Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Иванова Татьяна: " Алмазы Французского Графа " - читать онлайн

Сохранить .
Татьяна Антоновна Иванова
        Алмазы французского графа
        Первая часть
        ГЛАВА 1
        Май 2009 год.
        - Философская культура древней Греции, Египта и Индии, несомненно будет признаваться и впредь даже самыми преуспевающими приверженцами современных модернистских учений, как главенствующая, доселе пока не создавшая себе равных.
        В знаменитой пифагорейской школе, например, философия считалась незаменимой в жизни человека, и тот, кто не умел оценить смысла и силы мысли ее, не заслуживал того, чтобы жить! Дело даже доходило до того, что иногда из-за извращенности ума и расхлябанности человеческой натуры, член философского братства изгонялся прочь, и тогда на кладбище братства изгнанному заживо воздвигался надгробный камень. Считалось, что тот, кто развитию интеллекта предпочел нечто материальное с его иллюзиями чувств и ложными амбициями, считался мертвым для сферы реальности философского братства! -
        Профессор Ларионов прервавшись, глубоко вздохнул и обвел пытливым взглядом свою молодую аудиторию. Ах, как значимы были для него такие минуты, особенно теперь, на склоне лет! Ведь с каждым ответным, заинтересованно смотрящим на него взглядом, ликовала его стареющая профессорская душа. Она, стареющая дома, за немощью одряхлевшего тела, которое все меньше и меньше подавалось командам его разума, здесь, в аудитории, поймав блеск засветившийся в очередной пере молодых студенческих глаз, словно птицу в силок, казалось, молодела сама! Ибо тот факт, что даем мы ближнему своему "нечто", имеющее для него значение, и читаемое при этом ответно в его заинтересованном взгляде, и делает это "нечто" востребованным, а значит, вечно молодым!
        - Философия дарит нам жизнь в том смысле, что открывает нам цель ее! Материальность же дарит нам смерь, в том смысле, что омертвляет те стороны человеческой души, которые должны быть отзывчивы на живые импульсы творческой мысли! И в этой связи, друзья мои, я могу сказать вам определенно, что законы, по которым живут люди двадцать первого века, абсолютно проигрывают законам тех древних дней! Сегодняшний человек, - возвышенное создание с бесконечными возможностями самоусовершенствования, и это, конечно же, неоспоримый факт! И факт неплохой! НО! Сегодняшний человек, пытаясь равняться на ложные стандарты современного выживания в обществе, произвольно, а зачастую и непроизвольно отворачивается от данной ему от рождения способности к пониманию, и, не осознавая этой потери, с головой окунается в поток материального иллюзорного бытия! Драгоценный срок, дарованный ему жизнью, он расходует на установление для себя продолжительной власти в мире непродолжительных вещей! И, таким образом, из его объективного ума постепенно улетучивается память о его жизни, как о духовном бытии, заменяясь усладами быта и
обычного обывательского самодостаточного пребывания в этом мире. В кипящем, словно в аду, беспорядке развивающейся индустрии и политики, люди ввергают себя в агонию, - в погоню за все больше и больше возрастающими материальными благами, пытаясь всякий раз как можно выгодней для себя схватить гротескные формы успеха и искушаемого властью влияния. И что же? - В этой связи можно прямо сказать, что Мир философии, в котором мудрецы были объединены узами братства, исчезает! Стирается с лика вселенной катастрофическими штрихами, словно какой-нибудь мощный мировой величины великан, безжалостно орудуя мягким податливым ластиком, стирает с лика действительности ее самую основную суть! И человек, невежественный в отношении целей жизни, охотно жертвует прекрасным, истинным и добрым во имя запятнанного кровью алтаря мировых амбиций!
        Прозвучавший сигнал на перерыв, и должный, казалось бы, возбудить ретивых студентов, заставить их тотчас же облегченно зашевелиться, вопреки ожидаемому, не произвел подобного действия с их стороны. Они продолжали сидеть, обратив свои взгляды на профессора, увлеченные не только его лекцией, но и уважением к импозантному пожилому человеку, которое он, на протяжении всего учебного года, вызывал у них, казалось бы, на каком-то глубинном подсознательном уровне, словно закаленный опытом гипнотизер у неопытной публики.
        Профессор, в очередной раз, "приняв" тишину, благодарно улыбнулся, сказал спасибо и медленно окинул взором многочисленную аудиторию, словно это самое "спасибо" пытался донести лично до каждого присутствующего индивида.
        - На этом наша лекция закончена. Если было интересно, продолжим в следующий раз.
        Однако "следующему разу" случиться было не суждено. Профессор философии Московского Государственного университета имени Ломоносова Ларионов Виталий Михайлович, спустя два дня был найден убитым у себя в квартире. Убийство обнаружила Смердюкова Вера Васильевна, соседка профессора, которая подрабатывала у него домработницей. Она, как обычно, к полудню, подошла к его двери со своими ключами, и сразу обратила внимание на то обстоятельство, что дверь была всего лишь защелкнута на "собачку". В обязательные же правила профессора, входило запирать квартиру еще и на два сложных английских замка. И тогда Вера Васильевна подумала, что профессор, возможно, находится дома, - может плохо себя чувствует, а может лекции перенесли. И женщина, пожав плечами, отщелкнула "собачку", воспользовавшись самым маленьким ключом из своей увесистой связки.
        Войдя в квартиру, пожилая женщина сразу же обнаружила неладное. В прихожей на полу прямо перед входом, она увидела перевернутую обувную тумбу и вывалившуюся из нее на самый проход обувь, а как только взор ее переместился в комнату, вздрогнула от испуга, машинально прижав руку со связкой ключей к груди. В проеме на полу виднелась оголенная нога профессора в черном лаковом ботинке с задравшейся почти до колена брючиной.
        - Сердце! - тут же подумала Вера Васильевна. - Конечно! У него прихватило сердце! Предположив, что профессор не совладав с сердечным приступом, упал прямо перед дверью в прихожей, свалил тумбу, а потом, обессиленный, попытался ползком добраться до комнаты, чтобы достать из аптечки лекарство,
        Вера Васильевна метнулась к Ларионову в надежде, что он еще жив, но тут же в страхе отпрянула от распростертого на полу тела. На шее Виталия Михайловича была затянута веревочная петля, а на перекошенном, посиневшем лице застыло выражение смертельного ужаса.
        - Господи! - воскликнула пожилая женщина, почуяв, как колени ее делаются ватными, и снова ринулась к двери.
        Ворвавшись в свою квартиру, она сразу же вызвала милицию и, беспомощно опустившись на табурет, в ожидании "прилипла" к окну кухни, откуда хорошо просматривался подъезд к дому.
        Вскоре оперативная группа под руководством майора Камушева Андрея Константиновича прибыла на место преступления. После тщательного обследования, было установлено, что убийство профессора произошло от десяти до двенадцати ночи. В квартире все было перевернуто вверх дном, однако на взгляд Веры Васильевны, ничего ценного, что могло бы заинтересовать обычного ворюгу, не пропало.
        Из родственников профессора, которым незамедлительно следовало сообщить о его смерти, имелся единственный сын, - Ларионов Валерий Витальевич, тридцати двух лет. Он, по сведению Смердюковой, был холост и в настоящее время проживал в Петербурге в квартире своей тетки, по линии матери.
        - Он уехал в Питер сразу после школы, - сообщила Вера Васильевна.
        - Таково было решение самого профессора, который за два года до этого схоронил жену. Дело в том, что Ирочка, то есть Ирина Семеновна, сестра покойной жены профессора Галины Семеновны, была глубоко несчастной женщиной. Именно в том году, когда ее племянник Валера заканчивал школу, и по плану должен был поступать в МГУ, у Ирины в автокатастрофе погибла вся семья. Муж и две дочери, - Наденька и Лерочка, - девочки восемнадцати и четырнадцати лет. Одним словом, Ирине после смерти семьи нужно было как-то выживать, а как было выжить одной после такого? Вот тогда Виталий Михайлович и решил отправить к ней Валеру, тем более, что Ирочка его очень любила.
        Валерик закончил Питерский университет, приобрел юридическую специальность, а потом, со слов профессора, удачно устроился на работу. Отца Валера навещал часто, особенно когда учился в университете. В последнее время, правда, это случалось реже, но Виталий Михайлович не сетовал на сына. Говорил, что тот устроился в какую-то серьезную фирму, и был теперь загружен работой. Профессор только расстраивался по поводу его женитьбы. Все боялся, что внуков так и не дождется. - Вера Васильевна вздохнула, - как чувствовал!
        - Выходит, у профессорского сына теперь только тетка осталась? - уточнил лейтенант Рокотов.
        - Да, что Вы! - спохватилась Вера Васильевна. - Она умерла уж лет пять или шесть назад, а квартиру записала на племянника.
        - Понятно! - заключил майор Камушев. - Стало быть, других родственников у профессора нет?
        - Нет! - подтвердила Вера Васильевна.
        Оперативники после работы экспертов отправили труп в морг, опечатали квартиру и, попросив Веру Васильевну сразу же сообщить им о приезде сына профессора, уехали.
        ГЛАВА 2
        Телефонный звонок с сообщением о смерти отца застал Валерия Витальевича на работе. Ему сообщил об этом лейтенант оперативного отдела Рокотов.
        Выслушав сообщение, он с грохотом опустил телефонную трубку на рычаг и тупо уставился на сидящего рядом сотрудника, Виктора Аркадина.
        - Что? Что случилось, Валера?
        - Сообщили, что кто-то убил моего отца. Да, как это возможно? - все еще не веря в страшное известие, воскликнул Валерий, и в отчаянии стукнул кулаком по столу. - Почему убили, за что его можно было убить? Абсурд какой-то!
        Долгожданный отпуск, которого с нетерпением ждал Валерий, после трех лет работы в крупной питерской компании по продаже недвижимости, где он работал ведущим юристом, предвиделся только через пару недель.
        - Как же я сорвусь сейчас, а Аркадин?
        - Обратись к руководству, пусть вызывают из отпуска Обертынского, - посоветовал Виктор. - А что еще остается делать в такой ситуации?!
        - Угу! Придется.
        - Когда его убили? - спросил Аркадин.
        - Не знаю. Я не спросил, а лейтенант сказал только, что труп был обнаружен сегодня в полдень.
        - Тебе надо срочно отправляться в Москву, срочно! Ты, давай-ка, посиди, приди в себя и соберись с мыслями. Подумай, прежде всего, что тебе следует с собой взять, а я, пожалуй, сам схожу к руководству.
        Сборы с помощью Аркадина состоялись быстро, и вечером Валерий уже отправился на самолет, который вылетал в Москву ночным рейсом в одиннадцать пятьдесят.
        - Ну, пока! - попрощался Аркадин, высадивший друга у аэродрома, - если что, держи меня в курсе, о, кей?
        - Хорошо, Витя, спасибо тебе! - поблагодари его Валерий.
        Организацию похорон профессора Ларионова взяла на себя администрация университета, да и Вера Васильевна старалась изо всех сил, чему Валерий был очень признателен. И когда, наконец, в просторной квартире профессора собрали последний поминальный стол, Валерий с облегчением вздохнул, только теперь осознав, что обязательный ритуальный процесс прошел вполне благополучно.
        На следующий день после похорон в десять часов утра к Валерию заехал руководитель группы расследования, майор Камушев, и, выразив соболезнование, попросил уделить ему некоторое время для беседы.
        Валерий пригласил его в рабочий кабинет отца, и Камушев, выбрав удобное профессорское кресло, расположился в нем.
        - Валерий Витальевич, ваша соседка, Смердюкова Вера Васильевна, сообщила, что Вы проживали в Питере, и что наведывались к отцу в последнее время редко по причине занятости, но, тем не менее, мне хотелось бы задать Вам ряд вопросов.
        - Конечно, конечно! - кивнул Валерий. - Вы же понимаете, что я больше, чем кто-либо другой заинтересован в этом расследовании, и потому очень признателен, что Вы, как руководитель, прибыли ко мне лично. - Он благодарно улыбнулся. - Может, кофейку сварить, а, товарищ майор?
        - Сварите, я с удовольствием выпью.
        - Вот и славно! С этим я, как заядлый холостяк, управлюсь быстро.
        На столе лежали семейные фотоальбомы, которые Валерий рассматривал как раз перед приходом майора.
        - Вот, можете пока альбомы посмотреть, чтоб не скучать, - предложил он Камушеву.
        За кофе Камушев расспрашивал Валерия об отце. Прежде всего пытаясь выяснить, чем занимался профессор в последнее время.
        - Вот о последнем времени я рассказать затрудняюсь. Навещал его очень редко, а из телефонных разговоров, сами понимаете, мало чего узнаешь. - Молодой человек развел руками.
        - Ладно, расскажите тогда о том, что Вам известно.
        - Да, собственно, кроме работы, и общения с друзьями, ничем таким отец не занимался.
        - А что Вам известно о его друзьях, с кем он общался больше всего?
        - В основном, поддерживал постоянные дружеские отношения с двумя людьми. - Валерий открыл фотоальбом.
        - Вот здесь на фотографии папа снят с женщиной, видите, - Валерий указал на одну из фотографий. - Это Белова Софья Максимовна, его подруга. Я помню ее столько, сколько себя самого.
        - Она живет в Москве?
        - Да. На Садово-Кудринской. Мы с родителями часто ходили к ней в гости.
        - Она одна живет?
        - Ну, сначала, конечно же, жила с мужем. Я, правда, его не помню. Умер рано. А потом с внучкой Катериной. Софья Максимовна ее воспитывала. Катя, - дочь ее сына. Мать девочки умерла не то при родах, не то вскоре после них, я точно не знаю. А сын Софьи Максимовны, Леонид, спустя два года женился и уехал с новой женой куда-то на север. Девочка, естественно, осталась с бабушкой. Ну, а потом в новой семье Леонида появилось еще двое детей. Словом, Катя там не пришлась ко двору и жила у бабушки вплоть до замужества.
        - Понятно. А второй?
        - Что?
        - Я интересуюсь вторым человеком, с которым Ваш отец поддерживал близкие дружеские отношения.
        - Это Дмитрий Сергеевич Купидонов. Он живет в другом городе, и потому я лично с ним не встречался. Знаю только, что знакомы они с отцом, так же, как и с Софьей Максимовной с детства.
        - И в каком городе он живет?
        - В Туле. Помню, отец часто заказывал телефонные переговоры с Тулой и общался с ним. Кстати, у отца тоже было несколько его фотографий, сейчас я Вам покажу. - Валерий принялся перелистывать альбомы. Однако фотографий отцовского друга не обнаружил.
        - Что? - вопросительно взглянул на него майор.
        - Фотографий туляка нигде нет. Возможно, отец зачем-то вытащил их из альбомов.
        Майор насторожился и сделал пометку в своем рабочем блокноте.
        - Вы думаете, это может иметь какое-то значение? - спросил у него Валерий.
        - Пока не думаю. Но обратить на это внимание надо. Я просто взял себе это на заметку.
        - Одним словом Вы, Валерий Витальевич, были знакомы с тульским другом отца только понаслышке? - уточнил майор.
        - Да, именно так.
        - Ладно... Ладно! - задумчиво произнес он и побарабанил пальцами по столу.
        - Валерий Витальевич, что еще Вы можете мне рассказать?
        Валерй задумался.
        - Да, собственно, больше ничего. У отца, конечно же, было немало знакомых, в том числе и на работе, но знакомствам этим он не придавал особого значения, вернее, они не представляли для него большой ценности.
        - Почему Вы так думаете?
        Валерий улыбнулся и пожал плечами.
        - Насколько мне известно, самым ценным для отца были его студенты. Он бесконечно готов был возиться с ними, вечно устраивал какие-нибудь дополнительные семинары, а иногда даже водил своих подопечных на экскурсии. А однажды, еще при жизни мамы, привел всю группу домой. - Их было человек двадцать. На кафедре в тот момент затеяли ремонт, в помещении им было отказано. Одним словом, вся эта толпа собиралась у нас потом два раза в неделю в течение целых двух месяцев, и мама, надо отдать ей должное, терпела. Вот такие дела, - заключил Валерий и вопросительно взглянул на майора.
        - Да, маловато будет, прямо скажем, совсем негусто! Ну, да ладно! Как говориться, негде взять и тут уж ничего не поделаешь! - вздохнул Камушев.
        - Валерий Витальевич, и все же, Вы должны напрячь свою память, покопаться в воспоминаниях, и, возможно, вспомнить что-нибудь неординарное, - то, что покажется Вам важным или значимым. Ведь Вы же понимаете, что при таком малоинформативном положении вещей, расследование проводить очень сложно. Не стану от Вас скрывать, что у нас, на сегодняшний день, практически нет никаких зацепок. Мои ребята, правда, сегодня с самого утра работают в университете, может там что-то добудут, как знать, но пока, увы! И еще. Если у Вас есть возможность, не уезжайте пока из Москвы. Мало ли какие вопросы у нас могут возникнуть. А по телефону, сами понимаете, какой разговор!
        - Хорошо! У меня как раз сейчас есть такая возможность. Через несколько дней намечается очередной отпуск.
        - Вы не планировали куда-нибудь уехать?
        - Ну, если только в последнюю неделю. А сначала я планировал просто выспаться.
        - Так осуществите это в Москве, а не в Питере.
        - Придется!
        ГЛАВА 3
        Катерина захлопнула за мужем дверь, и, чертыхнувшись, направилась в спальню, на ходу завязывая халат.
        - Опять испортил настроение с самого утра. - Забубнила она. - Вчерашнего ему показалось мало!
        У Володи в последнее время были крупные неприятности на работе, и всю эту неделю он возвращался домой "не в себе". На вопрос своей молодой жены, - "что случилось", отвечал резко и раздраженно. - Отстань, тебя это все равно не касается!
        Катерина с обидой поджимала губы и уходила прочь с его глаз, оставляя мужа на муку угрызений совести.
        Через некоторое время Володя смягчался, но опять же, ненадолго. Он заходил в комнату, где она, насупленная, обычно сидела на диване с напряженно сжатыми коленями, и дружески клал руку ей на плечо.
        - Кать, ладно тебе, кончай дуться. Неприятности у меня на работе, понимаешь?
        - Понимаю, потому и спрашиваю. Посочувствовать тебе хочу, поддержать, а ты рявкаешь, как с цепи сорвавшийся.
        - Ну, ладно, ладно котенок, не обращай на меня, дурака, внимания! - и он, наклонившись, примирительно чмокал ее в щеку.
        - Пойдем, накорми меня лучше!
        - Можно подумать, что я для этого тебя не ждала весь вечер! - Катерина, встав с дивана, отправлялась на кухню.
        Во время еды она снова пыталась выяснить хоть что-то о его неприятностях, и Володя, поначалу вроде бы приступал к разговору, прежде всего сетуя на партнеров, которые наперекор ему, главе фирмы, обделывали свои грязные делишки прямо у него за спиной. О скрягах инвесторах, готовых удавиться за копейку, о хапугах администраторах и налоговиках, в то же время не называя ни одной конкретной фамилии объектов своего раздражения. Однако дотошное участие жены его быстро раздражало, и он снова срывался, сетуя на ее непонимание. Ему, мол, на работе все это до чертиков надоело, а она еще и дома начинает его доставать!
        Стычка заканчивалась незаконченным ужином и очередной обидой Катерины, иногда доходящей до слез, а дальше, как получится. - Порой ночным примирением супругов в постели, а порой и сном в разных комнатах. Благо, что в квартире их было три.
        Катерина направилась в кухню, поставила варить кофе, и, дожидаясь, пока он закипит, принялась делать бутерброд. В этот момент зазвонил городской телефон и она, оставив свое занятие, направилась в прихожую, чтобы снять трубку.
        - Алло, привет бабуль, подожди минутку у телефона, - сказала она. - Я только кофе выключу, и, положив трубку на столик, снова отправилась на кухню.
        - Что случилось, бабуль, ты чего звонишь так рано?
        - Да, хотела застать тебя, пока ты куда-нибудь не усвистала с утра. А, что я тебя разбудила?
        - Да нет, я Володю на работу провожала. Только что ты все время беспокоишься по поводу застать, не застать, бабуль? А мобильник?
        - Не люблю я твой мобильник, Катюш, глупый он какой-то! Ну его к лешему, ей богу!
        - Ой, ба, древняя ты у меня, аж жуть!
        - А то не древняя, в такие-то годы!
        - Ладно, чего ты хотела?
        - Прежде всего, я хотела тебе сообщить очень печальную новость.
        - Что случилось? - насторожилась Катерина.
        - Я узнала, что убили Виталия Михайловича.
        - Как убили? - ахнула Катерина.
        - Вот так, Катюшенька! Кто-то проник к нему в квартиру и убил. Неделю назад его обнаружили с удавкой на шее. Уже и похоронили! А я, видишь ли, только узнала об этом. Вчера вечером позвонила Виталику, а трубку снял Валера. Он и сообщил мне о смерти отца. - Старая женщина всхлипнула. - А я даже на похороны к нему не попала!
        - Так что же Валера не сообщил тебе о похоронах?
        - Говорит, что пожалел, памятуя о моем возрасте и состоянии здоровья. Он подумал, что смерть Виталика мне будет легче перенести потом. Посчитал, что не стоит мне наблюдать все это воочию.
        - Он прав, бабуль. Я бы на его месте поступила также.
        - Ах, Катенька, прав не прав, теперь уж ладно. Отвезешь как-нибудь меня к нему на могилку, ладно, милая?
        - Конечно, бабуль, какой вопрос! А Виталия Михайловича, что, ограбили?
        - Валера говорит, не похоже на то. Хотя, откуда ему знать что пропало, он ведь и не жил с отцом.
        - Ну, а милиция, что говорит?
        - Тоже отвергает версию ограбления, хотя по подчерку предполагает, что преступники все же, что-то искали.
        - Интересно, чего такого они могли искать в квартире одинокого пожилого человека, к тому же, совсем небогатого?
        - Не знаю, Катюш, хотя, бродят у меня кой-какие мыслишки, но... - И Софья Максимовна загадочно умолкла.
        - Бабуль, ты что? Ты что-то знаешь?
        - Ну, что ты, детка, нет конечно! Просто мне в голову пришла одна мысль, но это всего лишь мои тараканы, как ты говоришь!
        - Вообще-то я звоню тебе потому, что завтра ложусь
        в больницу. - Переменила тему разговора Софья Максимовна. - И мне хотелось перед этим увидеть тебя. И главное, кое что передать.
        - Ты в больницу? Как? Что случилось, бабуль?
        - Да, я на той неделе анализы сдавала, оказались хреновые, вот меня участковая в больницу и укладывает!
        - Ба, ну в чем дело-то? Почему я узнаю об этом только после твоей участковой, а?
        - Да, не хотелось тревожить тебя, Катюш, понапрасну.
        - Да, что, значит, тревожить? У меня, что семеро по лавкам бегают, или работой я загружена, или, может, ты у меня ни одна единственная, а? Сколько раз я тебя ругала за такие приколы, а ты опять за свое? И самое интересное, что в среду я у тебя была, но ты обо всем этом даже словом не обмолвилась!
        - Ладно, Кать, не ворчи! Ничего страшного не случилось. Полежу в больнице недельку, другую, они меня там подштопают, и, глядишь, потяну еще!
        - Ба, ну какая больница! Знаю я, как они тебя там подштопают! Нашла метод, - искать здоровье у больного!
        - Ладно, Кать, не воображай уж так-то! Самые обычные лекарства у них имеются, а мне и надо-то всего ничего!
        - Ой, бабуль, ты неисправима! В общем так! Я сейчас же звоню Володе, и мы определяем тебя совсем в другое место. А пока позвони своей участковой и попроси, чтобы она подготовила твои анализы и медицинскую карту. Я сама за ними заеду сегодня, поняла?
        - Кать, да не затевала бы ты все это, а? Опять же, мужа надо просить...
        - Ба! Давай-ка на этом закончим наш разговор! Звони сейчас же участковой и скажи, что во второй половине дня я к ней заеду. Ее, кажется, Валентина Николаевна зовут?
        - Да!
        - Ну, вот и звони ей, а потом, как договоришься, мне перезвони! Все! - и Катерина повесила трубку.
        - Вот артистка-то! - в сердцах воскликнула Катерина.. - Беспокоить она меня боится. Два инфаркта перенесла и все выпендривается. - И, махнув рукой, принялась звонить мужу.
        Володя перезвонил ей через пару часов и сообщил, что "выбил" место для Софьи Максимовны в клинике бывшего четвертого управления.
        - Так что, пусть собирается! - сказал он. - Послезавтра отвезем ее туда.
        - А завтра не получится?
        - Какая ты шустрая Кать! Скажи спасибо, что на послезавтра получилось!
        После обеда Катерина отправилась в поликлинику за анализами. Там она переговорила с лечащим врачом Софьи Максимовны, и та не сообщила ей ничего утешительного.
        - Судя по анализам, состояние у нее прединфарктное, Екатерина Леонидовна, - заключила Валентина Николаевна. - Так что, в больницу ей нужно срочно. Случись третий инфаркт, не дай бог, боюсь, она его не переживет. Вот такие дела!
        - А если мы отвезем ее в больницу послезавтра? - забеспокоилась Катерина, - ничего?
        - Ничего! Послезавтра ничего. Только предупредите ее, чтоб как можно меньше суетилась. Пусть три-четыре раза в день непременно укладывается в постель и ни в коем случае не нервничает.
        - Хорошо, я сама прослежу за этим. - Пообещала Катерина.
        После поликлиники она поехала к Софье Максимовне и первым делом уложила ее в постель.
        - Ужин я тебе сама приготовлю. - Сказала Катерина и отправилась на кухню, однако вернулась оттуда через несколько минут.
        - Ба, ну что за дела? - ни масла растительного, ни овощей! Я бы борщик тебе сварила! Что ты все экономишь, а? Или мне тетю Иру пойти отругать за недосмотр? За что, спрашивается, я ей плачу?
        - Не сердись, Катюш, я в последнее время есть совсем не хочу. Чего же мне Иру лишний раз заставлять по магазинам бегать! Позавчера вон, два йогурта выкинула, - вздулись, да три сосиски, которые совсем сморщились. Для чего мне зря деньги-то тратить, а Кать?
        Катерина на все это махнула рукой, и, сняв фартук, отправилась в магазин.
        Вернувшись, она застала у Софьи Максимовны ту самую тетю Иру, проживающую по соседству.
        - Ну вот, легка на помине, - с раздражением подумала Катерина. - Ее только когда надо не бывает! Теперь же не выпроводишь ни за какие коврижки. Будет уши натирать до тех пор, пока я не уеду.
        Предположения Катерины оправдались. Одинокая шестидесятилетняя соседка домой и впрямь не спешила, а когда Катерина приготовила ужин, с удовольствием уселась за стол вместе с ними.
        - Эх, Катя, жаль, что ты за рулем. - Сказала она с сожалением, окинув вожделенным взглядом аппетитный стол. - Под такую закусочку и рюмочку пропустить было бы не грех. У меня ведь есть! На той неделе с пенсии бутылочку себе купила, так там еще половина осталась. Ну, да ладно. Максимовне пить нельзя, ты за рулем, а мне одной не пристало!
        Перекусив, Катерина взглянула на часы. Было без четверти шесть.
        - Ну, все, мне пора! Володя обещал сегодня пораньше приехать, надо ужин ему приготовить. Тетя Ира, помойте посуду, пожалуйста.
        - Конечно помою, Катюш, не беспокойся. А потом мы с Максимовной пойдем телевизор смотреть.
        - Только долго не смотрите. Максимовне врач велел побольше отдыхать! - строго наказала Катерина.
        - Катюш, пойдем-ка со мной, - сказала, Софья Максимовна, и, поднявшись со стула увлекла внучку в комнату, оставив соседку наедине с грязной посудой.
        - Вот, возьми это с собой, - указала она на сверток, лежащий на трюмо.
        - Что это?
        - Здесь, Катюш то, что может тебе пригодиться после меня.
        - Ба! - Катерина возмущенно топнула ногой. - Что за упадническое настроение, а? Уж не умирать ли ты собралась?
        Софья Максимовна очень серьезно взглянула на внучку.
        - Может и собралась, детка! Возраст у меня, для этого, прямо скажем, вполне подходящий!
        - Да, не возьму я ничего! - возмутилась Катерина. - Что за глупости, в конце концов! Мы ее в хорошую больницу определяем, а она тут накручивает опять...
        - Это, Кать, возьми. - На удивление твердо сказала Софья Максимовна.
        - Ба, да ты что? - не на шутку испугалась Катерина, подумав, что старая женщина, возможно, предчувствует свою скорую кончину, и от этих мыслей у нее выступили слезы.
        - Ба, ты...? - всхлипнула она.
        - Да, не пугайся Катюш! - угадав мысли внучки, улыбнулась Софья Максимовна. - Я пока еще умирать не собираюсь!
        Расцеловавшись с Софьей Максимовной у порога, Катерина сказала ей - "до послезавтра" и скрылась за дверью. Старая женщина, как всегда, перекрестила захлопнувшуюся за внучкой дверь три раза и, прочитав молитву, отправилась на кухню помогать соседке убирать со стола.
        ГЛАВА 4
        Декабрь 1941 год.
        Зина и Костик бежали по невскому, поочередно передавая друг другу на руки пятилетнего Витальку. Бомбежка, начавшаяся совсем внезапно, во время похода за дровами, догоняла их по пятам. Им пришлось бросить и детские Виталькины саночки и скудную поклажу дров, которую удалось-таки насобирать, шныряя по окрестностям города.
        Зина даже немного порадовалась. Ведь мама сказала, что дров-то им надо всего лишь на один день. А завтра, - завтра их уже должны были эвакуировать. Все ждали заветные грузовики с той стороны, где "кольцо" еще не сомкнулось. Там, с этой заветной стороны оставалась почти единственная лазейка в безопасность, если не считать теперь уже надежно покрывшуюся льдом Неву.
        Виталька заливался ревом не только от страха разрывавшихся то тут, то там снарядов, но и от того, что брат и сестра оставили его саночки. - Просто взяли и грубо сдернули с них Витальку, по своей собственной воле лишив его единственной радости. Зина сказала Костику, что с саночками им быстро не добраться до бомбоубежища. Они, мол, то и дело будут застревать из-за своих покосившихся, ржавых полозьев, и приноравливаться, поворачивая их, кривые, то в одну, то в другую сторону, им теперь некогда.
        Зина ворчала и в сердцах шлепала ревущего Витальку по попе.
        - И ты еще навязался на нашу голову! - строго пеняла она братишке. - Не реви, сказала, не то сейчас и тебя самого брошу!
        Костик, напротив, уговаривал брата успокоиться. Обещал, что после бомбежки обязательно сбегает за саночками, хоть наперед и знал, что ни дров, ни тем более саночек уже не будет.
        И вот, в какой-то миг над ушами у них раздался беснующийся громкий свист снаряда, и Зина, со словами, "Ой, мамочки!" потянула братьев в подворотню. Снаряд пролетел совсем близко, почти над их головами, и они, испугавшись, ринулись к находящемуся рядом развороченному фундаменту, приютившись у развалин. Зина, скомандовала "ложись" и, как старшая, подмяла под себя Витальку, после чего успела лишь закрыть обеими руками уши распластавшемуся рядом с ней Костику.
        Снаряд разорвался совсем рядом и оглушил ее. Потом она что-то кричала до надрыва горла, но сама себя совершенно не слышала, и лишь по испуганным лицам братьев, смотрящим на нее во все глаза, смогла оценить силу своего голоса.
        А кричала она им, чтобы те не смели подниматься, и приказывала несколько метров преодолеть ползком, чтобы спуститься в облюбованную ей нишу, образованную торчащими с двух сторон балками фундамента какого-то развалившегося здания. Зину одолел такой страх, что она уже ничего не соображала, и, будучи ответственной за братьев, в этот миг не отдавала себе отчета в том, что опасность временно миновала. Зина поползла первой, а следом за ней Костик, тянущий ревущего во все горло Виталика за рукав. Она передохнула только внизу и, перевернувшись на спину, прислонилась к балке, свободно раскинув уставшие руки в стороны. И вдруг почувствовала под левой рукой какой-то предмет. Зина повернулась и увидела, что рука ее опустилась на небольшой гладкий деревянный ящик, облепленный комьями заледенелого снега. - Еда! - тут же мелькнула в голове Зины мысль, и она тотчас же подтянула ящик к себе. Боковая поверхность ящика с одной стороны была нарушена, и любопытная Зина, отогнув висящую на одном гвозде дощечку, увидела внутри необыкновенной красоты шкатулку. Бисерная инкрустация по темно-синему бархату, отороченная по
краям некрупными жемчужинами, изображала собой тонкой работы затейливый узор, правда Зина такой ценности оценить не могла. Зато она, в очередной раз взглянув на всхлипывающего Витальку, наконец, сжалилась, и резко дернув на себя болтающуюся дощечку, оторвала ее, освободив, таким образом, доступ к шкатулке.
        - На вот! - сказала она братишке. - Это тебе вместо саночек. Смотри, какая красивая коробочка!
        Виталька, и впрямь уже уставший плакать, умолк, и как завороженный впялился глазами в этот крохотный островок красоты, так неожиданно воскресший на фоне кошмарных развалин, и словно по волшебству простирающийся к нему на Зининой грязной руке в рваной пуховой рукавице. Он проворно схватил шкатулку обеими руками, и со словами "мое" крепко прижал ее к груди.
        - Твое, твое! - подтвердила Зина. - Только больше не реви, ладно?
        И Виталька, на сей раз, умиротворенно шмыгнув носом, согласно закивал головой.
        Передохнув в развалинах несколько минут, они, по команде Зины, снова направились к убежищу до которого отсюда было уже совсем недалеко, и благополучно добравшись до него, переждали бомбежку.
        Домой они вернулись, когда уже начало смеркаться, грязные и замучившиеся. Виталька уже почти спал у Зины на руках.
        - Благо, что мама пока не вернулась с работы, - подумала Зина, - а то бы только напрасно волновалась за них.
        В квартире было холодно, и Зина снова с сожалением подумала о потерянных дровах. Она велела братьям не раздеваться, и, накормив их холодным супом, уложила спать прямо в пальто, сверху еще укутав одеялами. Виталька моментально уснул вместе со своей шкатулкой, и Зина, с любовью поглядывая на его чумазую мордашку, совсем как взрослая покачала головой, - чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало!
        Долгожданные машины, которые должны были доставить их до поезда, пришли с самого утра, и Зина с мамой, проснувшиеся еще перед рассветом, быстро разбудили братьев. Взяв в руки приготовленные заранее узелки с самым необходимым, они вышли за порог. Мама, засуетившаяся дома, только на улице заметила в руках у Витальки шкатулку.
        - Что это? - спросила она у Зины.
        И Зина, хоть и не хотела, но вынуждена была рассказать ей про бомбежку, и про то, где она нашла эту шкатулку.
        - А, что там внутри? - поинтересовалась мама.
        - Не знаю. - Пожала плечами Зина. - Виталька как вцепился в нее, так больше из рук и не выпускал.
        Погрузка в машины была суетливой и шумной, с паникой эвакуируемых, с ругательствами и матерными словами, однако вскоре завершилась благополучно. Они все вчетвером разместились в крытом грузовике на самой широкой доске в глубине кузова. Мама еще порадовалась, что здесь то уж точно поддувать не будет!
        Проехав около двух часов, и дождавшись пока Виталька уснет, любопытная Зина, осторожно высвободила у него из рук шкатулку, и, притиснувшись к маме, поинтересовалась, как ее можно открыть. Ольга Игнатьевна взяла шкатулку из рук дочери, и, покрутив со всех сторон, обнаружила сбоку маленький позолоченный круглый цифровой замочек.
        - Э, да шкатулочка-то ваша с шифром! - сказала она, - так просто ее не открыть.
        Мама еще раз с сожалением повертела шкатулку, и уже, было, решилась покрутить замочек, но вдруг лицо ее сделалось напряженным, и шкатулка вмиг потеряла для нее всякий интерес.
        - Что? - испуганно спросила Зина, и сама уже улавливая сквозь шум мотора усиливающийся с каждым мгновением гул неприятельских самолетов.
        - Бомбежка! - раздался чей-то громкий испуганный голос. - Сейчас будет бомбежка!
        - Господи, спаси и сохрани! - в тот же миг прошептала какая-то женщина прямо у Зининого уха.
        - Мама, я боюсь! - встрепенулся Костик и, схватив Ольгу Игнатьевну за руку, уткнулся головой ей в колени.
        Зина побледнела, но, глядя на такую же побледневшую маму, не произнесла ни слова.
        Фашистский истребитель сбросил свой первый снаряд в середину колонны, они же ехали в последней машине. И взрослые тут же принялись задирать тент со всех сторон, чтобы наблюдать за происходящим.
        - Попал прямо в кабину, - первой сообщила какая-то женщина. - Машина горит, о, Господи! А люди выпрыгивают из нее.
        После этого сообщения в грузовике началась паника. Пассажиры, перекрикивали друг друга, - одни предлагали немедленно выбираться из машины и разбегаться врассыпную, другие тут же принимались доказывать, что в машине оставаться безопасней по причине того, что водитель сейчас наверняка начнет петлять в разные стороны, и снаряду останется мало шансов угодить в нее. Второй снаряд разорвался рядом. Он хоть и не попал в идущую впереди машину, но, взорвавшись прямо перед носом грузовика, заставил водителя немедленно остановиться. Им, следом идущим, пришлось сделать то же самое. Как только машины остановились, люди, охваченные ужасом, толкая друг друга, ринулись к выходу. Ольга Игнатьевна принялась трясти сонного Витальку. Тот, проснувшись, увидел заветную шкатулку в руках мамы и тут же принялся реветь, протягивая к ней руки со словами "мое".
        Мама тут же отдала ему шкатулку, и взяв на руки, стала пробираться вперед, строго приказав детям держаться возле нее. Из передней машины тоже повалил народ, а бомбежка, тем временем, усиливалась. Неприятель выпустил подряд еще три снаряда, и до выбирающихся из машин, донеслись предсмертные вопли людей, находящихся на улице.
        Они почти выкатились из машины вместе с рвущейся наружу толпой, и Ольга Игнатьевна снова принялась кричать, чтобы ни Зина, ни Костик не отдалялись от нее с Виталиком.
        - Бежим все вместе! - крикнула она в ухо Зине, стараясь перекричать шум толпы. - Вон туда, - и указала налево, куда ринулось меньше всего народу. Они бежали и старались делать это как можно быстрей. Зина и Костик то обгоняли маму, то вновь отставали от нее. Ольга Игнатьевна с Виталиком на руках выдохлась первой.
        - Все, больше не могу! - сказала она, и со слезами опустилась на снег.
        - Мама, давай его мне! - крикнула Зина. - Беги, доченька сама, тебе с ним не справиться! - ответила Ольга Игнатьевна. - Я только передохну минутку и догоню вас. Костика не потеряй!
        Зина послушно кивнула, и, догнав брата, взяла его за руку, на ходу разъясняя указание мамы.
        Снаряд настиг их через некоторое время, и, разорвавшись на глазах у Ольги Игнатьевны, прямо в том месте, где находились дети, поверг ее в ужас. Она попыталась подняться и побежать вперед, туда, где только что мелькали две родные, удаляющиеся от нее фигурки, которые она, все еще сидящая на снегу, не выпускала из вида, но ноги ее не послушались. А дальше, дальше она как в тумане увидела, что к ней приблизился какой-то высокий, бородатый мужчина, подхватил на руки Витальку и потянул ее за руку, со словами "бежим скорей, чего расселась!", но, так и не сумев ее поднять, припустился вперед с мальчиком.
        Она простерла руки им вслед. - Куда? Куда? - и испуг, потерять еще и Витальку, вмиг поднял ее на ноги.
        Она, задыхаясь от усталости, настигла их у самого спуска в овраг, и, не имея сил окликнуть мужчину, схватила его за развевающуюся полу пальто.
        Он обернулся.
        - Ага, встала, значит, ну бежим! - и, обогнав ее в последнем рывке, первым стал осторожно спускаться по крутому спуску в овраг.
        Ольга Игнатьевна отстала от него всего на несколько шагов, и тут же спиной ощутила приближение смерти. Снаряд разорвался возле нее, и если бы мужчина с Виталькой не скрылись в овраге, их бы, по меньшей мере, сшибло ударной волной.
        ГЛАВА 5
        Май 2009 г.
        Катерина, проводив мужа на работу, оделась, привела себя в порядок, и, открыв холодильник, шустро побросала в сумку заготовленные с вечера продукты для Софьи Максимовны. Она взглянула на часы, было без четверти восемь.
        - Ну, все, похоже пора! К половине девятого, дай бог, только до Садово - Кудринской доберусь. А там, опять же, вещи придется проверить!
        Она хоть и позвонила Софье Максимовне накануне вечером и велела ей собрать все по строго составленному перед этим списку, но как знать, выполнила ли бабушка ее указание. В последние полгода она стала не только слабой, но и очень рассеянной. В больнице их ждали к десяти, но Катерина, которой вроде бы и некуда было спешить, предусмотрительно отпустила время для утренних пробок.
        - Пора! - еще раз сказала она себе, и вышла из квартиры.
        День сегодня выдался жаркий, прямо-таки, по настоящему летний. Солнце светило уже с самого утра, и в прогретом салоне машины, стоящей во дворе, оказалось не по утреннему зябко, а очень даже тепло, а значит уютно. Катерина вставила ключ в замок зажигания, и, улыбнувшись такому неожиданному подарку майского солнышка, тронулась с места.
        Дорога в центр хоть и оказалась загруженной, но ей удалось добраться до Садово-Кудринской минут на десять раньше запланированного времени.
        - Вот и отлично! - обрадовалась она, взглянув на часы. - Еще и чайку с бабулей попить успеем.
        Поднявшись на пятый этаж без лифта, вместо утренней зарядки, Катерина подошла к двери и нажала на звонок. Ее встретила тишина.
        - Хм! - удивленно пожала она плечами. - Может, бабуля в туалете? - и, выждав еще с минуту, она опять позвонила.
        - Да, в чем дело-то? - забеспокоилась Катерина, отреагировав на очередную тишину за дверью. - И догадка холодной змеей поползла ей в сердце.
        - Господи, неужели? И слова участковой Валентины Николаевны зазвучали у нее в голове - Ее нужно срочно в больницу! Срочно!
        - Значит... Выходит, послезавтра оказалось не срочно? - задала себе страшный вопрос Катерина. - Но ведь она звонила Софье Максимовне вчера вечером, и по ее голосу поняла, что бабушка чувствует себя вполне нормально! И тут ее осенила обнадеживающая догадка.
        - А, может, она к тете Ире пошла? Ну, мало ли зачем? Может просто затем, чтобы сказать ей до свидания? - Нет! - тут же ответила себе Катерина.
        - Она должна была это сделать позже, вместе со мной. После выхода из квартиры, чтобы за одно и ключи ей передать. Тетя Ира, в отсутствие бабушки, всегда присматривала за квартирой и поливала цветы.
        Сердце Катерины запрыгало от страха, и она, опустив тяжелую сумку с продуктами прямо на резиновый коврик, принялась нервно шарить в своей дамской сумочке, отыскивая ключи от бабушкиной квартиры.
        Предчувствия Катерины оправдались. Софья Максимовна оказалась мертва. Вот только смерть ее наступила не от сердечного приступа! Старую женщину задушили подушкой у себя на кровати. Причем, судя по тому, что она была одета, преступник не застал ее спящей, он ее туда затащил. Он, скорее всего, явился к ней накануне вечером, возможно и не поздно, раз она еще даже и ко сну приготовиться не успела. На старой женщине были надеты чулки, кофта и юбка.
        - Соседка, тетя Ира, прибежавшая на крики Катерины, вызвала милицию и скорую помощь, в которой, прежде всего, нуждалась сейчас Катерина.
        Володе позвонить и сообщить о случившемся она смогла только спустя полчаса. После того, как молоденькая медсестра сделала ей успокоительный укол.
        В квартире все было перевернуто вверх дном. Преступник явно что-то искал. На место преступления прибыла оперативная группа МУРА, под руководством майора Камушева, и после тщательного обследования места преступления и заключения эксперта, было установлено, что смерть старой женщины наступила примерно в десять часов вечера.
        Едва Катерина пришла в себя, оперативники попросили ее определить, что пропало из квартиры. Поинтересовались также, какие сбережения могла хранить Софья Максимовна.
        - Да, какие у нее могли быть сбережения? - махнула рукой Катерина. - Жалкие крохи, отчисляемые с пенсии, хранящиеся, скорей всего, на сберкнижке. Бабушка отдавала предпочтение только этому способу сохранения денег.
        После того, как увезли труп, Катерина собралась с духом и принялась расхаживать по квартире, - заглядывать в шкафы и на полки.
        - Нет! - сказала она в заключении. - Либо они совсем ничего не взяли, либо я, из-за бардака, который они учинили, просто, напросто не могу определить пропажи. Спросите лучше об этом нашу соседку, Ирину Викторовну, - посоветовала она. Может ей что-то бросится в глаза. Она ведь ухаживала за бабушкой и потому часто находилась в квартире.
        Майор Камушев насторожился.
        - Ухаживала, говорите?
        - Да. Я живу с мужем далеко отсюда, и потому наняла соседку ухаживать за бабушкой. А, что?
        - Понимаете, дело в том, что Ваша бабушка, похоже, сама впустила в квартиру преступника. Значит, можно предположить, что преступником этим мог оказаться тот, кого она хорошо знала. Конечно, можно предположить еще и то, что Софья Максимовна не закрыла входную дверь, и потому преступник беспрепятственно проник в квартиру. Но этот случай, согласитесь, маловероятен, хотя отрицать его тоже нельзя.
        - Так Вы, что же, подозреваете тетю Иру?
        - Пока мы не можем никого подозревать, но, не скрою, будем ее проверять, как один из вариантов.
        - Да Вы что? Они с бабушкой знали друг друга сто лет!
        - Вы не волнуйтесь, Екатерина Леонидовна. - Мягко взглянув на нее, сказал Камушев. - Никто Вашу соседку напрасно обвинять не собирается, просто в таких случаях мы начинаем проверять всех подряд, кто хоть каким-то боком находится в зоне преступления в момент его совершения. А вы лучше подумайте и скажите, кого еще могла впустить к себе в квартиру бабушка в районе восьми-девяти вечера, без опаски.
        Катерина задумалась.
        - Ну, прежде всего, любую из близко живущих соседок пенсионного возраста, с которыми она целыми днями просиживала на лавочке. Бабульки часто захаживали к ней на чай, или просто посмотреть очередной сериал по телевизору, чтобы за компанию обсудить происходящее на экране.
        - Хорошо! А еще кто? Может родственники?
        - Из родственников мог приехать только мой отец, но это маловероятно. Других родственников у бабушки не было, она всех потеряла в войну.
        - Почему Вы полагаете, что приезд Вашего отца маловероятен?
        - Потому, что он живет в Красноярске, и приезжает в Москву крайне редко, а уж если бы он приехал, то я б узнала об этом первой. Он бы мне позвонил и сообщил о своем приезде.
        - Понятно! Какие у Вас еще предположения, Екатерина Леонидовна?
        Катерина пожала плечами, задумалась.
        - Понятия не имею! Не могла же я знать обо всех ее закадычных знакомых!
        - Как странно Вы сказали "о закадычных знакомых", обычно это определение применяют к слову друзья. - Улыбнулся Камушев.
        - У бабушки были только два настоящих друга, но они оба умерли. - Катерина горестно вздохнула, а потом вдруг ахнула, и испуганно взглянула на Камушева.
        - В чем дело, Екатерина Леонидовна, Вы о ком-то вспомнили? - спросил майор.
        - Нет! Но... Вы знаете. Одним из близких бабушкиных друзей был профессор Московского университета Ларионов Виталий Михайлович. И почти две недели назад он тоже был убит у себя в квартире, а вернее задушен. О, Господи! - Катерина, предугадывая связь между этими двумя событиями, в отчаянии заломила руки.
        - Нам известно о смерти Ларионова, - сообщил ей Камушев. - Наша группа как раз ведет это дело. - И он принялся что-то записывать в свой блокнот.
        ГЛАВА 6
        Март 1762 год.
        В дворцовых кулуарах Санкт - Петербурга, неохочего до светских развлечений в период правления Петра третьего, замкнувшего все свои интересы только на себе самом, происходило долгожданное шевеление. Император лично распорядился устроить грандиозный бал - маскарад в честь высокого гостя, - некой загадочной личности, графа Де Сен - Жермена, который ровно через неделю прибывал с визитом в Россию.
        Граф был хорошо известен в дипломатических кругах Европы и считался гениальным прогнозистом предстоящих политических событий и катаклизмов. Он обладал выдающейся способностью вникать в политическую ситуацию и блестяще ее оценивать, что беспрепятственно помогало ему парировать удары дипломатических противников. Ходили слухи, что многие правительства Европы, в том числе и французское, использовали графа в качестве секретного агента, и, может быть поэтому, у него всегда имелись при себе креденталии, гарантирующие ему вход в самые избранные круги светского общества.
        Княгиня Ольга Петровна Зорская, - бывшая фрейлина покойной государыни Елизаветы Петровны, запыхавшись, вбежала в одну из дворцовых гостиных, куда, начиная с полудня, постепенно стекались придворные дамы. Княгиня мимолетно отпустила собравшимся легкий поклон, и дамы, прочитав в ее глазах запечатленную сенсацию, стремительно летящую им навстречу, тотчас же умолкли, направив в ее сторону вопросительные взгляды.
        - Вот! - громко сказала княгиня, усаживаясь в кресло, услужливо подвинутое ей молодой княжной Анастасией Волынской. - И достала из лифа письмо.
        - Сегодня получила от кузины Мари из Парижа.
        - Сведения о графе? - уточнила графиня Матильда Феликсовна Копнина.
        - Конечно, как обещала, - скороговоркой кинула ей Ольга Петровна, даже не удостоив пожилую даму взглядом. Давая тем самым понять, что это, само собой разумеется, так как речь в последнее время, кроме графа, ни о ком другом и не шла, и что отвлекаться на глупые вопросы графине совсем уж не пристало!
        Дамы, тем временем, с легкостью шаркая ножками по паркету, поспешили к креслу княгини, опережая друг друга, дабы занять более удобную позицию для прослушивания письма французской кузины Ольги Петровны.
        Княгиня развернула письмо и впялилась в него взглядом, отыскивая нужные места.
        - Вот! - сказала она.
        ..... Что касается личности графа Де Сен Жермена, могу тебе сообщить, что он является человеком - загадкой! Загадкой потому, что невозможно себе вообразить, как в одном человеке может столько всего вмещаться! И это не пустые слова, дорогая моя, с целью заинтриговать тебя и всех, кому ты будешь читать эти строки! (А в том, что ты будешь их кому-то читать, я не сомневаюсь).
        Итак! Первое! Граф поразительно талантлив в музыке. Мало того, что он замечательно играет на нескольких музыкальных инструментах, так еще и создает свои собственные сочинения, среди которых есть даже опера!
        Второе! Он пишет картины и купается в славе превосходного художника, отличающего его дар от многих других! Ибо только графу пока удается изображать на одежде людей драгоценные камни настолько естественно, словно он вставляет их туда в натуральном виде. Он, также, открыл секрет нанесения на холсты измельченных жемчужин в совокупе с чем-то еще, оттого краски на его картинах приобретают более яркий и естественный оттенок.
        Третье! Он знает множество языков, и не просто знает, но и свободно владеет ими. Английский, немецкий, португальский, итальянский испанский, греческий, латинский, санскрит, китайский, арабский, русский, а также французский, причем на разных его диалектах, - все подвластно великому разуму графа!
        Четвертое! Графа можно смело называть ученым! Он обладает высокими познаниями в химии, проводит всевозможные научные опыты. Однажды, по просьбе Людовика пятнадцатого он, с помощью этой науки, сумел устранить дефекты его алмазов и других драгоценных камней. И поговаривают даже, что мадам де Помпадур в последние годы выглядела так прелестно, благодаря стараниям графа, который сотворил нечто подобное эликсиру молодости и поил им свою подопечную.
        Пятое! Графа можно назвать и историком. Ибо им изучены, исследованы и проанализированы все самые значимые исторические события происшедшие за последние две тысячи лет. И, вообще! Кто бы с каким вопросом к нему не обратился, - у него на сей счет всегда готов ответ!
        Шестое! Граф также, является пророком. Поговаривают, что все его предсказания сбываются в точности, и что его услугами, по этой части, пользуются даже многие монаршие особы европейских держав.
        И, наконец, граф просто талантливый человек. За что бы он ни взялся, все у него получается невообразимо легко и свободно! Так, словно он только и занимался этим всю свою жизнь. Он, например, владеет обеими руками до такой степени одинаково, что может писать левой также, как и правой. Многие сравнивали два образца письма, написанных обеими руками графа поочередно и их было не отличить друг от друга! Он занимался медитацией, и это давалось ему так легко, словно он, по воспитанию своему, являлся человеком востока, практикующим такое занятие с первых дней своей сознательной жизни.
        После этих строк княгиня Зорская подняла глаза, и окинула дам победным взглядом первооткрывателя.
        - Ну, каково? - спросила она.
        - Невероятно! Поразительно! - полетели к ней восхищенные женские голоса со всех сторон.
        - Но, разве сие возможно?! - вклинился в общий восхищенный гвалт возглас молоденькой вдовы - графини Елизаветы Арсеньевны Лукиной, и в глазах ее застыло недоверие.
        - Возможно, милочка, возможно! - с видом неоспоримого знатока сказала ей Ольга Петровна. - Уж Мари - то не станет придумывать небылицы, а напротив, чтобы рассказать о чем-то перепроверит и подтвердит все, да не один раз.
        После некоторой паузы, в течение которой дамы, умолкнув все, как одна, казалось бы, переварили свалившуюся на них информацию, начались бурные обсуждения.
        - Неужели и вправду этот человек удостоит нас чести своим посещением? - защебетали недоверчивые.
        - Да, как он посмеет отказать государю, коли поговаривают, что тот лично его пригласил? - вторили им другие. - Он, конечно же, приедет!
        - По моему, нашему государю может отказать и не такой великий человек! - шепотом, словно ее кто-то подслушивает за дверью, сказала фрейлина молодой императрицы - дочь графини Копниной, Аделаида, за что тотчас же наткнулась на жесткий, укоряющий взгляд своей матери.
        Однако Зорская тронула пожилую графиню за руку.
        - Не волнуйтесь, Матильда, понапрасну. Никто здесь не собирается вредить Вашей дочери, и дамы согласно закивали в знак одобрения, и из желания польстить молоденькой фрейлине, ибо она одна среди них находилась в таком почетном услужении. А дамы, - на то они и дамы, тем более придворные, кончиком носа чуяли, кто в доме хозяин.
        - Да, кто ж из нас не знает истинных качеств государя? - насмешливо сказала Зорская, после чего гостиная наполнилась смехом.
        И дамы, которых и в самом деле объединяло открытое удовольствие посмеяться над нерадивостью нынешнего монарха, еще больше расслабились друг перед другом.
        - Интересно, с какой же миссией направляется граф в Россию? - спросила княжна Волынская.
        Все тут же взглянули на нее, дабы уточнить, что за вопрос.
        - Ну, не станет же такой умница навещать нашего монарха только затем, чтобы засвидетельствовать ему свое почтение? - сказала княжна.
        - Постойте, постойте! - графиня Комарова обратилась к Зорской.
        - Ваша кузина пишет, что граф является тайным агентом, так может он и едет к нам в качестве такового по чьему-нибудь шпионскому заданию?
        - Ах! О! - послышались тотчас же возгласы. - И дамы, от такой догадки принялись "делать глаза" и прикрывать рот ребром ладошки.
        - Но, если он едет к нам с такой миссией, то зачем же государю вздумалось его приглашать? - спросила молодая вдова Лукина.
        - Науськали! - выкинула догадку Зорская.
        - Кто? - удивиласьграфиня Комарова.
        - Кто, кто, - прусак, конечно! По - моему, для "нашего" других авторитетов не существует!
        - А зачем это прусаку? - удивилась Матильда Феликсовна.
        - Зачем? - Зорская хмыкнула. - А о недавней войне вы уже забыли?
        - Но нынче же, наоборот, все устроилось для него наилучшим образом! - не унималась пожилая графиня.
        - Нынче! Да прусак не чета "нашему"! Он, в отличии от него очень умен, да к тому же прозорлив! - Ольга Петровна, перейдя на шепот, покрутила пальцем у виска, - поди, догадывается, что такому долго не продержаться.
        - А я вот наслышана, что граф Сен Жермен возглавляет масонство, - сказала молчавшая до сих пор княгиня Туманова.
        - Он и к этому причастен! - тут же ответила ей Зорская. - Кузина написала мне об этом еще в своем первом письме, а в этом уж не стала повторяться.
        На этом разговор был прерван, ибо дверь в гостиную внезапно отворилась, и на пороге показался красавец граф Копнин, - сын Матильды Феликсовна. Он отвесил дамам нижайший поклон, сообщив, что его аудиенция у государя окончена, и потому он может смело забрать отсюда матушку по ее же просьбе, чтобы доставить домой в своей карете.
        Итак, двор ждал графа Де Сен - Жермена с нетерпением, словно загадочного чародея - мага, способного показать им совершенно необычные фокусы, словно диковинку, способную на нечто незаурядное, что можно причмокивая посмаковать в свое удовольствие. И вот, наконец, долгожданный день приезда настал. Графа ждали вечером прямо на бал - маскарад, который государь приправлял еще и обильным ужином. Причем приглашенных было всего лишь около двухсот пятидесяти человек, вместо обычных семисот или восьмисот, как это бывало при покойной Елизавете Петровне. И этот факт государь объяснил как-то уж очень несуразно, - он не хотел, якобы, утомлять знаменитого гостя такой массой народа! Это при таких-то апартаментах! - ну, да и бог с ним! - сказали обиженные неприглашенные, которых предыдущая государыня никогда не обделяла вниманием. Что с д....ка взять, коль подвержен он своим прусским выходкам до мозга костей!
        Шесть карет графа Де Сен- Жермена подкатили ко дворцу не к вечеру, как ожидалось, а аккурат в полдень. И государь, не подготовившись к такой ранней встрече, в сердцах уже успел обругать своего долгожданного гостя, и попенять ему при встрече, почему, де тот не послал вперед себя гонца с сообщением о своем прибытии. На что граф, отвесив российскому монарху почтительный поклон, сообщил, чтобы тот ни о чем не беспокоился.
        - Ваше величество, - мягким приятным вкрадчивым баритоном сказал он, - уж таков я чудак, ибо имею удовольствие появляться внезапно, но не ради того, чтобы заставать хозяев врасплох, а напротив, чтобы своим визитерством не привносить лишней суеты.
        Отобедав с монаршими особами наедине, граф еще некоторое время пообщался с государем и беглой экскурсией осмотрел дворец, после чего удалился отдыхать перед балом в отведенные для него апартаменты.
        Он появился в бальном зале, когда собрались уже все приглашенные, ведь ясно, что на этот раз никто из них опаздывать не собирался. Войдя в зал, он замер на миг и бегло окинул взглядом присутствующих, а потом, не спеша, грациозной поступью направился вглубь помещения, приветствуя дам легкими поклонами.
