Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Каледин Сергей: " На Подлодке Золотой " - читать онлайн

Сохранить .
На подлодке золотой... Сергей Каледин
        # Журнальный вариант. В анонсах “Континента” повесть называлась “Тропою Моисея”; вариант, печатавшийся в “Независимой газете”, носил название “Клуб студенческой песни”.
        Сергей Каледин.
        На подлодке золотой...
        Повесть[Журнальный вариант. В анонсах “Континента” повесть называлась “Тропою Моисея”; вариант, печатавшийся в “Независимой газете”, носил название “Клуб студенческой песни”.]
        Посвящается Белле Ахмадулиной
        Быть или не быть? Не знаю, не бывал. Иван Серов
        Синь небес, простор морской на посудине золотой...[В названии и втором эпиграфе использованы слова из песни “Желтая подводная лодка” (“Битлз”). Перевод В. Лунина.

1
        Посадили Ваню Серова на пятом курсе Иняза за перепечатку “Архипелага”.
        В лагере предложили выйти досрочно, но с условием - постучать.
        Стучать не хотелось. Ванька мурыжил оперов изо всех сил, и, не добившись от него никакого толку, они сдали его солагерникам. Ночью его чуть не зарезали. Ванька башкой пробил верхнюю шпонку и, чудом живой, убежал на вахту.
        Потом полежал в больничке, где “испражнялся розовой мочой”.
        Выпустили его все-таки досрочно, по двум третям. Ваня вернулся на родину, но не в свой Новосибирск, а в деревню поодаль. Пристроился в клубе библиотекарем, решил отсидеться в тишке.
        Конечно, он писал стихи. Все-таки из культурной семьи, мать преподавала в Академгородке. И в деревне он тоже сочинял, в основном эпитафии самому себе.
“Когда священник отпоет псалом, когда меня сожгут или засыплют, когда друзья за памятным столом, не чокаясь, по первой выпьют, тогда...”
        Что “тогда”, Иван так и не придумал, а вот в Литинституте, куда он на арапа послал заупокойные стихи, эпитафии понравились. Его приняли на заочного поэта. Тогда же он второй раз перебрался в Москву, устроился пожарным в театре “Ромэн”.
        Новых знаний институт не добавил, зато свел с Романом Бадрецовым, а тот познакомил Ваню со своим школьным товарищем Синяком. Синяк как-то приперся в институт и утянул обоих в шашлычную по соседству, где поведал о своей печали: не смог достать билеты на любимого певца Сальваторе Адамо. Синяк, правда, до сих пор считал, что певец - все-таки женщина, исходя из голоса, а поскольку никто не мог его опровергнуть, хотел лично убедиться в своей правоте.
        Иван тогда таинственно скрылся из шашлычной. Оказалось, съездил в Лужники, добыл корешок билета и на его основе сотворил роскошные подделки - Синяку, Роману и себе. Выяснилось, что вдобавок к прочим талантам он еще и художник-документалист, достойно поднаторевший на зоне.
        И снова не дотянул Иван до диплома - отыскался след Тарасов. Надыбало Ваньку ГБ. Снова попросили постучать. Ванька отказался. В Литинституте о разговоре прознали. Перестали здороваться. Одна лирическая поэтесса прилюдно плюнула ему в лицо. Ванька пошел домой и повесился, да неудачно: сорвался, сломал копчик. От позора Иван бросил институт.
        Друзья поддерживали его, как могли. Синяк, сам вразбивку насидевший семь лет по хулиганке, жалел интеллигентного Ивана, поил-кормил, давал деньжат. Роман безуспешно пытался пристроить Ванькины стихи по журналам, доставал ему переводы и внутренние рецензии.
        Когда раскрутилась перестройка, Иван опубликовал в “Огоньке” статью “Как надо и не надо стучать”. Его позвали на ТВ выступить в паре с демократическим генералом ГБ. И тот, раздухарившись, на весь эфир пообещал Ивану выдать его досье. И выдал. Оказалось, посадил Ивана сокурсник.
        Потом Иван женился, родил ребенка. Кстати, женился на полуспившейся к тому времени поэтессе, некогда в него плюнувшей. Оборотясь в христианство, она раскаялась и простила ему долги его. А Ванька по слабости характера не смог отстоять даже дочку: жена придумала ей имя Николь. Иван тихо порыпался, смирился и стал звать дочку Коля. Иногда он роптал на свою незадавшуюся судьбу, рикошетом - на жену. Тогда жена резала вены, правда, не смертельно.
        Таким образом, семья была. А денег не было.
        И Ваня отмочил. Он задумал разбогатеть.
        Занесло Ивана не куда-нибудь, а в наркобизнес. Добрые люди подложили отвезти пакетик носопыри в город Тверь. За очень хорошие бабки. Скрепя сердце, Иван повез. Потом ждал заказчика в кафе, потягивая “шартрез” и наблюдая, как за окном полуторный низенький бассет вступил тяжелой кривой лапой в собственное ухо - и не мог сдвинуться с места... Объезжая обескураженного песика, на мокром асфальте заскользила машина - врезалась в бордюр, но выскочивший шофер не только не стал ругаться, но и помог уродцу освободиться. Иван от умиления даже набросал эту сцену в блокноте.
        Сумка с козлячьим порошком висела на спинке стула.
        А дальше как в кино: группа в камуфляже, маски, короткие автоматы, наручники...
        Из ментуры, посулив начальнику вознаграждение, он позвонил домой. Жена лыка не вязала. Что отложилось в ее утлом сознании, так и осталось невыясненным, но дурь поперла: она в панике выкинула в мусоропровод весь невеликий свадебный хрусталь, несколько дешевых колечек, а заодно и урну с прахом своего отца, которую третий год не могла собраться захоронить и держала в серванте.
        Протрезвев, жена сообщила о звонке мужа Синяку и Роману. Синяк запряг свой
“мерседес”, и друганы помчались в Тверь.
        Слава Богу, менты взяли деньги. Ивана выпустили, угрюмого и вшивого. Синяк хотел выписать ему бабаху на память прямо у ментовки, но тот был такой зачуханный, запуганный, виноватый, что Синяк кару отменил. Потом поехал на разборку к заказчикам пакости и всё уладил. Правда, иной раз Синяк неестественно замирал, напряженно вглядывался в друга, желая постичь, как того угораздило полезть в неправильное. Пишешь стихи и пиши. Тоже мне, наркобарон колумбийский!
        ...Сегодня Иван ждал гостей отмечать двадцатилетие своего освобождения из лагеря. Надо было также узнать, от чего на сей раз собрался помирать Роман. Дело в том, что Иван многократно спасал Ромку. Жирный был мнителен и постоянно находил в себе разные опасные болезни - инфаркт, рак, СПИД... Недавно вдруг обнаружил под ребром лишнюю кость. Торчит и все. Роман, лишившись сна и аппетита, до тех пор подозрительно прощупывал себя, пока Ванька не притащил из библиотеки медицинский атлас и не продемонстрировал на себе, худом, что кость никакая не лишняя, а - обычное ребро, недозабранное в грудину, как и задумано по конструкции.
        Ожидая гостей, Иван подстригал бахрому на облохматившихся любимых джинсах - обновлял гардероб.
        Первым объявился Роман. Принес джин “Бифитер” и банку килек - любимый харч Синяка. Ванька отложил стрижку штанов, молча предъявил такую же банку и такой же джин.
        - Сосуды у нас в мозгах очень сообщающиеся, - с удовольствием поставил диагноз Роман.
        - Кстати, о сосудах, - встрепенулся Иван, - какую опять заразу в нутрях нащупал?
        - Эх, Ваня, Ваня, - покачал головой Роман, - я тебе сонник добыл для перевода - забочусь о твоей жизнедеятельности, а ты насмешничаешь над моими недугами. - Роман протянул другу потрепанную брошюрку.
        Иван полистал ее.
        - С английского?.. А-а, с французского?.. Пойдет. Благодарствуйте.
        - Шолом, козлы! - в комнату вломился Вовка Синяк. - Кто дверь не запер, Жирный?
        - Жирного не замай, - вступился за Романа Иван. - Жирный болен.
        - Чем? - радостно поинтересовался Синяк.
        - Панкреатитом, - трагически констатировал Роман.
        - Чего ты врешь! Панкреатит у оленей на рогах растет. Иван под разговор заботливо полюбопытствовал:
        - Вовик, ты килечку, часом, не запамятовал?
        - Обижа-аешь!.. - Синяк расплылся в белоснежной улыбке и достал из кейса джин и каспийские кильки.
        - А зубки где взял?! - удивился Роман. - У тебя их сроду не было.
        - Почему? Сначала были, спроси у мамы. Потом прошли со временем.
        Роман задрал Синяку губу. Тот недовольно мотнул башкой:
        - Чего ты мне в новую пасть руки поганые суешь!.. - Висюля на конце косы больно ударила Романа по носу.
        С недавних пор Синяк для изменения имиджа завел новую прическу. Содрал он ее у американского актера Стивена Сигала.
        Но с косой он стал больше похож не на супермена, а на немолодую мужеподобную индейскую женщину. Чтобы коса не висела бестолку, к ее концу он привесил бронзовый амулет - кулак, и теперь, когда оппонент раздражал его, резко поворачивался, и клиент как бы невзначай получал по физиономии.
        - Столом бы лучше занялся. Где салатики? - капризно спросил Синяк. - Где приклад, где харч?
        - Салатики отпали, - не развивая тему, вздохнул Роман, рассматривая потревоженный нос в зеркале.
        - Бухая, что ль? - сморщился Синяк.
        - У нее вечером всенощная, - потупившись, защитил жену Иван. - Она отдыхает.
        Синяк, разом поскучнев, завалился на тахту, выбив из нее пыль, ткнулся в раскрытый на кроссворде журнал.
        - Жирный, из чего у меня шапка зимняя?
        - Из нутрия.
        - Не подходит. Четыре буквы надо.
        - Тогда - нутр, - подсказал Ваня, вскрывая кильку.
        - Или выдр, - уточнил Роман, отворачивая джину голову.
        - Нутр годится, - кивнул Синяк, утомленно закрывая журнал и потягиваясь. - В Германию пора ехать, а права ушли по утренней росе, по весеннему бризу. Иван, нарисуй права, будь человеком.
        Иван растерянно обозревал праздничную снедь на письменном столе: три штофа с джином и три банки килек. Чего-то не то. Он почесал нахмуренный лоб.
        - Сделай права... - канючил Синяк. Иван обернулся.
        - Чего? Какие еще права?.. Поди да купи. Синяк перекинулся на Романа.
        - Жирный, у тебя двое прав, сам говорил, поделись с товарищем. А Ванька их малёк подправит.
        Роман полез в карман, достал права и кинул Синяку. Иван перехватил их на лету, вбил в глаз черную лупу и циклопьим оком впился в документ.
        - Мня... Тушь старая... волыны много... сироп надо готовить. - Он вырвал увеличительный кляп из глаза. - Тебе когда ехать-то надо?
        - Чем поздней, тем хуже, - проворчал Синяк. - А то - обнищал вконец.
        - Тогда пойду сахар варить.
        И Ваня вышел из комнаты.
        Синяк включил телевизор - шла реклама женского белья.
        - Кстати, Жирный, надо мне свою половую жизнь упорядочить. У тебя тетки приличной нет на примете?
        Реклама котилась.
        - Надо подумать, - сказал Роман, забираясь на велотренажер “Кеплер”.
        Синяк выключил телевизор и, чтобы не мешать Роману думать, снова уткнулся в кроссворд.
        - Современный прозаик? - пробубнил он. - Восемь букв.
        - Бадрецов, - предположил Роман, нажимая на педали. - Хм, откуда у Ваньки
“Кеттлер”?.. Дорогая вещь...
        - Слышь, Жирный, - Синяк заворочался на тахте, - “Бадрецов” подходит, только с нутром не согласуется...
        - Зачем Ваньке тренажер?.. - бормотал свое Роман. - Надо отобрать.
        Роман с детства боролся с жиром всеми возможными способами, но ненавистные боковины над задом - “жопьи ушки”, за которые его всю жизнь щипал Синяк, - не рассасывались. Роман установил рычагом тугую тягу и даванул сопротивляющиеся педали.
        Синяк остался недоволен его действиями.
        - Жирный, ты кончай ехать, ты информацию гони. Насчет бабуина.
        Роман изнеможенно откинулся назад, отпустив руль, как велогонщик на финише.
        - Тпру-у... Дама есть. Красивая... Длинноногая. Первый муж арап. Второй англичанин...
        - Детки?
        - Одно. В Кувейте. - Роман слез с тренажера, вытер локтем запотевшее седло. - Дама нуждается в помощи... Силовой.
        Синяк на тахте засопел, заерзал, достал электронную записную книжку и, плохо попадая толстым пальцем, стал тыкать кнопочки.
        - Давай телефон. Даму беру... Помощь окажу.
        Иван на кухне ждал, пока поспеет чайник. В кастрюле кипятились белые трусы. В углу под раковиной, забитой грязной посудой, в стеклянной с одной стороны клетке маялся варан Зяма, размером с кошку. Колька сидела на корточках и дразнила маленького ящера. Варан стоял, прижавшись к стеклу чешуйчатым боком, и нервно подрагивал.
        - Папа, Зяма шипит.
        Варан в подтверждение ударил хвостом по стеклу. Иван вздрогнул, выключил чайник, помешал деревянной скалкой трусы, насыпал в кружку сахар и залил кипятком.
        - Николай, оставь реликт в покое, - пробормотал он. - Твое дело трусы варить.
        Активно педагогировать после позорной истории с наркобизнесом Иван стыдился. Помешивая в кружке сахар, он вернулся в комнату.
        Роман после велозаезда полуголый лежал на тахте, обмахиваясь журналом.
        - Рома... - Иван замер со своей кружкой, подыскивая сравнение. - Ты похож на немолодую бородатую лысеющую одалиску. Такую, знаешь... на любителя. С грудями... Типа - профорг борделя... Кстати, не забудь завтра же подать заяву, что права потерял. А то Синяка тормознут в Германии, проверят права на компьютере - и сидеть тебе, Ромочка, не пересидеть. А скажешь: потерял, и сидеть будет один Синяк.
        - Точно, - кивнул Синяк.
        Роман отложил журнал и надел рубашку.
        - Иван, ты человек худой и бедный, зачем тебе “Кеттлер”? Я же, напротив, человек состоятельный и полный. Отдай его мне.
        Ванька опешил, молча пожевал губами, осваивая предложенную логику, уселся за письменный стол и равнодушно произнес:
        - Забирай... Вообще-то это подарок... но забирай.
        Потом, пригнул к столу пружинчатую шею сильной лампы, раскрыл права, выбрал тоненькую кисточку, окунул в горячий сироп, отжал волоски и тихонько потянул прозрачную паутину по фамилии “Бадрецов”.
        - Каждую бу-уковку надо прописывать... - сладострастно ворожил он, высунув от усердия язык. - Вот та-ак...
        Синяк оторвался от кроссворда.
        - Жирный, мне гараж на две персоны предлагают. Соединиться не желаешь?
        - А могилы тебе на две персоны не предлагают? - усмехнулся Роман, заботливо натягивая чехол на обретенный “Кеттлер”.
        - Теперь подсушить... - колдовал Иван, покусывая пригнутый языком ко рту ус. Обычно, когда он творил - рисовал или сочинял стихи, то свободной рукой вязал бесконечные крохотные узелки в своей роскошной шевелюре великовозрастного инфанта, которые потом с трудом на ощупь выстригал. Иван обернулся к Синяку. - Фотографию давай.
        Синяк засопел недовольно.
        - Где я тебе в субботу фотку возьму?
        Иван медленно поднял на него глаза, ничего не сказал, повернулся к Роману.
        - Рома, будь за старшего. В метро есть моменталка. Проследи, чтоб этот придурок глазки держал открытыми.
        Иваново предостережение было не случайным. Веки Синяка были татуированы со времен первой юношеской ходки двумя краткими, но емкими словами: “Не буди”.
        Роман послушно снялся с тахты.
        - Собирайся, чучело, - ласково похлопал он Синяка по плечу.
        - И купите чего-нибудь к столу, - вдогонку им крикнул Иван.
        Проводив друзей, Иван принес из-под ванны, где погнилей микроклимат, две майонезные баночки с замотанными марлей горлышками. На баночках были наклеены этикетки - “муравьи голодные”, “муравьи сытые”. Раздвижной рамочкой он выгородил промазанного сиропом “Бадрецова Романа Львовича” со всеми прилегающими подробностями, развязал марлю на голодных муравьях, осторожно вытряхнул цепких мурашей внутрь рамочки и карандашом довыскреб особо прилипчивых.
        Муравьи разбрелись по тексту. Не лесные, барственные, с тугими обливными пузиками, а крохотные, псивенькие, мелочевка насекомая. Они учуяли сахар, заерзали, выстраиваясь чередой по сладкому следу, и принялись за работу...
        У Ивана оказался вынужденный перерыв. Он со вкусом потянулся, вспоминая о своей судьбе, о том, что жена пьяная в соседней комнате, что они с дочкой не жрамши с утра, и сочинил стих в одну строку, даже не один стих, несколько. “Люблю поесть. Особенно - съестное”. “Нет, весь я не умру и не просите”. “О смысле жизни: никакого смысла”.
        Друзья принесли готовых харчей. Роман, чтобы не отвлекать Ивана, взялся сервировать пол возле тахты на газетах “Экстра-М”. Синяк втихаря подсасывал джин прямо из горлышка.
        Иван сосредоточенно следил за муравьями, изредка остро заточенным карандашом подгоняя нерадивых.
        - Вместе с сиропом и тушь выгрызут и покакают одновременно.
        Синяк, булькнув алкоголем, взроптал мокрым голосом:
        - Какать, может, не надо?
        - Ты чем там, чадушко, хлюпаешь? - обернулся на внеплановый бульк Иван.
        - Зачем какать? - недовольно вопросил Синяк.
        - Чтоб тушь не расплывалась. Не нагнетай алкоголь загодя. Жирному лучше пособи.
        Синяк сделал обманчивое движение - будто с тахты, но Роман придержал его: сиди, не нужен.
        Чтобы порыв не был пустопорожним, Синяк прихватил с пола лепесток ветчины.
        - Рассказывай, Жирный, - приказал он. - Развлекай.
        - У меня во Франции книга вышла, - сказал Роман. - Летом поеду...
        - Опя-ять он свое, - скорчил рожу Синяк. - Что же вы по-человечески базлать не можете, всё про книги!.. Кстати, Жирный, моя крестная психиатром в отсталой школе для дураков работает. Говорит, твоя книга про меня у питомцев настольная...
        - Рома, а где же фото? - раздраженным на всякий случай голосом рассеянно спросил Иван. - Фоту сделали?..
        Роман протянул ему фотографию.
        - Да-а... - задумчиво произнес Иван. - Такое лицо может любить только мама. Хорошо, косы не видно. Скажут, гермафродит.
        - Кого? - насторожился Синяк.
        Наконец, муравьи закончили свою работу. Ванька загнал их в “сытую” банку. Достал батарейку “Крона”. От батарейки тянулись два проводочка, оканчивающиеся обнаженными жальцами. Он легонько совокупил проводки - стрельнула искорка. Ванька снова вбил в глаз черный цилиндр и еле заметными движениями начал подковыривать искрящимися электродиками недовыеденные фрагменты текста.
        - Потом проварить в щавелевой кислоте, подстарить... - бормотал он и, закончив свою ворожбу, со стоном разогнулся.
        - Наливаю, Иван? - нетерпеливо спросил Роман.
        - Не ломай традицию, - напомнил Синяк. - Пусть Иван сначала стих зачтет.
        - Можно, - кивнул мастер и заговорил давнишними своими тюремными стихами, которыми в свое время, еще в шашлычной при первом знакомстве, навсегда покорил Синяка.
        - “Значит время прощаться, коль вышло всё так, как всё вышло. Повторите, маэстро,
        - пусть звуки заменят слова, только скрипку печальней, оркестр - потише, чуть слышно, только тему надежды - пунктиром, намеком, едва...”
        - Ну, быть добру! - провозгласил Синяк тост. - Шолом, козлы!
        Пили старательно. За двадцать лет Ванькиной свободы, за новые зубы Синяка, за книгу Жирного, вышедшую в далекой Франции, за дружбу, за любовь...
        Когда наступил перекур, Иван, лениво ковыряясь в зубах, вяло поинтересовался:
        - Рома, за кого ты нашего Вовика сватаешь? Она окрашена в обручальный цвет? Прошу подробности.
        - Даму зовут Александра, - сдержанно сообщил Роман. - Правда, Михеевна. - И смолк.
        - Что-то ты подозрительно немногословен, - заметил Иван. - Не со своего ли плеча?.
        Инцест грядет?
        - Дама - коллега, - уклонился от вопроса Роман. - Коммерческий зам. Сикина. Генерального директора нашего КСП. - И продолжил. - Инцест отчасти есть. Плюсквамперфект.
        - Кого? - нахмурился Синяк.
        - Дела давно минувших лет, преданья старины глубокой... - перевел Ваня.
        - Да она еще за такого чмо и не пойдет, - набивая цену, сказал Роман.
        - Ладно вам дуру гнать, - оскорбился Синяк, - я для вашей Михевны волшебный принц из детской сказки.
        А Иван озадачился другим.
        - Как директора фамилия, говоришь? - спросил он, извлекая из кильки нежный хребет.
        - Директора? Сикин, - удивился любопытству Ивана Роман. - Юрий Владимирович Сикин. А чего ты весь набряк, как золотушный?..
        Ванька медленно облизнул губы.
        - Сикин, говоришь? - проглотив помеху в горле, выдавил он.
        - И ты его знаешь? - удивился Роман. - Сочувствую.
        - Юру Сикина я знаю хорошо, - медленно, чуть не по складам произнес Ваня. - Языки вместе учили иностранные... Юра Сикин меня посадил.

