Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Исаков Антон: " Дальше Действовать Будем Мы " - читать онлайн

Сохранить .
Дальше действовать будем мы Антон Исаков


        # Лично для меня тема про зомби и оживших мертвецов кажется сейчас слишком заезженной. Я тоже фанат творчества С. Кинга, но более склоняюсь к мистике. У меня тоже есть повесть, про зомби - "Дальше действовать будем мы", которую я с удовольствием представляю читателю
        Автор


1.


    Валентин едет домой слегка уставший, но очень довольный. Ведь завтра ему не нужно на опостылевшую за последние месяцы работу. И послезавтра тоже. Не нужно видеть глупого начальника, думающего только о том, как бы еще больше улучшить своё благосостояние за счет других; надоедливого напарника - болтуна, темы разговоров с которым всегда ограничиваются тачками, тёлками и алкоголем; женщин, работающих в технологической смене, которые чем и занимаются всё время, как перемалывают кости друг  другу, и создают сплетни, одну глупее другой.

       Валентина не рассчитали  с завода, считающегося градообразующим предприятием города. Просто пришло время взять запланированный отпуск. Впереди целых 28 дней безмятежного отдыха и покоя. Конкретных планов, чем заниматься всё это время не было. Ехать Валентину было некуда, кроме как в деревню к родителям. Они, конечно, сильно обрадуются приезду сына и возможно, Валентин всё-таки повидает их, но вот чтобы провести в деревне более длительное время, нежели пару дней - этого он сделать никак не сможет - не вытерпит. Можно ещё съездить к старому другу,  который живёт в соседней области и давно зовёт в гости, но Валентин не был уверен, что суммы отпускных, за которыми надо ехать в управление через несколько дней, хватит тогда надолго.

       Поэтому он просто будет сидеть дома, смотреть разные фильмы, которые Валентину скачал из Интернета один знакомый, читать книги, слушать музыку и просто болтаться по городу от безделья. Возможно, это не самый разнообразный и увлекательный способ проведения отпуска, но для Валентина и этого будет достаточно. Ведь он без перерыва отработал уже почти 18 месяцев.

       А пока Валентин сидит в автобусе и смотрит на пролетающий за окном пейзаж. В салоне много народа, поэтому контролёрше очень сложно обилечивать пассажиров. Из спрятанных где-то динамиков хрипловато тянет свою песню представитель «блатняка». Сидящая рядом девчонка сжимает в руках мобильник и постоянно жмёт кнопки - общается в ICQ. Валентин щурит глаза - майское солнце внутри автобуса припекает куда сильнее, нежели снаружи. Он держит на коленях сумку. Внутри рабочая роба и набор нательного белья - нужно их дома тщательно простирать. Тазик с порошком на работе для этого уже не подходят, а вот стиральная машина-автомат самое то. Только  займётся он этим не сегодня вечером, а как-нибудь на днях. Сегодняшний вечер нужно посвятить распиванию пива и ничему больше. Валентин незаметно для самого себя начинает улыбаться.

       От остановки к остановке салон начинает пустеть. Люди входят, но больше выходят из автобуса. Девчонка с мобильником тоже незаметно исчезает и рядом уже никто не садится. Наконец, автобус доезжает до нужной остановки.  Валентин выходит на улицу вслед за мужчиной с рюкзаком. От остановки до дома еще минут пять идти. Но Валентин  никуда не спешит и заходит в магазин, чтобы купить бутылку Tuborg. Прохладное пиво сейчас весьма кстати. На улице тепло и солнечно, и юная зелень еще толком не заняла газоны. Группам людей в оранжевых жилетах, наконец, удалось разобраться с горами мусора, оставшимся после стаявшего снега. Некоторые их прохожих, особенно заждавшиеся летнего тепла, уже сняли куртки. Каждый год, когда приходила весна, было очень необычно видеть таких людей. И не привычно самому снимать однажды куртку и прятать её в шкаф до осенних дождей.

       Как только Валентин закрывает за собой входную дверь, в кармане вибрирует  мобильник.

       - Привет! - Это был один из друзей. - Ну что, отпускник, когда проставляться будешь? Сегодня?

       - Нет. Сегодня хочу девушку пригласить.

       - Хм. Понятно. Мы тогда сегодня в «Лагуну» пойдём виснуть. Присоединяйся, если что. Или сам звони.

       - Хорошо. Давай. - Валентин отключается и кладёт мобильник на стол. Как бы там не было, но сегодняшний вечер он проведёт отлично.

       Следующие несколько часов Валентин просто валяется на диване, без особого энтузиазма щелкая кнопки пульта дистанционного управления.  Недавно в их доме провели кабельное телевидение, но всё равно, как и раньше, смотреть было нечего. По всем каналам подряд показывали всякую ерунду. Поэтому незаметно для самого  он впадает в легкую дрёму.

       Очнувшись, ставит  греться чайник на кухне. Ожидая, пока тот вскипит, звонит родителям в деревню. На вопрос, когда же сможет приехать, Валентин обещает, что как можно скорее. Отпивая кофе маленькими глотками, он обзванивает по очереди всех девушек, чьи номера находит  в книге контактов, предлагая провести вечер  вместе.  Все отказываются по разным причинам. Лишь пятая по счёту, Ирина, соглашается, но с условием, что подъедет через два часа.

       Время до встречи Валентин тратит на приведение в себя в порядок - побриться, принять душ и сменить бельё. Затем поход в магазин за несколькими бутылками пива, одной красного вина, шоколада и мандаринов.  По возвращении небрежно проходится влажной тряпкой в особо пыльных местах и моет посуду. Оставшееся свободное время, Валентин тратит на очередную ява-игру на мобильнике.

       Ирина появляется в назначенное время. Это особенность в ней всегда почему-то очень поражала Валентина. Наверно потому, что все остальные девушки, которых он знал, очень любили опаздывать на встречи и никогда этого не скрывали.

       - Привет! - Улыбается  она и  чмокает Валентина в щёку, затем, как и всегда, влетает в комнату и бросает сумочку на диван.  - Как дела?

       - Отлично. А у тебя?

       - Клёво! Что за повод, пригласить меня сегодня в гости?

       - Начало моего отпуска. Поможешь накрыть стол?

       - Какой же ты бессовестный, ждал гостью, чтобы заставить её работать у тебя на кухне! - Рассмеялась Ирина, показывая белоснежную улыбку.

       Пока Ирина чистит мандарины  и разламывает на дольки, Валентин откупоривает охлаждённое вино и достаёт из стенки бокалы. Наконец, разобравшись с нехитрой сервировкой, они усаживаются за стол. Первый тост за встречу. Затем буквально сразу второй, за удачный отпуск. Они мило болтают о всяких пустяках. Несколько раз приходится прерывать беседы из-за телефонных звонков, на которые Ирина отвечает  мило улыбаясь. Пока она что-то тараторит по телефону, как бы невзначай гладит Валентина по колену. Он терпеливо дожидается, пока она распрощается с очередной подружкой, и они вновь вернутся к беседе. Иногда  уже совсем на другую тему, нежели до звонка, совсем этого не замечая.

       Закончив с вином, Валентин предлагает Ирине пива. На что та мило улыбается:

       - Я не поняла, ты, что меня сюда пиво пить позвал?

       - Ну, вообще то нет. - Валентин придвигается к девушке. - Пиво я и один попить могу, а вот это нет. - С этими словами он обнимает Ирину и начинает целовать.

       Охваченные страстью, они, не прекращая целоваться и ласкать друг друга, поднимаются и направляются в комнату. Однако до дивана добраться не успевают и Валентин, прижав извивающуюся девушку к стене в коридоре, овладевает ей. После стремительного первого раза они падают на диван, чтобы продолжить свои любовные игры.

       Обычно на это уходит несколько часов, а потом они долго лежат в темноте. Ирина кладёт голову на плечо и молчит, глядя в потолок. Валентин нежно обнимает девушку и тоже молчит, стараясь лишним движением не потревожить Ирину.

       Такие моменты молчания после бурного секса - одна из многих странностей девушки. Однако по большому счёту, Валентину были безразличны все её прибабахи. Главное, что Ирина - девушка симпатичная, прямолинейная и не строит из себя недотрогу. С ней всегда было очень легко. И не важно, что они никогда не обсуждают личную жизнь друг друга, а болтают лишь о всяких пустяках. Будь Валентин однолюбом или реши выбрать себе срочно жену, то выбор бы однозначно пал на Ирину.

       А пока они просто встречаются несколько раз в месяц для секса. И такая ситуация устраивает обоих. И не важно, сколько еще девушек проходит через кровать Валентина, и  с каким «денежным карманом» кутит Ирина. Это их личное дело.

       Ирина, не проронив ни слова, уходит сначала  в ванную для каких-то своих чисто женских дел, а потом, так и не накинув ничего на плечи, абсолютно нагая, отправляется на кухню. Валентин знает, что сейчас она поставит чайник на огонь, поэтому не спешит вслед за девушкой. Неспешно потянувшись, он разваливается на диване, закинув руки за голову. В голову приходит мысль - громко ли скрипит диван, когда он занимается с кем-нибудь сексом. Странно, раньше это никогда не приходило в голову Валентину. Надо будет прислушаться при следующей возможности.

       На кухню Валентин приходит также без одежды и садится на табурет. Ирина, как настоящая хозяйка, совершенно не стесняясь наготы, сидит напротив. Они пьют горячий кофе. Затем Ирина достает из пачки тонкую сигарету и прикуривает.

       - Ты так мило смотришься без одежды и с сигаретой. - Валентин пристально смотрит в глаза девушке.

       - И ты каждый раз мне это говоришь, - улыбается Ирина.

       Действительно, каждая их встреча ни чем  не отличается от предыдущей. Как по шаблону. Это может показаться забавным кому-то. Валентин не может объяснить причину этого. Или не хочет.

       Внезапно в комнате начинает звонить телефон.

       - Это меня, - произносит Ирина и виновато разводит руками, на что Валентин лишь слегка кивает, мол, иди - разрешаю. Грациозно покачивая бедрами, девушка уходит, затем до Валентина доносятся куски ее телефонного разговора, состоящие чаще всего из «угумс» и  смешков.

       Когда через минуту она возвращается, Валентин спрашивает:

       - Что уже уходишь?

       - Угумс.

       - Ну и ладно. Не держу, - он нежно хватает девушку за талию, когда она проходит мимо.

       Ирина игриво вырывается и показным тоном произносит:

       - Пошляк и извращенец!

       Как бы там не было, Валентин не будет удерживать и тем более уговаривать ее. Не в его правилах. Лучше позвонить на следующей неделе и назначить новую встречу.

       Ирина начинает неспешно собирать разбросанную одежду и закрывается в ванной. Спустя минут десять она выходит оттуда совершенно другой - аккуратный макияж и подправленная причёска делают своё дело.

       - А вот и я.

       Когда они стоят в прихожей, девушка вместо прощания проводит длинным красным ногтем по груди Валентина:

       - Ты ведь позвонишь? - и, не дождавшись ответа, Ирина уходит. Ведь они оба знают, что это вопрос чисто риторический.

       Весь оставшийся вечер Валентин смотрел фильмы. Без особо интереса он наблюдал за диалогами и действиями персонажей. Вскоре устав сидеть перед монитором, Валентин решает, что на сегодня достаточно. Опять звонит дневной знакомый, настойчиво предлагая присоединиться к их компании, которая скоро собирается в ночном клубе. Валентин с трудом находит причину, чтобы никуда не ходить. Вместо этого он включает диск Норы Джонс и просто лежит на диване, глядя, как удлиняются тени на потолке; слушая, как за стеной соседи смотрят очередной сериал; и, думая, что всё не так уж плохо, как может показаться на первый взгляд.

       Незаметно для самого себя, Валентин погружается в сон. Ему совсем не кажется необычным то, что он открывает окно и прыгает куда-то вниз. Окружающее пространство тут же кардинально изменяется и Валентин попадает в новое место. Ему кажется, что здесь он никогда не был, но это место связано с ним каким-то образом. Поэтому он не испытывает никакого страха, когда неожиданно прямо перед ним возникает дверь. Валентину очень хочется её открыть, но дверь не имеет ручки. Есть только табличка «Приёмная».

       Валентин пытается заглянуть в щель или найти замочную скважину, однако дверь упорно не хочет делиться секретами, которые скрывает позади себя. Тогда он прижимается ухом к её шершавой поверхности и замирает, в попытке расслышать хоть что-нибудь.  Сначала кажется, что ничего не слышно. Но затем Валентин различает слабый звук шагов, скрип и едва слышимый голос. С трудом удаётся разобрать часть фразы - «…всё идет по плану…но… не по себе…».

       В  следующий момент Валентин открывает глаза и чуть ли не падает с дивана.

       - Приснится же всякое, - Валентин пытается нащупать рукой мобильный, чтобы посмотреть который час.

       Однако он не находит не только свой телефон, но и так же тумбы, на которой обычно оставляет его каждый вечер перед сном. Это заставляет Валентина окончательно проснуться. Он опускает ноги на пол, ощущая насколько тот холоден. Никогда пол в комнате не был таким. Валентин протирает глаза и, зевнув, наконец, начинает осознавать, что находится вовсе не в своей комнате.

       Эта комната только габаритами похожа. И единственной мебелью - диваном. Всё остальное кажется незнакомым и чуждым - стены, покрашенные в безобразный серый цвет, отсутствующие окно и дверь в коридор, и горящая слабым мерцающим светом люминесцентная лампа.

       Что это за место и где вообще я нахожусь, думает Валентин. Почему ему совсем не хочется отходить от дивана ни на шаг. Что-то пугающее распространено в воздухе вокруг, а диван - единственная вещь, связанная с настоящей квартирой Валентина.

       Затем неожиданно, каким-то магическим образом диван медленно отделяется от пола и начинает медленно подниматься вверх. Валентин задирает ноги и пытается заглянуть вниз.

       - Это просто сон. Я не всё ещё проснулся? - говорит сам Валентин вслух, пытаясь успокоиться. - Проснись! Ну же, проснись!

2.


   Когда Валентин открывает глаза, то обнаруживает себя лежащим на диване в комнате. На этот раз никакого обмана - это его квартира. И это не сон больше. Потому что во снах не существует простыней, мокрых от пота и бешеного биения собственного сердца.

       Успокоившись, он идёт в туалет. Затем меняет простыню на свежую и снова ложится. Надеюсь, в это раз обойдётся без кошмаров, думает Валентин в надежде уснуть. Спасительная волна не заставляет себя долго ждать и накрывает с головой. Не видя снов, Валентин спит до тех пор, пока его не будет звонящий телефон.

       - Кто это? - Шепчет он в трубку.

       - Эй, чувак, ты что спишь?

       - Да. Что хотел?

       - Я? Встретиться. - Собеседник засмеялся. - Прости, я не думал, что ты всё еще спишь. Хотел пиво позвать попить.

       - Сколько времени?

       - Почти три. Ты что, заболел?

       - Нет. Просто проспал, - Валентин зевает.

       - Тогда ладно. Когда придёшь в себя и если захочешь встретиться - дай знать.

       - Угу. Давай. - Валентин кладёт трубку и идёт на кухню ставить чайник.

       Спустя примерно час, Валентин уже полностью приведя себя в порядок, встречается с другом. Они заходят в мини-маркет, где друг берёт банку «Tuborg green», а Валентин, сославшись на плохое самочувствие, литровую упаковку томатного сока. Они занимают одну из лавочек прямо у входа в магазинчик. Друг выглядит немного помятым и, кажется, до сих пор слегка пьяным. Хотя замедленная речь, возможно, является результатом бессонной ночи. Друг пьет пиво и закуривает сигарету, успевая при этом рассказывать о своих вчерашних приключениях.

       Валентин рассматривает проходящих мимо прохожих, в мыслях возвращаясь к своему сну, где он видел дверь с табличкой. Казалось бы, это можно и нужно давно забыть, но мысль упорно держалась в голове, словно хотела доказать свою важность.

       Тем временем друг рассказывает про какого-то придурка в клубе. Этот безумец сначала ничем не выделялся, но потом вдруг начал кричать какие-то глупости про скорый приход Конца света и  то, что пришло время ответить за всё. Парня сначала пытался утихомирить бармен. От этого парень ещё больше разозлился и превратился уже  в настоящий источник угрозы - он орал еще громче и грубо отталкивал бармена. И хотя охранники возникли незаметно и быстро, парень всё равно успел разбить об голову одного из них  бутылку с пивом. Сразу после этого прямо перед барной стойкой завязалась небольшая потасовка, которая к недовольству публики, смаковавшей столь редкий процесс, быстро была завершена.

       Когда приехал наряд милиции, охранники тут же передали им зачинщика драки, который хоть и едва держался на ногах, но с прежней силой продолжал кричать про Конец всему и вся. Наблюдавшие за ним гости клуба откровенно смеялись над ним, кто-то даже крикнул  «долбанный псих!» Потом те, кто стоял на улице, говорили, что парень громко смеялся - должно быть, он действительно сошёл с ума.

       - Люди всякие бывают, - делает Валентин философский вывод.

       Закончив историю про парня, друг тут же начинает новую, про то, как он соблазнил студентку. Напоив бедную девушку, он притащил её в квартиру одного знакомого, заранее с тем договорившись. И там, по его словам, заставил её вытворять такие вещи, которые не в каждом порно увидишь.