        Этот, заинтриговавший всех человек был среднего роста, пропорционально сложенный. Черты лица его были правильными, лоб открытым и высоким, лицо немного смугловато, и на нем практически не было видно морщин, хоть по возрасту граф был уже не молод. Глаза, - ох! Кто бы смог рассмотреть их как следует! Не то серо - зеленые, - не то карие. Все зависело от того, какие эмоции владели графом в этот момент. Если он приветливо улыбался, в них присутствовал один оттенок, а если бросал на человека быстрый оценивающий взгляд, - другой.
        Одежда на нем была черная, и брюки и сорочка и камзол, что на первый взгляд шокировало. Как мог человек отдать предпочтение такому цвету одежды, отправляясь на бал?! Однако, присмотревшись, многие отметили, что одежда его была отличного качества и притом сидела на Сен-Жермене превосходно. К тому же, драгоценные камни, которые, по слухам, граф любил маниакально, скрадывали черный цвет одежд, а может, наоборот, на фоне его сияли своим многограньем еще краше.
        И уж если речь зашла о камнях, то тут действительно надо отдать должное непомерной тяге Сен-Жермена к ним. Они имелись у него не только на кольцах, унизывающих добрую половину его десяти пальцев, но и на часах, цепочке, на пряжках туфлей и даже на табакерке.
        Граф улыбался присутствующим загадочной полуулыбкой, а сам, при этом, казалось, пронизывал взглядом насквозь. Ах! Каков был этот его взгляд, ну прямо жгуч, как перец, въедлив до щипоты, и оставляющий след, казалось бы, на веки вечные!
        Лизонька, ощущая приближение Сен-Жермена волновалась, и от того дыхание ее с каждой минутой усиливалось. Грудь, при этом, заметно вздымалась, ощущая тесноту корсета, а ладошки, в которых она теребила свой веер, потели.
        Вот он сделал шаг, потом еще и еще, произвел взмах руки прилагаемой к груди, повлекший за собой движение его широкого рукава, при котором на Лизоньку повеяло притягательным ароматом одеколона, исходящего от его одежды! Легкий поклон приветствия стоящей рядом с Лизонькой графине Левко, медленный поворот головы в ее, Лизонькину, сторону, и, наконец, взгляд, скрестившийся с ее напряженным, ожидающим взглядом, на котором граф задержался дольше обычного!
        ГЛАВА 7
        Май 2009 год.
        Катерина позвонила отцу, чтобы сообщить о смерти бабушки. Трубку сняла его жена, Елена Николаевна, и, выслушав трагическую весть, сообщила, что он сейчас как раз находится в Москве.
        - В Москве? - удивилась Катерина. - И давно?
        - Он улетел три дня назад. - Ответила ее мачеха.
        - Но, почему же он не позвонил мне?
        - Катюша, он, конечно же, собирался это сделать, и даже погостить у тебя и у бабушки. Но, прежде всего, заехал к моему двоюродному брату, чтобы поговорить с ним об устройстве Сережи в институт. Ты же знаешь, что Евгений Павлович заведует кафедрой в МИИТе.
        - Понятно! - сказала Катерина. - И как же мне сообщить папе о похоронах?
        - Я сейчас же сама позвоню брату отсюда, из Красноярска, так что ты не волнуйся. Папа сегодня же приедет к тебе.
        - А Вы с детьми?
        - К сожалению, Пети сейчас в городе нет. Он уехал в командировку, а вот мы с Сережей обязательно приедем. И если удастся вылететь сегодня вечером, то даже и на похороны завтра успеем.
        - Хорошо! - сказала Катерина. - Тогда до завтра.
        Она повесила трубку, и с обидой подумала об отце.
        - Надо же, три дня в Москве и даже не позвонил!
        Основную организацию похорон Катин муж поручил своим помощникам, ей оставалось только заниматься мелочами. Хотя, как известно, в таком деле мелочей не бывает. По церковной части хлопотала Ирина Викторовна, и так переусердствовала, что даже устроила отпевание прямо в квартире.
        - Зачем? - спросила у нее Катерина. - Мы же в церковь ее повезем.
        - Ну и что? - возразила соседка. - Это совсем не лишнее. В церкви, это само собой, а тут соседушки, по свойски, по домашнему.
        Катерина махнула рукой, - ладно, пусть делают, что хотят!
        Ирина Викторовна привела пятерых старушек, и они, собравшись у гроба, слабыми писклявыми, совсем непевческими голосами, принялись за ритуальное пение, которое длилось с полчаса, и которое Катерина вынесла с большим мучением.
        ...Леонид Викторович приехал через два часа, после звонка жены из Красноярска, без предупреждения. Дверь была не заперта, и он вошел без звонка. Катерина в это время копалась на полках в бабушкином гардеробе, - искала скатерти, и вышитые Софьей Максимовной льняные салфетки.
        - Катенька! - услышала она за спиной голос отца, и вздрогнула от неожиданности.
        - Папа! - и она, заплакав, бросилась к нему в объятия.
        Леонид Викторович гладил ее, всхлипывающую, по спине, успокаивал, хоть у самого, при этом катились слезы.
        - Господи, да кто ж это мог? - в отчаянии вырвалось у него. - Сволочи! Сволочи!
        - Что говорит милиция, Катюш? Какая у них версия?
        - Да, никакой пока. Говорят только, что преступники что-то искали. Они всю квартиру вверх дном перевернули. Даже на кухне переворошили все банки с крупой.
        - Да, что у нее можно было искать? Что?
        - Не знаю, папа, не знаю.
        На кухне засвистел чайник, и Катерина направилась туда. В этот момент зазвонил городской телефон.
        - Папа, сними трубку, - крикнула из кухни Катерина.
        Звонил майор Камушев, который сразу же представился Леониду Викторовичу и поинтересовался в свою очередь с кем он разговаривает.
        - Белов. Сын покойной, - доложил Леонид Викторович.
        - Вы так быстро прилетели из Красноярска? - удивился майор.
        - Да, нет. Я как раз нахожусь сейчас в Москве.
        - И давно?
        - Третий день.
        - Н, да! - загадочно сказал Камушев и попросил пригласить к телефону Катерину.
        - Одну минуточку, - сказал Леонид Викторович, и окликнул дочь.
        - Алло, я Вас слушаю, Андрей Константинович, сказала подоспевшая Катерина.
        - Екатерина Леонидовна, я хотел бы уточнить у Вас личность второго друга детства Вашей бабушки.
        - Это Дмитрий Сергеевич Купидонов, - сообщила Катерина. - Он жил в Туле, но, если мне не изменяет память, примерно полгода тому назад умер. Бабушка тогда еще порывалась на похороны отправиться, только я ей не позволила. Уж очень плохо она чувствовала себя в тот момент.
        - А от чего он умер, не знаете?
        - По моему, у него случился инсульт, или, может, я ошибаюсь? - неуверенно сказала Катерина.
        - А родственники у него есть, ну, кто бы мог знать точные подробности смерти?
        - Вот с родственниками у него проблемы. Жена умерла давно. Общих детей у них не было. А единственный сын его жены от первого брака, живший с ними, уехал из Тулы очень давно. Дмитрий Сергеевич рассказывал бабушке, что в самом начале перестройки у него случились какие-то проблемы, и он, просто, напросто, исчез.
        - Что, значит исчез?
        - Ну, спрятался, затаился, я не знаю. Бабушка говорила, что Дмитрий Сергеевич по этому поводу очень переживает.
        - То есть, в последнее время Купидонов жил один?
        - Да.
        - Ладно, спасибо за информацию, Екатерина Леонидовна. А Ваш отец, значит, находился в Москве?
        - Да, я сама только недавно об этом узнала.
        - И где же он был эти три дня, и почему не позвонил вам в первую очередь, как Вы предполагали?
        - Да тут все в порядке. - Неопределенно ответила майору Катерина, потому, что Леонид Викторович стоял в комнате у гроба бабушки, и оттуда ему был хорошо слышен их разговор. - На то имеются свои причины, - многозначительно добавила она.
        - Вы не хотите о них говорить сейчас? - догадался Камушев.
        - Да. - Ответила Катерина.
        - Ну, а перезвонить мне потом сможете?
        - Смогу конечно же! - сказала Катерина, и услышав его "до свидания", положила трубку.
        - Что такое, Катюш? - спросил ее Леонид Викторович. - Уж не обо мне ли он тебя спрашивал?
        - О тебе. - Не стала уходить от ответа Катерина. - И рассказала отцу о том, что у майора есть подозрение, будто бабушка открыла дверь кому-то знакомому, от того он всех подряд и проверяет.
        - Правильно делает. - Согласился Леонид Викторович. - Так чего ж ты мне трубку не передала, а Катюш? Я бы сам поговорил с ним.
        - Ладно папа, еще усеешь. - Устало сказала Катерина. - А сейчас давай лучше делами займемся.
        - Кстати, ты знаешь, что твои сегодня должны вылететь из Красноярска?
        - У них ничего не получилось. Лена мне перезвонила и сказала, что билетов нет.
        - А на завтра есть?
        - А какой смысл им лететь завтра, Катюш, на похороны они все равно опоздают.
        - Так они, что ж, совсем не полетят? - удивилась Катерина и с осуждением взглянула на отца.
        - Не суди об этом строго, Кать, - сказал Леонид Викторович, - мы сейчас на мели, а билеты из Красноярска недешевые, сама понимаешь!
        - Да, что ты, папа, я не сужу. - Смягчилась Катерина.
        ... После похорон майор Камушев, так и не дождавшись звонка Катерины, созвонился с ней и договорился о встрече, на которой разузнал все подробности о визите Леонида Викторовича в Москву от него же самого. Вот, правда, с алиби на роковой вечер у Белова было слабовато. Он утверждал, что находился в квартире родственника своей жены совершенно один.
        - Евгений Павлович и его жена, работают в институте. - Принялся он докладывать майору. - И именно в этот вечер они праздновали защиту кандидатской диссертации своего аспиранта в ресторане "Прага". Так совпало, понимаете!
        - Н, да! - сказал на это майор, и подозрительно взглянул на Белова, вызвав при этом волну возмущения в душе Катерины.
        - Неужели он и вправду может его подозревать? Да, что за глупости, в самом деле! Она, конечно же, понимала, что работа, есть работа, тем более, работа следователя. Но, ведь должно же в ней отводиться место и чему-то человеческому!
        После разговора с отцом Катерины, Камушев принялся задавать вопросы ей. И в первую очередь снова затронул тему близких друзей Софьи Максимовны.
        - Екатерина Леонидовна, а Вы не знаете, что могло связывать Вашу бабушку в крепкую дружбу с Купидоновым и Ларионовым?
        - Конечно, знаю. - Сказала Катерина. - Да и папе об этом известно. В войну их всех троих эвакуировали из Ленинграда в Вологду, и поселили в один дом. И они вплоть до самого сорок пятого года жили вместе.
        - Понятно! - сказал Камушев.
        - Вы подозреваете, что следы убийства могут идти оттуда? - осторожно поинтересовалась Катерина.
        - Да, нет, предполагать еще что-либо рано. Мы пока просто информацию собираем. И потом, с тех пор прошло столько времени! Если даже предположить что-либо о следах, ведущих оттуда, думаю, что проявились бы они уже гораздо раньше! Я, честно говоря, думал, что их связывает более позднее знакомство.
        - Однако убийство двух близких друзей, случившееся почти одновременно, заставляет о чем-то задуматься! - попробовала возразить майору Катерина.
        - Вот потому я об этом Вас так подробно и расспрашиваю. - Улыбнулся Камушев. - Однако военные времена, - времена давние, и я был бы рад услышать от Вас какую-нибудь другую информацию. Причем, чем больше ее будет, тем лучше.
        Проводив майора, Катерина тотчас же подошла к телефону, и, открыв записную книжку Софьи Максимовны, лежащую на подзеркальном столике, отыскала номер телефона профессора Ларионова.
        - Алло, послышалось в трубке после трех длинных гудков.
        - Алло! Валерий?
        - Да.
        - Это Катерина, внучка Софьи Максимовны.
        - Здравствуйте, я узнал Вас, Катя.
        - Валера, мне хотелось бы поговорить с Вами. - Решительно сказала Катерина. - Я еще на похоронах хотела к Вам подойти, но вот как-то не случилось.
        - Конечно, Катюша! - согласился Валерий. - Мне, между прочим, пришла в голову точно такая же мысль.
        - Вот и отлично! Давайте - ка встретимся!
        - Когда?
        - Так, - Катерина задумалась. Прикинула.
        - Я смогу быть совершенно свободной дня через три, четыре.
        - Хорошо. Мне к Вам подъехать?
        - Это было бы замечательно. Только подъезжайте не в бабушкину квартиру, а ко мне. - Катерина продиктовала ему адрес, - но предварительно позвоните, хорошо?
        - Хорошо!
        ГЛАВА 8
        Декабрь 1941 год.
        Бородатый чужой мужчина тащил Виталика за руку к поезду.
        - Мама, Зина, Котя! - то и дело повторял имена своих близких, мальчик, желая дать понять чужому дяде, что без этих троих людей идти он никуда не желает.
        - Нет никого, мальчуган! - сказал, наконец, мужчина, остановившись и серьезно взглянув ребенку в глаза.
        - Неть? - недоверчиво переспросил мальчик, и на утвердительный кивок головы бородача, дал громкого ревака.
        Мужчина поднял его на руки и с жалостью прижал к себе.
        - Господи, куда ж ты теперь попадешь?!
        В этот момент прозвучал паровозный гудок, и мужчина, опомнившись, взял мальчика на руки. Он быстрым шагом направился к перрону, вливаясь в спешащую туда же толпу.
        Они едва пробрались к одному из вагонов, и мужчина, перебивая гвалт голосов, обратился к проводнице, зависшей на подножке.
        - Девушка, у меня вот тут ребенок, чужой. Куда его?
        - Не знаю я. - Раздраженно ответила та. - У нас уже этих чужих пруд пруди! - вон, обращайтесь к сопровождающей. - И указала в сторону пожилой толстушки, матерящей на все лады прущих в вагон неуемных пассажиров.
        - Я сказала, по - порядку, твою мать! По - порядку! Сами себе ноги хотите переломать? Что вы, как стадо баранов!
        - Да! Будь у нее в руках палка, перебила бы всех! - глядя на нее, подумал мужчина. И с жалостью взглянул на Виталика.
        - Доверь такой ребенка! Эх! А ничего не поделаешь, придется!
        - Как хоть зовут тебя, малыш? - спросил он у Виталика.
        - Лалионов Виталий Махалыч! - бодро отрекомендовал себя мальчуган.
        - Да, иди, ты! - удивился мужчина.
        - А, может, ты и адрес свой знаешь? А?
        Виталик вопросительно на него посмотрел, явно не понимая вопроса.
        - Где ты живешь, знаешь? - пояснил ему бородач.
        - В Ленингладе. - Гордо сказал мальчуган.
        - А улица какая? Дом?
        - Виталик молчал.
        - Не знаешь! - констатировал мужчина. - Плохо, что мама тебе об этом не сказала.
        Услышав слово мама, Виталик вновь вспомнил о близких и, состроив плаксивую физиономию, принялся озираться по сторонам.
        - Пойдем вон к той тете. - Тяжело вздохнув, сказал мужчина, и снова взяв Виталика на руки, стал протискиваться к сопровождающей.
        - Ты только не забывай, дружище, как тебя зовут, ладно?
        - Ладно! - согласно кивнул Виталька.
        - И, что ты из Ленинграда, хорошо?
        - Холошо! - согласился мальчик.
        - Да, не при ты так, видишь, я с ребенком! - грубо заметил провожатый Виталика какой-то женщине, "проехавшей" сумкой ему по лицу.
        - С ребенком! - возмущенно заметила та. - Таким бугаям, как тебе только детьми и прикрываться! - Давно бы на фронт отправился.
        - Туда я и хочу! - подумал про себя мужчина, но женщине на ее грубую реплику ничего не ответил.
        Они, наконец, подобрались к сопровождающей.
        - Женщина, у меня мальчик чужой, потерявшийся!
        - Ну и что? - рявкнула та!
        - Понимаете, его мать погибла на моих глазах при бомбежке. А в эвакуацию я его сопровождать никак не могу. На фронт отправляюсь!
        Эти слова тотчас же возымели действие, и толстушка из строгой фурии моментально превратилась в блаженную монахиню.
        Она ласково взглянула на Виталика, и улыбнулась ему лучезарной многообещающей улыбкой.
        - Иди ко мне, мой хороший, иди! - сказала она и протянула руки к бородачу, чтобы перехватить Виталика.
        - Неть! - упрямо сказал мальчик.
        - Иди, иди! - сказал Витальке мужчина. - И ничего не бойся. Куда - нибудь они тебя пристроят, а там, глядишь, и война закончится. - Принялся он убеждать не то Виталика, не то самого себя. - Ты знаешь, как твоя фамилия, и что живешь ты в Ленинграде! И, думаю, родных твоих отыскать будет не так уж сложно. - И он приподнял Виталика повыше, к тянущимся за ним рукам толстушки, в которых малыш через мгновение и оказался. А как только это произошло, сердце мужчины полоснуло тупым ножом.
        - Господи, что же я делаю! - мысленно воскликнул он, моментально почувствовав ответственность за этого ребенка.
        - Подождите минуточку, не уносите его! - крикнул он, сам еще не понимая, что хочет сделать.
        - В чем дело? - спросила его сопровождающая, и взгляд ее из приветливого снова переметнулся в раздраженный.
        - Я только адрес ему оставлю, свой! На всякий случай! Подождите, я мигом! - и бородач достал из внутреннего кармана пальто блокнот и торчащий из него химический карандаш.
        Послюнявив карандаш, он поспешно написал на листочке несколько слов, а потом, вырвав его из блокнота, протянул сопровождающей.
        - Позаботьтесь, пожалуйста, о том, чтобы он это сохранил! Пусть положит куда-нибудь так, чтобы листок не потерялся.
        Женщина выдернула у него из рук записку.
        - А, здесь у него, что? Документы? - и она попыталась взять из рук Виталика шкатулку, тотчас же наткнувшись на сопротивление с его стороны.
        - Понятия не имею! - сказал мужчина. - Но лучше пусть положит записку в карман одежды. Как знать, может он по пути потеряет эту шкатулку.
        И мужчина только сейчас обратил внимание на истинную ценность шкатулки, после чего глаза его расширились от удивления, и он невольно присвистнул, подумав, - а, может у него ее просто, напросто украдут!
        Виталика поместили к группе потерявшихся детей, которых насчитывалось около десяти человек. И среди них он оказался самым маленьким.
        В вагоне было тесно, места всем не хватало, и какая-то девочка, - ровесница Зине, посадила его к себе на колени.
        - Зина! - обратился к ней мальчик через некоторое время.
        - Покачай!
        - Что? не поняла девочка.
        - Покачай! - и Виталька принялся раскачиваться у нее на коленях. - Давай поиглаем в козу!
        Девочка улыбнулась.
        - А, как это?
        Мальчик недоуменно посмотрел на нее, - как же она может не знать такой простой всем известной игры?!
        - Шла коза логатая за малыми лебятами, - принялся декламировать он и еще шустрей раскачиваться у нее на коленях.
        - Шла челез мосток, хватила осины листок, топнула, пожевала, да с моста и упала. Бух! - радостно воскликнул мальчуган и сделал попытку провалиться между коленями девочки.
        - Поняла, поняла! - сказала девочка. - Ладно, давай сначала, только садись поудобней.
        "Уронив" Виталика три раза, девочка вдруг загрустила и прекратила игру, а потом и вовсе в глазах ее появились слезы.
        Виталька, смотрящий на нее, продолжения игры без напоминаний так и не дождался.
        - Давай, Зина, давай! - сказал он, снова заерзав.
        - Отстань, - тихо сказала ему девочка, и умолкла.
        - Виталька повернул к ней голову и увидел, что девочка плачет.
        - Не плачь, Зина, не плачь! - и он принялся участливо гладить ей руку.
        - Я не Зина! - сказала, наконец, незнакомка. - Я Соня. Потерпи немного, я устала, а как отдохну, мы с тобой опять поиграем. Хорошо?
        - Холошо! - согласился Виталик.
        Их разместили под Вологдой, в деревне Красотино.
        После выхода из поезда Виталька уже не отходил от Сони, да она и не возражала, даже, напротив, держала его за руку.
        Их определили в одну избу. А спустя некоторое время, когда расселение было почти закончено, к ним привели еще одного мальчика.
        - У вас места побольше, - сказала хозяйке сопровождающая, - да к тому же корова своя, может и этого заберете?
        - Заберу, заберу! - с готовностью ответила хозяйка, и, взяв несмелого паренька за руку, повела в избу.
        Мальчику было девять лет, и звали его Димой. Хозяйка Алевтина Борисовна, женщина лет сорока пяти, оказалась очень приветливой. А когда узнала, что все трое детей потеряли близких во время настигшей их по пути бомбежки, расплакалась.
        Первым делом она напоила их молоком. Пили до отвала, кто сколько мог! И даже когда сварилась картошка, представ перед ними в широком чугунке, с пылу, с жару, Виталька осилил только половинку. Да и Соня с Димой оказались несильны по этой части.
        - Ну и едоки! - покачала головой Алевтина Борисовна. Чего ж тут съели-то?
        - Нам и этого много. - По взрослому сказала четырнадцатилетняя Соня. - Мы в Ленинграде почти голодали, вот и отвыкли от еды. А тут столько сразу, да еще молоко вволю!
        Алевтина Борисовна снова всплакнула после этих слов.
        - Ах, вы мои сердечные! Ну, уж я вас отпою молочком - то! Сена у меня, слава богу, в запасниках много!
        После еды Алевтина Борисовна примостила в кухне корыто, вытащила из печи два больших чугуна с горячей водой и послала Соню с ведром за снегом. А потом они по очереди мылись. В избе было две комнаты, кухня, и довольно просторные сени. Детей Алевтина Борисовна разместила в большой комнате. Соню на отдельном соломенном топчане, а мальчиков на кровати.
        - Вот так и будете спать теперь - то!
        - А Вы одна здесь живете? - поинтересовалась Соня.
        - Какой одна! Это только сейчас. Так - то у меня муж есть, да двое сынов, Сеня и Андрюшенька. Сеньке девятнадцать, а младшенькому семнадцать. - И она тяжело вздохнула. - Все трое на фронт отправились! Вот так - то, милая моя. Так что, жить нам тут с вами покуда одним, до скончания войны.
        ГЛАВА 9
        МАЙ 2009 г.
        В кабинете майора Камушева проходило совещание оперативников по делу об убийстве профессора Ларионова. Лейтенант Рокотов докладывал о результатах своей беседы с сотрудниками кафедры философии МГУ, где работал профессор, и где они с капитаном Забелиным, провели вчера почти полдня.
        Результатов, в общем-то, никаких и не было. Сотрудники характеризовали Виталия Михайловича, исключительно, как человека добропорядочного, интеллигентного, и совершенно несовременного.
        - Что значит несовременного? - спросил Камушев.
        - Это значит, что он не был рвачом, хватающим дополнительно сверхурочно оплачиваемую работу, а если и делал это, то бесплатно, как раньше, в советское время, не претендовал на занятия с платными студентами, которые в университете шли нарасхват, не брал взяток за экзамены. Одним словом, завистников, при таком отношении к делу, у него быть не могло. Однако, с другой стороны, конфликты с некоторыми из молодых преподавателей, у профессора случались. И в последнее время, именно один такой острый конфликт, как раз имел место. На кафедре работает некий Валентин Романович Полищук, - старший преподаватель философии, с ним-то у профессора и возникали постоянные стычки. А рассказала нам об этом в подробностях, сослуживица Ларионова, доцент Наталья Олеговна Варенцова. Этот самый Полищук, оказывается, был недавно студентом Ларионова, и причем, студентом нерадивым. После окончания университета он, не трудно догадаться, каким путем, попал в аспирантуру, и написал кандидатскую диссертацию под руководством некого профессора Смальцева, и впоследствии им же был рекомендован на кафедру в качестве преподавателя
философии. Конфликтная ситуация между ним и профессором Ларионовым возникла на почве неквалифицированного преподавания Полищука. Профессору поручили его курировать на первых парах, как и многих других новичков, приходящих на кафедру. И вот, через некоторое время Виталий Михайлович явился к заведующему кафедрой и сообщил, что этого курировать не собирается! Сказал, что таких надо не курировать, а гнать взашей из университета.
        - А, что, эта самая Варенцова их разговор за дверью подслушивала? - ухмыльнулся Камушев.
        - Нет. Профессор потом поделился с ней информацией. - Сообщил Рокотов.
        - Ну, и?
        - Зав кафедрой, конечно же, никого гнать не собирался, однако профессора от кураторской деятельности освободил. И все, какое - то время шло тихо и гладко, но надо же было случиться такому, что однажды, во время болезни Ларионова, в замену к его студентам поставили Полищука. Выйдя на работу и пообщавшись со своими студентами после такой замены, а она длилась аж целых полтора месяца, профессор рвал и метал. С тех пор между Ларионовым и Полищуком воцарилась совершенно неприкрытая неприязнь друг к другу. А буквально за два дня до смерти профессора, между ними вспыхнула очередная конфликтная вспышка. - Сообщила Варенцова. - От чего она произошла, никто из сотрудников не знал потому, что в комнате преподавателей они находились вдвоем. А в ссоре их застал доцент Сергей Сергеевич Заболотный, который первым тогда вошел в помещение.
        - И что он рассказал, - попытался выяснить Рокотов, - из - за чего они ругались-то?
        - Ничего! - пожала плечами Варенцова. - Он сказал, что после того, как вошел, конфликтующие тут же замолчали. А наличие скандала он определил, прежде всего, по их возбужденным голосам, доносящимся из - за двери, а потом по раскрасневшемуся, злобному лицу Полищука, и замкнутому, бледному профессора Ларионова.
        - Но, как бы там ни было, утверждает Варенцова, до такого, - она имеет в виду убийство, дойти никак не могло. - Закончил Рокотов.
        - Могло, не могло, об этом уж не ей судить. - Сказал Камушев.
        - Да уж, в нашей практике и не такое бывало! - согласился с ним Рокотов. - Помните, Андрей Константинович, в двухтысячном, дело Кузнецовой?
        - Помню, Саша, помню. - Устало вздохнул майор.
        - А что там было? - поинтересовался недавно поступивший на работу в отдел Олег Смуров.
        - Одна сотрудница НИИ убила вторую за то, что та публично оклеветала ее, уличив в воровстве каких-то важных документов. Она явилась к ней домой с оружием, которое похитила у своего новорусского муженька, чтобы припугнуть и заставить опровергнуть ложь. Одним словом, дело началось с малого, а закончилось убийством. Как знать, может, и здесь произошло нечто подобное. Оно ведь как зачастую бывает, случается то, на что и не подумаешь никогда! - заключил лейтенант Рокотов.
        - Ну, а с самим Полищуком разговаривали? - поинтересовался Камушев.
        - Я с ним разговаривал. - Доложил капитан Забелин.
        - Ну, и?
        - Он, извинившись за некорректность, назвал профессора старым маразматиком, и сказал, что их конфликт не имел для него никакого значения. И он на этой почве мстить профессору не собирался. Ему от этого было ни горячо, ни холодно, - он именно так и выразился.
        - Ну, а алиби у него на этот день имеется? - поинтересовался Камушев.
        - Утверждает, что ходил в кабак.
        - Что, один?
        - Один! Говорит, что пошел будто бы, с надеждой встретить одну понравившуюся накануне девушку, но, так и не встретив, выпил и вскоре отправился домой.
        - Он еще холост?
        - Холост, товарищ майор.
        - Проверьте, ходил или нет! - распорядился Камушев.
        - Хорошо, товарищ майор. - Пообещал Забелин.
        - Что дал результат опроса жильцов? Кто этим занимался?
        - Тоже я, - ответил Забелин.
        - Результатов никаких, товарищ майор. Жильцы, которых я опросил, ничего подозрительного не заметили, даже бабульки, сидящие в это время на лавочке. Многих, правда, еще и дома не оказалось, так что этот вопрос пока остается открытым. Наведаюсь-ка я к ним завтра вечерком, когда люди с работы вернутся. - И капитан взглянул на часы, что-то прикидывая. - Да, Андрей Константинович, теперь только завтра. Сегодня у меня другие планы, и потому времени на это совершенно не останется.
        - Хорошо! - согласился Камушев.
        - Ну, а, что по поводу связи убийства Ларионова и Беловой, Андрей Константинович? - поинтересовался лейтенант Рокотов.
        - Думаю, надо рассматривать. - Камушев задумчиво побарабанил пальцами по столу. - И, прежде всего, надо выяснить, от чего все-таки умер их третий друг детства, Купидонов. Игорь, возьми-ка ты с собой Смурова, и завтра с утра отправляйтесь в Тулу. Поговорите с врачами, узнаете диагноз болезни, и если что-то покажется подозрительным, выясните, кто его посещал. Одним словом, пронюхайте там все, как следует.
        - А как же жильцы?
        - Жильцами я сам займусь. - Сказал майор.
        ГЛАВА 10
        Март 1762 год
        Княжна Гагарина Елизавета Арсеньевна, семнадцати лет отроду, была выдана замуж за сорокапятилетнего графа Лукина Петра Петровича. Она, по настоянию родителей, покорно перенесла, ставший по воле судьбы недолгим, срок своего замужества. Петр Петрович, прожив с ней полтора года, был отозван на русско-прусскую войну и назначен помощником главнокомандующего русским войском, - фельдмаршала Апроксина. Провоевав всего лишь три месяца, граф погиб в 1757 году при деревне Грос-Егерсдорф, где русское войско одержало блестящую победу над пруссаками.
        Известие о смерти мужа застало Лизоньку на седьмом месяце беременности, и только оно могло тогда служить ей утешением в горе. Однако и тут ее ожидала страшная потеря. Спустя два месяца у нее родилась мертвая девочка. Решив, что она впала в божью немилость, Лизонька четыре года подряд не снимала траура, и не уставала молиться богу. На других мужчин она даже и не поглядывала, однако матушка ее, великая княгиня Анна Сергеевна, решила, что срок испытания для дочери уже прошел, и сама начала присматривать ей очередного жениха. Ее выбор пал на друга семьи, - пятидесятилетнего князя Григорьева Алексея Михайловича, который давно был неравнодушен к ее красавице дочери. Князь был вдовцом и имел шестнадцатилетнего сына. Однако, когда Анна Сергеевна объявила Лизоньке о своем решении, та запротестовала.
        - Нет, мама! Я не пойду за князя! - решительно сказала она.
        Анна Сергеевна удивленно вскинула брови и строго взглянула на дочь.
        - Я один раз уже вышла за нелюбимого человека. И что из этого вышло?
        - Глупости! - заключила Анна Сергеевна. - Ты, что же теперь любви намерена ждать?
        - Намерена!
        - А, коль совсем не дождешься, так и помрешь состарившейся вдовой? Или у тебя кто-то есть на примете?
        - Нет, - сказала Лизонька, и вовсе не потому, что никогда не любила.
        Ее избранником еще до замужества стал молодой князь Проскурин, - сосед из их поместья под Москвой. Однако его тогда вскоре женили. Партия подвернулась выгодной, и теперь он в Санкт - Петербурге служил при дворе. Конечно, на него она рассчитывать ни тогда, ни теперь не могла, но чувство к нему в душе хранила. Ей было ведомо это чувство, - чувство любви, заключающее в себе непомерную тягу к любимому, желание служить ему всей душой, делить с ним радость, и иметь от него детей! Ах, если бы вновь испытать это к кому-то другому! - думала Лизонька, и сердце подсказывало ей, что надо ждать! Надо просто молиться и ждать своего часа!
        Анна Сергеевна, помня о недавней трагедии дочери, не стала ее травмировать еще и насилием. А непредусмотрительно оповещенному о сватовстве князю Григорьеву объявила временную отсрочку, объяснив ее еще не оправившимся состоянием дочери.
        - Князь любит тебя. - Сказала она Лизоньке при очередной беседе на эту тему. - И какое-то время, конечно же, будет ждать. Но, смотри, Лиза, как бы время это не ушло безвозвратно. Помни, что ты уже вдова и тебе совсем не семнадцать!
        Лизонька вздохнула с облегчением. Отсрочка! Ну и прекрасно! Пусть хотя бы отсрочка! Такой милости от родительницы она и не ожидала.
        Любовь к ней пришла совсем скоро. Но не та, нежная, великодушная, жертвенная, которая только и жила до сих пор в ее неискушенном сердце. Она нагрянула бурей, вбуравилась в нее страстью, обожгла пламенем, запечатлев свой горячий след в ее сердце.
        ... - Вы, кажется вдова покойного графа Лукина? - спросил ее Сен Жермен, меняя фигуру в танце, и, при этом, наклонившись к ней так близко, что почти коснулся щекой ее плеча.
        - Да! - покорно ответила трепещущая при одном только звуке его голоса, Лизонька.
        - А ведь я знавал его. - Сообщил граф. - Нам с ним доводилось встречаться в Париже, в Брюсселе и даже в Лондоне.
        - Знавали?
        - Да. Ваш муж был достойнейшим человеком, Елизавета Арсеньевна.
        - О! Вы и имя мое знаете? - невольно вырвалось у Лизоньки, которую графу никто не представлял.
        Граф на это кивнул ей, и, ничего не объясняя, улыбнулся.
        Он приглашал ее на танец уже в третий раз, и Лизонька, в волнении меняя фигуры, и, при этом, будучи поглощенной только загадочной графской персоной, даже не замечала, какими завистливыми глазами поглядывают на нее дамы.
        В эту оставшуюся после бала ночь, Лизонька совсем не спала. Ее мысли были противоречивы, а чувства путаны и нестойки. Что испытывала она к графу, когда трепетала от прикосновения его руки? Когда брала его под локоть, а он, при этом, поворачивался к ней и склонял голову так низко, что она ощущала его дыхание на своем виске, и у нее невольно пробегали по всему телу мурашки?
        По прошествии трех дней после бала граф нанес ей визит. Дворецкий, доложивший имя визитера, заметил, как щеки молодой графини, при этом, вспыхнули румянцем, и она в недоумении уставилась на него. - Уж не ошибся ли?
        - Что доложить, Ваше сиятельство? Примите?
        - Приму! - ответила она, и лишь только дворецкий повернулся к ней спиной, чтобы уйти, взглянула на себя в зеркало, висящее в массивной позолоченной рамке на стене.
        - Господи! - воскликнула она, после того, как мимоходом дала положительную оценку своей внешности.
        - Зачем он... - Однако додумать эту мысль ей было не суждено.
        Двери в гостиную распахнулись, и на пороге появился Сен-Жермен, в своих черных одеждах. Он отвесил ей поклон, и Лизонька, ответно приседая, ощутила, как у нее дрожат колени.
        - Может, я его просто боюсь? - мелькнула при этом мысль. - Или, таким образом, пасую перед его величием?
        - Елизавета Арсеньевна, - прошу прощения за дерзость, но меня посетило непреодолимое желание увидеться с Вами и поговорить о покойном Вашем супруге, ибо нас с ним связывало не просто случайное знакомство.
        - Не случайное? - удивилась Лизонька.
        - Отнюдь. - И граф бегло окинул гостиную, заставив Лизоньку проследить за его взглядом и понять это как упрек к ее негостеприимному расположению.
        - Простите, граф, проходите, прошу Вас, - опомнилась она, и указала ему на кресла, усевшись первой в одно из них.
        - Приказать принести вина? - спросила она, включаясь в роль гостеприимной хозяйки.
        - Пожалуйте! - согласно кивнул граф, и Лизонька протянула руку к колокольчику, лежащему на столике возле кресла.
        Она слегка расслабилась, выпив несколько глотков вина, которое граф самолично разлил по бокалам и преподнес ей, а потом обратила свой взор на Сен-Жермена.
        Граф же, в свою очередь, принялся рассказывать ей о том, что связывало его с Петром Петровичем Лукиным.
        - Надеюсь, Вам известно, Елизавета Арсеньевна, что супруг Ваш являлся активным членом организации масонов?
        - Я не вникала в его дела, - честно призналась Лизонька, для которой такое заявление графа было совершенной новостью. - Но мне очень интересно было бы об этом узнать, - тут же выказала она желание, чтобы не выглядеть в глазах графа совершенной невеждой.
        А он, казалось бы, только и мечтал услышать об этом ее желании, и, улыбнувшись, принялся рассказывать ей о масонстве, и о том, что именно это и связывало графа с ее покойным супругом. В речи графа присутствовала какая-то особая величавая грация, притягательно действующая на собеседника, и благородство, подоплекой которого служила его внутренняя утонченность и культура поведения. Причем рассказ его выражался умением предугадывать всякий раз вопросы, которые задавала ему Лизонька.
        - Вас, наверное, интересует то-то и то-то, улыбался граф, едва уловив в ее ровном взгляде, устремленном на него, некую заинтересованность, и тут же сам отвечал на ее немой вопрос, как правило, никогда не ошибаясь.
        Одним словом, они пили вино и беседовали, причем граф, в отличии от Лизоньки, только слегка его пригубил, составляя ей компанию, и, в конце концов, заставил Лизоньку обратить на это внимание. И вдруг она вспомнила, что тогда в дворцовой гостиной, когда дамами бурно обсуждалась персона Сен-Жермена, кто-то сказал, что он не пьет вина и не сет мяса.
        - Простите, граф, мне наверное не стоило предлагать Вам вина? - тотчас же воскликнула она.
        - Почему? - удивился он.
        - Я...Я, кажется слышала где-то, что Вы его не пьете, но....совершенно об этом забыла.
        Граф рассмеялся.
        - Елизавета Арсеньевна, Вы просто прелесть, как хороши в своей непосредственности. И вообще Вы очень хороши! - посерьезнев, тихо сказал он, при этом, взглянув на Лизоньку так, что кровь застыла у нее в жилах, а потом, словно ее кто-то отпустил из холодного плена, разлилась по всему телу горячими тонкими струями.
        - И она вдруг подумала, - возьми он сейчас меня за руку, и поведи в спальню, я бы последовала вслед за ним без всякого сопротивления.
        То, что было написано на ее лице в этот момент, по всей видимости, для графа загадки не составило. Он, казалось, читал ее мысли, и, рассказывая о чем-то в этот момент, вставил в свой рассказ совершенно лишнюю фразу, сделав на ней особый акцент.
        - Всему свой черед! - сказал он, при этих словах заставив Лизоньку смутиться и залиться краской.
        А столичная знать, между тем, принялась задавать балы. И каждый почитал за честь пригласить на них графа. Вот только приглашения эти он не всегда принимал, ссылаясь на занятость, а в чем она заключалась эта его занятость, для всех оставалось загадкой. Однако если Сен-Жермен и оказывался у кого-то на балу, то там непременно присутствовала Елизавета Арсеньевна Лукина. Но каким образом графу удавалось это выяснять? - задавались всякий раз вопросом устроители бала, ведь ни у кого из них он никогда не спрашивал о том, приглашена ими Лизонька или нет!
        Вскоре его пристрастие к молодой вдове стало столь заметным, что начало обсуждаться. И слухи об этом однажды достигли ушей великой княгини. Анна Сергеевна отправилась к дочери и прямиком заявила ей о блуждающих столичных сплетнях.
        - Но, мама! - возразила ей Лизонька. - Мы с графом просто друзья. Он, оказывается, был хорошо знаком с Петром Петровичем, да не просто знаком! - И она принялась рассказывать княгине о масонстве.
        - Глупости все это! - заявила Анна Сергеевна. - К чему это вдруг зрелому мужчине забивать голову молоденькой женщине такими нелепостями? Это, похоже, только предлог! Ничего, теперь я сама прослежу за Вашей с ним так называемой дружбой.
        Но как не велика была бдительность княгини, уберечь дочь от любовной связи с графом она не смогла.
        Граф, почуяв наблюдательность княгини, словно опытный дрессированный пес, на ее глазах держал Лизоньку "на расстоянии". Однако стоило Гагариной притупить свое внимание, тотчас же принимался нежно и трепетно ухаживать за ее дочерью, предугадывать любые ее желания, тонко проникаться ее проблемами, не упуская случая не только легко и красиво пофлиртовать, но и дать дельный совет. Чувства Лизоньки, при этом, расшатанные опытным ловеласом до максимального амплитудного значения, достигли такой высокой точки накала, что сдерживать их она уже не могла.
        И вот однажды, приготовившись к очередному визиту графа, она решила для себя, - либо сегодня, либо никогда!
        Граф почувствовал ее настрой, как только переступил порог гостиной. Лизонька была напряжена до нервозности. Ее глаза лихорадочно блестели, щеки терзал неровный румянец, пальчики, к которым он прикоснулся губами, были горячи и трепетны. И он нарочно задержал свои уста на них дольше обычного, - пока взволнованная Лизонька сама не выдернула руки.
        - Что случилось, Елизавета Арсеньевна? - спросил граф и нежно ей улыбнулся.
        - Ничего! Я...Я немного не в себе. У меня...У меня болит голова.
        - Сядьте! - скомандовал граф, и по хозяйски указал ей на кресло.
        Лизонька покорно села, напряженно выпрямив спину и вздернув голову, словно приготовилась к чему-то опасному. А граф легкими шагами ступая по мягкому ковру, подошел к ней сзади.
        - Вы позволите мне снять Вашу боль? - спросил он, и, не дождавшись ответа, запустил руки ей в голову.
        - Ой! - невольно вырвалось у Лизоньки, когда тщательно уложенный русый локон ее волос выбился из прически и вольно повис над правой щекой.
        - Т-сс! - прошептал ей на ухо граф.
        - Расслабьтесь, закройте глаза, и не обращайте никакого внимания на Вашу прическу. Вы, Елизавета Арсеньевна, страсть как хороши, что с ней, что без нее! - и он принялся нежно массировать ей виски, а потом затылок.
        - Боже, что Вы делаете? - простонала Лизонька.
        - Разве Вам неприятно?
        - Мне...Мне неловко! - призналась она.
        - Неловко? - удивился граф. - Но это всего лишь массаж, Елизавета Арсеньевна! А я то думал, что Вы гораздо смелей.
        - Что сие значит? - встрепенулась она.
        - Куда вдруг делась Ваша решительность, Лизонька, ведь несколько минут назад в Вас ее было столько, что с лихвой хватило бы на нас двоих! - прошептал он ей теперь уже склонившись к другому уху.
        - Лизонька!!! - он впервые ее так назвал. - О, боже! Сегодня, или никогда! - как заклинание мысленно произнесла она, и резко повернулась к нему, окончательно испортив итак уже изрядно разрушенную руками графа прическу. Ее волосы рассыпались по плечам, а глаза наполнились светлыми слезами от избытка обуявших ее чувств.
        - Не мучьте меня, граф! - произнесла она дрожащим голосом.
        Граф окинул ее вожделенным взглядом.
        - Нет! - восхищенно воскликнул он, словно и вовсе не услышал этой ее мольбы! - простоволосая вы краше во сто крат! - И в глазах его засветилось восхищение, перерастающее в ответную страсть.
        Они смотрели друг на друга несколько секунд, и граф уж, было, протянул руки, чтобы обхватить ими ее голову и привлечь к себе для поцелуя. Она же прикрыла глаза, угадав его намерение, и вдруг... у нее над ухом отчетливо прозвучал трезвый голос графа.
        - Я никогда не смогу жениться на Вас, Елизавета Арсеньевна!
        - Что? тут же устыдилась она. - Неужто Вам в голову пришла мысль, будто я склоняю Вас к этому?
        - Нет, но я хочу, чтобы Вы об этом знали.
        - Не оскорбляйте меня, граф! Мне все равно, женитесь Вы на мне или нет! Ведь я.... я люблю Вас! - и слезы покатились у нее по щекам.
        - Лизонька, прелесть моя! - воскликнул он, и тотчас же закрыл ей рот долгим поцелуем.
        Следующие два месяца они встречались тайно. Господи, как она была счастлива тогда! Граф научил ее предаваться любви, в которой до него она была совершенным новичком. Он научил ее отбрасывать стеснение, игнорировать условности и уметь разжигать страсть до самозабвения!
        Но, увы! Срок его пребывания в России катастрофически сокращался, и вот настал день, когда он сказал ей, что завтра уезжает.
        Лизонька, находясь в его прощальных объятьях, чувствовала, что Мир рушится у нее под ногами, а он осыпал ее поцелуями, стараясь захватить в уста каждую клеточку тела, кутался в волосы и шептал нежные слова на разных языках.
        - Ты любишь меня? - спросила она, отстраняя его голову от своей груди.
        - Люблю! - прошептал он, ни на минуту не задержавшись с ответом.
        Она счастливо улыбнулась.
        - Ну, с этим я могу и умереть счастливой!
        И вдруг он приподнял голову и решительно взглянул ей в глаза.
        - Я люблю тебя! Но меня связывают определенные обязательства, из-за которых я не только не могу связать свою судьбу с тобой, но и принадлежать самому себе!
        - Обстоятельства?
        - Да, Лизонька! - и граф завуалировано принялся рассказывать ей о какой-то тайной организации, секретном обществе, в котором он играл чуть ли не заглавную роль, и даже намекнул, что его визит в Россию был связан именно с этим.
        Она грустно вздохнула, а потом вдруг счастливо улыбнулась и загадочно на него посмотрела.
        - Ты навсегда останешься со мной! Вернее твоя частичка!
        - Интересно, которая? - шутливо спросил ее граф.
        - Вот эта! - и Лизонька бережно погладила свой живот обеими руками.
        - Что? - испуганно воскликнул граф.
        - Да! - ответила она, и глаза ее заискрились счастьем.
        - Но! - Сен-Жермен впервые растерянно взглянул на свою возлюбленную. - Но ведь ему нужен отец! Иначе... Как он сможет жить в этом обществе?
        - У него будет отец! - решительно сказала Лизонька.
        - Что?
        - У него будет отец. Князь Григорьев Алексей Михайлович. Он ждет не дождется, когда я соглашусь, наконец, выйти за него.
        - Но, Лиза...
        - Что? Ты хочешь спросить, как я могу пойти на такое? - Могу! - сказала она, не дождавшись ответа. - Ради него я могу пойти на все! - и она снова с любовью погладила свой живот.
        - Лиза, Лизонька! Но как же... А если он не захочет теперь?
        - Захочет, потому, что никогда не узнает, что это не его ребенок.
        Граф был поражен ее холодной расчетливостью. Он, владеющий телепатией и даром предсказания, разбирающийся в тонкостях политических хитросплетений, и видящий насквозь всякий последующий изворот противника, даже представить себе не мог, во что может превратить материнство скромную, кроткую, застенчивую Лизоньку!
        Они расстались перед самым рассветом, и Лизонька после этого проплакала несколько часов подряд, а потом, утомленная бессонной ночью и слезами, все же уснула. А в полдень, когда она вышла в гостиную, дворецкий доложил, что посыльный только что передал ей подарок от графа.
        Лизонька устремила взгляд на миниатюрный ящичек, стоящий на тумбе прямо у входа в гостиную, и жестом приказала дворецкому удалиться.
        Она подошла к тумбе и с нетерпением открыла верхнюю крышку ящичка. В нем находилась великолепная резная шкатулка, отороченная темно-синим бархатом, поверх которого красовались всевозможные драгоценные камни, выложенные в затейливые узоры.
        Она невольно ахнула, увидев такую красоту, но открывать шкатулку пока не стала потому, что рядом с ней лежало письмо.
        Граф написал ей прощальные строки, полные любви, а потом сообщил, что оставляет в подарок семь алмазов необычайной величины. Что камни эти пока еще девственны, необработанны, но чистоты великолепной! Он оставляет их Лизоньке и будущему ребенку.
        Один из них, любовь моя, непременно отдай в обработку, и на свое усмотрение сделай какое-нибудь украшение. И пусть оно до скончания дней твоих напоминает тебе о нашей любви. Остальные же камни, Лизонька, можешь использовать так, как тебе захочется!
        Еще в шкатулке Елизавета Арсеньевна обнаружила маленький замшевый чехольчик. В нем лежал золотой перстень с крупным бриллиантом, и на обратной стороне оправы, аккурат под камнем, был выдавлен какой-то знак, а чуть ниже под ним, инициалы графа.
        О перстне граф написал ей вот что!
        - Этот перстень береги для "него", ибо на нем печать моя и инициалы, дающие пропуск туда, куда он, сам по себе, войти никогда не сможет. С ним же для "него" будут открыты все пути! Как знать, что ждет его впереди, какие вершины предстоит ему покорять, и эта вещь может оказать ему неоценимую услугу.
        ГЛАВА 11
        Май 2009 год.
        Результаты поездки в Тулу оказались напрасными, и, увы, продвижению следствия ничем помочь не могли. В больнице оперативники выяснили, что Купидонов Дмитрий Сергеевич умер от инсульта, после пятнадцати дней пребывания в стационаре. Причем все это время состояние у него было очень тяжелым, и согласно анализам, улучшения не предвещалось. Они выяснили также, что за эти пятнадцать дней тяжелого пациента никто не навещал и не передавал передач. А помещен в больницу он был по сигналу соседей Комаровых. Молодые супруги Оля и Гена иногда захаживали к соседу, и не столько ради того, чтобы проведать, сколько по нужде. Они поженились всего пять месяцев назад, и поселились в квартире покойной Олиной бабушки, как раз по соседству с Дмитрием Сергеевичем, и потихоньку принялись за ремонт. Гена плотничал, а Оля то красила, то клеила обои. И у них в эту пору вечно чего - нибудь недоставало. То крестовидной отвертки, то самореза, то лобзика, а то и просто соли, чтобы на скорую руку сготовить суп. И они часто обращались за недостающим к одинокому соседу, который с удовольствием их выручал. И вот, в очередной раз Оля
отправилась к Дмитрию Сергеевичу, чтобы одолжить у него хлеба. У Гены выдался непредвиденный случай. Они с товарищем по работе отправились на один из строительных объектов, на служебных Жигулях, и, сделав небольшой крюк, заскочили к Гене домой аккурат в обеденный перерыв. А Оля как раз только что борщ сварила, да вот незадача, в магазин сходить не успела. А дома, как назло ни единого кусочка хлеба.
        - Придется у Дмитрия Сергеевича хлебушка одолжить. - Сказала она мужу. - А вы пока руки мойте и присаживайтесь к столу.
        Оля вернулась через пять минут.
        - Гена, Гена! Беги скорей к Дмитрию Сергеевичу! Он в обморок упал, прямо при мне. Дверь открыл, пошатнулся и упал! Жуть какая-то!
        Гена вскочил со стула и ринулся из квартиры. Его товарищ побежал вслед за ним.
        - Нечего причитать! - бросил на ходу растерявшейся жене Гена. - Скорую вызывай!
        Вот что рассказали оперативникам об этом роковом для пенсионера дне, молодые супруги Комаровы.
        - А, что, ваш сосед часто болел? - поинтересовался капитан Забелин.
        - Ну, в общем да. - Сказала Оля. - Он вообще был человек болезненный, жил, можно сказать, на лекарствах.
        - А родственники у него были?
        - По моему нет! Во всяком случае, моя бабушка всегда говорила, что Дмитрий Сергеевич мужчина одинокий. Ведь после смерти жены у него остался только пасынок, однако и тот уехал куда-то лет десять, двенадцать назад.
        - Понятно! - сказал Забелин.
        - А еще кто-то из соседей дружил с Дмитрием Сергеевичем?
        - Конечно! - кивнула Оля. - С ним многие общались, особенно пожилые люди, близкие ему по возрасту. - И она назвала номера квартир и фамилии друзей Дмитрия Сергеевича.
        Информация, полученная от соседей - сторожил, также оказалась скудной. Они рассказали о том, что Дмитрий Сергеевич жил в этой квартире с детства. Она досталась ему от деда с бабкой, которые забрали его к себе сразу после войны по причине того, что родители мальчика погибли. Отец на фронте, а мама вместе с младшей сестренкой при бомбежке во время эвакуации из Ленинграда. Женился Дмитрий Сергеевич поздно, в тридцать с гаком. В жены взял женщину с ребенком, проживающую в соседнем доме. Она умерла лет пять - шесть тому назад, а сын ее уехал из города еще раньше, и потому Дмитрий Сергеевич жил в одиночестве.
        - Ну, что ж! Раз из этих троих Купидонов не погиб насильственной смертью, значит версия взаимосвязанных убийств трех давних друзей детства уже отпадает на одну треть. Одним словом, при таких обстоятельствах, стопроцентно упирать на связь смерти Беловой и Ларионова не стоит. Это вполне может оказаться и обычным совпадением. Хотя не исключено, что только между ними двоими существовало нечто такое, что и привело к подобным обстоятельствам. Одним словом, зацикливаться на одной только предполагаемой взаимосвязи этих двух смертей не стоит. Нужно накапывать другие версии, но и эту, конечно же, не сбрасывать со счетов! - заключил майор Камушев на очередном совещании оперативников.
        - Ну, а по Полищуку у нас что? - вслед за этим спросил он. - Его поход в кабак не прояснили?
        - Темнит, похоже, паренек. - Сообщил капитан Забелин.
        - В том кабаке, на который он указывает, его никто не видел. Ни швейцар, ни бармен, ни завсегдатаи заведения. Я опросил человек десять из них.
        - Ну, а сам он свидетеля своего алиби предоставить не может?
        - Говорит, что не может.
        - Ну, что ж, придется тогда, ребятки, покопать под него поглубже. И еще одно, на мой взгляд, пожалуй, самое важное. Вчера, во время опроса соседей Беловой Софьи Максимовны, выяснилось, что одна женщина видела ее сына Леонида в тот вечер, когда произошло убийство. Она вышла на балкон покурить примерно без четверти одиннадцать. И хоть на улице уже смеркалось, утверждает, что видела именно его, говорит, что ошибиться не могла. Только шел он почему-то со стороны соседнего дома. Галина Петровна, так ее зовут, еще подумала, будто он к кому-нибудь в гости ходил, а теперь возвращается, но потом удивилась. - Мало того, что Леонид шел с другой стороны, так еще прошел мимо дома матери, отправившись наверняка в метро или на троллейбус. Она стояла на балконе до тех пор, пока он не скрылся из вида, оттого и заключила, что он не просто отлучился, а ушел совсем.
        - Ничего себе! - воскликнул Рокотов. - Ну, это, прямо скажем, настоящая находка!
        - Вот, вот! - подтвердил Камушев. - Так что, дуй-ка ты завтра, лейтенант к Белову и бери его за жабры.
        - А куда дуть-то? В квартиру покойной Беловой?
        - Вряд ли он там. - Предположил Камушев. - Он, скорее всего, находится у дочери или у двоюродного брата своей жены. Чего ему делать в квартире покойницы одному? На - ка вот телефон Екатерины и поинтересуйся, где сейчас ее папочка. - Камушев, открыв записную книжку на нужной странице, придвинул ее к Рокотову, который тут же принялся звонить.
        - Алло, Екатерина Леонидовна?
        - Да! - ответила Катерина.
        - Вас беспокоит следователь Рокотов Александр Владимирович. Не подскажите ли Вы, где сейчас находится Ваш отец?
        - По моему, у брата своей жены на Марксистской. А, может, и в бабушкиной квартире, я ему от нее ключ оставила.
        - А как мне с ним связаться?
        - А Вы запишите его мобильный. Он мне номер оставил. Сейчас, одну минуту, - сказала Катерина, - я только записную книжку открою. Вот, записывайте, - и она продиктовала номер телефона отца.
        Рокотов записал телефон.
        - А приглашу-ка я его сюда, - решил он. - Чего мне самому мотаться? Пусть завтра с самого утра и приезжает.
        Леонид Викторович на приглашение следователя согласился, пообещав приехать в управление к десяти утра.
        - Вы хотите сообщить мне что-то? - поинтересовался он. - Что-то уже прояснилось?
        - Мы работаем, Леонид Викторович, - ответил ему лейтенант. - И нам понадобилась Ваша помощь.
        ГЛАВА 12
        Январь 1942 год.
        Новый год они встречали весело. Алевтину Борисовну в этот день отпустили с работы пораньше, еще засветло, да к тому же, она явилась в избу с елкой.
        - Вот вам лесная красавица, дед Максим принес, - воскликнула она. - Не обманул! Он ведь такая шельма, ему соврать, что мне через левое плечо плюнуть! А тут нате вам! Я и не ожидала.
        Мальчишки, увидев елку, закричали ура и захлопали в ладоши.
        А потом повисли на шее у Алевтины Борисовны.
        - Подождите - ка! - отстранила их она, поочередно чмокнув в макушки. - Пока светло надо на чердак слазить. Там где-то в старом чемодане у нас новогодние игрушки лежат.
        - А можно я с тобой полезу, тетя Аля - попросил Дима.
        - И я! - ревностно поглядывая на старшего товарища, которому в силу возраста тетя Аля могла и не отказать, требовательно закричал Виталька.
        - Нет, мальчишки! На чердак никто со мной не полезет! Там не только ноги, голову сломать можно! Вы мне лестницу держать будете! - и они втроем отправились в сени.
        Пока мальчики наряжали елку, Алевтина Борисовна зарубила курицу и поручила ее ощипывать Соне.
        - На - ка вот тебе работу! - сказала она, входя в избу с истекающей кровью пеструшкой. Пока будешь ощипывать, я тесто поставлю. Только сначала к Марьяне схожу. Она обещала дрожжей дать. Ей вчера сноха из центра привезла.
        - Да, как же, тетя Аля! Ты что ж, пеструшку-то?
        - Ничего, Сонюшка, по такому случаю можно! Новый год же!
        Соня улыбнулась и покачала головой.
        - А сама все сетует, что яиц не хватает!
        Стол получился по настоящему праздничный. - Курица с картошкой, квашеная капуста, да еще и пироги с сушеной черникой! Мальчишки уплетали за обе щеки, да и Соня с тетей Алей, которая принесла себе от Марьяны чуток самогоночки, от них не отставали.
        А через час после застолья к ним явилась и сама Марьяна. Она присела к столу, чтобы выпить с подругой по стопарику, а потом принялась настоятельно приглашать тетю Алю к себе.
        - Пойдем, пойдем Алевтина. Там Зойка Акиншина пришла, Галина Супейко, сноха моя. Посидим, попоем!
        - А детвора как же? - забеспокоилась Алевтина Борисовна.
        - Да у тебя ж Соня есть! Что ж она за ними не присмотрит?
        - Присмотрю и спать уложу! - сказала Соня. - Иди, иди, тетя Аля, не беспокойся.
        - Во! Видала, какая помощница! - обрадовалась Марьяна. - Чего тебе тут делать-то!
        - Ладно, пойдем, подруга! - согласилась Алевтина Борисовна. - Уговорила.
        После ухода тети Али Соня организовала несколько новогодних аттракционов, выуживая их из памяти со школьных новогодних утренников. Она давала мальчикам какие-нибудь задания, а потом, выигравшего, поощряла очередным призом - пирогом. Правда есть его уже никто из них не мог, и посчитанный пирог возвращался на тарелку.
        - Ну, все! Теперь канат тянуть будете! - сказала Соня. - Только призов я вам давать уже не буду. Теперь, проигравший сам будет давать мне призы, причем, по моему желанию.
        - Какие призы? - почти в один голос спросили мальчики.
        - А вот над этим я подумаю. - И она отправилась в сени за веревкой.
        Виталька в этом соревновании, конечно же, проиграл. И только, было, настроился заплакать, как у него над ухом прозвучал укоряющий голос Сони.
