Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кайманов Степан: " Сотня Смертей " - читать онлайн

Сохранить .
Мрак. Сотня смертей Степан Кайманов
        Мрак. Сотня смертей #1
        Меня зовут Адам Найт. Мне двадцать восемь лет. Из них последние шесть я крутил штурвал межпланетного грузовика. И с удовольствием крутил бы и дальше, если бы не вляпался в мутную историю по самые гланды. В итоге… Десять лет заключения за провоз самого обычного груза (ну ладно, не совсем обычного) - раз. Тесный саркофаг вместо комфортной камеры - два. Жестокий виртуальный мир, где смертельная опасность на каждом шагу, - три. Полное отсутствие игрового опыта - четыре. И, наконец, никакой надежды выбраться раньше времени из цифровой клетки на забытой богом планете - пять. Вроде ничего не забыл. Ну, кроме того, что я, конечно, не намерен торчать в этой жалкой дыре весь положенный срок…
        Мрак. Сотня смертей
        Мрак. Сотня смертей
        Глава 1. Погибать, чтобы жить
        Никнэйм игрока создан случайно…
        Внешность игрока создана случайно…
        Класс игрока выбран случайно…
        Белые, сияющие, словно раскаленная плазма, буквы посреди черноты. И я внутри нее - абсолютно беспомощный скиталец, застрявший между сном и явью. В беззвучной пустоте, в абсолютном ничто. Это длилось долго. Нескончаемо долго. Я уже потерял чувство времени и пространства, когда непроницаемая тьма наконец всколыхнулась и понесла меня по тоннелю, чтобы со всей дури швырнуть в неизвестность.
        Оглушительный рев воздуха в карусели ослепительных вспышек. И… сырость. Именно ее я отчетливо ощутил, когда очнулся. Сырость, легкую тошноту и головокружение. Руки и ноги судорожно дернулись, будто по ним пропустили ток, и нестройно заелозили по… песку; веки почти сомкнулись, укрывая глаза от жгучего, янтарно-золотистого света. Новые ощущения, звуки и запахи, словно голодные хищники, набросились на меня всей своей прожорливой сворой. От впечатлений аж в голове загудело.
        Я дышал, упираясь грудью во влажный песок, слышал - каждый шорох, каждое шевеление… волн, чувствовал - сырость, еле заметное покалывание в пальцах и постепенно сбегающую тяжесть со всего тела. Пахло рыбным рынком; волны спокойно и мерно шептались где-то рядом; перед глазами ползали неприятные водянистые крабики. Один из них, размером с ноготок, опасно приблизился к лицу, желая не то ущипнуть меня за нос, не то удовлетворить свое любопытство.
        - П-ш! - шикнул я на него. - Кыш! Отвали!
        Подниматься было тяжко. Ноги подкашивались, тело качало из стороны в сторону. Но я сумел устоять. И впервые ясно увидел свою четкую тень. Ее, впрочем, сразу захотелось развидеть, потому что у нее были… бараньи рога и длинный изогнутый хвост с пышной кисточкой на конце.
        Не ожидая ничего хорошего, я опустил ладонь на макушку. Нащупал основание одного рога, потом другого. Так и есть. На моей голове торчали шершавые, толстые и крученные двумя кренделями рога. Волосы там тоже присутствовали - густая и лохматая копна, которую легче сбрить, чем расчесать. Хвост можно было не проверять: вон он, паршивец, - мечется туда-сюда сам по себе, словно хочет сорваться и усвистать подальше от своего недовольного хозяина.
        Пальцы легли на лицо: щеки - на месте, непривычно пухлые; глаза как глаза - пара штук, видят далеко и ясно; нос - картошкой; рот, губы - тут полный порядок, к счастью, ничего примечательного; подбородок и… Ну, конечно! Если есть рога и хвост, то как же обойтись без срамной козлиной бородки? Никак. Я ухватился за нее: короткая, жиденькая, спутанная. В сердцах дернул вниз. Ай!..
        В общем, если не учитывать шикарные рога и поразительно вертлявый хвост, человек человеком: бледный, низкорослый и щуплый. Ну почти как в реальности. Не, ну а чего? Если ты все время таскаешь груз с одной планеты на другую, то за фигурой надо следить, потому что лишний вес - лишняя плата, и плата немалая. У меня вот в команде ни одного толстяка не было. Свэна, нашего бортмеханика, однажды ужалил твиримский тиг. Распух так, что в дверной проем не пролазил. Но сдулся же потом. Это не считается.
        Я опустил взгляд на один из двух предметов своего скудного гардероба. И подумал, что, пожалуй, этой грязной тряпкой неопределенного цвета, которая лохмотьями висела ниже живота и стягивала бедра, стыдно было даже мыть пол в каком-нибудь занюханном баре на окраине галактики. Не говоря уже о моем вылизанном грузовике. Руки так и порывались сорвать повязку, но ничего другого на замену пока не имелось, так что пришлось ее оставить.
        Второй предмет сдавливал тугим ремешком запястье левой руки. И у меня не было ни малейшего понятия, что это за перламутровая побрякушка, похожая не то на сложенную жемчужную раковину, не то на черепаший панцирь. Таинственная штуковина, раза в два больше грецкого ореха, особо не мешала и сидела крепко. Однако, вне всякого сомнения, была чем-то важным. В противном случае ее бы не стали запирать на ключ, словно сейф.
        Возможно, если бы я хоть немного разбирался в играх, то назначение предмета на запястье сейчас вызывало бы вопросов не больше, чем штурвал аэрогрузовика вызывает их у капитана корабля. Но в детстве мне было совсем не до развлечений. А потом, когда я наконец-то сумел свалить с родной Тай-Кали, все еще ощущая скрежет песка на зубах от пыльных бурь, - тем более. Мани, мани, мани… Шесть с половиной лет в самом известном галактическом зоопарке «Сильвернест» и еще полтора - в совсем не известном ресторане «У веселого Боба», чтобы заработать деньжат, купить какой-никакой грузовичок, собрать команду космических волков и заняться тем, о чем мечтал с самого детства: бороздить просторы бескрайней галактики.
        Помню, Ева как-то притащила в дом старенький, обшарпанный виар - черный шлем и два джойстика, играли по очереди недели три или около того. И мне не то, чтобы сильно зашло. Первое время мутило, глаза слезились, а вот сестренка чуть ли не спала в шлеме. Будь она рядом, сейчас бы, конечно, подсказала, что эта за цацка и как ее отпереть. Только где теперь Ева?.. Одному богу известно.
        Я заглянул в узкую замочную скважину: тьма и больше ничего. Потряс над ухом: полная тишина. Должно быть, какой-нибудь навигатор или компас, по неведомой причине сокрытый от моих пытливых глаз. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления.
        Солнце, сверкающее на безоблачном небе, накаляло воздух и припекало спину. Однако мокрый песок приятно веял прохладой, а море без остановки брызгало влагой, остужая тело. Впереди, куда уходил и постепенно поднимался берег, стеной зеленел лес. Слева, шагов двести, темнела пещера, густо поросшая зеленью. Далеко справа, в кружевах белой пены и складках морских волн, вздымалась крутая скала, напоминающая исполинского ворона. Мир Нвалии наверняка мастерил землянин. Этих черных крылатых тварей я больше нигде не видел.
        Позади меня громоздилось нечто большое и неподвижное, бросая на песок широкую тень. Я повернулся: надо мной нависал корабль, расколотый поперек на две части, с разбитой в хлам мачтой и драными парусами. Ветерок осторожно, словно брезгливо, трогал грязные, спутанные и рваные полотнища. Ни на секунду не стихающие волны врезались в гниющие борта, покрытые зелено-белесой гнилью, и катились через впечатляющий разлом к берегу, неся на себе мелкие щепки.
        Я нагнулся, подцепил одну и, вытерев руки о набедренную повязку, сунул в щель на раковине. Размокшая щепка согнулась и расползлась на волокна, как кусок нежного мяса. Может, камнем долбануть? Там, ближе к лесу, виднеется целая насыпь.
        На ладони остались остатки размякшей щепки, и я опять склонился над водой, чтобы их смыть. Берег был реальнее реальности. Разум совсем не замечал обмана. Да и пойди заметь! Вода мокрая, небо голубое, солнце жаркое, прибрежные запахи щекочут ноздри, а морской ил… Я опустил руку в волны, коснулся дна и зачерпнул горсть ила, продавливая его сквозь пальцы… А морской ил - мягкий и влажный, каким и должен быть морской ил. Не скрою, цифровой мир Нвалии поражал. Я и не думал, что виртуальная реальность может выглядеть, звучать и пахнуть настолько круто, что ты сам мгновенно забываешь о ее иллюзорности. Неудивительно, что кто-то добровольно и без сожаления скатывался в виар навсегда, а кто-то просто слетал с катушек от впечатлений.
        В рассеченном корабельном брюхе что-то блеснуло серебром. Я внимательно пригляделся, слушая приятный, успокаивающий шорох волн. Не мерещилось: внутри корабля нечто излучало мистический блеск. Тонкие, с волосок, серебристые лучи расходились во все стороны и медленно угасали, чтобы снова сверкнуть звездой. Я не видел опасности, смело шагнул в море, ощущая, как холодеют ноги, и через полминуты, стоя по пояс в воде, уже заглядывал в трюм.
        Солнце сюда едва проникало, и вода казалась темнее, чем у берега, была почти черной. Среди хлама плавал неумело сколоченный из деревяшек круг. Именно он и испускал таинственный серебристый свет.
        Вот и первые отзвуки нереальности, подумал я, разглядывая предмет, отдаленно напоминающий круглый щит. Блестеть на нем было совершенно нечему. Кривые гвозди давно покрылись ржавчиной, дерево разъела соленая влага. С другой стороны - удобно, не пропустишь ничего важного.
        Мне недвусмысленно намекали на то, что этот печальный круг следует подобрать. И я не стал упрямиться, напряженно наблюдая, как в пустоте, напротив глаз проступает черное и ровное полотно, а на нем - крупные белые буквы. Это было пояснение, и звучало оно не очень радужно:
        Старая круглая крышка с ручкой. Возможно, когда-то ей накрывали котел или отхожее место. Ни один торговец не даст за нее и монеты. Можно использовать в качестве щита, но для защиты лучше найти или купить что-нибудь другое.
        Манящий блеск давно исчез, пояснение рассеялось, словно туман на ветру; под нависающей палубой остался только я и старая крышка, которой, возможно, когда-то прикрывали котел или отхожее место. В расстроенных чувствах я вернулся на берег, совершенно не понимая, что делать дальше.
        Вода сходила мгновенно. И набедренная повязка, и крышка от котла (хотелось все-таки думать, что от котла) сохли буквально на глазах. Не прошло и минуты, как тряпка на бедрах заметно полегчала, выпустив всю морскую влагу, а обретенный щит (польстим крышке) начал издавать вполне вменяемые для просохшего дерева звуки, когда по нему стучат костяшками пальцев. В реальности я обсыхал бы еще, наверное, полчаса, если не дольше.
        На самом деле хорошо, что какие-нибудь мелочи все время напоминают о том, что и этот разбитый корабль, и этот широкий, желтоватый берег, протянувшийся от скалы до пещеры, и этот густой, высоченный лес впереди, и это яркое солнце - лишь иллюзия. Иначе можно было бы увязнуть тут, как в черной дыре, забыв, кто ты есть в реальности и где в беспробудном сне храпит твое настоящее тело.
        Кое-что начало проясняться: например, серебристый блеск, как свет маяка, указывал путь к предметам, а мокрая одежда высыхала в мгновение ока, и можно было спокойно гулять под дождем без опасения подхватить насморк. Однако в какую сторону топать дальше, оставалось загадкой.
        Я вновь обвел взглядом место, куда меня принесло. И так и не решив, в какую сторону направиться, пошел куда глаза глядят.
        Глаза глядели в направлении пещеры. Она не казалась зловещей. Тихой, пустующей, темной - да. Но отнюдь не зловещей. Прошлепав по песку шагов двадцать, я заметил отпечатки босых ног. Цепочка уверенных следов возникала внезапно и также резко обрывалась, словно человек, оставивший их, взмыл в небеса или испарился. Однако перед тем, как улетучиться с пляжа, он оставил послание: выведенную стрелку на песке и слово под ним. И это было слово «сокровище».
        Я обошел послание, не зная, доверять ли ему, и уловил знакомый блеск. На палубе корабля. С расстояния двадцати шагов блеск был хорошо заметен, но если стоять совсем рядом с берегом, то… Я посмотрел на пещеру, потом на корабль. И решил вернуться к нему, а также приказал себе отныне быть более внимательным, обшаривая каждый закуток, чтобы не пропустить ничего важного.
        Солнце бросало позолоту на волнистое море, белая пена с тихим шорохом оседала на берегу, ветерок лениво трогал изуродованные паруса. А я, тихо поругиваясь, взбирался на палубу, цепляясь за прорехи и дыры в борту корабля.
        На самом деле было легко. Если бы сейчас карабкался в реале, насобирал бы целый ежик заноз, да еще и непременно сорвался бы, причем не один раз. Однако я пребывал в Нвалии, и мои пальцы, ловкие, как у фокусника, надежно липли к любому выступу. Казалось, во мне не было ни фунта веса. Так что забрался я неожиданно быстро и почти без усилий.
        Но, видимо, совершенно напрасно. Потому что новый предмет оказался даже не крышкой от котла, а всего лишь желтоватым клочком бумаги, исписанным мелкими, нечитаемыми закорючками. Я подобрал его, и в воздухе, словно черное знамя с белыми знаками, всколыхнулось сообщение:
        Нвалия, земля, где живут боги, существует! Я достиг ее, я нашел ее! Но мне и моей команде пришлось заплатить слишком большую цену за то, чтобы взглянуть на этот таинственный мир. У берега мы наткнулись на морскую тварь невиданных размеров, которая уничтожила наш корабль. Я до сих пор слышу безумные, предсмертные крики матросов. В живых остался только я. Но я ранен, измотан и, возможно, тоже скоро отойду в мир иной…
        Капитан Кристофер Пирс
        Записка бесследно растаяла - да и шут с ней. Я прощальным взглядом обвел искореженную палубу и, не обнаружив ничего интересного, смело сиганул бомбочкой за борт, понимая, что, если бы рядом водился монстр, то давно бы меня растерзал.
        Плюх! Вода забурлила вокруг, накрывая меня с головой; ноги нащупали мягкое от водорослей и ила дно. Я оттолкнулся, чтобы всплыть. Экскурсия на палубу оказалась не очень результативной. Какое мне дело до несчастного капитана Пирса? Он вообще выдумка, как и все вокруг: рыжеватый песчаный берег, зеленая полоса леса, серый каменный ворон и темная пещера.
        Я вернулся к месту с указателем на песке и неторопливо пошел к пещере, озираясь по сторонам. Через несколько футов снова увидел блеск. Что-то лежало на берегу, совсем недалеко от входа в пещеру. Так… Значит, моя зоркость была не безграничной, иначе бы я уже заметил свет маячка. Я прикинул расстояние: где-то полсотни шагов. То есть примерно в этом радиусе я буду ловить серебристое сияние. А дальше - не-а.
        Из песка что-то торчало. Не клок бумаги - уже хорошо. Новым приобретением оказалась подзорная труба. Я вытащил ее и повертел в руках, наблюдая, как всплывает пояснение. Черный траурный фон и белые буквы на нем:
        Подзорная труба капитана Кристофера Пирса - одного из тех, кто отыскал Нвалию, желая обрести могущество богов. Говорят, если ночью выйти на берег и посмотреть на корабль, то можно увидеть стонущих призраков его команды. Но капитана среди них нет…
        Окей. У меня есть крышка от котла, ах, простите, щит, и увесистая подзорная труба, которой в случае чего можно огреть кого-нибудь по башке. Пойдем поглядим, что там за сокровище.
        Пальцы поскребли щеку. Дурацкая привычка, как оказалась, перекочевавшая в виртуальный мир Нвалии. Я волновался, глядя на черный провал входа. Встревоженный разум справедливо указывал мне, что там темно и страшно. И заходить в подобные места, имея при себе только крышку от котла и старую подзорную трубу, - не очень-то разумно. В принципе он был прав. Однако упускал одну важную деталь - в густой, как воск, темноте, хранилось сокровище, перед которым устоять было невыносимо сложно.
        На ладонях перекатывался колючий песок. Я протер запыленную линзу, растянул трубу и посмотрел в даль. На море, на тихие волны, на золоченную солнцем дорожку, на гниющий корабль, на высокую серую скалу в форме ворона, на… Зум был такой себе. Но его хватило, чтобы заметить серую глыбу у опушки. Огромный камень утопал в сочном блеске. Словно россыпь звезд… Словно кто-то вытряхнул мешок золотых и серебряных монет, которые теперь играли на солнце.
        Я сложил трубу и, удовлетворенный находками, оценил расстояние: от пещеры до леса топать и топать, а камень отсюда превращается в серое пятнышко и совсем не блестит. Подарок капитана Пирса оказался полезнее, чем я ожидал. Радиус обзора возрастал многократно. И теперь я точно знал, в каком направлении двигаться после того, как пороюсь в пещере.
        Дыхнувшая смрадом пещера немного притушила мой порыв идти дальше. Казалось, внутри разлагается дюжина тел. Гниль и тухлятина. Воздух - чистый яд. Но когда меня это останавливало? Да, в общем-то, никогда. Однажды мы перевозили целый выводок сверимских цирий - милые мохнатые желтые колобки, но какие же вонючие. Буэ! Юи, наш бессменный кок, поспорил со Свэном, что продержится в контейнере с цириями пять минут. Спор он, естественно, проиграл, а грузовик потом пришлось проветривать трое суток. Черт, я скучаю по ним, включая Юи, из-за причуд которого мы не раз попадали в передряги. А тут… даже поболтать не с кем.
        Я сделал пару шагов. Темно, как в погребе. Но тьма неестественно плотная, будто перед глазами сомкнулись толстые черные занавески. В реале я бы…
        Три мутно зеленых огня прожгли непроглядный мрак, что-то угрожающе прогудело в воздухе, всколыхнув пещерную вонь. Я отпрянул. Вовремя! Перед лицом промелькнула здоровенная шипастая дубина.
        Бежать! Срочно бежать!
        Ноги сами собой понесли меня прочь от пещеры, но спину и грудь пронзила адская боль, и меня бросило на песок. Я заорал. Мир вокруг содрогнулся, расплываясь в раскаленном мареве. Казалось, тело одновременно жгут, режут и рвут на части. Мысли путались, меня словно втягивало в жестокий водоворот.
        Стоны, хрипы и кашель. Кровь клокотала в горле. Нвалия была нереальна, но боль… Она была настоящей, страшной, невыносимой. И такой чудовищной муки я еще никогда не испытывал.
        Тело словно покрывалось тонкой корочкой льда. Было ясно, как день, что мне осталось недолго, считанные секунды. Сердце все еще билось, но я чувствовал, что оно отсчитывает свои последние удары. Лик своего убийцы я так и не увидел, заметив перед смертью лишь острый и красный наконечник копья, далеко вперед выходящий из моей развороченной груди.
        Глава 2. Награда для героя
        Снова меня обняла тьма. И снова немилосердно швырнула на сырой берег.
        Вот дерьмо! Я в ужасе коснулся груди, откуда несколько секунд назад торчал впечатляющий наконечник копья, и с радостью ощутил под пальцами приятно-гладкую кожу. Но все равно не смог подавить волнение полностью. В ушах метался собственный предсмертный крик, а отголоски смерти гоняли по телу колючих мурашек. Было жарко. Ни влажный песок, ни близость моря, как прежде, не остужали тело.
        Над берегом со звонким щелчком всплыла белая надпись:
        Получено достижение «Это больно»
        Условия получения: умрите в первый раз
        Видимо, единственное достижение, которое я здесь получу. Шутки шутками, но одно надо зарубить на носу: в Нвалии лучше не погибать. Если к рогам на лохматой башке и к хвосту на заднице еще можно привыкнуть, то к боли - нет. Не очень-то хочется пережить ее снова.
        Покой мало-помалу выметал тревогу. Я сел и, набрав полную ладонь песка, медленно ее наклонил, наблюдая, как срываются сырые золотисто-рыжие комья. Посмотрел ясным взглядом по сторонам: и щит, и подзорная труба лежали рядом. Ну, хоть какие-то хорошие новости, не придется их опять собирать.
        У виртуального мира имелись свои плюсы. Я мог сноровисто, как опытный альпинист, взбираться по отвесным поверхностям, было бы за что цепляться, а еще, промокнув, обсыхал за считанные секунды. Ну, и найденные предметы, похоже, оставались со мной навсегда, даже после смерти. К сожалению, все эти плюсы перекрывал один жирный минус. Реальная, безумная боль.
        Разумеется, я предвидел, что не попаду на курорт с полуголыми танцующими девицами и хмельными разноцветными коктейлями, но... Вообще-то в развитых мирах бедолаг, подобных мне, уже давно принято просто бросать за решетку или замораживать на несколько десятков лет. Но планета Квамера, куда меня занесло волей злого случая, к ним не относилась. Да о чем я говорю, если весь судебный процесс занял от силы минут десять, а судья, плешивая старая жаба, удивленно вытаращил глазищи, когда я потребовал предоставить мне какого-то неведомого адвоката.
        Было, было нехорошее предчувствие. Вот сразу эта ущербная планета мне не понравилась. Мелкая, пустынная, вся в густых туманах и серо-желтая, как заплесневелый лимон. Да и судья (он же обвинитель и защитник в одном лице) тоже хорош: ничего толком не объяснил, промямлил что-то себе под нос, оглашая приговор, и тут же приказал запихать меня в стеклянный гроб. НА ДЕСЯТЬ ЛЕТ! На десять гребаных лет! Словно я террорист или убийца.
        Как он там сказал: исправительно-трудовая игра «Мир Нвалии: Грешники и Мученики» в жанре экшн-рпг. Конечно же, мне, как всегда, невероятно повезло, и по ту сторону саркофага оказался не симулятор космического дальнобойщика или работника галактического зоопарка, где я мог бы себя показать, а непонятно-страдальческая экшн-рпг, в которой приходилось мыкаться, словно слепому щенку.
        Я долго сидел на берегу, прогоняя отзвуки собственной смерти. Затем поднялся, отряхнул припудренные песком колени, подобрал щит и подзорную трубу, ощущая, как мир меняет краски. Это был тот же берег, тот же лес, та же скала-ворон и та же… пещера. Но солнце сползало к линии горизонта, уходило за море, разливая красноватый закатный свет, и все вокруг делалось мрачным, неприятным, недобрым, злым.
        Сквозь подзорную трубу все еще можно было разглядеть серый камень, тонущий в серебристо-золотом свете побрякушек. Отвесная скала выглядела неприступной, как крепостная стена. Корабль я обшмонал от и до. В пещере уже побывал - туда больше ни ногой. Поэтому путь был очевиден: к одинокому камню.
        Поглядев по сторонам и не заметив угрозы, я направился в сторону леса. Две вещи не давали мне покоя. Угасающий день: неизвестно, какие твари тут выползают по ночам. И указатель на песке, направивший несчастного путника прямиком в смертельно опасную ловушку. Кто-то жестоко меня потроллил, заманив в пещеру с трехглазым монстром и посулив небывалое сокровище. Впредь надо быть осторожнее и не доверять ничему и никому. Мир Нвалии хочет, чтобы я страдал. Попытаемся его разочаровать.
        Расстояние приглушало шелест волн. Закатные лучи ткали розоватую пелену, укутывая в нее все вокруг. Лес приближался: деревья росли с каждым шагом. Влажный и рыхлый песок становился сухим и сыпучим, как мука.
        Я оказался прав: камень воссиял, когда до него оставалось примерно полсотни шагов. В померкнувшем свете блеск стал гораздо гуще. На поверхности камня, который напоминал алтарь, играли серебристые и золотистые отсветы, словно кто-то гонял по нему стадо солнечных зайчиков.
        Добрища тут сверкало много - глаза разбегались. Камень был покрыт глубокими рунами и подпирал спину сидящего скелета. Тот нисколько меня не пугал - череп, выбеленные кости да догнивающие лохмотья, а вот то, что он держал обеими руками, выглядело странно и неприятно, как может выглядеть отрубленная волчья башка, к которой на срезе пришили… небольшой кожаный мешок и широкую лямку. Однако это что-то разбрасывало золотистые лучи, словно маленькое солнце.
        Голова-сумка или сумка-голова - не знаю, чего в ней было больше. Я растянул трубу капитана Пирса и, поблагодарив его за этот великодушный подарок, осторожно коснулся ей оскаленной морды. Скелет с тихим шорохом уронил косточку, поблескивающую серебром, а голова-сумка, к счастью, осталась лишь головой-сумкой. От нее не веяло тухлятиной, она не пыталась вцепиться мне в глотку и продолжала покоиться на своем месте, испуская яркие лучи, будто огромный слиток золота.
        Я рискнул ее взять и приятно удивился: несмотря на свой вид, весила она не больше крышки от котла, то есть почти ничего. Пояснение не заставило себя ждать:
        Бездонная сумка, сшитая прекрасной богиней Аиолор из головы нкита, кожи ину и тьмы Ваайской бездны. Очень легкая, несмотря на свой вид. Легенды гласят, что через год после свадьбы с богом Игбо богиня принесла ему трех детей, мальчика и двух девочек. Но в одну из ночей, освещенных полной луной, Игбо обернулся нкитом и пожрал всех младенцев, не в силах совладать с терзающим его голодом. И тогда убитая горем Аиолор отрубила ему голову. Если прислушаться к раскрытой пасти, то можно услышать, как из нее доносится детский плач. Поднесите к сумке что-нибудь и увидите, что произойдет.
        Я перекинул лямку через плечо и поглядел на трубу и на щит, решив испытать сумку, сшитую аж настоящей богиней. И первым, и, положа руку на сердце, даже вторым рисковать не хотелось.
        Под ногами поблескивала фаланга, которая несколько секунд назад отвалилась от скелета, сидящего у камня. Ее не жалко. Я подобрал косточку и без особого интереса прочел пояснение:
        Обычная кость, которую можно найти во многих местах или купить у некоторых торговцев. В руках простого человека не представляет никакой ценности. Поэтому лучше отнести ее скорбящим мастерам. Они наверняка найдут ей применение и, возможно, даже вас вознаградят.
        Как и думал: ничего особенного. Если пропадет с концами, невелика потеря. Еще отыщу. Я перехватил косточку кончика пальцев и занес ее над распахнутой пастью. Фаланга беззвучно плюхнулась в чудо-сумку и исчезла во тьме. Сколько я ни смотрел внутрь, так и не увидел ничего. А пихать в бездонное и мрачное «ничего» свою руку, пусть и левую, все еще было боязно.
        Я немного постоял, собираясь с духом, почесывая нос и изучая другие предметы, нарочито вызывающе разбросанные у камня - ну что бы уж точно их никто не пропустил. Потом вспомнил, как после атаки в спину лихо заросла дыра в груди, и, зажмурившись, опустил левую руку в сумку. Если откусят, отрастет, наверное. Так ведь это работает?
        Не откусили. Пальцы сразу нащупали брошенную кость. Я вытащил ее и повертел перед глазами: с ней ровным счетом ничего не произошло. Желтоватая фаланга - легкая и твердая. Кость благополучно улетела в бездонную сумку, и я решил провернуть тот же трюк с крышкой от котла.
        Мой жалкий круглый щит, сколоченный из гнилых досок, исчез в тот момент, когда я пытался просунуть его в открытую пасть. Просто мигнул и исчез. Но… я спокойно отыскал его на дне сумке, если, конечно, у нее было дно в привычном понимании. Эх, в реальности бы такое чудо. Да любой дальнобойщик, включая меня, не раздумывая продал бы за него душу.
        - Супер, - сказал я негромко.
        И принялся изучать остальной хлам: писульку, свернутую аккуратной трубочкой и перевязанную красной лентой, три неестественно круглых серых камня размером с кулак, неказистую кривую дубинку и алтарь, который тоже поблескивал.
        Первым в руке оказался свиток. Я распустил хлипкий бантик и развернул записку, слушая, как между пальцами хрустит шершавая желтоватая бумага:
        Грешники, пришедшие искупить свою вину, и мученики, решившие испытать свою волю, знайте же, что впереди вас ждут только великие утраты, страдания, боль и погибель. Возьмите эти дары, посланные милосердными богами для облегчения вашего тернистого и долгого пути, а затем идите вперед, через лес, и отыщите того, кто владеет ключом, отпирающим врата ниима. И ни в коем случае не доверяйте письменам, оставленным на песке, камнях и стенах.
        - Очень своевременное предупреждение, - хмыкнул я, провожая злобным взглядом исчезающие буквы и прокручивая их в голове.
        Того, кто откроет врата ниима?.. Я опустил взгляд на запястье, где перламутром переливалась запертая раковина. Ладно, это было несложно. Даже ребенок догадается. Ребус на два из десяти. Что там дальше…
        Я подбросил на руке круглый камешек - тоже мне божественный дар:
        Камень. Просто камень. Совершенно бесполезен в бою, но способен ненадолго отвлечь врага.
        Три камня отправились в сумку, и я поднял дубинку - кривобокую, сучковатую, но тяжеленькую:
        Старая дубина - самое простое и неприхотливое оружие ударно-дробящего действия. В умелых руках может нанести серьезный урон врагу и даже сокрушить его щит. Загляните в ниим, чтобы узреть ее истинную силу.
        Я обвел себя презрительно-сочувственным взглядом: рваная повязка на бедрах, отрубленная звериная башка на боку, в левой руке - подзорная труба, в правой - дубина. Печальное зрелище.
        Расставаться с подарком Пирса было все еще страшновато, но сейчас он только мешал, и я бережно опустил его в звериную пасть, надеясь, что труба не исчезнет с концами. Оставалось узнать про каменный алтарь, достать щит и пойти сквозь лес в поиске того, кто откроет мой ниим.
        Ладонь легла на гладкую, будто полированную вершину серого камня, сбрасывая с него яркий серебристый блеск:
        Энква - один из осколков жертвенной скалы. Напоите осколок своей горячей кровью, дабы вдохнуть в него жизнь. И кто знает, чем он отплатит за то, что вы утолили его жажду.
        Ничем, подумал я. Потому что у меня не было ни малейшего желания поить какой-то дурацкий камень своей кровью. Она мне и самому еще пригодится. Да и вообще, как они себе это представляют? Под рукой ни лезвия, ни иглы. Разве что о клык разинутой пасти нкита… Не, бред. Я покачал головой и недоверчиво поглядел на лес, заметив блеск у дерева.
        Перед тем, как пойти за очередным ништяком, я обернулся и посмотрел на разбитый корабль, на море, шепчущее теперь тихо-тихо, на солнце, которое нижним краем касалось горизонта, разливаясь золотом по волнам.
        Меня заманивали в лесную чащу, раскидывая блестящие побрякушки от корабля до опушки. Если бы я как полный придурок не поперся в пещеру, то давно притопал бы сюда, не теряя времени. Судя по всему, это был единственный верный путь, ведущий к тому, кто отроет мой ниим.
        Песок под ногами терял жар солнечного дня; деревья закутывали свои рослые тела в серо-красные плащи; когда-то голубое, почти прозрачное небо заметно потемнело. Оставив осколок жертвенной скалы, я пошел на блеск. И не сразу понял, куда меня привело сияние. Ибо среди невысоких метелок травы взгляд не находил ничего. Кроме… самой травы?
        Я выдернул пучок и понял, что оказался прав, потому что свечение померкло, а в холоднеющем, темнеющем воздухе выскочило пояснение:
        Божественная трава…
        Ха-хм! Похоже, тут не так уж плохо, как казалось на первый взгляд. И, может быть, даже весело.
        …Можно найти в любом уголке Нвалии или приобрести у торговцев, хотя они ломят за нее неоправданно высокую цену. Постепенно залечивает раны, а также служит ингредиентом для различного рода зелий. Пожуйте ее, чтобы восполнить свое здоровье.
        Ну… Рога, хвост и козлиная бородка у меня уже есть, осталось только встать на четвереньки и похрустеть сочной зеленухой. Наш Док тоже однажды притащил на борт какую-то траву, с полной убежденностью в том, что ее терпкий дым излечивает любые недуги. А затем почему-то возомнил себя кометой и пытался упорхнуть прямо в открытый космос.
        Я бросил пучок травы в бездонную сумку, пробежался внимательным взглядом по взрывообразно заросшей опушке и прикинул, с каким багажом притащился к пугающе высокому и густому лесу.
        У меня было три круглых серых камня - не бог весть что, но можно отвлечь какую-нибудь тварь, пучок божественный травы на тот случай, если отвлечь тварь не получится, и она насадит меня на рога, бесполезная косточка, классная подзорная труба, дубинка - унылая на вид, но тяжелая на вес, крышка от котла, претендующая на роль какого-никакого щита, и шикарная бездонная сумка, где почти весь этот хлам, кроме дубинки и щита, надежно и спокойно лежал, не издавая ни звука и не отягощая мое худое плечо. Одно меня беспокоило: серая пелена пришедших сумерек. Сколько еще до наступления ночи?..
        Я нырнул в океан пышной зелени, в море лесных ароматов. Казалось, если втянуть их все разом, то лопнет голова. Резкие запахи и несмолкаемые шорохи отвлекали. Протянутые меж деревьев сети паутины настырно лезли в глаза, налипая на лицо; ветви цеплялись за рога и норовили стянуть с меня набедренную повязку. Но я старался. Изо всех сил старался не попасть в ловушку или не нарваться на врага, поглядывая под ноги и по сторонам.
        Местный Гензель продолжал разбрасывать свои блестящие камушки. Я нашел еще два пучка божественной травы и один камень. Не знаю, насколько глубоко забрел в темнеющую чащу, когда на здоровенном пне уловил серебристый отблеск. Это было что-то новенькое:
        Ядогон - желтоватый гриб, который прекрасно борется с отравлением и усиливает сопротивляемость ядам. Встречается преимущественно в лесах, также можно купить. Съешьте его, если почувствуете тошноту и боль в животе, потому что, скорее всего, вас отравили.
        Трава и грибы - то, что доктор прописал. Я кинул гриб в сумку и краем глаза заметил, как справа ожили сумерки.
        - Ох!
        Что-то колючее схватило меня за плечи, и я в страхе отскочил, налетая на пень и с криком шлепаясь на землю. Одно из деревьев, не самое примечательное в лесу, изгибая ствол, тянуло ко мне свои ветви, словно хотело обнять, а когда осознало, что не достанет, завопило так, что у меня чуть кровь из ушей не потекла.
        Крик, вылетевший из дупла обиженного полена, взбудоражил весь лес. Я укрылся за пнем, но сразу понял: плохая идея. Что-то надвигалось со всех сторон. Словно злой ветер заметался между деревьями, играя листьями симфонию угрозы. Но никакого ветра не было и в помине.
        Воздух прошил тонкий свист, в пень воткнулся зеленый шип величиной с палец, а щеку словно бритвой полоснули. Я поежился от боли, понимая, что разбрасывать камни, пытаясь отвлечь врагов, уже поздно. Невидимые противники были и спереди, и слева, и справа. Прятались где-то там, среди густой листвы, теней и сумрака, продолжая осыпать меня острыми шипами, которые каждую секунду свистели над головой и вонзались то в пень, то в щит. Надо было отступать, пока позади все еще было относительно спокойно.
        Подняв щит, который прикрывал примерно ничего, я со всех ног бросился назад, не разбирая дороги. Один раз правую руку страшно кольнуло болью, другой раз что-то впилось в затылок. Однако, не желая сдаваться так просто, я продолжал нестись как угорелый. Пока не вылетел на берег, к серому камню с рунами.
        Стало жарко, хотя на берег опустились сумерки, а солнце последними лучами цеплялось за море. Кто бы мог подумать несколько минут назад, что я буду рад видеть эту серую глыбу, словно старого друга. Я укрылся за ней, слушая, как затихает шелест, и ожидая появления целого сонма врагов. Щека горела, будто над ней висели раскаленные угли, боль терзала затылок и правую руку. Ничего - сейчас вытащу шипы, закинусь божественной травой и… На самом деле я не знал, что делать дальше. Лес казался непроходимым. Я даже не видел врагов, кроме психованного дерева.
        Как только я избавился от шипов, меня начало жестко мутить.
        Яд?.. В груди разрастался жар. В горло, в нос будто напихали колючей ваты - я не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть. Меня словно душили. Из последних сил я потянулся к сумке за ядогоном, но руки мои ослабели, и все, что мне оставалось, это сидеть у камня и беспомощно смотреть на то, как из вспоротой щеки на него капает кровь, оживляя древние руны, а из безвольно разинутого рта бурным потоком льется густая белая пена.
        Глава 3. Попытка номер два
        Тьма пронесла меня знакомой тропой и грубо высадила… у глыбы, а не у погибшего корабля, как два предыдущие раза. После отравления, после удушья, я глубоко вдохнул прибрежный воздух, пахнущий рыбой и отдающий сыростью, чтобы прийти в себя. Еще один лик смерти…
        Солнце вывело прощальными лучами «Досвидули» и утопилось в море, оставляя меня в одиночестве на ночном берегу. Резко похолодало. Руны на хмельном от моей крови камне теперь мерцали алым, словно сигнальные огни аэрогрузовика, а у моих ног лежали два новых предмета: свернутая зеленая сетка и стекляшка в форме груши, где подрагивало, словно живое, пойманное ярко-желтое пламя. Наверное, фонарь, подумал я. Но ошибся:
        Очищающий огонь - метательное оружие, заключенное в тонкую оболочку из фризиита и созданное богиней Флаамой для борьбы с порождениями тьмы. Одинаково эффективен против людей и монстров. Бросьте его, чтобы освободить дикое пламя, но обращайтесь осторожно, чтобы не сгореть самому.
        О-о-о! Это штука стоила пролитой крови. Я мстительно окинул взглядом лес, с наслаждением представляя, как выплескиваю дикое пламя прямо на орущее полено. И подобрал зеленый сверток:
        Травяная рубашка - излюбленный предмет одежды звероловов Нвалии. Материал все еще хранит тонкий след древней магии. Накиньте ее, чтобы незаметно бродить по лесам. Но помните, что она уберегает только от чужих глаз и совсем не защищает от атаки.
        Я развернул зеленый сверток: сетчатая рубашонка оказалась тонкой, легкой и длинной. Но с виду моего размера. Если описание не пыталось меня обмануть, то с таким волшебным гардеробом миновать лес было проще простого. Хороший камень, хороший Энква (надо же, мне удалось запомнить, как его зовут). Я погладил своего пыльного благодетеля по вершине, и руны на мгновение вспыхнули чуть ярче, отзываясь на прикосновение.
        По правде говоря, стекляшка с очищающим огнем выглядела очень хрупкой, чтобы класть ее в сумку рядом с камнями и подзорной трубой. Однако от нее исходило столько света, что в ночном лесу, куда я намеревался вновь зайти, меня бы, наверное, все равно обнаружили, невзирая на магическую рубашку. Поэтому пришлось покормить бога Игбо, вернее, его отсеченную голову.
        Хотелось, конечно, спалить орущее полено ко всем чертям. Но я решил действовать иначе. Проскользнуть тихой мышью, не нарываясь на неприятности. А уж потом…
        Травяная сетка скатилась по моему озябшему телу. Согреть она меня, увы, не согрела, но я на это и не надеялся. А рассчитывал на то, что ее волшебная ткань действительно спрячет от чужих глаз, как указывалось в пояснении. Рубашка была колючей, однако удобной, нигде не жала, не стесняла движения, словно ее сшили исключительно под меня.
        Я достал дубину, потом щит. И с сомнением поглядел на серый валун, на его мигающие красные руны. Вот интересно, если его еще напоить, то он опять подбросит мне ништяков?.. Проверять свою теорию не рискнул - не хотелось раненым пробираться через кишащий тварями лес. Но и мысль тоже не стал прогонять, отложив ее в голове до лучших времен.
        Ночной лес решительно не хотел затихать. Высоко над головой хлопали крылья, издалека доносилось неприятное клокотание вперемежку с треском, рядом во тьме все время метались шорохи, заставляя сердце замирать.
        Не знаю, было ли дело в травяной рубашке или мне просто везло, но ни одно дерево больше не пыталось меня заключить в свои крепкие объятия. Двигался я без суеты, осторожно, пригнувшись и не касаясь деревьев. Один раз увидел, как в лунном свете между ветвями блеснула широкая чешуйчатая лента. Пришлось немного отклониться от маршрута, чтобы ее обойти. Но на этом все. Пока, к счастью, все.
        По ощущениям я продвинулся намного дальше, чем в первый раз, когда заметил желтое свечение. Сперва подумал, что это блеск очередной побрякушки, но, когда подобрался ближе, увидел костерок, возле которого кругом сидели пятеро чудиков. Да именно так - чудиков, потому что иного слова я подобрать не мог, невзирая на то, что несколько лет отпахал в Сильвернесте и насмотрелся на фауну со всех уголков галактики.
        Больше всего существа у костра смахивали на тай-калийских пустынников. Или на земных ежей, если бы их серьезно откормили и выкрасили в темно-зеленый цвет. Опасные чудики весело попискивали у костра и через тонкие трубочки плевали друг в дружку… шипами. Теми самыми памятными ядовитыми шипами, которые доставляли моря радости и счастья их владельцам, а из меня… извергали белую пену.
        Впереди, в двадцати шагах от костерка, поблескивал мохнатый и зеленый трос, закрепленный огромным узлом на толстом дереве, проброшенный высоко над землей и круто бегущий в пропасть, - туда, где резко обрывался лес.
        Обрыв будто делил мир надвое, оставляя на одной стороне волнистое море, рыжий берег и густой лес, а на другой темную бездну. Сколько я ни всматривался, так ничего и не увидел, кроме пустоты. Однако нисколько не сомневался, что все это время меня вели именно к этому месту. И теперь я должен был ухватиться за этот трос и съехать вниз, чтобы окончательно пересечь лес.
        Одна проблема: веселый пикничок у самого обрыва. С какой стороны ни подойди, в свете костра заметят, и никакая травяная рубашка не спасет. Я прикинул все возможные варианты и понял, что в любом случае придется нарушить ночную идиллию. Вообще-то по натуре человек я миролюбивый, но для достижения цели могу и в морду дать.
        Я осторожно положил щит на траву и опустил ладонь в сумку, чтобы найти на дне теплую склянку с огнем. Зеленые чудики все еще веселились, постреливая друг в друга ядовитыми шипами над язычками пламени. Костерок то и дело бросал в ночь искорки; пахло дымом и смолой.
        Вытаскиваю и бросаю. Вытаскиваю и бросаю. Вытаскиваю и…
        Бздынь! Бросок вышел удачным. Освобожденное пламя взметнулось до небес и разлилось по кругу, набросившись на всех писклявых противников разом. Стало светлее, чем днем; я мгновенно согрелся. Красно-желтые огни, словно живые, запрыгали по деревьям, но не устроили пожар, а быстро затухли, оставив после себя странную дымку, которая зачем-то устремилась ко мне.
        Я схватил щит и хотел уже было дать деру. Но дымка оказалась проворнее, влетев в мою бледную, покрытую зеленой сеткой грудь, словно птенец в родное гнездо. На несколько секунд я оцепенел, прислушиваясь к самому себе и ожидая очередную щедрую порцию боли. Но… ничего не случилось. Совсем ничего. Дымка как влетела, так и осталась внутри, никак себя не проявляя. Чувствовал я себя вполне нормально, с поправкой на то, что находился в виртуальном мире Нвалии, где умудрился уже дважды отъехать на тот свет. На всякий случай ощупал себя: все было на своих местах, включая бараньи рога, неугомонный хвост и козлиную бородку.
        После моей атаки на месте ночного пикника остался лишь выжженная земля, покрытая толстым слоем пепла. Сквозь него в трех местах пробивался тусклый блеск.
        Я разворошил первую горку пепла ногой и поморщился от вида находки, похожей на жирного мутно-зеленого слизня. Лучше бы еще очищающего огня подкинули. Один бросок - враги в труху, а ты согрелся, да еще и полезными предметами разжился. Я присел на корточки и кончиками пальцев вытащил из пепла эту пакость:
        Ядовитая железа - орган, извлеченный из тела лесного нуси. Смажьте им свое оружие, чтобы отравить ваших врагов. Но помните, что железа не оказывает никакого эффекта на противников, обладающих сопротивляемостью к яду, и не может быть нанесена на волшебные предметы.
        Я с удовольствием скормил ядовитую железу бездонной сумке, а затем разбросал две оставшиеся кучи пепла. Под ними оказались мелкие золотые монеты в количестве трех штук. Другое дело. Я звякнул собранными монетами, сжимая их в кулаке, и приготовился читать пояснение. Простоял с минуту, но так и не дождался привычный черный прямоугольник, покрытый белым текстом. Оно и понятно: бабосики они и есть бабосики. Хоть в реальном, хоть в виртуальном мире. Какие тут пояснения.
        Монеты посыпались в сумку, следом за ними отправился щит.
        Я остался с одной дубинкой, при помощи которой планировал съехать вниз. Над головой в окружении мерцающих огоньков звезд белела луна - большая и яркая, как прожектор, под ногами волновался пепел, поднимаясь облаками, а впереди простиралась бездна. Не знаю, то ли никто больше не желал очиститься огнем, то ли просто кости так упали, но лес притих, примолк, будто вымер.
        Внезапно нахлынувшая тишина немного тревожила. Я поглядел по сторонам и осторожно приблизился к краю обрыва. У-хх! Высоко. Очень высоко. Долго падать. Состаришься раньше, чем разобьешься. Далеко внизу - там, куда убегал зеленый трос, облитый лунным светом, - желтели очертания развалин, робко выступающие из безбрежного океана тьмы.
        Я достал подзорную трубу, чтобы рассмотреть конечную остановку. Но увидел лишь желтые и голубые пятна, подрагивающие на поверхности разбитых колон, статуй и стен. Придется разбираться на месте. Вернув подарок Пирса в сумку, я опустил дубинку на трос, крепко взял ее с обоих концов и… зажмурился, отталкиваясь от выжженной земли и прыгая в бездну.
        - А-а-а!!!
        Ветер засвистел в ушах, начал путаться в давно нечесанных волосах, дергать края травяной рубашки и жестко морозить тело. Но это ничего. Это мы стерпим. Лишь бы трос или дубинка не подвели по дороге.
        Я приоткрыл один глаз, потом другой. Дубинка с шорохом скользила по тросу, внизу мелькали массивные поваленные колонны, в небе кружились звезды, а впереди из огромной круглой чащи на постаменте лился голубой фонтан, хватая огненные отблески костра.
        Ощутив, как трава щекочет пятки, я спрыгнул, чтобы со всей дури не въехать в колонну, которую обматывал конец троса, и осмотрелся, уже крепко стоя на ногах. Развалины тут, развалины там - поросшие зеленью, серо-белые, лишь тень былого величия. Я покрепче сжал дубинку. Поездка не оставила на ней ни следа, она даже не нагрелась от трения. Виар такой виар.
        - Здравствуй, грешник, - вдруг сказали из темноты. - Проходи, погрейся у костра. Ночи в Нвалии холодны и тревожны.
        На всякий случай я достал щит и в полной боевой готовности зашел за кусок каменной стены, откуда донеслось приглашение, произнесенное спокойным мужским голосом.
        У жаркого костра стоял темнобородый бугай, закутанный в черную длинную хламиду. Мне приходилось смотреть на него снизу вверх, чтобы видеть его заросшее кучерявым волосом лицо. Подходить к незнакомцу ближе, чем на три шага, я пока не спешил: еще заденет своим ручищами, костей не соберешь. Не, ну вылитый Хагрид из Гарри Поттера.
        - Меня зовут Одо. Советник Одо. Я буду сопровождать тебя в твоих странствиях, покуда ты не искупишь свою вину, как и прочие грешники.
        На плече советника Одо висела пошарпанная сумка, откуда он извлек пухлую книгу.
        Шелест пожелтевших страниц. Серьезное лицо. Внимательный взгляд. В больших темных глазах, как в зеркале, спокойно горит пламя костра.
        - Bobo1978134. Грешник…
        - Меня что, зовут Bobo?
        - Так указано в Книге Искупления, а она всегда говорит правду. - Одо продолжил читать с серьезным видом. - Количество смертей - две. Убит Двуглавым Эгву, отравлен ядом лесных нуси. Получено золота - три монеты.Пожертвовано золота - ноль. Неплохо, неплохо, - похвалил он меня непонятно за какие заслуги, поглаживая бороду.
        - Что - неплохо?
        - Всего две смерти. Обычно до Руин Осиси грешники добираются спустя пять, а то и десять смертей.
        Советник закрыл книгу и убрал ее в сумку. А я спросил:
        - Одо, ты - человек?
        - Ну… - Он бросил на меня оценивающий взгляд. - Рогов и хвоста у меня точно нет.
        - Да я совсем не об этом. Как тебе объяснить… Ты - живой?
        - Моя грудь при вдохе наполняется воздухом, мои уши слышат всплески фонтана и твои глупые слова, моя кожа чувствует тепло, исходящее от костра. Так что, наверное, можно с уверенностью утверждать, что я живой.
        - Ты же в курсе, что Нвалия нереальна? Она - ненастоящая.
        - Ах, если бы всякий раз мне давали по монете, когда пытались убедить в нереальности этого мира, я бы из них, наверное, уже мог отлить свою статую в полный рост.
        - Ладно. Попробую зайти с другой стороны, - я чуточку подумал. - Самый известный зоопарк в галактике?
        Он глубоко задумался, пухлые пальцы перебирали кончик бороды.
        - Не знаю, грешник.
        - Ясно, - разочарованно вдохнул я. - Ты тоже ненастоящий.
        - И я ненастоящий? - хохотнул он.
        - Ага. Все это на самом деле игра, как карты, кости или монополия. А ты просто какой-то важный персонаж или типа того.
        Хагрид местного разлива глазел на меня с кристально-чистым изумлением. Примерно так же, как судья, когда я попросил у него адвоката. Однако надо отдать должное тому, кто работал над интеллектом советника. Одо вел себя как живой человек, даже немного язвил по поводу моей внешности. Но по факту, к сожалению, был лишь куском кода, который превратился в бородатого и добродушного великана в мире Нвалии.
        Я горестно опустился на землю, положил оружие и уткнулся грустным взглядом в раскаленные угли. Одо сел напротив, посматривая на меня поверх пляшущих язычков пламени.
        - Ты должен открыть мой ниим? - спросил я.
        Поднял левую руку и потряс ей, демонстрируя перламутровую раковину на запястье.
        Борода запустил обе руки в сумку, которая, судя по всему, по вместительности ничем не уступала моей, и достал ключ и флягу. Ключ был медным и коротким, с головкой в форме кольца. Флягу оплетали тонкие зеленые стебли, а между ними прорастали мелкие белые цветы; из горлышка торчал няшный грибочек ярко-красного цвета, присобаченный к сосуду тонкой серебристой цепочкой.
        Я взял флягу, читая пояснение, проступившее над костром:
        Исцеляющая фляга - волшебный сосуд, созданный лекарями Ории. Испейте из фляги, чтоб быстро восстановить запас жизненных сил. И не забывайте пополнять ее, находясь рядом с живительным фонтаном. Если хотите, чтобы фляга всегда была под рукой, закрепите ее на поясе.
        - Если найти особые лепестки и ростки, то можно увеличить количество глотков и крепость напитка, - сказал Одо, вставляя ключик в замочную скважину.
        - Мне бы сперва какой-нибудь захудалый пояс достать. Есть предчувствие, что во фляге я буду нуждаться чаще, чем в… оружии…
        Я ошибался, когда думал, что под панцирем ниима скрывается навигатор. Это было что-то другое. Из открытой раковины брызнули разноцветные лучи, спешно рисуя широкий прямоугольник, забитый инфой и кучей вкладок. Мое досье. Мой профиль. Весь я как на ладони. Вернее, не я, а виртуальное эго… Bobo1978134. Ну и имечко. Зачем мне дубина, когда есть такое убийственный ник? Можно просто выкрикивать его врагам, чтобы они со смеху дохли.
        В левой части вкладки «Статус» медленно вращался хвостато-рогатый кадр, в грязно-рваной повязке на бедрах и зеленой сетке до колен, а правая часть была отдана под тактико-технические характеристики:
        - Что за янма?
        - Божественный эфир, которым пронизан весь мир. И ты, и я, и нуси - каждое живое существо в Нвалии дышит благодаря янме. Эта наша суть, наша энергия, наше внутреннее пламя. Но лишь грешники и мученики наделены даром черпать эфир из окружающего мира, чтобы орошать себя благодатью и, подобно увядшему цветку под каплями дождя, расти и крепнуть.
        Борода подкормил костер. Пламя колыхнулось, оживляя тени среди руин; желто-красные язычки облизнули нетронутый хворост и со смачным хрустом принялись за него; в темное небо, к звездам, покатился каскад оранжевых искр.
        - Репутация: грешник… Поясни.
        - Таких, как ты, ссылают сюда для искупления грехов. Но есть и те, кто прибывает по собственной воле, чтобы проверить силу своего духа. В Нвалии их называют мучениками. Думаю, ты понимаешь, кому из вас больше благоволят боги?
        - Ты хочешь сказать, что кто-то сам сознательно идет на то, чтобы раз за разом корчиться в предсмертной агонии?
        Борода кивнул:
        - Иначе как еще испытать силу своего духа?
        - Не знаю, бросить бухать, делать зарядку каждое утро или отказаться от сладкого, - я покачал головой. - И на что это влияет?
        - На выбор. На способности. На возможность снизить болевой порог…
        - Стоп! Вот здесь подробнее, пожалуйста.
        - Это право дано лишь мученикам.
        - М-да, - огорчился я. - И что, нет никакой лазейки для грешников вроде меня? Ну, малюююсенькой?
        - Об этом тебе лучше поговорить с Акпати.
        - М-м, совсем забыл, а кто у нас Акпати?
        - Богиня смерти.
        - И как мне ее найти?
        Борода хмыкнул - мол, дурак, что ли, такие вопросы задавать.
        - Вообще ты сам можешь узнать содержание неизвестного слова. Просто коснись его и увидишь подсказку.
        Я раскрыл следующую вкладку - «Инвентарь». Рогато-хвостатый бес остался на прежнем месте, правая часть экрана изменилась. Ее заполонили мелкие иконки всего того мусора, что я насобирал за время, пока добирался к руинам. Годная подзорная труба, верные щит и дубина, травяная рубашка, превратившая меня в невидимку, бесполезные камни и грибы, несколько пучков божественной травы, ядовитая железа, которую было противно брать в руки, и золотые монеты. Жмякнул по иконке дубины.
        Указательный палец ткнул следующую вкладку: «Путь». И, честно говоря, под ней я надеялся увидеть карту Нвалии, поставленные задачи (куда идти и что делать?) и все в таком духе, но узрел совсем иное:
        Все профессии важны, все профессии нужны. Молочно-белые буквы в первом столбце сверкали, как девственный снег на солнце. Поверх тусклых букв второго столбца лежал огромной серый замок. Больше всего меня смущала золотая звездочка напротив слова «Бродяга».
        - Одо, скажи мне, что все не так, как я думаю, и этот пятиконечный маркер не определяет мой путь в мире Нвалии?
        Борода раскрыл свою толстую книгу, заглянул в нее:
        - Bobo1978134. Класс - бродяга.
        - О, ну просто прекрасно! Мало того, что я грешник, так еще и бомж.
        Советник закрыл книгу и добродушно улыбнулся.
        - Все не так плохо, как кажется, - решил успокоить он меня. - Вот другие классы - все сплошь однобокие. Воин крепнет от силы, охотник - от ловкости, маг - от волшбы. А ты можешь развиваться, как пожелаешь. Немного того, немного сего. По-моему, это здорово!
        - Нет, это совсем не здорово, - возразил я. - Потому что нельзя танцевать сразу на двух свадьбах, пытаться усидеть на двух стульях и гнаться за двумя зайцами. Понимаешь меня?
        Борода нерешительно кивнул.
        - Тут, кстати, второй столбик заперт…
        - К сожалению, эти классы доступны только мученикам.
        Я вздохнул: класс «крылан» выглядел интересным, и пара лишних крыльев за спиной в этой дурацкой игре пришлась бы очень кстати. В очередной раз убедившись, что жизнь, даже виртуальная, полна разочарований, я попытался открыть следующую вкладку «Бестиарий», но она почему-то не отзывалась на прикосновение. Ни на первое, ни на второе, ни на третье. Борода заметил мою нервозность, тяжело поднялся, неторопливо обошел костер, встал у меня за спиной и сказал:
        - Чтобы заглянуть в Бестиарий, нужна Книга Зверолова.
        - И где мне ее взять?
        - В Охотничьем привале. Но тебе пока туда нельзя.
        - Почему?
        - Потому что ты не готов.
        Следующие вкладки «Вера» и «Ремесло» открылись сразу, однако оказались пустыми. Просто черный фон и белые буквы моего уродского ника.
        - Когда выберешь бога, которому будешь поклоняться, сможешь увидеть здесь его благодать. Ну, а ремесло освоишь со временем. Сможешь делать стрелы, болты и много других замечательных вещей.
        - Я так и подумал.
        Последняя вкладка «Достижения» выкатила мне перечень закрытых темных плашек. Я прокрутил страницу, обнаружив в конце бесконечного списка свою единственную награду «Это больно». И словно отзываясь на красноречивое достижение, тело мучительно дернулось. Я даже пикнуть не успел, заваливаясь в конвульсиях на бок. Внутри будто взорвался каждый нерв, а кровь закипела в венах, пропуская сквозь себя убийственный электрический разряд.
        Неожиданный привет из реала. Кто-то решил вдруг напомнить, что я должен не только страдать, но еще и трудиться на благо жителей Квамеры. Весь срок. Все десять лет...
        Глава 4. Нужно больше золота!
        Боль была сильной, но недолгой. После того, как она стихла, я еще некоторое время лежал у костра, отходя от внезапной атаки. Шваркнуло меня знатно. Казалось, еще мгновение, и мозги забурлят, как похлебка в котелке.
        Перед глазами, в танце пламени, розовели угли - аккуратные, кубиками, один к одному, а в свете их жара мелькали приятные воспоминания о том, как мы с Евой на таком же вот костерке когда-то жарили соленых ишинов и привезенную с недосягаемо далекой Земли сладкую пастилу.
        Одо помог мне подняться. Выглядел он грустновато, словно и впрямь сопереживал несчастному грешнику.
        - Спасибо, - поблагодарил его я, сбивая песок с плеча.
        Мой ниим изменился. На его крышке проступили четыре ровные полоски, идущие друг под другом. Одна была красной, другая зеленой, третья синей, а четвертая переливалась всеми цветами радуги.
        - Твоя жизнь, твоя стойкость, твоя мана и твоя янма, - пояснил Одо.
        - Мана - это…
        - Твой запас магической силы.
        Советник вновь сел у костра, поглядел на меня сквозь золотистое пламя.
        - Меня на самом деле Адам зовут.
        - Это мирское имя, - хмуро пробормотал он. - Оставь его.
        - Почему? Что в нем плохого?
        - Тяжкий груз, - принялся пояснять он. - Все время будет тянуть тебя на дно, в твое темное прошлое. Лучше забудь про него, пока не искупишь вину.
        - Может, ты и прав. - Я смахнул пряди волос с глаз. - Ты ведь уже видел подобные припадки у других грешников?
        - Известное дело, - покивал Одо. - Боги требуют подношений.
        - А в твоей чудесной энциклопедии случаем не указано, сколько я должен заносить богам, чтобы они не били меня током до полного изнеможения?
        Одо полистал страницы, гоняя тени среди руин.
        - Пока десять золотых. Каждые сутки.
        - Пока?
        - До шестого уровня.
        - И где мне их взять?
        - Можешь продать что-нибудь, но для этого надо найти торговца или устроить охоту на вучи-вучи. Они тут, сразу за стеной, в поле. Но ночью к ним лучше не приближаться.
        - Ну, торговца я здесь не вижу, да и продавать мне особо нечего. Значит, придется выколачивать деньги из этих твоих вучи-вучи.
        - Днем они почти неопасны.
        Я посмотрел в небо: купол над Нвалией светлел, звезды гасли одна за другой.
        - А как они выглядят?
        - Как вучи-вучи.
        - Большие?
        - Нет. - Советник повертел рукой перед глазами. - Три ладони.
        Три его ладони - это пять моих. Но все равно выходит, что мелюзга какая-то.
        - Чем опасны?
        Одо почему-то хмыкнул.
        - Ты один из немногих, кто спросил. Обычно что грешники, что мученики сразу рвутся в бой. - Советник поглядел в сторону поля. - Опасайся их жала. И не давай им сбиваться в стаю.
        - А что произойдет, если они все-таки собьются в стаю?
        - Беда, - кратко ответил он и добавил: - Мне кажется, милосердные боги их тут намеренно расселили, чтобы вашему брату было легче начинать свое путешествие.
        ИИ у Бороды был все-таки потрясающий. Одо не только толково отвечал на вопросы, но и сам живо поддерживал беседу. Болтай мы с ним в реале, у меня не возникло бы ни капли сомнения, что передо мной живой человек, а не цифровой болванчик.
        - Когда я соберу монеты, что делать дальше?
        - Нести к жертвенному алтарю.
        Одо махнул рукой - туда, где в предрассветных сумерках брызгал живительный фонтан.
        Когда над нами простерлись первые робкие солнечные лучи, я встал и побрел в сторону поля, чтобы найти вучи-вучи и вытрясти из них семь недостающих золотых монет.
        - Доброй охоты, грешник, - сказал советник мне вслед.
        Я поднял правую руку и, не оборачиваясь, сжал ладонь в кулак - мол, все будет оки-доки.
        Ветерок гонял высокую траву волнами, и передо мной будто колыхалось нежно-зеленое море. Под ногами темнела рыхлая земля. Далеко впереди желто-серой преградой тянулся крутой склон, с вершины которого ночью я благополучно съехал к руинам. Никаких вучи-вучи я пока не наблюдал. Да и инфы о них было не то, чтобы много.
        Но у меня был план. Забраться на обезглавленную статую, стоящую посреди поля, и осмотреть место охоты через трубу капитана Пирса.
        Где-то шагов семьсот, и я оказался в тени массивного изваяния. Это была обезглавленная статуя, изображающая пышногрудую женщину, которая восседал на круглом высоком постаменте и вышивала платок. И монумент, и платок были высечены из белого камня. А вот длинная игла толщиной в два пальца кое-где блестела металлом сквозь корку ржавчины. Шея тоже знакомо подсвечивалась, словно на ней лежал какой-нибудь ништяк. Однако ничего, кроме гладкого сруба, я там не увидел.
        Ну-ка, ну-ка. Я забрался на постамент и осторожно вытянул иглу из здоровенных каменных пальцев.
        Ржавая игла Аиолор - колющее оружие, легко пронзающее плоть, но совершенно не эффективное против тяжелой брони и щитов. Отнесите иглу кузнецу, если хотите вернуть оружию первозданный вид и свойства. Пусть вас не смущает, как оно выглядит, в умелых руках игла способна творить чудеса.
        Я залез в ниим, чтобы поглядеть на находку. Ткнул вкладку инвентаря, потом - иконку оружия. Надеюсь, богиня не будет против, что я позаимствовал ее старую иглу.
        - Эй, ты ведь не против? - со смешком спросил я.
        Ясно, что ничего неясно. Поблагодарив про себя богиню и за бездонную сумку, и за иглу, я скормил новое, но пока непригодное оружие голове нкита. После чего положил щит и дубину на постамент и полез на статую, чтобы понять, по какой причине блестит сруб.
        Ладони, как и прежде, надежно липли к любому выступу, и большие груди, - пардон, мадам! - и широкие плечи подходили для этого дела идеально. Однако, перебирая руками, я заметил, что зеленая полоска на нииме постепенно уменьшается, что заставило меня поторопиться.
        Коснувшись шеи, тоскующей по потерянной голове, я быстро сполз вниз, наблюдая, как зеленая борозда на крышке ниима постепенно восполняется, а в утреннем воздухе разворачивается черное полотно пояснения:
        Статуя прекрасной богини Аиолор - покровительницы всех нвалийских рукодельниц. Безбожники разрушили монумент, лишив его головы. Верните ее на прежнее место, чтобы обрести благодать.
        Благодать. Благодать - это хорошо. Но сейчас вернемся к нашим вучи-вучи, чтобы не прилетел еще один подарочек из реала.
        Я растянул подзорную трубу и начал осматривать волнистое поле.
        Добычи - тьма тьмущая. Пространство возле руин было огромным. Чтобы обойти поле, наверное, потребовалось бы не меньше полутора часов. И я с удовольствием перерыл бы его вдоль и поперек, если бы не злосчастные семь монет.
        Я повернулся и вновь прильнул к трубе, осматривая неизученную местность. Зеленые волны травы ходили с запада на восток; то тут, то там линза ловила серебристые отблески. Ни намека на вучи-вучи. Хотя…
        Ага! Где-то полторы тысячи футов. На большой круглый камень впереди взобралась темно-желтая лепешка. Взобралась, перевернулась и подставила свое темное брюшко лучам утреннего солнца.
