Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Итерация Виктор Каика
        Многие меня спрашивали, будет ли продолжение книги «Бенефициар».Нет, это не продолжение, это совсем другой сюжет. Но в то же время это одновременно и её противоположность, и другая её ИТЕРАЦИЯ.
        Итерация
        Виктор Каика
        Когда Бог сотворил человека, создал Он подобие Божье.
        
        ISBN978-5-4490-7611-3
        
        Говорят, укаждого своя правда, иэто неверно.
        Правильно будет сказать - укаждого своё оправдание. Потому что причина, ведущая кВашей правде, может оказаться лишь следствием другой причины, которая Вам совсем непонравится…
        Быть уверенным можно только водном - чем длиннее цепочка причинно-следственных связей, тем правей мы всвоём оправдании.
        Прочтите книгу доконца, иможет быть, именно Вам удастся обнаружить недостающие звенья вцепи рассуждений, ведущих кабсолютной истине. Виктор Каика
        Тест
        Тех, кто прошёл медкомиссию иуспешно сдал вступительные экзамены, осталось совсем немного, имолодой крепкий парень невысокого роста поимени Герасим сяркой фамилией Громов был среди них. Впрочем, высокий рост был противопоказан для выбранной ими профессии, и, наверное поэтому, они все выглядели очень одинаково. Также одинаково выглядели иих юные, ещё почти нетребующие бритвенного станка счастливые лица - ведь они прошли-таки ипугающее всех непостижимой тайной собеседование спсихологами напредмет профнепригодности. Отличие психологов отпсихотерапевтов ипсихиатров кроется втом, что психолог работает сусловно здоровыми людьми, укоторых нет серьёзных проблем спсихикой, асамыми серьёзными проблемами занимается психиатр. Итут, всвязи сособенностью выбранного учебного заведения, речь, скорей всего, идёт опсихиатрах, выполняющих роль психологов, если даже непсихоаналитиков. Акак сказал один знаток, ненадо принимать одобрительные кивки психиатров засогласие ствоей позицией.
        Наверное, каждый изнас хоть раз вжизни сталкивался сэтими, весьма странными, внимательно следящими завашими движениями ижестами специалистами, ведущими себя словно умные илюбопытные котклонениям вповедении людей существа изкасты представителей более высокой цивилизации инопланетной расы, очень напоминающие чужих изфильмов ужаса, умеющих принимать человеческий облик, облачённых вусугубляющие свою власть над вами белые халаты, почти всегда втаких случаях работающих впаре ивидно знающих что-то такое, что скрыто отобычного человека, обменивающихся при этом между собой короткими, только им понятными, многозначительными взглядами, вызывающими неуверенность вправильности или неправильности вашего поведения ивселяющих сомнения вверности ответов навопросы, казалосьбы простые, нопокакой-то недоступной для нашего понимания причине считающихся важными для этих таинственных ибеспристрастных контролёров человеческих душ, откоторых, например, зависит получители вы права навождение автомобиля, неговоря уже оправе наприобретение огнестрельного оружия. Находясь под их внимательными, неупускающими ни малейших
деталей вашего поведения взглядами, каждая ваша неосторожная реплика или даже простой вздох, ауж тем более шутка - сними лучше нешутить, шуток они вообще непонимают - могут привлечь их внимание истать роковыми при вынесении их безапелляционного вердикта, делящего людей надве безупречные сточки зрения отсутствия какой-либо прослойки категории - ГОДЕН или НЕГОДЕН, вторая изкоторых сверхбезупречно перманентна. Вернее, прослойка такая есть, ноэто всего лишь те, временно немаркированные, кто ещё непосещал их кабинета. Удивительно, аведь когда-то ипсихологию, икибернетику назвали лженаукой…
        Вобщем, всем счастливчикам объявили, что перед тем как официально огласить список поступивших вэто серьёзное, ещё задолго доокончания средней школы выбранное Герасимом учебное заведение, осталось якобы соблюсти простую формальность - пройти последний, пословам устроителей ничего незначащий тест. Что это был затест, никто незнал, говорили онём шутя, ивсе, кто прошёл эти трудные испытания, стояли вожидании, негромко разговаривая ипытаясь угадать, чтоже таит засобой закрытая массивная чёрная дверь, назначенного для финального тестирования кабинета сзагадочной табличкой «Аудио лаборатория».
        Наконец дверь открылась, иони вошли внебольшую аудиторию спартами, прочно прикреплёнными кполу, накаждой изкоторых нарасстоянии вытянутой руки находилась чёрная панель стумблерами, гнёздами, глазк?ми красных, жёлтых, зелёных идаже синих светодиодов инебольшими, встроенными заподлицо приборами сосветящимися современными цветными жидкокристаллическими индикаторами. Наряду сэтой красотой как-то неуклюже выглядела простенькая, совсем несовременная гарнитура ввиде эбонитовых наушников без каких-либо мягких накладок, применяемых для удобства, комфорта извукоизоляции органов слуха отшумов окружающей среды всуществующих нынче источниках звука индивидуального пользования. Рядом снаушниками накаждой парте лежал большой, формата А4, чистый лист бумаги вклеточку ипростой карандаш.
        Герасим сел насвободное место вовтором ряду парт ипродолжал осматривать помещение. Настене перед ним, как иположено ваудиториях, располагалась тёмно-зелёного цвета доска, идеально чистая, без единого намёка наследы мела, ипочему-то вспомнились слова учительницы немецкого языка - «Machen die Tafel sauber». Перед доской, надостаточном отнеё расстоянии, позволяющем свободно ходить, стоял массивный иширокий, почти вовсю ширину аудитории стол, напереднем краю которого находилась панель управления, похожая нате, что были установлены напартах; вот только вместо гарнитуры кней был подключён небольшой, величиной сладонь, вытянутый прямоугольный предмет жёлтого цвета, судобной для руки слегка изогнутой формой, смаленькой кнопкой, повсей видимости для большого пальца, исчёрным, ввиде круглой таблетки размером примерно вдва сантиметра вдиаметре наконечником. Как потом выяснилось, предмет этот ассоциировался сословом тангента, новсе его почему-то называли соской. Подойти кдоске можно было только слевой стороны, потому что справа отстола проход загораживала стойка сприборами. Застолом стоял стул.
        Неуспели ребята приступить кобсуждению увиденного, как ваудиторию вошли два офицера, оба взвании полковников. Ивот это было очень неожиданно ивмомент подействовало как холодный душ - ведь тест преподносился как простая формальность, атут - целые полковники! После полагающегося приветствия икоманды «садитесь» один изофицеров прошёл кдоске и, перед тем как сесть застол, стал объяснять условия выполнения предстоящего теста.
        Выглядело это так. Поего команде все должны надеть гарнитуры, взять карандаш, лист бумаги ивнимательно слушать то, что будет звучать внаушниках. Это будут определённые слова, которые следует записывать, причём каждое сновой строки. Второй офицер при этом молча стоял всторонке, словно был посторонним наблюдателем ивнимательно рассматривал сидящих ваудитории. Герасим попытался понять, кто изних главный, ноникаких намёков наэто вих поведении заметно небыло. Они словно нето чтобы были незнакомы, ноибудто вообще друг друга незамечали. Вотличие отнедавних психологов, завсё время присутствия ваудитории офицеры даже непереглянулись, иперспективы нато, что они обменяются взглядами доконца этого странного, якобы ничего уже незначащего теста тоже небыло.
        Проведя инструктаж, полковник сел застол, вытащил изпапки, принесённой ссобой, печатный лист бумаги, положил его перед собой, взял вправую руку тангенту, идал команду приступить ктестированию. Все быстро надели гарнитуры, взяли листы бумаги икарандаши истали напряжённо вслушиваться, пытаясь уловить хоть какой-либо звук изнеплотно прижатых кушам, нелепых эбонитовых наушников. Нозвуков небыло. Напряжение росло, усиливаясь наступившей тишиной. Оказалось, что помещение имеет великолепную звукоизоляцию, отчего тишина словно нарастала игрозила превратиться взвенящую. Отэтого первое услышанное слово прозвучало так неожиданно громко, что Герасим вздрогнул, итутже, одновременно сосознанием того, что слышно всё прекрасно, напряжение сошло доминимум возможного, икарандаш быстрым движением пальцев, демонстрируя прекрасную мелкую моторику икаллиграфический почерк, уже оставлял чёткий след грифеля впервой строке, амозг включил таймер ипытался понять, скакой скоростью будет поступать информация, чтобы синхронизировать действия.
        Чёрная круглая таблетка натангенте оказалась ничем иным, как достаточно чувствительным микрофоном, называемым ДЭМШ[1 - Микрофон дифференциальный электромагнитный малогабаритный шумостойкий.], который включался нажатием кнопки, иофицер, сидевший застолом, держа микрофон совсем близко урта, негромко, ночётко надиктовывал всё новые иновые слова, свыверенными словно пометроному паузами - слова, которые совершенно неимели никакого смысла илогики вих последовательности, иподобранными так, что воспринимались совершенно однозначно, врядли это имело отношение кпроверке правописания, исуровнем громкости икачеством произношения, несодержащего ни единого намёка напроверку слуха.
        -Провод… Колесо… Стрела… Камень… Трапеция… - звучало внаушниках.
        Одновременно сэтим вдело включился второй офицер, итест стал приобретать некоторые странности. Второй полковник неторопливо прохаживался между рядами сидевших запартами «писателей», пристально изучал их «произведения» и, периодически наклоняясь куху тестируемого, что-то говорил. Когда он подошёл кГерасиму, то, выполняя эту процедуру, вполне членораздельно, ноневприказном тоне, аголосом вкрадчивым, будто подсказывающим идоброжелательным, показывая пальцем нанаписанное двумя строчками выше слово АРБУЗ, произнёс:
        -Это слово неправильное, тут должно быть слово ОГУРЕЦ,.. слово АРБУЗ зачеркни, аОГУРЕЦ напиши рядом, - сказав это, недожидаясь реакции инеинтересуясь последствиями своей «подсказки», он прошёл ксидящему заследующей партой.
        Задумываться времени небыло, потому что офицер, сидевший застолом, уже диктовал следующее слово. Ходивший отпарты кпарте полковник неимел при себе даже бумажки снужным текстом, исразу закралось сомнение, азнаетли он вообще, какие слова тут должны быть - ведь маловероятно, что он помнит весь этот бред наизусть. Однако Герасим быстро ипослушно зачеркнул слово АРБУЗ ирядом написал ОГУРЕЦ. Зато сразу стало понятно, почему гарнитуры неимеют современной звукоизолирующей прокладки. Да, для того чтобы было слышно голос второго офицера, ходившего поаудитории между рядами, своими нелепыми действиями вселяя сумятицу вих «творческий» труд. Подсмотреть, как наэто реагируют другие тестируемые, Герасим немог - тест был спланирован таким хитрым образом, что времени наэто нехватало, всё новые иновые слова звучали изнаушников, ион послушно изаписывал, иисправлял «ошибки» каждый раз, когда очередь прохаживающегося поаудитории полковника доходила донего.
        Внезапно тест закончился. Поаудитории прошёлся шумок, вконце листа каждый испытуемый разборчиво написал свои имя, фамилию, отчество, поставил дату прохождения теста иподпись, после чего второй офицер ещё раз обошёл аудиторию исобрал все рукописи.
        Таким образом последняя формальность была соблюдена, однако последствия этого странного теста оказались куда значительней, чем их преподносили его организаторы.
        Как это ни странно может показаться, нотаких «послушных» как Герасим оказалось немного. Этот тест стал точкой бифуркации вих судьбе, потому что всем, кто безропотно «исправлял» незнамо что, был предложен курс обучения нелётчиков-истребителей, алётчиков-космонавтов! Зачисление, карантин, новенькая красивая курсантская форма, присяга - всё померкло нафоне этого неожиданного поворота судьбы, иперспективы предстоящих свершений вырисовывались яркими радужными красками.
        Невесомость
        Допоступления влётное училище Герасим жил смамой вСанкт-Петербурге вмногоквартирном девятиэтажном доме. Он незастал ни Перестройки, ни развала Великой страны иощущал жизнь таковой, каковой она была намомент проявления сознания, просто принимая устройство бытия вовнезапно возникшем мире, точно так, как ребёнок учится играть накомпьютере, принимая кем-то придуманные правила игры, совершенно незадумываясь ни почему они такие, ни почему он так смиренно следуетим.
        Наверное, каждый человек хоть раз пытался вспомнить, скакого момента он осознаёт свою жизнь. Сравнивая свои воспоминания срассказами мамы, Герасим обнаружил, что помнит события, имевшие место, когда он был годовалым ребёнком. Однако вскоре стало заметно, что природа наградила его нетолько хорошей памятью, ноикачеством, присущим той категории людей, для которых любая игра непременно становится чуточку менее интересна, нежели мысль отом, как она устроена, название которому - любопытство. Может быть поэтому, одиночество, часто заполнявшее его детство из-за постоянного отсутствия матери дома, занятой заработками втяжёлое время внезапно рухнувшей социальной защищённости изарождающегося позаконам волчьих стай иодиноких волков капитализма, когда никому нет дела дотого, выживешь ты или нет, небыло ему втягость.
        Всилу этих обстоятельств он рано стал самостоятельным, всегда умел найти, чем ему заняться, занятия придумывал себе всегда сам ивсегда интересные. Друзья его любили именно затакую способность, ивкомпании сним всегда было интересно. Это незначит, что он никогда нескучал. Конечно скучал, ноон научился получать удовольствие иотодиночества тоже.
        Немалую роль вего воспитании сыграл Григорий Яковлевич - сосед, живущий вквартире рядом, наодной сними лестничной площадке их старой многоэтажки, которого Герасим называл дядя Гриша. Человеком тот был образованным, преданно любящим точные науки, ноглавным качеством, которое привлекало внём парнишку была возведённая встепень абсолюта честность. Как имногие просто порядочные люди, сожалеющие опопрании обществом норм социалистической морали, умеющие честно трудиться, нонеспособные опуститься донизменных, исключающих понятие совесть методов расталкивания себе подобных вборьбе заместо под капиталистическим солнцем, Григорий Яковлевич тоже много работал иредко бывал дома, нодаже нечастые встречи имели силу колоссального воздействия насознание Герасима, отчасти благодаря которому сформировались иего взгляд нажизнь, иосновные жизненные принципы - ведь для живущего без отца мальчугана, это был практически единственный мужской авторитет. Например, однажды Григорий Яковлевич сказал ему такие слова:
        -Гера, ты понимаешь, математика - это самая прекрасная наука, которую создал человек. Она нетолько красивая, ноисамая честная наука наЗемле! Вней можно ошибиться, нонельзя соврать, итот кто её полюбил иследует ей, сам становится честным. Ачестность ипорядочность - это самые главные человеческие качества, которые хотелосьбы видеть влюдях. Новнашей жизни это, ксожалению, нетак, ичестность людей часто воспринимают как слабоумие. Достоевский так иназвал своё произведение - «Идиот», ипоражает оно всех именно этим противоречием.
        Аещё Герасим научился ждать. Все воспоминания впрожитой жизни так или иначе были связаны сожиданием, иразмышления осекундах, минутах, часах иВРЕМЕНИ как таковом появились раньше, чем тривиальная мысль отом, зачем я живу - ведь когда мама уходила поделам, то говорила - «я приду, когда маленькая стрелка будет наэтой цифре»; после чего, как только замамой закрывалась дверь, Герасим бежал накухню, подставлял табуретку, брал стоящий нахолодильнике будильник, ставил его настол, садился прямо перед ним иподолгу так сидел, разглядывая циферблат ипристально всматриваясь внапрочь застывшую короткую толстую чёрную стрелку часов, тщетно пытаясь уловить её движение; иможет быть потому, первая «игрушка», ставшая жертвой напути познания мира, которую он смолчаливым усердием, влекомый непреодолимым желанием узнать, как ОНО (ВРЕМЯ) выглядит, разобрал, были мамины наручные часы, апамять его досих пор хранит яркие детские воспоминания иобих внешнем виде, иомаленьких, волшебных шестерёнках, крутящихся вблеске ювелирной красоты конструкции загадочного механизма, обнаруженного внутри.
        Да, ждать приходилось часто, иуж что-что, аждать он научился. Вдетстве, когда время тянется намного медленнее, чем увзрослых, поначалу это было особенно трудно - ждать дома одному того желанного момента, когдаже мама придёт сработы, преодолевая при этом совсем простой иказалосьбы естественный, нотакой сильный ибезжалостный для маленького ребёнка, запоминающийся навсю жизнь детский страх одиночества, постоянно отгоняя отсебя мысль - «авдруг она непридёт?», отчего страх только усиливался, ивкрохотную, нежную, ещё совсем безгрешную ичрезвычайно ранимую душу трёхлетнего ребёнка вваливалась беспредельная тоска, неминуемо сопровождаемая горьким вкусом неудержимых детских слёз, наворачивающихся наглаза изаставляющих видимые предметы удивительным образом менять размеры, дрожать иискажаться, апотом отморгания легко скатывающихся пощекам, приводя внорму картинку мира, что сразу привлекло внимание иотвлекало отгрустных мыслей, апытаясь воспроизвести странное явление, оказывалось, что слёз-то больше нет, ибыстро возникло понимание того, что коротать ожидание гораздо легче, если иметь интересное занятие.
(Хотя,.. как всё-таки мало нужно детям для счастья - всего лишь чтобы мама была рядом.)
        Учиться ждать он продолжил, когда пошёл вдетский садик. Правда теперь ожидание наступало хоть иежедневно, нотолько вконце дня, ион тут был уже неодин - все дети ждали своих родителей, когда они придут заними. Слёз уже небывало, итолько страх иногда подкрадывался, если время шло, детей забирали, оставшихся становилось всё меньше, амама задерживалась. Ион был совершенно счастлив, если вдруг мама забирала его первым, аещё радостнее было, когда издетсада его забирали неожиданно, недожидаясь конца рабочегодня.
        Вшколе он уже ждал конца урока нелюбимого учителя, ждал начала любимых уроков - особенно физики, геометрии, физкультуры, иконечно, как ивсе дети, ждал выходных иканикул. Ноглавное ожидание было связано сжеланием поскорее стать взрослым исамостоятельным.
        Так, постепенно, причины ожиданий менялись, инаступило время, когда издетских тягостных они стали превращаться впродуманные инамеренно спланированные.
        После поступления влётное училище таким плановым иволнительным ожиданием были тест итренировки вусловиях невесомости, переносимость которой для курсантов группы подготовки ккосмическим полётам, авернее, для их молодых организмов, стала ещё одним экзаменом спредельно чётко выраженным критерием профнепригодности. Оказалось, что отсутствие ощущения веса собственного тела - это серьёзная нагрузка навестибулярный аппарат человека, инекаждый способен её переносить. Ни прыжки набатуте, какимибы высокими они ни были, ни прыжки спарашютом, какимибы затяжными они ни планировались, ни погружения саквалангом под воду, какбы ни балансировалась подбором плотности гидрокостюма выталкивающая сила, неспособны сгенерировать даже намёка наобраз ощущений, возникающих при невесомости. Ноэто состояние было настолько необычным иковарным, что без тренировок ичёткой фиксации вмозгу образа отом, какие это ощущения икак они воспринимаются организмом, было просто необойтись.
        Для имитации невесомости использовался специально оборудованный, сусиленными фюзеляжем икрылом транспортный самолёт Ил-76МДК. Грузовой отсек «Илюши» - так слюбовью его называли лётчики, нежно похлопывая пообтекателю радара, словно подружелюбно выставленному, ищущему ласки усвоего хозяина подбородку огромной морды преданного могучего зверя - представлял собой спортивный зал смягкими матерчатыми матами наполу, смножеством широких тесёмочек, закоторые можно легко зацепиться руками идаже ногами, астенками ипотолком обитыми мягким материалом, позволяющим избежать травм. Одновременно тренироваться могла группа внесколько человек, ноэто было настолько серьёзно, что укаждого рядом был свой инструктор. Сначала самолёт взмывал вверх, обеспечивая всем устойчивую перегрузку в2g, переносить которую рекомендовалось лёжа наматах - ведь сила тяжести при этом тупо увеличивалась вдва раза. Да инебыло задачи устоять наногах, удерживая свой удвоенный вес, задача была научиться вести себя вусловиях его отсутствия.
        Представим себе ситуацию, что достигнув высоты в6тысяч метров над землёй, самолёт непланирует, аустремляется вниз, словно сневидимой горки, имитируя свободное падение илишая веса всех ився находящегося наборту сего могучего транспортника, которое пусть продолжается всего 30секунд! Ускорение свободного падения наЗемле примерно равно 9,8метрам всекунду вквадрате. Это означает, что вертикальная составляющая скорости свободно падающего самолёта каждую секунду будет увеличиваться на9,8метра всекунду ичерез 30секунд достигнет величины аж в294метра всекунду! Чтобы выйти изпикирования при такой скорости приближения кземле самолёту, берущему при полной заправке 92тонны только одного керосина, потребовалисьбы нетолько пилоты особого мастерства иотваги, ноивесьма храбрые пассажиры - ведь высота накоторой окажется «Илюша» заэти 30секунд свободного падения уменьшится с6тысяч, до1590метров! Иона ещё какое-то время будет продолжать падать - ведь мгновенно остановить тяжёлый самолёт невозможно. Мало того, при выходе изпике натакой скорости приближения кземле инатакой высоте, перегрузка будет уже далеко не2g.
Поэтому применялась небольшая хитрость, которая позволяла снизить риск тренировок доминимума возможного.
        Адело втом, что добиться состояния невесомости можно ещё дотого момента, как самолёт достигнет верхней точки условной горки! Если уразгоняющегося иустремлённого ввысоту стангажом до45° самолёта резко убрать тягу ускоряющих его двигателей иотдать штурвал отсебя, то могучий транспортник несразу начнёт падать, апоинерции ещё продолжит своё движение вверх, ноименно вэтот момент - момент прекращения оказания сопротивления силе притяжения Земли, инаступит состояние невесомости! Самолёт словно сам подбросит себя вверх! Исамый эффективный вариант - это разбить 30секунд отсутствия силы тяжести надве равные части. Где первые 15секунд - это замедляющееся ввертикальном направлении движение вверх сполной остановкой вверхней точке, итолько вторые 15секунд - движение вниз. А15секунд падения, это вовсе не30! Заэто время искорость приближения кземле будет вдва раза меньше (всего 147м/с) ипотеря высоты небудет такой катастрофической исоставит лишь один километр схвостиком в102споловиной метра.
        Чтоже касается вкушающих невесомость, чтобы нерухнуть свысоты выходящего издаже такого пологого пике «спортзала» напол инеполучить травм, самое главное было успеть подлететь кполу, ухватиться затесёмки иприжаться кматам всем телом, втом числе иголовой, иприготовиться кперегрузкам - благо цвет матов, устилавших пол этого, практически квадратного впоперечном сечении помещения, отличался отцвета обивки стен ипотолка, что здорово помогало ориентироваться - ведь вусловиях невесомости такие понятия как верх иниз вестибулярным аппаратом неулавливаются, совершенно условны иотличить пол отпотолка нетак-то просто. Тридцать секунд невесомости - это кажется совсем немного, нокаждое изэтих трёх десятков мгновений даёт колоссальный опыт вприобретении высокоассоциативных имногоплановых мыслительных образов ивесьма ценных навыков поведения вэтом удивительном состоянии, адля пытливого ума Герасима это давало ипищу для размышлений.