       Валентин был несказанно рад, когда тот не стал описывать все подробности, а лишь отделался общими фразами. Парень вообще оказался бесконечным фонтаном всяких разных историй. При этом у Валентина складывалось ощущение, что он - девушка, которую парень специально загружает большим объёмом информации, чтобы в итоге, опять же затащить в постель. Вот поэтому с лица Валентина почти не сходила едва заметная улыбка.

       - Ладно, - Валентин поднимается со скамейки и потягивается, хрустнув хрящами на спине, - мне пора. Дела есть. Пока.

       Они обмениваются рукопожатием, и Валентин оставляет друга сидящим в одиночестве, тянущим очередную сигарету.

       По дороге домой Валентин заходит в кафе и обедает. После трапезы на ум приходит мысль, а не выпить ли бутылочку пива. Только на улице жарко, поэтому надо заглянуть в какой-то магазин, чтобы прямо из морозильника.

       В супермаркете, пока Валентин выбирает, чтобы ему взять,  замечает человека. Это мужчина ближе к сорока на вид. Он стоит у полки с хлебобулочными изделиями и незаметно оглядывается по сторонам, как будто собирается что-то своровать. На лице была непонятная гримаса ужаса. Мужчина что-то беззвучно шепчет или просто шевелит губами.

       Валентин встаёт так, чтобы можно было лучше наблюдать за ним, и в тоже время не вызвать подозрения у мужчины. Вдруг это действительно вор, который прямо сейчас задумал что-нибудь украсть. Валентин, как добропорядочный гражданин, решает быть наготове, чтобы в случае чего задержать преступника. Однако дальнейшие действия мужчины вызывают у Валентина совсем другие мысли и эмоции.

       Мужчина медленно достает из-за пазухи длинный металлический предмет, похожий на нож. И втыкает в одну из буханок белого хлеба. Затем начинает медленно крутить, тем самым расширяя отверстие. Где же ваши охранники и видеонаблюдение,  думает Валентин. Он боится позвать кого-нибудь - это может спугнуть мужчину.

       Тот тем временем начинает дёргать головой и открывать рот, что-то выплёвывает в ладонь. Это «что-то» мужчина запихивает пальцами в отверстие в хлебе и кладёт на то же место на полке, где взял. Прячет нож и быстро уходит прочь, по пути наткнувшись на женщину с тележкой.

       Валентин безмолвно наблюдает за всем этим. И вовсе не спешит информировать о странном покупателе охрану магазина. Потому что вместо мужчины Валентина самого могут задержать, как психически больного, и опасного для общества человека. Лишь только поэтому Валентин, как ни в чём не бывало, берёт уже три бутылки пива вместо одной и направляется к кассе.  Пробежавшись взглядом по образовавшейся очереди, Валентин не находит странного мужчину.

       Тем лучше для меня и его, думает Валентин. Едва выйдя из магазина, он открывает бутылку и делает несколько крупных глотков. Ему срочно нужно снять стресс. Как можно быстрее Валентин добирается до дома. Лишь только захлопнув за собой дверь, он чувствует себя в полной безопасности.

       И теперь утрешняя история друга  про безумца в ночном клубе уже не выглядит так фантастично и надуманно. Действительно, что-то грядёт. И как бы Валентин хотел, чтобы всё это было лишь чередой совпадений.

       Так он тратит около часа на бессмысленное сидение на диване и выпивает бутылку пива. Постепенно чувство отчаяния покидает Валентина. С чего это он должен впадать в депрессию! Ведь отпуск только начался, и нет смысла хандрить и поддаваться грустному настроению.

       Валентин вытаскивает телефон и в списке контактов нажимает на номер матери. Ответа приходиться очень долго ждать. Наконец в трубке слышится голос отца:

       - Да.

       - Привет. Это я.

       - А, это ты Валентин. А то я  не вижу, кто звонит. Сразу беру и отвечаю. - Голос отца сразу смягчается.

       - Где мама?

       - Она в магазин ушла. Я ей передам, что ты звонил.

       - Хорошо.  Я может, приеду через несколько дней.

       - Конечно приезжай. Мы будем ждать. Не болтаться же в городе весь отпуск. А у нас здесь хорошо - воздух свежий и чисто.

       - Я знаю, - улыбается Валентин. - Ладно. Пока.

       - Пока. Звони, если что.

       Валентин убирает трубку. Вот с отцом поговорил и легче стало. А тот вообще наверно очень обрадовался звонку. Хоть с виду отец и суровый, но на самом деле добрый и отзывчивый. Именно за это наверно много лет назад мать влюбилась в него. Нужно будет обязательно съездить к ним.

       Но всё это будем потом, а пока просто поваляться в своё удовольствие несколько дней на диване и послушать музыку; посмотреть фильмы, которые уже несколько месяцев ждут, чтобы их посмотрели, просто погулять по городу.

       Оставшийся вечер Валентин смотрит подряд три фильма. Жанр у них один - молодёжная комедия, поэтому голове можно дать отдохнуть. Это конечно не лучшее времяпровождение. Многие обыгранные ситуации смешили, а некоторые наоборот, раздражали, поэтому приходилось их перематывать. Действительно, многие фильмы стоит выпускать сразу на  видео, без демонстрации в кинотеатрах.

       Незаметно для себя, Валентин так и засыпает. Посреди ночи он просыпается от ощущения неудобства. Полусонный Валентин стягивает с себя одежду и бросает футболку и трико куда-то в темноту. Ему совсем не хочется просыпаться окончательно и потом мучиться, пытаясь заснуть и ворочаться на диване.

       А потом Валентин снова увидел этот сон. Только на этот раз он ничего не слышит. Зато каким-то чудесным образом отодвигает в сторону табличку на двери. Оказывается, за ней скрывается тонкая щель, достаточная, чтобы увидеть маленький кусок помещения.

       Валентин заглядывает в неё и видит небольшой рабочий кабинет. В стенке рядами стоят синие пластиковые папки. На стене какие-то бумаги в деревянных рамках - возможно грамоты или что-то подобное. Посреди кабинета за столом сидит мужчина в костюме. Взгляд его уперся в одну точку, а на лице застыло странное выражение. Кажется, мужчина сильно чем-то озабочен.  Потом он долго смотрит на телефон, стоящий на столе. Наконец, неуверенно берёт трубку в руку и набирает номер. Валентин не слышит, что говорит в трубку мужчина. Беседа заканчивается быстро, и мужчина обхватывает голову руками. Сейчас он кажется более испуганным.

       Валентин слишком увлекается мыслями о том, что же сказал и услышал мужчина за столом. Поэтому куда чья-то рука опускается ему на плечо, Валентин вскрикивает и просыпается.

       - Твою мать! - Он садится на диване. - Приснится же такое.

       Валентин идёт в туалет, потом на кухню и делает несколько глотков прямо из чайника.  Всё-таки это какой-то странный сон. Можно даже сказать неправильный. Валентин никогда не верил в пророческие сны, но этот заставляет начинать беспокоиться.

       Долго еще все это крутится в голове Валентина. Он сгибает ноги и обхватывает их ногами. Ощущение вязкого страха окружает незаметно, но верно. Все вокруг начинает казаться призрачным и ненастоящим, как последствие дурмана. Ни стены, ни двери не могут защитить Валентина от просачивающейся прямо в мозг угрозы, рожденной в глубинах подсознания.

       Валентин просто лежит в кровати, пытаясь успокоиться. Когда же, наконец, засыпает, то не видит больше снов этой ночью.

3.


   Валентина будит луч солнца, падающий прямо на лицо. Должно быть, уже полдень. Как же быстро рушится весь распорядок дня и привычка вставать рано. Правильно пишут психологи в своих книгах - думай в отпуске о чём угодно, только не о работе.

       Когда же Валентин смотрит на часы, то его ожидает сюрприз. На самом деле уже почти три часа дня. Вот это поспал, удивляется он.

       Очень нехотя и лениво Валентин бродит по квартире, умывается, готовит завтрак. Потом смотрит по телевизору одновременно несколько ток-шоу по разным каналам: про детей - наркоманов, курортные романы и падение моральных устоев.

       Валентин щёлкает каналы и ему кажется, что лица везде одинаковые - с виду эмоциональные и возбуждённые, на самом деле они как маски, скрывают безразличие и озлобленность. Ведущие спрашивают у приглашённых людей заранее подготовленные вопросы и те отвечают им заранее подготовленными ответами. Все картинно улыбаются, а зрители в студии хлопают, когда им дают сигнал. А потом ведущие с важным видом сообщают, что сейчас начнётся рекламный блок.

       И никому нет до этого никакого дела. Просто это индустрия. Это способ заработать денег для одних и траты времени для других. Все вокруг живут по этим неписанным законам.

       Валентин спешно собирается и буквально убегает из квартиры, чувствуя, как у него начинается удушающий приступ клаустрофобии. Он вырывается на улицу и смотрит вокруг - на проходящих мимо людей, пролетающих в небе птиц и листву, колышущуюся на  ветру. В эту прекрасную и беззаботную идиллию на миг влезает омрачающая мысль, даже скорее, предчувствие, что-то скоро всё это исчезнет.

       Чтобы скорее избавиться от нежеланных мыслей, Валентин решает устроить пешую прогулку по залитому солнцем городу. Слабый ветерок приятно холодит кожу. По небу плывут огромные кучи облаков, пряча иногда солнце, которое всем своим видом заявляет, что лето не за горами.

       Валентин неспешно бредёт по улице, глядя под ноги и засунув руки в карманы. В левом кармане при каждом шаге звенит мелочь, а в правом лежит мобильный телефон. Тот самый, который купил почти три года. Уже весь корпус потёртый и экран по сравнению с другими моделями совсем маленький. Но главное в телефоне, по мнению Валентина, чтобы разговаривать умел. А все остальное - это так, в комплекте. Поэтому Валентин до сих пор носит этот телефон и совсем не хочет покупать новый.

       Вся эта погоня за модой Валентина не интересует. Он не желает принимать то, что ему навязывают. Современная жизнь вся построена на принципе навязывания. Давление на человеческий разум происходит со всех сторон, ущемляя его свободу и закрывая его в рамки условностей. Человек стал пленником созданных им вещей и идей. Прогресс и регресс в одном лице. Причем всё это набирает обороты, и, кажется, не сулит ничего хорошего в итоге.

       Столь безрадостно-тягостные мысли занимают Валентина так сильно, что он не сразу видит человека перед собой. Хотя должен был обратить внимание сразу. Ведь этот человек танцует прямо на улице!

       Сначала Валентин не верит собственным глазам. И, тем не менее, всё это происходит на самом деле. Посреди улицы стоит сумка, кажется с продуктами. Мужчина небольшого роста, одетый в трико, в котором нормальному человеку просто на улицу стыдно будет выйти. Теплый с виду пиджак также смотрится совершенно нелепо. И завершает броский наряд кепка из кожзаменителя.

       Мужчина бегает вокруг сумки и смешно подпрыгивает, стараясь при этом поднять одну ногу как можно выше. Он даже не видит Валентина. Мужчина что-то бормочет себе под нос. Внезапно прекратив свой танец, он хватает сумку и быстрым шагом направляется в сторону Валентина.  Чем ближе подходил мужчина, тем отчётливее для Валентина произносимые фразы.

       - Тридцать пятый, я - первый. Ответь. Мне нужны люди! - Мужчина быстро и громко выкрикивает фразы, смысл которых остаётся не ясным. -   Мы пойдём туда. Знаешь, где лучше всего? В Польше и Турции - вот где. Это я тебе говорю. - Мужчина проносится мимо Валентина, размахивая сумкой, как первоклассник ранцем. - Как дела? У меня всё хорошо. Любишь конфеты? Я люблю морковку. - Срывает кепку с головы и подкидывает в воздух.

       Валентин проводит взглядом удаляющегося мужчину, продолжающего разговаривать с несуществующим собеседником, пока тот не скрывается за поворотом. Но Валентин еще долго стоит посреди тротуара. Даже когда он идёт дальше, то продолжает  думать о том, что же это за человек, откуда он и главное - почему он так просто разгуливает по улицам. Ведь сразу видно, что он - психически ненормальный. Больной.

       А кто среди нас здоровый,  вдруг спрашивает сам себя внутренний голос. Откуда нам знать, что на самом деле нормально, а что - нет? Если призадуматься, то в этой стране половину населения можно закрыть в психушке. Еще в далёких восьмидесятых Виктор Цой спел - «Мама, мы все тяжёло больны. Мама я знаю - мы все сошли с ума!»

       А потом Валентин видит её. Девушка идёт медленно. В каждой руке по большому пакету. Её фигура прогибается под их тяжестью и девушка, тяжело вздохнув, ставит их на землю. Потом смотрит на ладони, несколько раз сжимает их и снова берётся за пакеты.

       Неведомая сила заставляет Валентина подойти поближе:

       - Привет.

       Девушка поднимает на него слегка удивлённый и недоумённый взгляд, вглядывается в лицо и отвечает:

       - Привет.

       - Давай помогу.

       Валентин делает попытку взять пакеты у девушки, но та хватает их мёртвой хваткой и чуть ли не кричит:

       - Что Вам надо?! Я Вас не знаю!

       - Меня Валентин зовут. Теперь знаешь.- Улыбается Валентин самой доброй улыбкой, какой только может. - А тебя?

       - Аня. - Неуверенно произносит девушка. Однако с пакетами расставаться не спешит.

       - Знаешь, я просто увидел, что тебе тяжело и захотел помочь, понимаешь?

       - Ну, не совсем, - задумчиво произносит Аня. И еще раз внимательно посмотрев на Валентина, протягивает пакеты. - Хорошо. Помоги.

       - Вот так бы сразу. - Валентин принимает пакеты - они оказываются действительно не очень лёгкими. - Ну, пойдём тогда. Далеко твой дом отсюда?

       - Нет, близко. - Аня показывает вдаль. - Вот за тем домом. Так что, почти пришли.

       Они идут рядом. Валентину кажется на какой-то миг, что они - муж и жена, возвращающиеся из магазина. Аня бросает на него мимолётные взгляды.

       - И часто ты такую помощь девушкам предлагаешь?

       - Нет. В первый раз.

       - Ты странный, - Аня слегка улыбается.

       - Ты кстати тоже. - Отвечает Валентин. - Ну кто же ходит в магазин на высоких каблуках, и при том набирает там целых два пакета!

       - Я - смеётся девушка и краснеет. Валентин тоже начинает смеяться. Потом Аня неожиданно произносит: - На самом деле я не ожидала такого, и…Ты очень испугал меня.

       - Прости. Я правда не хотел.

       -  Кстати, мы уже пришли, - Аня останавливается у одного из подъездов. - Вот здесь я живу.

       - Надо же, - Валентин оглядывается назад и замечает, что отсюда видна часть его дома. - Почти соседи.

       - Угумс.

       - Только я тебя всё равно до двери провожу.

       Девушка улыбается и достает из сумочки электронный ключ:

       - Ладно, проводи.

       В полутемном подъезде несколько мрачновато, но отнюдь не грязно.

       - Осторожнее, не запнись.

       - Нормально. Какой этаж?

       - Четвёртый, - отвечает Аня.

       Она идёт впереди. Валентин смотрит на её попку, обтянутую юбкой и замечает что она весьма возбуждающая. Да и сама девушка, если внимательно присмотреться, весьма хороша. Неброская такая, но всё-таки симпатичная.

       Аня останавливается у двери на площадке и вставляет ключ в замочную скважину, и не оборачиваясь, спрашивает:

       - Ты не сочтёшь за наглость, если я приглашу тебя на чашку чая? Или кофе?

       - Совсем нет. С удовольствием.

       - Ну, тогда заходи, - И Аня распахивает дверь.

       Они снимают обувь, и Аня предлагает пройти ему в комнату, пока она будет на кухне разбирать пакеты и поставит чайник кипятиться.

       Валентин заходит в комнату осматривается. Сразу видно, что здесь живёт женщина - чувствуется уют и тёплая обстановка.

       - А ты с кем живёшь?

       - Я? Одна, - доносится из кухни.

       Валентин подходит к окну и, отодвинув штору, выглядывает на улицу. Ему нравится смотреть на улицу из чужих окон. Хотя по большей части пейзажи обычно почти одинаковые.  И всё-таки есть какое-то волшебство во всём этом.

       Можно конечно еще посмотреть книги, которые собирают многолетнюю пыль в стенке или фотографии в пластиковых рамках. Здесь в квартире Ани, наверное, есть ещё какие-нибудь мягкие игрушки или что-нибудь похожее.

       - Что-то интересное увидел? - Доносится сзади. - Пойдём лучше чай пить.

       - Пойдём, - кивает Валентин.

       Он садится за кухонный стол. Здесь уже стоят чашка и ложка.

       - Что будешь - чай или кофе?

       - Чай.

       - Хорошо, - Аня наливает кипяток, - а пакетик вон из коробки возьми.

       - Какой у тебя прикольный чайник, - замечает Валентин.

       - Я знаю. - Улыбается Аня. Потом хлопает себя по лбу. - Ох, что же это я. - Затем достаёт из холодильника небольшую баночку с вареньем: - Вот. Это мама моя делала.

       Потом они молча сидят друг напротив друга, почти не встречаясь взглядами. Валентин, как гость не решается начать первым.

       - Если честно, - вдруг произносит Аня, - со мной знакомились парни на улице, но чтобы так.