        Я сунул подзорную трубу в сумку, перекинул дубинку в правую руку, в левую - взял щит, и, не сводя взгляда с камня, где застыл неведомый зверь, опустил ноги в траву. Только бы не сбежал, только бы не сбежал. Я понятия не имел, оберегала ли сейчас меня волшебная рубашка, и поэтому на всякий случай пригнулся. Из высокой и густой травы торчала только моя лохматая рогатая башка и… кисточка хвоста.
        Так, в три погибели, я и подбирался к далекому камню, мечтая о звонких монетах, с полной уверенностью в том, что неведомый монстр окажется вучи-вучи. Острые кончики стебельков щекотали кожу, ветерок безуспешно пытался причесать мои патлы, воздух был чист и свеж, под голыми ступнями шуршала рыхлая земля - совсем как настоящая. Огромный камень, приютивший монстра, блестел, словно кусок платины.
        Когда до цели оставалось два десятков шагов, я остановился, чтобы изучить тварь перед тем, как обрушить на нее свою дубину. Как любили говорить в Сильвернесте, получая очередного экзотического питомца, смесь бульдога с носорогом. Уверен, если бы зоологам удалось скрестить скорпиона и плика, на выходе получилось бы нечто подобное. От первого мелюзге достались хвост с жалом и пара клешней, от второго - плоское желтоватое тело лепешкой и многочисленные лапы-корешки.
        Я осторожно подкрался к камню и с размаху зарядил по нему дубиной.
        Бух! Тварь пискнула и, беспомощно суча лапками, скатилась в траву, превращаясь в облачко разноцветной пыли. Мое новое тело мгновенно втянуло поток божественного эфира, пополняя индикатор янмы, а на месте поверженного врага остался хвост, который, как и камень, излучал блеск.
        Изи-пизи! Я повертел головой и, не заметив ничего подозрительного, подобрал добычу.
        Жало вучи-вучи - метательное оружие, вызывающее временный паралич у жертвы. Во время жаркой схватки иногда это бывает очень полезно, так как позволяет перевести дыхание, испить из исцеляющей фляги или нанести несколько точных ударов, пока ваш противник обездвижен. Можно найти или купить у некоторых торговцев.
        Хорошие новости: убитый монстр оказался вучи-вучи, выглядел не грозным и дох от одного удара. Плохие: монеты из него не падали. Жало я отправил в сумку и обошел поблескивающий круглый камень.
        Это была голова статуи. Женская голова. Большие глаза, пухлые губы, тугая коса, уложенная кругом на макушке. Можно было ее даже не трогать, чтобы понять, кому она принадлежала.
        Утерянная голова статуи богини Аиолор. Верните ее на место, чтобы получить божественную благодать.
        На вид голова выглядела неподъемной, но это был мир Нвалии с ее игровыми условностями, и руки, пусть и не без напряга, оторвали ее от земли. А затем вновь опустили в траву, потому что пока я не собирался ее никуда тащить. Рано. Каменюга пользовалась необъяснимой популярностью среди вучи-вучи, и трогать ее было глупо.
        Выискивать среди зеленого ковра что-либо казалось занятием утомительным и бесперспективным, поэтому я вернулся к статуе и стал ждать, пока на ее потерянную голову заползет новая жертва.
        Я раскрыл ниим и принялся изучать то, что еще осталось неизученным, время от времени поглядывая на круглый камень среди травы. Воздух потеплел, ветер все так же летал над травой.
        Стойкость - параметр, который определяет, как долго вы сможете бежать, как высоко взбираться и сколько ударов нанесете, пока не устанете. У лекарей можно приобрести зелья, пополняющие запас стойкости или ускоряющие ее восстановление.
        Полезная штука. Взбираться и бегать - особенно бегать! - в Нвалии точно придется много, поэтому лишняя стойкость не помешает. Другие параметры были понятны, и я коснулся вкладки «Путь». Маркер напротив класса «Бродяга», как ни печально, никуда не делся. Сиял себе пятиконечной звездой, вгоняя меня в уныние.
        Из всех доступных грешникам классов мне, естественно, достался самый ущербный. Бродяга, оборванец, босяк, бомж. Мне никогда не везло в азартных играх. С чего бы вдруг повезло сейчас, когда Его Величество Случай выбрал класс? Полная непруха.
        Я коснулся слова «воин», ревностно пробегая глазами пояснение:
        Воин - опытный боец, способный носить тяжелые доспехи и сокрушать врагов смертоносными атаками в ближнем бою. Обладает повышенной жизненной силой и стойкостью, но совсем не владеет магией, алхимией и искусством призыва. Подходит для новичков, так как силен от природы и прост в освоении.
        Основные параметры: жизнь, стойкость, сила.
        Ну вот, кто-то силен от природы, прост в освоении и подходит новичкам. А я, между прочим, всем новичкам новичок! Таких новичков, которые ни разу в жизни не видели нормальный виар, еще поискать надо. Впрочем, воин из меня, что из пингвина сокол: кожа да кости, рога да хвост.
        Охотник - меткий стрелок, разящий врагов стрелами, которые способен создавать своими руками. Виртуозно владеет луком, арбалетом и кнутом. Подходит для тех грешников и мучеников, кто предпочитает вести бой на дальней дистанции.
        Основные параметры: стойкость, ловкость, ремесло.
        Возможность разить врагов на расстоянии выглядела очень заманчиво. Но стрелок из меня еще тот. Раз в месяц, пока отец не пропал, мы ходили в местный тир, и хоть бы однажды я там что-нибудь выбил, ну хоть какой-нибудь дешевый брелок. Зуб даю, что Еве этот класс пришелся бы по душе. Она никогда без награды не уходила.
        Алхимик - знаток ядов и зелий, способный творить их даже из собственной крови. Изначально сложен в освоении, однако со временем может превратиться в настоящий кошмар для монстров и безбожников. Как и лучник, предпочитает громить противников издалека.
        Основные параметры: жизнь, ловкость, ремесло.
        Из собственной крови? Сложен в освоении? Доку бы понравилось. Но точно не мое, никогда не любил химию, как и она меня. Формулы, опыты и прочая дребедень до сих пор - темный лес.
        Призыватель - любитель путешествовать в веселой и шумной компании своих миньонов. Одинаково хорошо владеет легким оружием и искусством призыва. Подходит для тех, кто не желает воевать в одиночестве и предпочитает эффективно вести как ближний, так и дальний бой.
        Основные параметры: стойкость, ловкость, магия.
        Я только сейчас осознал, что меня угнетало в мире Нвалии, разумеется, кроме того, что все здесь пыталось меня убить. Одиночество. Неудивительно, что я так быстро стал воспринимать советника Одо как живого человека. Последние шесть лет со мной всегда кто-то был рядом. Юи, Свэн, Док... Как же я их подвел, когда взял этот долбаный груз и когда рискнул посадить грузовик на Квамере.
        Я нервно жмякнул по последнему слову в столбце.
        Бродяга - мастер на все руки, желающий получить весь спектр ощущений от скитаний и сражений. В Нвалии принято опасться тех, кто идет путем бродяги, потому что никогда непонятно, чего от него ждать. Подходит для самых опытных грешников и мучеников.
        Основные параметры: жизнь, стойкость, сила, ловкость, магия, ремесло.
        Внутри вкладки «Путь» находилась еще одна - «Навыки». Но доступ к ней почему-то был закрыт.
        Мысли порхали оголтелыми птенчиками, все время перелетая с одного места на другое. Можно ли отсюда выбраться раньше срока? Где найти богиню смерти, чтобы снизить болевые ощущения? И как там моя команда? Их всех ведь тоже опутали кучей проводов и затолкали в стеклянные гробы, обрекая на муки в кошмарном мире Нвалии. Пусть не на десять лет, как меня, а на три года… Но это были три года их жизни, которые отняла моя неумная алчность. Что сделал бы Свэн, если бы встретил меня прямо сейчас? Вмазал бы крепко без разговоров. Он мужик вспыльчивый, в отличие от Юи и Дока. А как поступил бы я на его месте, если бы встретился с тем уродом, который своей выходкой лишил меня свободы?.. Интересно, как там мой грузовик? Стоит и ржавеет бедняга? Или его разобрали на части?..
        На голову Аиолор заползли сразу две особи вучи-вучи, прерывая бурлящий поток мыслей. Я соскочил с постамента и, уже не скрываясь, понесся по траве. Тварюшки выглядели тупыми и нерасторопными, поэтому меня не слишком тревожило то, что они, заметив рогатого бродягу, попытаются удрать.
        Они и не пытались, несмотря на заметный шелест травы и мой воинствующий вид. Первый же удар поднял над камнем радужное облачко, однако второй - оказался бесплодным. Бум! Дубинка глухо отскочила от голого камня, потому что еще живой вучи-вучи шлепнулся в траву, сознательно или нет уйдя от атаки.
        К моему удивлению, мелкий враг не пытался сбежать, а под грозное шипение стрельнул в меня жалом. Черный язычок, похожий на наконечник стрелы, воткнулся в выставленный щит, а на хвосте храброго вучи-вучи пророс новый снаряд. Но второго шанса противнику я не дал, и дубина вмяла его в землю. С предсмертным писком мелюзга растаяла на глазах, оставляя после себя каплю божественного эфира и парализующее жало.
        Золота не было. Я прикончил уже трех вучи-вучи и не получил ни одной монеты! Либо Борода меня обманул, либо череда неудач, посадившая мой грузовик на Квамере, продолжалась и по сей день, но уже в виаре.
        Возвращаться к монументу было лень, и я решил найти новый наблюдательный пункт, поближе к каменной голове. В поиске мне повезло больше, чем в добыче подношений. Потратив от силы минуты три, я отыскал в траве поваленную белокаменную арку. Отслеживать с нее вучи-вучи было не так удобно, как с высокого постамента, но зато расстояние до цели сократилось в три раза.
        К этому моменту солнце уже раскалилось настолько, что ветер гонял лишь сухой и горячий воздух. Наступил новый день, а в мою сумку отправилось всего лишь два жала вучи-вучи и… ни одной монеты.
        Я посмотрел на руины, где меня дожидался Борода, с сожалением думая о том, что с ним нельзя торговать. Скинул бы ему камни, железу нуси и жало вучи-вучи, и, быть может, сумел бы наскрести требуемую сумму. Серебристо-голубой фонтан, окруженный разбитыми колоннами и разрушенными стенами, походил на большую и сказочную медузу.
        Грешники и мученики, боги и безбожники, нуси и вучи-вучи… Мысли опять загалдели в голове. Есть ли тут живые люди? И если есть, как их найти?
        Игра, в которой мы с Евой давным-давно развлекались, выглядела абсолютно иначе. В ней нельзя было ощутить ни запах густого леса, ни дуновение летнего ветра, ни боль от раны на щеке. Там никто не хотел тебя убить, а все вокруг просто веселились внутри мирного мегаполиса. И были… живыми людьми в ярких оболочках аватарок.
        Когда вернусь к руинам, непременно поинтересуюсь у советника о других грешниках. А еще о возможности связаться с внешним миром. За десять лет я тут просто рехнусь, а скорее всего, гораздо раньше. И если есть хоть один шанс из миллиона выбраться отсюда, то я из кожи вон вылезу, чтобы им воспользоваться.
        Глава 5. Все дороги ведут к алтарю
        Эта игра издевалась надо мной, старательно подсовывая испорченных вучи-вучи! После смерти из них падало все, что угодно, кроме золота. Если бы сумка богини была не бездонной, то давно раздулась бы от жал и других частей тел убитых монстров.
        Чем жарче разгорался день, тем быстрее на каменной голове появлялась новая мелюзга. Я давно сбился со счета. Помимо неисчислимого количества жал, у меня было шесть клешней, четыре куска кожи, три хвоста и один глаз вучи-вучи, но все еще не хватало одной монеты.
        За несколько часов охоты я так приноровился к повадкам вучи-вучи, что обращал их в янму почти не глядя. Удар - труп - эфир. Удар - труп - эфир. И так до бесконечности… Физически я не устал, так как следил за стойкостью, которая восполнялась со временем. Но морально выдохся. От охотничьей рутины, от тупости происходящего, от затяжного геноцида.
        Моей верной дубине тоже досталось. В какой-то момент игра очередным титром сообщила, что оружие изношено, и теперь я со страхом взмахивал им, надеясь, что оно не разлетится в щепки до того, как выпадет последняя монета. Еще я надеялся, что голова прекрасной Аилор не расколется от очередного удара, и мне позволят вернуть ее на место, чтобы обрести божественную благодать.
        На камне устроилась очередная рыжая лепешка с черными клешнями, и я побрел к ней, еле-еле передвигая ноги. Пот выступал на лице, катился тонкими струйками по спине. Однако, несмотря на пылающий диск солнца, кожа нисколько не зарумянилась, оставаясь болезненно-бледной. Еще одно доказательство иллюзорности Нвалии и еще один плюс устройства игрового мира. В реале после нескольких часов под открытым безоблачным небом я бы уже давно обгорел.
        Новый вучи-вучи ничем не отличался от прежних. Безмятежно нежился в солнечных лучах, разлегшись на камне и игнорируя грядущую опасность. Тупой как пробка.
        Я подкрался и, вынырнув из травы, ударил дубиной сверху вниз, слушая знакомый предсмертный визг.
        - Аллилуйя!
        От вида монеты, блеснувшей на камне, мне захотелось пуститься в победный пляс. Но танцор из меня был никудышный, поэтому я ограничился лишь победной улыбкой.
        Помимо монеты, вучи-вучи оставил еще кое-что. И это, как ни странно, было не жало, глаз или клешня. А…
        - Оно досталось мне. Моя собственность. Моя прелесть. Одно кольцо, чтоб править всеми! - воскликнул я, подбирая его, и вздохнул: - Жаль, что это не оно.
        Старое железное кольцо, созданное неизвестным мастером. Обод слегка погнут и покрыт мелкими царапинами, но не утратил своей силы. Наденьте кольцо, чтобы немного увеличить защиту от физических атак.
        Мелочь, а приятно. Под конец охоты игра будто решила надо мной сжалиться, иначе откуда такая щедрость. Ну хоть не зря прятался в траве полдня. Я просунул указательный палец в кольцо, повертел ладонью: идеально. Кольцо крепко сидело на пальце и нисколько не мешало держать изношенную дубинку.
        Пришло время восстановить статую. Я поднял каменную башку обеими руками и поднес ее к всеядной пасти нкита, где она благополучно исчезла. Даже в мире Нвалии голова монумента была тяжела, в реале от ее веса у меня бы, наверное, пупок развязался.
        Десять золотых монет и голова богини в сумке, все три столбика на крышке ниима заполнены до отказа, а зеленое поле спокойно колышется под бегущим ветерком. Время сделать последний рывок, и дело в шляпе.
        Вернувшись к скульптуре, я достал голову, прикидывая как водрузить ее на шею. Но магия Нвалии все сделала сама, и мне не пришлось вновь взбираться на статую. Голова медленно поднялась над постаментом и тихо опустилась на родную шею, прирастая к ней. Ни зазора, ни трещинки. Как новая. Закон всемирного тяготения, иди на фиг.
        Над ухом щелкнуло, словно кто-то провернул ключ, отпирая замок.
        Получено достижение «На пути к искуплению»
        Условия получения: Восстановите статую богини Аиолор
        Е-й! Новая награда, от которой ни холодно, ни жарко. Но как там с божественной благодатью?
        Лицевой край постамента теперь блестел, как добыча, разбросанные по Нвалии, и я опустил на него ладонь.
        Помолитесь богине Аиолор, чтобы ощутить ее благодать.
        Не знаю, что конкретно от меня требовали, но я встал на колени и сложил ладони под подбородком.
        - О, одари меня добром.
        Сработало, и на фоне зеленого поля вспыхнул белый титр:
        Параметр ремесла увеличен.
        Я поднялся, отряхнул колени, взял дубинку со щитом, которые за время охоты стали мне родными, и, поворачиваясь в сторону руин, слева заметил нечто - огромный рыжевато-черный ком, слепленный из сотни вучи-вучи.
        Враг катился в мою сторону, приминая высокую траву, и не внушал ничего, кроме страха. Племя собрало силы и пошло в контратаку, чтобы отомстить своему обидчику. Но я же не дурак. Я же помнил наставления Одо, и поэтому резво сорвался с места и помчался в сторону руин, поглядывая на шкалу стойкости.
        Зеленый столбик на крышке ниима таял неоправданно быстро и полностью иссяк за сотню шагов до руин, заставив меня ползти черепахой. Нисколько не сомневаюсь, что в реальности, под напором адреналина, я бы еще бежал и бежал, хотя бы потому что за мной катился здоровенный ком.
        Однако в мире Нвалии теперь приходилось неспешно прогуливаться среди травы, несмотря на ком вучи-вучи за спиной, который приближалась неумолимо, хотел меня раздавить и явно не собирался выдыхаться.
        Зеленый столбик чуть подрос, но я прикинул расстояние, и понял, что стойкости не хватит, чтобы добежать до руин. Пришлось повернуться к врагу и принять бой. Внутри меня холодом расползалась паника, и она лишь усилилась, когда я увидел огромный шипящий шар в десяти шагах от себя.
        Я выставил щит и покрепче сжал дубинку, поглядывая на наполнение стойкости. На пару ударов или на один рывок хватит. Лишь бы оружие не подвело и грозный ком не выкинул какой-нибудь неожиданный фокус.
        Как в воду смотрел! - мелькнула мысль, когда шар на полном ходу осыпал меня градом жал. Словно тысячи игл разом прошили кожу, принося боль и паралич в каждую клетку моего обездвиженного тела. Однако я все еще был жив, видимо, лишь по той простой причине, что щит, густо усеянный жалами и все еще прикрывающий меня, принял на себя основной залп.
        Боль бушевала внутри, как лава в недрах вулкана, и, не находя выхода, с особым остервенением вгрызалась в плоть, призывая меня простонать или крикнуть. Моих слез на щеках ей не хватало.
        Я слышал, как яростно, словно дюжина змей, шипит стая мстительных вучи-вучи и видел, что красная полоска жизни укоротилась на две трети. Но был совершенно беспомощным. Не мог даже моргнуть, глядя широко открытыми глазами на подступающую смерть - на катящийся ком, который заслонил небо.
        Через несколько секунд он сбил меня, словно кеглю, и переехал без всякой жалости, вызывая новый приступ невыносимой боли. Этого наезда я уже не вынес и мгновенно провалился во тьму, чтобы потом возродиться, как феникс…
        К счастью, ожил я не на берегу и не у осколка жертвенной скалы, а рядом с брызгающим фонтаном, в окружении знакомых руин. Фантомная боль разливалась от кончиков пальцев ног до макушки. Третья смерть заставляла чувствовать себя плоским и мягким - тонко раскатанным куском теста для пиццы. Мозги все еще сходили с ума, не понимая, кто вынул из кожи каждое жало и по какому такому праву я вообще жив после того, как по мне проехались катком.
        Солнце светило на вершине неба, над ухом журчала живительная влага, советник сидел у давно остывшего очага, поглядывая на меня, как на бестолкового отпрыска, который чхать хотел на все указания. Вот говорили тебе, дурню, остерегайся скопища вучи-вучи! А ты что?.. И попробуй докажи, что оно это само за мной покатилось, когда до руин оставалось от силы полторы сотни футов.
        Сумка! Я сунул руку в пасть нкита и облегченно выдохнул, нащупав монеты. Золото осталось при мне, лаская слух своим звоном.
        - Ты восстановил статую Аилор, - с одобрением произнес Одо. - А как твое подношение?
        Я похлопал по сумке.
        - Ровно десять монет. Если бы знал, что это такая морока, то…
        Пришлось смолкнуть, так как иного выбора, кроме как истреблять вучи-вучи, чтобы разжиться золотом, просто не существовало.
        - То все равно пошел бы на охоту, - закончил я грустно.
        - Твой ниим, - напомнил мне Борода про заполненный индикатор янмы. - Ты можешь теперь стать немного сильнее.
        - Как думаешь, куда его вложить?
        - Сам решай. Но жизни и стойкости всегда не хватает. - Борода поглядел на поле. - Кто знает, возможно, тебе удалось бы сбежать, если бы стойкости было чуть больше.
        Я откинул крышку ниима, щелкнул по вкладке «Статус» и, почесав щеку, в раздумьях уставился на свои характеристики. Так не переживал даже тогда, когда несколько месяцев назад в казино ставил последнюю фишку.
        Жизнь… Стойкость… Сила… Ловкость… Магия… Ремесло.
        Был бы у меня нормальный класс, не пришлось бы сейчас так пыхтеть, ломая голову над выбором, потому что все перечисленные параметры для «бродяги» были важными и неважными одновременно, о чем ясно гласила подсказка в нииме.
        - А можно потом вернуть янму обратно и ее… перераспределить?
        - Если ты вдруг желаешь изменить свою судьбу, то тебе понадобится плод с Пепельного древа.
        - То есть я могу сменить класс?
        - И путь, и направление янмы и даже свое имя, - покивал Борода, заставляя меня ронять челюсть.
        - Что же ты раньше молчал?!! - обалдел я.
        - Ты не спрашивал, - спокойно ответил Одо. - Да и в таком виде и с таким уровнем тебе до древа все равно не добраться.
        - И какой нужен уровень?
        - Пятый-шестой.
        - Ну два-то у меня уже есть, - улыбнулся я. - Ты ведь знаешь, где оно растет?
        - Знаю. И помогу, когда настанет время.
        Я вновь уткнулся в список параметров, разрываясь между жизнью и стойкостью. Бороде я доверял, а душевные раны от последней смерти во время неудачного побега еще не зажили, и я решил потратить божественный эфир на возможность пробежать дольше, чем сейчас.
        - В нииме есть окно с навыками. Мне кажется, это что-то полезное. Как их открыть?
        - Найти учителя, который покажет тебе твои возможности.
        - Где он находится?
        - Не он, а они, - уточнил Борода. - Все зависит от того, какой путь ты изберешь. Если станешь двигаться тропой воина, то следуй в Серую крепость и найди там Климба. Если выберешь путь алхимика, то ищи его внутри Ирейского подземелья. Если захочешь стать охотником или призывателем, то отправляйся к Абаси и Убу-Убу в Элимском лесу. Ну а если решишь остаться бродягой, то тебе прямая дорога в трактир «Бычья голова», к Миму.
        - Но идти, насколько я понимаю, к ним еще рано?
        - Верно.
        - Пятый уровень?
        Борода покачал головой:
        - Десятый.
        - А можно как-нибудь связаться… с миром… ну, откуда я пришел?
        - Тебе нужен Храм вестника. Он находится по ту сторону Ирейского подземелья.
        - Как все сложно и запутанно, - я вздохнул. - В поле я нашел ржавую иглу богини Аиолор. В описании сказано, что я могу вернуть ей первозданный вид, но для этого нужен кузнец. Где его искать?
        - На окраине Осиси. Отсюда иди прямо, пока не увидишь дым его кузни.
        - Понятно. Грешники, вроде меня… Их можно как-нибудь встретить?
        - У жертвенного алтаря.
        - То есть там же, куда мне нужно отнести монеты?
        Борода кивнул. На стену за ним уселась желтая птаха, покрутила головой и, тонко прощебетав, вспорхнула в голубое безоблачнее небо, согнанная внезапным громким звоном.
        Бум-ннн! Бум-ннн! Бум-ннн! Мне захотелось заткнуть уши.
        - Пора, - сказал Одо. - Боги зовут. Время подношений.
        Не представляю, каких размеров должен быть колокол, чтобы издавать такой оглушительный шум. Звон летел над полем, над руинами и крепко бил по мозгам. Стены с колоннами вокруг нас и земля под нами подрагивали от рокота божественного зова. Все вокруг вибрировало так, словно мир готов был развалиться на части и рухнуть в бездну.
        - Сверни там, - сообщил борода, указывая рукой на невысокую и толстую колонну. - И иди на север по улице, никуда не сворачивая. Она выведет тебя на площадь, к жертвенному алтарю. Руины Осиси безопасны, поэтому ступай смело. Но не задерживайся, а то вызовешь гнев богов.
        - Не напоминай про гнев богов. Мне кажется, я теперь всю оставшуюся жизнь буду бояться подойти к розетке после того, как меня крючило в твоей расчудесной Нвалии.
        Борода одарил меня непонимающим взглядом. Я решил не пояснять, что к чему и, поднявшись, направился в сторону серо-белой колонны, которая, видимо, устояла лишь в силу своих размеров.
        Едва я свернул за колонну, как на дороге заметил поблескивающий булыжник. Пихнул его ногой и увидел под ним перевязанный мешочек шоколадного цвета. Он сам просился в руки, и я не стал ему отказывать.
        Малый кошелек - небольшой кожаный мешочек с десятью золотыми монетами, которые так приятно звенят. Можно найти в любом уголке Нвалии. Используйте их на свое усмотрение.
        - Да что б мне провалиться! Арх-г!
        От злости я махнул дубиной и шваркнул ногой по дороге, поднимая пыль. Не, ну это было настоящее издевательство! Полдня я просидел в поле, истребляя вучи-вучи, чтобы добыть недостающие монеты, а можно было всего лишь сделать несколько шагов от очага и в полной безопасности просто подобрать их с земли.
        Бум-ннн! Бум-ннн! Бум-ннн! - опять раздалось в тишине, словно кто-то решил напомнить мне о том, куда я плетусь и для какой цели.
        Я немного постоял, пытаясь утихомирить гнев, а, когда остыл, пошел вниз по улице, как советовал Одо. Знал ли он о том, что буквально за углом, под неприметным булыжником, лежит кошелек с монетами? Наверное, нет. Мог ли Борода намекнуть мне, чтобы я пошарил по руинам Осиси в поиске подношения? Наверное, да.
        Солнце жарко целовало в щеки, над улицей желтыми пятнами мелькали птицы, под ногами вздыхала земля, поднимая пыль. Улица, по которой я шел, выглядела пустынной, заброшенной, мертвой. По обеим сторонам тянулись приземистые одноэтажные дома: четыре одинаковые серо-белые стены и пологая крыша. Где-то крыш не было, где-то не хватало стен. Проломы, куда с легкостью пролез бы даже Борода, глубокие извилистые трещины, широкие аккуратные опалины, словно кто-то специально выводил их огнем на поверхности - полная разруха.
        Кошелек исчез в бездонной сумке. На самом деле было очень даже неплохо, что мне прилетело десять лишних монет. Следующие сутки не придется кумекать над тем, как заработать подношение. Можно будет спокойно разведать местность и заняться оружием, а то вон дубина дышит на ладан.
        Борода наговорил столько всего, что голова пухнет. Пока все упирается в пятый уровень. Как только его достигну, дело пойдет быстрее. По крайней мере, я на это очень надеюсь. Отыщу таинственное дерево, сорву с него плод, изменю класс, потом отправлюсь на поиск вестника, а затем и к учителю, который раскроет мой потенциал. Возможно, удастся хоть как-нибудь связаться с сестрой. Кроме нее, больше надеяться не на кого, потому что вся команда, вся моя дружная семья тоже застряла в Нвалии. Бывшей звонить точно не стану. Зачем? Чтобы дать ей повод для злорадства. «Адам, мне кажется, ты свой грузовик любишь больше меня», «Адам, а если придется выбирать между ним и мной, то кого ты выберешь?», «Адам, папа считает, что тебе стоит осесть. Он нашел тебе нормальную работу»…
        Но сперва надо определиться с выбором пути. А это проблема. Большая проблема. Я грузовик-то себе подбирал почти три месяца… Одно радует: наличие связи с внешним миром, если, конечно, вестник богов действительно окажется реальным человеком, а не очередным цифровым истуканом.
        Кто вообще делал эту игру? Поймать бы его в темном переулке и навалять как следует или самого засунуть в Нвалию. И не как мученика, способного снижать болевой порог, а как грешника, чтобы каждый день его дырявили копьем, травили ядом и раскатывали по земле, ломая каждую косточку.
        Глава 6. Под звон колокола и монет
        Бум-ннн! Бум-ннн! Бум-ннн! - колокол не унимался, громыхая каждые три минуты.
        Несколько раз среди городских руин я замечал знакомый серебристый блеск. Но не поддался на искушение и продолжил путь к жертвенному алтарю, стараясь запомнить места, где блестели ништяки, чтобы после подношения собрать добычу без суеты.
        Руины Осиси будто лежали в неглубокой яме. Улица потихоньку, почти незаметно оседала все ниже и ниже. Пыльная дорога легко ложилась под ноги, не мешая ни телу, ни разуму. Пот выступал на коже, но отнюдь не от походки, а от солнца, которое все еще издевалось над бедным рогато-хвостатым странником.
        Там, где улица врезалась в площадь, в воздухе словно висели тонкие, как волосок, льдинки, образуя едва заметный барьер. Меня это насторожило, и я остановился в шаге от него, изучая площадь.
        Она была широкой, круглой и безлюдной. Серо-зеленые, грязно-голубые и темно-красные камни опрятной кладкой уходили к центру, к высоченной колокольне, которая своим безумным звоном продолжала пугать птиц, сотрясать пространство и рвать барабанные перепонки. По краям стояли простецкие приземистые лавки, а между ними - камни, похожие на Энкву с берега.
        Я осторожно ткнул пальцем в призрачную поверхность и не ощутил вообще ничего, хотя от моего касания она на мгновение будто покрылась инеем. Барьер, установленный с неясной целью вокруг площади, выглядел безвредным, и я смело (ну почти смело) переступил границу, ныряя… в шум, гам и толкотню.
        Неожиданная оживленность парализовала меня, подобно жалу вучи-вучи. Три-четыре десятка игроков сновали из стороны в сторону, ослепляя блеском брони и наточенных клинков. Были и мужчины, и женщины. И рогатые, и хвостатые. И остроухие, и безухие. И лысые, и лохматые. И с синими, и с красными никами, сверкающими над головами, как неоновые вывески магазинов. Однако у каждого из игрока на плече висела сумка в виде раскрытой пасти нкита - точно такая же, как у меня.
        Я словно очутился посреди оживленного рынка на какой-нибудь недоразвитой планете. С той лишь разницей, что на нем ничем не торговали, а болтали да звенели монетами.
        Игроки прибывали и исчезали. Кто-то оставался, разместившись на лавке. Кто-то ждал своей очереди, чтобы сделать подношение. Кто-то, как и я, в полной растерянности глазел на весь этот хаос.
        Бум-ннн! Бум-ннн! Бум-ннн! - звон колокола стряхнул с меня оцепенение, и я направился к ближайшему жертвенному алтарю, вглядываясь в чужие лица и пробегая глазами никнэймы: TrueKickAss[18G], Kodi451, Bergamot666, Lordsky911, Hi&Goodbye_28R, Shibito-Burito, Brontozyvr_2123, badman19, CityGhost007, Wasted1313, Pr8da21r…
        Ники были преимущественно красными, пять синих на всю толпу, и я сразу подумал о грешниках и мучениках. Борода говорил, что мученики освобождены от подношений, и, возможно, поэтому их было намного меньше грешников. Однако зачем они тогда вообще приходили по звону колокола к жертвенному камню, если им не надо было платить каждые сутки? Просто потусить?
        Маскарад, цирк, зоопарк. Длиннобородые маги, суровые воины и даже порхающие крыланы. От блеска стали и ярких шелков рябило в глазах. Тук-тук - стучат посохи по камням, бумц-бумц - гремят мечи и щиты о доспехи. Вон один, словно демон, с синим ником Raziel746 медленно облетает колокольню, спускаясь к жертвенному алтарю. Крылья широки и черны, перышко к перышку. Эх, мне бы такие, с завистью подумал я, представляя, как взмываю в небо перед комом вучи-вучи.
        Я встал в очередь за игроком с ником Leon_IDDQD, продолжая разглядывать снующих туда-сюда людей и понимая, что так я никогда не найду никого из команды, да и они меня тоже не узнают. Мы все изменились, наша внешность, наши имена. Бездушная программа из разрозненных кусков слепила нового Свэна, нового Юи, нового Дока и нового меня - бродягу по прозвищу Bobo1978134.
        У каждого из пяти жертвенных алтарей стоял бритый щуплый цифровой болванчик, ряженный в длинный желтый халат с широкими рукавами. Халтура, подумал я, пытаясь найти отличия между ними. Все они выглядели как клоны. Один рост, одна мимика, один равнодушный взгляд, одни жесты.
        Игрок с синим никнэймом Leon_IDDQD порылся в сумке и достал из нее два пухлых кошелька, которые тут же отправились в круглое отверстие на вершине алтаря. Чудо в желтом халате раскрыло книгу и, бегло заглянув в нее, поклонилась игроку. Тот, грохоча доспехами, тяжко и, как показалось удрученно, сел на ближайшую лавку и поднял забрало, обнажив загорелое лицо.
        Наступила моя очередь задабривать богов. Я выгреб монеты и ссыпал их в дыру на алтаре, дожидаясь пока халат сверится со своей бухгалтерией.
        - Bobo1978134, - вдруг обратился он ко мне, сдергивая один из стеклянных колокольчиков с золотой цепочки, которая свешивалась до брюха. - Прими этот божественный дар в качестве награды за свое первое подношение.
        Я взял колокольчик и сделал шаг в сторону, чтобы не мешать другим.
        Колокольчик богини Идоки, созданный из ее безутешного крика и застывших слез, пролитых над хладным телом своего сына. Говорят, Идоки кричала так отчаянно, что ее крик разорвал ткань пространства и нарушил течение самого времени, оборачивая землю небом, а лето - зимой. Позвоните в колокольчик, если желаете посетить знакомые места.
        Я опустился на лавку рядом с Leon_IDDQD. Тот глянул на колокольчик в моей руке, сочувственно улыбнулся.
        Мой сосед с головы до ног был закован в черные латы, а сверкающий меч за его спиной был настолько длинным, что почти касался острием земли. Воин, предположил я, прикидывая, пойдут ли мне подобные доспехи? Клинок выглядел устрашающим, броня непробиваемой, но их владелец казался неповоротливым и медлительным, как старые большегрузы вроде «Мула» или «Юпитера».
        Сосед по лавке молчал, не обращая на меня никакого внимания, и мне пришлось завести разговор первым. Представляться было бессмысленно - мой несуразный ник болтался где-то над головой.
        - Можно тебя кое о чем спросить?
        Он бросил на меня усталый взгляд.
        - Валяй.
        Голос у него был глухой и грубый, как у нашего Свэна.
        - Твой ник синего цвета. Ты мученик?
        - Угу. Красные - узники, синие - вольные игроки.
        Воин подтвердил догадку, но заставил задуматься. Если он мученик, то тогда какого черта он разбрасывается золотом, будто его девать больше некуда? Лучше отдал бы мне, я нашел бы ему применение. И почему решил стать воином, а не крыланом? Ну, крылья! Это же, мать их, крылья, разом решающие уйму проблем?!! Или… я опять чего-то не знаю?
        - Зачем ты тратишь золото? Одо сказал, что мученикам необязательно подносить богам.
        - Ради ачивки, - безрадостно пояснил Leon_IDDQD. - Осталось накопить еще тридцать тысяч золотых. Глупое занятие, конечно, но ничего не могу с собой поделать.
        - Почему выбрал этот класс?
        - Люблю грубую силу и честный бой. Да и с прокачкой проблем ноль. Вливаешь почти всю экспу в силу, чтобы бить больнее и носить пушку потяжелее. И никакой мороки.
        - Я бы стал крыланом, - сказал я, наблюдая, как Raziel746 исчезает за барьером.
        - Грешникам нельзя.
        - Да уже объяснили.
        - Зря переживаешь. Стойкость качать замучаешься. Взлетел и сразу сел, на бой ни капли не останется. Поэтому его только нубы, новички вроде тебя выбирают, думая, что легко, а потом все равно меняют на что-нибудь удобоваримое.
        Мимо нас прошел пузатый и рогатый коротышка. На нем были мешковатые зеленые штаны и длинная рубаха того же цвета, перехваченная широким темным поясом, где болтались и звякали разноцветные склянки.
        - Мои друзья тоже здесь. Я могу как-нибудь их найти? Для меня это пипец как важно.
        - Ники их знаешь?
        - Нет.
        Воин пожал плечами.
        - А если бы знал?
        - Пятьсот золотых и бегом к вестнику, чтобы он организовал встречу.
        - Зачем все это? Подношения, золото? Какой в этом смысл?
        Воин снисходительно поглядел на меня:
        - Ну ты и темень. Это же суперприбыльный бизнес. Они потом наши монеты за реальные деньги толкают. И не только монеты, уникальное оружие, редкие доспехи и даже предметы для крафта. Нет времени или желания на прокачку или хочешь уложить босса с первого трая - вперед в магазин. Любые капризы за ваши деньги.
        - Босса?
        Воин вздохнул:
        - Особо сильные противники, которых так просто не убьешь. Поверь, ты поймешь, когда с одним из них встретишься впервые.
        - Кажется, я понимаю, о чем ты говоришь, - покивал я, вспоминая свою первую смерть на морском берегу. - Слушай, а этот вестник - он вообще живой человек? Не… как Одо?
        - Не, он не непись.
        Следующий вопрос он прочел на моем растерянном лице.
        - ЭнПиСи, или непись, - пояснил воин. - Персонаж, которым управляет компьютер, вроде кузнеца Инвила или советника Одо. Ты вообще его спрашивай почаще. Есть мнение, что специально для грешников его навыки общения слегка подрезали, чтобы вам жизнь сказкой не казалась.
        - Спасибо за совет.
        - Да не за что. Просто видно, что ты не сильно в играх сечешь.
        - Полный… нуб.
        - Тяжко тебе здесь придется. Гремука - не обычная игра, а тру хардкор, где прокачка особой роли не играет, а тащит только скилл. За это в общем-то ее и любят. Ну, кроме грешников, которых силком сюда запихали.
        - То, что хардкор, это я уже понял. Слушай, мне бы… мануал какой-нибудь, чтобы во всем этом дурдоме разобраться.
        - Книга Странствий. Ее мученикам сразу при входе выдают, чтобы меньше страдали, а грешникам только за монеты.
        - И как ее получить?
        - У вестника. У него вообще много всего интересного продается и обменивается.
        - Знаешь, как найти богиню смерти?
        - Хочешь снизить болевой порог? - догадался он.
        - Как будто кто-то не хочет. Меня и так уже проткнули копьем, а еще отравили и раздавили. Незабываемые впечатления.
        Leon_IDDQD так долго и так пристально смотрел на меня, что стало неуютно и немножко стыдно. Ему-то хорошо - залез в металл, как в ракушку. А у меня на башке - рога, на заднице - хвост, на ногах - ничего, кроме дорожной пыли.
        - Скоро Акпати сама к тебе явится, - наконец ответил он. - Мой тебе совет: залутай хотя бы пояс. Дал бы тебе лишний, у меня в инвентаре валяется какой-то. Но ты грешник и все равно не сможешь его взять.
        - Еще одно ограничение. Сколько же их всего.
        - Надолго закрыли?
        - Десять….
        - Месяцев?
        - Лет, - неосмотрительно брякнул я.
        И разговор был окончен. Воин неожиданно изменился в лице, мигом опустил забрало и, поднявшись, спешно зашагал в сторону барьера, сбегая от меня, как от чумы. Согласен, это было глупо. Я поставил себя на место воина с ником Leon_IDDQD и подумал, что тоже сбежал бы от едва знакомого собеседника, которому впаяли целых десять лет.
        Досадно, что он так быстро ушел. Но я все равно был ему признателен. Хотя бы за то, что он не послал меня куда подальше и подтвердил, что вестник никакой не непись, а живой человек, а значит, способен связать меня с внешним миром.
        Гремука, ачивки, экспа, нубы, неписи, хардкор… Святые угодники, как я дошел до жизни такой?
        Колокол перестал звонить, площадь стремительно пустела. Не зная, что делать, я просто начал выкрикивать имена членов моей команды, распугивая оставшихся игроков.
        - Юи, Свэн, Док! Юи, Свэн, Док!
        Кто-то поглядывал в мою сторону настороженно, кто-то со снисхождением, кто-то пялился на меня как на полного идиота. К жертвенным алтарям по обе стороны от лавки, на которой я сидел, резко перестали подходить игроки. Даже не знаю, в чем было дело: в рогато-хвостатом грешнике, рвущем глотку, или в том, что время подношения заканчивалось. Впрочем, ни презрение, ни снисхождение меня совсем не смущали. Я был бродягой в обносках и уже успел попривыкнуть к своему внешнему виду. Да и, если вдуматься, что тут страшного? Это же всего лишь виртуальная реальность. Игра. Гремука.
        - Юи, Свэн, Док! Юи, Свэн, Док!
        И снова:
        - Юи, Свэн, Док! Юи, Свэн, Док!
        Ко мне подошла красотка с ником Yourdream_32. Ноги от ушей, широкие бедра, пышная грудь, снежно-белые руки, сочные губы, большие голубые глаза, вьющиеся волосы цвета меди до плеч; темные кожаные доспехи облегают стройный торс и спускаются к коленям юбчонкой в широкую складку; из-за спины торчит колчан со стрелами и кончик лука; на поясе исцеляющая флага, ну и сумка-пасть на боку, куда же без нее. Ох, милашка - ты само очарование, но не до тебя сейчас. В реале я бы за тобой с радостью приударил, даже не сомневайся.
        - Юи, Свэн, Док! Юи, Свэн, Док! - крикнул я в последний раз, провожая взглядом последних грешников.
        - Адам? - вдруг спросила красотка.
        Какое-то время мы смотрели друг на друга, хлопая изумленными глазами посреди опустевшей площади.
        - Адам, это правда ты?
        - Я-я. А ты…
        - Юи, - ответила красотка.
        До этого момента я считал, что только мне не повезло с внешностью, случайным образом выбранной игрой. Но Юи вообще вон досталась женская оболочка, довольно сексуальная, надо признать, женская оболочка.
        Я подскочил с лавки, чтобы по-дружески обнять его или… ее. Но наткнулся на выставленную далеко вперед руку. Ладонь мелькнула в воздухе и крепко хлестнула меня по лицу.
        - Справедливо, - произнес я, потирая щеку.
        Юи был добрым малым, и поэтому, выплеснув обоснованный гнев, позволил себя обнять.
        - Черт возьми, как же я рад тебя видеть! - воскликнул я.
        Мы сели на лавку, я повернулся к нему, все еще не веря, что передо мой сидит наш бывший кок. Глаза, волосы, губы… И все остальное. У-хх! Горячая штучка. Хотя даже не представляю, каково ему сейчас.
        - Тоже не подфартило с внешностью, - сказал я, сочувственно покачивая головой.
        Юи странно посмотрел на меня и пьяно улыбнулся:
        - Вообще-то я сам ее выбрал.
        - Что? Но… - не сразу сообразил я. - Юи, ты - грязный извращенец.
        - Полный отвал башки. Все такое, - он положил руки на грудь, - настоящее. Хочешь потрогать?
        - Юи, перестань немедленно, - потребовал я. - Ты меня пугаешь.
        Конечно, он меня не пугал, но на его похотливые игры с самим собой смотреть было не очень приятно. Страшно представить, что он делал, когда оставался наедине со своим новым соблазнительным телом.
        Бывший кок с трудом унял шаловливые руки и с угасающим возбуждением спросил:
        - Тебе разве не дали возможность выбрать ник, пол и внешность своего персонажа?
        - А что - незаметно?! - вспылил я. - Думаешь, я по собственной воле сменил имя на Bobo, прикрутил к башке рога, а к заднице хвост, да еще и с пышной кисточкой?
        Юи заглянул мне за спину, хмыкнул. Он был верным другом, вкусно готовил, даже если в холодильнике было шаром покати, но немного легкомысленным и преступно любопытным.
        - Тебе идет, - сказал кок.
        - Да-да, очень смешно.
        - Не могу понять, что у тебя за класс?
        - Бродяга. Его тоже игра выбрала случайно. А ты теперь у нас… охотница?
        - Жду не дождусь, когда заполучу кнут.
        Глаза Юи ярко сверкнули.
        - Наверное, дело в сроке заключения, - предположил я. - Вам дали по три года, а мне… зарядили десятку. Думаю, чем больше лет, тем меньше поблажек. Поэтому я ничего не смог выбрать, в отличие от тебя.
        - Ты уже умирал?
        - Трижды. А ты?
        Юи поднял растопыренную ладонь, загнув большой палец. Лицо кока стало мрачнее тучи, и я понял, что ему пришлось испытать то же, что и мне. Боль, реальную боль, все ее адские оттенки. Тут, по всей видимости, никаких поблажек игра не давала, независимо от срока.
        - Два раза пытался осмотреть пещеру на берегу, - начал перечислять Юи. - Один раз отравили эти… нуси. Ну и еще я свалился с обрыва и разбился в лепешку. - Юи вздохнул. - Я рад, что мы встретились.
        - Я тоже.
        - Знаешь, если бы не смерть, если бы не боль, я бы мог сказать, что мне здесь даже нравится. - Он с обидой глянул на меня. - Кэп, что было в том контейнере?
        - Да не знаю я толком. Мне сказали, что редкие минералы. Но… я с самого начала чуял, что груз какой-то мутный. И заказчик, и неоправданно высокая цена за его перевозку, и контейнер, который не вскроешь. Никогда таких не видел.
        - И ты нам ничего не сказал.
        - Ой, не делай мне нервы. И без того тошно. Знаю, что облажался. Если бы движок не барахлил и мы бы не сели на Квамере… Прости. Больше мне нечего сказать. Будь моя воля, я взял бы всю вину на себя. Пусть даже мне пришлось бы сидеть тут до смерти. До настоящей смерти. Но ты же видел судью, он вообще ничего не желал слушать.
        - Свэн тебя убьет, - в пустоту сказал Юи.
        - Полагаю, он не ограничится одной лишь пощечиной. Но я все равно хочу его найти, как и Дока.
        - Можем завтра попробовать вместе. Здесь, на площади. Твой метод вроде работает. По крайней мере, меня ты сумел отыскать.
        - Так и сделаем. Если придешь к алтарю раньше, начинай без меня. Видел, сколько тут народа. Они все время прибывают и исчезают. Ты, кстати, слышал про вестника?
        - Одо мне рассказал.
        - Значит, ты уже знаешь, что через него можно связаться с реальностью. Это наш шанс. Я не собираюсь гнить тут все десять лет. Даже если нас не помилуют, то, возможно, получится уменьшить срок.
        - Тогда до завтра?
        - До завтра.
        Мы снова обнялись. Юи достал из сумки колокольчик и, с интересом на него поглядев, потряс перед собой. Тонкий, приятный звон, словно встретились два бокала, полетел над пустой площадью, но ничего сверхъестественного не произошло.
        - Это священное место, - вдруг ожил один из неписей, все это время молча стоявший у жертвенного алтаря. - Его нельзя осквернять искажением пространства.
        Мы с Юи переглянулись и направились к барьеру, который вскоре разделил нас, отправив каждого своей дорогой. В собственный мир. В персональную Нвалию. В личный кошмар.
        Глава 7. Принеси-подай
        За порогом священного места меня вновь ждало одиночество. Но от того, что я сумел отыскать старого друга, теплело на душе. Возможно, объединив силы, мы что-нибудь придумаем. Три года - тоже срок, и, думаю, не только я заинтересован в том, чтобы вырваться из этой виртуальной задницы, где тебя заставляют переживать собственную смерть. Снова и снова.
        Я достал колокольчик, подержал его на ладони, разглядывая черные нечитаемые символы на хрустальной поверхности. Подарок хранителя был легким и выглядел очень хрупким. Но это была игра, со своими допущениями, так что я не переживал, что он выдержит не только собственный звон, но и удар дубиной. Впрочем, проверять предположение у меня не было никакого желания.
        На всякий случай выставив руку далеко вперед, я потряс колокольчик, и тонкий язычок забился о прозрачные стенки, наполняя пустынную улицу тихим звоном. Динь-динь-дон, - звуки, словно невидимые ножи, воткнулись в пустоту, разрезая пространство передо мной. Создавая провал, где желтел берег и белели колонны вокруг потухшего очага.
        На кромке вспыхнувшего посреди улицы портала струилась и извивалась тьма, а внутри него вращались три сферы, словно планеты вокруг незримой звезды. Две из них, «Руины Осиси» и «Вороний берег», горели ярко, третья, «Старая колокольня», была серой и тусклой. Оно и понятно, я находился рядом с ней. Возможно, на том самом месте, куда меня выбросит завтра, когда вновь затрезвонит адский колокол, призывающий тащить золото.
        Пальцы осторожно коснулись сферы «Руины Осиси», и она мгновенно растянулась, расплылась, заполняя собой все пространство портала.
        Осторожно, двери закрываются! - с этой мыслью я шагнул в разлом, оставляя пыльную улицу, и вышел посреди знакомых поваленных колонн.
        - Хай! - поприветствовал я Одо и покачнулся, едва удержавшись на ногах.
        В глазах потемнело, стало трудно дышать, колени подгибались. Что за новая напасть? Дабы не грохнуться от бессилия, я предусмотрительно сел у колонны, не понимая, что опять стряслось.
        - Прошлая жизнь, - сказал подошедший советник. - Так происходит со всем грешниками и даже некоторыми мучениками. С кем-то раньше, как с тобой. С кем-то позже. Обычно на третьи сутки. Ты ведь не спишь, не ешь и не пьешь, как прежде. Но прошлое… Оно все еще желает, чтобы ты набивал свою брюхо и заливал в глотку хмель. Кружку за кружкой. Вот…
        Борода раскрутил шкуру и положил ее рядом со мной.
        - Со временем это пройдет. А пока полежи, отдохни. Если хочешь, может вздремнуть. Сон восстановит силы. Только помни, что спать можно лишь в безопасных местах вроде нашего лагеря.
        Я перевалился на подстилку, лег на спину, блуждая помутневшим взором по небу, которое начинало темнеть. По серо-голубому полотну надо мной еле-еле ползли редкие облака. Было очень тихо, даже ветерок не гулял над полем.
        Мои первые сутки в Нвалии подходили к концу. Что в итоге? Бродяга по имени Bobo, случайная внешность, случайно выбранный класс. Три страшные, совершенно разные смерти. Боль от них все еще вспыхивает в памяти. Ее сложно забыть, оставить, вырвать с корнем, как гнилой зуб. Теперь она часть меня. Навсегда. И с ней придется мириться и жить. Это из плохого.
        Однако есть и хорошее. Одо говорит, что я не так уж плох. Юи вон уже четыре раза отправился на тот свет, и это при том, что у него был лук, а у меня всего лишь дубина. На мне волшебная рубашка сеткой, пусть и от ударов нисколько не защищает. У меня есть чудесная подзорная труба Капитана Пирса, какой-никакой щит, который, несмотря на свою родословную, неплохо мне послужил, и куча всякого хлама. К тому же в моей бездонной сумке лежит кошелек с монетами, а значит, завтра мне не придется возвращаться на поле, чтобы выбивать золото из вучи-вучи. Но самое главное: я нашел старого друга. А если смог найти его, то сумею найти и остальных, чтобы бороться за свободу вместе.
        Пятый уровень - ключевая задача. Он откроет мне путь к вестнику. Однако пока надо решить насущные вопросы: что-то сделать с изношенной дубиной, без оружия здесь никак, и понять, где наскрести эфира еще на три уровня. Колотить вучи-вучи до полного изнеможения? Но возвращаться в поле уже поздновато - надвигается ночь, а мне и днем там досталось так, что век буду помнить.
        Значит, к кузнецу. Может, он что подскажет? Да и иглу Аиолор, я надеюсь, сумеет привести в божеский вид.
        Шкура была мягкой и толстой - ни один острый камешек не тревожил спину. Так бы лежал и лежал. Но нельзя. Чем быстрее я заработаю янму, тем быстрее смогу связаться с реальностью.
        - Ночью тут безопасно?
        - Да, никто тебя не тронет.
        - Пойду схожу до кузнеца.
        - Это правильно, это ты молодец.
        Я поправил сумку и посмотрел поверх колонн, высматривая дымок. Найти его не составило труда. Сизая струйка поднималась высоко над руинами. Минут двадцать- двадцать пять ходьбы по прямой.
        - Удачи, - пожелал мне советник.
        - Она мне точно не помешает.
        Отдых пошел на пользу - спасибо Бороде. Ноги несли меня по дороге легко и быстро, в голове прояснилось. Сперва я хотел наведаться в те места, которые заприметил, когда шагал к алтарю. Но было совсем не по пути, так что сбор ништяков я отложил до лучших времен.
        Улица, ведущая к кузнице, выглядела в точности так же, как и та, что примыкала к площади с колокольней. Пыль под ногами, слева и справа раздолбанные и местами опаленные одноэтажные домишки. Мне даже казалось, что дыры в стенах походят одна на другую, как две капли воды. Дежавю. Будь это настоящий город, а не игровые декорации, я бы давно заметил разницу.
        Мир Нвалии умел виртуозно истязать узников, а также позволял ощутить сырость морского ила, жгучие лучи полуденного солнца и холод темной ночи, но деталей ему все-таки не хватало. Одно дело насыпать песка на берег и совсем другое - создать ощущение давно покинутого и разрушенного города, где когда-то жили люди со своими страстями, привычками и желаниями. В какой бы дом сквозь окно или дверь я ни заглядывал, натыкался на одно и то же: стол, стул и разбросанная глиняная утварь. Где мелочи, где людской дух, чтобы я мог сказать, что здесь когда-то жили дети, тут любили залить за воротник, а там обитала исправная хозяйка? Ни брошенной детской игрушки, ни уютных занавесок на окнах. По всей видимости, основные силы ушли на то, чтобы заставить игроков страдать. Чем ярче, тем лучше.
        На одной из стен кто-то нарисовал огромную стрелку и коряво нацарапал «Кузнец». Спасибо, кэп. А то так бы и заплутал на прямой улице. Я с осуждением покачал головой, но в то же время подумал, что не все надписи стоит игнорить, несмотря на предупреждение, прочитанное возле Энквы. Да, на берегу меня здорово облапошили, отправив в смертельную ловушку. Юи вон вообще, насколько я понял, дважды огреб в пещере. Хотя он бы и без указателя в нее забрался. Что, я не знаю нашего кока, что ли? Однако подсказка, оставшаяся позади, верно указывала место обитания кузнеца, пусть и толку от нее было не больше, чем от песка под ногами.
        Борода не обманул: руины Осиси выглядели безопасными. Дома пустовали, пыльная серовато-желтая лента дороги ровно уходила к городской окраине, над головой то и дело мелькали птицы, вспарывая тишину шорохом крыльев.
        Я прошагал минут десять, когда заметил потухший, но поблескивающий факел, пристроенный на стене у приоткрытых ворот. Палка длиною с мою дубину да опаленная шишка из тряпья на вершине.
        Обычный факел - неизменный спутник любого смельчака, решившего путешествовать ночью. Прекрасно разгоняет тьму, а также пугает некоторых тварей, однако занимает одну из рук. Можно поджечь от костра, другого факела или флэймингов, но лучше приобрести фонарь, который легко помещается на поясе.
        Факел полетел в сумку, я пошагал дальше. Нвалии не только не хватало реалистичных деталей, но и конкретики в описаниях. Ну откуда мне знать, какие монстры боятся огня, а какие нет? И что это за флэйминги? И как отличить лживую подсказку от полезной? Вопросы, вопросы, вопросы…
        К счастью, на самый важный из них я уже знал ответ благодаря воину с ником Leon. Вестник был живым человеком, и можно было смело рассчитывать на связь с внешним миром. Однако Нвалия преподносила столько сюрпризов, как правило, неприятных, что я решил поумерить свой пыл. Будь что будет. Но до вестника я обязан добраться, хотя бы потому, что у него есть мануал. А там поглядим.
        Серого в небе стало больше, чем голубого, когда я вышел на окраину Осиси, оказавшись в тридцати шагах от пункта назначения. От кузни шла едва заметная тропинка, виляющая между зелеными холмами, за которыми высились горы. Сама кузница стояла в отдалении от стен и домов, выдыхая без остановки в темнеющее небо густой столп дыма. Белокаменную постройку, чуть выше и шире хибар позади себя, с огромной трубой и будто выжженной травой вокруг сложно было пропустить. Тут творцы постарались, наделив мастерскую какой-никакой индивидуальностью.
        Большая деревянная дверь была закрыта, звона молота я не слышал, зато прекрасно ощущал запах гари. По левую сторону от двери висел круглый стальной щит с гравировкой двух скрещенных молотов, по правую - нереально широкий меч, гораздо длиннее того, что я видел у воина на площади. Увы, ни щит, ни меч не блестели, а значит, для меня были бесполезны. Но я все же проверил, можно ли их снять. Оказалось, что нет. Оружие было приклеено намертво. Сплошная бутафория.
        Чего нельзя сказать о бочке с водой, которая притулилась у правой стенки мастерской. Пузатая бочка, достающая мне до пояса, блестела, заставляя отложить визит к кузнецу на несколько минут.
        Я сделал несколько шагов, чтобы подобрать добычу. Начинало холодать.
        Кусок железной руды - материал, используемый для ковки. Отнесите его кузнецу, чтобы создать или улучишь доспехи или оружие. Можно найти в шахтах и пещерах, а также купить у торговцев.
        Понятно. Я подобрал два куска руды, помня про ржавую иглу Аиолор, и неспешно обошел кузницу, обнаружив еще один. Поблизости больше ничего не блестело, на неизведанные холмы, плывущие от окраин Осиси к далеким горам, заглядываться не было даже в мыслях, и я открыл дверь, ныряя в жар и духоту мастерской.
        Кузнец, стоящий между пылающим горнилом и здоровенной наковальней, был высок, плечист и лыс. По его загорелой, будто намазанной бронзой мускулистой груди наискось пролегал впечатляющий белесый шрам; черно-красные штаны держал широкий пояс цвета меди; в левом ухе сверкало серебром широкое кольцо. Честно говоря, он больше походил на полуголого пирата, чем на кузнеца. Любопытно, какие у создателей Гремуки комплексы, если уже второй встреченный непись выглядит великан великаном?
        Кузнец смерил меня взглядом больших серых глаз - настолько суровым, что Нвалия показалась мне реальнее реальности.
        - Я - Инвил. Это моя кузница, - громыхнул он басом. - А ты кто и что тебе нужно?
        Кажется, он был чем-то расстроен. Ну или имел скверный характер от рождения, как наш Свэн. Ох, как представлю встречу с ним у колокольни, прямо мороз по коже, даже в душной и жаркой кузне.
        - Я - Адам, Bobo. Зови, как больше нравится. Мне нужно, чтобы ты починил мое оружие. А то моя дубина вот-вот развалится, а игла Аиолор вся красно-рыжая от ржавчины. Сможешь? У меня даже материалы есть, три куска первоклассной железной руды.
        - Нет, - буркнул он.
        И я начал раскаляться, как горн за его спиной. Потому что нельзя просто так взять и починить старую дубину в кузнице.
        - Почему?
        - Потому что, Bobo1978134, у меня украли молот и всех флэймингов. Но… - Инвил неожиданно воспрянул духом. - Если ты их вернешь, то я бесплатно перекую тебе любое оружие.
        Слово «бесплатно» мне, безусловно, нравилось. Все прочее, о чем сказал кузнец, не очень.
        - Знаешь, кто это сделал?
        - Конечно, знаю. Отчего же не знать. Миджиты это сотворили, пока меня в кузне не было. - Инвил опустил тяжелый кулак на поверхность наковальни. - Мелкие паршивцы, к Акпати их под подол. - Он повернулся, прошуршал чем-то, роясь в огромном сундуке, и показал мне три черных пера. - Возвращаюсь я, значит. А тут вся кузница вверх дном. Они это, будь уверен. Никто, кроме них, в черных перьях по Нвалии не шастает. Да и некому больше в Осиси воровством промышлять. Не Одо же на мой молот позарился, - хохотнул он.
        - И где мне их искать?
        - По норам они сидят среди холмов. Как выйдешь, иди по тропинке, точно не пропустишь.
        - А сам чего не пошел?
        - Вот чудак. Мне Флаама не для того талант даровала, чтобы я по холмам за всякой нечистью бегал, вместо того, чтобы металл мять, - посмеялся Инвил и вдруг со всей серьезностью заявил, словно контроллер в космопорту. - Не положено.
        Я вздохнул. Ему, видите ли, не положено. А я теперь прыгай по холмам в поиске каких-то там миджитов. Тупой компьютерный болванчик. Одним словом, непись.
        - Батя, я бы с радостью. Но только моя дубина… Боюсь, один удар, и все. Ей конец. Придется только рогами бодаться.
        - Так я тебе подсоблю. Будет твоя дубина как новая.
        Он опять порылся в ящике у горнила и выудил оттуда клещи с молотком, перевязанные широкой черно-красной лентой.
        - Вот, возьми.
        Я коснулся подарка, читая вспыхнувшее посреди раскаленной кузни пояснение:
        Простые инструменты - расходуемый предмет, который можно купить или найти. Если ваши доспехи или оружие износились, воспользуйтесь инструментами, чтобы вернуть им первозданный вид.
        - А иглу твоими инструментами нельзя починить?
        - Ей только перековка поможет.
        Я запустил руку в суму, нашел дубинку и поднес к ней набор инструментов. Лента, оплетающая их, истлела в мгновенье ока, а молоточек и клещи закружились над увесистой кривобокой деревяшкой, словно две пчелы над цветком.
        Выглядело все это фантасмагорично. Мой все еще не привыкший к новой реальности мозг отказывался принимать то, что творилось в кузне. Летающий молоток глухо постукивал по дубине, клещи клацали у рукоятки. Так продолжалось полминуты, а затем все инструменты просто растворились в воздухе, отправившись следом за лентой. То есть в небытие. Однако дубина и правду выглядела теперь как новая. Ни трещинки. Даже вроде как поблескивала, словно намазанная маслом.
        Я немного помахал дубиной и с благодарностью посмотрел на Инвила.
        - А больше таких инструментов у тебя нет?
        - Украли. Почти все украли.
        - Прискорбно. А то мне еще и щит починить бы не мешало. - Я опустил дубину. - С теми, кто тебя обокрал, мы разобрались. Теперь расскажи мне про молот и этих флэймингов.
        - О, молот ты сразу узнаешь. Видел мой знак на щите?
        Я кивнул.
        - Ну а флэйминги… Стаю живых углей сложно не заметить. Но ты должен вернуть их все. Нельзя позволить, чтобы дети Флаамы были у миджитов.
        - Сколько их?
        - Семь. Горячий Таби, Попрыгун Окпу, Большой Унни, Озорник Виву, Непоседа Агни, Красный Моку и Малыш Итти.
        Задача существенно усложнялась. Семь углей. И молот. Итого я должен был вернуть восемь предметов, чтобы починить иглу Аиолор. Может, ну его к черту, этого кузнеца и его хотелки? Но эфир так и эдак получать надо, чтобы достичь пятого уровня, а иного пути пока нет. Да и новое оружие страсть как хочется.
        - О, у них даже имена есть, - я закатил глаза. - Еще скажи, что они говорят.
        - Нет, - засмеялся Инвил. - Но… все понимают.
        Кузнец серьезно повеселел с тех пор, как подрядил меня на поиск флэймингов. Конечно, не ему переться в холмы за своими побрякушками. А вот мне было совсем не до смеха. Я просто представил, что миджиты растащили все угли по своим норам, резко приуныл и не в самом лучшем расположении духа направился к двери.
        - Пусть огонь Флаамы освещает тебе путь, - услышал я благословение кузнеца, когда отворил дверь.
        Я, не оборачиваясь, махнул дубиной. И с радостью оставил душную кузню.
        Глава 8. Между молотом и наковальней
        Сгущались сумерки, наступивший вечер холодил тело, а передо мной лежала тропинка, петляющая змейкой между холмами. Но сразу топать по ней в поисках приключений было глупо. Гремука, сама того не желая, кое-чему все-таки меня научила. Не спешить, например.
        Я забрался на вершину ближайшего холма и огляделся, чувствуя, как короткая трава щекочет голые ноги. Уходящие к горам холмы, как и дома в Осиси, выглядели совершенно не реалистичными. Природа любит разнообразие (это я как бывший работник зоопарка говорю), а тут словно кто-то взял парочку самых удачных моделей и забил ими все пространство от руин до гор. Ну и кое-где натыкал тонких хлипких деревьев.
        Никаких миджитов я не видел. По крайней мере, там, куда доставал взгляд. Да и расползающийся морок мешал обзору.
        Ну что, подзорная труба Капитана Пирса, настало твое время. Я разложил лучший, после бездонной сумки, найденный предмет и вновь начал изучать окрестности.
        Труба опять меня выручила. Врагов не показала, но поймала своей зоркой линзой жидкую струйку дыма, подсвеченную желто-красными всполохами пламени. За самым высоким холмом, до которого было топать и топать, явно жгли костер. Других ориентиров не было, поэтому я решил пойти в направлении дыма.
        Подарок Пирса отправился в сумку, в руку легла подлатанная дубина. Местность я осмотрел дважды, противников не заметил, поэтому предполагал, что некоторое время можно следовать к цели относительно спокойно. Ну, если, кончено, впереди не прятались какие-нибудь невидимки, что тоже исключать было нельзя.
        Я спустился к тропе и неспешно пошел к высокому холму. Торопиться все равно было некуда. Даже если побегу со всей мочи, то все равно не успею до наступления ночи. Солнца вон уже не видно, сумерки темнеют с каждой секундой.
        Когда я оказался в тридцати шагах от нужного холма, на небе начали вспыхивать звезды. Дорога выдалась долгой и спокойной. Несколько раз я замечал блеск среди холмов, но решил не сворачивать, несмотря на соблазн найти очередной кошелек или… очередной камень.