        Принцип суперпозиции[2 - Любое сложное движение можно разложить как минимум надва более простых.] итеория относительности, окоторых нераз рассказывал Герасиму Григорий Яковлевич, проявлялись втаких тренировках всамом удивительном виде. Тело находится всостоянии покоя или движется прямолинейно ибез ускорения, если нанего недействуют какие-либо силы, либо действие этих сил уравновешено.[3 - Физика. Динамика. Первый закон Ньютона.] Именно это состояние испытывали тела людей ипредметы, которые находились вспортзале свободно падающего самолёта все тридцать секунд, нотолько относительно его стен, потолка ипола! Ведь насамом деле они падали вместе ссамолётом! Аскорость их падения нарастала скаждой секундой. Ноэтого они невидели - ведь впомещении небыло даже иллюминаторов, апотому неощущали ни приближения земли, ни скорости скоторой она приближалась. Они просто висели впространстве между стенами, потолком иполом, совершенно позабыв отом, что снаружи всё по-другому.
        Если человека поднимали иоставляли между полом ипотолком, он просто висел ввоздухе иникуда недвигался. Мало того, он немог никуда двигаться, потому что немог ни отчего оттолкнуться - унего небыло точки опоры. Он мог дёргать руками иногами, пытаться плыть, нооставался наместе - ведь воздух - невода, идаже вболее плотных слоях атмосферы нужен пропеллер сбольшой тягой, чтобы отталкиваться отвоздуха. Вобщем, втаких поучительных примерах тренируемые барахтались ввоздухе как цыплята, бесполезно дёргая руками иногами.
        Если эти беспомощные переставали дёргаться, то наблюдая зависящими ввоздухе, состопроцентной уверенностью можно было сказать, что их тела находятся всостоянии покоя, аесли их оттолкнуть, то их движение кпотолку или ксоседней стене становилось безукоризненно прямолинейным иравномерным. Вэтом ипроявлялась теория относительности, ведь относительно земли исамолёт, иони, находящиеся внём, приближались кеё поверхности всё быстрее ибыстрее, идвижение это было отнюдь непрямолинейным иуж совсем неравномерным, асускорением, создаваемым притяжением планеты исовершенно неуравновешенным никакими другими силами. Уравновешивалось оно только подъёмной силой крыла, когда самолёт выходил изпике, прекратив падение, идвижение относительно поверхности земли становилось горизонтальным. Однако ненадолго, так как пилоты «Илюши» снова устремляли его вверх на«горку», сускорением вдва g, чтобы снова иснова продемонстрировать теорию относительности ипринцип суперпозиции посетителям этого удивительного спортзала…
        Особое внимание вусловиях невесомости уделялось приобретению навыков перемещения предметов, сопоставимых помассе смассой человека либо превышающих её. Вися ввоздухе инеимея опоры, практически бесполезно было пытаться переместить массивный предмет, так как желая его притянуть ксебе, вместо этого ты сам притягивался кнему, апри попытке его оттолкнуть - тоже, лишь сам отталкивался отнего, ичем больше была масса предмета, тем бесполезней было это занятие.
        Ноесли утебя есть точка опоры (например, ухватившись замассивную гирю иимея при этом возможность упереться ногами впол, ну или впотолок - неважно, вневесомости это уже неимеет значения, отэтого будет зависеть лишь то, куда ты её будешь двигать), то ты можешь придать движение предмету массой даже втонну. Да что там втонну?! Вдесять,.. всто тонн!! Ипри этом совершенно необязательно надрываться. Если есть точка опоры, можно переместить груз абсолютно любой массы. Просто времени нато, чтобы, например, гиря в1000килограмм начала заметно двигаться, ну, скажем, соскоростью 1метр всекунду, при приложении силы, равной той, которую мы прикладываем наЗемле, когда поднимаем гирю в20кг, нужно будет тянуть её насебя втечении аж пяти секунд.[4 - Для тех, кто любит посчитать. Сила равна массе умноженной наускорение: F = m • g. При массе гири 20кг, сила, которую требуется приложить, чтобы её поднять, будет примерно равна: F = 20кг • 9,8м/с? ? 200Н. Прикладываем силу 200Н кгире в1000кг: F = 1000кг • a= 200Н. Тогда ускорение, которое получит гиря: a= 200Н / 1000кг = 0,2м/с?. Формула расчёта ускорения: a= (v? - v?) /
t. Начальная скорость равна нулю, конечная - 1м/с, ускорение - 0,2м/с?, подставляем ивычисляем время: t = 1м/с/ 0,2м/с? =5с] Соответственно, гиря в10тонн достигнет этой скорости через 50секунд. Нопри этом, для того, чтобы остановить её движение, потребуется приложить такуюже силу втечении тогоже времени, новпротивоположном направлении. Адля этого, вкачестве опоры придётся использовать уже непол, апотолок. Иначе гиря в1000килограмм продолжит своё движение дотех пор, пока непродемонстрирует закон сохранения импульса, ато итого хуже - первый закон термодинамики[5 - Закон сохранения энергии.], разрушая всё, что встретится наеё пути. Вобщем, если наЗемле приподнять очень тяжёлый предмет неудастся, то вневесомости никакие, даже крохотные усилия непропадают даром, идля работы вусловиях отсутствия веса приобретение этих навыков крайне важно.
        Сегодня, когда Герасим уже жил вЗвёздном городке, тоже без преувеличения можно сказать, что ожидание является неотъемлемой частью его жизни, ичастью важной, отнюдь непустой, изкоторой он приспособился извлекать пользу идаже получать удовольствие. Если дело касалось договорённости окакой-либо встрече, он практически никогда неопаздывал, потому что, как правило, приезжал задолго доназначенного времени, акогда купил автомобиль, это стало почти ритуалом, приятным нетолько поФрейду. Он воспринимал салон своего автомобиля уютным личным пространством, отделяющим его отокружающей среды, находясь вкотором обязательно блокировал все дверные замки, аподнятые, плотно загнанные впазы ?кна изакрытый люк заметно изолировали его отшумов ижизненной суеты, существующих поту сторону незатейливого комфорта. Вэтом маленьком, ноуютном пространстве под рукой унего было всё необходимое для непродолжительной автономии - отзаписной книжки, доскальпеля, лежавшего вбардачке навсякий случай, азапах салона давно ибыстро стал родным дотакой степени, что найти свой автомобиль сзакрытыми глазами, полагаясь лишь начувство
обоняния, вдыхая воздух салона, несоставилобы труда.
        Вот исегодня навстречу он приехал заполчаса доназначенного времени. Он припарковался, заглушил двигатель, откинул голову наподголовник изакрыл глаза, наслаждаясь одиночеством итишиной. Ему нравилось это состояние бытия, он мог отдохнуть, спокойно обдумать положение вещей перед любой предстоящей встречей, прокрутить вголове возможные линии поведения, принять последние решения или просто, закрыв глаза, помечтать. Ему никто немешал.
        Насамом деле, было неважно, что это - салон его припаркованного автомобиля или кабина одноместного истребителя, застывшего нарулёжке - влюбом изэтих случаев он чувствовал себя уверенно икомфортно. Орбитальная станция недавала таких ощущений, так как полностью ипостоянно контролировалась сЗемли, ивсегда это был хоть минимум идва человека, новсёже экипаж. Авот то что ему предстояло испытать вближайшем будущем, включало всебя ощущения итого идругого.
        Герасим сидел сзакрытыми глазами идумал освоих близких - омаме, освоей жене иодяде Грише, вкакой-то степени заменившему ему отца. Будучи курсантом лётного училища, приезжая домой всвой очередной каникулярный отпуск, Герасим обязательно заходил кнему. Григорий Яковлевич, как всегда, угощал его кефиром вприкуску счёрным хлебом. Психологи, наверное, легко объяснят, почему для Герасима эти два простых продукта казались самыми вкусными именно вэтой квартире.
        Сегодня он приехал кдяде Грише, который пригласил его вгости, посидеть, поболтать ипопрощаться, может быть навсегда… Нонет, обэтом думать нехотелось, ипоначалу он пытался переключиться намысли несерьёзные иему, порывшись впамяти, даже удалось припомнить историю вызывающую улыбку. Ему нравилось его имя, оно прекрасно сочеталось сзычной фамилией его семьи - Громовы, ноон вспомнил иснова подумал отом, что должно твориться вголовах уродителей сфамилией Бариновы, чтобы выбрать своему сыну такоеже имя, как унего, Герасим - оказывается есть итакие.
        Однако как он неотмахивался отвоспоминаний, лезущих вдушу, они таки нахлынули изавладели его мыслями - ведь это всёже был родной двор, вкотором прошло его детство. Смомента поступления влётное училище время отсчитало много лет, насыщенных разными событиями, ирадостными, ипечальными, все они выстроились водну длинную цепочку, словно видеозарисовки отчёта опрожитой жизни перед шагом, ради которого всё случалось - шагом внеизвестность.
        Лишь земля инебо
        Редко кому удаётся выпутаться изтенет любви, необошла она стороной иГерасима. Ещё вдетском саду он заметил симпатичную синеокую девчонку саккуратными тёмно-русыми косичками, жившую всоседнем доме. Конечно, всё начиналось сдружбы водворе, нопотом они вместе пошли водну школу истали одноклассниками. Первая любовь. Для Герасима она нестала тайной имучительной, как это бывает ускромных мечтателей ипылких воздыхателей, скрывающих свои чувства отпредмета обожания, потому что была взаимной, хотя без стихов ибессонных ночей необошлось - так уж водится. Иуже вдесятом классе, когда детвора, гладя насладкую парочку, судовольствием иазартом, пахнущими запретным плодом, писала настенах их домов Гера + Лера = Любовь, икогда обладатели имён изформулы счастья настенной арифметики уже серьёзно стали задумываться освоём будущем, однажды попути изшколы домой Лера остановилась испросила Герасима, повернув его лицом ксебе:
        -Гера, аты уже знаешь, кем ты хочешь стать? - имея ввиду, выбралли он уже себе профессию икуда собирается идти учиться после окончания школы.
        -Я хочу стать лётчиком, - твёрдо ответил ей Герасим.
        -Военным или гражданским? - задала уточняющий вопрос Лера.
        -Военным, - незадумываясь ответил Герасим. - Хочу летать наистребителе Су-57!
        Лера ненадолго задумалась, апотом более чем уверенно произнесла:
        -Значит мне нужно идти вмедицинский или впедагогический, - сделала небольшую паузу, затем продолжила. - Пойду вмедицинский! - сказала она восторженно иулыбнулась, словно решила сложную задачку, иответ сошёлся.
        -Ипочему? - отвечая улыбкой наулыбку, спросил Герасим, глядя веё синие глаза, вкоторых так ярко отражалось голубое небо, что они, обрамлённые чёрными длинными ресницами, светясь этим дивным насыщенным цветом, сравнимым разве что слепестками васильков, были столь прекрасными, что оторвать взгляд отних было просто невозможно. «Какаяже она красивая», - подумал Герасим.
        -Ствоим-то аналитическим умом инепонять? - рассмеялась Лера и, хитро сощурив глазки инепрекращая смеяться, продолжила. - Ладно, так ибыть, подскажу тебе…
        Она взяла его под руку, иони пошли дальше.
        -Вот смотри, станешь ты военным лётчиком, иотправят тебя служить вдалёкий-далёкий гарнизон накраю земли. Ая - твоя боевая подруга, поеду вместе стобой. Инебудет вэтом гарнизоне ничего, кроме медсанчасти ишколы для детей военнослужащих. Апоскольку я нехочу сидеть дома без работы икаждый день глядеть внебо, томясь вожидании, когда мой милый вернётся изполёта, значит либо я должна быть учительницей иучить детей, либо быть вбелом халате илечить людей. Я выбираю белый халат, - уже несмеясь, нопродолжая улыбаться закончила свою мысль Лера.
        Герасим обнял Леру, чмокнул её вщёчку, иони, взявшись заруки ивесело смеясь, побежали кнему домой делать уроки.
        Вконце концов, всё так иполучилось. Герасим поступил влётное училище, аЛера - вмедицинский университет. Только вот навремя учёбы им пришлось расстаться - Герасим, став курсантом, вынужден был покинуть родной город, аЛера осталась учиться вПитере.
        Однако интернет недавал им почувствовать ни расставания, ни расстояния, инебыло ни единого дня, чтобы они несвязывались инеобщались друг сдругом. Авеб-камера лучше всего передавала синий цвет её дивных глаз, откоторых по-прежнему невозможно было оторвать взгляд.
        Вскоре, после того, как они официально зарегистрировали брак, родители Леры переехали жить вдругой город, аЛера при общем согласии перебралась жить кмаме Герасима иобосновалась вего комнате, впрактически родной ипривычной обстановке.

***
        Пассажирский самолёт летел вночном зимнем небе над бескрайними просторами заснеженной Сибири навысоте 10тысяч 100метров. Многие думают, что зимний день короток, аночь длинна, потому что вэто время года солнце просто рано садится, ноэто нетак, зимой оно несадится, оно ныряет иочень глубоко, отчего наступают часы, когда ночной горизонт, даже для летящих над облаками, совсем неподсвечивается. Еслибы была луна, то наверняка былибы видны лежащие внизу облака, носегодня оба светила словно сговорились иушли освещать совершенно другую сторону планеты - ту, где буйствовало лето. При других обстоятельствах такие условия былибы идеальными для наблюдения зазвёздами, ноувы, даже слабое освещение кабины пилотов иподсветка приборной доски видеть их недавали, игерметичные толстые лобовые ибоковые стёкла обзора казались чёрными зеркалами, вкоторых отражались илица людей, иплотные ряды огоньков индикаторов икнопок. Из-за этого трудно было отделаться отчувства, что это вовсе инеаэробус, аогромный высококачественный тренажёр, который инелетит-то вовсе, авлучшем случае просто висит впаре метров отземли, имонотонное
гудение двигателей - это всего лишь сопутствующее звуковое обрамление имитации реальности полёта; иединственное свидетельство того, что это всё-таки самолёт, ичто он всё-таки летит, лишь формой крыла опираясь овоздух - это ясная память осовсем недавно, ещё засветло наблюдаемом взлёте ификсации органами чувств момента отрыва отземли, всторону, ускоряющую ибез того быстрый закат зимнего солнца, именуемую востоком.
        Командир корабля проверил показания приборов - всё было впорядке. Автопилот выполнял свою функцию безупречно, да ибыть по-другому немогло - ведь современные автопилоты - это совершеннейшее программное обеспечение, вотличие отчеловека, способное контролировать иобрабатывать данные неединиц идаже недесятков, асотен датчиков самолёта, ивслучае, когда даже самые значительные изних вдруг вышли изстроя иврут, можно быть уверенным, что система примет самое правильное инаименее рискованное решение вборьбе заживучесть воздушного судна. Автопилот - это результат нетолько достижений теоретической физики ввоздухоплавании иаэродинамике, ноипредельно ответственного изучения опыта происшествий иошибок, написанных, словно устав караульной службы - кровью ижизнями людей. Лететь, недавая ни крена, ни тангажа, ни рысканья покурсу, держа заданную высоту - это самое простое, что вообще может автопилот. Если согласиться, что посадка - это самое сложное вполёте самолёта, то поймав сигналы ближнего идальнего приводов любого аэродрома, получив тем самым курс иглиссаду, посадить самолёт для автопилота - тривиальная задача,
нопилоты, исключительно всилу психологии, делают это всегда самостоятельно, вручном режиме, чем собственно инетолько подтверждают своё мастерство, ноиоправдывают существование своей профессии исебя вней.
        Однако допосадки лететь было ещё долго, асегодняшний полёт был несовсем обычным. Авиакомпания, авиалайнер которой находился ввоздухе, предоставила бонус лучшим экипажам, благодаря чему они смогли взять ссобой вполёт членов своих семей иобеспечить самые комфортные места впервом ряду сидений салона первого класса, расположенных ближе всего ккабине пилотов. Командир корабля взял ссобой жену идевятилетнего сынишку, авторой пилот - свою подругу, скоторой они жили вгражданском браке, ипутешествие обещало тёплые края, взамен затянувшейся иуспевшей изрядно надоесть зимы.
        Второй пилот перехватил взгляд капитана испросил:
        -Командир, разреши попалубе пройтись?
        -Добро, - взнак согласия кивнул головой командир экипажа. - Только недолго.
        Второй пилот снял гарнитуру, отстегнул ремни, аккуратно выбрался изкресла, потянулся, наслаждаясь моментом бытия, избавившим отдлительного сидения, повёл плечами, поправил одежду ипричёску и, неторопясь, гордо сверкая новенькими погонами, направился всалон самолёта, оставив открытой дверь вкабину пилотов, через которую тутже стали слышны весёлые голоса. Слов было неразобрать, ноатмосфера хорошего настроения легко улавливалась. Непрошло иминуты, как вкабину прибежал мальчик извонким голосом обратился котцу:
        -Папа, папа, аты мне дашь порулить? Ты мне обещал!
        Папа посмотрел насына ипогладил его поголове, вспоминая про данное обещание. Ещё раз окинул взглядом приборную доску, иубедившись, что все показания приборов внорме, одновременно отстёгивая ремни иснимая гарнитуру, сказал:
        -Ну-ка, дай папе вылезти, выпусти меня,.. отойди немножко назад, - разворачиваясь вкресле иаккуратно перекидывая правую ногу впроход между креслами пилотов.
        Потом, пропустив сына вперёд, он подхватил его под мышки иперенёс прямо вкресло первого пилота.
        -Держи штурвал, - сказал папа, одевая наголову сына гарнитуру.
        Мальчик ухватился руками зарукояти штурвала ипопытался его пошевелить, нопри включённом автопилоте штурвал блокируется исдвинуть его ему неудалось - основной орган управления авиалайнером стоял как вкопанный. Сдвинуть-то его конечно можно, носилёнок для этого явно нехватало. Прикинув вголове вес сына ивспомнив, что тот несмог подтянуться натурнике, папа пришёл кутешительному для себя выводу, что вывести иззацепления штурвал ребёнку неудастся. Вэто время воткрытую дверь кабины пилотов снова донёсся смех, икомандир воздушного судна безошибочно узнал голос своей жены.
        -Так! Сидеть! Невставать! Никаких кнопок ненажимать, рычажков нетрогать! Я сейчас вернусь, ты меня понял? - спросил папа истрого посмотрел насына.
        -Ничего нетрогать, только штурвал? - спросил уточняя свои права ребёнок, снадеждой нато, что хоть это ему разрешают.
        -Да, только штурвал, - одобрил уточнение сына строгий папа.
        Тот вответ уверенно кивнул головой, отчего гарнитура съехала нанос, мальчик быстро её поправил иснова взялся руками заштурвал, акомандир корабля направился всалон первого класса, чтобы тоже размяться изаодно узнать, почему это уних там так весело.
        Подойдя поближе, ноещё невойдя всалон, он стал различать слова своей жены.
        -Нет, такси мы брать небудем, это будет слишком дорого. Мы наймём рикшу, он будет возить нас погороду ипоказывать достопримечательности, - снова раздался смех супруги, подхваченный остальными участниками дискурса.
        Акогда он вошёл всалон, все обрадовались ещё больше. Оказалось, как он ипредполагал, это всё-таки второй пилот так развеселил всю их дружную компанию.

***
        Штурвал никак неподдавался. Сил сдвинуть его действительно нехватало.
        -Чтоже ты недвигаешься?! - возмущённо произнёс мальчик, ипопытался дотянуться доштурвала ногой, ноэто ему неудалось. Однако тутже сразу вего смышлёную голову пришла простая мысль. Он снял гарнитуру, откинулся назад истал сползать скресла, пока нелёг насидение спиной. Таким образом он дотянулся ногами достойки штурвала. Потом он упёрся внеё ногами, аголовой - вспинку кресла,.. упёрся что есть силы, и… Упрямый штурвал поддался исразу стал легким ипослушным. Это свидетельствовало оботключении автопилота, ноувы, тех, кого это могло заинтересовать, рядом небыло.
        Дальше все события развивались стремительно. Самолёт послушно сделал сильный правый крен итутже, потеряв подъёмную силу крыла, водно мгновение стал проваливаться вниз, словно обрезали верёвочку, накоторой он всё это время висел. Вот так нежданно-негаданно наступила невесомость, идля тех, кто ни разу сней несталкивался - аэто все, кто находился наборту, незамедлив себя ждать, вовсей красе проявила своё коварство. Оба лётчика были ошарашены внезапно наступившим чувством отсутствия веса, носреагировали наэто быстро, однако действия поосуществлению желания тутже броситься вкабину пилотов превратились лишь втолчок ногой ослегка наклонившийся пол, отчего оба они, вопреки ожидаемому ипривычному движению, лишь подлетели кпотолку иударились онего головой, неуспев выставить руки. Оттолкнувшись отпотолка, оба пилота одновременно оказались удверного проёма вкабину пилотов. Командир корабля поспешил протиснуться первым, нооттолкнув помощника, непредполагал, что исам отлетит отнего впротивоположную сторону, при этом начав вращаться вокруг своей оси. Он выставил руки иодной всё-таки зацепился завыступ настенке.
        -Подожди, - крикнул он. - Дай мне пройти первому!
        Итеперь, уже прицельно оттолкнувшись отстенки, как прицеливаются перед ударом пошару при игре вбильярд, он подлетел кдверному проёму и, зацепившись занего, снова прицельно оттолкнулся, направляя своё тело кпространству между креслами пилотов. Сын плакал имежду всхлипами что-то неразборчиво кричал, обхватив штурвал двумя руками. Сзади, сразу закомандиром, вравномерном движении, оттолкнувшись отдвери, подлетал второй пилот. Однако кэтому времени, хвостовое оперение борта, из-за б?льшего сопротивления воздуху, нежели уобтекаемого носа самолёта, быстро стало отставать относовой части ичерез несколько секунд лайнер развернуло носом вниз, иполетел он кземле ускоряемый уже нетолько притяжением планеты, ноимощью ревущих двигателей. Еслибы пилоты сидели вкреслах, их просто вжалобы вспинки сидений, нопоскольку они висели ввоздухе, лайнер просто стал их обгонять, иобоих пилотов элементарно бросило назад. Второй пилот улетел кдвери иврезался встенку, больно ударившись головой, нонепотеряв сознания, акомандир успел зацепиться закрай своего кресла иповис наодной руке, словно шарфик, развивающийся наветру,
привязанный кспинке сидения несущегося потрассе открытого мерседеса.
        -Командир! Убери газ! - крикнул второй пилот.
