Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Иванова Татьяна: " Сорняк Из Райского Сада " - читать онлайн

Сохранить .
Сорняк из райского сада Татьяна Антоновна Иванова
        # Роман состоит из двух частей, переплетенных между собой, - современного детектива и мистической фантастики, разбавившей его своеобразной, не избитой идеей, которая содержит в себе ряд философских вопросов и ответов, испокон веков волнующих человечество.
        Страшное горе обрушилось на Серафиму Голубеву. Убит ее папа - учредитель и главный акционер процветающей фирмы "Химпласт". Кто расправился с ним? Ведь врагов у отца не было по определению: все ведущие Специалисты и замы - из числа давних, проверенных знакомых, и даже молоденькая секретарша - закадычная подруга любимой дочери. Следствие зашло в тупик. И тогда Серафима видит странный сон: перед ней как наяву возникает человек, совершивший Убийство. Девушка отказывается верить увиденному - тот, кто приснился ей, настолько близок и дорог, что просто по определению не может совершить ничего подобного! Вдруг все-таки не мистическое Откровение, а обычное расследование приведет к иному результату - и истинным преступником окажется кто-то другой?..
        Татьяна Иванова
        Сорняк из райского сада
        В человеческой сущности вечность
        Незабвенный затеплит свой свет,
        Но ничтожность ее не заметит
        В том сиянии ангельский след!
        ГЛАВА 1
        Марина сладко потянулась и перевернулась на другой бок, дав повод семилетнему ирландскому сеттеру Клаусу подскочить к постели, подумав о том, что она проснулась. Пес лизнул ее в щеку и принялся жалобно, с перерывами на реакцию Марины, поскуливать.
        - Да, что же это такое! - воскликнула девушка. - Я так и знала!
        - Иди к папе, раз его угораздило вчера сунуть тебе, ненасытному, эту вонючую рыбу! А с меня и вечерних прогулок достаточно!
        Марина с трудом открыла глаза и взглянула на своего питомца. Пес, скроив виноватую морду, робко положил ее на край постели и тяжело вздохнул.
        - Ну и хитрец! - ответно вздохнула Марина.
        - Как ты меня достал, Клашка! Что, папу слабо разбудить? - Ну, тогда маму попробуй! Иди, иди, хотя бы попробуй!
        Однако Клаус, уловивший в голосе хозяйки выгодную для себя интонацию, конечно же, никуда не пошел, и снова заскулил. Только теперь уже не жалобно, а требовательно.
        - Угу! Дойти до соседней комнаты ты, конечно, уже не в состоянии! Дотерпелся, глупый! - заворчала Марина и, позевывая, нехотя поднялась с постели.
        Клаус, тем временем, побежал в прихожую, взял в зубы свой поводок и вернулся с ним в комнату.
        - Да иду я, иду! Потерпи, Клашуня еще пару минут! Я только шубу надену, да сапоги на босу ногу.
        Одевшись, Марина нацепила Клаусу ошейник, защелкнула карабин, открыла входную дверь и вышла из квартиры. Лифт прибыл тотчас же, и они покатили на первый этаж. Выйдя наружу, Марина отстегнула карабин, подумав, что в такую рань им не встретится ни одного прохожего, и пес сможет бежать свободно, не тягая ее, сонную, за собой. Клаус, угадав мысли хозяйки и почуяв дарованную свободу, ринулся вперед как угорелый и помчался к выходу, однако через мгновение до Марины долетели звуки его истошного нервного лая, и она, ускорив шаги, поспешила вслед за питомцем.
        Картина, которую она увидела, повергла ее в шок. В луже растекшейся крови, вполне различимой даже в сумраке подъездного помещения, лежали два человека. Причем первый, - молодой с запрокинутой головой и посиневшим лицом, лежал на спине, а второй, в котором Марина тотчас же узнала своего соседа Кропотенко Дмитрия Игнатовича, на боку. Шокированная, застывшая на месте Марина, через мгновение опомнилась и с криками снова ринулась к лифту. Она истерически несколько раз подряд принялась нажимать на кнопку, и лифт, стоящий наготове в том положении, в котором она его и покинула, мгновенно распахнулся, снова впустив совершенно забывшую про Клауса Марину внутрь.
        Родителей Марины разбудила нескончаемая трель входного звонка, и они одновременно выскочили из спальни в прихожую.
        - Кто? - услышала Марина из-за двери испуганный голос мамы.
        - Мамочка, открой скорей, скорей! - закричала она, и принялась стучать по двери ладошкой.
        - Господи, Маринка! Откуда? - ничего не понимая, воскликнула Ольга Игоревна, растерянно взглянув на мужа.
        - Андрюша, она же дома была, я…..
        - Открывай, потом разберемся! - скомандовал ей супруг.
        Марина влетела в прихожую. Ее лицо было бледным, а глаза расширенными от испуга.
        - Там, там! - закричала она, указывая рукой в сумрачную пустоту подъезда, - там Дмитрий Игнатович и кто-то еще…
        Андрей Анатольевич, догадавшийся по испуганному состоянию дочери, что с их престарелым соседом произошла какая-то беда, тотчас же скрылся за дверью.
        Через несколько минут он вернулся вместе с собакой, вызвал милицию и скорую, после чего сообщил своим испуганным дамам, что второго человека, лежащего на полу рядом с их соседом, он раньше никогда не встречал.
        Скорая и милиция прибыли на место преступления почти одновременно, и первая, зафиксировав смерть обоих мужчин, оперативно отбыла восвояси, оставив вторую под руководством подполковника МУРа Верескова Андрея Олеговича работать над трупами.
        Личность одного из убитых стала известна оперативникам от его соседей Соболенко, и в первую очередь они принялись выяснять, кем являлся второй потерпевший. После того, как медэксперт выполнил свою часть работы, второго убитого обыскали и нашли в правом внутреннем кармане его черного кашемирового пальто водительское удостоверение на имя Георгиева Егора Сергеевича. А на стоянке, находящейся за домом, обнаружили принадлежащую ему машину марки "Ауди 100". Прописан Георгиев был в Москве, но совершенно по другому адресу, из чего предположительно следовало, что он либо шел к кому-то в гости, либо возвращался оттуда. Выяснить это оказалось несложно. Утро было ранее, и многие жильцы пока еще находились дома. Опросив жителей первых семи квартир, младший лейтенант Валерий Захарченко, направился в восьмую, и вскоре оттуда выбежала рыдающая Светлана Сбруева. Девушка, не дожидаясь лифта, буквально скатилась вниз по лестнице с четвертого этажа.
        Убитым оказался ее жених, с которым они простились накануне ночью, в половине первого, и он направился к себе домой на Таганку.
        - Все три окна нашей квартиры расположены слева, - сообщила рыдающая Светлана, - стоянка же находится с правой стороны, и потому я не могла проследить, уехал он или нет! Господи! И я улеглась спать со спокойной душой, а он! А все этот чертов ремонт!
        - Какой ремонт? - спросил у нее лейтенант Захарченко.
        - Который Егор затеял неделю назад! Понимаете, у него есть однокомнатная квартира, которую совсем недавно отписала ему бабушка, а сама уехала жить к его родителям в подмосковное Орехово-Зуево. Мы встречались в основном у него. Месяц назад Егор сделал мне предложение, а потом затеял в квартире ремонт, чтобы сразу после свадьбы перебраться туда. Вчера же он гостил у меня впервые, и я долго уговаривала его остаться, но Егорка стеснялся моих родителей. Понимаете, мы встречаемся с ним всего полгода, а с родителями он виделся лишь несколько раз.
        - Я понимаю, - успокаивал девушку Валера Захарченко, протягивая ей стакан воды, который вынесла какая-то сердобольная женщина с первого этажа.
        - Ах, почему я не вышла проводить его до стоянки! - сокрушалась Светлана.
        - Не надо себя казнить, - сказал ей Валера. - Как знать, что здесь произошло, пойди и Вы с ним, тоже могли бы попасть под горячую руку.
        - Ну и пусть! Ну и пусть! - отчаянно закричала Светлана, и, зарыдав, беспомощно уткнулась в плечо стоящей рядом с ней мамы.
        После тщательного обследования оперативникам удалось выяснить, что Кропотенко Дмитрий Игнатович умер всего лишь полчаса назад от обширного инфаркта, случившегося, по всей видимости, в тот момент, когда он вошел в подъезд и обнаружил труп Георгиева. Старик работал сторожем в частной фирме предпринимателя Валерия Семенихина, специализирующейся на оптовых продажах компьютерной техники и всевозможной бытовой аппаратуры, и возвращался с ночного дежурства. Вообще-то его смена заканчивалась в шесть утра, но у Дмитрия Игнатовича прихватило сердце, и он отпросился домой пораньше у своего молодого напарника Вовы Крымского, которого оперативникам удалось застать на рабочем месте в то же утро и обо всем расспросить.
        Убийство же Георгиева Егора Сергеевича, - заместителя Генерального директора частной коммерческой фирмы "Химпласт", под началом предпринимателя Голубева Алексея Витальевича, произошло гораздо раньше, а именно в районе часа ночи. Единственный профессионально произведенный выстрел в сердце, убил его наповал. Егор упал на спину в момент спуска с лестницы, ведущей от лифта к выходу на улицу.
        Одним словом, два трупа, обнаруженные Мариной Соболенко в подъезде своего дома в пять часов утра, не имели никакого отношения друг к другу. В связи с этим дело Кропотенко, умершего на месте преступления, закрыли, и группа оперативников, под руководством подполковника Верескова, вплотную занялась расследованием убийства Георгиева Егора Сергеевича.
        В этой связи было проработано немало различных версий, как с профессионального ракурса, касающегося работы убитого в фирме "Химпласт", так и с точки зрения его личных контактов. Однако причины, хоть косвенно натолкнувшей оперативников на след преступления, обнаружить не удалось.
        Генеральный директор фирмы "Химпласт", Алексей Витальевич Голубев, потрясенный случившимся, сразу же подключил к расследованию свою собственную службу безопасности. Он отзывался о своем бывшем заместителе, как об очень перспективном, подающем надежды молодом человеке, в свои двадцать девять лет способном не только заменить любого из двух других его заместителей, но и его самого. Он также уверял следствие в том, что у служащих фирмы мотивов к совершению этого преступления быть не могло. Конкуренции за более теплое место ни у кого из трех его замов не возникало, по причине того, что каждый занимался своим конкретным делом, и дел этих хватало всем по самое некуда! Денежные компенсации, получаемые ими были почти равными, и вообще Голубев никого из них прилюдно не выделял.
        Личных врагов, имеющих мотивы к убийству Георгиева, также обнаружено не было. Светлана Сбруева, - его невеста, перебирала всех друзей своего жениха, можно сказать, по косточкам, однако предположить, что хоть у кого-то из них мог быть мотив к преступлению, не могла.
        Параллельно с этим были опрошены немногочисленные родственники убитого, подняты его старые связи с женщинами, а также выужены на поверхность самые близкие друзья детства, но все это не дало никаких результатов.
        И вдруг спустя две недели после начала следствия, в отдел Верескова явился некий предприниматель Шепотько Владимир Степанович и заявил, что убийца, посягнувший на незнакомого ему Георгиева, просто напросто мог ошибиться, и убить его вместо самого Шепотько. А дело было в том, что Шепотько жил в том же самом подъезде, где было совершено преступление, только не на четвертом, а на девятом этаже, и ему уже давно угрожали вымогатели. И как раз за четыре дня до этого преступления, они предупредили его, что в случае невыплаты означенной суммы, просто убьют, и дело с концом! Однако предприниматель не воспринял всерьез их угрозы и снова отказался платить. Но узнав об убийстве молодого человека в своем подъезде, Шепотько серьезно испугался, и после двухнедельного раздумья все же решился придти в милицию и обо всем рассказать.
        Одним словом, дело об убийстве Георгиева, расцененное как заказное, ибо выстрел был произведен профессионально, с четко определенного для смертельного эффекта расстояния, из-за недостатка доказательств было отложено в сторону!
        Вскоре вымогатели Шепотько, - отбросы существовавших некогда солидных московских бандитских группировок, были взяты с поличным при получении взятки в особо крупных размерах, но доказать их причастность к убийству Егора Георгиева так и не удалось. У всех троих на это время имелось надежное алиби. Они находились в клубе "Пламя века", что на Тверской, с десяти вечера до четырех утра, ни на минуту оттуда не отлучаясь. Конечно, убийство могло быть поручено ими кому-нибудь из своих, но доказать это даже при самом великом желании было невозможно.
        ГЛАВА 2
        Казалось, что небесный свод вот вот разверзнется от боли, заполнившей огромное пространство Райского сада и исходящей из самого сокровенного и любимого Птолетитом уголка его, - небольшой лиановой рощицы, вольготно расположившейся подле маленького серебристо-голубого озерца. Казалось, что боль эта, терзающая душу красивого златокудрого серафима, беспрестанно копившаяся в его сердце и созревшая до нестерпимых размеров, вырвется наружу и вознесется ввысь, образовав такую черную силу, которая не пощадит ни голубого небесного купола, вдохновенно покрывающего райский сад, ни золотого горячего солнца, благодатно проникающего в каждый уголок эдемского святилища.
        Шершавое мшистое ложе, пологое, с выемкой, похожей на колыбель, в котором когда-то, будучи еще ангельским младенцем, предоставленный ласковым, убаюкивающим ветрам, Птолетит, нежно укутанный в шелковое покрывало, мирно и беззаботно посапывал во сне, касаясь щеками зеленых густых кудряшек мягкой, ласковой растительности, по-прежнему, неизменно, пыталось усмирить его взбунтовавшийся дух. Однако ни любимое ложе, казавшейся ему теперь колючим и неуютным, ни легкий, едва касающийся его длинных, загнутых ресниц, райский ветерок, не могли помочь ему обрести покоя.
        Прикрыв утомленные бессонницей веки и запрокинув голову, Птолетит прислонился щекой к влажному, одиноко свисающему и стелящемуся по земле зеленому широколистному стеблю лианы, в надежде, что прохладная длань растения, прикоснувшись к разгоряченному лику одарит его хоть временным облегчением. И в такой вот позе его довелось обнаружить прекрасной Элионте, только что вернувшейся с Земли.
        Она увидела его случайно накануне перед отлетом, одиноко сидящим у врат Священного Храма. И стоило ей мимолетно взглянуть на него в тот миг, как в ее сердце тотчас же закралась тревога. Они тогда не сказали ни слова друг другу, попросту не успев, так как Элионте, ввиду срочного неотлагательного отлета, сдерживали на небесах всего лишь несколько мгновений, и потому там, на Земле она беспрестанно думала о Птолетите. Его глаза! Ах, как они поразили ее в тот момент! Элионте, то и дело созерцая их в своей памяти, не покидало беспокойство, причем вполне обоснованное, ибо раньше ей никогда не приходилось видеть подобного взгляда у своего душевного друга! На сей раз в них была не обычная грусть, которая на протяжении нескольких последних лет не покидала Птолетита, и которая не смогла бы так встревожить Элионте в силу того, что она к ней привыкла. На сей раз в них присутствовало нечто такое… Ах, как бы это истолковать? - мучилась Элионте, пытаясь найти объяснение загадочному явлению.
        Хотя, что-то в этом взгляде, так не свойственном ее другу, было ей уже знакомо. Она, похоже, видела нечто подобное, но не в глазах Птолетита, нет! И, спустя мгновение, страшная догадка поразила ее в самое сердце. - Ну, конечно же! Она видела такой взгляд, - вопрошающий, пытливый, и в то же время надломленный, тоскливый и обреченный, приносящий одну только боль и бесконечное страдание.
        О! Какая страшная догадка! Прекрасные голубые глаза Элионте расширились от ужаса. Совсем недавно она видела такой взгляд у Моремика, - исчезнувшего ангела, изгнанного в небытие!
        Нет! - воскликнула Элионте, невольно прокручивая в памяти события, предшествующие изгнанию Моремика. - Я не позволю Птолетиту дойти до такого состояния! Я просто не могу ему этого позволить! Элионте судорожно сглотнула, усмиряя волнение, вызванное страшной догадкой, которая в силу предшествующих наблюдений и воспоминаний правдиво открыла ей глаза на происходящее, заставив ощутить в каком состоянии находится сейчас Птолетит! И с той самой минуты она непроизвольно принялась отсчитывать мгновения своего пребывания на Земле, всем сердцем желая ускорить их течение.
        Увидев Птолетита, Элионте улыбнулась, обрадовавшись тому, что ей не пришлось его долго разыскивать. Она хоть и знала, что этот уголок Райского сада был особенно любим ее другом, но как знать, куда бы ему вздумалось уйти в таком состоянии.
        - Если он здесь, значит не все так безнадежно, как ей показалось! - подумала Элионте, - и как знать, может ее беспокойство и вовсе было напрасным!
        Она тихо, полупаря приблизилась к Птолетиту, едва касаясь босыми ступнями кудрявого, мшистого природного покрывала, и опустилась перед ним на колени.
        Он же, ощутив ее присутствие, приоткрыл веки.
        - Элионте! Ты уже вернулась?
        Она пытливо заглянула ему в глаза, от всего сердца желая вновь не увидеть в них того, что ее так встревожило. И тут же невольно отпрянула, испугавшись, ибо его взгляд ничуть не изменился, и ко всему прочему в нем появилась непреодолимая усталость.
        - Да, - ответила она, в тот же миг усмотрев удивление в его взгляде, и понимая, что выдала свой испуг.
        Птолетит удивленно продолжал на нее смотреть, и Элионте ничего не оставалось, как приветливой улыбкой отогнать прочь его немой вопрос.
        - Я уже вернулась и сразу же поспешила найти тебя!
        Птолетит приподнялся и оперся на локоть.
        - Так ты, что же, прямо с Земли?
        - Да!
        - И даже не побывала у себя?
        - Нет!
        - Но к чему такая спешка? Разве тебе не потребовался отдых после возвращения?
        Элионте растерянно пожала плечами.
        - Работа была не сложной на этот раз, да к тому же принесла мне удовлетворение, так что я вовсе не устала.
        Взгляд Птолетита помрачнел после этих слов.
        - Удовлетворение! Как любишь ты пользоваться этим безликим определением! И из твоих уст я уже давно перестал слышать такие слова как радость, блаженство, счастье!
        Элионте наклонилась к нему и нежно положила свою прохладную ладонь на его чело.
        - Ну, вот, ты снова об этом!
        Птолетит откинулся навзничь и устало прикрыл глаза, ничего не ответив.
        Элионте тоже молчала, не зная, что сказать, чтобы обойти неприятную, запретную по ее мнению, тему разговора. Однако ее друг, напротив, имел желание поговорить и именно о том, что и являлось причиной нынешнего его состояния.
        - Скажи, а тебе давно ли доводилось видеть здесь хоть одно счастливое ангельское лицо?
        Она молчала, опустив глаза.
        - Вот видишь! - многозначительно сказал Птолетит и тяжело при этом вздохнул.
        - И ты всякий раз пытаешься увести меня от этой темы, так, словно суждение об этом тебя совсем не касается! Так, словно тебе это все безразлично!
        - Вовсе нет, Птолетит, вовсе нет! - воскликнула Элионте.
        - Это не может быть безразличным ни для кого!
        - Так почему же ты всегда стараешься от этого укрыться?
        Элионте испуганно на него взглянула, ибо ее друг никогда не бывал с ней так резок, и это не столько обидело ее, сколько насторожило, воочию подтвердив догадку о том, в каком предельном состоянии он находится.
        Он же резко поднялся, и потом также резко опустился перед ней на корточки, одарив колючим, враждебным взглядом.
        - Ну, так что ты ответишь на это?
        Элионте молчала, испуганно глядя на него во все глаза.
        - Я знаю, каков будет твой ответ! - усмехнувшись, сказал Птолетит.
        - Ты начнешь рассказывать мне о том, что низший Мир находится под контролем великих духовных существ, коими мы и являемся, кои и творят этот Мир, согласно воле Вечного Отца. Так?
        - Та…ак! - растерянно произнесла Элионте.
        Птолетит удовлетворенно кивнул, подтверждая тем самым, что другого ответа он и не ожидал.
        - И ты ответишь также, что главное в этом нашем творении старание и своевременное выполнение "Его" воли?
        Элионте от страха, который породили эти кощунственные слова непроизвольно прикрыла рот рукой, однако согласно кивнула в ответ на его пытливый вопрос.
        - И ты скажешь, что всякий раз после очередного исполнения этой воли, которая и является нашим долгом, результат содеянного, каков бы он ни был, имеет право на то, чтобы оправдать нашу деятельность? Ведь главное, - старание, скажешь ты!
        - Да, именно так я и думаю! - ответила Элионте.
        - А тебе никогда не приходило в голову, что так "творя" мы уже давно не являемся творцами? Что "творение", которое всякий раз оценивается либо "плохо", либо "удовлетворительно" не может и не должно иметь права на существование! И ты никогда не задумывалась, почему у нас зачастую получаются именно такие результаты, а не другие?
        - Нет! Я не пыталась найти ответа на этот вопрос, я просто с каждым разом, приобретая опыт, старалась выполнять задания все лучше и лучше!
        - Приобретая опыт, говоришь? Старалась?
        Птолетит тяжело вздохнул.
        - Секрет наших неудач вовсе не в отсутствии старания, Элионте, и сколь бы преданно мы его не прикладывали, хороший результат от него не зависит!
        - А в чем же он, этот секрет?
        Он горестно усмехнулся и участливо положил руку ей на плечо.
        - Вот этого я и не знаю!
        - И это не дает тебе покоя?
        - Не дает покоя! Если б дело было только в отсутствии покоя, то и беда была бы не бедой! Это разрывает мне сердце от жгучей, нестерпимой боли! Люди выходят из под нашего контроля, Элионте, и мы, как ни стараемся, ничего не можем с этим поделать! Мы бессильны перед восприятием ими нашего влияния, и не в состоянии ничего изменить так, словно всякий раз пытаемся повернуть реку вспять, а не повлиять на человеческий разум, и у нас при этом ничего не получается!
        - Но почему это происходит с тобой сейчас?
        Птолетит удивленно на нее посмотрел, не поняв вопроса.
        - Сейчас?
        - Да, сейчас, сегодня, в данный момент! - пояснила Элионте. - Ведь до этого ты не был таким… - Она умолкла от того, что не посмела вот так сходу охарактеризовать его неистовое, доведенное до отчаяния состояние.
        - Почему сейчас? - Птолетит горестно усмехнулся.
        - Да потому, наверное, что настало время.
        Элионте с глубоким сочувствием взглянула на своего друга.
        - Настало время?
        - Да! Настало время прорваться нарыву, саднящему душу столько лет, взорваться гневу и отчаянию, лопнуть сердцу! - Охарактеризуй это как хочешь!
        После этих слов в глазах Элионте вновь появился страх.
        - Ну что ты молчишь и смотришь на меня так испуганно? - укоризненно спросил Птолетит.
        - Разве ты не догадывалась, что это должно было когда-нибудь со мной произойти?!
        Элионте молча опустила голову, больше не в силах выносить его гнев, так незаслуженно обрушившийся на нее, и по щекам ее покатились слезы.
        Птолетит, опомнившись, приблизился к ней и взял за руку.
        - Прости, Элионте! Прости! Мне не стоило так говорить с тобой! Не стоило, я знаю! Садись! - он, нежно взяв ее за плечи, опустил на траву, а потом присел радом и умолк.
        Элионте, немного успокоившись, и мгновенно простив любимого друга, вновь обратилась к нему, думая о том, что в данный момент он непременно должен перед кем-то выговориться, чтобы облегчить душу.
        - Я знаю, что это случилось после того, как ты вернулся с Земли, Птолетит. Я поняла это там, возле Храма, когда увидела тебя.
        Он устало на нее взглянул.
        - Разве это важно? Какая разница, после чего этому суждено было случиться?
        - Как знать, может и важно!
        - Для кого?
        - Для меня.
        - В чем ты пытаешься разобраться, Элионте? Неизбежное дало о себе знать, и свершилось это как неоспоримый факт, так стоит ли копаться в причинах?
        - Стоит! - на удивление твердо сказала Элионте.
        А потом склонила голову, прильнув к его плечу.
        - Что случилось там, на Земле? Расскажи мне. Я должна узнать об этом, я чувствую это сердцем.
        - Хорошо! - ответил Птолетит. И его прекрасный лик в то же мгновение превратился в маску отчаяния.
        - Это был ребенок, восьмилетний мальчик, - человеческое существо, состоящее уже во вполне осознанном возрасте, чтобы суметь понять, что с ним происходит. Это был ребенок - приветливый, добрый мальчик, беспредельно любимый своими родителями. Его разум был светлым, ибо растущий в любви и ласке, он в душе своей ни на кого не копил зла. Он был общительным и доверчивым, и потому этому маньяку удалось без труда заманить его в свои сети.
        Птолетит вдруг резко умолк и, скрывая страдание, закрыл лицо ладонями.
        - Это было убийство, насилие? - спросила Элионте.
        - Это было убийство. Он убивал его хладнокровно и жестоко, продляя себе удовольствие, а ребенку страдания, и я ничего не мог с этим поделать! Сначала, когда он вел мальчика, пытаясь отыскать удобное для расправы место, я посылал ему всяческие воспоминания, начиная с умерших родителей, затем пытался напомнить ему о нем самом, находящемся в восьмилетнем возрасте. Он же, словно насмехаясь надо мной, жестокосердно отмахивался от этих воспоминаний. И тогда я понял, что его закоренелого звериного рассудка ими не пробить. Оставив это, я попытался завладеть ходом его мыслей и отвлечь от задуманного, но он, словно предчувствуя это, не выпускал из поля зрения свою жертву, которая, невзирая ни на какие отвлечения, маячила у него перед глазами, в каждый момент времени, напоминая о том, что он хочет совершить. Я не смог даже помешать ему, инсценируя воспринимаемые помехи в виде раздающихся вблизи шагов и тревожного рева милицейских сирен. В такие минуты он, затаившись, зажимал ребенку рот и удивленно оглядывался по сторонам, однако мальчика не отпускал и не убегал сам.
        Одним словом, я использовал все возможно-допустимые методы, - Птолетит сделал короткую паузу после этих слов и многозначительно взглянул на свою подругу. - И при этом я так старался, Элионте, что тебе и не снилось!
        - Я сожалею, что не в твоей власти было помочь этому мальчику, Птолетит, но в чем ты можешь себя упрекнуть, чтобы так терзаться?
        Он резко вскочил со своего места и принялся нервно расхаживать взад и вперед, то и дело задевая ноги Элионте, согнутые в коленях и прикрытые голубым воздушным одеянием, даже не замечая этого.
        - О чем ты говоришь, Элионте?! Ведь ты же прекрасно знаешь, что я смог бы помочь этому ребенку!
        Она побледнела после этих слов.
        - Птолетит! Но…
        - Да! Я смог бы ему помочь! И когда случается нечто подобное я только и думаю об "Этом". - Последнее слово он произнес тихо, но многозначительно, заставив взволнованную Элионте побледнеть еще больше.
        - Но "Это" запрещено "Его" властью строго настрого! И ты прекрасно знаешь о последствиях, которые могут тебя ожидать за ослушание! - воскликнула Элионте. - Вспомни Моремика!
        Птолетит остановился и мечтательно на нее взглянул. И в этот миг взгляд его сделался таким лучезарным, что Элионте силой своего восприятия ощутила мерцающий серебристый свет, исходящий из его глаз, медленно рассеивающийся, обволакивающий его лик и развевающиеся от легкого дуновения ветерка золотистые, пшеничного оттенка кудри.
        - Как знать, а вдруг одна невинная спасенная человеческая
        жизнь сможет сделать нас такими счастливыми, что мы
        пожелаем принять и свой уход в небытие не как наказание, а
        как должное желанное умиротворение?! Ты никогда не
        задумывалась над этим, Элионте?
        Она молчала и с восхищением на него смотрела, не зная, что ответить. Одухотворенный и восторженный, окутанный чистейшим сиянием духа своего, он был прекрасен в этот миг, и Элионте любовалась им, забывшись и непроизвольно при этом потеряв нить разговора.
        Не дождавшись ответа на вопрос, и продолжая блуждать в лабиринте мыслей своих, Птолетит, не обративший внимания на восхищенный взгляд подруги, обращенный к нему, вновь заговорил.
        - Да, "Это" запрещено "Его" властью, и имеет высокую цену, но зачем-то же мы наделены такой способностью? Ведь "Это" наверняка было задумано "Им" ради чего-то? Неужели только для того, чтобы таким способом изгонять нас в небытие?
        - Это могло быть дано нам как запретное искушение, - сказала Элионте.
        - Как запретное искушение? Думаю, нет! Думаю, в этом таится что-то более значительное. И, как знать, может, испытав это, мы смогли бы отыскать ответы на многие вопросы.
        Он умолк и снова о чем-то мечтательно задумался.
        - Я так не думаю, - ворвавшись в его неведомые мечтания, трезво сказала Элионте.
        - Не думаешь? - удивился он.
        - Нет! Вспомни хотя бы Моремика. Разве счастливым он отправлялся в небытие? Разве сиял его взор лучезарным светом, таящим в себе какое-то особое открытие, с которым ему, уходя туда, вовсе не жаль было расставаться с нашей ангельской жизнью?
        - Моремик? - Птолетит задумался, вспоминая друга в его последние минуты пребывания на небесах.
        - Как знать, какую тайну унес он с собой?! Ведь мне даже не удалось поговорить с ним после того, что случилось. С ним никому не удалось тогда поговорить.
        - С ним и не нужно было говорить, чтобы понять, что он раскаивается и сожалеет о случившемся. - Сказала Элионте.
        - По - моему, достаточно было заглянуть ему в глаза, чтобы это увидеть.
        Птолетит умолк, ничего ей на это не ответив.
        Элионте взяла его за руку.
        - Ведь ты же помнишь его взгляд, помнишь?
        - Помню.
        - И что, ты не согласен со мной?
        - Как знать, какие чувства владели им тогда, может это было вовсе не раскаяние и не сожаление, может… может он думал о том, что ему не до конца удалось познать то, к чему он так стремился, и именно по этой причине ему пока не время уходить в небытие?
        Элионте улыбнулась и покачала головой.
        - Какой же ты упрямый!
        - Упрямый? Да нет, я просто рассуждаю, Элионте, выдвигая свои доводы как одну из версий его состояния в тот момент. Но ведь и ты не можешь точно утверждать, о чем тогда думал Моремик! Ведь то, о чем ты сказала, может вовсе и не имело места! Это только твои предположения! И ты говоришь мне сейчас об этом так, словно заклинаешь поверить в то, о чем говоришь! - он улыбнулся и нежно на нее взглянул.
        - И я догадываюсь, почему ты так страстно желаешь, чтобы я поверил в это, Элионте.
        Она смутилась и легкий румянец, тут же образовавшийся на ее щеках и обративший на себя внимание Птолетита, выдал правоту только что высказанного им предположения.
        Однако Элионте, на какое-то мгновение застигнутая врасплох, попыталась взять себя в руки, и, подавив смущение, смело подняла на него глаза.
        Птолетит продолжал улыбаться, и улыбка его не была ни насмешливой, ни иронической, она была доброй и немного грустной. Он смотрел на нее так, как любящий родитель смотрит на любимого несмышленого дитя. Однако уже спустя мгновение он отвел глаза и тяжело вздохнул.
        Элионте же, глядя на его вновь помрачневшее лицо, опять ощутила тревогу, которая не давала ей покоя все это время, и взволнованно захлопала ресницами.
        - Да, я хочу, чтобы ты поверил в мои предположения, если ты считаешь их только предположениями!
        Возбужденно воскликнула она.
        - Я страстно этого желаю! Птолетит, я… я боюсь!
        Он усмехнулся.
        - Боюсь? Что за слово? Разве может Великий ангел Величайшей иерархии чего-то бояться? - он засмеялся и нежно потрепал ее по щеке.
        - Твои шутки в данный момент совсем неуместны! - ответила она, ничуть не усмирив своей тревоги.
        - И я… Я очень за тебя боюсь!
        - Боишься? - тихо переспросил он и снова умолк.
        - Птолетит, - она дернула его за руку. - Ты… О чем ты думаешь?
        - Что, собственно, тебя так пугает, Элионте? - неохотно сбросив задумчивость со своего лика, спросил он.
        - Меня пугает твое настроение, твои мысли, твои терзания, наконец! И я…Я не хочу, чтобы ты когда-нибудь оказался на месте Моремика! Я… я не хочу тебя потерять, Птолетит!
        Он грустно улыбнулся и покачал головой.
        - Но мое состояние совсем не зависит от твоих желаний, Элионте! Это факт, и каким бы страшным он тебе не казался, ты не можешь не признать его!
        Она вздрогнула от этих слов как от неожиданного удара.
        - Птолетит, неужели… Неужели все так далеко зашло?
        - Да, к сожалению, а может и к счастью, как знать, об этом пока я судить не могу.
        Она закрыла лицо ладонями и тихо заплакала. Ее слезы просачивались сквозь судорожно стиснутые пальцы и текли по рукам, медленно утопая в широких складках рукавов небесно-голубого одеяния.
        Увидев верную подругу в таком состоянии, Птолетит растерялся. Он подошел к ней и нежно коснулся рукой ее чела.
        - Ты не должна так страдать, Элионте. Я… Я просто не могу смотреть на твои страдания! Я слишком много вижу их на Земле, и они разрывают мне сердце! Я никогда не окажусь на месте Моремика, слышишь?
        Она открыла лицо и в глазах ее, тотчас же устремленных на него, вспыхнула надежда.
        - Ты не окажешься на его месте?
        - Нет! Я навсегда останусь рядом с тобой!
        - И ты…Ты никогда не откажешься от своих слов?
        - Нет! Я не откажусь от них ради того, чтобы ты никогда не страдала так, как сейчас.
        Она улыбнулась! И солнце засияло в ее голубых наполненных соленой влагой глазах, и алые губы ее зашептали слова благодарности, адресованные не то Птолетиту, не то всемогущему Творцу небесному, вразумившему ее друга.
        А потом они, как и прежде, взялись за руки и медленно спустились с небольшого пологого овражка к озеру, присев на мягкую, кудрявую траву, опустили ноги в прохладную бодрящую воду его.
        Элионте положила голову на плечо Птолетита, ожидая прежних, блаженных, умиротворяющих ее в такие минуты ощущений, и… не испытала ничего подобного на сей раз.
        - Почему? - искрометной стрелой пронесся тревожный вопрос в ее разуме. - Почему?
        Ответ нашелся сам собой, лишь только она резко повернула голову и взглянула на Птолетита. Глаза ее друга были точь в точь такими же, какими она увидела их тогда у Священного храма.
        Она медленно отвела взгляд, больше не в силах что-либо сказать ему, понимая всю пустоту своих старательно приводимых доводов, и принялась утешать себя, думая, как ей казалось, о самом главном, - о его обещании. Однако в голове ее теперь уже вертелся еще один вопрос, который Элионте не могла не задать, и она спросила.
        - Но ты ведь не пойдешь к "Нему", также как Моремик?
        - Пойду!
        Ее глаза снова наполнились слезами.
        - Я пойду к нему, Элионте, я должен спросить у него кое-что важное и получить ответ!
        - Но ты же знаешь, что это огромная дерзость, и такой поступок навредит тебе! Ты не можешь так поступить! Обещай мне…
        Он резко к ней повернулся, не дав договорить.
        - Все, что смог, я тебе пообещал, Элионте и больше ты не должна злоупотреблять моим к тебе отношением! Я пойду к нему, а уж в какой степени этот поступок навредит мне, не имеет значения!
        - Очень даже имеет, Птолетит, и я…
        - Для меня не имеет! - Он поднялся на ноги.
        - Пошли, я теперь должен побыть один, да и тебе, думаю, следует отдохнуть.
… Послеполуденное солнце щедро одаривало своим ясным светом обширную равнину и возвышающиеся на ней невысокие пологие зеленеющие холмы. Едва угадывающаяся извилистая тропинка, по которой шагал Птолетит, направляла его стопы к подножью высокой горы, венчавшей собою всю зримую часть этого равнинного пространства, на которой, среди благоухающей цветущей растительности располагалось недоступная ангельскому глазу божья обитель. Златокудрый ангел решительно шагал вперед, высоко подняв свою, еще совсем недавно понурую голову, и мысленно готовился к встрече со Всемогущим.
        С чего начать? - думал Птолетит. Он перебирал вопросы, пытаясь выделить среди них самый значимый, который сумел бы дать понять Всевышнему, в каком предельном состоянии находится его непокорный слуга. Хотя, какая разница, с чего начать? Ведь Бог уже наверняка знает, чем полны его мысли, и с той самой минуты, как только он, выбравшись из райского святилища, сделал свой первый шаг по направлению к его обители, ожидает его появления. Высокая гора, которая, казалось, находится совсем близко, приближалась к нему на удивление медленно, и Птолетит, терзаясь нетерпением, все чаще и чаще ускорял шаги. И вот когда, наконец, подножье Великой возвышенности предстало перед его взором, он, ощутив волнение, в нерешительности остановился. Стоит ли ему подниматься наверх? Или мысленно призвать к себе Бога, уповая на его милость и снисхождение к несчастному ангелу, и скромно ждать его появления, присев на один из пяти больших камней, хаотично разметавшихся у самого подножья горы? Однако долго над этим раздумывать Птолетиту не пришлось, ибо через мгновение после этих мыслей, пространство возле него осветилось
прозрачным мерцающим светом, и благодатная длань Господа силой своего влияния, не сравнимая ни с чем по притяжению и блаженству, окутывающему всю его суть, плавно снизошла на златокудрого ангела.
        - Господи! - только и успел вымолвить он, прежде чем перед
        его возбужденным взором предстал Создатель с таинственной, едва уловимой улыбкой на устах. Фалды его белых одежд, отороченных нежным золотым плетением кружев, слегка раскачивались под игривым дуновением ветерка, когда он, медленно приблизившись к Птолетиту, положил свою горячую руку на его плечо. И этот жест, который сам по себе уже служил неким знаком проявления одобрения к его поступку, ободрил растерявшегося ангела.
        - Господи, прости меня за столь дерзкий поступок и соизволь выслушать! - тут же воскликнул Птолетит, и его слова эхом прокатились по безмолвной равнине.
        Светлый лик Господа озарился приветливой улыбкой.
        - Я готов выслушать тебя, ангел мой, оттого я и здесь. - Просто сказал он, и, взяв Птолетита за руку, подвел к ближайшему плоскому камню.
        - Давай-ка присядем и побеседуем, друг мой! Ведь я давно жду твоего появления.
        - Правда? - Удивился Птолетит.
        - Да, с тех самых пор, как тебя одного среди многих стали глубоко волновать некоторые вопросы.
        Птолетит с облегчением вздохнул, и в голове его невольно пронеслась мысль сожаления о том, что он не посмел раньше придти к Господу.
        Они разместились на камне немного поодаль друг от друга, после чего Птолетит выжидательно взглянул на Всевышнего. Создатель, в свою очередь, вопросительно взглянул на неугомонного ангела, хоть и наперед знал то, на чем тот попытается сейчас сосредоточить все его внимание.
        - Я слушаю тебя, Птолетит, - сказал он, и в знак внимания склонил перед ангелом свою мудрую голову.
        Птолетит, вмиг почувствовав облегчение от такого непредвиденно легкого стечения обстоятельств, ощутил, как мысли в его голове тут же упорядочились, выстроившись в логический ряд, а язык, развязавшись сам собой абсолютно без всяких на то усилий, произнес вопрос.
        - Скажи, Господи, отчего человечество, созданное тобой в совокупе своем так безжалостно и жестоко по отношению не только к окружающему его Миру, но и друг к другу?
        - О! Это сложный вопрос, на который нет однозначного, готового ответа. В этом следует разобраться Птолетит, и если ты хочешь постичь всю глубину последующего ответа, наберись терпения и приготовься к долгой беседе.
        Неистовый ангел, вмиг став покорным, приложил руки к груди и с благоговением взглянул на Всевышнего.
        - Я готов к долгому разговору, Господь мой, ибо это не дает мне покоя!
        - Дело в том, что создав человечество, я не имел цели создать зло, которым оно оперирует! Человек сотворил зло сам, и в этом, в большей степени, выражается свобода, дарованная ему мной!
        - Как это? - удивился Птолетит.
        - Очень просто! Зло, - это своего рода предательство, совершаемое в условиях свободы.
        - Предательство к кому?
        - Предательство к своему создателю, то есть ко мне!
        Птолетит вновь изумленно посмотрел на Бога. А тот, улыбнувшись, продолжил свои рассуждения.
        - Дело в том, что при создании человечества я даровал ему определенную несвободу, однако, признав такой акт несправедливым, я вынужден был подарить ему и равнозначную свободу!
        - И в чем же проявляются эти две стороны медали? - поинтересовался Птолетит.
        - Несвобода, - или нравственный закон, прежде всего, обусловлена моим присутствием в человеке, и к ней можно отнести такие категории как любовь, совесть и нравственность, - одним словом, все то, чем люди способны выделяться из остального живого Мира! Свобода же - истинна! И она заключается именно в самом человеке, а если сказать точнее, - в человеческой самонадеянности! Ибо самонадеянность есть ни что иное, как слепота человека, отрекшегося от Божьего закона и не ведающего, что он творит!
        - Не ведающего, что творит! - горестно произнес Птолетит и покачал головой.
        - Да, Птолетит, люди свободны в своем желании оставаться слепыми.
        - Так зачем же ты дал им эту свободу?
        - Я не хотел сделать людей лишь рабами моими! Ибо в одной только несвободе не сможет осуществляться предназначение человеческое!
        - А в чем оно, это предназначение?
        Создатель лукаво взглянул на своего собеседника.
        - А этот вопрос и вовсе неизмерим в понятиях. Он поддается только чувственному восприятию, которое заключается, прежде всего, во времени и познании!
        - Я полагаю, что этот вопрос неизмерим для всех, кроме тебя, Господи?
        Создатель улыбнулся.
        - Совершенно правильно! Однако на этот счет я могу тебе сказать только то, что предметное осознание человеческой роли будет означаться в темпе медленных эпох и веков, и это лично для тебя, Птолетит, вполне приемлемо!
        Взгляд Птолетита помрачнел.
        - Ты хочешь сказать, что я на протяжении столетий буду вынужден смотреть сквозь пальцы на все человеческие прегрешения, и ждать незначительных перемен, которые в течение всего этого времени будут медленно подводить безжалостное человечество к какому-то его предназначению, задуманному тобой?
        - Не кипятись, мой друг, ибо все, касающееся твоей критики в данный момент, имеет гораздо большее значение, чем ты себе представляешь. В предназначении человеческом видится не только судьба цивилизации, если рассматривать ее как отдельный элемент! Ведь человечество, ко всему прочему, является одной из деталей вселенческого процесса, встроенной в этот процесс, а потому вынужденной последовательно развиваться, участвуя в нем.
        - Ты говоришь сейчас о человечестве в целом, как о механизме, но меня эта общая схема его развития не волнует, ибо боль моя проявляется в сопереживании за каждую отдельную человеческую душу! Ты же уводишь меня от этой темы, пытаясь прикрыть ее глобализацией своих идей, но от этого мои страдания, увы, не уменьшатся!
        Птолетит, отчаявшись, безнадежно махнул рукой.
        - Ты напрасно спешишь с выводами, Птолетит! Ведь я вовсе не увожу тебя от темы, а только пытаюсь подойти к ней таким образом. Говоря о роли человечества в темпе медленного течения эпох, я хочу сказать только то, что в развитии своем оно еще слишком молодо, и, отступив от закона моего, в силу дарованной свободы, идет вслепую куда попало, не ведая по молодости своей, что путь его, в конечном итоге, к закону и приведет! Однако человечество, обладая дарованной свободой, упрямо, а упрямству истину признавать несвойственно! Вот оно и копошится в этой своей мнимой свободе, и это, Птолетит, неизбежно!
        - Ты говоришь, что в конечном итоге человечество все равно придет к закону?
        - Безусловно!
        - И что же, тогда исчезнут страдания?
        - Конечно! Ведь люди, испробовав все, поймут, наконец, что избежать страданий и обрести свое счастье возможно только соблюдая закон. Они поймут, наконец, что и дан он был им именно для этой цели!
        - Но, ведь до этого на Земле случиться еще столько бед! Не слишком ли велика цена твоей цели?
        - Нет! Ибо в этом как раз и заключается предназначение человеческое!
        - Но, как же быть мне? В чем я должен найти для себя утешение?
        Всевышний улыбнулся.
        - Коль ты приспешник божий, - то в том же, в чем нахожу его я!
        - Ты?
        - Ну, да!
        - Так ты… Ты тоже от этого страдаешь?
        - Увы! И может гораздо в большей степени, чем ты!
        Птолетит недоуменно воззрился на Бога.
        - И в чем же ты находишь утешение, Господи?
        - В любви!
        - В любви?
        - Я нахожу утешение в любви к людям, а отсюда и к всепрощению их прегрешений! Ведь только любовь в истинном своем проявлении может быть милосердной, долготерпимой, не мыслящей зла или отмщения.
        - Прости, но мне такое не под силу, даже не смотря на то, что я твой приспешник!
        - А это потому, Птолетит, что ты не познал истиной любви! Ибо только истинно любящий может все терпеть и прощать!
        - Ну, что ж, выходит, я обречен на страдания!
        - Я так не думаю, и мне кажется, что у тебя есть выбор.
        - Выбор? Какой?
        - Либо оставить все как есть, и обречь себя на вечное страдание, либо познать любовь и найти утешение в ней!
        - Ты хочешь сказать, что даешь мне этот выбор?
        - Именно так!
        - И как же я смогу познать любовь?
        - Это решать тебе!
        - Но, если… Если я должен буду познать любовь к человечеству, значит и искать ее я должен среди людей.
        - Выбор за тобой, Птолетит! Выбор за тобой!
        Глаза Птолетита оживились.
        - И каким же образом ты позволишь мне это сделать? Как я смогу отличить грань дозволенного и недозволенного тобой в познании этой самой любви?
        Создатель лукаво улыбнулся.
        - Для тебя я сотру все грани, Птолетит, ибо ты этого заслуживаешь!
        - Но!.. - Произнес, было, Птолетит, однако пространство вокруг него тут же померкло и благодатное влияние, снизошедшее на него с появлением Господа, вновь улетучилось, а на другом краю камня, где только что сидел его собеседник, легкой, едва уловимой струйкой закрутился синеватый дымок и тут же растворился в лучах жаркого послеполуденного солнца.
        ГЛАВА 3
        Серафима сделала последний шаг, сойдя с трапа и очутилась в салоне уютного, просторного лайнера. Стюардесса, молодая красивая девушка с необыкновенно проницательными, серыми глазами, мило улыбнулась ей и жестом пригласила пройти вглубь салона. Отыскав свое место Љ 27 "А", Серафима, обремененная предполетными хлопотами и жарой, вот уде неделю не покидающей город, с удовольствием опустилась в мягкое, обитое синей материей кресло, ощутив приятную прохладу подлокотников, и перевела дух. Спустя минуту она, оценив удобную форму кресла, вольготно откинулась на спинку и закрыла глаза, чтобы расслабиться. Однако через несколько мгновений ресницы ее затрепетали, и она украдкой приоткрыв их, скосила глаза в сторону пустующего рядом кресла.
        - Фу! Опять! Что за наваждение! Пора, видно, обратиться к психиатру!
        Это длилось уже около двух месяцев. Иногда она ощущала рядом с собой чье-то присутствие. Ей казалось, что за ней кто-то наблюдает, что кто-то невидимый, но вполне осязаемый, заглядывает в самые недра ее души и читает самые сокровенные мысли! Вот и сейчас, только она прикрыла глаза, как тут же ощутила, что "наблюдающий" опустился рядом с ней в соседнее кресло, и дай она волю своему воображению, как тут же почувствовала бы, что "он", подобно ей самой, сбросив с себя тяжкий груз бремени, с облегчением вздохнул!
        Раньше ничего подобного с ней не происходило, и вообще, Серафима считала себя человеком непроницательным, недостаточно интуитивным. У нее никогда не бывало предчувствий перед приятными или неприятными событиями, ей никогда не снилось вещих снов, приметы, о которых она знала понаслышке, никогда ничего ей не предвещали. А впрочем, может это происходило потому, что она сама не обращала на подобные вещи никакого внимания, как знать! Теперь же, она и рада была бы не замечать того, что с ней происходит, но уж слишком ярки и необычны были ее ощущения. Сначала все это ее просто удивляло, и она не придавала происходящему особого значения, однако, частая повторяемость таких ощущений заставила ее задуматься о них и насторожиться, ведь в такие моменты она чувствовала себя совсем неуютно. Это было сродни тому, что тебя заставляют раздеваться до нога при свидетелях!
        Отсчет необъяснимым ощущениям Серафима вела с того самого момента, когда с ней приключилось неприятное происшествие, если это вообще можно так назвать. Она была в гостях у своей близкой подруги, бывшей одноклассницы Марии Кружилиной, с которой бессменно дружила с того дня, как в седьмом классе, в самом конце учебного года, они сели за одну парту. Причем инициатива эта исходила от Серафимы, у которой на то была веская причина. Она весь год "сохла" по двоюродному брату Марии, - черноглазому юноше Валере, с густой шевелюрой темно-русых, вьющихся волос, учившемуся тогда в девятом классе. Любовь Серафимы была тайной и она переживала ее в одиночку. У нее никогда не было по настоящему единственной, близкой подруги, которой она могла бы довериться и поделиться с ней своим сокровенным чувством. У многих девочек из ее класса были такие подруги, а у Серафимы как-то не сложилось! Лет с четырех, она, правда, дружила с двумя девочками из своего двора, с которыми была знакома еще с тех самых пор, когда мамы водили их на прогулку в парк и любезно предоставляли возможность поиграть друг с другом. А потом девочки
попали в один класс, где с первого дня держались вместе, однако стать по настоящему близкими у них не получилось. Вся их дружба сводилась к определенному удобству и взаимной выручке, - узнать какие задали уроки, если ты пропустила занятия, своевременно одолжить что-нибудь, если тебе потребовалось, а под рукой не нашлось, да иногда что-нибудь поручить друг другу. А тут, на тебе, первая любовь, которая спонтанно и непрошено ворвалась в твое сердце! Да еще в седьмом классе, когда ты, по молодости своей, даже сама себе не можешь признаться в ней с определенной смелостью! Конечно, она не могла поделиться этим чувством с такими подругами. А что же Маша Кружилина? Маша в некотором роде была соперницей Серафимы по учебе, ибо только они в классе были круглыми отличницами. Учителя ставили их в пример всем остальным и разжигали определенный дух соревнования между ними.
        - Кружилина, а твое сочинение все же слабее, чем у Симы Голубевой! Оно, конечно пятерочное, но по содержанию слабее! - укоряла свою лучшую ученицу литератор. А в другой раз, наоборот, ставила Машу в пример Серафиме, сетуя на недоработку последней в орфографии. Другие учителя, зачастую, поступали таким же образом, и дух соперничества между двумя лучшими ученицами незаметно, исподволь, укреплялся. Хотя, в целом, ни зависти, ни вражды между девочками не было, и они не обходили друг друга стороной.
        И вот однажды на перемене, после серьезной контрольной работы по алгебре Маша с Серафимой, у которых случайно совпал вариант, уселись за парту, чтобы сверить ответы. И в этот момент в класс заглянул он, - Валера Кружилин!
        - Маш? - требовательно воскликнул юноша, увидев сестру, и при этом улыбнулся хорошенькой Серафиме Голубевой, которая в этот момент оторвала глаза от своего чернового листочка.
        - Да подожди ты! - отмахнулась от брата Мария.
        - Ты, что забыла? - Валера с укором взглянул на сестру.
        - Не забыла! Но сейчас мне некогда. Я сама зайду к тебе на следующей перемене. - И Маша вновь углубилась в свои расчеты.
        Серафима же, напротив, смотрела на Валеру во все глаза, так, словно видела его впервые.
        - Ладно, я подожду! - сказал он, и фамильярно подморгнув Серафиме, скрылся за дверью.
        С этого дня Серафима потеряла покой и на какое-то время даже снизила успеваемость. Однако после очередного родительского собрания в это вмешалась Серафимина мама, которая все эти годы дотошно блюла свою примерную дочь. Ее вмешательство слегка отрезвило любовный пыл Серафимы и заставило вновь взяться за ум, правда не по причине собственного сознания, а для того, чтобы строгая любящая родительница не заподозрила, что твориться в душе ее дочери, и не принялась копаться в причинах ее безответственного поведения. Чувства же Серафимы ослабевать не собирались и подстрекали рассудок к поискам сближения с объектом своего обожания, а посредником в этом сближении могла стать только Маша Кружилина. И Серафима, с присущей ей старательностью, стала "подбивать клинья" к будущей подруге. Та сначала была немало удивлена, но в конечном итоге приняла это как само собой разумеющееся. - Мы, в конце концов, лучшие в классе, так почему это не должно нас объединять? - сказала себе Мария и с удовольствием распахнула дружеские объятия Серафиме. Их дружба, подспудно сдерживаемая искусственно подогреваемым соревнованием,
словно сорвалась с цепи, обоюдно держащей соперниц, и во всю прыть пустилась по ухабам совместных интересов. И вскоре каждая из них поняла, что теперь им нет никакой нужды обходиться друг без друга.
        Со временем Серафима разлюбила Валерика, который на поверку оказался совсем не таким, каким она себе его вообразила: в десятом классе ее кумир попал на учет в детское отделение милиции за групповое хулиганство, а после окончания школы и вовсе загремел в тюрьму за какие-то темные дела! Тем не менее Серафима была ему благодарна за то, что именно из-за него подружилась с Машей Кружилиной. Хотя, надо отметить, что ее подруга стремительно менялась, и не в лучшую сторону, чему Серафима приписывала, как ей казалось, единственную на то причину. - От Машиной мамы ушел отец, да не просто к молодой сопернице, а к женщине, почти одного с ним возраста, да еще с тринадцатилетним сыном.
        Сначала Маша как-то резко замкнулась в себе, и Серафима могла проявлять к ней только жалость и сочувствие, а потом подруга начала озлобляться, и ближайшим объектом ее озлобления, зачастую, становилась Серафима.
        - Что ты лезешь ко мне со своими советами? - сорвавшись, кричала Маша. - Тебе вообще никогда не понять моего состояния!
        А иногда и вовсе замечала.
        - Где уж нам равняться на вас, таких правильных!
        Что она имела в виду под словом "правильные", Серафима не выясняла, но догадывалась, что применение слова "вас" в этом контексте, относилось не только к самой Серафиме, но и к ее семье, которая действительно была более чем благополучна по социальным нормам.
        Отец Серафимы, Голубев Алексей Витальевич, профессор, в советское время занимавший престижную должность директора экспериментального научно исследовательского объединения при Российской Академии Наук, был теперь успешным предпринимателем в области экспериментальных разработок высокотехнологичных термохимических материалов. Успешным, потому, что на подобные материалы имелся большой спрос, и заказы в его фирму текли рекой.
        Мама Серафимы, Анна Сергеевна, теперь была домохозяйкой, а ранее хорошим экономистом. Она всего три года назад уволилась из своего статистического управления, где проработала четырнадцать лет, и с которым, как ни уговаривал ее муж, все же долго не решалась распрощаться даже в послеперестроечное время. Что же касалось личных отношений между родителями Серафимы, они, по мнению дочери, считались очень хорошими. Мама была моложе папы на девять лет. Алексей Голубев, кандидат наук, слыл тридцатидвухлетним устоявшимся холостяком, когда однажды случайно встретил ее у друзей своих родителей на дне рождения. Она приходилась двоюродной племянницей хозяйки, и ей тогда шел двадцать первый год. Алексей в тот поздний вечер приехал на своих новеньких Жигулях седьмой модели, чтобы забрать с торжества родителей, как было условленно, и его, конечно же, потащили к столу, невзирая на протесты и ссылку на занятость. Увидев молодую студентку Анечку Силаеву, которую ему представили наряду с остальными гостями, он тогда сразу подумал, что непременно начнет за ней ухаживать, и в конечном итоге это успешно завершилось
свадьбой, которая состоялась через полтора года после их знакомства.
        С самого начала своего сознательного возраста Серафима не замечала разлада между родителями, во всяком случае, они не давали ей для этого повода. А если что-то подобное и могло иметь место, им удавалось это умело скрывать от нее. Единственное, что могла отметить для себя девочка, было явное разногласие мамы и папы в отношении воспитания ее, Серафимы. Мама любила дочь, но была очень строгой. Она, например, в какой-то момент смотрела на Симочку любящим, нежным, полным обожания взглядом, и тут же, спустя пять минут, спокойно отчитывала ее за незначительную оплошность. Весь школьный жизненный путь дочери находился под неусыпным контролем Анны Сергеевны, даже не смотря на то, что Серафиме этого в такой степени не требовалось. Она была очень способной девочкой, да и прилежности ей было не занимать.
        Алексей Витальевич часто, даже в присутствии Серафимы, укорял жену, стараясь в мягкой форме указать ей на излишества в строгости к ребенку. И Анна Сергеевна, убедившись в его неоспоримых доводах, иногда соглашалась с мужем. Но, увы, характер есть характер, и вскоре все начиналось сначала. А жизнь Серафимы, тем не менее, обоюдно любимой своими родителями, протекала по формуле, - она любила и уважала свою красавицу маму, и с фантастической преданностью обожала папу, в объятьях и баловстве которого отрывалась по полной программе.
        Маша Кружилина часто бывала у Голубевых и неоднократно наблюдала за спокойными, отлаженными, теплыми отношениями ее родителей. Она подсознательно, даже сама того не сознавая, завидовала Серафиме, и особенно ярко это проявлялось после того, когда их оставил отец, а мама в первое время даже попивала с горя, о чем Маша никогда не рассказывала Серафиме, хотя иногда ей этого и очень хотелось. Ее детскому сердечку было тяжело сдерживать свое горе и страх за то, что мама, не дай бог, совсем сопьется. А ведь Серафима могла бы посочувствовать ей и даже, по- своему, утешить. Однако гордость брала верх, и Маша молча подавляла свое желание поплакаться в жилетку подруге.
        Кризис миновал где-то через полгода. Машина мама, наконец, взяла себя в руки. Она была первоклассным бухгалтером и устроилась на новую работу в довольно солидную фирму, где по положению, не могла ударить в грязь лицом.
        Серафима тогда сразу заметила, как повеселела ее подруга, и вскоре их отношения встали на старые рельсы. Девочки были выпускницами и готовились к поступлению в ВУЗы. И однажды Маша как-то сказала Серафиме, что ее папаша раздобрился и отвалил маме кругленькую сумму денег для их знакомого репетитора из Плехановского.
        Серафиму же родители готовили в МГУ на юридический.
        Студенческие годы подруг не разлучили. Они регулярно встречались друг с другом. Когда учеба подошла к завершению и каждая из них начала подумывать о своей дальнейшей карьере, Серафима, которая наотрез отказалась работать юристом в фирме отца, желая побыть самостоятельной, устроилась в одну из московских юридических контор. Маша, же, скитаясь более месяца по Москве, так и не смогла подобрать себе что-то ее устраивающее, в основном из-за мизерной зарплаты. И вот тут подсуетилась ее усердная подруга. Серафима уговорила отца взять Машку к себе на фирму.
        - Но, чем она станет у меня заниматься со своей специальностью технолога пищевой продукции? Бутерброды каждое утро готовить? - отшучивался Алексей Витальевич.
        - Папа, Машка такая хваткая и энергичная, она может заниматься чем угодно! - нахваливала ее Серафима.
        - Ну, хорошо, хорошо! - пообещал Алексей Витальевич, не посмев отказать любимой дочери. - Я, в общем-то, всегда был хорошего мнения о Маше. Думаю, мне удастся что-то придумать для нее.
        И он придумал, обрадовав дочь сверх всякой меры.
        - Возьму твою Марию вторым секретарем. Ирина Валерьевна, которая разрывается между всеми нами, думаю, будет очень рада такой, как ты говоришь, хваткой помощнице.
        Вечером того же дня, после приятной новости, которую Серафима незамедлительно поведала Марии, подруги закатились в бар, чтобы отметить это событие.
        Уже через неделю Мария приступила к работе. А спустя три месяца Серафимин отец даже начал нахваливать протеже своей дочери.
        - Твоя Машка действительно не промах! Ирина Валерьевна ей вполне довольна и даже собирается посетить немецкую выставку технологий на следующей неделе, оставив ее одну на контроле на целых три дня!
        С тех пор прошло около двух лет. Мария успешно продолжала работать в фирме Серафиминого отца, а Серафима не менее успешно трудилась в своей юридической конторе, правда за гораздо более низкую зарплату, чем ее подруга. Они теперь хоть и редко, все же продолжали видеться, и эта неприятная история произошла как раз после их очередной встречи. Девушки не общались уже около трех месяцев, и за это время им было чем поделиться друг с другом, а потому они за бокалом мартини засиделись почти до полуночи.
        Взглянув на часы, Серафима всполошилась.
        - Машка, время-то, без четверти двенадцать!
        - Вот видишь! Я же говорила тебе, поставь машину на стоянку! Легли бы сейчас спатеньки без всяких проблем.
        - Спасибо, Маш, но мне позарез домой надо! Завтра на работу, а я все отчеты дома на флешке оставила. Да и вставать нужно будет около семи утра. С какой стати я стану будить твою маму в такую рань своими сборами, да и потом, я не высплюсь на новом месте. Знаешь, я в последнее время даже у родителей не высыпаюсь.
        - Ладно, подружка, как знаешь! - ответила ей Мария.
        - Пошли, я провожу тебя до машины.
        Девушки вышли на улицу и медленно побрели к Серафиминой "Пежо", одиноко мерцающей своими выразительными фарами под разметавшимся светом фонарей.
        Они уже почти попрощались, когда из-за угла соседнего дома, послышались возгласы, и вслед за ними показалось четверо молодых людей.
        Увидев девушек, подростки остановилась, и до слуха Марии и Серафимы донесся чей-то голос.
        - О! Телки, да еще при тачке! - После этого последовал массовый пьяный хохот.
        - Вот дура! - взволнованно воскликнула Мария, интуитивно предчувствуя надвигающуюся неприятность. - Надо было взять с собой Арчика. Будь он рядом с нами, они б и взглянуть в нашу сторону не посмели!
        Серафима тоже пожалела о том, что подруга не взяла в провожатые своего полуторагодовалого "ротвейлера" которого она сама же и подарила ей на день рождения.
        - Так, Машка, быстро в машину! - тут же скомандовала Серафима, увидев, что толпа направляется к ним, и пока подруга, огибая широкий лик автомобиля бежала к противоположной двери, лихорадочно принялась открывать свою. Она уже открыла дверь, и, наклонившись, закинула ногу в салон, когда чей-то грубый ботинок ударил ей по щиколотке, а потом бесцеремонно приложился к внутренней стороне двери. И длинная нога в синих джинсах, тут же представшая перед взором Серафимы, преградила ей путь в машину.
        - Не спеши, детка! - крикнул ей на ухо владелец черного на микропорке ботинка и синих джинсов, одарив не только грубой репликой, но и густой порцией спиртного.
        Серафима, мысленно стараясь придать своему лицу бесстрашное выражение, с вызовом взглянула на наглеца.
        - Убери ногу, слышишь, ты ко мне в папаши не нанимался!
        Парню на вид было около семнадцати лет, и Серафима, окинув взглядом его ухмыляющуюся, нахальную физиономию, невольно подумала о том, что сейчас с ней происходит как раз тот случай, когда человек попадает в историю, и с этим уже ничего не поделаешь!
        Трое других, тем временем, кинулись к Марии. Они подскочили к девушке с двух сторон и схватили за руки, заставив ее вскрикнуть от боли и выругаться.
        - Попалась, птичка! - сказал один из них, и грубо дернул ее за волосы.
        - Это тебе за придурков, красотка! А теперь, быстро полезай в машину. Слышь, Генка, запихни свою девку в салон, и открой нам дверь с той стороны.
        - С удовольствием, "Бубен", - с готовностью ответил контролирующий Серафиму парень, и она тут же ощутила, как грубая рука попыталась склонить ей голову.
        - Давай, полезай! - рявкнул ее истязатель, а второй, отделившийся от остальных и подоспевший ему на подмогу, подтолкнул Серафиму сзади. Она сопротивлялась изо всех сил, отчего получила от подростков сначала сильный удар в спину, а затем тот, которого звали Генкой, схватил ее за волосы и потянул следом за собой в солон.
        Марии, тем временем, каким-то чудом удалось вырваться, и она, с криком "помогите" изо всех сил рванулась к своему дому. Подростки побежали за ней, а затащившие Серафиму в солон принялись досадливо материться.
        - Вот шланги-то, не могли девку удержать!
        - Да, ладно, "Хобот", не парься, сейчас догонят!
        А до Серафимы, которую уже начинало трясти от страха, доносились возгласы подруги.
        - Спасите Серафиму, Спасите Серафиму! - кричала Мария, так, словно ей самой, освободившейся, это спасение уже вовсе не требовалось. Однако вскоре подростки настигли ее и схватили за руки. Они потащили ее к машине, и тут произошло нечто странное, совершенно не поддающееся никакой логике. Один из парней остановился и выпустил руку Марии, заставив второго замедлить шаги и вопросительно на него взглянуть.
        - Девушка, Вы уж простите нас! - улыбнувшись, сказал Марии остановившийся. - Мы просто пошутили.
        Второй же, воспринимая слова друга как пикантную издевку над своей жертвой, не преминул сделать ему замечание по этому поводу.
        - Кончай прикалываться, "Бубен", для этого у тебя еще целая ночь впереди. Она ж орала как сумасшедшая, сейчас глядишь, кто-нибудь и ментов вызовет. Потащили ее скорей в тачку, нам лучше смотаться с этого места. - И он снова потянул Марию за руку.
        - Отпусти ее! - повелительно сказал ему "остановившийся".
        "Второй" недоуменно на него уставился.
        - Чего это ты, "Бубен", а?
        - Ты, что, не понял? Я сказал, немедленно отпусти ее!
        - Да, пожалуйста! - ответил "второй" и обиженно пожав плечами, выпустил руку Марии.
        Девушка, опешив, уставилась на этих двоих. Она, естественно, не собиралась верить в ниоткуда взявшееся благородство одного из своих преследователей и принимала его поведение, как и "второй" за издевку, однако тут же лихорадочно принялась думать, как бы возникшую ситуацию обратить в свою пользу.
        Бежать? - не выйдет! Кричать они тоже ей не дадут! А что тогда делать?
        - Оставь нас и отправляйся к машине! - снова скомандовал "остановившийся" "второму".
        Тот, ухмыльнувшись, последовал приказу друга.
        - А он, похоже, у них лидер. - Отметила Мария.
        - Еще раз простите! - и минуту назад, будучи отвратительным, парень вдруг превратился в приятного молодого человека. Мало того, он подошел к девушке, и нежно взяв за руку, прикоснулся к ней губами со словами, - стойте тут и ничего не бойтесь, а я пойду вызволять вашу подругу, и гарантирую, что через несколько минут вы сядете в свою машину и отправитесь туда, куда собирались. - И он, оставив Марию в полной растерянности, скрылся в ночи.
        Увидев приближающегося к машине парня в совершенном одиночестве, у Серафимы мелькнула мысль. - Машка все-таки сбежала, и теперь, возможно, вызовет милицию.
        И тут же страшная догадка снова обуяла ее.
        - Но ведь эти подонки сядут сейчас в машину и заставят ее уехать отсюда как можно скорей. Господи, что же делать?! - Хоть бы Машка догадалась сообщить в ГАИ номер машины! Их задержали бы тогда на первом попавшемся посту!
        - Ну, что там, "Паха"? - высунувшись в окно, спросил у подходящего парень, которого друзья называли Хоботом.
        - Не знаю, "Бубен" чего-то выпендривается, - ответил тот, и, открыв дверцу, молча уселся в машину.
        - А где же он? - снова спросил "Хобот".
        - Там, с телкой разбирается.
        У Серафимы захолонуло сердце. - Господи, что же теперь с ними будет?!
        - Ладно, пусть разбирается! - с ухмылкой ответил его сосед, - Генка. - А мы начнем разбираться с этой. - И он грубо обняв Серафиму за плечи одной рукой, протянул вторую к ее груди.
        Серафима попыталась его отпихнуть.
        - Убери свои грабли, молокосос!
        - Чего? - и Генка грубо схватил ее за грудь.
        - Слышь, "Хобот", а сиськи у нее классные, потрогай!
        И тут Серафима вспомнила о мобильном телефоне, лежащем у нее в кармане пиджака. Она незаметно просунула освободившуюся руку в карман, и, нащупав телефон, попыталась нажать на единицу. Под этой цифрой был закодирован домашний номер телефона ее родителей, которые жили в соседнем от Марии доме.
        - Господи, хоть бы они сняли трубку! - взмолилась она, - хоть бы сняли! Может, она тогда сумела бы крикнуть им, где находится, а они понять, что с ней происходит.
        Она затихла, предоставив малолетним выродкам возможность беспрепятственно себя полапать, ибо сейчас все ее нервы были обращены в слух. - Длинные гудки, которые она едва расслышала, вдруг прекратились. - Так! Значит, кто-то снял трубку!
        Приняв решение, Серафима моментально выдернула телефон из кармана, и, приставив его к уху, закричала.
        Папа, я у Машкиного дома! На нас напали, вы…
        - Ах ты сука! - взревел Генка и в тот же миг вырвал у нее телефон.
        И вслед за этим Серафима получила удар по лицу. Как не пыталась она себя сдержать, слезы покатились у нее из глаз, и она молча опустила голову.
        В этот самый момент открылась дверца, и в проеме показалась физиономия "Бубна".
        - Быстро все вышли из машины! - скомандовал он.
        Однако, "Хобот", оставив его реплику без внимания, шутливо поинтересовался, куда он дел вторую телку.
        - Я сказал, чтобы все вышли из машины! - повторил "Бубен". - Или, может, кто-то из вас не расслышал?
        - "Буб", ты чего такой злой-то? - спросил его Генка. - Может, тебе эта больше понравилась? Так ты присоединяйся, тут на всех хватит! - и наглец снова провел рукой по груди Серафимы.
        - Может вас вытряхнуть по одному? - громко крикнул "Бубен", никак не реагируя на предложение друга.
        - "Буб", ты что, серьезно что ль? - удивленно спросил его "Хобот".
        - Серьезней не бывает! - и "Бубен", не долго думая, схватил "Хобота" за шиворот и потащил наружу.
        Серафима съежилась. Она подумала, что этот самый "Бубен", вышвырнет сейчас из машины всех остальных и предпочтет заняться ею без союзников. А "Паха", до сих пор молча сидящий на заднем сидении, которому уже пришлось столкнуться с новыми странностями "Бубна", подумал, - уж не узнал ли тот в убежавшей девке какую-нибудь свою знакомую. По крайней мере, иначе объяснить его поведение он не мог!
        "Хобот", тем временем, почувствовав волевую, авторитетную руку товарища на своем загривке, завопил.
        - Ладно, ладно! Я сам вылезу, чего тянуть-то?!
        Когда все трое оказались на улице, "Бубен" выхватил из рук Генки телефон, а потом наклонился к дрожащей от страха Серафиме.
        - Девушка, возьмите телефон и простите нас, пожалуйста! Мы кажется, серьезно Вас напугали. Вы теперь можете ехать. Ваша подруга ждет вас вон там, за углом.
        Серафима, не веря своим ушам, машинально взяла у него телефон, и дрожащей рукой схватилась за ключи. Однако вставить их в замок зажигания ей никак не удавалось.
        - Давайте я помогу. - Предложил ей "Бубен".
        Однако Серафима недоверчиво отдернула свою руку, от его, протянутой для услуги руки.
        - Хорошо, хорошо, вставляйте сами, только не волнуйтесь, Вам теперь нечего бояться.
        Серафима и впрямь собралась с духом, после того как "Бубен" захлопнул дверцу и улыбнувшись, помахал ей рукой.
        Она завела машину и тут же сорвалась с места, оставив позади себя, по меньшей мере, странную четверку молодых ребят. За углом ее действительно ждала Мария, расхаживая взад и вперед от волнения. Серафима притормозила.
        - Быстро садись! - нервно крикнула она, приоткрыв дверцу, и подруга, не заставив себя ждать, тут же влетела в машину. Выбравшись из переулка, они не говоря друг другу ни слова, выехали на трассу и увеличили скорость. И только тут Серафима смогла заставить себя вздохнуть с облегчением. Она машинально направила машину к своему дому, совершенно забыв о Марии.
        - Ты куда? - спросила у нее подруга. - А я-то?
        - Слушай, Машка, я туда ни за что не вернусь! - и она достала телефон из кармана.
        - На, позвони своей маме. Скажи, что поехала ночевать ко мне.
        Мария не стала с ней спорить и позвонила, взамен получив от Галины Дмитриевны весьма весомый выговор за нашедшую дурь и блажь среди ночи.
        После этого подруги с минуту помолчали, а потом Серафима спросила у Марии, чего такого она сказала "Бубну".
        - Я? - удивилась та в свою очередь.
        - Абсолютно ничего!
        - Как ничего?
        - Да так!
        - Но ведь что-то же произошло!? Машка, ты шутишь со мной?
        - Сим, я совершенно ничего ему не говорила, клянусь! Какие шутки, мне сейчас совсем не до них!
        Серафима резко притормозила, направляя машину на обочину. И когда они остановились, недоуменно посмотрела на подругу.
        - Ты что-нибудь понимаешь?
        - Нет! - ответила та, одарив Серафиму таким же недоуменным взглядом.
        - Но ведь что-то же произошло?! Как иначе объяснить его поведение? Послушай, Машка, а мажет, он тебя знает?
        - Да ты что! Я никогда не видела этого придурка!
        - Точно?
        - Абсолютно точно!
        - А может, его кто-то напугал в тот момент, когда они гнались за тобой?
        - Да, нет же! Я не встретила на своем пути ни одной живой души! - и Мария в подробностях рассказала Серафиме о том, как преследователи настигли ее и о том, как изменилось поведение "Бубна" после этой погони.
        - Я сама удивилась не меньше чем ты, и вплоть до той самой минуты, пока не увидела тебя за рулем одну одинешеньку, не поверила в то, что все это не является большим подвохом со стороны этих молокососов!
        - Мама дорогая! - воскликнула Серафима, и устало опустила голову на руль.
        - Ну, тогда я вообще ничего не понимаю!
        - Ладно, поехали! - посоветовала ей подруга, - может до нас потом что-нибудь дойдет, главное, что все обошлось!
        Однако сколько девушки не анализировали события этого странного вечера на следующий день, до них так ничего и "не дошло", и вскоре, плюнув, Серафима попыталась и вовсе об этом забыть. Но именно с тех самых пор ее и стало посещать злополучное чувство преследования.
…… Самолет, между тем, заполнялся пассажирами, и вскоре к Серафиме подошли попутчики, занимающие соседние места под номером 27"Б" и 27"В". Ими оказались пожилая женщина и ее внучка, - девочка лет четырех. Серафима привстала с кресла, чтобы пропустить их на свои места и мило улыбнулась девчушке, без стеснения разглядывающей ее во все глаза.
        Как только они разместились, малолетняя пассажирка тут же принялась удовлетворять свое любопытство.
        - Бабуля, а почему эта тетя сидит вместе с нами?
        Женщина улыбнулась.
        - Анечка, тетя тоже летит в Ялту.
        - К бабушке Вере?
        Удивилась девочка.
        - Нет! К бабушке Вере она не летит. - Вновь улыбнулась женщина и взглянула на Серафиму.
        Серафима, растроганная непосредственностью девочки, тоже ответила женщине улыбкой.
        - Я лечу к своей сестре, Анечка. Тебя, кажется, так зовут? - сообщила она девчушке.
        - Да! - утвердительно кивнула ей любопытная малышка.
        В этот момент в салоне появилась стюардесса, и все внимание девочки переключилось на нее.
        Девушка с проницательными серыми глазами, которая встречала их на пороге лайнера, мило улыбнулась, и, поприветствовав, объявила о взлете, после чего попросила всех пристегнуть ремни.
        Серафима откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. В полете обычно она предавалась воспоминаниям, и за этим занятием время ускоряло свой темп.
        Вот и теперь ей сразу вспомнился позапрошлогодний роман, который и случился-то в Ялте, куда она летала довольно часто. Там, с мужем и племянником жила ее двоюродная сестра Ирина, которая предоставляла ей для отдыха одну из комнат в своем большом двухэтажном с мансардой доме, доставшимся им с мужем по наследству от его покойных родителей.
        Тогда, в августе Серафима прилетела в Ялту, и у нее впереди было целых три недели отдыха перед занятиями. Папа, правда, предлагал ей поехать по путевке за границу, но Серафима так соскучилась по Ялте, - месту, к которому она приросла с самого раннего детства, отдыхая там постоянно, правда тогда еще не в доме мужа Ирины, а в небольшом домике ее мамы, - тети Вали, которая приходилась родной сестрой Анне Сергеевне. И к тому же, зимой на каникулах она уже летала на десять дней в Египет, да и по Ирине с племянником Серафима очень соскучилась.
        Серафима тогда еще училась в МГУ, и это лето как раз было предшествующим последнему году обучения. Она встретила Богдана в первый же день на пляже.
        Полна нетерпения, после пары часов общения с родными, она отправилась к морю. Время близилось к полудню, и к этому часу на пляже было полно народу. Пробравшись сквозь торчащие то тут, то там зонтики, навесы и лежанки с распластавшимися на них загорелыми телами, она, отыскав свободное местечко, небрежно бросила туда свои вещи. Потом, закрутила на затылке длинные русые волосы, и в предвкушении долгожданного блаженства, бросилась в воду. Когда она вернулась, и, расстелив на песке голубое махровое покрывало, с удовольствием на него улеглась, надвинув на лицо панаму, мимо нее сначала прошел какой-то мальчик, а вслед за ним мужчина. И вдруг возле самого уха Серафимы раздался треск. Она тут же сдвинула с глаз панаму и обнаружила, что треск раздается из - под ступни мужчины, которая в этот момент как раз и находилась возле самого ее уха.
        - Ой! - воскликнул мужчина, - я, кажется, на что-то наступил.
        И тут Серафиму осенило. - Уж не на мои ли очки он, "кажется" наступил! - Она приподнялась на локте, желая изо всех сил усомниться в своей догадке, и не увидеть раздавленными любимые солнечные очки. Мужчина, тем временем, тоже наклонился, и, встретившись взглядом с Серафимой, с любопытством приподнял брови. А потом, покопавшись рукой в песке, извлек оттуда ее очки, а вернее то, что от них осталось.
        - Девушка, это Ваши очки?
        Серафима горестно вздохнула.
        - Это были мои очки, - сказала она, особо значимо выделив слово "были".
        - Действительно были. - Подтвердил мужчина. - И что, они вам уже надоели?
        - Надоели? - возмущенно переспросила его Серафима.
        - Ну да, раз Вы решили положить их у меня на пути и заставили безжалостно раздавить. И теперь за эту услугу я попрошу у Вас компенсацию.
        - Компенсацию? - возмутилась Серафима, не преминув обратить внимание на приятную внешность мужчины.
        - Конечно! И причем, двойную. За раздавленные очки и моральный ущерб.
        - Интересно! - возмутилась Серафима. - Уж кому требуется компенсация за все сразу, так это мне!
        - Ничего подобного! - возразил мужчина. - Я испытал досаду от содеянного, а это, согласитесь, является немалым душевным потрясением!
        Между тем, спутник мужчины, - мальчик, примерно восьми лет, взял его за руку и потащил за собой.
        - Пошли, Богдан, - сказал он, и при этом возмущенно взглянул на Серафиму, которая так некстати появилась у них на пути.
        А Серафима, в свою очередь, обратив внимание на то, что мальчик называет мужчину по имени, почему-то с радостью, совершено не объяснимой для постороннего человека, подумала, что он вовсе не его сын.
        - А ты иди, Славик, иди! - сказал мужчина мальчику.
        - Один?
        - Ну да.
        - А ты?
        - А я приду попозже. Скажи бабушке, чтобы она пока для меня обед не разогревала, хорошо?
        - Хорошо! - ответил мальчик, снова метнув на Серафиму возмущенный взгляд, и обиженно поджав губы, медленно побрел с пляжа.
        - Он кто? - Спросила Серафима.
        - Внук хозяйки, у которой я снимаю комнату. - Ответил Богдан, а потом представился Серафиме.
        - Как Вы уже слышали, я Богдан, а Вы?
        - Серафима. - Ответила она.
        - О! - удивился он. - Мне еще не приходилось знакомиться ни с одной девушкой, носящей такое редкое имя.
        - Да, это так. - Улыбнулась Серафима. - Имя у меня действительно редкое, да и у Вас, по моему, если уж не редкое, то неизбитое!
        - Ну, так как насчет компенсации, Серафима?
        Серафима понимала, что приглянулась ему, и он подбивает к ней клинья. Она прицельно окинула его взглядом с ног до головы, подумав, - почему бы и нет?
        Молодой человек, примерно тридцати лет, был высок и красиво сложен. Темные волосы, карие глаза, прямой нос - это как раз то, что в большей степени соответствовало ее вкусу. Скулы, правда, были у него слегка широковаты, но высокий открытый лоб компенсировал этот едва заметный недостаток на его лице.
        - Что ж, видно придется отвечать за нанесенный урон. - Сказала Серафима и развела руками, в знак того, что с этим нельзя не согласиться.
        - Ну тогда, может, начнем с совместного купания? - обрадовался Богдан, и склонившись, взял ее за руку.
        - И что же вы хотите компенсировать совместным купанием, услугу за раздавленные очки или моральный аспект своего "Я"?
        - Думаю, второе. Потому как жара еще больше усиливает мой душевный дисбаланс.
        - Ну….если вшей душе нужно немедленно остудиться, то придется заняться купанием в одиночку, ведь я только что из воды.
        - Нет, нет! - запротестовал Богдан. - Думаю, душа еще немного подождет!
        Он опустился на песок рядом с Серафимой.
        Так начался их роман.
        Богдан был геодезистом и находился в Ялте в двухмесячной командировке.
        - Ничего себе, хорошая у тебя работа! - завидовала ему Серафима. - Два месяца в Ялте, да еще в самый разгар сезона.
        - А как тебе моя перспективка на следующий сезон? - Три месяца в Ханты- Мансийском автономном округе!
        - Н - да! - ухмыльнулась Серафима. - Перспективка на все сто! Интересно, какой будет твоя следующая пассия? Наверное, какая-нибудь молодая, страстная ханта!
        Он засмеялся и нежно поцеловал ее в шею.
        - Не знаю, сможет ли она оказаться более страстной, чем ты, но имени такого у нее точно не будет!
        Серафима приподнялась с подушки и, облокотившись на локоть, заглянула ему в глаза.
        - И ты сможешь меня забыть всего через год? - возмущенно воскликнула она.
        - Забыть тебя?! - Богдан шутовски приложил руку к сердцу и отрицательно замотал головой.
        - Ни за что! Я вообще никогда ничего не забываю.
        - Правда?
        - Правда!
        - Значит, ты помнишь всех девиц, которым вскружил голову в разных концах нашей необъятной родины?
        - Не всех, только самых самых!
        - Ах, вот как!
        - Угу! - и Богдан потянулся к ее губам.
        Серафима нежно его обняла.
        - Ну, что ж, придется мне постараться, чтобы быть не только самой, самой, а супер-самой!
        Он замер на полпути к поцелую, - как это понимать?
        - Я хочу остаться в твоей памяти на веки вечные!
        Богдан был женат, и сообщил об этом Серафиме сразу после первой их интимной встречи.
        - Наверное, для того, чтобы она не строила насчет него никаких серьезных планов. - Подумала Серафима. - Ну и правильно! Было бы гораздо хуже, если б он это утаил. - Она усмехнулась. - Похоже, у него уже были с этим проблемы. Наверное, какая-нибудь очередная "залетная птичка", приняв его блуд за серьезное ухаживание, решила, что может претендовать на него, а, разочаровавшись на этот счет, предъявила претензии.
        Богдан никогда больше не заговаривал с ней о жене. Серафима, завистливого интереса ради, пыталась выведать у него хоть какие-нибудь подробности о супруге. Однако он, либо умело от этого увиливал, либо просто отмалчивался. Серафиму, конечно, остро волновал вопрос, - любит ли он свою жену? Но, увы, этого она так и не узнала!
        Богдан страстно дарил ей свою временную любовь, вызывая и у нее ответные чувства, однако Серафима подспудно ощущала, что в Москве продолжение их романа не состоится. Горестное чувство, вызванное этим предчувствием и предстоящая близкая разлука с Богданом, заставляла Серафиму тяжело вздыхать по ночам, а после таких ночей с нетерпением нестись к нему на свидание и снова предаваться любви с еще большей страстью.
        А он восхищался ее чувственными порывами, от которых испытывал немалое наслаждение.
        - Ты сегодня была просто восхитительна! Я давно не испытывал ничего подобного! - с радостью сообщал он ей и благодарно целовал в щеку или плечо.
        Серафима шутила. - Напитываюсь впрок, ведь нам скоро расставаться, - и при этом, тяжело вздыхала, пряча от него грустные глаза, всем сердцем желая услышать его признание в любви, а не восхищение ее сексуальностью.
        - Ах, если б только он влюбился в меня так, как я в него! - мечтала Серафима! - Тогда бы…Тогда бы наши встречи непременно продолжились!
        Она не чувствовала вины перед женой Богдана.
        - Какая разница, - оправдывала себя Серафима. - Ведь я такая же женщина и вполне имею право на его любовь! У них нет детей, а в этом случае Богдан ничем жене и не обязан! И он вполне может расстаться с ней, чтобы уйти ко мне, если… Если только сможет меня полюбить! Но, увы! Мечты есть мечты! И двадцать дней, пролетевших в любовном угаре, вскоре помахали Серафиме на прощание джинсовой панамой Богдана, зажатой в его руке с площадки аэродрома. И это было последним, что видела Серафима, шагая к самолету, разлучившему их навсегда.
        Ее чувства к Богдану оказались такими сильными, что после него она долго не могла ни с кем встречаться. Прошло полгода, прежде чем Серафима смогла пофлиртовать со своим однокурсником на дне рождения подруги и пригласить его на ночь к себе. После этого они встречались еще несколько раз, но Серафима оставалась к нему равнодушной, а потому ничего хорошего из этого не получилось. Затем у нее была еще одна короткая связь с парнем из боксерского клуба. Мария, решив развеять совсем закисшую подругу, откопала его где-то среди своих друзей-однокурсников и пригласила праздновать Новый Год. Но и эта связь Серафиме ничего хорошего не принесла. Богдан маячил в ее памяти вечным соблазном, отпугивая всех остальных, и она ничего не могла с этим поделать. Конечно, спустя время ее чувства к нему притупились, и в этом не последнюю роль сыграли преддипломные хлопоты, а также выбор предстоящей работы. Однако Серафима твердо знала, появись Богдан где-то на горизонте, и ей снова будет не обуздать своей любви. И даже сейчас, воспоминания о недавнем прошлом, навеянные полетом в Ялту, заставили ее разволноваться. Серафима
тяжело вздохнула и открыла глаза.
        Взлет завершился, и самолет, рассекая необъятные небесные просторы, плавно парил в вышине, с каждой минутой приближая своих пассажиров к конечному пункту путешествия. Серафима повернула голову и взглянула на Анечку. К ее великому удивлению, девочка спала.
        - Я дала ей снотворное в дорогу. - Сообщила Серафиме бабушка девочки.
        Серафима с пониманием кивнула женщине, и снова откинувшись на спинку сидения, прикрыла глаза.
        И в тот же миг стройный силуэт Богдана, стоящего на пирсе и объятого мягким розовым предзакатным отблеском солнца, возник в ее памяти. И его улыбка, обращенная к ней, и озорной ветерок, теребящий его слегка выгоревшие темные волосы, и взмах руки, манящий ее к себе. - Ах! У нее захолонуло сердце!
        Серафима снова тяжело вздохнула, пытаясь отогнать ностальгическое видение, и вздрогнула, услышав за своей спиной чей-то ответный, тяжелый вздох. Она резко повернула голову и уперлась взглядом в круглое, в таких же круглых очках лицо мужчины, с интересом уткнувшегося в журнал. Почувствовав внимание к своей персоне, мужчина нехотя оторвал глаза от чтива, и вопросительно посмотрел на Серафиму.
        - Извините! - растерявшись, зачем-то сказала она, и снова отвернулась, услышав в ответ его ироническое - да, пожалуйста.
        - Опять! - с раздражением подумала она. - Господи, как же мне это надоело!
        Самолет совершил посадку, и через несколько минут Серафима оказалась на сером плацу аэродрома, с удовольствием вдохнув полной грудью первую порцию горячего южного воздуха. Выбравшись из толпы пассажиров, она принялась выискивать среди встречающих Ирину, и, увидев ее, помахала рукой.
        - Ира! Я здесь! - крикнула Серафима, как только приблизилась к металлическим ограждениям, отделявшим встречаемых от встречавших.
        - Серафима! - обрадовалась Ирина, и ее лицо озарилось улыбкой.
        Встретившись, девушки обнялись.
        - Пошли скорей! - поторопила сестру Ирина, и, повесив себе на плечо одну из ее сумок, взяла Серафиму за руку. - Володька вырвался с работы, чтобы встретить тебя на машине.
        - О! Какая благодать! - обрадовалась Серафима, мысленно поблагодарив зятя за то, что он избавил ее от душной езды в автобусе.
        Девушки, болтая на ходу, прошли через зал ожидания, чтобы напрямик выйти к автомобильной стоянке, где их поджидал Володя. И в тот момент, когда они уже открыли массивные стеклянные двери, на них налетел молодой человек.
        - Ты, что, ненормальный?! - воскликнула Ирина, у которой от этого внезапного столкновения свалилась с плеча сумка.
        Молодой человек, явно, и сам не ожидая такого пассажа, на минуту замер на месте, оценивая происходящее, и воззрился на девушек.
        - Простите, я не хотел! - сказал он, и, оглянувшись назад, побежал дальше.
        Серафима, встретившись с ним взглядом, не преминула отметить, что молодой человек был очень красив. Она бы даже сказала, что подобная красота была слишком яркой для мужчины: - каштановые вьющиеся волосы обрамляли точеный профиль его, слегка небритого широкоскулого лица, высокий лоб, прямой нос, чувственно очерченный красивый рот и большие голубые глаза под изогнутыми как у девушки широкими бровями.
        - Какой красавец! - удивилась она, - ну, надо же! - такому только в рекламе сниматься.
        - Черт бы его побрал! - выругалась Ирина, поднимая сумку. - Летит так, словно за ним гонятся!
        - Наверное, на самолет опаздывает. - Высказала предположение Серафима.
        ГЛАВА 4
        Серафима оказалась не права, ибо молодой человек, вовсе не спешил на самолет, он уходил от погони выследивших его оперативников. Имеющий судимость и совсем недавно вышедший из тюрьмы, Константин Кустовский, по кличке Лель, данной ему сокамерниками за красивую внешность, уже успел снова совершить преступление. Пару месяцев назад, он и еще трое подельников ограбили офис крупного предпринимателя в подмосковной Балашихе. Наскоро сбыв свою долю украденного, Константин подался в Ялту к одной из своих бывших подружек. Но долго жариться под Ялтинским солнышком ему не пришлось. Уже спустя неделю в квартиру Людмилы явился следователь, чтобы его арестовать. Константин как раз в это время находился на пляже, а безумно любящая его Людмила, солгала оперативнику, сказав, что именно сегодня разругалась в пух и прах со своим любовником и выгнала его вон на все четыре стороны.
        Когда следователь удалился, Людмила, опрометью собрав нехитрые пожитки Константина, побежала на пляж.
        Увидев встревоженное лицо подруги и свою дорожную сумку в ее руке, Константин все понял.
        - Вот козлы, все же заложили! - недобро подумал он о своих компаньонах. - Фу ты, черт! Как же их раскололи? Говорил ведь им, что пора сматываться и как можно скорей! Ну, где там! Они и не думали убираться, пока не наследили по самые уши! А все этот новенький молокосос, черт его навязал на нашу голову! И я тоже хорош! Сообщил Щербаку, что подамся в Ялту к Людке. Какая была нужда?!
        - Костик! - воскликнула Людмила. - За тобой приходили.
        - Когда?
        - Только что.
        - Тьфу! - сплюнул Константин. - За каким же хреном ты сюда сразу и прибежала?!
        - Я сказала следователю, что выгнала тебя и…
        - Да, плевать он хотел на то, что ты ему сказала! Они наверняка послали за тобой хвост.
        - Ну, как же…
        - Ладно, давай вещи. - И он грубо выхватил сумку из рук девушки.
        - Иди домой!
        В глазах Людмилы заблестели слезы.
        - А ты теперь куда?
        - Куда, куда! Теперь уж точно не к тебе! - зло ответил ей Константин, словно она была перед ним в чем-то виновата.
        Людмила повернулась и медленно побрела домой, а Константин, осмотревшись по сторонам, и не определив пока ничего подозрительного, принялся натягивать на влажное тело футболку и джинсы.
        - Только бы за Людкой хвоста не было! - заклинал он, - только бы не было! Из Ялты надо сниматься и как можно скорей! И если на его удачу, пока все чисто, он тотчас же отправится в аэропорт и купит первый попавшийся билет куда угодно!
        Константин застегнул сандали, и, осмотревшись еще раз, запустил руку вглубь сумки. Тугой целлофановый пакет с деньгами лежал на месте. После этого он поспешно застегнул "молнию", и, перекинув сумку через плечо, отправился в город.
        Стоянка на подъезде к пляжу до отказа была заполнена автомобилями.
        - Надо бы, от греха, нанять тачку. - Подумал он.
        В это время к стоящему неподалеку жигуленку девятой модели подошел пожилой мужчина.
        Константин, быстро пробравшись сквозь вереницу автомобилей, подошел к нему.
        - Слышишь, отец, подвези до аэропорта. Я на самолет опаздываю.
        Мужчина с укоризной посмотрел на парня.
        - Так чего ж ты до сих пор на пляже прохлаждался, коль опаздываешь?
        - С девушкой прощался! Сам понимаешь, дело-то молодое.
        Мужчина посмотрел на часы.
        - Некогда мне, через два часа на процедуры надо, обернуться не успею.
        - Отец, ну выручи! Опоздаю ведь, а другого билета сразу не купить. Я тебе сто долларов заплачу!
        Услышав сумму, мужчина удивленно приподнял брови, и на минуту задумался.
        Константин увидел, что он "клюнул" на его приманку, после чего растегнул "молнию", и, пошарив в пакете, вытащил обещанную купюру.
        - Вот, отец, возьми прямо сейчас.
        Ладно, черт с тобой, садись! - согласился мужчина.
        Едва только они успели отъехать, как стоящий неподалеку молодой человек, которому все же удалось незаметно проследить за бдительным "Лелем", по непреднамеренной наводке Людмилы, вытащил из кармана сотовый телефон, и набрав номер, сообщил.
        - Он поехал в аэропорт.
        - Точно? - спросил абонент.
        - Точно! - утвердительно ответил молодой человек. Я слышал, как он договаривался с частником. Записывайте номер машины, - ОК 809 СО, серая девятка.
        Группа оперативников восьмого ялтинского отделения милиции, состоящая из трех человек, прибыла в аэропорт. Двое из их, выйдя из машины, направились к центральному входу. Третий остался на стоянке поджидать известную машину, которая вскоре и подъехала к означенному месту.
        Константин Кустовской, вышедший из нее, направился к зданию аэровокзала, на ходу размахивая из стороны в сторону черно-синей спортивной сумкой. Его походка была быстрой и целеустремленной, и он вскоре обогнал двоих оперативников, прибывших по его душу. Однако в это время раздался предупредительный свист третьего, заставивший его насторожиться и испуганно вздрогнуть. Он резко оглянулся назад и увидел за своей спиной двоих людей в штатском, пристально глядящих на него.
        - Черт! - выругался про себя Константин. - Черт! - Похоже, его все-таки выследили.
        Он резко ускорил шаги, направляясь к дверям аэровокзального здания, и оглянувшись еще раз, увидел, что эти двое, и еще один, присоединившийся к ним, бегут следом.
        - Черт! - сплюнул он, и все еще глядя назад, резко отворил стеклянную дверь, в тот же миг столкнувшись с идущими навстречу девушками, после чего, выслушав их возмущенную тираду, поспешно извинился и побежал дальше, вглубь здания. Трое мужчин, преследовавших его и не обративших на себя абсолютно никакого внимания уже вышедших на улицу Серафимы и Ирины, быстро проследовали за ним.
        - Эй, ты! - крикнул на ходу один из них. - А ну, стой!
        Кустовский продолжал бежать, хоть с глубоким отчаянием и осознавал, что это уже бесполезно.
        - Стой! - властно крикнул ему второй. - Как тебя там, "Лель", кажется.
        Констонтин, которого после слова "Лель" мгновенно кинуло в жар, безнадежно замедлил шаги. И через минуту, подбежавшие к нему с двух сторон оперативники, взяли его под охрану. Они провели красавца назад через зал ожидания, и, усадив в машину, преспокойно отвезли в отделение милиции.
        - Ну, что, красавчик, завтра с утра отправишься в любимую столицу! - сообщил ему в приемной дежурный майор. - А пока, давай-ка, шагай в камеру! - и посадив арестанта под замок, в пустующий обезьянник, майор вернулся на свое рабочее место.
        - Проскурин! - обратился он к дежурившему сержанту, - отнесите с Хадаевым его вещи, а я пока чайку попью, жрать хочется, аж под ложечкой сосет.
        - Хорошо, Дмитрий Семенович. Кстати, мы с Пашкой еще и со стола не убрали. Там сыр нарезанный остался и ветчина, а вот с хлебом проблема.
        - У меня есть! - ответил ему начальник. - Надюха сегодня купила мне кулебяку.
        Определив сумку Кустовского в камеру хранения, дежурные милиционеры вернулись в приемную и занялись текущими делами.
        Павел Хадаев принялся за составление рапорта, а Володя Проскурин, улучшив минуту, решил пока позвонить подружке, без свидетельствующих начальничьих ушей.
        Он еще не закончил разговора с Леночкой, когда в приемную вернулся майор.
        - Проскурин, хорош уши натирать! - заметил он подчиненному.
        - Поди, трепешься с тех пор, как я ушел!
        - Сейчас, сейчас, Дмитрий Семенович! - ответил Володя, и наскоро попрощавшись с девушкой, повесил трубку, с обидой взглянув на майора.
        - Нечего дуться, - ответил ему раздобревший после еды начальник. - Мне сейчас должны позвонить. - И он взглянул на часы.
        - Да я и не дуюсь, с чего вы взяли-то?
        - Да уж не без глаз, наверное вижу, какую кислую физиономию ты на меня скосил.
        Володя, уличенный шутливо-благодушным тоном начальника, засмеялся.
        - Так Вы меня прервали на самом интересном месте.
        - Ха, ха! - загремел басом рассмеявшийся майор.
        - Так ты, что со своей Ленкой сексом по телефону что ли занимался?
        Павел Хадаев тоже рассмеялся, отреагировав на шутку начальника.
        - Слышь, Вовик, а ты в следующий раз селектор включай, мне тоже послушать охота!
        Володя открыл, было, рот, чтобы отпарировать насмешникам очередной шуткой, но в это время зазвонил телефон.
        - Это, наверное, меня. - Сказал Дмитрий Семенович, и направился к аппарату.
        Володя, сидящий у телефона, не стал дожидаться очередного повтора звонка и, опередив начальника, снял трубку.
        - Алло!
        - Дежурный, дежурный! Что у Вас опять стряслось?
        - Хорошо, передайте ему, если он через пять минут не успокоится, пусть пеняет на себя.
        - Сейчас не приедем.
        - Потому, что машина на выезде.
        - Пожалуйста!
        Володя возмущенно закатил глаза и положил трубку.
        - Опять эта Топоркова не может сладить со своим бугаем. Как наша смена, так их словно черт раздирает заниматься разборками! Так что, извиняйие, Дмитрий Семенович, звоночек не по вашу душу!
        Начальник ничего ему не ответил, а как-то странно на него посмотрел.
        - Чего это с ним? - подумал Володя.
        Дмитрий Семенович измерил его взглядом задумчиво и в то же время удивленно, так, словно видел впервые. Спустя мгновение взгляд его почему-то и вовсе стал лишенным всякого присутствия в этой комнате, он явно думал о чем-то своем, и возможно очень для него значимом.
        - Да, что с ним такое? - снова подумал Володя, однако вслух этот вопрос произнести не решился.
        Майор, тем временем, отвернулся от него и подошел к сейфу, где хранились ключи. Быстро набрав код, он отворил тяжелую металлическую дверцу и вытащил два ключа, одним из которых был ключ от камеры хранения, а другим от камеры, куда был помещен новый арестант. После этого он снова повернулся к Володе и протянул ему один из ключей.