        - Ну вот, а я - то думала, что ты настоящий мужчина!
        Виталька шмыгнул носом и вопросительно на нее взглянул.
        - Настоящие мужчины никогда не плачут! - сообщила ему Соня. - Им это делать стыдно!
        - А я и не плачу! - гордо вскинув голову, сказал мальчик.
        - Вот и молодец. Теперь всем ясно, что ты настоящий мужчина, только пока силенками слабоват. Но, ничего, тебе только чуть чуть подрасти осталось, чтобы Димку догнать. А ну - ка, давайте я вас ростом померю. - И она заставила мальчиков прислониться друг к другу спиной.
        - Ну, Виталька, тебе и осталось-то совсем немного! - Вот сколько!
        Виталька, увидев, что размер, ограниченный ее ладошками и впрямь невелик, обрадовался и радостно заскакал по комнате.
        Соня же, подняв ему настроение, поняла, что настало время перейти ко второй стадии хитрости.
        - Так ты у нас настоящий мужчина или нет? - спросила она малыша.
        - Настоящий! - утвердительно ответил Виталька, и сам только что поверивший в это.
        - И плакать больше не станешь?
        - Неть! - серьезно пообещал он.
        - Тогда неси мне приз, раз проиграл.
        Мальчик согласно кивнул, еще и сам не понимая, чего она от него хочет, но раз это укрепляло его статус настоящего мужчины, он был согласен на что угодно.
        - Неси сюда свою шкатулку! - сказала Соня.
        - Неть! - тут же вырвалось у Витальки, ибо посягать на шкатулку он до сих пор еще никому не позволял.
        - Ну вот, опять! - разочарованно сказала Соня. - Ты же обещал!
        - Неть! - решительно сказал малыш и покачал головой.
        - Мы только откроем ее и посмотрим, наконец, что там лежит, а Виталька? - не унималась Соня, которой давно хотелось это сделать.
        Тут и Дима подключился к уговорам, обещая, что ничего они с этой шкатулкой не сделают, а как только посмотрят, что там лежит, тут же вернут ее Витальке.
        - Неть! - упрямо повторял мальчик, не подаваясь на уговоры друзей.
        - Жадина! - обозвал его Дима, понимая бесполезность их с Соней стараний.
        - А мы тогда водиться с тобой не будем, правда, Соня?
        - Правда! - согласилась Соня.
        Виталька насупился, явно сдерживая слезы, а потом отвернулся от них и припустился бегом в другую комнату.
        Он забрался на кровать, вытащил из-под подушки свою шкатулку, прижал ее к себе и отвернулся от Сони с Димой, которые вошли вслед за ним.
        - Ну и спи теперь со своей шкатулкой, - в сердцах сказала Соня. - А мы с Димкой будем веселиться, пока тетя Аля не придет! - И они, затворив за собой дверь, ушли.
        Они посидели за столом еще немного, решив попить чаю. Соня поставила на плиту чайник, а потом заварила сушеный лист смородины и малины в маленькой кастрюльке, разбавив его кипятком.
        - А давай вытащим у него шкатулку после того, как он уснет! - предложила она Диме.
        - Давай! - согласился тот.
        До сих пор им такой возможности не представлялось. Днем Виталька тщетно следил за своим сокровищем, а на ночь вытаскивал из-под подушки и передавал на хранение тете Але.
        Они подкрались к кровати незаметно. Виталька тихо посапывал во сне, раскинув руки. Шкатулка лежала под его правой рукой. Соня осторожно приподняла ее, взявшись за край рукава, и вытащила шкатулку.
        - Бежим! - скомандовал Дима.
        - Ты что! - урезонила его Соня. - Наоборот, надо выйти тихонько, на цыпочках, чтобы он не проснулся!
        Они уселись на диван, и Соня, взяв в руки шкатулку, принялась крутить круглый шифрованный замочек, поочередно совмещая разные цифры с белым треугольничком - меткой, нанесенным на боковую поверхность крышки шкатулки.
        - Что ты хочешь сделать? - поинтересовался Дима.
        - Я пытаюсь разгадать код.
        - Какой код?
        - Набор цифр. Видишь, вот здесь на циферблате циферки?
        - Угу!
        - Ну вот! Теперь, по видимому, надо их совмещать вот с этим треугольничком поочередно, и угадывать код.
        - Откуда ты знаешь?
        - Знаю. У моего папы был такой портфель с кодом. 1, 5, 8, 4. - Вот какой у него был код!
        - А здесь какой? - не унимался нетерпеливый Дима.
        - Не знаю, потому и надо угадывать!
        Дима разочарованно вздохнул.
        - Я думал, мы ее сразу откроем.
        - У тебя, что, терпения не хватает? - по взрослому заметила ему Соня.
        - Почему не хватает? Хватает! - сказал Дима и, вздохнув, принялся молча наблюдать за ее действиями.
        Соня прошлась по кругу от одного до девяти, однако ее попытка оказалась безрезультатной. Затем она провернула циферблат еще раз и еще. И в тот момент, когда она уже собралась, было, отступить от своей затеи, на цифре 9, совмещенной с треугольничком, послышался негромкий щелчок.
        - Есть! - обрадовалась Соня и стала крутить циферблат дальше.
        За этим занятием их и застала тетя Аля, которая тихо приоткрыла сенную дверь, выдав свою неосторожность только ее скрипом.
        - О! - удивленно воскликнула она. - Я - то думаю, они спят, иду крадучись, а они вон что! И не думали еще укладываться!
        Дети, застигнутые врасплох, виновато уставились на Алевтину Борисовну.
        И тут ее взгляд устремился на шкатулку, поверх которой Соня держала руки.
        - А малой где, спит, поди? - догадавшись, в чем дело, спросила она.
        - Спит! - сказала Соня.
        - А вы, значит, пока, решили шкатулку открыть?
        Дети ничего не ответили, а только виновато опустили глаза.
        И вдруг тетя Аля сказала, что она и сама уже пыталась это сделать.
        - Я хотела взглянуть, что там у него. Может документы какие, бумаги важные, может деньги! Думала, коли деньги, - возьму грех на душу! На базар сгоняю, куплю вам одежонку какую. Ваша-то совсем некудышная стала. Да вот, не смогла открыть-то ее! А ты знаешь что-ли, как ее открыть? - спросила она у Сони.
        - Нет пока! - ответила та. - Но попробовать можно.
        - Можно? - удивилась тетя Аля.
        - Да! - гордо сказала Соня. - Надо только код угадать. У нас уже одна цифра щелкнула, правда Дима?
        Дима утвердительно кивнул.
        - Ну, давай, открывай тогда! - одобрила начинания Сони Алевтина Борисовна. - Нам сейчас деньги, ох как понадобятся, а уж коли сыщется его родня после войны, думаю, не станут они меня сильно казнить за самоуправство-то.
        После напутствия - разрешения, тетя Аля разморенная соседской самогоночкой и сытной едой, отправилась спать. Вторым не выдержал Дима, и спустя час отправился вслед за ней. А Соня провозилась со шкатулкой почти до рассвета. Ей удалось определить пять цифр на разных кругах вращения, которые она терпеливо прокручивала уже раз пятьдесят подряд. Однако щелчки прекратились гораздо раньше, примерно после сорокового круга, и Соня, устав производить одну и ту же операцию, для достоверности, поняла, что теперь секрет заключается в чем-то другом.
        - А в чем другом? - задала она себе вопрос. И тут же ответила. - Надо теперь крутить диск в обратном направлении, то есть, против часовой стрелки. Конечно! Ведь ничего другого тут придумать все равно невозможно.
        Ее догадка вскоре увенчалась успехом. Первый щелчок на цифре 3 произошел уже на пятом круге. Определив, таким образом, еще три цифры, она поняла, что и тут продолжения щелчков уже не последует. Соня разочарованно вздохнула. Как приступить к расшифровке кода дальше, она понятия не имела, и с сожалением отодвинув в сторону листок бумаги с записями расшифровки.
        В этот момент часовая кукушка прокуковала четыре раза.
        - Ничего себе! Четыре! - Соня с досадой взглянула на шкатулку.
        - Пора бросить это бесполезное занятие и отправиться спать, - решила она, при этом зевнула и поставила локоть на крышку злосчастной шкатулки, устало оперев на ладонь голову. И тут неожиданно, так, что она даже вздрогнула, прозвучал еще один щелчок, и Соня почувствовала, как крышка открывается
        воздействуя на ее локоть. Она моментально сдернула руку.
        - Ах! - невольно воскликнула она, и глаза ее озарились радостью победы.
        Она открыла крышку до конца и увидела на дне шкатулки четыре крупных изумруда великолепнейшей чистоты, углубленных в объемные ячейки, сконструированные из плотной ткани, специально под размер каждого камня, и закрепленные в них небольшими золотыми пружинками, торчащими по обе стороны ячеек. Причем, две ячейки, находящиеся рядом с заполненными, были пусты. На дне же их, сквозь налегающие друг на друга, пружинки, просматривались буквы, искусно вышитые по бежевой ткани золотым ришелье. Это были буквы "В" и "М".
        - Что это? - Соня, один за другим, осторожно принялась вытаскивать камни и обнаружив под каждым из них еще четыре золотые вышивки. Причем в первой ячейке, по сравнению с остальными, "А", "Д", и "Н", были вышиты две буквы, разделенные между собой дефисом. "С - Ж". - Интересно, что все это значит? - подумала Соня, и, повертев в руках камни, снова заложила их в ячейки. А потом, посмотрев на них еще раз, разочарованно вздохнула и усмехнулась.
        - Съездила тетя Аля на базар! Вот вам и пальто и валеночки! - И она прикрыла шкатулку, но захлопывать ее не стала, и даже, на всякий случай, сунула под крышку свою варежку. А потом отправилась спать.
        Алевтина Борисовна проснулась первой, и, войдя в комнату, сразу увидела проложенную варежкой шкатулку.
        - Ну, надо же, открыла все-таки! - удивилась она. - Ай да Соня!
        Однако ее разочарование от лежащего в шкатулке оказалось не меньшим, чем у Сони.
        - Камни какие-то, стеклянные что-ли? - повертев в руках бриллианты, подумала она. - А какие еще могут быть у мальца? Поди, нашел где-нибудь на улице, да игрался, а может мамка дала для забавы. У мужниной сестры, Валентины в городе люстра была собранная ну прямо из таких вот шариков, - вспомнила Алевтина Борисовна. - Так может, и у этих такая же была. Вот несколько бирюлек и отвалилось, пацану на забаву.
        Виталька проснулся, когда хлопнула сенная дверь.
        - Тетя Аля ушла на работу. - И тут же вскочив, побежал вслед за ней. И вдруг, наткнулся взглядом на стоящую на столе среди немытых тарелок, шкатулку, которая на этот раз была открыта. Малыш с любопытством приблизился к ней и заглянул внутрь.
        Виталька оказался первым, кто порадовался содержимому шкатулки, а вернее тому, что в ней вообще что-то есть.
        - Камешки, - с любовью вынимая бриллианты по одному, и тут же, укладывая их назад под затейливые пружинки, воскликнул он. - Мои! - и, полюбовавшись некоторое время на свою собственность, захлопнул крышку. А потом снова захотел ее открыть, но, сколько усилий не прикладывал, у него ничего не получалось. И тогда, поняв, что он совершил непоправимую ошибку, и теперь ему до этих камней нипочем не добраться, горе-мужчина разразился неистовым ревом, разбудив Соню и Диму.
        - Что случилось? - воскликнула Соня, и, наспех укутавшись в одеяло, подбежала к Витальке.
        - Заклыл! Заклыл! - прокричал тот сквозь рыдания, указывая на шкатулку.
        Соня сразу догадалась, в чем дело.
        - Закрыл, значит! А как открыть не знаешь! Интересно, кто же тебе ее раньше открывал? Ох ты, горе мое! А колесико это не крутил? - она указала на циферблат круглого замочка.
        - Неть! - отрицательно замотал головой мальчик.
        - Ну тогда смотри! Фокус - мокус! - и Соня надавила рукой на крышку шкатулки.
        Та сиюминутно открылась. В это время к ним подошел сонный Дима и увидел открытую шкатулку.
        - Ничего себе! Открыла, значит!
        - Открыла! - гордо ответила Соня.
        - Это что драгоценные камни? - спросил Дима, взглянув на содержимое шкатулки.
        - Как же, драгоценные! - засмеялась Соня. - Кто их для него туда положил бы! Стекляшки обыкновенные! - и она, потеряв всякий интерес к шкатулке и ее содержимому, отправилась убирать со стола вчерашнюю посуду.
        - Димка, будешь мне по дому помогать, - повелительно сказала она товарищу. - Тетя Аля сегодня поздно придет, будет за вчерашний день отрабатывать, так что мне еще и ужин готовить.
        Как только все отошли от его сокровища, Виталька сгреб свои камни со стола и положил обратно в шкатулку. Однако крышку на этот раз не захлопнул, а, слегка прикрыл и поставил под кровать.
        ГЛАВА 13
        Май 2009 год
        Катерина открыла дверь. На пороге стоял раздраженный Володя.
        - Да, настроение у него сегодня вообще никакое! И она даже не стала спрашивать, почему он позвонил, а не открыл дверь своим ключом, как обычно.
        - Привет, - сказала она. - Ужинать будешь?
        - Нет!
        - Ты не голоден?
        - Может, и голоден, только настроение такое, что в глотку ничего не полезет.
        Катерина подошла к нему, и молча обняв, прильнула щекой к его плечу. Спрашивать ни о чем не стала. - Он все равно ничего не скажет, а только отмахнется какой-нибудь раздраженной фразой. Так чего на нее нарываться?
        - У меня сегодня из машины барсетку украли, - устало сказал Володя. - А там и ключи от квартиры, и документы, и кредитка! Мало того, что на работе сегодня "наехали", так еще и это!
        - Кто наехал, Володя? - осторожно принялась выведывать Катерина. - Какие-то официальные органы?
        - Нет, Катюш, на этот раз неофициальные!
        - А что им надо?
        - Денег, Кать! Они уже давно у меня их просят, только вот не могут никак уговорить!
        - Много?
        - Много!
        - И что же ты?
        - А, надоели все! Послал их к черту, вот что!
        - А они что...
        - Угрожали, конечно! Такие всегда угрожают!
        - Ну, как же так, Володенька, ты ведь всегда говорил, что тебя не трогают, как остальных.
        - А почему, я тебе не говорил?
        - Нет!
        - Потому, Катюш, что дядя Женя сидел в Думе. А после его ухода меня и принялись донимать.
        - И что же теперь будет?
        - Что будет, то и будет, Катенька.
        - А, кто они, Володя?
        Муж посмотрел на нее и ухмыльнулся.
        - Какая тебе разница!
        - Ну, а барсетку-то, как украли?
        - Остановился у киоска сигарет купить, вернулся, а ее уже нет!
        - Так ты, что ж, ее с собой не взял?
        - Да у меня в пиджаке завалялась кой-какая мелочь. Надоела. Дай, думаю, на сигареты ее истрачу!
        - И машину, конечно, не закрыл?
        - Конечно нет, ключи торчали в замке зажигания! - раздраженно воскликнул Володя. - Дорога вот она, киоск в трех шагах! Чего ее закрывать-то?!
        - Вот около таких киосков они всех и обувают, именно рассчитывая на то, что закрывать на одну минуту машину никто не станет! - вздохнула Катерина. - Это, Володь, по меньшей мере, неосмотрительно!
        - Ну, конечно, ты меня еще повоспитывай! - раздраженно бросил он ей и отправился в ванную, на ходу снимая с себя пиджак.
        Катерина тяжело вздохнула и отправилась на кухню разогревать ужин. - Может, поест все-таки!
        Запланированную встречу с Валерой Ларионовым ей пришлось перенести на вторую половину завтрашнего дня. Утром Володя попросил ее отправиться с ним в милицию.
        - Кать, я созвонился с полковником Алексеевым по поводу пропавших документов. Тебе придется съездить к нему с утра вместо меня.
        - Вместо тебя?
        - Да! У меня с утра ничего не получится. Запланирована встреча с очень крупным поставщиком, и опаздывать на нее, ну просто никак нельзя! Поэтому, я напишу сейчас заявление о пропаже документов, а ты отвезешь его Алексееву. Потом он поручит своим ребятам выписать мне временное водительское удостоверение, - подождешь, пока выпишут, мне без него никуда, сама понимаешь! Одним словом, с Ларионовым своим встретишься после того, как закончишь все дела в милиции.
        - Хорошо, Володенька! - пообещала ему Катерина.
        Машина Катерины находилась в ремонте, и они решили, что Володя подкинет ее до милиции на своей, а потом, оставив там, отправится по делам.
        Они вышли из дома в семь сорок утра, сели в машину, однако, не проехав и десяти километров, муж резко затормозил.
        - Что случилось? - воскликнула Катерина.
        - Я, кажется, гарантийки дома оставил! - сказал Володя. - Ну-ка посмотри в сумке, в первом отделении, должны лежать в голубой папке.
        Катерина достала его сумку и принялась в ней копаться.
        - Не вижу, Володь.
        - Дай сюда! - он забрал у нее сумку.
        - Конечно нет! - воскликнул он раздраженно, бросив сумку ей на колени. Я помню, что из комнаты вынес эту папку в прихожую, а потом, видно, положил ее на телефонный столик, когда стал обуваться. Так вот там, наверное, и оставил. Фу ты, черт! - Володя взглянул на часы. - Кать, глянь, ментов нигде не видно?
        Катерина огляделась по сторонам.
        - Вроде не видно.
        Володя, нарушая правила, тут же развернулся, и покатил в обратную сторону.
        Они подъехали к дому. Катерина осталась в машине, а Володя, взяв у нее ключи от квартиры, побежал за своей папкой.
        Она посмотрела на часы. Было уже восемь десть. А Володя запланировал встречу ровно на девять.
        - Да, придется, наверное самой до милиции добираться, - решила она, - иначе у него напряг возникнет. Может, сразу отсюда в метро отправится? Ладно, Володя выйдет, тогда и решим.
        Прошло еще несколько минут, а Володя все не появлялся.
        - И чего он там застрял? - недоумевала Катерина. - Ведь опоздает же на свою встречу! Будет гнать сейчас, как сумасшедший, а если вдруг остановят? У него ведь и документов нет! Докажи тогда попробуй, что ты не верблюд!
        - Она посидела еще немного и начала нервничать.
        - Да, что случилось-то? Папку что - ли потерял? Но ведь он же сам сказал, что вынес ее в прихожую! А, может, не вынес, а только подумал?
        Катерина сама решила отправиться на поиски папки. Она выдернула ключ из замка зажигания, вышла из машины и направилась к подъезду.
        Еще при выходе из лифта она заметила, что дверь их квартиры приоткрыта.
        - Ну, слава Богу, выходит! - и окликнула мужа.
        - Володь, ну, что ты там закопался совсем?
        Ответа не последовало.
        Катерина вошла в квартиру, и через некоторое время крик ужаса, вырвавшийся у нее из горла, огласил пустынный подъезд.
        Володя лежал на полу в прихожей мертвый. Она поняла это сразу по его неестественно запрокинутой голове и остекленевшему взгляду. Однако не смея поверить в собственную догадку, бросилась к мужу и принялась трясти его за плечи.
        - Володя, Володенька! Нет! Нет! Да, что же это...
        Она выбежала в подъезд и принялась поочередно барабанить во все двери. Соседи не открывали. Хотя, кто мог открыть ей с утра? На их площадке находилось три квартиры, и она знала, что все жильцы в это время уже отправились на работу.
        Ее крик услышала соседка с нижнего этажа. Она в это время как раз выходила гулять с собакой.
        Загнав протестующего громким скулежом пса обратно в квартиру, Анна Васильевна поднялась по лестнице и увидела рыдающую Катерину, беспомощно сидящую на корточках у своей двери.
        - Что случилось, Катюша?
        - Там... Володя. Он мертв...Он... Мы только что были вместе и...
        - Господи! - воскликнула соседка.
        - Катя, нужно милицию вызвать срочно! Поднимайся, пошли!
        - Я не могу туда идти! - воскликнула Катерина. - Не могу!
        - Ладно, Катюш, ладно. Я сама. - Анна Васильевна, оставив ее, направилась в квартиру.
        - Подождите, тетя Аня! - Воскликнула Катерина. - Я выронила свою сумочку где-то в прихожей. Вынесите ее. Там мобильник и телефон следователя по бабушкиному делу.
        Соседка скрылась за дверью и через минуту вынесла ей сумочку. Катерина отыскала телефон Камушева.
        Вот, позвоните, - всхлипывая, сказала она, - скажите, что Вы моя соседка, и он сразу поймет куда ехать....
        Вторая часть
        ГЛАВА 14
        Июнь 1783 год.
        Сороковой поминальный день князя Григорьева Алексея Михайловича только что завершился. Елизавета Арсеньевна, кинув усталый взгляд на опустевший банкетный зал, направилась в спальню и прилегла на кровать. Едкая, тягучая жалость овладела ее сердцем, и слезы покатились крупными горошинами из прикрытых, утомленных глаз. Она прожила с Григорием Алексеевичем двадцать один год. Князь был человеком уравновешенным, без претензий, он всегда довольствовался тем, что имел. Исходя из этого принципа, он и женился в свое время на Лизоньке, учитывая тот факт, что она его не любит, и, что положение вещей, при всем его старании, может никогда не измениться. И ему, как многим другим, зачастую тешащим свое самолюбие, вовсе не надо было заставлять себя мириться с этим. Он любил Лизоньку, и этого было вполне достаточно для его счастья. Супругой она оказалась покорной, ласковой, никогда ему не перечила, да и с пасынком сумела сложить хорошие отношения. Ах, кабы знал князь, от чего так смиренна и покладиста была его молодая жена! Сын Александр, рожденный от Сен - Жермена, которого Лизонька выдавала за его родного дитя! -
Вот в чем крылась истинная причина Лизонькиного послушания.
        Теперь же, после смерти этого добропорядочного человека, ее обман превратился в камень преткновения, преградивший выход ее душевным мукам. Ибо, после кончины Алексея Михайловича, обман этот, всю жизнь упорно оправдываемый Лизонькой любовью к сыну, и своей покорностью, которую она приносила в жертву мужу, превратился в такое непереносимое чувство вины, что жить с ним ей становилось все нестерпимей.
        Анализируя мучительное состояние, свалившееся на нее непомерной карой, Елизавета Арсеньевна с каждым разом все отчетливей понимала, что теперь только признание сыну может ослабить ее душевные мучения. Не след еще и ему жить с этой ложью, нести на себе ее, Лизонькин, грех! Да и время наступило подходящее, чтобы Александр узнал, кто его настоящий отец. Ему недавно исполнился двадцать один год, и разум его встал на путь приобретения взрослости.
        Она повернулась на бок, и тяжелый бриллиантовый медальон в золотой оправе, висящий на цепочке и находящийся под ее черным, закрытым траурным платьем, перевернулся вместе с ней, тяжело упав на левую грудь.
        Лизонька грустно улыбнулась. - Вот он, знак к тому, что мысли ее верны. - И она, нащупав медальон под платьем, еще крепче прижала его к себе, вспоминая наказ графа. - Один из алмазов, любовь моя, непременно отдай в обработку, и на свое усмотрение, сделай какое-нибудь украшение. Пусть оно до скончания дней твоих напоминает тебе о нашей любви.
        Вспомнила она также и про перстень графа, предназначенный для Александра и хранящийся у нее в тайнике до поры до времени.
        - Пора! - решила Елизавета Арсеньевна. - Она все расскажет сыну сегодня же, и покается в своем грехе на службе в церкви. Да и указание настоящего Сашенькиного отца, тоже ныне покойного, она, наконец, исполнит.
        Пять лет назад она услышала о смерти Сен-Жермена. Эту страшную весть, словно забаву для двора, привез граф Прозоровский, только что прибывший из-за границы, и оповестивший об этом придворных с сенсационной улыбкой на лице. Однако через пару месяцев Лизоньке довелось также услышать и другую весть. Граф Сен-Жермен, якобы, и не умер вовсе, а подобно членам многих европейских секретных обществ, инсценировал свою смерть для каких-то определенных целей.
        Она протянула руку к пуфику, на котором лежал колокольчик и позвонила.
        - Александр Алексеевич где сейчас изволят пребывать? - спросила она у подоспевшего дворецкого.
        - Только что велели карету заложить, Ваше сиятельство, куда-то выезжать собираются.
        - Вели ему немедленно зайти ко мне. - Распорядилась Елизавета Арсеньевна.
        После ухода дворецкого она подошла к стене, завешанной ковром, и, отогнув одну его сторону, проникла в находящийся там тайник. В нем Елизавета Арсеньевна хранила все свои драгоценности, в том числе и шкатулку графа.
        Она вытащила ее и поставила на небольшой венецианский столик, стоящий меж двух таких же кресел, находящихся посередине спальни.
        Александр не заставил себя ждать и через несколько минут постучался в дверь.
        - Входите, князь, - велела ему Елизавета Арсеньевна.
        Александр вошел и быстрым шагом приблизился к матери, после чего преклонил колено и поцеловал ей руку.
        - Что случилось, мама?
        - Я вижу, ты куда-то собрался, мой друг?
        - Еду с визитом к Кавецким.
        - Если твой визит назначен ко времени, и ты спешишь, то иди, я тебя задерживать не стану, а если ты направляешься к ним свободно, будь добр, удели мне некоторое время.
        Александр покорно склонил голову.
        - У меня предостаточно времени, чтобы выслушать Вас, сколь будет надобно. - Он присел в кресло, напротив матери.
        - Елизавета Арсеньевна выпрямила спину, и ее поза сделалась напряженной. Ее охватило волнение, ибо она не знала, как начать свой разговор. Ее взгляд устремился к шкатулке, словно она могла служить источником вдохновения к этому разговору, и она, взяв ее со столика, поставила к себе на колени, скрестив поверх ее ладони.
        - Какая красивая вещь! - заметил Александр. - Я ни разу не видел ее у Вас. Вы, что, приобрели ее недавно?
        - Нет, мой дорогой, эта шкатулка у меня уже очень давно. Она подарена мне...
        - Отцом? - опередил ее Александр, видя, что мать волнуется. И решил, что волнение это связано именно с сороковым днем, и что причина этого волнения кроется в недрах шкатулки.
        - Да, отцом. - Решительно произнесла Елизавета Арсеньевна. - Твоим настоящим отцом, коим являлся не Алексей Михайлович, а совсем другой человек.
        - Что? - Александр побледнел и вопросительно уставился на княгиню.
        Елизавета Арсеньевна, которая к этой минуте уже собралась с духом, наклонилась к сыну и положила свою прохладную руку ему на запястье.
        - Не волнуйся, Александр, и не сбивай меня с разговора. Мне самой было очень трудно на него решиться, но отступать назад я уже не могу.
        Елизавета Арсеньевна рассказала сыну о своем тайном романе с графом Сен-Жерменом. После чего ознакомила его с содержимым шкатулки.
        Вот перстень. Он изначально предназначался тебе, Александр. На нем изображена печать Сен-Жермена и его именной вензель. С ним, как он говорил, для тебя будут открыты пути в любые высшие общества Европы! И не только в высшие, но и в секретные, если ты того пожелаешь, и захочешь приобщиться к делу своего отца. Владение таким перстнем означает, что ты являешься ближайшим приспешником великого Сен-Жермена.
        А это девственные алмазы высокой чистоты. - Елизавета Арсеньевна указала на камни. - Я обработала всего лишь один из них, а остальные шесть храню в память о графе. - Она вытащила из - за пазухи свой кулон.
        - Вот, посмотри. Я ношу его с тех пор, как мы с графом расстались. Я и тебе его давала позабавиться, когда ты был совсем маленьким.
        Александр смотрел на мать, во взгляде его читалось недоумение, роднящееся с возмущением.
        - Что ты на меня так смотришь? - удивилась княгиня, отвлекшись от даров графа.
        - Мама, как Вы, великая княгиня, урожденная Гагарина, можете радоваться такой малости? - воскликнул он. - Ведь этот человек причинил Вам столько боли! При всем его величии он недостоин Вас! Зная о том, что Вы ждете ребенка, он оставил Вас, а в утешение подарил эти бездушные камни, словно Вы только в них и нуждались! Вы же, вместо того, чтобы испытывать к нему презрение, упиваетесь его дарами и храните их, как память всю жизнь?
        - Александр! - растерянно воскликнула княгиня, никак не ожидая такой реакции сына. - И в глазах у нее появились слезы.
        - Ты не должен его судить! Он... Он не мог остаться со мной! И он сразу сказал мне об этом при первой нашей встрече.
        - Ах, мама! Сколь Вы наивны! Да он использовал Вас!
        - Не говори так о нем, Александр. Ты ведь совсем его не знаешь! И потом, я... Я любила его!
        - В том-то и дело, что любили. А он непорядочно этим воспользовался!
        - Александр! Что же ты со мной делаешь! - зарыдала Елизавета Арсеньевна.
        - Я называю вещи своими именами. - Жестко отрезал сын. - И хочу Вам сказать, что не стану признавать этого человека, уподобляясь Вам. И гордиться тем, что он мой отец, тоже не стану. У меня был единственный отец, - Алексей Михайлович, и на этом закончим наш разговор. А еще лучше, будем считать, что мы вообще ни о чем не говорили.
        - А как же... - Елизавета Арсеньевна открыла ладошку, в которой судорожно сжимала перстень.
        - Его дары мне тоже не нужны! Можете распоряжаться ими по своему усмотрению! На сем, разрешите мне откланяться. - И Александр, невзирая на слезы, душившие мать, встал с кресла, повернулся и направился к выходу.
        ...Через два года Александр женился на княжне Воронцовой, а еще через год у них родился сын Дмитрий. И вот, когда мальчику исполнилось три года, на семью Григорьевых навалилось несчастье. Сначала при родах умерла жена Александра, Аннушка. А спустя три месяца погиб он и сам. Он был отправлен на вторую турецкую войну под начало главнокомандующего Екатерининской армией, генерала Таврического, и в 1789 году получил тяжелое ранение, через неделю после которого скончался. Димочка остался у бабушки Елизаветы единственным утешением. Благо, что силы позволяли ей заниматься воспитанием мальчика, которого она смогла дорастить до девятнадцати лет.
        Перед смертью Елизавета Арсеньевна передала внуку шкатулку с дарами графа Сен-Жермена, объявив Дмитрию, кем был его дед. И внук, в отличии от сына, принял это известие с великой радостью.
        - Перстень используй по своему усмотрению. - Наказала Дмитрию бабка. - Камни храни! Таково мое повеление. Ты богат и разорять мою память у тебя не будет никакой нужды. Передай их вместе с моим наказом своим детям, и уж коль придется им воспользоваться алмазами, то лишь в случае особой нужды.
        ...Прошло несколько лет и князь Григорьев Дмитрий Александрович, унаследовавший острый ум, стремление к самообразованию и дипломатические способности от своего знаменитого иностранного деда, был определен императором Александром 1 на дипломатическую службу в министерство иностранных дел России. Но не только дипломатия Российского государства привлекала, умного, образованного князя Дмитрия Александровича Григорьева. Он, по напутствию своей бабки, воспользовался - таки, перстнем великого Сен-Жермена. И мало того, что он незамедлительно был принят в тайное секретное общество, под названием " Школы Мистерий", некогда основанное самим графом, но спустя десяток лет стал руководителем этого общества в России, которое под его руководством разрослось до великих размеров.
        Это учение, а именно так и следовало его называть, представляло собой многогранный метод, который подводил человеческий ум к такой степени готовности восприятия фундаментальных истин существования, что готов был справиться с любыми трудностями. Умственные способности простым процессом воспитания умственной культуры были организованы для такой деятельности, где правил один только разум. А где правит разум, как известно, не может быть противоречия!
        Граф Де Сен-Жермен, опираясь на принцип того, что духовная культура есть не что иное, как божественный институт в мире людей, сотворил экстракт, который он выуживал в течение всей жизни из самого лучшего, что имелось в различных Мистериях, начиная с древнейших, и воплотил особой системой в своих "Школах Мистерий".
        ГЛАВА 15
        Май 2009 год.
        Майор Камушев предупредил сотрудников, что задержится. Решил с самого утра еще раз "пройтись" по свидетелям. И попросил без него не допрашивать Белова. Однако в половине девятого в отделении зазвонил телефон. Трубку снял капитан Забелин.
        - Алло!
        - Игорь, это Камушев.
        - Да, товарищ майор.
        - Собирай ребят и срочно дуйте в квартиру Екатерины, - внучки Беловой. Записывай адрес, я продиктую.
        - Угу! А, что случилось-то, Андрей Константинович?
        - Мужа ее убили! Одним словом, я почти уже там, и вы подгребайтесь.
        Забелин присвистнул и положил трубку.
        ....Владимир Самохин был убит наповал выстрелом в сердце. И Камушев, прибывший на место преступления первым, и обследовав его, обнаружил пистолет, из которого был произведен выстрел. Он лежал на полу в стороне от убитого, за приоткрытой дверью, ведущей из прихожей в комнату, оттого и не попал в поле зрения Катерины, в тот момент, когда она трясла Володю.
        - Ну, что, Андрей Константинович? - сказал Рокотов, когда они с ребятами приехали на место преступления.
        - Продолжение следует, и, как Вы говорите, дело, похоже, приобретает непростой оборот?
        - Похоже! - согласился Камушев, - вон, оружие оставили, - и указал оперативникам на пистолет.
        - Ничего себе! - удивился Рокотов, - заглядывая в целлофановый пакет, куда эксперты только что положили орудие убийства.
        - Заказное, значит, решили сымитировать? - сказал капитан Забелин.
        - Возможно и решили! - пожал плечами Камушев.
        В это время в комнату вошла бледная Катерина и зарыдала. - Какого черта он пошел искать эту папку! Господи! Если бы он не вернулся, ничего бы не случилось!
        - Успокойтесь, Екатерина Леонидовна! - Камушев подошел к ней, и, подхватив под руку, усадил на стул.
        - Вы лучше вспомните, не выходил ли кто из дома, пока вы сидели в машине и дожидались мужа?
        - Да откуда ж я знаю! Володя припарковался с торца дома, из-за этих чертовых понастроенных везде бордюров! А оттуда наш подъезд совсем не видно!
        - Может, Вам пока к соседке уйти, а? - предложил ей майор.
        - Нет! - запротестовала Катерина. - Я... Я постараюсь успокоиться, чтобы вам не мешать.
        - Андрей Константинович, - крикнул эксперт из прихожей. - А дверь-то не взламывали! Да и отмычкой тут не попахивает. Ее, похоже, ключиком открыли.
        - Так, может, убийца вошел в квартиру вслед за потерпевшим? - предположил Забелин.
        - Ну, да, конечно! - ухмыльнулся Рокотов. - Сначала преступник спокойно провожает хозяев на работу, а потом садится на ступеньки и ждет, когда хозяин вернется за папкой, которую забыл, и потому до той поры не взламывает дверь и не открывает ее отмычкой!
        - А ты не предполагаешь, что преступник, решивший пошарить в квартире, подоспел как раз в тот момент, когда хозяин вернулся и стал открывать дверь своим ключом? - возразил Забелин. - Зачем тогда ее взламывать-то?
        - Но, в этом случае получается, что преступник заведомо пошел на убийство! - заключил Рокотов.
        - Вполне возможно, если в квартире находилось то, ради чего он готов был решиться даже на убийство. И я полагаю, что именно в этот момент ему могла придти в голову мысль о имитации заказухи.
        Рокотов отрицательно покачал головой.
        - Нет, я думаю, эта версия не покатит, Игорек! - он взглянул на часы. - При таких обстоятельствах у преступника оставалось слишком мало времени, чтобы отыскать то, за чем он пришел! В противном случае его бы застала в поисках вернувшаяся Екатерина Леонидовна. А он вышел из подъезда раньше, чем она туда вошла. Или спустился по лестнице в тот момент, пока она поднималась в лифте. Одним словом, мне кажется, он нашел то, за чем приходил, а для этого ему нужно было время! Потому, я больше склоняюсь к версии, что он уже находился в квартире, когда Самохин туда вошел, и тот, возможно, застал его с трофеем, отчего и получил пулю в сердце.
        - Ну, что он мог искать? - воскликнула Катерина.
        - Ну, например то, что хотел найти в квартире Вашей бабушки и не нашел. - Предположил Рокотов.
        - Нелепость какая-то! - засомневалась в его доводах Катерина.
        - Но, тогда получается, что у него имелся ключ от квартиры! - рассудил Забелин.
        - Ой! - воскликнула Катерина.
        - Что такое? - спросил Камушев.
        - У Володи вчера по дороге домой кто-то выкрал барсетку, а в ней, кроме всего прочего, находились ключи от квартиры.
        - Ничего себе! Что ж Вы молчали-то?
        Расскажите - ка об этом поподробнее, Екатерина Леонидовна, - попросил Камушев, - как это произошло и где?
        - Катерина рассказала.
        - При таких обстоятельствах это могло быть и обычное ограбление, не имеющее ничего общего с сегодняшним происшествием. Игорек, придется тебе прокатиться к этому киоску, порасспросить продавца. Может такие трюки там и раньше проделывались. Если же предположить, что за Самохиным специально следили, чтобы при удобном случае выкрасть у него ключи.....то дело приобретает совсем другой оборот.
        - Н, да! - задумчиво сказал Рокотов. - С каких это пор ворюги пистолетами стали разбрасываться? Да и убивать бы они вряд ли стали.
        - Могли! - сказал Камушев. - В том случае, если хозяин внезапно вернулся и, к примеру, узнал кого-то из "своих". - Это раз! И во-вторых, это могло получиться случайно. Самохин, застав грабителей, возможно, принялся угрожать, да еще с приложением физической силы. Грабители сначала, могли просто припугнуть его пистолетом, а получилось, как получилось.
        - Андрей Константинович, вы и впрямь думаете, что это могла быть обычная кража? - недоверчиво спросил у майора Рокотов.
        - Это всего лишь одна из версий, Саша. - И она вполне объяснима. За квартирой давно могли следить, а тут как раз подвернулся удобный момент, чтобы выкрасть ключи.
        Ваш муж, ведь, владелец частной фирмы, Катерина Леонидовна
        - Да!
        - А, значит, богат, и потому запланированное ограбление вполне могло иметь место.
        - Но! - запротестовала Катерина. - Не такой уж он и богатый! - Мы даже на охрану квартиру еще не поставили!
        - Вот именно, еще! - возразил ей Камушев. - Лучше скажите, что не поставили по халатности! Понадеялись на авось, только и всего!
        - Да, в общем, и так можно сказать! - призналась Катерина. - Вообще - то Володя не занимался этой квартирой потому, что совсем скоро мы должны были купить другую.
        - Так зачем же тогда они пистолет оставили? - не унимался Рокотов. - Чего им заказуху-то показывать? Или у воров пистолетов пруд пруди?
        - А, может, они впопыхах его просто забыли? - предположил Забелин.
        - Может и так! - согласился с ним Камушев.
        И вдруг Катерина насторожилась.
        - А, может... Может это и впрямь заказное убийство, которое не имеет никакого отношения ни к бабушке, ни к обычной краже?
        - Почему это пришло Вам в голову? - спросил майор.
        - Понимаете... Вчера на Володю кто-то "наехал", и я так поняла, что уже не в первый раз, а потом, по дороге домой у него выкрали ключи от квартиры! Так может это сделали те, кто "наехал"?
        - Подождите, подождите, Екатерина Леонидовна! Расскажите-ка все вразумительно и по порядку, Вы все время что-то не договариваете!
        И Катерина принялась рассказывать майору о вчерашних событиях.
        - А кто на него наехал-то?
        - Да, если б я знала! - отчаянно всплеснув руками, воскликнула Катерина. - Он имел дурацкую привычку, ничего мне не говорить! Сообщил только, что "наехали" неофициальные структуры и все!
        - Неофициальные структуры! - с растяжкой произнес Камушев, - значит бандюки!
        - И, что же, он им отказал, и тогда они принялись ему угрожать?
        - Володя сказал, что угрожали.
        - Товарищ майор, тогда выходит, что и они вполне могли выкрасть ключи. - Сказал Забелин. - Поехали следом за Самохиным после своих угроз, а тут такой случай, - подсуетились и не запланировано выкрали барсетку! А на следующий день, не откладывая дела в долгий ящик, отправились в квартиру, чтобы взять деньги, где и столкнулись с Самохиным.
        - А на мой взгляд Самохину угрожала более крупная рыба, которая не стала бы пачкаться с квартирными вылазками. - Сказал Рокотов. - Я думаю, что запросили они гораздо больше, чем могли бы отыскать в квартире.
        - Как знать, Саша, может оно и так! - согласился майор. - Но, считаю, даже в этом случае для них побывать в квартире было бы не лишним. - Ну, например, отыскать какие-то важные документы, или другие средства шантажа, с помощью которых потом можно было бы добыть запрошенные деньги. Одним словом, такая версия вполне реальна. Мало того, на мой взгляд, она гораздо весомей остальных. - Во первых потому, что Самохин довольно солидный бизнесмен, и в данном случае угрозы бандитов вполне сочетаемы с кражей ключей. Во вторых, я считаю, что если бы дело касалось Беловой, то преступник, скорее всего, сделал бы акцент на ее внучке, отыскав случай, чтобы выяснить у нее, где может находиться то, что ему нужно. И если убийство Ларионова связано с убийством Беловой, а преступник должен был предполагать, что мы выйдем на эту связь, то посещение квартиры Екатерины для него в данном случае могло быть очень рискованным. Ведь мы, предугадав его шаг, уже могли бы поставить квартиру на охрану! Мне, кстати, еще вчера пришла такая идея в голову! Да вот жаль, что осуществить ее мы не успели.
        Одним словом, работать мы будем по всем этим версиям! - заключил майор. - А сейчас я считаю главной задачей выяснить, кто вчера угрожал Самохину.
        - А где угрожали-то? - спросил Рокотов. - В офисе?
        Катерина задумалась.
        - Наверное. Ну да! Володя сказал, на работе наехали.
        - Забелин, дуй в офис, прямо сейчас по горячим следам. Мы тут и без тебя справимся. Выясни, кто вчера был и вообще, начни опрашивать всех сотрудников. - Распорядился Камушев, и, вытащив из кармана сигареты, отправился курить на лестничную площадку. Рокотов, тем временем, взглянул на часы. Было без четверти десять. И он, вспомнив о визите Белова, отправился в коридор вслед за майором.
        - Андрей Константинович, в отделение ведь Белов сейчас подъедет.
        - Позвони Смурову. Пусть он его задержит до нашего возвращения. И скажи, чтобы он ни в коем случае не говорил ему об убийстве Самохина.
        - А если Екатерина ему сообщит по телефону?
        - Пока она здесь с нами, - не сообщит. Знаешь, Саша, я бы сам желал сказать ему об этом и взглянуть на его реакцию!
        - Рокотов вопросительно посмотрел на майора.
        - А не задавался ли ты вопросом, где этот самый Белов находился сегодня до половины девятого?
        - Что? - переспросил его Рокотов. - Вы думаете он мог...
        - Конечно, думаю! И это еще одна из версий! Белов вполне мог побывать в квартире своей дочери после того, как не нашел то, что искал в квартире матери. И ему для этого даже не надо было вытаскивать барсетку с ключами из машины Самохина. Он вполне мог воспользоваться запасными, которые незаметно одолжил у Катерины, находясь у нее в гостях. И у него, при столкновении с хозяином было гораздо больше предпосылок выстрелить, чем у тех же ворюг! Вот только говорить об этом при Екатерине я не стал.
        Белов дожидался их в отделении почти полтора часа. И Камушев, по прибытии сразу же вызвал его в кабинет. Рокотов вошел следом и уселся напротив майора.
        - Леонид Викторович, у нас к Вам имеется ряд вопросов - начал разговор Камушев. - Но, прежде, я хотел бы сообщить Вам, что сегодня утром у себя в квартире был убит муж Вашей дочери Владимир Петрович Самохин и мы задержались именно по этой причине.
        - Что? - воскликнул Белов и побледнел. - Как убит? А Катя? Что с ней? - он судорожно схватился рукой за спинку стоящего рядом стула.
        - Успокойтесь, Леонид Викторович, с Вашей дочерью все в порядке. - Сказал ему Камушев.
        - Мне нужно ей позвонить, немедленно! - воскликнул Белов и тут же вытащил мобильник.
        Оперативники, переглянвшись, не стали ему мешать.
        Катерина не отвечала и Белов вынужден был прервать вызов.
        - Не отвечает! - констатировал он, и глаза его наполнились слезами.
        - Как же так? Бабушка и теперь еще муж! Бедная моя девочка!
        Мобильник Белова ответно зазвонил.
        - Это Катенька, - сказал он.
        - Алло, Катюша! Да, я уже знаю. Мне сказали! Я сейчас в милиции. Да, Катюш, вызвали! Я приеду! - ответил он расстроенной дочери. - Сразу же, как только выйду отсюда. Хорошо, милая, хорошо! - Леонид Викторович, заливаясь слезами, нажал на отбой.
        - Как его убили? Тоже задушили?
        - Нет, в него выстрелили из пистолета.
        - Ну, как же это случилось? - заломил руки Белов. - А Катенька в это время где была?
        - Камушев вкратце рассказал ему о случившемся.
        - Господи! Мне надо немедленно ехать к Катюше, немедленно, она меня ждет!
        - Хорошо, Леонид Викторович, сейчас поедете. Только сначала ответьте мне, почему в день убийства Вашей матери Вы оказались неподалеку от ее дома примерно в половине одиннадцатого вечера?
        - Что? - воскликнул Белов. - Что Вы сказали?
        - Если Вы не расслышали вопроса, я повторю.
        - Я...Я расслышал!
        - Ну, так, что Вы на это скажете, Леонид Викторович? В прошлый раз Вы уверяли нас, что в это время находились у родственников, на Марксистской.
        - Ну да! - растерянно подтвердил допрашиваемый, вот только подтвердил не понятно что, - то ли факт своего нахождения у родственников, то ли факт того, что он именно это утверждал.
        - Леонид Викторович, в половине одиннадцатого Вас видела с балкона соседка Софьи Максимовны. Она в это время там курила.
        - Но.... - Растерялся Белов, и умолк.
        - Леонид Викторович, я не понимаю смысла Вашего молчания. Вы признаете, что были там, или нет?
        - Был, но это не имеет никакого отношения к смерти моей матери! Пожалуйста, поверьте мне, я Вас очень прошу!
        - Без объяснений ничего не получится. - Сказал ему Камушев.
        - Сейчас я ничего не стану объяснять! И Я... Я Вас очень прошу, отпустите меня к Катерине. Девочка совершенно одна и ей сейчас как никогда требуется моя помощь.
        - Хорошо! - согласился Камушев. - Поезжайте к дочери. А после мы продолжим наш разговор.
        - Спасибо. - Пролепетал Белов, и, поднявшись со стула направился к выходу.
        Проводив его взглядом, Рокотов недоуменно уставился на начальника.
        - Андрей Константинович, Вы зачем его отпустили-то?
        - Приставь к нему слежку, Саша, немедленно! И скажи ребятам, чтобы глаз с него не спускали!
        ГЛАВА 16
        Квыча отошел от дома Катерины, только после того, как отъехала скорая, загрузившая накрытого простыней покойного Самохина.
        - В морг повезли, - подумал он. Значит, эксперты уже сработали! И принялся звонить шефу.
        - Алло, Данила Алексеевич, это Квыча.
        - Ну, что там?
        - Самохин покойник, вот что!
        - Понятно! А менты еще работают?
        - Работают.
        - Хорошо, значит в офис пока не наведались.
        - Один тут куда-то смотался, минут двадцать назад. Я видел.
        - Ну, мало ли куда! Будем надеяться, что не в офис.
        - А вот тебе, Шура, придется туда отправиться.
        - Зачем? - удивился Квыча.
        - Затем, что я этому сучку, Бережному дозвониться никак не могу! Трубку не берет, придурок! То ли телефон где-нибудь оставил, то ли опять звонок отключил, находясь на каком-нибудь совещании! А по служебному звонить секретарше, сам понимаешь, сейчас ни к чему! Одним словом, пока ты подъедешь к офису, он, может, трубу, наконец, возьмет. Только ни о чем ему не сообщай по телефону. Позвонишь, и велишь к тебе спуститься. Расскажешь о смерти Самохина. Я не хочу, чтобы это оказалось для него полной неожиданностью после сообщения ментов. Да, предупреди его как следует, чтобы держал язык за зубами! Припугни, если что! Он, Шура, мужик слабый, трусливый, может и расколоться о нашем наезде. И, чего доброго, с перепугу, ментам подставить!
        - Ладно! Сейчас туда и отправлюсь. - Пообещал шефу Квыча.
        - Давай, давай, и поскорей.
        .... Бережной Анатолий Иванович являлся первым замом и одним из трех соучредителей московской торговой компании, именуемой в современном коммерческом стиле "ООО Главпродукт опус". Руководителем компании, и главным ее учредителем являлся Самохин Владимир Петрович, в арсенале которого имелась основная, большая доля акций предприятия. Самохин, в общем, и организовал компанию, пригласив в соучредители своих ближайших друзей, - мелких оптовых предпринимателей Толю Бережного и Колю Сомова. У друзей к тому времени дела шли "не шатко не валко", топтались, как говориться в застое на одном месте. Средств на расширение и новые вливания в предприятия не хватало, а плыть по течению с каждым годом становилось все труднее. Володя же, в то время занимался более крупной коммерцией на одном из московских продуктовых оптовых рынков. Ему принадлежала немалая доля палаток и магазинчиков, и дела, в целом, продвигались неплохо. Однако, Самохин был человеком предусмотрительным, живущим с "дальним прицелом", и предвидя грозящую бесперспективность оптового рыночного бизнеса, решил укрепить свои предпринимательские позиции.
И укрепил, с помощью родственника, сидящего " наверху", организовав "Главпродукт опус". Друзья вошли к нему в долю, вложившись своими предприятиями. Капитал же, полученный от слияния, был разделен между ними на соответствующие вкладу доли.
        Дела "Главпродукт опус" продвигались успешным темпом, и через три - четыре года, эта компания, зарекомендовав себя наилучшим "качественным" образом, уже раскинула сети по многим округам Москвы. В перспективе планировалось внедрение в другие города, которое и начало осуществляться уже пару лет назад.
        Порыскав по периферийным городским продуктовым базам, которые пока еще не попали в умелые коммерческие руки, коммерсанты "Главпродукт опус" скупили некоторые из них, и принялись восстанавливать и переоборудовать.
        Работы было невпроворот, и им всем троим приходилось "пахать" с утра до ночи. Однако денежки, распределяемые между ними, согласно доле, были далеко неодинаковыми, в отличии от работы. И такое вот обстоятельство, за последние пару лет, ну никак не давало покою Толику Бережному. - Ну ладно раньше, - думал он. - По началу! Володька действительно "пахал" больше них. Опять же, вложился, дело пробил. Но теперь-то, теперь! Кем был бы он теперь, без них двоих, а особенно без него, Толи? - Энергичного, пробивного, дотошного, да к тому же непомерно терпеливого. Вот именно, непомерно! - Вздыхал Толя.
        .... Квыча подъехал к офису, припарковался, и, приоткрыв водительскую дверцу автомобиля, приготовился к долгому ожиданию. По пути он звонил Бережному три раза, но телефон его по прежнему безмолвствовал.
        - Поди, застрянешь тут теперь, надолго! - подумал Квыча, но совсем даже не огорчился. - А куда спешить-то? Вернешься, - шеф тут же нагрузит чем-нибудь. У шефа для него, Квычи, всегда какое-нибудь дело да найдется. Ну не любит он, когда Шурик вместе другими гориллами пивко попивает или, на худой конец, играет в нарды.
        Он откинулся на спинку сидения и прикрыл глаза. Решил немного вздремнуть. Но, не тут-то было. В кармане заерзал мобильник.
        - Ну, объявился, наконец! - сказал он, узнав номер Бережного.
        - Алло!
        - Алло, Шура, чего ты хотел? - торопливо спросил Анатолий, тут же заставив Квычу насторожиться. - Стремный какой-то, - отметил он.
        - Спустись, Толик, шеф велел тебе кое-что передать.
        - Не могу. У нас тут человек из прокуратуры. - Сообщил Анатолий.
        - По поводу Самохина?
        - Да. А ты, видно, хотел поговорить со мной о нем же?
        - Ты, Толя, очень догадливый.
        - Я так и знал, - тяжело вздохнул Анатолий.
        - Что знал?
        - То, что вся эта затея добром не кончится!
        - Ты че говоришь-то, а, Толян?
        - Че, че! Кончай ты свои блатные штучки!
        - Нет, в натуре, ты чего, а? Ты думаешь, мы к этому причастны?
        Бережной молчал.
        - Слышь, Толян, ты спустился бы, а? Я ведь все равно не уеду, пока с тобой не повидаюсь!
        - Ну не могу я сейчас! Этот мент у меня в кабинете сидит. Я в туалет вышел, чтобы тебе позвонить. Звонок у меня хоть и отключен был, но телефон в кармане то и дело дрыгался. - Потихоньку глянул, - ты добиваешься, вот я и вышел, чтобы тебе ответить.
        - Ладно, Толян. Я тебя все равно дождусь, узнаю, что там, да как. А ты не вздумай с ментом откровенничать о нас! Шеф сказал, если только рот откроешь, - прибьет, понял?
        - Успокойтесь вы со своим шефом. А то я дурак. Мне-то себя светить зачем?
        - Во, во! Правильно! Ты себя, Толя, теперь беречь должен. Поди за шефа работать придется, а? - и Квыча довольно засмеялся.
        - Что ты ржешь?
        - За тебя радуюсь!
        - Радоваться пока нечего. Ладно, все, мне идти надо, а еще отлить хочется.
        - С перепугу что-ль? - снова засмеялся Квыча.
        - Да пошел ты! - и Анатолий нажал на отбой.
        ГЛАВА 17
        Совещание оперативной группы, подл руководством майора Камушева, проходило на этот раз в кабинете полковника Новикова, который лично изъявил желание узнать, как продвигается расследование ряда последних убийств.
        Майор, открыл обширную оперативку сообщением о том, что сотрудник Ларионова Полищук Валентин Романович, "имеющий зуб" на профессора, по какой-то причине дезинформировал следственную группу. Ибо ни одна живая душа, бывшая в указанном им кабаке в вечер убийства профессора, его не опознала.
        - Таким образом, Полищук потенциально попадает в число подозреваемых, - заключил майор.
        - Ну, это еще ничего не значит! - попробовал не согласиться с Камушевым полковник. - Если он был один, и, при этом, не привлекал к себе особого внимания, его действительно мог никто не заметить.
        - Опрошенный бармен, наоборот, сказал, что как раз и обращает внимание на таких вот одиноких. - Возразил полковнику майор. - Они, по его мнению, зачастую, и являются камнями преткновения каких-нибудь нестандартных приключений. Если человек пришел в общественное увеселительное заведение в совершенном одиночестве, это уже напрягает. - Считает он. Бармен заявил, что, напротив, будь в кабаке Полищук, он бы этого одиночку сразу приметил. Тем более, что тот завсегдатаем их заведения не являлся, а, следовательно, был "свежим лицом".
        Итак, по Полищуку в настоящее время, ведется дознание, - где он действительно находился в момент убийства Ларионова, а также выясняется, из-за чего у них с профессором произошел последний конфликт.
        А, что ж вы раньше его об этом не спросили? - упрекнул подчиненных полковник.
        Спрашивали. Да только он сводит все к банальным зацепкам профессора "ни с того, ни с сего". - Доложил Камушев. - А вот теперь, думаю, придется потрясти его как следует.
        Далее Камушев доложил о результатах поездки в Тулу, которая была осуществлена, так сказать, для профилактики. Однако связи с событиями, происходящим в Москве, там, по всей видимости, нет. - Заключил майор.
        - Какие версии еще имеются по Ларионову? - спросил полковник.
        - Мы выяснили, что до Ларионова, его квартира принадлежала профессору физики Зуеву Степану Трофимовичу, - приемному отцу Виталия Михайловича. И в данный момент пытаемся отыскать родственников Зуева. Ларионов младший, - сын профессора, точно не знает, имелась ли родня у его приемного деда, по причине того, что Зуев умер, когда ему было всего два года.
        - Ну, и? - не понял полковник.
        - А вдруг кто-то из бывшей Зуевской родни, решил расправиться с "приемными" своего родственника, чтобы потом претендовать на московскую жилплощадь? - пояснил Камушев.
        - Совершенно не понятно, зачем вы взялись за эту версию? - пожал плечами полковник, - только потому, что других больше нет?
        - А то, что квартира приватизирована на Ларионова старшего, в то время, как Ларионов младший, являющийся владельцем теткиной квартиры в Петербурге, к Московской пока не имеет никакого отношения. А будет иметь только в том случае, если заявит о своих правах наследника. Но ведь могут заявить и другие, которые вдруг найдутся и докажут свою родственную связь с Зуевым, разве не так?
        - Так-то оно так, но, за давностью времени, уж слишком эта версия "холодна". - Заключил полковник. - Хотя, попробуйте, конечно, может, чего и откопаете.
        - Еще что-то есть по Ларионову?
        - Нет. - Развел руками Камушев. - Мы работаем, товарищ подполковник, может, что-нибудь и всплывет по ходу дела.
        - Ладно, докладывай дальше.
        - А дальше по Беловой. - И Камушев рассказал о ее сыне.
        - Не знаю, что выяснит сегодня Смуров, но вчера ему удалось узнать вот что. - Выйдя из отделения, Белов не сразу ринулся к дочери, как хотел. Он сел в трамвай, проехал пару остановок, но, решив вдруг изменить маршрут, вышел и сел в трамвай, идущий в обратную сторону. Одним словом, он сошел у метро и направился не к Екатерине Леонидовне, а прямиком на Садово- Кудринскую, где жила его мать. Игорь выследил его до того момента, когда он подошел к подъезду соседнего с Софьей Максимовной дома, набрал по домофону номер чьей-то квартиры, но ему так никто и не открыл. После этого он отправился к дочери.
        В общем, прежде всего надо выяснить, к кому шел Белов и по какому делу. Смуров "попасет" его сегодня до конца. Может, после похорон что-то и прояснится. Должен же он увидеть того, кого хотел!
        По Беловой также проводился и проводится опрос жильцов. Прежде всего, мы пытаемся выяснить, может кто-то видел чужого, выходящего из подъезда в тот вечер, или входящего в подъезд с кем-нибудь из жильцов. В доме ведь имеются домофоны. Опрашиваем всех. - И старушек, и подростков, гуляющих на улице, и жильцов, окна которых выходят в сторону подъезда. Допрос проводил я лично.
        - Не густо пока. - Заключил полковник.
        - Пока да, - согласился майор.
        - Нравишься ты мне, Камушев!
        - Чем же, Виктор Петрович?
        - Тем, что у тебя на все бодренькая установочка имеется. Этакая неунывающая надежа!
        - А без нее-то, как, Виктор Петрович? На том и дело спорится!
        - Ладно, что по этому, третьему бизнесмену?
        Работаем. - Камушев рассказал о трех наметившихся версиях.
        - Уже успели разобраться с оружием. Двадцать минут назад мне позвонили эксперты и сообщили, кому принадлежал "Вальтер", из которого стреляли в Самохина.
        - Кому?