2
        Юрий Владимирович вошел, как всегда, несколько смущенный. Саша не стала дознаваться, с чего это начальник заявился в нерабочий день да еще в такую рань, - обычно он приезжал к ней на буднях, и отправилась в ванную.
        Встала под душ, по привычке глянула в зеркало.
        Губы и веки она делала еще в Англии: пять лет без забот - ни подводить, ни красить. Открыла рот: зубы плотно пригнаны друг к другу без единой червоточины, пломбы беленькие, незаметные... Грудь? Грудь как грудь, с учетом возраста. Ноги? Ну, ноги - ее гордость.
        Заранее морщась, Саша повернулась к зеркалу боком и привычно вздохнула. На границе попы и спины выделялся лоскут кожи, не соответствующий общему покрову. Это отец ее пятилетнюю в родном городе Холуе ошпарил пойлом для поросенка.
        По случаю выходного дня Саша вставила бирюзовые контактные линзы вместо зеленых повседневных, благоуханная впорхнула в комнату, красиво скинула кимоно. Но... Юрий Владимирович не лежал, где ему полагалось, а сидел согбенно за обеденным столом в очках на шнурочке, насупленный, обремененный раздумьями, похожий на немолодого дурака. Однако!.. Саша подняла кимоно, встряхнула у начальника перед носом, как бы сбивая пыль, на самом же деле отрясала сексуальный налет ситуации, теперь уже абсолютно исключенной.
        Юрий Владимирович очнулся, заданно потянулся к возлюбленной, но возлюбленная - коммерческий директор КСП - Клуба Свободных Писателей - Александра Михеевна Джабар решительно отвела его руку, надела кимоно и ушла на кухню готовить завтрак.
        Юрий Владимирович от роду был крупный высокий мальчик, но имел некрасивую фамилию Сикин, что очень мешало ему в юности жить. Пять букв, а сколько слез! Из-за ненавистной фамилии Юра пошел в бокс. Но там было больно. По дороге с бокса его перехватил гребной тренер и увлек в гулкий бассейн, где в неподвижной лодке дырявыми веслами усталые гребцы черпали вонючую воду. В секции был недобор.
        К концу года он нагреб на первый разряд, а через два “мастер спорта” помог ему при поступлении в Иняз.
        В институте Юра заинтересовался религией, в смысле продажей икон. Его пригласили в деканат, после чего увлечение религией прошло. В деканате ему посоветовали активнее интересоваться студенческой жизнью.
        Проклятую фамилию от свел-таки позже псевдонимом “Суров”, когда вступал в Союз писателей, для чего перевел три поэмы греческого коммуниста. Мечтал он быть дипломатом, разведчиком, а стал поэтом-переводчиком, литератором, короче говоря, никем. Но документы ему удалось переиначить на “Сурова”. Некрасивая фамилия осталась только в узких сплетнях. Еще был у Сикина маленький аккуратный женский носик, который покрывался капельками пота после принятия алкоголя. Поэтому Сикин старался вообще не пить и всегда был трезв.
        ...Тахта всё еще была призывно расстелена. Юрий Владимирович решительно снял пиджак и туфли, чуть менее решительно расстегнул брюки... Но жена ждет овощей с рынка, дочке обещал пойти на собачью площадку...
        Саша залила сваренные яйца холодной водой, доставила на поднос забытую соль и понесла завтрак в комнату.
        Муж ей не нужен. В Англии есть один, хватит. Мужик ей нужен, да основательный, не трус, не зануда, желательно с деньгами. Желательно сексуальный. А с Юрой не секс - гробовое рыдание, деловой-половой очень тщательный акт. Саша прекрасно осознавала, что того, что ей требуется, практически не бывает. А значит, меньше требований, Александра, а то так со своими капризами и запросами не заметишь, как выстаришься напрочь…
        Юрий Владимирович виновато принял у нес поднос, попытался улыбнуться, но улыбка получилась недоделанная. Он за гребень снял вязаного петушка с насиженного теплого яичка, колупнул макушку, но почать яичко не пришлось - под окном истошно завыл автомобиль.
        - Сигнализация, - виновато и частично обрадованно, что всё разрешается само собой, пробормотал Суров, натягивая пиджак. - Днем постараюсь...
        - Новую сигнализацию поставь, на дерьме экономишь, - как можно спокойнее, задавливая раздражение, посоветовала Саша и добавила, отворачиваясь: - Днем я занята.
        Юрий Владимирович так печально, так униженно поинтересовался, чем, что Саша брезгливо - ну, какой с таким секс! - пояснила сквозь зубы:
        - Бадрецов обещал своего товарища сегодня прислать, крутого. Поедем негров выселять.
        - Дай Бог, - виновато вздохнул Суров, делая жалостливое лицо.
        - Уходи, Юра, - попросила Саша.
        Год назад она сдала свою новую, только что купленную квартиру неграм, а теперь вот никак не могла их выгнать. И вынуждена теперь снимать чужую халупу. А негры тем временем и квартиру загадили, и телефон им за неуплату сняли. И управы на них нет
        - с детьми милиция на улицу не выгоняет. Да баба еще дополнительно рожать намылилась, сучара!..
        От грустных размышлений ее оторвал звонок в дверь. Юра забыл очки.
        Он их так близоруко искал, хотя они лежали на видном месте, что Саша смягчилась.
        - Юра, а чего ты приходил-то?.. По делу?..
        - Да, понимаешь... - забормотал Суров. - На автоответчике слова...
        - Ну? Чего там?
        - “Сикин, не ходи тропой Моисея, вспомни лучше Ванюшу Серова”, - потупившись, проговорил Суров.
        - Что за ахинея! - поморщилась Саша. - Кто такой Сикин?
        - Н-не ахинея... - И Суров, слегка заикаясь и подвирая, рассказал, что в принципе он вообще-то Сикин.

3
        Абд эль Джабар, Алик, первый муж Саши, не стал тогда тянуть, не хочешь быть второй женой, уезжай. Аллах с тобой! Он произнес при свидетелях три раза традиционное бракоразводное заклинание “Талеб таляти!”, что по-нашему означает “пошла вон”, и полразвода состоялось. В шариатском суде он, испугавшись, что Саша потребует денег в компенсацию, заныл было, что только два раза сказал “Талеб таляти”, а вместо третьего просто чихнул, но свидетели подтвердили, что то был не чих, а слова. Развод состоялся окончательно. Суд потребовал, чтобы Абд эль Джабар еще три месяца посодержал бывшую жену, дабы удостовериться, что она не беременна на кувейтской территории и, стало быть, не сможет в дальнейшем иметь претензий к государству.
        Дочка Фируз оставалась в Кувейте. С отцом и пятнадцатилетней чернокожей мачехой, новой женой Алика. Фатима была из бедной семьи потомственного суданского феллаха, девушка ласковая и спокойная. Она поклялась на Коране быть маленькой Фируз вместо матери и попыталась еще раз отговорить Сашу разводиться. Саша настолько ей доверяла, что рассказала про роман с англичанином - преподавателем английского из
“Бритиш каунсел”; у англичанина кончается контракт в Кувейте, и он хочет на Саше жениться. Фатима всё поняла, будто и не арабка.
        Напоследок Саша внимательно обозрела теперь уже бывшего мужа. И едва удержалась от хохота. В бабском галабеи до пят, похожем на ночную рубашку, да еще если учесть, что под ним желтые ниже колен трусы и футболка... И это тот самый граф Жофрей из
“Анжелики”, что смутил когда-то ее девичий покой!.. Институт из-за него бросила!.. Отец тогда предупреждал: “Гляди, Шурка, морду чадрой обмотают, дальше гор ничего не увидишь!..”. Жофре-ей!..
        Оказалось, простой араб. Инвалид. Чурка, короче. Про ногу хромую всё наврал. Не на войне сломал, а поддавши, на мотоцикле. Кстати, и пил он, несмотря на религию, будь здоров, только втихаря. Не зря в России учился.
        Какая там война, он палец порежет, весь трясется. Гра-аф!..
        Абд эль Джабар стоял перед ней и сосредоточенно плевался. Был Рамадан, и бывший муж во время поста усиленно демонстрировал свою правоверность: мол, не только воды не пьет, даже слюнями собственными брезгует. Тьфу!
        Но до последнего момента Саша хотела, чтобы всё было по-культурному, цивилизованно, даже по-родственному впрок наставляла Фатиму, чтобы та не употребляла розового масла. Ведь Алик привык к европейскому парфюму.
        Если бы он не распоясался напоследок, всё бы прошло спокойно. Развелись и уехала. Но тот на прощание все-таки подгадил. Заявил, что Саша в самом начале была не совсем девица. На что возмущенная Саша напомнила ему мудрость из Корана: “обвинять целомудренных могут только распутники”. Это сказал Аллах в передаче Фатимы, которая была на ее стороне.
        От себя же лично Саша пообещала, что если еще раз прозвучит незаслуженное обвинение, она заявит в шариатский суд. Хоть она и не мусульманка, но и Кувейт, слава Богу, не Саудовская Аравия. Ее выслушают, примут во внимание триппер, который Алик привез из Бейрута, куда ездил с дружками блядовать, и о котором по трусости проболтался Саше; изучат пустой флакон из-под антибиотиков, трусы со следами болезни, которые Саша припрятала на всякий случай, и Абд эль Джабар получит по жопе за оговор. Жалко, что в переносном смысле. Кувейтцев палками не бьют во дворе шариатского суда, что на улице Эль-Халидж, А наказать его в пользу поруганной жены на пару тысяч динар, чтобы не повадно было, могут запросто.
        Но оговаривать больше бывшую жену Алику не пришлось: Саша улетела в английский город Брайтон вместе с новым мужем Биллом, заключив с ним брачный договор в нотариальной конторе по упрощенной процедуре, ибо мусульманства Саша не принимала.
        Но Англия обернулась не той Великобританией, которую предполагала увидеть Саша.
        Трехкомнатная квартирка в два неудобных этажа громко скрипела каждой половицей. Кухня внизу выходила в узкий, кишочкой, садик, обнесенный сплошным некрашенным забором. На задах садика две запущенные грядки, покосившийся сарайчик, куст шиповника, по-бабьи повязанный красным платком, и пень, лохматый от перезревших опят. По утрам в соседнем дворике психопатическая немецкая овчарка, завывая, обгрызала кору почти уже засохшего дуба. Рыжая кошка в зеленом ошейнике паслась на стриженом колючем газоне.
        Мебель в доме была хоть и мягкая, но старая, обитая потертым, расползающимся гобеленом; менять ее Билл категорически отказался - наследственная. Одним словом, не закайфуешь... А впрочем, малость ты завралась, Александра. Был кайф - и немалый! И окна прямо на море. И абажуры старинные из травленного шелка; и бытовая техника вплоть до вделанной в раковину дробилки, превращающей все отходы в жидкое месиво, без засора утекающее в слив. А зайцы поутру в садике!.. Серые пушистые бугорки, лениво перебирающиеся с места на место...
        А рыболов!.. Мужик в плаще каждое утро возле их дома ловил в Ла-Манше на трехкрючковую мормышку полуметровых непугливых рыб, похожих на лососей. Саша из окна второго этажа советовала, куда кинуть снасть. Рыболов кивал ей: “Сенькью” - и дарил лучшее из улова.
        И главное - по утрам ее нога не натыкалась в постели на кривую волосатую ногу в бабьем трико. Да и не это главное. Главное: Билл ей ни разу не сказал слова “нет”, как будто такого слова не было вообще. Любое несогласие он предварял тихим “может быть...”. Ну, не говоря о том, что подавал пальто, открывал перед ней дверь, вставал, когда она входила, что для англичан его возраста, зашуганных оголтелыми феминистками, было редкостью. Билл рассказывал, как уже был бит в автобусе одной беременной бабой за попытку уступить ей место.
        Да-а... Он открывал дверь, подавал пальто, вставал, когда Саша входила, а в ней тем временем нарастало раздражение на Билла. И на то, что он, шотландец, обижался, когда Саша называла его англичанином. И на то, что раз в месяц он регулярно навещал родителей в Глазго, с гордостью привозя оттуда местные шотландские фунты с изображенным на них угрюмым мужиком, которые не принимали в магазинах Брайтона. Бесило ее теперь и то, что в Эль-Кувейте очаровывало: как Билл подает левую руку для рукопожатия вместо правой, загадочно не поясняя причину такой подмены. Да, многое, многое ее теперь раздражало. И калоши, которые носил в портфеле, и преувеличенно толстый “паркер”, и очки-половинки, и плащ поверх пальто в плохую погоду...
        Вечерами хорошо одетый нищий с потушенной сигарой во рту неспешно копошился с фонариком в мусорном баке. Саша говорила с ним за жизнь. За его жизнь, за свою, за дочки Фируз. Про дочку она говорила размыто. Нищий слушал, не переставая палочкой ковыряться в ящике, кивал понимающе, на самом деле не понимал, что леди имеет сказать. А леди имела что сказать.
        Пару лет Билл исправно шел после работы домой. Он преподавал английский на подготовительных курсах университета. Обед, садик, телевизор... А на третьем году стал возвращаться преимущественно через паб, как правило, пьяный, порой облеванный, почище мужиков в родном Холуе. И уж совсем не похожий на Шерлока Холмса с трубкой, каким казался ей в Эль-Кувейте. А в свободное трезвое время - гольф.
        Сашенька пыталась завести себе недостающего европейского ребеночка, но при помощи Билла тот не заводился. Вскоре выяснилось, что причина пьянства мужа еще и в этом. Саша пошла работать переводчицей.
        Одна группа состояла из писателей и их жен. Писатели рвались поглазеть на проституток, жены донимали магазинами. Сопровождал группу Юрий Владимирович. Он был без жены, в глаза не заглядывал, был внимателен. Нанял машину и отдельно от группы свозил Сашу в усадьбу писателя Киплинга, который сочинил “Маугли”. Вокруг усадьбы на промытых изумрудных полях серыми валунами лежали толстые овцы. Возле водяной мельницы, которую писатель завел у себя в поместье, неспешно сновали бурые крысы, похожие издалека на уток. А вблизи и вправду: у запруды лежали утки, а между ними бродили ленивые, спокойные крысы. Никто из посетителей их не гонял.
        В промежутках между туристами Саша скучала по дому в Холуе, хотя она старалась всегда избегать некрасивого названия малой родины, заменяя его на город в Ивановской области. Еще скучала по дочке.
        Одинокими нетопленными вечерами она подолгу стояла на кухне у горки с приданым - расписными лаковыми шкатулками. Пышногривые кони, раскинув в стороны оскаленные запаленные головы, мчали по заснеженным просторам сани; круглолицые румяные одинаковые девушки с белозубыми чубатыми парнями катились с горок на салазках... И никакого изменения в ее жизни не предвиделось.
        Не хотелось Саше согласиться с тем, что жизнь ее кончилась, и она плакала.
        И в эту печальную пору случился очередной заезд Юрия Владимировича. Узнав, что сестра Саши работает в Холуе на фабрике миниатюр начальником ОТК, он предложил поторговать здесь в Брайтоне шкатулками. Тем более, что вскоре будет международный театральный фестиваль и директором назначен его знакомый.
        Перед фестивалем Суров привез из России первую партию шкатулок с едва уловимым браком. Директор фестиваля отвел им в Культурном центре подходящее место под ларек. Наторговали знатно. Барыш разделили по-честному. Третью часть - сестре в Холуй.
        Жизнь у Саши пошла веселее. Скоро она купила машину, а через год открыла маленький магазинчик. Кроме шкатулок Юрий Владимирович привозил и другую русскую национальную ерунду. Всё наладилось. Скорее бы только дочка приехала - они вместе съездят в Россию.
        ...И вот, наконец, появилась Фируз. Яркая, модная по-европейски и по-восточному отводящая глаза от малознакомой женщины, своей матери.
        Вечером Саша поднялась к ней наверх. Фируз стояла, держа в руках Коран. Саша что-то вякнула насчет обеда-ужина, но та жестом попросила ее выйти. Больше Саша старалась не влезать в жизнь дочери и не смущать ее нелепыми разговорами о поездке на далекую русскую родину.
        А через некоторое время ночью пьяный Билл назвал Сашу “Фируз”. И сама ситуация, и голос не предполагали случайную оговорку.
        На следующий день муж довольно спокойно подтвердил высказанное ею опасение и предложил ей отныне супружескую жизнь “no sex”. Фируз же вежливо извинилась перед матерью, сославшись на женскую восточную покорность.
        Саша стала думать, что делать. Наверное, надо было покончить с собой. Но этого Саше не хотелось. Она посоветовалась с адвокатом: наказанию Билл не подлежал - Фируз была совершеннолетней, во-первых, а во-вторых, отчим падчерицу до приезда в Англию в глаза не видел и, стало быть, налицо заурядная половая связь, роман.
        Саша решила попросить помощи у Бога. Каково же было ее изумление, когда в Ныо-Баркли, где должна была находиться по справочнику “Ортодокс черч”, на фронтоне здания рядом с православным крестом протянула в небо семипалую растопыренную ладонь еврейская минора!..
        Выяснилось, что денег на содержание храма не хватало ни у евреев, ни у православных (а англичанам было наплевать на тех и на других), и потому для экономии они объединились и служили через раз. Один уик-энд - очередь православных, следующий - иудеев. В таком храме искать заступничества у Бога Саша не решилась.
        Всё бы ничего, но уж очень Саше хотелось наказать Билла, изменить ему, уравновесить ситуацию. Она даже стала присматриваться с этой целью к изящному директору фестиваля, но он, как выяснилось, был не по этому делу. Она зачастила на пляж, где решила загорать без лифчика, но несмотря на Сашину красоту, успехов пляж не принес. Даже когда она, полуобнаженная, просила молодых мужиков прикурить, помочь установить зонтик или открыть неподдающуюся бутылку, просьба исполнялась всегда вежливо, но формально. На Север надо было ехать, в Манчестер или Ливерпуль! Там мужики активнее, а здесь одни голубки!
        И тут снова появился Суров - и проблема разрешилась сама собой...
        Суров был на седьмом небе, клялся в вечной любви, обещал, обещал, обещал...
        Таким образом, Саша утвердилась в своей неотразимости, в которой за время семейной жизни успела засомневаться. Утвердиться-то утвердилась, но кайфа полового не словила.
        На животноводческом языке такое недопокрытие называлось пробным, а недоуестествленный бычок - пробником. Его применяли, чтобы возбудить достойную, темпераментную корову перед основным осеменением. Дома, на ферме, где Саша летом подрабатывала в старших классах скотницей, пробникам во время пробы подвязывали фартук с противозачаточной целью. На ферме этот процесс выглядел очень смешным. Здесь в Брайтоне, с Юрием Владимировичем, к сожалению, - тоже.
        Тем не менее Суров помог Саше купить квартиру в Москве, устроил к себе на работу заместителем.
        А магазинчик в Брайтоне вполне мог функционировать и без хозяйки: уже два года в помощницах у Саши состояла очень толковая сестра Юрия Владимировича, выехавшая из России на неприметном индусе-англичанине, инженере по лифтам.