        - Сходи в камеру хранения и принеси сюда вещи этого красавца.
        - Что-то забыли внести в опись? - поинтересовался сержант.
        - Не твоего ума дело! - резко ответил ему начальник.
        - Хорошо! - покорно согласился удивленный больше прежнего Володя и отправился в камеру хранения.
        Он принес сумку Кустовского и поставил ее на стол перед начальником. Дмитрий Семенович тут же поднялся со стула, и, взяв сумку, направился с ней к камере заключенного.
        Константин сидел на обшарпанном табурете, прислонившись спиной к стене, когда раздался щелчок повернувшегося в двери ключа, и через секунду перед ним предстал тот самый майор, который определил его в обезьянник.
        - Вставай! - скомандовал он арестанту.
        Тот удивленно поднял брови, увидев свою сумку в его руке, и выполнил команду.
        - Пошли! - вновь скомандовал майор, и первым направился к выходу.
        Майор, а следом за ним арестант, сопровождаемые удивленными взглядами обоих сержантов, прошли мимо дежурки и направились к выходу из здания милиции.
        - Куда он его повел? - спросил у товарища совершенно опешивший Володя.
        Но тот и сам, удивившись не меньше сослуживца, только пожал плечами.
        Вскоре начальник вернулся в дежурку, но уже один, без арестанта, и как ни в чем не бывало, присел к столу.
        - Дмитрий Семенович, - обратился к нему Павел. - Куда Вы его отвели-то?
        - Отпустил! - ответил начальник и снова умолк, уставившись невидящим взглядом на свой стол.
        - А, что случилось-то? - удивился Володя. - Обознались что ли?
        - Не твоего ума дело! - вновь грубо ответил майор, и, отвернувшись от ребят, облокотился на спинку стула, а потом уставился в потолок.
        В эту минуту снова зазвонил телефон, и Володя снял трубку.
        - Алло?
        - Одну минуточку.
        - Дмитрий Семенович, это Вас.
        Майор, словно очнувшись от забытья, шустро подскочил к телефону.
        - Алло? Вера? Я слушаю…
        - Угу, угу…
        - А когда выписывают-то? Завтра? Очень хорошо!
        - Ну и ладно, за анализами Колька потом сгоняет. Только не забудь сразу купить лекарства.
        - Ничего, ничего! У нас ему все равно будет лучше, чем в больнице, да и консультация рядом.
        - Какое беспокойство, сестричка, о чем ты говоришь?!
        - Нет! И даже не думай!
        - Ну, все, пока! Увидимся вечером.
        Дмитрий Семенович положил трубку и с облегчением вздохнул.
        - Племянника завтра выписывают. - Сообщил он ребятам. - Недельку, другую побудет пока у меня, а не то сгноят его в Веркином захолустье.
        - Что? - удивленно спросил он после затянувшейся паузы у ребят, все еще с недоумением смотрящих на него.
        - Я же вам говорил, что у Алешки был сложнейший перитонит, неужели не помните?
        - Помним! - почти в один голос сказали сержанты, и недоуменно переглянувшись, умолкли.
        Телефон зазвонил снова, и стоящий рядом майор снял трубку.
        - Милиция!
        - Таак! Угу!..
        - Во сколько?
        - А что же сразу не позвонили?
        - Понятно! Ладно, диктуйте адрес.
        Он положил трубку, на ходу продолжая записывать адрес, а потом скомандовал Володе.
        - Проскурин, давай - ка скорехонько шуруй к ребятам, вели заводить машину, мы едем на вызов.
        - Мы?
        - Я и они, а вы с Хадаевым остаетесь в дежурке.
        Совершенно ничего не понимающий Константин Кустовский некоторое время стоял около милиции и пытался найти хоть какое-то логическое объяснение происходящему.
        Майор, абсолютно ничего не объясняя, вывел его на улицу и, вручив сумку, велел отправляться на все четыре стороны. Что это могло значить? Может, они подумали, что он вовсе не тот "Лель", которого заложили подельники? - Да, нет, он же моментально отреагировал на кличку в аэропорту, и этого не могли не заметить оперативники. Да и потом, если даже за основу принять такое предположение, разве смогли бы его отпустить на все четыре стороны без официальных объяснений, расписок и тому подобном, да еще вечером! Ведь его даже не допрашивал следователь! Нет, здесь что-то не так! Может…может они решили приготовить ему какую-нибудь подставу? Но в связи с чем? - Да нет! Это и вовсе никуда не катит!
        Он еще раз оглянулся на двухэтажное из серого кирпича здание милиции и медленно побрел в сторону от него. Куда теперь? - Думал он, - опять к Людке? И вдруг… какая-то резкая, ниоткуда взявшаяся сила, заставила его остановиться как вкопанного! Сознание его в тот же миг начало размываться, как при наркозе. Константину было знакомо это ощущение еще с детства, когда его готовили к операции по удалению грыжи. "Размывание" это длилось совсем недолго, а потом и вовсе прекратилось, и Константин Кустовский по кличке "Лель", сознание которого в считанные секунды было кем-то надежно запрятано в самые недра души, забыл о своем существовании.
        ГЛАВА 5
        Серафима вышла из воды, распустила волосы, тряхнув головой.
        - Господи, какое блаженство! - подумала она, ощутив привычную после купания, приятную, бодрящую легкость в теле.
        Она, пожалуй, откажется сегодня от обеда. Купит чего-нибудь перекусить в ближайшем ларьке и останется на пляже до вечера. От загара, правда, пока стоит воздержаться и не высовываться из-под зонтика, а вот наплаваться она сможет вволю!
        Наскоро закрепив в песке солнечный зонтик-грибок, она расстелила тонкий поролоновый матрасик и с удовольствием на него улеглась, подложив руки под голову. Мелкие струйки воды, задержавшейся в складках купальника, тут же лениво поползли по ее телу, стекая вниз, вызывая легкий ненавязчивый озноб.
        - Может почитать журнал? - спросила себя Серафима.
        - Нет, полежу просто так минут пятнадцать, а потом уж и за чтение примусь. - Решила она и закрыла глаза, стараясь расслабиться.
        Однако не прошло и пары минут, как она услышала чьи-то шаги возле самого уха и… О! Господи! Раздавшийся после этого знакомый треск очков!
        Ее обдало жаром с ног до головы, прежде чем она успела открыть глаза и увидеть прямо перед собой мужскую ногу, торчащую из рыжего искрящегося песка.
        - Этого не может быть! - подумала Серафима, но ее сердце учащенно забилось.
        - Таких совпадений в жизни не бывает!!! - заклинала она себя, в то же время медленно, с затаенной надеждой, поднимая голову и скользя взглядом по загорелым ногам молодого мужчины, изо всех сил желая увидеть, смеющееся над своей шуткой, лицо Богдана. И тут же, наткнувшись на торс незнакомца, разочарованно вздохнула.
        - Это был не Богдан!
        Перед ней стоял тот самый парень, который вчера налетел на Ирину в аэропорту. Серафима запомнила его броскую красивую внешность, и теперь, даже будучи сильно взволнованной, сразу узнала.
        - Девушка, я, кажется, на что-то наступил?!
        Констатировал он свое действие и виновато улыбнулся.
        - Похоже, на мои очки! - ответила Серафима.
        - Хотя… - она вспомнила, что перед тем, как раздеться, запихнула очки в карман шорт. Интересно, каким образом они могли очутиться на песке, если это именно ее очки? Неужели выпали незаметно, когда она раздевалась?
        Она с недоумением взглянула на молодого человека.
        А он, тем временем, наклонился и извлек из песка треснувшие пополам очки.
        - На этот раз им больше повезло. - Сказала Серафима без всякого сожаления, глядя на треснувшее стекло.
        - Что? - Не понял ее молодой человек.
        - Да, я говорю, очки-то почти целенькие! - и она как-то нервно засмеялась.
        - Я вполне разделяю Ваше недовольство, - сказал ее собеседник, виновато улыбнувшись, - и любым способом готов искупить свою вину!
        - Интересно, и что же входит в этот Ваш любой способ? Знакомство? Совместное купание? Или прочее приятное времяпрепровождение? А, может, я не вхожу в Ваши планы, и Вы готовы тотчас же купить мне новые очки?
        - Хм, - ухмыльнулся парень. - Вы предложили так много всего, что я не знаю на чем остановиться!
        Серафима возмущенно покачала головой.
        - Остановитесь на извинении и попрощайтесь со мной. - Ответила она и снова улеглась на матрац.
        Он удивленно поднял брови.
        - И этого будет достаточно?
        - Вполне! - сказала Серафима. - Я к этому уже привыкла.
        - К извинениям или к раздавленным очкам?
        После этих слов Серафима насторожилась, ибо молодой человек произнес их, как ей показалось, с каким-то едва уловимым намеком на знание дела.
        - Что за бред! - упрекнула она себя, однако, тут же приподнялась и заинтересованно взглянула на молодого человека, пытаясь отыскать в его лице хоть какую-то отгадку на оправдание своей подозрительности.
        Хитрая полуулыбка играла на его красивых губах, хотя взгляд при этом оставался вполне серьезным. И Серафима, не найдя для себя никакого ответа, слегка растерялась.
        - Почему Вы об этом спросили? - выпалила она напрямик.
        - О чем?
        - О раздавленных очках?
        - Ну… Не знаю! Наверное, потому, что это первым пришло мне в голову.
        Серафима вновь подозрительно на него взглянула.
        Молодой человек ответил ей на это лукавой улыбкой.
        - А почему Вас так удивил мой вопрос? - спросил он в свою очередь, - по моему, при сложившихся обстоятельствах он не мог показаться неуместным.
        - Удивил?
        - Да!
        - Вовсе нет, Вам показалось. - Ответила Серафима, пряча от него глаза.
        - В самом деле?
        - В самом деле!
        - Ну, что ж, будем считать, что моя наблюдательность пришла в негодность.
        - С чем Вас и поздравляю! - ответила Серафима и снова улеглась на матрац, показывая тем самым, что их разговор окончен.
        Он извинился еще раз и удалился, а новое приключение бесцеремонно всколыхнуло позапрошлогоднее воспоминание о встрече с Богданом. Оно не выходило у Серафимы из головы и грустным эхом аукалось во всех закоулках памяти.
        Она искупалась еще пару раз, и, проголодавшись отправилась на поиски еды. Ближайшая кафэшка находилась в десяти минутах ходьбы от пляжа, и Серафима, заглянув туда, разочарованно вздохнула. Желающих перекусить оказалось бесчисленное множество, и очередь за пропитанием простиралась аж до самого входа в кафе.
        - Придется все же отправляться домой, - прикинула Серафима.
        Уж лучше потрястись двадцать минут на автобусе, чем проторчать гораздо дольше в этом душном помещении. С другой стороны, возвращаться на пляж ей потом наверняка не захочется. - Может все-таки постоять? - Нет! - Уж лучше купить мороженое или какой-нибудь пирожок. - Окончательно решила она, бросив прощальный взгляд на томящуюся толпу людей. И тут в поле ее зрения попал тот самый парень, который только что наступил на очки.
        Ну, надо же! Какая удача! Он стоял третьим или четвертым в очереди, и Серафима, не раздумывая, ринулась к нему. Пробравшись сквозь нервную, разморенную жарой толпу людей, она схватила его за руку, обращая на себя внимание, и не оставив ему времени на удивление, выпалила.
        - Ой, еще немного и я бы опоздала!
        - Ничего, я бы тебя подождал! - ответил он, подыгрывая ей, - пропустил бы двоих, троих вперед, а потом, глядишь, и ты подоспела!
        Она улыбнулась и с одобрением кивнула, выражая ему, таким образом, благодарность за смекалку.
        Очередь, тем временем, продвинулась вперед, и спутник Серафимы, взяв два подноса, поставил их на раздачу, после чего молодые люди продвинулись к холодным закускам.
        - Что ты будешь? - спросил он у Серафимы.
        - С этим я уж сама разберусь, - тихо ответила она, чтобы не привлекать внимания посторонних.
        - Не выйдет, - сказал он, - ибо твое испорченное имущество все еще лежит на моей совести тяжким грузом, и как бы ты не отказывалась от компенсации, случай все же решил тебе ее предоставить!
        Серафима улыбнулась.
        - Ты хочешь угостить меня обедом?
        - Именно так!
        - Валяй! - не стала возражать она и принялась заставлять свой поднос закусками.
        Как только она успешно с этим справилась, молодой человек продвинул подносы к кассе, а Серафиму отправил в зал, чтобы она постаралась отыскать свободное место.
        Она облюбовала маленький столик на двоих, который стоял в углу, и дождавшись, когда он освободиться, поманила своего нового знакомого. Расплатившись, молодой человек перенес подносы к столу, после чего галантно расставил перед Серафимой закуски и разложил столовые приборы, а потом уселся напротив.
        - Обслуживание как в ресторане! - поблагодарила его Серафима.
        - Я и не могла представить, что меня ожидает здесь такой сервис!
        - В самом деле?
        - Конечно! Получить без очереди бесплатный обед, да к тому же преподнесенный с таким пиететом!
        Она придвинула к себе свекольный салат.
        - Может, все-таки познакомимся? - предложил молодой человек.
        Серафима, набив рот салатом, слегка кивнула ему в знак согласия.
        - Меня зовут Серафим, - сказал он, в тот же миг, заставив свою спутницу широко раскрыть глаза от удивления.
        - В самом деле? - воскликнула она, моментально проглотив свой салат весь сразу.
        - Да! Это довольно редкое, но все же имя, так что, можешь не удивляться!
        Серафима засмеялась.
        - Но, уж извини! Я… я просто не могу не удивляться!!!
        - Почему?
        - Да потому, что меня тоже так зовут!
        - Не может быть! - удивился он.
        - Может! - Серафима театрально протянула ему руку для знакомства.
        - Серафима Алексеевна Голубева, собственной персоной!
        - Очень приятно! - сказал он, улыбнувшись и, неожиданно наклонившись, нежно прикоснулся губами к ее руке.
        - О! Какая редкая галантность! - заметила Серафима.
        - Ты хочешь сказать, что тебе не часто целуют руки?
        - Не часто! Во всяком случае, за обычным обедом, да к тому же в рядовой забегаловке. Так что, твоя компенсация за очки начинает набирать обороты!
        - Жаль!
        - Почему?
        - Если наше знакомство сводится только к компенсированному взаимозачету, то мне, наоборот, хотелось бы снизить эти обороты, а еще лучше никогда не выбрать лимит своей компенсации.
        - О!!! - разочарованно воскликнула Серафима. - А это уже тянет на вторую серию.
        - Так, может нам стоит взять курс на многосерийность наших отношений?
        - Об этом стоит подумать, - слукавила Серафима, - но только не на голодный желудок! - и снова принялась за салат.
        После обеда они вместе отправились на пляж. Серафим нес зонтик-грибок Серафимы в одной руке, а свою спортивную сумку в другой.
        - Послушай, а отчего ты не улетел вчера? - спросила его Серафима.
        - Вчера?
        - Ну да! Я видела тебя в аэропорту.
        Молодой человек удивленно на нее посмотрел.
        - Хм! - Серафима пожала плечами.
        - Ты вчера так спешил, что, столкнувшись с нами в дверях аэровокзала, чуть не сбил с ног мою сестру! Вот я и подумала, что ты опаздываешь на самолет.
        - Ах, да! Было такое! Только я почему-то тебя не запомнил.
        - Наверное потому, что обратил внимание на мою сестру.
        - Точно! Это ведь она меня ругала?
        - Еще бы! От столкновения с тобой, она едва удержалась, чтобы не упасть, да к тому же, уронила мою сумку.
        - Надеюсь, она не пострадала?
        - Ирина?
        - Нет, твоя сумка.
        - Спасибо, нет, а ты что ж, набиваешься на очередную компенсацию за ущерб?
        Молодой человек засмеялся.
        - Только в том случае, если ты отвергнешь многосерийность за очки!
        ГЛАВА 6
        В кабинете подполковника милиции Циплакова Владимира Сергеевича ровно в половине девятого утра раздался телефонный звонок. Это звонили московские коллеги, которым он лично сам вчера вечером сообщил о задержании Константина Кустовского и просили препроводить арестованного в Москву на ближайшем самолете.
        - Хорошо, хорошо! - Владимир Сергеевич взглянул на часы.
        - Думаю, от двенадцати до двух отправим. Да, да! Хорошо! После посадки сразу же позвоню. Пожалуйста. До свидания!
        Закончив разговор с москвичами, подполковник положил трубку и тотчас же набрал номер по внутреннему связному телефону.
        - Слушаю, товарищ подполковник. - Ответил ему бодрый молодой голос дежурного милиционера.
        - Зураев, ты?
        - Я, товарищ подполковник.
        - Скрипичный на месте?
        - Только что был.
        - Ты, давай-ка, разыщи его пошустрей и направь ко мне.
        - Слушаюсь, товарищ подполковник!
        Майор, Скрипичный Виктор Николаевич, час назад заступивший на дежурство, появился в кабинете начальника ровно через десять минут.
        - Николаевич, - обратился к нему подполковник, - ты в курсе насчет вчерашнего арестованного по московским делам?
        - Честно говоря, Владимир Сергеевич, еще не в курсе.
        - Тебе, что ж, Зайков не сообщил об этом при сдаче смены?
        - Да он все о вчерашнем разбойном нападении говорил, - попытался оправдать сослуживца майор. - Они, Владимир Сергеевич, почти до утра там возились.
        - Да в курсе я, в курсе! - перебил его подполковник.
        - Короче говоря, вчера взяли того самого Кустовского, о котором Москва запрашивала, и мне оттуда уже с утра был звонок с просьбой о его высылке с сопровождением. Так что, давай, организуй это побыстрей, да и дело с концом! У нас тут своих проблем по горло.
        - Хорошо, Владимир Сергеевич! - и майор, развернувшись, поспешно вышел из кабинета начальника.
        Он прибыл в дежурку и наскоро ознакомившись с делом вчерашнего задержанного, срочно позвонил в аэропорт о бронировании трех билетов на ближайший московский рейс, после чего отправил сержанта Зураева за вещами Кустовского.
        Тот же, вернувшись в дежурку через некоторое время, доложил
        начальнику, что в четвертой ячейке нет никаких вещей.
        - Как нет? - сердито воскликнул Скрипичный. Ты ничего не перепутал?
        - Нет, товарищ майор! - уверенно ответил сержант.
        Виктор Николаевич снова открыл регистрационный журнал и пристально взглянул на цифру номер четыре в колонке напротив фамилии Кустовского.
        - Да вот! Они пишут тут черным по белому, что его вещи лежат в четвертой ячейке. - Принялся он убеждать сержанта.
        - Я понимаю, Виктор Николаевич, - сказал молодой человек, - но в четвертой ничего нет. Может, они второпях ошиблись и положили их в пятую?
        - Да черт их знает! - с раздражением буркнул майор.
        - Ладно, возьми ключи и посмотри в пятой.
        Через десять минут молодой человек снова вернулся ни с чем.
        - Виктор Николаевич, там тоже ничего нет!
        - Майор поднял на сержанта удивленные глаза, и спустя мгновение, снял с рычага телефонную трубку.
        - Буду я тут с ними в шарады развлекаться! - заворчал он и принялся набирать номер телефона майора Зайкова.
        Длинные гудки, оповестившие об отсутствии абонента, раздраженно пробежались по нервам, заставив майора невольно подумать о том, что сегодняшнее утро началось неудачно. Он взглянул на часы. До рейса на Москву оставалось три с половиной часа, а он вынужден тратить драгоценное время на всякие глупости.
        - Марат, - обратился он к сержанту. - Возьми все ключи и в течение пятнадцати минут отыщи мне вещи этого арестованного!
        - Хорошо, Виктор Николаевич. - Ответил сержант и тут же снова скрылся за дверью.
        Через некоторое время он вернулся в дежурку не один, а с сержантом Беловым, которого взял себе в помощники с целью экономии времени на порученное майором задание.
        - Виктор Николаевич, мы проверили все ячейки, вещей задержанного нигде нет. - Сообщил он и растерянно развел руками.
        - Все? - изумленно переспросил майор.
        - Все! И даже первые три, которые были заняты вещами других задержанных.
        - Ничего себе! Может… Может они его в камеру с вещами отправили?
        - Точно, Виктор Николаевич! - подтвердил догадку начальника сержант Зураев. - Больше им и быть негде!
        - Ладно, ведите сюда этого Кустовского вместе с вещами.
        Однако сержанты Кустовского не привели, а войдя в дежурку отупело уставились на начальника.
        - Что? - тут же воскликнул Виктор Николаевич, угадывая по выражению лиц подчиненных, что его ждет еще более неожиданный сюрприз.
        - Его и самого нигде нет!
        - Нигде нет? Интересно?! - майор, встал из-за стола, не смея поверить в такое странное сообщение, и лично отправился к камерам предварительного содержания заключенных.
        Он доложил о факте отсутствия арестанта подполковнику Циплакову, заставив того испытать не меньшее недоумение, и получил от него срочный приказ о вызове на службу всех милиционеров предыдущей смены. Первым удалось отыскать по телефону сержанта Хадаева, с которым и связался сержант Зураев.
        - Алло, Пашка, привет, это Зураев.
        - Привет, - ответил ему Павел на другом конце провода.
        - Слышишь, Паш, мы тут всю голову сломали по поводу Кустовского. Проясни, а?
        - А что прояснять-то? Ты у майора нашего спроси!
        - Да, звонили, нет его дома. Паша, да что случилось-то, чего в загадки играешь?
        - Хм, в загадки! Я и сам бы хотел знать, что случилось, и куда он его отправил!
        - Кто?
        - Кто, кто, наш Зайков!
        - Как отправил, Паш?
        - Да так! Взял его вещи, вывел из камеры и куда-то увел.
        - Увел? А потом?
        - А потом ничего! Сказал, что это не нашего ума дело!
        - Слышь, Паш, ты в ближайшие полчаса дома будешь?
        - Буду.
        - Будь, Паш, будь. Я думаю, что перезвоню тебе. - И Марат положил трубку.
        Как только он пересказал сослуживцам свой разговор с Павлом Хадаевым, Виктор Николаевич немного успокоился.
        - Раз Зайков увел его куда-то, значит на то были основания, - подумал он, и в глубине души у майора вспыхнула надежда, что ему теперь может и вовсе не придется возиться с отправкой этого Кустовского. Однако подполковника Циплакова объяснение сержанта Хадаева отнюдь не успокоило, а напротив, еще больше озадачило. Ведь он сам лично держал это дело под контролем и никому не давал никаких указаний по переводу Кустовского куда бы то ни было!
        - Зураев, быстро возьми кого-нибудь себе в помощники и отыщи Зайкова. - В тот же миг отдал он приказ сержанту и взглянул на часы.
        - Белова, товарищ подполковник. - Тут же предложил сержант кандидатуру друга.
        - Хорошо! В вашем распоряжении будет максимум полчаса. Можете взять мою машину.
        - Слушаюсь, товарищ подполковник! - ответил Марат и поспешно вышел из кабинета начальника.
        Молодым людям повезло. Им не пришлось долго ездить по городу в поисках майора. Перед выездом они на всякий случай позвонили еще раз по домашнему телефону Зайкова, и на их удачу вызов был принят. Им ответил сын майора Николай и сообщил, что отец с утра уехал со своей сестрой Верой в больницу за племянником, и что с минуты на минуты они все вместе должны приехать домой, так как мальчика выписывают из стационара. Ребята, не долго думая, отправились к Зайкову, и прибыли туда почти одновременно с хозяином.
        - Дмитрий Семенович, Вас Циплаков вызывает, - сообщил майору сержант Зураев, - срочно!
        Тот, в свою очередь удивился.
        - Зачем это я ему понадобился, да еще срочно?
        - Насчет вчерашнего задержанного Кустовского хочет поинтересоваться.
        - Насчет Кустовского?
        - Угу!
        - А, чего интересоваться-то? Я вчера ему во всех подробностях рассказал, как его взяли и потом посадили под арест.
        - Он хочет узнать, куда Вы его увели вчера.
        - Я? Увел? - майор перевел удивленный взгляд с одного сержанта на другого.
        - Ну да. Паша Хадаев сообщил, что Вы вчера увели его куда-то вместе с вещами.
        - Паша Хадаев сообщил? Да он, что с ума сошел? Никуда я его не уводил! С какой стати мне приспичило бы это делать, если я ни от кого не получал никаких на то указаний!
        После этого сообщения сержанты удивленно посмотрели друг на друга, и снова перевели взгляд на майора.
        - Дмитрий Семенович, тут видно произошло какое-то недоразумение. - Высказал свое предположение Зураев и недоуменно пожал плечами. - Вы уж поезжайте в отделение, там и разберетесь.
        - Я, конечно, поеду, но в чем разбираться-то?
        - Дмитрий Семенович, поезжайте, а? - и Зураев досадливо сморщился. - Подполковник выделил нам на Ваши поиски всего полчаса.
        - Ну, ладно, отправляйтесь в отделение. - Нехотя ответил майор и распахнул перед сержантами входную дверь своей квартиры.
        - Я только переоденусь и приеду следом за вами на своей машине.
        По дороге в милицию Зураев передал по рации майору Скрипичному свой разговор с Зайковым, на что тот ответил ему, что он теперь вообще ничего не понимает, и тут же вызвал к себе Павла Хадаева, приказав ему прихватить по дороге и сержанта Проскурина.
        Увидев прибывших в отделение милиционеров, дежуривших накануне, подполковник Циплаков тут же задал им интересующий всех вопрос.
        - Где находится вчерашний задержанный Константин Кустовский?
        - Как где? - переспросил его почувствовавший в глубине души некий тревожный холодок майор Зайков.
        - Сидел в предвариловке, по крайней мере, во время моего дежурства.
        После такого заявления Павел Хадаев и Володя Проскурин удивленно переглянулись, но в разговор без ведома высокого начальства пока встревать не стали. А подполковник Циплаков побагровел от возмущения.
        - Ты, что, Дмитрий Семенович, шутить изволишь? Ни арестованного, ни его вещей нигде нет, и твой Хадаев сообщает нам, что ты вчера самолично увел его куда-то! Так чего ж ты изображаешь тут полное непонимание?
        - Да никуда я его не уводил, Владимир Сергеевич! - воскликнул потрясенный майор и бросил свирепый взгляд на Павла Хадаева.
        - Ты, что, совсем рехнулся? - строго спросил он у своего подчиненного.
        Павел недоуменно воззрился на начальника, не понимая в чем дело. То- ли майор целенаправленно отпустил вчера арестованного ради какой-то своей выгоды и теперь всеми силами пытается от этого отпереться, хотя, зная его, в это невозможно было поверить! То - ли он и в самом деле ничего не помнит, и это, по меньшей мере, кажется тоже очень странным.
        - Но…Дмитрий Семенович, как же так?! - возразил он. - Вы же сами приказали вчера Проскурину принести вещи Кустовского из камеры хранения, а потом вывели и его самого.
        Володя Проскурин молча кивнул в знак согласия, а майор Зайков вытянул шею и принялся нервно вертеть головой в разные стороны, так, словно пытался высвободиться из крепких узд тугого милицейского воротничка.
        - Вы, что, сговорились надо мной поиздеваться? - громко рявкнул он и топнул ногой.
        - Дмитрий Семенович, по - моему, все наоборот, - вступил в разговор Володя Проскурин. - Наверное, это Вы решили над нами поиздеваться.
        - Что? - взревел майор и побагровел от неслыханной дерзости подчиненного.
        - А что? - осмелел Володя. - Сначала Вы приказываете мне принести вещи Кустовского, потом забираете их, выводите его из камеры, проходите мимо нас с Пашкой, не говоря при этом ни слова, а возвратившись, даже не пытаетесь дать никаких ответов на наши вопросы, пеняя, что это не нашего ума дело! Сейчас же Вы ведете себя так, словно ничего подобного не происходило, словно мы сами все это придумали!
        Майор смотрел на своих подчиненных широко раскрытыми глазами, и хотя в душе его уже вовсю бушевало готовое вырваться наружу возмущение, он все же понимал, что ребята вот так, ни с того, ни с сего не могут его оклеветать.
        - Черт возьми, - напряженно соображал он. - Но почему-то же они так говорят?!
        Подполковник Циплаков, глядя на их перепалку, не знал, что подумать. В том, что заключенного выпустил кто-то из них, он теперь уже не сомневался, но вот кто и с какой целью? Сержанты обвиняют в этом майора, который категорически отрицает подобное действие, а он, майор… Он их в этом не обвиняет! Он только отрицает свое к этому причастие! Выходит, сами сержанты заключенного не отпускали, или майор, попросту, этого не видел. Ну и дела! Такого инцидента у них еще не происходило! Подполковник нервно взглянул на часы. - Одиннадцать двадцать!
        - Так! - он поднял руку, чтобы остановить эту вольную перепалку. - Мне, между прочим, скоро звонить в Москву по поводу отправки задержанного! И сейчас вы мигом обшарите весь город, но достанете из-под земли этого Кустовского, а уж потом мы будем разбираться, что тут произошло! И причем, по всей строгости!
        - Но, товарищ подполковник, - робко возразил, было, Володя Проскурин, - где ж мы его будем искать?
        - Где? А это уж ваше дело! Сумели отпустить, пеняйте на себя! Да и потом, что за вопрос?! Поднимите старую явку, прочешите аэропорт, да не мне вас учить! Скрипичный, - обратился он к майору. - Ты со своими тоже подключайся, да поживей!
        ГЛАВА 7
        - Так почему ты все-таки не улетел вчера? - вновь спросила Серафима своего нового знакомого, когда они подошли к пляжу.
        - Ты знаешь…
        - Да, ладно, не напрягайся, - перебила молодого человека Серафима, усмотрев в его лице нежелание отвечать на этот вопрос, - я просто так спросила, мне, в общем-то до этого нет дела. Лучше прикинь, где бы нам расположиться, народу тьма!
        - Да, уединенного местечка поблизости не наблюдается! - согласился с ней Серафим, поглядывая на массовое скопление отдыхающих. - Я вообще не понимаю, какое удовольствие ты находишь среди этой толпы?
        Она удивилась.
        - Что значит, я нахожу? А ты разве не находишь?
        - Я нет! Я предпочитаю уединенный отдых, а общественный пляж меня совсем не прельщает!
        - Интересно, а что же ты делал здесь час тому назад, когда тебя угораздило наступить на мои очки?
        Он улыбнулся.
        - Тебе это и впрямь интересно?
        - Любопытно. - Ответила Серафима.
        - Я просто проходил мимо, возвращаясь с лодочной станции.
        - С лодочной станции?
        - Да!
        - Ты там работаешь?
        - Нет! Я договаривался взять напрокат лодку.
        - И что же, договорился?
        - Конечно! Ровно на шестнадцать ноль ноль! Не желаешь составить мне компанию?
        Серафима пожала плечами.
        - В чем дело? Ты, что боишься?
        - Побаиваюсь! - призналась Серафима и тут же уточнила.
        - Побаиваюсь оказаться в обществе двух незнакомых мужчин!
        - Почему двух? - удивился Серафим.
        - Тебя и лодочника. - Она лукаво улыбнулась. - И это по моему предположению, а там как знать, может и третий появится!
        Он засмеялся.
        - Понятно! Понятно! Я, конечно, одобряю твою осторожность, но должен сообщить, что планировал прокатиться в совершенном одиночестве.
        - В одиночестве?
        - Ну да!
        - Они, что ж теперь выдают лодки без сопровождающего?
        - Не знаю как остальным, но мне обещали! - улыбнулся Серафим и бесцеремонно оглядел ее с ног до головы.
        - Тебе бы одной точно не дали!
        - А я бы одна и не взяла! Смотри, смотри…
        Серафима указала в сторону.
        - Вон там бабуля вытаскивает зонтик из песка, давай-ка поставим на его место свой.
        - Как скажешь! - и Серафим поспешил занять освободившееся место.
        Расположившись почти у самой воды, они отправились поплавать.
        - У тебя как с плаванием? - поинтересовалась Серафима.
        Молодой человек пожал плечами.
        - Пока не знаю!
        - Что за шутка такая несуразная, я тебя серьезно спрашиваю.
        - А я тебе серьезно и отвечаю. Откуда мне знать, как это тело справляется с водой.
        - И он, распрямив плечи, сделал несколько круговых движений в воздухе, после чего довольно ухмыльнулся.
        - По- моему с этим у меня все отлично. Навык имеется!
        Серафима недовольно фыркнула, не усмотрев в подобном юморе незнакомца ничего оригинального.
        - Я не в восторге от таких плоских шуток. - сказала она, старательно закручивая волосы в пучок.
        - Как знаешь! - сказал он, ничуть на нее не обидевшись, и при этом даже улыбнулся.
        - А почему ты заинтересовалась, как я плаваю?
        - Хотела сделать большой заплыв, а одной страшновато. - ответила она.
        - Будет тебе заплыв! - и Серафим, окатив ее брызгами, первым нырнул в воду.
        Серафима, перед которой мелькнул его красивый, блестящий на солнце торс, и снова скрылся в воде, с одобрением улыбнулась. - Похоже, с шутками у него не сильно, но интересно, каков он в постели? - нескромно подумала она, и снова залюбовалась мускулистым телом шоколадного оттенка своего нового друга.
        - Что ты стоишь? - долетел до нее голос Серафима. - Догоняй!
        Через час с небольшим они уже стремительно неслись вдоль берега на моторной лодке, и Серафима вскрикивала от восторга, лишь только плеяда брызг, вылетающих то из под левого, то из под правого борта, касалась ее обнаженных плеч и лица.
        - Как здорово! Давай быстрей!
        - Даю! - с готовностью восклицал Серафим. - Только смотри, не испугайся!
        - Давай, давай! - подстегивала Серафима, от скорости зажмуривая глаза и натягивая на самый лоб спадающую от ветра панаму.
        - Крепче держись, сейчас снова будет крен, - упреждал ее Серафим, как только ему приходилось менять направление лодки.
        - А ты ловко справляешься с управлением, у тебя, что и по этой части навык имеется?
        - Как видишь! - восторженно отвечал молодой человек, который и сам испытывал немалое удовольствие от своего навыка.
        Когда они удалились от пляжа уже километров на десять, Серафим забеспокоился.
        - Может, повернем назад?
        - А разве уже пора? - Серафима взглянула на часы.
        - Да у нас еще целых сорок минут!
        Романтический вкус путешествия увлек Серафиму, и ей вовсе не хотелось возвращаться назад, во всяком случае, так скоро. И тут она обратила внимание на виднеющуюся вдалеке темную, блестящую на солнце гряду прибрежных валунов, после чего предложила Серафиму определить их конечным пунктом путешествия.
        - Давай доплывем хотя бы вон до тех камней, а потом уж и повернем обратно.
        - Как скажешь! - великодушно ответил Серафим.
        Однако через минуту ей в голову пришла идея причалить к берегу возле этих самых камней и побродить там в свое удовольствие, о чем она тут же и поведала Серафиму.
        Он улыбнулся и покачал головой.
        - Ну, ты даешь!
        - Ну, пожалуйста, Серафим!
        Он взглянул на часы.
        - Похоже, придется доплатить за лодку!
        - Мы ненадолго. Побродим минут десять и отчалим.
        - Ну, что ж, идет!
        Серафим подал ей руку, и она прямо из лодки ступила на большой валун, со всех сторон омываемый прибрежными волнами.
        - Какая благодать! - во весь голос воскликнула Серафима, и распростерла руки, окинув взглядом блестящее на солнце каменное царство валунов, - и ни одной живой души вокруг!
        - Тут, поди, крабов видимо невидимо!
        - Она присела на корточки и попыталась приподнять первый попавшийся камень.
        - Помоги, Серафим!
        Молодой человек поспешил ей на помощь.
        Два краба, разместившиеся под надежным убежищем и совсем не ожидавшие постороннего вмешательства в свой мирный быт, тут же неуютно зашевелились, после чего поползли в разные стороны.
        - Надо же, как я угадала! - обрадовалась Серафима. - И протянула руку к одному их крабов.
        Морской обитатель, через мгновение оказавшийся на ее ладони и перевернутый брюшком вверх, тревожно засучил своими многочисленными кривыми конечностями, пытаясь освободиться.
        - Да, ладно, ладно, не возмущайся! - доброжелательно сказала Серафима, и, подержав его немного, вновь опустила на песок.
        - Давай восстановим их жилище - сказал Серафим и принялся переворачивать камень, чтобы придать ему прежнее положение.
        - Ты думаешь, они не сообразят заползти под какой-нибудь другой валун? - засмеялась Серафима.
        - А ты бы забрела в первую попавшуюся квартиру, если б тебя выставили из своей?
        Серафима засмеялась.
        - Может и забрела, если б она оказалась свободной, но где ж такую найдешь? Ты, что всерьез считаешь, что для них это имеет какое-то значение?
        - Конечно, я знаю это наверняка! Как только мы уйдем отсюда, они вернуться к своему камню и если не будет ничего нарушено, вновь заползут под него.
        - А ты, часом не зоолог?
        - Нет!
        Серафима с интересом на него взглянула.
        - А кто ты?
        - Я ангел высшей иерархии, Серафим! - сказал он и улыбнулся.
        - Понятно! Понятно!
        - У тебя, что секретная профессия?
        - Нет!
        - А, может, ты ее стесняешься?
        Он засмеялся.
        - Опять не угадала!
        - Ладно! Ладно! Не очень-то и хотелось! Мне, в общем, все равно! По крайней мере, на извращенца какого-нибудь ты не похож и это уже нормально!
        Она взяла его за руку.
        - Пошли прогуляемся! - и потянула к армаде валунов, плотно прижавшихся друг к другу. Как только они приблизились к двум самым высоким каменным глыбам, Серафима проворно забралась на один из камней, оставив Серафима наблюдать за собой снизу.
        - Ну как тебе там? - спросил он, глядя на ее довольную физиономию, попутно любуясь стройной фигурой девушки, облаченной в желтую футболку, надетую поверх купальника и развевающимися на ветру русыми волосами.
        - Нормально! Обозрение прекрасное! Забирайся сюда!
        Серафим последовал ее примеру, и, взгромоздившись на валун, встал рядом с ней.
        - Осторожно, не шевелись! - предупредила его Серафима.
        - Если ты сделаешь еще хоть один шаг, я свалюсь!
        Он нежно обнял ее за талию и привлек к себе.
        - Надеюсь, теперь тебе это не грозит?
        Серафима обернулась.
        - Не грозит? Мне одной нет, но теперь это грозит нам обоим!
        - Хм! Ты думаешь, мы не удержимся?
        - Возможно!
        - С чего это вдруг?
        Она повернулась к нему и обвила руками его шею.
        - Если твой поцелуй будет иметь несчастье вскружить мне голову, мы точно не удержимся на этом крошечном пятачке.
        В глазах молодого человека промелькнуло удивление и некая растерянность. Заметив это, Серафима удивилась.
        - Это что, не входило в твои планы? А может, я просто поспешила?
        Он смущенно улыбнулся.
        - Нет, нет! Я… Мне этого очень хотелось, но я не смел!
        - Так в чем же дело? - засмеялась Серафима, никак не ожидая увидеть его таким сконфуженным.
        - Похоже, в его коллекции бывало не слишком много нашего брата, раз он так застенчив. - Тут же подумала она. И это показалось ей, по меньшей мере, странным.
        - А может, он женат, и так случилось, что еще ни разу не изменял своей жене? Хотя, с такой яркой внешностью от подобного ему было бы трудно удержаться.
        Серафим, между тем, неуверенно привлек ее к себе и нежно прикоснулся губами к ее щеке, удивив тем самым еще больше. Серафима, ожидавшая поцелуя, привычно прикрыла глаза и тут же снова их распахнула, недоуменно захлопав ресницами.
        В его взгляде она увидела нечто необычное. Он смотрел на нее так, словно видел перед собой некий бесценный шедевр, оказавшийся перед ним по воле случая, и он вот так запросто не смел к нему прикоснуться.
        - Что? Что с тобой? - смутилась, было, и Серафима.
        Улыбка, слегка коснувшаяся его красивых губ, которая вполне могла оказаться ответом на недоумение Серафимы, изменила выражение его лица. Теперь он взглянул на нее с нежностью, при этом одарив теплом, подобным яркому солнечному свету. И это тепло, невесть откуда взявшееся, и исходящее от него, она ощутила физически, так, что даже тело покрылось мурашками. А еще через мгновение его прекрасные голубые глаза приобрели стальной оттенок, похожий на всплеск волны перед бурей, и Серафима увидела в них нарастающую страсть.
        Его поцелуй, последовавший вслед за этим, был достойно оценен Серафимой, имеющей немалый опыт по этой части, и когда их губы, уставшие, наконец, от взаимных ласк, отпрянули друг от друга, она довольно ухмыльнулась.
        - По моему это было совсем неплохо!
        - По моему тоже, но вскружить тебе голову пока не удалось!
        - Ты так считаешь?
        - Конечно, раз мы все еще стоим на этом камне!
        Она засмеялась и вновь потянулась к нему.
        - Тогда будем целоваться до тех пор, пока не свалимся!
        Как только их поцелуи достигли той стадии, когда за ними должно было последовать нечто большее, и Серафима страстно прижалась всем телом к своему спутнику, прямо под ними послышался какой-то шорох. Они посмотрели вниз, а потом рассмеялись. Возле их камня, жалобно поджав хвост, стояла собака.
        - Откуда она тут взялась? - Серафима с жалостью взглянула на исхудавшее животное.
        - Да она голодная! Ужас какая голодная! Ее наверное кто-то специально завез сюда и бросил!
        - Похоже. - Кивнул Серафим.
        Девушка расстроено взглянула на своего спутника.
        - Ты не знаешь, какая это порода?
        - По-моему доберман, и причем, чистокровный. - Заключил молодой человек.
        Как только они спустились с камня, собака тут же подбежала к ним.
        - Милая, да ты, кажется девочка! - Серафима протянула руку, чтобы погладить животное.
        Собака, скуля, тут же принялась тыкаться мордой ей в ладони.
        - Бедняжка, я вижу, что ты голодная, но у меня ничего с собой нет!
        Серафима беспомощно взглянула на Серафима.
        - Что делать-то?
        Он улыбнулся.
        - Давай возьмем ее с собой!
        - С собой? А потом? Может… Может ты себе ее хочешь забрать?
        - Да я бы не против, но, к сожалению, у меня нет такой возможности!
        - Почему?
        - Потому, что я живу в гостинице.
        - А я у сестры. И куда же мы ее определим? Думаю, в Ялте не найдется ни одного собачьего питомника.
        - А твоя сестра не захочет ее взять? У нее есть собака?
        - Была маленькая, Муха, болонка, кажется.
        - Так предложи ей взять теперь большую.
        - Думаю, она не согласиться.
        - Почему?
        - Потому, что не планировала.
        - А ты попробуй, надави на жалость!
        - Ну, ты даешь! Я не имею права навязывать сестре такую обузу!
        - Так пусть собака поживет у нее временно, а вдруг она все-таки потерялась и у нее, в конце концов, отыщутся хозяева.
        Серафима оглянулась по сторонам.
        - Потерялась, как же! С чего бы ей взбрело в голову притащиться черте откуда на этот необитаемый остров.
        Она замолчала и вновь с жалостью посмотрела на собаку.
        - Даже если я и уговорю Ирину оставить ее на время, это чревато последствиями.
        - О чем ты?
        - Ее сыну десять лет, и для него расставание с ней потом будет настоящей трагедией.
        - Да! - вздохнул Серафим. - Что же придумать?
        - А может, ты ее кому-нибудь предложишь?
        Серафим грустно улыбнулся.
        - Некому!
        - Я имею в виду не здесь, не на отдыхе, а дома!
        - Там тем более некому!
        - Кстати, а откуда ты?
        - Оттуда! - Серафим шутливо указал пальцем в небо.
        - Хм! - ухмыльнулась Серафима. - Сплошная секретность! Не волнуйся, я вовсе не собираюсь выведывать твой адрес и потом разыскивать. Это не в моих правилах!
        - А я и не волнуюсь!
        - Ты женат?
        - Нет!
        - Ну, тогда я вообще ничего не понимаю! Мало того, меня это даже настораживает!
        Он нежно взял ее за руки и притянул к себе.
        - Посмотри мне в глаза.
        Она взглянула и вновь ощутила тепло, исходящее от него. Тепло и покой струились из его глаз, действуя на нее подобно розовым солнечным лучам, которые по утрам проникновенно заглядывали в ее спальню, и при этом, всякий раз поднимали настроение.
        - Тебя все еще что - то настораживает? - спросил Серафим, как только она отвела свой взгляд.
        - Нет, абсолютно ничего! - она улыбнулась.
        - А ты, похоже, гипнотизер!
        Серафим засмеялся.
        - А ты, похоже, неисправима!
        - В чем же?
        - В своих желаниях строить различные предположения.
        Собака, между тем, снова жалобно заскулила, напомнив им о себе.
        Серафима погладила ее по голове.
        - Ну, так что будем делать? Не оставлять же ее здесь, в конце концов!
        - Конечно, нет! - согласился Серафим и первым направился к лодке.
        К их удивлению, собака без особого приглашения запрыгнула в лодку и спокойно уселась посередине.
        - Надо же, какая умная! - удивилась Серафима.
        - Еще бы, ведь мы единственный источник ее спасения и она это прекрасно понимает.
        Вскоре они причалили к лодочной станции, и после многочисленных упреков за опоздание, сдали лодку владельцам. Собака неотступно следовала за ними. И Серафима, в свое оправдание, попыталась объяснить лодочникам, что причина задержки именно в ней.
        - Ребята, мы вот тут собаку нашли, оттого и задержались. Думали куда бы ее пристроить. Может, возьмете к себе на станцию, а?
        Лодочники от предложения отказались, и, смягчившись, посоветовали Серафиме попытаться пристроить собаку к местным жителям.
        - Ладно, похоже придется отвести ее пока к Ирине! - решила Серафима. - Только как это сделать? Ведь у нас нет ни поводка, ни намордника, в автобус ее не пустят!
        - А мы возьмем такси. - Сказал Серафим.
        - Хм! В такси без намордников такие пассажиры тоже не ездят!
        - А наша поедет!
        - Ты думаешь уговорить таксиста?
        - Конечно! - Серафим достал бумажник. - Это поможет! И потом, мы посадим ее на заднее сиденье между собой и пообещаем таксисту, что будем крепко держать.
        - О! И ты с нами ехать собираешься?!
        - Конечно! Заодно и адрес твой узнаю.
        - А ты уверен, что я этого хочу?
        - Совсем не уверен, но выхода у тебя нет!
        Серафима удивилась.
        - Во- первых, я должен помочь тебе пристроить собаку, ведь это наша совместная находка. А во-вторых, - и он лукаво улыбнулся, - мой поцелуй так и не успел вскружить тебе голову, а я не привык отступать от задуманного.
        Серафима засмеялась.
        - Боюсь, что сегодня тебе это уже не удастся.
        - Ну, если я не узнаю твой адрес, то и завтра тоже не удастся.
        - Почему, может, я назначу тебе свидание на пляже?
        - Какая хитрая! Может назначишь, а может, и нет!
        Они направились к стоянке такси и пристроились в очередь. На их счастье, народу было немного, и Серафима, наклонившись к собаке, принялась кормить ее купленным по пути мороженым.
        Какой-то мальчик, стоящий с родителями в очереди впереди них, с любопытством принялся наблюдать за Серафимой, а потом, осмелев, подошел поближе.
        - Тетя, это Ваша собака? - спросил он.
        Серафима тяжело вздохнула.
        - Моя.
        Мать мальчика, увидев, что тот подошел близко к собаке, грубо дернула его за руку.
        - Леня, нельзя так близко подходить к чужой собаке, тем более, когда она ест! - сказала строгая родительница.
        - Я только хотел спросить, как ее зовут. - Сообщил мальчуган и обиженно поджал губы, приготовившись заплакать.
        Серафима повернулась к Серафиму, и шепотом, чтобы не услышал мальчик, спросила.
        - А как ее зовут?
        - Не знаю!
        - Думай, думай, он ведь сейчас спросит, а я, выходит дело, даже не знаю, как зовут собственную собаку.
        - Ну…Назови ее пока именем самой ближайшей подруги!
        - Машкой, что-ли?! - Серафима засмеялась.
        - Ей такое имя никак не подходит! Лучше ты назови имя одной из своих последних подружек.
        - Я?
        - Конечно, сам говоришь, что собака общая.
        - Моей единственной подругой всегда была Элионте.
        - Как? - удивилась Серафима.
        - Элионте.
        - Какое странное имя, ни разу такого не слышала, но мне кажется, что ей как раз подойдет!
        Малыш, между тем, действительно повернулся к ним и громко спросил.
        - Тетя, а как ее зовут?
        - Элионте! - ответила Серафима и мило улыбнулась любопытному мальчугану.
        ГЛАВА 8
        Бархатная теплая воздушная волна нежно коснулась лица Серафимы. Она открыла глаза и прямо перед собой увидела Серафима.
        - Как? Это ты? - удивилась она.
        - Я!
        - А как же ты сюда вошел? - Серафима машинально взглянула на окно. Оно было закрыто. И только легкие тюлевые шторы слегка трепетали от едва уловимого дуновения ночного ветерка, проникающего через форточку. Девушка перевела взгляд на дверь, заставив при этом улыбнуться своего гостя.
        - Можешь туда не смотреть. Я даже не коснулся двери. Я не вошел сюда ни через дверь, ни через окно.
        Серафима удивленно на него взглянула.
        - А как же ты тут появился?
        - Вот именно! Я тут появился!
        - Но, каким образом?
        - Согласно своему желанию и воле Бога. Разве ты не помнишь, что я ангел? А ангелы имеют свойство появляться перед людьми именно таким способом.
        - Ты ангел?
        - Да! Ведь я тебе уже говорил.
        - Говорил, но я не верила.
        - А сейчас веришь?
        Серафима неуверенно пожала плечами.
        - Нет.
        Серафим улыбнулся.
        - Ну, тогда смотри.
        И он, моментально превратившись в облако, исчез.
        Серафиму охватил страх, и от неожиданности она чуть не закричала. А может и закричала, только при этом сама себя не услышала.
        Серафим же через минуту вновь появился, окутав девушку уже привычным потоком тепла, и умиротворение снизошедшее на нее при этом, рассеяло возникший страх.
        - Ну, что ты теперь скажешь? - спросил он.
        Она молчала, собираясь с мыслями.
        - Я даже знаю, о чем ты думаешь. - Сказал он, лукаво улыбнувшись.
        - О чем?
        - О том, что факт моего появления и исчезновения тебя очень удивляет, но все еще не дает возможности поверить в существование ангелов.
        - Точно! - удивилась Серафима. Однако тут же пренебрежительно ухмыльнулась. - Хотя, об этом не трудно было догадаться! Ну о чем, спрашивается, я еще могла задуматься в такой момент?
        - Хорошо, можешь не верить, только суть дела от этого не меняется.
        - Я верю. Ну… По-моему начинаю верить. - Смягчилась Серафима, ибо эта игра начинала ее приятно забавлять. - Понимаешь, твое появление так необычно, и потом, со мной это происходит впервые! Ко мне раньше никогда не приходили ангелы.
        Он улыбнулся.
        - Будем считать, что тебе повезло. Это явление, как для тебя, так и для меня, прямо скажем, из ряда вон выходящее.
        - Что это значит?
        - А то, что к людям ангелы являться вообще не должны!
        - А как же я?…То есть, почему ты явился ко мне?
        - Потому, что мне это было нужно! Я явился к тебе из-за себя самого.
        - А почему именно ко мне?
        - Я тебя выбрал, случайно!
        - Что значит случайно? Что-то же этому предшествовало?
        - Ровным счетом самая малость!
        - Так не бывает.
        - Бывает! Поверь мне!
        - Ну, хорошо, пусть будет так! Тогда скажи, зачем тебе было нужно явиться ко мне из-за себя самого? Думаю, я имею право поинтересоваться, раз ты явился именно ко мне.
        - Думаю, имеешь. Я явился к тебе, чтобы любить.
        - Любить?… Меня?
        - Ну да, чтобы познать любовь.
        - Хм! Как интересно! А если я не захочу твоей любви?
        - Тогда я отыщу себе другую избранницу. Хотя, должен признаться, что даже после короткого общения с тобой, мне будет трудно переключиться на кого-нибудь другого.
        - То-то же! - с победным видом заключила Серафима и протянула к нему руки.
        - Иди сюда, я еще никогда не занималась любовью с ангелом.
        Взгляд молодого человека полыхнул страстью, и уже через мгновение Серафима ощутила, как его горячие губы покрывают поцелуями ее лицо. Она обвила руками его шею, приготовившись отдаться охватывающей ее страсти и… в этот момент отчетливо услышала какой-то непонятный грохот. Страстное лицо Серафима тут же растаяло и неожиданно исчезло! Серафима открыла глаза, продолжая прислушиваться к грохоту, который теперь уже явно доносился со стороны кухни, мимоходом понимая, что только он и является вполне реальным в этой короткой цепи предшествующих явлений, и с сожалением сознавая, что ей всего лишь снился сон! Она резко вскочила с кровати, нащупала халат, лежащий рядом на кресле и ринулась на кухню, где чуть не столкнулась с Володей. Появившийся там чуть раньше и встревоженный не меньше Серафимы, Володя уже протянул руку к выключателю, и вспыхнувший через минуту свет явил их взору собаку, вокруг которой медленно, из стороны в строну раскатывались по полу две круглые пятилитровые канистры с питьевой водой.
        - Откуда она тут появилась? - спросила появившаяся вслед за ними Ирина, - ведь я же закрыла ее в сарае!
        - Ты закрыла! - Володя ухмыльнулся и покачал головой.
        - У тебя есть сын, чтобы следом ее и открыть, да еще втихаря, привести в свою комнату, и накормить до отвала чем-то сладким. Ладно, я пошел спать, а вы налейте бедолаге воды, раз она с таким усердием разыскивала ее среди ночи в чужом доме.
        - Вот глупый мальчишка! - воскликнула Ирина. - Собака ведь чужая, кто знает, что у нее на уме!
        Серафима почувствовала себя виноватой и занервничала.
        - Ладно, Ириш, не сердись, я завтра же попытаюсь ее куда-нибудь пристроить.
        - Да, что ты Симочка, я не сержусь на тебя. Я и сама бы привела ее на твоем месте. Дело не в ней и не в тебе, а только в Олежке.
        - Конечно, Ира, я все понимаю, можешь ничего не объяснять. Пошли, нальем ей воды и опять закроем в сарае.
        Вернувшись в комнату, Серафима подошла к окну и отодвинула штору. На улице было еще совсем темно, и лишь легкая предрассветная пелена только, только зарождающаяся на небосводе, сиротливо проглядывала сквозь редеющую гряду медленно текущих, рваных ночных облаков.
        Серафима взглянула на часы. Было без четверти четыре. Она подошла к кровати, сняла халат, легла, и тяжело вздохнув, откинулась на подушку, тут же забыв про собаку.
        - Ну и ну! - прошептала она, вспоминая свой сон.
        Он был необычным, каким-то уж слишком явным и возбуждающим, и Серафиме даже показалось, будто на ее лице все еще присутствуют влажные следы от поцелуев Серафима, которые были такими сладкими и притягательными по силе своей, что у нее даже сейчас захватывало дух.
        Она закрыла глаза, и, не желая расставаться с приятным, волнующим ощущением, попыталась представить, что поцелуи эти все еще продолжаются. А потом сладко потянулась, повернулась на бок и постаралась заснуть.
        - Привет! - воскликнула Серафима и помахала рукой, стоящему в условленном месте Серафиму.
        - Привет! - ответил он и улыбнулся.
        - Ну, как там наша собака?
        - Ужасно! Для начала перебудила среди ночи всю семью. А меня, между прочим, оторвала от очень приятного занятия.
        Он удивленно вскинул брови.
        - И чем же ты занималась ночью?
        - Любовью с ангелом!
        - Да, что ты говоришь?
        - Угу! Мне приснилось, будто ты ангел, проникший ко мне в спальню загадочным образом.
        - Правда?
        - Представь себе, какой впечатлительной я оказалась после твоей вчерашней шутки, на которую и внимания - то особого не обратила.
        - Моей шутки?
        - Вот видишь, ты даже не помнишь, а у меня это, по видимому, застряло в какой-то мозговой ячейке, да так прочно, что даже сон на эту тему приснился.
        Серафим продолжал вопросительно на нее смотреть.
        Ну, ты сказал вчера, что являешься ангелом высшей иерархии, - Серафимом, помнишь?
        - Ах, это, - ну да! И что же делал я у тебя в спальне, будучи в ангельском обличье?
        - Ты меня целовал!
        - А потом?
        - А потом ничего! Как только дело дошло до "потом", я проснулась от грохота, который устроила наша собака, пытаясь отыскать себе воду у Ирины на кухне!
        ГЛАВА 9
        Поиски исчезнувшего Кустовского не давали никаких результатов. Людмила слезно клялась оперативникам, что он не только не появлялся у нее в доме, но даже и не звонил по мобильному телефону, который сам же и привез ей в подарок. За женщиной была установлена слежка, к тому же Марат Зураев лично опросил весь персонал поликлиники, где Людмила работала медсестрой. Однако никто из сотрудников не видел ее в эти дни с молодым человеком броской, красивой наружности. Дежурство в аэропорту было также безрезультатным, а уж про поиски по городу и вовсе нечего говорить. Подполковник Циплаков получил увесистый выговор от начальства, которому Москва поспешила преждевременно сказать спасибо за оперативную работу отдела, после чего клятвенно пообещал майору Зайкову разобраться с ним за этот инцидент по полной программе.
        А что же майор? Совершенно ничего не понимая, устав напрягать память, он, наконец, смирился с гордыней, понимая, что той злосчастной ночью с ним все же произошло что-то из ряда вон выходящее, и с расстройства даже вдрызг напился. А потом, для выяснения обстоятельств, обратился к своим сержантам, и они в который уже раз поведали о его самоличном участии в исчезновении задержанного, и несчастному пятидесятисемилетнему майору Зайкову ничего не оставалось, как направить все силы для исправления своего нелепого поступка. Внешность Кустовского была запоминающейся, броской, и майор готов был до поздней ночи бродить по барам и ресторанам, вглядываясь в лица молодых людей. А как только за каким-нибудь столиком угадывался человеческий силуэт с каштановой шевелюрой, не важно, женский или мужской, у майора рьяно подпрыгивало сердце, и он со всех ног мчался к объекту своего внимания, чтобы беспардонно заглянуть ему в лицо.
        Однако обычная рядовая служба восьмого ялтинского отделения милиции шла своим чередом, а персона Кустовского была не столь великой, чтобы оперативникам кроме него было больше нечем заняться, и потому его поиски вскоре встали на умеренные рельсы, вытесняемые более значимыми делами.
        В это утро Володя Проскурин долго отсыпался после беспокойного дежурства. Четыре вызова за ночь, хоть и незначительных, но хлопотливых, давали о себе знать. Его родители и Вологодские родственники, приехавшие на отдых в Ялту, уже давно сидели за столом в беседке и растягивали удовольствие за завтраком, прикладываясь то к огромному сочному арбузу, то к спелой, прозрачной, с розовым отливом дыне, когда он, потягиваясь, вышел с полотенцем на плече к умывальнику. В это время за калиткой раздался звонок, и через минуту у них во дворе появилась красивая девушка. Соломенная бежевая шляпка с большими полями оттеняла ее, чуть тронутое загаром лицо, скрывая его от солнца, белые короткие шорты и бежевая футболка с ремешком, очень гармонично сочетались с цветом ее русых густых волос.
        - Не местная! - сразу определил Володя, - и наверняка москвичка. В ней было что-то из разряда лоска и шика, умело сочетающееся с абсолютной простотой, что и навело его именно на эту мысль, исходя хоть из небольшого, но уже приобретенного опыта.
        - Проходите, проходите! - крикнула девушке Володина мама, Маргарита Владимировна.
        Она подумала, что та хочет снять жилье, и решила посоветовать приглянувшейся приличной девушке обратиться по этому поводу к соседям, у которых как раз сегодня съезжали жильцы.
        Девушка подошла к столу, поздоровалась и пожелала всем приятного аппетита. Гостеприимные хозяева тут же попытались усадить ее за стол, но она все же сумела вежливо отказаться от приглашения.
        - Большое спасибо, но я только что из-за стола!
        - Ничего, ничего! - вступил в разговор Володин отец.
        - Фрукты Вашей фигуры не испортят!
        - Нет, нет, на фрукты у меня уже не осталось места! Правда! - она очаровательно улыбнулась. - Да к тому же, меня ждут.
        - Вы насчет жилья? - спросила Маргарита Владимировна. - Сколько вас человек?
        - Нет, я не насчет жилья!
        Сидящие за столом в тот же миг с интересом взглянули на нежданную гостью.
        - Дело в том, что мы с молодым человеком нашли вчера на пляже очень хорошую собаку, - добермана, и теперь ищем ей хозяев. У вас, кажется, нет собаки, может посмотрите?
        - А где она? - поинтересовался Володин отец.
        - Сейчас я ее приведу. - С готовностью воскликнула девушка, и ринулась к калитке.
        - Нет, дорогуша, не стоит, - возразила на это Маргарита Владимировна, - собака нам не нужна.
        - Приведи, приведи! - снова вмешался в разговор отец Володи.
        - Может, я ее к кому-нибудь из своих ребят пристрою? Виталик Соколов давно хотел собаку завести.
        - Ну, а тебе-то на нее зачем смотреть? - не унималась Маргарита Владимировна. - Дай ей адрес Соколова.
        - Да, что тебя так настораживает, Рита? Во-первых, Соколовы живут на другом конце города, и чего туда тащиться с собакой-то? А во-вторых, прежде чем предлагать ее хорошим знакомым, нужно сначала самому посмотреть. Может собака и доброго слова не стоит!
        - Что Вы, она породистая и очень красивая. - Тут же заступилась за свою подопечную девушка.
        - Ну вот и веди, посмотрим. - Распорядился Николай Григорьевич, невзирая на возражение жены.
        Девушка в тот же миг скрылась за калиткой, и через некоторое время, о, господи! Во дворе появился Константин Кустовский собственной персоной, который держал на поводке добермана. Девушка же, сияя улыбкой, вошла вслед за ним и прикрыла за собой калитку.
        - Володя растерялся от неожиданности, и с минуту не мигая, смотрел на пропавшего арестанта. - Что делать? - образовался в голове конкретный вопрос.
        - Нужно срочно позвонить в отделение и сообщить об этом дежурным! Пусть подъезжают прямо сюда, к дому! Ах, черт! Но на это уйдет не меньше двадцати минут, и то при хорошем раскладе. А если он сейчас уйдет?! И мобильный, как назло разряжен, не то можно было бы спокойно пойти вслед за ними и созвониться с ребятами. Ах, как это было бы здорово! Взять его тепленьким, ничего не подозревающим, прямо на глазах у этой красотки! А что если намекнуть отцу, чтобы он направил их к Соколовым, собака-то и впрямь хороша! Точно! Но как это сделать?! Если сейчас обратить на себя внимание и позвать в дом отца на газах у Кустовского, он вполне может вспомнить его и узнать. Ладно, пока надо просто потихоньку уйти в дом и позвонить в отделение, а там будет видно.
        И Володя, смахнув воду с лица, направился к крыльцу. Как только он скрылся за дверью, ринулся на кухню, где стоял телефон, и, набрав номер родной дежурки, принялся нетерпеливо отсчитывать секунды, пока произойдет соединение.
        - Алло? - услышал он, наконец, знакомый бас своего начальника.
        - Алло, Здравствуйте, Владимир Сергеевич! - взволнованно произнес Володя. - Это Проскурин.
        - Угу, я узнал. Что случилось, Володя?
        - Я только что обнаружил Кустовского.
        - Где?
        И Володя рассказал подполковнику о неожиданном появлении разыскиваемого субъекта у себя во дворе.
        Владимир Сергеевич не вешая трубки, в тот же миг связался с дежурившей бригадой милиционеров по внутреннему телефону, немедленно приказав им выехать к Володиному дому, а самому Володе, тем временем, проследить по возможности за тем, куда направится Кустовский.
        Повесив трубку, Володя быстро натянул на себя футболку и снова вышел во двор. Кустовский и его девушка к этому времени уже скрылись за калиткой.
        - Куда они теперь? - тихо спросил Володя у отца.
        Тот удивленно взглянул на него, усмотрев в лице сына некую взволнованность.
        - Не знаю.
        - Ты, разве не направил их к Соколовым?
        - Сейчас - то зачем? С Соколовыми мне надо сначала самому поговорить. Я оставил им свой телефон, и если они в течение дня не пристроят собаку поблизости, позвонят мне.
        - Фу ты, черт! - с досадой всплеснул руками Володя.
        - Да, в чем дело-то, Вова? - забеспокоился Николай Григорьевич.
        - Задержать его надо, вот в чем!
        - Как? Он, что же…?
        - Тихо, пап, тихо, не поднимай паники. - Вполголоса, так, чтобы слышал только один Николай Григорьевич, сказал Володя.
        - Мы разыскиваем его, и я уже позвонил ребятам в милицию. Они подъедут к нашему дому минут через двадцать. Послушай, пап, я сейчас потихоньку пойду за ним, а ты сделай так, чтобы Дашка не увязалась за мной следом. И вообще, никто ничего не должен заметить, О, Кей?
        - Ладно! А он не опасен? Может не стоит тебе одному-то?
        - Да нет, пап, он обыкновенный ворюга, и оружия у него скорей всего никакого нет. По крайней мере, сейчас, раз на нем только футболка, да легкие, почти прозрачные шорты.
        - Ну ладно, сынок, иди с Богом. - Сказал Николай Григорьевич, и направился к столу.
        - Даша, пойдем-ка со мной в дом, детка, - сказал он своей пятилетней племяннице. - Мне надо тебе что-то сказать.
        Володя осторожно вышел за ворота, и, не выпуская из поля зрения молодых людей с собакой, отправился вслед за ними.
        - Надо подойти поближе, чтобы посмотреть, свернут ли они с этой улицы на другую, или попытаются сесть на автобус - решил он, и увеличил шаг. Вскоре он настиг их. Это случилось у самой развилки, где заканчивалась улица, на которой жил Володя. Чтобы случайно не обнаружить себя на таком близком расстоянии от преследуемых, он свернул на тропинку, находящуюся в сени густых ветвистых деревьев, и именно в этот момент увидел, как Константин Кустовский передает поводок своей спутнице а сам, повернувшись, направляется на ту же самую тропинку, по которой теперь шагал Володя.
        - Куда это он? - мелькнула у сержанта тревожная мысль. - Уж не заметил ли? Да нет! Даже если бы Кустовский и заметил его, сам бы ни за что не стал подходить. Он, наоборот, постарался бы скрыться от преследования. И тут Володю осенила догадка. - Он, наверное, хочет зайти в крайний дом, чтобы предложить собаку.
        Однако объект его слежения в дом не вошел, а продолжал шагать Володе навстречу, и прежде чем он успел удивиться и подумать о чем-то еще, преследуемый приблизился к нему.
        Володя попытался скрыть свое удивление, и, отведя глаза в сторону от пристального взгляда Кустовского, поспешил пройти мимо.
        - Не спеши! - услышал он голос молодого человека, в упор смотрящего на него.
        - Что? - удивленно воскликнул Володя, не смея поверить в то, что эта реплика относится к нему.
        - Не спеши проходить мимо и делать вид, что ты меня не знаешь, сержант. - Снова сказал Кустовский и усмехнулся, увидев конфуз в глазах молодого блюстителя законности.
        - И вообще, не спеши! Пока еще не время! - и молодой человек несколько раз плавно поводил рукой перед глазами Володи, а потом повернулся и спокойно направился вслед за своей спутницей.
        Володя в тот же миг повернулся в обратную сторону и пошел к своему дому.
        - Ну, что? - взволновано спросил у сына Николай Григорьевич, как только тот вновь очутился у себя во дворе.
        - Ничего! Представляешь, я обознался!
        - Ну, ты Володька, даешь!
        - Не спорю, пап, проштрафился! - и Володя, в знак того, что ему больше нечего сказать, развел руками.
        А за калиткой, между тем, послышался шум подъезжающей милицейской машины, и через пару минут во дворе Проскуриных появились оперативники.
        - Ну, что, где он? - подбежав к Володе, спросил подполковник Циплаков.
        Володя опустил глаза.
        - Виноват, товарищ подполковник! Обознался!
        - Циплаков разочарованно сплюнул.
        - Так ты, что ж, в отделение не мог позвонить? Чего машину зря гоняли?
        - Я следил за ним, Владимир Сергеевич, и сам только что вернулся.
        - Ладно, Проскурин, не терзайся, - смягчился подполковник, глядя на растерянное, виноватое лицо своего подчиненного.
        - В нашем деле всякое случается. Главное, ты проявил бдительность, а это гораздо лучше, чем ничего вокруг себя не замечать.
        ГЛАВА 10
        Серафима перевернулась на спину и зажмурилась от яркого солнца.
        Они с Серафимом вот уже с час валялись на пляже, после того, как с самого утра отвезли собаку к тем самым Соколовым, которых рекомендовал Николай Григорьевич Проскурин.
        Новый хозяин собаки, - Женя Соколов и его миловидная жена Наташа произвели на Серафиму хорошее впечатление, а вот их сын Сережа, - паренек лет десяти, совсем ей не понравился. Мальчик был неуравновешенным, и каким-то нервным. Он надоедливо суетился вокруг Элионте, пытаясь давать ей команды, беспрестанно хватал ее то за одну, то за другую лапу, при этом, громко командуя "дай лапу!", и на правах собственника повелительно тянул за поводок со словами "пошли гулять". Конечно, такое состояние ребенка можно было объяснить сильным возбуждением, от того, что родители, наконец, приобрели долгожданную собаку, но, как знать, вдруг подобное поведение являлось для него обычной нормой, и оно, наверняка, могло не понравиться Элионте.
        - Серафим, как ты думаешь, она приживется у них? - с сомнением спросила Серафима у своего друга.
        - Конечно, приживется. - Уверенно ответил он.
        - А как же этот мальчик, Сережа? Мне кажется, он очень надоедливый и собака…
        - Не переживай, - перебил ее Серафим. - Думаю, они найдут общий язык.
        Он сдвинул с лица панаму и прищурившись, взглянул на Серафиму.
        - Да, не волнуйся ты так, у Элионте будет все хорошо.
        - Твоими бы устами…
        - А твоими бы сейчас я с удовольствием воспользовался для поцелуя.
        - Что прямо здесь, на пляже?
        - Мне все равно где! - и Серафим потянулся к ней с намерением осуществить свое желание.
        - А мне не все равно! - Серафима игриво отпрянула от него и снова перевернулась на живот.
        Серафим вожделенным взглядом окинул ее стройную фигуру.
        - А, может, проведаем наш каменистый островок?
        Серафима повернула голову и в тот же миг наткнулась на его страстный взгляд.
        - Как ты, не против? - спросил Серафим и слегка приподнялся, чтобы опереться на локоть. Мускулы на его предплечье тут же заиграли на солнышке бронзовым загаром, и Серафима, окинув его взглядом, в очередной раз залюбовалась его прямо-таки, голливудской внешностью.
        - А почему бы нет, - ответила она и улыбнулась. - Может, мы снова найдем там собаку, или еще кого-нибудь, ну, например кролика, и потом опять будем пристраивать очередного найденыша, чтобы жизнь не казалась скучной.
        Серафим засмеялся.
        - Ты думаешь это остров находок?
        - Возможно!
        - Ну, так что, может, прокатимся и проверим?
….Горячие камни, казалось, вскипят от избытка чувств, которые впервые в своей земной жизни испытал ангел высшей иерархии, Птолетит!
        Боже, какое это было блаженство! И как прекрасно сознавать, что такое же блаженство ты доставил и ей, - теперь, он уже знал это точно, - безумно любимой им женщине!
        Его душа воспарила ввысь, к родным небесным пенатам, и ему захотелось кричать от счастья, да так громко, чтобы его услышали все обитатели эдемского святилища. Услышали и тут же обратили к нему свои светлые лики, и порадовались бы вместе с ним. А он, утопающий в переизбытке своего счастья, поделился бы им со всеми ангелами!
        Серафима, Серафима, Серафима! - Ее имя раздавалось в его сердце разгулом стихии, несущей в себе удары молний, раскаты грома, вихри цунами. Стихии, возносящей его ангельскую суть в сумасшедший природный водоворот, и дающей способность слиться с собой в единую, ни с чем не сравнимую гармонию. И тут Птолетит невольно вспомнил, как услышал это имя впервые из уст Серафиминой подруги Марии.
        - Спасите Серафиму, спасите Серафиму!
        Эти тревожные, полные страха, призывы о помощи донеслись до него в тот момент, когда он только что спустился на Землю после разговора с Богом. Он тут же вспомнил о воле Господа, который позволил ему снять с себя все запреты. И, незамедлительно воспользовавшись разрешением, в тот же миг, вытеснив мелкую грязную душонку "Бубна" из его похотливого тела, занял ее место.
        - Серафима! - вновь произнес он мысленно имя своей любимой и нежно прикоснулся губами к манящему, пологому выступу ее бедра.
        Серафима, которая лежала к нему спиной, перевернулась.
        - Ты, что? - и взглянув на него, наткнулась на пылкий, полный любви взгляд его голубых глаз, в тот же миг почувствовав благодатное тепло, которое струилось из них, и которое она уже не раз ощущала физически.
        А ночью ей приснился сон, полный необычных, волнующих ощущений. К ней снова явился Серафим, и, ни слова не говоря, взял за руку. Она, беспрекословно подчиняясь его воле, последовала за ним. Они вышли из дома, а потом воспарили ввысь, стремительно рассекая воздух, и устремились к самым звездам. И этот полет, и горячая рука Серафима, надежно держащая ее, и прохладная, мягкая ночь, обволакивающая и бодрящая, доставляли Серафиме ни с чем не сравнимое, благодатное, полное очаровательных ощущений удовольствие! Ей казалось, что она совсем не чувствует своего тела, что оно парит где-то рядом с ней, став невесомым! И ей хотелось летать и летать, глядя по сторонам на мерцающие стайки звезд, на кучкующиеся домики облаков, внезапно возникающие то тут, то там, на розовые, окантованные багрянцем всполохи одиноких молний, которые на короткий миг бесшумно озаряли ночной небосвод. И она заглядывала в глаза Серафиму, из которых струилось серебряное сияние, во сто крат усиливающее ее благодатное состояние, и кудри его, теперь почему-то не каштановые, а пшенично-золотистые, развевались по сторонам, охваченные ореолом
такого же серебристого, мерцающего на фоне темного неба, сияния….
        Ее разбудила Ирина. Она осторожно потрясла сестру за плечо.
        - Симуля, вставай.
        Серафима открыла глаза, первым делом взглянув на будильник, стоящий на журнальном столике у кровати. Было без четверти девять.
        Она сладко потянулась, не желая расставаться со своим сном, а потом недоуменно взглянула на Ирину.
        - Ты что?
        - Вставай, сестренка, мне нужно тебе кое-что сказать.
        - Говори! Зачем вставать-то? Ты же знаешь, что я вчера легла черте во сколько.
        - Я знаю, Сима, вставай! - Ирина тяжело вздохнула.
        Серафима, почувствовав тревогу, внимательно взглянула на сестру.
        - Что случилось?
        Ирина отвела глаза.
        - Я думаю, тебе надо встать и позавтракать, а потом и поговорим.
        - Ирин, ты что темнишь-то, а ну-ка выкладывай, в чем дело? - воскликнула Серафима.
        - Я не пешка, которой можно манипулировать, как тебе захочется, и не стану как послушная пай-девачка, наскоро запихивать бутерброд, чтобы получить за подобное вознаграждение интересующую меня информацию! Я вообще не смогу есть, пока ты не скажешь в чем все-таки дело!
        Ирина посмотрела на Серафиму и по ее упрямому, не терпящему возражения взгляду, поняла, что с завтраком и впрямь ничего не получится, даже не смотря на то, что на столе уже стоял горячий, только что сваренный кофе.
        - Симуль, ты только не волнуйся! - Ирина взяла за руку уже вставшую с кровати сестру.
        - Ну, говори, что же ты тянешь?! - громко крикнула Серафима, почувствовав, как у нее бешено колотится сердце, готовое выпрыгнуть из груди.
        - Твоя мама позвонила и сказала, что дядя Алеша вчера попал в аварию.
        - Что?…Что с ним? Ирина, говори сейчас же, не смей молчать! - С надеждой, за которую тут же зацепился ее встревоженный рассудок, воскликнула Серафима, желая изо всех сил услышать, что папа жив.
        - Тетя Аня ничего не сказала!
        Лицо Серафимы стало бледнеть на глазах у сестры, и она опустилась на кровать, а Ирина, опомнившись, тут же выпалила скороговоркой.
        - Вернее, сказала только, что он в больнице, и что она с утра поехала туда.
        - Господи! Господи! - воскликнула Серафима, и по щекам ее покатились слезы.
        - Мне надо домой, срочно! - и она, вскочив с кровати, машинально принялась натягивать на себя первую попавшуюся под руку одежду.
        - Симуля, не волнуйся, Володя уже поехал в аэропорт за билетами.
        - За билетами? - Серафима, насторожилась. И тут же остановилась, прекратив бессмысленно метаться по комнате.
        - Почему за билетами? Ты, что же…?
        - И я и Володя. Мы летим с тобой! - кивнула Ирина.
        - Ира, что с папой? - воскликнула Серафима, и в ее глазах застыл панический ужас.
        - Почему вы летите тоже? Зачем?
        - Успокойся, Сима, успокойся! Мы летим потому, что не можем отправить тебя одну в таком состоянии.
        - Ты врешь, слышишь, ты врешь! Где мой телефон? - Серафима принялась озираться по сторонам, отыскивая мобильник.
        - Я хочу позвонить маме! - она трясущейся рукой схватила телефон, лежащий на секретере.
        Ирина не стала ей мешать. Она знала, что Анна Сергеевна не станет отвечать Серафиме, ибо они с Ириной договорились об этом заранее.
        - Не отвечает! - Серафима с раздражением швырнула телефон на кровать.
        - Может, она в больнице, а телефон в сумочке, и она его просто не слышит! - сказала Ирина. - Перезвонишь попозже.
        Примерно через час, когда Ирина с Серафимой уже уложили вещи, приехал Володя и сообщил, что купил билеты на двенадцатичасовой рейс. И объявил, что им уже пора выезжать, чтобы без суеты пройти регистрацию.
        - Сейчас придет Саша Булаев, и поедем. Я попросил его отвезти нас в аэропорт на моей машине.
        В этот момент послышался входной звонок.
        - Кто это с утра? - удивилась Ирина. - И отправилась во двор открыть калитку.
        Через пять минут она вернулась и сообщила, что пришел Серафим.
        - Проводи его, Ира, ты же понимаешь, что мне сейчас не до него.
        - Я так и сказала, но он говорит, что должен непременно увидеть тебя, хоть на одну минуту.
        - Я не пойду!
        - Ладно, Сима, не волнуйся, я провожу его.
        Ирина вышла во двор и вкратце рассказала молодому человеку о несчастье, которое стряслось у Серафимы, и о том, что они улетают в Москву на двенадцатичасовом рейсе. На это Серафим ответил, что пришел как раз за тем, чтобы попрощаться с Серафимой и сказать ей, что он тоже вылетает сегодня в Москву по срочному делу, и именно на том же рейсе.
        - Ира, я прошу Вас, передайте Серафиме, что мне хотелось бы ее сопровождать. Конечно, мы пока не очень близки, и подобное желание с моей стороны может показаться несвоевременным, но если уж так получилось, что мы летим на одном самолете, то какая разница?
        - Хорошо, я передам ей! - сказала Ирина. - И мимолетом взглянула на дорожную, черно-синюю сумку, которую молодой человек держал в руке.
        - Так, Вы уже собрались?
        - Собрался! - с готовностью ответил Серафим.
        - Ладно, подождите во дворе. Если Сима согласится, мы поедем в аэропорт вместе на нашей машине.
        Серафима согласилась, а точнее, ей было все равно, но выйдя во двор и взглянув на Серафима, скромно стоящего у калитки, она почему-то подумала, что переживать свое горе рядом с ним ей будет легче.
        - Привет! - сухо сказала она ему, а он взглянул на нее участливо и обнял.
        И тут Серафима заплакала.
        - Знаешь, мой папа…
        - Не говори ничего. - Он прижал ее к себе еще крепче. - Мне Ирина уже все рассказала.
        В самолете Серафим поменялся местами с Володей, чтобы сидеть рядом с Серафимой, и все мучительные два часа полета держал ее за руку, всем сердцем выказывая свое сочувствие.
        Когда самолет приземлился, и они сошли с трапа, Ирина, улучив минуту, шепнула Серафиму.
        - Ума не приложу, как ей сказать о том, что Алексея Витальевича убили.
        Серафим, молча смотрел на нее, что-то обдумывая.
        - Ну, вы же понимаете, я не могла сказать ей об этом до полета, - пояснила Ирина, а сейчас…сейчас это просто необходимо.
        - Я понимаю! Скажите Ира. Скажите, как есть, а я буду рядом.
        - Спасибо.
        Когда они вышли из автобуса, Ирина отправила их к стоянке такси, а сама вошла в здание аэровокзала, отыскала аптечный ларек и купила валериановые таблетки, вату и нашатырный спирт.
        На стоянке толпился народ и Серафима, полна нетерпения, принялась нервно расхаживать взад и вперед, а потом снова, в который уже раз звонить Анне Сергеевне.
        - Господи! Ну почему мама не берет трубку?! - недоумевала она.
        Ирина, подошедшая к ней в этот момент, протянула руку к телефону и нажала на отбой.
        - Не надо, Сима. - Тихо сказала она. - Анна Сергеевна не станет тебе отвечать.
        Серафима, бледнея, испуганно взглянула на сестру, по щекам которой катились слезы.
        - Твой папа не попал в аварию. Его вчера нашли убитым в собственной машине. Прости меня, милая, что я подвергла тебя двойному испытанию, но мы с Анной Сергеевной решили, что так будет лучше!
        - Нет! Нет! - закричала Серафима и стала медленно приседать, в тот же миг надежно подхваченная стоящим рядом Серафимом.
        ГЛАВА 11
        Подполковник МУРа, Вересков Андрей Олегович, у которого раскалывалась голова с самого утра, закрыв глаза, уткнулся в ладони, пытаясь расслабиться, когда к нему в кабинет явилась команда оперативников для доклада.
        - Проходите! - сморщившись от боли, приказал Вересков, и жестом пригласил оперативников к столу.
        - Что, опять голова? - посочувствовал ему майор Косимов.
        - Подполковник кивнул.
        - Вы бы хоть давление померили, Андрей Олегович. Может в медпункт позвонить?
        - Не надо, я только что два анальгина проглотил, сейчас отпустит. - Откашлявшись, сказал подполковник.
        - Ну, что, ребятки, похоже, нераскрытое убийство Георгиева расточки дало?
        - Похоже, Андрей Олегович, - ответил Касимов.
        - Ладно! Ладно! Посмотрим, куда теперь эта кривая выведет. Ну что ж, докладывайте, что наклюнулось по убийству Голубева?
        - Мало чего, Андрей Олегович, - вздохнул Косимов, - если не сказать, что вообще ничего, кроме позвонившей женщины, которая в шесть утра гуляла в этом глухом дворике с собакой. Пес помчался к машине, а она, испугавшись, что тот прыгнет на дорогую иномарку и обдерет ее лапами, последовала за ним. Подбежав к машине и присмотревшись, сквозь тонировку стекла определила, что на переднем сидении полулежит мужчина, как-то уж очень не по живому склонившись. Женщина сразу заподозрила неладное и позвонила в милицию. Кроме нее никто ничего не сообщил.
        - А эксперты о чем вещают? Во сколько убили-то?
        - Вчера вечером, после девяти.
        - После девяти? Ну тогда ребятки, хреново вы сработали! Летом в такое время обязательно найдутся свидетели, которые хоть что-нибудь, да заметили!
        - Андрей Олегович, Захарченко и Боженов весь двор опросили, - там ничего значительного!
        - А незначительное что?
        - Муж и жена Лопахины возвращались домой из театра на такси примерно в одиннадцать пятнадцать, - ничего не слышали и не видели. Некий Клинок Дмитрий, проживающий в том же доме, провожал свою девушку, после того, как они просидели у него в квартире с четырех до половины двенадцатого. Уходил провожать, - ничего, возвращался, - тоже.
        - Литвинова Тамара Константиновна, - старушка семидесяти пяти лет. Вышла из дома искать кота, после очередного сериала "Любовь земная", который закончился в двадцать один ноль ноль. Видела только, как к подъезду подошла молодая беременная женщина, которую стошнило у нее на глазах. Когда женщина присела после этого на скамейку, старушка подошла к ней и спросила, в чем дело. Та ответила, что беременна, и у нее токсикоз. Сейчас, говорит, посижу и пойду. После этого Тамара Константиновна отправилась за дом, искать кота. Она сказала, что в этот момент машина там уже стояла.
        Альминов Виктор Игоревич, также живущий в этом доме, чинил на балконе раму примерно до половины девятого, пока супруга не позвала его пить чай. Этот видел с балкона двор как на ладошке, но пока он там плотничал, то есть, до половины девятого, злополучная машина не подъезжала.
        Итак, судя по показаниям последних двух свидетелей, ясно, что машина появилась во дворе где-то от половины девятого до девяти пятнадцати вечера, и в этот период было совершено преступление. И судя по тому, что никто из жильцов не слышал выстрелов, они были произведены из пистолета с глушителем, причем, преступник, или группа преступников, находились на заднем сидении автомобиля. При этом, пострадавший, - владелец и Генеральный директор фирмы "Химпласт", Голубев Алексей Витальевич, никакого сопротивления не оказал. Он, скорее всего, не ожидал этого выстрела. И даже не пытался уклониться, судя по тому, как прошла первая, непрофессионально выпущенная пуля, хоть и убила его наповал. Второй выстрел был произведен уже смелее. Стрелявший был уверен, что его жертва если и не убита до конца, то смертельно ранена, и ему не грозит сопротивление с ее стороны. Он, видно по всему, приподнялся, и выстрелил жертве в грудь.
        - То, что стрелял не профессионал, установлено точно? - спросил Вересков.
        - Точно, Андрей Олегович, да это сразу было видно! - ответил майор Косимов. - Третий, вроде как контрольный выстрел в голову, и вовсе был каким-то игрушечным. Он прошел вскользь, задев только ухо и затылочную часть.
        - Да, тут подумать будет над чем! - вздохнул подполковник. - Ведь в случае с Георгиевым стрелял профессионал! А что дало обследование машины?
        - Кое откуда сняли отпечатки пальцев. Но они, в основном, принадлежат самому Голубеву. Правда на торпеде и на ручке левой передней двери имеются и чужие, принадлежащие трем разным людям.
        - Значит, необходимо выяснить, кто еще в этот день садился в машину к убитому. - Подсказал Вересков.
        - И еще! На заднем сидении обнаружена кровь убитого. Причем, сразу видно, что об него кто-то, а скорее всего убийца, вытирал испачканную руку.
        - Что еще?
        - По дому и двору, практически больше ничего.
        - Что выяснили по связям убитого?
        Майор Косимов обратился к старшему лейтенанту Свиридову.
        - Егор, доложи.
        - С чего начать, с офиса или родственников? - спросил оперативник.
        - С родственников! - распорядился подполковник.
        - Жена, Анна Сергеевна Голубева, - очень обаятельная симпатичная домохозяйка. Вчера весь вечер была дома, но мужа так и не дождалась. Он позвонил ей примерно около трех часов дня и сообщил, что сегодня принимает делегацию из Германии, и, возможно, задержится. После часу ночи, забеспокоившись, она сама начала ему звонить, но мобильник не отвечал. Звонки в офис тоже оставались безответными, и тогда Анна Сергеевна, невзирая на позднее время, принялась обзванивать его сотрудников. Они в один голос сообщили ей, что примерно в половине восьмого после приема делегации и непродолжительного фуршета, все разъехались по домам, а Алексей Витальевич в придачу захватил с собой по пути секретаршу Косову Ирину Валерьевну и ее помощницу Марию Кружилину. Это по поводу вчерашнего дня. Анна Сергеевна сообщила также, что никаких врагов, по ее мнению у мужа не было, но, как знать, может он и умалчивал об этом, чтобы ее не расстраивать. Звонков с угрозами или предупреждениями в его адрес тоже никогда не поступало. Вообще-то, дамочка эта, как все домохозяйки, мало чего знает о работе своего богатенького муженька, и
выведать у нее что-нибудь значительное мне не удалось.
        - У него, что только жена имеется? - спросил Вересков.
        - Нет, еще двадцатичетырехлетняя дочь, правда живет она в отдельной квартире, в Ясенево, и сейчас отдыхает в Ялте у родственников. Мамаша сильно сокрушалась, что Симочка не перенесет смерти отца. И эта самая Симочка должна сегодня прилететь в Москву по ее вызову.
        - Ладно, что по офису? - и Андрей Олегович, почувствовав, наконец, облегчение от действия таблеток, встал из-за стола и для разминки прошелся по кабинету.
        - По офису пока информации мало, времени прошло всего ничего, товарищ подполковник.
        - Но основные - то две женщины, с которыми он уехал, надеюсь, опрошены?
        - Само собой.
        - Ну?!
        - Секретарша Косова Ирина Валерьевна сильно расстроена. Слезы текут градом. Видно по всему, что с шефом ей работалось хорошо.
        - Может, она была его любовницей? - предположил младший лейтенант, Валера Захарченко.
        - Нет! - уверенно ответил Егор. По возрасту не подходит. Ей сорок шесть лет, к тому же, выглядит она гораздо хуже его собственной жены. Похоже, этой женщине искренне жаль своего шефа, и потом, она волнуется. Он высаживал ее у метро последней, и секретарша понимает, что является главным подозреваемым.
        И еще, Андрей Олегович, попутно я поинтересовался у Косовой, не поступало ли к ним в офис в этот день каких-нибудь примечательных звонков. Она сказала, что ничего подозрительного не заметила, и что из посторонних звонили в основном, только новые заказчики. Однако потом вдруг вспомнила, что днем, как раз перед обеденным перерывом, примерно в двенадцать тридцать, ей позвонила какая-то женщина, и попросила соединить ее с Голубевым. Ирина Валерьевна, конечно же, сразу поинтересовалась, по какому вопросу ей требуется Алексей Витальевич и как о ней доложить. На это дама ответила, что он нужен ей по личному вопросу и попросила Ирину Валерьевну соединить ее с шефом без доклада буквально на одну минуту. Секретарша утверждает, что раньше она никогда не слышала этого голоса.
        - Угу! - Вересков побарабанил пальцами по столу. - Ну и что, соединила она ее с Голубевым?
        - Соединила.
        - Так, так, значит, в этот день он разговаривал с какой-то женщиной по личному вопросу. Ладно! А что эта вторая, Кружилина?
        - Вторая, - молодая, симпатичная девушка, примерно двадцати, - двадцати трех лет. Такая больше потянет на любовницу шефа. - Лейтенант улыбнулся. - Тоже взволнована не меньше первой, только не рыдает так, как та. Да и что она скажет? Они с шефом жили рядом, на улице Академика Зелинского, в соседних домах, а секретарше Косовой было удобно добираться с ними до метро Ленинский проспект, которое находилось рядом. Шеф часто подвозил этих двоих из офиса на своей машине. И в этот раз, как обычно, Голубев высадил Марию Кружилину возле ее дома, а потом повез к метро Косову.
        Откуда знать Кружилиной, что было дальше!
        Ладно, вернемся к Косовой. - Сказал подполковник. - Что она еще говорит?
        - Да, в общем-то, ничего. Шеф высадил ее, как обычно, возле перехода, и она, попрощавшись, направилась в метро через подземку.
        - Во сколько? - уточнил Вересков.
        - Она не знает, во сколько точно, но дома оказалась, когда по телевизору начинались "Вести". То бишь, в двадцать один. Ее муж был дома и смотрел в этот момент телевизор. Если учесть, что она добралась до дома без задержек в течение сорока минут, как она говорит, то получается, что шеф подвез ее к метро примерно к двадцати минутам девятого.
        - Получается так! - согласился с расчетами младшего лейтенанта подполковник Вересков.
        - Значит, если учесть показания свидетелей Литвиновой и Альминова, после высадки секретарши, Голубеву оставалось менее пятидесяти минут до смерти. - Завершил расчеты своего подчиненного майор Косимов. - И если предположить, что он подсадил кого-то к себе в машину у метро, то должен был сделать это очень быстро, не торгуясь, в течение нескольких минут. Иначе его машина не въехала бы в этот глухой, оказавшийся для него роковым дворик, у пятого Верхне- Михайловского проезда, в то время, на которое указывают свидетели. Голубев Алексей Витальевич, - Генеральный директор солидной фирмы, имеющей два филиала, - один в Самаре, а другой в подмосковном Ступино, и ездящий на джипе Лендкрузер, конечно же, не стал бы по собственной воле подсаживать к себе случайных попутчиков. Да и сами пассажиры не решились бы напроситься на подвоз в такую машину вот так запросто, прямо у метро! Он и не посмотрел бы в их строну! Значит, предположительно, Голубев остановил машину кому-то из знакомых, причем, возможно, следящих за ним от самого офиса, и вышедших из объекта своего слежения в тот момент, когда он притормозил,
высаживая у метро Косову. Либо, кто-то уже поджидал его у метро в это время, заведомо зная, что он вот, вот должен туда подъехать. В этом случае, поджидавшего могли оповестить соучастники преступления, заранее знающие о планах Голубева. И тут, опять же, подозрение падает на сотрудников, которые находились с ним на банкете. - Рассуждал далее майор Косимов.
        - Предположительно, да! - согласился с ним подполковник. Но, увы, в нашей практике бывает столько неожиданного, не мне тебе на это указывать, Владислав! Так что, версию эту можно проверить, но за основу ее брать не рекомендую. Возьмите себе это на заметку, попытайте как следует обеих женщин, может кто-нибудь из них и приметил "хвост", как знать!
        Ну, что там еще по офису, Егор?
        - Пока больше ничего, Андрей Олегович. Я хотел еще связаться с начальником службы безопасности фирмы, но все высшие чины этой конторы сегодня отсутствовали, прорабатывая, по всей видимости, свои версии, а с охранной мелкотой, чего с ними разговаривать?!
        ГЛАВА 12
        Похороны отца, безумно ею любимого, Серафима перенесла как в бреду. Ее, рыдающую до изнеможения, постоянно накачивали какими-то настойками и таблетками даже чаще, чем маму, которая вела себя более стойко, хоть горе ее было ничуть не меньше, чем у дочери. Перед затуманенным, притупленным лекарствами взором Серафимы мелькали лица родственников, друзей, знакомых и незнакомых людей, и она в таком состоянии, не могла даже вспомнить потом, кто обращался к ней с соболезнованиями, кто вел под руки на кладбище и поддерживал, когда гроб опускали в могилу. Единственное, о чем она твердо знала, - наряду с другими, возле нее всегда находился Серафим. И у нее даже ни разу не мелькнула мысль о том, почему он находится рядом с ней уже два дня подряд? Ведь он сказал тогда в Ялте, что вылетает в Москву по какому-то своему срочному делу, однако за эти дни ее друг даже ни разу никуда не отлучился. И Серафима чувствовала его поддержку, особенно в те моменты, когда ее рассудок прояснялся, и страшная истина снова и снова терзала сердце своей неизбежностью. И тогда она, задыхаясь от горя, нащупывала его теплую ладонь,
которая в тот же миг своим рукопожатием согревала ее леденеющую руку. И губы Серафима, нежно касающиеся ее виска в этот миг, приносили ей облегчение лучше любого лекарства, и безысходность отступала от сердца, давая ему передохнуть.
        Во время поминок, которые были организованы в кафе, к Серафиме подошел молодой мужчина, который представился старшим лейтенантом Свиридовым Егором Владимировичем, и спросил, когда он сможет с ней побеседовать.
        - Как - нибудь потом, - машинально ответила ему Серафима.
        - Хорошо, я позвоню Вам завтра во второй половине дня. - Информировал ее лейтенант и удалился.
        Когда собравшиеся на поминки люди стали расходиться, поочередно прощаясь с Анной Сергеевной и Серафимой, в какой-то момент к ней подошла Маша Кружилина. Серафима, очнувшись, словно увидела ее впервые.
        - Машка! - воскликнула она, и, обняв ее, опять зарыдала, разделяя горе с ответными слезами подруги.
        - Успокойся, Симочка, хорошая моя, успокойся! - тихо, сквозь слезы, приговаривала Мария, поглаживая ее по голове.
        - Где ты была? Что-то я тебя совсем не видела.
        - Я все время была здесь, только ты постоянно находилась в чьем-то окружении, да к тому же, была в таком состоянии, что я не решалась к тебе подойти.
        - Ладно, Маш, ладно! Наведайся ко мне как-нибудь, - попросила подругу Серафима, - думаю, ты мне сейчас будешь очень нужна.
        Первый заместитель покойного Голубева, Государев Юрий Платонович, подошел тем временем к Анне Сергеевне и взял ее за руку.
        - Аня, держись, приходи в себя, дорогая, а как только Олег вернется, мы сразу же соберем совет акционеров. Хотя, ты и сама прекрасно понимаешь, что никаких потерь у вас с Серафимой не будет. Но таков порядок, и нам придется вас побеспокоить, чтобы рассмотреть завещание.
        - Хорошо, Юра, хорошо. - Кивнула Анна Сергеевна.
        - До свидания, дорогая. - И Государев, поцеловав руку жене своего бывшего шефа, направился к выходу.
        Государев Юрий Платонович, - заместитель Генерального директора "Химпласт" по научной части, - появился в фирме восемь лет назад. Алексей, по старой дружбе, вытащил его с жидких государственных хлебов из научно - исследовательского института, "Стройполимерпластик", где они вдвоем начинали трудиться после аспирантуры. Голубев к тому времени уже вполне уверенно стоял на ногах и ему срочно потребовался толковый помощник. Положив первому заму хороший оклад и пять процентов акций, Алексей вполне осчастливил своего бывшего товарища, и не разведись с ним к тому времени супруга, она, возможно, вполне осталась бы довольна новым поворотом карьеры своего Юрика. А она развелась, устав от безденежья и нерешительности мужа. Ей почему-то всегда казалось, что он был нерешительным по сравнению с другими! Но на что мог решиться ее супруг в своем институте, работая старшим научным сотрудником в хапужное перестроечное время, когда те, у кого хоть что-то находилось под рукой, прибирали это к себе немедленно? Таким вопросом Марина не задавалась, но указывать мужу на примеры других, - преуспевающих, не стеснялась. Ей
тогда исполнилось тридцать четыре года, и на ее горизонте совсем неожиданно появился богатый воздыхатель. В нее влюбился шестидесятидвухлетний бизнесмен, нанявший ее к себе домработницей в загородный дом. Да так влюбился, что развелся с женой, отписав ей почти все имущество, а сам женился на Марине, решив начать с нуля. Но этот нуль уже через три года оброс нулевым циклом загородного дома, трехкомнатной квартирой в Москве, устройством четырнадцатилетнего сына Марины в престижный лицей, и двумя поездками на отдых в Турцию с новой супругой. Это, конечно, не высший пилотаж, по нынешним новорусским меркам, - говорила себе Марина, - но кое-что, если не сказать многое, по сравнению с тем, что у нее было! Так она благополучно прожила семь лет, пока однажды ее благоверный не разбился насмерть в автомобильной катастрофе. Сразу после похорон безутешная вдова узнала от компаньонов супруга о его приличном долге, который стоил ей загородного, почти отстроенного к тому времени дома и четырехгодовалого автомобиля "БМВ". Оставшись с двадцатилетним сыном, - студентом второго курса коммерческого финансового института в
своей трехкомнатной квартире на Таганке, Марина устроилась на работу парикмахером, и насколько позволял ей профессионализм, левачила в неурочное время у себя на квартире, чтобы своевременно оплачивать учебу Игорька. Так было до тех пор, пока Юра не устроился к Голубеву и не взял дальнейшее обеспечение сына под свое крыло. Марина попыталась возобновить их супружество, ведь Юра после развода с ней так и не женился. Марина знала, что за этот период у него были непродолжительные связи с женщинами, но до женитьбы все-таки не дошло. Однако ее бывший супруг напрочь отсек попытки Марины на примирение. А причиной тому была не только обида на нее, Марину, но и тайная любовь зама Генерального к его жене Ане Голубевой. Анна была все еще очень красивой женщиной в свои тридцать шесть, да и выглядела на много моложе. Об этом говорили все в фирме, даже женщины. Она была умной и общительной, умела пикантно пошутить и поострословить. И новый зам Государев, влюбился в нее на первой же совместной вечеринке, устроенной в офисе накануне восьмого марта. Эта любовь длилась уже семь с половиной лет, и нельзя сказать, чтобы
никто из окружения Анны и Юры об этом не догадывался. Прежде всего, об этом догадывалась сама Анна. Юра относился к ней с трепетом, который ему трудно было скрывать. Это проявлялось всякий раз в его пылком взгляде и в общении с ней, когда им, по дружбе, приходилось бывать в одной компании, и он излишне старался ей хоть чем-то услужить. Не мог не догадываться об этом и Голубев, наблюдая в такие минуты за своим замом, но его это не особенно волновало. Он говорил себе, - уж если моей Анечке и приспичило бы влюбиться, то не в такого, как Юрик. Государев был скромным человеком, каким-то уж черезчур покладистым, старомодным по части ухаживания за женщинами! Скромные вздохи за спиной объекта обожания, да пылкие взгляды, вспыхивающие в его глазах на короткий миг и тут же пресекаемые стыдом и чувством порядочности….
        Нет! - считал Алексей, определяя друга в разряд ненастоящих мужиков, и потому был абсолютно спокоен, что в данном случае со стороны ответных чувств Ани он абсолютно неуязвим. Что же касалось самого Государева, то он был его давним другом, и если случилось так, что он влюбился в его жену, на здоровье! Пусть себе любит издалека! Чувствам ведь не прикажешь.