        Я пригнулся, осторожно забрался на холм и высунул голову в надежде, что меня не заметят под покровом ночи.
        Точка обзора оказалось удачной. Я прекрасно видел то, что происходит между холмами. В свете костра трое карликов, вооруженных копьями, жарили тушу животного на вертеле. Все трое носили одежду из черных перьев, а также белые круглые маски с прорезями для глаз и рта. Найти миджитов оказалось несложно, но что делать с ними дальше, непонятно. Выглядели они, прямо скажем, не монстрами из твоего кошмара, особенно для того, кто несколько лет отпахал в «Сильвернесте» и навидался тварей со всей галактики. Однако под рукой не было склянки с очищающим огнем, и спалить их всех разом, как нуси, я не мог. А выставлять свою дубину против трех копий - такой себе вариант. Да и ни молота, ни углей я пока не видел, так что ломиться в атаку было бессмысленно.
        Тихо потрескивал костерок; ножницы пламени кромсали тьму на лоскуты теней; пахло дымом и жареным мясом. Запахи создателям Гремуки, как назло, удались на славу. Ноздри ловили вкусный аромат, заставляя пускать слюни и напоминая о том, что во рту не было ни росинки целые сутки. Но это в виаре. Как дела обстояли в реальности - неизвестно. Чем меня там накачивали, даже представь страшно. Явно не деликатесами. Судья что-то бормотал об этом. Очень невнятно, надо признать. Как и обо всем остальном.
        Позади костра в одном из холмов виднелась нора: темный, неровный, узкий вход, куда, впрочем, могли забраться не только миджиты, но даже и я. А вот кузнецу и советнику пришлось бы попотеть, чтобы проникнуть в жилище карликов.
        Это была какая-никакая идея: незаметно забраться в нору, покуда миджиты наслаждаются посиделками у костра. Обокрасть воров. Вернуть молот с углями и незаметно вернуться к Инвилу. Без потасовки, без смертей. Янму с убитых карликов не получу, зато от боли страдать не придется. Не знаю, предусматривала ли игра подобный сценарий, но вроде и не запрещала. Попытка - не пытка.
        Я сполз с холма и, продолжая пригибаться, начал обходить миджитов. Щека чесалась не переставая. Увы, это была меньшая из проблем, потому что я мог лишь гадать, есть ли в норе вещи горюющего кузнеца. И нет ли там еще карликов? Инвил сообщил, где живут миджиты, что, соответственно, подразумевало их наличие не только у костра, но и в норе.
        К холму, где темнела нора, подкрался незаметно. Вскарабкался на его вершину, бросил взгляд на костер. Миджиты остались на месте, шелестя своим оперением, словно листьями на ветру. В мою сторону никто не глядел. Пока не глядел. Но при спуске к норе…
        Слишком близко. Заметят. Костер, луна и звезды. Обязательно заметят. Если только не отвлечь. Я достал камень, повертел его в руке. Брошу удачно и, быть может, проскользну в логово карликов скрытно. А тем, что произойдет дальше, лучше не забивать голову, чтобы она оставалась ясной, как утреннее небо над Нвалией.
        Я примерился и с силой метнул камень, попав в тот самый холм, где несколько минут назад набрасывал план ограбления. Даже я услышал, как глухо шлепнулся камень. Что уж говорить о карликах, которые сидели ближе к холму. Они похватали копья и, выставив их по-боевому, дружно направились на звук шума. То есть в противоположную от меня сторону.
        Пока все шло гладко. Лишь бы не сглазить. Я спешно сполз с холма и тенью юркнул в нору. Рога цеплялись за потолок узкого прохода, который, однако, вывел меня в просторное логово, где можно было свободно стоять в полный рост.
        Богато. Внутри круглого жилища с куполовидным потолком горело два факела, и света хватало, чтобы разглядеть воровской схрон. Добычи было много. Но самое главное: я сразу заметил кузнечный молот с гравировкой Инвила и бесценные черные угли, которые таращились на меня красными искорками глаз из небольшой клетки, запертой на увесистый замок.
        Молот Инвила оказался тяжелее головы богини Аиолор. Но мне все равно удалось скормить его нкиту. И вновь задуматься над тем, что воин из меня будет никакой. Мне что-нибудь полегче и побыстрее. Такой дурой размахивать - не, на фиг.
        Одной проблемой меньше. Я пошарил взглядом вокруг, пытаясь отыскать ключ. Заметил два камня, три пучка божественной травы и… несколько незнакомых ништяков. Ключ, к сожалению, найти не удалось. Была мысль достать молот и вмазать им по замку. Но я не для того тихо забирался в воровское логово, чтобы потом на грохот сюда сбежались все карлики. Поэтому я решил поднять клетку и вместе с встревоженными лупоглазыми угольками бросить ее в бездонную сумку, а уж там Инвил пусть сам разбирается.
        Не тут-то было. Кто-то из творцов Гремуки определенно предвидел, что найдется умник вроде меня, и поэтому надежно вмонтировал клетку в пол. Несколько минут я старательно пыжился, пытаясь ее оторвать, - тщетно. Нужно было искать ключ, и я даже представлял, где именно. Драки в свете костра было не избежать.
        Увы, мой грандиозный план рухнул в одночасье. В качестве утешения я бросил в сумку камни, пучки божественной травы и принялся за незнакомые ништяки, которых оставалось немало.
        Еще одна записка - такой же замызганный клочок, как и тот, что я нашел на палубе гниющего корабля.
        Уголума был одним из пяти первородных, повелевая небесами и ветрами. Как-то раз он, как обычно, парил над Нвалией и увидел прекрасный берег, сияющий в свете солнца, словно золото. Место пленило Уголуму, и он опустился на песок, впервые увидев свое отражение в воде. Ворон так долго смотрел на него, что не заметил, как окаменел.
        Миджиты считают, что произошли от одного из его перьев, которое упало на Вивийские холмы. А также верят, что в один день их покровитель оживет, дарует им часть своей силы за то, что они поклоняются ему и приносят жертвы у Серой скалы на берегу…
        Окаменевший от собственного лика пернатый. Богиня, сшившая сумку из головы своего мужа. И оборотень, не сумевший подавить аппетит и слопавший собственных отпрысков… Проехали. Для меня ничего интересного или полезного.
        Темное оперение - легкое, обшитое черными перьями платье, которое носят миджиты, обитатели Вавийских холмов. Наденьте его, чтобы скрываться от чужих глаз в ночи и прятаться в тени. Отлично подходит для тех, кто предпочитает действовать скрытно.
        О-о! Это я не зря сюда зашел. Моя травяная рубашка, от которой все равно среди холмов толку было мало, незамедлительно отправилась в сумку, а обнаженное тело покрыло темное оперение. Кар-р! Страшно представить, как я сейчас выглядел со стороны. На башке бараньи рога, от шеи до колен черные перья, позади хвост с кисточкой.
        Заглянул в ниим, клацнул по иконке оперения.
        Удовлетворенный находкой, я взял шарик, внутри которого сияла ярко-желтая искра.
        Вспышка - метательное оружие, заключенное в тонкую оболочку из фризиита и созданное богиней Флаамой для борьбы с порождениями тьмы. Особенно эффективно против ночных тварей. Бросьте его, чтобы ошеломить врага. Но обращайтесь осторожно, чтобы не ослепнуть самому. Можно найти или купить у торговцев.
        Не очищающий огонь, но тоже неплохо. Очень удивлюсь, если окажется, что миджиты, сейчас сидящие у костра под звездным небом и пускающие слюни на тушу запекаемого мяса, не относятся к ночным тварям.
        Две вспышки упали на дно сумки. Я взял пару башмаков и тут же натянул их на ноги, пробегая глазами пояснение.
        Кожаные башмаки - простые башмаки, которые может носить любой грешник или мученик. Совсем немного увеличивают защиту. Но это все равно лучше, чем блуждать по Нвалии босиком. Можно найти или купить у торговцев.
        Ткнул в иконку:
        Оставалось взять самый лакомый кусочек - пояс с пряжкой в форме выбеленного черепа.
        Пояс призывателя - крепкий пояс, собранный из костей и заметно усиливающий магию. Позволяет носить одновременно три предмета и два оружия. Можно найти или купить у торговцев.
        Побрякивая косточками, я попытался застегнуть пояс поверх своей новой накидки, но части черепа отказывались соединяться. Какая-то сила отталкивала их друг от друга, словно два магнита с одинаковыми полюсами.
        Вновь пришлось открыть ниим, чтобы понять, что я делаю не так.
        Путь призывателя. Видимо, дело в этом. Ну и ладно, не очень-то и хотелось. Да и вообще он не очень-то сочетается с моим темным оперением.
        Я с грустью опустил бесполезный пояс в сумку и еще раз обвел взглядом логово карликов, заметно оскудевшее после моего визита. Будь здесь ключ, он бы уже попался на глаза.
        Осталась только клетка. Запертая клетка с живыми углями, которые зыркали на меня не то с надеждой, не то с разочарованием. Зачем они, как и неподъемный молот, вообще понадобились миджитам? Недостатка в огне карлики точно не испытывали. Два факела в гнезде, костер снаружи. Так, стопэ! Это же всего лишь игра. Мир Нвалии. Гремука. И, следовательно, законы логики тут не действуют.
        Я вынул коптящий факел из кольца, с удивлением обнаружив, что он не приварен к стене, как клетка к полу. Посмотрел на подрагивающее золотистое пламя. Провел над ним ладонью - горячо. От факела шел жар, к потолку струился тонкий черный ручеек и исчезал в дырке дымохода. Перья должны неплохо гореть. Жаль, нет третьей руки, чтобы взять его с собой. Да и свет меня выдаст.
        Ключ от замка дожидался снаружи, у безмозглых карликов, и мне предстояло его выбить с боем. Мысли зашевелились, рисуя два варианта атаки: коварной и очень коварной. Ну, я - не герой, играю как умею.
        Проход, ведущий к логову, был узким. Если заманить в него миджитов, то им не развернуться. Можно встречать по одному. Только вот их копья подлиннее моей дубины, и в итоге еще неизвестно, на чьей стороне окажется преимущество. Потому что если они прорвутся в свое логово, то уже мне негде будет маневрировать. Дубина против копья - сомнительная схватка.
        Другой вариант мне нравился больше. Вылезаю отсюда, бросаю вспышку (заодно проверю, как она работает) и, пока они обалдевают, колочу их до смерти. Беру ключ, возвращаюсь в логово, освобождаю флэймингов и возвращаюсь к кузнецу с полной сумкой барахла.
        Я достал вспышку, пригнулся, вновь царапнув рогами потолок прохода, и осторожно двинулся вперед.
        Пока я грабил логово карликов, у холма ничего не изменилось. Миджиты сидели у костерка, покручивая сочное мясо на вертеле. Как только надо мной сверкнуло звездами ночное небо, я бросил склянку со вспышкой.
        Стекляшка мелькнула в темноте и шлепнулась за костром, вспыхнув так ярко, что на мгновение я потерял карликов из виду. Что тут началось! Ошеломленные, ослепленные миджиты в панике забегали между холмами, беспорядочно тыкая копьями в пустоту, повизгивая и одновременно каркая.
        Вспышка сработала идеально, и я рванулся в сторону кружащих и… тревожно каркающих противников, не без опасения нарваться на шальное острие. Один из карликов налетел на запеченную тушу и вместе с ней шлепнулся в костер, моментально вспыхивая, как соломенное чучело.
        В шуме я не расслышал щелчок и лишь увидел, как перед глазами всплыл титр:
        Получено достижение «Гори-гори ясно»
        Условия получения: впервые зажгите что-нибудь
        Да уж, зажег так зажег! Но вообще-то это он сам…
        Карлик-факел, роняя огненные перья, пробежал несколько шагов и рухнул у меня на пути, взрываясь густым облаком эфира. Первый пошел.
        Второго я настиг через десять секунд и с размаху, как бейсбольной битой, вдарил по лицу. Белая маска, словно яичная скорлупа, треснула от удара, обнажив длинный крючковатый нос, покрытый темным пушком. Противник отлетел в сторону, прокатился по траве, но не сдох. Пришлось дважды опустить дубину на его башку, чтобы увидеть новое эфирное облачко.
        Третий, подлюга, успел очухаться от вспышки и бросился на меня с копьем, каркая уже не встревоженно, а с угрозой. Оставшийся карлик был в такой ярости, что пробежал еще шагов пять после того, как я отскочил в сторону от его острого лезвия. Эх, будь я порасторопнее, можно было огреть его по пернатой макушке.
        Момент для контратаки был упущен, и на меня вновь неслось копье. Карлик решил не менять свою тактику. Я тоже не стал, опять отскакивая в сторону, но уже не так далеко, как прежде. От добра, как известно, добра не ищут.
        На мое счастье, пернатый был свиреп, удивительно туп и не слишком ловок. Я успел дважды садануть его дубинкой прежде, чем он повернулся, чтобы получить третий, решающий удар.
        Миджит взорвался янмой, столбик стойкости, на который я то и дело поглядывал, иссяк лишь наполовину, а шкала эфира заполнилась на треть. О, мой скилл растет. Ох, растет. Еще шесть-семь таких карликов, и я стану на один уровень ближе к цели.
        Я наконец-то выдохнул, посматривая по сторонам. В костре краснели угли, тот тут, то там поблескивала добыча. В целом было тихо, угрозы не ощущалось. Наступало приятное время собирать урожай, а он выглядел весьма недурственно.
        Там, где стоял последний карлик, место лучилось серебром и золотом, а значит, у моих ног лежало нечто важное, вроде бездонной сумки богини Аиолор. Конечно, это был ключ от замка. Бородка из трех зубцов, толстый длинный стержень и головка ромбиком, внутри которой сидел серебристый ворон.
        Ключ с вороном - тяжелый ключ, очевидно, принадлежащий миджиту. Если есть ключ, то есть и замок, который следует отпереть. Подумайте, где он может быть и, возможно, будете вознаграждены.
        Даже не знаю… Я улыбнулся, поглядел на холм позади себя, потом на холм, где миджиты обустроили свое гнездышко. Видимо, предполагалась, что сперва я распылю карликов у костра на атомы, найду ключ, а лишь после этого заберусь в их логово. То есть, несмотря на то, что Гремука была тюрьмой со своими суровыми правилами, некоторые из них можно было обойти или нарушить. И при этом не получить за импровизацию суровый нагоняй.
        Я подобрал второй предмет.
        Черное перо - длинное воронье перо, с помощью которого улучшается броня или создаются стрелы. Можно найти среди Вивийских холмов или купить у торговцев.
        Я огляделся, прислушался (это уже входило в привычку). И приблизился к угасающим углям, где меня дожидались еще два ништяка.
        Короткое копье - простое оружие, которое позволяет держать противника на расстоянии и наносить точные колющие удары. Мало эффективно против щитов и тяжелой брони, но отлично пробивает оголенную плоть и даже легкие доспехи.
        Я потыкал копьем над углями, вспарывая ночной прохладный воздух, и поглядел на верную дубину, только что сокрушившую трех карликов. Дилемма. Оба оружия мне нравились. Одно было легким и относительно длинным, чтобы там ни писали в пояснениях. К другому после истребления вучи-вучи я уже привык, как к старому грузовику, в котором знаешь каждый болтик.
        Опять заглянул в ниим, чтобы сравнить характеристики копья и дубины.
        Шило и мыло. Копье отправилось в сумку, и я подобрал следующий ништяк.
        Кусок мяса, который восстанавливает стойкость и немного восполняет жизнь. Съешьте его, когда почувствуете усталость. Можно найти или купить.
        И жизни, и стойкости у меня было в достатке, но я не удержался и откусил кусочек. Походило на говядину с нотками сыра и омлета. У-мм, как мне этого не хватало. От удовольствия я прикрыл глаза, разминая сочную мякоть во рту и… чувствуя, как ладонь пустеет, словно мой кусок мяса подъедает кто-то еще.
        Э-э, ну так нечестно. Мне хотелось оставить его на будущее. А он просто взял и исчез.
        Я подошел к последнему ништяку, обнаружив еще одно черное перо и три монеты, после чего посмотрел на холм перед собой. Все, что мне оставалось, войти в логово миджитов, отпереть замок и со всем добрищем возвратиться к кузнецу.
        Глава 9. Инвентаризация
        Вид ключа с вороном всполошил выводок флэймингов. Запрыгали, словно черные мячики, затряслись, звонко стукаясь о прутья решетки и друг о друга, парочка даже раскалилась докрасна.
        От Нвалии можно было ожидать любой подлянки, поэтому я осторожничал. А то откроешь клетку с благими намерениями и будешь потом бегать с горящей задницей, как карлик, рухнувший в костер.
        - Меня прислал Инвил, ваш… папочка. Или кем он там вам приходится, - предупредил я на всякий случай. - И я вам помогу. Не бойтесь. Отнесу в кузницу. Окей?
        Ключ застыл у замочной скважины. Семь пар глаз-огоньков с надеждой уставились на мою руку. Похоже, угли все поняли, услышав родное имя. Потухли, затихли, с надеждой взирая на своего рогато-хвостатого спасителя в черных перьях.
        Замок громко щелкнул. Я снял его и открыл клетку, освобождая мелких узников. Флэйминги, толкая друг друга, с грохотом высыпали на пол логова. Мне бы тоже не помешал внезапный освободитель, подумал я, глядя, как живые угли весело катаются вокруг моих кожаных башмаков. Но, увы, спасение утопающих - дело рук самих утопающих.
        Сел на корточки и, указывая рукой на сумку, предложил углям забраться в нее.
        - Прыгайте сюда. Я отнесу вас к Инвилу. Всех до единого. Ну, давайте.
        Но флэйминги меня не слушались, продолжая шумно кататься друг за другом. Я осторожно поднял одного из них, самого мелкого, и ощущая, как он теплеет, спешно бросил его в сумку, искренне надеясь, что он ее не прожжет. Следом отправились и остальные…
        Пять, шесть, семь. Миссия была выполнена. Я вынул колокольчик и позвонил в него, наблюдая, как посреди логова распахивается портал, где вращалось уже не три, а пять сфер. Две новые: «Логово миджитов» и «Кузница Инвила». Чудесно. Не придется снова тащиться через холмы.
        Ткнул в сферу и шагнул в сияющий овал, выскакивая прямо перед кузницей.
        Инвил все так же скучал у наковальни, поставив локти на ее поверхность и подперев своим кулачищами подбородок. Глаза кузнеца радостно блеснули при виде моей вернувшейся персоны.
        Сперва я достал тяжеленный молот, а затем одного за другим начал вынимать флэймингов. Угли прыгали кто куда: в раскаленное горнило, на наковальню, под ласковую ладонь кузнеца, который гладил их словно черных котят. Прочие раскатились по кузнеце. Лишь один остался возле меня, застыл у самых ног, подняв преувеличено любопытные искорки глаз на своего хвостатого спасителя.
        - Показывай свое оружие, - улыбнулся Инвил, поплевав на руки. - Услуга за услугу.
        Я отдал иглу. Кузнец сунул ее в горнило, прикрикивая на флэймингов.
        - А ну, малышня!
        Угли сбежались из всех уголков дома к горнилу, нетерпеливо прыгая возле его каменного основания.
        - Таби, Окпу, Унни, Виву, Моку, Итти, - начал считать Инвил. - И…
        Я опустил взгляд: рядом с моими башмаками по-прежнему темнел уголек, не обращая внимания на зов в кузнеца.
        - Оно тут, - предупредил я, указывая пальцев вниз.
        Кузнец перевесился через наковальню, с укоризной поглядел на непослушного флэйминга.
        - Что, приглянулся тебе наш гость?
        Уголек настырно глазел в мою сторону и прыгал на месте, видимо, отвечая утвердительно.
        - Ох, Агни-Агни, проказница ты моя непутевая, - покачал головой кузнец. - Хочешь пойти с ним?
        Уголек снова подпрыгнул на месте - выше, чем прежде.
        - Ну тогда ступай.
        Моего мнения, конечно же, решили не спрашивать. Не то чтобы я был против. Просто я и о себе толком не мог позаботиться, а тут еще питомец. Надеюсь, его не нужно кормить, выгуливать и все в таком духе. И надеюсь, он не станет меня поджигать, когда ему что-то не понравится. Пес моей бывшей, рыжий шпиц по кличке Красавчик, регулярно меня доставал. Не то из ревности, не то из-за того, что однажды я забыл его в стрип-клубе, когда она была в отъезде. Я тогда вообще много всего там забыл, включая причину, по которой зачем-то поперся в стрип-клуб вместе с собакой.
        - А как же ты? - спросил я.
        - Такова воля Флаамы. А мне ей перечить не с руки.
        Кузнец поднял Агни, погладил и протянул мне.
        - Если вдруг захочешь запалить факел или развести костер... Ей только дай волю что-нибудь поджечь. А вот к кузнечному делу совсем душа не лежит.
        - Бывает.
        Я взял питомца. Агни была приятно теплой и довольной, покачиваясь внутри сложенных лодочкой ладоней.
        Инвил положил на верстак два желтоватых листа бумаги, слегка надорванных по краям. В отличие от неразборчивых записок, которые я находил прежде, тут буквы были крупными и легко читались. Еще бы. Ведь это был прейскурант.
        Инвил опустил флэймингов в горнило и, напевая под нос мелодию, принялся за работу, а я - изучать кузнечное меню.
        - А ты не только кузнец, но еще и торговец.
        - Одно другому не мешает. Собираюсь расширить ассортимент. Доспехи, щиты, стрелы для лука и болты для арбалета. Так что заглядывай время от времени.
        Я взял первый лист:
        Ну, Агни могла спокойно посидеть и в сумке, а вот пояс, наверняка не требующий от меня ничего, кроме платы в десять монет, выглядел соблазнительно. Однако история с кошельком кое-чему меня научила, поэтому я решил повременить с покупками. Пока и так обойдусь. Да и цена - конская. Это же целое суточное подношение. Куплю пояс, останусь с тремя золотыми. Ни туда, ни сюда. Даже кусок руды не купишь.
        Я перевел взгляд на второй лист:
        Последнее оружие звучало грозно и требовало больше всего материалов, а это наталкивало на мысль о том, что оно не только звучит грозно, но и в бою задаст жару.
        - Ну что, определился с выбором? - спросил Инвил.
        - А чем отличается острая игла Аиолор от острого лезвия Аиолор?
        - Первая будет больно колоть, а второе не только колоть, но еще и резать.
        - А ты бы сам что выбрал?
        - Лезвие, наверное.
        - Ну тогда делай его.
        - Ты точно уверен?
        - Да.
        На поверхность наковальни шлепнулся кусок раскаленного металла. Инвил поднял молот и, вышибая каскады искр, трижды шлепнул по остывающему куску, превращая ржавую иглу в меч с тонким лезвием и рукоятью в форме игольного ушка.
        - Вот.
        Я поднял меч и помахал им, нарисовав в воздухе воображаемый крест, а потом ткнул в пустоту, пробегая глазами титр.
        Острое лезвие Аиолор - уникальный меч, который хранит милость великой богини. Не требует навыков владения и поэтому подходит любым грешникам и мученикам.
        Интересно, а что по поводу этого оружия скажет ниим?
        Меч был легким, нереально острым (бриться, наверное, можно), выглядел надежным, в отличие от старой дубины, и в руке сидел как влитой. То, что надо. Прощай, дубина. Здравствуй, лезвие, хранящее милость великой богини.
        - Могу продать тебе что-нибудь, - предложил я. - Камни, например.
        - На кой они мне, - усмехнулся Инвил.
        - Клешни, кожа, глаза вучи-вучи?
        - Нет.
        - Совсем свежие?
        - Нет.
        - Ядогон?
        - Нет.
        - Вот заладил «нет» да «нет». Как моя бывшая.
        - ?
        - Ее любимое слово. Не обращай внимания.
        Я вздохнул. Видимо, Инвил покупал лишь то, чем промышлял сам. Можно было бы скинуть ему три куска железной руды. Но отдавать их за бесценок совсем не хотелось. Вдруг еще понадобятся. Быть может, Борода знает, где заплатят за весь этот хлам? Надо наскрести десять монет на пояс.
        - Я еще вернусь, - сказал я, вынимая колокольчик богини Идоки.
        Звон колокольчика разломил пространство кузницы, и я шагнул в портал, ведущий к Руинам Осиси.
        Х-рр! Пфьюю! - первое, что услышал я, когда вышел из пространственного разлома.
        Советник сочно всхрапывал. Уютно лежал на развернутой у костра шкуре, сложив руки на груди поверх бородищи и во сне теребил ее пальцами. Я решил его пока не будить и устроился у колонны, чтобы провести ревизию инвентаря и проверить, насколько стал круче после водоворота последних событий. Столько всего накопилось…
        Никнэйм и внешний вид все еще вгоняли в тоску, но физическая атака и защита немного радовали. Увы, до пятого уровня еще грести и грести, как до края галактики.
        Если сейчас вернусь к Логову Миджитов, да с лезвием богини Аиолор, да в темном оперении... Я поглядел на советника. Тот спал как младенец. Как большой и чрезвычайно волосато-бородатый младенец. Будить его сейчас было бы преступлением. Да и зачем? Где разжиться золотишком и эфиром, я знал и без него. Разве что спросить про ближайшего торговца? Но это успеется.
        Крышка ниима затворилась с тихим щелчком. Я поглядел в темное небо: молочно-белый блин луны, россыпь хрусталиков звезд. Все в точности, как и в мою первую ночь, проведенную в Нвалии. Мир игры оставался неизменным, в отличие от грешника, которому посчастливилось в него провалиться.
        Я поднялся, вышел на улицу, чтобы звоном Идоки не разбудить Одо, и слегка тряхнул колокольчиком, разламывая пространство. Пальцы коснулись сферы «Логово миджитов», портал затянул меня, и через секунду под ногами уже лежала не пыль узкой улицы, а мягкая трава широких, как море, Вивийских холмов.
        Нашарив в сумке камень (они оказались не такими уж и бесполезными, как выглядели на первый взгляд), я забрался на вершину знакомого холма, откуда так легко и относительно безопасно можно было наблюдать за карликами у костра.
        Все декорации и актеры были на своих местах. С той лишь разницей, что за время, пока я проводил инвентаризацию, мясо успело дойти до готовности и теперь бойко исчезало в глотках трех миджитов. Над тем, каким образом они его грызли, не снимая глухих масок, создатели Гремуки не особо парились.
        Когда я решил сюда вернуться, то думал, что обнаружу лишь выжженное поле перед норой. Но все вернулось на круги своя. Противники, подобно мне, возрождались. Видимо, происходила какая-то перезагрузка после того… как я нырял в портал? Как же мне не хватало мануала, как же мне не хватало Книги Странствий.
        У такой системы бесконечных смертей и возрождений имелись свои плюсы и минусы. С одной стороны, всегда можно было разжиться золотом и ништяками, например, перьями миджитов или клешнями вучи-вучи, если знать, где искать. С другой - поголовье врагов оставалось неизменным, несмотря на твое мастерство и желание их помножить на ноль. А так как удача улыбалась мне реже, чем Плутон делал полный оборот вокруг Солнца, то следовало готовиться к тому, что чаще на ноль будут множить меня самого.
        В прошлый раз с карликами я разобрался без потерь. Но тогда у меня была чудесная вспышка, заставившая миджитов беспомощно носиться вокруг костра. Впрочем, и сейчас к норе я пришел тоже не с пустыми руками. Глаза поймали тусклый блеск лезвия Аиолор. Чтобы убить одного миджита дубиной, требовалось три удара. А сколько понадобится моему новому мечу с рукоятью в форме игольного ушка?
        Ух, держите меня семеро! Я метнул камень к норе, надеясь, что за чавканьем и хрустом трапезы карлики все же расслышат шум. На мое счастье, так и случилось. Как только булыжник шлепнулся в пяти шагах от входа в логово, миджиты навострили уши и, прервав ночную и потому вредную трапезу, настороженно пошли к пещере. Схема работала. Во всяком случае, с карликами, один из которых серьезно отстал от собратьев и тем самым стал первой целью для моего новенького лезвия.
        Я осторожно, тихо, словно призрак, метнулся к костру и ткнул карлика в спину. Тот громко каркнул, обращаясь эфирной дымкой и, конечно же, привлек внимание собратьев. Темное оперение уже не спасало. Миджиты, потерявшие сородича, тут же бросились в мою сторону. А мне оставалось только бежать.
        По одиночке они были не особо опасны, но два - это уже проблема.
        Я бежал изо всех сил, глядя, как стремительно снижается столбик стойкости. А затем, когда он полностью опустел, еще какое-то время шел, пока не осознал, что остался один посреди ночных холмов.
        Преследователи отстали по какой-то причине. Не было слышно карканья, шума торопливых шагов - никаких признаков погони. Однако Гремука умела удивлять, и я не без страха повернулся: мутные силуэты карликов едва виднелись в ночи. Миджиты возвращались к своему костру, к своему логову. То ли их шкала стойкости оказался короче моей, то ли они были слишком ленивы, то ли… Я поглядел в противоположную от них сторону: впереди, в темноте проступали очертания кузницы… То ли их пугал кузнец Инвил.
        Зеленый индикатор немного вырос. Потратить весь эфир на стойкость было лучшим решением из тех, что я сделал в этой дурацкой игре. Что толку от жизни или силы, если тебе в спину дышат два врага с острыми копьями, а ты плетешься, как сонная муха? Не будь я чуть выносливее, сейчас бы, наверное, лежал на траве, истекая кровью от сквозных ран, как тогда - на берегу.
        Мне удалось избежать схватки и возможной гибели. Но своей цели я так и не достиг. Прикончил одного карлика, набрал немного эфира. Вот, собственно, и весь результат. Я повернулся в сторону холмов и, переходя с шага на бег, опять устремился к логову миджитов.
        Моя теория системы смерти и возрождений подтвердилась, когда я залез на холм у норы. Теперь у костра сидели не трое, а двое карликов. Уверен, если бы я предпочел возвратиться к их логову через портал, то сейчас их было бы на одного больше.
        Я вытащил еще один камень и сразу метнул его в сторону норы, совсем не удивившись тому, что миджиты снова купились на этот трюк.
        Они были очень тупыми. Они были так запрограммированы. И меня на самом деле это весьма радовало. Пока глупые, как рыбки, карлики шагали на шум, я подкрался к одному из них и ткнул мечом в спину, услышав жалобное предсмертное карканье.
        Еще немного эфира. И очередное несущееся копье, на конце которого в лунном свете блестит моя смерть.
        Я отпрянул, пропуская последнего миджита, словно тореадор взбешенного быка. И тут же подскочил к противнику, чтобы ткнуть его в спину. Один укол - один труп. Новое оружие не знало жалости.
        Пламя костра, блеск добычи. Я побродил перед норой, собирая трофеи. Все мясо карлики успели слопать. Первые два миджита оставили после себя три черных пера и несколько монет. А вот третий одарил меня не только еще одним копьем, которое, впрочем, я подумывал сбагрить кузнецу, но и малым кошельком. Так что денег на пояс теперь было достаточно, даже если Инвил заартачится и не станет покупать у меня оружие, добытое потом и кровью в грандиозной битве среди Вивийских холмов.
        Однако прежде, чем вернуться к кузнецу, я решил посетить логово карликов. Враги возрождались, декорации, вроде костра и мяса на вертеле, тоже. Быть может, и с предметами происходило то же самое…
        Увы и ах, внутри логова карликов меня ждало разочарование. Пустая клетка, где когда-то прыгали живые угли, пара ярких факелов на стене и… больше ничего. Впрочем, грех жаловаться. Две вылазки без смертей, куча хлама, полезного и не очень, золото для покупки пояса, а остальное не важно. Пока не важно.
        Глава 10. Серые будни
        Пахло горячим металлом и гарью. Под потолком кузницы ярко горел фонарь; желтые блики, слово золотые перья, лежали на поверхности наковальни. Как и советник Одо, Инвил видел десятый сон. Ну да - флэйминги и молот были возвращены, почему бы и не вздремнуть?
        Живые угли крутились рядом со спящим кузнецом, оберегая его сон, который, впрочем, я собирался нагло нарушить. Инвил лежал в дальнем углу, на толстой широкой шкуре, похожей на ту, что мне предоставил Одо, когда меня знатно накрыло от виара.
        - Эй, вы же меня помните? - спросил я, обращаясь к настороженным уголькам. - Я тот, кто вас спас. В логове миджитов.
        Я изобразил, как верчу ключом и открываю дверцу клетки. После чего осторожно протянул руку к Инвилу, чтобы его потормошить. Страшный белесый шрам с рваными краями на мускулистой груди шевельнулся, словно огромная гусеница.
        - А? Что? Bobo1978134? - пробормотал кузнец.
        - Он самый. Мне нужно у тебя кое-что купить.
        Инвил зевнул, провел пятерней по лицу, по лысой макушке, стряхивая сонливость. Я ожидал, что сейчас он разворчится: дескать, ходят-бродят тут всякие по ночам, спать мешают честным труженикам. Однако Инвил спокойно поднялся, безропотно встал за наковальню, которая служила ему еще и прилавком, и положил на нее два знакомых листка. Новых товаров не появилось. Старые остались на месте.
        - Кожаный пояс, - попросил я, отдавая кузнецу кошель с дестью монетами.
        Кузнец забрал плату, и через пару секунд в моей ладони лежал темный пояс с серебристой незамысловатой пряжкой.
        Кожаный пояс - обычный широкий пояс, подходящий любому грешнику или мученику. Какими-либо особенностями не обладает, однако на него можно повесить одно оружие и два предмета, чтобы получить быстрый доступ к ним. Проверьте сами, насколько это удобно.
        Уже по привычке заглянул в ниим:
        Новый пояс прекрасно сочетался с моим темным оперением. На левой стороне болталась удобная петличка, куда я тут же сунул лезвие Аиолор. После чего вынул исцеляющую флягу, которой, к своему стыду, так ни разу и не воспользовался, и поднес ее к поясу, услышав тихий шлепок.
        На фляге не было никаких креплений. Она просто прилипла к поясу, словно намагниченная и, по всей видимости, прилипла надежно. При этом, чтобы ее снять, не требовалось особых усилий. Удобно и практично.
        Я вытянул из бездонной сумки одно из двух копий и положил его на наковальню:
        - Вот, продаю.
        Инвил отсчитал положенные мне монеты. Второе копье все равно было лишним и, спихнув его, я остался почти при своих после приобретения пояса.
        - А где малышка Агни? - вдруг спросил кузнец.
        Я хлопнул рукой по сумке, и Инвил осуждающе покачал головой. Но ничего не сказал. Ненавижу, когда так делают. Повадками кузнец все больше и больше напоминал мою бывшую. Все время говорил «нет» и молчаливо упрекал, многозначительно вздыхая и не произнося ни слова. Вот как сейчас.
        - Ладно, давай свой кармашек.
        Кузнец приободрился. А я с тяжестью на сердце высыпал золото на наковальню, получив взамен изящную штуковину, похожу на маленькую птичью клетку, куда едва мог протиснуться мой кулак.
        У-у, крохобор. Мог бы и просто отдать, если так переживал за судьбу одного из своих флэймингов. Но, видимо, игра не предусматривала подобный вариант развития событий.
        Агни оказалась в своем новом милом домике, который, подобно фляге, также легко уместился на поясе, только на правом боку.
        - Ну, будь здоров, не кашляй, - сказал я, сотрясая пространство кузницы звоном колокольчика, и сквозь разрыв вышел в лагерь.
        Одо все еще безмятежно спал. Я подошел к нему, наблюдая, как под сладким всхрапыванием с присвистом волнуется его кудрявая темная борода. Небо светлело на глазах, невидимые руки убирали одну звезду за другой, когда-то сочная луна потускнела.
        - Пора вставать, - негромко сказал я.
        Борода не отзывался. Пришлось потормошить его, как и кузнеца, чтобы разбудить.
        - Новое оружие, пояс и флэйминг, - едва продрав глаза, одобрительно покивал он.
        Советник сел на шкуре, прислонившись спиной к поваленной колонне. Зевнул, пригладил волосы и бороду. Прямо скажем, после этих манипуляций не изменилось ровным счетом ничего, и он по-прежнему напоминал Хагрида. Здоровенная лохмато-бородатая детина, но с добрыми глазами.
        - Как мне найти подземелье? - спросил я. - Ну, то, где растут плоды, способные изменить… мой путь.
        - Ирейское подземелье.
        Борода пошелестел страницами книги.
        - Нельзя тебе пока туда. Там и с пятым уровнем тяжко. А ты всего лишь второго.
        - Да я лишь одним глазком. Гляну, что да как. Тропинку проложу. До подношения еще полдня. Все равно делать нечего. Ну?
        - Иди на юг. Выйдешь к кладбищу. Там и вход отыщешь.
        Наученный горьким опытом и намеками бывалого игрока по имени Leon, я решил уточнить некоторые детали.
        - То есть я просто прихожу на кладбище и спускаюсь в подземелье?
        - Можно и так. Можно и самому. Но лучше найти проводника, который знает, где растет древо. А то заплутать-то там немудрено.
        - Так. И как мне его отыскать?
        - Да на кладбище и найдешь. Только пугливый он очень. Если всех врагов не уничтожишь, то носа не покажет.
        - И что там за враги?
        - А сам-то как думаешь? - хохотнул Одо.
        Я покивал. Конечно, что еще может быть на кладбище, кроме мертвецов. Розовые пони и голубые слоники, что ли?
        - Но рано, ох, рано тебе туда идти, - в очередной раз предупредили меня.
        Вот зануда, подумал я, встречая рассвет. Художники у Гремуки были что надо. Небо на востоке робко желтело, покрываясь тонкой перламутровой вуалью. Красота. Ева очень любила наблюдать за восходом солнца. Я часто видел, как она сидит по утрам у окна в ожидании рождения нового дня - затаив дыхание и уронив голову на руки.
        Я повернулся и пошел в сторону улицы, под светлеющим небом. В голове потихоньку начала складываться карта местности. В центре располагались Руины Осиси. На западе находился лес с истеричными деревьями и мелкими нуси; за ним желтел Вороний берег. На востоке, там, где сейчас поднималось солнце, - кузница Инвила, Вивийские холмы с миджитами и пока неизученные горы. На севере - Старая колокольня, где каждый день меня обдирали, как липку. На юге - кладбище, куда я сейчас бодро шагал, поднимая дорожную пыль.
        Улица, ведущая к южным окраинам, ничем не отличалась от прочих улиц в Осиси. Что слева, что справа тянулись опустевшие дома да полуразрушенные стены. Разве что не блестела добычей. Даже захудалый камень на глаза не попадался. Не говоря уже о какой-нибудь вспышке или очищающем огне.
        Спустя десять-пятнадцать минут передо мной действительно выросла высокая ржавая изгородь, за которой раскинулось широкое кладбище, усеянное серыми надгробными плитами.
        Само по себе кладбище - вещь малоприятная. А уж заброшенное, поросшее сорняками - просто жуть. Решетчатые ворота были гостеприимно приоткрыты, словно клешни капкана. Всем своим видом местное кладбище вопило о том, что это самая настоящая ловушка. Только зайди - и привет. Однако ни зомби, ни каких-либо других тварей я не видел. Но это совсем не означало, что они тут не водились. Думаю, как только окажусь по ту сторону, так попрет движуха. Борода настойчиво, очень настойчиво отговаривал меня от похода, будто у меня была одна-единственная жизнь.
        Я почесал щеку, никак не решаясь войти и размышляя над тем, какого рода живые мертвецы тут обитают. В детстве вместе с Евой мы пересмотрели уйму ужастиков, но так и не пришли к единому мнению о том, какие зомби страшнее: медленные или быстрые? Еве нравились быстрые, а мне медленные, и я надеялся, что тут окажутся именно они, потому что сбежать будет проще.
        Еще немного постояв, я наконец собрался с духом и зашел за ворота. Сделал три робких шага и… ничего не заметил. Из-под земли не полезли гнилые руки, никто не зарычал, что тревожило даже больше, чем появление стаи зомби. Борода сказал, что если я хочу найти гида, то мне придется очистить кладбище от тварей. Так что враги тут, безусловно, были. Но, видимо, затаились, ожидая, пока я подальше отойду от ворот.
        Я прислушался, продолжая вертеть головой. Тихо как на кладбище. А, ну да, я и впрямь на самом настоящем кладбище, посреди которого высится огромный серый склеп. Вход в подземелье?
        Пальцы поскребли нос. Я прикинул расстояние от ворот до склепа и понял, что если доберусь до него, не расходуя стойкость, то успею сбежать, когда зомби попрут со всех сторон. В конце концов, в моей руке шикарное лезвие, а на поясе фляга с целительным напитком и… живой уголек по имени Агни.
        Тишина, царившая на кладбище, начинала меня подбешивать, и поэтому я торопливо направился в сторону склепа, устав играть в прятки с местными зомбаками. Я вообще уже сомневался, что они здесь есть. Но за пять шагов до цели земля содрогнулась, и сердце мгновенно ушло в пятки.
        Самое большое надгробие рядом со склепом внезапно ожило, моргнув огромным черным оком и буквально вырывая себя из земли длинными ветвеобразными руками. Я резко повернулся, чтобы успеть унести ноги, но увидел, как у меня на пути поднимается еще одно надгробие. Почти у самых ворот, куда я так стремился.
        Зомби на кладбище не было. Ни одного. Зато были надгробия-циклопы с длинными руками и ногами, сплетенными из стеблей и колючек. Но лучше бы взамен неизвестных врагов вылезли классические живые мертвецы, потому что они не могли кидать в меня камни, в отличие от надгробий. А именно это сделала одна из тварей, отрезавшая мне путь к спасению.
        Каменюга прогудела слева от меня и с грохотом ухнулась где-то за спиной. Пришлось сменить маршрут. Все-таки Борода предупреждал не зря. Меч Аиолор вдруг показался очень хлипким и коротким. Мало того, что я понятия не имел, как приблизиться к надгробию на расстояние удара, так этих каменных тварей было еще и две.
        Бум-бум-бум! - прогрохотало за спиной.
        Я порядочно пробежал, оставив немного стойкости на пару рывков, и обернулся, не представляя, что делать дальше. Надгробие, ожившее у склепа, было в десяти шагах от меня. Оно не метало камни, а просто быстро шагало в мою сторону, размахивая руками.
        Нужно было отступать. Я отвлекся лишь на секунду, потеряв вторую тварь из виду, и просто не успел увернуться от здоровенного камня, который с треском встретился с моим лицом.
        Мир разбился, как хрупкое стекло, и вспыхнул разноцветными пятнами. Носовые хрящи от удара, казалось, вошли прямо в мозг, голову обожгло невыносимой болью, и я с диким воплем рухнул во тьму, чтобы очнуться уже за кладбищенскими воротами, куда меня выбросило после смертельной схватки.
        Ладони легли на лицо, пальцы ощупали нос, губы, подбородок, дернули козлиную бородку. Голова трещала, гудела и звенела, помня о жуткой встрече с огромным камнем. Я с ненавистью глянул на приоткрытые ворота, за которыми лежало притворно тихое кладбище, потом опустил взгляд на Агни, сожалея о том, что она - теплый уголек, а не кусок льда, и позвонил в колокольчик.
        Ничего-ничего. Рано или поздно я сюда вернусь. Вот только достигну пятого уровня и обязательно вернусь. Почему-то именно эти твари взбесили меня пуще других. Быть может, потому, что казались непобедимыми, и я пока не видел, как их одолеть. Даже одну из них. Они были больше меня и действовали быстро, слаженно: первый метал камни, второй рвался в ближний бой. И как их убивать?
        Сквозь портал я шагнул к Руинам Осиси - в полном отчаянии, озлобленный на весь мир и с неутихающей болью в голове.
        Борода молчал. И его молчание распознать было сложно. То ли осуждение, то ли сострадание. Мне хотелось его упрекнуть, но за что? Он настойчиво предупреждал, что мне рано бродить среди могил, а я не послушался. Конечно, советник довольно туманно высказался об обитателях местного кладбища. Однако и не соврал. Не его вина, что я вообразил себе полчища зомби. Чем обычно усеяно старое кладбище? Надгробиями. Кто ж знал, что эти надгробия способны оживать и метко бросать в тебя камни.
        Начинался новый день. Солнце заползало на небо, раскрашивая мир: белые колонны, поваленные вокруг нас, и зеленое поле, шелестящее под ветерком. Я сел напротив Одо, спросил:
        - Что это было? Враги на кладбище?
        - Кмины.
        - Их вообще реально убить?
        - Конечно.
        - А мне кажется, нет. - Я повертел лезвие Аиолор, пуская солнечных зайчиков. - К ним же даже не подойти. Видел, какие у них руки? Копьем не достанешь. Не представляю, что с ними делать.
        - У всех есть слабости. Даже у кминов.
        - Для них какое-то особое оружие нужно, что ли?
        Одо пожал плечами. Потеребил бороду. Вздохнул.
        - Наблюдай, изучай, думай, - посоветовал он.
        - Да, по-моему, я только этим и занимаюсь.
        Встреча с надгробиями серьезно пошатнула мой боевой дух, и мне хотелось его повысить. А лучшего способа, чем прикончить пару-другую тварей, я не видел, и поэтому позвонил в колокольчик, чтобы вернуться к Логову миджитов.
        Разлом вспыхнул между мной и Одо, скрывая советника за своим сиянием. Я шагнул в портал и вышел у знакомого холма. Быстро забрался на него и увидел пустующую ложбину у норы. На месте костра чернели угли, на ним висел голый вертел; карликов, которых так легко было обвести вокруг пальца, и след простыл. Похоже, они появлялись только по ночам. Или… сейчас спали в своем уютном гнездышке. Дабы не гадать, я спустился к норе. Если моя догадка окажется верной, то это место станет настоящей золотой жилой.
        Не забывая об осторожности, я прокрался в логово и понял, что зря явился сюда в надежде разжиться золотом и эфиром. Внутри не было ни миджитов, ни добычи.
        Я вернулся к Руинам Осиси и решил наконец-то обследовать северную часть города, где заприметил ништяки, когда шагал к колокольне. Начал сразу от нашего с Одо лагеря, предполагая, что, пока обыщу все дома на северной стороне, как раз подойдет время подношения.
        Как в воду глядел. Когда я подобрал последний ништяк, вновь затрезвонил колокол. За полдня удалось найти кожаные перчатки, шесть камней, горсть монет, два куска железной руды и… еще одну старую крышку с ручкой. Не то чтобы я остался доволен, как слон, но и не горевал о напрасно потраченном времени. Камни ночью пригодятся, крышку можно продать кузнецу, а руда рано или поздно понадобится для улучшений.
        Я находился в тридцати шагах от барьера, когда над городом понесся свирепый звон, и поэтому просто добрел до площади, не видя смысла распахивать портал.
        Внутри, как и раньше, царил шумный сказочный карнавал: шастали ряженые игроки, громыхая доспехами, оружием и склянками. И, как и раньше, грешников среди них было больше, чем мучеников. Юи задерживался, и я, расставшись с десятью монетами, принялся искать Свэна и Дока. Бродил вокруг колокольни и выкрикивал их имена, не обращая внимание на насмешки и удивленные взоры.
        Но так никого и не нашел. Когда последний игрок с ником CreepyKitty34 и луком за спиной покинул площадь, я понял: что-то случилось. То ли моя система поиска по какой-то причине перестала работать, то ли я чего-то не знал.
        В полном одиночестве я опустился на лавку, не зная, что и думать. Ни Свэна, ни Дока я не нашел. А Юи так и не показался, хотя вчера мы договорились с ним о встрече. У колокольни я появился среди первых игроков и точно не мог никого пропустить. Но почему мне не удалось найти даже Юи, который в любом случае должен был дождаться меня?
        - Эй, желтый халат, у меня тут была назначена встреча с другом. Может, знаешь, куда он делся в вашей тупой игре?
        - Мне это неизвестно, - спокойно ответил хранитель алтаря. - Если хотите что-либо узнать, спросите советника Одо, вестника богов или откройте Книгу Странствий.
        Из всех предложенных вариантов в моем распоряжении был только один: подсказка советника Одо. Помня о священности площади, я вышел за барьер, чтобы открыть портал и возвратиться в лагерь.
        Сегодня явно был не мой день. Сперва ожившее надгробие раскроило мне череп, потом исчезли глупые карлики, а затем пропал и Юи. Однако я не собирался опускать руки, несмотря на все невзгоды виртуального бытия. Так устроен мир, даже игровой. Либо он прогибает тебя, либо ты прогибаешь его. Конечно, я был зол - на непобедимых кладбищенских тварей, на вдруг пропавшего Юи, на бестолкового хранителя алтаря, но намеревался пустить эту злость на что-нибудь полезное, а не на то, чтобы подпитывать пламя грусти и печали.
        - Одо, вчера мы договорились встретиться на площади с моим старым другом. Но он так почему-то и не появился. Как думаешь, что с ним произошло? Ведь все грешники должны платить. Разве нет?
        - Возможно, ему, как и тебе, о себе напомнила прежняя жизнь, когда он шел к алтарю. Быть может, он не успел ко времени подношения. Или его убили по дороге. В Нвалии часто происходят странные вещи. Божественные пути неисповедимы.
        В принципе Борода был прав. И это он еще не знал о безмерном любопытстве нашего кока. Для Юи мир Нвалии был настоящей черной дырой, которую он непременно хотел изучить. И неизвестно, в какую ловушку он мог попасть за время, прошедшее с момента нашей встречи.
        Было тихо и жарко. На небе ни облачка. Темное оперение слегка поблескивало на солнце; четкая тень рогатого чудища с мечом в руке лежала на серо-желтой земле.
        Я оставил лагерь и вышел на улицу, размышляя над тем, чем себя занять. До наступления ночи была еще прорва времени, северную часть города я облазил от и до; в южную возвращаться не хотелось, да и с добычей там было негусто; на западе зеленело поле с вучи-вучи. Оставалась только восточная часть Руин Осиси, куда я и побрел на поиск ништяков.
        Глава 11. Новое достижение
        Чистое черное полотно неба. Сияющая полная луна. Серебристые колючки звезд.
        Сколько бы меня ни стращал Одо, ночь в Нвалии мне нравилась все больше и больше. У нее был один недостаток: она сменялась днем. А так - лучшее время для того, чтобы добыть эфир и золото. Имелись бы камни, способные отвлечь врага. Камней, к слову сказать, почти не осталось, несмотря на то, что в восточной части города я нашел еще шесть штук к тем, что уже лежали в сумке.
        ЦЕЛЫХ ДВА НОВЫХ УРОВНЯ И НИ ОДНОЙ СМЕРТИ! Я постучал по своей рогатой башке, чтобы не сглазить.
        Меня распирало от радости и гордости, как мальчишку. Жаль, поделиться было не с кем. Юи пропал, Свэна и Дока я так и не нашел, а Инвил и Одо вряд ли оценили бы мой исключительный успех. Да и неписи они, то есть ненастоящие. Не стоит об этом забывать. Никогда.
        Схема работала безотказно. Бросаешь камень, режешь одного карлика, убегаешь в сторону кузницы, мочишь второго, а с третьим можно уже не церемонится. Потом возрождаешь тварей прыжком в портал, и по новой. Зачем чинить то, что не сломано?.. Уверен, пропавший Юи не оценил бы мой гениальный подход. Нашел бы его скучным, назвал бы рутиной или вроде того. Но для меня прежде всего был важен результат. И я его достиг, полночи бросая камни, чтобы отвлечь глупую тварь, и бегая от холмов к кузнице и обратно.
        Глаза радовались при виде шкалы эфира. Еще один заход, и я получу заветный пятый уровень. И это не считая того, что моя сумка пополнилась двумя малыми кошельками, двенадцатью монетами, шестью перьями и тремя лишними короткими копьями.
        Я лениво взобрался на холм, осторожно лег, прижимаясь к земле, и вытащил один из двух оставшихся камней. Поднял руку для броска, схватил взглядом карликов у костра и опустил ее, заметив нечто странное.
        Нет, костер и туша на вертеле находились на месте, количество миджитов рядом с ними не изменилось, но сами они выглядели иначе. Если бы я не знал их как облупленных, то, наверное, и не заметил бы этих небольших изменений. Однако количество убитых мной миджитов уж перевалило за дюжину, поэтому в глаза бросались и красноватый цвет круглых масок, и чуть посеребренные перышки, и зеленоватая дымка, исходящая от копий.
        Вот это неожиданно. А мне ведь нужно было прикончить всего лишь двоих, чтобы достичь пятого уровня. Я поскреб нос, понимая, что, возможно, излишне драматизирую ситуацию. Если новые карлики такие же глупые, как и их собратья, и с ними можно провернуть трюк с камнем, то вряд ли придется менять тактику, чтобы заполучить оставшийся эфир.
        Я метнул камень над головами миджитов, к норе, чтобы опытным путем выяснить уровень ИИ новых врагов. Обновленные миджиты всполошились, хватая оружие. Но… на шум не пошли. Остались у жаркого костра, пристально вглядываясь в темноту. Отблески пламени играли на красноватых масках, черное оперение блестело серебром, три ядовито-зеленые струйки дыма убегали во мрак.
        Новые карлики были умнее прежних. Впервые моя система развода миджитов и относительно легкой добычи эфира дала сбой. Однако мне так хотелось добить этот несчастный пятый уровень, что я не желал отступать. Впрочем, лезть на рожон тоже не собирался. А собирался сделать одну глупость, после чего убежать к Инвилу. Ох, чует мое сердце, я об это еще пожалею.
        - Эй, придурки, сюда! - крикнул я карликам, вставая в полный рост, и помахал мечом. - Ну, ко мне! Ко мне!
        Призыв сработал, и трое миджитов ринулись в мою сторону. А я от них. Расчет был на то, что со временем они отстанут от меня, как их безмозглые собратья, начнут возвращаться к костру, и я их по-тихому прикончу, подкравшись сзади.
        Я бежал и бежал. Еще одно очко, полученное за третий уровень и тут же потраченное на стойкость, позволяло мне добежать от норы до кузницы Инвила без остановки. Я слышал злое карканье за спиной и шум трех пар ног, шлепающих по траве. Однако не особо переживал по этому поводу, понимая, что успею скрыться в кузнице до того, как иссякнет зеленый индикатор.
        В какой-то момент мне показалось, что они отстали. Но это была ошибка. Большая ошибка. Мне не могло везти вечно. Слева от меня мелькнуло копье и воткнулось в землю. Потом еще одно, уже справа. Я побежал зигзагом, чтобы сбить противников. Однако такой прием, похоже, действовал только в боевиках категории «Б». Потому что, несмотря на все мои усилия, спину пронзила страшная боль, а меня швырнуло в невысокую траву.
        Я взвыл, обливаясь потом и истекая кровью, и в горячему бреду с трудом отстегнул исцеляющую флягу, чтобы сделать глоток.
        Тело наливалось, бухало болью, словно огромный нарыв, готовый вот-вот лопнуть фонтаном гноя. Руки тряслись, перед глазами плыли и прыгали контуры кузницы Инвила. Сладковатый напиток хлынул в глотку, на мгновение остужая пылающую спину, но внезапно в груди что-то заклокотало, а шею словно опутала удавка. Мало что соображая, я увидел, как красный столбик жизни на нииме стремительно иссякает. Копье? Отравленное?..
        Достать ядогон я уже не успел, нырнув в приятную темноту, где не было ни боли, ни коварных тварей.
        Получено достижение «Хлопоты Акпати»
        Условия получения: умрите пять раз.
        Белый титр вспыхнул во мраке неизвестного места, повисел несколько секунд и растворился в воздухе. О, новая ачивка. Третья по счету… Э-э, четвертая. Да, точно четвертая. Я же не только нарвался на береговое чудище и сжег миджита, но и восстановил статую прекрасной богини Аиолор.
        Воскрешение было странным. Я привычно и не без радости окунулся в глухую тьму, спасаясь от боли, но очнулся не там, где планировал, то есть не у Логова миджитов. Боль отступила, однако ощущал я себя неважно, словно застрял между жизнью и смертью.
        Шорохи. Я слышал только их. Мир был размазанным и незнакомым; надо мной медленно плыли тяжелые и острые камни, похожие на огромные черные сосульки. Такая шлепнется на голову, никакая божественная трава не спасет. Сразу укокошит, подумал я, пытаясь понять, что опять стряслось в этой проклятой игре, которая изо дня в день пыталась меня удивить, и иногда, как сейчас, ей это даже удавалось.
        Ну ведь умер самым обыкновенным образом, с копьем в спине и ядом в вене. Что еще-то нужно, а? Где я вообще? И почему такое ощущение, что меня куда-то тупо тащат - волочат по полу, как набитый старьем бесхозный тюк? И по какой причине я совершенно беспомощен, словно меня опять утыкали жалами вучи-вучи?
        Жало вучи-вучи… Паралич… Любопытно, действуют ли оно на надгробия? Борода говорил, что у всех есть слабости, а что, если…. О чем я думаю. А что еще остается, если не могу ни пискнуть, ни пальцем шевельнуть.
        Невзирая на то, что перед глазами все еще висела таинственная пелена, зачем-то накрывшая мир, мне кажется, я понял, где оказался. Скорее всего, место, по которому меня старательно тащили, словно труп, было пещерой. Мрачной и узкой пещерой, куда несчастного грешника с ником Bobo1978134 занесло злым роком…
        Еве тогда было одиннадцать, а мне тринадцать, на Тай-Кали, считай, мужчина. Именно им я себя и возомнил, когда предложил сестренке забраться в пещеру, где, по слухам, обитали кроглы. Как назло, слухи оказались не только слухами. Мы знали, что кроглы отлично слышат, но в темноте почти не видят. Однако это нас не спасло. Шрам на плече я так и не свел. Нет, его оставил вовсе не крогл (хотя подвыпившим девицам в барах знать об этом совсем не обязательно), потому что если бы тот пещерный монстр до меня добрался, то разорвал бы на части, а потом бы сожрал. Но, к счастью, я отделался лишь раной на плече, оставленной острым камнем, который неожиданно выскочил на пути, когда мы мчались со всех ног.
        Неровное каменное небо поднялось и скрылось во тьме, теперь надо мной нависала лишь мутноватая пелена. Вскоре стихли и шорохи, а вместе с ними исчезло и стойкое ощущение того, что меня куда-то тащат. Судя по всему, конечная остановка.
        - Пробудись, грешник, - сквозь темноту пробился уверенный женский голос. - И преклони колено перед Акпати - повелительницей смерти.
        Странная пленка, не позволяющая ясно смотреть на мир, мгновенно истончилась, а в руках и ногах появилась прежняя сила. Ее с лихвой хватило, чтобы подняться и повертеть головой.
        Как я и предполагал, меня зачем-то притащили в пещеру. Причем не новые злобные карлики с холмов, а сама Акпати - богиня смерти. Даже не знаю, чем я удостоился такой невероятной чести. Слова воина с площади оказались пророческими. Он знал, что богиня смерти скоро сама меня найдет, и она нашла. Очевидно, дело было в новом достижении. Вернее, в условии его получения. Именно после пятой смерти я очутился здесь и пока неизвестно, какие еще бонусы обрел после того, как откинулся в пятый раз.
        Пещера была огромной, с высоким потолком, и выглядела, как логово хищника. Вокруг меня порхали крупные алые светляки, худо-бедно освещая пространство: красный свет гонял тени и делал и без того мрачное место еще мрачнее. Посреди пещеры высилось нагромождение из черепов и костей, эдакий постамент, где молча и неподвижно, словно статуя из черного гранита, стояла богиня смерти - стройная женщина в темном длинном балахоне, перетянутом тонким серебристо-красным пояском. Лицо богини скрывала тень глубокого капюшона, на ее шее висела серебряная цепь с кулоном в виде костяной руки, а ладони прятались в широких рукавах.
        Мир был черно-красным и тихим; лишь слышался легкий шелест крыльев алых светляков, словно кто-то быстро перелистывал страницы.
        Акпати терпеливо ждала. Конечно, непись - он и есть непись. Ни жрать, ни спать не надо. Только если понарошку, как Одо или Инвил, для придания цифровому миру натуральности. А так хоть вечность стой столбом на горке из черепков и костей, ожидая, пока перед тобой преклонят колено.
        Ей просто повезло, что я хотел приглушить боль от ранений. А то стал бы я потакать ее прихотям. Ага, щас.
        Немного поворчав про себя, я подошел к куче черепков и безмолвно исполнил то, что от меня требовали.
        Черепки и кости начали с шумом перекатываться под ногами богини смерти. Удовлетворенная моей покорностью, Акпати спустилась с постамента, подошла и положила свою ладонь между моими рогами. Вопреки предрассудкам, рука богини смерти оказалась вовсе не костлявой, а мягкой и даже теплой.
        - Почести приняты, грешник, - сказала она. - Ты можешь подняться и продолжить свой путь.
        Черный капюшон скрывал лицо, и поэтому нельзя было с уверенностью сказать, сколько лет женщине в балахоне. Но по голосу - моя ровесница.
        Я поднялся, однако свой путь продолжать не спешил.
        - Мне нужно то, что избавляет от боли.
        - Зелье мертвой плоти, - будто вслух подумала богиня.
        Она вытащила костяные четки и медленно начала их перебирать своими аккуратными бледными пальчиками.
        - Без разницы, как это называется. Я просто хочу его получить.
        - Тогда ты должен найти глаз кмина, кусок хрусталита и четыре линзы тьмы.
        Как предсказуемо. Очередная просьба очередного безмозглого непися. Не скрою, я ожидал чего-то подобного, нисколько не сомневаясь, что просто так никто мою боль не уменьшит. Поэтому совсем не расстроился, услышав новую просьбу. Единственное, что подпортило настроение, - упоминание кмина, к которому я все еще не знал, как подобраться.
        - Где искать глаз, я догадываюсь. На кладбище. А вот линзы и хрусталит…
        Акпати покивала, продолжая перебирать крошечные черепки своих костяных четок.
        - В Ирейском подземелье.
        Один из светляков прошелестел над богиней, обливая ее водопадом зловеще-алого света. Я попытался заглянуть под край капюшона, но, несмотря на яркий источник света, не увидел ничего, кроме густой, как воск, тьмы. Мое любопытство осталось неудовлетворенным.
        - Зачем ты меня сюда притащила?
        - Чтобы проверить, если в тебе гниль. После пяти смертей становится ясно, останешься ли ты человеком или превратишься в животное.
        - И как?
        - Я ничего не заметила, грешник.
        - Ну хоть какие-то хорошие новости. Послушай, а сам я не могу изготовить это зелье?
        Акпати усмехнулась.
        - Нет. Есть вещи, которые по силам лишь избранным. Теперь можешь идти, грешник.
        - Меня Адам зовут.
        Богиня ничего не сказала. Ее балахон выбросил широкие черные ленты за спиной, которые сложились в широкие перепончатые крылья. Она взмыла под потолок и рассеялась в темноте, оставляя меня одного в своем логове, где поблескивало несколько ништяков. Один из них находился прямо передо мной, в горе костей и черепов.
        Гора выглядела неустойчивой, начиная стучать костями от любого прикосновения. Не хотелось его разрушить и тем самым разгневать богиню смерти, поэтому я осторожно, кончиками пальцев, как ювелир, вытянул ништячок, застрявший между двумя черепушками, и лишь тогда выдохнул.
        Гора не рассыпалась, а в моей ладони оказалось еще одно кольцо. Судя по виду, все еще не всевластья.
        Костяное кольцо - желтоватое кольцо, выточенное из человеческой кости и созданное кем-то из скорбящих мастеров. Пусть вас не смущает его простоватый вид, ибо скорбящие мастера всегда больше внимания уделяют содержанию, а не форме. Наденьте кольцо, чтобы немного увеличить защиту от магических атак.
        Годнота! Не думая ни секунды, я напялил кольцо на палец и в свете порхающих алых светляков направился к следующему маяку.
        Пять смертей. Пятый уровень… Почему не три или шесть? Совсем не удивлюсь, если выяснится, что это число обладает каким-нибудь сакральным значением. Мне, впрочем, надо думать совсем не об этом, а о том, как справится с двумя надгробиями и вновь найти несносного Юи.
        Я дошел до ништяка у стены, нагнулся, чтобы его подобрать, и краем глаза заметил узкую дыру, густо заросшую паутиной и забитую хламом. Интересно… Особенно интересно то, что она блестит, как добыча.
        Как оказалось, у стены лежали всего лишь три человеческие кости, которые сразу отправились в сумку. По дороге к неприметной дыре я нашел один камень и три золотые монеты, полностью зачистив пещеру Акпати.
        Вокруг меня равнодушно продолжали порхать светляки, двигая тени и бросая красные отблески на кривые серо-черные стены пещеры. Дыра, забитая хламом, зияла у самого пола, и я сел на корточки, чтобы рассмотреть то, что случайно заметил. Проход был узким, но если очистить от мусора, то с трудом, но все-таки можно пролезть. Или… застрять, как Винни-Пух.
        Пальцы коснулись липкой паутины - какая гадость. Ненавижу пауков. Особенно после того, как один из них в Сильвернесте прыгнул мне прямо на голову. Тарантул - один из самых больших пауков в мире. До сих пор от воспоминаний мурашки по коже. Фу! Бр-р!
        В мире много запертых дверей и потерянных ключей. Но не всегда надо искать ключ, чтобы открыть одну из них. Оглядитесь, возможно, он у вас уже есть или находится рядом.