4
        Обещанный Романом Бадрецовым крутой подняться к Саше поленился - просто погудел снизу машиной. Саша спустилась, села в “мерседес”.
        - Саша.
        Крутой небрежно кивнул. Он оказался малосимпатичным. Огромный, морда бандитская, пухлая, на шее цепь с крестом, сзади коса. Крутой повернулся. Саша заметила на его веках недовытравленную татуировку “Не буди”. Ничего себе дружок у писателя!
        - Четвертая форсунка текет, - пробурчал он, заводя машину. Голос грубый, похмельный, корявый. Зачем она с ним связалась?
        Мотор заработал, двигатель застучал ровно, как маленький фактор. В салоне запахло соляркой. Значит, дизель. У нее в Брайтоне тоже была “шкода”-дизелек, так же тарахтела.
        Синяк почесался спиной о спинку кресла.
        - С бодуна спина кружится и глаза чешутся.
        - Почесать? - эротическим голосом спросила Саша. Синяк вида не подал, но про себя отметил: отменное бабло.
        Еще когда из подъезда выходила, он ее уже оценил. Вся пойдет по люксу. Ноги достойные, длинные, с едва уловимой кривизной, в которую даже не хотелось верить - так классно было всё вместе взятое. И высокая - не по возрасту: в их поколении таких длинных не было. Конечно, не школьница, а на кой ему малолетка, пузыри пускать?
        - Противно, - проворчал он, симулируя невнимание. - Капает и капает с утра... Противно...
        Саша отметила, что понравилась бугаю, и он порет ахинею, стараясь быть погрубее, покруче, понезависимее. А куда ты денешься, дружок, мы еще посмотрим, кто кого...
        - Надо медную шайбочку отожженную подложить под форсунку, - посоветовала Саша и констатировала по взгляду Синяка, что достала. - Только закручивать с небольшим усилием, чтобы не порвать металл...
        Бугай протянул к ней лапищу.
        - Володя... Вова... Синяк.
        - Дамам руку не суют, - улыбнулась Саша, набирая обороты. Забрало козла крапчатого. - А я думала, вы убитый. - Саша только что долистала автобиографическую повесть Романа, где фигурировал герой под фамилией Синяк, и в подтверждение привела на память последние слова из книги - “Открыть гроб полковник Синяк не разрешил”. В гробу... вы?
        Синяк кивнул с удовольствием.
        - Я. Жирный, паразит, меня всю дорогу то замочит, то оживит.
        Он достал из-под сиденья тапки, снял туфли - носок о каблук, переобулся. Всё это не останавливаясь, не снижая скорость и не глядя под ноги.
        - Специально обувь приобрел в связи визита к вам... Полуботинки. Жмут в мысах. Выкину - и весь сказ до копейки.
        - Не надо выкидывать. Намочить носок спиртом, поносить - и нет проблем.
        Синяк хмыкнул. Саша ему всё больше нравилась. Надо ее в горизонтальное положение побыстрей уложить. Жирный, сволочь, знал, что дарит.
        - Куда едем? - спросил он погрубее, чтобы не разомлеть.
        Саша назвала адрес. Синяк притормозил у ближайшего автомата, вылез из машины в мягких стариковских тапочках. Не успел он поговорить и отъехать метров сто, на животе у него записал пейджер. Он отщипнул приборчик, протянул Саше.
        - Глянь, очки лень обувать.
        - А почему не мобильный? - спросила Саша.
        - По нему базлать надо, а пейджер - молча.
        - “Базар дошел. Будем в двенадцать”, - прочитала вслух Саша.
        Синяк позвонил в нужную квартиру. Глазок зашевелился.
        - Кто там?
        - Домофоны ставим, - сказал Синяк грубовато, по-простому.
        - Не вызывали, - отозвалась дверь визгливым бабьим голосом.
        - Оргкомитет района домофоны монтирует. В связи криминогенной обстановки и близости к вокзалам. Постановление магистрата мэрии столицы.
        Саша, прикрыв рот, с интересом слушала ахинею.
        Дверь не сразу, но отворилась. На пороге стояла эффектная крашеная блондинка. Увидела Сашу и хотела закрыть дверь, но куда там - Синяк вставил в щель здоровенное копыто в тапке.
        - Я милицию вызову! - взвизгнула блондинка.
        - Зови, - кивнул Синяк.
        Он отодвинул ее в сторону и шагнул в квартиру. У тапочек были заломлены задники.
        - Вы бы уж лучше босиком, - брезгливо вякнула блондинка, чтобы скрыть обеспокоенность.
        - Босиком зябко, можно ноги простудить, - Синяк обернулся и внимательно обозрел женщину. - А слух был, что дело к родинам. А визуально - голяк на базе. Когда рожать будем, хозяйка?
        - А вам какое дело! - огрызнулась дама, потуже запахивая короткий халатик. Она повернулась к Саше. - Я же вам русским языком сказала, будут деньги - заплатим. Разве не ясно?
        - Да-а... Круто... - Синяк сделал вид, что опешил. - Придется брать за яйца и производить поворот в прогрессивную сторону. Иначе никак.
        - Что-о? - теперь уже опешила блондинка. И Саша тоже.
        Синяк зашел на кухню, уселся на изувеченный мягкий стул из гарнитура, перетянутый широким скотчем. Стул под ним закряхтел, намереваясь развалиться. Синяк спешно пересел на табурет.
        - Мня, - сказал он, снял кепку и принялся расплетать косу, по-бабьи - на плече. - Приболел стульчик... Так было, Александра Михеевна?.. Молчим и плачем?.. Значит, не было.
        Саша не плакала, хотя без слез смотреть на разор, учиненный в любимой квартирке, ей было тяжело.
        Синяк отцепил от косы бронзовый амулет-кулачок и перетянул конец косы аптечной резинкой.
        - ...Таракашек развели, - он, улыбаясь, сощелкнул с кухонного стола неторопливое насекомое. - Это правильно, без домашних животных скукота и сердцу остуда. Значит, хозяйка, съезжать с хаты категорически не хочешь и башлять не жаждешь. Тогда отдыхай. А то бы - ехала в Африку, там нынче тепло... - Тут Синяк запнулся - в кухню вошел здоровенный негр в “адидасе”.
        - Кстати, про Африку, - продолжал Синяк, уставясь воспаленными с похмелья глазами на негра. - Мы когда в пустыне работали, реки поворачивали, мы ослов рабочими оформляли: Иванов, Петров, Сидоров. Потом ослов продали, деньги пропили. Сидоров, правда, сдох. У вас как фамилие?
        Саша не поспевала за трепом Синяка, но нагнетаемую этим трепом угрозу ощущала буквально кожей. Наверное, что-то похожее почувствовал и негр, он побледнел.
        - Уходите отсюда, - негромко сказал он.
        Синяк стянул с крючка кухонное полотенце, обтер шею. Потом достал из нагрудного кармана торчавшую как карандаш сигару, обрезал ей прямо на столе конец, закурил.
        - Утром еду за Михеевной, а на дороге прям мертвый труп лежит. Чего лежит бестолку, не знаешь? - Он вытянул перед собой растопыренные ладони. Указательный палец на правой руке был короче и порос на торце черными волосами вперед. - И руки у меня дрожат. Крупноразмашистый тремор верхних конечностей. Синдром Корсакова. Не пей вина, сколько раз себе говорил. Всё бестолку. И палец у меня короче нужного. А почему? А потому. Оторвался при разборке вооруженной. В больнице пришили на грудак. Месяц ходил, как Сталин. Не попысать толком, ни зашнурковаться. Потом отрезали от груди - гибче стал, но с волосами...

“Всерьез или бред?” - подумала Саша, услышав, как напряжение в ней спадает. Не зря про него Роман повесть написал.
        - Чего говорю, - продолжал Синяк, стряхивая пепел с сигары в чашку с кофе. - У меня друган, Ванька, разумеется, стихи слагает порой. В одну строку. К примеру: “Я не люблю, когда меня не любят”.
        В кухню тем временем вбежал очаровательный голый негритенок лет пяти, сандаловая статуэтка, хотя нет, слишком вонькая - должно быть, прямо с горшка. Он подбежал к Синяку и стал отчаянно молотить его по колену черным кулачком.
        - Покупаю! - заорал Синяк, подхватывая негритенка на руки.
        Блондинка рванула сына к себе. На втором рывке Синяк отпустил ребенка - мамаша с дитем в руках отлетела к холодильнику. Негр шагнул вперед. Синяк даже не пошевелился, только лапой помахал.
        - Нопасеран! Без рук!
        И тут раздался звонок в дверь.
        - Ну вот, - удовлетворенно пробурчал, подымаясь, Синяк, - а ты говоришь. - Хотя никто ничего не говорил, только поскуливал испуганный негритенок.
        Синяк открыл дверь. В переднюю вошли двое одинаковых парней: короткие кожаные куртки, широкие штаны, черные вязаные шапочки.
        Парни прошли следом за ним, как бы выдавливая негра с семейством из сразу ставшего тесным пространства кухни. Попили кофе, сказали “спасибо”, чашки опустили в раковину. Встали и молча вышли из кухни.
        - Посиди тут, - сказал Синяк Саше, сам же пошел за парнями.
        - Где ваш муж, мадам? - спросил Синяк, и Саша не узнала его голоса.
        В прихожей стало тихо, видимо, Синяк с парнями вошли в комнату. Саша на цыпочках пробралась в пустую переднюю.
        - Ты русский язык понимаешь? - чеканил за дверью вопросы Синяк. - Слух, зрение в порядке? Тогда слушай. Ты должен деньги! Ты понял?!
        Из комнаты выскочила ошалевшая от страха блондинка. По лицу ее, размывая макияж, текли слезы. Она рванулась к Саше.
        - Я знаю, кто это... - прикрыв ладонью дрожащий рот, доверительно прошептала она.
        - Они выбивают деньги...
        - Угу, - улыбнулась Саша. - Выбивают.
        Дверь в комнату была приоткрыта. Саша заглянула внутрь.
        Синяк стоял вплотную к негру. Они были одного роста, только Синяк в полтора раза шире. Парни скромно расположились за Синяком, расставив ноги и одинаково сложив руки на причинном месте.
        - Слушай внимательно, - сказал Синяк, стряхивая с плеча негра несуществующие соринки. - Ты идешь во двор. Звонишь. Если через час деньги не будут, ты поедешь с ними. Покататься. Ты понял, любезнейший?
        Синяк протянул руку в сторону, как хирург. Один из парней вложил в нее жетон.
        - На разговор тебе десять минут. Вперед! Время пошло!
        Негр исчез. Синяк с помощниками расположились на ковре, достали карты. Блондинка с ребенком заперлись в ванной. Саша вошла в комнату.
        - А если милиция?
        Синяк усмехнулся.
        - В вашей квартире ваши друзья...
        Негр прибежал скоро. Он с размаху сунулся в комнату, открыл было рот, но Синяк, не оборачиваясь, в зеркало платяного шкафа еле заметно погрозил ему укороченным пальцем: жди.
        Когда доиграли партию и собрали карты с ковра, Синяк кивнул негру: рассказывай.
        - Деньги будут. Уже везут...
        Синяк задумался.
        - Ладно, братцы, свободны. - И повернулся к негру. - Документы давай. Паспорт...
        Неф протянул Синяку паспорт, Синяк передал парням.
        - А паспорт мадам? Свидетельство о браке? Метрика пацана, ключи от машины, права, техпаспорт? Ребятам покажешь, где машина стоит.
        Парни попрощались и вместе с негром ушли.
        Через час в квартире появился директор фирмы, где работал негр, и кто-то из посольских. Саша начала было что-то объяснять по-английски, но директор сразу, без глупостей, достал бумажник.
        - Две тысячи? - уточнил он.
        - Речь шла о четырех, - мягко поправил Синяк. - Издержки, знаете ли, помощники...
        - Знаю, - кивнул директор, - но у меня только две.
        - На две можно расписку. Сутки на добор, - разрешил Синяк. - Кстати... А где мадам?
        Появилась блондинка.
        - Знаете, красавица, почему отключен ваш телефон? - спросил Синяк.
        - За неуплату междугородных разговоров... - пробормотала, запинаясь, она.
        - Правильно, - кивнул Синяк, улыбаясь. - За разговоры. Только не междугородные. Вот справочка из телефонного узла.
        Муженек ваш, мадам, вот этот, темной ноченькой звонил специальной суксуальной барышне и под ее аккомпанемент надрочил в кредит две тысячи баксов.
        - Может, это не он, - пролепетала блондинка. Синяк погладил негритенка по курчавой голове.
        - Тогда он.

5
        КСП - Клуб Свободных Писателей - открылся несколько лет назад на бульваре в центре Москвы в помещении бывшего альманаха “Поэзия”. Вместе с помещением Клубу Свободных Писателей достался и Суров, многие годы проработавший в покойной “Поэзии”. На двери его кабинета теперь висела табличка: “Всемирная организация писателей. Московская штаб-квартира КСП. Генеральный директор Суров Ю.В.”.
        По международному уставу ему полагался чин исполнительного секретаря, но когда Юрий Владимирович заказывал себе визитные карточки, в текст вкралась ошибка, и должность была завышена. Исправлять ошибку не посчитали нужным - суетно и накладно.
        Зарубежные коллега, по примеру которых был организован КСП, презентовали “субару”, ту самую, с капризной сигнализацией, на которой Суров ездил на работу, иногда с утренней остановкой у Саши; также подарили подержанную оргтехнику.
        Секретарь французского отделения КСП, горбатенький старичок, привез в подарок медикаменты, в основном просроченные поливитамины.
        Задач у Клуба было две. Первая - обмениваться творческим опытом со своими и зарубежными коллегами; вторая же - если кого-нибудь из пишущей братии прищучат власти, всем миром вступаться.
        Опытом члены Клуба обменивались по-прежнему, без посредников, самостоятельно. Инакомыслие же в России прекратилось в связи с учреждением демократии. Для малопродуктивной правозащиты остались только коллеги из ближнего, главным образом юго-восточного, зарубежья. Но интерес КСП к чужим делам законно раздражал и центровую власть, и местную, а также отвлекал от главного - полноценных международных общений: конгрессов, симпозиумов, круглых столов... А эта сфера деятельности Сурова удачно смыкалась с его бизнесом в Англии, в чем ему весьма помогло высокое международное положение Клуба.
        Всё бы ничего, да был в биографии Сурова один прокол. В августе девяносто первого он явился на работу в черном торжественном костюме с галстуком - посмотреть по служебному телевизору любимый балет “Лебединое озеро”. Весь облик его в тот день дышал подъемом и воодушевлением.
        Этим обстоятельством позднее его частенько донимал Роман Бадрецов. Суров для успокоения определил Бадрецова на очередную халяву с творческой группой в Бухарест, но неблагодарный Бадрецов хоть в Бухарест и съездил, угодив в тамошний вытрезвитель с какой-то бабой, но подкалывать его не прекратил.
        ...На ночь Суров принял снотворное, и нехорошие мысли о злополучном сообщении автоответчика к утру растворились. Теперь всё казалось просто.
        Значит, Ванька жив. И телефон узнал, не поленился. Вот откуда про “Тропу Моисея” ему известно? А впрочем: если Иван жив, наверняка трется по журналам, издательствам, значит, вполне мог узнать и про поездку членов КСП по библейским местам. И вся загадка. Наплевать и забыть.
        Выглядел Суров сегодня отменно: в черных кожаных штанах, в роскошно-скромной ковбойке, с шелковым фуляром на шее. Крепкое его туловище было оплетено желтой портупеей, сводившейся слева под мышку в кобуру газового пистолета.
        Он просматривал список отбывающих в пустыню поэтов, небрежно положив ноги на тумбочку письменного стола. Списки составлял он сам, утверждать избранников должен был по уставу Исполком КСП. Исполком и будет утверждать, но уже после мероприятия, задним числом. Постфактум. Так удобнее.
        Ощущение власти над судьбой визгливых поэтов - кого включить в поездку, кого погодить - грело душу. У него начался обычный в таких случаях прилив настроения.
        Он был в кабинете один, когда туда без стука вломился огромный детина полубабьего вида с седой косой, в кожаной куртке, зеленом пиджаке, в тапочках и комбинированной кепке. Детина, не снимая кепки, почесал под ней темя.
        - КСП тута? Джабар пришел?
        Чувство страха накатило на Сикина позже, пока же он, не снимая ног с тумбочки, процедил, не поднимая глаз:
        - Александра Михеевна Джабар на рабочем месте в своем кабинете. Стучаться надо...
        - Пасть закрой, - сказал детина, - кишки простудишь.
        Коричневые туфли Сикина медленно переместились на пол.
        Он приоткрыл рот в нехорошей догадке...
        - Соображаешь, - улыбнулся Синяк, развалисто усаживаясь в кресле. - Это я звонил насчет Ивана.
        Сикин встал, почему-то опустив руки по швам. Синяк обозрел его, сосредоточив внимание на кобуре, привязанной к Сикину сыромятными путами.
        - Ну, ты прям как памятник Высоцкому на Ваганькове. - Синяк откусил кончик сигары и выплюнул на пол. Сикин независящим от себя движением придвинул к нему пепельницу. - Обвязался весь...
        Сикин похолодел. Он почувствовал, как кишки предательски забормотали, кожа на лице стянулась и запульсировала, зачесалось плечо под ремнем. Всё это время, что функционировал шкатулочный бизнес в Англии под прикрытием КСП, он ждал наезда рэкета.
        - В следующий раз, - продолжал Синяк, небрежно разглядывая кабинет, завешанный фотографиями Сикина с именитыми товарищами, - как меня завидишь, сразу стреляйся газом из своей пистоли. И маленький совет: пора, мой друг, пора с вещами на выход. Засиделся в девках. Забей себе: твое место у параши, в связи того, что был ты дятел-стукачок, а теперь ты вечный Птица-Пенис. Пенис-петушок. Повтори.
        Сикин послушно пожевал губами веленые Синяком слова.
        - Ну, будь здоров, петушила, - улыбнулся Синяк, выкарабкиваясь из низкого неудобного кресла. Он подошел к двери, но решил еще покуражиться. - Между нами, эта кобура - говно.
        Синяк задрал над мощным задом куртку и постучал себя по рукоятке пистолета в кобуре, заткнутого за пояс на прищепке.
        - И ножки на стол не ложи. Будь проще - люди потянутся.
        Закрыв за посетителем дверь на ключ, Сикин с тоской подошел к окну. Конечно,
“мерседес”. И пистолет у него наверняка не газовый. Он достал из холодильника бутылку виски и отхлебнул прямо из горла.
        За дверью послышались разнополые голоса. Форсированные, избыточные, театральные. Как они обрыдли ему еще за те годы, что обретался в альманахе “Поэзия”!..
        Сикин отстегнул всё еще дрожащими руками газовую упряжь, намотал ремни на кобуру и уложил оружие в расшифрованный кейс. Кинул в рот жевательную резинку, через силу улыбнулся в зеркало и отворил дверь.
        Сегодня должны были обсуждаться организационные вопросы поездки “Тропой Моисея”.
        Саша смотрела на компьютере последний концерт Мадонны. Певица была не очень молодой, не очень фигуристой, с перенакаченными мышцами ног, вульгарная вся от и до! Ни кожи, ни рожи, а на тебе!..
        - Я на минуточку... - В кабинет впорхнула запыхавшаяся пожилая дама в тяжелых украшениях. - Это вам презентик маленький, - заворковала она, выставляя на письменный стол шампанское и разноцветные мыльца. - Что за голяшку вы смотрите?..
        Саша молча выключила компьютер. Не хотела она с этой жирной курицей обсуждать звезду.
        - Молодость, молодость... - воркуя, дама полной рукой заколебала воздух, нагнетая густую волну приторных духов. Саша чихнула. - Вы не поверите, Сашенька, у меня в ваши годы были дивные ноги... Но не буду мешать, не буду мешать... Вы на собрание пойдете?
        - Пойду, - мрачно ответила Саша.
        - Куда? - поинтересовался Синяк с порога, пропуская даму с ногами. - Постой-ка. - Он подошел к Саше, взял ее за уши и внимательно уставился ей в глаза. - Или меня негры твои сглазили или собственными силами рехнулся: почему очи зеленые? Были голубые.
        Саша поворотом головы выпростала уши из рук Синяка и отколупнула контактную линзу, под ней глаз был карий. Она посмотрела на Синяка разноцветными глазами.
        - Доволен?
        - Та-ак... А на Октяберьские красные вставь - коммуняк пугать... А чего у тебя еще не свое? Колись немедля. Кто ты?
        Саша послушно включила компьютер, поерзала мышкой и застрекотала вслепую десятью пальцами. На экране монитора набивались буковки...