…Юрий Платонович уже подошел к двери, и вдруг что-то вспомнив, повернулся и снова направился к Анне Сергеевне.
        Возле вдовы и Серафимы в это время стояли двое, - начальник службы безопасности - Шаталов Геннадий Сергеевич и его зам, - молодой энергичный двухметровый качок, Валера Кудрин.
        - Валера с первого дня над этим работает, - докладывал Шаталов женщинам, - так что, не беспокойтесь.
        И Серафима в тот же миг перекинула свой усталый взгляд на Валеру Кудрина.
        - Я умоляю тебя, Валера, сделай все возможное!
        - Какие вопросы! - молодой человек положил свою тяжелую руку ей на плечо.
        - Будет сделано все возможное и невозможное, да к тому же, ментовка в подспорье.
        Серафима безнадежно махнула рукой.
        - Ментовка, - это несерьезно! Покопаются слегка и присвоят глухарь.
        Валера удивленно на нее взглянул.
        - Им, вроде сам Степаненко позвонил.
        Серафима вопросительно посмотрела на Кудрина.
        - Степаненко, это кто?
        - Генерал оборонной промышленности. - Сообщил Шаталов. - Алексей Витальевич заключал с ним контракт на выполнение крупного заказа, и вообще, они были в хороших отношениях.
        - И что он обещал? - с надеждой спросила Серафима.
        - Обещал милицию зарядить по серьезному. - Сказал Валера Кудрин.
        - Ладно, Валер, - устало прошептала Серафима, взяв его под руку. - Ты только меня держи в курсе всех дел, хорошо?
        - Не вопрос, Серафима Алексеевна!
        - Серафима кисло улыбнулась. - Да брось ты официальничать! Или забыл, как мы лазали с тобой по альпийским горам еще совсем недавно? Уж как ты меня только не называл тогда, и даже материл однажды!
        Валера расплылся в улыбке, вспоминая прошлогоднюю поездку в Альпы с Серафимой, Машей Кружилиной и еще тремя ребятами, работающими в фирме Голубева.
        - Не забыл! Но ты теперь, вроде, будешь вместо шефа. Наши поговаривают, что львиная доля акций по завещанию должна быть отписана не Анне Сергеевне, а именно тебе.
        Серафима удивилась.
        - Поговаривают?! С чего вдруг? Завещание ведь еще не вскрыто.
        Валера мельком бросил взгляд на зама Генерального, терпеливо стоящего возле Анны Сергеевны, а потом наклонился к Серафиме и прошептал.
        - Государев сказал, что точно знает содержание завещания. Алексей Витальевич составлял его при нем и Буракове. Но он не просто проболтался, Сим, нет! Он мужик нормальный, интеллигентный, и никогда не стал бы выдавать тайну твоего отца, просто Шаталов вчера выпытал это у него для расследования. Ну, ты сама ж понимаешь, что нам в первую очередь необходимо установить, кто из окружения по службе мог быть заинтересован в убийстве.
        - Понимаю, Валер, понимаю! Но все равно, моя будущая доля не имеет никакого значения, так что брось прибедняться, и обращайся ко мне по - человечески.
        - Уже обращаюсь!
        Серафима грустно улыбнулась и взглянула на маму. Анна Сергеевна была одета в строгое черное платье, облегающее фигуру, которое подчеркивало ее природную красоту, подкрепляемую старанием его владелицы, регулярно соблюдающей диеты и занимающейся спортом. - Такую, да еще при деньгах, уведут не глядя, - подумала Серафима. Вот она причина, со всеми вытекающими отсюда последствиями, по которой папа составил такое завещание. Он наверняка отвалил маме хороший куш, но все же позаботился, чтобы фирма осталась в руках дочери, а не перешла вместе с мамой к кому-нибудь другому, оставив ее, Серафиму, не при делах!
        Она вновь взглянула на Кудрина.
        - Ладно, Валер, пока! Если у тебя появится хоть какая-нибудь толковая информация, звони. - И в ее глазах заблестели слезы.
        - Я жить не смогу, пока не узнаю кто это сделал и не пожалею для этого никаких денег, так что имей это в виду, Валер!
        Государев, между тем, улучив минуту, подошел к Анне Сергеевне.
        - Аня, прости, но это очень важно. - Юрий Платонович виновато улыбнулся, и уточнил, - важно для фирмы!
        - В чем дело, Юра? - спросила Анна Сергеевна.
        - В машине у Алеши… - Государев замялся.
        - Ну, что ты, Юра, говори. - Подбодрила его Анна Сергеевна, заметив конфуз.
        - Словом, у Алеши в машине в тот момент была папка. Он забрал ее из офиса. В ней находился очень важный контракт. Алеша взял с собой оба экземпляра, чтобы просмотреть и подписать.
        - Я понимаю, - кивнула Анна Сергеевна. - Но, думаю, с этим тебе надо обратиться в милицию.
        - Конечно, конечно! - Юрий Платонович сконфузился еще больше. - Прости, Аня, я как-то об этом не подумал.
        - Не стоит извиняться, Юра, я все понимаю. - Анна Сергеевна с пониманием одарила своего воздыхателя усталой улыбкой.