        - Грушевскому. Помните, пять лет назад мы вели его дело.
        - Постой, постой, это какое-же?
        - Да, криминалка по авторитетам. Дружка они тогда порешили, Быстрова Валеру. А Грушевского этого мы еще успели застать на месте преступления. Только вот пистолетик его не нашли. Пульки были, а пистолетика не оказалось! Он признался потом в отделении, что выбросил "Вальтер" в окно, как только нас увидел, однако мы его тогда не нашли.
        - А где сейчас этот Грушевский?
        - На зоне.
        - Выясните где, и отправляйтесь к нему на свидание.
        - Обязательно выясним, товарищ полковник. Тем более, что на Самохина, похоже, как раз братва и наехала!
        - Да? Уже выяснили?
        - Да, нет пока, просто по подчерку похоже. Забелин, правда в офис вчера наведался " по горячим следам".
        - Ну, и что ты там выяснил? - обратился полковник к Игорю.
        - Разговаривал с сотрудниками, а также с главным бухгалтером и с одним из замов убитого, который является еще и соучредителем фирмы. С одним из, а сколько у Самохина еще таких замов-соучредителей?
        - Еще один помимо Бережного. Николай Сомов. Но с ним переговорить мне не пришлось. Он уже вторую неделю безвылазно находится в Клину. Они там продуктовую базу отстраивают. Работает с утра до ночи, а ночует в местной гостинице.
        - Это кто ж тебе доложил, что он такой занятый?
        - Да, все, кого опрашивал.
        - Ну ладно, тогда это не так напрягает. Но в Клин придется наведаться.
        - На днях планировали, - подсказал Камушев.
        О том, кто "наезжал на Самохина", никто из опрошенных не знает. - Продолжал докладывать Забелин. - Бухгалтер Кудрявцева, сказала, что с ней шеф такими вещами никогда не делился. Она даже понятия не имеет, под крышей они работают, или нет. Зам. Бережной Анатолий Петрович, тоже говорит, что не при делах. Сообщил, что его дело, - работа, а всем остальным, якобы, занимался Самохин. Но мне этот самый Бережной почему-то не понравился, товарищ полковник.
        Что так?
        Показался каким-то испуганным. Глазки бегают, и сразу видно, побаивается что-то лишнее сболтнуть. Сдается мне, что он наверняка знает об этом наезде, только светиться не хочет!
        - Понятно!
        - И потом, когда я опрашивал секретаршу Самохина, Машу Калашникову, она явно намекнула на то, что Бережному должно быть известно о "наезде".
        - И как же она это сделала?
        - Во первых, рассказала, что шефу позвонили по мобильнику как раз в тот момент, когда она находилась в его кабинете с какими-то бумагами. И из его разговора она поняла, что Самохина куда-то срочно вызывают, и что вызов этот ему ничего приятного не сулит. - У Владимира Петровича после этого звонка сразу испортилось настроение, - заметила Маша, причем, испортилось очень сильно. И во вторых, после разговора с ними, опять же при ней, он позвонил Бережному и сказал - " ну, что, я поехал".
        Маша не знает, что ответил на это шефу Бережной, но, по всей видимости, предложил зайти к нему перед отъездом, на что Самохин ответил. - "Не надо, зайдешь, когда вернусь, тогда и обсудим." - Вот такой у них, со слов секретарши, состоялся разговор.
        - Ну, что ж, надо трясти этого Бережного. Ведь одно дело, если он не хочет светиться из-за трусости перед убийцами, или из-за нежелания лишних хлопот, - мол, моя хата с краю, и совсем другое, - если он соучастник преступления. Да и другого компаньона тряхнуть не помешает. Ведь они, эти совладельцы - учредители, по логике вещей больше других могут быть заинтересованы в смерти своего шефа. Остальных сотрудников тоже потрясите посерьезней, и, прежде всего, выясните, какие отношения складывались у всех троих соучредителей между собой, особенно в последнее время. Что же касается версии, связывающей все три убийства, в последнем случае она может и не иметь места. Во - первых, подчерк убийства совсем иной, и во вторых, других мотивов здесь итак предостаточно. И то, что Самохин оказался родственником Беловой, может быть простым совпадением.
        ГЛАВА 18
        Когда Валерий вернулся с похорон мужа Катерины, на
        телефонном аппарате во всю сигналил автоответчик. Его добивался Аркадин.
        - Валера, привет! Все утро не могу добиться тебя по мобильному, в чем дело, старик? Как ты там, позвони! А то начальство интересуется, намерен ли ты брать дополнительный отпуск для завершения своих дел. И хоть до этого дополнительного тебе еще и далеко, все равно предупреди. Ведь планирование кадровой перестановки на момент твоего отсутствия, сам понимаешь, требует подготовки загодя.
        Валерий набрал Аркадина.
        - Алло, Витя, привет!
        - Привет! Ты чего пропал-то совсем, а? Не звонишь уж который день. Как там расследование? Продвигается?
        - Да, какой там, продвигается! На месте, можно сказать, топчется.
        - Но тебе - то на выезд они дадут добро?
        - Думаю, дадут, но, понимаешь, тут такое дело, что мне теперь самому хочется остаться. - Валерий рассказал другу об убийстве Софьи Максимовны и Катерининого мужа.
        - Ничего себе, - удивился тот. - Да у вас там, похоже, крутые дела заворачиваются!
        - Похоже, хотя, Катерина утверждает, что убийство мужа к делу наших стариков не относится. Следователи сообщили ей, что по нему наклюнулось столько версий, - только успевай проверять. Он у нее бизнесмен и потому, все возможно.
        - Возможно-то, возможно, но почему это случилось в такой момент? - засомневался Аркадин.
        - Вот и мне это не дает покоя.
        - Ладно, значит, тебя пока не ждать?
        - Не ждите. Передай Тунцову, пусть найдет мне замену еще хотя бы на недельку после отпуска, а там будет видно.
        Валерий принял душ, заложил в стиральную машину накопившееся грязное белье, и прилег на диван с головой, полной противоречивых мыслей.
        В том, что связь между убийством его отца и Беловой существует, он не сомневался. Да и глупо было бы сомневаться! Совпадением это не назовешь. А вот Самохин? С ним действительно сложно! Ну, да ладно, глядишь, кривая куда - нибудь и выведет. Правда, следователи, теперь, по всей видимости, расследование двух первых убийств ослабят, усилив акцент на третьем.
        Ему не лежалось. И через некоторое время он встал с дивана. В голове снова завертелся вопрос. - Почему из семейного альбома исчезли фотографии Купидонова? И куда они делись? Если предположить, что их предусмотрительно похитил преступник, значит, причину смерти отца надо начинать искать в Туле. А Купидонов, между тем, умер полгода назад! И потом, как знать, может преступник актом похищения этих фотографий, решил направить следствие по ложному следу?
        А если фотографии по какой-то причине из альбома вытащил сам отец, то хотелось бы знать, зачем ему это понадобилось. - Может, крупно поссорился с Купидоновым и с досады вытащил его фотографии? - Да, нет, это полнейший бред! Папа никогда не ссорился ни с ним, ни с Софьей Максимовной. Они были ему, как родня, причем самая близкая, да и из-за чего им было ссориться на таком расстоянии? Тем более, что виделись они редко. А, может папа возил фотографии кому-то показывать, а потом, просто напросто, забыл вставить в альбом? Но кому? Кому он мог возить старые фотографии? А вдруг нашелся какой-нибудь родственник Купидонова, и отец ездил к нему с фотографиями? Ну, например, объявился его приемный сын, который уехал из Тулы несколько лет назад, и со слов папы больше там не появлялся. Папа еще переживал тогда за Дмитрия Сергеевича, говорил, что после смерти жены он совсем один остался. Конечно, обо всем этом сейчас было бы хорошо поговорить с Катериной, она жила здесь, в Москве, и о нахождении родственников Дмитрия Сергеевича, наверняка бы услышала от бабушки. Но увы, ей совсем не до этого. - Ладно! - решил
Валерий. - Буду действовать методом исключения. Нужно попробовать поискать фотографии, и если они найдутся, версию с Купидоновым вполне можно будет отодвинуть в сторону! Оно и правильно! Зачем заведомо идти по ложному пути, коль он вполне может таким оказаться. - И он принялся за поиски, начав с отцовского кабинета.
        Фотографий Валерий не нашел, а во время поисков обнаружил и другую пропажу. - Он открыл самый нижний ящик комода, где Виталий Михайлович обычно хранил старые письма, аккуратно перевязанные тесемками, и ахнул. Отцовский порядок, который Валера привык наблюдать с детства, был грубо нарушен. С писем и открыток были сдернуты тесемки, и все они валялись теперь врассыпную. - Ясно! И здесь что-то искали! - догадка прошибла Валерия до пота. - А не Купидоновские ли письма? - Он принялся перебирать конверты, среди которых не нашел ни одного с обратным адресом туляка.
        - Так! - сказал он себе. - Так! Может позвонить майору Камушеву? - Но, подумав, решил, что пока еще рано. И вообще, пусть следствие движется по своему пути, а ему сначала самому не помешает хоть в чем-то разобраться!
        И он продолжил поиски фотографий, открывая один ящик за другим, правда теперь уже интуитивно понимая, что в квартире их, также, как и писем, не найти. И вдруг в одном из ящиков он обнаружил облитый чем-то темным, - скорей всего кофе, скомканный обрывок письма, написанного отцовской рукой, размером примерно в треть тетрадного листка. И начинался он словами незаконченного предложения.
        .......оложить, что именно в ножке! Я просто воскликнул от удивления, обнаружив это. Что же нам предпринять, Дима? Напиши свое мнение по этому поводу, а еще лучше позвони по телефону, надеюсь, к концу месяца тебе его все-таки установят. И прошу тебя, не затягивай с ответом. Теперь о приватизации. Думаю, тебе лучше применить первый вариант, раз ты уверен, что он все равно верн.....
        На этом письмо заканчивалось. Валерий положил скомканный листок на стол и, разгладив его ладонями, прочел еще раз.
        - Первое слово, конечно же, "предположить", а последнее "вернется". - Но, что все это значит? - Ну, прежде всего, ясно, что письмо отец писал Купидонову, а так как у Виталия Михайловича была привычка во время работы частенько попивать кофе, с целью экономии времени, то он на этот раз его разлил. От того и скомкал испачканный листок, предварительно, видимо, переписав его начисто. Эх, какая жалость, что сохранилась только треть его!
        Итак, первое незаконченное предложение. - Отец пишет, что воскликнул от удивления, обнаружив что-то в ножке, а "предположить", скорее всего, относится к словам не мог. То есть он не мог предположить, что "это" именно в ножке. Но, что "это" и в какой ножке?
        Валерий оглядел отцовский кабинет. - Два стула, - это уже восемь ножек, стол, - еще четыре. Диван, и так далее. - Почти вся отцовская мебель стояла на ножках. Да, что же он мог найти в этих многочисленных ножках, черт побери?! Может, здесь и кроется разгадка его убийства, как знать? Может, он в этой самой ножке и нашел как раз то, что было нужно преступнику?
        И кто должен был вернуться к Купидонову? Ведь из письма явно следует, что отец рекомендует ему провести приватизацию таким образом, чтобы квартира впоследствии могла достаться тому, кто "все равно должен вернуться"! А вернуться к нему скорей всего мог только приемный сын, который уехал из Тулы.
        ГЛАВА 19
        Июнь 1945 год.
        Они ушли на реку, причем в кои-то веки отпросились у Алевтины Борисовны на целый день. Вчера с фронта вернулся ее младший сын
        Андрей, - первая ласточка мучительных ожиданий, и она, на радостях, дала волю детям. Соня взяла с собой воды, картошки и хлеба, нащипала зеленого лука на огороде, и, упаковав все это в узелок, доверила драгоценную ношу Диме.
        - Это что! - сказал он, окинув взглядом Сонину стряпню. - Я бы все это променял на большую ложку вчерашней тушенки. Вон ее сколько Андрей привез, аж целых семь банок. А тетя Аля пожадничала. Открыла-то всего одну.
        - Я бы тоже променял, - вторил другу Виталька, тяжело вздохнув. - А какая она вкусная, скажи, Димка?!
        Соня резко остановилась и отвесила Диме легкий подзатыльник.
        - Ты чего? - обиженно воскликнул тот. - С ума сошла, дерешься?
        - Не смей говорить так о тете Але. Она нам никогда ничего не жалела. Себе отказывала, а нам отдавала! И если ты не можешь понять, что это никакая не жадность, а обыкновенная экономия, то лучше помолчи!
        Дима и впрямь замолчал, надув губы от обиды за ее подзатыльник, и они пошли дальше.
        Примирение произошло за обедом, когда Соня, на зависть соседским детям, разложила на песке узелок с провизией.
        - Дима, Виталька, вылезайте - ка из воды, есть будем! - крикнула она купающимся мальчикам.
        И те, проголодавшиеся, мигом ринулись к ней.
        Глядя, как они уплетают картошку за обе щеки, Соня улыбнулась.
        - Что-то вы уж больно шибко мечете! На такой аппетит одной ложки тушенки не накинешь!
        - Угу! - согласился с ней Виталька.
        - А ты, что теперь скажешь? - обратилась она к Диме.
        - Могла бы просто замечание сделать и не драться! - ответил Дима. - У меня вон до сих пор голова болит.
        - Ой, голова у него болит! Врун несчастный! Да я до твоей головы только слегка дотронулась!
        Дима опустил глаза. Не мог он перечить Соне, а тем более врать. Ведь она и впрямь была права, голова у него не болела.
        Они добирали с тряпицы последние кусочки хлеба, когда издалека, со стороны деревни послышался голос соседской девочки Любаши, - Сониной подруги.
        - Соня, Соня, быстро веди мальчишек домой. - Кричала она.
        Соня удивленно подняла голову на ее окрик.
        - А, что случилось-то? - спросила она.
        - Что? - не расслышала ее издалека Любаша, и ускорила бег.
        Пока она к ним бежала, мальчики поднялись с песка, а Соня, стряхнув с импровизированной скатерти последние крошки, принялась ее складывать.
        - Соня! - воскликнула запыхавшаяся Любаша. - Тетя Аля велела вам немедленно домой возвращаться. Там за Димкой бабушка с дедушкой приехали.
        У Димы тут же вспыхнул на щеках румянец от волнения.
        Бабушка с дедушкой, - родители его покойного отца, - единственная родня, которая теперь у него осталась. Он знал их тульский адрес, и сам сообщил об этом Алевтине Борисовне. А она, в свою очередь, написала им письмо. Он смутно помнил дедушку с бабушкой потому, что гостил у них в шестилетнем возрасте только один раз, и сейчас ему почему-то стало страшно. Как они к нему отнесутся? С радостью заберут к себе или нет? И он тут же решил, - если без радости, то лучше останется у тети Али, а через некоторое время вернется в Ленинград. Сам вернется!
        Они наскоро собрали разбросанную одежду, решив одеться по пути, и отправились в деревню. Соня подошла к Диме и обняла. Восьмилетний Виталька последовал ее примеру, прилепившись к товарищу с другой стороны. Так они и шли, обнявшись, а у Димы от их негласного прощания в горле стоял слезливый ком, и он держался изо всех сил, чтобы не заплакать.
        Бабушка с дедушкой встретили Диму возле дома со слезами счастья на глазах. Они буквально вырвали его из объятий Сони и Виталика, принявшись осыпать поцелуями и ласковыми причитаниями. Соня с Виталиком стояли в стороне, с безотчетной ревностью наблюдая за их действиями. Ведь он, Димка, принадлежал и им тоже, а эти вцепились в него так, словно только одни имели на это право!
        Алевтина Борисовна с Андреем, в которого она сама вчера вцепилась точно так же, спустились с крыльца и подошли к ним. В глазах е тети Али стояли слезы. Дима повернулся и вопросительно взглянул на нее, сам, правда, не понимая, чего вопрошает.
        - Ничего, ничего, Димочка! Это же твои родненькие, бабушка с дедушкой! - одобрила она действия навалившейся на Диму родни.
        И вдруг Виталька, сорвавшись с места, бросился к Диме, ловко нырнув под руку его деда, и вцепился другу в брючину.
        - Дима, Димка, не уезжай! - закричал он и расплакался.
        Димина бабушка взглянула на него и, обняв, прижала к себе.
        - Деточка, что ты, да как же он останется!
        - Останется, останется! - причитал Виталька. - Тетя Аля любит его!
        И тут к ним подоспела растроганная тетя Аля.
        Она обняла всех, кто попался ей под руку, - и Диму, и его бабушку и Витальку.
        - Конечно люблю! - воскликнула она. - Я всех вас люблю, как родненьких! Но, что же делать, детушки, кровь-то она своя, родная! Куда без нее!
        На следующий день они уже прощались по серьезному, без слез.
        - Ты, Дима, сразу нам напиши, как приедешь. - Наказывала другу Соня. - Будем пока переписываться через тетю Алю, а там видно будет. - Мудро изрекла она.
        Потом они все по очереди обнялись с Димкой, и тетя Аля вручила его родственникам провизию в дорогу.
        - Ну, что ж, пора! - сказала она. - Давайте-ка присядем на дорожку. - И тут же спохватилась.
        - Ой! Погодите-ка, - и скрылась за кухонной шторкой.
        - На - ка, вот, милый, в дорожку! - и протянула Диме трофейную германскую банку тушенки.
        - Ой! - воскликнула вслед за ней Соня. - Я же забыла, Димка! - И мигом шмыгнула в другую комнату.
        - Это тебе на память, - и Соня, подала ему единственное, чем дорожила все это время. - Ручку с серебристым пером, которую перед самой войной к школе подарил ей отец. - Это, чтобы ты не забывал про нас и почаще писал письма!
        - Спасибо! - сказал растроганный Дима.
        - И я хочу тебе что-то подарить на память! - всполошился Виталька. - И взял со стола свою неприкосновенную шкатулку под общее удивленное молчание окружающих.
        Он бережно приподнял теперь уже раскодированную крышку и вытащил один из камней.
        - На! - гордо произнес Виталька, - и протянул камень Диме. - Только не потеряй!
        - Ни за что не потеряю! - пообещал ему Дима, - ни за что!
        Через месяц Виталику пришлось попрощаться и с Соней. За ней приехал отец, вернувшийся с фронта, и увез ее. И Виталька одарил ее вторым камнем из своей драгоценной шкатулки.
        И вот, спустя полгода, когда к Алевтине Борисовне уже вернулся старший сын, Сеня, за Виталиком тоже приехал какой-то человек.
        Он был в шинели, один рукав которой торчал в кармане. - Безрукий, - сразу догадался Виталька, когда увидел его на пороге. И подумал, что это наверняка муж тети Али, которого с нетерпением ждала вся семья.
        - Здравствуйте! - сказал незнакомец, обращаясь к Витальке, тете Але и Андрею, сидящим на кухне.
        - Здравствуйте, доброжелательно, но "по чужому", ответили ему они.
        А к груди Витальки подкатил холодок, ибо после такого приветствия он понял, что мужчина вовсе не муж тети Али, и вообще он никому здесь не знаком, а значит это тот человек, которому писала о нем тетя Аля.
        Она нашла его адрес в кармане Виталькиного пальто и сохранила. А после окончания войны послала письмо, думая, что это родственник мальчика.
        Мужчина представился.
        - Зуев Степан Трофимович, профессор Московского университета.
        - Все молча посмотрели на него, то ли от растерянности, то ли от конфуза, услышав значимое слово профессор.
        - Профессор математики, - уточнил пришелец, ответно сконфузившись на их молчание.
        - Проходите! - опомнилась Алевтина Борисовна. - Проходите в избу!
        Мужчина вежливо потоптался сапогами по ветхому коврику, обтирая с них грязь и прошел на кухню.
        Виталька смотрел на него во все глаза, и что-то смутное всплывало в его памяти. - Привокзальный шум толпы, и бородач, несущий его на руках. Воспоминания об этом ему навеял голос незнакомца. - Мягкий, и в то же время низкий, претендующий на мужественность.
        Мужчина сел на предложенную ему табуретку, и тоже с интересом взглянул на Витальку.
        Алевтина Борисовна, тем временем, всплеснув руками, засуетилась. Принялась накрывать на стол.
        - Ну, что, Виталий Михайлович? - обратился мужчина к Виталику. - Помнишь меня?
        Виталька махнул головой, правда, махнул неуверенно.
        - Не совсем, правда? - ответил за него мужчина.
        - А Вы кто ему будете? - поинтересовалась входящая на кухню с чугунком картошки, Алевтина Борисовна.
        - Я - то? - переспросил мужчина, и увидел, как Виталька буквально пробуравил его глазами.
        - Я ему родственник, причем, самый ближайший.
        - Дядька что-ль? - уточнила Алевтина Борисовна.
        - Ну, да, я его дядя. Мамин брат.
        - А свои - то детишки у Вас имеются?
        - Нет. Как - то не обзавелся.
        - Ничего, теперь-то оно в самый раз. Война кончилась. Теперь можно!
        - Да, куда мне теперь? - и мужчина посмотрел на пустующий рукав.
        - Ой! - ободрила его Алевтина Борисовна. - Невидаль какая! Главное, чтобы все остальное сохранилось в целости! - и она залилась смехом. - Мужики-то нынче на вес золота пойдут! На одного по десятку баб придется. Выбирай, какую захочешь!
        - Мама! - одернул Алевтину Борисовну Андрей.
        - А чего тут такого? Я же правду говорю. - И она улыбнулась, любовно потрепав сына по кудрявой голове.
        - Виталька, зачерпни воды и слей дяде на руки. - Распорядилась Алевтина Борисовна. - А потом к столу милости просим.
        - Пойдемте. - Вежливо сказал Виталька, и, выхватив ковшик из ведра, первым отправился во двор.
        - Ой! - воскликнула Алевтина Борисовна, вспомнив, что их гость однорукий. - Может Вам помочь?
        - Спасибо! - поблагодарил ее незнакомец. - Я уже приспособился.
        Виталька поливал из ковшика на единственную руку "дяди", которую он проворно намыливал маленьким серым обмылком, а тот, тем временем, осторожно выведывал у него о родне.
        - Из Ленинграда-то о тебе никто не расспрашивал?
        - Нет. - Отвечал Виталька.
        - Ну, а ты, ни о ком не вспоминал? Может, тетя у тебя там осталась, или папа, или дедушка с бабушкой?
        - Виталик пожимал плечами и виновато посматривал на незнакомца, словно ему было непростительно не помнить своих родственников.
        - Ничего, ничего! Мы ведь с тобой мужики? А, Виталий Михайлович?
        - Мужики! - уверенно отвечал Виталька.
        - Мы наберемся терпения и разыщем всех, кто у тебя остался, правда?
        - Правда! - согласно кивал мальчик.
        - А покуда поедем в Москву. Меня в университет на работу пригласили, и по этому случаю даже квартиру выделили. Вот так, брат! Мою - то в Ленинграде разбомбили.
        Они уехали через два дня, слезно распрощавшись с тетей Алей и ее сыновьями. Виталька, теперь уже по традиции, оставил ей третий камень, а шкатулку с последним оставшимся, забрал с собой.
        - Вы уж пишите мне, как он там! - всхлипывала тетя Аля. - Я ведь к ним всем троим душой прикипела. Знаете, кабы не родня, ни за что не отдала бы! Ни в приют, ни чужим людям!
        - Спасибо Вам, Алевтина Борисовна! - поблагодарил ее незнакомец. - Вы очень хорошая женщина. Дай Вам бог счастья!
        После этого он уверенно взял Витальку за руку и повел к выходу. И вдруг мальчик, выдернув руку, опрометью бросился к Алевтине Борисовне. Та в растерянности раскинула руки для объятий. Виталька только на миг прильнул к ней и тотчас же отстранился, серьезно на нее взглянув.
        - Никому не отдавай мой камешек, ладно? - тихо сказал он. - Даже Андрюшке!
        - Ладно, родненький мой, ладно! - пообещала сквозь слезы тетя Аля.
        ГЛАВА 20
        Июнь 2009 года
        Катерина лежала на диване, свернувшись калачиком. Ее бил озноб, - не то нервный, вырвавшийся наружу после долгого сдерживания на похоронах, не то простудный. А ведь она и впрямь могла простудиться вчера вечером, когда возвращалась от свекрови и попала под дождь. Семидесятилетняя Елизавета Марковна, похоронившая сына, совсем раскисла, и Катерине пришлось пробыть у нее до самого вечера. Старая женщина предлагала ей даже переночевать, и Катерина с радостью осталась бы, ей и самой было тошно находиться одной. Но завтра с утра надо было срочно сходить в ЖЭК, отнести Володино свидетельство о смерти.
        Ливень грянул как раз в тот момент, когда она вышла из метро. Зонтика у нее с собой не было, и укрыться поблизости не посчастливилось. А уж когда дождь промочил ей кофточку, добравшись даже до лифчика, то она и убежища искать не стала. - Какой смысл?
        После похорон Володи прошло семь дней, в течение которых, одна еще не успела задать себе вопроса, - как жить дальше? Что теперь делать с фирмой, какую роль она должна отвести себе в ее управлении? Ведь Катерина ничего не смыслила в делах мужа! Вчера ей позвонил Толя Бережной и попросил встретиться для серьезного разговора.
        Что он захочет ей предложить в сложившейся ситуации? Вернее что сможет предложить ему она, Катерина? Ведь теперь, после смерти Володи, в права хозяйки, - держателя контрольного пакета акций, должна вступить она.
        .... Катерина взглянула на часы. Было без четверти одиннадцать. Они с Толей назначили встречу на двенадцать часов, правда, не обговорили где. Анатолий сказал, что сориентируется по ходу дел и перезвонит ей заранее. Но, все равно, пора вставать, - решила она. - Надо принять душ и привести себя в порядок.
        Толя позвонил ей в половине двенадцатого и предложил встретиться в кафе на Контемировской.
        - Очень даже кстати. - Сказала ему Катерина. - Я все равно позавтракать уже не успею.
        Толя сидел за столиком на открытой веранде кафе, когда она подъехала.
        - Извини, в пробках задержалась. - Сказала Катерина.
        - Ничего. - У меня сейчас как раз небольшой тайм - аут. - Толя подвинул к ней стул.
        - Что тебе заказать, Катюш?
        - Что-нибудь легкое, и обязательно кофе.
        - А, может, пообедаешь по человечески? Я себе жаркое заказал и пару салатов, давай за компанию, а, Катюш?
        - Нет, Толик, мне хоть бы с завтраком справиться. Я за эти дни аппетит совсем потеряла.
        - Ничего, Катюш, ничего, ты крепись, дорогая, не сдавайся. - И Толя участливо похлопал ее по плечу.
        - А Николай так и не приехал? - спросила Катерина.
        - Нет, Кать, у него там дел невпроворот. А с похоронами и так два дня вылетело, извини! Но ты ж сама должна понимать, что работа задержек не терпит. Ты, Катюш, не волнуйся. Я вполне могу поговорить с тобой за нас двоих, тем более, что мы с Николаем предложение к тебе уже обсудили.
        - Хорошо, хорошо, я совершенно не против. - Согласно кивнула Катерина. - И что это за предложение?
        - А, что, если нам до еды никаких дел не касаться, а Кать?
        - Ты хочешь сказать, что от вашего с Колей предложения у меня последний аппетит пропадет?
        Толя засмеялся.
        - Аппетит, Кать, ты, может, и потеряла. Но с юмором у тебя все в порядке!
        Из Катиной сумочки донесся звонок мобильника. Это был майор Камушев.
        - Здравствуйте, Екатерина Леонидовна, мне бы хотелось с Вами встретиться.
        - Когда?
        - Да, хоть сегодня.
        - Во сколько и где?
        - Ну, скажем, через пару часов. Можно и у Вас дома.
        - Хорошо. Я буду Вас ждать. До встречи, Андрей Константинович.
        Катерина отложила телефон и принялась за кофе.
        - Следователь? - поинтересовался Толя.
        - Да.
        - Ну и как там дела продвигаются?
        - Пока не знаю. - Вздохнула Катерина. - Надеюсь, сегодня майор о чем-нибудь расскажет, хотя, подозреваю, что пока еще рано. - Послушай, Толя, я хотела у тебя спросить, кто на вас наезжал перед убийством Володи?
        - Наезжал? - удивился Анатолий. - А тебе, что Володя об этом рассказывал?
        - В сердцах пожаловался, что наезжали, а кто, не сказал. Ты - то, надеюсь, знаешь?
        - Понятия не имею.
        Катерина удивилась.
        - Что? - спросил Анатолий, проясняя ее удивленный взгляд.
        - Странно, как это ты не знаешь? И потом, разве следователь у тебя об этом не спрашивал?
        - А, что же тут странного, Катюш? Да, будет тебе известно, что Володя во многое не посвящал нас с Николаем. - Ответил Анатолий, при этом опустив вопрос о расспросах следователя.
        - Вот уж никогда бы этого не сказала.
        - Почему?
        - Да он звонил тебе и днем и ночью по любому поводу! И я, между прочим, была тому свидетелем.
        Толя сделал очень серьезное лицо.
        - Звонил по любому поводу, но не по каждому, Кать! Так что извини. На этот вопрос я тебе ответить не могу. Мне, между прочим, и самому было бы интересно узнать об этом наезде, хотя бы для того, чтобы в дальнейшем подстраховаться.
        Катерина посмотрела на часы.
        - Ладно, давай обсудим ваше с Колей предложение, - она взглянула на его опустевшие тарелки. - С едой, похоже, ты уже разобрался.
        - Кать, мы с Колей хотим предложить тебе переделать наш устав с целью перераспределения акций.
        Катерина удивленно подняла брови.
        - И как же вы хотите его перекроить?
        - Мы хотим предложить тебе 20 процентов, а остальное распределить между собой.
        - А остальное, это 80?
        - Ну, да, Кать, ты же умеешь считать.
        - Круто! А, главное смело! Прямо вот так раз и в лоб! А, почему так - то, Толя? С чего это вдруг?
        - А с того, что пахать нам придется вдвоем с Колей не только за самих себя, но и за тебя тоже.
        - Почему?
        - Кать, ты что, на работу собралась?
        - А почему нет?
        - Брось, Кать, это несерьезно!
        - Несерьезно? Да у меня, между прочим, две подруги занимаются бизнесом. И занимаются, к твоему сведению, не хило!
        - А, сколько им лет, этим твоим подругам, также, как и тебе, по двадцать шесть? И ты, по моему, после окончания института еще нигде не работала!
        - Ну и что?
        - А то, что ты ни хрена ни в чем не смыслишь, и твоя работа будет заключаться в обыкновенной путанице под ногами у меня и у Коли.
        - Конечно, она будет таковой, если вы с Колей намеренно не станете посвящать меня в дела.
        - Не станем, Кать, и не намеренно, а просто потому, что нам этим будет некогда заниматься. Дела не дадут!
        - Ах, посмотрите, какие они деловые, им, бедным даже дыхнуть некогда! Им теперь наплевать на Володю! Конечно, его ж больше нет! Можно и плечи во всю мощь развернуть, а главное заткнуть ротишко его молоденькой вдовушке!
        - Кать ты чего, скандалить хочешь?
        - Хочу! Но, прежде всего, намерена спросить у тебя, - где бы вы с Колей прозябали сейчас, если бы не Володино своевременное предложение, которое, кстати, пробивал только он один?
        Толя смотрел на нее с недоброй иронией.
        - Что молчишь? Ты хочешь сказать, что работая в своем крошечном магазинчике, за последние три с половиной года купил бы себе и "мерен", и трехкомнатную квартиру на Войковской, и твоя жена с детьми, при этом, отдыхала бы в Турции, на Кипре? Да еще зимой отправляла бы вашего старшенького на Домбай? Я уж не касаюсь всего остального! - Строительства загородного дома, пикников с шикарной жратвой без счета, тряпок и так далее!
        - А ты борзая, Кать, я и не знал.
        - Вот, вот! - громко сказала ему Катерина. - Именно борзая, и еще, Толя, я деловая, - заруби себе это на носу! И именно по этой причине денег своих дарить никому не собираюсь. Я, к твоему сведению, намерена засучить рукава и приняться за работу вместо Володи. Так что, Вам с Колей придется выкраивать время для моего обучения. И вы подумайте-ка об этом на досуге, чтобы потом придти ко мне совсем с другим предложением.
        Она встала со стула.
        - Спасибо за завтрак, Толя. И до следующей встречи! Буду надеяться, что мы с тобой увидимся совсем скоро.
        Толя молча помахал ей рукой, и, улыбнувшись, покачал головой.
        Камушев пришел к ней в половине третьего. Сказал, что попутно забрел к жильцам с первого этажа, которых до сих пор никак не мог застать дома.
        - Их окна выходят на парадный подъезд, - сообщил он, - и они оставались единственными не опрошенными.
        - А сегодня Вы их опросили? - поинтересовалась Катерина.
        - Сегодня опросил, только что толку. Они деловые люди и по утрам на работу собираются, оттого им в окна заглядывать некогда. Одним словом, они также, как и другие, ничего мне не сообщили.
        - Странно. - Сказала Катерина.
        - Что странно?
        - Вы к Неверовым ходили?
        - Ну, да.
        - Так у них же бабушка старенькая, и, насколько мне известно, она всегда торчит у окна. То провожает их, то встречает. Во всяком случае, я вижу ее лицо, торчащее в окне, постоянно. Вы ее не опрашивали?
        - Действительно, странно. Про бабушку они мне ничего не рассказали, да и не видел я у них никакой бабушки.
        - А я сейчас им позвоню. - Проявила инициативу Катерина. И взяв трубку, принялась набирать соседский номер.
        Однако Камушев не дал ей завершить задуманное и положил руку на рычаг.
        - В чем дело? - удивилась Катерина.
        - В том, что они могут оказаться свидетелями, а вы, таким образом, можете нарушить процесс следствия.
        - Почему?
        - Ну, мало ли! Спугнете, вызовите подозрение. В таких случаях бывает по разному. Я сам должен с ними поговорить. На своем профессиональном уровне и выведать то, что мне нужно.
        - Хорошо, хорошо! - согласилась Катерина.
        - Екатерина Леонидовна, я жду, когда Вы пригласите меня в комнату и предложите присесть. - Улыбнулся Камушев.
        - Проходите, пожалуйста, садитесь.
        Камушев расположился на стуле, а Катерина присела на диван.
        После очередного соболезнования и краткого разговора о том, как прошли похороны, который майор затеял скорей из вежливости, он принялся расспрашивать Катерину о Володином бизнесе.
        - Екатерина Леонидовна, прежде всего, я бы хотел услышать, бывали ли у вашего мужа неприятности на работе?
        - Да, сколько угодно. Особенно в последнее время. От этих неприятностей он всякий раз приходил домой чернее тучи.
        - А, какого характера?
        - Разного, ну, например, бюрократические. Если они открывали какие-то филиалы, это требовало кучи Володиных нервов, я уж не говорю о деньгах, которые бессовестно вымогали все подряд. Имели место и просрочки должников, из которых, зачастую Володиным служащим приходилось "выбивать" деньги. У него просто не было другого выхода, ведь он оформлял кредиты, которые нужно было своевременно гасить. Опять же, различные проверки. Володя работал с продуктами, так что, сами понимаете, "потрясти" его стремились часто.
        - Ну, это понятно. Такие неприятности можно назвать одним словом. - Работа. У Вашего мужа была такая вот нервная работа. И когда он думал этим заниматься, то к такому роду неприятностей был готов. Я хотел бы узнать не о текущих рабочих неприятностях, а о каких-то других, нестандартных.
        - Ну, нестандартным можно назвать последний "наезд", о котором я Вам рассказывала.
        - Совершенно правильно, а еще?
        Катерина задумалась.
        - Вы знаете, ведь муж мало чего мне рассказывал. Может, у него что-то и случалось, но он со мной был скуп на информацию.
        - Ну, а с сослуживцами, - его компаньонами, каковы у него были отношения?
        - С сослуживцами? - Катерина задумалась. - И тут же, вспомнив свой сегодняшний неприятный разговор с Бережным, недобро ухмыльнулась.
        - Что? - спросил ее Камушев.
        - Да, нет, то, о чем я подумала, относится ко мне, а не к мужу.
        - Екатерина Леонидовна, не станем говорить загадками. Поверьте, будет гораздо лучше, если Вы дадите мне полную информацию происходящего. А уж к кому она будет относиться, и принесет ли пользу следствию, предоставьте право решать мне.
        - Хорошо! - и она рассказал Камушеву о своем утреннем завтраке с компаньоном мужа. - И еще. - Вспомнила Катерина. - Володя не так давно в нашем с ним разговоре проронил фразу, что Бережной, мол, развоображался чего-то. Причем произнес он это озадаченно, похоже, ему самому было не понятно, - от чего развоображался Толя.
        - Хорошо! А, еще, что Вы можете припомнить?
        Катерина пожала плечами.
        - На эту тему, вроде ничего больше.
        - Вы часто общались с компаньонами мужа? Я имею в виду совместные праздники, пикники?
        - Не особенно часто. Ходили, в основном, друг к другу на дни рождения. Причем на дни рождения одних только мужчин. Женские справляли каждый в своем кругу.
        - Одним словом, семьями Вы крепко не дружили?
        - Ну да, именно так. Может, возраст у меня с женами компаньонов неравный, им ведь обеим под сорок, от того я и не вписывалась в круг их знакомых, как знать. А, какие Вы хотите из этого сделать выводы, если конечно не секрет? - поинтересовалась Катерина.
        Камушев улыбнулся.
        - Секрет! - но Вам, Екатерина Леонидовна, учитывая непосредственность и обаяние, я скажу. - И майор наклонился к самому ее уху.
        - Когда идет следствие, нас интересует каждый, кто может быть потенциально заинтересован в преступлении.
        - Я, конечно, понимаю, что Вы так ненавязчиво шутите, Андрей Константинович. Но, все-таки?
        - Я и шутлив и серьезен, Екатерина Леонидовна. - Но, если уж Вам так интересно, скажу, что Бережной вызывает у нас подозрение.
        - Правда?
        - Совершенная правда!
        - А почему?
        - Почему? Ну, на то есть основания, о которых я Вам, пока, увы, сказать не могу. И потом, Вы же сами узнали сегодня о двадцати процентах, которые предложил Вам Бережной.
        - Ну, это еще ни о чем не говорит!
        - Это говорит о многом, Екатерина Леонидовна. Согласись Вы на эти условия, то получали бы совсем нищенскую часть от их заработка.
        Катерина удивленно вскинула брови.
        - Да, да! Не смотрите на меня так! Ваши компаньоны с лихвой бы предоставили Вам данные о так называемой "белой прибыли", которую они официально показывают налоговикам, и ваши двадцать процентов выделили бы именно с нее. А о так называемой "черной прибыли", которую они получают, обводя вокруг носа государство, и которая составляет гораздо большую часть от "белой", вы бы, уважаемая Екатерина Леонидовна вообще никогда не узнали. - Камушев с участием посмотрел на молодую вдову.
        - Да, трудно Вам будет скакать с ними в одной упряжке!
        - Спасибо за сочувствие, Андрей Константинович, но Вы плохо меня знаете. Я впрягусь к ним, и со временем, чего доброго, еще и обскочу!
        - Дай - то бог! - покачал головой Камушев. - Дай - то бог!
        Ладно, теперь, Екатерина Леонидовна, ответьте мне еще на один вопрос. Он будет касаться Вашего отца. Он сказал, что приехал в Москву для того, чтобы устроить ребенка в институт? Это правда?
        - Конечно!
        - А, в случае поступления Вашего брата в Московский ВУЗ, где бы он жил?
        - Я не знаю, но, думаю, у бабушки. Конечно! Не стал бы отец его устраивать в общежитие, раз его родная мать живет в Москве.
        - А квартира Вашей бабушки приватизирована?
        - Да.
        - На кого?
        - На меня. Бабушка решила сделать это, когда мне исполнилось восемнадцать. Тогда все ее соседи, как по команде, ринулись приватизировать свои квартиры, ну и она туда же.
        - А Ваш отец не предъявлял к ней претензий по этому поводу?
        - Нет.
        - Вы точно это знаете?
        Катерина замялась.
        - Вообще-то не знаю. Но бабушка, по крайней мере, мне ни о чем таком не говорила. Отец ведь очень давно выписался из квартиры и уехал в Красноярск. А я, наоборот, была там все время прописана. Так какие он мог предъявлять претензии, если я жила в квартире? Ведь ясно, что она, естественным образом, мне и достанется. Я думаю, отцу и в голову не могли придти никакие претензии.
        ГЛАВА 21
        Июль 1915 год.
        Машенька Григорьева, правнучка Дмитрия Александровича, под оценивающие взгляды своей матери прихорашивалась перед зеркалом, примеряя новое платье, только что доставленное от портнихи.
        - Ах, мама! Анатоль будет в восторге! Бирюзовый, - его любимый цвет.
        - Главное, что он тебе очень идет, дорогая. - Улыбнулась княгиня.
        Машенька довольная таким комплиментом, замурлыкала себе под нос какую-то песенку.
        - Итак, дорогая маман, до свадьбы мне в приданное требуется, по меньшей мере, еще два платья. Одно из них непременно будет золотым, из такой материи, как у Верочки Горичевой, а второе нежно лиловым.
        Она беспечно засмеялась и, подбежав к матери, обняла ее за шею, в порыве веселого довольства. И тут взгляд ее упал на шкатулку, стоящую на трюмо. Полудрагоценные камни, осыпающие ее поверхность, переливались своим многоцветьем, словно подмигивали, вторя хорошему настроению молодой девушки. И ее в тот же миг осенила идея.
        - Мама! - воскликнула Машенька и схватила шкатулку.
        - Ты только посмотри, сколько здесь бирюзы! Да ее тут на целую диадему хватит. А, что? Если совместить ее с какими-то другими камнями, хватит вполне!
        Валентина Фроловна с любовью посмотрела на дочь.
        - Мария, оставь шкатулку. Ты же знаешь, что ее содержимое в нашей семье неприкосновенно.
        - Вот именно, содержимое, а значит, одни только алмазы! А почему бы не снять камни с ее поверхности? Ты думаешь, папа этому воспротивится? Ты посмотри, нет, ты только посмотри, какая здесь бирюза! Хороша, ведь правда?
        - Очень хороша, дорогая.
        - Так почему бы ей не красоваться в моих волосах, оттеняя новое платье, вместо того, чтобы безвылазно прозябать на поверхности этой затворницы шкатулки в твоей спальне!
        Валентина Фроловна задумалась, окидывая взглядом шкатулку. Потускневший со временем бархат уже давно обращал на себя внимание княгини.
        - Ты знаешь, а я ведь уже не раз подумывала поменять на ней бархат. - Княгиня хитро подмигнула дочери.
        - Здесь много жемчуга, вот мы его и оставим потом, распределив по всей поверхности. Он будет великолепно смотреться на новом ярко-синем бархате.
        - Мама! - обрадовано воскликнула Машенька и кинулась, чтобы обнять родительницу.
        - Погоди радоваться, может папа не позволит нам этого сделать! - упредила дочь княгиня.
        - Думаю, позволит!
        - Ты так считаешь?
        - Конечно. Я постараюсь убедить его в том, что поверхность шкатулки и ее содержимое, - вещи совершенно разные. И потом, ему сейчас совсем не до этого.
        - Что это значит?
        - Это значит, что вчера во дворе я случайно подслушала их с Павлом Максимовичем разговор.
        - Разговор? - насторожилась княгиня. - И о чем же?
        - Они опять рассуждали о надвигающейся большевистской заразе, огорчаясь по поводу того, что это зашло слишком далеко и может возыметь плачевные последствия. Павел Максимович даже сказал, что это во много крат опасней войны и Распутина! Говорили они и о своей организации, о ее посылах за границу. Мыслили, что с ней вскоре может статься, решали какие-то проблемы, в суть которых я и вникать не стала. Словом, мне их разговор быстро наскучил.
        - Да, да! - согласилась княгиня. - Виктор действительно чем-то озабочен в последнее время. А мне и невдомек поговорить с ним, посочувствовать. - И она сегодня же решила исправить свою оплошность.
        Вечером Машенька поговорила с отцом, а заодно продемонстрировала ему свое новое бирюзовое платье. После чего выскочила из его кабинета с сияющими от радости глазами. Отец не только разрешил им с мамой снять с поверхности шкатулки понравившиеся полудрагоценные камни, но и отдать в обработку алмазы, правда с условием, что этим займется лучший ювелир Петербурга.
        - Ну, что, в самом деле, они лежат в таком виде. - Сказал Виктор Николаевич. - Ведь от того, что мы их обработаем, никому не станет хуже, а камни приобретут свою истинную красоту.
        - Ах, папа! - Машенька чмокнула отца в щеку. - А давайте после обработки дадим всем камням имена! Пусть они будут символикой нашего рода.
        - Алмазов шесть, значит и имен, начиная с Сен-Жермена будет числится шесть. - Пояснила Машенька. - А последнее, ввиду отсутствия мужского, будет женское, - мое! Так ведь, папа, или вы с мамой еще сына решите родить?
        Виктор Николаевич покачал головой на дерзкий вопрос своей единственной избалованной дочери.
        - Да, куда уж нам сына, если ты одна их целую дюжину заменяешь!
        Машенька залилась смехом. - Ну, тогда, значит, последний камень будет наречен моим именем.
        - Поступай, как знаешь, дорогая, - сказал Виктор Николаевич. - Может и впрямь в этой твоей затее что-то есть!
        ...... Большевистская зараза, как назвал революцию 1917 года князь Григорьев, не заставила себя долго ждать, грянув спустя два года.
        Вся близкая родня князя, в том числе и Машенька с мужем, - Анатолием Ушинским, находились к тому времени во Франции. Виктор Николаевич, предчувствуя нешуточную ситуацию, заблаговременно позаботился о безопасности своих близких, отправив их за границу. Его приказу покинуть Россию, воспротивилась только жена Валентина, сказав, что отправится в эмиграцию вместе с мужем.
        - Я уеду в самый последний момент, Валентина, - уговаривал ее Виктор Николаевич, - как закончу дела. И момент этот может оказаться далеко неблагоприятным.
        - Ничего, мой друг, - отвечала ему жена. - Ничего!
        Момент нагрянул внезапно. Виктор Николаевич прибежал как-то запыхавшись и ничего не объясняя жене, велел ей собираться в срочном порядке.
        - Да у меня уж все давно собрано. - Сказала Валентина Фроловна. - Разве ты не заметил, что мы последние полтора месяца живем "на чемоданах".
        - Вот и хорошо! Завтра вечером отбываем в Новороссийск, а оттуда пароходом поэтапно поплывем дальше. - Виктор Николаевич поглядел по сторонам, что - то отыскивая. - А где шкатулка?
        - Какая шкатулка? - не поняла жена.
        - Наша фамильная, с алмазами?
        Валентина Фроловна подняла на мужа удивленный взгляд.
        - Я ее уже упаковала.
        - Распакуй! - попросил князь.
        Княгиня, покопавшись в узлах, достала шкатулку, и передала ее мужу, который тут же вытащил два камня.
        Он улыбнулся, глядя на вышитые вензеля на дне опустевших ячеек.
        - Это мой и Машенькин. Вот, возьми и припрячь где - нибудь в своих узлах. - Велел он жене. - Завтра возьмем с собой в дорогу, на случай крайней нужды.
        Валентина Фроловна с изумлением воззрилась на мужа.
        - Что это значит, князь?
        - Это значит, что деньги в настоящий момент могут и не сработать, а нам, возможно, придется кого-то подкупить, чтобы попасть на пароход.
        - Подкупить?
        - Ну да! Ты не представляешь, что сейчас твориться в портах, и сколько там желающих уехать!
        - Но, как же? Алмазы ведь...
        Князь перебил ее.
        - Я имею право использовать камни только в случае крайней нужды. Этот наказ передавался в нашей семье от поколения к поколению. И теперь вот настал именно такой момент.
        Княгиня безропотно приняла из рук мужа камни и с горечью в душе прижала их к сердцу, так, словно уже прощалась с ними.
        Виктор Николаевич, тем временем, направился к выходу вместе со шкатулкой.
        - А остальные? - воскликнула княгиня.
        Муж оглянулся.
        - Что ты намерен делать с остальными?
        - Они останутся здесь.
        - Здесь? - изумилась Валентина Фроловна.
        - Ну, не в смысле здесь. Я закопаю их в укромное место.
        - Зачем же?
        - Так надо, Валюша. Я тебе потом все расскажу, а теперь мне надо спешить! - И он через мгновение скрылся за дверью.
        ГЛАВА 22
        Июнь 2009 год.
        Леонид Викторович Белов в доперестроечное время работал начальником подразделения на крупном оборонном заводе Красноярска, и жизнь его в материальном плане, по тем временам, была вполне успешной. Он не только обеспечивал семью, в которой росло двое детей, но и периодически посылал деньги своей матери, воспитывающей Катерину. Однако пришедшие перемены в корне все изменили. Работа завода, с каждым годом теряющего гос. заказы все больше и больше угасала, а вскоре и вовсе основная часть оборонки была "заморожена" с высвобождением рабочей силы с этих участков. Освободившиеся не по собственной воле работники, как и многие в стране перекинулись на торговую предпринимательскую деятельность. Торговали, чем только могли! - И продуктами и пром. товарами, и книгами, и мебелью и даже собственными поделками. Одним словом, приспосабливались по разному. Леонид Викторович же к способу такого существования приноровиться никак не мог, и потому прозябал в заводских кулуарах в ожидании единичных заказов, за которые получал совсем мизерную зарплату до сих пор. Его жена работала преподавателем в техникуме, который в
настоящее время назывался новомодным словом колледж. Однако, не смотря на то, что учебное заведение и поменяло свой именной статус, зарплата преподавателей изменилась совсем незначительно.
        Старший двадцатитрехлетний сын Петр, который только что закончил красноярский институт, весомого дохода в семью тоже пока не приносил. Он три месяца назад устроился в частную юридическую контору. Одним словом, в семье с деньгами было очень натянуто, а тут еще Сережа. Ему видите-ли всю жизнь мечталось учиться в столичном ВУЗе. Ну как было отказать смышленому, старательному мальчику, закончившему школу с серебряной медалью?
        Супруга Белова, Елена Николаевна вздыхала, поглядывая на мужа.
        - Обидно, черт побери! - сетовала она. - Брат у меня в Москве, и поступить Сереже поспособствовал бы! Ну где мы возьмем денег на его обучение?
        - Ничего, - рассуждал Леонид Викторович. - Будет жить у мамы, и это уже большой плюс, плата за жилье отпадает.
        - Жилье, жилье! - раздражалась Елена Николаевна. - Как будто вопрос только в одном жилье! А поездки в институт, покупка литературы и еще уйма всего, связанного с учебным процессом! Теперь ведь, мой дорогой, все платное! В некоторых московских библиотеках даже вход платный, уж не говоря о ксерокопировании учебных материалов!
        - Ну, что ты нервничаешь? Как - нибудь выкрутимся!
        - Ну да, выкрутится он! Может с пенсии твоей матери?
        - Лена, скажи, что ты хочешь вообще, а? Ты так говоришь, будто у меня в заначке деньги лежат, а я такой, сякой, нехороший, отдавать их семье не собираюсь!
        - Леня! - жена проникновенно заглянула ему в глаза.
        - Что?
        - У тебя дочь замужем за состоятельным человеком.
        - Ты, что? Лена! Ты намекаешь, чтобы я обратился за помощью к Кате?
        - Намекаю.
        - Да, ты с ума сошла! Сначала я, как последняя скотина, оставляю ее жить с матерью, а потом, спустя столько лет, имею совесть обратиться к ней за помощью?
        - Но ведь ты же ей помогал!
        - Помогал? Лена, опомнись! Она моя дочь! Да ты только представь, что было, если б я также помогал, например, одному из наших с тобой сыновей? Разве так я должен был ей помогать? Да ты знаешь, как мучила меня совесть от этой, так называемой, помощи?
        - Но...
        - Никаких но! К Катюше я обращаться не буду! Я права такого не имею, поняла!
        - А Сережа? Кто будет думать о нем?
        - Я!
        - Как, интересно?
        - Очень просто! Сначала устроим его, а потом будет видно.
        - Потом будет видно? Леня, о чем ты? Что будет видно потом?
        - Успокойся, Лена, я думаю, что все как-нибудь срастется.
        - Срастется! - Елена Николаевна безнадежно махнула рукой.
        Ты хочешь обречь нашего мальчика на позор?
        Какой позор? - не понял Леонид Викторович.
        А такой! Представь себе, как он будет выглядеть среди своих однокурсников в такой одежде, например? К тому же, вечно не имеющий денег, и потому сидящий дома с твоей престарелой матерью, вместо того, чтобы сходить с друзьями или даже с девушкой хотя бы в кино?
        - Ничего, все это вполне переживаемо! Не смертельно, во всяком случае!
        - Не смертельно? А если он комплекс себе наживет?
        - Какой комплекс, что ты городишь?
        - Комплекс неполноценности.
        - Ленка, ну ты и дура! Глянь, какой он у нас симпатичный мужик! Да к нему никакой комплекс не пристанет!
        - Много ты в этом понимаешь! - вздохнула жена.
        Леонид Викторович с нежностью взглянул на удрученную супругу, и, обняв ее, глубоко вздохнул.
        - Ничего не бери в голову, я же сказал, придумаю что-нибудь.
        Елена Николаевна подняла голову и заглянула ему в глаза. И вдруг, впервые за много лет увидела в них решимость, бесповоротную, окончательную, не оставляющую сомнению даже самой маленькой доли своей!
        - Похоже, он и впрямь что-то придумает, только вот что?
        ГЛАВА 23
        Еще подъезжая к дому, Анатолий увидел на стоянке знакомый Джип.
        - Опять приперлись! - с раздражением подумал он. - Похоже, теперь от них не будет покоя.
        Квыча, увидев его, проворно выскочил из машины.
        - Привет, Толян! - и протянул руку Бережному.
        - Привет! - сухо ответил ему Анатолий.
        - Чего такой смурной, а?
        - А с чего мне радоваться - то?
        - Как, с чего? Ты ж теперь, как я понимаю, за хозяина остался?
        - С чего ты взял?
        - Ну, ты, Толян, даешь!
        Бережной оставил без реплики это замечание Квычи.
        - Ты, Толя, не крутись, как ужаленный, не советую. На это только время зря потеряешь. - Посерьезнев, сказал Квыча.
        - Ты хочешь сказать, что вы теперь намерены взять меня в тиски?
        - Не намерены, а уже взяли. И знаешь, зачем я к тебе приехал?
        - Ну?
        - Шеф велел, чтобы ты подогнал ему денежки, которые планировалось взять с Самохина.
        - Я же сказал, что эти деньги передам! - воскликнул Анатолий раздраженно. - Чего меня у дома вылавливать?
        - А к офису нам показываться не велено, так что ты, Толян, уж не обессудь!
        - Деньги я передам только тогда, когда сниму со счета. А чтобы их снять, мне потребуется доверенность жены Самохина. А, чтобы она могла ее мне дать, необходимо ее согласие на дачу этой доверенности.
        - Ну, я думаю, за этим дело не станет!
        - Напрасно ты так думаешь! - вздохнул Анатолий.
        - Что, с вдовушкой какие-то проблемы намечаются?
        - Намечаются! Она, видишь ли, собирается, унаследовав долю Самохина, взяться за работу. С самой долей, тоже, кстати проблемы. Она не собирается ее уменьшать в нашу пользу.
        - Во, артистка! - засмеялся Квыча. - Похоже ты, Толян, опять остаешься с носом! Ну, ничего, не горюй, друг! - иронично произнес Квыча, сделав издевательский акцент на слове "друг", и фамильярно похлопал Бережного по плечу. - Мы будем действовать по нашему плану, и, думаю, с вдовушкой договор пройдет послаженней, чем с ее покойным супругом!
        - Угу, пройдет! - покачал головой Анатолий. - А если она окажется еще проблемней, ухлопаете, как и мужа?
        - Сколько раз тебе говорить, что мы его не ухлопывали! - раздраженно воскликнул Квыча. - Да мы его еще даже пальцем тронуть не успели, не то, что ухлопать!
        Анатолий недоверчиво взглянул на Квычу.
        - Ну, че ты смотришь так? Че смотришь? - Не веришь? Да и черт с тобой! А насчет девки не беспокойся, припугнем ее пару раз, неопытную и дело с концом. Денежки будет приносить сама, и в положенный срок, между прочим!
        Анатолий окинул своего собеседника неопределенным взглядом.
        - Так, говоришь, время тебе потребуется на добычу денег? - продолжил разговор о волнующей теме, Квыча.
        - Я тебе все сказал.
        - Ладно, погоди минутку, не уходи, я сейчас шефу об этом сообщу, а там, как он скажет! - и Квыча принялся звонить по мобильноу.
        Переговорив с абонентом, он отключил телефон, и взглянул на Анатолия.
        - Не хочет шеф ждать! Вот так - то, Толя.
        - Что, значит, не хочет? Разве он не понимает, что переоформление и все такое, вот так, на раз, два, не делается!
        - Понимает! Но ждать не хочет! Говорит, чтобы ты нашу долю изъял из оборота, или из своего кармана вынул пока!
        - Из оборота? Такую сумму за раз? Он, что...
        - В общем, я все сказал. Шеф дает тебе еще три дня и баста. Так что, имей в виду, в воскресенье я к тебе за деньгами заеду.
        Анатолий, открыл, было, рот, чтобы возразить, но вспомнив о мертвом Самохине, осекся.
        - Так-то оно лучше будет! - напутственно сказал ему Квыча, и, повернувшись, отправился к своей машине.
        Анатолий же отправился домой с невеселыми мыслями.
        - Связался на свою голову, черт возьми! Что вот теперь делать? Хочешь, не хочешь, а надо платить, да и Коле Сомову теперь придется рассказать о бандюках. Что же ему соврать? Скажу, что наехали только что, то есть, сразу после Володиной Смерти.
        ГЛАВА 24
        Лейтенант Рокотов бодро вошел в кабинет Камушева.
        - Вижу с вестями! - взглянув на его довольную физиономию, сказал майор. - Ну? Чего накопал?
        - Уточняю! Не накопал, а откапал! - Свидетельницу, которая видела, как в день убийства профессора Ларионова, его подвез к дому какой - то мужчина на иномарке. На какой, она, правда, не сказала, по причине того, что совершенно в них не разбирается, но к великому моему удивлению, тут же выдала номер машины. Сказала, что запомнила его только потому, что в тот момент вела из садика внучку, с которой они сейчас на каждом шагу изучают буквы и цифры. Машина свернула на тротуар, и подкатила к подъезду профессора, обратившись к ним задом, и она, то есть эта женщина, тут же указала внучке на ее номера, велев прочесть. Вот так - то! Далее, она сообщила, что мужчина - шофер вышел из машины первым, а потом, обойдя ее спереди, самолично открыл дверцу профессору и помог ему выйти. Свидетельница решила, что Ларионову было плохо. Мужчина подхватил его под руку и повел в подъезд.
        - Та - ак! Очень интересно! - сказал Камушев. - И во сколько же это было?
        - Женщина сказала, где - то около семи, плюс минус десять минут!
        - Очень даже интересно! А как выходил этот мужчина, она не видела?
        - Увы! После этого они с внучкой сразу же направились к своему, соседнему с профессорским подъезду, где и скрылись незамедлительно.