“Симпатичная леди, блондинка, фигура манекенщицы...”
        - Покрупней сделай шрифт, - попросил Синяк, - без очков глаз неймет.

“...желает познакомиться с интеллигентным по жизни, сексуально привлекательным обеспеченным джентльменом. Не лысым”.
        - Лысый? - Синяк нагнул голову в ее сторону. - А насчет секса врать не буду, - сказал он. - У Жирного спроси.
        Саша медленно подняла голову и произнесла странным голосом:
        - А при чем здесь?.. Вы что?..
        - Не туда мысль ползет. Просто Жирный лучше может сформулировать.
        - А ты что делаешь, ну, по жизни? - поинтересовалась Саша. - Где работаешь?
        - Я разве не говорил? - удивился Синяк. - Автомобилями торгую. Там беру, здесь сбываю. Хочешь, тебе тачурочку подберем под цвет глаз...
        Разговор перебил маленький вальяжный человечек с трубкой. Не углубляясь в кабинет, он хорошо поставленным голосом произнес, откидывая голову назад, чтобы было слышно в коридоре:
        - Хочу напомнить, мое оформление в Цюрих только через депутатский зал!
        Саша брезгливо порылась в папке на столе.
        - Да, готовы ваши бумаги.
        Крошка недовольно взял документы, вернулся на исходную позицию и, дождавшись, когда в коридоре послышались шаги, повторил медным голосом:
        - Только через депутатский зал. - И, не торопясь, вышел.
        - Матерый человечище, - усмехнулся Синяк.
        В кабинет просочился звон колокольчика. Саша встала.
        - Пойду. Собрание. Ты на хозяйстве.
        Синяк заметно огорчился:
        - Особо не рассиживайся. Скажи, чтоб побыстрей.
        - Скажу. - Саша включила ему Мадонну, на которую была похожа, чтобы Синяк за время собрания ее не забыл.
        Даже сквозь стены кабинета Синяк видел, как Саша вышагивает по коридору, старательно виляя бедрами и зазывно цокая модными каблуками.
        Он выскочил в коридор.
        - Потом к Жирному поедем! - крикнул он вдогонку.
        Саша обернулась:
        - Поглядим.
        Из приоткрытой двери уже бубнил знакомый Синяку голос Сикина:
        - Итак, дорогие друзья, мы отправляемся тропой Моисея... - И шутливо: - Я буду вашим Моисеем все предстоящие две недели...
        Дверь за Сашей закрылась.
        Не понравилось Синяку, что Сикин уже оправился и, вишь ты, даже шутит. Едет, стало быть, генеральный секретарь, хотя велено было дома сидеть.
        Синяк вернулся в Сашин кабинет, развалился на ее вертящемся стуле. И закурил, чего хотел, не сигару вонючую “Портогас”, понтовую, блажь травяную, не сигареты с ниппелем, а нормальный “Беломор”, любимый с детства.
        А Мадонна тем временем вытворяла невесть что. Синяк не мог понять одного: как она поет, пляшет, акробатикой крутится - всё одновременно - и не запыхается.
        Зазвонил телефон. Синяк не обращал внимания. Но телефон зудел очень настойчиво и как-то не по-русски. Синяк лихорадочно стал искать на клавиатуре компьютера кнопку выключения звука. Не нашел.
        - Чего?! - заревел он в телефон. - Говорите!
        Голос писклявый, бабий, верещал вроде на татарском, а может, на азербонов смахивал. Мяукающий какой-то голос...
        - По-русски говори. Не слышу! В смысле: не въезжаю!..
        Он снова потыкал кнопки компьютера и неожиданно вырубил всё. На экране поползла, переплетаясь, музыкальная геометрия.
        Голос в телефоне перешел на европейский - на французский, наверное, явный гундос слышался.

“Джабар” разобрал Синяк, “Фируз”, и запереживал, что нагрубил вначале.
        - Виноват! - заорал он. - Джабар на собрании... - Он заскреб лбину, вспоминая чего-нибудь по-немецки, все-таки в Германию часто ездит... - Ихь ферштее нихт. Ауф видерзеен.
        Попозже перезвоните.
        Закончив разговор, Синяк тщетно пытался отыскать Мадонну всеми клавишами, но вместо этого по экрану плыли космические разноцветные фигуры.
        Сидеть бестолку надоело. Он вышел в коридор. Навстречу ему шел улыбающийся высокий красавец из кино про “Доктора Живаго”, которое он смотрел на видаке у Романа. Омар Шариф, точно!
        - Сал-лом, дорогой! - очень уважительно сказал Омар Шариф, прикладывая руку к сердцу.
        Он был в белом пиджаке с подвернутыми на один раз до синей подкладки рукавами. На тонком запястье правой руки болталась цепочка. В распахнутом вороте рубашки - тоже цепура, на которой колыхался золотой полумесяц со звездой.
        - Здорово, - кивнул, слегка оторопев, Синяк.
        - Скажи, дорогой, где красавица Александра?
        - Собрание у ней. Козлов пасет. Скоро кончат.
        Омар Шариф взглянул на дорогие часы. Синяку он нравился, а чем, Синяк не мог понять. Вроде по прикиду на пидора смахивает, но не пидор, это точно. Просто очень красивый мужик. И запах от него не пидорный. Богатый красивый мужик. Может, писатель. И вдруг его нехорошо осенило: муж ее первый!
        - Ты не из Кувейта? - непохожим на свой, робковатым голосом предположил Синяк.
        - Зачем Кувейт? - улыбнулся Омар Шариф. - Очень Средняя Азия, дорогой. Самолет летит скоро. Жена ждет. Дети ждут. Аллах торопит...
        - Так ты не из Кувейта? - Синяк радостно перевел дух. - Выпить будешь? У меня в
“мерсе” коньяк, виски... Тебе можно по религии?
        - Нужно! - воскликнул красавец. - Аллах запретил сок виноградной лозы, про виски ничего не сказал. Забыл, наверное.
        И только тут Синяк заметил, что с одной стороны у красавца нет уха. Хм, отморозил? Синяк затащил его в Сашин кабинет. Про ухо не спросил, стеснялся.
        - Ты пока Мадонну включи, я ее вырубил, а назад не найду. - Синяк разозлился на себя, что так невнятно объясняет нерусскому. - Короче, пела баба, нет бабы.
        Нерусский всё понял, ткнул кнопку, и голая Мадонна, прикрытая лишь двумя крохотными тряпочками, появилась на экране, с неба ей в руки спустился в дыму светящийся шест, и певица, не прекращая пения, стала виться вокруг него.
        Синяк пошел за бутылкой. Возле приоткрытой двери собрания маленький депутат курил трубку.
        - Жирный не выступал? - спросил Синяк депутата.
        Депутат нахмурился, явно оскорбленный невежливостью вопроса и, подумав, не ответил.
        - …Моисей увел в пустыню рабов!.. - послышался вибрирующий женский голос, похожий на плач. - И там превратил их в народ! А мы - зачем мы идем в пустыню? Давайте подумаем, сформулируем наши цели...
        - Ну и голосок! - покачал головой Синяк. - Зарыганный. Должно, газы мучают.
        Он хотел послушать еще, но не при этом же гноме важном. Чего Жирный волыну тянет? Клялся, что скинет Сикина. Что все поддержат, узнав, что тот стукач. ЭТИ поддержат?.. Синяк в этом очень и очень засомневался.
        Когда он вернулся с бутылкой, депутата в коридоре уже не было. Из разноголосого толковища за дверью неожиданно выпростался высокий голос Романа:
        - Конечно, то, что я хочу сообщить, - вопрос для общего собрания, а вас здесь мало. Но, поскольку вы отправляетесь в святую, так сказать, землю под водительством нашего генерального директора, считаю своим долгом сказать, что Юрий Владимирович Суров, в девичестве Сикин, многие годы служил в КГБ...
        Синяк замер.
        - ...Полагаю и по сей день помогает Лубянской конторе... Хорошо ли это, учитывая тот непреложный факт, что КСП по существу организация правозащитная?.. Кроме того, он посадил моего товарища...
        Урчащий где-то невидимый холодильник рыгнул, сожрав окончание слова, вновь торопливо заработал, как бы нагоняя упущенное.
        Роман, видно, не выдержал тишины, повисшей в собрании, и сам забормотал:
        - Сейчас вы начнете: охота на ведьм, где справка из ГПУ... Справка - не проблема..
        - З-зачем! - страдальчески заскрипел новыми металлокерамическими зубами Синяк.
        - Нам не ссориться надо в это трудное для всех нас время, а взяться за руки, - услышал Синяк голос из зала.
        - За чьи руки? - выкрикнул Роман. - Топтуна?
        Синяк резко пнул дверь ногой. Чтобы не поддаться соблазну войти и вмешаться.
        - Что такое, дорогой? - улыбаясь, встретил его одноухий красавец. - Где лицо такое нехорошее взял?
        - Не туда Жирный повез! - сказал Синяк, мрачно откручивая пробку у бутылки. - Договорились: объявит, что Сикин Ваньку посадил, и - весь сказ! Без дискуссиев. Без базла... - И тут Синяк примолк, пожалев, что вовлек чужого человека в свои дела. Он забулькал темно-желтой душистой прекрасной жижей в подставленный бокал. И сразу подобрел.
        - А где ты ухо забыл. Отморозил?
        - Добрые люди отрезали, - красавец поднял стакан.
        - Шапана? - поинтересовался Синяк, чокаясь с ним.
        - Зачем шпана, - улыбнулся красавец. - Коммунисты.
        - О, бляди! - воскликнул Синяк, уже влюбленный в красавца, - А чего ты им сделал?
        - Смеялся.
        - А-а, - протянул Синяк, хотя ничего не понял. И повторил налив. Красавец не возражал.
        - А слышать не мешает? - спросил Синяк.
        - Лучше стало, - улыбнулся тот. - Ярче звук. - Он тонкими смуглыми пальцами шевелил на столе бумаги.
        - Чего ищешь? - поинтересовался Синяк, желая пособить. - Как фамилие?
        - Сурали. Бошор Сурали.
        Синяк на правах хозяина полез в стол - человек все-таки на самолет спешит - и нашел бумагу.
        На красивом бланке КСП писатели просили президента России предоставить выдающемуся деятелю культуры Бошору Сурали политическое убежище и гражданство России. Поэт постоянно подвергается угрозам физического уничтожения... Среди подписавшихся была и фамилия Романа.
        Синяк пожалел, что, не разобравшись, стал грузить Бошора. Ему, видать, своих проблем выше крыши.
        - Я, веришь, коммуняк зрить не могу, - сказал Синяк. - Своими бы руками душил...
        - Зачем так строго? - улыбнулся Бошор. - Сами тихо уйдут.
        - Пока идти будут, мы с тобой сдохнем, - проворчал Синяк, чокаясь с ним.
        - На всё воля Аллаха. Подождем.
        Синяк достал “Беломор”.
        Закурил и поэт. И Синяк по дыму учуял: не просто курево, дурь шмалит.
        - Будешь? - Бошор протянул ему благоуханный косяк. - Качество гарантирую.
        - Вообще-то уже не балуюсь... - засомневался Синяк, - но давай. За компанию и жид удавился.
        - Хорошая пословица, - оценил Бошор. - У нас тоже есть... Коня подковывают, ишак копыто сует.
        - Еврей, в смысле? - недопонял что-то Синяк, ибо анаша была чересчур крепка. Он протянул папиросу назад Бошору. - Тебе если гражданство-то дадут, где жить будешь?
        - Аллаху акбар, - снова улыбнулся Бошор, и Синяк понял, что эта тема не для трепа. И чуть не вякнул: живи у меня. Полагая, что переберется к Саше. А всё виски плюс дурь. Размягчает.
        - Хватит! - резко сказала Саша, входя в комнату. - Больше не могу там... Очередной скандал... Роман на Сурова бочку катит. Моча в голову ударила. Привет, Бошор. Письмо про тебя еще не отправили...
        - Ничего, ничего, - замахал поэт красивыми легкими руками. - Это не срочно.
        Синяк удивился: такой мужик, а чувствуется, робеет Сашки. А та чуток этим пользуется.
        - Ну, твой Бадрецов!.. - она покрутила головой. - Что пьете?.. А накурили!..
        Синяк открыл форточку.
        - Жалко у Жирного голос не ораторский, - сказал он. - Я ему еще в школе говорил: сделай ты себе, Жирный, голос нормальный, девки давать будут...
        - Да причем здесь голос! - Саша раздраженно вытряхнула пепельницу в корзину. - Вон у Миши Жванецкого тоже тембр высокий, а какой успех!
        - Короче, мента сняли? - спросил Синяк.
        - Да какое это играет значение! - Саша выключила Мадонну, раздраженно зашарила сигареты, не нашла.
        Синяк достал на выбор - сигары и “Беломор”. Саша закурила папиросу.
        - Стучал, не стучал... А кто, интересно знать, не стучал? Вон попы и то стучали... И не покаялись. Чего все к Юрке пристали?! Не пьет, не ворует, никому не мешает...
        - Я не стучал, - негромко заметил Бошор, как бы про себя.
        - Ну и молодец! - Саша раздраженно затоптала вонючую папиросу в пепельницу. - Сиди, радуйся...
        - Тебе межгород звонил, - вспомнил Синяк. - Писклявый такой.
        - Фируз! - ахнула Саша и схватилась за телефонную трубку.
        Вот еще чем хороша была служба в КСП. Беспрепятственно, то есть забесплатно, можно было звонить в Кувейт и в Англию.
        - Салямат, - кротко поздоровалась Саша с бывшим мужем. Спокойно, уговаривала она себя, не психовать. - Позови, пожалуйста, Фируз.
        Но тот занудил. Фируз заболела. Ее нет дома. Она в Англии. Абд эль Джабар всегда врал тупо, лениво, без выдумки.
        - Заболела или в Англии? - напирала Саша и поняв, что проиграла разговор, выкрикнула прежде, чем положить трубку: - Козел! Мудила!
        - Любимые слова! - мечтательно прикрыв глаза, сказал Синяк.
        - Да-а, - согласился Бошор, кивая. - Жалко, что я только вполуха могу слышать такую музыку. Кому посвящены эти прелестные звуки?
        - Муженек мой бывший, - проворчала Саша.
        - Счастливый человек, - вздохнул Бошор. - У нас женщины так не говорят. - Скажи, друг, - обратился он к Синяку, до сих пор не зная его имени, а спросить, видимо, было не принято по восточным законам нелюбопытства - Скажи, вам тоже пришлось немного полежать в турьме?
        - По глазам прочел? - обрадовался Синяк, проводя обрубком пальца по векам. - В ней родимой... Бошор, жди малку, не уходи, я сейчас мигом Жирного высвобожу и... Предложение имею.
        - Как скажешь, дорогой, - сдержанно улыбнулся Бошор.
        Синяк влез в собрание уместно. Был перекур, пили кофе.
        Роман сидел под пальмой, низко опустив лысоватую голову.
        Распухший, бордовый.
        - Права человека... права человека, - монотонно скрипучим голосом повторяла кому-то в углу женщина с низкой седой челкой.
        - Жирный! - тихо позвал Синяк.
        - При чем здесь права человека! - раздраженно пророкотал сзади дикторский голос, перекрывая все остаточные шумы. Синяку показалось, что включили радио. - Своего товарища...
        - Он мне не товарищ! - крикнул из-под пальмы Роман.
        Синяк обернулся к “диктору”. Тот оказался видным мужиком с роскошными усами, жидкой кожей на лице, лет шестидесяти. Он сидел на диване, между его ног была зажата палка с резной звериной головой.
        - Чушь всё это! - не обращая внимания на реплику Романа, продолжал усатый. - Мы собрались поездку обсудить, а не спасать страждущее человечество. Давайте продолжим, хватит пить кофе. Мне вообще решительно противен общий тон Бадрецова, это его расследование...
        - Как я понимаю, Роман хочет нас взять на гоп-стоп, - раздался приятный неспешный голос. - Я против такой лагерной методы...
        Синяк встрепенулся, высматривая говорящего. Оказался пожилой усталый дядька с лицом активно выпивающего. Вроде бы свой: и нос перебит, и курит по-родственному, в кулак, а поди ж ты - с козлами вместе!..
        - А я - за, - тихо прошелестел ветхий старик с бледной лысиной и огромным насморочным носом. - Обвинение основательное.
        Сикин молча обносил присутствующих кофе. Синяка он не видел.
        Дама с дивными ногами придержала Сикина за руку, когда он передавал ей чашку:
        - Скажи нам, Юра! Ты работал в КГБ?
        Сикин даже попятился от нелепости вопроса:
        - Зачем вы так?..
        - Вот она, наша черная неблагодарность! - вскричала дама. - Я предлагаю премировать Юру месячным окладом в порядке компенсации за оскорбление.
        - Двумя! - ударил “диктор” палкой в пол.
        - Скандал протянется минимум пять лет, - молитвенно прижав руки к груди, заявила пожилая астматическая блондинка со странно гладким лицом. - Надо думать о последствиях.
        - Давайте кончать, - сказал крошка-депутат. - А то превратимся в приснопамятный Союз писателей.
        - Жирный! - крикнул Синяк и влез в зал полностью. - Из турбюро, - для краткости объявил он, тыкая себя в грудь. - Насчет туризма. Узнать пожелания. Кому жарко, кому холодно, кому диет, кому прохладные клизьмы...
        Оскорбительного слова “клизьма” собрание не выдержало, заволновалось, но Синяк, не останавливаясь, молол дальше.
        - ...В пустыне места всем хватит. Как на кладбище. Значит, по пути, где шатер разобьем, где под солнышком, по ситуации. Товарищ Бадрецов, вас к телефону. Господин Сикин, продолжайте.
        Синяк подошел к пальме, почти силком выволок из-под нее очумевшего Романа, одновременно отметив, что на “Сикина” собрание не среагировало.
        - Шолом, господа. У вас интим, а я не претендую. Всех благ, господин Суров.
        Друзья вышли в коридор. Роман был ошалелый. Таким Синяк его давно не видел.
        - Говорил, не рыпайся! - шипел Синяк. - У них же остаточный бздюм играет. Очко-то не железное. Что ты до них ласкался? Сказал - и ладушки. Смотри, набух весь, набряк... лопнешь, а мне отвечать...
        - Даже слушать про Ваньку не стали... - бормотал Роман.
        Они вошли в кабинет Саши.
        - Салом! - воскликнул Бошор.
        - Живой! - заорал Роман, обнимая Бошора. - Теперь ты мой сограждан наконец?
        - У-у... - уклончиво развел руками Бошор. - Не совсем.
        - А что такое? - другим, брезгливым голосом спросил Роман, поворачиваясь к Саше.
        - Юрий Владимирович еще не подписал, - небрежно бросила она, пририсовывая какой-то красотке в журнале “Семь дней” длинные запорожские усы.
        - Почему? - напряженно поинтересовался Роман. - Критические дни? - И повернулся к Бошору. - Башка болит, спасу нет! Давление, наверное.
        - Вылечим. - Бошор полез в кейс. - Сейчас чайку заварим, голова будет лучше швейцарских часов работать.
        Саша, не отрываясь от рисования, включила электрочайник. Бошор насыпал из кожаной коробочки желтый грубый чай в чашку, прикрыл блюдцем.
        Раздался вежливый стук, и дверь открылась. Вошел тот самый старик к с бледной лысиной и унылым носом, сейчас он был в шляпе с обвисшими нолями. Это он на собрании поддержал Жирного.
        - Деточка, - тяжело дыша, сказал старик Саше, - я вас умственно целую. Должен вас предупредить, я не поеду в Египет. Вы кого-нибудь вместо меня...
        - А что случилось, Лазарь Иудович? - встрепенулась Саша.
        - Деточка... видите ли, дело в том, что я по этически-моральным соображениям не хочу никуда отправляться под руководством Юрия Владимировича, тем более тропой Моисея. Хотя, как вы знаете, мне это очень нужно для работы... Я вас целую, - повторил он и, поклонившись, удалился.
        - Кто это? - спросил Бошор.
        - Раритетный дед, - улыбнулся Роман. - Мой друган. У него в застой книжку из плана выкинули. Он пришел к директору. Достал пистолет. С войны привез. Не издашь, говорит, застрелю. У директора понос буквально. Книжку в план своей рукой вписал. Книга вышла. Вот такой дед. Отчество даже во время жидобоя не менял. Раз Иудович, значит, Иудович... Слушай, Бошор, - Роман с удивлением посмотрел в чашку. - Чем ты меня напоил? Башка-то прошла.
        Бошор лишь усмехнулся, а Синяк смекнул: маковая соломка, не иначе, и пальцем незаметно погрозил поэту.
        - В лечебных целях, - еще раз улыбнулся тот.
        - Поехали с нами, - сказал ему Синяк. - Едем к Жирному. Погуляем, отдохнем...
        - Посуралим, - подмигнул Бошору Роман.
        - В другой раз посуралим, - Бошор, склонив голову, прижал правую руку к сердцу. - Самолет.
        - Бошор, прошу как брата, - торжественно на восточный лад произнес Роман. - Поосторожнее, не валяй дурака. А то помрешь ненароком.
        - Башку отрубят, кинут в вагон с углем, и будешь кататься по всему Советскому Союзу, - добавил Синяк.
        Бошор взглянул на часы, болтавшиеся на его тонком смуглом запястье, и неожиданно как-то очень по-русски потянулся и зевнул.
        - Когда ко мне смерть придет, меня дома не будет.