       - Я и сам не ожидал, - Валентин крутит в руках чайную ложку. - Просто захотел помочь.

       - Поразительно. Странный ты какой-то.

       Валентину нравится к квартире у Ани. Здесь есть некая особенная атмосфера, которая притягивает своей дружелюбностью и теплом. Уходить совсем не хочется. Кажется, девушка тоже не очень-то спешит избавляться от его общества. Он даже начинает подумывать о том, что будет, если он останется. И как ему этого добиться.

       - Спасибо за чай. - Валентин внезапно встаёт из-за стола. - Я, пожалуй, пойду.

       - Уже? - В голосе девушки слышатся нотки сожаления.

       Аня провожает его до прихожей:

       - Спасибо, что помог.

       Однако эти приятные мысли прерываются. Сначала совсем неопределённо и неясно Валентин чувствует некое недомогание. Слабость постепенно усиливается, растекается по телу. Что со мной происходит, думает Валентин.

       Чтобы не испугать Аню снова, он, поспешно попрощавшись, покидает её квартиру. Спустившись на этаж ниже, Валентин  ощущает слабую дрожь в ногах. Он опирается руками о стену.

       Когда внутри головы начинает звучать тихий, но властный голос, приказывающий стучаться во все двери - Валентин бешено срывается вниз. Он перескакивает через ступени, желая как можно быстрее очутиться на улице. Голос всё громче и отчётливее звенит, царапается внутри. Валентину хочется кричать, но он стискивает губы.

       От присутствия чего-то чуждого в голове становится очень страшно. Инородный голос настойчив и звучит всё громче - СТУЧИСЬ! СТУЧИСЬ ВО ВСЕ ДВЕРИ! ВО ВСЕ! СТУЧИСЬ!

       Оказавшись на улице, Валентин пытается вести себя естественно. Но получается не очень - руки предательски дрожат, сердце громко ухает в груди, а ноги почти подламываются. Я сейчас как пьяный, думает Валентин. Хорошо что, дом очень близко. Так, теперь делаем шаг. Вот так, осторожно. Главное, не упасть или не задеть никого. Вот, например, женщина идёт, и смотрит на меня осуждающе, думает пьяный. Машина едет - нужно отойти в сторону. Уже видно мой подъезд.

       Но когда Валентин, наконец, добирается до подъезда, то останавливается в шаге от двери. А вдруг, как только он окажется внутри - голос вернётся? И начнёт требовать свое. Валентина передергивает от воспоминания, и он хватается за голову.

       - Нужно успокоиться, - шепчет он сам себе. - Просто успокоиться. Ничего дурного не случится, если я войду внутрь. Вот сейчас, вдохни и иди. Иди. - Валентин с опаской заходит в подъезд и замирает.

       Кажется, всё в порядке - в голове тишина. Слышно только, как где-то звенит, надрываясь, телефон. Валентин шумно выдыхает и медленно поднимается по лестнице. Лишь зайдя в квартиру и захлопнув за собой дверь, он сползает на пол. Валентину кажется, что он только что участвовал  в каком-то многочасовом марафоне, настолько он устал и разбит. Сил едва хватает, чтобы доползти до дивана. И уже там полностью погрузиться в спасительное беспамятство.

4.


 Когда Валентин открывает глаза, то обнаруживает себя сидящим в коридоре. Прямо напротив двери с надписью «Приёмная». Он поднимается и прижимается к двери. Кажется, кто-то там разговаривает. Ах да, табличку можно сдвинуть, вспоминает он. Валентину даже мысль в голову не приходит - откуда он всё это знает. Все происходит само собой. Валентин заглядывает в щель и внимательно смотрит.

       Мужчина сидит за столом. Он напряжён и нервничает. Неуверенно берёт трубку телефона и набирает номер. Долго ждёт ответа, наконец, начинает говорить. Валентин следит за движением его губ, будто бы может прочитать по ним, о чём идёт речь. Когда мужчина бросает трубку, чья-то рука опускается на плечо Валентина.

       Он резко оборачивается и видит человека в плаще. В коридоре горят все лампы, но света почему-то недостаточно, чтобы разглядеть лицо незнакомца. Оно выглядит каким-то размазанным и неясным, словно пропущенным через некий фильтр. Все попытки лицо рассмотреть ни к чему не приводят.

       Когда человек вынимает руку из кармана, Валентин инстинктивно отодвигается назад. Ему хочется бежать прочь от человека, но Валентин и шага сделать не может. Он как зачарованная жертва неотрывно следит за рукой незнакомца, сжатой в кулак.

       Человек невозмутимо и не говоря ни слова, протягивает руку. А когда он разжимает пальцы, из ладони вниз, прямо под ноги Валентина высыпается  небольшое количество желтого песка.

       И сразу за этим лампы в коридоре начинают тухнуть одна за другой. Валентин с безнадёгой наблюдает, как беззвучно и неотвратимо приближается тьма. Перед тем, как успевает исчезнуть последняя работающая лампа и всё погружается в темноту, Валентин видит, как человек открывает дверь с табличкой.

       Он просыпается в своей квартире и чуть не падает с дивана, задыхаясь и хрипя от страха. Отбрасывает в сторону влажную простыню и садится, обхватив голову руками.

       Почему этот кошмар вновь вернулся? Что за человек сидит в кабинете?  И, кто же этот незнакомец без лица? Все эти вопросы, не имевшие явных ответов, становятся слишком реальными, как и фантасмагорический сон, принёсший их.

       Валентин чувствует себя разбитым и совсем не отдохнувшим. Он отнюдь словно перекручен в некой мясорубке, разрывающий сознание на разрозненные кусочки, превращающие разум в хаос. Даже после принятия душа не удается полностью прийти в форму. Крепкий чай лишь размывает столь ясные воспоминания. Однако некая нестабильность и нереальность окружающего остаётся. Валентин бездумно бродит по квартире, рассматривая и как бы случайно касаясь стен, мебели и предметов. В голову закрадывается сомнение, что это та же самая квартира, что была вчера. Внешне всё по-прежнему, но что-то всё-таки изменилось. И если Валентин будет упорно продолжать думать об этом, то ему станет гораздо хуже.

       Нужно срочно с кем-то поговорить. На глаза попадается мобильный телефон. Вот это то, что нужно - думает Валентин. Выбрав в списке имя, Валентин нажимает кнопку вызова. Гудки в трубке следуют один за другим, постепенно вгоняя в транс.

       - Привет чувак. Говори. - Наконец слышит Валентин.

       - Привет. Как дела?

       - Нормально. У тебя как?

       - Пойдёт. Слушай, я что хотел спросить… - Валентин замолкает, придумывая, как бы спросить, чтобы не вызвать никаких подозрений - Ты на работе ставил прививку от гриппа?

       - Ставил. А ты?

       - Тоже. У тебя были какие-нибудь недомогания в эти дни?

       - Вроде не замечал ничего? А ты что, заболел?

       - Нет конечно, - поспешно отвечает Валентин. Потом задумавшись, добавляет. - Знаешь что, давай вечером встретимся - пиво попьём?

       - Давай. - Голос в трубке смеётся. - Только ты угощаешь.

       - Ладно. Созвонимся тогда.

       - Ага. Пока.

       На самом деле Валентин не хочет ни видеться с собеседником, ни пить  пиво. Он вообще не знает сейчас, чего хочет - не уверен ни в чём. Однако разговор по телефону чуть-чуть помог, привёл мысли в порядок.

       Чтобы чем-то занять и себя и не погружаться в глубокие и ненужные размышления, тянущие в бездну грёз, Валентин решает заняться приготовлением еды. Следующие два часа он проводит на кухне, постоянно перемещаясь между плитой и столом, попеременно орудуя ножом или ложкой. Успевает ещё напевать разные мотивы себе под нос, придумывая некоторые прямо на ходу или вспоминая песни любимых исполнителей.

       Совершая всё это, Валентин пытается построить свой маленький мирок, границы которого не могут перешагнуть дальше кухонных стен.  Место и время, где он будет чувствовать себя в полной безопасности, пусть даже и не совсем настоящей и временной. Пусть все проблемы исчезнут, останутся вне этих стен.

       Когда все было закончено и Валентин садится за стол, то в голову закрадывается мысль, что такой обед куда приятнее поглощать. Правда это не может продолжаться так же долго, как и само приготовление.

       Допивая чай, Валентин решает, чем же ему заняться. Вытащив  дорожную сумку, он начинает складывать в неё необходимые для поездки вещи. Пора посетить родителей - вот что думает Валентин. Много брать с собой не следует - едет он ненадолго. Упаковав сумку, Валентин проверяет всю квартиру. Не дай бог, оставить где-нибудь включенным свет, или что еще страшнее, газ.

       Бывает в голову приходят мысли, что пока находишься на работе - твоё жилище полыхает огнём. Пожарные заливают всё водой и никак не могут до тебя дозвониться. А ты, как ни в чём не бывало, трудишься в поте лица.

       Убедившись, что всё в порядке, Валентин запирает дверь и выходит на улицу. Теперь нужно идти на остановку и ехать да автовокзала. Интересно долго придётся сидеть там и ждать. Когда же я последний раз навещал родителей - пытается вспомнить Валентин. Кажется слишком давно, раз  не получается точно вспомнить.

       Придя на остановку, Валентин ставит сумку на скамью. Сам садиться не решается - больно уж грязно на вид. В цивилизованных странах на скамейках сидят, а в нашей стране до сих пор делают с ними что угодно, только не используют по назначению. Ладно, хоть совсем не сломали.

       Ожидающие автобуса люди, все повернулись в сторону встречной полосы. Поэтому ни один из них не замечает мужчину с пачкой бумаг. Он подходит к Валентину кладёт белоснежную пачку на скамью. Похоже, стоящий рядом с ним Валентин нисколько не смущает мужчину. Он берёт самый верхний лист, смотрит на него и, прижав одной рукой, достаёт из кармана тюбик с клеем. Обильно полив лист, мужчина переворачивает его и прикладывает к стене. Прошептав что-то, он очень аккуратно разглаживает лист. И так и уходит незамеченным. Только Валентин остаётся безмолвным наблюдателем, провожающий взглядом мужчину с пачкой листов.

       Дело в том, что как на листе, который висит сейчас на стене, так и на остальных в пачке ничего нет! Они чистые - ни букв, ни изображений, ни знаков. Ничего. Зачем же потребовалось расклеивать на остановках чистые листы? Для чего?

       Валентин ещё раз разглядывает приклеенный лист. Даже прикасается. Всё-таки это обычный лист для печати на принтере.

       Что происходит с людьми в этом городе, думает Валентин, пока сидит в автобусе. Что-то явно не так со всеми. Что-то происходит с городом. И это начало. Скоро будет гораздо хуже.

       Перед зданием автостанции стоит большая толпа народа. Весьма необычно видеть такое количество людей. Кажется, они все ждут что-то. Валентин пробирается к входу и заходит в здание. Внутри он обнаруживает очередь к единственному работающему окошку. Что-то здесь не так, думает Валентин и занимает очередь.

       Подозрения полностью оправдываются. Очередь продвигается быстро, но позади Валентина люди продолжают подходить. Валентин слышит тихие разговоры - люди тоже удивляются, откуда сегодня столько желающих куда-нибудь уехать. Никому не приходит и мысль, что люди не просто хотят уехать - они убегают, как крысы с тонущего корабля.

       Наконец, Валентин подходит к окошку. Сидящая за стеклом женщина кажется несколько отстранённой. Она протягивает руку, сгребает купюры и, нажав клавиши на кассе, протягивает билет.

       - Спасибо, - произносит Валентин и отходит в сторону.

       Когда он оказывается на улице, то замечает, что количество увеличилось. Многие сбились в группы и что-то обсуждают раздражёнными голосами.

       - Вы тоже купили билет? - Обращается к Валентину стоящий рядом парень  в костюме. Валентин кивает. - Зря. Не будет автобуса.

       - Почему?

       - Ну, мне так кажется. Я свой вот уже целый час дожидаюсь и…

       Он не  успевает закончить - из здания автостанции начинают быстро выходить люди. Кот-то из них кричит, кто-то раздражённо ворчит.

       - Что случилось? - спрашивает женщина одного из выходящих.

       - Эта дура, которая в кассе, внезапно закрыла окно. И не открывает. - Мужчина сплевывает на землю и уходит.

       - Кстати, - спрашивает женщина, - кто-нибудь из вас видел хоть один автобус за последний час?

       Все сразу начинают оглядываться по сторонам. И только сейчас замечают, что кроме людей на площади перед автостанцией нет ни одного автобуса.

       - Да, похоже, сегодня мы никуда не уедем, - грустно произносит парень в пиджаке и идёт прочь.

       Толпа начинает шевелиться: некоторые просто уходят, некоторые начинают кричать о происходящем бардаке. Только возбуждённые от возможности хорошей наживы таксисты, снуют сквозь толпу, предлагая свои услуги. Некоторые из ожидавших автобусы в отчаянии соглашаются. Ещё чуть-чуть и могут начаться беспорядки. Тут обнаруживают, что дверь в здание автостанции оказывается запертой изнутри.

       - Что происходит? - слышатся отовсюду вопросы.

       Валентин решает, как и большинство уйти. Ничего, думает он, можно и завтра уехать, Может у них тут забастовка или топлива нет. Хорошо, что ещё сумка не такая тяжёлая - так бы сейчас мучился, таща её на плече.

       Приходится возвращаться домой. Сумку Валентин ставит в угол с мыслью, что завтра он всё-таки сможет  уехать. Валентин смотрит на часы - до встречи с другом есть ещё некоторое время. Разогрев чайник, и выпив кружку кофе, Валентин ложится на диван. Незаметно для себя впадает в дрёму.

       Валентин открывает глаза спустя 20 минут. Некоторое время он продолжает просто валяться и смотреть в потолок, который кажется сейчас самым интересным зрелищем. Вставать совсем не хочется. Даже шевелиться.  Безразлично-ленивое состояние начинает поглощать Валентина.

       Он нехотя поднимается в попытке скинуть навалившуюся лень. Умывается, выпивает еще чашку кофе. Неспешно одевается, напевая незамысловатый мотив. Как всегда не может сразу найти носки - вечно бросает их куда-нибудь. Проверяет  количество наличных денег в кармане. Кажется, на вечер хватит, если даже будут крупные затраты.

       На улице стоит чудесная погода. Поэтому Валентин не спешит к автобусной остановке - решает немного прогуляться. Он идёт по улице, мельком вглядываясь в лица идущих навстречу людей. На симпатичных мордашках проходящих мимо девушек Валентин обращает больше внимания. Нужно будет позвонить сегодня вечером какой-нибудь знакомой, думает он.

 Валентин достаёт мобильник и нажимает кнопку вызова.

       - Привет. Ты где? - спрашивает голос из трубки.

       - Привет. На улице. Иду пиво с тобой пить. Ты где?

       - Гуляю. Встретимся, где обычно? Через 15 минут.

       - Да. Давай, походи, - говорит Валентин и отключается.

       «Обычное место» - это спортивная площадка, обтянутая с трёх сторон проржавевшей, и местами разорванной металлической сеткой, которая должна по идее останавливать футбольные мячи, посланные мощными ударами ног. Для зрителей здесь стоят длинные деревянные лавки в пять рядов, каждая выше предыдущей.

       Сегодня, как и обычно впрочем, на них сидят несколько небольших групп молодежи. Они обильно курят и держат в руках бутылки с пивом или энергетическим напитками. Валентин присаживается в отдалении от всех и начинает наблюдать за  тем, как малолетние юнцы гоняют по площадке  мяч, смачно матерясь при каждом удобном случае. Куда катится мир, думает он про себя.

       Рядом садится друг и протягивает полулитровый пакет апельсинового сока:

       - Сегодня у нас день борьбы с алкоголизмом.

       - Точно, - улыбается Валентин, и они картинно чокаются. Проткнув отверстие в пакете, Валентин вставляет трубочку и спрашивает: - Ну, рассказывай, как дела? 

       - Да всё как обычно. Дом - работа - дом - работа.

       - Плохо, когда нет разнообразия.

       - А что поделать? Живём в настоящей дыре. А ты как?

       - Я в отпуске, - улыбается Валентин. - Отдыхаю.

       - Клёво, - друг достаёт сигарету и прикуривает. - Мне вот ещё не скоро.

       Несколько минут они наблюдают за играющими детьми и пьют сок.  Чуть поодаль располагается ещё одна группа молодых ребят и девушек.

       Тем временем одни из мальчишек на площадке отправляет  мяч через решётку, и под свист и недовольные крики остальных, пролазит в щель в ограждении. Он долго ползает в кустах и, наконец, появляется с мячом в руках. Залазит обратно на площадку и игра продолжается.

       - Я тоже в детстве здесь мяч гонял, - говорит друг, - с пацанами из двора. После школы по-быстрому сделал уроки и бегом на улицу. - Валентин слушает и наблюдает за полётами мяча. - Я иногда думаю, что случилось со всеми этими ребятами? С которыми я играл тогда.

       - Кто знает, - задумчиво произносит Валентин. - Судьба куда угодно может забросить.

       - Знаешь, о чём я ещё тут думал?

       - О чём?

       - О том, что тараканы на самом деле очень крутые.

 Валентин чуть не давится соком:

       - А причём тут тараканы?!