        - Ладно, докладывай, кто провожал старика. Вижу ведь, что уже знаешь.
        - Полищук Валентин Романович собственной персоной! - отчеканил довольный Рокотов. - Я первым делом проверил номер его машины, и попал в яблочко! Наш никудышный философ разъезжает на Опеле Омега 728 МЕ.
        - Вот тебе и кабак! - покачал головой Камушев.
        - Ну, что, Андрей Константинович, поедем его "колоть"?
        - Поедем, Саша, поедем, - майор взглянул на часы. - Только минут через двадцать. Мне должны позвонить сюда в отделение.
        -
        ... Они приехали в университет в тот момент, когда Полищук читал лекцию.
        - А сколько времени осталось до окончания? - поинтересовался Камушев у декана факультета.
        Тот посмотрел на часы.
        - Двенадцать минут. Но, если он вам нужен срочно, можно вызвать его с лекции.
        - Ничего, двенадцать минут не утянут! - решил Камушев. - Мы подождем.
        - Может, кофе выпьете? - любезно предложил декан.
        - С удовольствием, - согласился майор.
        Оповещенный секретаршей декана о визите оперативников, прибывших по его душу, Полищук робко заглянул в кабинет.
        - Дрейфит по полной программе! - отметил Рокотов, увидев его побледневшее, испуганное лицо. - Значит, почуял что-то!
        Камушев, тем временем, спросил у декана, где им можно переговорить с Полищуком наедине.
        - Да, можно и в моем кабинете, я как раз уходить собирался.
        - Спасибо! - поблагодарил его майор и пригласил озадаченного Полищука пройти и присесть на стул.
        - Валентин Романович, расскажите, пожалуйста, где вы были 18 мая, примерно от семи до восьми вечера. - Начал беседу Камушев.
        - Но... - растерялся Полищук, - меня ведь уже спрашивали об этом.
        - Вас спрашивали о другом, более позднем времени.
        - От семи до восьми я был дома.
        - А во сколько же Вы ушли с работы в тот день?
        - Примерно в шесть пятнадцать. Ну, да, после первой лекции у вечерников. Занятий у меня в этот день больше не было, и я сразу же отправился домой.
        - И Вы не подвозили профессора Ларионова на своем автомобиле к его дому и не провожали в подъезд?
        Щеки преподавателя философии тотчас же вспыхнули румянцем и он, растерявшись, умолк.
        - Ну, что Вы молчите? Ведь это совершенно бессмысленно! - воскликнул Камушев. - Вас и Вашу машину у дома Ларионова видела свидетельница. Почему Вы скрыли от нас на первом допросе этот, прямо скажем, интересный факт?
        Полищук удрученно вздохнул.
        - Потому, что мне было страшно об этом рассказать после того, что случилось. Ведь ясно же, что вы сразу заподозрили бы меня в убийстве.
        - А теперь, Вы думаете, мы Вас не подозреваем?
        - Но, я только проводил его до двери и вернулся! - отчаянно воскликнул Полищук. - Разве Ваша свидетельница не сообщила об этом?
        - Нет!
        - Я так и думал! Я так и думал! И дернул же меня черт увидеть его у метро!
        - Расскажите об этом поподробней, Валентин Романович, - попросил его Камушев.
        - Да, что, собственно, рассказывать? Лекции у нас с Ларионовым закончились одновременно и мы оба ушли из университета. Я был на машине и поехал к метро. У меня там должна была состояться встреча. Я остановился на стоянке, рядом с входом в метро Университетская и простоял около двадцати минут. Ну, а пока стоял, естественно невольно поглядывал по сторонам. И представьте себе, - увидел Ларионова. Он вышел из троллейбуса и направился к метро. Я провожал его глазами, просто так, сам не знаю зачем. И вдруг увидел, что он, схватившись за сердце, остановился, а потом, еле передвигаясь, дошел до парапета на который тотчас же и облокотился. В это время у меня зазвонил телефон и тот человек, которого я ждал у метро, отложил нашу встречу на другое, более позднее время. Переговорив, я увидел, что Ларионов все еще стоит у парапета. У него явно, начался сердечный приступ. И я, при всем моем негативном отношении, вышел из машины и направился к нему. Ну не мог я просто так взять и уехать, видя, что у знакомого мне человека случился сердечный приступ. Я подошел к Виталию Михайловичу и спросил, что с ним. Он,
конечно же, очень удивился, увидев меня, а потом сказал, что сердечко прихватило. Я предложил ему вызвать скорую прямо к метро, но он отказался. Принялся убеждать меня, что это пустяки и скоро все пройдет.
        - Не беспокойтесь, Валентин Романович, - успокоил он меня. - Я постою еще немного и поеду. В метро очень душно и мне еще придется какое-то время постоять на свежем воздухе.
        - Ну, тут я и предложил его подвезти, даже не предложил, а скорее настоял на этом. Подъехав к его дому, я отправился с ним в подъезд, поднялся на лифте и, проводив к двери, пошел назад. Вот и все.
        - А потом?
        - А потом я поехал домой.
        - А как же кабак?
        - Да не был я ни в каком кабаке! Мне просто нужно было алиби, вот я и ляпнул про кабак, не подумав.
        - Выходит, Вы были дома. - Уточнил Камушев.
        - Да.
        - Валентин Романович, Вы прекрасно знаете пословицу, что обманувшему однажды, веры нет! - вмешался в разговор лейтенант Рокотов. - Так что факт Вашего пребывания дома должен быть подтвержден.
        - Я понимаю. И даже скажу Вам, что был не один. Но этот человек не может быть моим свидетелем.
        - Почему это? - удивился Рокотов.
        - Потому, что это женщина и причем, замужняя. Вы же понимаете...
        - Да, что за предрассудки! Ее мужу никто не станет об этом докладывать.
        - Нет, она не согласится! Она все равно испугается, что он об этом узнает.
        - Валентин Романович, Вы понимаете, что своими действиями роете себе могилу? - спросил Камушев.
        - Но я...
        - В общем так. Уговаривать мы Вас не собираемся, но Вы на досуге подумайте над этим. А пока, подпишите - ка подписочку о невыезде. И учтите, что при сложившихся обстоятельствах вы являетесь подозреваемым в убийстве профессора Ларионова.
        ГЛАВА 25
        - Анатолий Петрович, к Вам из милиции пришли. - Доложила Бережному секретарша. - Двое, - добавила она, следуя привычке доносить до начальства как можно больше информации.
        - Пусть заходят. - Распорядился Анатолий. И через минуту перед ним предстали Майор Камушев и лейтенант Рокотов.
        - Анатолий Петрович, - начал свой разговор Камушев, после того, как вновь испеченный хозяин Самохинского кабинета предложил своим посетителям расположиться на стульях, аккурат напротив него, за столом. - Вы уверены, что не знали, о том, кто вымогал у Самохина деньги?
        Бережной напрягся, буравчиком вглядываясь в непроникновенное лицо майора.
        - Но я...Я, кажется, уже говорил о том, что не знаю. Почему Вы снова об этом спрашиваете?
        - Не знали, значит? - уточнил майор, оставив без ответа вопрос Бережного. - А, может, Вы тогда хотя бы слышали о разговоре Самохина с вымогателями за день до его убийства, который велся по мобильному телефону из его кабинета?
        - Помилуйте, товарищ майор, - развел руками Анатолий. - Как я мог об этом слышать?
        - А разве Ваш шеф не перезвонил Вам после этого?
        - Не. ет. - Не совсем уверенно сказал Бережной, на ходу сопоставляя вопросы следователя с недавними событиями и почувствовав при этом готовящийся подвох.
        Майор, между тем, заметив его замешательство и угадав дальнейшую попытку допрашиваемого попробовать реабилитироваться, подумал, - не выйдет!
        - А секретарша Самохина утверждает, что Вы знали об этом разговоре. - Сказал он напрямик заметно занервничавшему Бережному.
        - Маша? Утверждает? - Щеки Бережного зарделись румянцем.
        - Откуда ей это известно?
        - Догадайтесь с трех раз. - Встрял в разговор лейтенант Рокотов, издевательски взглянув на Бережного.
        - Она находилась в кабинете шефа как раз в том момент, когда ему позвонили вымогатели, - сообщил Камушев, - и утверждает, что после разговора с ними Самохин тут же перезвонил Вам.
        - Но...
        - Анатолий Петрович, мне пересказать, о чем Вы разговаривали с шефом в тот момент, или не надо? - с давлением спросил Камушев.
        - Не надо. - Тихо ответил Бережной.
        - Кто это был?
        - Бандиты.
        - Ясное дело, что не циркачи. Я, что, по одному слову должен у Вас вытягивать?
        - Это Таможенные. То есть группировка Игоря Таможенного.
        - Он Вас крышует?
        - Нет. То есть, пытается этого добиться в последнее время.
        - Почему?
        - Потому, что родственник Самохина вылетел из Думы недавно, ну, Вы понимаете....
        - Понимаем. Теперь, значит, дорожка к очередным денежкам для них открылась.
        - Ну, да!
        - Странно. - Таможенный! - задумчиво произнес Рокотов. - Очень даже странно!
        Камушев бросил на него удивленный взгляд, который лейтенант оставил без ответа, многообещающе взглянув на майора. - Я, мол, потом доложу об этих странностях, без посторонних ушей. Этот "трюк" был явно сымпровизирован Рокотовым для Бережного, и майор, поняв это, снова перевел взгляд на зама покойного Самохина.
        - Анатолий Петрович, а почему Вы сразу об этом не рассказали?
        Бережной замялся.
        - Струсил, наверное.
        - Не стали их закладывать, чтобы избежать неприятностей?
        - Ну, да, что-то в этом роде.
        - Они, что угрожали Вам после смерти Самохина?
        - Нет.
        - Хм! - удивился Камушев.
        - Вы понимаете, что этим актом оказали невосполнимый минус следствию?
        - Актом? Каким? - не понял Бережной.
        - Актом Вашей излишней трусости.
        Бережной молча опустил голову.
        - Я советую Вам рассказать, все, что Вы об этом знаете, Анатолий Петрович и реабилитироваться перед следствием, а заодно и перед Вашим покойным шефом.
        - Но я ничего не знаю. - Испуганно воскликнул Бережной, - я с ними никогда не связывался и...я...Я не знаю... Одним словом, Володя только накануне своего разговора с ними сообщил мне о наезде. Вот, собственно, и все!
        - И все?
        - И все! - утвердительно кивнул Бережной.
        - Хорошо, - вздохнул Камушев. - Тогда расскажите, в какой форме он Вам это сообщил.
        - Просто сказал, что наехали мол, таможенные, денег просят!
        - Сколько?
        - Он мне не сказал.
        - А Вы, что же, не спросили сами, не поинтересовались?
        - Да, нет, я... В общем, он сказал, что наехали, и что попробует их послать. Потому, собственно, суммой я не интересовался.
        - Ну, и что потом?
        - Потом?
        - Ну да! Что Самохин Вам, как своему компаньону, рассказал еще?
        - Ничего, собственно. Он просто расстроился по этому поводу. Посетовал, что теперь еще и с этими надо решать проблему, вместо того, чтобы работать.
        - Анатолий Петрович, как Вы считаете, могли люди Таможенного убрать Самохина после его отказа платить? - спросил Камушев, в упор взглянув на Бережного.
        - Не знаю. Я, знаете, никогда с этими людьми не встречался и дел с ними не имел, потому, собственно, понятия не имею, на что они способны.
        - Ладно! Тогда скажите, что Вы лично думаете о смерти своего шефа? Каковы Ваши предположения на этот счет?
        - Не имею ни малейшего понятия, товарищ майор. Мы работали вместе уже несколько лет, и за это время пытались со всеми как-то ладить. Так что, я ума не приложу, с кем у Володи могло дойти до такого...До такого конфликта.
        - Анатолий Петрович, и еще я хотел бы у Вас спросить кое что.
        Бережной в очередной раз напрягся.
        - В тот день, когда наши сотрудники приехали к Вам в офис, чтобы сообщить о смерти Самохина, на стоянке возле Вашего офиса ими была замечена машина, принадлежащая некому Квычкину Александру Евгеньевичу.
        Камушев умолк на минуту и, встав из-за стола, подошел к окну. - Отсюда, правда, не видно того места, где она стояла. А вот из Вашего бывшего кабинета, где, кстати, Вы принимали нас в первый раз, место это просматривается очень хорошо. Давайте-ка пройдем туда и посмотрим. Может, взглянув, и Вы вспомните эту машину, а там, глядишь, и еще что-нибудь.
        Бережной встал, нервно громыхнув стулом, и последовал вслед за майором к двери. Они прошли в противоположный, бывший кабинет Анатолия и направились прямо к окну.
        - Вот там, видите, - майор указал в окно, - в тот день стоял черный Джип с какими - то розовыми нашлепками по бокам. Не приметили? Такая черная с розовым машина, не могла не обратить на себя внимание. Да и стояла она довольно долго. Вы не видели?
        - Нет! - побледнев, ответил Анатолий. - На машину я внимания не обратил. И потом, я и в кабинете - то редко сижу, так, набегом да наскоком.
        - А, может, Вы знаете, к кому приезжал этот самый Квычкин?
        - Не знаю! - с излишней поспешностью, произнес Бережной.
        - Совсем разнервничался, бедный, - подумал Камушев. - Поди, не чает, когда мы уедем.
        - И даже не можете предположить?
        - Не могу.
        - Анатолий Петрович, а не постараетесь ли Вы выяснить это?
        - Я?
        - Ну да. Поспрашивайте у сослуживцев, может Вам кто-то и подскажет. Мы, конечно, в свою очередь тоже опросим Ваших сотрудников, но излишней помощь в таких делах, как известно не бывает.
        Камушев снова "привел" Бережного в кабинет Самохина, где их дожидался лейтенант Рокотов.
        - Ну, что ж, Анатолий Петрович, - сказал он, - мы, пожалуй, поедем, а Вы, если что вспомните или выясните, позвоните.
        - Хорошо! - кивнул Бережной, и машинально поднялся со стула вслед за удаляющимися оперативникам.
        Как только они скрылись за дверью приемной, он приказал секретарше никого к нему не пускать и плотно захлопнул за собой дверь. Набрав Квычу, и дождавшись гудков, он нетерпеливо принялся барабанить пальцами по столу.
        - Алло, Шура?
        - Ну, я.
        - Это Бережной. - И Анатолий принялся пересказывать оппоненту свой разговор с оперативниками.
        - Расскажи об этом шефу, - сказал он в заключении, - и главное, спроси его, как мне вести себя с ними в следующий раз.
        Камушев с Рокотовым, тем временем, вышли на улицу.
        - Ну, что, успел? - спросил майор у лейтенанта.
        - А то как же! - ответил Рокотов. - Можете звонить ребятам.
        Камушев тут же достал мобильник.
        - Алло, Женя, включайте аппаратуру, жучок уже поставлен.
        - Андрей Константинович, - усмехнулся Рокотов, - а когда это наши Джип на стоянке приметили, с чего это вдруг им приспичило?
        - Ну, не стану же я до поры до времени закладывать секретаршу Самохина! - засмеялся Камушев. - Оставим это на козырь! Да и потом, я не видел других причин вывести его из кабинета. Кстати, а на что ты намекал своим "странно"?
        - На то, что Таможенный опередил Моргуновских. В тех краях, похоже, им надо было за дело браться, во всяком случае, частично.
        - И какие ты сделал бы выводы из всего этого?
        - Похоже, заранее кто-то навел, узнав наперед, что родственника вот вот из думы вышибут, бандюки и подсуетились.
        - Правильно мыслишь! - хлопнул по плечу лейтенанта Камушев.
        - И мы, похоже, этого наводчика прямиком схватим сегодня за одно место! Поди уже сейчас с бандюками по телефону переговаривается, а Андрей Константинович?
        - Вполне может быть!
        Рокотов взглянул на часы.
        - Между прочим, уже обед, может по пельменьчикам, а Андрей Константинович?
        - Можно! Я сегодня с утра ничего не ел. - Согласился Камушев.
        ГЛАВА 26
        Катерина лежала на диване, свернувшись калачиком. Настроение было паршивым. А ведь совсем недавно, после разговора с Бережным, ей казалось, что все будет не так сложно. Она сказала себе тогда, что отступать не собирается, что теперь нужно только засучить рукава и полностью включиться в работу. И такое обстоятельство для нее было бы сейчас, как никогда, кстати. Именно работой собиралась она заткнуть образовавшуюся в душе брешь после потери двух близких людей. Теперь же, когда следователь сообщил ей о том, что в убийстве Володи подозреваются не только "наехавшие" бандиты, но и Бережной, у Катерины отпало всякое желание ехать в офис и включаться в работу под руководством этого человека. - Во всяком случае, до того момента, пока все не прояснится.
        Катерина горестно ухмыльнулась, и колючая слеза затопила глаза. Даже поминки прошли, девятидневные, - сначала по бабушке, потом по Володе, - все какие-то заботы, а теперь? Что она, плененная цепкой хандрой, будет делать теперь? - Валяться на диване от завтрака до ужина? Или заставлять себя заниматься домашними делами? Катерина окинула взглядом комнату. - А дел накопилось немало. Надо бы убрать раскиданные вещи, пропылесосить, да и стирки собралось достаточно. - Нет! Только не сегодня, - она повернулась на другой бок, упершись глазами в спинку дивана, не желая созерцать колющий глаза беспорядок. Ей снова вспомнилась бабушка. В памяти вдруг всплыл фрагмент детства, когда Софья Максимовна ее купала, расчесывала, заплетала тугие косички и все время норовила зацепить их в бараночку, чему Катерина противилась, уповая на старомодность прически.
        - Бабуль, оставь мне прямые косички, - просила она. - А еще лучше, завяжи обычный хвостик. А то девочки во дворе опять будут называть меня клушей.
        - Глупость какая! - говорила Софья Максимовна. - Почему клушей-то?
        - Потому, что старая клуша, - объясняла семилетняя Катерина, сама не понимая смысла этого слова.
        Странное дело происходило с ней. Потеряв одновременно бабушку и мужа, с которым она прожила уже пять лет, и строила планы на будущее, да и само оно, это будущее зависело от него, Катерина ловила себя на том, что больше тоскует по бабушке. Что именно она является для нее весомой потерей, а не Володя. И как ни стыдно ей было признаться самой себе, потеря мужа ассоциировалась у нее, прежде всего, со страхом перед предстоящими жизненными обстоятельствами.
        Зазвонил городской телефон.
        - Наверное Камушев, - подумала Катерина. Он чаще звонил по городскому, чем по мобильному.
        Она сняла трубку.
        - Алло! - Здравствуйте, Екатерина Леонидовна, как Вы посмотрите на то, если я сейчас к Вам подъеду? - спросил майор.
        - Подъезжайте. - Равнодушно сказала Катерина, и, положив трубку, снова улеглась на диван.
        Через минуту телефон зазвонил еще раз.
        - Передумал, - ухмыльнулась Катерина, - ну и хорошо. - Ей сейчас не хотелось общаться с Камушевым. Она сняла трубку, однако на этот раз услышала голос Валеры Ларионова.
        - Здравствуй, Катюша. Как у тебя со временем сегодня?
        - Я совершенно свободна.
        - Катюш, у папы поминки, - сорок дней, может приедешь?
        - Уже сорок? - удивилась Катерина.
        - Ну да!
        - Конечно, приеду! - ответила она, обрадовавшись возможности избавиться от своего гнетущего одиночества. - А на кладбище ты еще не ездил?
        - Пока только собираюсь.
        - Я поеду с тобой. Ты сможешь подождать еще немного?
        - Конечно.
        - Ну, тогда я сейчас быстренько соберусь и заеду за тобой на своей машине.
        - Хорошо, жду.
        Закончив разговор с Валерой, она тут же перезвонила Камушеву и попросила его перенести встречу, сообщив, что ее только что позвали на поминки профессора Ларионова.
        - А когда Вы вернетесь? - поинтересовался майор.
        - Понятия не имею. Но, думаю поздно. Может, перенесете свой визит на завтра?
        - Хорошо, перенесу. - Согласился Камушев.
        ..... Народу на поминках оказалось немного. Приехали девять человек из университета, и соседей по дому собралось около двенадцати. На этот раз уместились все за одним столом, да и посидели совсем недолго. Катерине не хотелось ехать домой после поминок, и она осталась помогать убирать со стола Валере и Вере Васильевне.
        - Ну, что, Валерушка, пойду я, пожалуй. - Сказала соседка, когда уборка уже приближалась к завершению. - Вы с Катей теперь и вдвоем управитесь. У меня сегодня нога отнимается. Ломит и ломит, черт бы ее побрал. Наверное дождь будет ночью. Да и пора бы ему дождю. Вон сушь какая.
        - Конечно, идите, Вера Васильевна. - Сказал Валера. - Спасибо Вам огромное за помощь.
        - Пойду, милый, пойду. Ты только скажи, что на обед завтра приготовить, суп или щи?
        - Да, не беспокойтесь, Вера Васильевна. - У нас с Вами еще столько еды осталось, зачем же что-то готовить?
        - А первое - то?
        - Да, бог с ним, с первым, проживем без него. Лучше отдохните завтра.
        - Ну, как знаешь!
        Вскоре и Катерина вытерла последнюю тарелку и определила ее на полку.
        - Ну, похоже все? - она оглядела кухню.
        - Все Катюш! - подтвердил Валера. - Может, теперь кофейку попьем?
        - Это очень даже кстати.
        - Ладно, ты пока посиди, отдохни, а я пойду кофе варить. Ты, как любишь с солью и сахаром или только с сахаром?
        - Я люблю вкусно, Валер.
        - Ну, тогда я сделаю по своему.
        - Хорошо! - Катерина присела на диван.
        Валера бросил ей пульт.
        - Если хочешь, включи телевизор.
        На кухне по хозяйски затрещала кофемолка и по всей квартире разнесся кофейный аромат, наполняя ее цивильным кафешным уютом. Катерина расслабилась и, откинувшись на спинку дивана, принялась листать программы. Вскоре Валера принес кофе и пригласил ее к столу.
        Они пили кофе и смотрели телевизор, и Катерина с сожалением думала о том, что этот акт является завершающим в сегодняшнем мероприятии. Положа руку на сердце, ей совсем не хотелось сейчас уходить. Она с удовольствием провела бы с Валерой весь вечер, а домой отправилась бы перед самым сном. В его обществе было уютно и спокойно. Он не жалел ее, как подруги, вызывая тем самым, не утешение, а лишние слезы, не докучал ей никакими расспросами про следствие, и вообще не навязывал свое общество с излишней старательностью.
        Допив кофе, она все же попрощалась, решив не злоупотреблять гостеприимством.
        - Ну... мне, наверное, пора.
        - Ты спешишь?
        - Да нет, спешить мне теперь, в общем-то, некуда.
        - Ну, тогда посиди еще немного.
        Она улыбнулась.
        - Если я тебя не напрягаю, то посижу с удовольствием.
        ... Катерина подъехала к дому около восьми вечера. Чертыхаясь, с трудом втиснула машину на стоянку и направилась в подъезд. Когда она вышла из лифта, на ходу вытаскивая из сумочки ключи, в подъезде послышался шорох. Она взглянула на свою дверь, и вдруг, краем зрения, уловила чью - то удаляющуюся в сторону лестницы тень. - Это...Это по мою душу! - мелькнуло в голове, и испуг заставил ее остановиться, как вкопанную, застрять посередине лестничной площадки, не двигаясь ни назад ни вперед. Тень тоже замерла на месте, очевидно поняв, что ее обнаружили. Осознав это, Катерина испугалась еще больше. - Что он предпримет, поняв, что я его обнаружила? Поступит со мной так же, как с Володей? Но ведь я видела не его самого, а только тень? А откуда ему это известно? - Она обернулась назад. Расстояние до лифта было короче, чем до ее двери. Да и никакая сила не заставила бы ее сейчас войти в свою квартиру.
        Катерина в два прыжка подскочила к лифту, нажала на кнопку, и лифт, еще не успевший никуда отправиться, тут же распахнул перед ней свои дверцы. Ей казалось, что прошла целая вечность, пока дверцы, терпеливо выдержав паузу, снова сомкнулись, отгородив ее от скрывающегося на лестнице. Однако страх, отступивший на короткий миг, возник снова. - А вдруг он сбежит вниз, опередив ее? Она представила, как открывается лифт и ее встречает дуло пистолета. - Нет! - тут же сказала она себе. - Он не посмеет выстрелить на лестничной площадке. Выстрел дело рискованное. Его могут услышать соседи. Значит...Значит, если он захочет ее убить, то, просто, напросто, встретив у лифта, не даст ей оттуда выбраться! Он впихнет ее назад, зажмет рот, а потом... потом, наверное удушит. - Катерина в панике представила, как ее шею сжимают холодные руки преступника.
        Лифт остановился, заставив ее побледнеть до тошноты. Дверцы медленно двинулись в разные стороны в унисон расширяющимся от испуга глазам Катерины.
        - Капитон! - шепотом произнесла она, посиневшими губами, почему - то сначала увидев знакомого пса - таксу, и только потом малолетнего хозяина собаки, держащего ее на поводке.
        - Здравствуйте! - поздоровался с ней мальчик.
        - Здравствуй, Павлик! - ответила ему обрадовавшаяся Катерина, и, поменявшись с соседом и его собакой местами, опрометью выскочила из лифта.
        Она открыла машину, вскочила в салон, защелкнула дверцы и только после этого перевела дух.
        Затем намерилась уехать. Правда куда, еще не решила, но, оглянувшись назад, с досадой обнаружила, что выехать не сможет. Со всех сторон окружали машины. - Господи, когда они только понаехать успели! - с досадой воскликнула она, и заглушила двигатель. Потом достала телефон и позвонила Камушеву. К сожалению его мобильный был отключен. - Вот досада - то! Что же теперь делать?
        И тут она вспомнила о Валере. - Вот кому она позвонит! Сейчас же!
        - Алло, Валера!
        - Что - то случилось, Катюш?
        - Случилось. - Катерина принялась сумбурно рассказывать ему о своей проблеме.
        - Тень? Ты уверена, что тебе это не показалось?
        - Уверена! Я отчетливо услышала шорох, а потом также отчетливо увидела тень! - убеждала его Катерина.
        - Ладно, Катюш, посиди пока в машине, хорошо? Я сейчас же вызову такси и приеду к тебе, - пообещал Валера.
        Отключив телефон, Катерина с облегчением откинулась на спинку сидения и закрыла глаза.
        Валера приехал минут через сорок.
        - Выходи, затворница, - шутливо сказал он, легонько побарабанив по стеклу. - Пойдем обследовать твою квартиру.
        Катерина вставила ключ в дверь. Замок не подавался. Она вопросительно взглянула на Валеру.
        - Что такое? Не открывается?
        Катерина пожала плечами и вновь пошевелила ключом.
        - Да нет, вроде открывается, но, как - то с трудом.
        - А ну - ка дай. - Валера взял у нее ключ. - Замок новый?
        - Да. Я переставила его сразу после похорон Володи.
        - Все ясно! Его пытались открыть либо отмычкой, либо чем - то еще.
        - Так, может... значит, он там уже побывал? - догадка заставила ее похолодеть.
        - Не похоже, Катюш. - Валера, приловчившись, отомкнул замок, который был закрыт на два оборота. - Если б он там побывал, то дверь наверняка оставил бы незакрытой.
        Они вошли в квартиру, и Катерина недоверчиво принялась оглядываться по сторонам.
        - Ну, что, убедилась, все в порядке? - спросил Валера.
        - Вроде.
        - Вроде?
        - Да нет, все в полном порядке. Если мою квартиру в таком вот виде можно назвать порядком. Я не убираю ее уже вторую неделю, так что, извини за бардак.
        - Извиняю! - улыбнулся Валера.
        Катерина вздохнула.
        - А мне вот совсем не весело.
        - Мне тоже не нравится все это, Катюш! И в то же время....
        - Что?
        - Если твоя квартира не дает кому - то покоя, значит, в ней есть что поискать! И почему бы нам не сделать это первыми?
        - А, что искать - то, Валер? Я знаю, где у меня лежит каждая вещь, и абсолютно ничего подозрительного среди этих вещей нет! Ты же понимаешь, что кроме меня и Володи в нашу квартиру никто ничего не мог положить, так чего искать-то?
        - То, что искал преступник, когда столкнулся с твоим мужем.
        - Милиция предположила, что он это что-то уже взял.
        - Если приходил второй раз, то, как видишь, не взял еще!
        Катерина, задумалась.
        - Господи, ну, что ему надо? - Деньги, кредитки, драгоценности?
        - Не думаю!
        - Что? Почему ты..... Катерина удивленно на него взглянула.
        Валера сказал это так уверенно, словно что-то знал.
        - Но... Володя ведь отказал бандитам......
        - Думаю, эти здесь совсем не причем!
        - Ты что же.... Ты... что-то знаешь?
        - Нет, Катюш, просто я думаю, будь это бандиты и задайся они такой целью, то опустошили бы вашу квартиру еще в прошлый раз.
        - Но тогда ведь я им помешала! Они просто не успели этого сделать!
        - Я думаю, ты не стала бы для них преградой, Катюш!
        - И они пришили бы меня вслед за Володей?
        - Может быть!
        Катерина тяжело вздохнула, сняла туфли и уселась на диван, обхватив руками согнутые в коленях ноги.
        - А, что ты еще думаешь, Валер?
        - Может, это связано с твоей бабушкой?
        - Вряд ли! Тогда бы копались в ее квартире.
        - Но они ведь уже там копались. У них была впереди целая ночь после убийства. Вдруг они не нашли чего искали, подумав, что это может быть у тебя.
        - Не знаю, Валера, не знаю!
        - Послушай, что я тебе расскажу, Катюш. - И он поведал ей об исчезновении Купидоновских писем и фотографий, а также о том, что нашел облитый кофе клочок отцовской записки с загадочным содержанием.
        - И что все это может значить? - удивилась Катерина.
        Валера пожал плечами.
        - Если б я знал! Но.... думаю, то есть, уверен, что связь между убийствами наших стариков несомненна. И еще, преступник искал именно то, что было спрятано в какой-то там ножке.
        - И у меня?
        - И у тебя, возможно!
        - Господи, да что ж за загадка такая с этой ножкой!
        - Не знаю, Катюш! Разгадать это, в принципе, невозможно. Разве что прояснить через кого - то! Ну, хоть что - нибудь!
        - Да, задачка со всеми неизвестными!
        - Вот именно!
        - Послушай, Катюш, я хотел поговорить с тобой об исчезнувшем пасынке Купидонова, который, похоже, всплыл- таки где - то на горизонте.
        - Так что же ты не поговорил до сих пор?
        - Не решался. Думал, что после смерти мужа тебе сейчас совсем не до этого.
        - Понятно! Ну, что я могу тебе о нем рассказать? Только то, что видела его однажды, когда мне было лет шесть или семь. Мы с бабушкой тогда ездили в Тулу на день рождения Купидонова. Я была у них впервые и познакомилась с женой Дмитрия Сергеевича и его пасынком. Мне он показался тогда взрослым дядей, абсолютно ничем не примечательным, вот, собственно и все.
        - Я хотел спросить, не слышала ли ты от бабушки, что он вернулся или, может, навещал Дмитрия Сергеевича в последнее время?
        - Нет! Ничего не слышала.
        - Понимаешь, Катюш, у меня такие соображения! В записке, адресованной Купидонову, мой отец наверняка обсуждают его возвращение. Отсюда и разговор о приватизации, понимаешь! Выходит, Дмитрий Сергеевич общался со своим пасынком, так ведь?
        - Возможно. И что?
        - А то, что ему, пасынку, может быть известно то, о чем ни твоя бабушка, ни мой отец нам не рассказали.
        - Ты думаешь, что и моя бабушка знала об этой находке в ножке?
        - Уверен! И, думаю, причиной ее убийства могла стать именно эта находка.
        - Так, что же ты молчал до сих пор? Господи! - с упреком воскликнула она, - надо немедленно показать эту записку Камушеву...
        - Подожди, Катюш, не спеши! Я ведь тоже сначала думал обратиться к следователям, а потом передумал.
        - Почему?
        - Потому, что мне самому сначала должно быть хоть что-то ясно. Одним словом, сначала надо разобраться в том, о чем докладывать и к следователям приходить уже с чем - то конкретным. А они пока пусть проверяют другие версии! Не станем сбивать их с пути. Они делают свою работу совсем неплохо, а мы им поможем! То есть, ты сможешь помочь мне, если пожелаешь.
        - Ты еще спрашиваешь!
        - Спасибо, Катюш!
        - Так что же.... что надо делать? - нетерпеливо воскликнула Катерина.
        - Прежде всего, узнать о находке в ножке.
        Катерина разочарованно махнула рукой.
        - Ты же сам только что сказал, это невозможно!
        Я сказал, по записке невозможно догадаться, а вот если найти пасынка Купидонова...
        - А если он тоже ничего не знает? - перебила его Катерина.
        - Тогда будем думать дальше. Кстати, сегодня мы можем проверить и еще кое что!
        - Сегодня? - Катерина взглянула на часы. Было без четверти одиннадцать.
        - Ну, да, сегодня конечно поздно! - улыбнулся Валерий, проследив за ее взглядом.
        - Поздно что?
        - Покопаться в письмах твоей бабушки на Садово - Кудринской.
        - Поехали! - Катерина решительно вскочила с дивана и запихнула ноги в туфли.
        Третья часть
        ГЛАВА 27
        Леонид Викторович "прошелся" по кнопкам домофона.
        - Кто? - послышался голос в рубке.
        - Саня, это я, Леонид.
        Через минуту дверь приветливо запикала.
        - Вы заходите? - спросил у Белова подоспевший в этот момент к нему мужчина.
        - Что? - не понял Леонид Викторович, озабоченный своими мыслями.
        - Вы в подъезд заходите?
        - Ну, да, мне уже открыли, - Леонид Викторович толкнул тяжелую дверь.
        Мужчина вошел вслед за ним, и они направились к лифту.
        Мужчина вошел в лифт первым.
        - Вам на какой? - спросил он.
        - На седьмой.
        - А мне на шестой.
        Выпустив мужчину, и поднявшись еще на один этаж, Леонид Викторович подошел к двери номер 135 и позвонил. Ему открыли.
        - Привет! - послышался голос из квартиры.
        - Привет! - ответил Леонид Викторович.
        Мужчина, ехавший в лифте с Беловым, тем временем, поднялся по ступенькам на седьмой этаж. Подошел к двери, скрывшей Белова, и прислушался. Однако кроме отдаленного невнятного гула голосов ничего не уловил.
        Он вышел на лестничную площадку и закурил. Затем достал мобильник и позвонил Камушеву.
        - Алло! - Андрей Константинович, это младший лейтенант Смуров.
        - Алло! Олег, ну, что там у тебя?
        - Определил номер квартиры. 135. Может, проверите пока, чья?
        - Проверим.
        - А мне что делать?
        - Продолжай следить дальше.
        - За Беловым?
        - Ну да.
        - А за теми, кто окажется в квартире, на всякий случай?
        - Тоже не мешало бы, но тебе одному - то, куда? Ладно, я сейчас кого - нибудь подошлю.
        Белов пробыл в квартире около часа. За это время из управления на подмогу Смурову прибыл лейтенант Локтев.
        - Я перед Беловым уже засветился. - Сказал ему Смуров. - Так что, поведешь его ты, Боря, а я здесь останусь.
        Олегу не пришлось оставаться долго возле объекта слежения. Через несколько минут из квартиры 135 вышел мужчина со спортивной сумкой и направился к метро.
        - Это, наверное, тот, которого Белов, стоя у домофона, называл Саней, - предположил Олег.
        Они с "Саней" доехали до Петровско - Разумовской и отправились на вещевой рынок. "Саня" шагал быстро и вполне целенаправленно. Юрко лавируя между палатками, он, вскоре, подошел к одной из них и заглянул внутрь. Олег направился вслед за ним. Однако его остановил стоящий у входа мужчина.
        - Молодой человек, здесь ничего не продается. - Сказал он.
        - Почему? - удивился Олег.
        - Здесь у нас склад. А все наши вещи в палатке напротив - 27 "А" и "Б".
        - Спасибо! - сказал Олег и вышел не солоно хлебавши.
        "Саня" пробыл в палатке всего несколько минут и, выйдя на улицу, закурил. Сумка по прежнему висела у него на плече, и этот факт почему - то порадовал Олега.
        - Если он собирался с кем - то встречаться, то, похоже, пока не встретился. - Предположил он.
        Спустя некоторое время к "Сане" вышел молодой парень лет девятнадцати, двадцати, и сказал ему "пошли".
        Парень привел "Саню" к какому-то складскому терминалу, и, вытащив мобильник, принялся звонить.
        - Похоже, кого - то приглашают. - Подумал Олег. - А в сумочке, скорей всего, что-то ценное, для передачи. Эх, как бы ее проверить? А, может, рискнуть? - И он принялся звонить Камушеву.
        Майор дал ему добро на досмотр.
        - Если что, в сумочку загляни, Олежка. - Потом что-нибудь придумаем. - Сказал он.
        - А если там ничего такого, Андрей Константинович?
        - Тогда скажи, что ошибся, покажи документы и извинись, понятно?
        - Понятно!
        "Кого-то", а именно высокого широкоплечего детину в джинсовом костюме, ждали минут двадцать. Подельники, - так решил назвать их младший лейтенант Смуров, направились в сторону за угол терминала, обсуждая что-то на ходу. Олег, выдерживая дистанцию, пошел вслед за ними. Он ускорил шаги только тогда, когда отслеживаемая им компания скрылась за углом. Лейтенант заглянул за угол в тот момент, когда троица встала в кружок.
        - Деньги пересчитывают. - Догадался Смуров, и решительно направился к мужчинам.
        Двадцатилетний, первым услышав его шаги, насторожившись, резко обернулся. Олег, тем временем, полез во внутренний карман пиджака за удостоверением. Открыв "корочку", он предъявил ее не ожидавшим такого оборота событий, мужчинам, и от того, поначалу замешкавшимся. Однако, в следующий момент, уже сообразив, тот, который был в джинсовом костюме, - похоже, покупатель, стремительно сунул деньги в карман и не слова ни говоря, дал деру. Молодой, тоже опомнившись, ринулся в другую сторону. "Саня" с тяжелой сумкой на плече, поспешил, было, вслед за ними.
        - Эй, Вас, кажется Саней зову, остановитесь немедленно! - крикнул ему вслед Олег. - Я выслеживаю Вас от самого дома и даже знаю номер квартиры 135 в семнадцатом доме на Садово - Кудринской, откуда Вы вышли. Так что бежать Вам не имеет никакого смысла. Да и догнать Вас я сумею быстро. Сумка - то, судя по всему, тяжелая.
        Мужчина остановился.
        - Это не мое. - И сняв сумку с плеча, поставил ее на землю.
        - Ну, конечно! Оно и видно. То-то вы несли это не свое аж от самого дома.
        - Меня просто просили ее передать, вот и все.
        - Охотно верю. - С иронией сказал лейтенант. - А Вы бы взяли за это деньги и передали тому, кто просил!
        Мужчина молчал. Олег подошел к нему.
        - Растегните сумку. - Приказал он побледневшему Сане.
        Тот нехотя наклонился и растегнул молнию. В сумке стояла стеклянная банка с закручивающейся металлической крышкой. Олег вытащил ее на свет, чтобы рассмотреть содержимое.
        - Ртуть? - спросил он.
        Тот кивнул.
        - Ну, что, придется Вам пройтись со мной, гражданин. И попрошу не отпираться. Предлагаю Вам добровольно отправиться со мной в управление и постараться решить ваши проблемы в наилучшем виде. Если же Вы начнете артачиться, я сейчас же вызову местных милиционеров, и мы составим акт, какой, надеюсь объяснять не надо?
        - Мужчина молчал и стоял не двигаясь.
        Олег достал телефон и набрал номер Камушева.
        - Алло, Андрей Константинович?
        - Да, Олег.
        - Вы установили личность жильца?
        - А тебе что, срочно требуется?
        - Ну, в общем, да!
        - Буренков Александр Степанович...
        Лейтенант, не договорив с майором, нажал на отбой.
        - Александр Степанович Буренков. - Обратился он к задержанному. - Вас, кажется, так зовут?
        Мужчина продолжал молчать.
        - Поехали, Александр Степанович. Нас с Вами уже ждут в управлении.
        По дороге лейтенант Смуров позвонил Камушеву и доложил о том, что везет задержанного с ртутью Буренкова.
        - Все ясно, - сказал Камушев, - похоже эта ртуть Белова. Он ведь работает на оборонном заводе! Значит, денежек решил срубить в столице? А ну - ка, Игорек, позвони Локтеву, узнай, куда его Белов ведет? - велел он лейтенанту Забелину.
        - Сидит в кафетерии, недалеко от метро Петровская - Разумовская. - Сообщил ему капитан.
        - Понятно! Денежки свои поджидает! Ну, что, ребятки, похоже, придется его переадресовать. Пусть здесь у нас дожидается.
        ГЛАВА 28
        Полищук нервно прохаживался возле метро, то и дело поглядывая на часы. Лекция у него должна была начаться уже через час двадцать. Он достал из кармана мобильник и принялся торопливо нажимать на клавиши. Абонент был недоступен.
        - Господи! Неужели она все еще в метро?
        Он убрал телефон, однако через пять минут достал его снова.
        На этот раз ему повезло.
        - Алло, Лена, ну где ты?
        - Только что из метро вышла, к тебе направляюсь.
        - Почему так долго- то?
        - Поезд стоял после Каширки минут двадцать!
        Вскоре Лена появилась в поле его зрения, и Валентин поспешил ей навстречу.
        - Привет! - сказал он, подошел к ней и поцеловал в щеку.
        - Привет! - сухо ответила Лена. - Я же просила тебя дожидаться в машине! - упрекнула она любовника. - Здесь можно нарваться на кого угодно! Университетская же! - и она нервно передернула плечами. - Иди вперед, Валя, и не оглядывайся. Я следом за тобой подойду к машине.
        Валентин повиновался.
        Вскоре они сели в машину. Валентин тронулся и, проехав пару километров, свернул на обочину.
        - Проедь еще немного. - Сказала ему Лена.
        - Лен, ну ты уж совсем законспирировалась! - покачал головой Валентин, но просьбу любовницы выполнил.
        - Припаркуемся вон там, на стоянке, - сказал он. - Дальше я не поеду. У меня скоро лекция начинается, могу опоздать.
        - Хорошо! - согласилась Лена.
        - Ты, Валя, не обижайся, - нежно взглянув на молодого мужчину, сказала она. - Но береженого, как известно, бог бережет!
        - Да я, собственно совсем не прочь отвезти тебя хоть за черту города, но ведь лекция же, сама понимаешь!
        Валентин остановил машину, и нежно обняв любовницу, прикоснулся губами к ее волосам.
        - У меня мало времени, Аленушка, давай решим, что будем делать.
        - Ты знаешь, мне совершенно не с кем договориться. Макарова отказалась, а Галина в тот момент как раз в Турции отдыхала. В общем, я не знаю, чем смогу тебе помочь.
        - А, почему Макарова - то отказалась?
        Лена усмехнулась.
        - С Петькой своим помирилась, и говорит, что инциденты ей совсем ни к чему. Представляешь, полгода лаялись, тряпки делили, и вдруг, на тебе, - помирились.
        - Н-да! - вздохнул Валентин. - Ну, а другие твои подруги?
        - К другим я и обращаться не стану.
        - Почему?
        - Заложат мужу. Из зависти. Они и так вечно косяка давят в мою сторону. Деловой обзывают, зубастой. Для них, только что вылупившихся из-под студенчества, декан факультета МГУ, ого-го какая шишка. А если они еще и про молодого любовника узнают, представляешь, что будет?
        - Ну, что ж теперь делать?
        Лена раздраженно хмыкнула.
        - Ты тоже хорош. И зачем надо было говорить, что находился в это время с любовницей! Почему было не сослаться на друга, или на сестру, в конце концов? Уж она - то никогда бы не отказала тебе в алиби!
        - Ну не сообразил я сразу, растерялся! Что теперь, пойти к ментам и сказать, - извините, уважаемые следователи, я тут запамятовал немного и был, оказывается не у любовницы, а у сестры!
        - Не психуй! - воскликнула Лена.
        - Можно подумать, от того, что я перестану психовать, что-то изменится!
        - Но от того, что ты будешь психовать, тоже ничего не изменится! Знаешь, мне только сейчас пришла мысль обратиться к Галке с просьбой.
        Валентин взглянул на Лену с надеждой.
        - У нее ведь тоже есть сестра Вера, может, она согласится помочь?
        - Поговори! Позвони прямо сейчас Гале и поговори. У меня, к сожалению, очень мало времени на раздумья, а ходить с клеймом подозреваемого в убийстве, сама понимаешь...
        Лена достала мобильник и, отыскав позывные подруги, нажала на вызов.
        - Алло, Галка, привет!
        - Привет, - ответила ей на том конце провода Галина.
        - Галчонок, я звоню по тому же вопросу. Мне тут пришла мысль обратиться с этим к твоей Верочке, может, поможет?
        - Вера? Хватилась! Она уже второй месяц в больнице лежит.
        - А что с ней?
        - Микроинфаркт перенесла.
        - Да как же так?
        - А вот так! Последствия аварии! Не проходят такие вещи даром, Ленка. Ведь она тогда не столько за себя испугалась, сколько за дочь. Ты же помнишь, сколько она ее выхаживала, по санаториям таскала. Нервы и расшатались. А тут еще у Генки ее неприятности на работе. Пришлось мужику уволиться, с долгами семью оставить. На лечение Анечки знаешь, сколько денег ушло, - Галина присвистнула. - В общем, все одно к одному.
        - Ладно, Галочка, извини. - Сказала Лена. - Как ты сама?
        - Нормально. Вчера первый день после отпуска на работу вышла.
        - Послушай, а может, у тебя на работе кто-нибудь найдется?
        - Лен, ну кому охота брать на себя чужие грехи? Ведь не объяснишь же каждому, что прикинуться любовницей твоего Валентина, всего лишь пустая формальность. И потом, тебе ведь надо именно замужнюю женщину, а какая из посторонних захочет рисковать? С мужиком, если что, ссориться? Ты вон, даже сама за себя отвечать не хочешь!
        - Да, ты права. Вот и получается, что подруг вокруг, вроде много, а обратиться за выручкой не к кому.
        Отключив телефон, Лена взглянула на Полищука.
        - Надеюсь, объяснять ничего не надо?
        - Да, чего уж там объяснять! Ладно, - и он взглянул на часы.
        - Мне пора. Поехали, - и взялся за ключ зажигания.
        До университета они доехали молча. Лена вышла у главных ворот, а Валентин проехал дальше.
        - Если что-нибудь придумаешь, позвони! - крикнул он ей вдогонку.
        Лена молча махнула ему рукой и через минуту, слившись со студенческой толпой, направилась к главному зданию МГУ, решив заглянуть к мужу.
        В приемной никого не было, даже секретарши, и Лена без задержек прошла в кабинет Евгения Ивановича. Увидев ее, он удивленно вскинул брови.
        - Лена? Ты откуда?
        - Да вот, в Крокус Сити приезжала кое что прикупить, за одно и к тебе заглянула.
        - А чего ты мне с утра не сказала, что туда собираешься, доехали бы вместе на машине.
        - С утра я туда не планировала. А потом Тамара мне позвонила и пригласила составить ей компанию.
        - Понятно.
        - Ты сегодня во сколько домой?
        - Как всегда после шести объявлюсь.
        Лена подошла к книжному шкафу и принялась рассматривать книги.
        - Так, так, что тут у тебя новенького появилось?
        - Лен, ты чего заехала - то? - насторожился Евгений Иванович.
        Лена обернулась.
        - Да просто так, господи! Скучища, время девать некуда. Чего ты так напрягся?
        - Ну, мало ли, думаю, может чего-то недоговариваешь, хочешь подготовить к неприятным вестям. Всякое ведь в голову приходит!
        Лена подошла к мужу, и, улыбнувшись, погладила его по щеке.
        - Ну о чем неприятном я могу тебе сообщить, дорогой?
        - А я, знаешь, подумал, может сын опять приезжал и наговорил тебе кучу гадостей, да и вообще, жизнь она штука такая, беду ждать не приходится, сама знаешь. Думаю, раз уж ты на работу ко мне приехала, значит, точно что-то стряслось.
        - Ничего у нас не стряслось! У нас все отлично! - Лена нежно провела пальцем по его губам.
        - Ну и слава богу! Тогда похвались покупками!
        - А я ничего не купила.
        - Почему?
        - Знаешь, Томка мне костюм брючный сосватала, по телефону сказала, просто отпад, а мне он не понравился.
        - Чем же?
        - Кричащий какой-то, многоцветный. А у вас тут чего новенького?
        - У нас?
        - Ну да, в университете.
        - Да, что у нас может быть новенького? Ах, да! Есть одна новость. Сегодня по секрету узнал от вышестоящего.
        - Представь себе, в убийстве профессора Ларионова подозревается твой однокурсник Вадим Полищук.
        - Вадим? - Лена почувствовала, как жаркая волна хлынула к ее вискам.
        - Нет!
        - Нет?
        - Я просто хотела сказать, что в это трудно поверить. Вадим был..... Как бы это сказать? Одним словом, по моему мнению, на такой преступление он вряд ли способен.
        - Не знаю, не знаю Аленушка, за что купил, за то и продаю.
        - И что же, каким образом его подозревают?
        - Подробностями оперативники не делились, и вообще, они только намекнули на это. Кстати, хочу тебя предупредить, - не вздумай пока никому об этом растрезвонить. Это держится в секрете. А то начнешь сейчас звонить всем подряд.
        ГЛАВА 29
        Катерина в который уже раз набрала телефон отца и снова услышала, что абонент временно недоступен...
        Она взглянула на часы.
        Странно. Папа обещал приехать сегодня к ней на обед, сказал, что за ним будет торт и мороженое, однако задерживался уже почти на час. Да и телефон его не отвечал. - Странно! - Похоже, придется по бабушкиному способу закутать пока картошку в одеяло.
        Она отправилась на кухню, вытащила мясо из духовки, и накрыла его вместе с картошкой верблюжьим одеялом. А потом принялась сервировать стол. Салат из овощей тоже пока рано резать. Вдруг он еще надолго задержится? Но, что же могло случиться, в конце концов?! Сегодня будний день, его московская родня на работе. Может, он решил заехать в бабушкину квартиру, потому и задержался? А телефон? А телефон, похоже, просто, напросто отключен. Может зарядить забыл? Катерина, подумав, решила пока оставить сервировку стола в покое, и, помыв овощи, аккуратно сложила их на кухонное полотенце, - стекать. Сама же отправилась в комнату, прилегла на диван и включила телевизор.
        Спустя полчаса она дозвонилась, таки, Леониду Викторовичу.
        - Алло, папа, я тебя заждалась совсем!
        - Катюша, я не приеду. - Сообщил Леонид Викторович убитым голосом.
        - Что? Что случилось, папа? - Катерина почувствовала, как краска отхлынула от ее лица. А в голове тут же возник вопрос, - кого еще убили?
        - У меня неприятности, дочка.
        - Да, что случилось, папа, не молчи!
        - Я не могу сейчас с тобой говорить. Я... меня просто выпустили покурить. Ты все потом узнаешь, Катенька, потом.
        - Папа, папа, подожди! Кто тебя выпустил? Где ты?
        - Я в милиции, Катя. Меня задержали.
        - Задержали? За что? - почти во весь голос закричала Катерина, уже приготовившись услышать, что отца задержали за причастность к убийству бабушки.
        - За глупость мою, Катя, проистекающую из сложившихся обстоятельств.
        - Это...Это имеет какое-то отношение к бабушке?
        - Нет, что ты, милая, никакого!
        Катерина перевела дух, тут же почувствовав облегчение.
        - Ну, что же все-таки случилось, папа?
        - Пока я не могу ни о чем тебе рассказать.
        - Ну, что за загадки такие дурацкие! Я же с ума сойду, дожидаясь, пока ты расскажешь! Скажи хотя бы, в какой ты милиции?
        - Я у Камушева на допросе.
        - У Камушева? Сколько ты еще там пробудешь?
        - Не знаю.
        - Папа, я сейчас приеду, слышишь, дождись меня там. - И Катерина отключила мобильник.
        Она приехала в уголовный розыск через час и, назвавшись, принялась умолять дежурного капитана пропустить ее к майору Камушеву. Тот позвонил по телефону, и вскоре Катерина уже поднималась по лестнице на второй этаж, где находился кабинет майора.
        Камушав встретил ее у двери и пригласил присесть.
        - За что Вы задержали моего отца, Андрей Константинович? - буравя майора сквозным взглядом, воскликнула Катерина.
        - Успокойтесь, Екатерина Леонидовна, я сейчас все Вам расскажу.
        Катерина опустила локти на стол и с жадностью взглянула на графин с водой. В горле у нее все пересохло от волнения.
        Камушев, проследил за ее взглядом и нажал на кнопку вызова. Через минуту в кабинет вошел дежурный лейтенант.
        - Владислав, принеси чаю, пожалуйста, - попросил его майор.
        Лейтенант кивнул и тотчас же скрылся за дверью.
        - Вода у нас, похоже, три дня уже не менялась. - Сказал он Катерине. - Уборщица на больничный ушла.
        - Расскажите про папу. - Умоляющим голосом сказала Катерина, - мне сейчас совсем не до воды.
        - А мне показалось, что Вам пить хочется, или я ошибся?
        - Хочется. Но я потерплю, пока чай принесут.
        - Екатерина Леонидовна мы установили слежку за Вашим отцом по причине того, что соседка Софьи Максимовны видела его в день убийства возле дома. И, не скрою от Вас, что подозрение на него все-таки падало. Однако, в результате слежки Леонид Викторович был задержан совершенно по другой причине.
        - Они со своим другом детства Буренковым Александром Степановичем сбывали ртуть. Вернее, сбывал ее Буренков, но принадлежала она Вашему отцу. Он украл ее на оборонном заводе в Красноярске и сам в этом признался. А, чтобы не навлечь подозрение на друга до сбыта ртути, Леонид Викторович не говорил нам, у кого находился в вечер убийства своей матери.
        - Вы, что же, взяли их с поличным?
        - Как Вам сказать?
        В глазах Катерины засветилась цепкая надежда.
        - Что, значит, как сказать, Андрей Константинович?
        - Это значит, взяли не совсем. То есть акт пока не составлен, по причине того, что в момент, когда должно было состояться задержание, покупателям удалось сбежать. Да и не планировали мы никого брать, потому их и упустили. Целью нашего агента была обычная слежка, и задержание это производилось, прямо скажем, не по правилам.
        - Значит, значит...То есть, я понимаю, что папу...Папу за это не накажут? Ну, то есть, не смогут наказать?
        - При желании смогут, конечно. Это не составит большого труда.
        - Ну, а не при желании, Андрей Константинович? Я Вас очень прошу! Умоляю! Ведь я переношу удар за ударом, пожалейте меня!
        Майор покачал головой.
        - Ладно, я постараюсь Вам помочь, но только при одном условии.
        - При каком угодно! - пообещала Катерина.
        - Ваш отец должен вернуть ртуть на завод. По его поведению похоже, что украл он ее и правда впервые, ну, а на первый случай, думаю, придется его простить. Тем более, что продажа, в общем-то не состоялась.
        Камушев взглянул на часы.
        - Пусть ребята попугают его еще немного, для отстрастки, чтобы впредь такими вещами не занимался, до той поры, пока мы с Вами чайку попьем, а потом отпустят.
        - Спасибо Вам огромное, Андрей Константинович, - прослезилась Катерина, - спасибо.
        - Папа, ну зачем, зачем ты это сделал?! - упрекнула отца Катерина, усаживаясь за руль автомобиля.
        - Зачем? - Леонид Викторович устало улыбнулся. - А хочешь, я расскажу тебе дочка, как мы живем?
        Катерина вопросительно на него посмотрела.
        - Лена работает преподавателем, и знаешь, какой у нее оклад? - Десять тысячи триста рублей в месяц! А у меня на заводе десятьс половиной и в основном с задержкой на два, а то и на три месяца! Ты, конечно, спросишь, что же я там торчу и не ухожу на другую, более оплачиваемую работу? Да я бы ушел с радостью, но кто ж меня возьмет в таком возрасте! Частники таких не привечают! Наш старший сын Петя только что закончил институт, подрабатывая во время учебы, где придется за гроши. А теперь пришел черед младшего учить. Сережа был круглым отличником в школе. Ну не посылать же его теперь на работу. Да и куда посылать? В магазин грузчиком? Кому он нужен без образования? Лена очень переживала по этому поводу, ночей не спала. Она прекрасно понимала, что с таким достатком Сережа не сможет учиться в Москве. А сын мечтал об этом с третьего класса. Одним словом, что тут рассказывать! - Леонид Викторович махнул рукой.
        - У нас многие занимались ртутным промыслом, - подворовывали понемногу. Вот и меня на этот раз бес попутал. Решился - таки, ради Сережи. Подумал, - вот обеспечу его на первое время всем необходимым, а там, глядишь, может в Москве куда - нибудь на подработку устроится. Сам как-то приспособится.
        - А я? - воскликнула Катерина. - Почему же ты ко мне не обратился?
        - К тебе?
        Леонид Викторович положил руку на плечо дочери.
        - Я за тебя и так до самой смерти грехов не отмолю, девочка.
        - Что? Что ты говоришь, папа? Ты что же, всю жизнь испытываешь из - за меня чувство вины?
        - Еще какое, Катенька. Ведь ты должна была жить со мной, а не с бабушкой.
        - А как же бабушка? Она, наоборот говорила, что к тебе в Красноярск никогда меня не отпустит, что ей без меня будет очень плохо.
        - Она говорила это, прежде всего, чтобы оправдать меня перед тобой, и еще из-за боязни за Лену. Мама не знала, как она станет относится к тебе, имея собственных детей. Она оберегала тебя, Катенька от мачехи. А ведь ей, пожилой болезненной женщине было нелегко тебя растить, понимаешь? Но, дело, в общем-то во мне. Я принимал такую модель, ложно оправдывая себя одиночеством матери. Меня, скажем прямо, она устраивала, и опять же, прежде всего из-за Лены. Я, Катюша, тоже чего-то побаивался, думая, что, может тебе и впрямь с мамой будет лучше, чем с Леной! Одним словом, я смалодушничал и если обратиться к совести, оправдать это ничем не получится.
        Катерина прослезилась и, притормозив, направила машину на обочину. Они остановились.
        - Папа, тебе не надо себя казнить. Мне и впрямь было хорошо с бабушкой. Мне повезло с ней. Ведь таких, как она, - одна на миллион! Она была мне и матерью и другом. Смешно сказать, но мне даже девчонки иногда завидовали. В общем, я могу сказать прямо, что мне было с бабушкой лучше, чем было бы с Еленой Николаевной. Она, моя старушка, сделала самое главное, - не дала мне почувствовать, что такое ущербность при отсутствии родителей. То есть, твой выбор или даже расчет, оказался правильным. Оно само по себе так сложилось из-за бабушки, из-за ее чутья и любви ко мне. Так что, не мучайся, тем более теперь. Я ведь уже взрослая женщина и все понимаю.
        - Спасибо, Катюша. - Леонид Викторович искусственно закашлялся, чтобы скрыть подступившие к горлу слезы. - Спасибо за понимание.