        Командир схватился второй рукой закресло, подтянулся - состороны это выгляделобы куда более, чем странно! Самолёт летел кземле, ачеловек струдом подтягивался, вися вверх ногами! Нодля находящихся внутри казалось, что чья-то невидимая рука поставила самолёт вертикально хвостом наземлю, алётчик естественным образом висит, как иположено, ногами кземле, зацепившись руками заспинку кресла, навысоте длинны самолёта над землёй. Вот такое вот коварство сотворило замкнутое пространство несущегося навсех парах кземле лайнера. Изловчившись, командир схватил правой рукой РУДы[6 - РУД - рычаг управления двигателем.], иони сдвинулись назад. Тутже вернулась невесомость.
        Ребёнок плакал, нонеотпускал штурвала. Отец еле уговорил его отпустить руки ивытащил впроход, сказав, чтобы тот держался закресло. Наконец он сам вплыл ногами вперёд насвоё командирское место, попробовал штурвал, нопонял, что сначала нужно пристегнуться ремнями, так как пытаясь взять штурвал насебя, вневесомости просто притягивался кнему сам. Попытка сориентироваться впространстве ничего дать немогла - заокнами темень, где небо, где земля - совершенно нельзя понять. Он посмотрел наприбор - авиагоризонт показывал, что самолёт вштопоре. Первая мысль - сначала надо прекратить вращение! Повернул штурвал влево. Буквально через несколько секунд, врезультате приложения титанических усилий, вращение удалось прекратить, новысота продолжала падать икомандир потянул штурвал насебя, пытаясь вытащить лайнер изпике. Мгновенно возникла перегрузка идалеко не2g! Командира вдавило вкресло так, что унего перехватило дыхание, асын, всё это время плакавший идержавшийся заспинку кресла, сорвался, упал напол и, ударившись головой, замолчал. Второй пилот, подлетевший кэтому времени ксвоему креслу, цепляясь занего изо
всех сил, медленно сполз напол, каким-то чудом ударился головой лишь особственную руку, иего вжимало впол всё сильнее исильнее, так, что он немог оторвать головы отпола. Командир побледнел и, что вполне ожидаемо втакой ситуации, потерял сознание - ведь кровь тоже притягивало кполу иона попросту перестала поступать вмозг. Штурвал вырвался изрук, иневесомость снова ворвалась вкабину пилотов. Воспользовавшись этим, второй пилот влетел всвоё кресло, быстро пристегнул ремни исхватился заштурвал.
        -Нет, так резко выходить изпике нельзя! - произнёс он вслух неизвестно кому, так как командир корабля ещё нешевелился, хотя щёки уже стали розоветь.
        Второй пилот потянул штурвал насебя ивзял чуть влево, чтобы попытаться погасить скорость, наворачивая круги, превращая энергию поступательного движения вэнергию центробежной силы. Положение самолёта ввоздухе уже стало понятным инадежда нато, что всё обойдётся, уже отдавалась ввисках скаждым ударом сердца, новзглянув напоказания высоты, второй пилот инстинктивно потянул штурвал насебя ипрошептал:
        -Земля! РУДы вперёд! - ивэтоже мгновение самолёт просто перестал существовать.
        Для всех, даже для того одного, кто понял, что земля уже рядом, переход внебытие стал совершенно незаметен, никто неуспел ни испугаться, ни почувствовать - их просто нестало. Даже замиллиметр достолкновения лайнер был ещё цел, илюди были живы, ноглавное, что никто изних ничего невидел, ипосравнению сситуацией надороге, когда тебе, едущему вавтомобиле, навстречу вдруг выскакивает грузовик, иты видишь, что столкновение неизбежно, тут произошло всё внезапно быстро. Да что там миллиметр?.. Лайнер был цел изаполмиллиметра, даже замикрон, заполмикрона докасания земли! Носколько времени потребуется, чтобы пройти это расстояние бытия самолёту несущемуся соскоростью 800км вчас?! Это нельзя даже назвать мгновением.
        Нестало ни мыслей, ни чувств, иникто незнает, что стало сих душами. Одновременно перестали биться сердца всех, кто находился наещё вот только что существовавшем борту, вчисле которых были Лера имама Герасима. Среди заснеженного леса сибирской тайги водно мгновение неосталось никого, лишь земля инебо…
        Законы Вселенной
        Герасим открыл глаза ипосмотрел начасы, расположенные прямо перед ним наприборной панели его автомобиля. Оставалось ровно пять минут дотого времени, накоторое была запланирована встреча сдядей Гришей. Он вздохнул, отстегнул ремень безопасности, вынул ключ иззамка зажигания иоткрыл дверь. Ввоздухе пахло весной. Он вылез измашины, легонько хлопнул дверцей изакрыл замки, нажав накнопку брелока сигнализации, ичерез минуту уже вошёл вподъезд дома, вкотором он когда-то жил. Лифтом пользоваться нестал идобрался досвоей лестничной площадки пешком, неторопясь. Посмотрел надверь квартиры, которая так иосталась его - он нестал ни продавать её, ни сдавать, просто сделал запасные ключи для дяди Гриши, так, навсякий случай. Он ссамого начала решил, что зайдёт ксебе всамую последнюю очередь, когда попрощается сдядей Гришей. Подошёл кего двери, вынул изкармана мобильник иснова посмотрел начасы - доназначенного времени осталось пять секунд. Герасим поднял руку, приставил палец ккнопке звонка инажал.
        Буквально через несколько секунд щёлкнул замок, идверь распахнулась, азаней стоял дядя Гриша.
        -Ну, здравствуй, Гера! Ты, как всегда, пунктуален! Заходи, дорогой, - улыбнулся Григорий Яковлевич, отступая назад вузком коридорчике своей квартиры.
        Герасим зашёл изакрыл засобой дверь, щёлкнув замком.
        -Здравствуй, дядя Гриша, рад тебя видеть, - сказал Герасим, пожимая протянутую ему руку ипозволяя себя обнять.
        -Раздевайся, разувайся, вот твои любимые мягкие тапочки, ипроходи вкомнату, ая… Тебе, как всегда, кефирчика счёрным хлебушком? - вопрошающе посмотрел наГерасима Григорий Яковлевич.
        -Да, спревеликим удовольствием, - ответил Герасим улыбаясь.
        Дядя Гриша ушёл накухню, аГерасим разделся, сунул ноги вуютные тапочки, наверняка специально подобранные поего размеру, ипрошёл вгостиную комнату, посредине которой стоял всё тотже старый, но, повсей видимости, совершенно неподдающийся действию энтропии, крепкий деревянный круглый стол, наверное, приобретённый ещё вовремена социализма, вокруг которого стояли задвинутые под массивную столешницу такиеже вековые икрепкие, срезными узорами наспинках деревянные стулья.
        -Дядя Гриша, я сразу видеокамеру установлю, хорошо? - громко спросил Герасим иподошёл квысокой этажерке, тоже старинной, стоявшей подле занавешенного тяжёлыми бордовыми шторами окна вдальнем правом углу комнаты.
        -Да, да, конечно, - откликнулся Григорий Яковлевич, уже неся две большие кружки скефиром водной руке, держа их заприжатые друг кдругу ручки, исреднего размера блюдце скусочками идеально ровно нарезанного чёрного хлеба вдругой, аккуратно ставя всё это настол.
        -Конечно, Гера. Этоже уже стало нашей традицией, - улыбнулся дядя Гриша. - Настраивай свою видеокамеру исадись.
        -Да что тут настраивать, когда уже всё давно настроено, только закрепить инажать кнопочку, - весело ответил Герасим исел застол насвоё любимое место.
        Несколько минут они сидели молча инаслаждались трапезой. Это были те минуты, окоторых Герасим ираньше вспоминал, носегодня он пытался запомнить их особенно тщательно, чётко осознавая, что главное время, отведённое ему для воспоминаний, ещё впереди.
        -Ну, рассказывай, - прервал паузу Григорий Яковлевич иулыбнулся. - Ато мы стобой так весь вечер просидим молча, тыже знаешь, я тоже люблю помолчать, авремени унас, как я понял, нетак уж имного. Ты ведь сегодня уезжаешь, я правильно тебя понял? - спросил дядя Гриша, сделав ударение наслове «сегодня».
        -Да, всё верно, - ответил Герасим, обдумывая счего начать разговор, иначал свопроса. - Дядя Гриша, ты знаешь оновом проекте Роскосмоса?
        -Ты хочешь спросить, знаюли я оновом двигателе? - ответил Григорий Яковлевич вопросом навопрос, чем вызвал величайшее удивление уГерасима.
        -Дядя Гриша, откуда ты знаешь одвигателе? Этоже секретная информация!
        -Ты считаешь, что математикам нельзя доверять секретов? - рассмеялся Григорий Яковлевич. - Гера, всё очень просто. Я принимал непосредственное участие вразработке математической модели при его создании.
        -Ты?! Как?! Дядя Гриша, ты ведь всегда говорил, что ты человек «поверхностный»? - совершенно нескрывая удивления, сказал Герасим ивтоже время обрадовался такому неожиданному повороту - ведь это совершенно секретная разработка, иобсуждать её снепосвящёнными впроект он неимел права.
        Григорий Яковлевич засмеялся.
        -Ты считаешь, что удвигателя нет поверхностей? - продолжая смеяться, ответил дядя Гриша риторическим вопросом.
        Ему тоже было приятно удивить Герасима, ноещё приятней было вочередной раз напомнить обуниверсальности математики, ион сказал свою любимую фразу:
        -Прелесть нашей Вселенной состоит втом, что её Законы универсальны! Для математиков эта универсальность очевидна. Главное, научиться системно мыслить, и, как говорится, при изучении предмета иметь системный подход. Вот смотри, вфизике есть такое понятие как резонанс. Причём найти, осмыслить иописать математически его можно для любого раздела физики. Например, вмеханике, самая простая инаглядная резонансная система - это маятник. Частота собственных колебаний определяется всего лишь длинной маятника иего массой. Вэлектричестве частота резонансного контура зависит отёмкости конденсатора ииндуктивности катушки. Номатематические формулы, описывающие свободные колебания этих двух систем, одинаковые. Ия уверяю тебя, что это распространяется нетолько нафизику. Вот ты спрашивал меня, можноли называть экономику наукой, если экономисты никак немогут справиться сэкономическим кризисом. Аты знаешь, что математики, вопреки завещанию Альфреда Нобеля, всё-таки получают Нобелевскую премию? Просто присуждают им её незадостижения вматематике, азадостижения вэкономике! - рассмеялся Григорий Яковлевич ипродолжил. -
Уверяю тебя, колебания вэкономике имеют такиеже колебательные контуры, как вмеханике иэлектричестве, иописываются темиже формулами! Ноэто уже тема другого разговора.
        Кстати, как я теперь понимаю, это именно ты отправляешься вкосмическое пространство испытывать возможности нового двигателя отлица человечества? - спросил дядя Гриша.
        -Да, это я, - скромно улыбнувшись, кивнул головой Герасим. - Оказалось, я лучше всех переношу одиночество.
        Григорий Яковлевич облегчённо вздохнул. «Значит спсихикой унего всё впорядке. Ато, после случившейся полтора года назад трагедии, я занего переживал. Крепкий парень», - резюмировал для себя Григорий Яковлевич ипродолжил прерванную мысль.
        -Насколько я представляю масштаб возможностей нового двигателя, путешествие будет длительным, ия тебе рекомендую, кроме видеозаписей наших разговоров, взять ссобой «Капитал» Маркса, ноневпереводе, ананемецком языке. Я уверен, что дедушка Ленин, конечноже, читал Маркса воригинале, ноон небыл ни физиком, ни математиком. Незнаю, может быть, Владимир Ильич иправильно понимал, очём писал Карл Генрихович, новсе, кто читал его «Капитал» впереводе нарусский, так инепоняли главной мысли этого произведения.
        Лицо Герасима снова приобрело оттенок искреннего удивления, причём такого, что он насекунду потерял дар речи, чем позволил Григорию Яковлевичу беспрепятственно продолжить свой монолог.
        -Дело втом, что переводчики снемецкого нарусский тоже небыли физиками, ислово Kraft перевели как «сила». Анасамом деле, его следует переводить как «мощность». Кстати, словосочетание «рабочая сила» - это неединственный ляп горе-переводчиков - ведь мощность двигателя тоже досих пор обозначают влошадиных силах; нофизики-то понимают, что речь идёт омощностях, авот главные читатели «Капитала» - увы! Они так инепоняли, что сточки зрения физики, сила имощность - это совершенно разные понятия! Так, поошибке, прибавочному продукту соответствует понятие прибыль, авот еслибы элементы затрат наего производство исчислялись вмощностях, то интеграл отмощности даёт нечто иное, как величину энергии прибавочного продукта. Энергии! Вот так ипустили идею социализма положному пути. Аведь даже свободный рынок уже давно показал, что главная борьба между капиталистами ведётся заисточники энергии! «Увас есть нефть? - Мы идём квам!» Иесли вы слабы инеможете себя защитить, то наличие нефти или газа гарантирует вам разруху, хаос икровь.
        Да ивообще, я считаю, что социализм начали строить слишком рано, когда он ещё немог проявить свои преимущества. Авот сегодня, когда общество полностью компьютеризировано, плановое хозяйство имелобы неоспоримое преимущество перед свободным рынком. Амассовая роботизация, напороге которой стоит человечество, уничтожилабы капитализм как явление вообще. Ведь идеал для капиталиста - это производство товаров без участия людей! Нет людей, значит, нет расходов назарплату. Вот только иприбыли тоже нет - ведь нищие безработные покупать товар немогут. Потому икризис никак некончается, инедаром он называется кризисом перепроизводства.
        -Дядя Гриша, новедь ты только что сказал, что математикам все законы экономики известны. Так почемуже кризис всё-таки продолжается?
        Григорий Яковлевич засмеялся.
        -Потому что желания капиталистов несовпадают сзаконами природы. Априроду, как сказал О`Генри, нельзя обмануть! Ты, наверное, слышал такое понятие как денежный мультипликатор. Его ввёл ещё аж в1931году английский экономист Ричард Кан. Спомощью понятия мультипликатора он описывает механизм роста экономики, её развития. Он доказал, что эта числовая величина тем выше, чем большую часть своего дополнительного дохода люди готовы потратить напотребление, анеоткладывать всбережения, изымая тем самым деньги изэкономики. Иобнаружил, что основная проблема уменьшения мультипликатора лежит внеравномерности распределения доходов. Несложные математические расчёты показали, что сумма сбережений, то есть денег выведенных изэкономики, гораздо больше, когда б?льшая часть доходов достаётся богатым, нежели вслучае равномерного распределения доходов. Нодля того чтобы это понять, нетребуется никаких запутанных понятий исложных доказательств. Достаточно вспомнить обуниверсальности Законов Вселенной. Приведу пару примеров изфизики игеометрии. Вспомни, как мы стобой рассчитывали сопротивление нагрузки для усилителя
мощности, который, увлекаясь музыкой, ты приобрёл, когда ещё учился вшколе. Оказалось, что максимальную мощность усилитель может дать, только если сопротивление звуковой колонки равно внутреннему сопротивлению усилителя. Иначе, либо ток будет меньше, либо напряжение будет меньше.
        Ещё наглядней это демонстрирует пример изгеометрии. Древнегреческий математик Евклид давным-давно доказал, что максимальную площадь при неизменном периметре имеет прямоугольник, укоторого все стороны равны, то есть квадрат. Нонетрудно доказать, что ещё б?льшую площадь стемже периметром имеет равносторонний пятиугольник, аего превосходит равносторонний шестиугольник, итак далее добесконечности. Ночто такое многоугольник максимальной площади итогоже периметра сбесконечным количеством сторон? - спросил Григорий Яковлевич ипосмотрел наГерасима.
        -Дядя Гриша, круг, конечно, - судовольствием ответил Герасим.
        -Правильно, Гера. Круг. То есть ситуация, когда все участники периметра равны! Так ивэкономике. Меня всегда веселил вопрос либералов иборцов скоммунистической идеей - «Вы зато, чтобы небыло богатых?». Нет, я зато, чтобы небыло бедных, которые появляются только тогда, когда кто-то становится богаче, чем другие. Материальные блага ограничены размером планеты Земля, авернее, количеством солнечной энергии попадающей наеё поверхность. Иборьба идёт незаприбыль, азаобладание энергией. Если кто-то присваивает себе этой энергии больше, значит, кому-то её достанется меньше, изначит, кто-то живёт зачужой счёт. Это даже нематематика, это - арифметика! Аведь Солнце всем одинаково светит, нопотом появляется Ходарковский, иговорит - «Это моя нефть!». Ачто такое нефть? Это нечто иное, как накопленная исконцентрированная внедрах Земли замиллиарды лет солнечная энергия. Ты представь, они уже давно приватизировали участки Луны! Ия неудивлюсь, если мы дождёмся ваучерной приватизации Солнца! - рассмеялся Григорий Яковлевич. - Вот такой я поверхностный человек.
        Тут Григорий Яковлевич неожиданно прервал свою речь и, пытаясь что-то вспомнить, произнёс:
        -Что-то я хотел тебя спросить,.. - образовалась небольшая пауза вожидании озарения, которое, впрочем, незаставило себя долго ждать. - Ах, да! - обрадовано произнёс Григорий Яковлевич. - Я хотел спросить, сколько человек вас летит? - улыбаясь отсмущения, спросил дядя Гриша, надеясь, что это неявляется секретом.
        -Я лечу один, - без смущения ответил Герасим.
        -Один? - удивился Григорий Яковлевич. - Нопочему один?
        -Потому что одного легче прокормить, - засмеялся Герасим, потом серьёзно добавил. - Это правда, дядя Гриша. Для двоих всего вдва раза больше необходимо, авдва раза - это слишком много. Ноты непереживай, я справлюсь, - улыбнулся Герасим. - Яже участвовал всборке корабля наорбите изнаю его как свои пять пальцев!
        АГригорий Яковлевич, удовлетворив своё любопытство, продолжил:
        -Да, я всю жизнь занимаюсь поверхностями, самые простые изних - это, конечно, геометрия. Икстати, геометрия - это нередко самое наглядное, где можно продемонстрировать универсальность математических формул. Да, двигатель - чуточку посложнее. Авообще, Гера, я тебе немножко завидую, - улыбнулся Григорий Яковлевич. - Ты будешь один, ивэто время нетолько Солнце, ноивсе звёзды Вселенной будут принадлежать тебе!
        Заразговорами время, отведённое для встречи, пролетело быстро. Попрощавшись сдядей Гришей, Герасим вышел налестничную площадку иподошёл кдвери своей квартиры, вкоторой прошло его детство, вкоторой может быть ещё остался запах живших тут полтора года назад мамы иЛеры. Он достал ключи иоткрыл замки. Постоял немного, потом решительно вошёл изакрыл засобой дверь. Осмотрелся вкоридоре, втянул ноздрями воздух и, пытаясь сосредоточиться назапахе, закрыл глаза. Секунд через десять он снова окинул взглядом коридор ипрошёл вквартиру. Заглянул накухню, посмотрел нахолодильник, накотором всё также стоял будильник. Затем медленно обошёл гостиную, и, наконец, вошёл всвою комнату. Она совсем неизменилась. Немного постояв иокинув стены взглядом, повернулся и, неоглядываясь, уверенно вышел изквартиры, закрыв засобой дверь. Его ждали звёзды!
        Минутная готовность
        Законы Вселенной действительно универсальны, однако, постигая их, все теории человек придумал наЗемле, инасколькобы был удивлён Архимед, еслиб узнал, что вусловиях отсутствия веса, отсутствует ивыталкивающая сила, аего знаменитая фраза «Дайте мне точку опоры, ия переверну Землю», вкосмосе актуальна как никогда - ведь вбольшинстве случаев наЗемле точкой опоры является сама Земля, вернее, сила её притяжения, создающая нетолько выталкивающую силу рек, озёр, морей иокеанов, ноиплотных слоёв атмосферы, атакже вызывающая силу реакции опоры, делая тем самым силу трения настолько эффективной, что это позволяет реализовать большинство способов преобразования энергии впоступательное движение. Неважно какой двигатель - паровой, внутреннего сгорания либо электрический - все они призваны обеспечить вращение колеса или лопастей винта, которые, отталкиваясь отповерхности земли, толщи воды или плотных слоёв атмосферы, приводят вдвижение автомобили, паровозы, подводные лодки ивинтокрылые машины.
        Исключение составляет лишь реактивный двигатель. Досих пор это был единственный двигатель, которому ненужна точка опоры. Да, ненужна, потому что он создаёт её сам, отталкиваясь неотземли, воды или воздуха - ведь вмежпланетном пространстве ничего этого нет, аотмощнейшей струи раскалённых газов сгораемого топлива, срокотом вырывающейся изего сопла, позволившей однажды преодолеть земное тяготение, открывшей путь вбескрайний космос. Однако проблема состоит втом, что запасы топлива имеют свойство быстро заканчиваться, ивесь дальнейший путь космический корабль преодолевает натой скорости, которую смог развить разгонный модуль. Ихорошо если речь идёт лишь опервой космической[7 - Первая космическая скорость для Земли составляет около 7,9км/с. Она обеспечивает равенство центробежной силы исилы тяготения, действующих наобъект, движущийся покруговой орбите Земли.] скорости, которая непозволит полностью преодолеть земное притяжение, икорабль, оставаясь наорбите Земли, если, конечно, непредпринимать специальных мер постабилизации высоты, рано или поздно сам вернётся наЗемлю. Максимум, что ему будет нужно, это
небольшой запас горючего для маневровых двигателей. Ноесли разогнаться довторой космической[8 - Вторая космическая скорость обеспечивает объекту покидание орбиты Земли, нонепозволяет выйти запределы нашей Солнечной системы исоставляет примерно 11,2км/с.] скорости, то овозвращении наЗемлю без серьёзных запасов топлива неможет быть иречи - ведь сначала корабль нужно остановить, адля этого, если мощность реактивной струи будет такойже, как ипри разгоне корабля, потребуется почти столькоже энергии, сколько ушло наэтот разгон, итолько потом можно будет придать ему импульс для движения вобратном направлении, иконечно, желательно стойже скоростью, скоторой он улетал отЗемли, что тоже потребует сопоставимых сторможением запасов топлива. Кроме того, даже разогнавшись дотретей космической[9 - Третья космическая скорость обеспечивает объекту покидание нетолько орбиты Земли, ноинашей Солнечной системы исоставляет примерно 16,6километра всекунду.] скорости, путешествие померкам космоса будет таким медленным, что для достижения только лишь границы нашей Солнечной системы[10 - Здесь речь идёт опервой условной
границе Солнечной системы - внешней границе гелиосферы, находящейся отСолнца нарасстоянии чуть более 120-ти астрономических единиц (а.е.). Однаа.е. равна примерному расстоянию между Солнцем иЗемлёй исоставляет около 150млнкм.] уйдёт около 35лет! Чтобы слетать туда иобратно, уйдёт вся жизнь космонавта - да ито, если человек доживёт - ведь немладенцевже отправлять вполёт. Ачто уж говорить озвёздах…
        Однако для длительных путешествий сиспользованием реактивных двигателей существует ещё одна проблема - это всё таже невесомость. Она наступает сразу, как только отключаются двигатели, независимо оттого, осталсяли корабль наорбите Земли либо вырвался изплена её гравитационного поля. Человеческий организм, впрочем, как илюбой другой живой организм нашей планеты, нетерпит лишнего ичрезвычайно экономен. Он легко отдаётся вовласть энтропии, быстро избавляясь отвсего, что неиспользуется, аона, беспощадная, уж умеет делать своё дело. Организм безукоризненно определяет отсутствие силы тяжести, инесмотря наактивное сопротивление, оказываемое этому губительному процессу космонавтами, прибегающими кизнурительным тренировкам, выполняемым поразработанной специалистами методике физических упражнений вкосмосе, всё равно упорно адаптируется кневесомости, быстро приводя кдеградации опорно-двигательный аппарат, отказываясь отусвоения кальция иизбавляясь отненужной мышечной массы, втом числе ипотерявшей нагрузку сердечной мышцы, неуклонно превращаясь вподобие разумной амёбы, неприспособленной более кжизни вусловиях
гравитации.