       - Ну как причём? Они круче клопов - бегают быстро, едят что угодно, к радиации сопротивление высокое. А ещё они в инфракрасном свете могут видеть. Ты можешь это представить - в инфракрасном! - Друг выглядит несколько возбуждённым. - Клопы и рядом с ними не стояли. Эти гадкие твари ещё и кровь нашу пьют.

       - Слушай, и часто тебе подобные мысли в голову приходят?

       - Нет. Не знаю. Что-то последнее время стали появляться.

       - Странно. - Говорит Валентин. И не хочет продолжать озвучивать свои мысли. Лучше сделать вид, что слушает бредни и это нормально.

       - А ты кого больше не любишь: тараканов или клопов?

       - Я как-то не задумывался никогда. Поровну наверно.

       - Нет, ты определись. Если, например, начнётся война между тараканами и клопами - на чью сторону ты встанешь?

       - Да ну тебя. - Смеётся Валентин, пытаясь обратить всё в шутку. - Я сам за себя буду.

       - Так нельзя, - произносит недовольно друг и отворачивается. - Скоро начнётся война, а ты так и не определился. Пока не поздно - одумайся. И присоединяйся к нам!

       Валентин делает вид, что не расслышал сказанного:

       - Смотри, пока мы болтали, мальцы разбежались. Наверное, мне тоже пора. - Он встаёт и отряхивает со штанин невидимую грязь. - Ну, я пойду. Ладно?

       - Иди. - Парень недоверчиво смотрит снизу вверх. И тихо, едва слышно добавляет: - И не говори потом, что я не предупреждал тебя.

       Валентин возвращается домой со странным послевкусием от беседы. Не уж-то друг тоже начал сходить с ума? Или что-то подобное? Что вообще происходит с людьми в городе? Смутный страх начинает закрадываться в душу.

       Поэтому Валентин заходит в магазин, чтобы купить пива. Кажется, последнее время он стал пить слишком много пива. Ничего, успокаивает он себя - это не страшно - выпить пару бутылочек перед сном.

       Остаток вечера Валентин проводит за просмотром фильма. Обычная комедия, похожая на множество других, которые видел раньше. Примитивный сюжет, включающий пару шуток «ниже пояса», стандартные персонажи, реплики которых лишь изредка вызывают улыбку. Ничего особенного.

       Просто сейчас необходимо отвлечься. Нужно что-нибудь такое, что может развлечь, а не как наоборот. Поэтому такой фильм - самое то. От двух выпитых бутылок пива по телу растеклась обычная волна расслабленности. Все насущные проблемы становятся не такими уж важными. А ещё очень далёкими, и от того совсем не пугающими.

       Валентин раздевается и ложится спать. Он долго смотрит в потолок. В голову начинают опять лезть совсем ненужные мысли, но, тем не менее, ему удаётся заснуть.

5.


   Снова оказавшись в знакомом до боли коридоре, Валентин совсем не удивляется. Поднявшись на ноги, он видит рядом дверь с табличкой «Приёмная». Нет смысла заглядывать туда сегодня, думает Валентин. На этот раз лучше он узнает поподробнее, что это за коридор такой. Возможно, где-то здесь ему повстречается человек в плаще.

       Валентин с некоторой опаской начинает отдаляться от двери и продвигаться вглубь коридора. По ходу он обнаруживает еще несколько дверей. Причём в их расположении не наблюдается никакой связи или порядка. Да и сами двери не похожи одна на другую: это или обычная офисная дверь с ручкой, покрытой позолотой, либо старая деревянная с облезлой краской, либо обшитая сплошным металлическим листом и совсем без ручки.

       Интересно, что скрывается за всеми этими дверьми? Если перестать дышать ненадолго и прислушаться, то может показаться, что тишина вокруг не совсем обычная. Она предостерегающая, предупреждающая о том, что может случиться, если захочешь отворить одну их них. Валентин с опаской смотрит на каждую из дверей, ожидая, что та распахнётся и из неё выйдет человек в плаще.

       Смесь из страха и любопытства только подстёгивает Валентина. Неспешно и почти беззвучно продвигаясь вперёд, он оглядывается по сторонам. Кажется, двери тоже присматриваются к нему, или то, что скрывается за ними, прислушивается и принюхивается, прижимаясь к противоположной стороне.

       Этот коридор слишком нереален - бесконечно прямой, он тянется вперёд, и там вдалеке, где призрачный свет почти растворяется, заканчивается во мраке. Если обернуться, то можно увидишь идентичную картину. Коридор без начала и конца.

       Человек в плаще возникает из ниоткуда. Только что его не было, и вот, секунду спустя он стоит прямо перед Валентином безмолвной статуей. Валентин ощущает космический холод, глядя на пятно в том месте, где должно быть лицо. Холод пустоты. И страх.

       - Кто ты такой? - шепчет Валентин, не в силах пошевелиться.

       Человек ничего не отвечает. Вместо этого он подходит к двери, и слегка касается пальцем, от чего та распахивается. На том месте, где стоит Валентин, невозможно заглянуть внутрь. Чтобы сделать это - придётся подойти к человеку в плаще.

       Не сводя с него глаз, Валентин делает медленные шаги к двери. Наконец, мимолётом заглядывает внутрь. Этого вполне хватает, чтобы испытать неимоверный ужас, от которого немеет тело и сводит дыхание.

       Это было небольшое помещение, похожее на комнату, лишённую мебели. Стены обклеены странными обоями, которые слабо излучают пульсирующий синий свет, создавая иллюзию движения. Посредине с потолка вместо люстры свисает цепь с большим крюком, на котором подвешен за руки человек. Голова бессильно упала на грудь, по заломленным рукам стекает что-то тёмное.

       Валентин смотрит на висящее тело. Животный страх не даёт ему сил подойти и помочь несчастному. Сейчас Валентин так же беззащитен, как и тот человек в комнате.

       В голове начинают шептать чужие голоса, вырвавшиеся из потустороннего мира - Впусти нас…впусти…впусти…нас…

       Человек в комнате медленно поднимает голову. Это даётся ему с большим трудом. И Валентин узнаёт это лицо.

       - Мы раньше встречались, не так ли? - слыша голос висящего Валентин теряет самообладание, и в попытке убежать прочь, запинается обо что-то. Пролетев несколько метров вперёд, он ударяется головой о стену и падает на пол. Последнее, что Валентин видит - это человек в плаще, глядящий на него сверху вниз.

       После этого приходит всемогущая тьма.

       Открыв глаза, Валентин обнаруживает, что лежит на полу в своей комнате. Прямо рядом с диваном. По-видимому, ночью он просто упал. Вот поэтому ему было так твердо и неудобно.

       Он поднимается на ноги, зевает и идёт в ванную. В зеркало на Валентина смотрит полусонный парень с засохшей кровью на лбу. Прямо над левым глазом.

       Вот почему у него так болит голова. Надо же умудриться упасть с дивана так, что разбить лоб до крови и при этом не проснуться.

       Хотя постой, кажется, во сне он куда-то падал. Валентин пытается вспомнить подробности, но ничего не выходит - лишь вялые обрывки, не связанные с собой, и доносящие лишь одну идею, что сон ему действительно приснился, а вот о чём он был - неизвестно.

       Ладно, может потом что-нибудь вспомнится. А пока нужно промыть рану и наложить лейкопластырь. И вообще привести себя в порядок. Затем лёгкий завтрак.

       Валентин ищёт телефон, чтобы позвонить родителям. Оказывается, тот под диваном. Видимо, вчера туда упал. Валентин выбирает номер в списке контактов и нажимает кнопку вызова. Однако сразу слышит в трубке характерные гудки. На экране мобильника горит надпись «Сбой в сети».

       Какого чёрта, думает Валентин, опять у них что ли какие-то профилактические работы? Или что вообще? Он пробует дозвониться ещё до кого-нибудь, но ничего не выходит. На всякий случай делает рестарт телефона. Злосчастная надпись вновь раздражает своим появлением на экране.

       Если не заладилось с утра, то страшно подумать, каким будет день. И всё-таки не смотря на это, Валентин берёт сумку и вновь едет на автовокзал. В автобусе необычно пусто - всего пару пассажиров, не считая Валентина. Худая кассирша с растрёпанными волосами, смотрит потерянным взглядом в никуда и совсем не торопится обилечивать Валентина. Он долго пристально смотрит на неё, теребя купюру в руке. Женщина не подаёт никаких знаков активности - просто сидит и что-то шепчет.

       Не доезжая до места, Валентин начинает испытывать сильное чувство обеспокоенности. Когда он приезжает на автостанцию, то обнаруживает почерневшее от копоти здание с пустующими квадратами окон, скалящимися острыми обломками стекол. Еще вчера здесь располагалась автостанция. А теперь везде разбросан мусор и полная разруха, как после боя.

       - Простите, - обращается Валентин к курящему мужчине, - Вы знаете, что здесь произошло?

       - Вчера здесь была большая драка. И кто-то в это время  запалил здание. - Отвечает мужчина. - Я как раз на той стороне улицы стоял - всё видел. И знаешь что - не хотел бы я оказаться посреди этой обезумевшей толпы. - Он выдыхает дым и добавляет. - Никогда такого ещё не видел.

       - Получается, из города теперь не уехать?

       - Выходит, что так. Только если на своей. - Мужчина бросает окурок на землю и раздавливает ботинком.

       Расстроенный Валентин возвращается домой. Он вновь пытается дозвониться до родителей, но ничего не выходит. Отсутствие связи тоже не радует его. Валентин чувствует себя виноватым перед родителями - что обещал приехать, и не смог. Они ведь не знают, что в городе происходят странные вещи. И что автостанцию спалил какой-то придурок.

       Они там волнуются наверно. Мама всё ждёт по вечерам. Может, приготовила чего вкусненького к приезду. Отец пьёт кофе и курит сигареты, и иногда, забываясь, начинает ворчать. Валентин давно уже не был у них в гостях. И вот теперь, как назло, застрял в городе.

       Не зная, чем себя занять, Валентин одевается и выходит на улицу. Он решает, что можно навестить Аню. Дом её недалеко. Квартиру Валентин тоже помнит. Он долго стоит у её подъезда, ожидая ответа из домофона. Валентин даже начинает сомневаться, что помнит точно номер квартиры; что вообще познакомился с девушкой тогда. Память играет с ним злую шутку, выдавая некоторые произошедшие ранее события за нереальные.

       Гуляет наверно где-то, думает Валентин. Ладно, как-нибудь в другой раз загляну. Возвращаясь домой, Валентин встречает мужчину с двумя огромными пакетами, доверху набитыми продуктами. Затем попадаются ещё двое парней, они тащат огромные сумки и обсуждают длинную очередь в магазине, которая напоминает те времена, когда еще на свете существовала страна, называвшаяся СССР, были талоны и все курили махорку.

       У собственного подъезда на лавочке сидит старик и пристально смотрит на Валентина. Поднимает дорожащей рукой палку и направляет её на Валентина:

       - Ты, - хрипит старик, - Это ты во всём виноват…

       - Простите?

       - Что ты смотришь на меня? - Скрипучий противный голос вызывает только омерзение. - Думаешь, я не знаю? Думаешь, никто не знает, что это ты?!

       - Я не понимаю, о чём Вы? - Валентин пытается быть культурным.

       - Всё ты понимаешь. Не прикидывайся дурачком.

       Не желая дальше слушать бредни сходящего с ума старика, Валентин заходит в подъезд, слыша напоследок: - Они до тебя тоже доберутся…

       Закрыв за собой входной дверь, Валентин медленно раздевается. Ему становится очень некомфортно, когда он вспоминает последнюю услышанную фразу. Пусть даже это просто слова непонятно откуда взявшего деда. Валентин никак не может вспомнить, видел ли раньше этого человека. Из какой он квартиры? Или может из одного из соседних подъездов? Быть может, он это каждому входящему в подъезд шепчет.

       Скоро я совсем рехнусь от всех этих подозрений и мыслей, думает Валентин. Внезапный приступ страха сковывает тело и разум. Пораженный, Валентин сползает на пол. Воздух становится необычно тяжёлым, давя сверху.

       - Что со мной? - шепчет Валентин, сам того не замечая.

       Скрючившись на полу, Валентин пытается сопротивляться давлению. Однако измотанное до невозможности тело совсем не слушается. Валентин видит дрожащие руки и не понимает, что за приступ случился с ним сейчас. Прилагая нечеловеческие усилия, он доползает сначала до дивана. Потом, дав обессиленному телу краткую передышку, залазит на диван. Кажется, тяжесть всего мира хочет впечатать Валентина и затем раздавить. Не выдержав нагрузки, разум погружается в спасительное беспамятство.

       Неизвестно сколько времени Валентин проводит в этом состоянии, но когда он открывает глаза, то понимает, что ему стало значительно лучше. Дрожь и слабость исчезли. Боясь возможности повторения приступа, Валентин ещё некоторое время лежит на диване, закрыв глаза. Он пытается избавиться от всех пугающих мыслей, тем самым сохранив рассудок. Ведь происходящее с ним за последние дни постепенно съедает моральную устойчивость и подкашивает психическое здоровье.

       Хочется просто закрыть глаза и забыть обо всём. Чтобы всё исчезло, будто бы и не было. Отформатировать мозг и стереть память. Жаль не существует такого лекарства - одна таблетка или капля из пузырька и ты словно родился заново. Теперь ты снова чистый лист, который можно заполнять новыми эмоциями и переживаниями. Минус в таком способе только один - вместе с отрицательными и неприятными тебе вещами исчезают также и светлые и тёплые воспоминания. Либо всё, либо ничего.

       Сидя на кухне и держа в руках обжигающую кружку, Валентин понимает, что одним кофе тут не отделаешься. Здесь нужно что-то посерьёзнее. Что действительно снимет накопившийся стресс.

       Поставив опустошённую кружку на стол, Валентин идёт в прихожую одевается и выходит на улицу. Увидев над головой чистое небо с редкими, почти невидимыми облаками, он успокаивается.

       Посмотришь на такую красоту и, кажется, что всё неизменно и не так уж страшно, как кажется на первый взгляд. Упираясь взглядом в бесконечную синеву, охватывающую всё вокруг и поражающую своим величием и недоступностью, понимаешь, что реальный размер всех твоих проблем нереально мал. Почти микроскопичен.

       С этими мыслями Валентин и приходит в магазин. Перед его удивлённым взглядом предстают наполовину, а где и полностью, опустошённые полки. Длинные очереди во все три кассы. Проходя мимо стоящих людей, Он видит в их глазах отражение нервозности, недовольства, раздражения и  капельку страха.

       Валентин автоматически берёт корзину и направляется в отдел, где должны лежать крупы и макаронные изделия. Ему удаётся найти несколько упаковок. Валентин даже не обращает внимания на сидящую в углу женщину, которая кажется пытается съесть вермишель прямо из пакета.

       Консервы тоже на исходе. Вокруг так же ходят люди с корзинами и пытаются набрать в них всё, что влезет. Некоторые из них ругаются между собой и делят последние остатки. Стоящий рядом охранник тщетно пытается их разнять или хотя бы успокоить.

       Надо брать продукты с длительным сроком годности, думает Валентин. Главное, чтобы денег хватило. Он проходит вдоль всех рядом, выискивая взглядом, что можно взять ещё.

       Наполнив корзину до самых краёв, Валентин встаёт в очередь.  Пытаясь сохранить хладнокровие и спокойствие, он думает о том, что было бы неплохо встретиться сегодня с Ириной или кем-нибудь ещё. Ещё лучше было бы увидеть Аню. Валентин очень хотел пообщаться  с этой девушкой  ещё.

       От мыслей Валентина отвлекает крик одной из кассирш:

       - Вася! Бегом сюда! Наде тоже плохо.

       Откуда-то из глубины торгового зала, отодвигая в стороны покупателей, продвигается молодой парень в белой рубашке и с бейждиком на груди.

       - Скорее! - кричит кассирша.

       Валентин, а вместе с ним и вся очередь наблюдают, как парень подходит к одной из касс. И только сейчас все замечают, что с женщиной, сидящей за кассой, что-то не так - она методично нажимает клавиши на кассе, при этом, смотрит куда-то вперёд, сквозь монитор.

       - С Надей то же самое стало, - девушка за соседней кассой прикрывает рот рукой от ужаса.

       Охранник едва успевает подойти к кассе и подхватить женщину, которая  внезапно, под общий вздох очереди, падает со стула.

       - Расступитесь! Дайте места. - Громко говорит он, опускаясь на колени. - Надя! Очнись! Надя.

       - Вася, - обращается к охраннику третья кассирша, - унеси её отсюда. Скорая уже едет.

       Охранник кивает, аккуратно берёт кассиршу на руки и уносит в подсобное помещение.

       - Боже мой, - шепчет стоящая рядом с Валентином женщина. - Какой ужас. Бедная девочка.

       Некоторые люди были очень шокированы увиденным. Они перешёптываются между собой. Были и другие, которых совершенно не заботит судьба пусть и незнакомого, но всё равно человека.

       - Простите, мы что, тут просто так в очереди стояли? - Кричит один из них. И Валентин понимает, что это добром не кончится.

       - Тут все стоят, не только Вы одни, - отвечает кассирша.

       - И что нам теперь делать?! По-вашему, стоять в другой? - Растёт раздражение в голосе мужчины. - Я тут ужё двадцать минут. И не только я!

