прежде всего, расспросив Ренгаса, узнал внешнюю сторону процесса. Тут все просто. Приводит тебя родитель в храм, ставит на колени перед алтарным камнем, жрецы напяливают на голову юноше нечто, по описанию жутко похожее на ведро, задают ритуальные вопросы и выслушивают ритуальные ответы:
        - Определился ли ты с выбором?
        - Да, мой путь выбран, и я следую ему.
        - Тверд ли ты в своем выборе?
        - Тверд, и твердость моя - в вере моей.
        Ну и тому подобный бред. Перечень вопросов-ответов достаточно длинный, но в одном месте есть варьирующийся ответ, который жрец заранее говорит кандидату. Для крестьянского сословия ответ всегда: «И повиновение есть смысл моей жизни», для горожан: «И работа есть смысл моей жизни», для купцов (или, как здесь говорят, - торгового сословия) слова ответа связаны с торговлей, Ренгас не помнил точную формулировку. Что касается дворян, то о происходящем с ними он вообще не в курсе. Кстати, выяснилось, что в моем возрасте задавать вопросы об обретении вполне нормально и естественно, вот только обычно их задают местным служителям культа. Ничего, ради такого дела пообщаемся и со жрецами.
        Да уж… Решение пообщаться было несколько легкомысленным. Началось все тривиально. Зашел в храм, бросил в кружку для подаяний немного мелочи и негромко обратился к чуваку в хламиде, который бдительно следил за тем, чтобы прихожане не оприходовали ее содержимое:
        - С кем я могу посоветоваться?
        - Пройди к алтарю и обратись к великовидящему Постарусу. - Судя по реакции, жреца немного покоробило мое простое обращение.
        Подойдя к единственному товарищу в такой же хламиде, задумчиво стоящему возле алтарного камня, я хотел было к нему обратиться, но глянул на алтарь в магическом диапазоне и буквально выпал в осадок. Судя по сложности, тот представлял собой что-то вроде суперкомпьютера. При этом к нему снизу шел канал магической энергии огромной мощности. Я принял чуть склоненную позу, скопировав ее с большинства молящихся, и стал внимательно рассматривать этот булыжник, пытаясь хоть отдаленно понять, зачем все так сложно сделано.
        Через какое-то время заметил: одних прихожан, когда те подходили ближе, этот булыжник с ЧПУ одаривал слабеньким плетением, воздействующим на эмоциональную сферу, других - слабым целительным. Но самое интересное произошло, когда к алтарю приблизился маг. Едва он согнулся в поклоне, из алтаря выскочило плетение, подключившееся к магокомпу в голове товарища. Несколько секунд шел низкоэнергетический обмен, а после по тому же плетению из алтаря полился довольно сильный энергетический поток. Через какое-то время поток прервался, опять пошел информационный обмен, после чего плетение развеялось.
        Интересно, это заправка для всех или только для избранных? Не рискнув проверять на себе, обратился к чуваку в хламиде:
        - Простите, вы - великовидящий Постарус?
        - Да. Что привело тебя в храм, юноша? - Религиозный деятель повернулся, и перед моими глазами сразу выскочили полупрозрачные таблички о блокировке попыток сканирования одних участков мозга и подключения к другим. Только сейчас я заметил, что передо мной - тоже маг, только с крошечным резервом силы.
        - Я хочу поговорить об обретении.
        - Ты пришел куда нужно, - ответил Постарус и степенно кивнул.
        …Возвращаясь в гостиницу, постепенно приходил в себя от водопада слов, вылитых жрецом в мои многострадальные уши. А заодно обдумывал увиденное и услышанное. Жрец каким-то образом определил, что я прошел первую инициацию (кто бы мне объяснил, что это значит), и убеждал пройти и вторую. Любопытный момент: он ловко меня завлекал, выяснив как-то исподволь мои желания, интересы и предпочтения, при этом ни разу не затронул ни одной неприятной темы. У меня даже создалось впечатление, что он принял меня за представителя определенных слоев общества, выходцы из которых не любят много о себе рассказывать. Однако если я прав, то дальнейшее выглядит еще более странным.
        Отговорив меня от прохождения ритуала обретения в местном храме, он дал мне два письма-направления, заверив, что я могу воспользоваться любым из них. Первое - в королевскую школу высшей магии, с рекомендацией принять на амулетное отделение, а второе - в храмовую школу амулетного дела, расположенную в одном из храмов великого Спящего. Разумеется, он активно агитировал меня за храмовую школу, но некоторые детали обучения, случайно проскакивающие в его рассказах, говорят о том, что эта школа мне вряд ли понравится.
        Я мысленно крутил ситуацию так и эдак, но все равно не мог понять его мотивов. Возможно, я приму одно из предложений, а возможно, и нет, зато теперь я знаю, что происходит во время обретения. Просто, как все гениальное. Устанавливается магокомп, в котором всего несколько примитивных действий. Из сказанного жрецом я сделал вывод о наличии двух: магической подписи и идентификации по бляхе гражданина. Но наверняка для полного счастья там еще какой-нибудь троян закопан.
        Получать подобный подарочек не хотелось категорически. Вернувшись в номер, начал перепахивать базу в поиске готовых решений. Ковырялся достаточно долго, но в основном попадались модули, предназначенные для обмана определенных способов воздействия. Удача ждала меня там, где я совсем не ожидал ее встретить. Разумеется, решение проблемы лежало на поверхности. Основным инструментом при создании таких плетений был виртуальный, довольно грубый эмулятор мозга, на который и устанавливался виртуальный магокомп. При необходимости проверки и отладки взаимодействий, эмулировать которые грубая модель была не в состоянии, виртуальный мозг подключался к реальному, но все взаимодействие проходило под полным контролем основного магокомпа. Естественно, сразу захотелось поюзать. К сожалению, сдублировать собственный магокомп оказалось невозможно, не хватало ресурсов. К счастью, выбор был: в моем распоряжении имелась целая куча различных специализированных магокомпов, и на некоторые из них ресурсов почти хватало. В том смысле, что работать будет, но недолго, запас энергии у меня далеко не бесконечный, а в большинство
этих модулей сила должна течь, как в прорву.
        Я запустил «старшего магистра боевой магии», все же есть во мне что-то воинственное. Плетение отработало около секунды и вырубилось, даже не выйдя в штатный режим. Критическое истощение запаса магии. Довольно самоуверенная идея - запустить такое прожорливое плетение, имея треть нормального запаса. Но ощущения… Полный контроль здания. Никакого интерфейса, я просто знал, где кто находится, знал их вооружение, эмоциональное и физическое состояние, знал, как и чем эффективнее уничтожить любого из них, знал все тонкости применения доступных средств уничтожения. Мгновенное получение и такая же мгновенная потеря информации. Ничего подобного я никогда не испытывал. Правда, особого доверия эти данные не вызывали. Подумать только: забавного и вечно улыбающегося толстячка-повара, шуровавшего на кухне днем и ночью, эта система определила как самого опасного человека в здании. Ну и ладно, адекватность боевых плетений - это мелочи, главное
        - виртуализация работает. Собрав энергию, рассеявшуюся вокруг меня в результате неудачи, удалил только что испытанную виртуальную машину. Надо завтра прогуляться вокруг города, пополнить свой запас энергией дороги.
        …Эмбал тяжело выдохнул и, привалившись к разделочному столу, обратной стороной фартука вытер внезапно вспотевшее лицо. Странная штука память. Вот сейчас на миг он окунулся в ощущения, испытанные перед засадой, в которую он попал, когда в составе отряда убийц пробирался в логово восставших магов. Повар положил на стол нож, автоматически стиснутый в руке, и провел пальцем, усыпляя личный универсальный амулет, с которым никогда не расставался. Личное оружие, настроенное на конкретного человека, заслуженным ветеранам при выходе на пенсию обычно передавалось в собственность. Эмбал еще раз нежно погладил амулет и, как живому, негромко сказал:
        - Совсем мы с тобой старые стали, невесть что мерещится.
        …В отличие от старого ветерана глава стражи Некварка опыта столкновений с отщепенцами не имел, зато имел амулеты, регистрирующие магическую активность в городе. Именно по их показаниям он сумел определить, что в городе произошла попытка инициации высшего мага Темного Братства. Немного утешало, что срыв инициации произошел по причине личной слабости кандидата, но инструкция на сей счет была однозначной. Любой ценой уничтожить Темный Алтарь Преображения.
        Через десять минут была объявлено военное положение, а через час вокруг города замкнулось кольцо оцепления. Все, кто пытался покинуть Некварк, проверялись на следы тайных посвящений и допрашивались под венцом правды. Из соседних городов подтягивались дополнительные отряды стражи. С наступлением темноты началось патрулирование улиц. Народ тихо перешептывался, множились панические слухи.
        К рассвету появились первые беженцы, в основном те, кто мог уехать из города к родственникам, жившим неподалеку. Утром патрули пошли по городу с магическими детекторами, запросто врываясь в дома и проверяя любой случайный всплеск. В Нахаловке, особо криминализированном районе города, были обнаружены около десятка опасных и несколько особо ценных неучтенных амулетов, подготовленных к контрабандному вывозу.
        А невыспавшийся виновник всего этого безобразия сидел в обеденном зале постоялого двора и неспешно прихлебывал слабоалкогольное пиво…
        Когда ночью меня разбудили вопли и топот, я не сразу сообразил, что происходит. В какой-то момент даже подготовил плетение, стреляющее огненными шариками. Худо-бедно, но на пять - десять шариков должно хватить остатков моего энергозапаса. К счастью, в страже нашелся кто-то сообразительный, прикинувший, сколько сейчас в гостинице проживает искателей, сдающих далеко не все найденные артефакты, и понял, что не стоит проверять, чем эти ребята с перепугу могут приласкать внезапно ворвавшихся стражников. Как ни странно, громкие вопли о проверке на причастность к тьме тут же всех успокоили. И веселый и громкий процесс сразу превратился в рутину.
        Мне повезло еще раз. Моя комната находится почти в середине коридора, и, перед тем как зайти ко мне, стражники посетили моего соседа слева. Разумеется, я не мог пропустить такое эпохальное событие, как проверка соседа, да еще на причастность к какой-то тьме. Поэтому, используя магическое видение, я внимательнейшим образом следил за всем происходящим за стеной. Увиденное мне не понравилось. После проверки обручем правды (вопросы, кстати, задавали весьма идиотские) парню приложили ко лбу какую-то железную штуку, навесившую магическую пакость прямо ему в мозг. Я не стал досматривать происходящее, а бросился лихорадочно конфигурировать виртуальную машину. Без установленного магокомпа виртуалка потребляла совсем немного, предохраняя мой нежный мозг от всякой дряни.
        Процедура проверки прошла без эксцессов, хотя внутренне я был готов садануть по стражам очередью шариков. На все вопросы я ответил отрицательно, честно не поняв, о чем они. Магическая хрень в башку мне не попала, а была перехвачена и удобно устроилась в виртуальной машине. Никакой активности она не проявляла, и вот сейчас я сидел в обеденном зале и делал выбор. Варианты были: стереть эту пакость или, оставив все как есть, попытаться разобрать на составляющие.
        Делать было совершенно нечего, в заходы не выпускали, и я начал вяло ковырять эту дрянь. Ничего интересного. Два независимых плетения. Тупой маячок, который при определенном воздействии на ауру должен начать передачу в магическом диапазоне. И примитивное устройство распознавания по типу «свой - чужой» - видимо, чтобы на КПП легче фильтровать тех, кого не проверили на причастность. От детального изучения модуля распознавания меня отвлек случайно обнаруженный еще один виртуальный магокомп. Но первоначальное удивление быстро прошло. Я вспомнил, что это тот самый виртуальный комп, в который была перенесена старая конфигурация перед восстановлением системы.
        Народ, шастающий по залу, и довольно громкие разговоры отвлекали от новой игрушки. Рассчитавшись за завтрак, поднялся к себе в номер. Но сбыться моим желаниям (поковыряться в плетениях, навешанных на меня при транспортировке) было не суждено. Начав просматривать сохранившееся видео (точнее, от видеозаписи был только звук, из-за того что мои глаза были закрыты), я вспомнил о книгах, которые тогда пролистал в лаборатории у Кейрана. По счастью, записи сохранились, и я прилип к одной из них. Детальное описание стыковки хорошо известных мне модулей, называемых в книге «наследием предтечей», с местными локальными сетями. Язык в очередной раз новый, но я прекрасно его понимал, в отличие от того, кто читал эту книгу до меня. Об этом свидетельствовали идиотские пометки на полях и вложенный листок с совершенно кривым переводом одного абзаца. Похоже, понять содержание пытались, разглядывая картинки. Мне же книга понравилась тем, что весьма детально и доходчиво были описаны особенности построения местных локальных сетей.
        Вдоволь начитавшись и разобравшись во всем, в чем можно было разобраться без практики, вернулся в обеденный зал. Вечерело. Зал был забит примерно на две трети, но еще оставалось несколько свободных столиков, в основном двухместных. Застрявшие в городе искатели обедали в основном группами, заняв все большие столы. Я уселся в сторонке за один из двухместных столов. Одноместный стол был бы еще лучше, но здесь таких просто не было.
        Я ел мясо с каким-то подобием картошки, запивал все это пивом, и немножко ностальгировал. Вспоминал мать, сестру, работу, коллег. Постепенно мысли плавно вернулись к моменту похищения и тем двум деятелям, с разговора которых началась моя магическая жизнь. Представил, что произошло бы со мной без их участия. И хотя очевидно, что именно им я обязан трояном, лезущим в управление эмоциями, я все равно благодарен. От трояна я избавился при переустановке системы, а внедренное ими знание языков, без которого я бы уже был в могиле или стал подопытным кроликом, никуда не делось.
        Захотелось их отблагодарить. Вспомнил, что они проявили активность трояна, когда я разглядывал портал. Ищут артефакты? Или изучают культуру? Нет, культура отпадает, не те методы, скорее исследуют технологические возможности потенциального противника. Прикинул, что можно им показать, оказалось - реально ничего, разве что алтарь в храме. Хотя я, пожалуй, не рискну запустить там плетение-передатчик: фонить он должен прилично, а возможности жрецов по детектированию подобных плетений мне неясны. А зачем, собственно, включать его именно там? Прокручу записанное видео. Еще добавлю видео с книгами, которое я снял у Кейрана. Я загорелся новой идеей, но вовремя сообразил: в городе, где идут непрерывные облавы на каких-то темных магов, подобные действия явно неуместны. Дважды обидевшись на всех, ушел в номер и лег спать.
        На следующий день провалялся до обеда в постели. Делать было совершенно нечего. Есть не хотелось, но я все равно спустился в обеденный зал. Тут народ тихо шизел от скуки. Искатели и приезжие, у которых внезапно образовался внеплановый отпуск, не знали, куда себя деть. Примерно треть из них играли в азартные игры вроде костей или карт, еще треть постояльцев за ними наблюдали, остальные вяло ковырялись в тарелках или так же вяло переругивались.
        Чем-то перекусив (честно признаюсь, я не особо распробовал, что именно ел), начал придумывать способ развлечься. Штудировать литературу без возможности практических экспериментов не хотелось. Фантазия отказывала. Все идеи крутились вокруг идиотской игры, придуманной подмастерьями нашего повара и сводящейся к похищению его любимого ножа. Кстати, сделать это никому еще не удавалось. Когда я осознал, что полез в базу, всерьез прикидывая, как создать иллюзию, под прикрытием которой можно стащить нож, решил сходить куда-нибудь проветриться.
        Проветриваться собрался у Ренгаса. Прихватив на кухне кувшинчик хорошего вина, отправился к старику. То, что идея была, мягко говоря, не блестящей, я понял еще по пути: патрули меня трижды останавливали, проверяя датчиком на причастность к каким-то деяниям. Окончательно меня арестовала охрана местной мэрии. Понтовые пацаны с ружьями. Гм… Ружья - несколько неточное определение для этих носимых гаубиц. Нечто, что до жути напоминает помповые ружья из моего мира, только длиннее и калибр - миллиметров двадцать пять - тридцать.
        Пока сидел в караулке, ожидая старшего, вызванного караулом, изучал ствол охранника, стоявшего рядом. Странная конструкция. Патроны заряжены стрелками с какой-то магической начинкой. Спусковой механизм - чисто магический, спусковой крючок - всего лишь пластина с датчиком давления. Кроме того, в конструкции было плетение, сравнивающее ауру стрелка с занесенным в память эталоном и, в зависимости от результата, поджигающее особым способом порох в патроне, а при несовпадении с эталоном вызывающее паралич. Вся конструкция логического блока была какая-то странная и вызывала стойкие ассоциации с китайскими печатными платами.
        Но мало того что изменение личных параметров проводилось по радиоканалу, так еще и пароль на доступ был восьмибитный. Да-да, угадав один байт, потенциальный противник мог изменить характеристики владельца оружия. Ребята даже не потрудились сменить несущую частоту, указанную в книге. Однако самым смачным оказалось приветствие, которое я получил, создав в своем магокомпе плетение связи и подключившись к одному из ружей. От напавшего на меня смеха я даже сполз с лавки, на которую был усажен задержавшими меня стражниками. «Дорогой маленький друг, купив настоящую штурмовую винтовку, ты сделал правильный выбор». Писк! Ребята скопировали управляющий модуль с игрушки.
        Изучил возможности: ничего особенного. Точнее, почти ничего не работает, так как тактического шлема нет, подствольного метателя нет, не найден даже управляемый оптический прицел. Зато я нашел систему родительского контроля. Расколупать пароль, контролируя проверяющее его плетение, оказалось делом пары минут. Ну, ограничение по месту игры мы делать не будем, тем более что я не в курсе системы здешних координат, а вот ограничение игры по времени - вещь интересная.
        Я размышлял на предмет создания плетения, которое само могло бы устанавливать родительские ограничения. Все просто: обмен идет в текстовом виде, простейшая эмуляция, у нас такое называется «перенаправление ввода - вывода». Попробовал альфа-версию - отрабатывает без проблем. На всякий случай добавил пару проверок и задержек - и вот готовое плетение. Подумав, что каждый раз подбираться к стражникам на расстояние радиовидимости, только чтобы навесить подобные плетения, небезопасно, разработал амулетный вариант плетения, а также плетение - генератор этих амулетов. Запустишь его, глянешь на любой предмет, дашь мысленную команду - и все: если предмет подходит для внедрения плетений, то оно в нем уже сидит и ждет, когда рядом появится источник радиоизлучения. Как только источник появится, плетение пытается связаться и изменить настройки. Я пацифист, поэтому играть ребятам разрешено всего одну минуту - в момент смены суток.
        Наконец, когда охрана уже обсудила всех знакомых женщин, выпивку, планы на отпуск и еще черт знает что, пришел главный. Мальчишка лет двадцати - двадцати двух, вряд ли старше, в форме, обвешанной какими-то висюльками и побрякушками. Увидев меня, этот ходячий филиал новогодней елки заорал:
        - Встать! Как посмел сидеть перед дворянином?!
        - Резус. Пришел к Ренгасу. Сижу потому, что ноги болят. - Я книжку по этикету не зря читал: в случае болезни или ранения простолюдин может сидеть или лежать в присутствии дворянина без позволения оного.
        - Встать! Совсем быдло обнаглело! - Это чудо не успокаивается, видать, с этикетом незнакомо.
        Встаю, куда деваться, качать права может оказаться себе дороже. Одновременно мысленно перебираю возможности мести.
        - Ренгаса сюда.
        Один из охранников метнулся к двери.
        Этот маг немереной крутости ходил вокруг, пытаясь повесить на меня плетения для ковыряния в мозгах. Это он зря. Я подсунул убогому виртуальную машину, затем пропустил по поверхности его щупа свой: такое можно заметить, только если знать, куда и как смотреть. Мальчик вовсю накручивал какие-то плетения на безответную виртуальную машину, а я присоединился к его магокомпу. Дефолтный пароль подошел: все как у того отморозка, что любил издеваться над девушками. Интересно, они пароль не меняют из принципа или из религиозных соображений? Эх, жалко, поносный довесок требует создания внешних соединений - заметит, гнида. Быстренько перебрал плетения в поисках подходящего. Ничего нет. Разве что недавно созданный генератор плетений-разоружалок. Чуть изменил его: пусть внедряет плетения не по команде, а по таймеру, сутки - перед первым запуском, потом - каждые двадцать минут.
        Я отсоединился, а этот хрен продолжал терзать мой виртуальный комп. Наконец остановился: то ли надоело, то ли сделал все, что хотел. Тут он разразился целой речью на тему, как должно быть благодарно быдло за то, что аристократия позволяет ему существовать. Я стоял и молчал.
        - А чтобы лучше дошло, я налагаю на тебя проклятие. Каждое утро ты будешь вскакивать и, прокричав все эти истины, возносить мне хвалу.
        Так вот что за маразм он накрутил в моем виртуальном компе!..
        Привели Ренгаса. Старик меня опознал и увел в свою каморку. Не знаю, стоил ли поход моих нервов, но информация у Ренгаса интересная. Оказывается, эти дурацкие обручи правды устроены таким образом, что их нельзя заряжать. Кончилась батарейка
        - отправляй в особый монастырь на перезарядку. Почему так происходит, он не знает, официальная версия - «для недопущения искажения плетения». А я догадываюсь об истинных причинах. Небось этот монастырь бабло лопатой гребет. Но не суть, главное, что глава городской службы безопасности, которому, в частности, подчиняется стража, последними следственными действиями растратил весь двухгодичный запас, содержащийся в этой бижутерии. И объявившиеся «радетели Тьмы» были для него просто подарком.
        - Но вместо запрошенных обручей прислали особый отряд - тех самых недоумков с пушками, которые тебя задержали. - Ренгас отхлебнул из кружки и усмехнулся. - Там, - неопределенный жест куда-то наверх, - посмотрели записи и решили, наверное, что темные здесь толпами ходят.
        - А как они их искать собираются? - Мне было искренне интересно.
        - А никак. Молодой глава первым делом нашего старика отстранил, не хотел награду ни с кем делить. Подвинул, значит, он нашего, а тому только этого и надо. Уехал в столицу да там больным сказался. А перед отъездом все дела пришлому сдал. Тому, ясно, деваться некуда: сам отстранил. Да и не понимал он, какая здесь задница. - Ренгас довольно усмехнулся и долил себе вина из кувшинчика. - Старый еще мог что-нибудь найти, а молодой уже успел со всеми поссориться. Даже Постаруса чем-то оскорбил. - Он покачал головой. - Умеет мальчик наживать врагов.
        - А почему здесь задница? - Я тоже немного плеснул себе вина, разбавив водой из другого кувшина.
        - Ну ты же не знаешь, - махнул он рукой, - тут все сплелось одно с другим. Контрабанда артефактов… по ней, кстати, предупреждение пришло. Соседи нам подлянку какую-то готовят… Ты там поосторожней. Смотри, кто у тебя за спиной, и с новыми людьми не связывайся. - Сделав в очередной раз предупреждение, Ренгас отхлебнул и продолжил: - Потом темные… ну это ты знаешь. И еще не главная, но самая сложная проблема - похитители силы.
        - А это еще кто такие? - Я вообще-то догадывался, но виду не подал.
        - А это вообще жуткие люди. Спящий милостью своей раздает силу храмам, а эти люди ее воруют. Мне о них известно мало, знаю только, что для такого воровства нужен амулет, который делают из живого человека. Страшные люди: делают человека амулетом, а он продолжает жить в мучениях. - Ренгас, глядя куда-то вдаль, погрозил пальцем. - Никогда не связывайся с такими. Они хуже последнего подонка. Даже воры их не признают своими. Если узнают, убивают сразу.
        Мы проговорили еще с полчаса, и я отправился восвояси.
        Вернувшись вечером на постоялый двор, застал необычную картину. Последствия глобальной драки. Путешествуя, я останавливался только в приличных заведениях, да и здесь за все время моего присутствия не было не то что драк, но даже намеков на них, а тут такое дело… Видать, народ сходит с ума от скуки гораздо сильнее, чем мне казалось.
        Поднявшись к себе, лег спать. Очень хотелось устроить гражданину начальнику серьезную гадость, но я героическим усилием воли подавил это желание.
        Когда на следующий день я, выспавшись, выполз к обеду, то узнал, что только в нашей и первой гильдии народ зажиточный и дуреет исключительно от нечего делать. Оказывается, в третьей гильдии, самой многочисленной, деньги у людей кончаются. Также напряги с деньгами начались у мелких торговцев. В центре собралась толпа, требующая снять военное, или какое там объявлено, положение. Глава города, не желая подставлять свой зад, резко ушел в отставку, свалив ответственность на начальника стражи. Молокосос, исполняющий обязанности начальника стражи, не придумал ничего умнее, кроме как издать распоряжение, обязывающее трактирщиков и хозяев постоялых дворов кормить людей в долг. Толпа удовлетворенно разошлась, а я в данный момент наблюдал результат переговоров. И я буду не я, если завтра не начнется настоящий бунт.
        В специально отведенном дальнем углу стоит стол, над ним объявление, мол, именно за этим столом, согласно распоряжению главы стражи, кормят в долг. Пока все чинно, но опытные искатели, хорошо знающие нашего хозяина, уже посмеиваются. Глянув на их ухмыляющиеся рожи, садиться за этот стол никто не хочет. Те гильдейские, которые на мели, уже имеют договоренность с хозяином, их долг сразу идет на гильдию, а среди постояльцев бедняков и дураков не находится. Но в какой-то момент заходят несколько левых мужиков, по-моему из третьей гильдии, и, видя стол, устремляются прямо к нему. А наш хозяин, оказывается, мстительный товарищ - берет расписки на официальных бланках, каждый бланк стоит десять манок. Итак, эти товарищи подписывают документ, потом прижимают палец к блямбе внизу бумаги, в результате написанное фиксируется специальной магической подписью.
        Теперь, даже если сжечь документ, у любого нотариуса или судьи из оставшейся металлической блямбы можно запросто посмотреть и его вид на момент подписания. Кроме вида блямба хранит ауры людей, подписавших документ. Не сомневаюсь, что условия «кредита», мягко говоря, не слишком приятные, и неустойка тоже, думаю, немаленькая. Кроме того, из разговоров, подслушанных во время моих путешествий, я знаю: при невыполнении условий договора, заключенного подобным образом, стража обязана разыскать виновную сторону. Особо напрягаться в поисках стражники, конечно, не будут, но наш хозяин и не думает ловить должников. Число поданных в розыск - косвенное свидетельство плохой работы администрации города. Такая мелкая пакость городскому главе и начальнику стражи. Или совсем не мелкая, если есть договоренность между большинством владельцев заведений общепита…
        Как только бумаги были подписаны, сразу принесли еду. Никаких заказов, что-то типа комплексного обеда в совковые времена. Хохот и хлопки руками по коленям: перед обалдевшими халявщиками ставят полные миски каши и кувшин с водой. Это в нашей забегаловке ребятам повезло, у нашего повара никогда ничего не подгорает, не пережаривается и не протухает. Представляю, что сейчас творится в других тошниловках. И главное, никакого пива, без которого местные обед просто не представляют. Халявщики пытаются возражать, но приказ однозначный - кормить в долг, о напитках речи нет. Под хохот зала кувшин с водой уносят.
        Посмеявшись вместе со всеми зрителями этого бесплатного шоу, поднялся к себе. Делать было нечего, и я от скуки дизассемблировал довесок, который должен был заставлять меня по утрам орать всякую дурь. Как оказалось, фрагмент, воспроизводящий слова путем управления мышцами, явно откуда-то стибрен. Дело в том, что он написан для другого языка, поэтому воспроизводимый текст хранится в другом стандарте, типа в другой кодировке. Похоже на то, как было у нас, когда имелись проблемы с русификацией: в некоторых чатах общались «руслингом», то есть русскую букву заменяли похожей по звучанию английской. Ничего нового я в
«говорящем» плетении не увидел. Кто занимался написанием программ,
«проговаривающих» текст, знает: пишем мы буквами, а говорим звуками, которым соответствуют комбинации букв. И дальше идет простая замена, разве что некоторые слова пишутся и произносятся по-разному, но это не проблема. Кусочки звуковых файлов в плетении не использовались. Здесь использовалась последовательность воздействий на мышцы, с помощью которых воспроизводилось слово. При желании я такое могу и сам сделать. Вот только тема не увлекала.
        А увлекся я идеей сделать «самоходное» плетение, то есть такое, которое могло бы само себя копировать. Идея в принципе бесполезная, но делать было нечего, эксперименты требовали минимум энергии, да и особенности сверхслабых плетений изучить тоже стоило. Как это часто бывает, когда делаешь что-либо без определенной цели, интересы в процессе понемногу меняются. Так, удачная попытка использовать самокопирование, которое прекрасно работало для неподвижных предметов и совершенно не работало при движении одного относительно другого, вызвала интерес к генераторам плетений, способных почти мгновенно внедрять законченные плетения во что угодно. Их изучение подвигло на эксперименты с «матрешками», когда одно плетение создается другим, которое создается третьим и так далее.
        Потом я увлекся идеей фракталов и едва не устроил армагедец местного значения, создав плетение-фрактал, способное самостоятельно собирать и накапливать энергию, которое с жуткой скоростью начало разрастаться на поверхности стола. Хорошо успел среагировать на плетение, наращивающее активность, и рывком втянул в себя всю окружающую силу. В результате накрылся магический светильник. Спер в коридоре аналогичный, по которому восстановил свой. По ходу дела чуть оптимизировал: незачем тратить энергию на свечение в инфракрасном излучении и ультрафиолете. Лег спать уже под утро…
        Встал, что уже стало привычкой, когда солнце было в зените. Оказалось, проспал все основные события этого дня.
        Вчера кто-то додумался пустить слух, что пиво страждущим будет выдаваться по утрам на центральной городской площади. Для большинства парней из нашей гильдии бредовость слуха была очевидна, но сбрендивший от безделья народ все равно пошел посмотреть потеху. По рассказам очевидцев, собралась толпа примерно из двухсот человек. Сначала мирно ждали начала раздачи, потом стали волноваться, появились лидеры, начавшие митинговать. Городская стража попыталась вытеснить народ с площади, но, поскольку половина стражников была хорошо знакома с половиной митингующих, особых эксцессов не наблюдалось.
        Не вмешайся приезжий молокосос, все бы закончилось небольшой потасовкой. Но господин, временно исполняющий обязанности, решил поставить чернь на место. Он построил своих стрелков и приказал страже расступиться. Митингующие бросились в образовавшийся прорыв, но как вкопанные встали под дулами наведенных на них ружей. Отдай глава стражи приказ всем разойтись, беспорядки на этом и закончились бы. Группа искателей, возжелавших халявного пива, - это отнюдь не толпа голодной черни, способной броситься на кого угодно.
        Но господин начальник, глядя на замерших в шоке людей, отдал команду «огонь», громко прозвучавшую в тишине. Он не учел, что на площади находились, в том числе, искатели со стажем, у которых про запас припасено всякое. Оружие солдат не сработало, а через секунду часть из них была сметена ударившими из толпы «плетями демона» и «кулаками силы». Разумеется, личная защита воинов выдержала, но ударами многие были сбиты с ног. Не ожидая, когда противник оклемается, наиболее опытные искатели бросились на солдат… К обеду все было кончено. Два десятка трупов и множество раненых в городской больнице. Стражники, не горящие симпатией к приезжим, вмешались лишь в самом конце драки.
        Слушая новости, пересказываемые за соседними столами, я подкрепился вкусно поджаренной отбивной с гарниром из овощей. Среди нашей гильдии потери были небольшие, на это развлечение пошли только самые отмороженные. Интересно, кому понадобился этот бардак? В то, что он возник сам по себе, я не верил. Хотя какое мне до этого дело? Может, руками искателей кто-то желает поставить на место зарвавшегося мажора?
        Допив свое пиво, отправился обратно в номер. Ребята развлекаются как умеют, я тоже займусь своими развлечениями. Вернулся к «матрешкам», на сей раз снабдив конструкцию аккумулятором и сборщиком энергии. Теперь запихать друг в друга больше двух генераторов с приемлемой сложностью и энергоемкостью конечного плетения не получалось. Но зато обнаружился побочный эффект: формирователь плетений начинал штамповать плетения в бесконечном цикле, с периодом, равным времени заряда аккумулятора. Естественно, фокус получается, только если приток силы превышает ее отток на рассеивание, а это зависит от материала, в котором размещено плетение. Реально действующий вариант я сделал только для камня.
        Потом возникла идея плетения, перемещающегося на одежде и несущего в себе некую закладку, которая внедряется в окружающие предметы при подходящих условиях. Попробовал, но плюнул: слишком уж много энергии кушало плетение распознавания материалов. Потом идея с подзаряжающимся накопителем трансформировалась в скрытую видеокамеру с обменом по радиоканалу. Наловчившись за время экспериментов, я создал видеокамеру со столь малым количеством магии, что сам не смог разглядеть ее обычным магическим зрением. Она просто сливалась с магическим фоном предмета, в который была внедрена. К сожалению, объем утечки энергии позволял использовать ее только в каменных или металлических предметах. Даже кость вызывала слишком большую утечку. Радиус действия камеры был очень мал, но эту проблему решал несложный ретранслятор - главное, хорошо его замаскировать.
        Весело потрескивали дрова в камине, являвшемся единственным источником света в небольшой уютной комнате. В приятной полутьме, удобно откинувшись в креслах, беседовали двое. Один - в черном плаще из дорогой, с отливом, материи, второй - закутанный, несмотря на тепло, в плотную королевскую мантию. Небольшой столик между кресел плотно уставлен яствами и напитками. Случайному зрителю трудно было бы поверить, что эта задрапированная гобеленами комната, на стенах которой тени играли в догонялки, находится почти на сотню метров под землей и единственный способ в нее попасть - телепортация.
        - В результате странной поломки гибнет некто Кейран. - Мужчина в плаще отхлебнул из своего бокала и махнул рукой: - Ты его вряд ли знаешь, так, мелкая посредственность с амбициями. Сам он не особо важен. Важно то, что «Созидатель гармонии» был сломан очень интересным образом. Произошла передача способностей от принимающего к дарующему.
        - Помню я это дело, там кто-то сломал иглу с ядом.
        - Не все так просто. - Обладатель черного плаща подмигнул собеседнику. - Жрецы, пытаясь починить машину, столкнулись с изменениями в ее конструкции. Кто-то поменял в настройках часы и минуты. Зачем - неясно. Но вместо нескольких минут машина работала несколько часов.
        - Если ты помнишь, когда-то раньше, сразу после катастрофы, на этих машинах усиливали магов как-то по-другому, без жертв, тогда они и правда работали часами.
        - Да, тогда мы многое потеряли, Апкари был человеком решительным… Да и казалось, что все можно узнать из книг. Спящий нас переиграл.
        - Кто знал, что он контролирует разрушитель органики? Апкари пожертвовал жизнью, чтобы отключить его. - Усмехнувшись, мужчина в мантии приподнял кубок: - Вечная ему память.
        - Да, это было так любезно с его стороны - отправиться на спутник лично. - Плащ затрясся от негромкого смеха. - Ну ладно, оставим воспоминания. Я пригласил тебя не для этого. Изменения в машине - мелочь, но таких мелочей набирается слишком много.
        - А что еще? - Человек в королевской мантии заинтересовался.
        - Помнишь того засранца, который после пьянки разучился магичить?
        - Честно говоря, хорошо помню саму историю: надрался, обделался и в таком виде телепортировался прямо в школу. Такое не скоро забудешь. - Мужчина поставил бокал на столик и поплотнее закутался в мантию. - Но совершенно не помню, кто это. Вроде сын кого-то из придворных первого круга.
        - Неважно. Я его проверил. Искажена суть посвящения. Искажена умышленно и очень тонко. Кто-то, кто знает очень много, довольно зло над ним подшутил. - Человек в плаще поставил бокал на стол и долил вина из одного из графинов. - Мои жрецы перетрясли всех в этом клоповнике, но слишком поздно, никто ничего не помнит. - Глоток вина. - Теперь события в Некварке.
        - Мелкий бунт, даже не бунт, а волнения, вызванные бездарностью одного молодого оболтуса. - Мужчина в мантии поежился, словно ему был неприятен разговор.
        - Бунт - это мелочь. Но есть там нечто за гранью понимания. Как Цимарус-младший без прохождения посвящения мог получить в свое распоряжение неизвестное проклятие, которое к тому же помимо своей воли он навешивает на все подряд?
        - А что за проклятие? - Мужчина в мантии выглядел заинтересованным.
        - Как действует, неясно. Портит плетение в любом огненном арбалете, оказавшемся рядом. С виду плетение остается целым, но арбалет не стреляет.
        - Возможно, здесь другая причина. В городе обнаружены признаки того, что какой-то темный маг пытался самостоятельно пройти инициацию.
        - Посвящение? В городе? Нет. Скорее проверка темного алтаря в момент совершения сделки купли-продажи. Срыв произошел от нехватки силы. Если у кого-то хватило ума добыть темный алтарь, как ты думаешь, он запасется нужным количеством силы? И где, по-твоему, он будет с ней экспериментировать?
        - Думаешь, случайность?
        - Скорее всего. Если бы наш неизвестный маг купил алтарь, он бы покинул город до приезда Цимаруса.
        - А что о нем известно? Как он выглядит?
        - Сложно сказать. Хоть я и архимаг этого королевства, но не всеведущ. Удалось выяснить, что Кейран похитил одного мальчишку и, оставив его на месте дарующего в
«Созидателе гармонии», вернулся замести следы. Жрец, который вел расследование, полагает, что некто проник через подземный ход и изменил артефакт таким образом, что поверхность стола не исчезала после отключения артефакта. Мои жрецы немало помучились, отдирая труп Кейрана… В общем, тот вернулся домой, занял место получающего, активировал артефакт. Поверхность стола прижала его, и в этот момент неизвестный снова вышел из подземного хода, или где он там прятался, спокойно перестроил артефакт и занял место мальчишки. Возможно, именно тогда он и сломал иглу.
        - Думаешь, мальчишкой пожертвовали?
        - А ты бы как поступил, Альдален? - Архимаг впервые за время разговора обратился к королю по имени. - Так что мы ищем умного и осторожного мага, хорошо знающего древние артефакты. Рано или поздно он обязан засветиться в одном из тех мест, где их добывают. Поэтому я и выделил этот случай в Некварке.
        Провозившись до утра со своими экспериментами, я выполз в обеденный зал, чтобы перед сном чего-нибудь пожевать. Большинство из тех, кто проживал в «Удаче», были уже на ногах. Зал гудел, народ обсуждал последние новости. Оказывается, ночью кто-то добрый добрался до амулета высшей связи и сообщил в столицу, что в городе восстание. Немедленно через телепорты в город были присланы войска. Никто не знал, что случилось в мэрии, единственное, что было известно: командир особого отряда стрелков, доведший город до беспорядков, арестован по подозрению в измене королю. Кроме того, кто-то якобы своими ушами слышал, что завтра откроют заход. Народ уже начал праздновать это событие. Если так пойдет и дальше, не будет иметь никакого значения, откроют завтра заход или нет: все равно никто не будет в состоянии им воспользоваться.
        Пожав плечами, я перекусил и отправился к себе. Спать не хотелось, но основы математики древних вырубили меня не хуже снотворного.
        Вскочив рано утром, я в гордом одиночестве спустился под землю. Видео, прокрученное мной для моих неизвестных благодетелей, не вызвало никакой реакции. Созданная мной самодельная сеть из пары камер и видеомонитора работала отлично, самодельный хаб нареканий не вызывал, так что я, захватив несколько клонированных камер, вернулся в город. Сейчас, когда в группах искателей есть потери, должен начаться процесс их переформирования. И мне лучше быть наверху.
        Глава 5
        Постепенно жизнь нормализовалась. Руководство города вернулось к выполнению своих обязанностей. Правда, спускающихся под землю, как и всех, кто покидал город, проверяли каким-то сканером, но это никого не волновало. Задержанные бунтовщики отделались штрафом, такая снисходительность здорово поразила местное население, которое почему-то отнесло это на счет вернувшегося начальника стражи. Дело банды, по которому было задержано довольно много искателей, благополучно развалилось. Главари скрылись, а допрос остальных, даже под венцом правды, разумеется, ничего не дал. Мелочь в такие дела не посвящают. Нет, нескольких искателей удалось вывести на чистую воду, но это несравнимо с числом первоначально задержанных. Говорили, что закончились венцы правды, а дело в верхах было признано бесперспективным.
        Как я и предполагал, в связи с арестами и травмами опытных искателей начались переходы из ватаги в ватагу. Какие-то группы распадались, какие-то создавались с нуля. Для молодых открывались вакансии в ватагах, ходящих в дальние заходы, и я искал возможность устроиться. Я не гнался за трофеями, мне хотелось побывать на нижних уровнях в компании опытных людей, способных предупредить о неизвестных мне опасностях, о которых ходила масса легенд. Да и проходы вглубь, скажем так, не афишировались.
        Наконец был объявлен день набора, когда новички могли заявить о желании вступить в какую-либо постоянную или разовую группу. Процесс подбора команд напоминал таковой в компьютерной игре. Разве что происходил не на площади или в общем чате, а в специально отведенном углу обеденного зала, где были расставлены столы, за которыми сидели лидеры ватаг. Столы были расставлены не просто так, а по определенным правилам, и за использование стола взималась отдельная плата. На мой взгляд, глупость, все равно серьезные вопросы перехода из ватаги в ватагу решаются не здесь. Но похоже, местный народ просто помешан на традициях и атрибутике.
        А последней тут хватало. Цвет скатерти означает условия работы. Ряд, в котором стоит стол, - условия оплаты. Местоположение в ряду означает цену, которую заплатили наниматели за аренду стола, то есть положение ватаги в неофициальной
«табели о рангах», и указывает на серьезность их намерений. Градация очень условная, но все же позволяет как-то сориентироваться. А возможно, это просто бесплатное шоу для опытных искателей: активности в их рядах я не заметил, однако расселись они так, чтобы хорошо видеть «приемную комиссию».
        Мимо первых двух столов прохожу не задерживаясь. Красная скатерть, серьезные люди - такие, как я, их не интересуют. Работа опасная, постоянный контракт - это справа, постоянное членство - слева. В принципе между правым и левым рядом не было четкой разницы, главное отличие - способ оплаты работы. Слева сидели главы команд, искавшие новых полноправных членов, получавших долю добычи, а справа - нанимавшие людей для определенной работы за фиксированную оплату. Второй ряд, справа - белая скатерть, слева - красная с черными полосками. Цвет полосок неважен, важен факт, что скатерть не чисто одного цвета. Опасная работа, разовый контракт. Хочу обратиться, но мне сразу сказали:
        - Проходи, не интересуешь.
        На правый стол не обращаю внимания, это из третьей гильдии пастухов для своих овец набирают. Довести до места, проконтролировать, чтобы никто не потерялся… Мы друг другу взаимно неинтересны. Следующий ряд, слева - зеленая в горошек, справа - красная в полоску. Спрашиваю мужика, сидящего за столом слева:
        - Куда и на сколько? - Вопрос практически ритуальный.
        Командир прищурился. Вроде смотрит с симпатией, но отказывает:
        - Не подходишь. Молод еще.
        Спрашиваю справа - ответ аналогичный. Вот и последний ряд. Тех, кто слева, я знаю, это к ним прибился Лерк. Справа - синяя скатерть в полоску. Опасность не предвидится, но некоторый риск есть.
        - Куда и на сколько?
        - Мертвый город, восемь дней, - ответил тот, кто был одет получше. - Нужны носильщики. Шмотье твое, еда наша.
        - Какая доля? - Сажусь за стол. Напротив меня двое: одному лет тридцать, второму явно за сорок.
        - Что умеешь? - спросил молодой.
        - Немного вижу плетения, - это ценилось, - но сами ловушки не знаю, лазил только по окрестностям. Вроде все.
        - Негусто, но пойдет, - ответил первый. Задумался, пожевав губами. - Две третьих доли устроит? Найти рассчитываем много.