6

“Мерседес”, чуть не обдирая бока, выбрался из узкого дворика КСП и покатил вверх по бульварам мимо памятника Крупской с развевающимся против ветра каменным подолом.
        Саша сидела впереди, а Роман переживал неудачу с собранием сзади. Не в полный мах, как полчаса назад, но переживал.
        - Не вздыхай, Жирный, - Синяк взглянул на него в зеркало заднего вида. - Башка не болит, значит, порядок. А вообще, Жирный, тебе лучше всего цианистого кала в другой раз принять. Раз - и нет проблем. А желаешь, мы тебе негритяночку спроворим для утешения?
        Роман не слушал.
        Синяк внимательно обозрел его, обернувшись.
        - Не помрешь. Глаза горят, мозги фосфоресцируют... Александра, ты не против?
        Саша думала о своем. Видел ли Суров, что она поехала с ними? Выключила ли масляный радиатор? Как вести себя с Юрой теперь, после появления в ее жизни этого чокнутого бандита, который, похоже, в нее влюбился? Да и ей он почему-то нравится... Хотя у него, наверное, девок пол-Москвы. Знал бы он, что ей сороковник скоро... А впрочем, зачем ему это так уж знать... Дала ему понять - у них с Юрой что-то было. . Подробности Синяка не интересуют. За это он ей и понравился, что нет в нем бабского любопытства.
        - А? - встрепенулась она. - Ты что-то спросил?
        - Значит, не против, - уверенно подытожил Синяк, сворачивая на Тверскую.
        За “Елисеевским” собралась толпа. Телеоператоры настраивали кинокамеры на окна второго этажа гостиницы “Центральная”. Подъезд был оцеплен милицией, широко забран флажками. Движение в этом месте Тверской ослабело, “мерседес” еле тащился.
        - Чего там? - поинтересовался Синяк у милиционера, приспустив стекло.
        - Ехай, - огрызнулся тот.
        Синяк остановился.
        - Ты слышь, меня в Думе ждут, - солидно заявил он, - доклад на подкомиссии комитета прав человека и помилования...
        Милиционер на всякий случай помягчал:
        - Террорист ребенка захватил, бомбой грозит.
        - Денег дали? - с умным видом поинтересовался Синяк.
        - Думают.
        - К-козлы! - с удовольствием сказал Синяк и проехал медленное место.
        Из Государственной думы выходили ухоженные озабоченные мужики с понурыми физиономиями и рассаживались по черным машинам, исподволь кидая как бы незаинтересованные взгляды на девушек в коротких юбках, кучкующихся на зябком ветру у гостиницы “Москва”.
        Синяк снова приоткрыл окно и заорал наружу дурным голосом:
        - Слышь, козлы-ы!.. Хочется, а низ-зя-я! По домам, пацаны!.. И - на ручную дрезину!.. Забесплатно! На хохряк!..
        И дополнил текст красноречивым жестом. Саша передернула плечами.
        - Закрой окно. Холодно.
        За негритянкой для Романа Синяк поехал проторенным маршрутам. К паперти Музея Ленина, где их класс принимали в пионеры. Синяка тогда за хулиганство в пионеры не взяли, и он плакал.
        Синяк причалил к священному месту, хряснул ручником и вылез из машины. К нему подъехал на коляске инвалид в камуфляже. На груди у него висела табличка: “Люди добрые, помогите...”.
        - Дай на протез, - хрипло сказал он Синяку, не разжимая рта с воткнутой сигаретой.
        - Не дам, - строго сказал Синяк. - Ты цыганам отдашь, они вашу масть держат.
        - Согласен, - понуро кивнул инвалид, взялся за отполированные ободья красными распухшими руками и тихо покатил прочь.
        - Стой, афган! - крикнул ему вслед Синяк, догнал и сунул двадцать тысяч. - Заначь поглубже.
        Тут из мрака глубокого подъезда выскочила, как подпружиненная, мелкая бесполая блошка, серенькая, в брючках, задрипанная, заморенная.
        - Привет, Батя! Чего-то ты нас совсем забыл.
        - Вас забудешь, - Синяк грубо, как мужику, пожал ей руку. - Я с твоей барышней - лица не помню - бумажник с правами потерял. На деньги наплевать, права жалко.
        - Совсем ты, Бать, на головку присел, - посочувствовала блошка. - Старенький стал. . Тебе кого?
        - Негритянку.
        - А всерьез?
        Синяк заговорил подробнее.
        Саша уже разобралась с масляным радиатором на работе (выключила) и теперь медленно въезжала в ситуацию... Та-ак. Это проститутки!.. Только сейчас она начала смекать, к чему идет дело, и беспокойно заерзала.
        - Чего он хочет? - Саша подозрительно обернулась к Роману.
        Роман молча пожал плечами. На беседы с ней после Бошора не тянуло.
        - Таня! - крикнула тем временем блошка в темноту.
        Таня оказалась русской красавицей, в годах, что порадовало Сашу, с косой, закрученной на затылке. Прям из ансамбля “Березка”, подумал Роман. В короткой, разумеется, юбке, как положено по тутошней работе, высоких замшевых сапогах с золотыми пряжками.
        Настроение у Романа приподнялось.
        Синяк постучал в окно.
        - Ну как, Жирный?
        Роман высунул в открытое окно кулак с оттопыренным большим пальцем.
        Хозяйка, учуяв спрос, затарахтела:
        - Не меньше двух сотен, Бать. Тебе отдам за полторы. У нее одна коса чего стоит! Себе в ущерб работаю.
        - Не торгуйся, не на базаре, - отрезал Синяк. - Музей Ленина всё ж. А коса и у меня есть. Сто и - по краям!.. Танечка, поедете с нами за сотенку?
        - Я за стольник поеду! - раздался простуженный хрипатый голос, и с паперти спрыгнула молоденькая бойкая проститутка, юбка нулевая, декольте спереди и сзади, задрогшая...
        - Тебя не надо, ты у меня дезодор похитила.
        - Вали отсюда! - Таня грубо пихнула ее обеими руками в грудь. Та оступилась, села на мокрый тротуар белыми ажурными трусами - юбка задралась.
        - Я не хитила! - взвизгнула проститутка. - Ты сам мне подарил. Ты пьяный был.
        - Тогда прости, - Синяк подал ей руку, помог подняться.
        - Деньги в кассу... - верещала хозяйка.
        По ступенькам Музея Ленина чечеточной побежкой спустился вертлявый блондин в белом костюме.
        - И я мог бы составить компанию...
        - Ну, ты даешь, друг! - опешил Синяк. - Я с дамой, Жирный с Таней. Куда тебя, скажи на милость?
        - Мало ли, - парировал, улыбаясь, блондин, - бывает, требуется. Секс инвариантен. Пардон.
        Саша нервно курила, намереваясь что-то предпринять, скорее всего даже вылезти. Она приоткрыла дверь. Синяк предупредительно рыпнулся к ней.
        - Уже едем.
        Он захлопнул ее дверцу и открыл заднюю перед Таней, но что-то его насторожило.
        - Слышь, хозяйка, а чего она у тебя молчит всю дорогу? Не больная?
        - Сам ты больной. Скажи что-нибудь, Таня, - приказала блошка.
        - Здравствуйте, - улыбнулась Таня, прикрыв ладонью рот. Прореха в два зуба все-таки мелькнула.
        - Слышь, хозяйка, - не унимался Синяк. - А чего она у тебя без зубов? Драчливая? Излупит в одночасье...
        Но Роман уже подвигался, уступая место на заднем сиденье.
        Синяк важно хмыкнул - видел, что Жирный завелся и, довольный обустройством его личной жизни, солидно расплатился и залез в автомобиль.
        - Ну, с Богом! Видите, Танечка, Жирный вас сразу полюбил. Да, Жирный?
        Саша обернулась удостовериться, что Роман не спятил.
        - Ой! - воскликнула Таня, забыв прикрыть выбитые зубы. - А я вас знаю! Мы вместе в Политехе учились, Владимирском...
        - Город невест, - всунулся Синяк.
        - Иваново - город невест, чучело, - поправил друга Роман, - а Владимир - “Золотое кольцо”, история...
        - Да, да, правильно, - согласилась с Романом Таня и продолжила свое: - Вы на экономическом учились, а я на технологии... За вами еще хромой араб ухаживал... красивый очень...
        - Танечка белку на лету в глаз бьет! - заорал Синяк радостный, что есть общая тема. - Колись, Михеевна.
        - Прекрати, - прошипела Саша, ненавидевшая свое отчество. - Надо же - землячку нашла, и где!
        - Я же говорил, Таня не местная. Я ее раньше здесь не видел, - вякнул Синяк и осекся. Выходит он тут пасется. Думай, Ананий, когда болтаешь, а главное, базлай поменьше.
        - Я раньше на другой точке стояла, - пояснила Таня. - На Пушкинской. А у Владимира Ильича недавно.
        Наконец “мерседес” въехал в Басманный переулок и меж задремавших троллейбусов пробрался к подъезду шестиэтажного дома, обшарпанные колонны которого поддерживали этажерку из огромных балконов. Фары высветили медную табличку возле двери - Издательство “Ромб”.
        Синяк выключил двигатель.
        - Жирный здесь и живет, здесь и книжки выпускает.
        - ...А дети есть у вас? - спросила Саша, вылезая из машины.
        - Леночка школу кончает, - ответила Таня, - она отличница... Ей медаль...
        - А муж? - допытывалась Саша.
        - Сань, может, хватит? - спросил Синяк. - Чего ты устраиваешь допрос с пристрастием? Отдохнуть хотим, оттянуться... А ты грузишь.
        - У меня муж... есть, - не совсем уверенно сказала Таня. - Но мы развелись. У него другая женщина, тоже с нашей фабрики. Но он меня иногда встречает на мотоцикле...
        - Зубы иной раз выбивает, - не по делу влез Синяк, запирая руль на желтую клюку от угона.
        Роман повертел пальцем у виска: чего несешь, от Сашки набрался? Синяк виновато пожал плечами. А Таня подкола не заметила.
        - Да, - бесхитростно подтвердила она. - А как вы догадались?.. Забывает порой, что мы в разводе...