       Остальные недовольные тоже начали вслух высказывать своё возмущение. Атмосфера перед кассами начинает накаляться. Кассирша поначалу пытается что-то доказать и оспорить, но постепенно её уверенность снижается. Она вжимается в кресло. Перед её кассой образуется большое скопление разъярённых мужчин и женщин, размахивающих руками и уже кричащих. Остальные люди из перемешавшейся очереди молча наблюдают за и совсем не спешат вмешиваться и попробовать защитить бедную женщину за кассой.

       Вернувшийся охранник, быстро оценив ситуацию, подбегает к кассе и  кричит:

       - Быстро успокоились все! Сохраняйте порядок.

       - Да пошёл ты! - С этими словами один из разгневанных мужчин бьёт охранника в лицо. Тот от неожиданности падает.

       Обезумевшая толпа не даёт ему возможности встать, и, опрокинув ограждение, пробегает прямо по лежащему человеку и вырывается из магазина.

       - Что вы делаете! - Испуганно кричит одна из кассирш. - Звери! Подонки!

       - Вызовите кто-нибудь милицию! - Тихий голос второй тонет в общем шуме.

       Но толпу уже ничем не остановить: толкаясь и распихивая друг друга, люди, словно совсем потерявшие рассудок, пытаются вырваться из образовавшейся свалки тел. Кто-то падает и тут же оказывается под ногами напирающих сзади.

       Валентин прижимается в полке, чтобы не оказаться втянутым в общий поток. Рядом молодая женщина держит на руках плачущего мальчика и пытается успокоить.

       Всё это похоже на страшный сон, думает Валентин - такого не может происходить на самом деле!

       Постепенно толпа уменьшается и наконец, последние вопящие и обезумевшие бывшие покупатели выбегают на улицу, оставив после себя настоящий хаос: опрокинутые полки, лежащие на полу корзины, осколки стекла от входной двери Валентин подходит к лежащему охраннику  и помогает тому встать.

       - Вот уроды! - Парень стирает кровь с лица, держась одной рукой за правый бок. Затем поворачивается к кассе и начинает успокаивать женщину, бьющуюся в истерике.

       Валентин видя, что сейчас им совсем не до него, аккуратно проходит рядом. За ним выходят еще люди, которые остались в зале и не поддались общему зову массовой истерии.

       Потрясенный Валентин так и уходит из магазина, прямо с корзиной. За спиной вскоре доносится милицейская сирена.

       Кое-как трясущимися руками вставив ключ в замочную скважину, открывает входную дверь и заходит внутрь. Он садится на табурет и пытается расслабиться, чтобы избавиться от дрожи в теле. Сознание пожирает обширное ощущение страха, удивления и непонимания. Чудовищная сказка, ставшая обычной реальностью, и от этого выглядящая теперь ещё более страшной и фантасмагорической.

       Валентин вытаскивает аптечку из шкафа и, проглотив две таблетки успокаивающего, запивает водой из чайника. И потом сидит минут двадцать на табурете, пождав ноги и обхватив их руками.

       Он растерянно смотрит на стоящую рядом с холодильником  корзину и только сейчас понимает, что ушёл, не заплатив за продукты.

       Я - вор, думает Валентин и хватается руками за голову.

       Пошатываясь, добирается до дивана и падает навзничь. Момент падения растягивается до бесконечности. Валентин проваливается прямо сквозь диван, в обволакивающую темноту.

       Раскинув руки, он вглядывается вниз, но тьма беспристрастна и не даёт не единого шанса. Тело окружает нечто жидкое, тягучее и невидимое. Оно медленно втекает в уши и нос. Валентин пытается закрыть руками лицо, но они не сгибаются.

       А потом эта густая дрянь начинает проникать в рот.

       Валентин пытается кричать, но не может. Зато он вновь слышит голос внутри головы

       Впусти…впусти…глубже…впусти!..

       Все остальные звуки, кроме проклятого шепчущего голоса исчезают. Валентин в панике дёргает головой, пытаясь избавиться от  склизкой дряни во рту. Но получается ещё хуже - заполнив полностью рот, она вливается в горло, вызывая сильный приступ тошноты.

       У Валентина начинаются спазмы. Понимая, что ещё пару секунд, и он задохнётся, Валентин окончательно сдаётся. Арктический холод охватывает ослабшее тело. И только разгорячённое сердце отчаянно колотится в груди, пытаясь разогнать кровь по застывающим сосудам.

       Постепенно все ощущения исчезают, оставляя ничем не осквернённую пустоту. И это голодное чудовище, не имеющее ни когтей, ни клыков, ни глаз, поедает всё вокруг, уничтожая пространство и тут же создавая новое, которое совсем ничем не отличается, но при этом является совершенно другим.

       Неожиданно тьма начинает терять свою плотность, обнажая некоторые детали.

       Постепенно, видя размытые черты, Валентин неуверенно начинает узнавать место, в котором находится - это, несомненно, его собственная квартира. А сам он лежит на диване.

       Валентин испытывает странные переживания, когда разглядывает бледную, почти серебряную кожу на руках и выделяющиеся контрастной сеткой почерневшие вены, напоминающие червей, ползающих под кожей.

       Очень хочется списать увиденное на очередную галлюцинацию или на сновидение, но  теперь уже неизвестно, где кончается реальность и начинается игра воображения. Валентин не может доверять даже собственным глазам, и что ещё страшнее - собственному разуму.

       А потом он слышит крики. Где-то кричат люди. Человеческие вопли звучат снаружи, с улицы. Валентин встаёт на пол и приближается к окну. Отодвинув штору чуть-чуть в сторону, он вглядывается во тьму, но ему не удаётся ничего разобрать. Валентин и раньше бывало слышал крики на улицах, но обычно это были подвыпившие гуляки или агрессивные подростки.

       В диких ревущих криках же этой ночи он услышал нотки наступающего безумия и отчаянья. Валентин долго смотрит в окно, но так ничего и не может рассмотреть. Несколько раз откуда-то издалека доносятся слабые звуки сирен. Слышны ещё какие-то непонятные звуки. Возможно выстрелы.

       Валентин возвращается на диван, но ещё долго лежит, не пытаясь заснуть. Глядя в освещенный уличным светом потолок, он думает о событиях, случившихся за последние дни. Охватывает сильное желание обсудить это с кем-то. Хотя бы просто поговорить, чтобы отодвинуть страхи подальше. Очень жаль, что мобильной связи нет уже больше суток. И кстати, это ведь тоже не случайностью кажется, и никакие это не ремонтные работы! Сон приходит незаметно, и на этот раз очень крепкий.

6.


   Валентин просыпается ближе к обеду от того, что переполненный мочевой пузырь просит опустошения. С приходом дня и яркого солнечного света ночные страхи исчезают и кажутся совсем несерьёзными. Валентин неспешно приводит себя в порядок. Принимает душ, напевая незатейливый мотив. Потом долго бродит по квартире без одежды, принимая воздушные ванны. После лёгкого завтрака, устраивает просмотр фильма.

       Однако всё это время Валентин чувствует внутри какое-то беспокойство и неудобство. И ловит себя на мысли, что несколько раз пытается смотреть в сторону окна.  Как бы невзначай небольшой, почти неосознанный поворот головы и едва заметное движение глаз. Поэтому он просто подходит и выглядывает на улицу.

       За окном Валентин наблюдает обычный пейзаж - то же самое, что и вчера днём. И никаких изменений. А что должно измениться, думает он. Возможно то, что он слышал ночью - не происходило на самом деле. Все было обычным сном. По крайней мере, когда начинаешь склоняться к этой мысли - становится более спокойно и уютно. Лучше чувствовать себя в относительной безопасности, пусть и не совсем быть уверенным в этом; тем самым не давая разуму лишнего повода погрузиться в печальные размышления.

       Некоторое время такая тактика действует. Но когда внезапно с  улицы доносится слабый крик, он словно пропускает через тело электрический разряд и заставляет Валентина подпрыгнуть на месте.

       Снизив звук компьютера до минимума, Валентин задерживает дыхание и прислушивается. Он ждёт повторения крика, чтобы убедиться, что это не слуховая галлюцинация.

       Хотя возможно, крик исходил не с улицы вовсе, а из-за стенки. Кто-нибудь тоже смотрит фильм - триллер, где маньяк расправляется со своей жертвой.

 Валентин ёще раз выглядывает в окно, но и на этот раз не замечает ничего необычного.

       Он закрывает лицо руками и обречённо вздыхает:

       - Твою мать…

       В голову снова приходят мысли о паранойи. Подавленный этим, Валентин возвращается к просмотру фильма, однако теперь  действие на экране мало его волнует, или, скорее всего совсем не волнует. Потому, что мысли всецело заняты другим - непониманием и отторжением от реальности.

       В этот момент доносится второй крик. На этот раз никаких сомнений! Кричали на улице!

       Валентин срывается со стула и спешно одевается. В это время где-то разбивается стекло, но он этого уже не слышит, потому что бежит вниз по лестнице, перепрыгивая через ступени. Он даже не обращает должного внимания на слишком большое количество незапертых дверей в подъезде.

       Улица встречает ярким солнечным светом…и мужчиной, который нисколько не скрываясь, копается одной рукой во внутреннем кармане куртки какого-то несчастного, валяющегося на скамейке у подъезда.

       - Эй ты! Ты что делаешь?! - кричит Валентин.

       Мужчина поворачивается на шум. Округлившиеся глаза преисполняются ужасом, и он, громко вопя что-то нечленораздельное и забавно размахивая руками, будто бы отмахиваясь от невидимых мошек, уносится прочь. Причём делает это так ловко, что Валентин не успевает даже сообразить, что делать и стоит ли преследовать вора.

       Валентин подходит к лежащему человеку и отдёргивает за плечо:

       - Эй, с Вами всё в порядке?

       Тот в ответ открывает глаза, и начинает безумно двигать ими по кругу. А потом мычать. Сначала тихо и слабо, но постепенно, словно разгоняясь, увеличивает громкость.

       Валентин вглядывается в опухшие глаза с лопнувшими сосудами, и от этого ставшие кровавыми, отшатывается, лишь произнося:

       - Простите… - И уходит.

       Он идёт не спеша, внимательно рассматривая всё, что встречается на пути. А сегодня, надо сказать, встречается слишком много того, что не увидишь каждый день. Всё-таки внутреннее чутьё не обмануло, сигнализируя о тревоге.

       Даже в воздух сегодня кажется каким-то особенным, что-то вместившим в себя. И лучше, чтобы это не оказался яд медленного действия.

       Было необычно пустынно. Люди попадались, но их было слишком мало. Обычно в это время на улице более многолюдно. И ещё многие из них сегодня выглядят несколько нездорово. Их вид пугает Валентина - он иногда ловит взгляды - колючие, преисполненные ненависти, отвращения или безумия.

       Поэтому Валентин опускает взгляд вниз и старается не обращать внимания на проходящих мимо людей. Лишь изредка он смотрит по сторонам. И замечает, что в некоторых окнах жилых домов разбиты стёкла; мусора на улице как-то слишком много, будто бы кто-то специально везде разбросал. Несколько раз мимо него по дороге проносятся милицейские машины с работающей сиреной. Потом пожарные.

       Сам того не замечая, Валентин выходит прямо к магазину, из которого вчера унёс вместе с продуктами корзину. Кажется, магазин закрыт. Хотя больше похоже на то, что покинут. Сквозь выломанные входные двери Валентин видит опрокинутые полки. Полное разорение и хаос. Заметив прямо перед входом огромное бурое пятно, Валентин, в глубине души догадавшись, откуда оно, поспешно уходит.

       На автобусной остановке он видит плачущую маленькую девочку, лет шести на вид.

       - Привет, - наклоняется к ней Валентин и улыбается. - Как тебя зовут?

       - Таня.

       - Почему ты плачешь? Кто тебя обидел?

       - Никто, - шмыгает носом девочка. - Я домой хочу.

       - Что ты делаешь здесь одна? Где твои родители? - Валентин садится рядом.

       - Они дома… - произносит Таня сквозь слёзы. - Папа сказал мне ехать к бабушке. Потому что мама заболела. Она кусается. - Девочка опять заливается в приступе плача.

       Валентин гладит Таню по голове:

       - Не плачь Таня. Всё будет хорошо. Где живёт твоя бабушка? Тебе на автобусе надо ехать?

       - Я уже приехала…но мне страшнооо….Я боюсь злых дяденек и тётенек.

       Валентин опускается перед девочкой на корточки и говорит:

       - Не бойся никого Таня. Послушай меня - сейчас ты возьмёшь меня за руку, и я провожу тебя до твоей бабушки. Хорошо?

       - Хорошо.

       - Вот и славно, - улыбается Валентин, встаёт и берет девочку за руку. - Пойдём.

       Пока они идут, Валентин изредка посматривает на Таню и улыбается. Девочка улыбается в ответ. Со стороны может показаться, что идут отец с дочерью. Сжимая маленькую ладошку девочки, Валентин ощущает в груди странное чувство, а также желание позаботиться. Ему кажется, что они знакомы с Таней уже очень давно.

       - Эй, ты как там? Я не быстро иду?

       - Нет. - Отвечает Таня.

       Они заходят в один из дворов. Девочка указывает Валентину путь. Несколько раз им встречаются люди. Ничего необычного за ними Валентин не замечает, но на всякий случай предварительно отодвигает Таню чуть-чуть за себя. Кажется, она до сих пор очень испугана, хоть и пытается показать, что всё в порядке.

       - Вот сюда, - показывает Таня на один из подъездов.

       Валентин заходит вместе девочкой внутрь, и они поднимаются на нужный этаж.

       - Боже мой! Моя Танечка. - Дверь квартиры открывает женщина в фартуке. Она берёт девочку на руки и обнимает. - Я так волновалась. Так боялась. Серёжа позвонил мне. Как же он мог отпустить тебя одну.

       Женщина говорит очень быстро, не переставая гладить Таню по голове и целовать в щёки. Смущённый Валентин разглядывает электросчётчик.

       - Ой, а это кто? - Наконец обращает на него внимание женщина.

       - Это хороший дяденька. - Говорит Таня. - Он проводил меня от остановки.

       Женщина  сначала осматривает Валентина с головы до ног, а потом внимательно смотрит в глаза:

       - Это правда?

       - Ну да. - Валентин ощущает себя, как первоклассник, отвечающий у доски. - Я шёл по улице и увидел Таню. Сидела и  плакала на остановке. Ну, я и подошёл спросить. И…

       - Девочка моя, он не сделал тебе ничего плохого? - Внезапно спрашивает женщина у Тани. Девочка отрицательно мотает головой.

       Кажется, теперь женщина окончательно успокаивается - она слегка улыбается и виновато произносит:

       - Уж простите меня. Я просто так волновалась за Таню.

       - Ничего-ничего. Всё в порядке.

       - Спасибо Вам большое. - Женщина опускает Таню на пол. - Может, Вы зайдёте. Я напою Вас чаем.

       - Нет спасибо. Не стоит так беспокоиться. Мне нужно идти. До свидания.

       - До свидания. - Говорит женщина. Потом кладёт руку на плечо Тани: - Какая ты некультурная девочка. Что нужно говорить, когда человек уходит.

       - До свидания, - улыбается Таня.

      Валентин кивает в ответ, улыбается и спускается на улицу.

      Он решает, что лучшее сейчас - это вернуться домой.

7.


    Снова оказавшись один, Валентин ощущает себя более защищённым, ведь в случае чего ему не придётся отвлекаться на того, кто находится рядом.

       Но в любом случае нужно поскорее вернуться, пока он не вляпался в какую-нибудь неприятную ситуацию. Валентин думает, какой лучше выбрать путь - по главной улице или более длинный дворами. Ему почему-то кажется, что оба решения так или иначе небезопасны. Ведь не зря ночью он слышал человеческие крики.

       Увидев группу людей на углу дома, Валентин почти не задумываясь, сворачивает к ближайшему подъезду. Высокие кустарники скрывают от их случайных взглядов.

       Кажется, они ничего не заподозрили, думает Валентин. Лучше будет повернуть назад и обойти дом с другой стороны. Ни к чему подходить к ним близко. Вдруг они недружелюбно настроены.

       Валентин выждав некоторое время, выходит из тени кустарников.

       О, чёрт! Они все смотрят в его сторону!

       Делая вид, что всё в порядке, он неспешной походкой начинает удаляться в противоположную от толпы сторону. Валентин ощущает тяжелые взгляды, упирающиеся в спину, и прожигающие насквозь. Ему хочется в тот же миг сорваться с места и бежать. Бежать пока хватит сил, чтобы эти ублюдки не смогли догнать его. Но пытаясь сохранить хладнокровие, он продолжает медленно приближаться к углу дома. Вот за ним, думает Валентин, я побегу.

       Едва Валентин скрывается за поворотом, как на самом деле переходит с ходьбы на бег. Он не знает, преследуют ли его те люди из группы. И незнание этого наводит ещё большую панику.

       Решение перебежать дорогу приходит в голову автоматически. Быстро посмотрев по сторонам, пересекает проезжую часть. Почему-то  Валентин не замечает ни одной едущей машины.

       Оказавшись по другую сторону от дороги, Валентин смотря по сторонам, совсем не обращает внимания, что у него под ногами. Поэтому, неудачно поставив ногу, он запинается обо что-то и падает в траву рядом с тротуаром.