        - Устроит, - ответил я.
        - Тогда как звать?
        - Резус Фактор.
        - Я Надер, это, - он кивнул на второго, - Шонак. Завтра на рассвете встречаемся здесь.
        Когда я проходил мимо первого ряда, мне навстречу попался Лерк с фингалом под глазом. Интересно, кто его так?
        А с утра, когда я спустился в обеденный зал, меня поджидал сюрприз в виде Лерка, который, оказывается, тоже вошел в нашу ватагу. Не скажу, что я расстроился, но и для радости повода не было. Кроме Лерка к нам присоединились Маркал и Галан из постоянного состава. Фактически новичками в ватаге были мы с моим бывшим партнером. Без особых разговоров загрузили в мешки запас консервов и двинулись. Пока спускались под землю в трясущемся и брякающем лифте, Надер прочитал нам с Лерком краткую лекцию, заканчивающуюся словами:
        - Ваши разногласия - это только ваши проблемы. Если сцепитесь, пришибу обоих. Если кто-нибудь из вас внезапно умрет, даже от простуды, - вернемся, оплачу штраф, но под венцом отвечать заставлю.
        По подземельям шли ходко. Мигом проскочили известные мне места. Я и не знал, насколько полезен люк, по которому я проходил несколько раз. Мы довольно далеко углубились в незнакомые территории, когда я, идущий первым, наткнулся на магическую непонятку.
        - Стой! - Я поднял руку.
        Присел, внимательно осматривая линию, пересекающую коридор. Слабенькая, почти невидимая, слишком тонкая даже для сигналки. Изучение документации и собственные эксперименты со сверхслабыми плетениями обогатили меня и мою паранойю массой знаний о возможном применении таких плетений. Поэтому не только это, а вообще любое плетение, работу которого я не разобрал на составляющие, казалось мне подозрительным. Скорее всего, это просто случайная линия, соединяющая куски древнего оборудования, разбитого и раскиданного нашими предшественниками, но, пока я в этом не убедился, все равно буду считать ее спящей боевой нитью с элементами объемного детектирования. Слишком правильно идет, четко параллельно полу.
        Я задействовал всю освоенную мной часть аналитики магокомпьютера. Есть. Я по привычке закрыл глаза и на внутреннем экране увидел трехмерную модель. Так… Странности проявились с ходу. Внешний слой - оболочка, снижающая потери естественного рассеивания, характерная для датчиков и слабых информационных линий. Вторым слоем - стягивающая оболочка, характерная для очень мощных силовых линий. И полное отсутствие логических модулей. Мой опыт говорил о том, что это бессмысленное сочетание. Более-менее сильный поток, для которого имеет значение стягивающая оболочка, хоть немного, но раздует линию и сразу уничтожит защиту от рассеивания. То есть плетение - одноразовое. Одноразовость характерна для мощных ловушек, но, судя по разгрому, здесь явно побывали наши предшественники. Если это ловушка, они должны были ее разрядить хотя бы на себя или пометить. Чем дольше я думал, тем сильнее мне это все не нравилось.
        - Резус, что там? - Находившиеся сзади члены нашего маленького отряда начали терять терпение.
        - Не знаю… Непонятное… - ответил я, задумчиво растягивая слова. - Странное плетение поперек прохода.
        - Да ладно тебе, тут до нас толпа прошла! - Надер, наш старший, тоже начал проявлять нетерпение.
        - Да? Ты здесь ходил? - заинтересовался я.
        - Нет, но на карте отмечено… - несколько сдался он.
        - Продай карту, купи очки, - ответил я цитатой из местного анекдота и усмехнулся. Историй о том, как на левых картах попадались даже матерые искатели, ходило множество. - Ты это видишь? - Я указал на плетение.
        Надер недовольно поморщился, достал лекарские очки и нацепил на нос. В отличие от меня практически никто из охотников за артефактами не обладал магическим зрением. Для поиска ловушек пользовались дорогими и быстро разряжающимися лекарскими очками.
        - Не вижу ничего.
        - Две ладони от пола. Линия силы. Очень тонкая. - Я провел рукой в пяти сантиметрах от линии.
        - А… Да ерунда это, из какой-нибудь фигни развернулась. Смотри, тут вокруг все вытоптано. Была бы опасность, отметили бы на карте… Двигай, парень, не тормози, нам еще топать и топать.
        Он двинулся ко мне и, остановившись в паре шагов от линии, хлопнул по спине Лерка:
        - Давай-давай, до привала еще далеко.
        Лерк двинулся к невидимой для него нити, а я, резко поднявшись, демонстративно перешагнул невидимую линию. Лерк повторил мое движение. Не знаю, возможно, мне показалось, но на лице Надера промелькнуло сомнение.
        Пройдя пару шагов, я через дверной проем заглянул в комнату, на полу которой были разбросаны фрагменты разбитых панелей и прочий мусор. Из участка стены, где должна была выходить эта линия, если продолжить ее через стену, ничего не выходило. По-хорошему, надо было разобраться с этим феноменом, но Надер скомандовал двигаться дальше.
        Мы еще несколько раз встречали подобные странные плетения. Каждый раз я указывал на них, и все члены отряда аккуратно перешагивали подозрительную линию. Кроме того, после третьей я на подобранном куске каменной панели сделал отметку высоты линии и сравнивал со всеми последующими. У всех высота была одинакова, этот факт наводил на нехорошие размышления. Но мы шли быстро, и осмотр пути поглощал все внимание.
        Наконец остановились посередине подземного цеха. Наш предводитель достал амулет большого светляка. Вскоре к потолку поднялся ярко горящий шар размером с футбольный мяч и неплохо осветил отнюдь не маленький цех. Мы с Лерком отправились исследовать помещение и осматривать разбитое оборудование. Он - в надежде найти пропущенный нашими предшественниками аккумулятор энергии, я - пытаясь оценить уровень производства цивилизации древних. Мертвые, с полностью развеявшимися плетениями, но механически неплохо сохранившиеся роботы-манипуляторы и практически полностью разбитые шкафы, в которых, очевидно, располагались основные блоки управления. Интересно, зачем их сломали? Неужели только ради аккумуляторов, использовавшихся для поддержания целостности сверхсложных плетений при отключении энергии? Ну что ж, разбив микроскоп, из корпуса в принципе можно сделать наконечник для копья…
        Судя по оборудованию, древние обгоняли мою родную цивилизацию лет на двести - триста. Они полностью заменили электронику магией. Кроме чисто теоретических знаний, мне попалась выключенная силовая линия. Она была наполнена энергией точно по стандарту, описывающему нормы консервации оборудования. И это через несколько тысяч лет. Нет, тут явно не обошлось без подключения к действующей части магической сети. Конечно, не исключено наличие аккумулятора большой емкости, но и это будет неплохо.
        Я решил не делиться со спутниками своими предположениями. Мы в пути меньше суток, а их поведение мне уже не нравилось. Особенно не нравились попытки Надера отправить впереди меня и Лерка. Ну меня-то понятно - я вижу линии силы и могу обнаружить большинство магических ловушек. Но Лерк - совершенно неопытный, он обнаружит ловушку, только попав в нее. Хотя мне на него плевать, но если бывшего напарника чем-нибудь прихлопнет, придется тащить его груз. Вообще непонятно, для чего нас взяли. Надер, когда договаривались о разделе добычи, сказал, что мы ему нужны в основном как носильщики, но тогда зачем он неявно подталкивает нас во главу отряда? Приучает идти первыми, чтобы потом разрядить ловушку кем-нибудь из нас?
        - Резус, Лерк, жрать идите!
        Ого, увлекшись, я едва не пропустил ужин.
        Мы поели и стали устраиваться на ночь. И опять странность: в очередь дежурства нас с Лерком не поставили. Мы раскатали свои спальники и улеглись спать. Сон не шел, я лежал и обдумывал ситуацию. И чем дольше думал, тем меньше она мне нравилась. Отказываться от похода и уходить из отряда поздно, но обезопасить себя стоит. Я не торопясь рылся в базе данных, в разделе защитных плетений, подыскивая нечто, что дает надежную защиту и в то же время действует скрытно от посторонних. Незаметных или малозаметных плетений, защищающих от магического воздействия, было много, а вот еще и обеспечивающих физическую защиту - всего несколько.
        В конечном итоге я выбрал плетение под названием «вторая кожа». Его недостаток
        - запуск и постоянная работа сложнейшего программного модуля - компенсировался крайней незаметностью. Этот сложнейший модуль не просто многократно увеличивал прочность омертвевшего слоя кожи, он постоянно анализировал нервные импульсы, управлявшие мышцами, и корректировал плетение в зависимости от движений тела. Все это удовольствие довольно активно кушало мой магический резерв, но, если не пользоваться боевыми плетениями, на неделю должно хватить.
        Второе плетение, идущее в комплекте с первым, защищало от ускорения. Активизируясь, оно делало меня единым с планетой. Какое-то хитрое взаимодействие с гравитационным полем, в результате которого происходил процесс замедления движения моей тушки. Миллиметр в тысячу лет - вот максимальная скорость при применении этого плетения. Активизировалось оно автоматически, если что-то внешнее пыталось придать мне излишнее ускорение. Без него сильный удар, например в челюсть, благодаря защите не вызывал переломов, даже синяков, но вызванное им ускорение
«взбалтывало» мозги, так что при достаточно резком ударе получить сотрясение было вполне реально. К тому же с этим довеском никакой удар не собьет меня с ног. Настроив защиту, я уснул успокоенный.
        Поднявшись и позавтракав, мы продолжили движение, все дальше углубляясь в подземный город. На более низкие уровни иногда проникали через парадные спуски с широкими лестницами, но чаще - через какие-то служебные колодцы. Бывало, мы проходили помещения, освещенные древними светильниками, но гораздо чаще наш путь освещался только светляками, висевшими у каждого над головой. Начали встречаться странные круги, образованные несложным, довольно однообразным плетением.
        Посмотрев на них в свои очки, Надер определил, что это ловушки-давилки. Примеров срабатывания мне видеть не довелось, но нам как новичкам объяснили: срабатывала эта дрянь исключительно на живое существо с приличной массой. Принцип действия неизвестен, не то гравитация резко повышалась, не то сверху ударял
«воздушный кулак», но результат был один - расплющенный искатель. К счастью, ловушки были хорошо видны, и мы легко их обходили. Жаль, не было времени на изучение их структуры. Гораздо большей пакостью оказались летающие огоньки. Эти не сидели на месте, а бессмысленно носились, вспыхивая большим огненным шаром в момент контакта с человеческой аурой. Их разряжали Маркал и Галан, кидая камешки, которые они, как выяснилось, длительное время носили с собой в специальном мешке. От долгого контакта с аурой камни несли на себе ее след, которого хватало для срабатывания ловушки. Хорошо хоть эти огоньки светились в видимом спектре и были заметны издалека, так что никто не попался.
        Наконец мы добрались до жилых кварталов, вызвавших у меня стойкую ассоциацию с семейной общагой. Все надели лекарские очки и разбрелись. Дверей, как и мебели, давно уже не было, но в домах в толстом слое черной пыли иногда попадались амулеты, кольца, монеты, различные металлические предметы, в том числе и драгоценности. Тут тоже встречались бессистемно разбросанные давилки. В одной из комнат меня заинтересовало странное плетение в стене. Приглядевшись, понял, что это плетение управляет скрытым сейфом. Спешить мне было некуда. Драгоценности, ради которых пришли сюда мои спутники, мне были малоинтересны, и я занялся сейфом.
        Просмотрев дизасмы логики, понял, что ключом является некий артефакт, обменивавшийся данными с сейфом. Накручено было здорово. Специальное плетение генерировало некую случайную последовательность, которую отправляло ключу, преобразовав еще раз в качестве эталона приемной части плетения. Ключ, по-видимому, должен был определенным образом преобразовать переданную комбинацию и возвращать результат исходному плетению. То сравнивало с эталоном и в случае совпадения отдавало команду открыть сейф. Казавшаяся очевидной идея самому отдать команду на открытие сейфа не прокатывала: все плетение было прикрыто специальной защитой, препятствовавшей как вмешательству, так и детальному анализу плетений. Покопавшись полтора часа, я плюнул на все и решил действовать грубой силой, то есть элементарно откачать магию.
        Аккуратно прицепив свое плетение к замку, я начал медленно высасывать силу. На всякий случай расположился на улице, вытянув туда свою «соломинку». Предосторожность оказалась совсем не лишней. Когда, по моим ощущениям, было почти все готово, раздался взрыв. Сейф с частью стены просто перестал существовать. Я плюнул, выругался и пошел в следующую квартиру, где на аналогичном месте обнаружился аналогичный сейф, который я решил игнорировать. Следующая квартира - и опять мое внимание привлекает прежде всего сейф. Блин! Как заноза. И все мысли крутятся вокруг этого сейфа, вернее, не самого сейфа, а его защиты. Но если с медленным выкачиванием энергии не получилось, может, получится с быстрым?
        Еще через две квартиры я сдался своему любопытству. Опять подключил
«магическую соломинку» к самой насыщенной линии, до которой мог добраться, вытащил другой конец на улицу и попробовал тянуть с максимальной скоростью. Моя линия тут же оборвалась. Так… Вторая попытка. На сей раз прямо на точке присоединения сварганил плетение-насос, загонявший силу в канал в принудительном порядке. Вышел, запустил. Результат: бабах - и дырка на месте сейфа. Похоже, откачивать энергию надо сразу со всех элементов плетения. Прошелся по базе: ничего готового, но есть из чего собрать. Придется стряпать новое плетение. Итак, первое - присоска, фрагмент плетения, цепляющийся к чужим плетениям. Второе - вампирчик, магический насосик, отсасывающий энергию из чужого плетения. Третье - элемент самонаведения, длинное плетение-трубочка, наклоняющееся в сторону с большей напряженностью магического поля. В середину трубки поместил простой энергетический канал. Попробовал сформировать такую штуку прямо с поверхности своей защиты… Присоска тут же прилипла к какому-то едва видимому плетению, проходившему в стене. Оторвать не удалось, пришлось развеять.
        Теперь надо решить проблему массового создания. Стоять в процессе рядом с сейфом что-то не хочется, как-то жалко себя любимого. Порылся в базе на предмет генераторов плетений, но придумал вариант получше. Плетения-фракталы, я этим уже занимался. Есть готовые схемы, позволяющие просто выбрать что-то из готовых вариантов, не мучаясь с собственной реализацией самокопирования. Избыток энергии позволял не пользоваться медленным копированием плетения, а создавать новое плетение из его информационного вида, заменяя копирование самого плетения копированием информации, необходимой для его создания. Вместе с присоской и вампирчиком расположил на концах трубочки плетение, выпускающее еще две такие трубочки.
        Подумал и чуть изменил логику. Пусть в нормальных условиях выпускает две трубочки, а в случае заполнения канала больше чем наполовину клепает новые трубки, сбрасывая тем самым энергию. Попробовал создать непосредственно. Хорошая у меня защита: выдержала обрушение части стены и потолка. Одна присоска мгновенно превратилась в жуткий, шевелящийся комок мелких щупалец, расползшихся по всей стене и вытянувших всю энергию из укрепляющих плетений. Хорошо, что из-за нехватки энергии это безобразие довольно быстро распалось. Интересно, почему мое творение не попробовало на зуб меня самого или по крайней мере мою защиту? Вновь углубился в базу. Оказалось, что для предотвращения подобных эксцессов в присоску вшит опознаватель «свой - чужой», так что направившиеся в мою сторону отростки просто не прицеплялись ко мне, а значит, не имели энергии для размножения. В этот раз повезло, но в будущем надо будет думать, прежде чем делать.
        Итак, первый релиз нового плетения, назовем его «пожиратель магии». Выбрасываем плетение с маленьким аккумулятором, выпускающее несколько наших трубочек в разные стороны и немного подпитывающее их. Как только начнется поступление энергии, переключаемся с подпитки на выкачивание. Аккумулятор без привязки к физическому носителю нестабилен и через несколько секунд (максимум - через минуту) распадается вместе с остальной частью плетения. Если плетению попадется энергонасыщенный объект, оно вначале разрастается, затем медленно (о медленности заботится специальный модуль) распадается. Легко составив плетение-генератор, я установил его в своем магокомпе. Теперь стоит мне пожелать - и я выдам ими целую очередь. Гм… очередь выдавать не стоило. Обрушилась часть потолка и стена на противоположной стороне улицы. Похоже, здесь все держится только за счет укрепляющих плетений.
        Провожу эксперимент. Ложусь на пол и пуляю плетением через дверной проем прямо в плетение, контролирующее сейф. Бабах! Падает потолок и, возможно, часть стен, из-за пыли ничего не видно. Наконец пыль улеглась. Моему взору предстала разгромленная комната с изуродованными потолком и стенами, а также выброшенный взрывом сейф. Система самоликвидации все же сработала, но энергии разрушить сейф уже не хватило. С легкостью открываю уже ничем не защищенный металлический ящик. Просто оттягиваю своим плетением язычок замка сквозь дверцу. Внутри обнаружилось: красивая шкатулка с драгоценностями, несколько черных пластиковых прямоугольников с надписями на древнем и нечто, ужасно похожее на пистолет. Рядом с пистолетом лежало нечто, похожее на запасные обоймы. Забрал все.
        Зашел в следующую квартиру. В ней взрывом сейф даже открыло. Добыча была отнюдь не такой богатой, но все равно весьма ценной. Я разломал еще пару сейфов. Основной улов составляли женские украшения с крупными камнями и куча пластиковых карточек. Карточки я тоже взял с собой, возможно, это ключи от банковских ячеек или что-то подобное. Впрочем, даже если это кредитки, все равно их стоит взять, чтобы на досуге разобраться в методике идентификации пользователя.
        Решив, что на сегодня драгметалла хватит, я отправился к точке сбора - тоннелю, через который мы вошли в подземный город. Там уже обустраивались на ночь мои спутники. На месте были все, кроме Лерка. Надер и его товарищи приперли откуда-то толстые каменные пластины с еще целыми, вполне функционирующими плетениями и тщательно упаковывали их.
        - Где нашли? - поинтересовался я.
        - Где нашли, там больше нет, - мрачно ответил Шонак.
        - Да ладно вам, все равно прибыль на всех делить будем. - Меня заинтересовало место, откуда они принесли эти штуковины. - Может, там еще что есть?
        - Да там, - Надер махнул рукой в сторону прохода, - долго объяснять, а идти еще дольше. В следующий раз покажу.
        - А почему в следующий раз? - не успокаивался я.
        - Да мы уже столько набрали, боюсь, не унести. - Он кивнул на уже упакованные мешки. - Кстати, вот твой груз. - Он передал мне тщательно замотанные в тряпку пластины.
        - Тяжелые, заразы. - Я скинул мешок и начал перекладывать содержимое, чтобы как можно удобнее расположить сверток.
        - Ничего, - усмехнулся Надер. - Они стоят дороже всего хлама вместе взятого, что ты насобирал в развалинах.
        - Не думаю. - Я вытащил пистолет. - Плюс еще побрякушки. - И я извлек мешочек с драгоценностями.
        - Где взял? - Надер буквально пожирал пистолет глазами. - Там еще есть?
        - Случайно наткнулся на разбитый сейф. В нем и нашел эту штуковину и шкатулку. - Нарушать обещание «все в общий котел» я не собирался, риск проверки слишком велик, поэтому и решил сдать найденное. Но и делиться информацией я не обещал.
        - Там точно ничего больше нет? - Надер едва удержался, чтобы не выхватить игрушку из моих рук.
        - Нету, нету. Неужели ты думаешь, я там не все облазил?
        - Ладно, завтра перед уходом на всякий случай сходим посмотрим.
        - Как скажешь. - Я наконец передал ему пистолет. - Но идти далеко, шмотки лучше с кем-нибудь здесь оставить.
        - Да-да, так и сделаем. - Надер отрешенно закивал, внимательно разглядывая пистолет.
        Вскоре вернулся Лерк.
        Позднее, после плотного ужина, когда я, лежа в спальнике, обдумывал события минувшего дня, в голову пришла интересная мысль. Украшения из драгметалла попадались довольно часто, а ведь, судя по планировке домов, я обследовал далеко не самый богатый квартал. Похоже, у этого народа золото и драгоценности были весьма распространены, а значит, стоили недорого. Все изделия - золотые и серебряные, с крупными камнями. А осмотрев их внимательнее, я на многих деталях обнаружил признаки штамповки. Штамповка из золота, украшенная крупными бриллиантами… Они что, открыли трансмутацию? Кстати о птичках, нет ли в базе чего-нибудь по этой теме?
        Материала оказалось много. Начиная от дико энергоемкого процесса прямого создания нужного вещества, заканчивая различными способами добычи и обогащения руды. Я давно подозревал, что эта база была не простым справочником мага-террориста, а квинтэссенцией знаний некоей цивилизации. Все данные были подготовлены специально для наиболее легкого воссоздания нужного технологического процесса.
        С камнями оказалось еще проще. Две очень похожие технологии. Первая - микротелепорты, управляемые сложнейшим магокомпьютером, просто собирали кристаллы из атомов вещества, телепортируя их в нужные места. И вторая - сложное плетение, в котором атомы расставлялись в кристаллическую структуру специальными сверхтонкими плетениями. Оба способа имели свои недостатки. Первый был крайне медленным (точнее, зависел от быстродействия магокомпьютера) и страшно фонил в магическом диапазоне, а второй требовал предварительного расплавления массы, из которой создается кристалл. В принципе воссоздать любой из них мне вполне по силам, даже не перенапрягая свои магические способности. Я начал прикидывать, как и, главное, где это реализовать, но меня отвлек Лерк. Он незаметно подошел, склонился почти к моему лицу и тихо сказал:
        - Это ты, Резус, подсунул ту магическую мину.
        Угу, наконец-то догадался.
        - Разве? - Я сделал удивленное лицо. - А по-моему, это как раз ты ее где-то достал.
        - Резус, меня за это избили. - На самом деле Лерк не знал, кто и за что его избил, но решил, что с таким аргументом его претензии будут звучать убедительнее. - Я еле выжил, месяц встать не мог.
        - Вор - профессия опасная. - Я равнодушно смотрел на бывшего партнера.
        - Не докажешь! - Он едва не перешел на крик, но сообразил, что неподалеку находятся чужие уши, и заткнулся. - Я просто на оценку носил. Так под венцом и скажу. Давай по-хорошему. Ты мне отдашь свою долю за этот заход, и мы в расчете. - Лерк мрачно смотрел на меня.
        - А может, лучше ты мне? «Глазик»-то свистнули благодаря открытому тобой окну. Я следы смотрел: раму ковыряли, высунувшись из этого же окна. - На самом деле я в следах не разбираюсь, на эту мысль меня навели действия следователя, осматривавшего окно. - Я ведь могу и подсказать судье, какие вопросы надо задавать…
        - Одно дело - мелкая кража, другое - магическая бомба. Если сдам тебя, кражу мне простят. - Лерк, поначалу испугавшийся моей спокойной реакции, даже повеселел. - Нет, Резус, наши крючки - из совсем разного металла. Мой - легко разогнется, а твой - за ребра подвесит.
        - Ценная мысль, надо ее хорошенько обдумать.
        - Ну думай, думай. Как выйдем - отдаешь свою долю мне, иначе иду к начальнику стражи. - Лерк поднялся. - Думай, мыслитель. - И, довольно улыбаясь, он отправился к своему спальнику.
        Я улегся поудобнее и последовал совету Крысеныша. Говорящая у него кличка. Отдать долю, конечно, можно, деньги не являются смыслом моей жизни, но он тут же начнет требовать еще, шантажисты всегда доят своих жертв «досуха». Заплатить, а потом этим шантажировать - тоже вариант, но почему-то не хочется возиться, да и не уверен я в способности Крысеныша молчать. Однако в подземелье прибить его не получится. Не знаю, выполнит ли Надер свою угрозу, но проверять не собираюсь. Значит, до раздела вынесенного буду водить этого убогого за нос, не соглашаясь и не отказываясь.
        А вот потом надо быстро и, главное, незаметно прикончить Крысеныша. Убивать, скорее всего, придется на глазах у толпы зрителей, значит, спецэффекты недопустимы. Я углубился в изучение различных способов умерщвления себе подобных. Наконец нашел подходящее плетение. Милая игрушка. Наводится на объект по ауре, позже, уже находясь в ауре, наводится на сердце, попав в которое, создает одну лишнюю обратную связь, увеличивая частоту сокращений сердца до двухсот в секунду, и к моменту смерти, как правило, уже рассеивается. Я подготовил в своем магокомпе плетение-генератор. Как только я отдам мысленный приказ, по направлению взгляда вылетит самонаводящаяся гадость, заранее настроенная на ауру Лерка.
        С утра, оставив Галана стеречь шмотье, мы убили пару часов, сбегав в ту часть города, где я накануне развлекался. Народ посмотрел на вскрытые сейфы, посмотрел на разрушения, ничего не понял, но немного прифигел. Вернувшись, мы на всякий случай еще раз поели, сделали тайник, куда сложили большую часть неиспользованного продовольствия, передохнули и двинулись к выходу.
        Возвращались тем же путем, каким проникли в подземелье. Специально для Лерка я сделал вид, будто нашел на полу золотой и «незаметно» его прихватизировал. Лерк, очевидно, проникся и начал забегать вперед меня.
        Ничего нового нам не повстречалось, разве что я обратил внимание на появление новых линий-ловушек. Но изучить их мне опять не дали: народ уже представлял, как будет тратить заработанное, и никаких задержек терпеть не желал. Но все же наш груз был достаточно велик, шли мы медленнее, и пришлось сделать дополнительную ночевку, завернув в огромный зал, украшенный красивой, но непонятной лепниной.
        В этом зале мы были далеко не первыми посетителями. Об этом свидетельствовал расчищенный от хлама круг в середине помещения. В нем мы и расположились, подняв, как обычно, большого светляка под потолок. С высоты примерно трех этажей он хорошо освещал помещение, и я рассмотрел лепнину. В основном - растительные мотивы, но встречались и изображения людей, демонстрировавшие схватки бойцов, вооруженных холодным оружием. Почему-то у меня сложилось впечатление, что автор никогда не видел подобных схваток вживую.
        Все пребывали в приподнятом настроении и перед сном разговорились. Галан рассказал нам, что территория до магической преграды, называемой огоньками, довольно хорошо исследована и обобрана, все интересное находится дальше. Но попасть туда можно только с помощью специальных магических камушков. Ну-ну, конечно, специальные чудо-камешки по специальной чудо-цене.
        Утром встали поздно, решив хорошенько выспаться. Все выглядели довольными, кроме Надера. Тот казался чем-то глубоко озабоченным, но искатели не придали этому значения. Приподнятое настроение сказалось на внимательности: Лерк, постоянно обгонявший меня, все-таки пересек одну из странных линий. Линия мгновенно налилась силой и так же мгновенно потухла, распадаясь. Других проявлений ее активности не было. Я сообщил о попадалове Лерка, но данный факт дружно проигнорировали. Надер был занят своими мыслями, а остальные сочли, что раз все обошлось, значит, не стоит и заморачиваться.
        Вторую ночевку устроили в уже известном цехе. Против привала, как ни странно, возражали постоянные члены отряда. Но из-за того, что продолжительность экспедиции сократилась, продуктов и воды было с избытком, поэтому потребности загонять себя не было. Спорить никто не стал, лишь Шонак как-то странно посмотрел на командира. Ужин не удался, вернее сказать, после ужина у нас с Лерком прихватило животы. Чтобы бегать было поближе, я устроился спать отдельно от всех, в проходе.
        Проснулся я от дикого вопля. Подпрыгнув, огляделся, непроизвольно активировав магическое зрение. Вокруг Лерка медленно угасал круг магической ловушки-давилки. Кроме Лерка, погиб Галан, голова которого случайно оказалась в радиусе поражения. - Что? Кто? Где? - Вскочившие искатели, выхватив колюще-режущий инвентарь, испуганно оглядывались по сторонам.
        - Ловушка прямо на Лерке. - Я тоже осмотрел окрестности, но ничего подозрительного не увидел. - Разве они могут образовываться сами?
        - Немедленно уходим! - Против ожидания, эту фразу произнес не Надер, а Шонак. - Сейчас они начнут плодиться!
        - Так, Маркал и Резус, возьмите шмотки погибших - и сваливаем. - Надер наконец-то пришел в себя.
        - Нет! - Резкий окрик Шонака остановил нас. - К Лерку никому не прикасаться. Примета плохая, - как-то невнятно объяснил он.
        - Я не собираюсь из-за каких-то примет бросать кучу бабок! - взвился Надер.
        И тут мой индикатор магического фона внезапно заверещал. Я подхватил рюкзак и бросился к выходу.
        - Желающие сдохнуть могут остаться, - бросил я через плечо.
        Уже добравшись до выхода, я оглянулся. За мной несся Шонак, прихвативший помимо своего еще и мешок Галана. Прямо за ним в воздухе начала образовываться какая-то магическая конструкция. Едва слышный хлопок, и между нами и остальными членами отряда лежит давилка.
        - Стойте! Давилка! - заорал я. - Очки!
        - Всем надеть очки! - подхватил Надер и сам первый выполнил свою команду. Увидев давилку, тут же изменился в лице: - Берем рюкзаки, и за мной. - Он начал аккуратно обходить ловушку, остальные двинулись за ним. На месте лагеря остались трупы Лерка и Галана и брошенные спальники.
        Отойдя от цеха подальше, мы расположились на отдых. Содержимое мешка Галана Надер распределил между мной и Шонаком. Все молчали, отходя от шока.
        - Шонак, а почему нельзя брать шмотье погибшего в давилке? - спросил я.
        - Почему же нельзя? Можно и даже нужно, мертвому-то оно ни к чему, - неторопливо ответил Шонак. - Ты спросишь, почему мы бросили рюкзак Лерка?
        - Ну да, ведь Галан, рюкзак которого ты схватил, погиб в той же давилке, - присоединился к разговору Маркал.
        - Это так сразу и не объяснить. Байка есть, старый собиратель рассказывал. Нашли они что-то ценное, а человек, который нес добычу, погиб точно так же: ночью, в давилке, появившейся ниоткуда. И как только погиб он, давилки стали появляться вокруг, вроде как на мертвом теле размножились. Они хвать мешок с ценностью - и ходу, а как остановились передохнуть, так повезло им. Человек, что мешок этот проклятый нес, скинул ношу и решил отлить сходить. А когда возвращался, ему что-то не понравилось, вроде как хлопок слышал. Он очки надел, смотрит, а возле мешка давилка пристроилась. Поругался он тогда с напарниками: те не захотели мешок бросать, вытащили его веревкой с крючком, а он плюнул и ушел. А из того отряда больше никто не выжил… Вспомнил я его рассказ, когда молодого раздавленным увидел.
        - А может, брехал твой человек? - вмешался в разговор Надер. - Прирезал по-тихому товарищей, а историю выдумал?
        - Может, и брехал. Вот только, если бы он что-то вынес, не стал бы за кружку пива в трактире истории рассказывать…
        Все замолчали.
        Минут через десять Надер дал команду, и Маркал, достав мини-печку, разогрел четыре банки еды. Поели без удовольствия. Я ломал голову над непонятным феноменом; о чем думали остальные, не знаю, но, судя по лицам, мысли были нерадостные. Еще через пять минут решили выступать. Мрачные, мы двинулись дальше.
        Все были на нервах. Двигались быстро, каждый час устраивая пятиминутные привалы, и, когда Надер предложил сделать большой привал, никто не удивился. Мы подошли к «обжитым» местам, поэтому не стали останавливаться на самом ходу. Спустившись по винтовой лестнице на пару уровней ниже, прошли несколько помещений и в каком-то тупичке начали устраиваться для отдыха. Тогда-то все и случилось.
        Сбросив рюкзак, я ковырялся в нем, ища большую бутыль с водой, чтобы наполнить свою флягу. И в этот момент услышал чей-то хрип. Я обернулся. Надер склонился над Маркалом, а его нож был воткнут искателю в горло.
        - Ты что, спятил?! - От неожиданности я растерялся и не смог сказать ничего более умного.
        Надер отбросил труп в сторону и бросил в меня нож. Я дернулся в сторону, нож пролетел мимо. Но и я, запнувшись за лямку рюкзака, упал на спину. Быстро перевернувшись, вскочил и наткнулся взглядом на найденный мною пистолет, дуло которого сейчас смотрело в мое лицо.
        - Надер, ты что?! - Признаться, я испугался, и мой голос дрожал совсем не наигранно.
        Надер медлил, тщательно целясь мне в лоб. И тут я заметил, как из дверного проема за спину Надеру проскользнул Шонак, сжимая в руке обнаженный клинок.
        - Можешь забрать все! На долю не претендую! - Я нес всякую чушь, главное было дать время Шонаку подобраться ближе. - Забирай, я понимаю, у тебя карта, ты нас туда провел, так что все это по праву твое… - Мой голос стал успокаивающе мягким. - А я буду молчать, я, собственно, и пошел с вами просто посмотреть, пообвыкнуться в подземельях… - Почему Шонак тянет? Он же так удобно стоит. - В подземельях я побывал. Я еще молод и успею себе заработать…
        И тут я понял. Шонак ждет, когда Надер меня убьет.
        Мой взгляд сфокусировался на Шонаке. По направлению взгляда Надер понял, что за спиной у него кто-то есть, и внезапно нырнул вперед, одновременно с этим стреляя в мою сторону. Он перекувырнулся, как заправский спецназовец, и с колена выстрелил в Шонака, голова которого разлетелась брызгами, повернулся и дважды выстрелил в меня. Первый выстрел - в тело, второй - в голову. Обе пули были остановлены защитой, энергии хватит еще максимум на одну. Надер замер, удивленно меня разглядывая. Вдруг глаза его помутнели, и он упал.
        Минуты две я недоуменно пялился на его труп. Потом осторожно подошел и легонечко пнул. Никакой реакции. Командир отряда искателей был мертв. Я вывернул свой пистолет у него из рук. Преодолевая брезгливость, обыскал тело и забрал себе два мешочка, один с деньгами, другой с драгоценностями, и, главное, две запасные обоймы к пистолету. Действуя как во сне, подошел к Шонаку, в руке которого был зажат нож, клинок обильно смазан какой-то зеленоватой пастой.
        …Амок Зеран, шпион короля Гурата, тщательно осматривал место происшествия. С момента гибели его агентов прошло около суток. Полчаса тому назад, не дождавшись условного сигнала, он вышел на место встречи, где обнаружил трупы агентов. Послав своего кабара по единственному довольно заметному следу ауры, он приступил к осмотру.
        То, что агенты, по-видимому, ухлопали друг друга, не сильно удивляло. По-настоящему надежен был только Мастер, у которого в столице осталась семья. Не зря схема транспортировки была задумана таким образом, чтобы артефакты видел только он. Это задание Мастер выполнял под видом командира отряда искателей. Хвост был случайно завербованным одиночкой, выделенным в последний момент в помощь Мастеру, потерявшему всех своих агентов.
        Убрать этих двоих в итоге должен был сам Амок. Шпион еще раз осмотрел место происшествия. Хм… Непохоже, что причиной всего стал конфликт между агентами. Судя по обстановке, Мастер убрал одного из нанятых людей. Хотел убрать второго, но Хвост зачем-то вмешался и попытался убить Мастера. Впрочем, если предположить, что Хвост заглянул в свой контейнер для переноски артефактов, все становится понятно. Дождаться, когда Мастер уберет мусор, а потом убрать Мастера было бы самым разумным. За доставку синтезатора ему бы простили многое. Скорее всего, простили бы и убийство своих товарищей, но Хвост не стал рисковать. Действительно зачем, если Мастер все сделает за него? Возможно, Хвосту вообще удалось бы скрыть свою причастность к тайной службе короля Гурата, убери он Мастера сразу после зачистки последнего искателя… Проверить эти предположения можно будет, когда кабар найдет выжившего искателя.
        Еще Амока Зерана заинтересовало оружие, с помощью которого был убит Хвост. Довольно редкий артефакт, стреляющий металлическими шариками. Второй кабар нашел слишком много шариков. Мастер проходил полную подготовку диверсантов, отлично стрелял и все же несколько раз промахнулся. Амок нагнулся, чтобы осмотреть труп Мастера, когда от кабара, посланного на поиски, пришло сообщение о захвате объекта. Он присел прямо на труп, который собирался осматривать, закрыл глаза и подключился к кабару, перехватив управление телом.
        Я возвращался за мешком Маркала, который оставил напоследок. Возле своей нычки я, как обычно, тщательно затер ауру. Сделал буквально два шага от того места, где всегда заканчивал свои манипуляции с аурой, и наткнулся на здорового мужика в камуфляже, схватившего меня за предплечье. Неподалеку проходила оживленная дорожка, натоптанная искателями третьей гильдии: она вела к месту заготовки стенных панелей, поэтому искатели встречались здесь не так уж редко. Вот только напали на меня впервые. По местным понятиям, даже за простое дерганье одежды незнакомого человека можно получить нож под ребро, а чтобы схватить кого-нибудь незнакомого… О таких отморозках я не слышал. И тем не менее в данный момент мужик ловко переместился мне за спину и обхватил меня за шею. Я вцепился обеими руками в его руку, пытаясь чуть-чуть ослабить захват. Бесполезно. Потом лягнул ногой ему в коленную чашечку, но мужик и на это никак не прореагировал. Правой рукой я вытащил из кармана пистолет, но, когда разворачивал руку для выстрела, получил тычок в локоть. Руку свело, и пистолет был легко выбит. Нападавший сжал мое горло,
перекрыв дыхание, и сказал странным шипящим голосом:
        - Дернешься - шею сломаю.
        Я замер, и нападавший слегка ослабил захват.
        - Ты кто? - спросил он.
        - Резус.
        - Где артефакты? - продолжил допрос бугай.
        - Какие артефакты?
        «Неужели бандиты?» - с ужасом подумал я.
        - Которые Надер и Шонак несли.
        Так… Еще не легче. Похоже, здесь этих двоих ждали и, не дождавшись, бросились искать.
        - Там. - Я махнул рукой в проход. И тут мой взгляд упал на локоть душившего меня мужика. Аура! Я скопировал параметры ауры в плетение, подготовленное для Лерка, и тут же выпустил его в видимую мне часть руки.
        - Ты что, оглох? - тряхнул меня этот баран. - Показывай, где спрятал.
        Мы двинулись в путь. Бугай накинул мне веревку на шею и удерживал ее концы таким образом, чтобы, если что, сразу меня придушить. Разумеется, в свою нычку я его не повел, просто шел, поворачивая в коридоры, где не было видно следов аур. Внезапно мужик захрипел, задергался и упал. Я, ждавший этого момента, схватился обеими руками за веревку, не давая себя прикончить.
        …Амок Зеран тер левую половину грудной клетки. Все же очень неприятно, когда у тебя разрывается сердце. Хорошо хоть успел оборвать связь до того, как оно действительно разорвалось. Вот главный недостаток глубокого слияния: любая боль кабара чувствуется хозяином как своя собственная. Но ничего не изменишь, только таким способом можно четко контролировать движения и, главное, речь. Интересно, чем это мальчишка приласкал кабара? «Не забыть выяснить, когда поймаю», - подумал Амок.
        В поимке оставшегося искателя он был уверен. Амок успел посадить на одежду объекта маячок и знал, что мальчишка допустил роковую ошибку: он бежит не к выходу, а в сторону подземного города. Второй кабар уже был отправлен в погоню, да и сам Амок Зеран имел хорошую подготовку, так что двух-трех часов работы маяка хватит на поимку гадкого мальчишки.
        Я бежал по пути, по которому мы с отрядом возвращались из города. Примерно здесь было одно из замеченных мной мест, где исправный силовой магопровод проходил не очень глубоко. Мысленно просматривая картинку с камеры, оставленной в подходящем месте, я определил, что меня преследуют двое. О том, что по крайней мере один из них маг, было нетрудно догадаться по гаснувшей магической линии, идущей в неизвестном направлении из головы убитого мной бугая. Явно какая-то локальная связь между членами группы…
        Вот оно, наконец-то.
        В паре метров под полом проходит толстая силовая линия. Плюхнувшись прямо на пол, я осторожно прицепился к линии и стал постепенно превращать свое левое подключение в полноценный силовой канал. Как только пропускная возможность канала стала более-менее подходящей, я не глядя удалил все ненужные в данный момент модули и создал еще один виртуальный комп, на который проинсталлировал модуль управления, в описании коего говорилось просто: «Превращает человека в эффективную боевую единицу». Развернувшись так, что в магическом зрении человек оказался в центре шестиметрового шара, образованного сверхсложным плетением, искусственный интеллект системы проанализировал мысли пользователя, определил текущую угрозу и приступил к ее устранению.
        …Амок Зеран все-таки успел заметить небольшое колебание магического фона, но не придал ему значения, а через секунду умер. Именно столько времени понадобилось искусственному интеллекту, чтобы проанализировать излучения магокомпьютера Зерана, построить его математическую модель, вычислить комбинацию и последовательность воздействий на органы чувств, магические датчики и точки ауры, не прикрытые защитой. Каждое отдельное воздействие не было способно не то что убить, его даже почувствовать было не так просто. Эти воздействия не предназначены для преодоления сложной системы личной защиты мага. Просто их сочетание вывело магокомпьютер в режим, кардинально нарушивший работу мозга.
        Биоробот, созданный из человека и управлявшийся первым уничтоженным объектом, был ликвидирован более простым способом. Анализ показал наличие системы самоликвидации, которая и была активирована ложной командой. После этого система, не получившая при запуске указаний, по какому признаку отключаться, перешла в режим ожидания связи с другими системами.
        Я едва не сошел с ума, поняв, что запущенный мной модуль не желает отключаться. Создав временный магокомпьютер, многократно превосходящий мой, искусственный интеллект непонятным способом блокировал работу основного и переключил на себя все функции управления организмом. Надо сказать, с моим нежным организмом он обошелся весьма бережно, и по прошествии нескольких часов сидения в не особо удобной позе не ощущалось никаких последствий неподвижности. Хорошо, что я не закончил формирование нормального магопровода: через несколько часов моя поделка потекла и распалась. Искин по этому поводу ничего предпринять не пытался, просто свернул все созданные им плетения и отключился. Немного поломав голову над непонятным поведением искусственного интеллекта, я зарекся ставить на себе подобные эксперименты.
        Обыскав мага и его компаньона, которого искин обозвал биороботом, я обнаружил три мешочка с деньгами, отдельно золотые, серебряные и деревянные, коллекцию кусочков камня и металла с какими-то нацарапанными значками, содержащими в себе довольно простые плетения. Кроме того, небольшой ограненный алмаз, в котором был сделан примитивный аккумулятор, и странное медное кольцо с алмазом, находящимся внутри уродливого выступа, грыжей вылезавшего с одной стороны кольца. Плетение, внедренное в кольцо, имело фрагмент, определяющий ауру владельца и в случае несовпадения с каким-то эталоном разрушающий существенную часть плетения. К сожалению, эта подлянка уже сработала, его не изучить.
        Кучу каких-то бутылок с подозрительным содержимым я оставил в покое: кроме владельца, вряд ли еще кто-нибудь в них разберется. Траву и порошки тоже оставил на месте. Пять упаковок консервов, при этом две завернуты отдельно. Осмотр одной из них показал наличие плетения, вызывающего при вскрытии воспламенение содержимого. Думаю, банка содержала далеко не тушеное мясо. Во второй не было ничего подозрительного, но я все равно отложил ее отдельно. Из оружия - два ножа и короткий, узкий меч, больше похожий на шпагу. Клинок был в ножнах, приспособленных для ношения как на поясе, так и за спиной. Кстати, прежний владелец носил его именно за спиной. Я перекусил консервами. Очень не хватало хлеба, но я стойко выдержал эту невзгоду. Плетения на примитивных амулетах развеял, узоры посмотрю на досуге, ведь не просто так их там накорябали. Аккумулятор в алмазе тоже развеял и создал свой из тех, что не требовали расчетов. Емкость возросла раз в двадцать, и я, довольный собой, заполнил его энергией из магопровода, находящегося подо мной.