        Новый двигатель был уникальным. Математики порой так далеко заходят вразвитии своих формул, что зачастую уже немогут объяснить суть описываемых ими явлений. Если крайне легко представить, что x - это длина отрезка, x^2^ - это площадь квадрата, аx^3^ - это объём куба, то вычислить значение x^4^ тоже несложно, новоспринять иобъяснить физическую сущность того, что это объём некоего четырёхмерного, такогоже красивого исимметричного объекта как отрезок, квадрат икуб, попросту невозможно. Также невозможно было объяснить ипонять принцип действия нового двигателя. Можно было только наблюдать, как он уверенно исвысочайшим КПД преобразовывает энергию вращения впоступательное движение, неимея точки опоры (!), что говорило лишь ободном - математически всё рассчитано точно! И, как никто досих пор несмог объяснить, почему одиночный фотон, проходя через две щели, создаёт наэкране интерференционную картину, точно также никто несмог объяснить, как работает созданный двигатель - ведь основное противоречие, возникающее при попытках такого преобразования энергии, заключающееся втом, что существует закон сохранения
импульса, иего никто неотменял. Повсей видимости, понимание его работы тоже находилось где-то там, вобъятиях потусторонних сил квантовой физики.
        Однако своё название «Фотон-1» корабль получил непотому. Новый двигатель легко обеспечивал достижение кораблём скорости света, ачастица, летящая стакой скоростью, собственно иесть фотон. Ноназвание названием, авот скорость впочти 300тысяч километров всекунду - это уже преимущество, которое тривиально решало проблему длительности полётов запределы нетолько Солнечной системы, новозможно, иГалактики. Однако самым главным достоинством нового двигателя при этом было то, что исключалась ивторая проблема, присущая кораблям среактивными двигателями. Обеспечивая постоянный разгон сускорением, равным ускорению свободного падения наЗемле, то есть в9,8м/с^2^, создавались идеальные, просто земные условия для космонавта. Сила, вжимающая человека впол корабля, тривиально была равна привычной, земной силе тяжести!
        Кто-то может отнестись кэтому скептически исказать, что его автомобиль разгоняется сместа доскорости 100км/ч за6секунд, иускорение свободного падения смехотворно посравнению свозможностями даже его автомобиля. Однако легко посчитать, что корабль, движущийся сускорением в1g, достигает скорости света ровно за354дня, один час, 31минуту исемь секунд. То есть всего загод без одиннадцати дней! Азаэто время корабль преодолеет расстояние[11 - Расчёт расстояния, пройденного телом завремя падения, зная ускорение свободного падения: h = g - t? /2] более 30споловиной тысяч астрономических единиц! Это 255радиусов нашей Солнечной системы! Иэто всего лишь почти загод. Аказалосьбы, всего ничего - совершенно безобидное ипривычное ускорение свободного падения…
        Запуск пилотируемого корабля «Союз» содним космонавтом наборту состоялся скосмодрома Байконур ипрошёл вштатном режиме. Герасим, летавший наМКС уже невпервой, как обычно, догонял орбитальную станцию, ностыковаться вэтот раз ему предстояло несней, атеперь уже с«Фотоном», который сам был пока ещё частью орбитального комплекса, нопереходные люки между ними были уже задраены, иодноместный, наудивление просторный ивполне комфортабельный межзвёздный лайнер ожидал своего единственного пилота, готовый поего приказу отстыковаться иначать свой первый разгон вбесконечный космос, туда, куда улетают все фотоны. Маленький «Союз» должен был стать последним элементом большого нового корабля, собранного наорбите. Это делалось для того, чтобы при возвращении домой, авсе непременно верили вто, что через четыре года Герасим вернётся, пилот смог наэтомже «элементе» самостоятельно вернуться наЗемлю - ведь сегодня никто незнал, будетли ктому моменту орбитальная станция жива, ибудетли вообще возможность учеловечества забрать вернувшегося космонавта сорбиты.
        Стыковка с«Фотоном» прошла вавтоматическом режиме без малейших помарок. После доклада вЦУП Герасим выровнял давление между отсеками обоих кораблей, открыл люк ивплыл вотсек «Фотона». Если впредыдущем полёте последнее пребывание тут носило исключительно рабочий характер, то сейчас он всем телом ощутил, что это его корабль. Что это именно то идеально-замкнутое пространство, которое ему так нравится идаёт чувство предельной защищённости отвсего, что находится поту сторону иллюминаторов. Скоро он отправится впуть истанет абсолютно независим ни откого. Вся суета, сотканная изземных забот, останется наголубой планете, иначнёт удаляться, превращаясь впесчинку, которую инайти-то будет трудно. Подумать только, крохотная голубая песчинка, асколько страстей исудеб разыгрывается наней, среди сотен миллиардов галактик Вселенной, аведь только внашей галактике Млечный Путь от200до400миллиардов звёзд! Миллиардов! Понять этого - невозможно!
        Герасим планомерно облетел все отсеки «Фотона», периодически докладывая вЦУП оготовности корабля кполёту, итеперь находился вцентральном отсеке, можно сказать, накапитанском мостике. Наконец он подлетел ккреслу пилота, опустился внего, пристегнул ремни, окинул взглядом приборы иснова доложил вЦУП ополной готовности корабля кстарту. Воцарилась тишина. Герасим откинул голову назад наподголовник своего кресла изакрыл вожидании глаза. «Вот он, последний момент», - подумал Герасим. - «Ноэто ещё неточка невозврата», - продолжил он свою мысль ипотом сам себе задал вопрос. - «Аестьли она вообще вмоей ситуации, эта точка невозврата? Ведь я даже лечу, чтобы вернуться. Да, надолго, новедь ненавсегда?»
        Помимо проведения различных сопутствующих экспериментов иисследований, основная задача, которую должен был выполнить лётчик-космонавт, водном лице - пилот, командир, единственный член экипажа космического корабля ииспытатель Герасим Громов, была простой - опробовать новый двигатель идостичь скорости света, исостояла всего лишь изчетырёх равных повремени этапов. Первый этап - разгон корабля доскорости света. Наэто уйдёт 354дня иполтора часа схвостиком водну минуту исемь секунд. После этого следует выключить ускорение ивотсутствии гравитации развернуть корабль вобратную сторону. При этом космический лайнер будет продолжать движение, удаляющее его отЗемли, всё стойже достигнутой скоростью в300тысяч километров всекунду, инужно будет снова включить ускорение, тоже в1g, нонаправленное уже впротивоположную сторону отдвижения корабля, что начнёт его замедлять ипостепенно снижать набранную скорость. Наэто уйдёт ещё один год, икогда «Фотон» остановится, он будет наудалении отголубой песчинки нарасстоянии в510радиусов нашей Солнечной системы! Практически, без двадцати двух споловиной дней, это будет
расстояние, равное одному световому году. Номноголи это? Для Вселенной это практически ничто - ведь даже досамой ближайшей кЗемле, после Солнца, звезды Проксима Центавра, находящейся взвёздной системе Альфа Центавра, более четырёх световыхлет.
        Третий ичетвёртый этапы вточности повторяют первый ивторой, только сдвижением корабля впротивоположную сторону, назад, кЗемле - снова разгон доскорости света, невесомость, разворот иторможение сполной остановкой возле голубой планеты, снебольшой коррекцией врасстоянии, накопленном всорок четыре плюс один високосный, недостающих дополных четырёх лет,дня.
        Раздумья Герасима прервал голос:
        -Фотон, я Земля, произвести отстыковку отМКС! Наудалении десяти метров приступить кориентации корабля! Докладывать поготовности!
        Как ни ждал Герасим этой команды, всё-таки вздрогнул, исердце вмощнейшем толчке вместе собогащённой кислородом кровью стало прокачивать поорганизму впрыснутый внеё адреналин.
        -Есть произвести отстыковку отМКС! - тем неменее спокойно ответил Герасим ипривёл висполнение механизм отстыковки.
        Через секунду после небольшого толчка, наблюдая телеметрию удаления корабля отстыковочного узла орбитальной станции, Герасим снова доложил:
        -Земля, я Фотон, отстыковка произведена, - ачерез несколько секунд добавил. - Удаление десять метров, приступаю кориентированию корабля покурсу.
        Управляя маневровыми двигателями, Герасим остановил корабль, затем неторопливо иаккуратно стал его разворачивать, ориентируясь всвоих действиях поизменяющимся показаниям координат, отображаемых бортовым компьютером наэкране монитора. Когда все три значения ориентации вотносительных координатах трёхмерного пространства установились понулям изастыли, Герасим включил систему автоматической стабилизации положения корабля идоложил:
        -Земля, я Фотон, ориентация корабля произведена, разрешите запуск гироскопов.
        -Фотон, я Земля, запуск гироскопов разрешаю, докладывать оготовности сшагом вдесять процентов, - прозвучал голос сЗемли.
        Герасим отдал команду бортовому компьютеру назапуск гироскопов, стабилизирующих положение корабля вовсех плоскостях, ипоказания намониторе бортового компьютера означениях частоты вращения гироскопов, атакже онакоплении энергии вращения двигателя перестали показывать нули истали медленно расти. Это должно было занять несколько часов, иГерасим доложил наЗемлю:
        -Земля, я Фотон, запуск гироскопов произведён, наблюдаю показания, доклад поготовности.
        Наступила последняя пауза.
        Вновом корабле была ещё одна особенность, тоже сверхсекретная - это его энергетическая установка. Для обеспечения энергией современных космических аппаратов, втом числе иМКС, используются солнечные батареи. Их научились делать давно икачественно, иони, достигнув задолгие годы практически совершенства, прекрасно справляются сосвоей функцией, свысоким КПД преобразуя энергию солнечных лучей вэлектричество. Однако для «Фотона» такой способ снабжения энергией негодился. При постепенном отдалении то Солнца, энергии отнашего светила будет поступать всё меньше именьше, инетолько потому что позаконам физики, энергия, приходящаяся наединицу площади, исходящая отточечного источника, обратно пропорциональна квадрату расстояния отоного, ноипотому, что поэффекту Доплера спектр солнечного излучения будет смещаться всторону красного цвета, уменьшая тем самым энергию, переносимую электромагнитными волнами, которая при достижении кораблём скорости в300тысяч километров всекунду превратится вноль - ведь спектр солнечного излучения окончательно сдвинется пошкале частот кнулевой отметке, исвет отсолнца вообще
перестанет догонять корабль. Поэтому решено было взять ссобой своё «Солнце». Принцип действия оставили тотже, просто солнечную батарею обмотали вокруг компактного источника излучения, коим стал урановый стержень - особой разницы, кроме как вотдельных материалах, используемых для поверхностей преобразующих элементов, нет, нополучилась прекрасная, надёжная атомная батарейка колоссальной мощности. Её так ласково иназвали - «Солнышко». Попредварительным расчётам для «Фотона» мощности этой батарейки хватало слихвой нанесколько десятилетий. Убедиться вэтом предстояло уже сейчас.
        Герасим сделал последний доклад иждал команды настарт. Изцентра управления полётами объявили минутную готовность, инаэкране монитора шёл обратный отсчёт - секунды, сменяя друг друга, приближались кцифре ноль.
        Герасим приготовился… «3… 2… 1… 0!», - мысленно произнёс он последние цифры.
        Корабль качнулся имедленно стал набирать ускорение свободного падения всторону, противоположную голубой планете.
        -Герасим! Желаю счастливого полёта! - прозвучал голос сЗемли.
        -Поехали,.. - ответил Герасим иулыбнулся.
        Разгон
        Прошло почти четыре месяца содня старта, точнее 118дней, 2часа, 29минут, а«Фотон» продолжал свой высокий разгон. Для определения скорости вбезвоздушном пространстве, датчики, основанные навзаимодействии спотоком встречного воздуха, которые используются вавиации, негодятся, искорость «Фотона» рассчитывалась бортовым компьютером наосновании показаний датчиков ускорения иотсчитываемых точными часами секунд времени, втечении которого это ускорение действовало, снесокрушимой, заложенной вего электронный мозг программистами верой вто, что оно, неумолимое, досих пор идёт только вперёд.
        Сегодня, когда Герасим проснулся ипосмотрел наэкран монитора, там высвечивалось уже девятизначное иабсолютно невообразимое для человека итем неменее скаждым мгновением продолжающее увеличиваться значение скорости в100миллионов метров всекунду. Новнутри корабля никакой скорости неощущалось, то есть совсем. Мало того, даже вглядываясь вбезгранично глубокую космическую даль, обозримую застёклами иллюминаторов, казалось, что всё застыло напрочь - будто там была просто картинка - бескрайний, бесконечно Чёрный супрематический квадрат Казимира Малевича свкраплениями маленьких, ярких инеочень, сразными оттенками отголубого докрасного белых точек, подёрнутых внекоторых местах вуалью дымки, которые даже немерцали, апопытка уловить хоть намёк накакое-то движение напомнила Герасиму время изего детства, когда он пытался уловить движение часовой стрелки, наблюдая заней через стекло «иллюминатора», оберегающего циферблат будильника. Заэто время его корабль пролетел 510миллиардов километров, что составляло всего лишь чуть больше одиннадцати процентов отцелевого значения, асвязь сЗемлёй, увы, уже оборвалась.
        Конечно, закон Доплера действует нетолько насвет, летящий отСолнца кудаляющемуся отнего кораблю, ноинарадиосигнал передающих сЗемли антенн, однако достигнутая скорость хоть иуменьшала поэтому закону частоту принимаемых сигналов, ноещё ненастолько, чтобы это стало критичным для связи. Авот достигнутое расстояние… Уже через 12часов после старта корабля, когда время, закоторое частотно-модулированный твоим оцифрованным голосом сигнал долетал порадиосвязи доЗемли, превысило 30секунд, ипереговоры врежиме реального времени стали неудобны иочевидно-бессмысленны, они перешли наотправку голосовых сообщений, аещё через несколько дней, из-за значительного уменьшения уровня полезного сигнала кшумам, ивовсе вынуждены были перейти кобмену лишь текстовыми сообщениями сприменением сверхизбыточных кодов, исправляющих ошибки.
        Однако когда угловое расстояние между Солнцем иЗемлёй уменьшилось дотакой степени, что солнечное излучение стало попадать вузконаправленный рупор приёмной антенны идавить мощью своего излучения частоту полезного, принимаемого сЗемли сигнала, связь ивовсе пропала. Ноколь скоро сие событие было ожидаемым, Герасима оно нисколько неогорчило, анаоборот даже обрадовало - всё шло поплану. Он продолжал посылать ежедневные отчёты наЗемлю, правда оих судьбе он уже неведал. Асегодня наконец решил, так сказать, «поговорить» наэту тему сдядей Гришей - что нажаргоне «обитателей» его корабля означало найти ипосмотреть видеозапись, сделанную пару лет назад пообсуждению сним именно этого вопроса.
        Завремя полёта жизнь Герасима вошла вразмеренное русло, дни потянулись чередой, икаждый последующий день практически неотличался отпредыдущего, заисключением показаний скорости ипройденного кораблём расстояния. Он жил построгому расписанию: подъём, работа, спорт, отдых, отбой. Герасим постоянно был чем-то занят, идаже его досуг вполне можно было назвать лишь сменой рода деятельности. Хотя иногда вовремя отдыха он включал видеозаписи разговоров сдядей Гришей, которыми он очень дорожил икоторые предусмотрительно взял ссобой вполёт вместе сдругими личными вещами, имеющими для него важность, да ито, зачастую брал бумагу икарандаш и, останавливая просматриваемое видео, что-то записывал, превращая процесс манипуляции образами изпримитивного потребления информации вактивный вид мозговой деятельности человека, склонного канализу.
        Впервыйже день после старта, он вернулся накорабль «Союз» иперенёс вжилой отсек «Фотона» всё, что неоставил наЗемле. Вещей, насамом деле, было немного, новсёже, какое-то время ушло нато, чтобы их разложить иглавное, запомнить что где лежит, предотвращая ситуацию, позволяющую сказать - «унас есть всё, только никто незнает где», учитывая тот факт, что под «именами» УНАС иНИКТО скрываются недва разных человека, аодно итоже лицо. Постепенно корабль превратился вего дом, иединственное, чего внём нехватало, это женских рук его любимых - мамы иЛеры, умевших, как ивсе настоящие женщины, совершенно непостижимым для мужского понимания образом создавать домашнее тепло, уют ирай вшалаше, идаже если шалаш далеко невРаю. Последнее что он сделал, это поставил две фотографии - фотографию мамы возле кровати, аЛеры - нарабочем столе капитанского мостика рядом смонитором бортового компьютера.
        Взанятия спортом входила беговая дорожка, накоторой он ежедневно неторопливо пробегал по12километров. Это был единственный иобязательный тренажёр накорабле, который был призван поддерживать физическую форму космонавта вэтом дальнем идлительном путешествии.
        Выйдя уже сухим издушевой кабинки, посещение которой всегда ставило точку вего ежедневных двенадцатикилометровых пробежках, Герасим сел закомпьютер истал искать файл свидеозаписью интересующего разговора. Несмотря нато, что файлы были упорядочены иотсортированы, поиск занимал время, потому что файлов было много. Для того чтобы уже просмотренные видео немешали впоследующих поисках, Герасим благоразумно перемещал их вспециально созданную папку сназванием «уже просмотренные» ирадовался мысли, что кконцу полёта искать нужное видео среди оставшихся файлов будет намного легче.
        Наконец он нашёл что искал инажал кнопку воспроизведения. Наэкране телевизора появилось улыбающееся лицо дяди Гриши, изазвучал его добрый голос.
        -Гера, представь, что утебя вруках два ярко светящихся шара разного цвета - водной руке красный, авовторой - зелёный. Ты разводишь руки встороны икладёшь их наширокий стол, стоящий прямо перед тобой. Красный шар налевый край стола, азелёный - направый. Для того чтобы увидеть красный шар, тебе нужно повернуть голову налево, ачтобы увидеть зелёный шар - направо, то есть угол поворота твоей головы составит почти 180°. Теперь ты задом начинаешь отходить отстола, угол между светящимися шарами поотношению ктебе постепенно уменьшается, ивскоре наступает момент, когда тебе уже ненужно вертеть головой, чтобы смотреть нашары, адостаточно просто переводить взгляд содного шара надругой. То есть, угловое расстояние межу шарами уменьшилось. Тем неменее, ты продолжаешь отходить отстола всё дальше идальше, размер стола насетчатке твоего глаза всё уменьшается иуменьшается, постепенно превращаясь вточку. Ачтоже происходит при этом сшарами, которые ктомуже продолжают светиться?
        -Наверное, шары тоже станут точками, ипри этом все три точки сольются водну, - ответил Герасим.
        -Совершенно верно. Точно также будет ивслучае, когда космический корабль окажется отСолнечной системы набольшом расстоянии, гораздо большем, нежели расстояние между Землёй иСолнцем. Солнечный свет, как исвет красного шара, сольётся сэлектромагнитным излучением шара зелёного - антенны расположенной наЗемле, передающей радиосигнал кораблю. Оба излучения превратятся вединый электромагнитный поток, вкотором очень трудно будет выделить полезный сигнал, ведь насамом деле, солнечный спектр излучений - это посути дела белый шум, вкотором присутствуют нетолько част?ты рентгеновских лучей, ультрафиолета, видимого света иинфракрасных лучей, ноичаст?ты радиодиапазона, имощность последних намного выше, нежели мощность излучения передающей антенны, - сказал Григорий Яковлевич иулыбнувшись добавил. - Нодля этого космический корабль должен оказаться уж очень далеко отСолнечной системы, номожет быть скоро человеку это будет под силу.
        Герасим нажал паузу ипроизнёс, разговаривая сам ссобой, глядя при этом наулыбающегося Григория Яковлевича.
        -Аведь это было всего пару лет назад… Похоже дядя Гриша уже тогда знал про новый двигатель.
        Немного подумав, Герасим снял видео спаузы, истал слушать дальше.
        -Нодавай вернёмся кнашему эксперименту, внём есть кое-что забавное. Аскажи-ка мне, Гера, как ты думаешь, какого цвета будет эта точка? - спросил Григорий Яковлевич.
        -Я уверен, что увижу точку жёлтого цвета, - ответил Герасим улыбаясь.
        -Нопочему икак это происходит, ты незадумывался?
        Герасим хотел было что-то ответить, ното что он услышал дальше озадачило его идействительно заставило задуматься.
        -Неужели ты думаешь, что два летящих рядом фотона, вдруг, способны превратиться водин? - спросил дядя Гриша.
        Наступила непродолжительная пауза, после которой монолог продолжился.
        -Что такое фотон? Это квант света. Ачем фотон потока красного света отличаются отфотонов зелёных? Только энергией - ведь энергия, переносимая частотой, прямо пропорциональна частоте, амплитуде ипостоянной Планка. Изэтих трёх величин, цвет будет зависеть только отчастоты. Аэто значит, что зелёный фотон обладает б?льшей энергией нежели красный. Новедь частота электромагнитных колебаний, соответствующая ввидимом спектре жёлтому цвету, лежит между частотами красного изелёного. Изэтого следует, только одно - что существуют ифотоны жёлтого цвета. Впрочем, иоранжевого, исалатового тоже. Кстати, совершенно удивительным образом смесь оранжевого исалатового даёт такойже жёлтый цвет, как исмесь красного сзелёным, - сулыбкой добавил Григорий Яковлевич. - Ноочём это говорит? Можно былобы предположить, что два летящих рядом фотона красного изелёного цвета каким-то образом синхронизируются и, обмениваясь энергией иусредняя её, превращаются вдва фотона цвета жёлтого. Ан нет! Если этот поток света пропустить через призму, то навыходе получится два изначальных луча - красный изелёный. Авот ежели через призму
пропустить настоящий жёлтый свет, соответствующий истинной частоте жёлтого исостоящий действительно изпотока исключительно жёлтых фотонов, то навыходе будет только один, всё тотже луч настоящего жёлтого цвета. Это значит, что дело невфотонах, автом, как наних реагирует человеческое зрение! Вот уж воистину неверь глазам своим! Получается, даже глядя нацветущие весной одуванчики, человек неспособен понять - настоящийли это жёлтый цвет, или это смесь красного изелёного?! Ипока ещё непришло никому вголову посчитать - сколько процентов извидимого нами жёлтого является истинно жёлтым, асколько лишь сочетанием красного изелёного. Кстати, тоже самое касается нетолько жёлтого, ноиголубого, ифиолетового цветов. Первый может являться смесью потока фотонов зелёного исинего, авторой - синего икрасного. Аможет инеявляться.