        Ой, какие двери. Какие ключи. Да этот мусор… Я сунул руку глубоко в дыру с полной уверенностью в том, что сейчас разом выдерну хлам из дырки, забыв про игровые условности.
        Ничего у меня не вышло. Ни рукой. Ни мечом. Ком упрямо сидел в дыре, не желая вылезать. Мне сразу вспомнилась клетка с флэймингами, приваренная к полу, чтобы ушлые игроки вроде меня не уперли ее вместе с живыми углями.
        Я опустил взгляд на Агни. Она порозовела и запрыгала, словно требуя выпустить ее на волю. Да не вопрос. Если честно, я вообще забыл, что у меня на поясе в клетке, которую почему-то называли кармашком, сидит живой уголек.
        Отщелкнул замочек, открыл дверцу, и возбужденная Агни тотчас выкатилась на каменный пол, а через секунду сама прыгнула, словно мячик, в дыру, забитую хламом.
        Паутина ярко вспыхнула и выгорела в мгновенье ока, куски кожи, кости и деревяшки продержались секунд на десять дольше перед тем, как обратиться в пепел. Довольная собой Агни прыгнула обратно, сделала круг почета и остановилась напротив меня, радостно сверкая искорками глаз и быстро угасая.
        - Ну ты даешь!
        Я погладил черного колобка за исправную работу, чувствуя, как уголек подрагивает от ласки под ладонью, и вернул его в кармашек. После чего заглянул в дыру. Проход напоминал огромную бутыль. Узкое горлышко переходило в широкую полость, уходящую вниз. Если не застряну в начале, дальше придется катиться, как с горки, потому что зацепиться там решительно не за что.
        Вопрос жизни и смерти, причем буквально жизни и смерти: а что там - на другой стороне прохода? И стоит ли вообще лезть в эту дырку исключительно ради праздного любопытства? С одинаковой вероятностью там может оказаться как крутая добыча, так и ловушка в виде острых кольев. Или… огромный паук, соткавший эту паутину.
        Только бы не паук. Только бы не паук. Моля об этом, я протиснулся сквозь дыру и тут же покатился вниз, не зная, что ждет меня впереди.
        Скоростной спуск оборвалась резко, и в полном мраке я грохнулся на песок. Подскочил, вглядываясь в темень и слушая, как беспокойно стучит мое сердце. Пока все было тихо. Тихо, темно и немного страшно. Я достал факел и поднес его к Агни. Она поняла меня без слов, метко плюнув огоньком сквозь прутья кармашка.
        Золотистое пламя затрепетало, освещая тесный каменный мешок, куда меня привело любопытство. Ни пауков, ни ловушек тут не было. У стены сидел скелет в лохмотьях, похожий на того, что я видел на берегу. Кости рук сжимали небольшой арбалет, по левую руку от скелета стоял сундучок, по правую блестел клочок желтоватой бумаги. Добрища было прилично.
        При виде сундучка размером чуть меньше коробки из-под обуви я подумал, что мне сейчас опять придется искать какой-нибудь дурацкий ключ. Но Гремука внезапно меня удивила. В хорошем смысле. Горбатая деревянная крышка открылась легко и непринужденно, обнажив сокровище: два самородка и рубин размером с мой кулак.
        Самородок - кусок золота, который можно продать, когда не хватает денег.
        Коротко и ясно. Оба самородка отправились в сумку, и я поднял драгоценный камень.
        Рубин - кроваво-красный камень невероятной красоты, который с радостью купит любой торговец.
        Жаль, цена не указана, подумал я, прикидывая, сколько за него дадут золотых монет. Уж точно больше, чем за короткое копье. Главное - не продешевить. Бросив рубин к самородкам, я выдернул миниатюрный арбалет, предвидя, что будет в пояснении.
        Арбалет - одно из самых простых стрелковых орудий в Нвалии. Хорош тем, что не требует навыков владения, а потому с ним справится даже ребенок. Однако, если хотите воспользоваться арбалетом, то помните, что он эффективен только на короткой дистанции.
        Я подержал новое оружие на руке - небольшое, удобное и легкое. И заглянул в ниим.
        Не сомневаюсь, ему найдется применение. Надо лишь не забыть достать болты. Я прицелился в голову скелета, улыбнулся и опустил арбалет в сумку. В тайном месте, куда меня занесло, остался лишь клочок бумаги. Поднимать его не очень-то и хотелось. Но я превозмог самого себя и вытянул записку из рыжеватого песка.
        …В те далекие времена многие пали от рук безбожников. Не убереглись и Агха, бог войны, и его супруга, Инву, богиня смерти. Однако их дочь, Акпати, уцелела и взвалила на себя тяжкое бремя жнеца, которое ей не было предначертано.
        Юной богини смерти удалось остановить распространение гнили, но души умерших все еще возвращаются в свои тела, потому что нет для них иного пристанища, ибо Священный колодец осквернен и разрушен...
        Еще одна печальная история из мира Нвалии. Моего отца тоже… Я почти его не помню, мне было восемь, когда он исчез. Ушел однажды из дома и не вернулся. Говорят, его растерзали кроглы… Говорят, говорят, говорят.
        Я потряс головой, понимая, что сопереживаю бездушным неписям. Тем, кого на самом деле не существует.
        Гремука - нереальна. Боги и герои в ней - нереальны. Они всего лишь код. Циферки. Сон. Воплощение чьей-то больной фантазии. Реальна здесь только боль!
        Глава 12. Парадокс Ферми
        Тревожный звон колокола ударил по ушам, едва я шагнул в портал, покидая каменный мешок и выходя в лагере. Мне думалось, что в пещере осиротевшей богини смерти я пробыл совсем не долго, но, как теперь стало ясно, там, среди черепков и светляков, пролетела уйма времени.
        Однако не только неожиданный зов вынудил меня удивиться. Борода пропал. Он всегда был в лагере, когда я возвращался после славных и бесславных походов. Сидел или стоял у очага, словно верный пес. Но теперь советника не было, и это меня напрягало, как и навязчивый звон, требующий немедленно явиться на площадь и бросить десять монет в алтарь.
        Бум-н! Бум-н! Бум-н! Да иду я, иду. После мрачного гнездышка Акпати яркое полуденное солнце ослепляло. Я торопливо вышел на улицу и побежал, не зная, сколько времени уже надрывался надоедливый колокол. Воспоминание о наказании подгоняло меня лучше, чем кнут - ленивое стадо. Мне даже показалось, что волосы на макушке начали шевелиться, будто под действием статического электричества. Я опустил ладонь и понял, что мои лохмы всего лишь трепыхаются от бега, а не от предчувствия удара из реала.
        Время… В Нвалии вообще есть что-то похожее на часы? Если бы не звон колокола, я бы точно сейчас прошляпил момент подношения. Да и вообще они точно не будут лишними. Надо обязательно спросить о них у советника, который, как и Юи, бесследно исчез.
        Бум-н! Бум-н! Бум-н!
        Под очередной колокольный удар я прошел сквозь барьер, понимая, что успел. И совсем не понимая, куда подевались игроки? Площадь была пуста и тиха, как кладбище на юге города. Ни одного игрока. Только неписи в халатах, стоят статуями рядом с алтарями. Подозрительный покой меня остановил и заставил осмотреться. Что-то изменилось, что-то случилось. И даже не случилось, а стряслось.
        Где все? Где, черт возьми, все? Где Юи? Где Одо? Где игроки с безвкусными никами?
        Я приблизился к алтарю, ссыпал в дырку положенные десять золотых монет и поглядел на колокольню, где один их халатов вновь качнул язык внутри огромного медного купола.
        Бум-н! Бум-н! Бум-н!
        Если бы колокол не звонил, пустующую площадь можно было бы списать на истечение периода для подношений. Но колокол все еще звонил, а значит, дело бы в чем-то другом.
        - Куда все испарились? - спросил я.
        - Мне это неизвестно, - ответил алтарный хранитель. - Если хотите что-либо узнать, спросите советника Одо, вестника богов или откройте Книгу Странствий.
        - Ох, толку с тебя как с козла молока. Нету у меня никакой книги, до вестника я пока не добрался, а советник Одо пропал.
        Я опустился на лавку, поник головой, вздохнул, разглядывая разноцветную кладку у своих босых ног. Час от часу не легче. Вроде все так хорошо начиналось. Я познакомился с богиней смерти, которая, вопреки предрассудкам, оказалась не костлявой старухой с косой, узнал, где найти ингредиенты для обезболивающей микстуры, и заполучил арбалет, а также сундучок с сокровищами. И на тебе. Неписи и игроки вдруг решили поиграть в прятки. Быть может, кузнец знает, что происходит?
        Тому, кто придумал дурацкий запрет звонить в колокольчик Идоки на площади, надо гвоздь в голову вбить, подумал я. Вот кому это мешает? Пришлось подняться и выйти за барьер, чтобы прыгнуть к кузне.
        Инвила тоже не оказалось на месте. Дверь была не заперта, горн веял слабым теплом, угли радостно катались по полу и прыгали у моих ног, приветствуя сестричку, но Инвила и след простыл. А потом этот непутевый кузнец будет сетовать на миджитов и просить несчастного грешника вроде меня вернуть похищенных флэймингов. Вон, пожалуйста, заходи - бери что хочешь.
        Я перегнулся через наковальню, посмотрел на огромный сундук и к своему разочарованию обнаружил, что на нем висит здоровенный замок. Ну да, как я мог подумать, что Гремука позволит мне обогатиться на пустом месте. Я же не карлик с холмов.
        Игроки исчезли разом, Акпати улетела на перепончатых крыльях, Одо и Инвил просто ушли с насиженных мест в неизвестном направлении. Казалось, кроме меня, в Нвалии больше никого не осталось. В полной растерянности я открыл портал и вернулся в лагерь, решив подождать до ночи и пораскинуть мозгами над тем, как прикончить надгробие. Два надгробия.
        Я расстелил шкуру у колонны, чтобы камешки не впивались в спину и не мешали думать, после чего выпустил на волю Агни из кармашка. Уж кто-кто, а она заслужила награду.
        Уголек весело забегал кругами, изучая незнакомое место, словно щенок, а я лег на шкуру, устремив взор в голубое небо. Солнце пряталось за пышными белыми облаками; с поля ветерок гнал исчезающе тихие шорохи. В мире царил покой, но на душе было тревожно. Еще бы! Я и так с момента появления в Нвалии словно блуждал впотьмах, а тут даже неписи пропали, включая советника. А он, между прочим, обещал всегда быть со мной, покуда я не искуплю свою вину. Это я точно помню.
        Неожиданно мои башмаки потеплели, а со стороны очага послышался треск. Я приподнялся на локтях и понял, что выпускать Агни рядом с вязанкой хвороста было не лучшей идеей. Благими намерениями…
        Счастливый уголек выкатился из костра, немного покружил, любуясь исправной работой, и прыгнул мне на живот, явно требуя внимания и ласки. Я подтянул ноги, чтобы их не зажарить, и погладил Агни. С меня не убудет.
        Пекло, блин. Костер порядочно раскалил и без того горячий воздух, но тушить пламя было лень, как, впрочем, и перетаскивать шкуру, поэтому я остался на прежнем месте, понимая, что думать следует совсем не о жаре.
        Улыбнулся сам себе, представляя, что вместе с игроками и неписями пропали и враги. Но это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Даже проверять не стану. Мне не дали спокойно порыться в сундуке Инвила, про вдруг исчезнувших врагов можно и не мечтать.
        Кровь из носу надо узнать, как одолеть кминов - две ожившие плиты, преграждающие путь в подземелье. Надгробия преткновения, уничтожение которых еще на шаг приблизит меня к заветной цели. Во-первых, появится таинственный проводник, знающий, по словам Бороды, подземелье как свои пять пальцев. Во-вторых, в подземелье находятся хрусталит и линзы тьмы, необходимые для чудо-зелья, и плод, позволяющий изменить внешность и класс. В-третьих, подземелье выведет меня к вестнику.
        Конечно, я все еще не достиг нужного уровня. Но есть подозрение, предчувствие, что это особо мне не поможет, и циклопы не разбегутся в страхе, узнав, что к ним идет грешник пятого уровня. Как сказал Leon, тут тащит только скилл, а прокачка особой роли не играет.
        Эх, если бы все враги были тупыми, как миджиты. Как старые миджиты. Потому что новые - легко начистили мне рыло. Трюк с камнем можно вычеркивать. А что тогда остается? Я начал загибать пальцы: есть жало вучи-вучи, вызывающее паралич, копье, примерно в два раза длиннее лезвия богини Аиолор, арбалет без болтов и… оживший уголек Агни с повадками пироманьяка. Вот и весь мой арсенал, с помощью которого нужно разрушить два надгробия.
        Я слегка приподнял ладонь, и Агни, лишившись ласки, беспокойно заерзала на моем животе.
        - Жаль, что надгробия не деревянные, - сказал я, вновь опуская руку на флэйминга. - Так бы отдал их тебе на растерзание, а сам бы постоял в сторонке, пока они выгорят, как костер в лагере.
        Пропавший вместе со своей бородой и нравоучениями Одо советовал не только наблюдать, изучать и думать, но и искать слабости. А какая может быть слабость у огромного каменного циклопа-надгробия, кроме широкого ока, куда так легко попасть, например… из недавно найденного арбалета? Стрелок из меня никакой, но и по отвесным стенам я в реале не лазил как человек-паук.
        Со стороны улицы послышались шаги, и я обернулся на звук. Борода возвращался на покинутый пост, совсем не чувствуя за собой никакой вины.
        - Явление Христа народу, - буркнул я, когда Одо с удивлением покосился на разведенный без его ведома и по неясной причине костер. - Где ты был? Вернее, где были все?
        - В таверне «Бычья голова», - спокойно ответил Борода, усаживаясь по другую сторону от костра. - Она там, в южной части города.
        - И что вы там делали?
        - Отмечали с Инвилом.
        - Что?
        - Твою пятую смерть, - советник вытащил книгу и провел указательным пальцем по странице. - Bоbo1978134. Грешник. Количество смертей - пять. Убит Двуглавым Эгву, отравлен ядом лесных нуси, раздавлен…
        - Прекрати! Пожалуйста, не напоминай мне подробности моей гибели. Не очень-то приятно, знаешь ли, слушать то, как тебя раздавил огромный членистоногий ком.
        - Хорошо, больше не буду.
        Советник закрыл книгу, опустил ее в сумку.
        - Ты был только с Инвилом?
        Господи-божечки, устраиваю допрос, как моя бывшая.
        - Ну-у, еще трактирщик и Мим, король всех бродяг. Рассказал им про то, что ты считаешь Нвалию и меня ненастоящими, - хохотнул Одо. - Все долго смеялись. Очень огорчились, что я не взял тебя с собой.
        - А грешники и мученики?
        - Что грешники и мученики? - не понял Борода.
        - Их с вами не было?
        - С чего бы им там быть? - вновь удивился советник.
        Мне захотелось его ударить.
        - Ну потому что они тоже исчезли. И если с тобой и кузнецом ситуация прояснилась, то с ними все еще нет. Прежде у колокольни яблоку негде было упасть, а сегодня ветер гуляет.
        - А-а, - протянул Борода. - Вот ты о чем. Ты осквернен. Поэтому тебе больше не стоит видеться с другими смертными.
        - Это еще почему?
        - Потому что каждая смерть оставляла на тебе печать гниения, а твое тело не предназначено для столь тяжких испытаний.
        Я едва не бросился на него с кулаками.
        - То есть я никогда не смогу снова увидеть Юи?
        Меня трясло от раздражения.
        - Сможешь, если очистишься.
        - И что для этого нужно? Искупаться в козлиной моче или сесть голым задом на муравейник?
        - Нет, - серьезно ответил Борода, не оценив мою шутку. - Ты должен пройти агхарам. Сейчас для тебя это единственная возможность смыть скверну.
        - В чем суть?
        - В поединке. Это древний воинский обряд с особо сильным противником. Мы их называем атту. Любой грешник и мученик, одолевший атту, может рассчитывать на божественное очищение.
        - О, слушай, а кмины на кладбище - это случайно не атту? - заинтересовался я.
        - Нет.
        - Странно. Выглядят как самые настоящие атту, - с сожалением проговорил я. - Тогда где мне их искать?
        - Одного из них ты уже встречал. В пещере, на Вороньем берегу.
        Я обреченно вздохнул и подумал, что лучше бы сел голым задом на муравейник. Это было бы крайне унизительно и болезненно, но совсем не смертельно, в отличие от поединка с Двуглавым Эгву.
        - Ну хотя бы, где найти болты для арбалета, ты знаешь?
        - Если ремеслом владеешь, можно и самому смастерить из дерева, перьев и металла. Или купить у кого-нибудь.
        Перья и металл лежали в сумке, но дерева не хватало, а единственный известный торговец им не промышлял. Возможно, лишь пока не промышлял.
        Я посадил Агни в кармашек и, поднявшись, позвонил в колокольчик, вызывая портал. Отмечали они… Я уже хотел отправиться к кузнецу, но вспомнил про пустую флягу и, оставив портал, подошел к фонтану, чтобы ее наполнить. Мелкие брызги падали на лицо и ладони; приятно журчала целительная вода цвета лазури.
        На Тай-Кали было очень мало рек и водоемов, а дожди встречали как мессию, настолько они были редкими. И первое, от чего я обалдел, когда попал на Землю, - от нереальных объемов влаги. Казалось, воды было больше, чем песка на моей родине. Даже сквозь Сильвернест протекала настоящая речка.
        Я опустил флягу в чашу фонтана, и к поверхности поплыли крупные пузыри. Вода в фонтане ничем не отличалась от настоящей - текла, струилась, журчала, как веселый лесной ручеек, и лепила из воздуха пузыри. От нее намокали руки и поверхность фляжки. Но стоило лишь отхлебнуть из полного сосуда, как вся оставшаяся целебная влага чудесным образом испарялась, повинуясь силе игровых условностей.
        Вспомнив, как сделал свой первый глоток на холмах, я подумал, что последнее очко, наверное, все-таки следует потратить на жизнь. Бегаю я уже чуть дальше и чуть дольше, но любой упырь, кроме мелких вучи-вучи, одним ударом вышибает из меня дух. А если не вышибает, а травит, то я все равно сползаю во тьму, потому что не успеваю достать ядогон.
        Я вытащил потяжелевшую фляжку, пристегнул ее к поясу и вернулся к порталу, который все это время терпеливо меня дожидался.
        - Одо, мне кажется, я придумал способ, как очистить кладбище от надгробий.
        Борода молча покивал, в этот раз решив обойтись без наставлений. Вот сразу видно: не тупой желтый халат, у которого пара фраз в голове, а что-то похожее на человека. От этой мысли почему-то стало радостно на сердце.
        В хорошем расположении духа я шагнул в портал и вышел у кузницы, слушая, как гремит и лязгает металл. Если в продаже не окажется арбалетных болтов, то весь мой гениальный план полетит в тартарары. А если я их все же заполучу, то рвану отсюда сразу к кладбищенским воротам.
        Под звон металла я открыл дверь, перетекая из уличной жары в душное пекло кузницы.
        Инвил встретил меня с улыбкой. Отложил молот, а горячий меч сунул в чан, откуда с шипением поднялось облако пара.
        - Нужны арбалетные болты, - сказал я, поглядывая, как в горниле подрагивают пылающие флэйминги. - Очень.
        Инвил положил передо мной список товаров. Не знаю, как все это было устроено на самом деле, но Гремука будто читала мои мысли. Как и обещала надпись в конце страницы, ассортимент действительно пополнился, причем одним из новых товаров оказались болты по пять золотых монет за связку из десяти штук. Еще появились дерево - три монеты, колчан для болтов - десять монет, стеклянный колпак - двадцать монет и рубины с самородками, которые можно было продать за бешеные деньги.
        Я прикинул, что если спихну кузнецу ненужный хлам, то смогу позволить себе все, что желаю: и пару связок болтов, и удобный колчан. Да еще и останется на несколько подношений. Самородки и рубин пусть пока побудут в сумке, до наступления того самого черного дня.
        Три копья легли на поверхность наковальни, и через пару секунд мой бюджет пополнился на восемнадцать золотых монет.
        - А это что за хрень? - Я указал пальцем на стеклянный колпак.
        - О, полезная вещица, превращающая, - он опустил взгляд на мой пояс, - твой кармашек для флэймингов в настоящий фонарь. Тонкая работа.
        Х-м. Не хотелось сорить деньгами, однако впереди маячило страшное и наверняка темнейшее подземелье, где надежный фонарь, закрепленный на поясе, пришелся бы очень кстати. Конечно, можно было бы обойтись дешевым факелом, но его надо таскать в руке взамен щита, а это не есть хорошо.
        - Ладно. Давай две связки болтов, колчан и стеклянный колпак.
        Я отсчитал сорок монет, стараясь не думать о том, сколько средств у меня осталось, и поглядел на покупки, аккуратно выложенные на поверхности наковальни.
        Арбалетный болт - расходуемый предмет, предназначенный для стрельбы. Зарядите им свой арбалет, чтобы разить противников на короткой дистанции. Можно найти, создать самому или купить у торговцев.
        Никаких откровений. Едем дальше.
        Колчан для болтов - простая удобная сумка, вмещающая десять арбалетных болтов. Перекиньте лямку через плечо, чтобы закрепить колчан на спине и иметь быстрый доступ к снарядам.
        Подсказка, пояснившая очевидное, исчезла, и я коснулся последнего приобретения.
        Стеклянный колпак - небольшой купол, созданный из фризиита. Колпак имеет откидную крышку и вентиль, позволяющий управлять шторками, тем самым регулируя яркость свечения. Наденьте колпак на кармашек для флэймингов, чтобы превратить его в яркий и надежный фонарь. Но помните, что без живого угля он не работает.
        Логично. Я пристроил колчан на спине, как гласила инструкция, сунул в него десять болтов, остальные бросил в бездонную сумку, после чего опустил колпак на кармашек. Агни заволновалась, раскаляясь до красна, а я повертел вентилек, раздвигая и закрывая шторки. Прикольно!
        Немного поиграв с новой игрушкой, я достал арбалет и залез в ниим, чтобы спустить последнее очко на запас здоровья. Вооружен и опасен. На теле сверкают черные перья, на поясе полная фляга и чудо-фонарь, в правой руке - острое лезвие Аиолор, в левой - арбалет, на спине - забитый под завязку болтами колчан, в рогатой и лохматой башке - хитрый план.
        Бойтесь, надгробия. Я иду.
        Глава 13. Среди могил
        Страшно было до одури. Будто входишь в клетку с диким кроглом после того, как один раз он тебя уже растерзал. Но ты понимаешь, что его сила, его бешенство, его дикая ярость никуда не делись с момента последней встречи. Сознание с упорством неутомимого рудокопа вгрызается в темные шахты памяти, извлекая на поверхность яркие вспышки болезненных воспоминаний о битве с двумя кминами. Мозгу-то по-прежнему невдомек, что все это игра, иллюзия.
        На кладбище стояла прежняя обманчивая тишина, а ворота были гостеприимно распахнуты. От закатного солнца розовел горизонт, и думалось, что, может, разумнее вернуться в лагерь, спокойно переждать в нем ночь и прийти сюда на рассвете. Посидеть у теплого костра, понежиться на шкуре, поболтать с Одо. Да кого я обманываю? Никуда я уже не уйду. С детства упрямый как осел. Иногда это полезно, иногда - не очень.
        Взгляд блуждал среди могил, отмечая места, где оживали надгробия. Вон они, врытые в землю: одно у склепа, второе почти у самого входа. Серые, высокие, поросшие сорняками, с размытыми очертаниями букв и сеткой трещин. С виду - никакой угрозы, а не деле - смертельная опасность. Коварный свирепый враг, от которого не спрячешься и не убежишь.
        Интересно, если я начну резать их мечом еще до того, как они проснутся, это поможет? Но мечом ли? Я посмотрел на лезвие Аиолор. Теперь, после схватки с длиннорукими кминами, оно казалось очень коротким. Поэтому пришлось вытащить копье и несколько раз ткнуть им в направлении кладбища. Держать его вместе с арбалетом было несподручно, и копье вернулось в сумку.
        Почесал щеку, погладил лепесток спускового крючка, зарядил первый болт и взял арбалет обеими руками, поводив им по воздуху. Если задумка прострелить кмину глаз сработает, то у меня появится призрачный шанс на успех. А если нет, то я даже не знаю, что делать дальше. Только топить горе в бутылке и отчаиваться. А так как бутылки, в которой можно было бы утопить горе, в Нвалии не найти, то останется лишь отчаиваться.
        Взяв арбалет в левую руку, а меч в правую, переступил кладбищенский порог. За время, пока стоял у ворот, тело до предела напиталось страхом. Но при виде неуязвимых надгробий, которые проломили мне череп, страху пришлось потесниться, уступив место ненависти и злобе.
        Несколько осторожных шагов. И я с размаха рубанул мечом по кмину, вышибая искры из надгробного камня. По руке от удара пробежала дрожь, меч звонко отскочил от затаившегося противника, который в тот же миг шевельнулся, сотрясая землю.
        Тугой поток воздуха неожиданно ударил снизу, поднимая тучу пыли и отбрасывая меня в сторону, а надгробие наконец-то распахнуло свое черное око. Я вскочил на ноги, прыгнул и сунул лезвие в огромный, лишенный зрачка глаз, умывшись черной зловонной влагой. К счастью, смрадный фонтан, прыснувший из каменной плиты, оказался не ядовитым, и поэтому я ударил снова, едва успев отбежать от вылезшего из могильной земли кмина. От его длинной, ветвеобразной руки.
        Раненый, ослепленный кмин, беспорядочно размахивая руками, с грохотом налетел на ограду и отскочил от нее, шлепнувшись на землю. Плетеные руки лихорадочно засучили в воздухе, словно лапки опрокинутого жука. Я уже было ринулся в новую атаку, но в этот момент кладбищенская земля, словно серая спина огромной черепахи, вновь шевельнулась. И надежда на то, что мне удастся убить кминов по одиночке, растаяла, как погребальный дым. У склепа вылез второй циклоп и попер на меня, широко расставив свои ручищи. Несмотря на свою силу и мощь, он был предсказуем.
        Первый кмин вырвал надгробную плиту и в бешенстве метнул ее - в противоположную от меня сторону. Второй спешил к нему на помощь, бухая своими ножищами. Меч скользнул в петлю на поясе, руки крепко сжали арбалет и навели на бегущего противника. Двадцать шагов… Пятнадцать шагов… Пора. Тетива, как басовая струна, издала грубый звук, отправляя болт в полет.
        Точно в цель! Буду честен, в реале я бы никогда не попал. Но в Нвалии мне позволили ощущать себя не только матерым альпинистом, но еще и опытным снайпером.
        От попадания второй кмин дернулся, схватившись за пробитое око, откуда щедро выплескивалась черная кровь, но продолжил топать в мою сторону. Не опуская арбалет, я спешно отбежал в сторону, стараясь не терять взбешенные надгробия из виду, а потом ринулся к склепу, чтобы видеть обоих противников и при этом не вертеть головой.
        Кмин со стрелой в глазу тоже ударился об ограду. Но, в отличие от собрата, не плюхнулся на могильную землю, а удержался на своих кривых ногах и ну махать руками. Шел он не разбирая дороги, то и дело со страшным скрежетом елозя краем плиты о прутья решетки.
        Оба надгробия медленно, но верно двигались друг к другу, пока я преспокойно стоял у склепа, обдумывая следующую атаку. Кмины были ослеплены, но все еще опасны. Двигались хаотично - то назад, то вперед, то влево, то вправо, поэтому прицелиться из арбалета было нереально. А подходить ближе, когда руки врага без остановки взбивают воздух двумя молотилками, тоже не очень-то хотелось. Проще было подождать, пока они истекут кровью, которая продолжала брызгать из раненых глаз и раскрашивать пепельно-серую могильную землю черными кляксами и дорожками. Конечно, я прекрасно понимал, что никто из них ничем не истечет, потому что это было бы слишком просто. Но мечтать, как известно, совсем не вредно.
        Ну, Одо. Ну, уязвимости. Всего-то нужно было выстрелить в глаз, чтобы превратить двух грозных и непобедимых врагов в парочку безвольных болванов. Когда я об этом подумал, противники опасно, на расстояние своих длиннющих рук, сблизились у кладбищенских ворот, продолжая лихорадочно и напрасно баламутить воздух. И тут кмин, ставший мишенью для моего арбалета, заехал своему соплеменнику в край надгробной плиты. Тот пошатнулся и сразу ответил, совершенно не понимая, кого на самом деле мутузит.
        Супер! Не хватает только ведра попкорна.
        У ворот неожиданно разыгрался поединок двух гигантов. Следить за ним было одно удовольствие. Хотя бы потому, что я в нем не участвовал. Удары летели один за другим. Надгробия падали и поднимались, бились об ограду, возились в пыли, но не сдавались, пятная друг друга черной кровью. Если бы на кладбище принимали ставки, то я бы, без сомнения, поставил все на кмина с болтом в глазу. Он почти не падал, да и его удары выглядели тяжелее и чаще попадали в цель. Не знаю, засчитывала ли Гремука урон надгробию от надгробия, но разнимать их я точно не собирался, решив поглядеть, чем закончится схватка. Агни определенно нравилось то, что творится снаружи, у ворот. Ее красные искорки глаз не отлипали от кминов, которые бились не на жизнь, а на смерть, вышибая и вышибая друг их друга мелкие каменные осколки. Да, такое представление в кузнице точно не увидишь.
        Солнце коснулось краем диска линии горизонта, когда кмин, обожающий метать камни и надгробные плиты, ухнулся в последний раз наземь и расплылся густым облаком эфира.
        Янма потекла от ворот в мою сторону тремя струйками, наполняя шкалу. Ого! За одно мертвое надгробие эфира больше, чем за полдюжины миджитов. Здравствуй, мой дорогой пятый уровень. Приятно познакомиться. Теперь Борода может не переживать о том, что я пойду в подземелье недостаточно подготовленным. А вот мне, увы, пока расслабляться рано. Оставшийся кмин ослеплен и измотан, но все еще твердо стоит на ногах и колотит пустоту своими ручищами.
        Я зарядил арбалет и начал тихо подкрадываться ко второму надгробию. Остановился, когда нас разделяло примерно тридцать футов. Дальше подходить было опасно. Ну, покажи свой глазик. Свой огромный черный глазик, куда мне так хочется всадить еще один арбалетный болт.
        Кмин крутанулся, открываясь для атаки, и я выстрелил. Но промахнулся. Болт звякнул в пяти дюймах от истекающего кровью ока и, вращаясь в воздухе, шлепнулся на могильную землю. Надгробие двинулось в мою сторону, не то уловив шум, не то поняв, откуда прилетел снаряд.
        Я ощутил, как вздыхает земля, как стонет под тяжелой поступью каменного истукана, когда вновь вдавил крючок спускового механизма. Без вариантов. Болт, словно шмель, прогудел в воздухе и пронзил подраненное око. Могильная земля оросилась черной кровью, а поверженный кмин зашатался и грохнулся на спину, широко раскинув свои опасные руки и подняв облако пыли.
        Много эфира. И приятный блеск возле кладбищенских ворот. Каждый из кминов оставил после себя подарочек, и я очень надеялся, что это не очередная гнилая крышка, которой когда-то накрывали котел или отхожее место. В конце концов, я столько с ними провозился, что рассчитывал на достойную награду. Прикончить два огромных оживших надгробия - это вам, знаете ли, не дубиной мелких вучи-вучи колошматить.
        Я опустил свое грозное оружие, упиваясь сладко-звенящей тишиной победы. Стрелять из арбалета мне понравилось. Из трех болтов в цель не попал лишь один, и я серьезно задумался над тем, чтобы выбрать путь охотника. Тем более снаряды стоили дешево - пуляй, сколько влезет, а игра удачно скрашивала мою криворукость. Но сперва надо позаботиться о добыче.
        Самая приятная часть игры. Я наклонился, чтобы подобрать нечто, смахивающее на черный биллиардный шар с коротким изогнутым хвостиком. Око, оставленное надгробием, выглядело совершенно не так, как должно выглядеть око, куда всадили два арбалетных болта. Круглое, цельное, плотное, без единого кровоподтека.
        Глаз кмина - редкий предмет. Говорят, из этого глаза варят самые могущественные зелья в Нвалии. Стоит дорого, но не спешите его продавать, лучше отнесите скорбящим мастерам, чтобы они нашли для него поистине достойное применение.
        Какие скорбящие мастера? Лол. Вы о чем вообще? Никому я его не понесу, кроме Акпати. Уж она-то знает, что с ним делать. Получше этих ваших мастеров.
        Кмин оставил после себя не только око, но и еще кое-что.
        Гранитное кольцо - кольцо, вытесанное из куска могильной плиты. Как и другие кольца, созданные скорбящими мастерами, выглядит простовато и грубовато, но хранит в себе каплю их магии. Наденьте его, чтобы немного увеличить атаку против нежити.
        Нежить. То есть живые мертвецы здесь все-таки есть, если я ничего не путаю. Просто пока, видимо, я до них не добрался или… они до меня. Я сунул указательный палец левой руки в кольцо и пошел к месту гибели второго кмина, чтобы подобрать последний ништяк.
        Второй кмин оказался не таким щедрым, как его каменный собрат, и оставил после себя лишь малый кошелек. Тоже неплохо, но могло быть и лучше. Я подобрал кожаный мешочек и лишь тогда понял, что ошибся, потому что в воздухе, на черном полотне, проступило пояснение, а это значило, что такой предмет я прежде не находил.
        Могильная пыль - пыль, собранная на кладбище. Можно найти или купить, чтобы потом сварить зелье или добавить в металл. Отнесите ее скорбящим мастерам или кузнецу. Они найдут ей применение.
        Я присмотрелся к мешочку. По форме он был копией кошелька, отличаясь от него лишь слегка сероватым оттенком. Теперь понятно, почему мне показалось, что второй кмин не оставил после себя ничего интересного.
        Собрав добычу, я повернулся и сразу увидел незнакомца. Его было сложно не заметить, как сложно не заметить мерцающего голубого призрака на фоне серого склепа и могил. За время, проведенное в Нвалии, я уже навидался столько всего, что впечатлений хватило бы на пару жизней, поэтому вид местного пухлого Каспера не дернул ни один мой нерв. Несколько минут назад, не вспотев, я уложил два оживших надгробия, с чего бы мне бояться какого-то там привидения? Особенно когда выглядит оно безобидно и висит себе спокойно на одном месте, как тонкий плащ на вешалке, без какого-либо намека на враждебность.
        Призрак парил над землей - в лучах заходящего солнца, поглядывая в мою сторону. Я сделал несколько шагов и остановился с взведенным арбалетом. Не знаю, насколько болты были эффективны против бесплотных тварей, но само ощущение тяжести оружия в руках придавало уверенности. Если Каспер окажется не очень-то добрым привидением, то придется признать, что я ничего не понимаю в этой жизни, будь она реальная или виртуальная. Я притопал на кладбище? Притопал. Отделал два надгробия? Отделал. И нечто пухло-бесплотное появилось у древнего склепа. Все строго по инструкции. Все, как описывал советник Одо.
        Призрак глазел на меня, я на него. Так продолжалось некоторое время, пока я не проиграл в гляделки и не помахал ему ладонью - дескать, пришел с миром и тому подобное. Призрак помахал в ответ, оставаясь рядом со склепом, словно прикованный невидимой цепью.
        У Каспера была прорва времени, а я, увы, был смертным, да еще и торопился на встречу с вестником, потому что очень хотел установить связь с внешним миром и вырваться из цифровой клетки. Поэтому своим упорным молчанием и апатией ко всему на свете призрак вынудил меня подойти поближе.
        - Здравствуй, Bobo1978134, - поприветствовал он меня, как показалось, совершенно равнодушно. - Позволь представиться. Муо-Озузу, к твоим услугам.
        Нет, ты будешь Каспером - добрым привидением, подумалось мне. Так проще запомнить, а то язык сломаешь, пока выговариваешь твое имечко. Мое, впрочем, тоже не лучше. Черт, когда я уже наконец сменю ник! Всякий раз как ножом по сердцу. Хорошо, что он висит где-то там, между рогами, и не мозолит мне глаза. Как и мой длинный хвост с пышной кисточкой.
        - Прими мои искренние благодарности за избавление этого чудесного кладбища от порождений скверны, - после короткой паузы добавил призрак.
        - Я бы не стал называть это кладбище чудесным. Но благодарности принимаю. Ты - мой проводник?
        - Да, - кивнул Каспер. - Хочешь отправиться в подземелье?
        - Ага, всю жизнь мечтал, - с иронией произнес я. - Но мне нужен плод… В общем, штука, способная изменить мой путь. А еще надо обязательно найти вестника. И… кучу всего, чтобы сварить зелье, подавляющее боль. Так что спуска в ваше замечательное подземелье, видимо, не избежать. - Я загнул три пальца. - Вроде ничего не забыл.
        - Иди за мной, Bobo1978134.
        Мы обогнули склеп. Призрак указал на его заднюю стенку, где была выдолблена огромная карта.
        - Подземелье?
        - Да.
        Подробная карта подземелья, которым меня пугал советник Одо, все это время находилась здесь, покоилась на каменной плите, покрытой густым слоем пыли. И сдается мне, что мучиться с надгробиями было совсем не обязательно для того, чтобы его облазить вдоль и поперек.
        Я протер каменную плиту от пыли и стал изучать лабиринт, лежащий под землей, попутно размышляя об интеллекте Каспера. Над ИИ всех неписей, встреченных в Нвалии. Советник Одо, кузнец Инвил и богиня смерти Акпати болтали, да и вообще вели себя как живые люди. Навыки общения желтых халатов на площади были сведены к минимуму. Каспер представляя собой нечто среднее между Одо и жрецами. Впрочем, возможно, ему просто прописали такой характер. Из нашего Свэна тоже вот слова не вытянешь. Но если глянет сурово, да еще и под градусом, то лучше сразу убежать и спрятаться в надежном месте. Желательно за железной дверью с тяжелым замком. Ох, Свэн…
        Количество и протяженность тоннелей пугала. Запомнить все повороты и навороты мог разве что искусственный интеллект, который сейчас плавал чуть позади и не мешал мне изучать карту.
        - Вопросики… - Я ткнул пальцем в один из них. - Что они означают? Клад? Ловушки?
        - В Нвалии их называют местами интереса. То, что в центре, - место, где растет Пепельное древо. Внизу - алхимическая лаборатория. Вверху - выход к храму вестника. Справа - тайник, - подробно объяснил Каспер.
        - Понятно, - покивал я, пытаясь запомнить расположение тоннелей. - Неужели есть те, кто без твоей помощи прошел подземелье?
        - Есть даже те, кто не пользовался картой. Одни любят настоящие испытания, другие хотят поскорее встретиться с вестником. С моей помощью это, конечно, будет значительно проще.
        Каспер ненавязчиво так обозвал меня слабаком. Не то чтобы это меня задело… Хотя нет, все-таки задело, несмотря на полное осознание того, где я нахожусь. Чего так переживать? Я только что развалил два оживших надгробия, между прочим. Поэтому к черту призрака!
        - И как это будет происходить?
        - Ты говоришь, в какое из мест интереса хочешь попасть, а я указываю путь.
        - Звучит просто.
        Я бросил взгляд на запад: небо было кроваво-красным. Скоро стемнеет. Надо вернуться в лагерь и переждать ночь. Так хочется рвануть сразу в подземелье, но лучше отдохнуть и продумать маршрут. Да и Одо, может, чего подскажет.
        - Когда я вернусь, ты будешь здесь?
        - Я всегда здесь.
        - Хорошо.
        Достал колокольчик, позвонил, ткнул в сферу «Руины Осиси» и шагнул в портал, оставляя одинокого призрака среди могил. Сердце екнуло, когда я вдруг осознал, что своим необдуманным перемещение только что возродил надгробия, на которых пришлось убить уйму времени.
        Рука-лицо. Ну и дебил! Ну… и ну-у-уб!
        Глава 14. Путеводный призрак
        Ночь за беседой пролетела незаметно. Одо знал о подземелье столько, что после разговора с ним наличие кладбищенского гида казалось излишним. Новой инфы было море, океан. О тварях, о добыче, о секретах и об алхимике по имени Игвакота, который обитал внутри подземелья и, как выяснилось, не только занимался зельеварением, но и промышлял торговлей. Например, мог продать мне часы, чтобы я ненароком не проворонил время подношения.
        Конечно, не обошлось без предостережений, да я и сам прекрасно понимал, что Ирейское подземелье - далеко не райское местечко. Столько всего полезного там находилось, включая чудесные плоды, меняющие ник, внешность и класс. Жаль, я все еще окончательно не решил, какой избрать путь, хотя и подумывал, что пойду по стопам Юи. Уж больно мне понравилось то, как отъехали надгробия. Несколько метких выстрелов - и стой себе в сторонке да жуй попкорн, наблюдая, как два болвана месят друг друга до смерти.
        С первыми рассветными лучами я переместился на кладбище, где меня ждал по-настоящему приятный сюрприз. Оказалось, что такие сюрпризы в безрадостном мире Нвалии тоже иногда случались.
        Надгробия не воскресли, несмотря на то, что я дважды прыгнул в портал. На месте каменных плит теперь зияли две большие черные ямы - единственное, что напоминало о нашей грандиозной схватке на закате. А я, дурак, всю ночь только и изводил себя мыслью о том, что мне вновь придется вступать в неравный поединок и растрачивать драгоценное время на двух каменных болванов. В очередной раз подумав о том, насколько не хватает мануала, я вошел в кладбищенские ворота и неторопливо направился в сторону склепа, все же озираясь по сторонам и держа взведенный арбалет наготове.
        Вид скучающего у склепа Каспера успокаивал, но я все равно держал ушки на макушке, потому что приятные сюрпризы в Нвалии случались гораздо, гораздо реже, чем неприятные. Гремука есть Гремука. Она создавалась для того, чтобы издеваться над такими, как я. И никуда от этого не убежать. Пока, во всяком случае.
        - Здравствуй, грешник.
        - И тебе не хворать.
        - Желаешь ли ты отправиться в Ирейское подземелье?
        - Ага. Только пока не решил, куда первым делом пойти.
        - Могу указать тебе путь к лаборатории Игвакоты. Или к древним механизмам, которые поднимают тяжелую преграду. Или отвести в секретное место, где покоится ключ, отворяющий великую тайну.
        Древние механизмы… Тяжелые преграды… Великие тайны.
        Чует мое сердце, придется там хлебнуть дерьма полной ложкой. Я задумался. Мне нужно было достать плод, хрусталит, линзы тьмы и найти выход к Храму вестников. Ну и купить часы у местного алхимика. Но тварей и ловушек в подземелье, судя по рассказам Бороды, немерено, и что-то не хочется сразу ввязываться в драку, омрачая это прекрасное утро. Стоит хоть немного разогреться, втянуться, а уж там…
        - А что из этого ближе и безопаснее? - спросил я.
        - Лаборатория. Она совсем недалеко. Я с удовольствием тебя провожу, и пусть боги благоволят нам и освещают путь.
        Я поглядел на Каспера. Пухлый добродушный призрак, с усами вразлет и шикарными бакенбардами, смотрелся в мире Нвалии несколько нелепо. Одо, Инвил, Акпати - эти неписи были на своих местах. Но мой новоявленный гид словно попал сюда из какой-то другой игры, где людей не рвали на части, а по лесам вместо разномастной нечисти прыгали безобидные зайчики и белочки.
        - Ну, веди меня к своему Игвакоте, - решил я.
        Каспер кивнул и медленно заплыл в огромный мрачный склеп, который, как я и предполагал, был входом в Ирейское подземелье, будь оно не ладно. Как только призрак оказался внутри, то стал напоминать робота. Не слишком умного, но исполнительного. Ему была поставлена задача прибыть из пункта «А» в пункт «Б» по самому короткому маршруту, и он следовал по нему, не обращая внимания ни на что. Каспер молча, не спеша и не оборачиваясь, двигался во тьму, оставляя за собой путеводный след. Мерцающая голубая ниточка, похожая на цепочку ДНК, колыхалась среди мрака, словно длинный хвост.
        Едва меня крепко обнял мрак, отсекая солнечный свет лезвием своей черной секиры, как Агни без подсказки раскалилась в кармашке, превращаясь в настоящий фонарь и освещая путь в подземелье. Красава-красавица. Факел можно было больше не подбирать, а тот, что лежал в бездонной сумке, сбагрить кузнецу, пусть и за пару монет.
        Щербатые каменные ступени уходили далеко вниз. Я не торопился, осторожно шагая по ним, чтобы не навернуться. Для Призрака они опасности не представляли, поэтому он быстро оторвался и растворился во тьме, оставив после себя лишь голубой путеводный свет.
        Каспер вывел меня в круглый зал, посреди которого журчал и светился знакомый фонтан. Я остановился, рыская взглядом во мраке. Приятно было видеть частичку мирного лагеря тут, в мрачном подземелье, среди тьмы и черных, гладких, будто полированных камней. Голубоватые блики, словно живые, играли на потолке, на стенах, на полу, немного скрашивая гнетущую атмосферу.
        Место выглядело хоть и мрачным, но спокойным. Я не чувствовал никакой угрозы. Кроме нас с Каспером тут больше никого не было. В зале находилось три огромные одинаковые двери, обитые ржавым железом: первая вела на юг, вторая - на восток, третья - на запад. Призрак парил у восточной двери и терпеливо меня дожидался, мерцая, как неоновый указатель.
        Я немного побродил по залу в надежде отыскать какой-нибудь ништяк, но, ничего не обнаружив, подошел к Касперу.
        - Что за дверью? Лаборатория?
        - Да, - подтвердил призрак. - Ты можешь войти.
        Я потянул за широкое кольцо, приоткрывая тяжелую и удивительно скрипучую дверь. Посмотрел на Каспера.
        - А ты со мной не пойдешь?
        Призрак покачал головой. Меня это насторожило. Из-за двери сочился густой желтоватый свет и резкие кисло-горькие запахи, словно кто-то разлил несколько флаконов дешевого парфюма.
        - Чего ты боишься?
        - Мы не очень ладим с Игвакотой, - заволновался он.
        - Почему?
        - Потому что он любит тыкать в меня своими жуткими инструментами.
        - Надеюсь, в меня он ничем тыкать не станет, - сказал я.
        И подумал, посматривая на лезвие Аиолор, что в случае чего у меня тоже найдется, чем в него ткнуть.
        - Грешники и мученики ему совсем не интересны, - Каспер опустил взгляд на мой фонарь. - А вот призраки и флэйминги…
        Пришлось притушить фонарь, чтобы спрятать Агни за стенками колпака. Никому ее не отдам.
        Я еще немного приоткрыл дверь и протиснулся в лабораторию, которая выглядела именно так, как я себе и представлял. Повсюду диковинные штуковины и приборы неопределенного назначения; туча колб, мензурок и пробирок, где томятся, бурлят и пускают дым разноцветные жидкости. В центре белеет невысокий прямоугольник постамента с зажимами по краям; на кресле - жирная крыса в клетке.
        Доку такая берлога пришлась бы по душе. Но мне сразу захотелось отсюда слинять и никогда больше не возвращаться. Вот уж удовольствие: смотреть на маринованные мозги и на… живых пауков, перебирающих мохнатыми лапами внутри грязных склянок.
        У алхимика были лохматые светлые волосы, похожие на львиную гриву, большой красный нос и выпученные, испуганно-удивленные водянисто-голубые глаза. Носить он предпочитал черные штаны, широкий пояс, обвешанный инструментами со склянками, и серо-зеленую рубаху с кожаными нарукавниками, которые для неведомой цели были облеплены мелкими шестеренками, будто китовое брюхо - ракушками. Словом, тот еще кадр.
        Игвакота будто меня не замечал. Горбился над столом, переливая и смешивая жидкости, и даже ухом не повел, когда я переступил порог его лаборатории. Не иначе, превращал свинец в золото и отстранился от всего мира, отдаваясь эксперименту. Да, в конце-то концов, это была всего лишь тупая игра!
        Я решительно подошел к нему и рявкнул прямо в ухо:
        - Эй, милейший! Я здесь, между прочим!
        Милейший наконец-то соизволил меня заметить. Не представился, повернулся, с великим пренебрежением окинул меня взглядом, а затем опустил его на мой фонарь и просиял, как начищенное медное блюдо, чуя живой уголек под колпаком.
        - Не отдам, - сразу предупредил я. - Даже не проси. Шаг назад и дыши носом.
        - Но ты ведь еще не знаешь, что можешь получить взамен, - он облизнул губы, пошлепал ими и с нездоровым блеском в глазах вновь окинул меня взглядом. - Темное оперение, кожаные башмаки и кожаные перчатки. И с этим ты, Bobo1978134, хочешь идти в Ирейское подземелье?
        Не знаю, что взбесило меня больше: звучание собственного ника, с которым я планировал благополучно расстаться на днях, или нелестные слова о моем гардеробе. Но я едва не схватил алхимика за нос - за его большой, мясистый и красный нос, с трудом сдержав руку.
        - Ну, показывай, что там у тебя, - сказал я, остывая от нахлынувшего гнева.
        Естественно, я не собирался отдавать ему Агни. Ни за горы золота, ни за другие ништяки. Еще чего! Просто мне хотелось взглянуть на товары, купить часы и побыстрее свалить ко всем чертям из лаборатории. После знакомства с Игвакотой это желание лишь окрепло, как и убежденность в том, что путь алхимика - точно не моя тема. Даже в мрачном зале позади двери было находиться приятнее, чем здесь, рядом с этим красноносым чудом. Путь охотника, только охотника. В противном случае такого сенсея я, наверное, прибью на первом уроке.
        Игвакота, шурша бумагой, протянул мне исписанный лист, как две капли похожий на тот, что лежал на наковальне Инвила. Даже надписи были выведены одной и той же рукой, что вызывало едкую улыбку, потому что выглядело совершенно неправдоподобно. Одинаковые дома, одинаковые двери, клонированные неписи, лишенные какой-либо индивидуальности, один и тот же почерк…
        Я хмыкнул сам себе и принялся изучать ассортимент предметов и материалов, предложенных мне алхимиком:
        Сколько-сколько? Сто монет… Это же десять подношений… Борода что-то там бурчал про ростки и лепестки, повышающие эффективность исцеляющей фляги, но к таким тратам я пока не был ни морально, ни материально готов. Зато был отлично готов для того, чтобы избавиться от груды вучи-вучевского хлама.
        - Выбрал что-нибудь? - спросил Игвакота, продолжая глазеть на мой фонарь. - Обменяю один любой предмет на флэйминга, - не унимался он, потирая рука.
        Не, дядя. Агни полезнее, чем весь твой ассортимент. Да и просто прикольная. Так что ищи другого дурака.
        - Я же уже сказал, что не буду продавать уголек. Но кое-что у тебя куплю, - задумчиво проговорил я, прикидывая, сколько выручу за части вучи-вучи.
        Сумма выходила неприлично скромной. Но часы мне были нужны, как воздух. Потому что в подземелье вместо голубого неба над головой висел каменный потолок, и потерять тут счет времени было проще простого. Да и звон колокола, возможно, сюда просто не доставал. Следовало учитывать и это обстоятельство.
        Я высыпал на стол гору вучи-вучевского добрища, оставив себе лишь несколько парализующих жал. Игвакота сгреб все в свой сундук, смахивающий на тот, что я видел в кузнице, и отсыпал мне монет, которые я даже не стал убирать со стола, а лишь подсыпал к ним еще горсть. С большой тоской на сердце.
        Бюджет таял на глазах. О божественных ростках и лепестках можно был пока забыть. Еще пара таких покупок, и придется-таки продавать самородок и рубин, чтобы не уйти в минус.
        - Теперь часы, - попросил я, отсчитав ровно пятьдесят монет.
        Игвакота позвенел монетами, порылся в сундуке и опустил на стол механические круглые часы, какие в наше время можно было увидеть только в музее или в старых фильмах. Выглядели они далеко не на пятьдесят золотых. Но работали, тихо тикая и вращая стрелки.
        Обычные часы - простые, но надежные часы, созданные неизвестным мастером. Особенно полезны грешникам, так как в любой момент позволяют увидеть, когда наступит время подношения. Можно найти или купить.
        Последняя фраза из пояснения меня не слишком огорчала. Найду - продам, не найду - они у меня уже есть. Не стоит забывать, что я все-таки собирался отправиться в подземелье - возможно, самое опасное место во всей Нвалии - и мне не хотелось забивать голову еще и поисками часов и каждую минуту нервно думать о том, что я могу пропустить заветное время.
        - Что-нибудь еще? - спросил Игвакота, продолжая пялиться на мой фонарь.
        Я покачал головой, молча вышел в зал и закрыл за собой дверь, чтобы отсечь резкие лабораторные запахи. Успокаивающе звучал фонтан, на черных камнях подрагивали голубые отсветы - полный релакс.
        Каспер был тут как тут. Дожидался меня, словно верный пес, оставленный у деверей магазина, куда с собаками вход строго воспрещен. Вообще он мне нравился. Много не болтал, а если и болтал, то исключительно по существу, выглядел как Санта, только без колпака, и свою работу выполнял исправно, объясняя по ходу дела, что к чему. Как мне кажется, идеальный напарник для похода в темное и опасное подземелье. Если бы не его бесплотность, если бы ему в руки вложить копье там или дубину…
        - А ты только гидом тут подрабатываешь? - на всякий случай решил уточнить я. - Ну, может, и монстров иногда поколачиваешь. Подсобил бы мне. Я бы в долгу не остался.
        Каспер поднял ладони на уровень глаз и расстроено поглядел сквозь них на меня. Я вздохнул, понимая, что пробираться сквозь полчища врагов и коварные ловушки мне придется в одиночестве.
        - Давай, показывай мне свое подземелье.
        - Желаешь отправиться в восточную или западную часть?
        - А где страшнее?
        - Наверное, в западной.
        - Тогда в восточное. Напомни, что там у нас.
        - Один из механизмов, поднимающий тяжелую преграду, и тайник, где покоится ключ, отворяющий великую тайну.
        - Супер. Убьем одним походом двух зайцев.
        Как и раньше, ответив предельно ясно, призрак поплыл в сторону южной двери, а я невольно покосился на восточную. Коварных ступенек в зале с фонтаном не было, поэтому я быстро догнал Каспера и спросил:
        - А там что?
        - Ту дверь можно открыть только с той стороны, - пояснил он, исчезая за стеной.
        Южная дверь. Такая же, как и западная. И точно такая же, как и восточная. Попробуй найди десять отличий и не найдешь ни одного. Даже с лупой. Даже с помощью радиоуглеродного датирования.
        Я дернул за кольцо и нисколько не удивился, когда услышал протяжный скрип. Природа обделила меня силой, но зато одарила слухом. И я на сто процентов был уверен, что дверь в лабораторию скрипела точно так же. Копипаст. Везде и всюду. Я немного постоял, прежде чем следовать за призраком. Вспомнились уроки игры на гитаре. Маме и Еве очень нравилось. Преподы захлебывались от восторга и пророчили мне большое будущее.
        Руки сами собой взяли лезвие Аиолор на манер гитары, пальцы забегали по воображаемым струнам, подбирая аккорды, а память оживила давно забытые слова, стряхивая с них многолетний слой пыли:
        Первый пункт:
        Я скажу все, что было в голове.
        Я так устал, но горит огонь во мне, о хуууу.
        Горит огонь во мне, о хууу.
        Во-вторых,
        Я не буду никогда тем, кем захочешь ты.
        Я один в этом море, мои правила просты, о хууу.
        А правила просты, о хууу…
        Как там дальше?
        Боль! Заставила меня сильней поверить! Поверить!
        Боль! Сломала, но заставила поверить! Поверить!
        Боль! И пусть летели пули надо мной!
        Всю свою жизнь построил через… боль!
        Если бы не забросил в своем время, сейчас, возможно, бренчал бы в каком-нибудь баре, а не бегал бы за призраком по темному подземелью внутри Гремуки. Внутри… цифровой тюряги.
        Если бы… Я опустил меч и со вздохом распахнул дверь, за которой меня дожидался Каспер.
        Глава 15. Игровые условности
        Желтые пятна света, блики на черных камнях, словно золотые рыбки.
        Еще один зал, но меньше прежнего и без фонтана. И снова три двери, лишь одна из которых разительно отличается от тех, что я уже успел открыть в подземелье, наслаждаясь очаровательным скрипом. Одна - слева, другая - справа, третья - прямо передо мной. Я представил карту, выбитую на поверхности склепа, стараясь сопоставить ее с тем местом, куда меня завел призрак. Ну да… так и должно быть. Два зала, большой и маленький, образующие восьмерку.
        Пока можно было выдохнуть. Ненадолго. Света фонаря хватало, чтобы осветить малый зал, и понять, что, кроме Каспера, меня и моей рогато-хвостатой тени, здесь больше никого не было. Веселье впереди, лишь стоит зайти в одну из этих дверей.
        Призрак, молчаливый, терпеливый и исполнительный, парил справа, в паре шагов от двери, которая вела в восточную часть подземелья, где, по словам гида, было спокойнее, чем в западной части. Я не торопился, и прежде чем продолжить путь и пуститься во все тяжкие, решил сперва изучить преграду перед собой.
        О, она внушала уважение. И не нужно было держать карту в голове, чтобы понять, где находится самое ценное сокровище Ирейского подземелья. Высокая, крепкая решетка, словно забрало шлема, опускалась поверх двустворчатой каменной двери, вставленной в проем в форме арки. Никаких замков или рычагов, каждый прут толщиной с руку - тут даже молот Инвила не поможет. На самой двери, на белом камне искусно высекли большое развесистое дерево, украсив его бирюзой, алмазами, серебром и золотом. Там, где сходились створки, напротив моих глаз было аккуратное углубление размером чуть больше биллиардного шара. Для ключа. Готов спорить на лезвие Аиолор, что для ключа.
        Вот моя цель. За этой решеткой. За этой каменной дверью. Я осторожно провел ладонью по белой поверхности, чувствуя, как камень слегка холодит кончики пальцев. Почесал нос, небритую щеку. И поймал себя на мысли, что занимаюсь какой-то ерундой, откладывая неизбежное. Проще говоря, боюсь идти дальше. Боюсь поражения, боли и, конечно, смерти. Это все Борода виноват. Напугал, накрутил…
        Я плюнул и, стиснув зубы, подошел к призраку.
        - Куда желаешь отправиться? К одному из механизмов или в секретное место?
        - Что ближе, туда и веди. Стой, не торопись. А эти механизмы… Та дверь с деревом. Они как-то связаны?
        - Да. Нужно запустить оба, чтобы поднять решетку.
        - Понял. Тогда вперед, мой верный проводник.
        Каспер на то и был призраком, что ему никакие преграды не помеха. Взял и исчез, спокойно просочившись сквозь стену, пока я отворял тяжелую дверь, обитую железом. Стоит ли говорить, что она тоже пронзительно простонала, ворочая старыми петлями. Но скрипы сейчас меня волновали меньше всего. Едва я очутился за дверью, как услышал целую симфонию неприятных для любого разумного человека звуков, которого вдруг занесло в опасное подземелье.
        Шепотки, шорохи, много шорохов, скрежет, словно кто-то царапает коготками по стеклу, и далекий, еле уловимый свист. Где-то капала вода. Кто-то шипел. Казалось, совсем рядом. Но в круге света лежала лишь моя тень и путеводная голубая нить, оставленная призраком.
        Каспер улетел далеко вперед. Ему-то хорошо. Его никто не тронет, да и не сможет тронуть, даже если захочет. Вот бы и мне так. И почему никто не придумал класс «Призрак» - для нубов вроде меня?.. Несколько минут я еще видел голубое мерцающее пятно, смутно напоминающее моего гида, а потом и его поглотила тьма, оставив меня наедине с густым мраком, легкой паникой и неизвестностью.
        Я огляделся, так и не рискнув сделать шаг. Света катастрофически не хватало, поэтому очень смутно можно было понять, куда меня занесло. Место походило на огромный заброшенный бассейн. Почти у самых ног торчал угол котлована, выложенный черными камнями. Воды внутри почти не было, лишь редкие лужицы поблескивали в свете фонаря, а где-то там, на дне шевелился кто-то, шурша боками или… лапами. Дыхание перехватывало; сердце забилось как бешеное. Захотелось вернуться назад, в большой зал, к фонтану, а лучше под солнце, в лагерь.
        На всякий случай слегка притушил фонарь и, сделав осторожный шаг, заглянул в котлован. Слух меня не подвел: на дне копошилось нечто, похожее на… Да не знаю я, на что это было похоже. На гору темного желе. На кучу дерьма. На слизня диаметром с хула-хуп. Тварь на дне явно почуяла свет и подняла на меня свою морду, показав широкую пасть, утыканную острыми зубами. Глаз у монстра я не заметил, поэтому надеялся, что он не полезет за мной, желая отгрызть мне ногу или руку.
        Я отпрянул от края, понимая, что вниз прыгать не стоит, а надо спокойно держаться следа, оставленного призраком. От добра, как известно, добра не ищут. Вспомнив про чудесный эффект темного оперения, я еще немного приглушил фонарь и двинулся вдоль путеводного света. Тьма вокруг стояла кромешная, вся надежда на одежонку миджитов, которая в теории должна была скрыть меня от любопытных глаз.
        Слушая, как по левую руку, на дне котлована ворочаются и шлепают подземные слизни, а впереди шипит и посвистывает неведомый враг, я старался не забывать советы Одо смотреть под ноги.
        Темнота размывала слабый свет буквально в двух шагах. Но, как мне казалось, выкручивать фонарь на полную было не очень мудро. Еще слетятся со всего подземелья, как мотыльки. А так, потихоньку, без шума и пыли, может и доберусь до одного из механизмов, не нарвавшись на неприятности.
        Советы Бороды и моя щепетильность принесли свои первые плоды примерно спустя футов восемьдесят ходьбы. Пол резко оборвался, и пришлось вынужденно притормозить. Я даже приободрился, когда понял, что мне удалось избежать ловушки. Поглядел вниз. Яма была неглубокой, в человеческий рост, но на дне торчали клинки и копья, похожие на те, что щедро падали с миджитов после убийства.
        Я грустно улыбнулся, бегая взглядом вдоль путеводной нити, которая висела над провалом. Каспер, спору нет, серьезно облегчал задачу, но, к большому сожалению, не мог драться со мной плечо к плечу или уберечь от западни вроде той, что ощетинилась клинками и копьями у моих ног. А ведь какой-нибудь бедолага, без страха и упрека, ломанется вперед и ухнется сюда, прямо на острую сверкающую смерть. Свэн бы точно не стал осторожничать и медлить, рассчитывая каждый шаг.
        Как же мне нравится это место. Пол темный, стены темные, потолок темный. Все темное, включая мое оперение. Вроде и не душно, как в кузнеце Инвила, но тяжелые камни и мрак давят, сковывают, словно тебя в непроницаемый мешок затолкали.
        Я потряс головой, оценил расстояние. Если разбежаться, то можно перепрыгнуть. Но это не точно. Отступил на пять шагов от края и, досчитав про себя до трех, рванулся с места, надеясь, что не ошибся в расчете.
        Легкий прыжок, будто гравитация слегка ослабла, и мягкое приземление - намного дальше, чем ожидалось.
        - Ш-шш! - вдруг зашипела тьма.
        И в круг света незамедлительно вторглась тварь, смахивающая на мумию. Я отскочил, понимая, что отступить дальше можно только в ловушку, прямо на острые копья и клинки. Враг продолжал угрожающе шипеть сквозь свои гнилые зубы и тянул ко мне подлые ручонки, обмотанные широкими грязными бинтами. Пасть бы тебе лучше замотали.
        Рубанул по рукам, но тварь не то что не отступила, а даже не остановилась, посыпая песочком из ран черные камни. Пришлось ударить снова, а затем, держа в голове схватку с надгробиями, ткнуть в пустую глазницу. Либо у мумии было другое уязвимое место, либо его не было вовсе. Меч вошел легко, из глазницы брызнул песок, но ожившие бинты и не думали дохнуть.
        Желтоватые пальцы врага почти коснулись моей шеи, я ушел вниз, рубанул по ногам, плавая в облаке желтоватой пыли. И не сразу понял, что противник падает на меня. Уйти в сторону не успел и рухнул у края ямы, придавленный замотанной тушей. Ткнул ее в бок несколько раз, слушая, как сыпется песок. И тут меня принялись душить. Задыхаясь, собрав остатки сил, я извернулся и спихнул мумию в ловушку. Сразу перевернулся, глянул вниз, желая убедиться в том, что противник сдох окончательно.
        Тело, все еще дергаясь, повисло на копьях, из многочисленных ран с шорохом бежали струйки песка; забинтованная голова застряла между двумя клинками. Через мгновение и тело, и отрезанная башка взорвались эфиром, пополняя радужный столбик на крышке ниима.
        Я поднялся, посматривая на то, как заполняется шкала стойкости. Победа далась нелегко. Если бы не столкнул тварь в ловушку на копья и мечи, она меня просто задушила бы, потому что чхать хотела на любые атаки и раны. Даже не шелохнулась после того, как я вогнал ей лезвие в глаз, но все-таки сдохла, когда оказалась в яме и распрощалась со своей трухлявой башкой…
        Руки и ноги слегка подрагивали. Несмотря на полный индикатор стойкости и чуть укороченную после удушения шкалу здоровья, идти дальше я пока не хотел. Глубоко и ровно подышал, очухиваясь от схватки. Отхлебнул из фляги, сожалея о том, что в ней не бренди. Надо было все переварить и как следует, обдумать, а лишь затем продолжать путь.