        Оттащил трупы подальше в какой-то закуток и, погрузив добычу в позаимствованный у мага мешок, продолжил свой путь к подземному городу. Там я намеревался пополнить свой запас консервов. Причина, по которой срочно понадобилось это сделать, была проста. Единственный известный мне путь наверх был через подъемник в Некварке. Туда мне не хотелось. И вовсе не потому, что я не мог объяснить произошедшее, наоборот, думаю, предъяви я официально содержимое мешков Надера и Шонака, мне бы простили все: и мартульство, и инопланетное происхождение.
        Вот только отдавать такой артефакт было страшно жалко. В справочнике искателей он шел на второй странице. За него были обещаны наследуемое дворянство и огромная пенсия, а также нашедшему прощались любые преступления, вплоть до убийства лиц королевской крови. И гарантировал мою безопасность и выполнение этих обещаний сам архимаг. Назывался он «Танцевальный артефакт» и был предназначен для божественного услаждения взора маленькими фигурками танцующих девушек. Вот только в моей базе он тоже имелся. Назывался «Лабораторный синтезатор» с длинным буквенно-цифровым индексом. Девушки там тоже присутствовали как визуальное проявление тестовой программы проверки целостности плетений. Основное назначение - создание эксклюзивного оборудования. Например, мой пистолет он мог легко создать за два-три дня при наличии информационной модели. Ко мне попал почти весь необходимый комплект, не было только поддона с ячейками для сырья, из которого будут выдергиваться молекулы, необходимые для постройки заданного объекта; стеклянного колпака, защищающего рабочую область от пыли, и модуля памяти, содержащего
информационные модели создаваемого оборудования.
        Однако нужно решать, что делать дальше. С одной стороны, если передать находку властям, появится куча бонусов, которыми меня осыплет даже не король, а архимаг. Фигура полулегендарная, надгосударственная, наверняка способная вернуть меня домой. С другой стороны, в силу воспитания и жизненного опыта я не верил властям. И если архимаг решит меня переработать «в коммутатор», то я, находясь в его власти, и пикнуть не успею, как отрежут все лишнее и отправят на «воспитание». А официально объявят: «Отправили домой, он, бедненький, так туда рвался…» Проверять все равно никто не станет. Скрыть информацию на допросе нереально, если, конечно, допрашивает профессионал. А уж в этом случае, думаю, допрашивать будет мегапрофи. Попытаться обмануть детектор лжи? Такая мысль неоднократно приходила в голову, я даже копал базу на эту тему. Есть в ней куча методов. Одна проблема: надо знать, по какому принципу работает детектор. Запускать все сразу - слишком заметно, все равно что написать на лбу: «Сейчас я буду вас обманывать!» Давно хотел раздобыть этот долбаный обруч, но не знал, как правильно подойти к этой
задаче. Но сейчас не время страдать, оплакивая упущенные возможности.
        Как ни крути, а мое «вливание» в местное общество пока что накрылось медным тазом. Остается выбраться отсюда и предпринять вторую попытку. Тем более что я частично легализован. Бляха искателя, рекомендации главы местного храма… Хотя надо хорошо подумать, стоит ли их использовать, пока не найду способ обмануть детектор лжи. Рассуждая подобным образом, я понял, что не собираюсь возвращаться в Некварк. Гибель всей ватаги и один выживший - допрос под венцом правды обеспечен. А стоит заикнуться о найденном артефакте, тут такое начнется… особенно с учетом дела о контрабанде. Жалко бросать наработанное. Хотя, если удастся разобраться с венцом, можно будет сочинить что-нибудь вменяемое о похищении.
        Приняв решение, я отправился обратно. Нужно перебазироваться в глубь города, нет смысла держать такие артефакты столь близко к выходу.
        - Безмозглые тупорылы! Нет! Тупорылы - и те умнее вас, они способны повторять за вожаком простейшие действия! - Щаркег размахивал сжатыми кулаками перед носом двоих учеников. Щукон и Касу стояли, низко опустив голову.
        - Неужели так сложно просматривать записи перед их отправкой?! - Он был в бешенстве. Так хотелось сорвать злость на этих оболтусах. Но Щаркег пока еще контролировал себя.
        - Уверен, ученики Галга оценили ваш подарок! И Галг может вами гордиться. Без вас его ученикам не то что зеленый выпуск не снился - им и обычный-то виделся только в самом радужном сне! Шикарный подарок - утерянные страницы древней книги кодов! - Щаркег обреченно махнул рукой.
        Касу злобно глянул на младшего товарища. От этого взгляда Щукон вздрогнул и поежился.
        - И если бы только это! - Вроде успокоившийся Щаркег вновь завелся. - Древние книги, видео из храма, видео церемонии принятия в какую-то организацию. А вчера на совете мне задали вопрос, способны ли мои ученики вести проект… - Щаркег отвернулся. - Только в одном вам повезло. - Щаркег повернулся, немного успокаиваясь. - Подлинную запись я подправил, а эти безмозглые скопировали ее кусками. - Он выровнял дыхание, сбившееся от столь экспрессивной речи. - Галг не понял главного, - сказал он уже совершенно спокойно. И вдруг заорал: - Что не понял Галг, я вас спрашиваю?!
        Бедные ученики подпрыгнули от неожиданности и замялись, безуспешно пытаясь ухватить мысль своего бесноватого наставника.
        - Не знаем, учитель, - промямлил Касу.
        - И это мои ученики! - с истинным отчаянием в голосе произнес Щаркег. Казалось, сейчас он начнет вырывать волосы из реденькой шевелюры. - Что было в последних трех минутах записи?
        - Ну там алфавит был написан… - неуверенно сказал Касу.
        - А кроме алфавита? - Щаркег заинтересованно смотрел на старшего ученика. Он был уверен, что после его сообщения о приезде ученики просмотрели запись, но вот заметили ли они главное?
        Ученики опять потупились.
        - Не знаем, учитель, - пролепетал Щукон.
        Щаркег тяжело вздохнул. Да, внимательность учеников требует дополнительных тренировок.
        - Агент спросил: «Что еще вас интересует?» - и уже потом посмотрел на алфавит. Единственный действующий агент показал нам подборку видео, спросил, что еще нам нужно, а вы, две ошибки магов жизни, дети тупорылов, глядели куда угодно, только не на мониторы. Радуйтесь, что ваш учитель сумел убрать этот кусок из официального отчета. Кстати, вот кристалл с записью, перепишите в здешнем архиве. Канал, к которому подключен агент, поставите на контроль. Как только пойдет сигнал, сразу прилипаете к монитору и ждете вопроса. Когда появится алфавит, спросите: «Чем мы можем помочь?» Понятно?
        - А как спрашивать? Мы же ему ничего не можем сказать… - Касу робко взглянул на наставника.
        - Какое счастье, что этот агент намного умнее моих учеников! По очереди привлекай внимание к нужным буквам. - Щаркег вздохнул. - Лишь бы он теперь захотел еще раз с нами связаться.
        Глава 6
        Я потратил четыре дня, чтобы перетащить все свои запасы в глубь города. Еще сутки убил на поиски подходящего, хорошо защищенного места. Для этой цели отлично подошел комплекс пустующих помещений. Судя по табличкам, валявшимся в дверных проходах, здесь когда-то находилось хранилище боевых амулетов. Стены - мечта параноика: метровый слой стали, укрепленный специальными плетениями; множество чередующихся слоев свинца, серебра и керамики, каждый из которых буквально пропитан защитными и поглощающими плетениями. Все сохранилось в отличном состоянии и запитано тремя силовыми линиями, идущими с трех разных сторон. А дверь - просто песня! Такая же, как стены, только толще. Хорошо, что личности, обчистившие хранилище, оставили ее открытой. Совершенно не понимаю, как им удалось обойтись без взлома. Из специальных щелей на стене торчали оставленные похитителями карточки: видимо, действовать пришлось в крайней спешке. Примечательно, что запирающее устройство считывает не только код карточки, но еще и ауру человека, который ее вставляет. Меня это чрезвычайно заинтересовало: или система опознала грабителей как
своих, или им удалось ее обмануть.
        И вот тут-то случился казус. Сложив свои вещи в одной из комнат, я решил проверить состояние механизма двери и для этого легонечко толкнул ее плечом. Механизм, надо сказать, был в отличном состоянии… От моего толчка дверь закрылась. Сработала система запирания… И вот я оказался с одной стороны, а все мои вещи, включая еду с водой, - с другой. Хотя нет, осталось немного воды во фляжке на поясе.
        Я просидел перед дверью сутки. За это время успел испробовать на ней весь свой арсенал. На плетение, свободно разрушавшее межмолекулярные связи, она плевать хотела: защита просто не давала просунуть плетение в материал двери. Мое плетение
«пожиратель магии», эффективно уничтожавшее световые шарики, дверь также не впечатлило - приток силы многократно превышал ее потребление, - поэтому вскоре пришлось развеять образовавшуюся шевелящуюся массу. Защита немного просела, когда я сам попытался выкачать из нее силу. Но сразу был вынужден остановиться, поскольку выкачанное оказалось некуда девать. Так что поневоле пришлось разбираться с замком.
        Эту штуку строили далеко не дураки, и добраться до модуля управления или до исполнительных устройств сквозь щиты защиты было невозможно. Зато сканер ауры был как на ладони. О его защите даже не подумали. Расчет тех, кто создавал этот комплекс, понятен: проверка происходит внутри, так что ковыряние в сканере ничего не даст. В принципе они были почти правы, вот только в сканере происходила предварительная обработка и кодирование визуального представления ауры.
        Малый диапазон потенциально возможных значений позволял неплохо сжимать поток данных путем «битового кодирования», когда в одном машинном слове кодируются сразу несколько переменных. Тем самым разработчики защиты существенно упростили труд потенциального хакера, так как в результате число комбинаций оказалось не так уж и велико: примерно два в двадцать третьей степени. Но в этом не было бы ничего страшного, если бы создатели системы ограничили количество проверок за единицу времени. Командой для передачи данных являлся момент, когда карточка оказывалась полностью вставлена в проверяющее устройство, суперразработчики посчитали такую защиту достаточной. Так оно и было бы, если бы сам кодер был защищен. Такое ощущение, будто местные разработчики относились к безопасности как к ненужной традиции, соблюдаемой формально, но постоянно нарушаемой по существу. У них что, хакеров не было? Общество, победившее хакерство как касс?
        Но вернемся к ковырянию этого чуда. Внедрить в него свое плетение ничего не стоило, и вот уже мой брутфорс отправляет порядка двух тысяч комбинаций в секунду. Я ожидал, что мне придется повозиться, соотнося карточки и коды аур, но разработчики и в этом облегчили мой труд: при совпадении запрос шел сразу по всем ключам. Так что примерно через час дверка открылась, и я бросился к бутылкам с водой. Надо будет обязательно купить себе фляжку с плетением, конденсирующим влагу из воздуха. А может, самому сварганить? Но сейчас хотелось гораздо более приземленного: попросту говоря, хотелось есть и спать.
        Проснувшись и перекусив, вернулся к идее самозаполняющейся фляги. Вода из нее, будучи фактически дистиллированной, не особо полезна для здоровья, но какое-то время ее можно пить без последствий. Создать флягу с нуля, без информационной матрицы или специализированного компьютера, способного эту матрицу рассчитать, задача нереальная, но сконфигурировать готовое плетение под уже существующую флягу особых сложностей не составляло.
        Из уцелевших металлических стеллажей я сделал специальный стол, причем без затей: просто срезал лишнее и оставил среднюю полку и опоры. Для подводки силового питания обошел соседние помещения, выколупывая из стен силовые магопроводы потолще. Из подходящего камня вырезал специальную фигурную каменную подкладку под основание рабочего стола.
        Пока вырезал, замучился поправлять конфигурацию режущей кромки плетения, поэтому для удобства по ходу дела создал специальный инструмент. Отрезал от подходящего куска силового магопровода диаметром около полутора сантиметров фрагмент длиной сантиметров пятнадцать. Получился удобный цилиндрик, в котором я и сформировал резак. Благодаря большому расстоянию между точками привязки, разнесенными по концам, удалось получить режущую часть на выходе из торца стержня диаметром около миллиметра и регулируемой длиной до полуметра. Чтобы каждый раз не возиться с подпиткой, присобачил на нижний торец аккумулятор, ранее сделанный из алмаза. Приделал намертво, вызвав глубокую взаимную диффузию двух материалов, в лучших традициях древних ювелиров, благо образцов для подражания нашлось достаточно. Получилось что-то похожее на толстый цанговый карандаш, из которого выдвигается невидимый длинный грифель, разрушающий при контакте любую материю. Конечно, «карандашик» был толстоват, но матерное слово на стене одного из домов вырезалось отлично. И этот же «карандаш» здорово помог в прокладке силового магопровода, для
которого я нарыл десять метров магопровода диаметром сантиметров двадцать. Гнуть такую штуку вручную было крайне затруднительно, поэтому я прорезал в стенах под потолком отверстия, через которые почти по прямой просунул магопровод до силового распределителя. Плетения защиты внутренних стен были отключаемые. Я их отключил, прорезал дырку, а после включил. Убил на все это дело полдня.
        И вот наконец-то включение. По плите синтезатора забегала девушка в бальном платье. По подключенному монитору, который я просто приклеил к стене, побежали сообщения о тестировании модулей. Все отлично: две красные надписи, одна зеленая, остальные - синие. Красным отмечено отсутствие модуля с набором матриц и колпака для защиты от пыли. Зеленым - канал питания. Особое плетение, которое я ввел в магопровод взамен штатного, позволяло пропускать объем энергии, многократно превосходящий необходимый. Ничего, много - не мало, потом обязательно поработаю над прямым созданием материи или еще чем-нибудь, столь же энергоемким.
        Подключив магокомп, я сбросил заранее найденное плетение для фляжки. Причем сбросил в виде исходников: местный управляющий модуль требует компиляции «под себя». Попытался скомпилировать - сразу вылетела куча ошибок.
        Минут пятнадцать бился, пытаясь понять, в чем дело, наконец догадался положить флягу на рабочую область. Компиляция и формирование сразу же прошли отлично. Ясно, система не проверяет корректность объекта внедрения, просто снимает характеристики и подгоняет результат под них. В отсутствие объекта мы получали характеристики воздуха. Подогнать такое плетение под воздух невозможно, отсюда и изобилие ошибок. Зарядив накопитель фляги, я отложил ее в сторону. Посмотрим через полчасика, как оно там будет. Разумеется, сразу же захотелось попробовать что-нибудь еще. Мой личный магокомп за это время мог рассчитать только нечто простое, например монокристалл углерода. Нарисовав в специальном редакторе кубик, я запустил расчет и лег подремать. В конце концов, когда я уже и поваляться успел, и походить, и пару раз поесть, матрица была подготовлена. Засыпав в подставку кусочки слежавшейся сажи, валявшиеся по всему городу (интересно, откуда ее столько?), сформировал плетение - защитный купол над рабочей областью. Синтезатор хоть и поругался на отсутствие колпака, но исправно продул область, защищенную плетением,
и приступил к синтезу.
        Успокоился я, только наделав горсть алмазных кубиков. Кубики получились небольшие, с гранью чуть больше пяти миллиметров. Жаль, не хватило у меня фантазии сразу сделать что-нибудь красивое, а делать новый рисунок и снова ждать, пока машина все пересчитает, не очень хочется.
        Перед сном проверил запасы пищи. Четыре упаковки качественных консервов плюс две подозрительные - их есть ни за что не буду. Зато фляга, как оказалось, работает более чем хорошо, так что с водой пока проблем нет. Завтра придется отправиться на поиски нового выхода на поверхность.
        На следующий день я приступил к созданию амулета, на который возлагал особые надежды. Воздух в подземельях был вполне пригоден для дыхания. На мой взгляд, это могло означать только одно: существует мощная и разветвленная система вентиляции. Используя ее, я рассчитывал быстренько выбраться наверх. Но поскольку от местных искателей я не слышал о вентиляционных шахтах, то решил, что они расположены достаточно хитро, с наскока не обнаружишь. Вот именно для их поиска я и собирался обзавестись специальным амулетом, способным сканировать стены и показывать в них пустоты. Имея в своем распоряжении синтезатор, на котором легко воспроизвести любое плетение из моей коллекции, естественным делом было сварганить что-то продвинутое, способное самостоятельно строить трехмерную модель помещений, через которые я проходил.
        По понятным причинам в моем распоряжении пригодными для непосредственного использования были в основном шпионские модели. Их основным достоинством являлась малозаметность, но и недостатки были весьма существенные: использование фоновых излучений, малый радиус действия, невысокая точность и тому подобные прелести. Порывшись, я все же нашел нечто подходящее. Активный радар-сканер работает сразу в нескольких диапазонах, строит трехмерную модель в сфере диаметром около километра. При перемещении модель автоматически достраивается. Радар узнаёт уже просканированное место и даже самостоятельно собирает трехмерные карты из сканированных кусочков. Именно в этом режиме и придется его использовать: при непрерывном сканировании силы он жрет немерено. Хорошо, что имеется автоматический режим: делаем снимки каждые сто метров и автоматом собираем из них трехмерную карту. Дефектов, конечно, тоже тьма. Слабо распознает тонкие стены (впрочем, с этой проблемой неплохо справлялся мой резак). Плохо чувствует магию: склад, ставший моим цехом по производству амулетов, он определил как «помещение, содержащее магию либо
защищенное ею». Мои амулеты переставал чувствовать уже с расстояния трех метров, а мощный магопровод - с пятидесяти. В общем, для поиска артефактов вещь бесполезная. Такую детальную проверку возможностей сканера я устроил по той простой причине, что он не нашел ни одной серьезной вентиляционной шахты, разом обломав все мои надежды на быстрый выход наружу.
        Я работал полуголодный, пытаясь растянуть запас пищи на максимально длительный срок. Закрыв дверь склада, вынул карточки и спрятал их в тайнике, который в виде узкой щели вырезал под самым потолком одной из стен. Попытался использовать поиск маршрута между двумя точками, но наткнулся на еще один косяк. Без точных настроек и определения допустимых препятствий маршрут выстраивался весьма странный. Изучив настройки и не поняв половину, несмотря на достаточно подробные пояснения, я все же добился построения более-менее приемлемого маршрута. В качестве конечной точки выбрал случайное место, расположенное повыше и подальше в направлении, примерно противоположном штатному входу. Выбор направления достаточно очевиден: вокруг официального входа наверняка все прочно заделано.
        Рассуждая подобным образом, я не торопясь двигался по маршруту, указываемому моим амулетом, к которому подключился в режиме, аналогичном «удаленному доступу». Надоело каждые пять минут вытаскивать из мешка эту каменную хреновину, только чтобы уточнить путь. Полчаса провозился с подключением, зато теперь экранчик с маршрутом возникал в поле зрения по первому требованию. Наконец я вышел к периметру огоньков. Нарвался на них неожиданно, хотя и готовился к этому моменту. С искателями я проходил периметр огоньков через пустующий склад, где длинные прямые ходы и опасность хорошо видна издалека. К тому же по какой-то причине огоньков там было заметно меньше. Может, из-за того, что искатели часто ходят? А тут я шел по широкому проспекту, рассчитанному, судя по разметке, на два потока наземного транспорта в обе стороны, хорошо освещенному яркими светильниками. Очевидно, высота потолков в три этажа останавливала желающих раздобыть себе подобную лампочку: в местах с низкими потолками светильников уже не было.
        Итак, я шел по дороге, разглядывал окна, выходящие на эту псевдоулицу. Согласно указаниям навигатора повернул налево и оказался в пяти метрах от скопления огоньков. Они сплошняком перегораживали тоннель еще большего размера, чем тот, по которому я следовал до этого. Выдал очередь своих «пожирателей магии» и едва успел шмыгнуть за угол, как грохнул взрыв. Бухнуло знатно. Меня окатило пылью и мелкими камнями. Несколько светильников погасло. В ушах звенело. Минут пять я сидел, тупо уставившись в пространство, пока не пришел в себя. Лег на землю и аккуратно выглянул из-за угла, рассчитывая увидеть существенное сокращение численности огоньков. Мои надежды рассыпались в прах. Количество огоньков уменьшилось, и весьма значительно, но оно восстанавливалось прямо на глазах.
        Эта пакость появлялась в точке схождения трех силовых линий, выходящих из небольших, почти незаметных коробочек, расположенных на противоположных стенах и потолке. Довольно быстро весь проход был снова забит огоньками. Хорошо еще, что эти, в отличие от их сородичей, встреченных мной ранее, не патрулировали территорию, а просто носились в некотором замкнутом пространстве тоннеля, по поведению сильно напоминая стаю рыб. Неплохая задумка. Алгоритм движения довольно прост в реализации и при достаточном количестве объектов весьма сложен для противодействия. Старыми методами решить задачу не получится. Конечно, есть вероятность, что, свернув ауру, можно как-нибудь протиснуться, но экспериментировать на себе совершенно не тянет. Усевшись поудобнее, я вызвал карту и стал выискивать альтернативный маршрут.
        Тип, установивший здесь генератор огоньков, хорошо знал свое подлое дело. На схеме тоннель представлял собой как бы узкие ворота, прорезанные в сплошном скальном массиве, не имевшем обходных путей. Это настолько выбивалось из всего виденного мной до настоящего момента, что не было сомнений: такое положение вещей
        - отнюдь не случайность. Скорее всего, это часть системы обороны или полицейского контроля, ведь не просто же так кто-то еще при постройке запланировал разделение города на секторы.
        У входа стены были «пронизаны» жилыми помещениями с застекленными, как ни странно, окнами, выходящими в тоннель. Видимо, имитировалась структура наземного города с домами и улицами. Вырезав пару незапланированных проходов («пожиратели магии» в комплекте с резаком давали отличные результаты), я подобрался к одной из интересующих меня коробочек на предельно близкое расстояние. Дальше решил выпустить исследовательский щуп-манипулятор, создаваемый специальным плетением.
        Усевшись поудобнее и перекусив остатками початой банки тушенки, приступил к экспериментам. Разобраться с управлением чудо-прибора, спрятанного в ближайшей коробочке, удалось достаточно быстро. Трудности возникли, когда я надумал прервать его работу. Вырубить эту штуку было несложно, но пугали последствия. Анализ плетений показывал, что он участвовал в формировании маячка для телепорта. На мой взгляд, для формирования маячка достаточно двух подобных устройств. Тогда существование третьей коробочки можно объяснить осторожностью создателя, желавшего обеспечить повышенную надежность системы. Какую реакцию на исчезновение системы наведения предусмотрел неизвестный доброжелатель? Если бы подобную конструкцию проектировал я, то взломщику однозначно не стоило бы ждать ничего хорошего. Скорее всего, обдумав все последствия, я бы все-таки попытался отключить три агрегата одновременно, но при изучении системы управления девайса выяснилась приятная мелочь. Управление шло через стандартный канал подключения к сети. Кофеварка, управляемая через Интернет. Просто край непуганых ламеров.
        Несколько экспериментов показали, что я все же имею дело не с полными идиотами. Сеть оказалась локальной и соединяла девайс с неким управляющим магокомпьютером. Из информации, почерпнутой в местной книге, я знал о специфике местных сетей: в них компьютеры обмениваются не только данными, но и программами. Разумеется, это делает систему в целом более эффективной, но создает огромное количество дыр в части безопасности. А уж какое раздолье для вирусов… На мой взгляд, шкурка не стоила выделки, то есть получаемая гибкость системы не стоила риска, но древние, очевидно, считали иначе. Вызвав видеозапись и перечитав нужные места в книге, я сляпал некое подобие модуля удаленного администрирования, который и заслал на управляющий компьютер.
        К моему глубокому изумлению, все получилось. Более того, оказалось, что эта сетка работает с админскими полномочиями. Такое ощущение, что данная система собиралась на коленке ребятами из кружка «Умелые руки». Но мне же лучше. Пошарив в памяти, нашел исходники огоньков и еще какой-то гадости с претенциозным названием
«Охотник», хотя это была просто большая летающая магическая бомба, наводящаяся на источник одного из нескольких типов излучений. В момент создания случайным образом выбирался тип наведения: на магическую активность, на ауру, на тепло человеческого тела или на электромагнитную активность мозга. Так же случайно, по заложенному фрагменту местной карты, формировался маршрут патрулирования. При просмотре исходников бросались в глаза вставки, сделанные человеком, явно слабо разбирающимся даже в общих принципах программирования. Исходники огоньков я себе скопировал, а малограмотную дурь с бомбами копировать не стал. Если понадобится, сделаю лучше.
        Порылся еще немного, нашел сетевые выходы на формирователь плетений и телепортатор. Хотел было заняться ими, но наткнулся на еще более интересную штуку. Специальное устройство, способное управлять огоньками. Порывшись, обнаружил и довольно убогий (видимо, тестовый) интерфейс. После этого организовать проход оказалось делом нескольких минут. Минуя зависшие под сводом огоньки, я активировал довольно мощный щит, окруживший меня овальным коконом, но все обошлось. И даже когда я после прохождения опасной зоны отключил управление, зависшие огоньки так и не сдвинулись с места. Явный глюк с возвратом управления внутреннему программному обеспечению. Видимо, в нем и крылась причина отказа создателей от дистанционного управления. Не следовало оставлять огоньки зависшими, а доступ - свободным, но взрывать все сразу было опасно, поэтому я быстренько накидал маленький скриптик, вытаскивающий через равные промежутки времени один из подконтрольных огоньков в глубь прохода и подрывающий его. Посмотрев, как весело вылетают и хлопают замершие огоньки и как появляются новые, летающие свободно, я отправился дальше.
Скрипт закончит свою работу, когда будут уничтожены все глючные огоньки.
        Не знаю, сколько времени я уже двигался по широкому проходу, размеченному на четыре полосы. Мой амулет-навигатор стабильно фиксировал в двухстах - трехстах метрах надо мной поверхность, но никаких выходов пока не попадалось. Еда закончилась, и для экономии сил я садился отдыхать при первых признаках усталости. К сожалению, это случалось все чаще. Я уже всерьез прикидывал возможность создания какого-либо горнопроходческого плетения, когда наконец вышел к некоему подобию подземной автостоянки. Кстати, интересно отметить: несколько машин, брошенных здесь, пострадали от воздействия времени существенно меньше, чем автомобили, попавшиеся мне в городе. У городских напрочь отсутствовали все части, изготовленные не из металла, камня или стекла, здесь же можно было угадать резиноподобные шины, правда рассыпа?вшиеся от малейшего прикосновения. У большинства сохранилось некое подобие руля, похожего на самолетный штурвал: его пластиковая обивка хоть и не рассыпалась, но отделялась от механических частей совершенно свободно.
        На изумление хорошо сохранились металлические части, но это и понятно: во всех машинах имелись защитные плетения, запитанные от магических аккумуляторов, которые были на последнем издыхании. Продолжив осмотр стоянки автомобилей, обнаружил место их зарядки. Выходит, это не стоянка, а заправка. Осмотрев стену напротив въезда и ориентируясь по максимальной освещенности, нашел подобие ларька. Товар был испорчен временем и рассыпался буквально в порошок. В большинстве случаев невозможно было понять, что это такое. Исключение составляла груда золотой бижутерии. Богато, однако, тут жили люди до катастрофы. Уцелевшие стекла ларька имели следы от пуль. Легко открыв дверь, которая рассыпалась пластмассовой трухой от первого же удара, я проник внутрь. И тут же отпрянул обратно, пытаясь сдержать рвоту. Частично разложившийся, частично мумифицировавшийся труп продавца произвел на меня неизгладимое впечатление.
        Впрочем, блевать мне было нечем, так что, отдышавшись, я вновь заглянул в ларек. Зная, с чем предстоит столкнуться, я смог подавить рвотные позывы, тем более что запах отсутствовал. На одном из экранов светилось сообщение о готовности оборудования, на втором информация об отпущенной кому-то, но так и не оплаченной энергии. Открытый ящик стола, наполненный теперь уже никому не нужными квадратиками денег. Я не стал приглядываться, а сгреб с прилавка золото и прошел во вторую дверь, открыв ее тем же методом, что и первую. Судя по всему, это была комната отдыха персонала. Убогая, но функциональная обстановка. Шкаф, развалившийся от моего прикосновения, кровать, представлявшая собой проржавевшую железную сетку, мутное зеркало на одной стене и телевизор с навсегда застывшим сообщением «нет сигнала» - на другой. Продавщица (почему-то мне казалось, что здесь работала женщина), видимо, вышла на звук подъехавшей машины, оставив телик включенным, а вернуться ей было не суждено.
        Продолжив осмотр, в небольшом помещении (очевидно, это был склад) я нашел лифт. От наших лифтов он ничем особо не отличался. Разве что проход шире и створки жалюзиподобные, а в остальном - то же, что и у нас, вплоть до таблички с правилами эксплуатации и максимальной грузоподъемностью. Все-таки есть что-то общее в развитии цивилизаций. Я дотронулся до места, выделенного на стене специальным знаком (о его назначении я узнал из инструкции), жалюзи со страшным скрипом, рывками, открылись. В течение нескольких секунд я изучал кабинку, отличавшуюся от наших лишь размером и цветом, а потом пластиковая обшивка, потревоженная вибрацией, осыпалась пылью, клубы которой рванулись ко мне. И тут я увидел действие непонятного плетения, мгновенно возникшего в пылевом облаке и повторившего его контур. Прямо на глазах пылевое облако истаяло и исчезло. Вместе с облаком исчезло и плетение. Удобная штука. Если получится вернуться, обязательно выясню принцип действия.
        Я вернулся к осмотру лифта. Сгнило все, что не было защищено специальными плетениями. Фактически целым остался только каркас лифта, остальной металл проржавел и рвался даже от легкого толчка. Очистив кабину от гнилья, я осмотрел подъемный механизм. В отличие от наших лифтов, которые тянут вверх тросом, компенсируя большую часть веса кабины с помощью специального противовеса, здесь было три двухсторонних зубчатых направляющих, каждая из которых с двух сторон была зажата шестернями. Через червячную передачу магический двигатель крутил эти шестерни, поднимая свой край конструкции. Специальное плетение управляло тремя двигателями, осуществляя их синхронизацию для выравнивания кабины.
        Подниматься на высоту больше двухсот метров, вися, как обезьянка, на каркасе лифта с отсутствующим полом, - сомнительное удовольствие. Поэтому я вышел на стоянку и вырезал из одной машины длинные железные трубы, служившие для усиления кузова, а из другой - крышу. Труб было маловато, но второй подобной машины не нашлось. Сварив трубы методом глубокой диффузии, я тем же способом соединил их крест-накрест, а поверх приварил лист металла, вырезанный из крыши драндулета. Через все это я пропустил плетение, увеличивающее прочность конструкции и заодно защищающее от окисления. Усевшись на пол и подключившись напрямую к плетению, управлявшему двигателями, отправился наверх. Подняться до самого верха не удалось: буквально в нескольких метрах от выхода сработала система безопасности лифта, и тот встал. Причина была в том, что участок одной из направляющих оказался лишен защитного плетения.
        Я собрал складную лесенку и залез на верхнюю рамку лифта. Отсюда было хорошо видно, что фрагмент плетения развеян отнюдь не случайно. Шахту перекрывала слабо видимая крупноячеистая магическая сеть, являвшаяся, судя по конструкции, датчиком пересечения. Для ее нормального функционирования неизвестный маг уничтожил защитные плетения на части направляющих. Криворукие уроды. Что им мешало сформировать сеть так, чтобы направляющие проходили через ячейки? Нет, обязательно надо нагадить. Не знаю, с чего я на них так взъелся, наоборот - должен быть признателен. Ведь если бы они не испортили часть плетения в направляющей подъемника, я бы въехал к ним «в гости» под звук сигнализации. Или, того хуже, под грохот магической бомбы. Вообще надо бы валить отсюда, но я хотел есть, к тому же мне до мелких чертиков надоели подземелья. Пришлось искать модуль, управляющий сторожевой сетью, и немного модифицировать его. Я развеял уже ничем не контролируемую сетку и добрался до поврежденного плетения. Жаль, не догадался выдрать из какого-нибудь автомобиля аккумулятор. Но, куда деваться, потратил свой резерв на
восстановление защитных и укрепляющих плетений направляющих. Теперь сижу и дою худосочный канал, предназначенный для их подпитки.
        Можно, конечно, зарядиться от аккумулятора лифтовой кабины, но подобный экстрим не для меня. Система, разумеется, обвешана защитами, но все равно риск не оправдан. Особенность конструкции заключается в том, что аккумулятор кабины заряжается в нижнем положении, после этого кабина какое-то время ездит. При разряде выше критического кабина автоматически спускается вниз на подзарядку. В ситуации, когда кабина перемещается между двумя точками, это вполне адекватная схема, избавленная от сложностей передачи энергии на движущийся объект. Зарядиться от ее аккумулятора можно, но как подобное отразится на системе в целом? Не ухнет ли кабина после этого вниз?
        Когда личный запас достиг примерно четверти, а запас терпения полностью истощился, я решил продолжить подъем. Будем надеяться, наверху найдется что-нибудь питательное. Задав минимальную скорость, я внимательно осматривал шахту лифта в поисках сюрпризов. И я не ошибся. Перед самыми дверями какая-то добрая душа установила химическую бомбу с магическим детонатором. Будь детонатор механическим, большой приветственный «бум» был бы мне обеспечен. Я же остановил лифт в таком положении, чтобы верхний край остова кабины был в метре от дверей.
        После этого залез наверх и чуть не задел банальную растяжку. Конструкция еще одного взрывного устройства была полностью немагической, поэтому я ее не заметил. Предстояло много работы. Обнаружению и обезвреживанию подобных игрушек меня никто не учил, разве что фильмы про войну давали пищу к размышлению. Я решил выяснить, нельзя ли их обнаружить с помощью моего сканера. Выяснилось, что в данном вопросе сканер бесполезен, но зато он показал коридор, проходящий двумя метрами ниже, впритык к стене шахты. Спустившись и вырезав отверстие примерно метр на метр, я вытолкнул вырезанную «пробку» и пролез сам.
        Человек, известный под именем Спящий, открыл глаза и выругался. Очередное управляемое им тело погибло. Это было уже не первое и не второе тело, он давно сбился со счета, но всякий раз остро переживал потерю. И всякий раз с удовольствием вспоминал первый захват, когда обманутый им маг-недоучка разрешил установку присланного модуля. Тогда даже недоучки умели разрешать или запрещать установку новых модулей. Да и вообще маги тогда были посильнее. Сейчас среди кандидатов на темное посвящение все труднее выбирать подходящего. Их тела слишком слабы. Но с каждым разом заветная цель, к которой он идет десять тысяч лет, все ближе. Скоро, скоро уже разойдутся головные фиксаторы и откроется крышка репликационной кабины, превратившейся в его тюрьму. Хотя почему «превратившейся»?
«Превращенной» - вот точное определение. Превращенной тем, кому безгранично верил. Эту подлость сотворил ближайший друг, решивший в момент крушения империи стать единоличным богом одного из окраинных миров.
        …В момент, когда империя трещала по швам, теряя одну территорию за другой, а граждане пытались урвать у родной державы кусочек побольше, они, оценив свои шансы, целенаправленно выбрали этот мир. Слабо освоенный, но находящийся на перекрестке нескольких цепочек телепортов, создававших в будущем интересные перспективы для торговли. Мир, объявленный по непонятным причинам запретным для странников, вполне понравился двум из них, только что получившим своих симбионтов и желавших стать богами.
        Всех выпускников курса бросили на подавление очередного мятежа в очередной провинции, но они даже не попытались добраться до указанного места. Истинные дети гниющей империи. Спящий усмехнулся своим воспоминаниям. Как ни смешно это звучит, но они с приятелем дезертировали последними. Правда, из корыстных соображений. Они решили использовать возможность добраться до заранее выбранного мира, перемещаясь через межмировые порталы бесплатно и вне всякой очереди. Пятнадцать остальных новоиспеченных странников покинули группу командированных гораздо раньше.
        Планеты, а то и целые секторы отваливались от империи с растущей скоростью. Позднее, закрыв планету защитным экраном и настроив ретрансляционное оборудование на одном из спутников, они с другом с удовольствием наблюдали агонию государства, презираемого своими гражданами. Удивительно, но, несмотря на запрет старших, на планете уже был не просто развернут, а тщательно оборудован центр странников. Вот только стационарный энергетический портал был слабым, и для поддержания постоянного щита друзьям приходилось по очереди лично открывать и удерживать аварийный портал в измерение энергий. Что поделать, упрощенная программа подготовки не предусматривала обучение созданию стационарных пробоев. Плюс еще один маленький плевок в сторону выпускников: их уровень доступа к местной базе до обидного низок. Впрочем, поначалу база с ее здорово устаревшими плетениями друзей не интересовала. Оперативную информацию дает, и ладно.
        Жгучий интерес возник позднее, когда по неизвестной причине внезапно рухнула общая база планеты. Не помогли ни резервные хранилища, ни личные библиотеки. Везде было одно и то же: плетения, обязанные хранить данные вечно, по непонятным причинам сами уничтожали хранимое. Вот тогда они сутками сидели, пытаясь взломать эту старую рухлядь. По-видимому, именно в этот момент его другу, личный канал которого был куда меньше, и пришла идея навсегда заточить приятеля в камере репликатора, которую они для удобства переставили в комнату силы. И он сам был
«за». Ему тоже было приятно после тяжелого, выматывающего пробоя понежиться в регенерирующем растворе под действием восстанавливающих плетений.
        И вот в один проклятый день, когда он в очередной раз лежал в камере, пополняя планетарный запас энергии, его товарищ разрушил стационарный силовой портал. Система сработала штатно, послала сигнал тревоги по межпланетной сети и перешла в режим ожидания помощи, не давая отключиться последнему источнику силы.
        - Извини, но нужно восстанавливать цивилизацию, а ты помнишь свою оценку по социальной инженерии? Вот потому-то этим делом лучше заняться мне. А тебя я освобожу попозже. Не беспокойся, свою долю славы ты получишь. Тебя будут почитать как бога. А пока поспи, Спящий, - цинично ухмыльнулся приятель.
        Почти сотню лет Спящий изучал местную сеть, ища выход в планетарную сеть и пытаясь взломать управляющий модуль. Ему удалось установить контроль над всеми управляемыми внутренними системами. Освещение, очистка воздуха, двери - все это было под его присмотром. Вот только центральный модуль управления оставался невзломанным. Он был слишком древний - его создатели, видимо, не знали о новых прогрессивных технологиях. Старые управляющие плетения вообще взламывались с большим трудом, да еще имели параноидальную степень защиты. Единственный небольшой успех был связан с так называемым методом «уборки мусора», представляющим собой изучение данных, остающихся после обработки. Найдя место, где валялись остатки системных сообщений, Спящий получил возможность следить за всем, что происходит.
        Тогда же он совершил первую попытку уничтожить предателя. Изменив, вернее, отключив граничные условия плетения регенерации воздуха, он заставил плетение разрушать не только углекислый газ и лишнюю воду, но и любую органику. И вот наконец ловушка сработала. Симбионты осуществляли не только восстановление и омоложение организма в случае его полного разрушения - они переносили матрицу сознания в репликатор, где воссоздавалось биологическое тело. На планете было две камеры, и обе, естественно, располагались на базе странников. Одну переместили в зал силы и превратили в тюрьму, а во второй восстановился предатель. И как только он из нее вышел, активизировались новые настройки очистки воздуха. Почти мгновенно все предметы, сделанные из материалов, отличных от железа и стекла, рассыпались в углеродную пыль.
        Спящий грустно вздохнул, и система обеспечения жизнедеятельности ввела в его кровь антидепрессанты.
        Каким он был наивным. Симбионт смог продержать личность на время очистки и восстановления репликатора. А во второй раз предатель вылез, закутавшись в максимальную защиту, и больше не появлялся, создав несколько новых репликационных камер в безопасных местах. Достать его удалось гораздо позднее, и в этом помогла организация, сколоченная из любителей халявной силы.
        Спящий отбросил неуместные воспоминания и по привычке проверил улов «сборщика мусора». Когда-то именно он позволил существенно повысить уровень доступа, перехватив сессию одного из последователей предателя, который нашел какой-то древний мануал с паролями. Нет, Спящий давно уже не ждал ничего нового, и проверка была скорее данью традиции, но в этот раз информация вызвала усиленное сердцебиение. Во-первых, внезапно возник некий пользователь с огромными админскими правами, который скачал всю базу, после чего бесследно исчез. Во-вторых, сердце узника, томящегося в заключении десять тысяч лет, учащенно забилось, когда он прочитал послание из новой части сети. Маленький информационный модуль, внедренный в одно из устройств жесткого увеличения пропускной способности неполных магов, или мартулов, как их здесь называли, сообщил об экземпляре с громадной пропускной способностью. Возможно, при должном развитии пропускная способность канала этого мартула превысит канал самого Спящего.
        Впервые возникли перспективы не просто освободиться, полностью разрушив всю магическую инфраструктуру планеты, а полноценно заменить себя, восстановить цивилизацию и претворить в реальность юношеские мечты. С момента сообщения прошло более полугода, но он знает, как и что искать, поэтому поиск этого мартула - лишь вопрос времени. А разрушение личности, которое обычно происходит при «воспитании», только упрощает дело. И Спящий приступил к поиску доступного тела, подходящего для реализации только что возникшего плана.
        Ткацкую фабрику, стоявшую на развалинах древнего сооружения, в подвалах которого я очутился, покинуть удалось в общем-то легко. Правда, после моего вмешательства их система обнаружения вторжений больше ничего никогда не обнаружит. Мне быстро надоело индивидуально отключать каждый датчик, и я, пользуясь опытом, полученным в борьбе с огоньками, смог взять под контроль центральный магокомпьютер, управляющий безопасностью.
        Как оказалось, я прошел под землей расстояние порядка ста тридцати - ста пятидесяти километров и вылез в соседней стране, которая носила гордое название Орланд. Другая страна, другие порядки. Отличия бросались в глаза, словно яркие пятна. Прежде всего - бедность. Потом - просто изобилие дворян. Они буквально кишели на станциях. За все предыдущее время я не видел их столько, сколько здесь увидел в первый же день. Цены на все, кроме высокотехнологичных и магических изделий, заметно ниже, чем в Лаугане, но торгуются все с остервенением. Дворяне вовсю путешествуют дилижансом, и часто даже не первым классом. Да и устои у них какие-то чудные. Например, сейчас я сижу у нотариуса и письменно даю показания по поводу ДТП. Столкнулись дворянская карета и дилижанс, на котором я путешествовал. В Лаугане о подобном я даже не слышал, а здесь, судя по отлаженной системе, такие эксцессы в порядке вещей.
        Закончив описывать то, что увидел из окна дилижанса, я отлепил с висков кружки амулета, контролировавшего мою честность, закрыл настоящую чернильную ручку специальным колпачком и передал нотариусу вместе с исписанным листком бумаги. Все это удовольствие встало мне в громадную, по местным меркам, сумму - серебряную монетку. На такие траты меня толкнули следующие соображения. Первое: я не хотел давать показания в суде, где случайно могли задать неудобные вопросы, а второе: меня чрезвычайно заинтересовала система удаленной дачи показаний. Откровенно говоря, вторая причина была гораздо более веской, чем первая, но официально я просто торопился по делам и не мог задержаться до начала судебного процесса.
        Самое смешное, что мои показания были в пользу дворянчика, которому я незадолго до этого маленько укоротил меч. А что? Не надо было им размахивать у меня перед носом, когда я вылезал из сломанной повозки. От резкого торможения меня и так сильно приложило, а тут еще этот типчик со своим ножиком-переростком: кричит, разоряется, требует компенсацию, обещает всех то ли сразу порезать, то ли на поединок вызвать. Ну я психанул немного. Достал резак да и отчекрыжил ему лезвие ножика, а потом поинтересовался у окружающих насчет магических дуэлей. Мол, я только что из Лаугана, местных порядков не знаю, а тут человек очень хочет сразиться, может, прямо здесь все и оформить? Не знаю, какой у меня был вид, но окружающие позеленели и ринулись нас отговаривать. И главное, никто не усомнился в моем праве разнести здесь все вдребезги.