…Когда почти все разошлись, дело дошло до Серафима. Во время массового прощания он скромно стоял в стороне, избавив Серафиму от своего постоянного присутствия, и подошел только тогда, когда она, озираясь по сторонам, остановила на нем свой взгляд.
        - Ну, как ты? - участливо спросил он и взял ее за руку.
        - Сейчас чувствую, что жутко устала. - Ответила Серафима.
        Серафим сунул руку в карман и извлек оттуда упаковку каких-то таблеток.
        - Приедешь домой, выпей одну и ложись спать. - Сказал он и протянул ей лекарство.
        - Можешь и маме дать.
        - Что это? - поинтересовалась Серафима.
        - Снотворное, очень хорошее, да к тому же безвредное, из какой-то тибетской травы.
        - Откуда оно у тебя?
        - Из аптеки.
        Серафима удивилась.
        - Когда ты успел там побывать?
        - Только что. - Улыбнулся Серафим.
        - Надо же, а я и не заметила, что ты уходил.
        - Ничего удивительного. У тебя очень заторможенное состояние от такой груды лекарств.
        - Спасибо, Серафим! - она встала на мысочки и поцеловала его в щеку. - Твое участие было самым… Я даже не знаю, как это выразить. Я, наверное, только сейчас поняла, как оно было необходимо и своевременно с твоей стороны.
        - Ты позвонишь завтра?
        - Конечно!
        - Во сколько?
        - Как только ты проснешься!
        - Хорошо, тогда лучше после десяти. - Сказала Серафима.
        ГЛАВА 13
        Известие об убийстве шефа застало зама "Химпласта" по коммерческой части Буракова Олега Викторовича в Милане, где он находился на отдыхе с семьей, - женой Олей и одиннадцатилетней дочерью Полиной. Звонок раздался в половине десятого утра, как раз во время завтрака в ресторанном зале отеля.
        - Что? - воскликнул потрясенный известием Государева Олег Викторович. И, бледнея лицом, нервно вскочил со стула.
        Оля и Полина испуганно замерли, терпеливо ожидая окончания разговора, который явно предвещал какую-то страшную трагедию, вот только какую? - у них в семье, или у Олега на работе? - панически думала Ольга, нервно теребя попавшийся под руку край скатерти.
        Разговор длился долго. Олег, слушая информацию собеседника, не задавал ему при этом никаких вопросов, а только нервно угукал в ответ и качал головой. В конце разговора пообещал, что вылетит в Москву при первой же возможности.
        - Голубева убили! - сообщил он и тяжело опустился на стул.
        - Как - захлопала ресницами Ольга. - В смысле когда и…?
        - Вчера вечером в своей машине. Выстрелом из пистолета!
        - Господи! Какой кошмар! - Ольга нервно потерла ладонь о ладонь. - Сначала Георгиева, а теперь, значит…
        Олег Викторович отложил телефон в сторону и в отчаянии взялся обеими руками за голову.
        - Ты думаешь, это как-то связано? - растерянно произнес он, взглянув на жену.
        - Только ты можешь так не думать, Олег, только ты! - в отчаянии воскликнула молодая женщина.
        - Но, почему? - недоуменно спросил Олег Викторович и взглянул на жену так, словно именно у нее хотел получить ответ на этот страшный вопрос.
        - Олег! - тут же заволновалась Ольга. - А ты, ну… Тебе ничего не грозит?
        - Ты, что, в каком смысле не грозит?
        - В смысле твоей безопасности! Ведь ты ж его зам, да еще по коммерческой части!
        - Оля, именно в этом смысле я как раз ничего не понимаю! - с раздражением воскликнул Олег Викторович.
        - По моим сведениям никаких заказчиков на убийство Голубева не должно было возникнуть даже на горизонте! Это не та фирма, которая имеет массу конкурентов в стране и должна делить сферы влияния! Да, у нас есть крыша, как у всех в этой долбаной системе…
        И тут, опомнившись, Олег Викторович взглянул на дочь, которая внимала ему, прямо-таки с открытым ртом.
        - Полина, ты поела? - спросил он.
        - Да! - ответила девочка.
        Олег Викторович достал бумажник, и наскоро вытащив оттуда несколько мелких купюр, протянул дочери.
        - Сходи в игровой зал, разомнись на автоматах.
        - Сиди! - непроизвольно воскликнула Ольга, у которой уже сработал инстинкт самосохранения.
        Олег удивленно взглянул на жену, и по ее испуганному лицу догадался, в чем дело.
        - Ты, что, совсем ненормальная? - тихо спросил он.
        - Я боюсь, Олег, я теперь буду всего бояться!
        - Прекрати, это самая настоящая глупость! А ты, Поля, иди, куда тебя послали!
        Девочка послушно кивнула и в тот же миг направилась к выходу.
        Олег встал из-за стола вслед за дочерью.
        - Полина, мы подождем тебя на улице. - Крикнул он ей вдогонку и взял Ольгу за руку.
        - Пошли!
        Она вопросительно на него посмотрела.
        - Этот разговор не для посторонних ушей, пошли отсюда!
        Они вышли из отеля и присели на лавочку, стоящую под сенью экзотической невысокой пальмы.
        - Ты думаешь, Полина увидит нас здесь?
        - Мы сами ее увидим, Оля, отсюда отель как на ладошке, не дергайся!
        - Ну? - стараясь успокоиться, спросила Ольга.
        - Что, ну? Я хотел сказать, что по моим сведениям до Голубева никто не должен был докапываться.
        - А до Георгиева?
        - А до Георгиева тем более!
        - А, что тогда?
        - Оль, меня только что ошарашили, и я еще не могу придти в себя, а ты уже хочешь получить ответ на такой вопрос! - Олег с упреком взглянул на жену.
        - Хочу, потому, что ошарашена не меньше!
        - Ладно, Оль, ладно! - Олег с минуту помолчал, что-то обдумывая.
        - Государев просит меня срочно вылететь в Москву, и сегодня мне надо подумать именно об этом. Обо всем остальном думать бесполезно, на этот счет у меня могут быть только предположения.
        - Какие?
        - Такие! Я работаю в фирме всего шесть лет, а вдруг там всплыли наружу какие-то старые дела? Государев работает дольше, может он что-то прояснит? А может быть и такое, что шефа с кем-то спутали, может еще что-то, вовсе не связанное с бизнесом, как знать Оль, как знать!
        - Не слишком ли много спутываний на одну фирму? - заметила ему на это Ольга.
        Олег многозначительно взглянул на нее, но при этом ничего не сказал.
        - В общем, так! Сегодня я занимаюсь подготовкой к отлету, а вы с Полиной, естественно, остаетесь! - упредил он, хотевшую, было возразить жену.
        - Вам прерывать отдых нет никакой необходимости!
        - Но, Олежек, мне неуютно оставаться здесь одной.
        - Сколько раз вы с Полинкой отдыхали вдвоем без меня, и тебе было вполне уютно. Прекрати, Оля, ты взрослая женщина, не глупи! Ведь ты же сама понимаешь, что вас тут никто не тронет! Я готов принять и понять твою первую реакцию, но надо же быть благоразумной!
        - Но я боюсь в первую очередь за тебя!
        - Нечего за меня бояться! Я вообще не причем! И меня тоже никто не тронет! И хватит об этом, Оля, мне надоело! Я буду звонить тебе из Москвы ежедневно и на этом закончим!
        На похороны Олег Викторович не успел. Он прилетел в Москву только на следующий день в половине одиннадцатого утра, и прямо из аэропорта отправился с визитом к Голубевым.
        Анна Сергеевна встретила его у порога, и, повиснув на шее, зарыдала.
        - Что же это, Олег, а?
        - Крепись, Аня, крепись, дорогая! - соболезнуя, попытался утешить ее Бураков.
        Анна Сергеевна была дома одна.
        - К Серафиме зашел молодой человек и увел ее прогуляться, - сообщила она. - Симочка так сильно переживает, что я при ней и поплакать-то не смею, держусь! - Анна Сергеевна утерла отпущенные на волю слезы.
        - Аня, я только что с самолета и еще толком ничего не знаю. Скажи хотя бы, как идет следствие, как наша служба безопасности, смогли они хоть за что-то зацепиться?
        - Нет, Олежка, пока все глухо! Пока ничего утешительного! Да и потом, какая теперь разница! Алешу уже все равно не вернуть!
        - Ну, Аня, тут ты не права. Причину надо искать, хотя бы в целях дальнейшей безопасности. Да и за Алешу обидно.
        - А, что ты полагаешь, Олег?
        - Пока не имею понятия даже близко! Вот хочу поехать сейчас сразу к Государеву, может он что-то прояснит!
        Анна махнула рукой.
        - Он, похоже, удивлен не меньше остальных.
        Буракову Олегу Викторовичу было сорок лет, и он приходился дальним родственником Анне. Олег в свое время успешно закончил МФТИ и неплохо преуспевал в жизни советского периода. Его карьера довольно быстро пробила себе путь от простого ИТРа на радиационном заводе до начальника отдела радиоэлектронных приборов. В перестройку ему подфартило. Бывшие друзья по институту пригласили в одно из совместных русско-итальянских предприятий сначала на должность менеджера, как тогда модно было обзывать всех, - от обычных курьеров, носящихся по торговым точкам Москвы со своей продукцией, до серьезных специалистов в какой-бы то ни было области. А два года спустя его назначили одним из коммерческих директоров этого предприятия. Затем, через несколько лет, предприятие это, как и многие другие, развалилось, и Олегу пришлось немало помыкаться в поисках приличной работы. Безрезультатно хватаясь то за одно, то за другое, он, в конечном итоге возвратился на родной завод в качестве директора по снабжению. Однако эта должность в капиталистический период себя не оправдала. Старые снабженческие связи с другими республиками
были прерваны, и Олег носился по командировкам, пытаясь обрести новые сырьевые источники, хоть где-нибудь. Результаты были плачевными, да и завод вскоре оккупировали предприимчивые инвесторы с большими деньгами, которые "богатенькими буратинами" вернулись из Германии, где намыли себе денежек на престижных спиртных напитках типа "Смирнфф". Они, не долго думая, заводик слегка переоборудовали, определив основную его часть под расфасовку индийского чая и кофе, который регулярно поставлялся им из Индии. И только одну треть использовали по-прежнему назначению. Работы, естественно, прибавилось, и Олега, как и других главных специалистов, новые хозяева заставили "пахать" на себя без выходных и проходных. При этом, денежными поощрениями особо не баловали. И тут, на его счастье, дальнему родственнику, Голубеву Алексею понадобился толковый коммерсант.