       Возможно, эта оплошность спасает Валентина. Ведь когда он поднимает голову, то невозможный по силе приступ ужаса сковывает тело.

       - Где он?! - слышится со стороны дороги.

       Валентин видит их. Три человека стоят на противоположной стороне и оглядываются по сторонам. Каждый что-то держит в руках.

       О, Боже! У них в руках огромные ножи!

       Валентин вжимается в траву и беззвучно шепчет:

       - Господи, лишь бы они ушли. Лишь бы ушли…

       Он боится поднять голову. Охваченный ужасом, Валентин совершенно не способен чётко соображать. Ему хочется просто превратиться в червя и закопаться в землю, чтобы никто не смог найти его в глубине. И совсем не важно, что сейчас он валяется в грязи. Ничего не волнует кроме желания спастись.

       - Лишь бы они ушли. Пусть они уйдут. Пусть найдут кого-нибудь другого. Только не меня… - Валентин на грани истерики.

       Он лежит ещё некоторое время, разглядывая травинки и внимательно прислушиваясь. Голосов больше не слышно. Вообще ничего не слышно.

       И тут кто-то слегка пинает Валентина по ноге!

       Тихо вскрикнув, он оборачивается и видит мужчину в рванных и грязных лохмотьях с пакетом в руке.

       - Ты что орёшь? - Говорит бомж. - Живой значит…а я думал - мертвец. Эх, такая нажива пропала.

       - Лучше скажи, ты видишь там людей?

       - Где?

       - Там, - Валентин показывает рукой в сторону дороги.

       Бомж щурится, а потом отвечает:

       - Никого там нет.

       - Точно?

       - Не веришь - сам посмотри! - Бомж кажется, очень расстроен.

       Валентин поднимается сначала на колени, осматривает противоположную улицу. Затем встаёт на ноги и отряхивается. Мужчина в рванье молча наблюдает за ним. Стряхнув песок с одежды, Валентин вынимает из кармана десятирублевую купюру и протягивает бомжу:

       - Слышь мужик, вот возьми.

       Бомж недоверчиво смотрит на Валентина:

       - Ты чего это?

       - Возьми-возьми. Не бойся.

       - Я и не боюсь. Ты хоть с ума и сошёл, - на лице бомжа возникает беззубая улыбка, - но не буйный ещё. Вот другие…

       - Что другие? Ты видел ещё кого-нибудь?

       - Пойду я лучше, жмуриков других поищу, - бомж сплёвывает на асфальт, - пока ты не передумал. - И шаркая растоптанными не зашнурованными кедами, уходит.

       Валентин смотрит вслед сгорбившейся фигуре. Что же имел в виду бездомный, произнося последнюю фразу.

       Однако сейчас нужно думать только об одном - как вернуться поскорее домой и не быть замеченным. Валентин крадучись идёт по улице, внимательно осматриваясь по сторонам, чтобы вовремя заметить источники возможной угрозы и избежать их. Явная и слишком бросающаяся в глаза безлюдность  на улице заставляет быть максимально осторожным. И ощущать себя беглецом, который в любой момент может оказаться жертвой.

       Валентин ловит себя на мысли, что всё это похоже на игру в жанре survival horror.  Не хватает только меню с инвентарём. И ещё если будет Game over, то только один раз.

       Когда Валентин слышит какой-нибудь необычный звук, будь то звон стекла или далёкий крик, то сразу замирает и, задерживая дыхание, пытается определить сторону, откуда тот доносится. Чтобы в случае реальной опасности сразу постараться скрыться.

       Уже виден дом позади раскинувших ветви деревьев. Осталось совсем чуть-чуть. Валентин молится, чтобы добраться без приключений. Он быстро перебегает дорогу и прижимается к стволу дерева, стоящего рядом.

       Откуда-то возникает постепенно нарастающий рокот. Кажется, это звук едущего автомобиля. Это первая машина за сегодня. Валентин терпеливо дожидается, пока легковая машина проедет мимо, прячась в тени дерева. Он успевает заметить, что легковушка битком забита людьми. Дождавшись, пока утихнет шум, Валентин быстрым шагом идёт в сторону дома.

       Вид родного дома внушает некую уверенность и спокойствие. И тут сзади доносится полурык-полукрик. Валентин не оглядываясь, ускоряется до максимума. Уже не разбирая дороги, он несётся напрямик прямо к подъезду. Сзади лишь доносится топот нескольких ног. Валентин даже не пытается обернуться. В глубине души он и не хочет этого, не хочет видеть то, что может шокировать. Главное, успеть в подъезд, потом в квартиру.

       Продираясь сквозь кусты и перепрыгивая лавку, Валентин врывается в подъезд. Скорее! Перед глазами всё мелькает. Он добегает до двери, выхватывает ключ из кармана и судорожно пытается вставить в скважину. Победить трясущиеся руки удаётся не сразу.

       Снизу хлопает дверь и доносятся крики догоняющих. Это подстёгивает Валентина, и он открывает дверь. Быстро заходит внутрь, закрывает замок и, прижавшись к двери, смотрит в глазок.

       Сначала на площадке никого не видно. Затем снизу появляются тени. И наконец, Валентин видит несколько фигур. Они, медленно пошатываясь, поднимаются по лестнице. Сквозь мутную линзу глазка невозможно внимательно рассмотреть лица. Но и общего взгляда достаточно, чтобы ужаснутся от увиденного. Эти движения, взгляды, хрипы…

       Валентин не может  уже назвать их полноценными людьми - даже внешность существ на лестничной площадке лишь напоминает человеческую. Не смотря на всё это, есть в отвратительном  зрелище что-то притягательное, которое заставляет Валентина не мигая всматриваться в глазок. Он даже дышать боится - вдруг Они услышат.

       Фигуры на площадке внимательно осматривают всё вокруг и принюхиваются, как гончие собаки. Двое поднимаются выше, а один неожиданно обращает внимание на дверь, ведущую в квартиру Валентина. Безумные глаза незнакомца сверкают, он кладёт заляпанную в грязи и в чём-то красном руку на дверь, и в таком положении стоит до тех пор, пока его не зовут сверху. Издав тихий, но полный недовольства рык, он  устремляется вдогонку за ушедшими ранее.

       Потрясённый Валентин продолжает стоять и смотреть в глазок. Кажется, стоящий по ту сторону двери отпечатался на сетчатке. Ничего страшнее Валентин ранее в жизни не видел.

       Как же это существо могло быть раньше человеком? Почему оно стал таким? Сколько ещё таких же, как оно? Вопросы плотным потоком обрушиваются на тонущий в пучине неизвестности и паники мозг, который лихорадочно анализирует поступающую  информацию.

       Валентин медленно сползает вниз и прижимается спиной к двери. Он обхватывает голову руками. Валентина бьёт мелкая дрожь. Жаль, что вчера не подумал прихватить из магазина что-нибудь из крепкого алкоголя. Сейчас бы Валентину не помешала стопка водки или коньяка.

       Полностью погруженный в раздумья он не слышит шума, доносящегося откуда-то сверху, воплей и криков, глухих ударов. Валентин просто сидит с остекленевшим взглядом. Какая-то часть внутри него безуспешно хочет задать один единственный вопрос, но никак не может докричаться  и быть услышанной.

       Не осознавая, что происходит, Валентин ползёт в комнату и забирается на диван. Там он ещё лежит некоторое время, находясь в полной прострации. Обессилевший разум просто отказывается принимать ту реальность, которую ему представляют - слишком она нереальна для обычной жизни. Это вводит сознание в полный хаос, нарастающий ежесекундно и поэтому обретающий всё больше силы.

       Валентин чувствует, как тонет, погружается вниз. Хотя если задуматься, то в этом месте нет таких понятий, как «вверх» и «вниз». Здесь вообще много чего нет - оно просто не нужно. Просто во всём здесь отпадает необходимость. Не имея ничего, здесь имеешь самодостаточность. Потому что ты всё уже потерял, включая собственную душу.

       Окружающие цвета начинают терять яркость и жизненность. Бледнеют и сереют, превращаясь в почти неотличимые оттенки. Всё светлое становится тёмным, вызывая новый приступ отчаяния и безнадёги.

       Валентин обнаруживает себя как бы парящим посреди этого обесцвеченного места. Отсутствие физической оболочки совсем не пугает и даже не беспокоит. Диван в углу комнаты медленно погружается в жидкую тьму. За ним растворяется всё остальное убранство комнаты, оставляя вместо себя размазанное и перемешанное ничто. Валентину ничего не остаётся, как просто лететь куда-нибудь, чтобы покинуть это место скорби и тьмы.

       Сначала обстановка вокруг не изменяется, создавая иллюзию зависания в одном месте. Но Валентин уверен в обратном - он каким-то образом ощущает течение пространства, некие волны непонятной невидимой субстанции протекающие мимо него. Поэтому уверенно продолжает плыть вперёд.

       Потеряв счёт времени, Валентин, наконец, замечает некое пятно и устремляется к нему. При близком расстоянии Валентин узнаёт обычную дверь. Правда совсем непонятно, каким образом она держится в пространстве. И вообще, для чего она здесь и куда ведёт.

       Валентин подплывает поближе. Он в отчаянии рассматривает дверную ручку. Не имея тела, он не может открыть дверь. А ему во чтобы не стало, нужно попасть по ту сторону.

       Когда дверь начинает излучать слабый свет по контуру, Валентин понимает, что сейчас та распахнётся. Но вместо этого в верхней части материал двери расползается в стороны, образуя небольшое отверстие. Когда Валентин приближается, чтобы заглянуть в него, то в отверстии возникает лицо.

       Это человек в плаще! Он улыбается. И его зубы неестественно светятся на тёмном пятне лица, отчего становится жутко.

       И уже спустя секунду лицо исчезает, заставляя Валентина поверить в то, что это лишь привиделось. Однако отверстие в двери остаётся. И Валентин решает проникнуть внутрь сквозь него, но сначала нужно подождать - вдруг незнакомец в плаще появится вновь.

       Выждав некоторое время, Валентин представляет себя в некой змеевидной форме и, извиваясь несуществующим телом, протискивается сквозь отверстие в двери. По ту сторону неожиданно светло. Валентин хочет укрыться от света ярких ламп на потолке, или хотя бы прикрыть веки, но не имея физического тела, он просто опускает взгляд вниз.

       В следующее мгновение Валентин упирается в невидимую прозрачную пленку или что-то похожее. Она намертво приклеивается и ограничивает движения. Чем больше Валентин дёргается, тем больше пленка охватывает и опутывает. Откуда-то сбоку Валентин видит собственную руку, находящуюся под жидким тянущимся слоем краски, которая покрывает стены коридора. Затем появляется и вторая рука. Валентин шевелит пальцами, разглядывая движение плёнки. Кажется это краска, нанесённая на стену, и он каким-то образом оказался под ней.

       Валентин тянет руки к тому месту, где  предположительно должна быть грудь и начинает царапать руками краску, пытаясь порвать её. Сначала ничего не выходит, но постепенно тонкий слой начинает поддаваться. Появляются несколько белых полос от ногтей. Они растут в длине. Наконец, не выдержав давления,  беззвучно лопаются. Руки Валентина торчат прямо из стены. И он начинает разрывать краску на груди. Одновременно с этим Валентин ощущает внезапную нехватку кислорода, поэтому начинает работать руками быстрее.

       Уже теряя силы, он окончательно разрывает тонкую плёнку, и обессиленный, падает на пол. Некоторое время приходится лежать и восстанавливать дыхание. Лёгкие жадно захватывают воздух. Валентин переворачивается на спину и снимает с лица остатки прилипшей плёнки.

       Когда Валентин встаёт, то понимает что очутился в коридоре из сна. Или возможно в самом сне. Сейчас он не может чётко определиться. Хотя, в конечном итоге это не так важно. Какая разница - сон вокруг, другая реальность или что-то ещё.

       Валентин идёт по коридору, сам не понимая зачем. Возможно, он втайне желает найти Человека в плаще. По обе стороны вновь, как и в прошлый раз, находятся разные двери. Скорее всего, они все заперты. И не откроются просто так. Только если Человек в плаще этого захочет. Кем же на самом деле является этот незнакомец в плаще - врагом, помощником или кем-нибудь ещё? Возможно он - Властитель этого призрачного мира, сотканного из сновидений и кошмаров.

       Новые вопросы настойчиво следуют за старыми, бесконечным потоком омывают сознание, постепенно растворяя его в себе. Ни один психически устойчивый человек не в силах выдержать такую регулярную и не сбавляющую темпы нагрузку длительное время. Даже самый выносливый будет сломлен и раздавлен, если не снаружи, то изнутри. Отчаявшись спастись, разум выберет единственный путь из возможных - самоуничтожение.

       Внимание Валентина привлекает табличка на одной из дверей - «Приёмная». Он уже видел её раньше. Только не помнит, где. Валентин подходит к двери и застывает, разглядывая её. Как будто пытается открыть её силой мысли. При этом возможность прикоснуться к дверной ручке вызывает  непонятный страх где-то глубоко внутри. Валентин разрывается между ним и любопытством, переполняющим, и почти заставляющим  узнать, что находиться позади двери.

       - Хочешь открыть её? - Внезапно возникший голос заставляет вздрогнуть.

       Валентин поворачивает голову, так и есть - Человек в плаще. Он стоит чуть поодаль, и, кажется, взгляд как всегда невидимых глаз просвечивает  насквозь.

       Впервые услышав голос, Валентин очень удивлён. Тембр и тон вызывает шок. Ведь Незнакомец говорит голосом, который в точь-точь такой же, как и у Валентина!

       - Что за ней? Кто ты? - Он задаёт вопросы, даже не надеясь получить ответы. Но всё равно ждёт, может всё-таки незнакомец прольёт свет хоть на одну из тайн и мистификаций, происходящих здесь. Однако застывшая фигура в плаще, больше похожая на памятник, нежели на человека, не произносит ни слова.

       Поэтому Валентину остаётся только одно - просто взять и открыть эту чёртову дверь! Кажется, вечность проходит, пока пальцы касаются ручки.

       В следующий момент из-за двери доносится тихий шум. Затем нарастающее дыхание, преходящее в рычание. Кто-то или что-то быстро приближается к двери, которую в следующее мгновение прямо сотрясает от мощного удара.

       Валентин в ужасе отшатывается. Удары с той стороны двери не прекращаются. Дверь отчаянно скрипит и прогибается. Жуткие протяжные стоны и мерзкие, выворачивающие душу на изнанку, скрипящие звуки возвращают Валентина в действительность.

       Он осознаёт, где находится. Бросает последний взгляд на человека в плаще, который, кажется, нисколько не обеспокоен происходящим. Ему даже наоборот интересно, что произойдет дальше.

       На дверь Валентин даже не смотрит - он бежит. Прочь отсюда! Неважно куда, главное подальше. Коридор, словно являющийся непосредственным участником кошмара, удлиняется в бесконечность, растягивая стены. В лицо Валентину, как из бездонного колодца, начинает дуть колючий ветер и значительно снижает скорость передвижения.

       А потом сзади доносится звук выломанной двери, а за ним громкий протяжный крик, преисполненный радости освобождения. Крик, не являющийся человеческим.

       Валентин, не желающий оглядываться, чтобы взглянуть в горящие глаза страха и ужаса, спиной ощущает его полноценное присутствие и то, что расстояние между ними сокращается.

       Всё это меркнет перед безумным смехом Человека в плаще. Звук догоняет Валентина, отскакивая множеством бесконечных эхо от стен коридора, заставляя те прогибаться; ввинчиваясь в мозг и парализуя мысли.  Никогда ранее не слышал Валентин смеха, от которого стынет кровь в жилах.

       После этого тело отказывается повиноваться. Валентин падает на пол, как кукла, у которой обрезали поддерживающие нити. То, что стало происходить с поверхностью - было последней ясной картиной перед глазами.  Пол вспучивается, словно гладь океана, и, взметнувшись вверх, окружает Валентина, чтобы сомкнуться над ним лепестками безвременья и поглощает душу и тело.

8.


     Валентин открывает глаза и не видит ничего, кроме темноты. Поначалу он не совсем понимает, где находится. В голове всё перемешано и скомкано - все образы, изображения, воспоминания и лица. Приходится мысленно успокаивать себя. А лучше совсем нечего не делать. Даже не думать. А просто полежать тихо в темноте.

       Постепенно из тьмы вырисовывается что-то похожее на линии, углы и поверхности. Всё это генерируется в интерьер квартиры. Валентин оказывается на собственном диване. И только ощутив тяжесть физического тела, Валентин начинает верить в реальность происходящего.

       Пока ты чувствуешь боль - ты живой. Хотя бы что-то должно давать уверенность, что это не сон или что-нибудь подобное. Или хуже. События некоторого толка, повторяющиеся слишком часто, стирают чувствительность к восприятию реальности, превращая всё как бы в художественный фильм, который ты смотришь и одновременно с этим участвуешь в главной роли.

       Боковым зрением Валентин замечает некое подобие фигуры в коридоре. Не может быть - это Человек  в плаще! Глаза Валентина округляются от удивления. Однако при внимательном рассмотрении оказывается, что это игра теней и красок. Не более.

       Потревоженный воображением Валентин теряет момент, когда яркость и цвета возвращаются назад. Теперь это обычная квартира поздней ночью.