        Между тем пожилой нотариус убрал амулеты в специальную коробку и вложил листок в некое подобие магического ксерокса, сдублировавшего изображение на другой лист. Потом сделал приписку, что нотариус такой-то снял копию с документа, составленного в его присутствии, указал название официального документа, регламентирующего данную процедуру, и сверху шлепнул маленькую печать, от которой мгновенно разбежались тончайшие нити, создавшие пустые (то есть заполненные энергией, но не имеющие логики) плетения, повторяющие текст. Оригинально, хотя, на мой взгляд, расточительно. Зато теперь каждому, кто глянет на документ через лекарские очки, будут хорошо видны любые исправления. Интересно, а есть какая-нибудь защита от изменения самих плетений?
        Нотариус прижал свою большую печать к нижней части документа, и на этот раз я успел заметить пробежавший сканирующий импульс. Да, похоже, тут все очень непросто. Но мне, к счастью, не надо подделывать сам документ, мне надо просто обмануть детектор лжи, плетение которого я снял во время написания сего опуса. Копию моих показаний нотариус оставил себе, а оригинал отдал мне, детально объяснив, кому и с какими дополнительными бумагами его подавать. Кстати, нужные заявления я тут же и написал под его диктовку. Обычной чернильной ручкой, на обычной бумаге. Видимо, я был «богатый клиент» или просто понравился стрику, но плату за помощь в составлении заявления он с меня не взял.
        Эстун Кордас, глава стражи провинциального города Слиха, в который раз внимательно перечитывал поданный ему документ. Нет, описание самого происшествия вопросов не вызывало. Он уже успел ознакомиться с показаниями других свидетелей и схемой произошедшего, а потому не испытывал никаких сомнений в правдивости показаний подростка, сидевшего напротив. Сомнения, а вернее, жуткий интерес вызывал сам подросток. В документах называет себя «горожанином», но на горожанина он так же похож, как Баламут, лучший скакун королевских конюшен, - на забитую крестьянскую клячу. Кстати, надо не забыть передать деньги брату в столице, чтобы на ближайших скачках поставил на Баламута. Коркас уже стар, а принадлежащий герцогу Шархад, главный конкурент Баламута, все же пока не дотягивает. Возможно, в будущем он и сумеет обогнать королевского скакуна, но пока…
        Огромным усилием воли Эстун вернул мысли в деловое русло. Парень не шпион - это совершенно точно. Лауганская разведка славится серьезным подходом к подбору кадров, там такой прокол невозможен в принципе. Значит, малолетний искатель приключений. А не дворянин, потому что бастард. И наверняка может получить дворянство в любой момент. Мягкое прощупывание выявило у этого Резуса довольно слабую личную защиту, скрывающую истинный потенциал. Вернее, когда-то скрывавшую: учителя мальчика ошиблись, подобрав слишком устаревший и слабый вариант. Или, возможно, мальчик развивался быстрее, чем они рассчитывали. В любом случае сейчас его личный запас силы буквально просвечивает сквозь защиту и хорошо виден тем, кто разбирается в данном вопросе. А если сюда добавить акцент и обороты речи, более уместные в дворцовой обстановке… Эстун напряг память, вспоминая, где именно принято так изъясняться. Вспомнил, дворец архимага, большого любителя изысканных манер. Надо предупредить свое ведомство и уведомить Лауганское посольство: вдруг мальчишка просто сбежал. Позднее можно будет попросить об ответной услуге.
        Я сидел в своем номере и безуспешно пытался обмануть детектор лжи. Мои радужные мечты постепенно накрывались медным тазом. Скан плетений амулетов, прилепляемых к вискам, получился отличный. И выделить из него плетения детектора лжи и контроля магической активности не составило труда. Еще имелись контроль целостности и защита от внешних воздействий, но их я пока трогать не стал. Постепенно взлом заходил в тупик. По своей наивности я полагал обман анализа ауры делом простым. Думал, что достаточно будет принудительно простимулировать нужные участки ауры - и дело в шляпе. Фантастики начитался.
        Как оказалось, все гораздо сложнее. Стимулируя одну точку ауры, мы вызываем реакцию во множестве других. Будь я магистром-целителем, мне, возможно, и удалось бы создать адекватную модель воздействия, но методом тыка такие вещи не делаются. Кстати, манипуляции с аурой в моей базе предлагались, но они подходили только для обмана самых примитивных детекторов. Другой способ, найденный все в той же базе, поначалу вызвал у меня восторг. При эмуляции ауры, когда реальная аура сворачивалась в пределы тела, а вместо нее использовалось созданное плетение-фантом, обман детектора проходил «на ура», но тут же определялся контролем магической активности.
        Я убил полдня, пытаясь создать сверхтонкое плетение, не детектируемое контролем, и все с нулевым результатом. Наконец додумался проанализировать само контролирующее плетение. Что я могу сказать? Всегда перед началом работы читайте мануалы на все, что используете. Контроль магической активности - лишь часть функций этого модуля, другая часть - сравнение электромагнитной активности мозга и состояния ауры. Понятно, что нарисованная аура совсем не совпадала с активностью мозга, и модуль это сразу обнаруживал. Полдня - псу под хвост. Впрочем, не совсем: дурить разнообразные внешние детекторы, которые так любят торгаши, теперь можно запросто, не напрягаясь.
        В несколько расстроенных чувствах я отправился обедать. Пока поглощал пищу, не особо замечая вкуса, и насиловал мозг, крутя в голове проблему и пытаясь вспомнить нечто аналогичное из прошлой жизни, подбежала девчушка со счетом. Все еще увлеченный своими мыслями, я поднял на нее глаза. Девчушка испуганно шарахнулась в сторону, и сумма в счете мгновенно уменьшилась на четверть. А ведь я ни о чем таком не думал, честно говоря, я даже не помню, что я ел и в каком количестве.
        Оплатив счет, я вернулся в комнату. Мне пришла в голову новая мысль. Идея была простой и уже однажды реализованной. На самом деле мне незачем обманывать детектор, вполне достаточно обмануть тех, кто будет читать мой опус.
        Я сел и попытался выделить минимальный анализируемый фрагмент текста. Неудача. Но неудача, заставляющая задуматься. Плетение реагировало на фрагмент длиной от нескольких слов до целого предложения, и закономерностей я не выявил. Записав звуковую дорожку, попробовал писать под диктовку. Интересный эффект. Мгновенная реакция детектора - «недостоверные сведения», хотя я писал абсолютную правду. То же самое - при попытке переписать с заранее написанного. Я предположил, что необходимо вспоминать описанные события, попробовал это сделать, вроде получилось. Но разделять внимание между текстом и воспоминаниями было тяжело. Попытался совместить заранее написанный текст и видеоряд, снятый в тот самый момент, который описывается в тексте. Получилось. Не безглючно, но, подбирая фон, можно сляпать почти правдивую историю. Точнее, по примеру западных СМИ, можно нагло врать, сделав нарезку из правдивого рассказа.
        Окрыленный, я бросился в лавку канцтоваров. Едва успев к закрытию, купил ручку, по форме похожую на ту, которой буду писать у нотариуса, и пачку бумаги. Возможно, излишняя перестраховка, но лучше, как говорится, перебдеть. Торговец поначалу очень торопился, но, когда я зачитал список покупок, любезно задержался. Похоже, у них тут перманентный экономический кризис.
        Всю ночь я подбирал формулировки и подгонял видеоряд. Наконец под утро все было готово. Пистолет, к сожалению, придется отдать, но это не самая значительная потеря по сравнению с главным. Переписав несколько раз текст, я окончательно убедился в его «правдивости». Из опасения проспать решил вообще не ложиться. Спустился вниз позавтракать и просидел в зале до открытия местных муниципальных учреждений.
        Мои тренировки с переписыванием не пропали даром: у нотариуса все прошло без эксцессов. Получив заверенные листки, я забрал вещи из гостиницы и двинулся было в сторону дилижансной станции. Но, проходя мимо храма, внезапно решил изменить маршрут. Нет, я не испытывал никаких озарений, лишь на миг проскользнуло неясное ощущение опасности, да и любопытно мне стало: столько раз слышал о телепортах и ни разу не пользовался, а сейчас вроде как повод подходящий имеется.
        Обогнув храм, я вошел в двери куполообразного здания. Прошел через шикарно оформленный, но несколько темноватый тамбур, представлявший собой короткий коридор без окон. Да, ребята явно не бедствуют, если имеют деньги на позолоту дверей и лепнину на стенах, выполненную каким-то местным абстракционистом. Судя по расположению знаков, взятых сразу из нескольких древних алфавитов, эта абстракция должна изображать древние письмена. Буквы, подсвеченные специальными плетениями, немного мерцают. Точь-в-точь дизайн китайских магнитофонов времен начала перестройки - аляповато, но с претензией на что-то серьезное.
        Пройдя дальше, я попал в круглый полутемный зал с полукруглым потолком. Милое место. По периметру в арках расположены черные овалы порталов, стены между арками буквально сплошь исписаны буквами древних алфавитов. И никого. Знал бы, в какой телепорт прыгать, телепнулся бы на халяву. Но поблизости не наблюдалось ни одной живой души, и пришлось громко вопросить:
        - Есть тут кто живой?
        Из арки, оказавшейся простым коридором, выполз обморок в зеленой хламиде, сильно напоминающей рясу. Капюшон был надвинут так, что скрывал пол-лица.
        - Какого хрена? - невразумительно, но экспрессивно поинтересовался товарищ.
        - В столицу срочно надо, - ответил я.
        - Половина золотого.
        Я молча отсчитал требуемую сумму серебряными менами. Жрец так же молча их пересчитал, вытащил из складок одежды здоровый кошель на цепочке и убрал в него деньги. Запрятав кошель куда-то за пазуху, явно не туда, откуда вытащил (при этом цепочка повисла на манер аксельбанта), жрец чуть покачнулся, повернулся и направился к одному из порталов. Встав в круг, выложенный мозаикой в паре шагов от портала, он забубнил какую-то молитву, а может, просто негромко матерился, мне было не разобрать. В портале что-то менялось, а я только сейчас огляделся вокруг с помощью магического зрения. Все было пронизано сверхсложными плетениями. Но прохлаждаться мне не дали.
        - Шевелись, чего замер? - внезапно заорал обморок, и я бросился к порталу…
        Мгновение дикой боли, и я, обессиленный, пошатываясь от головокружения, стою посредине почти такого же зала в Теналоке, столице королевства. Тут было гораздо оживленнее. И это последнее, что я успел заметить, перед тем как потерял сознание.
        Очнулся, лежа на топчане в какой-то храмовой подсобке. Голова раскалывалась. Как только я пошевелился, молодой храмовый служка в бесформенном зеленом одеянии сунул мне под нос миску с вонючей жидкостью. На полном автомате я проглотил половину содержимого, пока не закашлялся.
        - Сейчас голова пройдет. - Служка поставил полупустую миску на стоявший рядом столик. - Ну и напугал ты всех. - Словоохотливому служке, по-видимому, было безразлично, слушают его или нет. - Предстоятель бегал как ошпаренный.
        - Что со мной произошло? - Язык еле шевелился, но головная боль постепенно отступала.
        - Непереносимость порталов. Нельзя тебе телепортироваться.
        - Почему нельзя? - Я потряс головой. Бормотуха, которой меня напоил этот служитель Спящего, подействовала. Голова не болела, но оставалась сильная слабость во всем теле.
        - Непереносимость у тебя. Что-то с личной магией связано. С ума можешь сойти, если еще раз в портал сунешься.
        Служка пододвинул ко мне поближе стол, откуда-то снизу достал сосуд, похожий на армейский заплечный термос, и наложил целую миску горячей каши с мясом. Вернее сказать - мяса с кашей, так как последней было заметно меньше. Пока я насыщался, молодой жрец трещал не переставая. Ничего дельного, в основном рассказывал, кто куда ходил и что сказал. Я почти не слушал, но один момент меня зацепил.
        - …а тут ты посередине зала появился, - сказал служка и замер, как будто что-то вспомнил. После секундного замешательства встрепенулся: - Как каша? Вкусная? Наш повар - лучший в городе! Хозяева ресторанов его постоянно сманить пытаются, а он отказывается.
        Эта маленькая заминка подтолкнула меня к размышлению над тем, что все не так просто с моей непереносимостью порталов. В замок Кейрана я попал через портал совершенно спокойно, и головная боль возникла только от удара по голове. К тому же из подслушанных разговоров у меня сложилось впечатление, что выход портала находится непосредственно в ответной арке. Впечатление, услышанное от тех, кто пользовался этим видом перемещения: ты как бы проходишь из одной комнаты в другую сквозь темную занавеску. Может, отправлявший меня жрец накосячил в настройках портала? Тогда понятно, почему все так суетятся. Вот только откуда ощущение, что со мной что-то не так?
        Продолжая заглатывать кашу (видя мой аппетит, служка подложил мне еще одну порцию), я запустил диагностику состояния организма. Закончив трапезу, я почувствовал себя значительно лучше. Силы восстанавливались прямо на глазах.
        Подоспел отчет медицинского плетения. Странного много, хотя фатального ничего нет. Самое непонятное - существенно сниженная активность мозга. Хотя я себя чувствую вполне нормально. Вторая неприятная загадка: резерв силы практически пуст, хотя его объем после последнего сканирования вырос почти в два раза. А вот это уже третья странность, потому что вся прочитанная мной документация однозначно говорит о том, что без специального воздействия на ауру объем запаса силы расти не может. Неужели сбой телепорта на меня так повлиял? Тогда дайте два!
        Со служителем храма я распрощался на центральной площади. Какой-то он подозрительно добрый. Мало того что проводил меня до точки, где дежурили местные
«таксисты», так он еще и договорился с одним из «водителей кобылы» о доставке моей персоны прямиком в посольство. Кроме того, настойчиво приглашал ночевать в гостинице при храме, дескать, столичные постоялые дворы стоят слишком дорого, и предлагал пройти еще раз медицинский осмотр.
        Я уселся в застекленную бричку. Водитель, здоровый мужик, щелкнул кнутом, и мы понеслись. Манера его вождения напоминала манеру наших водителей маршруток. Не знаю, то ли на него повлиял разговор с храмовым служкой (они отошли в сторонку и о чем-то немного пошептались, пока я ждал), то ли здесь всегда так гоняют. Довольно резво мы домчались до посольства, располагавшегося за пределами города. Вспомнилось, что у нас, наоборот, посольства располагают поближе к резиденциям правителей.
        Из письма младшего хранителя порталов Харганка своему другу Ергусу, помощнику старшего ревнителя света.
        «…но пишу тебе не просто так, а в связи с неприятным событием, произошедшим в нашем храме. Представь себе, сегодня утром, когда один мальчишка совершал переход, разорвало выходное плетение приемного портала. О подобном нам рассказывал Тодус на своих лекциях. Ты, конечно, этого не помнишь. Вы тогда все время играли в карты, а я как раз проиграл все деньги и от нечего делать сидел на занятиях. Помню, что чаще всего причиной является попытка человека пройти портал, наложив на себя высшую защиту, затем - попытка пронести боевые амулеты высших энергий. Для создания высшей защиты мальчишка слишком слаб, на амулеты я его проверил - ничего серьезного у него нет. Третью причину забыл, но там что-то жутко уникальное. Как вариант остается то, чего я больше всего боюсь: постороннее вмешательство в работу порталов. И вот это - самое основное. Сам понимаешь, чем грозит официальное расследование в начале карьеры… Поэтому, дорогой Ергус, прошу тебя по старой дружбе: поговори со своим руководством, может, пришлют сюда пару специалистов неофициально? Старший жрец не будет возражать против неофициальной проверки,
именно он и посоветовал написать тебе. Кстати, у мальчишки какие-то трудности в посольстве, я его пристроил в приют паломников, и если ваши поторопятся, смогут лично с ним поговорить…»
        В кабинете посла Лаугана находились двое: молодой красивый франт и сам посол Абус Халг - пожилой, но еще крепкий мужчина с лицом, основательно пострадавшим от боевой магии. В принципе со шрамом могли справиться в лабораториях архимага, но Абус в свое время сам отказался от лечения. Ходили слухи, что все дело в религиозной упертости посла, считающего, что данное испытание ниспослано ему Спящим для воспитания силы духа и усмирения тела. Реальной же причиной был его сын от любимой женщины, которого та родила, состоя в браке с другим человеком. Если убрать безобразный шрам, для окружающих сразу станет очевидным близкое родство этих двоих. Поэтому внешнее уродство служило еще и неплохой маскировкой.
        Будучи влиятельным и опытным политиком, Абус исподволь приблизил к себе молодого человека и сейчас изо всех сил натаскивал его в интригах. В данный момент они пошагово прорабатывали план сложной многоцелевой операции, включавшей в себя проникновение в дом, где вскоре должны проводиться тайные межгосударственные переговоры, и установку там подслушивающих плетений. Невозможность провести операцию тайно требовала дополнительной «дымовой завесы», в качестве которой должен был выступить мнимый провал и гибель Гмакуса (начальника отдела контрразведки в посольстве Лаугана) и нескольких случайных наемников с темным прошлым. Хозяин дома должен быть уверен, что попытка установить прослушивающие плетения провалилась. Вот этот второй слой они сейчас и прорабатывали. Был еще и третий слой, но его готовили в королевстве. Про этот слой Абус знал только то, что тот существует.
        - Итак, Баралис, юного искателя ты обработал правильно. Сейчас он уверен в серьезности своего проступка и, я думаю, с радостью примет предложение Гмакуса. - Рассуждая, Абус Халг неторопливо расхаживал по комнате. - Главное, что при любом раскладе Гмакус должен умереть.
        - Я все сделаю, но не до конца понимаю, зачем нужно ждать целую неделю, пока придут документы с официальным прощением. - Молодой человек нахмурил лоб. Он изо всех сил пытался освоить древнее искусство интриги. - Они все равно умрут. Не проще ли было бы обойтись поддельными документами для Резуса и… как его там, - он заглянул в бумаги, - Тапара? Да и зачем платить магу Вергансу два золотых? Можно ведь оформить приказ короля.
        Посол вздохнул. Именно по этой причине чаще всего и гибнут молодые: от собственной лености и жадности. Надо вдолбить эту простую мысль в голову отпрыска.
        - Редкий план проходит так, как было задумано. Поэтому, планируя, ты всегда должен предусматривать возможность провала. Представь, их схватили слуги Язога, старшего советника короля. Опиши мне, что будет известно тайной страже после их допроса?
        Парень задумался:
        - Они узнают, что мы пытались установить подслушивающее плетение в доме старшего советника. - Он несколько растерянно пожал плечами.
        - И что они предпримут по этому поводу? - чуть наклонив голову, спросил Абус.
        - Выставят претензию, - хмыкнул щеголь. - Что еще они могут сделать? Не объявят же войну, в самом деле!
        - Не объявят, конечно. - Посол Лаугана развернулся на каблуках и уставился в потолок. - А скажи мне примерный текст подобной претензии, вас в академии должны были этому учить. - Он почесал подбородок. - Нет, лучше укажи отличия между двумя текстами претензии: той, которая будет составлена в случае провала существующего плана, и той, которая будет составлена, если план провалится при попытке сэкономить время и деньги.
        На лице Баралиса появилась гримаса досады.
        - Приказ короля подразумевает официальность. Получится, что мы от имени короля объявили что-то вроде войны?
        - Именно. До войны, разумеется, не дойдет, но подумай, на кого свалят всю вину?
        - На нас. - Парень скис. - Но этим-то двоим зачем настоящее прощение выправлять?
        - Представь, все получилось, но Гмакусу не удалось прикончить кого-то из исполнителей…
        - Ну и что? Они придут сюда жаловаться на него, тут мы их и зачистим. - Парень пожал плечами.
        Абус Халг покачнулся, перенося вес с пятки на мыски и обратно. Будучи ревнителем Света, он много раз сталкивался с подобной «зачисткой», сделанной второпях, которая не столько скрывала, сколько доказывала вину.
        - Случай первый. Прежде чем прийти сюда, он отправит письмо в канцелярию ревнителей Света. Убив его, мы распишемся в преступлении. Случай второй. Перед приходом сюда он наносит визит кому-нибудь из знакомых. Он исчезает, возникают слухи, которые рано или поздно дойдут до ревнителей Света. Результат - как минимум утрата доверия. Случай третий, самый возможный. Он сбегает с поддельным прощением и предъявляет его где-нибудь в королевстве. Фальшивое прощение, заверенное настоящей личной печатью посла… Обряд лишения чести, и мы с тобой отправляемся на работу в каменоломни. - Посол покачал головой. - Риск, конечно, не слишком велик, но нет необходимости рисковать всем ради того, чтобы выиграть одну-две недели.
        - Но зачем заверять личной печатью? Вряд ли они знакомы с правилами выдачи подобных документов. - Молодой человек хотел разузнать все тонкости.
        - Если кто-нибудь из них знает правила, которые, кстати, отнюдь не являются государственной тайной, то сразу поймет, что их всех приготовили в расход. И хуже того, сразу поймет, кто именно их приготовил. А мы столько сделали, чтобы в случае провала единственным виновником оказался Гмакус. Если риска можно избежать, его следует избегать. - Посол открыл скрытый в стене сейф и достал оттуда черный цилиндр, из которого извлек пузырек с желтой жидкостью. - Вот метатель яда. И кристаллизующийся яд суточного действия. Метатель стреляет маленькими кристалликами, которые способны пробить кожу с расстояния до трех метров. Это регулятор расстояния. Выстрел с расстояния до полутора метров - бесшумный…
        - Не нужно подробностей, мы проходили это в академии. - Баралис протянул руку.
        Я отключил прослушку и поднялся с колен. Похоже, для получения «официального прощения» придется основательно поработать лошадью. Нет, прощение как таковое мне не нужно, закон я не нарушал, но эта бумажка позволяет красиво уйти от допроса, ждущего меня в Некварке. То есть смогу и легальное положение сохранить, и прикарманенный синтезатор не потерять. Вот такая полезная бумага эта прощалка. Задуманная в качестве морковки, дающей возможность спецслужбам привлекать к выполнению своих операций беглых преступников, ныне превратившаяся в инструмент экономии денег. Но было бы грех жаловаться: от меня-то ничего особенного не требуется. Всего-то и нужно, что отнести здоровенный амулет куда скажут, а затем выжить, когда начнут убирать свидетелей.
        Какой только фигней я не занимался в минувшие две недели! Взять хотя бы вращающуюся неоновую надпись, выражающую мое мнение об умственных способностях начальника столичной стражи… В темное время суток надпись вспыхивает через случайные промежутки времени над центральной площадью. А нечего плеваться. Зачем плюнул в лицо дядечке жрецу, начальнику того балагана, где я ночую? Пришел с проверкой документов - проверяй, а плеваться-то зачем? Королевские маги площадь чуть ли не по кирпичику разобрали. Идиоты. Плетение-то я в уличные светильники засунул, а местные их трогать боятся. Причем распихал по одному кадру в каждый. Показ длится примерно полсекунды, чтобы эти убогие не успели определить, откуда создают иллюзию. Через десятую долю секунды активируется следующий кадр, и так - случайное число циклов. Двадцать светильников - двадцать положений надписи.
        Забавно, конечно. Но вряд ли мои развлечения можно назвать адекватными.
        А что можно сказать о регулярном присутствии на утреннем и вечернем призыве благодати? Благодаря Харганку, пристроившему меня жить к паломникам, приобрел такую же, как у них, хламиду и вполне удачно мимикрировал под их среду. Хотя, если честно, складывается впечатление, что основная часть этих самых паломников - банальные люмпены, покрытые небольшим налетом веры. Ну и леший с ними, пусть косят под кого угодно, лишь бы мне под такой же маской было удобно.
        Совершая надлежащие поклоны и другие необходимые телодвижения, я вышел из храма. Потянулся, потихонечку разгоняя кровь, застоявшуюся в конечностях. Предстояло поймать местное такси, что в вечернее время было задачей непростой. Но за все в этой жизни надо платить, поэтому с транспортными проблемами приходилось мириться. В остальном этот храм, находящийся неподалеку от посольства, являлся великолепным местом. Потрясающая некомпетентность жрецов плюс их, мягко говоря, халатное отношение к своим обязанностям позволили мне превратить несколько плит пола в антенну типа «волновой канал», направленную точно на кабинет посла, а также приемник с временным хранилищем аудиозаписей разговоров. Наглеть с плетениями не стоило, хватит и того, что я запитал конструкцию от штатной линии питания алтарного процессора. Поэтому памяти было мало, и я очищал хранилище утром и вечером. Большую часть записей я на повышенной скорости прослушивал прямо на месте во время «поклонения», копируя себе только самое интересное.
        Поймать транспорт не удалось, пришлось тащиться пешком по полутемным проулкам, освещаемым лишь светом местной луны. Я внимательно смотрел по сторонам, высматривая «романтиков с большой дороги», но местная шпана при моем приближении успевала то ли сбежать, то ли спрятаться. В общем, никого не было видно, только следы аур свидетельствовали о бурной ночной жизни. Обидно. Обычно я совершал вечерние прогулки по местным клоакам, чтобы испытать свое новое гениальное изобретение: плетение для парализующего амулета, в котором я немного накосячил и никак не мог понять, в чем именно.
        Первые два испытателя-добровольца, которые обратились ко мне с предложением отдать им все деньги и другие ценности, выражая тем самым горячее желание участвовать в эпохальном эксперименте, были парализованы навечно, тихо, без воплей. С тех пор я уже снизил интенсивность воздействия более чем в тысячу раз, но все равно сводимые судорогой мышцы испытуемых продолжали ломать их кости. Может, стоит снизить интенсивность еще раз в пятьдесят, поближе к рекомендуемой? Но в документации написано, что рекомендуемая, во-первых, парализует довольно медленно, в течение нескольких секунд, а во-вторых, сильный человек может преодолеть воздействие.
        Вполне очевидная идея сократить время воздействия за счет пропорционального увеличения интенсивности, динамически корректируемой по реакции организма, себя почему-то не оправдывала: приходилось подбирать параметры обратной связи методом тыка. А как подбирать, если через пару ночей экспериментов все потенциальные испытуемые в районе разбегаются и прячутся при твоем приближении? Вот и этот район загадился. А ведь я так старался не спугнуть народ: никогда сюда не заходил специально - работал тут, только когда возвращался пешком. Пропал вечер. Раз такое дело, надо подумать об установке в храме ретранслятора, чтобы больше сюда не таскаться. Мне кажется, с главным жрецом этот номер вполне пройдет.
        От размышлений меня отвлекла фигура (вернее, аура, скрытая амулетом) человека, прятавшегося впереди. Местные - большие оригиналы: каким местом надо думать, чтобы догадаться прятать ауру коконом из силовых линий, который видно едва ли не за километр? На всякий случай я проверил активность плетения защиты и двинулся дальше.
        Пройдя мимо, я уже было решил, что товарищ здесь просто так стоит… но тут, отбив арбалетную стрелу, сработала моя защита от быстро приближающихся предметов. И в сторону гражданина, бросившегося бежать, вылетел маленький шарик отлаживаемого плетения. Самонаведение, взятое готовым из базы знаний, как всегда, сработало отлично: пройдя пару поворотов (резвый, однако, товарищ попался), я приблизился к телу.
        Пока медицинское плетение анализировало его состояние, я обшарил карманы. Ничего. Странно, когда у человека ничего нет. Не в смысле «нет ничего интересного», а вообще ничего. Ни мелочи, ни безделушек, ни воровского инструмента. Запасной арбалетный болт, и все. Нет даже бляхи гражданина. Пискнуло медицинское плетение, завершившее свою деятельность, и я собрался уходить. Наконечник болта содержал какое-то плетение, я его прихватил с собой, а шустрый гражданин остался лежать на мостовой. Ничего, к утру отойдет. Беглый просмотр медицинских результатов показал, что я почти добился нужного воздействия. Чуть-чуть еще уменьшить мощность и увеличить время воздействия, чтобы растяжений не было, и все, можно релизить. Я его к рюкзаку присобачу, будет маленький сюрприз для излишне любопытных.
        До храмовой ночлежки добрался без происшествий. По дороге выкинул стрелу. Плетение в ее наконечнике предназначалось для раздвигания силовых магических линий. По-видимому, эта штука должна была пробивать физические щиты, создаваемые как сеть магических линий. Лично у меня все щиты - сплошные, да и в базе знаний щиты-сетки рекомендовались только в качестве полумеры, при серьезной нехватке магической энергии для защиты крупных сооружений.
        Я одним из последних получил в столовке при храмовой ночлежке положенные каждому паломнику кружку пива и миску безвкусной каши. Большинство местных бездельников предпочитали питаться в окрестных тошниловках, где и еда вкуснее, и пиво крепче. Но я с самого начала решил строго носить маску упертого фанатика и питался исключительно пищей, благословленной местным центровым жрецом. Мой
«фанатизм» нашел отклик в душе Лоргнуса, коменданта этой общаги. Поначалу он отнесся к моей персоне несколько предвзято, но позднее, впечатленный моим радением, выделил мне отдельную келью.
        Вообще, местные служители культа - это государство в государстве. А все известные мне государства этого мира связаны в единую империю, подконтрольную верховному жрецу, который по совместительству возглавляет еще и союз магов. Мужик очень неплохо устроился. Впрочем, подробности взаимоотношений жрецов, магов и властей мне во многом непонятны. Я так и не разобрался, каким образом маги оплачивают предоставляемую им энергию. Во время ритуалов я многократно видел процесс «заправки», но при этом оплата ни разу не производилась. Предоплата или абонемент? Непонятно.
        Рассуждая подобным образом, поужинал и прошествовал в свою келью. В ней на специальном каменном ложе расстелил постель. Тоненькая тряпочка снизу, такая же тряпочка сверху и булыжник в качестве подушки - вот и вся нехитрая постель истинного подвижника веры.
        Едва успел справиться, раздался стук в дверь: явился Лоргнус с вечерним обходом. Именно для его зоркого ока была предназначена расстеленная постель. Тот вошел, благословил меня, ложе, еще что-то (я не прислушивался) - и свалил. Закрыв за ним дверь, я аккуратно свернул тряпочки, достал из тайника, вырезанного мной в ложе, две перины, подушку и теплое одеяло. Разделся и улегся спать. Перед сном прокрутил сегодняшние события и прикинул свои действия на завтра. Знание - сила. Теперь, зная суть интриги посольских хитрованов, можно подвести итоги и спланировать свои дальнейшие шаги.
        Фантазии о грядущем паломничестве, которыми я усердно делился со всеми знакомыми и незнакомыми лицами, имеющими хоть малейшее отношение к посольству, сделали свое дело. К тому же послу требовались носильщики для предстоящей операции. Зато мне не придется ехать в Некварк, дело будет рассмотрено заочно. Тут мое желание совпадало с интересом посла. Также на руку сыграло то обстоятельство с нехваткой лохов для операции по установке подслушивающих устройств. А вот умирать, как он того желал, я не собирался. Буду требовать прощалку вперед. И так как, судя по всему, обман в таких делах - не редкость, мое требование никого не удивит. Только заставят поклясться на какой-нибудь штуковине, детектирующей честность, что не сбегу и не предам короля Лаугана. Если я их кину, то превращусь в изменника и прощалка будет уже ни к чему. Поэтому необходимо все хорошо обдумать.
        Жаль, нельзя светиться, а то бы мне было куда проще самому установить эту несчастную прослушку. Например, такую же, какую я устроил самому послу, расширив функционал плетения настольного светильника, включавшегося по голосовой команде, еще и возможностью радиопередачи.
        Я отвлекся на приятное воспоминание. Навороченная защита кабинета совершенно не прореагировала на малюсенький алмазик, принесенный мной под ногтем указательного пальца. Случайное прикосновение к абажуру светильника, выполненного в стиле настольных ламп, которые показывают в старых советских фильмах, - и смазанный клеем алмаз остался в кабинете посла. А ночью мое плетение активировалось. Защита, разумеется, сработала, но, пока прибывшая по тревоге охрана искала несуществующих злоумышленников и ждала дежурного мага, в светильнике произошли необходимые изменения и плетение в алмазе полностью развеялось.
        Работая над тем проектом, я не раз добрым словом помянул свое любопытство, заставившее меня экспериментировать в гостинице искателей над вроде бы бесполезными вещами.
        Но это неважно. Вернемся к нашим баранам. Как я понял из разговоров, прослушку будет ставить какой-то маг. Хотя, полагаю, ничего особенного делать он не будет - так, активирует некий амулет, вот и вся работа. Вряд ли на такое дело подпишется мало-мальски квалифицированный специалист. Вот только как бы этот криворукий товарищ не подставил нас, случайно накосячив с взломом защиты. Попадать в руки местной стражи меня не тянет. Пожалуй, стоит заранее наведаться и немного доработать их защиту. Приняв такое решение, я заснул со спокойной совестью.
        Глава 7
        С утра все пошло наперекосяк. Началось с того, что едва я успел убрать постель, как примчался Харганк и попросил отправиться в центральный храм. Приехали какие-то шишки расследовать ситуацию с глючным порталом, они наверняка захотят пообщаться с моей персоной. Это означает, что утренний ритуал призыва благодати я пропущу и данные прослушки за вчерашний вечер будут потеряны. Надеюсь, задержат меня ненадолго, иначе я опоздаю на аудиенцию к послу, назначенную на сегодня. По большому счету это мелочь, в силу юного возраста мне подобное простительно, но именно сегодня меня должны вербовать, а «официальное прощение за заслуги перед короной» - штука очень нужная. После того как я получу эту бумажку, следствие по моему делу проводиться не будет. Его тут же закроют и забудут о нем до того момента, пока не случится что-нибудь экстраординарное. Например, всплывет достоверная информация о синтезаторе. Хотя даже при наличии прощалки Некварк посещать не стоит. Но это мелочь. Теперь я знаю, что к чему, и смогу найти другой вход в подземный город.
        В узком небольшом помещении перед стоявшим на столе технологическим монитором сидели двое: главный хранитель портальной сети Зенон и техник-помощник. Они внимательно смотрели, но не на монитор, а на лежащий рядом с ним планшет голографического ввода-вывода.
        - Растяни еще в шестнадцать раз. - Зенон, одетый в скромную форменную одежду светло-синего цвета, изготовленную из текалинового волокна, каждый грамм которого стоил около тридцати золотых, задумчиво запустил руку в шикарную бороду. Объемная картинка, изначально выглядевшая как некое подобие фрагмента трубы, висящей над планшетом, начала раздуваться под воздействием чего-то двигающегося внутри. Потом вздутие неожиданно лопнуло, и кусок бесформенной массы вывалился из разрыва.
        - Назад, и растяжение - еще в шестнадцать раз, - снова скомандовал хранитель.
        Техник, одетый в темно-зеленый наряд, набрал комбинацию на некоем подобии клавиатуры, и картинка начала двигаться в обратном порядке в сильно замедленном темпе.
        - Стоп. Увеличить.
        Над планшетом замерло изображение трубы за мгновение до разрыва.
        - По шагам, вперед.
        Картинка начала изменяться рывками.
        - Стоп. Еще увеличить.
        На трубе появилось четкое поперечное черное кольцо.
        Зенон, верный пес архимага, закрыл глаза, медленно откинулся на табуретке и прижался затылком к каменной стене сзади. Когда-то он не один год потратил на воссоздание «прерывателя». Это было древнее оружие тайных убийц, один из немногих амулетов, способных уничтожить носителя симбионта. Единственный экземпляр, созданный исключительно для ликвидации предыдущего архимага, был давным-давно уничтожен лично хранителем. И сейчас появление в руках неизвестных оружия, способного убить человека, прошедшего высшее посвящение, пугало. Зенон слишком привык к бессмертию.
        - Предвечный, мы допросили мальчишку и пришли к выводу, что он…
        - …совершенно ни при чем, - перебив техника, закончил хранитель.
        - Ну да… - смешался техник. - Кроме того, мы проверили: никто из первых лиц не планировал переход на то самое утро, это не покушение…
        - Разумеется. Это испытание. Кто-то добрался до древних секретов и решил проверить их на практике. И вам предстоит узнать, кто этот умелец. - Хранитель порталов помассировал лицо руками. - Если бы не череда случайностей, мы бы решили, что имеем дело с простым взрывом портала. Кстати, проверьте все случаи разрушения порталов за последние десять лет. Отдельно составьте список тех, в которых произошла потеря записей состояния.
        - А что с мальчишкой?
        - Оставьте в покое. Надеюсь, по вашим вопросам он ни о чем не догадался?
        - Нет.
        - Вот и прекрасно. Пусть живет с паломниками сколько хочет. Это даже удобно. Если захочет посвятить себя служению, направьте в какое-нибудь наше учебное заведение. Но не давите: ни у кого не должно возникнуть сомнений в том, что все случившееся - мелкий инцидент.
        Проболтав со столичными шишками почти до обеда, я едва успел на прием к послу. Хотя мог бы и не спешить. По моему делу ничего не пришло, и встречаться со мной посол не пожелал. Причем секретарь соизволил сообщить об этом только через два часа. А на выходе меня поймал неприметный человечек с серой внешностью, прямо истинный шпион. Утянув меня в кабинет, этот начинающий Джеймс Бонд, представившийся Гмакусом, полчаса ездил мне по ушам на тему «отечество в опасности», потом еще полчаса - на тему «страшнее контрабанды преступления нет».
        - Чем ты только думал, вывозя из страны ценнейший амулет?!.. - в порыве воскликнул он.
        По-моему, Гмакусу забыли изложить обстоятельства моего дела, но я не стал его поправлять. Практически сразу поняв, кто это такой и что ему нужно, я просто ждал, когда иссякнет его словесный понос и мы перейдем к делу. Наконец он выговорился и начался торг.
        - Разумеется, за его величество я готов жизнь положить. - Так, побольше вдохновения на лице. - Давайте его сюда.
        - Что-что? - Гмакус, похоже, был ошарашен моим вопросом.
        - Как - что? Приказ короля или, на худой конец, распоряжение посла о защите интересов короны! - Угу, я наивный юноша, возомнивший себя великим воином, которому если кто и приказывает, то исключительно король.
        - Понимаешь, - сказал Гмакус доверительным тоном, - дело слишком секретное, его нельзя доверить бумаге…
        А вот это ты, товарищ, зря сказал: данная ситуация описана в книжке по этикету. Это почти официальная формулировка, предполагающая некоторые сопутствующие действия. Правдивость слов требуется подтвердить, продемонстрировав особый перстень. Таких перстней в королевстве всего два: один - на складе, а второй - у какого-то чиновника шибко высокого ранга.
        - Перстня, я полагаю, у тебя тоже нет? - И взгляд сделать поехиднее. - Может, не будем трясти бантиком перед котенком, а перейдем сразу к делу? - Морду кирпичом, взгляд на переносицу, холодный и равнодушный. Эдакая игра в гляделки.
        Гмакус немного занервничал, но быстро пришел в себя.
        - Что ты хочешь? - спросил он спокойно и равнодушно. Неужели его нервная реакция мне примерещилась?
        - Прощалку для всех преступлений, кроме убийства.
        - Ты много хочешь. Но если дело вылупится…
        - Прощалку - до дела. Не знаю, что нам предстоит, но наверняка что-то рискованное, так что не хочу тебя соблазнять простым решением. Разумеется, при получении бумаги я принесу клятву на посольском камне правды.
        - Каким еще простым решением? - Дядька поднял одну бровь.
        - Есть человек - есть проблема, нет человека - нет проблемы. - Я буравил его взглядом, хотя ему, похоже, было все равно.
        - Подобные вопросы не в моей компетенции. Проще будет получить прощение за контрабанду. Фактически это можно устроить прямо сейчас.
        - Ты невнимательно читал мое дело. Контрабанда вынужденная, так что прощение за нее я получу в любом случае. Меня волнует только очень длинная и нудная процедура разбирательства в Некварке. С прощалкой мое присутствие на разбирательстве будет необязательным, и я смогу спокойно посетить несколько святых мест. Или поступить учиться. Или…
        - Понятно. - Гмакусу явно неинтересно было выслушивать планы человека, которому он уготовил участь покойника. - Хорошо, зайди через пару дней, я узнаю, что можно сделать. А возможно, мы откажемся от твоей помощи. - Он внимательно посмотрел на меня.
        Смотри-смотри, плевать я на тебя хотел: реального дела на меня нет, я хоть сейчас могу завербоваться к святошам, Харганк уже пару раз намекал на такую возможность.
        Выйдя из посольства, я направился прямиком в храм. Для вечернего призыва благодати было еще рано, но мне срочно приспичило пообщаться с богом. Вернее, с моим оборудованием, прослушивающим кабинет посла.
        Изучив записи, я узнал, что пришла команда закрыть мое дело о контрабанде и заставить меня как можно скорее вернуться в Некварк для прояснения некоторых вопросов. Кроме того, я узнал, почему секретарь так долго меня мурыжил. Оказывается, Гмакус был занят: обрабатывал другого бойца своей будущей армии. Обе эти беседы подслушивал наш подлинный наниматель, посол Лаугана. Забавно, но он и его помощник упорно считают меня незаконнорожденным сыном мелкого жреца, воспитанным при дворе архимага. Я уже собрался уходить, когда пошел сигнал на запись.
        В кабинет Абуса Халга влетел Баралис.
        - Господин посол, возникли проблемы. Мальчишка потребовал прощение мелких преступлений, - заявил он с порога.
        - Ничего страшного, пусть Гмакус напишет ходатайство. - Посол пожал плечами. - Мальчишка оказался чуть умнее, чем мы рассчитывали, но мы специально начали действовать заранее, так что времени для оформления бумаг вполне достаточно.
        - Но Гмакус не хочет писать ходатайство. - Баралис выглядел немного растерянным. - Он говорит, что не будет ничего писать, поскольку мальчишка явно что-то скрывает.
        - Не хочет писать, пусть не пишет, - равнодушно ответил посол. - Выдай Гмакусу присланный набор амулетов, у него уже есть пара носильщиков, пусть действует, как считает нужным.
        - Но там почти двести килограммов! - Парень был сбит с толку. - Как они их дотащат? А без амулетов ничего не получится…
        - Мальчик мой, - вздохнул посол, - для нас ничего не пропало. Твое положение останется твердым. Нас пригласили только для отвода глаз, и наше участие в переговорах по большей части номинальное. Основные переговоры пройдут без нас и тайно. Здешний король, - презрительная гримаса, - намерен создать альянс против бессмертных королей. Даже если бы мы знали точно, кому и что он обещает, наши шансы сорвать переговоры были бы весьма призрачными. А без информационной поддержки неудача просто гарантирована. Ее мы и спишем на нашего дорогого Гмакуса. Не забывай, его покровитель - наш конкурент, хотя все мы из одного лагеря. Все будет выглядеть так, будто мы выполняли их план, который провалился по их вине. А что касается нашего покровителя: если он и будет недоволен, то не сильно, ведь именно он настаивал на особой конфиденциальности. - Посол отложил в сторону документ, с которым работал, и поднялся. - Не забывай, что переговоры - лишь чрезвычайно удобная возможность выполнить волю покровителя и поссорить наших политических противников, так не вовремя решивших создать коалицию. Конечно, жалко упускать шанс
прослушать эти переговоры, но не стоит ради этого совать голову в петлю. - Он прошелся до двери кабинета и обратно. - Так что выдай Гмакусу все присланное, и пусть голова болит у него. - Посол усмехнулся и сделал жест, как будто бросает на стол воображаемые кости. - Его ход. Но скорее всего, через пару часов он положит ходатайство тебе на стол.