        Новый враг был безоружным, глупым и медленным, как черепаха. Никакого яда или хитрых атак. Выставил руки, словно лунатик, и лишь бы до шеи жертвы добраться. Но все его недостатки с лихвой окупались живучестью. Я бил его и по рукам, и по ногам, и под ребра - бесполезно, только песочек сыпется. Так что остается лишь два варианта: пронзить сердце или снести башку, как… в фильмах про вампиров. Я вновь заглянул в яму. Нет, даже для Гремуки было бы слишком бесчеловечно, если бы бинты умирали только тогда, когда их толкали в ловушку.
        Прислушался: во мраке ничего не изменилось. Шепот, шорохи и скрежет. Внезапно вышедшая мумия омрачила мой ловкий прыжок, не позволив насладиться радостью момента. А прыгал я без всяких «но» дальше и выше горного козла. Потеребил бородку, вспоминания, как легко взбирался на корабль и ползал по обезглавленной статуе. Очевидно, что нечеловеческие прыжки - еще один бонус мира Нвалии, как и способности тренированного альпиниста, как и снайперская меткость.
        У всех есть слабости, - вспомнились слова Бороды. Я пристроил лезвие на поясе, достал из сумки арбалет, взвел механизм, зарядил. Мумия еле-еле ногами передвигала, я чуть не задремал, пока она ко мне руки тянула. Времени, чтобы прицелиться и прострелить гнилое сердце, если, конечно, оно у нее вообще есть, будет предостаточно.
        Двигаясь не быстрее мумии и поглядывая под ноги, я направился вдоль путеводной ниточки. Хотелось проверить теорию на практике, то есть всадить болт в грудь забинтованной твари. Спустя пятнадцать шагов свет высветил пролом справа. Я внимательно посмотрел вперед, прислушался и, не обнаружив опасности, подошел к стене.
        Пролом был прикрыт деревянной дверцей, сколоченной, судя по ее жалкому виду, тем же горе-плотником, что и крышка от котла. И снизу, и сверху можно кулак просунуть, причем не мой, а советника Одо. Четыре трухлявые доски со щелями толщиной в палец и ржавый запертый замок, поблескивающий, как ништяки. Я дернул дверцу изо всех сил, но она не поддалась, лишь предупредила меня очередным пояснением, что открыть ее можно только ключом.
        Да с полпинка высажу, сказал я сам себе и с разбегу налетел на нее плечом.
        Глухо бухнуло. Но из поединка победителем вышла старая серая дверь, решившая надо мной посмеяться. Я бросил взгляд вдоль путеводного света, надеясь, что от звука тарана сюда не сбежались все враги Ирейского подземелья. Было относительно тихо, тьма на границе света стояла густая и спокойная.
        Ну как же это тупо! Создать такой мир, где солнце выжимает пот, песок струится сквозь пальцы, ветер лохматит волосы, а боль… И при этом перегородить проход трухлявой дверью, которая в реальности упала бы от одного взгляда.
        Я вытянулся на цыпочках, чтобы заглянуть в щель над дверью. Внутри запертой комнатушки стоял огромный железный сундук, поблескивающий в темноте и обещающий что-то полезное.
        Ладно. Я выпустил Агни на волю. Она прыгнула вниз, сделала круг, двигая тени, словно часовые стрелки, и замерла у моих ног, остывая и в полном недоумении поднимая искорки глаз.
        - Смотри, там дверь. Она - деревянная. Может, ты ее спалишь ко всем демонам?
        Растолковав флэймингу, что к чему, поднял его и посадил прямо у двери. Развернул глазами к ветхим и сухим деревяшкам.
        - Ну, давай. Чего же ты?
        Черный круглый уголек не шелохнулся. Понимаете, он со смаком и без указки испепелил хлам в пещере Акпати и поджег вязанку дров в лагере, однако не мог ничего поделать со старой дверью, запертой на ржавый замок.
        Я вздохнул. В конце концов, это не вина флэйминга, а косяки мироустройства Нвалии. Взял Агни, вернул в кармашек и, приглушив свет, зашагал по следу призрака, высматривая его во тьме.
        Флэйминг ни в какую не хотел поджигать старую дверь сокровищницы. Призрак, видимо, уплыл на край света. А впереди, как стейк на гриле, шипела темнота.
        Ловушек пока больше не было. Но через двадцать шагов тьма перед глазами заволновалась, и я остановился, ожидая нападения. Злое шипение становилось гуще, ярче. Приближалось. И вскоре из мрака выбрела мумия. А за ней вторая… Те же бинты, та же слегка неуклюжая походка, те же вытянутые руки.
        Я прицелился и выстрелил. Болт с хрустом вошел в грудь, враг дернулся, но не брызнул облаком эфира, а лишь посыпал песочком блестящие в свете фонаря камни у своих кривых, забинтованных ног.
        Не сердце. Арбалет испарился над раскрытой пастью книта, я сделал несколько шагов назад - теперь для отступления было место, и вынул лезвие. Да поможет мне прекрасная богиня Аиолор.
        Ждать, пока бинты до меня доковыляют, было напрасной тратой времени. И я сам пошел в атаку, сближаясь с первой тварью, у которой из груди торчал арбалетный болт. Вторая мумия отставала на шаг от своей более расторопной подруги.
        Руки протянулись ко мне, к моей шее, и я с размаху рубанул над ними. Вших - и замотанная башка шлепнулся на пол, а следом за ним грохнулось и тело, выбросив в воздух тучу песка.
        Это было быстро. Я даже не вспотел, но предусмотрительно отступил, чтобы видеть второго врага. Мой меч вновь рассек воздух, обрывая злое шипение. Все равно что срезать бутон со стебля наточенными ножницами. Вторая башка покатилась по полу, а затем сорвалась с края котлована.
        Первая мумия ничем меня не порадовала, а эта парочка оставила после себя несколько ништячков. Каждая работа должна быть достойно вознаграждена, даже если речь идет об истреблении мумий в подземелье. Стало тише, только там, на дне бассейна, все еще шевелились огромные слизни.
        Горы песка таяли, оголяя ништяки. Но я уже видел, что ключа среди них не было. Человеческий череп, серый мешочек и… новое кольцо, которое я подобрал первым.
        Кольцо удачи - кольцо в форме маленькой элегантной подковы, созданное искусным мастером Млитом. Говорят, оно сделано из остатков упавшей звезды и исполняет желания. Наденьте его, чтобы увеличить шанс выпадения предметов.
        Неплохо. Кольцо сразу отправилось на палец, по соседству с гранитным, и я подобрал серый мешочек.
        Пепел наквы - едкий серый пепел, вызывающий временную слепоту при попадании в глаза. Бросьте горсть пепла в лицо врага, чтобы переломить исход поединка в вашу пользу. Но помните, что действие пепла быстро заканчивается. Можно найти или купить.
        Ничего особенного. Я бросил пепел в сумку, гадая, зачем он нужен, если проще и надежнее эти самые глаза прострелить. Два надгробия на местном кладбище - лучшее тому доказательство.
        Поднял последний ништяк, не ожидая откровений.
        Обычный череп, который можно найти во многих местах или купить у некоторых торговцев. В руках простого человека не представляет никакой ценности. Поэтому лучше отнести его скорбящим мастерам. Они наверняка найдут ему применение и, возможно, даже вас вознаградят.
        Покрутил бело-желтую черепушку. Ну, честное слово, как тут удержаться.
        - Ох, бедный Йорик… Полезай в сумку и не высовывайся.
        Собрав добычу, я немного постоял, слушая, как слева шебаршатся слизни. А затем направился по следу Каспера. Три обезглавленные мумии, или наквы, как, видимо, их тут называли, придали уверенности, и я рискнул ускорить шаг, не забывая посматривать под ноги. Ловушки выглядели опаснее мумий - они не шипели, не баламутили тьму, тихо дожидаясь во мраке очередную рассеянную жертву, и выскакивали в самый неожиданный момент.
        В конце бассейна призрачный след уходил вправо и сползал в еще один котлован. Я приблизился к краю, посветил фонарем, но так и не увидел дна, даже когда прибавил света. Котлован был глубок, а с его края вниз уходили три лестницы, словно бы приглашающие меня спуститься. Щас, погодите чутка.
        Желтые пятна скользили по черным стенам; где-то там, в пучине мрака, вода монотонно точила камни. Я осторожно прошел вдоль края и уперся в стену. Поглядел вниз, все еще надеясь обнаружить дно. Но увидел лишь спокойное море непроглядной тьмы, куда мне предлагал нырнуть призрак. На самом деле я немного ошибся, когда предположил, что это еще один бассейн со слизняками. Судя по всему, лестницы вели на дно протяженного водостока, что, однако, не исключало наличие в нем слизней.
        Кроме неприятного спуска в неизвестность, иного пути поблизости не наблюдалось. Да и искать его я не хотел. Какой смысл? Разве для этого я бился с надгробиями и призывал гида?
        Придется рискнуть. Я вернулся к первой лестнице и вновь поводил фонарем над ней, напряженно вглядываясь во мрак. Но сколько ни напрягал зрение, ни черта не увидел. Непроницаемая чернота. Очевидно, так и было задумано, чтобы пощекотать грешникам нервишки, которые лично у меня сейчас слегка пошаливали, заставляя руку тянуться к лицу.
        Я сунул лезвие в петлю, помолился про себя, как умел (а умел я не очень), и начал потихоньку спускаться. Металл лестницы был гладким и скользким, как щупальца осьминога. Сорваться - проще простого. Тьма тихо шептала, гоняя холодок вдоль позвонков, но все еще будто стесняясь, не показывала дно.
        - Ай!
        Вдруг словно бритвой резануло палец, и я едва не ухнулся, повиснув на одной руке. Сердце ушло в пятки, но не успело ввернуться обратно, как лестница… ожила, отращивая клыки и зубы. Я было двинулся вверх, но кровожадные челюсти сомкнулись на моих ладонях, прокусывая их насквозь. Я заорал, не смог удержаться и с криком полетел во тьму, бессильно размахивая израненными руками в попытке ухватиться за что-нибудь.
        Спина вспыхнула болью, в голове бухнуло и сухо треснуло. Лестница меня не прикончила, только отняла несколько пальцев, а вот удар оказался роковым. Раскаленная, пульсирующая тьма, где я бился в агонии, расступилась лишь на мгновение, показав стаю жирных красноглазых крыс, после чего вновь затопила сток, словно черный кисель.
        Глава 16. Повторение пройденного
        Сердце все еще бешено колотилось в глотке. От вида острых клыков, которыми мгновенно и густо, будто щетиной, обросла лестница. От долгого падения во мраке с предсказуемым неутешительным финалом. От зверского, вышибающего мозги из черепа удара о каменное дно.
        Однако я себя ни капли не винил, потому что все делал правильно: осмотрительно и не спеша, как и требовали жестокие законы Гремуки. Кто же знал, что в Нвалии даже обычная лестница представляет опасность и способна легко тебя покусать, словно свирепая псина, а то и пальцы оттяпать. Одо, между прочим, ничего про лестницы не рассказывал, когда я его пытал вопросами в лагере.
        Тьма выбросила меня у подземного фонтана, под его голубые брызги. Еще тогда, когда я впервые увидел его здесь, в большом круглом зале, у меня появилась смутная тревога, что его поставили в подземелье неспроста. А теперь стало очевидно, что он находился на своем месте. Иначе каждый раз после неудачной попытки пройти подземелье, пришлось бы прыгать в портал, чтобы перебраться в лагерь для пополнения фляги.
        Я обессиленно присел у фонтана, бездумно поглядывая на то, как его отблески играют на черных гладких камнях. Жжение в пальцах затухало, боль скатывалась со спины, треск затихал в голове. Нужно было хоть немного очухаться после внезапной кончины и подумать над тем, куда вложить очко, полученное за новый, шестой уровень.
        Интересно, что написала игра в Книге Искупления после этой нелепой смерти: укушен лестницей или разбился в лепешку? Не представляю, какой ад творился в западной части подземелья, если в восточной врагов и ловушек было как грязи.
        Через весь зал тянулась голубоватая призрачная ниточка, и я с сочувствием подумал о несчастном Каспере. И даже усмехнулся. Долго ему придется меня дожидаться. Впрочем, он не только непись, но еще и призрак, так что, наверное, ему по большому счету все равно, где и с кем околачиваться.
        Глаза упирались в дверь лаборатории. Я еще немного посидел у фонтана, а когда понял, что окончательно пришел в себя, раскрыл ниим и прибавил себе здоровья. Вот так сразу, чтобы долго не мучиться над выбором. Поднялся и зашагал к двери лаборатории, желая пополнить свой убийственный арсенал очищающим огнем.
        Стоило мне зайти к Игвакоте, как тот опять похотливо уставился на мой сборно-разборный фонарь, нисколько не скрывая своего желания. Да пусть глазеет, сколько влезет. За просмотр денег не берем. Лишь бы не трогал уголек.
        В лаборатории все клокотало и булькало; пробирки дышали густым дымом, а он, рассеиваясь в воздухе, наполнял берлогу алхимика едкими горькими и сладкими запахами. Внутри банки ползал отвратительный мохнатый паук.
        - Показывай свои товары.
        Игвакота, продолжая беспрестанно пялиться на мой фонарь, как голодный крогл на кусок мяса, пошуршал листком и молча подал его мне. Перечень пополнился только пеплом наквы, и, кажется, я понял, по какому принципу расширяется ассортимент у местных торгашей. После того, как в пещерном тайнике мне удалось найти арбалет, Инвил стал приторговывать болтами, а после того, как в подземелье я подобрал мешочек, выпавший из старой мумии, в списке товаров Игвакоты появился пепел наквы.
        Но это были хорошие новости, а плохие заключались в том, что цены на все товары, даже на никому не нужный факел, выросли на двадцать-тридцать процентов. Это было неприятно. Только сейчас, бегая взглядом по прейскуранту, я начал смутно припоминать бормотание советника. Что-то там про шестой уровень… Про его влияние на размер подношений.
        Правду говорят, что скупой платит дважды. Надо было до встречи с мумиями затариться под завязку. А теперь каждый флакон с напалмом обойдется мне на несколько золотых дороже.
        - Три очищающих огня, - хмуро попросил я.
        Игвакота лениво прошагал до своего сундука, который, судя по всему, был бездонным, как и моя сумка, и принес три флакона с плавающим внутри огоньками, положив на стол передо мной. В отличие от кузнеца, торговля не приносила алхимику никакой радости. Это было видно по его неторопливой, усталой походке, по его равнодушному лицу.
        Признаться, при виде трех стекляшек с напалмом у меня возникло страстное желание сгрести товар и умчаться с ним в подземелье, оставив деньги при себе, а алхимика с носом, с его огромным красным носом. Но я вспомнил, как корчился в конвульсиях у костра, поэтому решил не испытывать судьбу и, скрепя сердце, отсчитал положенные монеты.
        - Все еще не хочешь поменяться? - наконец спросил алхимик.
        - Нет, - кратко ответил я, опуская склянки в сумку.
        После чего спешно покинул лабораторию и, не забыв наполнить флягу, направился проторенной дорожкой. Мумии меня почти не пугали. Они были страшными только до тех пор, пока не стало ясно, как их угомонить. Однако к диким лестницам, обожающим отращивать острые зубки в самый неподходящий момент, ключик все еще надо было подобрать. И не стоит забывать, что на дне стока водились крысы, много жирных крыс, которых я планировал сжечь, как лесных нуси.
        У ловушки меня ждал очередной неприятный сюрприз. Нет, сама яма за время моего отсутствия не раздалась вширь, и из нее все также торчали острые клинки и копья. Однако противники, пошикивая во мраке, теперь бродили у ее края, и мне не хотелось перепрыгивать опасный провал, чтобы оказаться в удушающих объятьях.
        Начхав на скрытность, дарованную мне темным оперением, я прибавил свет, желая понять, что творится во тьме. И увидел сразу трех мумий, которые кучковались в двух шагах у противоположного края ямы.
        Не знаю, как безглазые твари заметили яркий свет, но ломанулись они строго в мою сторону. Все разом, с шипением встревоженной кошки, подняв замотанные руки. Я, однако, остался на месте, понимая, что, какими бы длинными ни были их гнилые ручонки, через яму они до меня не дотянутся.
        Наквы строем подходили к ловушке. Момент для того, чтобы испытать на них очищающий огонь, был идеальным. Но тут произошло то, чего я никак не ожидал. Самая резвая из мумий не застыла у края обрыва, а самоотверженно шагнула в яму, насаживая себя на клинки и копья. Следом за ней в облако эфира смело последовала и вторая тварь, а затем третья, засыпая яму песком.
        А что - так можно было? Я вынул пустую руку из пасти нкита и, удивленно хлопая глазами, поглядел на блестящие острые клинки и наконечники копий, которые только что исправно сделали за меня всю работу, очистив путь от монстров и сохранив ценную склянку с напалмом.
        Когда последняя мумия превратилась в эфир, сделалось очень тихо. Неприятно тихо. Тьма перестала зловеще шипеть, а слизни… Я заглянул в котлован и увидел лишь влажное черное каменное дно, где тянулись студенистые следы… А слизни просто исчезли. Уползли неведомо куда. Возможно, чтобы потрепать мне нервы в другом месте.
        Твари в подземелье жили своей жизнью. Перемещались, сбивались в стаи, исчезали и появлялись. В отличие от миджитов, от простых миджитов. И это теперь постоянно надо было держать в голове.
        Я разбежался и прыгнул, вновь ощутив себя легче, чем был на самом деле. Замер, покрутил головой, понимая, что для добычи янмы нашел новое и безопасное место. У него был лишь один недостаток: дохнущие в ловушке глупые мумии не оставляли после себя никаких ништяков. Справедливо, что тут еще сказать.
        Зарабатывать новые уровни пока не имело смысла. Стойкости за глаза, здоровья достаточно: мумия вон душила, душила и не задушила. Да и не хотелось ненароком вновь поднять и без того кусающиеся цены у торговцев. Поэтому я направился к лестнице, желая преподать ей урок.
        Темнота в подземелье клубилась плотным облаком, обволакивая все вокруг, но была тиха и пуста, как ночное кладбище. Когда свет фонаря густым слоем лег на край стока, на три торчащие лестницы, я понял, насколько зол. Внутри меня все клокотало, бурлило и пенилось. Расправиться со мной таким вот способом было подло, очень подло. И несправедливо. Наверное, поэтому меня передергивало от злобы при виде лестницы. При виде здоровенной пиявки, которая присосалась к стене и выжидала, пока не нее взгромоздиться беспечный грешник.
        Я осторожно подошел к ней, ткнул в нее кончиком меча и тотчас отскочил, заметив, как она с тихим шорохом шевельнулась. Рука нырнула в сумку, ладонь сжала склянку с огнем, чтобы метнуть ее в ожившую тварь.
        Бросок. Звон лопнувшей оболочки. И свирепое пламя взметнулось под потолок, растеклось по камням, словно лава, и полилось через край, сбегая по монстру, который истошно заверещал и задергался от ожогов. В какой-то момент хищная лестница не удержалась на стене и полетела во тьму, оставляя за собой быстро тающий желтый след. Я глянул вниз: будто огромный полыхающий змей падал сквозь мрак, повизгивая и извиваясь.
        Стойко запахло жареными кальмарами и креветками, как у Боба в ресторане. А гадина шлепнулась на дно, заставив меня мстительно улыбнуться и разогнав стаю крыс. Прыснули с визгом врассыпную, в панике скрываясь в темноте. Чего греха таить, на то, как лестница, охваченная пламенем и терзаемая болью, смачно шмякнется о дно, смотреть было наслаждением. А вот наблюдать за тем, как после огненного душа и падения с высоты она не только очухивается, но еще и зачем-то вновь лезет на стену, будто огромная саламандра, было совсем не в кайф.
        Я торопливо достал вторую склянку и, не дожидаясь, пока поразительно живучий противник выползет на поверхность, бросил ее во мрак. Если не попаду, так хоть от крыс избавлюсь. Но, как ни странно, попал. И огненный водопад пролился на дно стока, смывая настырную лестницу со стены и прыгая яркими огоньками по крысиным шкурам.
        Визг, полный ужаса, быстро смолк. Из мрака тремя потоками, будто радужными щупальцами, в мою сторону потянулся сочный эфир, и я понял, что победил. Правда, пришлось потратить на схватку… два флакона очищающего огня, теперь по девять монет за каждый.
        Путь на дно я расчистил, даже не опалив свою козлиную бородку. Оставалась самая малость - проверить две оставшиеся лестницы, и я очень, очень-очень надеялся, что они окажутся настоящими, потому что спасительного огня у меня осталась одна склянка.
        Я осторожно ткнул ту, что находилась ближе. Она никак не отозвалась на прикосновение острого кончика моего лезвия. Тогда я ткнул ее еще несколько раз, чтобы окончательно удостовериться в ее надежности. Лестница осталась лестницей, заполучив лишь парочку царапин после моей проверки. Я поглядел на вторую лестницу, шагнул в ее сторону и остановился, поняв, что совершаю глупость. Если последняя лестница никак не ответит, то я ничего не выиграю, а если обрастет зубами и клыками, то проиграю. Как любил говорить старый и мудрый фермер Акира, живший с нами по соседству на Тай-Кали: «Не буди лихо, пока оно тихо».
        Вот я и решил не будить. Сунул лезвие в петличку, сделал шаг назад и начал медленно спускаться на дно водостока. Или… канализации. Не знаю уж, что это было на самом деле. Меня вел призрак, я ему доверял и просто шел по его следу, чтобы найти один из механизмов, поднимающих решетку. Путеводная нить, проброшенная призраком от самого склепа, казалась длинной голубой струной во мраке. Больше всего я боялся, что соседняя лестница вдруг оживет, начнет ползать по стене и опять сбросит меня вниз. К счастью, тревога оказалась напрасной.
        Я благополучно спустился на дно, где меня дожидалась россыпь ништяков. Но, наученный горьким опытом, набрасываться на них не спешил. Поглядел по сторонам: тьма за границей света стояла черной, непроницаемой стеной. Прислушался: далеко-далеко, там, куда уходила путеводная нить, плавал слабый писк. Крысы? Наверное, крысы.
        Один из ништяков поблескивал золотом. Его я первым и подобрал.
        Железный ключ - старый и ржавый ключ, потерянный в подземелье. Помните, что, если есть ключ, то есть и замок, который следует отпереть. Подумайте, где он может быть и, возможно, будете вознаграждены.
        Вот уж тайна века. Я поднял глаза, пытаясь достать взглядом край стока, откуда несколько минут назад спустился на дно. Лестница тянулась вдоль стены и ныряла в густой мрак.
        Как не вовремя выпал ключ. Я скорчил недовольную мину и пробежал взглядом вдоль путеводной нити. Потом вновь поглядел на лестницу, разрываясь на части. Хотелось наконец найти древний механизм, но и заглянуть в сундучок за трухлявой дверью тоже. Однако вновь взбираться по лестнице не было никакого желания. Вон она какая - конца не видать. Возможность позвонить в колокольчик Идоки и нырнуть в портал, чтобы поскорее оказаться у запертой двери, а заодно и воскресить всех врагов, я даже не рассматривал.
        А если в сундуке какой-нибудь супермеч, непробиваемая чудо-броня или зелье бессмертия? На зелье бессмертия я, конечно, не рассчитывал, но надеялся найти что-нибудь интересное, способное облегчить мои горестные скитания в подземелье.
        Решено. В конце концов, призрак никуда не убежит. Я кончиками пальцев подобрал облезлый хвост.
        Крысиный хвост, который можно найти во многих местах или купить у некоторых торговцев. В руках простого человека не представляет никакой ценности. Поэтому лучше отнести его алхимику. Он наверняка найдет ему применение и, возможно, даже вас вознаградит.
        Бла-бла-бла. Я спешно бросил хвост в сумку, собрал еще три штуки и поднял со дна кошелек. Вперед!..
        Пока тоскливо лез по лестнице и шел к запертой двери, все думал о крысах. Даже нет, не так - все думал о земной фауне. Не знаю, обратил ли до меня кто внимание, или это было чисто мое открытие, но и звери, и птицы, и рыбы из колыбели человечества отличались поразительной живучестью. Акира на Тай-Кали спокойно разводил коров, свиней и кур, а в нашем с Евой доме жил добрый пес породы лабрадор. Однако зверье с иных планет почему-то неохотно приживалось на самой Земле. Даже кроглы. Хотя казалось бы… Толстая шкура как у аллигатора, да и плавает не хуже, клыки и когти - лев сдохнет от зависти, бегает ловко и быстро что на двух лапах, что на четырех. А в Сильвернесте вянут за несколько дней, пока их не напичкают всякой химозой.
        Я встал у двери и вытащил ключ, слушая, как в котловане вновь ворочаются слизни. Вернулись, стало быть. Ваше счастье, что призрак прошел другой тропой, и мне до вас нет никакого дела. А то одна склянка с напалмом все же еще осталась.
        Старый ключ легко вошел в замочную скважину, провернулся со страшным скрежетом, и я дернул дверь, освобождая проход в комнатушку чуть больше собачьей будки.
        На лицо, лопаясь, налипла паутина, я спешно ее смахнул и уставился на сундук. Он был железным и огромным, раза в два больше тех, где кузнец Инвил и алхимик Игвакота хранили свой товар. При желании я мог бы спокойно устроиться внутри, если бы свернулся в позе эмбриона. Но такого желания у меня сейчас не было, и я просто поднял тяжелую крышку, обнаружив внутри красивый и дорогой на вид лук.
        Лук Млита - уникальный короткий лук, созданный искусным мастером Млитом для охотницы Абаси. Говорят, прекрасная дева Абаси решила отдать руку и сердце тому, кто дарует ей лучший лук на свете, и Млит, влюбленный в охотницу, вложил в него все свое мастерство, всю свою душу и немного магии упавшей звезды. Однако подарок так и не покинул пределы Ирейского подземелья, а сам мастер Млит исчез навсегда. Считается, что стрелы, выпущенные из этого лука, всегда попадают в цель.
        Мне кажется, это судьба. Шикарный лук, да еще и стрелы, всегда достигающие цели. Я попробовал оттянуть тетиву, но она не сдвинулась ни на дюйм, отказываясь подчиняться проходимцу вроде меня.
        Путь охотника, путь призывателя… Когда уже найдется что-нибудь для бродяги? Пришлось бросить бесполезное оружие в сумку, чуточку погрустить о том, что оно пока бесполезное, и вновь двинуться по следу призрака, вглядываясь во тьму и вздрагивая от каждого шороха.
        Глава 17. Глаза страха
        Темнота впереди, темнота позади. Темнота повсюду. Под ногами черные камни, позолоченные светом фонаря. Тонкая голубая ниточка уходит во мрак - ниточка спасения, оставленная призраком. Страшно представить, сколько бы я тут мыкался, если бы пытался самостоятельно отыскать путь к механизму. А ведь, по словам Каспера, находились смельчаки, которые бросались в подземелье без гида и знания карты. Дебилы.
        После спуска я сделал первый шаг, вслушиваясь в шепот тьмы. Еле уловимый писк и мягкие, суетливые шорохи, словно кто-то быстро-быстро перебегает с места на место. На всякий случай вытащил арбалет. И не ошибся, потому что через несколько футов во мраке зажглись, будто флэйминги в горниле, шесть ярко-красных демонических огоньков. Ко мне они не метнулись, продолжая свой медленный танец в темноте, под натянутой путеводной нитью.
        Врагов я не разглядел, тьма оберегала их, заботливо укутывая в плотное черное покрывало. Но звуки, доносившиеся из мрака, и три пары глаз, сверкающие невысоко над полом, выдавали в них крыс. Подумав на тем, что лучшая защита - это нападение, я прицелился и стрельнул, не особо прицеливаясь. Так, наугад. С расчетом на то, что при таком скоплении врагов непременно в кого-нибудь попаду.
        Болт прогудел вдоль путеводной нити, во тьме мучительно взвизгнули, и два огонька, будто брошенные угли, упали на пол и медленно угасли. А вот другие помчались в мою сторону. Я спешно зарядил арбалет и выстрелил снова. Но в этот раз мне не подфартило.
        Взялся за меч, встречая хвостатых гостей. Две облезлые крысы с боевым писком одновременно прыгнули из мрака. Я широко махнул мечом слева направо, но никого не задел. Первая тварь была слишком далеко, второй просто повезло, что лезвие прошло чуть ниже.
        Пришлось отступить. Крысы оказались не такими большими, как мне думалось. Но прыгали так высоко и ловко, что вполне могли вцепиться мне в глотку или выцарапать глаза.
        Лучше бы они были размером с собаку, подумал я, понимая, что так попасть было бы в них намного легче. Клинок опять бесплодно рассек воздух рядом с неустанно прыгающими на меня тварями, и я вновь отступил, почти вернувшись к спуску. Вон и последняя лестница.
        Третий удар все-таки добрался до цели, лезвие полоснуло по облезлому животу, оставив на нем красный росчерк, и тварь, вереща, шлепнулась на пол. Но вместо победоносной улыбки самому пришлось взвизгнуть, как раненой крысе, потому что последняя подлюга улучила момент и вцепилась в левую руку мертвой хваткой, повиснув на ней, будто на вешалке.
        Под кожу словно раскаленные иглы загнали, и на щеки прыснули слезы. Я ткнул мечом в повисшую крысу, снимая ее с кровоточащей руки и наблюдая, как красный индикатор на крышке ниима все еще медленно тает, будто тварь продолжает перебирать зубами мою плоть. Голова закружилась, стало трудно дышать, перед глазами поплыли каменные стены.
        К счастью, в этот раз я успел достать гриб и бросить его в рот, чтобы не откинуться от отравления. Выяснилось, что сам антидот на вкус был не лучше яда, затхлый, кислый и отдающий плесенью. Кто бы мог подумать, что мелкие твари, гибнущие с одного тычка, окажутся опаснее огромных и почти бессмертных мумий. И это крыс было всего две штуки, остальных удачно испепелил очищающий огонь вместе с хищной лестницей, а одну забрал арбалетный болт. Против стаи таких поганцев только, наверное, с пулеметом выходить. Крови попьют…
        Красный столбик замер. В глазах прояснилось, подземный воздух, отдающий сыростью, ровно потек в легкие. Я отхлебнул из фляги, смывая сладким напитком тошнотворный привкус ядогона, и подумал, что на грибах не стоит экономить. Не будь их в сумке, сейчас бы опять пускал ртом пену, а носом пузыри, дергаясь на полу в предсмертной агонии.
        Ловушки - есть. Наквы - есть. Крысы - есть. Все, как и говорил Одо.
        Кап-кап. Кап-кап. Тьма успокоилась, встала стеной и теперь издавал лишь звуки падающих капель. Раны на левой руке затянулись. Ни шрама, ни синяка, ни царапины. Словно новенький.
        Подобрав парочку хвостов, я вновь потопал по следу призрака. Спустя полсотни шагов, в месте, где прятались облезлые красноглазые крысы, водосток переходил в узкий тоннель, в котором я едва помещался в полный рост, корябая кончиками рогов каменные своды. Если бы был выше на считанные дюймы, пришлось бы пригибаться, а если бы был чуть шире в плечах, скреб бы ими стены.
        Под ногами серебром блестели лужи, на макушку то и дело капала вода, просачиваясь сквозь щели между камнями. Но сам тоннель, где даже мечом свободно не помашешь, пока был пуст. Нарвись я на крыс внутри него, пришлось бы тяжко. Им-то в самый раз для прыжков, а мне только мечом колоть, как шпагой. Хрен развернешься и замахнешься…
        Тьфу ты, черт! Тоннель оборвался, и я невольно вздрогнул, увидев в свете фонаря серых пауков. Они всплыли из тьмы так неожиданно, что я принял их за настоящих, и от испуга даже саданул клинком по одному из них, слушая короткую песнь меча и камня. Бзыннь!
        На самом деле это были всего лишь ребристые колонны с посаженными на них скульптурами жирных пауков. Нельзя же так, чуть сердце не выскочило. Приложив руку к груди, я осмотрел новый зал, куда меня вывел тесный тоннель. Зал был восьмиугольным и небольшим, с низким плоским потолком, по которому широкими бороздами тянулась высеченная в камне сетка паутины. Слева и справа поблескивали ручками двери. Путеводная нить ни к одной из них не сворачивала, а уходила вперед, в следующий узкий тоннель. Призрака по-прежнему не было видно на горизонте.
        Каменные пауки мне, конечно, не нравились. Да и кому вообще в здравом уме могут нравиться каменные пауки? Но мимо двух запертых деревянных дверей пройти было крайне сложно. Я дернул ту, что ближе, и стоически, почти равнодушно вынес ее упрямство. Дверь не открылась, а в воздухе на черном прямоугольнике проступили белые буквы:
        Знай же, путник, эту дверь не откроет ни один ключ на свете, ни самая сокрушительная сила, ни хитрость, ни магия, а только непогрешимость. Ибо эта дверь ведет тропой тени, в обитель Мастера Онио. Говорят, что он последний в Нвалии из тех, кто все еще способен обуздать и подчинить тьму. Возможно, он поделится тайными знаниями, если твоя душа окажется чиста, как слеза младенца.
        Перевожу на человеческий язык: за дверью учитель, но если ты грешник, то не раскатывай губу, ибо этот класс не для тебя. Слеза младенца, подумать только.
        Я пересек зал, стараясь не обращать внимание на скульптуры пауков, которые будто следили за мной своими каменными глазками, и потянул ручку второй двери. Она не упрямилась, лишь тихо скрипнула и легко отворилась, бросив в воздух пояснение.
        Когда-то здесь жил прославленный Млит. Но он давно исчез, и теперь его наследие лишь собирает грязь и пыль.
        Передо мной открылась просторная мастерская, где я заметил еще два выхода, прикрытых тонкими решетками. На полу, который давно не знал метлы, на широком верстаке, на занавешенных паутиной полках блестела добыча. И, по ощущениям, ее было куда больше, чем в норе миджитов. Потирая руки, я подобрал обрывок страницы, лежащий у порога.
        Однажды двое безбожников забрели в Ирейское подземелье, желая вкусить плод с Пепельного древа. Однако не прошли божественное испытание, чтобы открыть врата в зал перерождения, и решили их уничтожить, нарушив божественный запрет. Так громко они бранились и стучали своими молотами, что разбудили ту, кого нельзя было будить. Сама Первородная Тень явилась к ним и, пребывая в страшном гневе, превратила их в две каменные плиты, в два безмолвных надгробия, повелев охранять вход в Ирейское подземелье до конца времен...
        …А потом пришел могучий и ловкий рогатый грешник, прострелил надгробиям черные очи, столкнул лбами и в конце концов освободил от долгих невыносимых мук, получив в качестве награды ингредиент для зелья мертвой плоти.
        Записка растворилась в воздухе, и я осторожно положил указательный палец на крючок, поблескивающий, как добыча, и торчащий справа от входа.
        Одно из невероятных изобретений Мастера Млита. Опустите рычажок вниз, чтобы увидеть то, что скрывает тьма.
        Я на полшага отступил назад и, сосредоточенно стоя на пороге, дернул крючок вниз, услышав короткий и глухой щелчок. Огромный, похожий на барабан светильник под потолком ярко вспыхнул, заливая мастерскую густым потоком света. Тени ожили, мрак рассеялся. Напряжение моментально улетучилось, ибо невероятное изобретение оказалось всего лишь банальным выключателем, а не рычагом, запускающим механизм смертельной ловушки.
        Мастерская Млита преобразилась. Повеяло от нее теплотой и спокойствием. В глубине подземелья, где обитали облезлые крысы и хищные лестницы, встретить такое уютное местечко, пусть даже заросшее паутиной, было поистине неожиданно и приятно. А еще приятнее было то, что в нем хранилась куча ништяков, которые я собирался присвоить. Один за другим. Несчастному и талантливому изобретателю Млиту они вряд ли снова понадобятся.
        Я уверенно шагнул вперед, и пыль, золотистая от света, закружилась передо мной, словно рой мелких насекомых. На полках всколыхнулась тонкая вуаль паутины. Если тут прибраться, навести чистоту, притащить из лагеря шкуру для лежки…
        На верстаке лежали три склянки, одна - с бегающим красно-желтым огоньком, две другие источали мягкое золотистое свечение. Очищающий огонь и пара вспышек. Уже знаю, как свои пять пальцев.
        Я положил склянки в сумку, заглянул под стол и подобрал изящные сапожки.
        Сапоги Млита - легкие сапоги, украшенные изящными пряжками, созданными из бронзы и осколков упавшей звезды. Повышают шанс выпадения предметов и усиливают защиту.
        Неудачная примерка пояса призывателя. Строптивая тетива лука, найденного в сундуке… Я не стал пытаться натягивать сапоги, а просто открыл ниим и щелкнул по вкладке инвентаря, поняв, что мне придется и дальше носить кожаные башмаки.
        Ну, если честно, от великого мастера Млита я ожидал чего-нибудь куда более достойного. Всего лишь семь процентов к защите - мэ. А удача и так имеется, блестит вон на пальце кольцом в форме подковы.
        Сапоги полетели в бездонную пасть нкита. Я вновь нагнулся, чтобы вытащить из-под стола аккуратный деревянный брусок.
        Древесина - распространенный в Нвалии материал, используемый для изготовления предметов. Отнесите его ремесленникам или сами создайте что-нибудь, если владеете ремеслом. Можно найти, а также купить у торговцев.
        Три бруска, приятно пахнущие деревом, полетели в сумку, и я направился к полкам. Собрал паутину, которая, будто ниточки клея, противно налипла на пальцы, и взял еще одну вспышку и еще один очищающий огонь, оставив напоследок самое интересное - круглую безделушку на цепочке.
        Страсть Млита - медный амулет, незаменимый для тех, кто любит мастерить предметы сам, а не покупать их у торговцев. Если посмотреть на поверхность амулета, то в центре можно заметить маленькую наковальню и молот, высекающий искры. Наденьте его на шею, если хотите значительно повысить ремесленные навыки.
        Присматриваться я не стал, а сразу повесил его туда, куда советовало пояснение. Лишним не будет. Шея все равно пустует зря.
        Осмотр был окончен, а урожай собран. Амулет, сапоги, дерево и много полезных склянок, которые теперь можно не покупать по грабительским ценам. Я окинул взглядом мастерскую и, убедившись в том, что ничего не пропустил, двинулся к двум выходам.
        Каждый из них был прикрыт тонкой решеткой. И рядом с каждой поблескивал рычаг, длинный и толстый, не чета тому, что торчал у входа в мастерскую и включал фонарь под потолком. За решетками находилось нечто, серьезно смахивающее на клетку, куда легко можно было запихать четырех дрищей вроде меня или двух советников Одо.
        Я попробовал опустить первый рычаг, но он не сдвинулся ни на дюйм. Пояснение не заставило себя ждать.
        Похоже, механизм неисправен, и чтобы открыть дверь, придется найти причину поломки.
        Как неожиданно. Я подошел ко второму рычагу, без надежды поднять решетку опустил на него ладонь и с силой надавил. В стене зашуршало и заскрипело, старый механизм тяжело заворочал шестеренками, освобождая вход в клетку.
        Иногда, чтобы вернуться назад, стоит лишь дернуть нужный рычаг.
        Ну что за кретин писал эти дурацкие заметки? Наверняка еще и гордился собой, когда подгонял слова друг к другу. Мол, вот я какой молодец: запутал игрока, пусть теперь мучается, вчитываясь и вчитываясь в мою гениальную фразу. Ни слова конкретики, сплошной туман. Найти причину поломки? Где? Здесь, в мастерской? Или нужно обшарить все подземелье? А вернуться назад? Это куда? К подземному фонтану, на кладбище, в лагерь или вообще на берег?
        Аж щека от нервов зачесалась. Я с сомнением глядел внутрь клетки, обдумывая, заходить в нее или нет. Одо вроде ни о чем таком не предупреждал. Но он и про кровожадные лестницы-мутанты ни словом не обмолвился. Говорил, смотри под ноги, бойся стаи крыс и длинных рук мумий.
        Я посмотрел в зал с каменными пауками, где в воздухе висела голубая путеводная нить. Потом сунул в клетку руку, повертел ей внутри, напрасно гоняя воздух. Ничего не произошло. Если это клетка окажется ловушкой и прикончит меня, что весьма вероятно, то вновь придется пробиваться сквозь мрак, резать блуждающих мумий и прыгающих крыс и, возможно, опять гонять пламенем ожившую лестницу. Ну а если каким-то чудом уцелею после того, как заберусь в клетку, то вернусь… куда-то назад.
        Не, ну не просто же так ее здесь поставили? Я несмело шагнул в клетку. Подо мной будто осело дно, и сердце екнуло. Посмотрел под ноги, понимая, что выступающий на полу металлический прямоугольник опустился под весом моего тела, словно огромная вдавленная кнопка. Резко повернулся, желая выскочить. Но было уже поздно, потому что створки решетчатой дверцы со скрежетом сошлись перед носом.
        Теперь от меня больше ничего не зависело. Я сам себя загнал в ловушку, которая дрогнула и, разгоняясь, понесла меня по огромному тоннелю сквозь мрак. Оставалось только ждать и надеяться, что меня всего лишь «вернет назад», как гласила подсказка, а не притащит прямо в раскрытую пасть голодного монстра.
        Клетка скрипела и гудела, будто старый лифт. Сверху густо сыпались искры, из мрака то и дело выпрыгивали черные острые камни. А я, обдуваемый холодным ветром, просто стоял столбом, ожидая окончания внезапной поездки.
        Прошло минут пять, когда клетка качнулась маятником и резко взяла вверх. А затем также резко остановилась, собирая решетчатые створки гармошкой. Как ни странно, я все еще был жив. И мог спокойно покинуть транспортную кабину.
        Вышел в темный коридор, с радостью ощущая под ногами твердый пол, и прислушался. Где-то поблизости плескалась вода. Фонтан? Сделал несколько шагов и в свете фонаря увидел деревянную дверь. Недолго думая, поднял тяжелый засов. После чего толкнул дверь, понимая, что открыл короткий путь из первого подземного зала в мастерскую Млита.
        Удобно! Крайне удобно! Мне как раз надо было пополнить флягу.
        Если клетка продолжит исправно таскать меня туда-сюда даже после того, как я нырну в портал или, не дай бог, снова откинусь и вернусь сюда, к фонтану, то по крайней мере не придется вновь тащиться на своих двоих к мастерской.
        Окрыленный, я вышел в центр зала, снял с пояса флягу и опустил ее в голубоватую воду, чувствуя, как на лице оседают мелкие брызги, и слушая, как журчит фонтан. На душе стало спокойно, словно исцеляющая влага забрала все тревоги. Даже вечно вертлявый хвост нисколько не бесил.
        Глава 18. Сквозь тьму
        Вопреки опасениям, клетка спокойно отвезла меня в мастерскую Млита.
        Несколько минут полета, под брызгами искр, которые неустанно сыпались сверху, и я вновь стоял посреди зала, в окружении каменных пауков.
        Кому вообще пришло в голову увековечить их в камне? Я всеми силами отмахивался от неприятной мысли, что рано или поздно мне придется с ними столкнуться, но так и не сумел ее прогнать. А она, как глубоко засевшая заноза, все время напоминала о себе, не позволяя сосредоточиться на деле.
        Путеводная нить висела между дверьми, между каменными пауками, и убегала далеко во мрак. Я неторопливо зашагал по следу призрака, одной рукой крепко сжимая меч, а другой - выставленный фонарь, который при желании можно было прикрепить к поясу, но мне было удобнее держать его чуть впереди себя.
        Сколько я уже бродил вот так - без щита? Долго. Но только сейчас осознал, что без него чувствую себя вполне уверенно, свободнее как-то, несмотря на то, что обе руки все равно были заняты.
        Голубая нить круто повернула направо, через несколько минут налево. И началось.
        Нить виляла, как собачий хвост. Из стороны в сторону, почти без перерыва. Мне начало казаться, будто я хожу кругами внутри темного лабиринта. Возможно, так и было на самом деле. Мимо меня то и дело мелькали тоннели с добычей, но сворачивать в них я не решался, опасаясь потеряться во мраке, или нарваться на какую-нибудь тварь. Поэтому просто шел вдоль призрачно-голубого следа, стараясь не думать об упущенных ништяках.
        В итоге я оказался на пороге большого круглого зала, где тьма шуршала так пугающе громко, что мне захотелось развернуться на сто восемьдесят градусов и возвратиться в уютную мастерскую Млита, а там забиться под стол и со слезами на глазах обнять колени руками.
        В центре зала, примерно в пятидесяти шагах от меня, лучился золотом какой-то предмет, небольшой и круглый. Ну и важный, конечно, судя по блеску. Это все, что я мог о нем сказать, разглядывая с порога, сквозь кромешную тьму.
        Я попытался определить источник шума, но, казалось, каждый атом мрака издавал собственный шорох, и понять, где затаилась угроза, было нереально. Кто-то шевелился во тьме и будто медленно, со смаком и хрустом мял кусок бумаги. Тревожные звуки текли отовсюду: со стен, снизу и сверху.
        Давно мне не было так страшно. Впервые за долгое время я повесил фонарь на пояс и взял крышку от котла: какая-никакая, а все-таки защита. Почесал щеку и аккуратно переступил порог.
        Тут же надо мной ожила тьма, и мне прямо на рога шлепнулась какая-то дрянь. Я вскрикнул, не глядя ткнул лезвием чуть выше головы. И услышал тонкий, режущий перепонки визг. Махнул мечом, стряхивая с него… огромного паука, и юркнул обратно в тоннель, испуганный до полусмерти.
        Немного пробежал. Остановился, чувствуя, как от страха дико колотится сердце, и прислушался, вглядываясь в темноту. Погони, похоже, не было, а враг, спрыгнувший с потолка, не успел меня ранить, судя по шкале здоровья. Но это меня не утешало. Потому что зал, забитый пауками, никуда не делся. И я должен был его пересечь, несмотря на все свои фобии.
        Пауки. Почему не вучи-вучи? Почему не крысы? Почему не наквы?
        Я немного отдышался, успокоился, прикидывая, как избавиться от тварей и при этом держаться от них максимально далеко. Однако заставить идти себя в зал, заполненный пауками снизу доверху, все никак не мог. У меня имелся при себе и очищающий огонь, и вспышки, но место грядущей схватки было слишком большим, чтобы положиться исключительно на метательное оружие.
        Условия задачи: в огромном темном помещении находится туча монстров, которые могут падать прямо на голову, а у тебя есть меч, арбалет, очищающий огонь, вспышка и... непреодолимый страх перед этими тварями. Вопрос первый: как собрать всех монстров в одном месте и разом испепелить их к такой-то матери. Вопрос второй: каким образом преодолеть свой непреодолимый страх, мешающий мыслить трезво, а, следовательно, не позволяющий спокойно решить первый вопрос?
        Я прислонился к стене: шершавая, влажная и прохладная. Сполз по ней, усевшись на полу. Вздохнул, посматривая в сторону зала. Что мне со всем этим делать? Понятия не имею.
        Наверное, надо исходить из того, что пауков в зале на самом деле нет. Они всего лишь игрушки, строчки кода, обман. Жаль, легковерный мозг считает совершенно иначе. И как только я сунусь в зал, накачает меня страхом до тошноты. И так вон ноги ходуном ходят.
        Нет, никакие психологические установки тут не помогут. Когда я чуть не обделался от вида каменных пауков, уже тогда стало ясно, что мне придется с ними встретиться. Раньше, позже. Но встретиться. Взглянуть в глаза собственным страхам и… убежать в нору, поджав хвост. Стыдно ли мне? Ни капли.
        Видимо, встречу с пауками просто надо пережить, стиснув зубы и булки. И нечего тут копаться в сознании, накручивая себя еще больше. Зато над тем, как с ними расправиться, можно и подумать, прикинув варианты.
        Разливать напалм в центре зала тупо. Тут без вопросов. Может, они все на потолке и на стенах сидят? И толку от моего броска - ноль целых ноль десятых. Если повезет, сожгу парочку, но глобально проблему это не решит. Надо как-то собрать их вместе, и лишь тогда устраивать огненное шоу. Только вот каким образом?
        Я снова поглядел на вход. Тоннель узкий, в нем от огня не скроешься. И если… получится выманить это мерзопакостное стадо сюда, то появится шанс прихлопнуть их разом на расстоянии. Но сумею ли я их выманить? Паук, прыгнувший мне на голову, что-то не спешил меня догонять. Быть может, я недостаточно пошумел? А что, если… Я достал вспышку, которая меня уже выручала, и прикинул, что произойдет, когда ее ослепляющий свет, бьющий гораздо дальше очищающего огня, брызнет посреди зала. Вот это будет представление. Поголовье паучьей стаи она не сократит, но шороху точно наведет, да и поможет оценить масштаб кошмара.
        И все-таки как же страшно. Мучительно страшно.
        Я поднялся, осторожно подобрался ко входу, слушая многочисленные шорохи во мраке, и метнул склянку. Свет прыснул во все стороны, добираясь до самых дальних уголков зала. На мгновение я увидел, что почти все пауки устроились на потолке. Пара из них шлепнулась прямо передо мной, кверху брюхом и дергая лапами. Каким-то чудом переборов накативший страх, я ткнул каждого в оголенное брюхо и, плавая в разноцветном облаке эфира, нырнул в тоннель, пробежав, возможно, больше, чем следовало.
        Остановился и обернулся, выдергивая подрагивающей рукой из пасти нкита стеклянный пузырь с очищающим огнем. Через считанные секунды стало ясно, что вспышка сработала именно так, как я и рассчитывал. Раззадорила пауков, заставив их слепо ринуться в тоннель за своим быстрым обидчиком.
        Тьма буйно заколыхалась и понесла в мою сторону волну шорохов, писка и визга. Когда в свете фонаря показались первые мохнатые лапы, я незамедлительно бросил склянку во мрак, и безжалостный огненный шторм пронесся до входа, оставляя после себя лишь пепелище.
        Невзирая на массовое убийство, шкала янмы едва подросла. В отличие от мумий, эфира за пауков давали - кот наплакал. Зато ништяки блестели в каждой второй кучке пепла. Но прежде чем собирать добрый урожай, я прислушался. Звенящая тишина ласкала слух. Ни единого шороха.
        Мой страх сгорел вместе с мохнатыми тварями, и я наконец-то позволил себе хоть немного расслабиться. Склонился на ближайшей пепельной горкой и поднял свою награду, глаза бы мои ее не видели и пальцы бы мои ее не касались.
        Паучья лапа - мохнатая лапа обычного паука, которую можно найти во многих местах или купить у некоторых торговцев. Говорят, из них варят очень мощные зелья. Однако в руках простого человека она не представляет никакой ценности. Поэтому лучше отнести ее алхимику. Он наверняка найдет ей применение и, возможно, даже вас вознаградит.
        Какая прелесть. Брр-р. С глаз долой. Убрав лапу в сумку, я пошел от горки к горке, постепенно приближаясь к залу. Нашел кошелек, несколько монет и еще четыре паучьи лапы. Замер. Теперь надо было ступать предельно осторожно. Потому что неизвестно, всех ли тварей выжгло пламя. Зал был слишком большим, а мрак - слишком плотным, чтобы с ходу обнаружить угрозу.
        Я переступил порог, вновь остановился и прислушался. Ни единого шороха. Тьма - хоть глаз выколи. Вспомнил, как легко прикончил паука, проткнув ему брюхо, и, приободрившись, подумал, что, если кто здесь и остался, то это не очень-то и страшно. Ага, нестрашно. Кого я пытаюсь обмануть?
        Выставил щит и медленно пошел в сторону блестящего, как янтарь, ништяка. В сущности, все, чтобы мне было нужно: поднять его, а дальше следовать вдоль путеводной нити. Предмет лежал на самом видном месте, в центре круглого зала и лучился так ярко, что не заметить его было просто невозможно. Да только вот неясно, с какой целью его именно так разместили? Чтобы игрок действительно не пропустил жизненно важную находку или чтобы забрел в ловушку.
        Я поднял взгляд, стараясь уловить опасность на потолке, сделал несколько очень осторожных шагов, и вдруг услышал легкий хруст, донесшийся из-под ног. Меня мгновенно окатило страхом, я попытался отбежать, но понял, что увяз в паутине, густой и липкой, как расплавленная резина. Дернул одной ногой, дернул другой, пытаясь освободиться, и услышал знакомые шорохи. Паук спустился с потолка. К счастью, не мне на голову, а на пол, ловко встав на лапы между мной и единственным ништяком в зале.
        Одну ногу мне кое-как удалось вытащить, но вторая все еще оставалась в липком капкане. В этот момент паук поднялся на задние лапы и плюнул в меня. Я успел выставить щит, на котором расплылось белое кружево паутины, и наконец-то полностью освободился.
        Паук брызнул паутиной еще пару раз, промахнулся и бросился в атаку, заставляя мое сердце отчаянно колотиться. Он разбежался и с боевым писком высоко прыгнул, но слишком бесхитростно, чтобы меня достать. Я махнул щитом, отбивая летевшую тварь, словно мячик. Мохнатый враг глухо ударился о поверхность крышки, кувыркнулся в воздухе и, шлепнувшись на спину, беспомощно засучил лапами.
        Подняться я ему не дал. Подскочил и тут же проколол мягкое, как желе, брюхо, слушая предсмертный визг и наблюдая, как в свете фонаря извивается тонкой змейкой радужный эфир.
        Фух! Это было непросто.
        Все еще осторожничая, я обошел белеющую, словно коврик, паутину, и наконец-то подобрал предмет.
        Шестеренка - небольшая железная шестеренка, которой наверняка найдется применение. В мире Нвалии много старых механизмов. Одни их них давно и безнадежно сломаны, но другие все еще можно починить. Поэтому сохраните ее у себя. Как знать, когда она понадобится.
        Как только я прочел пояснение, то сразу вспомнил про второй сломанный лифт в мастерской Млита. Осталось лишь найти место, где можно будет его запустить. Возможно, именно при помощи этой самой шестеренки. Ну не зря же ее засунули в зал, кишащий пауками, и положили на самое видное место?
        Я бросил ценную находку в сумку и двинулся по следу призрака. Смотрел то под ноги, чтобы не вляпаться в паутину, то на потолок, откуда в любой момент могла спрыгнуть мохнатая тварь.
        Обошел еще две липкие ловушки, пока пересекал паучий зал. Сразу после него путеводная нить взяла вниз, пролегла над лестницей, над широкими каменными ступенями.
        Я спускался и думал, что если бы чуть замешкался, если бы позволил страху полностью мной завладеть, то сейчас вернулся бы к фонтану, откуда вновь пришлось бы долго топать к этому залу, с возрожденной ордой пауков. На поверхности было много мест, куда после смерти меня возвращала тьма. В подземелье только одно. Не существуй в нем системы лифтов, которые позволяли серьезно сокращать путь, здесь можно было бы скитаться вечно. И погибать, погибать, погибать.
        Лестница привела меня в небольшой шестиугольный зал, пятнадцать на пятнадцать шагов. Я убрал щит, взял фонарь и высоко поднял его над головой, разглядывая потолок. Новый зал, через который тянулась призрачная нить, выглядел совершенно безликим по сравнению с тем, где находилась мастерская Млита. Серо-черные неровные стены, потолок и пол. Все кругом в щербинах и ветвистых трещинах. Никаких гравировок, никаких скульптур пауков. Это, кстати, меня очень радовало, потому что я наделся, что пауки остались позади и больше не станут мне докучать.
        В зале была одна-единственная дверь. Я осторожно ее открыл, сразу заметив знакомый, похожий на клык рычажок на стене. Стрельнул глазами вверх, где висел фонарь в форме барабана, и включил свет, окидывая взглядом давно заброшенную каморку.
        Полное запустение. Да по сравнению с этой комнатушкой мастерская Млита просто обитель чистоты и порядка. Слой пыли на полу толщиной в палец, вон какие четкие следы от башмаков остаются. И паутина повсюду: свешивается длинной седой бородой, тянется от стены к стене серебряными нитями и облепляет полки, клетку лифта и сломанный механизм. Если собрать ее всю, то, наверное, можно соткать покрывало.
        Место, куда надо было вставить найденную шестеренку, нашлось на удивление быстро. Как только я увидел двери лифта и сломанный механизм, стало понятно, что произойдет, когда он завертится. Но я не спешил его чинить, сперва решив собрать добычу в комнатушке. На полках, за полотном паутины, блестело несколько ништяков. Очищающий огонь, вспышка, арбалетные болты, нечто очень странное, похожее на противогаз, и… капкан.
        Ну да, так и есть.
        Капкан - особое приспособление для ловли зверей, которое так любят использовать охотники Нвалии. Однако ему можно найти и другое применение, особенно когда вы ждете незваных гостей. Поставьте капкан на пути врага, чтобы ранить и задержать его на время. Можно найти, а также купить у некоторых торговцев.
        Годный девайс. Жаль, что пока всего лишь один. Однако если я его нашел, то в теории теперь он должен появиться в продаже у кузнеца или у алхимика. Скорее всего, у кузнеца - его профиль.
        А это что? Я поднял с полки темную тряпку с двумя линзами.
        Маска гхота - черная маска, которую носят добытчики руды. Специальные линзы позволяют прекрасно видеть в темноте, а плотная ткань неплохо защищает голову. Наденьте ее, если находитесь во мраке, и вы увидите, как преобразится мир.
        Я попытался сменить кожаный шлем на маску, но ни черта не вышло. Пришлось залезть в ниим.
        Опять мимо меня. Я со вздохом опустил маску в сумку и собрал остальные предметы. Капкан, вспышка и очищающий огонь - тоже неплохая добыча. Вытащил шестеренку, подошел к поврежденному механизму и, сняв с него ком паутины, вставил найденную деталь. После чего дернул рычаг.
        Зашуршало-заскрежетало. Двери лифта сложились, предлагая мне вернуться в мастерскую Млита. Я задумался, заглядывая внутрь кабины-клетки. А оно мне надо? Фляга полная, меч наточен, в сумке склянки с огнем и вспышкой. Разве что убедиться, куда меня доставит этот лифт. Ой, да ладно - это так очевидно, что даже ребенок бы сообразил. В задницу. Идем дальше.
        И я пошел, рядом с путеводной ниточкой. Мимо меня, что слева, что справа, опять поплыли темные рукава тоннелей, где соблазнительно поблескивала добыча. Одни ништяки лежали далеко-далеко и казались мутной серебристой искоркой во мраке. Другие сияли совсем рядом, только руку протяни.
        Держаться, держаться! Даже не думай! Но ведь… Я не выстоял и отклонился от проложенного призраком маршрута. Сделал три шага в сторону, заглядывая в широкий тоннель, где другом за другом поблескивало сразу несколько предметов.
        Посветил фонарем: потолки и стены чистые. Прислушался: ни шороха. Успокоил себя тем, что если вдруг погибну, то смогу быстро вернуться и спокойно продолжить путь. Такое себе, конечно, успокоение. Однако другого не было. Надеюсь, там не камень, крысиный хвост или паучья лапка.
        Почесал щеку. Сделал один робкий шажочек, пытаясь разглядеть, что лежит на полу: какой-то серебристый комочек. Возможно, что-то ценное, обрадовался я и зашел в тоннель. Подбежал к добыче, склонился, чтобы поднять, и вместе с ней ухнул в ловушку, насадив себя на острые пики.
        Крик. Боль. Моя кровь на острых копьях. Почти мгновенная смерть.
        Глава 19. В тупике
        С того момента все полетело кувырком, словно отклонившись от маршрута, я нарушил какой-то неведомый запрет, за что теперь постоянно расплачивался. Своими муками и своей гибелью. Казалось, меня тупо прокляли.
        Смерть за смертью. Смерть за смертью. То на голову рухнет камень, то непонятным образом окажусь в окружении разномастных тварей, то нарвусь на пики примитивной ловушки. Надо было что-то менять, но прежде всего успокоиться и вернуть себе уверенность. Поэтому за крысиные хвосты я купил у алхимика успокоительную настойку и сразу ее употребил, не слишком на нее рассчитывая. Однако…
        Настойка, поначалу вызывающая лишь недоверие, оказалось вовсе не пустышкой. Просто, как выяснилось, действовала она не мгновенно, а спустя несколько минут.
        Когда там, у подземного фонтана, я опрокинул пузырек и ничего не почувствовал, кроме сладковатого привкуса, то решил, что зря потратил хвосты. Но теперь, уже покинув древний лифт и некоторое время побродив во мраке, ощущал себя так, словно сходил к массажистке после нескольких изнурительных трудовых дней. Усталость выветрилась, гнев, повисший в груди тяжелым комом, рассосался, а мысли не галдели, как глупые чайки. Бодрый и рассудительный. Даже лицо почесать не хотелось.
        Покрутил рукоять лезвия, поглядел на рогато-хвостатую тень. И вновь медленно двинулся во мрак, переваривая и раскладывая по полочкам то, что случилось со мной с тех пор, как пришлось войти в склеп.
        В восточной части подземелья было четыре серьезные проблемы.
        Первая - непроглядная темень. Она искусно прятала коварные ямы и скользкие камни, поэтому без надежного источника света сюда лучше было не соваться, чтобы не переломать себе ноги.
        Вторая - жирные и удивительно наглые крысы, отчего-то возомнившие себя хозяевами подземелья и имеющие скверную привычку с визгом выпрыгивать из темноты.
        Третья - наквы, нерасторопные, но живучие твари, похожие на мумий.
        Четвертая - отвратительные мохнатые пауки, заставляющие меня цепенеть от страха.
        Еще следует упомянуть жирных слизней и хищную лестницу. Но с первыми я пока удачно не сталкивался, а вторая попалась всего лишь раз, так что можно ее не учитывать, несмотря на то, что знакомство с ней обернулось смертельным падением.
        Тьма, пауки, крысы и мумии. Мумии, крысы, пауки и тьма. Вот то, с чем пришлось столкнуться, когда я решил пойти по следу призрака. Ну и не стоит забывать, что Ирейское подземелье находилось в недрах Нвалии, а она сама по себе являлась не лучшим местом на свете - со всеми своими тайнами, странными порядками и солидным бестиарием.
        В общем, подземелье, по которому я сейчас неторопливо и почти бесшумно шагал, представляло собой проблему внутри проблемы. И с этим, к сожалению, ничего нельзя было поделать.
        Не знаю, какому гению пришло в голову заснуть сюда мумий, как бы они ни назывались, но выглядели они тут совершенно не к месту. Хотя бы потому, что в подземелье было довольно сыро, что, без сомнения, пагубно сказывалось на их иссохших телах в гниющих лохмотьях.
        - П-шш! П-шш! - знакомо прозвучало из густого мрака.
        Я остановился и, дожидаясь нерасторопного противника, театрально зевнул. Успокоительная настойка действовала безукоризненно: живо сгоняла тревогу, отлично прочищала мозги от невеселых мыслей. И теперь я понимал, почему алхимик Игвакота продавал ее за хвосты, а не за деньги. Монеты сыпались из всех щелей, а вот хвостами можно было разжиться только на поле боя, прикончив несколько крыс. Надо будет обязательно прикупить еще пару флаконов.
        Через две-три минуты мумия, неуклюже выставив руки и продолжая воинственно шипеть, наконец-то выбрела из темноты на яркий свет моего фонаря. Тощие, похожие на сучковатые ветви руки, пустые глазницы, разинутая пасть с гнилыми зубами и свисающие с локтей, с брюха, с коленей серые, грязные ленты…
        Меч - голова с плеч! Играя на свету, длинное лезвие с тихим шорохом вспороло воздух и с хрустом снесло трухлявую башку, небрежно обернутую в лохмотья. Обезглавленное тело осело и с предсмертным «п-фф!» взорвалось густыми фонтанами песка, устилая черный каменный пол желтоватым ковром.
        Пыли, как всегда, жуть. Прямо как на Тай-Кали во время бури. Я заслонил глаза ладонью, дожидаясь, пока облако праха осядет.
        От мумии осталась пара золотых монет. И… больше ничего. Не густо. Хоть бы вспышка попалась, про очищающий огонь можно и не мечтать. К счастью, сюда я отправился не за тем, чтобы разжиться деньгами, ресурсами или сократить поголовье монстров, а по совершенно другому делу.
        Это была уже третья мумия с того момента, как я покинул зал с фонтаном. Первые две тоже оказались не очень-то щедры, словно кольцо удачи перестало делать то, ради чего было посажено на палец. Мне вообще особо никогда не везло ни в азартных играх, ни на охотничьи трофеи. Вон, Юи, когда нам случалось посетить какую-нибудь покинутую планету, всегда возвращался с мешком разного хлама за спиной, словно Санта Клаус, а я… Хо-хо-хо!
        Зато у меня был чудесный фонарь, заряженный флэймингом, и можно было относительно безопасно бродить в темноте. Я бросил монеты в бездонную сумку и спокойно пошагал дальше.
        Мутно-желтые круги света подрагивали, плыли по неровным каменным стенам, по сводам над головой и ложились под ноги - на каменный пол; собственная рогато-хвостатая тень, мой верный спутник, как всегда, ползла рядом - тянулась к обступающей нас тьме, словно потерянное дитя к матери.