“Я пришла к тебе с приветом”, - теперь уже Синяк подмигнул Роману и незаметно повертел обрубком у виска в адрес Тани.
        - Угу, - кивнул Роман.
        - Харч из багажника взяли, - зачастил Синяк, пытаясь замять неловкость. - Кура, пицца, алкоголь. А хлеб? Жирный, хлеб имеешь? Имеет... Тогда вперед.
        Дом, где Роман жил с нуля, почти весь уже продали. Роман держался из последних сил
        - новые владельцы дома вместо утлой его квартирёшки, доставшейся после покойной бабушки Липы, предложили великолепную квартиру в Отрадном с видом на шлюзы, где канал шагал по ступенькам. Любимое место Романа в Москве, он его и заказывал богачам. Теперь вот и отказываться неудобно, и уезжать неохота.
        В маленьком коридоре на первом этаже жил когда-то Боря Гольцман. Когда все дружно вступили в половозрелый возраст и вопрос хаты стал пыром, Боря, пес паскудный, стал сдавать им в отсутствие родителей свою комнату почасово.
        А сейчас в той же самой комнатенке, переделанной на евролад, находится кабинет главного редактора издательства “Ромб”. Не так давно Роман принес редактору автобиографическую повесть и показал место, где описывается малый Борькин бизнес со всеми пикантными подробностями. Редактор зашелся, тут же заключил с Романом договор и, что самое невероятное, выдал аванс потертой деньгой в мутном целлофановом пакете с хлебными крошками...
        ...Саша разложила на блюде зелень, овощи, нарезала брынзу. - А давайте я греческий салат сделаю, - предложила Таня. - Я на Кипре научилась...
        При слове “Кипр” Саша насторожилась.
        - Зачем? - задала она недоношенный вопрос.
        - Меня мой друг возил... - слегка смущаясь, ответила Таня. - Его... убили уже.
        Саша облегченно перевела дух и спокойно занялась разделыванием копченой курицы.
        Синяк от безделья решил принять душ. Через короткое время влетел в комнату мокрый, как жаба, злой, но в трусах, слава Богу. Вполне мог бы и без.
        - Жирный, гад, чего не сказал, что воды горячей нет?!.. Я пускаю - оттуда ледяная! .
        Пока орал, досрочно согрелся финской клюквенной водкой и, успокоившись, теперь причесывался перед гардеробом, будто и впрямь помылся. Заодно демонстрируя себя с удовольствием дамам, главным образом Саше. Саша рассматривала его с нескрываемым интересом. Да-а, кажется, что тюфяк, а на самом-то деле весь из тугих сфер, не ущипнешь.
        - Одеваться-то будем? - поинтересовался Роман. - Танечку бы постеснялся...
        - Никогда не видала, чтобы пьяница так прекрасно выглядел, - пожала плечами Саша,
        - выколупывая перед зеркалом линзы. - А если бы ты не пил?
        - А мне трезвому девушки не нравятся. Извини. Косу из-за Жирного намочил всю...
        - Алкоголь возбуждает секс, это правда, - неожиданно подтвердила Таня. - Даже врачи советуют.
        - Ты уверена? - фыркнула Саша, окуная линзы в специальную баночку.
        - А все-таки я справный парень, - проникновенным голосом, глядя на себя в зеркало, сказал Синяк. - И девушкам еще нравлюсь - да, Таня?
        - Да, - подтвердила Таня. - Такой крупный, сильный...
        - Оденься, - строго сказала Саша.
        Роман стоял у окна. За высоким забором фырчала труба молокомбината. Теперь она шумела не круглосуточно, как раньше, а только по четным дням. А вот диспетчеры на Казанском вокзале орали сейчас к ночи по-старому: грубо, невнятно, иногда с оттенком мата.
        Синяк спустился к машине за арбузом. И сейчас собирался вскрыть ему череп.
        - Представь, что это голова Сикина, - сказал Роман и, сдергивая с велотренажера чехол, предложил Тане: - А вы покатайтесь пока, чтобы не скучать.
        - У Ваньки спер, гад, - заботливо напомнил Синяк. - У бедного человека.
        Таня подошла к велотренажеру, но кататься не стала - юбка коротка. Зато обнаружила за “Кеттлером” интересную картину, выполненную черным фломастером прямо на стене. По светлым грязноватым обоям на кривеньких шатких ножках целеустремленно шел по самой блядской улице Парижа Сен-Дени “беллетрист Роман Бадрецов”, помеченный заботливой стрелочкой, чтобы не ошибиться. Моросил дождь, по его озабоченному лицу текли утрированные капли, но Роман сосредоточенно топал по булыжной мостовой, задрав воротник залатанной телогрейки. Из-под мышки у него торчала папка с надписью “Вшивая рота”. А с обоих тротуаров из-под прозрачных глубоких зонтов тянулись к нему оголенные барышни всех мастей. Вот одна бросилась наперерез - негритянка с косичками.
        - Вши-ва-я ро-та, - склонив голову, по складам прочитала Таня.
        - Жирный у нас писа-атель, - протянул Синяк.
        - Ой, а ваш роман у дочки в школе проходили, по литературе. А вас с натуры писали или по памяти? - спросила Таня.
        Синяк чуть не захлебнулся арбузом.
        - Ну, дела-а... - протянул безнадежно Роман. - Если сходство так очевидно, надо вешаться... Или гусей пасти или вином спиться...
        - Вином, Жирный, не получится. Для этого мозги нужны. Танечка, это Иван нарисовал. Он в Париже не был, но знает его наизусть, промесил в полный рост по картинкам. Талант. А вот ее начальник, - Синяк указал на Сашу, - сука-Сикин, Ванечку нашего в тюрьму посадил. И что характерно, живой ходит до сих пор...
        - Юра - мой начальник, и обсуждать его не желаю! - перебила его Саша.
        - Ой! - воскликнула Таня, - уклоняясь от нехорошего продолжения, которому она не обязательно должна быть слушательницей. - Горит что-то!
        Саша пошла на кухню.
        - Надо Ваньку попросить пидору сегодняшнего пририсовать, - пытаясь смягчить ситуацию, добавил Синяк, тыкая пальцем в настенную живопись. - Как раз место есть.
        - Ну зачем вы так? - негромко сказала Таня.
        Саша принесла противень с подгоревшими бутербродами. Роман вытащил из буфета старинное Липино блюдо. Таня стала перекладывать бутерброды.
        - Эдик отлетное училище кончил... А потом спину сломал...
        Синяк притянул Романа за бороду и зашептал горячо:
        - У нее вольты в бегах. Не ту взяли, Жирный, гадом быть. Давай съезжу, заменю, пока не задутый?
        - Я тебе заменю!
        Роман даже замахнулся на него, но в голове у него прокрутился вопрос: а чего он, действительно, так уж запал на эту беззубую полудурку? Ведь, похоже, и правда она малость не в себе... И понял, что его так привлекает. Нераздражающее отсутствие чувства юмора. Естественное существо. Даже чересчур.
        - Танечка, а что вы на Кипре забыли? - спросил он, упустив, что про Кипр всё уже, вроде, выяснили.
        - Ну... - замялась слегка Таня, - я уже говорила. Меня мой товарищ постоянный возил. Дружочек мой любимый. Очень красивый... Брюнет с голубыми глазами... У меня фотография есть. Хотите посмотреть? - она протянула Саше снимок.
        На Сашу нагло смотрел молодой Ален Делон на русский манер, стриженный бобриком, с хамоватой ухмылкой.
        - Какой неприятный, - Саша вернула фотографию. Именно такие хорошенькие с наглым взором ей нравились с детства. Ни волоокий полноватый красавец араб, ни сухой прокуренный пьяница Билл, ни даже громила Синяк, ну и, конечно же, не Юра, которого и мужиком можно назвать лишь условно. Ее кадр - именно такой пацан.
        - А это дочка. Леночка.
        - Угу, - незаинтересованно сказала Саша, практически не глядя на протянутую фотографию. - Симпатичная девочка. А сколько ж ему лет?
        - Кому? Игорьку?.. Двадцать четыре. Будет двадцать пять седьмого ноября.
        - А тебе? - совсем уж по-хамски спросила Саша.
        - Тридцать семь... Нет, тридцать восемь. Его прямо в лесу убили, еще живым...
        - То есть? - не понял Роман.
        - Его убили ножом, зарыли в землю, а он еще был жив, - пояснила Таня. - Он машины чужие воровал.
        - Значит на морду брал, - насторожился Синяк. - В смысле: у своих.
        - Смотри, чучело, - пробормотал Роман, повернувшись к нему. - Убьют еще живым, будешь тогда знать.
        - А когда его похоронили, - продолжала Таня, - у меня такой стресс плохой начался, я даже секс потеряла...
        - Вольты в бегах! - вслух повторил Роман давешнее Синяково заключение. - Психиатр требуется.
        - А я была, - кивнула Таня.
        - Секс нашла? - поинтересовалась Саша.
        - Не очень, - сказала Таня, рассматривая фотографии на стене.
        На самой большой из них, цветной, рядом с парижским сюжетом резвились на свежем воздухе нудистского пляжа в Голландии бывшая жена Синяка Светка, сам Синяк и нынешний муж Светки, сорокалетний лысый студент Кристиан, приобретенный Светкой через брачную контору в Голландии. Все трое, разумеется, голые.
        Как бы для уравновешивания здесь же в уголку кротко взирала на грешную жизнь Казанская Божья Матерь - картонная иконочка с ладонь, завещанная Роману неверующей, почти партийной бабушкой Липой.
        Напротив окна висела карта мира, где Липа в последние сумеречные годы перед богадельней, уже пошатнувшись разумом, отмечала политические события, стабильно путая Африку с Латинской Америкой.
        Синяк смешил дам. Обмотал длинной укропиной сразу три кильки и, держа их за конец травинки, спустил рыбешек в распахнутую, белоснежную даже с исподу пасть, как положено, ногами вперед.
        Саша нет-нет да и поглядывала на фотографию с голой Светкой. Наконец не выдержала.
        - Что за дама? - небрежно бросила она, не оборачиваясь к стене.
        - Жена моя прошедшая, - не чувствуя подвоха, отозвался Синяк. - Корефанка наша с Жирным была.
        - У нее фигура, как у Мадонны, - не к месту влез Роман. - Несмотря на изобилие детей.
        И Саша взорвалась.
        - Да у вашей Мадонны вообще никакого сложения!.. И кроме того сейчас у женщин рот важен, а у нее рот никуда!..
        Таня вспомнила, видимо, про свои зубы, невольно дотронулась пальцем до воспаленной верхней губы. Чем привлекла внимание разоравшейся Саши, которая прищурилась, отерла пальцем уголки рта и, шумно втянув воздух, выпалила:
        - А трудно, скажи мне, было на эту работу устроиться?
        Таня промокнула губы салфеткой. Счастливый человек: уж Сашка из себя выходит, чтобы ее достать, а ей хоть бы хны, не реагирует.
        У нас одна девочка ездила в Москву... Потом нам в отделе посоветовала. Пока фабрика всё равно не работает, мы в бессрочном отпуске... Нам зарплату уже год не выдают. Только пряжей или суровьем. Иногда носками...
        - Интересно... - раздосадованно протянула Саша. - А техника безопасности?
        - Так я не постоянно. Я временно, пока Леночка в институт не поступит.
        - А Леночка знает? - совсем очумела Саша.
        - Я прошлым летом за двумя бабушками ходила, - сказала Таня, решив, видимо, как-то оправдаться. - Одна лежачая, другая полулежачая. Платили хорошо - двести долларов и питание. Но одна бабушка такая капризная. Я всё старалась с ней пораньше управиться, чтобы сварить и постирать. А она мне: “Что это вы всё спешите меня уложить, Татьяна Владимировна? Я никуда не тороплюсь”.
        - Татьяна Владимировна, а давайте я вас в секретари возьму, - предложил Роман заплетающимся языком. - Стаж будет идти... Жить будете у меня... А хотите и в секретари и в жены?
        Саша поперхнулась дымом. Она знала, что уже два раза Роман брал себе в жены малознакомых дам в пьяном виде. По полному чину, со штампом в паспорте.
        - Ты лучше закусывай, - сказала она совсем по-бабьи и тут же пожалела, уж очень это на ревность смахивает. Только еще этого не хватало - к проститутке ревновать!
        А Таня сосредоточилась на предложении Романа, увела взгляд вверх, что-то прикидывая.
        - Сейчас я не могу, - замедленно сказала она. - Пока Леночка не поступит...
        - Как-кая ты, Таня, красивая, - не совсем то выговорил не совсем трезвый Роман, и даже слеза навернулась у него на глаз.
        - Очки надень! - бросила Саша.
        - На, Жирный, - Синяк протянул Роману свои очки. - Она в очках еще даже лучше.
        Роман нацепил очки, придвинулся к Тане, впервые разглядел ее возраст, но не разочаровался, а наоборот, растрогался. Даже еле заметный шрамик над бровью его умилил. И крестик не раздражал.
        По реакции мужиков Саша вдруг поняла, что проигрывает. Опасная Танина бесхитростность их завораживала. И самое страшное - нравится Синяку, а это уже вообще ни в какие ворота не лезет. Надо срочно менять тактику. Хватит ее подкалывать, давать ей возможность быть наивной провинциалкой.
        - Таня, а как у вас в городе жизнь? - спросила Саша.
        - Плохо. Воду отключили, с реки в ведрах таскаем. У нас хорошо только бандитам и туристам. Коммунисты у власти. Они еще хуже евреев.
        Роман даже малость отрезвел.
        - А что вам, Танечка, евреи сделали? Нормальные ребята, только вида не показывают,
        - усмехнулся он.
        - А Израиль - обалдеть, - вмешался Синяк. - Мы с Жирным в том году были у сына его...
        - Так вы еврей? - растерялась Таня.
        - Да что вы, Танечка, - вступился за друга Синяк. - Это он просто оброс, у него куделя в пейсы заворачиваются, если его обрить налысо, - он на татарина похож пожилого.
        - А вы в Мертвом море купались? - заинтересовалась Таня, забыв про евреев. - Там грязь полезная на дне.
        - Там нырять бестолку за грязью, - сообщил Синяк. - Живая соль, и нет никого, ни рыбы, ни растений...
        - Ни эллина, ни иудея, - заплетающимся языком добавил Роман.
        - А евреев, Танечка, я тоже не жалую, кстати, - завел Синяк любимую свою застольную тему. Без малого сорок лет подначивал он Романа по национальному вопросу. - Чего хорошего они сделали? На скрипках играть?.. Так это и у нас в саду Баумана слепые пилили, причем бесплатно. Приходи - слушай.
        - Ну, чего ты несешь, морда твоя тюремная? - с любовью произнес Роман, пересаживаясь поближе к Тане. - Тань, он в тюрьме провел детство, отрочество и юность...
        - Согласен, - подтвердил Синяк, благодушный оттого, что разговор нормализовался. - Было дело. Семь лет в неволе. А Жирный меня подогревал. Пришлет открытку: “Тебе скоро двадцать пять лет. Ты должен стать умным”. Я открыточку раздеру - там четвертак. Хотя Жирный сам бедный был - ходил в тещиных трусах на босу ногу. - И пихнул Романа. - Болтай дальше, Жирный, гони пургу, развлекай дам.
        - Тебя кто от сифилиса лечил? - задушевно поинтересовался Роман, и сам ответил: - Наш добрый доктор Вассерман.
        Саша слегка подалась в сторону от Синяка. Сифилис был чем-то новеньким в их репертуаре. Синяк заржал.
        - Да врет он всё, не журись, - он притянул Сашу на место.
        Саша тем не менее вырвалась, пепел, отросший на сигарете, накренился, готовый рухнуть на скатерть. Синяк пододвинул к ней пепельницу:
        - Сбрызни.
        - ...а подохнешь, - благодушествовал Рома, наливая себе писки, - под чью музыку тебя понесут? Под нашу, под Мендельсона...
        - Гляди, Жирный, напьешься, секс с Таней не найдешь. Кстати, упреждаю, если я раньше тебя кони брошу, меня только в бледном гробу хоронить, а то засунете в красный... коммунячий.
        А Саша тем временем лениво - просто чтобы не отстать от разговора, - доила память. Вроде Мендельсон не погребальное?.. Вроде он свадебное писал?.. Что у нее самой-то на свадьбах звучало? На первой свадьбе, во Владимире, магнитофон сломался, только отцова гармонь осталась. Кричали “горько”. Абд эль Джафар не целовался - им не положено - прикрывал лицо белой арафаткой.
        А с Биллом?.. В Кувейте? Какая там свадьба? Там шампанского днем с огнем не сыскать...
        На Синяке запищал пейджер.

“На права ты сдал. Гуд найт. Иван” - прочитал вслух Синяк и поднял свой персональный стопарь с гравировкой “Вовка Синяк”, застолбленный еще со школы. - Всё! Еду в Германию. Кто со мной?! Александра?!
        Саша решительно встала, раздраженная, что не разобралась с Мендельсоном.
        - Александра едет домой, - и улыбнулась Тане. - Приятных сновидений.

7
        Можайский творог скрипел на зубах, как свежевымытые волосы. Роман высыпал его в миску для приблудных кошек, оставленных на зиму летними садоводами. Вернулся в дом, заправил пишущую машинку и затарахтел... Но выходило блекло. Посмотрел в холодильнике, где привык держать ленты про запас. Нету. В Москве есть, а здесь хрен ночевал. Видит Бог, хотел писать гневное обличение Сикина, заклеймить, пригвоздить, забить. Даже название придумал - цитату из Окуджавы: “Чтоб не пропасть поодиночке...”. Начало такое:

“Чтоб не пропасть поодиночке, необходимо поставить перед Международным Исполкомом КСП вопрос, могут ли в руководстве Российского Клуба Свободных Писателей находиться вчерашние стукачи?..” Стоп! Блеклая лента, блеклый текст... Одно к одному - в общем, ногти на ногах закорючиваются - верный признак пошлятины. Читать эту мякину никто не станет. Какое уж тут обличение?..
        Роман взглянул в окно. Соседка, Анна Васильевна, потомственная дворничиха, в спортивном костюме, в бигудях под косынкой, похожая на старого маленького спортсмена, облокотясь на прожилину забора, недовольно наблюдала за двумя тощими странно одетыми мужиками, вяло ковырявшими запущенный огород Романа.
        Роман закрыл машинку футляром, задвинул ее под стол и вышел на крыльцо.
        - Приветствую, Анна Васильевна. Горный воздух - мечта туберкулезника.
        - Привет, Ромочка, привет, - невесело отозвалась дворничиха и для разгона пожаловалась: - Корявая стала - с ног валюсь. Напала на лекарства - вроде полегче. Еще беда: приехала с Москвы - на постели черноплодка. Откуда, думаю? Попробовала: крысиное кало. Стало быть, крысы.
        - А у меня кран водопроводный похитили, - пожаловался ответно Роман.
        - Твои и свинтили, - кивнула соседка на чудных мужиков.
        Роман пропустил ее заведомый навет мимо ушей.
        - Какие виды на урожай, Анна Васильевна? Поливать яблони ввиду зимы или как?
        - Какой полив?.. Ты всё равно не будешь. А во-вторых, три дождя весной в мае - и по нашему региону воды не надо...