        Абус Халг с удовольствием наблюдал за удивленным выражением лица своего подчиненного. На самом деле он мог поставить золотой против дырявого ботинка, что ходатайство будет написано гораздо быстрее. Гмакус не захочет становиться жертвенным бараном. Но надо учить молодых всегда быть готовыми к проигрышу, чтобы не бросались сломя голову затыкать собственными задницами дыры в рушащихся планах.
        Прослушав довольно поучительную беседу посла с его помощником, я вышел из храма. Пожалуй, стоит прогуляться до дома старшего королевского советника Язога. Именно туда нам предстояло забраться и установить подслушивающее устройство. Двухсоткилограммовый амулет - это, безусловно, круто, но все же будет лучше, если я сам заранее навещу Язога и обезврежу тамошнюю защиту. С такими мыслями я поймал местное такси-бричку и отправился к дому королевского советника. Разумеется, я не стал действовать напрямую. Для этой поездки я заранее выяснил у Харганка местоположение ближайшего к дому Язога храма, куда меня и привезли.
        Да уж… Насчет «ближайшего храма» я несколько погорячился, как и насчет понятия
«дом». Гражданин королевский советник имел резиденцию в пригороде, так что топать от храма пришлось довольно далеко, и дом оказался вовсе не домом в привычном смысле этого слова: единое здание примерно в пять этажей, по площади равное нескольким городским кварталам, было выстроено по периметру прямоугольника. Из-за отсутствия в нижней части дома окон было невозможно определить точное количество этажей. Вот уж точно: мой дом - моя крепость. Именно эти мысли посещали меня при осмотре данного архитектурного шедевра. Единственное, что удивило, - количество входов. Двое ворот (судя по отделке, одни парадные, другие служебные) и почти десяток различных крылечек входов-выходов.
        Надетый на меня религиозный наряд оказался как нельзя кстати. Замерший в молитвенном экстазе паломник вызывал удивление у редких прохожих, зато не вызывал открытого интереса у местной стражи. Ссориться со жрецами - себе дороже. Стражники, наверняка наблюдавшие за мной через несколько имевшихся в стенах
«глаз», наблюдением и ограничивались. Я принял стоячий вариант одной из молитвенных поз (чему только не научишься, общаясь с местными паломниками: и в карточной игре мухлевать, и правильно, не уставая, сидеть или стоять в довольно неудобном положении) и занялся изучением функционирования одного из автоматизированных контрольно-пропускных пунктов. Он состоял из небольшого тамбура с двумя дверями: о существовании второй двери я догадался по просвечивающейся в магическом зрении копии плетения, управляющего замком. Имелся здесь и довольно примитивный анализатор ауры, активируемый при пересечении сетки из тончайших магических линий, перекрывавших дверную нишу. Проверка ауры меня не волновала. Механизм, имитирующий мою «честную» ауру, запросто мог показать любую другую: немного понаблюдав за обитателями комплекса, я легко получу нужный образец.
        Была и еще какая-то штука, тщательно защищенная от возможного анализа. Вот с ней и предстояло разобраться. Единственная часть, доступная для исследования - стандартный модуль интерфейса, способный обмениваться данными с помощью колебаний магического поля, - наводила на мысль, что все не так просто, как хотелось бы. Одной ауры для входа в дом явно недостаточно, нужен еще какой-то хитрый амулет. Ну что ж, придется посмотреть, что тут к чему.
        Наверное, я бы еще долго торчал возле резиденции, но, похоже, охранникам моя физиономия показалась слишком подозрительной. Они вызвали пару магов, которые вышли через изучаемую мной дверь. Я отметил, что при выходе механизм срабатывал в той же последовательности, что и при входе. То есть в тот момент, когда выходящий маг пересек сетку, активировался анализатор ауры, потом активировался магический обмен с амулетом в виде напульсника, после чего сработал замок на уже открытой двери. Похоже, ребята, создавшие эту мегаконструкцию, эффективностью не заморачивались. Хотя, возможно, это защита от воздействия на замок. Подключился, подал команду на открытие, замок открылся, а попробовал войти - тревога… Кстати, я внимательно все осмотрел: датчика открытия двери не было. Неужели так просто? Подключаемся к замку - и дверь открыта?
        Тут меня прервали: пришло сообщение от модифицированного мной стандартного амулета паломника о попытке сканирования. Молодые маги решили меня пощупать. Зря. В магическом зрении их прощупывание выглядело, как множество тонких нитей, тыкающихся в защиту, создаваемую моим амулетом. Даже мне было трудно различить отдельные нити, а для них, я думаю, это выглядело сплошным маревом. Уверенный в незаметности своих действий, я протянул щуп к ближайшему амулету-пропуску, висевшему на груди одного из магов. Как я и предполагал, ничего особо интересного: магический аналог Wi-Fi плюс логический блок, защищенный от анализа крошечным магическим экраном, и простейшие плетения для контроля целостности. В результате беглого, поверхностного анализа схемы обмена выяснилось, что обмен осуществляется исключительно данными. Жаль. Знаний, чтобы устроить магический «срыв стека», я пока не имею, поэтому данный канал для меня бесполезен.
        Зато в самом амулете нашлось несколько мест, куда я смог спокойно поместить парочку своих сверхтонких плетений. Нашел в репозитории подходящий шлюз
«радиоканал - магический канал». От идеи дополнить амулет подслушивающим устройством пришлось отказаться: емкость амулета слишком мала, а увеличив ее, можно вызвать подозрения. Кто знает, какую проверку проходят амулеты? На самом деле любая игра с плетениями - тоже риск, но вполне умеренный. Целостность плетений и отсутствие посторонних довесков проверить гораздо сложнее, чем энергонасыщенность, так что вряд ли этим будут заморачиваться.
        Мой замысел был достаточно очевиден. Скопирую ауру этого мага, подойду к двери и устрою туннелирование магического обмена через радиоканал. В результате на запрос идентификации ответит амулет мага, находящегося в здании. Проделав аналогичные манипуляции с амулетом второго мага, я, имитируя удавшийся взлом, немного изменил плетение амулета, в результате чего отключился внешний контур защиты. Как только защита спала, маги сразу попробовали ввести меня в гипнотический транс, создав очаг гиперактивности в области восприятия речевой информации. Угу, как же. Жрецы считают, что только у них есть право ковыряться в мозгах паствы: мой амулет паломника моментально раскалился и обжег меня, выводя из транса, так еще и сделал снимок ауры нападавших. Об этой недокументированной функции паломнического амулета я узнал в первый же день, анализируя плетение, показавшееся мне слишком сложным.
        Вздрогнув от обжигающего прикосновения, я открыл глаза и бросился бежать. Маги явно не ожидали такой прыти, но, по-видимому, были в курсе особенности амулетов, которыми снабжают паломников: в меня полетели два плетения, одно из которых должно было окончательно прикончить амулет. А вот не дождетесь. Мой амулет глючит только по моей команде. Пробежав квартал, я совершенно запыхался, но маги оказались в еще худшей форме: они отстали в самом начале преследования.
        А во время вечернего обхода я добросовестно слил сладкую парочку коменданту.
        - Просветленный, я сегодня столкнулся с непонятным… - Главное, сделать честное-честное выражение лица. Эмулируем отображение эмоций: сомнения, стеснительность, любопытство, надежда.
        - Что тебя обеспокоило? - Лоргнус смотрел теплым, чуть снисходительным, все понимающим взглядом.
        - Сегодня, когда я мысленно обращался к Спящему, мой амулет нагрелся и обжег меня.
        - В каком храме это случилось? - Коменданту следует лучше контролировать эмоции: его взгляд стал слишком внимательным и гораздо менее теплым. Пройдя в мою келью, он устроился на единственном стуле. - Присаживайся, - легкий взмах руки в направлении каменного ложа, - и расскажи подробнее… - Он сложил руки на пузе, перебирая то ли четки, то ли бусы.
        - Это случилось не в храме… - Так, усилить смущение, добавить признак сексуального желания. Глаза отводим, взгляд виноватый. Ого, ничего себе: в руках у него, оказывается, амулет, перед которым формируется плетение видеокамеры. - Это случилось перед таким странным огромным домом, у которого окна очень-очень высоко. - Я путано описал маршрут от храма к дому Язога.
        - А зачем же ты туда шел? - Этот вопрос явно очень заинтересовал коменданта: во взгляде уже ни капли тепла.
        Я усилил отображение в ауре смущения, добавил лживости.
        - Ну так… гулял… - В ауре ложь, сексуальное желание и смущение на максимум. Черт, забыл, что в таких случаях надо краснеть! Я лихорадочно перебрал доступные микроплетения, не нашел ничего подходящего, но, видимо, организм проникся, и я почувствовал на щеках пожар.
        Со смущенным мальчишкой, сидящим напротив, все было ясно. Увидел в храме симпатичную мордашку, пошел следом, пришел к дому королевского советника, а там, может, замечтался, а может, ждал возможности еще раз увидеть предмет воздыхания. В результате охрана проявила чрезмерную бдительность…
        При отце нынешнего короля это был бы не инцидент, а мелкое недоразумение, не стоящее упоминания в отчете. Но сейчас другие времена. Покойный король чтил Спящего и храм. А нынешний - плетет интриги, хочет встать вровень с пятеркой вечных королей, благословленных самим Спящим. Поэтому и приходится мучиться сомнениями, гадая по любому поводу, что это: ловушка или случайность. А может, король продолжает прощупывать храм на предмет решимости? Проглотят храмовники - можно давить дальше… «Ладно, сообщу предстоятелю, пусть у него голова болит», - мысленно вздохнул Лоргнус. И, прихватив у мальчишки амулет, двинулся дальше.
        Уф… Отбрехался… Я с наслаждением растянулся на постели. Завтра с утра надо будет получить у кастеляна новый амулет, который, кстати, следует тщательно проверить на возможные закладки: предыдущий-то я по записке настоятеля получил в лавке при общежитии, а этот выдадут персонально мне, хорошо хоть бесплатно. Потом надо снова сбегать к резиденции Язога, уточнить, в какой одежде приходят на работу слуги, и прикупить себе что-то похожее. Время поджимает, послезавтра надо проникнуть в дом. Взлом защиты надо обязательно закончить до того момента, как я получу прощалку. А если не получу, то сменю имя и попробую начать все сначала в другой стране.
        Магические светильники тлели, едва освещая середину подвала. Полутемные углы, затянутые паутиной, и рассохшиеся пустые винные бочки свидетельствовали о том, что этот подвал когда-то использовался как винный погреб. На импровизированном столе, сделанном из снятой с петель двери, которую положили на пару бочек, лежал человек с полубезумным от боли взглядом. Судя по одежде, страдалец был из мелких чиновников стражи.
        - Страдания легко прекратить. Ответь на мои вопросы, и страдания прекратятся навсегда, - ритмично говорил человек, стоящий рядом. - У меня много времени, и все это время ты проведешь в мучениях. Рассказав все, что меня интересует, сразу, ты бы получил деньги, - палач провел над лицом жертвы рукой, немного меняя воздействие болевого плетения, - рассказав все, что знаешь, в начале нашей беседы, ты бы получил жизнь, а сейчас в качестве награды ты можешь получить только быструю смерть. - Палач, одетый в форму со знаками различия старшего королевского дознавателя, вздохнул: - Поверь мне, легкая смерть, и только для тебя, - это очень щедрое предложение. Если будешь упорствовать, я буду вынужден притащить сюда твою дочь. И тогда тебе придется выпрашивать легкую смерть уже для обоих. - Палач помолчал, затем нагнулся и, глядя жертве в глаза, все тем же равнодушным голосом спросил: - Мне подняться за девочкой? - Неизвестно, что еще, кроме ненависти, он увидел в глазах жертвы, но, дотронувшись до шеи чиновника, он ослабил воздействие парализующего и болевого плетений. При этом в момент касания по его лицу
скользнула едва заметная гримаса отвращения.
        - Не трогай девочку, я расскажу…
        - Рассказывай.
        - Предполагается, что преступников было двое, - хриплым голосом заговорил чиновник. - Один из них - ребенок с магическим даром непонятного уровня, второй - маг, прошедший очень странное посвящение.
        - Почему решили, что их двое? - спросил палач.
        - Во-первых, мальчишка не мог освободиться из лаборатории Кейрана без посторонней помощи, а во-вторых, в Некварке обнаружен человек со специфическим проклятием. В момент наложения этого проклятия мальчишка, получивший сильный удар по голове, был просто не в состоянии что-либо делать. Да и откуда у ребенка подобные знания? Значит, действовал второй, и именно этот второй является магом.
        - Про Некварк подробнее.
        - По приказу мастера Симаса нам докладывали обо всех необычных происшествиях. Так к нам попало сообщение одного агента, по которому вышли на человека с очень необычным проклятием. Допросили его. Выяснили, что он в составе банды ограбил юнца, по описанию очень похожего на мальчишку, пропавшего из дома Кейрана. Подросток прибыл в город один, в результате нападения получил сильнейшее сотрясение мозга. А меньше чем через час грабителей нашел неизвестный маг, изъял украденные вещи и наложил проклятие. Мастер Симас считает, что по какой-то причине мальчишку взял под крыло маг, убивший Кейрана. - Голос чиновника немного окреп. - В Некварке следы обоих теряются. Но после их прибытия было несколько случаев хищения энергии из дорожных магопроводов, чего ранее в этом городе не происходило. Так что, скорее всего, из вашего мальчишки давно сделали амулет для кражи силы. - Лежащий криво ухмыльнулся.
        Палач прошелся из угла в угол и остановился, глубоко задумавшись. На первый взгляд описанные события совершенно не связаны друг с другом, но плетение контроля правдивости показывало, что допрашиваемый верит в то, что говорит. Палач поморщился. Слишком мелкий чиновник, знает лишь пару фактов и выводы аналитиков. Вот кого хотелось бы допросить, только добраться до них нереально. Придется этого доить досуха.
        - Что-то еще?
        - Все, больше ничего не знаю.
        - Видимо, все же стоит сходить за девочкой, - задумчиво произнес палач. - Наверное, следует сделать ее женщиной прямо на твоих глазах.
        - Не надо! - прохрипел чиновник и быстро заговорил: - В Некварке было наложено еще одно проклятие. На высшего чиновника. В тех местах, где он побывал, перестают действовать огненные арбалеты. Понять, в чем дело, пока не удалось. Это все. - Чиновник закрыл глаза.
        - Вот и хорошо. - Палач дотронулся пальцем до груди жертвы напротив сердца. - Вот и хорошо, - повторил он. Потом с его пальца стекло плетение, достигшее нервных клеток, управляющих сердечной мышцей.
        Умертвив допрашиваемого, палач поднял с пола небольшой чемоданчик и небрежно положил его на умершего. Открыв замки, достал комплект одежды. Спящий, управлявший палачом, всегда заботился о хороших, качественных телах. Вот и сейчас он перед операцией переодел марионетку в костюм служащего высокого ранга. Таким обычно вопросов не задают и в лицо пристально не смотрят. Сейчас он переоденет его обратно, отведет домой, напоит вином и уложит спать, предварительно уничтожив воспоминания о том, что этой ночью ему довелось поработать палачом. Завтра этот человек проснется в собственной постели, встанет, в очередной раз обругает себя за то, что вчера надрался в одиночестве, и, позавтракав, пойдет на службу.
        Спал я плохо и вскочил рано. Всю ночь мне снились разные ужасы, связанные с проникновением в дом советника. А разбудила меня внезапно приснившаяся идея. Незатейливая, как грабли. Однако почему-то столь очевидное решение раньше мне в голову не приходило. Убрав постель, я достал из тайника, в котором хранил вещи, пластину своего подземного сканера. Если ее пустить в действие возле интересующего меня дома, разумеется, поднимется тревога. Но раньше, во всех своих предыдущих рассуждениях, я почему-то не задумывался над простейшей возможностью сразу смыться. Бегущий человек, безусловно, привлечет внимание. С моей стороны это было бы фактически признанием собственной вины, но что мешает уехать в бричке? К тому же половина местных извозчиков гоняют так же безумно, как наши таксисты.
        Полностью поглощенный обдумыванием этой идеи, я позавтракал и отправился искать кастеляна. Нанять извозчика для «проезда мимо дома» - значит гарантированно засветиться перед местной секретной службой, до которой слух о таком странном заказе наверняка дойдет довольно быстро. Это если сам извозчик не окажется их агентом: а то ведь можно сразу залететь в подвалы местной службы безопасности. Отловил кастеляна, получил новый амулет с запасом силы, раза в четыре превышающим запас предыдущего. А уж сложность плетений… Ковыряться, пытаясь в них разобраться, не хотелось совершенно, но деваться некуда.
        Копать глубоко я не стал, просто выделил известные блоки: звукозаписывающий, анализатор ауры и довольно забавный модуль, фиксирующий перемещения амулета. Забавный - потому что, судя по описанию в моей базе, основную информацию он получает, анализируя четыре радиосигнала, поступающие со спутников. Но эта система не работала, и фиксация шла по резервной схеме: магический гироскоп анализировал направление и скорость моего движения. Но больше всего меня поразило то, что один из радиоканалов работал! То есть на орбите болтался как минимум один исправный спутник. Анализировать плетения, чтобы отключить слежку, мне не хотелось, и я оставил амулет в храме, который посетил для утреннего прослушивания записей своей подслушивающей системы. Просто прилепил амулет к одной из ножек подставки для курительных палочек, в которую внедрил плетение, имитирующее ауру паломника, погруженного в глубокий молитвенный транс.
        Выйдя из храма, прежде всего отправился на рынок. Данных по униформе прислуги у меня не было, но время поджимало. Я приобрел темно-серые штаны и куртку из плотной ткани, ориентируясь на то, как были одеты мальчишки примерно моего возраста. Переодевшись в одном из закоулков, сложил свою одежду паломника в заранее купленный заплечный мешок, соответствующий местной моде. Отправившись на рекогносцировку, сразу столкнулся с неудобствами. Местный таксист не верил в мою платежеспособность и вовсе не горел желанием везти меня куда-либо. Согласился только после предоплаты. В таком виде я явно не тяну на приличного клиента. Досадно оставлять столь заметный след, но делать нечего, и я указал единственное место, название которого мне было известно:
        - Храм великого Спящего.
        От храма я пешком добрался до нужной точки.
        Выяснилось, что любое явление имеет не только отрицательную сторону. Мой новый наряд можно было запросто сравнить с шапкой-невидимкой. На меня никто не обращал внимания. Иногда на меня косились охранники, шаставшие возле особняков, да и те забывали о моем существовании, едва я отходил от охраняемого здания. Прилично истоптав ноги, я определил пару пивных заведений как возможные псевдоцели своих будущих поездок. Наступил конец рабочего дня. Я наблюдал за тем, как поденная прислуга выходит из резиденции Язога. Проверить правильность подбора спецодежды так и не удалось. Среди поденщиков абсолютное большинство составляли немолодые женщины. Или среди прислуги вообще нет подростков, или они постоянно проживают в доме и хорошо всем известны. Это плохо.
        Отметившись на вечернем призыве благодати, прослушав накопленные записи и забрав свой амулет паломника, я вернулся в нашу религиозную общагу. Здесь как раз происходила очередная смена контингента. Половина ранее тусовавшихся бездельников сменились новыми, а вся общага гудела, как разворошенный улей. Сколько тут живу, не могу понять принцип «ротации» местных кадров. Народ куда-то уходит, откуда-то приходит, непонятно чем зарабатывает на жизнь… И главное, зачем все это нужно жрецам, финансирующим подобный балаган? Но неважно, мне бардак только на руку.
        В такие дни комендант, до ночи занятый беседами с новоприбывшими, вечерний обход не производил. Я сварганил на кровати имитатор ауры себя спящего, бросил на него амулет и, переодевшись в «штатское», незаметно выскользнул за дверь. Уже на улице я удобно устроил пластину сканера в пустом заплечном мешке и на гудящих ногах отправился к одному из богемных заведений в центре Теналока. Причина такого странного выбора начала маршрута крылась в отсутствии более близкого объекта, с которого можно было бы начать путешествие, не вызывая подозрений. А так получался треугольник: ресторан «Регордах» в центре - закусочная «Счастливый боров» - бордель «Шалунья» - и обратно центр города. При этом я с разных сторон трижды проеду мимо интересующего меня поместья.
        К «Регордаху» я подошел, когда уже стемнело. Этот ресторан недаром считался главной «пивнушкой» если не страны, то уж столицы точно. Трехэтажный особняк с большой удобной парковкой и, как говорили, изумительной кухней призывно сиял огнями магических светильников. Я выбрал его за одну приятную особенность, обнаруженную бездельниками, с которыми я делил кров. Четверо паломников, получив за какие-то заслуги новенькие комплекты одежды, привели себя в надлежащий вид и стали похожи на младших жрецов. Разумеется, обмануться на их счет мог только человек, далекий от внутренней жизни храма. По-видимому, в ресторане работали именно такие: четверых предприимчивых паломников впустили в зал для незнатных гостей. Они славно погуляли и, не рассчитавшись, выскользнули через черный ход.
        Детальным описанием веселого вечера ребята здорово достали не только меня, но и прочих паломников, присутствующих на утренних трапезах. Но в результате их
«просветительской» деятельности я имел довольно сносное представление о том, как пройти из холла ресторана на задний двор. Это и навело меня на мысль о несложном отвлекающем маневре. Подросток в дешевой одежде, разъезжающий в бричке, не привлечет к себе внимание только в том случае, если случайные свидетели будут уверены, что мальчишка катается не просто так, а выполняет задание высшего руководства.
        Обеспечить эту уверенность призван несложный спектакль, который я собирался разыграть у входа в ресторан. Представьте себе: из главных дверей ресторана выскакивает мальчишка, выпучив глаза. В одной руке он держит чем-то наполненный мешок, в другой сжимает листок бумаги. Мальчишка бросается к ближайшему таксисту, сует деньги и читает по бумажке адрес пивнушки. Вряд ли кто посчитает, что юнец действует по своей инициативе. А на возможные вопросы кучера был заготовлен ответ:
«Хозяин послал найти его друга». Все это вполне в духе местной аристократии, главное - принять достаточно испуганный вид. Был некоторый риск, что слуги, стоящие при входе и открывающие двери, могут неадекватно среагировать, но при таком развитии событий я собирался крикнуть: «Приказ барона Штирлица». Фамилия нашего разведчика была созвучна фамилиям сразу нескольких знатных семей. Вряд ли кто захочет связываться с дворянином, который, судя по одежде слуги, явно небогат, но, несомненно, обладает огромными амбициями. А еще он, возможно, сильно не в духе.
        По всей видимости, эти планы, продиктованные моей не в меру разыгравшейся паранойей, были излишними, но паранойя настаивала, и я поддался. Та же паранойя указала мне на необходимость загримироваться. Накладные усы или бороду достать было негде, но большое количество прочитанных детективов подсказало выход. Не хуже бороды действует какой-нибудь яркий предмет одежды или дефект лица, отвлекающий внимание на себя. Менять одежду надо было раньше, а вот что-то вроде шрама или бородавки можно оформить.
        Резать лицо не хотелось, так что я заглянул в репозиторий на предмет плетений, создающих имитацию шрамов или бородавок. На худой конец, сойдет и простое пигментное пятно, лишь бы потом можно было его убрать. В базе данных имелась целая коллекция шрамов. Формирующие их плетения делились на разные категории по времени действия, по степени правдоподобности, по имитируемым повреждениям и еще много чему. Имелось и плетение-редактор, позволяющее создать вариант для любого шрама, увиденного или представленного больным воображением.
        Ничего редактировать я, естественно, не стал, выбрал готовое плетение, создающее форму шрама, разработанную специально для сокрытия лица. А главное, этот дефект быстро и легко удаляется любым лечебным плетением. Небольшое жжение - и, ощупав лицо, я понял, что оно представляет собой один большой шрам.
        Известную истину: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги» - мне напомнили сразу, как только я под аккомпанемент немного приглушенных звуков, явно доносившихся с кухни, вошел через черный ход ресторана. План, казавшийся элементарным («войти в одну дверь, пройти по коридору и выйти в другую»), рассыпался в прах. Какой-то парень чуть постарше меня, выскочивший из боковой двери, видимо, принял меня за вора. С криком: «Ах ты, воровское отродье! Ты что это, баран, лезешь в чужой огород?!» - он окатил меня грязной жижей из кастрюли, которую нес перед собой. При этом парень попытался пнуть меня ногой. Но к своему несчастью, поскользнулся на жирном полу и вторую половину кастрюли выплеснул на себя.
        Но на этом злоключения нападавшего не закончились. С перепугу я всадил в него парализующий заряд. Ему еще очень повезло: перед тем как войти, я поменял настройки, и движение, обычно вызывавшее атаку фаербольчиков, теперь запускало только парализацию.
        Оставив обидчика отдыхать на полу, я заглянул в дверь, из-за которой парень недавно выскочил. Лицо обдало жаром. Я увидел огромную кухню, заставленную длинными приборами, очень похожими на наши столовские электрические плиты. На этих плитах стояли большие и маленькие кастрюли, в которых что-то булькало и парило.
        Вокруг плит бегала дюжина поваров в красной форме, постоянно помешивая содержимое кастрюлек. Человек пять скопилось в углу возле непонятной машины: двое крутили боковую ручку агрегата, остальные что-то засовывали сверху и что-то выгребали снизу. Еще человек пять, лихо орудуя ножами, кромсали зелень на другом конце кухни. Все эти кухонные обитатели создавали жуткий шум, стремясь перекричать друг друга. Внимания на меня никто не обратил, и я прикрыл дверь.
        Я глянул на парнишку, по вине которого моя одежда не просто промокла, а была изгажена и жутко воняла. Осмотрел одежду обидчика. Тут тоже ловить нечего. Возможно, его пародия на форменную куртку и была когда-то чистой, но сейчас она явно переживала не лучшие времена. Идти в таком виде дальше - значит привлечь к себе всеобщее внимание. И тут я удачно вспомнил одну компьютерную игру, в которой лысый мужик со штрихкодом на затылке, постоянно переодеваясь, пробирался куда угодно. Разумеется, одежду для переодеваний ему предусмотрительно раскладывали разработчики игры, но места, где она может лежать, ребята брали отнюдь не с потолка.
        Так… Надо поискать раздевалку для обслуживающего персонала. В том, что она есть, не может быть сомнений: вряд ли люди ходят по улице в красном клоунском наряде. Но раз я собираюсь здесь задержаться, надо спрятать лежащего в обмороке поваренка. Схватив парнишку за ноги, поволок его наружу. Затащив агрессивного юнца в один из темных углов, подальше от зловонного ящика с помоями, я для профилактики добавил ему еще один парализующий заряд. Скинул грязную куртку и, стерев ею капли, попавшие на штаны, уселся прямо на тело обидчика, размышляя, что делать дальше. Необходим план особняка, хотя тупой обход помещений казался мне малореальным и небезопасным.
        Однако возвращаться, отказавшись от своих намерений, было бы обидно. Немного поколебавшись, я решил, что пивнушку, хоть и крутую, вряд ли будут охранять, словно резиденцию одного из первых лиц государства. Я активировал сканер в режиме непрерывного наблюдения. Через несколько минут стало ясно, что я был прав и неправ одновременно. Судя по активным перемещениям крупных скоплений органики, прикрытых амулетами, имеющими существенный запас силы, мои действия не остались незамеченными. Но, понаблюдав за маршрутами их движения, я понял, что товарищи методично прочесывают все здание. Значит, у них просто нет возможности определить местоположение источника сканирующей магии, это хорошая новость.
        Вторая хорошая новость: с момента начала сканирования до момента, когда охрана бросилась на поиски, прошло около пяти минут. Или у ребят сильно замедленная реакция, или из-за амулетов гостей в здании стоит такой магический шум, что распознать даже столь масштабное сканирование удалось далеко не сразу. В любом случае переход на импульсное сканирование с периодом две-три минуты создаст им серьезные трудности в обнаружении источника магических возмущений.
        Переведя сканер в новый режим работы, я задумался. Нерешенным оставался вопрос, как обнаружить раздевалку. Просмотр полученных трехмерных планов помещений никаких идей не давал. От размышлений меня отвлек зашевелившийся поваренок, на котором я сидел. Еще один парализующий шарик убедил клиента лежать смирно, а меня навел на очевидную мысль. Зачем искать раздевалку, если можно просто снять одежду с подходящего экземпляра из прислуги?
        Глава 8
        Этот вечер явно обещал быть удачным. Не зря Карбан в начале месяца отдал серебряную монету за возможность в течение ближайшей недели вставать на самое прибыльное место возле парадного входа ресторана. Подвыпившим состоятельным клиентам было лень идти куда-то дальше, а завышенные в два-три раза расценки они просто не замечали. Особенно Карбану нравилось обслуживать любителей разных затей. Главное - взять деньги и спрятать их в специальном тайнике до начала затеи. А стеснительные таксисты-чистоплюи пусть отказываются. Он усмехнулся и потер почти заживший фингал. Вот, например, последний случай… Ну и что с того, что получил по морде? Золотой, уплаченный двумя крепко подвыпившими торговцами, вполне окупил и фингал, и неприятности со стражей, и ремонт брички.
        Карбан довольно потянулся. Еще несколько подобных клиентов - и покупка собственного дилижанса станет реальностью. Вот только «затеи» обычно случаются во второй половине ночи, когда одуревшие от пьянки богатеи начинают чудить. Пока же ожидаются обычные, но все равно солидные и выгодные пассажиры. В эту секунду двери ресторана широко распахнулись. Карбан было напрягся, но, увидев выскочившего посыльного, расслабился и презрительно скривился. Это не клиент. Но мальчишка, вместо того чтобы бежать в город или, на худой конец, в сторону дешевых извозчиков, не заплативших за место и сиротливо приткнувшихся за углом, бросился к нему.
        Как ни странно, но за мальчишкой бросился привратник. Он почти настиг беглеца, схватив его за плечо возле брички Карбана, но споткнулся и упал. Посыльный развернулся и бросил перед носом привратника монету.
        «Восемьдесят манок», - определил Карбан наметанным глазом.
        Мальчишка не торопясь развернулся и, тяжело дыша, направился к Карбану. Привратник остался лежать.
        «Еще бы, - понимающе хмыкнул Карбан, - за половину серебряного любой бы изобразил потерю сознания».
        А мальчишка непрост. Посыльный, пробежавший двадцать шагов, так дышать не будет. Наверняка барчук, свинтивший от наставника. Вот и в бричку уселся привычно и уверенно.
        «Надо бы его немного подоить», - решил Карбан и мысленно улыбнулся.
        Мальчишка бросил кучеру мелкую серебряную монетку:
        - «Счастливый боров», очень быстро.
        - Мигом домчим! - Карбан щелкнул кнутом, выводя лошадей из полусонного состояния.
        Через пять минут они прибыли к указанному месту.
        - Жди здесь. - Мальчишка выпрыгнул из кареты и скрылся за дверями «Счастливого борова».
        Карбан скрипнул зубами. Надо же, как не повезло нарваться. Неладное Карбан почуял в ту минуту, когда, остановившись в полутемном переулке, глянул в глаза барчука. Хотя нет, неладное он почуял еще раньше, когда впервые увидел изуродованное лицо своего пассажира. Но жадность, проклятая жадность заставила произнести слова, после которых мелкий паршивец сел Карбану на шею:
        - Молодой господин хочет ехать в опасный район, значит, надо доплатить за риск. Иначе придется вернуться за вашим наставником… - Сколько раз эти слова приносили Карбану неплохой улов: от половины серебряного до половины золотого. Но не в данном случае. Правда, кучер об этом еще не знал.
        - Пожалуйста, не надо! - Испуганный голос подростка дрожал. Это-то и обмануло Карбана. Эх, если бы не уродство гаденыша, вызывающее острое желание отвести взгляд от его лица. Уж по глазам-то Карбан, опытный в таких делах, наверняка распознал бы игру.
        - Золотой! - зарвался кучер. - Или едем обратно. Сдам тебя твоему наставнику.
        Мальчишка замялся, достал откуда-то несколько золотых, пересчитал их и, чуток подумав, со вздохом обреченно сказал:
        - Едем обратно.
        Такого облома у кучера не было давно. Из его рук вырвали верный золотой. Может, поэтому он и утратил бдительность. А может, потому, что в руках маленького мерзавца была именно та сумма, которой Карбану не хватало для реализации его мечты. Он совсем потерял голову. Не отрывая глаз от призывно блестевших золотых кружочков, которые паршивец крутил между пальцами, он заявил:
        - Или гони золотой, или вылезай. Здесь тебя быстро отучат от жадности. - С довольной улыбкой он посмотрел в глаза своей жертве.
        И тут улыбка медленно сползла с его губ, а по спине промчался хоровод мурашек. Нет, в глазах барчука он не увидел ни злости, ни ненависти. В них были спокойствие и не просто уверенность в себе, а вообще полное отсутствие чувств. Рядом с Карбаном в теле барчука сидело нечто, лишенное всего человеческого, уверенное в своей силе и в праве ее применить. Нечто, решающее его судьбу с равнодушием ростовщика, начисляющего убийственные проценты. Карбан мотнул головой, отгоняя наваждение, и услышал негромкую речь клиента:
        - Я думаю, мы придем к согласию и без золота. - Мальчишка немного помолчал. - Или не придем. Но тогда завтра кому-то придется отвечать на вопросы следователя под венцом правды.
        Карбан потянулся за ножом, спрятанным под сиденьем как раз на такой случай.
        - Или этого кого-то похоронят завтра на свалке, - продолжил юный пакостник, наблюдая за рукой Карбана совершенно пустыми глазами.
        - Что тебе от меня надо? - выдавил из себя Карбан.
        - Оказать услуги, за которые я заплатил. Будешь катать меня по городским злачным местам и ждать, пока я буду развлекаться.
        В сопровождении официанта я поднялся на второй этаж и прошел в отдельный двухместный кабинет. Я еще ни разу не был в столь дорогих ресторанах. Интересные у них порядки. Привратник даже глазом не моргнул, когда я вылез из брички. Только протянул руку за чаевыми. Не знаю, сколько надо было дать, но десять манок оказалось явно достаточно: он с поклоном распахнул дверь. Подскочивший официант, получив свои десять манок, стал сама любезность и сразу поинтересовался, кого я ожидаю. Узнав, что я зашел по-быстрому перекусить, но так, чтобы мне не мешали, еще раз глянул на меня и понимающе кивнул, после чего без слов отвел в кабинет. Шикарно, слов нет. Блюда, выбранные мной по подсказке официанта, буквально таяли во рту. В основной зал выходило окно. Через него было хорошо видно окруженную столиками сцену, на которой некая девица под аккомпанемент двух музыкальных инструментов непривычного вида что-то пела на вечную тему разбитого сердца.
        Хотя все получилось совсем не так, как было задумано, все же я сделал снимок интересующего меня поместья. И теперь, неторопливо пережевывая салат, я просматривал трехмерную модель. В принципе снимок достаточно полон, есть все, что нужно. Есть даже бонус: несколько узких проходов явно были тайными ходами. Я изучал план, помечая комнаты. Вот большое помещение, в котором находилась группа людей, висящих над полом: видимо, то, на чем они лежали, не зафиксировалось сканером. Можно уверенно сказать, что это казарма.
        Двигаемся дальше. Четко видны силовые и информационные магопроводы, идущие к магокомпу, пометим помещение как «серверную». На втором уровне подвала - распределитель магической энергии, питаемый от мощного магопровода, уходящего за пределы сканированной зоны. Это у нас будет распределитель энергии. Прослеживая необычно толстый магопровод, я наткнулся на сверхзащищенную плетениями комнату, в которой находилось что-то жутко энергоемкое. Что это такое, я понятия не имею, но, так как это «что-то» помешать мне, видимо, не может, оставим его в покое. От серверной далеко, тайных ходов рядом нет, если буду мимо проходить - загляну.
        А вот рядом с серверной - комната с большим количеством магических конструкций на стенах и сидящими перед ними организмами. Явно караулка и одновременно центр наблюдения, пометим как «центральную пультовую». Прикинул я и возможность проникновения. Во-первых, это можно сделать сверху, перекинув веревку с соседнего здания: я видел в кино, как такое делают. Честно говоря, не вдохновляет, но как вариант… Потом уже - продуманный способ через штатные двери, обманув систему безопасности. Также имелась возможность проникнуть в здание через подвал. Похоже, это самый лучший способ. Судя по фрагменту подземелья, попавшему в сканер, было три штатных прохода, выводивших на третий уровень подвала, и еще несколько мест, куда я мог легко проникнуть, пробравшись подземными ходами и вырезав дырку в стене. Ладно, раз уж все равно запугал возницу, то проедусь по задуманному маршруту.
        Сделав «почетный круг», мы уже подъезжали к «Регордаху», когда я, все это время сравнивающий сканы, сообразил: такое скопление народу в подвале, образовавшееся после первого сканирования, может значить только одно. Проникновения ждут. Причем проникновения снизу, из подземных катакомб. Черт! Почти вся охрана скопилась в подвале. В комнате, которая, судя по обилию магической техники, была «центральной пультовой», осталось меньше половины операторов. Лучшего момента и быть не могло.
        - Разворачивай! - Я схватил кучера за руку. - Назад в «Шалунью»!
        Я уже думал, что придется трясти мужика, но на ближайшем перекрестке он повернул направо, потом еще раз свернул в какой-то узкий проулок, и вот мы несемся обратным курсом.
        Быстро просматриваю те ходы, которые, учитывая их узость и запутанность, наверняка являются тайными. Ищу место поближе к входу, через которое легче всего попасть внутрь. План прост: проникнуть в систему тайных ходов и там уже резвиться, пытаясь взять под свой контроль магокомп охраны. А когда понадобится выйти, что-нибудь придумаю. Тем временем я обнаружил в стене, возле которой вилась винтовая лестница, секретную дверь. Примерно посередине. Правда, у входа, ведущего на лестницу, сидит охранник. Ну ничего, значит, у меня будет еще и форма охраны.
        - Стой! - приказал я извозчику.
        Тот натянул поводья, и лошади встали как вкопанные.
        - Какого… - Взбешенный мужик хотел было повернуться ко мне, но внезапно замер и стал заваливаться в сторону, заполучив удар парализующим плетением.
        Подхватив обездвиженного кучера и не давая ему вывалиться из коляски, я аккуратно пристроил его на сиденье. Ну устал человек, заснул… что тут такого? Ничего особенного, если, конечно, не учитывать место отдыха.
        Лошади нервно перебирали ногами. Я проверил работу своего «жучка», подсунутого одному из магов, напялил на себя ауру этого деятеля и выскочил из коляски. Уверенным шагом - вдруг меня видят охранники, оставшиеся в караулке, - вошел в дверь. Признаться, в момент, когда я схватился за ручку, сердце ушло в пятки. Однако спроектированная мной система сработала: замок пусть с небольшой задержкой, но открылся.
        Проходя через тамбур, я опять испытал укол страха. Оборвалась связь с амулетом-ключом, но я припустил так, что успел проскочить вторую дверь до того, как система сделала повторный запрос. С тем стражником, что сидел в комнатке возле входа и дублировал систему контроля, я разделался, присев и пульнув шарик парализации через стену под окном. Это же надо додуматься - поставить на стекло окна защиту от всего на свете, включая физическое нападение, и не озаботиться стеной под этим окном! Шарик, носитель плетения, легко прошел через толстую стену
        - и немолодой охранник замер с удивленным выражением лица. И я его вполне понимаю. Дремлешь себе на вахте, где ходят только те, кого знаешь много лет, а тут влетает нечто в красном мундире с кучей блестящих цепочек и бляшек. Надо сказать, наряд, позаимствованный мной у посыльного из «Регордаха», производил сильное впечатление на неподготовленную психику. У вахтера была обоснованная причина впасть в ступор.
        Первоначальный план обзавестись формой охранника я отбросил сразу, едва вошел, ибо первое, что я увидел, была видеокамера, висевшая напротив входа. Плохо. На внутренний видеоконтроль помещений я не рассчитывал. Надеюсь, камеры здесь только в ключевых местах, иначе можно сразу отсюда линять. В любом случае вскрывать дверь в каптерку вахтера - мысль не самая разумная. Но мой план строился вовсе не на переодеваниях: хламида вахтера фигурировала лишь в качестве потенциального бонуса, от которого я легко отказался. Сделав вид, что присел просто поправить обувь, я выпрямился и уверенным шагом прошел в одну из дверей, выведшую меня на площадку винтовой лестницы. Видеокамеры здесь не было. Поднявшись на один виток, я тщательно осмотрел стену. Точнее, каменную дверь, которая внешне выглядела как стена, но на моем трехмерном снимке дома была обозначена как дверь.
        Через пару минут внимательного вглядывания в магическом диапазоне и прощупывания магическими щупами стал понятен принцип работы механизма замка. Конечно, разбираться в его работе детально не имело смысла. Например, схема движения двери меня вообще не интересовала: отодвинется - и ладно. Но, осматривая блок управления, спрятанный в глубине стены, я немного пожалел, что не прихватил с собой резак. Устройство было чисто механическим и весьма сложным. А самым неприятным оказалось то, что дверь открывалась изнутри. По-видимому, этот ход был предназначен для экстренной эвакуации, так как, судя по конструкции, открывался он быстро, за счет опускания противовеса, удерживаемого с помощью небольшой защелки, а закрывался довольно долго и муторно. Обратно этот противовес поднимался торчащим из стены колесом с рукояткой, которое закрывало еще и дверь. Защелку контролировал другой, еще более сложный механизм, являвшийся, судя по наличию колес с вытравленными на них знаками, аналогом кодового замка.
        Наконец после нескольких неудачных попыток мне удалось сформировать внутри этой защелки плетение, разрушающее межмолекулярные связи, и подвести к нему энергию. Мгновение - и ось, на которой крепилась защелка, рассыпалась в мелкую пыль. Противовес поехал вниз, давая энергию механизму, и дверь, уйдя в стену, отъехала в сторону. Проскользнув внутрь, я бросился крутить рукоятку, закрывающую дверь. Механизм содержался в отличном состоянии, при вращении даже слышалось тихое чваканье смазки, но все равно к моменту, когда дверь с величественной неторопливостью закрылась, я был весь мокрый. Нервы, наверное.
        Я устроил небольшой участок взаимной диффузии оси и подшипника, после чего устало сел прямо на пол, покрытый толстым слоем пыли. Осмотрев следы, пришел к выводу, что единственным, кто посещал это помещение, был человек, обслуживающий механизм двери. Но слой пыли, успевший покрыть его следы, однозначно говорил о том, что произошло это событие довольно-таки давно. Первая часть моего плана выполнена, пусть и с незначительными упрощениями. Сейчас немного отдышусь и пойду выполнять вторую.
        - Помет помойной крысы! Пустоголовые бараны! - Монтиг, правая рука следящего за порядком и глава тайной стражи, ходил перед стоящими навытяжку подчиненными. - Как! Как так получилось, что вы заметили проникновение только через двадцать минут? - Онемевший от гнева начальник, красный, словно вареный рак, не найдя нужных слов, дважды махнул сжатыми в кулаки руками.
        Но Корган, командующий охраной дома, предпочел бы, чтобы его ударили. Все оскорбления и наказания, которыми мог наградить разошедшийся начальник, были мелочью по сравнению с уязвленной профессиональной гордостью. Неизвестный шпион фактически макнул его, воина, достигшего вершин в искусстве охраны, головой в выгребную яму. Если бы враг использовал какие-нибудь навороченные магические игрушки, было бы не так обидно, но тот воспользовался элементарными приемами. И явное наличие у него высокопоставленного сообщника нисколько не оправдывало Коргана.