… Олег появился в офисе, где его уже ждали Государев и Шаталов. Поздоровавшись с сослуживцами, он наскоро выпил кофе, который заботливо предложила ему Маша Кружилина. После этого Государев вызвал на совещание всех главных специалистов фирмы, а также юриста Путилова Юрия Константиновича. Все понимали, что вскрытие завещания Голубева, является сейчас решающим фактором их дальнейшего существования. И в данный момент собравшихся волновал ряд вопросов. Что будет дальше? Под чьим началом они теперь будут работать? И каково истинное положение дел на сегодняшний день в целом, в фирме. Посовещавшись около часа, собравшиеся решили на утро следующего дня организовать совет акционеров, и поручили Путилову обеспечить явку нотариуса для вскрытия завещания, а Буракову доставить в офис Анну Сергеевну и Серафиму.
…В девять утра Серафиму разбудила Анна Сергеевна.
        - Прости, доченька, я слышала, как ты ворочалась всю ночь, но сейчас уже за нами заедет Олег Викторович, и тебе надо вставать.
        Серафима открыла глаза.
        - Да, мама, сейчас встаю.
        Она умылась, наскоро оделась и выпила чашку пустого кофе.
        Вскоре Бураков посигналил им снизу, и они, усевшись в его машину, отправились в офис. Когда они приехали, все были уже в сборе. Совет акционеров решили устроить в приемной, прежде всего, чтобы не травмировать родственников убитого, и не проводить совещания в его раскошном кабинете, как раз приспособленном для подобных мероприятий. Перекинувшись парой слов с Машей, которая находилась тут же в приемной, Серафима поздоровалась с остальными и уселась на стул рядом с мамой.
        Государев Юрий Платонович открыл совещание несколькими незначительными фразами, а потом передал полномочия Путилову Юрию Константиновичу и нотариусу Беловой Валентине Игоревне, которую тот представил собравшимся. После того, как завещание было вскрыто, Путилов, под общее гробовое молчание, зачитал его вслух, и все обратили свои немые взоры на Серафиму, которая по решению отца, была теперь здесь самой главной. Она беспомощно оглянулась по сторонам и наткнулась взглядом на Машкины родные глаза. Лицо ее подруги показалось ей напряженным и взволнованным, хотя, она и сама почему-то очень волновалась. Серафима, хоть заранее и была подготовлена к такому повороту событий, но вовсе не думала, что под общими взглядами собравшихся здесь людей, судьба которых зависела сейчас от нее, будет так волноваться. Она и не предполагала, что такая серьезная ответственность, свалившаяся внезапно, сделает ее, - всегда уверенную в себе, такой беспомощной и сконфуженной! И сейчас, глядя на взволнованные лица собравшихся, Серафима в глубине своего сознания понимала, что пришло время попрощаться с детством, ибо все, что
происходило с ней до сегодняшнего дня, не именовалось взрослостью.
        Она взглянула на маму, и под одобрительный взгляд ее мягких серых глаз, собралась с духом, сообщив, теперь уже своим акционерам, что просит у них один день на размышление. И что завтра к обеду они с мамой посоветуются, все обдумают, и снова приедут в офис с определенным решением.
        После формальностей связанных с подписанием наследственных документов в присутствии нотариуса, они с мамой попрощались со всеми собравшимися, и Серафима подошла к Маше.
        - Маш, приезжай сегодня ко мне после работы, надо поговорить.
        - Сегодня никак не могу. - Ответила Мария. - Понимаешь, Сим, у меня свидание. Давай завтра?
        - Все еще со своим женатиком? - поинтересовалась Серафима.
        - Угу!
        - Ой, Машка, и когда мы с тобой будем устраивать свою личную семейную жизнь? То меня угораздит влюбиться в женатого, то тебя!
        - Не знаю, Сим! Ты уж прости меня за отказ! Мне очень нужно! Ведь у нас редко появляется такая возможность, сама понимаешь!
        - Да, ладно, Маш, ты что! Я просто хотела посоветоваться с тобой насчет всего этого.
        - А, что тут советоваться, назначь пока вместо себя кого-нибудь из двоих замов, а потом как-нибудь само все срастется.
        - Это понятно, но кого?
        - Думаю, Буракова. Он мужик хваткий, энергичный, да к тому же твой родственник.
        В этот момент к девушкам подошла Анна Сергеевна, и Мария умолкла.
        Обсуждение предстоящих перемен началось тут же, возле машины Буракова, пока Серафима и Анна Сергеевна поджидали его, задержавшегося в офисе по каким-то срочным делам.
        Серафима по совету Марии принялась убеждать маму временно назначить Олега вместо папы. И пока второй зам появился, ей удалось убедить в этом Анну Сергеевну, которая все-таки больше склонялась к кандидатуре Государева. Юрий Платонович казался ей более подкованным специалистом, да, к тому же, на интуитивном уровне она ощущала, что он более надежный человек, чем ее родственник.
        О своем решении женщины поведали Олегу по дороге. Серафима объявила ему также, что такая перспектива сулит их родственнику и более высокую денежную компенсацию. Олег согласился, и им показалось, что он остался доволен таким решением.
        Однако утром планы женщин были нарушены. Олег позвонил Анне Сергеевне в восемь часов утра, и сообщил, что отказывается от их предложения.
        - Аня, извини, я думал об этом всю ночь, и пришел к выводу, что мне это не под силу! Уговори Серафиму предоставить такую возможность Государеву. Он опытный руководитель, да к тому же производственный профессионал!
        - Ты это окончательно решил? - спросила родственника Анна Сергеевна.
        - Да!
        - Олег, может, ты все-таки поторопился?
        - Нет, Аня, я не готов к этому, честное слово! Государев справится лучше меня.
        - Очень жаль, Олежка! - сказала Анна Сергеевна, а в душе почувствовала облегчение от того, что он отказался.
        - И еще одно, Аня, - сказал Олег Викторович.
        - В фирме никто не должен знать о том, что я отказался от вашего предложения! Никто, даже Маша Кружилина. Я говорю об этом потому, что Серафима по дружбе может с ней поделиться, и сказать, что место это ранее уже было предложено мне. Она не должна этого делать! Ибо такие девушки, как Маша не умеют держать язык за зубами, и это все равно дойдет до Государева. А Юра человек ранимый и ему это может показаться обидным. Одним словом, вы в своих собственных интересах должны сказать, что посчитали нужным назначить Юрия Платоновича, и только его! Это польстит ему, и он будет стараться изо всех сил, особенно для тебя, Аня, чего там говорить! - Олег ухмыльнулся, намекая ей тем самым, на знание дела.
        ГЛАВА 14
        Информация по убийству предпринимателя Голубева продолжала оставаться скудной, а на Андрея Олеговича уже дважды "напирали сверху", и потому в пятницу вечером он вновь собрал группу оперативников.
        - Ну, чего нового, докладывайте! - сказал он, обращаясь ко всем сразу.
        Докладывать начал старший лейтенант Свиридов.
        - За эту неделю были опрошены все работники и главные специалисты фирмы. Проверена большая часть документации, из которой особое внимание уделялось контрактам и договорам. Ребята посетили ступинский филиал, а в данный момент майор Косимов лично находится в самарском филиале фирмы!
        - Все? - спросил Вересков.
        - Почти!
        - А чего умолк-то?
        - Думаю, товарищ подполковник. Еще были опрошены родственники и знакомые на предмет личных контактов убитого.
        - И что все это дало?
        - Ну, начнем с последнего. - И Егор Свиридов отложил свой блокнот в сторону.
        - Деликатный разговор с вдовой на предмет посторонних связей мужа, практически ничего не дал. Анна Сергеевна говорит, что конечно же, у мужа были единичные связи с женщинами, так сказать по положению, но серьезного, что могло бы потянуть за собой убийство не было и быть не могло. Алексей Витальевич очень ценил свою семью и безумно любил дочь.
        - Ты, что, Свиридов, будешь рассказывать мне о идеальных семейных отношениях убитого? Давай по существу!
        - А по существу выходит, что заинтересованных в убийстве Голубева, среди тех, с кем мы имели дело до сегодняшнего дня, в общем-то не имеется!
        - Ну, прямо как с Георгиевым! - заметил Валера Захарченко.
        - Но ведь составил же он зачем-то завещание? - сказал Вересков.
        - Он составил его сразу после аварии, которая произошла с ним два года назад.
        - Что за авария?
        - Обычная дорожная катастрофа. Ребята проверили. Пьяный водитель "Митцубисси", сгреб в кучу четыре автомобиля, в том числе и "Ауди" Голубева, причем его автомобиль оказался тогда не в самой гуще событий.
        - Ладно, что еще?
        - Ну, так вот! Оба его зама знали о содержании завещания заранее. И понимали, что кроме своих пяти процентов, имеющихся у каждого из них, и у Георгиева кстати тоже, в случае смерти шефа им ничего нового не светит! Мало того, Бураков сказал, что теперь им с Государевым придется пахать не только за себя, но и за шефа! А какой смысл?
        - Сказать можно все, что угодно, только мотивов от этих разговоров не убавляется!
        - заметил Вересков. - Кто-то же ведь подсел к нему в машину! А алиби у этих замов имеется?
        - У Буракова стопроцентное. Он был в Италии. А у Государева, - нет! Он сказал, что во время убийства был дома, а живет один. И еще, Андрей Олегович, почти все в офисе намекнули мне на то, что Государев уже много лет сохнет по жене своего бывшего шефа.
        - Ну, вот, а ты говоришь, что ни у кого не имелось мотива.
        - Ну, это как сказать! Сослуживцы хоть и намекают на подобное щекотливое обстоятельство, но тут же и опровергают причастность первого зама к убийству по этой причине.
        - Это почему же?
        - Говорят, они с шефом были друзьями с давних времен, это раз, и сама Анна Сергеевна не проявляла к Государеву никакого интимного интереса, это два! И потом, если он любил Голубеву с тех пор, как появился в фирме, то бишь, восемь лет подряд, почему было не убить мужа раньше?
        Вересков сморщился.
        - Похоже, этот Государев вызывает у тебя симпатию, Егор! Мотив может возникнуть и через семь, и через десять лет, все дело в случае! Откуда знать, может Голубевой муж надоел, и она, спустя восемь лет подала надежду Государеву? Ты же сообщил в тот раз, что его назначили на место покойного, даже не смотря на то, что Бураков является родственником Анны Сергеевны. А кто назначил? - жена и дочь! А как ты думаешь, кто из них двоих решал это в большей степени, Анна Сергеевна, или ее двадцатитрехлетняя дочь? И еще, мой друг, не забывай о том, что стрелял непрофессионал.
        Свиридов, задумавшись, умолк.
        - Знаете, Андрей Олегович, у меня и впрямь вызывает симпатию этот Государев. Есть в нем некая порядочность, интеллигентность что-ли…. Вы же сами учили присматриваться к людям на интуитивном уровне повнимательней! Так вот, мне кажется, что такой не мог убить!
        - Все это может иметь место в нашем деле, Егор, но в данном случае называется лирикой, отступлением от темы! Проверь этого Государева со всех сторон, и изнутри постарайся, а потом верь себе на здоровье в его порядочность! И не забывай банальную вещь, - когда некого подозревать, надо подозревать всех! Человек около восьми лет любит женщину! Ты думаешь, он не строил никаких козней по отношению к ее мужу хотя бы в своих мечтах? Даже святой, а не только обычный интеллигентный человек на это способен!
        Подполковник толкнул локтем приумолкшего Егора, который сидел рядом с ним.
        - Ну, что опять?
        - Думаю над тем, что вы сказали, Андрей Олегович.
        - Ты докладывай, а думать будешь потом.
        - Да, нет, товарищ подполковник, тут у меня одна мыслишка закралась.
        - Ну?
        - Я разговаривал с Машей Кружилиной по поводу этих самых замов.
        - И что?
        - И между делом она сообщила о том, что рекомендовала Серафиме назначить на место ее отца Буракова, а не Государева.
        - Да? А сама Кружилина почему так хотела.
        - Говорит, что это ее личное мнение. Бураков, говорит, более толковый организатор, да к тому же, намного энергичней Государева.
        - В смысле моложе, что-ли?
        - Не уточнил!
        - Так, так, а Серафима, значит, ее мнение в расчет не взяла?
        - Не взяла, и Маша очень удивилась. Во- первых, потому, что Серафима сама хотела с ней посоветоваться по этому поводу, а во- вторых потому, что они дружат со школьной скамьи,
        - и подруга всегда ценила ее мнение.
        - Так, так! Анна Сергеевна! - Вересков, задумавшись, машинально взял ручку и написал на лежащем рядом с ним белом листе бумаги имя супруги погибшего, после чего нарисовал большой знак вопроса, и даже обвел его несколько раз, будучи в великой задумчивости!
        - А проверьте-ка вы Анну Сергеевну, ребятки! Зацепите ее на крючок по полной программе! Кто у тебя посвободней, а, Егор?
        - Юра Боженов, товарищ подполковник.
        - Вот пусть он и займется ее прослежечкой! Как знать, может со стороны ее и Государева потянется тоненькая ниточка к Георгиеву, а потом, глядишь и дальше, к собственному мужу!
        - Егор удивленно на него взглянул.
        - Что тебя удивляет в этой связи? - спросил у него подполковник.
        - Да, не знаю…
        - В моей долгой практике, Егор, всякое бывало! Оттого и стараюсь я выворачивать все наизнанку, а иногда даже и шиворот навыворот надевать на себя, чтобы лично прочувствовать! А женщины, Егор, вообще народ коварный! Намотай себе это на ус!
        - Хорошо, Андрей Олегович.
        - Что у тебя еще?
        - По документации пока полный порядок. Все контракты и договора выполняются своевременно, фирма частная и сама в этом заинтересована. Что же касается заказчиков, тот же принцип, - частники вносят приличные предоплаты и рассчитываются вовремя, гос. структура как всегда, играет в затяжку, но фирма особых претензий к ней не имеет. Короче, никто никого не обижал, никто никому не задолжал! Ах, да, Андрей Олегович, я же забыл о самом главном! Государев спросил вчера у меня про какую-то папку, которая, якобы, находилась в машине шефа в момент убийства.
        - Так! А это уже интересно! Ну, и?
        - В машине ведь ничего кроме барсетки убитого не было, Андрей Олегович!
        - И что ты сказал Государеву?
        - Пока ничего, обещал, что посмотрим по описи.
        - А, что находилось в этой папке, ты у него не спросил?
        - Спросил, конечно! Он сказал, что вечером шеф при нем положил в папку два экземпляра контракта с последним заказчиком, который должен был просмотреть дома и подписать. Ведь у них в этот момент находились немцы, и Голубеву на работе было некогда этим заняться. Государев сообщил также, что в папке было немало других бумаг. Шеф постоянно возил с собой какие-нибудь документы.
        - А папочка, значит, ушла?
        - Ушла, товарищ подполковник!
        - Надо немедленно узнать, какие документы в ней могли быть еще, кроме этого контракта! Свяжись с руководством и выясни, чего не хватает на месте! И еще, Егор, прощупай этого последнего заказчика!
        - Ему-то какой смысл, Андрей Олегович? Он, наоборот, теребит Государева, ему продукция нужна.
        - Прощупать не помешает!
        ГЛАВА 15
        В кабинете хирурга Абрамова Вячеслава Константиновича, как всегда, не вовремя, раздался телефонный звонок.
        - Извините, и подождите минуточку, - сказал он пациенту, которому прощупывал в это время живот. А сам с раздражением подумал о медсестре Эльмире, отлучившейся в магазин за сигаретами, после чего подошел к столу и снял телефонную трубку.
        - Алло? Аня? А почему не на мобильный?
        - Он у тебя вне зоны. - Ответила Анна Сергеевна.
        - Анечка, у меня больной на кушетке, я перезвоню тебе через десять минут на мобильник, хорошо?
        - Перезвони!
        Абрамов обследовал пациента, и дал задание подоспевшей к этому времени медсестре,
        - выписать больному два направления, на узи и на рентген желудка. Сам же, достав телефон и сигареты из кармана пиджака, вышел из поликлиники, чтобы сделать звонок Голубевой Анне.
        Они познакомились три года назад в сочинском санатории, специализировавшемся по желудочно-кишечным заболеваниям. Вячеслав Константинович ездил туда регулярно в два года раз лечить язву, а Аня впервые, для профилактики гастрита, на который у нее было подозрение. Ему шел пятьдесят шестой год, и у него была нормальная семья, правда, уже вторая. Жена Оксана, была младше него на десять лет, а сыну Семену недавно исполнилось шестнадцать.
        Тогда в санатории он увидел Аню, сидящую на лавочке возле грязевого лечебного корпуса в ожидании своей очереди. Она читала журнал. На ней были черные спортивные брюки и голубая мохеровая кофточка, которая очень гармонично сочеталась с ее серыми, в голубизну глазами, и светло-русыми волосами. И с тех пор, всякий раз, как только он вспоминал о ней, в самую первую минуту в его памяти возникал именно этот образ, - образ обворожительной незнакомки в голубом! Они познакомились, и Вячеслав Константинович начал за ней ухаживать. Сначала его попытки оставались без внимания, и Анна воспринимала худощавого высокого хирурга с приятной внешностью только на уровне приятельского общения. Но, со временем, она поняла, что совсем не против завязать с ним интимные отношения. Их санаторный роман разгорелся не на шутку и продолжался в Москве до сих пор. Они не собирались рушить свои семьи и довольствовались короткими встречами где-нибудь на нейтральной территории.

……Вячеслав Константинович закурил, и, запустив отключенный телефон, отыскал знакомый номер.
        - Алло, алло, Аня!
        - Да!
        - Что случилось, милая? Мне показалось, что ты была взволнована.
        - Случилось ужасное, Слава, у меня убили мужа!
        - Что? Как? Аня, любимая, не плач! Давай встретимся! Аня?!
        - Хорошо, давай! Где и во сколько?
        Вячеслав Константинович посмотрел на часы.
        - Через два часа на Кузнецком.
        - Ладно, пока!
        Вячеслав Константинович немного опоздал, - задержался в пробке, и Анна, приехав в условленное место на метро, принялась нервно расхаживать взад и вперед по мостовой. Пока она поджидала Славу, вспомнила о вчерашнем визите Юры Государева. Он позвонил ей после обеда и напросился заехать проведать. Анна не стала возражать и согласилась. Ей было тоскливо одной. Серафима уехала на весь день, сначала к себе на работу, чтобы подать заявление об уходе, а потом в квартиру. Ей надо было забрать кой-какие вещи. И потом, с Симочкой теперь постоянно находился этот приятный, красивый молодой человек, Серафим. - Ну, надо же! - В который раз удивилась Анна Сергеевна. - Тоже Серафим! Просто романтика какая-то! Может это хороший знак и дочка удачно выйдет замуж?
        Юра приехал в семь часов вечера, после работы, и Аня пригласила его поужинать. За ужином они выпили вина, помянув Алешу, и Юра зачем-то принялся рассказывать ей о работе. Наверное, решил начать посвящать в дела, думая, что теперь ей это должно быть интересно. Хотя, о чем-то ведь надо было разговаривать! Потом он осведомился о состоянии Серафимы, о ее планах, и очень обрадовался, что она собирается уйти с работы и начать свою трудовую деятельность на фирме, под началом юриста Путилова Юрия Константиновича.
        - Правильно, Аня! Пусть начинает вникать в дела с юридической позиции, тем более, что это в какой-то степени ей знакомо, а потом и я подключусь и Бураков.
        - Да, Юра, она тоже так решила.
        И вдруг, совсем неожиданно он спросил.
        - А ты, Аня, что теперь будешь делать ты?
        - Я? - Анна Сергеевна удивилась.
        А он, сконфузившись от своего нелепого вопроса, покраснел и умолк.
        Аня участливо накрыла ладонью его руку.
        - Ты очень хороший человек, Юра, но давай сейчас не станем это обсуждать.
        Он поднял опущенную голову, и в его взгляде промелькнула забрезжившая надежда.
        - Хорошо! Я только хочу, чтобы ты знала, как я к тебе отношусь и вообще…
        - Я знаю, Юра, я знаю!
        Они еще выпили вина, и Аня ушла на кухню готовить чай. И в этот момент домой вернулась Серафима, своевременно устранив своим появлением неловкость ситуации.
        Государев Юра любил ее долго и преданно, и конечно в сложившейся ситуации Ане было бы удобно выйти за него замуж. Она привыкла жить по определенной схеме, которую начертал ей Алексей. Схема эта была удобной, комфортной и самодостаточной. В ней было все, чего она хотела, а в последние три года еще и любовник. И Аня умом понимала, что ей ничего не хочется менять, и что выйди она замуж за Государева, все осталось бы на своих местах! Фирма, под надежным крылом Юры, в руках у Симочки, вместо покойного Алеши, а схема, которая ее так устраивала, - при ней. Но, увы! Она уже три года обманывала Алешу, и этот обман был для нее тяжким крестом. Встречи с любовником, приносящие ей счастливые мгновения, заканчивались всякий раз последующим самобичеванием. Аня мучилась и стыдила себя. Ей было страшно от того, что рано или поздно об этом может узнать не только Алеша, но и Серафима! О господи, какой стыд! Да и Алексей что-то подозревал. Он не говорил ей об этом впрямую, но ревнивые порывы, находящие на него в последнее время, все чаще и чаще прилично портили Ане жизнь.
        И теперь, выйти замуж за Государева и начать новую семейную жизнь с обмана? - Нет! Вот если бы она смогла отказаться от своей связи со Славой, разлюбить его, - тогда другое дело!
        Аня подняла голову и в тот же миг увидела Вячеслава Константиновича. Он спешил к ней навстречу, и его желанное, любимое, раскрасневшееся от быстрой ходьбы лицо, было очень взволнованным.
        Аня смотрела на него, и к сердцу подступала радость.
        - Нет, ей совершенно не хотелось от него отказываться! Во всяком случае, не теперь и не в ближайшее время! А Государев? - Государев любил ее столько лет, абсолютно ни на что не надеясь, так пусть продолжает любить, только теперь уже с надеждой.
        ГЛАВА 16
        Команда оперативников под началом Верескова, "рыла землю", можно сказать, вхолостую. Единственной существенной зацепкой в деле была исчезнувшая из машины папка с документами. Егор Свиридов заставил главного бухгалтера "Химпласта" перебрать всю имеющуюся документацию, на предмет определения отсутствия чего-либо значительного, что могло бы оказаться в папке убитого и натолкнуть следствие на верный путь.
        Поиски пока результатов не давали, и Свиридов подключил к занятию такого же рода секретаря Косову Ирину Валерьевну. Женщина два дня подряд методично сверяла имеющиеся в наличии документы с регистрационными номерами каждого из них в своем журнале.
        И вдруг, совсем неожиданно ей позвонил лейтенант Свиридов и ничего не объяснив, сообщил, что поиски можно прекратить.
        А случилось непредвиденное! Утром к ним в отдел позвонил дежурный майор из семнадцатого отделения милиции, которое как раз находилось недалеко от того двора, где было совершено убийство, и сообщил, что некто подбросил на площадку парадного входа в милицию черную кожаную папку, в которой находились документы, принадлежащие предпринимателю Алексею Витальевичу Голубеву.
        Немедленно выехавший в семнадцатое отделение лейтенант Захарченко, по протоколу принял папку у дежуривших милиционеров, и отправился на поиски того, кто ее подбросил. На его удачу, долго искать не пришлось. Он, правда, безрезультатно обошел почти всех жильцов ближайшего к отделению дома, окна которого выходили на милицейский парадный подъезд, а потом отправился в соседнее кафе.
        Работавшая накануне официантка Елена Нестерова, сразу сообщила ему о том, что вчера, примерно в одиннадцать тридцать вечера, когда они с напарницей Ниной Обуль уже собрались домой, она вышла на улицу первой. Ей необходимо было покараулить своего мужа, который с минуты на минуту должен был подъехать к кафе на машине и забрать их с подругой. Саша не любил, когда ему в таких случаях приходилось вылезать из машины и заходить в кафе поторапливать женщин. Его принцип был таков,
        - позвонил, - должны вовремя ждать у подъезда. И, чтобы не вызывать недовольство мужа, Елена вышла на улицу.
        Пока она стояла и курила, поглядывая от нечего делать по сторонам, увидела, как к милицейскому крыльцу подошел долговязый Толя Чинарик, державший что-то подмышкой.
        - Толя безработный, мы все его знаем. Он частенько убирает мусор возле нашего кафе, когда не в штопоре, и вообще шабашит по всей округе. Чинарик, это не настоящая его фамилия, а кличка. - Уточнила Елена. - Его все так зовут.
        - Хорошо, хорошо. - Кивнул Валера Захарченко, боявшийся спугнуть наклюнувшуюся удачу.
        - Ну и?
        - Ну вот, поднялся он по ступенькам, и тут же спустился назад, только подмышкой у него уже ничего не было.
        - Вы точно утверждаете, что это был он?
        - Точно! Возле милиции две лампы горят, видно как днем. Да и Толю я хорошо знаю! Я еще подумала, зачем его ночью в милицию понесло, может, что-то случилось?
        - Угу! А больше он туда не возвращался?
        - Не знаю! В этот момент подъехал мой муж, и я пошла в кафе звать Нину, чтобы подбросить ее до метро.
        Захарченко вернулся в семнадцатый милицейский участок, и вскоре за "Чинариком" направился дежуривший наряд милиции. Его доставили через двадцать минут, и испуганному безработному ничего не оставалось, как рассказать о том, что случилось.
        В день убийства Голубева, примерно в одиннадцать вечера, Толя возвращался от своего друга Парфенова Вити, который жил в соседнем доме, и шел по тропинке через тот двор, в котором стояла эта "крутая тачка".
        - Через двор до моего дома путь короче. - Сообщил Толя.
        - Был выпивши, - не преминул он уточнить и этот факт своего состояния.
        Проходя мимо машины, которая сразу обратила на себя его внимание, он подумал, - вскрыть бы такую, да магнитолку стянуть! А может и еще чем поживиться!
        Но решиться на это сразу было боязно. А вдруг хозяева подвалят и засекут в неурочный час? Ведь машина эта никогда раньше не стояла у них во дворе! Значит чужая, и ясный перец, поставлена тут на время! И Толя, с сожалением вздохнув, отправился домой. Он жил на первом этаже во втором подъезде в однокомнатной квартире, кухонное окно которой размещалось со стороны двора. Дома он доел оставшуюся с обеда жареную картошку.
        - У Витьки шары катай, жрать было нечего! - мимоходом пожаловался Толя. - И вспомнив о машине, выглянул в окно. Она стояла на месте.
        Потом Толя умылся и лег спать. Но одиноко стоящая в их глухом, окруженном деревьями дворике, заезжая машина, никак не давала ему покоя.
        - А вдруг на ней кто-то приехал к друзьям или родным, и она будет стоять там всю ночь? - подумал Толя и стал вспоминать боле менее приличных соседей, к которым могла бы подвалить такая тачка.
        Одним словом, в половине второго Толя снова выглянул в окно и увидел машину, после чего ему стало ясно, что она будет стоять во дворе до утра. И тогда он, решившись на кражу, встал, оделся, взял нож, пару отверток, и направился за дом. Толя шел и планировал свои действия на тот случай, если при прикосновении к машине сработает охранная сигнализация. Мысленно он решил помурыжить хозяина иномарки, который непременно выбежит на звук сирены. - Заставлю его поскакать туда сюда раза три, потом сам отключит эту свою сигнализацию! - и Толя, в предвкушении подобной "шалости" даже засмеялся и помотал головой, представив, как он будет наблюдать из-за деревьев за беготней водителя. Однако когда он подошел к машине, никакая сигнализация не сработала. Мало того, Толя с удивлением обнаружил, что задняя дверца автомобиля с водительской стороны не только не закрыта, но даже не захлопнута!
        - Может, ее уже кто-то вскрыл до меня? - разочарованно подумал Толя, приготовившись увидеть зияющее отверстие на панели авто, где еще совсем недавно могла красоваться какая-нибудь крутая магнитола, и осторожно приоткрыл дверцу.
        Он вздрогнул, увидев на водительском сидении привалившегося на бок мужчину, и отпрянув назад, хотел убежать. Но тут ему в голову пришла мысль, - а если мужику стало плохо? Сегодня была такая жара, вдруг у него случился сердечный приступ, или вообще инсульт, всякое ведь бывает! Если окочурился, хрен с ним, - уйду, а если живой, - вызову скорую, авось от такого потом что-нибудь перепадет за спасение. - И он, протянув руку, дотронулся до плеча водилы. Дотронулся, и тут же отдернул руку назад, почувствовав на ладони липкую кровь.
        Толя брезгливо принялся вытирать руку о заднее сидение, и как раз в этот момент наткнулся на папку, лежащую на нем. Он машинально взял ее в руки, и, захлопнув дверцу, дал стрекача.
        В папке этой кроме документов, ничего путевого не оказалось, и Толя забросил ее под кровать. После этого он долго не выходил из запоя и совсем забыл про нее, а когда отошел, вспомнил, и решил, что надо отдать в милицию. Мужика-то убили, а там, может, улики какие важные.
        - Вот и отнес втихаря, чтобы не светится, на свою голову! - закончил Толя свой рассказ.
        - Ладно, Кириенко! - назвал Толю по фамилии лейтенант семнадцатого отделения, Беликов.
        - Байку твою мы проверим!
        - Товарищ лейтенант, да я как на духу все вам выложил! Честное слово! - поклялся Толя.
        Таким образом, папка была найдена, и эта нить к раскрытию преступления, сама собой оборвалась.
        Тщательное изучение документации и коммерческих дел фирмы на данный момент, также не натолкнуло оперативников ни на какой след. Прибывший из самарского филиала, майор Косимов, утверждал, что по служебным делам зацепиться там было абсолютно не за что. Он беседовал с Генеральным директором филиала, Дружининым Владиславом Александровичем, и тот сообщил ему, что работали они с Голубевым слаженно, по единой московской системе. Роль филиала заключалась в том, что московская фирма, не успевающая обслуживать своих многочисленных заказчиков, направляла их к ним. Конечно, они выходили на местных заказчиков и сами, напрямую, но основная масса заказов поступала все же из Москвы. Голубев сам лично контролировал работу филиала, и довольно часто приезжал в Самару, особенно первое время, когда производство еще только налаживалось.
        - А сколько существует этот филиал? - поинтересовался Вересков.
        - Около трех лет.
        - Ну, а этот Дружинин что за фрукт?
        - Нормальный вроде мужик, бывший директор полимерного заводика, который и арендовал теперь Голубев под свой филиал. Шеф потому и назначил его на эту должность, что он человек опытный, как с точки зрения производственника, так и организатора. В общем, ничего интересующего нас в беседе с Дружининым на производственную тему не нарисовалось, Андрей Олегович, - заключил Косимов. - Но он, учитывая обстоятельства случившегося, кое - что все-таки сообщил.
        Оказывается, у Голубева в Самаре была молодая любовница. Некая Алина Игоревна Петрунько, причем, из самарских знал об этом один только Дружинин. Алина, дочь его хорошего знакомого Игоря Борисовича Пертрунько, - главного администратора гостиницы "Волжская", где постоянно останавливался Голубев, прибывая в Самару. Ей двадцать восемь лет, и она до недавнего времени работала у отца в гостинице дежурным администратором, где и познакомилась с Алексеем Витальевичем. Голубев однажды сам рассказал о своей любовнице Дружинину, вернее вынужден был рассказать! Он поручил Владиславу Александровичу достать им с Алиной короткую путевочку в какой-нибудь самарский пансионат на волжском бережку дней на пять, к очередному своему приезду. Полгода назад Алексей Виталльевич устроил Алину к ним на фирму в экономический отдел, где она работает и поныне.
        - Она замужем?
        - Нет, Андрей Олегович.
        - Ладно, продолжай!
        - Ну, так вот, оказывается эта самая Алина совсем недавно, а именно за день до убийства Голубева, отпросилась у Дружинина в отпуск за свой счет. Он, естественно, заявление ей подписал, но о причинах отлучки не спросил. А потом Владислав Александрович случайно встретился в автомагазине с ее отцом, от которого в ненавязчивой беседе узнал, что Алина зачем-то уехала в Москву. - То есть, Алина Петрунько в момент убийства Голубева находилась в Москве! - заключил Косимов.
        - Ну, и что из этого? Ты ее опросил?
        - Я с ней, конечно же, побеседовал. Но дамочка эта оказалась штучкой неразговорчивой, я бы даже сказал, какой-то стремно - неразговорчивой. Прежде всего она, конечно, обозлилась на Дружинина, рассказавшего мне о ее связи с Голубевым, а потом сообщила, что приезжала в Москву вовсе не к Алексею Витальевичу, а по своим личным делам.
        - О личных делах говорить, конечно же, отказалась? - опередил майора Вересков.
        - Отказалась! И вообще, сказала, что у них с Голубевым любовь уже прошла, и они мирно разбежались. И тут я вспомнил о звонке, помните, о котором говорила Косова?
        - Угу, и что же?
        - Я ей напрямик. - А зачем же тогда Вы, уважаемая Алина Игоревна, звонили Голубеву днем в день убийства, в двенадцать тридцать и просили его секретаршу соединить Вас с ним по личному вопросу? Она такого вопроса не ожидала и растерялась. От того, возможно, не сообразила, что я элементарно взял ее на пушку. В общем, она созналась, что звонила Голубеву в это время, но только исключительно ради того, чтобы из вежливости поинтересоваться, как у него дела.
        - Интересно, и долго она с ним из вежливости разговаривала? - сказал Вересков, и тут же попросил Егора Свиридова соединить его с Косовой Ириной Валерьевной.
        Секретарша оказалась на месте. Вспомнив о звонке незнакомки, она сообщила, что та разговаривала с Голубевым всего - то пару минут!
        - Таак! - задумчиво произнес Вересков. - Если женщина звонит по телефону, пусть даже своему бывшему любовнику, и желает из вежливости поинтересоваться, как у него дела, то он, соответственно, из той же самой вежливости поинтересуется о ее делах тоже! И на это у них, по меньшей мере, уйдет хотя бы пять - семь минут, но никак не две! Следовательно, за эти две минуты Голубев мог сказать ей, что разговор не телефонный и предложить где - нибудь встретиться. Либо за то же время, вполне культурно послать ее к черту. Но так как Алексей Витальевич, по рассказам сослуживцев, был человеком вполне вежливым, вторая версия претендует на сомнительность. Так что, придется тебе, Владислав, катить назад в Самару и вытряхивать из этой Алины все внутренности! Я подозреваю, что Голубев вполне мог договориться с ней о встрече на вечер после фуршета. И не забудь на всякий случай, прихватить с собой те чужие пальчики, которые были обнаружены в машине Голубева помимо Косовой и Кружилиной. Как знать, может, они как раз и принадлежат этой самой Алине Петрунько!
        По привычке, поставив на самарской версии знак вопроса в своем блокноте, подполковник обратился к лейтенанту Свиридову.
        - Егор, а что там у Шаталова, никаких новостей?
        - Нет, Андрей Олегович, личная служба безопасности Голубева
        ничего не нарыла ни по каким версиям. Шаталов сказал, что по их сведениям пыльному ветру на Голубева дуть было абсолютно неоткуда. Что же касается остальных, - крыши, а также проверяющих и контролирующих структур, то они были более чем довольны работой "Химпласта", под руководством Алексея Витальевича Голубева, который всегда своевременно подбрасывал в их кормушку лакомые кусочки.