        - Ладно, папа, хватит лирики. - Катерина достала из сумочки носовой платок, вытерла мокрое лицо и завела машину.
        - Нас дома обед дожидается. - Она взглянула на часы. - Вернее, теперь уже ужин.
        ГЛАВА 30
        Квыча позвонил Бережному на следующий день.
        - Здорово, Толян. Тебе привет от шефа.
        - Здорово, здорово! - нервно отозвался Анатолий.
        - В общем, давай-ка встретимся сегодня и поговорим. Мне тут велено передать тебе кучу всяких наставлений, а это, знаешь ли, не телефонный разговор.
        - Где и когда?
        - А это уж, как ты скажешь. Я, знаешь ли, человек свободный, могу везде и в любое время, а вот ты....
        - Ладно, хорош трепаться, Шура.
        - Давай через час на Проспекте Вернадского.
        - Там, где всегда?
        - Ну да!
        - А, отчего ж через час? От твоего офиса до туда рукой подать.
        - Ну, я в отличии от тебя человек занятой, дела у меня в офисе, понимаешь?
        - Ладно, давай через час.
        Камушеву, тем временем, позвонили оперативники, занимающиеся прослушкой и доложили о готовящейся встрече Бережного и Квычи. Майор вызвал к себе капитана Забелина и велел ему отправляться вслед за Бережным.
        - Ты, Игрек, фотоаппаратик с собой прихвати. Сделай пару, тройку снимков этих дружков. А мы потом их и предъявим Бережному прямо на блюдечке с голубой каемочкой.
        - Хорошо, Андрей Константинович.
        - Да, кстати, ты же не доложил о результатах поездки в Клин к Сомову. - И майор взглянул на часы. - Ладно, отправляйся пока, об этом потом доложишь. Не ровен час опоздаешь прицепиться к Бережному, ищи свищи тогда, где они встречаются.
        Докладываю в общих чертах, Андрей Константинович. - На ходу сообщил капитан. - По-моему, этот Сомов вообще не при делах. Он, похоже, вполне порядочный компаньон. Работает за свою долю с полной отдачей и в лишние места нос не сует.
        - Ладно, ладно, Игорек, с этим Сомовым потом разберемся, поезжай!
        Забелин направился к двери.
        - Ах, да, Андрей Константинович, только что из Тверской области звонил Паша Богатырев. Там, на зоне он связался с Грушевским и просил передать Вам, что с пистолетом ничего не прояснилось. Тот клянется и божится, что выбросил-таки его в окно при задержании. В общем, завтра Паша выезжает оттуда утренним рейсом. Так что прокатился он, можно сказать, вхолостую.
        ГЛАВА 31
        Катерина проснулась без четверти семь.
        - Проспала! - пронзила ее догадка лишь только она, открыв глаза, увидела залитое солнцем окно своей комнаты.
        Ну как было ей не проспать! Ведь она только вчера вернулась домой после нескольких дней отсутствия и дорвалась - таки до накопившихся дел. Последняя партия стирки закончилась в половине первого ночи, да и устала она сразу от всего, порядком. Катерина находилась у свекрови несколько дней в течение которых, по совету Камушева, ей устанавливали охранную сигнализацию. После случая с попыткой "кого-то" проникнуть в ее квартиру, она решила, что до той поры, пока себя не обезопасит, дома одна не останется.
        В прошлый раз, после просмотра писем Купидонова в квартире Софьи Максимовны который не дал ровным счетом никаких отгадок, они с Валерой решили отправиться в Тулу на ее машине. И назначили эту поездку на сегодня. Катерина договорилась, что подъедет к Валере в половине восьмого утра. Она взглянула на часы.
        - Где уж в половине восьмого! Теперь хоть бы к девяти собраться. Придется перезвонить Валере. - И она, вскочив с кровати, первым делом подошла к телефону.
        Валера, выслушав ее, и извинив за опоздание, сказал, что в целях экономии времени, подъедет к ней сам, и велел пока собираться.
        Катерина метнулась к гардеробу.
        - Что надеть? Джинсы и кофточку? - В дальнюю поездку на машине вроде бы в самый раз. Но на улице такая жара...
        Катерина перебрав вещи, отыскала легкие шорты, футболку и панаму, - любимый прошлогодний комплект, приобретенный в Египте, - удобный и комфортный. Джинсы и блузку с рукавами решила прихватить с собой, на всякий случай. Как знать, вдруг им придется задержаться допоздна?
        Вскоре прибыл Валера.
        - Привет! - сказал он и окинул ее, по - летнему одетую, восхищенным взглядом.
        - Ты прекрасно выглядишь, Катюш!
        - Подожди, подожди, я еще панаму надену! - пошутила Катерина, которую приятно тронул его комплимент. А потом пригласила Валеру на кухню.
        - Проходи, - кофейку попьем. Я приготовила его с солью, по твоему рецепту.
        - Как это ты подгадала, сварить его к моему приходу? Телепатия?
        - Нет, все гораздо проще. Я увидела тебя в окно и сразу же поставила турку на плиту. Мы же торопимся, правда? Вот я и подсуетилась.
        - Спасибо!
        После кофе Катерина наскоро ополоснула чашки, запихнула в корзинку приготовленный накануне вечером провиант, и они с Валерой вышли из квартиры.
        Лифт открылся, они вошли, и в тот самый момент, когда дверцы стали медленно смыкаться, Катериной овладел страх. Она машинально схватила Валеру за руку.
        - Что? - не понял он. - Катюш, ты....
        - Извини, у меня рефлекс. На страх. Ну... с того раза. Лифт сомкнулся, и я вдруг ощутила все, как тогда. Господи, неужели это будет повторяться?
        - Ну, что ты! - Валера, обнял ее и нежно прижал к себе.
        ....В Тулу они приехал в три часа дня. Отыскали по адресу на конверте квартиру Купидонова, и первым делом позвонили соседям по площадке.
        Дверь открыла миловидная молодая девушка.
        - Здравствуйте! - сказал ей Валера и улыбнулся. Катерина тоже приветливо кивнула незнакомке.
        - Извините, мы хотели бы поговорить о Вашем покойном соседе, Дмитрии Сергеевиче Купидонове. - Сказал Валерий.
        - Опять? - удивилась девушка.
        Катерина и Валера переглянулись.
        - А, что им кто-то интересовался?
        - Да, московская милиция. А Вы кто? - встревожилась незнакомка.
        - Мы тоже милиция, только частная. - Нашлась Катерина. - Мы из частного сыскного агентства.
        Девушка продолжала смотреть на них с недоверием.
        - Да, вы не бойтесь, - заметив ее замешательство, сказала Катерина. - Нам надо задать Вам всего несколько вопросов. Понимаете, дело в том, что в Москве был убит друг Купидонова, и наше агентство расследует это дело наряду с милицией. Если Вы все же сомневаетесь насчет нас, то можете не приглашать в квартиру. Мы подождем Вас внизу перед домом на лавочке.
        Последнее предложение Катерины показалось девушке вполне приемлемым и безопасным, и она согласилась.
        - Хорошо, я сейчас спущусь. Только квартиру закрою.
        - Не торопитесь, мы подождем. - Любезно сказала Катерина, и, взяв за руку так и не успевшего вклиниться в их с незнакомкой диалог, Валеру, потащила его вниз по лестнице.
        - Ну, ты даешь! - удивился Валера, как только они вышли из подъезда. - Молодец! Думаю, мне стоит подумать, а не пригласить ли тебя на работу в свою юридическую фирму.
        - В Питер?
        - А, почему бы и нет?
        Катерина засмеялась.
        Оля Комарова не рассказала им ничего существенного о исчезнувшем пасынке Купидонова, кроме того, что однажды, заглянув к соседу, увидела его сидящим за письменным столом. Оля тогда, из вежливости поинтересовалась, чем занимается Дмитрий Сергеевич, и тот ответил, что пишет письмо сыну.
        - А его местожительство Вы случайно не узнали? - спросил Валера.
        - Нет. Я этим не интересовалась, зачем мне?
        - А с кем еще мы могли бы поговорить о пасынке Купидонова?
        - Ну, прежде всего с соседями, и еще с моей мамой. Она часто приезжала к бабушке, когда та жила в этой квартире, может, что-то и вспомнит.
        - Скажите, Оля, а квартира Дмитрия Сергеевича кому теперь принадлежит?
        - Понятия не имею. Хотя. - Оля задумалась. - Спустя пару месяцев после его смерти, в квартиру приезжала какая-то женщина, и не один раз. Мы с Геной тогда подумали, что квартиру Дмитрия Сергеевича кому-то продали, и решили, что это наша новая соседка. Однако с тех пор она больше не появлялась, а квартира так и стоит закрытая.
        - Но ведь квартира не может никому не принадлежать? - сказал Валера. - Если она частная, значит, у нее действительно имеется новый владелец.
        - Ничего не могу сказать Вам по этому поводу. - Пожала плечами Оля. - Так Вы поедете к моей маме?
        - Конечно, только с соседями переговорим. - Сказала Катерина.
        - А, может, и меня с собой захватите? Мы с мужем как раз сегодня ее проведать собирались.
        - С удовольствием! - согласилась Катерина. - Вы нам дорогу покажете.
        - И мне удобно! - обрадовалась девушка. - На общественном транспорте не тащиться. Я бы позвонила Гене, сказала, чтобы он отправлялся туда прямо после работы, а сама поехала бы с Вами.
        С соседями, можно сказать, им совсем не повезло. Из восьмерых опрошенных жильцов о приемном сыне Купидонова вспомнили только двое. Причем, один из них, старичок лет семидесяти пяти, проживающий не в доме Купидонова, а в соседнем, где ранее жила жена Дмитрия Сергеевича, сказал, что мальчишкой он был очень хулиганистым. Вечно водился с какими - то непутевыми подростками. И что мать его, - хорошая, душевная женщина, переживала из-за этого. Второй его вспомнила женщина, тоже пожилая. Она сообщила, что в детстве и даже в юности, ребята почему-то дразнили Сашу Дряблый.
        Олина мама, которая жила в другом районе города, сообщила им то, что смутно помнила из рассказов своей матери, соседствующей с четой Купидоновых. Их сын в самом начале перестройки, якобы, влип в какую-то темную историю, связанную с большими деньгами. Одним словом, "попал". Оттого и скрылся из Тулы, заметая следы. Однако о подробностях этой истории она сообщить не могла.
        - Сами-то Купидоновы об этом почти не распространялись, а с мамой моей обсуждали изредка в общих чертах. - Сказала в заключении Антонина Николаевна. - Но с тех пор, как он уехал, соседи его больше не видели.
        - Ну, что ж, скудноватая информация получилась! - отчаялась Катерина после того, как они ушли от последней свидетельницы.
        - Мы узнали самое главное. - Подбодрил ее Валера. - Купидонов переписывался с пасынком, и если наших стариков связывала какая-то тайна, он вполне мог о ней знать. А так как он совсем не показывался в Туле, значит, переписка у них являлась почти единственным способом общения.
        - Почти? - удивилась Катерина.
        - Конечно. До того, как Купидонову поставили телефон. А из незаконченного письма моего отца ясно, что телефон Дмитрию Сергеевичу установили совсем недавно.
        - А мобильник?
        - Похоже, не было у Купидонова мобильника. Ведь мой папа общался с ним только через письма, а звонил изредка на Тульский узел связи, куда Дмитрия Сергеевича вызывали на переговоры.
        - То есть, ты хочешь сказать, что в квартире Дмитрия Сергеевича могут находиться письма пасынка, из которых...
        - Мы, возможно, могли бы что-то узнать! - закончил за нее Валера. - Но, увы!
        Катерина взглянула на него, вопросительно.
        - Придется еще потрудиться и разыскать женщину, которая приезжала сюда по сведениям Оли. Я уверен, что она является владелицей квартиры, иначе зачем ей было туда приезжать?
        - Но у кого она могла ее купить?
        - Предположительно у пасынка Купидонова.
        - А как ты собираешься ее отыскать?
        - Через местный ЖЭК. Можно просто поинтересоваться, кому теперь принадлежит эта квартира.
        - Здорово! - обрадовалась Катерина. - Так почему бы нам туда не отправиться сегодня?
        - Да, что ты, Катюш! Такие учреждения обычно работают до пяти или до шести вечера, а сейчас уже почти восемь! Да и потом, я боюсь нам с тобой, как посторонним, такой информации могут не дать. Лучше не станем рисковать и привлекать к себе внимание.
        - Но как же...
        - У меня на этот счет уже закралась одна мыслишка. Я попытаюсь сделать это официально через свою фирму, под каким-нибудь существенным предлогом.
        Они подошли к машине.
        - Выходит, ехать нам сегодня больше некуда! - заключила Катерина.
        - Как некуда? - В Москву, домой! - улыбнулся Валера.
        И тут Катерину осенила дерзкая идея.
        - А почему бы нам не пробраться в квартиру Купидонова сегодня ночью?
        - Что?
        - Ну... Хотя бы попробовать! Вдруг у нас получится открыть замок?
        - Катюш, ты что?
        - А, что такого? На площадке всего две квартиры. Комаровы как раз уехали. И если постараться сделать это тихо, никто ничего не узнает, а Валер? Мы же только письма поищем!
        Валера задумался.
        - Ну, что мы, зря приезжали в такую даль? - подхлестнула его Катерина.
        Валера задумался.
        - Ну....такой поступок, прямо скажем..... но думаю, стоит попробовать!
        - Стоит! - обрадовалась Катерина. - А пока? Что мы будем делать до ночи?
        - Думаю, закатимся в какой-нибудь местный ресторанчик, как ты на это посмотришь?
        - С удовольствием. Только в самый уютный, идет?
        - Идет! Только как мы определим какой здесь самый уютный, вот вопрос!
        - Положись на меня, - засмеялась Катерина. - Я сумею.
        "Самый уютный" кабачок с названием "Звездный" они нашли в центре города. Народу там было не много. На эстраде работали местные музыканты, наигрывая какой-то блюз. И хоть играли они не профессионально, именно такой репертуар показался Катерине первым признаком желаемого уюта.
        Они с Валерой заказали отдельный столик не в большом общем зале, а в соседнем, где каждое место было отгорожено от соседнего тяжелой портьерой. Меню, на удивление столичных гостей оказалось здесь очень приличным. Катерина пожелала форель, запеченную в тесте с лимонным соусом, бокал белого вина, и салат из овощей. Валера, полагаясь на ее вкус, заказал то же самое и дополнительно блинчики с куриной печенью.
        - А спиртное? - спросила Катерина. - Разве ты не хочешь выпить за успех нашего предстоящего мероприятия?
        - Я воздержусь. - Отказался Валера. - Веселеньким окажется наше мероприятие, в случае чего, а если тебя еще и за рулем застукают пьяную... Ты расслабляйся, Катюш, отдыхай. А машину я поведу.
        - Глупости! - Меня еще никто не проверял на предмет трезвости за рулем. У гаишников, при виде девушек, это обычно не принято. Не порть вечер, Валер! Мне так хочется вина, а в одиночку его пить совсем неинтересно.
        - Хорошо!
        Они ели, пили вино, болтали и танцевали. Катерина и впрямь расслабилась, и оттого была благодарна Валере.
        - Спасибо тебе, Валер!
        - За что?
        - За эту поездку. За ресторан. Я впервые расслабилась после того, что случилось, и это для меня очень важно. - И вообще, дружок, похоже, ты мне нравишься! - добавила она про себя.
        Они поставили машину подальше от дома Купидонова, чтобы она не бросалась в глаза случайным прохожим. Валера собрал все, отыскавшиеся в автомобиле отвертки и ключи, прихватил даже связку ключей от квартиры.
        Катерина засмеялась.
        - Хороши домушники!
        На удивление, возиться с Купидоновским замком долго не пришлось. Примерно через полчаса они оказались в квартире. Но, к сожалению, ничего там не нашли.
        - Странно, - сказал Валера.
        - Что?
        - Писем пасынка здесь не могло не остаться, раз они вели переписку? Не унес же их Дмитрий Сергеевич с собой в могилу!
        - Логично!
        - Выходит, их то-то изъял, Катюш!
        - Может та приходящая женщина?
        - Может быть.
        - Ну, и что ты думаешь насчет всего этого?
        - Что кто-то охотится за письмами наших стариков, а возможно и еще за чем-то.
        - За чем?
        - Думаю, за тем, что отыскал мой отец в какой-то ножке!
        - А может.... Охотник пасынок Купидонова?
        - Ты читаешь мои мысли, Катюш, я только что об этом подумал.
        ГЛАВА 32
        Он лежал на диване в своей одинокой квартире и крутил в руках бриллиант.
        - На сколько, ж, интересно, один такой камушек потянет? Нет ну просто один, без всего остального?...... Да! Жаль! Узнай он о нем пораньше, может жизнь сложилась бы совсем по другому...
        Совсем по другому..... И воспоминания, нахлынувшие в тот же миг, унесли его в далекое детство.
        Саша рос болезненным мальчиком. Заморышем, как окрестила его однажды бабушка. Достатка в семье не было. Мама растила Сашу одна. Она, оказывается, его пригуляла. Это неприятное сообщение Саша услышал, когда ему было девять лет. Его тогда свалила корь, которую он подхватил в школе, и из которой выкарабкивался гораздо дольше своих одноклассников.
        Саша проснулся и хотел, было, позвать бабушку, чтобы та принесла ему клюквенного морса, но в это время услышал, как бабушка с мамой разговаривают на кухне.
        - Не знаю! Вон Севка Невидомский неделю отвалялся, и на тебе, уже на ногах! А наш уже с месяц болеет! Ты поглянь только, и ничто его недуг не берет! - сетовала бабушка. Ты, Верка, коль уж пригуляла дитя, так пригуливала бы от кого поздоровей, а не от этого доходяги Борьки! У него свои дети вечно в соплях ходят, и твой болезненный получился.
        - Тихо! - предостерегающим шепотом произнесла Сашина мать.
        - Да он спит, я только что в комнату заходила. - Сказала бабушка, не убавив тона.
        У Саши екнуло сердце. - Так значит, мама родила его от чужого отца, а своего, о котором она сообщила, что тот умер, у Саши никогда и не было! Этот факт больно резанул его по самолюбию. - Мама, как какая-то воровка, украла отца у чужих детей, чтобы родить собственного? Но почему? Почему она не нашла себе другого мужчину, - свободного? Зачем ей понадобилось рожать его, Сашу от чужого отца? От какого-то Борьки, у которого имеются свои дети? Ведь его мама красивая женщина и стройная. Их соседка, например, тетя Лара, была толстой, по сравнению с мамой, и это Саше очень даже не нравилось. Он, по крайней мере, не хотел, чтобы тетя Лара оказалась его мамой. Или Полина Сергеевна, его учительница. Та, напротив, была очень худой. Такой худой, что даже косточки на плечах выпирали у нее через кофточку или платье. Ребята про себя дразнили ее кощейкой. Сашина же мама, была совершенно нормальной. Без всяких там кощейских косточек и выпирающего вперед живота. К тому же, у нее были очень красивые волосы до плеч. Вьющиеся, каштановые! Так почему же для нее никого не нашлось? - обиженно поджав губы, подумал Саша.
Значит.... выходит, он по правде, никакой не Александр Васильевич? То есть, его отца, которого совсем не существовало, вовсе не звали Василием, как покойного дедушку?! - Саша откинулся на подушку. Его лоб покрыла испарина, - признак затянувшейся болезни и охватившего его волнения. Да, какое там волнение! Отчаяние и обида на весь свет овладели его маленьким сердечком в тот момент! Он и так был в школе каким-то заклеванным. Из-за частых болезней сверстники называли его слабаком и в свою компанию принимали с неохотой. - Да, что от тебя толку? - упрекали его мальчишки. - Футбольную секцию бросил, у тебя ведь то золотуха, то понос! - грубо подстрекали они. - А в хоккейной что? Тренировался, тренировался, а как до соревнований дошло, опять заболел!
        - А если еще и об этом узнают? - со страхом подумал Саша. - Полина Сергеевна ведь часто напоминала, что тайное всегда становится явным! Вдруг рано или поздно его беда станет явной? - Ну и пусть! - с отчаянием подумал он в первый момент, пытаясь смириться с предстоящей перспективой разоблачения! Но потом вдруг в его детском сердечке зародился протест, повлекший за собой озлобленность на невидимых врагов - оскорбителей. - Эх, быть бы сильным, как качки, - герои кинофильмов! Вот тогда бы я им показал! Но, увы, сильным он быть не мог, - природа не позволяла. И тогда мальчик, обуреваемый своим комплексом, по мере взросления стал тянуться к тем, кто в два счета смог бы защитить его от заносчивых сверстников. Он "пристал" к авторитетным дворовым подросткам. Саньке Лукину и Кольке Подгорному - грозным главарям их двора, детям неблагополучных родителей. Они унижали и гнобили всю окрестную детвору. Приняв Сашу в свою компанию, подростки, наделив его " полномочиями", заставляли работать на себя. - Отнимать в школе у сверстников деньги, подворовывать у собственной бабушки самогонку или брагу, которую она
выгоняла для продажи, чтобы получить хоть какую-то копейку в довесок к своей скудной пенсии, а у матери деньги. - Эх, Саня, жалко у тебя отца нет, - говорил ему Коля Подгорный, - кабы был, ты б у него сигаретками разживался.
        И все это Саша делал за единственную плату. - Ты скажи, если что! - обещали ему покровители, - и мы в баранку свернем того, кто косо посмотрит в твою сторону. - И Саша знал, что свернут! И с такой вот защитой ему жилось намного легче. Комплекс удалялся в сторону и не глодал его так, как раньше. Да и у покровителей с отцами тоже была проблема. У Коли Подгорного наравне с Сашей отца вовсе не было, а у его тезки Сани Лукина отец уже давно сделался закоренелым алкоголиком.
        По мере взросления запросы у Сашиных предводителей увеличивались. Главари, со временем, обросли вдруг откуда - то взявшимися себе подобными дружбанами. Теперь их была целая компания. У тех, пришлых, тоже имелись малолетние шавки, которых они так прямо и называли. И такое прозвище со временем, приросло к Саше. Он, поначалу даже обижался на Колю и Саню, которые стали его так именовать, но Саня как - то дружески потрепал его по плечу. - Чего? Ну, чего ты дуешься? Шавки, - щенки, значит, со временем вырастают в больших и грозных собак, как мы с Колькой. Расти пока, малой, настанет и твой черед!
        Взрослые стали секретничать. Иногда, выходя погулять вечером, Саша никого из них не заставал на месте. На его вопросы, - где это вы вчера были? - кто - нибудь из них легонько одаривал его подзатыльником, со словами, - мал еще в серьезные дела свой нос совать. Придет время, узнаешь.
        А время, между тем, пришло быстро, оно оказалось вовсе не за горами, как казалось Саше. И взрослые однажды, откровенно поговорив с ним о своих занятиях, взяли на дело. Взяли по необходимости, заставив Сашу в душе испытать чувство гордости, от ощущения своей незаменимости. Шайка Подгорного тогда "брала" продуктовый магазин в окрестностях Тулы. И единственным свободным от металлических ставней окном в здании было маленькое слуховое оконце на втором этаже. Взрослые, приставив лестницу, взобрались к оконцу, разбили стекло и велели Саше пролезть через отверстие внутрь, а потом открыть ставни в большом окне на первом этаже, которые были защелкнуты изнутри на массивную металлическую щеколду. Трюк был проделан Сашей удачно и быстро. - Молоток! - сказал ему тогда Коля, протиснувшийся первым в разбитое окно.
        С тех пор так и повелось. Саша работал в шайке, ел и пил награбленное до отвала, только вот курить не решался. Он где - то читал, что от курева у малолеток рост замедляется, и такое обстоятельство сильнее всяких уговоров и насмешек старших, удерживало его от приобретения вредной привычки. Дома он теперь не воровал, а напротив, иногда приносил добычу. Правда, понемногу, чтобы это не особо бросалось в глаза маме и бабушке. Говорил, - ребята, мол, угостили.
        Мать Вера Васильевна не поощряла его дружбы с хулиганами, как она называла Подгорного и Лукина, но от гостинцев не отказывалась. - Чего уж там, все равно уже уворовали, - рассуждала она, догадываясь, откуда берутся такие презенты. - Жалко им Сашу, вот и угощают его. Колька Подгорный тоже ведь без отца вырос, вот и сочувствует он моему Сашеньке, - почему-то думала она, будучи уверенной в том, что ее малолетний сын никоим образом самолично не мог иметь отношения к кражам. И вот однажды, взяв обувной склад, старшие вместо денег, выделили Саше несколько пар обуви.
        - Не возьму, - сказал он.
        Те удивленно на него посмотрели.
        - Мамка женилась. - Объяснил свой отказ Саша.
        - Женилась? - заржал Колька. - Вот чурка. Замуж вышла!
        - Ну, замуж вышла. И теперь не велела мне ничего такого домой приносить.
        - Ну и черт с тобой! - сказал Саня, - не бери, нам больше достанется.
        - А дядька - то небось хороший, правильный, а, Санек? - с явным ехидством поддел его Колька.
        Саша пожал плечами. - Не знаю, мол, - еще не разобрался, что он из себя представляет.
        На самом же деле, Саша глубоко уважал своего отчима, и, прежде всего, за отношение Дмитрия Сергеевича к маме. Он увидел, наконец, что в их семье появился человек, который по настоящему любит его обделенную мужской любовью маму. Саша замечал, какими глазами дядя Дима смотрел на маму, и вместо ревности, как у других детей, выросших с одним родителем, наоборот, испытывал чувство довольства. У дяди Димы была своя квартира в соседнем доме, и вскоре они, оставив бабушку, втроем переехали туда. К Саше дядя Дима относился очень хорошо, и опять же, это импонировало подростку. Ибо то обстоятельство, что у его приемного отца не было своих детей, заставляло мальчика думать, что чувства отчима к нему вполне искренние, без всякого там подвоха.
        В этот период Саша стал часто ловить себя на том, что у него все чаще и чаще возникает желание оторваться от шайки Подгорного, - но как? - с отчаянием думал он, прекрасно понимая, что путь назад невозможен.
        И вот однажды случилось непредвиденное. Они тогда отправились "брать" склад стройматериалов. И чего их туда понесло, спрашивается?! Саша отпросился у родителей на ночевку к бабушке, где у него так и осталась своя комната. Квартира находилась на первом этаже, и Саша, как обычно в таких случаях, дождавшись ночи, вылез в окно. Была зима, и в эту ночь сильно пуржило. Ветер задувал за шиворот и даже под куртку, пронизывая его до самых подмышек. Саша шел на дело, проклиная все на свете и ежась от холода, но, куда было деваться?
        Сторожа в эту ночь возле склада не было. Они обошли здание со всех сторон, но так никого и не обнаружили.
        - Убери пока в сумку. - Распорядился Подгорный, обращаясь к одному подельников, который держал наготове кляп и веревку, приготовленные для сторожа. - Он, похоже, домой смотался в такую холодину.
        - А вдруг он внутри? - спросил кто-то.
        - Там разберемся! - решил Коля, и они принялись за работу.
        А сторож и правда оказался внутри. Дрых себе на кушетке в каком-то маленьком закутке с включенным обогревателем. Причем обнаружили его члены шайки по звуку работающего приемника, под который старик, видно, и уснул.
        - Тихо! - скомандовал Саня Лукин, первым услышав звук. И остальные, пробравшиеся в помещение, замерли.
        - Оттуда! - без лишних слов, указал Коля.
        - Вы, четверо, за мной, - он махнул рукой близ стоящим, в числе которых находился подельник с кляпом и веревкой. - А остальным пока здесь стоять, никуда не шастать. Да глядите в оба!
        Они подошли к каптерке и, заглянув в освещенное мутное оконце, обнаружили спящего сторожа. Рядом с кушеткой стояло его ружье.
        - Ну, молодец, дядя, спит себе и в ус не дует! - обрадовался Коля.
        - Пока в стране бардак, мы непобедимы...принялся, было, декламировать один из его дружков.
        - Заткнись! - оборвал его Коля. - Лучше зайди в каптерку и забери ружье, - приказал он говорившему. - Только, чтоб ни звука! Иди, а мы отсюда понаблюдаем.
        - А вязать его не будем?
        - Зачем? Ружье заберем, и кого-нибудь на стреме оставим. Радио играет нам на руку. Он все равно ничего не услышит, чего его будить да связывать? Глядишь, и управимся, покуда он проснется.
        Они так и сделали. Осторожно открыли каптерку, забрали ружье, и снова прикрыв ее, отправились за добычей. На стреме, возле оконца, остался один человек.
        - Свиснешь, если что! - приказал ему Коля.
        Караульному через некоторое время надоело стоять и пялиться на спящего сторожа, и он присел, на оказавшийся рядом обшарпанный старый ящик из под пивных бутылок. В сидячем состоянии окошко находилось у него над головой, и он привставая то и дело, снова усаживался на ящик. А потом, потеряв бдительность и сам заклевал носом.
        Сторож, тем временем, проснулся и первым делом обнаружил, что его ружьецо умыкнули. Он тихо поднялся с кушетки, убавил звук радио и прислушался к доносящемуся со склада шуму.
        - Воруют! - тут же окатила его холодная мысль. - И он, крадучись, вышел из каптерки.
        Караульный, услышав его шаги, очнулся от дремы и, вскочив с ящика, крикнул, - стой!
        Сторож побежал вперед, ослушавшись приказа.
        - Наверное к телефону побежал, зараза! - сообразил караульный, заметивший аппарат, висящий на стене при входе в помещение. Он громко свистнул, и крикнул, - Колька, сюда! Сторож удирает.
        Грабители ринулись к караульному. Один из них зачем-то схватил ружье. Они увидели сторожа в тот момент, когда тот уже снял телефонную трубку и принялся набирать номер.
        - Стоять, гад! - крикнул ему Колька, почувствовавший, что ни один из них не успеет добежать до того момента, покуда сторож не наберет номер милиции. - Положи трубку, стрелять буду!
        Однако сторож никак на это не отреагировал и продолжал набирать номер, а потом и вовсе замер с трубкой возле уха, ожидая приемных гудков.
        - Милицию вызывает, сука! - констатировал Колька, и в этот момент раздался выстрел, после которого в долю секунды сторож с выпущенной из рук трубкой, упал навзничь.
        Саша оглянулся. Ружье держал в руках Санька Лукин. Все, стоящие рядом со стрелявшим, отпрянули от него в тот же миг, а карауливший сторожа, подбежавший тем временем, к телефонному аппарату, хладнокровно перешагнул через него и нажал на рычаг.
        Сторож оказался мертв. Колька, нагнувшийся над ним первым, определил это.
        - На хера же ты стрелял?! - гаркнул он, грозно взглянув на Саньку.
        - Да я.... Я и сам не знаю. - Растерянно ответил тот. - Как - то само вышло.
        - Само, само! - продолжал негодовать Колька. - Ты понимаешь, дурная башка, что если до сих пор на наши шалости милиция по серьезному не смотрела, то теперь спуску не будет!
        - А, что надо было делать по твоему? Позволить ему дозвониться? И потом, я же не собирался его убивать! Я и целился-то в ногу.
        - В ногу, в ногу! А попал в живот. Стрелять сначала надо было научиться, а потом за ружье браться!
        Санька совсем растерялся, и молча уставился на Кольку.
        - Что делать-то, Колян?
        - Что, что! Надо сообразить!
        - А вы не думаете, что он милицию вызвать успел? - спросил кто-то из толпы. - Трубку-то возле уха держал, так может менты уже вызов приняли?
        - Все разом напряглись, - а ведь и правда! Такое вполне могло произойти.
        - Ладно, без паники! Отсюда пока надо смотаться, - решил Коля. - Застрять где-нибудь в сугробах и подождать. Если милиция не нагрянет, тогда вернемся и решим, что делать.
        После этого сообщения он подошел к Саньке, выхватил у него ружье, и, сняв с головы понурого друга вязаную шапку, протер ею ствол и курок. Потом надел шапку на руку, и обхватил импровизированной варежкой ружье.
        - Айда на выход! - скомандовал он, и шайка повалила вперед.
        Саша шел почти последним, и не видел за высокими спинами взрослых, как Колька удалял с ружья отпечатки пальцев Сани Лукина, а если б даже и видел, то все равно сразу не догадался бы из-за страха после случившегося. И потому без возражений принял ружье из рук Подгорного.
        - На-ка, подержи! - сказал ему тот, - мне с собой кое что захватить надо, - и указал рукой вглубь склада.
        - Зачем? Мы что, его с собой возьмем? - спросил Саша, принимая ружье из рук командира.
        - Может, и возьмем, я еще не решил, как будет лучше. - Сказал Колька и, всучив страшную ношу малолетке, отошел в сторону.
        Потом, через минуту вернулся, комкая в руке какую-то безделушку.
        - Знаешь, Санек, брось-ка ты ружье. Я подумал, подумал и решил, что нам все-таки не следует его с собой брать.
        Саша осторожно положил ружье на пол и налегке побежал к выходу, догоняя остальных.
        Убежать они не успели. Милицию сторож все-таки успел вызвать. И лишь только они вышли за ворота склада, как невдалеке раздалась милицейская сирена.
        - Бежать врассыпную! - громко до хрипоты закричал Колька. - Кого поймают, нипочем не сознаваться! Никто ничего не видел и не слышал!
        После этих слов он схватил за руку стоящего возле него Сашу и поволок к большому сугробу.
        - Лука, сбавь ход, подожди! - крикнул Колька на ходу бежавшему впереди них Лукину.
        Тот приостановился, подождал их, и они втроем побежали дальше.
        Затаившись в сугробе, они отдышались первым делом, а потом Подгорный повел странный разговор.
        - Малыш! - впервые за все время, ласково обратился он к Саше, и тот сперва, даже не понял, что такое обращение адресовано ему.
        - Тут такой расклад. Если нас все же застукают, тот Луке за убийство сторожа пятнашка корячится, понимаешь?
        - Ну? - сказал Саша, предчувствуя нехорошее.
        - А если б это, к примеру, сделал ты, несовершеннолетний, то кроме воспитательного процесса в детской комнате милиции, ничего бы не получил.
        Саша почувствовал, как среди окружившего его холодного снега, липкий, потный жар пробирается к нему под куртку, охватывая все тело.
        - Ну я же не стрелял! - воскликнул он. - И не стал бы никогда.
        - Да, это понятно, Сашок. Ясное дело, что не стал бы. И я, знаешь, тоже не стал бы! И Лука не стал, если б подумал вовремя. Но он сделал это машинально, спонтанно, правда ведь, Лука?
        - Правда! - тихо сказал Лукин.
        Так, понимаешь ли, бывает! - принялся пояснять Колька. - Человек совершает что-то совсем не подумав, а потом понимает, что сделал это зря. Но это уж потом. А нам- то теперь что делать?
        - Что? - спросил испуганно Саша.
        - Друга выручать надо. Я не могу, потому, что сам старше его, а ты смог бы, а Сашок? Смог бы ведь?
        Саша, представив себя в роли преступника - убийцы, передернулся. И ему в голову, прежде всего, пришла мысль не о своей собственной участи, - клейме, с которым после взятия на себя такой вины ему придется жить. Он, прежде всего, подумал о Дмитрии Сергеевиче. Даже не о маме, не о бабушке, а именно о нем! Кем он, Саша, предстанет в его глазах, когда признается в убийстве сторожа?
        Нет! Это просто невозможно! Дмитрий Сергеевич не должен услышать от него такого признания.
        Колька и Лука молча ожидали от него ответа. А вдалеке, между тем, менты уже кого-то схватили. Оттуда слышались чьи-то протестующие возгласы. - Отвали! Я вооще не при чем! Мимо шел, понял?
        - Похоже, Коржа взяли. - Констатировал Подгорный, узнав подельника по голосу. - Теперь, глядишь, потихоньку до всех доберутся.
        - Может смотаться пока? - предложил Лука.
        - Ага, смотаешься! - возразил Колька. - На улице вон, светать начинает. Только поднимись из сугроба, они сразу засекут.
        - Сашок, ну, что ж ты молчишь, а? - принялся он вновь пытать своего малолетнего компаньона.
        - Не могу я. - Буквально выдавил из себя Саша.
        - Почему?
        - Потому! - вздохнул Саша. - Мамка не переживет, - схитрил он, и бабка сразу же закочурится от таких вестей.
        - Да, брось ты, Санек. Во- первых, ты скажешь, что сделал это нечаянно. Взял ружье, чтобы сторожа попугать и машинально нажал на курок, вовсе не думая, что оно заряжено. Скажешь, что когда выстрелил, то и сам испугался, вовсе этого не ожидая. Оттого сразу и ружье на пол бросил.
        Саша молчал. Про себя же решил, что ни за что на это не согласится. Даже если Подгорный сейчас всякими ухищрениями, а может даже силой и угрозами выбьет из него это согласие.
        - Давай, давай, Сашок, соглашайся. Ты малолетка несмышленая, да еще, если скажешь, что сделал это нечаянно!!! Тебе ведь ничего не светит, пацан! И мамка тебя поймет и простит, и бабушка. Ну, Сашок, ты чего, не согласен что-ли?
        - Нет! - твердо ответил Саша.
        - Ну ты и падла! Как нос тебе утирать столько лет, так Колька и Саня, а как друзей выручать, ты сразу в сторону!
        Милиционеры, между тем, обнаружили еще несколько человек, спрятавшихся в ближайших сугробах, и двое из них, отделившись от группы захвата, направились в их сторону.
        Уговаривать Сашу уже было некогда, и Подгорный строго сказал.
        - В общем так, сделаешь, как я решил. Признаешься, что выстрелил, но выстрелил нечаянно. Тебе все равно не отвертеться. На ружье отпечатки твоих пальцев, дружок! Разве ты не догадался, для чего я тебе его дал?
        Саша почувствовал, как его затошнило от этого сообщения. Осознав неизбежность предстоящего признания, ему стало плохо. Но это длилось всего лишь минуту, а потом мощный протест, прущий напролом, так свойственный его характеру, обдал его мощной волной.
        - А как же отпечатки Луки? Они ведь тоже там есть! - воскликнул он.
        - Нет! - с победным видом взглянув на мальчугана, сказал Подгорный. - Я их стер его шапкой, а потом специально отдал ружье тебе. В общем, деваться тебе малява, теперь некуда! Признаешься и баста! А если не сделаешь этого, я тебя самого прибью, понял?
        Саша ничего ему на это не ответил.
        Всю банду Подгорного повязали в этот же день. Все, кроме Подгорного с Лукиным сказали, что впопыхах не увидели, кто стрелял в сторожа. Руководители же группировки указали на Сашу. После этого к ним домой приехали два милиционера, один из которых представился следователем тульской прокуратуры, а второй лейтенантом детской комнаты милиции. Сашу допрашивали при маме, которая плакала навзрыд. Удрученный Дмитрий Сергеевич сидел в соседней комнате.
        Саша рассказал все, как было, вплоть до того, что Подгорный приказал никому не сознаваться в том, что убийство совершил Лукин. Одним словом, опросив вслед за Сашей других малолетних грабителей, - шавок, и пригрозив им ответственностью за дачу ложных показаний, милиционеры добились от них настоящего признания.
        В результате за групповое нападение на склад с убийством, Саня Лукин получил десять лет, Коля Подгорный, как руководитель и организатор, семь, остальные взрослые ограничились кто двумя, кто тремя годами лишения свободы.
        На прощание Коля пообещал Саше, что прибьет его после возвращения из тюрьмы, и велел, чтобы тот это хорошо запомнил.
        ГЛАВА 33
        - От чего это вы такие игривые? - спросил Камушев, прикрывая за собой дверь кабинета.
        - Игривые? - Рокотов покачал головой. - Да, смеялись только что, Андрей Константинович. Хором.
        - Я тоже хочу. Просветите.
        - Да, тут наш горе - любовник позвонил.
        - Это кто ж такой?
        - Полищук Валентин Романович, собственной персоной. И сообщил, кто его любовница, у которой он, якобы, находился в момент убийства Ларионова.
        - Ну?
        - Ну, мы и послали туда Игорька Забелина. Он поехал, взял у его дамы сердца свидетельские показания, а вернувшись, так прямо сходу и спросил.
        И ребята снова зашлись смехом.
        Камушев, улыбаясь, вопросительно переводил взгляд с одного на другого.
        - Мне, что тоже ржать вместе с Вами за компанию, или как?
        - Он, Андрей Константинович, поинтересовался, сколько раз Полищук у нее зубы считал, чтобы приступить к тому, зачем пришел. Ну, как в том анекдоте про бабку и солдата.
        - Выходит, она старше его?
        - Угу! Лет на пятнадцать! - сообщили хором оперативники, сквозь смех.
        - Поди и согласилась-то на подлог за одну лишь интимную плату с его стороны!
        - Да, ладно вам, кончайте смеяться. Может, у него болезнь такая, как же ее? Ну, когда мужики увлекаются дамами гораздо старше себя. Муж - то ревнивец у нее хотя бы есть?
        - Есть. На стройке прорабом работает. - Сказал Рокотов.
        - Ну, что ж! Тянет она по нашему мнению на его любовницу или нет, свидетельские показания принимать придется.
        - Не придется, Андрей Константинович. - И ребята, которых уже было не остановить, снова дружно засмеялись.
        - Это было вчера! - сказал Рокотов. - А сегодня все изменилось. Полищук позвонил с утра и сообщил имя своей истиной любовницы. Это бывшая его однокурсница Елена Станиславовна Кононенко, а ныне Забродская, - жена декана факультета МГУ.
        - Ну надо же! - присвистнул Камушев. - И как Полищук решился это обнародовать, если у нас его версия со свидетельницей в общем-то прокатила? Его старушка что ли отказалась подтвердить показания?
        - Нет! Все гораздо смешней!
        - Да, куда уж смешней, у вас и так рты не закрываются.
        - Сегодня ночью муженек, уехавший вроде бы на дачу, внезапно вернулся и застал голубков аккурат в своей профессорской пастели.
        - Выходит горе - преподаватель больше преподавателем не будет? - покачал головой Камушев.
        - Похоже на то! - сказал Забелин. - По крайней мере, на кафедре философии МГУ его точно теперь никто не увидит, чего и желал покойный профессор Ларионов.
        - Так, так! Значит, Полищука из круга подозреваемых выводим! - подытожил Камушев. - А ну - ка, братцы, давайте успокоимся уже и оставим горе-любовника в покое. Полковник меня теребит, а дела, между тем, почти не продвигаются.
        Рассаживайтесь-ка и будем думать.
        Оперативники загремели стульями, и вскоре в кабинете установилась обычная рабочая обстановка.
        - Итак! - начал Камушев. - Что мы имеем на сегодняшний день?
        - Не густо, как и раньше. - Констатировал капитан Забелин.
        Камушев бросил на него строгий взгляд, дабы не перебивал.
        - Круг подозреваемых в лице Белова Леонида Викторовича и Полищука Валентина Романовича, сузился. Значит, по убийству Беловой и Ларионова у нас, практически, ничего нет! Конечно, мы еще подождем соседей, криминалистов, может кто-то и раскачается, но увы, это, как вы сами понимаете, все равно, что ничего! И теперь, в цепи убийств, Ларионов, Белова, Самохин, якобы связанных между собой, хотя, может и не связанных, нам придется идти с обратной стороны. Одним словом, начать с Самохина. Там, похоже, есть, что нарыть. У нас на крючке, по крайней мере, его основной компаньон Бережной, который напрямую связан с бандитами. Вот и возьмемся за эту версию в полную силу, а там, как знать, Софья Максимовна родственница Самохина, может и до нее каким-то образом волна докатится с этой стороны, а потом, может, и до Ларионова, раз он ее ближайший друг, да такой, что почти, как родственник.
        Что там у нас с фотографиями, Игорек? - обратился он к капитану Забелину.
        - Готовы, товарищ майор.
        - Вот и начнем атаку на Бережного. Прямо сегодня.
        ....Звонок застал Бережного как раз перед выходом из офиса. Он собирался съездить на пару часов в рекламное агентство.
        Секретарша окликнула его, уже спускающегося вниз по лестнице.
        - Анатолий Петрович, Вас срочно из милиции спрашивают.
        Анатолий с раздражением покрутил пальцем у виска, укоряя девушку, и злобно прошептал.
        - Ты, что, не могла сказать, что я уехал? Застрянешь тут сейчас с их разговорами, а у меня, между прочим, в агентстве время назначено.
        - Но они сказали что-то срочное, и если вы еще не успели отъехать, просили вернуть.
        - Они на проводе?
        - Да.
        Анатолий вернулся в приемную и взял трубку.
        - Анатолий Петрович, Вам необходимо сейчас же подъехать к нам в отделение. - Сообщил ему майор Камушев
        - Но я сейчас не могу. У меня время в агентстве назначено.
        - Агентство подождет. - Строго сказал майор. - Придется Вам перепланировать свою поездку.
        - А, что, собственно, случилось? К чему такая срочность?
        - Анатолий Петрович, я жду Вас в отделении через сорок минут. Надеюсь, за это время Вы вполне сможете туда добраться.
        По дороге Анатолий связался с Квычей и сообщил, что его срочно вызывают в милицию. Доложил о строгости тона майора и о непринятии со стороны органов никаких возражений на его неявку.
        - Хреновы, похоже дела! - предположил Квыча. - Но ты, Толян, не забывай о нашем вчерашнем разговоре. Гляди, не вздумай расколоться, понял?
        - Да, понял я, понял! Господи! Чего десять раз одно и то же напоминать?
        - Ладно, давай, не дрейфь там! - подбодрил его Квыча напутственно и отключил телефон.
        Он добрался до отделения через полчаса. Дежурный капитан доложил Камушеву о его прибытии, и Анатолий направился в кабинет на второй этаж.
        - Здравствуйте еще раз, Анатолий Петрович. - Поприветствовал его Камушев. - Присаживайтесь.
        В кабинете находился капитан Забелин и старший лейтенант Рокотов.
        Анатолий, присев на стул, почувствовал тревожный холодок в области затылка возникший под пристальными взглядами оперативников.
        - Анатолий Петрович, не удалось ли Вам выяснить, к кому из ваших сослуживцев приезжал Квычкин, - спросил его Камушев.
        - Нет пока.
        - А не к Вам ли он наведывался?
        - Ко мне? - Нет!
        - Зря Вы так утверждаете, Анатолий Петрович. - Ухмыльнулся майор. - Нам ведь сразу рассказала об этом секретарша Самохина. Она видела из окна приемной, как на следующий день после убийства Самохина, Вы садились в машину Квычкина, и никуда не отъезжая, просидели там минут двадцать. И вот, чтобы проверить, верна ли ее информация, мы попробовали проследить за Вами.
        Капитан Забелин достал из папки фотографии и показал их Бережному.
        Анатолий, взглянув на снимки, где он был сфотографирован с Квычей, почувствовал, как его лицо делается пунцовым.
        - Нам известно также, что Вы разговаривали с Квычкиным по телефону после нашего ухода. - Продолжал майор. - Покажите - ка свой телефончик, Анатолий Петрович.
        - Что? - не понял Бережной
        - Телефон покажите, мобильный. - Пояснил ему Рокотов. - У Вас там наверняка забит номер Квычкина.
        Анатолий дрожащей рукой достал мобильник и протянул его майору.
        - Саша, посмотри. - Попросил майор лейтенанта, который тотчас же выхватил телефон из рук Бережного и принялся перелистывать номера абонентов.
        - Вот, пожалуйста. - Он положил мобильник перед Камушевым.
        - Анатолий Петрович, давайте-ка расскажите нам все без лишних препирательств. Я догадываюсь, что Вас, наверняка, припугнули, но все же, думаю, именно сейчас следует все рассказать.
        ГЛАВА 34
        Октябрь 1917 год.
        Они отпустили извозчика, недалеко от пристани. Дальше все равно было не проехать. Людской поток, валивший туда, заполонил все подъездные пути. Ни повозкам, ни каретам туда было не пробраться.
        Князь Аристархов - друг семьи Григорьевых, двое его сыновей и Виктор Николаевич с Валентиной Фроловной, вылезли из повозки, и разобрали по рукам кладь, а потом, слившись с толпой, стали пробираться к пристани.
        - Боже мой, боже мой! - запаниковала Валентина Фроловна. - Нам нипочем не добраться до парохода! А если даже мы и доберемся, ни за что на него не попадем.
        Муж строго взглянул на нее.
        - Я предупреждал Вас, княгиня, что поездка будет не из легких.
        Супруга покорно опустила глаза и приложила руку к губам.
        - Простите, князь, я забылась. Обещаю, что больше не произнесу ни слова.
        В этот день на пароход они и впрямь не попали. Они даже близко не смогли пробраться к нему через толпу, заполонившую все свободное припортовое пространство.
        - Куда прешь, куда прешь?! - рявкнула на князя Аристархова, попытавшегося пробраться сквозь плотный человеческий кордон, ближе всего находящийся у порта, какая-то дама в малиновой шляпе. - Тут люди с рассвета стоят, а он ишь чего! - и она преградила ему путь.
        - Придется нам сегодня ночлег себе искать. - Шепнул он на ухо стоящему рядом князю Григорьеву.
        Они мыкались в поисках ночлега несколько часов. Но ближайшие жилища были заполонены такими же беженцами. Люди уже по несколько дней пытались попасть на пароход, и с рассвета пробирались к пристани со своими пожитками. В случае неудачи, вновь возвращались на ночлег, забронировав места у хозяев заранее за оплату "вперед". Одним словом, Григорьевы и Аристарховы мыкались до тех пор, пока у одной старушки не нашлось освободившееся место.
        - Заходите! - сказала она, когда они постучались к ней в избу.
        - Моим квартирантам видать посчастливилось нонче уехать. Не то вернулись бы уже. Пароход - то в три часа отправился. Да только много вас больно. Мне и не расположить всех - то! Летом оно в сенях можно было, а теперь холодно.
        - Ничего, мы как - нибудь. Можем даже на полу расположиться.
        - На полу-то оно понятно, но где ж его столько пола взять?
        В распоряжении бабули, оказывается, находилось всего полдома. Остальная же половина принадлежала соседям и была перегорожена капитальной стеной.
        - Вот! - хозяйка развела руками, пригласив их в маленькую комнатку. - Размещайтесь здесь, а я на кухоньку отправлюсь. Постелю себе возле печи. Могу и дамочку с собой пригласить.
        - Да, уж пожалуйста! - согласилась Валентина Фроловна, в ужасе представив ночь в одной маленькой комнатушке с четырьмя мужчинами.
        Им еще два дня пришлось ночевать в этом доме. На третий же, случилось непредвиденное. Толпу атаковала невесть откуда взявшаяся конница красных. Они уже почти пробрались к пароходу, когда услышали несколько выстрелов за спиной. Толпа с визгом бросилась врассыпную.
        - Стоять! - повелительно крикнул своим князь Аристархов. - Без паники! - и повернулся к Виктору Николаевичу.
        - Воспользуемся замешательством, - кратко распорядился он.
        - Бери за руку Валентину и тащи к пароходу.
        - Ах! - только и успела вскрикнуть от неожиданности Валентина Фроловна, после того, как супруг, грубо схватив ее за запястье, поволок вперед.
        Они приблизились к трапу, тяжело дыша, а выстрелы, между тем продолжались. И в ответ на них из изрядно поредевшей толпы то тут, то там раздавались испуганные возгласы.
        Валентина Фроловна, машинально пригибалась от каждого выстрела, невольно наклоняя за собой держащего ее за руку супруга.
        - Не волнуйся, Валя, они просто вышли на охоту, чтобы нас попугать! - крикнул Виктор Николаевич. Они не посмеют стрелять в безвинных людей, дорогая!
        В это время раздавшийся за их спиной выстрел, свалил намертво князя Аристархова.
        - Папа! - Папа! - послышались душераздирающие голоса его сыновей.
        - Валя, беги на пароход, живо! - распорядился Виктор Николаевич.
        - Но! - расширенными от ужаса глазами, посмотрев на мужа, попыталась возразить княгиня.
        - Беги! Я только посмотрю, что с Аристарховым и найду тебя там! На вот! Если что, отдай кому - нибудь, чтобы тебя попустили! - И он достал из кармана френча заранее приготовленный узелок, в котором лежали два бриллианта.
        Валентина Фроловна, рука которой, наконец, оказалась свободной от железной до онемения хватки супруга, что есть сил побежала вперед по ступенькам трапа. Ее, к удивлению, никто не задержал на пароходе, и она, лишь только очутившись там, принялась протискиваться к борту. Княгиня, подстрекаемая желанием немедленно увидеть оттуда мужа, пробивала себе путь ногами, руками и даже головой, невзирая на возмущенные возгласы своих несчастных соотечественников и даже тычки со стороны некоторых из них, особо возмущенных.
        Она сразу же увидела супруга, поднимающего ногу на верхнюю ступеньку трапа.
        - Слава тебе господи, - воскликнула княгиня и перекрестилась. И, уже было, повернулась, чтобы оторваться от борта и отправиться навстречу князю, как услышала выстрел. Он резанул ей сердце, словно свинцовая пуля, угодившая в кого - то и на этот раз, отозвалась своим холодным отголоском у нее внутри.
        - Нет! - бесконтрольно, во весь голос воскликнула она, отгоняя страшное предчувствие, и, обернувшись, увидела, как падает князь.
        Валентина Фроловна закричала, - пустите, пустите, это мой муж! Они выстрелили в него, они выстрелили, - и принялась расталкивать толпу изо всех сил.
        Она подбежала к лежащему у трапа князю в тот момент, когда несколько человек, собравшихся возле него, уже принялись оттаскивать его от трапа в сторону. Одним словом, убирали с прохода. Виктор Николаевич был жив и находился в сознании. Пока его тащили, он кричал, скорчившись от боли.
        Княгиня, добравшаяся, наконец, до него, опустилась на колени и прикоснулась своими разгоряченными ладонями к его лицу.
        - Виктор, Виктор! - и слезы покатились из ее глаз.
        - Не плачь, Валя, я не умру. Мне нельзя!
        - Конечно не умрешь! - воскликнула княгиня. - Не я, ни бог этого не допустят!
        И тут Валентина Фроловна опомнилась, и, поднявшись, стала звать на помощь врача. Однако никто не обращал на нее внимания, каждый, в такой суматохе был озабочен только своей собственной судьбой. И тут, среди мечущихся людей она увидела матроса. Валентина Фроловна, оставив раненого мужа, рванулась к нему.
        - Подождите, подождите, - и схватила паренька за рукав.
        - Там... там мой муж, князь Григорьев. Он ранен. Умоляю, помогите найти врача.
        - Вам надо обратиться к капитану. - Сказал матрос. - Он, по моему, только что отправил врача еще к кому - то.
        - А где капитан?
        - Пойдемте, я провожу Вас.
        Они увидели капитана, который как раз выходил из каюты, направляясь к командному пункту отдавать распоряжение об отплытии.
        - Вон капитан. - Указал на своего командира юноша.
        Княгиня бросилась к нему.
        - Господин капитан!
        Капитан обернулся.
        - Там мой муж, князь Григорьев. Он тяжело ранен, Умоляю, помогите. Пошлите к нему врача!
        - Послать? Куда?
        - Он лежит около трапа. Там в стороне. Умоляю, пошлите к нему врача!
        - Но врач только что отправился к человеку, который упал в обморок, и он все еще находится в его каюте.
        Валентина Фроловна, уткнувшись в ладони, зарыдала.
        - Его надо спасти, он не может умереть, помогите, умоляю! - Вот! - и она, вспомнив о бриллиантах, достала их из кармана. Развязав узелок дрожащими руками, Валентина Фроловна протянула его капитану. - Один Вам, один врачу. Эти бриллианты очень, очень дорогие! Умоляю, помогите!
        Капитан, мимолетно взглянув на бриллианты, на мгновение округлил глаза от изумления, оценив примерную их стоимость, и, выхватив тряпицу из рук княгини, поспешно спрятал ее во внутреннем кармане кителя.
        - Сейчас я найду доктора и распоряжусь, чтобы Вашего мужа перенесли в отдельную каюту. - Он подозвал к себе матроса, который привел княгиню, и теперь стоял в стороне, недалеко от них.
        Капитан велел ему взять несколько человек, носилки и перенести раненого в каюту, расположенную рядом с капитанской. Сам же отправился на поиски доктора.
        Доктор, осмотрев князя, сказал, что ранение у него очень серьезное.
        - Ему потребуется операция, чтобы извлечь пулю. Она, похоже, попала под ребро. - Сказал он, ожидавшему его за дверью капитану.
        - Но все равно, надежды мало.
        - Только жене пока ничего не говорите. - Сказал капитан, - пусть надеется, что все будет хорошо.
        - А я и не сказал.
        - Вот и славно, Максим Тихонович.
        Виктор Николаевич попросил супругу, сидящую на стуле возле него, наклониться поближе.
        - Валюша, послушай, что я тебе сейчас скажу.
        - Может, ты помолчишь пока, отдохнешь? - взглянув на его изможденное лицо, забеспокоилась княгиня, видя, как трудно ему разговаривать.
        - Нет, я лучше сначала скажу тебе кое что, а потом уж и отдохну.
        - Не волнуйся, доктор сказал, что ты поправишься. А как только закончатся все хлопоты, связанные с отплытием, он прооперирует тебя.
        - Это хорошо, Валя, но, пожалуйста, не перебивай! У меня в подкладке френча зашито письмо. Оно предназначено членам нашей организации, и ты, в случае моей смерти, должна будешь его передать им через Машеньку.
        - Так Машенька что ж?
        - Да, она состоит в ней. Но мы тебе об этом никогда не говорили. Понимаешь, Валя, все это скоро закончится.
        - Что закончится?
        - Весь этот бардак, который сейчас происходит. Я имею в виду большевизм и все, что с ним связано. И мы снова вернемся в Россию.
        - Когда?
        - Не знаю, но думаю, что долго такой кошмар не продлится.
        Одним словом, в письме содержится очень важная информация о хранении части состояния организации и всяческих документов, касающихся ее. Там все написано, и они с этим разберутся. И еще, это очень важно, Валюша! Скажи Машеньке, что бриллианты надо расположить именно так, как мы с ней проделывали это. Она догадается, о чем идет речь.
        - Но...
        - Все. Этого вполне достаточно. А вот теперь я отдохну.
        И князь прикрыл глаза.
        Он не дожил до операции, и через час скончался. Валентина Фроловна думала, что он все еще спит, когда пришел доктор.
        - Может, не стоит пока его тревожить? - спросила она. - Пусть еще поспит, сил наберется.
        - Простите, княгиня, но медлить нельзя, будем его будить, - и доктор подошел к кровати.
        - Простите, княгиня, - сказал он, опустив глаза, и молча вышел из каюты.
        - Нет! - послышался ему вслед душераздирающий крик несчастной женщины.
        ГЛАВА 35
        Июнь 2009 год.
        Спустя несколько дней после поездки в Тулу, Валера позвонил Катерине как - то вечером и сообщил, что его другу Аркадину удалось выяснить адрес женщины, на которую была оформлена квартира Купидонова. Причем оформлена за несколько месяцев до его смерти.
        - Ничего себе! - воскликнула Катерина. - Вот те на! Выходит, у Дмитрия Сергеевича еще одна родственница объявилась?
        - Мне почему-то так не кажется. - Сказал Валера.
        - А, что же тебе кажется?