        Еще более обидным было то, что Корган никак не мог понять цель проникновения. Он по мгновениям восстановил передвижения вражеского агента, начиная от захвата одежды посыльного и заканчивая побегом через выбитую взрывом стену. Он практически на коленках прополз весь маршрут врага в доме, благо в слое пыли хорошо отпечатались следы, давая возможность точно проследить все перемещения шпиона. Не надеясь на свой дар, он пригласил нескольких профессиональных экспертов из стражи, но все равно не мог понять, зачем была проведена столь дерзкая и опасная акция. Подчиненные выдвинули гипотезу, будто кто-то хотел «щелкнуть по носу» их начальника, но Корган в подобное не верил. Нет, этот человек вошел, чтобы сделать свои темные дела, и вышел, когда все закончил. Не устрой он отвлекающий взрыв, разворотивший стену тайного хода, они бы не скоро догадались о том, что враг вовсю пользуется системой подземных ходов, некоторые из которых неизвестны даже Коргану.
        Наличие у агента вражеской разведки плана этих самых ходов указывает на профессионализм «крысы», снабдившей нанимателя нужной документацией. Такими агентами не рискуют просто так. Теперь руководству придется срочно искать новое помещение для неофициальных переговоров. Кстати, вот возможная причина проникновения. Вынудить переговорщиков перебазироваться в то место, которое врагам будет удобно контролировать… Тут Коргану пришлось оторваться от своих размышлений и ответить на вопрос прооравшегося начальника.
        - Согласно ориентировке, - начал он доклад, - основное проникновение ожидалось из подземелий. Для выполнения приказа руководства именно туда пришлось стянуть большую часть стражников и магов. Я неоднократно указывал на недостаточную численность охраны для захвата ожидаемых нами вражеских агентов, но мне не только отказали в людских ресурсах, но и строго приказали захватить шпионов живыми. Пришлось снимать людей с постов наблюдения, а сами посты ориентировать на показания внешних «глаз». Как оказалось, информация о схеме проникновения была ложной. - Переведя дух, Корган продолжил: - Кроме того, нет никаких сомнений в том, что у вражеского агента был полный и точный план дома, включая все секретные проходы, которыми он и воспользовался. Также о предательстве говорит тот факт, что почти все внутренние «глаза» оказались дезактивированы. Из-за этого мы не можем ничего сказать о внешности преступника. Свидетели путаются, сходясь только в том, что вражеский агент выглядит очень молодо и имеет на лице жуткий шрам. Но даже о форме и положении шрама или шрамов среди свидетелей нет единого мнения.
        - Следы ауры? - Начальник, выпустив пар, перешел к более конструктивной модели общения.
        - Не обнаружены. Преступник стер все следы и зачем-то специально наследил аурой одного из наших молодых магов.
        - Вы уверены в этом маге?
        - Эксперты не сомневаются: аура фальшивая, но эта фальшивка - очень высокого качества. Я не вникал в тонкости, но старший эксперт утверждает, что определить подделку можно только по неким особенностям сохранения аур на предметах. А в самом маге… - Корган помолчал. - Не знаю, ведь каким-то способом должны были сделать столь точную имитацию ауры. Сейчас мы проверяем этот след.
        - Удалось понять цель проникновения?
        - Нет. Действия преступника совершенно нелогичны, а его перемещения непонятны. Создается впечатление, что большая их часть предназначена лишь для того, чтобы отвлечь внимание от главного. - Корган нахмурился. - Возможно, цель - заставить нас отложить встречу или перенести ее в другое место. Хотя, если судить по внешним признакам, шпион не посетил ни одного помещения, связанного с предстоящей встречей. Но до полной проверки проводить здесь встречу считаю невозможным.
        «А проверка займет достаточно долгий срок, чтобы предстоящие переговоры сорвались», - мысленно подытожил начальник тайной стражи и задумался. При всей видимой абсурдности мысль, на которую его натолкнул подчиненный, действительно могла объяснить причину недавних событий. Дело в том, что предстоящие переговоры имели еще и тайную цель, помимо официальной. Разумеется, посвящать охрану в подобные секреты никто не собирался, но именно из-за этой тайной цели предстоящих переговоров найти другое подходящее место было просто невозможно. В распоряжении тайной стражи больше не было зданий, имеющих прямой стационарный портал, сообщающийся с дворцом. А открывать динамический портал - неоправданный риск. Скомкать или разорвать его сможет любой маг средней силы, находящийся возле входа или выхода. Из-за этого по правилам безопасности пользоваться такими порталами особам королевской крови крайне не рекомендуется. Но именно тайное участие короля должно было придать должный вес предложениям, которые будут высказаны. Выходит, противник знает про тайную часть? К сожалению, понять, кто является инициатором
происходящего, невозможно. Не получается даже определить почерк вражеской разведки.
        - Еще что-нибудь необычное было? - уточнил Монтиг. - Что-то, что могло бы указать на почерк исполнителя?
        - Не знаю, важно ли это… - с сомнением произнес Корган. - Тем более что это всего лишь неуверенные ощущения хозяйки борделя… - Он пожевал губами. - Но у нее создалось впечатление, что вражеский агент был только замаскирован под мальчишку. Ей показалось, что он старше, заметно старше.
        - А поконкретнее? - Монтиг вопросительно поднял бровь.
        - Дело в том, что в ее бизнесе иногда используются эликсиры и плетения, помогающие человеку до самой старости выглядеть почти ребенком. Специально для любителей малолеток. Но она не уверена, это только ощущения. В борделях таких людей обычно приучают к определенной модели поведения - неуверенность в движениях, показная стеснительность. Тут же была полная противоположность. Когда он вошел, девочки приняли его за посыльного из «Регордаха», тех иногда присылают в
«Шалунью». Одна из новеньких решила подшутить над мальчуганом. Вскочила и задрала юбку, под которой, естественно, ничего не было. - Корган усмехнулся.
        - И каков результат? - Полностью успокоившийся начальник поддержал усмешку.
        - Результат несколько неожиданный, - ответил воин, становясь серьезным. - Мальчишка ничуть не удивился. Он равнодушно осмотрел девицу с ног до головы и произнес странную фразу. Именно тогда хозяйка обратила на него внимание. Поначалу она решила, что имеет дело с переодетым сыном высокопоставленного лица, тем более что такие визиты случаются регулярно, но чуть позднее, когда увидела, как он выбирает девочек, отказалась от этой мысли.
        - И что же необычного она отметила в его выборе? - Монтиг выглядел заинтересованным.
        - По ее словам, он смотрел на девочек, как случайный прохожий - на товар лоточника. Праздное любопытство. На самом деле ему ничего не нужно, но раз зашел - почему бы и не поглазеть. Как сказала хозяйка: «Взгляд мужчины, которого когда-то предала женщина. Боль прошла, осталось равнодушие». - Корган улыбнулся. - Вот такое поэтическое описание. А цвет глаз она не запомнила.
        - А эта хрупкая роза в куче навоза словесный портрет клиента составила? Вроде у них это принято?
        - Нет, не составила. Он девочек заказывать не стал, посмотрел и ушел. А портретами у них дежурные по этажам занимаются.
        Вскочив утром, я первым делом шмыгнул в умывальню, где в зеркале тщательно осмотрел свое лицо. Исцеляющее плетение сработало отлично - никаких следов рубцовой ткани. Я самодовольно улыбнулся. Благодаря предварительному сканированию, которое дало мне детальный план тайных ходов, вчерашняя авантюра прошла гораздо проще, чем ожидалось. Был и еще один приятный бонус. Когда я проник в дом и подключился к магокомпу, являвшемуся сердцем системы безопасности, мне не пришлось ничего взламывать. Ребята почему-то решили не менять пароль резервного администратора. Я подключился к их компу в качестве гостя (у них оказалась гражданская версия охранной системы, предназначенная, судя по заставке, для магазинов) и определил ядро, использованное при ее построении. Нашел в своем справочнике несколько стандартных паролей для этого ядра, два из которых подошли.
        Пароль стража закона, позволявший только читать любую информацию, был малоинтересен, а вот пароль резервного администратора стал приятной неожиданностью. Еще одна приятная неожиданность заключалась в наличии среди встроенной периферии мощного радиомодема. К моей великой радости, не пришлось ничего изобретать и ваять на коленке. Так, мелкие административные изыски с настройкой внешнего доступа.
        Затем, побегав по секретным ходам, чтобы сбить с толку любого, кто позднее будет анализировать мое поведение, я отключил почти все внутренние камеры, стер примерно час их последних записей. С трудом удержался от желания вывести на экраны этим ламерам какую-нибудь неприличную картинку.
        Тут очнулся парализованный охранник. Поднялась паника: местные заметили, что камеры выключены, и бросились включать их обратно. Через камеры, включенные стражниками, я понаблюдал за поисками меня любимого. Дабы ни у кого не было причин гадать, что это я так долго делал возле коммутатора, через который я первоначально проник в их компьютер, создал рядышком магическую бомбу в стене. Ну вроде как для отвлечения внимания от подрыва основной стены. В действительности же потребности в отвлечении не было. Я настроил несколько незадействованных видеоканалов, чтобы они показывали определенную заставку (в качестве заставки взял по кадру из настоящей картинки), и переключил мониторы охраны на эти каналы.
        Если бы я всерьез собрался проломить стену взрывом, то здорово бы замучился. Почти метр камня, укрепленного плетением, представлявшим собой мелкоячеистую силовую сетку. Да тут нужен вагон динамита! На самом деле я тихо высосал силу из этой сетки, потом разрушил стену с помощью магии, а небольшим взрывом, чуть сильнее хлопка в ладоши, выдул пыль из прохода, имитируя последствия мощного взрыва. То есть сначала я прорезал стену и выбрался наружу, а пройдя примерно квартал, восстановил работу мониторов и активировал взрывы. Немного полюбовавшись на разворошенный муравейник, в который превратилось здание, и без того не являвшееся образцом спокойствия, не торопясь направился в общагу.
        Последующие два дня я добросовестно провел в информационном вакууме, демонстрируя в центральном храме припадок невероятной религиозности. Может, конечно, у меня чрезмерно воспаленная паранойя, но причин с ней спорить я не видел, поэтому проторчал в храме оба дня, лишь меняя «молитвенные позы». Кстати, проведенная накануне чистка рядов вообще здорово стимулировала проявление религиозных чувств: в храме торчал почти весь контингент нашей веселой общаги. После обеда большинство паломников переодевались в «рабочую» одежду и выползали на площадь перед храмом собирать подаяние.
        Наконец на третий день любопытство пересилило осторожность, и я с утра отправился слушать посольские записи.
        Странный человек этот посол. Два часа обсуждал с каким-то торговцем аренду склада. Интересно, для подобных дел в посольстве не нашлось человека рангом пониже? Я уже было начал засыпать, но тут к послу зашел Гмакус. Оказывается, снимаемый склад был предназначен для него. А когда зашел разговор о закупке продуктов и мебели, стало понятно: ребята готовят тайную базу. Странный подход. Уверен, что через несколько часов местная контрразведка будет в курсе. Все это непонятно, хотя и любопытно, однако меня не касается. Услышал я кое-что и о себе. Оказывается, все документы получены, двое моих компаньонов уже ждут в каком-то секретном убежище, не хватает только меня и мага.
        Насколько я понял из разговора, маг должен появиться только через пару дней, и это их весьма напрягало. Внимания моей скромной персоне уделили гораздо меньше. Гмакус сказал:
        - Придет - хорошо, нет - без него обойдемся, вызовем одного из постоянных агентов.
        Судя по тону ответа, идея использовать этого агента восторга у посла не вызывала, но он особо не возражал.
        Итак, завтра необходимо посетить посольство, взять прощалку и выяснить, куда я должен подойти. Надо постараться прийти туда не раньше мага: питаться с местными товарищами из одного котла, учитывая их патологическую любовь к ядам, может быть небезопасно.
        Мысли о ядах не выходили у меня из головы. Оказывается, в репозитории есть масса плетений не только для создания, но и для обнаружения и разрушения ядов. С нахождением ядов проблем не было, но у всех ядоразрушающих плетений имелись недостатки. Плетения были либо слишком заметные, либо действовали на крайне малом расстоянии. Поэкспериментировав вечером у себя в келье, я остановился на собственной модификации плетения, предназначенного для пищевых трубок. В моей версии плетение внедрялось в ложку и обезвреживало находящиеся в ней яды. Не очень удобно из-за малой насыщенности: придется ждать три-четыре секунды, пока содержимое ложки станет безопасным. Но для окружающих практически незаметно. И наносится плетение почти моментально, достаточно на пару секунд приложить ложку ко лбу.
        Материал ложки влиял только на объем ее собственного запаса энергии, но существенного значения это не имело. Даже ложку из дерева или пластика легко незаметно питать от руки, в которой ее держишь, а уж в ложки из железа, широко распространенные в местных тошниловках, претендующих на звание приличных столовых, запросто помещался запас энергии, которого хватало на весь обед. Еще более незаметное плетение, разрушающее яд непосредственно в крови, я отверг по причине
«узкой специализации», то есть каждое плетение было направлено на разрушение только одного яда либо группы родственных ядов. Но я все равно взял этот вид плетений на заметку, ведь не будешь на глазах у всех черпать пиво ложкой?
        - Но имеет ли смысл то, что мы задумали? - Баралис, всем своим видом выражая сомнение, покачнулся на стуле. - Разве после этого дерзкого проникновения они не перенесут тайную часть переговоров в другое место?
        - И да, и нет, - ответил Абус Халг. - «Да» - на твой первый вопрос, а «нет» - на второй. - Посол добродушно усмехнулся, глядя на молодого человека, и поудобнее устроился в кресле.
        - С чего такая настойчивость? Что мешает им сменить место?
        Посол немного помрачнел.
        - Что именно мешает перенести переговоры в другое место, неизвестно. Но! - Абус поднял палец вверх. - Они уже объявили о переносе даты начала на две недели. Значит, собираются тщательно проверить здание.
        - Мы отложим наши планы?
        - Ни в коем случае. - Посол улыбнулся, глядя на удивленное лицо отпрыска. - На самом деле эта наглая попытка даже нам на руку. Неясно, кто и по какой причине решил таким образом отодвинуть начало переговоров, но он сыграл в наших интересах.
        - Разве нам выгодна отсрочка?
        - Дата начала переговоров не имеет существенного значения, а вот возникшая нервозность нам полезна. Не стоит забывать нашу главную задачу - срыв секретных переговоров. Кроме того, ослабление охраны облегчит нам проникновение.
        - Ослабление? Мне казалось, охрана будет усилена.
        - Естественно, но только после тщательной проверки всего здания. Что им охранять сейчас? А профессионалов, особенно магов, у короля не хватает.
        - Это предположение?
        - Нет, это факт. В нашем распоряжении есть копия приказа о переводе части охранников особняка в группу поиска шпиона. - Посол довольно улыбнулся. Ему понравилось, что любимый ученик проявил недоверие к выводам, не подкрепленным разведданными.
        - А смысл? Какой смысл в этом переводе? Ведь охрана, - Баралис сделал неопределенный жест, - ничего не понимает в сыске.
        Посол довольно покивал. Растет мальчик, растет. Сам посол тоже не поверил бы в подлинность такого приказа. Но в отличие от своего молодого коллеги он знал, что большая часть состава охраны была наскоро собрана из особо доверенных людей, которые ранее работали именно сыскарями.
        В посольстве, куда я зашел после прослушивания записей, меня обломали. Нет, не с прощалкой, ее мне выдали без разговоров, - меня обломали с возможностью выйти из здания. То есть после того, как я принес клятву на посольском многофункциональном магическом сервере, меня фактически арестовали. Точнее, пришлось сразу приступить к выполнению своего обещания в принудительном порядке. Мера предосторожности, видите ли. Я сдал все свои вещи и амулеты, однако прощалку, вопреки настойчивым советам, сдавать не стал, а официально передал на сохранение послу.
        Переживать о судьбе сданного барахла не было причин. Из амулетов у меня при себе имелся только храмовый: он, кстати, вызвал повышенный интерес у штатного мага. Да и одежду из грубой дешевой ткани жалеть не стоило: взамен мне выдали костюмчик вроде того, что я купил недавно и утопил в сточной канаве возле ресторана. Потом меня «упаковали» в шкаф и вывезли вместе с мебелью на какой-то склад.
        Здесь я с помощью одного из сопровождающих через частично разобранную стену попал в соседнюю комнатушку, в полу которой был люк. Через этот люк мы и спустились под землю. Местные подземелья не идут ни в какое сравнение с подземным городом Некварка: грязь, пыль, теснота, спертый воздух. К счастью, находиться в них пришлось недолго. Пройдя узкими ходами, мы с парой сопровождавших меня товарищей вылезли через каменный люк, расположенный во дворе какого-то дома. В этом доме мне и предстояло вместе с командой местных шпионов-любителей дожидаться начала суперсекретной операции.
        Отношения с «коллегами» у меня не сложились.
        Два южных дворянина (правда, в их «дворянстве» сомневались все, кроме них самих) Тапар и Галик потеряли ко мне интерес сразу, как только поняли, что втянуть меня в карточную игру не удастся. Я прошел мимо сидящих за столом игроков и улегся на пустую койку, которую посчитал своей. Судя по отсутствию возражений, угадал.
        На этой-то койке я совершенно без приключений провел пару дней. Отсутствие приключений обеспечивал один из шкафоподобных субъектов (их было двое, они сменяли друг друга), постоянно дремавший в кресле у входа. Кормили однообразно, но очень сытно. С примитивными «удобствами», расположенными в смежной комнате, проблем также не возникло. Единственным жестким требованием наших то ли охранников, то ли тюремщиков был «отбой» в строго определенное время. В остальном мы были предоставлены сами себе.
        Тапар и Галик постоянно играли: то в карты, то в кости, то в какие-то пластинки с номерами. Изредка кто-нибудь из них пытался втянуть в игру меня или охранника, но быстро осознавал бесперспективность этого действия. Я был занят изучением теоретических основ искусственного интеллекта. Надо сказать, создатели моего магокомпа продвинулись в этом вопросе гораздо дальше, чем специалисты моего мира. Однако их системы имели свою специфику. Они не ставили задачу создать интеллект как таковой, их целью были отдельные функции: распознавание речи, распознавание рисунков, управление сложными, но явно алгоритмизируемыми процессами и тому подобное.
        Наконец в один прекрасный день (точнее, вечер, как выяснилось при выходе) прибыл маг Верганс. Мы только что проснулись. Сразу началось некое подобие дурдома: с очередной сменой одежды, которая оказалась не по размеру, а также получением фляг с отравленным вином и здоровенных мешков с каменными штуковинами.
        И вот я сижу один в темном пыльном коридоре и, тихо матерясь, ковыряю плетение в здоровой плите, что лежит в убогом подобии рюкзака у меня за спиной. Стоило так напрягаться, бегать по всему городу, проникать в чужой дом, взламывать чужой сервер, чтобы в результате сидеть где-то в подвале, ковыряя магическую бомбу, подвешенную на меня собственным работодателем? Нет, причиной моего раздражения была совсем не бомба. И не решение нашего самоуверенного мага, выбравшего для меня это относительно безопасное место, зажгло во мне пожар злобности. Я что, дурак, чтобы возмущаться чрезмерной безопасностью собственной персоны? Нет! Мое возмущение и раздражение было направленно на меня самого.
        Идиот. Возомнил себя пупом земли, вокруг которого крутится мир. С чего я взял, что именно мне придется лезть в этот долбаный дом? Явный приступ мании величия. Как я мог подумать, что настоящие профессионалы доверят мне нечто большее, чем переноска тяжестей? Да очевидно же было, что в дом меня никто не пустит. Нет, проявил-таки инициативу… И вот теперь меня ловит вся местная служба безопасности. Об этом, перед тем как выйти на задание, я узнал из случайно подслушанного разговора Гмакуса с Вергансом. Тот пришел через портал и сам лично наблюдал картину: отряд стражников проверяет венцом правды всех, кто желает покинуть город таким способом. Маг требовал увеличить оплату в связи с тем, что ему придется задержаться до отмены этого нововведения, а Гмакус предлагал бесплатно снабдить его какой-то штукой, благодаря которой венец ничего не зафиксирует. Этот момент меня заинтересовал, но не сильно, так как в ответ на предложение Верганс рассмеялся и ответил, что с ума еще не сошел.
        Я сплюнул, выругался и вернулся к поиску бомбы. Да, именно к поиску, потому что ни одно плетение из того раздела репозитория, в котором собраны комплекты для отслеживания различных магических ловушек, ничего не обнаруживало. Можно было решить, что предупреждение Верганса ни в коем случае не снимать рюкзак - простой треп, но наличие массы датчиков, контролировавших расстояние от плиты до моей спины, заставляло отказаться от этой мысли. Также заставляло задуматься и странное
«укрепляющее» плетение, находящееся в плите точно напротив моего затылка. При просмотре его структуры бросалось в глаза отмеченное отладчиком отсутствие множества фрагментов, имевшихся в подлинном плетении, предназначенном для укрепления предметов.
        Просто оборвать все подозрительные связи я не рискнул, опасаясь испортить глушащую часть амулета. Тем более в глушилке я так и не разобрался. Однозначно о ней можно было сказать только одно - она действовала. В этом я убедился, подключившись по радиоканалу, заботливо созданному для самого себя, к серверу охраны. Забавный момент: войдя с использованием пароля админа и пароля полицейского, я получил совершенно разные картинки с камер. В первом случае вместо видео с камер крутился зацикленный ролик длительностью около пяти минут, а во втором - шло нормальное видео, на котором присутствовали и наш маг, и эта жаба Гмакус. Тот, правда, остался в подвале охранять выход, а маг нахально поперся в крыло, где располагалась та странная комната с изобилием мощных плетений, замеченная мной при сканировании. Однако времени любоваться на похождения моих работодателей не было, следовало разбираться с пакостью.
        Вообще идеальный для меня вариант можно описать так: «Все прошло удачно, пакость сработала, но по счастливой случайности я не погиб». Но организовать такую случайность, не понимая суть воздействия и схему активации, не получится. Чуть хуже было бы: «Все прошло удачно, но из-за дефекта амулетов пакость не сработала». Для этого надо разобраться только в механизме активации, но все же в достаточной степени, чтобы создать повреждения, выглядящие естественно. Бросать этот чудо-амулет после того, как нам все уши прожужжали о его невероятной ценности… Это может вызвать подозрения. Но такой выход я тоже предусматривал. А своим нанимателям скажу: «Снял рюкзак, отошел за угол облегчиться, а оно как…» Но тут требовалось точно знать характер действия пакости. Хорошо, если она должна тупо взорвать амулет, а если нет? Например, если она синтезирует яд в окружающем меня воздухе? Или вообще прямо в крови? А я возвращаюсь и в деталях живописую взрыв амулета. Посол тупо заносит мой рассказ в отчет, а те, кому по должности положено вести расследование происшествия, вначале делают большие глаза, а после моего
возвращения берут меня за жабры. В принципе могут и так взять, но вряд ли они захотят предавать огласке факт уничтожения собственных граждан.
        Оставался еще вариант: снять с себя амулет, отложить в сторонку и просто подождать, что будет. Вот только при снятии, согласно обещанию Верганса, должно произойти что-то нехорошее. И дело даже не в том, что синтез какого-нибудь яда может быть для меня опасен (все же такая вещь слишком маловероятна из-за своей сложности), а в том, что придется сидеть и гадать, как выглядит штатное срабатывание. Я потихонечку анализировал плетения, периодически посматривая за шевелениями нашего мага. Тот бегал по комнатам и создавал сеть прослушек, используя одноразовые амулеты. Он доставал из одного кармана какую-то блямбочку, затем, сверившись с листом бумаги, прижимал ее к тому или иному предмету интерьера, после чего убирал в другой карман, и процесс повторялся. Иногда он замирал в странных позах или начинал водить в воздухе руками - наверное, колдовал.
        Мой интерес к Вергансу был совсем не праздный. Думаю, убивать меня будут или сразу, как только маг покинет вражеское пространство, или после того, как все вместе подойдем к выходу. Возможен вариант нашего устранения уже после возвращения, но этот случай буду рассматривать, когда (точнее, если) вернемся. А сейчас я на всякий случай активировал плетение защиты, спасшее меня в подземельях Некварка. Расширившийся запас энергии давал о себе знать: кроме полного варианта защиты я мог свободно пользоваться отладчиком и эмулятором.
        Часа через два наш Гарри Поттер почти закончил свою деятельность. Он уже не тыкал блямбочками в предметы интерьера, а, достав откуда-то волшебную палочку, водил ею по стенам, как будто рисуя линии. К этому моменту я кое-как разобрался в структуре амулета. Не залезая в дебри, можно было выделить пять почти независимых блоков. Первый - совершенно нестандартный и весьма примитивный блок магической связи, связанный со всеми остальными. Мне было непонятно, почему выбрали именно магический способ, так как вторым блоком являлась магическая глушилка, тупо создававшая магический шум. Примерно таким же способом подавляются сотовые телефоны: создаются мощные случайные импульсы, автоматика телефона снижает чувствительность приемного тракта и в результате «не слышит» слабый сигнал станции. У меня возникло подозрение, что выключение этого амулета вообще не предусмотрено. Третьим блоком было целое поле датчиков, определяющих расстояние от амулета до моей спины. Разбираться в принципе их работы я не стал. Испортить все разом не получится, а на случай, если вдруг самому понадобится изобретать нечто подобное, я уже
сделал полный снимок всего амулета. Четвертый блок вообще потрясал воображение. Судя по всему, изначально был внедрен стандартный модуль обмена информацией по магическим каналам. Потом из него удалили часть, отвечающую за прием, добавили мощное, но жутко примитивное плетение накопителя силы, получив в результате мощную фиговину, тупо передающую один, заранее сформированный пакет информации. Из-за отсутствия приемной части подтверждение о приеме этого пакета не приходило, и передающая часть плетения, пытаясь подобрать подходящий канал связи, постоянно меняла стандартные магические каналы. В результате пакет периодически передавался по всем каналам.
        Здесь обнаружилась первая ошибка создателей. Желая получить предельно возможную мощность передачи, разработчики этого чуда выбросили из плетения все ограничители. В результате плетение в случае нехватки энергии начинало тратить энергию, поддерживающую его целостность. Выделенный мной пятый фрагмент плетения отвечал за уничтожение ценного артефакта и его носильщика в случае возникновения непредвиденных ситуаций. Отыскал я и бомбу. Хотя точнее ее следовало назвать шрапнелью. Милый выверт извращенного разума. Очередное доказательство простой истины: абсолютно все может использоваться в качестве оружия.
        Из плетения, укрепляющего стены, были удалены блоки, контролирующие степень сжатия. Но был добавлен фрагмент, вызывающий в камне появление трещин, образующих пачку октаэдров, эдаких пирамидок со склеенными основаниями. Кто носил на уроки школьные наглядные пособия, знает: если взять пачку пирамидок и попробовать сжать их, середина пачки выскочит по направлению к основаниям. Здесь должно было произойти то же самое, только вперед полетит не плоскость основания пирамидки, а заостренный конец октаэдра. А для сжатия использовалась вся энергия, запасенная в плетении. После срабатывания остатки плетения очень быстро рассеются, ничего не оставив врагам для анализа. Это была вторая потенциальная уязвимость. Срабатывание происходило либо по команде, пришедшей с блока магической связи, либо при нехватке энергии, либо при попытке снять рюкзак.
        Последнюю возможность, похоже, можно настроить. Идей, как реализовать вариант безопасного взрыва, чтобы потом заявить: «Сработало, но меня не задело», у меня не было. А вот устроить мелкую неисправность амулета можно запросто. Крошечное вмешательство в алгоритм работы последнего блока - и теперь срабатывание ликвидатора происходит только после полного истощения запаса энергии. Я немного подумал и на всякий случай выкачал из накопителя этого супердевайса две трети остававшегося там запаса магии. Минут десять, и взрываться там будет просто нечему. Когда остаток подойдет к критической отметке, сам буду потихонечку подпитывать, чтобы амулет сломался точно перед срабатыванием.
        Разобравшись с девайсом, со спокойной совестью устроился поудобнее и принялся переключать видео с камер наблюдения. Еще примерно с полчаса ничего интересного не происходило. Часть полусонных охранников тупо глазели в мониторы, на которых крутилась зацикленная запись; остальные - в соседнем помещении играли в какую-то азартную игру. Наш маг по-прежнему активно размахивал палкой… И только действия товарища Гмакуса оставались для меня загадкой. Чем бы он ни занимался, в сектор обзора камер не попадал.
        Делать было откровенно нечего, и я стал прокручивать запись нашего движения, рисуя в соседнем окне примерный план выхода из подземелья. Мало ли что. А вдруг командующие нами светлые головы внезапно потемнеют? Или решат оставить нас здесь в качестве героев, погибших смертью храбрых? Последнее, если поразмыслить, весьма вероятно. Иначе зачем во фляге с вином - яд, а в глушилке - такое забавное плетение напротив затылка носильщика?
        Так, за размышлениями, я постепенно набросал довольно приемлемый план экстренной эвакуации. Набросал и подумал: «А зачем мне выходить там, где вошел? Чтобы попасть в нежные руки охранявших нас амбалов?..» Прошелся еще раз по видео, отмечая на схеме все, что похоже на выходы. Прежде всего отметил потолочные люки, затем - несколько подозрительных стен, пару тоннелей, в которые вроде как просачивался свет. Тем временем собственный запас амулета закончился. Я организовал его подпитку из своего резерва, повесив небольшое плетение-предохранитель, отключавшее подкачку в случае резкого возрастания потребления.
        Разобравшись с амулетом, я вернулся к видеосеансу. На экране Гмакус на пару с Вергансом изображали из себя электриков: пользуясь раскладной стремянкой искателей, они меняли «лампочки», то есть светящиеся части светильников, доставая новые из небольшого чемоданчика и пряча в него снятые. В каждой комнате форма этих
«лампочек» была своя, соответствующая обстановке. Наконец они закончили. Гмакус разобрал стремянку и спрятал ее в специальном отделении своего чемодана. Прошлись, в последний раз проверяя свою работу. Гмакус пропустил Верганса в дверь и, подхватив рукой чемодан, прижал к спине мага. Рвануло так, что даже я почувствовал.
        Тут же за спиной у меня что-то хрустнуло, сработал предохранитель, и на виртуальном экране появилось сообщение о зафиксированном магическом импульсе огромной мощности. Я глянул на картинку. Гмакус явно не жилец, грудная клетка распахана. А вот тому, кому эта дрянь адресовалась, похоже, досталось гораздо меньше. Он пролетел в коридор и всего лишь потерял сознание. По крайней мере, крови я не заметил. Хотя, возможно, это из-за плохого угла обзора. Дожидаться более ясного приглашения покинуть сие укромное место я не стал: врубив стирание следов ауры, бросился наутек.
        Где-то на полпути сообразил, что позднее может состояться проверка помещений и мне придется как-то объяснять отсутствие следов ауры. Стирание ауры я отключил, но возвращаться, дабы наследить как положено, не стал. Пусть думают что хотят. Выбраться из подземелий удалось через один из люков. Разумеется, прежде чем вылезти, убедился с помощью плетения камеры, что наверху безопасно.
        Я немного побродил по улицам и, мучимый жаждой, зашел в полуночный бар. Но пробыл там недолго и прямиком направился в центральный храм. В принципе жрецы - люди не заинтересованные, могут и помочь. А даже если не помогут, то хотя бы вещи свои из тайника заберу.
        Докладная записка следящему за порядком
        Ратогу Кодаресу
        Расследование инцидента в доме старшего королевского советника Язога показало, что вчера группа неизвестных в количестве не менее четырех человек проникла в подвал дома через сеть подземных ходов. Целью группы, судя по обнаруженным у ее участников амулетам, была установка целой сети подслушивающих устройств, а кроме того, предположительно, установка некоей магической ловушки большой мощности. Группа неизвестным способом блокировала обе системы безопасности резиденции, после чего двое ее участников проникли в дом. У одного из членов группы обнаружены схема и амулеты для быстрого создания подслушивающих плетений. Также обнаружены уже установленные подслушивающие плетения, точно соответствующие указанным на схеме. Очевидно, группа проникла в дом для организации системы прослушивания и, возможно, подготовки диверсии. При установке неопознанного амулета произошло его срабатывание, в результате чего двое из группы получили тяжелые ранения и была поднята тревога. Оперативными действиями охраны удалось задержать двоих вражеских агентов живыми, хотя и тяжело раненными, и двоих мертвыми. Один из них
скончался в лечебнице от неустановленных причин. Попытка установить маршрут противника не удалась, следы аур качественно затерты.
        Обращаю ваше внимание на высокую квалификацию и оснащение группы. Захваченные мертвые члены группы были убиты собственными амулетами, после того как доставили их в определенное место. Кроме того, они были отравлены специальным медленно действующим ядом. Все амулеты, внедряющие подслушивающие плетения, были одноразовые, и установить их содержимое не представляется возможным. Также невозможно установить плетения, содержавшиеся в амулетах мертвых агентов противника. По всей вероятности, именно они подавили системы безопасности. Схема расположения подслушивающих плетений тщательно продумана. Их подпитка сделана необычно, от магического фона шаров освещения. Сами плетения очень слабые и без наличия схемы почти необнаружимые. Подчеркиваю: все - очень высокого уровня. И при этом обнаружено совершенно бессмысленное высокоэнергетическое плетение, при внедрении которого исполнители получают серьезные травмы магического характера. Примечательно, что даже в случае успеха операции это плетение было бы обнаружено охраной при самом поверхностном осмотре помещения. Считаю необходимым провести гораздо более
тщательную проверку всех помещений, где, предположительно, побывали преступники. Считаю возможным применить разрушитель магии. Начальник охраны дома Корган
        Первая резолюция на документе
        Ваше величество, думаю, Корган во многом прав, хотя затею с разрушителем магии не одобряю.
        Вторая резолюция на документе
        К сожалению, преступники достигли своей цели. Выживший оказался магом, при попытке его допросить старший дознаватель получил тяжелое повреждение психики. Судя по тому, что в этот момент преступник находился без сознания, сработало неизвестное ранее проклятие, активирующееся под воздействием плетения принуждения.
        Ратог Кодарес, исполняющий обязанности следящего за порядком, аккуратно закрыл специальным колпачком особое перо для важных документов, снабжаемых позднее магической печатью, и расслабленно откинулся в кресле. Да, при старом короле таких вывертов не было… Он потер виски. Старый интриган никогда не позволял себе оскорбительных телодвижений в сторону храма. Теперь вот думай, что делать. Молодой дурачок совершенно не понимает той игры, в которую по глупости ввязался. Середина сезона, а магам, управляющим сельским хозяйством, катастрофически не хватает энергии. Хорошо хоть первый сезон в этом году был удачный и голод стране не грозит, но об одном из важнейших источников дохода - экспорте зерна - придется забыть. Значит, денег от пошлин не будет.
        А его величество Сакмос Третий между тем активно ищет союзников и планирует войну. Следящий за порядком тяжело вздохнул и вернулся к только что завизированному документу. Здесь явно видна рука храмовников: труп Гмакуса, косвенно указывающий на разведку Лаугана, - лишь маскировка. Грязные операции храм всегда проводит чужими руками, причем очень аккуратно, не придерешься. Да и Лауган обвинить не удастся. Официально Гмакус - командир отряда наемников, обеспечивающих безопасность передвижений членов делегации за пределами города. Стандартная схема, половина посольств ею пользуются.
        Итак, что есть в наличии… Поначалу своим странным проникновением наемники возбудили интерес стражи, затем подсунули якобы ошибившегося полуживого мага. Очевидно, что в такой ситуации допрашивать его будет лучший специалист. А в голове у мага спрятано хитрое плетение, ударившее в момент наибольшей уязвимости допрашивающего. И это уже третья «случайная» смерть среди неявных ключевых фигур Орланда. Хотя старший дознаватель еще дышит, но он обречен. И, как и в предыдущих случаях, заменить его некем. К сожалению, все имеющиеся в наличии преданные кандидаты делятся на две группы: некомпетентные и неродовитые. Первые не смогут сдерживать чужие разведки, вторые не имеют веса у аристократии и не смогут обнаружить внутренние заговоры. Кого рекомендовать?
        Лэдас, верховный предстоятель Спящего, отложил амулет связи и усмехнулся. Вот ведь маленький засранец, всех на уши поставил. Он привычным движением подогрел кружку с остывшим травяным отваром, отхлебнул и задумался. Придется принимать ответственное решение. Самое простое - уничтожить мальчишку. Спуститься в подвал, где тот спит в тайной келье, и свернуть поганцу шею. Но интуиция, не раз спасавшая во время войны, не говорила, а кричала о том, что это будет неправильное решение. Бывший ревнитель Света буквально кожей ощущал западню. Однако имей он прямой приказ или будь уверен, что смерть мальчишки укрепит силу Света и повредит Тьме, он убил бы, не задумываясь.
        Но как раз такой уверенности и не было. Как не было и прямого приказа.
        - Да прибей ты его аккуратненько, - посоветовали ему.
        Вот только человеку, который дал этот совет, он не доверял ни в малейшей степени. Предстоятель еще раз отхлебнул из кружки и задумался. Странный совет - убрать свидетеля, которого в случае необходимости можно использовать, чтобы надавить на посла. Или чтобы спровоцировать войну… Труп Гмакуса сам по себе ничего не доказывает, но если разговорить свидетеля, то войну состряпать несложно. Нет, убивать его без приказа свыше он не будет. Мальчишка стремится попасть в магическую академию Лаугана. Что ж, Лэдас не будет чинить ему препятствий, даже поможет. По крайней мере проследит за тем, чтобы посол не отправил его на тот свет.
        Предстоятель еще раз прокрутил в памяти разговор с паршивцем. Естественно, на большинство вопросов тот не ответил, ссылаясь на клятву, но это не имело значения. Специфика подготовки, позволявшая читать реакцию ауры, вообще не требовала ответов. Малыш уверен, что операцию осуществила разведка Лаугана и курировал ее выполнение лично посол, у которого в этом деле есть собственный интерес. Непонятно, зачем парню королевское прощение: никаких преступлений, по его собственному мнению, он не совершал. Видимо, есть обвинения, снять которые нормальным путем он не хочет или не может. Расспросить бы получше, но уже в середине разговора мальчишка что-то заподозрил и поставил слабенькую защиту. Отличать правду от лжи она не мешала, но баламутила ауру и не позволяла оценивать нюансы. Пришлось свернуть разговор. Переходить к откровенному допросу пока не стоит.
        Приняв решение, Лэдас допил содержимое кружки, встал и, проделав несколько сложных, но привычных движений, направился в соседнюю комнату, где располагался малый алтарь.
        Утром меня разбудил Харганк. Оказывается, мой вчерашний собеседник, большая шишка, настолько проникся моими проблемами, что решил выделить мне сопровождающего, подведя под это одно из храмовых правил. Так что теперь Харганк является временно исполняющим обязанности моего отсутствующего отца и будет сопровождать меня при общении с любыми представителями власти. Быстро позавтракав, я переоделся в принесенную им одежду. Потом меня благословил предстоятель, вручив новый амулет, в котором на первый взгляд было накручено даже больше, чем в предыдущем.
        Мы немного походили по храмовым подземельям и наконец выбрались через незаметную дверь в какой-то проулок, откуда вышли на площадь перед главным храмом. Харганк поймал местное такси, доставившее нас к посольству.
        В посольстве все прошло очень буднично. Клятва на посольском магосервере, предельно краткий рассказ о произошедшем, принесение мне извинений за подлого Гмакуса, который, гнида такая, всех обманул… А вот мою прощалку попытались зажать. Тут-то и пригодился Харганк: он с ходу перечислил кучу инстанций, куда мы будем жаловаться. Посол проникся. Особенно его чело омрачила идея Харганка обратиться в
«Вестник Лаугана». Надо будет узнать адресок журнальчика. Вдруг возникнет желание поделиться кое-какими мыслями?
        Через пару часов меня с прощалкой в руках заперли в тайной келье. Надо же было так лопухнуться! Расслабился, выслушивая восторги Харганка на тему того, как он их всех сделал, и в итоге сам вошел в свою тюрьму. И ведь как все ловко устроил, пакостник! Одежда, видите ли, не соответствует чему-то там. Давай, мол, зайдем, переоденешься… подожди-ка в этой келье, сейчас принесу. О том, что попал в ловушку, я понял по звуку задвижки на двери и по мгновенно окружившему меня защитному куполу, вывернутому наизнанку. Но последние сомнения развеял голос Харганка, донесшийся из-за двери:
        - Посиди немного, а после вечернего призыва благодати предстоятель с тобой поговорит.
        Он ушел, а на меня напало раздражение. К тому же магический фон внезапно упал до нуля. Последнее меня добило окончательно. Я впал в холодное бешенство. Соображал я нормально, но возникло почти непреодолимое желание что-нибудь порушить. В качестве объекта разрушения я выбрал систему плетений, сковывающих меня. Несколько «пожирателей магии», выплюнутых мной, почти мгновенно разрослись до неприличного размера, проели дыру в защите, выбрались наружу и лопнули. Правда, от защиты, как и от плетений, укрепляющих стены, ничего не осталось. Привычным действием было втянуть свободную магию и развеять оставшихся «пожирателей».
        А теперь делаем отсюда ноги. Вряд ли предстоятель обрадуется моим проделкам. Шарик фаербольчика легко разобрался с дверью. Я и не знал, что он способен, как напалм, растекаться по поверхности, выжигая органику. Что же будет, если он попадет в человека? Я выглянул из камеры. Судя по топоту, откуда-то сверху неслись два или три бугая. Я мазнул рукой по светильнику, висевшему над дверью перед окошечком, и досуха высосанный светильник остался висеть пустым стеклянным шаром. Шмыгнув обратно в камеру, я плюхнулся таким образом, чтобы через дверной проем видеть начало лестницы. И вовремя: на лестнице показались чьи-то сандалии.
        В тюремном деле прибежавшие дежурные жрецы не разбирались совершенно и в результате скопились возле лестницы, обсуждая, что делать. Удар парализующих шариков развеял их сомнения. Я выскользнул из камеры, активировал видение плетений и аур, взбежал по лестнице на этаж выше. Подниматься на самый верх не стал, свернув, как я теперь понимаю, в караулку. Лишний раз встречаться с охраной мне совершенно ни к чему. А тут, судя по моим представлениям о планировке, должна быть дверь в подвал храма, из которого вел подземный ход в общагу: пару раз, когда погода была отвратительной, комендант открывал его для паломников.
        Войдя в караулку, я сразу увидел магический замок, встроенный в стол. Накручено знатно, логический блок прикрыт магическим щитом, зато плетение исполнительного механизма, непосредственно управляющее дверью, оказалось легкодоступным, хотя и усложненным без необходимости. Но мне не понадобилось даже это. Соединив одну из силовых линий с плетением, открывавшим дверь, я дождался, когда створка откроется наполовину, и оборвал подачу силы. Такой изврат потребовался, чтобы обмануть сигнализацию, сообщавшую куда-то наверх, «открыто» или «закрыто», только после полного открытия или закрытия двери.
        Я пролез в щель и оказался там, где и рассчитывал. Сформировав примитивный прибор ночного видения из плетения инфракрасной камеры, я направился в общагу. Как и предполагалось, о моем аресте там еще не знали. Беспрепятственно опустошив тайники, я не торопясь покинул этот гостеприимный дом.
        Только сменив пару извозчиков и прокатившись из одного конца города в другой, я успокоился и стал продумывать план действий. Конфликт с храмом - ерунда, как-нибудь выкручусь. Вряд ли жрецы выставят мне претензии официально. Моя первоочередная задача - покинуть город.
        Из-за появившихся КПП телепорты мне не подходят. Пройдясь по окраинам и выяснив, что на выезде из города тоже есть КПП, я устроился на одном из постоялых дворов на окраине города. Судя по невероятному демократизму при регистрации (отдал деньги - получил ключ, владелец даже имя мое не спросил), а также по занюханности вывески, заведение явно работало без лицензии. Но место оказалось довольно приличным. В том смысле, что большинство постояльцев - работяги, которые пили умеренно, не шумели. А два шкафоподобных субъекта с деревянными дубинками сидели в обеденном зале просто для мебели.