        -Действительно забавно. Нокакже так? - удивлённо возмутился Герасим.
        -Ноэто ещё невсё, потому что самый большой обман - это белый цвет! - загадочно улыбаясь ивтоже время гордо имногозначительно произнёс Григорий Яковлевич и, сделав интонационную паузу, продолжил. - Ежели жёлтый свет может быть либо жёлтыми фотонами, либо сочетанием красных изелёных, то белых фотонов нет вприроде вообще! Аведь большинство людей считает, что самый чистый цвет - это белый. Ифраза «начать счистого листа» означает именно это. Да, сжёлтым цветом всё понятно, его можно подменить, ноон хотябы иногда имеет место быть сам посебе. Новот как человек может видеть белый цвет, если его вприроде несуществует вообще?! Вот это фантастика! Белый цвет - это как минимум сумма двух цветов, нодля нас - это просто белый цвет.
        -Дядя Гриша, погоди. Я всегда думал, что белый - это сумма всех семи цветов радуги. Насже ещё вшколе учили - Каждый Охотник Желает Знать Где Сидят Фазаны, - попытался возразить Герасим.
        -Втом-то идело, белый - это самый удивительный обман. Потому что комбинаций, которые человеческое зрение будет воспринимать как белый цвет, очень много. Например, кроме суммы всех семи цветов радуги, белыми будут выглядеть итакие сочетания трёх цветов, как красный, зелёный, синий. Ноты неотличишь его отбелого, который получится врезультате сочетания других трёх цветов - жёлтого, голубого ифиолетового, - улыбнулся дядя Гриша. - Ипойми, что, например, всочетании чистых цветов первой тройки - красного, зелёного исинего, любые два изних можно заменить неих сочетанием, ачистым цветом. Допустим, фотоны зелёного исинего можно заменить фотонами голубого цвета, итогда поток голубых икрасных фотонов человек будет воспринимать как абсолютно белый цвет!
        -Вот это да! - удивлённо ивтоже время снескрываемым восхищением сказал Герасим.
        -Знаешь, Гера, первые светодиоды видимого света были красного цвета. Затем появились зелёные. Их сочетание позволило создавать свечение оранжевого, жёлтого исалатового цветов, идля всей видимой цветовой палитры недоставало лишь синего цвета. Акогда, наконец, изобрели светодиоды синего свечения, то возникла тривиальная идея создания лампочек освещения насветодиодной основе вместо ламп накаливания - ведь как мы только что выяснили, цветовая триада: красный, синий изелёный, вместе дают белый цвет. Однако оказалось, что истощение полупроводникового p-n перехода синего светодиода происходит намного быстрее, нежели красного изелёного, ибелый цвет такой лампочки постепенно становится жёлтым. Ноэто стало проблемой, которую решили крайне просто. Белый цвет получили вообще изодного светодиода - синего! Ты спросишь, почему именно синего? Ответ простой. Свет синего цвета обладает самой большой энергией, которой оказалось достаточно, чтобы заставить светиться некий люминофор светом жёлтого цвета! Иэтим люминофором тривиально стали покрывать p-n переход синего светодиода. Ты понимаешь очём я говорю? - спросил
Григорий Яковлевич.
        -Конечно. Часть излучаемых светодиодом фотонов синего цвета тратит свою энергию нато, чтобы люминофор, стоящий уних напути, излучал свет жёлтого цвета. Всумме, оставшаяся часть синих фотонов ивозникших при облучении люминофора жёлтых, дают цвет белый, - улыбнулся Герасим. - Нокак это происходит науровне человеческого зрения? Я конечно часто слышу ичитаю сочетание изтрёх букв RGB, например при настройке баланса белого вмониторе, изнаю, что это аббревиатура английских слов Red Green Blue. Теперь я понимаю, что это комбинация для формирования обмана, про который ты говорил - добыча несуществующих фотонов белого цвета. Ноя незнаю, как это работает ипочему?
        Дядя Гриша улыбнулся и, небез задора глянув наГерасима, стал неторопливо говорить.
        -Мир, вкотором мы живём, пропитан гармоническими колебаниями - синусоидами различных частот иамплитуд, изменяющихся, затухающих, просто обрывающихся или вновь возникающих, сатакующими ипологими фронтами. Иэто нетолько электромагнитные колебания, ноимеханические. Их частоты могут быть различными исуществовать одновременно, переплетаясь исуммируясь, нопри этом совершенно немешая друг другу! Это соответствует принципу суперпозиции. Учеловека, впрочем как иумногих животных, есть два основных органа чувств, которые дают ему возможность воспринимать эти колебания - слух изрение. Новот какой парадокс. Несмотря нато, что зрение даёт человеку более 80% информации обокружающей среде, устроено оно вопределённом смысле проще, нежели слух!
        Герасим удивлённо посмотрел наГригория Яковлевича, нонепроизнёс ни слова ипродолжал слушать.
        -Однако разница нетолько вустройстве, ноивобработке сигналов мозгом - ведь мы оцениваем уже обработанную мозгом информацию, - дядя Гриша улыбнулся, встал состула истал медленно прохаживаться покомнате, продолжая разговор. - Да, строение глаза многих удивляет своей сложностью ипрецизионностью, ноинформация, собираемая им ипередаваемая вмозг упрощена и, как ты понял, полна волшебного обмана. Глазное дно усеяно специализированными клетками - палочками иколбочками. Первые являются светочувствительными, авторые - цветочувствительными. Колбочек - всего три вида, ипосути - это таже, упомянутая тобой, триада RGB. Понимаешь, всего три! Вотличие отэтого, вушной улитке, все сенсорные волосковые клетки кортиевого органа одинаковы, аих там около пятнадцати тысяч, ноони вулитке расположены так, что каждая реагирует насвою частоту - от20до20тысяч Герц, что позволяет улавливать разницу вчастоте ещё меньше, нежели вкорень двенадцатой степени издвух. Вмузыке - это расстояние между двумя любыми, рядом стоящими полутонами, например, между нотой ми инотой фа одной октавы.
        Дядя Гриша взял состола калькулятор, извлёк корень двенадцатой степени издвойки ипродолжил.
        -Это всего лишь 1,0594631… Так вот, вернёмся кзрению… Изэтих RGB триад цветочувствительных клеток-колбочек иформируется сетчатка глаза. Отом, как устроен глаз, можно говорить часами. Совершенно неочевидно для чего икак работает печень, почки, атем более мозг. Ноглаз - это нечто другое, наглядное ипонятное человеку сточки зрения оптики имеханики, носовершенно недостижимое для повторения иоттого изумляющее. Знаешь, вфизике есть понятие - абсолютно чёрное тело. Кроме чёрных дыр, абсолютно чёрных тел вприроде несуществует, ифизики для своих опытов иэкспериментов используют модель - замкнутую полость смаленьким отверстием. Удивительно, нотак иустроен глаз! Причём, спомощью зрачка мозг дозирует попадание внутрь глаза такого количество света, которое сетчатка полностью способна поглотить. Потому внутри глаза очень темно, ивнормальных, рабочих для глаза условиях, даже ярким солнечным днём, зрачок мы видим абсолютно чёрным!
        Дядя Гриша сликующим взглядом снова сел настул и, сидя уже застолом, продолжил.
        -Ты никогда незадумывался - семь цветов радуги, семь нот октавы? - улыбнулся дядя Гриша. - Что такое аккорд? Вмузыке - это сочетание нескольких звуковых частот, обычно трёх, например, соответствующих нотам До-Ми-Соль. НоR-G-B - это тоже аккорд, только световой. Так вот, основная разница между зрительными ислуховыми образами заключается втом, что звуковой аккорд, воспринятый органами слуха, преобразованный внервные импульсы инаправленный поинтерфейсным кабелям нервных волокон вмозг, даже после обработки мозгом, попадая нам вдушу, сохраняет принцип суперпозиции! Влюбом сложном аккорде, даже воспроизведённом большим симфоническим оркестром, ты можешь вслушаться ивычленить каждую ноту пастушьего рожка, трубы или скрипки - каждую! Авзрении мы получаем некий придуманный мозгом зрительный образ - белый цвет. Иизкаких цветов состоял этот аккорд, мы можем только догадываться! Однако дальше ещё интересней, я имею ввиду смесь цветов красного исинего, - улыбнулся дядя Гриша. - Это очень удивительно, ночастоты видимого света, непросто вырваны издиапазона электромагнитных излучений, лежащих между инфракрасными
иультрафиолетовыми частотами. Гера, они закольцованы! Изакольцованы сетчаткой нашего глаза! - воодушевлённо исвосхищением произнёс Григорий Яковлевич. - Идля нашего мозга после фиолетового стоит красный! Хотя мы точно знаем, что после фиолетового идёт ультрафиолет, аперед красным лежит зона инфракрасного излучения. Апроисходит это только потому, что колбочки, которые реагируют накрасный цвет, насамом деле воспринимают ифиолетовый!
        Наступила многозначительная пауза.
        -Дядя Гриша, нооткуда утебя такие познания вэтой области? Я понимаю, что математика описывает всё, новедь тут уже специфика! - удивлённо спросил Герасим.
        -Уменя есть знакомый, он глазной микрохирург, - рассмеялся Григорий Яковлевич. - Однажды, я написал для него программку для проверки зрения. Представь, ты садишься перед монитором, достаточно близко - так, чтобы экран захватывал иб?льшую часть бокового зрения. Начёрном фоне, поцентру моргает маркер, накоторый ты должен смотреть одним глазом - тест делается отдельно для каждого глаза. Экран относительно центральной точки условно разделён кольцевыми ирадиальными линиями научастки, чувствительность зрения накоторых будет тестироваться - всего их было чуть больше полусотни. Далее наэтих участках экрана, выбираемых программой случайным образом, появляется точка смедленно нарастающей яркостью. Как только ты увидел точку, следует нажать кнопку. Потом точка появится надругом участке экрана, потом натретьем, итак дотех пор, пока программа непереберёт их все. Порезультатам теста можно будет судить осостоянии зрения, связанного сразными участками сетчатки твоих глаз. Понятное дело, что я был ипервым тестируемым, нокаковоже было моё удивление, когда я обнаружил, что мои оба глаза имеют одинаковый зрительный
дефект - иодним, ивторым, совершенно зеркально, наодном итом месте экрана я неувидел поодной точке, причём для правого илевого глаза абсолютно симметрично!! Когда я обэтом сгрустью итревогой рассказал своему приятелю, он отдуши рассмеялся исказал, что так идолжно быть! Оказалось, что вэтих местах ксетчатке глаза подходит зрительный нерв, итам нет зрительных клеток - ни колбочек, ни палочек, асамо это место называется слепое пятно! Мы сним обсудили эту тему ипредположили, что возможно человек всвоей повседневной жизни незамечает такого дефекта своего зрения, потому что мозгу несложно компенсировать недостающую часть изображения, скажем, заимствуя его извторого глаза - ведь пятна симметричны, ито что невидит один глаз, видит другой, инаоборот. Нопосле разговора сним уменя появилась идея - ачто если я сделаю эксперимент, ивпрограмме вместо точек запущу вращающуюся прямую, проходящую через центральный маркер, такую миллисекундную, длинною вовесь экран стрелку, которая станет эдаким импровизированным радаром поверхности сетчатки? Ведь тогда, глядя одним глазом, я увижу слепое пятно вовсей его красе!
Быстренько реализовал задуманное, ичто ты думаешь? Гера! Мозг дорисовывает недостающий участок прямой, проходящей через слепое пятно!! Сам!!
        После просмотра видео Герасим лёг спать идолго думал отом, как капли дождя сортируют фотоны понесомой ими энергии, превращая белый солнечный свет вразноцветную радугу, как интересно работает мозг, обманывая зрителя, как изящно иизысканно устроен глаз, скоторым неможет конкурировать ни одна видеокамера, вспомнил иудивительно синие глаза Леры. Уже засыпая он подумал - «Интересно, ацвет её глаз - это был настоящий синий цвет, или букет голубых ифиолетовых фотонов?».
        Сон вэтот раз Герасиму приснился цветной… Ему приснилось, что его корабль достиг скорости света ипревратился внастоящий, большой фотон ярко-красного цвета! Герасим подбежал киллюминатору иувидел, что он догнал фотоны солнечного света, их было много, иони, маленькие, яркие иразноцветные, все летели рядом. Были среди них ибесцветные: чёрные ипрозрачные. «Это, наверное, ультрафиолетовые, ато - инфракрасные», - подумал Герасим. - «Ноускорение ведь непропало, аскорость нерастёт! Как так может быть?». Итут он увидел, что вместо скорости, увеличивается энергия его фотона, вкотором он летит! Изярко-красного он постепенно превратился вярко-оранжевый, потом вярко-жёлтый… Адвигатель всё работал инакачивал его энергией сускорением в9,8м/с^2^. Вскоре его фотон стал ярко-зелёным, затем его цвет изменился наярко-голубой иярко-синий. Акогда он, наконец, стал ярко-фиолетовым, Герасим увидел впереди, прямо наего пути огромную призму! Она была прозрачная иГерасим разглядел её только потому, что фотоны, летящие впереди корабля, проходя через неё, разделялись поцвету ивыстраивались всемь непрерывных потоков цвета
радуги. Он неуспел испугаться, как водно мгновение, промелькнув через призму, оказался снаружи фотона иувидел, что тот стал разноцветным. Это был корабль, укоторого каждый отсек светился своим цветом - отсек двигателя, как самый тяжёлый иобладавший самой большой кинетической энергией, светился почти ультрафиолетом, асамый лёгкий отсек - корабль «Союз» - был ярко-красным. Затем Герасим стал пятиться назад иотходить откорабля всё дальше идальше. Угловое расстояние между светящимися отсеками становилось всё меньше именьше, пока огромный фотон ивсе его огни непревратились водну яркую точку, которая была такаяже белая, как родная звезда поимени Солнце… «Да этоже иесть Солнце!», - подумал Герасим увидев рядом голубую планету. - «Вотже она, Земля! Я вернулся!», - крикнул он, радостно улыбаясь, ипроснулся.
        Герасим открыл глаза ипосмотрел наэкран монитора - заночь расстояние отЗемли увеличилось истало почти 519миллиардов километров, аскорость возросла на0,28%…
        -Мда, призма - это вещь!! Отлично демонстрирует принцип суперпозиции цветов! Приснитсяже такое, - сказал сам себе Герасим игромко рассмеялся.
        Скорость света
        Сегодня Герасим проснулся посовершенно непривычным для его ушей сигналам будильника, инесмотря нато, что перед сном он долго провозился, подбирая мелодию звонка, её первые аккорды, оповещающие онаступлении времени «Ч», ввели его мозг всостояние прострации, зациклив оный вбесконечном поиске варианта ассоциативного поведения, соответствующего настойчиво атакующим его слух звукам. Услугами будильника он воспользовался впервые завесь полёт, опасаясь ситуации, чтобы, чего доброго, непроспать инепропустить того долгожданного момента, ради которого он иоказался так далеко отсвоей родной, голубой ибесконечно красивой планеты, стакимже бесконечно красивым именем - Земля. Скорость света, построго выдерживаемому Герасимом графику жизни накорабле, будет достигнута напятьдесят минут раньше отвремени его утреннего, ставшего привычным науровне биологических часов организма, подъёма.
        Ивот, он уже смотрел наэкран монитора, накотором сообщалось, что общее время полёта смомента старта корабля составляет 353дня, 22часа, 30минут, 05секунд, адодостижения скорости света осталось всего ничего - 3часа, 1минута, 2секунды. Скорость корабля достигла значения в299миллионов, 685тысяч, 979,6м/с, апройденное завремя полёта расстояние, вкилометрах невозможно было представить - больше чем 4триллиона 582миллиарда километров. Это более 30тысяч 548астрономических единиц, то бишь расстояний отЗемли доСолнца! Аведь дотого момента, как он отправится вобратный путь, его корабль дополной остановки должен будет пролететь ещё столькоже!! Сегодняже, после достижения скорости света, Герасим должен будет развернуть корабль назад, идвигатель, стемже ускорением в1g, только лишь начнёт своё долгое торможение.
        Конечно, можно былобы инеразворачивать корабль, апросто включить двигатель нареверс, новэтом случае искусственно создаваемая ускорением сила тяжести будет направлена впротивоположную сторону, итогда пол ипотолок попросту поменяются местами, апри планировании жизни накорабле было решено, что легче будет развернуть корабль, нежели перекручивать мебель спола напотолок именять обстановку, которая загод полёта станет для космонавта уже привычной. Поэтому Герасиму предстояло сначала полностью выключить ускорение, что приведёт квозникновению накорабле невесомости, затем остановить стабилизирующие поодной изосей гироскопы, после чего развернуть корабль наобратный курс, снова раскрутить гироскопы итолько после этого опять включить ускорение.
        Первым делом Герасим проверил все отсеки иподготовил их кпредстоящему состоянию невесомости. Все предметы были закреплены или помещены вящики, которые недадут им разлететься попространству отсеков. Особое внимание уделялось мелким предметам, поскольку они могли попасть всовершенно неожиданные, ипрямо скажем, нежелательные иопасные для нормального функционирования корабля места, что естественно может поставить под угрозу срыва исам проект, ичто ещё главней - жизнь космонавта, чего допустить было нельзя никак. Впринципе, Герасим втечении всего прошедшего года незабывал опредстоящей невесомости и, помня иучитывая её коварство, строго придерживался правила класть любой предмет после его использования насвоё, заранее предусмотренное для него место, ивосновном врезультате всё свелось лишь кстрогой проверке отсеков корабля, нотем неменее, эту процедуру он проделал тщательно иответственно.
        Последним внимательному досмотру был подвергнут центральный отсек. Запротоколировав очередной отчёт оподготовке отсека кневесомости, ипопривычке, даже сомневаясь вцелесообразности этого действия натаких скоростях движения, отправив его наЗемлю, Герасим уже сидел всвоём кресле, имея доступ кполному управлению кораблём, иглядел вмонитор бортового компьютера, готового квыполнению любых команд своего командира. Додостижения скорости света оставалось пять минут.
        Герасим посмотрел назрачок иллюминатора. Он был абсолютно чёрным. Заего стеклом тонула бесконечность глаза Вселенной - идеально чёрного тела, изкоторого уже давно невырывалось ничего кроме тьмы - ведь свет излучаемый галактиками уже немог догнать его корабль, иневедомый обладатель этого глаза безмолвно ивнимательно наблюдал заним. Корабль скаждой секундой уверенно приближался кскорости света. Итут, уже представляя невесомость, которая возникнет сразуже после исчезновения ускорения, Герасим подумал, и, как это уже было принято накорабле, высказал свою мысль вслух.
        -Значится так! Земля продолжает своё движение посвоей орбите вокруг Солнца, исейчас уже находится нарасстоянии одиннадцати счетвертью дней оттой её точки своего закольцованного пути, скоторой я стартовал год назад. Ещё через год, когда «Фотон» остановится иначнёт свой путь обратно, Земля будет находиться отэтого места, куда я собственно идолжен буду вернуться, уже нарасстоянии двадцати двух споловиной дней. Аещё через два года, когда я вернусь вту точку, изкоторой стартовал, это расстояние составит 45дней. Мне придётся либо эти полтора месяца ждать Землю, причём все 45дней я вынужден буду её дожидаться всостоянии невесомости - ведь корабль остановится, либо сориентироваться илететь кней самому, ивэтом случае, мне потребуется как разгон, так иторможение, тонкие точные расчёты сучётом силы земного притяжения, идополнительно придётся пережить ещё два неизбежных состояния невесомости. Анепрощели мне начать торможение несейчас, ачерез одиннадцать дней?
        Он нестал торопиться сточными расчётами, ноуже принял решение, которое означало лишь одно, что сЗемли его увидят на45дней позже запланированного.
        -Недумаю, что это будет критично, ведь всё равно сЗемлёй я свяжусь намного раньше, чем пройдут четыре запланированных наэкспедицию года, втечение которых они будут меня ждать обязательно. Ктомуже, наобратном пути закон Доплера будет мне уже помогать - под его действием излучаемые передающими антеннами несущие частоты станут более высокими, аследовательно, имощность принимаемых сигналов будет больше, ивероятно, наЗемле мой сигнал обнаружат намного раньше, - также вслух резюмировативно оправдал своё решение Герасим.
        Тем временем скорость корабля неумолимо инеуклонно приближалась кскорости света. Наэкране монитора будто снова шёл обратный отсчёт - секунды также, как ипри старте корабля год назад, сменяя друг друга, приближались кцифре ноль. Итакже как тогда, одновременно свпрыском адреналина, активирующим имобилизующим все ресурсы организма иприводящим их вбоевое состояние, приготовившись клюбым неожиданностям, последние цифры Герасим произнёс, новэтот раз уже немысленно, авслух:
        -3… 2… 1… 0! - сказал он, ноничего непроизошло, иГерасим поинерции продолжил счёт. - Минус 1… Минус 2… - тут он вздохнул исчитать перестал. - Ни толчка, ни щелчка, - произнёс Герасим, постепенно теряя интерес кпроисходящему.
        Тем временем показания скорости корабля продолжали расти. Носдругой стороны - акак иначе? Компьютер ведь должен что-то делать. Как ипредсказывал Григорий Яковлевич, накорабле время таки неостановилось! Поего словам, при достижении скорости света оно неостанавливается, алишь стремится кнулю, аэто совершенно разные вещи, ито, только для тех, кто остался наЗемле. Новедь для Герасима это как раз таки Земля удаляется отнего соскоростью света, иэто наней для него сейчас время близко кнулю! Да иврядли впрограмме была предусмотрена остановка расчёта скорости. Да ипотом, если расчёт остановить, то как её потом можно будет определить, если унас враспоряжении есть лишь ускорение ивремя, идущее только вперёд! «Ведь никаких километровых столбов заокошком немелькает…», - подумал Герасим. - «Как вообще можно определить скорость? Относительно чего, если вокруг ничего нет?!».
        -Будем считать показания скорости виртуальными, - сказал улыбаясь сам себе Герасим ирешил, неоткладывая вдолгий ящик, непременно сегодняже заняться более точными расчётами времени «Ч», причём, как сучётом его затрат наразворот корабля, так инаостановку ираскрутку гироскопов - чтобы знать точно, когда ему всё-таки лучше всего дёрнуть этот стоп-кран, дабы при возвращении вмомент полной остановки оказаться припаркованным точно наорбите вокруг Земли. Тем временем, используя бортовой компьютер, он приступил ккоррекции графика работ насегодняшний день, вкотором одна изстрочек гласила: «Подготовить иотправить дополнительный отчёт срасчётами наЗемлю».