        - Я думаю, что она связана с пасынком Купидонова, и Дмитрий Сергеевич оформил на нее квартиру именно по его просьбе. Ведь в письме было ясно написано, что "он все равно вернется" Он! Не она же!
        - Логично! И где же она живет? В Туле?
        - В Москве, Катюш. И я сегодня собираюсь наведаться к ней без предупреждения.
        - Я с тобой! - воскликнула Катерина.
        -
        ...Женщина жила в Кузьминках, на Тихорецком бульваре. Катерина с Валерой подъехали к означенному адресу к шести часам вечера. В подъезде имелся домофон. Валера набрал номер квартиры незнакомки.
        - Кто? - спросил женский голос.
        Валера толкнул в плечо Катерину, желая, чтобы ответила она.
        - Извините. Мне нужна Сухарева Тамара Васильевна. - Сказала Катерина.
        - Это я. - Ответила женщина. - А, что Вы хотели?
        - Поговорить насчет приобретенной Вами квартиры в Туле, которая ранее принадлежала Купидонову Дмитрию Сергеевичу.
        После этого в переговорах возникла пауза, однако, женщина, хоть и явно растерявшаяся, держала ее недолго.
        - А, что, собственно... Что Вас интересует? - спросила она.
        - Извините, но переговариваться по домофону по этому вопросу как-то несподручно. Да и потом, тут у подъезда уже люди собрались, и требуют освободить домофон.
        Валера с одобрением взглянул на Катерину, поблагодарив ее за находчивость. Ведь возле подъезда, кроме них никого не было.
        - Но... Вам придется немного подождать. Я в ванной.
        - Хорошо, через сколько нам перезвонить?
        - Минут через пятнадцать.
        Валера покачал головой.
        - Наверняка взяла время, чтобы с кем-то посоветоваться.
        - Похоже, - согласилась с ним Катерина. - В шесть часов вечера принимать ванну...?
        Через пятнадцать минут женщина предложила Катерине подняться в квартиру.
        Она открыла дверь и увидела, что их двое. Лицо ее тут же насторожилось.
        - Ой! - воскликнула она. - А я думала, что вы одна, - и предусмотрительно накинула на дверь цепочку.
        - Да Вы не волнуйтесь, - начала, было, успокаивать ее Катерина.
        - Простите, я живу одна с ребенком. Я....Я не могу впустить вас двоих.
        - Хорошо, тогда давайте пока переговорим через дверь, а там будет видно. - Нашелся Валера, испугавшись, что женщина, чего доброго, захлопнет дверь у них перед носом.
        - Нас интересует, собственно, один вопрос. Почему Дмитрий Сергеевич Купидонов переоформил свою квартиру на Вас?
        - А, кто вы такие, и почему Вас должен интересовать этот вопрос?
        - Понимаете... начала Катерина, - дело в том, что мы знали этого человека, а точнее, он являлся большим другом моей бабушки и отца этого молодого человека. - Она указала на Валеру.
        - Ну и что же? - пожала плечами незнакомка.
        - Мы знаем, что у Купидонова не было родственников, кроме уехавшего из Тулы несколько лет назад пасынка, - сказал Валера, - и именно его мы желали бы разыскать. То есть, когда мы узнали, что Вам теперь принадлежит квартира Дмитрия Сергеевича, то подумали, - может Вы знаете его пасынка, и подскажете, где его можно найти.
        - Нет! Я не имею никакого отношения к его пасынку. И не представляю, где он может быть.
        - Но кем же тогда Вы приходитесь Купидонову, если он оформил на Вас квартиру? - удивилась Катерина.
        - Я просто хорошая его знакомая. Человек, который часто навещал его в последнее время, вот и все. Потому, собственно, он по своему личному желанию и оформил на меня квартиру.
        - Ну, если Вы хорошая его знакомая, то наверняка должны были знать, что Дмитрий Сергеевич вел переписку со своим пасынком, - сказал Валера, при этом подумав, - темнишь ты, милая! Что - то Оля Комарова даже ни разу не заикнулась о твоих частых визитах к Купидонову. Уж она-то не могла их не заметить!
        - А как Вы познакомились с Дмитрием Сергеевичем? - продолжала расспрашивать женщину Катерина.
        - Какая разница? Это все равно не поможет вам найти его пасынка. - С раздражением ответила незнакомка, давая понять, что не намерена больше ничего обсуждать. - У Вас ко мне все?
        Катерина с Валерой переглянулись, и одновременно пожали плечами.
        - Тогда, прощайте, - сказала женщина, не дождавшись от них ответа на свой вопрос, и захлопнула дверь.
        - Ох, не понравилась мне эта дамочка. - Сказала Катерина, когда они вышли из подъезда.
        - Да, темная лошадка. Я просто уверен, что она знает пасынка Дмитрия Сергеевича.
        - Мне тоже так показалось.
        - А раз она его знает и скрывает это, значит, на то имеется веская причина. Но нам, похоже, о ней никогда не узнать!
        - Валер, а может....может он в тюрьме?
        - В тюрьме? А что..... То есть, ты хочешь сказать, что именно по этой причине Дмитрий Сергеевич мог оформить квартиру на эту самую Тамару.....
        - Логичное предположение. Ты со мной не согласен?
        - Логичное! И Тамара эта.... То есть ее, по той же логике, должны связывать с пасынком Купидонова совсем даже не дружеские отношения.
        - Ну да! Постой, постой! Она сказала, что живет одна с малолетним сыном. Валер, так может....это ребенок пасынка Купидонова?
        ГЛАВА 36
        Саня Лукин и Коля подгорный вышли из тюрьмы почти одновременно, с разницей всего лишь в несколько месяцев. Подгорный, как и положено, отбарабанил свой срок сполна. Лукину же повезло. Он попал под амнистию и вышел досрочно.
        Первая встреча Саши с Колей Подгорным произошла на улице. Саша вышел из магазина и увидел Подгорного, как раз направляющегося туда.
        - О! Какая встреча! - воскликнул Коля, завидев замешкавшегося Сашу еще издалека.
        - Не робей, корешок, убивать я тебя не стану! - и Каля смачно, по блатному, сплюнув через зубы, засмеялся. - Чего с тебя малого было тогда взять!
        И Коля, в знак примирения, протянул Саше руку.
        - Здорово, корешок!
        - Здорово! - ответил ему Саша, протягивая свою.
        - Ну, рассказывай, где ты, как?
        - Я то? Я в техникуме это...учусь после восьмилетки, на юридическом. Заканчиваю уже.
        - Ого! Ученый, значит?
        Саша, ничего не ответив, скромно опустил глаза.
        - Лихо ты к жизни приспосабливаешься, корешок.
        - Да меня, это... дядя Дима туда пропихнул. Он же преподает там. - Сказал Саша в свое оправдание, подспудно понимая, что его учеба вызывает недобрую зависть в душе только что вернувшегося из тюрьмы, Подгорного.
        - Понятно! А вообще, как жизнь?
        - Нормально вроде! - пожал плечами Саша.
        - Ну, что, дружить-то со мной собираешься, или чураться будешь, как все?
        - Нет! - сказал Саша.
        - Что нет? Чураться или дружить?
        - Чураться не буду.
        - Ладно, и на том спасибо. Тогда заходи как-нибудь! Я ведь один теперь живу. - И Коля тяжело вздохнул. - Мать умерла, пока я в тюряге парился.
        - Я знаю. - Сказал Саша. И ему стало жалко несчастного Колю. И потом, душу Саши разъедала скрытая где-то внутри вина. - От того, что он лично, отвертелся тогда от наказания, а они не смогли! Ну, какая, в сущности, разница, совершеннолетним он был или нет, если наряду со всеми оказался на этом складе, и для чего, тоже понятно! И потом, Коля тогда ведь умолял его выручить Лукина, а он отказался! Как знать, возьми он вину на себя, Коле с Саней, может, и не так бы досталось! Дали бы им для порядка года по два, да и все.
        - Да! - подумал Саша. - Жалко Кольку. Мало того, что в тюрьме отсидел, так еще и мать умерла. - И представил, как чувствовал бы себя сейчас на месте бывшего товарища.
        - Я, это...зайду. Завтра. - Сказал он.
        - Заходи, корешок, потолкуем! - дружески улыбнулся ему Коля.
        И Саша стал наведываться к Подгорному.
        Тот встречал его с радостью, фальшивой подоплеки которой Саша в силу своего возраста, еще не мог распознать. И он, считая отношение Подгорного к себе искренним, был ему благодарен. - Значит Колька и вправду его простил! И вина, занозой торчащая в сердце, понемногу ретушировалась, уходила в далекое прошлое вместе с Колькиной тюрягой, о которой он не хотел вспоминать.
        - Что было, то было, - часто говорил он Саше. - Чего о грустном вспоминать?
        У Коли, между тем, часто стали появляться дружки, которых он рекомендовал Саше. А те, увидев у него пацана, кивали в его сторону, со словами, - ну, что, новая смена растет?
        Саша как - то не задавался вопросом, почему у неработающего нигде Подгорного дома всегда имеется еда, а значит и деньги на нее водятся. Это, словно само собой разумеющееся, не заостряло на себе его внимание. А вот когда однажды он увидел у Коляна новенький видак, только что распакованный, - в комнате на полу еще валялась неубранная от него коробка, - то удивился.
        - Видал? - гордо взглянув на входящего Сашу, сказал Коля, и указал рукой на свое приобретение. - Вчера купил. Уже пару боевиков посмотрел даже.
        - Купил? - удивился Саша.
        - А, что? Не имею права? - заржал товарищ.
        - А, деньги?
        - Ах, вон оно что! Ты интересуешься, откуда у меня взялись деньги.
        - Да нет, но... - засмущался от своего невольно вылетевшего вопроса Саша.
        - Ты хочешь спросить, почему это я не работаю нигде, а денежки у меня водятся, да, Сашок? А, может, ты подскажешь, где мне, бывшему заключенному, работу найти? - Коля произнес эти слова с ядовитым упреком. - Это ведь ты у нас чистенький, не испачканный! Это таким, как ты у нас в жизни все пути открыты! Тебя, вон, отчим в техникум пристроил, и ни у кого со стороны техникумовских, небось, даже протеста не возникло! А, может он и для меня там работенку отыщет, а Сашок? Как для твоего закадычного товарища?
        Саша молчал. А в голове пульсировала навязчивая мысль. - Похоже, он все-таки, меня еще не простил!
        - Так я, Сашок, отвечу тебе, по дружбе! В тюрьме тоже люди имеются! И они теперь поддерживают меня, как самая настоящая родня, понял? Они не предали меня, как некоторые в свое время! Не выпихнули пинком из тюряги с голым задом в белый свет, а, наоборот, выручили. Деньжат вот, подбрасывают на первое время. Правило у них такое, понял!
        - Да ты не сердись, Колян, я ведь... - Саша подумал о том, что еще ни разу не принес освободившемуся товарищу ни куска хлеба! Сам же, наоборот, нередко садится к его столу.
        - Ладно, забыли! - и Коля махнул рукой, взглянув на погрязшего в своей вине Сашу, жестом закрыв его оправдания.
        - Иди - ка, лучше сюда, - он принялся расхваливать Саше свой видак.
        Потом они поставили фильм и, усевшись на диван, стали его смотреть. Коля закурил.
        - Хочешь? - предложил он Саше свою сигарету.
        - Нет, ты же знаешь, я не курю.
        - Так и не начал?
        Саша отрицательно покачал головой.
        - Да это не сигарета, на самом деле, - доверительно прошептал Коля Саше на ухо, словно их кто-то мог услышать.
        - А, что? - не понял тот.
        - Дурь. На курни разок, сразу поймешь, что это такое.
        - Нет, ну ее на фиг. - Запротестовал Саша.
        - Дурак! - окрестил его Коля. - Вечно ты всего боишься.
        Через несколько дней Коля доверительно положив руку на плечо Саше, сказал, что дружки ему денег ссужать скоро не станут.
        - На то отводится определенный срок! Пока человек не оклимается.
        - А ты что ж, оклимался уже?
        - Нет пока. Но бескорыстие сотоварищей тоже ведь не вечно. Может ты, Сашок пока поможешь, а?
        - Я? - удивился Саша и внимательно взглянул на Подгорного, чтобы убедиться, шутит он или нет. Однако наткнувшись на озабоченный взгляд Коли, понял, что его товарищ, похоже, говорил серьезно.
        - Чем?
        - Понимаешь, у меня сигареты есть, те с дурью. Их бы продать надо. Ты на дискотеку ходишь и вообще у тебя в городе знакомых полно. Мог бы предложить.
        - А это, что наркотик?
        - Да ты что, с ума сошел? Это просто безобидная травка, и она, между прочим, во многих странах продается в открытую.
        - Во многих странах, но не в России. - Отметил про себя Саша, но вслух об этом не сказал, подумав, - если я ему и на этот раз откажу?... Ладно! Соглашусь, пока он на работу не устроится, а потом скажу баста и точка.
        - Я попробую.
        Коля, удивившись тому, что он так быстро согласился, взглянул на него с недоверием.
        - Ну, попредлагать попробую. - Успокоил его подозрительность Саша.
        Сделавшись продавцом Колиной дури, Саша понемногу вошел в раж. Ведь старший товарищ предусмотрительно, для усиления интереса, отстегивал ему от выручки.
        Вскоре из тюрьмы вышел Саня Лукин, и тут же "пристал" к Колиной команде. Его почему-то тюремные дружки не поддерживали так, как Колю. И он, действительно вышел в белый свет с голым задом. На первое время он даже перебрался жить к одинокому Коле, сетуя на отца - алкоголика, который за время его отсутствия мать совсем до бешенства довел, и пропил все, что было возможно.
        - Да, Лука, тебе туда не надо. - Дружески говорил ему Коля. - Сопьешься еще, чего доброго от такой житухи напару с отцом. - И он подмигнул сидящему рядом Саше, глазами указывая на стакан с водкой, к которому не без желания прикладывался Лукин. - Мы тебя лучше к делу приобщим.
        - Ага, приобщишь ты меня к этому делу. Совсем что ли? - и Лука покрутил у виска. - Меня ж, только что вышедшего, сразу засекут.
        - Да чего ты паришься? Я и не собираюсь тебя на этом светить. Этой мелочевкой пусть Сашок занимается. У него клиенты притертые, не выдадут, и вообще.... Для тебя и другие дела найдутся.
        Саша как - то спросил у Коли, - почему Луке не помогали тюремные дружки, как ему?
        - Петушиной-то роже? - засмеялся Подгорный. - Таким, брат, они не помогают. Доверия не заслужил среди авторитетов.
        Время шло. Саша окончил техникум и устроился на должность юриста в тульский филиал Московского геологоразведочного института, опять же, по рекомендации отчима.
        - Там, Саша, зарплата хоть и небольшая, зато броня на армию имеется. - Сказал ему Дмитрий Сергеевич.
        Маленькая зарплата Сашу не смущала. Ему и так жилось неплохо, благодаря своим побочным заработкам. Он даже начал водиться с подружками, в основном с теми самыми, которым продавал Колины сигареты, зачастую угощая понравившуюся ему девушку бесплатно.
        Мало, помалу Подгорный начал подкидывать ему небольшие порции героина, за реализацию которых отстежки были гораздо более весомыми. Одним словом, паинька-мальчик, днем прилежно работающий в гос. учреждении, а вечерами торгующий наркотиками, вполне устраивал Колю Подгорного и его криминальных дружков.
        Через год мамина подруга пригласила Сашу работать в одну из головных юридических контор города, где зарплата была гораздо выше.
        - А как же армия? - спросил он у мамы с отчимом, - ведь если я уволюсь из института, меня сразу же загребут.
        - Не беспокойся, я договорюсь с Петровским и тебя оставят в институте на четверть ставки, - пообещал ему Дмитрий Сергеевич. - Будешь приходить в институт пару раз в неделю и ладно.
        Саша призадумался и решил согласиться. Мать и отчим, похоже, начали в чем-то его подозревать, понимая, что живет он совсем не по средствам. От того, видно, и придумали эту вторую работу, чтобы его загрузить покруче. Тетю Надю похлопотать попросили, чтобы местечко ему выбила.
        - Еще не хватало, чтобы они догадались о том, что он занимается продажей наркотиков. - Подумал Саша.
        - Ну, ты теперь у нас совсем крутой! - сказал ему Подгорный, как только узнал о второй работе Саши. - Ладно, пацан, развивайся. Набирайся, так сказать, опыта! Может и сгодишься на что со временем.
        После того, как Саша вполне приработался в конторе, дружки Подгорного, между тем, забеспокоились.
        - А мальчик-то подрастает. Поумнеет, может и отцепиться, причем, как зачастую случается, в самый неподходящий момент. - Говорили они Подгорному. - С такой профессией отпускать бы его не хотелось. Подумай, Коля, пора пацана и покрепче зацепить, так, чтобы вырваться не моглось.
        - Подумывал уже. - Сказал Коля. - Может девку какую на нем замочить.
        - Это сейчас не модно, Никола. - Сказал один из дружков. - Да и зачем на парня мокруху вешать? У такого может и крыша съехать.
        - А, что тогда?
        - Подумать надо! Ты говоришь, у него на работе проблемы намечаются?
        - Да не то, чтобы проблемы. Начальником он недоволен. Да и не только он один. Тот организовал из гос. конторы "ООО", - общество с ограниченной ответственностью. Ну, и естественно, себе и своему родственнику отцепил контрольный пакет акций, а всем остальным распределил их по крохе, - пропорционально зарплате каждого.
        - Хм! Так на этом мы и сыграем. Наших твой Сашок почти всех знает, а мы Кореневских попросим выручить.
        ...Как - то к ним в контору явился клиент, - некий солидный мужчина, Смагин Виктор Васильевич, - владелец строительной фирмы. У него случились проблемы на работе. Не так, чтобы большие, но без юристов было не обойтись. Его дело как раз попало к Саше, и он стал им заниматься. Мало помалу, они сдружились. Клиент в благодарность за работу, частенько приглашал Сашу во время встреч то на обед в ближайшее кафе, то, за неимением времени для разговоров, куда-нибудь вечером на ужин.
        Когда дело было завершено в его пользу, он предложил Саше отметить это событие, и даже пригласил его к себе в загородный дом. Народу на приеме было немного, но люди собрались солидные. Когда Саша явился к клиенту на своих стареньких перекупленных Жигулях, то въехав в ворота, чуть было не вернулся назад от стыда. На стоянке стояло несколько иномарок, да таких, что его восьмера рядом с ними выглядела, по меньшей мере, старой истрепанной козой, которую хозяева уже и не доят и не кормят, а ждут когда сама сдохнет.
        На приеме все было по высшему классу, - и еда и выпивка, да и сам дом Виктора Васильевича поразил Сашу своей новомодной роскошью до раскрытого рта.
        Хозяин познакомил молодого юриста со своими гостями, в свою очередь, представив его деловым, умным и предприимчивым человеком. Рассказал о том, как лихо Саша прокрутил его дело, хотя ничего такого лихого сам Саша в своих действиях не видел. Это была обычная его работа. Однако слышать эту преувеличенную похвалу из уст такого солидного человека ему было приятно.
        Когда гости подвыпили и расслабились, между ними начались всякого рода разговоры. - И деловые, и шутливые, перемежаемые хорошими анекдотами. Саша, налив виски, сел на диван. У него вклиниться в разговоры таких людей как-то не получалось. Он стеснялся себя, чувствовал не в своей тарелке. И тут к нему подсел один человек, который при знакомстве представился неким Вадимом Петровичем. На вид ему было лет пятьдесят. И выглядел он, как и все тут, очень солидно.
        Поговорив с Сашей о дежурных пустяках, он вдруг изменил тему разговора.
        - Александр, как Вас по батюшке?
        - Васильевич, - смущено произнес Саша. - Но можно просто Александр.
        - Знаете, Александр, тут некоторые люди в наших кругах собираются открыть солидную юридическую фирму, в которой, кстати, все мы очень заинтересованы. - Сашин новый знакомый указал на гостей. - И я, наслушавшись похвалы про Вас от Смагина, решил кое что предложить.
        У Саши глаза засветились острейшим интересом, и он, усевшись поудобней, внимательно посмотрел на собеседника.
        - Этим людям не хватает толковых ведущих юристов с практикой. Они сейчас ищут таких. И, знаете, готовы даже предложить не просто работу, но и долевое участие в деле. Конечно, при условии, что человек этот внесет свою долю в начальный уставной капитал.
        Саша разочарованно вздохнул, прикинув, что с его то грошовыми накоплениями от продажи наркоты, в такое дело и соваться не стоит.
        - Что Вы скажете на то, если я рекомендую им Вас?
        - У меня денег нет.
        - Экая проблема! Деньги можно ссудить в банке, а еще лучше, занять у знакомых под небольшой процент.
        - Занять-то можно, но это ведь очень рискованно.
        - Глупости! Я вон свое дело только и начал с заемных денег, а так-то откуда их взять?
        Саша постеснялся спросить, какое дело у незнакомца, хотя ему было интересно.
        - И потом, какой риск в таком деле? - продолжал убеждать его Вадим Петрович. - Думаю, что Вам - то уж известно, - юридические услуги стоят недешево, а уж в солидной фирме, где основными клиентами будут багатейшие люди нашего города цены на них должны быть очень приличными. Одним словом, как только фирма начнет работать, деньги потекут в нее рекой! И, скажу Вам не загадывая, окупить свой заем Вы сможете в течении нескольких месяцев.
        Саша, представив себе перспективу предложенного незнакомцем дела, почувствовал, как у него даже щеки запылали от возбуждения, однако, взглянув на ожидающего от него ответ, бизнесмена, нерешительно пожал плечами.
        - А Вы не торопитесь, Александр. Подумайте, прикиньте так и эдак, посоветуйтесь с друзьями, наконец. В общем, если решитесь, то сможете найти меня через Смагина и переговорить.
        После приема Саша явился на работу с таким настроением, будто он отбывает тут последние дни. Он пренебрежительно поглядывал на сослуживцев, а особенно на начальника и его родственника - зама, и представлял, как у них откроются рты, если они узнают вдруг, какое ему поступило предложение. Похвалиться, конечно, хотелось, но увы! В их конторе ушлых было достаточно, а Саша вовсе не являлся первоклассным юристом! Так что, язык надо было держать за зубами, чтобы соперникам даже в голову не пришло попытаться перехватить сделанное ему предложение. Ведь чего было бы проще, чем кому - то из сослуживцев, разыскав клиента Смагина, воспользоваться его знакомством с Вадимом Петровичем и предложить себя, вместо Саши.
        Советом друзей Саша воспользовался на следующий день.
        Коля Подгорный сообщил ему, что наконец-то нашел себе работу.
        - Скоро устраиваюсь в фирму к одному крутому мужику.
        - Что за фирма-то? - поинтересовался Саша.
        - Ювелирная.
        Саша присвистнул.
        - А чего ты там делать будешь?
        - Пока скупать у населения негодное золото.
        - Как это негодное?
        - Ну, ты, Сашок, даешь! Сейчас очень многие продают некондиционные изделия. Поломанные перстни, кольца, цепочки. Вот я и буду их скупать по дешевке, а мужик этот потом будет переплавлять их в новые изделия и продавать, только уже совсем за другие деньги. Усек?
        - Усек.
        - Во! Так что, бабла скоро у меня будет навалом! - принялся мечтать Коля. - Первым делом, справлю себе хорошую тачку, а потом на отдых двину. Закачусь куда - нибудь на юга. Можно было и в Турцию смотаться, но с загранпаспортом у меня заморочки начнутся. Я ж сидящий.
        Сашок, а ты чего смурной такой? Не рад что-ли за меня, а? Или завидуешь?
        Да ты что? Рад, конечно! Просто понимаешь, тут такое дело... - И Саша рассказал Коле о встрече с Вадимом Петровичем и о его предложении.
        Ну, и чего ты нос повесил? Хочешь, я у своего будущего компаньона денег займу?
        Саша недоверчиво взглянул на товарища.
        - А, что? Мы с ним вместе в тюряге сидели, и отношения у нас там сложились, - дай бог каждому!
        - Нет! - испуганно воскликнул Коля. - У него не надо!
        - Почему?
        - Ну... Побаиваюсь я.
        Коля громко вздохнул.
        - Побаиваешься потому, что он в тюряге был?
        - Угу! - признался Саша и опустил голову.
        - Дурак ты Сашок, вот что я тебе скажу! А ты хоть знаешь, за что он сидел, а?
        - Ну?
        - Так вот, я тебе расскажу. Он сидел за скупку икон у населения и за перепродажу их после реставрации. И попался он на этом в совдеповское время, когда это называлось спекуляцией. Сейчас же это называется по другому, - предпринимательский бизнес! - Оформляй под себя фирму, занимайся скупкой и перепродажей, в свое удовольствие, только денежки в виде налогов государству отчисляй. И будешь честным по всем статьям!
        Ты, Сашок, не боись! У мужика этого еще с тех времен денежки водятся. Сообразил припрятать вовремя перед арестом. И лежат они у него пока, без дела, одним словом, не работают. А я попрошу ссудить их тебе под совсем невысокий процент, и то дело. У вас, так сказать, взаимный интерес появится. Ты вступишь в дело, и у него денежки чуток поработают! Чего им зря бока протирать от лежания!
        ... Через некоторое время Коля доставил Саше десять тысяч долларов.
        - Всего лишь под два процента! - гордо заявил он. - Исключительно ради нашей с ним дружбы!
        - Спасибо, Колян, спасибо! - поблагодарил его Саша.
        Деньги он передал лично в руки Вадиму Петровичу, и принялся ждать дальнейших событий. Однако, через некоторое время ему позвонил Вадим Петрович и с прискорбием сообщил, что фирма, еще не успев вступить в свои права, с треском лопнула.
        - Понимаете, Александр, "они", - он имел в виду главных организаторов, открывающих это новое дело, - оказались в таких огромных долгах, что трудно себе представить. Одним словом, узнав, что "они" открывают дело, их "накрыли" кредиторы, и изъяли деньги за долги.
        - А моя доля? - не понял Саша. - Мою - то долю Вы у них забрали?
        - Да, что Вы Александр! Я тут совсем не причем! Меня в этот день и в городе-то не было! А кредиторы забрали все, что имелось в наличке.
        - И мои?
        - Ну, а как же? Не станут же они откладывать десять тысяч долларов для какого-то там Александра, если "те" им должны гораздо больше того, что они изъяли!
        - И что же мне теперь делать? - воскликнул потрясенный Саша и почувствовал, как у него подгибаются колени, а ноги, при этом, становятся ватными.
        ..... - Ну, ты попал! - рявкнул на него со злостью Коля.
        - И меня подставил, падла, перед хорошим человеком!
        Куда мне теперь к нему на работу? Где были твои глаза,
        сучок, когда ты разговаривал с этим своим Вадимом
        Петровичем?
        Саша стоял у порога и держался за косяк, чтобы не упасть. Его не то тошнило, не то мутило, разобрать он не мог. Кровь отлила от лица, а глаза горели прямо аж изнутри.
        - Я повешусь! - тихо сказал он. - Точно! А, что мне еще остается!
        - Ага! Повесится он, как же! А долг твой я что-ли буду отдавать?
        - Да, как же я смогу отдать такие деньги, Колян?
        - А с этим своим клиентом, через которого ты отыскал этого Вадима Петровича, разговаривал?
        - Смагина?
        - Ну, я не знаю, как там его, Смагин или Вагин!
        - Встречался. - Вздохнул Саша.
        - И, что он?
        - А, ничего! - сказал, что может только посочувствовать, и что в жизни сейчас такое случается очень часто!
        - Понятно!
        - В общем, так! Я буду думать!
        - Думать? - удивился Саша.
        - О чем?
        - О том, как ты, придурок, будешь теперь деньги зарабатывать, чтобы долг отдать.
        Зарабатывать Саше не пришлось. В ситуацию вмешалась воля случая.
        Спустя несколько дней он ехал на своей машине по рабочим делам, и, проезжая мимо кинотеатра "Октябрь", мельком увидел машину Коляна. Накануне вечером Подгорный попросил его срочно зайти, однако, самого его дома не оказалось.
        - Вот и спрошу сейчас, чего он хотел, - подумал Саша, и, притормозив, пошел на разворот, чтобы подъехать к стоянке, где стояла "Нива" Подгорного. Пропустив поток машин, Саша, уже, было, закончил маневр, и вдруг увидел Коляна!... Его словно током ударило, и он чуть не врезался в идущую впереди Волгу. Подгорный стоял возле крутой машины, вольно облокотившись на ее черный капот. Саша моментально узнал эту машину. Ауди Смагина. Колян стоял возле нее и любезно разговаривал с двумя мужчинами, вторым из которых оказался Вадим Петрович.
        Саша, собрав всю свою волю, завершил- таки разворот и отъехал в сторону от стоянки, чтобы никто из этих троих не смог его заметить.
        Постояв немного, пока сердце слегка поутихло, он решил, что сейчас возьмет и подъедет к ним, чтобы сразу уличить всех во лжи и сговоре против него, но его что-то остановило.
        - Нет! - сказал он себе. - Я и так поступал слишком опрометчиво, полагаясь на советы этих уродов, совершенно не думая своей головой. Ну, подъеду я, ну наору на них, выплесну все свое возмущение. А, что от этого изменится-то? Да каждый из них придумает тысячу причин, чтобы оправдаться. А может, и оправдываться не станут. Не посчитают нужным. Ну, кто я, в самом деле? И кто они!
        Он постоял еще немного, чтобы придти в себя и суметь добраться до дома, решив, что по рабочим делам уже никуда не поедет.
        - Скажу, что клиент срочно куда-то уехал. А, впрочем, ничего я никому не скажу. - В отчаянии махнул он рукой, и его снова посетила мысль о самоубийстве. - Мне ведь теперь нипочем не отвертеться от них.
        По пути Саша заехал в магазин и купил бутылку водки.
        - Нажрусь! - решил он, может, немного легче станет. Моих все равно сейчас нет, а если окажутся дома, к бабке подамся.
        Он приехал домой, снял ботинки и куртку, небрежно бросив ее на пол, прошел на кухню, достал немытой рукой два соленых огурца из банки и уселся за стол. Выпив залпом пол стакана водки, зачем-то крякнул, а потом вдруг громко рассмеялся сам над собой.
        - Господи! Ну какой же я дурак! Дура. ак! - и принялся бить себя ладонью по голове. Под действием спиртного смех его перешел в слезы, и он, облокотившись на край стола, зашмыгал носом.
        В таком состоянии и застал его внезапно вернувшийся с работы, Дмитрий Сергеевич.
        - Саша, что?...Что случилось? - испуганно воскликнул он. - Что-то с мамой? Саша?
        - Нет! - замотал головой уже совсем опьяневший Саша. - С мамой все в порядке.
        Дмитрий Сергеевич подвинул стул к столу и уселся радом с ним.
        - Рассказывай, что произошло?!
        - Ничего! - попытался отвертеться Саша.
        - Я и вижу! - вздохнул Дмитрий Сергеевич.
        - Расскажи мне все, Саша, я же вижу в каком ты состоянии и понимаю, что случилось что-то очень и очень серьезное. Твоя беда, и моя беда тоже! Пойми, наконец, что я люблю тебя, как родного сына и вот сейчас, глядя на твои страдания, у меня разрывается сердце. Что ж ты все таишь в себе-то, Саша?
        Саша поднял на отчима мутные глаза.
        - А я расскажу! Даже если после этого Вы будете меня призирать! Мне теперь уже все равно! Все рав....но..о! - и он, махнув рукой, все выложил Дмитрию Сергеевичу. И про давнюю дружбу с Подгорным, и про торговлю наркотиками и про заемные баксы.
        - Вот и все! - сказал он в заключении. Теперь я.... и чуть было не сообщил отчиму, что собирается повеситься, однако вовремя остановился. - Теперь я уеду. Куда-нибудь. И больше никогда сюда не вернусь! На хрен я вам с мамкой такой нужен!
        - Тебе и правда надо уехать, - на удивление спокойно, деловым тоном произнес Дмитрий Сергеевич. - И, что-то обдумывая, побарабанил пальцами по столу. - Только вот куда? Надо подумать!
        Саша поднял лицо, запрятанное в ладони, и с удивлением взглянул на отчима.
        - Да, да, ты совершенно прав. Тебе надо куда-то на время уехать. По крайней мере, до тех пор, когда всю эту шайку-лейку не возьмут за горло.
        Саша криво усмехнулся.
        - Возьмут таких, как же! Они будут жить вечно, во все времена! Да я... Сам я, в общем, во всем виноват!
        - Ни в чем ты не виноват. - И Дмитрий Сергеевич участливо погладил его по голове.
        Саша, опешив, чуть не вскочил от такого проявления доброты. Даже мама не гладила его по голове, по крайней мере, лет с пяти точно.
        - Сиди, сиди, Сашенька. - Остановил его отчим. - Один ум хорошо, а два лучше. Мы с тобой что-нибудь придумаем! Мы с тобой обязательно что-нибудь придумаем!
        ....Они придумали отправить Сашу в Вологду. Дмитрий Сергеевич списался со старшим сыном Алевтины Борисовны, Сеней, зять которого в то время был начальником милиции одного из вологодских округов.
        Саша "по тихому" в течение двух недель, уволился с обеих работ. С Подгорным все это время он вел себя покорно.
        - Будешь пока заниматься наркотой в два раза больше. - Сказал ему Коля, - а там я еще что-нибудь придумаю.
        - Хорошо! - сказал ему Саша. - Как скажешь.
        - Как скажешь, как скажешь! - для порядка наступал на него Подгорный. - А куда ты теперь на хрен денешься!
        Сашу отправили в Вологду налегке, без проводов. Он просто вышел из дома с рюкзаком за плечами и чемоданом в руке. О его отъезде не знала даже бабушка, да и Вере Васильевне они с Дмитрием Сергеевичем не сообщили Вологодского адреса. Супруг сказал ей только, что отправляет Сашу к давним знакомым пожить какое-то время.
        Спустя несколько дней после отъезда Саши, Дмитрий Сергеевич велел жене отправиться с визитом к Подгорному и спросить, куда, мол, мог деться Саша. Одним словом, они решили инсценировать его побег, чтобы люди Подгорного к ним не приставали с расспросами.
        Спустя восемь месяцев, Дмитрий Сергеевич прислал Саше письмо с сообщением, что Подгорного посадили. Тот попался на продаже наркотиков.
        - Подгорному дали пять лет. - Написал Дмитрий Сергеевич. - Но ты, Сашенька приезжать не спеши. Его дружки пока все на свободе, а времени с тех пор, как ты уехал, прошло совсем мало. Одним словом, сиди там до лучших времен. Мы с мамой будем держать тебя в курсе дел, а как только хоть что-нибудь прояснится, мы сообщим.
        Прочитав письмо, Саша улыбнулся, удивляясь наивности отчима.
        - Господи, ну, что в такой ситуации может проясниться!
        ...Телефонный звонок отвлек его от раздумий. Он вскочил с дивана и снял трубку.
        - Привет, это я!
        - Привет!
        - Послушай-ка, что я тебе расскажу, дорогой!
        - Что случилось?
        - Сегодня ко мне приходили молодые люди, - мужчина и женщина. Назвались хорошими знакомыми Купидонова. Женщину, по моему, Катей зовут. Она сказала, что твой отчим дружил с ее бабушкой и отцом молодого человека по имени Валера.
        - Ты таких знаешь?
        - Знаю.
        - Я звонила тебе несколько раз, чтобы спросить, пустить их или нет, но ты, как назло, был недоступен, а служебный все время занят.
        - Ну? И, что они хотели?
        - Тебя разыскать.
        - А ты?
        - Сказала, что понятия не имею, кто ты такой, и что с Дмитрием Сергеевичем познакомилась случайно. Ты же сам так велел.
        - Молодец, правильно сделала. Интересно! Как же они на тебя-то вышли?
        - Очень просто. Я полагаю, они ездили в Тулу и узнали, кому принадлежит квартира твоего отчима.
        - Ладно, Том, я все понял.
        - Ну, и что ты на это скажешь?
        - Пока ничего.
        - А если они опять придут?
        - Ничего страшного. Ты меня ведь все равно не знаешь, так о чем может быть разговор.
        ГЛАВА 37
        Анатолий громко вздохнул, и, собравшись с мыслями начал свой рассказ.
        - Все произошло из-за того, что я пахал на шефа больше его самого, а платил он мне, на мой взгляд, недостаточно.
        - Так! - подбодрил его Камушев.
        - Ну и вот. Однажды в баре я встретился с Квычкиным.
        - Встретились или познакомились?
        - Встретился. Мы ведь были знакомы. Они, то есть, Таможенные, крышевали мой магазин, когда я еще работал один без Самохина.
        - Понятно, ну и?
        Мы выпили, потолковали о жизни. Квыча, то есть, Квычкин, поинтересовался, как мне работается с Самохиным.
        - Поди жируете от бескрышия? - спросил он.
        - А я возьми, да и ответь, - кто жирует, а кто только объедки со стола подбирает! Одним словом, дернул меня черт поплакаться ему в жилетку. Рассказать о том, как несправедливо Самохин распределяет полученную от нашей совместной работы прибыль.
        - Значит, обижает тебя Самохин, - заключил Квыча. - Нехорошо!
        - Да! - сказал я, - так что, мне один черт, под крышей мы работаем или без. Мне все равно от этой работы только копейки достаются.
        - Хороши копейки. - Покачал головой Камушев. - Судя по Вашему сегодняшнему материальному положению...
        - Да, Вы бы знали, сколько Самохин имел по сравнению со мной! - взорвался Бережной, перебив майора.
        - Ладно, рассказывайте дальше. - Остановил его Камушев.
        - Потом Квыча спросил, - а, правда, что родственничка Самохинского из верхов туранули?
        - Правда! - сказал я, - только вам-то об этом откуда известно? Ведь никто пока ничего не обнародовал.
        Квыча усмехнулся.
        - Дурак ты, Толян! Там, наверху, еще пукнуть не успеют, а нам уже запах чуется! Знаем мы, откуда запахи улавливать надо. Профессия такая!
        - Да! А вы, я гляжу, с тех пор тоже высоко поднялись. Теперь, похоже, покрупней рыбу ловите, чего вам отдельные небольшие магазинчики? Только путанка под ногами!
        - Ну, почему ж, мы ничего не чураемся! Копейка, Толя, рубль бережет! А то, что по крупняку вдарять пытаемся, так это ж, благородное дело! - Лучше у богатого побольше взять, чтобы бедного не обидеть. Рабочие кадры, Толя, беречь надо. И потом, чего ж не взлетать, если можется? Ты, вон, не можешь, так и сидишь в заднице! Куда тебе с твоим Самохиным тягаться?
        Бережной умолк и попросил закурить. Рокотов угостил его сигаретой.
        - Я курить бросаю, потому и не взял с собой, - сообщил он, оправдываясь.
        - Ничего, я не обедняю. - Шутливо успокоил его лейтенант.
        - Ну, так, и что дальше? - принялся поторапливать его майор.
        - Дальше? - В общем, нажаловался я ему спьяну на свое нелегкое сосуществование с Самохиным, на том мы и расстались. А через некоторое время, Квыча, очевидно переговорив об этом с Таможенным, позвонил мне и попросил встретиться.
        - Поговорить надо, - сказал он, - дело есть.
        Мы встретились на следующий день, и Квыча сделал мне предложение. Они, то есть "Таможенные", были не прочь сесть на хвост Самохину. Но, в деле этом было одно "НО"! Зона торговли находилась на нейтральной территории. Нейтральной эта территория считалась потому, что Самохина вообще никто не трогал, из-за его родственника, под началом которого и родилась, собственно, эта фирма. Теперь же, со снятием родственника, на Самохина вполне можно было наехать. Но, увы, конкурентам могло это не понравиться. Одним словом, чтобы зацепить теперь уже свободного от влияния "высших" Самохина, была необходима веская причина этой самой зацепки со стороны Таможенных. Ведь территория, считай, находилась на сторонах обеих группировок. В противном случае, конфликт с Моргуновскими был бы неизбежен.
        - Вот, мы и придумали, Толя, одну фенечку! - сказал Квыча. - Так как ты работал с нами до Самохина, то тебе и козырь в руки.
        - Что это значит? - не понял Бережной.
        - Одним словом, тут такой расклад! Родилась версия, что ты, якобы, работая с нами, задолжал.
        - Что?
        - Тихо, не ершись! Послушай-ка дальше. А задолжал ты по той причине, что взял заем у Таможенного по старой дружбе на то, чтобы слиться с Самохой! Отдать обещал со временем, в процентах. Но, увы! Должок канул в лету! Ты, якобы, прикрываясь защитой высокого родственника Самохи, платить отказался. Объяснив это тем, что всего лишь взял свое, - то, что мы стягивали с тебя ранее за магазин.
        - Да, разве они поверят в такую чушь? Вы, по логике, за такие дела, давно бы меня замочили.
        - Поверят! У нашего брата на этот счет, тоже ведь свои заморочки. Ну, прикинь! Замочить тебя, это значит, себя обнаружить! А ты нужен Самохе. Тот сообщает о мокрухе родственнику и подставляет нас. А там и понеслось! Родственник связывается с кем?.... Надеюсь, дальше тебе сообщать не надо!
        - Ладно, ну и что?
        - Одним словом, ты нам задолжал, и теперь мы, узнав об отсутствии прикрытия Самохина, захотели вытянуть из тебя свой должок. От того, по праву, и прибрали фирмочку к рукам первыми. Вот такая заморочка, Толян! И тебе, при разборках, надо будет это подтвердить!
        - А, на хрена мне все это нужно? - спросил Бережной. - Вы, что, заставите меня все это сделать насильно, так сказать, по старой дружбе?
        - Зачем? Мы будем периодически отстегивать тебе со сборов!
        - Ага, отстегнете вы!
        - Напрасно ты так, Толян. У Таможенного слово крепкое. Это я тебе говорю. Если сказал, что будет отстегивать за помощь, значит, так и будет. И потом, мало ли что! Свой человек в стае противника всегда пригодится.
        - В общем, Квыча тогда дал мне сутки на размышление, после чего я согласился. - Заключил Бережной.
        - Согласились, значит? - покачал головой Камушев.
        - Ну да! Вы думаете, у меня был другой выход, или я смог бы свободно от этого отказаться, после того, как они меня в это посвятили? - Да, откажись я, они бы точно меня прибили! Теперь - то им бояться было некого!
        - Ладно! - Устало вздохнул Камушев. - Рассказывайте, как в этой связи разворачивались события дальше?
        - Дальше? Дальше все было очень просто. Они вышли на Самохина и сообщили ему о том, что теперь он должен им платить. Тот, естественно, спросил, - с какого хрена? Я, мол, никому не платил, и платить не собираюсь. - Те стали давить, напирать, как они умеют. Самохин не соглашался. И тогда Таможенные решили действовать более жестко. Первым в плане стояло похищение его молодой жены, что они и собрались осуществить в ближайшее время. Дальше, собственно, я ничего не знаю, потому, что Володю убили.
        - Значит, хотели похитить жену, а пришлось убить мужа! - сказал Камушев.
        - А, что, уже известно, что это они его... - Побледнел Бережной.
        - Это одна из версий. - Сказал майор. - Пока.
        - А Вы, Анатолий Петрович, что думаете на счет этого?
        - Не знаю. Я...Вообще-то я думаю у них не было на это резона.
        - Почему же? Устранив строптивого Самохина, они бы на его место определили Вас, и, в связи с этим, выиграли бы вдвойне. Во - первых, версия насчет Вашего долга в лице Моргуновских заработала бы тогда в полную силу, и во- вторых, у бандитов отпала бы необходимость вымогать выплаты у Самохина. Вы бы отдавали их добровольно!
        - Я так не думаю. - Сказал Бережной. - Угрожать они умеют искусно, и им бы ничего не стоило в скором времени "уговорить" Самохина. Во всяком случае, убивать его было совсем еще рано. Ведь Таможенные только начали над ним работать. И потом.... - Бережной замялся.
        - Что? - спросил Камушев.
        - Это, конечно, ничего не значит, но Квычкин уверял меня в том, что Володю они не убивали.
        - Это они накануне выкрали ключи из машины Самохина? - спросил Камушев.
        - Они. Случайно. Квыча, простите, Квычкин с ребятами, тогда поехали вслед за Володей прямо от офиса. Дело в том, что на этот раз он отказался встретиться с ними и сообщил, что в случае, если они нагрянут в офис, позвонит куда надо. И вот, чтобы не нарываться на скандал, Таможенные решили его попасти по дороге. А тут такой случай, - им удалось добыть ключи, совершенно на это не рассчитывая. В общем, добыв ключи, останавливать они его не стали, чтобы не обнаружить свою причастность к этому делу. Квычкин тут же позвонил мне и узнал, стоит ли их квартира на охране. Я сказал, что нет, и он этому очень обрадовался.
        - И потому, на радостях, тут же сообщил Вам, что они выкрали ключи у Самохина. - Сказал Камушев.
        - Нет. Он сообщил мне об этом чуть позже. Они, прежде чем похитить Катерину, решили покопаться в квартире. Может, документы какие- нибудь найти для шантажа и вообще... Потому, Квычкин позвонил и спросил у меня, чего такого криминального мог хранить дома Володя и где, а потом сообщил, что они, на удачу, добыли его ключи. И теперь, если покопаться в квартире, то, может, и жену его похищать не придется. Чего с ней лишний раз заморачиваться!
        - Понятно!
        - А потом Володю убили. Я тоже подумал тогда, что это дело рук Таможенных, а, поразмыслив, все-таки, засомневался.
        - Но если Вы говорите, что понятия не имеете, кто это мог быть еще, почему же сомневаетесь в том, что это сделали бандиты?
        Бережной пожал плечами.
        - Не могу я ничего сказать точно. Мотивов у них пока, вроде не было, но, может....Может они встретились с ним в квартире случайно, и это произошло непреднамеренно? Я не знаю!
        ГЛАВА 38
        Катерину разбудил звонок в дверь.
        - Иду, иду! - крикнула она, на ходу надевая тапки и запахивая халат.
        - Это, наверное, Данила Павлович. - Подумала она, взглянув на часы.
        Сосед договорился с ней накануне вечером, что она присмотрит за его попугаем. Он уезжал на три дня в Обнинск на свадьбу племянницы.
        - Доброе утро, Катя! - поздоровался с ней сосед, держащий клетку с волнистым попугайчиком.
        - Здравствуйте, Данила Павлович, проходите! - ответила Катерина, распахивая ему дверь пошире.
        Сосед зашел в квартиру, поставил клетку на пол, а рядом целлофановый пакет.
        - Это корм, Катюш. На два дня ему хватит, только, будь добра, не забывай наливать свежей водички.
        - Не беспокойтесь, Данила Павлович. - Улыбнулась Катерина. - Я же с Тишкой не первый раз в няньках сижу! Мы его и накормим и напоим и полетать выпустим! - Да, Тишунь? - И Катерина игриво поскребла пальцем по прутьям клетки.
        - Ну, ладно, тогда будьте здоровы! Я поехал.
        - Удачного веселья Вам, Данила Павлович! - пожелала ему на прощание Катерина. Она взяла клетку и понесла ее в комнату.
        - Куда же тебя примостить, а Тихон? - И оглядевшись, определила клетку на трельяж.
        - Будешь, Тишунь, в зеркало на себя смотреть, любоваться.
        Попугай, между тем, заметался в клетке, желая свободы.
        - Что, хочешь на волю? А, Тишунь? Маленький! Всю ночь просидел в этой противной клетке! Сейчас, сейчас, мой хороший, я только форточку закрою и выпущу тебя полетать.
        Она так и сделала, но тут же об этом пожалела.
        Тихон, вырвавшись на свободу, принялся беспорядочно метаться по комнате, и даже в прихожую залетел. Птица волновалась. - Надо было повременить, - подумала Катерина, - дать ему попривыкнуть, осмотреться. Попугай, тем временем, снова нырнул в прихожую и затих. Катерина последовала вслед за ним. Птицы нигде не было видно. Она осмотрелась и вдруг услышала шорох, раздающийся из-за шкафа.
        - Господи! испугалась Катерина и, рванувшись к шкафу, налегла на боковую поверхность, а потом двинула его плечом от стены. Шкаф, с трудом подавшись, сдвинулся с места, образовав небольшую щель.
        - Тиша, Тиша, вылетай оттуда немедленно! - чуть не плача, воскликнула Катерина. Попугай не издавал ни звука.
        Катерина побежала на кухню, схватила табурет, поставила его к шкафу, и, взобравшись, заглянула за шкаф. Тихон преспокойно расхаживал по полу возле самого плинтуса.
        - Фу! - с облегчением вздохнула Катерина. - Вот поганец-то! Устроил мне с утра разминочку! И моральную и физическую!
        И тут ее взгляд упал на сверток, лежащий на шкафу.
        - Это же бабушкин! - Катерина вспомнила, как Софья Максимовна насильно всучила ей этот сверток как раз перед смертью. А она, вернувшись домой, машинально закинула его на гардероб, решив потом как-нибудь взглянуть, что там находится. И, конечно же, в свете последующих событий, совершенно об этом забыла.
        Выгнав попугая с помощью зонтика-трости, попавшегося под руку и усадив его в клетку, Катерина взяла бабушкин сверток и отправилась с ним в комнату. Сорвав коричневую полоску скотча, Катерина развернула газету. Первоначально ее взору предстали два меховых воротника, пропахших нафталином. - Норковый и песцовый. Катерина грустно улыбнулась, разглядывая бабушкино богатство, и в нос ей ударила соленая слеза. Под воротниками лежала пластмассовая коробочка. Катерина открыла крышку и обнаружила в ней бабушкины драгоценности. - Обручальное кольцо, три золотых перстня, две пары сережек, цепочку и маленькие позолоченные часики. - А это что такое? - рядом с золотым арсеналом лежал замшевый мешочек, наскоро зашитый белыми неровными стежками. Катерина нащупала что-то твердое.
        - Хм! - удивилась она, и попыталась распороть мешочек вручную.
        Ее усилия оказались напрасными. Бабуля зашила его суровой ниткой.
        Распоров мешочек с помощью ножниц, Катерина извлекла оттуда свернутую вчетверо записку и камень, который.....О, господи! Который был очень похож на настоящий бриллиант. У Катерины расширились глаза от изумления. Такой огромный?
        - Нет! Это.... Это просто не может быть бриллиантом, - не веря своим глазам, подумала она. - Откуда у бабушки могло взяться такое богатство? Нет! Это.... не может быть бриллиантом! - продолжала она убеждать себя, при этом, невольно вытягивая руку с надетым на палец бриллиантовым кольцом, и сравнивая его блеск с этим огромным камнем.
        Продолжая смотреть на камень, Катерина отложила его в сторону и развернула бабушкину записку, которая лежала тут же в мешочке.
        ...... Катюша, в этом мешочке лежит бриллиант. - Прочла она первые строки, и невольно ахнув, приложила руку к губам.
        ......он был подарен мне Ларионовым Виталием Михайловичем еще в детстве. Мы тогда, правда, и сами не знали, что у маленького Витальки в шкатулке находятся бриллианты, думая, что это обычные стеклянные безделушки, и откуда у него взялась эта шкатулка, мы тоже не знали. В ней было четыре таких камня, один из которых Виталька оставил себе, а остальные три раздал нам, - мне, Дмитрию Сергеевичу и Алевтине Борисовне, - женщине, которая приютила нас, горемычных сирот в войну. (Я про нее тебе рассказывала). Одним словом, у самого Витальки остался не только один из четырех камней, но и шкатулка, в которой они хранились. И вот, совсем недавно, примерно год назад, эта самая шкатулка открыла нам секрет своих сокровищ. А дело, по рассказу Виталия, было так: шкатулка хранилась у него на самой верхней полочке серванта, среди хрусталя. И он, однажды, вытащил ее оттуда, чтобы стереть пыль. Вытащил, да не удержал! Она выпала у него из рук и ударилась об пол. Он слез с табурета, чтобы ее поднять, и тут обнаружил, что одна из ножек отогнулась, очевидно от удара. Он попытался ее поправить и вдруг обнаружил тайник,
доступ к которому и вскрывала эта отогнутая ножка. Одним словом, в шкатулке оказалось двойное дно, а в нем лежала карта и записка. Прежде всего, в записке стояла дата, 18 августа 1917 года. Значит, писали ее аккурат перед революцией. Адресована записка была членам некоего общества, под названием "Школы мистерий". И в ней сообщалось о том, что часть документов и средств общества находится в имении князя Григорьева, что под Питером, в деревне "Голубые пруды". В записке также сообщалось, что на прилагаемой карте, где как раз и изображалось имение, место захоронения можно было определить только с помощью тех четырех бриллиантов, которые хранились в шкатулке. Причем бриллианты эти именовались бриллиантами Сен Жермена. (Я, Катюша, сама читала эту записку и видела карту).
        Итак, бриллианты нужно было расположить на карте каким-то особым способом, который знала Маша, - внучка князя Григорьева, на тот момент находящаяся в Париже, (об этом тоже было сообщено в записке), и пустить на них сверху, на определенном расстоянии под прямым углом пучок света (прожектора). Именно в этом случае перекрестное сияние четырех бриллиантов должно было сходиться в одной точке, которая и указывала на место захоронения документов и средств этого общества.
        Виталий Михайлович сообщил об этом только нам с Дмитрием Сергеевичем. Вологодские, у которых хранится четвертый бриллиант, пока об этом ничего не знают. А вообще, у Виталика сначала родилась идея собрать все четыре бриллианта и покумекать над их расположением на карте. Я, правда, сказала, что мало верю в это, так называемое, бриллиантовое свечение, сходящееся в одной точке. Ведь, как известно, бриллианты, напротив, рассеивают свет. На что Виталька мне возразил.
        - Рассеивают только мелкие, - сказал он. Крупные же, в целях сохранения их первозданной красоты, обрабатываются несколько иначе. Грани шлифуются по другому, и вполне могут быть способны как рассеивать, так и фокусировать свет при разном его распределении.
        Катюша, я ведь не зря сказала тебе, что догадываюсь, за что могли расправиться с Виталькой. - Писала далее бабушка. - Конечно, это только мое предположение, но как знать! Вдруг он поделился этим с кем-то еще? Решил, например, посоветоваться с каким - нибудь специалистом по камням, или с историком? А при нынешней-то жизни, разве можно было так поступать?
        В общем, тут есть над чем подумать, хотя, какая теперь разница! Витальку-то все равно не вернуть!
        Я, Катенька, вот что подумала! Отправлю - ка к тебе свое богатство. Хотя бы на время, покуда буду находиться в больнице. Ведь если у Витальки и впрямь кто-то пытался похитить бриллиант, то может и ко мне за вторым явиться, а за одно и все остальное умыкнет! Так что ты, деточка, положи мое хозяйство в какой-нибудь укромный уголок! А насчет бриллианта, я тебе вот что скажу! Свяжись-ка ты с Валерушкой, - сыном Виталия Михайловича, и покажи мою записку. Может и он что-то знает об этом бриллиантовом деле от отца. А там, вы уж сами и подумаете, что со всем этим делать! На худой конец, распорядись этим бриллиантом по своему усмотрению.
        Катерина отложила записку в сторону.
        - Так вот, оказывается в чем дело! Господи! - И она с ненавистью взглянула на бриллиант.
        Катерина взяла мобильник.
        - Валера!
        - Алло, здравствуй, Катюш, я тебя слушаю.
        - Валера, срочно приезжай ко мне!
        - А, что случилось?
        - Приезжай, я, кажется, нашла то, за чем ко мне пытались проникнуть в квартиру! И, знаешь, я догадываюсь, кто это мог быть.
        Валера приехал к ней через час. И Катерина, ничего ему не объясняя, протянула бабушкино письмо.
        Прочитав его, он вопросительно взглянул на Катерину.
        - Ты думаешь, что убийство наших стариков, дело рук пасынка Купидонова?
        - Ну, раз и ты так думаешь, то я почти не сомневаюсь в этом. - Ответила Катерина. - Похоже, Дмитрий Сергеевич перед смертью рассказал ему об этой истории и передал свой бриллиант.
        - А, может, твоя бабушка права, вдруг это кто-то посторонний?
        - А как же исчезновение писем, фотографий? Кому из посторонних резонно было этим заниматься? Только он мог не желать, чтобы его обнаружили.
        - Конечно, с этой точки зрения ты права, да и я склонен так думать, но исключать посторонних мы тоже не должны.
        Катерина улыбнулась.
        - Ты рассуждаешь, как заправский следователь. Кстати, ты не хочешь поделиться нашей находкой с Камушевым?
        - Думаю, пока еще рано. Это мы всегда успеем сделать. Давай-ка покопаемся сами.
        - Валера, а ты не обратил внимания, шкатулка Виталия Михайловича на месте?
        Валера призадумался.
        - Похоже, что нет! По крайней мере, я ее не видел на своем обычном месте.
        - А, может, он убрал ее куда-нибудь?
        - Не думаю, Катюш, я ведь перерыл весь дом в поисках писем, и она мне нигде не попалась.
        - Значит ни ее, ни карты, ни письма, ни бриллианта у тебя нет! - констатировала Катерина. - А, как ты думаешь, Валер, купидоновский пасынок охотится только за бриллиантами, или желает использовать их применительно к карте, чтобы попытаться отыскать все остальное?
        - А ты бы как поступила на его месте?
        - Попыталась бы пойти до конца.
        - Вот, вот!
        - Значит?
        - Значит, два бриллианта со всем остальным приложением у него уже имеются, - закончил за нее Валера. - И теперь остается добыть еще два. - Твой и тот, который находится в Вологде.
        - Если он его уже не добыл. - Сказала Катерина.
        - Ну, да, конечно!
        - Ну, что, Валер, я так понимаю, что теперь мы должны отправиться в Вологду?
        - Должны, Катюш. - Улыбнулся Валера. - Надеюсь, адрес Алевтины Борисовны в архивах твоей бабушки имеется?
        - Имеется. Только Адрес ее сыновей. Алевтина Борисовна уже давно умерла.
        ГЛАВА 39
        В Вологде Саша прожил шесть лет. Зять Сени, Анатолий Игоревич, пользуясь своей высокой должностью, пристроил его на работу в милицию, а за одно и подучиться, - в местную высшую школу милиции.
        - По ходу! - сказал он. - Пока возможность такая имеется. У тебя, Саша, специальность для дальнейшего образования в школе милиции вполне подходящая, - юрист. А там, глядишь, и приживешься у нас. Между Тулой и Вологдой разница не велика. И у меня подспорье будет надежное. Свои кадры. Это, брат, много значит!
        Первые полгода Саша жил в семье Анатолия Игоревича, а потом снял квартиру. И все у него шло своим чередом. Работа, учеба, личная жизнь. Он даже с девушкой начал встречаться. Она работала в соседнем магазине, куда Саша периодически захаживал. Но однажды, о, господи! Однажды снова все полетело в там - тарары!
        .....Он проводил Вику и пошел домой. Время было около двенадцати ночи. Саша вошел в свой подъезд и нутром почувствовал неладное. Потом еще отметил, какая все-таки хорошая у него интуиция.
        Перед дверью его дожидался Подгорный и еще трое ребят.
        Увидев их, Саша оторопел на мгновение, а потом, было, повернулся, чтобы рвануть из подъезда. Однако снизу наперерез ему вышел четвертый парень, спрятавшийся, очевидно, под лестницей.