        Глава 9
        Не умеют местные ловить. Совершенно не умеют. Поставили КПП на порталах и на выездах из города, на том и успокоились. Наивные. Если бы город был обнесен стеной, то такая метода вполне могла себя оправдать, а так я совершенно спокойно покинул его по одной из проселочных дорог, выходящих из кварталов трущоб. Основную часть местных чернорабочих составляли бывшие крестьяне, которые и натоптали множество тропинок к окрестным деревням. Впрочем, по некоторым из таких тропинок легко проедет телега, но только в сухую погоду. Парочка селян, везущих продукты на продажу, уже попалась мне навстречу. Наверняка торговать будут без лицензии.
        Кутаясь от прохлады раннего утра в новенький плащ паломника, я шел и обдумывал сон, приснившийся мне этой ночью. Нет, обычно сны меня совершенно не трогают, я отношусь к ним как к забавным вывертам подсознания, но этот основательно меня зацепил. Зацепил фантастичностью сюжета при невероятной реалистичности ощущений, к тому же заснул я очень необычным образом. Только стал устраиваться в кровати поудобнее, как рывком провалился в сон.
        Снилось мне, что я спрут или кальмар. Помню, я еще сильно удивился тому факту, что число щупалец было переменным. Как и их длина, изменяемая мной совершенно произвольно. Да и число измерений, в которых я плавал, по-моему, было заметно больше трех. Однако воспринимался этот факт совершенно спокойно. Крайне необычное ощущение. Как и ощущение изменяемости собственного тела. Можно было легко вырастить любой орган в любом месте. Я питался, всем телом поглощая нечто приятное. Однако расслабиться не давало ощущение опасности, вернее, ощущение приближения смертельно опасного хищника. Будучи прикреплен неизвестной силой к этому кусочку пространства, сбежать я не мог. Подчиняясь предчувствию, спрятал основное тело в пространственный карман: занятное такое образование - искажение пространства, локально меняющее число измерений. На мгновение кольнул вопрос:
«Откуда я это знаю?» И тут же забылся.
        Я осмотрелся. Вокруг - серая, но довольно вкусная муть, поглощаемая щупальцами. Вырастил еще несколько штук, поток приятной вкусности увеличился. Наслаждаясь, вяло пытался понять происходящее. В мути были ярко видны мои щупальца, слабо просматривались какие-то нити, шары и тому подобное. Я уже хотел дотянуться до ближайшего шара, как одно из моих щупалец коснулось чужое, тянущееся оттуда-то снизу. Хотя ощущение верха и низа было весьма условным, я почему-то решил считать это направление низом.
        Попробовал послать через щупальце нечто вроде приветствия. В ответ чужое щупальце обернулось вокруг моего, и я почувствовал, как из меня самого начинают высасывать поглощенную ранее вкусность. Интересно, оно тоже разумно? Я рванул щупальце из захвата, но вырваться не удалось. Мало того: враждебное существо резко придвинулось, и все мои конечности оказались в плену врага, на щупальцах которого возникли маленькие ротики-присоски, вонзившиеся в меня. Возмущенный до глубины души коварством противника, принялся втягивать в себя теряемое нечто. Эта сволочь явно не ожидала ничего подобного: преодолев начальное сопротивление, поток вкусненького хлынул в меня обратно.
        Противник задергался, пытаясь освободиться. Обрадовавшись победе, раздуваясь от халявной вкусноты, я раздвигал границы своего локального мира, как вдруг этот гад одним точным ударом перебил все мои щупальца почти у входа в пространственный карман. Я едва успел втянуть обрубки и закрыть вход защитным силовым полем, как в него ударились две пары щупалец моего противника. Пат.
        Тут я заметил тончайшие управляющие нити, идущие от моего основного тела к нескольким оторванным фрагментам. Я могу ими управлять! Но, увы, существовать этим нитям осталось считаные секунды, монстр оборвет их любым случайным движением. Неизвестно почему сработала ассоциация: вспомнилось управление без проводов, то есть радиоуправление. И тут же перед внутренним взором пролетели все известные мне варианты плетений радиосвязи. Казалось, мозг сейчас взорвется, оценивая и анализируя каждое из них… Но нет, мгновение - и я понимаю, что управляю своими частями уже по радио. Подчиняясь моему желанию, оторванное щупальце извернулось и прильнуло к ближайшему щупальцу нападавшего, вцепившись появившейся массой мелких и кусачих ротиков-присосок.
        Обрубок щупальца мгновенно набух, увеличиваясь в размерах. Но не тут-то было. Противник нанес удар другим щупальцем, повреждая себя, но сбрасывая и разрывая мой обрубок. По отброшенному фрагменту тут же ударили еще несколько раз, дробя его на более мелкие фрагменты. Попытка управлять каждой частью отдельно удалась, и десяток уже не щупалец, а автономных пастей-присосок набросились на врага. Как оказалось, число фрагментов, которыми я могу управлять, очень ограничено. Моего внимания хватало примерно на десяток, если управлять грубо, и на два-три, если пытаться управлять более-менее точно.
        Монстр буянил, размахивая щупальцами и разрывая оставшиеся от меня фрагменты. Достать мое нежное тельце, упрятанное в пространственный карман, он был не в состоянии, хотя парой своих ковырялок и пытался пробуравить вход. Защитный барьер мог продержаться не один год, но я чувствовал: время уходит, и уходит очень быстро. Я попробовал атаковать оставшимися фрагментами, успевшими превратиться в нечто, похожее на головастика с пастью-присоской. Но пока управляемый мной головастик был мелким и легко уходил от ударов поганой твари, он был для нее неопасен, а как только он становился чуть больше, верткость снижалась, и монстр довольно точными ударами разрывал его на части. При этом он продолжал добивать фрагменты до тех пор, пока те сами не распадались, превращаясь в серый бульон, который эта тварь впитывала.
        Попытка управлять сразу нескольким головастиками сразу провалилась: не хватало точности и внимания. Дольше всего я гонял двоих, умудрившись одним из них откусить достаточно для отпочковывания третьего, отвлекшись на которого тут же потерял двух первых. Складывалась патовая ситуация. Монстр не мог выковырять меня, а я имеющимся маленьким головастиком не мог нанести ему заметных повреждений. Но беспокоило, буквально зудело, ощущение, что время работало на моего врага.
        Управление головастиком, снующим вокруг вяло отмахивающегося монстра, требовало сосредоточенности, и, чтобы спокойно поразмышлять, я придумал довольно простой алгоритм движений. Пока нет угрозы - двигаться в случайном направлении в течение случайного времени; при появлении угрозы - спасаться бегством в направлении, противоположном источнику максимальной опасности, но не отплывать от монстра дальше определенного расстояния. Едва я об этом подумал, как понял: мой головастик уже обзавелся псевдомозгом и управляется моим алгоритмом. Вот бы так программы писать!
        Наблюдая за движениями своего питомца, понял: к сожалению, он пригоден исключительно для нервирования гада, пристроившегося возле выхода из моего убежища. Но открывшаяся возможность программировать части себя подвигла на дальнейшие эксперименты. Прежде всего - добавить выбор цели. Если рядом со щупальцем нет других, то это - цель и надо откусить от нее кусочек. И тут же чуть не потерял своего питомца! Оказалось, у монстра целая куча не замеченных мной уязвимых мест; головастик тут же насосался, утроил свой объем и стал гораздо менее подвижен. Я едва успел разделить питомца на двух.
        Первого заставил только уворачиваться, а второго отправил на дальнейшую кормежку. Почти сразу его не стало. Так что особо расти им нельзя. Тупик. Хотя… Есть такие рыбы - пираньи, тоже не особо крупные, зато очень прожорливые. Вот только как контролировать своих головастиков? Два десятка смогу контролировать непосредственно, но тут нужны сотни. А отправить в свободное плавание… вдруг они и меня заодно слопают? Для решения этой проблемы пригодились мои профессиональные знания. Как сисадмин я знаком с понятием ботнет - разумеется, только в теории, зато достаточно детально. По сути, мои головастики станут зомби-машинами, а я - сервером, с которым они сами будут устанавливать связь, запрашивая указания. Указания, правда, можно давать только через смену бортового программного обеспечения, но мне сейчас не до красивости управления.
        Хорошая штука - сон. Никаких деталей программирования. Задал алгоритм - и сразу результат. Конечно, не совсем сразу… Пришлось обдумать коллективные движения головастиков, алгоритм выхода на связь и алгоритм деления при достижении максимального размера. Но все в виде идей, без детализации. И вот, после мелькания перед внутренним взором фрагментов плетений, последний оставшийся в живых головастик, повинуясь моему желанию, закончил необходимые изменения.
        Первые три деления я еще успел рассмотреть, но потом началось нечто невообразимое. Через три минуты пришлось десятикратно увеличить головастикам период между опросами сервера, иначе это было похоже на DOS-атаку. А еще минут через пять монстр не выдержал и рванул куда-то вниз. Необходимость соединяться со мной была для головастиков как веревка, не дававшая отлететь от убежища на расстояние, превышающее радиус связи, однако в этом радиусе все, что хоть чуть-чуть светилось, было мгновенно съедено. Учитывая тот факт, что сбежавшая часть монстра составляла в лучшем случае треть его изначального размера, пространство вокруг меня буквально кишело головастиками.
        Пришло время закусить самому. Но щупальце, высунутое через защиту, было мгновенно откушено. Пришлось немного поправить алгоритм деятельности этого сообщества. Подождав, пока не прекратятся запросы на обновление логики, я вновь высунул щупальце, которое тут же было облеплено головастиками, постепенно растворявшимися в нем. Меня охватила эйфория. И тут словно из ниоткуда пришла мысль о необратимых повреждениях носителя. Потом была уже моя мысль - об экстренном восстановлении. Откуда-то я знал, что энергии для этого уже достаточно, тем более в запасе была еще целая куча непоглощенных головастиков. Я даже выпустил несколько новых щупалец для ускорения процесса.
        А потом мне приснилась дикая боль, от которой я и проснулся. Подпрыгнув, свалился с кровати и закашлялся, выкашляв здоровый кусок густой слизи. Поднялся с трудом, но с каждой секундой мне становилось все лучше. Остатки приснившейся боли исчезли. Я потянулся, ощутив небывалый подъем настроения и прилив сил.
        Мое хорошее настроение не испортилось, даже когда выяснилось, что в этой убогой гостинице не работает освещение. Рассвет уже наступил, и света хватало. Спать не хотелось, и я спустился вниз. Кухня работала. Плотно позавтракав (пока не начал есть, не понимал, насколько был голоден), рассчитался за ночлег и под вопли повара, костерившего криворукого поваренка, который не может нормально заточить ножи, покинул это заведение.
        Ломая голову над вопросом: «Что бы все это значило?», я весело шел по дорожке.
«Сон. Оригинальный, но всего лишь сон», - пытался я себя убедить, но что-то во мне сопротивлялось подобной мысли. Разрываемый внутренними противоречиями, я даже попробовал вырастить себе лишний палец. Результат, разумеется, был нулевым. Чуть расстроенный, но одновременно успокоенный результатом неудачного эксперимента, я миновал деревушку, к которой меня вывела дорожка. Двигаясь в направлении, близком к нужному мне, я углубился в довольно солидный лес. Все же этот был сон, всего лишь сон… Хотя возможность передавать плетения по радиоканалу была бы полезной.
        Задумавшись над этим, я неожиданно осознал детальную схему плетения головастика. Нет, она не вывелась на экран моего внутреннего монитора. И вообще магокомпьютер молчал. Но я понял, что не просто детально представляю работу мозголомной конструкции, а точно знаю назначение каждого соединения в связях и каждой команды в любом из модулей. Хуже того: я четко помнил, как не торопясь разрабатывал эту конструкцию, тщательно отлаживая и выверяя детали. Как долго бился, составляя специальный язык, описывающий модули и их соединения, как отлаживал плетение, которое разбирало слова этого языка, воссоздавая закодированные плетения и сразу включая их в суть головастиков…
        Для такой работы требовались месяцы, и, судя по воспоминаниям, они у меня были. Захваченный бурей эмоций, сопровождавших это открытие, я остановился и медленно уселся на задницу прямо посередине дороги…
        Вырванный из сна, Гурбат вяло хлопал глазами, пытаясь понять, что от него нужно погонщику плюха. Командир крохотного гарнизона вчера вдосталь накувыркался на сеновале с одной крестьяночкой, из-за чего, мягко говоря, не выспался. Сидя в кресле, он потер виски пальцами и зевнул. Вообще сейчас участие в оцеплении, первоначально воспринятое как наказание, Гурбату нравилось. Вылавливая какого-то набедокурившего мага, начальство поступило вполне разумно, не пытаясь контролировать выходы из города. Все равно невозможно перекрыть все тропки, натоптанные крестьянами. Гораздо проще контролировать деревни, к которым ведут эти тропки, просто выделив для них небольшие гарнизоны. А приданный десятку Гурбата плюх с погонщиком гарантировал невозможность обойти пост лесом. Эта жаба-переросток - очень полезная тварь.
        Плюх, будучи территориальным животным, магическим образом контролирует территорию, на которой находится, и атакует всех, кто на нее заходит. Мелких считает пищей, крупных - конкурентами. Магический поводок, внедряемый одновременно плюхам и погонщикам, когда плюх еще пребывает в состоянии икринки, позволяет погонщику полностью контролировать грозную тварь. Об опасности этой разновидности жаб, которые обладали красивым золотистым окрасом и в сидячем положении достигали человеку до пояса, Гурбат, некогда служивший на Черных болотах, знал не понаслышке.
        Плюхи, как и остальные обитатели этого проклятого древнего места, образовавшегося в результате очередной магической катастрофы, обладали неслабым арсеналом. Мощная магическая защита в совокупности с ядовитым жалом на конце языка, выстреливающего на несколько метров, превращали плюха в опасного противника, особенно для магов. Именно против магов и натаскивали пару плюх - погонщик. И вот один из таких погонщиков сейчас разорялся перед Гурбатом. С трудом сосредоточившись, Гурбат сумел выделить главное среди обрушившегося на него словесного потока. Похоже, погонщик сошел с ума. Жаль, молодой еще парень.
        - Он напуган! - Погонщик размахивал руками. - Понимаешь, напуган! Что делать?! - Он схватился руками за голову.
        Гурбату хотелось отвесить паникеру подзатыльник, но он взял себя в руки и рявкнул:
        - Тихо! Не суетись в паутине. Веди, показывай.
        Зайдя в сарай, где разместили плюха, Гурбат увидел очень неприятную картину. Магическая тварь, потерявшая свой золотистый цвет, буквально расплющилась по дну приспособленной для нее банной шайки и как никогда походила на простую раздувшуюся жабу. Плюх действительно был напуган, в этом Гурбат мог поклясться. Только очень необразованные люди верят в сказки о безграничной смелости этих жаб. Самое неприятное то, что Гурбат слишком хорошо помнил (несмотря на отличную работу нанятого мага памяти), при каких обстоятельствах он сталкивался с подобным явлением ранее.
        До поступления в стражу Гурбат был не последним человеком в болотной вольнице. Той самой вольнице, ради уничтожения которой двадцать лет назад архимаг лично посетил Черные болота. Бедных плюхов, обитавших в тех краях, просто парализовало от ужаса. Они лежали повсюду полудохлые и не могли пошевелиться от страха… Вот только говорить об этом не стоило. Ни к чему посторонним знать об этой стороне жизни Гурбата. Благодаря магии все, что было связано с этим периодом жизни, вспоминалось лишь как яркий сон, который никак не сказывался на ответах, даваемых под венцом правды. Не следует демонстрировать свою осведомленность, но и молчать тоже нельзя. Решение пришло сразу. Доложить, но только об испуганном плюхе. И докладывать надо при свидетелях. Гурбат крикнул дежурную смену и начал извлекать из кармана амулет связи. Но его прервали.
        - Командир, там утренний дедок с пацаном прибыл, пиво привез! - Шустрый, как живчик, заместитель влез, как всегда, не вовремя. - Куда ставить будем?
        - Какой дедок? С каким пацаном? - Замороченный начальник не мог понять, о чем речь.
        - Ну тот, который утром уговорил пропустить его с товаром… Не обманул, пиво привез. Куда ставить будем? - Тон заместителя и взгляды прочих не оставляли сомнений в том, что ставить необязательно, выпить можно прямо сейчас.
        - А что за пацан? - спросил Гурбат, только чтобы выиграть время.
        - Да какая разница, заморыш какой-то местный, на мага ни разу не похожий. Да плевать на него, куда пиво ставить?
        - А никуда. Пусть катится вместе с пивом куда подальше. - И под пораженными взглядами обалдевших подчиненных начальник продолжил: - Плюх заболел. - Он небрежно кивнул в сторону посеревшего плюха, тихо лежавшего в шайке. - Сейчас доложу, а через час начальство с проверкой будет.
        - Да не заболел, напуган он… - попытался вмешаться в разговор погонщик, но замолк под тяжелым взглядом Гурбата.
        - Об этом я тоже доложу. - Гурбат помолчал. - Если от кого-нибудь будет запах пива… Вы меня знаете.
        Как ни странно, пропустили нас без проблем. Даже пиво не взяли. Шустрый солдатик куда-то сбегал, а прибежав обратно, затараторил и замахал руками:
        - Проезжайте быстрее!
        Он показал кулак двум другим военным, пожелавшим изъять пиво.
        Что ж, тем лучше… Мы с Брунисом двинулись дальше. По пути он непрерывно рассуждал о бастардах, ублюдках, законности и незаконности рождения. То ли меня успокаивал, то ли просто болтливый был.
        Я ведь так погрузился в воспоминания, что даже не заметил, как дедок остановился на дороге, едва меня не задавив. И когда он меня потряс за плечо и спросил, что со мной, я ответил честно:
        - Узнал о себе много нового, оттого и мозги в кучу.
        Брунис решил, что я говорю о своем происхождении. А вообще дедок приятный оказался: пригласил доехать на телеге, угостил хлебом с молоком. Болтовня его мне не мешает - кивай да поддакивай. К тому же он помог пройти КПП, внезапно обнаружившийся на проселочной дороге.
        Тем временем мысли Бруниса переключились на реализацию пива, которое, как оказалось, он вез в качестве взятки для стражи, дежурившей на КПП. Теперь, когда доблестные блюстители закона решили вступить в общество трезвости, в дедке боролись два начала. Жадность требовала загнать пиво местному держателю постоялого двора, а экономность советовала сохранить пиво для послезавтрашней взятки.
        Тем временем я продолжал анализ своих воспоминаний. Интересный момент: во всем, что касается разработок, будь то головастик или радиоуправление остатками щупалец, я отчетливо помню, как читаю документацию или создаю очередную версию плетения, но совершенно не помню окружающего. Не помню, ел я или голодал… Да что там еда - я даже не помню, сидел я или стоял! Сообразив, что все увиденное мной пишется, я решил просмотреть записи. И снова загадка. Много, очень много часов записи, сделанной с закрытых глаз. Темный экран, а внизу в углу стоит таймер. Чем дальше, тем непонятнее.
        Второе неприятное открытие поджидало меня вечером. Брунис в благодарность за помощь в выгрузке бочки, которую все-таки загнал хозяину то ли гостиницы, то ли кабака, пригласив меня переночевать, попросил наколоть дров для приготовления ужина. Махать тяжелой железякой было лень, и я полез в мешок за резаком. Вытащив инструмент, понял, что он не просто пуст - плетение полностью разрушено. Но резак
        - ерунда, пусть не за минуту, но восстановить его можно, ужаснуло меня иное… Я достал каменную пластину подземного сканера и похолодел. Чисто. Никаких признаков того, что в ней когда-то были какие-либо плетения. Неприятная, конечно, потеря, но делать было нечего: закончив изливать злость в матерной ругани, я принялся за восстановление резака. Сначала я тупо восстановил плетение по имевшейся у меня первоначальной разработке. Нарезал и отнес деду заказанное количество дров, и тут на меня напал изобретательский зуд. Я занялся апгрейдом резака.
        Во второй версии, памятуя случай с аристократом, которому для вразумления пришлось отчекрыжить половину меча, я решил сделать внешнее использование более солидным, с возможностью визуализации толстенного светящегося лезвия, как в
«Звездных войнах». Будет у меня настоящий световой меч, как у порядочных джедаев. Но добавил маленький чит: длина иллюзии лезвия по моему желанию могла не совпадать с реальной разрушающей частью плетения, максимальную длину которой я увеличил до полутора метров.
        В связи с тем что резак стал оружием, я порылся в базе и добавил плетению динамический контроль мощности. Теперь не надо задумываться о соизмеримости скорости движения лезвия и энергии, подаваемой в плетение. Мощности хватало всегда. Для пробы махнул несколько раз, нарезая бревно кружочками, как колбасу. Занятно: несмотря на увеличенную мощность, благодаря динамической подстройке потребление энергии даже немного снизилось. Вот только с расцветкой промахнулся. Не удалось вспомнить цвет мечей у «правильных» джедаев, поэтому просто придал иллюзии приятный для глаз, успокаивающий светло-зеленый оттенок. Полюбовался, а затем быстренько нарезал оставшиеся дрова. Мне не сложно, а деду приятно.
        Закончив заготовку дров, подзарядил резак и именно в этот момент заметил странность. Полоска, условно показывающая наполненность резерва, осталась неподвижной. Неужто резерв так подрос, что столь существенные траты теперь незаметны? В радостном предвкушении вызвал цифровую индикацию и жестоко обломался. Резерв подрос где-то на полпроцента, но, согласно базе данных, до серьезного мага мне еще, мягко говоря, очень далеко. Хотя по местным меркам я уже не мелочь пузатая. Но это лирика. Я принялся экспериментировать. Используя резак в качестве внешнего накопителя, я гонял энергию туда-сюда, пытаясь понять происходящее. Наконец, когда я все же сумел приспособить видеозапись для съемки «рабочего стола», на покадровом просмотре удалось разобрать, как почти мгновенно восстанавливается частично опустошенный резерв. Тут я был вынужден прерваться: Брунис сварганил нечто питательное и позвал меня ужинать.
        Только поздно вечером, когда дедок наговорился и мы легли спать, появилась возможность продолжить эксперименты. Но ничего интересного наковырять не удалось, разве что научился усилием воли менять степень заполненности запаса силы. Но понять, куда сила девается, откуда берется и много ли ее там, не удалось.
        Утром Брунис поднял меня с первыми лучами солнца. Он отправлялся за товаром в один из близлежащих городов (вернее не в сам город, а в деревню возле города) и обещал меня подкинуть. Странная у него торговля. И товар, очевидно, специфический. Интересно, что такого можно найти в той деревне, чего нет в этой? Но смысла вникать в данную проблему я не видел. Лежа на сене, которым накрыли низкий, прямоугольный ящик с неизвестным товаром, я поддакивал деду в нужные моменты, пропуская мимо ушей сетования:
        - Я уже стар и слаб, дети разъехались… Молодой помощник мне бы ой как не помешал…
        Уже на въезде в город я, поддавшись любопытству, просканировал странный ящик. Пустой, с толстым двойным дном, в котором в специальных ячейках были разложены небольшие стеклянные пузырьки. Тоже пустые.
        Обдумав во время поездки свое положение, я выработал план действий. Для начала решил не бежать на дилижансную станцию, а посетить рынок, куда Брунис меня и подбросил. Он настойчиво предлагал меня подождать, но я так же настойчиво отказывался и в конце концов распрощался с болтливым дедом.
        На рынке продавалось все необходимое для реализации моего плана. Обходя ряды, я понемногу, по одной вещи, обновил свой гардероб, закупил консервов недели на две, приобрел походную постель и котелок. С крышей над головой было хуже. Увы, палатки тут то ли не изобрели, то ли на них не было спроса, а чтобы возить с собой имевшийся в продаже складной шатер, нужна была отдельная лошадь.
        Несмотря на все предосторожности, наличие у себя немалой суммы денег я все-таки засветил. Это навело на мысль покинуть город по одной из проселочных дорог, очевидно ведущих в ближайшую деревушку. Внедрив в придорожный столб плетение видеокамеры, двинулся дальше по дороге, уходившей в лес. Как ни странно, вместо ожидаемого здорового детины, который мог бы попробовать отнять у меня деньги, я увидел пару подростков. Случайность? Мальчишки просто идут в деревню? Возможно. Но это мы сейчас проверим. Я пробежал метров пятьдесят и свернул с дороги, оставив в одном из деревьев очередную камеру. Тщательно укрывшись, я принялся ждать, глядя на картинку с обеих камер.
        Примерно минут через пять стало понятно: мальчишки где-то потерялись. Они не вернулись в город и не прошли в деревню мимо второй камеры. Решили поиграть в лесу? Я нашел в репозитории самое скрытное плетение, сканирующее местность на присутствие живых существ, и, запустив его, обнаружил этих паршивцев буквально у себя под боком. Странное место для игр. Я, как и планировал, ориентируясь по некоему подобию компаса, двинулся в обход города. Мальчишки следовали за мной, держась в отдалении. Сколько я ни выглядывал, мне ни разу не удалось их заметить. Неприятное открытие. Городские мальчишки ловко прячутся в лесу? Странно. Либо они имеют специальную подготовку для слежки в лесу, либо на мне есть маячок. И неважно, какое из предположений верное, в любом случае за мной следят отнюдь не простые воришки.
        Будем рубить хвосты. Я внедрил в ствол дерева, мимо которого проходил, хитрую смесь плетений: генератор, выпускающий парализующие шарики и запускающийся от сторожевого плетения. И через пару минут, как только я вышел из радиуса поражения, ловушка встала на «боевой взвод». Двигались эти агенты местного Моссада не точно по моим следам, а несколько в стороне, так что пришлось немного покружить, пока первый не попал в ловушку. Бросившийся к нему товарищ вляпался точно так же.
        Выходить к ним и вести допрос я не стал. Наверняка какая-нибудь тайная стража. О своей организации они, естественно, ничего толком не знают, если, конечно, ею руководят не клинические идиоты. А имя их непосредственного начальника, даже если оно им известно, меня не интересует. Мне казалось гораздо более правильным направить их по ложному следу. Паралич в шариках был настроен на час, и за этот час предстояло создать ложный след.
        Молодой следователь Фристан вел допрос подчеркнуто вежливо.
        - Хорошо, Брунис, я гарантирую вам жизнь. Ее остаток вы проведете в комфортабельной камере Далгоно. На большее я пойти не могу. Вы можете не соглашаться, но учтите: все узнать можно и без пыток. - Он вытащил из сумки стеклянный флакон и поставил на стол перед внезапно сгорбившимся стариком. - Несколько принудительных приемов внутрь - и за очередную дозу вы с радостью все расскажете. И ваша стойкость, - он указал на обугленный мизинец, который старик только что демонстративно жег в пламени свечи, - не будет иметь ни малейшего значения.
        - Это незаконно. К тому же каргарома вызывает повреждение памяти. - Брунис струхнул, но явно не собирался сдаваться.
        - Вызывает. Но привыкание происходит гораздо быстрее. - Голос следователя был холоден. - Единственная причина, почему я еще не начал, - это отсутствие времени. - Фристан рывком вскочил и приблизился к старику. Под пронизывающим взглядом ледяных глаз старик почти расплющился в неудобном кресле. - У меня особый приказ короля, и, если будет нужно, я вас живьем сварю на центральной площади. Но я тороплюсь, и в этом ваш единственный шанс.
        - Хорошо-хорошо, - произнес старик, ерзая в кресле. - Далгоно - это все же лучше плахи.
        - Я рад, что мы понимаем друг друга. Расскажите мне о человеке, которого вы подвозили, когда в последний раз покидали столицу.
        - Мальчишка. Маг. Явно мастер-амулетчик. Воспитывался где-то далеко или в закрытой школе - в общем, жизни совсем не знает. - Брунис пожал плечами. - Возможно, по незнанию имел проблемы с законом. Когда я его подобрал, он, судя по всему, был чем-то сильно шокирован. Думаю, узнал что-то неприятное об отце. Переночевал у меня, а утром я его отвез в Гасгарон.
        - Это все? - Вернувшийся в свое кресло следователь вопросительно поднял бровь.
        - Нет, - после продолжительной паузы выдавил старик. Он досадливо пожевал губами и продолжил: - В городе я приставил к нему двух мальчишек, чтобы проследили, где остановится, если решит задержаться в городе. И одного отправил на станцию, чтобы последовал за ним, если тот захочет уехать. - Брунис помолчал. - Только он от моих людей ушел. Сварганил парализующий амулет, выкопал свой тайник и ушел. Лишь на следующий день их хватились, а нашли еще через два дня. Сила в ловушке кончилась, они и выползли. И ведь как хитро придумал. Паралич там короткий был, но каждый раз, когда очнувшаяся жертва пыталась двинуться, ловушка срабатывала вновь.
        - А зачем понадобилось за ним следить? Вы могли бы его легко скрутить у себя дома, просто подлив ему каргаромы.
        - Не мог. - Старик поморщился. - Не действует на него каргарома.
        - То есть как - не действует? - Сквозь непробиваемую самоуверенность следователя прорвалось удивление. - Она же и запрещена только потому, что от нее нет защиты!
        - А вот так. Сожрал двойную дозу и не поморщился. По-моему, даже не заметил. Амулетчик он знатный. Может, и от каргаромы что имел.
        - С чего вы взяли, что он хороший амулетчик?
        - Да сделал он один амулет, считай, на моих глазах. - Брунис потер щеку. - Я ведь не знал, что он маг, наказал дров нарубить. А сам из дома смотрю: думал, если путный да руки откель надо растут, возьму помощником. Ну не в дело, конечно, а так, подай-принеси. А он вытащил из своего мешка какую-то ерундовину, посмотрел на нее, потом из нее спица вылезла. Вот этой спицей он мне дров и нарезал. Как ножом масло. - Старик задумчиво потер щеку, заметил непроизвольное движение, потер сильнее и продолжил: - Нарезал, значит, принес, но в доме не остался, вышел во двор. Я печь-то затопил, ужин поставил и аккуратно выглядываю, что он там еще придумает. А он уже из этой спицы меч огненный сделал и размер его подгоняет. То длиннее, то короче, а потом вообще цвет пламени менять начал. Много цветов перебрал, остановился на зеленом. Но не воин. - Подумал и повторил: - Нет, не воин.
        - А это из чего видно?
        - Когда он свой меч закончил, нарезал им остальные дрова. Какой же воин будет оружие так позорить?
        - А почему ты решил, что он меч тогда делал? Может, это семейный амулет или артефакт древних? - Следователь, утратив остатки хладнокровия, хищно смотрел на старика.
        - А ругался он, что испортилось все, когда в первый раз достал из мешка эту финтифлюшку. Негромко, но с чувством. А еще больше ругался, когда пластину каменную из мешка достал. Тут он от избытка чувств вообще на чужой язык перешел. Чудной язык, незнакомый, но для ругательств сильно подходящий.
        Фристан задумался. Непонятный маг как нельзя лучше подходил на роль человека, напугавшего плюха. Именно напугавшего, хотя считается, что это невозможно. Еще несколько аур, обнаруженных возле деревни, сейчас проверяли помощники, но следователь чувствовал: вот он, след.
        Дело ему не нравилось, как не нравился и приказ взять объект только живым. Не нравилась и необходимость убрать сидевшего напротив старика, который знал явно очень много о поставках каргаромы в столицу. Но приказ придворного мага, подтвержденный главой стражи, - ни в коем случае не допустить утечку данных не только об интересе к магу, но и о самом факте его существования. Солдаты и погонщик изолированы под предлогом карантина, а вот этот фонтан красноречия придется затыкать весьма грубым способом. Нет времени самому тащить его в Далгоно, и доверить такое дело некому. Теперь даже некому доверить допрос о подробностях его преступной деятельности. Следователь поморщился, незаметно достал кинжал, обошел старика и одним точным движением перерезал тому горло.
        Я не просто так решил покинуть лоно цивилизации и отдаться на милость матери-природы. Еще покачиваясь на телеге и изредка поддакивая говорливому дедку, я так и сяк крутил ситуацию. Глупость с проникновением в тот гребаный дом не прошла даром. Меня ищут. А те двое мальчишек, прицепившиеся ко мне на рынке, лишь укрепили меня в моем подозрении. Этот «хвост» однозначно свидетельствовал о том, что кому-то плохому известно как минимум мое лицо. Хотя со сладкой парочкой не все очевидно. Уж больно убогий амулетик они на меня прицепили. Простая щепка, покрытая какими-то каракулями, приклеенная к рыболовному крючку, цеплявшемуся на одежду. Легко найдя этот подарочек, я по пути в город подкинул его в подводу проезжавших мимо крестьян. Левые какие-то сыщики, да и возраст неподходящий.
        Однако лучше перебдеть, чем недобдеть, поэтому в сам город я возвращаться не стал, а, обойдя задворками и огородами, неторопливым шагом двинулся по обочине шоссе, прячась в лесу от изредка проезжавшего транспорта. Покинуть город именно по дороге древних меня заставила необходимость. Для магических опытов нужна была энергия, и я на привалах по капле вытягивал ее из магистрали дороги.
        Может показаться странным: меня ловят, а я, вместо того чтобы прятаться, с магией балуюсь. Но тут все просто. Как сделать так, чтобы меня не узнавали? Ответ
        - изменить внешность. Могу я загримироваться? Поверхностно, на уровне переодевания, - да, а серьезно, чтобы профессионал прошел рядом и не узнал, - нет. Все мои знания об этом искусстве почерпнуты из шпионских книг и фильмов, а о реальном наложении грима я почти ничего не знаю. Шрамы и бородавки на лице - вот мой максимум. Я даже не знаю, как делают накладные усы. Хотя настоящие, если прижмет, вырастить, наверное, смогу. Вот только не быстро и с непредсказуемыми последствиями для организма. Но манипуляции с лицом бессмысленны, если ищут по описанию фигуры. Могут тупо хватать всех относительно похожих, а потом проверять. Гарантирую, на границе трясут всех мало-мальски подозрительных. Отсюда вывод: изменить надо все - возраст, фигуру, моторику движений и, возможно, пол. Хотя нет, пол менять не стоит: женщин, путешествующих в одиночку, очень мало, и отношение к ним предвзятое.
        В поисках решения, разумеется, первым делом залез в базу. Вот где кладезь информации. Много способов, хороших и разных. Возиться с изготовлением подкладных подушечек на живот, тампонов за щеки, вкладышей в обувь и расширителей в нос мне не хотелось. Точно так же мне не хотелось насиловать свой организм, выращивая живот, искажая черты лица, удлиняя или укорачивая кости. Полюбовавшись на крутизну метаморфизма, я все же склонился к чисто магическим возможностям.
        В разделе по изменению внешности рекомендовали иллюзии. Вот только для понимания и освоения найденной мной «краткой» подборки теоретических материалов требовалось несколько месяцев. Правда, самым сложным, с точки зрения разработчиков базы, было освоение трехмерного редактора. И хотя на родине я рисовал лишь примитивные модельки для подмены в играх, имевшийся опыт все равно должен был здорово помочь. Готовые плетения тоже имелись, но для их запуска пришлось бы задействовать почти все доступные мне ресурсы. Такая ресурсоемкость объяснялась громадной избыточностью универсальных плетений, обязанных не только выполнять основные функции, но еще и подстраиваться под разные виды владельцев-носителей.
        Из трех типов иллюзий - внушенных, нематериальных и материальных - я выбрал последние как наиболее точно имитирующие тело. Внушенные, образуемые путем воздействия на мозг человека, их видящего, я отверг: слишком легко распознаются. Большая часть дешевых амулетов, что я видел у крестьян, и все, какими пользовалась торговая братия, блокировали возможность внушения. Преодолеть их защиту, накачав излучающее плетение энергией, несложно, но такой взлом сразу фиксировался, либо надо было осторожно отключать каждый амулет индивидуально. Если при встрече один на один второе еще возможно, то в толпе подобное нереально.
        Нематериальные иллюзии создаются в результате изменений света, или проходящего насквозь, или отражающегося от структур, похожих на защитные экраны и купола, только энергии в них вливается самая малость. В результате они крайне экономичны, сквозь них легко проходят и воздух, и любые материальные предметы. Еще один плюс в том, что при создании и управлении они требуют минимум вычислительных возможностей. Именно из-за последнего пункта я начал с них. Но быстро отказался. Ситуация, когда случайно прикоснувшийся ко мне прохожий мог видеть свою руку, уходящую внутрь моего иллюзорного тела, мягко говоря, не устраивала.
        Кроме иллюзий я по возможности изучал конструкцию дороги. Оказывается, внутри нее имелся технологический проход, проложенный вдоль магопроводов. Пока неясно, как в него попадают, но позднее обязательно стоит с этим разобраться.
        Разобраться пришлось гораздо раньше, чем я планировал. А получилось вот что. Очередную стоянку я устроил под мостом, переброшенным над небольшой речушкой. С самого утра шел мелкий дождик, и возможность от него укрыться и высушить вещи, намокшие, несмотря на небольшой защитный купол, мне понравилась. Вот только склон, имевший под мостом угол более сорока пяти градусов, не располагал к удобному отдыху. Я решил проблему довольно просто. Отойдя подальше в лес, резаком снес первое попавшееся сухое, но еще не гнилое дерево и распустил ствол на несколько досок.
        Сухое дерево было выбрано в первую очередь из-за того, что доски нужны толстые, а тащить их придется на себе. Подтащив полученные длинные и почти прямые доски к мосту, я с помощью поперечин соорудил подвесную конструкцию, на которой весьма удобно устроился. Вот только не учел я особую вредность строителей дороги. Проделав дырочки для крепления в несущих балках, я просунул веревку и, убедившись, что ничего не происходит, успокоился. Как выяснилось, зря. Дырочки зарастали, хотя и довольно медленно. В общем, едва я задремал, разлегшись на подвесном помосте, как веревка оказалась передавленной, и я свалился. Не успев сообразить, что к чему, скатился в реку.
        Ничего страшного не случилось, речушка оказалась мелкой, мне до подбородка. Побарахтавшись, я встал на дно. Выбрался, пробежался по берегу, вылавливая свои доски, потом спустился по ходу течения, развел костер, отогрелся. Развесил вещи сушиться и, раздевшись, вернулся обратно. Зачем? А затем, что, барахтаясь, я заметил на опоре моста дверь. Вернее, не дверь, а люк, находившийся ниже уровня воды. Хорошенько промерзнув, я дважды выбирался из реки, основательно отогревался, но все же сумел отпереть дверь. Замок, срабатывающий от некоей последовательности изменений магического поля, удалось открыть только из-за небрежности тех, кто его установил. Очередная глупая ошибка. Дверь, отлично защищенная с внешней стороны, оказалась совершенно беззащитна изнутри. В конечном итоге я сообразил, обошел опору и сквозь нее добрался до управления замком. Не сразу, но удалось нащупать линию, активировав которую отпер замок. Люк медленно выдвинулся из опоры и поднялся вверх, открывая проход.
        Поднырнув в него, я оказался в шлюзовой камере с лестницей и люком в потолке, находящемся выше уровня воды. Честно говоря, сам об ее назначении я бы, наверное, не догадался и попытался бы взломать потолочный люк, но меня выручила автоматика. Едва я нажал на ручку верхнего люка, как боковой закрылся, что вызвало у меня небольшую панику, и вода пошла на убыль. Как только вода ушла, открылся верхний люк.
        Поднявшись по лестнице, я оказался в технологическом помещении, занимавшем почти все внутреннее пространство овальной опоры. Сразу же вспыхнул свет. Я осмотрелся. Удобное место. Древние серьезно заботились о людях, обслуживающих дорогу. Один конец овального помещения занимали пульт управления и мониторы, включившиеся при моем приближении. Перед пультом стояло удобное кресло, буквально пронизанное плетениями. Точно так же была пронизана плетениями откидывающаяся кровать, сейчас закрепленная на стене. Имелись и удобства. Небольшая лесенка уходила куда-то наверх.
        Развалившись в кресле, я наблюдал за людьми, суетившимися вокруг моста. Минувшие полторы недели поисков и экспериментов не прошли даром. Я разобрался в структуре мониторинга силовых систем дороги, тупым перебором подобрал пяток кодов, открывающих в дороге замаскированные люки служебных помещений, подобных этому и расположенных примерно через каждые десять километров. Проклиная все на свете, изображая из себя глиста, прополз по служебному тоннелю до следующего диагностического центра, почти полной копии этого. Но там не остался, по верху вернулся назад. В опоре моста имелось одно небольшое преимущество - из нее было два выхода. Вверх, на дорогу, и вниз, через шлюзовую камеру в реку.
        Так что сейчас я сидел в технической комнате и наблюдал за результатом своего последнего эксперимента, почему-то оказавшегося неудачным. Часть мониторов давали картинку с внешних камер, другие отражали обстановку на «моем» участке дороги. Судя по маркерам на схеме моста, по поверхности бегала целая толпа «биологических объектов, потенциально препятствующих движению». Вот такое специфическое свидетельство моего прокола. И главное, совершенно непонятно, на чем я спалился.
        Целью вылазки за продуктами была не столько заготовка оных, сколько очередная тренировка в использовании иллюзорных тел. Я создал себе иллюзорное тело, надел на него специально купленную одежду, пыхтя и кряхтя, добрался до ближайшей деревни. В прошлый раз это же самое тело, хотя и в иллюзорной одежде, не вызвало у местных никаких вопросов. Мне свободно продали кринку сметаны, пару круглых буханок некоего подобия хлеба, десяток яиц местной ящерицы, не отличавшихся от куриных ничем, кроме скорлупы. Честно говоря, в тот момент запас консервов у меня был вполне достаточный, а поход я затеял только ради проверки реалистичности управления материальной иллюзией перед выходом в город. Да и сейчас я прогулялся до деревни, чтобы проверить, как сидит одежда на виртуальном теле, удобно ли двигаться и правдоподобны ли движения.
        В деревне меня вроде бы не ждали, но как только я начал обсуждать покупку мяса с одним из крестьян, стража нарисовалась почти мгновенно.
        - Стой! Предъяви бляху! - Подбежавший стражник схватил за плечо облегавшую меня иллюзию.
        - Это он! Он, он, подозрительный! - Мелкий мужичонка буквально подпрыгивал от радости. - А когда деньги давать будут? Только вы, господин стражник, там все обскажите, это мы, это мы, это наша деревня, мы его заметили!
        Веер шариков парализующих плетений остановил этот праздник жизни. Пользуясь тем, что все происходило во дворе одного из домов, а не на виду у всей деревни, я не торопясь вышел на улицу. И хотя во мне зудело сильнейшее желание рвануть бегом, я так же не торопясь двинулся по дороге.
        Добравшись до реки, я разделся, развеял иллюзию и, добредя до моста по пояс в воде, поднырнул в шлюз. Теперь он открывался дистанционно, по первому требованию. Жаль, одежду измочил, хотя в любом случае засвеченную модель тела придется менять.
        Тем временем на мосту показалась странная процессия. Двое солдат тащили ушат с сидящей в нем огромной перепуганной жабой, а мелкий немолодой мужичонка, сверкавший лысиной, бегал вокруг них и раздавал ценные указания. Судя по лицам солдат, эти указания уже достали их до глубоко выстраданного желания надеть этот ушат вместе с жабой ему на плешь, и единственное, что их пока останавливало, - армейская дисциплина. Жабу дисциплина не останавливала, и она постоянно порывалась сигануть со своего насеста куда-нибудь в сторону. Лысый делал рукой какой-то знак, и жаба замирала. Они почти добрались до средины моста, когда одного из солдат ситуация достала окончательно. Он сделал вид, что случайно поскользнулся, и упал, выплеснув содержимое ушата на лысого. Оттолкнув жабу, лысый бросился пинать упавшего. Жаба не упустила свой шанс и, в два прыжка преодолев мост, сиганула в реку…
        Смеркалось. Я уже начал волноваться, народ с моста все не расходился. Не нравится мне это. Может, координируют процесс ловли сбежавшей жабы? Может быть. Хотя и сомнительно. У стоящих на мосту не было ничего похожего на рации или какие-нибудь иные средства связи. Подозрительно. Моя паранойя твердила одно: «Пора линять».