       Он садится и глубоко вздыхает. Хочется закурить. Валентин даже не удивляется такой мысли. Ведь он никогда не курил. Пробовал в детстве пару затяжек. Теперь сигареты уже не помогут снять стресс. Кажется, теперь уже ничего не поможет. Все тщетно.

       Когда Валентин приходит в ванную умыться, то взглянув в зеркало, испытывает новый приступ страха. У отражения в зеркале на груди виднеется надпись, сделанная чёрным маркером.

                                                                            ВПУСТИ!

       Валентин неверящим взглядом смотрит в зеркало, потом на грудь, и снова в зеркало. Потом нервно начинает тереть надпись руками. Краска уже въелась в кожу и никак не сходит. В отчаянии Валентин лезет в ванну и открывает воду. Он намыливает губку и долго терёт грудь. Кожа краснеет и начинает зудеть. А вот надпись лишь слегка блекнет.

       Поэтому Валентин не сразу обращает внимание на стук. Лишь когда тот усиливается, и кажется уже не просто шумом из-за стенки, Валентин останавливается. Кажется, кто-то стучится в дверь его квартиры. Надо быть осторожным, думает Валентин. Он медленно и аккуратно выбирается из ванны, обматывается полотенцем и выходит в коридор. Стук продолжается. Валентин крадучись приближается к двери и смотрит в глазок.

 Это Ирина.

       Облегчённо вздыхнув, Валентин тянет руку к замку. Однако останавливается, когда замечает некоторые детали. На первый взгляд это не сильно бросается в глаза. У девушки из носа течёт кровь. И долбится в дверь она как-то остервенело. Как-то безумно. А ещё    Валентину не нравится то, что Ирина говорит.

       - Впусти, - кричит девушка и стучит кулаком по двери. - Впусти меня! Впусти!

       Валентин с нарастающим сомнением смотрит в дверной глазок. Ирина стучит уже двумя кулаками. Он замечает, что её руки в чём-то измазаны. Её одежда порвана в некоторых местах.

       - Впустиииииии! - Ирина прижимается лицом к двери. - Впусти меня!

       Конечно Валентин не спешит открывать дверь. Он видит, насколько безумен её взгляд. Когда девушка начинает царапать пальцами дверь, Валентин отворачивается. Сейчас её длинные покрытые красным лаком  ногти отламываются.

       - Впусти, - доносится стон из-за двери.

       Валентин испытывает неописуемый страх, слыша, как она скребётся с той стороны. Он сползает вниз и, обхватив голову руками, сидит, слушая крики и скрежет. Даже заткнув пальцами уши, Валентин всё равно слышит. Тело содрогается от конвульсий.

       Из-за двери доносится новый шум. Глухой звук удара. В этот же момент, скрежет и стук прекращаются. Теперь слышны только хрипы и вопли.

       Когда Валентин снова решается взглянуть в глазок, то видит новую, не менее пугающую картину. Какой-то мужчина тащит Ирину прочь от двери. Девушка дико визжит и пытается вырваться из цепких рук. Она неловко, но отчаянно пинает мужчину и пробует дотянуться руками до головы. Однако тот не обращает никакого внимания на все её попытки и уверенно оттаскивает ей в сторону, не давая никакой возможности вырваться, крепко держа ее руками. Валентин разрывается в желании выбежать в коридор и вмешаться, или остаться под надёжной до этого момента защитой двери. Неизвестно, насколько опасен этот человек. А ещё возможно это ловушка - он не один, и где-то внизу сейчас затаились или бродят ещё несколько таких же потерявших человечность монстров.

       Тем временем, мужчина, не произнося ни звука, подтаскивает девушку к стене, и прижимает своим мощным телом. Сквозь мутное стекло дверного глазка не очень чётко видно все движения, тем более если фигуры с той стороны сдвинутся ещё чуть-чуть, то совсем исчезнут из поля зрения.

       Ирина перестаёт кричать, видимо осознав, что это ей ничем не поможет, а лишь только отнимет последние силы. Теперь её почти не видно из-за широкого тела, лишь её тонкие руки, долбящие по спине. Кажется, мужчина напрочь лишён какой-либо чувствительности - он уверенно и неторопливо продолжает исполнять задуманное.  И, кажется, Валентин начинает догадываться, что сейчас произойдёт. Он ощущает слабость и подступающую тошноту.

       Мужчина в коридоре кладёт руку на лицо девушки и начинает вдавливать в стену. Затем он расстегивает ремень, приспускает штаны и начинает совершать резкие и ритмичные движения тазом. При каждом рывке Ирина дёргается и издаёт слабые скулящие звуки. Взгляд её  округлившихся глаз поднимается к потолку.

       Валентин отрывается от мерзкого зрелища и бежит на кухню. Он открывает дверцу шкафа и трясущимися руками раздвигает ложки и вилки, ища самый большой нож. Наконец, вооружившись, Валентин спешит обратно в прихожую. Он отпирает замок и распахивает дверь, мысленно молясь, что ещё не поздно.

       Едва вырвавшись из квартиры, Валентин растерянно замирает посреди площадки, шокированный от увиденного. Он не мигая, смотрит вперёд остекленевшим взглядом. Дикий ужас холодным льдом расползается по телу.

       Ирина обхватила ногами мужчину. И при каждом толчке издаёт громкие протяжные стоны, преисполненные животного сладострастия. Руки её обвиты вокруг шеи мужчины. Сам он уже не закрывает её рот, а почти заканчивает разрывать одежду на девушке. Внезапно она тянет голову в сторону, и после очередного толчка, широко раскрыв рот, впивается зубами в шею мужчины. Кровь брызжет в стороны, и мужчина начинает хрипеть. Однако он не перестаёт совершать ритмичные движения.

       Нож выскальзывает из вспотевшей ладони. Звук упавшего предмета привлекает их внимание.   Ирина отрывается от раны на шее и её взгляд посреди измазанного кровью лица застывает на Валентине. Безумные глаза хищно горят, а рот приоткрывается, выпуская на свободу раздвоенный кончик языка.

       Валентин смотрит на Ирину, потом на лежащий перед ногами нож. Затем снова на Ирину. И тут она начинает истошно кричать. Валентин автоматически, совсем не контролируя свои действия, заскакивает обратно в квартиру. Он едва успевает щёлкнуть замком, когда о дверь с той стороны ударяется тело и доносится крик:

       - Впустиииииииии!

       Валентин смотрит в глазок. Последнее, что он успевает увидеть - это лицо обезумевшей Ирины, измазанное кровью и перетянутое ужасной гримасой. А эти глаза. Адский огонь, исходящий из их глубины даже сейчас пытается в финальном рывке поглотить Валентина.

       Спасая растерзанный разум, Валентин без чувств падает на пол.

       Неизвестно, сколько времени он проводит без сознания. Открыв глаза, поначалу Валентин даже не может понять, где находится. Он полностью потерян. Голова гудит, как чугунный колокол. Звон только усиливается, когда Валентин пытается подняться на ноги, принося мучения.

       Внезапно давящим градом на него обрушиваются воспоминания недавних событий и кошмарные образы, запечатлённые в памяти, заставляющие трястись тело в мелких судорогах. Былой ужас, вновь охватывает Валентина. Немного успокоившись и набравшись сил, Валентин опираясь об стену, поднимается на ноги, пытаясь собраться  с мыслями и прийти в себя. Только сейчас он замечает, как тихо вокруг. Он прижимает ухо к двери, пытаясь услышать хотя бы малейший звук, исходящих снаружи.

       Потом, с некоторым опасением смотрит в дверной глазок. Площадка действительно пустая - там никого нет. Валентин с облегчением вздыхает. Наверное, он слишком долгое время находился в отключке. В голову приходит мысль - выйти в коридор и осмотреться. Однако былой страх ещё не до конца рассеялся, чтобы дать совершить такой беспечный поступок. А нож, который он обронил в коридоре не стоит такого риска. Если он вообще там.

       Валентин ещё некоторое время разглядывает коридор в глазок, но ему так и не удаётся заметить какого-либо движения. Поэтому он оставляет бесполезное разглядывание и направляется в ванную. В зеркало на него смотрит молодой человек с измученным посеревшим лицом и глазами, в которых лопнули капилляры. Валентин настраивает воду, чтобы не была слишком горячей, и подставляет голову под струю. Вода попадает на  спину и тонкой струйкой стекает вниз по ногам на пол, образуя лужу. Но это совершенно не  беспокоит Валентина. Он так измучен морально и физически, что просто хочет лечь и забыться во сне, дав тем самым телу и сознанию такой необходимый и спасительный отдых.

       Пошатывающейся походкой он добирается до кухни, оставляя после себя мокрые отпечатки ступней. Хватает в холодильнике что-то первое попавшее в руки и съедает. Не ощутив вкуса, проглатывает не жуя. Внезапно от приступа слабости у Валентина подкашиваются ноги, и он падает, размахивая руками.

       Когда силы возвращаются, он поднимается и, опираясь трясущимися руками о стены, возвращается в комнату. Едва тело касается дивана, как Валентин крепко и быстро засыпает.

       Ему снится радостный сон. Вокруг светло и солнечно. Он идёт по улице города рядом с Аней. Они держатся за руки. Валентин ощущает тепло её маленькой ладони. Когда он смотрит ей в лицо, Аня улыбается, отчего Валентин ощущает себя самым счастливым человеком на свете. И обладателем самой прекрасной девушки, которую только и можно себе представить. Они долго куда-то идут. Проходящие мимо люди смотрят на них и тоже улыбаются. Кажется, здесь, в этом месте все счастливы. И нет ничего плохого - нет злости, зависти, обиды и ненависти.

       Незаметно они вдвоём перемещаются в новое место. Здесь уже никого нет кроме Валентина и девушки. Она смотрит, не мигая прямо в глаза, отчего сердце Валентина

9.


 Звон разбившегося стекла выдёргивает Валентина из приятного сновидения в чудовищную реальность. Он обнаруживает себя лежащим на диване и обнимающим подушку. Кажется, уже наступил вечер. Снова слышится звон стекла, заставляющий Валентина внутренне сжаться. Он с нескрываемым страхом смотрит на окно в комнате, сокрытое светло-коричневыми шторами.

       В голове постепенно созревает план, как можно обезопасить свою квартиру от внедрения извне. Валентин сползает с дивана и ходит по комнате в поисках мобильного телефона. Он уже несколько дней ни кому не звонил, поэтому не помнит, куда положил в последний раз.

       Наконец, Валентин обнаруживает  телефон. Вот и пришёл момент использовать казавшуюся изначально совершенно ненужной функцию аппарата - встроенный фонарик. Два крошечных ксеноновых элемента оказались весьма сильными источника света. И сейчас они были намного функциональнее лампы, висящей под потолком. Ведь если включить свет - это может привлечь внимание тех, кто на улице, что совершенно недопустимо.

       Придя на кухню, Валентин залазит в стол в поисках ящика с инструментами. Сейчас ему срочно необходим молоток и гвозди. Кажется, они должны где-то быть. Валентин находит гвозди в пластиковой банке с откручивающейся крышкой. Когда в неё был кофе. Очень вкусный, надо заметить. И банка сама приглянулась Валентину, поэтому он решил её оставить.

       Следующие полчаса он занят тем, что прибивает одеяло гвоздями к раме окна. Валентин старается не спешить и действовать предельно аккуратно - он очень боится разбить оконное стекло или привлечь чьё-то внимание. Тщательно укрепив одеяло со всех сторон, Валентин собирает в охапку плотное покрывало, которое уже несколько месяцев просто лежит в шкафу и перебирается на кухню. Здесь с окном нужно сделать тоже же самое.

       Одному приходиться сложно одновременно натягивать ткань, держать гвозди и колотить молотком. Однако при некоторой сноровке справиться можно. От усердия Валентин даже  покрывается потом.

       Разобравшись с окнами, уставший Валентин садится на стул. Теперь стало намного темнее - ткань, натянутая на окна пропускает минимальное количество света. Жаль, нет свечей, думает Валентин - сейчас бы они очень пригодились. Ведь когда-нибудь придёт момент, и подача электричества прекратится. Удивительно, что оно до сих пор есть. Впрочем, как и вода. Нужно подумать об этом тоже, и запастись по возможности впрок.

       Хотя если собраться и конкретно и всеобъемлюще проанализировать ситуацию - перед Валентином встанет абсолютно безрадостная перспектива. Единственный путь к спасению, не смотря на свою высокую долю опасности и риска - это побег из города. Ведь скоро это сборище строений, дорог и коммуникаций превратиться в гигантскую усыпальницу, истончающую смрадный запах разложения и смерти, который будет распространяться вокруг каменной язвы безлюдного города, скрывающего в своих укромных уголках лишь чудовищ.

       И если бежать отсюда, то нужно найти кого-нибудь ещё среди жителей города. Потому что вряд ли в одиночку Валентин сможет преодолеть все городские кварталы. И даже вырвавшись из каменного капкана, Валентин, возможно, встретиться с новыми кошмарными событиями. Ведь нет никакой гарантии, что это безумие происходит исключительно в одном этом городе.  Связи с внешним миром у Валентина нет уже  несколько дней. И возможно, бежать уже совершенно некуда, так как весь мир рухнул в пасть безумия.

       В любом случае, нужно выждать ещё несколько дней - посмотреть, как будет развиваться ситуация дальше. И уже, исходя из этого, выработать скорректированный план побега, предварительно всё рассчитав и сделав необходимые приготовления и сборы.

       Нужно сходить ещё раз проверить - вернулась ли домой Аня. Со всеми этими заботами Валентин совсем забыл про девушку. С ней нужно обсудить план побега и уговорить ее бежать из города вместе. Она должна согласиться. Ведь другого выбора у неё нет. И если она останется здесь одна, с Аней может случиться то, что случилось с Ириной.

       Сейчас передохну, думает Валентин, и сделаю вылазку. Возможно, сейчас Аня дома. Мне нужно только немного времени для отдыха. И ещё найти какое-нибудь оружие для самозащиты. Ведь теперь Валентин точно знает, что на улицах небезопасно. Чертовски небезопасно! И даже такой короткий путь в несколько метров  от одного подъезда до соседнего может завершиться очень плачевно.

       Валентин ставит кипятиться чайник. Чашка горячего кофе будет сейчас весьма кстати. Синеватый цветок газовой горелки слабо трепещется от невидимого потока воздуха и света почти не излучает. Поэтому Валентин включает фонарь на мобильнике и кладёт телефон на стол экраном вниз. Несмотря на возможность быть замеченным, оставаться в полной темноте Валентин не ипытывает ни малейшего желания - ему становится неуютно даже в собственной кухне, если она погружена во мрак, который пугает рождая призрачные образы.

       Аккуратно держа двумя руками горячую кружку, Валентин делает маленькие глотки. Внезапно ему на ум приходит дурацкая мысль - остался ли сейчас в разграбленом  и разрушенном вандалами магазине кофе. Было бы здорово оказаться там и взять с полки банку с самой высокой ценой. Можно и две.

       Валентина очень забавит пришедшая мысль. Как своей глупостью, так и  желанием исполниться. В любом случае, если бы даже там можно было взять целый мешок этого самого крепкого и настоящего кофе - Валентин ни за что не сделает этого. Одной выпитой чашки кофе, пусть и не такого дорогого и вкусного, сейчас вполне достаточно, чтобы взбодриться.

       Одновременно с этим Валентин раскрывает ящики стола, что-то там перебирает. И наконец, среди множества ложек, вилок и другой столовых приборов находит то, что ему необходимо.

       Этот нож гораздо больше того, который Валентин потерял на площадке. Сейчас Валентин даже рад, что не нашёл его тогда, иначе не сжимал бы сейчас в руке пластиковую рукоять, вселяющую увереность в своих силах. Он не сразу находит его лишь по той причине, что использует крайне редко. И вот сейчас настаёт причина и случай использовать этот нож, который больше на тесак для разделки мяса похож.

       Затем Валентин переодевается во всё тёмное, чтобы не быть светлым пятном посреди ночной улицы. Эта маниакальная тщательность подготовки совсем не кажется Валентину неоправданной. Он делает всё с такой уверенностью, будто бы уже не в первый раз.

       Валентин останавливается уже в прихожей, готовый и собравшийся к рывку. Он с некоторым страхом смотрит на дверную ручку, на глазок. Наконец, собравшись духом, Валентин открывает дверь и выглядывает в коридор.

       Кажется, никого нет. Аккуратно ступая, Валентин прикрывает дверь в квартиру. Закрывать на ключ, наверное, нет  смысла - а вдруг во время обратного пути потребуется быстро открыть дверь, спасаясь от погони. А придётся возиться с ключом, который, чего не доброго ещё из рук выпадет, теряя при этом драгоценные секунды.

       Почти не слышно ступая, Валентин спускается вниз и в слегка приоткрытую щель выглядывает на улицу. Ночной прохладный воздух влетает в подъезд. В полунаклоне Валентин подбегает к растущим рядом кустам. Он выжидает некоторое время, прислушиваясь и приглядываясь.

       Не заметив никакой явной живой активности, Валентин короткими перебежками, скрываясь в тени различных предметов и деревьев, добирается до соседнего дома.  Пока что ночная вылазка проходит весьма успешно, но Валентин всё равно сильно сжимает нож, как некий талисман, приносящий удачу.

       Где-то издалека иногда доносятся человеческие крики, но они слишком далеко, чтобы беспокоится о них. Ещё Валентин замечает свет в некоторых окнах домов, по большей части на верхних этажах. Во многих окнах первых этажей стёкла отсутствуют, или торчат острыми обломками или кусками.