“Регион”. Лихо. А всё - телевизор.
        - А телевизор работает, Анна Васильевна?
        - Цветной привезла. Вчера на ночь хороший фильм передавали, с мучениями. Ты сериал-то не глядишь?
        - Ну, почему? - вежливо уклонился Роман. - Порой бывает...
        За спиной соседки чернели свежевскопанные, без единого сорняка угодья. Грядки плотно обжимали со всех сторон крепкий домик. Заросший бурьяном участок Романа норовил по весне распространить сорняки на ее территорию, что соседка тяжело переживала - отдать ей должное, молча.
        Чтоб конфликтовать минимально, Роман и привлек для окультуривания своей земли рабсилу. Мужики на его крохотной неплодоносившей латифундии были психбольные из ближайшего рабочего поселка, где с приходом демократии распустили дурдом, вернее, перевели его на самоокупаемость. Проще говоря, пациентов почти перестали кормить. Небуйные отощавшие дурдомовцы с утра до вечера слонялись по окрестностям в поисках пропитания.
        Весной, когда оттаяли овраги, они было обосновались на общетоварищеской помойке в песчаном карьере, где для проживания вырыли себе норы меж корней вязов, удерживающих склоны. Но вскоре “сикилетов”, как их называла Анна Васильевна, поперли оттуда здравомыслящие и предприимчивые бомжи.
        Роман привадил двух психов; приодел их в списанную израильскую форму, которую приволок его сын Димка из пустыни Негев во время прохождения воинской службы в танковом полку каптером.
        Психи были счастливы; главным образом радовались они бездонным накладным карманам на штанах, куда складывали заработанное подаяние.
        ...Всё это прекрасно, размышлял Роман, покуривая на свежем воздухе, сдобренном живым фекалом, ибо за бедностью садовые товарищи удобряли тощие подмосковные глины непосредственно содержимым своих уборных. Вот кошка Анны Васильевны поймала глупую мышь и мучает ее на бетонной потрескавшейся дорожке, пробитой вялыми осенними лопухами. Всё это хорошо, пленэр и пейзане. Но что с Сикиным делать? Вот в чем вопрос...
        - Кошка у меня хозяйственная... - умиротворенно сообщила соседка, - всю улицу у нас облавливает... заботливая... Одно беспокойство - котята. Нынче, правда, им прививку стали делать от беременности.
        Роман вынес на крылечко вскипевший чайник, но чаепитие не состоялось - его вдруг осенило!..
        У Ваньки есть собственная справка, где, когда и кем Ванька, Иван Ипполитович Серов, был привлечен к сотрудничеству с органами. Пусть Иван по ее образу и подобию “оформит” такую же на Сикина. А Роман ее опубликует с комментарием. А потом пусть разбираются: натуральная справка или домодельная? Главное ведь, что по сути-то всё правда...
        Роман завел машину, оставил ее греться, а сам пошел забрать пустые бутылки и мусор
        - по дороге выбросить на помойку. Психов он оставлял без опаски: перекопают, уйдут.
        ...Компостная куча Ильи Ивановича, родного дядьки Синяка, который и завлек Романа в это не очень дружественное садовое товарищество, была завалена битой антоновкой, распространявшей райский винный дух. Обычное дело: хороший урожай - беда.
        Сам же Илья Иванович, “чертов гном”, как величала его родная сестрица, мать Синяка, занимался важным делом, а именно - натягивал детский носочек на шипящий клюв рассвирепевшего индоселезня с хохлом на башке и трясущимся от злости зобом. Войну с иностранной птицей старик вел с прошлого года, когда сдуру по жадности прельстился на базаре ее пресловутой мясистостью. И тогда же, сразу после сделки, окаянная утяра больно укусила старика за впуклое брюхо сквозь телогрейку, пиджак, кофту, рубашку и исподнее.
        Сейчас Илья Иванович сводил с индюком счеты. Ноги индюка были связаны. Илья Иванович натянул-таки полосатый носочек с помпоном на расщеперенный плоский клюв птицы и туго замотал содеянное изоляционной лентой.
        Роман от хохота еле вылез из машины.
        - Пусть теперь пощиплется, пидор, - тяжело отпыхиваясь, сказал старик. - Уж и так ему, падле, червяков кидаешь, а он всё сзади норовит... Ликвидирую...
        - Пожалей животную, Иваныч...
        Илья Иванович задумался. Снял заморскую кепку, подарок Синяка, вынул влажный вкладыш из газеты “Завтра”, которой был подписчик, и выложил донце свежей прессой, оберегая от засаливания синий шелк подкладки. Потер поясницу.
        - Костеохондроз одолел... Сам-то куда, за вином?..
        - Позвонить надо.
        Москву дали сразу.
        - Ответьте Дорохову, - приказывала телефонистка Ивану.
        - Писатель Дорохов? - ответил Иван. - Приболел никак?
        - Ванька, слушай меня! Ты делаешь на Сикина справку, такую же, как у тебя, мы ее публикуем. Сикин от стыда вешается, я живу с чистой совестью, ты живешь...
        - Я не живу, - оборвал его Иван. - Я сижу. Ты бы еще из кабинета Сикина позвонил.
        - Иван, прости Христа ради. Но ты понял?
        - Рома, - педагогически внимательным голосом начал Иван, чтобы не взбесить Романа,
        - ты обернут в воспоминания...
        - Ответь однозначно: ты справку делаешь?!
        - Жирный, ты рехнулся! У тебя вспенилось самолюбие. Сикин ноль, вошь подретузная. Ему в лучшем случае - два тычка плюс ложка крови. При помощи Синяка. А твоя праведная вдохновенность и воспаленная революционность и всегда-то были малосимпатичны, а сейчас и подавно... Кому всё это надо?..
        - Мне это надо! Мне! - заорал Роман на весь переговорный пункт. - Тебе всё равно, а мне нет! Я член КСП! Он - директор. Значит, мой директор!.. А ты, видать, от своей богомолки заразился милосердием!.. Это не милосердие, а попустительство!..
        Забыл, что ли, - разбиваются не всегда до смерти, иногда до самой смерти!..
        Роман орал так, что телефонистка высунулась из своего дупла, а пожилые граждане кавказской национальности, скромно сидевшие на корточках по стенам в ожидании очереди, по всей видимости, армяне-шабашники, вышли деликатно на лестницу.
        - Рома, кончай истерить, - грубо оборвал его Иван. - Истерика хороша у старых дев и оперных теноров. Советскому писателю она как слепому зухер!..
        Ай да Ванька! Поди позлись на него толком.
        - Иван, у меня куража нет больше тебя убеждать. Последний раз... Не хочешь справку делать - напиши в двух словах, как он тебя посадил...
        - Донос писать не буду.
        У Романа в кармане запищал пейджер, завещанный Синяком на время германской отлучки. Он и рвется, вероятно.
        - Погоди, Иван, - Роман достал пейджер, прочитал сообщение. - Слыш, Ванюх, Синяк на проводе. Послезавтра на даче будет. Тебя требует и барышень.
        - Проститутку будешь приглашать?
        - Это ты про Таню? - напрягся Роман.
        - Нет, это я про Сашу.
        Догадливый Иван Ипполитович. По рассказам всё про нее просек, хоть ни разу не видел. Обидно, конечно, за Синяка, но из песни слова не выкинешь.
        - Сам-то приедешь, Ванька?
        - Дык, - сказал Иван многозначительно.
        - Ясно. В дому запой?
        - Отчасти.
        - Тогда целую. Дождусь Синяка и приеду. Про справку думай. Кстати, что такое
“зухер”?
        - Да хреновина такая на объектив надевается. Рома, совет хочешь писательский?
        - Ну?
        - Если тебе неймется так уж, напиши про Сикина рассказ. Без зубовного скрежета, как бы благожелательно. Слегка со стороны. Остраненно. Как Толстой советовал. С подачи Шкловского. А для эпического уравновешивания перемежай повествование описанием встречи с твоей Таней, поподробней. Пиши, не думая, что могут об этом сказать мать, жена и папа...
        - У меня же нет ни того, ни другого, ни третьего...
        - Тем более, - сказал Иван, и Роман увидел, как Иван в этом месте кивнул удовлетворенно.
        - Ладно, - сказал Роман. - Целую. Буду Тане звонить.
        Таня была дома. Конечно, приедет, привезет чеснок. Зачем?
        Но разговор кончился.
        Бутылки позвякивали на переднем сиденье.
        Роман думал о Ваньке. Умница Ванька все-таки. А ведь по логике должен был сгинуть в лагере: не здоровяк, не боец, не “пламенный революционер”. Спасли его стихи, хотя он прекрасно сознавал всегда, что стихосложение - дело не мужское, более того
        - нездоровое, порожденное комплексом неполноценности, ибо, если комплекс полноценный, зачем заниматься графоманией? Уже написан Вертер. Ан, нет. Расписался в лагере за себя и за того парня. Тем более, что память отменная: ни карандаша, ни бумаги не надо. Досочинялся до того, что перевел “Парус” Лермонтова (“Белеет парус одинокий...”) на свой лад: “...Чтоб собачился капитан, И скрипел полосатый шкафут, Чтобы не было счастья и там, Как не было счастья тут”...
        Обратно Роман не спешил - дело-то сделано. Ивана все-таки озадачил. Облака низко висели над дорогой. Не облака - минвата.
        Роман свернул к помойке. Вороны сосредоточенно клевали свалку. Роман подрулил к ободранному вагончику бомжей и, хотя из трубы шел невзрачный дымок, заходить не стал. Погудел, прислонил бутылки к двери и отъехал, помахав вышедшему хромому мужику.
        - Хна на спирту не интересует? - крикнул ему вдогонку бомж. - На стекольный для шампуней завезли. Коньяком отдает, только моча черная.
        Бомжи были очень почтительные. Роман ценил их расположение: в полутрезвом здравии они щедро делились биографиями. Трезвые бомжи были мрачны, подозрительны и неинтересны. Жили они двумя парами, сторожили помойку. Дело это было грязное, но нехлопотное и доходное. К ним частенько подруливали мусоровозы аж из самой Москвы, которых хранители свалки сначала для острастки посылали на далекую помойку под Гагариным, а потом, сжалившись, по сходной цене допускали нелегально вывалить груз у себя.
        За их вагончиком был склад запчастей к услугам нуждающейся округи: аккуратно составленные неработающие телевизоры, пожелтевшие холодильники без дверей, велосипеды без колес и два ржавых остова “жигулей”.
        Кроме биографии, Роман имел у бомжей постоянный кредит. Услуги были обоюдными не только по бутылочной части - прошлой весной Роман помог жене одного устроиться в институт Федорова исправить полувыбитый глаз.
        ...А может, и действительно, не надо было всё это кадило раздувать, орать на Ваньку? Роман засомневался, как всегда, сделав важное дело. Эх, посоветоваться не с кем!
        Гуревича два года назад сбил автобус. Люся получила премию в Париже, вприклад к ней трехмесячную стипендию и теперь обретается в Нормандии, среди коров, пишет и скучает.
        Были у Романа еще друзья, но, увы, не для советов.
        Сереню Круглова, с которым знаком был с яслей, сократили на радио, вместе со всем радио. И он, дождавшись, когда Роман надолго уедет за рубеж, не попрощавшись, слинял в Данию. Сереня был замечательный редактор, но сильно запереживал, когда у Романа неожиданно пошли дела в гору. Ему казалось, что это несправедливо. Он и школу, и техникум, и институт - всё окончил с неизменным отличием, а фишку схватил Роман. Правда, зависть свою, отдать должное, Сереня скрывал изо всех сил. Да он бы сам и не свалил, всё жена Нинка-длинная: “Дети, дети...”. А какие там дети. Вывезла самогонный аппарат из Москвы, споила безропотного Сереню в шесть секунд, и сама хань лактает почем зря. А параллельно делится, по слухам, недорастраченным темпераментом с выходцем из Югославии, сербским художником-станковиком.
        Юля? Юля пятнадцать лет защищал диссертацию по износу подшипников колесных пар. Не защитил. Пары стали не нужны. Похоронил родителей, одичал, несмотря на немалое наследство: две машины, две квартиры, два гаража, дача плюс деньги. Всё сгнило, заржавело, обтрухалось, похезалось. Он из упрямства никак не менял жизнь, уверен был, что она сама поменяется, как будто она ему чем-то обязана. Не поменялась. Теперь он ходил дома голый, чтобы не изнашивать одежду, и с тревогой высматривал в зеркало пробивающуюся седину. Советы Романа, Синяка, Ваньки отвергал, стойко, всё чохом, без рассмотрения.
        Завел себе дома куру Петю. Петя приносила ему каждый день шершавое кривобокое яйцо, подернутое зеленой какашицей. Питались Юля и Петя из одной пластмассовой бочки с овсом, доставленной его бывшим студентом-заочником с периферии.
        Славка Билов?.. Билов прогорел в своем кооперативе “Зебра”, где был вице-президентом, скрылся от кредиторов, экстренно поглупел от страха и определился в самодельный монастырь под именем отца Пантелеймона. Случайно Роман встретился с ним на Ленинградском рынке, тот закупал острости для изготовления аджики на зиму, чем изрядно удивил Романа, который сам в свое время работал истопником в деревенской церкви и был в курсе религиозного рациона. Славка попросил сто долларов на нужды монастыря и долго говорил о Спасении. Роман спросил, как живут его дети? Славка важно заявил, что не знает, ибо знать сие не положено ему по чину.
        Роман сто долларов не дал, на том свидание и окончилось.
        ...Синяк объявился через два дня. На почти новенькой синей “ауди”, которую гнал на продажу.
        Погудел у калитки - безрезультатно. Зашел на участок.
        Военнослужащие недружественной армии тупо уставились на него. Из беззубого рта одного из воинов свисала долгая слюнная шлея.
        - Как жизнь, мужики?! - гаркнул Синяк, несколько озадаченный их внешним видом и окружающей тишиной. - Херово?.. Знаю. Стронгу принять не откажетесь?..
        - Не смей! - донесся из уборной знакомый голос. Засупониваясь на ходу, к нему спешил Роман. - Ты их опоишь - они товарищество разнесут со товарищи... Пройдите в хату, гражданин.
        В кресле-качалке возле теплой печки Саша громко смотрела “Санту Барбару”, потому и не слышала, кто приехал.
        - Во-овка! - заорала она, кидаясь на шею Синяку. - Где ты был? Почему так долго?!.
        - Всего неделю, - опешил Синяк и добавил не очень уверенно: - Соскучилась?..
        Может, и не очень стерва? - засомневался Роман. - Нет, просто чувствует, что Сикин с вещами на выход предполагается, и активно формирует местоблюстителя...
        В окно, освещенное закатным солнцем, за содержимым домика сосредоточенно наблюдали приблизившиеся психи.
        Синяк поставил Сашу на пол, замахал на дураков, чтобы сгинули.
        - Идите к своему папе! Жирный, уводи бойцов! У нас сексчас.
        Саша решительно задернула занавеску.
        Дорога к родне была припорошена навозом. Илья Иванович начал потихоньку завозить с колхозных полей к себе удобрение.
        Заслышав машину, он бойко прихромал к воротам. В разрозненном костюме, синем бабьем линялом берете, калошах. Без зубов.
        - Дядил! Ты прям, как миротворец, - крикнул Синяк. - Голубой берет!..
        - Стронг привез? - строго поинтересовался Илья Иванович. Синяк не успел ответить - из машины вышла Саша.
        - Хто это? - осевшим голосом спросил Илья Иванович.
        - Баба моя, - скромно сказал Синяк, обнимая старика. Илья Иванович, забыв отозваться на родственные чувства, вытянув шею, с трудом выглядывал над плечом Синяка.
        - Врешь... Небось, Романова.
        - Вашего, - кивнула, улыбаясь, Саша и представилась: - Саша.
        - Илья, - хрипло пискнул старик, выкручиваясь из объятий племянника. - Пойду зубы надену.
        - Ма-ма-ня! - заорал Синяк. - Выдь на Волгу!.. Воспомоществование привез! Стипендию ноябрьскую!..
        Синяк каждый месяц давал матери пятьдесят долларов, которые она, разумеется, не тратила, прятала, а куда? - Илья Иванович не ведал и нервничал по этому поводу: помрет раньше его, где искать? И поинтересоваться не мог, так как они с сестрой не разговаривали уже лет двадцать. А всё из-за того, что Илья отписал свои пол-избы бабе из деревни Гомнино, которую, несмотря на преклонный возраст и клюку с хромотой, еще навещал.
        - Мама-аня! - надрывался Синяк.
        - За-анятая! - отозвался низкий голос, женский вариант Синякова баса. - Чеснок сажу!.. Роман тут?! Пусть в среду зайдет - стюдню дам.
        - Ишь ты! - ехидно покачал головой Илья Иванович, - ни брату, ни сыну родному рожи не кажет, а чужому человеку - стюдню! Озорница!
        - Спасибо, Татьяна Ивановна! - отозвался Роман. - Приду обязательно. - И повернулся к Синяку: - Ты бы ей психов моих арендовал. От давления.
        - Не помрет! - Синяк таскал из багажника ящики: пиво, питва разнокалиберная, мясо, овощи. В Белоруссии по дешевке купил матери наперед копченого мяса, картошки отменной, сала... - У нас порода долгая. Прожиточный минимум 85 лет. Они с Ильей еще друг друга переживут, да, дядил?!
        Илья Иванович не отвечал, он вил восьмерки вокруг Саши. Рассматривал, дотрагивался, как бы невзначай. Саша посмеивалась над липучим стариком, поворачивалась с поднятыми как на рентгене руками.
        Роман потихоньку слинял на Синяковой машине на станцию встречать Таню.
        Танечка прибыла точно по расписанию - такая же красивая, беззубая, с косой и, слава Богу, не в спецодежде, - в длинном джинсовом сарафане на водолазку. Барышня-крестьянка. Привезла целую сумку чеснока.
        - Матушки! Чего ж я с ним делать буду? - обрадовался Роман.
        - Посадим. Ты же говорил, что чеснок маринованный любишь.
        Роман взял у нее сумку, поцеловал.
        - Работу прогуливаешь?
        Таня засмеялась.
        - Заявление подала по собственному желанию.
        - В Музее Ленина? - Роман распахнул перед ней дверь.
        - Какая машина красивая! Ты говорил, у тебя “жигули”.
        - Это не моя, Синяк пригнал.
        - А я замуж выхожу, - сказала Таня, - за капитана.
        - “Выйти замуж за капитана” - фильм такой был. Плохой.
        - Мы учились вместе. Он на Севере служил, теперь у нас в пожарной части. Непьющий. Правда, очень упрямый, во всем видит плохие происки... Леночка не против.
        - А как у нее дела?
        - Ой! Сочинение писала “Моя любимая книга”. Про “Квартеронку” Майн Рида. Учительница исправила на “Квартирантку”. И брюки “клеш” с мягким знаком сделала. Теперь хочет ей четверку вывести, а Леночке ведь медаль нужна. - И без перехода мягко продолжила: - Мы с тобой последний раз, наверное, видимся.
        - Второй, - сказал Роман и добавил, - не так уж и мало, - большинство людей вообще ни разу не видится... За всю жизнь.
        Илья Иванович за время отсутствия Романа индоселезня ликвидировал. Сейчас он стоял возле избы в окровавленном фартуке и поливал безголовую птицу кипятком, чтобы легче отходило перо.
        Таня вышла из машины.
        - Одна другой краше... - недовольно пробормотал старик, вытирая руки о фартук. - Где ж вы их чеканите?
        - Здравствуйте, дедушка, - улыбнулась Таня.
        - Какой я тебе дедушка! - обиделся старик, снова принимаясь за птицу, без рукопожатия, однако беззубость углядел. - Самой-то передок весь выставили... Выпивать-то будем когда? - пробурчал он в сторону племянника. - Вторую неделю не пивши...
        - Не вижу логики, дядил, - сказал Синяк. - Чего ж ты всю помойку яблоками завалил? Нагнал бы вина отменного и пил-сосал с Францем втихаря. Он жив, кстати?
        - Куда он, пропаяла, денется, - молоко должен принесть. А с яблоками я мудохаться не буду! - он вырвал последнее неподдающееся перо из бывшего врага. - Пропади они пропадом!..
        Синяк принял ощипанную птицу и на пне в момент изрубил ее на шашлычные доли.
        - Всё гот-о-ово-о! - протяжно крикнула Саша с крыльца. - Только рюмок не нашла!..
        - Бокалы ставь! - грубо велел старик.
        - Чашки, - перевел Синяк.
        - У меня свой стопарь, - Илья Иванович достал из кармана неровно обрезанный коричневый конус из пластмассовой пивной бутыли с завернутой розовой крышкой.
        - Дядил, ты мне все-таки объясни, - перебил его Синяк, - зачем ты яблони сажал, если яблоки тебе не нужны?
        - Все сажали, - огрызнулся старик и, почувствовав, что сдает позиции, набросился на Романа: - Ты бороду-то сброй... Тебя по телевизеру показывали: уж ты чухался-чесался... То ли пьяный, не поймешь, то ли вшивый?..
        - Точняк, - охотно подтвердил Синяк. - Жирный весной по телику бухой вылез.
        - “Поле чудес” начинается! - известила Саша. - Кто хочет?
        Синяк нацепил разрозненного индюка на шампуры и полил, чтобы не обгорал, зацветшей водой из бочки.
        - Ты бы лучше из лужи, - посоветовал Роман, озираясь. - А куда, интересно, Таня подевалась? Татиа-ана!
        - А вон она! - сказал Синяк навстречу Тане.
        Таня вымыла руки в той самой бочке, из которой Синяк поливал шашлык.
        - Я с бабушкой вашей познакомилась, - сообщила она - Нормальная такая приличная бабушка. На Володю очень похожа. Рома, мы чеснок посадили на твою долю. Бабушка за ним будет ухаживать. А я приеду на следующий год, замариную, как ты любишь.
        Роман посмотрел на нее и сказал негромко, чтобы никто не услышал:
        - Куда ты приедешь? Ты замуж поедешь. Забыла?
        Таня кивнула.
        - Забыла... А я недавно купила Сличенко и по-новому поняла Есенина...
        - “Поле чудес” началось! - опять крикнула Саша.
        Таня переполошилась, побежала в избу.
        - Сегодня у Якубовича одна женщина должна быть из наших, из Владимира!
        - ...а Солженицына вашего правильно сняли с передач, - договаривал свое Илья Иванович, хромая в избу, - только воду мутит. Земство ему подавай!
        - Дядил! - крикнул со двора Синяк в открытое окно. - Развлекай женщин, ты ж у нас джентльмен, голубые яйца! Расскажи про Бухенвальд.
        Синяк размахивал в полумраке над мангалом чем-то круглым, только искры во все стороны летели. Конечно, крышкой от помойного ведра, благо никто не видит.
        Дважды просить старика не пришлось. Он сдержанно, от этого очень правдоподобно поведал, как был в Бухенвальде. Стоял у газовых печей, где жарили коммунистов и комиссаров. Бывало, увидит коммуниста в очереди, хвать за рукав и в сторону - спасал...
        Синяк принес огнедышащие шампуры, раздал. Дядьке дал кусок с гузкой врага. И теперь разливал всем драгоценное мозельское вино “Лиебфраумильх”. Старик, на всякий случай скривившись, нюхнул янтарное вино, поднес ко рту и выпил, страдальчески морщась. Синяк на свою беду перевел название вина:
        - “Молоко любимой женщины”.
        - Тьфу, ё! - Илья Иванович плюнул на пол. - Дай хлебушка зажевать.
        Посмеялись, поели. Роман посмотрел на часы, подошел к телевизору.
        - Я на секундочку переключу, что хоть в столице?..
        - Жирный, - ты мне весь тост смял, - заныл Синяк.
        - А ты говори, не обращай внимания. - Роман пассатижами вертел обглодок переключателя программы черно-белого “Рекорда”.
        - Александре Михеевне Джабар, моей возлюбленной женщине вручается, - торжественно заговорил, поднимаясь, Синяк, - чтобы она ножки свои царственные зазря не била, не топтала, вручается... как было обещано... под цвет глаз... автомобиль. Бляу!
        Саша потеряла дыхание.
        - Не ругайся при женщинах, - одернул Илья Иванович племянника.
        - “Бляу” - голубой по-немецки, - пояснил Роман, не находя нужную программу. - Михеевне фарт.
        - Чего? - подался вперед старик. - Машину подарил?..
        - Жирный! - разбушевался Синяк. - Подари Танечке тоже что-нибудь для рифмы! В смысле, для симметрии.
        - Дарю! - не оборачиваясь, покорно сказал Роман. - Металлокерамику дарю! На свадьбу! Обоя зуба!
        - Горько! - заорал Синяк и полез целоваться, сначала к Саше, потом к Тане. - Правильно, Танечка, Жирный пацан деловой. Две свадьбы в одну сольем!.. Экономия...
        - Да я не за Романа выхожу, - внесла ясность Таня. - Я за одноклассника. Капитана. Его Костя звать.
        Саша, с трудом восстановившая дыхание от первого сообщения, снова его потеряла.
        - Ты замуж выходишь?..
        - Тихо! - скомандовал Роман, докрутившись до звука.
        На экране Председатель фонда защиты гласности Алексей Симонов, больше похожий на своего отца, чем сам Константин Михайлович, сообщил, что минувшей ночью был арестован известный поэт и правозащитник, уже отсидевший восемь лет в советских лагерях за инакомыслие, Бошор Сурали.
        - ...Бошор пытался найти защиту для себя и своей семьи в нашей обновленной стране. Однако наши чиновники оказали посильную помощь восточным коллегам, не оказав помощь Бошору. - Алексей Симонов, набычившись, недобро посмотрел в кинокамеру и, боднув седой красивой башкой прямой эфир, картаво добавил: - Верной дорогой идете, товарищи!
        На экране его сменила фотография Бошора, еще с двумя ушами, смеющегося во время получения международной премии в Союзе журналистов.
        - Убьют, - Роман выключил телевизор, обернулся и долгим затяжным взглядом обозрел Сашу.
        - Чего уставился? - огрызнулась та. - Я почти все документы уже оформила... А, кстати, где ему в Москве жить, интересное дело, со всеми детьми? У тебя квартира есть!
        - Засохни, - прошипел сквозь зубы Синяк.
        Роман задумчиво почесывал бороду.
        - Значит, Сикин меня не понял, - пробормотал он. - Моя вина...
        - Ладно, Жирный, не журись, - успокоил Синяк, - будешь теперь пережевывать всю дорогу. Поедешь, проверишь, жить он у меня может. Я у Сашки. А Сикин?.. Сикин свое огребет. Покат пойдет - он к стенке прислонится.
        Но Роман мысленно был уже далеко; зачесался, как всегда, когда волновался. Верный признак - что-то отчудит. Скорее всего в Москву ломанется.
        - Жирный, очнись! - окликнул его Синяк. - Ну, всё, Жирный, проехали...
        Илья Иванович недовольно ерзал на стуле. Ну, посадили и посадили. Если бы хоть русского!..
        - Меня вот тоже сажали, - проворчал он. - Ну и что теперь, усраться?
        - Тебя посадили, потому что ты листовое железо во время войны спер, - рассекретил дядькин “Бухенвальд” Синяк. - Там тебе и ногу повредило. Тебя тюрьма, можно сказать, от войны спасла. А тут совсем другой расклад.
        - Это-то да, - справедливости ради согласился Илья Иванович, - Михеевна, а вот скажи мне по совести: ты бы дала черножопому? Только по совести!
        - Ну-у... За большие деньги...
        - Ты мне, Михеевна, такую же, как самая, привези. Я денег дам. У меня много есть.
        - Ты ж не черножопый, дядил, - опешил Синяк.
        - А зачем издалека возить, - небрежно сказала Саша, поправляя макияж, испорченный Синяковым целованием, и, не меняя позы, спросила: - Танюш, подработать не хочешь?
        - Чего-о? - Синяк угрожающе повернулся к Саше.
        - Тихо, - сказал Роман и снова включил телевизор, теперь уже первую программу.
        - ...от приступа острой сердечной недостаточности в следственной тюрьме скоропостижно скончался поэт Бошор Сурали, - будничным голосом сообщил диктор.
        - Убили, - пробормотал Роман.
        Синяк зачем-то встал, налил себе водки, выпил и выдохнул, уставившись в Сашу:
        - Пшла на хер вон отсюда!
        Проснулся Синяк рано и не по своему почину - до крови прикусил всё еще не обношенными зубами щеку изнутри. Замычал и встал с закрытыми глазами - с целью опохмелиться. Побрел к холодильнику. Нащупал бутылку, хлебнул и выплюнул: уксус. Теперь уж проснулся окончательно.
        Светало. Дядька храпел. Синяк припомнил вчерашнее, пока фильм не прервался. Лучше и не вспоминать, мрак, хоть вешайся. Он вышел на крыльцо. В Гомнине кричала единственная на всю округу корова Франца Казимировича - отставного пастуха, собутыльника Ильи Ивановича. Корове небойко поддакнул ранний петух.
        Синяк нашел в багажнике “беловежскую горькую”, вспомнил, что подарил машину, захлопнул шумно багажник и отрегулировал “беловежской” разлаженный и опаленный уксусом организм. Закусил почерневшим индюшиным крылом и, зябко поеживаясь, отошел к забору, расстегивая на ходу джинсы. В косе жужжал застрявший жук, но даже подумать о том, чтобы его вынуть, Синяк был не в силах. Выжить бы.
        В дальнем конце огорода в утреннем полумраке над грядой чот-то темнело.
        - Ма-ам! - негромко прокричал туда Синяк, чтобы не будить гостей, и поплелся в огород.
        Татьяна Ивановна не отвечала. Она стояла на коленях, сложившись в поясе, уткнув голову в подернутую ледком гряду. Из-под косынки у нее торчал здоровенный лопух -
“от давления”. Под животом был маленький бочонок, который она подкатывала для облегчения полевых работ.
        Синяк, почуяв неладное, замер с поднятой ногой.
        - Мам!..
        Опять не ответила Татьяна Ивановна, ибо еще вчера отдала Богу душу, так и простояв дугой на огороде всю ночь, пока они женились-разводились...
        Синяк стоял над мертвой матерью и плакал.
        Первым он разбудил Илью Ивановича. Тот пощупал у сестры отсутствующий пульс, затем вместе с племянником безуспешно попытался разогнуть покойную, как будто это могло ее оживить.
        - Вот оно наше хозяйство, - проворчал он, - так буквой “зю” на бочке в рай и поехала...
        Он принес рулетку, обмерил сестру и похромал в сарай готовить негабаритный гроб.
        Синяк разбудил Романа. Роман тихо выбрался из постели, чтобы не разбудить Таню, еще не вышедшую замуж и посему спавшую вместе с ним.
        Они вышли из дома.
        - Чего так рано? - зевая, спросил Роман, отходя в сторону.
        - Журчи потише, - попросил Синяк. - Маманя умерла.
        На тот свет Татьяна Ивановна в силу дурного характера перебиралась не по-людски. Смерть свою она в ближайшие годы не планировала, и Синяку пришлось ехать в Рузу за халатом большого размера.
        Хоронить себя в Москве она категорически запретила еще загодя. В церковь ее, перегнутую пополам, поставить не решились.
        Пока старик ладил гроб, а Синяк с Романом ездили в Рузу за халатом и медсестрой, подтвердившей смерть, Татьяна Ивановна лежала, закрытая со всех сторон пожухлой помидорной ботвой, как всегда недовольная сыном, с открытыми глазами. Таня обмывала покойницу и облачала ее в привезенный халат. Глаза покойницы от возни запылились и стали не такими грозными. Таня протерла их мокрым полотенцем.
        Наконец чудной гроб с Татьяной Ивановной через окно просунули в дом и поставили на стол постоять.
        Могилу вырыли “сикилеты”.
        - В Москву правильно решили не везти, - одобрил Илья Иванович племянника. - Куда такую тяжесть, а вот в церкви хоть чуток все ж таки подержать неплохо.
        Синяк с Романом в паре с “сикилетами” понесли гроб в церковь.
        Церковь была на запоре до воскресенья, когда батюшка приезжал на службу. Роман, вспомнив религию, возмутился.
        - Сегодня же суббота, всенощная. Батюшка должен быть.
        Но оказалось, в связи с малочисленностью прихожан субботнюю всенощную молодой батюшка перенес на воскресенье и служил вместе с обедней для экономии времени.
        Роман разошелся.
        - Церква не театр! - орал он. - Богу служат, а не зрителям! Из Христа кормушку сделали!..
        Но, как выяснилось из разъяснений сторожа, по благословению архиерея службы можно спарить. А у батюшки в Москве и без того много дел.
        Назад Татьяну Ивановну не повезли, тем более, что кладбище с готовой могилой недалеко от церкви. Закопали под вечер. На обратном пути купили в круглосуточном магазинчике при церкви всё для поминок. Продавцом был церковный сторож.
        К невеликим поминкам подоспел Франц Казимирович из Гомнина, принес Татьяне Ивановне молоко.
        - Ишь ты! - озадачился он, узнав новость. - А куда ж мне теперь молоко девать, интересное дело?
        Он пристроил велосипед к забору, закинул голову назад, чтобы тяжелые, как у Вия, веки не мешали зрению, и вошел на участок.
        - У меня вот тоже... Лидка старшая, в прошлом... нет, в позапрошлом годе чего отчудила... Смеялась всё смеялась, потом купила ножик в Тучкове за тридцать тысяч. Сначала в Дорохове поехала, там ножей не было, там санитарный день был, она в Тучкове купила. Помылась, попарилась и зарезала себе живот, как японский янычар. А инсульт у вашей, это нормально. Это излияние мозгов. Бывает.