        Торможение
        Порасчётам получалось, что для того чтобы вернуться назад (втуже точку орбиты Земли, изкоторой началось это дальнее путешествие) ивтоже время обнаружить голубую планету рядом (аненаподлёте врасстоянии в45дней, накопившемся веё траектории зачетыре года облёта вокруг Солнца), ускоряющий вектор тяги необходимо включить вмомент, когда бортовые часы покажут время на10дней, 22часа, 29минут и53секунды большее, нежели то, которое было начасах, когда корабль достиг скорости света. Потемже расчётам, для манипуляций вусловиях невесомости Герасим снебольшим запасом выделил себе 8часов - ровно 8часов равномерного ипрямолинейного движения навиртуальной скорости, превышающей скорость света, равной 308миллионов 770тысяч 560метров всекунду! Хотя, попридуманной человеком наЗемле теории насвоём пути познания законов Вселенной, это всего лишь на3% превышало максимально возможные представления оскорости.
        Вэтот раз расчётное время «Ч» всуточном расписании корабля наступало нерано утром, как впрошлый раз - десять дней назад, когда Герасим устанавливал будильник, анадесять часов раньше. Поместному времени это соответствовало вечеру, ивечер этот уже наступил. Герасим снебольшим, накопившемся инемного тревожившим недоумением осмотрел иподготовил отсеки корабля кневесомости и, аккуратно обойдя центральный отсек, также аккуратно подошёл ккреслу пилота. Оказалось, смомента достижения кораблём световой скорости, невсё осталось так как прежде. Сначала это проявлялось едва заметно, иГерасим пытался проморгаться идаже тряс внедоумении головой, носкаждым днём странное состояние усугублялось, иГерасим стал подозревать, что дело всё-таки вскорости.
        Аразвивалось это так. Поначалу, созерцаемая окружающая среда стала покрываться некой рябью, очень мелкой, почти незаметной. Причём проявлялось это только вдвижении. Пока идёшь, поворачиваешь голову или переводишь взгляд, рябь бежит, астоит остановиться - всё видится нормальным. Носкаждым днём этот эффект проявлялся всё больше ибольше. Сначала, волны, создающие рябь, стали просто лучше видны, затем они постепенно стали увеличиваться вразмерах иизображение словно стало покрыто множеством параллельных линий втом или ином направлении. Асегодня! Сегодня линии стали настолько широкими, что занимали всю картинку, то есть изображение при движении мелькало уже полноценными кадрами, нонетак, как при просмотре старых кинофильмов, нерывками, анеким странным иудивительным способом. Картинка всей полосой уменьшалась дополного исчезновения, асправа или слева, сверху или снизу - взависимости оттого, куда ты шёл или как крутил головой, выплывала новая, также полосой, ноувеличивающейся изничего изамещающей предыдущую, исчезающую вникуда. Это было похоже набег вдоль забора, укоторого вместо частокола были линзы,
изображение вкоторых неискривлялось, ауменьшалось иувеличивалось одно засчёт другого. При этом, как только Герасим останавливался, зрение приходило вабсолютную норму!
        Итак, Герасим сел вкресло ипристегнул ремни. Ему, вкачестве эксперимента, предстояло выполнить ещё одну несложную, нестоль уж важную, ножелательную процедуру, поскольку обэтом его просили разработчики. АГерасим, будучи человеком ответственным, оней помнил ивыполнение её считал для себя обязательным. Дело втом, что разработчики корабля, наслучай возникновения ситуации абсолютного отсутствия ориентиров впространстве, наступление коей сейчас имело место быть, дабы хоть как-то облегчить судьбу космонавта вчрезвычайных условиях потери ориентации, например, при отказе гироскопов, придумали одну небольшую хитрость.
        Надо сказать, что корабль «Фотон» внешне представлял собой своего рода длинную сигару, состоящую восновном изпоследовательно состыкованных отсеков, нолетела она некак ракета - одним концом вперёд, аперпендикулярно своей длине, какбы плашмя. Состороны это могло показаться странным, носамом? «Фотону» было абсолютно всё равно, каким концом или концами вперёд покорять Вселенную, поскольку плотных слоёв атмосферы при движении корабля непредусматривалось иаэродинамических свойств его форме нетребовалось. Однако это было крайне важно для человека, находящегося наборту - ведь это влияло наполезную площадь, покоторой обитатель этого дома сможет ходить, ипредставить себе пол водном конце корабля, апотолок вдругом, было просто нелепо. Конечно, этот дом можно было сделать многоэтажным, нозачем? Чтобы бегая поэтажам космонавт тренировал мышцы ног?..
        Вобщем, воспользовавшись тем, что корабль получился недлинным, ашироким, наего концах, втой области, которая будет его передом, разработчики вмонтировали две крохотных ниши сидеальными вогнутыми поверхностями, вкоторые поместили два небольших, размером стеннисный мяч, ярко светящихся шара. Ниши были закрыты управляемыми заслонками, которые Герасим должен был открыть перед тем, как отключить ускорение. Даже короткий реверсный импульс двигателя, приведёт ктому, что шары отделятся от«Фотона» иначнут отдаляться, становясь единственными внешними ориентирами при последующих манёврах.
        Ивот, командир корабля застыл вожидании секундного отсчёта, думая отом, что каждая лишняя или недостающая секунда - это плюс-минус почти 300тысяч километров!
        -Мда… Парковаться стакой точностью,.. - сказал Герасим, открывая справочник бортового компьютера инабирая впоиске словосочетание радиус Земли, стараясь шевелить только руками, дабы недёргался застывший антураж. Затем он скопировал значение скорости света ввакууме - 299792458метров всекунду, вызвал калькулятор иразделил это число надлину экваториального радиуса Земли, составляющую согласно справочника 6378245метров. Высветилось значение 47сдвойкой втретьем знаке после запятой, - Хм, практически ровно! Очень забавно, - произнёс Герасим улыбаясь истараясь нешевелиться, чтобы непугать застывшую картинку мира, ассоциативно вспоминая, как она дрожала иискажалась отнакатывающихся наглаза вдетстве слёз. Он глубоко вздохнул иснова улыбнулся.
        Потом он вспомнил, как назвал Землю голубой песчинкой, подумал иради любопытства ввёл впоиск слова радиус Солнца иполучил ответ: 695миллионов 700тысяч метров. Снова воспользовался калькулятором, получилось, что Солнце больше Земли в109раз. Однако наэтом он неостановился, набрал накалькуляторе число 150000000000 - расстояние между Солнцем иЗемлёй вметрах иразделил надва радиуса Солнца. Затем, слегка поразмыслив, разделил получившееся число на0,11и, глянув наполучившийся результат, сказал.
        -Значится так. Ежели представить Солнце размером согромное яблоко диаметром эдак в11сантиметров, то Земля будет голубой песчинкой размером в1миллиметр, вращающейся вокруг яблока нарасстоянии 12метров! Хм, наглядно получается, икак для этой наглядности представить расстояние отэтой конструкции домоего корабля? - сам себя спросил Герасим иумножил расстояние доЗемли высвечивающееся наэкране монитора вастрономических единицах нарасстояние между яблоком ипесчинкой. - Так,.. это почти 385километров. Аможноли вообще натаком расстоянии увидеть яблоко? - он снова сам себе задал вопрос ипосмотрел начасы.
        «Что-то впоследнее время, моё ожидание всё время банально сводится кобратному отсчёту», - подумал уже про себя Герасим, когда цифры установленного им таймера ограничились одним разрядом, ичерез секунду продолжил уже вслух:
        -3… 2… 1…0!
        Одновременно споявлением цифры 0, бортовой компьютер позаданию своего командира дал команду отключить ускорение. Вэтоже мгновение возникло ощущение, что его приподняли над креслом. Это наступила невесомость. Затем Герасим включил передние камеры наружного наблюдения направом илевом концах корабля, дал двигателем короткий реверсивный импульс, откоторого его действительно неведомая сила подняла над креслом, иеслибы неремни, то полетелбы он кпотолку натойже скорости что ишары, закоторыми он сейчас наблюдал. Два светящихся шара отделились откорабля истали медленно, новерно отдаляться, безвозвратно улетая вперёд, вбесконечность.
        -Скакойже скоростью отних распространяется свет, если они сами летят соскоростью света? - вслух подумал Герасим, идал команду наостановку гироскопов, стабилизирующих тангаж корабля.
        Потянулось время очередного ожидания. Теперь Герасим внимательно следил западением скорости вращения гироскопов, которая тоже стремилась кнулю ибыла предметом его наблюдения. Подумав обочередном обратном отсчёте иожидаемом нуле вего конце, Герасим снова улыбнулся странностям судьбы. Хотя вечер был поздним игрозился вскоре непременно перерасти вночь, спать ещё нехотелось, и, запротоколировав свои действия для истории, он решил вспомнить «молодость» иполетать поотсекам вусловиях невесомости, так сказать, сдополнительной проверкой.
        Время пролетело достаточно быстро, никаких нарушений вкомнатах своего дома Герасим, конечно, необнаружил, акогда, утомлённый странным непрекращающимся мельканием вглазах кадров, вернулся вкресло пилота, скорость вращения останавливающихся гироскопов уже была награни секундного отсчёта. Он устроился вкресле поудобнее, ивмомент, позволяющий начать разворот корабля накурс назад, кЗемле, глянул начасы - его интересовало, сколько унего осталось времени напереориентацию «Фотона». Затем без промедления, ноинеторопясь, Герасим приступил куправлению маневровыми двигателями. Хотя топлива было достаточно, действовать следовало аккуратно.
        Для того, чтобы закончить начатый эксперимент сшарами, которые кэтому времени отдалились откорабля надостаточное расстояние, чтобы угловые измерения считать точными, Герасим начал разворот, ориентируясь именно поположению шаров, акогда все манипуляции были закончены, ион проверил ориентацию корабля попоказаниям гироскопов, то даже удивился, насколько этот метод оказался точным. Затем он снова глянул начасы и, дав команду нараскрутку остановленных гироскопов, удовлетворённо хмыкнул, мысленно хваля себя зато, что правильно рассчитал время. Вышло всё замечательно, ичерез несколько часов, когда гироскопы были вновь раскручены ипрочно зафиксировали положение корабля, аГерасим убедился вверности нового курса, бортовой компьютер, дождавшись нуля всекундном отсчёте, задал двигателю режим ускорения в1g. Герасим понимал, что тем самым он нетолько включил торможение корабля, ноито, что это уже реально путь назад, кСолнцу, кголубой планете под названием Земля - путь домой! Изаймёт он повремени всего ничего - три года. Однако это он только так думал, потому что проказница судьба приготовила ему весьма
неожиданный сюрприз.
        Герасим проверил показания приборов, затем отстегнул ремни, встал ивкоторый уже раз, снова прошёлся повсем отсекам. Несмотря намельтешение вглазах, осмотром он остался доволен. Снова сел вкресло, составил подробный отчёт осегодняшнем дне иотправил его наземлю, как всегда впоследнее время сомневаясь, что он дойдёт дополучателя.
        Утром следующего дня, несмотря нато, что спать Герасим лёг поздно, проснулся он строго порасписанию, установленному накорабле, ибез будильника. Открыв глаза, он тутже обнаружил, что странный зрительный эффект стал отступать, иэто его уже немного успокоило. Аещё через сутки, когда сменившие кадры полосы стали ещё ?же, Герасим успокоился совсем. Вобщем, через десять дней сначала торможения корабля, зрение полностью нормализовалось, иостался только вопрос - что это было? Жизнь очень быстро приняла свой привычный размеренный ход, дни снова стали похожи друг надруга, ипродолжалось это дотех пор, пока нанебе снова нестали появляться звёзды. Компьютер побазе, занесённой вего электронный мозг, выдал сообщение, накоторое Герасим сначала необратил внимания. Бортовая информационная система идентифицировала скопление звёзд как галактику Млечный Путь.
        -Ну да, акакаяже ещё галактика должна быть натаком расстоянии отЗемли? Яже невмежгалактическом путешествии. Скорость корабля снижается, исвет нашей Галактики естественным образом снова стал догонять мой корабль. Звёзды возвращаются насвоё место, ивэтом нет ничего удивительного. Вот чемубы я точно удивился, так это тому, еслибы они непоявились, - как всегда вслух, размышлял Герасим.
        Однако, рассматривая карту звёздного неба, унего вголове что-то долго нестыковалось, ноон никак немог понять что. Что именно ему ненравится? Иуже буквально через секунду его прошиб пот! Он вдруг понял, что было нетак - галактика Млечный Путь находилась невпереди покурсу возвращающегося домой корабля, апозади!! Герасим отнеожиданности сел, непонимая, что происходит.
        -Этого быть неможет! Быть может это сон? - спросил он сам себя…
        Герасим снова заставил бортовой компьютер обработать информацию обокружающих его звёздных скоплениях, норезультат остался прежним! Получалось, что корабль, развернувшийся после достижения скорости света вобратную сторону, то есть всторону своей Галактики, всё ещё продолжал поинерции лететь отнеё удаляясь, нопонятное дело, теперь уже задом, как ибыло положено после осуществлённого разворота. Это постепенно снижало его скорость, исобственно, для этого он иразворачивался, чтобы остановиться иснова начать разгон, вперёд, домой. Носейчас вдруг обнаружилось, что он вовсе неудаляется отсвоей родной Галактики, анаоборот, приближается кней - ведь она почему-то оказалась неспереди, асзади, хотя ещё год назад была совсем сдругой стороны!! Герасим подбежал киллюминатору ивскоре почувствовал себя офтальмологом, ккоторому сама Вселенная пожаловала наприём итерпеливо ждала, пока он долго ивнимательно всматривался взрачок её бесконечно огромного глаза, видимо пытаясь рассмотреть слепое пятно. Однако ему казалось, что вселенная вэтот раз смотрит нанего нетем глазом, что был прежде, адругим, то есть вторым, ивместо
слепого пятна он видел Чёрный квадрат Малевича, подёрнутый сеточкой вуали, ноникак немог понять, почему она тянется нет?ккак раньше - справа вниз налево, асовершенно зеркально - слева вниз направо?.. Он потряс головой.
        -Мда,.. похоже это несон… - прошептал Герасим. - Нокак?!
        Адальше было ещё интереснее. Он наконец-то понял, что подлетал кгалактике Млечный Путь совершенно сдругой стороны! Инепросто сдругой, асдиаметрально противоположной той, скоторой отнеё улетал!! Унего пересохло вгорле.
        -Чтоже это получается? - прошептал он взадумчивости, просто физически ощущая, как этот вопрос блуждает ирезонирует бесконечным эхом вбескрайних дебрях межнейронных связей, ища ответ вовсех 150миллиардах нейронов его головного мозга. Итут его осенило! - Неужели вселенная круглая?! Выходит, я просто её облетел?! - ворту пересохло ещё сильнее, анаголове зашевелились волосы.
        Герасим подошёл кбортовому компьютеру исделал запрос информационно поисковой системе: первое кругосветное плавание. Тутже получил ответ: Фернан Магеллан, родился 20ноября 1480года вКоролевстве Португалия, умер 27апреля 1521. Его знаменитое кругосветное плавание началась 20сентября 1519года изавершилась 6сентября 1522года.
        -Чтоже это получается? Я вокруг Вселенной облетел быстрее, чем Магеллан обогнул Землю?
        Герасим тутже набрал иотправил сообщение наЗемлю.
        -Эх! Далеко ещё очень! - ссожалением произнёс он. - Ладно, жизнь продолжается. Вот будет сюрприз-то! - рассмеялся возбуждённый адреналином Герасим. Ижизнь снова потянулась размеренно, днями, похожими один надругой…
        Возвращение
        Стого дня, как бортовой компьютер идентифицировал звёзды родной Галактики, Герасим понял, что наслаждаться одиночеством осталось ему, увы, совсем недолго, покрайней мере, повремени вдва раза меньше обещанного, б?льшая часть которого уже прошла. Исодной стороны, понимание этого даже как-то расстроило, хотя, информацией имыслями ослучившемся, безусловноже, хотелось поделиться как можно скорее. Правда, несовсеми, нопрежде всего, конечно, сдядей Гришей. Герасим таки прочитал «Капитал» Маркса воригинале, ипосле прочитанного, иногда, утром, проснувшись, когда недолгие минуты ещё лежал инежился впостели, наслаждаясь наступившим новым днём, думал отом, как всё-таки приятно жить, невспоминая оденьгах, инезависеть отэтого бесчеловечного капиталистического образа жизни.
        -Честно говоря, мне даже нехочется возвращаться вэто бездушное, извращённое, раздираемое антагонистическими противоречиями общество, вкотором весь интерес кчеловеку обусловлен лишь интересом кего деньгам, - однажды вслух подумал он. - Хотя уменя инет образа социализма, новедь прав дядя Гриша, говоря, что это ненормально, когда врач поднимает тост зато, чтобы было больше больных, потому что их болезни - это его заработок. Когда автомеханики пьют зато, чтобы твоя машина ломалась чаще, гробовых дел мастера зато, чтобы люди чаще умирали, апроизводители огнетушителей - запожары, иначе все они останутся без работы. Ачто уже говорить отех, кто занят напроизводстве вооружений, неужели они поднимают тосты завойну?! Ивообще, идеал капиталиста, чтобы всё выходило изстроя сразу после окончания гарантийного срока. Посуществу, всё это можно назвать тостами заторжество энтропии, аотнюдь неэволюции. Как это всё можно назвать?
        Конечно, моя работа нетакая, да идядя Гриша своим трудом приносит пользу человечеству честно идобросовестно. Носколькоже полезной энергии тратится впустую иабсолютно бездарно. Сколько времени исредств расходуется людьми наборьбу светряными мельницами. Даже винтернете. Как сказал дядя Гриша, интернет - это непросто отражение жизни, это её продолжение. Одни пишут вирусы, другие антивирусы. Сколько безвозвратно утерянного времени уходит наих выполнение компьютерами, какое бесценное количество операций всекунду выполняют процессоры, крадя их учеловечества, сколько миллиардов Джоулей они бесцельно сжигают повсей планете! Эх, аведь можно было построить такое прекрасное общество… - произнеся такую тираду, Герасим сам себе громко рассмеялся идобавил. - Авсё-таки жизнь прекрасна!!
        Корабль продолжал торможение, Солнечная система неуклонно приближалась, нодаже когда Земля иСолнце были уже встворе, связь установить так инеудалось. Однако Герасим быстро сообразил, что наэто существуют как минимум две обосновывающие сложившуюся ситуацию причины. Во-первых, его никто неждал так рано, аво-вторых, он неожиданно для всех подлетал кплоскости эклиптики совершенно спротивоположной стороны, идаже многосекционный комплекс приёмных антенн Земли попросту немог уловить передаваемые им сообщения, поскольку он был узконаправленного действия и, естественно, замер вожидании сигналов, идущих сдиаметрально противоположной стороны.
        Были уГерасима идругие сомнения, ведь неизвестно, что могло произойти задва года его отсутствия напланете, накоторой мир делили две цивилизации: одна сзагрубевшим лицом звериного оскала, уже слабо напоминающим человеческое - постмодернистского толерантно-либерастического англосаксонского капитализма ивторая суже начавшем утрачивать облик гомо сапиенса ипоказывающем неменее острые зубы - консервативного российского капитализма сгубительной самоуничтожающейся либерастической экономикой, неподдающейся здравому смыслу, льющей воду намельницу экономики своего врага. Ведь когда он улетал, их противостояние продолжало нагнетаться.
        Поэтому, через какое-то время желание дать осебе знать сошло нанет, он решил, что меры предосторожности будут нелишними ипрекратил предпринимать попытки связаться сЗемлёй, покрайней мере, довыяснения хоть какой-либо обстановки напланете, пока хотябы неубедится втом, что наорбите всё ещё находится орбитальная станция, инаней его ждут свои - ведь он прежде всего всё-таки военный лётчик, пилотирующий сверхсекретный межзвёздный корабль.
        Ивот наступил долгожданный час, когда он увидел нетолько Землю - всё такуюже голубую исовершенно неизменившуюся задва года его отсутствия, ноиМКС, которую ему, как всегда, пришлось догонять. При этом, для ЦУП они находились втени ипервыми его заметили космонавты орбитальной станции. «Фотон», под действием замедляющего движение ускорения в1g остановился наорбите Земли резко, иеслибы Герасим пропустил ноль обратного отсчёта, то вовсебы инезаметил, как корабль сталбы набирать скорость вобратном направлении - онбы даже недёрнулся инекачнулся, словнобы прошёлся повершине синусоиды, плавно инезаметно для всего, что было внутри него. Нокомандир корабля, как всегда, был начеку, иказалось что корабль просто остановился, без всякой инерции, как вкопанный. Вот что значит точность. Однако отсеки сразуже поглотила властительница космоса - госпожа Невесомость.
        Адальше предстояла работа, просто требующая времени. Как только они вышли изтени Земли, Герасим включил связь исразуже связался сЦУП, исообщил освоём прибытии. Итолько убедившись, что всё впорядке, дал команду бортовому компьютеру наостановку всех стабилизирующих положение корабля гироскопов. Всё остальное - разворот, подлёт кМКС, стыковка, прошли вштатном режиме, как говорится, без сучка изадоринки. НаЗемле хотели, чтобы Герасим как можно меньше времени провёл вневесомости, потому как медикам было крайне важно обследовать состояние космонавта, неиспорченное её губительным воздействием наорганизм. Перед тем, как отстыковаться от«Фотона», он переместил вотсек корабля «Союз» нетолько все личные вещи, освобождая жилище для будущих обитателей, ноидубликаты всех чёрных ящиков иносителей информации, хранивших данные иотчёты всего полёта. Посадка спускаемого аппарата прошла успешно.
        Два года отсутствовать наЗемле, исразу встать ипойти - это для всех встречающих было сравнимо счудом. Чтобы разобраться иизучить материалы экспедиции, доставленные скорабля, требовалось время, иподробный доклад отложили пока нанеопределённый срок. Решили, что спешить некуда, илучше дать космонавту полноценно отдохнуть - ведь он два года трудился без выходных. Поэтому, после медицинского освидетельствования, которое показало, что кздоровью космонавта нет никаких вопросов, ихоть сейчас его снова можно отправлять вполёт, Герасим получил заслуженный отпуск исразуже уехал всеверную столицу страны кдяде Грише. Акогда, уже находясь впути, захотел ему позвонить идоговориться овстрече, оказалось, что завремя его отсутствия мобильный телефон, вернее, аккумуляторная батарея полностью разрядилась ивышла изстроя.
        -Мда, это небатарейка «Солнышко», - рассмеялся Герасим. - Будем надеяться, что дядя Гриша необидится, когда я появлюсь наего пороге без предупреждения, - сказал он, попривычке разговаривая вслух ссамим собой.
        Вэтот раз, когда Герасим припарковался водворе своего дома, он нестал сидеть вмашине, асразу вышел изнеё, вдыхая запах весны исудивлением оглядываясь - словно инебыло этих двух лет его отсутствия. Будто он был тут ещё вчера. Как ивпрошлый раз, Герасим поднялся насвой этаж, невоспользовавшись лифтом, посмотрел насвою квартиру, подошёл кдвери дяди Гриши иулыбаясь нажал назвонок. Странно, нодядя Гриша как будто ждал его, потому что буквально через секунду замок щёлкнул ивпроёме открывшейся двери появилась его улыбающаяся физиономия.