       Добиравшись до нужного подъезда, Валентин замирает, внезапно обнаружив нечто лежащее рядом со входом в здание. Это больше всего похоже на человеческое тело.

       Он до рези в глазах всматривается, чтобы убедиться в отсутствии угрозы. Наконец, подходит поближе, чтобы расмотреть тело.

       Это мужчина.  Руки загнуты неестественно. Кажется, сломанны в нескольких местах. На лице запечатленна ужасная гримаса. Остекленевший взгляд устремлён в небо, а рот приоткрыт в  неоконченной молитве за спасение души.

       Оставив расматривать тело, Валентин медленно приоткрывает дверь в подъезд. Слабый свет зятянутой пылью  лампы ослепляет на мгновение. Придерживая за собой дверь, чтобы та не хлопнула при закрытии, Валентин заходит внутрь. Медленно, стараясь не издавать ни звука, он поднимается по лестнице.

       Дорогу ему преграждают оторванные от стены почтовые ящики. Они раскуроченны так сильно, что не верится будто бы это - человеческих рук дело. Однако Валентин не сомневается, что это именно так. Потому что в этом городе есть только одни монстры - это люди.

       Еще на лестнице разбросаны различные вещи и одежда, по-видимому, вытащенные из квартир. Об этом подсказывают Валентину и распахнутые настежь двери. Что случилось с их хозяевами - об этом  даже и думать не хочется. Потому что в голову приходит  самое худшее, что можно представить.

       Валентин продолжает подниматься вверх по лестнице, наблюдая следы разорения и хаоса вокруг. Наконец, он оказывается на нужном этаже. Сначала рука тянется к звонку, но Валентин останавливается, и тихонько стучится в дверь. Подождав чуть-чуть, стучится ещё, на этот раз посильнее. Поэтому дверь слегка отходит. Кажется она не заперта.

       Из квартиры не доносится ни звука. Валентин начинает слегка приоткрывать дверь, готовясь к любым неожиданностям. Темно и тихо.

       - Эй, - едва слышно, полушепотом говорит Валентин, - Аня, ты здесь? Это я, Валентин.

       Не дождавшись ответа, он заходит в затянутую тьмой прихожую, и закрывает за собой дверь. По первому взгляду, кажется всё в порядке. Только свет нигде не горит. И как-то слишком тихо.

       Валентин достаёт из кармана мобильный и включает встроенный фонарь. Заглядывает в ванную - никого. Затем на кухню. Здесь тоже. Всё, как в тот раз, когда он приходил в гости. Кажется, будто бы это было только вчера. И вот сейчас зажжётся свет, и Аня обняв его, сзади скажет «Привет!»

       Когда Валентин заходит в комнату, то сразу замечает лежащую на разобранном диване девушку. Вон ты где, думает Валенти и улыбается.

       Он подходит и наклоняется. Сначала кажется, что Аня спит. Валентин расматривает её умиротворённое лицо. Его переполняет желание поцеловать девушку. Когда он касается её щеки, то губы обжигает холодом.

       - Аня! - Валентин берёт девушку за руки и начает трясти. - Аня! Ответь мне. Аня!

       Валентин кричит всё громче и всё сильнее трясёт девушку. Он не хочет поверить в то, что она мертва. Только сейчас он замечает стоящий рядом на полу стакан, наполненный водой и белые баночки с таблетками и капсулами, которые рассыпаны везде.

       Окончательно осознав, что Аню уже не вернуть, Валентин опускается, чтобы обнять её в последний раз. Он не может сдержать слёз. Затем встаёт и быстро уходит, не оборачиваясь.

10.


     Переполненный эмоциями, Валентин ничего не замечает на своём пути. И совсем не соблюдает осторожность. Опустошённый внутри, он выходит на улицу и совсем не скрываясь, идёт по тротуару, как ослеплённый. Наверное, попадись ему кто навстречу, Валентин, обуянный дикой яростью растерзал бы его сам, превратившись в зверя, ведомого жаждой убийства. Или же наоборот, просто сел и стал ждать, когда расправятся над ним. Однако ни того, ни другого не случилось.

       Валентин, как в тумане, добирается до своей квартиры. Он забывает закрыть дверь на замок. Первым делом направляется на кухню  и наливает холодную  воду в стакан, чтобы опустошить его до дна.

       А потом начинает плакать. Слёзы текут по его щекам. От переполняющей злости Валентин начинает бить кулаком по столу. Охваченный гневом, обидой и болью, затуманенный разум выплёскивает наружу накопившееся внутри. Валентин не чувствуя боли и не ощущая слёз, погружается внутрь себя.

       Где-то далеко слышится какой-то стук, который вырывает из небытия.  Валентин поднимает голову и прислушивается. Кажется кто-то стучит в дверь; тихо, но настойчиво. Этот звук теперь кажется таким необычным.

       Кто-же это может быть, думает он и идёт в прихожую. Стук продолжается, но едва Валентин оказывается у двери, как неожиданно наступает тишина. Валентин в нерешительности замирает.

       Когда он видит, кто находится по ту сторону двери, то глаза Валентина округляются. Мимолётного взгляда хватает, чтобы узнать это воплощение потустороннего кошмара и мистического ужаса, проникнувщее в наш мир сквозь пространственную щель. И теперь дверь в собственную квартиру является последней твердыней, защищающей разум и душу Валентина.  И сейчас она падёт...

       Это был Человек в плаще.

       Посреди размазанного пятна лица растянулась довольная улыбка. Острые, как ножи, зубы делают её самой кровожадной улыбкой в мире.

       Валентин отскакивает от двери. Он не видит глаз Человека в плаще, но знает, что в них находится Бездна, в которую затянет всё вокруг. И сейчас эта квинтэссенция Тьмы стоит прямо за дверью.

       Когда стук возобновляется, Валентин судорожно начинает искать, куда можно спрятаться. Однако, если он останется в квартире, то точно не сможет избежать встречи с живым кошмаром в плаще. Тем временем стук прекращается, и после паузы до Валентина доносится тихий, но от этого не менее пугающий рёв какого-то существа. Сейчас совсем не нужно фантазии и воображения, чтобы догадаться, насколько мерзок вид этой твари.

       Загнанный в ловушку Валентин решается на отчаянный и наверное, последний шаг в своей жизни - прыжок с балкона. Схватив нож, он резким рывком разрезает одеяло, натянутое на окне.

       Увиденный за окном пейзаж поражает своей запредельной нереальностью. Валентин не верит собственным глазам. Кажется, он окончательно сошёл с ума. Сначала появление Человека в плаще в реальности, а теперь ещё и это. Теперь это уже окончательно не реальность Валентина. Это кошмар Человека в плаще! Потустороннее, скрывавшее ранее, проникло таки в материальный мир.

       Привычный вид, который Валентин видел за окном каждый день, сейчас отсутствовал. Он исчез! И не оставил после себя ничего. Лишь чёрный цвет. Чёрное Ничто.

       Валентин закрывает глаза в надежде, что когда он их откроет, то увидит соседний дом, деревья и небо. Этого не происходит. Всё становится даже хуже. Странные маслянистые пятна возникают на стекле с противоположной стороны. Сначала одно. За ним второе. Потом ещё несколько. Их становится всё больше и больше, пока они не превращаются в одно гигантское пятно, занимающее всю площадь окна.

       Охваченный паникой, Валентин хватается за голову, не зная что делать и куда бежать. Входная дверь тем временем сотрясается от ударов, и, кажется, скоро слетит с петлей. А стекло в окне хрустит и трескается. Когда Валентин убегает из комнаты, то слышит за спиной звон, а за ним холодную волну воздуха, пронизывающую до костей.

       На кухне уже во всю хозяйничает тёмный непроглядный туман - буквально съедает всю мебель и вещи.  Захватив кухню, он начинает продвигаться в прихожую.

       Валентин бросается в последнее место, где возможно укрыться - туалет. Но даже здесь уже всё изменилось. Теперь это совсем другое помещение. Абсолютно пустое. Лишь тусклая лампа на потолке. А ещё дверь в противопожной стене.

       Ни на секунду не задумываясь, Валентин устремляется к ней.

       Когда он проходит сквозь дверь, то оказывается в коридоре - точной копии из сна. Это нельзя перепутать или ошибиться - такой же бесконечный в обе стороны, с множеством разных дверей.

       Теперь Валентин действительно покидает собственный мир и попадает в кошмар. Хотя оставшаяся позади реальность уже давно перестала быть реальной в полном смысле этого слова и мутировала. Находясь в полной растерянности, он смотрит то в одну сторону, то в другую, никак не решаясь выбрать, куда бежать. Ведь наверное через пару секунду дверь за спиной откроется и оттуда выскочит нечто такое, с чем Валентину совсем не хочется встретиться лицом к лицу.

       Нужно проверить все двери, которые попадутся по дороге. Возможно, какая-нибудь из них скрывает за собой путь к спасению. Но их здесь так много. Вечности не хватит, чтобы исследовать каждую из них. А ведь ещё вместо спасения, любая из них может скрывать опасность.

       Валентин не знает как поступить. Истощённый разум утопает в сомнениях и совсем не способен трезво анализировать. Физически Валентин тоже слишком слаб и сейчас ему необходим отдых и покой, а не бесконечный бег от смертельной угрозы.

       Из раздумий Валентина резко вырывает громкий металический звук. Кажется это донеслось из-за какой-то двери в коридоре. Валентин с ужасом оглядывается, но дверь, через которую он попал сюда, до сих пор закрыта.

       Когда звук доносится второй раз, Валентин успевает заметить, от какой двери. Вон она, чуть-чуть справа. Он делает несколько шагов, приближаясь к ней. Внезапно дверь от мощного удара изнутри срывается с петель и ударившись о противоположную стену, разлетается на обломки.

       Это происходит так неожиданно, что Валентин издаёт вопль ужаса и не оглядываясь бежит в противоположную сторону. Ему не важно, кто или что выйдет сейчас в коридор. Достаточно лицезреть демонстрацию разрушительной силы, чтобы понять, что встреча с неизвестным приведёт к печальным последствиям.

       В действительности это было начало конца.

       Валентин бежит по коридору, совсем ничего не соображая. Инстинкт самосохраниния бёрет полный контроль над телом и разумом. Пробегая мимо всех дверей, Валентин даже не думает над тем, чтобы их проверить. Теперь всё это уже бесполезно.

       Сначала ноги ощущают слабое дрожание пола. Постепенно оно переходит в дрожь, усложняя бег. Валентин несколько раз оступается, но сохраняет равновесие и не сбрасывая скорости продолжает бежать. Сзади доносится взрыв и через несколько секунд волна воздуха толкает Валентина в спину, отчего он всё-таки теряет опору и падает.

       Когда он поднимается с вибрирующего пола и невзначай бросает взгляд назад, то видит ужасную картину, от которой кровь стынет в жилах. Чуть позади, где ещё недавно находился Валентин теперь пустота. Коридор разрушается, оставляя лишь темную неизвестность. Обломки стен и двери безвучно падают куда-то вниз. Тонкие трещины, извиваясь, разрываясь на несколько линий,  бегут по стенам, потолку и полу в сторону Валентина. Кажется, они как живые хищники, преследующие по запаху свежей крови свою жертву.

       При падении Валентин слегка повреждает левую ногу и теперь ему не удаётся бежать с максимальной скоростью. Тем более пол под ногами сотрясается так сильно и резко, что приходится быть очень осторожным, чтобы не упасть вновь.

       Поэтому Валентин понимает, что бездна за спиной становится всё ближе и ближе с каждой секундой. И он не сможет спастись. Тем не менее он продолжает неуклюже бежать, потому что больше ничего не остаётся. Даже потеряв последнюю надежду на спасение, Валентин не останавливается.

       Он не снижает скорости даже когда тряска увеличивается ещё больше. Даже увидев наконец, чем оканчивается коридор, Валентин не удивляется, настолько он измучен и ослаблен. Теперь осознав всю бесмысленность и парадоксальность происходящего, он останавливается.

       Прямо перед Валентином раскрывается во всей своей идеальной и бесконечной красоте Тьма. Тьма, поглащающая все что возможно - пространство, время и материю. Коридор обрывается внезапно. Просто кончается, обрезанный неведомым гигантским лезвием. Больше Валентину некуда бежать.

       Обернувшись, Валентин наблюдает, как бегущие трещины раскалывают стены, превращая всё в обломки, которые незамедлительно исчезают, устремляясь вниз. Очень скоро пол ногами Валентина исчезнет.

       Он бросает опустошённый взгляд на разрушающийся коридор, затем  на огромную чёрную бесконечность. Губы что-то безвучно шепчут.

       Сделав несколько быстрых шагов, Валентин прыгает в бездну. Закрыв глаза, он видит, что внутреняя пустота ничем не отличается от внешней.
        ЭПИЛОГ
   Комсомольская Правда от 24 мая 2007 года.


       Статья «Локальный Апокалипсис».
       В прошедший вторник Сергей Шойгу собрал пресс-конференцию для телевидения и газет. На которой он прояснил ситуацию, связанную с проишествием в городе Луговом Пермской области. Несмотря на очень малое полученное количество информации, картина складывается поистине ужасающей. Изначально власти хотели скрыть это локальное проишествие. Но когда по предварительным данным число жертв превысило
500 и местные власти не смогли своими силами и средствами разобраться с опасностью, эта черезвычайная ситуация обрела федеральный характер. На данный момент собрана специальная комиссия по расследованию, которую лично возглавляет Сергей Шойгу. Президент также находится в курсе дел.

       Вот что известно на данный момент, исходя из ответов Сергея Шойгу на вопросы, заданные на пресс-конференции, которая транслировалась по ТВ в прямом эфире.

       В Луговом по неизвестной причине началось массовое заболевание неизвестным недугом. Сейчас расматриваются два источника: биологический или химический. Примечательно, что все первые заболевшие работали на ОАО «Зенрефед» - градообразующем предприятии города, которое относится к горно-добывающей отрасли. И всем работникам недавно была поставлена прививка от гриппа. Эпидемия имела небывалую скорость распространения и буквально за несколько дней почти все жители Лугового оказались заражены. Поэтому местные власти не смогли оперативно справиться с проблемой и запросили помощь сначала в краевом центре, а уже потом в Москве.

        В срочном порядке в Луговой были посланы дополнительные силы МЧС, спецотряды химической и биологической защиты, а также дополнительные отряды МВД. Город был оцеплен по периметру войсковыми частями для избежания распространения эпидемии. Несколько носителей  неизвестного вируса были доставлены в образованный полевой штаб, где разместились специалисты молекулярной биологии и иммунологии. На данный момент источник и причина заболевания пока не обнаружены. Возможно, мы имеем дело с новым вирусом, неизвестным науке.

       Больше ничего Сергей Шойгу не добавил, ссылась на то, что остальная информация будет преждевременна и вызовет ещё большее количество вопросов.

 Ниже указан номер многоканального телефона, по которому могут позвонить те люди, чьи родственники проживают в Луговом.


       Комсомольская правда от 31 мая 2007 года


       Статья « Локальный Апокалипсис - 2».
       Как и было обещано на прошлой неделе, Сергей Шойгу вновь собрал журналистов различных изданий. На этот раз присутствовали также корреспонденты зарубежных СМИ. Так как несколько ранее Совет ЕС узнав подробности инцидента, был очень обеспокоен происходящей ситуацией. Были тут же предложены всесторонние помощь и содействие в расследовании и устранении последствий ЧП в Луговом.

       Новая информация, поступившая в понедельник была настолько сенсационна, что вызвала шок у некоторых слушателей. Сергей Шойгу успокоил всех и сказал, что поводов для паники нет.

       На данный момент Луговой находится в карантине и окружён войсками. Внутрь города направлены небольшие специальные группы, состоящие из учённых и членов спецподразделений в качестве сопровождения. Число жертв неизвестно, но по неоффициальным данным уже составило более 1500, и продолжает расти. Все люди, пытающиеся изнутри прорваться через кольцо оцепления, задерживаются и после необходимой санитарной обработки направляются в Центральную Военную Медицинскую Академию для лечения. Жители ближайших населённых пунктов в срочном порядке эвакуируются.

       Причина или источник заражения до сих пор не установлены. Версии, связанные с терроризмом отбрасываются. Расматриваются два источника: так называемая вакцина от гриппа и партия нового реагента, используемого для производства продукции. Некоторые источники утверждают, что генеральный директор ОАО «Зенрефед» В данное время скрывается на территории Щвейцарии.

       В Интернете на некоторых форумах и Живых журналах появились так называемые
«Свидетельства очевидцев», подлинность которых весьма сомнительна. Однако в них раскрываются такие подробнейшие детали инцидента и событий, происходивших в городе, что любой фантастический фильм ужасов кажется после них детской сказкой.

       Сергей Шойгу отказался от любых комментариев по этому поводу. Поэтому многие склонны считать, что где-то произошла утечка информации. И если это окажется правдой, то мы получим отчественный аналог «американской трагедии 11 сентября 2001 года», помноженный на несколько раз!



       Когда верстался этот номер, в редакцию пришло сообщение, что в Новоберово - городе, находящемся в 57 километрах от линии карантина, обнаружен мужчина с признаками заболевания, идеинтичными тому, которое поразило жителей Лугового.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к