….Итак, пока оперативникам оставалось направить все свои усилия на поиски мотивов убийства, связанных с личной жизнью Голубева, или на непредсказуемую случайность его смерти.
        На очередной повестке дня стояла кандидатура Анны Сергеевны Голубевой, при наблюдении за которой было установлено, что во вторник вечером ей нанес визит Государев Юрий Платонович, и пробыл у нее около трех часов. Визит первого зама, у которого не было алиби, к вдове убитого, которую он любил много лет подряд, насторожил оперативников, но каково же было их удивление, когда на следующий день у метро Кузнецкий Мост Анна Сергеевна встретилась с высоким импозантным седоватым мужчиной. Причем, в первый момент Юра Боженов, который вел наблюдение, "ничего такого" про встретившихся не подумал. Ему даже пришло в голову, что Анна Сергеевна, возможно, решила повидаться с каким-то родственником, или другом семьи. Но в этот момент мужчина нежно поцеловал ее в щеку и обнял за плечи так, как обнимает только жутко соскучившийся любовник, а потом, придерживая за талию, повел к своей машине, которую припарковал на стоянке.
        Личность встречавшегося с вдовой Голубева была установлена на следующий день, после чего Юра Боженов созвонился с Анной Сергеевной и отправился к ней домой, чтобы задать ряд вопросов.
        Сначала Юра расспросил Голубеву о Государеве, и Анна Сергеевна охотно рассказала о его визите к ней.
        - Анна Сергеевна, извините, что я об этом спрашиваю, но речь идет об убийстве, и не кого-нибудь, а вашего мужа. Это правда, что Юрий Платонович любит Вас уже много лет подряд?
        Анна Сергеевна удивленно взглянула на лейтенанта.
        - Вы, что, думаете, Юра…
        - Вы не ответили на вопрос, Анна Сергеевна.
        - Я отвечу. Да! Но только Юра никогда бы этого не сделал!
        - Возможно! Но ведь такое случается, и в интересах следствия мы не можем это исключить, а потому, должны тщательно все проверить.
        - Я понимаю, но Юра! Он такой человек, что если даже мы и были бы с ним близки при жизни Алеши, никогда не решился бы на такое. Конечно, случаи бывают разные, но и люди ведь тоже разные, а Юра, - он из таких, которые не способны на подобное ни при каких обстоятельствах! И потом, я никогда не подавала ему ни единой надежды на близость. Я просто снисходительно относилась к его чувствам из уважения к нему, вот и все!
        - То есть, вы лично отвергаете версию убийства с его стороны?
        - Абсолютно!
        - Спасибо за откровенность, Анна Сергеевна, и еще раз извините. А с кем Вы встречались во вторник у Кузнецкого моста?
        Анна Сергеевна вздрогнула от такого неожиданного вопроса, и к ее лицу прилила краска.
        - Вы и об этом знаете?
        - Простите, но приходится знать. Убийство же!
        Анна Сергеевна ухмыльнулась.
        - Значит, вы будете теперь следить за каждым моим шагом, и подозревать всех знакомых? И вообще, у вас, что есть право вмешиваться в мою личную жизнь?
        - У нас есть право вмешиваться в личную жизнь убитого, а Вы, Анна Сергеевна, его жена! Я понимаю, что Вам это неприятно, но следствие зашло в тупик. Мы и так принялись за эту сторону расследования в последнюю очередь.
        - Принялись бы вы, если б я не позвонила Славе, и не поехала бы к нему на встречу!
        - с раздражением подумала Анна Сергеевна. - Да вы вообще никогда не узнали бы о его существовании!
        - Анна Сергеевна, я же сказал, что понимаю, как Вам неприятно…
        Да, ей было неприятно! Очень неприятно! Ведь перед ней сидел совершенно посторонний молодой человек, который упорно пытался заставить ее, не молоденькую уже женщину, вывернуть перед ним наизнанку свое грязное белье!
        - Этот человек также как и Государев, не имеет никакого отношения к убийству моего мужа! Ваше следствие зашло в тупик, и вы, по - моему, направляете его снова туда же! - раздраженно ответила Анна Сергеевна.
        - Значит, Вы не хотите разговаривать об этом человеке?
        - Представьте себе, совершенно не желаю!
        - Ну, что ж, тогда я сам поеду сейчас в поликлинику к хирургу Абрамову Вячеславу Константиновичу и выясню у него все, что мне необходимо в интересах проводимого следствия.
        - Да, Вы что?! Вы… сошли с ума! - возмущенно воскликнула Анна Сергеевна. - Я совершенно не желаю вмешивать его во все это! У него персонал, семья, наконец! И вообще, зачем ему все это нужно?!
        - Он ваш любовник, Анна Сергеевна?
        - Да! Если Вам так хочется припереть меня к стенке!
        - И давно?
        - Уже три года!
        - Значит, возникает версия, что у него тоже могли быть мотивы к убийству Вашего мужа.
        - Не было у него никаких мотивов! Мы просто встречались с ним без всяких планов на будущее! Он не собирался уходить от жены, и я от Алеши тоже.
        - Тем не менее, это только Ваше предположение!
        - Что…Что значит мое предположение?! Я, что во всем этом не участвовала, и не знаю о наших личных с ним намерениях?
        - А представьте такую схему, Анна Сергеевна. - И Юра Боженов, усевшись поудобней в кресле, закинул ногу на ногу.
        - И уверяю Вас, что в нашей криминальной практике уже не раз случалось нечто подобное. - Многие небогатые любовники богатых жен фирмачей, пытались избавиться от этих самых фирмачей, а потом через влюбленных в них жен, завладеть их фирмами.
        - Господи! Какое омерзительное предположение!
        - Согласен! Именно омерзительное, но имеющее место в жизни, а в данном случае претендующее на существование, и потому, Анна Сергеевна, нам ничего не остается, как проверить алиби Абрамова на момент убийства. Вы не волнуйтесь, я обещаю, что это будет сделано сугубо конфиденциально, то есть ни семья, ни сослуживцы Абрамова ни в коем случае об этом не узнают!
        И тут Анна Сергеевна даже вскочила с кресла, обрадовавшись.
        - У него есть алиби! - воскликнула она.
        - Он, что был с Вами в тот вечер?
        - Нет, напротив, его вообще не было в Москве. Они с женой ездили в Питер на свадьбу его племянницы, - дочери старшей сестры Вячеслава Константиновича, Ларисы. Они уехали за день до убийства Алеши, а вернулись на следующий день после него.
        - Вот, видите, а Вы волновались. Раз такое дело, то теперь остается только связаться с сестрой Абрамова и уточнить это.
        - Что, значит уточнить? Вы что, мне не верите?
        - Верю! Но в отделе убийств опираются не на слова, а на факты их подтверждения.
        - А если Лариса поинтересуется, почему ее об этом спрашивают, вы ответите, что его подозревают в убийстве?
        - Конечно, нет!
        - Ну, тогда вот! - и Анна Сергеевна, покопавшись в своей записной книжке, открыла страничку, на которой был записан номер телефона Ларисы.
        - Можете ей позвонить, прямо от меня. - Предложила она Юре.
        - Это хорошая идея! - согласился он, и взял в руки телефон, который услужливо протянула ему Анна Сергеевна.
        ГЛАВА 17
        Алина Петрунько с девяти лет жила с отцом. Мама умерла от лейкемии скоропостижно, убралась, можно сказать, за два месяца. Через год с небольшим после ее смерти, отец намекнул дочери о том, что не прочь снова жениться, на что Алина жестко ответила. - Женишься, я из дома уйду!
        Игорь Борисович загрустил от такого заявления, но перечить дочери пока не стал. Подумал, что с женитьбой надо повременить. Видно после смерти Веры прошло еще слишком мало времени, - сказал себе он. - А его Алиночка девочка ранимая, сирота. Конечно! Разве может отец заменить ей маму! - и Игорь Борисович, продолжая тайно встречаться с Надюшей, молодой краснощекой горничной, работающей у него в гостинице, жениться не спешил. Надюша же нажимала, ибо она оказалась женщиной разведенной, да к тому же оставшейся без жилплощади, из которой ее, лимитчицу, с треском выкинули обрадовавшиеся разводу сына родители. Надюша жила теперь очень скромно. Ведь на те скудные гроши, которые она получала работая горничной, - через сутки, на третьи, и по совместительству, уборщицей в соседнем интернате, нужно было питаться, одеваться, да к тому же платить за комнату, которую она снимала в коммунальной квартире.
        Спустя еще год, Игорь Борисович, следуя нажиму Надюши, все же привел новую хозяйку в квартиру. Однако больше четырех месяцев Надюша в ней не прожила. Алина, не стесняясь, просто издевалась над ней! Она не здоровалась с ней, не разговаривала и вела себя так, словно жизнь ее новоиспеченной мачехи совсем ее не касалась. К Надюшиной, заботливо приготовленной еде, Алина не прикасалась. Она демонстративно готовила себе яичницу или жарила картошку, а иногда даже пекла блинчики, которые у нее хорошо получались. Скандалы, которые следовали за этим со стороны отца, заставляли девочку озлобляться на Надю еще больше. И та, в конце концов, не выдержала! Она снова ушла в свою съемную коммуналку, благо к тому времени комната все еще пустовала. Надя ушла и лишила Игоря Борисовича женской ласки. Он же, погоревав немного, завел себе очередную пассию, теперь уже замужнюю лифтершу Наташу. Благо, в гостинице работало много хорошеньких женщин, которые не прочь были закрутить роман с овдовевшим симпатичным администратором. Да и Алина была довольна, что отец не предпринимает очередных попыток к обустройству своей судьбы.
Она, правда, и сама не могла дать себе отчета, что руководило ей и рождало внутри такой мощный протест против отцовской женитьбы. Ведь Алина, положа руку на сердце, не могла признаться себе, что безумно любила маму, и теперь это является главенствующей причиной такого ее поведения. Нет! Здесь было что-то другое. Возможно нетерпимость к постороннему человеку, нежелание смириться с совместным существованием рядом с ним, и, как следствие, признание определенных перемен, связанных с обычным укладом жизни, который Алину вполне устраивал. Возможно, ей руководила и ревность. Ведь Игорь Борисович искренне любил дочь, и по - своему баловал. Как знать, может, Алина подспудно ощущала, что часть этой отцовской любви и баловства моментально перекинется на другую половину его обожания, а возможно, и большая часть! Одним словом, Алина не желала ничем нажитым в семье делиться с "этими всякими", - ни своими привычными житейскими устоями, ни любовью отца, а став постарше поняла также, что не желает делиться с ними ни квартирой, ни деньгами, которые зарабатывал Игорь Борисович. Так и жил потом овдовевший Петрунько
вдвоем с дочкой. Алина выросла, поступила в местное педагогическое училище, а после его окончания устроилась работать учительницей в начальные классы, где продержалась почти пять лет. А потом ей это надоело. Денег платили мало, да к тому же на Алину посматривали свысока преподаватели с высшим образованием, и она невольно стала задумываться о дальнейшей учебе. Алина грезила Москвой, ее манящими перспективами! Она мечтала учиться в каком-нибудь московском институте, а главное, почему-то думала, что попав в столицу, обязательно встретит там прекрасного рыцаря. - А что! - рассуждала она, поглядывая на свою хорошенькую мордашку в зеркало. - С такой внешностью как у меня, пара пустяков подцепить себе какого-нибудь крутого мужичка. Ей казалось, что именно ее, красавицу Алину Петрунько, в столице на каждом углу будут поджидать крутые московские бизнесмены, которые в свое время умело расправили плечи на перестроечных столичных просторах, и которых там теперь просто пруд пруди! Но, увы, в ближайшее время с такой зарплатой она не могла себе позволить вырваться из Самары! Отец предложил ей уйти из школы и перейти
на работу в гостиницу, где на должности администратора она стала бы получать в два раза больше.
        - Поработаешь, чуть оперишься, и лети потом куда захочешь! - сказал он ей.
        Она проработала в гостинице уже около двух лет, когда в Самаре появился филиал "Химпласта", а в одном из люксовских гостиничных номеров их гостиницы, постоянный богатый клиент, - Алексей Витальевич Голубев. Приезжая в заранее забронированный номер, он обычно заходил в гостиницу, и если в это время была ее смена, мило ей улыбался, и обязательно что-нибудь дарил. То коробку конфет, то цветы, то хорошее вино, а однажды даже плюшевого медвежонка.
        - Вот тебе, Алиночка, сувенир из Германии, - ласково сказал он, и вытащил из своей дорожной сумки бурого, пушистого и необыкновенно мягкого, как разогретый пластилин, медвежонка.
        - Спасибо! - сказала тогда Алина, и почему-то покраснела.
        Алексей Витальевич заметил это и мельком на нее взглянул, а через несколько дней пригласил к себе в номер выпить вина. На следующий день после этого он попросил ее прокатиться с ним по городу на арендованной машине в качестве местного гида.
        - Я ведь еще ни разу не видел город по настоящему! - сказал он, - и кроме района, где находится теперь мое предприятие, ничего не знаю.
        Вечером они снова уединились с Алиной в его номере, снова выпили вина, а потом она осталась у него на ночь.
        Алина сразу сделала ставку на московского босса "Химпласта". - Вот она первая ласточка, а вернее моя единственная синица в руке! - сказала себе Алина. Она старалась быть хорошей любовницей, и ей это удавалось, особенно в первое время. Голубев же, дарил ей прекрасные подарки, водил в рестораны, иногда просто давал денег, чтобы она сама себе что-нибудь купила. Алине все это, конечно, нравилось, но была у нее одна заветная мечта. - Склонить любовника к тому, чтобы он купил ей в Москве однокомнатную квартиру! Ну, если уж не в самой Москве, так в ближнем подмосковье, это ничего! Она смогла бы добираться до столицы на пригородной электричке.
        Алина начала проводить свою политику издалека. Сначала она, между прочим, сказала любовнику, что хочет пойти в институт, в какой - нибудь, вечерний или заочный, все равно.
        - Правильно, тебе обязательно надо учиться! - поддержал ее Алексей Витальевич. И тут же предложил ей устроиться на работу в "Химпласт".
        - Ты на какой факультет планируешь поступать? - спросил он.
        - Не знаю! - ответила Алина. - Скорей всего на экономический.
        - Ну, тогда и устроим тебя в экономический отдел, так сказать, для стажировки!
        Работала Алина слабо. Ответственных дел ей не поручали, из-за отсутствия опыта, да и самой ей не особенно хотелось заниматься этой самой экономикой. Однако начальница, - Валентина Сергеевна всегда помнила, что Алина Петрунько рекомендована к ней в отдел самим Дружининым, а потому к ее безынициативности относилась вполне сносно.
        И вот однажды зимой, когда в Самару приехал Алексей Витальевич, Алина, наконец, заявила ему, что хотела бы поступить в столичный ВУЗ.
        - Зачем? - удивился Голубев. - Как ты собираешься мотаться туда на сессии? На сколько я помню, с общежитиями в институтах всегда было сложно, еще с советских времен.
        И когда Алина, опустив глаза, заикнулась о квартире, настроение у ее любовника явно испортилось.
        - Я подумаю, - пообещал он.
        Однако в следующий приезд, встретившись с Алиной, про квартиру он не заговаривал, так, словно совсем забыл о этой главной просьбе своей молодой любовницы.
        ГЛАВА 18
        Серафима вытащила телефон, зажужжавший у нее в кармане толстовки.
        - Алло! Привет, Серафим!
        - Чем занимаешься? Наверное только что встала? - спросил он, представив свою любимую, сидящую на кровати в сиреневой пижаме.
        - Угу! Только что.
        - Соня!
        - Имею право, воскресенье же!
        - Ладно, имеешь! Но, надеюсь, наши планы от этого не изменятся.
        - Конечно, нет! Встретимся, как договорились.
        - Ну, тогда пока!
        - До скорого!
        И Серафима, положив телефон на журнальный столик, направилась в ванную.
        Всю предыдущую неделю она много работала в своей юридической конторе, задерживаясь до десяти, а то и до одиннадцати вечера, чтобы привести все дела в порядок и в полном объеме передать их своей преемнице. Руководство конторы не препятствовало ее скорому уходу, понимая, что этого требуют обстоятельства, но дела есть дела, и Серафима, будучи излишне прилежной и обязательной, сама решила все довести до конца. Вчерашняя суббота была завершающей, и она просидела в конторе до половины двенадцатого, а дома появилась и вовсе около часа ночи. Сегодня же, с легким сердцем, она отдыхала от этих самых дел и долго отсыпалась.
        Когда она вошла на кухню, мама уже позавтракала и принялась варить ей кофе.
        - Симочка, ты кушай, а я пока схожу к Вере Герасимовне.
        - Зачем?
        - Она вчера была в церкви и купила мне свечи и поминальные просвирочки. Хочу взять все это на кладбище.
        - Ладно, мама, только не задерживайся, времени и так уже много, а у меня на сегодня полно разных планов.
        С утра они с Анной Сергеевной собирались на кладбище, в два тридцать Серафима была записана на стрижку и педикюр, а потом они встречались с Серафимом. Сегодня, по его совету, она решила отдохнуть, расслабиться и начать как-то приходить в себя. Серафим запланировал прогулку в зоопарк, чему она немало удивилась.
        - Почему в зоопарк?
        - Чтоб для начала смягчить сердечное напряжение. Животные, - народ тонкий, и надо хоть изредка с ними общаться. Ну, скажи, разве ты была в новом зоопарке?
        - Конечно, нет! Я вообще там была сто лет назад, еще в детстве.
        - А потом мы закатимся в какоую-нибудь уютную кафешку, посидим, потанцуем, если захочешь, одним словом расслабимся. Надо же с чего-то начинать!
        Она с благодарностью подумала о Серафиме. - Какой он хороший! И надо же было случиться такому, что он встретился на ее пути именно в такой тяжелый момент!

…Мама вернулась быстро. Серафима даже не успела одеться, когда она вошла в ее комнату, и сама принялась торопить дочь.
        - Ну, Симочка, ты все еще копаешься?! Давай, дорогая, поторопись. У меня ведь тоже свои планы на сегодня. Ты подбросишь меня после кладбища до "Кузнецкого Моста"?
        - Зачем?
        - Мы встречаемся там с Ритой Кузьминой.
        - С тетей Ритой? Что-то давно я о ней не слышала.
        - Да. Мы не виделись с ней уже около двух лет!
        - Ну, и как она?
        - Сегодня и узнаю.
        - Ладно, мам, подброшу, какие вопросы.

…Они оставили машину на кладбищенской стоянке и пешком направились к папиной могиле, ярко выделяющейся среди остальных количеством цветов и венков. У могилы стояли две женщины, одну из которых Анна Сергеевна и Серафима сразу узнали. Это была Косова Ирина Валерьевна.
        - Чего это она? - подозрительно спросила Серафима, которой в каждом находящемся рядом с папой человеке, чудился потенциальный убийца, или человек к этому причастный.
        - Ну, что ты, Сима, успокойся. - Сказала ей Анна Сергеевна. - Перестань кидаться на каждого встречного! Папа с Ириной Валерьевной работали двенадцать лет, и у них никогда не было конфликтов и взаимных претензий друг к другу. Неужели ты думаешь, что он был ей не дорог?
        - Вот об этом я как раз и подумала. Вдруг он был ей не просто дорог, а очень дорог, а мам? Вдруг она его любила? Как ты думаешь? А отсюда и мотивы к преступлению? Ведь он высаживал ее последней!
        - Перестань, Серафима, ты рассуждаешь совсем как этот лейтенант Боженов. - Мотивы на любовной почве! Глупость какая! Мы не юнцы какие-нибудь, чтобы заниматься подобными вещами в нашем возрасте.
        Серафима улыбнулась.
        - Мам, что ты имеешь в виду под словом глупость, - любовное увлечение в вашем возрасте, или мотивы к убийству на его почве?
        - Вот дурочка! - пожурила дочь Анна Сергеевна. - Отстань!
        - Мам, а о чем тебя спрашивал этот Боженов? Уж не о Государеве ли?
        Анна Сергеевна напряглась и покраснела, тут же вспомнив, что Боженов спрашивал ее еще и про Абрамова. А вдруг он, не сдержав своего обещания о конфиденциальности, пытался выведать что-то и у Серафимы?
        А Серафима, тем временем, пристально посмотрела на умолкнувшую Анну Сергеевну.
        - Мам, да брось ты краснеть! Думаешь, я не догадывалась, как он к тебе относится? Господи! Да это же было видно невооруженным глазом!
        - Что тебе видно?
        - Что Юрий Платонович влюблен в тебя! Думаю, об этом и папа догадывался.
        - И что, ты его тоже подозреваешь?
        - Его нет! Ты, знаешь, мам, его почему-то нет!
        - Ну, слава богу!
        Они подошли к могиле и поздоровались с Ириной Валерьевной и ее спутницей, которую та представила им как свою подругу Ольгу.
        - Мы вот тут с Олей навестили Алексея Витальевича. У нее на этом кладбище похоронена мама и свекровь, а я поехала с ней за компанию, и вот зашла сюда. - Сообщила, словно в оправдание, Ирина Валерьевна.
        - Спасибо, Ирочка! - поблагодарила ее Анна Сергеевна. - Спасибо тебе, дорогая. - И, обняв секретаршу своего мужа, тихо заплакала, спровоцировав и Серафиму на слезы.
…. Посещение зоопарка и впрямь доставило Серафиме немало удовольствия, и она поблагодарила Серафима.
        - Это действительно было здорово, спасибо тебе, Серафим! Удивительно, но ты почему-то всегда знаешь, что мне нужно!
        Они сидели в небольшом уютном кафе на Остоженке и ожидали свой заказ. Серафима проголодалась к вечеру, оставшись не только без обеда, но и без какого-либо перекуса в течение дня.
        Вскоре им принесли вино и салаты. Серафим наполнил свой бокал мускатным вином, а Серафиме налил мартини с апельсиновым соком.
        - Ну что, давай выпьем?
        - Сначала не чокаясь, помянем папу.
        - Конечно, как ты захочешь! - Он подал ей фужер.
        Они выпили. И Серафима с аппетитом налегла на салат из креветок.
        Серафим же, наоборот, не спешил приступать к еде. Он снова поднял свой фужер и принялся медленно смаковать вино, поглядывая на Серафиму.
        - Что ты на меня так смотришь?
        - Я с удовольствием наблюдаю, как ты снова возвращаешься к жизни.
        - От твоих пристальных наблюдений и подавиться можно!
        - Неужели? А я думал, что, напротив, способствую твоему пищеварению!
        - Каким образом?
        - Ты ешь, а я запиваю!
        Она засмеялась.
        - Ладно, налей мне еще.
        Когда принесли горячее, Серафима уже слегка опьянела. А потом вкусное жаркое, мартини и влюбленные глаза Серафима заставили ее расслабиться, и она впервые почувствовала, что ей в самом деле захотелось вернуться к жизни. На эстраду вышли три музыканта, - гитарист, саксофонист и клавишник, и, под мерцание ненавязчивой цветомузыки, зазвучал красивейший блюз. На танцевальном пятачке кафешки незаметно стали возникать танцующие пары. Серафиме было приятно смотреть на них, слушать музыку, и ощущать теплую руку Серафима на своей руке. - Как хорошо, что мы сюда пришли! - подумала она, и улыбнулась Серафиму.
        - Ты что? - спросил он.
        - Ничего, мне просто хорошо сейчас! И думаю, не ошибусь, если скажу, что мне хорошо еще и потому, что ты рядом.
        Он прикоснулся губами к ее руке.
        - Пойдем потанцуем.
        Серафим нежно прижал ее к себе, и, вдыхая аромат ее волос, закружил в медленном танце. Ему хотелось, чтобы этот танец никогда не кончался. Ему мечталось вечно держать ее в своих объятиях и ощущать волнующий запах ее духов, видеть блеск ее возбужденных серо-голубых глаз и нежный изгиб губ, таких желанных и манящих в полумраке этого затененного зала, что невозможно было удержаться, чтобы их не поцеловать! Ему так хотелось, чтобы ее захолонувшая от горя душа никогда больше его не ведала, и чтобы она по - прежнему весело и беззаботно смеялась!
        Он наклонился и нежно прикоснулся к ее губам, ожидая ответного поцелуя, но в этот момент почувствовал на своей щеке влажный след от слез Серафимы. Он осторожно приподнял ее за подбородок и заглянул в глаза. Они были полны слез.
        - Ты знаешь, я не смогу дальше жить, если не узнаю, кто убил моего папу. - Тихо сказала она и уткнулась мокрым лицом ему в плечо.
        Серафим участливо прижал ее к себе и тяжело вздохнул.
        - Ты узнаешь, любимая! Если только это принесет тебе покой, ты обязательно узнаешь! Не зря же Бог позволил мне открыть все пути в человеческую душу! - подумал он, и прижал ее к себе еще крепче. - Но только чуть позже, потому, что ты должна набраться сил, чтобы это узнать!
        - Ты точно больше не пойдешь в свою юридическую контору? - Спросил он, когда она немного успокоилась.
        - Нет! Я сдала все дела.
        - Значит, ты теперь свободна?
        - Что, значит свободна?
        - А то и значит, что мы с тобой могли бы куда-нибудь махнуть на недельку! Тебе не попомешает набраться сил перед новой работой на своей фирме.
        - Нет! Я пойду туда завтра же!
        - К чему такая спешка?
        - Я засяду за документы, Серафим! Никто ничего не нашел потому, что не искал толком! Я засяду за документы, присмотрюсь к людям, поговорю с Машкой, наконец! Я обязательно что-нибудь разузнаю, наткнусь на какой-нибудь след! Я это чувствую!
        - Ничего ты не чувствуешь! - подумал Серафим, и поцеловал ее в голову.
        - Хорошо, поступай так, как считаешь нужным.
        ГЛАВА 19
        Майор, Косимов позвонил в квартиру Петрунько.
        - Кто? - спросил Игорь Борисович, заглянувший в глазок и увидевший незнакомого мужчину.
        Владислав достал удостоверение и протянул его к глазку.
        - Я из уголовного розыска. Хотел бы поговорить с Алиной Игоревной. - Сообщил он.
        Игорь Борисович несмело приоткрыл дверь и испуганно взглянул на Косимова.
        Подошедшая в это время к двери Алина, отстранила отца.
        - Это ко мне, папа!
        - Проходите, - сухо сказала она майору и пригласила его в свою комнату.
        Майор прошел и сразу же обратил внимание на то, как контрастна обстановка этой маленькой двенадцатиметровой комнатки Алины Петрунько.
        Полутороспальный складной диван и два кресла на тонких металлических ножках с невысокими круглыми спинками, были совсем старыми. Не отличался новизной и тусклый, потрескавшийся в некоторых местах, овальный журнальный столик, а небольшой вытертый коврик, лежащий на полу, сиротливо дополнял эту тусклую мебельную панораму. Однако тут же, в нише секретера красовался дорогой музыкальный центр с караоке и видеодвойкой. На подвесных полках, еще в запечатанном виде стояли какие-то новомодные предметы бытовой техники. А в самом углу у дивана красовался дорогой подготовленный для уборки, пылесос.
        - Угу, - похоже, любовник снабжал ее такими нехилыми подарочками! - отметил про себя Владислав.
        - Садитесь, - предложила ему Алина и указала рукой на кресло.
        Касимов сел. Алина же, быстрым движением ноги откатила мешающей ей пылесос в сторону и присела на краешек дивана, вопросительно взглянув на майора.
        - Алина Игоревна, обстоятельства сложились так, что мне снова
        пришлось приехать в Самару, чтобы с вами поговорить.
        Вы сообщили, что в день убийства Голубева Алексея
        Витальевича, звонили ему в офис. - И Владислав, умолкнув на
        минуту, посмотрел на молодую женщину так, словно ожидал
        от нее подтверждения этой информации.
        - Звонила! - сказала Алина, и насторожилась.
        - Скажите, пожалуйста, сколько времени вы с ним разговаривали и о чем?
        - Я не помню, сколько.
        - Ну, примерно!
        - Примерно около десяти минут.
        - Угу, и о чем вы разговаривали?
        - Мы поздоровались, а потом вежливо поинтересовались, как обстоят дела у каждого из нас. - Сказала Алина и снова умолкла.
        - Алина Игоревна, скажите, Голубев не предлагал Вам встретиться с ним?
        - Нет! - резко ответила она.
        - А Вы ему?
        - Тоже не предлагала. Я же сказала, что приехала в Москву по своим делам, и мне вовсе незачем было встречаться с ним!
        - А по каким своим делам, не можете сказать?
        - По личным, которые к Голубеву не имели никакого отношения.
        - Скажите, а в разговоре с ним Вам не показалось, что он чем - то озабочен, взволнован, насторожен?
        - Нет!
        - Тогда скажите, пожалуйста, где Вы были в этот день примерно от семи тридцати до девяти тридцати вечера?
        Щеки Алины вспыхнули румянцем.
        - Я была в гостинице. - Неохотно ответила она и отвела глаза.
        - Врет! - отметил про себя Косимов.
        - В какой гостинице, укажите адрес. - Владислав достал записную книжку.
        - Диктуйте, я записываю, название гостиницы и номер комнаты.
        Алина продиктовала.
        - Ладно, Алина Игоревна. Я не стану вас больше беспокоить вопросами, тем более, что отвечаете Вы на них неохотно, только видите - ли в чем дело! Секретарша Голубева утверждает, что разговаривали Вы с ним не более пары минут, ведь у нее после прерывания связи производится щелчок по телефону. Согласитесь, что за это время Вы с Алексеем Витальевичем не могли обменяться любезностями в той мере, в которой меня оповестили. В машине же, после убийства Голубева, обнаружены отпечатки пальцев, которых оказалось немало, и мы пытаемся выяснить, кому они принадлежат. Мне придется проверить Вашу информацию, Алина Игоревна, Вы уж извините, работа такая. - Касимов любезно улыбнулся настороженной Алине.
        - А пока, давайте-ка снимем отпечатки Ваших прелестных пальчиков.
        Буквально через день Алина Петрунько была уже гораздо разговорчивей, ибо Косимов, вооруженный весомой информацией, вынужден был вызвать ее по телефону в отделение местной милиции, где в присутствии дежурного капитана устроил ей форменный допрос.
        - Присаживайтесь, Алина Игоревна, - сказал ей Владислав, и придвинул свободный стул поближе к столу, за которым сидел капитан и девушка - секретарь, ведущая протокол, после чего уселся на свое место, рядом с капитаном.
        Алина была бледной и испуганной. Она присела на краешек стула, плотно сжав колени и положила на них свою маленькую черную сумочку.
        - Алина Игоревна, вчера мне сообщили из Москвы, что проверили Вашу информацию по гостинице. И что же выяснилось? - А то, что Вы, сдав ключ от своего номера администратору в семь часов сорок минут вечера, о чем записано в журнале регистрации, вышли из гостиницы и вернулись только в половине двенадцатого ночи. Вчера же Вы уверяли меня в обратном! - Это раз. Второе! - На деревянной полированной торпеде машины Голубева обнаружены отпечатки пальцев. И чьих бы Вы думали, Алина Игоревна? - Ваших! Согласно этому Вы являетесь подозреваемой в убийстве Алексея Витальевича Голубева.
        - Да, Вы что? - воскликнула перепуганная насмерть Алина. - Я не встретилась с ним вечером! Я хотела, то есть мы договорились, а он…
        - Успокойтесь! - Косимов налил Алине воды.
        Она сделала несколько судорожных глотков и дрожащей рукой поставила стакан на стол.
        - Алина Игоревна, успокойтесь, и расскажите все с самого начала и по порядку. - Сказал Владислав.
        - Итак, зачем Вы приехали в Москву?
        Алина недоверчиво посмотрела на капитана и секретаршу.
        - А можно без них поговорить?
        - Нет, Алина Игоревна! Без них можно было только вчера.
        - Я приехала…. Понимаете, я была беременна и приехала в Москву, чтобы сделать аборт.
        - Вы договорились об этом с Голубевым?
        - Да! Я… в общем, когда я обнаружила беременность, сразу позвонила Алексею Витальевичу из Самары, и попросила его помочь. Он сказал, чтобы я приезжала в Москву, и обещал все устроить.
        - Так! Ну, и?
        - Я приехала как раз в этот день.
        - В день убийства?
        - Да! Я приехала на поезде в девять тридцать утра, и определившись в гостиницу, которую он для меня забронировал заранее, стала ему звонить на мобильный телефон. Номер почему-то все время был недоступен, и тогда я позвонила ему в офис.
        - Угу! - снова подбодрил ее Косимов.
        - Алексей Витальевич, услышав мой голос, занервничал, и сказал, что это не телефонный разговор. Он предложил мне встретиться через час недалеко от офиса и поговорить. Мы встретились. Он, естественно, подъехал на своей машине и я в нее села. Я, правда, не помню, бралась ли за торпеду, - и Алина на минуту задумалась,
        - может и бралась…
        - Ладно, о чем вы разговаривали?
        - Он привез деньги на операцию и указал адрес клиники, в которую записал меня. Разговаривали мы совсем недолго. Во первых, он сказал, что принимает сегодня немцев и потому очень спешит! А я так и вообще, была расстроена из-за этой операции. Он немного меня подбодрил и предложил увидеться вечером, после фуршета. Мы договорились с ним встретиться в десять часов вечера на Краснопресненской. Мне было удобно добираться туда из гостиницы. Алексей Витальевич обещал немного развлечь меня. Сказал, что мы пойдем в ресторан.
        - И он, конечно же, не приехал.
        - Не приехал и не позвонил. А ведь обещал.
        - Обещал?
        - Да! Мы договорились, что если он будет опаздывать, то обязательно позвонит. В общем, он не приехал. Я же на следующий день с самого утра отправилась в клинику и пробыла там три дня. Звонить я ему больше не стала. Обиделась! Сами понимаете, такое дело, а он…Я еще подумала тогда, что мы с ним больше не будем встречаться. Мне казалось, что у него уже давно появилась другая женщина в Москве.
        - У Вас были основания так думать?
        - Возможно! Он охладел ко мне в последнее время! Может, из-за другой, а может, из-за квартиры.
        - Из-за квартиры?
        - Да, я просила его купить мне в Москве квартиру. Одним словом, на четвертый день я уехала в Самару, а там, выйдя на работу, в первый же день узнала о его убийстве.
        ГЛАВА 20
        Фуршет близился к завершению, когда к Маше Кружилиной подошел Эрвин Линденберг и принялся в открытую с ней заигрывать.
        - Марийя Вы прэлест! - одарил он ее комплементом на ломаном русском языке. - Вы моя мечты девочка! Я хочет познакомиться с твой ближе. - И Эрвин, взяв ее за руку, прикоснулся к ней мокрыми губами, вызвав у Маши брезгливую дрожь, пробежавшую по всему телу.
        - Марийя, я ехать в гостиницу с твой сейчас очень хотел!
        Этот лысеющий сорокопятилетний немецкий коммерсант, с круглым, намечающимся брюшком, который уже третий раз посещал "Химпласт" с группой представителей своей фирмы, специализирующейся по производству материалов, идентичных Голубевским, еще и раньше похотливо поглядывал на нее, но говорить ни о чем не решался. А сейчас, видно, на него подействовало спиртное и язык развязался сам собой.
        - Говори, говори! - зло думала Мария. - Поди, жена до отрыжки надоела, а денег на немецкую шлюшку жаль! Вот и клеишься ты к русской девочке, которая сидит сейчас рядом под боком, и думаешь, что она-то и за двести баксов тебя ублажит, а если умело пообещать чего-то, то может и даром перепадет!
        А сама улыбнулась Эрвину, правда, немного натянуто.
        - Вы слишком спешите, Эрвин! За девушками принято ухаживать издалека.
        - Что есть издалека?
        Маша взглянула на него свысока, и произнесла издевательским тоном.
        - Издалека, - это дарить цветы, делать подарки, приглашать в ресторан!
        Эрвин разочарованно вздохнул и развел руками.
        - Я нет возможность! У меня самолет в двенадцать тридцать!
        - Вот и хорошо! Перед дорогой вредно напрягаться!
        - Что есть напрягаться?
        - Заниматься любовью с молодыми девушками!
        Эрвин виновато опустил глаза, хоть и спьяну, но все же понимая, что переборщил.
        - Простит меня, Марийя, я есть нетрезвый! - и, галантно приложив руку к груди, слегка поклонился Маше.
        - Ничего, бывает! - ответила она и вновь улыбнулась.
        А Эрвин повернулся и поплелся от нее прочь не солоно хлебавши к Алексею Витальевичу Голубеву.
        После этого прошло еще около получаса, и Алексей Витальевич намекнул немцам, что пора бы и закругляться. Что им нужно еще съездить в гостиницу и подготовиться к отлету.
        - С регистрацией тоже не стоит тянуть, вдруг возникнут какие-нибудь непредвиденные обстоятельства в аэропорту! А значит, туда не помешает приехать пораньше. - Сказал он Эрвину. - Я пришлю за вами микроавтобус уже к девяти тридцати.
        Немецкая делегация, состоящая из семи человек, четверо из которых находились сейчас на фуршете, имела привычку быть пунктуальными, и потому, господа немедленно вняв хозяину, тут же наладились восвояси.
        - Сережа, отвези их до гостиницы на "Вольво". - Приказал Голубев своему шоферу, выйдя на улицу вслед за гостями.
        - А как же Вы, Алексей Витальевич?
        - Обыкновенно! Сам за рулем поеду.
        - Так Вы, что, разве не выпивали?
        - Самую малость, только пригубил ради приличия.
        - А как же запах? Мало ли что?
        - Авось пронесет!
        - Подождите, Алексей Витальевич, у меня в бардачке антиполицай имеется. - И Сережа поспешил к "Вольво".
        - Вот, съешьте одну таблеточку, - сказал шофер и протянул шефу шуршащую упаковку.
        - Спасибо, Сережа. - Поблагодарил его Голубев и направился к группе немцев, после чего еще раз попрощался с каждым из них за руку, подождал пока они усядутся в "Вольво" и снова направился в офис.
        Уборщица Мила уже принялась убирать со стола, позвякивая фужерами, а сослуживцы расходиться по домам. Государев Юрий Платонович попрощавшись с шефом за руку, направился, было, к выходу, но Голубев о чем-то вспомнив, окликнул его.
        - Юра, постой! Подготовь-ка мне завтра с самого утра списки по термосырью и еще обрати внимание на переоценку лапрола и лапромола. Да не забудь оповестить об этом бухгалтерию. Я задержусь немного, но к одиннадцати буду, так что, списки должны быть готовы.
        - Сделаю, Алеш! - пообещал Государев и скрылся за дверью.
        Алексей Витальевич отыскал глазами секретаршу.
        - Ирина Валерьевна, Вы готовы?
        - Как космонавт! - пошутила она в ответ и направилась к выходу.
        - А где Маша?
        - Я здесь, - ответила Мария, входя из приемной в кабинет начальника. - И я тоже готова!
        - Вот и славно! - сказал Алексей Витальевич. - Поехали! - Ладно, всем до свидания!
        - мимоходом попрощался он с теми, кто еще оставался в помещении, и направился к выходу.
        Женщины поспешили вслед за ним.
        - Маша, что этот Линденберг от тебя хотел, сели не секрет, конечно? - тихо спросила Ирина Валерьевна у Марии, когда они спускались по лестнице.
        - Да какой секрет! Клеился! В гостиницу звал, представляете?
        - Ничего себе, наглец! А я смотрю, он от тебя не отходит, красноречивый наш! Ну, думаю, ясное дело, понравилась ему Маша! Поди, комплиментами осыпает, а он вон что придумал! Тоже мне, нашел где искать проститутку!
        - Вы только Алексею Витальевичу не говорите, Ирина Валерьевна! Зачем ему знать, расстроится же!
        - Конечно!
        Они подошли к стоянке и сели в машину Голубева, - Ирина Валерьевна на переднее сидение, а Маша на заднее.
        - Ну, что, девчонки, наконец-то проводили этих неугомонных! - Весело сказал Алексей Витальевич.
        - Проводили! - ответила Мария. - Теперь хоть работать можно будет спокойно. Им ведь то кофе, то сендвич, то чай! Вот и ходишь весь день туда сюда, как в ресторане!
        - Ладно, Маша, не ворчи! Дело хорошее намечается! Похоже на этот раз они хотят заключить контракт на покупку большой партии сырья. Говорят, что испытания образцов из него, превзошли все их ожидания. ВО! Как мы с Юрием Платоновичем потрудились!
        - И когда хотят заключить? - спросила Ирина Валерьевна.
        - В октябре.
        - Ничего себе! Быстры на ногу!
        - Немцы! - одним словом охарактеризовал партнеров довольный Алексей Витальевич. - У них все четко и быстро. Они не станут раскачиваться попусту, как наши.
        - Ну, слава богу, - сказала Ирина Валерьевна. - Не зря ты кормила их бутербродами, Маша! Теперь мы обеспечены работой и денежками тоже, правда, Алексей Витальевич?
        - Само собой! Думаю, премии от такого заказа получатся вполне приличные.
        Алексей Витальевич и Ирина Валерьевна рассуждали о "немецких делах", а Маша молча сидела на заднем сидении, не встревая в разговор.
        - Мария, ты чего там приумолкла, не уснула? - поинтересовался Алексей Витальевич.
        - Устала что-ли?
        - Да так, немного.
        - Может музыку включить?
        - Включите.
        - Тебе кого?
        - Кристину Агилеру.
        Алексей Витальевич потянулся к магнитоле.
        Через минуту солон заполнил красивый, экспрессивный, перемежаемый тягучим бельканто и прозрачным, чарующим фальцетом голос Кристины, и сидящие в машине приумолкли, внимая ее пению.
        Когда Голубев хотел свернуть на знакомую улицу, и у него уже включился поворотник, Мария возразила.
        - Не поворачивайте к дому, Алексей Витальевич, остановите тут где-нибудь.
        - Да, ладно, Маш, я не спешу.
        - Остановите, мне нужно зайти в магазин на минутку, чего потом возвращаться.
        - Ну, это другое дело!
        Алексей Витальевич, прижавшись к обочине, притормозил.
        Маша попрощалась и вышла из машины…. Но! Не пошла в магазин, и лишь только Джип Голубева съехал с обочины в крайний правый ряд, тут же принялась активно голосовать.
        Перед ней остановился старенький темно синий форд, и пожилой водитель, решивший подкалымить, высунулся в окно.
        - Тебе куда дочка?
        - До метро.
        - До какого?
        - До ближайшего, до Ленинского проспекта. - Уточнила Мария.
        Водитель разочаровался.
        - Так это совсем рядом.
        - Мне очень надо, я хорошо заплачу! - она показала ему зажатую в руке пятисотку.
        - Садись! - сказал пожилой дядечка, довольно улыбнувшись.
        - Поди, на свидание опаздываешь?
        - Точно! - сказала Маша взволнованно. - А можно побыстрей?
        - Побыстрей нужно было садиться к какому-нибудь молодому бесшабашному жеребчику, они мастаки гонять…
        - Ну, пожалуйста, я Вас очень прошу! - взмолилась Маша, не дав ему договорить.
        - Ладно! - сжалился водитель, и, надавив на газ, принялся виртуозно обгонять одну машину за другой.
        - А Вы оказывается асс! - подбодрила его Маша, и через пару минут увидела Голубевский джип на соседней полосе, который находился впереди них всего в трех метрах.
        Вскоре Водитель Форда, продолжая беспардонно маневрировать, обогнал и его, в результате чего они с Машей оказались у метро первыми.
        Маша, сунув в руки шофера пятисотку, быстро вышла из машины и побежала к газетному киоску, стоящему рядом с подземным переходом. Она зашла за него и только тут перевела дух.
        - Спокойно! - сказала она себе, чувствуя, как у нее бешено колотится сердце.
        Ее наблюдательный пункт был очень удобным. Из-за киоска прекрасно просматривалось то место, где обычно Голубев высаживал Косову, и Маша это знала, потому, что сама иногда подъезжала вместе с секретаршей до метро. Отсюда был отчетливо виден также и вход в переход, куда с минуты на минуту должна была направиться Ирина Валерьевна.
        Господи! Сколько раз она прокручивала в голове этот план, сколько раз приезжала сюда одна и вот также стояла за киоском, предугадывая свои действия! Она, обычно, выбирала какого- нибудь пешехода и засекала, за сколько он может дойти от предполагаемого места высадки из машины Голубева до скрытия его в подземке. Получалось за минуту, а если быстрым шагом, - и того меньше. Таким образом, она вполне успешно могла после этого выйти из своего укрытия, будучи незамеченной скрывшимся в переходе пешеходом и направиться навстречу машине.
        И вот теперь, наконец, определив для себя удобный случай, Маша стояла за киоском, и сердце ее стучало ритмичней обычного, и колени слегка подрагивали, как осенние листья на охваченной дуновением ветра, ряби воды. Маша наблюдала во все глаза, и вскоре, ожидаемая ею, знакомая машина, остановилась в условленном месте. Ирина Валерьевна вышла из джипа, захлопнув за собой дверцу, и, помахав Алкесею Витальевичу, направилась к переходу.
        - Слава богу, что она так быстро идет, - обрадовалась Маша, не выпуская при этом из вида машину Голубева.
        И лишь только ее сослуживица занесла ногу на первую ступеньку подземки, выбежала из своего укрытия навстречу только что тронувшемуся джипу шефа.
        Голубев увидел ее, бегущую ему навстречу и машущую рукой. Он притормозил. Маша подбежала к задней правой дверце и тут же открыла ее.
        Алексей Витальевич повернул к ней удивленное лицо.
        - Господи, Маша, откуда?
        - Слава богу, что мне посчастливилось Вас догнать. - воскликнула Мария и умолкла, пытаясь отдышаться от волнения и быстрого бега.
        - Да, что случилось, Маша? - заволновался Алексей Витальевич.
        - Ничего особенного! Я забыла сумочку в вашей машине, а она мне нужна именно сегодня! У меня там остался листочек с номером телефона, по которому необходимо позвонить одной женщине именно сейчас. Она должна достать маме лекарство. - Затараторила Маша заранее заготовленную басню.
        - Ладно, быстро садись в машину, потом договоришь. Здесь нельзя останавливаться.
        - Маша села назад. Ее сумочка лежала на полу под водительским сидением. Она предусмотрительно подсунула ее туда, чтобы Ирина Валерьевна, не дай бог, случайно обернувшись, ее не увидела.
        Она наклонилась, и проворно пошарив рукой, достала сумочку.
        - Вот! Она, оказывается, упала на пол, а я и не заметила! - сообщила Маша. - Алексей Витальевич, выключите, пожалуйста, музыку. Мне срочно нужно позвонить.
        - Угу! - кивнул Голубев.
        Маша пощелкала музыкальными кнопками своего мобильника, нажимая на них беспорядочно, но, на всякий случай, именно одиннадцать раз, чтобы шеф случайно не обнаружил подвоха. Ибо сейчас ей казалось, что все, что она делает, выглядит как-то уж очень фальшиво и неестественно.
        - Алло! Майя Семеновна? Здравствуйте это Маша Кружилина.
        Я насчет лекарства. Угу, уже купили? Большое спасибо. Приехать прямо сейчас, до девяти? Ой, я не знаю! Ладно, попробую! - Маша нажала на отбой и обратилась к Голубеву.
        - Алексей Витальевич, остановите где-нибудь. Мне нужно срочно выйти, чтобы поехать к этой женщине за лекарством. И, пожалуйста, побыстрей, а то я до девяти не успею.
        - А куда ехать-то, Маша?
        - Метро Академическая, а оттуда пешком через дворы до ее дома, квартала два.
        Голубев взглянул на свои ручные часы.
        - А на машине знаешь, как туда проехать?
        - Знаю, но мне неудобно Вас напрягать! Алексей Витальевич, остановите, а?
        - Ладно, Мария, не передергивай! Поехали, на машине тут совсем недалеко получится.
        - Спасибо, Алексей Витальевич!
        - А что с мамой?
        - Что-то нехорошее с сердцем. Она не говорит.
        - И давно?
        - Похоже, да!
        - Ну, ты Маш, даешь! Надо выяснить и сказать мне. Я обращусь к знакомым, может, постараюсь как-то помочь!
        - Спасибо, Алексей Витальевич, огромное! Я выясню.
        Они действительно быстро доехали до метро, минут за пятнадцать, а потом Маша принялась указывать путь к заранее облюбованному ей месту.
        - К этому дому лучше подъехать со двора, чтобы потом лишний раз не доезжать по трассе до разворота. - Подсказала она Алексею Витальевичу. - Я как-то приезжала туда со своим другом на машине, потому и знаю!
        - Давай, давай, Маш, руководи! - согласился Голубев и свернул в переулок, по ее указке.
        Этот двор был глухим, затененным высокими тополями, которые здесь почему-то никто не спиливал. Три года назад Маша часто ходила через этот дворик с молодым человеком Димой Клинком к нему домой, где он жил вдвоем с глухой бабушкой Зиной в двухкомнатной квартире. Они с Димой встречались около полугода, а потом как-то само по себе, без особых причин, у них все прекратилось.
        Они въехали во двор, и Маша попросила Голубева подождать ее там минут десять.
        - Я быстро, Алексей Витальевич, одна нога здесь, другая там.
        Майя Семеновна живет в этом доме на пятом этаже.
        И она вышла из машины. Пройдя несколько метров по направлению к дому, и исчезнув из поля зрения Голубева, Маша свернула в сторону, и, пробравшись между плотно стоящими друг к другу деревьями, осторожно пролезла под ржавыми сваями и торчащими повсюду кусками арматуры вглубь небольшого пустыря, также увенчанного зелеными тополями. Здесь за деревьями находилась свалка металла. Место это было безлюдным, и Маша накануне припрятала в груде металлической проволоки пакет с оружием. Она осторожно, чтобы не оцарапаться, приподняла проволоку и вытащила оттуда свой страшный сверток. Раскрутив пакет, она взяла его за ручки, и, вздохнув полной грудью для успокоения и решительности, направилась к джипу, опасливо при этом озираясь по сторонам и моля бога, чтобы ее никто не заметил.
        Алексей Витальевич слушал музыку. Его любимый Гарри Мур исполнял щемящий сердце блюз, когда Маша подошла к машине. Она открыла дверцу, и быстро забравшись на заднее сидение, достала из пакета пистолет.
        - Ну, что, взяла? - спросил ее Алексей Витальевич, и это были его последние слова.
        - Взяла, - ответила Маша, и прежде чем он повернул замок зажигания, просунула руку между сидениями, упершись дулом в тело Серафиминого отца, после чего решительно нажала на курок. Гулко прозвучавший выстрел, заглушаемый музыкой, от которого тело Алексея Витальевича неестественно дернулось, напугал Машу, заставив ее подумать о последствиях. - А вдруг я его не убила, а только ранила? - и она, приподнявшись с сидения, выстрелила еще раз, стоя сбоку, прямо ему в грудь.
        После этого она хладнокровно одела перчатку, лежащую тут же, в пакете, и, наклонившись вперед, выключила магнитолу. Она приготовила перчатку так, на всякий случай, и сейчас даже сама удивилась, что она ей пригодилась именно для этого. В следующий момент, уже смертельно побледневшая Маша, трясущейся рукой направила дуло пистолета в голову медленно склоняющегося на бок Алексея Витальевича и выстрелила в третий раз. Кровь брызнула ей на грудь, испачкав дорогой джинсовый комбинезон, и она закатала его вместе с лямками до пояса, после чего быстро положила пистолет в пакет, а затем сняла перчатку и бросила ее туда же. Плотно обернув пакет вокруг пистолета, она, трясущейся рукой, достала из сумочки второй, более объемный, сложенный вчетверо и положила в него сверток, а потом открыла дверь.
        Она еще не успела выйти из машины, а к горлу уже подкатила тошнота. Маша, сдерживая ее изо всех сил, быстрым шагом направилась по тропинке прочь от места преступления. Тошнота давила нестерпимо, и увидев лавочку, стоящую у первого подъезда девятиэтажного дома, Маша решила минуту передохнуть, ибо ноги ее были ватными, и она, как ни старалась, не могла владеть ими в полной мере. И в этот момент, не смотря на все усилия, ее стошнило. После этого она, обессиленная, еле добрела до лавочки и опустилась на нее, чтобы перевести дух. А потом к ней подошла какая-то старушка и участливо о чем-то спросила. Маша попыталась ответить ей что-то вразумительное, хоть перед глазами у нее в этот момент все расплывалось и кружилась голова.
        Она не помнила отчетливо, как добралась до дома, открыла дверь своим ключом и вошла в квартиру. Арчик, встретивший ее как всегда бурно и приветливо, видя явное нерасположение к нему хозяйки, удивленно уставился на нее своими невинными глазами, а потом деликатно удалился в комнату, из которой ее окликнула совершенно здоровая мама.
        - Маш, ты чего так поздно сегодня?
        - Немцев провожали, - устало ответила Маша. - Был фуршет! - и принялась разуваться.
        - Мам, я в ванную. Ужинать, естественно, не буду, на фуршете пирожных объелась. - Громко сообщила она Галине Дмитриевне, смотрящей телевизор.
        После этого она прошла в свою комнату и прикрыла за собой дверь. Придвинув стул к книжному шкафу, взобралась на него, и запихнула свой пакет за старые книги, которые стояли плотным рядом на самой высокой антресоли. Поставив стул на место, она снова вышла из комнаты и прямо в комбинезоне прошмыгнула в ванную.
        - Господи! Ну откуда у нее взялся пистолет?! - в ужасе воскликнула, наблюдавшая за ней из ниоткуда, Серафима.
        И тут же увидела подъезд Машиного дома и стоящего на лестничной площадке Аркашу Зуева. Он, слегка покачиваясь, облокотился на перила, и в этот момент увидел поднимающуюся по ступенькам Машу Кружилину.
        - Привет! - поздоровалась она с соседом.
        - А, Машер, привет, любовь моя! - ответил Аркаша, поглядывая на нее бессмысленными, остекленевшими глазами.
        - Как жизнь? - поинтересовалась Маша, тем самым, немало его удивив, потому, что последние пару лет она его едва замечала.
        - Как видишь, веселее не бывает!
        - А у тебя, любимая?
        - А у меня, скучнее не бывает!
        - Чего так, Машер?
        - Так вот!
        - Так, ты зайди ко мне как-нибудь, глядишь и повеселимся!
        Маша наклонилась к нему, тоже облокотившись на перила.
        - А, знаешь, я зайду! - заговорщически прошептала она, и опасливо оглянулась, чтобы ее ненароком кто-нибудь не услышал, заинтриговав тем самым наркомана Аркашу.
        - Ты что, серьезно?
        - Вполне! - ответила Маша.
        - Так ты, это, раньше вроде от дури шарахалась как от чумы?
        - А ты, что, с пеленок к ней пристрастился? Всему свое время Арканчик, всему свое время!
        - Ну, так чего тянуть-то? Заходи! - обрадовался Аркаша.
        - Зайду. Только поднимусь, сумки поставлю. - Сказала Маша и пошла к себе на второй этаж.
        Она зашла домой, сняла куртку, распаковала сумки, принесенные из универсама, после чего действительно спустилась к Аркаше Зуеву, который жил на первом этаже.
        - Ты один? - спросила она, надевая предложенные ей тапочки.
        - Конечно! Родня на даче кантуется, выходной же!
        - Пойдем, Машер, пойдем! - Аркаша нетерпеливо схватил ее за руку и потащил к себе в комнату.
        - Только давай договоримся, Машер! За дурь платишь сама! Я на мели, так что, мне не до джентльменства!
        - Само собой! - успокоила его Маша и уселась в кресло к журнальному столику.
        Аркаша открыл секретер, и, покопавшись в глубине, вытащил маленькую картонную коробочку, в которой находились два целлофановых пакетика с дозами кокаина. После этого Аркаша достал шприцы и ампулы.
        - Машер, ты ширнешься или нюхнешь? - любезно предложил он.
        - Думаю, сначала надо нюхнуть, я же еще ни разу не пробовала.
        - Ну, ну! - понимающе подмигнул ей Аркаша. - А я ширнусь.
        - Слышишь, Аркан, а как это делается? - спросила Маша.
        Аркаша, со знанием дела, насыпал немного порошка на стеклышко, которое достал из той же коробочки и принялся "строить дорожку", после чего старательно показал ей, как нужно нюхать кокаин, поочередно затыкая то одну ноздрю, то другую.
        - Видела?
        Маша кивнула.
        - Ну, давай, попробуй! - и он, дрожащей рукой, подвинул к ней стеклышко.
        - А чего у тебя руки трясутся, Аркан?
        - Дозу принять пора. Ты, Машер, давай, тренируйся, а я ширнусь пока.
        Маша наклонилась и сделала вид, что нюхает наркотик.
        Аркаша довольно ухмыльнулся.
        - Ну, давай, давай, приобщайся! - и, набрав дозу в шприц, опустился на диван. После этого он ловко завязал себе жгут, и принялся качать кисть руки. Показавшаяся вскоре бледная вена, никак не желала подаваться трясущейся в руке Аркаши игле, и он начал нервничать.
        - Черт! Да, чтоб тебя!
        - Чего ругаешься? - заметила ему Маша, - давай я попробую.
        - А ты сумеешь, в вену-то?
        - Колола как-то маме. - Похвасталась Маша.
        - Ну, тогда давай! - согласился Аркадий.
        - Слышь, Машка, только сначала бабки давай, пока у меня кайф
        не пошел, а то потом забуду.
        - Шустрый какой! Я с собой не взяла. Не беспокойся, потом принесу.
        - Ладно, - сжалился Аркаша и откинулся на спинку дивана ловить кайф.
        Маша присела рядом с ним и старательно ввела ему дозу.
        Она побыла у соседа еще около десяти минут, чтобы посмотреть, как он "поехал", а потом ушла.
        Она приходила к Аркаше еще несколько раз, покупала у него дозу и делала вид, что нюхает кокаин. И каждый раз попутно помогала ему водить в вену наркотик.
        И вот, однажды, Маша, уже успевшая приручить к себе Аркадия, заговорщически обняла его и сказала, что у нее есть к нему дело.
        - Можешь ствол достать у своих?
        Аркаша вытаращил на нее глаза.
        - Не понял что-ли? - рассердилась Маша.
        - Зачем тебе?
        - Упаси боже! Мне незачем! - ответила она.
        - Я и в руки-то его взять боюсь! Мужику одному надо, позарез!
        - А мужик не из болтливых?
        - Если ему самому надо, зачем болтать?
        - Ладно, добуду, пусть бабки собирает. - Важно сказал Аркаша.
        - Слышишь, Аркан, а мне доза нужна, хочу попробовать ширнуться теперь.
        - Доехала?
        - Угу!
        - Ну, чего, давай попробуем, у меня есть запасная.
        - Нет, сейчас не могу, мне в город выехать надо по делам. Ты мне продай, я дома вечером сама ширнусь.
        Через две недели, за которые Маша приобрела у него еще три дозы, наркотика, якобы для себя, Аркаша Зуев добыл ей пистолет с глушителем, и она пришла к нему, чтобы расплатиться.
        Аркаша попросил у нее полторы тысячи баксов за ствол и двести ему за услугу.
        - Хорошо! - согласилась Маша, и в намеченное время появилась
        в его квартире.
        Аркаша долго нахваливал добытое им оружие, получив с клиентки деньги, а потом, как всегда, предложил ширнуться.
        - Давай! - согласилась на этот раз Маша. - Снимай свитер.
        - А ты, что сама потом уколешься.
        - Конечно, у меня же руки не дрожат. Снимай, снимай, а я пока дозу наберу.
        Маша взяла два шприца, один из которых тут же заполнила дозой, на глазах у Аркаши, а второй умело подменила, во время его раздевания, вытащив из сумочки свой, заготовленный заранее с несколькими дозами кокаина.