        -Гера! Заходи, дорогой! - обрадовался дядя Гриша, приглашая войти, как всегда пятясь ирастворяясь вглубине коридора своей неменяющейся квартиры, затем обнял вошедшего Герасима исословами. - Гера, бери тапочки ипроходи, - побежал накухню, иГерасим знал, что сейчас дядя Гриша вынесет ипоставит настол две кружки скефиром иблюдце счёрным душистым хлебом.
        Насладившись угощением, Герасим азартно, нонеторопливо, стараясь неупускать мелочей, начал своё повествование иподробнейшим образом обрисовал ситуацию состранным изагадочным зрительным эффектом, наступившим сразу после достижения скорости света, иконечно, рассказал отом, как внезапно инеожиданно время экспедиции сократилось вдвое, ссамо собой напрашивающимся выводом отом, что Вселенная круглая. Григорий Яковлевич был специалистом поповерхностям, иконечно, поверхность Вселенной немогла его неинтересовать. Дядя Гриша слушал очень серьёзно ивнимательно, неперебивая, новремя отвремени что-то молча записывая всвоей тетрадке. Когда Герасим рассказ свой закончил, Григорий Яковлевич поднялся и, медленно прохаживаясь покомнате, стал внимательно изучать свои записи. Потом он сказал.
        -Гера, начну созрительного эффекта. Ты очень хорошо иобразно его описал, я словно сам увидел происходящее, номожет быть утебя есть видеозапись этого загадочного феномена? Ябы хотел знать, что это зааномалия, она касается лишь восприятия зрительных образов человеком, илиже это явление физическое, иего могут фиксировать приборы? Вполне возможно, что это ещё один чудесный обман зрения наподобие фотонов белого цвета или таинственной дорисовки изображения, попадающего наслепое пятно сетчатки глаза.
        -Ах, да! Совсем забыл, - сказал Герасим, доставая изкармана флэшку ипротягивая её дяде Грише. - Вот, тут фрагмент записи содной извращающихся видеокамер, установленных водном изпомещений корабля.
        Григорий Яковлевич взял флэшку ибыстрым шагом направился всвой кабинет, увлекая засобой Герасима. Компьютер был включён, идядя Гриша аккуратно вставил миниатюрный накопитель информации вUSB порт напередней панели процессорного блока своего стационарного электронного помощника. После инициализации операционной системой нового устройства, Григорий Яковлевич, заглянув вего содержимое, обнаружил там один единственный файл иоткрыл его видеопроигрывателем. Они несколько раз внимательно просматривали видеоролик, перематывали взад-вперёд, ставили напаузу ивоспроизводили снова. Затем дядя Гриша закрыл программу ипосмотрел наГерасима.
        -Гера, ты ивпрямь прекрасно иввысокой степени образно описал то, что я увидел напредоставленном тобой видео, иты знаешь, уменя неосталось сомнения всвоём предположении. Видеозапись действительно подтвердила мои мысли, - сказал Григорий Яковлевич ихотел вытащить флэшку, ноГерасим жестом остановил его исказал.
        -Дядя Гриша, оставь, это видео я сделал специально для тебя.
        Они снова прошли вгостиную исели застол.
        -Так вот, - начал Григорий Яковлевич. - Представь себе ситуацию. Ты идёшь позапутанному подземному лабиринту, ион приводит тебя впросторную широкую прямоугольную комнату сдостаточно низким потолком, ноты спокойно можешь поней ходить, незадевая его головой. Вэтой пустой ичистой комнате оказывается три двери. Две коротких стены дверей неимеют. Та дверь, через которую ты вошёл иостановился, разглядывая помещение, расположена посредине длинной стены, оставшейся позади тебя, адве другие двери находятся впротивоположной стене комнаты, нонепоцентру, авеё концах - справа ислева оттебя. Ты идёшь направо, подходишь кправой двери изаглядываешь внеё. Сразу задверью ты обнаруживаешь каменные ступени крутой длинной лестницы, ведущей вниз, спуск покоторой сопровождается такимже низким потолком. Затем ты возвращаешься назад иидёшь клевой двери итоже заглядываешь внеё. Заней ты также обнаруживаешь лестницу, ведущую вниз, очень похожую нату, что ты только что видел, заглядывая вправую дверь комнаты. Недолго думая, ты спускаешься вниз полевой лестнице, ипри этом считаешь количество ступеней. Ты чуть несбиваешься
сосчёта, потому что их оказывается несколько десятков. Внизу ты попадаешь вначало узкого коридора, тоже снизким потолком, ион ведёт тебя направо, то есть вдоль длинной стены комнаты, изкоторой ты только что сюда спустился. Мало того, считая шаги, ты понимаешь, что он такойже длины, как исама комната, авконце коридора ты поворачиваешься направо иобнаруживаешь лестницу, ведущую вверх, вконце которой виднеется дверной проём, иповсей видимости, это та самая, правая дверь комнаты, вкоторую ты заглядывал. Чтобы вэтом убедиться, ипоскольку другого пути, кроме как идти назад, утебя нет, ты поднимаешься полестнице кдвери, незабывая считать при этом ступеньки. Их оказывается столькоже, как инатой лестнице, покоторой ты спускался, икогда ступеньки заканчиваются, ты снова попадаешь вдлинную комнату. Ты глядишь нанеё сопределённой долей разочарования, ведь она тебе более неинтересна, нетакли? Или ты считаешь, что имеет смысл ещё побегать поэтим длинным лестницам? Если да, то сколько раз ты намерен это сделать?
        -Наверное, это неимеет смысла, - ответил Герасим, пытаясь понять, для чего ему наворачивать круги, ичто вообще этим хотел сказать дядя Гриша. - Лучше, наверное, вернуться влабиринт?
        -Аможет быть всё-таки стоит пару-тройку раз пробежаться? - рассмеялся дядя Гриша ипосмотрел начасы. - Гера, давай так… Сегодня, хоть время ещё инепозднее, ноуменя есть кое какие дела, которые я неуспел доделать. Ты иди ксебе отдыхай, азавтра, как выспишься, заходи ко мне снова, имы стобой продолжим бегать полестницам, - он опять рассмеялся. - Я, как специалист поповерхностям, могу тебе сказать, что увиденное мне понравилось ипозволяет подозревать справедливость одной моей гипотезы, ноокончательные выводы я смогу сделать, если найдутся такиеже доказательства инаЗемле. Кстати, тыже свою квартиру хорошо знаешь, присмотрись кней, может быть она напомнит тебе длинную комнату излабиринта? - сказал дядя Гриша, лукаво улыбаясь, идобавил. - Кстати, Гера, при этом имей ввиду, то что мы стобой видели, это лестница.
        Герасим отудивления потерял дар речи. Вот чего-чего, атаких умозаключений он никак неожидал. Он так опешил, что даже развившаяся накорабле привычка думать вслух, недала ему произнести ни слова, ивголове лишь застрял вопрос, звучавший естественным образом: «Нопусть даже если увиденное назвать лестницей, какое это отношение имеет кмоей квартире?!».
        Герасиму, конечно, спать-то нехотелось вовсе, тем более после услышанного, нопонимая, что он итак пришёл сегодня без предупреждения ибыл незваным гостем, он согласно кивнул. Григорий Яковлевич проводил его додвери, ипоблагодарил завизит. Они тепло попрощались, обменявшись скрепким рукопожатием, исословами «дозавтра» расстались, пожелав друг другу спокойной ночи.
        Когда Герасим остался налестничной площадке один, он спокойно подошёл кдвери своей квартиры ивытащил изкармана ключи. Тихо щёлкнули замки, ипрежде чем войти, Герасим закрыл глаза ипредставил запах, который сейчас ощутит. Потом он снова посмотрел надверь, затем распахнул её ипереступил порог. Он вернулся домой. Запах действительно был тем, каким он его помнил, нопотянув ноздрями воздух, ему показалось, что впрошлый раз он чувствовался слабее.
        -Наверное, отвык задва года, - снова вслух подумал Герасим, разуваясь, проходя вгостиную ипривычным движением руки включая вней освещение. Однако он ничего неуспел сообразить, когда увидел, что вего комнате горит свет, акнему навстречу - бежит Лера и, радостно улыбаясь, смотрит нанего своими синими глазами!
        -Гера, нопочемуже ты непозвонил?! Яже волнуюсь! - произнесла Лера, бросаясь вего объятия. - Я звоню тебе, звоню, амне говорят, что твой мобильник вне зоны доступа.
        -Уменя батарейка испортилась,.. - еле выговорил Герасим иподхватил любимую, неотрывая взгляда отеё дивных синих глаз.
        Он обнял её, неверя впроисходящее, и, застыв вдолгом поцелуе, уже невсилах был отпустить её - ведь он так соскучился поней! Он никак немог поверить всвоё счастье, всё пытался ипытался убедить себя, что это несон. Нода, это была она! Вглазах возник дрожащий кадр сквозь линзу навернувшейся слезы. «Вот она, лестница», - подумал Герасим исильно сжал веки. Он украдкой стёр скупую мужскую слезу, скатившуюся пощеке. «Наверное, дядя Гриша что-то недоговаривает…», - это была его последняя посторонняя мысль засегодняшний вечер. Да, ему было очём сней поговорить. АЛера - она обо всём этом даже неподозревала инедогадывалась,.. ей ивголову немогло прийти, через что он прошёл. Она просто ждала, зная, что он вернётся изсвоего длительного полёта, вкоторый сама его провожала два года назад.
        Продолжение разговора
        Когда Герасим рассказал дяде Грише ослучившемся, Григорий Яковлевич молча выслушал его иулыбнувшись сказал.
        -Я очень рад затебя, Гера. Это был сложный путь, нопрошёл ты его внужном направлении, идаже непредставляешь, что это значит, инетолько для тебя. Азначит это то, что последний фрагмент сложной мозаики встал, наконец, насвоё место, имоя гипотеза получила подтверждение. Но, как ты понимаешь, кпсихиатру стаким признанием ходить нестоит.
        Они оба громко рассмеялись, аГерасим ответил.
        -Боюсь, что иЛеру это может слегка озадачить. Ты единственный, кто обэтом знает, ноДядя Гриша, скажи мне, ты это знал? Объясни мне, ведь я так ничего инепонял. Что случилось сомной иснами насамом деле? Ведь даже судя подате, я действительно вернулся домой - всвоё время, аневпрошлое иневбудущее.
        Григорий Яковлевич задумался, и, неторопливо подбирая нужные слова, начал свой рассказ.
        -Вовчерашнем примере скомнатой есть один подвох, он носит психологический характер. Обе лестницы только выглядят одинаково, ноиногда человек неможет, лишь полагаясь насвоё зрение, увидеть отличие. Азаключается оно втом, что, во-первых, уних разный, ноабсолютно незаметный глазу наклон, аво-вторых, ступеньки отличаются повысоте, ихотя разница тоже незначительная, нозасчёт большого количества ступеней это сказывается надлине лестниц. Врезультате они ведут наразные этажи, иобнаружить это можно только либо выполнив точные измерения, либо оставляя вкомнате метку. И, как ты понимаешь, именно поэтому я попросил тебя вчера присмотреться ксвоей квартире, - сказал дядя Гриша ипродолжил улыбаясь. - Иты таки нашёл свою метку. Ая удостоверился втом, что нашёл лестницу. Однако для этого мне всего лишь нужно было убедиться, что ты издругой комнаты, ноповерь мне, я даже представить себе немог, что разница окажется такой значительной! Ида, когда ты мне рассказал остранном зрительном эффекте иподтвердил его видеозаписью, я это уже знал. Нообэтом чуть позже.
        Кстати, вдревнем Египте, жрецы - мудрые хранители золота фараонов, часто использовали запутанные лабиринты сответвлениями или пересечениями множества комнат, выглядевших абсолютно одинаковыми. Это, пожалуй, был их любимый трюк. Те, кто пытался найти сокровища, тоже думали, что они бегут покругу, акогда, наконец, упирались втупик - ведь неможетже быть бесконечное количество этажей, то оказывалось, что найти тот проход, через который они зашли влабиринт ичерез который они могли хотябы выбраться назад, увы, можно было только теоретически, потому что наэто уходила вся их оставшаяся жизнь. Идаже если вдруг они прозревали раньше, чем достигали тупика, иосознавали, что насамом деле бегут непоодной итойже комнате, апоразным этажам, было уже поздно.
        Нотеперь итебе ясно, что доказать мне нужно было нето, что наша Земля - это всего лишь одна измногочисленных комнат лабиринта, и, как ты понимаешь, я сразу знал, что Вселенная вовсенекруглая, аты неМагеллан. Мне нужно было найти лестницу, покоторой можно переходить изодной комнаты вдругую. Иты её помог мне найти!
        Что я ещё могу тебе сказать… Вопределённом смысле, я тотже дядя Гриша, вот только знаю уже немножко больше, чем тот, скоторым ты прощался, отправляясь всвоё путешествие, потому что ты вернулся вЭТУ комнату, аневТУ, которую покинул. Нодля общего дела это совсем неважно. Начну я издалека, апотому, запасись терпением. Иэто будет нетолько геометрия поверхностей, хотя начнём снеё.
        Мы стобой ивсе люди ощущаем себя втрёхмерном пространстве. Заслуга Декарта втом, что он описал его математически исоздал декартову систему координат. Всё просто иочевидно - три перпендикулярных друг другу прямых, пересекающихся водной точке, обозначаемых, как правило, латинскими буквами X, Y, Z. То есть, всё что может воспринять человек - это длина, ширина ивысота, абольшего для его жизнедеятельности инетребуется. Номы запросто можем менять количество координатных направлений всторону их уменьшения, илегко оперировать как сдвухмерным пространством, так исодномерным, идаже снольмерным, коим является просто точка. Последнее нас мало интересует, поскольку кроме точки, внём нет ничего, всегда. Имы легко себе представляем, что одномерное пространство - это прямая, двухмерное пространство - это плоскость, атрёхмерное - это наш бесконечный вовсех трёх направлениях объёмныймир.
        Теперь представь себе, что ты - житель одномерного пространства, аэто значит, что живёшь ты напрямой, ивсе объекты твоего мира, идаже ты сам - это отрезки, размером отточки добесконечности, иболее ничего. Номы-то стобой знаем, что помимо одномерного пространства, ограниченного этой прямой, существует ихотябы одно двухмерное пространство, которому принадлежит твой одномерный мирок - например, поверхность бесконечного, идеально ровного листа бумаги, накотором иначерчена прямая твоего бытия. Тут следует сказать, что наэтом листе может существовать бесконечное количество одномерных миров, ввиде как параллельных, так ипересекающихся прямых. Нотеперь представь себе, что внедоступном для тебя итвоих ощущений двухмерном пространстве, существует некий двухмерный движущийся объект (пусть для красоты эксперимента это будет круг), ивего движении наступает момент, когда он, красавец, пересекает твоё одномерное пространство. Другими словами, круг должен пересечь прямую, накоторой ты живёшь. Ночто ты при этом увидишь, сточки зрения жителя одномерного пространства? Нетрудно догадаться, что вмомент касания этого
круга ствоей прямой, иты, иеё жители увидят сначала точку, тутже превращающуюся вотрезок, длина которого будет сначала увеличиваться, апосле достижения своего максимума, который будет равен диаметру пересекающего круга, длина отрезка начнёт уменьшаться и, превратившись вточку, исчезнет изодномерного пространства твоего бытия. Надеюсь, это тебе понятно, - вутвердительной форме задал риторический вопрос Григорий Яковлевич, тем неменее сделал небольшую паузу, давая Герасиму шанс осмыслить услышанное или задать вопрос, ежели таковой придёт ему вголову.
        Однако вопроса непоследовало ион продолжил.
        -Теперь повысим ставку, ивообразим себя жителями неодномерного, адвухмерного пространства. Скажем, мы живём ивидим, что происходит натойже поверхности бесконечного, идеально ровного листа бумаги, покоторой только что двигался круг, пересекавший прямую. Втоже время представим, что втрёхмерном, окружающем наш лист пространстве существует некий шар - такойже красивый, ноуже трёхмерный объект, который летит ивот-вот пересечёт наш лист бумаги. Ивэтом случае тоже легко вообразить, что увидят двухмерные, сдвухмерным зрением жители поверхности листа. Вмомент касания шара плоскости бумаги, они увидят сначала точку, которая, помере прохождения шара через лист расползётся вкруг, постепенно увеличивающийся вразмере, ноограниченный диаметром шара, апройдя апогей, круг станет вновь уменьшаться и, превратившись вточку, просто исчезнет, покинув наш двухмерный мир. Насколько я понимаю, это тоже нетрудно представить… - сказал дядя Гриша вновь делая паузу.
        -Теперь давай ещё усложним задачу ипредположим (именно предположим, потому что мысленно представить себе этого мы уже невсилах, да вобщем-то отнас этого инетребуется), что существует четырёхмерное пространство, авнём, соответственно нашим предыдущим экспериментам, существует четырёхмерный шар (иначе незнаю как его назвать - ведь из-за отсутствия учеловека четырёхмерного органа чувств этот объект уже является для нас невообразимым), который (тем неменее), собирается пересечь наш стобой трёхмерный мир. Гера, как ты думаешь, что мы при этом увидим? - спросил Григорий Яковлевич, делая паузу, уже действительно вожидании ответа напоставленный вопрос.
        Тщательнейшим образом подбирая слова иследя залогикой выстраиваемого предложения, Герасим сформулировал свою мысль.
        -Поаналогии спредыдущими примерами, нонезаостряя внимания натом, как выглядит этот, тоже круглый, нонеподдающийся воображению объект, мы, как всегда, вмомент его касания снашим пространством сначала увидим точку, которая практически сразуже превратится внаш обычный, увеличивающийся вразмере шар, иэтот шар, достигнув максимального размера, который будет равен диаметру четырёхмерного шара, станет уменьшаться, иснова превратившись вточку, исчезнет изнашего мира? - одновременно иответив, изадав вопрос молвил Герасим.
        -Совершенно верно! Имне приятно, что ты это понимаешь.
        Герасим довольно улыбнулся, носкромно промолчал, адядя Гриша продолжил.
        -Гера, я воспользовался образами круга ишара, лишь только потому, что они очень наглядны, легко поддаются воображению ипониманию того, почему они при пересечении менее мерного пространства так эффектно внём появляются икрасиво исчезают. Нонасамом деле, для дальнейших рассуждений нам потребуется объект немного другой формы, название которого - ЦИЛИНДР, хотя для более лёгкого восприятия моей мысли можешь представить его как шар, вытянутый поодному изизмерений, скажем, подлине, всторону перпендикулярно пересекаемой им поверхности. То есть, если вернуться кприведённым примерам, то отличие цилиндра отшара для нас стобой состоит лишь втом, что для получения круга напересекаемой цилиндром плоскости листа бумаги он должен быть кней ориентирован торцом иперпендикулярно. При этом, давай договоримся, что нас будет уже интересовать недвижение, астатика. Например, наш цилиндр застрял вабсолютно ровном ибесконечном листе бумаги, икак мы уже говорили, ориентирован кней торцом иперпендикулярно. Понятно, что вместе пересечения мы обнаружим круг, диаметр которого будет всегда равен толщине цилиндра, независимо
оттого, вкаком месте своей длины он застрял. Атеперь предположим (да, именно предположим, потому что представить этот объект мы тоже невсилах), что вчетырёхмерном пространстве существует четырёхмерный цилиндр. Икакже должно выглядеть его пересечение снашим трёхмерным пространством, если он тоже застрял внём перпендикулярно иторцом поотношению коному?
        -Это будет выглядеть как шар, размер которого будет равен толщине этого цилиндра, независимо оттого, вкаком месте своей четырёхмерной длины он застрял внашем мире, - совершенно уверенно иубеждённо ответил Герасим.
        -Да, ты абсолютно прав! Нотеперь давай мы стобой учтём следующий момент. Что точно также, как набесконечном листе бумаги можно нарисовать бесконечное множество параллельных прямых, итакже, как внашем трёхмерном пространстве мы можем представить себе книгу сбесконечно большим количествомпараллельных иидеально ровных поверхностей бесконечных страниц, точно также можно согласиться иссуществованием бесконечного четырёхмерного пространства, содержащего бесконечное количество параллельных трёхмерных пространств! Ипредставь себе, что вчетырёхмерном пространстве существует Земля четырёхмерной цилиндрической формы, которая ориентирована своим торцом перпендикулярно всем этим параллельным трёхмерным пространствам иих пересекает. Врезультате чего вовсех этих трёхмерных мирахмы получим свою круглую Землю, наодной изкоторых мы сейчас стобой находимся иведём эту беседу. Посути дела, эти пространства являются этажами скомнатами, одной изкоторых является наша Земля. Теперь ты понял окакой лестнице я тебе говорил? Олестнице между этими этажами.
        Герасим посмотрел надядю Гришу широко раскрывшимися глазами, потому что его вдруг осенило.
        -Дядя Гриша, я понял почему я увидел Чёрный квадрат Малевича взеркальном виде! Этоже эффект сервелата! Когда разрезаешь копчёную колбасу острым ножом пополам, ты получаешь два куска сзеркальными, идеально симметричными срезами! Мало того, если нарезать её очень тоненькими кусочками, они будут очень одинаковыми! - радостно воскликнул Герасим.
        -Наглядный изабавный пример, непременно приводящий кмысли, что лучший вмире цилиндр - это колбаса, - рассмеялся Григорий Яковлевич. - Ноглавное отличие четырёхмерного цилиндра под названием Земля заключается втом, что идентичны нетолько два соседних кусочка, ався бесконечная нарезка земных шаров.
        Однако давай вернёмся клестнице. Извсего вышесказанного получается, что зрительный эффект, возникший утебя при достижении твоим кораблём скорости света, это всего лишь твои перемещения полестнице между комнатами, мельтешение между которыми ты собственно инаблюдал - вспомни, они возникали ипропадали точно так, как четырёхмерный шар пересекающий трёхмерное пространство - уменьшаясь доисчезновения ипоявляясь изничего.
        Сегодня все задачи квантовой механики, которые ставятся физиками, имеют абсолютно однозначное решение. Вэтом смысле никаких неопределённостей нет - квантовая механика - хорошо определённая наука, иона работает. Ноквантовые явления настолько странные, что наш мозг непринимает закономерностей квантового мира. Да, существуют сторонники того, что можно пользоваться квантовой механикой, незадумываясь отом, почему всё так работает, ноувы, человеку нужны объяснения, иименно поэтому появляется необходимость винтерпретациях, объясняющих квантовые эффекты, ипопытки сделать наглядной квантовую механику непрекращаются посей день.
        Натекущий момент существуют разные интерпретации. Одна изнаиболее радикальных попыток объяснить поведение фотона - интерпретация Эверетта омножественных мирах. Намысль отом, что ключ для перемещения между параллельными мирами предельного для ощущений пространства, авнашем случае оно трёхмерное, связан соскоростью света, натолкнул меня именно фотон, сизучения поведения которого всё вобщем-то иначалось - ведь пословам Девида Дойча (одного изпионеров вобласти квантовых вычислений ипропагандиста эвереттовской интерпретации квантовой механики), результатом наблюдаемой интерференции одного единственного фотона, проходящего через щель, является нечто иное, как взаимодействие стеневыми фотонами параллельных вселенных, иведь даже сталкиваясь сэлектроном илишь передавая ему часть своей энергии (например, втомже случае, при пересечении люминофора фотоном синего излучения, для получения жёлтого цвета), он продолжает лететь соскоростью света, совершенно нетеряя своих странных свойств. Иблагодаря тебе я получил практическое тому доказательство. Сгеометрией пока всё, - резюмировал Григорий Яковлевич и, ставя
точку всвоём повествовании, спросил. - Вопросы есть?