        - Куда ты рыпаешься, корешок? - воскликнул Коля. - Хорош, набегался уже. Лучше давай-ка, по доброму, веди гостей в дом.
        - А, если не поведу? - дерзнул Саша.
        - Замочим прямо тут, и пикнуть не успеешь!
        - А так замочите в квартире, какая разница то?
        - На хрена бы я ехал в такую даль об тебя мараться? А? Что мне с такой мокрухи толку, если ты бешеные деньги должен? За пять лет знаешь, сколько по счету натикало? Я говорю, что замочу только в том случае, если начнешь артачиться.
        Они вошли в квартиру, и Подгорный приказал Саше их накормить.
        - Да у меня, это... еды совсем мало. На всех точно не хватит. - Замямлил Саша, извиняясь.
        - Доставай все, что есть.
        Саша опустошил холодильник. Принес из кладовки картошку и, вывалив ее в раковину, принялся чистить.
        - Пойдем-ка потолкуем, корешок. - Сказал ему Подгорный.
        - А картошка?
        - Картошку пацаны почистят.
        Они прошли в комнату. И Коля, по хозяйски, уселся на незаправленный диван, который у Саши одновременно служил постелью. Саша рядом с Колей садиться не пожелал, и, придвинув стул поближе к дивану, уселся на него.
        - В общем, так, мораль я тебе читать не стану. - Сказал ему Коля. - Бить за такое подло, что ты мне устроил, тоже сейчас смысла нет. Деньги будешь отрабатывать, это факт, а откажешься, замочу. Это я тебе сто пудов обещаю.
        - Но...Колян, что ты на меня эти деньги вешаешь, если вы со своими дружками сами все это придумали?
        - Не понял? - удивился Коля.
        - Я видел, как ты разговаривал со Смагиным и Вадимом Петровичем возле кинотеатра "Октябрь".
        - Чего? Че ты буробишь - то? А ну - ка, повтори!
        - Я видел, как ты любезно с ними разговаривал и понял, что этот трюк с деньгами дело ваших рук.
        - Ты, че, корешок, совсем с головой не дружишь? Ты мне тут не придумывай! Не мог ты меня с ними видеть! Обознался, значит.
        - А как же твоя машина? Я ведь сначала ее увидел, а потом и тебя.
        - Моя машина и я, вещи разные. Да мало ли где мне приспичит ее поставить! Ты мне байду не устраивай! - строго гаркнул на него Коля. - Деньги будешь отдавать, понял?
        - Понял! - покорно сказал Саша и обречено опустил голову. - Только как, интересно?
        - Вернешься домой и будешь снова наркоту продавать.
        - Вернусь? Да у меня здесь работа, и учеба. Гос экзамены через месяц начинаются.
        - Гос экзамены сдашь. - Заржал во весь голос Коля, упиваясь своей властью. - А потом приедешь. Такие крутые ребята нам ох как нужны будут! И не вздумай куда-нибудь еще намылиться. Все равно найду.
        - Интересно, как вы меня вычислили? - не удержался от любопытства Саша.
        - Да, чего там было вычислять, если твой отчим постоянно на почту письма таскал. Тоже мне, пинкертоны хреновы! Да я, если б в тюрягу не забурился, давно бы тебя отыскал.
        Коля повел носом.
        - О! Картошечкой жареной пахнет! Ладно, пошли жрать, - и он с размаху ударил Сашу по плечу.
        Саша чуть со стула не свалился от такого панибратства.
        - А ты все такой же хлипкий, корешок! - засмеялся Коля. - Ладно, пошли пожрем да водяры накатим за встречу.
        На следующий день Саша пришел к Анатолию Игоревичу.
        - В общем так, - сказал он. - Мне бы в армию попасть надо.
        - Что случилось, Саша?
        - Мои дружки объявились. - И Саша рассказал ему о визите Подгорного.
        - Так чего ж ты меня не позвал? - воскликнул Анатолий Игоревич. Я бы взял их с поличным, а там, глядишь, и статейку какую припечатал, чтобы впредь неповадно было.
        - Спасибо, Анатолий Игоревич, Вы меня и так выручили. Зачем Вам лишние хлопоты, да, еще, чего доброго, неприятности.
        - Постой, постой, но ведь ты ж институт заканчиваешь! Милицейский! Какая же тебе теперь армия?
        - А давайте сделаем так, чтобы я его не закончил. Одним словом, оставим Гос. экзамены до возвращения из армии.
        - Ну, ты придумал тоже! Сам же сказал, что они тебе срок для завершения учебы отпустили.
        - Ну, тогда после экзаменов отправьте меня в армию хоть на один год, по собственному желанию. Можете Вы такое устроить?
        - В армию забирают по месту прописки! Тебе все равно придется домой возвращаться.
        - Нет, оттуда они меня уже ни в какую армию не отпустят. - Вздохнул Саша.
        Гос. экзамены он сдал, получил на руки диплом. А спустя два дня, снял с книжки все деньги, которые уже четыре года откладывал на покупку квартиры, и исчез.
        Анатолий Игоревич некоторое время ничего не писал родным об исчезновении Саши. Не хотел их расстраивать. Все думал, что тот сообщит ему о своем местонахождении, но увы, Саша не объявлялся.
        ГЛАВА 40
        Катерина открыла глаза и взглянула на часы. Пять сорок. Надо же! - удивилась она. - Проснулась, как по заказу. Ее будильник должен был прозвонить без четверти шесть. Она встала, подошла к окну и, отодвинув шторы, выглянула на улицу. Солнце только, только вставало и его томное, молочно - багряное зарево короткими штрихами затягивало небосвод прямо на глазах.
        - Господи! Вот красотища-то! - улыбнулась Катерина, порадовавшись тому, что день снова обещает быть жарким.
        - Надо захватить с собой купальник. - Решила она. - Дорога будет дальней. Может, где - то на привале искупаться посчастливится.
        Валера должен был приехать к ней через полчаса. И она, умывшись, отправилась на кухню готовить завтрак.
        В голове закрутились мысли о шкатулке и бриллиантах. - Откуда, в самом деле, у маленького мальчика во время эвакуации при себе оказалась шкатулка с такими драгоценностями? - рассуждала Катерина. - Сохранилась семейная реликвия с дореволюционных времен?
        Но ведь тогда предки Виталия Михайловича должны были быть очень богатыми людьми, а значит и титулованными. А может, бриллианты попали к ним совершенно случайно? Как знать! И почему их называют бриллиантами Сен Жермена? Катерина смутно помнила, что когда-то читала о графе де Сен - Жермене. Он, кажется, был искусным политиком и философом. Довольно яркой исторической личностью. Странно, почему бриллианты названы его именем? - пожала она плечами, и подумала о том, что, вернувшись из Вологды, обязательно сходит в библиотеку и ознакомится с биографией этого загадочного человека поподробнее.
        - Кстати! Может, взять бабушкин бриллиант с собой? - подумала Катерина. - Вдруг в мое отсутствие за ним кто-то явится? Ее квартира, хоть и находилась теперь на охране, но мало ли что! Лучше не рисковать!
        Этой мыслью она поделилась с Валерой.
        - Ты совершенно права, Катюш! - сказал он. - Лучше возьмем бриллиант с собой.
        Катерина проделала в замшевом мешочке дырочку, нацепила его на шнурок и, надев на шею, спрятала под сарафаном.
        - Ну, как? - повернувшись к Валере, спросила она.
        - Отлично! Теперь он будет находиться под прямой нашей защитой.
        В Вологду они прибыли только к вечеру, и первым делом отправились к старшему сыну Алевтины Борисовны, Семену Михайловичу. Он жил в центре города один в двухкомнатной квартире.
        Пожилой мужчина, узнав, чьи они, принял их как родных.
        - Господи ты боже мой! Сонечкина внучка! - удивился он. - А и впрямь ведь на нее похожа! Я видел Соню вместе с Виталькой лет тридцать тому назад. Они тогда в последний раз приезжали проведать маму, аккурат перед ее кончиной. А ты на отца вроде как не похож! - разочарованно сказал Семен Михайлович Валере.
        - Не похож. - Согласился Валера. - Я полная копия мамы.
        - Значит счастливый! - засмеялся Семен Михайлович.
        Потом пожилой мужчина принялся расспрашивать их о Виталии Михайловиче и Софье Максимовне. И Валере с Катериной пришлось сообщить о их смерти. Правда, о том, что их убили, они старому человеку рассказывать не стали, списав смерть своих близких на плохое здоровье. - Ну, какая теперь разница, зачем его лишний раз расстраивать.
        После такого прискорбного сообщения Семен Михайлович расстроился и даже всплакнул.
        - Я ведь тоже три года назад жену схоронил. Вот и бобылюю теперь один. Дети-то по своим гнездам разлетелись. Навещают, правда, каждый выходной. На это я обижаться не могу. - Сказал он, а потом вновь принялся расспрашивать своих гостей.
        - И какими же вы судьбами к нам пожаловали? Неужто просто проведать решили?
        Валера с Катериной переглянулись.
        - Вижу, что нет! - лукаво заметил Семен Михайлович. - Значит, по надобности приехали. Конечно! В такую-то даль!
        - Дело в том, что мы ищем одного человека. - Сказал Валера. - Пасынка Дмитрия Сергеевича Купидонова.
        - Сашку что ли?
        - Точно. - Удивился Валера.
        - А Вы, что, знаете его?
        - А то как же? Он, почитай, пять лет у нас жил.
        - У Вас? - воскликнули почти в один голос Катерина и Валера.
        - У них там в Туле неприятности какие-то произошли. - Пожилой человек призадумался. - Я теперь уж и не припомню какие. Одним словом у Сашки с дружками что-то там не сложилось. Вот Дима и отправил его к нам схорониться.
        - Понятно! - сказала Катерина.
        - Я определил его к своему зятю, Анатолию. Он у нас начальник милиции. А тот пристроил Сашку к себе на работу. Ну и жил он здесь у нас в Вологде лет пять. Ну да, если не больше. В Тулу - то показываться ему было совсем нельзя.
        - Почему жил, а сейчас?
        - А сейчас не живет! Давно уже.
        - А где живет?
        - Кабы мы знали! - вздохнул Семен Михайлович. - Уехал он от нас. Исчез не известно куда. Мой зять потом даже Диме в Тулу писал, хотел узнать, не объявился ли Сашка. И Дима ответил, что нет. Может, сказать не захотел, а может и правда его пасынок до сих пор не объявился. Или помер уже, кто его знает.
        - Почему помер? - удивилась Катерина.
        - Могли дружки порешить. Те, что преследовали его. Они ведь тогда отыскали его у нас - то, заявились и пригрозили. Вот он и исчез после их приезда из Вологды.
        - То есть, Вы хотите сказать, что ничего о нем не знаете? - расстроилась Катерина.
        - Нет.
        - Очень жаль. - Вздохнул Валера. - И еще, Семен Михайлович, вопрос у нас к Вам имеется деликатный.
        - Ну?
        - Мой отец тогда, в сорок пятом, при прощании с Алевтиной Борисовной, подарил ей драгоценный камень.
        - Как же! Помню. Я ведь сам при этом присутствовал. Мы вместе с мамой провожали Виталика, когда профессор за ним приехал. Так это был драгоценный камень?! Надо же! А мы и не думали. Мама тогда еще посмеялась. Сказала, что малой очень уж дорожил этой безделицей.
        - И что же? - воскликнула Катерина. - Вы его не сохранили?
        - Почему? Мама берегла его всю жизнь, как память. Он у нее всегда лежал в коробочке с иголками и наперстками.
        - А теперь он где?
        - Не знаю. Я ведь не в мамином доме живу. Там Андрюшка со своей семьей остался.
        - И что же, камень может быть у него? - спросила Катерина.
        - Может быть, а может и не быть. Вдруг Лариса его выкинула за ненадобностью? - предположил Семен Михайлович. - Поезжайте-ка Вы к ним завтра, да и узнайте.
        - А сегодня? - спросила Катерина. - Можно мы поедем сегодня, прямо сейчас?
        - Нет уж, сегодня я вас никуда не отпущу. Сегодня вы мои гости. Да и потом, поди устали с дороги - то, а к Андрюшке в пригород надо ехать.
        - Ничего, Семен Михайлович, мы бы поехали. - Возразила Катерина.
        - Да что ж он вам так занадобился этот камень? Неужто до завтра не потерпится?
        Катерина улыбнулась.
        - Не потерпится.
        - Он что ж, дорогой очень или что?
        - Он....Он конечно дорогой. - Сказал Валера. - Но мы не собираемся его забирать насовсем. Он по праву принадлежал Алевтине Борисовне, а значит, является собственностью вашей семьи. Он, Семен Михайлович, нужен нам только на время.
        - Ну и ладно. Что ж, раз нужен, так и возьмете, коль на месте он.
        - Ну, так что, Семен Михайлович, мы поедем, а? Вы уж не обижайтесь. - Принялась настаивать на своем Катерина.
        - Да, видать вас не удержишь. Ладно, поехали!
        - Поехали? - удивленно переспросила старика Катерина.
        - Ну да, и я с Вами. Заодно и брата проведаю. Чего ж на машине-то не прокатиться?
        Они заявились к Андрею Михайловичу в десятом часу вечера.
        - Батюшки мои! - удивился тот. - Сегодня меня бог гостями целый день радует. Днем внуки приехали, Володя с Мариночкой, сыночка своего годовалого показать привезли, а теперь вот и вы!
        Они зашли в дом, и Катерина, окинув взглядом две небольшие комнатки и количество присутствующих людей, засмущалась.
        - Андрей Михайлович, мы с Вами только поговорим и уйдем. - Сказала она.
        - Как это? - не понял радушный хозяин.
        - У Вас народу и так полный дом, так что мы с Валерой переночуем в какой-нибудь гостинице.
        Пожилые братья, взглянув друг на друга, засмеялись.
        - Еще чего придумали! - сказал Андрей Михайлович. - Проходите к столу и не морочьте голову. Вы ж для нас, как родные.
        В этот момент к ним подошла его супруга, Лариса Петровна, которая принесла Катерине и Валере тапочки.
        - Это кто в гостиницу собрался? А? - спросила она. - Да я вам ее и тут устрою. Чем у нас на чердаке не гостиница?
        - Ну, ты мать, даешь! - упрекнул ее Андрей Михайлович. - Таких редких гостей, да на чердак!
        - А, что, у меня там все убрано, две койки стоят и секретер со столиком. Даже коврик на полу.
        - Спасибо! - воскликнула Катерина. - Мы с удовольствием расположимся на чердаке.
        - Конечно. Я тоже так думаю, чего им тут среди нас томиться. - Поддержала ее Лариса Петровна. И, взглянув на Валеру, почему-то подмигнула.
        Катерина, заметив ее подмигивание, тут же перевела взгляд на Валеру, а тот, в свою очередь, смущенно кашлянул в кулак и улыбнулся.
        - Ладно, мать, иди - ка стол обнови. - Обратился к супруге Андрей Михайлович. - А я пока новую бутылку наливочки откупорю. А вы, гости дорогие, мойте руки, да проходите к столу. С внуками нашими познакомьтесь.
        Пропустив по первой за знакомство, хозяева принялись расспрашивать гостей о житье - бытье. Катерина, улучшив минуту, принялась осторожно выведывать у Ларисы Петровны информацию о бриллианте.
        - Камень - то? - вздохнула хозяйка, поняв, о каком именно камне идет речь. - Украли у нас его, Катюша. Причем совсем недавно. Месяца два назад.
        Катерина с Валерой переглянулись.
        - Как это случилось? - спросила Катерина.
        - Очень просто. Мой дед на рыбалку отправился с утра, а я в город решила прокатиться. Приспичило мне кухоньку приглядеть в мебельном. Мы с дедом как раз к тому времени деньжат подкопили, да дети мне к дню рождения немного добавили. Вот и уехала я на автобусе. А кто-то, видать в этот день подкараулил, что хозяев дома нет, да и влез к нам в окно. Господи, и чего воровать - то задумали у двух старых пенсионеров! Руки бы у таких поотсыхали! Хорошо, что я еще все деньги с собой увезла!
        Украли - то правда, почитай, один этот камень. Он у меня в коробочке лежал вместе с обручальными кольцами, цепочкой и другими побрякушками. Ты погляди ведь какие твари, к серебру даже не прикоснулись. Камень этот взяли, да золотишко мое немудреное. И то, золотишко - то я потом нашла. Только по утру, правда. На дорожке оно валялось, врассыпную, аккурат возле самой калитки. Выронили, видать впопыхах.
        - Да, - подтвердил Андрей Михайлович. Детвора у нас балует такими делами. Подростки. Подворовывают себе на пиво да сигареты, поганцы. Даже пенсионерами не гнушаются. Они ведь как рассуждают! Я, было, соседу начал жаловаться, на кражу - то, да угораздило меня завести этот разговор при его внуке, Максиме. Сколько ему сейчас, Лара? - попутно спросил он у супруги.
        - Тринадцать. - Ответила та.
        - Во! - многозначительно подняв палец, сказал Андрей Михайлович. - Так он знаете, что мне выдал, так сказать в утешение? - А зачем, говорит, тебе, дед то золото сдалось? Чего ты так из-за него переживаешь? Лежало, - говорит, - оно у тебя в загашнике сто лет, и что от этого толку?
        Я на такое его заявление, аж глаза выпучил! - Я, говорю, Максимка, не из-за золота переживаю, тем более, что и переживать из-за него нечего, раз оно потом нашлось. Мне за себя обидно. За ветерана. За то, что я ради таких вот в семнадцать лет добровольцем на войну ушел. И за то, что теперь, когда мне уже за восемьдесят, вместо почитания и уважения, эти малолетние подонки залезают в мой дом и без зазрения совести шкодничают!
        - Ладно, дед, не кипятись, - заметила супруга Андрею Михайловичу. - Нечего нервы себе поднимать. А не то, расходятся они сейчас у тебя, как на дрожжах, и будешь потом всю ночь глаза в потолок таращить.
        Андрей Михайлович досадливо поморщился и махнул рукой.
        - А, и правда, давайте - ка лучше выпьем бабкиной наливочки! - и он плеснул Катерине, сидящей рядом с ним, полную рюмку.
        - Ой! - воскликнула она. - Мне хватит! От вашей наливочки меня уже не только голова, но и ноги слушаться перестали. Она ведь у Вас, Андрей Михайлович, на спирту, и называется, скорее, настоечка, а не наливочка!
        - Не на спирту, а на собственной самогоночке! А это, деточка, великая разница! Пей!
        - Катерина засмеялась и, подняв рюмку, отпила глоток.
        - Нет уж, так не пойдет! - разошелся Андрей Михайлович. Выпей-ка до конца, нечего зло оставлять.
        - Хорошо, - согласилась Катерина. - Только пусть эта будет последней!
        После застолья Лариса Петровна полезла на чердак, чтобы еще раз убедиться, что там все в порядке, а внучке Марине поручила проводить гостей в летний душ.
        - Вода, правда, уже остыла к этому времени, - сказала Марина, и, поднявшись на приступок, стоящий возле металлической емкости с водой, заглянула внутрь.
        - Ой, да тут ее совсем мало! Вот незадача-то! Дед с Володькой всю выплескали! Вам на двоих, пожалуй, не хватит.
        - А если добавить? - спросил Валера, поглядывая на кран, ведущий из дома к душевой емкости.
        - Холодной? Да Вы что? Она ж ледяная идет из-под крана.
        Придется ее подогреть на газу, а потом в чан вылить.
        Жаль, что поздно уже, а то можно было и на пруд сходить. Водичка там очень чистая и теплая.
        А далеко пруд-то? - поинтересовалась Катерина.
        Да нет, от нашего дома минут десять, двенадцать ходу.
        Вот мы туда и сходим, а Валер? Не зря же я купальник с собой везла!
        Конечно сходим! - согласился Валера, - с удовольствием!
        Марина проводила их до конца улицы, и объяснила, как спуститься к пруду.
        - Идите, по этой тропинке. Она, правда, ответвляется дальше вправо, но вы не сворачивайте, а продолжайте идти прямо. Там будет спуск хороший и песочек привозной на берегу.
        - Спасибо, Мариночка, возвращайтесь. - Поблагодарил молодую женщину Валера. - Теперь - то уж мы не заблудимся.
        - Да, я пойду. Сейчас Митька проснется. Есть запросит. Я ведь до сих пор его грудью подкармливаю. Отучить никак не получается. А вы, как вернетесь, сразу на чердак полезайте. Там лестница будет стоять, увидите. С внутренней стороны дверцы крючок найдете. Так вы обязательно закройтесь, а то комары спать не дадут.
        - Хорошо, Марина, спасибо за беспокойство, - сказала ей Катерина. - Спокойной ночи!
        Они спускались вниз по узкой тропинке.
        - Хм! Ну и наливочка, которая самогоночка! - засмеялась Катерина. - Вот старый, напоил все же! Меня штормит и в голове все плывет, того и гляди, нырну, не дойдя до пруда.
        Валера подхватил ее под руку.
        - Не волнуйся, Катюш, нос разбить я тебе не позволю.
        - Ой, да ты, похоже, и сам качаешься! - засмеялась Катерина, почувствовав, что Валера тоже нетвердо стоит на ногах.
        - Конечно, мне ведь подливали с другой стороны.
        - Семен Михайлович?
        - Он самый!
        - Вот старики! Ты посмотри, пили наравне с нами, а у них ни в одном глазу!
        - Да я тоже ничего, бодренький. - Валера принялся выводить ровные шаги. - Видишь?
        - Вижу, вижу! - засмеялась Катерина.
        - Так что, можешь положиться на мое твердое плечо и железную руку.
        - С удовольствием! - Катерина закинула руку Валере на плечо и прижалась к нему покрепче. А он обхватил ее за талию,
        и в этот момент выронил мыльницу.
        - Ну вот, мыло потеряли!
        - Потеряли? Это что ж, и ко мне относится?
        - Косвенно!
        - Это как?
        - Я тебя обнял, а ее потерял!
        - Ты, значит, бодренький, но удержать меня вместе с мыльницей не получилось!
        - Каюсь, Катюш! Не получилось. - И они, наклонившись, принялись шарить руками по траве в поисках мыльницы.
        Валера первым нашел мыльницу, а потом наткнулся на ее руку, и, взяв в свою, стремительно поднес к губам. Катерина чуть не отдернула ее, ощутив на ладони его горячий поцелуй.
        - Как это понимать?
        - Как хочешь! - шепотом ответил Валера.
        - Но, я.....
        Он, не дав ей договорить, прикоснулся губами к запястью.
        Катерину охватила дрожь.
        - Валер, что ты делаешь?
        - Наслаждаюсь тобой!
        - Но....
        - Ты против? - Валера заглянул ей в глаза, и, улыбнувшись, сам ответил на свой вопрос.
        - Ты не против!
        Он решительно обхватил ее голову, и через мгновение Катерина ощутила его губы на своих губах. Но, увы! Горячего поцелуя у них не получилось. Катерина, не удержав равновесия на корточках, "клюнула носом", угодив в придорожную лужицу, и залилась смехом.
        - Ой! я, кажется, в грязь угодила! - и показала ему грязные ладошки. - Бежим скорей купаться!
        Она вскочила на ноги.
        - Не выйдет! - Валера обнял ее. - Сначала доведем начатое до конца.
        - Но....я даже обнять тебя не смогу такими руками!
        - Сможешь! А мыло на что?.....
        Они спустились к воде, и Катерина на ходу, сбросив босоножки, ступила на песок.
        - Ну, надо же! Он еще теплый! Скорей разувайся.
        Катерина сняла с себя сарафан и нагая подбежала к воде.
        - А я и правда напрасно везла с собой купальник! - озорно взглянув на Валеру, - воскликнула она, и, нагнувшись, подхватила мыльницу.
        - Догоняй! - не то я утону без твоего крепкого плеча и железных объятий!
        Они занимались любовью в воде, а потом на песке. Досталось в эту ночь и чердаку с его старыми скрипучими кроватями, и полу, на который они потом перебрались, чтобы не перебудить весь дом.
        ГЛАВА 41
        Телефонный звонок застал Катерину в тот момент, когда она находилась в парикмахерской.
        - Алла, извини! - сказала она мастеру, и, высвободив руку из под накидки, достала из сумочки мобильник.
        Ее беспокоил майор Камушев.
        - Да, Андрей Константинович!
        - Здравствуйте, Екатерина Леонидовна. Мне бы хотелось встретиться с Вами сегодня. Надо переговорить.
        - О чем?
        - О Бережном и его связи с бандитами.
        - О! Вы это уже установили?
        - Да, но Вы понимаете, что это не телефонный разговор. Я расскажу Вам обо всем при встрече, а за одно и у Вас кое что разузнаю. Вы не смогли бы подъехать?
        - Во сколько?
        - Да прямо сейчас, пока у меня выдалось свободное время.
        - Прямо сейчас не получится. Я в салоне стрижку делаю, и в данный момент сижу прямо в кресле.
        - И когда Вы освободитесь?
        Катерина взглянула на часы, прикинув, сколько времени займет ее стрижка и запланированный после этого педикюр. Не станет же она от него отказываться, если записалась заранее.
        - Через час с небольшим! - сказала она майору.
        - А где Ваш салон находится? - поинтересовался Камушев.
        - На Симферопольской.
        - Так это ж совсем рядом! А, давайте-ка я за Вами заеду через час с небольшим.
        - Андрей Константинович Вы меня надолго задержите?
        - А, что, у Вас какие-то планы на сегодня?
        - Да. - Сказала Катерина. В основном на вечер, но и днем есть, чем заняться.
        - Не волнуйтесь, я украду у Вас час, не больше. Я, кстати, звонил Вам несколько раз вчера и позавчера, но мобильник был не в зоне.
        - Да, было такое! - сказала Катерина. - Я в Вологду уезжала.
        - В Вологду? И зачем же, если не секрет?
        - Знакомых навестить.
        - Понятно. Итак, Екатерина Леонидовна, продиктуйте мне координаты Вашего салона.
        -
        ....Камушев встретил ее на улице.
        - О! - Удивленно воскликнула Катерина, на которую обратила внимание непривычная короткая стрижка Андрея Константиновича, и рубашка с короткими рукавами, вместо привычного пиджака.
        - Я Вас не узнала! - улыбнулась она.
        - Вот, пока Вас дожидался, тоже подстричься решил. Совместил полезное с нужным! Только стрижка получилась не совсем удачной.
        - Почему, Вам очень идет. Вы даже помолодели лет на пять.
        - Это слишком коротко, я не привык к такой прическе.
        - Ничего, в такую жару короткая стрижка в самый раз.
        Они подошли к машине, в которой сидел лейтенант Рокотов.
        Камушев любезно открыл перед Катериной заднюю дверцу.
        - Садитесь, Екатерина Леонидовна.
        - Так мы все-таки в отделение поедем?
        - В отделение отсюда, конечно ближе, но можно и к Вам домой. Мне ведь хотелось запротоколировать нашу беседу, а в машине это сделать невозможно. Так что, право выбора, куда ехать, остается за Вами. Нам, правда, придется еще к метро подрулить, лейтенанта высадить, а потом мы свободны.
        Катерина поздоровалась с Рокотовым и уселась в машину.
        Через несколько минут они подъехали к метро, возле которого вышел Рокотов, а потом направились дальше. Однако не прошло и пары минут, как Катерина воскликнула. - Стойте!
        - Что случилось? - спросил Камушев.
        - Остановите машину!
        Майор взглянул на Катерину в зеркало заднего вида. Ее лицо... Нет, это нельзя было назвать лицом. Это была маска с застывшим на ней страхом и недоумением одновременно.
        - Что такое? Екатерина Леонидовна, что с Вами?
        - Остановите! - взмолилась Катерина.
        - Вам плохо? Да, что такое? Сердце? Там сзади на сидении лежит мой пиджак, а во внутреннем кармане валидол, положите пока под язык, а там разберемся.
        - Хорошо! - кивнула Катерина и потянулась к пиджаку. - Только остановите немедленно.
        - Конечно, конечно! Я уже перестраиваюсь в крайнюю полосу. Потерпите еще немного.
        Они остановились на обочине, майор вышел из машины и открыл перед ней дверцу.
        - В чем дело, Екатерина Леонидовна?
        - Я.....Я не могу сейчас никуда ехать!
        - Ну.... По Вашему состоянию это видно. Вам плохо? Это наверное из-за жары?
        - Нет, жара тут совсем не причем!
        - А, что причем?
        - Озарение! - она попыталась выйти из машины.
        - Пропустите меня, я ухожу!
        - Да, что с Вами, Екатерина Леонидовна? - Камушев, напротив, загородил ей выход. - Вы меня пугаете! Я не могу отпустить Вас в таком состоянии.
        - Пугаю? Хм!
        - Что за озарение? Пока Вы не объясните, в чем дело, я Вас никуда не отпущу! - тихо, но строго произнес майор.
        - Хорошо, сейчас. Я только соберусь с мыслями! - пообещала Катерина, и опустила голову, обхватив ее руками.
        - Понимаете, я только сейчас кое что поняла... Дело в том... что мы с Валерой Ларионовым, сыном убитого профессора ездили в Вологду.
        - Зачем?
        - Я..... Я не могу пока сказать Вам этого. Нет, скажу только, что это связано с нашим расследованием, ну... Словом, предположительно мы с ним нащупали версию убийства его отца и моей бабушки.
        - Вашего расследования? Вы нащупали? - удивленно воскликнул Камушев.
        - И что же вы нащупали, интересно?
        - Сейчас нет никакого смысла об этом говорить.
        - Почему?
        - Потому, что я должна сама хоть в чем-то разобраться, иначе это будет голословный, пустой разговор!
        - Но, объясните мне хотя бы, что Вас так напугало? Ведь на Вас лица нет!
        Катерина подняла голову и взглянула на майора полными слез глазами.
        - Меня ужаснуло то, что осенило. А осенила меня догадка, - почему Валера Ларионов наталкивал меня на мысль, что убийцей наших близких является исчезнувший пасынок Купидонова.
        - Что? Пасынок Купидонова? Это того самого Купидонова, который жил в Туле?
        - Да.
        - И почему же он наталкивал Вас на эту мысль?
        - Потому, потому.... Я теперь подозреваю, что он лично сам имеет отношение к этому убийству.
        - Ничего себе заявка!
        - Пустите меня, Андрей Константинович! Я должна идти! Мне очень надо, поверьте!
        - Да как же я отпущу Вас после таких заявлений?! Ведь если Вы подозреваете в чем-то Ларионова, и это может иметь основания, то оставлять Вас одну опасно.
        - Не волнуйтесь, со мной ничего не случится!
        - Вы уверены?
        - Уверена. Во первых, потому, что Валера собирался сегодня уехать в Петербург.
        - Как? Я же просил его пока не отлучаться.
        - Он только на пару дней, по работе.
        - А во вторых?
        - А во вторых, потому, что я бы ему все равно ничего не сказала о своих подозрениях. Пустите! Мне срочно надо домой. Если он еще не уехал, то мне необходимо спрятать одну вещь!
        - Какую?
        - Я ничего Вам пока не скажу! - отчеканила Катерина. - Я обещаю Вам все рассказать, но только не здесь и не сейчас!
        - А когда?
        - Может, завтра или послезавтра, я пока не знаю.
        - Хорошо, только давайте лучше завтра.
        - Ладно! Завтра во второй половине дня созвонимся. - Пообещала Катерина. - Пропустите меня, Андрей Константинович!
        - Давайте я отвезу Вас домой.
        - Нет, я доеду на метро!
        Камушев выпустил ее из машины, но уезжать не стал. Он наблюдал, как Катерина, пройдя немного вперед, достала мобильник и принялась кому-то звонить.
        - Интересно, кому же?
        .......Она уже третий раз спускалась на первый этаж к соседке. Ей было слышно, как в квартире "на всю катушку" работал телевизор, но на ее звонки никто не реагировал и дверь не открывал. На этот раз телевизор работал уже тише, и за дверью раздались долгожданные шаги.
        - Привет, Мила! - поздоровалась Катерина с соседкой. - Наконец-то я тебя застала. Третий раз уже спускаюсь.
        - А я только с работы пришла. Задержалась немного. А бабке, что толку звонить. Глуховата она у нас, а еще если телевизор врубит, хоть пушкой в дверь пали, все равно не услышит.
        - Милочка, у меня, собственно, дельце маленькое имеется, но не к тебе, а к Елене Матвеевне.
        - К бабке? - удивилась соседка.
        - Ну да!
        - Проходи, она в комнате.
        Катерина прошла в квартиру и окликнула старую женщину, сидящую в кресле перед телевизором. Мила, из любопытства, последовала за ней.
        Елена Матвеевна повернулась к Катерине, поздоровалась.
        - Скажите, Елена Матвеевна, в тот день, когда убили Володю, примерно в восемь утра, Вы случайно в окно не смотрели? - спросила у нее Катерина.
        - Конечно смотрела, Катюнь! Мне чего делать-то? Как провожу своих, так из окна и не вылезаю до обеда. А то и до вечера, покуда не сумерничает.
        - А не видели вы мужчину, входящего в подъезд, незадолго до возвращения Володи?
        - Постой, постой, как это, до возвращения? - не поняла старая женщина.
        - Ну, сначала мы с Володей вышли из подъезда, - принялась объяснять ей Катерина, а через некоторое время Володя вернулся. Он вспомнил, что забыл очень важный документ. Вот я и спрашиваю, в период между тем, как мы ушли, а потом Володя вернулся, не заходил ли в подъезд какой- нибудь мужчина?
        - Кажись, заходил.
        - А лицо его узнаете?
        - Конечно. Он потом не раз в наш подъезд входил. Может знакомец твой и есть.
        Катерина подошла к старушке поближе, и дрожащей рукой что-то вытащила из кармана. Она в этот момент стояла к Миле спиной, и та, как ни старалась, так и не сумела рассмотреть, что же это.
        - Посмотрите, это не он? - спросила Катерина.
        - Наверное фотография, подумала Мила. - Точно, раз она задала бабке такой вопрос.
        Елена Матвеевна одела очки. - Он! Точно он! - сказала она.
        - Точно? - переспросила Катерина.
        - Точно! - без доли сомнения ответила старушка.
        - Спасибо Вам. - Сказала Катерина, и направилась к выходу.
        Мила смотрела на нее округленными от удивления глазами.
        - Пока, Милочка.
        - Так, кто....спросила, было, Мила, но в этот момент услышала звук захлопнувшейся двери.
        ГЛАВА 42
        Камушев созвонился с Катериной на следующий день, и они договорились встретиться в пять вечера у нее дома.
        - Проходите, Андрей Константинович, - сказала она, когда он явился к назначенному сроку.
        - Чай? Кофе? Что Вы предпочитаете.
        - Спасибо, Екатерина Леонидовна. Пока ничего не хочется. Давайте лучше поговорим, а там будет видно.
        Они расположились в гостиной на креслах.
        - Ну, так что Вы хотели мне рассказать? - спросил ее Камушев.
        - Я думаю, начать надо с Вас, Андрей Константинович. Вы же так и не посвятили меня в подробности связи Бережного с бандитами.
        Камушев покачал головой и улыбнулся.
        - А, что в нашей ситуации это важно? Гораздо важней Вашего вчерашнего открытия или прозрения, не знаю, как уж это назвать?
        - А как Вы думаете, если мне предстоит работать с этим подонком? Он акционер и так просто, на раз, два, выкинуть из фирмы я его не смогу.
        - Он считал, что Ваш муж недостаточно ему платил, и потому связался с бандитами, которые крышевали его раньше.
        - Он хотел, чтобы они убрали с его пути Володю?
        - Нет. Он хотел, чтобы они начали выбивать из него деньги. И чтобы приплачивали ему с этой суммы за пособничество и за доставляемую информацию о доходах фирмы.
        - Вот скотина!
        - Екатерина Леонидовна, мы подозреваем, что бандиты убили Вашего мужа, и в данный момент работаем над этой версией. Нам уже известно, что ключи и документы из его машины выкрали именно они.
        - Они? - удивилась Катерина.
        - Да, а что Вас так удивляет?
        - Я думала, это сделал другой человек.
        - И кто же?
        - Об этом потом. Продолжайте, Андрей Константинович.
        - Да я, собственно, вкратце уже рассказал Вам суть дела. - Развел руками майор. - Теперь очередь за Вами. Рассказывайте все по порядку, Екатерина Леонидовна.
        Катерина вздохнула, собравшись с духом.
        - Начну с того, что мне известна причина убийства моей бабушки и профессора Ларионова.
        Камушев удивленно приподнял брови.
        - Это бриллианты Сен Жермена, за которыми и охотился убийца.
        - Что? Бриллианты?
        - Зачем Вы переспрашиваете меня, Андрей Константинович, если и так прекрасно слышали, о чем я сказала! Мне трудно об этом говорить и я не хочу, чтобы Вы меня перебивали.
        - Простите! - извинился следователь.
        - Перед смертью бабушка оставила мне один из этих бриллиантов, а также сообщила, что сами бриллианты являются всего лишь кодом к захоронению чего-то более значимого.
        - Чего?
        - Как ни сказочно и неправдоподобно это прозвучит, но я назову это кладом. Кладом некоего общества под названием "Школы Мистерий". - И Катерина принялась подробно рассказывать Камушеву о карте и способе отыскания на ней места захоронения с помощью бриллиантов.
        Один бриллиант вместе со шкатулкой и картой находился у профессора Ларионова. И он, как Вы догадываетесь, у убийцы. Второй хранился в Вологде, у детей женщины, которая приютила наших близких в войну. И он тоже исчез незадолго до нашего с Валерой приезда. Третий бриллиант находится у меня. Убийца уже несколько раз пытался добраться до него потому, что не обнаружил в квартире бабушки. Но это ему пока не удалось. И я, Андрей Константинович, предполагаю, что именно он убил моего мужа, а не бандиты!
        - Так! Так! А четвертый бриллиант? Где он? Вы же рассказали, что их было четыре.
        - А четвертый у пасынка Купидонова.
        - Но ведь он исчез несколько лет тому назад. Почему бриллиант должен находиться именно у него? Может он так и остался у самого Купидонова?
        - Он переписывался с отчимом, и тот, по - видимому, рассказал ему о бриллианте.
        - Откуда Вам известно, что переписывался?
        - Валера нашел у своего отца обрывок письма, из которого это очевидно.
        - Да, это уже интересно. И что же явствует из этого письма?
        - Только то, что они переписывались. И Купидонов даже собирался приватизировать на него квартиру.
        - Ну, и какой же вывод Вы сделали из всего этого?
        - Если за бриллиантами охотится пасынок Купидонова, то у него на руках уже три из них. Если Валера Ларионов, то у него их только два, а третий, купидоновский, ему еще предстоит добыть, потому, собственно, он и ищет его пасынка. Ну, а за четвертым либо тот, либо другой явятся ко мне.
        - А Вы?
        - А я предлагаю Вам использовать себя в качестве приманки, и выяснить, наконец, кто из них двоих к этому причастен.
        - Но вчера, насколько мне помнится, Вас осенило, что это Ларионов.
        - Вчера я поняла, что это не исключено. И именно это повергло меня в шок, который Вы наблюдали. Я ведь еще не сказала Вам, что догадалась, почему Валера все время наталкивал меня на мысль, будто охотится за бриллиантами пасынок Купидонова.
        - Почему же?
        - Чтобы снять с себя подозрение, и одновременно с моей помощью попытаться отыскать этого самого пасынка. Однако в совершении преступлений я склонна подозревать их обоих, и уверена, что кто-то из них обязательно явится ко мне за камнем.
        - Это все, о чем Вы хотели мне рассказать, Екатерина Леонидовна?
        - Ну, да.
        - Ладно, ладно! Вы абсолютно правы. И можете считать, что один из них к Вам уже явился.
        - Что?! Как это, явился? В смысле?
        - Это я.
        - Вы?
        - Да. Я пасынок Купидонова, которого Вы искали.
        - Нет! Вы шутите! Вы меня просто разыгрываете, Андрей Константинович, но зачем?
        - Вот именно, зачем бы мне это понадобилось, при всей серьезности моего служебного положения.
        - Я....я не верю! - Катерина испуганно попятилась назад.
        - Вам нужны доказательства?
        - Не знаю....я...
        - Хорошо, если я скажу, что знаю о том, когда Вы приходили к некой Сухаревой Тамаре Васильевне и о чем ее спрашивали, Вас устроит?
        Катерина смотрела на него во все глаза.
        - Но....ведь пасынка Купидонова звали Сашей!
        - Поменять имя в наше время.....сущий пустяк, Екатерина Лонидовна. Что ж Вы удивляетесь таким мелочам?!
        - И что же? Что же теперь? Что Вы намерены со мной сделать? Убьете, как всех остальных?
        - Я не хотел. Я совсем не собирался их убивать! Но старики Ваши были такими несговорчивыми....мне просто ничего другого не оставалось!
        - Неужели эти несчастные бриллианты стоят жизни людей? - заплакала Катерина. - Ведь жили же Вы как-то до сих пор без них!
        - Не жил! Я совсем никак не жил! Да будет Вам известно! И теперь эти самые несчастные бриллианты, - единственный шанс для моей будущей жизни и жизни моей семьи!
        - Семьи?
        - Да. Неофициальной. Я, к Вашему сведению, так жил, что даже расписаться с любимой женщиной не мог!
        - Так эта самая Сухарева.....
        - Да. Тамара моя жена и у нас с ней есть дочь, которой всего восемь лет. И именно из-за них, а не из-за себя самого мне пришлось совершить эти преступления. Я подумал, что жизнь двух стариков, которые уже все повидали на этом свете, не так важна по сравнению с жизнью моей восьмилетней дочери и тридцатишестилетней жены!
        - И добавьте, не так важна, по сравнению с жизнью моего сорокадвухлетнего мужа! Или Вы тоже не хотели его убивать, когда выкрали ключи из его машины, а потом свалили это на бандитов?
        - Из машины выкрали ключи именно они, а я взял их из квартиры Вашей бабушки. Не отыскав камень у нее, я догадался, что она успела подарить его Вам.
        - Мои ключи?
        - Ну да. Вы ведь хранили один комплект в ее квартире. Я не хотел убивать Вашего мужа. Я хотел убежать, когда он вернулся. Я не собирался брать на душу еще и этот грех. Но он попытался меня задержать. Я выстрелил в него спонтанно....я...
        - Ну да, спонтанно! Только почему-то не из своего служебного пистолета, по которому Вас сразу же повязали бы!
        - Этот пистолет находился не в кобуре, как мой служебный, а в кармане. Его просто сподручней было достать. Быстрее! В этот момент сработала моя реакция, а не расчет. Вообще, пистолет этот предназначался для других целей, - Камушев тяжело вздохнул, - я обнаружил его однажды под окном при задержании преступника и утаил от сослуживцев. Приберег, так сказать, для дела. Бандита хотел пристрелить, того самого, который доставал меня с самого детства, и из-за которого, собственно, все началось.
        - Ну и что же, пристрелили?
        - Нет. Какое там! Он теперь вор в законе, АВ-ТО-РИ-ТЕТ!
        И лично посещать меня ему западло, как они выражаются.
        - Зато пистолетик этот Вам аккурат сгодился, чтобы пристрелить моего мужа. Не зря приобрели, значит!
        Майор умолк, погрустнев.
        - И зачем я Вам все это рассказываю, а, Екатерина Леонидовна?
        - Скорей всего затем, чтобы перед самим собой оправдать свои поступки, совесть-то, поди, гложет. Ну, и тем самым, себя жалеючи...
        - Дура! - рявкнул майор раздраженно. Побыла бы ты хоть раз в моей шкуре! Праведница хренова! Тебя не травили всю жизнь несвободой и насилием, не гоняли, как подстреленного кролика, не угрожали расправой с близкими, и вообще....Совесть гложет! Хм! Отглодала она, совесть-то, износилась, штопать негде!
        - Сколько же Вас преследовали?
        Майор криво усмехнулся. - Не важно.
        - Я знаю от вологодских, что из-за этого преследования Вы жили у них пять лет.
        - А зачем тогда спрашиваете?
        - Но ведь Вы же скрылись тогда, уехали.
        Камушев зло рассмеялся.
        - Скроешься от них, как же! Я, как ни старался, даже не сумел скрыть от них, что у меня появился ребенок.
        - Да на что же Вы им сдались-то?
        - А зачем бандюкам сдаются свои люди в милиции?
        - Так ушли бы из органов и всему делу конец!
        - Ну да, только кто бы мне позволил!
        - Тогда надо было их сдать что-ли! - Катерина произнесла это как-то неуверенно. Поняв, что сморозила глупость.
        - Екатерина Леонидовна, Вы начинаете меня раздражать. Наш разговор уже и так далеко зашел. Я пришел не за этим. И даже не за тем, чтобы рассказать Вам о связи Бережного с бандитами. Я пришел за бриллиантом.
        - И что же, Вы отправитесь искать клад?
        Майор усмехнулся. - Я решил сделать гораздо проще. Зачем рисковать и разгадывать шарады с четырьмя неизвестными? Я уверен, что в этой загадке присутствует некий семейный секрет, - нюанс, так сказать, для постороннего. И кроме посвященных, разгадать его никто не сможет. Я отыскал наследника Григорьевых. Ведь в записке сообщалось, что вся родня укатила в Париж. Я сделал запрос по своим служебным каналам и практически без труда отыскал наследников Григорьевых, у которых имение находилось под Питером в "Голубых прудах". Правнук Маши Григорьевой очень богат. Он готов выкупить у меня и карту и бриллианты.
        - Интересно, сколько же Вы с него запросили?
        - Это Вас не касается!
        - И Вы хотите скрыться на вырученные деньги?
        - Совершенно верно! Уеду, наконец, из этой гребаной, бандитской страны туда, где меня никогда не найдут.
        - А вдруг найдут, все-таки.
        - Не станут даже пытаться. Там я им ни на что не сгожусь.
        - Почему?
        - Потому. Мне надоел этот никчемный разговор. Где камень, Екатерина Леонидовна?
        - А если я Вам его не отдам?
        Майор усмехнулся. - Мы не в детском саду.
        - А что будет со мной?
        - Я не стану Вас убивать.
        - Что, вот так запросто, возьмете бриллиант и уйдете?
        - Возьму и уйду, но не запросто.
        Катерина насторожилась. - А как?
        - Катя, давайте камень.
        Катерина направилась в спальню. Майор последовал за ней. Она подошла к гардеробу, открыла дверцу и просунула руку под белье, лежащее на верхней полке. Потом вдруг замешкалась, рука перестала шарить, застыв на месте.
        Майор тут же достал пистолет.
        - Только без глупостей.
        - Если Вы думаете, что у меня там оружие, то ошибаетесь, - сказала Катерина и просунула руку поглубже, нащупав замшевый мешочек.
        - Вот!
        Майор выхватил его, достал бриллиант и принялся рассматривать его на свету, продолжая держать Катерину под прицелом.
        - Уберите оружие. - Сказала она.
        - Зачем?
        - Боюсь, ненароком спустите курок от волнения.
        Майор не обратил внимания на ее слова.
        - Да, это он!
        Катерина усмехнулась. - Интересно, когда бы я успела его подменить!
        Камушев убрал камень во внутренний карман пиджака и резко схватил ее за руку, так, что Катерина вскрикнула. Пригрозив, чтобы она не кричала, он потащил ее к батарее.
        Через мгновение, на руке Катерины защелкнулся наручник, приковавший ее к трубе.
        - Сядьте на пол. - Скомандовал майор.
        - Зачем?
        - Довольно вопросов! Я сказал...
        Катерина села.
        Камушев достал из портфеля веревку, какие-то тампоны и пластырь.
        - Кляп будете делать? - воскликнула Катерина.
        - Уже делаю!
        Камушев положил пистолет на стол, предусмотрительно подальше от Катерины и принялся мастерить кляп.
        Но.....спустя минуту, почувствовал, как дуло пистолета уперлось ему в спину.
        - Стой и не дергайся! - скомандовал Валера.
        Майор замер, а Валера, схватив веревку, тут же накинул ее ему на шею, затянув петлю.
        - Так ты душил моего отца? Так?
        Лицо майора побагровело. Он закашлялся.
        - Валера, прекрати, ты ж его задушишь! - воскликнула Катерина.
        - Не мешало бы! - зло пробурчал Валера, и ослабил петлю. - Я, между прочим, тоже чуть не задохнулся в твоем шкафу.
        Потом Валера пинками подвел майора к Катерине.
        - Снимай наручники!
        Освободившаяся Катерина потерла руки.
        - Представляешь, если бы мне и правда пришлось просидеть в наручниках долго? Я бы осталась без рук. - Пожаловалась она Валере.
        Они связали майора и усадили в кресло. Катерина сняла с шеи шнурок, на котором висел миниатюрный диктофончик.
        - Включай. - Скомандовал Валера. - Проверим, как записалось.
        Катерина нажала на воспроизведение.
        Ее разговор с майором был записан очень четко и громко.
        - Техника, черт побери! - обрадовался Валера. - Ай, да Аркадин! Вовремя он в Москву прикатил!
        - Ну, что, Валер, звони в прокуратуру! - поторопила любимого Катерина. - Кстати, полковника тоже позови. Он мне не поверил, так пусть приедет и сам во всем убедится.
        Камушев смотрел на них, ничего не понимая.
        - Катюш, а телефон-то где?
        - Визитка полковника Новикова лежит в записной книжке на столике в прихожей, а телефон прокурора вот, - Катерина достала из кармана сложенный вчетверо листок.
        - Как Вы меня вычислили? - спросил Камушев.
        Катерина победно усмехнулась.
        - А помните, как-то я приезжала к Вам в Тулу с бабушкой. Мне тогда было лет шесть или семь.
        - Что-то припоминаю.
        - Ну, так вот! Я запомнила Вас худощавым юношей с короткой стрижкой и торчащими ушами. Но самое главное, мне запомнилась Ваша двойная родинка "восьмеркой" за правым ухом. А вот увидеть ее можно только, если стрижка очень короткая! Вы совершили промашечку, Андрей Константинович, или, как Вас там, Александр, простите, не знаю по батюшке, решив постричься, когда ожидали меня в салоне. Вчера я узнала Вашу необычную родинку, оттого и впала в такое жуткое состояние. Правда, вовремя ретировалась, чтоб не выдать себя и на ходу даже сочинила историю про Валеру, чтобы не вызвать у Вас подозрения. Потом я полезла за валидолом. Надо признаться, что мне и впрямь стало плохо от своего открытия, иначе я не притронулась бы к Вашему пиджаку. А там, на удачу, оказалось Ваше удостоверение с фотографией, которое я тут же решила прихватить с собой. А знаете зачем?
        Камушев молчал.
        - Да, чтобы показать Вашу фотографию соседке с первого этажа. Той самой бабушке, которая вечно торчит у окна, и которую Вы намеренно не стали допрашивать, ограничившись только ее внуками. А почему, спрашивается? Да потому, что Вы видели ее у окна в тот момент, когда входили в подъезд перед возвращением Володи. Она сразу узнала Вас по фотографии. Вот так-то, товарищ майор!
        В комнату вошел Валера.
        - Ну, что, дозвонился?
        - Да. Новиков с группой захвата сейчас прибудет.
        - С группой захвата? - засмеялась Катерина, поглядывая на связанного майора. - А на фиг она нужна?
        - Для протокола! - пошутил Валера.
        ЭПИЛОГ
        Катерина укладывала в большую дорожную сумку вещи, когда раздался звонок.
        - Наконец-то! - обрадовалась она, и поспешила открыть дверь.
        На пороге стоял Леонид Викторович.
        - Привет, папа! Ну, что ж ты задерживаешься?!
        - Так получилось, Катюша. Понимаешь, я, было....
        - Папа, можешь ничего не объяснять. На это нет времени.
        - Да, в чем дело-то, Катя? - насторожился Леонид Викторович.
        - Не пугайся. На этот раз у меня для тебя хорошие новости. Садись. Есть разговор.
        Леонид Викторович присел на диван.
        - Я собираюсь переоформить на тебя бабушкину квартиру.
        - Нет, Катюша....
        - Только не возражай! Я уже все решила. Ну, скажи, зачем она мне? Куда мне при этой жилплощади еще одна?
        - Бабушка решила, что она должна быть твоей и....
        - Папа, бабушка ничего не решала. Она просто своевременно приватизировала ее на меня, потому, что я была здесь прописана. И потом, тогда я еще не была замужем и не имела такой шикарной квартиры, как теперь. И еще. Бабушка, узнав о моем намерении, ни за что не стала бы возражать. Она, наоборот, порадовалась бы. Ведь твоя семья очень нуждается в этой квартире. Одним словом, я хочу, чтобы Вы переехали в Москву.
        - Катя, да ты с ума сошла!
        - Я? По - моему, наоборот! - засмеялась Катерина. - Скажи, что тебя держит на твоем заводе? А Елену Николаевну что? Неужели ей будет хуже жить здесь и каждый день провожать и встречать своего сына из института?
        - Да, что я буду делать в Москве-то, Катя? Куда я смогу устроиться на работу? И вообще..... сейчас такое время! Да я тут никому не нужен!
        - Папа, ты будешь нужен мне! Очень нужен!
        - Тебе?
        - Да. Я хочу, чтобы ты руководил фирмой Володи, и чтобы я помогала тебе в этом деле.
        - Катя, но я.... я же совершенно ничего не понимаю в торговле!
        - Я тоже. Вот и будем разбираться вместе. Правда, начать придется тебе одному. - Лукаво улыбнулась Катерина.
        - Что? Да, что ты такое несешь, Кать?
        - Я уезжаю, папа. На время.
        - Куда?
        - В Петербург.
        - Зачем?
        Глаза Катерины искрились радостью. Она молча смотрела на отца.
        - Ты....ты с Валерой Ларионовым уезжаешь?
        - Да.
        - И когда ж тебя ждать?
        - Папа, ты задаешь странный вопрос. - Засмеялась Катерина.
        .......Они подошли к высоким металлическим воротам, рядом с которыми имелся контрольно- пропускной пункт. Пожилой вахтер увидел их в окошко и вышел навстречу.
        - Здравствуйте, - поприветствовал его Валера. - Это дом отдыха "Голубые пруды"?
        - Да. Он самый.
        - Мы на отдых, по путевке. - Валера протянул вахтеру документ.
        - Вот, посмотрите. На три выходных дня.
        - Проходите, пожалуйста. - Любезно пригласил их вахтер и указал налево.
        - Там административное здание. Туда и отнесете свои путевки.
        На территории дома отдыха повсюду стояли современные двух и трехэтажные корпуса, а землю устилали асфальтовые дорожки.
        - Вот те на! - засмеялся Валера. - Ну, что, почувствовала экзотику тех дней? Побродила по загадочным тропинкам "Голубых прудов? Я же говорил, что здесь наверняка уже все изменилось.
        - Все, да не все! - отпарировала Катерина. И ее взор устремился вдаль.
        - Посмотри туда!
        Вдалеке от основных корпусов виднелся небольшой пруд, а еще немного поодаль возвышалась миниатюрная церквушка.
        - Она не могла быть построена в наше время, - сказала Катерина. Это, скорей всего, домашняя церковь Григорьевых. Пошли туда.
        - А в административный корпус?
        - Потом.
        Церковь оказалась действующей, причем сразу было видно, что восстановили ее совсем недавно. Она была вынесена за территорию дома отдыха, и прихожане заходили в нее со стороны деревни. Катерина с Валерой вышли через запасные ворота, находящиеся неподалеку, и направились в церковь. В это время шла служба. Катерина купила свечу и поставила ее за упокой души князей Григорьевых. А Валера, тем временем, подошел к одному из служителей храма. Это был пожилой священник в черной одежде.
        - Извините, - обратился к нему Валера. - Могу ли я у Вас кое что спросить?
        - Вы исповедоваться?
        - Нет.
        - Тогда я Вас слушаю.
        - Скажите, а известно ли Вам, кому принадлежала эта церковь до революции?
        - Неким князьям Григорьевым. Здесь как раз находилось их родовое имение.
        - А когда ж ее восстановили?
        - Примерно лет восемь назад.
        - Скажите, а она была сильно разрушена?
        - Нет. Она была цела. Только обветшала сильно от недогляда.
        - То есть, ни стены, ни фундамент не менялись?
        - Нет. - Священнослужитель улыбнулся.
        - А почему Вы интересуетесь?
        - Просто из любопытства. Понимаете, мы с девушкой приехали в дом отдыха, ну и.... интересуемся достопримечательностями.
        Понятно! - кивнул священнослужитель. - Извините, мне надо идти.
        - Спасибо. - Поблагодарил его Валера и направился к Катерине.
        - Ты права, это церковь Григорьевых.
        - Правда? - воскликнула Катерина.
        - Да. Я узнал это у священнослужителя.
        Катерина взяла Валеру за руку.
        - Послушай, а может состояние "Школ мистерий" запрятано где-то здесь, в церкви? Может оно зарыто под фундаментом, и мы с тобой сейчас как раз стоим на этом самом месте?
        - Может быть.
        В это время запел церковный хор.
        - Как красиво поют! - заметила Катерина. - И вообще, здесь очень уютно. Я бы с удовольствием приходила в такую церквушку время от времени.
        - Значит, тебе здесь нравится?
        - Очень. Не зря мы сюда приехали.
        - Что ж, тогда здесь и обвенчаемся.
        - Что?
        - Я говорю, что привезу тебя сюда венчаться, ты ж выходишь за меня.
        - Я?
        - Ну, не она же! - Валера указал на молодую прихожанку, стоящую за Катериной.
        - Я не пойму, ты спрашиваешь меня или утверждаешь это, как факт.
        - Последнее.
        - Угу, значит это факт, сам собой свершившийся без моего участия. Я, значит, выхожу за тебя и все тут!
        - Факт тут, и выходишь тут, и все тут, Катюш, в этой церкви!
        - Ну что, ж, раз это факт и от него никуда не деться, то знай! На венчание я непременно надену свой бриллиант. Закажу тебе подарок, - золотое колье, в которое ты и вставишь мой камень!
        - А второй мы куда денем?
        - Наверное в фату! - засмеялась Катерина. - Ты не против?
        - Нет!
        Оглавление
        - Первая часть
        - ГЛАВА 1
        - ГЛАВА 2
        - ГЛАВА 3
        - ГЛАВА 4
        - ГЛАВА 5
        - ГЛАВА 6
        - ГЛАВА 7
        - ГЛАВА 8
        - ГЛАВА 9
        - ГЛАВА 10
        - ГЛАВА 11
        - ГЛАВА 12
        - ГЛАВА 13
        - Вторая часть
        - ГЛАВА 14
        - ГЛАВА 15
        - ГЛАВА 16
        - ГЛАВА 17
        - ГЛАВА 18
        - ГЛАВА 19
        - ГЛАВА 20
        - ГЛАВА 21
        - ГЛАВА 22
        - ГЛАВА 23
        - ГЛАВА 24
        - ГЛАВА 25
        - ГЛАВА 26
        - Третья часть
        - ГЛАВА 27
        - ГЛАВА 28
        - ГЛАВА 29
        - ГЛАВА 30
        - ГЛАВА 31
        - ГЛАВА 32
        - ГЛАВА 33
        - ГЛАВА 34
        - ГЛАВА 35
        - ГЛАВА 36
        - ГЛАВА 37
        - ГЛАВА 38
        - ГЛАВА 39
        - ГЛАВА 40
        - ГЛАВА 41
        - ГЛАВА 42
        - ЭПИЛОГ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к