….Через три дня в восьмом подъезде дома номер тридцать один по улице Академика Зелинского, состоялись похороны наркомана Аркаши Зуева, который скончался от передозировки.
        - Надо же, такой молодой, здоровый парень! - покачала головой соседка, вышедшая проводить Аркашу в последний путь. - Доконает себя наша непутевая молодежь этой гадостью!
        - Да! - согласилась с ней Маша Кружилина, стоящая рядом. - Вы правы, тетя Кира. Наркоманы все равно умирают, дело только во времени.

…Серафима открыла глаза и в первый момент, после того как проснулась, обрадовалась, обнаружив, что весь этот кошмар ей только приснился. По вискам ее струился холодный пот, а сердце колотилось так, будто собиралось выскочить из груди.
        - Господи, какой ужас! - подумала она, в пору хоть принимай успокоительное.
        Она привстала, чтобы взглянуть на часы. Было без четверти пять.
        - Как же теперь уснуть? Может и впрямь валерьяночки накапать? - подумала Серафима,
        - но вставать было лень. Она стерла пот со лба пододеяльником и снова откинулась на подушку, прикрыв глаза.
        - Нужно расслабиться и ни о чем не думать! - сказала она себе, все еще не в состоянии избавиться от страшных видений, которые даже после сна никак от нее не отступали.
        - Как там у Леви? - стала вспоминать Серафима, и, вытащив подушку из-под головы, приняла позу, способствующую расслаблению.
        И в тот самый миг, когда она уже собиралась мысленно убедить себя, в том, что ее рука становится горячей, Серафима услышала четкий, отчетливый голос. - ЭТО БЫЛ НЕ СОН!
        - Что? - воскликнула она и открыла глаза.
        - Это был не сон! - повторил тот же голос, но уже еле слышно, откуда-то издалека.
        У Серафимы снова заколотилось сердце.
        - Господи, да что же это? Что со мной происходит?
        И тут, в голове ее промелькнула мысль. - А ведь это и впрямь был не сон, ибо все события, которые ей привиделись, были выстроены в четкий, последовательный логический ряд.
        - Господи! - Серафима резко вскочила на ноги, а потом села на кровать и взялась руками за голову, пытаясь вспомнить с чего начал сниться ей этот так называемый "не сон".
        - Был фуршет у папы в офисе! Вот! И к Машке приставал немец, как же его? - Эрвин Линденберг!
        Серафима стала вспоминать, как он выглядел. К ее удивлению, образ незнакомца, о котором она впервые узнала в своем страшном сне, тут же четко нарисовался перед ее взором.
        - А потом Косова Ирина Валерьевна спрашивала о нем у Машки.
        - Так! Так! Косова! Господи!!! Если мне дают намек на то, что это правда, нужно, прежде всего узнать существует ли на самом деле этот Линденберг! Спросить у Машки?
        - Нет, это может ее насторожить. А почему, что тут такого? Ведь, согласно сну, немец никак не завязан с последующими событиями, которые привели к смерти папы. Но, Машка все равно захочет узнать, почему она, Серафима, об этом спрашивает, от нее уж точно не отвертишься.
        - Машка! - Серафима, с полной ясностью в голове, вообразив, что это правда, почувствовала, что ее кинуло в холодный пот. Да, нет! Бред какой-то! Этого просто не может быть! Машка никогда бы этого не сделала! - тут же засомневалась она, ибо проскользнувший на миг здравый смысл, отрезвил ее возбужденный рассудок.
        - Машка моя подруга, моя единственная, близкая подруга, остальные не в счет! Не могла она меня так предать! Все это глупости! ГЛУПОСТИ!
        - А как же этот голос, который прозвучал наяву? - Серафима, непроизвольно, снова начала рассуждать.
        - Если только этот Линденберг существует на самом деле?! У кого о нем узнать? У Юрия Платоновича? - Можно и у него. Нет! Лучше у Косовой. Да, пожалуй, лучше у Косовой! Позвонить ей?
        Серафима взглянула на часы. Пять часов десять минут. Звонить рано. Она снова легла. Ее нервно знобило, и она свернулась калачиком под одеялом.
        - Ни о чем не буду думать, пока не узнаю про Линденберга! - сказала она себе, пытаясь отогнать навязчивые видения, и до половины восьмого промучилась в ожидании.

… Анна Сергеевна только что проснулась, когда в ее комнату заглянула Серафима.
        - Доброе утро мама.
        - Доброе утро, милая, что случилось?
        - У тебя есть домашний телефон Косовой Ирины Валерьевны?
        - Есть, а что?
        - Дай мне.
        - Ты хочешь ей позвонить? Зачем?
        - Надо, мам!
        - Симочка, детка, нужно начинать успокаиваться…
        - Я не хочу успокаиваться, и ты об этом прекрасно знаешь! - Резко перебила ее и без того взвинченная Серафима.
        - Но Сима! Ты не должна безосновательно подвергать человека подозрениям, и тем более звонить ей!
        - Мам, ты что? Ты не так меня поняла! Я просто хочу спросить ее кое о чем!
        - О чем?
        - Мам, ну, какая разница! Слишком долго рассказывать!
        - Сима, не делай глупостей, я прошу тебя, охолонись!
        - Мама, милая, я обещаю тебе, что нисколько не обижу Ирину Валерьевну! Честное слово! - Серафима чмокнула Анну Сергеевну в щеку.
        - Давай телефон.
        - Алло, Ирина Валерьевна, доброе утро! Это Серафима
        Голубева Вас беспокоит.
        - Да, я слушаю.
        - Ирина Валерьевна, скажите среди немцев, которые приезжали к вам был некий Эрвин Линденберг?
        - Конечно! - ответила Косова, заставив Серафиму похолодеть и опуститься в стоящее рядом кресло.
        - А как он выглядел?
        Ирина Валерьевна описала внешность незнакомца, которая точно совпадала с образом человека, приснившегося Серафиме.
        - Спасибо, Ирина Валерьевна, и, пожалуйста, извините за ранний звонок.
        - Ничего страшного, я уже встала.
        - Ах, да, Ирина Валерьевна, передайте Путилову, что я пока не выйду на работу. Все еще никак не могу расквитаться со своей юридической конторой. - Солгала она, понимая, что теперь ей совсем не до работы. - До свидания!
        - До свидания, Серафима!
        - Что с тобой? - спросила Анна Сергеевна, которая тайно подслушивала разговор дочери с секретаршей, и сейчас словно приведение, бесшумно выросла в дверном проеме.
        - Ты такая бледная, Симочка, что случилось?
        Серафиме хотелось кричать, ее сердце разрывалось на части!
        - Это правда! - стонало оно. - Это правда! Но почему Машка? Зачем она это сделала?
        - Что же делать? Что теперь делать?
        Она посмотрела на Анну Сергеевну.
        - Рассказать обо всем маме?
        - Глупости! Она не поверит, начнет утешать, или вообще подумает, что у меня "съехала крыша".
        И тут ей пришла в голову мысль, что так подумают все, кому она захочет рассказать о своем сне!
        - А кому рассказать? Вернее, кому надо рассказать? Или, или…
        сама? А, что она может сделать сама? Надо обо всем
        подумать! Надо хорошенько подумать!
        Серафима взглянула на Анну Сергеевну.
        - Не беспокойся, мама, все нормально. А бледная я потому, что плохо сегодня спала.

…Сначала она подумала, что сама пойдет к Марии и на ее глазах достанет пистолет, который та спрятала на антресоли, а потом, прижав ее к стенке, заставит пойти в милицию и во всем признаться.
        Но, где гарантия, что пистолет до сих пор лежит там? Маша вообще давно уже могла вынести его из квартиры, или перепрятать в какое-нибудь более надежное место. Может, тогда рассказать ей о том, "как все было" и посмотреть на ее реакцию? Но, что это даст? Доказать-то Серафима все равно ничего не сможет!
        Да, и потом, если честно признаться самой себе, она боится увидеть Машу. Она уверена, что увидев ее, не сможет сдержаться, чтобы не вцепиться в нее изо всех сил… Одним словом, без ненужной, бесполезной паники, дело не обойдется, и все пойдет прахом! Ее окрестят ненормальной истеричкой, только и всего!
        Может обратиться к Валере Кудрину, и задействовать службу безопасности? - Нет! Валере нравится Машка. Серафима заметила это еще в Альпах. А личная симпатия в такой ситуации может только навредить делу. И вообще, служба безопасности уже поставила на всем этом большой крест. - Нет, здесь надо действовать по другому, и скорее всего на законном основании. Остается только милиция! Те пока еще не закрыли дело, да и генерал Степаненко держит его под контролем. - Расскажу им все как есть, - подумала Серафима, - а там, может, они и сами отыщут какую-нибудь зацепку. А если не отыщут, или вообще не воспримут все это всерьез? Ладно, там будет видно!
        ГЛАВА 21
        Егор Свиридов зашел в кабинет Верескова.
        - Что у тебя, Егор? - спросил подполковник.
        - Андрей Олегович, тут такое дело, что и не знаю, как доложить.
        Вересков удивленно взглянул на лейтенанта поверх своих очков-половинок.
        - Ну, что еще?
        - Вчера вечером мне позвонила Серафима Голубева и захотела немедленно встретиться. С утра я побывал у нее дома, причем не в квартире Анны Сергеевны, а в ее личной, которая находится в Ясенево.
        - Какая разница? Что очень важно, где ты с ней встретился?
        - Думаю, это значимо, Андрей Олегович, потому, что она не хотела вести разговор в присутствии Анны Сергеевны.
        - Хорошо, что дальше?
        - Она мне такое рассказала… И Егор, приумолк, показывая тем самым, что он находится в полном недоумении.
        - Да, что ты как красна девка, Свиридов, мнешься, да жмешься! Выкладывай, все как есть!
        - В общем, она рассказала, что ей приснился сон, из которого выходит, что убийца ее отца, - Мария Кружилина! Причем, она уверена, что это был вовсе не сон, а самая настоящая правда, и у нее на этот счет даже есть доказательства!
        - Слушай, Егор, а она часом не рехнулась, на почве горя, не впала в так называемую флустрацию?
        - Не похоже, Андрей Олегович.
        - Постой, постой, но ведь Кружилина ее близкая подруга, она сама говорила об этом на допросе, и даже обиделась, когда мы бросая тень на всех сослуживцев, коснулись и этой самой Марии.
        - Было такое дело! А теперь она утверждает обратное. В общем так, Андрей Олегович, Голубева сейчас сидит у Вас в приемной.
        - Господи, зачем сейчас-то?
        - Ну, что я мог ответить ей на все это? Да, и потом, она сама изъявила желание рассказать обо всем Вам, то бишь руководителю расследования, и именно сейчас! Сказала, что пока не поговорит, никуда отсюда не уйдет!
        Вересков покачал головой.
        - Час от часу не легче! Ладно, приглашай, только сам не уходи, поприсутствуй.
        Серафима вошла в кабинет подполковника и поздоровалась.
        - Здравствуйте, Андрей Олегович! Думаю, Ваш лейтенант уже успел доложить, что на прием просится, по меньшей мере, свихнувшаяся Серафима Голубева? - она понимающе улыбнулась.
        - Здравствуйте, Серафима Алексеевна, проходите, садитесь. Свиридов, напротив, сказал, что Вы на таковую не похожи!
        - Очень любезно с его стороны. Но, все равно, начну издалека, чтобы потом больше не касаться темы моего психически нестабильного состояния в период постстресса!
        Вересков, внимательно на нее взглянув, отметил, что девушка определенно находится в самом настоящем здравомыслии.
        - Дело в том, что еще задолго до смерти папы, со мной стали происходить какие-то странные вещи. Я, например, одно время постоянно ощущала рядом с собой чье-нибудь присутствие, мне казалось, что некий незримый объект, не имеющий плоти, но обладающей душой, по человеческим понятиям, участвует в моей личной жизни. Потом это ушло куда-то на задний план, но появилось нечто другое.
        - Что же?
        - Думаю, я стала чувствовать человеческую ауру.
        Серафима умолкла на минуту, чтобы оценить, какое впечатление произвел на подполковника ее рассказ, и находится ли она на правильном пути в своем убеждении.
        - Я Вас внимательно слушаю, Серафима Алексеевна. А в чем это заключалось?
        - В том, что я физически стала ощущать тепло, исходящее от человека, а точнее струящуюся из его глаз энергию, особенно в моменты проявления особо сильных чувств с его стороны, ну, например, влюбленности!
        Одним словом, я уверена, что у меня стали проявляться экстрасенсорные способности. И именно с этим, а не с чем - то другим, я связываю свой сон, который и сном-то, пожалуй, не назовешь.
        - Почему? - поинтересовался Вересков.
        - Ну, во- первых потому, что все события, привидевшиеся мне, были четкими и последовательными, такими, какие бывают только в реальной жизни, а не во сне, а во вторых потому, что мне приснился человек, о существовании которого я даже не подозревала! И он, этот человек, как выяснилось потом, прилетал к папе на фирму из Германии. - Серафима рассказала оперативникам об Эрвине Линденберге, и о том, что она спросила о нем у Косовой Ирины Валерьевны, не далее как вчера.
        - Угу! - отметил про себя подполковник. - Про немца она могла знать заранее. Может, отец упоминал, или сама видела прежде, а потом забыла.
        Серафима же, уловив в его лице некую долю сомнения, спросила, рассказывать ли ей дальше?
        - Конечно! - вежливо ответил Вересков.
        И она, во всех подробностях, подкрепленных личными переживаниями со слезами на глазах, рассказала им со Свиридовым о своем кошмарном сне.
        - Егор, налей воды! - приказал подполковник лейтенанту, сидящему за столом с той стороны, где стоял графин с водой, после того, как девушка умолкла.
        - Спасибо, не надо! - упредила Серафима Егора, и, достав носовой платок из сумочки, вытерла слезы.
        - Андрей Олегович, я понимаю, что пришла к Вам, в общем-то, ни с чем! - сказала она. - Но, Вы, все-таки, подумайте над моим рассказом, сопоставьте факты, допросите еще раз Кружилину, других людей! В общем, сама я пока к ней не пойду!
        - Успокойтесь, Серафима Алексеевна, мы обязательно возьмем все это на вооружение!
        И тут, безмолвно сидящий до сих пор Егор, нетерпеливо заерзал на стуле, пытаясь обратить на себя внимание Верескова.
        Подполковник взглянул на него.
        - Что, Егор?
        - Андрей Олегович, а помните, свидетельница Литвинова Тамара Константиновна сообщила, что видела молодую беременную женщину, которую стошнило у нее на глазах, и она после этого присела на скамейку? Я помню, Литвинова сказала еще, что подошла к ней. Ведь я ее сам лично допрашивал.
        Серафима, услышав эту информацию, насторожилась.
        - Подождите, подождите! - она жестом остановила Егора.
        - Хотите, я опишу сейчас пожилую женщину, которая подошла тогда к Маше, сидящей на скамейке?
        У Верескова и Свиридова, почти одновременно вытянулись лица.
        - Опишите! - сказал Андрей Олегович, сам все еще не веря в то, что происходит.
        Серафима закрыла глаза, предаваясь воспоминаниями и облокотилась на спинку стула.
        - На ней была темно синяя вельветовая юбка и ситцевая малиновая кофточка с короткими рукавами. Волосы бабули были перехвачены сзади в хвостик пластмассовой коричневой заколкой. Так! А на ногах надеты бежевые туфли без каблуков и без пяток, - одним словом шлепанцы.
        - Точно! - изумленно воскликнул Егор. - Я не помню только, какая у нее была заколка!
        - Так! Так! - взволнованно произнес Вересков, что-то обдумывая. - Так! Ее стошнило! Конечно! Конечно! Еще бы после такого не стошнить! А свидетельнице она сказала, что беременна! Понятно!
        - Так! Егор, живо дуй к этой Литвиновой! А впрочем… Серафима Алексеевна, если Егор заедет сейчас к Вам домой, у Вас найдется четкая, крупная фотография Кружилиной?
        - Конечно! - обрадовалась Серафима. - А можно я потом поеду с ним к свидетельнице, вдруг по ходу дела всплывет что-то еще?
        Вересков взглянул на лейтенанта. Тот согласно кивнул.
        - Поезжайте, Серафима Алексеевна, конечно поезжайте!
        Литвинова Тамара Константиновна, сразу узнала Машу по фотографии. А потом они вместе с Серафимой, для уточнения доказательств, вспомнили, что у Марии лямки вместе с верхней частью комбинезона, были закатаны до пояса, и частично прикрыты выпущенной наружу, и оттого немного помятой бежевой короткой блузкой. По этой причине у пожилой свидетельницы и не возникло сомнения в том, что преступница беременна. После этого Серафима показала Егору, по какой тропинке Мария свернула к пустырю со свалкой металла, и откуда она вытащила пакет с пистолетом.
… В среду вечером в половине восьмого в квартире Кружилиных раздался звонок. Развалившийся у ног хозяйки, Арчибальд, вскочил и с имеющим на то полное право, громким лаем, бросился в прихожую. Мария, приехавшая недавно с работы и слегка перекусив, в это время принимала душ. Галина Дмитриевна, сидящая в кресле у телевизора, поднялась и пошла открывать дверь позвонившим. Она посмотрела в глазок и увидела двух молодых людей, в одном из которых узнала следователя прокуратуры Егора Владимировича Свиридова. Он уже приходил к ним однажды, чтобы побеседовать с Машей об убийстве Голубева.
        - Все ходят! Опять у Машки займут весь вечер, отдохнуть не дадут! - с досадой подумала Галина Дмитриевна, и, прихватив пса за ошейник, потащила его запирать в туалет.
        - Сейчас! - на ходу крикнула она ожидавшим, и вернувшись, открыла дверь.
        - Здравствуйте! - поздоровались вошедшие.
        - Нам надо срочно побеседовать с Машей. - Сообщил лейтенант Свиридов. - Она дома?
        - Дома. Душ принимает! - ответила женщина недовольно. - А вы надолго? Маша сегодня приехала такая уставшая, и вообще ей в последнее время нездоровится.
        - Думаю, мы совсем ненадолго. - Ответил второй молодой человек, который представился Галине Дмитриевне младшим лейтенантом Боженовым.
        - Мама, кто там? - крикнула Маша из ванной.
        - Это к тебе, опять из милиции. - Ответила ей Галина Дмитриевна, после чего проводила нежданных визитеров в комнату дочери.
        - Присаживайтесь! - она указала им на кресла.
        Оперативники присели, а Галина Дмитриевна повернулась, чтобы уйти.
        - Вам придется присесть и подождать здесь, пока Маша выйдет из ванной. - Сказал ей лейтенант Свиридов.
        - Почему здесь? У меня сериал начинается.
        Егор улыбнулся.
        - Представителей власти при исполнении служебных обязанностей не принято оставлять одних.
        В это время щелкнула дверь ванной и через минуту в комнате появилась Маша, укутанная в малиновый махровый халат.
        Она приветливо улыбнулась знакомому лейтенанту Егору Свиридову, и извинилась за то, что вынуждена принимать их с сослуживцем в таком виде.
        - Егор, что ж Вы не позвонили мне заранее, как в прошлый раз?
        Егор пожал плечами.
        - Так получилось, Мария Александровна, Вы уж, извините!
        - Ну, что Вы, к чему такая официальность! - жеманно заметила ему Маша, и почувствовала вдруг, как у нее задрожали колени.
        Она присела на диван и обратила свой вопросительный взгляд на оперативников.
        - Теперь мне можно уйти? - с едва уловимым раздражением спросила Галина Дмитриевна.
        - Подойдите к входной двери, Галина Дмитриевна, и впустите еще двоих наших сотрудников. Они должны там сейчас стоять. - Любезно попросил женщину Егор Свиридов.
        - А, что случилось? - теперь уже настороженно спросила у него Галина Дмитриевна.
        - Идите, идите, - поторопил ее Егор, и после того, как она скрылась, предъявил Маше обвинение.
        - Мария Александровна, по показаниям свидетельницы Литвиновой Тамары Константиновны, которая видела Вас в день убийства Алексея Витальевича Голубева, недалеко от места преступления примерно в двадцать один час, десять минут, и опознала по фотографии, Вы подозреваетесь в совершении преступления.
        Мария побледнела на глазах оперативников и вцепилась рукой в подлокотник, с такой силой, словно эти двое собирались оторвать ее от дивана.
        - Какая свидетельница? - хриплым голосом произнесла она, и взглянула на Свиридова расширенными от испуга глазами.
        - Пожилая женщина, которая подошла к Вам в тот момент, когда вы присели на лавочку. Вы еще сказали ей, что беременны, помните?
        - Нет! - в ужасе воскликнула Маша. - Не знаю я никакой пожилой женщины!
        - Конечно, не знаете, зато она Вас прекрасно узнала!
        В это время в комнату вошли майор Косимов и старший лейтенант Захарченко, а вслед за ними понятые, - соседи Кружилиных, Малахов Сергей Григорьевич и его жена Кира Владимировна. Галина Дмитриевна, завершающая эту процессию, бледная, как полотно, остановилась возле двери и оперлась на косяк.
        Понятых пригласили пройти вглубь комнаты, после чего лейтенант Свиридов предъявил Марии ордер на обыск.
        Покопавшись для вида в нижних ящиках секретера и на книжных полках, они добрались до антресоли, о которой говорила Серафима, и извлекли оттуда сверток, при виде которого Мария опустила голову, и, не глядя ни на кого, попыталась силой воли унять колотившую ее дрожь.
        Егор осторожно, чтобы на стереть отпечатки пальцев, развернул пистолет, показывая его понятым.
        - Что ж Вы, Мария Александровна так опрометчиво поступили, не избавившись от оружия? - спросил он. - Наверное, приберегли его для следующей жертвы? Интересно, какой бы она стала по счету?
        И Егор, ухмыльнувшись, ответил сам себе.
        - Наверное третьей!
        Он, аккуратно взяв пистолет двумя пальцами, повертел его перед мертвенно белым лицом Марии.
        - Здесь, скорей всего, окажутся не только Ваши отпечатки пальцев, но и Зуева Аркадия Николаевича, которому Вы так любезно вводили в вену героин. А? Мария Александровна, что Вы на это скажите?
        Мария ничего ему не ответила, и даже не подняла головы, а Галина Дмитриевна, стоящая возле двери, стала медленно оседать на пол.
        - Вызови скорую! - приказал майор Касимов лейтенанту Захарченко, и, подхватив женщину под руки, осторожно прислонил к двери.
        - Мама! - Маша вскочила, было, с дивана, но тут же снова опустилась на него, ибо ноги ее, ставшие ватными, подкосились.
        - Где у вас нашатырь? - спросил у нее Касимов.
        - В ванной, там аптечка, белая полочка у двери. - Сказала Мария, стуча зубами.
…..Лейтенант Свиридов позвонил Серафиме на мобильный, как было условленно.
        - Алло! Серафима Алексеевна, это Свиридов.
        - Ну, что? - нетерпеливо воскликнула Серафима, услышав его голос.
        - Взяли с поличным! Пистолет лежал там, куда Вы указали.
        - Слава богу! - с облегчением и одновременно с горечью, произнесла Серафима.
        - Она не сказала, почему это сделала?
        - Пока нет! Ее только что взяли под стражу. Завтра будет допрос, и я думаю, что мы узнаем о причинах убийства.
        - Спасибо Вам, Егор.
        - И Вам спасибо, Вы облегчили нам очередное раскрытие!
        Серафима сложила мобильник и убрала его в сумочку.
        - Ее взяли? - поинтересовался стоящий рядом с ней Серафим.
        - Да! Нашли пистолет, представляешь! Она считала себя такой неуязвимой, что даже не удосужилась избавиться от него, и он все еще лежал на прежнем месте. Ну…. Там, где мне приснилось.
        - Угу!
        Серафима тяжело вздохнула.
        - Ты довольна? - поинтересовался Серафим.
        - На этом этапе, вполне. Но Машка!.. У меня все это просто не укладывается в голове!
        - Ладно, куда мы теперь?
        - Знаешь, я проголодалась. Может, поймаем такси и поедем к маме поужинать?
        - Не поздновато ли?
        - Думаю, нет! Она, наоборот, будет рада меня увидеть. И потом, мы ей все расскажем. Теперь уже можно!
…….Марию привели в камеру предварительного заключения, в которой уже находилась какая-то пожилая женщина.
        - Бомжиха, или алкашка отпетая. - Непроизвольно отметила про себя Мария, взглянув на замызганную одежду и пропитое, опухшее лицо незнакомки, с подернутыми бледной паутинной поволокой, мутными, как слабо забеленный сгущенкой чай, глазами. Она опустилась на привинченную к полу скамейку, с противоположной стороны от сокамерницы. Однако, та, совершенно не взяв в расчет брезгливое пренебрежение хорошенькой молодой девушки, поднялась и подсела к ней.
        - За что тебя? - поинтересовалась она, заглядывая в глаза своей новой соседке.
        - Отстаньте, пожалуйста! - вежливо попросила ее Маша, и, почувствовав неприятный запах, исходящий от незнакомки, отодвинулась на край скамьи.
        - Брезгуешь? Ну и черт с тобой! - обиделась женщина и отсела от нее на свое прежнее место.
        - Слава богу, что она меня сразу поняла! - подумала Маша, и прислонившись к стене, устало прикрыла глаза.
        Теперь, когда первое затянувшееся шоковое состояние стало понемногу отступать, в голове ее сам собой образовался вопрос. - Почему оперативники о ней узнали? Ведь она продумала все до мелочей, обеспечила себе стопроцентное алиби! Она в течение полугода, с того самого момента, как задумала преступление, методично пыталась пройти каждый свой шаг в предстоящей операции! Она знала, что ее молодость вполне естественно, может потянуть за собой достаточно много опрометчивых вещей, и потому подходила к делу очень серьезно. Ошибок быть не должно! - Говорила она себе, и всякий раз как в кино, представляла себя на месте следователя, ведущего дело об убийстве Голубева, причем опытного и дотошного, умеющего профессионально подойти к делу со всех сторон! А потому, в самую первую очередь, после высадки из машины, когда ей, якобы, нужно было зайти в магазин, она определила для этой роли крупный универсам, где покупатели самообслуживались, расхаживая с металлическими тележками или корзинками. В таком магазине люди, проходя через кассовый контроль, становились, практически незаметными для кассиров. Те, порою, даже
не поднимали на них глаз, по той простой причине, что их мишенью, в которую следовало целиться, являлась не личность покупателя, а проплывающая перед ними по ленточному эскалатору, груда всевозможных товаров, которую необходимо было правильно обсчитать и выбить чек. Мария, при случае, всегда могла бы сказать следователю, что заходила именно в этот универсам. И сколько бы кассиров он ни опросил потом, никто из них не смог бы ее узнать, и это с учетом обстоятельств их работы, выглядело бы вполне закономерно! Чтобы обеспечить себе и дальнейшее алиби, Маша уговорила маму, при необходимости, сообщить следователю, что она пришла домой не в десять, а гораздо раньше.
        - Зачем? - удивилась Галина Дмитриевна.
        - Понимаешь, мам, - сказала Мария, - сейчас у всех нас проверяют алиби на момент убийства Голубева.
        - Ну и что? - еще больше удивилась Галина Дмитриевна. - Ты же сама сказала мне, что была в офисе на фуршете!
        - Да, я была там, но не все время! - сообщила Маша. - Дело в том… она театрально потупила глаза.
        - Ну, говори, не лисничай! - велела ей Галина Дмитриевна.
        - Мам! - Мария доверительно положила руку ей на плечо. - Ты же наверняка знаешь, что я встречаюсь с женатым человеком?
        - Догадываюсь! - Галина Дмитриевна с укором посмотрела на дочь. - Машка, ты ведь у меня такая красавица, неужели тебе свободных ребят не хватает?!
        - Ладно, мам, пилить меня будешь в следующий раз! Одним словом, после фуршета я уехала вместе с Голубевым на машине. По пути вышла, встретилась с любовником и была с ним где-то немногим больше часа. И ты прекрасно понимаешь, что следователю говорить об этом я не хочу по вполне естественным причинам.
        - Понимаю!
        - Ну, так вот! Если он поинтересуется, запомни на всякий случай, что я пришла домой примерно в восемь часов пятнадцать минут. Только говори это естественно. Сделай вид, что пытаешься припомнить и все такое!
        - Ладно, разберусь! - пообещала Галина Дмитриевна.
        Однако ничего из четко продуманного алиби ей не пригодилось. Следователь Свиридов этим даже не поинтересовался, удовлетворившись тем, что она вышла из машины Голубева первой на глазах Косовой Ирины Валерьевны.
        Таким образом, они никак не могли записать ее в разряд подозреваемых, чтобы так дотошно акцентировать на ней свое внимание. Егор Свиридов, который допрашивал Машу раньше и в офисе и дома, в основном пытался узнать у нее о ком-то другом, и прежде всего, о самом Голубеве. О его отношениях с сослуживцами, с партнерами по бизнесу, с фирмачами - иностранцами, и даже о том, каким тоном он беседовал со своей женой, если им приходилось разговаривать по служебному телефону! И она, после таких разговоров была уверена, что под нее никто не копает! А тут, на тебе, пожалуйста! Что же произошло такого, что могло навести оперативников на мысль о ней, Маше Кружилиной?!
        Егор сообщил, что ее узнала свидетельница по фотографии. Они, что же, показывали свидетелям фотографии всех служащих фирмы? - Не может быть, это полный абсурд! И потом, у нее никто из оперативников фотографию не спрашивал! И она знает точно, не спрашивали у остальных! Ведь после очередной беседы со следователем каждый из сослуживцев делился новостями с окружающими. И никто из них ни разу не сообщил о том, что у него попросили фотографию! И впрямь, откуда у ментов взялась ее фотография? Может, мама дала? Глупости! Она бы сказала, да и потом, без Маши они ни разу в квартиру не приходили.
        Сокамерница, некоторое время сидевшая тихо, заерзала на скамейке, заставив Машу непроизвольно открыть глаза, а как только она это сделала, у женщины больше "помолчать" не получилось!
        - А я вот, мужика своего сегодня зарезала! - сообщила она, и, для начала шмыгнув носом, зарыдала в голос.
        - Довел он меня, сука! Бил, бил, и наконец, дождался! Знаешь, он ведь меня со вчерашнего дня в ванной держал! Сначала гад, нажрался, а потом Маргулиху привел. Я, было, хотела ее вытолкать из квартиры, вот тут меня мой бугай в ванной и запер. И еще даже свет погасил, зараза! Они потом всю ночь с Маргулихой гужевались, а я об дверь все кулаки оббила! Так и просидела в ванной, аж до самого утра, пока мой гад эту суку выпустил! А как открыл он меня, тут я и озверела. Глянула, а у них на столе поллитровка недопитая стоит. Я тогда тяпнула и с кулаками на него! Ну, он меня и отмтузил, а сам потом спать улегся. Вот и прирезала я его, как уснул он! Схватила ножик, и по горлу! - алкашка, уткнув грязное лицо в ладони, снова зарыдала.
        Мария, до которой только сейчас начало доходить, с кем ей теперь придется общаться, в ужасе наблюдала за незнакомкой, и вскоре по ее щекам тоже покатились слезы, которые были вызваны не сочувствием к горю этой замызганной женщины, а жалостью к себе!
…….Жалость к себе! Как много раз она ее ощущала! Жалость к себе, а отсюда, и зависть к другим! А особенно к Серафиме Голубевой, своей подруге.
        Интересно, с какого же момента Маша начала ей завидовать? - Конечно не с того, когда Серафима в седьмом классе села с ней за одну парту. Тогда, можно сказать, они были на равных. Во всяком случае, Марии так казалось, и она искренне любила подругу, ибо ничто тогда не могло внести завистливый разлад в их отношения. Они вдвоем были отличницами. Хорошенькими они также были обе, только Мария была хорошенькой темненькой девочкой, а Серафима хорошенькой светленькой, и по мере взросления, мальчики никогда не обделяли их вниманием. Обе мамы, и Серафимина и Машина были в родительском комитете, и даже часто разговаривали между собой после собраний о своих девочках- отличницах, продлевая себе горделивое удовольствие, после тирады учительских похвал в их адрес. А Маша с Серафимой, которые в этот момент ожидали родительниц за дверью, вместе с одноклассниками, глядя на это, чувствовали себя еще более близкими, почти что сестрами!
        Первая завистливая змейка пробралась в душу Маши тогда, когда от них с мамой ушел отец, и она почувствовала разницу между благополучной семьей Серафимы Голубевой, и теперь уже неблагополучной, своей. Да к тому же, Серафимин папа к тому времени стал богатеть на собственной фирме не по дням, а по часам. Маша, навещавшая подругу, почти каждый раз замечала, что в квартире Серафимы периодически появляется что-то новое, - то мебель, то бытовая техника, то какие-то новомодные аксессуары.
        - Машка, приходи скорее ко мне! - звонила ей Серафима. - Представляешь, мне папа новый компьютер купил! Сейчас уже устанавливают. Приходи, там столько всяких мулек, с ума сойти можно! А уже через некоторое время, Маша, посетив подругу, увидела в гостиной Голубевых великолепную кожаную мягкую мебель, цвета кофе с молоком.
        - Это что, кожа? - спросила она у Серафимы. И с любопытством провела рукой по спинке дивана.
        - Угу! - небрежно ответила ей подруга, и тут же защебетала о чем-то своем, касающемся их личных с Марией интересов, так, словно для нее вовсе не имело значения, кожаная это мебель или нет! Да и одеваться Серафима стала гораздо добротней и разнообразней Марии. Завидовала она теперь и ровным, хорошим отношениям, которые процветали между родителями Серафимы, и всякий раз кололи ей глаза. И, глядя на очередной букет живых цветов, появляющийся в комнате Анны Сергеевны Голубевой не только по праздникам, Мария недобро удивлялась. - Надо же, вот, что значит, людям деньги девать некуда!
        Мало - помалу, зависть Марии увеличивалась и от того, что в старших классах на школьных вечеринках, мальчики теперь больше поглядывали в сторону хорошенькой, богато одетой и подстриженной по последней моде Серафимы. А не менее хорошенькой Марии, стоящей хоть и с высоко поднятой головой, но совсем в другой одежде, которую с натугой покупала ей мама на вещевом рынке. А каким дорогим и модным платьем похвасталась ей Серафима перед выпускным! Анна Сергеевна купила его дочери в престижном свадебном салоне. - Длинное, сиреневое, с фиалковым отливом, декольтированное, облегающее фигуру, а сзади со шлейфом! Серафима, померив его, стала просто обворожительной! А Марии к впускному сшила платье соседка, - портниха тетя Кира, ибо деньги, которые оторвал отец от своей новой семьи и передал им с мамой, были предназначены строго для репетитора! - Почему? - спросила тогда себя Маша. - Почему все ей? По какому такому праву? Чем я хуже? Ей даже пятерку натянули по физике, а я все их заработала сама!
        А что уж говорить о том, когда Серафима оказалась в МГУ на юридическом! Они, конечно, встречались! И если быть откровенной, Маша даже иногда скучала по искренне любящей ее Серафиме. Ей не хватало этой любви и надежного Серафиминого плеча в трудные минуты. Однако зависть оказалась такой въедливой штукой, что от скуки по подруге не становилась меньше.
        Когда после окончания ВУЗа Маша не смогла найти подходящего места, и Серафимин отец пристроил ее к себе на фирму, положив приличный оклад, она, вместо благодарности, подумала. - Хорош, нечего сказать, облагодетельствовал после института, запихнув в секретари! Мария даже не взяла в расчет того, что Косова, работающая у Голубева уже более десяти лет, тоже имела высшее образование. Какое ей было дело до какой-то сорокачетырехлетней Ирины Валерьевны Косовой! Почему она, такая молодая, красивая, способная ко всему, по причине своей природной одаренности хватким острым умом, должна уподобляясь ей прозябать на такой незначительной должности?! По ее понятиям, Голубев, зная о том, какие они близкие подруги с Серафимой, если уж не должен был сделать ее полноправным акционером, то, по крайней мере, определить на должность какого-нибудь престижного специалиста. Сделал же он своим третьим замом этого ниоткуда взявшегося Егора Георгиева. Серафима рассказывала ей как-то, что с Егором Алексей Витальевич познакомился на международной выставке, где тот представлял полимерные материалы французской фирмы, схожие с
теми, которые выпускали они, и, оценив его глубокие познания в этой области, переманил к себе, сделав из простого коммерческого менеджера своим третьим замом.
        А потом через руки Марии стали проходить документы, дающие ей четкие сведения о сделках шефа, а главное, информацию для раздумья о его возможном состоянии. И она всякий раз, исходя желчью, думала, - какие же у Голубевых деньжищи! А она, Мария? Сколько ж еще она будет вынуждена корпеть в секретарях над этими проклятыми бумагами?
        И вот однажды, после очередной удачной сделки, когда все в офисе в предвкушении весомой денежной премии, пребывали в приподнятом настроении, она, как всегда, муссируя, сколько еще перепадет после этого Серафиме, загрустила. Проходящий мимо Бураков Олег Викторович, взглянув на нее, заметил.
        - Машенька, ты чем-то расстроена?
        Маша знала, что симпатизировала ему с самого первого дня появления в фирме. Он чаще остальных уделял ей знаки внимания, и, надо сказать, что ей это даже льстило. Выглядел Бураков для мужчины своего возраста очень прилично. - Высокий, подтянутый брюнет с карими глубоко посаженными глазами, прямым носом, тонким, выразительным ртом и с едва пробивающейся сединой на висках. К тому же, энергичный, собранный, обожающий компании, умеющий удачно пошутить, вовремя ввернуть соответствующий случаю анекдот или налету придумать какую-нибудь сногсшибательную историю. Маша даже подумывала временами, что возжелай она завести себе богатого любовника, Олег Викторович вполне мог бы претендовать на это место. Но, увы! Он был не таким крутым, по понятиям Маши, и потому она хоть и не без удовольствия, но все же снисходительно принимала его знаки внимания. А через некоторое время… а через некоторое время, вовсе на это не рассчитывая, она стала-таки его любовницей.
        Все началось именно с этого дня, когда он поинтересовался, чем же она расстроена.
        - Да не расстроена я вовсе, Олег Викторович! - Ответила ему Маша и вяло улыбнулась.
        - Расстроена, расстроена, можешь не сопротивляться, в этом нет никакой нужды. Я сам все прекрасно вижу!
        И тут он неожиданно предложил.
        - А хочешь сходить на концерт в театр эстрады? У меня есть приглашение. Заместитель администратора в "Эстраде" родственник моей жены, и он отцепил мне контрамарочку.
        - Правда?
        - Правда! Ну, как, пойдешь?
        - А какой концерт?
        - Маш, что за вопрос? Сборный, - Пугачева, Леонтьев, Меладзе, Долина, ну и всякие молодые, естественно. Думаю, ты их знаешь лучше меня.
        - Вы ошибаетесь. Я совсем не увлекаюсь молодой российской эстрадой по причине того, что ее у нас нет! Ну, в смысле нет настоящей! Наша эстрада, Олег Викторович, как поддельная водка, в которой не выдержана ни одна рецептура!
        Бураков покачал головой и засмеялся.
        - Ну вот! А я - то развеять тебя хотел!
        - Я пойду, Олег Викторович. Мне Меладзе нравится. Его голос задевает за живое! И потом, я благодарна Вам. Вы же при всем желании не смогли бы пригласить меня на концерт моих любимых исполнителей, по той простой причине, что у нас в России на сборных концертах они не выступают.
        - Ладно, Маш, не грусти, у тебя все еще впереди, может….
        Она перебила его.
        - Угу, вся жизнь впереди, надейся и жди! Простой советский девиз! Короткий и ясный!
        После обеда Олег Викторович снова подошел к ней и положил на стол контрамарку.
        - Она, что, одна только?
        - Одна. Понимаешь, жена у меня в отъезде, вот родственник и решил меня поразвлечь.
        Маша растерялась.
        - Так, может Вы сами, Олег Викторович?
        - Нет, Маш, я один ходить не люблю, да и потом, у нас сегодня совещание после работы, ты же знаешь!
        - Вообще-то я тоже не люблю одна.
        - Сходи, сходи, развейся! Я ведь давно за тобой наблюдаю. Ты уже с неделю вроде как не в себе.
        Маша взяла контрамарку в руки.
        - Партер. Третий ряд, четырнадцатое место. Начало в девятнадцать ноль ноль! - прочитала она.
        - Концерт четырехчасовой, - подсказал Бураков. - Закончится в одиннадцать.
        - Поздновато будет потом одной возвращаться. - Снова засомневалась Маша.
        - Поздновато? - удивился Бураков.
        Маша улыбнулась.
        - По времени, конечно, нет! Просто ко мне после одиннадцати вечно кто-нибудь пристает!
        - Ну, Маш, это неудивительно! Ты же красивая эффектная девушка! Я удивляюсь, почему к тебе пристают только после одиннадцати!
        Маша засмеялась.
        - Спасибо, Олег Викторович. Я обязательно пойду и буду надеяться, что на этот раз все обойдется.
        - Постой, а ведь я могу тебя встретить после концерта и отвезти домой на своей машине! Конечно! Что мне делать-то?
        - Не беспокойтесь, Вы…
        - Не возражай, Мария! Я сейчас временно в холостяках, дома никого, - ни Оли, ни Поли! Так что, не возражай!

…Он встретил ее в условленном месте в одиннадцать десять. И Маша, увидев его, почему-то сразу поняла, что между ними сегодня что-то произойдет! Олег Викторович побрился и переоделся в более модный костюм, - он не захочет отвезти меня домой прямо сейчас, - поспорила Маша сама с собой, - вот увидишь!
        - Ну, как концерт? - сходу поинтересовался он.
        - Ничего! Я даже получила удовольствие! Вы ж не сказали, что будет еще и Максим Галкин! А я его обожаю!
        Олег Викторович любезно открыл перед ней дверцу своей "Аудюшки".
        - Садись, Машенька! Ну, что ж, в таком случае, я за тебя рад!
        Они проехали по набережной и, нырнув на короткое время под мост, направились к центру. Остановив машину на светофоре, возле небольшого уютного ресторанчика, находящегося справа от них, Олег Викторович закинул удочку.
        - Ты есть не хочешь? На концерт-то отправилась прямо с работы.
        - Ужасно хочу, даже в животе бурчит!
        - Может, зайдем? - он кивнул в сторону ресторана.
        - С удовольствием! - согласилась Маша.
        Они заказали ужин, боржоми для Буракова и мартини с соком для Маши. А потом Олег Викторович пригласил ее на танец.
        - Может, мне позвонить маме и сказать, что я сегодня не приеду? - спросила неожиданно для Буракова слегка опьяневшая Маша, и положила голову ему на плечо.
        Он удивленно на нее посмотрел.
        - Ты хочешь поехать ко мне?
        - Я думаю, что Вы этого хотите больше.
        - Я тоже так думаю! Ну, а ты?
        - Поехали! А там разберемся. Если я передумаю остаться, Вы отвезете меня домой.
        Она осталась, и потом вовсе об этом не пожалела. Они провели прекрасную ночь, ибо Бураков оказался искусным и нежным любовником.
        Свою связь, которая продолжалась уже больше года, они держали в великой тайне, неукоснительно соблюдая конспирацию, и ни у кого в фирме за это время даже не возникло подозрений на их счет.
……Машина сокамерница, которая уже давно прилегла на лавочку, то похрапывала, то постанывала во сне, то переворачивалась с боку на бок.
        - Интересно, сколько сейчас времени? - подумала Маша, которая наспех одевшись, даже часы с собой не прихватила. Ее глаза уже слипались, но она знала точно, что не сможет уснуть в эту ночь.
        ГЛАВА 22
        Серафима попыталась открыть дверь своим ключом, но она была закрыта на щеколду с внутренней стороны, и тогда она нажала на звонок.
        После продолжительной до неестественных размеров паузы, за дверью раздались едва слышные шаги.
        - Кто? - прозвучал вслед за этим испуганный голос Анны Сергеевны.
        - Мама, это мы с Серафимом, открывай.
        Анна Сергеевна открыла задвижку и впустила их в квартиру.
        - Так поздно? - удивилась она. - Ты же сказала, что поедешь сегодня домой, и я тебя не ждала.
        - Ты, что уже спать легла? - спросила ее Серафима, видя, что мама стоит перед ними босяком в наспех накинутом халате, абсолютно растерянная, если не сказать больше. И она, улыбнувшись, объяснила ее состояние стеснением перед Серафимом, неожиданно заставшим ее в таком виде.
        - Нет пока, замялась растерявшаяся Анна Сергеевна. Но…..
        - Мама, я знаю, кто убил папу! - сказала Серафима, у которой не хватило терпения, чтобы спокойно подготовить Анну Сергеевну к восприятию этой тяжелой информации.
        Анна Сергеевна побледнела и непроизвольно схватила Серафиму за руку, приготовившись услышать страшную весть.
        - Кто?
        - Маша Кружилина.
        - Что? Что ты сказала?
        - Да, мама! Это правда. Ее опознала свидетельница, и потом у нее нашли пистолет. В общем, ее вина доказана полностью. Я только что разговаривала с лейтенантом Свиридовым. Ее уже взяли под стражу.
        - Господи, но почему?
        - Пока не известно! Но, думаю, что они скоро об этом узнают.
        - Нет, этого не может быть! Доченька, может, они все же ошибаются?
        - Нет, мама! Это правда!
        И Серафима, отстранив Анну Сергеевну, направилась в комнату.
        - Сима, подожди! - воскликнула ей вслед Анна Сергеевна.
        Серафима обернулась и вопросительно на нее взглянула.
        - Не ходи туда.
        - Что? - не поняла Серафима.
        И тут Анна Сергеевна схватила ее за руку и потянула обратно в прихожую.
        - Пройдите с Серафимом в твою комнату. - Сказала она, виновато опустив глаза.
        И тут до Серафимы стало доходить, что она не одна.
        - У тебя кто-то есть? - шепотом спросила она, и жестом указала в сторону спальни Анны Сергеевны.
        - Да! - ответила Анна Сергеевна, которой в создавшемся положении ничего другого не оставалось.
        - Мама! - Серафима растерянно захлопала ресницами.
        И тут в ситуацию вмешался Серафим. Он решительно взял Серафиму за плечи и насильно затолкал ее в нужную комнату, а как только они переступили порог, закрыл за собой дверь.
        Серафима беспомощно взглянула на него.
        - У нее, что, там…
        - У нее там мужчина! Ты же взрослая девочка и все понимаешь!
        - Но, как же так?! Папа ведь, он только что…
        - Успокойся! - Серафим, нежно обняв ее, прижал к груди.
        - Успокойся, и не заблуждайся на этот счет! Она не завела себе любовника только что. Они наверняка уже встречались прежде.
        - Господи! - по щекам Серафимы покатились слезы. - Вокруг одно предательство! Сначала подруга, теперь мама.
        - Предательство, - удел человечества. - Тихо заключил Серафим. - Не суди ее строго!
        Вскоре хлопнула входная дверь.
        - Ну, вот, он ушел. - Констатировал Серафим.
        Анна Сергеевна, проводившая Абрамова, постучала в комнату дочери.
        - Сима, выйди, мне нужно с тобой поговорить.
        Серафима высвободилась из объятий своего друга и вопросительно на него взглянула.
        - Иди! - сказал он ей напутственно, и поцеловал в щеку.
        Серафима вышла и направилась вслед за Анной Сергеевной на кухню. Они молча уселись за стол, и Серафима обратила свой взор на мать.
        - Я тебя прекрасно понимаю, Сима, но мы встречаемся с ним уже давно, ты не думай, что я предала папу, я…
        - Ты хочешь сказать, что предала его уже давно, встречаясь с этим? Кстати, это, часом, не Государев?
        - Нет, что ты!
        - А кто?
        - Ты все равно его не знаешь. Мы познакомились в санатории, в Сочи, три года назад. Я тогда ездила туда лечить гастрит, помнишь?
        - Ты собираешься теперь выйти за него замуж?
        - Нет! Он женат.
        - Ясно!
        - Ты его любишь?
        - Наверное!
        Серафима тяжело вздохнула.
        - Папа об этом знал?
        - Нет! - солгала Анна Сергеевна, прекрасно зная о том, что муж догадывался о ее связи.
        - Хорошо, что не знал! - жестко заключила Серафима, и осуждающе взглянула на мать.
        Анна Сергеевна заплакала.
        - Я бы никогда не пригласила его сюда, Симочка, но мне было так одиноко, так плохо, пойми!
        Серафима молчала.
        - Сима, ты что? - Анна Сергеевна испуганно взглянула на дочь.
        - Не молчи, Сима, прости меня, если можешь! Ты ведь теперь одна у меня осталась! Я…я не перенесу, если ты от меня отвернешься!
        - А он? Разве он не утешит тебя?
        - Сима, ты, что? Он мне никто! Он чужой человек, у него есть своя семья. Хочешь, я прямо сейчас вот здесь пообещаю, что больше никогда его не увижу?
        Серафима взглянула на плачущую, испуганную Анну Сергеевну, и сердце ее смягчилось.
        - Ладно, мама, проехали! Успокойся, я вовсе не собираюсь от тебя отворачиваться. - Сказала она, и обессилено облокотилась на стол.
        - Господи, как я устала! Кто бы только знал, как я устала за эти три дня!
        - Доченька, милая! - Анна Сергеевна подошла к Серафиме сзади и обняла ее. А потом они вместе заплакали.
        В этот момент на кухне появился Серафим.
        - Может, чайку попьем? - предложил он.
        Серафима оторвала руки от мокрого лица и взглянула на него.
        - Ты, как всегда, вовремя. Поставь, пожалуйста, чайник!
        ГЛАВА 23
        Юрий Платонович Государев пришел на работу пораньше, к восьми сорока, и уже сидел в бывшем кабинете Голубева, когда к нему вошла Косова Ирина Валерьевна.
        - Вас из прокуратуры спрашивают, соединить?
        - Соедините, - нехотя сказал Государев, ибо все эти допросы были ему неприятны. Следователи то и дело выведывали у него всякого рода информацию, в том числе и неприятную, интимного характера, пытались ловить на слове, оскорбляя подозрениями. И вообще, не любил он милицию. И не только ее, но и все, что было связано с вершением законности и установлением правопорядка в обществе, будь то суды, прокуратура, службы контроля, и тому подобное! И хотя он, Государев Юрий Платонович, доживший до пятидесяти с лишним лет, ни разу не соприкасался со всем этим вплотную, интуитивно ощущал некую неприязнь и насилие, исходящую с этой стороны общественной жизни.
        - Алло! Это Государев Юрий Платонович? - поинтересовался мужской, доселе неизвестный ему голос.
        - Да, я слушаю!
        - Вас беспокоит подполковник Вересков, ведущий расследование по убийству Голубева.
        - Очень приятно, - вежливо ответил Государев, хоть ему хотелось сказать обратное.
        - Юрий Платонович, я хотел сообщить Вам, что Мария Александровна Кружилина на работу сегодня не выйдет. Она арестована и подозревается в совершении преступления.
        - Что? Что Вы сказали? Преступления в смысле… Вы насчет Алеши, то есть Алексея Витальевича?
        - Именно так!
        - Маша Кружилина, она что же… Она имеет отношение к его убийству?
        - Успокойтесь, Юрий Платонович! Пожалуйста, успокойтесь. Я позвонил Вам только затем, чтобы вы ее нигде не разыскивали. А вообще, в интересах следствия, эту информацию пока прошу не распространять, пусть это останется между нами. А насчет Кружилиной временно что-нибудь придумайте. Ну, скажите, послали, мол, ее куда-нибудь, или заболела она. В общем, сами решите.
        - Хорошо! - ответил взволнованный Государев и положил трубку.
        Он нервно скрестил руки в "замок", переваривая полученную информацию, а потом резко поднялся со своего места и направился в приемную.
        - Ирина Валерьевна, я забыл вам сказать, что Маша сегодня на работу не выйдет. Она отпросилась у меня вчера. Ей срочно нужно было куда-то уехать на неделю.
        - Хорошо! - сказала Косова, хоть немало и удивилась этому. - Интересно, почему Маша не поставила ее в известность, даже после того, как отпросилась у Государева? Позвонила бы по телефону, в конце концов! И потом, когда же она успела отпроситься у шефа, если они вчера вместе с ней ушли из офиса раньше его? Ну, разве что позвонила ему домой по телефону, - подумала секретарша, но спрашивать у Государева ничего не стала.
        Он же, сообщив ей о Маше, повернулся и направился в кабинет. Однако не прошло и пяти минут, как он снова оттуда вышел. Ирина Валерьевна, взглянув на него, поняла, что он сильно взволнован.
        - Надо же, как тяжело он каждый раз воспринимает этих следователей!
        - Бураков у себя? - спросил у нее Государев.
        - Пока нет! Думаю, он к десяти подойдет.
        - Как появится, пусть зайдет ко мне!
        - Хорошо, Юрий Платонович.
        Бураков появился в приемной в половине одиннадцатого. Он поздоровался с Ириной Валерьевной и направился к себе.
        - Олег Викторович, Вас Государев просил зайти. - Сообщила секретарша. И шепотом добавила.
        - С утра ему из прокуратуры звонили.
        - Ну и?
        - Ни о чем не стала спрашивать, Олег Викторович! Он вышел из кабинета такой расстроенный, просто жуть!
        - Ладно, - решил Бураков, - зайду к нему сразу. - А где Маша, она должна была с утра сделать мне несколько копий. - Поинтересовался он, глядя на пустующее место своей молодой любовницы.
        - Ее, оказывается, Государев вчера отпустил аж на целую неделю. Куда-то уехать ей понадобилось срочно!
        Бураков удивленно поднял брови, и ничего не сказав, направился к шефу.
        - Здравствуй, Юра! - сказал он, входя в кабинет.
        - Здравствуй! Проходи, присядь на минутку. - Ответил ему пасмурный Государев.
        - Ты чего такой хмурый с утра?
        - Да, вот, сижу весь в сомнении, думаю, сказать тебе или нет?
        - Да, что случилось? - насторожился зам. - Говори уж, раз зацепил!
        - Машу Кружилину вчера арестовали по подозрению в совершении преступления.
        Бураков побледнел.
        - Не может быть! - сказал он и нервно заерзал на стуле.
        - Но, почему? Ах, да что же я глупости говорю!
        - Олег, это секретная информация, ты уж, пожалуйста, никому ни, ни! - предупредил его Государев. - Меня попросили пока никому ничего не сообщать!
        - Хорошо, Юра! Хорошо! И, что же они, еще никого не вызывали?
        - А, что будут вызывать? - Государев сморщился.
        - Как знать! - Бураков пожал плечами.
        - Я почему тебе сказал-то…..
        Бураков напряженно взглянул на шефа.
        - Хотел узнать, что ты по этому поводу думаешь?
        - А, что я могу думать? Ты просто ошарашил меня этой информацией!
        - Вот и я хожу с утра ошарашенный! С какой стати эта девочка Маша может быть замешана в преступлении, если она лучшая подруга Лешиной дочери? Абсурд какой-то!
        - Тебе как сообщили, что она замешена в преступлении, или совершила его? - поинтересовался Бураков тонкой деталью преподнесенной шефу информации, бледнея еще больше.
        Государев задумался.
        - Постой, как же он сказал?
        - Кто?
        - Руководитель расследования, подполковник Вересков. - Он сказал, что она подозревается в совершении преступления.
        - То есть, еще ничего не доказано. - Констатировал Бураков.
        - Вот и я думаю, может они ошибаются? А может, подставили девочку, им ведь, что? Давят на них со стороны Степаненко, они и ищут без вины виноватых.
        - Ладно, Юра, посмотрим, чем все это закончится!
        Бураков вышел из кабинета Государева не менее расстроенный, чем шеф, и Ирина Валерьевна, приготовившись спросить у него об утреннем звонке из прокуратуры, так и не задала свой вопрос. Зам. молча прошел в свой кабинет и хлопнул дверью, не сказав ей ни единого слова.
        - Похоже, что-то случилось! - подумала Косова. - Может, напали на след, или подозревают кого-то конкретно? - и она, с холодком в груди снова вспомнила о том, что выходила из машины Голубева последней.