        Я легко перепрыгнул ловушку, потом еще одну. Восточное подземелье знал уже как свои пять пальцев: дальше какое-то время можно было следовать спокойно. Главное - обойти хитро спрятанную плиту в полу, которая высыпает тебе на голову груду булыжников. Убивает надежно и быстро. Без вариантов. Когда первый раз идешь этим путем заметить ее, даже с ярким фонарем нереально. Такая же блестяще-черная, как и камни под ногами.
        Вот и она. Прямо перед входом в очередной узкий тоннель. Отскочить не успеешь, отпить из фляги тоже. Как говорится, ранения, не совместимые с жизнью. Я осторожно обошел механизм, запускающий ловушку, и двинулся вперед.
        Точно следуя за путеводной нитью, свернул направо - в узкий и низкий тоннель. До встречи с призраком оставалось шагов триста. Пришлось серьезно пригнуться, чтобы случайно не побрить себя наголо об острые камни, торчащие ежиками из потолка. Один из самых опасных участков подземелья: клинку негде разгуляться, да и удирать, если что, придется, сгибаясь в три погибели. Так что слушать надо во все уши и смотреть во все глаза. Дважды здесь я нарвался на стаю крыс. Один раз удалось уйти, другой нет, а затем они просто исчезли. Как, похоже, и сейчас.
        Я прислушался: где-то впереди звонко капала вода, подтачивая камень. Угрозы не ощущалось, и я медленно пошел, выставив фонарь на расстояние вытянутой руки. Вот так. Шаг за маму, шаг за папу, шаг за Юи, шаг за Свэна, шаг за Дока. Последнее усилие, и тоннель остался позади.
        Под ногами загремели бело-желтые кости и черепа. Нужно было перевести дух. И подготовиться к решающей битве. Потому что если крыс в этом тоннеле не было, то они были впереди. Вместе с тремя наквами.
        В последний раз мне просто не повезло. Я уже видел силуэт Каспера и…
        Близко. Очень близко. Густой мрак передо мной шипел и пищал не переставая, словно кошка дербанила пойманную мышь. Я вытащил последнюю склянку с очищающим огнем, сделал пару шагов и крикнул в темноту, выманивая противников. Красные глаза суетливо забегали в ожившей тьме. Первыми ожидаемо на свет вылезли крысы. Жирные, огромные и... бесстрашные.
        Склянка с веселым огоньком полетела по дуге, пересекла границу света и звонко лопнула за ней, поднимая стену ослепительно-яркого пламени. Тени испуганно бросились в стороны; меня обдало жаром, а крысы с предсмертным визгом обратились в пепел. Двух из них беспощадный огонь настиг прямо в прыжке. Одна из мумий вспыхнула огромной золотисто-красной свечой, до остальных пламя не дотянулось. Не беда. Без поддержки крыс наквы были не опаснее вучи-вучи.
        Страшно запахло гарью, на полу заблестели ништячки. Радужные потоки эфира всколыхнулись в свете фонаря, словно рукава волшебной рубашки. Да-да, все ко мне. Еще немного, и наскребу на десятый уровень. Чтобы там ни утверждали игроки на площади, а янма необходима, как воздух. Буду тащить на ней, пока скилл не появится. Если появится. Ну где вы там?
        Не успел я подумать о мумиях, как их опаленные руки протянулись из мрака. Я не стал ждать атаки, уверенно шагнул навстречу опасности и тут же ударил справа налево. Лезвие легко срезало безобразную башку, и обезглавленное тело мешком шлепнулась на камни, а я нанес новый удар, превращая последнего врага в облако эфира.
        Ни один нерв ни дрогнул. Быть может, чудесная успокоительная настойка сыграла свою роль. Возможно, я просто начинал привыкать к дурдому, который тут творился везде и всюду. Или… просто подземелье вымотало меня настолько, что мне было плевать на все на свете. В том числе на собственную жизнь.
        Песок, оставшийся после мумий, толстым бархатистым слоем лег на черные камни, пряча добычу от глаз. Я дождался, пока он стает, будто рыжий снег, и сгреб с пола три крысиных хвоста, пять золотых монет и два мешочка с пеплом наквы. Вот, уже лучше.
        Сделал еще несколько шагов и увидел во тьме мутно-голубой силуэт призрака. Постоял немного, всматриваясь во мрак, сквозь который натянутой струной тянулась путеводная нить, и направился в сторону Каспера, свернув направо, в зал, заваленный от стены до стены рогами, костями и черепами.
        Что ж, надеюсь, я не зря страдал, пересекая восточное крыло подземелья, и Призрак действительно нашел что-то ценное.
        - Ну, удиви меня, - улыбнулся я, разглядывая гида.
        На вид Касперу было лет сорок. У него были кудрявые волосы, густые усы и бакенбарды; на полной фигуре болтался длинный халат.
        - Идем, - сказал Призрак, указывая рукой во мрак. - Тут недалеко.
        Место выглядело не совсем безопасно. Под ногами со стуком перекатывались кости. И была вероятность пропороть себе ногу чьим-нибудь острым рогом, которые коварно торчали то тут, то там из груды останков.
        Призрак торопился, словно позабыв, что за спиной у меня нет крыльев, да и вообще, что я создан из плоти и крови. Понятное дело, ему не терпелось показать тайник, но я все же решил не спешить.
        Я вздохнул, размышляя над человеческой природой. Интересно, есть ли место в мире, которое отвратительно настолько, что мы не сможем в нем выжить - не сможем приспособиться? Наверное, нет. И тот, кто придумал Нвалию, очень сильно меня недооценил. Слышишь, маньяк-садист-дегенерат, ты меня недооценил! Я все равно живу и выживаю, несмотря ни на что!
        Я только что прикончил три мумии, впереди меня парил призрак, а бывшее логово неведомого чудища, собравшего эту чудесную коллекцию костей и черепов, меня почти не пугало. И по чесноку, если бы не дело, я с удовольствием прилег бы где-нибудь здесь. Выбрал бы череп побольше, подложил бы его под голову и… Спать хотелось смертельно.
        В полном молчании мы зашли в тупик, где на полу, в окружении кривых стрелок, указывающих на глухую и самую обыкновенную стену, белели две надписи: «Наконец-то!» и «Секрет». И это все? Кривые указатели, начертанные на полу и пара надписей? А где награда, достойная героя? Ни одного ништяка.
        Я разочаровано поводил фонарем - ничего особенного. Черная стена из неровных камней. Эка невидаль.
        - Здесь, - сообщил призрак с таким возбуждением, словно раскрыл мне все тайны Вселенной.
        Халат и лицо Каспера вспыхнули ярче моего фонаря, заливая тупичок голубоватым светом. Я оптимизма моего летающего друга не разделял. С чего он вдруг так сияет?
        - Это тупик, - заметил я, водя фонарем вдоль стены.
        - Тупик, - со смешком подтвердил призрак, покручивая кончик уса.
        - За ней что-то есть? - Я вновь поводил фонарем вдоль стены. - Ничего не вижу.
        - Она здесь, - подтвердил Каспер, наполовину забравшись в стену.
        - Она?
        Призрак вылез из стены.
        - Шкатулка. На вид очень старая, с позолотой, - уведомил он, развеивая мои грезы о горах добычи, смертоубийственном мече или непробиваемой броне.
        С другой стороны, если здраво рассудить и отбросить эмоции, то шкатулка, замурованная в стену, в конце восточной части подземелья, которое еще не каждый осилит, совсем не повод, чтобы огорчаться. Вряд ли внутри нее пара монет или смердящая железа нуси. Возможно, я преждевременно расстроился, и за стеной меня ждет ключ от сокровищницы? Или какой-нибудь ценный артефакт?..
        - Знаешь, как ее достать?
        Каспер покачал головой. Я посветил на потолок, затем на пол и на стены слева и справа - никаких признаков ловушки. Самый обычный тупик.
        - Здесь где-то должна быть кнопка или вроде того, - предположил я, вспоминая фильмы про искателей сокровищ.
        Вместе с Евой все части Индианы Джонса смотрели, наверное, раз сто. Настоящая классика. Сейчас снимают одно дерьмо.
        Костяшки пальцев стукнули по черным камням. Звонко, звонко, звонко и… глухо. За стеной, на уровне груди, без сомнения, находилась небольшая полость. Оставалось найти то, что открыло бы к ней доступ.
        Ладонь медленно поползла вдоль прохладной стены, пальцы ощупывали каждую выемку, давили на каждый бугорок.
        Спустя минут пять поиска внутри стены что-то наконец-то щелкнуло. На всякий случай я отскочил от нее и метнулся в сторону, ожидая выброса ядовитого облака, свиста стрел или камнепада.
        Но ничего не произошло. Огромный камень по центру скучно и с шорохом сдвинулся, обнажив небольшую шкатулку с позолоченной крышкой.
        Я потянулся к трофею, осторожно его достал и покрутил в руках, не услышав ни звука. Под крышкой ничего не перекатывалось, не бренчало, и оттого казалось, что внутри нет ни монет, ни ключа, отпирающего сундук с сокровищами. Она была легкой, что меня немного расстроило, и не имела замочной скважины. Похоже, сама шкатулка, в отличие от тайника, открывалась не сложнее книги. Достаточно было лишь откинуть крышку.
        Шкатулка Млита - небольшая металлическая шкатулка прославленного Мастера Млита. Позолота на крышке давно почернела, но важно не то, что снаружи, а то, что внутри.
        - Ну, давай. Открывай, - нетерпеливо бубнил Каспер. - Чего же ты ждешь?
        - Хорошо тебе говорить, а вдруг там яд или еще какая зараза.
        На всякий случай я отстранился от шкатулки и, зажмурившись, осторожно ее приоткрыл.
        - Видишь что-нибудь? - спросил я с зажмуренными глазами.
        - Красный бантик, - сообщил призрак.
        Бантик?!! Нахлынувшее на меня возмущение распахнуло глаза, и я уткнулся в шкатулку. В ней и в самом деле был аккуратненький красный бантик - завязанный поверх желтоватого свитка. Даже не знаю, как в этот момент выглядело мое лицо - наверное, это было лицо золотоискателя, который выкопал целый колодец и в итоге вместо самородка с кулак нашел ржавый болт. В общем, расстроенное и злое у меня было лицо.
        - Развяжешь его? - от любопытства глаза призрака полыхали голубым пламенем.
        В таком виде Каспер выглядел даже немного страшновато.
        - Конечно, нет, - соврал я и тут же сдернул дурацкий бант.
        Свиток оказался на удивление длинным. Когда я его размотал, край почти касался моих колен. А внутри была схема арки… или врат. И много-много мелких букв неведомого языка.
        Я с трудом сдержался, чтобы не порвать свиток на мелкие кусочки, вспоминая, с каким трудом мне пришлось сюда добираться, перебирая в памяти каждую смерть, каждую рану.
        - Что там? - спросил Каспер. - Так что там? - повторил призрак.
        Я перевернул манускрипт, позволив сгорающему от любопытства привидению пробежать его глазами.
        - Какая-то тарабарщина, - буркнул я, нервно скручивая свиток. - Даже не знаю, что теперь делать с таким сокровищем.
        - Надо обязательно показать его алхимику.
        - Думаешь, это хорошая идея?
        Я посмотрел на Каспера. Он кивнул - довольно уверенно, как мне показалось. Было ли это его собственное предложение или скрытая игровая подсказка, определить наверняка было нельзя. В любом случае, иного выбора Гремука пока мне не предоставляла.
        Манускрипт исчез в бездонной сумке, а Каспер вновь поплыл во мраке, оставляя после себя путеводную нить.
        - Ты куда? - спросил я.
        - Один из рычагов. Он совсем рядом. Иди за мной.
        То ли из-за сокрушительной усталости, то ли из-за далеко не впечатляющего содержимого шкатулки я совсем забыл, что проделал весь этот путь не только ради того, чтобы заглянуть в тайник за стеной и найти клочок пожелтевшей бумаги. Но и затем, чтобы дернуть один из двух рычагов.
        Впрочем, место, куда меня привел Каспер действительно оказалось неподалеку. Мы минут пять поплутали по тихим тоннелям и очутились в еще одном тупике, где из пола торчал огромный деревянный рычаг, оплетенный паутиной снизу доверху.
        Я смахнул ее, положил ладонь на поблескивающий набалдашник рычага, и в воздухе повис очередной титр:
        Один из двух рычагов, открывающий путь к Пепельному древу.
        Могли бы и не пояснять. С этой мыслью я дернул рычаг, слушая жуткий скрежет, зловеще разбегающийся во тьме подземелья.
        Глава 20. Там, где боль
        Заполучив таинственный манускрипт, я вернулся в главный зал и по совету призрака посетил безумного алхимика.
        В лаборатории будто клубился туман - скручивался в замысловатые спирали, стелился по полу и плавал облаками под потолком. Резкие неизвестные запахи вышибали слезы из глаз.
        Меньше всего сейчас хотелось обращаться за помощью к алхимику, который положил глаз на мой фонарь и желал разобрать его на части, чтобы познать магию Агни. Но иного выбора, к сожалению, не было. Кто еще в Нвалии мог расшифровать древний свиток?.. А по Игвакоте сразу видно, что он в таких делах стаю собак съел.
        Алхимик смешивал жидкости, с тихим шорохом вспыхивающие в пробирках разноцветным салютом, и, как обычно, делал вид, что не замечает усталого гостя.
        - Я тут нашел кое-что. Похоже, по твоей части.
        Игвакота с подозрением оглядел меня, словно видел в первый раз, и ожидаемо опустил разгорающийся взгляд на мой пояс, где висел фонарь с флэймингом. Чтобы не терзать ни себя, ни алхимика, я вытащил свиток и помахал им, словно сахарной косточкой перед голодным псом.
        - У-мм, - протянул Игвакота.
        Впервые на моей памяти, алхимика заинтересовало что-то, кроме фонаря с флэймингом.Игвакота оживился так, будто его в жаркий душный день окатили ведром ледяной воды. Длинные пальцы нервно зашелестели манускриптом, внимательные глаза забегали по тексту.
        - Ты присаживайся, присаживайся, - пробормотал алхимик, прилипнув взглядом к развернутому манускрипту.
        Я огляделся, не представляя, куда тут сесть. И сесть так, чтобы ничего не разбить и не пролить. Повсюду громоздились склянки с жидкостями неопределенного цвета и предметы, среди которых я опознал только весы и песочные часы.
        Сперва я решил, что немного расчищу место на койке. Однако при виде высокой горы хлама понял, что на разбор этого грандиозного бардака придется потратить прорву времени. И поэтому потревожил склянки с маринованными мозгами и клетку с крысой, освобождая кресло, находящееся неподалеку от двери.
        Даже это кресло, с облезлыми подлокотниками и просиженное сто лет назад, начало стремительно забирать усталость. Я откинулся, ощущая, как измученное бесконечными смертями тело покидает тяжесть. Казалось, с того момента, как я вошел в Ирейское подземелье, в его восточную часть, минула вечность. И если бы над ухом неустанно не булькала жидкость в пробирках… Я зевнул.
        - Ну что там? Сможешь прочесть?
        - У-мм, - опять заинтересованно протянул Игвакота, околдованный манускриптом.
        На глазах алхимика блестели круглые и толстые… Язык не поворачивался назвать это очками. Одна линза была огромной, другая - поменьше. Но обе находились внутри ободков, которые раздвигались, подобно подзорной трубе.
        - Скажи мне, что я нашел что-то по-настоящему ценное.
        - У-мм… Без сомнения, - пробурчал Игвакота, уткнув свои телескопы в свиток.
        Я положил фонарь на живот, чувствуя его теплоту даже сквозь темное оперение, и на мгновение прикрыл усталые глаза, слушая, как шуршит манускрипт и бурлит душистая жидкость в пробирке.
        - Ты понял, что в нем написано? - спросил я.
        - О, да-а, - ответил алхимик с таким нездоровым блеском во взгляде, что мне стало не по себе. - Я перевел текст и знаю, что нам необходимо и где это найти, чтобы построить… портал.
        - Портал? И куда он ведет?
        - К Сердцу Пустоты.
        - И что, по-твоему, это означает?
        - Не знаю. Тут что-то еще говорится про ключ.
        - Сердце Пустоты - это ключ?
        - Наверное.
        - А это не тот ключ, который отпирает двери, ведущие к Пепельному дереву?
        - Очень может быть.
        - Ты сможешь построить этот портал?
        - Безусловно.
        - И что требуется конкретно от меня?
        - Два куска хрусталита. Три обсидиановых ножа. И четыре линзы тьмы.
        - Это все?
        - Другие необходимые материалы у меня есть. Думаю, я быстро управлюсь с основой для портала, - уверенно изрек Игвакота и бросил на меня прогоняющий взгляд.
        - Знаешь, где достать весь этот хлам?
        - Нет. Но призрак должен знать.
        Я вышел в главный зал и направился в сторону Каспера, который скучал у фонтана. Сперва призрак указал путь к спрятанной шкатулке, в шкатулке оказался древний свиток, в свитке - инструкция по сборке портала, и вот я вновь топал к призраку, чтобы узнать, где достать материалы, необходимые для постройки портала, совсем забыв… прикупить пару склянок с успокоительной настойкой. Да и фиг с ними.
        - Игвакоте удалось прочесть текст в свитке? - с любопытством спросил Каспер.
        - Ага, - ответил я, перебирая журчащие струйки фонтана, словно струны.
        - И что там?
        Ох, только и подумал я. К чему тебе знать содержание древнего манускрипта? Ты же все равно непись, как и Игвакота, как и Инвил, как и Акпати. Кто-то просто наделил тебя любопытством, вложил этот вопрос в твой цифровой разум и заставил его задать. И ты, сам не зная того, выполнил чужую команду, как покорный раб по приказу незримого господина.
        Я с сочувствием посмотрел на призрака. По сути Каспер тоже был пленником Нвалии. С той лишь разницей, что, в отличие от меня, он не мог покинуть стены своей темницы. Никогда. Мне не хотелось его огорчать, и я решил ответить честно. Хотя бы в благодарность за то, что именно он указал мне путь к тайнику и посоветовал отнести свиток алхимику.
        - Схема портала. Теперь мне нужно собрать всякий хлам, чтобы его построить и достать Сердце Пустоты, которое вроде как открывает дверь к Пепельному древу. Алхимик сказал, что ты знаешь, где найти хрусталит, обсидиановые ножи и линзы тьмы.
        - Западное подземелье, - ответил Каспер. - Хочешь, чтобы я указал тебе путь?
        - Это все находится в очередном тайном месте, как шкатулка Млита?
        Каспер покачал головой, подтверждая мои опасения. Видимо, опять придется укладывать монстров пачками, чтобы разжиться недостающими материалами.
        - Сделаем так, - начал я, вытащив руку из фонтана. - Ты укажешь мне путь ко второму рычагу, а я по пути постараюсь собрать все необходимое для постройки портала. Вперед!
        Прозвучало бодро и оптимистично. Словно я собирался на прогулку и хотел по пути заскочить в магазинчик, чтобы купить сладостей или какую-нибудь безделушку. Но на самом деле я устал. Очень устал. И при одной мысли о том, что мне вновь придется шастать во тьме, хотелось сесть прямо здесь, на каменном полу, и разрыдаться, как маленькой девочке.
        Исполнительный Каспер поплыл в малый зал с тремя дверьми, оставляя за собой путеводную ниточку, и я лениво пошагал по призрачному следу, окруженный голубыми отблесками фонтана.
        На ходу сверился с часами. Времени до полудня было предостаточно, и довод свалить из подземелья, чтобы накормить жертвенный алтарь горстью монет, выглядел неубедительным. Оружие - и славное Лезвие богини Аилор, и простое копье, и верный меткий арбалет - как назло, не нуждались в ремонте, да и в сумке лежали инструменты, поэтому в том, чтобы посетить кузницу Инвила, тоже не было никакой надобности. А фонтан, способный наполнить флягу целебной влагой, журчал и брызгал за спиной. Так что у меня не имелось ни одной веской причины подниматься на поверхность.
        Когда я добрался до малого зала, о присутствии в нем Каспера напоминала лишь путеводная ниточка, бегущая в западное подземелье. Часть прутьев мощной решетки, лежащих поверх красивых каменных дверей, исчезла. Я прикинул, что, если изловчусь, сброшу с себя пояс и темное оперение, то смогу пролезть. Но вспомнил, как пытался поджечь трухлявую дверь при помощи Агни и как из этой затеи ничего не вышло, и одумался, понимая, что все равно придется искать второй рычаг. Дурацкие игровые условности, будь они неладны.
        Скрип. Я потянул дверь, ведущую в западное подземелье, и вошел, разгоняя привычный мрак светом флэйминга. Сделал несколько робких шагов и опустил взгляд, чтобы прочесть надпись на полу.
        «Это невыносимо!!!» - белели крупные буквы и три восклицательных знака у моих ног.
        Веселенькое начало. Я прислушался, втянул носом воздух. Пока было тихо, но пахло хуже, чем в восточном подземелье. Пахло гнилью, страхом и, конечно, смертью. Ну что за мразота решила уронить мой и без того опущенный боевой дух?
        Я переступил неприятное послание, от которого откровенно несло болью, страданием и отчаянием, немного прошагал вперед и вновь остановился, ощущая чье-то присутствие. Очередной тоннель выглядел шире любого из тех, что находились в восточном подземелье. Свет не доставал до стен и едва дотягивался до сводчатого потолка. Ну хоть рога не обломаю, попытался утешить я себя, поймав незнакомые звуки. Ни наквы, ни крысы, ни пауки, ни хищная лестница таких точно не издавали. Что-то новенькое.
        Тьма впереди тихо шуршала и будто облизывалась перед сытной трапезой. Но сколько я ни прогонял мрачную мысль о том, что этой сытной трапезой должен стать бродяга по имении Bobo1978134, так и не сумел от нее избавиться. От страха судорогой сводило внутренности.
        Я сделал пару шагов и вновь остановился. Свет, слово огромный мутно-желтый пузырь, прокатился немного вперед, но никто в его пределах так и не появился. А тьма - проклятая тьма! - продолжала облизываться и причмокивать. Стало казаться, что здесь она гораздо гуще, чем в восточном подземелье.
        Сложно сказать, что бесило меня больше: неизвестность или собственная трусость. Я вытащил из сумки флакон с очищающим огнем и почувствовал себя немного увереннее. Покрепче сжал рукоять лезвия и, помолившись, пошел в темноту, стреляя взглядом по сторонам в ожидании боя.
        Монстры западного подземелья пугали до чертиков, но все еще не показывались, предпочитая скрываться во мраке. Я прошел еще футов двадцать и вдруг уловил движение в темноте. Как быстро! - только и мелькнула шальная мысль, когда с потолка сорвалась темно-зеленая тварь, похожая на… жабу.
        В панике я метнул склянку. Зря! Красно-желтый вулкан взорвался далеко от противника, а тот быстро и ловко взгромоздился мне на плечи, а потом и на голову. Я ткнул мечом наугад, попытался схватить мерзавца свободной рукой. Однако тварь извернулась и оказалась на моей спине, вонзив в нее свои острые когти.
        Я зашипел от боли. В этот момент перед глазами мелькнул короткий, будто созданный из темного стекла, нож. Я не успел стряхнуть с себя подлого лягушонка, лишь ощутил, как вспыхнула шея. Руки моментально ослабли, глухо звякнуло лезвие, ноги налились свинцом, а на камнях растекалась огромная лужа, в которую я и рухнул, как в черно-красную бездну.
        Тьма поражения. Тьма, наполненная моей предсмертной болью, снова вернула меня к фонтану, бросив под его брызги. Я сел, подтянул ноги, обхватил их руками. В горле будто все еще булькала и клокотала собственная кровь, а во рту ощущался привкус металла. Несмотря на мою маниакальную осторожность, мелкому и юркому паршивцу, прыгнувшему с потолка, удалось перерезать мне глотку.
        Я хрипло кашлянул, пощупал горло, которое несколько минут назад вспороли, словно рыбье брюхо, и покрутил головой, вытряхивая жуткие воспоминания о встрече с первым противником западного подземелья.
        Внешне я выглядел здоровым, но внутри меня будто ширилась черная дыра, втягивая в себя теплоту моего тела, мои эмоции и мои чувства. Каждая смерть, каждая рана оставляла в душе рубец - фантомную боль, которую было никак не прогнать. Она сидела в голове, в сердце, будто паразит, сосущий кровь.
        Первое, что я решил сделать перед тем, как отправиться в подземелье, - обязательно купить успокоительную настойку. К счастью, крысиных хвостов было достаточно. А вот что делать с новым врагом, пока не придумал, с теплотой вспоминая мумий и даже откормленных крыс из восточной части подземелья.
        Лягушонок размером чуть меньше миджита был вооружен острым, как бритва, ножом, ползал по потолку, ловко уворачивался от колющих атак, умело резал чужие глотки и чувствовал себя на моей голове как дома. Очаровательное создание, вставшее между мной и вторым рычагом.
        Как ни печально признавать, но в честном бою с лягушонком я бы поставил против себя. Верткий, как мой хвост с кисточкой: уклонился и от склянки с огнем, и от лезвия Аиолор, и от моей руки, когда я пытался его стащить со спины.
        Такого нельзя подпускать к себе ближе, чем на десять шагов. Вон как скачет - дальше крыс. Только бить из арбалета на подступах, иначе порежет, как в прошлый раз. И не забывать поглядывать на потолок, откуда мерзкий лягушонок может свалиться прямо на голову.
        Я поднялся и зашел к Игвакоте, где вовсю кипела работа над порталом. Постамент в лаборатории уже начал обрастать вычурными деталями. Алхимик зря времени не терял, а вот мне, кроме очередной смерти, пока похвастаться было нечем.
        - Принес? - спросил Игвакота, в своей привычной манере придирчиво меня оглядев.
        - Еще нет, - уклончиво ответил я, решив не уточнять, что из всех необходимых материалов мне пока удалось найти… ничего. - Два успокоительных, - попросил я, выгребая из сумки крысиные хвосты.
        Бросив один флакон в бездонную сумку, а второй оставив в руке, я вернулся в зал и тут же заправился успокоительным. Настойка действовала не сразу, поэтому я предполагал, что к тому моменту, когда доплетусь до места собственной гибели, стану спокойным, как… удав. Так любили говорить в Сильвернесте.
        Я вновь сверился с часами и, убедившись, что подниматься все еще не имеет смысла, сменил лезвие на арбалет. Колчан был забит болтами под завязку, и я вернулся в западное крыло подземелья, чувствуя приятный холодок в груди от успокоительного зелья алхимика.
        Арбалет в руках и темнота вокруг, разбавленная светом приглушенного фонаря. Мое желание оставаться незаметным в прошлый раз сыграло со мной злую шутку, поэтому сейчас я широко раздвинул шторки на стеклянном колпаке, чтобы увеличить обзор и заметить дьявольского лягушонка прежде, чем он коварно плюхнется с потолка.
        Не знаю, что придало мне сил: алхимическое зелье или заметно выросший круг света. Однако на поединок с подземной жабой я вышел с полной уверенностью в грядущей победе.
        Неприятные звуки, плывущие из густого мрака, больше меня не пугали. Я медленно двигался навстречу ловкому, быстрому и пока непобежденному противнику, а мой внимательный взгляд ровно скользил по потолку. И как только мрак шевельнулся, дернулся у размытой кромки света, я выстрелил - хладнокровно и метко.
        Страшно запахло серой, словно внутри лягушонка протухла дюжина яиц. Он с оглушительным визгом шмякнулся на пол. Однако не сдох. Поднялся и, раздраженно чавкая, храбро ринулся на меня, размахивая ножом и шлепая перепончатыми ступнями по гладким черным камням.
        К счастью, я успел зарядить второй болт и, когда нас с упрямым противником разделяла пара шагов, прострелил ему башку. Болт опрокинул врага, и тот больше не поднялся, расплываясь радужным облаком эфира.
        Мелкий паршивец оставил мне после смерти свой острый ножичек. Я подобрал добычу, ожидая пояснения.
        Обсидиановый нож - очень легкий и острый нож, созданный из вулканического стекла. Любимое оружие подземных нуси, которые любят неожиданно нападать из темноты. Можно найти в Ирейском подземелье и заброшенных шахтах, а также купить у некоторых торговцев. Отнесите нож алхимику, чтобы получить за него достойную награду.
        Один из трех есть! Нож незамедлительно отправился в сумку, а я, загнав болт в желобок арбалета, пошел вдоль путеводной нити, покуда не уперся в решетку, перегородившую путь.
        Слева и справа от нее темнели два входа, а на стене, поблескивая привычным серебристым светом, торчал рычаг, похожий на тот, что находился в мастерской Млита и вызывал старый лифт.
        Я дернул рычаг и тут же услышал, как позади засвистела тьма. Обернулся на звук и содрогнулся от стрел, ударивших меня в грудь. Истекая кровью у поднимающейся решетки, вспомнил про надпись на полу.
        Это действительно было невыносимо…
        Глава 21. Неприступное подземелье
        О - отчаяние.
        Говорят, жизнь похожа на зебру. Полоса - белая, полоса - черная. Когда я впервые очутился в восточном подземелье и меня натурально укусила ожившая лестница, я считал, что это была черная полоса. Увы, оказалось, что белая. Потому что тогда мне было еще неизвестно, с чем придется столкнуться в западном подземелье.
        Шесть дней и шесть ночей я безуспешно и отчаянно бросался во тьму в поиске материалов для портала и второго рычага. И умирал, умирал, умирал, заполняя подробностями своей гибели, своими нечеловеческими муками страницы Книги Искупления. Но… так и не достиг намеченной цели, хотя счетчик смертей перевалил за полсотни.
        Шустрые подземные нуси резали мое тело, словно мясники - нетронутую тушу. Зомби рвали на части. Пучеглазые гхоты, которых про себя я назвал диггерами, вонзали в меня свои кирки, будто в горную породу. Огромные пауки травили ядом, предварительно закрутив в липкий кокон из паутины. А коварные ловушки осыпали градом стрел, сталкивали в пропасть и насаживали на пики.
        И вот сейчас, бросив в алтарь горсть монет и прыгнув через портал в лагерь, я сидел напротив советника Одо, глядел в пустоту и пытался найти внутри себя хоть каплю решимости, чтобы вновь вернуться в Ирейское подземелье и продолжить путь.
        Солнце раскаляло воздух и жгло плечи сквозь темное оперение, чистое голубое небо стригли редкие птахи, перед глазами темнел давно остывший очаг - маленькая бездна, воронка, червоточина.
        Последняя смерть была такой нелепой… Тьфу! Вспоминать не хочется. Меня опять замутило-зашатало от виара, и трое диггеров прихлопнули несчастного бродягу легко и быстро, как безобидную букашку.
        - Напомни, какой уровень нужен для того, чтобы пройти западное подземелье?
        - Пятый-шестой, - ответил Одо.
        Борода как будто чувствовал, что творится со мной, и понимал, что лучше меня не трогать. Сидел напротив и старательно на меня не смотрел. Отвечал по существу, немногословно, ничего не предлагал и не советовал, а отзывался лишь тогда, когда я сам заводил разговор.
        Пятый-шестой… Я вздохнул. Все очень плохо. Лучше бы не спрашивал, потому что, если мой чудесный ниим не сломался, у меня уже был двенадцатый уровень. Но подземелье все еще оставалось неприступным.
        Не знаю, быть может, я просто сгущал краски? Четыре линзы тьмы и три обсидиановых ножа уже лежали на дне бездонной сумки, ожидая своего часа, а самое главное - мне удалось найти короткий путь, ведущий из глубин западного подземелья прямиком в зал с фонтаном. Но до второго рычага так и не добрался, как и до мистического хрусталита.
        Если так рассудить, что там осталось? Всего-ничего. Отыскать таинственные минералы и дернуть палку, чтобы запустить механизм. Я вытащил последний флакон успокоительной настойки, к которой успел пристраститься за последние дни, выбил из темно-зеленого пузатого флакона пробку и перелил содержимое в себя, чувствуя приятную сладость на губах.
        Сделаю это сегодня. Сейчас. Фляга наполнена, оружие наточено, колчан пухнет от болтов. Осталось войти в портал, прыгнуть в зал с фонтаном, добраться до лифта, на нем спуститься во мрак, прикончить трех диггеров, а дальше пойти по следу призрака и, возможно, по пути отыскать хрусталит.
        Динь-динь-дон! - мелодичный звук колокольчика несчастной богини Идоки разорвал пространство, и, выбрав сферу «Ирейское подземелье», я шагнул в портал, через мгновение оказавшись у подземного фонтана. В окружении темных стен, где подрагивали призрачно-голубые отсветы.
        И снова к монстрам в пасть. С этой мыслью я бодро вошел в кабину лифта и понесся сквозь морок, слушая громыхание и срежет старых механизмов. Настойка начала действовать, мысли пришли в порядок.
        В западном подземелье проблем было куда больше, чем в восточном. Помимо крыс, пауков и мумий тут еще обитали нуси, гхоты и зомби. Слабые места и тех, и других, и третьих я знал. Нуси боялись арбалетных болтов, гхоты с ума сходили от вспышки, а зомби чудесно горели, как, впрочем, и все твари в Ирейском подземелье.
        Увы, сейчас в моем распоряжении была лишь одна вспышка. Так себе подспорье против армии нежити, но лучше, чем ничего. А вот продуманного плана у меня вовсе не было. Плыл безвольно вдоль путеводной нити, словно щепка по течению, и никуда не сворачивал, опасаясь схлопотать еще одну смерть. Да и какой тут продуманный план, когда тварей больше, чем пчел в улье. И каждая из них норовит тебя непременно ужалить.
        Лифт благополучно дотащил меня до точки назначения, но прежде, чем покинуть старую клетку, я приглушил фонарь. До той степени, чтобы на его свет сразу не сбежались все твари западного подземелья, но и я в свою очередь не блуждал по лабиринтам в полной темноте.
        Шел очень осторожно. Если в восточной части можно было позволить себе определенные вольности, то здесь… Лучше сразу подставить горло зомбаку или нуси.
        Меч катал по своему сребристому и гладкому клинку скромные желтоватые отблески; когда-то рыжее пламя фонаря теперь больше напоминало светлячка, бьющегося в стенки банки; страх накатывал волнами, но я всеми силами гнал его прочь. Бояться и уже тем более паниковать пока было рановато. Все мрачные думы - прочь из головы! Только цель. Только материалы, необходимые безумному алхимику для строительства портала. Ну и рычаг, разумеется.
        Я уловил знакомый и ясный звук: металл врезался в камень. Остановился, чтобы в точности определить направление пути. Широкий тоннель, где я сейчас находился, расходился рукавами в четыре стороны.
        Бздынь-бздынь! Бздынь-бздынь! - эхо гоняло лязг и срежет по левому тоннелю. Сомнений не осталось: именно из него и доносились звуки.
        Очередной подземный ход круто брал вниз. Тут было очень сыро, и черные камни стен и пола блестели, словно намазанные маслом. Я знал, куда меня приведут несмолкающие звуки - к диггерам. Именно их кирки сейчас без устали крушили стены подземелья, пуская легкую дрожь по тоннелю. Среди всех обитателей западного подземелья диггеры представляли наибольшую опасность. У зомби и мумий мозги давно сгнили, превратились в труху, в кашу. Но… диггеры. Диггеры были умнее и не утратили инстинкта самосохранения. Подземные нуси тоже попортили мне нервы, но их всегда можно было успокоить парой арбалетных болтов. Против толстокожих, как кроглы, диггеров дальнобойное оружие было совершенно бесполезным. Я проверял. Понадобился полный колчан, чтобы утихомирить всего лишь одного гхота.
        Звуки не стихали, становились гуще. Я приближался к месту раскопок. Пришлось еще притушить фонарь. До искры, чтобы не выдать себя преждевременно. Я прижался к стене и пошел вдоль нее - на ощупь, на звон кирки, врезающейся в камень. Прохладная стена холодила ладонь; камни под кончиками пальцем были гладкими и влажными. После каждого стука по тоннелю пробегала ощутимая дрожь.
        Я полностью загасил фонарь и пригнулся, заглядывая в большую пещеру, освещенную масляной лампой. Огромные тени, словно призраки, колыхались на месте раскопок, поднимая и опуская длинными руками кирки. Диггеры спокойно продолжали крошить камень. Моего появления никто не заметил, и это было прекрасно. А вот то, что диггеров было трое, - не очень. Если фактор внезапности не сработает, то даже не представляю, что с ними делать. Выйти с диггером один на один - нестрашно. Но бросить вызов сразу троим… Трое диггеров - это три тяжелые острые кирки, с которыми они обращаются лучше, чем я с лезвием Аиолор.
        Я пошарил рукой в сумке, нащупал вспышку и вновь окинул пещеру внимательным взглядом. Гхоты все еще не чуяли моего присутствия. Они носили черные плащи с капюшонами, лица от подбородка до носа прятали под плотными тряпичными масками, а глаза - под широкими и толстыми линзами.
        Диггеры трудились усердно; кирки со звоном вколачивались в твердую плоть пещеры, высекая искры; со скрежетом крошились камни. Никто из гхотов все еще не подозревал о моем присутствии, никто не смотрел в мою сторону. А мне нужно было, чтобы они посмотрели, причем все разом. Иначе последнюю вспышку я потрачу зря.
        Осторожно переступил камень, о который в прошлый раз так тупо запнулся. Глубоко вдохнул и выдохнул, настраиваясь на неравный бой.
        Я и вспышка против трех уродов с тяжелыми и острыми кирками.
        - Эгей!!! - крикнул я, одновременно швыряя стекляшку.
        Вспышка, способная, казалось, рассеять тьму самой преисподней, мелькнула в воздухе и звякнула об пол пещеры. Я зажмурился, но даже сквозь сомкнутые веки ощутил, как меня накрыло волной яркого свечения, словно в подземелье взошло солнце.
        Крики и стоны заметались в пещере. Вместе с диггерами, застигнутыми врасплох. Действовать надо было быстро. И, распахнув глаза, я бросился в атаку - сквозь угасающее свечение.
        Ближайший ко мне диггер был обезоружен. Он схватился обеими руками за лицо и царапал линзы, видимо, не понимая причину внезапной слепоты; его кирка валялась рядом. Гхот противно визжал и беспомощно кружился вокруг собственной оси, словно собака, бегающая за своим хвостом.
        Легкая добыча. Я с разбегу вогнал клинок ему в грудь - по самую рукоять. Из раны брызнул серый пепел и заструилась тьма. Не дожидаясь, пока враг обратиться в ничто, я выдернул меч и понесся к следующему противнику. В отличие от предыдущего диггера, этот, все еще ослепленный, не расстался с киркой и беспорядочно размахивал ей из стороны в сторону, напрасно взбивая воздух.
        Возможно, он уже что-то видел - какую-нибудь тень, прыгнувшую к нему. Но это его не спасло. Клинок рассек брюхо, и из расползшейся прорехи дунуло черным зловонным дымом и пеплом - словно маленький вулкан ожил и решил пошалить. На мгновение стало тяжко дышать.
        Вырвавшись из ядовитого облака, я рванулся в сторону последнего диггера, который уже успел очухаться. И явно настраивался на драку, угрожающе сжимая кирку обеими руками.
        Рыча и фыркая, как разъяренный зверь, он встретил меня взмахом кирки. Причем встретил так, словно думал, что я продолжу нестись на него, как бык, то есть никуда не сворачивая и не останавливаясь. Острие кирки горизонтально прогудело в шаге от меня. В ответ я ударил сверху, как бьют топором во время рубки дров, но диггер успел выставить кирку. Злая сталь моего клинка и упрямое железо кирки диггера встретились над его головой. Со звоном. С искрами.
        Диггер был силен. Не очень ловок, но силен. Я ощутил, как ведет мой меч под напирающей мощью кирки. Пришлось отскочить и отмахнуться мечом почти вслепую. Мне не повезло. Диггеру тоже. Мы оба промахнулись.
        Диггер зарычал и, топая своими огромными сапогами, как слон, опять пошел на меня. Ярость сделала его глупым, застилая взор не хуже вспышки. Кирка взметнулась над его головой, чтобы обрушиться на меня всей своей тяжестью. Я легко, почти играючи ушел в сторону, а тяжелое оружие впилось огромным гвоздем в здоровенный ящик, где благополучно и застряло.
        Кем бы я был, если не воспользовался бы столь удачным моментом? И я воспользовался. Рубанул со все дури, раскраивая выставленный вражеский бок. От вонючей требухи из глаз потекли слезы. Черно-серое облако выросло внутри пещеры, распыляя очередную волну жгучего смрада.
        Я опустил меч и отошел в сторону, прикрывая нос рукавом. Света масляной лампы хватало, поэтому фонарь можно было не зажигать.
        В отличие от мумий, диггеры не исчезали сразу, взрываясь фонтаном песка. Они тлели. Их плоть, их одежду как будто поедало черное пламя.
        Я осмотрел поле боя, дожидаясь, пока весь эфир стечется ко мне, и опустил взгляд на ниим. Шкала здоровья от едких испарений, выброшенных диггерами, укоротилась на четверть, поэтому я отхлебнул из фляги. И вновь оглядел место схватки, понимая, что поживиться тут было чем.
        Наступало время собирать желанный урожай, взошедший на прахе трех диггеров. Но не стоило забывать и о бдительности.
        Я прислушался: где-то совсем рядом журчала вода. Глухой шелест всплесков и брызг. Повернулся: стена позади меня будто плакала. Два тонких ручейка сочились из-под серо-черных камней. Лучи масляной лампы вспыхивали искорками на влажной поверхности. Пара мощных ударов по стене и… О том, что произойдет, если выбить пару камней из этой ветхой стены, я даже думать не желал. Будет крайне обидно, если она не устоит до того, как я соберу плоды своего тяжкого труда.
        Из праха диггеров достал две линзы тьмы, кошелек, кирку, склянку с очищающим огнем и…
        Тяжелый пояс гхота - вместительный и крепкий пояс, принадлежащий гхоту. Позволяет носить одновременно четыре предмета и два оружия, а также увеличивает защиту. Однако требует от владельца недюжинной силы.
        Полный комплект: плащ гхота, рубашка гхота, штаны гхота, сапоги гхота, кирка гхота и… пояс гхота. Даже примерять не буду. Уж если тряпичную маску диггера носить не могу, то тяжелый пояс и подавно.
        Я побросал добычу в сумку и, потирая руки, подошел к двумя деревянным сундучкам. Ну, посмотрим, что там нарыли для меня гхоты. Крышка первого сундучка со скрипом откинулась, обнажив шесть ледышек с острыми ребрами.
        - Да неужели? - неосмотрительно подумал я вслух, поднимая одну из них.
        Кусок хрусталита - редкий минерал, который можно использовать для различных целей. Алхимик предложит за него достойную награду, а кузнец сделает ваше оружие острее. Можно найти в шахтах и пещерах, а также купить у торговцев.
        Во втором сундуке лежал сложенный капкан и свиток.
        Чертеж насадки для фонаря, которая позволяет концентрировать свет, создавать управляемый луч и даже ослеплять врагов. Отнесите чертеж кузнецу, чтобы изготовить этот диковинный предмет.
        Не успел я порадоваться находкам, как услышал шум в тоннеле, куда, как назло, уходила путеводная нить.
        Спешно побросав добычу в сумку, вытащил капкан и разложил его у входа в восточный тоннель, откуда, как мне казалось, донесся неведомый звук. Покидать место битвы было рановато. Не все еще осмотрел.
        Я прошелся по пещере, рыская в поиске добычи, и нашел в яме еще одну склянку с напалмом и горсть монет. Уже собирался оставить место битвы, когда в тоннеле замелькали огни. Хотелось произнести что-то в духе: «На ловца и зверь бежит». Потому что зверь был, и он, вне всякого сомнения, бежал. Да только вот самому ловцу нечем был его пристрелить.
        На меня неслись… две огненные мумии, освещая оранжевым пламенем темный тоннель. Выглядели они куда быстрее своих нерасторопных собратьев из восточной части подземелья, и, чтобы сбежать от них, требовались, наверное, какие-нибудь волшебные сапоги или крылья. Строго говоря, огненные мумии даже не бежали, а парили над поверхностью, то есть мой предусмотрительно расставленный капкан не мог цапнуть их за ноги. А из мощного оружия я теперь располагал только склянкой с очищающим огнем, но что-то мне подсказывало, что бросать их в огненных мумий - все равно что костер дровами тушить.
        То ли от страха, то ли еще по какой причине я вспомнил про совет Одо использовать окружение, и ломанулся к стене, откуда робко сочилась вода. Если правильно рассчитать время, то мумий просто смоет к чертям собачьим. Меня, конечно, тоже. Но я не огненный - высохну.
        С этой мыслью я вонзил лезвие в стену. Она оказалась крепче, чем выглядела, и устояла; лишь черный ребристый камешек, похожий на уголек, отскочил и с шорохом покатился по полу. А огненные наквы приближались. Мне совсем не хотелось становиться кучкой пепла, поэтому я со всей дури застучал ногами и мечом по стене. И, слава богу, когда мумии вынырнули из тоннеля, стена наконец-то сдалась и с грохотом рухнула, выпуская на волю свирепый, шумный поток воды. Меня подбросило, закрутило и понесло - прямо на пылающих тварей. Они были быстрыми, но вода быстрее. Бултыхаясь, еле успевая хватать воздух, я смутно увидел, как бурлящая вода поглотила врагов.
        Теперь от меня ничего не зависело. Оставалось дождаться, пока поток ослабнет и отпустит меня из своих холодных и мокрых лап.
        По ощущениям поток нес мое безвольное тело минут пятнадцать - все это время зачем-то пытаясь меня утопить, сводя ноги судорогами и булькая в ушах. Но лучше бы он тащил меня еще столько же времени вместо того, чтобы высадить в огромной пещере, полной монстров.
        Представьте себе, что вы - зомби. Стоите себе спокойно в темноте, мычите себе что-то под нос и гоняете в голове единственную оставшуюся мысль: где бы пожрать? И к вам на блюдечке с голубой каемочкой поток воды приносит всамделишного живого человека, да еще и хорошенько промытого. Конечно, вы, будучи зомби, не поверите. Даже растеряетесь. Ведь так не бывает, обычно за жертвой приходится бегать по всему подземелью. А потом… все-таки вдохнете запах добычи, почуете ее горячую кровь, услышите, как рука грешника что-то звонко перебирает в сумке. И наконец-то кинетесь на него всем стадом!
        Взывая ко всем богам на свете, я со всех ног бросился из пещеры - не оглядываясь, в темноте, хлюпая по лужам и слушая за спиной рев голодных монстров.
        Проклятье! У выхода из пещеры я споткнулся и вывалился в тоннель. Спешно перевернулся с живота на спину и, едва приподнявшись, швырнул очищающий огонь во мрак - на звук топающих мертвецов.
        Склянка рассыпалась ярко-желтыми семенами, которые тотчас взошли и распустились, словно огненные цветы. Сразу трое мертвецов вспыхнули и с воем заметались внутри пещеры яркими факелами, врезаясь в толпу. Один из вспыхнувших мертвецов повалился на пол, прямо под ноги безумной толпе своих собратьев, и они посыпались, словно кегли от меткого броска.
        В мгновение ока перед входом в пещеру выросла огромная рычащая куча-мала. И тогда я метнул еще одну склянку с очищающим огнем. Его свирепая обжигающая магия накрыла живую гору из шевелящихся рук и ног, и меня крепко обдало жаром, словно из жерла вулкана.
        Через пару минут все было кончено. Стало тихо-тихо. Прожорливый огонь поглотил тела и шум гибнущих зомби.
        С мертвецов никогда ничего толкового не падало, даже эфир с них капал еле-еле. В горе пепла, оставшейся после сгоревших зомбарей, я обнаружил пару черепков, несколько костей и горсть монет. После чего вышел в тоннель и немного приободрился, заметив натянутую путеводную нить. А когда пробежался по ней взглядом, то расплылся в радостной, слегка безумной улыбке, потому что в конце тоннеля увидел Каспера, порхающего, словно огромная голубая бабочка, рядом со вторым рычагом.
        Глава 22. Отдай мое сердце
        Алхимик зря времени не терял. Когда я с полной сумкой барахла вернулся в лабораторию, на круглом постаменте красовалась высокая желтоватая арка, выстроенная из… черепков и костей. На вершине будущего портала мутно-красной жидкостью булькал шарообразный сосуд; справа торчал костяной рычаг.
        - Кости мертвецов - лучший проводник для мистической энергии, - пояснил Игвакота.
        - Боюсь предположить, что находится в той большой склянке, - сказал я.
        Игвакота поглядел на меня, как на заговорившую табуретку. Но в силу то ли очевидной природы красноватой жидкости, то ли несокрушимой убежденности в том, что я все равно не пойму, решил ничего не объяснять. И лишь спросил, принес ли наконец непутевый бродяга нужные материалы.
        Я кивнул и молча выложил на стол обсидиановые ножи, темные линзы и два куска хрусталита. Привычным придирчивым взглядом красноносый алхимик обвел хлам и воскликнул:
        - Замечательно!
        После чего сгреб материалы. И что-то распихал по карманам своего халата, а что-то оставил в руке.
        - Долго ждать? - спросил я, усаживая в старое кресло.
        - Моргнуть не успеешь.
        Я демонстративно моргнул, потом даже ненадолго прикрыл глаза, понимая, что Игвакота наврал, обещая достроить портал за считанные секунды. Арка все еще выглядела как арка, собранная из черепов и костей.
        Алхимик так отдавался работе, что, казалось, никого и ничего не замечает; наверное, если бы сейчас его лаборатория с грохотом взлетела на воздух, ухом бы не повел.
        Обсидиановые ножи Игвакота разместил на верхушке, направив лезвия вниз, линзы тьмы бросил внутрь черепов, словно монетки в копилки, а куски хрусталита затейливо укрепил у кипящей склянки.
        После всех манипуляций портал стал выглядеть устрашающе, будто костяная рожа неведомого чудища с острыми, как иглы, зубами и двумя стеклянно-хрустальными глазами навыкате.
        При взгляде на это чудо-сооружение из черепов, костей, ножей и темных линз сложно было представить, что оно способно безопасно кого-то перенести. О том, что находится по ту сторону оскаленного портала, даже думать не хотелось. Казалось, вся эта конструкция посреди неустанно булькающей лаборатории могла служить лишь для одной цели - для изощренных пыток, поэтому я очень надеялся, что мне не придется проходить сквозь зловещую арку, хотя в глубине души понимал, что, скорее всего, придется. Еще как придется!
        - Готово! - воскликнул Игвакота и хлопнул в ладоши. - Это так волнительно!
        Алхимик повернулся ко мне, очевидно, чтобы разделить радость момента, но наткнулся лишь на мое равнодушное лицо - на каменную стену, и, не обнаружив поддержки, вновь уставился на костяную арку.
        Рука алхимика легла на рычаг, и я невольно вжался в кресло, подумывая над тем, чтобы и вовсе слинять из лаборатории. Однако после бесконечных скитаний, мучений и смертей не хотелось даже шевелиться. Не говоря уже о том, чтобы подскочить и куда-то убежать. Да и в конце концов именно я принес свиток, именно мои обсидиановые ножи и куски хрусталита блестели сейчас на поверхности арки. И не увидеть портал в действии - все равно что покинуть собственный день рождения в тот момент, когда тебя просят задуть свечи на праздничном торте.
        Я молчал, алхимик тоже; даже крыса в клетке, казалось, затаила дыхание, ожидая развязки.
        Наконец Игвакота, выдержав драматическую паузу, чтоб ему лопнуть, опустил костяной рычаг, оживляя портал, ведущий к Сердцу Пустоты.
        Обсидиановые ножи с неприятным хрустом провернулись вокруг собственной оси. Черепушки, куда Игвакота бросил темные линзы, выпустили тонкие сребристо-черные струйки дыма, которые, будто побеги плюща, начали обвивать кости, быстро пробираясь к вершине арки. А жидкость внутри сосуда изменила цвет - с едко-красного на огненно-желтый.Сейчас точно бахнет, подумал я, глядя как трясется и бурлит сосуд на вершине портала.
        Не бахнуло. Вместо этого склянка начала пустеть, выплескивая багряно-огненную влагу на кости. Подобно тому, как кровь струится по венам, жидкий огонь несся по костям, смешиваясь с черными побегами, и опускался все ниже и ниже. Тем временем с кончиков обсидиановых лезвий посыпались искры. И когда ожившее пламя добралось до основания арки, между черепушками и костями затрещала сетка огненно-алых молний. Они пересеклись в центре портала, где разгорелся и вырос потрескивающий ком.
        Зрелище было завораживающим. Мертвый портал внушал некоторое отвращение и даже испуг, но оживший - преобразился из гадкого утенка в прекрасного лебедя.
        Молнии как будто разбухли, распушились, если так можно говорить о молниях, и в итоге сошлись в одну однородную оранжевую материю.
        - Оно работает! - воскликнул Игвакота.
        Произнесено это было таким тоном, словно я ослеп и не видел то, что разыгрывалось на моих глазах.
        Алхимик решительно шагнул в сторону арки и храбро сунул руку в полотно оранжевого света. Рука ушла по локоть в портал, а Игвакота, изогнувшись, заглянул за арку.
        - Удивительно! - вновь воскликнул он, видимо, обнаружив, что с той стороны ничего не вылезло.
        Он вытянул руку и покрутил ее перед глазами. А потом обнюхал и даже попробовал на вкус край рукава.
        - Никаких повреждений, - заключил он.
        И тут же сунул в колдовское свечение собственную голову.
        - Ну, что там? - не стерпел я.
        Тень печали накрыла кислую физию Игвакоты.
        - Тьма и пустота, - разочарованно ответил он, а потом вдруг дернулся, подняв указательный палец. - Возможно, стоит войти туда полностью!
        Я не успел остановить алхимика, и он исчез в портале. Да и стоило ли его останавливать? Скорее всего, так было задумано самой игрой. Я нахожу манускрипт, призрак предлагает отнести его алхимику, тот поясняет, что в нем содержится, и начинает воздвигать портал, пока несчастный бродяга блуждает во тьме подземелья в поиске необходимых материалов. А затем, когда портал оживает, алхимик теряется в нем, и мне не остается ничего, кроме как отправиться на его спасение, чтобы где-то там, по ту сторону портала, отыскать и безрассудного Игвакоту, и Сердце Пустоты.
        - Да к черту! - прошипел я, вскакивая с насиженного места.
        И тотчас замер, потому что гладкая, как зеркало, поверхность портала дернулась, выпуская живого и, возможно, даже здорового алхимика.
        - Темень голимая, - в расстроенных чувствах сообщил Игвакота. - Не понимаю, - горестно прошептал он.
        Алхимик не понимал. А я, кажется, начинал догадываться, для кого на самом деле воздвигался этот портал и кто должен был в него войти, чтобы отыскать Сердце Пустоты. Конечно, горемыка вроде меня.
        Но не успел я смириться с тем, что мне придется лезть в таинственный портал, как из него показалась рука, сплетенная из… толстой проволоки и набитая вращающимися шестеренками. Следом за странной рукой появилось оно - механическое создание. В жестких и угловатых гранях можно было разглядеть девушку, внутри которой билось огромное механическое сердце, заключенное в сферу.
        Жестянка сделала два шага, упала и застыла на полу лаборатории. Лишь внутри стеклянной сферы продолжало мелко пульсировать ее механическое сердце - Сердце Пустоты.Сам портал, отпустив свою узницу, видимо, счел, что его миссия выполнена, и потух, ярко вспыхнув напоследок.
        - Никогда ничего подобного не видел, - с волнением пробормотал Игвакота.
        После чего наклонился к жестянке, сунул руку ей в грудь и бесцеремонно выдернул сферу. Мне не нравилось, как блестели его глаза. С похожим нездоровым блеском он глазел на мой фонарь с флэймингом, желая им овладеть и разобрать на части.
        Сердце с кучей шуршавших шестеренок выглядело намного сложнее и интереснее моего фонаря. Было там, что покрутить, отвинтить и оторвать. Поэтому я не стал медлить и сказал, протягивая ладонь:
        - Отдай мое сердце. Я его заслужил.
        Это была чистая правда. Весь мой долгий и утомительный путь вел меня к этому моменту, к этому диковинному ключу, способному отпереть двери в главный зал, где росло Пепельное дерево.
        - Отдай мое сердце! - повторил я, повысив голос.
        Игвакота, конечно, поупрямился, но все-таки положил сферу мне на ладонь, и перед моими глазами на черном полотне проступили белые буквы пояснения. Будь алхимик живым человеком, а не набором искусного кода, сейчас бы в лаборатории непременно завязалась смачная драка за право владеть механическим сердцем. Но игра приказала ему вернуть заслуженную награду, и он безропотно с ней расстался, подчиняясь правилам.
        Сердце Пустоты - уникальный ключ, открывающий путь к величайшим нввлийским тайнам. Считается, что его создал один из первородных, но кто именно, неизвестно. Этот ключ не похож на остальные. Пусть вас не смущает его форма, потому что он открывает особенные двери, попасть за которые иным способом не получится. Сердце внутри шара все еще бьется. И будет биться до скончания времен.
        Я сухо поблагодарил алхимика и торопливо вышел в зал с фонтаном. Играй игрой, правила правилами, но не стоит испытывать судьбу. Вон как глаза сияют, словно вырвали его собственное сердце и теперь уносят навсегда.
        Каспер околачивался неподалеку. Он заметил меня и впервые на моей памяти подлетел сам, а не стал дожидаться, пока я до него доплетусь.
        - Красивая вещь. Это тот самый ключ, о котором ты рассказывал?
        - Угу-м, - кивнул я. - Пойдем посмотрим, подойдет ли он к нашей двери.
        И мы пошли. Ну, вернее, я пошел, шлепая башмаками по черным камням, а призрак преспокойно поплыл чуть впереди. Мне вдруг подумалось, как сложно устроена Гремука, ее алгоритмы и отношения между игроками и неписями. Взять хотя бы Каспера. Ведь я наверняка не единственный грешник или мученик, который добыл Сердце Пустоты. Я помню, как во время нашей первой встречи среди могил, он брякнул что-то вроде: «Не всем нужен проводник, некоторые и без карты спускаются в подземелье». Я тогда еще надулся, как обиженный мальчишка. А теперь, держа в руке драгоценный ключ, шел и думал, почему Каспер прежде не видел механическое сердце, заключенное в сферу. Программа стирала ему память после того, как один из игроков находил ключ? Или всякий раз создавала нового Каспера, когда на берег Нвалии выбрасывало очередного грешника, а его воспоминания о других игроках были всего лишь иллюзией? А может быть, он просто притворялся, что никогда не видел Сердце Пустоты? Как и Игвакота при виде древнего свитка и при виде портала. Но зачем? Чтобы не портить мне праздник, что ли? Не знаю. Я осознал, что вновь начинаю сопереживать
неписю, и выругался про себя. И на себя.
        - Ты ведь уже видел, что находится там? - спросил я, когда мы остановились напротив дверей.
        - Нет, - ответил Каспер. - Это единственное место, куда я не могу проникнуть.
        - Не понимаю, почему? Ты же столько раз на моих глазах проходил сквозь стены, а здесь… Что тебе мешает?
        - Сила, - пояснил он. - Божественная сила.
        - Но ты же знаешь, что находится за этими дверьми?
        - Конечно, - уверенно ответил он. - Пепельное древо.
        Причина, по которой призрак не мог преодолеть стены, обступающие зал, слега напрягала. Я вообще хотел предложить ему разведать местность и, если что, сообщить об угрозе. Но нет так нет.
        Я вставил шар в углубление и шагнул назад, наблюдая, как распускается дерево на поверхности дверей. До этого мгновения я все еще не был уверен, что вышедшая из портала жестянка принесла то, что нужно. Но теперь не осталось никаких сомнений.
        Это было красиво. Гравюра оживала, будто невидимый художник раскрашивал чахлое дерево, вдыхая в него своей мастерской кистью жизнь. На голые ветви легла сверкающая зелень листьев, бледный ствол потемнел, обрастая шершавой корой. Золото растеклось солнцем, бирюза - ясным небом. Юи, если он сюда доберется, точно оценит по достоинству. Свэн… Не. Будет стоять с немигающим взглядом и непроницаемым лицом.
        Ключ подошел, дверь с шорохом отворилась, демонстрируя хорошо освещенный зал. Косые лучи падали через прорехи в сводчатом потолке, будто широкие лезвия, выкованные из света. В центре просторного шестиугольного зала торчало высокое, серо-белое и лысое, как голова Свэна, дерево. Вокруг него поблескивали предметы.
        Внутри было тихо, спокойно и светло. Я сделал несколько шагов и обернулся. Каспер остался за порогом, покачивая головой и показывая жестами, что не может последовать за мной, поэтому к Пепельному древу я направился в одиночестве. Со сладкой мыслью о том, как сорву с него плод, поднимусь на поверхность и на веки вечные оставлю это проклятое подземелье.
        Плоды в количестве трех штук были под стать дереву. Сморщенные и серо-бледные, с голубыми прожилками. Не знай я об их уникальных свойствах, побоялся бы даже в руки брать. По всей видимости, один из несправедливых законов реальности «самая полезная еда еще и всегда самая невкусная», действовал и в виртуальном мире Нвалии. Доку бы понравилось. Он, как ребенок, любит тащить в рот всякую дрянь, оправдывая свое опасное пристрастие познавательной целью.
        Осмотрев еще раз зал и не найдя угрозы, я нагнулся и подобрал один из предметов, который на вид выглядел как увеличенный раз в пять кошелек.
        Мешок с монетами - кожаный мешок, раздутый от трех сотен монет, которые так приятно звенят. Можно найти в любом уголке Нвалии. Используйте их на свое усмотрение.
        Неплохо! Я даже знаю, на что их потратить - на божественный росток, например. А вот следующий ништяк, увы, был явно не для меня.
        Железный шлем - простой, но надежный железный шлем, принадлежавший неизвестному воину. Повышает общий уровень защиты и уберегает любую шальную голову от атак. Увы, шлем слишком тяжел и поэтому требует от своего владельца недюжинной силы, чтобы его носить.
        Как и думал. Я не без огорчения опустил шлем в сумку, вспоминая, как в западном подземелье схлопотал стрелу прямо в левый глаз. К счастью, не погиб. Но боль была адская, а глаз с тех пор, кажется, видел немного хуже. Поморгав, я поднял последний предмет под деревом.
        Кожаный доспех - доспех из крепкой кожи с металлическими вставками. Подходит для тех, кто силе предпочитает ловкость. Несмотря на свой простоватый вид неплохо повышает защиту и не предъявляет к владельцу суровых требований, в отличие от других доспехов.
        Ну хоть что-то. Я открыл ниим, щелкнул по вкладке инвентаря и ткнул пальцем по иконке обретенного кожаного доспеха.
        Смотрится недурно. Прибавка к защите и немного стойкости. Штаны бы еще найти или… купить. Я представил, как буду выглядеть в кожаной рубашке с блестящими металлическими вставками, замызганной набедренной повязке и голыми ногами, и понял, что пока придется повременить со сменой гардероба. Темное оперение сослужило мне хорошую службу и рано или поздно от него придется избавиться, но пока пусть повисит на моем худом и бледном теле.
        Я скормил доспех пасти нкита и протянул руку к ветке, которую будто покрывал серо-белый пепел. Почти коснулся сморщенного плода пальцами и вдруг ощутил, как они немеют. Внезапно и ветви, и плоды, и стены поплыли перед глазами, а тело похолодело, наотрез отказываясь подчиняться. Как тогда - на поле вучи-вучи. Воздух тихо затрещал, словно по нему бегали электрические разряды, в лицо мне задул непонятно откуда взявшийся ветерок. Что-то назревало, и это что-то по ощущениям должно было с минуты на минуту разорвать пространство, как звук колокольчика Идоки. Ну нет. Только не сейчас!
        Ощущение было странным. Я будто застрял, завис в моменте собственного пробуждения. Уже не спал, но и не проснулся полностью. Сознание колыхалось между сновидениями и реальностью. Я словно лежал на легких волнах, почти невесомый, удерживаемый двумя мирами и с абсолютно светлой, пустой головой.
        В этот момент ко мне и явился оно. Под треск электрических разрядов, разрезая мутноватую вуаль моего полусна. Не человек и не призрак. Нечто странное. Черная тень, окруженная серым ореолом, с чертами человека и круглыми, как две монеты, глазами, источающими белый свет.
        - Колодец. Отыщи… колодец, - хрипло протрещала тень и… исчезла, расползаясь тонкими ниточками, словно широкая черная тряпка.
        Кто? Зачем? Откуда? На эти вопросы Гремука решила не отвечать. Как всегда.
        Надо завязывать с успокоительной настойкой, а то неизвестно, что еще привидится, с усмешкой подумал я, ощущая, как ко мне возвращаются силы. Пошевелил пальцами, поднял одну ногу, затем другую. После чего с опасением поглядел на плод. Если лишь от одной мысли, от попытки его сорвать, меня парализовало, то страшно представить, что произойдет, когда я попытаюсь его надкусить...
        Глава 23. Неоконченные дела
        Сорвать или не сорвать. Сорвать или не сорвать. Сорвать или… Тьфу ты, черт!
        Аж щека зачесалась. Ну еще бы она не зачесалась. Полсотни смертей за спиной - у Бороды скоро страниц не останется записывать мои ошеломительные подвиги. Орда подстреленных, разрубленных и сожженных врагов - всех уже и не сосчитаешь. Тысячи и тысячи пройденных шагов во мраке, среди ловушек и черных камней подземелья. И что в итоге? Я как полный придурок стою в шаге от цели, в тени мертвого дерева, и боюсь сорвать виртуальный плод, похожий на моченое яблоко. На мне длинная хламида из черных перьев, на лохматой башке бараньи рога, на заднице - длинный хвост, живущий, как кошка, сам по себе, а в бездонной сумке столько бесполезного барахла, что самое время открывать свою лавку.