8
        Ванька прыгнул выше головы. Разоблачительную справку на Сикина он рисовать не стал. Он сделал несоизмеримо больше: свел Романа с демократическим генералом ГБ, тем самым, с которым некогда познакомился на телевидении в совместной передаче и который ознакомил Ивана с его досье.
        Генерал, разочаровавшись в наступившей демократии, порылся в своей генеалогии и добыл там одну шестнадцатую еврейской крови по материнской линии, как у Ленина. И теперь в скором времени отбывал на историческую родину.
        - Озлобленный я становлюсь на нашу интеллигенцию. Думал, она бойчее, - сказал генерал, вручая Роману справку, подтверждающую сотрудничество Юрия Владимировича Сикина с органами.
        Роман обомлел от подарка. В совершенно секретной паршивенькой бумажонке размером с телефонный счет с пометой наверху от руки “спец. учет” сообщалось, когда, где и кем был привлечен для сотрудничества Юрий Владимирович Сикин. Семейное положение, партийность, адрес... С каким отделом сотрудничает. Привлечен в качестве доверенного лица. Пункт 12. Псевдоним... Прочерк. Стало быть, не удостоился.
        Роман сделал большую ксерокопию - с машинописную страницу - и помчался в КСП.
        Саша была на месте.
        - Сикин у себя? - спросил Роман как можно спокойнее.
        - В Египте, - не отрываясь от компьютера, ответила она.
        - У тебя кнопки есть?
        Саша подвинула к нему коробочку с кнопками. Роман взял несколько штук.
        Перед кабинетом Сурова он остановился, достал справку, разгладил ее и пришпилил на дверь директора. Отошел, поглядел: неплохо... Сзади раздался легкий звон колокольчика. Роман обернулся: по коридору навстречу ему шла колесом девочка, а может, и мальчик. Нет, девочка - косички развевались, на одной болтался колокольчик.
        - Пол-то грязный, - восхищенно пробормотал Роман, уступая дорогу.
        Девочка крутанулась еще раз и пошла на руках.
        - Потом вымою, - напряженным баском ответила она снизу. - А где дядя Юра?
        - Идет тропой Моисея.
        Девочка остановилась.
        - А тетя Саша?
        - Тетя Саша здесь.
        Девочка развернулась и на руках пошла обратно. Роман, заинтересовавшись, побрел следом.
        Девочка перевернулась и отворила дверь к Саше.
        - Здравствуйте.
        - Здравствуй, - ответила Саша. - Иди, вымой руки.
        Девочке было лет двенадцать.
        Она вытерла руки о джинсы и направилась в уборную. Уши у нее были заткнуты магнитофонными затычками.
        Роман, сам не зная зачем, ждал ее возвращения. Интересно все-таки. Не каждый день по учреждениям дети на руках ходят.
        - Роман Львович, - представился он, когда девочка вернулась.
        - Аня, - девочка подала ему руку, на которой было написано “Анюта”.
        - Тушью? - заинтересовался Роман, разглядывая ее запястье.
        - Спичками, - сказала девочка и свободной рукой потянулась за яблоком на столе. На этой руке было написано “Тоша”.
        - Кавалер? - поинтересовался Роман.
        - Гребем вместе, - кивнула Аня, впиваясь в яблоко. - Он на каноэ, я на байдарке. У меня и по акробатике первый разряд.
        Роман выудил у нее из уха музыкальную затычку и, подув на нее, вставил в свое.
        - Кто поет?
        - Курт Кобейн. Он уже не поет. Он самоубился. А дядя Юра скоро приедет?
        Саша, не отвечая, резко сунула Ане телефонную трубку.
        - Позови Фируз по-английски.
        Аня выплюнула недожеванное яблоко в ладонь, отдала Роману, взяла трубку и сказала:
        - Хай! - И заверещала по-английски. Потом вдруг поскучнела, сказала вяло “ба-ай”, и положила трубку. - Он говорит: Фируз не хочет подходить.
        Саша отвернулась к окну. Роман заметил, как у нее влажно заблестели глаза.
        - А ты знаешь, Анна, - сказал Роман, - у тебя нос, как у целлулоидного пупса, из двух половинок склеен, посредине - рубезочка, шовчик...
        Аня подошла к зеркалу, провела по носу пальцем.
        - Очень некрасиво?
        - Наоборот. Ни у кого нет, а у тебя есть. Ты кто дяде Юре будешь?
        - Племянница.
        - И какие трудности, племянница?
        Аня достала из рюкзачка, исколотого разнокалиберными булавками, лист бумаги. На нем было написано:

“Уважаемые преподаватели! Если вас не затруднит, сообщите два-три слова об успехах (неуспехах) моей племянницы Анны Куликовой. Заранее благодарен. Юрий Суров”.
        Внизу от руки было написано: “Хорошо”, кроме литературы”. И подпись.
        - Та-ак... Читать, значит, не любишь? А “Сказку о царе Салтане” кто написал? - спросил Роман.
        - Кто-то на “Ш”, кажется...
        Роман погладил ее по голове.
        - Умница. Пушкин. А кто эту бумагу придумал, дядя Юра?
        Аня кивнула.
        - Если нет троек, он мне двадцать долларов дает.
        - А если есть?
        - Всё равно дает.
        - Лихо пристроилась, - усмехнулся Роман. - Любишь дядю?
        - Ага... - Аня закинула рюкзачок за спину. - До свидания.
        - Стоп. - Роман достал бумажник с меховым кенгуру.
        - Можно погладить? - Девочка потянулась к бумажнику.
        - Можно. Это друган мой школьный подарил. Синяк Владимир. Не слыхала? А зря. - Роман протянул девочке деньги. - На. Держи двадцать долларей и греби дальше. Тоше привет.
        Девочка не поняла, что случилось, но проворно цапнула денежку и исчезла.
        Зазвонил телефон, Саша подняла трубку.
        - Але!.. Фируз?.. Салямат!.. Хэлло!.. Йес. - И вдруг перешла на русский. - Родила? . Ты?!.. Кого?!.. От кого?!..
        Роман подошел к двери. Да, ключ от “ауди” забыл отдать. Он положил ключ на стол перед Сашей.
        - Документы в бардачке.
        Несмотря на еще не оконченный рабочий день в Клубе, уборщица уже занялась мытьем полов. Сейчас она полы не мыла. Она стояла возле кабинета Сурова, с интересом изучая справку на двери.
        Аня расположилась у окна, рассматривая на свет деньги.
        - Не фальшивые? - спросил Роман.
        - Вроде нет.
        Роман подошел к уборщице.
        - Впечатляет?
        - Интересно, - кивнула женщина. В прошлой жизни она была кандидатом филологии. - Натюрель или самопал?
        - Обижаете, - развел руками Роман. - Из архивной пучины.
        Аня сложила доллары, сунула их в задний карман джинсов и направилась к выходу.
        - А чего это вы читаете? - поинтересовалась она, проходя мимо кабинета Сурова.
        Всё было нелепо. КСП, убитый в тюрьме Бошор, справка на двери казенного дятла и эта племянница, ходящая на руках Синяк, спьяну подаривший машину напарнице дятла, и ее дочка Фируз, сдуру, по всей вероятности, разродившаяся в раскаленном Кувейте на другом краю земли... Да-а... Линять отсюда надо, а не выводить дерьмо на чистую воду.
        - Да так, ничего, бумажка, - ответил Роман Ане и сорвал справку с двери, остались лишь уголки под кнопками.
        - Всё, - подмигнул он уборщице. - Хватит. Шутка такой. Писатели шуткуют.
        Уборщица улыбнулась.
        Роман начат возиться с кнопками, в кармане у него что-то запищало.
        - У вас, наверное, пейджер сигналит? - вопросительно взглянула на Романа уборщица.
        - Точно, - кивнул Роман.
        Надпись гласила: “Жирный, верни пейджер. Мы с Иваном едем к тебе рисовать на стене Эдика из Музея Ленина. Подваливай быстрей. Синяк”.
        - Без меня, гады, не жрите! - заорал Роман в пейджер, как в телефонную трубку.
        Во дворе он догнал Аню.
        - Ты до метра? Пошли вместе. Кстати, Аня, запомни: “метра” говорить нельзя, нужно
        - метро.
        Сергей КАЛЕДИН - родился в 1949 году в Москве. Окончил Литературный институт. Дебютировал повестью “Смиренное кладбище” (“Новый мир”, 1987). Автор повестей
“Стройбат” (1989), “Поп и работник” (1991), цикла “Коридор” (в книге “Коридор”,
1987), рассказов “Рождество в посольстве Канады”, “Когда б вы знали...” (“Континент”, №83,1995) и повестей “Берлин, Париж и “Вшивая рота” (“Континент”,
№84, 1995), “Тахана мерказит” (“Континент”, №87,1996). Живет в Москве.
        notes
        Примечания

1
        Журнальный вариант. В анонсах “Континента” повесть называлась “Тропою Моисея”; вариант, печатавшийся в “Независимой газете”, носил название “Клуб студенческой песни”.

2
        В названии и втором эпиграфе использованы слова из песни “Желтая подводная лодка” (“Битлз”). Перевод В. Лунина.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к