        Герасим задумался.
        -Да, вопросы есть, - ответил он через секунду ипродолжил. - Целых два! - улыбнулся Герасим. - Дядя Гриша, нохоть как-то представить четырёхмерное пространство можно? Ты ведь как-то его себе представляешь?
        Григорий Яковлевич рассмеялся.
        -Я себе представляю это так. Наместе пересечения любых двух прямых образуется точка (ну или нольмерное пространство), прямуюже (то есть одномерное пространство) мы получаем вслучае пересечения двух плоскостей, аплоскость (то бишь двухмерное пространство) - есть результат пересечения двух трёхмерных пространств, что, ксожалению, мы представить себе уже неможем. Ну адальше поаналогии - наш трёхмерный мир образуется врезультате пересечения двух четырёхмерных пространств, арезультатом пересечения двух пятимерных пространств иявляется пространство четырёхмерное! - резюмировал он улыбаясь.
        -Нодядя Гриша, вместо того чтобы попытаться увидеть одно четырёхмерное пространство, ты вынуждаешь меня представить два пятимерных! - рассмеялся Герасим.
        -Увы, - грустно улыбнулся Григорий Яковлевич. - Ксожалению, я точно такойже житель трёхмерного мира как иты, инаглядно представить себе могу только Декартову систему координат, остальноеже всё как вквантовой механике, которая просто существует, - тут он сделал паузу, затем снова улыбнувшись продолжил. - Нокакой утебя второй вопрос, быть может я смогу ответить нанего?
        Герасим стал совсем серьёзным испросил:
        -Это значит, что я нетот, кого провожала два года назад моя Лера? Имояли это Лера насамом деле?
        Дядя Гриша улыбнулся иглаза его сощурились вхитрой улыбке.
        -Значит, вопросов нет! - сказал он довольным голосом. - Потому, что именно обэтом пойдёт речь далее. Адля этого поговорим осознании. Что это заштука такая, сознание? Вполне очевидно, что оно имеет отношение кконкретному человеку. То есть, каждый человек обладает сознанием, иблагодаря ему отождествляет себя ссобственным Я. Аобладаетли сознанием компьютер? Первое, что приходит вголову - наверное, врядли, ведь он работает исключительно попрограмме, являющейся алгоритмом, нетребующим осознания себя. Нонасамом деле ответ лежит вобласти основного вопроса философии опервичности материи исознания, нони религия, ни атеизм так ничего инедоказали друг другу. Однако чем хороша марксистско-ленинская философия, так это тем, что она основывается нанаучном подходе. Носначала давай порассуждаем,.. можетли компьютер вообще обладать сознанием, хотябы теоретически?
        Если человеческий мозг считать компьютером (авесь наш жизненный опыт указывает нато, что сознание гнездится где-то именно там, вголове), то получается, что да - компьютер может обладать сознанием. Втоже время мы наблюдаем, что компьютеры развиваются очень стремительно, иодно поколение процессоров сменяется другим унас наглазах, ноявляетсяли возможность возникновения сознания следствием развития компьютера? Сточки зрения диалектики (науки оразвитии), изтрёх её законов лишь один могбы нас заинтересовать - это переход количественных изменений вкачественные, ноувы, кзарождению сознания это неимеет никакого отношения. Авсё потому, что при рассуждениях обискусственном интеллекте люди делают одну ошибку. Они перестали читать марксистско-ленинскую философию, идумают, что сознание - это качество компьютера, когда насамом деле, сознание - это противоположность материи!
        Единство иборьба противоположностей - вот проявление какого закона диалектики имеет место быть, ноувы, это является неследствием развития компьютеров, аего причиной! Иразвитие возможно только тогда, когда это единство имеет место быть. То есть, сознание должно уже существовать, точно также, как существует материя, инепоявляться, алишь проявляться! Психология так иговорит - речь проявляет сознание. То бишь сознание учеловека есть изначально, нопроявляется оно только благодаря освоению языка, включающего механизм речи - заполнению сети нейронов образами, стоящими закаждым человеческим словом, позволяющими осознавать мыслительные процессы, приводящие кпростому, новажнейшему извопросов, являющемуся признаком существования сознания - «кто я есть, ичто я тут делаю?». Иесли ДВИЖЕНИЕ - есть способ существования МАТЕРИИ, то МЫШЛЕНИЕ - есть способ существования СОЗНАНИЯ! Адуалист Декарт так иговорил - «Мыслю, следовательно - существую!».
        Ночем обычный компьютер отличается отсуперкомпьютера? Да вобщем-то, кроме как количеством ядер, тактовой частотой, влияющей наколичество производимых операций всекунду, иобъёмов оперативной памяти, аименно она участвует ввычислительных процессах, различий вцелом-то инет - ведь даже самый захудалый компьютер может выполнять роль интеллектуальной системы. Знаешь чем автоматизированная система управления отличается отавтоматической? - улыбнулся дядя Гриша. - Только тем, что упервой вконтур управления включён человек - лицо принимающее решение. При этом обе системы являются интеллектуальными, можно сказать, что они обе обладают разумом, носознанием - обладает лишь одна. То есть можно говорить отом, что сознание может подключаться ксистеме, если это предусмотрено её разработчиками.
        Споявлением интернета, виртуальные миры стали реальностью, илюди ощутили, что перенос сознания ввиртуальный мир - это тоже реальность. Аскоро будут созданы такие виртуальные миры, которые отреальности нельзя будет отличить. Уже сегодня, когда ты заходишь вигру World ofTanks, ты действительно ощущаешь себя танкистом, которому разве что нехватает бодрящего ноздри запаха пороховых газов отпроизведённых выстрелов, инужна веская причина, чтобы покинуть поле боя ивернуться вреальный мир, - улыбнулся Григорий Яковлевич. - Норазработчикам виртуальных миров этого мало - они стремятся создать такие технологии, которые заставят игроков забывать отом, откуда икак они попали втанк, и, находясь внём, будут считать, что это иесть их реальная жизнь. Представь себе игру, которая позволяет непросто подключать сознание кдругому компьютеру, аведёт кпроявлению сознания вдругом теле, настоящем, изплоти икрови, сневозможностью переноса багажа хоть каких-либо воспоминаний опредыдущей жизни. Заметь, я говорю оуже существующем сознании, анеовозникновении нового. То есть дело осталось только завоспоминаниями, итолько они
пока что держат игроков вреальном мире. Ты спросишь, почему они так туда стремятся? Аможет быть потому, что эти миры более справедливы, чем окружающий нас мир реальный? - улыбнулся Григорий Яковлевич, делая паузу.
        Сэтим вопросом Григорий Яковлевич встал, прошёлся покомнате ипристально посмотрел наГерасима.
        -Дядя Гриша, авозможнали другая форма жизни, ну, например, наоснове кремния? - спросил тот, воспользовавшись паузой.
        -Интересный вопрос, - улыбнулся Григорий Яковлевич. - Ноответ нанего неменее интересен. Гера, ты знаешь каких химических элементов больше всего воВселенной? - и, недождавшись ответа, продолжил. - Больше всего атомов водорода. Заним поубывающей идут: совершенно инертный, неучаствующий вхимических реакциях гелий, затем кислород, углерод иазот. Ноэто Вселенная, ачеловек? - Григорий Яковлевич снова посмотрел наГерасима. - Человек на80% состоит изводы. Аэто значит, что вего организме больше всего атомов водорода, потом кислорода. Нозатем поубывающей идёт углерод, изаним азот. Это ни очём тебе неговорит? - улыбнулся дядя Гриша.
        -Мда,.. такое ощущение, что Вселенная создана под человека… - обескуражено произнёс Герасим.
        -Но, Гера, это нетолько ощущения иты сейчас поймёшь почему. Итак, продолжим. Подключение сознания кдругому телу… Нопочему я обэтом так уверенно говорю? Да потому что такая технология уже существует, имы стобой, ивсе люди уже являемся её пленниками. Вобщем, ответ натвой вопрос, твояли это Лера, очень прост. Твоё сознание, впрочем как исознание любого человека, очень быстро переключается между головами твоих бренных тел, живущих наЗемле вовсех параллельных мирах. Так что ты (сточки зрения твоей души), тотже Гера, которого мы ствоей Лерой провожали вполёт два года назад. Просто втвоей голове нет этих воспоминаний, они остались втом теле, которое покинуло эту Землю, иони недоступны тебе.
        Герасим сидел ислушал, поражаясь услышанному, инаверноебы уже неудивился, еслиб вдруг оказалось, что дядя Гриша занимается математическим описанием поверхностей души. Итолько он обэтом подумал, как Григорий Яковлевич произнёс.
        -Ивообще, всё дело внаших душах.
        УГерасима отэтих слов открылся рот, ионбы, наверное, так надолго завис, нонаступившая жажда отнахлынувшей волны роящихся вголове мыслей заставила его тихо, почти умоляюще сказать.
        -Дядя Гриша, аможно кефирчика?
        Дядя Гриша рассмеялся и, кивнув головой, быстрым шагом пошёл накухню. Когда он вернулся, как всегда, сдвумя кружками кефира иблюдцем спирамидкой изкусочков чёрного хлеба, Герасим смотрел уже более осмысленно, но, схватив свою кружку, выпил её содержимое залпом икхлебу даже непритронулся. Начто дядя Гриша улыбнулся, сделал глоток изсвоей кружки и, поставив её настол иудостоверившись втом, что Герасим готов его слушать, продолжил прерванный разговор.
        -Человеку свойственно образное мышление. Другими словами - человек мыслит образами, которые формируются наоснове поступающей вмозг информации изокружающей нас среды посредством органов чувств. Например, зрение способствует формированию зрительных образов. Яркий, тёмный, красный,.. мы манипулируем этими образами только благодаря тому, что способны видеть. Громкий, тихий, звенящий, мелодичный, октава, нота… Даже нето чтобы трудно былобы понять что значат эти слова, нопросто нет сомнений втом, что они былибы абсолютно бессмысленны, небудь учеловека возможности слышать. Заметь, я неговорю ослучаях потери зрения или слуха впроцессе жизни, когда эти образы уже сформировались. Даже давно ослепший человек помнит как выглядят зелёная трава икрасные яблоки нажёлтом ковре осенних листьев.
        Унас есть шесть органов чувств, дающих нам информацию обокружающем нас мире - зрение, слух, осязание, обоняние, вкус ичувство ориентации впространстве. Ноутверждать изэтого однозначно можно только то, что червячок, неимеющий ни глазок, ни ушек, даже еслибы он был существом разумным, никогдабы непонял что такое «очень шумно» и«очень ярко». Благодаря осознанию оного, приходит наум мысль отом, что наш мир может оказаться более разнообразным, нежели мы его воспринимаем - мы просто неможем ощутить тех, кто занами наблюдает, потому что неимеем соответствующих органов чувств, точно также, как незнают игроки наигровом сервере, что админ сервера наблюдает заними ивлюбой момент может нарушить ход их виртуальной жизни. Вконце концов, программист, написавший ДНК бабочки, немог невидеть результата своего творческого труда! Вобщем, тут как раз всё понятно… Непонятно другое… Для чего всёэто?
        Однако существует ещё один класс мыслительных, совершенно неподдающихся пониманию образов, поступающих внаше сознание неснаружи, неоторганов чувств, аоткуда-то изнутри, имя которым - чувство стыда, чувство ответственности, чувство гордости, чувство справедливости, чувство одиночества, чувство любви… Их можно долго перечислять - их много, ноприходят они кнам неизокружающей нас среды - это внутренние свойства души.
        Скверные поступки, совершаемые человеком поотношению ксебе подобным для достижения целей, диктуемых инстинктами, унаследованными отживотного мира, неесть результат скудности разума людей их совершающих. Даже напротив, всхватке двух одинаково физически развитых противников заблага земные победит тот, кто умнее. Однако разум - это всего лишь инструмент, который можно использовать как воблаго, так ивовред обществу, иневсегда вборьбе заместо под солнцем побеждает тот, кто обладает лучшим инструментом мышления - ведь, вконце концов, они могут быть одинаково умны. Увы, даже втаких случаях верх, как правило, одерживает подлейший, влучшем случае - хитрейший. Совесть - вот категория которая может противостоять инстинктам ииметь прямое отношение кдуше человека. Аможет инепротивостоять. Итогда победитель говорит - «Совесть унас чиста! Мы ею непользовались!». Аутех, кто ею пользуется, душевные муки возникают всегда, когда человек стоит перед выбором - следовать инстинктам или бороться сними.
        Однако чужая душа - потёмки, ивсё началось сдетектора лжи, - улыбаясь молвил Григорий Яковлевич, взял кружку скефиром исделал глоток прохладного напитка. - Нополиграф стал лишь первым лучом света втёмном царстве человеческой души, направленным вбескрайние глубины тайн её потёмок. Потому что многие изтех, кому есть что скрывать, научились обманывать этот прибор. Инеудивительно, ведь обман - это один изинструментов подлости. Поэтому, используя открывшиеся психологические возможности виртуальных миров, так сильно похожие наидею простой кушетки Зигмунда Фрейда, детекторы лжи сначала заменили наигры всреде интернета, вкоторых анонимные игроки более чем откровенно проявляли свои душевные качества, как говорится, вовсей красе. Ты ведь исам неодин раз наблюдал, как многие ведут себя нафорумах, чувствуя свою недосягаемость имнимую безнаказанность. Однако информация отом, что игра может оказаться проверкой напрофнепригодность, быстро распространилась среди участников, ивиртуальные миры постигла участь полиграфа. Ивот только тогда возникла идея параллельных миров.
        Нонасамом деле, всвоей реализации эта идея объединила неодну, анесколько важных для общества целей. Икасались они нетолько тестирования человеческих душ, ноиинтенсивнейшего поиска путей развития цивилизации четырёхмерного пространства. Да, да, тут утебя недолжно быть иллюзий, речь я веду неотрёхмерном пространстве, аочетырёхмерном, вкотором был создан бесконечный испытательный полигон параллельных трёхмерных миров, водном изкоторых мы сейчас стобой ведём беседу. Ведём беседу ипьём кефир среди немыслимого количества параллельных вселенных, невидимые фотоны которых взаимодействуют снашими, видимыми, озадачивая нас интерференционной картиной изаставляя придумывать интерпретации, объясняющие странные явления квантовой механики, - снова улыбнулся Григорий Яковлевич, когда опять увидел, как узаслушавшегося Герасима непроизвольно открываетсярот.
        Дядя Гриша, находясь почти рядом сГерасимом, протянул руку кего лицу илёгким движением руки, аккуратно, подведя пальцы под подбородок, закрыл ему рот, иони оба громко рассмеялись, после чего Григорий Яковлевич продолжил.
        -Безусловно, существуют системы имитационного моделирования, спомощью которых можно весьма глубоко идосконально спрогнозировать иизучить поведение сложнейших объектов, однако когда вузлах процессов принятия решений включается человек, аэтого никак неизбежать - ведь будущее собственно истроится для человека, то без влияния душевных свойств людей, откоторых зависят судьбы цивилизации, уже необойтись. Видишьли, Гера, мы все уже давно слышим фразы - искусственный интеллект, искусственный интеллект. Ночто имеют ввиду люди, произносящие эти слова? Я скажу тебе, что это очень опасно.
        Если рассмотреть случай разработки искусственного интеллекта, неимеющего отношения ксознанию, то есть существа бездушного, то можно говорить лишь окопировании представлений оправильном поведении втех или иных ситуациях самих разработчиков, иврешениях, принимаемых таким компьютером, безусловно, воплотятся ивсе черты их душевных свойств. Асучётом того, что квласти приходят люди, моральные качества которых О`Генри сравнивал споросячьими, то кому будет служить этот монстр? Неразвяжетли этот интеллект ядерную войну, основываясь нанесовсем этичных представлениях опорядочности, унаследованных отправителя страны, участвовавшего вего создании? Опятьже, всех ситуаций, скоторыми может столкнуться человечество непредусмотреть, икак втаком случае отработает искусственный разум, предсказать невозможно.
        Еслиже разработка будет предусматривать проявление внём сознания, то ведь нужно нетолько знать, как создать интерфейс для его подключения ккомпьютеру, ноинепускатьже этот процесс насамотёк - ведь нам неведома ни одна душа рождающегося человека, авдруг внём проявится сознание убийцы?! Нодля этого необходимо нетолько иметь доступ кдушам, ноинужно научиться покаким-то признакам отобрать её для создаваемого интеллекта. Илиже кто-то изправителей решит себя увековечить? При этом надо понимать, что осознавая свою ущербность перед человеческим организмом - ведь для компьютера небудет доступно ни одно изчеловеческих чувств, связанных сутолением голода, жажды или плотских утех, ивтоже время, кто решил, что ему незахочется ни бегать, ни прыгать, да ималоли чего ему может захотеться! Вобщем, искусственный интеллект недолжен находиться рядом стеми, кто его создаёт, конфликт интересов неизбежен!
        Однако если интеллект будет отождествлён скомпьютером ипри этом небудет участвовать вжизни человека, то унего будут отсутствовать элементарные человеческие образы - очём сним можно будет советоваться? Поэтому ибыло принято решение осоздании параллельных трёхмерных миров, инедля одного искусственного интеллекта, адля их сообщества, способного моделировать реальную жизнь, неимея при этом воспоминаний нетолько опрошлой жизни, ноиожизнях впараллельных пространствах. Гера, человек - ЭТО ИЕСТЬ искусственный интеллект!
        -Теперь понятно, что означают слова, «Бог создал человека поСвоему образу иподобию»,.. - задумчиво произнёс Герасим. - Нозачем такое количество параллельных миров?
        -Многие сложные задачи накомпьютерах решаются сиспользованием языка имитационного моделирования. Перед запуском программы, написанной натаком языке, задаются значения множеству параметров, которые могут влиять наконечный результат её выполнения. После каждой итерации параметры меняются, аитоги сравниваются, что позволяет выбрать наилучший вариант задаваемых параметров, для той или иной абстрактной системы. Новслучае смножественными мирами, все итерации выполняются непоследовательно, апараллельно, что колоссально ускоряет поиск наилучшего решения. Кстати, именно навычислительные мощности параллельных миров рассчитывают разработчики впопытках создания квантового компьютера.
        Носуществует ивторой усилитель интеллекта - это время, которое идёт тем медленнее, чем больше гравитация. Размер, масса Земли иеё гравитация втрёхмерных пространствах итераций, посравнению сеё оригиналом вчетырёхмерном пространстве настолько малы, что год, проведённый нами тут вкачестве искусственных интеллектов, там длится всего одну минуту, инатестирование миллиардов душ уходит всего-то дополутора часов, - улыбнулся Григорий Яковлевич. - Вот иполучается, что каждый изнас является бенефициаром, ноневкаждом человеке, живущем наЗемле, авнаших телах, живущих вкаждой параллельной Вселенной. Икаждый изнас есть параллельная итерация души, живущая только один раз, новетвящаяся вбесконечном количестве вариантов параллельных жизней!
        -Нодядя Гриша, зачемже нам тогда понадобилось искать лестницу, если свысоты четырёхмерного пространства итак всё видно?
        -Правильные вопросы задаёшь, - рассмеялся Григорий Яковлевич. - Видишьли вчём дело. Души-то вовсех мирах одни итеже, икак ты уже, наверное, понял, справедливости нет ни водном изних. Нотот, кто создал этот проект исотворил нашу Землю, решил собрать иувести ссобой все светлые души впараллельное четырёхмерное пространство, назатерянную четырёхмерную Землю. Апроблема втом, что четырёхмерные параллельные миры там также недоступны, как нам тут наши параллельные трёхмерные миры. Вернее, они были нам недоступны, номы стобой нашли ту лестницу, которая их соединяет! Первая космическая скорость позволяет выйти наорбиту Земли истать её спутником, вторая космическая - вырваться изплена её гравитации, третья космическая скорость позволяет уйти запределы Солнечной системы, четвёртая - преодолеть притяжение Галактики, аскорость света позволяет вырваться запределы любого пространства измерений! Итеперь, втом четырёхмерном мире, где мы все изначально находимся, все светлые души попадут нату Землю, начало жизни накоторой ознаменуется тем, что Каин неубьёт Авеля, иназвание ей, наверное, будетРай.
        Когда Герасим, попрощавшись сГригорием Яковлевичем, вышел налестничную площадку иостановился перед дверью своей квартиры, то улыбнувшись попривычке вслух подумал.
        -Так вот почему дядя Гриша отказался отпремии вмиллион долларов, когда своим доказательством превратил гипотезу Пуанкаре втеорему! Ведь он так исказал - зачем мне деньги, если я знаю как устроенМир!
        Герасим открыл дверь изашёл всвою квартиру. Дома его ждала Лера, ион точно знал, что это она, ичто он уже непотеряет её никогда!
        19апреля 2018г.
        notes
        Примечания
        1
        Микрофон дифференциальный электромагнитный малогабаритный шумостойкий.
        2
        Любое сложное движение можно разложить как минимум надва более простых.
        3
        Физика. Динамика. Первый закон Ньютона.
        4
        Для тех, кто любит посчитать. Сила равна массе умноженной наускорение: F = m • g. При массе гири 20кг, сила, которую требуется приложить, чтобы её поднять, будет примерно равна: F = 20кг • 9,8м/с? ? 200Н. Прикладываем силу 200Н кгире в1000кг: F = 1000кг • a= 200Н. Тогда ускорение, которое получит гиря: a= 200Н / 1000кг = 0,2м/с?. Формула расчёта ускорения: a= (v? - v?) / t. Начальная скорость равна нулю, конечная - 1м/с, ускорение - 0,2м/с?, подставляем ивычисляем время: t = 1м/с/ 0,2м/с? =5с
        5
        Закон сохранения энергии.
        6
        РУД - рычаг управления двигателем.
        7
        Первая космическая скорость для Земли составляет около 7,9км/с. Она обеспечивает равенство центробежной силы исилы тяготения, действующих наобъект, движущийся покруговой орбите Земли.
        8
        Вторая космическая скорость обеспечивает объекту покидание орбиты Земли, нонепозволяет выйти запределы нашей Солнечной системы исоставляет примерно 11,2км/с.
        9
        Третья космическая скорость обеспечивает объекту покидание нетолько орбиты Земли, ноинашей Солнечной системы исоставляет примерно 16,6километра всекунду.
        10
        Здесь речь идёт опервой условной границе Солнечной системы - внешней границе гелиосферы, находящейся отСолнца нарасстоянии чуть более 120-ти астрономических единиц (а.е.). Однаа.е. равна примерному расстоянию между Солнцем иЗемлёй исоставляет около 150млнкм.
        11
        Расчёт расстояния, пройденного телом завремя падения, зная ускорение свободного падения: h = g - t? /2

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к