        Я снова оглядел место, куда изо всех сил стремился много дней, погибая в муках и возрождаясь, словно феникс. И снова не заметил ничего подозрительного. Черный злыдень, смахивающий на тень, спутал все карты. Не говоря уже о том, что испортил такой момент. Сам ищи свой дурацкий колодец, чертило лупоглазое!
        В конце концов, одной смертью больше, одной меньше. Я дернул плод и, даже не взглянув на него, завертел головой, отыскивая признаки угрозы. Светлое небо, ничего! Потолок не рухнул на рога, пол под ногами не превратился в бездну, а стены не обсыпали градом стрел, как это не раз случалось. Даже, знаете ли, как-то обидно.
        Взгляд упал на сорванный плод. На ощупь фрукт был не лучше, чем на вид. Шершавый и мягкий. Кажется, надави чуть сильнее, и брызнет тухлой кашицей. Бе. Полное бе. Готов поставить весь свой хлам, включая подзорную трубу капитана Пирса на то, что от вкуса меня непременно вывернет наизнанку. Ну почему нельзя было посадить здесь цветущее дерево с наливными яблочками? М-м. Вкуснятина.
        Я опустил трофей в сумку и уже спокойно, не озираясь, сорвал два оставшихся плода. У меня было как минимум три причины ненадолго отсрочить трапезу. Следовало навестить советника, чтобы он разъяснил тонкости моего будущего перевоплощения, а то еще откушу фрукт не с той стороны, и пиши пропало. Вдобавок я так и не решил, какой дорогой пойти, да и начал ловить себе на мысли, что бродяга - это не так уж и плохо, а от добра, как известно, добра не ищут. Ну и по мелочи: надо было заскочить к кузнецу и богине смерти. Первому показать чертеж для фонаря, у второй получить награду за собранный хлам.
        В зале по-прежнему было тихо; у входа тусовался любопытный призрак; с Пепельного дерева слетали чешуйки. Оседали на моем оперении, на башмаках и перчатках, оставляя серо-белые следы.
        Я посмотрел на дверь, которая вела прямо к вестнику, если высеченная на склепе карта не обманывала. Дверь как дверь - широкая, обитая железом, с двумя створками и блестящими ручками. Никаких решеток поверх, никаких хитрых отпирающих механизмов. Дернул за ручку и вышел. Ну, есть надежда, что именно так и будет, когда я сюда вернусь. Отдохнувший и подготовленный.
        Желание ломануться наружу толкало меня к дверям, но я не хотел идти у него на поводу. Неизвестно, что на самом деле находилось по ту сторону. Новые твари? Запросто. Новые ловушки? А как же без них. Поэтому я рассудил, что вначале разберусь с неоконченными делами, поболтаю с Одо, Инвилом и Акпати, а уж затем направлюсь к вестнику.
        - До скорой встречи, Пепельное несчастное дерево, - попрощался я, смахнув с ветки густой слой серо-белого пепла. - Спасибо за плоды.
        Достал колокольчик, кивнул Касперу и помахал ему на прощанье. Он как никто другой в мире Нвалии заслужил благодарность. Даже не представляю, как некоторые игроки обходились без его помощи в подземелье. И самое главное: зачем они ее игнорировали?
        Колокольчик отзвенел, раскалывая пространство. В портале закружились сферы знакомых мест. Тихий лагерь советника Одо? Жаркая кузница Инвила? Или темная пещера Акпати? Слетаю, пожалуй, к кузнецу. Потом заглянул к богине смерти. А к Бороде прыгну за советами перед тем, как отправиться к вестнику.
        Уверенно шагнул в портал и вышел перед кузницей. Бом-бом! - сразу услышал я, щурясь от дневного света. К счастью, это всего лишь молот Инвила опускался на наковальню, а не трезвонил колокол на площади.
        Что и говорить, после бесконечного мытарства приятно было вернуться под голубое небо, под яркое солнце. Вдохнуть полной грудью и ощутить, как травинки щекочут ноги. Я достал часы и посмотрел на циферблат: до полудня оставалась еще уйма времени.
        Инвил, все еще напоминающий мне полуголого пирата, отчаянно ковал меч, когда я вошел. Внутри, как и раньше, было жарко и душно; на широкой груди кузнеца блестел пот. Раскаленные флэйминги запрыгали в горне от вида своей горячей сестрички.
        - Привет! - сказал я воодушевленно.
        Инвил в последний раз бухнул молотом, осыпая меня желто-красными искорками, и закончил ковку.
        - Здравствуй, Bobo1978134.
        Пока еще Bobo, пока еще Bobo, подумал я, поглаживая бездонную сумку, где лежали волшебные плоды. После чего открыл фонарь, выпуская Агни. Пусть побудет среди родни. Порезвится, побегает. Она, как и Каспер, это заслужила. Уголек сделал круг по родной кузнице и прыгнул на могучую ладонь Инвила.
        - Я тут нашел кое-что. Посмотри.
        Кузнец правой рукой взял протянутый ему чертеж насадки для фонаря, а пальцами левой продолжал играть с Агни, тиская ее, будто черный мячик.
        - Сколько? - спросил я.
        - Шестьдесят золотых, - ответил он и добавил. - Кусок железной руды и древесина.
        - Думаю, я могу себе это позволить.
        Пухлый мешок, найденный под деревом, оказался как нельзя кстати. Я почти без сожаления отсчитал положенные монеты и положил на поверхность наковальни необходимые материалы, прикидывая, что оставшихся средств хватит, чтобы оплатить аудиенцию у Вестника.
        - Новинки есть?
        - А как же, - с улыбкой ответил Инвил, протягивая мне два листка.
        Кузнец поднес ладонь к горну, и Агни весело скатилась по ней, радостно раскаляясь среди углей-собратьев. Из горнила взметнулся сноп искр. А Инвил принялся за работу, сменив тяжелый молот на легкий молоточек и короткую пилу.
        Тюк-тюк! Вжик-вжик! - тихие, мирные звуки разлетелись по кузнице, будто птенчики. Пока Инвил мастерил насадку для фонаря, я решил изучить обновленный ассортимент. Как и у Игвакоты, цены на товары поднялись. Но пока, к счастью, мои растущие доходы поспевали за инфляцией. И, как мне казалось, даже слегка ее опережали. Однако сорить деньгами я вовсе не собирался, постоянно держа в голове то, что мне предстояло еще оплатить встречу с вестником. Поэтому я даже слегка порадовался, что из новинок не нашел для себя ничего интересного. Железный шлем, латы… Воин бы тут просадил весь свой бюджет. А я, бродяга, мог лишь пополнить колчан да забить сумку склянками с очищающим огнем.
        На втором листке имелось кое-что любопытное. За плату в пятьдесят монет, железную руду, древесину и… кусок хрусталита можно было улучшить и без того шикарное лезвие богини Аиолор. Но я решил не спешить, понимая, что хрусталит на дороге не валяется и лучше озаботиться заточкой оружия после смены класса.
        Инвил работал справно и быстро. Не успел я положить листок с перечнем улучшений, как поверх него кузнец поставил готовую насадку, которая смахивала на маленький чайник. Как и стеклянный колпак, насадка имела откидную крышку и шторки с вентилем. Я ни капли не сомневался, что она прекрасно сядет и поверх колпака, и поверх кармашка для флэйминга.
        Я снял фонарь и поднял чайничек, намереваясь их совместить.
        Насадка для фонаря - небольшая насадка с откидной крышкой и вентилем, который позволяет управлять яркостью свечения. Наденьте насадку на фонарь, чтобы создать управляемый луч, способный ослеплять врагов. Но помните, что без живого угля она работать не будет.
        Идеально. Я пристроил фонарь на поясе. Повертел вентиль, раздвигая шторки. И поглядел на пылающий горн, где, как в красно-желтом бассейне, резвились флэйминги, разбрасывая жгучие искры, словно брызги.
        Знакомый щелчок. И в душном воздухе кузницы проступили знакомые белые буквы.
        Получено достижение «Да будет свет»
        Условия получения: полностью соберите волшебный фонарь
        Не хочу даже думать о том, сколько всего пришлось потратить золота, чтобы увидеть эту бесполезную ачивку. Но если следовать логике (а следовать ей в мире Гремуки надо с осторожностью), то мои траты мгновение назад закончились окончательно и бесповоротно. И на том спасибо.
        - Агни, - позвал я.
        Флэйминг, словно щенок, отозвался на мой голос и тут же выскочил из горна, остывая на ходу и оставляя за собой паутинку дыма. Жаль, в реале нельзя было себе завести такую прелесть, подумал я, глядя, как преданная Агни катится в мою сторону. Есть не требует, выгуливать не надо, убирать тоже - мечта, а не питомец.
        Пылающий огненно-алый комочек обернулся холодным черным угольком и замер у моих ног, сверкая искорками глаз. Я поднял флэйминга и сунул его в кармашек. После чего позвонил в колокольчик.
        - Всего, - сказал Инвилу, отправляясь в обитель богини смерти.
        В пещере Акпати, как и прежде, было прохладно, тихо и сумрачно. Вокруг вспыхнувшего портала и под черным потолком, между сталактитами, кружили алые светляки - жирные и почти беззвучные.
        Богиня смерти находилась на месте. Сидела на самой высокой горе из черепов и костей, свесив ноги. На голове - глубокий капюшон, худенькая фигура завернута в черные одежды, словно во тьму.
        Я подошел к ней, вороша башмаками костяное гремящее море, и принялся вынимать необходимые материалы: глаз кмина, хрусталит и линзы тьмы. Ума не приложу, что она будет делать со всем этим добром, но, по правде говоря, мне плевать. Весь этот хлам я собирал лишь для того, чтобы заполучить зелье, название которого уже выветрилось из головы.
        Акпати спустилась ко мне и молча приняла нвалийские дары. А где «здравствуйте»? А где благодарности? Обнимашки, поцелуйчики и все в таком духе? Она хоть представляет, через что мне пришлось пройти, чтобы достать эти материалы? На теле живого места не осталось. Отхваченные демонической лестницей пальцы, кажется, до сих пор сгибаются не так, как раньше.
        Между нами пролетел жук, бросая красные отсветы, словно полицейская машина. Схватил с рук Акпати глаз кмина и унес его ввысь. Следом за ним спикировал еще один, забирая линзы тьмы. Третий подцепил кусок хрусталита и тяжко потащил его под потолок. Я поднял глаза, купаясь в водопаде тревожно-красного света: жуки летали по кругу надо мной, исполняя неведомый ритуальный танец.
        В итоге все мои дары оказались в воздухе. Я не понимал, что происходит, и на всякий случай сделал два шага назад, чтобы не стоять прямо под гружеными жуками. В этот момент Акпати выдернула из горы две длинные кости и подняла их высоко над собой, дожидаясь, пока их не унесут жуки. За все это время она не произнесла ни слова, а я не рискнул нарушать немой ритуал и требовать положенную награду. Все-таки богиня, да еще и богиня смерти, пусть и виртуальная. Что у нее там на уме? А погибнуть от чьего-нибудь внезапного гнева я всегда успею.
        По отдельности жуки шумели меньше мухи, но, собравшись в рой, загудели, как турбина.
        Казалось, все пещерные светляки слетелись сюда, кружась над нами все быстрее и быстрее - закручиваясь в красный вихрь. В какой-то момент я перестал различать, где жуки, а где дары. Все смешалось в кашу, словно и светляков, и материалы взболтали мощным миксером.
        У-у-у, у-у-у! - грозно завывало над головой. Представление было ярким, но только не для того, кто много лет отпахал в Сильвернесте и собственными глазами видел брачные игры ратийских темперов и даже рождение циллийских большеглазиков. Поэтому я не особо впечатлился роем кружащим краснозадых жуков. Тревожило меня совсем не это, а то, что феерия не очень-то походила на зельеварение. Ну и где, спрашивается, мое заслуженное обезболивающее?
        Если сейчас Акпати сообщит, что мне опять предстоит переться неизвестно куда, то… А что, собственно, я мог поделать в виртуальной тюрьме? Только вспомнить изысканные ругательства Свэна, побухтеть недолго и отправиться в путь. Потому что я - узник, и прав у меня не больше, чем у жуказоидов, гудящих и мельтешащих под потолком.
        С кузнецом и алхимиком было проще. Принес выводок украденных флэймингов, получил Агни и возможность бесплатно выковать меч. Собрал материалы для портала и обзавелся Сердцем Пустоты. Без томительного ожидания.
        От молчания богини смерти, которая стояла с запрокинутой головой, наблюдая за странным ритуалом, у меня начало подгорать. Но… вроде бы действо приближалось к финалу.
        Кроваво-красный вихрь ослабевал и стихал. За стенкой все еще пляшущих жуков уже можно было разглядеть поделку из собранных мной материалов. И она совсем не походила на склянку с зельем. Это была здоровущая коса - с чуть изогнутой костяной рукояткой, зеркальным лезвием и черным блестящим оком кмина, который, словно болт, скреплял на вершине лезвие и кость.
        Вот это я понимаю: оружие так оружие. Тяжелое и устрашающее - не то что какая-то там дубинка. Мне эта коса точно не помешала бы в Ирейском подземелье. Наверное, выкашивать ей зомбаков и мумий - одно удовольствие. Я не отказался бы от такой смертоубийственной штуки и даже готов был ради нее на некоторое время забыть о зелье. Но, судя по всему, Акпати не собиралась расставаться со своей косой. Как только изнуренные жуки дотащили грозное оружие до рук своей мрачной и удивительно молчаливой повелительницы, она обняла ее, словно старую лучшую подругу, которую не видела много лет.
        - Ты исполнил мою просьбу, грешник, - заговорила Акпати, продолжая гладить зеркальное лезвие косы. - И заслуживаешь щедрой награды. Прими этот дар. Он поможет тебе в трудную минуту.
        Наконец-то, с облегчением подумал я, забирая флакон с маслянисто-бурой жидкостью.
        Зелье мертвой плоти - уникальное зелье, притупляющее любую боль. По легендам, это зелье, сваренное из костей, мозгов и мяса умерших, придумала богиня смерти Инву, чтобы облегчать страдания своего верного мужа Агха, который был жаден до поединков и прочих опасных развлечений, сулящих страшные раны. Можно купить у редких торговцев за очень большие деньги. Поэтому подумайте, нужно ли это делать, так как зелье действует лишь сутки. И возможно, стоит потратить звонкие монеты на что-нибудь более полезное и долговечное.
        Поучите еще! - встрепенулся я. Сам разберусь, на что и когда тратить бабки. Ясно?
        Несмотря на пещерный морок и на глубокий капюшон, скрывающий лицо Акпати, я чувствовал, что она упрямо наблюдает за мной.
        - Ты хорошо мне послужил, - вдруг сказала богиня смерти, лишь подтверждая мои догадки. - Поэтому я хочу предложить тебе свое покровительство, если ты, конечно, желаешь его принять.
        Я вспомнил про пустующую вкладку в инвентаре, понимая, куда клонит Акпати. И подумал: почему бы нет? Надо только узнать, что я обрету и чего лишусь, если рискну согласиться.
        - И что я получу за преданность? Надеюсь, бесконечный запас твоего замечательного зелья? - Я не сумел сдержать смех. - Ладно, просто прикалываюсь. Так что я реально получу за преданность?
        - Любая нежить, почуяв мой дух, ослабнет. А когда твоя грешная жизнь повиснет на волоске, твое оружие станет бить гораздо злее.
        - Звучит неплохо. А что потребуется от меня?
        - Вера. Твоя истинная вера.
        Ну этого добра мне не жалко, подумал я и все-таки решил уточнить:
        - Только и всего?
        - Иногда мне может понадобиться твоя помощь.
        - Я догадывался. Ладно, у меня хорошее настроение. Согласен. Что мне, встать на колени или вроде того?
        Акпати покачала головой, сделала шаг, вытянула руку и коснулась моего плеча. Из-под ее тонких пальцев, лежащих на моем темном оперении, засочился красноватый свет. Она стояла так близко, а свечение было столь ярким, что я наконец-то сумел разглядеть ее лицо. И обмер, когда увидел… знакомые черты.
        Богиня смерти так походила на… маму, так походила на… сестру.
        Глава 24. Тени прошлого
        В лагерь я вернулся растерянным, угрюмым и озадаченным. То, что пряталось в тени глубокого капюшона богини смерти, ошеломило меня настолько, что я даже не помнил, как звонил в колокольчик и заходил в портал.
        Жар, звуки и запахи уже привычного нвалийского летнего дня остались где-то там, в другом мире, за порогом моих чувств, уступив место тревоге и непониманию. А молодое лицо Акпати висело голограммой перед глазами и преследовало повсюду. Отпечаталось в мозгах, словно выжженное клеймо.
        Не в силах прогнать приставучее наваждение, сел на свое любимое место, перед остывшем очагом, напротив Одо. Кажется, он что-то сказал. Но я его не расслышал и просто кивнул в ответ.
        Долго сидел молча и неподвижно, пока через стенки тонкого кокона, воздвигнутого внезапным потрясением, потихоньку не стали пробиваться звуки. Шелест травы на поле, щебетание птиц и шорох собственного оперения. Отпечаток знакомого лица, повисший передо мной черно-красной маской, все-таки сдался и постепенно исчез, растворившись в горячем воздухе виртуального мира.
        Я смотрел на круглое, как блин, пятно золы от костра и понимал, что больше оно меня не раздражает своими ровными круглыми краями, какие, наверное, можно увидеть только в видеоигре. Это было обычное пятно. И уж точно не черный провал в бездну, как мне недавно чудилось. Просто зола, просто мелкие и аккуратные кубики остывших углей.
        Ветерок подбросил пепел и разбросал его над очагом. Я посмотрел на советника. Тот встретил мой взгляд, привычно перебирая пальцами свою длинную и густую бороду.
        - Я был в пещере Акпати, - со вздохом начал я. - И видел нечто странное. Ее лицо. Мне оно показалось знакомым.
        Одо хмуро спросил:
        - Это лицо, оно из твоей прежней жизни?
        - Она выглядела как моя сестра, как Ева, если бы… сейчас ей было лет двадцать пять.
        - Так бывает. Я ведь тебя предупреждал, чтобы ты забыл о своей прошлой жизни. Но ты все еще сопротивляешься, продолжая изводить себя. Акпати не может быть твоей сестрой. Она богиня смерти, а ты обычный грешник.
        - Да понимаю я, не дурак. И пока еще вроде бы не спятил. Но это было так… Хотя, наверное, ты прав. Разум цепляется за прошлое, и, возможно, мне просто привиделось, что они похожи. Всего лишь плод моего буйного воображения… Кстати, о плодах.
        Я вытащил неприглядный сморщенный фрукт и показал его советнику.
        - Что теперь с ним делать? Просто его съесть, как яблоко?
        - Именно так.
        - А что потом?
        - Ты будешь как чистый лист и сможешь изменить все, что пожелаешь. Свое имя, свою внешность и, конечно, свой путь.
        - Все это надо будет изменить разом, или я могу поменять, например, только внешность?
        - Нет, так нельзя.
        - Печально. Пока я хочу сменить имя и избавиться от рогов и хвоста.
        - Ты так и не решил, каким путем идти?
        - Оказывается, это не так-то легко. У меня в сумке лежит крутой лук, и мне страсть как хочется его опробовать. И еще есть полный комплект брони гхота, которая выглядит намного надежнее моего оперения. Однако, чтобы держать лук, я должен стать охотником, а чтобы носить тяжелые доспехи, - воином.
        - И в чем проблема?
        - Проблема в том, что мне, похоже, начинает нравится быть бродягой, - признался я.
        Мысль, которая долго и упорно вызревала в голове, наконец-то обрела форму. Несколько слов слетели с языка, заставляя Одо одобрительно кивать. В том, что Борода - непись, имелись свои плюшки. Перед игроком я бы не стал так откровенничать. А тут выложил все как на духу. И сразу стало легче. По сути я признался сам себе: меня полностью устраивает держать лезвие Аиолор, носить темное оперение и распределять полученные очки по своему желанию. А не как того требует путь.
        Я поднялся, сбил песок с оперения и посмотрел на часы. Времени до ежедневного подношения было предостаточно. Пора. Пора найти вестника! Каждая рана… Каждая… смерть вела в его храм.
        Колокольчик тонким звоном раскроил пространство, неровные края портала привычно вспучились тьмой. Я выбрал место назначения и, сделав шаг, оказался рядом с подземным фонтаном, ощущая, как на лицо падают брызги. Голубые отблески волшебного фонтана играли на стенах и на потолке. Перед глазами маячили двери лаборатории.
        Зайти или не зайти? С одной стороны, Игвакота - тот еще персонаж, с другой - только у него есть успокоительное и ростки для улучшения фляги. Да и кому, как не алхимику, знать, где разжиться зельем мертвой плоти. А разжиться им хотелось чрезвычайно.
        Я подошел к лаборатории и открыл дверь, ныряя в море ядовитых запахов. Игвакота оставался Игвакотой. То есть, как и прежде, не взглянул на посетителя, продолжая ловко жонглировать пробирками и смешивать разноцветные жидкости. В бездонной сумке лежало несколько крысиных хвостов, и ничто не мешало мне прикупить еще одну склянку с успокоительным.
        - А, Bobo1978134, - пробормотал он, шмыгнув своим красным носом.
        Разгорающийся взгляд алхимика уже крепко прилип к моему навороченному фонарю. Но теперь я уже понимал, что сколько бы несчастный Игвакота на него ни пялился, как бы страстно его ни желал, мне нечего было опасаться. Это была всего лишь игра, а красноносый хмырь безоговорочно следовал ее правилам.
        Я улыбнулся. Вдруг подумалось, а что случилось бы, если бы во время нашего знакомства я как конченый дебилоид обменял бы флэйминга на старые часы или на рубашку алхимика?.. Смог бы я после этого вернуть Агни? Или мне пришлось бы выполнять очередную просьбу кузнеца, чтобы заполучить нового флэйминга? Гремука вообще предусматривала такой вариант развития событий? Проверять я его, конечно же, не стану. Но все же? Ведь без озорного уголька я не смог бы сжечь завал в пещере богини смерти и найти арбалет… Хм-м.
        Я пощелкал пальцами перед глазами алхимика, отвлекая его от желанного фонаря.
        - Покажи товары. Хочу запастись перед дорогой.
        Алхимик молча протянул мне лист бумаги. Я пробежался взглядом по перечню товаров и, обнаружив в нем зелье мертвой плоти, сперва дико обрадовался, а затем крайне огорчился. Хорошо, что теперь известно, где купить обезболивающее. Но… тысяча монет всего лишь за глоток наверняка омерзительного пойла?!! Просто жесть! Пока как-нибудь обойдусь.
        - Одно успокоительное, божественный росток и лепесток.
        Я положил на стол крысиные хвосты и двести пятьдесят монет. Алхимик с равнодушным видом сгреб оплату, склонился над своим чудесным сундуком и через несколько секунд протянул мне товары. Склянку с успокоительной настойкой, крошечный зеленый росток и тонкий, почти прозрачный лепесток.
        Росток и лепесток выглядели настолько хрупкими, что боязно было к ним прикасаться.
        - И что мне с ними делать?
        - Лепесток во флягу, росток на флягу, - без промедления, кратко и ясно пояснил Игвакота.
        Я открыл флягу, поднес к горлышку лепесток и осторожно его опустил. Нежно-розовый лепесток беззвучно и быстро растворился в жидкости, добавляя один лишний глоток, которого в последнее время часто не хватало.
        Невзрачный росток с парой мелких листьев пристроил на поверхности фляги. Он тут же пустил корешки, вытянулся раза в три и, обвивая тонкой змейкой сосуд, распустился белым цветком. Прикольно. Если лепесток подарил лишний глоток, то росток сделал его сильнее. По крайней мере, так объяснял советник Одо.
        Бросив успокоительное в сумку и не прощаясь, я вышел из лаборатории. И поглядел на вход в главный зал, вспоминая, как здесь когда-то плавал добродушный призрак. Где он теперь околачивается? Увижу ли я его снова? Или он окончательно и бесповоротно исчез, выполнив свою задачу?
        Задаваясь вопросами, я вошел в главный зал, прошагал мимо волшебного древа, с которого, как снег, падал пепел, и остановился перед дверьми, ведущими к вестнику.
        Ну вот и все. Я приоткрыл дверь, прислушался: тихий шелест… леса. Заглянул в щель: массивные ступени, уходящие вверх и покрытые сеткой трещин. Если внимательно присмотреться, то можно заметить, что рисунок повторяется. Как и многое в мире Нвалии. Холмы, дома, руины.
        Интересно, удалось ли кому-нибудь из моей команды уже подняться по этим каменным ступеням? Или я первым покидаю подземелье и иду к вестнику?
        Юи, Свэн, Док…
        Я стоял у приоткрытой двери, вновь проклиная себя за то, что рискнул взять на борт тот мутный груз. «У вас хорошая репутация, мистер Найт», «Мы щедро заплатим, мистер Найт», «Это вас не касается, мистер Найт», «По рукам, мистер Найт?». Какой же кретин, идиот и придурок. Так облажаться… Так всех подвести. В том числе и себя.
        Зал с одиноким деревом остался позади. Я нервно поднялся по каменной лестнице и остановился, осматривая незнакомое место, утопающее в зелени. В трех шагах от меня торчал и блестел, как ништяк, указатель, от которого разбегались три узкие тропинки. Не забывая поглядывать по сторонам, я приблизился к указателю. Три стрелки, вырубленные из дерева, и три грубо вырезные надписи. На левой - «Привал охотника». На правой - «Костяной дом». На той, что смотрела прямо - «Храм вестника». Верной дорогой.
        Я коснулся одной из стрелок, и в воздухе незамедлительно повисло пояснение:
        Привал охотника - место, где живет прославленная Абаси.
        Двинул ладонь вправо:
        Костяной дом - старое жилище отшельника Убу-Убу.
        Опустил пальцы на последнюю стрелку:
        Храм вестника - священная обитель, насыщенная божественной силой.
        Ы-ы! Указатель как будто нарочно поставили тут, перед входом в Ирейское подземелье, чтобы осложнить дорогу несчастным грешникам. Понятно, что до отшельника Убу-Убу и его старой хижины мне не было никакого дела, пусть там себе гниет в своем Костяном доме. Но вот на прославленную охотницу Абаси я с удовольствием взглянул бы одним глазком. А, может быть, и не одним. Хотя бы потому, что у нее можно было заполучить Книгу Зверолова и наверняка разжиться иными полезными вещицами.
        Сверился с часами. Полдень неумолимо приближался, и надо было решать, по какой тропинке топать. Не, в задницу! Поглазею на охотницу позже.
        Лес, подступающий к указателю со всех сторон, казался мирным. Но кладбище на окраине руин Осиси тоже выглядело не очень-то зловещим. Обман, кругом обман. Как в жизни. В Сильвернест каких только притворных тварей не привозили. С виду милая пушистая зверушка, а попробуй ее погладить, сразу отхватит руку по локоть. Хотя до моей бывшей им всем, конечно, далековато.
        Я щелкнул по табличке и направился в сторону Храма вестника, стараясь ни на миг не терять бдительность. Тропинка петляла между деревьями и уходила далеко вперед. Солнечные лучи путались в мохнатых лиственных шапках; где-то с ветки на ветку перелетали птицы, шлепая крыльями по воздухе. Словом, тишь да благодать. Снаружи. А внутри…
        Ты все равно что сжатая пружина. Щуришься, выискивая взглядом угрозу. Готов в любую секунду броситься на врага или… от него. По телу расползается колючая тревога, словно в груди сидит какой-то мелкий паршивец и постукивает своим крошечным молоточком, пуская дрожь. А на ум приходит лишь куплет безрадостной песни:
        И липкий страх перед расправой
        Все улыбки гонит прочь,
        И здравый смысл бьет и бьет в набат,
        Но это не поломки, не сбои -
        О нет, это дорога в ад…
        Угрозы нет. Лес будто спит. Кажется, ему нет дела до рогатого чучела, идущего по протоптанной дорожке; даже травинка не шелохнется. Но ты все равно сам не свой. И начинаешь догадываться, по какой причине. Грядущая встреча… Дело в ней. Что, если вестник откажется помогать? А даже если и станет, что я ему скажу? Кого разыскивать в реале? Все друзья здесь, в той же виртуальной западне, что и я. Из родни только мама и сестра. Но мама точно не должна ничего знать. Новость о том, что ненаглядный сыночек, когда-то умело бьющий по гитарным струнам, загремел в тюрягу на десять лет, просто ее убьет. Остается только сестра… Когда я видел ее в последний раз? Давно, очень давно. И что я вообще о ней знаю, кроме того, что ее зовут Ева Найт и она когда-то жила на Тай-Кали? Полная «ж».
        Минут двадцать неспешной ходьбы, и тропа оборвалась, уткнувшись в очередные руины. Никаких указателей или пояснительных табличек. Невысокое белокаменное здание футов тридцать в ширину. Стены и крыши в огромных дырах, сквозь которые льется свет и падают листья с ближайших деревьев. Вход аркой, перед ней разбитые и поваленные колонны. Возможно, когда-то это был храм, но теперь от него осталось одно название.
        Я прошелся вдоль колонн, озираясь по сторонам. Дальше дороги не было, только непролазный лес. Пальцы поскребли щеку, дернули бородку. Даже как-то странно, что, пока я сюда топал, размышляя над тем, о чем болтать с вестником, на меня никто не напал, внезапно выскочив из кустов.
        Нвалия кого угодно превратит в параноика. Я перелез через колонны и осторожно переступил порог храма, чувствуя, как на мою рогатую голову падают листья. Впереди высился массивный каменный трон, где могли запросто уместиться три человека. Но пока в заброшенном храме, кроме меня, не было ни души.
        Сделал шаг и остановился. Ирейское подземелье прекрасно научило меня отыскивать ловушки и смотреть под ноги. А чуть выступающая на полу храмовая плита с летящим вороном выглядела именно как ловушка. Поднял глаза, наблюдая голубое небо сквозь дырявую крышу и не понимая, откуда тут могут посыпаться камни на мою бедную голову. На стенах тоже не было ничего подозрительного.
        Ну и что мне прикажете теперь делать? Помолиться и, прикрыв глаза, встать на плиту? Или сделать вид, что я до фига умный и придумать что-нибудь эдакое?
        Я пробежался взглядом по пустынному храму и обнаружил в пяти шагах от себя увесистый камень. Сходил за ним, поднял и вернулся, чтобы положить его на плиту с вороном. Аккуратно опустил и вздрогнул от резкого звука, не сразу сообразив, что это был за щелчок. В царящей тишине он прозвучал громко и пугающе.
        Получено достижение: «Хорошая попытка»
        Условия получения: положите посторонний предмет на плиту в храме
        Неожиданно. Из всех дурацких ачивок эта, пожалуй, была самой дурацкой. А с плитой так ничего и не случилось. Не опустилась ни на дюйм. Храм продолжал пустовать и молчать, никак не отзываясь на мои действия. Сыпались и кружились листья, скатывался бледно-янтарными лентами солнечный свет.
        Молиться я не стал, закрывать глаза тоже. И в полном отчаянии просто тупо наступил на плиту, ожидая, как разверзнется пропасть с бурлящей лавой, куда я благополучно плюхнусь. Но вместо этого из пола начал с тихим шорохом подниматься алтарь - точь-в-точь как у старой колокольни.
        Как только алтарь полностью выехал, над каменным троном забегали серебристо-голубые огоньки.
        Не самое эффектное появление для божественного вестника, - с усмешкой подумал я, когда огоньки сбились в стайку, чтобы обрести форму человека. Или призрака человека.
        Сперва мне вообще показалось, что над троном появляется Каспер, потом привиделось, что это хоть и призрак, но не Каспер, а советник Одо. Но чудо, которое очутилось в храме, все-таки выглядело несколько иначе. Хотя и напоминало советника Одо, если бы он вдруг стал призраком. Волосы уложены, борода короче, а из широких рукавов торчат ладони не больше моих собственных.
        BigBoss_120.85 - красовался голубой ник над головой вестника. Вид у него был печальный и, как мне показалось, скучающий. Что и говорить, такой работе не позавидуешь.
        - Что привело тебя, грешник? - спросил он, без единого оттенка в голосе, словно машина. Его даже не рассмешило мое имя. - Желаешь торговать или просить богов о помощи?
        В его левой руке из пустоты возникли песочные часы, а в правой - пожелтевший свиток, похожий на тот, что мы нашли с призраком в тайнике подземелья.
        - Просить богов о помощи, - ответил я, наблюдая самую бездарную актерскую игру в галактике. Даже неписи звучали убедительнее, чем этот недоумок. - Я…
        - Каждая молитва должна быть оплачена, - сообщил вестник, высоко подняв руку со свитком. - Пятьсот золотых, грешник.
        Я торопливо ссыпал в алтарь последние деньги, надеясь, что они не будут потрачены зря. А вестник перевернул песчаные часы и поставил их на подлокотник.
        - У тебя есть пять минут, - предупредил BigBoss_120.85.
        Щека и нос зачесались нестерпимо. Никогда ничего не любил делать на время, и поэтому растерялся, не зная, с чего начать. Мысли путались, перемежаясь со вспышками неприятных воспоминаний из детства, когда приходилось сдавать зачеты и экзамены. Тонкий песчаный ручеек струился на дно часов, увлекая за собой воистину бесценные секунды.
        - Я… Меня… Мне нужно разыскать свою сестру. Никто из моих родных понятия не имеет, где я сейчас нахожусь и в какой заднице оказался. Но… моя мать не должна узнать, что меня заперли в виртуальной тюрьме на десять лет. Ни в коем случае. Она этого не переживет. Поэтому прошу, найдите мою сестру. Мне нужно ее увидеть. Судья сказал, что мне положены свидания… Ее зовут Ева Найт. Как и я, когда-то жила на Тай-Кали. Сейчас ей должно быть… двадцать шесть лет. К сожалению, это все, что мне известно о ней.
        - Боги услышат твои мольбы, грешник, - вестник опустил взгляд, посмотрев на часы. - Время еще осталось. Хочешь попросить о чем-нибудь или желаешь начать торг?
        - Скорее спросить. Сейчас в мире Нвалии находятся мои друзья. Одного из них я встретил у старой колокольни. Мне как-то нужно с ними связаться. Говорят, ты можешь организовать встречу.
        - Они тоже грешники?
        - Да. Нас одновременно здесь заперли.
        - А их нвалийские имена известны?
        - Пока лишь одно.
        - Можно устроить. За плату, разумеется.
        - Сколько?
        - Пятьсот золотых. Но это еще не все. Ты же слышал про очищение?
        - Да, мне рассказывали.
        - Так вот, перед встречей вы должны избавиться от скверны.
        - А иначе никак?
        - Нет. Такова воля богов.
        - Таковы глупые правила игры, - прошептал я, наблюдая, как растет песчаная горка на дне часов. - Ты же понимаешь, что за десять лет я тут просто свихнусь? От бесконечных смертей и нечеловеческой боли. Может, есть возможность переехать из виртуальной клетки в обычную камеру или померзнуть несколько лет в холодильнике?
        Вестник покачал головой, и я вздохнул.
        - И что, никакого способа, чтобы выбраться из этой чертовой игры или хотя бы уменьшить срок? - без всякой надежды спросил я.
        - Только убить безбожника Нергаала до затмения.
        - Убить Нергаала? До затмения?
        Усато-бородатый призрак вдруг озадаченно задумался. А я затаил дыхание, чувствуя, как в ожидании ответа тревожно постукивает мое сердце.
        - Ты ведь не знаешь, да? - после долгой паузы спросил он.
        - Наверное, нет. А что я должен знать?
        - Ну каждому грешнику известно, что нужно делать, если он желает обрести прощение раньше положенного срока.
        Вестник продолжать играть свою дурацкую роль. Но мне уже было не до шуток. Потому что песочек в часах стремительно таял, а я только что вдруг узнал, как не киснуть в виртуальном мире десять лет. Внутри меня все клокотало и теплело от эмоций, словно я проглотил Агни, и она теперь резвилась где-то чуть ниже груди. Мысли в голове взрывались разноцветным салютом. Снова и снова.
        - Тебе разве не объяснили перед тем, как отправить в Нвалию?
        Я рассмеялся, вспоминания, в какой суматохе проходил судебный процесс. Полный бардак и мракобесие. Нас словно боялись, как прокаженных, и пытались поскорее запереть в Гремуке.
        - Ты бы видел этот цирк с клоунами. Приговор - и сразу в стеклянный гроб, как спящую красавицу. Где мои права? Они явно не здесь. Будьте любезны поискать их в каком-нибудь другом месте.
        - Видимо, просто забыли, - немного растерялся вестник. - Такое иногда случается.
        - Так кого я должен уложить, чтобы получить свободу?
        - Убить безбожника Нергаала, - повторил вестник.
        - Одо знает, где его искать?
        - Конечно.
        - Отлично. А теперь расскажи-ка мне, когда произойдет затмение?
        - Через год. Именно тогда тень накроет солнце, и на земли Нвалии прольется ледяная тьма.
        Он был невыносим, продолжая корчить из себя вестника богов. Возможно, быть естественным ему мешали жесткие условия контракта, за нарушение которых этого бесталанного актеришку тоже могли запросто законсервировать в стеклянном гробу.
        - И что - кому-нибудь реально удалось убить Нергаала до затмения?
        - Семерым.
        - Страшно спрашивать, но грешники среди них были?
        - Трое призывателей. Остальные мученики: маги и один пиромант.
        - Какая мученикам от этого польза?
        - Почет, слава и уважение, - пояснил вестник. - Ничто не мешает и им свершать великие подвиги.
        - Ясно, - кивнул я, вспоминания, как воин с ником Leon ради бесполезной ачивки ссыпал золото в алтарь. - Тогда последний вопрос: сколько стоит Книга Странствий?
        - Восемьсот монет.
        Я подумал, о чем еще могу спросить вестника. Но тут последние песчинки упали на дно часов, а в храм тревожной крикливой птицей ворвался звон колокола, сбивая меня с мысли и требуя ежедневного подношения.
        Глава 25. Метаморфозы
        Получено достижение «Запретный плод»
        Условия получения: съешьте фрукт, сорванный с Пепельного древа
        Я - Адам, запертый внутри виртуального ада, я жую нечто, похожее на яблоко, и смотрю на исчезающую ачивку с названием «Запретный плод». Даже не знаю, то ли хохотать во всю глотку, то ли рыдать в три ручья.
        Вестник с нескромным ником BigBoss, сам того не желая, одной фразой изменил мою цифровую судьбу, указав единственно верное направление пути. Сколько я мучился, пытаясь выбрать класс? А тут раз - и решение всех проблем. Охотник? Воин? Бродяга? Не-а.
        Призыватель. Только призыватель. Потому что лишь грешники, выбравшие этот путь, сумели прикончить Нергаала до затмения, а значит, смогу и я. Чхать на любые подводные камни! Плевать на то, что моего будущего учителя зовут Убу-Убу и он живет в Костяном доме! Трем грешникам именно этот выбор принес свободу. И, очевидно, неспроста. Как известно, первый раз - случайность, второй - совпадение, третий - уже закономерность.
        Едва я покинул пустынную площадь с колокольней, как нашарил в сумке яблоко и, даже не поморщившись, его надкусил, усевшись прямо на дороге, в тени каменной стены. Как и шмат мяса, найденный у логова миджитов, виртуальный плод исчез после того, как я едва успел его попробовать. Впрочем, во время этой трапезы я был совершенно не против игровых условностей. На вкус - не тухлятина, но и не деликатес. Нечто водянистое, вроде овсянки, куда зачем-то бросили щепоть земли, а взамен молока налили немного рыбного соуса.
        По телу от волнения бегали мурашки. Я проглотил кашицу, настороженно прислушиваясь к себе. Проверил рога на голове, увидел хвостатую тень, лежащую на пыльной дороге, и понял, что бродяга по имени Bobo1978134 все еще остается бродягой по имени Bobo1978134. Если не пойму, как сменить класс, вернусь к Одо. А пока…
        Я откинул крышку ниима, и передо мной повис темный прямоугольник дюймов пятьдесят, внутри которого слабо мерцали белые крупные буквы:
        Желаете переродиться?
        Да / Нет
        В последний раз, когда меня поставили перед таким выбором, дело кончилось тем, что мое тело на десять лет заперли в стеклянном гробу, а сознание отправили страдать в виртуальном мире. Однако тогда, во время сделки, меня долго терзали сомнения, а сейчас уверенность в том, что я принимаю верное решение, была прочнее титана.
        Указательный палец ткнул иконку с ответом «да», и я наконец-то ощутил, как с головы исчезают рога, а с задницы - вечно беспокойный хвост. Поки-поки, скучать не буду. Я помахал собственной, уже лишенной хвоста тени. После чего провел ладонью по голове, не обнаружив на ней не только рогов, но и волос. Нелепая козлиная бородка тоже пропала. Как и вопрос внутри рамки. Его сменила пустая строка и небольшая клавиатура, с помощью которой мне предложили ввести новый никнэйм.
        Не задумываясь, я попытался набрать свое настоящее имя, чтобы Юи, Свэн и Док без труда заметили меня в толпе на площади. Но игра вдруг неожиданно сообщила, что я самый лютый грешник на свете, и поэтому не могу пользоваться всеми буквами алфавита. Честное слово, я что, взорвал планету с миллиардом жителей, чтобы мне запрещали долбаные буквы?!! Я же всего лишь взял на борт не тот груз!!! Мне нестерпимо захотелось кого-нибудь убить. Особенно того, кто придумал это наиглупейшее ограничение, перечеркнувшее мой гениальный план.
        Несколько минут я тупо сидел и очумело глазел на рамку, щурясь от солнца и чувствуя, как на лысой макушке выступают дробинки пота. Потом собрался с мыслями и подумал, что вместо имени введу регистрационный номер своего грузовика. Но и здесь мне подложили свинью, оставив доступными всего лишь три цифры.
        Неудача за неудачей. От отчаяния я громко крикнул в экран. Но легче не стало. А после того, как представил, что кто-то там в реале, выдумавший эти безумные ограничения, сейчас смотрит, как я от злобы ору в пустоту, и насмехается, сделалось лишь хуже.
        К прежнему нику мне возвращаться совсем не хотелось, путь даже он был уже известен Юи.
        Юи… Юи… В голове, словно мелкая рыбешка в мутной воде, промелькнула какая-то мысль. Вспомнился темный бар, прошитый тонкими лучами непристойных голограмм… Вспомнился Док в позе эмбриона под столом. Вспомнилось, как изрядно поддатый Свэн потирал свой кулачище… Мы тогда отмечали удачную сделку. Док, как водится, вырубился раньше всех. А Юи и Свэн еще держались на ногах. И кок предложил нам попробовать местный виар-атракцион, но я отказался, поведав ему историю из своего детства. Про Еву, про то, как она притащила домой виар, про игру, в которой мы вместе зависали, и про то, какой у меня был никнэйм в той игре.
        Я пробежал глазами алфавит и цифры. Потыкал в них пальцем, вводя свое новое нвалийское имя:
        Dark555_XXL
        Помнит ли наш любопытный кок этот ник или нет, на самом деле не важно. Мне известно новое имя самого Юи, и этого достаточно для того, чтобы его разыскать.
        Я подтвердил смену ника, и тут же в рамке напротив глаз всплыло следующее предложение, а на картинке в нииме вокруг своей оси прокрутилось моя маленькая копия, уже лишенная хвоста и рогов.
        Выберите пол
        Пришлось невольно усмехнуться, вспоминая первую и пока, увы, последнюю встречу с Юи на площади. Две упругие дыньки под рукой - это, конечно, всегда приятно. Можно помять на отдыхе, чтобы снять стресс. Однако на поле боя от них никакого прока. Если, конечно, правилами игры не предусмотрена возможность охмурить врага, а затем заставить его сигануть с крутого обрыва. Но класса «соблазнитель» я что-то не заметил. Ни в списке грешников, ни в списке мучеников. Разве что маг мог проворачивать подобные делишки?
        Вопрос с выбором пола был решен. И теперь игра предлагала мне указать свой возраст. Что странно, даже без каких-либо ограничений.
        Укажите возраст
        Мои года - мое богатство. Ради хохмы я покрутил бегунок, наблюдая, как рожа на аватарке в нииме покрывается сеткой морщин и сморщивается, словно плод с Пепельного дерева. В итоге откатил бегунок назад и оставил его на отметке «28», глядя на следующее предложение.
        Выберите голос
        Мне нравилось то, что я слышал. И не сказать, что мое виртуальное бормотание серьезно отличалось от реального. Обычный голос космического дальнобойщика - немного грубый, чуть с хрипотцой. Но на всякий случай я решил проверить. Помимо голоса, установленного по умолчанию, игра предлагала еще два варианта «голос 1» и «голос 2», а на остальных висел замок, как и на перечне классов для мучеников. Ограничение. Очередное ограничение.
        - До-о-о! - протянул я первым вариантом, спугнув своим басом птицу со стены.
        Как гром. Таким раскатистым тембром, наверное, можно целые дома сносить. Но не мое.
        - Рье-е! - пропищал, словно мышь, голосом номер два.
        Понятно. Клацнул по плашке «по умолчанию», согласился и увидел следующее предложение.
        Выберите телосложение
        Дрищ, качок и жирдяй. Любой другой грешник на моем месте непременно выбрал бы второй вариант. Если бы не хотел розыскать друзяк. А я хотел. И при мысли о телосложении думал не о том, чтобы щеголять мускулатурой, а о том, чтобы выглядеть предельно похожим на себя в реале. Поэтому согласился остаться дохляком.
        Выберите цвет кожи
        Если игра запретила мне назваться собственным именем, то, возможно, мне позволят хотя бы слепить свою копию из реальной жизни. Надежда на то, что Юи, Свэн или Док распознают в бледном, как смерть, призывателе своего капитана была крайне мала. Но чем черт не шутит, пока бог спит.
        Выберите тип и цвет волос
        Облом. При взгляде на иконки с прическами я понял, что опять потерпел фиаско. Потому что в моем распоряжения были лишь три шевелюры. И ни одна из них не имела ничего общего с реальной. Длинные светлые патлы чуть не до задницы, розовый ирокез, смахивающий на щетку от швабры, и… просто густая копна черных волос.
        Я недовольно вздохнул, выбрав меньшее из зол. И на глаза мне тут же упала пара темных прядей. Можно, конечно, было остаться лысым. Но моя бывшая говорила, что с бритым черепом я выгляжу мужественно и сексуально, а у нее был дурной вкус.
        Выберите детали лица
        Подбородки, губы, носы, щеки, глаза, брови, лбы и уши - и почти все заперты. Вы только посмотрите на эти чудесные развесистые брови. Да из них птица легко себе гнездо совьет! А эти пухлые губы? Их насосом, что ли, накачивали! А вот этот высокий лоб? Здравствуйте, я - Франкенштейн! Ну а эти уши? В жару, наверное, можно как веерами обмахиваться. Я пригляделся к своей аватарке, понимая, что мое дефолтное лицо - лучшее из того, что может предложить игра грешникам. И в полном расстройстве скипнул конструктор.
        Выберите путь:
        Воин
        Охотник
        Алхимик
        Призыватель
        Бродяга
        Я торопливо щелкнул по слову «призыватель», словно опасался, что список классов исчезнет, если быстро не определиться с выбором.
        Сохранить персонажа?
        Да / нет
        Я согласился, но игра вдруг решила уточнить верность моего решения. И это меня почему-то дико взбесило.
        Вы уверены?
        Да / Нет
        - Уверен я, уверен! - крикнул я в исчезающий экран и зарычал, осознавая, что опять проиграл. Только на этот раз не монстрам, а тому ублюдку, который зачем-то выдумал необоснованные запреты.
        Ни одна из моих задумок не сработала. Несколько минут я смотрел на щербатую стену, на пыльную, ведущую к колокольне дорогу и на чистое небо, бездумно листая список ачивок: «Запретный плод», «Хорошая попытка», «Да будет свет», «Хлопоты Акпати», «Гори-гори ясно», «На пути к искуплению», «Это больно». Затем собрал волю в кулак, поднялся, немного поглазел на свою непривычно безрогую тень и позвонил в колокольчик, отправляясь в Элимский лес.
        Один шаг. И разрушенные серые дома Осиси сменились стеной густого зеленеющего леса. Я вновь стоял перед указателем, размышляя над тем, что происходит с мозгом от столь резкой смены антуража, и над превратностями судьбы.
        До встречи с вестником я тоже предполагал вернуться сюда, а затем пойти в сторону Привала охотника, чтобы познакомиться с прославленной Абаси и купить у нее Книгу Зверолова, не сворачивая при этом с пути бродяги. Но один-единственный разговор все изменил. Бродяга неожиданно перевоплотился в призывателя. А мои глаза смотрели на утоптанную тропинку, бегущую среди травы, кустарников и деревьев в направлении Костяного дома, где жил Убу-Убу, которого прежде я и не думал посещать.
        Поглядев по сторонам, я не спеша пошел по тропинке, представляя, как выглядит мой будущий учитель и что произойдет во время нашего знакомства. Наверняка выдаст какое-нибудь поручение и соблаговолит открыть навыки лишь тогда, когда я исполню его просьбу. Все неписи так делали… И кузнец Инвил, и богиня смерти Акпати.
        Что-то тихо шуршало в траве; приятно пахло лесом; солнечные лучи, словно длинные янтарные спицы, то тут, то там прошивали зеленое кружево листьев и сетку ветвей. Среди деревьев нет-нет, да и поблескивали ништяки - манили, приковывая взгляд. Но я решил не искать приключений на свою задницу.
        Горечь поражения постепенно отступала - возможно, под действием безмятежного леса. Несмотря на то, что мой четко выстроенный план по поиску друзей разбился о неоправданные запреты игры, с каждым шагом настроение поднималось. Словно кто-то добрый и рассудительный шептал на ухо: «Адам, ты покорил Ирейское подземелье, нашел вестника, попросил его разыскать сестру, узнал, как вырваться из нвалийской ловушки и избавился наконец-то от рогов, хвоста и нелепого ника. Это ли не победа?».
        Победа… Я улыбнулся, опустив ладонь над травой. Чувствуя, как острые кончики щекочут кожу. Увы, это не победа, а всего лишь шаг к ней. И что-то мне подсказывает, что путь к свободе бывшего бродяги Bobo1978134, а ныне призывателя по имени Dark555_XXL будет долгим, опасным и мучительным. Убить Нергаала до затмения… Убить Нергаала… Убить…
        Тропинка привела меня к озерному берегу, где стояла неказистая хижина, по сравнению с которой лаборатория алхимика Игвакоты теперь казалась пятизвездочным отелем. Соломенная крыша колпаком, кривая дверь, сколоченная абы как, пара занавешенных окон и стены, обитые костями, перьями и ракушками. Нечто подобное я и ожидал увидеть, когда впервые услышал название дома, где жил учитель призывателей по имени Убу-Убу.
        Было тихо и спокойно; в озере, как в зеркале, отражалось небо, солнце серебрило пологий каменистый берег. Лучшее место в Нвалии, если снести несуразную лачугу призывателя, которая мозолила глаза, как одинокий прыщ на гладком лице.
        Я постучал в дверь, приоткрыл, осторожно заглянул.
        - У-и, входи-входи, - проскрипел с кровати старикашка. Голос был тонким и надтреснутым, но не злым или строгим. - У-и, У-и.
        Я переступил порог и остановился, оставив дверь открытой, чтобы можно было разглядеть и хозяина, и его дом. К удивлению, внутри было чисто и даже… уютно. Кровать у стены, стол у окна, на столе амулеты, бусы и жезлы, под потолком фонарь в форме черепа, у самого входа метелка, чуть дальше, у второго окна, - три бочки в ряд и знакомый сундучок, какой я уже видел и в кузнице, и в лаборатории. Ничего такая берлога: есть где уронить тело и на чем покушать.
        Хозяин сладко зевнул, потянулся и слез с кровати, опустив босые ноги на дощатый пол. Сутулый дед был на голову ниже меня, сухонький и тощий - казалось, дунь и переломится, а из одежды носил только облезлую юбку кофейного цвета до колен, которую держал широкий костяной пояс, очень похожий на тот, что я нашел в логове миджитов. Длинная седая бородища была сплетена в несколько косичек, волосы на макушке торчали во все стороны.
        Убу-Убу подошел ко мне на расстояние вытянутой руки, поглядывая снизу вверх своими мелкими серо-голубыми глазками и шумно втягивая воздух.
        - Я вроде как учиться пришел.
        - Вижу-вижу, - пробормотал старикан, продолжая неприкрыто обнюхивать меня. - Что это тут у нас? Юный призыватель… двенадцатого уровня.
        - Мне нужно открыть навыки, - пояснил я на всякий случай.
        - На берег, иди на берег. И жди меня. У-и, у-и.
        Причин перечить не было, и я оставил дом призывателя, прикрыв за собой дверь. Убу-Убу был, конечно, с прибабахом. Но выглядел безобидным и даже не хотел разобрать мой фонарь с флэймингом.
        Дед не заставил себя ждать. Не прошло и пяти минут, как он вышел следом за мной. В… полном обмундировании. Через плечо, словно патронташ, поверх бороды перекинут широкий кожаный ремень, утыканный острыми костями и клыками, в каждой руке по короткому костяному жезлу.
        Сейчас что-то будет, подумал я, когда Убу-Убу начертил в воздухе невидимый круг. И не ошибся. Потому что из пустоты выскочил глазастый череп и, клацая челюстями, метнулся в мою сторону. Я отскочил, и призванная черепушка прогудела в шаге от меня. А затем развернулась и возвратилась к старикану, повиснув над его плечом.
        - Ловкий Dark555_XXL, ловкий, - одобрительно проскрипел Убу-Убу. - Лови, - и он бросил мне один из жезлов.
        Гладкий и легкий жезл оказался в моей руке, и над каменистым берегом проступило пояснение:
        Костяной жезл - самое простое и незаменимое оружие для любого начинающего призывателя, собранное из костей. Усиливает как магию, так и ловкость, но владеть им может лишь тот, кто достоин.
        - Теперь ты, - предложил Убу-Убу, поглядывая на жезл в моей руке.
        - Окей.
        Я понимал, что от меня требовал дед, и нарисовал кончиком жезла в воздухе небольшой круг, откуда тотчас выпрыгнула глазастая черепушка. Она облетела старика, вернулся ко мне, словно бумеранг, и повисла над левым плечом, зыркая вытаращенными глазами по сторонам.
        Круть! Кажется, я начинал понимать, почему среди тех, кому удалось убить Нергаала до затмения, было трое призывателей.
        - Способный Dark555_XXL, очень способный.
        Как бы не перехвалил, подумал я, продолжая следить за руками учителя. Убо-Убо вновь вывел в воздухе круг, только теперь против часовой стрелки, и черепок тотчас исчез, расплываясь бело-желтой дымкой.
        Я повторил за стариком, наблюдая, как пропадает призванный мной череп.
        - Можешь открыть свой ниим.
        - Что - и все? Никаких тяжких испытаний и невыполнимых заданий? Так просто? - не поверил я.
        - Х-м, у-и, у-и, - захихикал старик.
        Я открыл ниим и щелкнул по вкладке «навыки», обнаружив там кучу разноцветных иконок с черепками. Мама дорогая! Как я во всем этом будут разбираться?
        - Если понадоблюсь, я в доме, - предупредил Убу-Убу и побрел к своей лачуге.
        А я сел на камешки и принялся изучать обретенные навыки. С озера доносились тихие всплески; за спиной еле слышно шуршал лес. В правом углу над иконками висела цифра «12». Я ткнул в нее пальцем:
        Очки навыков - распределяйте их с умом и помните, что некоторые из навыков требуют потратить сразу несколько очков.
        Ага, понятно, кивнул я, разглядывая иконку, где друг за другом бегали лупоглазые черепушки.
        Пляска черепов - вы можете создавать несколько черепов подряд, превращая их в грозное атакующее оружие, которое сеет панику и неразбериху в стане противников. Однако помните, что контролировать отряд сложнее, чем один череп.
        Следующая иконка выглядела грозно, потому что у черепа появились длинные и железные зубы. Представил, как они будут рвать врагов, пока я буду безопасно стоять в сторонке, и на душе потеплело.
        Стальные челюсти - вызванный череп намного эффективные атакуют врагов. Чем больше вы потратите очков навыка, тем эффективнее станет атаковать череп.
        Чутье меня не подвело. Обязательно надо опробовать.
        Внимательный взгляд - глаза черепа указывают направление, где находятся сокровища.
        Ну, думаю, без этого можно и обойтись. Я посмотрел на черепушку с зелеными челюстями.
        Ядовитый укус - с некоторой вероятностью призванный череп может отправить врага. Чем больше вы потратите очков навыка, тем сильнее возрастет вероятность.
        Слово «вероятность» мне не очень нравилось. Лучше потрачу очки на что-нибудь более конкретное и осязаемое. Например, на… объятую пламенем черепушку.
        Огненный укус - с некоторой вероятностью призванный череп может поджечь врага. Чем больше вы потратите очков навыка, тем сильнее возрастет вероятность.
        Нет, на это тоже не потрачу. Как, видимо, и на черепок, скованный льдом.
        Ледяной укус - с некоторой вероятностью призванный череп может заморозить врага. Чем больше вы потратите очков навыка, тем сильнее возрастет вероятность.
        А это что? Я коснулся иконки с голубым облачком, внутри которой плавала пучеглазая черепушка.
        Жадина - затраты маны на призыв нового черепа сокращаются на 5 %. Чем больше вы потратите очков навыка, тем меньше израсходуете маны.
        Возможно, будет полезно. Но я не уверен.
        Скороспел - время отката призыва нового черепа сокращается на 5 %. Чем больше вы потратите очков навыка, тем быстрее сможете создавать новые черепа.
        Ну в принципе понятно, что к чему. Осталось распределить очки. Я щелкнул по иконке «Стальные челюсти» и сдвинул бегунок, наблюдая, как исчезают мои кровно заработанные очки. Оказалось, что каждый следующее улучшение навыка требует больше очков. Первый уровень - одно очко, второй - два, третий - три. И в итоге - шесть. Ну куда ни кинь, всюду клин.
        Остатка очков как раз хватало на то, чтобы развить навык «Пляска черепов» до третьего уровня. То есть иметь возможность призвать сразу три большеглазые черепушки, которые, если я все правильно понял, должны были грызть монстров не беззубым ртом, а стальными челюстями.
        Подтвердить?
        Да / Нет
        Некстати закрались сомнения. Я вздохнул, вновь пробежал взглядом разноцветные иконки: вероятность, вероятность, вероятность. Учитывая мое «сказочное» везение, черепа будут травить, поджигать и замораживать врагов примерно… никогда. С этой мыслью я подтвердил распределение очков. И услышал знакомый щелчок.
        Получено достижение «Знание - сила!»
        Условия получения: потратьте хотя бы одно очко навыка.
        Поглядел на хижину, прикидывая последовательность действий. Можно было пойти к старику, поглазеть на его товары, а то и пересидеть ночь в его доме. Можно было отправиться к указателю и найти Привал охотника, чтобы купить Книгу Зверолова. А можно было вернуться туда, где меня впервые высадила тьма, порезать на ремни пещерную трехглазую тварь и, очистившись, попытаться найти друзей.
        Глава 26. Два капитана
        На небе зажигались первые звезды, когда я вдоволь наигрался с черепушками и направился к хижине старого призывателя, рассудив, что нвалийская ночь - не самое подходящее время для авантюр, вроде убийства босса. Одно дело рубить во мраке мелких и тупых миджитов и совсем другое - огромного Эгву, у которого две башки и три глаза. Кто его знает, на что он способен. Может, в темноте видит лучше кота.
        Убу-Убу оказался тем еще лежебокой. Пришлось его разбудить. Но он не ворчал, лишь долго хлопал сонными глазами, а затем еще дольше выбирался из постели. Мне он сразу понравился и как учитель, и как че…И как непись. Спокойный, тихий и добрый, словно сбежавший из сказки старичок-волшебник.
        Густой темно-желтый свет, льющийся щедрым водопадом из стеклянного черепа-фонаря под потолком, серебрил бороду и копну растрепанных волос моего учителя, и чудилось, что он весь сверкает, как витрина в ювелирном магазине. Дед в который раз зевнул, протянул мне перечень товаров и взобрался на бочку, свесив босые ноги. Я тоже сел рядом, на другую бочку, и уткнулся взглядом в листок - желтоватый и шуршащий, исписанный знакомым почерком.
        По всей видимости, пришло время расстаться с сокровищами, отложенными на крайний случай. Я заглянул в ниим, проверяя размер своего бюджета, и понял, что без продажи рубина и самородков не обойтись. После встречи с вестником-грабителем у меня осталось всего сто тридцать шесть монет.
        - Милые кости… Что это?
        - У-и, у-и, - старикан подергал свой шипастый ремень, идущий от левого плеча к правому боку. - В холод согревает, в жару остужает. Тебе справная защита, врагам лютая беда.
        - А живая магия?
        - Восполнит твои магические силы.
        Я прикинул, что если продам рубин и самородки, то мне хватит средств для того, чтобы заполучить не только милые кости, но и перчатки, сапоги, юбку и несколько флаконов с очищающим огнем. К счастью, пояс призывателя, найденный в логове миджитов, уже стягивал мое темное оперение и тратиться на него было не нужно. Как любил говорить старина Свэн перед тем, как пуститься во все тяжкие: «Гулять так гулять!».
        - Сколько склянок с очищающим огнем у тебя в сундуке?
        Убу-Убу показал три пальца.
        - Беру все. Еще давай милые кости, перчатки, сапоги и юбку призывателя. А на остатки живую магию, - я положил на ладонь старика рубин и два самородка. - Щас погоди, - предупредил я, выгребая мелочь. - Вот.
        Старик пересчитал монеты и ссыпал их в бездонный сундук, их которого первым делом достал милые кости. Пока дед продолжал копаться в сундуке в поиске других купленных мной предметов, я решил сменить гардероб.
        С темным оперением расставаться было грустно. Оно хорошо послужило, не раз уберегая от чужих глаз, пока я блуждал во тьме подземелья. Но пришло время двигаться дальше.
        Милые кости - традиционный атрибут призывателей, который выглядит как широкий ремень и носится на теле вместо рубашки или доспеха. Не смотрите на их внешний вид, потому что тайная магия, сокрытая в этих древних костях, творит настоящие чудеса. На солнце холодит, на жаре согревает, врагов убивает, силы поднимает. Можно найти или купить у торговцев.
        Я стянул темное оперение и перекинул широкий ремень через плечо, словно лямку от сумки. Опустил взгляд, рассматривая ежики острых костей и клыков на своей бледной груди. Выглядело жутковато. Открыл ниим, затем вкладку инвентаря, ткнул иконку.
        Не кисло, подумал я, опуская темное оперение в пасть нкита. Этот ремень точно стоил своих денег. И защита, и ворох бонусов. Пока лучшее, что мне попадалось на глаза. Посмотрим, что там дальше.
        Юбка призывателя - простая, но прочная юбка, созданная специально для призывателей. Немного усиливает защиту и сопротивляемость стихиям. Можно найти или купить у торговцев.
        Я затянул юбку на животе. Повертелся-покрутился, сожалея о том, что в дедовской конуре нет зеркала. А так очень удобно. Не достает только… волынки.
        Ну-у такое. Требования запредельные, а по факту - чуть лучше набедренной повязки. Странная фигня, если честно. Но пусть будет. Я взял перчатку, из которой тоже торчали мелкие кости.
        Перчатки призывателя - длинные перчатки, усеянные шипами. Сшиты таким образом, чтобы пальцы оставались открытыми, а ткань защищала ладонь и часть руки. Можно найти или купить у торговцев.
        Поязка призывателя - кожаная повязка, прикрывающая лоб и затылок. Немного защищает от магии и слегка поднимает защиту. Можно найти или купить у торговцев.
        Пока я наряжался и изучал параметры обновленного гардероба, дед заснул прямо на бочке. И сейчас, тихо всхрапывая, покачивал своей седовласой патлатой головой. Я отнес его в кровать, накрыл одеялом и вернулся к месту сделки, чтобы сменить верные, истоптанные кожаные башмаки на сапоги призывателя.
        Сапоги призывателя - надежные сапоги, созданные специально для призывателей и немного усиливающие стойкость. Можно найти или купить у торговцев.
        Снова ниим. Снова вкладка инвентаря. Снов указательный палец на иконке.
        Пойдет. Как говорит Одо, жизни и стойкости всегда не хватает. Я поболтал ногами, разглядывая сапоги. Сидят как влитые и выглядят стильно. Если бы не юбка, которой я предпочел бы штаны призывателя, то было бы совсем шоколадно. Бабла, правда, после покупки всех шмоток призывателя совсем не осталось. Но ничего, это дело наживное.
        Живая магия - зелье, которое восполняет магические силы. Секретом его изготовления владеют избранные мастера. Можно найти или купить у некоторых торговцев.