…Олег Викторович уселся за стол, и воспоминания вихрем налетели на его бедную голову.
        Ему вспомнилось, как они с Машей сумели вырваться на целых три дня в подмосковье на лыжную турбазу. В это время были школьные каникулы, и Олег отправил Олю с Полиной в дом отдыха матери и ребенка под Звенигород, а потому был абсолютно свободен.
        Машка здорово каталась на лыжах, даже лучше его, и он вновь поразился ее многогранным способностям.
        - Откуда такой талант, Машенька? - крикнул он ей, летящей с крутой горы, вдогонку. И стараясь не ударить в грязь лицом перед любовницей, со страхом пустился вслед. Маша круто развернулась у основания горы, а он, не сумев этого сделать, упал прямо к ее ногам.
        Маша рассмеялась весело, от души, и снежные хлопья, осыпавшие ее при падении Буракова, искрились на солнце в ее выпущенных из-под маленькой шапочки, черных волосах и на раскрасневшихся от ветра щеках! И она была так трогательно хороша в этот момент, что у Олега, глядя на нее, зашлось сердце.
        - Какая же ты красавица! - восхищенно воскликнул он, и стал подниматься.
        - Лежать! - прикрикнула на него Маша, и шутливо пригрозила лыжной палкой.
        - Почему это? - вторил ее шутке Бураков.
        - Раз ты припал к ногам красавицы, то жди ее дальнейшего повеления!
        - Слушаюсь, любовь моя! - и Олег с удовольствием откинулся на спину, а в знак повиновения распростер руки.
        - Иди ко мне, я хочу тебя поцеловать!
        - Еще чего! Тут народу много! - застеснялась Маша. - Ладно, вставай, - и подала ему руку.
        - Машунь, а правда, где ты так натренировалась?
        - Сначала в школе на лыжной секции, а потом в институте пару лет занималась тем же.
        - Только и всего?
        - Ну да! Ты же сам знаешь, что я талантливая. - Маша тяжело вздохнула.
        - Что такое? Машунь, а?
        - Да, вот, подумалось, сколько же еще этой талантливой и красивой прозябать в секретарях? От того и загрустилось. Может, ты дашь мне ответ на этот каверзный вопрос, коммерческий зам "Химпласта", а?
        - Да, Маш, тяжелый вопрос! Но твои претензионные намеки совершенно безосновательны. Я бы мог рекомендовать тебя куда угодно, но Голубев ведь совсем не прислушивается к моему мнению! Мои советы по поводу специалистов для него как об стенку горох! Ты же знаешь, что он по этим вопросам сам с усам! Ни Государев, ни Георгиев, ни я ему не советчики.
        - Маш, ну, что ты загрустила-то? Посмотри, какая погода! Солнышко! А давай в ресторанчик закатимся, в тот, у дороги? "Охотничий домик", помнишь, там еще какие-то чучела у входа стоят.
        - Закатимся, Бураков, закатимся! - Мария снова вздохнула. - Легко же ты хочешь от меня отделаться!
        - Машунь, ну ты что, в самом деле, а? Взъелась не на шутку! Господи! Да, будь я шефом "Химпласта", хоть на день, хоть на час, ты же знаешь, я бы сделал для тебя все, что хочешь!
        - Правда?
        - Конечно, правда! - и Олег поцеловал ее в мокрую щеку.
        - А что бы ты сделал? - не унималась Маша.
        Бураков сморщился.
        - Ну, зачем мечтать о несбыточном?
        - Ничего, в моем положении как раз только помечтать и остается. - Маша дернула его за рукав. - Давай, помечтаем немного, глядишь, у меня и настроение поднимется!
        - Ну, что ж, идет! Прежде всего, я бы предложил тебе на выбор любую должность, которая тебе самой нравится. Ну, подучил бы немного на соответствующих курсах, и нате Вам, пожалуйста, Мария Александровна!
        - А еще?
        И тут Бураков посмотрел на нее вполне серьезно.
        - Знаешь, Маш, если честно, вот сейчас, в настоящее время, у нас идут крутые завязки с немцами. Намечается много разных путей, а совсем недавно они предложили даже частичное слияние.
        - Ну, а мы, что же, согласились?
        - Нет! Пока еще нет! И вообще, я думаю, Голубев на это не решится!
        - Почему?
        - Дрейфит он! Дрейфит, понимаешь!
        - А ты как считаешь, стоящее это дело или нет?
        - Я? Да я не глядя пошел бы на это! Голубев, - он консерватор, а потому через чур осторожничает временами. Он, Машенька, как бы тебе это сказать?! Он не является человеком нашего времени, когда при первом удобном случае нужно браться за любое, даже самое авантюрное дело! А тут! Такая маза ему в руки плывет, а он еще раздумывает!
        - И что же немцы?
        - А что? - ждут ответа, ведь он не говорит им ни да, ни нет! Они, правда, и сами пока еще не готовы к этому, но планы разрабатывают!
        - А если он откажется, что тогда?
        - Ничего, будем сотрудничать по - мелкому, как всегда!
        - И когда же они рассчитывают получить ответ?
        - Думаю, через полгода, или месяцев через восемь! Мы с Егором Георгиевым совсем скоро отправляемся туда в командировку, именно по этому вопросу.
        Маша хитро улыбнулась, и чмокнула его в щеку.
        - Мечты продолжаются! - весело сказала она. - И что бы я, твоя любовница, Маша Кружилина, получила в случае слияния "Химпласта" с немецкой фирмой, если бы ты был шефом?
        - О, Машка! Ты даже не представляешь, какие возможности могли бы для тебя открыться!
        - И какие же?
        - Ну, прежде всего я бы отправил тебя в Германию, - учиться, учиться и учиться! - с твоей головкой это вполне реально! А потом…..
        - Что? - заинтриговано спросила у него Маша.
        - А потом я бы сделал тебя представителем "Химпласта", там, у них!
        - Меня, не Георгиева? - удивилась Маша. - И Государев позволил бы тебе?
        - Мы же мечтаем, Маш, и вообще, при чем тут Государев, если мы с тобой рассматриваем сейчас меня в роли генерального?
        - Ах, ну да, я же совсем забыла! - улыбнулась ему Маша.
        - Мне, конечно, было бы жаль с тобой расставаться, но, чего не сделаешь ради счастья любимой! Представляешь, Машка! Идешь ты по Дрездену, вся из себя красивая, прогуливаешься, так сказать после работы, отпустив шофера своей новенькой БМВ.
        - Почему? Я же люблю ездить на шикарных машинах!
        - Ну, тебе это уже порядком поднадоело, и ты решила пройтись по городу, чтобы пофлиртовать с дрезденскими зеваками. И вдруг подкатывает к тебе этакий крутой мен. - Фрау, гутен абенд! - улыбается он и пытается завязать с тобой знакомство.
        - И я, конечно, ему отказываю, потому, что жду, не дождусь, когда ты приедешь ко мне из Москвы в командировку.
        - Ну да, что-то в этом роде! - согласился Олег.
        Маша рассмеялась, и на этом их мечты прекратились потому, что они дошли до пункта проката и, остановившись перед дверью, принялись счищать с лыж снег.
        Однако после этого Машу часто стали интересовать "немецкие дела" и она расспрашивала о них Буракова. Однажды, после таких разговоров, она поинтересовалась вдруг.
        - Олежек, а если что-то случиться с Голубевым, кто станет руководить фирмой?
        Олег удивленно на нее взглянул.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ну, мало ли, попал же он однажды в аварию, а она ведь могла закончиться и по - другому!
        - Подожди, подожди, Маш, а почему ты вдруг об этом спросила?
        - Не вдруг! Я сегодня аварию видела по пути на работу со смертельным исходом пассажира, сидящего рядом с водителем.
        - Но авария может произойти с кем угодно, при чем здесь Голубев?
        - Так, пришло в голову, да и все. Он же мой шеф, и я задумалась, - чего случись, что с нами всеми будет?
        Олегу совсем не понравился тогда этот ее вопрос, однако, бравада перед молодой любовницей взяла верх, и он, дабы потешить свое тщеславие, сказал Маше, что руководителем, скорее всего, назначат его! По причине того, что Анна все-таки его родственница. Однако Маша усомнилась в этом.
        - А почему тебя, а не Георгиева? Мне кажется, что он в последнее время у Голубева в большой чести, да к тому же три языка знает! Симка говорила, что папа его очень ценит, и тетя Аня прекрасно об этом знает!
        Олег и сам об этом знал. Этот прыткий юнец и впрямь перепрыгнул их с Государевым по всем вопросам на целую голову. Была у парня хватка, что и говорить, - признавался себе Олег Викторович!
        - Может и его, Маш, может и его! - согласился он тогда с любовницей.
        С тех пор Маша больше не заводила с ним частых разговоров про немцев, подслеживая за их делами издалека. Но когда дрезденцы приезжали в Москву, старалась держаться к ним поближе, блистая эрудицией и знанием текущих дел, которыми она интересовалась в последнее время очень энергично.
        А их связи с немцами и впрямь улучшались от раза к разу, и Голубев все чаще и чаще посылал Георгиева с Бураковым в Дрезден. Государев был там всего пару раз, - проверял технологический процесс производства материалов, а Олег с Егором которые занимались коммерческими и всевозможного рода организационными вопросами, ездил туда очень часто.

…Когда весть о смерти Голубева застала Олега в Милане, ему даже в голову не пришло, что к этому может быть причастна Мария. Он тогда приехал в офис и первым делом, войдя в приемную, увидел ее, расстроенную и потерянную, такую же, как и все остальные. - Машка! - екнуло у него сердце, и, не смотря на горе, царящее вокруг, он понял, что ужасно по ней соскучился. Перед уходом улучив минуту, он шепнул, что будет ждать ее завтра у себя в девять часов вечера. И она пришла. О, господи! Лучше бы она тогда не приходила! Лучше бы она вообще никогда к нему не приходила!
        Это было в тот день, когда в офисе состоялось собрание акционеров, после которого юристы зачитали завещание Голубева.
        Олег, услышав долгожданный звонок в дверь, вихрем ворвался в прихожую и отворил щеколду. Маша вошла, и он, соскучившийся, подхватил ее на руки и прямо обутую понес в комнату.
        - Подожди, Олежек, дай мне разуться, - воскликнула Маша.
        - Я сам тебя разую! - Олег посадил ее на диван и принялся снимать с нее туфли.
        После этого он начал ее целовать.
        - Мне нужно в ванную, Олежка, я вспотела. На улице ведь жара!
        - Ладно, мойся! А я пока приготовлю ужин, - сказал он и пошел на кухню.
        Однако до ужина дело не дошло. Маша вышла из ванной, укутанная в махровое полотенце, и Олег, не сдержавшись, снова подхватил ее на руки и отнес на кровать….
        - Олежек, что ты думаешь по поводу смерти Голубева? - спросила Маша, как только он, наконец, высвободил ее из своих объятий.
        - Ужас какой-то! Просто ума не приложу, кому это могло понадобиться?!
        - Даа..! - казала она как-то уж очень многозначительно.
        - А что ты теперь думаешь насчет фирмы?
        - А чего думать, завтра и узнаем! - загадочно произнес Олег, ибо в этот момент ему уже было известно, что Аня с Серафимой объявят завтра сослуживцам о его назначении. Но он хотел преподнести Марии сюрприз и утаил это.
        - А я догадываюсь, кому достанется это тепленькое местечко. - Сказала она, и шутливо ткнула его пальцем в грудь.
        - Олегу Викторовичу Буракову!
        - Да, что ты говоришь?
        - А, знаешь, кто поспособствовал? - Кружилина Мария Александровна, которая убеждала сегодня в этом свою лучшую подругу Серафиму Алексеевну Голубеву!
        - Правда? Ты ее убеждала?
        - Да!
        - А она, что сомневалась во мне?
        - Да, нет, она просто спросила каково мое мнение по этому поводу. Ну, а я, конечно же, нашла, что ей на это ответить!
        - Так что, теперь твоя очередь, генеральный "Химпласта". Пожалуйста, выложите все свои обещания на мой бывший секретарский стол!
        Олег приподнялся на локте и заглянул ей в глаза.
        - Маш, ты что, серьезно? Какие обещания? - И он непонимающе улыбнулся.
        - Как, какие? - Пока только насчет немцев, насчет учебы в Германии! Мне указать в какой колледж я желаю? - и она жеманно улыбнулась.
        Он умолк, а потом, снова взглянул на нее. И вспомнил вдруг, каким тоном она произнесла свое многозначительное "Да". И тут, догадка медленно, издалека, стала проникать в его сознание.
        - Мои обещания? - она, что ж, сделала на них ставку и… - Его передернуло. - Господи, какая страшная мысль!
        - Маша?
        - Что?
        - Маша, ты…ты имеешь какое-то отношение к смерти Голубева? - Шепотом спросил он, словно сам боялся услышать эти страшные слова.
        Маша тоже приподнялась на локте и очень серьезно на него посмотрела.
        - А как ты думаешь, Олег?
        - Я не смею об этом думать!
        - А ты посмей! Шефом быть хочешь, а запятнать себя даже подозрениями не можешь? Так не бывает, Олежек, так не бывает!
        Внутри у Олега все похолодело, и он непроизвольно отодвинулся от любовницы.
        - Так ты…?
        - Да! Только не спрашивай о подробностях, будь любезен!
        - А Георгиев, то есть Георгиева Егора тоже ты…
        - Конечно, ведь он стоял на твоем пути! Правда, с ним разобралась не лично я, а один хороший знакомый моего двоюродного брата Валеры. Настоящий профессиональный киллер, между прочим! - издевательским тоном заявила Маша. - Я бы его и с Голубевым разобраться попросила, но они с Валеркой снова в тюрьму загремели, так что этим пришлось заняться самой!
        - Господи, Маша, неужели все это правда? - прошипел совершенно осипший от изумления Олег.
        - Правда! Я освободила тебе путь, и этого вполне достаточно! - Хладнокровно отчеканила она.
        - Путь? Какой путь, что с тобой? Маша, но я…я ведь… я даже не намекал тебе на это! Я вовсе этого не хотел! Мне это совершенно ни к чему!
        - Не хотел? Да, что ты говоришь? Да ты просто грезил этим! Может, вспомнишь, сколько раз ты ругал Голубева, сетуя на его излишнюю осторожность, нерешительность и даже никчемность. А эта постоянная фраза, - "Эх, Машка, будь я на его месте!" Или ты уже об этом забыл, дорогой?
        - Маша, Маша! Ты, что?! Это все так, несерьезно! Каждый подчиненный, как правило, ругает своего начальника, это ж в порядке вещей!
        - В порядке вещей? А обещания, которые ты давал мне, тоже в порядке вещей? Ну, да! Каждый любовник просто так, в порядке вещей дает пустые обещания молоденькой красивой дурочке! Я знаю, что это банальная истина, но только не в моем случае. Я в отличии от многих, не дурочка, и себя так дешево не ценю! Я слишком хороша для тебя, чтобы ты вот так запросто мог утереть мне нос пустыми обещаниями!
        - Маш, какие обещания? Ты, что? Мы же просто шутили, или мечтали, я уж не знаю! Ты же сама выуживала у меня эти несбыточные обещания! Ты же сама вынуждала меня давать их тебе!!!
        - Несбыточные? Как? Ты, что? Ты серьезно?…. Что ты такое говоришь?! - До нее, наконец, начал доходить смысл его слов. Она села, и лицо ее сделалось мертвенно бледным.
        Олег мельком взглянул на нее, и сердце его застонало.
        - Она сделала на это ставку! Господи! Она сделала на это ставку! И… Что же теперь будет?
        Он повернул к ней голову. Лицо Маши было страшным, агрессивным.
        - Маш, успокойся!
        - Успокойся! Ты, сволочь, скотина! Ты мне все врал, врал! - и она, уткнувшись в одеяло, зарыдала.
        - Это был мой шанс, мой единственный в жизни шанс! Понимаешь ты это, или нет? - выкрикнула она сквозь слезы. - А ты, оказывается, все врал! Ты и не собирался ничего для меня делать! Как просто! - Да, что ты Маша! Это, всего навсего, были наши с тобою мечты! Господи, а я то дура, думала, что дорога тебе! Я, как последняя идиотка, умничала перед этой проклятой немчурой, угождала им всякий раз, как могла! А теперь что же? Фенита ля комедия!
        Олегу стало страшно. - Да, она поняла, что задуманное, осуществленное такой страшной ценой, не свершилось! Но она…
        О, господи, она даже не сожалела о том, что совершенно напрасно убила ради этого двоих людей! К тому же, один из них был отцом ее лучшей подруги, который устроил ее к себе на работу!
        - Маша, скажи, тебе не жаль Голубева, и этого молодого энергичного мальчика Егора, хотя бы теперь? - робко спросил он, намекая ей на раскаяние.
        - Что? - она подняла на него опухшие от слез глаза, полные горького недоумения, словно он спросил о чем-то побочном, вовсе незначимом для осуществления ее великой цели.
        Олег изучающе смотрел на нее, так, словно видел впервые.
        - Ты страшный человек, Маша! Такой ценой себе путь не пробивают!
        - Посмотрите, какой он праведник, ну, прямо Вася - пионер! - Злостно ответила она.
        - Интересно, какой ценой ты завел себе молодую любовницу, уж не ценою ли предательства жены? Может, тебе пойти к ней, раскаяться, а, мальчик - пионер? А хочешь, вместе пойдем, за ручку. На всеобщее, так сказать, покаяние!
        - А как ты поступил со мной? У тебя по отношению ко мне не возникает ли желания покаяться? Ты бравировал передо мной, выпендривался, как только мог! - " А если серьезно, Машка, то у нас с немцами сейчас намечаются такие крутые завязки, ты даже не представляешь, какие возможности могут для тебя открыться!" Ты заставил меня поверить, что многое можешь сделать, что тебе все под силу, и не будь на пути Голубева, ты бы для меня горы свернул! - она снова залилась слезами.
        Олег молчал, ибо теперь его уже точила попутно возникшая мысль. Она - преступница, и ему об этом известно. Что делать? Пойти в милицию и все рассказать?
        Но это невозможно! Это значит, заведомо подписать себе приговор на немедленное отстранение от фирмы, на крупный скандал с женой, на поиски новой работы, а где ее найти?! И потом, у него нет никаких доказательств!
        Олег покосился в сторону рыдающей Маши. - Такая способна на все! Она, чего доброго, скажет, что я нарочно это придумал, чтобы с себя же самого скинуть подозрения!
        А Машины рыдания, между тем, уже грозились перерасти в истерику.
        - Надо что-то делать, - подумал Олег. Еще немного, и ее уже трудно будет успокоить. Он знал по опыту, - рыдания женщин, как буря! Начинается с малого, а как разойдется, ее ничем не унять!
        Олег встал, оделся, а потом присел на краешек кровати.
        - Маша, успокойся, и послушай, что я тебе скажу! Даже если я и стану генеральным директором, мне ничего не светит, в смысле финансов! Я могу получить только гораздо больший оклад, а распоряжаться финансами я не смогу! А ты представь себе, какая сумма потребуется для твоей учебы в Германии!
        - Мне плевать, плевать! Ты обещал! Ты обещал мне все это!
        - Маша, Маша! Господи! Что же ты натворила! - и Олег, взявшись руками за голову, принялся нервно ходить по комнате.
        Маша отняла одеяло от мокрого, распухшего лица.
        - Ты, что же, хочешь убедить меня, что только я одна имею к этому отношение, а ты тут совсем не причем?
        - Он остановился и кинул на нее испуганный взгляд.
        - Ты меня в соучастники не зачисляй! Я предупреждаю тебя! Можешь выбросить это из своей идиотской головы!
        - Идиотской? Хм! Совсем недавно ты говорил, что она у меня очень умная и смышленая!
        - Смышленая, только, по всей видимости, для других дел! В общем, так, Мария! Я тебя предупредил!
        - Правда? И что же ты мне сделаешь? А если я завтра пойду в милицию и чистосердечно признаюсь в содеянном? А потом расскажу, что ты меня к этому подстрекал, а?
        - Ты ненормальная!
        - Ну и пусть, а что мне остается?! Скажу, что ты мой любовник, Бураков Олег Викторович, уговорил меня, несмышленую девочку, завалить шефа, а сам укатил в Милан, чтобы обеспечить себе стопроцентное алиби, а подставить только меня одну!
        Олег посмотрел на ее решительное лицо. - Точно, ненормальная! - подумал он. - Вот, дурак, нашел с кем связаться! И в тот же миг у него начал срабатывать инстинкт самосохранения. - Надо ее обмануть! - решил он. - Надо пообещать ей то, чего она хочет, по крайней мере, сейчас, а там будет видно!
        - Ну, и что же ты умолк, Олег Викторович?
        - Думаю, как тебя, дуру, вытащить из этой ситуации!
        - Меня, дуру? Ну, надо же! - она нервно засмеялась.
        - Да, ты, дяденька, сдрейфил! Совсем перепугался, сладенький! Надо же, какие мы сразу стали заботливые! А головка-то у девочки и впрямь смышленая! Как она тебя, а?
        - Прекрати, Маш, прекрати! Хватит истерик, издевательств и всякого такого.
        Мария покачала головой.
        - Какая же ты мелкая, тщедушная дрянь, Бураков! Поди, надумал идти в попятную? - Наобещаю ей сейчас с три короба, благо, что не в первый раз! А она, дурочка, глядишь, и не сдаст потом! Ладно, начинай! А я подскажу, насчет обещаний-то, а, Олежек?
        - Перестань! Мне твоя дурацкая ирония уже натерла уши! Давай ближе к делу. Ситуацию я тебе обрисовал, и ты теперь прекрасно знаешь, что генеральный и владелец фирмы, это далеко не одно и то же! Устроить тебя на хорошую должность я смогу, а о Германии придется забыть, или попросить об этом твою лучшую подругу Серафиму. Она ведь у нас теперь шеф!
        Мария встала и принялась медленно одеваться у него на глазах.
        - В общем, так, Бураков! Германию ты мне рано или поздно обеспечишь. Обещал, - выполняй! А как тебе это придется сделать, меня не волнует. Голубевы, - твои родственники, с ними и решай!
        - Я же…
        - Возражения не принимаются! - тупо уставившись в пол помутневшими от слез глазами, отчеканила Маша. - Вызови мне такси! Немедленно!
        Олег повернулся, подошел к столу и снял с рычага телефонную трубку.
        Они не сказали друг другу ни слова, пока ждали такси, и в гнетущей тишине, нависшей над ними, было слышно лишь, как тикает будильник. Вскоре раздался звонок в дверь, нарушивший эту мучительную тишину, и Маша, поднявшись с дивана, направилась в прихожую.
        - Чао, дорогой! - сказала она на прощание, и ядовито улыбнулась совершенно удрученному Олегу.
        Он не смог сомкнуть глаз всю ночь, и еле дождался утра, чтобы позвонить Анне и отказаться от должности генерального.
        ГЛАВА 24
        Самолет приземлился в Ялте в восемь двадцать утра, и Серафима, держащая за руку Серафима, позевывая от бессонной перелетной ночи, принялась осторожно спускаться по скользкому трапу.
        После похорон и последующих перенесенных стрессов, Серафиму все же удалось уговорить ее на короткий отпуск, и они, долго не раздумывая, снова отправились в Ялту к Ирине. На этот раз их встречал обильный южный дождь, а зонтика у Серафимы не оказалось, и она, съежившись от ненастья, принялась ворчать.
        - Ну, вот, час от часу не легче! А вдруг такая погода простоит всю неделю, а ты вытащил меня из жаркой Москвы.
        - Не паникуй, дождь прекратится уже через пару часов!
        - Откуда ты знаешь?
        - Вижу по приметам!
        - А если Володя не сможет встретить нас на машине?
        - Не ворчи, - сказал ей Серафим. - Доедем на автобусе.
        - Так вымокнем же до нитки!
        - Ничего! Дождь - это хорошая примета, значит отдых окажется сладким!
        - Что-то я никогда не слышала о такой примете. Откуда ты ее выкопал?
        Серафим улыбнулся.
        - Откуда, не важно, главное к месту. - И первым спрыгнув с трапа, протянул ей руку.
        Они прошлись по летному полю до металлических ограждений, за которыми Серафима сразу же увидела стоящего Володю.
        - Володя! - крикнула она и помахала ему рукой.
        Володя поспешил им навстречу с раскрытым зонтиком.
        - Ты один? - спросила Серафима, обнимая зятя.
        - Нет, Ира сидит в машине. Дождь ведь!
        - Какие же вы молодцы, что приехали! - Серафима благодарно улыбнувшись, взяла Володю под руку.
        - Я, Симочка, особенный молодец! Вчера чинил машину почти до часу ночи, чтобы тебя встретить.
        Серафима чмокнула его в щеку. - Спасибо, Володенька!
        Через несколько минут они подошли к стоянке, и Серафима, увидев знакомую машину, в которой сидела сестра, ускорила шаг.
        - Как она, ничего? - улучив минуту, поинтересовался Володя.
        - Уже ничего! - ответил ему Серафим.
        Они подъехали к дому, и как только Володя вышел из машины, чтобы отворить ворота, ему навстречу выбежала мокрая черная собака, в которой Серафима узнала Элионте.
        - Господи, Ирочка, откуда она взялась?
        - Назад привели! Ты же оставила им адрес.
        - Почему?
        - Говорят, не прижилась.
        - Как это?
        - Да, мы особо и не выясняли!
        - Ну, вот, Серафим, неделя прогулок нам теперь обеспечена. - Вздохнула Серафима. - Будем снова собаку пристраивать. А ты, по своим приметам, сладкий отдых обещал!
        - Да, кто ж вам теперь позволит ее пристраивать?! - Воскликнул Володя. - Элионте уже навеки наша!
        - Как это Вы решились? - удивилась Серафима.
        - Так вот! - Ирина, улыбнувшись, ласково погладила мокрую Элионте.
        - Олежка в ней души не чает, да и мы тоже. Ты даже не представляешь, Сима, какой она оказалась умницей!
        - Здравствуй, Элионте! - Серафима опустившись перед собакой на корточки, прикоснулась ладонью к ее мокрой голове. - Ты меня помнишь, девочка?
        - Элионте лизнула ее в лоб и завиляла своим коротким хвостиком.
        - Спасибо, милая, что не забыла! - растрогавшись, поблагодарила ее Серафима, а потом взглянула на умиленные лица Володи и Ирины, и на сердце у нее потеплело.
        - Как хорошо, что ты привез меня сюда, Серафим! - сказала она, и, взяв его за руку, повела в дом. - Удивительно, но ты всегда знаешь, что мне нужно!
        - Вот видишь, твой отдых уже начинается сладко!
        Серафима удивленно на него взглянула.
        - А почему только мой, а не наш?
        Серафим пожал плечами, не акцентируя на этом внимания.
        - А мой, похоже, скоро закончится, потому, что я действительно знаю, что тебе нужно! - подумал он и грустно при этом улыбнулся.
        На следующий день они отправились на пляж, а потом, взяв напрокат лодку, посетили свой уединенный каменистый островок. Вечером же, пошли на прогулку в город с Олежкой и Элионте.
        Когда они вернулись, Ирина, улучив минуту, сообщила Серафиме, что ей звонил Богдан, и очень просил перезвонить ему в гостиницу.
        - Телефон я записала. - Сказала Ирина, и заметила, как вспыхнули щеки сестры от этого известия.
        - Как жаль, - подумала она. - Серафим прекрасный молодой человек, и вовсе не чета этому Богдану! А Симка, похоже, все еще любит его! - она тяжело вздохнула, и отправилась в прихожую, чтобы достать из сумочки листочек с номером телефона и вручить его Серафиме.
        Серафима дрожащей от волнения рукой набрала номер телефона.
        - Алло! - услышала она знакомый голос, и сердце ее затрепетало.
        - Здравствуй, Богдан, это Серафима.
        - Привет! Как ты?
        - Нормально!
        - А я только что прибыл в Ялту на две недели, и сразу же позвонил Ирине, чтобы узнать как у тебя дела! И, представь, каково было мое удивление, когда она сообщила, что ты тоже здесь! Фантастическое совпадение! Ты в Ялте!!! Тебе не кажется, что это судьба?
        - Богданчик, с судьбой у тебя, по - моему, уже давно все предрешено, а остальное - побочные явления!
        - Ты так считаешь? - спросил он.
        - Угу! Именно так!
        - А у тебя, часом, судьба не организовалась?
        - Пока нет, но…
        - Что? Уже наклевывается?
        - Похоже!
        - Жаль!
        - Ты за меня не рад?
        - Нет!
        - Хм! А ты, эгоист, Богданчик!
        - И причем отпетый! Но у меня имеется оправдание, и даже не одно.
        - И какое же?
        - Во - первых, ты запала мне в душу, потому, что действительно оказалась "супер - самой", а во вторых, я развелся с женой.
        - Потрясающие новости! А главное, совсем неожиданные!
        - Однако если ты сейчас добавишь, что они, к тому же, несвоевременные, я очень расстроюсь.
        Серафима выдержала паузу.
        - А вот об этом надо подумать!
        - Фу, уже легче! Подумай, милая, у тебя на это есть немного времени!
        - Сколько же?
        - Одна единственная ночь, до завтра!
        - Я тугодум, мне этого времени недостаточно!
        - Ты хочешь укоротить наш отпуск еще на одни сутки? Так кто же тогда из нас двоих больший эгоист?
        - Конечно ты, и причем не только отпетый, но и напористый! Ты просто опомниться мне не даешь!
        - Ладно, приходи в себя, милая, и перезвони, хорошо?
        - Посмотрим!
        Серафима положила трубку, и поняла, что все уже решила сразу, как только подошла к телефону.
        - А как же Серафим? Что я ему скажу? - Серафим, милый, хороший, добрый, надежный, прости, но я оказалась стервой?! Господи! Что же делать?
        Она нервно принялась расхаживать по прихожей, а потом резко повернулась и пошла в комнату, из которой за ней наблюдала расстроенная Ирина.
        - Не говори ему ничего хотя бы сегодня! - сказала она Серафиме. - Дай человеку спокойно выспаться.
        - Да, я вообще не представляю, как ему сказать! А насчет сегодня, ты права! Сегодня не скажу.
        Серафима вошла в их с Серафимом комнату и оторопела. Он собирал вещи в свою дорожную, черно-синюю сумку.
        - Что случилось, Серафим? - удивилась она.
        - Прости, но мне нужно срочно уехать.
        У нее тут же мелькнула мысль. - Может, он услышал ее разговор с Богданом? - Да, нет! Их комната находилась на втором этаже, и причем, совсем в другом крыле дома, а оттуда он никак не мог услышать разговора из прихожей.
        - Почему?
        - Потому, что мне только что позвонили.
        - Кто?
        Он подошел к ней, и нежно взяв за талию, усадил на кровать.
        - Я никогда не говорил, где работаю и чем занимаюсь, потому, что тебе не нужно было этого знать, и еще потому, что меня могли вызвать туда в любой момент. И теперь такой момент настал!
        - Но почему сейчас, на ночь глядя? Разве завтра нельзя?
        - Нет!
        - И, что же…… И куда тебя вызывают, в смысле, в какое место? Тебе надо лететь на самолете?
        - Да! - он взглянул на часы.
        - Мне пора, иначе я опоздаю!
        - Господи! - Серафима, вскочив с кровати, крепко его обняла.
        - Прости, прости, прости! - Кричала ее душа, ибо она уже знала, что после его ухода сразу же позвонит Богдану.
        - Он поцеловал ее, и отстранил от себя.
        - Прощай!
        - Нет, нет! Я хочу проводить тебя до самолета.
        - Нельзя! За мной сейчас подъедут!
        - Ну, почему, почему мне нельзя на аэродром?
        Он отрицательно покачал головой.
        - Нельзя! Работа такая!

…..Серафим вырвался на свежий воздух и мучительно, шумно вздохнул, не в силах больше сдерживать щемящей душу боли, а потом повернулся и пошел.
        - Куда? Мелькнула в голове короткая мысль и снова ушла, оставшись без ответа.
        Бесцельно поплутав по глухим переулкам, он незаметно выбрался на центральную улицу города. Здесь в это время было все еще многолюдно. Народ отдыхал, прогуливаясь по центру, попутно заглядывая в казино, бары, рестораны и игровые автоматы.
        Он медленно шел по шоссе, не обращая внимания на сигналящие ему вслед машины, ибо его сердце разрывалось на части, и он, как ни старался, ничего не мог с этим поделать.
        - Ну и что?! - уговаривал он себя. - Разве ты не знал, чем все это закончится?
        - Знал!
        - Так в чем же дело? Теперь ты должен быть готов к этому! И ты знал также о том, что по другому не будет! Или ты смог бы остаться с ней навсегда?
        - Нет!
        - Ну, так в чем же дело, Птолетит? Разве ты не познал все прелести и плюсы человеческой любви? Так найди в себе силы, познать и ее минусы! Почему ты не можешь простить ее? Ведь если любишь, то должен это сделать с легкостью и без сожаления!
        - Я могу ее простить! Могу! Но я не могу вырвать ее из своего сердца!
        И он, в который уже раз принялся вспоминать вчерашнюю поездку на каменный островок.
        Серафима была с ним особенно ласкова и нежна в этот раз. Возможно чувства ее, накаленные до предела тяжелыми стрессами, искали выхода в любви, а возможно она предчувствовала, что это их последняя встреча, как знать! Но она неистово осыпала его поцелуями, и жадно предавалась любовным ласкам.
        А завтра, - он знал это! Завтра она будет одаривать своей любовью другого, - любимого и желанного, и оттого страсть ее будет еще более пылкой!
        Из небольшого придорожного ресторанчика, похожего, скорее на мини-цирк - шапито, благодаря своим округлым формам, вышла группа веселых молодых людей, которые проходя мимо него, оставили за собой шлейф запаха спиртного, и Птолетит, не раздумывая, направился туда.
        Он подошел к барной стойке и заказал водки, и тут же, залпом выпил ее. Через несколько минут все поплыло у него перед глазами, но легче не стало, и он, посидев немного на высоком стуле, направился в соседний зал, где играла музыка. Официант проводил его за столик и предложил меню.
        - Не надо! - сказал Птолетит. - Принесите мне водки и чего-нибудь легкого, закусить.
        - Хорошо! - кивнул официант, и видя в каком он настроении, удалился без лишних вопросов.
        Через пять минут его заказ был выполнен, после чего, официант, извинившись, сказал, что за его столик просится девушка.
        - Какая еще девушка? - раздраженно спросил Птолетит.
        Официант указал в сторону.
        Птолетит оглянулся. Посреди зала стояла красивая высокая блондинка, она смотрела на него во все глаза и улыбалась.
        - Извинитесь перед ней от моего имени, - поручил официанту Птолетит, - и скажите, что я хочу побыть один.
        - Хорошо! - ответил официант, и, пожелав ему приятного аппетита, удалился.
        Он взялся за холодный, покрытый водяными бусинками графин и еще не успев налить себе водки, почувствовал чей-то пристальный взгляд со спины, заставивший его замереть с графином в руке. А в следующее мгновение на его суть снизошло знакомое тепло, которое он не мог спутать ни с чьим другим.
        - Элионте! Но, откуда?
        Он резко повернулся и увидел, что к нему направляется та самая девушка, которая только что просилась за его столик.
        - Элионте?!
        Она подсела к Птолетиту, заставив его улыбнуться и порадоваться встрече.
        - Здравствуй, Птолетит.
        - Элионте, что все это значит? Почему ты в человеческом образе? Ты, что, тоже была у Него и получила разрешение?
        - Нет!
        Внутри у Птолетита все похолодело.
        - Нет? А как же….
        - Я поступила как Моремик.
        - Ты, как Моремик?
        - Но почему, что случилось?
        Элионте умолкла и опустила глаза.
        - Что? - догадка пронзила разум Птолетита.
        - Ты… ты видела меня с ней вчера?
        - И не только вчера, - призналась Элионте.
        - Но, как ты посмела? Ты не могла…
        - Я могла!
        И Птолетит увидел перед собой глаза молодой красивой блондинки, устремленные на него и полные такой страстной, всепоглощающей любви, что у другого, казалось бы, захватило дух! У другого! Но не у него, Птолетита!
        Он нежно взял свою сердечную подругу за руку, почувствовав в тот же миг, как в его горячей ладони трепетно задрожали пальчики блондинки, и прикоснулся к ней губами.
        - Элионте, прости, но….
        В ее глазах показались слезы.
        - Ты не можешь… Ты не можешь мне отказать!
        Он был с ней полностью согласен, и знал, что не имеет права ей отказать. Ей, - Элионте! Своей единственной сердечной подруге, которая, страстно желая его в человеческом образе, и от того сама перевоплотившаяся в человека помимо господней воли, поставила под угрозу свою ангельскую сущность! Но, что он мог с собой поделать, если сердце его принадлежало другой?!
        - Элионте, ты должна меня понять! Ты не можешь меня не понять!
        - А ты понимаешь меня?
        - Я прекрасно тебя понимаю, и я сожалею! Но, что я могу поделать?!
        Она внезапно вскочила со стула и побежала к выходу, заставив обратить на себя внимание окружающих, а Птолетит, абсолютно подавленный, какое - то время тупо смотрел ей вслед. И вдруг в его разуме что-то прояснилось.
        - Это же Элионте! Господи, да что же он натворил? Надо ее вернуть, немедленно!
        И он побежал вслед за ней.
        - Куда побежала девушка, красивая такая, блондинка? - торопливо спросил он у швейцара.
        - Туда. - швейцар указал в сторону соседнего здания.
        Птолетит, что есть сил, бросился бежать в указанном направлении, и, обогнув здание, вскоре увидел ее. Она медленно шагала по тротуару какого-то темного переулка. Услышав его торопливые шаги, испуганно оглянулась.
        - Элионте, подожди! - воскликнул Птолетит, увидев, что она снова побежала.
        - Подожди, я хочу тебе что-то сказать! Это очень важно!
        И он, видя, что его слова не возымели действия, ускорил шаги.
        Он настиг ее через пару минут и схватил за плечо.
        - Остановись, же, Элионте!
        Девушка обернулась. В ее глазах стоял панический страх.
        - Опоздал! - сказал себе Птолетит, и снял руку с ее плеча.
        - Какая Элионте! Я… Я не Элионте, меня зовут Вероника.
        Он горестно вздохнул.
        - И сам вижу! Ты была ею только что, а теперь опять стала Вероникой.
        - Отпустите меня, пожалуйста! - взмолилась Вероника.
        - Иди, я тебя не держу.
        Девушка бросилась бежать, сама не веря в такое легкое избавление от преследователя.
        - Ненормальный какой-то! - подумала она, - " Ты только что была Элионте, а теперь снова стала Вероникой"! Маньяк самый натуральный! И она, пробежав еще немного вперед, замедлила шаги, поняв, наконец, что он ее больше не собирается догонять.
        Птолетит, опустив голову, медленно побрел назад. Этот темный переулок был сейчас безлюдным, таким же обездоленным прохожими, как и вторящая ему в этот миг несчастная, одинокая душа ангела высшей иерархии, Птолетита, который за несколько последних часов потерял два близких ему существа. Одно, - не по собственной воле, а другое - как последний безумец!
        - Что теперь станет с Элионте? Ведь ее, по закону, должны изгнать в небытие за непослушание. Нет! Он не может этого допустить! Он сам пойдет ко Всевышнему, и вымолит за нее прощение. Он должен это сделать, он не может потерять еще и ее!
        Вдалеке показались силуэты каких-то людей, окутанные ночными сумерками. Они шли ему на встречу, и вскоре он услышал гулкие шаги, раздающиеся на тротуаре и пьяные, разнузданные голоса, перемежаемые матерной бранью. Как только они поравнялись с Птолетитом, один из них, - здоровенный верзила - качок, издевательски воскликнул.
        - О! Мужики, посмотрите-ка, красавчик напудренный, опять какую-нибудь нашу ялтинскую телку провожал. У верзилы, явно "чесались кулаки", и он нарывался на драку, распаляя своих пьяных друзей.
        - Не трогай его, Зарайский, тут недалеко ментовская машина стоит, ты же сам видел!
        - предупредил его один из друзей.
        - Может, и не трону, если он будет хорошо себя вести! - с бравадой оповестил верзила советчика. - А если что, так он и пикнуть не успеет, чтобы ментов позвать.
        Птолетит пристально взглянул на верзилу, и, подняв руку, сделал несколько круговых движений в воздухе.
        - О! Ты погляди, он еще и руки распускает, скотина. - Воскликнул верзила, и, размахнувшись изо всех сил, ударил… Но не прохожего, а стоящего рядом с ним худощавого паренька, который от спиртного и так еле держался на ногах. Парнишка, совершенно не ожидавший удара, к тому же нанесенного со всей силы, как стоял, так и рухнул на землю.
        Остальные трое, стоящие сзади этих двоих, лишь только увидели, что их товарищ упал как подкошенный и застонал, не раздумывая, бросились на незнакомца с кулаками. И каково же было их удивление, когда первый, чуть вырвавшийся вперед, тут же получил от верзилы прямой удар в лицо, и откинулся навзничь, упав прямо на бегущих следом друзей.
        - Зара, сволочь! Ты, что совсем пережрал? - закричал третий, которому тут же и досталось вслед за вторым. Последний и вовсе получил удар от верзилы без всяких слов, потому, что и сказать еще ничего не успел, как до него дошла очередь.
        Побитые поочередно начали подниматься, но верзила вновь и вновь наносил им удары, в которые Птолетит вложил всю свою ангельскую боль, саднящую душу. Этот случай как раз оказался удобным, чтобы хоть немного разрядиться и избавиться от сердечного гнета.
        Вскоре на вопли дерущихся в переулок и впрямь въехала милицейская машина, из которой выскочили три человека. Они подбежали вплотную, но разошедшийся не на шутку верзила, со всего маха врезал одному из милиционеров. Однако двое других смогли все же заломить ему руки и положить на землю.
        Побитым оказался майор Зайков. Птолетит сразу узнал его по голосу.
        - Прости, майор! - мысленно сказал он, - я тебя уже второй раз подставляю. - Хотя! .
        И он, тихо стоящий в стороне, пока длилась вся эта возня с верзилой и остальными хулиганами, подошел поближе, так, чтобы его заметили.
        - А это еще кто? - поинтересовался майор Зайков, увидев силуэт приближающегося к машине молодого человека.
        - Это прохожий, из-за которого все началось. - Шепелявя сообщил один из хулиганов, вытирая рукавом рубашки сочившуюся из губы кровь.
        - Что началось? - гаркнул майор, потирая распухшую щеку.
        - Ну драка.
        - Он, что, драться полез?
        - Нет! Это Сева Зарайский хотел ему морду набить, а сам ни с того, ни с сего, на нас налетел, а его даже пальцем не тронул!
        - Угу, ни с того, ни с сего! Как натворят чего, и милицию увидят, - всегда у них ни с того, ни с сего!
        Проскурин! - Обратился майор к сержанту.
        - Этого тоже в отделение, там разберемся, кто у них на кого драться полез!
        Володя подошел к Птолетиту и сразу узнал в нем Константина Кустовского.
        - Товарищ майор, да это же….Да это ж Кустовский!
        - Что? - и майор, направившийся к машине, вернулся, чтобы взглянуть на задержанного, и воочию убедиться, что это на сей раз и впрямь Кустовский.
        - Ой! Ну, надо же! Какая встреча! Ты посмотри! - Майор, удивленно покачал головой.
        - Долго же я тебя искал, голубчик!
        И блюститель порядка от радости даже забыл на время о своей нестерпимо саднящей щеке!
        ЭПИЛОГ.
…… Птолетит сидел возле излюбленного им серебристого озерца, и кудрявая зеленая растительность, простирающаяся вдоль берега, нежно трепетала перед ним под веселыми порывами теплого ветерка, навевая златокудрому ангелу горестные раздумья.
        Он вернулся на небеса как раз в тот момент, когда Элионте по закону и велению Господа надлежало изгнать в небытие. Птолетит, появившийся в самом конце процесса изгнания, увидел ее, одиноко стоящую в середине ангельского круга, с низко опущенной головой, и покорно внимающей порицанию, которое зачитывал на всеобщем круге один из ангелов - Гестелиос. Птолетит встал в круг, выбрав то место, откуда смог бы беспрепятственно увидеть лицо Элионте. Она же, едва почувствовав его появление, несмело подняла свою понурую голову. И в ее взгляде, устремленном на него, Птолетит увидел нестерпимую боль и панический страх перед небытием, заключающем в себе всякое прекращение помыслов, дел, привязанностей и привычек. Она молча смотрела на него - своего единственного сердечного друга, ради любви к которому решилась на этот отчаянный шаг.
        - Ну, что, Птолетит, - вопрошал ее взгляд, - нашел ли ты на
        Земле ответы на свои вопросы, познал ли любовь в той
        степени, в которой тебе это было необходимо? Что ты приобрел там такого, что не смог разглядеть в моих любящих глазах и почувствовать в моем умирающем от любви к тебе сердце?
        Две крупные, прозрачные, жемчужные слезинки, скатились со щек его сердечной подруги, упав в зеленую траву, на которой стояла босая Элионте. Птолетит, проследив за их падением, запомнил это место, которое, он знал, будет вечно потом целовать!
        - Господи! - взмолился Птолетит, и простер ввысь руки в молебном жесте. - Сжалься над ней! Не дай мне вечного отчаяния!
        - Закон един для всех ангелов, Птолетит. Они должны беспрекословно подчиняться воле Господа! - услышал он в тот же миг Господний ответ, прозвучавший внутри себя.
        - Ангелы, в отличии от людей, которым дарована мною свобода, несвободны вовсе, а потому должны знать, что путь, ведомый желаниями не имеет остановок, и чреват лишь одними только падениями и катастрофами.
        - Нет! - воскликнул в отчаянии Птолетит! - не отнимай ее у меня, ибо я только в ней нашел то, что так долго и бессмысленно искал на Земле!
        Однако на сей раз, Господь его просьбу не услышал, и сколь чутко не прислушивался Птолетит к своей внутренней сути, она оставалась беззвучной!
        Элионте взглянула на него в последний раз, и взгляд ее был полон любви. Той, которая одна только умеет быть высокоторжественной, и предельно бескорыстной, которой одной только подвластно благородство и всепрощение, искренность и неподдельная чистота!
        - Прощай! - беззвучно прошептала Элионте, глядя на него, и в тот же миг исчезла из круга, оставив после себя легкую струйку голубоватого тумана, напоминающего небесно - голубое одеяние, так ею любимое во все века!

….Усилившийся сверх меры озорной ветерок переместился на прозрачную озерную воду, покачивая ее поверхность несмелой волной, а потом, поменяв направление, подул в сторону Птолетита, все еще сидящего на берегу и вовсе не замечающего заигрываний строптивого ветерка, который не имея других зрителей, хотел обратить на себя внимание златокудрого ангела.
        Птолетит был углублен в раздумья, и ничто не могло отвлечь его от них, ибо осознание реальности в образе Элионте отрезвило его бунтующий дух, заставив подумать о том, что вечное сопереживание Миру, растворение в нем, как раз и является выходом для его взбунтовавшейся против человеческих пороков сути! Сделав для себя такой вывод, он успокоился, и оперся на локоть, повернувшись в ту сторону, где обычно рядом с ним сидела Элионте.
        - Элионте! - произнес он вслух имя любимой. - Теперь у меня осталось только дорогое сердцу и единственное во всей вселенной, имя твое!
        И вдруг он вспомнил собаку - добермана, которой они с Серафимой дали имя его сердечной подруги. И ему в тот же миг нестерпимо захотелось увидеть ее! Он, не раздумывая, резко поднялся на ноги, а потом, воспарив с великой легкостью, устремился на Землю.

…….. - Олежка, отнеси ей молока - услышал Птолетит голос Ирины, доносящийся из дома. - Ты слышишь, или нет? Хватит собаку баснями кормить!
        Олежка, которого, по всей видимости, Ирина окликнула уже не в первый раз, побежал в дом.
        Элионте лежала возле сарая, а рядом с ней дурашливо резвясь друг с другом, возились три щенка. И вдруг один, самый крупный из них, в азарте прикусил братишку, да так, что тот даже взвизгнул от боли! Элионте, тревожно вскинув голову, забеспокоилась, и тут же поняв, что это всего лишь детские шалости, снова приняла удобную позу и томно прикрыла глаза.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к