        Я начал не торопясь собирать свои вещи. У меня нет привычки раскладываться, поэтому сборы непосредственно вещей не заняли много времени. Основное время я потратил на ловлю големов. Вернее, не совсем големов в нашем земном представлении. Големом у нас называется ожившая статуя или нечто подобное. В моей же базе големами назывались автономные материальные иллюзии. Да-да, копнув теорию материальных иллюзий чуть поглубже, я попал на описание этих самых големов. Материальная иллюзия, привязанная к источнику или снабженная собственным аккумулятором.
        Вообще-то это очевидно, но я сообразил, только когда добрался до разработки собственных механизмов управления движениями. И хотя эти знания были сейчас неактуальны, не удержавшись, я воспроизвел пример из раздела примитивного управления. Два паука ловили гусеницу, а та, естественно, пыталась от них удрать. Насколько я понимаю, пример показывал, какое разнообразие действий исполнителей могут давать продуманные примитивные алгоритмы. Но мне было просто интересно. Три кубика-алмаза в качестве накопителей и носителей плетений - и вот забавная зеленая гусеница довольно шустро убегает от черных пауков, похожих на комки шерсти.
        Воспроизвел я все в масштабе один к десяти, и все объекты были размером с ладошку. Только в процессе вылавливания их я понял глубинный смысл больших размеров, приданных объектам разработчиками. Занятые своими делами, големы меня совершенно игнорировали, а их размер позволял забираться в разные труднодоступные места. Наконец выловив всех, я развеял плетения и спрятал изъятые из них алмазы. Нечего раскидываться ценностями. Я и так потерял два кристалла, когда пытался создать летающего голема. Судя по всему, существует местная ПВО, не трогающая птиц, но сбивающая все искусственное, что пытается летать. По крайней мере, созданные мной самолетик и воздушный шарик были сбиты буквально через несколько минут.
        Тем временем стемнело окончательно. Большая часть людей, тусовавшихся на мосту, переместилась на берег, где развели несколько костров, однако мост продолжал патрулироваться часовыми. Ничего, один раз я уже прополз между двумя магопроводами до следующего технологического помещения. Передав код, я открыл люк и попытался туда втиснуться.
        Увы. Мешок, здорово подросший после последнего визита в ближайший город благодаря купленной одежде, втискивался в тесное пространство еле-еле. Пришлось перебирать вещи, укладывая их компактнее. Заодно выбросил комплект одежды
«толстячка»: после сегодняшнего эту маску вряд ли можно считать безопасной.
        Ратог Кодарес отложил краткий отчет аналитиков о текущих происшествиях и вздохнул. Если бы не было этого паршивого мальчишки, его следовало бы выдумать. Просто идеальная проверка готовности. Точнее, неготовности к поискам вражеских агентов. И это накануне предполагаемой войны. Следящий за порядком еще раз тяжело вздохнул и вернулся к отчету. Треть погонщиков плюхов оказались липовыми. Убогое плетение подчинения, введенное в уже взрослого плюха, и поддельный диплом школы. Половина плюхов сбежали от этих горе-погонщиков, едва контроль ослаб.
        Теперь не только наблюдается нехватка плюхов, но и возникла проблема с отловом сбежавших, фактически диких и весьма опасных животных. Ратог Кодарес прямо на полях отчета сделал пометку: «Ввести ежегодную проверку готовности штатных погонщиков».
        Так, еще новость: какой-то бродяга жил неустановленное время в служебном помещении дорожников. Очередной тяжелый вздох. Будь его воля, он бы лично повесил урода, командующего дорожным контролем. К сожалению, нельзя. Брат жены. Тем более что сам посадил его на это место. Думал, уж на этой-то должности испортить ничего невозможно. Оказалось, ошибся. Мало того что придурок сократил две трети людей, следящих за потреблением дорогой магической энергии, он еще и понизил зарплату, в результате чего там не осталось толковых спецов. По мнению аналитиков, кражу энергии они пока заметить в состоянии, а вот бродягу, ночевавшего в помещениях техников, - уже нет.
        Прочитав упоминание о бродяге, Ратог Кодарес пролистал отчет, посмотрел фамилию автора и скрипнул зубами от злости. Теперь нагадил королевский родственничек. Интересно, чем король думал, назначая его на высокий пост? Это же надо до такого додуматься: бродяга, запросто открывающий замки древних. Наверняка аналитики выдали что-то вменяемое, но наш «великий и главный» исправил.
        Утром я сел на первый же проходящий мимо дилижанс. Мой второй образ - бабища с неприятным лицом - оказался вполне приемлемым. Во время поездки я скопировал ауру с толстухи, сидевшей напротив. В руках у меня был заплечный мешок, ну никак не тянувший на дамскую сумочку, но я состроил лицо типа «все достали», и вопросов мне не задавали. Образ не идеальный, но на несколько дней, в течение которых я рассчитывал покинуть эту негостеприимную страну, должно хватить.
        Не хватило. На въезде в последний на пути к границе город нас остановили. Грубо вытолкали из дилижанса и, несмотря на возмущения нескольких дворян, построили в одну шеренгу, направив на нас стрелы взведенных арбалетов. Какой-то крендель явно офицерского вида заявил:
        - Предлагаю человеку, пугающему плюхов, сдаться добровольно!
        Несмотря на всеобщую запуганность, в шеренге начались смешки. Я не заметил, откуда солдаты притащили ушат с огромной перепуганной жабой, который они поставили напротив нашего неровного строя. Жаба не просто сжалась - казалось, она даже дышит через раз. Смешки исчезли, строй замер. Я никогда не боялся земноводных, но даже меня зацепила аура страха, повисшая над крестьянской частью строя, в которой я находился. Хотя с какой стати бояться такого вкусного существа?
        Вкусного? Я только сейчас сообразил, что смотрю на жабу как на какую-нибудь конфетку или кусочек тортика. Вообще я никогда не увлекался французской кухней, интересно, откуда такая реакция?
        - Он здесь! Он здесь! - Длинный тощий придурок с воплями бегал вокруг жабы.
        - Мастер Гикро, я знаю, что он здесь, укажите, кто он, - начал увещевать этого деятеля офицер.
        - Не могу! Слишком сильные эмоции у плюха! Даже не могу сосредоточиться! - Придурок дергался и подпрыгивал.
        - Вы, двое, тащите плюха вдоль дороги, пока у Гикро мозги не просветлеют. - Офицер махнул рукой, и солдаты, подхватив ушат, двинулись вперед. - А вы - стоять. - Офицер повернулся к двинувшимся было пассажирам. - Сейчас вы по одному в сопровождении солдата прогуляетесь до нашего погонщика плюха. Все просто. Кто плюха напугает, тот и отправится с нами во дворец в качестве гостя. - Офицер помолчал, давая толпе осознать предложение. - Может, он все-таки не будет задерживать всех, а выйдет добровольно?
        Из строя выскочил парень явно деревенского вида:
        - А можно я? Только я не знаю, как пугать плюха!
        Офицер чуть скривился и обратился к дворянам:
        - Господа не возражают, если этот человек пройдет испытание первым?
        - Господа не возражают. А если нам дадут стулья, то господа вообще согласны пропустить вперед, - немолодой дворянин поморщился, - все это быдло.
        Офицер удивился, но постарался скрыть свое удивление. Он куда-то отошел, и через несколько минут принесли четыре раскладных стула, на которых расселись дворяне. Остальной народ скучковался в стороне.
        Между тем солдаты с плюхом скрылись вдалеке, за плавным поворотом шоссе. Офицер, явно не рассчитавший расстояние, несколько растерялся, но, подумав, послал вдогонку солдата с амулетом связи.
        Спустя некоторое время офицер переговорил с кем-то по амулету и отправил деревенского добровольца в сопровождении солдата. Едва тот скрылся за поворотом, офицер снова воспользовался амулетом, после чего крикнул:
        - Следующий.
        Народ замер. Не знаю, что меня подвигло: может, нежелание дожидаться окончания этого цирка, может, опасение, что позднее на том конце моста скопится много солдат, но я вызвался идти следующим.
        - Харген, проводи даму. - Офицер махнул рукой одному из солдат.
        Я подхватил свой мешок и двинулся в указанном направлении.
        - Вещи оставь, - окликнул офицер.
        - Еще чего! Чтобы их какая-нибудь задница сперла?! Не отдам! - Я попытался скопировать вопли торговки, у которой воры пытаются вырвать самое дорогое - товар. - Не отдам! - И, сбросив с плеча мешок, уселся на него. - Последнего лишаете! Как я дальше жить буду?!
        Дворяне, сидящие с видом заядлых театралов, наблюдающих игру посредственных актеров, улыбнулись. Офицера перекосило.
        - Забирай свой… - офицер на несколько секунд сжал челюсти, - товар, и бегом отсюда!
        Подхватив мешок, я несколько раз быстро поклонился офицеру и быстрым шагом двинулся в указанном направлении. Чуть прихрамывающий солдат бросился за мной, а со стороны дворян послышались жидкие аплодисменты.
        О том, что что-то идет не так, я догадался, когда, миновав плавный изгиб дороги, увидел комитет по встрече. Трое солдат, обнажив мечи, бежали к нам. Двое других, вместе с предыдущим испытуемым, остались возле жабы. Я оглянулся. С той стороны бежали пятеро солдат. Мой конвоир тоже извлек меч. Подавив панику, я не торопясь продолжил движение, лихорадочно пытаясь сообразить, кто виноват и что делать. Ну с виновным понятно. Жаба-переросток, которую местные называют плюхом. Интересно, почему она меня так боится?.. Хотя это не самый насущный вопрос. Главное - что делать? Примерно в двадцати шагах от плюха меня остановили, молча взяв в кольцо и направив в мою сторону мечи. Когда к солдатам подбежали пятеро отставших, один из тех двоих, что сторожили жабу, достал из поясной сумки амулет типа «булыжник» и заорал:
        - Все в порядке! Мы ее поймали!
        Выслушав ответ, он продолжил:
        - Берем плюха, эту дуру - и назад!
        Двое солдат бросились к емкости с жабой. Остальные немного расслабились, загомонили, но мечи не убрали. В этот момент я решился. Рой вылетевших плетений почти мгновенно парализовал окружавших меня солдат. Секундой позже упали те, кто бежал к жабе. А еще через секунду свалился связист с «рацией», успевший выхватить этот радиобулыжник, но не успевший ничего сказать. Мальчишка, стоявший рядом с ним, упал как подкошенный. А вот тот, кого офицер назвал мастером Гикро, падать совсем не собирался. Я пульнул в него персонально, попутно переходя на магическое зрение и недоумевая. Жаба оказалась укрыта сплошным и очень мощным магическим щитом, закрывавшим заодно и Гикро. Патовая ситуация. Мне его не достать, ему не достать меня. Я медленно двинулся по противоположному краю дороги. Обойду и попытаюсь убежать.
        Но противник решил иначе. Гикро закатил глаза, задергался, и жаба прыгнула. Я замер, опешив от удивления. Такого шоу я еще не видел. Невнятно подергавшись, жаба с глазами, глядящими в разные стороны, явно рассинхронизированными задними ногами и частично неуправляемыми передними, все же смогла прыгнуть. Приземлившись с глухим шлепком на брюхо, она немного отлежалась, хаотично двигая передними лапами, затем, вращая глазами и мелко трясясь на манер студня, корявыми движениями паралитика подготовилась ко второму прыжку. Тем временем хитрый Гикро успел отбежать, так чтобы жаба находилась между нами. Предположив, что тот вышел из области защиты, я запустил мимо жабы парализующий шарик. Жаба прыгнула и в прыжке выстрелила в меня языком.
        Мир потек и изменился. Навстречу языку и сопровождающим его щупальцам симбиотического организма, атакующего мое тело, выстрелили мои щупальца. Поединок плети и обуха. Стального и бумажного мечей. Щупальца встретились. Вкусно, но мало. Шишка с иглой на языке жабы бессильно ткнула меня в псевдотело и, испачкав одежду ядом, упала. Тварь, отбросив остатки щупалец, завернулась в глухую защиту, отрезав при этом собственный вытянутый язык.
        Забавное существо. Образовано симбиозом двух форм жизни, энергетической и органической. При этом органический мозг управлял сразу обеими. Но гораздо более актуальный вопрос: как оно меня чувствует? Перед глазами мгновенно пролетели конфигурации полей, и сразу пришло понимание. Тварь создает вокруг себя тончайшую многомерную энергетическую сеть, по колебаниям которой, по-видимому, узнает обстановку. Мои щупальца съедают часть сети, жаба это чувствует и беспокоится. Если жаба - продукт эволюции, значит, есть подобные хищники. Но, скорее всего, это обычный косяк разработчиков. Хотя откуда мне знать, может, это вовсе не баг, а фича?
        Тем временем я переместил свои кормящиеся щупальца немного в сторону таким образом, чтобы они не задевали создаваемую жабой сеть. Это было несложно: сеть - шестимерная, а в числе доступных мне измерений я до сих пор не разобрался. Однозначно больше десяти.
        Жаба начала приходить в себя, зашевелилась и с ненавистью уставилась на меня. Не желая выяснять все атакующие возможности земноводного, я прикончил ее, элементарно обойдя защиту безмозглой твари. Ткнул щупальцем в ее энергетический центр, как любой с легкостью может ткнуть пальцем в центр круга, не касаясь окружности. Высасывать энергию было приятно - как будто через соломинку пьешь вкусный слабоалкогольный коктейль.
        Мир изменился в обратную сторону. Я стоял неподалеку от круга парализованных солдат, передо мной грязной кучей лежала мертвая жаба, а в стороне, со ртом, полным белой пены, бился в конвульсиях Гикро. Я свернул ложную ауру и припустил по дороге трусцой.
        Дорога, явно предназначенная для скоростного транспорта, была относительно прямая. Когда обработанные мною стражники скрылись из виду, я едва мог переставлять ноги. Н-да… Физическая форма ни к черту. Спортом, что ли, заняться?
        Пошатываясь, я тупо брел, посылая перед собой команды на открытие технических помещений дороги. А что делать? Убежать я не мог, а прятаться в кустах было бессмысленно.
        Наконец впереди прямо из дороги выскочил знак, изображавший что-то вроде многолучевой звезды, дорожное покрытие забурлило, расступилось - и открылся служебный люк.
        По лестнице я буквально скатился и сразу бросился к пульту управления, чтобы закрыть люк. Затем осмотрелся. Камер здесь обнаружилось больше, чем на мосту, работали они исправно, но толку от большинства было ноль. Столбы, стоявшие на обочине за пределами дороги, оказались в кронах деревьев и показывали в основном листву и ветки. Но мне все же удалось найти камеру, захватывавшую часть дороги с люком. Нашел и выругался. На дороге четким квадратом чистоты выделялось место недавнего открытия люка. Ничего, если заметят - повторю свой подвиг червя, снова проползу между магопроводами.
        Кстати, к этому стоит подготовиться. Я скинул с себя женскую одежду и выключил имитацию тела. Все, эта иллюзия тоже засвечена. Хотя зачем мне иллюзия? Я же могу просто проползти под границей. «Идиот, это же элементарно!» - радостно отругал я себя. «А вдруг там перекрыто?» - пришла отрезвляющая мысль. Кто знает уровень местных? Но я тут же себя успокоил. Нахожусь фактически в двух шагах от границы, почему бы не проверить? Проползу и посмотрю.
        Тем временем к люку наверху подъехала самая настоящая машина. Я схватил мешок и в панике бросился к дверце технического прохода, на бегу передавая код открытия. Забросив мешок, нырнул в проход, закрыл дверцу и затаился.
        В тишине прошло минут десять. Мне стало интересно, и я осторожно выглянул. На экране монитора демонстрировалось весьма занятное зрелище. Перед входом приехавшие товарищи расстелили целую простыню, исписанную какими-то непонятными знаками. И теперь один из них, внимательно глядя на этот шедевр сюрреализма, совершал медленные плавные движения. Ну чисто наш экстрасенс, разводящий толпу доверчивых лохов.
        Но в отличие от наших у этого представителя племени экстрасенсов все получилось. Зажужжал открываемый люк, и я, юркнув обратно, защелкнул служебную дверцу.
        Глава 10
        - Сейчас разговаривал с Ханком, тот запросил подтверждение нашей рекомендации. Резус подал прошение о зачислении в академию. Самое смешное - на платный курс, что и вызвало у Ханка подозрения.
        - А мальчишка не так прост, как кажется, - задумчиво произнес посол.
        - Вы его в чем-то подозреваете? - удивился Баралис, небрежно развалившийся в одном из кресел для особых посетителей. - Может, тогда стоило его…
        - Нет-нет, - поморщился Абус Халг. - Поздно. Да и неправильно. Но он хитер… или опытен… - Посол задумался и неторопливо прошелся по кабинету. - Или опытен… - Он потер подбородок. - Возможно. Возможно, - произнес он себе под нос. - Если учесть место, где он мог приобрести свой акцент… Но возраст… Нет. Не складывается. - Абус махнул рукой.
        - Что не складывается?
        - Его действия. Слишком продуманные. - Посол еще раз потер подбородок. - Смотри: ему достается неисправный амулет, странно, но возможно… - Абус Халг скривился, как будто съел что-то кислое.
        - Но в самом деле, не мог же он сговориться с магом? - Молодого человека немного забавляла и немного раздражала внезапно обострившаяся паранойя начальника.
        - Не скажи. Маг какое-то время стажировался во дворце архимага, кто может поручиться, что маг его не знает? - Посол подошел к столу, взял какую-то бумагу, задумчиво посмотрел на нее и положил обратно. - Вернее, не знал, - поправился он и замолчал. - А вообще амулет - ерунда, меня удивляет другое.
        - Другое?
        - Да, другое. Ведь это далеко не первый раз, когда амулеты работают не так, как должны. Такая возможность была учтена, именно поэтому каждый из носильщиков получил флягу с хорошим вином, в котором был растворен медленно действующий яд. - Казалось, посол разговаривает сам с собой.
        - Ну да, я сам эти фляги готовил. Но содержимое фляги у него отобрали те два дворянина, - на последнем слове щеголь изобразил презрение, - хотя совпадение странное. Его тем более стоило допросить с пристрастием.
        Абус осуждающе покачал головой. Неосторожная кровожадность его всегда раздражала, особенно когда риск не соответствовал выгоде.
        - Наша, - он голосом подчеркнул слово, - операция прошла успешно, несмотря на изменения, внесенные в последний момент. Настоящая прослушка работает, ложная удалена, старший дознаватель, рискнувший допросить мага, - в коме… Все цели достигнуты, и, если бы не странности мальчишки, операцию можно было бы считать идеальной. - Он взглянул на отпрыска и вздохнул. Похоже, попытка заставить Баралиса думать самостоятельно провалилась. Придется в очередной раз разжевывать. - Выживание мальчишки само по себе не имеет значения. Наш план предусматривал подобную возможность. Будь он вражеским агентом или обратись в стражу, это ничего бы не изменило. Он меня беспокоит не как выживший носильщик. Меня беспокоит он сам, точнее, его умения. Он избавляется от отравленного вина, ему попадается дефектный амулет, он легко находит дорогу в подземельях и под конец, выбравшись наружу, прежде всего отправляется в храм.
        Парень хотел возразить, но Абус Халг движением руки заставил его замолчать:
        - Знаю, что ты хочешь сказать. И я согласен: по отдельности каждая случайность хорошо объяснима. - Покачав головой, он поднялся и прошелся по кабинету. - Отняли вино… Логично, объяснимо, соответствует репутации южан. Но! - Посол поднял палец вверх. - Я с ним общался, я видел его глаза, и я никогда не поверю, что у него так просто что-нибудь отнять. - Посол энергично развернулся. - Слишком легко он позволил себя унизить. Далее. Дефект амулета - тут ничего не скажу, не мой уровень, хотя, когда я их проверял, с виду все было в порядке. Тем более что его основные функции отработали нормально. Но все может быть. Теперь о подземных ходах. Если прикинуть время, то получится, что он совершенно там не плутал, а шел прямо к выходу. Возможно, это профессиональная память искателей Некварка, хотя он был искателем меньше года. - Посол перевел дыхание. - Или, допустим, память хорошая, феномен. И вот этот «феномен» не доходит до того места, где попал под землю и где находится выход на нашу базу, а, якобы заблудившись, вылезает, воспользовавшись, как он утверждает, первым попавшимся люком.
        Посол импульсивно прошелся по комнате.
        - Лостан по моему приказу нашел этот выход. И проверил по следам часть маршрута. Обнаруженные следы ауры подтверждают рассказ Резуса. Но! Самое интересное, что расстояние от этого выхода до посольства в три раза меньше, чем до храма, а наш «феномен» отправляется посреди ночи именно в храм! И - внимание! Он идет через весьма опасный район, лишь бы не проходить мимо посольства. - Абус устало плюхнулся в кресло.
        Немного помолчав, он продолжил:
        - А утром он появился в сопровождении какого-то жреца, выполнявшего роль отца этого «бедного сироты».
        Баралис хихикнул, вспомнив этот визит. Посол недовольно покосился на помощника:
        - Не смейся. В результате мы не смогли его полноценно допросить.
        - Все известные ему события он описал верно. - Парень пожал плечами. - И амулет подтвердил, что все рассказанное - правда. - Он непонимающе уставился на начальника. - Но ситуация, когда один молокосос на полном серьезе называл другого:
«Сын мой», а второй отвечал: «Да, папочка», была действительно смешной.
        Посол тяжело вздохнул. Не видит молодежь за частями целого. Смешная ситуация, смешные люди - и все, серьезность восприятия мгновенно испаряется.
        - Ничего-то ты не понял. - Абус Халг закрыл глаза и помассировал виски. - То, что мальчишка нам не доверял, нормально и понятно. Важно, как проявилось его недоверие. Сопровождающий из храма! Очевидно, он хорошо знает храмовые законы, разбирается в искусстве интриги, прибавим к этому специально тренированную память и умение быстро ориентироваться в опасных ситуациях. - Посол помолчал. - Ты бы на его месте догадался обратиться за помощью в храм? Я не удивлюсь, если и амулет испортился далеко не случайно. Тем более что способности к магии, пусть и небольшие, у него есть. И меня как раз беспокоит данная нами рекомендация. И не дать ее я не мог, не было официальных оснований для отказа…
        В этот момент в храме жезл освобождения, поднесенный к спине человека, сидевшего в позе «возвышенного обращения», выплюнул освобождающее плетение. Дикий вопль, исторгнутый глоткой несчастного, заметался под сводами храма. Очередная марионетка Спящего сломанной куклой рухнула на пол, мертвая и свободная. Не обращая внимания на тело, двое ревнителей Света принялись изучать необычное подслушивающее плетение, с которым работал покойный.
        Тот, кого называют Спящим, открыл глаза. Автоматика прекратила принудительное подавление активности болевых центров, ввела химическое обезболивающее и сейчас лихорадочно пыталась найти причину столь интенсивного возбуждения соответствующих нервных центров. Будь на месте погибшего любой другой темный, его бы ждал болевой шок и смерь. Но система жизнеобеспечения вовремя запустила торможение нервных центров. Еще одно тело потеряно. Наивно было думать, что алтарь не обнаружит присутствия примитивной «куклы» и не подаст соответствующий сигнал жрецам.
        Однако полученная информация стоила десяти таких тел. Цель, оказывается, не только зубастая, но и хорошо разбирающаяся в магии. Плетение, внедренное в пол храма, однозначно создано с помощью платформы «Странник», причем ее старой версии, без ограничителей. Кто же обеспечил это юное дарование такими вещами? Причем обеспечил уже здесь: будь у объекта «Странник» сразу после перехода, вряд ли бы он позволил засунуть себя на растяжку. Да и в дневнике Пустакра отмечено сообщение ученика о «почти чистом» мартуле. Или дело в этом «почти»? А может, версия стражи имеет под собой основания? И мальчишке зачем-то помогает кто-то очень опытный?
        Тот, кого называют Спящим, задумался. Когда цель так реальна и близка, ни в коем случае нельзя ошибиться, а разные ответы на вопросы, заданные им самому себе, предполагали совершенно разные действия.
        Темнело. Лежа на свежезастеленной кровати, я предавался размышлениям. Первая неделя занятий в очередной раз доказала: в жизни все не так, как оно нам представляется в фантазиях. С земными учебными заведениями магическая академия Лаугана не имела ничего общего. Жесткая дисциплина, доходящая до жестокости, и очень необычный порядок обучения. Никаких лекций не предусматривалось. Как не предусматривалось и постоянных групп, курсов и тому подобного. Каждый преподаватель в своей группе занимался с учащимися коллективно-индивидуально, вдалбливая в их головы свой небольшой кусочек знаний или умений. Из группы в группу переходили, сдав соответствующий норматив. Так что возможность застрять, просидев всю жизнь в одной группе, на платном отделении была вполне реальной. Да и в случае обучения студента за счет короны на «второгодничество» смотрели довольно спокойно.
        Но и тут государство блюло свои интересы. Как такового бесплатного обучения в Лаугане не знали: долг за учеником рос каждый год почти на две тысячи золотых, а отрабатывать его придется там, где укажет корона. Ну а на моем отделении «вечные студенты» отсеивались после не внесенной вовремя платы. Огромным минусом коммерческого отделения считалось то, что курс боевой магии был сильно урезан, а магия мысли среди изучаемых дисциплин и вовсе отсутствовала. Но это как раз понятно: на это отделение брали всех, кто мог заплатить, и сюда шли те, кто по какой-либо причине не хотел давать клятву верности короне.
        Первые десять курсов я проскочил в первый же день. Заложенное умение читать и писать было вполне приличного уровня, а считать я и сам хорошо умел. Направлять силу, заряжая готовые амулеты, я научился после вводного объяснения. На первом же испытании по впитыванию рассеянной силы я чуть не прокололся. Наставник попросил меня снять защиту и вызвал еще троих коллег. Внимательно осмотрев мою ауру, они пошептались в уголке на тему, не подвергался ли я воздействию «Созидателя гармонии», но в конечном итоге ничего предосудительного не нашли.
        Я стал осторожнее и больше не вылезал за параметры, характерные для тех, кто проходил тестирование вместе со мной. Сдав еще с десяток тестов, успокоился… и глупо прокололся во второй раз. Теперь попался на примитивной компьютерной игрушке. Честно говоря, я настолько обалдел, когда увидел некое подобие монитора и нарисованной на столе клавиатуры, что не сообразил, что учащиеся, тестируемые до меня, вылетали слишком быстро. Да и забыл я, каково это - впервые управлять чем-либо на экране.
        Игрушка примитивная, почти детская. С верхней части экрана опускались цветные шары, их надо было ловить управляемой игроком кареткой, двигающейся по нижнему краю экрана. Единственная сложность заключалась в переключении цвета каретки. В момент контакта каретка должна была иметь цвет шара. Во время игры скорость движения шаров плавно нарастает, в какой-то момент игрок пропускает несколько шаров или не успевает переключить цвет каретки.
        Тест, по-моему, глупый. Максимальная скорость шаров невелика, и любой, кто имеет опыт казуальных игр, справится, не напрягаясь. Вот и я остановился, только когда услышал удивленный вздох лаборанта, проводящего тестирование. Потом был долгий разговор с кем-то из первых лиц, который закончился, однако, ничем. Мне задавали кучу вопросов о дворце архимага, о восточном дворце единения и еще о каких-то сооружениях. На все вопросы я ответил честно: ничего не знаю, в этих мегацентрах культуры не был и какого цвета та или иная дверь, обои и потолок или что изображено на полу в той или иной зале, понятия не имею. А о том, где был, как и вообще о своем прошлом, в соответствии с правилами академии говорить не буду. Как ни странно, такой ответ спрашивающего не разозлил и, главное, не удивил. Он настоятельно порекомендовал мне подумать о поступлении на службу к королю. Там, по его словам, много возможностей и платят гораздо больше. Больше, чем где?.. Этого он не уточнял.
        Компьютерная игрушка была первым тестом, на котором начали отсеиваться люди, поступившие вместе со мной. Сам я застрял позже, проходя тест на «распальцовку». То, что я называл «распальцовкой», наставник называл складыванием базовых знаков. Но застрял ненадолго. Как ни странно, два базовых знака я уже знал. Ими меня снабдили добрые люди при переносе в этот мир. С помощью первого я изначально кидал фаербольчики, а сейчас - «параличи», а с помощью второго раньше вызывал убогую защиту, а сейчас - ничего. Третий пришлось выучить. Но, занимаясь этим непрерывно почти два дня, трудно не выучить простое складывание пальцев одной руки.
        И вот сегодня день отдыха и подготовки к принятию магической искры. Для большинства подготовка сводилась к огромной попойке, а для меня - к возможности наконец-то выспаться и получить серый балахон, который обязательно надо носить после церемонии.
        Почти все студенты, ожидающие посвящения, смотались в город. Все-таки последний день свободного выхода. С завтрашнего дня и до момента окончания первого круга покинуть территорию академии можно будет, только окончательно бросив учебу. Кстати, уплаченные деньги при этом не возвращаются. Отсюда активность охраны, вылавливающей «самоходов».
        Эти размышления не мешали мне мучить эмулятор. Передо мной стояла глобальная дилемма. Причина была, как обычно, в нехватке ресурсов. Необычным был выбор. Безопасность или защита? Физическая безопасность моей тушки, обеспечиваемая сложным защитным плетением, к которому я за последнее время привык, или защита от разоблачения. Степень правдоподобия эмулятора очень зависела от задействованных ресурсов. Я долго ломал голову и экспериментировал. В конце концов определился. Физическая опасность грозит мне только в случае разоблачения, поэтому я полностью дезактивировал защиту и запустил самый прожорливый эмулятор. А на случай непредвиденных ситуаций на «распальцовку» защиты подвесил нечто вроде скрипта, вырубающего эмулятор и запускающего вместо него защиту.
        Утром по пути из общаги к храму я наступил в лужу. Хрустнул тоненький ледок. Осмотревшись, увидел на деревьях пожелтевшую листву. Выходит, даже не заметил, как наступила осень. Странно, несмотря на явно холодную погоду и тоненькую одежду, холод совершенно не ощущался. И вообще я не смог вспомнить, а мерз ли я в этом мире? Я задумался, но мысли беспорядочно скакали. Другое, вокруг все другое, непонятное, и даже длительность местного года - загадка. Да что там год, я даже не знаю, сколько дней в местном месяце! Почему-то стало тоскливо. Острой льдинкой кольнуло одиночество. В дополнение к плохому настроению непосредственно перед храмом появилось иррациональное ощущение «чужого взгляда». Этот «взгляд» был не то чтобы злобный или ненавидящий, скорее равнодушно-любопытный, каким ученый в лаборатории смотрит в микроскоп на новый вид бактерий.
        Отбросив несвоевременно прорезавшуюся паранойю, я вышел на площадку перед храмом. Брать с собой какие-либо амулеты нам запретили, и народ активно страдал от холода. Хотя если говорить откровенно, большая часть моих случайных товарищей страдала скорее не от холода, а от последствий алкогольной интоксикации. Разбившись на небольшие кучки, парни вовсю обсуждали вчерашнюю «подготовку». Меньшая часть, представленная женским полом, собравшись у самых дверей храма, обсуждала наиважнейший для них вопрос, идет ли каждой из них балахон, где его надо ушить и что из кружев можно на него пришить. Такая уверенность в благополучном исходе успокаивала. Судя по поведению неофитов, процедура отточена до мелочей, неожиданностей нет и быть не может.
        Основательно поморозив на улице, нас наконец-то стали запускать в храм Обретения: так высокопарно называлось это строение, похожее на бетонный куб, притаившееся в углу территории академии. Запускали по пять человек, которых отбирали двое младших жрецов по каким-то только им известным параметрам.
        В одну из пятерок включили и меня. Пройдя через небольшой тамбур, я вместе с еще четырьмя кандидатами оказался в теплом просторном помещении с куполообразным потолком. Посреди зала расположилась установка в виде пятилучевой морской звезды, сделанная, по-видимому, из цельного куска абсолютно черного камня. В лучах были выемки по форме тел разного роста. Только сейчас я обратил внимание на то, что в нашей пятерке все имеют разный рост. Глянув на звезду в магическом спектре, я офигел от сложности сверхтонких плетений, расположенных вокруг выемок для голов.
        Молодой жрец подвел меня к одному из лучей и помог улечься в соответствующую выемку. Как ни странно, ожидаемого от камня холода не было. Наоборот, по телу начало растекаться приятное, расслабляющее тепло. Я даже слегка задремал.
        Когда раскладывание теплокровных объектов было закончено, установка включилась. Меня прижало силовым полем. И сразу же посыпались сообщения от магокомпа. Вначале ожидаемые: о перехвате эмулятором инсталляции внешнего магокомпа и штатной установке его в эмулятор. Затем неожиданные: о блокировании попыток установленного в эмулятор программного обеспечения совершать опасные для жизни действия с моими внутренними органами. Пришло сообщение об установке еще чего-то, затем было выдано: «Критическая ошибка», и эмулятор отключился.
        И тут же пошли сообщения о попытках подключения к основному модулю с подбором пароля. Минуты за три у меня скопился огромный лог-файл с комбинациями пароль-логин. Потерпев неудачу с подбором паролей, неизвестный хакер, судя по сообщениям, попытался вклиниться непосредственно в структуру магокомпа. Но и здесь его постиг облом. Встроенная защита размножала атакуемые блоки, сравнивая результаты их работы, и удаляла некорректные, создавала ложные структуры, играла микроскопическими динамическими щитами, отсекая вражеские щупы и закрывая критически важные модули, а я все колебался с ответом на запрос об активном отражении атаки.
        Но мне повезло, я не успел согласиться. Когда я уже был готов дать добро активной защите, машина нанесла сложный комбинированный магический удар. На секунду я потерял сознание. Очнулся уже в многомерном пространстве. Сосредоточившись на том, чтобы не выделяться, совершенно не учел возможность прямой атаки на мозг.
        Эта механическая гнида нанесла удар по разуму носителя. Но механический монстр, вернее, его проектировщики не учли, да и не могли учесть, такое существо, как я. Хотя удар не остался без последствий. Мысли текли вялые и не совсем по теме. Разрыв портала опасен не разрушением тела, основная опасность - в разрушении разума носителя, используемого личинкой. Инстинкты заставили личинку переместить в себя разум носителя, чтобы, превратив материю тела в энергию, пробиться сквозь искажения пространства и вновь собрать тело, выкачав недостающую энергию из пространственных возмущений. Единожды разобрав и восстановив тело, личинка может повторить это любое количество раз, лишь бы хватило силы. Так что теперь убить меня не так просто, и даже магокомп не разрушить. Личинка восстанавливает тело вместе со всеми магическими наворотами, имевшимися на момент его первого разрушения…
        Вяло размышляя над тем, откуда я все это знаю, я медленно осмотрелся и тут же, инстинктивно поджав щупальца, шарахнулся сразу в трех измерениях. Рядом, буквально в двух шагах от меня, скрытое иллюзией стены, сидело нечто. Здоровая, крупнее меня, бесформенная энергетическая тварь, центром которой был человек. В отличие от меня тварь не имела пространственного кармана, зато имела множество коротких, на вид недоразвитых щупалец и одно длинное, толстое, с присоской, присосавшейся непосредственно к алтарю, расположенному в самой большой нише напротив входа в храм.
        Я замер в страхе. Вот ведь обидно: только-только почувствовал себя бессмертным. На мое счастье, тварь меня не заметила. Но в безопасности я себя не чувствовал. Похоже, использовать измерения дальше шестого она не могла, но уверенности в этом не было. Тем временем человек, являвшийся ядром твари, ткнул несколько раз пальцами в расположенный перед ним экран, и атаки на мой мозг продолжились. Давило необъяснимое, сильнейшее ощущение опасности. Страшно было даже пошевелиться. Можно было уничтожить машину, проблема невелика, но делать это перед носом твари, которая ее активно использует? И что потом? Немного с ней повоевать? Нет уж, увольте. Я боялся. Инстинкт заставлял бояться этой твари до дрожи в кончиках щупалец. Нет уж, лучше потом тело с нуля соберу, к тому же энергии запасено гораздо больше необходимого.
        Не было ни капли сомнений: эта пакость разорвет меня вместе с пространственным карманом. Это вам не безмозглого дикого спрута головастиками забить. У этой твари есть интеллект и, очень возможно, опыт по разрыванию маленьких и нежных энергетических существ. Леший с ним, с телом, жизнь важнее, и я аккуратно убрал защиту носителя.
        Практически сразу безумная машина разнесла мой магокомп. Но на этом она не успокоилась, а начала создавать в мозге моего тела некое сложное плетение, завязанное на управление жизненно важными органами. Парализованный страхом, я не хотел вмешиваться, вот только инстинкты личинки оказались сильнее: все подключения этого плетения к мозгу оказывались перехвачены ею. Я чуть не помер со страха, но ни машина, ни человек, управлявший машиной, ни тварь, контролирующая человека, ничего не заметили.
        Закончив, машина начала стимулировать отдельные участки мозга, пытаясь вызвать активацию сознания. Естественно, у нее ничего не получалось. Разум носителя, вернее, та его часть, которая думает и является личностью (а именно - я), давно уже помещена в самую защищенную часть пространственного кармана и взаимодействует с физическим мозгом удаленно. Осознав это, я осознал также, что тело, лежащее в каменном ящике, - тоже я. Сознание стало расплываться, может, от шока, а может, от усталости, и постепенно я провалился во тьму.
        Тишина казалась уже давящей, когда Лесган, специалист в области охраны правопорядка, покачал головой и произнес:
        - Не знаю, что пошло не так. Все было как обычно. Я сам следил за оборудованием. - Он неопределенно поводил рукой. - Все прошло, как в прошлый раз… ну почти…
        - Почти! Вот именно - почти! - погладив бороду, отозвался мужчина, одетый в одежду из светло-синего текалинового волокна, вольготно развалившийся в кресле. - Когда вы все наконец осознаете важность профессионализма?
        - Так ты понял, в чем дело, Зенон? - Лесган встрепенулся.
        - А тут и понимать нечего. - Главный хранитель портальной сети хмыкнул. - Все очевидно. - Приподнявшись в кресле, он дотронулся до одной из строк, видимых на экране. - Вот здесь у объекта прекратилась работа ложного мозга. Вот началась атака на основное посвящение. А вот здесь… - он провел пальцем по краю экрана, сдвигая текст до нужного места, - сработал функционал разрушителя магических конструктов. И как результат, - еще одно движение пальцев, и текст на экране промотался дальше, - у нас полное разрушение его предыдущего посвящения. Ну а дальше он получил стандартное посвящение амулетчика. - Разведя руками, Зенон подытожил: - Запустив дополнительный контроль и отключив ограничители, ты сам уничтожил то, ради чего заварил всю эту кашу. Кстати, а зачем ты разрешил деструкцию?
        - Да ничего я не разрешал. Я с прошлого раза настройки не трогал, - отмахнулся Лесган.
        - Конечно-конечно, режим «любой ценой» включился сам, - мягко произнес хранитель порталов и покачал головой.
        - Темные уроды! - Лесган стукнул кулаком по подлокотнику. Помолчал и с надеждой уточнил: - А может, все же можно что-нибудь вытянуть?
        - Нет, - вновь покачал головой Зенон. - Деструктор работает чисто.
        Возникла пауза. Хранитель порталов одной рукой рефлекторно оглаживал бороду, другой - вяло гонял по экрану лог происшествия.
        - Жаль, что ты не обратился ко мне сразу. Его посвящение - это нечто. Несколько секунд почти отключенное сознание самостоятельно сопротивлялось деструктору. Я даже не слышал о таком. Это тем более поразительно, что мы имеем дело не с боевым посвящением. - Зенон повернулся и многозначительно поднял указательный палец: - Судя по косвенным признакам, это что-то вроде посвящения библиотекарей, ориентированное прежде всего на хранение и обработку огромных объемов информации.
        - А может, тряхнуть этого Резуса? Как думаешь, удастся из него выбить, где он прошел посвящение?
        - Не знаю. В «трясках» ты разбираешься гораздо лучше меня. Одно скажу: скорее всего, будут сюрпризы.
        - Какого рода?
        - Смотри. - Хранитель порталов потянулся к монитору. - Видишь эти сообщения о разрывах? При обычном разрушении посвящения ничего подобного быть не должно. Они свидетельствуют о том, что часть его памяти хранилась внутри посвящения. Я не понимаю, как это делается, но такое часто встречается у высших темных, у агентов восточников, а у иномирных агентов во время войны было поголовно. Это один из самых эффективных способов обмануть любой детектор правды. Темные так даже алтари дурят.
        - Но вы ведь как-то потрошили их?
        - Частичное нарушение работы плетений, составляющих посвящение, плюс пытки. В итоге не выдерживали даже самые стойкие. Тем более что, - Зенон усмехнулся, - фанатиков среди высших черных не бывает. А восточники… с ними сложнее, но анализ ауры на ассоциации при вроде бы случайном упоминании во время допроса интересующих нас вещей позволял многого добиться. А вот с иномирянами было гораздо хуже…
        - Значит, по-твоему, стоит его… - Лесган запнулся.
        - Только не после твоего эксперимента. В свое время мы пробовали разрушать подобные посвящения. Бессмысленное дело. После разрушения человек не помнил ничего важного. Особенно о своей основной деятельности. Теперь, - Зенон голосом подчеркнул последнее слово, - пытать его бесполезно. Он ноль, чистый ноль. Помнит лишь легенду, ставшую единственной памятью.
        - А ты что посоветуешь? - Лесган скептически посмотрел на собеседника.
        - Забудь. Кем бы он ни был раньше, теперь он никто и звать его никак. - Хранитель порталов немного призадумался. - Разве что такой момент… Если кто-то потратил столько сил на его подготовку, значит, этот кто-то обязательно захочет узнать судьбу своего агента. - Он огладил бороду и продолжил: - После неудачного вторжения в ту иномирную империю… Ты тогда сразу смылся воспитывать кочевников, а мы тут еще довольно долго вылавливали агентов, проникавших через неучтенные порталы… У них у всех было нечто подобное, пожалуй, даже более изощренное. Так вот, мы их элементарно выслеживали.
        - Влепить ему следилку?
        - Не советую. Агенты иномирной империи с ходу вычисляли подобные довески. Он сейчас получил стандартное посвящение вольного амулетчика, - пояснил Зенон, - которое имеет достаточно возможностей для контроля.
        - Да помню, помню. Просто запись зациклена на двое суток, не всегда успеваю ее просмотреть. - Лесган поморщился - Ну а если инициация случайна? Если нет этого
«кого-то»? Может же просто сохраниться какой-то очень древний инициатор, которым пользуются тупые аборигены?
        - Ты веришь в то, что тупые аборигены способны управлять подобным? - Хранитель пожал плечами. - В любом случае это твоя удочка. Ты ловишь эту рыбу, и только тебе решать, как ее тянуть и когда подсекать.
        Очнулся я от звука шагов. Полное ощущение, что цокают подковки на сапогах по кафельному полу. Звонкие шаги сопровождались еще одними, тихими, а также шуршанием материи. Двое подошли к моему ложу. Я замер в страхе, стараясь ничем не выдать себя.
        - Вот он, господин Зенон, - произнес негромкий подобострастный голос.
        - Что показывают приборы? - Другой голос явно принадлежал уверенному в себе человеку.
        - Кома. Основные функции мозга нарушены. Такое редко, но бывает. Мы ничего не можем сделать, остается только надеяться на лучшее. Но в большинстве случаев через пару часов это проходит.
        «Угу. Кома. Просто сознание крутится на другом железе, - мысленно прокомментировал я. - А здесь лишь тонкий клиент, вот и нет нагрузки».
        Тут пришло понимание серьезности ситуации. Попытка вызвать интерфейс
«Странника» была практически рефлекторной. Голова закружилась, и я вернулся в мягкие объятия
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к