        Я пристроил флаконы с темно-синей жидкостью на поясе, который позволял мне теперь носить на один предмет больше, и осторожно слез с бочки, чтобы не разбудить Убу-Убу. Сел у окна, понимая, что плестись к Абаси за Книгой Зверолова не имеет смысла, покуда я вновь не разживусь золотишком. Да и вообще в Костяном доме было так уютно, тепло и светло, что покидать его совсем не хотелось. Тем более куда-то топать посреди ночи.
        Зевнул. Поглядел на мирно спящего деда. Что-то неуловимое шевельнулось в груди, какая-то необъяснимая тревога. Я закрыл глаза, пытаясь найти ее странный источник, но не заметил, как провалился в сон…
        Проснулся там же, где и уснул, - под сияющим фонарем-черепом, у занавешенного окна, в хижине старого призывателя. Убу-Убу в доме почему-то не было, и это меня насторожило. Куда его черти унесли? Сдвинул занавеску: за окном в лучах восходящего солнца блестело, как серебряное блюдо, озеро. Зевнул, критически себя оглядел. Все было на своих местах. К новой амуниции еще не привык. Торчащие ежики шипов на груди и на руках заставляли немного волноваться, стесняя движение. Коснулся кончика кости - острая, словно игла. Надеюсь, ранить она будет не меня, а противников.
        Новый день. Новые заботы. И новые проблемы, одна из которых, впрочем, разрешилась сразу, как я покинул хижину. Убу-Убу никуда не исчез, а валял дурака перед домом, заставляя черепки водить хороводы в воздухе.
        Несмотря на ранее утро, несмотря на то, что мою грудь прикрывал лишь широкий ремень, идущий наискось от плеча к бедру, мне было ничуть не зябко. Действительно греют, с одобрением подумал я и сделал несколько шагов, слушая, как тихо шуршат черные и белые блинчики камней на берегу.
        - Присоединишься? - спросил учитель. - У-и, у-и, - захихикал он, гоняя черепки над домом, слово голубей.
        - Да я бы с радостью. Но магию тратить жалко. В другой раз.
        Поглядел на крышку ниима. Голубая шкала была залита магией до отказа, хотя вчера, после всех призывов, ее было на донышке. Однако крепкий сон чудесным образом восполнил ее запасы, и теперь у меня не осталось ни одной причины, чтобы прямо сейчас не отправиться на Вороний берег. Магия есть, склянки с очищающим огнем тоже, денег для покупки Книги Зверолова - нет.
        Позвонил в колокольчик. Сферы посещенных мест уже едва помещались внутри портала: «Элимский лес», «Старая колокольня», «Кузница Инвила», «Логово миджитов», «Ирейское подземелье», «Ворота кладбища» «Костяной дом», «Пещера Акпати», «Храм вестника» и «Руины Осиси».
        Может, сперва сгонять в лагерь? Побалакать с советником о том о сем. Расспросить о затмении, о том, насколько страшен и ужасен этот самый Нергаал, где его искать и чем убить. Давно ведь Одо не видел. Соскучился… Я и правда соскучился? В потемках души опять шевельнулся тревожный уголек. Вспыхнул на мгновение. И угас.
        Мимо меня промелькнул призванный дедом череп, и я вздрогнул. Нервишки поигрывали, заставляя чесать и щеку, и нос. Было бы проще выходить против Двуглавого Эгву, если бы он тогда не проткнул меня своим огромным копьем. Но было бы? Кажется, я просто искал способ не возвращаться на берег. Боялся. И боли, и поражения, и смерти.
        Очень несвоевременно проснулась совесть. Тряпка! А ну соберись, слюнтяй! Забыл, для чего нужно расправиться с Двуглавым Эгву? Для очищения! Только так ты сможешь встретиться с Юи, который, стоит напомнить, именно благодаря тебе оказался в этом адище. Знаешь иной способ, как это сделать, а? Нет. Тогда остается два пути: вернуться в лагерь и поплакаться в пышную бороду советника Ода, или взять себе за шкирку и уничтожить монстра.
        Я стиснул зубы и, крепко выругавшись, шагнул в портал, вдыхая морской воздух.
        Энква, иссеченный глубокими рунами. Рыжеватый пляж, засыпанный девственно-чистым песком. Разбитый корабль, гниющий среди тихих волн. Высокая скала, которая на самом деле и не скала вовсе, а окаменевшее древнее божество. И… черный провал неприглядной пещеры.
        Странное ощущение. Кажется, с того момента, как меня впервые выбросило в Нвалию, прошла целая вечность. Столько всего случилось, произошло, стряслось. И вот я снова здесь, вернулся к началу, чтобы встретиться лицом к лицу со своим губителем, орудующим копьем и дубиной.
        Я еще немного постоял, разглядывая нечитаемые руны на камне и подумывая вновь оросить его свой кровью, а затем медленно пошел в сторону пещеры. Воистину, ожидание смерти хуже самой смерти.
        Море тихо шептало волнами, небо было чистым; впереди меня ждал нелегкий бой.
        На песке кто-то вновь написал слово «сокровище» и нарисовал длинную стрелку, указывающую на пещеру. Видимо, какой-то местный прикол. Ха-ха. Не то чтобы у меня совсем не было чувства юмора, но я с большим удовольствием потолковал бы с одним из этих приколистов. Стер завлекающее слово и вместо него написал «Нет!». Затем опять поплелся в сторону пещеры.
        Погода чудная, у меня крутые новые шмотки, в сумке несколько склянок с очищающим огнем, а на поясе исцеляющая фляга с укрепленным пойлом, костяной жезл, способный призывать черепа со стальными челюстями, острое лезвие Аиолор, которое следовало бы улучшить перед битвой с боссом, и флакон с живой магией на месте фонаря с флэймингом. Я вдохнул полной грудью. Прекрасный день, чтобы умереть.
        Достал флакон с бегающими, как глаза алхимика, огоньками. Покрутил стекляшку, понимая, что метнуть ее во мрак пещеры - единственная хорошая идея, пришедшая на ум. Других просто нет. Как и дельного плана. Придется плясать от ситуации. Бежать - совсем не варик. Можно снова схлопотать копье в спину. Одна надежда: черепа-черепушки.
        Сделал еще несколько шагов. Прицелился и, недолго постояв напротив входа, бросил склянку с огнем. Трехочковый! То ли мне повезло, то ли игра подсобила, подкрутив траекторию снаряда, но склянка идеально влетела в пещеру и полыхнула внутри как надо, заливая ее огнем от пола до потолка.
        В месиве мрака и пламени раздался оглушительный рев.
        - Ах, этот запах напалма по утрам, - мстительно проговорил я, глядя, как языки пламени ожили и двинулись на берег.
        Эгву был в ярости, размахивая огромной дубиной и поднимая копье для броска. Большая голова с догорающим огоньком на макушке рычала не переставая, маленькая, росшая из левого плеча, как огромный серый фурункул, отчаянно брызгала слюной и била от боли длинным черным языком по воздуху.
        Земля подо мной начала содрогаться. Я торопливо нарисовал три круга, бросая в бой черепушки.
        Эгву успел бросить копье. И если бы я убегал, то оно непременно достигло бы цели. Но я стоял лицом к монстру, видел все его движения и лишь метнулся чуть в сторону, уходя от смертельно опасной атаки.
        Копье глубоко врылось в песок и рассыпалось пеплом. Тварь потянулась за следующим, но в этот момент в нее один за другим вцепились черепа. Кто в голову, кто в руку, кто в ногу.
        Рев раненого зверя вперемежку со звонким клацаньем! Эгву стало не до меня, и я не упустил свой шанс. Бросился к монстру и с размаху полоснул его по груди, оставив на ней длинную рану, откуда засочилась темная кровь. Ушел в сторону, спасаясь от дубины. И забежал за спину. Дважды ткнул в нее лезвием и отскочил, посматривая на шкалу выносливости.
        Песок под Эгву потемнел. Кровь струилась по его мощным ногам и крупными брызгами летела с ладоней. Но у меня были потери! Свободная лапа монстра схватила черепок, вцепившийся в мелкую башку, раздавила его, как орех, и потянулась к следующему.
        Выносливости было достаточно для атаки и отхода. Я подбежал и рубанул по руке, которая только что схватила второй череп. Еще удар! И еще! Острый клинок, слово скальпель, оставил на серой коже три тонких пореза.
        Проклятье! Тварь выстояла, стерпев мои удары, и раздавила вторую черепушку. Стойкость-стойкость. А, черт! Я не сдержался и ринулся в новую атаку, желая спасти последний череп, который смачно грыз гигантскую ногу, словно огромную кость. Рубанул по пустой руке, сжавшую черепушку, и… получил в ответ.
        Мир вздрогнул. Вспыхнул. Размазался. Перед взором простерлось небо, а грудь, в которую врезалась дубина с шипами, словно взорвалась изнутри. Я едва дышал, дергался, обливаясь собственной кровью. Но все еще был жив! Жив, черт возьми! И уцепился за эту мысль, проскользнувшую на кромке сознания.
        Сплюнул кашу из песка и крови. Из последних сил нащупал флягу. Сделал глоток. Торопливо отполз, вскочил, чувствуя, как затягиваются раны, и не поверил своим глазам. Эгву, издав что-то вроде «О-о-у!», упал на колени, а затем рухнул мордой в потемневший песок.
        Что произошло? Последний череп был раздавлен на моих глазах. Тогда… Я опустил взгляд на перчатки, разглядывая острые кости. Шипы?
        Помахивая лезвием и потряхивая жезлом, подошел к поверженному монстру.
        А разве он не должен исчезнуть, как другие противники? Сгореть, рассыпаться пеплом или взорваться ядовитой тьмой? Только я об этом подумал, как Эгву дернулся, пугая меня до полусмерти.
        Я отбежал на несколько шагов, продолжая следить за мертвым противником. Или… не совсем мертвым?
        Тело Эгву вдруг выгнулось дугой и стало… расползаться вдоль, словно его рвали, схватив за ноги. Я растерялся, не зная, что делать. Подбежать, кромсать серую плоть до потери пульса, или остаться на безопасном расстоянии, досмотрев представление до конца?
        Что-то хлюпало и шипело, выбираясь из безобразного комка плоти. А затем заскулило и понеслось на четвереньках во мою сторону, поднимая песок, словно волны.
        Маленький одноглазый Эгву? Перед глазами мелькнули острые когти серых лап. Я едва успел схватить стремительную тварь, которая прыгнула на меня с расстояния пятнадцати шагов. Мы вместе шмякнулись на берег и завозились в песке. Я взвыл, когда меня укусили в плечо. Но, несмотря на боль, продолжал не глядя колоть серую тварь, пока она не обмякла и не затихла.
        На зубах скрипел песок, на плече кровоточило несколько ран от укуса. Я сбросил с себя быстрого, как ракета, поганца. Тут же отхлебнул из фляги и, наученный горьким опытом, достал ядогон, поглядывая на шкалу здоровья.
        Одноглазик затлел, исчезая в угольно-черном облаке, а в воздухе раздался приятный щелчок.
        Получено достижение: Две головы и три глаза
        Условие получение: убейте Двуглавого Эгву
        - Фу-ух! - выдохнул я, понимая, что победил окончательно.
        Нагнулся и поднял костяной жезл. Кроме янмы, мелкий гаденыш ничего после себя не оставил. А вот его собрат решил меня вознаградить. Причем довольно щедро, судя по блеску.
        Я доковылял к месту гибели гиганта, разглядывая добычу на песке. Дубинка, пухлый мешок и огромная кость.
        Дубина Эгву - уникальная дубинка с шипами. Значительно повышает силу и мощь дробящих ударов. Для того, кто ей владеет не страшны ни щиты, ни доспехи. Однако оружие настолько тяжелое, что держать его можно только двумя руками. Слухи говорят, что Двуглавый Эгву - это плод тайной магии скорбных мастеров, хотя не всем слухам стоит доверять.
        Я заглянул в ниим: на мою аватарку в юбке теперь сверху веером падал белый искрящийся свет, видимо, указывая на очищение. Больше ничего не изменилось. Щелкнул по иконке дубины и приуныл, увидев ее характеристики.
        Ну вот… Стоило мне сменить класс, как я добыл убойное на вид оружие, которое теперь мне не подходит. Жизнь - боль.
        Кость Эгву - редкий материал, служащий для изготовления и улучшения различных предметов. Отнесите ее кузнецу или алхимику, но лучше - скорбящим мастерам. Поверьте, они найдут для нее применение.
        А призывателю ее нельзя отнести, чтобы он улучшил мой жезл? Не? Никак? Я покачал головой и подобрал мешок, где звенели монеты. Лучшее из того, что оставил после своей смерти Двуглавый Эгву. Деньги были нужны как воздух. Для встречи с вестником, на покупку Книг Странствий и Зверолова.
        Бросил золото в сумку. И побрел в пещеру, очень надеясь на то, что Эгву был единственным ее жителем, и мне не придется разбираться с его очаровательной супругой или спиногрызами.
        На небо взгромоздилось огромное облако, заслонив собой солнце. С моря задувал ветерок, катая мелкие волны; на песке, словно на поверхности пивной кружки, шептала густая пена. Пещера, к счастью, была пуста, как мой карман после шопинга у старого призывателя. Но и темна - хоть глаз выколи.
        Вернул Агни на пояс и полностью раздвинул шторки на колпаке, чтобы ничего не пропустить. Одо ничего не рассказывал про тайники и секреты, но я уже сам допер, где искать самый смак. В темных закутках подземелья, или в пещерах вроде той, что сейчас осматривал. Представляю, сколько всего ценного пропустил, когда блуждал во мраке Ирейского подземелья и никуда не сворачивал, строго следуя вдоль путеводной нити.
        Логово Двуглавого Эгву оказалось удивительно скромным по размерам для такой-то гробины. Зато все добро как на ладони. Сундук, скелет, треуголка на его черепе, записка в костлявой руке, амулет на шее, мешочек и еще один арбалет, побольше моего.
        Первым делом я, конечно, открыл сундук, подозрительно похожий на тот, что нашел в тайнике пещеры Акпати. Так и есть: на свету заиграл рубин и пара самородков. Идите к папочке, мои милые. Вы скоро мне пригодитесь. Я побросал ценную добычу в сумку, только сейчас понимая, что надпись на песке не обманывала, просто была недосказанной.
        Поднял еще один мешок с монетами, подбивая бабки. Итого: два мешка - шестьсот, два самородка по сотне и рубин - это еще двести монет. На Книгу Странствий или встречу с вестником точно хватит.
        Я склонился над арбалетом. Десять к одному, что мне не дадут его поюзать.
        Тяжелый арбалет - мощное стрелковое орудие, которое заряжается специальными болтами. В отличие от простого арбалета, стреляет намного дальше. Однако в силу своих размеров держать его можно только обеими руками.
        Подержал арбалет: красавец. С такой пушкой хоть против самого дьявола можно выйти.
        У скелета в шляпе с пером и гниющем камзоле не хватало некоторых костей. Левой ногой и правой рукой, видимо, полакомились монстры. Я посветил в его сторону и заметил наскальный рисунок, прямо над шляпой. Подошел ближе, изучая образец местной живописи. Черные угловатые человечки бесновались вокруг огромного котла, объятого языками пламени, и бросали в него двух бедолаг: большого и маленького. Жертвоприношение или вроде того, подумал я, снимая с черепа треуголку.
        Шляпа капитана Кристофера Пирса - элегантная шляпа, хранящая дух прославленного капитана. Серьезно увеличивает зоркость и немного усиливает защиту. Наденьте ее, если хотите видеть дальше.
        Несчастный капитан Кристофер Пирс. Его прекрасная шляпа. И его пещерная могила. Я повертел шляпу в руках. Что уж там кривить душой: выглядела она привлекательнее, чем повязка призывателя. И я серьезно подумывал ее нахлобучить. Но ниим указал, что этой чудесной шляпой лично я могут только мух отгонять.
        Я расстроенно хмыкнул, наблюдая, как шляпа исчезает в пасти нкита. И снял круглый амулет: кошачий глаз в серебристом ободе.
        Око странника - амулет на цепочке. Никто не знает из чего он создан, но говорят, все те, кто пытался отыскать Нвалию, носили такой амулет, чтобы найти божественный мир, сокрытый от людских глаз. Наденьте амулет на шею, чтобы увидеть незримое.
        Опять сплошная муть. Не, пусть пока полежит в сумке. Амулет Млита хоть и бесполезен, но я по крайней мере знаю, чего от него ждать. А этот повесишь на шею, и на тебя, чего доброго, какие-нибудь призраки из потустороннего мира полезут.
        Часть останков капитана Кристофера Пирса, которые все еще хранят след его страданий. Этот предмет нельзя продать, поэтому используйте его на свое усмотрение.
        Очередная загадка. Я положил останки в сумку и вытянул из костяшек записку.
        Нвалия оказалась обитаемой. Я не знаю точно, кто ее населяет. Но каждую ночь к высокой скале на берегу приходят карлики в вороньих перьях и совершают там кровавый ритуал. Из пещеры я слышу их злые песни.
        …Раны на моем теле продолжают гнить. Мне осталось недолго… Если вы вдруг найдете мое тело, прошу, нет, умоляю, уплывайте немедленно с острова, потому что это не земля богов, а место, где правит лишь тьма.
        Внимательно осмотрев пещеру еще раз, я вернулся на берег. Стер слово «Нет!» под стрелкой и написал: «Сокровище. Страшный враг».
        Глава 27. Без смертей
        Дорога до Привала охотника выглядит безопасной. Светло, тепло и тихо, от указателя ползет аккуратная тропинка. Однако рисковать понапрасну не хочется. А ну как из всех трех тропинок, проброшенных сквозь Элимский лес, именно путь к прославленной Абаси окажется опаснее Ирейского подземелья? Выскочит какая-нибудь пакость, и… опять искать нового босса.
        Можно было махнуть сразу к вестнику, чтобы он свел меня с Юи. Но я решил поступить хитрее: дождаться колокольного звона, вернуться на площадь и провернуть трюк, как в прошлый раз. Если у жертвенных алтарей отыщу Юи, не придется тратить монеты на его вызов. А если Свэна или Дока, еще лучше.
        Я поглядел на указатель, позвонил в колокольчик, желая отправиться в лагерь, и шагнул в портал.
        Одо сидел на своем месте, возле угасшего очага, и читал Книгу Искупления. Или делал вид, что читает.
        - Давно тебя не было видно, - добродушно сказал Борода.
        - Постой, ты меня узнал?
        - Конечно, - улыбнулся советник, постукивая пальцем по странице. - Здесь все записано, каждый твой шаг, призыватель Dark555_XXL.
        - А другие меня узнают?
        - Инвилу я уже рассказал. А богам и так все известно. Ты для них все равно что голый.
        Я расстелил шкуру и лег. Приятно было вернуться в лагерь, увидеть Одо и услышать его спокойный голос.
        Ветер нес с бескрайнего поля легкие запахи трав. Прозрачно-голубое небо медленно пересекала стайка облаков. Вот то, огромное, это Свэн. А мелкое - Юи. А два оставшихся - мы с Доком.
        - Ты знаешь, где искать Нергаала?
        - Знаю, - как-то мрачно ответил Одо.
        - Когда я улажу некоторые свои дела, расскажешь, как его найти?
        - Не просто расскажу, а пойду вместе с тобой. После того, как ты уничтожишь Слепого Стража.
        - О, господи, это еще кто?!!
        - Своего рода судья, который решит, есть ли у тебя силы, чтобы сразиться с Нергаалом, или пока ты недостаточно хорош.
        - Не парься, я только что прикончил Двуглавого Эгву. С первой попытки, между прочим.
        - Это хорошо. Очень хорошо.
        - А этот Нергаал? Каков он?
        - У него множество лиц. Говорят, может хоть червем, хотя птицей, хоть зверем обернуться.
        - Что ж, если в момент нашей роковой встречи он предстанет в облике червяка, то это существенно упростит мне задачу. Я просто раздавлю его своим новеньким сапогом призывателя. Если что, то это была шутка… юмора. Понимаю, что будет непросто.
        Одо ничего не ответил. Я не видел его лица, так как глазел на плывущие облака. Но почему-то чудилось, будто он улыбается, причем грустно.
        Небо вдруг дернулось, словно по нему проплыл призрак. Я моргнул несколько раз. Но странная стеклянно-голубая пелена не исчезла. Вот опять! Напрягся. Сел на шкуре, теперь уже ясно увидев, как сгущается воздух.
        - Одо, что-то происходит, - с дрожью в голосе пробормотал я, слушая тонкий треск.
        Советник и глазом не моргнул:
        - После агхарама такое иногда случается.
        Ответ удивительно невозмутимого советника ничего не прояснил, и я поднялся, вытягивая лезвие из петли. Агхарам - это очищение, а очищение - это возможность найти друзей. И рисковать им я не стану.
        Видимо, уловив мою очевидную тревожность, переходящую в панику, Борода произнес:
        - Кто-то из грешников или мучеников приглашает тебя на встречу.
        После этих слов треск усилился, словно пламя принялось обгладывать свежий хворост в огромном костре, и пространство над очагом расползлось в знакомый портал.
        С той стороны портала, на фоне стен Храма вестника и не стихающего листопада, стоял незнакомец в ярких безвкусных одеждах и махал мне рукой - мол, давай. Рыжие усы и борода, над кучерявой головой висит красный ник: «Dr. Cannabis».
        Не! Не-не-не! Это не мог быть Док. Хотя его цвет волос. Но… я сменил ник, и даже Юи теперь не знал моего имени. И вообще…
        - А это не опасно? Ну, если я туда…
        - По-разному бывает. Ты можешь отказаться.
        Что не ответ, то хочется грязно выругаться. И на советника, и на дурацкие правила игры, и на… неопределенность.
        - Если он меня прикончит, так и знай, ты будешь виноват. Сам потом на босса пойдешь. Агхарам-магхарам, блин.
        Рыжий черт продолжал махать мне ладонью. Выглядел он дружелюбно: оружие - на поясе, на лице улыбка. Но в мире, где тебя может цапнуть даже лестница, улыбке незнакомца лучше не доверять.
        Пришлось достать и жезл, чтобы чувствовать себя хоть немного увереннее.
        - Ну, я пошел, - сам не зная зачем, брякнул я.
        И нерешительно шагнул в портал.
        - Привет, Адам! - лицо бородача-рогача резко потеряло улыбку. - Не представляешь, как мне хочется тебе одновременно обнять и убить самым изощренным способом, на который только способен разум корабельного доктора.
        - Док! - радостно воскликнул я.
        - Время свиданий должно быть оплачено, - хмуро напомнил вестник.
        Ник у него был прежний - BigBoss_120.85, но сегодня посланник богов играл намного лучше, слово с последней встречи взял пару уроков актерского мастерства. Взгляд суровый, а голос жесткий, грубый. Ну вылитый Свэн.
        - Извините, - извинился Док. - Наш великодушный гость сейчас все оплатит. - Он ожег меня взглядом. - Ты ведь оплатишь, Адам?
        - Я…
        Док не дал мне ответить:
        - И только попробуй мне сказать, что у тебя нет монет для того, чтобы вызвать Юи. Потому что у меня их тоже нет, так как я потратил все свое золото на то, чтобы сперва узнать твой новый ник, который ты какого-то хрена решил изменить, а потом, чтобы вызвать тебя.
        - Время свиданий должно быть оплачено! - прикрикнул на нас вестник. - Больше никаких разговоров! - он поднял руку, словно собираясь метать в нас молнии.
        Я быстро закивал и подбежал к алтарю, решив ненадолго отложить обнимашки, объясняшки и оправдашки. Торопливо ссыпал монеты.
        - Мало, - сказал вестник.
        - Как мало? Было же пятьсот монет?
        - Пятьсот монет - это встреча для двух грешников. А для трех - тысяча.
        - Рубины и самородки подойдут?
        - Да.
        Я бросил драгоценности в алтарь.
        - Теперь все правильно, - подтвердил вестник. - Кого из грешников или мучеников ты желаешь призвать в Храм вестника?
        - Yourdream_32, - ответил за меня Док.
        - Да будет так! - произнес вестник.
        Сквозь дыры в крыше медленно падали мелкие листья, зеленые, с пятнышками желтизны. Кружились, качались в потоках солнечного света, слово кораблики в мистическом водовороте желтого моря.
        Мы стояли друг от друга на расстоянии семи шагов. И молчали, чтобы не гневить божественного вестника. Док тяжело пыхтел, будто запыхался, и смотрел мне в глаза. А мне от его упрекающего взгляда хотелось провалиться сквозь в землю.
        Док полыхал яростью. Раскалился, как красный гигант. Того и гляди бахнет сверхновой. Я почти физически ощущал идущее от него излучение, насыщенное гневом и бешенством. Всегда считал нашего бессменного корабельного врача предельно спокойным и крайне отходчивым человеком. Но Гремука даже его изменила. Клянусь богом, если бы не знал, кто сейчас стоит передо мной, завешенный разноцветными склянками, как рождественская елка, подумал бы, что встретил Свэна. Нет, это я уж что-то слишком сгустил краски. Свэн не стал бы язвить и сдерживать себя, опасаясь какого-то там божественного вестника. А без всяких прелюдий дал бы в морду. Или просто убил бы, как сказал Юи. А вот, похоже, и он.
        Возле алтаря, который только что сожрал мои монеты и не подавился, вспыхнул портал, выпуская шикарную блондинку в серых доспехах. Откуда это он прибыл? Я смотрел в портал, изучая незнакомое место: большой деревянный дом посреди лесной чащи и двор, утыканный соломенными мишенями и чучелами. Привал охотника?
        Юи крепко меня обнял, потом махнул Доку. А вестник достал песочные часы и поставил их на подлокотник.
        - У вас есть пять минут, - предупредил BigBoss_120.85.
        И я вновь растерялся, глядя, как льется драгоценное время. Док, в отличие от Юи, обнимать меня не стал, а подошел к нам и остановился в двух шагах, сдерживая себя изо всех сил. Если бы он бросился на меня с кулаками, я бы не стал защищаться. Но он, к счастью, совладал с собой, жамкая и дергая рыжую бородку.
        - Ну и что мы будем делать? - спросил Док мрачно.
        Повисла неловкая пауза, словно между чужими людьми, которым не о чем поболтать. Юи растерянно захлопал глазами. Из-за его спины торчал новый лук, смахивающий на тот, что я нашел в Ирейском подземелье.
        Лук… о чем я думаю? Какой лук? Я только что встретил двух лучших друзей и вместо того, чтобы радоваться встрече, разглядываю виртуальное оружие на спине одного из них.
        Пришлось, как всегда, брать инициативу в свои руки.
        - Значит, вы все убили Двуглавого Эгву? - спросил я первое, что пришло на ум.
        Оба глянули на меня с преувеличенным изумлением.
        - Кого? - не понял Док.
        Юи предпочел тактично промолчать.
        - Но вы же оба здесь, а значит…
        - Вообще-то я сварил зелье очищения, - пробормотал Док. - И никакого Эгву мне для этого убивать не пришлось.
        - А я получил это зелье после того, как исполнил просьбу Абаси, - пояснил Юи. - А кто это Эгву?
        - Тот, кто дважды прикончил тебя на берегу в самом начале игры.
        - О-о, тебе удалось обшарить его пещеру! - сразу возбудился Юи. - Что там? Нет, не говори! Пусть это будет сюрпризом. Я как раз на днях собираюсь к нему наведаться. В подземелье осталась буквально пара уголков, которые я еще не осмотрел.
        - Вы о ком вообще? - раздраженно спросил Док.
        И теперь мы с Юи удивленно таращились на него.
        - Монстр из береговой пещеры, - сказал я. - Две башки и три глаза.
        - А-а, повелись на надпись, - ухмыльнулся Док.
        Песочек сыпался и сыпался. Но все вдруг как будто забыли, для чего мы здесь собрались.
        - Думаю, у нас есть более важные дела, чем хвастаться виртуальными подвигами, - напомнил я. - Мне кажется, я знаю, как нам помочь.
        - Тогда излагай, - пробурчал Док.
        - Во-первых, я попытался связаться с сестрой, чтобы наладить связь с внешним миром. Надеюсь, вы сделали тоже самое.
        Молчание.
        - Адам, - начал Юи без оптимизма. - Ты же понимаешь, где живет моя родня, и даже если я с ними свяжусь, то они все равно не смогут сюда добраться. Да и зачем? Они - обычные старые фермеры. А не юристы.
        Я понимающе покивал, скосил взгляд на Дока.
        - А у меня, кроме вас, все равно никого нет, - он пожал плечами. - Так что там «во-вторых»?
        - Вы слышали про Нергаала? Про затмение?
        Они молчали, переглядывались с непониманием.
        - Короче. Как я понял, из этой виртуальной тюряги есть два способа выбраться. Первое: отстрадать положенный срок и каким-то чудом не свихнуться. Второе: убить безбожника Нергаала до того, как наступит затмение. А наступит оно примерно через год.
        - Это правда? - не поверил Док.
        - Вестник так сказал.
        Решив не доверять мне на слово, Док и Юи поглядели на вестника. И тот кивнул, постукивая указательным пальцем по песочным часам.
        - Расспросите Одо. Он знает, где его искать, - сообщил я. - А про Свэна ничего не слышно?
        - Три дня пытались найти его на площади, пока дожидались твоего очищения. - Док покачал головой. - Безуспешно.
        - Вы ждали три дня?
        - Сперва Юи отыскал меня, распугав всю площадь своими криками. А потом мы оба отправились к вестнику, с удивлением узнав, что наш дорогой капитан жив и здоров, просто шастает по Нвалии под другим именем и под другим классом. Если что, информация была отнюдь не бесплатной.
        - Стоп, - сказал я, пропуская упреки мимо ушей. - А про Свэна вестнику ничего не известно? Вы пытались узнать хотя бы его никнэйм?
        - Конечно, пытались, - вздохнул Юи. - Но ты бы знал, сколько это стоит. А мы оба на мели.
        - Так, нам нужно разыскать Свэна, - торопливо проговорил я. - И как-то организовать новую встречу. Давайте устроим ее сегодня на площади, чтобы не тратить деньги, которых все равно нет, и вместе поищем Свэна. А там разберемся.
        - Хорошо, - сказал Юи.
        - Значит, решено. И Док, я знаю, что ты на меня злишься. Но я чертовски рад тебя видеть.
        Я протянул ему руку, и после недолгой паузы он ее все-таки пожал. А сверху на наш замок примирения опустилась холеная ладонь Юи.
        - Команда, - с улыбкой сказал я.
        И в этот момент BigBoss сообщил, что время встречи истекло.
        Динь-динь-дон! Динь-динь-дон! Два колокольчика зазвенели в храме, распахивая порталы. Свэн и Юи отправились в свои миры, а я остался. И подошел к вестнику.
        - Я просил узнать о моей сестре, Еве Найт. Как продвигаются поиски?
        BigBoss_120.85 выставил ладони, и над ними зашелестела прозрачно-голубая толстая книга. Он полистал ее, ткнул пальцем в страницу, провел им черту и проговорил:
        - Запрос обрабатывается.
        Я понурился. Вытащил колокольчик, позвонил им и через портал вернулся в лагерь.
        - Как все прошло? - поинтересовался Одо.
        - Ну, меня не убили и даже не ранили, хотя, полагаю, очень хотели. Я узнал, что очиститься можно не только при помощи агхарама, что меня очень радует. А еще нашел двух друзей. Теперь осталось найти третьего, чем в ближайшее время и собираюсь заняться.
        Я глянул на часы. Вновь лег на шкуру, бездумно блуждая взглядом по чистому небу. Выпустил Агни из фонаря: пусть порезвится в лагере, может даже поджечь что-нибудь.
        - Ох, шалунья, - проговорил Одо. - Ну, иди ко мне. Я тебя угощу.
        Приятно повеяло дымком. Тонкая сизая ниточка поползла к небу. Я смотрел, как она тянется, словно росток, и думал о грустном. Вот так тоже растешь-растешь, а потом - бац! - и оказываешься в стеклянном гробу. Ни жив, ни мертв. А твое сознание неприкаянно блуждает в потемках враждебного виртуального мира.
        - Еще хочешь? - спросил советник.
        Я прикрыл глаза, погружаясь в мягкую, как перина, безмятежную дрему…
        Из сна меня выдернул зов богов. Как же этот колокол достал! Так взял бы и шлепнул бы звонаря. За милую душу, честное слово. Все равно из всех неписей халаты - самые ограниченные.
        Поднялся, сунул Агни в фонарь, позвонил в колокольчик и переместился к площади. Быстро прошагал к алтарю и, ссыпав монеты, стал искать глазами ники друзяк: «Youdream_32» и «Dr. Cannabis».
        Среди толпы заметил игрока по имени «White_Rabbit». Первое слово - фамилия нашего Свэна. Грешник. По виду воин… Не, Свэн не стал бы называть себе кроликом. К тому же, с чего я решил, что наш бортмеханик обязательно выберет этот класс? Но ведь класс Дока я точно угадал.
        Монеты звенели не переставая. Мимо меня шумной рекой текли игроки. Надо проверить. Я подбежал к воину с ником White_Rabbit и встал у него на пути.
        - Свэн Вайт? Я - Адам.
        - Чо надо, придурок? - враждебно буркнул верзила. - Отвали.
        Воин толкнул меня и пошел к алтарю.
        - Понял. Ты - это не он. Хотя характер очень похож, - сказал я ему вслед.
        В этот момент на мое плечо опустилась ладонь. Я повернулся и увидел Дока. А секундой позже появился и Юи.
        - Начинаем, - скомандовал я.
        И мы начали. Разошлись в разные стороны, выкрикивая имя нашего сурового бортмеханика. «Свэн! Свэн Вайт!» - то тут, то там раздавались голоса. Но через несколько минут колокольный звон стих, а площадь опустела. И на ней остались лишь я, Юи и Док.
        - Что теперь будем делать? - спросил Юи.
        - Не знаю, - сказал Док. - Завтра попробуем снова.
        - Вы искали нас со Свэном три дня, - начал размышлять я вслух. - Я тоже его искал, когда встретил Юи. Несколько попыток в разное время. И ничего.
        - Думаешь, с ним что-то случилось? - спросил Док.
        - Ты же знаешь его взрывной характер, - задумался я. - А вдруг он вообще вне игры? И мы… - мне было стыдно произносить эти слова, - просто зря тратим время.
        Два обвинителя неодобрительно уставились на меня. Док набычился. Юи брезгливо дернул плечиком.
        - Эй, я вовсе не хочу сказать, чтобы мы прекращали поиски, - попытался оправдаться я. - Это было бы подло с моей стороны. Но чтобы не стоять на месте, давайте сделаем так. После убийства Слепого Стража… Про него-то вы слышали?
        - Моя следующая цель, - ответил Док.
        Юи молчал, стыдливо опустив взгляд.
        - Юи, хватит обшаривать подземелье. Лучше поговори с Одо. Так вот… После убийства Слепого Стража никаких приключений. Каждый день ждем друг друга на площади и ищем там Свэна. Так мы все будем чистыми и на одной волне. Возможно, за это время объявится моя сестра и что-нибудь придумает. Идет?
        Они покивали. Но по их глазам я понял, что мой план звучал не очень убедительно. Положа руку на сердце, мне он тоже не сильно нравился. Веяло от него бесчестием и даже предательством. Но другого пока не было.
        - Тогда вперед, - сказал я, направляясь к барьеру.
        До барьера дошли в скорбном молчании, словно только что похоронили Свэна, и разлетелись по своим мирам.
        Не знаю, внял ли Юи моему разумному наставлению, но лично я намеревался прямо сейчас пойти и выбить все дерьмо из Слепого Стража, который стоял между мной и свободой.
        - Одо, я готов предстать перед судьей, - решительно сказал я. - Веди меня к нему.
        Советник поднялся и молча побрел в сторону поля за поваленными колоннами. В сторону зеленого и волнистого, как море, поля, где меня когда-то раздавил огромный ком, слепленный из мелких вучи-вучи. С тех пор многое изменилось, лишь боль осталась болью - жестокой, бесчеловечной, сводящей с ума и оставляющей глубокие шрамы в душе. Сейчас мне точно хватило бы стойкости, чтобы удрать от скопища вучи-вучи. Да только нужно ли было теперь от них удирать? Когда в одной руке острое лезвие Аиолор, а в другой жезл, способный призывать черепа со стальными челюстями.
        Трава тихо шелестела, щекотала обнаженные ноги, забиралась под юбку. Одо остановился у статуи Аиолор, низко поклонился ей, опустив свою бороду почти до земли, и торжественно произнес:
        - Грешник Dark555_XXL пришел сюда, чтобы пройти испытание. Впусти его, о прекрасная богиня Аиолор, покровительница всех рукодельниц, дабы он мог продолжить свой путь во имя искупления.
        Слова были произнесены, и статуя с шорохом поехала назад, освобождая проход.
        - Богиня согласилась тебя впустить. Ты можешь идти.
        Я глянул вниз. О нет, только не очередное подземелье.
        - А ты разве не пойдешь со мной?
        - Этот путь ты должен пройти один. Когда завершишь испытание, мы продолжим поход вместе.
        - Скажи мне, что это не новое подземелье.
        - Это не новое подземелье, - успокоил меня Одо. - Кроме Слепого Стража, там больше никого нет.
        - Надеюсь, ты прав.
        Я раздвинул шторки на фонаре и начал осторожно спускаться. Где-то через минуту лестница закончились. Я остановился, обернулся, посмотрел на квадрат света надо мной, в котором стоял Борода, и двинулся вперед.
        Это был просто тоннель, широкий, прямой, темный, выложенный черными камнями, без секретов, добычи, монстров и Слепого Стража. Ему просто негде было здесь затаиться. Некоторое время я шел не спеша, опасаясь ловушек, глядел под ноги, по привычке замирал, прислушивался, нервно покручивая рукояти лезвия и жезла. Но затем махнул рукой, понадеявшись на слова Одо, и ускорил шаг.
        Идти пришлось долго. Долго и нудно. Ни одного ништяка по дороге. Бессмысленная трата времени. Когда в свете фонаря наконец-то показались ступени, ведущие вверх, я буквально взбежал по ним, несмотря на то, что знал, куда ведет меня этот унылый, казавшийся бесконечным тоннель.
        Лестница вывела меня к высоким деревянным воротам, по которым вязкими струями текла тьма, надежно забивая щели. Поглядеть, что находится по ту сторону ворот, мне не удалось. Тогда я прислушался, но услыхал лишь тихий шепот ветра.
        Делать было нечего. Я толкнул врата и под их пронзительный скрип вышел на… огромную круглую арену. Много колонн повсюду, высокие стены с торчащими кольями, бледно-желтый песок под ногами. Высоко в небе летали крикливые вороны, а далеко впереди стоял железный трон, на котором скучающе, подперев подбородок кулаком, восседал воин в серебристых латах. Меч его, похожий на огромный тесак и почти в человеческий рост, находился рядом и сиял, словно снег под звездами. Над шлемом… плыли красные буквы. Забрало было опущено, его перетягивала широкая повязка.
        Если Страж и вправду слеп, то мне нечего опасаться, подумал я. И пошел, пытаясь прочесть ник. Увидел, как воин тяжело встал, взял меч обеими руками и положил его на плечо, словно винтовку. И тут мне наконец-то удалось прочесть имя противника: «Sven_White».
        При виде ника меня одномоментно охватила и ликующая радость, и холодный ужас. Я бросил жезл и лезвие в песок. Широко раскинул руки, показывая, что не желаю драться, и направился навстречу старому другу. А он - ко мне.
        Когда между нами осталось шагов пятнадцать, я во всю глотку прокричал:
        - Свэн, это я - Адам! Адам Найт! Юи и Док. Они тоже здесь. Мы искали только тебя. Опусти оружие! Я понимаю, что виноват! Я все объясню! Остановись!
        Я затаил дыхание и едва уловил движение воина, когда он сорвался с места и метнулся ко мне, проскользив по песку, как по льду. Перед глазами словно блеснула молния, рассекая пространство наискось. Но это была вовсе не молния, а разящий меч, сверкнувший на солнце.
        Самая быстрая смерть.
        Почти безболезненная смерть.
        Наверное, та самая смерть, которая приходит к человеку, если его разрубают пополам.
        Глава 28. Горизонт событий
        Я крутил граненый пузырек с зельем мертвой плоти, думая принимать его или сберечь на самый черный день. Да куда уж чернее? Пошли третьи сутки, а Слепой Страж живее всех живых. Хожу на арену как на работу, исполняя роль тренировочной туши. Меня рубят и вдоль, и поперек (чаще все-таки поперек). Меня насаживают на меч, слово мясо на вертел. Меня бросают на колья, торчащие из стены. Надо мной издеваются, позволяя истекать кровью. Иногда со мной играют, как… кошка с мышкой.
        Адам Найт, ты - салат. Я истерически рассмеялся, когда в воспаленный от бесконечных мук и смертей разум пролезла эта безумная мысль. Ну, это и правда звучит смешно. Разве нет? Мне уже приходилось ощущать себя раскатанным кусом теста для пиццы. Теперь вот салат. М-м, аппетитный салатик из моих кровавых ошметков, политый сверху оливковым маслом и присыпанный свежемолотым перцем. Наверное, пальчики оближешь.
        Я опять засмеялся, привлекая внимание советника. Он заглянул в книгу и, покачивая головой, с сочувствие пробормотал:
        - Девяносто девять смертей.
        - Через одну будем отмечать юбилей, - со злой ухмылкой произнес я, с трудом сдерживая истерику. - Отведешь меня в вашу таверну. Напьемся до полусмерти. А-а, - я махнул рукой, - там все равно выпивка ненастоящая. Как и все в этом мире. Даже я ненастоящий. Ведь это… - Я положил указательный палец поперек губ… - только т-с-с! Ведь это на самом деле мое сознание, мой аватар, моя цифровая оболочка. А я, реальный я, не призыватель в юбке, а я, космический дальнобойщик, лежу в стеклянному гробу, окутанный проводами, словно бедная муха паутиной. И всем насрать!
        - Тебя опять тянет прошлое, - резюмировал Одо, словно дипломированный психолог. - Оставь его и сосредоточься на бое. На арене. На том, кто ты есть здесь и сейчас, а не кем ты был в своей прежней жизни. Только это важно.
        На арене… Свэн на ней больше так и не появился. Каждый раз, когда я возвращался на арену, меня там ждал новый игрок в образе Слепого Стража. Грешник, мученик. Но только не наш бортмеханик.
        Я опустил взгляд на флакон. Солнечный свет дробился на его гранях, заставляя стекло переливаться фантастическими оттенками.
        - Одо, я все испробовал. Мои атаки, что мечом, что черепами - для него как комариные укусы, от огня он всегда уворачивается, а бросать в него вспышку или пепел наквы вообще бессмысленно, потому что он и так ни черта не видит. Зато слышит, даже как я моргаю. Ничего не помогает. Он словно крейсер, весь в броне, летает быстрее ветра и сразу бьет наповал. Только почует шорох моих ног, и можно заказывать панихиду. Так как мне его одолеть?
        - Я тебе уже говорил. У всех есть слабости. Наблюдай, изучай, думай. И наконец оставь прошлое в прошлом.
        - Да я уже думалку сломал, пока пытался понять, как его прикончить. Очевидно, пришло время хлебнуть ядреного пойла.
        Я выбил пробку и влил в себя все до капли. Название оказалось обманчивым. На вкус зелье мертвой плоти было как крепкий и холодный кофе, без сахара. Очень густая и горьковатая жижа, пробуждающая отзвуки свободы. Так… Опять я покатился в прошлое. Надо слушать Одо. И забыть на время о свободе, о своей вольной жизни и о Свэне, который пропал после того, как меня разрубил.
        Что я еще не испробовал? И что из того, что я уже испробовал, было хоть немного эффективно? Жало вучи-вучи. Пусть оно обездвиживало Стража на считанные секунды, но это лучше, чем ничего. Огонь - нет, вспышка - нет, пепел наквы - нет, арбалет, увы, тоже нет. Пока целишься, тебя сто раз успеют убить.
        Я залез в инвентарь, пробежал взглядом по хламу. Старая добрая крышка с ручкой… Если ее возьму, то придется убрать либо лезвие, оставшись без ударной мощи, либо жезл, лишившись черепков. Впрочем, в этом бою от них все равно нет никакой пользы. Только свои зубы стачивают да ломают о броню. Что еще осталось, кроме Ока странника? Похоже, ничего.
        Снял с шеи Страсть Млита и бросил его в сумку. С ремеслом у меня как-то сразу не заладилось. Так ни разу ничего и не смастерил. Да и зачем, если болты все равно проще купить, чем сделать самому. Повесил новую побрякушку, поглядел по сторонам в надежде увидеть незримое. Но увидел лишь зеленое поле, поваленные колонны, разрушенные стены и советника Одо, который наблюдал за моей подготовкой. Ровным счетом ничего не изменилось. Даже от ачивок больше пользы. Они, по крайней мере, иногда веселят.
        Последний штрих. Я вытащил успокоительную настойку, выпил. Надо забыть о Свэне, пока не разделаюсь со Слепым Стражем.
        - Ну, пожелай мне удачи, - поднимаясь, попросил я.
        - Удачи, - тепло улыбнулся советник.
        Я достал колокольчик. Позвонил, возвращаясь к вратам арены. Успокоительной настойке надо был разойтись, и я решил немного побродить перед воротами, пока мозги не прочистятся и не остынут полностью.
        Включил фонарь. Закуток перед ареной был темным и небольшим, шагов двадцать от стены до стены, и столько же от ворот до входа в тоннель. Особо не разгуляешься. Почесал щеку. Чертов Страж. Чертова игра. Чертов груз.
        Остановился у левой стены и, поругиваясь про себя, заметил слабый блеск. Словно кто-то наклеил на нее прозрачное стеклышко размером с ладонь, и оно теперь ожило под ярким светом Агни, поблескивая тонкой розоватой льдинкой.
        Прежде ничего такого здесь не было. За трое суток боев я успел изучить это место до последней трещинки. Вот именно так не раз стоял у этой самой стены, и у противоположной тоже, размышляя, как замочить босса, и дожидаясь, пока начнет действовать настойка.
        Я опустил взгляд на Око странника, понимая, что, похоже, преждевременно счел амулет, найденный в береговой пещере, никчемной безделушкой. Положил пальцы на мерцающее пятно, аккуратно, словно археолог, стер пыль со стены и нащупал чуть выступающий камень. Но сразу его тянуть не стал, опасаясь струи яда или свиста стрел. Могло случиться, что угодно: обрушиться потолок или пол. Эй, сказал я сам себе, вспомнив, что несколько минут назад выпил обезболивающее. Если что-то вдруг произойдет, невелика беда. Всего лишь умру в очередной раз, и даже, возможно, без мук, а вдобавок проверю эффективность хваленого зелья.
        Кончики пальцев крепко вцепились в камень. Я потянул его и вытащил из стены, обнаружив тайничок, где лежал свиток, блестящий, как и любая нетронутая добыча. Сунул ладонь в углубление, коснулся пожелтевшей бумаги, наблюдая как в желтом свете фонаря возникает пояснение:
        Одна из техник мастера Климба
        Климб, Климб, Климб… Мысли закрутились, как несмазанные шестеренки, поворачивая поток времени вспять. Борода говорил о нем. Кажется, это учитель воинов из какой-то крепости, где я никогда не был. Впрочем, уверен, я много где еще не побывал, включая Привал охотников. А уж сколько всего ценного пропустил, не имея под рукой волшебного Ока странника.
        Я развернул свиток и уткнулся взглядом в картинку. Воин, подозрительно похожий на Стража, несся на всех парах, выставив перед собой меч, слово копье, а второй участник нвалийского комикса, похожий на бродягу, ловко кувыркался под огромным летящим лезвием, уклоняясь от атаки.
        Бумага испарилась и… ничего больше не произошло. Во всяком случае, после просмотра веселых картинок, названных техникой мастера Климба, суперменом я себя не ощутил.
        Кувырки-кувырочки. Легче сказать, чем сделать. Попробуй рассчитать нужное время для уклонения, когда в твою сторону летит самая настоящая торпеда. Да и при таком маневре потерять противника из виду проще некуда.
        В голове начал вызревать план. Выхожу на арену и сразу бегу к ближайшей колонне, которая иногда позволяла мне продержаться чуть больше минуты. Если Страж успевает меня нагнать, то делаю этот спасительный кувырок. А дальше, очевидно, опять придется плясать вокруг колонны, ковыряя броню Слепого Стража. Время безумных экспериментов!
        Я притушил фонарь, встал у ворот, открыл их и вышел на арену. Надо признать, вышел довольно храбро для человека, которого тут прикончили несколько десятков раз. Две настойки внутри, одна от боли, а другая от мрачных дум, сделали свое дело. В ногах и руках не было прежней тяжести, страх, сковывающий и движение, и разум, рассеялся, сердце билось ровно.
        Ненавижу, когда они так делают! Едва я шагнул на арену, едва под моим сапогом вздохнула земля, выпустив облачко желтоватой пыли, как Слепой Страж сорвался с места, не дав мне настроиться на битву и не позволив спокойно добраться до колонны.
        Пришлось тоже нестись что есть сил. Я был быстр, но противник, увы, быстрее. После каждого рывка шагов на двадцать босс замирал, видимо, чтобы восстановить стойкость, а потом снова летел в мою сторону, оставляя за собой клубы пыли. Но даже несмотря на передышки, он успевал добраться до меня раньше, чем я до спасительной колонны.
        Краем глаза я увидел, как он остановился в третий раз. И понял, что сейчас мне либо придется кувыркаться, либо снова умирать. Потому что огромный меч Стража не знал промаха и убивал с одного тычка.
        Вжуу! - пронеслось со стороны врага, когда до колонны оставалось от силы пять шагов. Меня обдало потоком воздуха, и я кувыркнулся, пропуская над собой сияющий клинок. Будь на моей башке рога, сейчас бы их точно срезали.
        Слепой Страж с синим ником Dead_Jenkins пролетел по инерции еще футов десять, а я на последних каплях стойкости укрылся за колонной. Кувырок меня спас, но отнял стойкости столько, словно я пробежал арену по кругу пару раз.
        Я аккуратно высунулся из-за колонны, чтобы взглянуть на босса. Противник стоял на месте и слегка водил головой, пытаясь по звуку определить нахождение цели. Шлем, обмотанный кроваво-красной повязкой, широкий меч, которым можно, наверное, разрубить даже Годзиллу, и тяжелые серебристые доспехи, теперь почему-то поблескивающие… бледно-розовым, как тайник перед вратами арены.
        Чего? Я не совсем вкурил, что от меня требовала игра. Вернее, совсем не вкурил. Уж простите, я и без Око странника понимал, что с непробиваемыми доспехами надо что-то решать. Но игрок, сидящий внутри них, как улитка в раковине, не тайник перед ареной. К нему так просто не подберешься. Он ведь и убить может, что, скорее всего, и сделает, когда я попытаюсь сорвать с него доспехи.
        - Эй, нубасик, где ты? Покажись. Обещаю, я сделаю это быстро. Чик - и все. Ты даже не успеешь ничего почувствовать. Хватит прятаться, как крыса. Ну, выходи! У меня еще дел по горло.
        Ага, щас, как бы не споткнуться. Нашел чем оскорбить. Я и сам знаю, что не лучший игрок в мире Нвалии.
        Страж устал стоять столбом и, заскучав, неторопливо пошел в мою сторону, как будто других сторон ему не хватало. Меч опущен, острый кончик тихо бороздит песок, оставляя волнистую канавку.
        Розовизна доспехов не давала мне покоя. Это была очевидная подсказка, но… Я посмотрел на шкалу стойкости: можно снова бежать и кувыркаться. Только куда? Да и зачем? Бой я так все равно не выиграю, лишь Стража еще пуще раздраконю. А у него синий ник, эти любят поиздеваться.
        Я повернулся, шурша песком, и тут же в колонну врезался меч. Но меня не задел, и я понесся прочь от босса, надеясь, что его стремительный клинок не воткнется в спину, а мне хватит стойкости для кувырка. Раздосадованный промахом и изрядно затянувшейся схваткой Dead_Jenkins разразился отборной бранью, что было мне только на руку.
        Страж прогудел позади. Остановился. У меня появилось несколько секунд, чтобы добежать до следующей колонны и укрыться за ней. И тут я заметил, что она, как и доспехи босса, как и тайник в стене, поблескивает, словно розовое стекло. Замешкался в пяти шагах от укрытия и под гул летящего стража сделал кувырок в сторону, пропуская противника вперед.
        Босс не успел свернуть и тяжелым тараном ударился прямо в колонну. Бухнуло и лязгнуло знатно. Dead_Jenkins от такого сокрушительно удара с криком ухнулся наземь. А я замер, задержал дыхание, чтобы себя не выдать, и увидел, как верхушка колонны зашаталась, а потом полетела вниз, прямо на стража, который начинал подниматься.
        Снова громыхнуло. И снова Слепой Страж закричал, не понимая, что происходит. А происходило вот что: доспехи слетали с босса, как скорлупа с ореха. Панцирь, поножи, наручи отваливались по частям, падали в песок, поднимая пыль, и исчезали в серебряной дымке.
        Жаль, из-за шлема, часть которого прикрывала шею, нельзя было срубить башку, как мумии, с сожалением подумал я, ринувшись в атаку.
        Когда подскочил к противнику, на его теле остался только шлем и набедренная повязка. Лишившись доспехов, не успев очухаться от потрясения, воин пропустил мой первый удар и дико завопил от боли, очевидно, играя без поблажек. Лезвие воткнулось ему в грудь, из раны на песок и кожу брызнула горячая кровь.
        Мучительная боль быстро привела Стража в чувство. Его меч, горизонтально рассекая воздух, промелькнул в трех дюймах от меня. Враг был ранен и зол, но все еще прекрасно слышал и не собирался сдаваться, несмотря на кровоточащую рану.
        Я решил отступить. Метнулся в сторону, чтобы не попасть под удар, а затем вновь спрятался за колонной, которая подарила мне шанс на победу, обрушив на воина огромную каменюгу.
        Бросил щит, вынул жезл и, понимая, что сильно нашумел, прыгнул подальше от укрытия. Однако Dead_Jenkins как будто этого и ждал, бросившись с выставленным мечом в мою сторону.
        На этот раз я видел, как на меня летит обезумевший Страж, и уже кувыркался не наобум, а точно рассчитав момент. Я оказался далеко за спиной воина. Самое время было воспользоваться бонусами своего класса.
        Сердце колотилось как бешеное, когда я лихорадочно, один за другим, рисовал круги, призывая черепа, - мой маленький отряд смерти.
        Dead_Jenkins уловил клацанье челюстей, и первая черепушка не достигла цели, угодив под выверенный удар огромного клинка. Но двум другим удалось проскользнуть и вцепиться мертвой хваткой в грудь и в плечо воина.
        А затем подоспел и я. Зрелище на самом деле было тошнотворно-жутким. Кровь текла рекой. Черепа рвали воина, словно голодные псы кусок свежего мяса. Dead_Jenkins орал не переставая и в гневе рубил воздух, потерявшись в пространстве и запутавшись в звуках и отзвуках. Ему каким-то чудом удалось сорвать с себя черепа и раздавить их. Однако он, истекающий кровью, стонущий от ран, шатающийся от бессилия и едва держащий меч одной рукой, понятия не имел, что мое лезвие уже поднято над ним для завершающего удара.
        Я решил прекратить его мучения, но он без моей помощи грохнулся навзничь и, постанывая, застыл в облаке пыли. Вскоре стихли и стоны. Я носком сапога потыкал неподвижное тело, гадая, где порция положенного эфира, и занес лезвие над мускулистой окровавленной грудью. Но вдруг Dead_Jenkins, оказавшись вовсе не «dead», хрипло хохотнул, в оседающей пыли блеснул его меч, и я даже не понял, что умираю, падая с выставленным лезвием прямо на поверженного врага.
        Тьма, как обычно, перенесла меня за ворота арены. Под звонкие щелчки новых трофеев, которые выскочили друг за другом.
        Первое:
        Получено достижение «Слезы Акпати»
        Условия получения: умрите сто раз
        Второе:
        Получено достижение «Зато хорошо слышит»
        Условия получения: убейте Слепого Стража
        Неужели? Неужели что-то в этой проклятой Гремуке решается в пользу игрока?!! Пока сам не увижу пустующий трон, не поверю. Я поднялся, осознавая, что впервые разум не рвется на части от смерти и последующего воскрешения. Я будто просто уснул и проснулся. Боли не было. Ни до смерти, ни в ее момент, ни после. Ни следа. Зелье мертвой плоти уничтожило боль. Но… распорядился я им крайне глупо, по древнему закону подлости прикончив босса сразу после того, как опустошил флакон.
        Открыл ниим. Надо было удостовериться, что очередное испытание поединком пройдено, и я могу смело выдвигаться на площадь для встречи с Юи и Доком. О, мне будет, о чем с ними поговорить. Если, конечно, они тоже не встретились со Свэном на арене. Как вообще так получилось, что он оказался в шкуре босса? Впрочем, он воин, а не призыватель, алхимик или бродяга. Возможно, у них свои правила.
        Аватарка призывателя купалась в белом свете. А значит, мое тело было чистым, как слеза младенца, вспоминая пояснение на одной из запертых дверей в Ирейском подземелье, улыбнулся я. Никакой скверны, гнили и проклятий. Умылся кровавым душем Слепого Стража, и теперь сияю, как луна. Агхарам-магхарам.
        Посмотрел на часы: «19:00». До полудня можно было легко завалить еще пару боссов. С перерывом на сон. Поднялся и услышал торопливые шаги за спиной. Из мрака тоннеля возникла лохматая макушка, затем добродушное лицо, а после и спутанная борода. Появление Одо, ачивка за убийство Слепого Стража, сияющая аватарка …
        Я смело открыл ворота и вышел на арену. Она была пуста; даже ветер, вечно гоняющий пыльных призраков, казалось, притих. Поглядел на место, где прикончил Стража, и не обнаружил ничего, кроме волнистого желтоватого песка. Это было печально. Dead_Jenkins, конечно, щедро одарил меня эфиром, но я надеялся, что с него хотя бы выпадет золото, и я наконец-то позволю себе купить Книгу Странствий или Книгу Зверлова.
        Не поверив, что после грозного Стража осталось лишь пустое место, я направился к той самой колонне, которая одним ударом превратила бронированный крейсер в бумажный самолетик. Как оказалось, загадка решалась просто. Нужно было лишь среди колонн отыскать неустойчивую.
        Посмотрел на идущего в сторону трона Одо, припоминая его слова. Он ведь мне подсказывал, чтобы я изучал не только врага, но и место схватки. А я опять сплоховал, не сумев разгадать очевидного намека.
        Я немного порыл сапогом песок, все еще надеясь, что мою заслуженную награду просто им занесло, и поглядел на советника. Одо терпеливо дожидался меня возле трона. Добрый бородатый великан. Жаль, что нельзя взять его с собой в подземелье или на арену. Уж он бы показал врагам, что такое настоящая сила. С такими ручищами никакие дубины не нужны. Однако мне ли теперь жаловаться? Я начертил в воздухе круг, призывая черепушку, и пошел туда, где стоял советник.
        Сложно было отказать себе в удовольствии при виде пустующего железного трона, и я опустился на него, представляя себя императором огромной страны. Поймал плавающий череп и с улыбкой заглянул в его выпученные глаза.
        - Одо, вот скажи мне, как ты узнал, что я прошел испытание?
        - Боги, конечно, сообщили, - почему-то засмеялся он, словно сам не поверил в свои слова, и поднял глаза к небесам. - Но если бы ты был внимательнее, то заметил бы, что вороны исчезли. А значит Страж повержен, и им нечем здесь больше поживиться.
        В небе над нами и правда больше не кружили птицы, и поэтому тишина на арене даже слегка оглушала. Казалось, слышно, как шуршит каждая песчинка под ослабевшим дыханием ветра.
        Я поерзал на троне, откинулся на его спину, понимая, что быть императором не очень-то и удобно. Трон оказался жестким - не то что мое кресло на капитанском мостике. Задница затекла моментально, поэтому я с радостью его покинул. Отпустил глупый, но покорный череп на волю.
        - А там спокойно? - указывая взглядом на вход в пещеру за троном, спросил я. - До полудня мне никак нельзя попадать в неприятности.
        - Не волнуйся. Всю дорогу я буду рядом. Тебе нечего опасаться.
        - Ну, раз ты так говоришь, тогда идем.
        Мы начали спускаться в темноте. Одо запалил факел, я включил фонарь. Нас окружали серо-черные камни, кое-где искорками вспыхивали мелкие минералы. Спустя какое-то время неспешной ходьбы послышался приглушенный шум воды, а через несколько минут стало ясно, откуда он доносится.
        Советник вывел меня к подземной тихой речушке, на берегу которой нас дожидалась лодка. При виде ее и пары весел я вздохнул, понимая, что в такой игре, как Гремука, на эти весла из нас двоих посадят точно не Одо. А грести, бог знает сколько у меня не было никакого желания. После бесконечных поражений мне хотелось расстелить шкуру в лагере, закутаться в тишину, как в покрывало, и глазеть на звездное небо, мечтая о свободе.
        Однако советник, первым оказавшийся лодке, сам взял весла в свои могучие руки и предложил мне место безучастного пассажира на корме. Я удобно устроился, наблюдая, как Одо отправляет наше судно в плавание.
        Каменный потолок слегка закачался. Вокруг заплескалась вода; река журчала так мирно и тихо, что веки мгновенно налились тяжестью, и я начал мягко скатываться в сон, уходя от внешних звуков и уклоняясь от собственных тревожных мыслей - сбегая из этого жестокого мира, где тебя все время заставляют страдать и погибать. Страдать и погибать…
        Проснулся я от толчка. Одо затаскивал лодку на берег, причем вместе со мной.
        - Приехали? - спросил я.
        - Почти, - советник указал в сторону винтовой лестницы, выдолбленной внутри серой скалы.
        Я посмотрел на часы. Ого! Проспал почти всю ночь. Но зато теперь чувствовал себя так, что готов был рвать этого Нергаала голыми руками. Где он там?!! Подайте его немедленно?!! На расправу моим черепам!
        Было тихо, лишь журчала река да под ногами шуршали мелкие камешки. Борода вновь закоптил факелом, а я снова включил фонарь. Одо преодолел несколько ступенек, когда я сам взошел на лестницу.
        Поднимались мы долго, очень долго. Если бы это была не игра, я, наверное, давно запыхался бы, облился бы потом и упал бы без сил, проклиная все на свете. Но моя шкала стойкости даже не дергалась, поэтому я шел и шел, думая не о натруженных ногах, а лишь о том, куда меня приведет Одо.
        Внезапно снаружи пронзительно загудел ветер, словно стенки каменного мешка, внутри которого мы поднимались целую вечность, стали не толще пальца. Я подумал о далеких и высоких горах за Вивийскими холмами, когда Одо остановился и отошел в сторону.
        Ветер здесь выл так неистово, что, казалось, пророни хоть слово, и стоящий рядом Одо его не услышит. Гладкие стены, узкие окна, огромная чаша, стоящая на трех ногах и заполненная дровами.
        Советник протянул мне факел, предлагая развести огонь. Но я отказался, решив побаловать Агни, которая давно засиделась в фонаре. Флэйминг прыгнул в чашу, зарываясь в дрова, и через считанные секунды в месте, где мы очутились, бушевало яркое и высокое пламя.
        Из-за несмолкающего ветра я не услышал щелчок, только увидел надпись на фоне танцующих огненных языков.
        Получено достижение: Начало пути
        Условия получения: зажгите костер в башне.
        Если прежние ачивки вызывали лишь улыбку или просто оставляли равнодушным, то от вида этой мне стало не по себе. Какое-такое «начало»?!!
        - Одо, куда ты меня привел?! И что это значит?! Где, черт побери, Нергаал?
        - Нергаал, он… где-то там, - неуверенно ответил Борода, указывая рукой на окно.
        Я подскочил к стене, высунулся из окна, чувствуя, как злой ветер морозит щеки, и подумал, что все еще сплю. Тьма расступалась, обнажая необъятный и совсем не знакомый край: скованные льдом шапки гор, бескрайние леса и холмы, протяженные руины и вены широких рек, текущие к горизонту, где всходило красно-желтое солнце.
        Это было красиво и это повергало в ужас, заставляя колени подгибаться. В голове у меня будто застучал молоточек: тук-тук, тук-тук, тук-тук.
        - Одо, где мы? - спросил я, с усилием поднимая каждое слово. - И где наш уютный лагерь?!! - мой хриплый шепот перешел в дрожащий крик. - Почему я его не вижу?!!
        - Потому что ты смотришь не в ту сторону, - не уловив моей нарастающей паники, улыбнулся советник. - Вон же он. Никуда не делся.
        Сбросив оцепенение, я метнулся к противоположной стене и глянул вниз, где посреди океана лежал, как на ладони, остров, на поверхности которого едва угадывались знакомые места. Не знаю, что пугало меня больше: немыслимые просторы нового края или скромные размеры места, откуда мы только что приплыли.
        От потрясения мысли путались, а в горле стоял сухой ком. Я повернулся и ошарашенно посмотрел в окно: далеко-далеко впереди, в кровавых струях рассвета, летела черная тварь, похожая на дракона.
        Это был всего лишь остров. Это было всего лишь… начало игры.
        *****
        или @LITRPG_KINOZAL канал жанра LitRPG в телеграмме. Подписывайтесь и следите за новинками, будьте одни из первых.
        или @LITRPG_DISCUSSION обсуждение книг. Любителей обсуждать книги жанра LitRPG приятно будет увидеть в чате.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к